----------------------------------------------------------------------------
     Перевод Иннокентия Анненского
     Еврипид. Трагедии. В 2 томах. Т. 1.
     "Литературные памятники", М., Наука, Ладомир, 1999
     OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------



          Афродита (II)                        Кормилица (III)
          Ипполит, сын Тесея от амазонки (I)   Федра, жена Тесея (II)
          Хор охотников-товарищей              Тесей, царь афинский (II)
            Ипполита                           Вестник (III)
          Старый раб (III)                     Артемида (III)
          Хор трезенских женщин                Свита Ипполита, свита Тесея,
                                                 свита Федры

                Действие происходит в Трезене перед дворцом.



Сцена  представляет  площадь, ограниченную фасадом царского дворца Питфея, в
дорийском  стиле  (дворец  занимает  середину заднего плана). Перед порталом
справа  (от  зрителей)  стоит изваяние Артемиды, слева - Афродиты. С боков к
фасаду   примыкают   отдельные  здания  с  особыми  входами.  Правая  кулиса
изображает  город,  а  левая - деревню, между ними и задней стеной оставлены
             проходы - правый в город, левый за пределы страны.




                                Раннее утро.

                                  Афродита
                         (появляясь на возвышении)

                   Полна земля молвой о нас, и ярок
                   И в небесах Киприды дивной блеск,
                   И сколько есть людей под солнцем дальним
                   От Понта до Атлантовых пределов,
                   Того, кто власть мою приемлет кротко,
                   Лелею я, но если предо мной
                   Гордиться кто задумает, тот гибнет.
                   Таков уж род бессмертных, - что дары
                   Из смертных рук сердцам отрадны нашим.
                   И правду слов я скоро здесь явлю.
                10    Из всех один меня в Трезене этом
                   Тесеев сын, надменный Ипполит,
                   Могучею рожденный Амазонкой
                   И благостным Питфеем воспоен,
                   Последнею расславил в сонмах дивных.
                   Он радостей и уз любви бежит,
                   А меж богов сестры милее Феба
                   И Зевсовой нет дочери ему...
                   И с чистою среди зеленой чащи
                   Не знает он разлуки. Своры он
                   По зверю там гоняет с нею рядом,
                   Сообществом божественным почтен...
                20 Нет зависти во мне: какое дело
                   Мне до того? Но в чем передо мной
                   Он погрешил, за то гордец ответит
                   Сегодня же... Нависла и давно
                   Лишь мига ждет, чтоб оборваться, кара.
                   Когда чертог покинул он Питфея,
                   Чтоб Элевсина таинства узреть,
                   Священный град Афины посетил,
                   Там юношу увидела жена
                   Его отца, блистающая родом;
                   И чарами Эрота сердце в ней
                   В тот миг зажглось моей державной волей,
                   И ранее, чем уезжать сюда,
                30 Влюбленная, она скалу Паллады
                   С той стороны, что смотрит на Трезен,
                   Святилищем украсила Киприды,
                   И храм ее тоскующей любви
                   Так и прослыл "святыней Ипполита".
                      Когда ж Тесей, чтобы себя омыть
                   От пролитой им крови Паллантидов,
                   В изгнание из Аттики с женой
                   Сюда, в Трезен, свой парус направляет
                   На целый год - несчастная, мечты
                   Безумные со стонами мешая,
                   Здесь от Эрота жала сохнуть стала.
                   Она молчит. Из челяди никто
                40 О тайне и не знает. Только страсти
                   Не суждено угаснуть без следа:
                   Отцу о ней я расскажу, Тесею,
                   И будет нам враждебный Ипполит
                   Убит его проклятьем. Царь глубинный,
                   Недаром же Тесею Посейдон
                   Три посулил желания исполнить.
                   Прославлена - но все-таки умрет
                   И Федра. Пусть! Мне лучше, чтобы Федра
                   Погибла, чем, виновных поразив,
                50 Мне сердца, месть лаская, не насытить.
                   (Издали слышатся хоры товарищей Ипполита)
                   Но вот и он... Тесея Ипполит,
                   Надменный сын... Покинув лов тяжелый...
                   Сюда идет - я ухожу...
                       (Спускается со своей эстрады.)
                                          Пора.
                              (Всматривается.)
                   С какою он большой, веселой свитой.
                              (Прислушиваясь.)
                   Как ярко гимн их Девственной звучит,
                   Богине их отраден, Артемиде:
                   Не чует он, что Адовы врата
                   Уж для него открыты... и что солнца
                   Последнего он пьет теперь лучи...
                              (Уходит налево.)




Ипполит со спутниками (справа); их 15 человек, они одеты в охотничьи костюмы
и  вооружены  дротиками. Ипполит - юноша с локонами золотисто-белого цвета и
строгим  лицом;  у  него  светлые  голубые  глаза, его одежда и приемы более
говорят о палестре, охоте и играх, чем о войне и лагере. В руке у него венок
из полевых цветов. При появлении Ипполита из дому выходит несколько рабов, в
      том числе и Старый раб. Шествие направляется к статуе Артемиды.

                                  Ипполит

                        О, восславьте гимном, други,
                        Золотую Дия дочь,
                    60 Артемиду, нашу радость!

                                  Охотники
                                 (к статуе)

                              Дева-владычица,
                              Радуйся, сильная
                              Зевсова дочь!
                              Чада Латоны нет
                              В мире прекраснее.
                              О Артемида, нам
                              Нет и милей тебя:
                              В златом украшенных
                              Залах отца богов
                              Сколько чарующих,
                              Сколько небесных дев!
                              Ты между них одна
                           70 Девственно чистая,
                              Солнца отраднее
                              Ты, Артемида, нам.
              (Кладут на алтарь Артемиды цветы и расходятся.)

                                  Ипполит
    (приближаясь к статуе и окружая ее подножие своей большой гирляндой)

                    Прими венок, царица: в заповедном
                    Лугу, цветы срывая, для тебя
                    Я вил его... На этот луг не смеет
                    Гнать коз пастух, и не касался серп
                    Там нежных трав. Там только пчел весною
                    Кружится рой средь девственной травы.
                    Его росой поит сама Стыдливость.
                    И лишь тому, кто истинно стыдлив
                 80 Не хитростью, стыдлив душой свободной,
                    Срывать цветы там свежие дано:
                    Для слабых душ они не расцветают.
                (Приближаясь к статуе и обнимая ее колена.)
                    Но, милая царица, для твоих
                    Волос златисто-белых их свивала
                    Среди людей безгрешная рука.
                    Один горжусь я даром - быть с тобою,
                    Дыханьем уст с тобой меняться звучным
                    И голосу внимать, лица не видя...
                    О, если бы, как начинаю путь
                    И обогнув мету, все быть с тобою...

                                 Старый раб
        (подходя к Ипполиту, который спустился со ступеней подножия.
                Старик без шапки, с палкой, говорит сурово)

                    Царь!.. Для меня лишь боги господа...
                    Готов ли ты принять совет во благо?

                                  Ипполит

                 90 Конечно да. Иль мудрости, старик,
                    Иначе мы сберечь могли бы славу?

                                 Старый раб

                    Ты знаешь ли, что общий есть закон?

                                  Ипполит

                    Какой закон? К чему ты речи клонишь?

                                 Старый раб

                    Кто сух душой надменной, нам не мил.

                                  Ипполит

                    Ты прав, старик: надменный ненавистен.

                                 Старый раб

                    Лишь ласковый имеет дар пленять.

                                  Ипполит

                    Он без труда друзей приобретает.

                                 Старый раб

                    Не то же ли среди богов, что здесь?..

                                  Ипполит

                    Раз их закон мы, смертные, приемлем...

                                 Старый раб

                    С богинею зачем же ты так горд?

                                  Ипполит

                100 С какой? Смотри - уста на грех наводят.

                                 Старый раб
                        (указывая на статую Киприды)

                    С Кипридою, хранящей твой порог.

                                  Ипполит
      (с полупоклоном к статуе Афродиты, не отходя от статуи Артемиды)

                    Я чту ее, но издали, как чистый.

                                 Старый раб
                               (повышая тон)

                    Особенно все люди чтут ее.

                                  Ипполит

                106 Бог, дивный лишь во мраке, мне не мил.

                                 Старый раб

                    Дитя, воздай богам, что боги любят.

                                  Ипполит

                104 Кому один, кому другой милее,
                    И из богов, и меж людей, старик.

                                 Старый раб
                         (помолчав, с расстановкой)

                    Умен ты, да... Дай бог, чтоб был и счастлив.

                                  Ипполит
                               (к охотникам)

                108 Свободны вы, товарищи! В дому
                    Нам полный стол отраден после ловли,
                110 Подумайте ж о пище - а потом
                    Вы кобылиц почистите. Вкусивши
                    Отрадных яств, я их запречь велю,
                    Ристалищу свободно отдаваясь.
  (К старику, который молча стоит около статуи Афродиты - с полупоклоном к
                                  обоим.)
                    Вам много радостей с Кипридою, старик!

            Ипполит уходит в средние двери, свита в левые двери.




                       Старый раб и несколько рабов.

                                 Старый раб
                          (после минуты молчания)

                   Нет, с юных мы примера брать не будем,
                   Коль мыслят так.
(Низко кланяясь Афродите, причем палку он кладет на землю, потом воздевает к
                               богине руки.)
                   С молитвою к тебе я обращаюсь,
                   Владычица Киприда. Снизойди
                   Ты к юности с ее кичливым сердцем
                   И дерзкие слова ее забудь:
               120 Нас не на то ль вы, боги, и мудрее?






На орхестру правым проходом одна за другой спускаются пятнадцать трезенских
 женщин, приблизительно в возрасте Федры. Хор разделяется на два полухория.

                              Первое полухорие

               Строфа I Холодна, и чиста, и светла
                        От волны океана скала,
                        Там поток, убегая с вершины,
                        И купает и поит кувшины.
                           Там сверкавшие покровы
                           Раным-рано дева мыла,
                           На хребет скалы суровой,
                           Что лучами опалило
                           Колесницы дня багровой,
                           Расстилая, их сушила:
                           О царице вестью новой
                       130 Нас она остановила.

                              Второе полухорие

           Антистрофа I Ложу скорби судьбой отдана,
                        Больше солнца не видит она,
                        И ланиты с косой золотою
                        За кисейною прячет фатою.
                           Третий день уж наступает,
                           Но губам еще царица
                           Не дала и раствориться,
                           От Деметры дивной брашна,
                           Все неведомой томится
                           Мукой, бедная, и страшный
                       140 Все Аид ей, верно, снится.

                              Первое полухорие

              Строфа II Бредом, царица,
                        Пана бредом объята,
                        Или Гекаты, иль горной
                        Реи, иль стаи грозной
                           Бредом полна корибантов ты...
                           Может быть, ты Диктинну,
                           Лова нечестьем царицу,
                           О госпожа, оскорбила,
                           Брашна святого не дав ей?
                           Дивною земли полны,
                           И над пучиною моря
                       150 Носится тень Диктинны.

                              Второе полухорие

          Антистрофа II Или супруга,
                        Или с ложа, царица,
                        Тайная князя вельможных
                        Связь увлекла, скажи нам?
                           Крита ль брега родимого,
                           Смело ладью вверяя
                           Кинул моряк пучине,
                           Гавани радуясь в мыслях?
                           Может быть, вести царице
                           Путник привез такие,
                           Что ей печаль и мука
                       160 Души сковали с ложем...

                                    Хор

                   Эпод Жребий несчастный жен,
                        Разве он тайна мне?
                        Немощи робкие, сколько таится в них
                           Мрака душевного,
                           Сколько безумия -
                        Носят, как мать дитя... Этот порыв
                        Прихоти немощной в сердце и мне проник.
      (С молитвенным обращением к статуе Артемиды и воздеванием рук.)
                           Но к Артемиде, деве небесной,
                           Стрелы носящей, я,
                           В родах хранящей, я
                           Громко взывала.
                        И Артемида мне между бессмертными
                           Всех и теперь милей.






Жаркий  полдень.  Из  дворца  на  низком ложе выносят полулежащую Федру. Она
высокая,  бледная,  губы  сухие, с полуспущенным покрывалом на голове. С ней
старые   кормилицы  и  служанки,  из  них  некоторые  несут  царицу,  другие
покрывала,  благовония,  опахало.  Шествие  показывается  после  первых слов
корифея. Старая кормилица и служанки хлопочут около Федры и укладывают ее на
                  постели, несколько раз передвигая ложе.

                                  Корифей

              170      Вот старая няня...
                  За ней из дворца несут сюда ложе царицы.
                       Какая бледная! Как извелась,
                       Как тень бровей ее растет, темнея!
                  О, что с ней?.. Любовью тревожной полна я.

                    Знаки участия и любопытства в хоре.

                                 Кормилица
                   (заметно утомленная возней и тревогой)

                                 (К хору.)
                  О, слабость людская, о, злые недуги!
                  Что делать буду я? Чего мне не делать, скажите?
                                 (К Федре.)
                  И светлое солнце, и чистое небо,
              180 Дитя, над твоею недужной постелью...
                  Ты воли просила.
                  "На воздух несите", - рабыням твердила.
                  Минута - и спальня нам будет милее.
                  Желанья что волны. Что тень твоя радость.
                  Что есть - надоело, не мило, а если
                  Чего мы не видим, душа загорелась:
                  Скорее, скорее.
                                 (К хору.)
                                  Не лучше ль уж, право,
                  Больною лежать, чем ходить за больной?
                  Там тело страдает, а тут и душа
                  Твоя изболеет, и руки устанут...

                                   Пауза.

                  Да, жизнь человека - лишь мука сплошная,
              190 Где цепи мы носим трудов и болезней.
                                (Задумчиво.)
                  Но быть же не может, чтоб нечто милее,
                  Чем путь этот скучный, за облаком темным
                  Для нас не таилось.
                                      И если мерцанья
                  Мятежного ищем душой на земле мы,
                  Так только затем, что иной не причастны
                  Мы жизни и глаз человека не властен
                  Подземные тени рассеять лучами,
                  Что лживые сказки душою играют.

                                   Федра
                     (к служанкам, которые ей помогают)

                  Подняться хочу я... Поднять с изголовья
                  Мне голову дайте... Нет силы... Все тело
              200 Мое разломило... За белые руки
                  Возьмите меня вы, за слабые руки.
                  Долой покрывало!
(Срывает покрывало и дает рассыпаться темно-золотистым своим и набегающим на
                               щеки волосам.)
                                   Мне тяжко, рабыни...
                  Пусть волосы льются и плечи оденут...

                                 Кормилица
                             (склоняясь к ней)

                  Немного терпенья, дитя, не мечись
                  Так дико... Собою владей, и недуг
                  Тебе покорится. Ты только подумай:
                  Ведь ты ж человек - обреченный страданью.

                                   Федра
       (приподнимаясь и садясь на ложе, с которого она спускает ноги)

                  Мне ключ бы гремучий, студеный и чистый:
                  Воды бы оттуда напиться... я после
              210 В развесистой куще б улечься хотела,
                  Среди тополей и на зелени нежной.

                                 Кормилица

                  Опомнись, опомнись,
                  Не стыдно ль желанья такие безумно
                  Кидать при народе...

                                   Федра
                               (сходя с ложа)

  Рабыни расступаются, кормилица молча качает головой, обмениваясь знаками
                      недоумения с хором и служанками.

                  Оставьте... Туда я... Я в горы хочу,
                  Где ели темнее. Где хищные своры
                  За ланью пятнистой гоняются жадно.
                        (С возрастающей лихорадкой.)
                  О, ради богов...
              220 Когда бы могла я живить ее свистом,
                  О, если бы дротик к ланите под сенью
                  Волос золотистых приблизить могла я...

                                 Кормилица

                  Уж это откуда желанье, не знаю...
                  По зверю охота - твоя ли забота?
                  А если воды ключевой захотелось,
                  Ходить недалеко - источник у дома,
                  И пей себе, сколько душа твоя просит...

                                   Федра

                  Туда, Артемида, царица приморья,
                  Где кони песчаные отмели топчут!
              230 О, если б туда мне, в урочища девы,
                  И мне четверню бы венетскую в мыле.

                                 Кормилица
                             (всплеснув руками)

                  Чего еще просит? Безумные речи!
                  То в горы, по чаще лесистой с охотой
                  За ланью гоняться... то ей на прибрежье
                  Подай колесницу... Гадателя надо,
                  Чтоб бога нам назвал, которому в мысли
                  Пришло твой рассудок с дороги обычной
                  Увлечь в эти дебри. Здесь вещего надо.

                                   Федра
   (мало-помалу приходит в себя, она видит хор, служанок и, закрывая лицо
                    руками, тихо отходит к своему месту)

                  Несчастная! Что я? Что сделала я?
              240 Где разум? Где стыд мой? Увы мне! Проклятье!
                  Злой демон меня поразил... Вне себя я
                  Была... бесновалась... Увы мне! Увы!
                                 (Ложится.)
                  Покрой меня, няня, родная, покрой...
                  Мне стыдно безумных речей...
                  О, спрячь меня! Слез не удержишь... бегут.
                  И щеки горят от стыда... возвращаться
                  К сознанью так больно, что, кажется, лучше,
                  Когда б умереть я могла, не проснувшись.

                                 Кормилица
                              (покрывая Федру)

              250 Закрыла... Чего уж? Самой-то в могиле
                  Скорей бы землею покрыться. Судьба ведь
                  За долгие годы чему не научит...
                                 (К хору.)
                  Не надо, чтоб люди так сильно друг друга
                  Любили. Пусть узы свободнее будут,
                  Чтоб можно их было стянуть и ослабить,
                  А так вот, как я эту Федру люблю,
                  Любить - это тяжкое бремя. На сердце
              260 Одно, да заботы, да страхи двойные.
                  Вот подлинно - где ты уж слишком усерден,
                  Там много ошибок да мало утехи...
                  Всегда я скажу: ты излишнего бойся,
                  Все в меру - и мудрые скажут: все в меру.
            (Отходит от Федры, которая лежит молча, закрывшись.
                     Дальше сцена ведется вполголоса.)

                                  Корифей

                  Ты, старая и верная раба,
                  Вспоившая царицу! Видим, горе
                  Какое-то у Федры, но понять,
                  Какой недуг у ней, - не понимаем.
              270 Душа горит твоих послушать слов.

                                 Кормилица

                  Когда б сама я, жены, понимала...

                                  Корифей

                  Причину мук ты знаешь, может быть.

                                 Кормилица

                  И тоже нет. Она давно таится.

                                  Корифей

                  А как слаба она... Как извелась...

                                 Кормилица

                  Не ослабеть... как третий день без пищи!

                                  Корифей

                  В безумии она?.. Иль смерти жаждет?

                                 Кормилица

                  Конец один. Причины ж я не знаю.

                                  Корифей

                  На мужа я дивлюсь... Что ж смотрит муж?

                                 Кормилица

                  Я ж говорю тебе - она таится.

                                  Корифей

              280 Но на лице нельзя ж не видеть мук.

                                 Кормилица

                  Да, как на грех, и муж у ней в отъезде.

                                  Корифей

                  Но ты? Ужель на все ты не пойдешь,
                  Чтобы недуг ее разведать, тело
                  И душу ей снедающий недуг?..

                                 Кормилица

                  Старалась уж, да никакого проку.
                  Но рук я не сложу - смотрите все
                  И помните, что господам в несчастье
                  Я верная слуга...
(Подходит к Федре, наклоняется над ней, говорит что-то шепотом, на что Федра
                отрицательно качает головой, потом громко:)
                                      Дитя мое
                  Любимое, мы прежних лучше обе
                  Не будем слов и помнить... Ты смягчись
                  И не гляди так гневно... Я ж покину
                  290 Унылый путь, которым мрачный ум
                  Дошел до слов тяжелых, и другую
                  Речь заведу, получше.
                                        Если тайным
                  Недугом ты страдаешь, эти жены
                             (указывая на хор)
                  Тебе помогут опытом, стараньем;
                  А если он таков, чтоб и мужам
                  Его открыть, - тебя врачи излечат.
                  Что ж ты молчишь, дитя? Хоть что-нибудь
                  Скажи, меня, коли не так сказала,
                  Оспорь, а не оспоришь, так признай,
                  Что я права, и поступи согласно
                  300 Моим словам. Открой же губы... Дай
                  Хоть посмотреть в глаза тебе... О, горе!
                  Вот, женщины... Вы видите? Опять.
                  Уж я ли не старалась?.. Все напрасно:
                  Как было, так и есть, и как тогда
                  Была глуха, так и теперь не внемлет.

                                   Пауза.

    (Отходит от Федры, говорит с хором, потом опять уже более решительно
               подходит к ней и говорит более суровым тоном.)
                  Пойми ж ты хоть одно. К другому можешь
                  Ты равнодушней моря быть, но если
                  Себя убьешь, - ведь собственных детей
                  Отцовской ты лишаешь части этим.
                  Я царственной наездницей клянусь,
                  Что детям родила твоим владыку,
                  Пусть незаконного, но с честолюбьем,
                  Законного достойным. Ты его
                  Отлично знаешь, Федра... Ипполита.

                                   Федра
                      (не поднимая фаты, но привстав)

              310 Увы!

                                 Кормилица
                                (с живостью)

                        Коснулась я живого места разве?

                                   Федра
                  (садится на постели и полуспускает фату)

                  Ты сделала мне больно... Я молю:
                  Не повторяй мне больше это имя.

                                 Кормилица

                  Вот видишь ты - сама ведь поняла;
                  Так как же, рассудив, не хочешь жизни
                  Своей сберечь для собственных детей?

                                   Федра

                  Я их люблю, детей. Но в сердце буря
                  Мне жребием ниспослана иным.

                                 Кормилица

                  Нет на руках твоих, надеюсь, крови?

                                   Федра

                  Душа во мне... душа заражена.

                                 Кормилица

                  Иль это враг тебе какой подстроил?

                                   Федра

                  О нет, мы зла друг другу не хотим;
                  Но он убьет, и я убита буду.

                                 Кормилица

              320 Перед тобой Тесей не согрешил?

                                   Федра

                  Мне перед ним не согрешить бы только.

                                 Кормилица

                  Но что ж тебя в Аидов дом влечет?

                                   Федра

                  Мой грех - тебя касаться он не может.

                                 Кормилица
                          (припадая к ней, плачет)

                  Конечно нет. Но ты покинешь нас...

                                   Федра

                  Оставь, оставь! Зачем к руке припала?

                                 Кормилица
                           (бросаясь к ее ногам)

                  В мольбе твоих не выпущу колен.

                                   Федра

                  Тебе же мука, коль узнаешь, мука...

                                 Кормилица

                  Нет большей мне, как Федру потерять.

                                   Федра

                  Она умрет, но не бесславной смертью.

                                 Кормилица

              330 А слава в чем? Хоть это мне скажи.

                                   Федра

                  Ее добуду на стезе греха.

                                 Кормилица

                  Откройся ж нам - и слава возрастет.

                                   Федра
  (вставая, причем кормилица не хочет оставить ее руки и влечется за ней)

                  Уйди, молю... Освободи мне руку...

                                 Кормилица

                  Нет, ни за что... Молящий дара ждет.

                                   Федра

                  И ты получишь этот дар молящих.

                                 Кормилица

                  Тогда молчу... но за тобою речь...

                                   Федра
             (вставая и простирая руки к небу, как бы про себя)

                  Какой любви ты сердце отдавала,
                  О мать, о мать несчастная моя!

                                 Кормилица

                  Ты вспомнила быка иль что другое?

                                   Федра

                  О, бедная, и той же рождена
                  Для ложа Диониса Ариадна...

                                 Кормилица

              340 Опомнись, дочь... ты свой порочишь род.

                                   Федра

                  Мне третьей быть добычей смерти, третьей.

                                 Кормилица

                  О, ужас... О, куда ж ты клонишь речь?

                                   Федра

                  Туда, где злой давно таится жребий.

                                 Кормилица

                  Но в чем же он?.. Когда бы знать могла я!

                                   Федра

                  О, горе мне... Когда б мои слова
                  Ты, женщина, сама сказать могла бы.

                                 Кормилица

                  Я ж не пророк, чтоб чудом их узнать.

                                   Федра

                  Ты знаешь ли, что это значит - "любит"?

                                 Кормилица

                  Да, слаще нет, дитя, и нет больней...

                                   Федра

                  Последнее - вот мой удел, родная.

                                   Пауза.

                                 Кормилица
                             (упавшим голосом)

              350 Что слышу я? Ты любишь? Но кого ж?

                                   Федра
                                   (тихо)

                  Не знаю кто, но сын он амазонки.

                                 Кормилица

                  Как... Ипполит?..

                                   Федра

                                     Он назван, но не мной.

                                 Кормилица
                            (с жестами отчаяния)

                  Не может быть, дитя. Ты убиваешь
                  Признанием меня. Для старых плеч
                  Такое иго, жены, слишком тяжко.
                  Проклятый день, проклятый свет очей...
                  Нет, в омут мне... Но только эту ношу
                  Берите прочь... На что ж и жизнь, когда
                  Порок возьмет насильем добродетель
                  Влюбленную?
                            (К статуе Киприды.)
                  Киприда - ты не бог,
              360 Ты больше бога. Кто б ты ни была,
                  Но Федру, и меня, и дом сгубила.

                                  Корифей

                  Вы слышали, подруги?
                  Из царских губ внимали ль вы
                  Неслыханным речам, речам ужасным?
                  О, лучше бы, о, лучше б умереть,
                  Покуда в грудь мою
                  Твои слова проникнуть не успели.
                  Всем горе, всем нам горе, всем нам горе!
                  Несчастная! Какой ужасный рок
                  Тобой владел?.. О, смертные!.. О, род,
                  На муки обреченный! Ты погибла,
                  Отдав лучам позор... Как этот день тебе
                  Короткий пережить еще?..
              370 К концу идет с тобою царский дом,
                  И больше тайны нет, куда Киприды,
                  Тебя склоняя, воля губит,
                  О Пасифаи дочь несчастная, о Федра!

                                   Федра
       (собралась с силами, и в следующей речи уже чувствуется полное
                               самообладание)

                  Вы, дочери Трезена, вы краса
                  Преддверия Пелоповой державы,
                  Уже давно в безмолвии ночей
                  Я думою томилась: в жизни смертных
                  Откуда ж эта язва? Иль ума
                  Природа виновата в заблужденьях?..
                  Нет - рассужденья мало - дело в том,
              380 Что к доброму мы не стремимся вовсе,
                  Не в том, что мы его не знаем. Да,
                  Одним мешает леность, а другой
                  Не знает даже вкуса в наслажденье
                  Исполненного долга. Мир - увы! -
                  Соблазнов полн, и, если волны речи
                  Людской нас не закружат, - праздность нас,
                  За радостью гоняя, обессилит...
                  Ты скажешь, стыд?.. Какой? Есть два стыда:
                  Священный стыд и ложный, но тяжелый.
                  А будь меж них светла для света грань,
                  Они одним бы словом не писались...
                  И вот с тех пор, как тяжким размышленьем
                  Я различать их научилась, нет
                  Мне более к неведенью возврата,
              390 И не могу не видеть я греха.
                  Но я хочу с тобою проследить
                  Решенья ход... Когда Эрота жало
                  Я в сердце ощутила, как его
                  Переносить, я стала думать честно...
                  И начала с того, чтоб затаить
                  Его как можно глубже. Проку мало
                  Для нас в речах. Пусть иногда язык
                  Поможет нам другого образумить,
                  Но раны нет больней, чем от него.

                                   Пауза.

                  Я думала потом, что пыл безумный
                  Осилю добродетелью...
                                        И вот,
              400 Когда ни тайна, ни борьба к победе
                  Не привели меня -
                                   (тихо)
                                     осталась смерть

                              Возгласы в хоре.

                  И это лучший выход. Нет, не надо
                  Мне возражать. Для славы мы хотим
                  Свидетелей... для горя только тайны...
                  Я знала все - недуг... его позор...
                  И женскому я сердцу цену знала...

                                   Пауза.

                  Пускай для той проклятий будет мало
                  Со всей земли, которая с другим
                  Впервые обманула мужа. О,
              410 Пойти с верхов должна была зараза.
                  Ведь если зло - игрушка знатных, разве
                  В толпе оно не станет божеством?
                  Проклятие и вам, чьи скромны речи,
                  Но чьи под кровом ночи черной дерзки
                  Преступные объятья... Как они
                  Решаются, о, пеною богиня
                  Рожденная, потом смотреть в глаза
                  Обманутым мужьям? Как им не страшно,
                  Что самый мрак их выдаст, что стена
                  Заговорит, внимавшая лобзаньям?
                  Я от одной бы мысли умерла,
              420 Что мужа бы могла я обесчестить
                  Или детей. Нет, никогда! Они,
                  Свободные и гордые, на землю
                  Священную прославленных Афин
                  Вступая, нас не постыдятся вспомнить.
                  Ведь самый дерзкий клонит, точно раб,
                  К земле чело, когда при нем напомнят
                  Клеймо отца иль матери позор.
                     И если что-нибудь поспорить может
                  С желаньем жить, так совесть, у кого
                  Она еще осталась... Слабодушным,
                  Как красной девице, когда-нибудь
                  Подносит время зеркало, но я,
              430 Нет, я его не буду дожидаться...

                                  Корифей

                  Увы! Увы! Нет в мире ничего
                  Прекраснее, чем добродетель: смертных
                  Она дарит заслуженной хвалой...

                                   Пауза.

                                 Кормилица
                      (неуверенно приближаясь к Федре)

                  О госпожа, когда завесу с бед
                  Ты сдернула так быстро, то, конечно,
                  В испуге я не выбирала слов
                  И лишнее сказать могла. Но дело
                  Совсем не так уж страшно... И всегда
                  Надежнее второе рассужденье.
                  Чего-нибудь неслыханного я
                  Покуда не узнала. Афродиты
                  Здесь чары несомненны. Любишь ты?
                  Но не одна ж. Другие тоже любят.
              440 И убивать себя!.. Да разве ж всех,
                  Кто любит иль любви готов отдаться,
                  За это и казнить?
                                    Да польза ж в чем?
                  Или поток Киприды остановишь?
                  Ты уступи ему - тебя волной
                  Он ласково обнимет, а попробуй
                  Надменно или нагло спорить с ним, -
                  И что ж? Тебя не искалечит, скажешь?
                  И в высоте эфирной, и в морской
                  Пучине - власть Киприды, и повсюду
                  Творения ее. Она в сердцах
                  Рождает страсть, и все в ее кошнице
              450 Мы зернами когда-то были.
                                            Кто
                  Истории читал седые свитки
                  Иль песни разучил поэтов, знает,
                  Как некогда Семелы царь богов
                  Безумно ложа жаждал, как Кефала
                  В чертог Эо для ласок увлекла,
                  Румяная. Среди богов и в небе
                  Они живут, однако ж, и теперь
                  И страсти той несут покорно иго...
                  А ты, ты будешь спорить? Если так
                  Тебе тяжел закон богов, то жалко,
              460 Что твой отец зараньше для тебя
                  Не вымолил другого иль в утробе
                  Другим богам тебя не посвятил.

                                   Пауза.

               (Подходит еще ближе и говорит еще смиреннее.)
                  Таких мужей, что на грехи жены
                  Глаза благоразумно закрывают...
                  Я более скажу... Таких отцов,
                  Что сыновьям не прочь в делах любовных
                  Способствовать. Да умный человек
                  И всякий так рассудит, что дурное
                  Не напоказ. А жизни все равно
                  Не вымерять, как дома. И карниз
                  Ведь не всегда положишь по заказу...
              470 Ужели же судьбы - да и какой
                  Еще судьбы! - теченье ты осилишь...
                  Ты - женщина, и если ты могла
                  Быть честною не реже, чем нечестной,
                  Считай себя счастливой. Черных дум
                  Останови ж теченье! Это людям
                  Доступнее... А рваться одолеть
                  Богов, дитя, - поверь мне, только гордость.
                  Любить тебе велела Афродита...
   (Касаясь ее плеча. Федра сначала вздрагивает, потом легче поддается ее
                                  ласкам.)
                  Ты будь смелей - осиливай недуг,
                  Захватывай его... На то есть чары,
                  Соблазны слов... Подумаем - найдем
                  И от твоей болезни мы лекарство:
              480 Мужчина бы не скоро отыскал:
                  А мы куда на выдумки горазды...

                                   Пауза.

    По знаку Федры кормилица, не оборачиваясь, делает три шага назад, не
      переставая, однако, глядеть на Федру и как бы готовя новый удар.

                                  Корифей
                        (тихо и торжественно Федре)

                  Ее слова страдальческой судьбе
                  Отрадное сулят успокоенье,
                  Но я несу, царица, восхищенье,
                  Пусть горькое, но все-таки тебе...

                                   Федра
                                 (в тон ей)

                  О, злая лесть - на сладостной облаве
                  Твоих сетей всегда обилен лов.
                  Я не хочу отрадной неги слов,
                  Пускай они мне говорят о славе...

                                 Кормилица
                         (выждав минуту и улыбаясь)

              490 Да, музыка!.. Но эти ризы слов
                  Узорные... зачем они? Ведь сердцу ж
                  Лишь Ипполита речь была б отрадна.

    Федра вздрагивает и погружается в мысли; тогда кормилица - смелее -

                  Зачем же прямо так и не сказать?
                  Тянуть зачем, когда вопрос поставлен
                  Решительный - о жизни? Будь сама
                  Женою ты разумной и спокойной,
                  Иль думаешь: тебе бы этот шаг
                  Я предлагать решилась... для утехи?
                  Но речь идет о жизни... И никто
                  Меня, надеюсь, жены, не осудит.

                      Последние слова обращены к хору.

                                   Федра

                  О, ужас, ужас!.. Замолчишь ли ты?
                  Иль ток речей позорных не иссякнул?..

                                 Кормилица
                        (не без некоторого ехидства)

              500 Позорных! Пусть... Позорные слова
                  Теперь тебе полезней благородных...
                  Не лучше ль жизнь усилием спасти,
                  Чем славою венчать твою могилу?

                                   Федра
                    (складывая руки, с мольбою в голосе)

                  О нет! О нет, ради богов. Права
                  Ты, да, я знаю... Но позор не меньше
                  От этого. Я цепь Эрота с честью
                  Еще носить хочу... Но ты ведь в бездну
                  Меня зовешь... О нет, о нет, о нет!..

                                 Кормилица
   (чувствуя слабеющий отпор, подходит к Федре смелей. В голосе слышится
              некоторая фамильярность от сознания своей силы)

                  Ну, рассуди ж... Кто спорит... было б лучше
                  Не полюбить. А полюбила ты,
                  Так не беда: найдем мы исцеленье.
                  Есть у меня и средство от недуга
              510 Любовного - ни чести не вредит,
                  Ни разума оно не потемняет...{*}
                  {* Но не плошай: по ком душа горит,
                  Пусть ризы край иль локон потеряет,
                  И вас потом водой не разольешь.}

                                   Федра
                   (равнодушно, как под влиянием гипноза)

                  Питье иль мазь твое лекарство, няня?

                                 Кормилица

                  В том пользы нет, что много будешь знать.

                                   Федра

                  Но хитрости твои мне страшны... Нет ли
                  Дурного в них... Опасного чего?

                                 Кормилица

                  Чего же ты боишься, не пойму я...

                                   Федра

                  Речей твоих, чтоб о беде моей
              520 Тесеев сын по ним не догадался...

                                 Кормилица
        (спешит уйти, как бы боясь, что настроение Федры изменится)

                  И, полно... Все улажу я, дитя.
                            (К статуе Киприды.)
                  Ты только будь за нас теперь, Киприда,
                  Владычица морская... Остальное
                          (с полупоклоном к хору)
                  Не перейдет за тесный круг друзей...
        (Уходит в среднюю дверь. Федра в раздумье садится на ложе.)




                                    Хор

                 Строфа I О Эрот! О Эрот!
                          На кого ополчился ты,
                          Тем глаза желанье туманит,
                          В сердце сладкая нега льется...
                          Но ко мне не иди, молю тебя,
                          Ни с бедой, Эрот, ни в ярости.
                      530 Нет такого огня, и лучи светил
                          Со стрелой не сравняются горние,
                          Что из рук своих мечет в нас
                          Дня сын, и стрелой Кипридиной...

             Антистрофа I Слепота! Слепота!
                          Аполлону кровавые
                          Мечем мы на бреге Алфея
                          Бычьи туши в Пифийских храмах...
                          А Эрота, царя над смертными,
                          Ублажить, дитя Кипридино,
                      540 Не хотим. Пусть ее теремов любви
                          Он ключарь, но для нас он жестокий бог:
                          Сеет смерть и проклятия,
                          Куда ступит Эрот, Зевесов сын...

                Строфа II Ярма не познавшая дева
                          И брачного чуждая ложа
                      550 В садах расцвела эхалийских...
                          Но, крови и пламени полны,
                          Дымятся палаты Еврита,
                          И терем пылает царевны,
                          И нимфу дрожащую сыну
                          Алкмены под адские гимны
                          Проклятий и смерти Киприда
                          Вручает для горького брака...

            Антистрофа II Ограда священная Фивы,
                          Диркеи кипящая пена,
                          Вы ужасы миру о силе
                          Могли бы Киприды поведать.
                          Она, средь блистаний и громов
                          Склонивши на брачное ложе
                      560 Грядущую Вакхову матерь,
                          В объятия кинула смерти,
                          О, страшная сила и сладость!
                          Пчела с ее медом и жалом!






Те  же  без  кормилицы.  Во  время  последних  слов  хора слышится во дворце
смятение.  Федра  тревожно  прислушивается  и  потом  встает,  идет к двери,
                  останавливается и обращается к орхестре.

                                   Федра

                   Оставьте песни, жены... Я погибла.

                                  Корифей

                   Что ж страшного в чертоге слышишь ты?

                                   Федра

                   Там голоса. Постойте, дайте слушать...

                                  Корифей

                   Начало страшное... Молчу... Молчу.

                                   Федра

          Строфа I Ах... ах...
               570 Несчастная! Чего же ждать еще мне?

                                    Хор

              Строфа II Что ты слышишь? Чей же голос,
                        О любимая царица?
                        Что тебя, скажи, смутило?
                        Иль ты страшное узнала?

                                   Федра

                   Я говорю вам - я погибла... Шум
                   Там, за стеной... вы слышите ль, как шумно?

                                    Хор

             Строфа III Но ведь ты у самой двери.
                        Иль сама узнать не хочешь?
                        О, прислушайся ж, царица,
                    580 Отчего кричат в чертоге?

                                   Федра

                        Сын наездницы там громы
                        На мою служанку мечет...

                           Пауза. Прислушивается.

                                    Хор

         Антистрофа III Да, я слышу - только смутно;
                        Разбери ж и мне скажи;
                        До тебя из двери близкой
                        Речи их ясней доходят.

                                   Федра

                   Я слышу ясно, как зовет ее
                   590 Он своднею, предавшей господина.

                                    Хор

          Антистрофа II Горе! Горе... дорогая.
                        Предана ты - нет спасенья,
                        Больше нет и тайны, Федра,
                        И от друга ты погибла.

                                   Федра

      Антистрофа I Она меня сгубила... Мой недуг
                   Ему она пересказала. Мне ж
                   Она дала в лекарстве выпить яду.

                                  Корифей

                   Но дальше что ж? Где выход ты найдешь?

                                   Федра

                   Или сама я знаю?.. Двери дома
               600 Аидова я вижу пред собою.
       (Отходит к статуе Киприды и становится как бы под ее защиту.)




Из средних дверей выходит Ипполит. За ним, цепляясь за его одежду, насмерть
     перепуганная кормилица. Ипполит, кормилица, Федра, лица без речей.

                                  Ипполит

                  Вы, светлые лучи!.. И ты, земля!..
                  И это было сказано?.. О, ужас!..

                                 Кормилица

                  Ах, тише, тише... Могут услыхать.

                                  Ипполит

                  Я не могу молчать... Ведь это ж ужас...

                                 Кормилица
                              (ловя его руку)

                  Десницею могучей заклинаю...

                                  Ипполит

                  Прочь, руки прочь... И выпусти мой плащ...

                                 Кормилица
                  (бросаясь к его ногам и преграждая путь)

                  У ног твоих, у ног молю пощады.

                                  Ипполит

                  Какой? Ведь ты ж, по-твоему, права.

                                 Кормилица

                  Огласки я боюсь. Пойми, огласки.

                                  Ипполит

              610 Прекрасного молва не оскорбит.

                                 Кормилица
                              (приподнимаясь)

                  Дитя мое, ты ж клялся, вспомни только...

                                  Ипполит

                  Устами, да, - но сердце ни при чем.

                                 Кормилица

                  Ужель друзей, дитя мое, погубишь?

                                  Ипполит

                  Чур, чур меня! Неправый - мне не друг.

                                 Кормилица

                  Кому ж прощать, дитя, коли не людям?

                                   Пауза.

(Кормилица  отходит  к  Федре,  но  та  молча,  скрестивши  руки, смотрит на
Ипполита  и  не  замечает  ее.  Тогда  она  подходит  к  хору, обмениваясь с
                   хоревтами жестами удивления и страха.)

                                  Ипполит

                  О Зевс! Зачем ты создавал жену?
                  И это зло с его фальшивым блеском
                  Лучам небес позволил обливать?
                  Иль для того, чтоб род людской продолжить,
                  Ты обойтись без женщины не мог?
              620 Иль из своих за медь и злато храмов
                  Иль серебро не мог бы сыновей
                  Ты продавать, чего который стоит,
                  Освободив жилища нам от жен?
                  Что жены зло, мне доказать не трудно.
                  Родной отец за дочерью, ее
                  Взлелеявши, чужому человеку
                  Приданое дает - освободи
                  Его от дочки только. Муж, конечно,
              630 Отравленной украсив розой сад,
                  Ей восхищен бывает. Точно куклу
                  Иль алмаз фальшивый, он жену
                  Старается оправить подороже.
                  Но и мужей жена нищит, и только.
                  И хорошо, кому попалось в дом
                  Ничтожное творенье, чтоб ни злого,
                  Ни доброго придумать не могла.
              640 Но умницы!.. Избави боже, если
                  В ней на вершок побольше, чем в других,
                  Ума, излишек этот Афродите
                  На пользу лишь - коварством станет он.
                  Напротив, та, которая природой
                  Обижена жена, по крайней мере,
                  На хитрости Киприды не пойдет
                  Приспешниц - вот от жен подальше надо.
                  Вы сторожить поставьте терема
                  Зверей, когда хотите, да не этих
                  Пособниц, зверь укусит, да не скажет,
                  А то хозяйка козни мастерит,
              650 А нянюшка их по свету разносит...
                      (К хору, указывая на кормилицу.)
                  Не такова ль и эта тварь? Отца
                  Священное она дерзнула ложе
                  Мне, сыну, предлагать. Да после слов
                  Таких - иди к источнику и уши
                  Омой священной влагой. Если я
                  В себе заразу чувствую от звука,
                  От шума слов, так каково же сердцу
                  От грязи их? Но я благочестив,
                  И это вас теперь спасает, жены,
                  Поверьте, все бы ваши я открыл
                  Дела отцу, когда бы, как ребенок,
                  Сковать уста себе я клятвой не дал.
                  Простор теперь предоставляю вам,
              660 Пока Тесея нет, и для признаний
                  Я не открою губ. Но вместе с ним
                  И я сюда вернусь - мне любопытно
                  Вас с госпожой увидеть, как царя
                  Вы будете встречать. Хотя образчик
                  Твоей, раба, я наглости видал.
                     (Бросив боковой взгляд на Федру.)
                  Так будьте же вы прокляты! Ни в веки
                  Я не скажу, что ненавидеть женщин
                  Сильнее невозможно, и меня
                  Пускай зовут хоть взбалмошным, покуда
                  Все те ж оне.
                                О смертные, иль жен
                  Исправьте нам, иль языку дозвольте
                  Их укорять, а сердцу проклинать.
                          (Уходит в правую дверь.)




                               Без Ипполита.

                                   Федра

                        О, жребий жены!
                        О, как над тобою не плакать?
                    670 Где сила искусства?
                        Где выход?
                        О, как этим цепким объятьем
                        Опутана я безнадежно!
                        Уж мой приговор
                        Написан. О солнце! О солнце!
                        О матерь-земля!
                        Куда я уйду от несчастья?
                        Чем горе покрою?
                        О жены! О жены!
                        Иль бог мне поможет? Но кто же?..
                        Иль вступится смертный в такое
                        Позорное дело?.. На плечи
                        Напала несносная тяжесть.
                        И смерть, только смерть ее снимет...
                        Меж женских, увы,
                        Несчастнее нет моей доли!

                                  Корифей

                 680 Увы! Увы! Посланницы искусство
                     Не удалось. Ты в тяжком положенье...

                                   Федра
                                (кормилице)

                     О худшая из жен... Друзей своих
                     Не пощадить... Пускай отец небесный
                     Тебя, огнем изранив, в порошок
                     Потом сотрет. Что ж, я молчала, скажешь?
                     Иль хитростям заранее твоим
                     Позорного конца не предрекала?
                     Позорного? Да, да. Для Федры больше
                     Почетной нет кончины. Но довольно.
                     Теперь важнее дело. Гнев его
                 690 Не пощадит, конечно, пред Тесеем
                     Болтливости твоей неосторожной,
                     И речи, точно реки, потекут
                     По всей земле постыдные. Проклятье ж
                     Тебе и всем проклятие, кто рад
                     С непрошеной готовностью и дерзко
                     Служить своим измученным друзьям!

                                 Кормилица

                     Ты не меня бранишь, а неудачу:
                     Обида ум озлобленный мутит.
                     О, у меня нашлись бы оправданья,
                     Когда бы их ты слушала. Тебя
                     Кто выкормил и вырастил, царица?
                     Кто преданней служил тебе? Недуг
                     Я исцелить хотела твой и гибну
                     За то, что не сумела. А сумей,
                 700 Из мудрых бы слыла теперь я мудрой.
                     Ведь ум людей не то же ль, что успех?

                                   Федра

                     Изранила и диким пререканьем
                     Мне рану бередишь. Иль это все?
                     Вся правда? Все, что Федра заслужила?

                                 Кормилица
                             (подходя к Федре)

                     Постой. Пускай была я неправа.
                     Но и теперь не все еще погибло.

                                   Федра
                          (с повелительным жестом)

                     Нет, более ни слова! До сих пор
                     Ты только зло нашептывала. Только
                     Дурное начинала. Уходи
                     К своим делам. Нам помощи не надо.

                  Кормилица, плача, уходит налево в дверь.




                               Без кормилицы.

                                   Федра
                                  (к хору)

                   710 Вы ж, жены благородные Трезена,
                       Не откажите мне в одном - уста
                       Безмолвием окутать перед тайной.

                                  Корифей
                   (обращаясь к Артемиде и потом к Федре)

                       Я чистою богинею клянусь,
                       Что твоего несчастия не выдам.

                                   Федра

                       О, будьте же вы счастливы! А я
                       Еще имею выход, как сберечь
                       Потомству имя доброе.
                                             Да он
                       И для меня в моем несчастье лучше.
                       О нет, я славной родины моей
                   720 Не посрамлю и на показ Тесею
                       Позорного не вынесу клейма,
                       Чтоб сохранить остаток жалкой жизни.

                                  Корифей

                       Кого ж спасешь неисцелимым злом?

                                   Федра

                       Себя спасу. А как - увидишь после.

                                  Корифей

                       Стыдись же слов таких.

                                   Федра

                                               А ты стыдись
                       Нас упрекать. Иль не Киприде я,
                       Не этой жрице на алтарь сегодня
                       Усладою паду? Мне горек был
                       Любовный жребий, жены, но, страданьем
                       Венчанная, я и другую смерть
                       В своей таю. Есть муж. Из муки этой
                   730 Смирения он вынесет урок:
                       Один недуг, одна и кара будет.

               Уходит в среднюю дверь, служанки уносят ложе.




                                    Хор

                Строфа I О, если б укрыться могла я
                         Туда, в эти темные выси,
                         О, если б, велением бога,
                         Меж птицами вольною птицей
                         Вилась я. Туда бы стрелой,
                         Туда б я хотела, где море
                         Синеет, к брегам Эридана,
                         Где в волны пурпурные, блеском
                         Отцовским горящие волны,
                         Несчастные девы не слезы
                     740 В печали по брате погибшем,
                         Янтарное точат сиянье.

            Антистрофа I Туда, где в садах налилися -
                         Мечты или песни поэтов -
                         Плоды Гесперид золотые,
                         Туда, где на грани волшебной
                         Плывущей предел положили
                         Триере - морей промыслитель
                         И мученик небодержавный,
                         Туда, где у ложа Кронида
                     750 Своею нетленной струею
                         Один на всю землю источник,
                         Златясь и шумя, животворный
                         Для радости смертных пробился...

               Строфа II От брегов родимых Крита
                         И от мирной сени отчей
                         За ладьею белокрылой
                         С шумной жалобой недаром
                         Волны пенные бежали:
                         Не нашла невеста мира
                            В этом браке.
                            С Крита ль только птицы злые
                            Вашу свадьбу провожали.
                        760 Или встретили в Афинах,
                            У Мунихия, когда вы,
                            В волны новые тяжелый
                            Бросив якорь, на священный
                            Брег Паллады выходили?

           Антистрофа II Там мучительным недутом
                         Грешной страсти поразила,
                         В оправданье знаков черных,
                         Золотая Афродита
                         Душу нежную царицы:
                         И ужасных испытаний
                         Не снести ей!
                            Вот идет поспешно в терем,
                        770 Вот рука на белой шее
                            Петлю вяжет и не дрогнет.
                            Страшен демон ненавистный,
                            И, спасая честь, царица
                            Из души своей свободной
                            Жало страсти вынимает.






                                 Кормилица
                                (за сценой)

                     Ай... ай...
                     Сюда! Сюда! Скорее все, кто может:
                     Повесилась Тесеева царица.

                                  Корифей

                     Увы! Увы! Все кончено. Висит
                     Она в ужасной петле. Федры нет.

                                 Кормилица
                                (за сценой)

                 780 Скорей же... О, скорей... И нож острей,
                     Разрезать эту петлю... Помогите...

                                Одна из хора

                     Что делать нам, подруги? Во дворец
                     Пойдем ли вынимать ее из петли?

                               Другая из хора

                     Зачем? Иль нет там молодых рабынь?
                     Кто без толку хлопочет, не поможет.

                                 Кормилица
                           (за сценой, с плачем)

                     Снимите ж хоть ее... не дышит больше...
                     О, горькая палат охрана мужних.

                                  Корифей

                     Сомненья нет... Скончалась... Тело там
                     Уж на одре печальном полагают...




         Тесей (с левой стороны). Он увенчан лавром. За ним свита.

                                   Тесей
(сначала оглядывается на запертую дверь, ищет, к кому бы обратиться, потом,
                               увидев хор - )

                790 Гей, женщины... Тут был какой-то крик...
                    Неясный плач рабынь из зал дворцовых
                    Издалека до слуха долетел.
                    А здесь царя, узревшего святыню,
                    И у дверей покинутых палат
                    Ничей привет не встретил... Иль с Питфеем
                    Что новое случилось, престарелым?

                                  Корифей

                    Удар судьбы, Тесей. Но не старик,
                    А яркий, царь, погас здесь жизни светоч.

                                   Тесей

                    Увы! Увы! Не из детей же кто?

                                  Корифей

                800 Они живут - но матери не видят.

                                   Тесей

                    Что говоришь? Жена... Но как? Но как?

                                  Корифей

                    От собственной руки, в ужасной петле.

                                   Тесей

                    В тоске, скажи, иль жребий оковал?

                                  Корифей

                    Мы знаем то, что слышал ты, и только...
                    И сами мы недавно здесь, Тесей.

                                   Тесей

                    О, горе мне... На что ж и лавры эти
                    На волосах?
                          (Срывает и бросает их.)
                                Не праздники справлять
                    Придется здесь Тесею... Гей, живее,
                    Рабы, отбить запоры у ворот
                    И настежь их!.. Пускай достойной плача
                825 Картиной я насыщу взор, - жены
                810 Я видеть труп хочу, себе на горе...

Рабы  отбивают  внутренний  запор дверей. Широко распахнутые, они показывают
внутренность дома. На носилках труп Федры. Около и за ним толпятся служанки.




                     Тесей и свита около мертвой Федры.



                                    Хор
                          (обращаясь к телу Федры)

                     Увы! Увы! Несчастная... О жребий,
                     О злодеяние и ты,
                     О мука, вы сгубили целый дом...
                     О дерзость, о натиск безумный
                     На жизнь, на собственную жизнь.
                     Кто смел, скажите, кто смел
                     На голову эту
                     Покров погребального мрака накинуть?
                     Кто смел?

                                   Тесей

              Строфа О, муки!.. О, город!.. Но нет,
                     Нет горше, подъятых Тесеем,
                     О, тяжко, так тяжко на плечи
                     Обрушился жребий, увы мне!
                 820 То демона скрытая метка?
                     Иль тайная точит нас язва?
                     Не море ли бедствий темнеет?
                     Кружат меня волны - не выплыть,
                 824 И хлещут, наверх не пускают.
                 826 Твоя ж, о жена, в каких же словах
                     Предсмертная мука, скажи мне, сокрылась?
                     Ты легче, чем птица из плена
                     В эфире, в Аиде исчезла.
                 830 О, жребий, о, жребий плачевный!
                     Мне предок оставил пятно, -
                     Слезами его замываю.

                                  Корифей

                   Не первый ты подругу, царь, оплакал,
                   И не один ты дивную терял...

                                   Тесей

          Антистрофа Туда я... в подземную ночь
                     Хочу, и в могиле хочу я
                     Без солнца лежать, потому что
                     Ты больше меня не обнимешь,
                     Мертва ты... Я ж тени бледнее...
                 840 О, как эти страшные мысли,
                     Жена, в твою душу проникли?
                     О нет, не таитесь, рабыни:
                     Иль чужды душою вы дому?..
                     О, горе, и ты, о зрелище мук!
                     Умом не охватишь, не вынесешь сердцем.
                     Без матери дети - и в доме
                     Хозяйки не стало. Меня же,
                     Меня ж на кого покидаешь,
                 850 О лучшая в ярких лучах,
                     О лучшая в лунном мерцанье?

                                    Хор

                     Несчастный, несчастнейший муж!
                     Ты, бедами дом осажденный!
                     Над горем твоим, властелин,
                     Слезами склонились мои орошенные веки,
                     Но ужас холодных предчувствий
                     В груди и давней и больней.

                                   Тесей

                   Ба... Погляди...
                   Ведь белая рука ее застыла,
                   Письмо сжимая... Или новых мук
                   Оно несет нам бремя, или в нем
                   Вдовцу или сиротам свой завет
                   Она перед разлукой написала?
               860 Нет, бедная, в оставленный тобой
                   Уж не войдет чертог жена другая.
                   Покойно спи...
                      (Делая шаг, направляясь к телу.)
                                  О да, я узнаю
                   Кольца печать усопшей золотую...
                   Мгновение и, складень растворив,
                   Последних строк ее узнаю тайну.
     (Подходит к телу и, разжав руку Федры, вынимает складень. Пока он
                       распечатывает его и читает - )

                                    Хор

                           О, горе, о, горе...
                        То новый удар
                        Нам демон готовит... Увы...
                     Жизнь цену для меня теряет... Это будет,
                     Я чувствую, удар смертельный. Пусть же
                        И на меня он падает:
                        В обломках на земле
                 870 Моих царей лежит былое счастье...

                                   Тесей

                     О, ужас!.. Омерзение и ужас!..

                                  Корифей

                     Но что? скажи... Коли я смею знать!

                                   Тесей

                         О, к небу вопиют,
                         О, к небу те немые вопиют
                         Об ужасе неслыханном слова.
                 880 Куда уйти? Нет... Это слишком... Эти
                     В какой-то адский хор смешались строки.

                                  Корифей

                         Увы! Увы!
                     О, новых бед ужасное начало!

                                   Тесей

                         О нет, мои уста
                     Таить не смеют этой язвы страшной,
                     Уродства этого, что и назвать мерзит...
                     Пусть полумертвого добьют они. Но знай...
                     Но знай, земля отцов,
                     Сын, Ипполит, на ложе посягнул
                     Отцовское, не устыдился Зевса
                     Очей. О Посидон, о мой отец!
                     Три за тобой желания, и вот
                     Желанье первое: пускай мой сын
                     Не доживет до этой ночи, если
                 890 Твоим должны мы верить обещаньям.

                       Из хора вырывается крик ужаса.

                                  Корифей

                     Ради богов! Возьми назад слова...
                     Раскаешься ты, царь, в своем желанье.

                                   Тесей

                     Нет, никогда. И из страны его
                     Я изгоню. Готовы оба кубка
                     С отравою. Пусть жалобу мою
                     Пучины царь услышит и сегодня ж
                     Его сошлет в Аид, иль, осужден,
                     До вечера, как нищий, он скитанья
                     Свои начнет велением моим...

                                  Корифей

                     Смотри: твой сын; он вовремя, владыка.
                 900 Безумный гнев покинь и осени
                     Свой дом иным и набожным желаньем.




         Те же и Ипполит в сопровождении небольшой свиты (справа).

                                  Ипполит
                            (еще не видя трупа)

                  На голос твой отчаянный, отец,
                  Я прихожу... Из-за чего он, знать
                  Хотел бы...
                     (Видит труп Федры и отшатывается.)
                              Га... Что вижу?.. Тело
                  Твоей жены?.. Как это непонятно,
                  Ведь я ж сейчас расстался с ней, - была
                  Она совсем здорова. Этот мертвый
                  Покой ее так странен... Как же смерть
              910 Ты объяснить бы мог, отец?.. И что же
                  Ты все молчишь? Иль думаешь беду
                  Томительной развеять немотою?
                  Коль тайна жжет желанием сердца,
                  В несчастии огонь ее живее,
                  И ты не прав, скрывая от друзей...
                  Нет, больше, чем друзей... свои печали.

                                   Тесей
                             (не глядя на сына)

                  О, суета! О, жалкий род слепцов!
                  Нет хитростей, каких бы допытаться
                  Ты не сумел, упорный человек.
                  Десятками ты их считаешь тысяч.
                  Но обучить того, в ком смысла нет,
              920 Усовестить мошенника возьмешься ль?..

                                  Ипполит

                  Такой учитель стал бы знаменит,
                  Свой ум в чужие головы влагая.
                  Но, может быть, мы бросим шутки, царь:
                  Несчастие, боюсь, мутит твой разум.

                                   Тесей
                       (продолжает, не глядя на него)

                  О, если бы хотя малейший знак
                  Имели мы, но верный, чтобы друга
                  От недруга и лживые слова
                  От истинных мы сразу отличали...
                  Два голоса пускай бы человек
                  Имел - один, особенный, для правды,
                  Другой - какой угодно. Ведь тогда
              330 Разоблачить всегда бы ложь могли мы,
                  Игралищем людей не становясь.

                                  Ипполит

                  Иль кто-нибудь из близких пред тобой
                  Оклеветал меня? Иль и невинность
                  От низости не ограждает нас?..
                  Я с толку сбит. И странные намеки
                  Твои, отец, измучили меня.

                                   Тесей

                  О, до чего ж дойдешь ты, род людской?
                  Иль грани нет у дерзости?.. Препоны
                  У наглости?.. Рожденьем человек
                  Приподнимай на палец только гребень
                  У дерзости, чтобы отца возрос
                  Хитрее сын, а внук хитрее сына,
                  И на земле не хватит места скоро
              940 Преступникам. И к этой прибавлять
                  Богам бы не пришлось вторую землю.
                           (К хору и окружающим.)
                  Смотрите все... Вот сын мой, опозорил
                  Он ложе мне, - и мертвая его,
                  Как низкого злодея, уличает.

       Ипполит, бледнея, опускает глаза, замечая в руках отца письмо.

                                (Ипполиту.)
                  Что не глядишь? Коль язвою твоей
                  Я заражен, ужели глаз бояться
                  Твоих отцу.
                              Так вот он, этот муж,
                  Отмеченный богами, их избранник,
                  Невинности и скромности фиал...
              950 Когда б твоим рассказам шарлатанским
                  Поверил я, - я не богов бы чтил,
                  А лишь невежд в божественных одеждах.
                  Ты чванишься, что в пищу не идет
                  Тебе ничто дышавшее, и плутни
                  Орфеевым снабдил ты ярлыком.
                  О, ты теперь свободен - к посвященным
                  На праздники иди и пылью книг
                  Пророческих любовно упивайся:
                  Ты больше не загадка.
                                        Но таких,
                  Пожалуйста, остерегайтесь, люди,
                  Позорное таят под благочестъем
                  Они искусство.
                                 Это только труп...
                  Но от того тебе теперь не легче,
                  Из низких самый низкий. Уличен
                  Ты мертвою. Ты уничтожен ею.
              960 Перед ее судом что значат клятвы,
                  Свидетели и вся шумиха слов?
                  Иль скажешь ты, что был ей ненавистен,
                  Что незаконный сын, при сыновьях
                  Законных, им всегда помехой будет?
                  Но не безумно ль было б отдавать
                  Дыхание свое и счастье ближних
                  Взамен твоих страданий?.. Это ложь...
                  Иль чувственность царит не та же, скажешь,
                  Над нами, что над женскою душой?
                  Мне юноши известны, что не могут
                  Наплыва страсти выдержать, - любой
                  Слабей они девчонки. Только пол
              970 Спасает их от осужденья.
                                           Впрочем,
                  Не лишнее ль все это? Здесь лежит
                  Свидетель неподвижный, но надежный:
                  Ты осужден. Немедленно покинешь
                  Трезен. Священная земля Афин
                  И все моей державы страны будут
                  Отныне для тебя закрыты. Если б
                  Тебя теперь простил я, Ипполит,
                  И Синис бы, грабитель придорожный,
                  Пожалуй бы, явился и сказал,
                  Что я его убийством только хвастал,
                  И скалы бы Скиронские тогда
              980 Грозы моей не стали больше славить.

                                  Корифей

                  О, счастье, ты непрочно на земле:
                  Твои колонны гордые во прахе.

                                  Ипполит

                  Твоей души, отец, слепая страсть
                  И гнев ее тяжелый оставляют
                  Глубокий след в уме - не оттого,
                  Чтоб был ты прав, однако.
                                            К сожаленью,
                  Я склонности не чувствую в толпе
                  Оправдывать себя и, вероятно,
                  В своем кругу сумел бы доказать
                  Ясней твою ошибку. И не так ли
                  Нередко наш страдает тонкий слух
                  От музыки, которой рукоплещет
                  Толпа? Увы... Пред горшею бедой
              990 О меньшей мы позабываем. Вижу, -
                  Завесу с уст приходится поднять.
                  Начну с того же я, с чего искусно
                  Ты начал речь. Оставь без возраженья
                  Я первые слова - и я погиб.
                  Взгляни вокруг на землю, где ступает
                  Твоя нога, на солнце, что ее
                  Живит, и не найдешь души единой
                  Безгрешнее моей, хотя бы ты
                  И спорил, царь. Богов я чтить умею,
                  Живу среди друзей, и преступлений
                  Бегут друзья мои. И стыдно им
                  Других людей на злое наводить
                  Или самим прислуживать пороку;
             1000 Высмеивать друзей, пусть налицо
                  Они иль нет, я не умею. Тот же
                  Для них я друг. Ты упрекал меня
                  В страстях, отец, - нет, в этом я не грешен:
                  Я брака не познал и телом чист.
                  О нем я знаю то лишь, что услышал
                  Да на картинах видел. Да и тех
                  Я не люблю разглядывать. Душа
                  Стыдливая мешает.
                                    Если скромность
                  В невинности тебя не убедит,
                  Так объясни ж, отец, каким же мог
                  Я развратиться способом. Иль Федра
             1010 Такой уже неслыханной красы?
                  Иль у меня была надежда с ложем
                  На твой престол, ты скажешь? Но ведь это
                  Безумие бы было, коль не глупость.
                  Иль быть царем так сладостно для тех,
                  Кто истинно разумен? Ой, смотри,
                  Здоров ли ум, коли корона манит.
                  Я первым быть меж эллинов горел
                  На играх лишь, а в государстве, право ж,
                  И на втором нам месте хорошо...
                  Средь избранных, конечно. Там досуг,
                  Да и в глаза опасность там не смотрит,
             1020 А это слаще, царь, чем твой престол.
                  Теперь ты все уж знаешь. За себя
                  Такого же другого, к сожаленью,
                  Я не могу подставить, чтоб порукой
                  Тебе служил. Пред Федрою живой
                  Мне также спор заказан. Ты легко бы
                  Нашел тогда виновных. А теперь
                  Хранителем клянусь тебе я клятвы
                  И матерью-землей, что никогда
                  Жены твоей не трогал, что ее
                  Я не желал и что о ней не думал.
                  И пусть умру, бесславно и покрытый
                  Позорным именем, ни в море я,
             1030 Ни на земле пускай успокоенья
                  И мертвый не найду... коль это ложно...
                  Замучена ли страхом, умерла
                  От собственной руки она, не знаю
                  И больше говорить не смею. Но
                  Неправая из дела вышла чистой,
                  А чистого и правда не спасла.

                                  Корифей

                  Ты опроверг отлично обвиненье,
                  И клятвою ты истину венчал.

                                   Тесей

                  Смотрите-ка. Вот тактика... Сначала
                  Срамил отца, а после гнев его
                  Смирением уступчивым и лживым
             1040 Пытается, как маг, заворожить.

                                  Ипполит

                  Я одному, отец, теперь дивлюсь -
                  Изгнанию. Зачем не смерти ищешь?
                  Будь на твоем я месте, так обидчик
                  Казнен бы был за честь моей жены.

                                   Тесей

                  О, это слишком мягко, сын мой. Казни
                  Немедленной от нас себе не жди.
                  Преступнику конец поспешный - милость.
                  Нет, ты, вдали от родины скитаясь,
             1050 Вымаливая хлеб, но будешь жить.

                                  Ипполит

                  О, небо! Или срока оправдаться,
                  Или угла покуда мне не дашь?

                                   Тесей

                  За Понтом бы - когда бы мог, за гранью
                  Атлантовой. Ты мерзок мне, пойми.

                                  Ипполит

                  Как? без суда? без клятвы? без допроса?
                  И даже без гаданий - приговор?

                                   Тесей

                  Письмо - твоя улика, и не нужно
                  Тут жребия. А птицы в небесах
                  На этот раз меня не занимают.

                                  Ипполит

             1060 О боги! Уст ужели и теперь
                  Не разрешите мне? Ведь эта клятва
                  Мне стоит жизни... Нет... я не хочу...
                  Ведь этот грех мне не вернул бы веры.

                                   Тесей

                  О лицемер! Ты изведешь меня...
                  Вон из дому без всяких промедлений!

                                  Ипполит

                  Куда ж? О, горе! Кто ж откроет дверь
                  Изгнаннику с таким ярмом позорным?

                                   Тесей

                  А как узнать? И соблазнитель жен
                  Иным мужьям бывает милым гостем.

                                  Ипполит

                  Так низко пасть пред миром, пред тобой...
             1070 Да кто же я?.. Сжимают горло слезы.

                                   Тесей

                  Не поздно ль ты разнежился? Пока
                  Преступником ты не был - было плакать.

                                  Ипполит

                  Вы, стены, камни, вы заговорите!
                  Скажите же ему, что я невинен.

                                   Тесей

                  Ссылаешься ты тонко на немых
                  Свидетелей
                            (показывая на труп)
                             вот и еще один.

                                  Ипполит

                  Когда бы сам я встретился с собой,
                  Над этою бы я заплакал мукой.

                                   Тесей

             1080 Да, сам себе ты был всегда кумир;
                  Родителей бы лучше почитал ты.

                                  Ипполит

                  О мать моя... О, горькое рожденье,
                  Внебрачное! Не дай бог никому.

                                   Тесей

                  Гей! Взять его.
                                 (Слугам.)
                                  Вы не слыхали разве,
                  Что приговор над ним произнесен?

                                  Ипполит

                  Беда тому, кто до меня коснется.
                                  (Тесею.)
                  Душа горит, так сам и изгоняй.

                                   Тесей

                  И сделаю... с ослушником. Нимало
                  Его при том, поверь, не сожалея.
      (Уходит со стражей в среднюю дверь, которая за ними запирается.)




                              Те же без Тесея.

                                  Ипполит

                1090 Да, решено, и крепко. Есть ли мука
                     Сильнее той, когда ты знаешь все
                     И ничего открыть другим не можешь?
                            (К статуе Артемиды.)
                     Тебя зову, Латои дочь, милей
                     Для сердца нет тебя, о дева, ты
                     Моих охот и спутница и радость!
                     Закрытый нам и славный город отчий
                     И земли Эрехтея, говорю
                     И вам прости последнее. И ты
                     Прости, моя Трезенская равнина,
                     Для юных сил твоя отрадна гладь -
                     Ее глаза в последний раз ласкают...
                     Вы, юности товарищи, привет
                     Скажите мне и проводите друга...
                     Что бы отец ни говорил, а вам
                1100 Уж не найти другого, чище сердцем.
                         (Уходит со свитой налево.)




                      Сначала за сценой плач и вопли.

                                    Хор

       Строфа I Если я в сердце, как боги велики, помыслю,
                     Муки смолкают и страх;
                Но и желание верить в могучую неба поддержку
                Тает, когда о делах и о муках раздумаюсь наших.
                     Вечно - сегодня одно, а завтра другое-
                     Жребии смертных, что спицы
               1110 Быстрых колес, там мелькают.

   Антистрофа I Я у тебя, о судьба, благодатных даров бы молила,
                     Чуждое сердце забот.
                Я не хотела бы видеть глубокую сущность творений,
                Но и в потемках коснеть не хотела бы я суеверных.
                     Солнце хочу я встречать веселой улыбкой,
                     Благословляя сегодня
                     И уповая на завтра.

 Строфа II 1120      Разум мутится, и нет у сердца крылатой надежды:
                     Эллады звезда золотая
                С неба ее на чужие поля закатилась
                     Гневною волей отца, -
                Глади Трезена родного, от вас,
                     Дикие чащи, от вас,
                Где, золотою звездою венчанный,
                1130 Царь с Артемидой за ланью гонялся.

  Антистрофа II      Брызги с копыт и колес взметая, венетские кони
                     Берегом мчаться не будут;
                Залы и портик чертога безмолвны, и струны
                     Лиры и песни молчат.
                Роща богини густая нема,
                     Дев там увенчанных нет,
           1140 Но по тебе не одна, что надежду
                     В сердце лелеяла, дева вздыхает.

           Эпод      Дни мои слезами мука
                     Ипполитова наполнит,
                     Жизнь не в жизнь нам больше будет.
                     Мать, зачем его носила?
                     Иль затем, чтоб сердце гневом
                     Против бога запылало?
                Вы ж, три сестры, три Хариты, зачем из отчизны
           1150 Нашу безвинную радость из отчего дома берете?






         С левой стороны приближается вестник - это конюх Ипполита.

                                  Корифей

                     Но вижу я из свиты Ипполита
                     Идущего сюда. Как мрачен он!

                                  Вестник

                     Где я царя найду Тесея, жены?
                     Скажите мне - он во дворце теперь?

                                  Корифей

                     Он из дворца сейчас сюда выходит.

               Из средней двери показывается Тесей без свиты.

                                  Вестник

                     Тесей, тебе и гражданам твоим,
                     И в Аттике, и из Трезена вести
                     Несу. Они должны вас потрясти.

                                   Тесей

                1160 Какие же? Или одно несчастье
                     Готовится обоим городам?

                                  Вестник

                     Нет Ипполита больше...

                             Крик ужаса в хоре.

                                              Хоть и видит
                     Он солнце, но минуты сочтены.

                                   Тесей

                     Как умер он? От мести ли супруга,
                     Чей дом он, как отцовский, осквернил?

                                  Вестник

                     Его разбили собственные кони, -
                     Проклятие разбило, что к отцу
                     Ты обратил, седых морей державцу.

                                   Тесей

                     О, небо! Да, я точно им рожден,
                1170 Внимавшим мне из моря Посидоном.
                     Но как погиб, скажи мне, этот муж,
                     Поправший честь и пораженный правдой?

                                  Вестник

                     Близ берега, где волны набегают
                     И плещутся морские, лошадей
                     Мы чистили и плакали - узнали
                     Мы от людей, что Ипполита, царь,
                     В изгнанье ты отсюда усылаешь
                     И здесь уже не жить ему. Пришел
                     И сам он следом. С нашей песней грустной
                     Он и свои соединяет слезы.
                1180 Без счета их, ровесников, туда
                     За ним пришло. Тогда, оставив плакать,
                     Он нам сказал: "Не надо унывать,
                     Словам отца повиноваться надо.
                     Живей, рабы, живее запрягайте:
                     Трезена нет уж боле для меня".
                     И загорелось дело: приказать
                     Он не успел - уж лошади готовы.
                     Тут ловко он вскочил на передок
                     И с ободка схватил проворно вожжи,
                     Но кобылиц сдержал и, к небесам
                1190 Воздевши руки, стал тогда молиться:
                     "О Зевс, с клеймом злодея жизни вовсе
                     Не надо мне. Но дай когда-нибудь,
                     Останусь я в живых иль не останусь,
                     Чтобы отец мой понял, как он дурно
                     Со мною поступил". Стрекало он
                     Затем приняв, кобыл поочередно
                     Касается. Мы ж около вожжей
                     У самой побежали колесницы,
                     Чтоб проводить его. А путь ему
                     Лежал, Тесей, на Аргос, той дорогой,
                     Которая ведет и на Коринф.
                        Но вот, когда мы выехали в поле
                     Пустынное, с которого холмы
                1200 К Саронскому спускаются заливу,
                     Какой-то гул подземный, точно гром,
                     Послышался оттуда отдаленный,
                     Вселяя страх, и кобылицы вмиг
                     Насторожились, вытянувши шеи,
                     А мы вокруг пугливо озирались...
                     И вот глаза открыли там, где берег
                     Прибоем волн скалистый убелен,
                     Огромную волну. Она вздымалась
                     Горою прямо дивной, постепенно
                     Застлав от нас Скирона побережье,
                     И дальний Истм, и даже Эпидавра
                1210 От глаз она закрыла скалы. Вот
                     Еще она раздулась и, сверкая,
                     Надвинулась и на берег метнулась,
                     И из нее явилось, на манер
                     Быка, чудовище. Ущелья следом
                     Окрестные наполнил дикий рев...
                     И снова, и ужасней даже будто
                     Бык заревел. Как выдержать глаза,
                     Не знаю я, то зрелище сумели?
                     Мгновенно страх объемлет кобылиц...
                     Тут опытный возничий, своему
                1220 Искусству верный - вожжи намотавши,
                     Всем корпусом откинулся - гребец
                     Заносит так весло. Но кобылицы,
                     Сталь закусив зубами, понесли...
                     И ни рука возничего, ни дышло
                     И ни ярмо их бешеных скачков
                     Остановить уж не могли. Попытку
                     Последнюю он сделал на песок
                     Прибрежный их направить. Вдруг у самой
                     Чудовище явилось колесницы,
                1230 И четверня шарахнулась в смятенье
                     Назад, на скалы. Скачка началась
                     Безумная. Куда метнутся кони,
                     Туда и зверь - он больше не ревел,
                     Лишь надвигался он все ближе, ближе...
                     Вот наконец отвесная стена...
                     Прижата колесница. Колесо
                     Трещит, - и вдребезги... и опрокинут
                     Царь вместе с колесницей. Это был
                     Какой-то взрыв. Смешались, закружились
                     Осей обломки и колес, а царь
                     Несчастный в узах повлачился тесных
                     Своих вожжей, - о камни головой
                     Он бился, и от тела оставались
                     На остриях камней куски живые.
                     Тут не своим он голосом кричит:
                1240 "Постойте ж вы, постойте, кобылицы!
                     Не я ли вас у яслей возрастил?
                     Постойте же и не губите - это
                     Проклятие отца. О, неужель
                     Невинному никто и не поможет?"
                     Отказа бы и не было. Да были
                     Мы далеко. Уж я не знаю, как
                     Он путы сбил, но мы едва живого
                     Его нашли на поле. А от зверя
                     И кобылиц давно простыл и след.
                     В ущелиях ли, где ль они исчезли,
                     Ума не приложу.
                                     Хоть я, конечно,
                     В твоих чертогах царских только конюх,
                1250 Но я бы не поверил никогда
                     Про сына твоего дурному слову,
                     Пускай бы, сколько есть на свете жен,
                     Хоть все повесились и писем выше,
                     Чем Ида, мне наоставляли гору.
                     Я знаю только, царь, что Ипполит
                     Невинен и хороший человек.

                                  Корифей

                     Увы! Увы! Опять удар, и меткий!
                     Да, от судьбы, как видно, не уйти.

                                   Тесей
                       (после некоторого размышления)

                     Мне пострадавший все же ненавистен,
                     И сладостны мне были вести мук.
                     Но я родил его, и узы крови
                     Священные я помню, потому -
                1260 Ни радости, ни горю здесь не место.

                                  Вестник

                     Но как же быть теперь? Оставить там,
                     Чтоб из твоей нам, царь, не выйти воли?
                     Коль смею я советовать, не будь
                     Ты так жесток, владыка, к мукам сына.

                                   Тесей

                     Сюда его несите... Заглянуть
                     В глаза ему хочу и волей бога
                     И этой карой страшной уличить
                     Хочу его во лжи и злодеянье.

         Вестник уходит налево; Тесей остается на сцене в раздумье.

                                    Хор

                     О Киприда, суровую душу людей
                     И богов железную волю
                     Ты, богиня, сгибаешь.
                     И над черной землею с тобой,
                     И над влагой соленой и звучной,
                1270 Как радуга, яркий Эрот
                     На быстрых крылах пролетает...
                     И если он бурный полет
                     На чье-нибудь сердце направит,
                     То дикое пламя мгновенно
                     От золота крыльев
                     Там вспыхнет любви и безумья,
                     А чары его
                     И в чаще, и в волнах таимых
                     Зверей укрощают и все,
                     Что дышит в сиянии солнца,
                     И люди ему
                1280 Покорны. Твоя, о Киприда,
                     Весь мир наполняет держава.






                    Артемида на высоком помосте и Тесей.

                                  Артемида

                    Внемли: тебе я говорю,
                    Сын благородного Эгея,
                    Тебе, божественная дочь
                    Латои. Как ты мог, безумный,
                    Веселье в сердце ощутить?
                    Я говорю тебе - судом,
                    Судом неправым ты убил
                    Тобой рожденного
                                     Жены
                    Словами ложными окован,
                    Неясный грех ты обратил
                    В мир поразившее злодейство...
               1290 Потемок Тартара теперь
                    Желай для своего позора,
                    Иль птицей сделаться желай,
                    И ввысь от этой оскверненной
                         Тобою улететь земли.
                         Нет больше места для тебя
                         Средь чистых в этом мире вовсе...
                    Я свиток зол должна перед тобой
                    Развить, Тесей, без пользы - лишь печали
                    Прибавит он, я знаю, но пришла
                    Я для того, чтоб сын твой честно умер,
                    Оправданный. И я жены твоей
               1300 Любовное должна раскрыть безумье
                    И, может быть, борьбу. Ее Эрот
                    Ужалил сердце тайно, и любовью
                    К царевичу царица запылала:
                    Богиня так хотела, что для нас,
                    В невинности отраду находящих,
                    Особенно бывает ненавистна.
                    И разумом Киприду одолеть
                    Пыталася царица, но в ловушку
                    Кормилицы попалась. Та ее
                    Царевичу любовь пересказала,
                    Связав его ужасной клятвой раньше,
                    Чтоб он молчал. Ее слова твой сын
                    Отринул, но благочестиво клятвы
                    Нарушить не дерзнул он, как его
                    Ни унижал ты здесь. А эту ложь
                    Оставила царица, умирая,
               1310 Боясь улики праведной. А ты,
                    Ее словам поверив, сына проклял.

                                   Тесей

                    Увы!..

                                  Артемида

                    Мучительны слова мои, Тесей,
                    Но должен ты их молча слушать дальше,
                    И, царь... тебе еще придется плакать...
                    Ты помнишь ли, о низкий, что тебе
                    Три выполнить желания поклялся
                    Отец, но гибель вражью ты презрел -
                    Одно из них направил против сына...
                    Не Посидон виновен тут: его
                    И помыслы, и свято исполненье.
               1320 Ты перед ним и ты передо мной
                    Единственный виновник, потому что
                    Ты не искал свидетелей, гаданьем
                    Ты пренебрег, улик не разобрал
                    И, времени для истины жалея,
                    С поспешностью преступною своей
                    Божественным сгубил проклятьем сына.

                                   Тесей

                    О, дай мне умереть...

                                  Артемида

                                           Ты согрешил,
                    Но и тебе возможно оправданье.
                    Киприды здесь желания и гнев
                    Слились, Тесей. А меж богов обычай:
                    Наперекор друг другу не идти.
                    Мы в сторону отходим, если бог
               1330 Горячие желанья разливает.
                    О, если бы не страх, что оскорблю
                    Я Зевса, как хранителя законов,
                    Иль, думаешь, я бы подъяла стыд,
                    Любимого из смертных уступая
                    Богам земли? Твоя вина, Тесей,
                    Неведеньем ослаблена и тем,
                    Что воли злой ты не имел; с собою
                    От правды ключ царица унесла,
                    А смерть ее твой помутила разум...
                    Всех тяжелей тебе, конечно, царь,
                    Но скорбь и я с тобой делю. Печалит
               1340 И нас людей благочестивых смерть,
                    И только злых мы с корнем вырвать рады.




В  конце  следующих  слов  корифея  слева  толпа  несет  ложе с Ипполитом, у
которого  закрыты глаза. Рабы несут его тяжело и осторожно. Стоны с носилок.
Движение  в  хоре.  Тесей  закрыл  лицо  руками.  Светлое  облако, осенявшее
                            Артемиду, померкло.

                         Ипполит, Артемида и Тесей.

                                  Корифей

                   Уж вот он... О, горький... Меж локонов череп,
                   В обрывках одежды цветущее тело
                   Разбито, истерзано. Тяжкая доля!
                   Два траура в доме! Два траура в доме!

                                  Ипполит

                   О, смерть...
                   Из уст нечестивых неправда проклятий...
                   Что сделал ты с сыном, отец?
              1350 О, горе! О, горе, о, смерть!
                   Мне череп пронзили безумные боли.
                   В мозгу моем жало - вонзится, и выйдет,
                   И снова вонзится... Минуту покоя,
                   Минуту покоя пожертвуй, змея!
                   Ты, ад колесницы. Не вас ли я сам
                   И р_о_стил, и холил давно, кобылицы?..
                   Вы рвали меня, вы, терзая, убили...
                   Ох, тише! Богами молю вас, рабы,
                   Касайтесь нежней до избитого тела:
              1360 Я - рана сплошная. Кто справа?
                   Не вижу. Тихонько берите
                   И, шаг умеряя, вперед подвигайте

Рабы снова поднимают ложе и ставят его на левой стороне сцены, ближе к краю.

                   Забытого небом, кого и отец
                   В греховном безумии проклял...
                   О, призри же, Зевс, о, призри с небес,
                   Богов я всегда почитал - я невинно
                   И чисто я жил, если кто на земле
                   Невинно живет. Но в корень моя
                   Загублена жизнь. И могилы
                   Я слышу дыханье. И даром
                   Страдал я и набожен был меж людей.
              1370          Ой... ой!
                   Увы мне... Опять... Эти боли
                   Впиваются. Жалят.
                   Оставьте ж меня!
                   Ты, черная, сжалься, возьми нас
                   Иль, люди, добейте хоть вы. Нет мочи!
                   И режущей стали
                   Удара я жду, точно ласки...

                  Рабы поднимают носилки, он видит Тесея.

                   О, злое проклятье отца!
              1380 Запятнанных предков, старинных,
                   Но крови единой - грехи,
                   Грехи меня губят... возмездье
                   Растет их, покоя не зная...
                   Но отчего ж надо мной разразился
                   Гнев этот старый?
                   Над чистым, невинным зачем он
                   Так тешится злобно? Увы мне!
                   О, что же мне делать? От мук
                   Страшных куда же укроюсь?

                                   Пауза.

                   Ты, черная сила Аида, несчастного тихой,
                   Тихой дремотой обвей.

                                   Пауза.
        На помосте загорается облако: Артемида. Ипполит ее не видит.

                                  Артемида

                   О, сколько мук, о муж, великим сердцем
              1390 Загубленный, я вижу над тобой...

                                  Ипполит


                   Волшебное благоуханье! В муках
                   Ты льешься в грудь... и будто легче мне...
                   Ты здесь со мной, со мною, Артемида?

                                  Артемида

                   Она с тобой, любимый, бедный друг.

                                  Ипполит

                   Владычица, ты видишь Ипполита?

                                  Артемида

                   Из смертных глаз бы слезы полились.

                                  Ипполит

                   Товарищ твой и спутник умирает.

                                  Артемида

                   Но он умрет в лучах моей любви.

                                  Ипполит

                   Возница твой... твоих лугов хранитель.

                                  Артемида

              1400 Кипридою коварной унесен.

                                  Ипполит

                   О, я познал ее в дыханье смерти.

                                  Артемида

                   Простить тебе богиня не могла
                   Ни чистоты, ни алтарей забвенья.

                                  Ипполит

                   Теперь мне все понятно: не одну,
                   А целых три взяла Киприда жертвы.

                                  Артемида

                   Ты, твой отец и Федра, целых три.

                                  Ипполит

                   Да, и отца судьба достойна плача.

                                  Артемида

                   Его коварно демон обманул.

                                  Ипполит
                             (смотря на Тесея)

                   Твое, отец, жестоко испытанье.

                                   Тесей

                   Жестоко так, что адом стал и свет.

                                  Ипполит

                   Тебе больней, чем мне, твоя ошибка.

                                   Тесей

              1410 О, если бы тебя мне заменить...

                                  Ипполит

                   То горький был подарок Посидона.

                                   Тесей

                   Когда бы мог вернуть его Тесей.

                                  Ипполит

                   Тогда бы гнев его со мной покончил...

                                   Тесей

                   Затмение, ужасный дар богов...

                                  Ипполит

                   Увы! Увы!
                   Их наши-то проклятья не достигнут...

                                  Артемида

                   Оставь богов. Иль думаешь, что гнев,
                   Который до могильной ночи сердце
                   Великое и чистое терзал,
                   Останется неотомщенным? Я...
              1420 Я отомщу одной из стрел моих,
                   Которые не вылетают даром...
                   Меж смертными стрела моя найдет,
                   Кто ей милей других. Тебя же, бедный,
                   О лучший друг, в Трезене отличу
                   Я честию высокой. Перед свадьбой
                   Пусть каждая девица дар волос
                   Тебе несет. И этот в даль немую
                   Обычай перейдет веков. И в вечность
                   Сам в пении девичьих чистых уст
                   Ты перейдешь. И как тебя любила,
              1430 Не позабудут, Федра... Царь Тесей,
                   Поди сюда, и сына обоими,
                   И поцелуй его. Чужою волей
                   Ты умертвил его. И дивно ль вам
                   Грешить, когда того желают боги?..
                   Ты ж, Ипполит, я и тебя прошу
                   Гнев на отца оставить. Ведь таков
                   Был твой удел. Простимся. Взор небесный
                   Не должен видеть смерти, и глаза
                   Туманит нам холодное дыханье.
                   А черная уж над тобой... я вижу...

                         Тесей обнимает сына молча.

                                  Ипполит

              1440 Будь счастлива, блаженная, и ты
                   Там, в голубом эфире... Ты любила
                   Меня и долго, но легко оставишь...
                   Отцу, как ты велела, я простил...
                   Я слов твоих не преступал и раньше.

                             Артемида исчезает.




                               Без Артемиды.

                                  Ипполит

                    Но на глаза спадает мрак. Отец,
                    Возьми меня, приподними немного.

                                   Тесей

                    Дитя мое! Не добивай отца.

                                  Ипполит

                    Смерть!.. Вот они, подземные ворота!

                                   Тесей

                    Под бременем злодейства не покинь.

                                  Ипполит

                    О, я тебя, отец, освобождаю...

                                   Тесей

               1130 Как? этот груз с меня снимаешь? весь?..

                                  Ипполит

                    Да, девственной клянусь я Артемидой.

                                   Тесей

                    О лучший сын! О благородный сын!

                                  Ипполит

               1455 Дай бог таких тебе, отец, законных.

                                   Тесей

               1454 И потерять такое сердце... О...

                                  Ипполит

               1453 Прощай, отец... Прости меня, мой милый.

                                   Тесей

               1456 Ты выдержишь... Ты одолеешь смерть.

                                  Ипполит
                                   (тихо)

                    Я выдержал... я уж в объятьях смерти.
                    Отец... скорее пеплос на лицо...

                          Тесей прикрывает агонию.

                                   Тесей

                    О, славные афинские пределы,
               1460 И ты, Пелопоннес! Кого сейчас
                    Лишитесь вы... А мне, увы! Киприда
                    Страдания оставила клеймо.

Пауза. Тесей снимает с мертвого пеплос. Все глубоко склоняются перед телом.
                              Минута молчания.

                                    Хор
                   (удаляется под мерные звуки анапестов)

                    Этот траур двойной и нежданный...
                    Лейтесь слезы под веслами скорби,
                    И далеко, далеко звучи
                    Весть о горе великом царей!
 
 
        ^TПРИМЕЧАНИЯ^U 
 

 
     Трагедия поставлена в 428 г. до н. э. и принесла поэту  первую  премию.
Античные источники часто пользуются для обозначения этой трагедии  названием
"Ипполит, несущий венок" (ср. ст.  73  сл.),  чтобы  отличить  ее  от  более
ранней, не сохранившейся трагедии Еврипида "Ипполит, закрывающийся  плащом".
Там действие происходило в Афинах в  то  время,  когда  Тесей  отправился  в
подземное царство, и Федра сама признавалась Ипполиту, ища сближения с  ним.
Такое откровенное изображение женской страсти, очевидно, шокировало афинских
зрителей, и трагедия провалилась, но именно этот характер разработки  сюжета
привлек внимание  римских  поэтов  -  Сенеки  (трагедия  "Федра")  и  Овидия
("Послания героинь", 4).  Среди  аттических  драматургов  трагедию  о  Федре
написал Софокл; из нее сохранились, однако,  незначительные  отрывки,  и  ни
время  ее  создания,  ни  тематическое  соотношение  с  трагедиями  Еврипида
неизвестно.
     Разработка мифа о Федре и Ипполите до V в.  не  засвидетельствована,  и
поздняя античность знает его лишь в той форме, какую придала ему  аттическая
трагедия. Несомненно, однако, что афинские драматурги в своей трактовке мифа
могли опереться на некоторые родственные сказания и  данные  культа.  Федра,
согласно мифу, была дочерью критского царя Миноса и Пасифаи, известной своим
преступным союзом с быком, от  которого  она  родила  чудовище  Минотавра  -
получеловека-полубыка (см. ст. 337 сл.). В основе своей этот  миф  уводит  в
отдаленнейшие  времена  зооморфизма,  когда  боги  представлялись  в  облике
животных, покровительствующих данному племени, и  с  точки  зрения  историка
религии   соединение   Пасифаи   с   быком   является   ничуть   не    более
"безнравственным", чем похищение Европы Зевсом в образе быка или его явление
Леде под видом  лебедя.  В  классическую  эпоху,  когда  перестали  понимать
первоначальный смысл мифа, за Пасифаей и ее  дочерьми  укрепилась  репутация
порочных женщин, склонных к нарушению естественных связей (ср. ст. 337-343).
Что касается  Ипполита,  то  по  своему  происхождению  он  являлся  местным
божеством  или  обожествленным  героем,  о  судьбе  которого  сообщалось   в
ритуальных девичьих хорах в Трезене; перед  замужеством  трезенские  девушки
приносили ему в жертву пряди волос (ст.  1423-1429).  Таким  образом,  связь
Ипполита с культами Артемиды, покровительницы девственниц, и  Афродиты,  под
чью власть переходят девушки, вступая в брак, является  достаточно  древней,
переосмысление же этого образа скорее всего принадлежит целиком Еврипиду.
     Перевод Анненского в "Театре Еврипида" сопровождался посвящением Ф.  Ф.
Зелинскому.
 
     Ст. 10-12. Трезен - город в Арголиде, где  некогда  царствовал  Питфей,
тесть Тесея. Ему Тесей отдал на воспитание своего сына Ипполита, родившегося
от брака с амазонкой Антиопой (известны  и  другие  имена  матери  Ипполита;
Еврипид удовлетворяется тем, что называет ее просто амазонкой). Сюда  же,  в
Трезен, Тесей вынужден  был  удалиться  на  год  из  Афин,  убив  в  схватке
некоторых из своих родственников Паллантидов (см. ст.  35),  т.  е.  сыновей
своего дяди Палланта, пытавшихся лишить  его  афинского  престола.  Согласно
Плутарху ("Тесей", гл. 13) Тесей совершил это убийство в юные годы,  еще  не
будучи отцом Ипполита и тем более мужем Федры, которую он взял в жены только
после смерти своей первой  супруги,  амазонки.  Еврипид,  перенося  действие
своей трагедии из Афин в Трезен, должен был пойти на смещение мифологической
хронологии.
     Ст. 25. ...чтоб Элевсина таинства узреть... - Первую  встречу  Федры  с
Ипполитом Еврипид приурочивает к моменту, когда юноша направился в Афины для
посвящения  в  Элевсинские   мистерии   -   религиозное   действо,   издавна
совершавшееся  в  поселении  Элевсин,  недалеко  от  Афин,  и  со   временем
приобретшее общегосударственное значение. Афиняне считали, что эти  таинства
были установлены самой богиней Деметрой.
     Ст. 29-33. Стихи, вызывающие большие трудности  в  их  истолковании.  В
Афинах,  на  южном  склоне  Акрополя,  находилась  "гробница  Ипполита",   а
невдалеке от нее - святилище Афродиты, которое в  одной  аттической  надписи
носит название "Афродиты около Ипполита". Основание  этого  святилища  молва
могла приписывать Федре; трудно, однако, поверить, чтобы Федра  из  дошедшей
трагедии, всячески скрывающая свое чувство, решилась на открытое  посвящение
Афродите храма, названного запретным именем. Следует, наконец, помнить,  что
основание храма у могилы Ипполита было бы в такой ситуации  преждевременным.
Иначе могли развертываться  события  в  недошедшем  "Ипполите",  где  Федра,
вероятно, оклеветала Ипполита, отнюдь не помышляя о своей смерти, и,  только
узнав о последствиях клеветы, приняла решение уйти из жизни; в  этот  момент
Федра как раз могла завещать кому-либо из близких  основать  храм,  хранящий
память о всемогуществе Афродиты, над могилой Ипполита. Поэтому возможно, что
ст. 29-33  попали  в  текст  нашей  трагедии  из  "Ипполита,  закрывающегося
плащом".
     Ст. 45. Посейдон был божественным отцом Тесея, как Зевс - Геракла.
     Ст.  61-72.  Охотники  составляют  дополнительный  хор,  подобно   хору
афинских граждан, провожающих к месту их вечного поселения Эриний  в  финале
"Орестеи" Эсхила.
     Ст. 79-82. Точный перевод: "Лишь тот, кто обрел целомудрие, а  равно  и
все остальное, не от учения, а от природы, вправе срывать эти цветы,  дурные
же не вправе". "Целомудрие" (sophrosyne) - многозначное слово:  кроме  этого
буквального значения, оно означает и "здравомыслие", "чувство меры" (одну из
четырех главных добродетелей), и, расширительно, "добродетель"  вообще.  Это
отклик на споры софистов о том, научима ли добродетель.
     Ст. 136. ...от Деметры дивной брашна... - Федра  отказывается  от  пищи
(брашна), дара Деметры.
     Ст. 141-144. Пан - См. примеч. к "Медее", ст. 1171. Геката - Во  власти
этой богини, связанной с ночными обрядами, находились  привидения  и  ночные
кошмары.  Корибанты   -   шумные   спутники   великой   богини   Реи-Кибелы,
сопровождавшие обряды в ее честь оргиастической пляской.
     Диктинна - одно из имен Артемиды.
     Ст. 176-266. Первая сцена кормилицы и Федры  выдержана  в  оригинале  в
анапестических   диметрах   (четырехстопные   анапесты),   чередующихся    с
монометрами  (две  стопы),  и  делится  на  три  части,  каждая  из  которых
завершается  усеченным  стихом  (ст.  197,  238,  266).   Это   редкое   для
диалогической сцены построение передано в переводе только отчасти.
     Ст. 231. ...четверню... венетскую... - Венеты  (племя,  проживавшее  на
иллирийском побережье Адриатического моря) славились своими конями. В Греции
венетские кони стали впервые известны после 440  г.,  когда  спартанец  Леон
одержал на них победу в состязаниях колесниц.
     Ст. 308.  ...детям...  твоим...  -  Сыновьями  Федры  были  Демофонт  и
Акамант; см. "Гераклиды", ст. 119.
     Ст. 310. Как видно, кормилица  вспоминает  Ипполита  совсем  не  в  той
связи, в какой он занимает мысли Федры. Но, будучи  названо,  его  имя  дает
толчок  дальнейшему  диалогу,  и  важность   этого   подчеркивается   редким
разделением стиха (в оригинале) натри реплики (см. примеч. к "Алькесте", ст.
1119).
     Ст. 352. Снова важное признание Федры разделено на две реплики (ср. ст.
310).
     Ст. 374. ...преддверия Пелоповой  державы...-  Трезен  был  преддверием
Пелопоннеса с точки зрения афинян, которые могли легко добраться до него  на
корабле через Саронический залив, вместо  того  чтобы  совершать  длительное
сухопутное  путешествие  через  Мегариду,  Коринфский  перешеек  и  гористую
северную Арголиду.
     Ст. 427. ...с желаньем жить... - Неточный перевод: в оригинале  нет  ни
слова ни о желании жить, ни тем более о совести (см. примеч. к "Медее",  ст.
1054). Смысл подлинника: "Говорят,  что  только  одно  может  соперничать  в
ценности (или в длительности) с жизнью человека  -  это  его  благородный  и
справедливый образ мыслей".
     Ст. 471. Ты -  женщина...  -  Неверный  перевод.  В  оригинале  Еврипид
говорит о том, что всякий человек должен считать себя счастливым, если в нем
больше хорошего, чем дурного.
     Ст. 486-489. О, злая лесть... - Перевод, очень далекий от оригинала.  В
подлиннике Федра высказывает гораздо более общую мысль:  "Вот  что  губит  у
людей хорошо управляемые государства и семьи - чересчур красивые речи. Между
тем говорить следует не приятное для ушей, а такое, из чего возникает добрая
слава".
     Ст. 490 и сл. Кормилица уже здесь готова выступить в роли  сводни,  но,
встретив отчаянный отпор Федры (ст. 498 сл., 503-506, ср. 518-520), занимает
двусмысленную позицию: ее слова о средстве от  недуга  (ст.  509-512)  Федра
понимает так, что кормилица может излечить ее от любви, и  этим  объясняется
ее вполне деловой вопрос в ст. 516. Но отсюда ясно, что ст. 513-515  (но  не
плошай] разрушают всю двойную игру кормилицы и могут быть  объяснены  только
как поздняя и неумелая вставка в текст оригинала.
     Ст. 534. Дим - Зевс; однако происхождение Эрота от  Зевса  представляет
совершенно необычный вариант мифологической генеалогии.
     Ст. 535. Алфей - река в Элиде; на  ее  правом  берегу  находился  город
Олимпия со знаменитым храмом Зевса. Пифийские храмы - святилища  в  Дельфах.
Бычьи туши - гекатомбы, когда приносилось в жертву целое стадо быков.
     Ст. 545 - 554. Ярма не познавшая дева...- Иола, дочь  эхалийского  царя
Еврита. Чтобы овладеть ею, Геракл захватил и разорил Эхалию и  убил  Еврита.
Однако пленение Иолы послужило причиной мучительной  смерти  самого  Геракла
(см. "Трахинянки" Софокла).
     Ст. 556. Диркея (правильнее Дирка) - источник вблизи Фив.
     Ст. 560. Грядущую Вакхову матерь - Семелу.
     Ст. 569-596. Небольшой  коммос,  т.  е.  совместная  лирическая  партия
актера  и  хора,  перемежаемая   репликами   актера.   Симметричные   строфы
расположены здесь в  зеркальном  порядке,  т.  е.  abc  =  cba;  ритмическая
симметрия оригинала в переводе выдержана недостаточно точно. Стих "Мне ж она
дала..." - добавление переводчика.
     Ст.  635.  Здесь  Анненский  пропустил  несколько  строк,   считавшихся
подложными. Ф. Ф. Зелинский переводит их так:
 
                      А раз женился - не стряхнуть ему 
                      Ярма. Один, свойством польщенный знатным, 
                      Выносит ложе пресное; другой, 
                      Шурьев постыдных за своей красоткой 
                      В родню впустив, полынью приправляет 
                      Медвяную сыту. И хорошо 
                      Еще тому, кому попалось в дом... 
 
     Ст. 722 сл. В оригинале реплики корифея и Федры звучат  проще;  корифей
спрашивает: "Какое же ты хочешь совершить неисправимое зло?"  На  это  Федра
отвечает: "Умереть. А как - я еще обдумаю".
     Ст. 732-751. В первой паре строф хор  называет  фантастические  страны,
куда бы он хотел  укрыться  от  тягостей  окружающей  его  действительности.
Эридан - мифическая  река,  отождествляемая  с  Роной  или  По;  в  нее,  по
преданию, рухнул Фаэтон, сраженный молнией Зевса; его  сестры  (".Несчастные
девы"}, превратившись в  тополя,  оплакивают  его  янтарными  слезами.  Сады
Гесперид  греки  локализовали  на  Крайнем  Западе,   в   районе   нынешнего
Гибралтара: здесь узкий пролив  преграждает  путь  кораблям  по  воле  морей
промыслителя - Посейдона, здесь Атлант - мученик небодержавный  -  несет  на
плечах небесный свод, здесь бьет источник амбросии - пищи богов, и здесь  же
находилось ложе Кронида, когда он впервые соединился с Герой.
     Ст. 752-765. Хор вспоминает о брачном путешествии Федры и Тесея с Крита
в афинскую гавань Мунихий, видя в сопровождавших этот акт  мрачных  приметах
предвестников свершающихся бедствий.
     Ст. 776-786. В некоторых рукописях вопли за сценой приписывают служанке
Федры: кормилица после суровой отповеди Федры в ст.  708  сл.  удалилась  во
дворец и не  смела  подходить  близко  к  спальне  своей  госпожи.  Большого
значения вопрос о принадлежности этих реплик не имеет.
     Ст. 792. ...царя, узревшего  святыню...  -  В  отличие  от  недошедшего
"Ипполита",  где  отсутствие  Тесея  объяснялось  его  походом  в  загробное
царство, в  нашей  трагедии  Тесей  возвращается  как  паломник  из  святыни
какого-то бога. Поэтому на голове у него венок из  свежей  листвы  (ст.  806
ел.), в переводе Анненского - из лавра.
     Ст. 817-833, 836-851. В оригинале строфы Тесея построены на чередовании
лирических двустиший с декламационными (ямбическими триметрами); в  переводе
эта особенность не передана.
     Ст. 866-870. Эту партию хора  многие  исследователи  считают  вставкой,
попавшей в рукописи нашей трагедии из несохранившегося "Ипполита": хотя  хор
может подозревать о каком-то новом несчастье, грозящем дому Тесея  (ср.  ст.
871-873), его отчаянье в разбираемой партии явно преждевременно.
     Ст. 871-873 отсутствовали в древнейших рукописях и  опущены  Анненским.
Ф. Ф. Зелинский переводит их:
 
                     О боже! Если есть еще возможность, 
                     Услышь мою молитву: не губи нас. 
                     Недоброе душа мне ворожит. 
 
     Ст. 901. Набожным желаньем - добавка переводчика. В оригинале  сказано:
"Прими решение, самое лучшее для твоего дома".
     Ст. 952-954.  ...Орфеевым  снабдил  ты  ярлыком.  -  Тесей  приписывает
Ипполиту приверженность к учению орфиков, которые верили в переселение душ и
потому проповедовали вегетарианство. Это обвинение, однако, не очень вяжется
с обликом Ипполита-охотника.
     Ст. 977-980. Синис - разбойник, живший на Истме (Коринфском перешейке);
попавших ему в руки путников он привязывал к вершинам двух сосен и, отпустив
затем деревья, разрывал людей пополам.  Скирон  -  разбойник,  обитавший  на
скале на границе Мегариды и Коринфа  (см.  "Гераклиды",  ст.  859  сл.);  он
заставлял путников мыть ему ноги и во время этой процедуры сталкивал  их  со
скалы в море. Оба были убиты Тесеем, когда он в  юности  шел  из  Трезена  в
Афины искать своего отца Эгея.
     Ст. 1045-1050. Казни... не жди. - Эти слова, по-видимому,  противоречат
желанию Тесея, высказанному в обращении к Посейдону (ст. 887-890). Объяснить
это противоречие можно с  разных  точек  зрения:  1)  либо  Тесей  не  хочет
раскрывать перед Ипполитом своего  замысла,  чтобы  заставить  его  пережить
сначала весь ужас  изгнания;  2)  либо  Еврипид  здесь,  как  и  ранее  (ст.
893-898), воспроизводит мотив из какого-нибудь другого  варианта  мифа,  где
Тесей ограничивался изгнанием Ипполита.
     Ст. 1053-1054. ...за гранью Атлантовой... - То есть за пределами Земли.
См. примеч. к ст. 732-751.
     Ст. 1058. ...птицы, в небесах...- По полету птиц  специальные  гадатели
определяли будущее и угодность богам того или иного решения смертных.
     Ст. 1082. О, горькое рожденье, внебрачное! - Жалоба, хорошо понятная  в
современных Еврипиду Афинах, но лишенная смысла в "героические" времена.
     Ст. 1095. Земли Эрехтея - Афины, названные так  по  имени  легендарного
царя Эрехтея. См. примеч. к "Медее", ст. 824-845.
     Ст.  1197-1200.  В  описании   маршрута   Ипполита   Еврипид   приносит
географическую точность в жертву художественному эффекту: дорога из  Трезена
на север и северо-запад (в Эпидавр, Коринф, Аргос) проходит среди гор, а  не
вдоль моря; по берегу Трезен отрезан от Эпидавра стеной скал.
     Ст. 1253. Поскольку Федра родом с Крита, вестник имеет в виду гору  Иду
на этом острове, а не одноименную горную цепь в Троаде.
     Ст. 1282-1295. Вступительная речь  Артемиды  выдержана  в  оригинале  в
анапестах. В ст.  1282  и  1169  сл.  с  древнегреческой  точки  зрения  нет
противоречия: Эгей считался земным отцом Тесея, Посейдон - его  божественным
родителем.
     Ст. 1331 сл. Перевод значительно усиливает мысль оригинала, где сказано
только: "Если бы я не боялась Зевса". Артемида хочет сказать, что, поскольку
у богов установлен закон не вмешиваться в  дела  друг  друга,  нарушение  ею
этого правила могло бы вызвать недовольство Зевса - мысль, нигде  больше  не
встречающаяся.  В  эпосе,  где  боги  поступают  целиком   по   собственному
усмотрению, гнев Зевса грозит им только в том случае, если они  осмеливаются
нарушать его собственные планы.
     Ст. 1342-1369 в оригинале выдержаны в анапестических диметрах,  с  1370
начинается монодия Ипполита.
     Ст. 1380 сл. Запятнанных предков... грехи. - Ипполит, как и Тесей в ст.
820, 831 сл., видит причину бедствий, обрушившихся на невиновных, в каких-то
преступлениях предков, за которые теперь мстит божество.

                                                                   В.Н. Ярхо 

Популярность: 99, Last-modified: Thu, 19 Dec 2002 10:59:28 GMT