----------------------------------------------------------------------------
     Перевод С.А.Жебелева
     Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
     Для высших учебных заведений.
     Том 1. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Греческая литература.
     М., "Просвещение", 1965
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------


                        (Около 428-347 гг. до н. э.)

Платон  -  философ,  яркий  представитель  античного объективного идеализма,
идеолог рабовладельческой аристократии. Платон родился около 428 г. в Афинах
и  принадлежал  к  древнему  афинскому роду. Приблизительно с 408 г, он стал
учеником философа Сократа. После процесса Сократа и его смерти Платон должен
был  покинуть  Афины;  он  жил  в Мегарах, много путешествовал. Вернувшись в
       Афины, он стал преподавать в Академии, где основал свою школу.
С  молодости  испробовав  силы  в  поэзии,  Платон и свое философское учение
облекает  в  форму  художественных  диалогов,  в  которых тонко обрисовывает
разные  нюансы  характеров  действующих  лиц,  вводит  яркие,  иногда  чисто
поэтические  описания  и  вообще показывает себя художником, мастером слова.
Художественные  диалоги  Платона  оказали  влияние  на развитие философского
диалога  Вольтера,  Дидро  и  других. Мы приводим отрывки из двух диалогов -
"Пир"  и  "Федр". В этих диалогах Платон раскрывает свой эстетический идеал,
стоящий в связи с его учением об идеях. Платон выступает здесь не только как
                      философ, но и как писатель-поэт.
(Переводы Платона Карпова, т. I-VI, СПб., 1863-1879; под редакцией Жебелева,
               изд. "Academia", тт. I, IV, V, IX, XIII, XIV.)

     [Мы даем еще вступление к  диалогу  "Федр",  чтобы  показать,  с  каким
большим мастерством художника Платон вкладывает в рамку бытовой сценки  свои
философские беседы и как  ярко  он  умеет  нарисовать  картину  местности  и
"летний  шелест  ветерка,  подпевающий  хору  цикад,  и  роскошную  мураву",
примешивая к этому цитаты из поэтов и мифологии.]

                               СОКРАТ и ФЕДР

                                   Сократ

     Любезный Федр, куда и откуда?

                                    Федр

     От Лисия {Греческий оратор, о котором говорилось выше.},  Сократ,  сына
Кефала. Иду прогуляться за город. Много времени я просидел у него,  с  утра.
По совету твоему и приятеля моего Акумена {Врач,  современник  Платона.},  я
совершаю свои прогулки по дорогам. Акумен говорит, что они не так  утомляют,
как прогулки в дромах {Места для бега или гулянья.}.

                                   Сократ

     И правильно, приятель, он говорит.  Но  Лисий-то  был,  по-видимому,  в
городе?

                                    Федр

     Да, у Эпикрата, вон в том Мориховом доме, недалеко от  храма  Олимпийца
{Зевса Олимпийского.}.

                                   Сократ

     Чем вы занимались? Очевидно, Лисий угощал вас своими речами?

                                    Федр

     Узнаешь, коли тебе досуг идти со мной и слушать.

                                   Сократ

     Почему бы нет? Разве, по-твоему, для меня, как говорит Пиндар, было  бы
"выше занятий" {1} послушать твою беседу с Лисием?

                                    Федр

     Ну, так двигайся вперед!

                                   Сократ

     А ты рассказывай!

                                    Федр

     А и в самом деле, Сократ, послушать тебе об этом вполне пристало:  ведь
та речь, о которой мы вели беседу, не знаю  уж  каким  образом,  а  касалась
любви. Лисий сочинил {2}, как кто-то пытался соблазнить одного  из  красивых
юношей, не будучи  его  поклонником.  Но  вот  что  забавно  в  речи:  Лисий
утверждает, что следует угождать не любящему более, чем любящему.

                                   Сократ

     Как великодушно! Вот если бы он написал, что  должно  угождать  бедному
больше, чем богатому, старшему более, чем младшему,  и  тому  подобное,  что
подходит ко мне и к большинству из нас, тогда, действительно, его речи  были
бы остроумны и для народа полезны. Я, во всяком случае, горю таким  желанием
слушать, что ни за что не отстану от тебя, даже  если  бы  ты  пошел  пешком
гулять в Мегары и, по примеру Геродика, подойдя к городской стене,  повернул
оттуда обратно {3}.

                                    Федр

     Что  ты  говоришь,  милейший  Сократ!  Неужели  ты  думаешь,   что   я,
обыкновенный человек, могу достойным Лисия образом  припомнить  то,  что  он
сочинял в течение долгого времени,  на  досуге,  он,  Лисий,  самый  сильный
мастер из всех теперешних писателей? Куда мне! Правда, я  это  предпочел  бы
обилию золота.

                                   Сократ

     Ах, Федр! Если я Федра не узнаю, значит, и себя я забыл. Но...  ни  то,
ни другое. Я уверен, что Федр, слушая речь Лисия,  не  просто  один  раз  ее
прослушал: нет, он много раз просил ее повторять, а Лисий охотно  соглашался
на это. Но Федру и этого было мало. В конце концов он взял с  собою  свиток,
пересмотрел все то, что его привлекало всего более, просидел за этим делом с
утра и только тогда, клянусь собакой, оставил свиток  в  покое  и  пошел,  я
думаю, гулять, когда выучил речь наизусть, если только она была не очень  уж
обширна. А пошел он за городскую стену, чтобы там  декламировать  речь.  Тут
повстречался он с человеком, болезненно настроенным к слушанию речей. Увидел
его,  увидел...  и,  обрадовавшись,  что  заполучил  такого   же   корибанта
{Мифический жрец оргиастического культа малоазийской богини Кибелы.}, как он
сам, пригласил его идти с собою. А когда этот поклонник речей  стал  просить
его произнести речь, он начал жеманиться, будто не хочет ее  произносить.  А
кончил бы тем, что произнес бы ее, прибегнув к  насилию,  если  бы  даже  по
доброй воле и не стали его слушать. Так что ты-то, Федр, попроси его,  чтобы
он теперь же сделал то, что он скоро, во всяком случае, сделает.

                                    Федр

     Сказать по правде, для меня будет самое лучшее произнести речь так, как
я могу: ведь мне кажется, ты ни за что не отстанешь от меня до тех пор, пока
я как-никак не произнесу ее.

                                   Сократ

     Ты угадал вполне.

                                    Федр

     Ну, я так и сделаю. Однако, на самом  деле,  Сократ,  слова-то  речи  я
всего менее заучил. Зато смысл почти всего, чем, по словам Лисия,  положение
любящего отличается от положения не любящего, я в общих чертах,  по  порядку
изложу тебе и начну с самого начала.

                                   Сократ

     Покажи-ка сначала, милый, что ты  держишь  в  левой  руке  под  плащом?
Догадываюсь, самую ту речь и держишь. А если так, то мысли обо мне вот  что:
как крепко я тебя ни люблю, но, хотя бы и  Лисий  был  здесь  налицо,  ты  и
думать не смей, будто я позволю тебе "упражняться" на себе. Ну-ка покажи!

                                    Федр

     Отстань!  Ты  отнял  бывшую   у   меня   надежду,   что   мне   удастся
"поупражняться" при твоей помощи. Но где же ты хочешь присесть  и  прочитать
речь?

                                   Сократ

     Повернем сюда и  пойдем  по  Илису  {Река  в  Афинах.},  а  затем,  где
понравится, там и сядем в тиши.

                                    Федр

     Кстати, я босиком - ты-то всегда так ходишь. Орошая ноги  водицей,  нам
будет идти очень легко, да и приятно, особенно в такую пору года и дня.

                                   Сократ

     Иди вперед и высматривай, где бы нам присесть.

                                    Федр

     Видишь вон тот высокий платан?

                                   Сократ

     Ну?

                                    Федр

     Там тень и ветерок, есть  и  трава,  чтобы  сесть,  а  захотим,  так  и
прилечь.

                                   Сократ

     Иди же вперед.

                                    Федр

     Скажи мне, Сократ, не здесь ли откуда-то с Илиса  Борей,  как  говорят,
похитил Орифию {4}?

                                   Сократ

     Да, есть такое предание.

                                    Федр

     Так отсюда? Водица действительно приятная, чистая, прозрачная; девушкам
тут играть удобно.

                                   Сократ

     Нет, не здесь, а ниже стадии на три, там, где  переход  к  святилищу  в
священном округе Агры. Там еще есть жертвенник Борею.

                                    Федр
     Не обратил внимания. Но скажи ради Зевса, Сократ,  сам-то  ты  считаешь
этот баснословный рассказ истинным?

                                   Сократ

     Не было бы странным, если бы я, подобно мудрецам, и  не  верил  ему,  а
затем стал мудрствовать и утверждать, будто  вихрь  Борея  столкнул  Орифию,
когда она играла с Фармакеей, с близлежащих скал,  что  ее,  погибшую  таким
образом, как говорили, и похитил Борей - или  что  Орифия  похищена  была  с
Ареева холма, есть и такое сказание, будто она была похищена  оттуда,  а  не
отсюда. Я, Федр, считаю все вообще  такого  рода  рассказы  прелестными,  но
думаю, что для объяснения их надобен человек очень способный, трудолюбивый и
не очень-то удачливый, по той простой причине, что ему придется вслед за тем
исправлять вид иппокентавров {Полукони-полулюди.}, потом Химеры {Чудовище  с
туловищем козы, с оконечностью змеи, с передом льва.}, а то еще нахлынет  на
него толпа горгон  {Чудовище  в  подземном  царстве,  наводящее  ужас  своим
видом.}, пегасов {Мифический крылатый конь.},  масса  иных  несообразностей,
нелепых небылиц из числа тех, что встречаются в природе. Если кто,  не  веря
во все это, подойдет к каждому из этих существ с  естественным  объяснением,
то, хотя бы он прибегнул к помощи и простецкой  мудрости,  много  свободного
времени ему потребовалось бы. А у меня на все досуга совсем нет {5}. Причина
же этого, друг мой, вот какая: я все еще не могу, как сказано в  дельфийской
надписи, "познать самого себя", и  смешным  мне  представляется,  не  усвоив
этого,  заниматься  исследованием  всего  второстепенного.  Поэтому,  сказав
"прости" всему этому и веря тому мнению, которое, как я только  что  сказал,
признается ходячим, я исследую не это, но  самого  себя:  кто  я,  зверь  ли
какой, более крепко, чем Тифон {Стоглавое чудовище.}, сплетенный и еще более
яростный, или животное более ручное и кроткое,  природа  которого  причастна
некоему божественному и кроткому уделу?.. Между прочим, приятель, не это  ли
вот дерево, к которому ты вел меня?

                                    Федр

     Оно самое.

                                   Сократ

     Прекрасное,  клянусь  Герою,  место   для   отдыха!   Платан-то   какой
развесистый и высокий! Высота и тень как  прекрасны!  Как  он  расцвел!  Всю
местность наполнил он своим благоуханьем! А под платаном бьет  прелестнейший
источник  воды  студеной  -  это  ноги  чувствуют.   Судя   по   статуэткам,
изображающим девушек, место это посвящено каким-то нимфам и Ахелою {Бог реки
в Северной Греции.}. А как приятен и сладок здесь ветерок!  Летним  шелестом
подпевает он хору цикад. Но роскошнее всего мурава!  Она  пышно  раскинулась
легким  подъемом  вверх,  и  великолепно  будет  склонить  на  нее   голову.
Проводником ты был прекрасным, любезный Федр!

                                    Федр

     А ты чудак, странный  ты  человек.  То,  что  ты  говоришь,  прямо-таки
напоминает разговор какого-то чужестранца, которого водит  проводник,  а  не
местного жителя. Вот что значит не о выходить  из  города,  не  выезжать  за
границу! Да ты, сдается мне, и за городские стены вовсе не выходишь?

                                   Сократ

     Извини, добрейший. Я ведь человек любознательный! Поля и деревья ничему
меня учить не  хотят,  а  в  городе-то  люди.  Ты,  однако,  кажется,  нашел
средство, чтобы побудить меня выйти  из  города.  Подобно  тому,  как  перед
голодною скотиною помахивают веткой или каким-нибудь плодом и тем  подгоняют
ее, так и ты приманиваешь меня речами в  свитках  и,  по-видимому,  потащишь
меня по всей Аттике, да и в другое место, куда  только  пожелаешь.  Впрочем,
теперь, в данную минуту, придя сюда, я думаю здесь возлечь, а  ты,  выбравши
такое положение, в каком удобнее всего читать, читай!

                                    Федр

     Ну, слушай!




     1  Платон  любит  пересыпать свои диалоги цитатами из поэтов - Пиндара,
Гомера,  Еврипида.  Слова  Пиндара  взяты из самого начала Первой истмийской
оды, помещенной в этой хрестоматии.
     2  Разумеется  "речь  о  любви"  (logos  eroticos), которая полностью и
приводится  в  диалоге  "Федр"; но приводится ли здесь подлинная речь Лисия,
это некоторыми учеными подвергается сомнению.
     3   Город  Мегары  отстоял  от  Афин  на  расстоянии  около  пятидесяти
километров.  Геродик  был  врач,  учитель  знаменитого греческого врача V в.
Гипократа: он рекомендовал для здоровья прогулки на большие расстояния.
     4  По  мифу,  Орифия,  дочь  аттического  царя  Эрехтея,  была похищена
северным ветром Бореем, когда она играла с нимфами на берегу реки Илиса.
     5  Таким  образом,  Платон против рационалистического толкования мифов,
которое в V в. практиковалось некоторыми философами.

Популярность: 27, Last-modified: Wed, 26 Oct 2005 04:56:56 GMT