----------------------------------------------------------------------------
     Перевод М.Е. Грабарь-Пассек
     Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
     Для высших учебных заведений.
     Том 1. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Греческая литература.
     М., "Просвещение", 1965
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------


                   (Приблизительно 521-441 гг. до к. э.)

Пиндар - самый выдающийся представитель торжественной хоровой лирики древней
Греции. Родился около 521 г. близ города Фив. Много путешествовал; некоторое
время  жил  в  Афинах,  затем  у  разных греческих тиранов, особенно долго в
Сицилии  вместе  с  поэтами  Симонидом и Вакхилидом у тирана Гиерона. Пиндар
писал  в разнообразных жанрах торжественной лирики, но славу приобрел своими
"эпиникиями"   (победными   одами   в  честь  победителей  на  общегреческих
состязаниях),  в  которых  был преемником основателя этого жанра - Симонида.
Пиндар  писал  по  заказу  отдельных  лиц или общин; за свой труд он получал
денежное  вознаграждение.  Сохранилось  45  од  Пиндара  -  оды олимпийские,
пифийские,  немейские  и  истмийские. Самой поздней, написанной незадолго до
смерти, является, по-видимому, пифийская ода (466 г.). Умер Пиндар около 441
г.  Прославление  отдельной  лично-  сти в значительной степени происходит у
Пиндара   в   аспекте   общинно-родовых  представлений  и  аристократической
идеологии.  Как  это  было, вероятно, и у Симонида, он обильно насыщает свои
оды мифологией, связывая ее с прославлением знатного рода победителя, играми
и т. д., но в его религиозности замечается уже некоторый рационализм. Будучи
связаны  с общегреческими празднествами, эти оды по своему значению выходили
за  пределы  одного  полиса.  В одах Пиндара не видно строгого плана; у него
часты  переходы  случайного ассоциативного характера; однако в эпиникиях все
же  всегда заметна основная идея. С возвышенностью мыслей гармонирует и язык
од Пиндара с его смелыми метафорами, эпитетами, необычными, словосочетаниями
и  сложным  стихотворным  размером.  Все  это  сливалось  при  величественно
музыкально-вокальном исполнении в сложное художественное единство. У Пиндара
эпиникия достигает высшего расцвета, но с развитием демократии и ослаблением
аристократического   культа   Аполлона   этот   жанр  начинает  падать  (см.
"Вакхилид").  При  жизни  Пиндар пользовался большой славой, как и позже - в
эллинистическо-римское    время.    "Пиндаризирование"    было   свойственно
                западноевропейскому и русскому классицизму.
[Переводы  избранных  од  Пиндара  -  В.  В.  Майкова  (прозаический)  и  В.
Водовозова  (стихотворный)  -  помещены  в  книге Алексеева "Древнегреческие
поэты  в  биографиях  и  образцах", СПб., 1895. Там же указаны другие старые
                                 переводы.]



                     [КОЛЕСНИЦЕ ГЕРОДОТА ФИВАНСКОГО] {1}



                Мать моя, труд для тебя, для Фив златощитных
                Всем я трудам предпочту, и Делос {а} крутой
                Пусть на меня не гневится, хоть должен был песню
                Раньше сложить я ему.
                Что сердцам благородным дороже, чем мать и отец?
                Ради них отступи, Аполлонова сень!
                Песни окончу обе я по воле богов.



                И длиннокудрого Феба прославлю я в пляске
                Между приморских селян, где Кеос {б} вода
                Вкруг обтекает и будет воспет перешеек
                Истм, огражденный волной.
                Шесть венков подарил он на играх Кадмейской стране {в},
                Дар прекрасно-победный, для родины честь.
                Сын {г} был Алкменой здесь рожден; был тверже, чем сталь.



                                  В страхе пред ним
                        у псов Герионовых {д} лютых
                                  Шерсть вздымалась.
                        Ныне хвалу Геродоту
                                  с его колесницей
                        четвероконной сложу.
                                  Он не доверил узды своей
                        чужой руке - и за то
                                  Я вплету ему похвалу
                        с Иолаем и Кастором {е}
                                  в гимн хвалебный.
                        Этих двух героев нам
                                  Лакедемон и Фивы родили,
                        Возниц сильнейших.



                В играх они достигали наград наивысших,
                Блеском треножников дом украшен их был,
                Многими чашами, кубками чистого злата.
                Много победных венков
                В дар стяжали. Повсюду сиял их доблести свет,
                Где в ристаньях тела обнажали мужи,
                Иль где гоплиты в бег, щитами бряцающий {ж}, шли.



                Где заостренные копья руками метали,
                Или где несся далеко каменный диск.
                В играх не знали пятиединенья, за каждый
                Бой был особый венец {2}.
                Часто после, густою листвой свои кудри обвив,
                Возле Дирки {з} потока являлись они
                Иль отдыхали там, где воды струил Эврот {и}.



                        О сын Ификла {к}!
                        Ты по рождению
                        Родной стране Спартанской.
                        О, Тиндарид {л}! Обитаешь
                        Ты в Терапне {м} святой
                        Меж мужами ахейской страны.
                        Вам мой привет! А теперь сложу
                        Искусно песнь я тебе,
                        Посейдон! Потом вспомяну
                        Я про Истм святой,
                        Про обрыв Онхеста {н}
                        Вспомню жребий я
                        Богатого честью
                        Отца Геродота, Асоподора.



                Некогда он возвратился к равнине родимой,
                Он из разнузданных волн и из бедствий кровавых
                Принят был ею тогда.
                Ныне же прежней счастливой судьбы благосклонный поток
                К нам его возвращает. Но, раз потерпев,
                Будет хранить отныне он осторожность в душе.



                Если весь пыл и стремленья направит на доблесть
                Он, не щадя для нее затрат и трудов,
                Тем, кто увидит его и в почете, и в силе,
                Следует зависть забыть.
                Долг приятный и легкий для мудрых мужей - за труд
                Слово доброе молвить о нем, и себе
                С ним заодно воздвигнуть памятник славы навек.



                        Людям различным
                        Ровная плата за труд
                        Бывает сладкой.
                        Пастырь овец, землепашец,
                        Тот, кто птиц уловляет,
                        Тот, кого кормят моря, -
                        Думают все об одном:
                        Как голод им утолить. Но для тех,
                        Кто на играх или в бою
                        Добивается славы, тому наградой
                        Высшей будет, если имя его
                        На устах сограждан
                        Своих и чуждых {3}.



                Мне подобает земли колебателя ныне,
                Кронова сына {о} воспеть; сосед наш благой,
                Он нам помощник в бегах колесничных и конских.
                Амфитрион, сыновей {п}
                Я твоих восхвалю и ущелье в Минийских скалах {р},
                Славной рощи Деметры приют - Элевсин {с},
                Место Эвбейских игр {т}, изогнутый путь беговой.



                Протесилай {у}, я созданье могучих ахеян -
                Храм на Филаке - в мою хвалу заключу.
                Все перечислить, что в играх Гермес-покровитель
                Дал Геродота коням,
                Песня ныне не может моя; ее краток размер.
                Часто, впрочем, бывает - о чем умолчим,
                Именно это нам принесет людей похвалу.



                        Пусть Геродот теперь
                        Вознесен будет ввысь
                        На дивных крыльях
                        Муз Пиерид сладкогласных!
                        Пусть с пифийских он игр,
                        С олимпийских Алфея брегов {ф}
                        Честь принесет семивратным Фивам!
                        Пусть отборной листвой
                        Руку он себе обовьет!
                        Кто ж, тайком богатея,
                        Смеется над щедрым,
                        Тот, в Аид сойдя,
                        Не будет у всех на устах,
                        Но останется ввек бесславен.


     а Делос - остров, где было святилище Аполлона.
     б в Один из Кикладских островов.
     в Фивам; Кадм - мифический основатель Фив.
     г Геракл.
     д  Герион  -  мифический  великан  с  тремя  головами,  стада которого,
охраняемые псами, угнал Геракл.
     е  Иолай  -  сын  Ификла, племянник и возница Геракла, помогавший ему в
битве  с  гидрой.  Кастор  -  сын  Леды  и  Тиндара, брат Полидевка, один из
Диоскуров (сыновей Зевса).
     ж Бег гоплитов - бег в вооружении - со щитом, шлемом и поножами.
     з Дирка - источник близ Фив.
     и Эврот - главная река в Лакедемоне.
     к Иолай. Спартанцы и фивяне считались родственными племенами.
     л Кастор.
     м Терапна - город недалеко от Спарты с храмом Диоскуров.
     н Онхест - город в Беотии на Копандском озере, со святилищем Посейдона.
     о  Посейдона;  Пиндар  называет  его  "соседом",  так  как Онхест лежал
близко от Фив.
     п Сын фиванского царя Амфитриона Геракл и внук Иолай, в честь которых в
Фивах устраивались игры.
     р  Mиний  -  сын  Орхомена,  родоначальник  минийцев,  в честь которого
устраивались игры в г. Орхомене в Беотии.
     с  Элевсин  -  округ  и  город  в  Аттике  со  святилищем  Деметры, где
справлялись ее мистерии.
     т На острове Эвбее устраивались игры в честь Посейдона и Артемиды.
     у  Протесилай,  сын Ификла, родом из Филаки в Фессалии, по мифу, первый
из греков сошел на берег Трои и был убит; его поминальные игры справлялись в
Филаке.
     ф Река в Элиде, в Пелопоннесе, близ города Олимпии.




                     [КОЛЕСНИЦА ГИЕРОНА ЭТНЕЙСКОГО {4}]



                      О, златая лира! Общий удел Аполлона и Муз
                      В темных, словно фиалки, кудрях.
                      Ты основа песни и радости ты почин!
                      Знакам, данным тобой, послушны певцы,
                      Только лишь ты запевам, ведущим хор,
            Дашь начало звонкою дрожью своей.
            Язык молний, блеск боевой угашаешь ты,
            Вечного пламени вспышку; и дремлет
                      Зевса орел на его жезле {5},
                      Низко к земле опустив
                        Быстрые крылья, -



            Птиц владыка. Ты {а} ему на главу его с клювом кривым
                      Тучу темную сна излила.
            Взор замкнула сладким ключом - и в глубоком сне
                      Тихо влажную спину вздымает он,
                      Песне твоей покорен. И сам Apec,
                      Мощный воин, песнею сердце свое
                      Тешит, вдруг покинув щетинистых копий строй.
                      Чарами души богов покоряет
                      Песни стрела из искусных рук
                             Сына Латоны {б} и Муз
                             С пышною грудью.



                      Те же, кого не полюбит Зевс,
                      Трепещут, заслушав зов
                      Муз Пиерид, что летит над землей
                      И над бездной никем не смиренных морен.
            Тот всех больше, кто в Тартар страшный низвергнут,
                                                     противник богов,
            Сам стоголовый Тифон {в}. Пещера в горах
            Встарь, в Киликийских {г}, его воспитала, носившая много
                                                                    имен,
            Ныне же Кумские {д} скалы, омытые морем,
                      И сицилийской земли пределы
                      Тяжко гнетут косматую грудь {6}.
                           В небо возносится столп,
                           Снежно-бурная Этна, весь год
                           Ледников кормилица ярких.



            Там из самых недр ее неприступного пламени ключ
                      Бьет священной струей. И текут
            Днем потоки рек, испуская огнистый дым,
            Ночью ж блеском багровым пышет огонь;
            Целые скалы вниз он, вращая, мчит
            С грозным шумом в бездну пучины морской.
             Страшный ток Гефеста {е} чудовищный этот зверь {ж}
                           Ввысь посылает. И дивное диво
                           Это для всех, кто увидит сам;
                      Диво для всех, кто о том
                              Слышит рассказы.



            Тому, кто в Этне связан лежит, с темнолистовых вершин
                      Вплоть до самой подошвы горы,
            Острый край утесов согбенную спину рвет.
            Если мог бы угодным стать я тебе,
            Зевс! Посещаешь эту вершину ты,
            Этих стран богатых чело. И теперь
                      Град соседний именем этой горы нарек
                      Славный строитель его. Это имя
                      Крикнул глашатай пифийских игр,
                        Где победил Гиерон
                        В конском ристанье {7}.



                      Если собралися люди плыть
                      В далекий по морю путь,
                      Будет на радость великую им,
                      Если дует им ветер попутный. Тогда
            Будет плаванью их, наверно, дарован удачный конец.
                      Так же и этой победой ныне дана
            Верная впредь нам надежда, что будет наш город отныне
                                                                 богат
                      Славой коней и венков и на звонких пирушках
                           Будет его восхваляться имя.
                           Феб, ты Ликийский, ты Делоса царь {ж}.
                              Любишь Кастальский ты ключ
                                Близ Парнаса {з}. Даруй в этот край
                           Ты мужей отважных и сильных!



            Доблесть всех людей - от воли одной лишь богов. Лишь
                                                            от них
                      Мудры мы, и они ж нам дают
            Мощь и силу рук и искусство речей. Теперь
            Я хочу одного лишь мужа {и} воспеть.
            Крепко надеюсь я, что, не дрогнув, в цель
            Мощным взмахом дрот меднощекий метну.
            Пусть летит он дальше, чем стрелы моих врагов {8}.
                      Этому мужу грядущее время
                      Счастье пускай принесет и даст
                           Много богатств, а скорбь
                              Пусть он забудет!



            Вспомнит пусть он, сколько тяжких походов и битв
                                                         перенес
                      Он душой непреклонной {9}. За то
            Высшей чести волей богов удостоен был
            Он, и чести такой никто не имел
            Между мужей Эллады. В удел ему
            Дан богатства пышный венец. Но на бой
            Ныне сам пойдя, повторил Филоктетов рок {10}.
            Стал перед ним, как пред другом, сгибаться
                      Тот, кто был горд. Говорит молва,
                           Будто герои, богам
                              Равные силой.



                      С Лемноса сына Поанта {л} встарь
                      С собой привезли; он был
                      Раной терзаем, но славный стрелок.
                      И Данайцев трудам положил он конец,
            Град Приамов разрушив. Телом был слаб, но был избран
                                                             судьбой.
                      Пусть с Гиероном в грядущем будет всегда
            Бог-совершитель. И пусть наиспошлет ему случай благой,
                                                           чтобы всех
                      Мог он желаний достигнуть. В дому Дейномена {м},
                      Муза, воспой мне коней четверку
                      Славных. Ведь там не будет чужда
                           Радость отцовских {н} побед.
                      Ну, начни же! Мы Этны царю
                      Сочиним приветствия песню.



            Этот град для сына, вместе с свободой, созданьем богов
                      Сам отец, Гиерон, заложил.
            Он заветы Гилла хранит. Ведь Памфила {о} род,
            Также род Гераклидов {п} тех, что живут
            Возле вершин Тайгетских {р}, хотят всегда
            Свой закон дорийский хранить, как велел
            Им Эгимий {с}. Род их блаженный Амиклы {т} взял,
                      Некогда, с Пинда {у} сойдя {11}. Белоконным
                           Тиндара детям {ф}, бойцам копьем,
                           Стал этот род с той поры
                             Славным соседом.



            Зевс-вершитель! Людям всем, что живут близ Аменской
                                                           струи {х},
                      Счастье вместе с владыками их
            Дай в удел, чтоб всюду людей правдивая речь
                      Их хвалила. Всегда с подмогой твоей
                      Верно ведущий сына своей рукой,
                      Муж-властитель пусть направляет народ
                      Свой к согласию, к миру, почетом венчав его.
                      Дай, чтоб в домах оставался Пуниец {ц},
                      Смолк чтоб Тирренов {ч} военный клич!
                           Вспомнят пусть Кумский морской
                              Бой многостопный {12},



                      Что претерпели они в тот день,
                      Когда Сиракузян вождь
            Их расцветавшую юность поверг
            С кораблей быстроходных в пучину морей.
            Спас Элладу от тяжких рабства оков. Я хотел бы теперь
            Дружбу афинян стяжать, воспев Саламин {ш},
            Спарте же песню сложу я про бой Киферонский {щ}, где пал
                                                               перед ней
            Строй криволуких лидийских стрелков {13}. Огласится
                      Пусть полноводной Гимеры берег {14}
                           Новой победы хвалой
                      В честь Дейномена {ь} храбрых сынов.
                           Эта песнь - им награда за то,
                           Что врагов бежали дружины.



            Если песнь свою размерить разумно и в краткую речь
                      Вложить многим деяньям хвалу,
            Меньше будет трогать тебя пересуд людской.
            Слух пресытиться может. Быстрых надежд
            Пыл погаснет. Часто гнетет тайком
            Душу граждан весть о заслугах чужих.
                      Все же лучше зависть, чем жалость, терпеть.
                                                              Стремись
                      К благу всегда. И народ свой кормилом
                           Правь справедливым. И свой язык
                           Ты на правдивой, без лжи,
                           Куй наковальне.



            Если даже чуть оступишься ты, то за много тебе
                        Это будет всегда зачтено.
            Ты для многих страж. И свидетелей много есть
                        Всем поступкам твоим, и добрым и злым.
                        Пылу благому верен навек пребудь.
                        Если ж хочешь доброй молве ты внимать,
            Щедрым будь всегда. И рулем направляй корабль,
            Ветром попутным свой парус наполнив.
            Проискам тех, кто наживы ждет,
                 Друг, не вверяйся. Молва
                    Славы посмертной



            Только одна лишь пройденный путь
                 Людей, что ушли давно,
            Может певцам показать и раскрыть
            Летописцам. О Крезовой {ъ} ласке жива
            Весть поныне. О том, кто сердцем безжалостен был и людей
                 В медном быке сожигал, - то был Фаларис {ы} -
            Слава дурная идет. Не звучит на формингах под крышей
                                                             домов
            Имя его на пирах молодежи веселых.
                 В жизни удачу стяжать - награда
                 Первая. Дар второй - заслужить
                    Добрую речь о себе.
                 Тот, кто их и приял и достиг,
                      Получил венец наивысший {15}.


     а Лира.
     б Аполлона.
     в  По  мифу, огнедышащий змей Тифон - сын Тартара и Геи (богини земли),
предводитель Титанов, боровшихся против Зевса и побежденных им.
     г Киликия - область в Малой Азии.
     д Кумы - город в Италии близ Неаполя.
     е Гефест - бог огня; Гефестов ток - огонь.
     ж Подразумевается Тифон.
     з  В  Малой  Азии,  в  ликийском городе Патаре, находился храм и оракул
Аполлона. Делос - остров Аполлона.
     и Парнас - гора Аполлона и Муз; Кастальский источник течет с Парнаса.
     к Гиерона.
     л Филоктета.
     м Сына Гиерона.
     н Гиерона.
     о  Сын  Геракла  Гилл  и  сын  Эгимия Памфил считались родоначальниками
дорийских племен и основоположниками их законов и обычаев.
     п Потомков Геракла.
     р Тайгет - горный хребет на Пелопоннесе.
     с См. примечание "о".
     т Город близ Спарты, столица доисторической Лаконики.
     у  Горный  хребет  в  Фессалии, на отрогах которого была Дорида, родина
дорийцев.
     ф  Тиндариды  -  Кастор  и Полидевк; их святилище находилось в Терапне,
недалеко от завоеванных дорянами Амикл.
     х Амен - река, на которой стоял город Этна.
     ц Пунийцы - карфагеняне.
     ч Тиррены - этруски.
     ш  Остров  близ  Аттики, около которого афиняне одержали морскую победу
над  персами  в  480  г. до н. э. Это произошло, по преданию, в тот же день,
когда сыновьями Дейномена была одержана победа над карфагенянами при Гимере.
     щ Киферон - гора близ города Платеи в Беотии.
     ь Разумеется отец Гиерона.
     ъ Крез - лидийский царь, знаменитый богатством и щедростью.
     ы  Фаларис,  тиран  Агригентский (VI век до н. э.) велел отлить из меди
быка и сжигал в нем людей живыми; крики сжигаемых походили на рев быка.





     1  Геродот,  сын Асоподора, одержал победу на истмийских играх, по всей
вероятности,  около  458  г. до н. э. Отец его, Асоподор, принимал участие в
греко-персидских  войнах  на  стороне  персов; за это он был изгнан из Фив и
бежал  в  свой  родной  город  Орхомен.  Вернувшись  в  Фивы,  он  и его сын
прилагали, по-видимому, много усилий, чтобы занять прежнее положение. Пиндар
относится к этому сочувственно (см. строфу и антистрофу Г.).
     2  В  древнейшие  времена,  отраженные, например, в гомеровских поэмах,
при  каждом отдельном состязании присуждалась особая награда (см.: "Илиада",
песнь  XXIII);  в эпоху Пиндара давалась одна награда за победу во всех пяти
видах состязаний ("пятиединые игры") или, во всяком случае, в трех-четырех.
     3  В  эподе  Пиндар  проявляет  свои  аристократические  тенденции;  он
выражает  очень  распространенную  в  среде  греческой  аристократии мысль о
преимуществе  военного  дела и физических упражнений (вознаграждаемых только
"доброй молвой") перед трудом для пропитания.
     4  Гиерон  старший,  тиран  Гелы, потом Сиракуз (478-467 гг. до н. э.),
которого  прославляет  Пиндар  в этой оде, основал в 476 г. на месте прежней
Катаны  город  Этну,  в  котором  посадил  правителем своего сына Дейномена.
Победив  на  пифийских  играх в 470 г., он приказал глашатаям выкликать свое
имя  как Гиерона Этнейского (не Сиракузского). Гиерон вел войны с Карфагеном
и  с  этрусками,  над  которыми  одержал  морскую  победу при Кимах в 475 г.
Пиндар провел некоторое время при его дворе.
     5  Описание  орла  соответствует  обычному изображению Зевса с эгидой и
орлом с опущенными крыльями.
     6  Тифон,  по  Гомеру,  лежит  скованный  в  Арийской пещере в Киликии.
Пиндар  переносит  его в Италию и в Сицилию; он соединяет два варианта мифа;
по  одному  - Тифон был придавлен вулканом Везувием, по другому - он лежит в
Сицилии, придавленный горой Этной.
     7 См. примечание 4.
     8  Разумеются,  вероятно,  поэты-лирики  Симонид  и  Вакхилид,  которые
вместе с Пиндаром жили при дворе Гиерона в Сицилии.
     9  Разумеются  походы  Гиерона  -  первый  в  480 г. до н. э., когда он
разбил карфагенян при реке Гимере в Сицилии, и второй - в 474-473 гг., когда
Гиерон победил этрусков при Кумах близ Неаполя.
     10  Гиерон  был  болен  и  поэтому  на  носилках  руководил  битвой при
Агригенте  в  472  г.  Вероятно,  поэтому Пиндар сравнивает его с мифическим
Филоктетом.  Филоктет,  страдавший  тяжелой, незаживающей раной, был высажен
греками, плывшими под Трою, на остров Лемнос. Филоктет был искусным стрелком
из  лука  и  владел луком Геракла. После долгой безуспешной осады Трои греки
послали  за  Филоктетом (см. трагедию Софокла "Филоктет"), и его стрела, как
было  определено  роком, решила войну. Под Троей Филоктет исцелился от своей
раны, о чем Пиндар не упоминает для полноты сравнения с Гиероном.
     11 Разумеется переселение дорян из Фессалии в Пелопоннес.
     12 См. примечание 9.
     13 Разумеется битва с персами при Платеях, в которой во главе греческих
войск стоял спартанский царь Павсаний.
     14 См. примечание 9.
     15  Оды  Пиндара,  написанные  сложными  размерами  и  составленные для
музыкально-вокального  исполнения,  очень  нелегко  поддаются  стихотворному
переводу.  Помещенный  здесь  перевод  не воспроизводит в точности античного
размера   с   его   музыкальными   растяжениями,  но  передает  оды  Пиндара
дактилотрохеическим  стихом, положенным в основу и размера подлинника. Таким
образом,  эта  ритмическая  проза  лишь  до  некоторой степени передает ритм
пиндаровых строф.

Популярность: 43, Last-modified: Fri, 02 Apr 2004 05:49:49 GMT