Если  бы  в  нашей  литературной  среде  пошла  мода  давать  прозвища,
Александру   Житинскому  сгодилось  бы   нечто   удачливо-озорное,  в  стиле
французского  кинематографа. "Везунчик",  "Счастливчик",  "Отличник" - одним
словом, элегантный  победитель с чуть грустными,  много видевшими глазами  -
литературный Бельмондо.
     Житинскому  удается  все,  за что он берется: удается  удачно жениться,
удается производить на свет красивых и талантливых детей, которых он в канун
новогодних праздников  объезжает, нарядившись  Дедом Морозом, удается легко,
словно и не  напрягаясь, писать пронзительные повести и  сценарии к фильмам:
"Переступить черту", "Барышня-крестьянка", "Уникум", "Лестница"...
     В  начале восьмидесятых  он  осторожно называет себя рок-дилетантом и в
короткое  время становится "папиком" фэнов - его эссе о  рок-музыке, которые
начинает  печатать  журнал  "Аврора", многократно поднимают  тираж издания и
заставляют  проседать рессоры  грузовиков,  доставляющих  в  редакцию  мешки
читательских  писем: молодежь тянется  говорить  с ним  не  только о музыке.
Сотни  нарождающихся рок-групп шлют ему свои кассеты, как молодые литераторы
рукописи.  Не  погрешу против истины,  если  свяжу начальную  известность  в
широких кругах "Аквариума", "Алисы", "Крематория" и многих других, тогда еще
официально  не   признанных   групп,  с  вибрирующей  энергетической  массой
Александра Николаевича.
     В  самом начале 90-х Житинский  вместе  с  Петером Курманом,  тогдашним
председателем Союза писателей Швеции,  затевает веселый проект - посадить на
морской паром четыреста писателей из девяти европейских стран и отправить их
в путешествие по  зимней Балтике, назвав  это плавание "Первым международным
конгрессом писателей  стран Балтийского моря". Хорошо помню,  как осевший от
спиртных  запасов  "Константин Симонов" едва отвалился от  причала  Морского
вокзала в Петербурге, но на  подходе к  Таллинну бежал уже бодро  и весело -
непрерывные  ночные  тосты во  славу мировой  литературы  помогли  выправить
осадку щеголеватого морского парома.
     Житинский ныряет в Интернет и мгновенно становится там едва ли не самым
уважаемым человеком в  области сетевой  литературы.  Его  ЛИТО имени Лоренса
Стерна  принимает всех пишущих по-русски  авторов - из Австралии  и  Японии,
Амстердама и Саратова. Второй год подряд  члены ЛИТО съезжаются в Петербург,
и  Александр Николаевич в  присутствии авторитетного жюри  вручает премии за
лучшие публикации, которые тут  же превращаются  в  недрах его  издательства
"Геликон плюс" в первые книги авторов.
     О прозе Житинского следует говорить особо. Читавший  ее не спутает этот
феномен ни с чем другим. Литературный стиль Житинского - это предмет будущих
диссертаций филологов и лингвистов - о максимальном объеме мыслей и чувств в
художественном тексте минимального объема.
     Александр  Житинский - одна из достопримечательностей нашего города. Он
непостоянен в своих увлечениях,  как  питерский ветер, но всегда удачлив - в
прозе, стихах, коротких абсурдистских новеллах, сценариях, выборе новых дел,
поиске талантов, игре в бильярд и рулетку, наконец.
     О Житинском можно  говорить  долго,  но  я  умолкаю,  чтобы насладиться
изяществом ваших pro et contra.
     Статья опубликована
     в газете "Литературный курьер"
     No 1(15), январь 2001 года



Популярность: 10, Last-modified: Fri, 08 Nov 2002 12:34:48 GMT