----------------------------------------------------------------------------
     Перевод В.И. Модестова
     Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
     Для высших учебных заведений.
     Том 2. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Римская литература.
     М., "Просвещение", 1965
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------


     "Внутреннюю  историю  (Рима. - Н. Д.), - писал Маркс {Письмо к Энгельсу
от 8 марта 1855 г. (Сочинения, т. XXII, стр. 89.)}, - можно целиком свести к
борьбе  мелкого  землевладения  с крупным, разумеется, вводя те модификации,
которые  обусловливаются  существованием  рабства.  Задолженность,  играющая
такую   большую   роль  с  самого  начала  римской  истории,  является  лишь
естественным   последствием   мелкой  земельной  собственности".  Во  второй
половине  II  в.  до н. э. на почве разорения мелких земельных собственников
возникает  аграрный  вопрос  в  Риме;  из-за  передела государственной земли
разгорается  борьба  в среде рабовладельцев. Реформатор Гай Гракх (см. ниже)
прямо  заявил, что он своими реформами "бросил кучу кинжалов" в общественную
среду.   В   результате   классовой   борьбы  образуются  две  группировки -
"популяров"   и   "оптиматов";   "популяры"  выражали  интересы  сельского и
городского  плебса,  хотя  их  вожди принадлежали к нобилитету; "оптиматы" -
интересы нобилитета. К "популярам" примыкали "всадники". Поднимается римская
демократия,  ослабляется  власть  сената.  С конца II в. начинается открытая
гражданская война прежде всего между рабовладельцами и рабами (завершившаяся
восстанием  рабов  под  начальством  Спартака). Эта война осложняется в I в.
гражданской  войной  и  в  среде рабовладельцев (аристократическая диктатура
Суллы, заговор Катилины, гражданская война между Цезарем и Помпеем). Все это
разрушало    устои   старинной   римской   гражданской   общины,   усиливало
индивидуалистические  тенденции  и  в  конце концов привело к гибели Римскую
республику.
     Уже  во  II  в.  до н.э. оживление политической борьбы и демократизация
Римского  государства отразились и на характере литературы. В области театра
создались   условия   для   появления   национальной   комедии,   отражавшей
Современную     римскую     и    италийскую    действительность;    развитие
индивидуалистических  тенденций,  усиление субъективизма вызвало появление в
литературе   лирических   жанров.  В  условиях  ожесточенной  борьбы  партий
усиливается  действие  ораторского  слова,  которое  становится  у  многих
ораторов    страстным,    патетическим;   историография   приобретает   ярко
тенденциозную окраску и часто выливается в жанр биографий, мемуаров; интерес
к поведению человека вызывает увлечение греческой, особенно моралистической,
философией;  расцветает  публицистика,  которая,  помимо  ораторского слова,
выливается в жанр "сатуры" (сатиры). Создателем этого жанра был Луцилий.




     Демократизация  римского  общества  во II в. до н. э. вызвала появление
самобытной   комедии   с  национальным  римско-италийском  сюжетом,  которая
изображала быт мелких ремесленников, иногда осмеивала жизнь богатых верхов и
даже  представителей  государственной религии. В отличие от комедий Плавта и
Теренция,   называвшихся  паллиатой  (palliata),  так  как  актеры  играли в
греческом  плаще  (палле),  эта  комедия  стала называться тогатой (togata),
"комедией  в  тоге",  потому  что в ней актеры выступали в римском одеянии -
тоге.
     От  комедий  Титиния,  Афрания  и Атты дошли лишь отдельные стихи. Так,
сохранились два стиха из комедии Афрания "Авгур":

                Как только нашего авгура схватит беснование,
                Подумаешь, что море, небо и земля дрожат и рушатся.

     Из  комедии  Титиния  "Валяльщики  сукон" ("Fullonia") сохранились два;
стиха,  в  которых  богатая  жена жалуется на мужа, что тот растрачивает ее;
приданое:

                  За дурного мужа, думаю, меня выдали:
                  Он тратит состояние и ест мое приданое.

     В одном стихе ткачихи говорят валяльщикам:

              Не тки мы, не было б у вас, валяльщиков, наживы.




     В  тех  же  изменившихся  социальных  условиях  получает художественное
оформленне  и народная италийская комедия ателлана, которая была популярна в
Риме уже в эпоху Плавта. Названная по кампанскому городу Ателлы, эта комедия
высмеивала  преимущественно  провинциальный  быт.  Ее  отличие  - постоянные
маски:  дурака  (Макка),  обжоры  (Буккона), скупого и честолюбивого старика
(Паппа)  и  шарлатана-философа  (Доссена). До нас дошли лишь отдельные стихи
литературной ателланы Помпония и Новия
     В ателлане Помпония "Папп обойденный" честолюбивый старик проваливается
на выборах, но утешает себя тем, что говорит:
                 Расположение народа таково - оно известно:
                 Сначала он противится, затем даст голос, знаю.
     В ателлане Новия под тем же заглавием сын неудачливого на выборах Паппа
говорит отцу:
       Коль ты, отец, все будешь приглашать такого сорта избирателей,
       То ты сидеть в гробу скорее будешь, чем в курульном кресле {1}!
       {1 Т. е. займешь высшую государственную должность.}




     В  условиях  демократизации  римского  театра,  во  II-I вв. до н.: э.,
получает  художественное  оформление и народный театральный жанр - мимы. Это
маленькие  бытовые  сценки,  часто  весьма  скабрезного характера, веселые и
живые.   Юлий   Цезарь   всячески   поддерживал  мимические  представления и
драматургов  -  авторов мимов. Это был демагогический прием, которым позднее
особенно  пользовались  римские  императоры:  они устраивали пышные зрелища,
чтобы усыпить политическую активность народных масс.
     Юлий  Цезарь  (как  нам  сообщают  позднее  римские писатели Светоний и
Макробий)  заставил  автора  литературных  мимов  Децима  Лаберия  выступить
мимическим  актером  (мимом)  и состязаться на лучшую игру с актером Публием
Сиром  (Сирийцем).  Децим Лаберий, играя роль раба, воскликнул: "Квириты! Мы
теряем  свободу!",  а  в  прологе  изобразил свое трагическое положение: он,
шестидесятилетний  старик,  римский  "всадник",  должен  по  приказу  Цезаря
сделаться мимическим актером.

                 Судьба, противного течения которой
                 Хотели многие избегнуть, а могли немногие,
                 Куда меня низвергла на закате дней моих!
                 Меня, которого ни просьбы, ни подарки не могли,
                 Ни страх, ни принуждение, ни власть, какая б ни была,
                 В дни юности поколебать в своем решении, -
                 Вот как легко поколебала в старости
                 Речь мужа славного, которую ко мне направил он,
                 Прося меня приветливо, ласкательно!
                 Кому и боги не могли ни в чем отказывать,
                 Возможно ль, чтоб я, человек, отказывал?
                 Итак, проживши беспорочно дважды тридцать лет
                 И вышедши из дому римским всадником,
                 Домой я должен воротиться мимом! В этот день,
                 В один день больше прожил я, чем мне осталось жить!
                 Судьба, ты, что границ не знаешь в счастье и в несчастии,
                 Коли тебе угодно было славу сокрушить мою,
                 Которая цвела в моих занятиях поэзией;
                 Зачем, когда я в силах был и гибок членами,
                 Когда я мог народу угождать и мужу столь великому,
                 Меня тогда ты не нагнула, чтоб сорвать свой плод?
                 Куда теперь меня ты низвергаешь? Что же в силах я
                 На сцену принести? Красивый вид или осанку гордую,
                 Геройство духа или звук приятный голоса?
                 Как плющ ползучий силы дерево лишает,
                 Меня объятьем лет так старость умерщвляет.
                 Я, как гробница, имя лишь пустое сохраню.


Популярность: 12, Last-modified: Wed, 24 Mar 2004 06:50:00 GMT