----------------------------------------------------------------------------
     Перевод С. Апта
     Эсхил. Трагедии. М., "Искусство", 1978
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

                              Действующие лица

     Орест
     Пилад
     Хор плакальщиц
     Электра
     Клитемнестра
     Эгист
     Кормилица
     Слуга




                   На орхестре надгробие. Вдалеке дворец.

                           Входят Орест и Пилад.

                                   Орест

                  Гермес подземный, память об отце храня,
                  Соратником явись мне и спасителем!
                  Вот я вернулся в эту землю милую
                  И здесь, над холмом гробовым, отца молю
                  Меня услышать. Возмужав, я отдал прядь
                  Кудрей моих Инаху, а вторую прядь,
                  Печальный дар, я отдаю родителю.
                  В день похорон твоих, отец, я не был здесь,
                  Не лил я слез и рук не простирал к тебе...

                     Появляется Электра в сопровождении
                                плакальщиц.

               10 Что вижу я? О, зрелище печальное.
                  Унылой стаей к нам выходят женщины,
                  Все в черных покрывалах. Что стрястись могло?
                  Неужто нынче в доме горе новое?
                  Иль, может быть, надгробным возлиянием
                  Они отца хотят сейчас порадовать?
                  Да, так и есть. Сестру Электру, кажется,
                  Я вижу среди них - печаль глубокая
                  Лицо ее отметила. О, дай же, Зевс,
                  Мне за отца отмстить, приди на помощь мне!
               20 Пилад, отступим в сторону, послушаем,
                  Какой молитвой женщины богов зовут.

                  Орест и Пилад отходят в сторону. Электра
                        и Хор приближаются к могиле.




                                    Хор

                                  Строфа 1

                  Нам приказали, мы несем
                  Дары к могильному кургану. В грудь себя
                  Мы кулаками бьем. А на щеках
                  Горят ногтей кровавые следы,
                  И сыто сердце воплями и плачем.
                  В лохмотья разодрала боль
                  Холсты нарядов.
               30 Разорвана одежда на груди,
                  Но снова беспросветная печаль
                  Терзает душу.

                                Антистрофа 1

                  Раздался в доме вещий вопль,
                  И встали дыбом волосы. В ночи, во сне
                  Царица закричала. Этот крик
                  Был полон страха. Тяжестью беды
                  Обрушился на женские покои
                  Полуночный, нежданный стон.
                  Для сна такого
                  Надежные гадатели нашлись.
               40 Они сказали: значит, на убийц
                  Убитый ропщет.

                                  Строфа 2

                  Неласковою лаской этих жертв,
                  О мать моя, земля,
                  Жена, богам постылая (мне страшно
                  Так называть ее), решила отвратить
                  Беду от дома.
                  Но разве смоешь пролитую кровь?
                  О, горестный очаг,
                  О, род многострадальный!
               50 С тех пор как умер государь,
                  Жестокий, непроглядный мрак
                  Дворец его окутал.

                                Антистрофа 2

                  Почтения былого нет к царям.
                  Когда-то в плоть и кровь
                  Оно любому властно проникало
                  И, неотступное, всему наперекор
                  Жило в народе.
                  Теперь для смертных богом стал успех,
               60 Он выше стал, чем бог!
                  Одних карает Правда
                  При свете дня, другим дает
                  Дожить до сумерек. Иных
                  Спасает ночь от кары.

                                  Строфа 3

                  Но там, где землю напоила кровь,
                  Росток отмщенья всходит неизбежно,
                  Расплата медлит
                  Лишь до поры, пока недуг вины
                  В убийце не созреет.

                                Антистрофа 3

                  Злодею от расплаты не уйти,
               70 Не спрятаться на женской половине.
                  Когда б все реки
                  В один сплошной поток слились, - и тот
                  С него не смыл бы крови.

                                    Эпод

                  А я - судьба мне судила рабство,
                  Неволю злую вдали от дома -
                  Всему обязана покоряться:
                  Добру ли, злу ли.
                  Сердце скрепя, подавив обиду
               80 Должна хвалить я дела хозяев
                  Под одеждою скрыв глаза, -
                  Я о доле господ скорблю,
                  Цепенею от боли тайной.




                                  Электра

                  Радетельницы дома, вы, о пленницы,
                  Со мною шли в печальном этом шествии,
                  И вы теперь советом помогите мне.
                  С какой молитвой возлиянье мертвому
                  Мне совершить? Как словом угодить отцу?
                  Сказать ли: "Вот он, милому от малой дар,
               89 Его супругу шлет супруга, мать моя"?
               92 Иль, может быть, промолвить по обычаю:
                  "Пусть боги воздадут такой же мерою
               94 Пославшему даянье"? То есть злом на зло!
               90 Нет, смелости не хватит. Не найти мне слов,
               91 Достойных возлиянья поминального.
               95 Или бесславно, молча - ведь бесславно был
                  Убит отец мой - дар на землю выплеснуть?
                  Не глядя бросить, как горшок с помоями,
                  Сосуд через плечо и сразу прочь уйти?
                  Как быть мне, дорогие, посоветуйте.
              100 Не бойтесь ничего: роднит нас ненависть.
                  Всем поделитесь, что скопилось на сердце.
                  Никто из смертных от судьбы не спрячется:
                  Свободный человек ли, подневольный ли,
                  Скажите все, коль в помощь ваше слово мне.

                           Предводительница хора

                  Я, как святыню, царскую могилу чту
                  И, как велишь ты, все скажу, что думаю.

                                  Электра

                  Да, говори, коль насыпь чтишь могильную.

                           Предводительница хора

                  За тех, кто верен, принося дары, молись.

                                  Электра

                  Кого ж из ближних назову я верными?

                           Предводительница хора

              110 Кого? Себя и всех врагов Эгистовых.

                                  Электра

                  О вас и о себе молиться, стало быть?

                           Предводительница хора

                  Сама размысли. Я тебя наставила.

                                  Электра

                  Кого ж еще назвать своим сообщником?

                           Предводительница хора

                  Еще Ореста, хоть Орест в изгнании.

                                  Электра

                  Да, ты права. О нем ты кстати вспомнила.

                           Предводительница хора

                  И об убийцах слово не забудь сказать.

                                  Электра

                  Но что сказать? Не знаю. Научи меня.

                           Предводительница хора

                  Скажи: пусть демон к ним иль смертный явится.

                                  Электра

                  Кого мне звать - судью или карателя?

                           Предводительница хора

              120 Скажи: зову того, кто кровь за кровь прольет.

                                  Электра

                  Молить богов об этом благочестно ли?

                           Предводительница хора

                  Да, благочестно. Ведь за зло ты платишь злом.

                                  Электра

                  О величайший из небесных вестников.
                  И вестников земных, Гермес, прошу тебя,
                  Пусть преисподней демоны незримые,
                  Отцовской крови пролитой хранители,
                  Слова мои услышат и сама земля,
                  Что все родит и вечно зачинает вновь!
                  Творю я над могилой возлияние
              130 И говорю: отец мой, пожалей ты нас,
                  Дай мне с Орестом домом управлять родным.
                  Скитальцы мы, мы как рабы у матери,
                  Она себе нашла супруга нового,
                  Эгиста, - это он, отец, убил тебя.
                  Я здесь почти служанка. Брат в изгнании,
                  Наследства, брат лишен. А те, стяжав плоды
                  Трудов твоих, не знают меры в роскоши.
                  Услышь меня, отец мой, пусть счастливая
              140 Судьба сюда Ореста приведет, молю,
                  И дай мне лучше, чище стать, чем мать моя,
                  Чтоб этих преступленье не марало рук.
                  Вот о себе молитва. А к врагам пускай,
                  О мой отец, суровый мститель явится
                  И, правый суд творя, твоих убийц убьет!
                  Так в добрую молитву мне вплести пришлось
                  Молитву злую, пожеланье черное.
                  Пошлите же нам радость из глубоких недр,
                  Отец и боги, Правда и Земля сама!
              150 А вам, рабыни, плачем, песней слезною
                  Велит обычай увенчать мольбу мою.
                  Совершает надгробное возлияние.

                                    Хор

                  Лейте слезы, восплачьте плач,
                  К холму горестному припав.
                  Отвращает могила зло,
                  Очищает от скверны добрых.
                  Окропляя курган струей
                  Влаги жертвенной, мы хотим,
                  Чтобы наших сердец печаль
                  Ты услышал, о царь великий!
              160 Пусть Копьеносный муж нас наконец спасет!
                  Меч ли руками сжав, скифский ли лук согнув,
                  Смелый воитель пусть вызволит дом из плена!

                                  Электра

                  Земля впитала влагу. Принял дар отец.
                  А я сейчас вам новости поведаю.

                           Предводительница хора

                  О, говори! Трепещет сердце робкое.

                                  Электра

                  Я на могиле прядь волос увидела.

                           Предводительница хора

                  Мужские это локоны иль девичьи?

                                  Электра

                  Загадка не из трудных. Разгадать легко.

                           Предводительница хора

              170 Должно быть, молодые старых сметливей.

                                  Электра

                  Кто, кроме нас, мог прядью одарить отца?

                           Предводительница хора

                  Могли б другие, да они враги ему.

                                  Электра

                  Но, погляди, как схожи эти волосы...

                           Предводительница хора

                  С чем схожи? Говори! Узнать не терпится.

                                  Электра

                  С моими волосами! Погляди, сравни.

                           Предводительница хора

                  Уж не Орест ли тайно этот дар принес?

                                  Электра

                  Конечно, он. Ведь это брата волосы.

                           Предводительница хора

                  Но как же он сюда прийти отважился?

                                  Электра

                  Он прядь прислал, в знак верности родителю.

                           Предводительница хора

              180 Опять велят мне слезы лить слова твои:
                  В том, что Орест вернется, ты отчаялась.

                                  Электра

                  И у меня от боли сердце замерло,
                  И словно бы стрела мне в грудь ударила,
                  И слезы покатились из очей моих
                  Потоком полноводным и стремительным,
                  Когда я прядь увидела. Никто б не мог
                  Из граждан здешних так отцовский холм почтить.
                  Не принесен же этот дар убийцею!
                  О да, она мне мать. Но материнских чувств
              190 Нет к детям у нее, богоотступницы.
                  Ах, если б смела я сказать уверенно,
                  Что это дар надгробный брата милого,
                  Ореста. Луч надежды озарил меня!
                  Когда б заговорила эта прядь волос,
                  Я перестала б мучиться догадками,
                  Я знала бы, отринуть ли с презрением
                  Клочок, рукою вражеской остриженный,
                  Или родного ждать теперь участника
                  Моих печалей, чтущего отцовский гроб.
              204 Но вот следы! Еще один приметный знак!
              205 Дай мне вглядеться. Право, отпечатки ног
              208 С моими схожи. Пятка очертаньями
                  Точь-в-точь моя, следы - как слепок с ног моих.
              210 Темнеют мысли, сердце болью сковано.
              206 Но здесь их было двое. Вот он сам прошел,
              207 А вот следы неведомого спутника.
              200 Богов зову я. Знают лишь бессмертные,
                  Какие вихри нынче закружили челн
                  Судьбы моей. Коль суждено спасение,
                  Былинка превратится в неохватный ствол.

                      Из-за гробницы появляется Орест.

                                   Орест

              211 Молись о том, чтобы и впредь мольбы твои
                  Так исполняли боги всемогущие.

                                  Электра

                  Но что, скажи, они уже исполнили?

                                   Орест

                  Тот, за кого молилась, пред тобой стоит.

                                  Электра

                  Как знать ты можешь, за кого молилась я?

                                   Орест

                  Я знаю - за Ореста. Поразилась ты?

                                  Электра

                  Но разве зов мой услыхали на небе?

                                   Орест

                  Я брат тебе, я всех тебе родней, сестра.

                                  Электра

                  Ты, чужеземец, вздумал обмануть меня?

                                   Орест

              220 Тогда себя я, значит, обмануть решил.

                                  Электра

                  Иль ты смеешься над моими бедами?

                                   Орест

                  Что ж, значит, я над собственной бедой смеюсь.

                                  Электра

                  Так ты Орест? Я верно поняла тебя?

                                   Орест

                  Не узнаешь, хоть я перед тобой стою.
                  А прядь волос увидев, мой надгробный дар,
              227 Заметив на земле следы шагов моих,
              226 Ты верила, что здесь я, ликовала ты.
              229 Гляди ж, сестра. Отсюда эти волосы
              228 Отрезал я, так на твои похожие.
              230 Взгляни на плащ мой! Он твоей рукою сшит,
                  Твоей рукою эти звери вытканы.

                              Электра плачет.

                  Будь сдержанна и радость притаи свою:
              233 Нас ненавидят родственники кровные.

                                  Электра

              237 О свет моих очей, ты четверых один
                  Мне заменяешь. Я отцом зову тебя,
                  Тебя люблю, как мать, а настоящую,
              240 Родную мать по праву ненавижу я.
                  Ты как сестра мне - ведь сестра заколота. -
              242 И ты же брат мой верный, повелитель мой.
              234 О сладкая надежда дома отчего,
              235 Спаситель рода царского, семьи печаль,
              236 Ты силою возьми престол родительский!
              243 На помощь, Сила с Правдой! И союзником
                  Твоим да будет третьим всемогущий Зевс!

                                   Орест

                  О Зевс, о Зевс-владыка, погляди на нас!
                  Здесь пред тобой осиротевший выводок
                  Орла-отца, задушенного кольцами
                  Змеи коварной. Голод изнурил птенцов.
                  Они одни остались. Не под силу им
              250 Добычей наполнять гнездо отцовское.
                  Я это об Электре, о себе сказал.
                  Ведь мы осиротели, ведь обоих нас
                  Прогнали прочь, лишили дома отчего.
                  Зевс, если ты погубишь и детей царя,
                  Тебя так щедро чтившего, из чьих же рук
                  Ты будешь дорогие получать дары?
                  И, если племя пропадет орлиное,
                  Какой посланец людям вещий знак подаст?
                  И кто о жертвах тучных позаботится,
              260 Когда засохнут ветви древа царского?
                  Так помоги! Не допусти, чтоб рухнул дом,
                  Вели ему подняться и возвыситься!

                           Предводительница хора

                  О дети, о защитники отцовского
                  Родного очага, молчите, милые!
                  Не услыхали вас бы да не предали
                  Правителям. Хотела бы я мертвыми
                  Их на костре увидеть, в смоляном дыму.

                                   Орест

                  Бог не обманет. Твердо слово Локсия.
                  Он приказал мне, не боясь опасности,
              270 Идти на все. Чудовищными муками,
                  Такими, от которых стынет в жилах кровь,
                  Грозил он мне, коль я убийц родителя
                  Не накажу и смертью не взыщу за смерть.
                  Он говорил мне, что в быка безумного
                  Я превращусь, что множество ужасных зол
                  Я вынесу и в муках кончу дни свои.
                  Он мне сказал: коль гневаются мертвые,
                  Живую их родню одолевает хворь.
                  Короста, язвы, как клыки звериные
              280 Впиваясь в кожу, точат человечью плоть,
                  А голова совсем седой становится.
                  Еще он говорил мне об Эриниях,
                  Которых шлет на землю кровь убитого,
                  О том, что и во мраке неотступный взор
                  Ослушника находит: смутный страх ночной,
                  Тоска, безумье - это стрелы черные,
                  Летящие от кровных из подземных недр.
                  Терзает, мучит, гонит плетью медною
                  Сынов и дочерей мертвец поруганный,
              290 Им нет у чаши места, возлияния
                  Запретны им. Незримый гнев родительский
                  От алтарей их гонит. Ни пристанища,
                  Ни состраданья горьким не найти нигде,
                  Всем ненавистны, всеми презираемы,
                  Они, зачахнув, жалкий свой кончают век.
                  Как не поверить мне таким вещаниям?
                  Да хоть бы и не верил - надо действовать!
                  Все к одному ведет, все на одном сошлось -
                  И Локсия приказ, и по отцу тоска,
              300 И эта нищета, нужда проклятая,
                  И то, что наши доблестные граждане,
                  Сумевшие твердыню Илиона взять,
                  Двум женщинам сегодня подчиняются:
                  Он сердцем не мужчина - докажу, дай срок.




                           Предводительница хора

                  О могучие Мойры, богини судьбы,
                  До конца нас ведите великим путем,
                  По которому шествует Правда.
                  На враждебную брань пусть ответит язык
                  Той же бранью враждебной: кровавый удар
              310 За кровавый удар. Кто содеял - терпи!
                  Так нам Правда кричит, по заслугам платя,
                  Так научены мы
                  Трижды древним, проверенным словом.

                                   Орест

                                  Строфа 1

                  Словом каким, делом каким
                  К мертвым взывать? О мой отец!
                  Слышишь ли ты, видишь ли ты,
                  Лежа в постели смерти?
                  Разделены сумрак и свет,
                  Не долетит горестный стон,
              320 Память живых, ласковый дар,
                  В дальний предел, к Атридам.

                                    Хор

                                  Строфа 1

                  Нет, огненная пасть костра
                  И та, дитя мое,
                  Не в силах дух умершего сгубить
                  И гнев его испепелить не в силах.
                  Плачут люди об убитом,
                  И на плач приходит мститель,
                  И несется за отцами
                  Неотступно, неумолчно
              330 Поминальный стон детей!

                                  Электра

                                Антистрофа 1

                  Слушай теперь, мертвый отец,
                  Дочери плач. Дети твои
                  Скорбную песнь вместе поют,
                  Стоя над гробом милым.
                  Как обрести ласку и кров,
                  Радость найти, горе забыть?
                  Как одолеть злую беду,
                  Как отдохнуть от боли?

                           Предводительница хора

                  Если бог пожелает, рыданья и плач
              340 На устах ваших смолкнут, и звонкая песнь,
                  Гимн торжественный, стены дворца огласит,
                  И струя новосмешанной влаги хмельной
                  Хлынет звонко в заздравные чаши.

                                   Орест

                                  Строфа 2

                  Если бы ты, отец, у Илиона пал,
                  Пал от ликийских копий,
                  Нам бы достался наследный дар
                  Славы родительской, и всегда
                  Люди б встречали детей твоих
                  Радостным, светлым взглядом.
              350 Ты бы в заморской, чужой стране
                  Спал под курганом крутым, и нам
                  Легче бы горе было.

                                    Хор

                                Антистрофа 1

                  Боец среди товарищей-бойцов,
                  Обретших смерть в бою,
                  Ты и за гробом славный государь,
                  Ты и в земле правитель досточтимый.
                  Ты владыкам преисподней
                  Величайший сопрестольник,
                  Ибо был царем при жизни
              360 И, судьбе своей послушен,
                  Правил твердою рукой.

                                  Электра

                                Антистрофа 2

                  Нет, не хотела б я, чтоб на войне, отец,
                  В Трое, у струй Скамандра,
                  Вместе с бойцами ты лег навек!
                  Лучше б скорее твоих убийц
                  Страшная, злая настигла смерть.
                  Если б об этой смерти
                  Я услыхала, не стала б я
                  Так убиваться, так тосковать,
              370 Горя бы я не знала.

                                    Хор

                  О дитя, как прекрасны желанья твои!
                  Никакого блаженства не надобно мне,
                  Никакого богатства себе не прошу,
                  Только б знать, что такие желанья, дитя,
                  Исполнимы. Но бич уже свищет двойной:
                  Тот, кто мог бы помочь, под землею лежит,
                  А у наших правителей руки в крови...
                  Да, ужасная доля досталась отцу,
                  Но ужаснее - выпала детям.

                                   Орест

                                  Строфа 3

                  Острые стрелы речей
              388 В уши вонзились мои!
                  Поздней ты карой, великий Зевс,
                  Дерзких убийц караешь.
                  Но уж когда наступает срок,
                  Платят с лихвой злодеи.

                                    Хор

                                  Строфа 2

                  Закричала б в восторге я,
                  Завела бы, ликуя, песнь,
                  Если б враг мой сейчас погиб
                  И подруга его погибла!
                  Нет, не спрятать, не скрыть того,
              390 Что из самого сердца
                  Хочет вырваться. Парус наполнен души,
                  Свищет ветер печали и гнева!

                                  Электра

                                Антистрофа 3

                  Ах, если б Зевс наконец,
                  Грозной десницей взмахнув,
                  Головы им размозжил! В стране
                  Снова б окрепла вера.
                  Правды хочу я. Услышь, Земля,
                  Боги могил, услышьте!

                           Предводительница хора

                  Есть старинный закон: если кровь пролита,
              400 Новой требует крови она, и кричит,
                  И Эринию кличет, чтобы смертью за смерть,
                  За убийство убийством и кровью за кровь
                  Оскорбленная мстила богиня.

                                   Орест

                                  Строфа 4

                  Властители подземных недр,
                  Глядите - вот оно, проклятье мертвецов,
                  Глядите - вот они, последние Атриды,
                  Бездомные, беспомощные. Негде
                  Им голову склонить. Что делать, Зевс?

                                    Хор

                                Антистрофа 2

                  Как услышу я плач такой,
              410 Стынет сердце, в тоске дрожа,
                  Туча черная давит грудь,
                  И надежды во мраке гаснут.
                  Но как только тебя опять
                  Сильным вижу и смелым,
                  Бодрость входит в меня, отступает печаль,
                  И напрасными кажутся страхи.

                                  Электра

                                Антистрофа 4

                  Ах, нужно ль вспоминать о том,
                  Что по родительской вине снести пришлось?
                  Я все простила бы. Но подлого убийства
              420 Простить я не могу. Как лев, сурова
                  Душа моя. Не жди пощады, мать.

                                    Хор

                                  Строфа 1

                  Арийский плач творила я и правила
                  Киссийских плакальщиц обряд.
                  Я с воплями одежду на себе рвала,
                  Я кулаками колотила в голову
                  И в грудь себя. Лохматая, несчастная,
                  Я громко жалкую свою судьбу кляла.

                                  Электра

                  О враг, родная мать!
                  О дерзкая, и ты могла решиться
              430 Без почестей, без плачей, без сограждан,
                  Как подлого врага,
                  Отца похоронить - царя, владыку!

                                   Орест

                                  Строфа 2

                  Ты весь позор отца открыла мне, увы!
                  Но волею богов
                  И волей рук моих, сыновних рук,
                  Она заплатит за такой позор:
                  Убью ее - и сам умру потом!

                                    Хор

                                Антистрофа 2

                  Но прежде чем отца зарыть, убийца-мать
                  Четвертовала труп,
              440 Затем, наверно, чтоб тебя, Орест,
                  Невыносимой мукой истерзать.
                  Теперь ты знаешь про позор отца.

                                  Электра

                                Антистрофа 1

                  Так он погиб. Мне видеть не пришлось его.
                  Не пекся обо мне никто.
                  Меня, как собачонку, в доме заперли,
                  Не смех, не радость, а рыданья горькие
                  Мне выпали на долю да потоки слез.
                  Ты в сердце запиши, о брат, слова мои!

                                    Хор

                  Обдумай эту речь,
              450 И пусть она тебе проникнет в душу.
                  Что было, знаешь ты, а что наступит,
                  Тебе подскажет гнев!
                  Будь мужествен! Иди на битву смело!

                                   Орест

                                   Строфа

                  Тебя зову я. С нами будь, отец!

                                  Электра

                  И я, отец, в слезах тебя зову.

                           Предводительница хора

                  Мы вторим, царь, мольбе детей твоих:
                  Явись на свет,
                  И выйдем вместе на врагов заклятых!

                                   Орест

                                 Антистрофа

                  Столкнется правда с правдой, с мощью мощь.

                                  Электра

              460 Молю богов, пусть правый победит.

                           Предводительница хора

                  От заклинаний в сердце страх вошел.
                  Срок наступил.
                  Пусть наконец исполнятся молитвы!

                                    Хор

                                   Строфа

                  О, род, недужный род!
                  Не заживает рана,
                  Не высыхает кровь!
                  О, горя нескончаемая боль!
                  О, злая тяжесть муки бесконечной!

                                 Антистрофа

                  Пусть дом ни от кого
              470 Не ждет целебных зелий.
                  Он сам себя спасет
                  Кровавою враждой. О том поют
                  Согласным хором боги преисподней.

                           Предводительница хора

                  Так внемлите мольбам, помогите беде,
                  Этим детям, о боги подземных глубин,
                  Ниспошлите им, боги, победу!

                                   Орест

                  Не царской смертью умер ты, родитель мой,
                  Так дай же сыну в этом доме царствовать!

                                  Электра

                  И я молю, отец мой, и меня услышь:
              480 Дай мне убить Эгиста. Жениха мне дай.

                                   Орест

                  Тогда твой гроб достойными даяньями
                  Почтут живые. А не то без пышных жертв,
                  Без дыма поминального останешься.

                                  Электра

                  И я тебе в день свадьбы уделю, отец,
                  Обильный дар из моего приданого:
                  Твою могилу прежде всех могил почту.

                                   Орест

                  Земля, разверзнись, чтоб отец увидел бой!

                                  Электра

                  Укрась бойца, о Персефона, силою!

                                   Орест

                  Отец мой, вспомни страшное купание.

                                  Электра

              490 И покрывало вспомни смертоносное!

                                   Орест

                  Не медной сетью, а льняными путами...

                                  Электра

                  Ты связан был, отец мой, на позор себе.

                                   Орест

                  Обиду эту вспомни, пробудись, отец!

                                  Электра

                  Приподними поруганную голову!

                                   Орест

                  Пошли нам Правду мощную в союзницы
                  Иль заплатить коварством за коварство дай,
                  И ты, хоть побежден, одержишь верх, отец!

                                  Электра

                  Услышь еще одну мольбу, последнюю!
                  Птенцов, сестру и брата, к холму отчему
              500 С рыданьями припавших, пожалей, отец.

                                   Орест

                  Не дай погибнуть племени Пелопову.
                  Тогда ты и по смерти не умрешь, поверь.

                                  Электра

                  Живет в потомках память о родителях,
                  Давно усопших. Невод в глубине морской
                  Не пропадает: поплавки хранят его.

                                   Орест

                  Услышь печали наши: о тебе скорбим.
                  Молитве нашей вняв, себя спасешь, отец.

                           Предводительница хора

                  За этот долгий плач на вас посетовать
                  Нельзя. Вы гроб почтили неоплаканный.
              510 Но если ты, Орест, решился действовать,
                  Пора пришла. Не медли, испытай судьбу.

                                   Орест

                  Да, ты права. Но прежде б я узнать хотел,
                  И пусть вопрос мой праздным не покажется, -
                  С чего бы вдруг трусливый, запоздалый дар
                  Послала мать? Ужель непоправимое
                  Поправить хочет? Мертвецы бесчувственны,
                  А долг такою не покроешь платою!
                  Хоть всем добром пожертвуй, крови пролитой
                  Не искупить. Напрасные усилия!
              520 Итак, прошу, коль можешь, на вопрос ответь.

                           Предводительница хора

                  Могу, дитя. Ведь я же во дворце была.
                  Ночные страхи, злые сновидения
                  Послать дары заставили преступницу.

                                   Орест

                  Какие сны? Не знаешь ли подробнее?

                           Предводительница хора

                  Сказала: снилось ей, что родила змею.

                                   Орест

                  А что же дальше? Как же сон закончился?

                           Предводительница хора

                  И будто спеленала, как дитя свое.

                                   Орест

                  Какой же пищей жил новорожденный гад?

                           Предводительница хора

                  Она во сне давала грудь детенышу,

                                   Орест

              530 И что ж, сосцов чудовище не ранило?

                           Предводительница хора

                  Кровавый сгусток вышел с молоком грудным.

                                   Орест

                  Нет, это не пустое сновидение.

                           Предводительница хора

                  Она проснулась, закричав от ужаса,
                  И в тот же миг, полуночный рассеяв мрак,
                  В покоях царских вспыхнули светильники.
                  А утром на могилу с возлияньями
                  Она послала нас, чтоб отвратить беду.

                                   Орест

                  Молю я землю эту и отцовский гроб -
                  Пусть сновиденье матери исполнится.
              540 Я разгадал его. В нем все точь-в-точь сошлось.
                  Змея из лона вышла, породившего
                  Меня. Она в моих пеленках ползала,
                  Она сосала ту же грудь, что я сосал,
                  И с молоком родным родную кровь пила.
                  Недаром, нет, кричала мать от ужаса:
                  Судьба ей, видно, страшную змею вскормив,
                  Кровавой смертью пасть. Ведь это я - змея,
                  И я убью. Вот смысл ее видения.

                           Предводительница хора

                  Пусть будет так. Признать тебя гадателем
              550 Готова я. Но лучше дай наказ друзьям,
                  Скажи, что нужно делать, избегать чего.

                                   Орест

                  Наказ мой прост. Электра пусть домой идет,
                  А вы держите в тайне наши замыслы.
                  Тогда злодеи, хитростью убившие
                  Достойнейшего мужа, в петле хитрости
                  Погибнут сами. Так нам Аполлон вещал,
                  А ведь доныне Локсий не обманывал.
                  Как путник, в чужестранном облачении,
                  Приближусь я к дверям. Со мной пойдет Пилад -
              560 Он дому друг, он брат наш по оружию.
                  Мы будем речью подражать фокеянам
                  И на парнасский лад произносить слова.
                  Не думаю, чтоб с радостью привратники
                  Нас приняли: худою славой славен дом.
                  Мы подождем, чтоб из прохожих кто-нибудь
                  Заметил нас у входа и промолвил так:
                  "Просителей за дверью заставляет ждать
                  Эгист. Неужто отлучился из дому?"
                  И вот тогда, дворцовый преступив порог,
              570 Застану я убийцу восседающим
                  На отчем троне. Или с ним лицом к лицу
                  Столкнусь. Глаза он вскинет, и потупит взгляд,
                  И, не успев сказать мне: "Ты откуда, гость?" -
                  Клинком пронзенный быстрым, наземь свалится.
                  А вслед за тем Эриния несытая
                  И третью чашу крови наконец испьет.
                  Теперь, Электра, ты следи, чтоб в доме все
                  Случилось так, как нами предусмотрено.
                  А вас прошу я сдержанность в речах блюсти:
              580 Где промолчать, а где ответить вовремя.
                  Об остальном, я верю, позаботится
                  Тот, кто меня на меченосный бой привел.

                           Орест и Пилад уходят.
                         Электра входит во дворец.




                                    Хор

                                  Строфа 1

                  Много родит земля
                  Гадов, страшилищ злых;
                  Воды кишмя кишат
                  Чудищами морскими.
                  Между землей и небом
                  Бродят стада светил.
                  Но все, что в высоких парит облаках,
              590 И все, что ползает по земле,
                  Трепещет пред бешенством вихрей бурных.

                                Антистрофа 1

                  Кто бы измерить мог
                  Дерзость мужских затей?
                  Кто б указал предел
                  Дерзостной страсти женской,
                  Ужасом и проклятьем
                  Павшей на род людской?
                  Любовь, если можно любовью назвать
                  Безумной похоти женской власть,
              600 Опасней чудовищ, страшнее бури.

                                  Строфа 2

                  Всякий, кто речи способен внять,
                  Навек запомнит древнюю быль
                  О сыноубийственном злом огне
                  Бесстыдной женщины - Тестиады.
                  В час, когда первый крик
                  Сына раздался ее, зарделась
                  Искрами красными головня,
                  И суждено было сыну жить,
                  Пока не истлеет она. Но мать -
              610 Мать головню в огонь швырнула.

                                Антистрофа 2

                  Ужас внушит и другой рассказ -
                  Рассказ о Скилле. Она отца,
                  Миносовым золотом прельщена,
                  Врагу в угоду, убить посмела.
                  Нис задремал, а дочь,
                  Об ожерелье мечтая критском,
                  Жизни родительской не щадя,
                  Волос бессмертия из кудрей
                  У спящего вырвала. И Гермес
              620 Душу его повел под землю.

                                  Строфа 3

              629 Вершина всех злодейств - Лемносское злодейство.
              630 Молва его клянет,
                  И так уж повелось, что в дни жестоких бед
                  Об ужасе Лемносском вспоминают.
                  Род, злодейством запятнанный мерзким,
                  Пусть почета не ждет:
                  Не в чести у людей неугодное богу.
              636 Разве я не права и не к месту сравненья мои?

                                Антистрофа 3

              621 Ужели, рассказав о гибельных желаньях,
                  О пагубных страстях,
                  Смогу я умолчать о браке роковом,
                  О женских кознях, погубивших мужа,
                  Погубивших бойца, пред которым
                  Трепетали враги?
                  Неужели, пред женскою властью робея,
              628 Чтя остывший очаг, я об этом должна умолчать?

                                  Строфа 4

              643 Разящий меч кует Судьба.
                  Не дрогнет наковальня Правды.
                  Эриния всепомнящая в срок
                  Заносит меч над осужденным домом,
                  Чтоб снова кровь, дитя старинной крови,
              648 В расплату за убийство пролилась.

                                Антистрофа 4

              637 И меч пронзает грудь тому,
                  Кто попирал безбожно Правду,
                  Кто страх перед богами в грязь втоптал,
              640 Кто, презирая Зевсовы законы,
                  Законы презирая человечьи,
              642 Дозволенного грань переступил.

                    Появляются Орест и Пилад, переодетые
                 странниками. Они стучатся в дверь дворца.




                                   Орест

              649 Эй, слуги, эй, не слышите, как в дверь стучат?
              650 Эй, кто-нибудь! Откликнись! Постучу еще.
                  Вот в третий раз кричу я: отворите дверь,
                  Коль в дом Эгиста гостю не заказан путь!

                           Из дома выходит слуга.

                                   Слуга

                  Довольно, слышу. Кто ты и откуда, гость?

                                   Орест

                  Ступай же в дом и сообщи хозяевам,
                  Что к ним пришел я. А пришел я с новостью.
                  Поторопись. Повозка ночи черная
                  Уже спешит сюда. Пора и путнику
                  В гостеприимной пристани на якорь стать.
                  Пусть из хозяев дома выйдет кто-нибудь -
              660 Жена ли, муж ли, лучше б муж: чтоб темного
                  Слепца темней не стала от смущения
                  Беседа наша. Говорить с мужчиною
                  Мужчине проще, легче и свободнее.

                        Слуга уходит и возвращается
                              с Клитемнестрой.

                                Клитемнестра

                  Что нужно вам, скажите, гости? Царский дом
                  По-царски принимать умеет странников.
                  Здесь теплое купанье, ложе мягкое
                  И взгляд радушный путников усталых ждут.
                  А если привело вас дело важное,
                  Мужчины им займутся. Позову мужчин.

                                   Орест

              670 Я прибыл из Фокиды. Сам давлидец я.
                  С поклажей за спиною, по своим делам,
                  Шагал я в Аргос. На пути мне встретился
                  Прохожий. Незнакомец в разговор вступил,
                  Узнал, куда иду, - куда идет, сказал,
                  В беседе назвался фокейцем Строфием
                  И так мне молвил: "Если в Аргос держишь путь,
                  То передай Орестовым родителям,
                  Что сын их умер. Только не забудь, прошу.
                  Когда домой вернешься, мне ответ доставь:
              680 Угодно ль близким прах вернуть на родину,
                  Иль пусть навеки гостем он останется
                  Земли чужой. Мы мертвеца оплакали
                  И в урне медной пепел дорогой храним".
                  Вот что сказал он. А тому ль слова его
                  Я передал, кому известье послано,
                  Не ведаю. Тебе об этом лучше знать.

                                Клитемнестра

                  О горе! Все до основанья рушится!
                  Проклятье дома! Нам не одолеть тебя.
                  Ты выследило то, что было спрятано,
              690 И, меткую стрелу издалека пустив,
                  Меня лишило близких. Горе, горе мне!
                  Теперь Орест. Казалось, он от гибельной
                  Ушел трясины, думала - уж он-то цел,
                  На избавленье от беды надеялась,
                  И вот конец надеждам. Не сбылись мечты.

                                   Орест

                  Хотел бы я с иной, с хорошей новостью
                  В столь знатный дом прийти, чтобы желанным быть
                  И добрым гостем. Что приятней страннику,
                  Чем кров гостеприимного хозяина?
              700 Но мне казалось - поступлю бесчестно я,
                  Скрыв от родных умершего такую весть
                  И обманув товарища дорожного.

                                Клитемнестра

                  Бедней не будешь принят из-за этого
                  И менее желанным ты не будешь, гость.
                  Не ты - другой принес бы эти новости.
                  Но скоро ночь, и странникам, далекий путь
                  За долгий день прошедшим, на покой пора.

                                   Слуге.

                  В мужской покой ты гостя проводи, слуга,
                  И спутника его. И позаботься ты,
              710 Чтоб в нашем доме все, чего потребуют,
                  Они нашли. Не выполнишь - с тебя взыщу.
                  А я владыке дома о случившемся
                  Спешу поведать - благо, не лишилась я
                  Друзей своих. Найдется с кем совет держать.

                        Клитемнестра, Орест и Пилад
                             уходят во дворец.

                           Предводительница хора

                  О подруги-рабыни, настала пора,
                  Срок заветный пришел
                  Об удаче молиться Ореста!

                                    Хор

                  О владычица наша, святая земля,
              720 О высокий курган, укрывающий гроб,
                  Укрывающий тело вождя кораблей,
                  Час настал. Помогите, внемлите!
                  В этот час заплетает коварную сеть
                  Во дворце оскверненном богиня Пито,
                  В этот час направляет подземный Гермес
                  Меченосную руку Ореста!

                Из дворца выходит кормилица Ореста Килисса.

                           Предводительница хора

                  Бедой, как видно, этот гость наполнил дом,
                  Вот вся в слезах кормилица Орестова.
                  Куда идешь, Килисса? Почему с тобой,
                  Как тень, шагает горе неподдельное?

                                 Кормилица

              730 Эгиста мне велела поскорей позвать
                  К гостям царица, чтоб с мужчиной новостью
                  Мужчина поделился и подробнее
                  Все рассказал. Царица перед слугами
                  Прикинулась печальной, а в глазах ее
                  Таится смех. Обрадовали странники
                  Вестями госпожу. Ей счастье выпало,
                  А нам такие вести - боль и пагуба.
                  Как он-то возликует, как утешится,
                  Услышав эту новость! Горе, горе мне!
              740 Ах, здесь уже немало на моем веку
                  Несчастий было. И не раз Атреев дом
                  Мне ранил сердце болью неутешною,
                  Но уж такой никак я не ждала беды!
                  Крепилась я, терпела, все сносила я...
                  Но вот теперь Орест, печаль души моей!
                  Я повила его, приняв от матери,
                  Когда кричал младенец, не спала ночей,
                  Трудилась, хлопотала - и напрасно все.
                  Нет разума в ребенке. Как зверька, его
              750 Кормить должны мы. Надобно угадывать, -
                  Детеныш бессловесный ведь не скажет сам, -
                  Он голоден, иль хочет пить, иль час пришел
                  Нужду отправить. Раб он своего брюшка.
                  Тут нужен глаз да глаз. Недоглядишь порой -
                  Стирай пеленки снова. За кормилицу
                  Была я и за прачку. Приходилось мне
                  Нести двойную службу. Так Ореста я
                  И выходила, чтоб отцу наследник был.
                  А нынче мне сказали: умер мальчик мой.
              760 И я еще того, кто этот дом сгубил,
                  Должна такою новостью обрадовать.

                           Предводительница хора

                  А как ему велела госпожа прийти?

                                 Кормилица

                  О чем ты? Невдомек мне. Объясни, прошу.

                           Предводительница хора

                  С военной стражей или без охранников?

                                 Кормилица

                  Велит явиться с копьеносной стражею.

                           Предводительница хора

                  Ты промолчи об этом, коль желаешь зла
                  Хозяину. Беспечно пусть к гостям идет.
                  Ступай же поскорей да веселей гляди:
                  Залог удачи - сметливость посыльного.

                                 Кормилица

              770 Какая уж удача при таких вестях!

                           Предводительница хора

                  Зевс и несчастья обращает радостью.

                                 Кормилица

                  Но как? Орест погиб, надежды рухнули.

                           Предводительница хора

                  О нет! Плохой гадатель нагадал бы так.

                                 Кормилица

                  Что говоришь? Иную весть слыхала ль ты?

                           Предводительница хора

                  Ступай зови да делай, что приказано.
                  Об остальном пусть боги позаботятся.

                                 Кормилица

                  Ну, что ж, пойду и слов твоих послушаюсь.
                  Да ниспошлют нам боги все, что к лучшему.

                                  Уходит.




                                    Хор

                                  Строфа 1

                  Зевс, богов олимпийских отец,
              780 Мы взываем к тебе,
                  Мы счастливой судьбы,
                  Мы суда справедливого просим.
                  Каждым словом о Правде мы молимся, Зевс.
                  Так внемли же молитве!
                  Пусть пришелец врагов
                  Одолеет в бою.
                  Этот дар твой, о Зевс,
                  Он двойным и тройным
                  Возместит благодарственным даром.

                                Антистрофа 1

              790 Мужа правого доблестный сын,
                  Словно конь молодой,
                  В колесницу беды,
                  Одинок и неопытен, впрягся.
                  Зевс, размерь его бег. Где в ристанье таком
                  Надлежащая мера?
                  Пусть пришелец врагов
                  Одолеет в бою.
                  Этот дар твой, о Зевс,
                  Он двойным и тройным
                  Возместит благодарственным даром.

                                  Строфа 2

                  И вы, о боги домовых стен,
                  Хранящие клад золотой царя,
                  И вы молитву мою услышьте.
                  Пусть дел старинных кровавый след
              800 Сегодня свежая смоет кровь,
                  Пусть новых чад не плодит злодейство.
                  О чертога прекрасного
                  Могучий жилец!
                  Дай подняться, увидеть свет
                  Полоненному дому.
                  Дай глазам наконец забыть
                  Черный покров непроглядной ночи.

                                Антистрофа 2

                  И ты, о Майи дитя, Гермес,
                  Ты ветром попутным направь корабль
              810 Благих свершений к заветной цели!
                  Темны, неясны мои слова.
                  Но ты и ночью закутан в мрак,
                  И днем одет пеленой тумана.
                  О чертога прекрасного
                  Могучий жилец!
                  Дай подняться, увидеть свет
                  Полоненному дому.
                  Дай глазам наконец забыть
                  Черный покров непроглядной ночи.

                                  Строфа 3

                  Тогда тоску и страх
                  Прогонит звонкий клич,
                  Забыв о плаче, женщины запляшут,
                  И мы не заунывную молитву,
                  А радостную песню запоен:
              820 Плывет наш корабль,
                  И прибыль растет,
                  И нашим друзьям не грозит беда.
                  Так будь же смел, когда придет
                  Деяний час. Она в слезах
                  Воскликнет: "Сын!" - а ты ответь:
                  "Отец!" И, не боясь вины,
                  Не дрогнув, подвиг соверши кровавый.

                                Антистрофа 3

                  Отвагой, как Персей,
              830 Ты сердце укрепи,
                  На радость милым, спящим под землею,
                  На радость милым, на земле живущим,
                  За мерзкую расправу отомсти!
                  Пусть кровь окропит
                  Родительский дом!
                  Пусть смерть наконец поразит убийц.
                  Так будь же смел, когда придет
                  Деяний час. Она в слезах
                  Воскликнет: "Сын!" - а ты ответь:
                  "Отец!" И, не боясь вины,
                  Не дрогнув, подвиг соверши кровавый.

                               Входит Эгист.





                                   Эгист

                  За мною посылали - я на зов пришел.
                  Сказали мне, что путники какие-то
                  Пришли сюда с известьем, не отрадным, нет -
              840 О гибели Ореста. Рана тяжкая
                  Для дома эта смерть. Еще не стихла боль
                  Былых утрат и дом наш не оправился.
                  Но как узнать, правдива ль, достоверна ль весть,
                  Иль это просто выдумки да россказни
                  Пугливых женщин, быстролетный шум пустой?
                  Ты не могла б сказать мне слово твердое?

                           Предводительница хора

                  Слыхала я. Но лучше бы ты в дом вошел
                  И сам спросил. Что толку нам в доносчиках,
                  Когда мы можем все из первых уст узнать.

                                   Эгист

              850 Пойду и расспрошу получше вестника -
                  Своими ли глазами видел смерть его
                  Иль слухам темным, сбивчивым доверился.
                  Меня не проведет: я проницателен.

                             Уходит во дворец.

                                    Хор

                  Зевс, о Зевс! Как молитву свою мне начать,
                  Как мне речь повести, призывая богов,
                  Чтоб слова мои силою были равны
                  Чувствам, сердце мое захлестнувшим?
                  Час настал - и губительный меч занесен,
                  И клинок в поединке скрестился с клинком:
              860 То ли сгинет вконец Агамемнона род,
                  То ли, клад и державу отцов обретя,
                  Нынче пламя зажжет на родном очаге
                  Благодарный богам победитель.
                  Вот в какое сраженье, один на двоих,
                  Вдохновленный бессмертными, выйдет Орест.
                  Да пошлют ему боги победу!

                          Голос Эгиста из дворца.

                  О, вот он, мой конец!

                           Предводительница хора

                  Что за крик? Что стряслось?
              870 Что случилось в дворцовых стенах?
                  Нам лучше отойти, подруги, в сторону,
                  Чтобы никто не вздумал, что причастны мы
                  К кровопролитью. Вот уже и кончен бой.

                Из дворца выбегает Слуга и стучится в двери
                             женской половины.

                                   Слуга

                  Беда! Беда! Удар свалил хозяина!
                  Беда! Я это слово в третий раз кричу.
                  Эгиста больше нет. Скорее женские
                  Покои отоприте! Отворите дверь!
                  Засовы прочь! На помощь все, в ком сила есть!
                  Да все равно - ведь не поможешь мертвому...
                  Увы! Увы!
              880 Кричу глухим. Взываю к спящим. Попусту,
                  Напрасно все. Что с Клитемнестрой? Где она?
                  Похоже, что и ей придется голову
                  Сложить сегодня. Надо за грехи платить.

                      Из дворца выходит Клитемнестра.

                                Клитемнестра

                  В чем дело? Почему ты поднял в доме шум?

                                   Слуга

                  Из гроба встав, казнят живого мертвые.

                                Клитемнестра

                  Увы! Твою загадку разгадала я.
                  Кто убивал обманом, тот обманут сам.
                  Скорей! Секиру дайте мне двуострую!
                  Посмотрим - я убью или меня убьют.
              890 Вот до какого дожила я ужаса.

                      Из средних дверей дворца выходят
                               Орест и Пилад.

                            Орест Клитемнестре.

                  Тебя ищу. А тот уж получил сполна.

                                Клитемнестра

                  Беда! Ты умер, друг мой дорогой Эгист!

                                   Орест

                  Его ты любишь. Что ж, в одну могилу с ним
                  Навеки ляжешь. Не изменишь мертвая!

                                Клитемнестра

                  Постой, дитя, о сын мой, эту грудь, молю,
                  Ты пощади. Ведь прежде ты дремал на ней,
                  Она тебя, мой сын, кормила некогда.

                                   Орест

                  Пилад, как быть, что делать? Страшно мать убить.

                                   Пилад

                  А ты забыл о прорицаньях Локсия,
              900 О том, какою клятвой ты клялся, забыл?
                  Враждуй со всеми, только не с бессмертными.

                                   Орест

                  Ты прав. Совету верному последую.

                               Клитемнестре.

                  Иди за мной. Ты будешь рядом с ним лежать.
                  Живого - ты Эгиста предпочла отцу,
                  Так спи и с мертвым, коль его любила ты,
                  А доблестного мужа ненавидела.

                                Клитемнестра

                  Ты вскормлен мной. С тобой хочу состариться.

                                   Орест

                  Убив отца, со мною будешь кров делить?

                                Клитемнестра

                  Судьба тому виною, о дитя мое.

                                   Орест

              910 Что ж, и тебе готовит эту казнь Судьба.

                                Клитемнестра

                  Ты не боишься, сын, проклятья матери?

                                   Орест

                  Но мать меня и обрекла на бедствия.

                                Клитемнестра

                  Я в дом друзей, дитя, тебя отправила.

                                   Орест

                  Я был позорно продан, сын свободного.

                                Клитемнестра

                  Какая мне корысть была тебя продать?

                                   Орест

                  Мне совестно об этом говорить с тобой.

                                Клитемнестра

                  А о делах родителя не совестно?

                                   Орест

                  Он воин. Сидя дома, не кори бойца.

                                Клитемнестра

                  Сын, тяжела разлука с мужем женщине.

                                   Орест

              920 Трудами мужа, сидя дома, кормитесь.

                                Клитемнестра

                  На мать, на мать ты руку поднимаешь, сын.

                                   Орест

                  Не я убийца. Ты сама себя убьешь.

                                Клитемнестра

                  Побойся мстящих спутниц мертвой матери.

                                   Орест

                  Уйду ли от отцовских, коль тебя прощу?

                                Клитемнестра

                  Ты глух, как гроб. Напрасны все мольбы мои.

                                   Орест

                  Судьба отца решила и твою судьбу.

                                Клитемнестра

                  Я родила змею, змею взрастила я.

                                   Орест

                  Да, страшный сон твой вещим был поистине.
                  Убила ты супруга. Сын тебя убьет.

                       Уводит Клитемнестру во дворец.

                           Предводительница хора

              930 Я над бедой обоих горько слезы лью,
                  Но если нынче роковую цепь убийств
                  Орест замкнет, утешусь я сознанием,
                  Что светоч не погас, что славный дом спасен.




                                    Хор

                                  Строфа 1

                  Помним заветный час: Правда в Приамов дом
                  Карой вошла тяжелой.
                  В дом Агамемнона Правда сегодня вошла
                  Львом двуголовым, убийством двойным.
                  Посланный богом бегун,
                  Верный высоким веленьям пифийским,
              940 К цели пришел наконец.
                  Радость пускай прогремит!
                  Миновали печальные дни.
                  Кончились беды. К сокровищам царского дома
                  Рук не протянет вовек расточителей мерзких чета.

                                Антистрофа 1

                  Кара явилась в дом, хитрую сеть сплела,
                  Тайным сильна коварством;
                  Руку Ореста направила Зевсова дочь,
                  Правда святая - недаром ее
                  Именем этим зовут.
              950 Правда дохнула губительным гневом,
                  Правда убила врагов.
                  Радость пускай прогремит!
                  Миновали печальные дни.
                  Кончились беды. К сокровищам царского дома
                  Рук не протянет вовек расточителей мерзких чета.

                                  Строфа 2

                  Недр потайных жилец,
                  Локсий, Парнасский бог,
                  Давнее зло велит
                  Карой карать коварной.
                  Если прикажет бог,
                  Значит, наказ к добру.
                  Волю небесных властителей надобно чтить.
                  Свет мы увидели, с дома тяжелые
              960 Пали оковы.
                  Дом, да воздвигнешься! Слишком уж долго ты
                  В прахе лежал.

                                Антистрофа 2

                  Время, целящий врач,
                  Твой перейдет порог.
                  Смоется кровь навек,
                  Скверна сойдет бесследно.
                  Ветер судьбы благой
                  Звонкий несет напев:
                  "Править не будет, не будет незваный жилец!"
              970 Свет мы увидели, с дома тяжелые
                  Пали оковы.
                  Дом, да воздвигнешься! Слишком уж долго ты
                  В прахе лежал.

                Из дворца выходит Орест. Видны трупы Эгиста
                              и Клитемнестры.




                                   Орест

                  Глядите - вот страны моей правители,
                  Чета цареубийц, опустошивших дом.
                  На троне сидя, правили в согласии,
                  Дружны и нынче. Рядом на земле лежат.
                  Хранят и после смерти клятву верности.
                  Они клялись, что вместе умертвят отца
                  И что погибнут вместе. Слово сдержано.
                  А вот пред вами, о беды свидетели,
                  Снаряд убийства, злая западня отцу,
              980 Ногам колодки, а рукам наручники.
                  Эй, слуги, станьте в круг и разверните сеть,
                  Сеть для людей: пусть на нее глядит отец,
                  Не мой отец, а общий наш отец и бог,
                  Всевидящее Солнце, пусть о матери
                  Моей узнает все, и пусть свидетелем
                  Оно мне будет, что убил по праву я
                  Родную мать. А об Эгисте незачем
              988 И говорить: убил как соблазнителя.
              995 Каким не бранным словом эту ткань назвать?
                  Сетями звероловными, цепями ли,
                  Манком коварным, западней безвыходной,
                  Тугою петлей, погребальным саваном?
                  Разбойникам с большой дороги, золото
             1000 Бесчестно отнимающим у путников,
                  Такая сеть, наверно, пригодилась бы:
                  Уж с ней бы душу отвели, пограбили.
              989 И этой мерзкой сетью оплела жена
              990 Супруга своего, отца детей своих,
                  Детей, любимых прежде, злых врагов теперь.
                  Когда б змеей или морским чудовищем
                  Она была - ее прикосновение
                  И без укуса б ядом насмерть ранило.
             1003 Да не дадут мне боги жить с такой женой.
                  Нет, я скорей бездетным умереть готов.

                                    Хор

                                   Строфа

                  О, несчастье! О, черные, злые дела!
                  О, владыки-царя безотрадная смерть!
                  Пышным цветом цветет
                  Запоздалый цветок наказанья.

                                   Орест

                  Убила или нет? Глядите, этот плащ,
                  Мечом Эгиста в алый цвет окрашенный,
             1010 Свидетель мне. От крови да от времени
                  Узор на нем поблек и краски выцвели.
                  Увы, я волен и хвалить и клясть себя.
                  И ныне, видя этот роковой покров,
                  Я плачу о своем злосчастном подвиге,
                  О доме плачу, о победе гибельной.

                                    Хор

                                 Антистрофа

                  Без вины человеку прожить не дано,
                  Не дано прошагать по земле без греха,
                  И от горя, от бед
                  Никому навсегда не укрыться.

                                   Орест

                  Так знайте же: чем кончу, сам не ведаю.
             1020 Как будто кони взмыленные ринулись
                  Прочь с колеи. Неудержимо мчат меня
                  Взметнувшиеся мысли. Запевает песнь
                  Теснящий сердце страх - и сердце пляшет в лад.
                  Друзья, пока рассудок цел мой, слушайте!
                  Я верю, что по праву наказал я мать,
                  Преступницу, убийцу богомерзкую.
                  Сам Локсий, вещий бог, в меня отвагу влил,
                  Пророча мне, что если месть сыновнюю
                  Свершу, то буду чист, а если смерть отца
             1030 Прощу; меня накажут - я не знаю как:
                  Стреле не долететь до края мук моих.
                  И вот иду я в путь. Глядите, масличный
                  Венок на голове. Пойду просителем
                  Туда, где Пуп Земли, где в доме Локсия
                  Сверкает свет немеркнущего пламени.
                  Там от вины избавлюсь. Никакой другой
                  Защиты не ищу. Так Фебом велено.
                  И я хочу, чтоб жители аргосские
                  Свидетелями были правоты моей.
             1040 Отныне мне, несчастному изгнаннику,
                  Убийцею при жизни и по смерти слыть.

                           Предводительница хора

                  Ты поступил достойно. Не впрягай же уст
                  В повозку слов недобрых. Не накличь беды.
                  Ведь, головы отсекши двум чудовищам,
                  Ты в тот же миг добыл свободу Аргосу.

                                   Орест

                  О, женщины ужасные! Горгонами
                  Они глядят. На них одежды черные.
                  И змеи в волосах. Бежать, скорей бежать!

                           Предводительница хора

                  О верный сын отца, какие призраки
             1050 Тебя гнетут мужайся, одолей свой страх.

                                   Орест

                  Нет, предо мной не призраки. Сомнений нет.
                  Передо мной собаки мстящей матери.

                           Предводительница хора

                  Кровь на руках твоих еще не высохла:
                  От крови-то и смута у тебя в душе.

                                   Орест

                  О, Феб-владыка! Их число умножилось,
                  А из очей их мерзкая сочится кровь.

                           Предводительница хора

                  Один здесь выход. Прикоснешься к Локсию,
                  И он от этих мук освободит тебя.

                                   Орест

                  Я вижу их, для вас они невидимы.
             1060 Они за мною гонятся. Бежать! Бежать!

                               Орест убегает.

                           Предводительница хора

                  Храни тебя Судьба! Да сбережет тебя
                  Благая воля бога. Он спаситель твой.

                                    Хор

                  Вот и третья гроза всколыхнула дворец,
                  Пролетел ураган,
                  Пронеслась быстрокрылая буря.
                  Пир Фиеста - начало. Впервые тогда
                  Пал удар громовой. А ударом вторым
                  Прогремела над домом кончина царя,
                  Полководца ахеян, вождя кораблей,
             1070 Вероломно убитого в бане.
                  А сегодня и третий, спасительный, вихрь
                  Нас овеял. Иль это конец роковой?
                  Что несет, где умрет, успокоившись, гнев,
                  Страшный гнев родового проклятья?






     Театральные представления в эпоху  расцвета  греческого  общества  были
тесно связаны с культом Диониса  и  составляли  часть  сельских  празднеств,
посвященных этому богу, о  чем  напоминал  алтарь  Диониса,  находившийся  в
орхестре.  _Орхестрой_  называлась  центральная   часть   древнего   театра,
расположенная между местами для зрителей и скеной. _Скена_ ("сцена", то есть
палатка) - это строение, первоначально служившее для переодевания  и  выхода
актеров. Затем она стала изображать фасад здания, храма  или  дворца,  перед
которым развертывалось действие, и служить декоративным фоном.  Воздвигнутая
перед скеной колоннада называлась _проскений_. Места для зрителей (в V в. до
н. э. деревянные скамьи, которые позже были  заменены  каменными  сиденьями)
располагались уступами, окаймляя подковой орхестру.
     В Афинах театр был  построен  на  юго-восточном  склоне  Акрополя,  где
находились два храма, посвященные Дионису. Он вмещал более пятнадцати  тысяч
зрителей. Этот театр, представления  в  котором  устраивались  под  открытым
небом при естественном освещении, послужил  образцом  для  других  греческих
театров.
     Греческая трагедия возникла из  импровизации  и  вела  свое  начало  от
дифирамба - хвалебной песни в честь Диониса. Большое место в ней  отводилось
хору, выступавшему как одно из ее действующих лиц. Из  хора,  состоящего  из
двух полухорий, выделялось трое: предводитель всего хора  -  корифей  и  два
предводителя каждого полухория.
     Почти все трагедии начинались с _пролога_, в котором обычно содержалась
завязка действия. В прологе выступал один актер,  произносивший  монолог,  а
иногда два и даже три. Затем на орхестру через боковой открытый  проход  (то
есть _парод_) выходил хор и исполнял свою первую песню, называемую  _парод_.
За пародом следовали _эписодии_ - диалогические части  трагедии,  в  которых
главная роль отводилась актерам, а от хора выступали корифей  или  отдельные
хоревты. Эписодии отделялись друг от друга _стасимами_  -  песнями,  которые
исполнял хор, находясь на  орхестре.  Каждый  стасим  состоял  из  отдельных
частей: _строфы_ и _антистрофы_, написанных в одном и  том  же  размере.  За
ними шел _эпод_, отличный от них по структуре. Лирическая  партия  актера  и
хора носила название _коммос_. Пение хора сопровождалось музыкой и  танцами.
Заключительная часть трагедии, когда  хор  с  песней  удалялся  с  орхестры,
называлась _эксод_.




     "Агамемнон", "Жертва  у  гроба"  ("Хоэфоры")  и  "Эвмениды"  составляют
единственную дошедшую до нас полностью трилогию Эсхила "Орестея" (поставлена
в 458 г. до н. э.). Сюжет "Орестеи" заимствован из поэм троянского цикла.  В
основу ее положен миф о потомках Атрея, над которыми тяготеет  проклятие  за
преступление их предка. Атрей, микенский царь, решив отомстить своему  брату
Фиесту за козни, убил его детей и накормил Фиеста их мясом. В роде Атрея  не
прекращались ужасные преступления. Так, сын Атрея Агамемнон принес в  жертву
богам свою дочь Ифигению; жена  Агамемнона  Клитемнестра  с  помощью  своего
любовника  Эгиста  (оставшегося  в  живых  сына  Фиеста)  убила  мужа;   сын
Агамемнона Орест, мстя за отца, убил мать и Эгиста.
     Разрабатывая этот  миф,  Эсхил  принимает  более  позднюю  его  версию,
согласно которой убийство  Агамемнона  приписывается  всецело  Клитемнестре.
Таким образом, главным действующим лицом трагедии  становится  Клитемнестра,
замыслившая  преступное  убийство  и  хладнокровно  совершающая  его.  Образ
Клитемнестры приобретает  необыкновенную  силу  и  яркость.  Хотя  в  начале
трагедии огни, зажженные на горных вершинах в Греции,  возвещают  о  падении
вражеской Трои, поэт  различными  приемами  создает  ощущение  надвигающейся
беды, неотвратимости рока.  В  последней  сцене  хор  отказывается  признать
Клитемнестру и Эгиста, захвативших после убийства царя власть в  Аргосе.  Он
грозит им мщением Ореста.



     Вторая трагедия трилогии "Орестея" - "Жертва у гроба"  (или  "Хоэфоры",
что в переводе значит "Женщины, приносящие надгробные возлияния").  Действие
ее происходит через несколько лет после действия  "Агамемнона".  Возмужавший
на чужбине Орест вместе со своим другом Пиладом возвращается в Аргос,  чтобы
по повелению оракула Аполлона отомстить за смерть отца. Но для  того,  чтобы
исполнить свой долг,  он  должен  совершить  ужасное  преступление  -  убить

     1 Гермес подземный.  -  Так  называет  его  Эсхил,  потому  что  Гермес
сопровождал мертвых в подземный мир.
     5-6 ...я отдал прядь кудрей моих Инаху... - Инах - река  в  Арголиде  и
бог этой реки. У греков существовал обычай  при  переходе  от  отрочества  к
юности приносить в жертву речным богам прядь своих волос.
     20 Пилад  -  сын  фокидского  царя  Строфия,  друга  Агамемнона.  Орест
воспитывался при дворе Строфия после ухода Агамемнона в Троянский поход.
     34 ...царица закричала. - Речь идет о Клитемнестре.
     345 ...от ликийских копий... - то есть от  троянских  копий.  Троянская
Ликия была расположена у подножия горы Иды.
     422 Арийский плач - здесь: восточный плач.
     423 ...киссийских плакальщиц обряд. -  Киссия  -  страна  в  Персидском
царстве. Киссийские плакальщицы славились в Греции.
     480 Жениха мне дай. - Клитемнестра и Эгист не выдавали Электру замуж из
боязни, что дети ее будут мстить за смерть Агамемнона.
     488 Персефона - дочь Зевса и богини плодородия  и  земледелия  Деметры.
Персефона была похищена Аидом и стала его женой, владычицей подземного мира.
     501 Не дай погибнуть племени Пелопову.  -  Пелоп  -  мифический  предок
Ореста и Электры, сын Тантала, отец  Атрея  и  дед  Агамемнона.  Пелоп,  как
рассказывается в мифе, убил первого жениха своей  жены  Гипподамии  Миртила,
который, погибая, проклял Пелопа и весь его род.
     562 ...на парнасский лад произносить слова. - Парнас - гора  в  Фокиде,
посвященная Аполлону. В горной  Греции  существовали  различные  диалекты  и
говоры.
     575-576 ...Эриния несытая и третью чашу крови наконец испъет. -  Первую
чашу крови осушила богиня мести, когда были зарезаны дети Фиеста;  вторую  -
когда был убит Агамемнон.
     604 Тестиада - Алфея, дочь этолийского царя Тестия. По одной из  версий
мифа, Алфее было предсказано, что ее сын Мелеагр умрет, как  только  догорит
полено, пылавшее в очаге. Алфея вынула головню из  пламени,  погасила  ее  и
спрятала. Но когда Мелеагр вырос и  убил  на  охоте  братьев  матери,  Алфея
бросила головню в огонь, и Мелеагр умер.
     612 Скилла - дочь мегарского царя Ниса. (Не путать с морским  чудовищем
Скиллой.) Когда критский царь Минос осадил дворец Ниса, он подкупил  Скиллу,
вырвавшую у отца из головы чудесный золотой волос, от которого зависела  его
жизнь. Нис погиб, а после взятия города Минос приказал утопить Скиллу.
     629 Лемносское злодейство. -  Существует  миф  о  том,  что  лемносские
женщины убили всех мужчин на своем острове.
     670 Сам давлидец я. - Давлида - горная область вблизи Парнаса.
     724 Пито - богиня убеждения, спутница Афродиты и Гермеса.
     802-803 О чертога прекрасного могучий жилец! -  Аполлон,  которому  был
посвящен Дельфийский храм.
     808 ...Майи дитя, Гермес... - Майя - дочь Атланта. Она родила от  Зевса
Гермеса.
     829 Персей - мифический герой, отрубивший голову Горгоны Медузы, взгляд
которой обращал все живое в камень. Персей совершил свой  подвиг  с  помощью
Афины, наблюдая за отражением Горгоны на полированном щите.
     923 Побойся мстящих спутниц мертвой матери - то есть Эриний.
     947 Зевсова дочь - Дике. Так истолковывает Эсхил ее имя.
     1052 Собаки - прозвище Эриний.

                                                               Н. Подземская

Популярность: 68, Last-modified: Sat, 10 May 2003 07:12:39 GMT