----------------------------------------------------------------------------
     Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
     Для высших учебных заведений.
     Том 2. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Римская литература.
     М., "Просвещение", 1965
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------


                   (Вторая половина IV в. - 404 г. н. э.)

     Клавдий  Клавдиан  (Claudius  Claudianus)  -  один  из последних поэтов
времени  упадка античного мира, родился в Александрии. Около 395 г. прибыл в
Рим  и  нашел  себе  покровителя  в  лице  Стилихона,  который  был любимцем
императора  Феодосия  и талантливым полководцем. Своего покровителя Клавдиан
прославляет в поэмах "О похвалах Стилихону" и "О гетской войне".
     Клавдиан  писал  идиллии,  эпиграммы,  маленькие  поэмы.  Из  последних
наибольшей  известностью  пользуется  изящная поэма с мифологическим сюжетом
"Похищение  Прозерпины".  Им  написан  также  эпиталамий  на брак императора
Гонория с дочерью Стилихона Марией.
     Стихотворения  Клавдиана,  как  произведения кризиса и упадка античного
мира, не отличаются глубиной идейного содержания. В них даны главным образом
описания   природы   или  же  зарисованы  отдельные  мифологические  образы.
Отношение  поэта  к  мифу  резко  отличается  от мифологии поэтов греческого
классического  искусства  и  более  ранней римской литературы; для Клавдиана
мифы - лишь арсенал, откуда он черпает материал для своего творчества, но он
уже   не  в  состоянии  дать  на  основе  этого  материала  глубоко  идейные
произведения.
     Ниже  мы  помещаем  впервые  переведенные  на  русский  язык отрывки из
поэмы "Похищение Прозерпины" и отрывок из эпиталамия "Свадьба Гонория".






            Первый, кто сделав корабль, пересек глубину водяную
            И потревожил волну сделанным грубо веслом,
            Тот, кто дерзнул свой челнок предать неверному ветру,
            Тот нам искусством открыл путь, что природой закрыт.
            С трепетом вверился он впервые спокойно морю,
            Следуя вдоль берегов верным путем без тревог.
            Скоро он стал рассекать и заливы пространные, кинув
            Землю, свои паруса легкому Ноту раскрыв.
            Но понемногу в пловце возросла и презрела опасность
         10 Смелость, и в сердце его страх малодушный исчез.
            Следуя звездам, вдоль вод Ионийского моря с Эгейским
            Бродит, ликуя, и бурь зимних смиряет порыв.



        123 Девушки грабят убранства полей. Эта лилия с темной
                                                            фиалкой
            Переплелася, а та майораном опутана нежным.
            Эта в созвездье из роз, а та вся бела от крушины...
        479 Между другими и дочь плодоносной богини {1} пылает
            Жадным стремленьем цветы собирать. То она наполняет
            Ивовый короб своей полевою добычей изящной,
            То заплетает венок и его на себя надевает...
        503 Заняты в разных местах они своим девичьим делом.
            Вдруг начинается гул и шум, столкновение башен,
            И, наклонившись вперед, города в основаньях трясутся.
            Ясных не видно причин. Узнает лишь богиня Пафоса
            Шум непонятный, и страх вместе с радостью ею владеет.
            Ты, повелитель теней {2}, по извилинам мрачным искал свой
            Путь под землей и топтал Энкелада {3}, стонущего тяжким
        510 Грузом упряжки своей. По чудовищным членам колосса
            Сыплют удары, гигант с придавленной шеей страдает,
            Бога держа на себе и Сицилию, пробует слабо
            Двинуться, ось задержать при помощи змей утомленных;
            Дымом окутанный путь по спине продолжается серой.
            Словно укрытый в тайник, на беспечных врагов нападает
            Воин и, землю подрыв в основании, тайной дорогой
            Вдруг прорывается внутрь захваченных стен, и толпою
            Победоносной они проникают в обманутый город,
        520 Словно туземцы страны: так третий преемник Сатурна {4}
            Темные дебри своей подвижной подрывает упряжкой,
            На землю выход найти желая, владения брата {5}.
            Двери открытой тут нет. Отовсюду препятствуют скалы;
            В жестких объятьях они подземного бога держали.
            Он земледелья не снес; негодуя, по камням огромным
            Скипетром бьет, и звучат сицилийские громко пещеры
            В тряске Липара {6}, Вулкан цепенеет, огонь свой покинув,
            В трепет пришедший киклоп оставляет ковку перунов.
            Слышит тот шум и по льдам Альпийским блуждающий
                                                       путник,
            Слышит пловец через Тибр, еще не видавший в то время
        530 Римских трофеев, - гребя в челноке по далекому Паду {7}...
        538 Чуть под ударом его Тринакрия {8} вскрыла объятья
            Жесткие и широко расселась огромным зияньем,
        540 Ужас внезапный объял небеса; изменили обычному ходу
            Звезды; Медведица вдруг погрузилась в запретное море {9},
            Страх подгоняет вперед ленивые звезды Боота,
            Страхом объят Орион, Атлант {10} побледнел, услыхавши
            Ржанье. Дыханье коней затемняет блестящее небо.
            В длительном мраке они привыкли пастись, устрашил их
            Мир: закусив удила, пораженные светом прекрасным,
            Стали на место, потом, искривив колесничное дышло,
            В жуткий подземный хаос возвратиться обратно стремятся.
            Скоро, однако, они, на спине испытавши удары,
        550 Солнца сиянье сносить привыкнув, несутся быстрее
            Бурного тока реки и стремительно брошенной пики.
            Легче стрела не летит у парфян, ни Австра дыханье,
            Не устремляется так острие растревоженной мысли,
            Кровью кипят удила; смертоносным отравлен дыханьем
            Воздух кругом, и песок покрывается грязью и пеной.
            Нимфы бегут. Вот уже в колеснице в плену Прозерпина
            И умоляет богинь. Лик Горгоны открыла {11} Паллада;
            Лук натянувши, спешит на помощь богиня Делоса {12}...
        699 А в колеснице меж тем крылатой Прозерпина мчится,
            Кудри рассеяв свои по ветру и руки ломая;
            Жалобы, стоны она в небеса бросает напрасно:
            "Что ты не бросил в меня перуны, работу киклопов.
            О, мой отец {13}. Предать меня неужели решил ты
            Лютому царству теней и из мира меня удаляешь!
            Разве не знаешь любви? Незнаком совершенно с отцовским
            Чувством? Какою виною я в тебе этот гнев пробудила?
        612 Счастливы девы, иным похитителем взятые! Им хоть
            Солнечным светом дано наслаждаться, всеобщим для мира!
            А у меня отнято одновременно с девством и небо,
            Вместе со светом теряю и стыд! Покинувши землю,
            Пленницей ныне иду к стигийскому в рабство тирану!
            Зло принесли мне цветы! На беду я презрела советы
            Матери! Поздно понять довелось мне лукавства Венеры!
            Мать! Слышишь ли ты на долинах фригийских у Иды
        620 Варварской флейты мигдонский напев {14}, отовсюду звучащий,
            Или в Диндимских горах {15} завыванья кровью покрытых
            Галлов {16} жрецов и мечи обнаженные видишь куретов {17}?
            Гибель мою отврати, усмири безумца и вожжи,
            Смерть приносящие, вырви из рук разбойника злого!"
            Так говорит, и рыданья прекрасной смиряют безумца.
            Чувствовать первой любви воздыханья он начинает.
            Темно-лиловым плащом у нее отирает он слезы,
            Мягкою речью тоску и горе готов он утешить.
            "О, перестань крушиться печальной, Прозерпина, думой,
        630 Мучиться страхом пустым: величайший дан будет скипетр
            В руки тебе, и супруга достойного ты получаешь.
            Сын я Сатурнов, и мне подчиняются силы природы,
            Власть проникает моя в беспредельную бездну пространства.
            Свет для тебя не утерян дневной. Есть иные светила
            В царстве у нас, есть другие миры, и свет ты увидишь
            Чище, ты будешь дивиться в Элисии {18} солнцу не меньше,
            Жителям также благим: там царит драгоценное племя.
            Век золотой. Что земным поколеньям однажды досталось,
            Тем мы владеем всегда. Там не будет тебе недостатка
        640 В мягких лугах; там зефирами лучшими без перерыва
            Дышат цветы: никогда не давала таких тебе Энна {19}.
            Есть в наших темных лесах богатейшее дерево также;
            Гнутся блестящие ветви его с золотыми плодами.
            Я его посвящаю тебе. Ты счастливую их осень
            Будешь иметь, золотыми всегда плодами богата.
            Коротко дальше скажу. Что живительный воздух объемлет,
            Или питает земля, увлекает соленое море,
            Все, что катят ручейки, что болотная сырость вскормила, -
            Власти твоей покорится равно все живое в орбите
        650 Лунного шара, седьмой обходящей пространство планеты
            И отделяющей смертное все от светил вековечных.
            В ноги тебе упадут цари, облеченные в пурпур,
            Роскошь свою позабыв и с бедной толпою смешавшись.
            Смерть все равняет; ты будешь судить преступных,
                                                        а правым
            Вечный доставишь покой. Пред твоим судом виноватый
            Вынужден будет признать несчастливые в жизни поступки;
            Вместе с пучиною Леты прими в услуженье порок.
            Рок да свершит все желанья твои!" Так сказавши, он
                                                           бодрых
            Гонит коней и смягченый въезжает в пещеру Тенара {20}.
        660 Души сбегаются вдруг. Столько Австер свирепый срывает
            Листьев с дерев, дождевых собирает капелек в тучи,
            На море столько вздымает валов, столько крутит песчинок.
            Все поколенья бегут стремительным бегом, желая
            Видеть невесты красу. Скоро бог появляется, светлый
            Взором и вид свой смягчить дозволивши легкой улыбке,
            Сам не похож на себя. При царственном въезде огромный
            Ввысь поднялся Флогетон {21}. С бороды шершавой ручьями
            Льется огонь, по всему лицу пылают пожары;
        670 Быстро навстречу бегут из народа избранные слуги:
            Те колесницу высокую тянут; коней разнуздавши,
            Их в награжденье ведут пастись к знакомым лужайкам,
            Держат другие ковер, украшают иные ветвями
            Двери и брачный чертог украшают одеждою пышной.
            Праведно-чистой толпой окружили царицу матроны
            Царства подземного, страх облегчая приятною речью,
            Волосы гладя, разбитые ветром, лицо закрывают
            Красным покровом, скрывая ее волненье, стыдливость.
            Бледная рада страна, торжествуют народы, в могилу
        680 Скрытые, к брачным пирам устремляются весело тени,
            Души в венках собираются вместе к приятной трапезе,
            Мрака молчанье везде непривычным нарушено пеньем.
            Стоны стихают; слабей становится ужас Эреба {22}
            Сам по себе и вечную ночь разредить дозволяет.
            Жребий неверный уже не вращается в урне Миноса {23},
            Плети уже не свистят и, ничьим не тревожимый горем,
            Тартар ужасный, отсрочивши муки, вздыхает свободно.
            Быстро вертясь, колесо не терзает уже Иксиона {24},
            Не убегает вода из-под губ у Тантала ревниво...
            Титий {25} свои протянул, наконец, огромные члены:
            Девять он югеров ими покрыл на поле пустынном,
            Так был велик! И терзающий медленно темное тело,
            Прочь неохотно летит от груди истомившейся коршун,
        695 Сетуя, что для него не растет уже более печень...
        703 Тут, говорят, Ахеронт, изменивши истоки пучины,
            Свежим забил молоком, и Коцит, плющом зеленея,
            Волны заполнил свои, по преданию, сладким Лиэем.
            Лахесис нити не рвет, хоров священных стенанья
            Не заглушают ничьи, смерть нигде по земле не блуждает,
            Над погребальным костром материнских не слышно
                                                       рыданий.
            В море не тонет пловец, не гибнет от дротика воин.
        710 Счастье царит в городах, свободных от смерти губящей,
            Старый паромщик {26} прикрыл тростником лохматые кудри
            И, напевая, ведет опустевшую лодку на веслах.
            Вот уж поднялся и собственный Геспер над царством
                                                          подземным.
            Девушку в брачный чертог ведут. В одеянии звездном
            Брачная близится ночь и, касаясь ложа супругов,
            Благословляет их вечный союз обещаньем потомства.

            Перевод А. В. Артюшкова


     1  Прозерпина - дочь Цереры, богини растительности, в частности хлебных
злаков.
     2  Повелитель  теней  Аид  (Гадес,  Плутон)  -  сын  Кроноса и Реи, бог
подземного мира.
     3 Энкелад - один из гигантов, поверженных Зевсом и другими олимпийцами.
По  преданию,  Энкелад  и некоторые другие гиганты жили под вулканами, в том
числе под Этной в Сицилии. По верованиям же древних, ход в подземное царство
был именно через одну из пещер Этны.
     4 Аид (Гадес) - один из трех сыновей Сатурна.
     5 Брат Аида (Гадеса) - Зевс (Юпитер).
     6 Липара - самый большой из Эолийских островов.
     7 Пад (Padus) - река По.
     8 Тринакрия - название Сицилии.
     9 Созвездие Большой Медведицы никогда не опускается за горизонт.
     10  Атлант  -  один  из  титанов, брат Прометея. По верованиям древних,
Атлант поддерживает на своих плечах небесный свод.
     11 Т. е. выставила щит с изображением чудовища Горгоны.
     12 Артемида.
     13 Отец Прозерпины - Зевс (Юпитер),
     14 Мигдонский напев - напев мигдонян, племени фракийского происхождения
     15  Диндимские  горы  -  горная цепь на границе Фригии и Галатии. Около
этих  гор,  в городе Пессинунте, был храм богини Кибелы, особенно почитаемой
во всей Галатии. Кибела даже носила название Диндимены.
     16   Так   назывались  оскопленные  жрецы  богини  Кибелы,  исполнявшие
оргиастические   танцы  в  честь  богини  (см.  выше  стихотворение  Катулла
"Аттис").
     17 Куреты - спутники богини Реи, исполнявшие культовые пляски с оружием
в руках. Позднее, когда культ этой богини слился с культом азиатской Кибелы,
куреты были отождествлены с корибантами.
     18 Элисий - часть подземного мира, местопребывание блаженных душ.
     19 Энна - древнейший город Сицилии.
     20  Тенар  -  мыс в Лаконии, в Пелопоннесе; согласно некоторым мифам, в
одной из его пещер находился вход в подземное царство Аида.
     21 Флогетон - огненная река, протекающая в подземном царстве.
     22 Эреб - царство мрака.
     23 Минос, согласно некоторым мифам, вместе с Радамантом и Эаком являлся
судьей   в   подземном  царстве;  именно  ему  Зевс  предоставлял  решение в
сомнительных случаях.
     24  Согласно  мифу,  Иксион  за  свои  преступления  (убийство родича и
постыдное преследование Геры) был прикован к вечно вертящемуся колесу.
     25  Титий  -  великан, был наказан за оскорбление богини Лето: он лежал
в подземном царстве, а два коршуна непрестанно терзали его печень.
     26 Харон.


    ЭПИТАЛАМИЙ НА БРАК ИМПЕРАТОРА ГОНОРИЯ И МАРИИ, ДОЧЕРИ СТИЛИХОНА {1}

         23 Сердце зажгло непривычным огнем обещанье невесты
            Августу; он, новичок, сгорал в жару неустанном.
         25 Что это был за новый огонь и что значили вздохи,
            Было ему невдомек, и любви он доселе не ведал.
            Не развлекают его ни охотничий конь уж, ни стрелы,
            Дротик не любо метать. Ум весь целиком обратился
            К ране, Амуром ему нанесенной. Как часто из сердца
            Вздох исходил! Сколько раз на лице его, тайну вскрывая.
         30 Краска пылала, и имя желанное руки писали
            Без приказанья! Уже он готовит подарки любимой,
            Но всех нарядов краса уступает сиянью Марии...
         36 И в нетерпенье своем на задержки он ропщет; дни словно
            Долгие стали; Луна колесницу, замедлив, не движет...
         42 Сетует так про себя: "Что же тесть мой почтенный доныне
            Свадьбою медлит моей и условленный не заключает
            Брачный союз? Почему отвергает пыл чистых молений?..
         50 Не разрываю я вдруг союзов, уже заключенных:
            Раньше просватана мне невеста; отец в завещанье
            Мне указал на нее, и по матери к общему деду
            Вместе со мною восходит она. С высоты я спустился
            К просьбам, я свататься стал: со святого порога отправил
            Сватами первых людей, наиболее к нам приближенных.
            Я признаю Стилихона, этот просил немногого: стою
            Этого как государь и как сын того государя,
            Зятем кто сделал тебя через братнино племя, кому ты
            Самой Марией обязан. Так долг возврати мне отцовский...
         68 Жданный наступит ли день? Дарована будет ли ночь мне
            Брачная?" Сетуя так, свою утоляет он рану.
            Залился смехом Амур и летит через море, ликуя,
            Нежную мать известить; во всю ширь распускает он крылья.
            Та ж {2}, далека от забот о свадьбе и к ней не готовясь,
            Вся в восхищенье от слов божественной матери; доблесть
            Воспринимает ее и учится древним примерам
            Скромности, не устает перелистывать книги латинян,
            Греков, и этому мать самолично ее обучает,
            Старец ли что меонийский {3} сложил, Орфей ли фракийский,
            Или Сапфо на своей митиленской исполнила лире...
        263 Медлит Венера, дивясь: то на девушку смотрит в восторге,
            То на ее златокудрую мать с лицом белоснежным.
            Эта - что лунный серпок, а другая - луна в полном блеске.
            Так поднимается лавр невысокий под деревом мощным
            И обещает уже с малолетства огромные ветви,
            Зелень могучую впредь. В садах так Пестума {4}, видим,
            Две на одном стебельке красуются розы родные.
            Эта созрела вполне и, насытившись вешней росою,
            Тянется вширь; а та едва раскрывается только,
            К нежным своим лепесткам не пуская сияние солнца...
        303 А у дворца уже праздник шумит; колесница сияет,
            К браку невесту везти готовая. Жаром пылает
            Выйти навстречу жених и ропщет на медленность солнца.
            Так благородный скакун, впервые затронутый страстным
            Чувством, гордясь, потрясая прекрасной, роскошною гривой,
            Шею свою изогнув, по фарсальским долинам несется,
            Ржаньем тревожа вокруг знакомые издавна воды,
            Ноздри раздув; пастухи полны надежд на обильный
            Стаду прирост, а матки прекрасному рады супругу.

            Перевод А. В. Артюшкова


     1  Стилихон - полководец, любимец императора Феодосия. Он был обручен с
племянницей  императора  Сереной.  Старшая  дочь  Стилихона Мария была женой
императора Гонория, сына Феодосия.
     2 Мария - невеста императора Гонория.
     3 Старец Меонийский - Гомер.
     4 Город в Лукании.



                           (Pervigilium Veneris)

   [Это звучный, радостный гимн богине любви и красоты Венере. Он написан
  трохеическим тетраметром и был предназначен для исполнения под праздник
   в честь Венеры. Точное время его написания до сих пор не определено.]

            Вновь весна, весна певуча; самый мир весной рожден.
            Дух весной к любви стремится, птицы любятся весной,
            Роща листья распускает, в брак вступивши с ливнями,
            И на свежие цветочки тень наводит зеленью.
            Завтра, связь любви скрепляя, под тенистым деревом
            Завиток вплетая мирта в зелень гнезд уютных, даст
            Завтра свой закон Диона {1}, на высокий севши трон.

                                  (Припев)

            Завтра пусть полюбит каждый, кто любви не ведал пыл,
            Кто изведал жар любовный, завтра пусть полюбит вновь.
            Ведь сама богиня перлом весну красит яркую,
            Ведь сама дыханьем ветра нежным грудь высокую
            К ложу теплому толкает, и сама росы густой,
            Что оставил воздух ночи, сыплет капли светлые;
            Капля виснет легким шаром, задержав падение,
            И, дрожа, сверкают слезы, на весу едва держась.
            Вот и краска проступила и стыдливость выдала.
            Влага, ясными ночами из светил росясь, она
            Утром девы грудь откроет из-под платья влажного.
            Всем сама велела девам-розам утром в брак вступать,
            Создана Киприды {2} кровью, ласкою Амуровой
            Из огней и из жемчужин и из красок солнечных;
            Завтра дева огневой свой, под одеждой скрытый стыд
            В ночь одну, найдя супруга, не стыдясь, отбросит прочь.

                                  (Припев)

            Завтра пусть полюбит каждый, кто любви не ведал пыл,
            Кто изведал жар любовный, завтра пусть полюбит вновь.
            Нимф сама богиня к роще посылает миртовой.
            "Нимфы, в путь! Свой лук оставив, праздник празднует
                                                            Амура
            Мальчик - спутник юным девам! Но никак не верится,
            Что Амур от дел свободен, если стрелы он несет.
            "Безоружным он отправлен, обнаженным послан он,
            Чтоб ни луком, ни стрелою, ни огнем не мог вредить".
            Опасайтесь все же, нимфы! Купидон весьма красив;
            Как ни обнажай Амура, сильно он вооружен.

                                  (Припев)

            Завтра пусть полюбит каждый, кто любви не ведал пыл,
            Кто изведал жар любовный, завтра пусть полюбит вновь.
            С робостью к тебе такой же шлет Венера девушек.
            Об одном тебя мы просим: лес оставь, о Делия {3}!
            Чтоб не знала роща крови, чтоб не убивалась дичь.
            И сама б тебя хотела преклонить, суровую,
            И сама прийти звала бы, если б можно девушке.
            Ты видала б, как, три ночи хороводы празднуя,
            Дружными идут толпами по твоим лесным тропам,
            Увенчав себя цветами, между хижин миртовых.
            С ними Вакх, Церера с ними и поэтов бог {4}
            Провести всю ночь желают в пении, не зная сна.
            Пусть царит в лесах Диона, удались, о Делия!

                                  (Припев)

            Трон велит цветами Гиблы {5} окружить богиня весь;
            Сев, сама издаст законы, в помощь будут Грации.
            Гибла, высыпай цветы все, сколько принесла весна,
            Гибла, под цветы ковер дай, равный полю Эннскому {6}!
            Будут сельские здесь нимфы или будут нимфы гор,
            И леса кто населяет, рощи и источники.
            Всем велит быть девам мать мальчика крылатого,
            Но не доверять Амуру, даже безоружному.

                                  (Припев)

            Завтра день, когда впервые Небом установлен брак:
            Чтоб отец весну весенним облаком создать всем мог,
            В лоно дорогой супруги ливень пролился, супруг.
            Понт тогда из крови вышней и из шара пенного
            Между синими волнами, посреди морских коней,
            Произвел из вод Диону силой ливня брачного {7}.

                                  (Припев)

            Ведь сама умом и телом правит мать великая,
            Силою, внутри сокрытой, духом проницающим.
            И сквозь небо, и сквозь землю, и сквозь водяную глубь
            Ток, идущий непрерывно, напоила семенем
            И через него велела миру знать рожденья путь.

                                  (Припев)

            Ведь сама троянских внуков {8} в Лациум доставила,
            Ведь сама женила сына на лаврентской девушке {9}.
            Скоро Марсу даст из Храма девушку стыдливую {10},
            Ромулову мать, чтоб внука породил от Цезаря,
            Рамнов {11} и Квиритов римских, для потомства позднего
            Брак сама установила ромулов с сабинками.

                                  (Припев)

            После страстью тяжелеет и Венеру чувствует,
            Сам Амур, дитя Дионы, говорят, землей рожден.
            А сама при этих родах приняла его к груди
            И среди цветов вскормила поцелуем сладостным.

                                  (Припев)

            Вот уже среди лужаек расправляют грудь быки,
            И высматривает каждый брачный для себя союз.
            Вот стада овец под тенью, с ними и самцы-мужья.
            Не молчать и птицам певчим велено богинею,
            Уж болота хриплым криком оглашают лебеди.
            Вторит дева им Терея {12} под тенистым тополем.
            Верь, звучат любви порывы в музыкальном голосе,
            Но не сестрин слышен ропот на супруга-варвара {13},
            Та поет, а мы в молчанье. Мне ж когда придет весна?
            Ласточкой когда я стану, чтобы перестать молчать?
            Я сгубил молчаньем лиру, на меня не смотрит Феб.
            Так молчавшие Амиклы {14} предало молчание.

            Перевод А. В. Артюшкова



     1  Диона  -  мать  Афродиты,  но Дионой называли и Афродиту (Венеру); в
данном случае имя Диона употребляется именно в этом смысле.
     2 Киприда - Афродита (Венера). Согласно мифу, Афродита родилась из пены
морской и вышла на землю около берегов Кипра.
     3  Делия  -  богиня  Артемида. По мифу, она родилась, как и Аполлон, от
Зевса и Леты, на острове Делосе.
     4 Поэтов бог - Аполлон.
     5 Гибла - гора в Сицилии, богатая медовыми цветами.
     6  Энна  - город в Сицилии, находящийся в прекрасной местности, где, по
мифу, Плутон похитил Прозерпину, когда она собирала цветы.
     7 Имеется в виду рождение Афродиты из пены морской.
     8 Троянских внуков, т. е. Энея и его спутников.
     9  Эней, сын Венеры и Анхиса, достигнув Лациума, женился на дочери царя
Латина,  Лавинии.  По  преданию,  столицей Лациума, где была резиденция царя
Латина, был город Лаврент.
     10 Весталку Рею Сильвию.
     11 Одна из древнейших римских триб (деления граждан).
     12 Дева Терея - Филомена, превратившаяся, по мифу, в ласточку.
     13   Супруг-варвар  -  Терей,  который  обесчестил  сестру  своей  жены
Филомену.
     14  Древний  ахейский  город  в  Лаконии;  законом в нем было запрещено
говорить  и  распространять  слухи  о наступлении врагов; доряне, как гласит
легенда, этим воспользовались и внезапно напали на город.


                              [ПЕСНЯ ГРЕБЦОВ]
                           [Неизвестного автора]

            Эйя, гребцы, пусть нам эхо отдаст наше гулкое: Эй-я!
               Глуби морской властелин, улыбнувшись радостным ликом,
               Выровнял синюю гладь и дыхание бурь успокоил;
               В долгом безветрии спят - не колышутся тяжкие волны.
            Эйя, гребцы, пусть нам эхо отдаст наше гулкое: Эй-я!
               От равномерных толчков пусть дрогнет корабль и помчится.
               Неба улыбчива синь - и на море нам обещает
               Ветром надуть чреватые наши ветрила.
            Эйя, гребцы, пусть нам эхо отдаст наше гулкое: Эй-я!
               Нос, как веселый дельфин, ныряй, рассекая пучину,
               Глубь, застони под веслом и вставай на руках, подымаясь.
               Борозды пенные пусть расходятся долго кругами.
            Эйя, гребцы, пусть нам эхо отдаст наше гулкое: Эй-я!
               Дышит над далями Кор, позовем его нашим: Эй-я!
               Светлое море у нас под кормою запенится: Эй-я!
               Гулкими стонами нам побережье откликнется: Эй-я!

            Перевод С. П. Кондратьева


Популярность: 12, Last-modified: Thu, 15 Sep 2005 04:50:59 GMT