----------------------------------------------------------------------------
     Перевод С.И.Радцига
     Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
     Для высших учебных заведений.
     Том 1. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Греческая литература.
     М., "Просвещение", 1965
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

[Стихи 1-269, Во дворце Агамемнона в Аргосе все ждут возвращения Агамемнона,
                             победителя Трои.]



                                    Хор
                               (корифей) {*}

                     Сюда пришел я, Клитеместра, чтя
                     Твою державу, помня, что так надо
                     Супругу чтить вождя, коль сиротеет
                     Трон мужа самого.
                        А ты - что ж, весть ли
                     Узнала добрую, иль лишь надежд
                     Исполнена благих, что эти жертвы
                     Свершаешь - рад бы я услышать это.
                     Но... и молчанье не приму в обиду.
                     {* Старший в хоре, состоящем из аргосских старейшин.}

                                Клитеместра

                     Пусть доброй вестницей, как говорится,
                     От ночи-матери заря нам будет!
                     Узнаешь радость выше ожиданья:
                     Приамов город взяли аргивяне.

                                    Хор

                     Что, что? Ушам своим не верю я.

                                Клитеместра

                     В руках ахейцев Троя. Ясно ль это?

                                    Хор

                     От радости уж слезы выступают.

                                Клитеместра

                     Да, по лицу я вижу, что ты рад.

                                    Хор

                     Есть, значит, признак верный у тебя?

                                Клитеместра

                     Есть, как не быть?.. коль не обман то бога.

                                    Хор

                     Что ж - не по снам ли ты легко так судишь!..

                          Клитеместра (с иронией)

                     Виденью сонной мысли можно ль верить?..

                                    Хор

                     Ну, так молвой прельстись неокрыленной!

                                Клитеместра

                     Ты, как над малой девочкой, смеешься.

                                    Хор

                     Ну, а разрушен-то когда же город?

                                Клитеместра

                     В ночь самую, родившую день этот.

                                    Хор

                     Кто ж из гонцов пройти так скоро мог бы?

                                Клитеместра

                     Гефест сам с Иды {*} яркий свет послал... {1}
                     {* Гора близ Трои.}

      [В своей речи Клитеместра описывает те огненные сигналы, которые
       передавались с горы Иды в Аргос и дали знать, что Троя взята.]

                                    Хор

                     Богам потом, царица, помолюсь я.
                     Теперь же вновь хотел бы я подробно
                     Услышать все, рассказу подивиться.

                                Клитеместра

                     Да, ныне Троя уж в руках ахейцев.
                     Я точно крик раздельный различаю
                     Там в городе: как если уксус с маслом
                     В один сосуд нальешь, - в непримиримой
                     Вражде увидишь их, так разно слышен
                     Стон побежденных, крики победивших -
                     Язык судьбы различной. Те, припав
                     Над трупами мужей иль братьев, старцы
                     Отцы над прахом сыновей клянут
                     Удел любимых... рабскими устами.
                     А наших там тяжелый труд ночной
                     Голодных после битвы есть зовет,
                     Что в городе найдут, забыв черед,
                     И как кому судьбы достался жребий;
                     В домах троянских, завладев, живут уж,
                     Избавившись от жизни в холоде
                     И в сырости под сводом неба, ныне
                     Счастливые проспят всю ночь без стражи.
                     Коль свято чтут богов, живущих в граде,
                     Богов земли плененной и их храмы,
                     То, победив, побеждены не будут.
                     Вот только б страсть сильней не обуяла
                     Губить, прельстясь корыстью, то, что свято.
                     Возврат на родину еще ведь нужен
                     Благополучный, пробежать осталось
                     Двойного бега поприще второе.
                     И если рать, не оскорбив богов,
                     Вернется, горе павших неусыпно
                     Ждать станет, чтоб разить бедами.
                        Ты от меня, от женщины, то слышишь.
                     Возьми же блага явный перевес.
                     За ним я жду благополучии много.

                                    Хор

                     О женщина, ты рассуждаешь мудро,
                     Как муж разумный. Я же, выслушав
                     Твои расчеты верные, готовлюсь
                     Хвалу воздать богам. Ведь за труды
                     Дана награда ценности немалой.

                 Клитеместра со свитой удаляется во дворец.

  [Следуют песни хора и разговоры его с глашатаем, который рассказывает о
                    подробностях взятия ахейцами Трои.]

С  левой  стороны  от зрителей въезжает в торжественном одеянии на колеснице
Агамемнон. Рядом с ним сидит в пророческом одеянии пленница Кассандра. Народ
                       восторженно приветствует царя.

                          Агамемнон (с колесницы)

                     Сначала Аргос и богов родных
                     Должно приветствовать, помогших мне
                     Домой вернуться и Приамов город
                     Казнить. Да, суд то не словесный боги
                     Слыхали, нет, смертоубийственный,
                     И голоса за гибель Илиона
                     В сосуд кровавый положили прямо
                     Без колебанья. К урне же другой
                     Одна надежда близко подходила,
                     Никто в нее не клал. По дыму только
                     Еще теперь узнаешь взятый город.
                     Лишь рока вихри живы. Умирая,
                     Зола в клубах густых его богатства
                     Хоронит там. За то богам мы присно
                     Должны благодаренье воздавать.
                     Мы страшные расставили там сети;
                     Из-за жены весь город разметал
                     Аргивский зверь, то детище коня {*},
                     {* Разумеется деревянный конь, которого
                     хитростью ввели в Трою; скрытые в нем
                     воины отрыли ворота города и впустили
                     греческое войско,}
                     С щитами рать, прыгнув в полночный час,
                     Перескочив чрез стену, кровожадный
                     Напился лев досыта царской крови.
                        Вот в честь богов мой первый здесь привет,
                     О чувствах же твоих, я помню, слышал
                     И сам то думаю, стою за то же.
                     Да, из людей немногим сродно это -
                     Без зависти чтоб друга в счастье чтить.
                     Недоброй мысли яд, гнездясь в душе,
                     Удваивает бремя той болезни;
                     И сам своим страданьем угнетен.
                     Да, на чужое счастье глядя, плачешь.
                     Могу сказать уж верно - вижу я,
                     Как в зеркало, друзей - лишь тени образ,
                     Кто мне по виду предан горячо.
                     А Одиссей, один неволей плывший,
                     Впряженный к нам, был рьяной пристяжной
                     Будь мертв иль жив еще, одна все речь.
                        А что до города и до богов
                     Касается, обсудим все в собранье,
                     Там состязанье общее устроив.
                     Хорошее чтоб долго оставалось
                     На благо нам, о том подумать надо.
                     А где нужны целительные средства,
                     Там прижиганьем иль ножом для пользы
                     Попробуем тот веред удалить.
                        Теперь в чертоги к очагу пойду я,
                     И там богам сперва я помолюсь,
                     Что, вдаль меня услав, назад вернули,
                     Победа ж, как пришла, да будет вечно.

                                Клитеместра

                     О граждане, старейшины аргивян,
                     Не постыжусь я про любовь к супругу
                     Вам рассказать; с годами у людей
                     Проходит робость. Не со слов других,
                     Нет, о своей скажу тяжелой жизни
                     За время то, пока был он под Троей.
                     Жене, во-первых, в доме без мужчины
                     Сидеть одной - ужасная беда,
                     И много слухов, полных злобы, слышать...
                     Придет один к нам с вестью про беду,
                     А глядь, другой той хуже в дом приносит.
                     И если ран он столько получил,
                     Как, притекая в дом, молва твердила,
                     Истыкан он, уж право, боле сети;
                     Умри же столько раз, как слух ходил,
                     Тогда б, как новый Герион трехтелый {*},
                     {* Мифический трехтелый гигант; его убил Геракл.}
                     Он мог хвалиться, что на свете этом -
                     Здесь, говорю я, не на свете том -
                     Земли покров тройной имел так часто,
                     Как каждым телом снова умирал.
                     Не раз я из-за этих слухов злых
                     Себе на шею петлю надевала,
                     Да вынимали силою другие.
                     Из-за того и нет сейчас здесь сына
                     Ореста, в ком залог обоих нас;
                     А то б он был. И ты не удивляйся:
                     Его к себе взял добрый твой соратник
                     Фокеец Строфий; мне двоякие
                     Представив беды - и твою опасность
                     Под Илионом, и коль бунт народный
                     Низвергнет думу, так как сродно людям
                     Упавшего еще ногой попрать.
                     А в этом доводе коварства нет.
                     Что до меня, слез бурные истоки
                     Иссякли все и ни слезинки нет.
                     От долгого же бденья боль в глазах.
                     Все о тебе, бывало, плачу я,
                     Что про огонь забыл ты. А во сне,
                     Лишь еле слышно прожужжит комар, -
                     Как я проснусь, с тобой несчастий видя
                     Уж больше, чем тянулось время сна.
                        Теперь, все это пережив, я стану
                     Приветствовать его, забывши горе,
                     Звать псом, который стойло стережет,
                     Спасательным канатом корабля,
                     Столпом могучим под высокой кровлей,
                     Единым чадом у отца, землей,
                     Для моряков явившейся нежданно,
                     Прекрасным днем, наставшим после бури,
                     Водою ключевой для путника,
                     Измученного жаждой, - а ты знаешь,
                     Как сладко избежать беды нависшей!
                     Такой привет хочу ему воздать.
                     Прочь, зависть! Много зол ведь перенесть
                     Пришлось нам прежде. А теперь, мой милый,
                     Из колесницы этой выдь, но наземь
                     Не ставь, о царь, ноги, низвергшей Трою.
                        Рабыни, что ж вы ждете? Я велела
                     Дороги почву устилать коврами.
                     Сейчас же пурпуром здесь путь устлать!
                     Пусть Правда в дом нечаянный ведет.
                     А остальное неусыпная
                     Забота все устроит так, как надо,
                     Что суждено нам с помощью богов.

                                 Агамемнон

                     Дочь Леды, дома сторож моего,
                     Моей отлучке ты под стать сказала -
                     Так долго речь вела. Но справедлива
                     Хвала, коль дар сей от чужих идет?
                     И вообще, как женщину, меня
                     Прельщать не думай; как пред варваром,
                     Униженных речей не возглашай.
                     Коврами путь устлан, тем зависти
                     Не возбуждай: богов чтить этим надо.
                     По роскоши же смертному никак,
                     По-моему, ступать нельзя без страха.
                     Прошу, как мужа, не как бога, чти.
                     И без ковров и этих всех затей
                     Молва кричит. И нехудой рассудок -
                     Вот бога высший дар. Зови блаженным
                     Того, кто жизнь в любезном счастье кончит.
                     Будь все так у меня, я жил бы бодро.

                                Клитеместра

                     Пусть это взгляд твой, но скажи же мне...

                                 Агамемнон

                     Поверь мне, взгляда я не изменю.

                                Клитеместра

                     Обет богам, что ль, в страхе дал ты этот?

                                 Агамемнон

                     Будь кто другой, а я сказал в сознанье.

                                Клитеместра

                     А что б, представь, Приам, свершивши это?..

                                 Агамемнон

                     На роскошь он, конечно бы, ступил.

                                Клитеместра

                     Так не стыдись людского порицанья.

                                 Агамемнон

                     Но все ж молва народная сильна.

                                Клитеместра

                     Зато без зависти и счастья нет.

                                 Агамемнон

                     Не дело женщины так жаждать спора.

                                Клитеместра

                     Счастливым же к лицу и уступать.

                                 Агамемнон

                     Ты тоже, знать, победу в споре любишь?

                                Клитеместра

                     Послушайся, победу уступи мне.

                                 Агамемнон

                     Ну, если так ты хочешь (обращается к рабам),
                                              пусть скорей
                     Мне снимут обувь с ног, долой ту службу,
                     И пусть, когда вступлю ногами так
                            (указывает на ноги)
                     На пурпур божеский, меня не сглазит
                     Издалека завистливое око.
                     Мне стыдно очень осквернять ногами
                     Богатство это, ткани дорогие.
                        Ну, хорошо. А иностранку эту {*}
                     {* Кассандру.}
                     Прими ты с лаской. На владык ведь кротких
                     Бог издали взирает благосклонно.
                     По доброй воле не несет никто
                     Ярмо раба. Она ж, сокровищ многих
                     Цвет избранный, от войска дар, пришла.
                        Но раз тебя я слушать согласился.
                     Пойду уж в дом, по пурпуру ступая.

                                Клитеместра

                     Да есть же море - кто его иссушит? -
                     И много в нем багрянки драгоценной -
                     Все свежий-свежий сок для краски платьев.
                     И дом иметь их, слава богу, может,
                     О царь, и бедности не знает он.
                     Я много б под ноги одежд дала,
                     Будь велено оракулом то дому,
                     Когда за жизнь я эту хлопотала.
                     Будь корень цел, листва взойдет над домом,
                     Раскнув тень под светом знойным Пса {*}.
                     {* С восхождением созвездия Пса связывался летний зной.}
                     Вот и приход твой к очагу родному
                     Приход тепла средь стужи означает.
                     Когда же Зевс из ягоды незрелой
                     Вино готовит, в доме все ж прохлада,
                     Коль муж могучий в доме пребывает.

 Агамемнон вошел внутрь дворца; Клитеместра обращается к изображению Зевса.

                     Зевс, Зевс-вершитель, мне мольбу сверши!
                     Пекись о том, что должен совершать.

Народ и воины, сопровождавшие царя, постепенно расходятся; остаются лишь хор
               и Кассандра, неподвижно сидящая на колеснице.
                          Хор предчувствует беду.

                                Клитеместра

                     Войди и ты - тебя зову, Кассандра, -
                     Коль Зевс тебе участницею в доме
                     Воды святой дал невозбранно быть,
                     Чтоб вместе ты со многими рабами
                     У алтаря домашнего стояла.

                       Кассандра остается спокойной.

                     Выдь с колесницы этой; не гнушайся.
                     И сын Алкмены {*}, говорят, когда-то,
                     {* Геракл.}
                     Как продан был, ел рабский хлеб в неволе.
                     Так если уж ждала б необходимость
                     Судьбы такой, приятнее гораздо
                     Иметь богатых исстари господ.
                     А кто нежданно жатву снял большую,
                     Жесток во всем и слишком строг с рабами.
                     У нас найдешь, что требует обычай.

 Кассандра по-прежнему остается безучастной, не проявляя никакого внимания
                           к словам Клитеместры.

                              Хор (Кассандре)

                     Тебе она речь ясную сказала.
                     Ты б в роковых сетях-то покорялась
                     Уж как-нибудь... Но, может быть, не будешь...

                                Клитеместра

                     Да, коль она не так, как ласточка,
                     Неведомую варварскую речь
                     Имеет, в душу ей толкую я.

                              Хор (Кассандре)

                     Ступай. Теперь, что говорит она,
                     То лучшее тебе. Послушайся,
                     Покинь свое на колеснице место.

                                Клитеместра

                     Мне некогда теперь здесь время тратить
                     За дверью. Перед очагом срединным
                     Давно стоят там овны для закланья.
                     Не ждали мы уж радости такой.
                                (Кассандре.)
                     А ты, коль хочешь быть там, так не медли...
                     Не понимаешь если речь мою,
                     Так вместо слов дай знак рукою чуждой.

                                    Хор

                     Не понимает, видно, чужестранка.
                     А нравом точно зверь, недавно взятый.

                            Клитеместра (злобно)

                     Знать, не в уме, послушна злому сердцу,
                     Что, город свой покинув нововзятый,
                     И здесь нести узду все не умеет,
                     Ждет, чтобы кровью выкипел весь норов.
                     Но что слова бросать? Себя ронять лишь.

                             Уходит во дворец.

                                    Хор

                     А я сердиться - жаль тебя - не буду.
                     Ну, бедная, оставь же колесницу,
                     Нужды ярмо сама теперь возьми.

   Кассандра вдруг вскакивает с колесницы в порыве пророческого экстаза и
                       обращается к статуе Аполлона.

                                 Кассандра



                     О горе, о горе, земля!
                     О Аполлон, Аполлон!

                                    Хор

                     Что жалобно ты Локсия {*} зовешь?
                     {* Локсий - одно из многочисленных прозвищ Аполлона.}
                     Ему не вопль плачевный подобает.

                                 Кассандра



                     О горе, о горе, земля!
                     О Аполлон, Аполлон!

                                    Хор

                     Она опять зовет так страшно бога,
                     Который воплям вовсе не внимает.

                                 Кассандра



                                  О Аполлон, Аполлон,
                                  Страж улиц, губитель ты мой!
                     В другой раз меня и в конец уж ты губишь.

                                    Хор

                     Вещать свои, как видно, хочет беды.
                     Остался божий дар и в рабском сердце.

                                 Кассандра



                                  О Аполлон, Аполлон,
                                  Страж улиц, губитель ты мой!
                     Куда ты привел меня, к крову какому?!

                                    Хор

                     Атридов дом. Коли сама не видишь,
                     Я говорю, и ложью то не будет.

                                 Кассандра



                     О нет! кров богам ненавистный, свидетель
                     Он многих злодейств, своей плоти убийств.
                     Людская то бойня, пол, залитый кровью.

                                    Хор

                     Чутка, что пес, как видно, чужестранка:
                     Там ищет кровь, где кровь найдет, конечно.

                                 Кассандра



                     О да! вот свидетельства, верю я им...
                     Вот дети в слезах, что зарезаны там,
                     Зажарено мясо, и съел их отец {1}.

                                    Хор

                     О прозорливости твоей мы славу
                     Слыхали, но не надо тут пророков.

                                 Кассандра



                     Ох, горе, увы! что еще замышляет?
                                  Еще что за страшное горе -
                     Великое в доме злодейство готовит?
                     Друзьям не снести того, нет исцеленья,
                                  Защиты поблизости нет...

                                    Хор

                     Не вникну в смысл я этих предвещаний.
                     Те ж ясны: город весь кричит о том.

                                 Кассандра



                     Увы, о несчастная, дело какое!
                                  Супруга, участника ложа,
                     Водою омыв... ах! конец как поведать?
                     Да, скоро свершится; рука то и дело
                                  К нему простирается вновь.

                                    Хор

                     Все не пойму я; после тех загадок
                     Не разберусь теперь в вещаньях темных.

                                 Кассандра



                     О ужас, о ужас! что видится это?
                                  Не сеть ли Аида видна?
                     Нет, сеть с его ложа - она ж и убийца!
                     Ликуй ненасытно, ликуй, та клика,
                     Злорадствуя роду при жертве злодейской!

                                    Хор

                     Какой Эриннии велишь над домом
                     Ты ликовать-то? Речь мне неясна.
                                  Но к сердцу бледною струей
                                  Кровь прилила. Так иссякает
                                  Кровь у бойца и свет дневной,
                                  Когда сраженный умирает
                                  И быстрой смерть идет стопой.

                                 Кассандра



                     Ох, вот оно, вот! Прочь быка от телицы!..
                                  Опутав одеждой хитро,
                     Она чернорогого вдруг поражает.
                     Вот падает он в эту ванну с водой.
                     В предательской ванне то, слышите, дело!

                                    Хор

                     Не похвалюсь, чтоб был знаток я тонкий
                     Судеб, но здесь недобрый вижу знак.
                                  Когда в пророческих словах
                                  Дается людям весть благая?
                                  Искусство это все в бедах,
                                  Словес так много изрекая,
                                  Приносит людям вещий страх.

                                 Кассандра



                     Ох, горе, несчастной судьба роковая!
                     Про беды свои говорю заодно
                     На что же привел меня бедную ты {*}?
                     {* То есть Агамемнон.}
                     На то ль, чтоб с тобой умереть лишь? Не так ли?

                                    Хор

                     Безумствуешь ты, богом одержима.
                     Поешь ты горе о себе самой,
                     Как пташка серая неутомимо
                                  Стенает: Итис, Итис мой {*}!
                                  О доле горестной своей
                                  То плачет горько соловей.
                     {* Итис, по мифу, сын афинской царевны Прокны.
                     Превращенная в соловья, она стонет о своем сыне.}

                                 Кассандра



                     Увы! соловья сладкозвучного доля!
                     Пернатым покровом его облекли
                     И сладостный век дали боги без слез,
                     Меня же удар ждет двуострым мечом.

                                    Хор

                     Откуда то? Ниспослано ль богами?
                     Ты мнимые все беды узнаешь
                     И ужас их зловещими словами
                     Все громогласно поешь.
                     В пути чудесном как вперед
                     Зловещий знаешь ты исход?

                                 Кассандра



                     Ох, свадьба Париса {*}, друзьям роковая!
                     {* С Еленой.}
                     Увы, о Скамандра {*} святая вода!
                     {* Река Трои.}
                     Вот там на твоих берегах, возрастая,
                                  Я, бедная, зрела тогда.
                     А ныне, знать, скоро к Кокита {*} волнам
                     {* Кокит и Ахеронт - реки в подземном мире.}
                     Вещать я сойду к Ахеронтским брегам.

                                    Хор

                     Ты что за слово молвила так ясно?
                     То и ребенок понял бы легко.
                     Я поражен судьбой твоей ужасной,
                                  Сам точно ранен глубоко,
                                  И, слыша жалобный твой стон,
                                  Терзаюсь, горем удручен.

                                 Кассандра



                     Ох, беды отчизны и гибель лихая!
                     Ох, сколько отец за свой город заклал
                     Быков с наших пастбищ, богов умоляя!
                                  Но дар его втуне пропал;
                     Не спасся наш город, приял уж беду,
                     А я, вся горя, скоро наземь паду.

                                    Хор

                     И эта речь все с прежнею согласна.
                     То, ниспадая тяжестью лихой,
                     Влечет тебя какой-то дух злосчастный,
                                  Чтоб горьких бедствий рой
                                  С своею смертью воспевать,
                                  Но смысла не могу понять.

                         Кассандра (более спокойно)

                     Да вот оракул мой не чрез фату,
                     Как новобрачная, глядеть уж станет.
                     Знать, прояснев, на солнечный восход
                     Он вихрем полетит, и, как волна,
                     Забьет против лучей беда сильнее,
                     Чем эта. Объясняю уж без загадок.
                                  Свидетелями будьте: шаг за шагом
                     Я чую здесь былых несчастий след.
                     Да, этот кров все хор не покидает
                     Согласный, безотрадный: не к добру он.
                     И вот, напившись, чтобы быть смелей,
                     Людской тут крови, в доме остается
                     Неукротимый тот разгул Эринний,
                     Блюдущих род. И гимн они поют,
                     У дома этого на страже сидя,
                     Про первый грех, а то клянут бесчестье
                     На ложе брата {2}, грозные злодею.
                                  Ошиблась ли, иль, как стрелок, попала
                     Я в цель? Была ли лжепророчицей,
                     Как шарлатан, что в дверь ко всем стучится?
                     Скажи, поклявшись, мне, что знать не знаешь
                     Молвы ты о былых грехах в сем доме.

                                    Хор

                     Да чем же крепость клятвы благородной
                     Могла б помочь? Но я дивлюсь тебе,
                     Что, взросши за морем, про город чуждый
                     Угадываешь, словно в нем жила.

                                 Кассандра

                     Пророк мне Аполлон назначил это.
                     Сначала стыд был это говорить...

                                    Хор

                     Что ж, знать, и бог был страстью поражен...
                     Да, всяк гордится, счастливый чрез меру.

                                 Кассандра

                     То был боец, дышавший страстью сильной.

                                    Хор

                     Что ж, и детей рождали вы, конечно?

                                 Кассандра

                     Согласье дав, я Феба обманула.

                                    Хор

                     Когда тобой уж дар владел чудесный?

                                 Кассандра

                     Да, гражданам вещала уж все беды.

                                    Хор

                     И Феба гнев тебя не покарал?

                                 Кассандра

                     Мне веры нет с тех пор, как согрешила.

                                    Хор

                     А нам сдается, правду ты вещаешь.

 [Кассандра вспоминает о роке, грозящем дому Атридов, и предсказывает свою
                        гибель от руки Клитеместры.]

                                 Кассандра

                     Увы, отец с потомством благородным?

               Подходит ближе к дверям и с ужасом отступает.

                                    Хор

                     В чем дело? Что за страх тебя пугает?

                                 Кассандра

                                  Ох, ах!

                                    Хор

                     Что охаешь? Иль сердцу что противно?

                                 Кассандра

                     Убийством этот дом кровавым дышит.

                                    Хор

                     Ну что ты? Запах жертв от алтаря.

                                 Кассандра

                     Такой же слышен дух, как из могилы.

                                    Хор

                     Не благовонья ж Сирии, конечно.

                                 Кассандра

                     Пойду и в доме свой оплакать жребий
                     И Агамемнона; довольно жить.
                     Ох, чужестранцы!
                     Я не дрожу, как птица пред кустом.
                     Нет, как умру, свидетелями будьте,
                     Когда жена за женщину, меня, умрет
                     И муж падет за мужа, за супруга
                     Несчастного. Вот этого прошу,
                     Как гостья, в дар, готовясь умереть.

                                    Хор

                     Жаль, бедная: судьбу свою ты знаешь.

                                 Кассандра

                     Еще одно хочу сказать я слово,
                     Не плачась о себе. Молюся я,
                     В последний раз на солнца луч взирая,
                     Чтоб мстителям потом и за меня
                     Враги, мои убийцы, поплатились -
                     За смерть рабыни - за пустое дело {*}.
                     {* Перевод последних трех стихов дан лишь по
                     смыслу, так как текст крайне испорчен.}

                                    Хор

                     Увы, дела людские! Счастье в них
                     И тень могла б нарушить. Будь несчастье,
                     Взмах мокрой губки всю сотрет картину.
                     И это я того сильней желаю.

                        Кассандра входит во дворец.

                                    Хор

                     Быть счастливым у всех ненасытно желанье.
                     Во дворцах, на которые пальцами кажут,
                     Там никто перед счастьем дверей не запрет,
                                  "Не входи сюда больше" - не скажет.
                     Вот ему даровали блаженные взять
                     Град Приама в полон,
                     И богами почтенный домой он идет.
                     А теперь, коль за кровь он поплатится прежних
                     И убитым убитый возмездие даст,
                                  Ряд убийств и еще оставляя,
                     Кто из смертных бы мог, слыша то, похвалиться,
                                  Что не с демоном злым он родился.

                              Голос из дворца.

                                 Агамемнон

                     Ох, поражен ударом я смертельным!

                              Хор (1-й хоревт)

                     Тише! кто там про удар кричит, пораненный
                                                      смертельно?

                           Агамемнон (за сценой)

                     Ох, ох, опять! в другой раз поражен!

                              Хор (2-й хоревт)

                     Дело там свершилося, я вижу: слышны стоны там
                                                                царя.

                              Хор (3-й хоревт)

                     Но, подумаем, какое нам верней решенье будет.

                              Хор (4-й хоревт)

                     Я предлагаю вам такое мненье -
                     Сюда к чертогам граждан звать на помощь.

                              Хор (5-й хоревт)

                     По-моему ж, нам броситься скорей
                     И взять с поличным - с вынутым мечом.

                              Хор (6-й хоревт)

                     И я того же мненья; я за то,
                     Чтоб действовать, а медлить тут не время.

                              Хор (7-й хоревт)

                     Уж дело ясно: это как бы приступ,
                     Чтоб в городе устроить тиранию.

                              Хор (8-й хоревт)

                     Мы тратим время, руки ж тех не спят
                     И топчут в прах медлительности славу.

                              Хор (9-й хоревт)

                     Не знаю я, что лучше предложить.
                     Кто делает, тому подумать надо.

                             Хор (10-й хоревт)

                     И я согласен. Ведь не в силах я
                     Умершего словами воскресить.

                             Хор (11-й хоревт)

                     Ужель допустим, жизнью дорожа,
                     Тем править нами кто бесчестит дом?

                             Хор (12-й хоревт)

                     Нет, нестерпимо, умереть уж лучше.
                     Да, лучше смерть для нас, чем тирания.

                             Хор (13-й хоревт)

                     Ужель, лишь по стенаньям этим судя,
                     Гадать мы будем, будто он убит?

                             Хор (14-й хоревт)

                     Нет, верно надо знать, чтоб гнев питать.
                     Предполагать - не значит знать наверно.

                         Хор (15-й хоревт-корифей)

                     Согласен я, все говорит за это, -
                     Узнать чтоб точно, что теперь с Атридом.

Хор  намеревается  войти во дворец, как вдруг задняя декорация раскрывается:
видна  серебряная  ванна; в ней лежит тело Агамемнона, закрученное с головой
покрывалами.  Рядом  стоит  Клитеместра  с  окровавленным  топором  в руке и
                            обрызганная кровью.

                                Клитеместра

                     Хоть раньше много было слов хороших,
                     Сказать иное все ж не постыжусь.
                     Да, коль к врагам под обликом друзей
                     Вражду таишь ты, как коварней козни
                     Расставишь так, чтоб их не миновали?
                     Мне этот бой настал давно желанный
                     От старой злобы - да, уж с давних пор.
                     Стою я тут, свое исполнив дело,
                     Где нанесла удар. Свершила ж так -
                     И этого не стану отрицать -
                     Что ни бежать, ни гибель отразить;
                     Огромной сетью, как для рыбы невод,
                     Ловлю одежд богатством роковым.
                     Бью дважды я, и, дважды простонав,
                     Простер он члены; я и павшему
                     Даю удар тут третий, дар обетный,
                     Аиду в честь, спасителю всех мертвых
                     Так дух свой испускает он, упав,
                     И, извергая страшный крови ток,
                     Бьет черной влагою росы кровавой
                     В меня, и рада я тому не меньше,
                     Чем божьей благодати рад посев
                     Ростков всходящих. При таких делах
                     Порадуйтесь, старейшины аргивян,
                     Коль радость есть, а я уж вот ликую.
                     Когда б прилично было возлиянье
                     Убитому, ему бы поделом, -
                     Нет, слишком поделом. Такую чашу
                     Проклятых бедствий в доме он наполнил
                     И сам ее, вернувшись, испивает.




     1  Кассандре  мерещится  "пир Тиеста". По мифу, Атрей, отец Агамемнона,
угостил своего брата Тиеста мясом его собственных детей. Этот "родовой грех"
тяготеет над потомками Атрея.
     2  Тиест  соблазнил  жену  своего  брата  Атрея  (отца Агамемнона); она
помогла ему похитить у Атрея золотого барана - залог счастья царства.

Популярность: 19, Last-modified: Thu, 13 May 2004 14:15:13 GMT