---------------------------------------------------------------
Larry Niven. Convergent Series
С "книжной полки" SBNet.Ru
http://www.sbnet.ru/books/
---------------------------------------------------------------

     Интерес к магии пробудила во мне одна девушка  во  время  прохождения
курса антропологии. Звали ее Энн, и она считала себя знатоком белой  магии,
хотя я так и  не  увидел,  чтобы  она  произнесла  хоть  одно  действенное
заклинание. вскоре она потеряла ко мне интерес и вышла за  кого-то  замуж,
после чего я потерял интерес к ней. Однако, к  тому  времени  магия  стала
предметом моей курсовой работы по антропологии. Магия  полностью  овладела
моим воображением.
     Работу  нужно  было  сдать  через  месяц,  Я  исписал   сто   страниц
конспектов,   посвященных   первобытной,   средневековой,   восточной    и
современной   магии.   Термин   "современная"   относится   к    различным
паропсихологическим явлениям.  Знаетели  вы,  что  некоторые  африкансктие
племена не верят, что  существует  естественная  смерть.  Для  них  каждая
смерть является результатом колдовства,  и  в  каждом случае  должен  быть
выявлен и убит чародей. Некоторые  из  этих  племен  в  сущности  вымирают
благодаря   бесчисленным    разбирательствам    случаев    колдовства    с
сопутствующими им казнями.
     Средневековая Европа была во многих отношениях ничуть  не  лучше,  но
европейцы вовремя спохватились. Я  попробовал  несколько  способов  вызова
христианских и других демонов, чисто из исследовательских  соображений,  и
наложил таоистское заклинание на профессора Паулинга, но у меня ничего  не
получилось. Миссис Миллер любезно позволила мне  воспользоваться  подвалом
ее дома для моих экспериментов.
     С  конспектами  у  меня  было  все  в  порядке,  но  сама  работа  не
продвигалась. И понимал, почему. Судя по всему, что я узнал, я по сути  не
мог сказать ничего оригинального  ни  по  одному  из  интересовавших  меня
вопросов. Никого другого это не остановило бы -  вспомните  хотя  бы  того
чокнутого, который пересчитал все буквы "и" в "Робинзоне Крузо" -  но  мне
это не подходило. Но одним вечером в четверг...
     Самые проклятущие мысли приходят ко мне в барах. Эта же была  -  само
заглядение. Мой нетронутый бокал остался бармену вместо чаевых. Я бросился
прямо домой и добрых четыре  часа  непрерывно  печатал.  Было  без  десяти
двенадцать, когда я закончил, но теперь у меня был  полный  конспект  моей
работы, в основу которой была положена подлинно  новая  идея  в  отношении
христианского колдовства. Все это мне  уже  нужно  было  для  того,  чтобы
претворить теорию в практику. Я поднялся и потянулся...
     ...И я понял, что мне необходимо попробовать, и немедленно.
     Все, что  было  нужно,  находилось  в  подвале  дома  миссис  Миллер.
Большинство было приготовлено заранее. Пентаграмму на полу я начертил  еще
позавчера. Я стер ее мокрой  тряпкой.  Мантия,  специальные  свечи,  листы
бумаги с заклинаниями, новая пентаграмма... Работал  я  в  полной  тишине,
чтобы никого не разбудить. Миссис Миллер с полным пониманием относилась  к
моей работе. У нее были такие наклонности, что столетий шесть  тому  назад
ее сожгли бы на костре. Но другим жильцам нужен был спокойный сон. Ровно в
полночь я начал свои магические заклинания.
     Дойдя  до  четырнадцатого  раздела,  я  впервые  за   свою   короткую
жизнь испытал настоящее потрясение.  Совершенно  неожиданно  в пентаграмме
возник демон, тело его было распростерто так,  что  руки,  ноги  и  голова
занимали все пять углов фигуры.
     Я повернулся и бросился наутек.
     - Вернись! - проревел демон.  Я  остановился  на  половине  лестницы,
ведущей из подвала, развернулся и  спустился  вниз.  О  том,  чтобы  демон
оставался в подвале жилого дома, принадлежащего миссис  Миллер,  не  могло
быть и речи. Своим зычным басом он мог перебудить весь квартал.
     Он зорко следил за тем, как я спускаюсь по лестнице. Если бы не рога,
он вполне мог бы сойти  за  обнаженного  мужчину  срених  лет,  бритого  в
ярко-расный цвет. Но даже если бы он и был человеком, то вам  бы  страстно
захотелось не водить с  ним  знакомство.  Он  явно  был  предназначен  для
свершения всех семи смертных грехов. Злобные зеленые глаза. Громадный, как
бочка, живот  обжоры.  Дряблые  мышцы  жалкого  лентяя.  Лицо  распутника,
постоянно чем-то недовольного. Похотливые жесты и мысли.. Рога у него были
небольшими и острыми. Они были отполированы до блеска.
     Он подождал, пока я спущусь.
     - Так-то лучше. А теперь - что это вас так долго  удерживало?  Доброе
столетие никто из вас не вызывал демона.
     - Люди забыли, как это делается, -  ответил  я.  -  В  наши  дни  все
считают, что вам положено появляться в нарисованной на полу пентаграмме.
     - На полу? Все ждут, что я появлюсь, лежа на спине? - он был вне себя
от бешенства.
     Я задрожал. Моя гениальная  догадка.  Пентаграмма  была  тюрьмой  для
демонов. Но почему? Я подумал о пяти углах  пентаграммы,  о  пяти  крайних
точках человека, расставившего руки и ноги...
     - Так что же?
     - Я понимаю, что не имеет в-общем-то никакого смысла, но не могли  бы
вы сейчас исчезнуть?
     Он удивленно взглянул на меня.
     - Вы очень  многое  позабыли!  Медленно  и  терпеливо  он  начал  мне
обьяснять, как ребенку, обстоятельства,  связанные  с  вызовом  демона.  Я
слушал. Страх и безысходное отчаяние все более овладевали мной, окружающие
меня бетонные стены стали терять свои очертания.  "Я  подвергаю  опасности
свою бессмертную душу", - вот над этим я всерьез никогда  не  задумывался,
если не считать чисто научного аспекта вопроса. Теперь же все  оказывалось
гораздо хуже. Если прислушаться к словам демон, то моя душа уже  потеряна.
Она была потеряна  в  тот  самый  момент,  когда  мне  удалось  правильное
заклинание.  Я  старался  не  показывать  своего  страха,  но   это   было
безнадежной затеей. Судя по его огромным ноздрям - он должен был наверняка
учуять это.
     Он  закончил  разговор  и  ухмыльнулся,  как  бы  приглашая  обсудить
подробности.
     - Давайте разберемся во всем этом еще раз, - сказал я. - У меня  есть
только одно желание.
     - Какое?
     _ Если вам  не  понравится  это  жедание,  мне  придется  подыскивать
другое, верно?
     - Верно.
     - Но ведь это нечестно.
     - А разве здесь кто-то сказал что-нибудь о честности?
     - И, кроме всего прочего, это противоречит традициям. Почему никто не
слышал о подобного рода сделке прежде?
     - Это - стандартная сделка, дорогуша. Сделки получше мы  заключали  с
особо отмеченными. У других же не было  времени  разговариать  из-за  этой
самой отметки в отношении 24-х часов. Если же они  что-нибудь  записывали,
то мы изменяли написанное. Мы Располагаем властью над записями, в  которых
мы уже упоминаемся.
     - Вот этот пункт о 24-х часах. Если я не  загадаю  свое  желание,  вы
покидаете пентаграмму и все равно забираете мою душу?
     - Именно так.
     - А если я загадаю желание, вы должны оставаться в пентаграмме до тех
пор, пока его не исполните или же  пока  не  истекут  24  часа?  Тогда  вы
телепортируетесь в  ад,  чтобы  обо  всем  сообщить,  а  затем  тотчас  же
возвращаетеь ко мне, снова появившись в пентаграмме?
     - Мне кажется, телепортация - самое подходящее  слово.  Я  исчезаю  и
снова появляюсь. Вам в голову приходят какие- нибудь дельные мысли?
     - О чем именно?
     - Пытаюсь вам помочь. Если вы сотрете пентаграмму, я  могу  появиться
где угодно. Если же вы сотрете ее и начертите снова в каком-нибуль  месте,
то мне придется появляться только внутри ее.
     С моего языка, едва не  соскочил  вопрос.  Я  с  трудом  сдержался  и
спросил о другом:
     - Предположим, я пожелаю стать бессмертным?
     - Вы будете бессмертным весь остаток положенных  вам  24-х  часов,  -
ухмыльнулся  он.  Зубы  у  него  были  черные,  как  сажа.   -   Так   что
поторапливайтесь. Время не ждет!
     "Время, - подумал я. - О`кей. Все или ничего!"
     - Вот мое желание. Сделай так, чтобы время вокруг меня остановилось.
     - Нет ничего проще. Взгляните-ка на часы. Мне не хотелось отрывать от
него свой взгляд, но он только снова  оскалил  зубы.  Поэтому  я  поглядел
вниз. На моей "Омеге" была красная  отметина  против  минутной  стрелки  и
черная - против часовой. Когда я поднял глаза, демон все еще  оставался  в
пентаграм ме, распростертым  на  стене.  На  его  губах  играла  все  таже
самодовольная улыбка. Я обошел вокруг него,  и  помахал  рукой  перед  его
лицом. Когда я дотронулся до него, он на ощупь был как мрамор.
     Время остановилось, но демон остался на том  же  месте.  Я  испытывал
огромное облегчение.
     Секундная стрелка на  моих  часах  продолжала  перемещаться.  Другого
нельзя  было  и  ожидать.  Время  остановилось  для  меня  -  на  24  часа
внутреннего времени.  Если  бы  это  было  наружное  время,  я  был  бы  в
безопасности, но это,  разумеется,  было  бы  слишком  легким  выходом  из
положения.
     Я сам зварил эту кашу.  Знчит,  надо  самому  придумать  и  выход  из
положения.
     Я стер пентограмму со стены, стараясь не оставить ни малейших  следов
ее. Затем  начертил  новую  пентаграмму,  пользуясь  металлической  гибкой
лентой для того, чтобы провести линии как можно ровнее на том ограниченном
пространстве, которым я располагал. Тем не менее, пентаграмма оказалась  в
поперечнике чуть больше полуметра.
     После этого я вышел из  подвала.  Я  знал,  где  находятся  ближайшие
церкви, хотя не помню, сколько прошло времени с тех пор, когда  я  посетил
последнюю. Машину свою я не могу завести. Так же, как и мотоцикл соседа по
комнате в общежитие. Заклинание, которое окружало меня, не было достаточно
большим. Я пошел в церьковь мормонов  в  трех  кварталах  от  дома  миссис
Миллер.
     Ночь  была  прохладной,  прекрасной  во  всех  отношениях,  и  дышала
свежестью. Звезды казались тусклыми из-за ярких огней  города,  однао  над
тем местом, где всегда был храм мормонов, висела яркая ухмыляющаяся  луна,
освещая совершенно пустое пространство.
     Я прошел еще восемь кварталов, чтобы  отыскать  синагогу  и  церьковь
всех святых. Все, чего я достиг, была  лишь  усталость  ног.  Участки,  на
которых  находились  церкви,  были  пусты.  Места  покаяния  для  меня  не
существовало.
     Тогда я стал молиться. Я  не  верил,  что  это  поможет,  но  всетаки
молился. Ели меня не слышат, то, может быть, из-за того, что не полагалось
быть вообще? Но во мне росло ощущение, что демон продумал все до  мелочей,
причем давным давно.
     То, что я делал все остальное время в  течении  этой  долгой  ночи  -
несущественно. Все это не  было  особо  важным.  Что  значат  24  часа  по
сравнению с Вечностью? Я записал торопливый отчет о моем  эксперименте  по
вызову демона, но тут же разорвал его. Демоны все равно изменят написанное.
А это значило, что вся моя курсовая работа, что бы  не  случилось,  пойдет
насмарку. Я принес настоящего, но для меня  окаменевшего,  скотчтерьера  в
комнату профессора Паулинга и положил его на письменный  стол.  Вот  будет
сюрприз для старого деспота! Но большую часть ночи я  провел  на  воздухе,
гуляя и глядя в последний раз  на  окружающий  мир.  Залез  в  полицейскую
машину и включил сирену, задумался над этим и выключил. Дважды  заглядывал
в рестораны и сьел чей-то заказ, оставив деньги,  которые  мне  больше  не
понадобятся.
     Дважды часовая стрелка обошла на моих часах полный круг.  В  12:10  я
вернулся в подвал. Мои свечи наполнили  подвал  специфическим  запахом,  к
которо му примешивалась вонь, исходящая от демона. Сам он висел в  воздухе
напротив стены, не находясь больше в пентаграмме,  широко  раскинув  руки.
Весь его вид выражал триумф.
     Ужасная мысль поразила меня. Почему я поверил демону?
     Все, что он говорил, могло ока заться ложью! И, скорее всего, так оно
и было на самом деле. Я позволил надуть себя, принимая дар из рук дьявола!
Я выпрямился, лихорадочно размышляя...
     Демон повернул голову и улыбка его стала еще шире, когда  он  увидел,
что нарисованные мелом линии исчезли.  Он  кивнул  мне,  сказал:  "Вернусь
через мгновенье", и исчез.
     Я ждал. Я придумал как выпутаться, но... Прямо  из  воздуха  раздался
веселый бас: - Я знал, что вы переместите пентаграмму. Сделаете ее слишком
маленькой для меня, не так ли? Ха-ха! Неужели вы не догадались,  что  я  в
состоянии изменять свои размеры?
     В воздухе раздался какой-то шорох и возня.
     - Я знаю, что она где-то здесь, я ее  чувствую!  Ага!  Он  снова  был
передо  мной,  с  расставленными  руками  и  ногами,  высотой  чуть  более
полуметра, вися в метре над землей. Его черная ухмылка всезнайки  исчезла,
когда он понял, что пентаграммы там нет. Затем - он уменьшился еще  в  два
раза, росточком всего двадцать  сантиметров  стал.  От  удивления  выпучив
глаза, дьявол завопил тоненьким голоском:
     -  Где  же  эта  проклятая  пентаграмма?  Он  был  уже   ярко-красным
игрушечным солдатиком пятисантимет ровой высоты. Раздался комариный писк:
     - Пентаграмма!? Я победил! Завтра я  пойду  в  церковь!  Он  был  уже
крохотной красной звездочкой. Жужжащей красной мухой. И исчез! Странно, но
как быстро можно стать религиозным. Стоит только демону  сказать,  что  ты
обречен... Имею ли я теперь право входить в  церковь?  Каким-то  обраом  я
уверен, что заслужил  это.  Хотя  я  и  зашел  далеко,  но  все  же  сумел
перехитрить демона.
     Со временем он все-таки посмотрит вниз и увидит пентаграмму. часть ее
будет ему отлично видна. Но ему это  не  поможет!  С  вытянутыми  к  углам
пентаграммы руками и ногами, он не сможет стереть ее. Он  на  веки  вечные
загнан  в  ловушку,  уменьшающийся  до  бесконечности,  вечно   пытающийся
возникнуть внутри пентаграммы, которая всегда будет мала для него.
     Я НАЧЕРТИЛ ПЕНТГРАММУ НА ЕГО ТОЛСТОМ БРЮХЕ!!!

Популярность: 21, Last-modified: Fri, 28 Aug 1998 03:57:46 GMT