---------------------------------------------------------------
     © Copyright Александр Сидоров
     Email: zhiganets@mail.ru
---------------------------------------------------------------



     Ироническое  определение мифического,  несуществующего богатства. Город
Азов (Ростовская область) до революции - а именно к началу ХХ века относится
рождение фразеологического сочетания "Азовский банк" -  не имел собственного
банка, поскольку был маленьким, заштатным провинциальным городком.
     Чаще  всего  выражения  с  сочетанием  "Азовский  банк"  используются в
азартных играх для обозначения игры без ставок:


     Дело  в  том,  что в уголовно-арестантской среде нельзя для обозначения
игры без ставок  использовать выражение "просто так".  "Просто так" значит -
играть под  расплату собственным задом, то есть в случае проигрыша тот, кому
не  повезло,   должен  стать  пассивным  педерастом.  Поэтому  "просто  так"
заменяется  "Азовским банком"  или  выражением "без  интереса"  ("шпилим без
интереса" и пр.).
     Кроме того, порою  сочетание  "Азовский банк" не относится  к  азартной
игре, а используется само по себе:
     -  Какое золото?!  То  мокруху шьете, Георгий  Николаевич,  то  золото.
Давайте заодно и Азовский банк на меня грузите!



     Так   определяют  арестанты  зэка,  который   отбывает   наказание   за
незначительное преступление. Любопытна  параллель с  "Записками из  Мертвого
дома" Ф. Достоевского: *у бабы простокишу  съел, за то и кнута хватил. Образ
несчастной  бабушки,  которую обкрадывает  дебильный  уголовник, чрезвычайно
популярен в блатном фольклоре в качестве негативной характеристики уркагана,
который  способен  только  на  мелкие, примитивные  преступления.  Вариантов
множество. У Вадима Иноземцева встречаем, например:
     В счастливом детстве, сидя на горшке, залез к своей бабушке в карман за
ее пенсией и с тех пор не может остановиться.

     Возможно,   поговорка  является  закреплением  в  уголовном   фольклоре
реальных  наблюдений   и   выводов   из  криминальной  практики   уркаганов;
большинство из них и впрямь начинает с  мелких краж, не брезгуя  старушками,
которые  являются наиболее беспомощными  жертвами. Этого  не  избежали  даже
многие авторитетные преступники. Например, если верить книге Ф. Бутырского и
В. Карышева "Москва тюремная", так начиналась уголовная  карьера  известного
вора в законе Паши Цируля:
     "Первой  жертвой  юного  вора  стала  собственная  полуслепая  бабушка.
...Хлебные  карточки  и  деньги  похищались  из свертка,  который бдительная
старушка  хранила  под  подушкой,  -  неблагодарный  внук сбывал  дефицитные
карточки  на Даниловском рынке, а деньги тратил  на  привычные удовольствия:
конфеты, тир, мороженое, киношку...".


     Чрезвычайно  популярная  в   блатном  и  арестантском  мире  присказка.
Ироничный  ответ  человеку, который предается бесплодным  мечтаниям,  строит
невыполнимые  планы (обычно такие люди начинают со слов "Если бы...").  Поэт
Игорь Губерман, бывший лагерник, прекрасно использовал эту пословицу в одном
из своих "гариков":




     Поговорка,  безусловно,  народная,  в  ряду  других на  эту же  тему  -
например, "Если бы  да  кабы во рту выросли  грибы, тогда бы был  не  рот, а
целый огород", "Кабы  на горох  не мороз, так он бы через тын перерос" и пр.
Первоначально отмечена  в "Русских  заветных пословицах  и поговорках" В. И.
Даля. В  народном варианте вместо "хуй" использованы "мудушки",  что придает
народной  поговорке  звукопись, утерянную  в  арестантском  варианте:  "Кабы
бабушке мудушки, был бы дедушка" ("Кабы у бабушки были мудушки, так звали бы
дедушкою"). Смягченный  вариант пословицы про  бабушку и  дедушку  находим у
Алексея Толстого в драме "Царь Федор Иоаннович":
     Кабы! кабы
     У бабушки бородушка была,
     Так был бы дедушка.
     Вообще  следует заметить, что в русском фольклоре нередко сопоставление
"бабушки"  и  "дедушки", в том числе  с  присутствием "хуя".  Например - "Вы
родня: твоя бабушка  его  дедушку  из  Царского Села за  хуй вела",  "У  его
бабушки овин горел, а мой дедушка шел да хуй  погрел" (см. "Русские заветные
пословицы  и  поговорки" В.  И. Даля). Возможно, именно это  сыграло роль  в
формировании арестантского варианта поговорки.




     Намек на  так  называемых кавказских,  или  лаврушных воров  (  также -
лаврушники, апельсины) - уголовников родом с Кавказа, которые корчат из себя
авторитетов, законных воров, не  имея  на это никакого  права. Особенно этим
грешат  преступники  и  арестанты  из  Грузии.  Вообще  грузинское воровское
сообщество  -  второе   по  численности  после  славянского,  причем  старые
грузинские законники имеют значительный вес  в российском  преступном  мире.
Это  привело в 70-е годы к тому, что  в Грузии  среди молодежи стала активно
культивироваться  "воровская  романтика",  и  постепенно при  короновании  в
Грузии пошли в  ход  родственные связи и блат, что в  "благородном воровском
мире" испокон веку считалось недопустимым. А с приходом перестройки, когда в
уголовном мире стали крутиться  бешеные  деньги,  воровской сан  порою  стал
покупаться (особенно  в Закавказье) людьми, не имеющими никаких заслуг перед
уголовным  сообществом  (отсюда прозвища  лаврушники, апельсинники - то есть
люди,  купившие  воровское   звание  за  вагон  лаврового   листа  или  фуру
апельсинов).
     Ростов-на-Дону, Ростов-папа, служит как бы  границей, после пересечения
которой кавказские воры становятся никем, перхотью, чертями (черт на жаргоне
- это опустившийся, неряшливый арестант, оборванец).


     Старая блатная поговорка,  означающая - каждому свое.  Родилась  в 30-е
годы, с появлением "воровского закона":
     По  российским  законам   профессиональный  уголовник  не  имеет  права
где-либо служить или работать... Зарабатывать  себе  на пропитание он  может
только  с помощью своей специальности, с помощью воровского ремесла. Все это
отлично выражено в классической - почти библейской - формуле:
     "Вор ворует, фрайер пашет, - каждому свое!"

     Жаргонное фраер  в  этом  случае  употреблено  в  исконно  гулаговском,
устаревшем  значении: человек, далекий от  уголовного мира,  законопослушный
гражданин,   работяга;   также   -  арестант,   не   имеющий   отношения   к
профессиональным   преступникам,  случайный   пассажир,   как   говорят   на
современном жаргоне. Более подробно - см. фраер.
     Ж. Росси в "Справочнике по ГУЛАГу" приводит поговорку в  несколько ином
варианте - *Вор ворует, остальные пашут.


     Ироническая  поговорка,  характеризующая так называемых  приблатненных,
жужжащих  -  арестантов, которые в следственных изоляторах  и на  пересылках
корчат  из себя отрицаловку,  блатных, а попадая в колонию, сразу же лезут в
активисты, чтобы урвать себе  местечко потеплее. Вора{sup}/{/sup} -  типично
кавказское  произношение  слова  воры{sup}/{/sup}  (в  блатном  произношении
ударение всегда - на последнем слоге).


     *Лагерная   жизнь:   сосаловка,   мориловка,   гнуловка,   доходиловка,
загибаловка
     Так  арестантский  народ определяет свое постепенное угасание в  местах
лишения свободы. Сосаловка - постоянное голодание (народные  фразеологизмы -
"лапу  сосать",  "хуй  сосать", "быть  на  подсосе"  и  т.д.).  Мориловка  -
сознательное создание осужденному невыносимых бытовых условий (голод, холод,
отвратительное  жилье,  паршивая одежда и проч.). Гнуловка -  издевательства
администрации мест лишения свободы  над  арестантами с целью сломить их дух,
подавить  не   только  попытки  сопротивления,   но  и   убить  человеческое
достоинство. Вообще термин  гнуть означал (с 40-х по  60-е годы): заставлять
профессиональных  преступников,  воров, авторитетов  публично отказаться  от
уголовных законов и традиций.  Сейчас  чаще используется термин  ломать  (и,
соответственно, ломка).  Доходиловка - постепенное истощение сил,  угасание,
состояние прогрессирующей дистрофии, от которого два шага до смерти  (отсюда
доходяга  -  крайне  слабый,  болезненный  человек,  живой  труп).  Наконец,
загибаловка - смерть (она же - загиб, загиб петрович).
     Выше был дан  полный  перечень  ступеней лагерного  ада;  обычно же  их
количество может варьироваться:
     Но  не может  общество  допустить  жизнь в тюрьме. Должно быть в тюрьме
страшно, жутко  - это же тюрьма, а  не курорт.  И вот уже напирает общество:
там 50 граммов долой, здесь 10 сантиметров, там 5 градусов,  и начинают зэки
доходить. Возникают сосаловка, мориловка,  гнуловка.  Начинаются людоедство,
помешательство, самоубийства, убийства и побеги.





     Ходовой  ответ  арестантов на  понукание  "давай-давай!"  или "давай!".
Подобный словесный способ пробуждения "энтузиазма" зэковской  массы  отмечал
еще Варлам Шаламов:
     "...Подчиняясь  воинскому  приказу,  конвоиры требовали от  заключенных
работы.  "Давай-давай"  -  стало  привычным  возгласом  не  только  в  устах
бригадиров, смотрителей и десятников, но и конвоиров".
     ("Жульническая кровь")
     Та  же   самая   особенность  подмечена   старым   лагерником   Борисом
Антоненко-Давидовичем  в  его  рассказе  "Конный милиционер". Характеристику
популярного в  лагере слова "давай" автор вкладывает в уста арестанта-казаха
Беймбета Кунанбаева:
     Одно-единственное  и  есть у  русских  верное  слово -  "давай".  Его и
начальники каждый раз повторяют:  "Давай на допрос", "Давай на этап", "Давай
на работу"; и даже если зеку в кои веки выпадет что-то приятное, все равно -
давай:  "Давай  в баню", "Давай  получай посылку".  Этим словом и пользуется
Беймбет во всех случаях жизни: то ли просит в столовой свою порцию  баланды,
добродушно говоря: "Давай-давай-давай", то ли  когда  конвоир шурфа прикажет
развести  костер, бросив:  "Давай  огонь!" - Беймбет  и  тогда  соглашается:
"Давай-давай-давай", хоть конвоир после этого подозрительно косится на него:
не издевается ли эта азиатская контра?..
     Арестанты быстро нашли на  надоевшую реплику-понукание короткие и ясные
ответы, в числе  которых и вышеназванный.  Причем,  если призывают одиночным
"давай", соответственно следует и ответ:




     Присказка,  аналогичная предыдущей по смыслу. Существует также вариант:
**Давай-давай  выебли  и  сушить  повесили  (см.  Ж.  Росси. "Справочник  по
ГУЛАГу"). Ср. грубо-просторечную угрозу: "Я тебя выебу и высушу!"


     Характеристика  опытного,  бывалого уркагана, арестанта:  *хуль ты меня
лечишь, у меня вся жопа в шрамах! Часто - об авторитетных уголовниках: *Ваня
родский  - вся  жопа в  ракушках... Выражение *жопа в  ракушках заимствовано
уголовным  жаргоном  из морского сленга, где  обозначало  бывалого "морского
волка":  скрытое сравнение с днищем корабля, которое обрастает ракушками тем
гуще, чем дольше судно бороздит моря и океаны. Криминальный мир чаще заменял
"ракушки" на "шрамы", что более соответствовало непростой жизни уркаганов.

     Ироническая аббревиатура: Ждущий Освобождения По Амнистии.

     Два  года  спустя,  в  марфинской  шарашке,  когда  новоприбывшие  зэки
рассказывали, что к 70-летию Сталина  готовится  амнистия и манифест, я тоже
хотел верить и надеяться, но уже невесело смеялся, повторяя бутырскую шутку:
"Что такое ЖОПА? - Ждущий Освобождения По Амнистии".



     Старая лагерная присказка, известная еще во времена ГУЛАГа и популярная
в арестантском мире до сих пор. Возможно, имеет фольклорные корни, но нам их
отыскать не удалось.

     Гурьбой расходясь после всяких деловых объявлений, нотаций и выговоров,
зэки  тут  же  вполголоса  смеются между  собой: было  бы сказано, а  забыть
успеем!


     Взяв на себя определенные обязательства, они решили поискать счастья на
производственных объектах ИТК-2. Но,  как говорится у нашего брата: "Было бы
сказано - забыть недолго".



     Этот  глубокомысленный  афоризм  о местах лишения  свободы  известен  в
огромном  количестве вариантов, в том числе - с использованием ненормативной
лексики (*Кто  не был,  тот  будет,  кто был - хуй забудет). Ниже приводится
несколько иллюстративных примеров:








     Манжета на правом рукаве  его рубашки была разорвана, и я увидел начало
татуировки.  Я  подошел,  бесцеремонно завернул рукав и прочитал татуировку:
"Кто не был - побудет, а был - не забудет".


     Многие люди, не испытавшие этой жизни, не понимают, что в одном они уже
счастливы - они свободны, что им наши проблемы?  Кто-то сказал: "Кто не был,
может быть, и будет, хлебнет и  горя,  и тоски, а тот, кто был, не позабудет
до самой гробовой доски".










     Поговорка,  свидетельствующая   о   том,  что  приятельские  отношения,
связывавшие арестантов на свободе, в неволе оказываются непрочными. И бывший
друг может "за колючкой" использовать своего  кореша в  качестве  пассивного
педераста.
     К сожалению, это - не преувеличение. Мне приходилось сталкиваться с еще
более мерзкими ситуациями; например, в свое время в  колонии строгого режима
No9 Ростовской области (г. Шахты) содержались вместе отец и сын, проходившие
по одному  делу. Отец  каким-то  образом был в  хате следственного изолятора
обижен по беспределу, и сын практически не общался с ним, боясь даже  близко
подойти,  чтобы  не офоршмачиться  и  не  оказаться вместе  с отцом  в  углу
обиженных.  Арестантов  это  нисколько  не удивляло; некоторые из  них  даже
рассказывали мне по этому  поводу  истории из  их  прежних чалок, когда сын,
отец или брат, сидевшие в одной зоне, "пользовали" один другого.


     Саркастическая  поговорка. Часто  ее  применяют  в ироническом  смысле,
когда хотят подчеркнуть антагонизм говорящего и милиции:
     - Я мусорам по пьяне что-то гавкнул, они меня до памарок отбуцкали... А
че ты скажешь? Менты - мои кенты...
     Нередко  также в поговорку вкладывают  зловещий смысл, когда  говорящий
обвиняет кого-либо в связях с правоохранительными органами:
     -  А  вчера  вечером  Леха  срисовал,  как  ты  из  кумо{sup}/{/sup}вки
выпулился. Что, менты - мои кенты?


     Прежде эта  поговорка подчеркивала разницу  между  военнослужащими МВД,
служившими внутри зоны, и теми, кто охранял места лишения  свободы. Хотя они
находились  в одном ведомстве, однако недолюбливали друг друга. Охрана,  так
называемые конвойники, считали себя военными и  подчинялись штабу внутренних
войск,  а   сотрудников  мест   лишения  свободы,  подчинявшихся  управлению
внутренних дел, относили к ментам, то есть работникам милиции (хотя и  те, и
другие носили военную форму).
     Эту обоюдную неприязнь тонко подметили зэки и закрепили ее в поговорке,
которую  с  удовольствием использовали  конвойники  (а  заодно  и  менты). В
настоящее время присказка стала неактуальной. Во-первых, конвойников в конце
концов переподчинили управлениям  исполнения наказаний, и они сами оказались
ментами. А потом органы исполнения наказаний  вывели из состава Министерства
внутренних  дел и  передали  министерству юстиции, и они формально перестали
быть ментами.


     Не надейся на друзей, они всегда могут предать, пойти на сотрудничество
в ненавистной властью.
     ...Не западло... обмануть,  подвести, что-то выкрутить  в  своих целях,
исхитриться, унизительно словчить. Это - по отношению ко всем, кто внизу.  С
товарищами,  с равными  - западло.  Но товарищей нет на зоне. Или почти нет.
Есть  кенты -  равные по иерархии, временно близкие сожители. Сплошь и рядом
оказывается,  что  и с  ними  такое -  не  западло.  Отсюда,  кстати, старая
лагерная поговорка: "Сегодня кент, а завтра - мент".
         (И. Губерман. "Прогулки вокруг барака")


     Оскорбительный  ответ  человеку,  который  неправомерно  называет  тебя
кентом (товарищем). Намек на шакалов.


     Само  по себе  слово кипиш  (хипиш, хипеш) на  жаргоне означает -  шум,
волнение, скандал.  Слово кипиш  -  искаженное  хи{sup}/{/sup}пиш  в том  же
значении. Само хипиш - позднейшее  переосмысление  названия одного из старых
преступных промыслов -  хи{sup}/{/sup}пес.  Родился этот  помысел в Одессе и
заключался  в  следующем: молодая симпатичная  женщина-хи{sup}/{/sup}песница
завлекала на  квартиру  жертву-фраера  якобы  для занятий любовью.  В  самый
ответственный  момент, когда  "любовник"  находился  неглиже,  в  комнату  с
праведным  гневом врывался разъяренный  "муж". Дальше разыгрывался настоящий
спектакль, целью которого было выпотрошить кошелек  незадачливого простачка,
будучи при этом уверенными,  что лох не обратится  в полицию.  Кстати,  чаще
всего  хи{sup}/{/sup}песник  и хипесница формально действительно состояли  в
гражданском  браке  (на всякий  случай)...  Хипес происходит  от  еврейского
"хипэ{sup}/{/sup}": так  на одесском идише назывался свадебный балдахин  (на
иврите - "хупа{sup}/{/sup}") или сама  по себе  свадьба. Во время еврейского
обряда  свадьбы под "хипэ" стояли вместе жених с невестой. Отсюда, кстати, и
название жертвы хипеса - фраер (немецк. "жених").
     В настоящее  время подобный вид преступлений  не практикуется,  и слово
хипес давно  устарело. Зато  хипиш и кипиш входят  в состав активной лексики
русского уголовного арго.  Очень  популярно в  жаргоне  словосочетание [x]не в
кипиш  - тихо, без шума:  - Петро,  прокоцай,  что  там  козлы мутят, только
технично,  не в кипиш...  То  же самое словосочетание [x]не  в кипиш  (или еще
более популярное [x]не в кипиш дело)  в другом значении - не посчитай за труд,
не сочти для  себя зазорным: -  Рыжик, не  в  кипиш дело, лукнись в прожорку
насчет хавки... Наконец, [x]в кипиш - не хочется, зазорно, унизительно: - Тебе
что, в кипиш пиздильник придавить?


     Бестолковая суета, возня, много  шума из ничего. Часто  в виде вопроса:
[x]Что  за кипиш на  болоте? Нередко -  в  полном  варианте: [x]Что за кипиш  на
болоте, что за шухер на бану?
         В это время из спального помещения доносятся громкие вопли и мат.
     - Это что еще за цирк? - вскидывает брови Тайга, взглянув на Алихана. -
Что за кипиш на болоте? Кумовьев скликают?!
         (С. Сельский. "Поднимите мне веки")



     Так  саркастически  говорят  арестанты о  преступлениях, совершенных  с
особой жестокостью:
         - А у тебя что? - поинтересовался я в свою очередь.
     - Сто вторая с  особой нежностью, - ухмыльнулся  Мозырь, - пятнашка  на
ушах.
         (Б. Харитонов. "Выбор")



     Популярная  арестантская   поговорка.   Используется  в  самых   разных
ситуациях. Например, когда человеку хотят  сказать,  что в глазах говорящего
он ничего не значит:
         - Заткни фонтан, демонюга! Ты здесь никто, и фамилия твоя никак!
     Также  - для  того, чтобы заявить кому-либо о полном разрыве  отношений
(аналогично народному "Забудь, как меня зовут"):
     - Заваливаю я  к  этим  шакалюгам и говорю: "Короче, волки тряпочные: с
этого дня я для вас никто, и фамилия моя - никак".
     Кроме   того,  эту  присказку  арестанты  используют  для  того,  чтобы
подчеркнуть свою забитость, униженность и бесправие:
         - Вы не будете против, если я укажу вашу фамилию?
     -  А  что  от этого изменится,  если она укажется? Я - Харлампиди Нелли
Павловна. Была Нелли Павловна. А сейчас я никто. И звать меня никак.
         (В. Еремин. "Белые косынки")


         [x]"Ничтенка!" - сказал Петренко
     Присказка, означающая: все нормально, дела идут хорошо. Ничтяк, ништяк,
ничтенка  означают  на  жаргоне  -  отлично,  здорово, а также -  нормально,
ничего, неплохо. От русского ништо - ничего, ничего страшного, перебьемся.
     Присказка отражает гулаговские реалии. Генерал Петренко в 40-е годы был
начальником  строительства  на  Дальнем Востоке  железнодорожной ветки  Сов.
Гавань - Комсомольск (так называемой Стройки 500).



     Традиционное определение доносчика, стукача,  наседки. Иногда  также  -
[x][x]композитор, который нот не  знает. Поговорки, построенная на каламбуре, на
омонимии дательного  падежа  слова  опер (оперативный работник мест  лишения
свободы)  и  винительного  падежа  слова "опера" - музыкальное произведение.
Соответственно прямое значение жаргонного выражения: человек,  который пишет
доносы   оперативному  уполномоченному.   Поэтому  даже  одно   лишь   слово
композитор, произнесенное  в  чей-то  конкретный адрес,  воспринимается  как
страшное оскорбление.  Между тем само по  себе жаргонное композитор означает
всего лишь чай (в ассоциативном "музыкальном" ряду арготических названий чая
- чайковский, музыка, композитор).
         ...........
         - Не зря тебя при штабе держат. Со всеми находишь общий язык.
         - Что ты этим хочешь сказать?
         - С тобой половина офицеров на "вы".
         - Ну и что?
         - Вот и говорят, что ты - композитор.
         - Чего?
     -  Ничего.  Композитор. Оперу  пишешь.  В  смысле  оперуполномоченному.
Куму...
         Перегнувшись через стол, я ударил Фиделя железной линейкой.
         (С. Довлатов. "Зона")
         ...........
     -  Сегодня  утром  раскурочили  всю нашу  хату. Мы  внизу,  под вами...
Появился у  нас... Композитор... Нот не знает... Композитор, как я балерина.
Оперу  сочиняет. Ребята знали,  что он стучит, побили разок-другой, а он  не
обижался.
         (Ф. Светов. "Зона")


     Ходовой ответ, резкая отповедь тому, кто задает слишком много вопросов.
Наиболее устойчива именно это форма, хотя  встречаются  и  синонимичные, где
вместо опера фигурируют следователь, прокурор и пр.:
     Он  сам ни о чем не  спрашивал, - а на мои  вопросы отвечал односложно,
или вовсе молчал, будто не слышал; однажды даже огрызнулся:
     - А тебе зачем надо знать, где да кто? Ты что, прокурор?
     (Л. Копелев. "Хранить вечно")
         ............
         "Здорово, братишка!"
          - Пошел бы ты в жопу!
         "Следи за базаром,
          а то писану!
         Откуда обапол?"
          - А хуля ты, опер?
         Дровишки на зону везу пахану.
         (Фима Жиганец. Перевод из Некрасова)



     Широко  расставленные в стороны мизинец  и  большой палец обеих рук при
выставленном  вперед  указательном;  жест,  похожий  на  то,  что  в  народе
называется "коза".  Распространенный жест  угрозы  у блатарей "классического
периода"  -  с   начала  30-х  по  70-е  годы.   Заимствован  у  босяков   и
беспризорников  20-х годов, сопровождался  традиционными угрозами  -  шнифты
выдавлю! или чичи протараню! (то есть выколю глаза). С середины 80-х годов в
арестантской среде  у так  называемых старых  бродяг,  правильных  пацанов и
т.д., то есть у  представителей истинного  шпанского братства вырабатывается
негативно-ироническое  отношение  к  распальцовке (как по-другому называется
"блатная   коза").  Это  считается  "дурным  тоном",  признаком  "жужжащих",
толстолобых,   урлы   (туповатой   молодежи).   Уважающие   себя   арестанты
посмеивались и издевались над теми, кто растопыривал [x]пальцы веером.
     После  "перестройки",  с  начала  90-х  годов, жест  блатарей  переняли
бандиты,  ракетчики  (рэкетиры). В среде представителей  новой  криминальной
волны почти не было людей с  тюремно-лагерным опытом,  преобладала молодежь,
агрессивная,  энергичная, но  туповатая и, как говорят правильные пацаны (то
есть  уголовники,  которые следуют  воровским  законам  и  традициям), - без
понятий. Эти  уголовники  новой формации переняли некоторые внешние атрибуты
блатарей, и прежде всего - распальцовку. Так что в настоящее время выражение
[x]пальцы веером чаще всего ассоциируется  с представителями бандитского  мира
(в отличие от воровского),  с теми, кого принято  называть быками.  В местах
лишения  свободы выражения [x]пальцы веером, [x]пальцы гнуть (см.), распальцовка
служат   издевательской,  негативной   характеристикой   человека,   который
стремится подражать отрицательно настроенным осужденным, добиваться внешнего
сходства с ними.
         ..........
     Я сам  загибал  пальцы  веером. Корчил из  себя отрицала: "Это не  буду
делать, это в падло".
         (В. Барабанов. "В СИЗО и здесь")

     По-настоящему серьезные люди в глаза не бросаются. Они и так достаточно
засветились,  о  них  пишут  в  газетах,  показывают  по  телевизору.  Таким
пассажирам  незачем распускать  пальцы веером  и  демонстрировать окружающим
собственную  значимость. Как  правило,  в тюрьме они  ведут замкнутый  образ
жизни.
         (А. Кудин. "Как выжить в тюрьме")


     Ироническая характеристика жужжащих, приблатненных арестантов, тех, кто
пытается  показать  себя  бывалыми, а  на  самом  деле  ничего  из  себя  не
представляет, не имеет никакого веса в уголовном мире.

     Другие арестанты проявляли  недюжинную активность, носясь  как угорелые
из угла  в  угол,  распустив  пальцы  веером,  а  сопли  пузырями.  По  всей
видимости, они еще не набегались на свободе, в их задницах продолжало пылать
пламя  пионерских   костров.   Им  нравилось  изображать  из  себя  тюремных
авторитетов и  время от времени изрекать  глубокомысленные фразы типа:  "Наш
дом -- тюрьма" или "На свободе делать нечего".
         (А. Кудин. "Как выжить в тюрьме")


     То же,  что [x]пальцы веером  (см.). В широком  смысле  слова  на жаргоне
арестантов  значит  -  примыкать   к  отрицательно  настроенным  осужденным,
отрицаловке.  Возможно,  происхождение  выражения  несколько   иное,  чем  у
предыдущего:  по  некоторым  версиям, гнули пальцы  постоянно  карманники  и
карточные  шулера,  чтобы не  потерять  гибкость  суставов,  необходимую при
работе. У них переняли эту привычку мелкие шпанюки.
         .........
     Мужики,  живите  своим  умом,  не  старайтесь  "гнуть  пальцы".  Ничего
хорошего из этого не получится. Я сейчас сам не понимаю, какого дьявола гнул
пальцы, чего кому хотел доказать?
         (Милащенко. "Два Морфлота")
         ..........
     -Вишь - вон тот амбал, в полосатой майке, сто пудов первоход, как и ты,
а  как пальцы гнет, как под бродягу косит?! - говоривший презрительно кивнул
в сторону качка, который явно косил "под крутого". - Это у него от страха.
         (Ф. Бутырский, В. Карышев. "Москва тюремная")



Популярность: 98, Last-modified: Thu, 12 Sep 2002 10:20:52 GMT