----------------------------------------------------------------------------
     Перевод с древнегреческого С. В. Шервинского
     Софокл. Трагедии
     М., "Художественная литература", 1988 г.
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------



     Деянира.
     Кормилица.
     Гилл.
     Хор трахинских девушек.
     Вестник.
     Лихас.
     Старец.
     Геракл.




                                  Деянира

                    Есть поговорка древняя в народе:
                    О жизни человека не суди,
                    Пока он жив, была ль она счастливой.
                    Но о своей - и не сойдя в Аид -
                    Скажу: она печальна и мрачна.
                       Еще в Плевроне у отца Ойнея
                    Я испытала ужас сватовства,
                    Как ни одна эт_о_лянка. Меня
                    Сам Ахелой присватал, бог речной.
                 10 Просил отца, являясь в трех обличьях:
                    Тельцом вбегал он, змеем приползал
                    Чешуйчатым, показывался мужем
                    Быкоголовым. С бороды косматой
                    Текли обильно струи ключевые.
                    Готовясь к браку с женихом таким, -
                    Злосчастная, - лишь смерти я молила:
                    О, только бы с ним ложа не делить!
                       Но вовремя, на радость мне, предстал
                    Сын знаменитый Зевса и Алкмены.
                 20 Он с Ахелоем в бой вступил и спас
                    Меня. Как шел меж ними поединок,
                    Не мне судить. Не знаю. Рассказать
                    О том свидетель мог бы хладнокровный.
                    А я сидела в страхе, трепетала, -
                    Не принесла б мне горя красота!
                    Но Зевс-Борец послал исход счастливый.
                    Счастливый ли? Став избранной женой
                    Геракловой, живу всечасно в страхе,
                    О нем тревожась. День приносит муку,
                 30 Приносит муку ночь, сменяясь днем.
                    Детей мы народили. Только редко
                    Он видит их: так пахарь навещает
                    Участок дальний в жатву да в посев.
                    Едва вернется, вновь уходит: он
                    Работает весь век свой на других.
                       Теперь, когда он подвиги окончил,
                    Еще сильней терзаюсь я тревогой.
                    Со дня, как им сражен Ифит могучий,
                    Мы здесь, в Трахинском городе, в изгнанье
                 40 Среди чужих живем, - а где Геракл
                    Скитается? Кто знает? Скрылся он,
                    Жестокой скорбью душу мне наполнив.
                    Но чует ныне сердце: с ним беда.
                    Не малый срок, - ведь целых десять лун
                    И пять еще, как нет о нем известий.
                    Стряслась беда... Он как-то мне оставил
                    Дощечку эту... День и ночь молюсь,
                    Чтоб отвратили боги гнев от нас.

                                 Кормилица

                    Царица Деянира, постоянно
                 50 Я вижу, как томишься ты и плачешь
                    О том, что вновь Геракла нет с тобой.
                    Но ежели позволено рабыне
                    Советовать свободной, я скажу:
                    Ты сыновьями так богата, - что же
                    Их не пошлешь родителя искать?
                    И первым - Гилла, если об отце
                    Он в самом деле жаждет доброй вести.
                    Но вот он, резвый, сам домой спешит,
                    И если мой совет был подан впору,
                 60 Его и сына с пользой примени.

                                  Деянира

                    Дитя мое! И от простых людей
                    Совет услышишь мудрый: вот рабыня,
                    А речь ее достойна вольных уст.

                                    Гилл

                    В чем дело, матушка? Скажи, коль можно.

                                  Деянира

                    Ты ничего не знаешь об отце,
                    Где он пропал, - и это, право, стыдно.

                                    Гилл

                    О нет, я знаю, если верить слухам.

                                  Деянира

                    О чем же слухи, сын мой? Где он скрылся?

                                    Гилл

                    Толкуют, будто прошлый год провел
                 70 Он у одной лидиянки в рабах.

                                  Деянира

                    И рабство снес... Чего еще дождемся?

                                    Гилл

                    Но будто службы срок к концу пришел.

                                  Деянира

                    Да где же он, по слухам? Жив иль мертв?

                                    Гилл

                    Еврита град на острове Евбее
                    Он осадил... иль хочет осадить.

                                  Деянира

                    А знаешь ли, мой сын, что он оставил
                    Об этом крае мне богов вещанье?

                                    Гилл

                    Какое, мать? О чем оно гласит?

                                  Деянира

                    Что предстоит ему там жизнь окончить
                 80 Иль, на плечи подняв последний подвиг,
                    Остаток дней спокойно провести.
                       В час роковой ужель, дитя мое,
                    К родителю не поспешишь на помощь?
                    Погибнет он - и мы погибли тоже,
                    Спасется он - и мы все спасены.

                                    Гилл

                    Нет, нет, иду! Когда бы знал я раньше
                    Пророчество, отправился б давно.
                    Жизнь мирно шла, и не было причин
                    Так горевать, так за отца страшиться.
                 90 Теперь же я не пожалею сил
                    И об отце всю правду разузнаю.

                                  Деянира

                    Ступай же! Никогда искать не поздно;
                    Благая весть тебя вознаградит.




                                    Хор



                         Ты, кого ночь порождает,
                         Звездный теряя убор,
                         А засияв, - провожает ко сну,
                         Пламенный Гелий, о Гелий, молю,
                         Ты мне поведай о сыне Алкмены:
                         Где же скитается он?
                100      Молви мне, бог лучезарный,
                         У каких лукоморий он медлит?
                         Или желанный приют он обрел
                         В чужедальнем краю?
                         Мне ответствуй, о зоркий из зорких!



                         Вижу: скорбя неутешно
                         Долгие ночи и дни,
                         Единоборством добытая встарь,
                         Сирою птицей сидит Деянира;
                         Тяжко тоскует она и не в силах
                110      Горькие слезы унять.
                         Страх за супруга-скитальца
                         На ложе давно одиноком
                         Вечной тревогой терзает ее.
                         Горемычной, ей дан
                         Лишь судьбы неминуемой жребий.



                         Как бесчисленные волны
                         Под Бореем или Нотом
                         Набегут в открытом море,
                         Налетят и вновь уйдут, -
                120          Так и Кадмова сына
                             То потопит, то вынесет
                             Жизни море бездонное -
                             Многотрудная зыбь.
                         Но его отводят боги
                         От обители Аида,
                         Безупречного стрелка.



                         Выслушай упрека слово:
                         По-иному смею думать.
                         Упование благое
                130      Надо в сердце нам хранить.
                            Царь Кронид вседержавный
                            Не давал испокон веков
                            Роду, смерти подвластному,
                            Лишь безоблачных дней.
                         Нынче горе, завтра счастье -
                         Как Медведицы небесной
                         Круговой извечный ход.




                         В жизни все непостоянно:
                         Звезды, беды и богатство.
                140      Неустойчивое счастье
                         Неожиданно исчезло,
                         Миг - и радость возвратилась,
                         А за нею - вновь печаль.
                            Помни же закон всеобщий
                            И надейся, о царица!
                            Разве видано от века,
                            Чтобы к чадам земнородным
                            Зложелателен был Зевс?




                                  Деянира

                    Слыхали вы о горести моей
                150 И потому пришли; но всех терзаний
                    Вам не понять моих: они вам чужды.
                    Ведь молодости нежное растенье
                    В пределах заповедных расцветает,
                    Где никогда его ни зной, ни дождь,
                    Ни ветер не тревожат, безмятежно
                    Среди отрад проводит дева юность,
                    Пока ее женой не назвал муж,
                    Пока она не стала спать тревожно
                    В заботах о супруге и семье.
                160 Но, долю женскую познав, она
                    Поймет мои страданья. Много в жизни
                    Различных я оплакивала бед,
                    Но об одной - о новой - расскажу.
                       Когда Геракл, мой господин, из дома
                    Ушел в последний раз, он мне оставил
                    Старинную дощечку с завещаньем.
                    Он никогда, куда б ни шел на подвиг,
                    Мне до сих пор о нем не говорил.
                    На сей же раз, как будто на смерть шел,
                170 Определил мне часть мою и сколько
                    Земли отцовской детям завещает.
                    Сказал, что если год и четверть года
                    Отсутствовать он будет на чужбине,
                    То в этот срок иль жизнь скончает там,
                    Или, избегнув смерти, дней остаток
                    В ненарушимом мире проживет.
                       Так он раскрыл божественный глагол
                    Об окончанье подвигов Геракла.
                    Ему об этом провещал в Додоне
                180 Старинный дуб устами голубиц.
                    Пророчество сбывается теперь,
                    Как надлежало сбыться, в должный срок.
                    И как бы я спокойно ни спала,
                    Вдруг просыпаюсь в ужасе, дрожа,
                    Что лучшего из смертных я утрачу.

                                    Хор

                    От слов зловещих воздержись: вон кто-то
                    Сюда идет в венке, он с доброй вестью.

                                  Вестник

                    Царица Деянира! Вестник первый,
                    Я твой рассею страх: Алкмены сын
                    Жив, победил и после боя жертвы
                    Отборные родным богам приносит.

                                  Деянира

                    Что ты промолвил, старый? Что я слышу?

                                  Вестник

                    Твой господин, превозносимый нами,
                    К тебе вернется скоро с торжеством.

                                  Деянира

                    От наших ли ты слышал иль чужих?

                                  Вестник

                    На летнем пастбище перед народом
                    Его посланник Лихас держит речь;
                    А я сюда примчался, чтобы первым
                    И милость и награду заслужить.

                                  Деянира

                200 Но что ж он медлит сам с известьем добрым?

                                  Вестник

                    Он, госпожа, в немалом затрудненье:
                    Вокруг него кольцом стоят мелийцы,
                    С вопросами пристали - не пройдешь.
                    Ведь каждый рад с тоской своей проститься,
                    Наслушаться не могут. Против воли
                    Приходится ему в угоду людям
                    Рассказывать. Но явится он скоро.

                                  Деянира

                    Зевс, царь лугов Этейских заповедных,
                    Хоть позднюю, ты подарил мне радость!
                210 Воспойте, женщины, в хоромах наших
                    И за вратами! Солнцем эта весть
                    Нам воссияла и несет блаженство.

                                    Хор

                       Девушки, звонко
                       Пойте в покоях
                       И перед домом!
                       Дружно, юноши, гряньте
                       Вы хвалу сребролукому
                       Аполлону-Заступнику!
                    Девушки! В лад восклицайте:
                220    Пеан! Пеан!
                    Громко, громко призывайте
                    Артемиду-Ортигию,
                    Аполлонову сестру,
                    Что, в руках держа по светочу,
                    Мчится лесом за оленями, -
                    И ее охотниц - нимф!
                       Пеан! Пеан!
                    Мой дух парит... О, не отвергну флейты
                    Твоей, владыка сердца моего!
                230    Несет, мчит меня...
                    Эвой, эвой! О плющ! Эвой! Эвой!
                       Я несусь в безумной пляске,
                       В пляске Вакховой... Эвой!
                       Ио, ио, Пеан!
                    Царица дорогая!
                    Смотри: и впрямь благая
                    К тебе приходит весть.

                                  Деянира

                    Я вижу, милые мои; приметил
                    Мой зоркий взгляд, что люди к нам идут.
                240 Привет тебе, посланник долгожданный,
                    Коль радостную ты приносишь весть!

                                   Лихас

                    Приход мой светел, светел твой привет.
                    Он мной заслужен: человек достойный
                    Почтен по праву добрым обращеньем.

                                  Деянира

                    О муж любезный, наперед скажи:
                    Живым увижу ль моего Геракла?

                                   Лихас

                    Что до меня, его живым оставил -
                    В расцвете сил, и бодрым, и здоровым.

                                  Деянира

                    Скажи, в родной иль варварской стране?

                                   Лихас

                250 В краю Евбейском Зевсу посвящает
                    Он алтари и урожай плодов.

                                  Деянира

                    Он дал обет? Иль так велел оракул?

                                   Лихас

                    Он дал обет, когда пошел походом
                    На город жен, которых видишь здесь.

                                  Деянира

                    Кто эти жены? Чьи? Скажи, молю!
                    Мне жалко их, коль стоит их жалеть.

                                   Лихас

                    Он выбрал их, Эхалию разрушив,
                    И для себя, и для служенья в храме.

                                  Деянира

                    Ужель под этим городом он пробыл
                260 Столь долгий срок, что дней не сосчитать?

                                   Лихас

                    Нет, по словам его, он у лидийцев
                    Так задержался - не по доброй воле.
                    Он куплен был... Не гневайся, царица,
                    На речь мою: тому был Зевс причиной.
                    Твой муж был продан варварке Омфале,
                    Сам говорит, что год у ней работал.
                    И так был уязвлен позором этим,
                    Что клятву дал торжественно богам
                    Виновника его постыдной доли
                270 Поработить с женою и детьми.
                    Исполнил он обет. По очищенье
                    Он на Эхалию с наемным войском
                    Пошел войной: Еврита он считал
                    Виновником единым бед своих.
                    Однажды у Еврита был он гостем.
                    Тот оскорбил его и дерзкой речью,
                    И злобною душой, сказав ему:
                    "Хоть стрелы у тебя неотразимы, -
                    В стрельбе моим уступишь сыновьям.
                280 Ты раб, - Еврит вскричал, - и был не раз
                    Жестоко бит!" И на пиру, хмельного,
                    Его из дома вытолкал. И в сердцах,
                    Когда Евритов сын пришел в Тиринф,
                    Ища своих потерянных коней,
                    И мыслями рассеян был, - Геракл
                    С высокой башни сверг его. Тогда,
                    Разгневавшись на это злодеянье,
                    Родитель всех - царь олимпийский Зевс -
                    Его на долю рабскую обрек,
                290 Не потерпев, что он свершил убийство
                    Обманом. Если б он открыто мстил,
                    Возмездье честное простил бы Зевс:
                    Бессмертные не терпят вероломства.
                    Тот дерзостный обидчик с сыновьями
                    Теперь давно в Аид переселился,
                    А город их - в неволе. Эти жены
                    Дни счастия сменили на беду -
                    И вот к тебе явились. Их прислал
                    Твой муж, а я - слуга - лишь долг исполнил.
                300 Что до Геракла - жертвы искупленья
                    Он в честь победы Зевсу принесет
                    И сам прибудет. Говорил я долго,
                    Но эта весть тебе всего приятней.

                                    Хор

                    Ликуй, царица! Вот оно - блаженство:
                    Ты видишь их и слышала его.

                                  Деянира

                    Как я могу не радоваться дивным
                    Деяньям мужа? Радуюсь всем сердцем.
                    Всегда сопутствует успеху радость.
                    Но осторожным следует дрожать
                310 И при удачах. Долго ль оступиться?
                    Ах, милые, я искренне жалею
                    Вот этих, бедных, на чужой земле,
                    Скиталиц - и бездомных и безотчих.
                    Они, наверно, были от рожденья
                    Свободными. Теперь их рабство ждет.
                       Вершитель боя Зевс! Да не увижу
                    Детей своих, тобою так гонимых!
                    Помилуй их, доколе я жива.
                    Гляжу - и вся от страха содрогаюсь.
                                 (К Иоле.)
                320 О злополучная! кто ты, юница?
                    Не замужем? Иль дети есть? Ты с виду
                    Невинней всех и благородней. Лихас,
                    В какой семье родилась чужеземка?
                    Скажи, кто мать ей, кто отец? Она
                    Сильнее прочих тронула мне сердце.
                    Она одна достоинство хранит.

                                   Лихас

                    Почем мне знать? К чему вопрос? Наверно,
                    Родители ее - не из последних.

                                  Деянира

                    Уж не царевна ль? Дочь имел Еврит?

                                   Лихас

                330 Не знаю, я расспрашивать не стал.

                                  Деянира

                    И как зовут, - ты не узнал у спутниц?

                                   Лихас

                    Нет, не узнал: я молча делал дело.

                                  Деянира

                    О бедная, скажи хоть ты сама:
                    Я огорчусь, коль не откроешь имя.

                                   Лихас

                    Нет, ежели судить по прежним дням, -
                    Рта не раскроет. За далекий путь,
                    Как и сейчас, не молвила ни слова.
                    Томится все под тяжестью несчастья;
                    Бедняжка слезы льет ручьем с тех пор,
                340 Как с родиной погибшею рассталась.
                    Зол рок ее - ей можно извинить...

                                  Деянира

                    Оставим же ее в покое. Пусть
                    Войдет без принужденья: бед ее
                    Приумножать не надо - мне тем боле.
                    Она и так пресыщена. Теперь
                    Идемте в дом: ведь ты спешишь вернуться,
                    Я ж привести в порядок все должна.

                      Лихас с пленницами идет к дому.

                                  Вестник
                            (подходя к Деянире)

                    Постой, помедли, - разузнай сперва
                    О той, кого к себе под кровлю вводишь, -
                350 Не знаешь ты всего, что надо знать,
                    А это мне доподлинно известно.

                                  Деянира

                    В чем дело? Не задерживай меня!

                                  Вестник

                    Послушай. То, что раньше рассказал я
                    И что скажу, по-моему, не вздор.

                                  Деянира

                    Что ж? Позовем их из дому обратно,
                    Иль только мне и девушкам расскажешь?

                                  Вестник

                    Тебе да им скажу. Других не надо.

                                  Деянира

                    Они ушли. Ты можешь говорить.

                                  Вестник

                    Тот человек не по прямой дороге
                360 Рассказ свой вел: он иль теперь налгал.
                    Иль раньше вести лживые принес.

                                  Деянира

                    Что ты промолвил? Говори яснее;
                    Твои слова мне, право, непонятны.

                                  Вестник

                    При всем народе этот человек
                    Рассказывал, что ради этой девы
                    Пленил Геракл Еврита и низверг
                    Эхалии высокую твердыню, -
                    И побуждал его к тому лишь Эрос, -
                    Не рабство у лидиянки Омфалы,
                370 Не смерть Ифита, сброшенного с башни..
                    Теперь же Аихас Эроса забыл!
                       Не убедил Геракл ее отца,
                    Чтоб дочь ему в наложницы он отдал,
                    И вот, пустой придумав повод, он
                    Пошел войной на родину ее,
                    Где царствовал, как знаешь ты, Еврит.
                    Он поразил царя, ее отца,
                    Опустошил их город и, как видишь,
                    Вперед послал девицу, и не зря,
                380 Не как рабыню, - нечего и думать;
                    Что ж странного? - его сжигает страсть.
                    Вот почему, царица, я решился
                    Поведать все, что привелось услышать;
                    И многие трахинцы, вкруг него
                    Стоявшие толпой, об этом знают.
                    Все подтвердят. Пусть речь моя горька, -
                    И сам я ей не рад, - зато правдива.

                                  Деянира

                    Увы мне, горькой! Вот что совершилось!
                    Какую ж язву тайную под кров
                390 Я приняла! О, горе! Вот какая
                    Она безродная! И мог он клясться!

                                  Вестник

                    Она красой сияет и рожденьем,
                    Еврита дочь, зовут ее Иолой -
                    Фиалкою, а он твердил, что рода
                    Не знает, будто спрашивать не стал.

                                    Хор

                    Да сгинут лиходеи, столь бесчестно
                    К постыдной прибегающие лжи!

                                  Деянира

                    О, что мне делать, девушки? Как больно
                    Нежданные слова пронзили грудь!

                                    Хор

                400 Пойди и разузнай ясней: быть может,
                    Заговорит, когда принудишь силой.

                                  Деянира

                    Совет хорош, сейчас пойду к нему.

                                  Вестник

                    Мне подождать? Что мне прикажешь делать?

                                  Деянира

                    Постой... Тот человек и сам, незваный,
                    К нам из дому сюда идет как раз.

                               Входит Лихас.

                                   Лихас

                    Что, госпожа, Гераклу передать?
                    Приказывай, - я в путь уже собрался.

                                  Деянира

                    Так долго здесь ты не был - и спешишь?
                    Поговорить мы даже не успели.

                                   Лихас

                410 Я здесь еще, коль надо что добавить.

                                  Деянира

                    Откроешь мне всю правду до конца?

                                   Лихас

                    Свидетель Зевс великий, - все скажу.

                                  Деянира

                    Кто дева, приведенная тобою?

                                   Лихас

                    Евбеянка... Чья родом, я не знаю.

                                  Вестник

                    Смотри сюда! С кем разговор ведешь?

                                   Лихас

                    А ты чего? Что за вопрос такой?

                                  Вестник

                    Изволь ответить, если понимаешь.

                                   Лихас

                    С владычицей, почтенной Деянирой,
                    Женой Геракла, дочерью Ойнея,
                420 С моей царицей, коль глаза не лгут.

                                  Вестник

                    Я этого и ждал... Ты говоришь,
                    Она твоя царица?

                                   Лихас

                                     Справедливо.

                                  Вестник

                    Ах, так? Какой же кары ты достоин,
                    Коль перед ней окажешься лжецом?

                                   Лихас

                    Как так - лжецом? Плетешь ты небылицы!

                                  Вестник

                    Ну нет, на небылицы ты горазд.

                                   Лихас

                    Уйду. Я глуп, что слишком долго слушал.

                                  Вестник

                    Нет, не уйдешь... Сперва открой всю правду.

                                   Лихас

                    Ну, говори... ведь ты молчать не любишь.

                                  Вестник

                430 Про пленницу, что ты сюда привел...
                    Ты понял?..

                                   Лихас

                                 Понял. Но к чему вопрос?

                                  Вестник

                    Не говорил ли ты - и скрыл потом, -
                    Что ты ведешь Еврита дочь, Иолу?

                                   Лихас

                    Кому я говорил? Кто подтвердит,
                    Что от меня такие речи слышал?

                                  Вестник

                    Да многим говорил... Толпою целой
                    Народ трахинский слушал твой рассказ.

                                   Лихас

                    Я говорил: есть слух. Предположена
                    И верное известье - не одно.

                                  Вестник

                440 Чего предполагать! Не клялся ль ты,
                    Что к нам ведешь ее - женой Геракла?

                                   Лихас

                    Женой? Нет, ради всех богов, царица
                    Достойная, - что это за чудак?

                                  Вестник

                    Чудак слыхал: из-за любви к Иоле
                    Весь город был спален, что не Омфала
                    Тому виной, а вспыхнувшая страсть.

                                   Лихас

                    Владычица, вели, чтоб он отстал, -
                    Разумному ли говорить с безумным?

                              Вестник уходит.

                                  Деянира

                    Нет, заклинаю Этою дубравной,
                450 Вершиной Громовержца, - мне не лги!
                    Ведь речь ведешь ты с женщиной не слабой,
                    Но знающей мужей. Я понимаю:
                    Не может быть любовь их постоянной.
                    Кто Эросу в борьбе противостанет,
                    Как на бою кулачном, - тот погиб!
                    Бессмертными, и теми правит Эрос,
                    И мною, как и всякою другой.
                    Поистине была бы я безумной,
                    Виня супруга, впавшего в недуг,
                460 Или ее, участницу несчастья...
                    В беде еще не вижу я позора.
                    Но если лгать учил тебя Геракл, -
                    Ты у него худому научился.
                    А если ты учитель сам себе, -
                    Стремясь к добру, не окажись злодеем.
                    Скажи всю правду. Заклеймен свободный
                    Позором, если уличен во лжи.
                    Да и не скроешь правды, не удастся.
                    Те, с кем ты говорил, расскажут мне.
                470 Быть может, ты боишься? Не робей!
                    Мне не узнать всей правды - вот что горько.
                    А разве страшно знать? Других - и многих! -
                    Не приводил ли раньше мой Геракл?
                    И ни одна ни разу от меня
                    Не слышала попрека... Если ж эта
                    Истаяла от страсти, - все равно,
                    Я первая о ней ведь сокрушаюсь.
                    Всю жизнь ее сгубила красота,
                    И родину свою она невольно
                480 Повергла в рабство. Если что случилось,
                    Роптать уж поздно. Нет, хитри с другими,
                    Прошу тебя, - со мной же будь правдив.

                                    Хор

                    Она сказала дельно. Не придется
                    Тебе жалеть. С царицей мы согласны.

                                   Лихас

                    О, если, госпожа, как человек,
                    Ты понимаешь все и не ревнуешь, -
                    Я истину открою, не таясь.
                    Все было так, как этот рассказал:
                    Безмерной страстью к ней Геракл охвачен.
                490 Эхалия, ее несчастный город,
                    Из-за нее копья добычей стала.
                    Что ж до него - он не велел скрывать
                    Иль отрицать пред кем-нибудь. Я сам,
                    Владычица, боясь печальной вестью
                    Обидеть сердце женское твое,
                    Так провинился - ежели виновен.
                    Теперь, рассказ прослушав до конца,
                    Прими ее, и пусть твои слова,
                    К ней обращенные, пребудут крепки.
                500 Ведь он, чьих рук необорима сила,
                    Любовью к ней всецело побежден.

                                  Деянира

                    Согласна. Так и надо. Мы не станем
                    Усиливать постигшее несчастье,
                    Вотще борясь с бессмертными. Войдем!
                    Тебе скажу, что передать Гераклу,
                    И дар ему свезешь дарам в ответ.
                    Не отпущу с пустыми я руками
                    Приведшего мне целую толпу.
                                 (Уходит.)




                                    Хор



                    Что ни бой, всегда с победой
                510 Многомощная Киприда.
                    О бессмертных промолчу:

                    И Кронида она обольстила,
                    И Аида пленила, властителя ночи,
                    И Посейдона, земли колебателя.

                    Чтобы ложе делить с Деянирой,
                       Сколь могучие в бой
                       Выходили соперники
                       Под удары свирепые,
                       Под слепящую пыль!



                520 Бог речной - четвероногий,
                    Круторогий, бык могучий -
                    Ойниадский Ахелой

                    И из Фив появившийся Вакховых,
                    С луком изогнутым, копьями, палицей
                    Сын Алкмены, - тут ринулись оба,

                    Бились ради прекрасной невесты,
                       Но отчаянным боем
                       Браков добрых богиня,
                       Золотая Киприда,
                530    Управляла одна.




                    В кулаки бросался мощный,
                    Тетива звенела. Слышно:
                    Бычий рог трещит. Объятий
                    Не разжать. Сулит погибель
                    Лоб наставленный. Сшибаясь,
                    Оба - грозные! - кричат.
                       А она вдали - красавица -
                       На холме одна сидела,
                       Ожидая мужа милого.

                540    Долго длилась эта битва.
                       Двум желанная невеста
                       Молча в ужасе глядела, -
                       И, как телочка от матки,
                       Вдруг от матери ушла.




                                  Деянира

                    Пока, подруги, с пленницами гость
                    Прощается, сбираясь в путь обратный,
                    К вам, милые, я выйти поспешила,
                    Поведать вам, что я предприняла,
                    Печалью поделиться и поплакать.
                550      Ведь деву ту - нет, верно, уж не деву! -
                    Я приняла, как корабельщик груз,
                    Погибельный для сердца своего.
                    Теперь мы обе на одной постели
                    Ждем тех же ласк. Вот дар мне от Геракла
                    За то, что я очаг блюла так долго,
                    Считая мужа преданным и честным.
                    Я на него сердиться не могу:
                    Необоримым болен он недугом.
                    Но с нею вместе жить... О, кто бы мог
                560 Делить с другой единого супруга?
                    Я вижу все: краса ее в расцвете,
                    Моя же - увядает. Взор мужчин
                    Рвет первый цвет, иного им не надо.
                    Боюсь, Геракл, зовясь моим супругом,
                    На деле другом будет этой, новой.
                         Но я сказала: гнев не подобает
                    Разумным женам. Я открою вам,
                    Чем думаю помочь своей невзгоде:
                    Есть у меня от чудища подарок, -
                570 Хранится много лет в сосуде медном, -
                    От Несса космогрудого; когда
                    Он умирал, дар этот, юной девой,
                    Я получила. Чрез Евен глубокий
                    Кентавр людей переправлял за плату,
                    Без паруса и весел, на руках.
                       Когда я молодой женой Геракла
                    Уехала, покинув дом отцовский, -
                    Меня он нес. Вдруг посредине брода
                    Бесстыдною рукой меня схватил.
                580 Я вскрикнула. Геракл мой в тот же миг
                    Крылатую пустил стрелу, и в грудь
                    Она со свистом чудищу вонзилась.
                    И Несс сказал, кончаясь: "Дочь Ойнея,
                    Поверь моим словам - себе на пользу:
                    Ведь я тебя последней перенес.
                    Коль ты мою запекшуюся кровь
                    Сберешь руками, там, где черным ядом
                    Окрашена она Лернейской Гидры,
                    В ней обретешь ты приворот надежный
                590 Для мужниного сердца: никогда
                    Он женщину другую не полюбит".
                       Все это мне припомнилось, подруги.
                    Я бережно хранила сгусток в доме.
                    И вот, хитон я смазала той кровью,
                    Как Несс велел перед кончиной. Дело
                    Совершено. Я колдовства не знаю
                    И не терплю причастных колдовству, -
                    Но, может быть, приворожу Геракла
                    И одолею чары этой девы.
                600 Так поступить решилась я. Но если
                    Мой шаг безумен, отступлюсь сама.

                                    Хор

                    Нет, если ты уверена в успехе,
                    Поступок твой, нам кажется, не плох.

                                  Деянира

                    Да, в средстве я уверена, хоть раньше
                    Его мне не случалось испытать.

                                    Хор

                    Предпринимая, надо знать наверно, -
                    А у тебя есть вера, знанья - нет.

                                  Деянира

                    Узнаем скоро. Вижу, он выходит
                    Из двери: в путь обратный собрался.
                610 Но сохраняйте тайну! Если скрыт
                    Проступок наш, то не позорен он.

                                   Лихас

                    Что приказать изволишь, дочь Ойнея?
                    Я слишком долго задержался здесь.

                                  Деянира

                    Вот что успела я надумать, Лихас,
                    Пока ты пленниц в доме занимал.
                    Снеси одежду праздничную эту,
                    Мной сотканную, мужу моему;
                    Но накажи, чтоб до него никто
                    В нее другой не вздумал облачаться;
                620 Чтоб солнца луч ее не увидал,
                    Ни пламя очага, ни огнь алтарный,
                    Доколь ее Геракл в виду у всех
                    Богам не явит в день закланья жертв.
                         Вот мой обет: увижу иль услышу,
                    Что он спасен и дома, в сей хитон
                    Его одену, и богам предстанет
                    Он в блеске новом, в новом облаченье.
                    Предъявишь знак ему, и тотчас он
                    Печать от перстня моего признает.
                630      Теперь иди и помни, что посол
                    Своей не руководствуется волей.
                    И будем мы тебя благодарить,
                    И он и я, признательные оба.

                                   Лихас

                    Примерно соблюдая долг Гермеса,
                    Я порученья выполню твои.
                    Ларец с подарком отвезу и точно
                    Все передам, что ты мне наказала.

                                  Деянира

                    Теперь ты можешь отправляться в путь:
                    Ты знаешь все, что происходит в доме.

                                   Лихас

                640 Да, и скажу, что все благополучно.

                                  Деянира

                    Про чужестранку тоже: ты свидетель,
                    Как я радушно встретила ее.

                                   Лихас

                    От радости затрепетало сердце.

                                  Деянира

                    Что ж передать еще? Боюсь, не рано ль
                    Рассказывать ему, как я тоскую,
                    Не зная, сам тоскует он иль нет.
                                 (Уходит.)




                                    Хор



                         Вы, вблизи корабельных приютов,
                         И у горных горячих потоков,
                         И на склонах Этейских живущие,
                650      И на взморье залива Мелиды,
                         На брегах златострельной богини,
                         Где Пилейские сборища эллинов
                         Прославляемы с давних времен!



                         Скоро звонкоголосая флейта
                         Прозвучит не напевом печали,
                         Но в согласии с лирою Муз.
                         Возвращается к нам победителем
                         Сын могучий Кронида. В награду
                         За свершенные подвиги к дому
                660      Он с богатой добычей спешит.



                         Ожидали двенадцать мы месяцев,
                         Но не видели в граде лица его, -
                         Пропадал где-то за морем без вести.
                            А его супруга милая
                            Здесь томилась и рыдала,
                            Горько плакала, несчастная.
                         Но наконец многотрудным деяньям
                         Ярый Арей полагает предел.



                         О, явись! О, явись! Да не медлит
                670      Твой корабль многовесельный в море,
                         Да причалит у нашего города!
                            Ты покинь на дальнем острове
                            Алтари, где ныне жертвами -
                            Слышим - чествуешь богов!
                         В новой одежде, исполненный страсти,
                         Обвороженный любовью, явись!




                                  Деянира

                    О милые подруги, как мне страшно!
                    Не слишком ли далеко я зашла?

                                    Хор

                    О чем ты, Деянира, дочь Ойнея?

                                  Деянира

                680 Не знаю, но боюсь, как бы во зло
                    Не обратилась сладкая надежда.

                                    Хор

                    Ты разумеешь свой подарок мужу?

                                  Деянира

                    Да, именно. Теперь я всем скажу:
                    Не действуйте, пока не все вам ясно.

                                    Хор

                    Скажи, коль можно, что страшит тебя?

                                  Деянира

                    Случилось небывалое, подруги;
                    Открою вам неслыханное чудо:
                    Тот самый клок прекрасной белой шерсти,
                    Которым я нарядную одежду
                690 Натерла, весь исчез. Его извне
                    Ничто не съело, - сам себя съедая,
                    По камню он расплылся. Чтобы вам
                    Точнее знать, я расскажу подробно.
                       Все то, чему кентавр, стрелой смертельной
                    Пронзенный в бок, меня учил, страдая,
                    Я выполнила точно. Сохраняла
                    Его слова я в памяти, как надпись
                    На бронзовой таблице. Соблюдала
                    Его наказ: держать подальше зелье
                700 От солнца и огня, в укромном месте,
                    Доколь его не применю я к делу.
                    Все соблюла. Теперь же, в должный час,
                    Там, в комнатах, я средство применила,
                    Взяв шерсти клок от нашей же овцы.
                    Сложила ткань и в недоступный солнцу
                    Ларец замкнула, как известно вам.
                       Вернувшись в дом, я вижу вдруг такое,
                    Чему нет слов, что превосходит разум.
                    Ту шерсть, которой мазала одежду,
                710 Я бросила на солнечном припеке.
                    Нагрелся постепенно клок и вдруг
                    Стал расплываться по полу и течь, -
                    И более всего похоже было,
                    Что деревянные текут опилки.
                    Так весь он разошелся. А на месте,
                    Где он лежал, вскипают комья пены,
                    Как будто сок багровых гроздьев Вакха
                    Разлили по земле в палящий зной.
                       Несчастная, не знаю, что и думать.
                720 Я вижу дело страшное свое!
                    Кентавр из-за меня погиб: с чего же
                    Ему желать мне блага в смертный час?
                    Нет! Погубить убийцу он замыслил
                    И обольщал меня. Но я лишь ныне
                    Все поняла, когда уж нет возврата.
                    Коль страшные предчувствия не ложны,
                    Сама его, злосчастная, гублю.
                    Стрела Геракла, знаю я, и бога
                    Хирона погубила: смертоносна
                730 Она для всех животных. Почему же
                    Тот черный яд, пройдя сквозь рану Несса,
                    Не сгубит и Геракла? Так и будет.
                       Но я решила: если он погибнет,
                    С ним вместе в тот же час умру и я.
                    Невыносимо жить с худою славой,
                    Когда не знаешь за собою зла.

                                    Хор

                    Страшиться злодеяний надлежит,
                    Но до конца хранить в душе надежду.

                                  Деянира

                    Безрадостны твои советы, - в них
                740 Надежды нет, и ободриться нечем.

                                    Хор

                    На тех, кто впал без умысла в ошибку,
                    Не гневаются сильно. Будь спокойна.

                                  Деянира

                    Подобные слова не для сраженных
                    Напастью, а для тех, в чьем доме мир.

                                    Хор

                    Беседу с нами ты должна прервать,
                    Коль посвятить в нее не хочешь сына:
                    Вот он идет, отца искать ушедший.

                                Входит Гилл.

                                    Гилл

                    О мать, уж лучше бы одно из трех:
                    Иль умереть тебе, иль, если жить,
                750 Быть матерью другого, не моею,
                    Или иной и лучшей сердцем стать!

                                  Деянира

                    За что, о сын, меня ты ненавидишь?

                                    Гилл

                    Узнай: ты мужа своего, - о нет! -
                    Ты моего отца сейчас убила.

                                  Деянира

                    О, что ты говоришь, дитя мое?

                                    Гилл

                    Я правду непреложную сказал.
                    Не сделаешь не бывшим то, что было.

                                  Деянира

                    Что ты сказал? Кто называл меня
                    Виновницей такого злодеянья?

                                    Гилл

                760 Я видел сам мучения отца
                    И говорю о них не понаслышке.

                                  Деянира

                    Где ж ты нашел, где встретил ты его?

                                    Гилл

                    Коль хочешь знать, мне все сказать придется.
                    Итак, он шел, разрушив град Еврита,
                    С добычей и трофеями побед.
                    Встает над всей Евбеей, с двух сторон
                    Омытый морем, мыс Кенейский. Там
                    Он древле почитаемому Зевсу
                    Алтарь и рощу посвящал. Его
                770 Я там увидел и возвеселился.
                    Он к жертвам приступал. Тут прибыл Лихас,
                    Неся твой дар - смертельную одежду.
                    Надев ее, как наказала ты,
                    Он заколол двенадцать лучших в стаде
                    Тельцов отборных. А всего пригнал он
                    До ста голов, всех возрастов, скота.
                       И вот сперва - злосчастный! - с чистым сердцем,
                    Наряду радуясь, молиться начал,
                    Когда ж священный пламень дров смолистых,
                780 Насытясь кровью, жарко запылал,
                    Он вдруг покрылся потом. Стан и члены
                    Ткань облепила плотно, - как ваяют
                    Художники. Язвительная боль
                    Проникла в кости. Словно яд смертельный
                    Жестокой гидры начал грызть его.
                       Тут к Лихасу воззвал он, - хоть несчастный
                    Повинен не был в умысле твоем, -
                    Зачем одежду он принес - изменник?
                    В неведенье ему ответил Лихас,
                790 Что передал твой дар, тобой был послан.
                    Услышал он ответ, и грудь его
                    Мучительная судорога сжала;
                    Тут Лихаса он крепко за лодыжку
                    Схватил рукой и об утес швырнул,
                    Врезающийся в море. Брызнул мозг,
                    Кровавый череп на куски разбился.
                    И возопил народ в священном страхе,
                    Узрев, что тот в безумье, а другой
                    Погиб. Никто приблизиться не смел.
                800 А он то наземь повергался с воплем,
                    То вскакивал. В ответ гудели скалы
                    Евбейские, Локрийские холмы.
                       Когда же он устал бросаться наземь,
                    От криков и от воплей ослабев, -
                    Стал проклинать он брак свой злополучный
                    С тобою, мать, и свой союз с Ойнеем,
                    В котором язву дней своих обрел.
                    И, отведя свой исступленный взор
                    От дыма жертв, меня в толпе огромной
                810 Увидел он в слезах и подозвал:
                    "Сын, подойди! Не избегай несчастья
                    Отцовского, хотя б и смерть со мною
                    Пришлось делить. О, унеси меня
                    Подальше, прочь от взоров смертных! Если
                    Мне сострадаешь ты, меня отсюда
                    Перевези, чтоб я не умер здесь!"
                       Как он велел, его мы положили
                    На дно ладьи и, стонущего в муках,
                    Сюда с трудом великим довезли.
                820 Его сейчас увидите живым
                    Иль только что умершим.
                                            Так, о мать,
                    Ты в умысле на жизнь отца виновна.
                    Да мстят тебе Эриния и Правда, -
                    Ужасная мольба! Но ты попрала
                    Свой долг, убив храбрейшего из смертных, -
                    Подобного не встретишь никогда!

                            Деянира идет к дому.

                                    Хор

                    Куда уходишь молча? Иль не знаешь,
                    Что обвиняешь ты себя молчаньем?

                                    Гилл

                    О, пусть идет! Будь ей попутен, ветер,
                830 Умчи ее подальше с глаз моих!
                    Зачем ей имя матери носить,
                    Когда она не мать в своих поступках?
                    Пускай же ныне вкусит наслажденья,
                    Которым осчастливила отца.



                                    Хор



                         Вот как, о девушки, ныне
                         Явственно стало пророчества
                         Древнее слово, вещавшее:
                            Лишь исполнит год двенадцатый
                            Все свои двенадцать месяцев,
                840         Сбросит бремя трудных подвигов
                            Громовержца кровный сын.
                         Все неуклонно течет к исполнению:
                         Как же, не видящий света за гробом,
                         Станет нести подневольный он труд?



                         Если наряд роковой -
                         Дело кентавровой хитрости -
                         В грудь его злобно впивается,
                            Если в плоть проник погибельный,
                            Смертный яд змеи чешуйчатой,
                850         Не увидит он, скончавшийся,
                            Солнца завтрашнего дня,
                         Гидры чудовищным призраком схваченный?
                         Яд на огне прикипел, и безжалостно
                         Несс черногривый терзает его!



                            О несчастная!
                         Бед не ждала она. Горе предвидя,
                         С новой женою вступившее в дом,
                         Средство своей применила рукой,
                            Советом чужим сражена,
                860         Погублена страстной любовью,
                         И мнится, стенает она, и вопит,
                         И слез изобильных роняет росу...
                            Так движется рок и вскрывает
                            Коварства ужасный исход.



                            Хлынул слез поток,
                         Боль разливается в теле - увы!
                         Даже и враг достославного мужа
                         Ныне пришел бы над ним возопить.
                            Увы! Боевое копье!
                870         Зачем из холмистой Эхалии
                         Оно злополучную деву-невесту
                         Железною силою к нам привело?
                            Но рядом стояла, безмолвна,
                            Киприда, виновница бед.




                              Первое полухорие

                    Иль обманулась я, иль вправду слышу:
                    Какой-то крик разнесся вдруг по дому.
                    Что это значит?

                              Второе полухорие

                    Не смутный крик, а чей-то вой несется
                    Отчаянный. Еще беда случилась.

                                    Хор

                    Смотри,
                    Вот, сдвинув брови и глаза потупив,
                    Идет старуха что-то сообщить.

                             Входит кормилица.

                                 Кормилица

                    Ах, доченьки, немало горьких бед
                    Принес нам дар, отправленный Гераклу!

                                    Хор

                    О чем ты, бабка? Что за горе там?

                                 Кормилица

                    Царица Деянира в самый дальний
                    Из всех путей ушла, не торопясь.

                                    Хор

                    Не умерла ли?

                                 Кормилица

                                   Все сказала я.

                                    Хор

                    Несчастная скончалась?

                                 Кормилица

                                            Так и есть.

                                    Хор

                890      Несчастная погибла...
                         Как умерла она, скажи?

                                 Кормилица

                         Ужасной смертью...

                                    Хор

                         Как рок свой встретила?

                                 Кормилица

                         Сама себя убила.

                                    Хор

                         Отчаянье или безумье
                         Ее сразило лезвием меча?
                         За смертью - смерть...
                         И все одна свершила!

                                 Кормилица

                    Клинком кинжала, вестника беды.

                                    Хор

                900 Ты видела - и не могла сдержать?

                                 Кормилица

                    Да, видела: поблизости стояла.

                                    Хор

                    Как было все, скажи?

                                 Кормилица

                    Она своей рукою все свершила.

                                    Хор

                    Что молвишь?

                                 Кормилица

                                  Истину.

                                    Хор

                    Породила, породила
                    Ныне страшную Эринию
                    К нам явившаяся дева!

                                 Кормилица

                    О да. И ты еще сильней страдала б,
                    Когда б сама присутствовала там.

                                    Хор

                910 И женская не дрогнула рука?

                                 Кормилица

                    Ничуть. Послушай и суди сама.
                       Она вошла и глянула во двор,
                    Где сын стелил удобные носилки,
                    Спеша в обратный путь - встречать отца, -
                    И в дом вступила, от людей скрываясь;
                    Припала к алтарям и причитала,
                    Что им отныне пустовать придется;
                    Вещей касалась, ей служивших, бедной,
                    Металась по всему дворцу и, встретив
                920 Кого-нибудь из милых домочадцев,
                    Несчастная, рыдала, видя их.
                    Рыдала о своей несчастной доле
                    И о судьбе оставшихся рабов.
                       Когда же перестала, - вижу, вдруг
                    Кидается она к Гераклу в спальню.
                    Я, притаясь, за ней следила. Вот
                    Она постель готовит, вот на ложе
                    Гераклово накинула покров,
                    Потом сама вскочила на кровать,
                930 Посередине села и, ручьями
                    Слез жгучих обливаясь, так сказала:
                    "Постель моя, ты, брачный мой покой!
                    Навек прощайте! Никогда отныне
                    Вы спящую не примете меня!"
                    Воскликнула и, твердою рукою
                    Свой пеплос разорвав, где он у груди
                    Застежкой златокованой скреплен,
                    Все левое плечо и бок открыла.
                    Я бросилась что было силы сыну
                940 О страшных действиях ее сказать...
                    Когда ж мы с ним обратно прибежали,
                    Глядим: она лежит, поражена
                    Кинжалом двусторонним прямо в сердце.
                       Ее увидев, вскрикнул Гилл: он понял,
                    Что в исступленье мать себя пронзила;
                    Узнал от слуг, но поздно, что она
                    В неведенье, по наущенью Несса,
                    Все делала. И юноша несчастный
                    Оплакал мать. Над ней рыдал он горько,
                950 Он падал на колени, приникал
                    К ее устам, ложился с мертвой рядом,
                    Стенал, что обвинил ее безумно
                    И что лишается обоих сразу,
                    Что будет жить без матери, отца...
                       Вот что у нас случилось. Тот безумен,
                    Кто за два дня загадывает. "Завтра" -
                    Лишь звук пустой, пока благополучно
                    Не пережили нынешний мы день.




                                    Хор



                    Какую сперва нам оплакать беду?
                960   Какая из двух тяжелее?
                      Сказать я не в силах.




                    Одна разразилась под кровом у нас,
                       Другой, трепеща, ожидаем.
                          О, горе! О, ужас!




                    Когда б залетел
                    В покой наш попутного ветра порыв!
                       Унес бы меня!
                       Боюсь умереть
                       От страха, узрев
                970 Могучего Зевсова сына!
                       Говорят, он уж близко,
                       В неизбывных мученьях...
                       И жутко и дивно!




                    Недолго пришлось мне
                    Рыдать соловьем голосистым! Несут
                       Его на руках
                       Нездешние люди,
                       Скорбя, как о друге, -
                    Беззвучен их горестный плач...
                980    Он безгласен... О, горе!
                       Что случилось? Он умер
                       Иль в сон погружен?




                                    Гилл

                             Как о тебе, отец,
                    Скорблю, о, как скорблю! О, я несчастный!
                    Что делать мне? Как быть? Ах, горе, горе!

                                   Старец

                    Потише, сын! Не пробуждай
                    Его неистовых мучений.
                    Еще он жив, - но смерть близка.
                    Держи его, а сам - молчи.

                                    Гилл

                990 Что говоришь, старик? Ужель он жив?

                                   Старец

                    Не разбуди его: он спит.
                    Не береди, не растравляй
                    Ужасных схваток злобной боли,
                    Мой сын.

                                    Гилл

                    Злосчастный я! Каким раздавлен
                    Я бременем! Мутится ум.

                                   Геракл

                                              О Зевс!
                    Где я? В какой стране? Кто эти люди?
                    Где я лежу в мученье безысходном?
                    О, горе мне! Опять терзает боль
               1000 Проклятая...

                                   Старец
                                  (Гиллу)

                    Ты понял ли, насколько было б лучше
                    Таить безмолвно скорбь души?
                    Не должно было отгонять
                       От вежд страдальца
                       Отрадный сон.

                                    Гилл

                    Я удержать себя не мог,
                    Я не стерпел его ужасной муки.

                                   Геракл

                    О Кенейский алтарь! Так ли мне воздается,
                    Злополучному? Я ли тебе не принес
               1010 Превеликие жертвы, - свидетель мне Зевс!
                    Погубил ты, ужасно меня погубил!
                    И зачем я увидел тебя! Я вовек
                    Не познал бы вершины безумья, - увы! -
                    Пред которым бессильно могущество чар!
                    Где кудесник такой, где искусный тот врач,
                    Кто бы мог - кроме Зевса - избавить меня?
                    Было б чудо, когда б он явился.



                    О, дайте, дайте мне, несчастному,
                    Уснуть последним сном!
               1020 Зачем касаешься? Ворочаешь зачем?
                         Меня погубишь ты, погубишь,
                    Пробудишь вновь затихнувшую боль.
                    Схватила... Ой!.. Ой!.. Снова подползла...
                    Неблагодарные, хуже всех эллинов!
                    Мир очищая, и в дебрях и на море,
                    Я ль не страдал? А теперь, сокрушенному,
                    Вы ни огнем, ни копьем не поможете?
                         О, горе, горе!
               1030 Ужель никто не отсечет
                    Страдальца голову от тела?

                                   Старец

                    Чадо Гераклово, мне не под силу, -
                    Ты помогай. Ты сильней и моложе,
                    Помощь моя не нужна.

                                    Гилл

                                          Я держу.
                    Только ни я и никто из живущих
                    Сделать не в силах, чтоб мог позабыться он
                    И не страдать: это Зевсова воля.

                                   Геракл



                    О сын мой, сын мой! Где же ты?
                             Приподыми меня...
                    Возьми меня, вот так... Увы, увы! О боги!
               1040      Проклятая!.. Зашевелилась...
                    Опять, опять... вконец меня замучит...
                         Увы! Паллада! Снова боль терзает...
                    Сын! Пожалей же отца! Не осудят...
                    Меч извлеки, порази под ключицу!..
                    Сжалься!.. Убийца - безбожная мать твоя...
                    Гибель моя да падет на нее!
                             Аид, брат Зевсов!
                    О, упокой, о, упокой
                    Меня быстролетящей смертью!

                                    Хор

               1050 При виде мук его дрожу, подруги.
                    Такой достойный муж - в таких страданьях!

                                   Геракл

                    Свершил я тяжких подвигов немало
                    Рукой своей и вынес на плечах!
                    Но даже ненавистный Еврисфей
                    Иль Зевсова супруга мук таких
                    Не причиняли мне, как дочь Ойнея
                    Коварная, облекшая мне стан
                    Сплетенною Эриниями сетью, -
                    На гибель мне, к бокам прилипнув, плащ
               1060 Плоть разъедает до костей и жилы
                    Сосет в груди, пьет кровь мою живую.
                    В мученьях погибает плоть моя, -
                    Мне пут не одолеть неизреченных.
                         И все свершило не копье средь поля,
                    Не рать гигантов, чад земли, не зверь,
                    Не эллины, не варвары в краях,
                    Где появлялся я как избавитель.
                    Нет, женщина бессильная, одна
                    Меня сразила насмерть без оружья.
               1070      О сын, будь ныне подлинно мне сыном
                    И матери не предпочти отцу.
                    Из дому выведи ее и в руки
                    Мои предай, чтоб ясно видел я,
                    Кому ты сострадаешь, мне иль ей,
                    На язвы тела моего взирая.
                         Смелей же, сын! О, пожалей отца!
                    Для всех я ныне жалок стал. Ты видишь, -
                    Как девушка, кричу я и рыдаю,
                    Таким никто не видывал меня.
               1080 Я бедствия переносил без жалоб,
                    А ныне кто я? Слабая жена!
                         О, подойди, поближе стань к отцу.
                    И посмотри, какою лютой болью
                    Терзаюсь я... Приподыму одежду:
                    Смотри, глядите все на муку плоти!
                    Глядите все, как жалок я, злосчастный...
                    Увы! Увы! О, горе!
                    Вот вновь схватила боль, горит внутри,
                    Язвит бока, опять пойдет борьба
               1090 С настойчивой, снедающею мукой.
                    О царь Аид, прими меня!
                    О пламень Зевса, порази!
                    Ударь, отец... Опять грызет нутро!
                    О руки, плечи, грудь моя,
                    О мышцы верные, что с вами сталось?
                    А вами был когда-то уничтожен
                    Тот лев Немейский, пастухов гроза, -
                    Никто не смел приблизиться к нему,
                    И Гидра та, Лернейская гадюка,
               1100 И сонм полулюдей-полуконей,
                    Свирепый род надменный, беззаконный
                    И непомерной силы; мною вепрь
                    Повержен Эриманфский, и в Аиде
                    Трехглавый пес необоримый, чадо
                    Чудовищной Ехидны, и Дракон,
                    Что сторожит плоды на крае мира.
                         Свершил еще я подвигов немало, -
                    Никто не одолел моей руки.
                    А ныне, весь изломан и растерзан,
               1110 Добыча я слепого разрушенья,
                    Я, благородной матерью рожденный,
                    Зовущий Зевса звездного отцом.
                         Одно лишь знайте: хоть я стал ничем,
                    Хоть недвижим, пускай придет злодейка -
                    Она узнает силу рук моих!
                    И сможет засвидетельствовать людям,
                    Что и пред смертью я борюсь со злом.

                                    Хор

                    О бедная Эллада! Как ты ныне
                    Осиротеешь, потеряв его!

                                    Гилл

               1120 Отец, ты смолк, - и я могу ответить;
                    О, потерпи и выслушай меня!
                    Скажу лишь то, что долг повелевает.
                    Так яростно не предавайся гневу,
                    О, выслушай, иначе не поймешь,
                    Что в ненависти ты неправ и в злобе.

                                   Геракл

                    Скажи и замолчи. Мешает боль
                    Тебя понять - мне речь твоя темна.

                                    Гилл

                    Хочу сказать, что с матерью случилось, -
                    И что на ней, злосчастной, нет вины.

                                   Геракл

               1130 О негодяй! Ты смел упомянуть
                    О матери своей - отцеубийце?

                                    Гилл

                    В подобный миг молчанье неуместно.

                                   Геракл

                    О чем молчанье? Об ее злодействах?

                                    Гилл

                    О том, что ею ныне свершено.

                                   Геракл

                    Скажи, но сам не окажись злодеем.

                                    Гилл

                    Ее уже не стало - пала мертвой.

                                   Геракл

                    От чьей руки? Вот сладостная весть!

                                    Гилл

                    От собственной, не от чужой погибла.

                                   Геракл

                    Увы! Не от моей... а заслужила...

                                    Гилл

               1140 Твой гнев пройдет, когда открою все.

                                   Геракл

                    Речь странная, однако говори.

                                    Гилл

                    Она ошиблась: цель была благая.

                                   Геракл

                    Злодей! Благая цель - убить супруга?

                                    Гилл

                    Хотела лишь тебя приворожить,
                    Жену увидев новую. Ошиблась.

                                   Геракл

                    И кто ж такой в Трахине чародей?

                                    Гилл

                    Ей Несс-кентавр совет когда-то подал
                    Тем средством страсть твою воспламенить.

                                   Геракл

                    Увы, увы мне! Гибну я, злосчастный...
               1150 Конец, конец... Не мне - сиянье дня.
                    Увы, я понял все: мне нет спасенья.
                    Иди, мой сын, нет у тебя отца.
                    Зови своих всех братьев и Алкмену
                    Несчастную, что Зевсовой супругой
                    На горе стала, - я хочу, чтоб вы
                    Пророчества, мне ведомые, знали.

                                    Гилл

                    Но матери твоей здесь нет. Она
                    Давно уже в Тиринф переселилась
                    И часть внучат с собою забрала,
               1160 А остальные обитают в Фивах.
                    Мы здесь одни, отец. Лишь прикажи,
                    Я ревностно исполню все, что должно.

                                   Геракл

                    Так слушай. Доказать настало время,
                    Что в самом деле ты Гераклов сын.
                    Когда-то мне отец мой предсказал,
                    Что смерть свою приму не от живого, -
                    Но от того, чьим домом стал Аид.
                    И вот, в согласье с божьим предсказаньем,
                    Кентавр меня убил: живого - мертвый.
               1170      Теперь узнай, как древнее вешанье
                    Подтверждено другим, совсем недавним.
                    У горцев селлов, спящих на земле,
                    Я записал слова, что провещал мне
                    Глаголющий листвою Зевсов дуб.
                    Он предсказал, что время на исходе
                    И ряду тяжких подвигов моих
                    Пришел конец. Я думал, буду счастлив...
                    Но, видно, разумел он смерть мою:
                    Ведь для умерших нет уже трудов.
               1180      Все явственно сбывается, мой сын:
                    Ты ныне будь соратником отцу.
                    Не доводи меня до горьких слов,
                    Но покорись, исполнив тем завет
                    Прекраснейший - отцу повиновенье.

                                    Гилл

                    Хоть я и трепещу перед исходом
                    Беседы нашей, - все, отец, исполню.

                                   Геракл

                    Сперва мне руку правую подай.

                                    Гилл

                    Отец, ты клятвы требуешь? Зачем?

                                   Геракл

                    Давай же руку - повинуйся мне.

                                    Гилл

                    Вот протянул, перечить я не смею.

                                   Геракл

                    Клянись главою Зевса моего...

                                    Гилл

                    Но для чего, родимый? Ты откроешь?

                                   Геракл

                    ...Что выполнишь все то, что повелю.

                                    Гилл

                    Клянусь, - и Зевс да будет мне свидетель.

                                   Геракл

                    Молись о каре, коль нарушишь клятву.

                                    Гилл

                    Я клятвы не нарушу... Но молюсь.

                                   Геракл

                    Ты знаешь Эту - Зевсову вершину?

                                    Гилл

                    Да, жертвы там не раз я приносил.

                                   Геракл

                    Туда, мой сын, на собственных руках
               1200 Меня внеси, - тебе друзья помогут, -
                    Там, коренастый дуб свалив, побольше
                    Дров наколи да наломай маслины -
                    И сверху положи меня. Возьми
                    Сосновый факел и зажги костер.
                         Но не хочу я видеть слез при этом;
                    Все соверши без плача и рыданий,
                    Коль ты мне сын. А если нет, - в Аиде
                    С проклятием тебя я буду ждать.

                                    Гилл

                    Что молвил ты? О, что со мною сделал?

                                   Геракл

               1210 Так должно. А не хочешь - поищи
                    Отца другого, - ты уж мне не сын.

                                    Гилл

                    Увы! Увы! Ты требуешь, отец,
                    Чтоб сын родной твоим убийцей стал!

                                   Геракл

                    О нет, мой сын, - целителем ты будешь,
                    Всех мук моих единственным врачом.

                                    Гилл

                    Сожгу тебя - и этим уврачую?

                                   Геракл

                    Страшишься жечь, - хоть прочее сверши.

                                    Гилл

                    Тебя перевезем мы, не откажем.

                                   Геракл

                    А сложат ли костер, как я велел?

                                    Гилл

               1220 Я сам к нему не приложу руки, -
                    Но остальное совершу покорно.

                                   Геракл

                    Так, хорошо. Но малую услугу
                    Среди больших мне окажи вдобавок.

                                    Гилл

                    Готов я и на самую большую.

                                   Геракл

                    Ты, верно, знаешь дочь царя Еврита?

                                    Гилл

                    Иолу разумеешь ты, отец?

                                   Геракл

                    Ты угадал. Вот завещанье, сын:
                    Когда умру, - коль хочешь уваженье
                    Мне доказать и клятву соблюсти, -
               1230 Женись на ней, послушайся меня, -
                    Чтобы ее, лежавшую с отцом,
                    Никто не звал женою, кроме сына.
                    Мой брак ты унаследуешь. Покорствуй.
                    Ты мне в большом не отказал, а в малом
                    Ослушавшись, на нет сведешь всю милость.

                                    Гилл

                    Увы! Нельзя сердиться на больных,
                    Но как терпеть подобное безумье?

                                   Геракл

                    В твоих словах не слышу я согласья.

                                    Гилл

                    Да кто ж ее, виновницу всех мук,
               1240 Что терпишь ты, и смерти материнской,
                    Не помрачась умом, возьмет женой?
                    Готов я лучше умереть, отец,
                    Чем рядом жить с таким врагом заклятым.

                                   Геракл

                    Я вижу: он не явит мне почтенья
                    Перед концом. Но знай - настигнут боги
                    Того, кто непокорен был отцу.

                                    Гилл

                    Увы! Я вижу, ты впадаешь в бред!

                                   Геракл

                    Ты будишь сам притихнувшую муку.

                                    Гилл

                    Несчастный я! Как много бед вокруг!

                                   Геракл

               1250 Вниманьем ты отца не удостоил.

                                    Гилл

                    Но ты, отец, меня безбожью учишь!

                                   Геракл

                    Нет, мне утешить сердце - не безбожье.

                                    Гилл

                    Свою ты волю мне вменяешь в долг?

                                   Геракл

                    Да. И богов в свидетели зову.

                                    Гилл

                    О, если так, - готов исполнить все.
                    Тебя да судят боги. Я же кары
                    Не заслужу за преданность отцу.

                                   Геракл

                    Прекрасно кончил ты. Еще услуга:
                    Пока не мучит боль и бреда нет,
               1260 Меня сложи скорее на костер.
                    Берите, подымайте! Вот он - отдых
                    От всех трудов, вот он, конец Геракла...

                                    Гилл

                    Нам к довершенью дела нет помехи, -
                    Ты сам повелеваешь нам, отец.

                                   Геракл

                    Приступайте, пока отпустила меня
                    Боль. Скрепись, о душа, и стальную узду
                    Наложи на уста, - да сомкнутся они,
                    Словно камни. Ни крика! Хоть дело свое
                    Против воли творите, - я радости полн.

                                    Гилл

               1270 Подымайте же, други! И даруйте мне
                    Отпущенье за все, что я ныне свершил.
                    Вы великую зрите жестокость богов
                    В этих страшных пред вами творимых делах.
                    Дети есть и у них, в них родителей чтут, -
                    И на муку такую взирают они!
                    Никому не доступно грядущее зреть,
                    Но, увы, настоящее горестно нам
                    И постыдно богам,
                    А всего тяжелее оно для того,
               1280 Чья свершилась судьба.
                    Так идите, не медля, вы, девушки, в дом,
                    Созерцали вы ныне великую смерть,
                    Много страшных, дотоле невиданных мук.
                    Но ничто не вершится без Зевса.

  

  
     Границы основных частей греческой трагедии  определяются  выступлениями
хора - пародом и стасимами, то есть песнью хора при входе его на орхестру  -
круглую площадку, служившую местом действия хора и  актеров,  -  и  песнями,
которые хор поет, стоя  на  орхестре.  Между  песенными  выступлениями  хора
заключены разговорные, диалогические части -  эписодии,  в  которых  главная
роль  принадлежит  не  хору,  а  отдельным  действующим  лицам,  причем  хор
выступает в эписодиях на тех же правах, как и отдельные  актеры.  Поэтому  в
эписодиях обычно выступает от лица хора или его предводитель - корифей,  или
отдельные хоревты.
     Кроме упомянутых частей трагедии - парода и  стасимов,  в  основное  ее
деление входят еще  начальная  часть  -  пролог,  то  есть,  по  определению
Аристотеля, особая часть трагедии перед выступлением хора (пародом), и жеод,
или "исход", то есть  заключительная  часть  трагедии,  после  которой,  как
говорит Аристотель, не бывает песни хора.
     Песни хора обычно разделяются на соответствующие друг  другу  строфы  и
антистрофы, которые заключаются конечной песней - эподом. Песни, исполняемые
отдельными актерами (песни "соло"), называются монодии.


 
     1. Пролог. 1-93.
     Пролог разделяется на две сцены:  1)  монолог  жены  Геракла,  Деяниры,
который она произносит перед дверьми своего дома, и краткий совет кормилицы.
Слова кормилицы Деяниры служат переходом  к  следующей  сцене.  2)  Разговор
Деяниры с ее сыном Гиллом, которого она посылает на поиски Геракла.
     2. Парод. 94-148.
     3. Эписодий первый. 149-508.
     Первый эписодий разделяется на несколько сцен: 1) обращение  Деяниры  к
хору и краткая реплика хора - 149-187,  2)  выход  вестника  -  188-212,  3)
плясовая песнь хора (гипорхема) в ответ  на  призыв  Деяниры  в  ст.  210  -
213-237 (ср.  ниже,  647-676,  "Царь  Эдип"  -  1059-1084,  и  "Антигона"  -
1127-1158), 4) появление Лихаса и разговор с ним Деяниры в присутствии  Иолы
- 238-347, 5) вестник говорит  Деянире  о  том,  что  Лихас  обманул  ее,  -
348-405, 6) обличение Лихаса - 406-448, 7) признание Лихаса - 449-508.
     4. Стасим первый. 509-544.
     5. Эписодий второй. 545-646.
     Здесь две сцены: 1) Деянира открывает хору свой замысел -  545-611,  2)
отправление Лихаса к Гераклу с отравленной одеждой - 612-646.
     6. Стасим второй. 647-676. Этот стасим имеет характер гипорхемы.
     7. Эписодий третий. 677-834.
     Здесь две сцены: 1) раскаяние Деяниры - 677-747, 2) появление  Гилла  и
рассказ его о мучениях Геракла. На орхестре остается хор - 748-834.
     8. Стасим третий. 835-874.
     9.  Эписодий  четвертый.  875-958.  Рассказ  кормилицы  о  самоубийстве
Деяниры.
     10. Стасим четвертый. 959-982.
     11. Эксод. 983-1284.
     В эксоде содержится лирическая песнь (мелос), исполняемая не  хором,  а
актерами - Гераклом, Гиллом и старцемврачом. Эта печальная песнь по существу
- коммос, но не называется так  потому,  что  коммос  -  песнь,  исполняемая
актерами и хором.
 
                                                               Ф. Петровский 


 
     Хотя  о  постановке   трагедии   никаких   документальных   данных   не
сохранилось, наиболее вероятным представляется, что "Трахинянки" относятся к
числу так называемых "ранних"  драм  Софокла  и  хронологически  расположены
между "Антигоной" и "Царем Эдипом".
     Мифологические мотивы, составляющие основу  "Трахинянок",  были  хорошо
известны в Афинах из литературных  источников.  У  лирических  поэтов  -  от
Архилоха (VII в.) до Вакхилида (V в.) - содержалось объяснение того,  почему
Геракл попал в Этолию (об этом попросил его в подземном царстве брат Деяниры
Мелеагр), как ему пришлось вступить в борьбу с  Ахелоем,  а  потом  защищать
молодую  супругу  от  посягательств  кентавра  Несса,  которого  он   сразил
отравленной стрелой.
     Для другой сюжетной линии  (взятие  Эхалии,  пленение  Иолы  и  роковой
подарок,  посланный  Гераклу  Деяннрой)  наиболее  ранним  памятником   была
эпическая поэма VIII или VII века "Взятие Эхалии", где поход  Геракла  прямо
объяснялся его желанием добыть Иолу. В другом источнике - псевдогесиодовском
"Каталоге женщин" (не позже VI в.) -  уже  содержался  рассказ  о  том,  как
Деянира послала Гераклу через Лихаса пропитанный зельем  хитон;  надев  его,
Геракл вскоре умер.
     Наконец, прочным элементом мифологического предания была смерть Геракла
на вершине Эты, где в новое время были найдены археологические свидетельства
существования  там  достаточно   раннего   культа   Геракла.   Расположенный
неподалеку от Эты город Трахин был вполне подходящим местом для предсмертных
мук Геракла.
     Таким образом, отдельные источники сюжета "Трахинянок" достаточно ясны;
однако Софокл был, по-видимому, первым, кто объединил их в одно  трагическое
событие; его изложение в более поздних произведениях основывается в целом на
софокловской версии.
 
     6. Плеврон - город в Этолии (Средняя Греция), где царствовал Ойней.
     9. Ахелой - река между Этолией и Акарнанией.
     38. Ифит - сын Еврита. (См. ст. 283 и 370.)
     39. ...в Трахинском городе... - Имеется в виду Трахин  в  Фессалии,  на
склонах горы Эты (см. ст. 208 и 449) у Мелийского (или  Малийского)  залива,
около Фермопил.
     70. ...у одной лидиянки... - У Омфалы. (См. ст. 261293.)
     74. Еврит - царь  Эхалии,  отец  Иолы  и  Ифита.  (См.  ст.  272-296  и
364-376.)
     117. Борей и Нот - северный и южный ветры.
     120. Кадмов сын - Геракл, родившийся  в  Фивах,  основанных,  по  мифу,
Кадмом.
     136. ...Медведицы небесной круговой извечный код. - Созвездие Медведицы
никогда не заходит за горизонт в Северном полушарии.
     202. Мелийцы - народ, живший на побережье Мелийского залива.
     222.  Артемида-Ортигия  -  сестра  Аполлона,  богиня-охотница;  римская
Диана. Ортигия - одно из поэтических названий острова Делос, места  рождения
Аполлона и Артемиды.
     283. Тиринф - город в Арголиде, где  царствовал  Еврисфей,  по  приказу
которого Геракл совершил свои двенадцать подвигов.
     52. Ойниадский. - Ойниады - приморский город Акарнании у устья Ахелоя.
     523. ...из Фив... Вакховых... - Вакх (Дионис) был сыном Семелы,  дочери
основателя Фив, Кадма.
     571. Несс - кентавр, которого убил Геракл стрелою,  отравленной  желчью
Лернейской Гидры, чудовища с девятью головами. (См. ст. 588.)
     573. Евен - река в Этолии.
     648. ...у горных горячих потоков... - То  есть  у  Фермопил  (дословно:
"Горячих ворот").
     650. Залив Мелиды - Мелийский. (См. коммент. к ст. 39.)
     652.  Пилейские  сборища  -  собрания  представителей  разных   племен,
входивших в состав Фермопильского союза, или Амфиктионии.
     728. Бог Хирон - кентавр Хирон, нечаянно раненный  отравленною  стрелою
своего друга Геракла; погиб от нее, так как в свое время  пожертвовал  своим
бессмертием ради освобождения Прометея.
     802. Локрийские холмы - на южном берегу Мелийского залива.
     1008. Кенейский алтарь - святилище Зевса на мысе Кеней, что на  острове
Евбея, против Мелийского залива.
     1055. Зевсова супруга - Гера, ненавидевшая  Геракла,  так  как  он  был
сыном возлюбленной Зевса.
     1100. Сонм полулюдей-полуконей - кентавры.
     1104. Трехглавый пес - Кербер,  охранявший  область  Аида;  Геракл,  по
преданию, привел  его  к  Еврисфею  и  затем  отвел  обратно  в  преисподнюю
(двенадцатый подвиг Геракла).
     1105. Дракон - сторож золотых яблок, подаренных,  согласно  мифу,  Гере
богиней Земли и хранившихся  на  крайнем  Западе  дочерьми  титана  Атланта,
Гесперидами (одиннадцатый подвиг Геракла).
     1172. Селлы - додонские жрецы, которые,  согласно  требованиям  культа,
обязаны были не мыть ног и спать на голой  земле.  О  них  говорит  Ахилл  в
"Илиаде" (16, 233), обращаясь к Зевсу:
 
            Зевс Пелазгийский, Додонский, далеко живущий владыка 
            Хладной Додоны, где селлы, пророки твои, обитают, 
            Кои не моют ног и спят на земле обнаженной! 
             
                                                      (Перевод Гнедича) 
 
                                                      Ф. Петровский, В. Ярхо 

Популярность: 15, Last-modified: Mon, 07 Feb 2005 05:54:35 GMT