---------------------------------------------------------------
     © Copyright Александр Шленский
     WWW: http://zhurnal.lib.ru/s/shlenskij_a_s/
---------------------------------------------------------------





     Все, что мы видим вокруг, пожрет ненасытное время;
     Все низвергает во прах; краток предел бытия.
     Сохнут потоки, мелеют моря, от брегов отступая,
     Рухнут утесы, падет горных хребтов крутизна.
     Что говорю я о малом? Прекрасную сень небосвода,
     Вспыхнув внезапно, сожжет свой же небесный огонь.
     Все пожирается смертью; ведь гибель - закон, а не кара.
     Сроки наступят - и мир этот погибнет навек.







     It's a sin that somehow
     Light is changing to shadow
     And casting it's shroud
     Over all we have known
     Unaware how the ranks have grown
     Driven on by a heart of stone
     We could find that we're all alone
     In the dream of the proud




     И я один, как лодка в океане,
     И весла бросил прочь,
     Я буре буду рад,
     Я почему-то думал, счастье не обманет,
     Всего лишь день назад,
     Всего лишь день назад...

     - Всего лишь день назад, всего лишь  день назад, - пропели акустические
колонки голосом Макаревича, а затем голос смолк, уступив место инструментам.
Неторопливая,  нежная,  задумчивая,  пронзительно печальная  кода...  Чистый
хрусталь текущей  воды,  подсвеченный  последними розоватыми  лучами  навеки
заходящего солнца - реквием милым мечтам и наивному юношескому счастью...

     Я еще раз раскрыл  брошюру и просмотрел описание изобретения. Когда мне
надо было что-то обдумать, я всегда ставил сборник с любимыми песнями. Между
тем, изобретение, описанное в этой брошюре, было ничуть не менее фантастично
чем машина времени или вечный двигатель.

     Глаза прошлись по тексту еще раз.

     Бред, натуральный бред...

     Хочется  топнуть ногой и  вскричать  сакраментальное станиславское  "Не
верю!"...

     Этого  не  может  быть...  И даже не потому что  этого быть не может, а
потому что просто представить себе нельзя, что будет, если это действительно
правда...

     Универсальная затычка, затыкающая все на свете...

     Ну, положим,  можно кое-как заткнуть  бутылку с только что откупоренным
шампанским...  Можно  заткнуть  фонтан  у  себя  во  дворе...  Можно  иногда
заставить заткнуться младшего сынишку Костика, цыкнув на него и сделав глаза
построже.  Можно  заткнуть  дыру  в  бюджете прогорающей фирмы, выклянчив  в
знакомом банке новый  кредит. Можно заткнуть  супруге рот сладким поцелуем и
новой  дорогой  безделушкой,   когда   она  беспрестанно  требует  внимания,
причиняет много хлопот и не  дает нормально вести бизнес, но слава богу, моя
жена Инна не из таких. Нельзя, но иногда очень хочется заткнуть пулей глотку
конкуренту,  который  тебя  разоряет вчистую.  Реальность  жизни  бизнесмена
такова,  что   периодически  приходится  затыкать  взятками   жадные  глотки
чиновников  -  когда  надо получить  разрешение на то,  на что в  порядочных
странах никакого  разрешения сроду  не требовалось, и  никому  в  голову  не
придет, что оно вообще нужно.

     Нда-с...  Каждый  отдельный акт  затыкания чего бы то ни  было  требует
времени,  затрат, сноровки, а  порой и  большого искусства. А тут неожиданно
оказывается, что какой-то умник изобрел специальный прибор, который способен
заткнуть все что угодно!.. Да как можно в такое поверить?

     Но что для моря наш корабль?
     Скорлупка несерьезная,
     И вот однажды вечером
     Попали мы в туман.
     Средь неба грянул гром,
     Собрались тучи грозные,
     Пронесся средней силы ураган...

     Вот именно!.. Есть вещи, которые вообще нельзя  заткнуть, и таких вещей
по пальцам  не перечесть. Попробуй заткнуть ураган! Да и не только ураган...
Нельзя, например, заткнуть мировой эфир, так чтобы в нем не распространялись
электромагнитные волны и  элементарные частицы. Нельзя заткнуть вулкан Этну,
пролив Кара-Богаз-Гол, всевидящее око  спецслужб, порнографические  сайты  в
Интернете,  печатный  станок  фабрики  Гознака,  орущего  младенца,  поющего
Кобзона, а также  скрипку работы  Страдивари, когда она  оглашает концертный
зал иерихонским скрипом.

     И даже если что-то можно заткнуть, это не значит, что процесс затыкания
пройдет гладко и  безболезненно. Любой  кто пользовался шведской бензопилой,
наверняка помнит,  что  на  всех  шведских  бензопилах  написано  строжайшее
предупреждение: "Ни в коем случае не пытайтесь заткнуть работающую бензопилу
руками или гениталиями". Представляете,  что  может случиться  с  человеком,
который не умеет читать по-шведски?

     Разумеется,  я  не  умел  читать  по-шведски,  но  мне  как  президенту
компании, этого и не требовалось. В  информационно-аналитическом отделе моей
фирмы сидели люди, которое прекрасно  умели читать  и писать по-шведски, а в
секретариате  сидела  дама,  говорящая не  только по-шведски,  но  и на всех
остальных европейских языках как на родных.

     Что поделать:  положение  обязывает. Моя  фирма  специализировалась  на
затыкании дыр в  разнообразных технологиях. Из года в  год мы переманивали к
себе  лучших специалистов  сферы высоких  технологий  и создали великолепный
штат  консультантов   практически  во   всех  технических   областях.  Вновь
организованный Отдел  социальной  кибернетики  стремительно набирал обороты.
Ему была  поставлена задача  организовать консультации  в  сфере психологии,
социологии, политтехнологий и PR.

     Одновременно с  этим патентный  отдел моей фирмы скупал патенты  на все
перспективные изобретения,  которые могли дать ключ  к  решению любых острых
проблем  и обеспечить нам эксклюзивное право  на применение новых уникальных
технологий. Речь шла, разумеется не обо всех технологиях на свете, а  только
о тех, которые могли применяться для срочного спасения погибающих проектов и
затыкания  неучтенных  и   незатыкаемых  прочими  средствами   социальных  и
технологических дыр.

     Как  глава предприятия, я  имел последнее  и  решающее  слово  в  любых
вопросах. Надо сказать, я пользовался  им крайне редко, предпочитая доверять
их  решение специалистам-экспертам. Сам  я не  имел  технической подготовки,
зато  у  меня за плечами было высшее финансовое  образование  и  опыт работы
управленца всех рангов. Мою фирму мне никто на блюдечке не преподнес: я  шел
к ней не один год, осторожно размеряя шаги.

     Мало-помалу  я убедился,  что  основную прибыль  моя  фирма получает от
проектов, так сказать, "со знаком минус", то есть, когда не требуется что-то
получить  или создать, а  наоборот, необходимо  от чего-то избавиться,  и по
возмножности, избавиться безболезненно и подешевле.

     Можно построить,  например,  плотину, перекрыть  реку, создать огромное
водохранилище.  Стоит  такой амбизиозный проект  огромных  средств.  Но  еще
больших  затрат стоит  избавиться от плотины, если  она уже есть  и  кому-то
мешает. Как восстановить залитые водой деревни,  дубовые рощи,  поля и луга?
Если просто слить воду, останется только грязная вонючая дыра в покалеченной
земле. Сама по  себе  эта дыра уже не затянется, а  будет вонять, гнить, как
язва у базарного калеки,  истощать и отравлять весь природный организм. Поди
попробуй заткнуть такую дыру!

     А  как, например,  заткнуть  водный коллектор химического  предприятия,
которое производит сверхнужную продукцию,  а технология очистки отходов  еще
не разработана?

     А  как  заткнуть  раскрученную  группу  журналистов, которых специально
собрали,  обучили,  купили,  сформировали журналистский пул,  чтобы  пиарить
босса,  но  тут  их  в  самый  неподходящий момент  перекупили и стали вовсю
использовать  конкуренты?..  Да  мало  ли  появляется  всяких  дыр,  которые
приходится так или иначе затыкать!

     Я не думаю, что перехвалю собственную персону, если немного похвастаюсь
своими консультантами: почти во всех случаях им  удавалось находить простые,
элегантные и экономичные способы решения, казалось  бы, совершенно тупиковых
проблем.

     Человек  -  существо  торопливое и  амбициозное.  Сочетание  этих  двух
качеств приводит к тому, что очень многое в нашей жизни делается  не так как
надо  только  по  той причине  что необходимо  опередить  всех  остальных  и
застолбить новый участок. В результате столб вбивают  вкривь и вкось не там,
где  следовало, все начинают биться об него лбом, и когда  расшибут  лоб так
что дальше  терпеть невозможно, приходят к мысли о том, что столб необходимо
вытащить и вбить в другом месте. Одновременно  возникает проблема  затыкания
дырки  от извлеченного столба, чтобы  никто не провалился  и не поломал ног.
Вот тут-то и появляется со своими затыкательскими услугами наша компания.

     С каждый  новым  затыкательским  проектом  во  мне  все  более крепло
убеждение,  что  равновесие  в  природе и в обществе -  ужасно хрупкая вещь.
Когда  создается что-то новое,  всякий раз  волей-неволей разрушается что-то
старое,  то  что  было  на этом месте. И если  это новое не  прижилось и  не
выдержало  проверку  временем, то очень трудно вернуться  к  тому,  что было
раньше - ведь  старое-то уже  разрушено. А  новое оказалось  непригодным или
даже вредным. Вот так и образуется рукотворная "дырка"  в среде  обитания, и
такая дырка причиняет ужасные неудобства.

     Мы  широко  рекламировали умение наших  консультантов  не  допускать  и
затыкать такие дыры, и поэтому нашу фирму прозвали "Универсальной затычкой",
хотя настоящее ее название было Ockham's Razor, то есть "Бритва  Оккама". По
результатам финансового анализа деятельности компании, я все больше внимания
уделял именно "затыкательной" деятельности своей компании, так как она стала
приносить основную часть прибыли в твердой валюте. Я дал специальное задание
своим  патентоведам,   аналитикам  и  профессиональным  интернет-поисковикам
обратить на "проблему затыкания" особое внимание. Поговорил с  каждым лично,
потратив на  это несколько  вечеров.  Искать, искать идеи, шерстить  вдоль и
поперек! Владение информацией - ключ к успеху!

     Я искал в тебе хоть след того,
     Что нас держало вместе столько лет.
     Я искал в тебе хоть след того,
     Чего в тебе давно в помине нет...

     Трудное  это дело  -  не просто искать то, чего в  помине нет, но еще и
успешно это находить и грамотно использовать.

     Недели через три после объявления мной начала поискового проекта ко мне
в  кабинет  без  стука не вошел, а  просто  ворвался  Сема Нейман,  визжа от
восторга  и победно потрясая свежей распечаткой. Сема  жил непосредствено  в
офисе. Он спал несколько часов в сутки  на диване, поставленном для него  по
моему личному распоряжению, проглатывал,  как птенец, еду, которую впихивали
ему в  рот сердобольные  коллеги, а все  остальное время лазил по Интернету,
всевозможным  частным  сетям,  порой не  гнушаясь взломами, и часто  находил
такие веши, что все только головами качали. У Семы был один недостаток  - он
не  понимал никакого протокола и  никакой субординации.  Осененный идеей или
осчастливленный очередной находкой, он мог в любое время ввалиться в кабинет
к кому угодно, включая и  президента, то есть, меня,  чтобы  срочно выразить
свой восторг. Когда Сему выносили за дверь - он не обижался, а искал  другую
жертву.  Ставить  ему на вид и приучать  к корпоративной  культуре и этикету
было бессмысленно.  Равным  образом  можно  было  бы  обучать  корпоративной
культуре, например, кенгуру. Послушает-послушает, а  потом все-равно прыгнет
на семь с половиной метров с места без разбега, как всегда.

     И вот налицо очередной  кенгуриный  прыжок.  Моя личная секретарь Елена
Владимировна  вынуждена  оставить свой пост и брызгать на  визжащего кенгуру
холодной водой  из  бельевой брызгалки. Дома она  брызгает на кота, чтобы не
драл на столе скатерть, а на работе брызгает на Сему, чтобы не рвался ко мне
в кабинет с воплями. Ничто другое в этих случаях не помогает.

     Когда  наконец  порядок  был  восстановлен, и несколько подмокший фанат
интернетовского поиска обрел  способность  нормально говорить,  закричать от
удивления захотелось уже  мне.  На самом деле,  все это  сильно смахивало на
мистификацию или  дурацкий розыгрыш. А именно, гражданин  Швеции некто Франц
Ризенбаум  выставил   на  продажу   свое  изобретение.   Покупатель  получал
эксклюзивное  право  производить,  продавать и использовать  в  коммерческих
целях  устройство  под названием "Универсальная затычка", с помошью которого
можно  затыкать все что угодно, где угодно и когда угодно. Автор изобретения
мотивировал свое  решение продать изобретение тем  обстоятельством, что  его
отказалась финансировать шведская Королевская Академия Наук и частные фонды.

     Нет!  Конечно  же  это  либо  журналистская  мистификация  или   чье-то
откровенное жульничество!  Не может такая сложная вещь как затыкание всего и
вся,  быть  решена  с помошью одного-единственного  прибора.  Даже если  его
изобретатель  живет в  Швеции. Кстати, имя и фамилия  у  него были вовсе  не
шведские. Что бы это все значило?

     Знаешь, что все это значит?
     Вся твоя само-отдача?
     Ноль минус один!
     Ноль минус один!

     Что бы это  ни значило,  но  такие  вещи требуют проверки: чем черт  не
шутит, пока бог спит!  Я  немедленно связался  с изобретателем по телефону и
получил весьма солидное и решительное заверение,  что все, что я узнал о его
изобретении - чистая правда, и я могу легко убедиться в этом прямо на месте.

     Скоро  сказка  сказывается,  но  современный  бизнес  делается  гораздо
быстрее: кто  не успел, тот опоздал. А кто опоздал, тот,  как известно, пьет
теплый чай, заваренный жженой пробкой от шампанского. Поэтому уже через день
после  описываемых событий  я вылетел в  Копенгаген, куда господин Ризенбаум
приехал  в надежде  получить небольшой  грант от  фонда имени Нильса Бора на
развитие  своих  изобретений.   Мой  звонок  застал  изобретателя  врасплох,
поскольку продать свое изобретение  он  уже  почти и  не надеялся, и даже не
стал этого скрывать.

     Разумеется,  я задал  господину  Ризенбауму вопрос,  почему  он  делает
своему  изобретению   столь  откровенную  антирекламу.   Ответ  изобретателя
оказался весьма  неожиданным: устройство это столь мощное и настолько тонкое
в управлении,  что управлять им может  только  человек, безупречно владеющий
собой, прежде  всего своими мыслями.  Люди, желавшие  приобрести устройство,
этими качествами  не обладали, и поэтому  все  они  после коротких испытаний
отказались его приобретать Господин  Ризенбаум порекомендовал  мне тщательно
оценить  мои  способности четко владеть  своими мыслями, прежде чем решиться
покупать его изобретение.

     Я немало  подивился  этому  обстоятельству, и в моей душе  зашевелилось
некоторое сомнение, но... Во-первых, я считал, что я умею четко и безупречно
управлять своими мыслями. Я человек предельно организованный,  и безусловно,
я  -  полный  хозяин  в  своей  голове.  А  во-вторых,  решение  о  проверке
возможностей  изобретения  Ризенбаума  уже  было  мной принято,  а  отменять
собственные решения я крайне не люблю.




     Если у тебя есть фонтан, заткни его...



     Копенгаген  встретил меня  веселым  солнечным  днем  и ясным прозрачным
небом. Я попросил водителя такси  немного  покатать меня по городу перед тем
как отвезти в  отель.  Чудесный  город, "город королей и  купцов,  каналов и
колоколен,  злых троллей  и добрых фей", как  называл его Лев Барон. Терпкий
морской запах на  побережье, бронзовый Андерсен напротив городской ратуши...
Близился  полдень,  и на  площади Амалиенборг стояла большая толпа туристов.
Таксист  объяснил мне  по-английски,  что они собрались  здесь  поглазеть на
церемонию  развода караула, великолепное пышное зрелище. Увы! У меня не было
времени ждать. Дела, дела!..
     Я  вошел  в  специально заказанный мной переговорный зал,  где меня уже
ждал изобретатель удивительного прибора. Франц Ризенбаум был  не один. Рядом
с  ним сидел его брат-близнец Отто Ризенбаум.  Франц  сообщил  мне,  что его
брат, профессор  психологии  одного из частных  университетов в  Стокгольме,
является   его  компаньоном  по  бизнесу  и  консультантом   по   связям   с
общественностью. Третьим из присутствующих был  адвокат  братьев Ризенбаумов
по  имени  Ларс Йоргенсен  - единственный чистокровный швед в этой компании.
Увидев  его  высокую  плотную фигуру, нависшую над столом, я  предложил  ему
присесть.   В  ответ  голова  Ларса  вознеслась  под  потолок  -  он  встал,
продемонстрировав свой потрясающий  скандинавский  рост,  и  пожал  мне руку
холодным  вежливым рукопожатием. Братья, как  выяснилось, были  австрийцами,
переехавшими  на жительство в  Швецию  и принявшими подданство  этой страны.
После кратких рукопожатий и приветственных слов мы перешли непосредственно к
делам.
     --  Прежде всего, господин Лазурский, мы  хотим предупредить любые Ваши
сомнения в реальности  нашего  изобретения. Мы не мошенники и не аферисты, а
ученые. Поэтому  мы решили,-- тут Франц сделал едва заметную  паузу и  обвел
взглядом  компаньонов,-  мы  решили  предоставить   вам   прибор  в  опытную
эксплуатацию  бесплатно.  Вы  можете  взять  наш  прибор  с собой в Россию и
использовать  его  по  своему  полному  усмотрению  в  течение   месяца.  По
прошествии месяца прибор перестанет работать. Если Вы к этому времени купите
наше изобретение, мы продлим  действие прибора  на неограниченный срок, ну и
разумеется,  передадим  вам всю  технологию  по  изготовлению и эксплуатации
подобных приборов.

     Я пришел в небольшое замешательство.

     -- Вам следовало  известить меня заранее, чтобы  я  мог позаботиться  о
транспортировке  оборудования еще находясь  в России. Подготовить  площадку,
найти субподрядчиков, имеющих опыт по монтажу подобной техники...

     -- Вы напрасно  беспокоитесь.  Наш прибор помещается в капсуле размером
два на два миллиметра.  Он сверхминиатюрен, и  поэтому для  Вашего удобства,
чтобы Вы его не потеряли, он вмонтирован вот в эту авторучку Паркер, которую
Вы  будете  носить  с собой  в  течение  всего  времени  испытания,--  Франц
Ризенбаум говорил по-английски, с заметным немецким акцентом, но очень четко
и правильно.

     -- Вы уже, вероятно, прочитали  в описании  изобретения  и аннотации  к
опытному экземпляру прибора,-- размеренно продолжал Франц свои объяснения,--
что  наше  устройство   способно  устранить  любую  структуру,  существующую
объективно как процесс,  или  объект,  или даже  природное  или общественное
явление,  а также любую структуру, сушествующую субъективно, то  есть чью-то
мысль,  или  чье-то  знание, или даже  чье-то  намерение. Причем  устранение
происходит, как Вы уже вероятно поняли из  документов,  не  путем разрушения
или   уничтожения  нежелательной  части  сушествующей  реальности,  а  путем
согласованного  изменения   развития   всей  нашей  Вселенной,   начиная   с
некоторого, строго определенного момента в ее прошлом.

     --  Да,  это  я  понял, но  мне  все-же  не совсем понятно, почему Ваше
устройство называется именно "затычкой"?

     Отвечать на этот раз стал Отто:

     --  Мистер  Лазурский, попробуйте  себе  представить  процесс  развития
любого явления  как поток  текущей воды. А  теперь постарайтесь  вообразить,
сколько  различных  вещей  появляется  в  нашем,  не самом плохом  из  миров
ежеминутно,   ежесекундно.   Неисчислимое  множество  потоков   зарождается,
сливается,  разбивается на ручейки, часть их  разливается  в озера и океаны,
часть мелеет и высыхает... Представили?

     Я зажмурился  и  представил себе горный ручеек, суетливо бегущий  между
скал, потом десять таких ручейков, а потом... одним словом, представить себе
сто ручейков я уже не смог и поэтому кисло открыл глаза.

     -- Ну, положим, до некоторой степени представил.

     -- Прекрасно! А теперь задайте себе вопрос, что легче: перекрыть мощный
поток  или вычерпать  море  в  настоящем,  или  же заткнуть  маленький, едва
заметный ручеек  где-то в  прошлом  - тот  самый ручеек, который  дал начало
этому  потоку  и наполнил  с  течением времени  это море.  Может быть,  надо
заткнуть несколько  ручейков.  А  может быть,  вам  и  не  мешает поток  как
таковой,  а просто  он  протекает в неудобном  для  вас  месте?  Нет никаких
проблем передвинуть  его  в  более  удобное  место.  Для  этого просто  надо
вернуться  в прошлое,  найти в нем  те маленькие  струйки,  которыми будущий
поток прокладывает  себе  дорогу, и заткнуть  некоторые из них. Эти, условно
говоря, ручейки и потоки,  есть не что иное  как причинно-следственные связи
или каналы,  определяющие  развитие  Вселенной.  Как вы уже поняли,  принцип
действия нашего  устройства  основан  на перекрытии,  а  выражаясь  попроще,
"затыкании"  некоторой  части  таких каналов. Именно поэтому мы с  некоторой
долей юмора и назвали наш аппарат "универсальной затычкой".  Разумеется, это
своего  рода  аллегория.  Принцип действия  прибора  основан  на  физическом
явлении синхронистичности, которое  известно довольно  давно,  но  считалось
скорее мистикой чем наукой.  Мы сумели воспроизвести это явление лабораторно
и создать прибор, использующий его для направленного изменения реальности.

     Жулики! Натуральные аферисты. Несут такую  дичь и думают, что  я лох  и
готов выложить живые денежки за явный фуфел. А вслух я спросил:

     -- Вы не могли бы разъяснить это на примере?

     -- С удовольствием! Предположим, что  некто захотел обезопасить себя от
какого-то мешающего  ему  человека или  организации или  даже  правительства
целой страны. Наш  прибор запросто решает  такие  задачи. И при этом, как мы
уже объяснили никто и ничто не будет уничтожено физически. Наш прибор никого
не убивает и ничего не разрушает.

     Франц на  секунду замолчал,  переглянулся  с  Отто,  не торопясь  отпил
ароматного кофе из кружки-термоса и продолжил разъяснения:

     --  Говоря образно,  когда  мы физически  уничтожаем что  либо  в  этой
реальности,  то в ней  непременно остается "дыра". Продырявленная реальность
реагирует на  грубо проделанную  в  ней дырку точно  так же  как живая ткань
реагирует на  нанесенную  ей  рану.  Например, в случае  с  убийством и даже
просто    бесследным    исчезновением    человека,     начинаются    поиски,
расследования...   Кто-то   скорбит,  кто-то  злорадствует,   кто-то  просто
удивляется. А кто-то  вынужден срочно находить замену потерянному работнику,
другу,  мужу,  любовнику...  Даже врагу.  Жизнь  продолжается!  Рана  должна
затянуться,  дыра  в  реальности должна  закрыться.  Остаются  рубцы, шрамы,
деформируется  живое тело... Природа не  терпит пустоты, она всегда пытается
закрыть проделанную в ней дыру, лучше или хуже. Вы понимаете этот момент?

     -- Разумеется, я это понимаю,-- ответил я.

     --  Прекрасно.  Так  вот,  изобретенный  нами  прибор  именно потому  и
называется  универсальной  затычкой,  что  он   не  оставляет  такой  дыры
принципиально. Он  меняет  всю  реальность  глобальным  образом,  начиная  с
некоторой  точки  в прошлом. Прибор тотально  изменяет историческое развитие
всей совокупной реальности, а  проще  говоря, историю нашей Вселенной, таким
образом,  что  мешающий Вам  элемент старой реальности  отсутствует в  новой
реальности. Например, неугодный  вам  человек  в новой реальности никогда не
рождался, а мешающая вам организация никогда не создавалась. Правительство в
новой реальности никогда  не  избирало политический курс,  который мешал вам
делать  деньги. Наш  прибор проникает  в  прошлое  и  "затыкает"  там строго
определенные  каналы  в развитии событий, из  которых  состоит наша нынешняя
реальность.  В  результате возникает новая реальность, в которой отсутствует
мешающий вам элемент. Но  в новой реальности об этом отсутствии никто даже и
не  подозревает! Никто  кроме обладателя  нашей "универсальной затычки".  Вы
понимаете?  Вам  больше  не  надо  устранять  угрозу  своему   благополучию,
проделывая  безобразные  дыры в реальности, постоянно рискуя, что  эти  дыры
затянутся не так, как Вы предполагали.

     -- Что Вы имеете в виду?- решил уточнить я на всякий случай.

     -- Ну например, возьмем проблему конкуренции в бизнесе. Бизнес в России
сейчас  ведется очень жесткими методами, неправда  ли? Так  вот, представьте
себе, что  вы  устраняете конкурента, расчитывая  занять  его  территорию  в
бизнесе,  а ее занимает  еще  более агрессивный конкурент, который  начинает
беспощадно вас  теснить, и в  результате вы  чувствуете себя  гораздо  менее
уютно, чем борясь  со  старым конкурентом.  Рвать  и  кромсать  существующую
реальность  всегда рискованно,  изменять  ее  можно только  плавно  и  очень
обдуманно.  Я  недавно  прочитал  в  статье   одного  швейцарского  философа
любопытный  русский  анекдот  о  том  как простые  крестьяне  сетовали,  что
большевики сперва  не проверили  свой новый общественный строй на собаках. У
вас,  русских, замечательный, своеобразный  юмор, и притом  очень точный. Но
понимаете, самая лучшая проверка все равно не гарантирует от ошибкок, и даже
увеличение  количества  собак  немногим  улучшает  это  положение.  Вот  так
возникают  ошибки,  которые  надо   исправлять,  то  есть   вырезать  их  из
реальности, проделывая в  ней дыру. Но мы  нашли альтернативный  вариант. Мы
предлагает затыкать эти дыры  в  реальности  еще  до их появления. Наш метод
коррекции  исторических  ошибок   элегантен,  надежен,  прост  и  совершенно
безобиден.  Раз два - и источники  всех бед заткнуты в самой своей основе, и
более того - никто не знает, что эти источники когда-то существовали. Никто,
кроме хозяина нашей чудо-затычки!

     Глядя на  самодовольные  физиономии  братьев  Ризенбаумов  и слушая  их
рассуждения о русском бизнесе, я основательно разозлился.  А  не слишком  ли
много эти  жулики  и зазнайки  понимают в нашем  бизнесе?  Ну ладно, господа
международные аферисты,  сейчас я  сыграю с вами  в вашу игру и накормлю вас
вашей  же конфеткой.  Вы  у  меня раз  и навсегда запомните  как  обжуливать
честных русских безнесменов!

     --  А  что если я, завладев прибором, первым делом "заткну" Вас,  чтобы
гарантированно   стать  единственным  обладателем  уникального  прибора?  --
спросил я, тщательно скрывая в голосе злорадство.

     --  Ничего не  выйдет,-- вмешался  Отто  Ризенбаум.  Как  только Вы это
сделаете, Вы "заткнете"  вместе  с нами и наш прибор. А  без него немедленно
восстановится исходная реальность, в которой мы есть. Даже если Вы  нечаянно
заткнете что-то, что косвенно связано с нашим появлением и  деятельностью  в
этой реальности,  что  может  вторгнуться  в наши планы  и помешать созданию
нашего прибора, результат будет такой же.

     -- Да-да. Я вижу, вы  действительно можете дать мне прибор,  ничем  для
себя не рискуя.  А что если я предпочту сделать дырку в  реальности и нанять
профессионального киллера, который вас  устранит?  -- я продолжал  сохранять
непроницаемый вид

     -- Тогда одно из доверенных лиц господина  Йоргенсена, нашего адвоката,
"заткнет" в  реальности то место, где у вас  появляется намерение приобрести
наш прибор. С вами  ничего не произойдет, но в новой реальности вы ничего не
будете  знать ни про нас, ни про наш аппарат. А мы никогда не узнаем ни вас,
ни то, что  в  одной из  возможных  реальностей  вы  нас  укокошили. Вообще,
вариантов защиты у нас масса, и все они безотказны, поверьте нам.

     Пока что австро-шведские жулики отбрехались весьма  успешно. Ну ничего,
сейчас я вас все-равно достану.

     -- А что если я, перед тем как Вас укокошить, "заткну" всех  доверенных
лиц господина Йоргенсена?

     --  Нет, вот  этого Вы сделать как раз  и  не  сможете.  Заткнуть можно
только  то,  что вы реально видели и  знаете по  собственному  опыту, а не с
чьих-то слов.

     -- Но ведь  доверенные лица  господина Йоргенсена тоже  меня не знают и
никогда не видели!-- возразил я.

     -- Видели, еще и как видели! Даже фотографии сделали на память. Прямо в
аэропорту. Вот посмотрите: узнаете себя? А вот вы  никого из них не видели и
потому не запомнили.

     Хм! Грамотные аферисты. Знают как брать на понт.

     --  Понятно. Но  это значит, что  прибор существует не  в  единственном
экземпляре, и все остальные экземпляры остаются у вас?

     -- О да, разумеется! - серьезно ответил  Отто Ризенбаум, и на его сухом
костистом  лице  появилась  едва  заметная   усмешка.   Тонкие  губы  слегка
разъехались,   обнажив    изумительно   ровный   ряд   неестественно   белых
перламутровых  зубов  -  безукоризненную  работу   первоклассного  шведского
дантиста.

     --  Поймите одну простую вешь.-- добавил Франц, продемонстрировав своей
улыбкой знакомство с тем же дантистом.-- Вам вовсе не нужно затыкать процесс
целиком,  то есть, вам  совсем  не  обязательно  изымать  всего  человека из
реальности. Вы можете  действовать  гораздо  тоньше.  Вы  можете заткнуть  в
конкретном  человеке  или  в  любой  иной  субстанции  только  то,  что  вам
действительно мешает. В этом случае реальность будет изменена таким образом,
что этот  человек  родится  и  будет жить,  но жизнь его  сложится несколько
по-иному, так что он не будет представлять для вас никаких неудобств.

     А вот теперь получите, ребята!

     -- А что если я не  стану  вас затыкать целиком,  а просто заткну  ваши
знания о приборе?- спросил я, победоносно ухмыльнувшись.

     --  И  опять  у  вас  ничего не  получится,-  терпеливо  возразил  Отто
Ризенбаум,-- Если вы заткнете наши знания  о приборе, то это значит,  что мы
его никогда  не изобретали. А если мы  его не изобретали,  то следовательно,
прибора никогда не существовало, и  мы вам его  дать не могли. А  раз мы его
вам не давали, значит вы не затыкали наших знаний о  приборе,  и получается,
что прибор был  нами изобретен, а следовательно, вы об этом узнали, приехали
к нам, и мы дали вам прибор... ну и так далее, до бесконечности.

     -- Получается какая-то  странная  заморочка,- удивился я, причем уже не
про  себя, а вслух. Уверенности в себе и злорадства резко  поубавилось.  Они
меня почти переиграли.

     -- Эта заморочка,  мистер Лазурский,  называется логическим парадоксом.
Если Вы читали  фантастические рассказы про машину времени, там почти всегда
присутствуют такие парадоксы. Но наша затычка  - гораздо  более  совершенная
конструкция чем машина времени. Она не допускает никаких парадоксов.  Машина
времени -  это морально устаревшая конструкция, как ручная коробка передач в
автомобиле.  Ну  подумайте,   кого  интересует  сама   по  себе  возможность
прогуляться в прошлое? Все пытаются проникнуть туда исключительно  для того,
чтобы изменить  что-то  в  настоящем и в будущем.  Люди бесцеремонно лезут в
прошлое  именно  с  этой  целью,  проделывают  там грубые  дыры,  никого  не
стесняясь,  и  почему-то  всегда  надеются,  что  в  их  настоящем  эти дыры
зарубцуются точно так, как им это представлялось.  А  ведь оставлять дырки в
прошлом еще более опасно, чем в  настоящем. Как раз  в этом-то и заключается
преимущество нашей  затычки. Вам  не надо делать дырок  ни  в прошлом, ни  в
настоящем. Вам надо просто вообразить новую реальность,  которая не содержит
того,  что  для Вас нежелательно - вот и все. Прибор  сам найдет  те места в
пространстве  и  времени,  те  маленькие,  крошечные  каналы,  которые  надо
элегантно и  безболезненно заткнуть. Вам всего лишь надо подумать о том, что
бы вы хотели изменить - и дело в шляпе. Прибор принимает мысленную команду и
мгновенно  его  выполняет.  Но  если  воображаемая  вами  реальность   будет
содержать  логический парадокс, прибор откатит назад  временную транзакцию и
восстановит  реальность, существовавшую до  той  команды, выполнение которой
привело к возникновению парадокса.

     -- То есть, если я захочу заткнуть ваши знания о приборе, восстановится
реальность, предшествующая  этой  команде?  То  есть, с моей  точки  зрения,
прибор попросту не сработает.

     -- Совершенно верно.-- сдержанно улыбнулся  Франц. Отто  учтиво кивнул.
Ларс тоже едва заметно кивнул, но его лицо осталось бесстрастным.

     --   Запомните  еще  одну  вешь,  это   очень  важно.  Постарайтесь  не
пользоваться  прибором  по каждому пустяку,  а  когда  вы  его  используете,
старайтесь  обходиться  минимальными  средствами.  Впрочем,  "затычка"  сама
накажет вас, если вы попытаетесь  ей злоупотреблять. Мы уже испытали это  на
себе.

     -- А что именно?- насторожился я.

     -- Да вобщем, ничего особенного. Это будет трудновато вам объяснить, но
мы   надеемся,  что  вы  сами  быстро  поймете,  в  чем  дело,  и  правильно
сориентируетесь в своих действиях. Впрочем, одно предупреждение будет весьма
кстати:  ни в коем случае не пытайтесь что-либо  заткнуть в истории развития
самого  прибора  с тем,  чтобы внести изменения в порядок и принцип действия
прибора.  Это  может привести к  большим неприятностям.  Прибор приводится в
действие  очень просто: вы нажимаете на кнопку авторучки, и  прибор готов  к
приему команды. При этом на корпусе авторучки видна маленькая красная точка.
Когда  вы  выключаете  прибор повторым  нажатием,  точка исчезает. Итак,  вы
тщательно сосредотачиваетесь, включаете прибор  и мысленно  произносите вашу
команду, после чего немедленно выключаете  прибор, еще раз нажав на  кнопку.
Ни  в  коем  случае не оставляйте затычку  во включенном  состоянии! Повторю
вновь: в процессе  трансляции мысленной команды  вы  должны  быть  предельно
собраны  и  мыслить  очень  четко  и  конкретно.   Любое  отвлечение,  любые
посторонние  мысли  могут  нарушить  первоначальную  команду  и  привести  к
непредсказуемым  последствиям.   Запомните:  вы  должны   быть   максимально
сосредоточены и безукоризненно  точны в  своих мыслях. Предыдущие покупатели
именно потому и воздержались от покупки прибора, что не смогли справиться  -
заметьте, не с нашей затычкой,  а с собственными мыслями. Они от этого  даже
слегка пострадали, но согласно Протоколу об условиях испытаний, вы берете на
себя  всю  ответственность  за любые последствия, которые могут  произойти в
результате  вашего  взаимодействия с  прибором. Кстати, подпишите этот очень
важный документ.

     Громадная  ручища Ларса Йоргенсена, покрытая  жестким  светлым волосом,
извлекла из  дорогого кожаного портфеля листок мелованной бумаги и протянула
мне. Я тщательно  прочитал  текст, удостоверился  в  верности  формулировок,
которые повторяли на витиеватом юридическом английском языке  то, что  перед
этим было озвучено Францем Ризенбаумом, после чего  поставил  свою подпись и
дату.

     Ишь  вы, шведско-австрийские зазнайки! До чего же  грамотное это жулье!
Они меня специально  заводят, внушают мысль  о  том, что я чего-то  не могу,
чтобы я завелся, загорелся в азарте и незаметно выложил денежки. А потом они
всегда сумеют доказать, что я неправильно пользовался прибором, и поэтому он
не сработал.

     А вообще, уж что-что, а четко мыслить  я умею. В  конце концов, это моя
профессия. Руководителю компании такого уровня  и с  таким стажем как у меня
по-иному  просто  не пристало. Тут  у меня в голове  мелькнула  одна  мысль,
которая не нашла отражение ни в беседе, ни в Протоколе.

     -- Что если я потеряю прибор или он будет у меня похищен?

     --  А  вот  этого  ни  в коем  случае не  должно  произойти. Упаси  вас
Господь.-- встревоженно ответил Франц.

     Отто нахмурился  и  что-то  сказал брату по-немецки или по-шведски. Тот
перекинул взгляд  на Ларса.  Швед бросил на  меня довольно угрюмый взгляд  и
стал что-то  объяснять братьям на своем родном языке. Наконец Отто обратился
ко мне по-английски:

     --  Потеря устройства  не входит в  условия Протокола  испытаний, но мы
полагаем, что  терять его не в ваших интересах, и вы сделаете все возможное,
чтобы обеспечить его сохранность. Мы понимаем, что  в России возможно все, и
именно   поэтому  предлагаем  вам  усилить   меры  предосторожности.   После
подписания вами Протокола испытаний, мы немедленно  произвели  инициализацию
прибора,  и в настоящий момент  он уже  настроен на  восприятие всех фазовых
компонентов   синхронистического  поля  вашего   индивидуального   мышления.
Расстояние от вас  до прибора  никакой  роли не играет.  Если кто-то включит
прибор за тысячи километров от вас, и вы в этот  момент подумаете о том, что
вам что-то  надо изменить в  этом мире,  устройство  сработает, и  изменение
произойдет.  Ни  в  коем случае не теряйте  прибор!  Не оставляйте  его  без
присмотра, не давайте его никому, и лучше вообще не говорите  никому о  том,
что он у вас  есть. Скажите  своим сотрудникам, что пока мы с вами подписали
только  протокол  о  намерениях, что есть  чистая  правда,  а  прибор  будет
отгружен  со склада нашей  компании в  Стокгольме  через месяц,  сразу после
подписания контракта.

     Отто  учтиво  кивнул  и  выразительно  глянул  на  своего адвоката. Тот
перехватил взгляд  своего клиента  и свою очередь устремил на  меня  ледяной
взгляд  светло-голубых  глаз.   Выдержав  длинную  паузу,   в   полной  мере
соответствующую своему скандинавскогому росту, Ларс медленно, с расстановкой
произнес по-английски:

     --  Тот  факт,  что ответственность и действия сторон в  случае  потери
прибора  во  время  испытаний не  вошли  в  Протокол  испытаний  -  это  мой
недосмотр. Я должен был позаботиться о юридической стороне этого вопроса, но
к сожалению, упустил из виду это обстоятельство.  Я  искренне вам благодарен
как  грамотному  и  благоразумному  бизнесмену,  что  вы указали мне на  мою
оплошность.  Тем  не  менее, мы  сочли  возможным  не  вносить  изменений  в
Протокол,  поскольку в  случае  потери устройства вы пострадаете  неизмеримо
больше  чем мои клиенты.  В  то  время  как  мои клиенты  рискуют только той
суммой,  в  которую им обошлось изготовление  устройства, вы рискуете  своим
здоровьем, благополучием и возможно даже жизнью.  Я и  мои клиенты полагаем,
что ваша  живейшая  заинтересованность  в  сохранении  полного  контроля над
прибором охраняет  интересы моих клиентов гораздо надежнее чем  любой  пункт
Протокола испытаний.

     Франц и Отто  согласно кивнули,  после чего Ларс  немного  расслабился,
отпил кофе из кружки, а затем, спросив моего  разрешения,  извлек из кармана
дорогого пиджака короткую янтарную трубку и заблагоухал хорошим табаком.

     Ну что ж, и тут все сыграно грамотно - ни единой фальшивой  нотки. Будь
они  аферистами пониже  классом,  они  бы непременно  прокололись,  отнесясь
небрежно  к  возможности  потери  прибора. Тем  не  менее,  они  моментально
сориентировались  на ходу!  Лопухнулись  конечно,  не  указав  этот пункт  в
Протоколе, зато по ходу действа  изобразили такую  встревоженность,  будто и
впрямь  их  фуфел  взаправдашний прибор. Даже  для пущего  понта на шведский
перешли. Когда же они меня попросят развязать кошелек?

     В это  время Отто  что-то тихо, но настойчиво сказал по-немецки  своему
брату.  Тот отрицательно покачал головой,  но Отто, вероятно,  повторил свою
просьбу.  Оба  посмотрели  на Ларса.  Адвокат  подумал, а  затем  решительно
кивнул.

     -- Мистер Лазурский,- обратился ко мне Франц Ризенбаум,-- есть еще один
немаловажный момент в управлении прибором. Это формулировка ваших  мысленных
команд. Мы вам уже говорили, что прибор проникает в прошлое  и предотвращает
в  нем развитие  того, что вам мешает в настоящем,  затыкая  каналы развития
мешающих вам явлений. Я не хотел в течение испытательного периода раскрывать
вам еще  одну особенность управления нашим прибором. Я считал, что не  стоит
усложнять  вашу жизнь всякими мелочами на первых порах. Но я инженер,  а мой
брат психолог. И я вынужден уступить  давлению психолога и юриста и выложить
вам  всю оставшуюся правду безотлагательно. Они  опасаются, что  вы случайно
можете докопаться до этого эффекта и неправильно его использовать.

     -- А что, есть еще какой-то эффект? - непритворно удивился я.

     -- Да, есть. Я попробую осторожно подвести вас к нему. Представьте себе
что  у  вас  есть некоторая  емкость, которую вы наполняете водой, и  в этой
емкости имеются два  отверстия -  одно повыше и другое  пониже.  Ваша цель -
наполнить емкость так, чтобы жидкость стала вытекать из верхнего  отверстия,
но она не достигает  его, потому  что вытекает из нижнего.  Какие будут ваши
действия?

     -- Разумеется, я заткну нижнее отверстие, и вода поднимется к верхнему.

     --  Правильно! А  теперь перенесите  ситуацию на  причинно-следственные
каналы в тонкой сфере реальности, где смыкается время. Представьте себе, что
у вас есть  машина Пежо  или  Ситроен,  а вы терпеть  не  можете французские
автомобили, и вам непременно хочется Мерседес  или  Ауди.  Если скомандовать
затычке обеспечить вас любимой  маркой автомобиля, разумеется  затычка такую
команду не воспримет.  Но если  вы скомандуете ей  изменить в реальности  те
условия,  которые  привели к  тому,  что у вас нет  автомобиля Ауди, затычка
заткнет, образно выражаясь,  все нижние  отверстия,  через которые ваше Ауди
утекло  к кому-то другому,  и  таким образом  заставит причинно-следственные
потоки бежать по нужным каналам.  Одним  словом, после  такой  команды у вас
будет  и  Ауди,  и Мерседес,  и  даже  если захотите,  коллекционный золотой
Роллс-Ройс.

     --   Если  хотите,   можете   даже  заиметь  себе  с   помощью  затычки
брата-близнеца.  --  засмеялся  Отто  и  игриво  взглянул на  Франца.  Франц
нахмурился и  предостерегающе  покачал  головой. Отто  осекся на полуслове и
замолчал.

     --  А что если я прикажу затычке исправить в прошлом те обстоятельства,
которые  помешали  мне  стать  властелином мира? - уже  откровенно  глумливо
спросил я,  глядя прямо в честные,  умные глаза трех прожженных мошенников и
отъявленных надувал.

     Франц выразил живейшее  убеждение, что  я  не захочу попасть на  остров
святой  Елены,  как уже  произошло с  одним  властелином,  после чего сделал
чрезвычайно учтивый и столь же ехидный поклон.

     --  У Лафонтена  есть  одна басня  про ловца  и золотую рыбку,  которая
исполняла желания. Я почти уверен, что вы ее читали,-- сказал Отто.

     -- Про Лафонтена я ничего не слышал, но зато Пушкина я читал.

     -- Кто есть Пушкин? - полюбопытствовал Франц.

     -- Это великий русский поэт, -- ответил я ухмыляясь.

     Вскоре мы распрощались,  и я поехал в аэропорт, увозя в кармане пиджака
надувательскую затычку-авторучку. Разные  мысли крутились  у  меня в голове.
Сперва у  меня  мелькнула мысль немного проезаться  по  улицам  и  осмотреть
город,  но я побоялся  застрять в  пробке  и опоздать  на  самолет, а потому
поехал сразу в аэропорт.

     Интересно, как теперь эти ребята-мистификаторы  будут выжуливать у меня
деньгу?  Неужели  думают, что  я им  поверил? Пока  что я никаких финансовых
обязательств не подписывал. Вот это довольно подозрительно. Если эти  ребята
настоящие аферисты, они бы обязательно потребовали денег вперед,  потому что
потом будет поздно. А вдруг и вправду эта хреновина работает! Да нет, брось,
Сережа!  Сказки...  Обычное  жулье международного класса, каких море, правда
очень талантливое, с  железной логикой.  На все у  них есть ответ.  Забавно,
конечно. Жаль вот только, что времени с ними много потерял.





     Эти  калоши  обладают  одним  замечательным  свойством:  того,  кто  их
наденет,  они могут мгновенно перенести в любое место или в обстановку любой
эпохи  -  куда  он  только  пожелает, - и  он,  таким образом, сразу обретет
счастье.  -  Ты так думаешь?  - отозвалась фея  Печали. - Знай же: он  будет
самым несчастным человеком на земле и благословит  ту  минуту, когда наконец
избавится от твоих калош.



     Аэропорты мира, при всей разнице между ними - в архитектуре, внутреннем
оформлении, расположение конкорзов  и гейтов, бесчисленных лестниц, рукавов,
переходов,  автомобильных  парковок,  залов ожидания  -  так  вот,  при всей
внешней  разнице  между  собой, они  неуловимо похожи  друг  на друга  своей
виртуальностью  и  призрачностью.  Призрачно и  виртуально  в них  все -  от
великого  множества  прозрачных окон, в  которых,  в зависимости от места на
земном шаре, виднеются  где  пальмы, где  выжженная солнцем прерия, а где  и
снежная равнина,  до бесчисленных  пассажиров,  бредущих, катящих чемоданы и
сумки  на  колесиках, стоящих,  сидящих  в  креслах и  просто  на  полу.  По
взлетному полю  ездят машинки  с  мигалками, суетятся служащие и  техники  в
разноцветных  комбинезонах,  но  тебе  некогда  разглядывать всю  эту  массу
интересных вещей...  Лифты и  ленты транспортеров  везут тебя и  твой  багаж
сквозь многочисленные закоулки громадного здания аэропорта к твоему гейту, к
этой точке выхода в подпространство, соединяющее судьбы и континенты. Звучит
негромкая разноязычная речь. Безукоризненные костюмы бизнесменов, живописные
тряпки  молодежи... Разноцветные волосы,  разноцветные татуировки...  Богато
одетые  старухи  блистают  золотом  украшений  и  новенькими  подтяжками  на
искусственно   юных    лицах,   жемчужные   колье   и   высокие   воротнички
стыдливо-кокетливо  прячут  их  морщинистые шеи,  которые  -  увы  -  уже не
подтянешь... Яркая, пестрая восточная одежда, индусские чалмы, длинные пейсы
правоверных иудеев, тонзура  католического священннка...  Очки  всех видов и
мастей... Яркие жужжащие плейеры в ушах подростков... Два служащих аэропорта
везут коляску  с  огромным,  толстым инвалидом, читающим журнал  с полуголой
красоткой  на  обложке   и  усердно   поглощающим   чипсы  из   пакетика.  В
углублении-стойке на ручке коляски стоит пластиковый стакан с колой, которую
он  прихлебывает вместе  с  чипсами и чтивом. Один  служащий  идет  впереди,
вежливо  освобождая дорогу, а второй  катит  коляску. Рядом с коляской  идет
женщина, она  иногда прикасается рукой к спинке кресла и улыбается мужу... а
может, брату... Они, вероятно, часто  путешествуют таким образом,  это видно
по выражению их  лиц. Элегантные  бесчисленные поклоны  двух  групп японцев:
откланявшись, они еще  долго  пятятся  задом,  чтобы  ни  в  коем  случае не
показать спины.

     Ремень,  кошелек  и прочая мелочь летят в пластиковую коробку.  Прохожу
кольцо и почти сразу оказываюсь в duty free магазинчике. Мягкий, уютный свет
витринки. Прелестные безделушки.  Персонажи  сказок Андерсена, выполненные в
одну  десятую натуральной величины,  магнитные  наклейки  на  холодильник  с
видами Копенгагена  и стилизованными  под  старину  рисунками,  декоративная
пузатая винная бутылка с  пробкой-затычкой... А кстати, как там поживает моя
"затычка"?  Я  вынул авторучку  Паркер  и  стал  щелкать туда-сюда, наблюдая
маленькую красную точку, которая то появлялась, то  исчезала...  Вот чертовы
аферисты! Столько времени с ними потерял...

     За   окном   самолеты   с  яркими  названиями   авиакомпаний  на  борту
стремительно  взлетали в волнующийся воздух  и исчезали  вдали. Я  приехал в
аэропорт за полтора часа до регистрации. Надо как-то убить время... Два часа
убить.  Как жалко-то,  ай-яй-яй!  Щелк  - щелк!  Красная точка  появилась  и
исчезла.  Забавно!   Ладно,  простим   ребят,   уж  очень   они  талантливые
мистификаторы. Машина  времени, затыкание причинных каналов во  Вселенной...
Бред! Интересно, на что  они  надеются? Щелк! Вот  бы мне приехать как раз к
регистрации... или лучше прямо к посадке. Терпеть не могу слоняться и ничего
не   делать.   Щелк!  Красная  точка  исчезла.  Щелк!  Появилась....  Обман?
Мистификация? А может... Чем черт не шутит!.. Обидно  будет, если все  это -
простое надувательство. Зря время  потерял... Правда, Копенгаген краем глаза
увидел.. И почему  эти  самолеты  компании KLM всегда  взлетают  как ракеты?
Поставит самолет хвостом к земле  и жмет на  газ, аж кости трещат... неужели
нельзя  взлететь  потихоньку,  полого? Щелк!  Нет  красной  точки.  Забавная
игрушка...  Еще  полтора часа мне  тут сидеть  и щелкать  неизвестно  чем. Я
небрежно спрятал надувательскую  авторучку в  карман,  прошел  в бар,  купил
пластиковый  стаканчик с ароматным кофе и большое песочное кольцо с орешками
и обсыпушками.  Глоточек, укус... Мм-м-м... Вкусно, ничего не  скажешь! Одно
слово - буржуи.

     Неожиданно   диктор  сказала   что-то   по  датски,  а  затем  поведала
по-английски о том,  что  закончилась  посадка  на рейс  компании  KLM  2308
Копенгаген  - Москва. Какая посадка?  Как  это,  черт возьми, закончилась? Я
ошалел. Через  час  только должна  начаться регистрация!  Наверное,  я номер
рейса перепутал... Я вытащил билет и воззрился на  него. Нет, все правильно.
Тогда в чем же дело? Размышлять было некогда: кофе и коржик полетели в урну,
я подхватил  чемодан  и вихрем понесся к своему  гейту.  Гейт  был пуст. Все
пассажиры уже прошли в самолет. Миловидная девушка в  белой форменной блузке
с синими нашивками быстро проверила мой билет, выдала мне посадочный талон и
в  темпе  препроводила в  рукав, ведущий  к самолету. Я  ворвался в  рукав и
помчался к самолету  как вепрь, которому смазали скипидаром не буду уточнять
какое место. Техники-служащие немедленно  закрыли за мной вход в рукав,  и я
ворвался в тесный салон самолета  под неодобрительные взгляды двух стюардесс
и мужчины в летной форме. Никто не любит опоздавших.

     Впрочем, я думал вовсе не о том, кто что любит или  не любит, а о  том,
как  могло так получиться, что мои часы отстали  почти на два часа: как я ни
бежал, я все же  успел сличить время, которое  показывал  мой  распрекрасный
Сейко с тем, что показывали настенные часы в  аэропорту. Ерунда! Мистика!  Я
специально выставлял часы  на местное  время, секунда  в секунду, у меня так
заведено. Остановиться  часы такого класса как те, что у меня на руке, могут
только если их привязать к противотанковой гранате и эту  гранату подорвать.
Ладно, разберусь чуть позже. Надо остыть.

     Что такое самолет? Это огромный, тяжелый железный  огурец, летающий как
гнутая фанера  братьев  Райт над  Парижем, потому что есть это омерзительное
уравнение Бернулли... Я убежденный поклонник Архимеда и братьев  Монгольфье,
а  братьев  Райт  и Бернулли ненавижу до дрожи в коленках. Не было  бы этого
Бернулли,  не было  бы  и братьев  Райт,  не было  бы  и железных огурцов  с
крыльями - наверняка придумали бы что-нибудь поизящнее...

     Летающий огурец, битком  набитый  семечками-пассажирами, и у  одного из
них в кармане - затычка Ризенбаума.

     Самолет взлетал на редкость необычно - он очень  вяло набирал высоту, а
затем неожиданно  сделал круг и только тогда  пошел  вверх несколько  круче.
Пассажиры  беспокойно  ерзали и  переглядывались.  Минут через пять командир
корабля по внутренней связи  извинился  перед  пассажирами  за  волнения при
взлете и  объяснил,  что диспетчер попросил его срочно  освободить воздушный
коридор для аварийной посадки самолета французской  авиакомпании, у которого
неожиданно возникли проблемы с двигателем.

     И тут  меня пронизала догадка: наверняка тут не  обошлось  без  затычки
Ризенбаума!  Черт побери!  Она работает!  Ну конечно:  я  машинально  щелкал
авторучкой туда-сюда,  а сам  думал о том, чтобы куда-то девать лишних  пару
часов, а потом  - я точно это помнил - я подумал о пологом взлете... И вот -
на тебе! Слава  богу, я не скомандовал  затычке что-нибуль такое,  отчего...
Меня слегка  передернуло.  Надо быть поосторожнее с этой затычкой -  опасная
игрушка  и  непростая.  Уж  лучше  бы  это  была  мистификация -  неожиданно
подумалось мне.

     Я сидел, поглядывая в иллюминатор, и  размышлял над ситуацией,  которая
неожиданно и кардинально изменилась. Во-первых, прибор должен быть постоянно
со мной.  Нельзя оставлять  его  ни  на  минуту.  А  вдруг я  его потеряю, а
кто-нибудь нажмет на кнопу авторучки, а я подумаю  в этот момент  что-нибудь
такое...  нет, лучше об этом не думать. Вдруг  кнопка  на авторучке нечаянно
нажалась,  когда я засовывал чемодан на полку для багажа? Меня прошиб липкий
холодный пот. Стараясь  ни о чем не думать, изо  всех сил пытаясь  задержать
течение мыслей, я осторожно, как гремучую змею,  вытащил затычку из кармана.
Слава богу -  красной точки нет. Я вздохнул с облегчением, но почти сразу же
меня  облил ледяной  страх: а что если бы  затычка была  включена, а я в это
время командовал себе остановить свои мысли?  Услужливая  затычка немедленно
остановила бы их  раз и навсегда.  Я  теперь бы  летел в  этом  самолете как
безмозглый овощ-инвалид, пуская слюну,  и мою коляску сопровождала  бы  пара
сиделок.

     Придя в себя и кое-как приглушив в  себе страх, я взял затычку в руки и
стал  думать о том, какой можно найти выход из  ситуации. В иллюминаторе под
неплотной завесой рваных облаков, не спеша, поворачивалась земля, похожая на
школьную карту, заляпанную манной кашей. Что делать? Извечный русский вопрос
приобрел особую актуальность из-за наличия в руках страшной затычки, которую
срочно было необходимо обезопасить.

     Итак, надо прежде всего каким-то  образом отказаться от  этой  дурацкой
кнопки и красной  точки.  Ризенбаум предупреждал, что в  конструкции прибора
лучше  ничего  не  менять... Плевать! Я лучше знаю,  что  мне  делать.  Надо
перепрограммировать  затычку так, чтобы  мои  мысли  не  воспринимались  как
команды, если я этого не хочу. А как мне это сделать? А очень просто. Я могу
сделать  так, чтобы  мысли  воспринимались как команды  только в том случае,
если я сперва мысленно воспроизведу команду, а  затем  специально подумаю  о
затычке, которая должна  эту команду исполнить. Просто  и  гениально!  Я уже
хотел  было  включить затычку  и  ввести  команду, которая  должна  была это
исполнить, но неожиданно я понял, что ровным счетом ничего этим не добьюсь.

     Ведь я и так теперь все время буду думать об этой проклятой затычке.

     Всем давно известна древняя история о том как некий алхимик,  открывший
секрет  философского камня, передал его своему ученику, но  предупредил, что
во время манипуляций со снадобьями, он  никак не смел  думать об  обезьяне -
старой плешивой  обезьяне  с голым  красным задом.  Много раз пытался ученик
приступить к изготовлению камня, и каждый раз его первой  мыслью была  мысль
об обезьяне.

     Вот так и  я теперь не  смогу не думать  о  затычке.  Я буду все  время
бояться, как бы затычка не натворила  бед, буду думать  о  ней  постоянно...
Вряд ли затычка сможет разобраться, думаю ли я о ней, потому что хочу, чтобы
она исполнила мою команду, или  я о ней просто думаю, как ученик алхимика об
обезьяне.  Значит, и в  этом случае она исполнит  любую команду, даже если я
думал просто так, и ничего от затычки не хотел. Черт возьми!

     Нет,  надо  что-то  делать!  Что  же  делать?.. что  делать...  Самолет
внушительно  тряхнуло.  Мое  тело  тоже  основательно   тряхнуло  вместе   с
самолетом,   и   от    толчка   рука    непроизвольно   нажала   на   кнопку
затычки-авторучки.  Самолет  продолжал  вздрагивать  и  вибрировать.  Только
турбулентностей мне и не хватало для полного счастья - подумал я, и в тот же
момент самолет и все в нем находящееся, в том числе и мое слегка припотевшее
от  страха тело,  неистово затрясло. Казалось, все  черти  с  Вельзевулом во
главе  разом  выскочили  из преисподней и  стали трясти  и  раскачивать  наш
железный  огурец.  Послышались  испуганные  возгласы  пассажиров.  Моя  рука
судорожно вцепилась в затычку, на  которой зловеще светилась красная  точка.
Одной  проблемы  было мало:  теперь еще  и  тряска  доконает,-  пронеслось в
голове,- Хоть бы кончилось поскорее это родео!.. И в тот самый миг как я это
подумал,  тряска  пропала  так  же внезапно,  как  она и  началась.  Я  тупо
уставился на затычку, а затем быстро щелкнул кнопкой. Красная точка исчезла.

     Я  повернул  рычажок у себя над  головой и направил струю воздуха прямо
себе  в лицо. Воздух приятно холодил, и через  некоторое время я отдышался и
осторожно отправил авторучку Паркер в карман пиджака. Затем  я слегка размял
уставшие от стискивания авторучки  пальцы, помассировал  себе веки  и  ушные
раковины,  чтобы  успокоиться  и  снять  напряжение,  и  повернул  голову  к
иллюминатору.  Вверху  раскинулось необъятное,  почти космическое небо,  его
ослепительное  черно-голубое сияние завораживало, напоминало о галактических
просторах, а внизу, на необозримой  глубине громоздились призрачные торосы и
снежные поля облаков.

     Стоп, приятель! -- неожиданно в  моем мозгу сработал сигнал тревоги. Ни
о каких галактических  просторах сейчас  лучше не  думать, а то затычка тебя
отправит  туда  раньше  чем  ты  успеешь  сообразить,  что  произошло.  Рано
расслабляться, рано! Надо думать о том, как обезвредить затычку Ризенбаума.

     Я вытащил авторучку из кармана и снова зажал ее в руках. Почему-то  так
мне было спокойнее. Ведь  иногда авторучки  открываются в  кармане и пачкают
подкладку.  Бог  весть  что  может  случиться,  если нечаянно откроется  эта
авторучка. С другой стороны, не держать же мне ее теперь всю  жизнь в руках!
Приехать домой и запереть  затычку в сейф?  А  вдруг  сейф украдут  вместе с
затычкой! А что если пойти на завод и положить  эту  мерзость под пресс? Или
бросить  в  концентрированную серную кислоту?  Нет, не выйдет.  Одному черту
известно,  что может случиться  со  мной и со  всем миром, если  я попытаюсь
сломать  или  уничтожить  затычку.  Нет,  надо  искать  другой  выход,  надо
придумать способ, как ей безопасно управлять.

     Та-а-а-а-к... Безопасно управлять... Предположим, что я смогу заставить
затычку  различать,  когда  я думаю  о  ней  просто  так,  а  когда  я  хочу
подтвердить команду, чтобы затычка эту команду выполнила. А  вдруг я заболею
или  сильно  устану или даже на  кого-то страшно разозлюсь и специально  дам
затычке такую команду,  что нигде потом камня на камне не останется? И тогда
даже  подтверждение команды  не  поможет. Когда обозлен  до  чертиков, можно
такого понаделать! Где же, где он, выход из тупика?!

     Я  сидел, не  выпуская из  рук авторучку Паркер.  Самолет  опять  стало
слегка потряхивать, солнечные  блики пропали.  В иллюминатор было видно, как
слегка  подрагивает  серебристое  крыло  нашего  железного  огурца, с  силой
разрезая белесую муть неба.

     Неожиданно словно заноза в  палец, в мое сознание вонзилось сомнение. Я
зря обрадовался, подумав, что нашел хоть  частичное решение. Ерунда! Решения
по-прежнему никакого нет. Как же я сразу этого  не понял: ведь если я сперва
подумаю  команду, а  потом, после  команды, подумаю о том, чтобы  затычка ее
исполнила  -  будет  уже поздно,  да  и ни к чему об этом думать, потому что
затычка выполнит  команду  немедленно.  Для  нее окончание  ввода  мысленной
команды и есть подтверждение ее немедленного исполнения. Вряд ли мне удастся
перепрограмировать   затычку  так  чтобы  она  поняла,  что   команду   надо
подтвердить, прежде  чем ее выполнять. Ведь я должен дать знать затычке, что
я  подтверждаю  какие-то определенные  мысли, а  это  значит,  что я  должен
подумать подтверждаемые мысли еще раз, чтобы затычка поняла, что именно их я
подтверждаю.  А  что  если  я  подумаю   вместо  тех  мыслей,  которые  надо
подтвердить, какие-то  другие  мысли?  Тогда затычка  выполнит  совсем не ту
команду, которую я хотел подтвердить. Вот проклятье!

     Стоп!  А  что если  поменять  местами команду и  ее  подтверждение?  Ну
конечно! Нужно сперва подумать о том, что  вот сейчас я хочу, чтобы  затычка
выполнила мою  команду, которая  сейчас последует,  а после  этого уже можно
подумать и саму эту команду. Нет! И так тоже ничего не получится. А вдруг  я
попрошу затычку  выполнить команду, а потом вместо команды  случайно подумаю
что-нибудь  не то, а затычка  это "не то" выполнит? А если я попрошу затычку
не просто выполнить  команду, которую я передам вот сейчас, а одновременно и
подумать саму  команду, которая  только  еще  будет, а  потом  подумать  эту
команду второй раз, и тогда затычка будет знать, что ее можно исполнять. Хм!
Но что будет делать затычка, если  первый  и второй  вариант  команды  будут
различаться между собой? Нет, лучше не пытаться идти по этому пути.

     Черт  побери! Как же  мне  обезопасить  свои мысли  от  этой  проклятой
затычки, уберечь  их от  проникновения  того,  чего мне  думать не  следует?
Собственно,  в  обоих  случаях  получается, что  я  должен  сперва  мысленно
приказать затычке сделать то, что я вот сейчас вслед за этим подумаю, но при
при этом  известить ее, что думать я буду вот  конкретно об  этом и о том, а
все остальное надо игнорировать.  Но когда я  попробую сообщить затычке, что
сейчас я дам мысленную команду, и команда будет содержать такие-то мысли, то
я должен эти мысли  подумать,  правильно? И значит, я могу ошибиться  уже на
стадии предварительного  продумывания  команды для  затычки.  Или на  стадии
окончательного  ввода  команды.  Проклятье!  Никакого  выхода.  Я  пойман  в
замысловатый капкан, которого по навности не разглядел и сам смело вступил в
него ногой.

     Гул двигателей, шипение  воздуха,  гадкие мысли и безнадежное состояние
духа  вцепились в  мою  голову  мертвой  хваткой.  Голова гудела,  звенела и
раскалывалась от невыносимой боли. Стучало в висках, в глаза словно насыпали
красного перца.

     Боже праведный! Почему ты смолчал, почему не вразумил, не одернул меня,
когда   я  с   энтузиазмом  забирал  эту   жуткую  штуковину  у  двух   злых
копенгагенских  троллей?  Я  всегда думал,  что я  -  крайне  рассудительный
человек и управляю своими мыслями как нельзя лучше. А на поверку  оказалось,
что я вовсе  и  не хозяин в своей голове. И самое неприятное - это то, что я
понял  это только когда заполучил  на свою голову эту проклятущую  затычку -
наигнуснейшее изобретение рода человеческого, из всех с  какими я когда-либо
сталкивался!

     Проклятье!  И ведь не  выкинешь  эту дрянь  в  урну,  не  сломаешь,  не
продашь, не  отправишь  почтой на  другой  конец света -  она и оттуда  тебя
достанет! Господи, каким счастливым человеком я был, пока у меня  в  кармане
не появилась затычка Ризенбаума!






     И я один, как лодка в океане,
     И весла бросил прочь,
     Я буре буду рад,
     Я почему-то думал, счастье не обманет
     Всего лишь день назад,
     Всего лишь день назад...




     Постепенно мне  удалось прийти в  себя и заставить себя мыслить ясно  и
ровно. Головная  боль немного улеглась, хотя и не  отпустила  голову вполне.
Под монотонный, надоедливый гул двигателей и чуть слышное шипение воздуха из
вентилятора над  моим креслом, я тщательно обдумывал  ситуацию,  пытаясь  не
упустить никаких деталей. Затычка покоилась  в кармане пиджака: когда я туда
ее засунул, я  не помнил. Тоже ничего  хорошего. Так  ее и потерять недолго.
Или случайно нажать, что вобщем, не лучше.

     Итак, что же получается? Во первых, выяснилось, что я не хозяин в своей
голове, и не могу  полностью  контролировать течение своих мыслей, заставляя
себя  думать  то  что  надо, и не думать  то  чего не надо в нужные  моменты
времени. Во вторых, у меня в кармане  лежит бомба, которая может перевернуть
вверх дном весь мир, если я нечаянно подумаю что-нибудь не то. В  комбинации
эти два фактора могут привести мир к катастрофе.

     Стоп,  идиот!  О  каком  мире  ты говоришь? Нет  его у  тебя  больше  -
пронеслась отчаянная  мысль, и вновь я  с надсадной болью в голове попытался
успокоить себя, отключить  эмоции  и включить  рассудок... Спокойно, парень,
спокойно! Расслабься и подумай об этом, не торопясь и без надрыва.

     Итак, дело  осложняется тем, что есть еще и третий фактор, о котором  я
раньше не подумал.

     Действительно - даже если я  смогу  наилучшим  образом управлять своими
мыслями и этой злополучной  затычкой,  и спокойно перекраивать мир по своему
вкусу, то в результате выходит, что меня окружает уже  не тот мир, в котором
я  привык  существовать: мир,  независимый от  моих мыслей. Теперь  этот мир
рухнул, исчез, ушел в небытие. Остался только я, я один, один во всем свете,
а  весь остальной  мир  - суть  воплощение моих собственных  желаний,  моего
видения  этого  мира, не  реальность, а  лишь мое воображение,  мои  мечты о
реальности...

     А так ли они хороши, это воображение, эти желания и мечты? Не станет ли
мне скучно в  обнимку с моим  миром, в котором нет ничего помимо меня и моих
явных и  тайных мыслей?  Боже  мой!  Как, оказывается,  легко потерять целый
мир!..  Я  потерял  его незаметно, в один  миг - потерял настоящий  мир, мир
действительных, столь  непостижимо и благостно  неподвластных мне  вещей,  и
остался один в иллюзорном мире своего  одиночества. Я могу быть в этом  мире
бессмертным... вероятно,  я  легко  смогу  стать его  властителем на  вечные
времена. Но что это меняет? Ведь этот мир - всего лишь призрачное порождение
моих  мыслей,  моих желаний,  меня одного...  Один, навек один! Боже  мой! А
сыновья,  Славик с Костиком, а Инка, моя жена? Что с ними теперь  будет, что
эта проклятая затычка  с ними сделает? Ведь я  часто  о них  думаю  и всегда
хочу, чтобы они были лучше чем они есть... Господи! А вдруг у меня не хватит
сил противостоять искушению сделать  их  лучше, совершеннее? Включу затычку,
подумаю  о  них что-то  и  нечаянно  усовершенствую  так что  в  монстров их
превращу ненароком... Боже мой!

     Когда я  - ступенька за  ступенькой - поднимался по  служебной лестнице
вверх, в кропотливой и упорной  борьбе, разве не красивая мечта  о свободе и
могуществе согревала мое сердце и  придавала мне сил?  И вот теперь у меня в
кармане  лежит  дьявольское  порождение прогресса,  невероятное изобретение,
которое с легкостью может подарить мне Свободу, Могущество и Вечность  - то,
за  что боролись и гибли все  предшествующие поколения... Философский камень
вечной  молодости,  вечной  силы,  вечной  удачливости...  Господи! Как  это
прекрасно, величественно!.. Но  почему же я так несчастлив? Почему я заранее
так одинок в своем призрачном, никому не нужном  величии? Может быть, потому
что окончена  борьба? Не с  кем помериться  силой? Все признают мою силу без
борьбы.  Не  у кого  и  незачем  пробуждать  любовь?  Да - меня и  так могут
обожать, безо всяких усилий  с моей стороны. Нет больше мифа, нет героя, нет
риска восхитительных  приключений  с сомнительным исходом... Нет кропотливой
упорной работы со  скромным результатом, который ценится больше всего  из-за
тех лишений, времени и  усилий, которые были  положены на его достижение.  Я
так привык за все платить... А теперь мне не надо  платить вовсе...  И  это,
оказывается, так страшно! Все известно заранее, все читается в моих мыслях с
того  самого  момента  как  они  пришли  ко  мне  в голову. Да, я бесконечно
могуществен,  но  я  не  свободен...  Нет,  я  совсем  не  свободен, хотя  и
могуществен... как древний  джинн,  раб лампы... Я современный  джинн, я раб
своих мыслей, я раб затычки Ризенбаума! Боже мой!..

     Стоп! Только не поддаваться панике, ни в коем случае не паниковать и не
психовать! Пока еще ничего страшного не произошло. Надо держать себя в руках
в любой ситуации и мыслить четко! Не будь тряпкой, Серега, будь мужиком!

     Я слегка накричал на себя  и  неожиданно вспомнил, что однажды, когда я
так же внутренне  на себя накричал, мне удалось выиграть чрезвычайно трудные
переговоры  с  японцами  о  продаже  одной  из наших  технологий  утилизации
химических отходов.  Японцы оспаривали  патентную чистоту наших  разработок,
утверждали, что  у них в лабораториях все это было сделано на полгода раньше
и хотели таким образом купить у нас все задешево - просто, чтобы не обижать.
В какой-то  момент  я перестал  мыслить четко и  почти поддался на нажим,  и
только внутренне накричав на себя, я  сумел успокоиться, сосредоточиться,  и
сам стал задавать темп и направление переговоров. В результате я  перехватил
инициативу,  и в конце  концов настырные японцы  выложили  таки немало своих
иен, переведя их предварительно в  доллары, и прониклись к нашей компании  и
ко мне лично должным уважением.

     Такие  переговоры -  это  как  хождение  по тонкому  стволу  дерева над
пропастью. Чуть-чуть оступился,  потерял  равновесие  -  и  тебе  обеспечено
несколько секунд захватывающего полета. Стоит посмотреть вниз - и сразу глаз
как  бы  выискивает то место,  куда ты брякнешься через эти самые  несколько
секунд. Вниз смотреть нельзя.

     Ах ты черт! Так вот  в  чем причина! Ну  конечно же! Для меня  сейчас с
этой затычкой  в руках думать - все равно что идти по бревну через пропасть.
От  страха  и  напряжения  мысли  путаются  и  сбиваются.   От  ужаса  перед
неизведанным в  голову лезет  всякая ахинея и чертовщина. А ведь пройтись по
такому же  бревну, когда  оно поднято на полметра от земли  - пара пустяков.
Страх дезорганизует действия. Он сбивает мысли точно  так же как  он сбивает
процесс ходьбы и удержания равновесия. Значит мне надо просто не бояться - и
тогда я смогу четко думать о том,  о  чем мне надо.  Тогда и  затычка  будет
делать только то что я ей приказал, и не принесет никакого вреда.  Ну вот...
кажется, уже теплее!

     Я взял  в руки авторучку Паркер и слегка прижал пальцем кнопку. И вдруг
снова  меня кольнула тревога - я даже почувствовал этот укол физически - как
будто  с  размаху  укололи в  шею  булавкой.  Кровь отлила  от  лица, на лбу
проступил холодный пот,  и в животе появилось  такое  ощущение, словно  туда
неожиданно  запрыгнула толстая черная жаба  с липкой  кожей. Сосед по креслу
оторвался от своего журнала и посмотрел на меня с некоторой тревогой:

     -- Do you need some help?  Would you like me to call a flight attendant
for  you?  --  осведомился  он  с  американским  акцентом,  с  беспокойством
вглядываясь в мое лицо.

     Только этого мне не хватало - обратить на себя внимание окружающих.

     -- Oh no, thank you sir. -- ответил я,-- I'm okay.

     -- God almighty! You're as pale as a ghost!

     -- It's  my diabetis pills,  I  forgot to take'em  in time --  соврал я
первое, что  пришло мне в голову.  - But  I already took one and I'm all set
right now.  Thank you so  much  for  your help! -  Я постарался  через  силу
улыбнуться.

     -- Are you sure  you're okay? - американец и сам несколько побледнел. А
у меня, вероятно, был такой вид, что краше в гроб кладут.

     --  Yes,  I'm  positive.  --  Последнюю  фразу я произнес  чуть  тверже
остальных. Экий чувствительный  дядечка. Наверняка  верующий.  Очень смешные
они, эти граждане Нового света.

     Сердобольный  пожилой американец  еще  раз внимательно посмотрел  мне в
лицо сквозь толстые  линзы  дорогих очков,  попросил непременно побеспокоить
его,  если  вдруг  понадобится  помощь,  а затем  вернулся  к чтению  своего
журнала.

     Самолет наш слегка накренился, видимо меняя курс.  Пора и  мне поменять
курс в своих попытках обхитрить чертову  затычку. Итак, совершенно очевидно,
что мне мешает страх. Но ведь я боюсь затычки только тогда,  когда собираюсь
ей  воспользоваться,  правильно?  Правильно.   И   этот   страх  мешает  мне
пользоваться ей нормально, потому что в голову лезет  всякая жуть, именно те
самые страшные вещи, которые больше  всего  боишься подумать. А  вот если  я
буду приказывать затычке  что-то  сделать,  и  при этом  о самой  затычке не
думать,  тогда я  буду  думать в  обычном режиме, безо  всякого страха  -  и
никаких наводок, никаких чудовищных фантазий, порожденных страхом, не будет.
Будет нормальная работа.  Представим, что со мной случилось что-то серьезное
и экстренное: тогда я наверняка буду усердно думать о том,  как мне избежать
неприятностей, а о самой  затычке  мне и вспомнить будет некогда, и  затычка
воспримет мои мысли как приказ к действию.  И даже если я просто столкнусь с
трудной проблемой, я буду думать об этой проблеме постоянно, даже во  сне...
я непременно буду думать о ней даже тогда, когда не буду думать о затычке. И
тогда затычка  опять воспримет мои  мысли как команду и  поможет  мне  найти
выход из ситуации  - это она умеет очень хорошо. Ага!  Есть  все-таки способ
превратить  затычку из врага в друга, надо просто хорошо  подумать - в  этом
все дело.

     Еще  очень  ценно в  моем решении  то,  что  у меня не  будет искушения
сознательно  подбить  затычку  на что-то  великое  и  значительное. Ну  ее в
болото, эту Вечность,  Могущество  и  Свободу.  В большом количестве все эти
замечательные  вещи  скорее вредны  чем  полезны. Во всем нужна прежде всего
мера.

     Итак,  великие  свершения отменяются.  Но, кстати, не только  они.  При
таком положении дел, если мне нужно будет решить какой-то пустяк, и придется
обратиться за помощью к затычке, перепрограммированная затычка не сработает.
Ведь она будет принимать мысленные команды  только тогда, когда  я о  ней не
думаю. Впрочем,  мне ведь было рекомендовано ни  в коем случае не беспокоить
затычку по пустякам. Ну  что ж,  кажется  выход  найден,  и  очень неплохой.
Здорово!

     Я глубоко  и облегченно вздохнул  и нажал кнопку вызова бортпроводницы.
Американец оторвал нос от журнала и вскользь глянул на меня. Я улыбнулся ему
и  вежливо кивнул.  Он тоже улыбнулся, кивнул  в  ответ и  продолжил чтение.
Налив принесенную стюардессой по моей просьбе минеральную воду в пластиковый
стаканчик, я начал  делать маленькие глотки, представляя  себе, как я сейчас
перепрограммирую затычку,  так чтобы она выполняла мои приказы только тогда,
когда я о ней, затычке, не думаю. Как только  я  перестану о ней думать, вот
тут  я ее и  включу... что??? Стоп!!! От неожиданности я чуть не поперхнулся
любимой  минералкой  Evian.  Ведь  если я  буду включать  затычку,  я о  ней
подумаю. Значит, затычка не сработает. Черт! Что ж за проклятье такое?!

     А что если просто  включить затычку и  больше  не выключать ее никогда?
Ведь когда я о ней думаю, она все равно  не  подействует. Правильно!  А если
так, то  за каким чертом мне вообще нужна эта авторучка? Пусть затычка будет
незримой, невидимой, нематериальной,  и  действует  именно так, как я только
что придумал. Сейчас я допью минералку, сосредоточусь и  скомандую  затычке,
как  она в дальнейшем должна работать. Главное - не бояться. Главное - четко
и уверенно ввести эту команду.

     Я  крепко сжал ручку  Паркер  в ладони, закрыл глаза,  набрал воздуха в
легкие,  как перед ныряньем в воду,  сосредоточился,  а затем резко нажал на
кнопку  и  мысленно  приказал  затычке действовать  тем  же способом, что  и
раньше, но только тогда,  когда я о ней не думаю. Я  также  приказал затычке
стать нематериальной. После этого  я  открыл глаза и посмотрел на авторучку.
Никаких видимых изменений. Команда не принята? Затычка не сработала?

     И тут  я увидел, что хотя колпачок авторучки по-прежнему нажат, красной
точки не  видно, а  из  хвостика авторучки высовывался кончик пишущего узла,
который раньше там никогда не  появлялся. Затычка Ризенбаума, повинуясь моей
воле, покинула  авторучку  Паркер и  удалилась  в небытие. А авторучка стала
обыкновенной авторучкой, каких пруд пруди. Победа, победа! Полный успех! Вот
что значит умение владеть собой и не поддаваться панике.





     If I were to sleep
     I could dream
     If I were afraid
     I could hide
     If I go insane
     Please don't put your wires in my brain

     Pink Floyd



     Сразу после  того как я перепрограммировал  затычку, на  меня  пудовыми
гирями  навалилась жуткая усталость. Последними усилиями воли  я  засунул  в
карман  обезвреженную  авторучку,  откинулся  в своем  кресле  на положенные
полтора миллиметра  - в  экономическом классе особо  не откинешься -  и стал
проваливаться   из  нереальности  своей  новой  яви   в  нереальность   сна.
Удивительная вещь - сон. Точнее,  не  вещь, а процесс. Мой школьный приятель
Володя Каверин сразу после школы поступил в первый мединститут, а я в тот же
год  -  в  Плехановский.  В  результате я  стал финансистом  и руководителем
предприятия, а Володя - главным врачом  психоневрологического диспансера. Мы
с Володей поддерживали довольно тесные отношения, так как наши супруги - моя
Инна и  его  Виктория приходились друг другу двоюродными сестрами. Собираясь
за рюмкой чая,  мы любили потрепаться обо всяких вещах, и как-то  я  спросил
Володю, что он знает о природе сновидений.

     Дело  в  том,  что мне периодически  снились "вещие"  сны, в которых  я
предугадывал, как поведут себя партнеры по бизнесу в нестандартной ситуации,
какое решение вынесет арбитражный суд и с какой  формулировкой. Я просыпался
и уже знал ответы на вопросы, которые  мне не удавалось решить наяву. На мой
вопрос Володя стал отвечать весьма неожиданно. Он  рассказал, что существует
быстрый и медленный сон. Я  никак не мог понять,  как это можно спать быстро
или медленно. Ведь спать - это не бежать и даже не идти. Но все оказалось до
обидного  просто.  Ученые со смешным  названием  "электрофизиологи"  изучали
потенциалы  мозга   спящих   животных   и   человека,   подключая   к   нему
электроэнцефалограф  -  усовершенствованный вариант  обычного осциллографа с
самописцем. Анализируя  записи,  они  обнаружили  смену быстрых  и медленных
ритмов, соответствующих  различным  фазам  сна. Выяснилось,  что  сновидения
связаны  с  быстрой фазой сна,  то есть когда  стрелка дрожит и оставляет на
бумаге мелкую дребедень, а не плавные волны. В это время глаза двигаются под
веками,  мускулы  напрягаются, тело меняет позу. Наша серая кошка  Брыська в
это  время  еще жалобно  взмякивает  или горестно  всхлипывает,  свернувшись
калачиком  на  диванной  подушке. Может быть, она вспоминает  во сне как она
однажды подавилась костью из сырой рыбы, хищнически украденной  из раковины,
где  она размораживалась. По счастью, Слава, мой старший сын, рано пришел из
школы,  вытащил из раковины хрипящую полудохлую кошку и вынул кость из горла
пинцетом. Кошка Брыська ответила своему спасителю пламенной любовью и всегда
приносила ему и складывала на подушку пойманную добычу - придушенных мышей и
погрызанных  черных  тараканов,  которых она исправно  ловила в  продуктовом
магазине  в  доме  напротив.  Однажды  зимой  Брыська  приволокла в  обрывке
полиэтиленового пакета полкило мороженого мясного фарша, украв его с чьей-то
форточки, и фарш растекся по постели.

     С той поры мой отпрыск стал запирать свою спальню, а преданное животное
жалобно мяукало и терлось под  дверью со слабо  шевелящейся добычей в острых
кошачьих зубах. Однажды мой  сын задал  вопрос, который привел моего друга в
замешательство:

     --  Дядя  Володя,  а как можно по этим кривым и волнам определить,  что
человеку снится или что он думает?

     Володька чуть не подпрыгнул до потолка, а потом  стал  долго объяснять,
что по этим кривым ничего такого узнать нельзя, а можно только определить, в
каком состоянии находится  мозг - степень бодрствования, фазу  сна,  степень
активности анализаторов... Что такое анализаторы ни я, ни тем  более Славка,
так и  не поняли, и Володя перешел  от  премудростей электроэнцефалографии к
предложению  съездить на рыбалку, развести хороший костер, наловить рыбки  и
сварить уху.  Так  мы и сделали. Уха  получилась на славу. Народ  резвился у
костра, а мне неожиданно вспомнилось пионерлагерное детство. Закрытие смены,
прощальный костер,  который  тогда казался огромным, торжественным  и полным
таинственных  сил,  снопы  рассыпающихся  искр  во  тьме и песня исполняемая
хором:

     Гори, костер, подольше,
     Гори, не догорай!
     А завтра лагерю скажем:
     Прощай, прощай, прощай!

     Я никогда не думал в детстве о странностях слов этой  песни.  Ведь если
костер  никогда не  догорит и так и будет  гореть  во тьме  целую  вечность,
значит смена так  никогда и  не закроется, и "завтра" никогда не наступит, и
даже  солнце не  взойдет? И  мы так и будем  сидеть целую вечность во тьме у
этого  костра? Надоест! Скучно станет, а потом даже страшно... Так почему же
тогда  "не  догорай"?  "Остановись  мгновенье,  ты  прекрасно!"  С маленькой
поправочкой: прекрасно, пока его нельзя остановить,  а очень хочется. А  вот
если можно  остановить - сразу задумаешься, а так ли оно  прекрасно... И так
во всем...  прекрасное неуловимо...  счастье  не остановить...  что-то  есть
нелепое,  чудовищное  в  том, чтобы  остановить, законсервировать прекрасное
мгновенье и заставить  человека  переживать его  до  скончания  века. Похоже
скорее  на  пытку,  чем  на  счастье. Разум  отказывается  воспринять  такую
возможность. Как хорошо, когда кривые твоих мыслей и чувств никому не ведомы
и  не могут быть расшифрованы никакими энцефалографами!  Счастье должно быть
от Бога,  оно  должно  быть  всегда внезапно и  неожиданно,  как  сноп искр,
выбрасываемый горящим костром. Но ведь костер не может гореть вечно...

     Неожиданно ожила  и зашевелилась  толстобрюхая жаба,  запрыгнувшая  без
спроса ко мне в  живот.. Будет оно теперь тебе  неожиданное счастье, жди, --
буркнула  жаба.  -- У тебя в кармане лежит затычка Ризенбаума, которая знает
каждую  кривульку твоих мыслей, каждую завитушку  и черточку твоей  чертовой
энцефало-, а вернее, мыслеграммы,  и  только и  ждет,  затаившись в  засаде,
чтобы сделать твои мысли явью. Будет тебе остановившееся мгновенье. Будет...
будет... буррр.... буррр.... буррр.... Жаба неуклюже перевалилась с  боку на
бок и забурчала раздутым жабьим горлом стихи о прекрасном, чудном мгновенье,
какую-то  жуткую скрипучую  смесь из  Пушкина и Гете... Прекрасное мгновенье
влетело как  назойливый комар в форточку и закружилось  над моими  мыслями с
звенящим писком, настойчиво требуя, чтобы его  остановили. Жаба  молниеносно
выбросила липкий  язык, и прекрасное мгновенье с  писком  унеслось  в черный
провал жабьей  пасти. Проглотив прекрасное мгновенье, неприятное земноводное
еще раз легонько выстрелило языком изо рта,  просто так, для  порядка, после
чего  приосанилось,  надуло  оплывшее белое брюхо  и  сказало  по-английски:
"Внимание, прослушайте сообщение  командира  корабля", а затем повторило эту
же фразу по-русски.

     Тут  я  почти полностью  проснулся как  раз для  того  чтобы прослушать
сообщение командира экипажа  о том, что  маршрут  полета изменен  в связи  с
необходимостью облететь зону урагана,  и посадка предполагается часа на  два
позднее чем по расписанию. Я  вынул  авторучку Паркер из кармана и пощелкал.
Где-то теперь моя затычка... Хорошо,  что я сумел ее перехитрить и укротить,
что я не могу остановить мгновенье по  своему желанию. Я снова с облегчением
закрыл  глаза,  и сплошной поток  света  рассыпался  на  мириады искр, искры
закружились  перед мысленным  взором,  они  взлетали  вверх,  рассыпались  и
падали... Гори, костер, подольше, гори, не догорай... А хотел ли бы я, чтобы
костер моей жизни  горел и  не догорал никогда? Право  не знаю... Ведь  этот
костер жизни принадлежит не мне... Я - всего лишь одна из его искр,  которая
вспыхнула  и горит  в своем кратком  полете, ничего не  зная о самом пламени
костра... Затычка  Ризенбаума  дала  искре  возможность  управлять  пламенем
костра. Но  зачем маленькой  искорке  такая великая  возможность? На что она
может ее направить? Искра может только обжечь и погаснуть. Тогда, в детстве,
стоя у костра и любуясь искрами, я  чувствовал себя столь далеким, столь  не
сопричастным горящему пламени и восхитительному  свечению мириадов искр, что
мне хотелось от  отчаяния броситься в этот костер. Правда, я довольно  скоро
нашел компромисс: проследив за полетом искр, я выбрал самую  яркую  из  них,
осторожно подобрал ее маленькой щепочкой и отнес подальше от костра, куда не
достигал  его  свет  и  тепло.  Там,  в прохладной бархатной  темноте, почти
осязаемой руками, вдали от вспышек и треска дерева, мучительно погибавшего в
пламени костра, вдали от своих веселящихся товарищей, я наслаждался одиноким
таинственным  свечением  единой  искорки,  которую одну я  посмел  взять  от
необъятного вселенского огня, и  к  которой одной только я  чувствовал  себя
сопричастным.  Ее ровный  потусторонний свет  казался мне  гораздо  понятнее
огромного  полыхающего  пламени, и все же  я  оставался неизмеримо далек  от
таинства ее внутреннего  свечения. И тогда я схватил эту искорку и сжал ее в
кулаке изо всех детских сил. Было очень больно,  но  я стерпел. Потом  утром
повариха в столовой смазала мне постным маслом пузыри на ладони.

     Стал  ли  я  с тех далеких  пор ближе к  загадке  внутреннего света,  к
загадке счастья?

     Мерцающий красноватый свет маленького горящего уголька из моего детства
становился все  более  ровным, неподвижным  и четким  перед  моим  мысленным
взором,  и  под конец  сфокусировался в ярко-красную точку,  которая  встала
неподвижно на фоне грязно-лиловой черноты закрытых век и не думала исчезать.
Где-то я эту точку видел, совсем недавно.  Где? Жаба в моем животе беззвучно
гавнула, раскрыв  пасть кошелкой  как  графиня Маульташ. А может, никакая не
жаба, а просто оборвалось что-то внутри, сердце екнуло. Господи, ну почему я
не дома, что мешает мне скорее попасть домой и оказаться  в своей постели, а
не в этом тесном утомительном кресле в  треклятом железном огурце... Красная
точка  перед  глазами  ярко  вспыхнула,  словно  какой-то  близкий  знакомый
подмигнул мне хитро и интимно. Я поправил подушку, натянул на голову одеяло,
повернулся на другой бок и уснул глубоким сном.





     You raise the blade, you make the change,
     You rearrange me till I'm sane.
     You lock the door and through away the key,
     There's someone in my head but it's not me.




     Когда  я погружаюсь в  глубокий сон, я чувствую  себя  как  автобус, из
которого вышел водитель.  Пустой автобус  остается  на земле, а  в неведомую
высь  поднимается  таинственный  дирижабль,  плавно  покачивая  гондолой,  в
которой тоже никого нет. Исчезает мое тело, забывается история моей жизни, а
потом  наступает   небытие.  Впрочем,  довольно  часто  небытие  все  же  не
наступает,  потому что взамен  исчезнувшего  меня  появляется что-то другое,
меня  ничем  не  напоминающее.  Например,  приходят  странные  животные  или
прилетают неведомые птицы. Иногда появляются книги, которые читают сами себя
и перелистывают свои страницы, чуть слышно шурша. Бывает в моих снах небо, в
котором  одновременно находятся солнце,  звезды и луна, ничуть не мешая друг
другу, а иногда по странным обстоятельствам в мой сон забредают чужие мысли,
потерявшие своих хозяев, - мысли неизвестных мне людей, с которыми я никогда
не встречался наяву. А потом я просыпаюсь - и в момент возвращения  блудного
дирижабля  обратно  на  землю,  незнакомый странный  мир быстро исчезает,  и
пустующее водительское место привычного  автобуса моих будней вновь занимает
мой  старый знакомый -  тот,  кого  я фамильярно называю словом "я",  а  все
прочие называют моим собственным именем.

     В этот раз вместо  меня появились горы, которых я никогда не видел ни в
кино,  ни наяву.  Вершины в облачной дымке, склоны, обильно поросшие  густым
лесом и кустарником, ущелья со змеящимся серпантином дорог. Горы становились
все  более дикими,  каменистыми и неприступными. Появились громадные  черные
скалы, потом пещеры со  свисающими сталактитами,  в  этих  бездонных пещерах
трепетало многократно  отраженное эхо, и тускло  блистали слюдяные  искры на
каменных  стенах. Потом скалы стали осыпаться и складываться в фигуры, как в
компьютерном тетрисе, и под конец они неожиданно сложились в хорошо знакомое
мне  огромное здание обкома партии, в  котором мой  отец проработал двадцать
два  года  без малого. Последние несколько лет он провел  на  должности зама
первого секретаря по партийному строительству, а затем по идеологии.

     Никогда и  нигде  в  стране  не было  менее  подходящего  человека  для
пропаганды коммунистической  идеологии, чем мой почтенный родитель, кандидат
философских наук,  для которого мыслительная  деятельность стояла  на первом
месте, опережая голод и жажду. Занимаясь изо дня в день обкомовской текучкой
и рутиной, он все же успевал читать дома Гегеля и Фихте по-немецки, Фрэнсиса
Бэкона и Томаса Мора по-английски, а  в переводах - Конфуция, Авиценну и еще
каких-то  менее известных  китайцев  и  мавров.  Докторскую  диссертацию  по
философии  и  этике конфуцианства  отец  писал  сам от  первой  страницы  до
последней, хотя вполне  мог поручить это  дело своей бывшей кафедре и просто
поприсутствовать на  собственной защите. Мне, во студенчестве,  отец нередко
помогал писать конспекты по марксизму-ленинизму. Я был дотошным студентом, и
поэтому  у  меня  весьма часто  возникали  вопросы, на  которые отец отвечал
уклончиво и довольно раздраженно: "Я марксистские тексты не комментирую. Мне
платят зарплату  за  их  пропаганду,  а не за  их  толкование. Учись, сынок,
мыслить  самостоятельно  и непредвзято". Впрочем, несколько раз мне  удалось
подслушать тихие беседы отца с матерью, в которых он однажды назвал Энгельса
дремучим  невеждой, а в  другой раз  сказал,  что Мах, тот самый  который из
"материализма  и эмпириокритицизма", был отличным физиком, оставившим  после
себя фундаментальное число Маха, в отличие от Ленина, который не  разбирался
ни в физике, ни  в философии, а был всего-навсего гениальным авантюристом  и
настоящим выродком с  моральной и человеческой точки зрения, По словам отца,
Ленину  удалось сделать столь внушительную карьеру только потому что он, как
и современные политики,  не  брезговал ничем,  потому что вообще  бесчестные
моральные  уроды в российской  политике в  те времена  были явлением  весьма
новым и нечастым. Интеллигентные люди просто не знали, как  противопоставить
себя  этому  монстру, не уронив  своего достоинства, которое тогда  ценилось
больше  чем  жизнь.  Впрочем,  сказал  отец,  менталитет нации с тех  времен
разительно  поменялся.   Ни   чести   не   осталось,   ни   романтизма,   ни
интеллигентности - сплошная унылая прагматика.

     К  отцовскому  счастью,  я не был Павликом  Морозовым,  да  и классиков
марксизма  не сильно любил. Но я четко  усвоил, наблюдая за жизнью отца, что
не  всегда  в  жизни  удается  быть  искренним  со  всем  миром, а  поневоле
приходится затаиться в себе и делать то, что необходимо, если хочешь чего-то
достигнуть.   Парадоксально   звучит,   но  будучи   крупным  номенклатурным
работником, подчиненным  строгой партийной дисциплине,  отец чувствовал себя
гораздо более  свободно  чем  простые граждане,  живущие обычной жизнью. Для
простых  граждан  партия изобрела  не  столь напряженную,  но  гораздо более
унизительную  дисциплинарную сетку чем  для  своей  номенклатуры. Регулярные
политзанятия,  посещение   открытых   партсобраний,  принятие  и  выполнение
соцобязательств,  выезд на сельхозработы,  демонстрации трудящихся на первое
мая  и  седьмое ноября,  художественная  самодеятельность  с патриотическими
номерами в программе... Отец был  самолюбивым  человеком, с большим чувством
собственного  достоинства, и поэтому  ему было значительно легче  руководить
всей  этой дурью, посмеиваясь над ней про себя, чем подчиняться этой дури на
правах,  а вернее сказать, безо  всяких прав, безмозглого барана из большого
советского стада.

     Мне не хотелось во всем повторять жизнь отца, и по зрелом размышлении я
сказал ему, что не хочу подниматься, как он, по партийной линии, а предпочел
бы посвятить свою жизнь  изучению финансов. Власть политической партии, даже
такого  монополиста  как КПСС, не вечна,  а  деньги  будут всегда, при любой
власти, и  люди,  знающие  законы,  по  которым  живут деньги,  всегда будут
обладать  властью  и  влиянием  вполне достаточными  для  сохранения  своего
достоинства и  независимости, в любые времена. А партия ваша,  --  попенял я
отцу,  --  как  бельмо на  глазу. Она уродует  экономику,  не дает нормально
развиваться   товарно-денежным   отношениям,   не   дает   людям    проявить
предпринимательскую инициативу.

     Смотри, сынок.  --  возразил  мне отец,  --  Сейчас очень много  народу
нападает  на партию.  Да, конечно, партия прогнила насквозь, но разрушать ее
очень  опасно. Вместе  с  ней может  рухнуть  все общество. Партию  надо  не
разрушать, а реформировать изнутри - аккуратно,  терпеливо, делать из партии
некомпетентных   волюнтаристов-идеологов   партию   мудрых   и    осторожных
прагматиков,  как  в  Китае. Для  этого  нужны китайская вековая  мудрость и
китайское терпение, а  в России  ни того ни другого  никогда не хватало. Вот
увидишь, скоро все полетит  к чертям, и в стране наступит полный кавардак. И
тогда -  и ты, сынок, и вообще вы,  наши дети,  возможно еще будете жалеть о
нашем  времени и о наших глупых,  лицемерных порядках,  которые  вы  спешите
скорее разрушить, не успев придумать ничего путного взамен.

     Я ответил отцу цитатой из Николая Заболоцкого:

     Есть в наших днях такая точность,
     Что мальчики иных веков
     Наверно будут плакать ночью
     О времени большевиков.

     Отец  обиделся на меня - думал, что я над  ним подсмеиваюсь, а он этого
не  выносит.  Очень  гордый он  у  меня.  Обиделся и  ушел  в свой  кабинет,
захлопнув дверь, - читать своего любимого Конфуция. А я вовсе и не думал над
ним смеяться.

     Когда перестройка отменила обкомы,  я стремительно  пошел  вверх сперва
как финансист, а  затем как бизнесмен. А отец  вернулся  на  родную  кафедру
философии, откуда он и  был взят в незапамятные времена на партийную работу.
Похоронив  маму,  умершую от рака, он полгода  тосковал,  ходил  небритым, с
черными провалами под глазами, а затем неожиданно откликнулся на приглашение
и  уехал в Новую Зеландию читать в университете лекции по философии, истории
и  политологии.  Так  я остался без родителей.  Иногда отец  звонил  мне  из
Окленда, но звонки  по телефону -  это совсем  не  то. Да и о чем  говорить?
Жизнь-то у нас совсем разная...

     А в сущности, отец оказался кругом прав. Жизнь в  постсоветской  России
оказалась  отнюдь  не сахарной.  Сколько  грязи повылезло,  сколько  пены...
сколько всего пришлось хлебнуть, пока  я пробился и  встал  на ноги. Сколько
раз  меня  предавали  друзья,  сколько ловушек  мне расставляли на моем пути
завистники и конкуренты.  Пришлось привыкнуть к мысли,  что в бизнесе нет ни
друзей,  ни врагов. Есть  только ситуация, которая и определяет союзников, и
союз длится ровно столько, сколько это продиктовано ситуацией.

     Я  повернулся  с  боку на бок  и мотнул  головой  по  подушке,  пытаясь
прогнать  с глаз долой  противную красную  точку, которая  уже  давно стояла
перед плотно закрытыми глазами и никак не хотела  исчезать. У меня иногда во
сне плывут перед глазами  цветные пятна, но не  такие яркие  как эта красная
точка, и к  тому же  они никогда не застревают неподвижно, как в этот раз. Я
уже видел эту  точку  раньше, и при  том, определенно,  не  во сне.  Но сон,
ожививший в  моей памяти прошлое,  сделавший  его  столь  ярким и рельефным,
неким  тайным образом изъял из памяти все недавно произошедшие события,  и в
отсутствие  водителя в моем  "автобусе",  я ничего не мог вспомнить об  этой
точке,  кроме  того,  что  ничего  хорошего  с  ней  не   связано.  Ощущение
одиночества... да... оно было как-то связано с этой точкой.

     Маленькая одинокая красная  искорка в  бескрайней  черноте...  тоска  и
одиночество... ничего хорошего...

     Да в общем, что хорошего, когда остаешься  без родителей, еще  не успев
вырастить своих детей. Как все-таки несправедливо, когда вот так получается.
Тоска  по  родителям,  которую  всколыхнул мой сон с яркими  воспоминаниями,
вдруг прорвалась из затаенной  глубины в самое сердце  и затрепетала там как
сорванная с петель дверная пружина. Эх,  как хорошо если бы мать была  жива,
чтобы мать и отец были рядом, как раньше. Пусть бы даже отец работал в своем
обкоме партии... не один ли черт, в конце концов, при какой власти жить.. Да
хоть  при Конфуции! Интересно, лучше бы было отцу, если бы партия осталась у
власти?  Почему  нельзя прожить  два варианта жизни, а потом  сравнить,  что
лучше?

     Неожиданно  в голове  коротко  и ярко  вспыхнула  и  вновь  притушилась
красная точка.

     Вообще, любая вещь,  если подумать, имеет две  стороны. Вот,  например,
водка.  Выпьешь  чуть-чуть - будет  приятно,  а выпьешь много - будешь потом
мучиться от похмелья. Черт, ну неужели нельзя  изобрести такую водку,  чтобы
было только  приятно,  а  похмелья  и всей прочей гадости  не  было  совсем?
Красная  точка  в  голове  вновь  вспыхнула,  словно  подмигнула,  а  дважды
помянутый черт возник из ниоткуда, вспрыгнул прямо на меня и начал топтаться
по моей груди, сопя и урча, а затем  принялся фамильярно обнюхивать мне лицо
и нагло тереться о  мой нос и подбородок шерстистой физиономией. Я выпростал
руку из-под одеяла  и сбросил нечистого на пол. Он мягко брякнулся на четыре
лапы и обиженно мяукнул.

     Тьфу ты, это же никакой не черт, а наша Брыська!

     С этой мыслью я  проснулся,  внезапно и  резко, с ощущением парашютного
рывка в голове. Лица родителей еще стояли перед глазами в последних обрывках
сна, но  эти обрывки уже смывала  реальность, потоком  хлынувшая в сознание,
словно  вода  из прорванной  плотины.  Мысли  беспорядочно прыгали от одного
события к  другому.  К  моему  ужасу, я  совершенно не  мог  вспомнить,  как
приземлился самолет из Копенгагена, каким образом  я  добрался  домой и  лег
спать. Как  же я мог позабыть все напрочь? Это только  алкоголики допиваются
до того что не помнят,  что случилось накануне вечером. Но ведь  я вообще не
пил! И сотрясения мозга у меня не  было... Ах  черт! Наверняка это сработала
затычка Ризенбаума. Да,  конечно! Ведь  я  севершенно забыл о ней  на  целую
ночь, а вот она про  меня  не забыла! Нехорошее  предчувствие  подкралось  к
горлу и несильно  сжало,  но вскоре отпустило. Ладно, пока  вроде бы  ничего
страшного  не произошло. Вероятно, я захотел в полусне скорее попасть домой,
подумал  об  этом  -  и  затычка  восприняла это  как  команду. А  что еще я
накомандовал затычке, пока я о ней не  помнил? Вроде бы больше ничего... Ах,
да! Эта проклятая красная  точка, которая появляется во сне. Теперь я понял,
откуда  она  взялась.  Как  только  я забываю  про  затычку,  она немедленно
активизируется и ждет  ввода команды. Затычка Ризенбаума сидит в моей голове
или  еще  где-то, в  каком-то неведомом  пространстве, в  которым витают мои
мысли. Я теперь сам - живая, ходячая  затычка Ризенбаума.  Что характерно, я
не могу приказать затычке не включать  эту красную точку, потому что когда я
помню про затычку, она  не выполняет  команд, а когда она их выполняет, я не
помню о  существовании  затычки и не  помню, откуда  взялась  красная точка.
Красная точка появляется только когда "водитель" выходит из "автобуса". Моей
судьбой теперь управляет  неизвестный, загадочный дирижабль моих снов. Да...
Ситуевина!

     Я  глянул  на часы.  Затычка, разумеется, не позаботилась  о том, чтобы
завести мне будильник,  поскольку в  полубессознательном состоянии я  ее  об
этом попростить никак  не  мог. Да, и  у  великих изобретений тоже есть свои
изъяны, что поделать.  Время близится к полудню, дети давно в школе, жена на
работе,  а я безнадежно  опоздал в собственную  компанию, где я,  как-никак,
занимаю должность президента.  Нехорошо. Надо торопиться  и спасти  хотя  бы
остаток дня. Я  надраил зубы зубной щеткой, соскоблил бритвой  самую большую
щетину и  быстро облачился  в костюм, судорожно нашаривая в кармане ключи от
моего Мерседеса. Лет несколько назад, когда с обслуживанием иномарок был еще
некоторый  напряг,  я не хотел его  покупать,  и  мне всучили его чуть ли не
силком хорошие приятели, так и не ответив толком на мой вопрос: "Что я  буду
делать со своим  Мерседесом, если в один  прекрасный день  с ним приключится
бенц?"

     Бенц с Мерседесом не приключился ни разу.  Ездил он  отменно  и никогда
меня  не подводил. Но похоже, в данный момент приключился  бенц с ключами от
Мерседеса. Я никак не мог  их  найти. Ни  ключей, ни  дистанции - как корова
языком  слизала.  Пока  я мучительно думал, куда я, аккуратный человек,  мог
засунуть ключи, и не затычкины ли это проделки, в дверь позвонили. Я открыл.
На пороге стоял Геннадий Иванович, пожилой водитель из нашего автопарка.

     --  Здравствуйте,  Сергей  Леонидович!  Вы  распорядились  подъехать  к
половине  двенадцатого. Я  ждал вас внизу  как обычно.  Вы ведь  никогда  не
задерживаетесь,  а сейчас без  пяти двенадцать.  Я уже начал волноваться, не
случилось ли чего, попросил охрану на входе, чтобы разрешили к вам подняться
и узнать, все ли в порядке.

     Я абсолютно ничего не  мог понять. Во-первых, с какой стати мне срывать
водителя  с  графика,  отвозя  мою  персону,  когда  на  это существует  моя
собственная  машина.  А вот  мои  охранники -  Макс, Паша  и Николай - имеют
четкую инструкцию. Если ровно в восемь утра  я  не  выйду  из подъезда,  они
обязаны подняться ко мне и узнать, что произошло, а не ошиваться внизу. Макс
обычно  едет со мной  в машине, а  Павел с Николаем сзади, на джипе.  Какого
дьявола они меня не разбудили? И причем тут этот шофер?

     -- Геннадий Иванович! А кто это распорядился Вас за мной послать? И где
охрана? Где Макс, где Павлик с Колей?

     Водитель удивленно открыл рот и захлопал глазами.

     -- Сергей Леонидович! Так вы же сами распорядились перед командировкой,
чтобы я  заехал  за  вами  сегодня,  к  половине двенадцатого.  А зачем  вам
понадобилась  охрана?  Материальные  ценности  уже  перевезли.  Торопцев все
сделал как вы велели.

     -- Торопцев?

     -- Ну да, замдиректор  по хозяйственным вопросам. Все сделал как вы ему
поручили.  Ребята все  погрузили в сейф  и пломбой опечатали. А интересно-то
как  всем,  что  же  это  будет?  Вы-то  сами  еще  не  попробовали,  Сергей
Леонидович? Представляете, другая жизнь скоро начнется, райская!

     -- Перед командировкой? -- я поразмышлял  несколько секунд, выпустив из
виду странное заявление водителя о райской жизни -- В Копенгаген?

     -- Ха-ха-ха! -- водитель подмигнул. -- Сергей Леонидович, вы же, вроде,
не рязанский, а знаете. А, это они вам рассказали, да?

     -- Что рассказали, Геннадий Иванович? - не понял я.

     -- Ну присказку эту самую  - про Скопингаген. Это же рязанцы так  город
Скопин в шутку зовут, куда вы в командировку-то ездили.

     Сердце  мое  провалилось  в  пятки,  и  внутренний  голос уныло  сказал
трагическим актерским басом: Ну все, доигрался хрен на скрипке. Похоже, бенц
пришел не только моему Мерседесу, а вообще всей моей жизни. А шофер как ни в
чем ни бывало продолжал:

     -- Да  -  что  ж это  я! С праздником вас,  Сергей Леонидович,  с  Днем
Спасения  Отечества! Вы небось сейчас  волнуетесь,  да? Все-таки, ваш папаша
сегодня в объединение приезжает. Обычно ведь вы сами на праздник выступаете,
а сегодня будете  в президиуме сидеть  и отцовский  доклад  слушать. Здорово
это, когда вот так... У  меня ведь отец с фронта  не вернулся, и не один он.
Почти что  весь  двор ребят без отцов  вырос. А вы,  молодые - совсем другое
дело. Завидую я вам!

     Так-так,  вот оно начинает  что-то  проясняться. Мерседес  - совершенно
точно - можно  уже и  не искать. Да тут  уже и  не до Мерседеса...  Что  еще
успела натворить затычка, пока я спал? Что это еще за праздник такой, откуда
он взялся?

     Мне удалось  односложными ответами скрыть свое полное незнание ситуации
и осторожными  вопросами узнать у  простодушного и словоохотливого водителя,
что сам Геннадий Иванович - ни более ни менее как мой личный шофер, что  мой
отец, первый секретарь обкома,  решил  оказать нам честь и  приехать  в наше
производственное объединение, генеральным директором  которого я  являюсь, с
докладом,  посвященным торжественной дате - Дню Спасения  Отечества. А сам я
только  что вернулся  из какой-то чрезвычайно ответственной  командировки  в
город Скопин  Рязанской области,  причем целью моего визита  был  Скопинский
ликеро-водочный завод.

     Затычка хорошо знала что она делала. Ключ от Мерседеса бесследно исчез,
но ключ от квартиры лежал там где ему положено. Я запер дверь, мы спустились
в лифте на  первый  этаж. Выйдя  из лифта,  я  обнаружил,  что  в просторном
коридоре  вдоль  стен  рядком расположились  аккуратные  кашпо  с ухоженными
декоративными растениями,  на выходе стоит  охранник  с короткой милицейской
дубинкой и рацией, а за стеклянной  перегородкой за столом восседает пожилая
благообразная  консьержка, которой раньше никогда не было  - ни перегородки,
ни стола с консьержкой. Во дворе я еще  раз удивился, увидев, что наш  дом и
еще несколько соседних добротных домов сталинской постройки окружены высокой
металлической  изгородью.  Геннадий  Иванович  предупредительно  открыл  мне
заднюю дверь новенькой черной Волги, и я забрался на заднее сиденье.

     Водитель плавно объехал  дом  и притормозил  у ворот,  где в стеклянной
будке  сидели  два милиционера с  кобурами на поясе и  рацией.  Один  из них
привстал  и отдал честь, ворота открылись, и мы выехали из внутренного двора
на улицу.

     Надо  срочно узнать,  что это за  город  Скопин  с ударением на  втором
слоге,  что  я  делал  на  их  ликеро-водочном  заводе,  и  чем   занимается
научно-производственное объединение,  генеральным  директором  которого меня
определила работать затычка Ризенбаума.



    VII.

No more Turning Away From the weak and the weary No more Turning Away From the coldness inside Just a world that we All must Share It's not enough just to stand and stare Is it only a dream that there'll be No more Turning Away?"
Глядя из окна машины на убегавшие улицы, я поразился тому, как сильно они изменились. Исчезли коммерческие палатки, пропала рекламная мишура, обрамляющая здания, а по дороге почти сплошь катили отечественные машины - жигули, москвичи, волги и запорожцы. Иномарки встречались нечастно, да и те что попадались, были с дипломатическими номерами. Что-то мне все это мучительно напоминало, и я никак не мог понять что именно, пока не увидел на крыше кинотеатра "Понтифик" огромный лозунг: "СЛАВА КПСС!". Огромные красные буквы не выглядели случайно уцелевшим заржавленным реликтом ушедшей эпохи. Они были свежими и яркими, в то время как стены домов были серы и тусклы, в тон одежде уличных прохожих. Кажется, я повторяю судьбу героя повести Владимира Войновича "Москва - 2042". Сам себе наколдовал во сне. Знать хотя бы точно, что именно наколдовал. Будь ты трижды проклята, затычка Ризенбаума! Хотя, причем тут затычка? Это же я каким-то образом сам возвратил себя в ушедшую эпоху. Хотел как лучше, а получилось как всегда! Как же крепко, как же страшно глубоко отпечаталась эта система в сознании каждого из нас, что даже я, человек, невероятно преуспевший в новой жизни, немедленно перенес себя в проклинаемое прошлое, как только появилась такая возможность. Где в этом логика? Наверное, нет никакой логики. А если ее нет в человеческих поступках, то что хорошего может дать человеку затычка Ризенбаума? Ведь она только угадывает и выполняет желания, а исполнение многих желаний, как я уже успел выяснить, не только не делает человека счастливым, а напротив, делает его еще более несчастным. И кажется, самое главное несчастье состоит в том, что затычка Ризенбаума - это изобретение, которое дает человеку возможность убедиться в собственной ничемности, ограниченности и бесполезности перед лицом Вечности, Свободы и Могущества. Самое разумное, что человек может сделать с затычкой Ризенбаума - это заткнуть раз и навсегда самого себя как явную ошибку природы. Я попросил водителя включить радио, и салон заполнили ни с чем не сравнимые, незабываемые звуки бравурных маршей советской эпохи. Дикторы с Левитановским металлом в голосе поздравляли весь советский народ от имени партии и правительства с историческим праздником - Днем Спасения Отечества. Довольно скоро я выяснил, что этот праздник отмечается уже одиннадцать лет после того как лучшие люди Советского Союза, объединившись вокруг Государственного Комитета по Чрезвычайному Положению, сумели дать достойный отпор проискам сепаратистов и ставленников мирового сионизма, а также ренегата и предателя дела партии и народа Бориса Ельцина, и отстоять нерушимость и целостность Союза Советских Социалистических Республик. Все выше, и выше, и выше Стремим мы полет наших птиц... Дальше я уже ничему не удивлялся - ни тому, что здание моей бывшей фирмы из прежней нормальной жизни, выросло по размеру во много раз, ни тому, что на здании красуется надпись "Всесоюзное научно-производственное объединение ОККАМ" и лозунг "Народ и Партия - едины!", ни тому, что я в этом объединении - генеральный директор. Я изобразил приступ легкого головокружения и попросил встревоженного шофера довести меня до моего кабинета, которого я сам бы, разумеется, не нашел. По счастью, затычка не тронула моего личного секретаря Елену Владимировну Смольскую. Она оказалась на своем месте, внимательная и подтянутая, как всегда, с безукоризненной прической, вот только вместо модного дамского костюма на ней было надето нечто, напоминающее по покрою военную гимнастерку или рабочий комбинезон. Елена Владимировна осведомилась, удачно ли прошла моя командировка, и сказала, что Леонид Андреевич уже выехал к нам, и что сотрудники уже занимают свои места в актовом зале. -- Вот текст вашего доклада, я лично все сверила с оригиналом. -- с этими словами Елена Владимировна сунула мне в руки ярко-красную папку, которую я судорожно схватил и тут же забыл, что в ней находится. Подошел Борис Штейн, с которым проучились в одном классе с первого и по десятый. В прежней жизни он был моим заместителем и правой рукой. Кое-как я понял, что и в этой реальности он тоже мой заместитель. Подошел чрезвычайно степенный Алексей Чагин, который в прежней жизни был моим коммерческим директором. Глядя на его костюм и галстук и неожиданно суровое и значительное выражение лица, я подумал, что в этой реальности он, скорее всего, занимает должность освобожденного парторга. Подбежал вприпрыжку Гена Скляревич, тоже из моей команды, специалист по пиару. Кем он мог тут быть? Наверное, председателем профкома,-- подумал я, глядя на его лицо - лицо человека, постоянно и очень крупно озабоченного большим количеством мелких забот. Боже - как просто оказывается может один и тот же человек приспособиться к разной эпохе, к разным жизненным стилям и установкам! Те же люди, те же характеры, все то же самое, но в каждом слове, жесте, выражении лица чувствуется разница. В том, исчезнувшем реальном мире эти люди держались, говорили, да что там, даже дышали совсем по-другому, как свободные люди. А здесь все они словно сжаты невидимой пружиной. Впечатление было такое, словно они опытные актеры, без остатка сменившие образ в новом спектакле. Но это был не спектакль, это была новая жизнь, в которой мне теперь предстояло жить, и одновременно - это была старая, почти позабытая жизнь, с которой, как я думал, я давно распрощался навсегда. Подошли один за другим начальники отделов и лабораторий, из которых я не знал больше половины. Мы наскоро поприветствовали друг друга и все вместе двинулись в актовый зал, где уже сидел народ, занимать места на сцене в президиуме. Я скользнул глазами по рядам сидящих в зале людей и обратил внимание на бедность и серую одноообразность их одежды, которая носила подчеркнуто рабочий вид - ни нарядных цвестастых тряпок, ни джинсы, ни бархата. На стенах актового зала помещались многочисленные лозунги: "Товарищи! Крепите трудовую дисциплину!", "Инженеры и ученые! Партии и правительству - наш вдохновенный труд!" и "Направим достижения научно-технической революции на благо советского народа и скорейшего строительства коммунизма в Поднебесной!". Вот еще новости - что это за Поднебесная такая? Кажется, так называли древний Китай. В зале убавили освещения, раздались аплодисменты, и на сцену вышел и занял место у микрофона человек, которого я сразу узнал, несмотря на то, что много лет его не видел. Человек, которого я любил и продолжал любить, без которого мне долгое время было трудно и горько. Человек, которому не нашлось места в послекоммунистической России. Но сейчас он опять был на своем месте, держался уверенно и прямо, и приковывавал своим голосом и взглядом общее внимание, так как делал это когда-то. Мой отец. Затычка Ризенбаума вернула его на родину и повысила в должности, сделав секретарем обкома. Ей богу, что-то такое мне виделось во сне. И сразу сон в руку... Вот так штука! Впрочем, по-другому и быть не могло. -- Уважаемые товарищи! Друзья! Братья и сестры! Позвольте мне от имени областного комитета Обновленной Коммунистической партии поздравить вас с праздником, с Днем Спасения Отечества! Сегодняшний день, двадцать второе августа - это очень важная дата, день, который мы считаем второй точкой отсчета в наших свершениях, на пути к строительству коммунизма. В этот день нам удалось отстоять право нашей великой Партии на существование и на управление страной, и что еще важнее, нам удалось отстоять нерушимость и целостность нашей Поднебесной - великого и могучего Союза Советских Социалистических Республик! Ура, товарищи! Отец отстранил от себя папку с текстом доклада и бросил короткий властный взгляд за кулисы. Из динамиков раздались звуки Гимна "Союз нерушимый республик свободных...". Зал встал, поднялись и мы в президиуме. "Сквозь грозы сияло нам солнце свободы..." Да уж... Если и поблескивает где-то солнышко свободы, то скорее всего в Копенгагене, откуда я вернулся столь странным образом... Там оно навеки и осталось. Господи, что же я теперь делать буду? -- носились в голове шальные мысли. "Де-е-е-ло-о Ко-о-нфу-у-у-ци-я-я, си-и-и-ла-а на-а-ро-о-о-одная Нас к торжеству коммунии-и-и-изма ве-е-е-еде-е-е-ет!" Звуки гимна сменились аплодисментами, и мы опустились на стулья и кресла. Отец вновь приблизил к глазам текст, и зал сразу затих. Товарищи! Все вы знаете и помните те трудности, с которыми мы столкнулись на нашем великом пути. Было время, когда многие партийные деятели высшего звена, почувствовав себя во главе огромного государства, поставили интересы марксистской идеологии выше интересов народа, оторвались от реальности и, по существу, бесконтрольно расходовали громадные средства и государственные ресурсы, по своему усмотрению распоряжались судьбами миллионов людей. В период брежневского застоя, когда ползучая ресталинизация общества сменилась апатией, двуличием, двойной моралью, оказались поверженными в прах и грубо попранными на всех уровнях морально-этические основы жизни общества и государства - человеколюбие, почитание старших и соблюдение традиций, честность и искренность, вежливость, стремление к совершенству. Государство перестало относиться к своим гражданам как к членам семьи. Великий китайский мыслитель Конфуций, которого мы все знаем под именем Чжун Ни, и которого Обновленная Коммунистическая партия считает первым идеологом и вдохновителем реального социализма и коммунизма, писал так: "Если наставлять народ путем введения правления, основанного на законе, поддерживать порядок угрозами, то народ станет бояться наказаний и потеряет чувство стыда. Если наставлять народ введением правления, основанного на использование правил, то в народе появится стыд и он станет послушным." Разумеется, для того чтобы стыд появился у народа, его прежде всего должны иметь сами правители. Но как гласит древняя китайская пословица, "Рыба гниет с головы". Прежние коммунистические правители, начиная с Ульянова и Джугашвили, вообразили, что учение немецкого еврея Маркса - это и есть учение о Коммунизме. Потеряв гордость, они глядели на презирающий нас Запад, на ненавидевшего Россию Маркса, вместо того, чтобы обратить свои взоры на Восток. Потеряв совесть и чувство ответственности, они придумали себе фальшивые имена, один Ленина, а другой - Сталина, чтобы действовать под чужой личиной. Они вообразили, что они вернее всего добьются своей цели, будучи не мудрыми правителями, а жестокими и беспощадными диктаторами. Они создали драконовские законы вместо мудрых правил и попирали народ железной пятой. Еще большее зло совершили они, опрочив и дискредитировав идеи коммунизма. Как вы все знаете, в период Обновления, Искоренения Ошибок и Исправления Имен их прах был с позором развеян по ветру, и не их трусливые помпезные клички, а их подлинные собачьи, плебейские имена были записаны в Великую книгу позора. Вечный позор им и тем легковерным и трусливым гражданам, кто им поверил и шел вслед за ними, не ведая обмана или не желая его разоблачать! Зал встал и воодушевленно прокричал: "Позор! Позор! Позор!" Великая книга позора - это скорбная книга ложных деяний и неподобающих свершений, которую Обновленной Коммунистической Партии пришлось написать в добавление к Книге истории, Книге о ритуалах и Книге перемен. Мы должны стремиться к тому, чтобы в Книге позора никогда больше не прибавлялось страниц. Правитель не должен отрываться от реальности, он первый должен следовать правилам, и жизнь самого великого учителя Кун Цю является тому примером. Учитель умел достойно отказаться от самых высоких постов, если для вступления на пост ему надо было преступить основы своего учения. В то же время он всегда был готов пожертвовать буквой своего учения ради восторжествования наиполнейшей справедливости. В зале зааплодировали, с мест доносились выкрики: "Да здравствует великое, нестареющее учение Чжун Ни! Ура!" Докладчик поднял руку, призывая к вниманию и продолжил: -- Великий Учитель писал: "Правила надо создавать путем достижения единства через разногласия". В Период Ошибок и Перекосов в нашей стране и внутри самой партии практиковалось нарушение традиций в виде безальтернативных выборов с единственным кандидатом. Отсутствие разногласий, или как любили говорить во времена горбачевской перестройки, "плюрализма мнений" привело ко многим перекосам, нарушениям, злоупотреблениям в центре и на местах. Как вы знаете, в период Великого Очищения Партии все виновные предстали перед судом и были примерно наказаны за содеянное, а имена главных виновников вписаны в Великую Книгу позора. В их лице Партия наказала не только нерадивых, зарвавшихся слуг народа, но и саму порочную идею, разрушающую государственность Поднебесной, нашего Великого Советского Союза. Безупречный государственный муж должен быть истинным сыном неба, совершенным во всех отношениях, и это единственное условие, при котором власть не прервется в течение четырех-пяти поколений. Во всем, товарищи, необходима разумная последовательность, строгие традиции и правила, а также постоянное стремление к ясности и справедливости. Разногласия - лишь способ достижения единства, а не вседозволенность, как подумали многие в Период Смуты. Западная вседозволенность и нравственная ущербность, которую тамошние идеологи называют демократией и выдают за свободу - не наш выбор. В нашей стране нет суда присяжных, который судит родителей младших школьников за совершенные ими убийства и изнасилования. Такая свобода нам не нужна. Разногласия по Чжун Ни - это всего лишь разумная необходимость донести до лица начальствующего различные мнения лиц подчиненных, чтобы лицо облеченное верховной государственной властью и призванное установить справедливость, могло остановить свой выбор на наиболее достойном и мудром решении проблемы. Зал вновь зааплодировал, и вновь отец остановил аплодисменты жестом руки, одновременно учтивым и властным. -- Великий Чжун Ни писал: "Если правитель любит ли, то никто из народа не посмеет быть непочтителен; если правитель любит справедливость, то никто из народа не посмеет не последовать ему; если правитель любит искренность, то никто из народа не посмеет скрыть свои чувства". Вдумайтесь, товарищи, в эти удивительные слова. В то время как сами западные идеологи признают, что их демократическая система - это сомнительное право определять посредством избирательного бюллетеня, какой именно негодяй и мерзавец или ничтожество будет тобой управлять следующие несколько лет, мы, обновленные коммунисты, следуя великим конфуцианским принципам, считаем, что справедливость спускается с неба на землю, но никогда не поднимается с земли на небо. С земли можно поднять на небо только непотребную грязь. Западная демократия - не более чем ветер, который собирает эту грязь с земли и поднимает в небо. Справедливость - это та гарантия, которую нам дает наличие мудрого и справедливого правителя, ревностного блюстителя традиций, государственного мужа, безупречного во всех отношениях. Демократия не может сделать чиновника благородным. Благородным делают чиновника безупречное знание учения, стремление к совершенству, почитание традиций, чувство ответственности за народ, который он почитает за свою семью. Только все вышеперечисленные дао делают правителя настоящим цзынь-цзы. При произнесении последнего слова по залу словно прокатилась волна. Люди вскочили со своих мест и стали воодушевленно скандировать: "Цзынь-цзы!! Цзынь-цзы!! Цзынь-цзы!!" "Цзынь! Цзынь! Цзынь! Цзынь! Дзынь! дзынь-дзынь-дзынь-дзынь-дзынь!" - отдавалось у меня в голове. Под громкое дзыньканье зала мои мысли прыгали и скакали в голове как хрустальная посуда в серванте во время небольшого землетрясения. Зал затих и продолжил слушать докладчика, но землетрясение у меня в голове уже не затихало. Слова, доносившиеся из микрофона, достигали моих ушей, но уже не достигали сознания. Через какое-то время зал встал и снова стал неистово цзынькать и рукоплескать, и отец под громкие аплодисменты покинул трибуну. Микрофон взяла Елена Владимировна и сообщила: -- Уважаемые товарищи! С ответным докладом выступает генеральный директор нашего объединения товарищ Лазурский Сергей Леонидович! Батюшки-светы! Это же я выступаю! Господи, с чем? О чем? Тут я неожиданно вспомнил про красную папку, которую сжимали мои пальцы, раскрыл ее и обнаружил пронумерованные листы машинописного текста с моим докладом. Ну ладно, поиграем в эти игры! Рано сдаваться! Да и сдаваться никак нельзя. Если сейчас сказать им голую правду о том, что со мной случилось, о том, что я сам создал эту реальность, и все они - плод моего бесконтрольного ночного воображения, воплощенный в действительность жутким прибором под названием "затычка Ризенбаума", то психушки мне не миновать. И я твердым шагом пошел к трибуне, на ходу разворачивая текст. -- Уважаемые товарищи! Коллеги! Друзья! Братья и сестры! Досточтимый отец и учитель! От имени и по поручению коллектива работников Всесоюзного научно-производственного объединения ОККАМ позвольте выразить нашу глубокую благодарность Обновленной Коммунистической Партии за отеческое мудрое руководство и беззаветное жертвование своих сил на благо скорейшего построения коммунизма во всей Поднебесной. Мы, коллектив Всесоюзного научно-производственного объединения ОККАМ, клятвенно заверяем партию и правительство в том, что будем и впредь направлять наши трудовые усилия на благо гармоничного развития Поднебесной, всемерно улучшать качество и повышать объемы выпуска основного изделия - продукта КЭЦЭ-286. Мы также пребываем в состоянии радости и гордости от сознания того, что Партия выбрала наше объединение в качестве опытного объекта для апробации Напитка Радости и Гармонии. Все мы знаем, что наша страна прилагает титанические усилия и тратит огромные средства на поддержание своей обороноспособности. Только по этой причине мы до сих пор плохо одеты, мы получаем продукты лечебного питания по карточкам, а семьям рядовых тружеников приходится копить деньги по полтора-два года, чтобы купить ребенку велосипед. Да, мы все это знаем, но мы вынуждены ограничивать свое потребление, чтобы наша страна могла противостоять враждебному капиталистическому окружению. Как ни странно, мой голос не дрожал, и я вполне успешно справлялся с текстом. -- Ни для кого не секрет, что в Период Ошибок и Перекосов многие рядовые работники и руководители находили свое утешение в бутылке со спиртным, компенсируя алкоголем изъяны в своей духовной и материальной сфере. В прежние времена это осуждалось, а порой даже каралось. Затем, в Период Смуты, на бытовой алкоголизм просто перестали обращать внимание, так как появились гораздо более серьезные проблемы. И вот наконец мудрое око партии обратилось в эту сторону, и было найдено достойное решение проблемы. Многолетние научные изыскания в области клинической фармакокинетики алкоголя завершились феноменальным научным прорывом, в результате чего учеными была создана беспохмельная водка, прием которой не вызывает расстройства движений, ухудшения реакции, а также не вызывает похмелья и других неприятных симптомов. По утверждениям ученых, беспохмельную водку можно принимать в рабочие часы без ущерба для безопасности труда и качества производимой продукции. Партия дала новому чудесному эликсиру название: Напиток Радости и Гармонии. Мы надеемся, что этот напиток поможет рядовым строителям коммунизма почувствовать себя счастливыми еще до наступления действительной эры всеобщего счастья и благоденствия во всей Поднебесной. Я сделал паузу чтобы переждать длительные и бурные аплодисменты, а затем продолжил чтение: -- Как вы знаете, дорогие товарищи, я недавно возвратился из командировки, я побывал в Рязанской области, на Скопинском ликеро-водочном заводе. Этот завод первым освоил технологию промышленного изготовления Напитка Радости и Гармонии. Первая партия новой продукции этого завода уже отгружена в адрес нашего объединения. Кроме того, наша делегация привезла с собой из Скопина пробную партию нового напитка, и мы выпьем его прямо здесь за ваше здоровье и процветание, дорогие братья и сестры! Сейчас наши виночерпии раздадут напиток в зале, чтобы вы тоже могли вкусить блаженства, которое теперь будет сопровождать вас постоянно. Тут мне принесли на подносе бутылку и большой граненый стакан. На бутылке была наклейка с надписью "ВОДКА 40°", а пониже мелкими буквами "Скопинский ликеро-водочный завод". От подступившего отчаянья я с размаху налил стакан до краев. Подняв свой стакан, я неожиданно увидел одобрительное лицо отца, который внимательно смотрел на меня из-за кулис сцены. Я поднес стакан ко рту и высадил его залпом, хотя по жизни я человек весьма малопьющий. На вкус Напиток Радости и Гармонии был точь в точь как обычная водка, но только очень плохого качества, с сильным сивушным запахом. Мне стало ужасно мерзко, и я решил запить эту гадость водой из стоявшего рядом графина. Я налил воды в стакан, и только опустошив его почти целиком, понял, что в него вместо воды налита точно такая же водка. Между тем по залу уже ходили виночерпии с ведрами и черпаками, и к ним со всех сторон тянулись разномастные чашки, кружки и стаканы, припасенные, как я понял, работниками заранее. Я раскрыл текст своего доклада и попытался прочитать, о чем мне предстоит докладывать дальше, но тут в голове у меня сильно зашумело, и почти сразу же начало темнеть в глазах, и я не заметил, как наступило непроницаемое, бесцветное, бесформенное небытие.

    VIII.

Знаешь, что все это значит? Вся твоя само- отдача? Ноль минус один, Ноль минус один.

    Звуки Му.

Очнулся я не сразу. Сперва возвратился слух. Мои уши заполнились раскатами гневного начальственного голоса, чрезвычайно знакомого мне по тембру и интонациям, но смысл слов все еще был недоступен моему сознанию из-за дикой головной боли, тошноты, пакостного вкуса во рту и глубокой подсердечной тоски. Кое-как интегрировав доступной частью интеллекта эти ощущения воедино, я понял, что испытываемое мной состояние классифицируется по всем известным канонам как классическое тяжелое русское похмелье. Мои страдания увеличивала повисшая перед закрытыми глазами красная точка, от которой невозможно было избавиться. Господи, только бы мне скорей стало полегче, -- подумал я, и в тот же самый момент я действительно почувствовал себя довольно сносно. Я сперва удивился, а потом сообразил: так это же затычка работает! И в тот же самый миг как я это подумал, красная точка исчезла. Проклятье! Ну почему я не мог подумать о том, чтобы мне возвратиться обратно, в свою прежнюю жизнь, в свою любимую фирму, и жить как жил - без Копенгагена, без братьев Ризенбаумов, без этой чертовой затычки, без похмелья, без коммунизма и без Конфуция! Я кое-как открыл глаза, расправил затекшие руки и ноги и осмотрелся. Оказалось, что я лежу в офисе, на жестком кожаном диване. Напротив моего дивана сидел в кресле мой отец, внимательно смотрел на меня и одновременно энергично ругался с кем-то по телефону. -- Что? Не поставили вовремя требуемые ингредиенты? Опять смежники виноваты? Ах, из-за рубежа, за валюту второй категории? Банк протормозил с оплатой, и вам сырье не поставили... Да... Понимаю... Чей банк? Ах Лондонский? Забастовка банковских служащих в Англии? И вы мне об этом по открытой связи?.. Вы что, не знаете, что вся информация такого типа сугубо для служебного пользования? Хотите чтобы ваши рабочие вам тоже забастовку устроили? Запомните хорошенько: все рабочие и служащие во всем мире работают добросовестно! Да, именно так! Даже если это на самом деле вовсе и не так. Ну допустим, Лондонский банк... да... А почему вовремя не доложили по инстанциям о задержке? Зачем генерального директора объединения водили за нос? Он после вашей чачи всю ночь провалялся мертвецки пьян, и благодаря вам все объединение нажралось в сосиску! Вы понимаете, что сорвали нам политическое мероприятие? Да, дорогой, а что вы думали! Всю ночь работников по домам развозили в милицейских фургонах. Ах вы извиняетесь! Запомните, с сегодняшнего дня вы уже не директор завода! Да! Я уже позвонил в Рязанский обком и лично попросил товарища Пригожина, чтобы вас уволили с занимаемой должности сей же час и примерно наказали. Что? Только из партии не исключать? Никто вас исключать не собирается. Мы понимаем, что вы хотели успеть к празднику и пошли на обман из лучших побуждений. Да, это политическое дело, но обман недопустим! Да, мы говорим народу не всю правду, но подлогами не занимаемся. Сами не обманываем и вам не позволим. Не те времена. Что вам теперь делать? Сдадите дела заместителю и с завтрашнего дня пойдете начальником экспериментального цеха, будете контролировать соблюдение технологии. А чтобы вы впредь не мухлевали, будете лично дегустировать продукцию своего цеха. Что? Непьющий? Теперь станете пьющим. Да! По две бутылки с каждой выпущенной партии будете лично выпивать, непосредственно из горлышка. Я уже поставил на контроль, не отвертитесь. Что? Долго не протянете? Ничего, протянете! Ученые утверждают, что она безвредная, разумеется, при условии полного соблюдения технологии изготовления. Изготовите брак - сами и выпьете! Мы вам не позволим народ травить. Я из-за вас чуть сына не потерял. Он у меня тоже непьющий. Хорошо что он здоровый мужик, организм сдюжил. А то бы я сейчас не так с вами разговаривал! Я кое-как принял сидячее положение и начал трясти головой и тереть глаза, пытаясь прогнать из головы остатки мутной дурноты. -- Ну что, сынок! Пришел в себя? Как самочувствие? -- Паскудное... Отец, я должен тебе сказать одну вещь, но только ты обещай мне, что выслушаешь меня очень внимательно и не упрячешь меня в психушку. Обещаешь? Отец серьезно и понимающе кивнул. -- Да не делай ты вид, что все понимаешь, -- неожиданно разозлился я. Я тебе собираюсь рассказать такое... -- Да не надо мне ничего рассказывать. Я уже все понял по твоему поведению. Кроме того, мне давно все известно. Видишь ли, за неделю до начала моей новой линии жизни, будучи еще в Оклэндском университете, я получил сообщение по электронной почте от некоего Франца Ризенбаума из Стокгольма. Он сообщил мне, что ты нарушил технические условия испытания какого-то прибора, который ты собирался у него купить, и вследствие некорректного обращения устройство вышло из-под контроля. Он сообщал, что в результате происшедшего я в ближайшее время буду выброшен из места и времени своего пребывания примерно на одиннадцать лет назад, в Советский Союз, в свое прошлое. Помочь он мне никак не может, а может только предупредить и выразить свои глубочайшие извинения. Я сперва посчитал это письмо бредом, но в прикрепленном файле содержалась подробная информация о том, что примерно может произойти, а также такое количество сведений о тебе, обо мне и о нашей семье, что мне пришлось поверить. Конечно, мне было очень страшно, но вместе с тем, были и радостные моменты. Одиннадцать лет назад мама была еще жива и вполне здорова, и у меня было солидное положение в обществе. Одним словом, сынок, я очень благодарен судьбе и тебе за то, что ты вернул мне мою жену, твою маму, и что дал мне возможность спасти партию и государство. Я общался с тобой все эти годы. Разумеется, ты вырос другим, в другой эпохе. А теперь тебя больше нет, есть другой ты, из другой жизни. Мне удалось помочь тебе с карьерой - тому тебе -, и как ты видишь, ты неплохо вырос и в этой жизни. Из кресла генерального директора - прямая дорога в обком. Я тоже зря на месте не сидел. Ты можешь стать моим преемником, если захочешь, потому что я сам через год другой расчитываю попасть в Политбюро ЦК всей Поднебесной. Я со страхом ждал, когда же ты явишься на место того моего сына из своей страшной эпохи, Ризенбаум предупреждал меня об этом. И вот теперь это случилось. Ну что ж, сын, я тебя не тороплю. Осмотрись, вникни в ситуацию, только прошу тебя, не делай поспешных выводов. -- А почему вдруг Конфуций? - не выдержал я. -- А кто еще? Ты что, механики нашей власти не изучил? Она же вся построена на идеологии! Марксизм за время перестройки успели перемешать с говном. Срочно требовалась замена. Я предложил политтехнологам из ЦК свои давнишние наработки по конфуцианству, и они за них ухватились столь охотно, что я даже не ожидал. Понавезли китайских советников, кое в чем, как всегла, переборщили... Я открыл рот и хотел спросить, жива ли мама, можно ли ей позвонить и поговорить с ней, но в это время из кармана отцовского пиджака раздался требовательный звонок сотового телефона. Отец вынул из кармана дешевый аппарат Nokia и тут же подобрался как пружина: -- Сынок, это секретная правительственная связь. Я должен срочно уединиться для разговора. Я поднялся, пригладил волосы и вышел из кабинета, на котором я прочитал свою фамилию, имя, отчество и название должности - генеральный директор. Я двинулся дальше по коридору и стал рассматривать таблички с фамилиями. Увидев дверь с надписью "Заместитель генерального директора по науке Б.Г.Штейн", я подумал пару секунд, а затем распахнул дверь и зашел внутрь. Борька с сильно помятым лицом сидел за письменным столом, листал какие-то бумаги и усиленно массировал себе виски и шею. Я упал в кресло и посмотрел в лицо своему заместителю, на котором явственно читались похмельные муки. Он оторвался от бумаг и перевел на меня взгляд: -- Ну как ты, Серега? Не умер с двух стаканов этой отравы? -- Как видишь... А ты вчера сколько засадил? -- Да мне и стакана хватило. Я же только импортный Абсолют пью, и то не по стольку. Серега, ради бога скажи, нам теперь что, все время эту отраву придется пить? Они что, совсем уже охуели? Хрен уже с ним с Конфуцием, но от этого пойла народ просто перемрет за месяц! Я первый загнусь! Объясни ты отцу, Серега, сделай что-нибудь! Они же там партийные совершенно чумовые, не в обиду твоему бате будь сказано. -- Борь, не переживай! Отец уже разобрался с кем надо. Там просто не поставили вовремя импортных ингредиентов, вот и заслали нам вместо чистого продукта какой-то тухляк. Разберутся, получат необходимое сырье, освоят технологию и будут поить тебя Абсолютом. -- Серега, да ты че, с Луны свалился? Ты мне во-первых объясни, что хорошее у нас не импортное? А во-вторых - с чем они разберутся? Ни хуя они ни с чем не разберутся! Никогда! Да ты глянь сюда: помнишь, о чем мы с тобой позавчера говорили? -- Я потер рукой затылок, поморщился для убедительности и сказал: -- Да нет, после этой отравы намертво забыл. -- Ну так я тебе напомню. Смотри сюда: вчера утром получил вот это. КГБ наконец-то удалось украсть. Видишь? На бумагах с грифом "Совершенно секретно" были нарисованы какие-то схемы и коды с надписями по-английски. -- А что это? -- Это Интел Пентиум Про на полтора гигагерца. Вот тут вся схематика, а вот в этой папке микропрограммы. Ты понимаешь, это же фантастика! Такая моща в одном камне со стерку размером, представляешь? А мы до сих пор делаем этот сраный двести восемьдесят шестой процессор россыпью, так что он два шкафа занимает. КЭЦЭ двести восемьдесят шесть... Тьфу, дерьмо, глаза бы мои не глядели! Изолировали себя от всего мира и возимся с этой хуйней как полудурки. А теперь видишь до чего дошло - будем все по жизни пьяные ходить, чтобы народ сильно много не думал. Будет теперь полна жопа и радости и гармонии. А мне бы для радости и гармонии хоть раз в жизни этот камешек в руках подержать! Тут Борька пододвинулся ко мне и заговорщицким шопотом сказал: -- Я когда эти материалы получал, они мне журнал показали, PC World. Ну ты, конечно, можешь заказать себе экземпляр в спецхране в библиотечном отделе, но ведь там все иллюстрации вырезаны цензурой! А в том, который они мне показали, во всю страницу эсвэгэашный монитор двадцать один дюйм с плоским экраном! Серега! Одно дело прочитать спецификацию - двести пятьдесят шесть миллионов цветов -, а другое дело - эти цвета увидеть, хоть раз в жизни, хотя бы в журнале на картинке! Борькино лицо горело такой страстью, такой завистью и горькой обидой на судьбу, что мне стало не по себе. А я подумал неожиданно о том, что видел за последние годы, о своей карьере в той жизни, о том, какой ценой далось нам в той жизни все то, чего в здешней жизни просто не было... -- Послушай, Борька! А вот если бы тебе предложили - ну только допустим - что все это у нас будет, но не будет ни Конфуция, ни Советского Союза, ни партии, ни Поднебесной, ни... -- Да и хуй с ними! - перебил Борька. -- Нет, это еще не все, ты не дослушал. Представь себе, что всю эту чудо-технику ты можешь увидеть на столе у любой секретарши в любой фирме. Но при этом на юге страны идет война, в которой погибают каждый день люди, твой сын может там погибнуть. Страна разорена, производство упало, народ в провинции живет с приусадебных участков, в стране частный бизнес полностью криминализован - каждый день заказные убийства, мафиозные разборки. Население страны стремительно сокращается, народ эмигрирует массами, власть сосредоточена в руках у олигархов, чиновничество коррумпировано на всех уровнях. Дети беспризорные бегают стаями, воруют, вырастают бандитами. Зато ты можешь купить доллары в любом обменнике, можешь зарегистрировать свой бизнес, а еще можешь свободно ездить за границу. -- Конечно хотел бы! - с жаром ответил Борис. -- А что мы сейчас - лучше что ли живем? Все по карточкам, даже черный хлеб и картошка. Дети в школе получают белый хлеб по граммам на счет. Страна живет только своими ресурсами - нефтью, газом. На сколько их еще хватит? Наука и техника застыли на уровне семидесятых годов. А что делать? Когда-то надо начинать. Вон Моисей водил своих евреев сорок лет по пустыне - и нам наверное столько же понадобится, чтобы людьми стать. -- А не боишься? - спросил я. -- А чего бояться? - с неожиданной болью в голосе произнес Борька. - Хуже все равно быть уже не может. -- Дурак - вот поэтому и не боишься, -- раздался голос позади нас. Я обернулся и увидел отца. Он незаметно вошел, пока мы были увлечены беседой, и вероятно довольно давно слушал наш разговор. -- Хуже всегда может быть. Ты даже не представляешь насколько могло быть хуже, от скольких бед мы вас всех спасли. Ты этого не знаешь и никогда не узнаешь. Надо бы тебе показать вместо твоих бумажек с мегагерцовыми игрушками статистику человеческих жертв по стране, которых мы не допустили, не говоря уже о моральных потерях. Не все в этой жизни измеряется уровнем технического развития и количеством долларов. Моисей пусть делает со своими евреями что хочет, а за русских людей в ответе здесь мы. Сережа, а ты уже забыл, наверное, как бандиты по улицам на джипах разъезжают, а ты сидишь в своем офисе и не знаешь, кто в тебя пулю всадит? Борис с крайним недоумением переводил взгляд с меня на моего отца и обратно на меня. А я с разрывающей болью в голове думал и никак не мог понять, кто же из них двоих прав, какая из двух линий жизни лучше для страны. Какая жертва и какое приобретение более оправданы? Что же лучше, какая жизнь правильнее? Никогда еще у меня в голове не сталкивалось такое количество "за" и "против", столь не совместимых между собой. Кровь и бандитский беспредел - это отвратительно. Но избежать этой крови, этой войны путем изоляции от всего мира, полного технического отставания, создания архаичной империи на манер средневекового китайского деспотизма - не чрезмерная ли цена? От невероятного напряжения у меня перед глазами появилась красная пелена, которая собралась в яркую красную точку, и эта точка стала последней каплей, упавшей в чашу моего терпения. Я набрал воздуха и что было сил заорал: -- Да пропади все пропадом!!! Очень неразумно, чрезвычайно опрометчиво и совсем небезопасно не только произносить вслух, но даже и думать такие слова, если у тебя в голове затаилась в засаде затычка Ризенбаума.

    IX.

Я уплываю, и время несет меня с края на край. С берега к берегу, с отмели к отмели - друг мой, прощай! Знаю, когда-нибудь с дальнего берега давнего прошлого Ветер весенний ночной принесет тебе вздох от меня. Ты погляди, ты погляди, Ты погляди, не осталось ли что-нибудь после меня!..

    Рабиндранат Тагор

Красная точка взорвалась и вспыхнула ослепительным бордово-черным пламенем. Пламя неистово металось, и полыхало, выбрасывая мириады ярко-малиновых искр... Гори, костер, подольше, гори - не догорай!.. Но пламя резко пошло на убыль, искры гасли одна за другой, и вскоре меня окружила непроницаемая, бескрайняя чернота. Чернота мгновенья, остановленного навечно. Вечность - это мгновенье, которое никогда не кончается. -- Господи, помоги! -- пронеслось в голове. -- Как я могу тебе помочь, человек? -- ответила чернота вокруг меня, и я замер, пораженный. -- Ты ведь сам умеешь создавать и изменять свой мир. Ты только что уничтожил его, значит таково было твое желание. Твой мир тяготил тебя, и ты уничтожил его. Ты теперь можешь создать новый, лучший. Я тоже иногда так делаю. -- Но я не хотел уничтожать свой мир, у меня это получилось случайно!! -- вскричал я в пустоту. -- Случайностей не бывает, и ты это знаешь. Я знаю, что ты сам велел своему миру исчезнуть без следа. Так зачем ты обманываешь меня? -- Я не обманываю. Да, я могу изменять свой мир. Наверное, я даже могу создать новый мир. Но я - не ты. Я всего лишь человек. Когда я кричал, чтобы мой мир исчез, кричали только мои чувства, а мой разум молчал, поставленный перед неразрешимой задачей. -- Тогда почему ты не отказался от данной тебе власти? Зачем пытался использовать то, что тебе не по силам? Почему ты просишь меня помочь только сейчас? Почему не просил раньше? -- Прости. Я в тебя не верил. -- Почему? -- Потому что я видел все, что вокруг меня. Я видел столько боли, столько страдания, столько предательства... И я никогда не видел твоей помощи тем, кого предали, и тем, кто незаслуженно страдал. -- Я не могу вкладывать чувства в живую душу и отнимать у нее чувства по моему усмотрению. Ведь если я стану это делать постоянно и для всех, то душа исчезнет, и останется лишь оболочка, наполненная не принадлежащим ей содержимым. А если я не буду этого делать всегда и везде, где страдает душа, то где-то обязательно останутся недовольные души, которые будут злобствовать и ревновать меня к тем, кому я помог, и делать им больно. И потом - я не могу отнимать страдание у страдающей души еще и потому, что это ее достояние. Любое страдание заслуженно и ценно, оно возвышает душу и пробуждает любовь. Но почему ты так несправедлив ко мне? Ведь я не могу придти на помощь только к тем, кто в меня не верит. Зато я всегда помогал всем страждущим, кто верил в меня. Когда они обращали ко мне свои сердца, они тотчас понимали, сколь сильно я люблю их, и их страдания проходили от моей любви. Ты теперь тоже можешь создать свой мир, населить его живыми душами, наблюдать как они растут и взрослеют, и любить их всех. Некоторые из них будут верить в тебя и любить тебя в ответ. -- Я не хочу нового мира! Я хочу тот, который исчез по моей вине! -- Так ты признаешь свою вину? -- Да, Господи! -- А в чем твоя вина? -- Моя вина в том, что я верил, что получив власть над природой, над материей, над временем, человек может обрести полное счастье. Моя вина в том, что я в тебя не верил. -- Веришь ли теперь? -- Не знаю, Господи! Но если ты заберешь у меня мою опасную власть над вещами и временем и вернешь мне мой мир, в котором я жил, то может быть, поверю. -- Так ты хочешь опять стать человеком? Ты не хочешь научиться быть Богом, не желаешь стать таким как я? -- Нет, это выше моих сил.. Я не могу создавать и уничтожать миры. Я не могу любить созданный мной мир, как ты. Я способен любить только своих близких, которых ты создал, и дал мне счастье узнать их и полюбить. Я думаю, что я бы теперь смог полюбить и тебя, если бы ты вернул мне уничтоженный мной мир. -- Ты сам его вернешь. Прощай. Я не чувствовал своего тела, не видел ничего, я не слышал биения своего сердца, дыхания своих легких, трения кожи об одежду... Я стал бесплотным духом, у меня остались только мои мысли. Мыслю, следовательно существую... Но где? Мне казалось, что я нахожусь в необъятной, бесконечной, абсолютно черной сфере, и мое сознание заполняет эту бесконечную сферу целиком. Мои мысли путались, метались по бескрайним пространствам, сбивались, цеплялись одна за другую, а потом вдруг как-то все разом слились в одну простую и ясную мысль: -- Да будет свет! И этот свет появился, но не сразу. Сперва возникли крохотные фонтанчики света, они возникали повсюду, один за другим, из этих родников света выливались бесчисленные световые ручьи, а ручьи сливались в каналы и реки. Световые реки становились все шире, ярче и мощнее, они впадали в озера, в целые океаны яркого света. Весь мир, вся огромная Вселенная становилась ярче и ярче, наполняясь океанами света, вызванными моей мыслью, пока не заполнилась светом целиком. Теперь я находился в бескрайнем пространстве, сплошь пронизанным ярким светом, и это было столь прекрасно и волнующе, как бывает, когда стоишь на краю воды, у озера или у моря, и смотришь -- смотришь бесконечно, до слез и рези в глазах, на нестерпимо яркое солнце, а оно сияет во всю свою невообразимую мощь, из небес и из воды... Свет... Да будет свет... Я открыл глаза, и обнаружил, что утреннее солнце по-хозяйски залезло в окно и бьет мне в лицо прямой наводкой. - Всего лишь день назад, всего лишь день назад, - пропели акустические колонки голосом Макаревича, а затем голос смолк, уступив место инструментам. Неторопливая, нежная, задумчивая, пронзительно печальная кода... Как странно слышать и сознавать, глядя на яркое солнце, полное неисчерпаемых сил, что когда-то и ему придет время погаснуть! Все, что мы видим вокруг, пожрет ненасытное время; Все низвергает во прах; краток предел бытия. Погаснет когда-нибудь и маленькая искорка моего детского костра, которая так и не смогла возжечь пламя нового, неведомого мира. Ну что ж... Пусть так. Может быть зато, этой искорке еще суждено вспыхнуть вновь, в новом мире, в новом обличье. Ты погляди, ты погляди, Ты погляди, не осталось ли что-нибудь после меня!.. Н-да... Если спать во время, отведенное для работы, то точно ничего не останется. Специально ведь проснулся с утра пораньше, чтобы успеть просмотреть новые материалы - и незаметно задремал за чтением... Господи, что мне приснилось!.. Я еще раз раскрыл брошюру и просмотрел описание изобретения. Когда мне надо что-то обдумать, я всегда ставлю сборник с любимыми песнями. Под "Машину времени" мне думается лучше всего. Между тем, изобретение, описанное в этой брошюре, было ничуть не менее фантастично чем машина времени или вечный двигатель. Глаза прошлись по тексту еще раз. Бред, натуральный бред... Хочется топнуть ногой и вскричать сакраментальное станиславское "Не верю!"... Этого не может быть... И даже не потому что этого быть не может, а потому что просто представить себе нельзя, что будет, если это действительно правда... Универсальная затычка, затыкающая все на свете... Я прошел в ванную и собрался было пустить душ, но внезапно изменил свое решение - мне захотелось понежиться в пене. Я заткнул отверстие в низу ванны пластмассовой затычкой и стал напускать теплую воду, помешивая ее рукой. Изобретение действительно интересное. Но спрашивается, на кой черт мне нужна универсальная затычка? Я не хочу затыкать все на свете. Ведь если начать затыкать все на свете, можно под конец нечаянно заткнуть весь белый свет. Нет уж, упаси Господи от таких изобретений. Я уселся в ванне поудобнее, закрыл глаза и с упоением отдался пленительной неге теплой воды. November 23, 2001. Plano, TX Last patch: October, 3 2002. Gainesville, FL

Популярность: 9, Last-modified: Thu, 07 Nov 2002 11:14:32 GMT