----------------------------------------------------------------------------
     Перевод Иннокентия Анненского
     Еврипид. Трагедии. В 2 томах. Т. 1.
     "Литературные памятники", М., Наука, Ладомир, 1999
     OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------



    Эфра, мать Тесея (III)                 Вестник (III)
    Хор - аргосские матери и их служанки   Эвадна, вдова Капанея (I)
    Тесей, афинский царь (I)               Ифит, старик аргосец, ее отец (II)
    Адраст, аргосский царь (II)            Сыновья павших под Фивами
    Герольд (III)                          Афина (III)

                           Действие - в Элевсине.





Задняя  декорация  изображает  фронтон  элевсинского  храма Деметры. Справа,
позади  храма  и над ним, скала. На ступенях алтаря всех выше Эфра в царской
одежде;  перед  ней  хор - ближе матери, ниже служанки, все в трауре: в знак
мольбы  женщины  протягивают  к  Эфре  оливковые  ветви  с намотанной на них
шерстью.  Алтарь курится. В стороне лежит прямо на земле Адраст, прикрытый с
              головою темным плащом, около него стоят отроки.

                                    Эфра

                     Деметра, ты, которая блюдешь
                     Очажный огонь Элевсиса, и вы,
                     Другие боги с нею, я молю вас
                     О счастье для себя и для Тесея:
                     Храните нам Афины и Трезен,
                     Откуда, верен Локсию, Эгею
                     Средь роскоши взрастивший нас отец
                     Свою Пандиониду отдал Эфру.

                                   Пауза.

                     К молитве нас зовет печальный вид
                     Старух, которые, покинув Аргос
                     И очаги свои, к моим ногам
                  10 С оливами молящих припадают.
                     Несчастье их постигло семерых.
                     Убитыми у семивратных Фив
                     Еще лежат их сыновья-герои,
                     Куда Адраст Аргосский их привлек
                     За долею Эдипова наследства...
                     О зяте мысль Адрастова была,
                     Изгнаннике кадмейском - Полинике.
                     Владыки Фив надменно не дают
                     Их матерям на поле брани павших
                     Похоронить, закон богов презревши.
                  20 Вот он, Адраст, - молений тяготу
                     У ног моих он с матерями делит,
                     И слезы по лицу его бегут,
                     Едва поход свой вспомнит злополучный:
                     Не в добрый час поход он начал. К нам
                     Теперь мольба его, чтобы Тесея
                     Уговорить и чтобы царь иль словом,
                     Иль силою упорство их сломил
                     И возвратить тела велел. Так вот
                     Афины им зачем и сын мой нужны.
                     Уж сожжена на алтаре и жертва
                  30 За пахарей средь нив, где в первый раз
                     Щетиною колосья поднялись...
                     Но силы нет листов оливы слабой
                     Мне цепь порвать. Я не могу уйти
                     От очага богинь. Седин их жалко.
                     Оплакав жен осиротелых, я
                     Заклятий их боюсь. Я уж послала
                     Тесея звать из города. Пускай
                     Печальных душ ушлет отсюда язву
                     Иль цепи их молений разорвет
                  40 Он правдою дерзания. Жены
                     Лишь силою мужей советы властны.




                                   Матери

                 Строфа I Старуха, плача, старухе
                          В пыли целует колени:
                          Отдай сыновей ей, отдай,
                          Злодея казни, царица!
                          Убитые в поле лежат,
                          А звери в полях так жадны...

             Антистрофа I О, сжалься: слезы так едки,
                          Пути их залиты кровью,
                       50 Глубоки следы от ногтей, -
                          А ложе мертвых так пусто;
                          Напрасно я милых ищу:
                          Их нет и в черной могиле.

                Строфа II Сына и ты когда-то давно
                          Царю принесла ведь на ложе,
                          Где вас сливала ласка...
                          Нас ты поймешь. Придай же
                          Думы своей горьким;
                          Муки те, муки вспомнив,
                       60 Сыну вели спасти нас:
                          Мертвых детей, царица,
                             Пусть матерям
                          Жадным вернет их объятьям!

            Антистрофа II Нет, не мольба, несчастье
                          К ступеням прибило нас этим.
                          Жертвы богиням нету
                          В наших руках молящих;
                          Правда одна с нами...
                          Мать блаженная, горькой,
                          Верю я, ты поможешь:
                          Царь за мои страданья
                             Матери даст
                       70 Сына сложить хоть останки.

                                  Служанки
      (с мимикой и ритмическими движениями более страстного характера)

               Строфа III Вы теперь, вы, о рабыни... Гей!
                          Заводите вы плач свой... Иу!
                          Бей себя в грудь... Иу!
                          Вы сострадайте страждущей,
                          Вы плачьте вместе с плачущей,
                          Вмыкайтесь в погребальный вы
                          И мрачный хоровод!
                          Чтоб белая ланита
                          Алела под ногтем.
                          Иу! Отраден мертвым
                          Печальный наш убор.

           Антистрофа III Страшные волны мучения,
                       80 Неутешная снова печаль
                          Носит и кружит нас...
                          Глаза у нас - как волнами
                          Росимая скала... Иу!
                          Увы! Судьбина женская!
                          В слезах исхода нет
                          Тоске по мертвым детям:
                          Бессмертна ты, тоска!
                          Но если смерть - забвенье,
                          Благословлю и смерть.




              Те же и Тесей с небольшой свитой приходит слева.

                                   Тесей
                            (еще не видя алтаря)

                     Я слышал гул от стонов, от ударов
                     По персям - и безрадостный напев
                     Узнал я погребальный. Стены храма
                     Гудели вслед, и страх нас окрылил.
                  90 Не с матерью ль несчастье? Из чертога
                     Она ушла давно, и я за ней...
                       (Видит мать, хоры и Адраста.)
                     Ба...
                     А это что ж? Что вижу я? Царица
                     На ступенях алтарных - жены с ней
                     Безвестные, и каждое движенье
                     Их говорит о горе, и из глаз
                     Их старческих катятся слезы наземь.
                     Их волосы обриты, ризы их
                     Непраздничного вида... Ты, родная,
                     Нам объясни, что значит это, - я ж,
                     Я весь - одно вниманье и тревога...

                                    Эфра

                 100 То матери, мой сын, семи вождей,
                     Под Фивами убитых: зорко круг их
                     Нас оцепил, ты видишь, и олив
                     Они из рук, моля, не выпускают.

                                   Тесей

                     А это кто ж там плачет, распростерт?

                                    Эфра

                     Аргосского Адраста называешь.

                                   Тесей

                     А мальчики? Иль дети этих жен?

                                    Эфра

                     Нет, сыновья убитых под Кадмеей.

                                   Тесей

                     О чем же нас молить они пришли?

                                    Эфра

                     Я слышала, тебе ж пускай расскажут.

                                   Тесей
                                (к Адрасту)

                 110 Ты там, плащом покрытый, объясни,
                     Но сняв покров с лица и без стенаний.
                     Одна стезя для мысли - наш язык...

                                   Адраст
                                (открываясь)

                     Благовенчанный царь земли Афинской,
                     К тебе моя и к городу мольба!

                                   Тесей

                     О чем мольба? Чего от нас желаешь?

                                   Адраст
                                   (тихо)

                     Ты знаешь, царь, мой пагубный поход.

                                   Тесей

                     Да, шумом вы наполнили Элладу.

                                   Адраст

                     Цвет Аргоса остался там, увы!

                                   Тесей

                     О, бич войны тяжел и беспощаден!

                                   Адраст

                 120 Я возвратить мне трупы их просил.

                                   Тесей

                     Их твой герольд просил, слуга Гермеса?

                                   Адраст

                     ...Счастливо враг посольство отклонил.

                                   Тесей

                     Чем подкреплен отказ их беззаконный?

                                   Адраст

                     Успех пьянит. В успехе сила их...

                                   Тесей

                     От нас чего ж ты просишь?.. Иль совета?

                                   Адраст
                              (простирая руки)

                     Царь! Вызволи аргосские тела!

                                   Тесей

                     А Аргос ваш? Иль даром вы хвалились?

                                   Адраст

                     Увы!.. Одна надежда на тебя...

                                   Тесей

                     Ты от себя, иль Аргосом ты послан?

                                   Адраст

                 130 Все молим мы: отдай нам мертвецов.

                                   Тесей

                     А семь дружин из-за чего ж гонял ты?

                                   Адраст

                     Двоим зятьям в угоду был поход.

                                   Тесей

                     Из Аргоса зятья, конечно, были?

                                   Адраст

                     Нет, женихов аргосских не нашлось.

                                   Тесей

                     И увели царевен чужестранцы?..

                                   Адраст

                     Да. Полиник Фиванский и Тидей...

                                   Тесей

                     А почему ж на этих пал твой выбор?

                                   Адраст

                     Загадкою нас спутал Аполлон.

                                   Тесей

                     Кого же он давал в мужья девицам?

                                   Адраст

                 140 Льва для одной, кабана - для другой...

                                   Тесей

                     И как же ты истолковал оракул?

                                   Адраст

                     Раз ночью к нам два путника пришло.

                                   Тесей

                     Но кто ж и кто? Ты говоришь, что двое...

                                   Адраст

                     Гляжу - борьба: Тидей и Полиник.

                                   Тесей

                     И в них зверей предсказанных узнал ты?

                                   Адраст

                     Борцы зверей напоминали мне.

                                   Тесей

                     Но что же их от очагов прогнало?

                                   Адраст

                     Сородича, о царь, Тидей убил.

                                   Тесей

                     А Полиник за что ушел в изгнанье?

                                   Адраст

                 150 От слов отца пророческих бежал,
                     Чтобы не стать убийцей Этеокла...

                                   Тесей

                     Он поступил разумно, если так...

                                   Адраст

                     ...И обделен заглазно был в Кадмее.

                                   Тесей

                     Что ж? Или брат наследство захватил?

                                   Адраст

                     Я выступил в защиту, и разбит я...

                                   Тесей
                               (после паузы)

                     ...Не выслушав гадателей сперва.

                                   Адраст
                              (опуская голову)

                     Не береди, о царь, горящей раны.

                                   Тесей

                     Глагол небес тебя не окрылил?

                                   Адраст
                           (закрывая лицо руками)

                     О, хуже, царь! Амфиарай был против.

                                   Тесей

                     И так легко ты этим пренебрег?

                                   Адраст

                 160 Нас юношей увлек шумливый пыл.

                                   Тесей

                     Отважный дух, не крепкий ум тобой
                     Руководил. Так гибло много славных.

                                   Адраст

                     О лучший вождь Эллады, царь Афин,
                     Мне совестно, Тесей, перед тобой
                     Склонять свои седины и колени
                     Охватывать, моля, твои....Давно ль
                     Я тоже был счастливый царь, но сила
                     Несчастия согнула нас: вели
                     Вернуть тела аргосские и сжалься
                     Над бедами, над горем матерей,
                 170 Над старостью, столь безнадежно сирой...
                     Они едва волочат ноги, царь,
                     От дряхлости, но этот путь далекий
                     Не в храм их вел на богомолье, нет:
                     Похоронить детей их молят руки,
                     Тех сыновей, от коих для себя
                     Они - давно - услуги этой ждали.
                     От бедности богатый, от беды
                     Счастливый да не отклоняет взора!
                     И если кто судьбою взыскан, пусть
                     О жребии людей непостоянном
                     Среди своей удачи помнит, пусть
                     Сиянье солнца свежей бодрой волей
                     Счастливцу наполняет сердце.
                                                  Тень
                     Ведь и его покроет тоже... Счастье
                     Капризно отвернется, и тогда
                     Погаснет радость бодрого деянья, -
                     Без бодрости ж - победы нет.
                     ............................
                                                   Певец,
                 180 Когда свои слагает гимны, должен
                     Их радостно творить. Когда печаль
                     Своя его гнетет, скажи, откуда ж
                     Возьмет он сил развеселить других?
                     Но, может быть, ты спросишь: "Край Пелопа
                     Был на пути - зачем же этот груз
                     В Афины ты приносишь?" Вот что должен
                     Я отвечать тебе: спартанцы, царь,
                     Бесчувственны, они полны коварства.
                     Все города другие слабы. Ваш
                     Один бы с делом справился. Афины
                 190 Сочувствуют несчастью, ты ж хоть юн,
                     Но доблестен; а сколько погибало
                     Уж городов без сильного вождя.

                                  Корифей

                     И я свое прибавлю слово: к сердцу
                     Прими, Тесей, печальный жребий наш.

                                   Тесей

                     Пришлось и мне подобную твоей
                     Когда-то речь держать, я помню, в споре.
                     Противник мой стоял на том, что зла
                     Гораздо больше, чем добра. С обратным
                     Я положеньем выступал, - старался
                     Я утвердить за благом перевес,
                 200 Иначе б мир как уцелел доселе?
                     Хвала тому бессмертному, который,
                     Над дикостью звериной нас подъяв,
                     Дал разум нам божественный, вещанья
                     Дал языку и голос окрылил
                     Осмысленною речью. Меж богов
                     Хвала тому, кто в пищу нам плоды
                     Определил, небесною росою
                     Взращая семена и небо нам
                     Сухое орошая, кто зимою
                     Дает нам одеянье, кто моря
                     Нас научил переплывать, чужие
                 210 Выменивать товары. А когда
                     Загадкою мы смущены, гадатель
                     Является на помощь и полет
                     Толкует нам пернатых иль огня
                     Пророческие знаки. Это бог
                     Порядок нам такой установил.
                     Но люди есть, которые, гордыне
                     Дав ослепить рассудок, быть умней
                     Богов хотят. И ты из их десятка,
                     Должно быть, царь Адраст, ты - ложный ум.
                 220 Ты дочерей за чужестранцев выдал,
                     Оракулу послушный; значит, ты
                     В богов-то верил, если даже чистый
                     Не побоялся дом свой запятнать,
                     Внеся в него грехи чужие. Умный
                     С невинностью порока не дерзнет
                     Соединить: он только чистым руку
                     Отважится подать, а кто судьбу
                     С преступными связал, будь даже сердцем
                     Он чист, суда богов тот трепещи!
                     Его порок в паденье увлекает.
                     Но далее?.. Когда ты начинал
                     Войну и речь гадателей угрозой
                 230 Над Аргосом звучала, о богах
                     Подумал ли ты, царь? Не ты ли в бездну
                     Увлек свои войска?
                                        Ты говоришь,
                     Что молодежь тебя сбивала: битвы
                     Честолюбивый требовал их пыл.
                     Он о правах и пользе граждан думать
                     Не позволял тебе. Из молодых
                     Вождей один стремился к блеску, властью
                     Другой пленен - простора для своих
                     Искал страстей, а третий жаждал денег,
                     Но каково народу, это их
                     Не занимало слишком. В государстве
                     Три класса есть: во-первых, богачи,
                     Для города от них нет пользы, им бы
                     Лишь для себя побольше. Но опасны
                 240 И бедняки и чернь, когда свое
                     С угрозою подъемлют на имущих
                     Отравленное жало, подговорам
                     Послушная витий. Лишь средний класс
                     Для города опора; он законам
                     Покорствует и власти.
                                           Рассуди ж,
                     Неужто мне в союз вступать с тобою?
                     Да что же я афинянам скажу?
                     Иди своей дорогой. - Если плохо
                     Придумал, так последствия неси
                     Ты сам своей придумки. Мы при чем же?

                                  Корифей

                 250 Был дерзок шаг, что ж делать? Молодежь!
                     На старике ль вся тяжесть искупленья?

                                   Адраст

                     Я не судьи искал, афинский царь,
                     Когда к тебе я шел: бедой застигнут,
                     Надеялся на помощь я - бранить,
                     Корить ли нас - излишнее. Не хочешь
                     Ты нам помочь, что ж делать! Спорить тут,
                     Пожалуй, незачем... Идемте ж прочь,
                     Вы, старые... Блестящую листву
                     Оливковых ветвей своих покиньте
                     На ступенях алтарных. Пусть листы
                     Касаются их глянцем. Призываю
                 260 В свидетели богов я. Землю я
                     В свидетели беру, Деметры факел
                     Богини призываю, Солнца свет,
                     Что были нам моленья бесполезны.

                                  Корифей

                     Итак, домой, с отчаяньем в сердцах,
                     С обидою бессильных слез, обратно!
                                 (К Эфре.)
                     [И ты дерзнешь по брошенным ветвям
                     Оливы бесполезной снизойти,
                     Алтарные ступени попирая?!
                     А сила общей крови? Иль Питфей,
                     Твой царственный отец, не] сын Пелопа,
                     Чей остров нас взрастил? В нас кровь одна,
                     И ты, царица Эфра, нас, старух,
                     Решишься прав лишить и оттолкнуть,
                     А бог на что ж? Нора спасает зверя
                     И божий дом - молящего раба...
                     Когда нуждой застигнут город, разве
                     Не в городе другом его спасенье?
                     Блага земли не прочны; до конца
                 270 Не остается счастье смертным, Эфра.

                                Хор матерей
            (спускаясь медленно и утомленно по ступеням алтаря)

                     Очаг Деметры оставьте и, горькие, встаньте,
                     Встаньте, чтобы пасть к его коленям,
                     Пасть и прижаться, моля. Пусть из Кадмеи,
                     Пусть нам детей он вернет убитых.
                               (К служанкам.)
                            Ах! Я падаю! Вы,
                            Вы, молодые рабыни,
                            Возьмите, несите, ведите, руке
                            Дряхлой будьте опорой!
                 (Служанки и матери обнимают колени Тесея.)
                     Милый, о светлый, о вождь!
                     Видишь - колени с мольбой твои обняла я!
                     Я к руке припадаю, к ланите влекусь;
                     Сжалься: как нищие мы,
                 280 Бродим с тоской по чужбине, и песни
                     Слезные реки за нами идут погребальной.
                     О, милосердье для наших детей!
                     Сын мой, ужели ж ты трупы
                     В поле так и оставишь добычей для птиц?
                     Трупы таких же, как ты, юных, могучих?
                     Молим тебя... Слезы, гляди, это слезы,
                     С прахом смешалися косы... О, мира!
                     Дай им, Тесей, только мира могилы!

                                   Тесей
         (обращаясь к матери, которая остается на ступенях алтаря)

                     Ты плачешь, мать? Фатою ты глаза
                     Прикрыла? Иль тебе так жалки стоны
                     Тоскующих? Смутилось сердце в нас,
                     О, подними же белую главу:
                 290 У очага богов не надо плакать.

                                    Эфра

                     Увы!

                                   Тесей

                           О мать! Те слезы не твои.

                                    Эфра

                     О, как они несчастны.

                                   Тесей

                                           Но не ты же?

                                    Эфра

                     Дерзну ль с тобой о чести говорить
                     Тесеевой и об афинской чести?

                                   Тесей

                     Да, говори! Из женских уст порой
                     Прекрасные советы выходили.

                                    Эфра

                     Уж и сама не знаю. Трепещу
                     Нести на свет таимое глубоко.

                                   Тесей
                            (с ласковым укором)

                     Но, может быть, напротив - ты должна
                     Стыдиться, что таишь от сына благо?

                                    Эфра

                     Нет, не хочу молчать, чтобы потом
                     Раскаяньем терзаться. Если женам
                     Высокая и не пристала речь,
                 300 Не жертвовать же правдой страху нам,
                     Что кто-нибудь осудит нас за дерзость!
                     Остерегись, не делаешь ли ты
                     Ошибки, царь Тесей, когда не хочешь
                     Восстановить их честь. Я не боюсь,
                     Чтоб в чем другом Тесея упрекнули.
                     Когда б еще вступиться должен был
                     Ты за людей, обиды не видавших,
                     Мои слова излишни были 6. Здесь
                     Я говорю о славном деле. Страха
                     Не знаю я, когда тебя зову
                     Против мужей, которые мешают
                     Убитому быть погребенным; силой
                 310 Вступись за них и эллинский закон
                     От дерзких рук спаси, Тесей. В охране
                     Божественных законов вся надежда,
                     Вся сила городов.
                     Дождаться б ты слов чьих-либо хотел,
                     Что трусость отклонила от венца
                     Тесееву десницу: с диким вепрем
                     Он не боялся драться, а едва
                     Блеснула медь копья и шлем метнулся
                     В глаза ему, он оробел... О нет,
                 320 Я родила другим тебя.
                                           Афины -
                     Твоя отчизна, если дерзость их
                     Кто обличать решится, отвечают
                     Сверканьем взгляда гордого. В боях
                     Паллады город крепнет. Не указ
                     Те города ему, что из потемок
                     На божий свет поднять не смеют глаз.
                     Ты, кровь моя, без помощи оставишь
                     Несчастных матерей и без могилы
                     Убитого солдата? За тебя
                     Не трепещу, когда в походе правда
                     Тебя ведет. Фиванцам улыбалось
                     Покуда счастье, точно.
                                            Но различно
                 330 Ведь падают и кости. И богов
                     Нередко мысль удачи наши рушит.

                                  Корифей

                     Болезнуя о сыне, и меня
                     В речах ты не забыла. Две отрады!

                                   Тесей

                     Слова мои Адрасту и теперь
                     Я повторить готов насчет ошибок,
                     Которые его сгубили, мать!
                     Но и твои внушения, родная,
                     Не прозвучали даром.
                                          Не пристала
                     Тесею осторожность - это правда.
                 340 Сам эллинов я приучил во мне
                     Карателя злодейства видеть, где бы
                     Оно ни притаилось. И от дела
                     Мне не уйти.
                                  Уж если ты, забыв
                     Свой вечный страх за сына, посылаешь
                     Его на праздник ратный, и притом
                     Не первая ль? От зависти людской
                     Чего ж нам ждать?
                                       Итак, за дело! Мертвых
                     Уговорю вернуть им. Но в запасе
                     И меч у нас. На милость божью тоже
                     Теперь-то есть надежда... Только воля
                     Афинского народа на поход
                     Должна быть нам. Хоть за моей, я знаю,
                     Пойдут они, но если обсудить
                 350 Я дам им это дело, то охотней
                     Они пойдут.
                                 И разве я не сам
                     Освободил народ и граждан созвал
                     Из подданных?
                                   Теперь пускай со мной
                     Адраст идет в народное собранье.
                     Мои слова подействуют сильней
                     При зрелище несчастного.
                                              Решат -
                     С отборною меня дружиной ждите!
                     Посмотрим, что ответит нам тогда
                     Фиванский вождь на просьбу выдать мертвых.
                                 (К хору.)
                     Вы, старые, ограду из ветвей
                     Священную раздвиньте. В дом Эгея
                 360 Я отведу родимую, руки
                     Ее коснувшись с лаской.
                                             Злополучен,
                     Кто послужить родителям не мог:
                     Между людьми залога нет вернее -
                     Что дал отцу, все с сына ты вернешь.
          (Уходит со свитой, Адрастом и Эфрой в домашнюю сторону.)




                                    Хор

          Строфа I Коней питающий, Аргос родимый наш,
                   Слышал ли слово ты, слышал ли царское?
                   Правдой божественной слово венчанное,
                   Это - для Аргоса слово великое.

      Антистрофа I Если ж победою смелость венчается,
               370 Если из праха он вырвет для матери
                   Эту жемчужину, краю Инахову
                   Витязя славного нам не любить тогда?

         Строфа II Светлый венец народу -
                   Если за Правду спорит,
                   Милость навек стяжает.
                   Чем-то решат Афины?
                   Помощь они нам дадут ли?
                        И сыновья
                   Мир в гробу обретут ли?

     Антистрофа II О, защити кормивших,
                   Город Паллады, сжалься!
                   Переступать народных
                   Прав не давай людям!
                   Ты не пособник злодею!
                        Правде одной
               380 Ты в нужде помогаешь.






С домашней стороны является Тесей со свитой. Он вооружен и с жезлом. За ним
                     герольд и Адраст, тоже со свитой.

                                   Тесей
                                 (Герольду)

                     Немало стран с тобою обошло
                     Афинское решенье.
                                       Послужи нам
                     И за чертой Асопа. Там тирану
                     Надменному Кадмеи вот слова
                     Тесеевы: "Отдай для погребенья
                     Аргосские тела ему. А наш
                     Твоей услуги город не забудет, -
                     Уважь его, как ласковый сосед".
                     Послушают - спеши назад, откажут -
                     Так вот тебе вторая речь: "Гостей,
                 390 Но с копьями и со щитами ждите".
                   (Обращаясь в сторону, откуда пришел.)
                     Там, близ ручья, что "Пляской красоты"
                     Зовет молва, в исправности стоят
                     Мои войска - идет поверка взводов.
                     Ну... граждане не спорили... Напротив,
                     Желание мое предугадав,
                     Они поход решили сами... Ба!
                     Сюда, герольд: придется обождать...
                     Он из Кадмеи будто...
                                (Герольду.)
                                           А пожалуй,
                     Что дело до тебя и не дойдет...
                     Фиванцы-то меня предупредили...




               Те же и фиванский герольд (с внешней стороны).

                                  Герольд

                   Кто - господин страны у вас? А я
               400 Герольдом от Креонта. Над Кадмеей
                   Он властвует с тех пор, как Полиник
                   Убил царя и брата - Этеокла...
                   Кому ж слова Креонта передам?

                                   Тесей
                           (не сдвигаясь с места)

                   Начало речи ложно, чужестранец:
                   Ты ищешь здесь господ. Но город наш
                   Монарха не имеет - он свободен,
                   И граждане посменно каждый год
                   Его делами правят. А богатство
                   Для нас не власть верховная - бедняк
                   Такой же гражданин...
                                         Имеешь слово.

                                  Герольд

                   И как бы ход на шашечной доске...
               410 Одною град Фиванский волей крепок:
                   В нем ни толпа, ни бойкий на язык
                   Дел не решит его вития.
                                           Нами
                   Его корысть не правит своенравно.
                   Везет ему сегодня - он герой,
                   А завтра - крах, и, смотришь, он обманом
                   Уж как-то ускользает от суда.
                   Да и вообще: ну, дело ль, чтоб невежды,
                   Чтоб чернь кормилом правила. Досуг -
                   Вот школа для правителя. А наспех
                   Иль ум его созреет? Бедняку,
               420 Будь даже он и даровит, работа
                   Тяжелая на ниве не дает
                   Досуга о делах народа думать.
                   А для умов повыше - прямо смерть,
                   Коли язык, ворочаясь легко,
                   Ничтожество иное превозносит...

                                   Тесей
                                  (мрачно)

                   Герольд речист и затевает спор...
                   Ну что ж? Когда и ты туда же, слушай!
                   Вот - мой ответ... Сам напросился, помни!
                   Власть одного есть худшее из зол
                   Для города. Бессильны и законы
               430 В такой стране, где царствует тиран
                   И где закон есть воля. Это - раз.
                   А равенство? Совсем другое дело,
                   Коли закон написан, если он
                   Для всех - один; коль слабый в правом деле
                   И богача осилит. Вот девиз
                   Свободного народа: "Кто советом
                   Готов служить отчизне, говори!"
               440 Слова несут и славу, но никто их
                   Не требует. Вот - равенство, герольд!
                   А далее? Где власть в руках народа,
                   Там дети всем на радость: это - свежий
                   Прилив народной мощи. Лишь царю
                   Дух юности кичливой страшен. Царство
                   Он бережет и юношей казнит,
                   А может ли окрепнуть город, если
                   С весны еще колосья юных сил
                   И буйные ты сбрил в полях?
                                              А средства
               450 Зачем копить, когда не детям их
                   Ты передашь; когда в сундук тирана
                   Они пойдут? Невинность дочерей
                   Оберегать зачем, коль, по желанью
                   Верховного, они его страстям
                   Должны служить к отцовскому позору?
                   Уж лучше я бы умер, чем дитя б
                   Отдать царю... Не будет ли с тебя?
                   Скажи теперь, зачем Кадмеей послан...
                   Ты дерзость слов оплакал бы, в тебе
                   Когда бы Фив не чтил я. Порученье
               460 Исполнить поспеши, и с богом, гость!
                   Креонта же вперед я поскромнее
                   К нам вестника просил бы отряжать.

                                  Корифей

                   Успех дает такую дерзость слабым,
                   Что будто он за ними укреплен.

                                  Герольд

                   Ну, к делу - так и к делу. В споре каждый
                   Останется, конечно, при своем.
                      Через меня фиванцы запрещают
                   Вам принимать Адраста. Если ж он
                   Теперь у вас, то просим до заката
                   Его отсюда выслать, разорвав
               470 Заклятие повязок и ветвей.
                   А главное - все мысли о попытке
                   Освободить тела убитых силой
                   Придется вам оставить.
                                          И при чем
                   Аргосцы здесь, я не пойму. Коль нас ты
                   Послушаешь, на голубую гладь
                   Веди ладью спокойно, ну, а если
                   Ответишь нам отказом, бури жди
                   Для нас и для себя и для своих
                   Союзников. Не бойся, царь, чтоб в гневе
                   На нашу речь и города кичась
                   Свободою, не поспешить с коротким
                   И резким "нет". Уверенность слепая,
               480 Вздымая дух, сгубила не один
                   Уже народ.
                              Когда в собранье люди
                   Решают, быть войне или не быть,
                   Никто себя не чает мертвым, вражьи
                   Лишь грезятся нам трупы. Если б смерть
                   В собраньях появлялась, так Эллада
                   Не гибла бы, быть может, как теперь,
                   В безумной жажде браней.
                                            Всякий знает,
                   Что хорошо, что дурно. Кто б из двух
                   Вещей не выбрал лучшей? Отчего же
                   Упрямо в толк никак мы не возьмем,
                   Насколько мир войны прекрасней, музам
               490 Любезный мир и ненавистный ада
                   Исчадиям; и златом и детьми
                   Богатый мир. А мы заводим войны,
                   Порабощаем слабого, мужи -
                   Мужей и города - друг друга.
                      Ты за мужей, восставших на богов,
                   Вступаешься. Их погубила дерзость.
                   А ты тела их хочешь хоронить.
                   Да разве ж не поклялся Капаней,
                   К стене приставив сходни, город рушить,
                   Хотя бы бог того не допускал?..
                   Что ж? Скажешь: смерть, его испепелив
                   Перуном, не была достойной карой
               500 Для дерзкого? А не сама ль земля
                   Разверзлась, чтоб принять в свои глубины
                   Гадателя и с лошадьми? И разве
                   Другие с раскроенной головой
                   Под стенами не пали? Если лучшим
                   Себя судьей не мнишь ты, чем Кронид,
                   Признай, что злых он покарал по правде.
                      Для мудрого милей, чем дети, нет,
                   Но тотчас вслед - родители, отчизна,
                   И должен он ее приумножать,
                   А не крушить. Опоры нет ни в дерзком
                   Вожде, ни в моряке. Они должны
                   И в бурю быть спокойны. Осторожность -
               510 Нет мужества надежней меж людей.

                                  Корифей

                   Их покарал всевышний, и довольно...
                   Лишь дерзостны глумления твои.

                                   Адраст

                   О, низость!.. О, позор!

                                   Тесей
                         (останавливая его жестом)

                                           Ни слова, царь!
                   Не выступай вперед с твоим ответом.
                   Герольд пришел ко мне, а не к тебе,
                   И отвечать ему - уж наше дело.
                   Вот мой ответ на первые слова
                   Герольдовы. Не знал я до сегодня,
                   Что мне Креонт - начальство иль что нас
               520 Настолько он сильнее, чтоб Афинам
                   Приказывать... Нам ждать ли приказаний?
                   Да прежде пусть на эту высоту
                   Морские волны хлынут...
                                           Я войны
                   Не разжигал, в походе Семерых
                   На Фивы не причинен. Погребенья
                   Оставшимся на поле битвы я
                   Хочу, и только. До Кадмеи ж это
                   Едва ли и относится: ее
                   Кровавой мы не наполняем распрей.
                   Похороните мертвых, потому что
                   Таков закон Эллады. Где ж ты тут
                   Нашел несправедливость? Аргос был,
                   По-твоему, неправ. Ну что ж? Он землю
                   Покрыл за то телами сыновей.
               530 Вам, отразившим, - слава, им - позор.
                   И, значит, - квит. Но дайте ж мир усопшим,
                   Пусть их земля засыплет. И на свет
                   Откуда что явилось, пусть вернется -
                   Дыхание в эфир, а тело в землю.
                   Здесь человек - жилец. Земля его
                   Вскормила оболочку, и не людям -
                   Земле она принадлежит. О чем же
                   Тут толковать? Иль, тел не хороня,
                   По-твоему, над Аргосом одним
                   Злотворствуешь? Отнюдь. Вы всю Элладу
                   Затронули, лишая мертвецов
                   Могилы их. Ты только возведи
                   В закон явленье это - и сильнейших
               540 Ты обратишь в трусливых. Чудеса!
                   Живому, мне грозить вы не страшитесь,
                   А трусите, чтоб мертвого земля
                   Засыпала. Да что ж произойти
                   Тогда должно? С землей сровняют Фивы
                   Покойники зарытые? Детей
                   Там, под землей, родят для наказанья
                   Фиванцев, что ль? Все это - трата слов,
                   И глупая. Поймите же, слепые,
                   Бессилие людей. Не на борьбу ль
               550 Похожа жизнь? Сегодня - я, ты - завтра,
                   Он послезавтра сверху. Божеству
                   Тому всегда раздолье. Плохо людям,
                   Они с дарами к богу - выручай.
                   А в счастии его возносят имя,
                   Чтоб сохранить удачу им и ветра
                   Не изменять попутного.
                                          А кто
                   Уразумел, что это так, обиды
                   Ничтожные переноси с терпеньем
                   И бойся на страну свою навлечь
                   Несчастие, нарушив справедливость.
                   Итак, к чему ж пришли мы? Дайте нам
                   Земле предать убитых, делом божьим
                   Заняться не мешайте. А не то
               560 Я силою их вызволю. Не скажут,
                   Что наш закон божественный и древний
                   Нарушен был в Афинах и при мне.

                                  Корифей

                   Но этого ль бояться? Пламя Правды
                   Хранящего не трогает молва.

                                  Герольд

                   Позволишь ли на это только слово...

                                   Тесей

                   Ну, говори... Ты любишь говорить.

                                  Герольд

                   Не получить тебе от нас аргосцев.

                                   Тесей

                   И мой ответ послушай, если так.

                                  Герольд

               570 Приходится послушать. Я сговорчив.

                                   Тесей

                   Я схороню тела. Я унесу
                   Их с берегов Асопа. Понимаешь?

                                  Герольд

                   Отважившись на крепкий бой сперва.

                                   Тесей

                   Не первый раз, заметь себе, отважусь...

                                  Герольд

                   Или таким отец тебя родил,
                   Что одного на всех Тесея хватит?

                                   Тесей

                   Злодеев, да. Мы добрых не казним.

                                  Герольд

                   Покоя нет от вас, и царь и город!

                                   Тесей

                   Коль без борьбы и счастья не добыть.

                                  Герольд

                   Что ж! Испытай, покойны ль нивы Спартов?

                                   Тесей

                   От змея ли пойдет воинский пыл?

                                  Герольд

               580 Испробуешь. Покуда ж, видно, молод.

                                   Тесей

                   Кичливостью своею, все равно,
                   Ты не рассердишь их. Но не пора ль
                   С запасом слов пустых и восвояси?
                   Мы ни к чему прийти не можем.

                      Герольд уходит в чужую сторону.




                            Те же, без герольда.

                                                 Вы ж,
                   Гоплиты, вы, владельцы колесниц,
                   Идем в поход! И конные за нами!
                   Пусть пеною покроется узда
                   Упрямого коня. На землю Кадма
                   Я вас веду, солдаты, к семивратной
               590 Его твердыне древней.
                                 (Адрасту.)
                                         Ты ж, аргосец,
                   Останься здесь. Мешать мы не хотим
                   Твоей удачи с нашей. С славным войском
                   И не бесславен сам иду теперь
                   На собственное счастье.
                                           Кто за правду
                   Стоит, тому одно лишь нужно - с ним
                   Бессмертные чтоб были. Бог да Правда
                   Одни дают победу. А без бога
                   И мужество не выручит людей.
        (Идет в ту сторону, куда ушел герольд, со свитой и людьми.)




                              Первое полухорие

               Строфа I Матери, горем убитые,
                        Горьких вождей! Мое сердце,
                        Сердце сжимается страхом.

                              Второе полухорие

                 600 Что ж голос страха этот означает?

                              Первое полухорие

                     Что выйдет из Тесеева похода?

                              Второе полухорие

                     Как думаешь ты? бой иль соглашенье?

                              Первое полухорие

                        Может быть, к лучшему все.
                        Если же грудью на грудь
                        Яро сразятся враги, -
                        Горе мне, горе! За это
                           Я ведь отвечу:
                        Брань не я ли зажгла!?

                              Второе полухорие

           Антистрофа I Горд он сегодня удачею,
                        Завтра он с жребием черным...
                        Это живит мою бодрость.

                              Первое полухорие

                 610 Ты думаешь, что боги справедливы?

                              Второе полухорие

                     А кто ж другой меж нами делит счастье?

                              Первое полухорие

                     Но их дележ, увы, неравномерен.

                              Второе полухорие

                        Ужас слепит вас опять.
                        Слушайте: кровью за кровь -
                        Вот наш ответ, наш закон.
                        Боги венчают страданье
                           Отдохновеньем...
                        Все концы у богов.

                              Первое полухорие

              Строфа II Если б отсюда,
                        От Элевсинских вод,
                        В Фивы кто снес меня!

                              Второе полухорие

                    620 Крыльев у бога себе проси!
                           Вот окрылись,
                           Живо узнаешь,
                        Что там у них теперь...

                              Первое полухорие

                        Дело-то спорится ль?
                        Крепкий герой у них,
                        Что раздобыл Тесей!

                              Второе полухорие

          Антистрофа II Будем молиться...
                        Мало ль молились мы,
                        Да не дрожащие?!

                              Первое полухорие

                        Аргоса корень! О Зевс-отец!
                    630    Кто ж, как не ты,
                           Вышний, заступишь
                        Силу Тесееву?

                              Второе полухорие

                        Вызволи Аргоса
                        Цвет от позора, бог!
                        Дай схоронить детей!






            Хор, Адраст и аргосский вестник (с внешней стороны).

                                  Вестник

                   О женщины! Я радостный посол.
                   Сам вырвался на волю я (захвачен
                   В сражении у вод Диркейских, в плене
                   Я был, что семь царей покойных дали
                   Фиванскому народу). Победил
                   Афинский царь. А об себе прибавлю
                   Без дальних слов, что царь мой Капаней
               640 Был Зевсовым испепелен перуном.

                                  Корифей

                   О друг! Твоей удаче рады мы
                   И вести о Тесее. Но спокойной
                   Могла бы быть я, только услыхав,
                   Что воины Афин благополучны.

                                  Вестник

                   И ты об этом слышишь. Пусть бы так
                   Под Фивами аргосцы и с Адрастом
                   Благополучны были, как они.

                                  Корифей

                   Но как же сын Эгеев и войска
                   Крониду тот трофей воздвигли, вестник?
                   Обрадуй нас, глашатай слов златых.

                                  Вестник

               650 Блестящие и чуждые обмана
                   Лучи светила Гелия в поля
                   Кадмеи ударяли. Я смотрел
                   С высокой башни близ ворот Электры.
                   Афиняне на три передо мной
                   Отряда по оружию делились.
                   До самого Исмена, говорят,
                   Гоплиты простирались, края древней
                   Кекропии питомцы, - и Тесей
                   В их голове на правом фланге стал.
                   На левом же паралии, и их
                   Не менее числом гоплитов было.
               660 Насупротив Ареева ручья
                   Тянулись боевые колесницы,
                   И, наконец, у гроба Амфиона
                   Стояла кавалерия и строй
                   Афинский замыкала. Возле стен
                   Позицию фиванцы занимали,
                   Загородив свой страшный приз - тела;
                   А конница и колесницы их
                   Пред вражьими как раз же приходились.
                   И вот приказ герольда прозвучал -
                   То ясные слова Тесея были:
                   "О воины, замолкните! И вы
                   Прислушайтесь, фиванские отряды!
               670 Мы за телами павших здесь, чтоб их
                   Похоронить - мы защищаем право,
                   Всем эллинам священное, - ничуть
                   Мы не хотим убийства".
                                          Но призыву
                   Не внял Креонт. Упорно и в молчанье
                   Его войска хранили грозный вид.
                   Открылся бой с военных колесниц...
                   Вот смялися, поправши строй, вот копья
                   Уж, кажется, скреститься метят. Первый
                   Разбег, и вспять ворочают коней
                   Возницы, чтоб усилить нападенье.
               680 То конницы афинской увидал
                   Искусный вождь Форбад, и он дает
                   Немедля знак своим. И вот с Форбадом
                   Сшибаются кавалеристы Фив.
                   Я близко был от места битвы, мог бы
                   Я перечесть во всей их полноте
                   Ужасные картины, но с чего,
                   Скажи, начать? С столбов ли пыли черной,
                   Что к небесам вздымалась? С колесниц
                   Мятущихся или людей, что, кровью
               690 Залитые, влачились на вожжах,
                   Запутавшись в ремни своих упряжек?
                   Один упал, другой через него,
                   Как акробат, слетает с колесницы,
                   И оба - бездыханны. Но Креонт,
                   Заметивши, что всадников успехи
                   Становятся для строя все грозней,
                   Хватается за щит. Вот он в атаку
                   Скомандовал. Минуты и Тесей
                   Не потерял - и он открыл движенье,
               700 Доспехами блистая. Строй на строй,
                   Бегут, сшибаются, резня и рукопашный
                   Повсюду бой. Кричали: "Бейте их!
                   Тесните вон афинян!" Да, боец
                   Не слабый из зубов дракона вырос,
                   Фиванский люд. И вот на левом фланге
                   Мы подались. Но правое крыло
                   Кадмейское бежало. Колебались
                   Весы, качались ровно. Тут царю
                   Афинскому хвала! Своим успехом
                   Не опьянен, он к дрогнувшим спешит, -
               710 И потряслась земля от клича: "Дети!
                   Коль вы не устоите, то Афин
                   Исчезнет имя самое под игом
                   Драконова рожденья". Эта речь
                   Вздымает дух кранайцев. Сам хватает
                   Он палицу, что некогда себе
                   Из Эпидавра вывез. Страшны были
                   Тяжелые размахи, и голов
                   Клонилось бремя с плеч, и, как колосья,
                   Летели шлемы спартов... Наконец
                   Враги сдались. Тут в радости я начал
               720 В ладони бить, плясать и петь. Они ж
                   К воротам потянулись. Вой и стоны
                   По городу и молодых и старых
                   Носились, и, сбегаясь, наполняли
                   Они смятеньем храмы. Город был
                   Афинянам открыт, но сам Тесей
                   Дружины удержал: "Не рушить Фивы,
                   А отобрать убитых мы пришли.
                   Ведь так и объявил я". Выбор должен
                   Таких вождей давать, чтобы они,
                   В опасности тверды, для дерзкой черни
                   Узду найти умели. Эта чернь
                   Хмелеет от удачи и готова,
                   За лестницу цепляясь, о верхах
               730 Мечтать, успех свой скромный презирая.

                                  Корифей

                   Желанный день! Я смела ль ожидать,
                   Что ты придешь? Нет, бог, и точно, есть.
                   Враг заплатил - и сердцу будто легче.

                                   Адраст

                   О вышний бог! А говорят еще,
                   Что человек разумен. Где ж он, разум?
                   Да разве мы не у тебя в руках,
                   Не делаем все, что Кронид захочет?
                   Наш Аргос, он еще ли был не крепок?
                   Самих ли не так было мало, или
                   Рук молодых нам не хватало? Царь
               740 Фиванский был умерен - но ему
                   Мы не сдалися в малом - и погибли...
                   Фиванцы же, сначала победив,
                   Как нищий, вдруг разбогатевший, стали
                   Высокомерны в счастии, и вот
                   И их теперь сгубило ослепленье.
                   Какой пустой задор! Не уступить
                   Добром и ждать, что нож приставят к горлу.
                   А города? Могли бы примирить
                   Переговором граждан - нет: убийство
                   Меж них дела вершит. А речь на что ж?
               750 Однако бросим это. Сам-то спасся
                   Ты как, скажи?.. А там еще спрошу...

                                  Вестник

                   А под шумок - пока они теснились,
                   Ища спасенья в Фивах, - ускользнул...

                                   Адраст

                   Но мертвые, добыча ваша, с вами ль?

                                  Вестник

                   Да, семерых вождей мы принесли.

                                   Адраст

                   Одних вождей? А вся дружина мертвых?

                                  Вестник

                   Могила их - лесистый Киферон.

                                   Адраст

                   Но кто ж зарыл в лесу: они ли, мы ли?

                                  Вестник

                   Нет, царь Тесей близ Элевферских скал.

                                   Адраст

               760 Где ж обогнал ты незарытых, вестник?

                                  Вестник

                   А в двух шагах. Усердье ведь что бич.

                                   Адраст

                   Рабам-то, чай, нести их было трудно?

                                  Вестний

                   Без помощи рабов мы обошлись.

                                   Адраст

                   Как? Сам Тесей им оказал вниманье?

                                  Вестник

                   Со стороны подумаешь - друзья.

                                   Адраст

                   И обмывал он сам тела несчастных?

                                  Вестник

                   Постели стлал и покрывал их сам.

                                   Адраст

                   Та не легка любовная услуга.

                                  Вестник

                   Послужим мы - послужит кто и нам.

                                   Адраст

                   Зачем и я не труп и не меж ними?

                                  Вестник

               770 Без жалоб, царь. Из материнских глаз
                   Ты новые зовешь не в пору слезы.

                                   Адраст

                   Не мне учить их этому, посол.
                   Но что же я? Скорей туда, навстречу!
                   С воздетыми руками, с током слез
                   И гимнами надгробными приму я
                   Соратников почивших. Ведь из них
                   Один я уцелел, чтоб их оплакать.
                   Именье ль ты, богатство ль потерял -
                   Вернуться может все. Лишь человека
                   Утратив, ты поймешь, что это значит!
                 (Уходит направо с вестником и эпигонами.)




                                    Хор

           Строфа I      И радость и мука!
                    Афинам-то, конечно, только слава!
                780      И два венца вождю!
                         А я детей тела укрыть
                    Дрожу. Но час придет нежданный этот,
                    И зрелище прекрасным назову,
                         Насытив сердце плачем...

       Антистрофа I      О пусть бы безбрачной
                    Оставило меня седое время,
                         Отец крылатых дней!
                790      На что ж детей рождала я?
                    Я думала - не выйти замуж горько,
                    А горе-то сегодня в первый раз
                         Пойму, теряя сына.

                                  Корифей

                    Уж шествие печальное открылось...
                         О, горе нам! Коль надо умереть,
                         Чтоб быть с детьми...
                         Стрела, зачем ты медлишь?






В  орхестре  торжественная  процессия.  Ее  открывает Адраст и отроки. Затем
следует  семеро покрытых носилок, из коих двое без мертвых. Шествие замыкает
                              Тесей со свитой.

                                   Адраст

               Строфа II Матери, стонами,
                         Стоном на стоны мне
                     800 Вы ль не ответите!

                                    Хору

                         О дети, из уст родимых
                         Горько привета слово,
                         Горько звучит над мертвыми!

                                   Адраст

                         О, увы!

                                    Хор

                         Увы мне, удар попал!

                                   Адраст

                         Ай! Ай!

                                    Хор

                         Железо пожрало их.

                                   Адраст

                         О, пострадали мы...

                                    Хор

                         Сил нет... Ой, смерть моя...

                                   Адраст

                         Аргос мой! Я ль не женат?
                         Аргос! О славный Аргос!

                                    Хор

                         Он смотрит и на нас, тот Аргос,
                     810 Бедных, безнадежных...

                                   Адраст
                  (обращаясь к остановившимся носильщикам)

           Антистрофа II Дайте ж сюда тела!

Тела по знаку Адраста ставят перед матерями; они не сразу, однако, подходят
                         к ним; слезы продолжаются.

                         Стойко отбитые -
                         Не поношение ль
                         Смерть их была, увы!

                                    Хор

     Матери страшным, сплошным движением бросаются на носилки. Служанки
         удерживают их, по приказанию мужчин (с жестами отчаяния).

                         О, дайте обнять ребенка!
                         К сыну прижаться грудью
                         Дайте его носившей!

                                   Адраст

                         Будет вам...

                                    Хор

                         Я мукой купила их...

                                   Адраст

                         О... о...

                                    Хор

                         Взываешь ты к матери?

                                   Адраст

                     820 Стонам внемли моим.

                                    Хор

                         Мука связала нас.

                                   Адраст

                         Пусть между трупов ратных
                         В поле и я был мертвым!

                                    Хор

                         О, если б никогда на ложе
                         Не обняла я мужа!

                                   Адраст

                    Эпод Вот оно, море бедствий!
                         Матери, плачете, плачьте!

                                    Хор

                         По щеке моей струится
                         Бороздами кровь, и пепел
                         Кроет волосы седые.

                                   Адраст

                         Горе мне, горе, о горе!
                         Пусть бы земля разверзлась!
                     830 Пусть бы сорвалась буря!
                         Пусть от стрелы небесной
                         Череп бы мой распался!

                                    Хор
                       (в мрачном экстазе к Адрасту)

                         Брак ты справил несчастливый,
                         И проклятье было в этом
                         Предвещанье Аполлона.
                         К нам из Фив
                         Перешел детоубийца,
                         Черный демон перешел
                         Из Эдипова чертога...

                  Плач мало-помалу стихает. Входит Тесей.

                                   Тесей
                                (к Адрасту)

                      Уже когда перед лицом дружин
                      Оплакивал ты мертвых, мой вопрос
                      Сложился, но ему я воли не дал...
                  840 Скажи теперь, Адраст, мне, кто они,
                      Те смельчаки, откуда род геройский
                      Они ведут? Наставь моих бойцов
                      Ты, сведущий, афинян юных этих.
                      Воочию мы оценили их
                      Безумную отвагу. Фивы штурмом
                      Дерзали брать... Оставлю в стороне
                      Смешное любопытство: как враги
                      В сражении распределялись, чьим
                      Был именно копьем и кто заколот.
                  850 Фантазии! Ну кто, спрошу, видал
                      Сквозь натиск боевой, где копья тучей
                      В лицо ему мелькали, как сосед
                      Его погиб. Расспрашивать об этом
                      Не собираюсь я, и за ответ
                      Могли бы вы ручаться, что он точен,
                      Я все ж бы не поверил. Если враг
                      Перед тобой - и важное просмотришь.

                                   Адраст

                      О, только слушай! Я же счастлив, царь,
                      Хвалу друзьям воздать во имя Правды
                      И Истины. И твой прекрасен дар.
                  (Указывает на первые закрытые носилки.)
                  860 Пронизанный Кронидовой стрелою,
                      Там Капаней. Чего он не имел?
                      Но золотом своим не величался
                      И бедняка скромнее жил. Стола
                      Обилье презирал он, не в пирах
                      Отличия искал. "Иль сытым быть, -
                      Он говорил, - так мудрено?" Надежный
                      В глаза ли друг иль за глаза он был.
                      Друзья такие редки. Сердце он
                      Открытое имел. И улыбался
                  870 Всем ласково. А чванства ни рабы,
                      Ни граждане в покойном не видали.
                            (Подходя ко вторым.)
                      Вот Этеокла прах. И в нем блистал
                      Алмаз, но новой гранью. Этот молод
                      И беден был. Но никогда почет
                      Не обошел его. Героем славным Аргос
                      Наш дорожил. И у друзей легко
                      Он находил поддержку, хоть свободы
                      Решений им своих не продавал.
                      Он быть врагом умел вождей фальшивых,
                      Не самого народа. Да за что ж
                      Казнить народ? Как будто он виновен,
                  880 Коль не туда советники ведут!
                             (У третьего одра.)
                      Вот третий вождь - и новое отличье:
                      Гиппомедон был отроком еще,
                      Когда решил он гордо, что ни Музы,
                      Ни нега не возьмут его - в полях
                      Он закалял себя на ловах, диких
                      Смиряя лошадей или тугой
                      Сгибая лук. Всего себя отчизне,
                      Всю силу он берег.
                              (К четвертому.)
                                         А здесь почил
                      Парфенопей, рожденье Аталанты.
                      Почти дитя, а до чего красив!
                  890 Аркадия была его отчизной,
                      Но в Аргосе он вырос, как метэк.
                      Парфенопей был скромен: он аргосцам
                      Не докучал - зато и между нас
                      Враждебных лиц не видел. Спорщик не был,
                      Вот - главное. Чужой ли, свой ли нам,
                      Но спорщики всегда невыносимы.
                      В челе других не хуже дрался он
                      Природного аргосца, утешаясь
                      Удачей наших граждан и скорбя
                      За их урон. Его краса желанья
                      Рождала и соблазны, но стоял
                  900 На страже он, чтоб не поддаться лести.
                          (Подходя к пятому ложу.)
                      Вот и Тидей. Великой похвале
                      Обилья слов не надо. Он словами
                      И не блистал. С копьем же был софист,
                      Для воинов неопытных опасный.
                                  (Тесею.)
                      Мои слова усвоив, не дивись,
                  910 Что умереть отважились такие,
                      Штурмуя кремль. И чувству чести, царь,
                      Потребно воспитанье. Если сердце
                      Ты закалил отвагой, стыд не даст
                      Тебе бежать. И доблести ведь учат,
                      Как прочему: как говорить и слушать.
                      Природа нам познаний не дает,
                      До старости зато уроки целы.
                      Итак вот первый долг -
                           (указывая на отроков)
                                              учить детей.

                                    Хор
                          (не подходя к носилкам)

                      О дитя! Не на радость тебя
                      Под сердцем носила, кормила
                  920 Я, в муках горьких тебя родив.
                      Та мука моя у Аида,
                      А мне, горемычной, к закату
                      Опоры и той не осталось -
                      Рожденного трудно кормильца.

                                   Тесей
                        (указывая на пустые носилки)

                      Меж павшими почтен Амфиарай:
                      Живым его и с колесницей боги
                      В земные недра приняли. Мой долг
                      Воздать хвалу открыто Полинику.
                  930 Он был мой гость, покуда Фив еще
                      Не покидал для Аргоса, себя
                      Печальному изгнанью обрекая...
                      А знаешь, что я сделаю теперь?

                                   Адраст

                      Одно - тебе повиноваться - знаю.

                                   Тесей

                      Пусть Капаней - его отметил Зевс...

                                   Адраст

                      ...Горит один, бессмертных достоянье.

                                   Тесей

                      Ты угадал. Других - в один костер.

                                   Адраст

                      Но где же гроб отдельный ты наметишь?

                                   Тесей

                      У храма здесь столбы велю я врыть.

                                   Адраст

                      Для рабских рук, конечно, то работа.

                                   Тесей
                         (подходя к одним носилкам)

                  940 А мы других схороним. Поднимай!
                      Воины присоединяются к нему.

                                   Адраст
                                   (хору)

                      Ну, матери, идите попрощайтесь.

                                   Тесей
           (останавливая с плачем идущих к телам женщин, Адрасту)

                      Оставь, Адраст! Не дело говоришь.

                                   Адраст

                      Как? Матерям нельзя детей касаться?

                                   Тесей

                      Не вынесут ужасных перемен.

                                   Адраст

                      Сукровица и язвы, точно, страшны.

                                   Тесей

                      Иль мало им уж пережитых мук?

                                   Адраст

                      Сдаюсь, Тесей! Крепитесь же, старухи!
                      Совет хорош Останки мы сожжем
                      И отдадим вам пепел. Вы детей
                      Обнимете, но в урнах...
                                              Люди, люди!
                  850 Хватаются за копья, тяжких ран
                      Ослеплены угрозой...
                                           Лучше каждый
                      Свой берегли бы город. Что вам - жить
                      Век, а!.. И путь-то ведь недальний, право!

     Мертвых поднимают. Процессия, в которой участвуют все, кроме хора,
    возвращается в прежнюю сторону. В орхестре между тем строят костер.



                                    Хор

                   Строфа Матери радость, где ты?
                          Матери гордость, где ты?
                          Нет тебе места дома
                          Меж матерей счастливых...
                          И мне Артемида, бездетной,
                      960 Больше не скажет: "Здравствуй!.."
                          Жить-то зачем? И эту
                          Чем я наполню пустыню?
                          Туча теперь я в небе,
                          Бурей гонима.

               Антистрофа Семеро нас рождало,
                          Семеро их родилось.
                          Дети-то наши были
                          Аргоса цвет и слава.
                          И вот я - старуха, а сын мой,
                          Радость, опора, где он?
                          Нет мне меж мертвыми места,
                          В счет не иду я под солнцем,
                          Тенью брожу одна я
                      970 В сумерках жизни...

                     Эпод Как его воспоминанье,
                          В доме мне остались слезы
                          Да венцы - седые пряди,
                          Что печаль скосила медью,
                          Мне остались, да напиток,
                          Сладкий мертвым, да напевы,
                          От которых золотые,
                          Хмурясь, Феб уносит кудри,
                          Да на пеплосе, к рассвету,
                          Складки влажные, что стынут
                          На груди, рыданий полной.

                                  Корифей

                      980 Вот он - гроб Капанея,
                          Глядите - вот - священный воздвигся...
                          Дары из дворца слуги выносят...
                          Постойте! Это кто же?
                          Или супруга?
                          Да, это - Эвадна, Ифитова дочь,
                          Возле останков жертвы перуна.
                          Ба!.. зачем же наверх идет на скалу,
                          На выступ идет над костром? Глядите...
                                                         Глядите...






    Те же и Эвадна, которая в уборе невесты появляется на выступе скалы,
    охраняющей чертог. Костер между тем разгорается как бы ей навстречу.

                                   Эвадна

             Строфа 990 Зачем, о, зачем же огнисты
                        У Солнца с колес летели
                        В тот день и горели брызги?
                        А в темном эфире следом
                        Луна катилась, и нимф
                        Сквозь сумрак факелы брак мой,
                        Мой славный брак озаряли?
                        Зачем уводил, ликуя,
                        Меня ты с гимнами, Аргос,
                        В чертог меднолатого мужа?
                   1000 И где ж он? О, где ж он? Ног я
                        Не слыша, сюда бежала...
                        Костер его где?..
                        Мне надо к нему, поймите,
                        В пламенный гроб его.
                        Там покончится мука,
                        Цепи туда я сброшу.
                        Смерть не та ль нам отрадна,
                        Если идти за другом,
                        Куда ему бог назначит.

                                  Корифей

                     Иль там костра не видишь ты внизу
                1010 Кронидовой святыни? Там почиет,
                     Испепелен перуном, Капаней.

                                   Эвадна

             Антистрофа Так вот он, предел желанный!
                        Иль это судьба сегодня
                        Со мной заодно? Отсюда
                        Я прыгну. Отсюда славы
                        Победный приму венец.
                        Сквозь пламя тело я с телом,
                   1020 С любимым телом солью я,
                        На грудь его грудью лягу...
                        За ним и туда, убитым,
                        В чертог Персефоны сойду я,
                        Ему изменить не в силах.
                        О пламя! О ложе! Здравствуй!
                        О боги! А вы
                        Детям в женитьбе счастье
                        Дайте моим вкусить!
                        Жен им добрых и честных!
                        Сердцем, чуждым обмана,
                        Мужа дочери, чтобы
                        Верен ей был сердцем
                   1030 И дома ее достоин.

                                  Корифей

                     Сюда идет отец твой престарелый.
                     Не чувствует еще Ифит твоих,
                     Не слышит слов, волнующих глубоко.




        Справа Ифит, белый старик со свитой. Он не видит еще дочери.

                                    Ифит

                      О женщины печальные! в ваш круг
                      И старого не радость гонит. Двое
                      Детей меня заботят. Этеокла,
                      Кадмейцами убитого, везти
                      Домой готов корабль, да вот ищу я
                      И дочери. Без памяти вдова
                      Искать его бежала, Капанея, -
                 1040 С ним умереть рвалася все. Ее
                      Мы берегли, а тут несчастье это
                      Недосмотрел... и вот... к вам первым я:
                      Не видели ль, скажите, дайте след...

                                   Эвадна

                      Что спрашивать чужих-то? Иль не видишь:
                      Как птица над могилой, я парю,
                      Как птица, только на тяжелых крыльях.

                                    Ифит

                      О ветреный ребенок! Но наряд
                      Так странен твой. И здесь чего ж ты ищешь?

                                   Эвадна

                 1050 Сердить тебя боялась я, отец!
                      Нехорошо, чтоб ты об этом слышал.

                                    Ифит

                      О чем же я, отец, не должен знать?

                                   Эвадна

                      Судьей бы был ты в деле неискусным.

                                    Ифит

                      Но твой убор?.. К чему ж такой убор?

                                   Эвадна

                      К чему убор? Да, он надет недаром.

                                    Ифит

                      И скорбные одежды ты сняла.

                                   Эвадна

                      О да... На мне одежда новой жизни.

                                    Ифит

                      Над мужнею могилой, над костром?

                                   Эвадна

                      Победою надменная, парю я...

                                    Ифит

                 1060 Кого же ты, скажи мне, превзошла?

                                   Эвадна

                      Всех женщин, всех, которых видит солнце.

                                    Ифит

                      Чем? Разумом иль, может, мастерством?

                                   Эвадна

                      Нет, доблестью! Деля могилу с мужем.

                                    Ифит

                      Загадка не загадка... Или бред?

                                   Эвадна

                      Я к мертвому в костер скачок готовлю.

                                    Ифит

                      О дочь моя! Здесь люди... Постыдись.

                                   Эвадна

                      Весь Аргос это слушай - так желаю.

                                    Ифит

                      Не смей, не смей... Не позволяю я...

                                   Эвадна

                      Э... все равно... Руками не достанешь...
                 1070 Как томно мне... Тебе не любо... нет...
                      Но любо мне и пламени героя...
                            (Бросается в огонь.)

                                    Хор

                              Увы! Женщина...
                              Страшное ты
                              Дело свершила!

                                    Ифит

                      Погиб, погиб я, жены, злополучный!

                                    Хор

                              Несчастный отец
                              Дерзкой жены...
                              Это отчаянье
                              Долго в глазах носить ты будешь!

                                    Ифит

                      Нет моему подобия в несчастьях.

                                    Хор

                      Старец, о старец злосчастный,
                      Это проклятье Эдипа - на всех его хватит,
                      И на тебя, и на Аргос - увы, и на нас!

                                    Ифит

                 1080 Увы! Зачем нам не дано два раза
                      Быть молодым и стариться. В дому
                      Заметно упущенье... что ж? Обдумай -
                      И сладится... Лишь жизни не вернешь.
                      Когда бы дважды молоды мы были
                      И старились два раза, что не так -
                      Поправил бы при новом круге всяк.
                      Вот я, бывало, вижу, что отцом
                      Кто сделался, и сердце загорится,
                      Ну просто смерть, как сына я хотел.
                 1090 А как узнаешь, каково могилу
                      Ребенку рыть, бог с ними и с детьми.
                      Вот вырастил я сына. То ли не был
                      Он доблестен? А вот верни его...
                      И что ж теперь я делать буду? Или
                      Назад, к себе, в пустой дворец, чтоб лучше
                      Почувствовать, как вымерло вокруг
                      Все прошлое... Пожалуй, к Капанею?
                      Пока жила Эвадна, так меня
                      Тянуло в этот дом. Бывало, губы
                 1100 То ласково к щеке моей прижмет
                      Иль голову руками приподымет.
                      Для старого отрадней нет отца,
                      Чем дочь его. Пускай душой я тверже
                      И выше сосн. Да ласки в сыне нет.
                      Куда-нибудь ведите... хоть обратно...
                      Зароюсь в темный угол, и мои
                      От голода погаснут скоро силы.
                      На что и прах сыновний собирать?
                      О, как я ненавижу эту старость
                      Согбенную... Да и себя за то,
                      Что с ней еще ношусь я... Как противны
                      Мне старики, что жадно берегут
                 1110 И греют и лелеют это тело:
                      Хоть чуточку у смерти да урвать.
                      С дороги их... В могилу их. Ни пользы,
                      Ни радости от них... Лишь теснота.

                            Его уводят направо.




Без  Ифита.  Во  время  слов  корифея снова на орхестру выступает процессия.
Отроки  несут  урны. Тесей и Адраст за ними. Матери в сопровождении служанок
                        выступают навстречу отрокам.

                                  Корифей

                         То усопших несут прах сожженных детей...
                         О рабыни! Опорою вы
                         Будьте старухе в плаче...
                         Ноги мои подломились.
                         О, не довольно ли? Сколько
                         Лет я жила! Сколько
                         Желчи пила я... Но пытка
                    1120 Есть ли больней сердцу
                         Встретиться так с ребенком?

  Одна мать и один отрок при мимическом сопровождении остальных и женского
                                   хора.

                                   Отрок

                Строфа I Вот оно... вот оно...
                         Кружечка малая
                         Только грузна -
                         Пепел отцовский в ней -
                         Там - все имение,
                         Слезы мои - и те.
                         О, злополучная,
                         О, моя мать!

                                    Мать

                         Увы мне! Увы мне!
                         И нее тут? И все тут?
                         Слезами политую
                    1130 Пепла-то - горсточку...
                         И это герой,
                         Микены дививший муж.

                                   Отрок

            Антистрофа I Горе мне! Горе мне!
                         Нету родимого,
                         Осиротел.
                         Жизнь моя горькая,
                         Угол мой холоден,
                         Руку отцовскую
                         Больше для бодрости
                         Мне не сжимать.

                                    Мать

                         Увы мне! Увы мне!
                         Где ж муки рожденья?
                         И радость рожденья где?
                         Сын у груди моей -
                         Где ночи без сна?
                         Щека его нежная?

                                   Отрок

               Строфа II Дым и прах - ты, родимый!
                    1140 Дым и прах - и все вы, все вы,
                         В пепел вас спалил костер,
                         Вас в эфире развевая,
                         Отдал темному Аиду.

                                    Мать

                         Ты слышал ли жалобу сына?
                         О, дай ему меч обнажить
                         Когда-нибудь, меч, о сын мой!

                                   Отрок

           Антистрофа II Так бы бог позволил это!
                         Месть в уме моем уж зреет.
                         Не довольно ль было слез,
                         Не довольно ли стенаний,
                    1150 Скорби этой не довольно ль?

                                    Мать

                         Ты в медных кольчугах дружины
                         За светлый Асоп поведешь:
                         Ты мститель отцовский будешь.

                                   Отрок

              Строфа III На тебя гляжу, отец, я будто.

                                    Мать

                         Дай губам моим лицо.

                                   Отрок

                         Так с губ твоих, отец, призывы,
                         Верно, ветер схоронил... их нет.

                                    Мать

                         Матери стенанья он оставил,
                         А тебе - воспоминаний боль.

                                   Отрок

          Антистрофа III Я совсем под этой ношей гибну...

                                    Мать

                    1160 Дай к груди прижать остывший прах!

                                   Отрок

                         Страшное произнесла ты слово:
                         Глубоко ты сердце ранишь мне.

                                    Мать

                         Ты уходишь? Значит, больше светом,
                         Светом глаз твоих я не упьюсь?..

                                   Тесей

                         О матери аргосские, и ты,
                         О царь Адраст, в руках детей, которым
                         Вернули мы тела отцов, пусть прах
                         Тот славный остается, дар Тесея
                         И города Паллады. Эту милость
                    1170 Принявши, сохраните, чтоб она
                         Из памяти не вышла. Дети ж пусть
                         Передадут в потомство, чем Афинам
                         Обязаны... А как почтили вас,
                         Свидетели теперь - Кронид и боги...

                                   Адраст

                         Мы хорошо, Тесей, запомним все,
                         Что сделал ты для Аргоса в годину
                         Тяжелую. Запомним навсегда.
                         Иль то не долг - ценить благодеянья?

                                   Тесей

                    1180 О чем-нибудь вы просите еще?

                                   Адраст

                         Нет, и прощай. Мои благословенья
                         И городу и славному вождю.

                                   Тесей

                         Благодарю и отвечаю тем же.
                         Простите же, прости и ты, Адраст...






       На альтане показывается Афина. Готовившиеся покинуть орхестру
                              останавливаются.

                                   Афина

                     Сперва, Тесей, исполни речь Афины,
                     Для города полезную. Ты прах
                     Не слишком ли отдать поторопился
                     Аргосцам этим юным, чтоб они
                     Перенесли к себе его? Сначала,
                     Взамен трудов народа и своих,
                     Ты клятву с них возьми. Клянется ж пусть
                1190 Адраст - он царь и за страну в ответе.
                     А клятва в том, что Аргос никогда
                     В афинские не вторгнется пределы,
                     И если б кто вступить задумал, он
                     С оружием в руках мешать обязан.
                     А преступи он клятву и на вас
                     Пойди войной - так самому ж на гибель.
                     Пусть в этом поклянется. Дальше - кровь
                     Из жертвенных животных соберешь ты
                     В особенный котел. Тебе котел
                     Тот укажу. Когда от пепла Трои
                     Алкид к делам переходил иным,
                     Он дал тебе добычу, чтоб ее
                1200 Ты посвятил на очаге Дельфийском.
                     Треножник был то медный. До сих пор
                     Не отсылал его ты. В эти недра
                     Дай овчей крови стечь, а клятву ты
                     На меди начертаешь. Аполлону
                     Затем ты дар Геракла перешлешь,
                     И в памяти у эллинов присяга
                     Останется Адрастова прочней
                     Закреплена Дельфийцем. Меч, которым
                     Овец колол для договорной жертвы,
                     Зарыть потом ты должен, где семи
                     Костерных груд чернеть остались угли,
                     Чтоб, если на Афины дерзновенно
                     Аргосец встал, - поднявшись, длинный меч
                     Прогнал его смятенным. После кости
                1210 Спаленные отдашь им. Поле то ж,
                     Где их тела пожрало пламя, богу
                     Ты посвятишь: пути скрестились там,
                     Но главная ведет дорога к Истму.
                     Все для тебя, Тесей.
                                          Теперь аргосцам:
                     Вы - отроки, но станете мужи,
                     И Фивы будут ваши. И вождями
                     Дано вам быть, Эгиалей отца
                     Заменит, а Тидид из Калидона
                     Придет и зваться будет Диомед.
                     Но подождать придется, чтобы щеки
                1220 Покрылись первым пухом, и данайцев
                     Не поднимайте раньше. Точно львы,
                     На город вы накинетесь. И будет
                     Не иначе, как я сказала. Вы
                     Получите названье "Эпигоны",
                     И гимны вас прославят по лицу
                     Эллады: так, по милости бессмертных,
                     Ваш будет подвиг дерзкий знаменит.

                                   Тесей

                     Владычица Афина, я из воли
                     Твоей не выйду. Ты всегда на путь
                     Меня прямой выводишь. Я присягой
                     Свяжу царя аргосского. Лишь ты
                1230 Не оставляй советом нас. Твоей
                     Мы милостью благополучны, Дева.

                                    Хор

                     Пойдем же, Адраст, и клятву
                     Пред царем и Афинами дашь ты.
                     Велик был их труд и честен.

                                Все уходят.
 
 
        ^TПРИМЕЧАНИЯ^U 
 

 
     Так как сюжетная ситуация трагедии - спор афинян с фиванцами  о  выдаче
трупов - очень близко напоминает исторический факт, связанный  с  поражением
афинского войска у беотийского города Делия поздней осенью 424 г. (см. Фуки-
дид, IV, 76-77, 89 - 101), то не вызывает сомнения, что "Умоляющие"  созданы
под свежим впечатлением этого события вскоре после 424  г.  В  более  точной
датировке  исследователи  несколько  расходятся:  одни  относят   постановку
трагедии к весне 422 г., другие - к весне 420 г.; так  или  иначе,  трагедия
создана на исходе первого  десятилетия  Пелопоннесской  войны,  когда  Афины
активно искали союза с Аргосом, чье влияние  на  Пелопоннесе  они  могли  бы
противопоставить гегемонии Спарты, в то время как  сам  Аргос  вел  политику
выжидания, чтобы решить, к какой из двух сторон ему выгоднее присоединиться.
     По содержанию "Умоляющие" как бы примыкают к написанным  много  позднее
"Финикиянкам":  поход  семерых  вождей  против  Фив  закончился   поражением
нападавших, и теперь фиванцы запрещают хоронить не только тело Полиника,  но
и всех павших вместе с ним аргосцев. Конфликт получал  разрешение  только  с
помощью  афинян,  то  ли  сумевших  добиться  разумного  компромисса   между
беотийцами и аргосцами, то ли вынудивших  Фивы  силой  оружия  выдать  трупы
погибших. Этот чисто аттический вариант сказания был разработан до  Еврипида
на афинской сцене Эсхилом в его трагедии "Элевсинцы" (не сохранилась).
     Текст  перевода  печатается  по  наборной  рукописи   (РО   РГБ,   фонд
Сабашниковых).
 
     Ст. 1. Элевсис (Элевсин) - одно из древнейших поселений в Аттике; здесь
с незапамятных времен существовал культ  Деметры  и  справлялись  знаменитые
Элевсинские мистерии (см. ст. 173).
     Ст. 5-7. Трезен - см. "Ипполит", Локсий - Аполлон, Пандионид - Тесей.
     Ст. 30. ...где в первый  раз...  -  По  аттическому  преданию,  Деметра
научила афинского царевича Триптолема искусству хлебопашества.
     Ст. 132-150. См.: "Финикиянки", ст. 409 - 423.
     Ст. 158. Амфиарай был против. - Амфиарай, обладавший даром  провидения,
настойчиво отклонял Адраста от похода на Фивы, но не смог его переубедить.
     Ст. 179. После этого  стиха  в  рукописях,  очевидно,  пропуск;  Адраст
объяснял, почему ему трудно увлечь своей  речью  Тесея:  на  уме  у  него  -
сплошное горе, и в этих условиях трудно думать о красоте слов; ведь и  поэту
нужно душевное спокойствие в момент творчества.
     Ст. 184. Край Пелопа был на  пути...  -  Недосмотр  переводчика.  "Край
Пелопа", если им считать Спарту (см. ст. 187),- южнее Аргоса и никак не  мог
лежать на пути оттуда в Афины. В оригинале мысль другая:  почему  Адраст.  в
своих просьбах обошел спартанцев?
     Ст. 201-213. Хвала тому бессмертному... - Согласно Эсхилу, этим  богом,
открывшим людям  путь  к  осмысленной  жизни,  был  Прометей  (см.  трагедию
"Прометей прикованный", ст. 441-506).
     Ст. 263 ...сын Пелопа... - Перед этим стихом в рукописях опять  утеряно
несколько стихов. Смысл их, вероятно,  следующий:  если  тебя  не  беспокоит
престиж твоего города и божественные законы, то помоги нам как родне, - ведь
Питфей, твой дед по матери, был сыном Пелопа (см.  примеч.  к  "Гераклидам",
ст. 36). Однако из текста не следует, что слова эти (и  до  конца  монолога)
обращены к Эфре. Скорее, их адресатом является сам Тесей.
     Ст. 293-296. Однострочная стихомифия  передана  Анненским  двустрочными
репликами.
     Ст. 316. ...с диким вепрем он не  боялся  драться...  -  По  дороге  из
Трезена в Афины юный Тесей убил в окрестностях Коринфа дикую свинью.
     Ст. 349-357. Только воля афинского народа... -  Апеллируя  к  народному
собранию, Тесей поступает так же, как эсхиловский Пеласг в "Умоляющих",  ст.
397-401:
 
                Сказал: решенья не приму - хотя бы смел, -  
                Не выслушав народа. Никогда пускай 
                Мне в городе не скажут: в горький час беды 
                Почтил он пришлых, но сгубил родной народ. 
                                    (Перевод Адр. Пиотровского) 
 
     Ст. 371. Край Инахов - Аргос.
     Ст. 392. Пляска красоты  -  то  есть  Каллихор,  священный  источник  в
Элевсине.
     Ст.  412-425.  Доводы,  почерпнутые  из  арсенала   антидемократической
пропаганды афинских олигархов.
     Ст. 470. Разорвав заклятие повязок и  ветвей.  -  То  есть  не  обращая
внимания на ветви, обвитые шерстяными нитями, - атрибут молящих о защите.
     Ст.  496-499.  Капаней.  -  Об  угрозах  Капанея  и  его  гибели   см.:
"Финикиянки", ст. 179-189,1127-1132.
     Ст.  500.  А  не  сама  ль  земля...  -  Амфиарая  с  его   колесницей,
разверзшись, поглотила земля. См. ст. 925-927.
     Ст. 517-563. Ответ Тесея почти  равен  по  объему  речи  глашатая,  ст.
465-510 (ср. примеч. к "Медее", ст. 465-575).
     Ст. 533 сл.  ...Дыхание  -  в  эфир,  а  тело  -  в  землю.  -  Еврипид
воспроизводит широко распространенное в V в. до н. э.  убеждение,  что  душа
человека после его смерти растворяется в эфире. Эту формулу находим  даже  в
официальном документе - надписи, перечисляющей имена афинян, павших в 432 г.
под Потидеей: "Эфир принял души, а земля - тела следующих граждан..."
     Ст. 571. Асоп - река, протекающая по фиванской равнине.
     Ст. 578. Нивы Спиртов ("посеянных") -  то  есть  фиванцев,  чьи  предки
родились из зубов дракона, посеянных Кадмом.
     Ст. 654-660 и 675-718. В описании сражения  Еврипид  соединяет  картину
"гомеровского"  боя  с  колесниц  с  современной  ему  практикой   ополчения
гоплитов.
     Ст. 655. Йемен - река на фиванской равнине.
     Ст. 659. Паралии - население прибрежной области в Аттике.
     Ст. 663. Амфиам - см. примеч. к "Гераклу", ст. 27-34.
     Ст. 713. Кранайцы - афиняне, потомки легендарного героя Краная.
     Ст. 759. Элевферы - селение в предгорьях Киферона со стороны Аттики.
     Ст. 763.  Как?  Сам  Тесей...  -  Реплика,  пропущенная  в  рукописи  и
восстанавливаемая издателями по смыслу.
     Ст. 797, ремарка. Из семи носилок двое без мертвых - потому что  Адраст
остался жив, а Амфиарай живым был принят землей.
     Ст. 798-810. Строфа II построена в оригинале, как и  антистрофа  II,  в
чередовании симметричных реплик Адраста и хора.
     Вплоть  до  ст.  838  порядок  стихов   в   переводе   нарушен.   Здесь
восстановлено их расположение по оригиналу.
     Ст. 846-854. Эти стихи  обычно  расценивают  как  полемику  с  Эсхилом,
который  дал  в  центральной  сцене  "Семерых  против  Фив"  (ст.   375-676)
характеристику  семи  вождей,  нападавших  на  город,   и   семи   фиванцев,
выставленных против них. Но о самом  сражении  Эсхил  в  "Семерых"  как  раз
ограничивается очень кратким сообщением, последующие  же  слова  Тесея  ("ну
кто, спрошу, видал...")  заставляют  видеть  в  его  словах  скорее  критику
эпических повествований о поединках отдельных героев - такие  рассказы  и  в
самом деле потеряли смысл в эпоху массовых сражений V в.
     Ст. 860-932.  Здесь  несомненна  трактовка  семерых  нападающих,  прямо
противоположная традиции, которой и сам Еврипид будет  отчасти  следовать  в
"Финикиянках", ст. 1113-1140. Причину такой перемены понять нетрудно: Тесей,
мотивирующий свое выступление в защиту тел аргосцев благочестием, не мог  бы
этого сделать, если бы погибшие были охарактеризованы как наглые и надменные
насильники и безбожники.
     Ст. 871. Этеокл - аргосец, сын Ифита (см. ст. 1037  сл.),  которого  не
следует смешивать с его тезкой Этеоклом, сыном Эдипа.
     Ст. 892. Метек - не имеющий полных гражданских прав.
     Ст. 909. Мои слова усвоив... - Адраст характеризует только  пятерых  из
семи вождей, так как судьба Амфиарая (сына Оилея) и Полиника известна самому
Тесею(ст. 925-931).
     Ст. 935. Горит один... - Поскольку  молния  являлась  атрибутом  Зевса,
тело человека, сраженного ею, считалось священным и подлежало захоронению  с
особыми почестями.
     Ст. 1026-1030. В оригинале текст  сильно  испорчен,  и  перевод  дается
предположительно.
     Ст. 1144. Месть в уме моем уж зреет. - Намек на поход эпигонов, которым
суждено в следующем поколении разорить Фивы. Ср. ст. 1150-1152.
     Ст. 1188-1195. ...Ты клятву с них возьми. - Политическая ситуация конца
20-х годов V в. проецируется в легендарное прошлое, так же как  это  было  в
"Орестее" Эсхила ("Евмениды", ст. 762-774),  где  Орест  клянется  в  вечной
верности Аргоса Афинам.
     Ст. 1214-1226. Афина излагает сюжет послегомеровской  поэмы  "Эпигоны",
повествовавшей о походе детей погибших на Фивы; на ту же тему и под  тем  же
заголовком была написана трагедия Эсхила (не  сохранилась).  Эгиалей  -  сын
Адраста.

                                                                   В.Н. Ярхо 
 

Популярность: 33, Last-modified: Thu, 19 Dec 2002 10:59:28 GMT