Подготовка текста: Саша Свердлов sasha001@newmail.ru






     Солдатам всех времен,
     павшим за Израиль


     В  марте  роту  нашу  перевели  в  Синай и  разбросали по  всем  частям
Рафидима.  Осталось  нас четверо:  Панчо  из  Монтевидео-Цфата,  Иоханан  из
Батуми-Кармиэля,   Николай    из    Бухареста-Беэр-Шевы    и    я    -    из
Ташкента-Цур-Шалома.
     Мы  заняли  просторную  палатку, получили  оружие, съездили в Шекем  за
коньяком и начали третий месяц службы в милуиме. Днем мы  работали в гараже,
а  ночами несли  караульную службу. В свободное же  время загорали, играли в
карты, учили иврит и параллельно русско-румынско-испано-грузинский мат.
     Одним словом, жили мы дружно. Висело над нами безоблачное небо пустыни,
стоял мутный  мир или перемирие, вероятно, таков он и  есть, мир с арабами -
на Голанах рвались снаряды  да в сводках  ЦАХАЛа передавали  списки убитых и
раненых.
     Мы просили у командира базы перевода в боевые части, но он говорил:
     - Каждый делает свое дело, а уж если понадобимся - нас переведут.
     Однажды  под  вечер Панчо  принес почту.  Он показал,  что и  мне  есть
открытка, но наотрез отказался отдавать, пока не нальют коньяк.
     Он  пил, а я читал открытку. "Шалом, братуля, - писал мне Гершон. - Вот
и  я  ранен.  Осколком разорвало губу, но  рука Б-га  прикрыла меня,  не дав
осколку  войти  в  голову.  Нас  накрыли  в  самую  точку. Я  гоню  танк под
сумасшедшим огнем,  весь залитый  кровью, и не  могу закрыть люк. Херня все,
зато абсорбция кончилась, и я израильтянин. Приезжай скорей, расскажи, какой
он, Синай. Жду. Целую. Гришка".
     Иоханан умчался к  командиру  за увольнительной  и билетом на  самолет.
Панчо и  Николай наполнили  бутылками  и  сигаретами  мой ранец, дали денег,
запасные  магазины к  "узи", и мы  побежали к проходной.  Видно, Иоханан все
успел  объяснить, и  Рафи, наш  командир,  выкатывал джип  из гаража. Ребята
распахнули ворота. Мы понеслись к аэродрому.
     Приходилось   ли   кому-нибудь   ездить   с  взволнованным  израильским
водителем? Да еще с военным водителем! Машину удерживают на дороге совсем не
законы  физики.  Нет вообще  никаких законов  в бешеной этой  езде, но  есть
огромное,  искреннее желание помочь вам, и оно берет верх! Рафи поговорил  с
дежурным на КП, и меня  протолкнули без очереди.  Он крикнул мне: "Все будет
хорошо!" Я помахал ему рукой.
     Потом был Луд. Автобус до Хайфы. А дальше тремп, тремп, тремп всю ночь.
Пост на мосту через Иордан.  Проверка документов. Дорога все выше и  выше  в
гору, а утром я был у минарета деревни Хушния и увидел Гришку.
     Рафи был прав. Все  хорошо, как всегда. Все было  так,  что большего  и
желать грешно,  только на месте, куда ляпнул осколок, рос небритый  островок
рыжих волос.
     Мы вцепились друг в друга насмерть, назло ей, и Гришка орал:
     - Ну, падла! Нашел меня, нашел!!
     Потом  мы  пили коньяк, как воду.  Пила вся  батарея,  и повар Йом  Тов
выбросил на  стол все лучшее из  армейских припасов. Приехал командир полка,
тридцатилетний  парень,  выпил  с  нами  и, чтобы  сохранить  боеспособность
батареи, дал Гришке трое суток отпуска. Танкисты ликовали.
     Открытая  машина  везла  нас  в  Эрец  Исраэль,  среди  черных  камней,
покрывших эту землю, средь  разбитых сирийских бункеров и сожженных  русских
танков, а головы и желудки наши горели на холодном  ветру, и Гришка  укрывал
меня теплой своей курткой.
     Кончилась фронтовая полоса. Мы вытащили магазины  из  автоматов, сели в
Рош-Пине на обыкновенный красавчик-автобус и покатили  в  Цур-Шалом, к  маме
Риве под крыло. Мы балдели всю дорогу от Рош-Пины до  Чек-поста. Теперь было
смешно  слушать  про  то,   как  под  водительское  сидение  попал   ящик  с
боеголовками, и Гришка не  мог закрыть люк. Хоть возьми  и  голову оторви. О
том,  как  забыл  иврит  и кричал  экипажу  по-русски: "Уберите  ящик!"  Про
нокдаун, когда ударил осколок, и рассказ  командира  танка: "Кричал, кричал.
Потом замолчал, но танк идет. Значит, беседер! Слава Б-гу!"
     Я рассказал ему синайский анекдот о тремписте: "Стоит солдат у Суэцкого
канала и беседует с водителем машины.
     - Куда едешь, бахурчик?
     - В Хайфу, мотек.
     - Аир или Адар?
     - Аир, мотек.
     - Эх, жаль, - говорит, - не по пути".
     Нам было легко и весело оттого,  что  мы  в  Израиле  и  вот  проезжаем
Нацерет. Оттого что нам еще только по тридцать лет, и мы  в Израиле! Сбылось
все, что  нам  снилось в Ташкенте - мы в Израиле!! Мы были пьяные  вдрызг  и
пели: "АМ ИСРАЭЛЬ ХАЙ!", и все в автобусе улыбались и пели с нами.
     У Чек-поста мы вышли и привели себя в порядок. Домой хотелось явиться в
приличном виде. Мы  пили  пиво и  спорили, что подарить матушке  - цветы или
мясо. Я  настаивал на последнем, но разве Рыжего убедишь?  Он купил  большой
букет,  обернутый  целлофаном  и ленточками,  и  теперь не  знал,  куда  его
засунуть,  не тащиться  же средь  белого дня с автоматом  и цветами.  Так  и
стояли мы  у цветочного  киоска, препираясь, кому нести. Тут подходит  к нам
солдат, тоже с букетом, и говорит по-русски:
     - Я вас знаю, ребята. Вы из Цур-Шалома.
     - Да, - говорит Гришка, - из самого Цур-Шалома, а что?
     - Если домой, то садитесь, подвезу.
     Мы сели в  его  "Пежо", радуясь,  что не пришлось шататься  по дороге с
цветами,  что скоро наши  Мотл и Рива обнимут нас, а потом мы примем горячий
душ и нас будет ждать полный стол самой вкусной на свете жратвы.
     Водитель, мы так  и  не  узнали его имени, ехал медленно. Разноцветными
стремительными струями нас обтекали машины. Шел разговор,  обычный в те дни:
Йом Кипур. Я, сгорая от стыда, сообщил, что сидел в Ташкенте. Все покатились
со смеху. Гришка сказал, что был  на курсах  водителей танков, а тот  парень
был на Голанах. "Два дня, - сказал он. - Всего два дня, а потом госпиталь".

     "Я  был медбратом на  санитарной  бронемашине.  Недалеко от перекрестка
Шамс  стоял наш  разбитый танк  и просил  помощи. Так сообщил  мне радист из
полевого госпиталя. Было утро. Солнце  только поднималось  над  Хермоном.  В
поле мы увидели  нашу машину. Танк стоял вплотную к русскому Т-62. Вокруг ни
души. Мы свернули с дороги в поле, на эти чертовы камни, и тут у нас сорвало
правую гусеницу. Мы даже не стали смотреть на упавшую ленту, взяли автоматы,
носилки и побежали. Смотрим под ноги, чтоб шею не свернуть, и  вот, поднимаю
глаза и не верю  самому  себе. Стоит  перед нами десяток сирийцев-командос с
"калашниковыми" наготове и спокойно на иврите говорят: "Бросай оружие!"
     Что тут сделаешь? Бросили автоматы на землю и  руки кверху. Содрали они
с нас часы,  вывернули карманы,  забрали  документы  и велели снять ботинки.
Связали нам руки шнурками, а старший спрашивает:
     - Ты врач?
     - Нет, - говорю.
     Тогда он ударил меня, сука, и я упал. Дальше все было как под наркозом.
Следующих ударов я не чувствовал. Я только видел,  что меня бьют. Голова моя
разрывалась от того, первого  удара в ухо, а они все били, били... Потом нас
подняли и повели.
     Я  не чувствовал  даже боли в  босых ногах, хотя  они были красными  от
крови. Не знаю, ребята, сколько все это длилось. Минуту или  всю  жизнь. Нас
вели мимо нашего  танка, и  я смотрел на перекошенную  орудийную  башню,  на
открытый  водительский люк и  думал: "Вот  и все.  Должно быть, оно таким  и
бывает "вот и все". Просто встретят чужие морды, и окажется ВОТ И ВСЕ".
     Вдруг  из  танка ударил пулемет, и сирийцы, идущие впереди нас,  упали.
Очередь  запнулась  и  хлестнула вновь.  Я  крикнул:  "Исер,  беги!",  и  мы
бросились  в разные стороны. Если  это  можно назвать  бегом, то я бежал.  Я
падал на камни со связанными за спиной руками, вставал  и снова бежал. Потом
я упал и пришел в себя на закате дня.
     Я  лежал на  дне  ямы, и все вокруг воняло  порохом. Болела голова, все
тело. Хватило сил  доползти до камня и перетереть шнурки на онемевших руках.
В этой воронке я остался до утра.
     На  рассвете  я  пополз   к  своим.  Тут  не   ошибешься.  Надо  только
чувствовать, что  спускаешься вниз.  И еще  была  во мне уверенность, что  я
доползу.
     К полудню мне  показалось:  дрожит  земля.  Ничего не слыша, я встал на
колени и  увидел,  как прямо  на меня несутся танки.  Наши танки  - это было
видно по  окраске.  Я поднялся на ноги  и  пошел  навстречу,  размахивая над
головой руками.
     Они   заметили   меня.   Одна  машина   чуть  изменила   направление  и
остановилась.
     Можно ли рассказать словами то, что было в душе моей?! Они втащили меня
в башню. Еврейские парни в  поту и пыли дали воды,  перевязали ноги. Я лежал
внизу  на  снарядах, плакал и  молился, а эти парни делали  свое  дело. Танк
догонял колонну.
     Когда санитары переносили меня в свою машину, подошел офицер. Он что-то
говорил мне, но я не слышал. Тогда я рассказал ему о том,  что было вчера  у
перекрестка Шамс. Почему-то  я стал уговаривать  его  поехать туда. Говорил,
что в машине места хватит всем, зная, что говорю обидные слова, а он слушал,
опустив  голову  и поправляя повязки на моих  ногах. Потом он ушел, и машина
тронулась.  Мы ехали  не больше часа, пока  вновь не  остановились. Санитары
взяли меня  под  руки, помогая выбраться наружу. Я  узнал  перекресток и наш
броневик на краю поля, и тот танк вдали.
     - Там, - сказал я офицеру. - Только не засовывай меня опять в машину. Я
тоже пойду.
     Они  шли  быстро, развернувшись цепочкой, с автоматами  наготове,  а  я
ковылял за ними и думал: вот ведь как надо было, но тогда бы нас пристрелили
эти твари.
     Я так и не дошел до танка. Они возвращались. Они проходили мимо меня, и
я видел пару носилок и этих... на брезенте.
     Носилки  плыли мимо меня. На первой  лежало тело с прижатыми  к  животу
ногами  в  черном  от засохшей  крови комбинезоне. Обезглавленное  это  тело
качалось перед глазами в такт шагов санитаров...
     На  вторых носилках пронесли  совсем мальчишку.  Мальчишку без ног. Его
лицо на брезенте было повернуто ко мне.
     - Больше там никого нет, - сказал офицер. - Их было только двое.
     Я  бежал  за  носилками  на чужих ногах и кричал, чтобы они еще раз все
осмотрели, что этого не может быть - экипажа из двух человек!
     Офицер нес носилки и плакал.
     - Все может  быть, - говорил он. - Даже такое. Этот мальчик стрелял  из
пулемета уже без ног. Он умер от потери крови... "

     Мы медленно  ехали по дороге на Цур-Шалом. Мимо  нас,  обгоняя, неслись
машины.  На тротуарах  играла  детвора. Гуляли женщины  в легких одеждах.  В
придорожном пруду чайки охотились на рыбу.
     А я смотрел на парней, сидящих  со мной в машине, на дома и деревья, на
синее небо над нами...

     Вот  такие  дела были тогда в Израиле.  Я в них абсолютно  ни  хера  не
понимал. Ни слов. Ни песен. ГОЛЕМ.
     И я  не могу  вам объяснить, почему с  полного хода  втрескался  в Этот
Народ по брызговики. Вы уж простите.
     Кажется, все... Ох, нет. Простите, еще раз простите.
     Я тогда  же... по глупости... беспечно... наобещал  Создателю,  что  по
мере сил попытаюсь не скурвиться.


     ЧЕРТ

     Катились по отлогому спуску из Тассы в  Рафидим. На  исходе ночи, когда
соблюдающий себя  водила  погасит фары, прижмется к краю дороги, отцепившись
от осевой, остановится, осмотрит скаты да груз - не взбрыкнул ли где танк на
повороте, поссыт и снова за баранку, рассветное время дорого.

     Катились по отлогому спуску под незачехленным "Патоном".
     Повизгивала  по-щенячьи платформа,  шипели колеса на росистом асфальте,
"гулял" мотор на прямой  передаче,  и  стрелка  тахометра прилипла к отметке
2100. Предел.
     Четвертые сутки распечатывал Плешивый в Синае.
     Его напарник Натан по  кличке Желток остался в Бат-Яме катать  в  покер
по-крупному  против строительных подрядчиков,  и Плешивый не сомневался, что
крутой Желток раздербанит их в пух и прах. И поделом.
     Сладенькие "терпилы" счет деньгам не вели: воздух, мусор.
     "Вот  и  устроились с Б-жьей  помощью,  -  подумал Плешивый  и  в голос
зевнул. - Весь мир из одних потерпевших".
     Старик Шмуэль по прозвищу Черт,  громадный мужик  из румынских  евреев,
таскал "Шерманы"  еще  в Синайскую  кампанию, поливая на "Даймонти", простом
как примус, но старье списали, пригнали новую технику,  которую он не хотел,
да и не мог понять, и Черт решил дождаться пенсии ценой бессмертия.
     Черт катался в правом кресле. Пассажир.
     Вчера, ужиная  у танкистов,  Черт  "убил"  Плешивого, проглотив  полный
поднос отварного мяса.
     - Куда ты, тварюга, все это пихаешь? - укорил Плешивый.
     Черт  оторопел,  бросил вилку и ушел, а  Плешивому  показалось, что  за
стеклами очков он видел слезы.
     Буду называть старика по имени, - решил Плешивый и тихонько позвал:
     - Шмулька.
     - А?!
     - Выползай. Рафидим скоро.
     - На хуй мне нужен твой Рафидим?!
     - Пиво поставлю в "Шекеме" от пуза.
     - Ладно, - согласился старик и крепко осмердил кабину.
     Плешивый опустил стекло левой дверцы и плюнул вниз на асфальт.
     "Шмуэлем ведь мать когда-то назвала, - осаживал себя Плешивый. - Именем
пророка!"  -  И  чувствовал,  что  его  собственный   тахометр  переваливает
запретные 2100.
     И  как  костыль хромому  пришло  во спасение:  вся  колода из  бубновых
шестерок. Недосып и "миражи", и простота бесприюта. И  ушли навсегда те, кто
ждали,  и  пустые  перекрестки  открещивались виновато,  и от Хабаровска  до
Синая,  все на  подъем, колесишь  по Старой  Смоленской.  Затяжной прыжок из
пизды в могилу...
     Катились   по  отлогому  спуску  из  Тассы   в   Рафидим.  Выползал  из
берлоги-спальни старик Шмуэль, ушибаясь о  рычаги и рукоятки. Полный кавалер
шоферской  славы.  Он  честно  заслужил  свой   геморрой,  ишиас  и  очки  с
двояковыгнутыми стеклами.  Протезы зубов Шмуэль приобрел по десятипроцентной
скидке, положенной вольнонаемным в армии.
     - Где мы? - спросил Шмуэль, устроившись в правом кресле.
     - В Синае.
     -  Русский,  -  сказал  старик  строго.  -  Шутить  будешь  со   своими
друзьями-пьянчугами. Говори, зараза, скоро ли Рафидим?
     - Отсюда до первой бутылки пива минут сорок, - ответил Плешивый и нагло
уперся в мутные спросонья глаза старика.
     - Потуши дальний свет, собака! - Полез  старик на рога. - Ты вперед  не
наездил столько, сколько я на задней скорости.
     - Почему ты ехал назад? Козел старый. Сознавайся! Отступал?!
     - Дурак! - сказал Шмуэль. - Большой русский дурак. Иван.
     Так докатились по отлогому  спуску  из Тассы  в Рафидим. Стратегический
центр  всех  родов  войск ЦАХАЛа, кроме  военно-морских -  "Шекем" Рафидима.
Толпы военнослужащих осаждают  его  с  утра, будто только  этим и  заняты  в
Синае. Столы  завалены  порожними  бутылками,  мятыми  салфетками, огрызками
бисквитов и жестянками из-под соков.
     "Рай  земной,  трижды  господа  мать!  -  подумал  Плешивый.  -  Погост
безалкоголья".  Шуганув  пару  "салаг", досасывающих  "кока-колу",  Плешивый
опрастал место за столом и усадил Шмуэля.
     - Держи, старик, место зубами. Я мигом.
     Плешивый возвращался,  прижимая к  груди пластиковый "сидор" с  пивными
бутылками.  И  водочка  в  нем  была.  Мерзлая.  Сладкий  холодок   прожигал
хлопчатобумажную ткань полевой формы.
     "Святым   старцем  наградил  Господь  накануне  субботы.  Оделил,   как
триппером. Но и на том спасибо, что не одному хлебать".
     Кровь шибанула в голову  Плешивого, когда он увидел  седого Шмуэля там,
за столом, где  он  его  оставил пару минут назад, всего пару минут... И вот
сидит старик, и  под носом его гора пустых  бутылок, и конечно  же  вот  эти
"чистюли" сволокли мусор, обидев старика.
     И,  казалось бы, уже забытое, но  нет, слава Б-гу, не  забытое,  быстро
всплыло на уровень, и  руки вспомнили, для чего кулаки, и глаза точно нашли,
с кого начать.
     -  Встань,   лох,   и  убери   грязь  со   стола,  -   сказал  Плешивый
резервисту-пехотинцу, что покрупнее.
     Самому приличному, что сидел за столом.
     Резервист перестал жевать.
     И еще четко видел Плешивый,  что  автомат пехотинца на столе,  и обойма
пристегнута к патроннику, и перед ним совсем не "лох", далеко не "лох",  и в
этом  он тоже  не заблуждался,  но  Плешивый знал:  сломает,  иначе  не было
звериного прошлого.
     -  Не горячись, парень, - сказал  пехотинец.  - Спроси старика.  Он сам
собрал пустые  бутылки на  сдачу.  Со  всех  столов.  Из-под  ног у  солдат.
Новобранцы соблюдают себя, только вы, шоферюги, шакалите, и для вас ничто не
позор.
     - Шмуль, - тихо позвал Плешивый.
     Солдаты    от    соседних    столов    смотрели    на    Плешивого    и
резервиста-пехотинца.
     - Шмуль, - позвал Плешивый. - Не сиди.
     Потом, наклонившись к самому уху старика:
     - Не сиди, Шмуэль. Как-то же надо выплывать из помоев.
     Старик покорно пошел к выходу. Бухтел, горюя за оставленное добро.
     Плешивый предупредил:
     - Обернешься, убью!
     Водители шли к трейлеру напрямик,  след в след.  Черт впереди, Плешивый
сзади. Пластиковый сидор на руке Плешивого, забытый и никчемный, плавился на
солнце.  Черт загребал ботинками песок, и Плешивый видел, как  быстро буреет
на солнце рубаха Шмуэля. От пота. Они шли, не отбрасывая теней. Солнце Синая
в полдень сжигает тень.


     ПАРИ

     На Песах гуляли свадьбу Моти Бреслера. В тель-авивском Доме солдата.  В
банкетном  зале.  Водители  в  полном  составе  батальона  и  начальство  по
приглашению.
     Одураченные штатскими тряпками,  бродили шоферюги по  залу, отыскивая в
коверкоте пиджаков напарников по экипажу.
     Незнакомые красивые и очень красиво одетые женщины. Чистые, причесанные
дети. Фотовспышки магния. Трезвая скованность улыбок. Разговоры: "как дела",
когда на столах плотный частокол бутылок - бардак!
     Порядок  навел  оркестр. Чисто  и загадочно,  будто  из  глубины веков,
шепнула певунья: "Од авину хай... " ("Еще жив праотец"), ущипнула сладко под
сердцем: "Ам  Исраэль  хай!...  "  (Жив  народ Израиля).  И  вдруг  хлынула,
разлилась в звоне тарелок ударных песней о Народе избранном и о царе Давиде.
Мастерицей  была  певунья. Завела нас с полоборота.  И  мы потопали  чередой
поздравлять молодоженов.
     Ритуальное  покрывало  с  кистями крученого  шелка  по углам на четырех
столбах  растянуто. Под  покрывалом  кресло  в букетах  цветов.  В  кресле в
подвенечном  пуху  и  кружевах  - невеста.  Девочка-репатриантка из  Снежной
страны. Модель еврейской мамы  в перспективе,  а пока голые шасси  по  имени
Ципора. Загадка в желтых косичках, где ходовая часть, подвеска и трансмиссия
еще не оборудованы природой. Рядом наш Моти. В синей тройке, перечеркнутый у
горла бордовой бабочкой, подпирал покрывало хупы кавалергардной статью.  Так
в  ожидании смены сигнала светофора стоят  на  перекрестке тяжелый седельный
тягач МЕК и легковая "Лада". Очень редко, но бывает и так...
     Солидные чеки в запечатанных конвертах сгружали в медный таз на высокой
подставке. На конверте - номера экипажей и наши имена.
     Времечко   в   стране  кружилось  пасторальное.  И   израильскую   лиру
уважительно называли - фунт. Решили в  батальоне Мотьке  квартиру купить.  С
рыла по тыще - пупок не развяжется. Не в кабину ж невесту волочь - не блядь.
     Марьян  Павловский  -  Первый  номер  у  Мотьки  Бреслера -  дежурил за
инкассатора  над тазом. Геморройный  поляк, принимая конверт за номером 164,
бурчал по-русски: "Цапнул  мой  Мотеле  кота в мешке...  Дурак-верхогляд". И
попросил: "Придержите мне место. Я сегодня напьюсь!"
     Военный  раввин в  бороде  и  погонах  подполковника  попоил  вином  из
бумажного стаканчика  молодых, Мотька  топнул ногой  и раздавил  стакан. Под
крики "ле-хаим" рав благословил застолье.
     Пасхальная сказка  утверждает, что еврейский народ прошел Красное море,
как   посуху.   Весьма   вероятно...   Мы   же,   жестоковыйные   славянские
представители,  изрядно  промокли,   переходя  вброд  винно-водочные  потоки
тель-авивского Дома солдата.
     Очень красивые женщины танцевали с  моими  сослуживцами слоу. Красиво и
нежно пела певунья с эстрады. Тихо играл оркестр.
     Шоферюги  обнимали жен,  как невест.  Что-то  шептали им в уши. Женщины
улыбались, и  видно  было,  что  не перечили. Не  было  драк.  Даже  дети не
дрались.

     Не узнавали мы Мотьку Бреслера после медового месяца.
     Не мужик вернулся - утиль!
     Канючил у ротных не  посылать  в рейсы с ночевкой.  В  шешбеш играть не
хотел и однажды, уступив Марьяну и сев за нарды, уснул  с открытыми глазами,
так и не бросив кости.
     - Посмотрите, что курва вытворяет?!  - горевал Первый  номер  и скрипел
зубами. - Кровь из мальчишки сосет!
     Шофера посмеивались и скабрезничали.
     А  Мотька  спал  на ходу и  заговаривался:  Ципи, птичка моя!  Пирожок,
Бамба-Осем...

     Комбат  Милу вызвал  КАБАНа. КАБАН  приехал, взглянул  на Мотьку и умыл
руки.
     - Любовь! - сказал КАБАН. - Делать нечего.
     -  Есть что делать!  -  сказал комбат  и  приказал  диспетчеру оформить
путевой лист на Синай.
     - Мне нужны шофера, а не исполнители Песни Песней. Я это дело поломаю!
     Так сказал комбат Милу.
     - Хуюшки! - засомневался батальон.
     -  Посмотрим,  -  сказал полковник  Милу,  и Мотька выехал без  второго
водителя таскать "Тираны" по визе Рафиях - Бир эль Тмаде - Рафиях.
     "Посмотрим", - решила рота "гимель" и задымила вслед за Мотькой на юг.
     В Синае гудели маневры.

     -  Испугал бабу толстым хуем! - сказал Мотька  Бреслер  в конце недели,
имея в виду  козни комбатовы. - Работой меня не прошибешь! Спорю фунт за сто
против целой роты,  что еще  до появления первой звезды  Ципи  смастерит мне
горячую пенную ванну и  вымоет патлы шампунем.  Я буду кейфовать со стаканом
виски в руке, и в  нем будут плавать льдинки.  Птичка  прикурит мне сигарету
"парламент",  покроцает спину  мочалкой  и  скажет:  "Отмокай,  я приготовлю
ужин". И это будет настоящий субботний пир, и запах спелого чолнта смешается
с ароматом моей  Ципи,  и мне останется только решить: до или  после  чолнта
загнать птичку на рампу двуспальной кровати.
     - Харман, - сказал водила по имени Альберт Полити.
     - Валлак, харман! - подтвердил йеменец по имени Аввави.
     - Помазали? - бросил в лицо роте "гимель" условия пари наглый Мотька.
     -  Не имейте с  ним дела! - пискнул аргентинец Альфредо Эспозито. -  Он
секс-маньяк!
     Мотька строго посмотрел на Альфреда. Аргентинец осекся и покраснел.
     - Прости  мне, друг,  - залепетал. - Я  не  должен  был этого говорить.
Потому что я  так  не думаю. Это вырвалось  случайно. Испанец не может такое
сказать.  Любовь  у  испанца  превыше чести. Как  мог язык  мой повернуться?
Прости мне, друг! Я готов при...
     - Пошел на хуй! - оборвал Мотька испанскую балладу Эспозито и побежал к
груженому трейлеру выполнять условия пари.
     "Так, -  думал Мотька, зыркнув привычно по зеркалам  заднего обзора.  -
Хотите фунт за сто? - заблокировал ведущие мосты. - Будет вам фунт за сто...
" -  и  аккуратно вывел трейлер из песка полигона  на  серый  асфальт  шоссе
Рафидим - Эль-Ариш.
     Можешь включить бойлер, моя Птичка,  и  начать кипятить воду - разгонял
тягач-танковоз, и вот уже рычаг  скорости в  положении "директ" и платформа,
покрякивая на выбоинах дороги,  завыла, загундосила  жалобно, как бесконечно
печальное нытье радиостанций присмиревших соседей. "Чтоб вас, собаки,  в рот
и в нос... вместе с  вашей музыкой", - подумал Мотька Бреслер, но справился,
не дал увести себя на простреленные перехлесты дорог войны Судного дня.
     Давай, Ципуля, посчитаем вместе. Хочешь? Ну, поехали.
     Сто, сто десять  километров до Эль-Ариш. Это два часа. Дорога, конечно,
не блеск, но без подъемов. Колеса сегодня не заблядуют. Нет, нет, сладкая. Я
конечно сегодня уебся до отрыжки. Но об этом тебе лучше не знать.
     Если бы  мудаки-киношники порешили снимать  фильмы ужасов  не только  в
Шотландии, где и ужасов-то нет, окромя старух-фальшивоминетчиц  со вставными
зубами  вампирш,  Мотька  бы  им подсказал  сцену:  "Полуденный  жар  Синая,
фиолетовый  горизонт вкруговую, в распласт  без  кустика и  травинки, пузыри
кипящего   асфальта,   лопающиеся   со  звоном,  груженый   трейлер   высоко
поддомкрачен  сбоку и похож  на гигантского пса,  что решил поссать и задрал
заднюю  лапу,  лохмотья  жженой  резины,   стекающие  с   ободьев  колес,  и
фаллическая фигура шоферюги, торчащая отчаяньем, и одуревший от голода шакал
увяз лапами в смоле в двух шагах от тебя и просит на идиш: "Бройд".
     - Только не сегодня! - попросил Мотька и вернулся к расчетам.
     От  Эль-Ариш до  Рафияха - сорок километров, но на  них  можно угробить
часа полтора...
     - Почему? - спросила наивная Ципи.
     - Объясняю, -  сказал  Мотька. -  Десять минут на осмотр колес и крепеж
танка  - раз.  Дорога в Рафиях  на сплошных поворотах и  колдоебинах  - два.
Встречный  транспорт  -  три.  И я  так замудохался  за  неделю,  что  тебе,
Кузюнька, лучше об этом не знать.
     - Да, - сказала покладистая Ципора. - Женщине лучше об этом не знать.
     -  Выходит,  на полном  скаку  мы навалим в Рафиях через  четыре  часа.
Поспеем  к  обеду,  и  это  очень плохо, Кузюня.  Это может сорвать все наши
планы. Механик-водитель, конечно, жрет, и это его священное право. А пожрав,
будет пить кофе и тянуть резину пока не лопнет. Срочная служба... Но считай,
что  уболтали.  Теперь  дежурный  офицер.   Где  его  искать?  Притырился  у
солдатки-давалки и гоняет сиесту. Ну и пусть гоняет.

     * * *

     - Все  будет о'кей, Птичка! -  заверил Мотька супругу и, поднимая  пыль
дымовой завесой,  развернулся  против  земляной насыпи  - рампы танкодрома в
Рафияхе. Колеса не подвели, а уж я не сломаюсь - не пацан.
     Теперь   он   катил  платформу   под  прямым  углом  к  брустверу.  Без
направляющего  так угадать надо, чтобы просвет  рампы  не  превышал полутора
метров. Там "сандали" разгрузочные сбросить, цепи крепежа отпустить, ратчеры
в  ящик  грузника  спрятать,  а  то  забудешь   по  запарке,  и  внимательно
осмотреться. Нет ни души на танкодроме. Жрут и кейфуют бронетанковые силы.
     - Кейфуйте! - не возражает  Мотька, и  с грузника,  перекосоебившись и,
конечно же, ногами вперед в водительский люк - шмыг.
     В  темной дыре  копчиком  обо что-то - хуяк! Пропадлючие танки Советов!
Монголоиды!
     Потерпи, Мотенька. Потерпи. Перемелится - мука будет...
     Теперь разберись,  что к чему. Как Марьян  говорит:  "Поимей  мозгов на
голове".
     Тумблер, правый крайний на панели, вверх - ап!
     Замкнулась цепь электроподачи. Заиграли стрелки-часики.
     Рычаг коробки скоростей в нейтралку - бенц!
     Кнопку стартера утопить - взыт! Захрюкал, закашлялся Товарищ! Загудел.
     Теперь,  Моти, пройдись от  конца разумных действий к истокам и проверь
все. Чтоб не было "фашлы".
     Проверили.
     Так.
     Сцепление выжать. Заднюю скорость врубить. Стояночный тормоз ослабить и
без газа, Мотя. Только без газа.
     Ориентир у тебя - выхлопная труба твоего тягача. Кулисы не  трогай. Они
тебя не трогают, и ты их не трогай.
     Давай, Мотька. Пошел!

     Почуял Мотька, как попятился "тиран", как  коромыслом болтнуло на скосе
платформы, на линии центра тяжести, и труба исчезла в  глубине синего  неба,
вернулась и вновь исчезла, и  Мотьке показалось, что вот  он валится в синюю
воду бассейна без всплеска и брызг. До дна.
     "Пушку, блядь,  не отвернул  в сторону", -  вспомнил  Мотька и  облился
вонючим мандражным потом.
     Танк заглох, но остро, до удушья  испарялась солярка. Сгорю!  - подумал
Мотька, нащупал и выключил тумблер электроподачи  и  пополз из  люка в синее
небо. В космос!
     -  Мехабэ-э-эль! - услышал Мотька  налитый  бешенством крик.  - Слезай,
скотина! Ты арестован!
     С пятиметровой высоты стоящего раком танка Мотька увидел влажный глянец
лысины, черный распял  рта и две  пары обоюдоострых  мечей на светло-зеленых
полевых погонах.
     Бригадный  генерал -  точно определил Мотька и  взмахнул  руками, теряя
равновесие.
     - Осторожно! - сказал генерал спокойно. -  Спускайся осторожно. Не сюда
ногу... Так... Не торопись...
     Мотька полз вниз по гладкому крылу брызговика.
     Я спускаюсь в тюрьму! - понял он. - В тюрьму и позор...
     - Водитель? - спросил генерал и показал рукой на трейлер.
     - Да.
     - Из Кастины?
     - Да.
     - Твой командир Милу?
     - Да.
     - Полковник Милу?
     - Полковник Милу, - подтвердил Мотька.
     - Фамилие?
     - Полковник Милу Гилад.
     - Твое фамилие, дурак!
     - Мордехай Бреслер.
     - Ты арестован, Мордехай Бреслер, - сказал генерал.
     И добавил:
     - Ты уже хорошо арестован. Иди за мной.
     - Командир! - сказал Мотька.
     - Да.
     - Я смогу позвонить?
     - В Кастину сообщат, - заверил генерал.
     - Я должен позвонить домой.
     - Н-на! - сказал генерал и, не  поворачиваясь,  показал  Мотьке  поверх
погона средний палец.
     Мотька  молча  проглотил  обиду. Топал,  загребая ботинками серую пудру
танкодрома, стараясь попасть в глубокие ямки  следов  генерала. Подходили  к
штабным баракам.
     - Рахель! - крикнул генерал. - Рахе-ель!
     Возникла Рахель. Тощая девчонка-солдатка с сифоном и стаканом в руках.
     - Молодец, - похвалил генерал и дважды опорожнил стакан с газировкой.
     Мотька шаркнул сухим языком по сухим губам.
     Солдатка, похожая на Ципору, посмотрела на Мотьку. Потом не генерала.
     - Н-на! - показал палец генерал и забрал  у Рахели сифон.  - Вызови мне
офицера техслужбы,  а этого, - он  показал на  Мотьку, - держи в  кабинете и
глаз не спускай. Я скоро вернусь.
     - Что ты натворил? - спросила Рахель.
     - А-а... - сказал Мотька и махнул рукой. - Все пропало...
     Рахель достала из холодильника пластмассовый кувшин.
     - Пей, - сказала солдатка и покосилась на дверь. - Пей скорее.
     "Так бы поступила моя Ципи, - подумал Мотька. - Именно так. Почему чахи
не любят худых девчонок? Они добрее толстух".
     - М-да, -  сказал бригадный генерал. -  Понятно...  Иди-ка ты,  Рахель,
погуляй.  Иди,  иди...  У  нас  будет  мужской  разговор.  И  поищи  офицера
техслужбы.
     Генерал прошел в  глубь  кабинета,  и Мотька только сейчас  заметил  на
хлопчатобумажке полевой формы белесые подпалины соли. Такая же форма и точно
такие же подпалины  были и у него, у всех водителей батальона, у танкистов и
у ребят из мотопехоты на маневрах в Бир эль Тмаде.
     Вцепился Мотька в подпалины эти, как в спасенье свое, и не отпускал.
     Генерал  болтал по  телефону, и Мотьке было безразлично,  о  чем он там
треплется. За спиной генерала висела карта Святой Земли.
     "От Нила до белесых подпалин соли на рубахах  полевой формы,  - подумал
Мотька. Так говорил полковник  Милу  и так научили его думать за шесть лет в
батальоне. - Там, куда вы привезли танк, граница закрыта".
     Мотька почувствовал, что падает глубоко вниз, в ту  глубину,  в которую
не  позволял  себе  спускаться много-много  лет.  Из  самого детства  увидел
матушку, пожираемую саркомой,  огромные  карие глаза на узком бледном лице и
высоко взбитые подушки. Мать читала запоем романы, курила свернутую в газету
махорку  и  выхаркивала  в  поллитровую банку  с водой смарагдовые  островки
мокроты.
     Бедная мама... Как она хотела, чтобы я читал романы...
     - Мотя, - говорила мама. - Покажи дневник.
     - Вот, мама,  -  говорил  я  и плакал.  Так  было  легче.  Мама листала
дневник, и ее трясло, как в ознобе.
     - Шнур! - говорила мама тихо. - Неси, сволочь, шнур от утюга.
     Я опускал шлейки матросского костюмчика и ложился поперек кровати.
     Мама хотела, чтобы я стал человеком. Очень хотела...

     Но боль не проходила, и силы иссякали, и шнур уже не хлестал, а елозил,
и мама обнимала меня крепко, до визга, и протезы зубов иногда выпадали...
     - Мотя, - плакала мама. - Ты должен  учиться. Ты не должен брать пример
с отца. Я не допущу, чтобы ты стал шоферюгой...
     Охуительная была мама. Пророчица!
     - Эй! - сказал генерал. - Ты где? Тебе кондиционер не мешает?  Скажи...
Я выключу.
     Мотька выплыл из любви покойницы матушки.
     - Не надо меня подъебывать, командир, - сказал Мотька.
     - Молчать, - крикнул генерал. - Тебе лучше помолчать!
     - Я устал, - сказал Мотька. - Почему я должен слушать тебя стоя?
     - Садись, - сказал генерал и указал на диван. - Мне все равно.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Ты уже сидишь, и я позабочусь, чтоб ты сидел долго.
     - Нет, - сказал Моти. - Ты не должен этого делать.
     - Заткнись.
     - Ты не должен так поступать.
     - Ты угробил боевую машину.
     - Я, - признал Мотька. - Но еврею нельзя так поступать.
     -  Хохмолог, -  сказал  генерал.  - Гой  пристрелил бы тебя на месте. У
танка. И я думаю, что поступил бы правильно.
     - Четыре месяца назад я женился.
     - Это не мое дело.
     - Не берут евреи на войну женатого в первый год до рождения первенца.
     - Не волнуйся, - успокоил генерал. - Ты пойдешь не на войну.
     Моти почувствовал запах карболки и шерсти драных  одеял военной тюрьмы.
В кабинет вошел подполковник в комбинезоне из термостойкой ткани.
     - Вызывал, командир?
     - Да,  -  сказал генерал.  - Надеюсь, ты  уже  в  курсе  дела. Вот  он.
Полюбуйся.
     Подполковник посмотрел на Моти и ничего не сказал.
     - Я  не хочу  видеть памятник на танкодроме.  Бери все танки-спасатели,
всю технику и действуй.
     - Да, командир, - сказал подполковник и вышел.
     - Приказ о погрузо-разгрузочных работах тебе знаком?
     - Да, командир.
     - Но в тюрьму тебя не отсылать?
     - Ципи не сможет без меня. Ты просто не видел мою Ципи.
     -  Асмодей! -  заорал генерал.  -  Почему  ты  не думал  о Ципи,  когда
уничтожал танк? Кто  мне  Ципи?  Ципи поможет  восстановить ущерб?  Я  очень
подозреваю, что именно к Ципи тебя и несли черти, и ты ни о чем, кроме Ципи,
не думал!
     - Ты прав, командир. Посмотри.
     Мотька  достал  из  нагрудного  кармана  рубахи  портмоне  и   протянул
фотокарточку генералу. Цветной любительский снимок изображал желтые косички,
плоскую  грудь  и  мальчиковые бедра.  Только  очень синие глаза смотрели со
снимка хорошо.
     "Как она выдерживает такого верзилу?" - подумал генерал и сказал:
     - Хамуда! Очень милая девушка, - солгал генерал. - Я тебя понимаю.
     "Ищите женщину", - подумал генерал  и тут же отбросил эту мысль.  Здесь
искать нечего.  Тут женщину надо  было  выдумывать. Он этого сделать не мог,
как не  мог  разглядеть  в  солдатке Рахели  женщину. Ему  нравились женщины
Польши с высокой грудью и тяжелыми бедрами. Ленивые  и развратные в постели.
Зимних женщин любил бригадный генерал.
     - Она похожа на нашу Рахель, - сказал генерал и вернул Мотьке снимок.
     - Очень.
     - Вот и прекрасно. Бумаги на тебя оформит Рахель.
     - Значит, ты ничего не понял, - сказал Моти Бреслер. - Теперь поступай,
как знаешь.
     Вернулся подполковник из техслужбы.
     - Убрали, - доложил.
     - А ну-ка выйди, - сказал генерал Мотьке. - И жди, когда позовут.
     - Спички хоть дайте, - сказал Мотька.
     Генерал  хмыкнул.  Подполковник  щелкнул   зажигалкой.  Мотька  угостил
сигаретой. Прикурили.
     - Иди, - сказал генерал.
     Мотька искренне  рад был  перекуру. Ну сколько  можно  полоскать  мозги
лысому черту? Виноват вкруговую, и нечего было трепать карточку Ципи.
     Все  это  походило  на нарушение знака "Стоп" -  проезд  без  остановки
запрещен.
     Можно втяхаться  под красный свет и отбрехаться. Вломиться под "кирпич"
и что-то вякать, взывая к  милосердию  судейскую  кочерыжку. За знак  "Стоп"
оправдания  нет.  Профессионал Мотька в этом  пункте правил был полностью на
стороне  закона.  "Яйца отрывать  мерзавцам!" -  считал  он достойной  мерой
наказания. Так что же ты хочешь за уничтоженный танк? Если за "Стоп" - яйца?
     - Есть у тебя счастье, шофер, - сказала Рахель. - Танк не пострадал.
     - Ля?!
     - Клянусь! - сказала Рахель. - Прибористы проверили.
     - Как зовут генерала?
     - Шуки. Но он не любит, когда его так называют чужие. Дядька он добрый,
но ты называй его "командир".
     - Он хочет меня посадить.
     - Не знаю,  - сказала Рахель.  - Я так не думаю. Шуки кризионер, но  не
злой. Все будет в порядке.
     -  Рахель!  -  услышал  Мотька  голос генерала  по селектору.  -  Пусть
водитель войдет.
     - Слушай, парень, - сказал генерал. - Ты себя хоть виновным чувствуешь?
     - Да, - сказал Мотька.
     -  Ты мне  так  засрал  мозги  с мобилизацией, еврейством и Ципи,  что,
выходит,  всему  виной я. Не буду  скрывать.  Танк в порядке. Но ты  нарушил
приказ. Тебе понятно?
     - Да, - сказал Мотька.
     - Вот письмо твоему командиру. Пусть он разбирается. По мне, так только
тюрьма. Сегодня  же  доставишь письмо  и вот это. Скажешь: побратим прислал.
Мотька смотрел на черненую медь в раме -  чеканный контур Святой  Земли, где
от  плато  Голан, от истоков Дана  плыл  по  наклонной вниз сверкающий  МЕК,
груженный "центурионом", через центр страны к узкому мысу залива Соломона.
     - Класс! - сказал Мотька.
     - Мои умельцы  сделали! - сказал генерал и добавил вдруг: - Пошел бы ты
на склад поменять робу.  Неудобно все-таки  - Рахель! А  на  тебе  рубаха не
гнется.
     Мотька вылетел из танкодрома в Рафияхе. Пятнадцать часов семь минут.
     Хан Юнес... В гробу бы я видел Хан Юнес!
     Газа... Горела б ты синим огнем, мандавошка арабская.
     Ашкелонский перехлест проутюжил, аж пасть у полицейского отвисла.
     От Кфар Сильвер ушел  вправо  через Джулис и вот она  -  Кастина. Вот и
шлагбаум поднят. Ахалан, ласточка. Дом родной!
     Чин-чинарем  запарковался в  ряду.  Путевку  сдал.  Диспетчеру  сказал:
"Время отметь и запомни. Семнадцать ноль ноль".
     По  рюмке  коньяка   с  полковником  Милу  выпили.   Читал  письмо,  аж
прослезился.
     - Ай да Шуки, - говорил, - класс мужик!
     - А что про меня там пишет?
     -  Ты-то  при  чем? - удивился Милу. -  Езжай домой. Отоспись. Надеюсь,
поумнел  за  неделю? Экипаж  развалил,  сопляк.  А  я  хотел  тебя  в Первые
перевести.
     Едет  Мотька в  такси  на Холон. Удивляется генералу.  Ай  да  Шуки!  -
думает. - Ай да Шуки!!!
     - Ну, ты, - понукает Мотька таксера. - Совсем уснул. Падла!
     "Ты у меня, одна заветная... " - поет  душа Мотьки Бреслера. Будто и не
было маневров в  Бир-эль-Тмаде, не было танка,  стоящего  раком, и выпадания
матки в кабинете  генерала.  Хотели,  тварюги, получить  с меня фунт за сто?
Считать запаритесь. Не поверите диспетчеру - полковник подтвердит.
     Бесшумно, как рысь, прыгает Мотька по ступеням пролета на второй этаж к
своей квартире.  Испугаю птичку до  икоты...  Зацелую,  затискаю... Кузюньку
мою... Пирожок... Бамба-Осем... Обгрызу, обглодаю до косточек...

     Дверь входную, как вор, по-тихому. Крадется по коридору в салон. Где же
ты...
     Что за бред? - столбенеет Мотька. - В это время гонят порнуху?
     Облошадели на телевидении! Время-то... У соседей дети не спят!
     Видит Мотька, еб твою мать! Телевизор вообще не включен.
     Это в  спальне, взахлеб...  жена...  Кути,  милый!...  Ах,  вот... еще!
Вот... уже! Ах, вот... Ю-у-у-у!

     * * *

     ... Есть  в  Кирьт-Малахи  забегаловка "Али  Баба". Марокканец  Проспер
Каркукли хозяин  там.  Очень  кошерный и  гостеприимный еврей  этот Проспер.
Говорили: сидит на игле. Ну и что? Пидор лучше?
     Гудела рота "гимель", выставляя Мотьке пари. Веселый мальчишник.
     Притулился Марьян Павловский к плечу напарника. Не разлей вода.
     Глушил водку, как не в себя, и зверел, шляхта.
     Помню, Моти вообще не пил. Улыбался странно и прятал глаза.  А я  с тех
пор никогда  не  слыхал,  чтоб жен  называли  птичками. А уж  Бамба-Осем тем
более.


     ПАРОЛЬ "ВЕТКА ПАЛЬМЫ"

     Глава первая

     Оружейных дел мастер  Саид  Хамами с женой Аюни и узлом носильных вещей
прибыл в Сион на крыльях орла из Йемена.
     В изначалье Пятого царства. Во времена Давидки-бомбардира.
     Того  самого  Дуделе,  что  приказал  обстрелять  и   затопить  пароход
"Альталена" с  репатриантами-бейтаровцами  на борту  в виду  берегов  Святой
Земли.
     И потопил!
     Накаркало   воронье  напасть  державе   той,   низкорослого,  патлатого
фараончика, и не смыть его имя с надгробья истории...
     Да.
     Но не о нем речь.
     Чудо с орлом и йеменцами сотворило Еврейское Агентство.
     Появились на улицах Адена, на базарных площадях  и  в молитвенных домах
опасные  люди  издалека,  говорящие  шепотом.  В  сумерках  приходили они  и
исчезали в  ночи, но  от сказанного "безликими" умолкали раввины, да старухи
пророчили беду.
     Переполнились сердца ивриим страхом, а души томлением.
     Закрывал  теперь  лавку  Саид  Хамами   задолго  до  вечернего   намаза
правоверных,  терял  покупателей  в  весенний  месяц Ияр  - месяц  охоты  на
перепелов  и бойкой  торговли.  Уходил, прятался  в комнате, прилепленной  к
лавке,  где  земляной пол  был сплошь  покрыт лоскутным одеялом в две ладони
ребром толщиной.
     Ждала его там девочка Аюни  - жена его из почтенной семьи, что выпекали
лепешки на продажу, а в праздник Песах - мацу.
     В красном, золотом шитом наряде ждала его Аюни.
     Маленькие   ножки,  такие   теплые  и  трепетные   в  любви,  как  пара
птенцов-перепелят, укрыты  от  чужого взгляда традиционным лиджа от пяток до
бедер, и только он, Саид Хамами, знает таинства жены.
     Грешил он,  подглядывая,  как его Аюни  плавит  воск  на  мангале.  Как
полоски  льна  пропитывает вязкой липучкой,  накладывая на  ноги и  укромные
места на  лобке и под мышками. Как,  закусив нижнюю губу, с визгом и  стоном
срывает с нежного тела своего тонкий пух волос - и все это ради него  Саида,
господина своего и кормильца.
     Подводила брови зеленой сурьмой. Натирала десны  кожурой ореха, и тогда
белые зубы ее были красивее сахара.
     Мятой и камуном пахла Аюни. Мятой и камуном...
     В ту зиму, в месяц Шват, познал жену свою Саид. В конце  зимы появились
"безликие", и ушла мужская сила из Саида.
     Совсем ушла.
     Помнит  он,  разговорился со  знакомым  охотником-мусульманином  о беде
своей. Как продал лучший  свой "мультук" с прикладом из  ливанского кедра за
бесценок. И сказал охотник: "Криза"! А  что это - объяснить отказался. Ходил
человек в  Мекку,  в  хадж,  Аллаху падал  в ноги в молитве,  а  объяснить -
убоялся.
     "Криза", - и весь сказ.
     Бежал  сон  и  покой от Саида. Корила  себя  и горевала  Аюни,  ставшая
неугодной в глазах мужа. Плавилась, сгорала свеча до восхода солнца, уходила
ночь вместе со  сжигающими  слюну  рассказами  Аюни, как  видела она однажды
ослов  - самца и самку, как на бегу и с разбегу вошел хамор с ревом и воплем
в  атон  и как правоверных, ужаленных ревом, понесло  из мечети вдогонку  за
ослами. Как  били  палками человеки  животных, но  упрямые ишаки  продолжали
реветь и любить друг друга.
     Только и эти рассказы не укрепляли Саида.
     Тогда пошел он к известному  колдуну в Адене по прозвищу Заб, и  сказал
ему  косорылый мудила,  говоря:  "Ты,  ягуд! И место  твое в  стране  твоего
народа!  А беда  твоя  лежит  на листьях  кустов "джат".  Пожуешь  листья  и
забудешь печали свои, и прошлое свое, и  ремесло  свое. Много детей будет  у
тебя, и то, что с  печалью носишь  ты между ног своих, в прибыль и в радость
превратится. Знаменитым  будешь в  роду своем,  и соплеменники твои придут к
тебе на поклон".
     Так сказал косорылый Заб, и Саид поверил ему. Всем сердцем  поверил.  И
сбылись слова те в Сионе.
     Большой серебряный орел перенес Саида  и Аюни из Адена в Луд, и поселил
их в  городе Реховот, в квартале Шаарим. В квартале тайманим. Стали называть
соседи Саида - Саадией, а его жену Аюни - Аувой.
     С  кризой  наш  Саадия  так  и не  расстался, но уже  совсем  по другой
причине. Быстро  смекнул  Саадия, что поймавший кризу в Сионе, может считать
себя счастливым человеком. Избранником судьбы может считать себя, да!
     Зазывают как-то Саадию к военному коменданту.
     - Давай, - говорят, - оформим в войско.
     - Нет! - говорит Саадия.
     - Как "нет"? - говорят. - Обязан.
     - А у меня криза!
     - Когда же пройдет твоя криза?
     - Дайте мне чанс!
     Или  вот,   к   примеру,  нудники   из  бюро  социального  обеспечения.
Приставали. Ругали. Примерами глупыми запутывали.
     - Посмотри, говорят, - дорогой Саадия. Все соседи твои уже полицейскими
стали. Уважаемыми людьми стали, -  говорят.  - В мэрии  служат чиновниками и
инспекторами   на  базаре.  Очень  уважаемыми   людьми  стали  соседи  твои.
Поголовно. Ты же на пособии сидишь и не хочешь стать уважаемым человеком.
     - А у меня криза! - говорит Саадия. - Дайте мне чанс...
     Ко   времени  нашего  знакомства   с  семейством  Хамами  Саадия  успел
"нашмокать" Ауве пятерых детей.
     Ко времени нашего знакомства оружейных дел мастер из Йемена превратился
в известного в квартале Шаарим лекаря. Косметолога, можно сказать. Народного
косметолога...
     Приходили  соплеменники  во  двор  Саадии  пожевать сочнозеленые листья
гата,  чтоб исчезли морщинки  на  хую.  Приходили выпить  стопочку  арака  и
пососать табачного с придурью дыма из наргиле.
     Все со спиралями длинных жестких  волос впереди ушей и все, как один, в
черных беретах бронетанковых войск Армии Обороны Израиля.
     Мода у них такая. Мнение.
     Красивые бабки зашибал Саадия за свою терапию. Очень красивые бабки!
     Так говорил мне Саадия в вечер нашего знакомства.
     - Красивые деньги  и почет, - говорил Саадия. - И  ты,  сосед мой Муса,
имеешь  в  глазах   моих  почет.  Только  машина  твоя  очень  длинная.  Как
сороконожка, машина твоя, и в брюхе ее десять маленьких сороконожек.
     - Ты прав, господин мой Саадия, - говорю я  пожилому тайманцу, и мне не
очень хочется толковать об этом.
     - Машина  твоя  пьет твои соки, яа Муса, - говорит  Саадия. - Не должен
мужчина так рано вставать и так поздно работать.
     Саадия  берет  коричневыми  морщинистыми  пальцами  с  желтыми  ногтями
щепотку листьев гата и запихивает за щеки, плотно набивая рот.
     - Бери, яа Муса. Листочки от дерева жизни отведай, -  угощает Саадия от
своего изобилия. - Юсиф, - зовет кого-то, - принеси для русского арак.
     - Я водку пью,  - говорю  я господину  своему  Саадии. -  Исключительно
водку.
     - Плохо, - говорит  господин  мой Саадия. - Иноверцы могут  пить водку.
Она им не во  вред, а  у еврея от водки в мошонке всплывают  яйца и высыхает
мужская сила. У еврея яйца не должны плавать сверху...
     "Да, -  думаю,  -  тот еще  "лепила" мне тюльку гонит.  Скользкую  тему
бухтит мужик. Некрофилию. Где ж это  видано,  чтобы на трезвую голову  живую
бабу шмурыгать?" Но молчу. Я у него в гостях.
     -  Сколько детей у тебя, господин мой Саадия? - ухожу  я  от нездоровой
темы  и  думаю:  "На хрен  я  вообще  сюда приперся?  В  растительный мир  и
фольклор?"
     - Два сына у меня, яа Муса,  два леопарда! Самцы! -  говорит  Саадия, и
зубы его процеживают зеленую жижу наркотика. - Иосиф и Биньямин.
     Я  гляжу, как по двору бродят  три  полураздетые бабенки в папильотках.
Чернокожее голодное мясо выпрыгивает из допустимого приличием.
     - ?
     - Дети Аувы, - отвечает господин мой Саадия презрительно. - Бзаз!
     К  нам, сидящим  за  столом  в  тени  дерева  гуява,  подходит  высокий
широкоплечий парень. Открытая хорошая морда. Улыбается по-доброму. Сабра,  а
наглости придурочной, вседозволенности - нет. Сколько их у нас в народе лиц,
осененных  Господом!!!  Исключительно в  боевых частях  получают  в  награду
солдаты такие лица. Только в Сионе.
     Вспоминаешь службу свою в береговых частях Черноморского  флота. Урки в
погонах.  Ссученные. Только  и  мечтали:  что  бы  где спиздить  и  пропить.
Самогон.  Одеколон  "Бузок".  Порошок  зубной  разводили.  Анашу  смолили  и
кодеином двигались. А рожи у всех - монголоиды!
     Лучший полк Черноморского флота...
     Теперь-то,  оглядываясь  издалека,  вижу,   что   служил   я  в   полку
"кризионеров".
     Только "шанс" мы не просили. Обходились гауптвахтами. Да нам бы  "шанс"
и не дали.

     Вот  и   пришло   время   послать  подальше  господина  моего   Саадию,
косметолога, и полк мой  приблатненный, и рассказать вам о моем друге Иосифе
Хамами.  Родственнике   моем   духовном   и  "крестном   отце"   сына  моего
Йегонатана-Залмана.
     Убивался я, братья мои, голову  ломал,  с ума сходил, а  придумать сыну
имя достойное не мог.
     "Фьюзы" сгорали, а  придумать  сыну имя достойное не мог. Даже  в Новом
завете имя достойное сыну искал - и хоть ты тресни!
     Как назвать сына в честь отца моего, если отца звали Зяма? Как?
     Родился  я в Комсомольске-на-Амуре.  Назвали меня Моисей Зямович. Самое
обычное  имя  и отчество. И место  рождения. Кому-то  могла прийти в  голову
насмешка? У  кого-то  возникали сомнения: как жить  ребенку с таким  именем?
Нет! Родился Моисеем Зямовичем - живи себе Моисеем Зямовичем.
     А  вот  попробуйте в  Сионе  выжить с именем Зяма! Когда кругом Игалы и
Алоны! Вы меня понимаете?
     Сижу  один  в квартире в квартале  Шаарим.  Пью водку.  Жена, Маргарита
Фишелевна, в  больнице имени Фани Каплан. В родильном отделении. Двухэтажный
трейлер мой, что новые машины перевозит, на пустыре за окном валяется. Не до
него. Вдруг -  звонок и стук в дверь. Сижу и недоумеваю, кто ко мне, сироте,
может ломиться на исходе субботы? Кто? Мусора, кто же еще?...
     "Ох, - думаю,  - как я вас  ненавижу!  Даже еврейский мент -  это Мент.
Выблядки Каина!"
     - Заходите, кричу. - Заходите, бензонаим...
     И надо же - Йоська заходит. Иосиф Хамами. Старший сын косметолога.
     - Ахалан, Юсуп! - встречаю я гостя нежданного и дорогого.
     - Шалом, Моше, - говорит вежливый Иосиф. - Шабат шалом! Почему ты пьешь
один, как собака?
     -  Сирота я, Йосенька, -  отвечаю. - Чего  уж там. Привык...  И  горе у
меня, большое горе...
     - Брось все  и  пошли  ко мне,  - говорит мне в ответ Иосиф. - Я помогу
твоему горю.
     Знаете, меня долго уговаривать  не надо... Благословен Господь,  что не
сотворил меня женщиной...
     Сидим мы с Йоськой под деревом гуява в полной тишине на исходе субботы.
На столе орешки рассыпаны, фрукты, фистук-халаби, изюм.
     - Знаешь, - говорю,  -  брат мой Юсуп,  женщины  в России называли меня
Изюмовичем.   Прямо   так   запросто   говорили:  "Что   это  ты,  Изюмович,
зарапортовался и величайшую заповедь забыл - не прешь и не рвешь?!"
     - Я помогу твоему горю, - говорит Йоська. - Какое у тебя горе?
     - Со дня на день сын у меня родится, а имени нет.
     - Хамор, - говорит вежливый Юсуп. - Откуда ты знаешь, что у  тебя будет
сын?
     Смотрю я на Йоську, и смеяться мне в лицо его хочется. Хоть и роскошная
рожа  у Йоськи. У  Йоськи  две  девчонки в  активе, а у меня  сын  в России,
Эфраим, техникум электромеханический  закончил. Может  быть,  в  Афганистане
лютует  сейчас -  как знать?  Платит мой первенец  Советам таможенные сборы.
Вырос зверенышем без отца...
     - Слушай, - говорю, - Юсуп, и  запоминай. Почему  у тебя только девочки
рождаются?  Это ты  ишак, а  не я. Любишь  ты свою  Эстерку,  жену  свою, до
кондрашки, и это -  беда!  От беды  девочки рождаются... Так мне  отец  мой,
Зямчик, объяснил. Если любишь - исключительно девочки и беда в дом войдут. И
проживешь ты свою жизнь в печали и оппозиции. Отец, правда, сказал проще, но
ты, Юсуп, по фене не ботаешь, и тебе не понять...
     - Давай, - говорит Йоська, - гат пожуем.
     - Давай.
     Приносит  корзинку  листьев.  Жую  с  проглотом.   Араком,  мерзятиной,
запиваю... Как одеколоном в морской пехоте...
     Что  и  говорить,  обшмалялись мы  с Юсупом  в  драбадан. Что  я только
Йосеньке в тот вечер не пиздел! "Как хороши, как свежи были розы!" - говорил
я  другу, рожденному в Израиле и никогда  не бывавшему на периферии. Я возил
его  на  перекладных  из Тифлиса! Я  стучал в рельс у  штабного барака.  И в
заснеженном  парке  в Амстердаме  мы,  я  и  Йосенька, обоссались в штаны  в
присутствии прекрасной дамы... Да! Двое обрезанных и Прекрасная Дама!
     - Как себя чувствуешь? - тревожится Юсуп.
     - Как кошерная скотина, - говорю. - Отрыгаю жвачку и копыта растопырил.
     - Ай-ва!!! - говорит Йоси. - Я помогу твоему горю.
     - Чем ты можешь мне помочь, дикий человек, абориген?
     - Дай сыну имя величайшего еврейского полководца!
     - Смеешься?
     - Нет.
     - Юсуп, я должен назвать ребенка именем моего отца! Моего отца водил по
Колыме гулаговский "полководец" Герман. Кстати, тоже еврей. Полный червонец.
Душа деда  непутевого,  Зямчика  моего,  переселяется  во внука,  а  ты  про
полководца трекаешь.
     Тогда рассказал мне Иосиф о царе Сауле. О военачальнике его Йегонатане.
О  воинском  счастье его  и преданности...  Красиво  говорил Иосиф.  Погибли
Йегонатан и Саул... Одеревенели  скулы от  листьев тайманского  наркотика  и
бурчало в  животе. Не нравился мне  Саул. Хоть и  ростом  был  от плеча выше
любого  в  Израиле,  мне мерещился  тот  патлатый,  что обстрелял и  потопил
"Альталену".
     - Знаешь, как переводится имя Йегонатан?  -  спрашивает меня, смурного,
Иосиф.
     - Нет.
     - Поц! - говорит мне в лицо Юсуп безнаказанно. - Это имя прямо от Б-га!
"Он дал"! Йе-го-на-тан!!! Вернул тебе Господь Зямку  твоего.  Так  и  назови
сына - Йегонатан-Залман бен Моше.
     Вот тебе и гат, орешки с изюмом... Человек Божий, абориген мой, Юсуп...
Кому косметика, а кому судьба...
     Схлынула с меня дурь левантийская,  и поклялся  я перед Иосифом Хамами,
что  на  обряде  союза  с Предвечным  будет он первым  человеком.  "Крестным
отцом".
     Друзья и соседи  прозвали Йегонатана "Бакбук  Молотова". Очень  опасный
мальчик крутился среди нас. Вылитый дедушка. Благим матом и не благим ревело
мое  золото, чижик мой, Зямочка,  пугая  окрестных тайманцев.  Заслышав  его
вопли, беременные  соседки  проводили тыльной стороной  ладони  по глазам  и
говорили: "Хамса".
     А Йоська  души  в  нем  не чаял.  Забаловал  пацана гостинцами, курить,
каналья, учил  и  жевать листь  гата.  С  военных сборов,  не заходя  домой,
прибегал. Жетон, крылышки и красный берет  парашютиста подарил, а такие вещи
не дарят.
     Рысачил  я в ту пору  на линии Эйлат-Герцлия.  Двадцать шесть  ходок  в
месяц  отдай -  не греши. Восемьсот  верст на  круг.  Да прихватишь еще пару
коротких рейсов от стада европейских  машин, что прибывают в порты  Ашдода и
Хайфы. Не одних же "японок" таскать.
     Едешь  вечером домой совершенно  счастливый  и  гадаешь: "Спит уже  мое
золото или еще под деревом гуява сидит? Кушало дите борщ или опять шашлыки с
мангала   всухомятку  ест,  обжигаясь?  "Косметолог"   ему  сказки  арабские
рассказывает  или  маманя  про Киев бухтит?" Задумаешься,  развесишь  уши  и
проутюжишь светофор на темно-бордовый цвет.  Визжат наездники из легковушек,
пальцами у  висков крутят,  средним перстом пассы шлют,  номер записывают на
память. Рюхнешься в зеркала - не повис ли на хвосте ментализм - и радуешься.
Удержу, можно  сказать, нет от радости. Прибегаешь в  свой  Шаарим, наконец,
бросишь трейлер на пустыре - и домой.
     - Где дите, женщина? - спрашиваешь. Во-первых.
     - Внизу, - отвечает. - У Йоси.
     - В детдом, - говорю, - сука, дите родное сдала?
     Плачет.
     Разнервничался я, распсиховался и  уж не помню - то ли про себя,  то ли
вслух говорю: "Что ж  ты, батяня,  Зяма  Аронович (благословенной памяти), о
внуке  не  заботишься? Неужели,  -  спрашиваю,  -  и  пацанчику  судьба наша
выпадет: носить ношеное  и  ебать брошенное?  У  еврейского  ребенка  кличка
"Бутылка Молотова"...
     - Приведи, Изюмович, киндера, - просит Ритатуля Фишелевна. - Он меня не
послушается. А я пока на стол соберу.
     Во дворе у Саадии  Хамами, за столом  под  деревом  гуява,  как обычно,
целая шобла пейсатых в бронетанковых черных беретах и мой сын. А также Иосиф
и младший сын Биньямин.
     - Ахалан, Муса!  -  приветствуют тайманцы.  -  Ахалан, мужчина! Ахалан,
человек, у  которого  в  доме  растет  леопард! -  говорят тайманцы русскому
человеку в глаза. Что с них взять, с дикарей? У них своя "феня".
     - Валлак, Абуя! - мяукает "леопард". - Я сгораю по тебе!
     Глаза мои припаяны к  Йегонатану-Зямке. Короткие  волосенки его впереди
ушей, на висках, скручены в сосульки.
     Столбенею и мысленно, как обычно в случаях непонятных, спрашиваю батьку
Зяму Ароновича: "Что будет?"
     Выходит на связь  папашка.  Ни  разу  не пропустил вызова. А  шнораю  я
частенько.
     - Зяма Аронович, - спрашиваю, - ты видишь, что с твоим внуком делают?
     - Не гони волну, - транслирует дедушка из далека, чистого и светлого. -
Не переживай за малолетку. Начальник  на  разводе со  мной о внуке  говорил.
Улыбался Начальник. "Правильный малолетка у тебя растет, Ароныч, -  говорит.
- Всей нашей кодле на радость".
     Тайманцы толкуют мое замешательство за скромность.
     - Бзаз!  - кричит  Саадия дочкам в  папильотках, и связь  обрывается. -
Принесите мужчине чистый стакан.
     Ветерок прохладный  шатается по  двору в обнимку  с  дымом от  мангала.
Запахом печеной  овечки и  осени  окутано дерево гуява.  Ягненком пахнет мой
Йегонатан,  засыпая  у  меня  на  руках.  Поет  Биньямин  песню  о   коленах
Израилевых, о десяти пропавших Коленах. О  большей исчезнувшей части Народа.
Про узкий мост поет  Биньямин  Хамами, который  надо пройти без страха. Мост
жизни... Плачет  гитара в руках  умельца.  Спит  маленький Зямка на  Родине.
Счастливый   Иосиф  хлещет  арак  стаканами.   Его   Эстер  прощупали  врачи
ультразвуком.  Сын будет  у  Юсупа! Нагляделся-таки на  моего  малыша, макая
пальцы в сладкие слюни во рту, накручивая короткие пейсы-сосульки  на висках
"Бутылки Молотова".
     - Велик Господь! - говорю я собранию.
     - Иншалла! - отвечают тайманцы хором, и никто не запоздал с выкриком.
     Хорошая  эта примета у евреев. Не  жизнь, а автострада  ожидает  такого
ребенка. Не то, что нас, все несет по Старой Смоленской...

     * * *

     В конце мая восемьдесят  второго года послу нашему в Англии комсомольцы
Арафата прострелили голову. Не смертельно.
     Обычное дело в нашем  регионе,  пистолетные эти  намеки, когда касается
рядового  еврея. Хрюкнут журналисты мимоходом  новость,  что,  мол,  молодой
человек  из  национального  меньшинства  "замочил  пером"  у  Шхемских ворот
пацана-ешиботника в  Иерусалиме;  молоденького  мокрушника,  конечно же,  не
нашли,  а религиозные  фанатики учинили  беспорядки.  И все. И тут же музыку
танцевальную включают - по заявкам молодых нацменов. Ум-Культум у них теперь
в  моде и Фарид. Оперативники наши, у которых язык детства, на котором  мамы
ихние  говорят, - арабский, тоже очень любят Ум-Культум. Демократично любят.
До  самоизвержения семени.  Поллюцейские народа нашего. Да...  Случай  же  с
послом нашим показался на верхотуре посягательством на драгоценные  их жопы.
Публичным, так сказать, посягательством. Ох, какой хипеж поднялся!
     - Братья, - говорят, - и сестры!  Нет мира в Верхней Галилее. Везде, ну
везде мир,  а в Галилее - нет. Исполним же повинность воинскую и добудем мир
Галилее!
     У Иосифа Хамами баба на сносях, а тут - "Мир Галилее"!
     Шестого июня  распахнули  натощак  ворота "Фатма",  что в  километре от
пограничного  нашего  городка  Метула, и поплыли колонны  ЦАХАЛа с  боем  на
северо-запад, от  крепости  Бофор и города  Тир до  города Сидон на западе и
местечка Рашая на севере. Так повелели на верхотуре. Но Бейрут не брать!
     Поцефисты.
     В первый день войны парашютный полк,  в котором  Иосиф Хамами на святой
должности пулеметчика, взял крепость Бофор. Чисто и без потерь. Так по радио
сообщили.  И потянулись мы,  водители  танковозов,  вслед  за волной  танков
наших,  ушедших  своим  ходом.  По  узким  кривым улицам городка  Мардж-Аюн,
пустынным после прохода мотопехоты,  ползли мы, груженные танками "Меркава",
в  сторону  горного кряжа  Шуф. С поднятыми ветровыми стеклами, казалось бы,
отстегнутые  от жары  вентиляторами  кондиционеров,  угорали  мы  от  духоты
бронежилетов.  Угоришь тут - правый  срез  платформы зависает над пропастью,
левый  выбивает камни  и пыль, чиркая по скале. Натанчик,  напарник мой, мой
первый  номер,   подсовывает   пятилитровую   банку   с  водой,   обложенную
пенопластом, за каждым поворотом выдергивает из носика фляги затычку:
     - Пей!
     Вода, вкуснятина ледяная, в Кастине забрана. Святой Земли водица. Когда
еще попьем из источников Израиля?
     Автомат  "Галиль" на  коленях у Натана, с пристегнутой  обоймой, и смех
меня разбирает видеть конопатого друга в каске и с "ружьем".
     - Наступаем, Наташка?
     - Кус им-ма шела'эм! - не  принимает шутки напарник. - Рассказывай, как
дела на гражданке?
     - Значит, так, - говорю, - сын у меня родился...
     -  Знаю, - прерывает Натан,  -  на обрезании  был. Говори,  как назвал?
"Спутник"? "Калашников"?...
     - Ну  ты, пидор, - говорю напарнику. - Не забалтывайся. Это все, что  у
меня есть.
     - Так как назвал?
     - Йегонатан-Залман.
     - Квайес! - говорит поляк по-арабски. - Красиво!
     На  крутом повороте дороги,  петлей огибающей  гору,  в сердцевине ее -
бункер.  Бронетранспортер  сопровождения  проходит  мимо,  не  задерживаясь.
Дохлый, значит,  дзот. Так  и есть - только бетонные стоящие дыбом плиты  да
клочья  обгорелой  амуниции.  В  черном  том  брюхе  уже  некому  заниматься
политикой. Мотопехота наша прошла...
     "Пистолетчики, -  думаю, - еб вашу мать.  Шушера. Все надеялись, что на
конгрессах  да  форумах  утрясете, с леваками нашими лобызаясь,  ан нет,  не
прокандехало на этот раз, не проперло. Не о кусне придурков разговор пошел -
против Амалека  вышло  войско  Израиля.  А  уж Рафуль  вам  матку  наизнанку
вывернет, это, как пить дать".
     За полдень перевалило, а мы только к друзскому городу Хацбая подходим.
     Что видит еврейский  водитель на  подходе к Хацбае? Табличку он видит -
военная полиция автограф  свой оставила: "Вражеская территория!  Из машин не
выходить! В торговые отношения не вступать!"
     - Глупости, -  говорит мой напарник Натан. - Не клади, Мойшеле, надпись
эту себе на сердце. Спекулировать мы, конечно,  не  будем, потому  что нечем
нам спекулировать, но черешни я нагребу - я ее смерть как люблю, черешню...
     Еще видят евреи, как растут вдоль дороги эвкалипты, и кроны их образуют
туннель метров в триста длиной, а посредине его ответвляется дорога вправо и
тут же - мост над ручьем.  Если с моста вниз посмотреть, можно увидеть сарай
и вывеску на нем: "Казино".
     - Заезжай! - кричит незнакомый мне офицер. - Заезжай на разгрузку!
     - Мойшеле, загони ты, - просит напарник. - Я только черешни нарву.
     Загоняю я телегу нашу на пустырь. Маневрирую, натянув в струнку тягач и
платформу. Лезу на гузник цепи крепежа  отпустить. Водила в танке уже движок
запустил, пушку набок заворотил, а я еще "сандали" разгрузочные на отбросил.
     -  Что,  -  кричу танкистам,  - бензонаим,  "сандали" я за  вас  должен
отбросить?
     Смеются   танкисты.   "Хороший  у   русского   иврит,   -   говорят,  -
литературный".
     А тут и Натан прискакал, бледный и счастливый.  На пустую уже платформу
черешню ссыпал из-за пазухи - налетай!
     Комбат наш Янкель проталкивается в толпе, свою жменю цапнуть.
     - Ну-ну, - грозит  комбат, - ну-ну, Натан! Я этого не видел... Не видел
я мародерства твоего...
     В  сумерках  разгрузилась  колонна. Ушли  танкисты  на горный кряж Шуф.
Плывет по туннелю из эвкалиптов бесконечным потоком колесно-гусеничная рать.
Еще различаешь под касками  лица  солдат. Сколько их  у народа  нашего, лиц,
осененных Господом!  Меня,  корягу старую, в слезу шибает, что уж о папашках
ихних да маманях говорить!
     Гудит, полыхает впереди, в горах Шуф, поножовщина. Повесили минометчики
в небе "фонарики" осветительные на парашютах, подмахивают мотопехоте. Где-то
там и  корешок  мой, Гринька Люксембург, шарашит на самоходке. Первоклассный
водила  мой побратим, любимец дивизиона,  рожа  бородатая  червонным золотом
отсвечивает. Шехиной!!!
     "Береги себя, тварь, - молюсь. - Не нарывайся! У подбородка правую руку
держи... "
     Созывает комбат шоферюг на боевое распределение.
     - Дорога забита, - объясняет, - а обводной нет. Поздно  ночью  пойдем в
обратную, когда  схлынет.  Не  спать,  -  говорит.  -  Костров не разводить.
Пожуйте из боевых пайков, и чтоб я  звука не  слышал. Обоймы пристегнуть - и
ша.

     * * *

     В  первый  месяц  похода  накатались  мы  по  Ливану  до  отрыжки.  Ох,
накатались...
     Однажды уснул  я в  городе  Рашая  в штабе  корпуса. И снится мне сон в
руку. Будто сидим мы с Йоськой под деревом гуява, и ломает себе голову Юсуп.
Фьюзы с треском сгорают. Места себе не находит. С ума сходит. Арак стаканами
хлещет и листочками гата заедает.
     - Почему ты пьешь один, как собака? - спрашиваю я Юсупа вежливо.
     - Имя ребенку дать не могу, -  говорит Йоська и плачет. - Совсем другое
имя хочу ребенку дать и не могу...
     - Вставай, шечемиса! - пинками  будит  меня дежурный грузин. - Пэвэц  к
нам прыехал. Дани Сэндэрсон зват! Пайдом слушат!
     "Батяня, - взываю, - Зяма Аронович, благословенна память о тебе! На хуй
мне нужен Дани Сендерсон, маломерка эта задроченная? Я спать хочу до сладких
слюней, Ароныч! Я сына месяц не видел, маму его... "
     "Ладно, - говорит  крутой  старик, -  разбакланился! Не  один ты дерьмо
черпаешь,  не скули.  Посмотри  лучше,  какой  подарок я  тебе "на  пропуль"
двинул!"
     Смотрю с балкона второго этажа  на дорогу и  вижу: тяжелый  семитрейлер
светло-зеленого невоенного цвета и надпись красная по борту - "Таавура".
     - Ароныч, - говорю папашке, - лучшего подарка и быть не может в  данный
момент. Спасибо, батяня!
     Одед-маленький,  шоферюга  из фирмы моей, на семитрейлере танк припер в
Рашая.
     Увидел меня - целоваться полез.
     - Ныряй в кабину! - кричит - На волне F-4 диспетчер чирикает...
     - Таавура-шесть, Таавура-шесть, - вызываю по "Мотороле" диспетчера.
     - Таавура-шесть слушает, -  отвечает диспетчер  наш Рафи  и  узнает мой
голос. - Откуда транслируешь, пропажа?
     - Из-за границы, - говорю. - Из Килдым-пиздым. А тебя не забрили?
     - Хозяин отмазал пока. Дома все в порядке?
     - Не знаю.
     - Подожди, Моше. Хозяин с тобой говорить хочет.
     - Шалом, Моше, - приветствует хозяин.
     - Шалом, Бонди!
     - За все время не был дома?
     - Да тут как на войне. Шустрим.
     - Скажи Одеду, чтоб  подождал,  -  говорит  хозяин. - Я тендер за женой
твоей пошлю. Жди и себя береги. Шалом!

     Великий  Бонди! Купил меня  с потрохами! Ну, старик,  долгих лет  тебе!
Такого бы хозяина нам в премьер-министры! Все бы чик-чак стало на место...

     Сижу в кабине, жду вызова связи.
     - Абуя! - слышу сквозь помехи  голос  Йегонатана.  -  Я сгораю по тебе!
Аюни!
     Бешенство  матки можно схватить, доложу  я  вам, услышав  голос сына  в
Ливане! Только из Сиона подарки такие шлют!
     - Говори, Зямчик, говори, родной!
     - Мама плачет...
     - Пусть женщина поплачет, сынок. Только ты не реви!
     - Я - мужчина!
     - Дай, мужчина, маме микрофон. Целую тебя пять тысяч раз!
     Маргарита Фишелевна у  микрофона. "Ох,  -  думаю,  -  доберусь же я  до
тебя!"
     - Изюмыч, плачет женщина на волне  F-4. - Йоська домой вернулся, а тебя
все нет.
     - Эстер родила?
     - Нет. Мы все волнуемся за нее.
     - Окотится...
     - Не говори так, Изюмыч. Уже десятый месяц на исходе...
     Но  прерывают  какие-то  "фуцены"  разговор  наш с  Ритулей Фишелевной.
Забили связь, и остаюсь я в кабине трейлера с микрофоном в руках.
     Такое у меня счастье. Если всем - срамной уд, так мне - два!
     Делать  нечего.  Уехал  Одед.  Гремит  усиленная динамиками  музыка над
Рашая. Прыгает  козлом  исполнитель  популярных  песен.  Усевшись  в пыль  и
подобрав под себя ноги по-турецки, раскачивается в  такт  тьма  вооруженного
народа при паучах и касках, с автоматами на коленях и все, как один, обросли
щетиной на лицах, освященных Господом.
     Не бреются евреи во время боевых действий. Нельзя.
     Падают  ребята  первой  линии за  мир  Галилее.  Лихорадит города  наши
извещениями-похоронками да воплями матерей на военных кладбищах. А в Рашая -
гульба.
     Дани  Сендерсон внизу  уже поплыл  в  оральной  прострации,  заглатывая
головку микрофона на штативе чуть не до самого треножника. Солдаты  кейфуют.
Мужики  с обросшими  лицами.  Хлопают в  ладоши,  и,  может,  видится им  не
плешивый  разъебай  на помосте,  а пляшущая у  костра Мирьям в  начале  пути
Народа к Земле Обетованной.
     Стою на  захарканном  балконе  второго этажа  друзского города Рашая  и
некому мне душу раскрыть.
     "Батяня, - шепчу, - Ароныч! Что скажешь? Будет мир Галилее?"
     "Нет, - отвечает отец. - Не положено. Дай  евреям манду, они вошь будут
искать!"
     А внизу лабают, повизгивают... И странно мне. Что за страна затруханная
- Ливан! Мух полно,  а птички не летают... Птички, блядь, ни одной не видел.
Паноптикум.


     Глава последняя

     Бабешки  Израиля  похорошели  за  время  моей  отлучки  невероятно!  До
заглядения!
     Снизошло  на  них  с неба  или  запах  крови  с севера  перешиб  мускус
похотливых наших подруг, только выглядели еврейки роскошно.
     Сижу в  скоростном  экспрессе  Хайфа-Тель-Авив,  как в  букете  цветов.
Благоухают сестрички.
     Пока ломился в  проходе, чтоб местечко отграбчать,  поворошил я букетик
тот изрядно железяками амуниции и личным  стрелковым  оружием. От  сфарадиек
нанюхался духами "Опиум", от ашкеназок - "Шанель номер пять". Голова кругом.
Реакция по организму идет, забытая за границей. Я ее торбой с грязным бельем
прикрыл, присел в растерянности  возле самой  пушистой  девули  - устроился.
Канистру  двадцатилитровую между  наших ног зажал.  Со  скандальной  водицей
канистра. Полтора ящика "Джони  Уолкера" перелил. Когда на въезде на  Родину
шмонали  у Фатминых ворот,  дебош  закатил.  "Сионисты, -  кричал,  - падлы,
ценами   нас  потравили,  вон  куда  бегать  пришлось  за   дешевым  пойлом!
Пропустите,  паскуды, не то пробку  отверчу, оболью всех "Скочем"  и сожгу к
ебанной матери!"
     Теперь-то хаханьки, а на шмоне переживал я за трофей свой  кровный. Как
с пустыми руками перед "косметологом" буду стоять? Что будем листочками гата
зажевывать с проглотом? Не арак же, мерзятину...
     Благо,   лейтенант-марокканец   за   главного  там   стоял,  на  разбой
поглядывал. Ментальность у марокканцев, как у русских. Родство душ. На горло
берут сходу! На понт!
     -  Посмотри,  -  говорю  лейтенанту,  -  что  ашкеназы  с  репатриантом
вытворяют? Бензонаим!
     - Пропустите резервиста, - говорит. - Не на продажу тащит. Давай выпьем
и тремп ему остановим...
     И вот сижу я в  экспрессе среди  сестричек. Еду домой. Воняю нестираной
робой и  соляркой.  Девуля пушистым  бедрышком пригревает, а  носик к окошку
заворотила и реже дышать принялась. Хатха-йога.
     Билет покупая у водителя, в зеркало на себя посмотрел.
     Тот  еще  мальчик на  меня  попер в отражении...  Клоками седой  щетины
обнесло "шайнер пунем", и щечки от перебитого носа до ушей апокалипсическими
жилками  рдеют. Признаки призывного  возраста.  Губы  трещинами  порепались,
словно сексом по-советски занимался -  манду, на заборе нарисованную, лизал.
Одним словом,  чтобы словесный  портрет закончить, скажу: ничего от образа и
подобия  на  меня из  зеркала  не глядело. Грязная плешь  и  белые с перепою
глаза.
     Чтобы как-то  впечатление о  себе  сгладить,  отворяю  торбу. В затхлой
глубине  ее  откапываю настольную книгу  на  русском  языке.  Принимаюсь  за
чтение.
     Страница 666. Параграф 9.
     "Что  было, то и  будет;  и что делалось,  то  и будет делаться, и  нет
ничего нового под солнцем".
     Закрываю книгу.
     Потому  что  мысли  путаются. Слипаются мысли, как  конфеты-подушечки в
детской ладошке. Накладка получается с Екклесиастом. Плагиатом попахивает от
сына Давидова. Царя в Иерусалиме.
     Книгу настольную я на Родине читаю. В изгнании она  мне не  попадалась.
Это точно.
     Как сейчас помню, спрашивает меня батяня:
     -  Куда  ты,  сынок,  пачку   "Беломора"   заначил?  Я  все   бычки   с
печки-голландки ободрал!
     (Любил Ароныч, лежа в  постели,  курить и,  пожевав мундштук папироски,
окурок на бок печи приклеить на черный день.)
     -  Не  знаю,  папа,  где  папиросы, -  вру родителю в  глаза.  -  Я еще
маленький и БГТОшник. Не курю я.
     - Крутишься, волоеб!  -  серчает  батяня.  -  Крошечкой прикидываешься!
Сколько ни крутись, а жопа сзади. Волоки пачку живо, а то ноги повыдергаю!
     Сказал мне это родитель,  когда я был почти  маленьким. Проповедника же
прочел только что. Кто же у кого идею заимствовал?
     Суета сует...
     - Солдат! - говорит соседка-пассажирка впервые за дорогу и обращает лик
свой в сторону моих  воспоминаний,  блудящих по небритой роже. И я чувствую,
что  распахиваюсь, как ворота Фатмы, навстречу  беседе. - Завинти крышку  на
банке своей, ради всего святого! Течет мне по ногам гадость эта, и я угорела
от вони ее!
     - Красивая госпожа, - говорю  чужой женщине. Гляжу  на пушинки ее и  не
могу нагрубить. Язык забуксовал. - Ты назвала гадостью чистейшее шотландское
виски! Взгляни на  ситуацию добрым взглядом.  Тебе  неизвестный солдат  ноги
вымыл спиртным  напитком, а ты улыбки  доброй подарить  не желаешь! Может, у
меня паралич скоротечный начался от аромата  твоих пушинок сладких, но  я не
ревную тебя к хахалю, к которому ты мчишься экспрессом и окружающую фауну не
замечаешь. Отвечай быстро, как тебя зовут?
     - Илана,  - говорит  девуля. - И совсем я тебя не  боюсь.  Хотя впервые
сижу с пьяным "русским".
     - Испугать?
     - Не перестарайся...
     Торбу сдвинул с колен. Ширинка - горбом.
     - Беги домой, дядька, а то не  донесешь, -  смеется  Илана. -  Не пугай
никого  по дороге. Сбереги себя для жены. Так будет  справедливей. Мой  тоже
скоро вернется и, поверь, мы  свое наверстаем!  Да не прячься ты  под мешок.
Сиди свободно. Мне тоже приятно думать, что мой там не шалит...
     - Где он торчит?
     - В Набатие.
     - Звонил, что ли?
     - Каждый день!
     - Значит, "джобник"?
     - Сам ты "джобник"! Ракетчик мой Рон.
     -  Прошу прощения, Илануш, - говорю. - Позволь включить заднюю скорость
и педаль сцепления отпустить.
     - А-а! Шоферюга! - догадалась девуля.
     - Так точно,  - говорю. - Шофер и предсказатель счастливых судеб! Гадаю
по руке и между коленок. У тебя, шатенки, это - как на кофейной гуще.
     - Мой знак Зодиака отгадать сможешь?
     - Давай лапку. Так и быть, будем паиньки.
     Ладошка у Иланы горячая. Сухая. Запястье тонкое  - мальчишечье в охват.
Пальцы длиннющие,  а ноготки  прозрачные,  коротко острижены. Как насадочная
сторона  перышка  к  ученической ручке.  Узкие.  Круто  изогнутые  с  боков.
Обладательницы  таких ноготков ввергают нас  в панику, когда звучит команда:
"Открыть кингстоны!"
     - Февральская ты, Илануш, - говорю. - Рыбье у тебя счастье.
     - Как это тебе удалось?
     - Очень  просто. Руки у нас абсолютно одинаковые. Только твои - чистые,
а мои - не очень. Да и мое счастье тоже фаршированное.
     - Как тебя зовут?
     - Мойшеле.
     - Где ты так палец покалечил?
     - Давно это было. В России.
     - Расскажи про Россию.
     - Ну, что ж, выхожу однажды из  ресторана,  и  вдруг группа антисемитов
мне на руку наступает.  Изувечили палец.  Я осерчал.  Купил  билет и уехал в
Израиль. К тебе.
     - Дурачок, - говорит Илана. - Я серьезно спрашиваю.
     Глаза  у  Иланы  светло-серые. Хоть  и смеются сейчас,  а с печалинкой.
Брови не выщипаны. Человечьи  брови противоположного пола. Редкость.  Гладит
кривой мой палец с милосердием.
     Несется экспресс уже за Нетанией. Соседству нашему конец приближается.
     - Не будешь смеяться, если  я тебе про маму свою расскажу? - спрашивает
Илана.
     - Лучше бы про мамину дочку, но если настаиваешь...
     - Слушай. До  Рони жили мы вдвоем с  мамой в Хайфе. Отец  давно умер. Я
его не помню. Но не помню, чтобы возле матери был какой-то мужчина. Красивая
мама у меня.  Ашкеназийка чистых кровей.  Внучка раввина  из Австрии. Только
всегда одна.
     Во время войны Судного дня это было. А рассказала только вчера.

     ...  Захлебнулись  мальчишки  регулярной  армии  кровью,  вцепившись  в
смертный рубеж на Голанских высотах! Удержали, пока мужики-резервисты, прямо
из синагог, под вой обезумевших сирен шли на помощь.
     Ты  бы видела  их  лица,  Иланка!  Господи,  куда глаза мои глядели всю
жизнь? Почему я гнала их от себя? Насмешливых...  Самоуверенных... Грубых...
И вот  они  уходят недошептанной  молитвой. Слезами венского  моего  гонора.
Избранники Божьи уходят туда, где сам Предвечный пришел в отчаяние.
     В затемненном  городе  проплакала  я  до  утра, бросила  тебя  соседям,
собрала, что под руку попалось, печенье да бутылку  ликера, завела "жучок" и
помчалась на север. За Рош-Пину. К мосту Бнот-Яаков...
     Столпились  танки  на обочинах  дороги.  Скучились в  лесопосадке. Ждут
своей  череды  пройти  узкий  мост.  Ржавые  стальные  балки,  склепанные за
Иорданом. Туда, где сразу за мостом  круто в небо уходит дорога, и плывут по
ней мои братья, исчезая за синей чертой...
     Я искала его долго. Они все были красивыми до слез,  но я искала только
его.
     Он стоял  позади будки на  колесах,  из  которой  торчали,  как  копья,
антенны. За его  спиной, в  черном  провале  двери,  то  и  дело  вспыхивала
лампочка  рации,  и кто-то  издалека  искал паролем:  "Ветка  пальмы!  Ветка
пальмы! Я - Высокое напряжение. Отвечай!"
     Он был красивее всех. Поверь мне,  Илана. Плешивенький мужичок моих лет
с острым кадыком на тонкой небритой шее.
     Я была рядом, но он не видел меня. Он  смотрел куда-то поверх колонн, в
сторону озера  Кинерет, туда, в тыловую близость своего дома, отрезанного от
него воем сирен.
     "Ветка пальмы! Ветка пальмы! - умоляла рация. - Отвечай!"
     - Глоточек  вишневой настойки резервисту  не помешает?  -  спрашиваю. -
Глоточек вина за жизнь?
     Что-то похожее на улыбку искривило его лицо, и он переломился пополам в
нелепом поклоне, и щипал мои руки губами, а я отворачивала в сторону голову,
чтобы слезы не брызгали на его затылок.
     Я увела его недалеко.  В лесопосадку.  Так, чтоб если окликнут, он  мог
услышать.
     Иланка!  Девочка  моя!  Как я  его целовала. Как любила  всем  телом  и
сердцем тело того человека в казенной одежде, выданной впопыхах не по росту!
     ... Потом мы лежали в иссушенной солнцем колючей  траве,  он на  спине,
положив голову на сумку с моей  дребеденью, а я прижалась щекой к его животу
и смотрела, как вздрагивают ребра под тонкой кожей, и седые волосы  на груди
были так близко у глаз  моих, что касались ресниц, и я уже  не  видела  его,
только чувствовала всхлипы и плакала сама.
     Он  не отнял руки,  когда острым пером "паркера" я трижды обвела жирные
цифры своего телефона. Как у спасенных из концлагерей. Он не отнял руки.
     - Когда вернешься, позвони, -  просила я резервиста. - Только скажи: "Я
- Ветка пальмы". И все. Только это скажи, обещаешь?
     Имени его я так и не  узнала.  Да и он моего. Номер телефона  и пароль:
"Ветка пальмы".
     Он не позвонил... Да будет память о нем благословенна!!!

     - Амэн, - говорю.
     - Амэн,  - шепчет Илануш.  - Мой Рони хороший и добрый. А то  бы каждую
волосинку на тебе зацеловала. - И  как из ледяной, до ожога, воды вынырнула.
- Правда, хорошая у меня мама?
     И я закрыл пасть. Вернее, она  у меня сама захлопнулась. Смотрю  на нее
фарами  с  дальним  светом и  думаю: "Кому,  ебаный мой рот,  ширинку горбом
показывал? Кого фаловал в спарринг-партнеры?"
     Онемел  я  до  самой  таханушки тель-авивской...  встреча-то с  Иланкой
неспроста!  Боком  вылезет  мне  встреча  эта.  Забрюхатела   душа  моя  тем
резервистом,  и ни выкидыш, ни  кесарево  не помогут. Так и буду шкрябать  с
ним, пока не сдохну...
     И все-таки Илануш подарила мне кусочек себя.
     - Не вставай, Мойшик! - сказала. - Я хочу уйти, притрагиваясь к тебе.
     Она поднялась, повернулась  ко мне лицом, перешагнула канистру,  и наши
колени встретились.
     Обеими  ладонями  сжала  мои  щеки, так  что губы  расползлись в рыбьем
зевке, и  чмокнула вовнутрь.  И отлепившись, сказала: "Мир тебе!" -  сказала
Илануш тихо. Потом: "Тьфу, какой ты соленый... - и еще раз. - Мир тебе!" А я
сидел, как целка, и не видел ее лица, и уже молотил в висках языческий кадиш
по ненужной жизни,  и вот ушла чужая женщина моей масти,  правнучка венского
раввина, коснулась своими губами моих,  украла  всю мою наглость, бросила на
произвол  ржаво-селедочной  судьбы  -  скотоложествовать  с  киевлянками   и
заливать кишки спиртом.
     Я  вывалил последним из стоящего автобуса под злобное понукание водилы,
груженный  канистрой  и  военным  скарбом,  упал  в старческие  добрые  руки
хабадников-проповедников с душами нараспашку, и старухи-побирушки с  глазами
офицеров контрразведки, почуяв сладкого фраера,  поползли к  моим коленям за
наживой.
     Одуванчик   полевой   спеленал  мне  руку  ремешком   филактерия,  и  я
занавесился чужим талесом от гнилых старух и голого мяса порножурналов.
     И оттолкнув бедлам автостанции, вошел к Нему в полный рост, не пошаркав
ботинки о тряпку половую, и "оттянул" Его списком поименным:
     - Этих Ты не тронешь, понял?!
     - Говори.
     - Гришку Люкса.
     - Говори.
     - Мишку Спивака.
     - Говори.
     - Мишку Риклера.
     - Дальше.
     - Иоську Хамами.
     - Говори.
     - Марка Городецкого.
     - Говори.
     - Натана Каминского.
     - Дальше.
     - Одеда-маленького.
     - Говори быстрей.
     - Якова Дагана.
     - Говори.
     - Рона Иланкиного.
     - Ты же его не знаешь!
     - Ради Илануш.
     - Втюхался?
     - По брызговики.
     - Вон, похаба! Без тебя мозги засраны.
     И я отвесил такой низкий поклон, так "опасно пошел головой", что земные
реферюги просто выбросили бы с ринга, а Он улыбался по-доброму...
     И я ухнул вниз, к беспризорной  канистре и амуниции, по тонкому ремешку
филактерия...
     Купил Йегонатану двухэтажный трейлер-автовоз, десяток  легковушек  всех
марок, нанял таксера и уехал домой. В Реховот.

     * * *

     Нога  еврея, в чьих жилах течет кровь Первосвященников,  не  переступит
кладбищенской черты.
     Так написано в Законе.
     Ибо те, кому благословлять Народ, да не прикоснуться к тлену. К падали.
     В какой бы степени родства ни  находились коэны,  в  последний путь  их
провожают чужие люди.
     Внизу,  во дворе Саадии Хамами, третий день и третью ночь читают псалмы
Давида.  Отпевают  душу старшего сержанта войск связи Биньямина Хамами. Упал
мальчишка в Ливане, не оставив после себя долгов. Деревце полевое...
     "Краса твоя, о Израиль, поражена на высотах твоих!
     Как пали сильные!
     Не  рассказывайте в Геве, не  возвещайте  на улицах  Ашкелона, чтобы не
радовались дочери филистимлян, чтобы не торжествовали дочери необрезанных".

     Доставили   вертолетом   в  хайфский  госпиталь  РАМБАМ   тело  Беньки,
разорванное миной. Так  и ушел, не приходя в сознание  и, по милости Б-жьей,
не страдая.
     "Горы Гиладские! Да  не сойдет ни роса, ни дождь на  вас, и да не будет
на вас полей с плодами; ибо там  повержен щит сильных, щит  Саула, как бы ни
был он помазан елеем.
     Дочери  Израильские! Плачьте о Сауле, который одевал вас  в багряницу с
украшениями и доставлял на одежды ваши золотые уборы.
     Как пали сильные на брани!
     Сражен Йегонатан на высотах твоих".
     Шмыгнул джип с солдатками из  комендатуры к дому Саадии и Аувы, и через
мгновение возопили к небу: "Яавэ-э-эли! Яавэли!"
     Завыли  псы  в  соседних  дворах,  и  толпы  пейсатых в черных  беретах
бронетанковых войск хлынули на пугающий от сотворения мира вопль.
     Я смотрел на  них сверху, с балкона третьего этажа  своей квартиры, как
все  тесней  становится  внизу,  и  вот  двор  переполнен,  и  люди  уже  за
металлической сеткой низкой ограды.
     "Скорблю  о тебе,  брат  мой Йегонатан:  ты  был очень дорог для  меня;
любовь твоя была для меня превыше любви женской.
     Как пали сильные, погибло оружие бранное!"
     И  тогда  я увидел Иосифа. Я увидел  его в проеме двери,  куда смотрели
все, и  вот он вышел с непокрытой головой,  и толпа осела, отпрянула назад и
замерла.
     Я  увидел  его в  полный рост. Серое лицо безумца с  выдавленными болью
глазами,  волокущего  за  собой ролики  Пятикнижия и  ручной  пулемет  МГ  с
растопыренными опорными  ножками и  брезентовой  круглой  сумкой  для ленты,
пристегнутой и готовой исполнить свое назначение.
     "Краса твоя, о Израиль, поражена на высотах твоих!
     Как пали сильные!"
     И он бросил пергамент Закона на обезлюженный пятачок земли и топтал его
босыми ступнями, и кто-то крикнул: "Во имя Господа, прекрати!"
     "Та-та. Та-та, - коротко и жестко хлестнул пулеметом  по небу Иосиф.  -
Та-та. Та-та".
     От босых  ног,  попирающих  Книгу Книг,  во  след  еще  теплым позывным
связиста Биньямина. И, ломая опорные столбики ограды кинулись евреи прочь от
святотатства.
     И  я заревел,  как маленький  Зямка,  во всю мочь глотки  сорокалетнего
мужика...
     Йоська  лежал ничком на пергаменте в пыли  пустого двора. Дышал  ровно.
Жарища пошла  на  убыль.  Тень дома  полностью покрывала его. Из  дома  - ни
звука.
     Я собрал стрелянные гильзы, разрядил пулемет и унес к себе.
     Пусть уж стоит рядом с моим "Галилем".
     Ритка с Зямкой приехали. У Эстер и новорожденного все в порядке.
     И  мы спустились вниз, к семье Хамами,  прихватив  все,  из  чего можно
пить, и канистру -  чем-то же  надо встретить людей,  разделяющих скорбь - и
они  пришли,  пришли во  множестве в  дом, где  родился, и  рос, и  играл на
гитаре,  и  пел  еврейские песни  тонкий, как  прутик, мальчишка Биньямин, и
теперь  они  поют псалмы  царя Израиля,  Давида, и выговаривают самые лучшие
кусочки из незатейливой жизни соседского пацана.
     ...   Дежурил  амбуланс.   Хлопотали   над  полумертвой  Аувой   сестры
милосердия. Почтенного  вида старикашка в кальсонах  на  кривых ногах  стоял
перед Саадией. Просил не нарушать условия союза  Авраама с  Г-дом -  в  день
восьмой от рождения должно это совершиться с еврейским младенцем.
     "Да... - думаю. - Да. Да".
     Притих Зямка на коленях у "крестного отца". Смотрит, как плачет оживший
Иосиф.
     - Халас, Йоси, - просит. - Не плачь.

     Две  ночи подряд, перед рассветом, когда прогонял меня Йоська к спящему
моему семейству, приходила ко мне Илануш.
     Позволяла  трогать  темно-русые  волосы,   собранные  тяжелым  узлом  и
оседающие под собственным  грузом. Шептала мне на иврите, чтоб никто в  мире
не  понял  ее  слов, только я и она.  Говорила, что  в следующий  раз мы уже
непременно будем вместе, и если, возвратясь из провала,  не забудем  пароля,
то встретимся обязательно, ибо все повторится.
     Грязный,  подпитый  солдат с больными  одиночеством глазами и правнучка
венского раввина.
     - Только не забывай: ветка пальмы!
     - Я запомню.
     - Повтори.
     - Ветка пальмы.
     Она сжимает  мои  щеки так,  что губы  растягиваются в  рыбий  зевок, и
целует вовнутрь.
     - Мир тебе! - шепчет Илануш в слезах. - Ты еще солоней, чем тогда... Не
забывай: ветка пальмы...
     ...   Последняя   ночь  моего   четырехдневного   отпуска.   Утром   от
тель-авивского дворца спорта "Яд-Элиягу" повезут отпускников на  север Земли
Израиля. В Ливан. Но это будет только утром. И нечего думать об этом сейчас.
     Мой  маленький мужичок  - Б-гом  данный Зямка - спит  со мной рядом. Со
злостью и храпом втягивает в дырочки носа, заросшие полипами, горячий воздух
хамсина. Осенью, как похолодает, сделают ему операцию.
     Короткая стрижка  киевлянки горит костерком на  подушке  в свете  луны.
Замоталась, бедняга, между  родилкой,  где  сосет молоко  из Эстер маленький
Биньямин, и домом Саадии Хамами.
     Кто подаст и приберет в доме скорбящих?!...

     ... Впереди процессии шел офицер высокого звания частей раввината.
     Шестеро однополчан, равных в звании старшему сержанту Биньямину Хамами,
несли прямоугольный ящик, покрытый флагом с шестиконечной звездой.
     Следом, с прижатыми  к телу  карабинами, штыками  вверх, топали  ребята
почетного караула.
     Вот   и   Саадия,   поддерживаемый  первородным  сыном,  прошел   пасть
кладбищенских ворот в конце улицы Яаков.
     Идут, идут евреи проводить в последний путь пацана-соплеменника.
     Смотри и слушай, Израиль!
     И только седая девочка Аюни повисла на руках соседок и стонала:
     - Яавэ-эли... Яавэли...


     СНЕГ

     Приказ по фронту, запрещающий движение транспорта в темное время суток,
загнал нас на ночлег в автобазу Заарани.
     Шли  под грузом  отечественных танков  на Бейрут,  обкатать экипажи, не
участвовавшие в боях.
     Колонна,      поделенная      на      оперативные       тройки-сандвичи
(бронетранспортер-тягач-бронетранспортер) месила снег  приморского шоссе  на
пониженной скорости, опасаясь юза.
     Пустая дорога  вычищена  на  многие  километры патрулем  авангарда.  Он
сметал встречный транспорт  на обочину, а ливанские колымаги разворачивали в
обратном направлении и гнали перед собой до ближайшего перекрестка.
     Там их  быстро шмонали, нет ли оружия, и оставляли  под надзор  военной
полиции. С теми не заартачишься. Вертолеты прикрытия исключали капризы.
     На исходе дня парковались  на обнесенной кольцами "концертины" плошадке
автобата шиитского городка Заарани.
     Танкисты в дополнение  к обычной  охране выставили  часовых  у башенных
пулеметов, а  шоферы,  заперев на ключ  дверцы  кабин,  разбрелись  по жарко
натопленным палаткам. День кончился. Восьмой месяц ливанского похода.
     Так  уж случилось  в  тот  вечер, что вся славянская  жидовня -  Марьян
Павловский,  Иоська  Мильштейн, Иегошуа  Пеккер,  Элька Гринберг, Нати Шерф,
Семка  Домениц  и  я -  расшвыряли походный  наш  скарб  под двойной  крышей
американской арктической палатки.
     Сдвинули койки вокруг трубы керосиновой печки, приспособили одну вместо
стола, и началась "поножовщина".
     Рвали  марочные  купоны  с пробок  литровых  флаконов  "Смирновской", и
чистейшая в мире водка пошла по кругу - по кружкам, по глоткам.
     Пили  не  по-советски, не в заглот, дежуря волчьим глазом за  рукой  на
бутылке,  а по-людски, с "ле-хаим"  и непременными уговорами: "Выпей,  брат,
все будет в порядке!"
     Брат  тут  же соглашался,  выпивал и настаивал на  том,  чтобы  порядок
непременно  соблюдался,  и  ему  никто  не перечил,  а всячески уверяли, что
выпить с мороза - это и есть порядок, и мы не мальчишки, а "первосвященники"
среди шоферни.
     Коэны,  а  не фраера! И  не  мануфактурой  груженные стоим,  а  танками
"Меркава", и вот выпей и загрызи и не говори про снег, потому что снег - это
и  есть порядок,  и  я  уехал из России потому, что  там было  слишком много
снега, и от снега из души моей выпала матка...
     - У меня язва.
     - Это не от снега...
     - А от чего?
     - Не от снега...
     - Так от чего?
     - Ты  уже старый лох, Марьян, и ты пьешь тайманский кофе с тайманцами и
жрешь  холодную тушенку в одиночку.  В твоих польских кишках бардак,  и  это
тебе вылезает боком!
     Павловский не  желает слушать мои упреки. Отвернул рожу и смотрит,  как
Йоська Мильштейн, скинув ботинки, лечит "Смирновской" грибки на ногах.
     Чудеса.
     Спиртные  напитки и  человеческая жизнь  в  Ливане  1983  года  шли  по
себестоимости. Без навара.
     Почти задарма.
     Крупный загул наш влетел во всеобщую попойку.
     Заходили  бедняги-часовые  "уколоться",  не  присаживаясь,   вылавливая
мерзлыми пальцами трупики сардин в янтарном масле греческих консервов.
     Ремонтники -  черная  кость  армии  -  пили молча, не кайфа ради,  а на
согрев. Они-то знали,  что быть  такого не может, чтобы какой-нибудь долбоеб
не попортил военной техники. Такого просто не может быть...
     Комроты "Алеф" танков "Меркава".
     Погоны  майора.  Альпийский  комбинезон развален до пупа.  На шее рябая
тряпка арабского платка - куфии...
     - Ебнешь?
     - Давай.
     Плохо пьет майор. Не в коня корм. Мизинец  держал  на  отлете,  а потом
шмыг из палатки, и слышим - отдает...
     -  Кус  март  абук!  -  бормочет  танкист  проклятие  по-арабски.  -  Я
заряжающим у него в экипаже.
     -  Положи  на  него!  -  советует заряжале Иегошуа  Пеккер,  старший по
возрасту в батальоне военных семитрейлеров. - Мой сын тоже танкист.
     - Где?
     - Бахамдун. Над Бейрутом.
     - Знаю, - врет мальчишка-заряжало и прячет глаза.
     -  Ничего ты  не знаешь, дурак! - рычит Иегошуа и прикрывается  ладонью
как от солнца. - Отец твой сейчас все знает. И я не завидую твоему отцу.
     -  Слезь ты  с его папашки, - уговаривает  Семка пьяного Иегошуа. - Дай
пацану спокойно пожрать.
     - Ничего, ничего он не знает.
     Иегошуа плачет, спрятав  лицо в  ладони.  Элька Гринберг потрошит пачку
американских  сигарет одну за другой. Ломает мундштук-фильтр, ссыпая табак в
горку. Одну за другой...
     Для нас не секрет,  как уссыкается от страха Иегошуа Пеккер  за  своего
Бузи - единственного сынишку.
     Так бы и угробил нам попойку, старый  черт, со своим Бузи, не ввались в
палатку Гоп-со-смыком.
     Перед  нами  стоял  великан,  обутый в  резиновые ботинки на  воздушной
подушке  (спасение   в   грязь  и  в  снег),  черный  лапсердак  хаббадника,
перепоясанный  плетеным шнуром, бронежилет поверх нелепого  пальтишки, а  на
голове - умора - ондатровая рыжая шапка клапанами вниз!
     Ох и насмешил нас дядька! Ох и боевой мужик!
     -  Русский! Наш! -  визжит Семка и  уступает великану место на койке. -
Падлюга! Змей залетный! Падай к нам - не пропадешь!
     - Рав Элиэзер Блюм, - представился вошедший.
     - Забожись, - требует Иоська Мильштейн и смотрит на Марьяна.
     С  гонором напарник  у  Иоськи Мильштейна.  Крутой.  Зря  бакланить  не
позволит. Осек Иоську взглядом - как ошпарил.
     Рав снял  шапку. Сказал всем "шалом". Присел на край койки и улыбнулся.
Разом став похожим на человека.
     - Подарки  привез я  вам, евреи, от Великого рава.  От  самого Менахема
Шнеерсона  - Любавического  ребе. Водителям войска Израиля -  молитву  перед
дорогой!
     - Выпей с нами,  брат Элиэзер, - просим мы придурковатого хаббадника. -
Обогрейся, переночевать у нас оставайся. Подарки утром раздашь. Не горит.

     К полуночи утихла палатка.
     Гудела печь, раскаленная тонкой струйкой керосина.
     Застегнулись в мешки  мои сослуживцы,  сморенные  водкой  и хроническим
недосыпом.
     Лучи прожекторов с  бронированных вышек шарили  по колючке периметра, и
ботинки часовых топтали снег до рассвета...

     Столпились в палатке-синагоге на утренней молитве. Шоферюги всех мастей
и  классов молились Б-гу перед дальней  дорогой.  Псалмы Давида, царя-бойца,
читал рав Элиэзер Блюм. Перед дальней дорогой...
     - ... Против Амалека вышли сыны Господни! На святое дело! - вспоминал я
полночный шепот  Элиэзера.  -  В  памяти  поколений  жить будем!  В  истории
еврейского народа.
     - Не ломись  в  открытую дверь, мужик, - корю  хаббадника. - Не  летай.
Оппозиция страну расколола. Пятая колонна. Пидоросня киббуцная да волосатики
с  круглыми  очками  мира  требуют и - немедленно.  Против  Амалека вышли, а
мокрушники с территорий ползают по городам нашим. По бабам нашим похотливыми
глазами шарят. Глазами победителей. Мессию ждет Народ, а придурки  гужуются.
В  Иерусалиме  последний  крик  моды  -  пуленепробиваемый  жилет  от  Пьера
Кардена...
     Если и  вправду Пророк твой  рав  из  Любавича,  то место ему на  земле
Израиля, а не в тухлом Бруклине...
     Псалмы Давида поет Элиэзер Блюм.
     В моей ладони комок спрессованного снега.
     Жар похмелюги сжигает внутренности. Как  видно, консервы уже не по мне.
Зажрался. А может быть, годы?
     Талиты на плечах солдат скрывают знаки различий. Все равны перед Б-гом.
Кусочки снега тают, превращаясь в мертвую воду.
     Еврей из Ирака, сосед слева, глядит на меня в отчаянии.
     "Еврей жрет в синагоге!!!" - чувствую я его мысли.
     Уперевшись взглядом в его затылок  между кипой  и воротничком, мысленно
оправдываюсь: "Горит".
     Больше он не смотрит в мою сторону.
     Толчками  воздуха нарастает  гул,  приближаясь.  Уже  не  слышно  пения
хаббадника. Вертолет завис над нами низко.
     Должно быть, ищет место для посадки.
     Толчки турбины давят на уши, как при скоростном спуске в горах.
     "Испоганил  мужикам заутреню", - долбит  по краю сознания. Только начал
приходить в себя после попойки...
     Потянуло  маловерующих  из   палатки  еврейское   любопытство.   Крутил
лопастями тяжелый "Сикорский", выплевывая из брюха фигурки людей.
     Снежная пыль выносит на меня  знакомую рожу. Наш  комбат -  Яков Даган.
Приперся. Видно, капнули о нашей выпивохе.
     - Ахлан, Чико! - приветствует подполковник.
     - Здорово, командир, -  отвечаю.  И  готов к разносу.  На меня  первого
наскочил.
     - Живой? - спрашивает комбат и щиплет мне щеку, как потаскухе.
     - Все и все в порядке, командир.
     - Где Иегошуа Пеккер?
     - Был в синагоге. Вот палатка.
     Комбат смотрит мне в глаза, не мигая.
     В ответ вылупил свои, как обмороженные, и не отвожу.
     Это я умею, этому я в Израиле научился. Этому можно научиться только на
Родине, если ты не урка.
     - Будь рядом, Чико, - не требует, а просит командир.
     - Что случилось?
     - Боаз погиб! Бузи Пеккер!

     Стриженый дерн на площадке перед столовой автобазы Кастина.
     Свободные от рейсов водилы, развалились мы, сытые, в  пахучей траве под
весенним,  еще  не жгучим  солнцем.  Маленький  Бузи  лежит  рядом с  отцом.
Вплотную. "Почеши спину", -  просит в который раз  размякший Иегошуа у Бузи.
Пацанчик  и  рад  бы, да  нас застеснялся.  "Почеши",  - говорит  отец. Бузи
вспрыгивает на спину отца и быстро-быстро  снует руками под  рубахой полевой
формы. Иегошуа стонет от  удовольствия, а  Бузи,  прильнув, кусает  отца  за
мочку уха.
     "Черт твоему батьке, - шепчет Иегошуа. И уже не понять, сам с собой или
только для Бузи причитает: - Сахар. Мед. Микроб. Свет глаз моих... "

     - Ты меня,  командир, в это не  впрягай. Я  снега нажрался по горло!  Я
больше  снег видеть  не могу. Иди сам.  Там, в  палатке, люди верующие. Тебе
помогут.
     Комбат смотрит на меня глазами убитого.
     Я не хотел быть на его месте.
     Не хотел входить в его положение.
     Не хотел видеть Иегошуа и не хотел при этом присутствовать.
     - Чико, прошу тебя, - нудит комбат.
     - Нет, - сказал я и ушел, не  оборачиваясь, туда, где вчера, до пьянки,
припарковал свой тягач.
     Дрянью сыпало с неба.
     Не  тяжелыми хлопьями снега России, а  колкой  крупой,  если подставить
лицо против Господа Б-га.
     Неживой городишко чернел проемами окон вдали, за оградой базы.
     Засыпанные снегом громады груженых машин стояли в  ряд,  как  могильные
курганы.
     Я искал тягач номер 164.
     Не  открывая  кабину,  влез  на  крыло.  Не сметая снег, отвалил правую
створку капота и дважды проверил щупом уровень масла в моторе. Открыл пробку
радиатора и пальцем взболтнул маслянисто-зеленую жидкость антифриза.
     Не  открывая кабину  (перчатки  внутри),  поплелся  обстукивать  скаты,
определяя на звук, нет ли проколов. Сначала на тягаче  суешь руку под крылья
брызговиков и слушаешь: "бок-бок-бок".  Все  цело.  А  хочется, чтобы именно
сейчас,  натощак  и  с  похмелья  отдало:  "пак-пак"  размякшего  колеса,  и
забодаться тебе до угара, отвинчивая гайки гужонов.
     Семидесятитонный танк-волкодав стоял на платформе под занесенной снегом
маскировочной сетью.
     "Зачатые, рожденные и  жившие  в снегах,  грешное  племя  Корах!  Земля
должна была расступиться и проглотить нас на пересылке в Вене только  за то,
что мы видели снег".
     Лезу на платформу, где к изгибу гузника прикован танк цепями растяжек.
     Тут порядок, а  сзади, под  пушкой, цепи провисли, и, натягивая ратчер,
вижу, как звенья ползут по буксирным клыкам, напрягаясь.
     Так и стоял на снегу и  под снегом и ждал,  остолоп, пока визг и клекот
вертолета не пропали вдали.
     В кабине еще холодней, чем снаружи.
     Тяну от себя  до отказа  рукоять декомпрессора. Стартер крутит  маховик
налегке, разгоняя стылое масло по системе.
     Еще секунда,  еще две, и рукоять - на себя. И рявкнул, ожив и набычась,
мотор,  и стрелки приборов  давления воздуха в рессиверах  тормозов  поплыли
вправо к отметке "120".
     "Почему Бузи? Разве последнее забирают?"
     Грабанул Милосердный старика Иегошуа. Подчистую.  "Сахар.  Мед. Микроб.
Свет глаз моих".

     Каждое утро на основных дорогах Ливана топчут снег сотни саперов.
     Прикрытые  патрулем  мотопехоты и надрочив  миноискатели,  прослушивают
специалисты кюветы и обочину.
     Дистанционная мина - дистанционная смерть.
     Перестроившись в тройки-сандвичи, ждем сообщения: "Дорога открыта".
     Первые машины выползают на шоссе, круто выворачивая вправо.
     На Бейрут.
     Напарник Нати Шерф - за рулем. Молчит.
     Дважды бегал за барахлом нашим к палатке.
     Вижу, взводный Шимон маячит и машет нам красной тряпкой на палочке.
     - Погнали, братка!
     - Шма, Исраэль! - отвечает Натан.
     На выезде из базы Заарани  у разведенных в стороны труб шлагбаума стоит
рав Элиэзер Блюм.
     В темноте кабины ему не различить наши лица.
     В  бронежилете поверх  нелепого  в Ливане пальтишка и  ондатровой рыжей
шапке клапанами вниз.
     Снежная пыль от плывущих мимо машин посыпает его.
     Он стоит полубоком к колонне, раскачиваясь, будто кланяясь нам.
     На  развороте успеваю еще раз увидеть его, и меня прожигает: "Как?  Как
могут  глубоко верующие  люди безошибочно определить  - и повернуть  лицо  в
сторону Иерусалима?!"


     ГАШИШ

     Банг-банг! - ударила церквушка в Рамле колокольным гулом. - Банг-банг!
     Приглушенный многодневным ливнем гул полз по городу-полукровке и оседал
за забором центральной тюрьмы  Аялон. Банг-банг!  - возвещали христиане миру
наступление 1989 года.
     Банг-банг!  -  сочится сквозь прутья  решеток одиночных иксов  и  общих
камер беспредела. - Банг-банг!
     Мерцает   уголек  в  горловине  банга...  Сидим  на  матрацах,   поджав
по-туземному  ноги. Лежит на  полу чистое полотенце. Ломти хлеба на нем. Там
же - банка с  майонезом и пластиковый  ящик,  заваленный вареными лушпайками
артишоков...  Горит свеча. Справляем  Новый Год  в  третьей камере штрафного
блока  Вав-штаим.  Четырнадцать  жильцов  в пирушке не  участвуют. К делу  о
распятом они  отношения не имеют. Это не грозит им дополнительным сроком,  и
они преспокойно спят, убаюканные кокаином.
     Раскаляется консервная банка с водой на вилке электронагревателя. Варим
турецкий кофе.
     Банг-банг!  -  втягивает  шахту,  пропущенную   через  водяной  фильтр,
Альбертия. И еще раз: - Банг-банг!
     Банкует на  ксесе  Шломо. Нарубил табак  безопасной  бритвой.  Разогрел
катыши гашиша над пламенем свечи. Месит новую ксесу. Засыпает конус форсунки
с горкой,  с притопом -  чего  жалеть? Старый -  окочурился. Новый - сиди да
меняй.
     Банг-банг! - сосет Антуан, араб-христианин из Галилеи. - Банг-банг!...
     Он удерживает в себе дым до конвульсий. Это его праздник - христианский
канун. А мы - жиды, нам всегда нравились гойские праздники.
     Теплая бутылка "банга", прокрутившись  у терпигорьцев,  зажата  в  моих
руках. Ксеса  от Шломо, и пламя зажигалки от Шломо запаляет стартовую смесь.
И  вот с бульканьем втекает в  душу дым. И мгновенно, почти  мгновенно  тебя
заливает невесомой тихой волной безразличия.  Это поначалу. А потом отчаянно
хочется жрать. Если гашиш  хорош, тебя волокет тайфун обжорства. Торнадо! По
кускам общакового хлеба, смазанного майонезом.  И  нет сил  соблюсти себя. И
еще раз - банг-банг!  Хаваем вчетвером. Давясь  кусками. Не испытывая стыда.
Банг-банг!
     Вскипела вода. Дежурный сержант-эфиоп подходит к решеткам двери.
     Сержант продрог, ему невтерпеж хлебнуть горячего пойла.
     -  Яй-я!  - дразнит Шломо  конвейерной кличкой надзирателей-эфиопов.  -
Зачем ты на ночь пьешь кофе?
     - Я замерз, - не врет шакалюга.
     - Ну что, мужики, нальем?
     - Налей, иво мама ибаль, - не возражает Альбертия. И снова на иврите: -
Он ведь тоже пожизненно с нами.
     Антуан,  не  вставая,  проталкивает  пластмассовую  чашку  в  щель  под
прутьями дверной решетки. Сержант берет и уходит.
     Он  получил  свое,  и ему до фени, что внутри камер. Не орут  - значит,
спят. Банг-банг!  - кочует по кругу  уголек  милосердия. - Банг-банг! Шломо,
Антуан  и Альбертия - душегубы  с приговорами в вечность. Шломо - с прицепом
плюс пятнадцать. Выпало чеху  отбацать первую четверть  срока  - до отпуска.
Вышел.  Девицу с  голодухи внаглую  оттрахал  под  пистолетом. За  любовь  и
"смит-вессон" довесили  пятнашку. Ему, кроме  штрафняка,  ничего в подлунном
мире   не   светит.   Только   выход   ногами   вперед.    Может   быть,   у
восточно-славянских  семитов и  маманю  задолбить  не  западло, но  с  таким
протоколом в руках на зоне шибко не раскрутишься. А так - мужик как мужик.
     Антуан и Альбертия - романтики. Альбертия  заколбасил свою жену. Антуан
сделал "маню" жене своего хозяина. По обоюдному согласию с хозяином.
     Антуан -  молчун,  в  камерные  разборки  не  впрягается. А Альбертия в
период летнего обнажения блатует наколками, как шкурой тигровой. Расписан от
пальцев ног до головы.
     Тузом козырным выколота на груди справка.  По-русски.  Типовая справка,
выданная  кулашинским сельсоветом  о  том,  что  Альбертия  такой-то-  вор в
рамочках. И заверена печатью. Если очень внимательно присмотреться - круглая
печать сельсовета Кулаши.
     Четвертым в  новогоднем кайфе  - я. Кусок... из  Комсомольска-на-Амуре.
Приговор:  два  года  за  хранение  противотанковой  ракеты  "лау".   Слегка
подержанной  реактивной  ракеты.  Я   ежедневно,   ежеминутно  ощущаю   свое
ничтожество.  Жильцы  штрафного  блока Вав-штаим  не  воспринимают меня  как
реальность.  Я для  них даже не  пассажир. Просто так  -  нихуя  из  Снежной
страны.
     Банг-банг! - по третьему кругу идет бутылка. - Банг-банг!
     -  Что, мужики, - говорю, - случалось ведь с нами раз в жизни влететь в
непонятное? В такое, что сколько ни мни задницу, его не стряхнуть?
     - Куда ты  едешь, дорогой? - проверяет  Альбертия.  - Что ты  имеешь  в
виду?
     - Про такое, что было за чертой? Что приходит по ночам и пугает. Про НЕ
ТО.
     Гашиш распирает  виски. Я уже на  большой высоте. С мягкими провалами в
воздушных  ямах  кейфа. И  сидящие  в  кругу кажутся мне  милягами.  Чувство
сострадания и симпатии охватывает меня. Я  понимаю,  что становлюсь зомби. И
не сопротивляюсь.
     Банг-банг! Банг-банг! Банг-банг!
     -  ...  Лет восемь  назад гоняли нас на  строительство  блока "хей",  -
вспоминает Шломо. - Блока психиатрии. Глухонемой островок для  уже незрячих.
Льем бетон для счастливчиков, а у амалеков -  рамадан. Днем  не жрут, ночами
чавкают и галдят  - не  заснуть.  Помню, это  было в среду. Ночью. Смотрел я
фильм по  телевизору в иксе одиночном.  Даже название  запомнил: "Мужчины  в
ловушке". Видели?  Там  четырех  вольняшек попутали  бродяги  в  тайге. Кого
задолбили,  кого опидарасили. Очень хороший  фильм. Ну,  а  после кино, сами
знаете...  Выгнали  во  двор  перед  сном   пробздеться.  Все   как  обычно:
потусовались, покурили. Посчитали нас да заперли.
     Свет в коридоре в решетки моей двери подсвечивает который  год.  Койка.
Тумбочка.  Телевизор. Торчок и  фотография Саманты Фукс. И еще - в тот вечер
сильно болела  голова. Уснул. Не помню, сколько времени прошло. Проснулся от
того, что кто-то ходит по постели. Открываю глаза. Знаю, что открываю  глаза
- и ничего не вижу.  Ни света сквозь  решетки, ни сисек Саманты Фукс. Гуляет
подо мной  матрац, продавливается.  Чувствую,  что-то небольшое, килограммов
тридцать весом. Ладони приложил  к лицу - чувствую ладони. Все равно - тьма.
А койка скрипит. Проминается.  Страх  меня  инеем приморозил. Падалью несет,
ребята, будто  хомут надели  из дохлой кошки. Все,  думаю.  Со  свиданьицем,
доктор Сильфан. Хапнул  Санта-Марию. В недостроенный корпус  "хей" упакуют с
паранойей. И в фас, и в профиль.
     Потянулся за заточкой  под подушкой. И,  может быть, впервые  по ляжкам
кипящий  понос потек. И -  я вам уже говорил - ничего не вижу. Вдруг паскуда
эта  как  рванет за  руку.  Слетел я с  койки, ебанулся головой о  стенку. И
отключился.
     - Врет все, хуеглотина! - вскрикивает обшмаленный Альбертия. - Зачем на
ночь такое рассказывать?
     -  Заткнись, придурок,  - вмешивается Антуан. - Дай Шломику доехать  до
конца.
     -  ... Очухался от боли под мышкой.  Вздулась лимфа, горит. На  койку я
уже не  ложился.  Сидел  до утра, прижавшись  к стене.  Держал двумя  руками
хинджар и трясся.
     - Чего ж не позвал выводного, - подъебывает Антуан.
     Шломо  смеется.  В  этом  мире  нельзя  просить  помощи.   Ни  у  кого.
Соблюдающий себя зэк помощи не попросит. Тем более у выводного.
     - Это тебе померещилось, - не унимается Альбертия.
     - Продрысни на хуй! - закипает чех на полном серьезе.
     - Что же это было, Шломо?
     - А хер его знает!... Утром на разводе встречаю козырных: Сильвер. Киш.
Гуэта. Коэн.  Жмутся  мужики,  как  сучье  подзащитное, блядуют  глазами  да
сигарету об сигарету прикуривают. Подхожу.
     - Что, братва, хороша ночь была?
     - Не  вспоминай!  - обрывает Гуэта.  -  А начальника по  режиму дергать
надо. И срочно.
     - Так мне это не приснилось?
     - Нет, - сказал Гуэта. - Но вспоминать не смей. На работу не идем.
     Ну-ну... На работу не идем. Сержант в крик:  "Саботаж! Балаган!" ... на
работу не идем. Трешь-мнешь,  но Карнаф прибежал. И ларьком грозил обделить,
и свиданьями. Цим тухес.
     - Завари дверь  арабского отсека, - орем в  одну глотку,  -  и щели  не
оставляй. Руби им дверь хоть из своего кабинета, а нас - отдели... Вот какая
была  история,  - заканчивает от своего непонятного Шломо и трамбует в  банг
новую порцию. - Только дверь с той поры занавесили листовым железом.
     Бутылка  банга  ходит  по  кругу,  и  мне,  опейсатевшему  в  тюрьмишке
Тель-Монд,  мерещатся мочащиеся  к  стене  амалеки,  помилованные  Шаулем на
поножовщине в Газе. Пророк Шмуэль и проклятье на вечные времена. На барашков
жирных позарился красавчик-царек от плеча выше любого  в Израиле,  а платить
паранойей моему Шломику.
     - Теперь, Лау, рассказывай ты, - объявляет Антуан. - Ты замутил на ночь
глядя, вот и вспоминай про свое.
     Что могу я  рассказать этим  людям с приговором в вечность? За год моей
отсидки за забором ничего "абсурдного" со мной не произошло.
     Шломо греет меня двумя новыми затяжками, и я влетаю в историю 17-летней
давности.
     - ... Гнали танки на маневры из Джулиса в Бекаа. Напарник Натан катал в
покер всю ночь накануне и за руль не садился. Перли на подъем до Иерусалима,
гудели в  Рамат-Эшколь,  вывернули  на  затяжной спуск до Иерихона  и  давай
упираться  и  осаживать  стотонный комплект.  Это  был  мой  первый спуск  к
Мертвому морю,  и когда запарковались против ворот базы  Гади, я  понял, что
ничего  тяжелее  и  серьезнее  этого  спуска  в  жизни  не  проходил.  Натан
отоспался,  но  чувствует,   сукачок,   что  перепрессовал.  Схватил  тендер
сопровождения и говорит:
     - Давай,  Мишаня, я тебе город Ерихо  покажу.  Тебя здесь еще  черти не
носили.
     - Давай,  - говорю, - только с тебя банок пять "Амстеля" причитается за
порванную жопу. Давай, поехали!
     Похватали  "узи",  пристегнули рожки и  поехали. Наваливаем  в Иерихон.
Базар  да  лавки,  банк  да  ратуша.  Вонь  мочи  и кислятины,  как  на всех
мусульманских стойбищах. От Ташкента до Иерихона.
     - Натанчик, - говорю, - ну скажи, был я в Ерихо?
     - Нет.
     - Вот и я говорю, что нет! Только смотри, чтоб крыша не поехала...
     - Перегрелся ты, брат, на спуске. Давай, сначала пивком остынь.
     Ну,  подходим.  Натан трекает по-арабски.  Пакет  кофе  с  гэлем купил,
сигареты, пиво. Стоим, пьем.
     - Так что, Натанчик, был я в Ерихо?
     - А хуй тебя знает, - говорит мой напарник Натан, - но с тех пор, как я
тебя знаю, могу забожиться, что нет!
     -  Натан, -  говорю, - и я знаю,  что не  бывал никогда. Только  там, с
тыльной,  с обратной стороны улицы, прямо напротив лавки этой, есть кузница.
Старая  прокопченная  кузница.  И  сидит  там древний, как  дерьмо  мамонта,
чучмек. И я помажу с тобой фунт за сто, что так оно и есть. Ну, помажем?
     -  Ох,  Миша-Миша,  -  втыкается  укайфованный до  отказа  Альбертия  и
переходит на русский язык. - Что  хорошего я от  тебя вижу? Что здесь НЕ ТО,
блядь, ты хотел рассказать?
     -  Хевре, - говорит  Альбертия  на иврите,  - я расскажу  вам случай  -
машеху бен-зона! Голову поломал  и  даже под планом понять  не могу... Был в
нашем городе автоинспектор Федор Иванович Потухаев.
     - Автоинспектор что? - Спрашивает Антуан, утерявший нить от неслыханных
в своей жизни ФИО.
     - Козел был такой,  что весь город его бздел, как беса. Раз поймал меня
с левым  грузом и деньги  брать не хочет.  Давай, говорит,  документы. Я даю
деньги. Он говорит: нет, давай документы.  Я уже ничего не понимаю.  Совсем.
Он  берет  технический талон и  начинает  писать. Писал-писал,  писал-писал,
места не хватило - на крыле стал писать!
     От ужаса грузинского эпоса у меня взорвался чердак. На ватных ногах иду
отлить за фанерную  загородку толчка. Колики  хохота разрывают  мои кишки. В
голос ржут  "убитые" вором  "в законе"  Антуан и Шломо. Обеспокоенная камера
цыкает на нас матом и проклятьями.
     - Соэр! Соэр! - оглашает прогулочный двор  штрафного блока  крик жильца
из соседней камеры. - Ответь же, надзиратель, почему молчишь и не отвечаешь?
Вакнин вены вышвырнул...
     ... Покропили Новый Год  -  вышибают из меня придурь гашиша чужие ломки
вскрытых вен. Шломо гасит свечу. В темноте расползлись  по матрацам.  Сейчас
надзиратель поднимет "вайдод", и набегут удальцы спецконвоя.
     Я лежу весь сезон дождей под  неостекленным окном, завернувшись в сырое
сукно  одеяла.  Пыль  дождя  на  моей бороде и  плеши. Из ошпаренных  планом
глазниц тоже дождь по ненужной жизни.
     - Эй, Моше, - говорит Антуан. - Ты чего нас держишь за яйца? Показал ты
напарнику кузню?
     - Спи, христианин, и дай спать другим. Нам уже не нужен Ерихо...



     ПАРДЕС
     (У ПОДНОЖИЯ ТАЙНОГО УЧЕНИЯ)

     Глава первая

     ПШАТ

     Сидели под замком в тюремной синагоге. Ждали десятого  на  миньян.  Шел
контрольный  пересчет заключенных в  штрафном блоке Вав-штаим.  В  резиновых
сапогах  до  мудей  бегал  по  лужам  старший  надзиратель  Хабака,  друз  с
мертворожденной рожей и амбарной книгой в руках.
     Ничего хорошего эти  побежки вброд нам не сулили и, как факт,  завопили
сирены над Аялонской крыткой.
     Десятого не привели, но двор заполнили специалисты с тележкой "Габизон"
(сочинил жид  по фамилии  Габизон агрегат  на колесах,  слезу  у  коллектива
вышибать) и удальцы с дубинами из белой пластмассы.
     Трепали первую камеру, вызывая злодеев поименно.
     Вставала   под   февральский   дождь  козырная  семитская  масть  Земли
Обетованной.
     - Бакобза! - кричит из будки охраны дежурный офицер по кличке Носорог.
     - Яаков бен-Моше! - отворяет  беззубый рот кокаиновый жилец Бакобза.  -
Приговор - пожизненно.
     - Встань у стены и замри, - советует мужик с газометом.
     Щуплый Бакобза  форсирует  водный рубеж в  полуботинках  и  прилипает к
стене. Напротив, на дистанции одного скачка, встает боец с дубиной.
     - Шхадэ!
     - Абдулкарим абу-Снин! Приговор - пожизненно.
     - Рибавчи!
     - Иссахар бен-Шаул! Пожизненно.
     И по луже к Бакобзе и Шхадэ...
     - Шимонович!
     - Файвл бен-Ицхак! Осужден на девять лет.
     Редким крапом в блоке Вав-штаим приговор в однозначную цифру.
     Мастер в офицерских погонах прессует публично:
     - За что?
     Шимонович мнется...  Ему неудобно... Вот  так,  при всех?  А его удалец
дубиной наотмашь - хрясь!
     - Растление малолетних!
     - К стене, мразь! - командует Носорог.
     Шимонович  бежит  к  стене  -  аргентинец   с   забацанными  гормонами,
собственных  детишек еб, равноправный член беспредельной  кичи; даже блатует
порой...
     - Смотри сюда! - корит меня Йосенька  Абрамович  и тычет двумя пальцами
рогаткой в священную книгу Нида. - У тебя в конце месяца тест!
     В  моих наставниках  Йосенька-Молоток, таксист  из  Хайфы,  и мы читаем
запоем книгу Нида.
     - Йос, -  говорю я старенькому Абрамовичу, я боюсь выходить с двушкой в
приговоре под палки вон тех.
     - Ты не из нашей кодлы, - успокаивает Молоток. - Ты под лапкой Шабака.
     - Да... - говорю. - Да, да...
     Тот,  что  огрел Шимоновича,  прости  за пошлость  фразы,  волнует  мое
воображение. Гнедой бес с лицом еврейского гладиатора и бабьими бровями!
     Кандехаю на ватных ногах четыре шага и липну к прутьям двери.
     Валлак, арс! И этот жизнелюб легкого поведения, любитель арены!
     Тот  же  румынский синдром в глазах свинцовой непорочности. Так смотрел
на меня подельник. Там, в следственной тюрьме Петах-Тиквы.

     ...  Прострация бетонной норы без  окон. Девять ступней в длину, пять в
ширину. Жужжит вента  про  печки-лавочки  прошлой  жизни... именины в  сорок
четвертый раз... следак Эранчик. Не бьет... Февраль... Хешбон нефеш...
     - Выводной! - ору. - Выводной!
     - Что ты хочешь?
     - Пить.
     - Подойди к волчку.
     Подхожу, мудила грешный...
     - Тьфу! - орошает плевком выводной. - Пей, Калманович ебаный!!!
     Тайманец-патриот  окрестил  меня  Шаббтулей Калмановичем. Ничего. Отмыл
очко сральника.  Напился  от пуза... Эранчик, Эранчик,  Эранчик  и  выкладки
компьютера:  номер базы,  номер  склада, номер ракеты... Восьмерки  крутишь,
дурак! Подпиши, что НЕ ТЫ крал, и домой...
     "Вот мчится тройка почтова-а-я... По Волге-матушке зимой... "
     Пиздец! - прожигает. И он здесь... поет...
     Я еще не въехал, читатель. Невдомек, за что и почем...
     - Возвышаемся, братка! - ору. - Возвышаемся!!!
     - Мойшеле, - слышу, - не бзди! Они пойдут с нами на соглашение. - Как в
воду  глядел  побратим. И был прав. А когда человек прав, он не виноват. Это
точно. Разве можно винить двуногих за жизнелюбие?

     ... Тусовались во  дворе  тюрьмишки поганой.  Время  прогулки для  сук,
подзащитных властью. То блядво! И мы с ними.
     У меня уже, слава Б-гу, двушка в приговоре и два в "уме", а подельник о
соглашении чирикает и стихи странные пишет. "Меня, как подушку, вспороли.  А
пух не собрать никогда!"
     Я уже и ракета, и ракетоноситель, и завтра утром меня воронок закинет в
созвездие  Ницан,  и  вот  мы  приняли спиртяги  от  доктора  милосердного и
тусуемся  на  прощанье, трекаем,  как  соскочит,  отдышится  и  листочки мои
сволокет издателю путному. Гонорар чтоб на ларек осел...
     - Миша!  - говорит мне подельник и руки  на  плечи кладет, чтоб я лучше
слышал. - Я-то какое отношение имею к ракете?!  (Это он  меня, но уже как бы
медиум спрашивает.) Я причастен к ракете??!
     И уже не ртом, а глоткой:
     - Ты, тварь, свидетель обвинения!!!

     Ну, что ж, я еще не зек,  читатель. Я только абитуриент с  приговором и
оседаю, немею под  наглостью. Нагрузился чужой паловой, сплю, фраерок, и еще
не понял. Жизнелюбы вообще не спят. Никогда!

     - Йосенька,  - говорю. - Что  должен сотворить  семит в Израиле,  чтобы
попасть под домашний арест?
     -   О-о-о!!!   -   сказал   Йосенька    Абрамович.   -   О-гого-гого!!!
О-гого-гого-гого и даже больше!!! Прочтем книгу Нида, все узнаешь.
     - Радар?
     - Все  не  так  просто,  пацан.  Все совсем не  просто.  Тебя мамой  не
прессовали?
     - Б-г миловал, - говорю. - Прибрал в малолетстве.
     - Дай скорее  сигарету и сопи в тряпочку, - сказал Йосенька Абрамович и
дважды ударил  себя  ладонью  в  грудь.  -  Я тебе  расскажу,  как прессуют!
Подпускают в нужный момент старенькую  еврейскую маму к сыночку-преступнику.
Старенькую больную маму, обезумевшую от наглого  шмона на предмет наркотиков
и холодного оружия между  ног. Старенькая больная еврейская мама рыдает "цим
ломп" Ей страшно и стыдно среди  казенных  жоп, решеток и шлюх с  оловянными
рожами.  Орут  дети и  надзиратели.  Мама  явственно хочет  пить  и  сбежать
одновременно. Но... Дай сигарету! - прессует Йосенька.
     У меня нет выхода. Мне интересно, куда убежала мама...
     - Но... - продолжает  счастливый старик.  - Открывается дверь,  и  вас,
дюжину хуеглотов в оранжевых  рубахах с синим отложным воротничком и клеймом
на  груди  "Шабас",  вводят  в  комнатушечку  с  мелкой  сетью  до  потолка.
Бездельники за  сетью бросаются на  абордаж,  мнут и давят друг друга, а вам
простор.  Вам  даже  комфортно,  только  курить  хочется.  Пару  б  затяжек.
Терпигорьцы твои уже устроились по хамулам, а ты все не  видишь, кто  к тебе
пришел. Воровским ухом на микропоре ловишь  родной  писк: "Сынок!  Я тебя не
вижу!"
     Твои мозги хорошо задрочены текущими событиями, и тебе кажется, нет, ты
даже уверен, что слышал: "Сынок, я тебя больше не увижу!"
     - Мама! Мамуня!!!  -  кидаешься ты  на  голос,  на сеть. -  Пропустите,
бляди, старую женщину!
     Семиты жалеют твою  еврейскую маму,  и  вот она рядом. Она видит тебя и
плачет.
     - Майн зин, - спрашивает мама, - где твоя одежда?
     - Стирают, мама. Скоро просохнет...
     -  Это  хорошо, что ты  стал религиозным, - шепчет старушка. - Теперь я
спокойна.
     - О чем ты говоришь, мама! Какая религия на пересылке?!
     - Не лги мне! Маме не лгут. У тебя на сорочке написано "Шабес".
     - Да, мамочка... Ты сигареты не принесла?
     - Нет, сынок. Сказали, нельзя.
     - Хорошо, мамочка. Дай я тебя поцелую.
     - Как, сынок?
     - Крепко. Просунь в сеть палец.
     И ты берешь губами корявый  палец своей  старухи, как соску-пустышку  в
детстве, и мама затихает...
     - Э-э! -  оттягивает  тебя за отложной воротничок надзиратель-грузин. -
Пашель!!!
     Кусок нихуя из Кулаши заподозрил членовредительство. Он не хочет, чтобы
старушке отгрызли палец в его смену.
     Свидание окончено.
     - Всо! - объявляет. - Иды!
     - Береги себя, мамочка!
     - Молись и не лги, сынок! Никому не лги. Я буду тебя навещать...
     - Кончай, Молоток, - обрываю Йосеньку. - Хабака к нам идет.
     - Так тебя мамой не прессовали?
     - Нет.
     - Жаль. Очень жаль следователя. С несерьезным клиентом связался.
     - Это я забоюсь, Йосенька. Жизнелюб передал на Тель-Монд через визитера
пейсатого: "Если я, - говорит, - сяду,  ну, не дай Б-г,  сяду, я его на зоне
завалю!"
     - Крутой, видать, сионист!
     - Да, Йосенька. Это у них семейное.
     - А ты, шмок, вены вышвырнул?
     Я молчу, соглашаясь.
     - И из Тель-Монда, да, в беспредел Вав-штаим?
     Я молчу, соглашаясь.
     - Теперь ты понял, где тюрьма, а где бейт-тамхуй?
     - Кончай, Молоток, - говорю. - И поверь мне, что я что-то понял. Только
там меня кум принуждал к откровению. Принуждает, блядь, а отказать неудобно.
Вот я и вышвырнул.
     - Шмок, - говорит Йосенька.
     Я молчу, соглашаясь.

     Глава вторая

     РЕМЕЗ

     Сидели под замком в тюремной синагоге. Трепались вполголоса с Йосенькой
за жизнь и ждали десятого, благодати ради.
     Во дворе  "купали" какую-то камеру, лил  февральский дождь, а время  на
послеполуденную молитву подпирало.
     - Машиях  не  придет!  - сказал реб Сасон-ложкомойник. Шестерка Сасон у
реб Гурджи, раздавалы паек, как левит у коэна.
     Он сдернул с плеч талес, аккуратно сложил и засунул в торбу.
     Реб Гурджи тоже снял талес.
     У них началась криза, и это было понятно без комментариев Раши.
     Реб Гурджи извлек из бушлата бутылочку адолана и сосредоточился. Ногтем
большого пальца отмерил лучшую половину, сказал:  "Леитраот", - и исчез, как
каббалист.
     Реб Сасон засосал остатки по-английски. Не прощаясь.
     Осталось нас, вменяемых, семеро.
     - Приступим к молитве, - сказал Йосенька Абрамович. - Пока не поздно.
     - Бэкавод! Бэкавод! - одобрил Йосеньку полуминьян.
     Реб  Йоселе  Абрамович встал  на простреленных ногах инвалида Войны  за
Независимость у стола, покрытого синим плюшем и львами.
     - Счастливы находящиеся в храме Твоем, вовек  они будут хвалить Тебя! -
повел реб Йоси молитву Минха. - Счастлив народ, чей удел  таков.  - Реб Йоси
творит молитву  на ашкеназийский лад, подвывая и гнусавя на  концовках,  и к
этому надо привыкнуть. Иначе  все  кажется антисемитской шуткой. -  Счастлив
народ, чей Б-г Господь!
     Качается в поклонах старик Йосеф, будто белая птица клюет зерно...
     Кладет в сухой рот астматика пальцы, перелистывая страницы...
     Четвертый год от приговора в вечность Абрамович  на  штрафняке. Загнала
жена-старушка  блядством   в   аффектацию  (на   горячем   поймал  бабку   с
сосунками-арабчатами  в  собственном  доме  на Кармеле), молотком  слесарным
двадцать  один раз грохнул. Очко!  Постель в  кровище,  а бабуся все ляжками
грязными сучит.  Уйди ж,  дурак! Пятерка за аффект и через три года дома! Но
злодей  Йосеф  бьет  еще раз.  Успокоил.  Ну,  а  двадцать два - это перебор
по-любому. Это и в Африке - перебор!
     Будь же справедлив, читатель!
     Где в Сионе извергов держать?
     Точно! На  убой их в Вав-штаим.  Там косоголовые.  Последнее заберут  и
пайку  тоже.  А  почему  нет?  Дед  свое  за  семьдесят  лет сожрал. У  него
холестерин. Сам  не отдаст - помогут  и морду майлом  попортят. Как к Б-гу с
пенсами на морде  являться? Да. Опять же,  молодняк жить хочет.  Жажда,  так
сказать, жизни.
     Текут,  переливаются  от Моисея  вечным  ручейком  надежды  слова  Б-га
единого! Через Йосеньку в души наши. Слушай, Израиль.
     Уже встаем  на  Шмона-эсре, а тут Хабака замком  гремит.  Над задвижкой
застрявшей старается.
     Мы к двери хором:
     - Не губи молитву!
     -  Заткните свои  рты, падлаот! -  вскипает промокший друз. - У вас еще
будет много молитв. Очень много. А ну, выходи по фамилиям!
     Снимаем талиты, не складывая.
     - Ханания! - выкликают.
     Пошел Ханания.
     - Авшалом бен-Барух! - кричит.
     - Осужден на семнадцать.
     - Винокур!
     - Моше бен-Залман. Осужден на два года.
     Слышу хохот и крики:
     - Тебе, стоя у двери, спать. На одной ноге. Узник ебаный! Щаранский!
     И конвой щерится. И тем смешно.
     - Синай!
     - Алон бен-Давид. Два пожизненно.
     Тишайший перс, этот Синай. (Кличка - Хумейни.)  Большой ценитель покоя.
За то и крест  свой несет. (Катал юноша  девушку  на мотоцикле под окнами  у
перса. Долго катал. Тарахтел драндулетом... У господина Синая - нервы! Вышел
с ломиком-гвоздодером.  Успокоил и юношу,  и девушку.) Теперь не слышит шума
городского. И не нервничает.
     - Цадок!
     - Гурджи бен-Ишай. Пожизненно. (Брата родного, "Авеля", замочил в споре
за басту на базаре.)
     - Абрамович!
     - Йосеф бен-Шимон! Пожизненно.
     Стоим  во  дворике. Слева Гурджи,  справа  Йоселе. Перед  нами  Рыжий с
дубиной.  Дворик  наш  -  сорок  шагов в длину и  шестнадцать  в ширину.  На
тусовках не раз вымерял. Можешь верить. Ровно на полхуя ниже уровня Мертвого
моря.  Ган Эден! От стены вправо - комнатенка, где белье из стирки получаем,
и клуб для  разборок  с пристрастием. Дальше по  периметру - вход в блок.  С
дистанционным замком калитка, видео-шнифтом и говорильным устройством.
     Теперь идет жилье. Первая камера, вторая, наша третья (мой  с Йосенькой
апартмент. Четыре койки на восемнадцать жильцов,  и ты уже въехал, читатель,
что там спало?! На коечках этих?), синагога и четвертая. За углом - пятая  и
шестая (арабские), кусок стены,  смежный с тюремной  кухней, и заканчивается
седьмой, восьмой и будкой охраны.
     Вот  и  весь Вав-штаим. Турецкими  зодчими в начале  века  воздвигнутые
конюшни  оборудовали  прочными  решетками сионизма, теленадзором и  стальной
сетью  поверх  двора,  чтобы  аисты  нас,  блядей,  не  унесли.  Да  надпись
наскальная над синагогой: "Жизнь хороша и без наркотиков".
     - Гурджи, - шепчу, - что там написано?
     - Где?
     - Напротив.
     - Н-ну! - отшивает незлобно адолановый зек. - У грамотных спроси.
     Мы с Гурджи - ништяк. Гурджи в  блоке самый козырный!  Это  он, услышав
арабский "трешь-мнешь" за "Лау", принес японскую бритву.
     - Не бзди! - успокоил. - Ты не проснешься - и они не проснутся.
     Я ему верю. У меня нет выхода.
     Йосенька  Абрамович  дохнет   под  дождем.  Ему  ну   никак  нельзя   с
простреленными ногами по щиколотки в воде.
     - Держись, старик. У нас еще пять сигарет есть! На пару.
     - Держусь, - сипит Молоток. - Выхода нет.
     - Эй, раввины! - командует Носорог. - Бегом в синагогу.
     Посреди лужи Хабака в ботфортах. Ловит шанс - кого бы огреть!
     Молоток по-рачьи шустрит под замок. Я - за ним.
     - Лау, - окликает Хабака. - Ты мне делаешь нервы!
     Ему показалось, что я бегу с ленцой.
     - Сколько еще ты будешь трепать мне нервы?
     - Прости, Хабака! Я ошибся. Я больше ошибаться не буду. Сто процентов.
     Мертворожденный  друз  абсолютно   непредсказуем.   В  его  смену  даже
супер-козырного Гурджи прохватывает понос. Не про нас, шваль, будь сказано.
     - Ну беги, - не бьет Хабака. - Я тебе верю.
     "Какой доверчивый парень? - думаю. - И на тебе - нервный".
     Еще не понял, что нервничать нельзя. Это привилегия вольняшек.  Недуг и
порок одновременно. Тебя  б  в любую из камер закинуть на исцеление. А? Ты б
уж больше не нервничал. Никогда. Шибко нервных на зоне, прости за выражение,
в  жопу ебут! Без спроса и любви. Шокотерапия народная, но, увы, излечивает.
Раз и навсегда.
     Теперь,   думаю,   после   водных   процедур   и  счастливых   стечений
обстоятельств напишу-ка я супруге письмо. И гори все синим огнем.


     Глава третья

     ДРАШ

     Сидели под замком в тюремной синагоге. Закурили. Обсыхаем.
     Круговорот воды в природе, а мы не жрамши.
     Господи, думаю. Ведь это не вода, а я испаряюсь. Йосенька, Гурджи...
     Рабы  Твои... Почему пути  Твои неисповедимы? Йоська  учит:  учи  Нида,
Коэлет  твердит обратное... Умножающий  знания  - умножает скорбь...  В доме
праведников  родился и там бородой  оброс, но не научился мудрости выше, чем
мудрость молчания,  а  тебя  любой  гандон  в паранойю вгоняет:  "Почему ты,
бахурчик, молчишь и не отвечаешь?"
     Из  подлунного мира у тебя волокуша к светлому, а там беспредел,  и нет
ничего нового под солнцем.
     Наглядный тому пример - Мики Перелмуттер.
     Знаешь, читатель, какой это зек был? ТЫ ЗНАЕШЬ, КАКОЙ ЭТО ЗЕК БЫЛ???!!!
У  него  яйца были  такой  крепости, что росли  впереди ушей, на висках!!! И
каждое в собственной мошонке! Где у  нормальных  людей пейсы  -  там у  Мики
Перелмуттера болтались яйца. С ним Нацив разговаривал стоя и в третьем лице,
как  с императором  Хайло Силасио Первым! Ципорим наперегонки  птичье молоко
таскали.  Из своего кармана  доились! Вертухаи его икс  гуттаперчевым ключом
отпирали, чтоб не шуметь, так он их кетменем в боевой шок вогнал и с тех пор
сам  себя  запирал.  Произвольно.  Когда сам хотел.  Но  зеков  не  обижал и
шестерками брезговал. Столбовой был урка. Крутой!!!
     Раз приходит хозяин кичи. На цирлах. Постучался и говорит:
     - Микилианджело Перелмуттер!
     - Н-ну?
     - Ваш срок весь вышел!
     - Ну?
     - Все бумаги оформлены, и такси за забором стоит!
     - Ступай, - говорит Мики Перелмуттер. - Я подумаю.
     У хозяина  понос по жопе течет, а  Мики Перелмуттер делает предложение,
от которого невозможно отказаться:
     -  Я,  -   говорит,  -  хочу  с  контингентом   посовещаться,  но  чтоб
администрации  духу  не  было! Такси,  -  говорит, - пусть  въедет и ждет на
вахте. Да покормить водилу не забудь!
     Как мы прощались, читатель!!! Как прощались!!!
     Для каждого теплое слово нашел!
     - Пьянь ты, Моисей Зямович!  - говорит Мики. -  Пьянь!  И  нельзя  тебе
оружие доверять.
     Я стою, и  скупые мужские слезы (грамм сто, не больше) льются вовнутрь,
обжигая гортань.
     Остограммился, а Перелмуттер утешает:
     -  Пьяница  проспится,  -  говорит, - а пидор -  никогда!!!  Прибей,  -
говорит, - слова эти на  дверном косяке сердца твоего. И сынам сыновей своих
передай: пусть куда угодно идут, только не на соглашения!
     Кем, ты думаешь, читатель, стал такой калибр на свободе? Ну?
     А я отвечу: Микеланджело Перелмуттер стал Эсквайром!!!
     Купил на Масличном бугре четыре могилки и сдает их помесячно.
     Как меблирашки. Для репатриантов.
     Ибо сказал Коэлет: Суета сует и всяческая суета... Да.
     Однако я отвлекся.
     Третьего дня вызывают меня натощак к референтше  по делам заключенных -
тунисайке по имени Мизи Барехов.
     - Фарадж, - говорю надзирателю, -  за  что ты меня к ней тащишь? У меня
по режиму ни одного нарушения нет. У меня к референтше нет никаких вопросов.
Почему ты меня к ней тащишь?
     - Ничего  не знаю,  -  сказал  выводной Фарадж  заячьей губой. - Велела
привести и все. Шевелись.
     Шустрю, сворачивая сырой  матрац  и  мокрые  одеяла  (сезон  дождей  на
родине),  а  мы  с  Йосенькой на бетонном полу  под окном. Рожу  ополоснул и
готов.
     Йоська  мне  носовой  платочек  сует  зашмарканный: "Обоссы,  отожми  и
притырь,  - поучает. -  Не  ты  первый... "  Выхожу  из будуарчика, а  племя
махровым  антагонизмом  кипит,  и  это,   пожалуй,  требует  объяснения.  Не
нервничай, читатель, сейчас объясню.
     Дело в том, что  камера наша нищая до  святости. У козырных хронический
криз.  Дрищут и  блюют,  а  "джяджя"  больших  тюремных  деньжищ  стоит.  Аж
пятьдесят  пачек  ларьковых  сигарет!!!  (Нюхни, читатель, в должок, если ты
молод, белокур, средней  упитанности и либерал-гуманист.)  Адолан, опять же,
не всем и не вволю. Вот на махнаке  и порют вены, да к  референтше Миздаенет
Барехов просятся... на шару.
     Дело в том, что госпожа референтша обладает природным даром анестезии!
     Госпожа   референтша  имеет  моду  беседовать  с  заключенным   сидя  и
исключительно лицом к лицу. Вплотную. У нее мнение, что это сближает!
     Тунисайка   раскрывает  пасть,  и  оппонента  обуревает  восторг!  Были
счастливцы  на  зоне, неделю летали  на  дармовом ширеве!  Не референтша,  а
газопровод Бухара - Урал!
     И вот зайцегубый Фарадж волокет меня к референтше.
     Референтша  сидит, понимаешь, и ждет, а меня за каждой калиткой шмонают
с пристрастием. В коридоре управления опять же приютили в закутке, но только
хитрожопой машинкой с зуммером, и впустили.
     Стою и недоумеваю. По коридору туда и сюда, а потом сюда и туда, но уже
с  подносом, тусуются какие-то странные  зеки  в  опрятной глаженой  робе, с
чистобритыми ряшками апикорсов, и выглядят абсолютно не задроченными!
     Стою и недоумеваю.
     Тут ко мне подходит неизвестный Бен-Ами с мальбориной на губе и на ухе,
а  в  "чердачке"   нагрудного  кармана  их  целая  россыпь,   и  принимается
шантажировать меня за сигарету.
     - Ответь мне, бахурчик! - говорит. - Почему ты молчишь и не отвечаешь?
     Ну,  в натуре, думаю,  что  может  быть  такое,  чего в природе быть не
должно,  но  есть?  Вроде  бы  Бен-Ами,  но  из черепа радар  цветет  синими
пестиками Чака-лака.
     Мистика,  думаю,  и  бред  Айзика  Азимова.  Остановилось  солнце   над
Тель-Мондом, а луна над тюрьмой Аялон в долине дарвинизма!!!
     Но Фарадж не дает  нам шанса скрестить  лясы. Из-за  заячьей губы такие
вульгарные слова вылетели, что я покраснел и потупился. Хам!
     Так и не поговорил я с мистическим зеком. Разошлись,  унесенные ветром,
и слава  Б-гу. Какая мистика  может  быть  в  наше  время? Окромя  домашнего
ареста?  Йосенька  Абрамович  утверждает,  что  в  его  время  мистика  была
повсеместно. "Хуй без ног, а стоял!!! А теперь только фуфель и суета!"
     В  таком  смятении души меня вводят  в  лабораторию  госпожи Барехов  и
плотно закрывают дверь.
     - Ох, и  нудник ты, Винокур!  Ох,  и  нудник!!! -  бросается мне на шею
волкодавка. - И  жена твоя нудница!  Прям  скоты!!! Вам мало, что  свадьбу в
Тель-Монде отгрохали за счет Шабаса? Вам этого мало?!  Теперь вам приспичило
личное свиданье! Ты сядь, сядь.  Я хочу  знать, почему  я должна дать личное
свидание преступнику?!
     Под  дышлом закона забыл занавеситься Йоськиным  платочком обоссанным и
теперь вынужден, лох, вести диалог с открытым забралом.
     - Госпожа референтша! - говорю. - Разве можно ставить вопрос торчком на
такую  интимную тему? Тебе ли не знать,  что узник в Сионе приравнивается  к
матросу,  уходящему  в  плаванье  дальнее!  Позволь, -  говорю, - сбегать  в
Вав-штаим и все обосновать по-науч... уч... уч...
     Дыхание тунисайки вязнет в моей бороде, как туман в болоте... и - чу...
чу!... Чу, бля, начали порхать и гнездиться вальдшнепы...

     ...  между  Сциллой  и  Кусохтак...  грот-мачту  в  чистой   воде  реет
Санта-Мария  красавец-корвет... лишь молодой  гусар... в Потьме... четыреста
суток шизо в одном бюстгальтере... коленопреклонен... ный и даже зубы есть у
него... причастный к тайнам, плакал ребенок... пивень ты,  пивень... решетки
из золота - это только решетки... ребенок  затих и расставил ноги... тут его
Анатоль и помиловал, аккуратно, чтоб не забрызгаться...

     - Никуда  не  отлучайся!!!  -  вскрикнула  референтша  и  шуганула  мне
"гонки".  К  моим  заботам  только  побегушника  не хватает.  А ну, бухти по
памяти! У меня еще  заплетается язык и вместо "референтша" я боюсь ненароком
сказать "пидорша", но я овладеваю собой во имя любви.
     - В первых главах священной  книги Нида говорится о правилах приличия в
еврейской постели. Так сказать - наука о введении, и это мы опустим.
     - Ничего не опускать! - нервничает референтша.
     - Не будем, так не будем. Воля твоя. - Я - невольник.
     И вот  я сижу  и  проповедую  тупице,  что  смертью  умрет каждый,  кто
выплеснет шлихту всуе.
     - Ха-ха-ха-ха-хуй! - залилась референтша. - Был прецедент в Шабасе?
     - А как же! - отвечаю. - Онан! Первый зек.
     - Дальше!
     - И если  еврей бросит на женщину вагинальный взгляд,  то у них родятся
чада со свирепыми ряшками! Раз!
     А если еврейская женщина спуталась с  начальством в неурочные дни, то у
нее выпадут волосы и  матка,  и чресла, и истребится имя ее  в народе, и это
мерзость для Господа!!! Два!
     Вижу, тунисайка влетела в паранойю и вспотела. Почти не дышит -  так ее
мудохают сомнения.
     - И расплата за грех - скилла!!! Три!
     Референтша бледнула лицом и не смотрит в глаза. Все, думаю. Моя! Теперь
только не перепрессовать!
     - Вот вы приводите всякую шушеру по собственному желанию и с корыстными
целями  на  зону, а  за флажки не пускаете.  Посмотрели бы,  как  несчастные
невольники мучатся и портят зрение,  когда ночи напролет иголками из отходов
формайки  в  поганом  свете  прожекторов  шьют шлепанцы-снегоступы  из  чего
попало, только бы не оскользнуться  в душевой  на шлихте и  не поломать себе
ноги и становый хребет!
     Здесь не Гулаг, госпожа Барехов.  На аэросанях далеко не поскачешь!  Не
надо говорить и отвечать, госпожа Барехов. Ибо я тебе отвечу.
     Вот ты, гордая женщина  из Магриба! Офицер.  Мать. Как  может  польская
банда из Высшего суда справедливости держать  весь срок  в  категории "Алеф"
репатрианта из-за подержанной ракеты? А?
     Да  они  забыли и помнить не хотят,  сенильные  пердюки, что сделал нам
Амалек, когда мы  вышли из Египта!  Мы шлялись  сорок  лет  и  не  поспевали
хоронить  друг  друга, а  блядюшки  из Газы жрали  жирный фалафель  у нас на
глазах и заголяли ляжки!
     Кто прессовал  Мойшу Рабейну и  пошел на соглашение?!  Мы? Нет, госпожа
референтша.  Это сделали  румыны!  Племя  смычка  и отмычки!!!  Храм  сожгли
мамалыжники в беспричинной ненависти!!!
     Тунисайка зарыдала.
     - Скажи еще что-нибудь! -  умоляет бедная  женщина.  - Твои слова слаще
баклавы! Говори, и я все для тебя сделаю.
     - Когда супругу запустишь?
     Референтша задумалась и шмаркнула в подол казенной юбки.
     -  В ночь с двадцатого на  двадцать первое февраля.  С шести вечера  до
шести утра. Готовься.
     - Бехаят раббак, Мизи. Ведь с любовью не шутят!
     - Слово офицера.
     Я встаю, вытягиваюсь во фрунт и оговариваю детали.
     - Мизи, - говорю, - там за стенкой Иван Воскрес. Это супругу не смутит?
Дирбаллак!
     - Не надо бояться,  хабуб, - провожает меня референтша к двери. Иван на
цепи. Демьянюк уже не буянит.

     ...  И вот я пишу жене  письмо. На  древнееврейском языке. Консультацию
получаю у Йосеньки. Ивритских ласковых слов в моем багаже нет. Благо, читать
и писать научили в Тель-Монде.
     "Им итен бен адам коль хон  бейто бе ахава буз ябузу ло!" - вылавливает
Молоток лакомые кусочки из Песни Песней.
     - Ой, какой ты эйзл!  -  стонет. - У-ю,  ю-ю, ю!!! Хэй на  конце пишут.
Хэй! Дубина. Тыщу раз тебе повторять?
     -  Да  хоть с ять на конце пиши,  - огрызаюсь, -  цензура не пропустит.
Меламед,  -  говорю, - а  огурчик  мелафефоном  проклинаете! Бабу сладкую  -
яфефефефией! Дикари!
     -  Несчастная женщина страшной  судьбы! - причитает Молоток. - Ходит на
свидания к фараону. Безумная.
     - Когда ты прав,  ты не  виноват,  Йосенька, - говорю. - Но  Коэлет  им
спуску не  давал. Всех  держал в ежовых  рукавицах! Савской  так  козьи ноги
задрал, что никому больше не давала и всю жизнь провела в недоумении!
     - Шмок! - шипит Молоток. - Не трогай Соломона!
     Лаемся с Йоськой незлобно, а  тут реб Сасон-ложкомойник из реинкарнации
вернулся. Про сына любимого у друга любимого рассказывает. И говорит:
     - Южная поста, а, а? Везла нас из Беэр-Шевы в Дамун. И подбирала, а? По
участкам  арестантов.  Сидим  в  бананах, как шимпанзе. Гварим!  В Кфар-Йона
загнали троих. Смотрю, а? Проспер! Мой кореш, Проспер!!!
     - А-а?
     - Сабаба! - говорю. - А у тебя как?
     - Сабаба!
     - На свидания приходят?
     - Жена была и сын.
     - Сабаба!
     - Ребенок уже начал говорить.  Первые слова:  А-б-б-а! А-б-б-а! Я с ума
сошел!
     - Сабаба! Сколько лет мальчонке? - спрашиваю у Проспера.
     - Одиннадцать! - говорит счастливый отец. - Одиннадцать!
     Эту  печальную притчу про Сабабу тюремные Б-голюбы  знают назубок и как
огня боятся.  Как  только  реб  Сасон доходит до слова "одиннадцать", у всех
останавливается пульс. Ибо реб Сасон начинает шнорать сигареты, а это, мягко
выражаясь, в нашей среде не очень принято.
     - Азза ки мавет ахава!!! - бурчит старик Йосеф.
     - Ихса! - поддакиваю. - Ужас!
     - Аба, дай сигарету, - наезжает на моего Йосеньку Сасон. - Дай, ну?!
     - Не  называй меня  папой,  -  советует  Молоток. - Зови уж меня  лучше
мамой.  И хотя  у меня  только одна грудь, я уж дам тебе ее почмокать. Так и
быть.
     - Пидор мандаторный! - бурчит Сасон и отъезжает.
     Коротко  мяукнула сирена  и затихла.  По селектору  передали: поверка в
полном порядке.
     - Хаванина в  блоке! - поет кормилец наш Хабака.  - Команда обслуги: на
выход!
     Все в порядке в Аялонской центральной тюрьме. Никто убегать и не думал.
Эпоха косоголового жизнелюбья.

     Реб Сасон буксует по голень в воде. Согнулся пополам над ящиком,  пайки
наши прикрывая. За  ним, и тоже с  ящиком, мужичишка  скачет. Сияет  в свете
прожекторов бородой серебряной до пупа. Долгожданный ты наш! Креп-сатиновый!
Это и был десятый еврей, достигший святости штрафняка благодати ради!
     Реб Гурджи, учуяв запах хлеба, выходит из коматозного состояния.
     Еще миг, и начнется дележ паек. Возвышаемся, братки!!!
     -  Нетилат  ядаим! -  гаркнул  долгожданный хасид.  -  Не уподобляйтесь
скоту!
     Столбенею от укора,  но чувствую,  что от  слов  десятого  у меня  и по
крайней мере у Йосеньки начинает кипеть  экскремент! Но  нервничать  нельзя.
Избави Б-г!!!
     - Йосенька,  - говорю, - с этим штурм-бундовцем мы очень  далеко уедем.
Пропали  мы,  Йосенька,  необратимо.   Теперь  ты  видишь,  куда  нас  ведет
доброта???
     - У-ю, ю-ю, ю-ю, юй! - качает головой Молоток. - Таки да... пиздец.
     - Йосенька, - говорю, - скажи мне. Ну, скажи мне. Если солнце встает...
если  подушку  уже  вспороли... значит,  это  кому-нибудь надо?  Говори мне,
почему ты молчишь и не отвечаешь?
     - Если встает, это уже неплохо,  - уклоняется от ответа ушлый старик. -
Пережили фараона и его переживем. Без подушки.
     - Ахлан у сахлан, Амсалем! Кого я вижу и кого видят мои глаза! - сказал
реб Гурджи, и дебаты прекратились. Миньян хотел услышать, что скажет Гурджи,
ибо беззубый Гурджи слыл большим молчуном.
     - Кус март абук! - сказал реб Гурджи и перешел на бандерлошен.

     - Ты сделал большую ошибку, калай Амсалем. Очень большую ошибку... и ты
заплатишь. Ты ошибся, и ты заплатишь!
     - Я  не  могу  ошибаться, - сказал  десятый. -  Я упакован до  ноздрей.
Половина твоя.
     -  Они  ошиблись, а  ты заплатишь! Понял?! Продерни с моих глаз, мусор!
Сейчас! В другую тюрьму! Или ты забыл Ашкелон?

     Реб Гурджи  щелчок  за  щелчком  выдвигает  приговор  японской  бритвы.
Десятый спит.  Или кажется спящим. И не только он. Спят реб Сасон, реб Йоси,
спит Хумейни - тишайший жид.
     Гурджи чертит пенс от виска до носа по ряшке десятого.
     Развалил, будто меря семь раз.
     - Я рабби! Я рабби! - бормочет Сасон-ложкомойник. - Рав Шимон бар-Юхай!
     Десятый у двери, а я еще сплю.
     - Надзиратель!!! - зовет через прутья. - Со-э-э-э-эр!
     - Что тебе, маньяк? - откликается Хабака.
     - Веди, шармута, на вахту. Пока всех здесь не помиловал...
     Капли крови взбухают на мокром полу. Надзиратель гремит замками.
     - Реб Йоси!  - шепчу. -  Не молчи.  Давай  убежим, пока Санта-Мария  на
рейде, и еще ебутся вальдшнепы!
     -  Это  Каббала! -  утешает  умница  Молоток. - Тебе уже  поздно  в это
вникать...

     Глава последняя

     СОД

     За полгода до  освобождения валялись в изоляторе за нарушение режима. Я
- за голодовку, Сильвер - за разбор с пристрастием.
     Лежим-гнием...   Клетки   раздельные,   но  слышно:   чиркнет   кремень
зажигалки... прольется струя в пустую парашу... и трижды в день беззубый рот
с всхлипом всасывает фуль...
     Разговорами друг другу не докучали, но вечерами Сильвер пел.
     Какие-то слова вполголоса, и этот напев в стиле кантри.
     Я не понимаю,  читатель, английскую речь.  Я не люблю английские песни.
Это не имеет ко мне никакого отношения. Язык чуждого мне племени.
     Но изолятор - не место для любви, и я слушаю. Прислушиваюсь...
     Иногда Сильвер пуляет мне зажженную сигарету из покупных.
     Времени у нас - тонна.
     - Эй, Сильвер. О чем ты поешь?
     - Зачем тебе? - откликается вечник. - У вас не растут клены...

     Прошло полгода. Я  стоял во дворе блока Вав. Ждал конвоира. Легендарный
в Шабасе ХИЛТОН. Сплошь тяжеляки...
     Горсть минут, и пасть крытки выблюет меня из кокаинового нутра.
     Мои простыни, майки, кружку, талит-катан и четыре пачки "Тайм" передали
Илану Гудману  в  блок  Хэй.  Глухонемой  островок  для  уже  незрячих. Блок
психиатрии...
     Пожали руку  те,  кто  не  жег  ненавистью, не держал для меня  нож, не
глодали души моей от не хуй делать.
     Кто поделился со мной последним и принял от меня последнее.
     Мендель,  Мейир,  Руббик,  Йоселе,  Дадо...  Подходят  Сильвер  и  Киш,
подходит Гурджи...
     - Лех-леха! - благословляют. - И не вздумай возвращаться...
     - Велик Господь! - говорю. - Еще свидимся.
     - Как уродуют человека вольные тряпки! - подъебывает Киш.
     Смеемся. Тот смех!
     - Хеврэ, у меня к  Мойше разговор на четыре глаза, - объявляет Сильвер.
- Тик-так.
     Отходим к стене, к лавочке.
     Он: В изоляторе, помнишь?
     Я: Говори, Сильвер.
     Он: Там  слова, как в ваших молитвах... Там,  понимаешь, все - класс...
(тридцатилетний парень из Калифорнии, нитроглицериновых кровей, и вот стоит,
и мнет жопу, и не находит слов.)
     Я: Говори, братка.
     Он:  Там  парень отмерил отмеренное  и написал письмо. Там так: Если  я
тебе еще нужен, если ты ждешь меня - повесь на  клене у заправочной  станции
желтую  ленту. Автобус тормозит у заправки, и  парень  боится глаза поднять.
Короче, у него ломки. Криза-ахус-шармута! Ты понимаешь?
     Я: Говори, Сильвер. Я понимаю. Бахурчик влетел в паранойю.
     Он: Правильно.
     Я: А клен спилили!
     Он: Н-на! (показывает из кулака средний  палец и светлеет лицом) Весь в
желтых лентах стоял!
     Я: Это песня про тебя, Сильвер.
     Серые зрачки американца подергивает ледком.
     Он: Не надо врать, Мойше.
     Я: Вот увидишь.
     Он: Наркоману  клены  до сраки.  И бабы тоже.  Наркоману  снится кок, и
только. Пусть уж это будет про тебя.
     Я: И поэтому ты не пульнул мне кок, когда я хуел от голода?
     - Иди, -  сказал Сильвер.  - Иди и забудь решетки.  Но  если вернешься,
если все окажется не так...
     - Лау! - кричит  выводной Фарадж заячьей губой. - Кончай сопли пускать.
Начальник тюрьмы вызывает.
     Я: Прощай, Сильвер.
     Он: Прощай.
     Я иду впереди выводного, и дверные замки выщелкивают невероятное!
     Я выхожу за забор.
     Ты еще со мной, читатель? Я выхожу за забор!
     Заминка на проходной. Власть ведет последний расчет.
     Рыло  поколения, как морда пса.  Это мой род!  И эти ухмылки... Прости,
Господи!
     Я выхожу за забор.
     У  желтой  "Мини-Субару" стоит  моя  женщина, не пропустившая ни одного
свидания. Это ей считается. От Б-га счет. Копна черных волос покрыта  желтой
шляпкой. Так должна выглядеть жена  заключенного. Скромно и достойно. Просто
глаз не могу отодрать... от телефона-автомата!!!
     Стоит  переговорное  устройство  с  внешним  миром  и на  хуй никому не
нужно!!! Бомбоньера!
     Нет  кучи зеков,  надзирателя с дубиной  из  белой пластмассы, драк  до
хрипа смертного и газометов.
     Вот она - свобода в первозданье своем.
     - Что с тобой, Мойшеле?
     - Не знаю.
     - Не оборачивайся, - просит. - Не делай этого.
     Мы  едем по городу  Рамле в сторону  Луда,  города-полукровки на святой
земле, через  Петах-Тикву и дальше от перекрестка Сегула в Раматаим. Там дом
моей жены. Да.
     Ты  еще со  мной, читатель? Ты уже думаешь: ладно, так и быть. Дочитаю.
Придурок! Это не ты читаешь. Это я дал тебе почитать.
     И  не  нервничай.  Вспомни, как лечат  в Вав-штаим шибко нервных, и  не
забывай.

     Я смотрел на мир за решеткой от ареста,  пересылки и двух тюрем. У меня
был ничтожный срок. Благословен Господь!
     Я жил и дышал, и плакал во сне, и пытался, только пытался удержаться от
скотоподобия в среде семитского племени.
     Моей заслуги в том, что я выжил, нет.
     Меня окружало восхитительное блядво!!! От конвоя - до соседа.
     Но были Евреи!
     Мудак  в  своем гойском мудачестве Гамлет.  Прессует  просвещенный  мир
кумовским вопросом: быть или не быть!
     Что с него взять? Мудак! Все там будем...
     Мир переполнен  читателями.  Летают себе из пизды  в  могилу в  гордыне
своей да в чемпионах по мордобою. Шваль.
     - Алло, - скажешь, - куда ты едешь? Натяни ручник!!!
     А я отвечу:
     - Ладно... Спустим это дело на тормозах.
     Но окажись  ты  один в штрафном  блоке Вав-штаим на мокром матраце  под
неостекленным окном, и косой дождь хлещет в камеру...


     ХУДОЖНИК

     Художник нам изобразил
     Глубокий обморок сирени
     И красок звучные ступени
     На холст, как струпья, положил.
     О.М.

     Цви  -  художник-монументалист.  Это  он  размалевал  крепостные  стены
Аялонского  централа.  Любуйтесь,  сограждане, с  внешней  стороны  на  веки
вечные.
     Он родился в сытой семье. Получил образование в Бецалеле. И ему не надо
было рвать пупок, чтобы пробздеться в Париже. Жирные деляги любят цеплять на
стены кибиток всякую мерзость.  Однажды  очень, ОЧЕНЬ  богатый еврей заказал
ему портрет сынишки.
     Богатые...  да потому они и богатые, что отвязанные.  А во Второзаконии
сказано:  в тот же день отдай за труд человеку. До  вечера! И скажи спасибо,
что не раскулачили.
     Итак, художник начал писать за гонорар под честное слово.
     "Он понял масла густоту, его запекшееся лето, лиловым мозгом разогрето,
расширенное в духоту".
     Пахал, как ебанный в рот, простите  за выражение, а в  итоге его, как у
них принято, кинули.
     "Мейле", - сказал художник. Собрал  палитру, мольберт, эскизы, пожитки,
киднепинг и... уехал позировать рептилиям в Хамат-Гадер.
     Эта история не для слабонервных.
     Жирный  рюхнулся  на  попятную.  К  гонорару  липли нули  в  поминутной
прогрессии.  Опричники   встали  на  уши.  Избранный  народ  опустил  гриву:
"Спиздили ребенка в Палестине". Как в какой-то сраной  Европе! Как в Чикаго,
простите за выражение.  А мальчик лежал в багажнике автомобиля "додж-дарт" и
все слышал. По радио.
     Со  стыда за своих родителей, за падло, что они сотворили, пацану стало
плохо.  Он  был  еще совсем  маленький и  не понимал, что  сын  за  отца  не
отвечает. Короче, он взял и помер.
     Это статистика.
     Трагедия разыгралась, когда  менты попутали живописца. "Целый взвод его
бил... Аж два раза устал... " Но это не все. Бойцы возвращались. Он лизал им
ботинки и смеялся! Умора просто, до чего смешно.
     Зря   пугают   ТЕМ  светом.  Из   блока  "хей"   -   блока   психически
неуравновешенных избранников доктора  Сильфана - это оттуда спускают  на ТОТ
свет директивы. С целью ужесточения режима.
     Когда в башке портретиста затишье, его выводят в промзону.
     Цви  -  добродушный  корректный  еврей с  умными  глазами  отстранения.
Пожизненный срок - он ведь вялотекущий...
     - Ай, Цви!
     - Ай, Моше! Когда выгоняют?
     - Двенадцатого июля.
     - О'кей! Я успею сделать клаф. Будет висеть на двери твоего дома.
     - У меня нет дома, Цви.
     - Тогда у тебя будет просто клаф.
     - На могиле, Цви, на могиле.
     - Не говори так.
     - Цви...
     - Да.
     - Там у вас Илан Гудман...
     - Есть такой... Но он уже не в тюрьме... Он нигде.
     - Передай ему это.
     Художник разворачивает узелок. Я не в обиде. Я пообвык не обижаться. Ни
на кого. И я его не собираюсь подставить.
     Две пачки  сигарет  "Тайм", фарфоровая  чайная  кружка с отбитым  ухом,
малый талес, полотенце. Это все, что у меня есть.
     Цви трясется от смеха. Хохочет. И меня тоже волокет ржать. До слез.
     - Эй, Цви, если случится невероятное и я выломлюсь, - я не буду держать
язык в жопе. Запомни! Я расскажу, как НЕ блатуют на зоне.
     - Перестань, - трезвеет художник. - Мне все время снится мальчишка.
     - Да хуй маме его. Намерение было безупречным.
     - Ты так считаешь?
     - Безусловно. Он бы не выжил в этом мире. И не ты помиловал его...

     Издатели правы.
     Я  не  писатель.  За паранойю не  платят.  Я только  стараюсь не врать.
Загнать слова в несколько точных предложений. На бандерлошен.
     Мой редактор - дымок анаши.  Мы дербанем  с ним  шиллинг  за  слово.  С
общака на прожиточный минимум. Из кассы взаимопомощи рептилий в Хамат-Гадер.


     ДВЕ МАМЫ

     С территории чужого  посольства бойцы Арафата  вели  снайперский огонь.
Так приличные вояки не поступают. Их зачеркнули.
     Командир взвода козырных  частей ЦАХАЛа с  сигаретой  "Пэлмэл" на  губе
отмокал в джакузи советского посольства в  Бейруте.  Он точно понял,  почему
кипит  говно у представителя сверхдержавы, но приказал славянам опуститься в
подвал и для их же блага запер.
     Жрали  и  пили  свое.  Никого не  лапали,  ничего  не хапали. Поставили
"зельды" вкруговую щупать ночь приборами  и в  очередь  ломанулись в  ванные
комнаты. Пятую неделю похода мылись из нихуя.
     Сэген  купался последним.  Он видел:  ребята пользуются полотенцами  из
шкафов, посольским  шампунем. "Ле азазель! -  решил взводный.  - По здравому
размышлению, они же нас и втравили в поножовщину".
     Он обтерся махровой простыней. Надел грязный х/б. Зашнуровал ботинки. В
зеркалах на него таращились пацаны  с лейтенантскими "гробиками" на погонах.
"Самое  главное - взвод метелит шпану  без  потерь. Пока... Пока... Но  если
Рафуль не притормозит, за Волгой будем выглядеть оборванцами".
     В  холле ребята варили кофе. Сэген связался  по рации с камбацем полка:
"РУТ-АВОР,   РУТ-АВОР".   Доложил   обстановку.   Сладко,  публично-постыдно
откликнулась рация: "ПЕРВЫЙ ОТПУСК С ПЕРВОЙ ВОЙНЫ. СО ВЗВОДОМ ОСТАЕТСЯ СЭГЕН
КОБИ. РУТ-СОФ".
     Файтер  Коби... Ему  снился  единственный сон.  Триптих  желаний!  Чтоб
никогда  не  клинил  "галиль". Не  кончались в рожке  патроны. И полный пауч
таких рожков. Сон солдата бригады "Голани"!
     Конечно, ребята стали подначивать.  Мол, не только у него мамки в ауте.
И  если  не обзвонит всех и не утешит, пойдут к послу и получат, кибенимать,
политическое убежище!
     Советские посольства... Там всегда торчат в вестибюлях рояли. А как же?
Культура! Взводного потащили к инструменту. Уболтали сбацать машегу. Машегу,
бен-зона!  И  он  выдал!  Фуги Баха на  предельной скорости. Ближневосточную
классику.   В  сопровождении  Бу-Бух-Там-Тамов.  Стопятидесятимиллиметровыми
стволами самоходок ЦАХАЛ опускал Бейрут.
     Утром вертолет  унесет его  в Хайфу. К самой красивой невесте Тивона. К
женщине-подростку по имени Фиалка.  Ласковый олененок Сигалит! В которую так
непросто, так туго входить... всегда.
     Эту лав-стори втирает мне Морис. От третьего лица. Будучи уверен, что я
не знаю подноготную.
     Мы сидим в мастерской по огранке бриллиантов на киче Аялон. И ни хуя не
точим. Впрочем,  за это  не шибко карают. Вольный подрядчик рад и  тому, что
никто ничего не спиздил.
     - И с голодухи он ей заделал тройняшку!? - делаюсь я поцеватеньким.
     -  Нет, -  сказал  Морис.  -  Он  стрелял.  Патологи  насчитали  четыре
пробоины.
     Наши офаны вертятся вхолостую.  Мы  курим сигареты "Омар". Это фуфло  -
смесь ослиного дерьма с  когтями мусульманских братьев - бесплатно. На входе
в промзону. По пять сигарет в день. Тюремное управление покупает их у арабов
с территорий. Мирный процесс. Комбина с арабьем стоит  контингенту здоровья,
но я далек от политики и, кроме пейсатых, никого не уважаю.
     Тем  не  менее, Морису курить "Омар" еще  двенадцать лет.  С  абстракта
пожизненного договора его  перевели на срок. Двадцать четыре года. По первой
ходке треть слетает автоматом.
     Я  пытаюсь  прикинуть: сколько  раз  уже  ездили  из  Тивона  в  Рамле,
пристегнутые удавкой родства,  мать Мориса и мать  Сигалит к  этому  пацану?
Если на общем режиме два свидания в месяц за хорошее поведение?
     Ничего не получается...
     Потому что в виртуальной реальности барака встречи с прихожанками через
разделительную сеть  так  горьки и печальны,  что узники, воротясь по хатам,
совершенно некоммуникабельны. Можно легко нарваться на неприятности.
     Даже с самим собой! Это  не знакомое каждому чувство покинутости, когда
стоишь  в толпе негодяев на воле.  Не  надо путать! Тут более уместно  слово
БРОШЕННЫЙ! Ведь в протоколе приговора начертано: Государство  Израиль против
-  ИМЯРЕК!  А  дальше...  Каждому  -   свое!  И  маешься,  пока  не  примешь
всеочищающий душ, где можно украдкой сдрочить и поплакать.
     - И вот сэген в Хайфе! - не дает мне вздохнуть рассказчик.
     Будто не видит, что я успел смотаться в лирику фрикативно-похабных сцен
с матерью Сигалит. Совершенно сногсшибательной бабенкой!
     Получили офицерский "Рено" и - рванули.
     ... Сэген - к Сигалит. Ее нет.
     Он - домой: "Мама! Мама!"
     И опять к Сигалит. И опять... И опять. Аль а-паним.
     Только утром подвезли Сигалит. Никакую от травки.
     - Эй!? - не поверил лейтенант. - Что с тобой?!
     - Никогда, - засмеялась Сигалит, - никогда под тобой я так не потела...


     "РУСИТ"

     На  семинаре  в  Рамат-Эфале, куда  редакция журнала  "Зеркало" собрала
писательский бомонд, в качестве особо  приглашенных присутствовали профессор
славистики  Иерусалимского  университета  Мишенька  Вайскопф  и его  супруга
Леночка Толстая.  Но  хули  Миша, даже если он  профессор  славистики?  Миша
способен влететь в мой не самый, я бы сказал, козырный рассказ, и только ему
одному известно, во что  он там влюбился. Невольно закрадывается мысль: если
взять  и  попросить  его сбегать за сигаретами, не  потеряет ли он по дороге
деньги по доброте душевной? Короче, у нас с Мишей -  лады. Ему нравится, как
я пишу. А  вот с Леночкой  Толстой все  намного  сложнее.  У Леночки Толстой
суровый, я  бы  сказал, арктический взгляд  на  всех русскоязычных прозаиков
диаспоры, а бесноватых, пытающихся выразить думы с ладушками и складушками в
конце строчек -  то есть  поэтических цеховиков - этих она просто держит  за
ложкомойников, чтобы не сказать конкретней и табуированней... Графиня!!!

     Черт меня дернул на трезвую голову взять и поздоровкаться с четой. Миша
узнал. Мордаха заулыбалась. Представил супруге:
     - "Ветка пальмы" - это его повесть. Моисей Винокур.

     Что вам сказать?  Я был  много  наслышан  об этой даме.  Не скажу, чтоб
очень побаивался, а  наоборот - предусмотрительно, откровенно и не  стыдясь,
побздехивал.  Уповая   на   опыт   ранее  представленных  Леночке   авторов,
соискателей благосклонных  рецензий.  Как  правило, у  несчастных, преданных
Леночкой анафеме,  долго  текла  по  жопе анурея  с последующим  отсутствием
эрекции  на любой эпистолярный  жанр.  Вплоть  до писем к маме  и на деревню
дедушке. Одним словом - лоботомия...

     Так вот. Описать изумление, которое меня постигло в момент рукопожатия,
не берусь, ибо в писателях ошиваюсь  недавно и  не по доброй воле, а по злой
судьбине - за ради членской книжечки. И только. Послушать коллег из С.Р.П.И.
(Союз русскоязычных писателей Израиля) - проку от этой ксивы с гулькин член.
Но  так  считают  люди   кабинетного  мышления,  слыхом   не   слышавшие   о
контролируемой глупости. Безответственные мудаки... Взять к  примеру простой
пример:  вас  задержали  и  примеряют  наручники.  О'кей!  Все  в   пределах
разумного. Но именно у этих оперативников ТРАДИЦИЯ бить по  яйцам терпилу, и
она соблюдается неукоснительно. Вы меня  понимаете? Глупо надеяться, что вас
не  измудохают  охотники   за  двуногими,  будьте  вы  трижды  талантливы  и
супергениальны. Традиции не  для того, чтобы ими  пренебрегали. Отметелят за
милую  душу. Не  сомневайтесь. Но у  вас привилегия перед обычным читалой. В
аналогичной  ситуации.  Пока  враги  читают  документ,   у  вас  есть  время
сгруппироваться.

     Ой-ва-вой вам профукать чудное мгновенье!!! Ебаться вы начнете не скоро
и по складам: Ма-ша, Ша-ры...

     Одним словом я  знаю, что  делаю в Союзе писателей, но почему поволокло
будить лихо и влететь в  поле зрения правнучки  того самого, кто написал про
замужнюю  шаболду,  которая,  как  сука,  сиганула на  рельсы, а  паровозную
бригаду, проводников, директора  вагона-ресторана и стрелочника  -  всех  за
жопу и в Сибирь?  Тот еще  роман тиснул, хмырина,  и всех девушек крепостных
поперепортил! В губернии. А тут Мишка куда-то продрыснул, и я стою - ни рыба
ни мясо,  и  дождь  нам сыплет за  шеи,  и сыреет "Казбек"  в джеймс-бонде -
подогрев от Сашеньки  Катастрофы  (парнишка-золотая душа), а я  в  последнее
время пока  не оказбечусь, вообще,  блядь, ни с кем не здороваюсь  и думаю -
щас  она мне отгрызет башку за мои рассказы и повести, где хуев больше,  чем
дров в русских  селеньях,  а на советских жидовок  вообще  не стоит, и  даже
пальцы не достигают полной эрекции. Бодлеровские твари!

     Цветы зла! Припадешь, бывало, к ... и уже деньги не пахнут. Годами!!!
     Или вот про  то, что у меня в  дипломате  -  "Письмо Ивану свет Кучину"
(рассказ на общую тему:  свидание  с женщиной в условиях близких к  боевым).
Автору  и  исполнителю  на редкость  достойных  песен. Как  я рад ему  и его
голосу, и как благодарна ему,  Одаренному, разумеющая по-русски Вселенная. И
пара-тройка  тюремных историй, которыми  я дурачил своих читателей  в романе
"Дальние пастбища".
     О чем  мне толковать с  женой профессора  филологии, если  мои  лицеи -
курсы шоферов в ДОСААФе, да две тюрьмы - Тель-Монд и Айялон?
     Пишу я,  Леночка, не  на русском  языке, и  ни в  коем случае на это не
претендую. Б-же сохрани... А как живу, дышу и  хрюкаю - на языке  славянских
отморозков - на РУСИТЕ. На языке Доступном Понимания! Мы на равных толкуем с
сабрами  (полными  чучмеками  в сюрре),  когда сбившись в  авангардные полки
выходим на кровавые разборки с мокрушниками. И понимаем друг друга, о`кей?
     Это  не  английский из  Оксфорда,  когда  возлюбленная  туземка  вопит:
Ю-Бай-Ни-В-Рот!!! - выражая  крайнюю степень изумления. Русит, Леночка, - да
это рефлекс  собаки  Павлова на бездарную,  бесплодную  Метрополию  -  кусок
надменного нихуя, тьма тьмущая - кабы не Мишенька Лермонтов, Венечка Ерофеев
да великомученик Варлам Шаламов.

     Вот  это все  я  нашей  Леночке  и растолковал. На пальцах.  И растаяли
сугробы  вечной мерзлоты. Еще с  прохладцею для  наших палестин. И все же...
Проглянула вдруг  подобревшая,  милая  женщина,  одна из  последних защитниц
русской словесности,  забытая  гениальным хрычом на Багратионовых  флешах. В
Иерусалиме.


     ДВА ПИСЬМА
     1

     ИТЛ - Россия,
     Ивану Кучину,
     до востребования

     Шалом, Ваня. Тебе лично и всей вашей братве из  путевых. Не хотелось бы
в лоб наезжать, а начать поделикатней. Выходит так, что когда ты прав, ты не
виноват.   Получается,  что,  как   ни  крути   и  ни   коси   на  случайные
обстоятельства, а выходит, ты, Вань, мою лебединую  песню спиздил. В натуре.
Конечно, мне  в масть твои песни. Живая душа в них. Не знаю, как в диаспоре,
а у нас, куда не лукнись  -  Ваня Кучин. Песни твои подходящей группы крови.
Переливают  те, кто не в ладу с самим собой, кому болит на всех языках,  и я
видел,  Ваня, не веришь - прими  за  сказку: солдат-эфиоп бацал "Таверну" на
суахили. Но давай разберемся, Вань, сюжет мой! Ты не вставай и не закручивай
пальцы. Давай решим дело по справедливости. И разделим, что твое, а что мое.
Сладко  нашему  уху,  как  ты  слова  правильные  еврейскими  скрипочками...
Издалека получились мелодии.  От истока. Вечная тема: тюрьма. Но сюжет... Ты
ведь  помнишь?...  Чувствую,  Вань, отдельные слова, МОИ СЛОВА, те, что не с
общака  - тесно им,  Вань,  в  руках твоих.  Зачем из хороших слов полонянок
делать? Бабы все-таки. С ними надо помягче... А они  у  тебя плачут... Ты же
помнишь, было совсем не  так.  Хлестало в феврале в прогулочном дворике,  ты
помнишь? Засрало все сливы,  и вода пошла в  камеры. Пришел командир  блока,
этот, как его, ну, друз этот, и он сказал: "Давай, давай, - сказал, - жених.
Собирайся живо". И ты пульнул мне комочек грева и сказал: "Ни пуха". Я разве
забыл, Вань!  Ты  знаешь,  на  что  похожи  "личные  свидания" на Родине? Ты
подумаешь, я "гоню"? Не-е-е-т... Погреться в тюрьму ее  не пустили. Это, сам
понимаешь, надо заслужить. И она торчала, как бездомная  сука, под забором и
мокла, а веселые  вохры  пялились на нее и  ебли глазами... А мне,  слышишь,
"комбриг"  всучил в обе  жмени веник в  каком-то поганном иксе с двухместной
шконкой и велел выметать катыши, похожие на тот кусочек плана, что у меня за
губой.  Знаешь,   на   что   смахивает  ощущение   встречи   с   любимой   в
скотомогильнике? Это, как в боевом  шоке подняться на помост ринга  и начать
избивать себе подобного... Другого сравнения, Вань, на ум не пришло. Прости.
Привели.  Сначала, Вань, я не въехал.  Сначала я думал, что  менты не хотели
позориться, чтобы я приволок постель. Я думал,  на худой конец, Орлинька все
принесет. Хоть плед  какой-то на всякий случай. Залупу!!! Ей  сказали, что я
позабочусь, и узел не пропустили. А мне сначала  ничего не  сказали, а потом
им было не до  меня. Помнишь,  когда  прищучили в  блоке  "НЕС" надзирателя,
завопили сирены, и его выручать вызвали спецконвой? Короче, друз нас закрыл.
Ну  ладно, меня, а ее за  что? Понимаешь,  голая шконка!  Картинка какого-то
отморозка.  Металл  и   шестеренка.  Две  столовые   ложки,  в  изголовье...
телевизор! ТЕЛЕВИЗОР в комнате  любви!!! Кстати, он не работал, когда  я его
включал. Моя Орлинька  - совсем  еще юная женщина,  Вань, как две капли воды
похожая на героиню пьесы "Не ждали". Кусок побродяжки, одетая в слякоть, и в
милой шляпке, пришмандоленной в волоса, как парша. Стоит с пустыми руками и,
как  ты точно  заметил,  "из  рукавов,  как  спички,  стыдливо пальцы  белые
торчат".  Ты  знаешь,  Ваня, я  захотел назад. В общую камеру. Попить  чаю и
угреться в своем  углу.  Я стоял, как  поебанный,  смотрел и не  мог понять:
плачет  она  или это ручейки  дождя  испаряются.  Ты же знаешь, Ваня, что  я
аттестован и признан у них психопатом антисоциальным. И мне по барабану, что
обо мне думают инженеры человеческих душ.  Мол, поступки непредсказуемы,  но
там, в  заднем проходняке  цивилизации,  я  понял,  что  референтша по делам
заключенных  недалеко заблуждалась.  Она  была  совсем  близко,  эта падаль!
Орлинька, девочка моя! В хорошие времена (это я думаю про себя, Вань), когда
эта  безумица  уворовала   меня  из  благополучной  семьи,  где  ничего   не
происходило,  и  лик моей жены  был пришлепнут  к кинескопу (она  подсела на
электронную иглу "мыльных  опер"), и  я приходил домой, отворял  дверь  и...
НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИЛО!!! Она смотрела "Даллас"! Она даже не  заметила, когда
я  продернул  с  концами. Она щекотнулась,  когда  кончились  бабки. А  меня
утащила эта ссыкуха в городишко под названием "Гордость Самарии". Ты знаешь,
Вань, восточные  женщины пахнут камуном!  И еще  у  них непоколебимая вера в
себя. Сабра считает себя во всех случаях самой оригинальной! Единственной  и
неповторимой!   Моя  Орлинька!!!  Она  действительно  была   неподражаема!!!
Представь, Ваня,  она стала  кумекать по-русски. Это надо слышать.  Я всегда
думал, что просыпаюсь мрачным оттого, что у меня глисты. Какой-нибудь сглаз,
проклятье... Ничего подобного. Оказалось, что я не  штабной писаришка. Слону
понятно,  после  ночных  припадков  и  доказательств  я  спал, как  водолаз.
Будильника  я  не слышал, просто, когда кончался завод, голосила моя отрада:
"Ю-у-у! Бай!  Ниврот!" Я научил ее водку пить, Ваня! У нее становились такие
распутные  глаза под киром, когда купалась в бархатном вине нагишом! Когда я
шумел и повышал голос, что в доме нет горячих блюд, она  затыкала  мне пасть
звездопадом засосов, такими дурацкими ужимками разбавляя - я млел. (Давай же
выпьем  за  подруг за наших  верных!) "Кеци, - говорила вдруг  протрезвевшая
прелесть, - будешь меня бить - пойдешь жить  к "свая мандава"! По сути,  она
была еще  дитя.  Едва закончила  университет  и много времени  проводила  на
воздухе...  За что  была  бита  как Сидорова коза. Лень говорить,  Ваня. Она
пользовалась бешеным успехом...  Это  было и  быльем поросло.  И  половодьем
чувств. Мы венчались  в Тель-Монде  (у  меня есть снимки,  Вань). В тюремной
синагоге. В качестве мужа я ей был нужен как зайцу триппер, но эта сукачонка
приподнялась. И  шагнула под ушат с помоями. Ты же знаешь, Вань,  что хавает
жена заключенного. Под крики "мазл  тов!"  нам объяснили на пальцах, что  на
льготную близость  разрешения пока нет, и надо встать в очередь. Какие мы по
списку, нам тоже  не рассказали. Что за свадьба без цветов,  Ваня? Горе это,
когда  невеста  одной  рукой   щекотает  яйца,  а  другой  дает  подписку  о
неразглашении.  Без дефлорации - обряд, да и все. Где только моя Орлинька не
скиталась за мою свободу,  но на общих свиданиях через сетку у нее в ладошке
была картонка с  Первым номерком.  Всегда. Ни одного свидания не пропустила.
Подошла  очередь.   Правительство   решило   улучшить   генофонд.  А  могли,
косоголовые,  чухнуться  сразу,  не  одиннадцать месяцев спустя. И вот стоит
Статус моей жизни. Я повторяю:  какая-то слякоть и из  рукавов,  как спички,
стыдливо  пальцы  белые  торчат. Тут,  Ваня, когда  ты вставляешь  жидовские
скрипочки между куплетами и рвешь нам, блядь, все души, я иногда мокрею. Как
пацан... А сейчас - только этого не хватало. Я в натуре был непредсказуемым.
Тут  нам было не  до выебышек  хорошего  тона.  Я сорвал с  нее  тряпки. Она
замерзала.  Я  напялил ей свой бушлат. Ни хуя не помогло. Остались  стыдливо
торчать голые ноги. Тогда,  Ваня, я поступил как мужчина. Снял с себя все  и
околевал  голой  жопой  на  дермантине,  ломом  подпоясанный. Но ни  хуя  не
произошло. Тогда я стал петь, Ваня. Все равно окон нет, а  двери зачеканили.
Жене -  я  хочу сказать, не каждой  жене -  выпадает счастье хапнуть  горя с
колоратурным  уродом.  Я  пел:  "Не  плачь,  моя  любовь,  о  белых  платьях
(скрипки).  В бушлате я люблю тебя  сильней (скрипки). Пройдут  года, и ты в
моих объятьях  (скрипки), забудем, как  мне  друзы,  басмачи ебаные,  выбили
молочные  зубы... " Обязательно  забудем, да, Орлинька? На личных свиданиях,
Ванечка, в  экстремальных  условиях  половых  разборок  у жены первым  делом
отпотевает  нос.  Правильно?  У  мужа наоборот.  Не  прощупываются гениталии
(скрипки)  та-ра  рератира  ра...  та,  тирара  рара  там...  и  повторяется
(скрипки). Я бубнил ей, что постарел... усох... научился курить злые табаки,
стал  раздражительным,  подозрительным  хмырем.  "Гнилей",  - нашла любимица
слово,  и  мы начали ржать. Общий смех! - как говорят старые урки на Колыме.
Те, что  выжили. У жены оттаяли губы, а я вспомнил  про заначку и  велел  ей
набросить тряпки на  телевизор,  пока  забью  косяк (скрипки).  Руки у  меня
ходуном,  ногти  не  крошат ксессу,  протезные  зуб  на  зуб не  попадают  и
прихватывает  нервный  мандраж  со  скулежом   (скрипки),  но  где  наше  не
пропадало? Я  запалил.  И  супругу  наладил. (СКРИПКИ и парарарирара пам!!!)
Взял  ложки,  Ваня, и  об коленку,  об ладонь подмахиваю  нашими славянскими
кастаньетами.  (Правильно,  Вань,  ложки   через  палец  чашечками   врозь?)
Скрипки...  и повторяется.  И она начала хохотать, как оглашенная,  а меня -
так хлебом не корми. Я говорил, нет, не буду запрещать обжираться шоколадом.
Совсем не буду бегать с топором и ревновать. Но и она, чтобы не смела давать
поводов. И что не как скот, Орлинька, а в оптимальных условиях мы сострогаем
замечательную девку, и она будет такая же  красавица, как ты, моя радость, и
у нее будет мой покладистый характер,  но ум - ум твой, Орлинька. И я буду с
тобой на родах, и  тебе ничего не надо будет бояться, и... (скрипки, скрипки
и ориентальный лепет сплошного вранья). Скрипки в душе  и ложки в  жмене. Не
буду  пошлить,   Ваня,  она  задремала.  Женщина  любит  ушами.  Я  уже  сам
закидывался, как тетерев, которого  я никогда в жизни не видел. Из последних
крох  собрал прощальный  косяк. Подкурил,  взлетел  и стал барражировать над
шконкой, вернее, зондировать, не пронесла ли Орлинька через шмон чего-нибудь
праздничного в потаенных местах. (Скрипки).  В себе... И был  вечер,  и было
утро (скрипки). Только заначки не было (опять меня кинули). Она свернулась у
меня на коленях и дрыхла. Я заболевал. Из носа текло. К концу третьей стражи
она всполошилась, влезла  в мои говнодавы и в раскорячку, как лыжница, пошла
ссать  под дверью.  Семейная  жизнь!  Понимаешь,  Вань!  Даже вафли  в  этом
гадюшнике омерзительны. Спасал кумар  (спасибо тебе,  Ваня!) Я угорел не  на
шутку.  Звуки печального  танго  преследовали  меня...  истерически хотелось
жрать... прихватить  какого-нибудь  нацмена из  вертухаев,  того  быка,  что
называл  меня "папа". Буцкали и  папой называли. И длинным боковым правым со
скочка.  Лучше бы  называли  мамой  и  сосали мою  грудь,  хуеглоты. Вот  ты
говоришь, Ваня, что на тюрьме  время меряют тоннами. Правильно. Но в комнате
свидания это не катило. Хотя свет горел, и я был почти вменяемым. Было утро.
Конвой примерз на вышках к автоматам и  ни  ухом, ни рылом  даже не помышлял
идти штурмовать  наш  кильдым.  Орлинька хныкала  и  одевалась  в  свое,  не
просохшее. Просилась на  руки. Ты  говоришь, Ваня, что жизнь  скользка,  как
хвост  худой коровы. Мол,  бывает  так,  споткнешься и не встать, когда тебя
подтолкнули и не дают подняться пинками. (Скрипки. Па рарарара ра-ра-ра). Но
есть еще  мужчины,  что готовы  (скрипки).  Наш  фельд-мусор  гремит замком.
"Женщина должна освободить помещение. Первой". ВСЕ! Как на  тонущем  корабле
(опять  меня кинули). Я  целую мою  Орлиньку. Глаза. Нос.  Губы. Мент  ловит
сеанс.  Тащится.  Честное  лицо  холуя,  многое  повидавшее в  этих  стенах.
Отличный служака. Мне же симпатична его ямочка на подбородке. Всегда приятно
смотреть  в  волевое лицо, когда ямочка похожа на недоразвитое влагалище. Ты
со мной солидарен, Вань? Орлиньку уводят. Подстреленною птичкой... Под дождь
(еврейские скрипки). Но шпага! Где моя шпага, блядь!? Куда она  задевалась в
этой свалке приличия?
     Я  для чего тебе сел писать, Иван  Кучин? Книжку  я  недавно читал  про
китайцев.   У  них  все   просто:   Юнь  -  Янь...  Вечное   противостояние.
Дзень-Муддизм. Фуфель все  это. У нас, людей белой расы, бабы к нам в тюрьму
не ебаться приходят, а  Подниматься. Поверь, за забором - без нас, как дров.
Как  же, Ваня, такую на руках не носить?! Вот  только мужиков настоящих... И
по-новой - та рарарара ти - рара...  та  тирарара.  Там...  под решеткой над
прогулочным  двориком...  за решеткой,  если  приподнять  ебло...  в  мокрых
Небесах, везде - печальное танго и щемящие еврейские скрипки.

     "Мне плечи жаль твои еще девичьи,
     Закованные в лагерный бушлат,
     Из рукавов которого, как спички,
     Стыдливо пальцы белые торчат".

     P.S. У нас на  киче ништяк,  Ваня. Весь этап из России уже обустроился.
Но  племя бунтует. В одну глотку орут: "Давай, братан! Давай, давай!" Давай,
в натуре,  Вань, приезжай! Мы  тебя  классно встретим. Я  невыездной (статья
"террор"). Так что  мой адрес прежний: П/Я Израиль, лагпункт Реховот, Моисею
Винокуру.


     2

     Здравствуй, Арменак Ервандович, милый  мне человек. По воле Б-жьей - не
потерялись мы в этом бардаке и хоть через четверть века нашли себя в списках
живых.  Наверно,  это чудо, а, братка? У тебя был  такой  родной и  знакомый
голос  за  шесть  тысяч  километров, будто  не  слезами,  а  чем-то  намного
порядочней плакали наши души. К моменту получения письма ты уже будешь знать
всю мою подноготную из книги. Там столько наворочено, что сочинять просто не
имело  смысла.  Странным  может  быть  только  то,  что  ничего  худшего  не
стряслось. Поверь мне, Алюля, могло быть и хуже... Это не говорит о том, что
я сделал  для  себя  надлежащие  выводы. Как  был  дураком, так,  видимо,  и
предстану перед Господом чуть-чуть бухой и слегка под планом.
     Я  живу  в  городе Реховоте, с которым ты опять  же знаком по книжке. В
зале  бокса  общества  "Маккаби". Там  у  меня аппартаменты.  Русская  баня.
Огромный двор в окружении девяти полуторавековых индийских фикусов. Как?! На
всем готовом. Не опускаюсь до унижения платить  за жилье, воду, свет,  газ и
муниципальный гоп-стоп.  Ты опять  спросишь:  Как?! А  у  меня было  тяжелое
детство  и  справка об  освобождении, где черным  по  белому  написано,  что
предъявитель аттестован как психопат антисоциальный и  склонен к насилию. Не
у  всех, но у некоторых  такие  ксивы пользуются  народной любовью. Вот  я и
выхватил  себе пожизненную ренту у этих  тварей  и прекратил вообще  иметь с
ними дело.  Я стал  писателем  (Армик,  не  смейся). Обо  мне даже  пишут  в
московских журналах. А бывший посол России Бовин сказал моей редакторше, что
впервые прочел роман о любви,  написанный матом, где ни одного грубого слова
не  произнесено. Тем  не  менее, я еще  не был в себе  уверен.  Лишь  только
получив четыре тысячи наших  бабок  на  новую книгу из президентского  фонда
имени Залмана Шазара (царства ему небесного), я  наконец убедился,  что  я -
писатель.  Фуфлыжникам,  как ты  сам  понимаешь,  президенты (даже покойные)
денег не  дают. А еврейские президенты  - тем более. Прости меня,  Алюля, за
мою неосмотрительность в вопросах финансов и неосведомленность, но эти бабки
я тут же проебал и пропил  с  подружками  и  купил план - КИЛО, чтобы, когда
взгрустнется о президентской милости, было чем заглушить перебои с совестью.
     Кроме написания книг, веду общественную  работу.  Морально  наказуемую.
Обучаю  двуногих  уродов правильно избивать себе подобных... Но это  не все.
Как  инженер человеческих  душ, считаю  своим гражданским долгом  поделиться
собственным опытом с людьми, попавшими в беду. На общественных началах читаю
лекцию  для убогих "краткий курс отлучения от  навязчивых женщин прекрасного
пола". Этих  суккуб, прописанных в наших удостоверениях личности. Под нашими
фамилиями в графе: жена.
     Чего только стоят мои  проповеди к замужним женщинам, когда увещеваю их
хоть изредка  пожалеть мужей  и стать раком. Единственная  поза, за  которую
каждый мужчина готов душу отдать. Ибо только в этой позиции возлюбленная вам
не дышит в лицо...
     Как ты  сам понимаешь, мои взгляды не мешают мне иметь  поклонниц моего
таланта в приходящем варианте. С теплообменом соития.
     Но чего-то экстравагантного, увы,  позволяешь себе  все реже и  реже...
гнется!
     Я вот  сижу  и думаю:  а не многовато  ли я  расписался в первом письме
через столько лет? Быть  может,  мой Армик желал бы  узнать более  достойные
подробности и не хотел бы скрывать письмо от жены и детей... Так вот, Алюля,
все,  что положено иметь  свободному  человеку, у меня есть.  Господь  мой в
Небесах, моя  страна  на  Святой  земле и чувство собственного  достоинства,
ничего общего не имеющее с гонором. У меня есть сын, и это значит, что все в
порядке с листочками древа жизни. Род приходит и род уходит.
     Этой ночью, что я пишу тебе,  мой Иегонатан-Зямочка  сражается в Вене в
финале первенства  Европы. По гандболу. Мой мальчишка - солдат в спортроте и
капитан  сборной страны. Очень жесткий, агрессивный центральный защитник. До
крайности. Ума не приложу, в кого он у меня. Наверное, все-таки в мать... Но
когда приходит ко мне  со своей  подружкой Ориткой в  обнимку,  этот большой
мальчик  с зеленым  беретом под погоном - он совсем другой. Я не любил своих
жен, а детей растить не привелось.  Я их видел  лишь спящими и был абсолютно
уверен,  что  они ни  в чем не нуждаются.  Я поливал  на  автовозе до тысячи
километров в  день... каждый  день...  шестнадцатилетний недосып и  пощечины
самому себе со всей силы, когда  на полном скаку  на ночной трассе в пустыне
вдруг начинаешь фантазировать, что ничего страшного не случится, если прямые
участки  дороги   прошуровать  на  автопилоте.  Мой  патент,  хе-хе.  Другие
прижигали руки сигаретами... Так что детей я в люди не  выводил. Но этот мне
очень нравится. Иегонатан от плеча выше многих в Израиле ростом, атлетически
сложен, но в  глазах  столько доброты и нежности  и такой библейский покой в
душе  -  меня  разбирают  благие   завидки.  Его  семнадцатилетняя  подружка
напоминает  мне  персонаж  из  сказки  Киплинга.  Багиру...  Я  предупреждал
ребенка:  очень красивые женщины,  как правило, злобные  дуры,  потаскухи  и
вымогательницы...
     Авось хоть его минует чаша сия...
     Маленькая Михаль  - моя дочь  -  приезжает ко  мне изредка по субботам.
Заводная, смышленая девка. Ей шесть лет.
     Знакомый тебе  Феликс  в гости ко мне не приходит. Есть на то  причины.
Одно лишь могу добавить: даже если его ко мне повезут в воронке, я думаю, он
по дороге сбежит. Такая любовь...
     Сестричка  моя Софья этим  мартом померла. А  сестрица Раечка... Больше
года ее не видел. У нас  не  совпадают  взгляды  на горшки с мясом. Я ей так
сказал: быть  рабом, лакеем,  жополизом  только  чтобы  кормить деликатесами
собственную жопу - я не намерен! А не свою - тем более...
     Ничего  не пишу  о нашей стране.  Сам все увидишь  по приезду. Господи,
какие места я  тебе покажу!  Приезжай, Армик. Осенью этой и приезжай. На наш
праздник Нового года в конце сентября...
     Жарища уже спадет, и в синеве пустыни ты увидишь, что сотворил Народ на
своей земле.
     Вот и все для первого письма. Ты просил фотокарточку, я тебе посылаю.
     Береги себя, Алюля. И  пусть Господь Б-г  будет с тобой.  И мир  твоему
дому.  Остальное сам  выхватишь. Я в этом не сомневаюсь. Жду  и  встречу как
брата.
     Твой Мишка Винокур из тех времен по сей день.


     ДАЛЬНИЕ ПАСТБИЩА
     роман


     ТУЛЯ

     Она  пахла дымом скифских костров  и  носила  попку не  для того, чтобы
срать. Клянусь!
     В  марте  девяносто второго  года  я встретил женщину  по  имени Туля и
назвал любимицей сходу. Любимицей от Нила до Ефрата.
     Стаи мусорских машин гонялись за мной по центральным улицам Тель-Авива,
когда на фулл-трейлер-автовозе я ехал к  ней на свидания. Самые путные цветы
продавали, как назло, на углу Ибн-Гвироль и патлатого Давида.  Я тормозил, и
тут  они на  меня  кидались.  Как обычно, шмонали  за прицепом,  подальше от
общественных  впечатлений,  попирая   человеческое   достоинство,  и  давали
понюхать суке на наркоту.
     Ничего, естественно, не унюхав, они все равно смотрели на меня  хуевыми
глазами, и  я  молился не  о  спасении души,  а чтоб не  опидарасили. В моих
папирусах они находили справку  заключенного с третью испытательного срока и
по  какой статье.  Менты  влетали в непонятное,  а  я начинал блатовать, как
вольняшка,  и впрягать  в  их  косые  головы  про  то,  как  в бытность  мою
дипломантом  Аялонского   супер-секьюрити-колледжа   весь  Оксфорд  за  мной
гонялся, чтоб я преподавал им наглость как обязательный предмет. Но я выбрал
прямой путь раба и хрячу по нему на вот этом "сарае".
     - Цветочки купить не даете, козлы.
     Порченых евреев нашей национальности  хватала кондрашка, а я  поправлял
расхристанную одежду и шел, как маньяк, покупать розы.
     Я выбирал  крупные  растения  цвета  крови  вышвырнутых  вен  и  платил
наличманом. Сорок штук. Для моей Тули.
     Гематрия любви. Мне пятьдесят, ей - сорок.
     Психопат из тюрьмы Аялон и репатриантка из СНГ.
     Эпоха Возрождения.
     Пусть милашки, хоть  раз  обогревшие меня, не сочтут  западло,  но я  в
натуре влюбился. Впервые!
     Можете называть  наш  союз  страстью, случкой, еблей, но не произносите
слово "секс". Никогда. Тулинька называла это "близостью".
     Женщине,  пахнувшей  костерком  и  большими  расстояниями,  с бархатной
кошелочкой абсорбции  между ног  и похабными  золотыми  коронками  отдавал я
флору  в  колючках,  и  ее глаза  тонули  в  благодати.  Дифференциал  земли
перемалывало в муку, рвались флянцы полуосей, и Обетованная крутилась только
на ее клиторе и адреналине.
     - Тулинька, Туля! - спрашивал я  желанную после  омовения  рук. - Ма им
ха-охель бе-агаф?
     - Все готово, Мишенька, да!
     И  мы принимались за  великий праздник жевания  один  другому  кусочков
рагу,  жрали  розы и упивались  белым  вином. И никакого языкового  барьера.
Только: "Да, мой Мишенька! Да... "
     Достаточно было лишь раз объяснить, что древнееврейский язык и культура
возникли  от  столкновения  приматов  с  анашой,  как  все  патахи и  хирики
слетелись в ее красивую головку чирикать на иврите хасидские напевы.
     - Рабботай, я тоже из  Баку, -  давал я  наколку, и Тулинька  исполняла
полный текст на лошенкойдешь без единой ошибки.
     Потом наступало священнодейство.
     Врожденное желание  отвернуться и  перднуть сразу после близости корова
как языком слизала,  и  я  наконец узнал, какова  на вкус  любимая  женщина.
Оргазмы  головного мозга  взрывали  черепные  коробки,  когда  плоть  только
дразнит плоть, обмирая  в фальстартах. Тайны  подмышек  и ложбинок. Входов и
проходов. Ее сладкие плюни и сок даже в собачьей позиции...
     И срастались оторванные половинки. Из озноба одиночества в ее сведенных
судорогой ногах. О-о! Ах!
     -  О!  Ах! - прессует  сумерки  моего подсознания Тулинька хрипом диких
махетунем в конопляных скифских степях...
     - О! Ах!
     - Ум-па-па, ум-па-па, - вступаю я тревожными и торжественными басами из
вальса в городском саду моего детства...
     - Спит Гаолян...
     - Ночь коротка. И лежит у меня на погоне...
     - Только кончиком, Мишенька. Ах! Лам, парара-ра...

     Благовест  дальних пастбищ. Артезианские колодцы, где  каждый  качок  -
оргазм на взбитых сливках счастливой малофейки.
     - Я! Ох! Я!... Нет, ты, Мишенька, ты ВЫВЕЛМЕНЯИЗЕГИПТА!
     Тьмутаракань,  где  зарождались  ее  восторги,  не  мерилась  эхолотом.
Синдром  Дауна,   помноженный  на   Бермудский  треугольник.  Куколки  Вуду,
проколотые  портняжной  иглой  на нестоячку  к бесхозным милашкам.  Ревнивое
бульканье  менструальных  снадобий  и  бормотание  ее палящих губ над  хуем,
которое я по дурости принимал за Нагорную проповедь.
     Моя Вечная Жидовка! Агасферша! Дым костров мертвых скифов!
     Одним словом, я  влетел в кепезе ее пизды не по  уши, а с ушами. Период
половых сатисфакций.

     ШМЕНДЕФЕР

     Лежим мы  как-то с Тулинькой, счастливые после близости, и курим анашу.
Строго по заповеди спасения утопленников. Рот в рот.
     Частицы  моей души  и дыма в очищенном  виде  переливаются  в  ее  душу
галлюциногенным светом. И моя женщина начинает светиться. Светланиться.
     - Бородушка у тебя, как море! - подлизывается лжеутопленница к метле на
моих ланитах, и я ей верю. - Расскажи мне смешную тюремную притчу.
     Тулинька помешана на чудесах за  забором, а меня - так хлебом не корми.
Иван  Демьянюк и  остров  Пасхи всплывают  как  локхидский  бред  в сумерках
сознания, и цветные картинки ретроаспекта волокут беспредел крытки  в Рамле.
Прижав бархат ее кошелочки ближе к орденам, говорю:
     - Вот Иван, живущий обособленно! - И Тулинька превращается в слух.

     - Вот Иван, живущий  обособленно! - сказал Моня Элсон, подловив меня на
промзоне в обеденный перерыв, где я хрячил гранильщиком бриллиантов как папа
Карло,  баллистическим  мудаком за  подержанную ракету. - А ты загнешься  на
острове Пасхи!
     Мой друг  Менделе в  авторитете садовника блатовал  на зоне  с  ослиной
челюстью   в  руках,  и  у  меня  не  было  оснований  не  доверять  мерзким
пророчествам.
     - Моня, - говорю, - за что? Блядь буду - ни одного нарушения по режиму.
     - Пейсатые из-за забора прессуют. Хотят тебя в святые перековать.
     - Что же делать?
     - А ты прикинь хуй к носу и подумай! - сказал мудрый Мендель и походкой
организованного преступника с Брайтон-Бич пошел ловить шовинистический сеанс
на Иване Демьянюке.
     Моня  Элсон  с  червонцем  в  приговоре  не  считал  западло  доставить
бандероль  адресату,  то  есть  газеты,  что  слали  хохлы  Австралии  Ивану
Демьянюку.
     - Иван! - кричал  Моня в клетку, строго изолированную от контингента. -
Ива-а-ан!
     И выходил семидесятилетний с лихуем хлопец с грозным нимбом концлагерей
на  холке  и тремя вертухаями из Эфиопии, пристегнутыми к  Ивану цепями, как
брелки.
     - Ну, шо, Иван? Жиды тэбэ спуймалы?! Хуевый ты казак, Иван!
     Ванек впадал в животную ярость, рвал с себя эфиопов, как брачные узы, и
в бешенстве делал до ста семидесяти отжиманий от пола, не вынимая.
     Моня ржал кривым  уголовным смехом,  а у фалашей-альбиносов тек кипящий
тук с тыльной стороны штанов тюремного департамента.
     Задолго  до  описываемых  событий я побывал  у Мони  в блоке  "тет"  на
посиделках  (есть   такая  привилегия  у  преступников  из   разных  блоков:
перехрюкать "трешь-мнешь" в судьбоносных случаях и проконсультироваться).
     Помню,  я сидел и  жрал любительскую колбасу  с зеленым лучком  и белым
хлебом с воли, ни на минуту не давая себе забыть, что это не я жру  вовсе, а
Мендель дал мне пожрать.
     Пока  я  переваривал  кишкой невиданные яства, Моня готовил  сюрприз на
десерт.
     -  Иван  сколотил  маленький  оркестрик   и  бацает  тебе  в  масть   в
послеобеденное время. Слушай ушами!
     Воротясь  к себе  в  штрафной блок  Вав-штайм,  я припал ушами к глухой
стене мандаторной кладки, в которой  клопы прогрызли прекрасную  акустику. И
как факт  -  после  полуденного  вопля:  "Хаванина в  блоке!"  и  чавканья я
услыхал, как  тихо  и торжественно, будто из городского  сада моего детства,
вступили басы!
     - Ум-па-па, ум-па-па, ум-па-па... - мычал носоглоткой несчастный яйя, а
двое  других  задушевными  голосами  пидарасов  кричали  с  надрывом:  "Спит
Гаолян!"
     Мелодия моего  детства. Ведь  я -  урожденный  комсомольчанин-на-Амуре.
Пойди, объясни евреям Магриба, что от  Комсомольска  до  сопок Маньчжурии по
карте Советского Союза - два пальца обоссать!
     Единственный  белокожий узник  в  хате, я попрошайничал у соплеменников
прекратить гвалт кокаиновых разборок,  и злодеи мне частенько не отказывали,
грызя друг другу глотки в дискомфорте безмолвия.
     Мелодии  моего   детства.   Однажды,   нарыдавшись   таежными   слезами
ностальгии, я ощутил легкомысленное озарение.
     Благодаря Ивану  Демьянюку и с  подачи  Мони  Элсона я получаю  на шару
музыкальное образование параллельно  к  сроку  и  ебу  тюремное  управление!
Теперь я часами наслаждаюсь звуками вальсов, пока не кончу.
     Но...

     Затаив  дыхание, моя Тулинька пасется на травке Дальних  пастбищ,  и ее
ладошка поглаживает меня.
     -  Мишенька,  мой сладкий  Мишенька!!!  -  шепчет  любимица  ангельским
голоском. - Ты чувствуешь, какой он уже стал строгий!
     У меня начинает гнать сушняк с привкусом полыни, и, как бычара оперного
пения на гоголь-моголь, я ломлюсь к взбитым сливкам к Тулиньке под лобок.
     - Дальше, Мишенька! Дальше!
     Клянусь Тулинькой и кессонный мне типун на язык, но дальше было некуда!
     - Что было дальше, Мишенька?
     - На чем я остановился?
     - Наслаждался звуками вальса, пока не кончил.
     - А дальше?
     - Ты сказал "но".

     ...  Но  прибежали   волоебы  внутренней  охраны  нежданно-негаданно  и
спиздили меня с бельэтажа бетонного пола с  полной конфискацией  имущества в
неизвестном   направлении.  Как  пьяную  шалаву,  понесли  под  белы   ручки
произвола. "Только бы не опидарасили, - молился я не о спасении души. - Куда
они меня волокут с матрацем?"
     Последнее, что я отчетливо помню - дверь с надписью "Религиозный блок".
Затем - флеш, еще раз - флеш, и темно, как у негра в жопе!

     Чтоб не сойти с ума, прошу  Тулиньку снарядить свежий банг. Хапнул - и,
представьте, мне действительно полегчало.

     ...  Так я  попал на  остров Пасхи,  и,  видит Б-г, я приперся  туда не
своими  ногами.  О-о-о-о!!!  Религиозный  блок!!! Там буря мглою небо  крыла
площадным  матом.  Мама!  Обиженка!!! Мамашка  из недоношенного детства и ее
завет: "Чтоб тебе ни дна, ни покрышки!"
     Успокойтесь, мама. Здесь я это отхавал!
     Я очнулся, как половая тряпка, в начале длинного коридора. О-о!
     Гнилой   кильдым!   Унылая   зелень  крашеных   панелей   провоцировала
клаустрофобию.  Скорбный  колор  стен, падая  на лица  невольников  лиловыми
сполохами, создавал световую иллюзию, будто неофиты годами не срали.
     Чахлые  тела...  Обшмырганные  лица...  Опиум  -  народу!  Под  черными
ермолками, стоящими колом на их косых головах, горели глаза псевдофанатиков,
как у идолов с острова Пасхи, у  которых зимой  мандавошек не выпросишь. Они
тусовались  из кельи в  келью, как антисоциальные  психопаты, и кричали, кто
громче,  выдранное  из  контекста без всякой видимой связи:  "... и поднялся
Абрам с рассветом, и запряг ишака... "
     Я лежу на захарканном полу, и ни один сукачок не протянул мне руки.
     Вдруг  они построились в  ряд, как по  команде, и стали отбивать  такие
двусмысленные поклоны, с таким усердием, будто навеки хотели запомнить,  как
ебут бабу встояка.
     Я  лежу  на  захарканном  полу,   как  подстилка,  и  пальцем  не  хочу
пошевелить. Только мыслю. Отчаянно мыслю: "Арабские  жиды! Да. Это я, Моисей
Зямович, вывел вас, козлов, из Египта!"
     Тут  на меня наступает  дядек-англосакс от плеча  выше  любого  Ивана в
Израиле и с плечами хоккеиста в доспехах.
     Чуть не сломав голову о прах у своих  ног, бледнолицый представился: "Я
- рав Мешулаш Бермуда. Твой командир блока. Встать!"
     О  боги!  Не  могут  быть  у  приличного  еврейского  священника  плечи
хоккеиста. Реб Мешулаш  Бермуда поднимает меня, как тампон неряхи в расцвете
сил, и  уносит  к себе в  исповедальню,  по-хамски не  предложив  даже стул.
Мудрый ребе волокет  меня прямо к  ватерклозету, потому что  у меня уже есть
стул и течет кипятком по ляжкам.
     - Ребе! - взываю к начальнику из  глубин отхожего места.  - Я в Талмуде
круглый дундук. Я вам испорчу стадо! Мой  папа откармливал свиней и бегал на
бану  по  карманам.  Я выжил  благодаря наебкам  сограждан в босяцкий  шмен.
Отпусти меня, начальник, на штрафняк!
     - А куда мы денем "лау" и статью "террор"?
     -  Это  была  баллистическая  ошибка,  ребе! Я  осознал.  Будь  проклят
Циолковский - пахан ракетоблудия! Склоните ухо к моей маленькой просьбе, и у
вас начнется жизнь обеспеченного человека. Поверьте на честное слово. У меня
в изгнании был друг, который с моей наколкой приперся в Москве в Политбюро в
одном  чапане  и  на рваном рубле выкатал у  них Каракалпакию.  Я вас научу,
ребе.
     Увы, англосакс на мои просьбы положил.
     Реб Мешулаш Бермуда раскрывает священную книгу  где-то в  первой  трети
общего  объема и,  прицелившись  глазами  архангела,  ставит  вопрос ребром:
"Смерть! -  чуть громче, чем принято произносить это слово, рявкнул Бермуда.
- Как ты это себе представляешь, дундук?!"
     - Я не мокрушник, ребе. У меня нет окончательного мнения. На киче полно
душегубов первой череды. Обратитесь к авторитетным источникам.
     - Смерть - в  ее галахическом понимании, дундук! В  трактовках мудрецов
Иудеи и Негева!
     Бермуда принуждает меня сесть рядом  и тычет в арамейские буквы пальцем
такой  гойской величины,  каким  дикие  скифы  объезжали  жеребцов  мамонта,
пощекотав простату.
     И Бермуда гонял меня, как мальчишку на побегушках, из дома Шамая в  дом
Гилеля и обратно,  пока, все  в репьях больного самолюбия, у меня  не  стали
засекаться задние ноги.
     Смерть в доме  Шамая считалась пост-мортум,  если мэнч сначала обмер, а
только потом умер. А в доме  Гилеля смеялись над домом Шамая, утверждая, что
действительно умер тот мэнч, что сначала замер, а уж потом помер!
     Кора  головного   мозга   покрылась   солью  и  поташем  Дохлого  моря,
проваливался чердак в доме Шамая, и ехала крыша в доме Гилеля!
     Я называл рава Бермуду "равбариах" и раскручивался на новый срок.
     В сумерках  подсознания всплывали цифровые значения  арамейской вязи  и
гематрические суммы скакали, как блохи в наших головах.
     Синайские комбины!
     Бермуда впаривал заказ из трех первых - по краям, две последних, первый
номер, а я хотел швырнуть вены, только уже не на руке, а тоталос!
     Ведь по Галахе  я давно эзотерический дуб, то есть  крякнул рикошетом с
древа добра и зла  и каменею косоголовым идолом  на острове Пасхи в качестве
еврейского  примата.  Впрочем,  и  Бермуда вывихнул мозги в тщетных  поисках
священной  цифры  Девять.  Потерянное  время.  Время,  скрученное арматурой.
Однако.
     Катали с Бермудой по мелочи в шмен. Уболтал я ребе дать стольник баксов
в рост, пообещав раскрыть тайну  Девятки. Периодически мы играли на  шекели,
грузинские стерлинги из  типографий Ашдода, эфиопские  бабки на  натуральном
меху и на сухой паек надзирателей-друзов.
     Бермуда тащил все.
     Я тянул кота  за яйца с секретом  фатального Числа, а  ребе в припадках
новообращенца лазал на вышки цугундера шпилить с "попками" на боеприпасы.
     Началась повальная эпидемия шмена. Катали все. Даже  те,  кто остался в
чем мать родила. Под загробную жизнь.
     Теперь  я целыми  днями жрал  любительскую колбасу с зеленым  лучком  и
белый хлеб из пекарни "Анджел", ни на минуту не забывая, что это не я хаваю,
а дал Бермуде покормить меня.
     Бермуда забросил  службу и  в  прикиде  ментовского  священника шерстил
англоязычников на травелз-чеки в аэропорту патлатого Давида.
     Перед наступлением праздника  Пурим у моего  ребе засвербил  тухес.  Он
возомнил, что может потрясти соединенные в шоблу Штаты.
     -   Можно  катать   на   пределе  Восьмерки,  ребеню,  и  не  подорвать
здоровьичко. Но с Девяткой спокойнее.
     -  Ты  сказал,  что  угадаешь Девятку  на  купюре,  еще  не вышедшей  с
монетного двора?
     - Запросто.
     - Что ты хочешь?
     - Отнеси меня к Моне в десятую камеру "Хилтона" и поделись наличными на
зеленый лучок.
     - Как угадать Девятку, кровопиец?

     -  Как  угадать  Девятку,  Мишенька?  -  подлизывается  Туля  и  трясет
опешивший член, как древо Познания.
     Нутром чую, что мне не устоять, и совершаю первую ошибку.
     Доверяю женщине опасное оружие.
     Тулинька "задумалась".


     МАШКАНТУТКА

     Второй  год  любви мы  прожили в Населенном  пункте. (Я еще доберусь до
тебя,  сучье  становище.)  По улице Леви  Эпштейн, 20/17.  Прямо над  банком
машкант! Четвертый этаж.
     Лежим  мы,  значит,  с Тулинькой,  счастливые после  близости,  и курим
анашу. Тулинька уже открыла частный бизнес. Индпошив козырной одежды  и шила
гладью. Я - уже вольняшка с пометкой не покидать пределы сионизма навеки и с
арестованной зарплатой за алименты.  Туземная  курва по имени Орли перекрыла
мне кислород.
     Лежим   мы,  значит,  с  Тулинькой,   счастливые   после  близости,   и
подкуриваем.
     -  Бородушка у  тебя,  конечно, как море, -  шепчет  любимица, и  я  ей
почему-то верю. - Но до каких пор я буду просто подстилкой?
     Умом постигаю, что Тулинька "подсохла", а из прошлой главы "задумалась"
смотреть  на реальную  жизнь  легкомысленно.  Да и что тут  понимать!  Время
половых сатисфакций.

     Я  спускался  по Эйлатскому перевалу  к развилке, на которой во времена
оные торчал твердым шанкром Содом, вставив  спички между верхними и  нижними
веками, чтоб не захлопнулись трисы после близости, а Туля валялась в коме на
заднем диване кабины.
     Библейское  утро вставало над Аравой в  прозрачной синеве, когда солнце
уже светит, но не шмалит, и бордовые быки Эдемских гор бегут  из иорданского
плена на родину...
     Четырнадцатый километр... Стенка смерти... Ебаный бугор... Я  пристроил
порожний  комплект  ДАФа в жопу ООНовского бензовоза и совсем было закунял с
недосыпу, как вдруг бензовоз стал отрываться. Завихлял  по осевой и  пошел в
пике запредельной скорости, когда рикошет о скалу исключен. Однозначно.
     Только успел  промолвить: "Да  куда ж  тебя,  хуй несет,  кучер!" - как
белая  кишка  сорокатонника врезалась,  прошибив  песчаный бруствер,  взмыла
винтом, ободрав кромку неба, и шмякнулась навзничь.

     Ох! Я не расист, господа, но я  ненавижу акробатику бледнолицых негров,
не умеющих  держать  кал, как маленькие, и  чуть не спалившие  мне  Содом  и
Гоморру.

     Бедная Туля. Что хорошего она от меня видит?
     Вот этих черножопых?
     Минеты на полном скаку в кабине автовоза?
     Взбитые сливки киббуца Йотватта и стерильную прохладу уборной, где мы с
Тулинькой дремали на разных стульчаках, остужая гениталии.
     А выходные?
     Тягучая  маета в  ресторане "Аленушка"  и пьяные  обрывки приблатненных
блюзов. Твое худенькое тело диффузирует в мое сросшейся  половинкой, и  твои
глаза тонут в  озерах разлук,  и припухшие губы по-детски дрожат. Тулинька с
родинкой на попке, и горький дым костров мертвых скифов...

     ... Ночь на бугре Эйлат. Четырнадцатая верста. Роковая ошибка...
     Я  бегу   с   Тулинькой   на   борту,  груженный   армейскими  джипами,
зомбированный черным  недосыпом, и размышляю об Орли.  Туземная тварь второй
раз арестовала зарплату. Геноцид гениальной суки кипятит чифирь гемоглобина.
     Сытая зона объявила мне джихад бешенством матки.
     Проснулась Туля.
     Боковым зрением вижу ее  в  правом  кресле  и не  могу отодрать  очи от
стрелки тахометра.
     Стрелку  оборотов двигателя зашкаливает на  полет в Лебединое озеро,  и
аура автовоза  с горящими тормозными  колодками  пляшет, как Майя Плисецкая,
отчаянный  падеспань  на  срезе  обрыва.  Когда  все, что  может  тормозить,
использовано, вплоть до Тулинькиного клитора и адреналина.
     - Тормози, я хочу пописать! - требует любимица на Четырнадцатой версте,
и  стрелка моего  биологического тахометра  соскакивает  с оси.  -  Ты  меня
слышишь? Останови, черт бы тебя подрал!
     Моя  Тулинька,  пробежавшая со  мной несчитанные километры,  принуждает
меня тормознуть на Четырнадцатой версте суицида.
     - Ссы в кабину, проклятая баба!
     Тулинька в крик.
     Повторяю: "Ссы здесь", - и включаю лампы освещения кабины.
     На мгновение  отдираю очи  от приборов,  ловлю фокус ее глаз - и у меня
взрываются зрачки.
     Белый лед  ненависти  в  ее  вытаращенных безумием бельмах,  предельный
распял  ебальника  дьяволицы  из-за  барханов  Туркмении  и  клыки  вставных
челюстей, готовые выдрать мой кадык, так призрачно защищенный бороденкой.
     Вышвыриваю даму пробздеться под луной и продолжаю спускаться с открытой
правой дверью в самую низкую точку мира.
     В чем же фатальная ошибка?
     А я развернулся и подобрал эту дрянь...

     Итак,  мы  все еще  лежим рядом после близости.  Чуть  теплая  слизь  и
никакого  оргазма. Аннигиляция. Может, порвать ей очко или просто  жениться?
Мы повенчаны Дальними пастбищами и хлебали из  артезианских колодцев  адолан
диких скифов. И хрип и стон: ТЫМЕНЯВЫВЕЛИЗЕГИПТА!!!
     Даже  ментовский  рав Мешулаш  Бермуда  не рискнет  впутаться  в  такую
авантюру.
     Статус винокурвертируемой  подстилки дает  ей полное право быть  леди в
еврейском обществе. Чего же боле?
     В  тот  же  день  увольняюсь с работы по собственному  желанию, закосив
нервное истощение. Ради Тули. Беру у знакомого художника автомобиль, так как
он  им  не пользовался  как  средством  передвижения, а  только рисовал  как
натурщицу. Целую бархат Тулинькиной  кошелки  и предлагаю турне  на Север. С
бутонами роз  цвета вышвырнутых  вен  и  потоком белого  вина. В  километрах
десяти за перекрестком Раанана тормозим. На Старой хайфской дороге.
     Задрал подол капота  у натурщицы маляра, с понтом  поломался  и впрягаю
Тулиньке сионизм.
     -  Это,  сладкая, тюрьма Тель-Монд. Здесь сидит наш Даник.  Пожизненно.
Здесь  и я  СТРАДАЛ полгода.  Единственная во  вселенной кича,  где  нас  не
скрещивали с арабьем. Понятно?
     - Да, Мишенька, да.

     ... Я СТРАДАЛ за "понял" и ни хуя не понял, а Тулинька поняла?
     Да, там, бывало, поймаешь юношу и спросишь: "По ком звонит колокол?"  А
сопляк дерзит: "По кокаину".
     И  не  понять - то ли  небо  в  озера  упало, то  ли  крыша по метадону
плывет?!

     Едем дальше.

     - Перекресток Бейт-Лид.  Поверни  головку налево.  Тюрьма  Ашморет. Тут
томится людво, подзащитное властью. Жизнелюбы ходили к ментам своими ногами.
И это понятно?
     - Да, мой Мишенька, да!
     Странно!
     Едем дальше.
     Бейт-Орен.  Огороды  с  бананами,  синее  море,   вышки  Атлита.  Здесь
маршируют  за  военные  шалости  буонопарты   армии  Израиля.  Едем  дальше.
Шмыгливый  виа-Долороса  ведет  нас  к  вершине  Кармеля,  сплошь  утыканной
смоковницами  и  Дамуном. Бетонные вышки-бойницы.  Бетонный  глухой забор  с
просьбой не фотографировать, черепом  и костями.  В бойницах  радостные хари
друзов, как флаги на башнях. Санта-Мария.
     - Прочь от мест этих гиблых и зяблых...
     - Бежим, Мишенька. Бежим!
     Прибегаем к т-образному перепутью Йокнеам. Куда ни подайся - тюрьмы.
     Налево свернешь  -  Кишон. Направо - бастион Мегиддо.  Если же мысленно
ломануться прямо, через поле Армагеддона, попадешь в Шатта  - исправительный
дом-могилку, где успешно лечат горбатых.

     ...   Шалик   Мацкиплашвили   просит  надзирателя  разрешить   наложить
филактерии.  А  надзиратель  -  друз.  Его  чувства  можно  понять. Он  тоже
гражданин Израиля,  и вообще. "...  Аткрой,  -  в  который  раз  пристает  к
надзирателю Шалик. - Аткрой! Твой глази я ибаль!"
     Гуманид открывает маленький ридикюль на поясе штанов и нажимает  кнопку
"приматы в опасности".
     Полуэскадрон черкесов дивизии "Джалябский анклав" влетает в прогулочный
дворик  с пластиковыми дубинками  наголо. Звезда  Давида,  красный  крест  и
красный полумесяц залились  краской  стыда  на зарешеченном небосклоне, пока
конвой помогал Шалику накладывать рубцы утренней молитвы.
     Сидим  с  Тулинькой  под смоковницей на склоне холма и любуемся Афулой.
Античный  город.   Со   времен   разрушения   Второго  храма  ничего,  кроме
безработицы, там не произошло.
     Полдничаем холодными бататами в мундире и запиваем лакерду белым вином.
Любимица хмелеет, и в ее глазах - дымка далеких расстояний. Мои руки как Рэм
и Ромул ласкают сосцы молочных желез. Притормозило солнце над  Тель-Мондом и
луна над кичей Аялон. Нирвана.
     - ... Однажды, Тулинька,  Иисус Навин привел сюда  мой  народ  похавать
смоквы, текущей молоком и медом.
     - Дальше, Мишенька, дальше.
     - Глядь, а Обетованную уже чавкают  семнадцать царственных байстрюков и
приватизируют корыто.
     - Дальше, Мишенька. Дальше.
     - Нас мучила жажда, Тулинька. Сорокалетняя жажда скитальцев  в пустыне,
а смоква созрела.
     - Дальше, Мишенька.
     - Отощавшие львы, мы бросились скопом на ожиревших секачей  и опустили.
Цивилизованные гои  назвали эту разборку  Армагеддон,  а  опущенных  чушек -
филистимлянами.
     - Мишенька, почему ты кричишь, как блаженненький?
     - Дура, да я же был там!
     Тулинька приходит в восторг. У  нее  на  душе праздник. Сосцы  молочных
желез мажут мои усы елеем.
     - Дальше, Мишенька, дальше. Что было потом?

     ... Потом, блядь, хлынули гунны. С Востока. Толпы гуннов. Орды. Скифы и
половцы, запорожцы и гоголи. Открылись  хляби небесные и массажные кабинеты.
Они перли  с кошелками  абсорбции наперевес, и на их стягах горела кириллица
без препинательных знаков: "Читать писать не знаем жрать ебать давай".

     Тулинька   зарыдала   и  позволила   лакомиться   собой  так,   как   в
предпраздничные дни не могло быть и речи.

     "Да, мой  Мишенька, да! О! Ах!  Я  твоя,  любимый мой!  Ах!  Не покину,
миленький!  Ах! Хочешь попку,  строгий мой? Ах!  Ох, замри! Я  сама. О! Ах!"
Гаолян собачьих  позиций... Одиночный  икс...  Античная  Афула... Армагеддон
взбитых сливок и салют восторженной малофейки...
     - Я-я-я, нет, ты, мой Мишенька! Ты! ВЫВЕЛМЕНЯИЗЕГИПТА!
     Смеркалось.
     Счастливые  после  близости, мы  быстро  собрали  манатки  и поехали  в
ресторан "Аленушка" вечерять в приблатненной истоме.
     Смеркло.
     Кто  бы мог подумать, что  в такой  праздничный день Тулинька  подцепит
рецидив.   То   ли   ей   остоебенили   тюремные   притчи,  то   ли   статус
винокурвертируемой в  еврейском обществе леди потерял прелесть и свежесть  -
не знаю!
     - До каких пор  я буду просто подстилкой? Ни кола, ни двора. Живем, как
бомжи. Пропадают льготы.
     - На хера на Дальних пастбищах Маасиягу? Ты моя крепость.
     - Машканта пропадает!!
     - Ничего у нас с тобой нет, любимица! Ни кола, ни двора, ни рака горла,
ни СПИДа, ни проблемы с прямой кишкой, я надеюсь!
     Тулинька в крик и драться.
     Отвесив  машкантутке  оплеуху,  купил  ей  в  Хадере  шуарму  и  еду  с
обосранным настроением.
     Куда я еду?
     В "Аленушку", где нас знают как облупленных за счастливую пару?
     В академ-предзонник сучьего становища с бетонной залупой  циклотрона на
въезде и с бюстиком реактивного истребителя в олимовском парке?
     Проклятая баба!
     И я повернул на Рамле  любоваться морем огней центрального дома скорби,
где приматы конвоя вышибли мне молочные зубы.

     СПОРТИВНЫЕ ПРАЗДНИКИ

     В ту ночь Тулинька была безутешной. Легла в  салоне, что за ней никогда
не водилось, плакала  горько и  шебуршала узлами. А  на заре загасила костры
мертвых скифов, обмотала  шейку матки колючей  проволокой и  ушла к хорошему
человеку с  приватным жильем в  Бат-Яме  и со вкусом  подобранной коллекцией
порнофильмов. Да!
     Перебесится и придет, - тешил я себя самообманом в безумии своем.
     Ведь я готов принять ее даже из рук хорошего человека. Мне больно.
     Прошла  неделя, другая,  и была  другая,  на которой я, как  проклятый,
искал мою Тулю,  но она  не  приходила,  и я  влетел  в  паранойю. Бесхозные
милашки  стали чураться  меня и называть  некрофилом, а  я  гулял по пустому
жилищу с осиротевшим членом в руках,  как Гомер, и страдал. На стене,  как у
Чехова, мерещилось ружье, и я не знал, что с ним делать.
     Секция  бокса  общества  Маккавеев,  где  я  хрячил  теперь в  качестве
наставника,  на  поверку оказалась кучкой несовершеннолетних  преступников и
морального удовлетворения не доставляла.
     Вместо успехов на  ринге они  волтузили  прохожих  в олимовском парке и
ставили девочек "под трамвай".
     Как-то в конце тренировочных занятий с этими  змеенышами  позвонил  мой
кирюха, который служил референтом у хозяина ресторана "Аленушка":
     - Мишаня, приезжай, -  говорит. -  Кино!  -  говорит.  - Тут твоя девка
пляшет с каким-то ебарем взасос! - говорит.
     - Дурак! - говорю. - И не лечишься. Это ж ее отчим.
     Мне больно.

     Двадцать лет строгого режима я брожу по  городу без названия. "Улицы" -
так зовут эту каторжную каталажку. Хутор деловых людей. Все поголовно заняты
маркетингом.  Даже менты в маркетинге с надписью:  "Благословен входящий под
красным фонарем".  То есть все местечко  за муку  ебется, а хлеба просит. Но
сколько ни болтайся  по асфальту в надежде ангажировать  влагалище,  тебе не
пофартит. К  милашкам  надо  переться в  мегаполис  Большого Тель-Авива. Мне
больно.
     Мне  больно,  что в  этой черте  отмерлости  нет  ни одного  вигвама  с
анестезирующими напитками. Даже румынские  строительные рабы  идут  бухать в
Нес-Циону.  И будь у тебя хоть семь пядей  во лбу института  Вейцмана,  хоть
голова под хуй заточена - умоетесь! Не общество, а гобелен приватизированных
дырок.

     Начались спортивные праздники.
     Мои мальчики - эти мутанты  сионизма, эти  выблядки рептилий в  третьем
поколении - дрались, как бультерьеры, которых отклещили от сук.
     Давая себе трезвый отчет, что происходит  на  чемпионате  страны, я  не
тешил себя иллюзиями.  Мои выкормыши грызли глотки спортсменам  не для того,
чтобы стать  чемпионами и принести славу Станице.  Нет и еще раз нет! Просто
уродовали  несчастных физкультурников, чтобы поскорей  попасть в  олимовский
садик к прохожим с карманом и трамваю желаний.
     А медали пропить. Мракобесы!
     Мне больно.
     А моя Тулинька, банг моей души, пердит под хорошим человеком в Бат-Яме!
     Галлюциногенная блядь!
     Сумерки сознания.
     Скорей бы январь.

     ЯНВАРЬ

     В  январе  пришла  Туля...  Рано утром. Всего  на  минутку.  Взглянуть.
Озябшая, в  легком плаще. Немного чужая. Моя  любимица  заглянула  ко мне на
минутку. Чудовищно. Горький осадок благотворительности.
     Блиц-минет с порога  опешившему члену, не добравшему должной строгости.
Ни любви, ни жопки, хотя бы посрать для прелюдии.
     Ее попытки утешить  меня, что богатые тоже  плачут, не  вынимая, делают
нашу встречу мимолетным видением.
     -  Грызетзакухоннуюмочалку  -  хлюп   -  яниразунекончила  -   хлюп   -
обосранныйтуалет - хлюп - жретсвинину!
     - Что-о-о?!!
     - Хлюпсвинину.
     От  омерзения самопроизвольно изверглось семя. Я стал трухать бездарно,
как в нелюбимую. Как Нарцисс!
     Отчаянно хотелось настоящей любви с пароксизмом: "Да, Мишенька. Да!"
     Запах  ее тела с дымком, а не пошлых духов, тепла ее бойцовских титек и
родинки  на попке.  Спрутового  конвульсивного  удушья  ее  покрытых светлым
пушком конечностей вокруг моей шеи узлом. Светопреставления!!!
     - Я люблю тебя!
     - Нет.
     - Последний раз!
     - Нет. Нет!
     - Я тебя зарежу!
     - Мишенька, но у меня месячные!
     - Врешь!
     Увы,  Тулинька не лгала. Она порылась в себе, некрасиво расставив ноги,
и выдернула из чрева похожий на перст весталки кровавый комок.
     - У-у, мужичье поганое!!! - И, по-бабьи размахнувшись, метнула.
     От волнения я не успел среагировать. Удар пришелся по переносице.
     Запахло статьей, с которой лучше на зону не заходить. Начались обоюдные
рукоплескания по щекам, переходящие в овации.
     Мы   оба  не  помнили,  как  очутились   в  "лаборатории"  на  эстакаде
двуспальной шконки и погрязли в содомии.
     - Сволочь! Сволочь! Ай! Ты меня изуродовал!
     - О-о-о, женщина, погибель моя!
     Тулинька кончала дуплетами и, чтобы  унизить меня, кричала, что выходит
из Египта самостоятельно. Жопошница! За что я ее люблю?
     Несчастные   после  близости,  мы  сидели   и  плакали,  как  на  реках
Вавилонских, и в четыре руки штопали ее порванное исподнее.
     -  Будь мудрым, Мишенька! - шептала любимица.  - Где  бы я ни была,  ты
всегда в моем сердце. Да, Мишенька. Да. Только с тобой я безгрешна.
     - Почему мы не можем быть вместе, душа моя?
     - Ты спишь, Мишенька. Спишь!
     И покинула, как ни  в чем не бывало, осыпав поцелуями и слезами. Евреи!
Скорей бы февраль!

     ФЕВРАЛЬ

     Это месяц, когда все рыбы ебутся валетом под знаком Зодиака. Месяц моих
недоразумений. Все самое гнусное происходит со  мной именно в этот месяц. Ни
одни именины,  сколько себя помню,  не  прошли, как у  людва. То  -  лицо со
следами побоев. То - арест. То вот Тулиньки нет.
     На   последнем   ристалище  я  зазевался,  и   боксеры  "помыли"  банг.
Двадцатилитровую  бутыль  из-под  минеральной  воды  "Ган  эден". Я  бил  их
головами об стены! Безрезультатно.
     Какая утрата!
     Вернул законному владельцу его апартаменты на улице Леви Эпштейн, и  он
так обрадовался, что стал уже мне платить за жилье на прежних условиях.
     Правда, помесячно.
     Живу в маккавейской куще.
     Тулиньки нет.
     Двадцать пятое февраля.
     Мои именины.
     Пришли все жены показать детей. Встречал в кущах. Так и сидели у меня в
шалаше и грызлись за каждую копейку.
     Первенцу моему 28 лет (имя не помню). Долбоеб -  лень говорить. Это он,
бляденыш, заварил свару. Но о нем ниже.
     Моему  любимцу, Б-гом  данному  - Зямке -  исполнилось 17. Он  играет в
гандбол.
     Младшенькая - Михаль, четыре с половиной годика - пока что сосет грудь.
Жаль, но все разноутробны.
     Я обмолвился, что долбоеб начал свару. Да.
     Начал, видите ли, на меня наезжать.  Не обратился,  как водится, к отцу
за финансовой помощью, а наоборот - закрутил пальцы веером и через уголовную
губу объявил, что  я сплю!  Так и сказал: "Ты спишь! - Потом вдруг придвинул
мордашку, подышал на меня и добавил: - Уебище!"
     Как только  он  сказал это слово,  которое  нет сил  повторить, начался
Кронштадт.
     Повязали,  отобрали  документы и  деньги, обшмонали догола и закинули в
кущи, невзирая на срам.
     Начался форменный грабеж.
     Тащили все.  Даже маленькая  Михаль болталась на  груди, держась только
зубками, и что-то хватала руками!
     Кондиционер  воздуха  "Тадиран"  выдрали с надкостницей.  Холодильник и
газовую плиту.  Стиральную  машину,  как  новенькую. (Счастье,  что  заначил
телевизор  и  видик  от  чемпионов  страны.)   Постель,   постельное  белье.
Постельную  принадлежность  моей  Тулиньки  -  массажер  "отчим" с  передним
ведущим приводом, обогревом и кнопочкой "впрыск". Утварь. Ковровую дорожку 6
на 9. Табльдот.
     Отвинтили санузел и канделябры.  Кашне.  Мешочек с канабисом непочатый.
Протектор для  защиты  паховой области.  Назубники и шлемы.  Два тома  Генри
Миллера. И путеводитель тюремного департамента. Портрет, где я краснофлотец,
и  переходящий   кубок.  Ксерокопию  ментовского  транспаранта  WANTED   ("в
розыске") с  мордашками моих  чемпионов  с дарственной  надписью:  "Это  ты,
Моисей Зямович,  вывел нас из Египта!" Перчатки  олимпийские с белой полосой
фирмы "Топ-Тен".  Ящик водки "Голд" с  красными этикетками по 9,90 за штуку.
Спортивную сумку "Адидас" неизвестно с  чем. Туалетную бумагу и  клеенку.  И
вообще. Казалось бы, все, но - нет.
     Вернулись. Еще раз отпиздили, как в  лучших домах  Ландона, и уехали на
собственных  автомобилях  на  все  четыре  стороны.  Канальи!  Так  получают
алименты? Каждому оставил по собственной маме - и вот благодарность!
     Сижу со следами побоев на душе. Проклятый февраль. Мне больно.
     Этот месяц, наверное, не кончится никогда.
     Пришла Тулинька. Принесла боксерам новенькие  бинты  в  обмен на двести
шекелей.  Усадил  на  голый  матрац  в  каптерке.  Там,  некстати,  валялась
соцработница Эмма. Я о ней и забыл. Началась драка и сцены ревности.
     - Тулинька, я уже не ебу!  - клялся я собственным здоровьем. Но тщетно.
Душегубство разгоралось.
     Сцепившись, они терлись,  как  лесбиянки,  и нецензурно  выражались.  И
этого им  показалось мало.  О,  Б-гини!!! Теперь они  выскочили  на  ринг  и
лупцевали друг дружку ниже пояса вопреки всем правилам АИБА.
     Сердцем я болел за Тулиньку, а разум говорил, что победит Эмма!
     Чтоб  не сойти с ума,  хапнул  шахту  канабиса из  кружки  Эйсмарха. И,
представьте, мне полегчало.
     Я заперся в сауне и начал потеть.
     Тут  же прискакали  фурии. Я отстранился.  Мы  сидели и потели, пока не
начались поллюции. Скорей бы ушли. Сегодня я не дам им сосать даже ногу.
     Проклятый февраль!
     Не успел вздремнуть,  как  приперся референт  из "Аленушки". Лечить мне
больное самолюбие. Принес полбанки, паштет из гусиной трески, который  я уже
жрал  в их  гадюшнике, и  пособие.  Вот  тебе, говорит,  видеоклип на вечную
память. Не успел закусить, как начался  видеоклип. Там  был такой сюжет: два
неонацистских  молодчика  и  их  жертва   -   девица  легкого  поведения  из
Юго-Восточной Азии с  маленькой грудью и алыми, как маки, губами  на плоском
лице.  Какая-то жалкая лачуга,  в которой  я с трудом узнал рейхстаг - и  то
благодаря красным фонарям и конференц-залу. Посреди помещения стояла шконка.
Итак, пока фашисты крутили любовь в мыслимодопустимых пределах, я молчал. Но
тут начало твориться такое, что иначе как недоразумением не назовешь.
     Ставят, понимаете, жертву  головой  в  кровать. Колом, как  лотос, или,
если хотите, лилию, отцентровывают и одновременно - понимаете - в два смычка
вводят.  Но  не  во  влагалище, понимаете, а  противоестественно! То  есть в
седалище!
     Я  наотрез  отказался  верить. Очевидец  не  верит собственным  очам? А
девушка, как ни  в чем не бывало, корчит улыбку Драконды. Что ей,  бедняжке,
прикажете делать. Они всегда лыбятся, эти азиаты.
     И тут референт меня просто добил.
     -  И  никаких  признаков  мигрени!  А?  И  не создает  вечной  проблемы
еврейских женщин в расцвете сил, которым один - мало, а два - не лезут!
     Референт без спросу пускает реверс и повторяет кульминационную сцену.
     - Посмотри туда зорким глазом. Там еще есть люфт!
     К сожалению, должен признаться  в его правоте. Какая низость!  Я сидел,
опустошенный, не чувствуя ни боли, ни самолюбия.
     - Фашисты, бляди, подонки! Мне бы  ваше пособие, когда  я  был  юношей.
Скольких семейных драм я мог избежать! Люфт... Скорей бы весна.

     МАРТ

     Мохнатая  восьмерка  незнакомки  с  дебелой  задницей  в  международный
женский день. Канабис. Столкновение половых придатков.
     Милашка лижет примата инкогнито от мужа, а у меня - вальдшнепы,  гонки,
флеши.
     Еще горят мосты и мостовые, на которых я искал, а теперь только жду мою
Тулю.
     Где ты, сучара, подевалась? Их штарбэ!!!
     Депрессии   перекрыли    наезженный    маршрут.   Сколько   ни    шмалю
галлюциногенной дряни - тоска и фальстарты.
     Одержимость бархатной кошелкой. Аннигиляция.
     Двадцать  четвертое марта. День рождения моей  ебучей овечки! Сорок две
розы цвета болезненных менструаций воткнул  я  в гильзу танкового  снаряда и
составил гороскоп экибаном.
     Тулиньки нет.
     Лакерды  горячего копчения, бататы  в мундире, галлон  белого вина, сок
манго.
     Тулиньки нет.
     Что теперь мне  делать с новым  иллюзионером "отчим", который я  мечтал
положить  к  ее  ногам? С  передним  ведущим  приводом, обогревом  и  тайной
кнопочкой   "впрыск"?   Лучше  бы   купил  нейлоновую   девку-белошвейку  из
Санкт-Ашхабада для боди-арт покинутых гуманоидов.
     Выброшенные насмарку 400 новых шекелей плюс маам.
     Тулиньки нет.

     АПРЕЛЬ

     Сижу в "Аленушке"  и  хлебаю тюрю  из  мацы. Заворот  кишок на ямайском
роме.
     Жду референта.
     Вбегает референт.
     - Не горюй! Есть в Бат-Яме наколка!
     - Наколка?
     - Да, наколка!
     - Дать за щеку волку?
     - Нет. Есть мама и дочь!
     Я  не  стал препираться, что, мол, не  варят козленка  в молоке матери,
только напомнил. Но референт на меня положил.
     Прибегаем  в  Бат-Ям.  Улица  тех  шести  дней.  Олимовская  хавира  на
конченном этаже. Смеркалось.
     Нам открыла  дверь девка - кровь  с молоком, а в глазах - два еврейских
погрома с петлюровской поволокой. Махровый вариант.
     Ставлю на мать в темную, хотя дочь зовут Юлинька.
     В  салоне  сидят три румынских строительных раба  на диване рядком, как
подследственные. Все в кем-то ношенных пиджаках и воняют сивухой.
     Референт:
     - Эти козлы в очереди?
     Юлинька:
     - Нет. Иначе бы вас не впустили.
     Референт:
     - Где мама?
     Юлинька:
     - Она занята.
     Референт:
     - Почем сегодня противозачаточные средства?
     Юлинька:
     - Для вас - две сотни.
     Референт:
     - Приступим. Мишаня, отстегни лавэ.
     И они уходят, а я остаюсь один и румыны.
     Тем временем за стеклянной дверью смежной комнаты шла борьба. Свистящее
дыхание запаренного  трудяги  и  злобное молчание женщины, когда отдаются из
великой  ненависти.  Липкий  звук  шлепков сталкивающихся только  в собачьей
позиции гениталий.
     Погнало сушняк с  привкусом полыни. Либидонное озеро  романо-германской
малофейки.
     Чтобы отвлечься, забиваю косяк.
     Наконец он  вышел!  Румынский спидрило в  пиджаке  мапайника, как будто
специально, чтобы насрать мне в душу.
     Наконец-то они ушли. Мамалыжники!
     На-ко-нец-то.
     Потусовавшись пару  минут,  я подкурил и вбежал: худенькая  женщина  на
потной  шконке показалась мне  до  боли симпатичной.  Не  похабной  в  своей
наготе, а по-девичьи незащищенной. Проклятые румыны!  Чахлые волосенки сбиты
в колтун полового акта за вознаграждение. Седина на лобке и сигарета  "Ив" в
ее тонкой руке, как перст весталки  из чумы реинкарнаций. И эти  карие глаза
затруханной дилетантки,  готовые  в  любую секунду  расплакаться. Серебряные
рыбки шейного браслета.
     Поборов припадок больного самолюбия, представляюсь:
     - Моисей Зямович Винокур. Пришел помочь вам выехать из Египта.
     Женщина рассмеялась и сказала:
     - Света.
     - А по батюшке?
     - Светлана Витальевна.
     - У вас грудь, как два римских  волчонка - Рем и Ромул. И соски, как их
бордовые носы. Честно! Я не подлизываюсь.
     - Хочешь в тити?
     - Ага.
     - Раздевайся. Я буду называть тебя Мишенькой?
     - Обязательно.
     - Ну, иди, Мишенька.
     Я залез и пристроился на карачках, как мусульманин.
     - Тепло?
     - Ох, класс!
     - И ты теплый.
     - Сожми плотнее.
     - Да, Мишенька, да!
     - Ништяк?
     - Да, Мишенька, да!
     - Пой!
     - Что, Мишенька?
     - Спит Гаолян.
     - Спит Гаолян.
     - Ночь коротка.
     - О, господи!
     - Пой, не тормози.
     - У, мужичье поганое!

     Опять скандал. Базедова болезнь славянского самолюбия на базе румынских
эякуляций. Мстительно охладевшие сиськи. Злобная покорность давалки, готовой
протереть грудную клетку до дыр, только чтобы я не ВЗЛЕТЕЛ!!! Хуюшки!
     Челночу спятившим египтологом по молочным пирамидам  Поволжья, и мне ее
не вывести из Египта. Даже за шейный браслет связанных чередой головастиков.
Ямочка под  горлом... робкие ключицы... пенсы внематочных выскребонов  внизу
плоского живота...
     Ии-ихс!
     Плевки больного  самолюбия летят  хлопьями попкорна и виснут камеей  на
рыбных хвостах в ямочке под горлом... Либидонное озеро.  Зелье любви, слитое
в помойку. Аннигиляция...
     - Давайте дружить, - сказал я уже в прикиде на выход и успокоившись.
     - Но я живу с другим мужчиной. Вам не противно?
     - Я жду вас по пятницам в "Аленушке".
     - Я постараюсь.

     Проклятый референт! Ему не противно?

     МАЙ

     Из-за  бат-ямской  трагедии  полаялся с референтом вдрызг, нагнал  и не
желаю видеть. Скотина!
     Так меня подставить. За что?
     Взять и конструктивно все опошлить! Рандъебу матери и ребенка.
     И еще просится на плов. Ненормальный!
     По   газетам   ищу   колдуна   снять   порчу.   Нашел   в  окрестностях
русскоговорящего и поплелся на стрелку.
     Молодой экстрасенс в прохорях и  с бандитской челкой омоновца  гадал на
окрошке. Он  хавал  бациллы  из  пяти  мисок  палехской  работы  через  борт
единовременно, хотя на столе стоял прибор - заточенная под приблуду железная
ложка.
     Набив кишку до отвала, колдун бросил  миски на пол и присел над ними  в
зековской манере отрицания.
     - Садись, браток. В ногах мозгов нет!
     Так  мы  сидели  на  корточках  и   бросали  в  посуду  горящие  спички
барнаульской промзоны. Спички с шипением гасли  в помоях, ложась то  рядком,
то вповалку, то - как ангелы - крылом крестообразно.
     - Понял?
     - Понял.
     - Блядует?
     - Ага.
     - Замочи!
     - Жалко.
     Колдун пригорюнился, чесал яйца, действуя мне на нервы, и думал. Думал,
думал и удумал.
     - Потеряй ее.
     - Как?
     - Через забвенье! Пей неделю  ссаки дикого вепря, упаренные на четверть
урины,  и  посыпай  головку  проросшими  зернами  конопли.  На  седьмой день
воскреснешь. И вообще: если что-то хочешь сделать  - делай  не медля. Понял?
Ведь  если  ждать до времени, оно никогда  не наступит у лоха. Тогда  уход в
монахи  не пополнит мудрости,  а свадьба прибавит  хлопот. С  пизды сдачу не
берут! Понял? Уходя - уходи!
     За тридцать пять баксов отпустил меня чародей на все четыре стороны, но
только не вспять.

     "Ведь  вспять  безумцев не  заворотить". Правильно?  "Они  уже согласны
заплатить. Любой  ценой и жизнью бы  рискнули,  чтобы не дать порвать,  чтоб
сохранить  волшебную  невидимую  нить,  которую  меж ними  протянули". Легко
сказать "уходя  - уходи" за тридцать пять баксов. Одному пастись на  Дальних
пастбищах  и  дрочить  на  Тулю  до  самозабвения?  Концептуальная  блядь  с
перемотанной колючей  проволокой  шейкой  матки. Ее  незабвенное  изречение:
"Жизнь заставит и сопливого любить!"
     Отлэкала промежность  зубопротезному  алкашу и похорошела  необычайно в
фарфоровой улыбке.
     - Тебе нравится, Мишенька?
     - Да, Тулинька, да! До слез.
     Ее  проклятые  афоризмы: "Любовь  приходит и уходит,  а хавать  хочется
всегда!"  Киевская  котлетка  под  коньячок с  сутенером в  "Аленушке"  плюс
интимный пудинг на десерт под столом за обе щеки.
     - Я получила ссуду, Мишенька!
     - Да, Тулинька, да!
     Тьфу ин аль маркетинг джаляб! Во веки веков!
     Если  бы не Олежек, вымпел моей команды, я бы  наверняка рехнулся.  Для
меня  это было спасение - явление  отрока  из Ашдода. Значит так: призывного
возраста московский  хомячок с бегающими от культурной мамы глазами, целка и
молокан.  Месяц  я,  как проклятый, приучал его  надевать  перчатки.  Только
наладил -  он стал бояться боксировать с собственной тенью. Ебнет исподтишка
и прячется за мешок. Копия я в детстве - до первого привода в милицию. И вот
этого нихуя с ушами мне надо было сделать бойцом. Аккордно!
     Помню, мы со  всей командой  примеряли протекторы  для  защиты  паховой
области  двум залетным  ссыкухам.  Господи, что  с ним  творилось!  Стоял  и
плакал... Малахольный!
     - Вот вы, дядя Миша, смеетесь, а я - СТРАДАЮ!
     Дядя Миша...
     Сто раз ему говорил: "Не называй меня дядей  и  не еби  мою тетю". Хоть
кол на голове теши - дядя Миша!
     Вот  я  вас  спрашиваю:  как поставить  киндеру  базедовые  глазки?  Не
принуждайте  меня  открывать  матюгальник  высокого  штиля. Тюрьма никого не
исправила. Макаренки и мичурины еврейских гуманоидов рыхлого возраста!
     Сами  до смерти  блядуют перепуганными глазами и детям  жить не дают. К
примеру, взять рыженького Нафти. Семь лет мальчонке. Чалится с папой и мамой
в  институте Вейцмана  ни  за  что.  Папа  свил  гнездо  на бетонной  залупе
циклотрона и  целыми днями  кнокает  в  пространство. А  мама-геодезист ищет
внизу то, чего не потеряла. Естественно, мальчонка отбился от рук.
     Привели.
     Я только чуть-чуть подрегулировал сетчатку, как поперли слухи, что папа
уже взял академотпуск и стоит  в углу  на коленях.  А мамку шнуром  от утюга
порет семь пятниц на неделе, чтобы  не  портила блаженство в  шаббат. Теперь
клянчат, чтобы я чуток открутил.
     Однако - Олежка. Юношу нужно было брать в оборот. И срочно.
     Надвигался турнир в Азарии - первенство колхозов Арика Друкмана.
     Крупный турнир, а мальчик еще крещение барахолкой не прошел.
     В глаза не видел олимовский бомонд.
     Крутнулись туда-сюда, и я ему говорю:
     - Видишь вон ту, в красненьком, а головка беленькая?
     - Которая очкастенькая и интеллигентненькая?
     - Да-да! Здоровенькая, красивенькая и умненькая!
     - Что ей сказать, дядь Миш?
     -  Скажи, мол, так и  так. Можем выправить  амнистию.  А  если  душевно
подмахнут, выведу из Египта!
     И вот уходит мальчик весь в мандраже, а  возвращается -  хам в душевном
порыве с инфракрасными глазами негодяя. И  тащит, как волк  агнца,  милашку.
Ленинградский гонор филигранной структуры и с попкой на отлете.
     Северная пальмира!
     - Вы знаете? И, во-первых, кто этот наглый тип?
     Я смотрю на Олежку и сам впервые вижу. Женщина, понимаешь, на исходе, а
Олежек прямо ей в лицо похабно лижет пломбир на палочке.
     Ребенок еще... Что с него взять...
     - Я спрашиваю - кто этот тип? - пристает нахалка.
     Отвечаю ей спокойно и ненавязчиво:
     - Мой сын.
     Тем  временем  дите  шмонает  тетку  по  ласковым  местам  -  пока  что
умозрительно, но с явным намерением перейти к овациям.
     - Вы знаете, что ВАШ СЫН мне сказал?
     - Естественно.
     - Бандиты!
     - Я  по-про-шу выбирать выражения! - заступился Олежка и  плюнул куском
пломбира на туфли потерпевшей. - Если вам западло помиловка, кукуйте в своем
Египте! Карга!
     Естественно,  мальчик  отметелил весь турнир  на  одном  дыхании.  Тому
свидетельство - медали и диплом.
     Он так оборзел  за  последнее  время, что не кидался в избранном Народе
только на Наставника,  то бишь на меня.  Правда, полгода военной тюрьмы  нам
порядком накакали в  О.Фе.Пе.,  но в чисто моральном плане мальчик поднялся.
Кушал на зоне колбаску с  зеленым лучком  и белый хлеб из пекарни  "Анджел".
Ободрал фельдмаршалов в шмендефер и вел активную переписку с Оксфордом.
     Я  души в нем не чаял.  Когда  команда выходила на  парад участников  в
синих клубных халатах,  что пошила моя Тулинька, мальчика я одевал в кутонет
пасим.
     Первый  полусредний  вес.   Шестьдесят  три   с  половиной   килограмма
бойцовской пробы.
     Козырный змееныш! Вымпел!
     Спарринг-партнершу попутал в супер-тяже  (91  плюс)  из Мурома. Так  та
ходить  разучилась  и  только ползала  на  одном клиторе  и адреналине между
Рафидимом и Газой по пути из Египта в массажный кабинет.
     А в июне стряслась беда.

     ИЮНЬ

     Позвонила Юлинька из Бат-Яма. Я беременна. А отец - ваш сын!
     Флеш!!!  Не может Олежка так подло нахезать Наставнику. Не...  Не!... А
Б-гом  данный Джоник играет в гандбол.  Тоже нет.  Значит,  первенец. В душу
насрал, как обычно. И меня еще обзывал уебищем. Урод.
     Урод. Еб твою мать!!!!!!!
     - Что дальше?
     - Мама попала в больницу!
     - Какую больницу?
     - В Сороку. Второе женское отделение. Завтра операция. Нужна кровь.
     - Долбоеб у тебя?
     - Сами вы  жидок пархатый, -  крикнула  беременная и заплакала. Горько,
как в русских селеньях. - Я к вам как к отцу, а вы лаетесь.

     Куда, блядь, пейсатые смотрят? Плодят, блядь, мутантов. Скифо-жидовский
анклав! Джаляб-контора! Захуярить бы из "лау", да, видно, коротка кольчужка.
     - Сколько кровищи надо?
     - Побольше. - И бросила трубку. Говно.

     ФЛЭШ!!!

     Дом Шамая и  дом Гилеля! О чем у вас идет толковище? Тут гунны,  блядь,
кричат:  "Давай читать!" - а вы  им накрытый стол - "Шульхан арух". Шабакеры
пожалели дать шанс шмальнуть! Теперь ловите выхристосов полетанью!
     Делать нечего. Сорока на  хвосте. Собрал  братву, их родителей,  просто
любителей бокса после полуночи в подворотнях и их жертв,  и  мы нацедили для
мамы  в  больницу  небольшую  кадушку  крови,  и   так  аккуратно,   что  не
забрызгались. От радости я затих и расставил ноги.
     Геволт! В трудную минуту к нам, старожилам, отмотавшим на родине по два
пожизненных срока абсорбции, всегда приходят люди и безропотно сдают кровь.
     Теперь бегло пробежаться по списку. Так. Во-первых, кадушку. Во-вторых,
кисет с анашой. В-третьих, сок манго - любимое лакомство женщин, и не забыть
откопать заныканные деньги.
     Проклятые  чемпионы, ни дна им, ни  покрышки! Все закончат религиозными
блоками, но не отмолят греха. У кого пиздют? Беспредел!
     В-четвертых, передать  власть Олежке.  Пусть учится блатовать  на малых
оборотах. Хоть ринг не отгрызут.  В-пятых,  пиво "Гиннес" от пуза. В-шестых,
женьшень и протеин для мамы в Сороке. В-седьмых, отправиться в путь.

     Мне,  потомственному  водиле Первой  череды,  переться  в  садильнике с
эфиопами?
     Сидеть и страдать за собственные деньги на билет!
     Беэр-Шева... Больничка Сорока... Женское отделение... Второе... Женское
отделение от тела... Тело... Светлана Витальевна?
     Чужое лицо в беспамятстве на шмыгливых подушках виа Долороса.
     Светлана Витальевна?
     Тяжелый подбородок диких махетунем и почерневший фарфор вставных зубов.
     Светлана Витальевна?
     Пустые  фляки  молочных желез с запавшими сосцами.  Багровый пенс  жует
утробу на живую нитку по экватору.
     Светлана Витальевна!
     В  бачке больничных  отбросов черви жрут яичницу  с  беконом. Яичники и
матку, политые гноем и моей малофейки. Пустая кошелка абсорбции, куда теперь
могут заезжать сутенеры  на  семитрейлерах и  парковаться. Либидонное  озеро
машкантутки в расцвете сил.

     Любимая женщина, и никакого внимания.
     Медхахаль  и медшлюха  занимаются  прелюдией  в  приемном покое. Арабы.
Бедуины в кальсонах. Арабы. Крайне левые мракобесы в  круглых очках.  Арабы.
Румыны в пиджаках мапайников. Тут меня нет. И там меня нет. Где я?
     Понятия не имею!
     Чтоб  не  сойти  с  ума,  совершенно   машинально   забиваю  косяк.  И,
представьте, мне действительно полегчало.
     Все стало вокруг голубым  и  зеленым, и три пизды,  как  три  подранка,
остались у меня  на  руках.  Черная,  лиловая и социально  близкая.  Истории
болезней на спинках смертных шконок подвешены  бретельками протокола. "... И
лежит у меня на погоне... "

     "Светлана П. 1953. Ашхабад. Новая репатриантка".
     Там-та, ра, ра, ра, ум-па-па, ум-па-па-ум!
     Скорбный перечень адюльтеров: Миша-1, Миша-2, просто  Мефодий и  Моисей
Зямович.  Хороший  человек  из  Бат-Яма.  Зубопротезный алкаш Саша. Парфюмер
Педро. Сутенер Борис. Румынские строительные рабы, неизвестные личности.
     В бреду, что ли, исповедовалась?
     Диагноз:   цирроз    фаллопиевых    трансмиссий    от   злоупотребления
магнум-проходимцами  с разрывными набалдашниками  дум-дум. Жертва  Женевской
конвенции.
     Ии-и-хссс!
     Подкурил  и  совершенно машинально ковыряюсь в периодике на  журнальном
столе  для  бдящих. "Менингит как  последствие  сифилиса",  сборник отходных
молитв  на  эсперанто.   Чтиво  для  женщин  "Матриархат"  и  газета  "Эхо".
"Литературные страницы номер 1" сплошь из матюгов и похабщины.
     Пиво исчезает как в пустыню  Гоби.  Ебаный Гаолян! Не успеешь открыть -
исчезает.
     Не успеешь открыть - исчезает... Сушняк.
     Наконец-то цапнул подходящую брошюрку. ОШО "Горчичное зерно". Том 2.
     Вот что там было  написано: "Я не хочу, чтоб  вы стали христианами. Это
бесполезно,  это  - ложь. Я хотел бы, чтобы вы  стали Христами. И  вы можете
стать Христами, в вас - то же самое зерно".
     Тьфу,  ин аль ардак, арс! И-ихссс!!! Меня, как обычно, тянет к чтению в
тяжелую минуту. Как  половца:  "Читать-писать давай". Любое  говно,  лишь бы
соскочить, не поломав сутуль.
     "Через замочную скважину вы не можете увидеть целого, если только вы не
приняли гашиш" ("Горчичное зерно", гл. 29 "Секс").
     Какая чушь! Всю жизнь  испытывал милашек  под балдой и, представьте, ни
одной целки не встретил. Может, хряпнуть крэк, чтобы целки  прибежали? Какое
заблуждение! ОШО - что с него взять?
     А вот изречение восемнадцатое. Симон Петр сказал им: "Пусть Мария уйдет
от нас, ибо женщины не достойны жизни".
     Мудак! А близость? С кем прикажешь вступать в близость? Кому  это надо?
Чтоб всю ночь кричали петухи и шеями мотали? Чушь!
     Горчичное  зерно.  Вот, полюбуйтесь.  Цитирую:  "Женщина носит  в  себе
матку. Само  слово "женщина" происходит от выражения "человек  с маткой".  И
матка столь важна, нет ничего важнее ее, потому что вся жизнь проходит через
нее.  Матка  должна  быть пристанищем. Мужчина будет гостем. Из-за того, что
матка является  центральным явлением женского тела, вся  физиология женского
тела  отлична:  она  не агрессивна,  не  любопытна, не  задает вопросов,  не
сомневается.  Она  ждет,  когда придет  мужчина,  чтобы исследовать  ее. Она
просто ждет - и она может ждать бесконечно".
     Проклятое мочегонное! Оно меня утешает.
     Я сижу, как ночной надзиратель  скотомогильного блока.  О  Б-ги! Моисей
Зямович  -  в надзирателях.  Всю  ночь три пизды  занимают мое  воображение.
Особенно - социально близкая. Добровольно.

     Трижды семь позорных лет я отхрячил  на  вас, сучары.  Вы  меня ждали в
пристанище?  Вы  меня  гладили  по  шерсти?  Да, я  был  татарином  в  ваших
караван-сараях! "Давай каспомат!" - вот что я слышал.
     Суицидные  дыры.  Кем только я ни  крутился  возле  кастрюли  домашнего
очага!
     И-и-хсс!
     Я был некурящим, непьющим, негулящим, работящим, любящим, благодарящим,
русскоговорящим, манящим,  суперактивностоящим, вещим и вящим. И хуйзнаеткем
я не был!
     С  детских  лет я вас усердно штудирую. Возмужав, шутя находил пальцами
даже фаллопиевы трубы.
     Я был никем, кто станет всем в загробной жизни и Первосвященником среди
шоферни ради  вас,  пропадлы! Только гинекологом не  стал  и пидором.  Какая
досада!

     -  Бародушкеф у  тебья,  как  море,  -  бредит  Светлана  Витальевна на
румынском жаргоне, и я бегу, как шнырь, поменять подстилку.
     Усохшая в  кулачок жопка с  родинкой на левой  щеке. Шланг катетера (от
парши  -  в  вечность)  сцеживает  рассол  хлюпсвинины. Кошелка с уголовными
губами. Катастрофа!  Теперь  этой  жопкой  можно  только срать в  танталовых
муках.

     Мне  однажды  Бермуда  профукал  под  великим секретом, что  если сорок
восемь часов кряду медитировать словом "кус" любимой женщины, у нее отрастет
новая матка.
     Как  миленькая.  Что  делать?  Что  делать  с законной  книгой  "Нида",
категорически запрещающей кнокать в то место? Что делать?
     Подманить  и сказать:  "Кус, кус,  кус",  или  реабилитировать  больное
самолюбие?
     Там ведь уже такой люфт -  у этой  пизды-побегушницы  от  Бней-Брака до
Москвы раком! Что делать?

     - В  чем  дело?  -  нервничает  Светлана  Витальевна уже  не в бреду, а
по-деловому. - Ждешь моей смерти, Мишенька? У-у, мужичье поганое! Пошел вон!
     От  незаслуженных  упреков  вспыхнул сушняк  полыни и ботва ее скифских
пастбищ, и вигвам крытки в Рамле, и саксаул Ашхабада.
     Две японских  бритвы взметнулись в ее окаянных бельмах страхом смерти и
ненавистью.
     - И-и-и-хсс!
     - Проваливай, подонок!
     В отчаянии схватил полную парашу ходящими ходуном руками, отнес и вылил
в биде. Вернулся. Схватил "Литературные страницы номер раз" вместе с ОШО и в
сердцах  заебенил  в  биде. И слил воду.  И грех с души. Забил с горя косяк.
Подкурил. Крикнул: "Прощай!"
     И продернул в Станицу.

     ФЛАМИНГО

     Вот  и осень.  Сентябрь-ноябрь.  Бабье лето  Палестины  в  предчувствии
ареста. А арест - он как оргазм, когда ты уже затих и расставил ноги, и тебе
отсосали аккуратно, чтоб не забрызгаться. Однако.
     Ноябрь. Вы еще  помните  тот  ноябрь? Ужасно превентивный месяц! Хоть и
живу я в политической жизни страны ниже  лишайника-ягеля и тише мандавошки у
ингушета, засобирался и я в крестный путь - по свежей информации. Свежести -
из ряда вон. Это как ленч у коренных израильтян, когда на стол подают от хуя
уши такой свежести, что они еще хлопают.
     Значит, так: две пары нательного белья, банные туфельки ручной работы в
неволе в  бытность  мою  в суперсекьюрити в Рамле,  скакалку  для прыжков на
ограниченном пространстве,  вилку электронагревателя (от них  хуй  дождешься
кипятку),  "Литературные страницы номер  раз", предметы культа, и  присел на
дорожку.
     Теперь меня одолевают сомнения. Не когда  возьмут, а во сколько. И хотя
любые  сомнения в пользу обвиняемого - с одной  стороны, и  не шибко бьют по
яйцам   -  с  другой,  я   решил  косить  под  доброкачественную  плесень  в
политическом аспекте кириллицей без препинательных знаков.
     Чтоб не рехнуться, забиваю тучный косяк. Хули жалеть  в  последний день
Помпеи. Подкурил. И вы уже знаете, что случилось, из ранее прочитанного.
     Так  я  сидел  и  шмалил,  как  отверженный, запаивая в  целлофан ботву
канабиса, урожая  последних лет, и страдал! Тулинька-Туля-винокурвертируемая
валюта  на  ларьке  тюремных  ассоциаций  с  последующим  взрывом  в  кулаке
утраченных  грез... Где подцепила  ты еврейскую манеру  отвечать вопросом на
вопрос?
     - Тулинька, люба, ну какой нам смысл базарить? Я люблю, когда гладят по
шерсти. Неужели это порок?
     - А ты?
     - Тулинька, кеци! Красивейшая из женщин. У  меня было  тяжелое детство.
Меня, как козью ножку, заворачивали в газеты вместо пеленок и втыкали в снег
в уссурийской тайге. Конусом в сугроб,  лицом к Великой Отечественной войне.
Ведь я мог застудить простату!
     - У тебя больное самолюбие.
     -  Тулинька,  люба,  я  вырос  в  семье,  где  кормить  грудью младенца
считалось западло.  У мамы, видите ли,  были перси. Я  жрал  молоко  скота и
чмекал хлебный мякиш  через марлю. И  в два  годика кричал  каждой встречной
корове: "Вус эрцех, момэ?" Ты мне сочувствуешь?
     - А ты?
     - Сука, ты сказала, что любишь меня.
     - А ты?
     - Что - я?
     - Ты... ты - эгоист!
     - Обижаешь, начальник.
     - А ты?
     - Я люблю тебя!
     - Пошел ты на фиг со своею любовью.
     - Родничок ты мой серебряный! Золотая моя россыпь! Вакуум и удушье моих
дыхательных путей. Ведь ты знаешь, что то, что от кошки родилось, замяукает.
     - А ты?
     О, диалоги матриархата! Будьте вы прокляты! Бездны бытия  от сотворения
мира на сукровице, выдранной из детородного члена кости. Ушлая Ева. Проблядь
Лилит. Архаичные сумерки фраерюги Адама. Псилоцибин древа познания!
     - Но Господь поставил херувима с огненным мечом к востоку от рая!
     - А ты?
     Хук  слева  открытой ладошкой  по до  боли  симпатичному мне лицу.  Хук
справа.
     - Подонок!
     - А когда сосешь - губой трясешь?
     - Не бей меня, Мишенька!
     - Я люблю, когда гладят по шерсти!
     - Да, Мишенька, да!
     - Я люблю, когда глаза напротив зовут!
     - Да, Мишенька, да!
     - И обжигают сиськи!
     - Да.
     - И пылают булочки попки!
     - Да.
     - Я люблю тебя, Туля!

     Хотелось всплакнуть перед дальней дорогой.
     Умывшись слезой, я вздохнул и  заныкал  "зерег" с канабисом  в укромном
месте седалища. Над державой носился синий хаос мигалок, и вой сирен метался
над  бездной.  Когда они  подъехали и одевали "бананы" на конечности бренной
оболочки, мое  астральное  тело,  проскочив низкую  облачность,  купалось  в
амброзии артезианских иллюзий. Как в Баден-Бадене.
     Не докучали. Не оскорбляли. Не  били.  Чтили отца моего  и мать мою. Не
прелюбодействовали.  Любили меня,  как  самих  себя.  Имени  моего  в  слове
напрасном не  поминали.  Не  лжесвидетельствовали,  не скотоложствовали.  И,
естественно,  не  убили. Только  смеялись, когда я пожалел, что  вывел их из
Египта. "Сонэ миштарот  ихие!" - кричал  я в припадке клаустрофобии,  а  они
смеялись, как дети.
     Посадят в пробирку  крайне  правых экстремистов, включат декомпрессор и
кнокают, как меня мудохает болезнь левизны.
     Лучше бы Тулю на сходняк привели. От хорошего человека в Бат-Яме!
     А время шло, и часики тикали.
     За давностью преступлений я их понял и простил. Даже подлянку в Осло.
     Блядву не докажешь.
     Я забыл  им штурмовые отряды  белобрысеньких  мутантов,  надроченных на
Хеврон.  Засосы  с  Арафатом  в  Ориент-хаузе.   И  охоту  на  ведьмаков  по
религиозным ишувам.
     Мы  так часто и ненавязчиво говорили о мирном процессе,  что я,  будучи
вполне вменяемым, предложил: а что, если взять и объявить всех нас фламинго,
и пусть "Гринпис" разъебывается за наше поголовье?
     Время калечит память.
     В беспамятстве попросился домой. В тренерскую каптерку вольного бомжа и
к мордашкам моих чемпионов.
     Но фотограф, что увековечивал и  в  фас, и в  профиль, стал возражать и
чуть не обосрал малину. Я, мол (обо мне), ненавижу многопартийную систему...
Козий пидарас! Тебе-то какое дело? Скоро все будем голосовать за партию ЛСД,
и наступит консенсус в "экстази".
     - Ладно, - сказали, - иди. И вообще, лех кибенемать, дегенерат!
     Я и пошел.
     Я Олежку долго не видел... Я боюсь его позабыть.
     Теперь я только ем и сплю  и пытаюсь вспомнить, что было. И курю иногда
анашу.  Денег  нет.  А  Олежка   хлопочет,  выбивает  для  меня  пособие  на
прожиточный минимум и тренирует  вместо меня. Ставит  мальчишек  фронтально.
Защита -  уклонами  и  нырками.  Серийные атаки.  Жесткий  встречный бой без
компромиссов.
     - Так, дядя Миша?
     - Класс, сынок! Только так!
     А на днях у меня забрало ключи  руководство "Маккаби". Ключи от шкафа с
инвентарем. Ненавязчиво.  Сказали,  будто  стоял  я на  паперти  реактивного
истребителя  в олимовском садике  в чем  мать родила и  протекторе и  просил
бюджет у прохожих. Врут, суки.
     - Олежка, зачем они так?
     -  Не переживайте, дядя Миша, - утешает меня мой двадцатилетний кирюха.
- Все равно потомки узнают,  как во времена мелкого  политического  деятеля,
убитого на Площади царей  израилевых,  жил и помогал становиться  мальчишкам
бойцами Моисей Зямович Винокур с кличкой "Лау" по первому сроку.
     - Цыц, ебут твою мать! - кричу я на моего любимца. И мы начинаем ржать,
как гашишники. Ох, Олежка, доведет тебя язык до цугундера.
     Нарыдавшись,  мы идем жрать шуарму. Под  аккредитив базедовой  болезни.
Приходим  к  Маллулу-духанщику  и  здоровкаемся с ним за  руку.  Кристальный
маркетинг. Хочешь получить назад руку - не обижай вдов и сирот.
     Нередко, когда  Олежек перебарщивает, Маллул наливает пиво. Вся станица
знает,  что я патриот и питаюсь урывками, но пока за глотку  не  схватишь...
проходу не дадут.
     Это заботы о жрачке.
     Когда нужны карманные бабки, я встаю ни свет ни заря и гуляю. Пробегусь
по палисадникам Станицы, настригу цветочков полевых и тащу еще тепленькие на
олимовскую барахолку.
     Там  меня уже  ждут перекупщики  краденного, и мы  грыземся  за  каждый
пиастр, и у всех базедовые моргалы первой  череды с кровавым подбоем, но как
увижу  ту -  очкастенькую  и  интеллигентненькую  - плюну  и уступаю в цене.
Теперь в красненьком, а головка беленькая, меня не боится. Первая подходит и
спрашивает:  "Левкои есть?"  Простите,  говорю,  душа  моя.  Вот  только что
ромашки спрятались и поникли лютики. Понимаете, какой мне  конфуз. И внаглую
получаю с барыг экибан алых роз.
     - Вот вам, сердце мое, для украшения жизни. Презент.
     Питерская Пальмира  с чудесной попкой на отлете  -  мерцает.  Прижмет к
маленьким восьмиунцевым персям букет и излучается.
     -  Как  вы поживаете,  Моисей  Зямович? -  спрашивает, как  с  картинки
Ренуара, красивенькая до чертиков. - Как ваши дела?
     - Аколь беседер.
     И  стоит передо  мной чья-то не  найденная в  этом  мире половинка, как
встарь на реках Вавилонских, и в моей башке наступают сумерки.
     - А у вас неземные радости, так?
     - Нет, не так. И вообще - никак.
     - Ну, никак это лучше, чем цурес. В эпоху базедового сионизма и кошелок
абсорбции. Давайте поговорим о вербах.
     - А та худенькая женщина, что светилась возле вас, она где?

     От удара пальцами "рогаткой" исчезает сетчатка, и тихо и  торжественно,
как  в городском  саду моего  детства, вступают басы. Ум-па-па,  ум-па-па...
ум-па-па... Крепдешин черной  кофты  в  белый  горошек. Ажурный  воротник  и
манжеты. Карие  глаза, готовые в  любую секунду расплакаться. Шейный браслет
из серебряных  рыбок, связанных чередой. Светлое знамя  юбки от классической
попки до святой земли. И ее родниковой чистоты горячее дыхание...

     - Будете много знать - скоро состаритесь!
     - Простите, я не знала, что вам так...

     Ленинградская  верба  подпасла меня без протектора.  Крюк  терпимости и
сострадания. Рассеченная бровь суицида. Юшка аннигиляции из перебитого носа.
Малафейка удавленного в застенках.
     И мне по хую весь бомонд, и барыги в пампасах, и вообще я хочу курнуть.
     И курю, как подорванный.

     - Чего тебе от меня надо, подлюга?
     - Простите меня, Б-га ради.
     И  ни  с  того ни  с сего  обняла и заплакала. В такие дни,  когда меня
проходимки расстроят, я подплываю совсем близко. И  самостоятельно вернуться
не  могу.  Не  пускает.  Летучая Голландка. Агасферша  либидонного  озера  в
Бермудском закутке...

     Я.  Она. И Инкогнито - хехехехаль с приватным жильем. "Я живу  с другим
человеком. Тебе не противно?"
     - Нет, блядь, не противно!

     Что я могу поделать? Мягкий, как  шанкр, характер. В такие  дни  Олежка
везет меня в Раматаим. В дурбольничку Шалвата. Там медбратом шустрит золотой
пацан Ромочка. Олежкин кирюха по военной тюрьме. Мигом уширнет трипнирваной,
и я  становлюсь баклажанным рагу. Сетчатка отпадает, и теперь хоть ссыте мне
в глаза, не заставите думать про Тулю. Трипподстилку, так  нежно приклеенную
ко мне в приблатненном томлении блюзов "Аленушки". Жизнелюбку любой ценой.
     Убедившись, что я  затих  и  расставил ноги и  забыл  свою Тулю,  Ромка
приглашает  удивительную  женщину.  И  она  охотно приходит.  Чудачка. Имени
своего не помнит. Как-то раз пожевала мне кусочек рагу, а сама ела розы. Она
мне до боли кого-то напоминает. Запах пижамы - как будто с дымком.
     Мой Олежка  никогда не даст мне позориться с пустыми руками. Всегда при
мне  ее любимые сигареты "Ив",  букет  роз  цвета  венозной крови  и бутылка
белого вина.
     Мы друзья, но пока  что  - на вы.  Ей уже  сорок три. Я на  десять  лет
старше, и нам не к спеху торопить события. Иногда зовет меня Мишенькой.
     Она знает, что мне это в масть и по шерсти, и начинает хитрить.
     - Мишенька, расскажите хорошую притчу. Будьте добры!
     Она просто помешана на тюремных притчах,  и я не упаду  в обморок, если
узнаю, что ее тут за это и держат.
     Меня так хлебом не корми, дай рассказать, и я соглашаюсь. Я расскажу ей
про  осенний  сон. Бом. Бом.  На  штрафняке в  Рамле.  Бом.  Бом. Как взошел
счастливым восемнадцатым по счету числом в  общую  камеру и лег  вповалку на
бетонный пол. Бом. Бом.
     Среди обморфеиных коком страдальцев.
     В краю родном. Бом. Бом.

     Конечно,  я на  нее давно  глаз  положил посношаться активно, но к чему
прессовать неизбежное? Во имя чего?
     Я  расскажу ей  про  сон  так  сопливо и жалостно,  что сама перегрызет
резинку на трусах.

     - Так на чем я остановился?
     - В краю родном.
     - А до этого?
     - Коком страдальцев
     Симпатичная мне необычайно  превращается в слух,  и ее  теплая  ладошка
ласкает меня.
     - Ах да, обшмаленные коком страдальцы.

     Хотелось вздремнуть и  немножко презумпции невиновности. Вместо этого я
всплакнул и закунял в заячьем забытье узника в Сионе.

     - Мишенька-а-а! - шепчет  миланная мне.  - Вы чувствуете,  какой он уже
стал упругий?
     Счастливое   время   застоя   вытаращилось   в   ширинке   и   выражало
непредсказуемое. Чтоб не сойти с ума, мы подкурили.

     Узники Сиона в отличие от узников  в Сионе - совсем другая масть. У нас
не тюрьмы,  а детские сады. А вот у Того в остроге бытовали дикие нравы.  Но
Тот не дал себя обидеть. Четыреста суток бегал по зоне в одном бюстгалтере и
не подпустил  никого, хотя  мог по глазам бритвой полосануть. Теперь  крутой
князь в общественном секторе.

     - Мишенька, но ведь вы остановились там, где вы всплакнули и закуняли.
     - Да, но это не всегда удается.

     Особенно,  когда  тебя  угораздило притулиться  между братишкой  слева,
который  неумышленно (четырнадцать тысяч в кассовых  аппаратах) распилил  на
разделочной  пиле  мясного  отдела  двух стариков  сторожей  супермаркета. И
расфасовал куски по  нейлоновым пакетам. И дедуськой справа  с патлами Карла
Маркса, но  собранными в косу, чтоб не  путали. Который в 74  года  перегрыз
глотку своей партай-подруге и наложнице по коммунистической борьбе, и мусора
откапали старца  через  стоматолога. По  оттиску отличных клыков. И  боишься
бзднуть, чтоб не потревожить сон вурдалаков и пришествия Мессии. Бом. Бом.

     - Мишенька, это невеселая притча. Я боюсь.
     - Сострадальцы еще под стражей.
     - Неважно, расскажите другую.
     Кого  она  мне  напоминает? Черт бы ее  побрал. Где Олежка  и Ромочка и
ширевом?   Я  готов  охмурять  ее  тысячью  притчей,  но  ведь  надо  что-то
поштефкать.
     - Красивая, пожуйте мне немножко рагу.
     - Да, Мишенька, да.
     - И запейте лепестки этих роз белым вином.
     - Да, мой Мишенька, да.
     Проклятое ширево. Почему мне мерещится Туля?

     Первый  седер  в капезе ее пизды, когда  в  пасхальную  ночь я на руках
выносил ее из Египта!  Светлячок по имени Туля. Восторг до удивления, когда,
выскочив голым из кровати,  я в лицах показывал, как ходят козырные  урки на
зоне. Я повязывал кашне  вокруг  головы,  как  всемирно известный  теннисист
Бъерн  Борг  тряпку от пота, только я  не знаю,  так ли  она была необходима
спортсмену,  как тому Суперкозырному Пугалу, у которого яйца  свисали на уши
такой пещерной крепости, что на поворотах его забрасывала центробежная сила.
     Лютый хамсин, а блатные  в  кашне. И Туля повизгивала от  смеха. Были и
помельче  сошки  на  тусовках. Те перемещались  по прогулочному дворику, как
конькобежцы,  и  всегда наезжали  на встречных. Наберут  приличную скорость,
сложат руки за  спину  и мелко  сучат ногами. И скользят. Скользят. Тулинька
тоненько  ржала,  и я  шаркал голыми  пятками  о мраморный пол,  назад  и  в
сторону, и тряс мудями.

     Уже поздно и миланной пора идти спать. Уже поздно.

     Спит Гаолян и  дурдом  Шалвата. Психонавты, привинченные к койкам мечом
херувима за  то, что узрели, что  наги.  Жизнелюбы и Жизнелюбки любой ценой.
Может  быть, она  в городе  Рамле? Тихо  проснулась среди ночи  и  заплакала
горько-горько,  повернув  на подушке  голову  и увидев,  с  кем  спит.  Ночь
коротка...  Ей  тепло  в  парагвайском  браке  с  уравновешенным  человеком,
бизнесменом-арабом  по  имени  Рауф,  да  и он  души  в  ней  не  чает...  В
мусульманском любовном  току он зовет ее Свэт-та! И она теперь не подстилка,
а рауфинированная женушка. Мир да любовь вам! И много детей!

     Чокнутая  сидит так близко  ко мне, что я  могу перейти на шепот.  Но я
боюсь,  что  она  уснет. Она  так доверчива и беззащитна в пижаме, что  я  с
удивлением замечаю,  какие  у нее маленькие бойцовские титьки.  Пахнет белым
вином и мускатом желания. И ладошка гладит меня.
     -  Мишенька,  не томите, - тоже  шепотом  просит помешанная, -  а то  я
засну. Близость.
     Если хочешь сближаться - сближайся немедленно. Ибо ждать с моря погоды,
так близость никогда  не наступит у лоха. А  траханье без  родинки на попке,
слева, если наблюдать из  собачьей позиции, не  принесет радости  и прибавит
хлопот.
     - Не мешало бы распеленаться.
     - Нет!
     - Только сверить температуру.
     - Нет, нет.
     - Ладно, Туля, я все расскажу, только не убирайте ладошку.
     - Как вы меня назвали?
     - Светопреставлением.
     - Вы сказали: "Туля".
     - Не может быть. Честное слово  и блядь  буду! Ох, простите. Я немножко
свихнулся. И вообще, давайте подкурим.
     - Почему вы меня так назвали?
     - Это не оскорбление.
     - Я понимаю, и все-таки?
     - Есть туляк и есть туля,  и они живут  в Туле. И  торгуют кистенями  и
обрезами, чтобы ускорить светопреставление.
     - Скажите правду.
     -  Это опасно.  Я боюсь ее как огня. Можно сказать  недолюбливаю.  Если
вспомните, как вас зовут, расскажу притчу про правду.
     - Рассказывайте, я буду вспоминать.

     Сидим мы  как-то с  Даником  Айзманом  на лавочке во  дворе  Еврейского
подполья  в  исправительном  доме  Тель-Монд.  Контингент  разнокалиберный и
неоднородный,  но  плотно  набит  в  обойму готового к бою  автомата,  когда
предстоит  последний, но решительный  бой  за  понюшку табаку,  и  приказано
патронов  не жалеть. Правда, одни еще ходят, другие стоят, а кое-кто  присел
на лавочке,  но  у всех  поголовно  страстное  желание  возалкать  свободное
местечко и  успокоить седалищный нерв. Преступники, что с них взять.  Каждый
оберегает  собственную жопу как зеницу ока и нисколько не любит брата своего
и  не хочет быть ему сторожем.  Такое ощущение,  что если бы  одна  половина
контингента  посдыхала  в  одночасье, другая, включая  и налогоплательщиков,
вздохнула бы полной грудью.
     Вдруг -  а этого  нам только не  хватало  - открывается калитка, и  нам
кидают штангенциркуль, как будто кто-то не может посрать  без тригонометрии.
Это по первому  впечатлению мне показалось, что закинули штангенциркуль, но,
присмотревшись,  я  понял,  что это всего-навсего  теодолит.  Голова на трех
точках опоры. Два дюралюминиевых костыля и левая нога ни микропоре.
     Мой Даник тоже смотрит в том же направлении, но как  бы глазами ночного
видения, и говорит: - Давай  заполним лото.  На счастье. Вот тебе  мысленный
бланк лотереи на три клетки, и что хочешь, то и подчеркни. Единичку, икс или
двойку. Главный приз - десять пачек сигарет "Адмирал Нельсон" - кстати, тоже
инвалид.
     Мне следовало предвосхитить и угадать, кто  к  нам приперся и  почему в
таком неряшливом виде,  не заглядывая в его протокол, и предположить, где он
позабыл вторую ногу.
     Так  повелось у преступников (о, нравы!),  что, претендуя на место  под
солнцем, ты вынужден показать злыдням свой личный протокол и чем ты дышал на
исповедальнях  у  следователей.  Чушь  собачья и анахронизм!  Чтобы не стать
благоразумным  у следователя по  особо опасным, надо вообще не  родиться или
как минимум родиться мертвым. Любой другой аргумент  отпадает. И не верьте в
павликов морозовых! Пропаганда!
     Сколько  раз  приходилось смотреть  в  глаза  глухонемым с рождения, но
когда ущербных приводят к Логопедам, они начинают петь, ни  в чем не уступая
Хулио Иглесиасу, и  не  могут остановиться, когда их  уже никто не  слушает.
Поют и поют в три погибели.
     Итак, я выбираю двойку. Мне на это число везет еще со школьной скамьи.
     Стульчики  детдома  с высоким напряжением, школьная скамья и вздохи  на
этой ебучей скамейке, когда в день смерти Сталина меня в кодлу лупили татары
на глазах у кураторши-узбечки. Скамья подсудимых  -  и вот тюремная лавочка.
Млечный путь на историческую родину.
     Я сказал так, вернее предположил: гангрена, вызванная долгим сидением в
следственном изоляторе, запоры, маниакально-депрессивное нежелание  встать и
хоть  немножко попрыгать через скакалку на ограниченном  пространстве. Что и
привело  к пагубным  последствиям  и  ампутации засидевшейся  ноги, чтоб  не
терзали мурашки.
     - Фраер! -  сказал  Даник. - Так не выглядит ампутированная  нога.  Так
близко  к жопе ногу не  удаляют в Израиле. Я ставлю  на икс.  Подмани его, и
убедимся.
     Теодолит  с  радостью  прискакал,  а  мой  Даник,  вместо  того,  чтобы
подвинуться  и приютить  калеку, хамски развалился  во всю длину  жизненного
пространства Еврейского  подполья (застрелил  несчастного араба на  вендетте
первородства,  изверг, что  с  него взять). Лежит, как патриций в  публичном
доме, и принуждает инвалида  сказать  правду, только  правду и ничего, кроме
правды, на одной ноге.  Больше, видите ли, у  него нет времени  выслушивать.
Хоть времени у нас тонна, но всему есть предел. Сколько может длиться пиздеж
на одной ноге? Полчаса, час, два... Потом теряется интерес.
     Угадал, как всегда, Даник, поставив  целое состояние своего  авторитета
на клетку с иксом. Разменяв червонец по тюрьмам, любой еврей достигает такой
степени святости,  что начинает понимать  язык зверей, щебетанье  птиц, путь
солнца по небу и о чем шушукаются рыбы в морях.  А те, кто решаются и дальше
менять, отбросив все земное и низменное за забором, становятся Соломонами, и
всяческая  суета  и  томление духа,  тонкое  обращение  с  женщинами,  рамки
приличия и этикет (все поголовно жрут руками через борт), чуткость и участие
к другому, элементарное желание понять, а значит, простить - им чуждо.
     Сердца  обрастают  шерстью, пальчики - веером, а  глаза -  дегенерацией
базедовой   болезни.   Это   -   Первосвященники  первой  череды   тюремного
департамента, и  нужно сто раз прикинуть  хуй к носу и хорошенько  подумать,
прежде  чем  сказать "ой!",  когда  он  будет отпускать вашу  грешную душу и
утешать, что это не больно.

     Худенькая женщина, до боли напоминающая мне кого-то, отчаянно борется с
Морфеем, и ее охладевшая ладошка на ширинке мягко анестезирует неизбежное.
     Уже  так  поздно.  Чудо  в  больничной пижамке трет свободным  кулачком
карие,  готовые   в  любую  секунду  расплакаться,  глаза.   Мы  уже  в  том
обволакивающем  состоянии,  когда  использовано  все,  абсолютно  все,  и от
близости удерживают только тюремные притчи  и адреналин. И еще крики петухов
за  окном, как  из камер  арабского отсека в  общем блоке  сосуществования в
Рамле.
     - Так на чем я остановился, красивая?
     - Стоит инвалид на одной ноге, и вы не даете ему вымолвить слово.
     - Я?!
     - Да,  скоро утро, и  вы уедете...  И этот  несчастный инвалид  с одной
ногой...
     - Вам его жалко?
     - Конечно. Инвалид в тюрьме.
     - Это я в тюрьме, потому что вы сидите всю ночь нога на ногу и не даете
даже погладить кпз!
     - Что это?
     - Письку.
     - Неужели в вашем возрасте вам это не надоело?

     Нет, блядь, не надоело!

     - Нет. Ну, может, самую малость.
     - Что он вам рассказал?
     - Кто? Ах, оставьте его в покое. Дался вам этот, с микропором...
     - Ну, Миша, пожалуйста...
     - Скажите: Мишенька!
     - Ми-и-шенька!
     - Да, мой Мишенька, да.
     - Да, мой Мишенька, да!
     - Вам не холодно?
     - Нет, а вам?
     - Класс!
     - Спит Гаолян?
     - Спит Гаолян.
     - Ночь коротка?
     - Ночь коротка.
     -  ... И  лежит у меня на  погоне... только  поверху,  Мишенька, ах!...
там-тарара-ра, ум-па-па, ум-па-па, ум...
     Куда эти сучары  разбежались? Рептилии в  десятом  поколении.  Бросить,
блядь, Наставника на произвол судьбы. Мне нужен депрессант в ампулоширеве.
     - Олежка! Олежка! - зову засранца маленького.
     Я кричу, а он  не идет. Я кричу, а он не идет. Ладно,  хуй буду держать
тебя на лапах. И порву, на хуй, кутонет пасим!
     Наконец прибегает. Наконец-то.
     - Че, дядь Миш?
     - Помираю.
     - Ухи, что ли, хочешь?
     - Цыц! Ебут твою мать! - И только я успеваю сказать: "Доведешь ты  себя
до  цугундера",  как  мы начинаем ржать,  как  ОШО,  что употребил  гашиш  и
подкнокал в  замочную  скважину. Ва-ка-ка-ка-ка!  Вя-кя-кя-кя-кя-кум! Ин аль
динкум, арс.
     Мы так рвали животы и загибались от смеха и так были рады ни с хуя, что
еще живы  и можем, че хочешь - можем.  И отпиздить  любого черта, и Люшеньку
муромскую приструнить,  чтоб  разучилась ходить, а плыла,  как  лебедушка на
одном секеле  и  адреналине, и  отдать последнюю  рубаху,  и  оторваться  от
земного  притяжения,  и   стоять  на  ринге  достойным  бойцом,  и  остаться
визионерами.
     - Так че, дядь Миш, что случилось?
     - А вот эта женщина вынуждает меня рассказать притчу. Пристает - и все.
     - Какую?
     - Про правду-матушку.
     Олежка  слышал все мои притчи, знает  их назубок  и от  частых повторов
просто задубел, можно сказать, засолонел как столп. Закалился как сталь!
     - Расскажите, дядя Миша, - просит Олежек.  - Там есть  очень интересное
место про зеленый лучок.
     Теперь мы сидим втроем в треугольнике благодати. По воле провидения.  И
о ебле речи  быть не  может, и  смотришь  на роскошные мордашки  в  лоб, без
грязного умысла, и думаешь: "Как сумел уцепиться и удержать и пронести через
всю  жизнь светлое  ожидание  сказки, когда  обращаешься в слух и  внемлешь,
когда же, когда медоточивый хмырь начнет тебе крутить яйца".

     Как только  Дани  Айзман забожил убогого  благополучием  семьи и заклял
говорить только правду и ничего, кроме правды, чтоб он звука не слышал.
     Одноногий начал рассказ.
     Рассказ был какой-то квелый. Одним словом, хуевый рассказ, а рассказчик
- и того хуже. Правдолюб любой ценой. Ногу, блядь, не пожалел ради правды.
     Лучше я вам расскажу  вкратце, чем тянуть  жилы и  за язык, пока он это
перед нами абортировал.
     Значит, так. Из пункта А в пункт Х - но уже в Самарии - почапали четыре
кг героина.  В то  же самое время из города  А в пункт Х  в Самарии выезжает
семейство, обремененное детьми в том  возрасте, когда они уже способны нести
ответственность  за   безответственные  поступки.   Групповая  фамилия,  так
сказать: он, жена, теща, мама тещи и трое безответственных детей
     Четыре  кг героина стоят  на обочине и  голосуют тремп,  а их  никто не
берет. Сжалилась над ними мишпуха -  попутно, какая  разница - и согласились
подбросить. Из-за перегруза на амортизаторы раскидали поровну, чтоб потом не
было базара  на пересылке, и  каждый понес свою ношу в 571,42857 граммов  на
рыло.
     "Интерпол",  конечно,  наябедничал миштаре,  что нелегалки - те  четыре
кегешницы  -  желают абсорбироваться в Израиле,  и  их  ждали.  В  терминале
Патлатого  взбесились  собаки и  кидались  на  первого встречного из  Народа
моего.
     Всегда  повышенный  ажиотаж с  прибытием лайнера  Амстердам -  Луд.  Но
собаки -  они только  собаки. И они как огня  боятся детей и  женщин в такой
заточенной пиковине, как  дочь, мама и бабушка. Это же "стингер",  готовый к
бою. Арбалет средневековья! Удавка гецеля! Первыми на волю прорвались дети и
вынесли на себе  все тяготы общения с адвокатом - 1714,2857 граммов порошка.
Женщины просто  прошли благополучно. Их вообще не занимали мелочи, связанные
с переходом. Как вытащить обратно - вот о чем думали бедные женщины, и у них
чесалось и чуточку жгло, как при гонорее.
     Итого: кордон  прорвали  3428,5714 очень, очень приличных бабок, и надо
было линять по холодку, но жадность фраера губит.  Пожертвуй  они Тотемом  с
какими-то паршивыми 571,42857 граммульками, и им никогда уже не надо было бы
быть  подстилками.  В  жизни!  И уже  закралось в  души  единственно  верное
решение, но тут хомутают пахана.
     Так,  мол, и так.  Пройдемте. Деньги не  суйте. А впрочем, давайте. Вам
только надо сказать  правду. Нет, нет! Не оговаривайте себя. Первый раз - не
считается.  Ничего, кроме правды. Мы вас  уверяем. Ах, глупости какие! Вы же
не убийцы. И только правду...  да, да... вот так, вот так. Беседер! Что? Кто
вам  сказал такое? Да мы ему ноги из  жопы вырвем! Поклеп!  Ну, успокойтесь,
успокойтесь. И пишите. Пи-ши-те!
     Потом была очная ставка.

     - Дядь Миш, ну давай скорее про лучок!
     - Эх, Олежка, молодо-зелено!

     Как  только несчастный сказал "очная  ставка", мой Даник  так  перднул,
испортив воздух, и так мерзко, что я подумал  о друге нехорошо. Я подумал, а
не питается  ли  он втихаря  колбаской с зеленым  лучком и  белым  хлебом из
пекарни "Анджел"?

     - Сорок девять лет, поделенные на семь, можно тащить. Не так ли?
     - Господи,  всех  предал, -  всплеснула  ручонками  миланная мне,  а  в
ретроаспекте десять  пачек "Нельсона" депортировали в  тумбочку  Дани  из-за
моей наивности.

     Следователь  только на  минутку  отлучился. Может, всего на  семнадцать
мгновений, и случилось козлодранье.
     - Так менты ни при чем, - объявляет Даник.
     Бедный Теодолит не встретив и толики сочувствия, готов разреветься.
     - Семья, брат. Шен деди пирши де тракши!

     Чинно раскланиваясь,  я прощаюсь с моей миланной. Ей надо быть  в койке
до обхода. Ссать оба хотим, как с пулемета, однако не нарушаем этикет.
     - До скорого?
     - Буду рада, Мишенька, приезжайте. Олежек, присмотри за ним.
     Мы расстаемся. Олежке тоже немного грустно.
     Избавь его Б-г!

     Я  хотел  закончить  эту  историю  без  дураков.  Просто написать,  что
побывавшие  на  Дальних  пастбищах,  возвращаются.  Или  сгорают,   входя  в
атмосферный слой земли. Что они умерли в одночасье.
     Она -  на  семейных нарах в  городе Рамле, от тоски.  А  он - у себя  в
Станице, когда  обучал на ринге  трахею вальсировать с  японской бритвой. Но
вышло не так.
     Моей маленькой Михальке  шестой год. А Джонику - восемнадцать. Играет в
гандбол в спортроте. Хороший пацан. Форма солдата ЦАХАЛа ему идет.
     Первенец, только б насрать мне в душу,  сделал меня  дедушкой. Внучатую
девчушку зовут Сонька.
     Михалька такая шустрая, говорит на двух языках - на иврите и по-русски.
Хоть мы и встречаемся редко, у нее для меня  всегда новый стишок с проверкой
на память предыдущего.
     Вот  она бежит  по  двору  для разминок  боксерского  клуба.  Раскинула
ручонки, бежит ко мне и хохочет. У моего белого детеныша мать - из йеменских
евреек  и с  большим трудом  проходит  возле  Михаль за  гувернантку, но это
только  внешне.  Это  исчадие  ада,  эта  Ева  Браун  вместе  с  Гитлером  -
оказывается,  великолепная мать.  Когда  бы  ни пришла  ко мне в  гости,  ей
хочется  спать. У нас с Михалькой праздник, а она шмыг в койку  -  и  спать.
Холера ее знает, где она валялась в предпраздничные дни. Михаль ей тоже дает
оторваться. Компьютерный кружок,  балетный  кружок, драматический  кружок  и
умелые руки.  Любят эти две фурии друг дружку безбожно. И мне  сладко на них
смотреть.  Вот  она  обнимает  меня и целует, и  колет  ее моя борода, и она
терпит, как мудрая женщина.
     Тут же просит  одеть  ей шлем, перчатки и -  особый восторг - протектор
защиты паховой области. Моя маленькая амазонка хочет постоять на лапах. Бьет
слева, справа, торопится, промахивается, кряхтит, толкает, а я доволен. Даже
так не  доволен  Олежкой, когда  он сильными резкими ударами точно  бьет  на
полной скорости в сложной комбинации.
     - Михалик, отдохни и расскажи мне стишок.
     - Кодем ата.
     - Беседер.
     - Ну?

     - На тракторе у Еськи
     Есть дырка в колесе.
     Заклеим эту дырочку жевачкой!

     - Тов, аба!
     - Теперь ты.
     Михалька делает  зверское  лицо  и  поет,  подпрыгивая,  такое, что  на
русский переводится весьма абстрактно:

     "Два ужасных пенса
     Бритвой по мордам.
     Ты меня не бойся -
     Я тебе не дам".

     - Мама научила?
     - Ло, ба-ган.
     Я слышу, как  из  каптерки  истерично хохочет моя  злоебучая  отставная
подруга.
     - Давай-ка, поучим русский.
     - Ялла!
     - Ты знаешь, что такое лошадь?
     Михаль утвердительно трясет головой:
     - Суса!
     - Скажи по-русски: "суса".
     - Лешад.
     Генетика, блядь. Хоть кол на голове теши.
     - Теперь скажи: "площадь".
     - Ма зе?
     - Кикар.
     Михалька надувает губки и, насупившись, начинает меня ругать и бить.
     - Это плахай слава! Фуя! Ихса!
     Что так коробит ребенка от безвинного слова "площадь"? Не понимаю.
     На кармане у меня хуй ночевал, и я беру Михальку к хабадникам. Пусть ее
мама немного поспит.

     А у  хабадников - там всегда гуляют. Там тебе рады, даже  если  рожа уж
очень примелькалась. А если придешь с ребенком - почетный гость. Мы выпиваем
по рюмочке водки, а коржики предлагаем Михаль.
     Красивые  евреи,  похожие  на  портовых грузчиков, с бородами  лопатой,
усаживаются  за  столы-парты в синагоге на Агане. И читают  из  Книги  Бытия
летопись тех дней.
     И  сделал  Господь Каину  знак,  чтобы не убил его всякий, кто встретит
его. И ушел  Каин  от лица Господня и поселился в земле Нод,  на  восток  от
Эдема.
     И познал  Каин жену  свою,  и  она зачала  и  родила Ханоха. А у Ханоха
родился Метушелах. А у Метушелаха родился Лемах, а у Лемаха - Яваль и Юваль.
     И взял себе Лемах двух жен: имя одной Ада, а имя другой Цилла. И сказал
Лемах женам своим: "Ада и  Цилла, послушайте голоса  моего,  жены  Лемаховы.
Мужа  ли  убил я  за язву мне  и отрока за рану мне? Если  Каин отмщен будет
всемеро, то Лемах - в семьдесят семь раз".
     Потом Аарон родил Зяму Аароновича.  А Зяма Ааронович меня. Я родил трех
детей  - Эфраима,  Иегонатана и Михальку. И  наплодил, как  кошка, всяческих
непотребств, потери и беды... И Тулинькой три года был я беременный... Аборт
- и вот подыхаю на вышкребоне.

     ТРИ ВОСПИТОНА
     
     Памяти Виктора Финкельштейна.
     
     Экзюпери "Мы в ответе за всех кого приручили"

     по мне,  так сент-экзюпери ехал совсем не в ту сторону. романтик,бля...
воздушный извозчик... это я не как писатель, а  скорее как шОфер вам говорю.
в смысле - лучший публицист современности среди водителей танковозов...
     но  -  шутки  в  стороны.  мы  в  Ответе  только  перед  теми,  к  кому
привязались. раз и навсегда. на свою  голову...  все  остальное литературные
fantazy на книжных полках...  писанина бессмертных классиков... "у любви,как
у пташки крылья"... которая уже никого не ебет! БОРМОТУРГИЯ
     ... а пацаны по два раза становились первыми на ц.с.маккаби по кадетам.
     дрались   на   турнирах   по-юнакам.   нормально...   не   валялись  на
помостах.
     а потом вдруг взяли и ни с того ни с сего хором загремели в тюрягу.
     Ихссс! за мохнатый сейф... позорная статья.
     нет.  ну что  вы?  - девочек не насиловали. малышкам самим хотелось как
голым ебаться... просто по молодости пацаны элегантно здЫхаться от подстилок
не умели...
     послали прямо. куда подальше... по-русски. и думали - все.
     а ссыкухи с досады взяли и нажалились мамашкам.
     таким же свирепым, бестолковым, секулярным блядям.
     поперла джянАна! -  в переводе с арабского - а фар брэн золстэ вэрын ви
а файер -означает: СПЛОШНОЙ СУКАДРОМ...

     дело обстояло  вот  как...  Димочка в 57 и  Витюшка в 63,500  терлись с
двумя   неразлучными   подружками  из  "наших".  овечки   долли.дискотеки...
экстази...  хуе-муе...  и все такое... а Макси, гад,  в 60кг, крутился возле
них дистрибьютером.
     как выяснили на суде - он и ту и эту ебал. Красавец!
     таким    образом    кавалеры   отправились    отдыхать...    за    счет
налогоплательщиков ненадолго. всего на 180 месяцев на троих.
     Стоит заметить,  по нечетным  ходкам  на  зону всем  нам  положен "шлиш
ба-ришайон". этого им забывать и прощать нельзя. ни в какую.
     блатуйте и требуйте. качайте права + адвокат и победа будет за вами.
     Главное не ошибиться. (бэбэхи отобьют... )в расчетах.
     по-этому еще раз говорю: только по Нечетным ходкам.
     короче,  отвисела  братва  по  2/3  за хорошее поведение  и  выломились
досрочно
     как-то раз я себе стою занимаюсь с детишками. день спаррингов. они себе
лупцуют друг дружку с энтузиазмом... технично... по-правилам... все  так, но
юшка...  кровавые  сопли...  брызги...  блядь!!  на  белую  майку.   адидас.
почтикакновенькуюй-ю-ю-юю-ююююЮй!
     - Готт! -думаю. - Лама?... - Лама азавэни?!
     и  эти  лоботомные  перехлестные удары  во встречном бою... х-х-рясь! -
кроссом через руку. по кумполу! и тут же троечку в догонку: тА!/тА!/тА!
     дикость!!! а что  вы хотите? еврейские  дети... по маме  и папе.
причем папа в генной  инженерии ни бу-мбум. МашкантУт. 100 %. как говорится,
ничего в ребенка не доложил... всунул шмок и вышел шмок...
     клонированные. арихын дайным тотын-с тотын христос!
     например, Я ставлю богдана. олега. никиту и ваську c  погонялом "джянд"
- обод колеса - за непробивную бОшку боксировать в синий угол,бэседер... так
можете несомневаться. и не пытайтесь... предугадать! нанЫ!
     банда псефдофуфлеров... один в  один... Масть! лже-никитка.  богданчик.
олежек. васек - калган  "джянд  магнезиум",  уже тут как  тут. доЖИДАются...
ГОРЯТ! мудохать любого.
     до  полусмерти.  кого угодно...  как пить дать!  такие же беспощадные и
отвратительные
     дети как и эти. Как ВСЕ дети... - только в красном углу. ужасно...
     и еще  -  ромочки. на мою голову... ТЕ  ЕЩЁ ромочки!!!! их у меня  штук
шесть.или семь. не помню...  идентификации не подлежат. ХАВАЛЬаляЗМАН.  черт
бы их всех побрал. это меня наповал огорчает...
     как педогога.
     ... и вот они!!! вот они,Преступники... приперлись... Димка. Витенька и
Максим.  шпана  неразлучная  из тель-мондской  малолетки...  мордашки им там
конечно порезали...  рога пообломали...  а как же!!  но  по  выходкам  вижу-
крутизна.
     сумели,не дали себя размазать...
     - здоров, дядь Миш... - как живешь? - заезжает на сраной козе Максимка.
     - вот,снова у тебя тренероваться хотим. если можно...
     и целоваться полезли. что я могу поделать...
     привязались и все... но,вы слышите постановочку? "снова у тебя!"
     это получается... если черезжопу на все взглянуть тверезым глазом - так
Я у них получаюсь в доле... подельник... яани - пидафил!
     - О,нет, НЕТ!!- закричал Я. ба офэн э,спонтани.
     идите...   идИтеидИтеидИте...   -   РАБОТАТЬ.УЧИТЬСЯ...   Куда  угодно!
Дерзайте...    на   СТРОЙКАХ.Сварщиками!!   почему   бы    вам   не    стать
электросварщиками,Вашу мать!?
     сварные прилично зарабатывают... на жизнь,по слухам.
     - ладно,дядь Миш... не ерепенься. смеются пацаны.
     мы уже и так агрономы. яани, крупные специалисты.по анаше.
     ну что ж, раз такое дело, Я тут же прекратил занятия с командой. на хер
мне неприятности с руководством... нагнал и велел  до следущей недели близко
не появляться: - ни в коем случае! идИте.сказал. Я должен окрепнуть...
     как  только  последний  спортсмен  продрыснул  из зала,  я  понял  что,
преступники умышленно не разошлись.Я все понял... они мне устроили "партию".
Комбину!
     из спортивных сумок подоставали... хорошего финского  бухла; много!  из
мясного  мы  имели  здоровенный  оковалок  паструмкелэ  оду;  салями;  язык;
любительская колбаса.
     все,- глат  кошер. из  легких закусок  -  селедочка; маслины греческие;
черные.в масле; смоленский  ржаной хлебец из пекарни Анджел;  а из зелени  -
зеленый  лучок;  рэпчатый;  стаканЫ;  прохладительные запивки;  пиво;  пачка
беломора;... ПЛАН; мАцанка!
     ливанский  ноктюрн из синдрома дебюсси клод-ашиль  в  готовой ксессе...
перелезли  через канаты  и накрыли  -  прямо на любительском  ринге  по ныне
принятой в АИБЕ формуле боя
     ( 5 раундов по 2 минуты)- ПОЛЯНУ
     М-да...
     И так,мы в темпе раскумарились и приступили к трапезе.
     врукопашную... как жрут все приличные люди в отдаленных местах...
     Ох, блядь, телячий язык был изумительным... у меня закружилась бошка...
нет. не  так... язык вскружил  мою голову.сочный. хорошенько проваренный.  в
лаврушке.в поваренной соле. в меру перченый... и с чесноком. Горчицу я люблю
как сумашедший.
     я как дорвусь до...
     Засранцы! будто знали,что я еще третьего дня не жрал...
     на зубных протезах мне уже ни за кем не угнаться.
     что да, то да... я это знал. и они это знали. теперь и Вы это знАйте...
обжоры. чтоб не получилось, что я от вас утаил...
     - э-э... да. - я как дорвусь до горчицы...
     - так че дядь Миш новенького в боксе?
     ...  я долго и тщательно жувал хаванину вагонетками...  меня их вопросы
не занимали...
     бредятина...
     я снова понял: Дал Маху...
     Чувствовал.
     надо  было  заставить их  сразу надеть...  НАЗУБНИКИ...  еще  в  первом
раунде.
     блядский язык... он затмил мне мозги.
     пока успел его навернуть - все подмели. и греческие маслинки. черные. в
масле... и селедочку. и зеленый лучок. порей. и вообще...
     от нечего делать полируемся пивком.
     И ноктюрном...
     - так че дядь Миш новенького в боксе?
     э-э...  хорошего мало...  правда, правила  поменялись...  в  АИБЕ...  к
лучшему...
     - расскажи.
     - э-э,теперь не только рефери будут драться в бабочках на ринге... но и
боксеры...
     - ЭТО еще что за "новость"?! на голую шею?!!!
     -  да...  лучше  всего.  в  федерации  считают...  если должным образом
перетянуть, дольше сохраняется эрекция...
     ...  как  я  уже говорил,мы в  ОТВЕТЕ  только за тех,кого  подпускаем к
сердцу.
     близко. до слез... Отвечаю за базар, несмотря на то,что выбора нет... в
детопрокатном   деле...  судите  сами...  или,-дочь  проститутка  -  или,сын
педераст... третьего не дано.
     и не знаешь кого любить...
     больше...
     Самым путным оказался Витюга. сходу поступил учиться в университет.
     на бакалавра!  Единственный Сын. мама с папой на бабки  не поскупились.
душу отдали...
     Димка  пошел на курсы электриков.  успешно закончил и  зашибал  себе на
кастрюлю своими руками пару копеек. а Макси, гад, никак не мог найти занятие
по душе.
     Отовсюду его выгоняли...
     только  что  мать  с сумасшедшим трудом  устроила дурака в  авиационную
промышленность. ПРЕКРАСНО!!! Товим ле Тайех!...
     буквально через два (2) дня - выпиздили.
     встречаю утром. в пивной... среди бела дня!!! опять попадаловка за  две
кружки.
     ЕСли бы!!!!
     а я сам хуй сосу на пособии... у битуах а,леуми...
     это я  образно,а внатуре-допустим,Я написал роман. опубликовался. шнырь
накатал на  него телегу... пасквиль... паллАвру... ложкомойнику издательство
заплатило,а!?  А?!!...  а МНЕ -нет... НЕТ!!!! - ни разу... НИКОГДА!! был  бы
бабой, - с горя поперся бы на панель. Бля буду.
     - здаров, дядь Миш...
     - ну- говорю - ма кара в этот раз?
     О,дядь Миш. не поверите. турнули за ПЕРЕРАБОТКУ
     -- -?!- думаю. мноГоГо я повидел на свете, что не подвластно и сионским
мудрецам... такого я еще не встречал. невЕдал. он врет  мне в глаза... хуже.
Он мне морочит яйца.
     а,а,А ?- говорю. Ке мо во  сне... в тургеневских немых сценах... и меня
разбирает
     невысказанный,поскольку  еще  беспричинный,   скорее   невинный  нежеле
наивный подростковый
     дурацкий смех. ЦХОК! какой то ХАХАХАХУЙ напал... честное слово...
     с вами не бывает? целебный, между прочим... с первым утренним бангом.
     Иначе -хер выживешь... среди людва.
     - а-А-а? - говорю... не расслышал
     - да я,дядь Миш, на работе вола ебал.
     - так я и думал. - говорю. ТАК я и думал... коротко и ясно... буквально
закинул меня в раздумья... и ни туда ни  сюда... мысли стали неуправляемы...
буксовали...  вдруг, внезапно  меня  вышвырнуло на встречную полосу... в час
пик...  оказалось,я легко отделался.меня  поволокло дальше... юзом...  на те
участки  рассудка,на  которых давным  давно  развешаны "кирпичи"  и  ведутся
дорожно-строительные работы... как они умеют... спустя в рукава.

     ... Дальние пастбища помните... "песнь  песней"... сцена в кабине...  с
вышвыриванием  дамы пробздеться  под луной... я полагаю, это одно  из  самых
жестоких
     моих воспоминаний. я принуждал любимицу ссать на ходу.
     помните...  на спуске...  он  устроился  в жопу ООНовского  бензовоза и
совсем было закунял с недосыпу, а Тулинька валялась в коме после близости на
заднем диване кабины.
     в оригинале я написал так:
     "  Я кончил...  Бездарно!  ...  Осатанел...  Справился...  Взял Себя  в
руки... украдкой вытер хуй ей об волосы... на  почве ревности... и вышвырнул
из кабины...  Женщину!!!!!  ... успокоился...  поссал в  банку...  пыхнул...
цингелэ   Ерушальми...   и,   леат-леат...   шувайя-шувайя...   иззи-иззи...
по-воленькЭ... и лишь тогда... совсем было закунял с недосыпу"

     тем  самым  давая  набой  читале,  либо  читалице  -  как  мы  ишачили.
остановить  семитрейлер  дабы,  простите  помочиться  -  у  водил  "Таавура"
считалось западло.
     ВСЕ ссали в банки.
     однажды  диспетчер Рафи (пусть земля  ему  будет пухом)меня заебал.  на
мувиле.
     так   на   иврите   они  называют   машины  для  супергрузов.в   данном
случае-танковоз.
     по  визе.  оборонный  заказ.вы  только  послушайте. из  Рамле  я пустой
побежал в Шизафон.
     это не ближний свет.Отнюдь.
     из Шизафона  попер армейский бульдозер ДИ-9 с бронированной кабиной  на
озеро Карун ... в  плугу  Бэт.  к  саперам.тут, думаю, я  отосплюсь...  пока
трактор упирается...
     -  хуй в  рот. подбрось "меркаву" в Гамлу. ну что  ж, залил под завязку
все баки соляркой за счет вояк и не  жрамши не срамши шурую в  Гамлу. а  там
говорят - ни хуя. это подбитый танк. нам такого не надо. вези в Джулис.
     вы вообще догоняете о чем я? представление хотя бы имеете?
     что  Карун  в  Ливане...  а  Шизафон  неподалеку  от  Красного  моря...
семьдесят воОот
     с таким вот штрунгулем тонн  на платформе и  спуск-пике на  рассвете из
Гамлы к озеру Кинерет... его евреи называют любовно: глаз Б-га.
     Говорят, озеро Карун - второй глаз Б-га.

     так говорят...  за то  теперь я точно подкнокал - у моего Владыки синие
глаза...
     ...  спуск Гамлу... на  пошарпаном  МЕКе.  ди-эм-800. а  за юр аф майнэ
сойнэм...
     первая-пониженная... ДИП ! заблокированы мосты... все что можно...  все
что Возможно.
     и НЕВОЗМОЖНО.
     Горят speed - bands... вонище! дымище! Jacobs  - brakes взбесился... не
держит...
     Trailler  -  brakes  сблядовал...  а  в  рессиверах тормозов  кончается
воздух... понос по ляжкам... АТАС!и мальчишку-танкиста клинит на подвиг.
     Жить хочет ,зараза... через выпуливание из правой калитки...
     ДИРРБАЛЛАК! - ору... -Ибын-пустЭма... (сын недалекой)
     - а то мамке все залегавлю... когда нибудь...
     да я и сам был совсем не прочь ломануться к ебене фене...
     стадное  чувство...  чего  греха  таить...  думал  не  выкарабкаемся...
пропадем.
     Эй,карту в белоручки  возьмите, а?  карту шоссейных  дорог.  Пройдитесь
взглядом...
     прикиньте хуй к носу... вы,Вам, ВАС!
     тошно и нудно не стало?...
     а, муторно?  Тов! прибегаю в  Джулис...  разгрузился. поменял панчер на
трейлере...  угадал  в  самый  раз.  во внутренном ряду-  правый  внутрянный
скат...
     умудохался в сраку...
     кто меня понимает - тот не виноват... простите  за пошлятину: как белка
в колесе...
     подтянул по ходу  трещетки  тормозов...  так и так изговнялся...  залил
масло в мотор... пошел подписывать визу.
     - сосать! Отвези исправный танк в Гамлу. Возвращаюсь в Гамлу...  той же
дорогой... - НЕТ. там танк не нужен. Вези  откуда взял... на Карун. Мое дело
телячее...
     накарУнтакнакарУн...   там  высплюсь.  Только   подъехал,а  тракторист,
пидарас,  как  раз  перестал  ковыряться. Ему домой  надо. В Шизафон... (вас
пробило,что  я  работягу  обозвал пидарасом.  О'кей... попался  под  горячий
эпитет...  слиха...  но вы же  не станете  отрицать,что у  механизатора была
жопа? )
     - ах,так! второй раз пизжу солярку...  пока не грэбцнуло из горловин...
по  коробке и по новой... через всю страну...  два бугра... Гамла...  Сдом!!
а,макэ дем ,тотын!!!
     ... Туда и Обратно...
     прибегаю,кажись,на пятые сутки в Рамле.  в  гараж  Таавура... пустой...
поменять  тормозенки...  думал, пока  слесаря уродуются, пожру и  покемарю в
кабине... окрепну...
     ага!
     подлетает мар Бонди... хозяин. кипит! зугтэр:
     - МОЙШАЛЭ... ты Ждешь опозорить фирму?!
     - ШАЛОМ, БОНДИ! Что стряслось?
     -  Иххсс! на  кого ты похож...  на ШЛЭПЭРА  ты похож...  на  бандита...
следить за собой надо,  хамУди... вот ключ от"  мерса"... полсотни...
поезжай  ,сейчас  же  поезжай  -  побрОйся...  БЕГОМ  побеги!...  одна  нога
здесь-другая там...
     ИХхсС!!!! ... на тебя противно смотреть...
     я в ту пору,гад,брил ряжку... хучь в сионисты отдавай... дурак...
     простите меня,евреи. я больше не буду. бля буду.
     о,Бонди... Бонди... Авраам Ливнат...
     на тюрьме меня навестил... эх... было дело...
     можете верить,можете нет - мне поебать... заплакал... мужик...
     с ним  еще один чин  был... большой.по две "ТОННЫ"неросты на ментовских
погонах.
     Бонди ему говорит  ...  - да,вы  че,вы ?чевы чевы- че вы  падлы с  моим
парнишкой понаделали?
     Ую-ю-ю-ю-ю-ю-ю-юебанЫйвашрот...  кого  я  вам  дал  подержать  ?...  ты
знаешь? Лучшего водителя Современности среди писателей танковозов!!!
     вы че, его... фарфУры ,приморили?
     Сколько стоит  ларек?...  в месяц!!?... А-а?... чтО?... триста шекелей?
... "потолок",говоришь?
     ... и Бонди отстегивает чек. Козырно... 2 раза не думая. как с куста...
за два года... вгору... и,этому...  Этому... НИКОМУ...  нет... неправда... -
шнырю... лакею...
     -привезешь кабалу... и расписку...
     Слом,    велел   легавому   погулять...   а   поскольку   мы   остались
наедине,-отпустил тормоза.
     -- ХалИла!!! -погнал  старичок... но  лучше  бы  ты на  кого  нибудь...
скажем-наехал... задавил...
     землянул... размазал... сделал "маню"... РЭЦАХ! что-нибудь,Уголовное...
было б  легше...  -ты бы у меня  горя  не знал... Я б  тебя  вытащил  ... по
подписке...  к себе...  100%!  Ты  хороший  парень...  с кем  не  бывает?...
случилось, - случилось... что-О?... ты кого то уби-и-ил?... бывает...
     вон тот бы,а?... Тот бы... своими ногами  вывел бы  нас  отсюда... а,а,
Щяс!!... ты меня за столько лет знаешь,правда?...
     ноЗАЧЕМ  идиеОт ты  попАлся  с ракЕтой ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-Юуй...
???
     несколько  раз  так повторил... раз семь... и довел сам себя до слез...
а, меня... хлебом не корми - дай нарыдаться...
     --  Ты  пОнял,скотина!?...  заорал  Мой  Золотой...  Я  ничем  не  могу
помочь... Ш А Б А К.
     ... и на дерзких глазах старика Авраама - нелепые капли.""

     Этот   эпизод  вымарала  из  текста  Ирочка  Врубель-Голубкина-Гробман.
издательница...  во  имя  Мишки...  мужика   своего.  Он  по  жизни  тяжелее
известного  органа ничего руками  не поднимал...  художник... рисует,  сучий
потрох, изображения людей... на  их погибель в мире грядущем...  не понимает
ше,Асур!... с точки зрения иудаизма!
     так вот этот маляр случайно прочел вот этот вот самый кусок и на неделю
залег отсыпаться...  без задних ног...  так его  пробрало... душевный видать
мужик.
     -- бывало проснется, - жалилась Ириша по телефону,
     -  не жрамши не  срамши хватается  за кусок... и  за карту.  вникать...
сверится...
     покумекает...  поссыт в банку...  и мигом на боковую. с перегазовкой...
под красный свет... шурует...
     -  я  его  умоляю...   Мишаня,одумайся...   отдохни...  всех  денег  не
заработаешь,всех баб не перее ... никакого ответа... ни привета ни ответа...
ни да... ни нет... его Нет.
     тю-тю!... след простыл.
     - ты себе можешь представить,мой Гробман мчится
     - нет.
     - не перебивай... на танковозе  безрогой безропотной скотиной в  районе
бейт- Кама, а ваш  Рафи- диспетчер,ему не  доверяет... большие грузы... даже
сенокосилки  -  возить  не дает...  ВЕСПЫ  -  говорит,пока  транспортируй...
мопеды... по одной штуке... хайфа-тель-авив...
     а вчера в  Шизафон повезли пакпак... - я была в том самом платьице, кое
мне еще юной пошил подросток Савенко... только Мишке не говори...
     - ПАКПАК!

     -  Да,  наплечный переносной генератор...  и  по  дороге его потерял!!!
вместе с крепежной цепью, бумером и Букером...
     - Э-Э !?
     - вот тебе и-"Э-Э"...  а мотивирует , что "сандали" разгрузочные
позабыл пристегнуть... они и откинулись...
     - стало быть... и сандали тю-тю?!
     Плачет...
     -  за ради  семейной  жизни  -  вымарай,  Зямыч.  и  не  сердись... сам
знаешь... своя  рубашка  бли  тю-тю-тю-тю-тю-тю-ту... короткие гудки...  Да.
короткие гудки...
     и  Я  понимаю  ,  что  Я  в  ответе за тех кому доверяю  печатать  Свои
рассказы...
     -  да не  убивайся  ты так,дядь  Миш. -  шуганул мне ЭПИСТОЛЯРНЫЕ гонки
гаденыш...
     - давай, еще по  одной кружке накатим,а?...  и забудем об увольнении...
ба офэн э,спонтани.
     НЕНОРМАЛЬНЫЙ...  думаю...  Метумтам...  так  отвечают старшим...  "  за
перерабОтку!!!!!!"
     спрашивается: за что я этих уродов вообще люблю... понятия не имею...
     надо обследоваться... машегу по, - патологи...

     ПОСКРЕБТУМ

     однажды  Зоинька,чудесная  тель-авивская  дива  с прекрасной жопой  ...
милой  улыбкой  на  умном  лице... в самом  соку  и  маген  -Давидом  промеж
бойцовских восьмиунцовых  очаровательных  персей.  АХ!!!-  именно по такой,я
думаю,  сохнет  всю  жизнь  в  своей  Югославии,  наш  Милорадушка...  будто
выпрыгнула царственная зверюга из  Хазарского словаря побродить по  Алленби,
дабы  ОКОНЧАТЕЛЬНО  свести  с ума падких  на  красоту  евреев - бросила  мне
ба-парцуф... прямо в книжном магазине Лейбовича.
     зугтэр: Я бы не задумываясь... когда нибудь  тебе разок отдалась,Моисей
Зямович...
     как ТЫ хочешь!!! но только за подборку "светлые рассказы"...
     Вот,Лейбович свидетель.  Даже за  один короткий,но очень  очень СВЕТЛЫЙ
рассказ.
     - Все...  -тут же всунул свой нос  пройдоха  Лейбович... -  Тебе ее  не
выебать  никогда.  как  своих  ушей.  ...  сволочь!  он  все  высчитал.проще
простого...
     ближе    к   60,я    думаю,   до   большинства    ненормальных   людей-
писатели,например...  волей-неволей  начинает  доходить,  я   бы  сказал  по
простецки: осознание  Великого Рубежа... когда  желание  творить превалирует
над  склонностью  ебаться.  только  и всего.  не  надо  паниковать,ублюдки!!
Ликуйте!!!
     АЛЛИЛУЯ.
     что  мы в  пизде  ПОЗАБЫЛИ?!! ста-а-м!...  стам,  фаддиха...  суицидный
ульпан...
     помпа;... митпомпЭм;... итпомпАмти; ... темтУм ;...
     к  тому  же,...  раз  базар  идет   за  писателей...  то  и  в  юнности
оказывается,ебарем  я был никудышным... я  только  не терял  надежды... нет.
авось сростутся... потерянные половинки.
     и будет... в городском саду моего  детства... звуки грустного вальса...
Невероятно!...
     От сопок Маньчжурии до дюн Реховота
     ...  когда тихо  и торжественно...  в блеск надраянной меди  шофаров...
вступают басы... ум,па па... ум,па па... ум.
     ну что ж,
     в  конце  концов мужики  придумали виагру.  ТАЙГЕР! по части похоти,это
зелье  смахивает  на мой  выдранный  с мясом  кольт-9мм...  на  аресте...  с
удлиненным стволом.
     Единственный удачный прикуп за всю мою жизнь...  "гавэрмент".  отомати.
модель - 70. нумер - 110053.
     Такая  прелесть!  Частная  собственность,  между прочим...  не  следует
забывать...
     сионисты  мне  его никогда  не  вернут.никогда...  никогда...  никогда.
никогда.никогда...
     никогда...
     даже когда последний поц побежит  выключать Шальтер  моей страны...  Не
вернут.
     Козьи рожи!
     ибо  тайгер  и  кольт  уравнивает  в правах. тайгер  - на  харивографию
стариков  с  недотрогами...  кольт  -  на право  еврея  достойно подохнуть с
оружием в руках... ах! ах!
     у себя на родине,хе,хе.
     ПАНОПТИКУМ. ... куда я попал?!?!
     ни одного  кошерного  дома... ни  одной порядочной  улицы... ни  одного
приличного садика,
     если вникнуть... Самопальный Домострой... одни мавзолеи...
     за примером далеко бежать не надо. Канайте и обрящите...
     стоит только шмыгнуть налево. И за углом...
     бейт-Табэнкин;  Эбенкин;  ПереЭбенкин;  Моцкин;  Оцкин;  Перевертоцкин;
Бейт-БЕРЛ!  (марксизма-ленинизма)  бейт-  Дарас;  бейт - Пага-у-Барах;...  с
места указанных Б-гом событий... основоположниким,блядим,кулям ми  руссия...
больничке Бейлинсон
     -  старейшей   еврейской  больничке  -   всучили   девичью   фамилию...
рабиндранат тагор... никто и не пикнул... хи,хи,хи,хи... ба офен э,спонтани.
     Шуруем дальше... цомет-Сиркин; Cмартуткин; Подлянкин; Шармуткин;
     виа Гоп-Stopкин; Уссышкин; Усрачкин; унд Ологафренкин;
     и   вас  заносит   Формула   -7.40...  прямо  в  бейт-Цнихат   РЭХЭМ...
Андраломуссия  ...  (все   в  тогах,ВЫ   -  в   бананах)...  в  просторечии:
Бейт-Мишпат...
     Высшее чистилище справедливости.
     это не все. Вам ведь надо из него и назад выбираться...
     если отпустят... когда нибудь...
     а КУДА? Я СПРАШИВАЮ - КУДА? Куда ни лукнись -КЕНТАВРЫ...
     ПОЛУжидыПОЛУгои... НЕХРИСТЬ!!! честное слово. и к бабке не ходи...
     я полагаю,вам понравилось путешествие, А? только держитесь  тучно... от
адвокатов... они вас доведут... до цугундера
     ЧЕТЫРНАДЦАТЬ БИТКОМ ЗАБИТЫХ ТЮРЕМ на крошечную Державушкелэ...
     ЛО НОРМАЛИ! Сады Цукермана на въезде в Иерусалим... А как же! ФИРМА.
     не какой то задрипанный хасид - толмуддист... а знаменитый Ученый.
     нобелевский лауреат... этот пидор бомбочку сочинил ... родному товарищу
Сталину...
     Водородную!!! на ваши  косые головы... никто не  забыт...  не бздите...
Демократ  откинул  копыта...  йеффи!  но  дело  его  живое...  чушка  еще  в
бункере...  на  боевом  взводе...  если все пойдет как удуманно...  в скором
времени за садами Сахарова пораскинется Рабинград...
     Не сомневайтесь!... впрочем, меня не колышет...
     Я по-любому к  моим пейсатым братьям сбежать хочу... к  Народу КНИГИ. и
сбегу!!!!!
     в Хеврон!
     там мои библейские Мама  и Папа... в усыпальнице  Махпела...  и могилка
капитана мед.службы рава Баруха Гольдштейна... Адонай Инком Дамо.
     И мордахи путевых парней, знакомых по отсидке...
     все свои...
     жить и  заново Учиться с  правильными мужиками  Правильным  понятиям...
КАЖДЫЙ  Б-ЖИЙ ДЕНЬ...  вернуться к Ответу... и помереть в  Хевроне хочу... в
свой черед...
     а насчет того что пока мну жопу, так в  Хеврон без путевой бабы нельзя.
непустят. Не Еврейское  это житье без достойной подруги... даже в том случае
когда речь  уже  не  идет...  о продолжении  рода... Так что Там у  меня все
дела... не в Иерусалиме...
     но вернемся к нашим боксерам и закончим базар.

     ... Димочка в 57, Витюшка в 63,500 и Макси в 60,- всем уже
     по двадцать, - не успев закончить условный срок,- по-новой
     раскручиваются в Непонятку... на ровном месте.
     едут к корешу в кирьят-Моше кассеты послушать.
     ...   кассеты   послушать,вы   слышите?   кассеты   послушать...   Ваню
Кучина.
     а по дороге их цепляет местная банда отморозков.
     завязалась драка по-черному.
     били арматурными прутьями. камнями. колами... по восемь на каждого
     моего звереныша... а пацаны давали им оторваться в оборотку...
     кулаками.зубами.когтями...

     уже в куче-мале брыкался сбитый с ног лоботряс Максимка...
     ...   Димочке   чернобыльскому   заморышу,электрику,снесли   полмордахи
доской...
     увалили. топтали. не знаю за что?
     Не спрашивайте меня!
     С сионюг спросите... рабин тогда блатовал. С него.
     ... А Витюшка - студент, еще сражался в высокой стойке.
     СТОЯЛ  паренек  за  милую  душу...  фронтально.  зашпоры  боевого  шока
прошли... отпустили...
     да и  болевого  -  тоже.  теперь  Он  все видел.  четко.  конкретно.  и
соображал.
     Мой Зо-ло-той!!!
     и они бы у него отсосали. за обе щеки... 100 %!!!
     даю вам слово... если б один придурок не выхватил
     "плетку" и в приставку, с нулевого расстояния от виска...
     не спустил курок.


     ГЛОССАРИЙ

     А
     Аба (ивр.) - папа
     Абуя (араб.) - папуля
     Адар, Аир - городские районы в Хайфе
     Адолан  -  лекарство,  применяемое,  помимо прочего,  для  реабилитации
наркоманов (см. также Метадон)
     АдонАй ИнкОм ДамО - Господь Взыщет Кровь.
     "Азза ки мавет  ахава"  (ивр.)  - "Крепка, как  смерть, любовь"  (Песнь
Песней, 8:6)
     АИБА (аббр.) - Всемирная федерация бокса
     Ай-ва (араб.) - отлично, хорошо
     Аколь беседер (ивр.) - все в порядке
     Аль а-паним (ивр.) - хуй на рыло
     "Ам Исраэль  хай!" (ивр.) - патриотическая песня  "Да  зравствует народ
Израиля!"
     Апикорсы (ивр. ) - то же, что эпикурейцы
     Атон (ивр.) - ослица (см. также Хамор)
     Ахалан (араб.) - приветствие
     "Ахлан у сахлан" (араб.) - еще одно приветствие
     Ашкелон, Дамун, Тель-Монд, Ницан - не  только географические  названия,
но и названия тюрем.
     Ашкеназ (ивр.) - европейский еврей
     Аюни (араб.) - глаза мои
     Б
     Бакбук (ивр.) - бутылка
     Баклава (ивр.) - пахлава, восточная сладость
     Бан, бегать на бану (жаргон) - вокзал
     Бананы (тюремный сленг) - ручные и ножные  кандалы,  соединенные вместе
цепью
     Банг - тюремный вариант наргиле
     Бандерлошен - язык бандерлогов
     Баста (ивр.) - прилавок на рынке
     Бахур (ивр.) - парень
     Бейт-тамхуй (ивр.) - богадельня
     Бен-Ами (ивр.) - фамилия, букв. "сын моего народа"
     Бензонаим (ивр.) - искаженное в просторечьи "сукины дети"
     Беседер (ивр.) - букв. "в порядке", хорошо, o`key
     Бехаят раббак (араб.) - клятва жизнью раввина
     Бецалель (ивр.) - Израильская Академия Художеств
     Бзаз (араб.) - сиськи
     Бомбоньера! (франц.) - конфеты
     Бройд (идиш) - хлеб
     Бумер - крепежное устройство. ** букер - литературная премия.
     Бэкавод (ивр.) - с уважением, с почтением
     В
     Вайдод (узб.) - караул!
     "Валлак, арс" (араб.) - ругательство
     Вента - вентилятор
     "Вус эрцех, момэ?" (идиш) - "Что слышно, мама?"
     Г
     "Галиль" (ивр.) - название пулемета
     "Гварим!" (ивр.) - "Господа!" - обращение к мужчинам
     Гецель (сленг) - собаколов
     Гудман  Илан  -  стрелял  в нечисть  на Храмовой Горе  (см.  также Илан
Гудман)
     Гуманид (ивр.) - гуманоид
     Д
     Дамун (ивр.) - название тюрьмы, закрытой в 1999 году за непригодность к
содержанию з/к.
     Джеймс-бонд - дипломат, не в смысле выпускник МГИМО, а чемоданчик такой
не очень больших размеров
     Джихад (араб.) - священная война
     Джяджя (араб. тюремный жаргон) - кокаин
     Дирбаллак (араб.) - предупреждаю: берегись!
     Доктор Сильфан - главный психиатр управления тюрем
     Дом  Шамая  и  дом  Гилеля  -  школы, трактующие  устное  учение  после
разрушения Второго храма
     Е
     Ерихо (ивр.) - город Иерихон
     З
     "Зельда" - гусеничный БТР
     Зерег (жарг.) - патрон в прямой кишке
     Зона (ивр.) - проститутка
     И
     Илан Гудман - стрелял в арабов на Храмовой горе
     "Им итен бен-адам кол хон бейто бэахава - буз ябузу ло"  (ивр.) - "Если
бы кто давал все богатство дома своего за любовь,  то он  был бы отвергнут с
презрением" (Песнь Песней, 8:7)
     "Ин аль ардак, арс!" (араб.) - вульгаризм
     "Ин аль динкум, арс" - еще один арабский вульгаризм
     "Иншалла!" (араб.)  -  "Воистину велик!"  - ответ на восклицание "Велик
Господь!"
     Их штарбэ! (нем.) - Я умираю!
     К
     КАБАН (ивр. аббревиатура) - военный психиатр
     Калай (ивр.) - тюремщик
     Камбац (ивр.) - оперативный офицер
     Камун (ивр.) - восточные специи зра
     Карнаф (ивр. сленг) - носорог
     Кикар (ивр.) - площадь
     Клаф (ивр.) - игральная карта, здесь: пергамент с именем
     "Кодем ата" (ивр.) - "Сначала ты"
     "Концертина" (сленг) - кольца колючей проволоки
     Кок (жаргон) - кокаин
     Комбина (ивр. жаргон) - комбинация, авантюра
     Коэлет (ивр.) - то же, что Экклезиаст
     Криза (ивр. жаргон) - ломки
     Криза-ахус-шармута (ивр. жаргон) - сильные тломки
     Крытки (русск.) - самые свирепые тюрьмы
     Ксеса (ивр. жаргон) - смесь табака с гашишем
     Кус (араб.) - женский половой орган
     "Кус им-ма..." - арабская матерщина
     "Кус март абук" (араб.) - ругательство
     Кусохтак (араб.) - ругательство, любимое также евреями
     Кутонет пасим  - ярко-полосатый  хитон, в который праотец  Яаков одевал
своего любимца Иосифа (все остальные его сыновья ходили в зашмарканном)
     Л
     Лакерда (ивр.) - копченая сельдь
     "Лау" - противотанковая реактивная наплечная ракета
     "Ле азазель!" (ивр.) - "К черту!"
     Леитраот (ивр.) - До свидания
     "Лех леха!" (ивр.) - "Иди себе!" (или "Иди к себе!")
     Ле-хаим (ивр.) - всегдашний еврейский тост "за жизнь"
     "Лех кибенемать, дегенерат" - славяно-ивритский вульгаризм
     Лиджа (йемен.) - женские шаровары
     "Ло, ба-ган" (ивр.) - "Нет, в садике"
     Лошенкойдешь (идиш) - Святой язык
     "Ля!?" (ивр.) - восклицание типа "Не может быть!"
     М
     МААМ (ивр.) - семнадцатипроцентный НДС
     Маасиягу - тюрьма открытого типа в Рамле, куда попасть - мечта-фантом
     Мазл тов! (ивр.) - традиционное поздравление
     "Ма зэ?" (ивр.) - "Что это?"
     "Ма им ха-охель бе-агаф?" (ивр.) - "Что там со жрачкой в блоке?"
     Майло (блатной жаргон) - бритва как оружие
     "Майн зин!" (идиш) - "Сыночек мой!"
     МАПАЙ  -  социалистическая  рабочая  партия  Израиля,   предшественница
"Аводы", короче, коммуняки
     Махетунэм (идиш) - родня со стороны жены
     Махнак (ивр.) - удушье; здесь: отсутствие наркотика
     Машегу (ивр.) - что-нибудь
     Машканта (ивр.) - банковская ссуда на покупку квартиры
     Мейле (узб.) - ладно
     Меламед (ивр.) - учитель
     Метадон - лекарство для реабилитации наркоманов (см. также Адолан)
     Мехабэль (ивр.) - террорист
     Миздаенет Барехов (ивр. "уличная блядь") -  каламбурная переделка имени
и фамилии
     Милуим (ивр.) - военные сборы
     Миньян  (ивр.)  -  кворум (10  человек),  необходимый  для  отправления
иудейских религиозных ритуалов
     Миштара (ивр.) - полиция
     Мотек (ивр.) - сладкий; здесь как обращение "дорогой"
     Мэнч (идиш) - человек, мужчина
     Н
     НАЦИВ (ивр. аббр.) - начальник управления тюрем
     Нетилат ядаим (ивр.) - ритуальное омовение рук
     О
     Ой-ва-вой (ивр.) - то же, что русское  "Ой-ой-ой!", иногда в смысле "Не
дай Б-г!"
     Офан (ивр.) - здесь: шлифовальный круг
     П
     ПАРДЕС - здесь: аббревиатура - Пшат, Ремез, Драш, Сод (книга еврейского
тайного учения  "Зогар"); Пшат - первая ступень - посвящение,  ознакомление;
Ремез - вторая ступень -  намек на  Тайну; Драш - требование к уже знающему;
Сод - открытие Тайны
     Пенсы (ивр. жаргон) - шрамы (обычно на лице)
     Патах - огласовка в ивритской грамматике (см. также Хирик)
     Полетань - серно-ртутная мазь против лобковых вшей
     Поста (ивр. жаргон) - "воронок", автофургон для перевозки з/к
     Пост-мортум (латынь) - посмертно
     Поц (идиш) - хуй; Поцеватый, поцеватенький - долбоеб
     "Пру  у-рву"  -  фонетическая  транскрипция  ивритского  "плодитесь   и
размножайтесь"
     Р
     Рабботай - (ивр.) - граждане
     Равбариах (ивр.) - стальная дверь с системой запоров
     Рафуль - Рафаэль Эйтан, во время Ливанского похода начальник генштаба
     "Рут-Авор" (ивр.) - "Понял, прием"
     С
     Сабаба (араб.) - восклицание (типа "О`кей!")
     Санта-Мария (жаргон) - безумие, сумасшествие
     Седер (ивр.) - Первый и Последний день праздника Песах
     Скилла (библ.) - побиение камнями
     Следак (рус. жаргон) - следователь
     "Сонэ  миштарот  ихие!" -  "Ненавидящий  подарки  да спасется"  (Перкий
Авот). Здесь: ненавидящий ментов да спасется (каламбур)
     Соф (ивр.) - конец
     Соэр (ивр.) - надзиратель
     Сутуль (ивр. жаргон) - коматозное состояние от наркотика
     Сэген (ивр.) - лейтенант
     Т
     Талит, талит-катан (ивр.) - ритуальное покрывало у еврея
     Тов - (ивр.) - хорошо
     "Тов, аба" (ивр.) - "Хорошо, папа"
     Товим ле тайис - лучшие - в полеты! (лозунг)
     Товим ле тайех - лучшие - в штукатурщики! (местная шуточка.)
     "Тьфу  ин  аль  маркетинг  джаляб!"  -  многоязыковая хуйня, выражающая
отвратительное настроение автора
     У
     Унция - составляет 28? грамма
     Ф
     Файтер (англ.) - боевик
     Фалаши - эфиопы. Фалаши-альбиносы - по утверждению Моисея, до встречи с
Ванюшкой они  были  жгучими  брюнетами. А потом  их племя  пикетировало и не
пускало в деревню, боясь эпидемии
     Фашла (араб.) - промах, недочет
     Флеш (англ.) - магниевая вспышка
     Фуль (араб.) - турецкие бобы
     "Фуцены" (жаргон) - людво

     Х
     Хабуб (араб.) - дорогой, милый
     Халас (араб.) - прекрати
     Хамат-Гадер - кибуцная ферма по выращиванию крокодилов
     Хамор (ивр.) - осел, ишак (см. также Атон)
     Хамуда (ивр.) - милая, симпатичная
     "Хамса!" (араб.) - здесь: восклицание "Пронеси, нелегкая!"
     Хамула (араб.) - семейный клан
     Харман (араб.) - сексуально перевозбужденый мужик
     Хевре (ивр.) - коммунное обращение "товарищи", зековское - "братишки"
     Хешбон нефеш (ивр.) - отчет перед собой и Всевышним
     Хинджар (араб. сленг) - нож
     Хирик - огласовка в ивритской грамматике (см. также Патах)
     Ц
     ЦАХАЛ (ивр. аббр.) - Армия Обороны Израиля
     "Цим ломп" (идиш) - "до лампочки"
     Ципорим (ивр.) - птицы; здесь: надзиратели, подкупленные заключенными
     Цурес (идиш) - проблемы
     Ч
     Чака-лака (ивр. жаргон) - синяя полицейская мигалка
     Чердачок (рус. жаргон) - нагрудный карман
     Чик-чак (ивр. сленг) - мгновенно, сию секунду
     Ш
     ШАБАК (ивр. аббр.) - "шерут бетахон клали" - общая служба безопасности
     ШАБАС (ивр. аббр.) - "шерут батей сохар" - управление тюрем
     "Шайнер пунем" (идиш) - милая мордашка
     Шармута (араб.) - блядь
     Шахта (ивр. сленг) - затяжка курильщика канабиса
     Шекем - израильский военторг
     "Шен деди пирши де тракши!" - грузинский вульгаризм
     Шехина (ивр.) - сияние Б-жественного присутствия
     Ше  чемиса (ивр.)  -  еще  один грузинский нехороший вульгаризм.  Очень
нехороший
     Шлихта (сленг) - сперма
     "Шма, Исраэль!" (ивр.) - "Слушай, Израиль!"
     Шмен - азартная игра на номера купюр
     Шмок (идиш) - мужской член
     Шмона-эсрей (ивр.) - молитва стоя
     Шнорать (жаргон) - выклянчивать
     Щ
     Щаранский -  в 88-м,  когда  его  только привезли на  родину, наш Толик
своими ногами посетил крытку в Рамле и назвал этот беспредел одиночных иксов
"детским  садом", как  будто  за  время собственной  своей отсидки  не понял
простейшего: решетки даже из  золота - это только решетки. Думаю, ему уже  и
не надо это понимать
     Э
     Эйзл (идиш) - осел
     Ю
     "Ю-бай-ни-в-рот!" - с  такими  воплями  просыпалась  моя туземная  жена
Орлинька
     Я
     Яа (араб.) - личное обращение
     Яавэли (ивр.) - горе мне
     Яйя (тюрем. жаргон) - кличка под гребенку всех надзирателей-эфиопов
     Ялла! (араб.) - Вперед!
     Яфефия (ивр.) - красавица










     Вначале  - запись,  случайно найденная мною в  Интернете,  на страницах
гостевой книги  так называемого  "Арт-лито".  Автор  укрылся под псевдонимом
"Dr.N.":
     "Россияне... Любит повторять президент, редко связывающий русские слова
в одно предложение...
     Бог  свидетель! Среди тех,  кто не  знает  и не любит сего языка,  было
немало и других отморозков...
     Так сложилась моя жизнь,  что в  этом множестве не встретилось... Моше!
Среди них не было ни одного еврея! Это - великая загадка материи, которую не
мне разгадывать. Я знаю, что большой души человек - мой Учитель Математики -
был вместе с тем и Учителем Словесности.
     Еще раз возвращаюсь к  простой мысли: Вы  для  меня в некотором роде  -
первооткрыватель.  Или  первозакрыватель? Не  то,  чтобы пошлить на  русском
можно только русским по крови... Не  в этом дело. Я  бы на иврите пошлить не
стал, равно как и на идише.
     Народ еврейский не очень-то простой  судьбы, так много давший той самой
"сраной (- это Ваше)" Европе. Это у Вас - фраза, фигура, моментик...
     У  Льва Разгона  гораздо  драматичнее история. И сроки больше. И статья
иная...  Таки  да:  литпроизведение можно состряпать на одной фразеологии...
Если  она  выражает  ИДЕЮ.  Можно  подумать, кто-то и доселе читал бы запоем
Бабеля из-за  3-5  идиом.  Его  герой в итоге  и  по жизни таковым  (героем)
оказался. В этом, видимо, дело.
     И у Вас... кроме пары истинно зоновских оборотов - ничего. Нация ни при
чем. Просто я очень люблю  своего Учителя Математики.  Заодно и Словесности"
(орфография и пунктуация приведены в соответствие с нормами русского языка -
М.П.).

     * * *

     Не   будем  спорить  с  автором   обильно  процитированного  письма   о
корректности  сравнения  писаний  сталинского  выкормыша  Льва  Разгона, чья
"тюремная"  проза может считаться таковою лишь на безрыбье (я уж не оцениваю
с  точки   зрения  нравственного  императива  холуйскую  страсть  Разгона  к
матримонально-начальственным сопряжениям). Да и дело тут вовсе  не в этом. А
в  том, что  "литоценщик" Dr.N. по  причине своей читательской девственности
усмотрел  в  писаниях  Моше  Винокура "одну  фразеологию".  Которая читателю
активно не понравилась.

     * * *

     Кто  же  он,  этот странный  человек,  живущий на  околице  Реховота  в
развалюхе  близ  зала  бокса "Маккаби"? "Список Финкеля"  (справочник  союза
русскоязычных  писателей Израиля) сообщает лишь,  что Моше -  прозаик, автор
повестей, рассказов, романа (перечень приводится),  что  переведен на иврит,
что в Израиле с 1973 года.
     Чуть больше мы узнаем из  фотоальбома  Михаила  Лидского "Израиль-2000.
Контрасты и метафоры" (Israel-2000. Contradictions & Metaphors),  вышедшем в
издательстве "Иврус" (именно из этого альбома взята фотография Моше):
     "Винокур - водитель  грузовика и  тренер по боксу - является  одним  из
основных русскоязычных израильских авторов... Он хранил дома противотанковую
ракету и  сговаривался  с другом  взорвать мечеть Аль-Акса (если вы помните,
находящуюся  на  месте   Храма).  В   отличие   от   Менделевича  (участника
"самолетного  дела"  Иосифа  Менделевича,  чей  портрет на  той  же странице
фотоальбома -  М.П.), Винокур никогда не приобрел широкую известность. Да он
и  не был  героем.  Он  просто  думал,  что  хорошо  бы  взорвать  вражескую
постройку, стоящую на  святом для евреев месте.  И в  этом мнении Винокур не
был  единственным...  Его проект  потерпел неудачу  -  вероятно, потому, что
служба безопасности контролировала его с самого начала..."
     Но все вышеприведенные цитаты ничего по сути не говорят о ПИСАТЕЛЕ Моше
Винокуре.

     * * *

     - Сегодня нельзя писать стихи. Сегодня быть поэтом - это как вырядиться
в цилиндр, во фрак, взять тросточку и пойти пить пиво в забегаловку...
     - В основном наша  проза сегодня - это не русская проза, это напоминает
неумелые переводы с идиша...
     - Я не  писатель.  За паранойю не  платят. Я только стараюсь  не врать.
Загнать слова в несколько точных предложений. На бандерлошен.
     -  Пишу  я...  не  на  русском языке,  и ни  в коем случае  на  это  не
претендую. Б-же сохрани... А как  живу, дышу  и хрюкаю - на языке славянских
отморозков - на  РУСИТЕ. На языке. Доступном Понимания! Мы на равных толкуем
с сабрами (полными чучмеками  в сюрре), когда, сбившись в авангардные полки,
выходим на кровавые разборки с мокрушниками.  Русит - да  это рефлекс собаки
Павлова  на  бездарную,  бесплодную  Метрополию  - кусок  надменного  нихуя,
тьма-тьмущая - кабы не Мишенька Лермонтов, Веничка Ерофеев да  великомученик
Варлам Шаламов.
     Так  говорит   прозаик  Моисей  Зямович   Винокур,  один   из  немногих
нескурвившихся   писателей.  Патриот,  не  превративший  свой  патриотизм  в
профессию.  Аутсайдер,  считающий  собственное   аутсайдерство   единственно
возможной для сохранения себя позицией.
     "А как же тогда ты летаешь?" - спросил он, когда я отказался от жирного
"косяка", набитого сефардской дурью.

     * * *

     - Лишь только  получив  четыре  тысячи наших  бабок  на новую  книгу из
президентского фонда имени Залмана Шазара (царства ему небесного), я наконец
убедился, что  я -  писатель. Фуфлыжникам, как  ты сам понимаешь, президенты
(даже покойные) денег не дают... Но эти бабки я  тут  же проебал и  пропил с
подружками  и купил план -  КИЛО, чтобы,  когда взгрустнется о президентской
милости, было чем заглушить перебои с совестью...
     Не из этого ли КИЛО гашиша набивал мне косяк Моше?

     * * *

     Израильская русскоязычная литература - двуполярна. На одном полюсе  как
бы не совсем литератор  (скорее профессиональный эстет) Александр Гольдштейн
с его "Тетисом, или Средиземной почтой". С другой -  мой сегодняшний  герой.
На  одном  полюсе  - остраненная  холодность, концептуальное  препарирование
эстетических процессов,  оправданный скептицизм  и высоколобость как  способ
самосохранения.  На  другом  -  демонстративное растворение в  маргинальном,
заведомо опрощенно-приниженная  система ценностей, приятие мира  во всем его
неглиже и сострадание этому неглиже.
     То, что  между  этих полюсов - литература ТЕПЛАЯ. И из-за теплоты своей
внимания не  заслуживающая - ибо верна знаменитая метафора: "Знаю твои дела;
ты  ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден,  или горяч! Но, как  ты
тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих".
     Моисей Винокур - горяч.

     * * *

     Никто,  кроме  Винокура,  не  смог  внятно  обосновать   стремление   в
творческий союз:
     "...в писателях  ошиваюсь  недавно  и не  по  доброй  воле,  а по  злой
судьбине - за ради членской книжечки. И только. Послушать коллег из С.Р.П.И.
- проку от  этой  ксивы с  гулькин член.  Но  так  считают люди  кабинетного
мышления,  слыхом  не  слышавшие  о   контролируемой  глупости.  Безответные
мудаки...  Взять  к  примеру  простой  пример:  вас  задержали  и  примеряют
наручники. О'кей!  Все в пределах разумного.  Но именно у этих оперативников
ТРАДИЦИЯ бить по  яйцам терпилу, и она соблюдается  неукоснительно.  Вы меня
понимаете?  Глупо надеяться, что  вас  не измудохают  охотники за двуногими,
будьте вы трижды талантливы  и супергениальны. Традиции  не для того,  чтобы
ими пренебрегали.  Отметелят  за  милую  душу.  Не сомневайтесь.  Но  у  вас
привилегия перед обычным читалой. В аналогичной ситуации.  Пока враги читают
документ, у вас есть время сгруппироваться".

     * * *

     Один из самых острых и пронзительных текстов о любви, написанных  в  XX
веке -  это "Николай  Николаевич" Юза  Алешковского. Но для того,  чтобы это
понять, нужно убить в себе приверженность к дистиллированным словоизлияниям,
которые  обрушиваются  на  наши   бедные  умы  из-под  перьев   подавляющего
большинства "литераторов".
     Когда один  мой  приятель слышит слово "литератор",  он  с нескрываемым
скепсисом рифмует на идише: "куш ин тохес ун гей ватер".
     Кое-что  разумеющий  в  литературе  Александр  Бовин  прочел Винокура и
оценил по-своему: "Я впервые прочел роман о  любви, написанный матом, но где
ни одного грубого слова не произнесено".

     * * *

     "И милость к падшим призывал..."
     Тема  "человек за решеткой" в  последнее время  превратилась в оголтело
спекулятивную  (в  массе  своей она была спекулятивной  всегда  -  во  время
"оттепели"  партийно-спекулятивной,  Солженицын  своим  "Архипелагом"   стал
распродавать страдания западному  потребителю. Уникальной - впрочем, спорной
по  концепции - была проза поминаемого Винокуром Варлама Шаламова. Но сейчас
- в общем, все по цитате из песни: "Поют петухи про тюрьму". Умозрительность
в глянцевых переплетах.
     Варлам Шаламов - тоже из литературного аутсайда, но помимо причин чисто
эстетического  толка  его "роль в  литературе"  подкреплена  и знанием  темы
изнутри. То же самое у Моше Винокура.
     При  всей  жесткости, при всей  тягостности  (для неискушенного)  прозы
Винокура  - он пишет  прежде  всего  о любви.  О любви  к женщине. О любви к
Израилю. Безо всяких выкрутасов и  цирлих-манирлих. И его опусы не  вызывают
тошноты -  они  просто не  совсем привычны, потому что выламываются  из ряда
сенильных   переводов   с  местечкового   идиша,   сопливых   изъяснений   в
благодарности к новообретенному фатерланду.
     Почему я, постоянно гнобящий доморощенных неосионистов, вдруг заговорил
о  "любви  к  Израилю". Потому что  проза  Винокура  этой любви учит.  А  не
отвращает,  не заливает  в  глотку  гистадрутовскую  патоку  и  сохнутовское
повидло.  Выжившие  из   ума  сойферы  и  дихтеры,  сменившие  солодаревскую
тональность  на  тональность  "Библиотеки   алии",  нервно  тянут  козлиными
тенорами: "Я люблю тебя, Эрец!"

     * * *

     Две  вещи перманентно поражали Иммануила Канта - звездное небо над нами
и внутренний  закон внутри  нас.  Все творчество  Моше Винокура  в  точности
соответствует   знаменитой  кантовой   лемме:   "Там...  под   решеткой  над
прогулочным  двориком...  за решеткой,  если  приподнять  ебло...  в  мокрых
Небесах, везде - печальное танго и щемящие еврейские скрипки".

Популярность: 22, Last-modified: Mon, 02 Sep 2002 19:17:35 GMT