---------------------------------------------------------------
     © Copyright Игорь Гергенредер
     Email: igor.hergenroether[]epost.de
     Date: 21 Nov 2001
     Сборник "Близнецы в мимолетности"
---------------------------------------------------------------

     Повесть


     "Про деянья или про дух,
     про страданья или про страх.
     Вот и вся сказка про двух..."

     Виктор Соснора.
     "Гамлет и Офелия"






     Их окно  открыто  в ночной двор, там  ни ветерка,  и  воздух  в комнате
недвижный,   жаркий.   Два   нагих  тела  на   кровати   время   от  времени
пошевеливаются. Она раскинулась навзничь у стенки, левая  рука замерла подле
его бока.  Он погладил ее  запястье, нежно  перебрал  безжизненные пальцы и,
приподняв, положил руку себе на пах.
     Женщина обессиленно прошептала:
     - Не тревожь спящего...
     Мужчина стал поглаживать ее левую ногу, затем под его ладонью оказались
короткие жесткие волосы. Она егознула.
     - Разве мы не устали до невозможности?
     Он моляще прошептал ей в ухо:
     - Миленькая... а?..
     Она потеребила пальцами то, чего они касались, и бросила:
     - Будем спатеньки.
     Он, однако, продолжал  поглаживать, где всего чувствительнее, и ее ноги
стали  потираться одна о другую, ягодицы заелозили по постели. Комнату будто
переполнил  жаркий вихрь, от которого  кровь густеет, и ее  ток  дробится  в
заманчиво-вяжущие толчки.
     - Ого! Я не ожидала...
     Он сделал глубокий вдох, как если бы тихая обаятельная слабость дерзала
не уступить действию.
     - Нет! В самом деле, устал... - и отвалился набок.
     Ветхозаветный покой - улыбка  мирного отвлечения - неминуемо изживается
текущим  мигом:  вечно новым жизнерадостно-грозным  пульсом.  Она пружинисто
привскочила,  блестя глазами  в  темноте: казалось, чуть - и  сбросит  его с
кровати.  Он вдруг всхохотнул как бы украдкой, принялся тискать ее,  подмял,
но она толкнула его руками в живот:
     - Перестань! Превратил в балаган. - Поднялась, согнала  его с постели и
стала приводить ее в порядок, расправляя простыню: - Мокрая - хоть выжми!
     Потом, встав  к нему спиной,  прижавшись  задом,  закинула назад  руки,
притискивая  его к себе, и медленно опустилась на кровать коленом.  Давление
сопротивляющихся секунд вскипятило жизнь,  это был  ее юг с его исступленным
шепотом,  вкусом огня  и мятежным восторгом, когда наготе  столь убедительно
кивает целомудрие...
     Проснулись от  жужжания мух. Жмурясь в слепящем утреннем свете,  ходили
нагишом по нищенской, с голыми стенами, комнате, умывались, чистили зубы над
мятым цинковым помойным ведром и говорили о... любви. Он сказал:
     - Я хотел бы, чтобы он тоже обожал целовать в ложбинку над поясницей...
     - Не все от этого балдеют.
     - Ну почему? И еще я хотел бы... - он прошептал ей  что-то в самое ухо,
оба прыснули.
     Потом она сказала:
     -  А  я  не  про  это  думаю.  Лишь  бы  у  него  все  было  настоящее,
незамаранное.
     Она среднего роста,  ладная, с красивой  чистой кожей, стриженая. Он не
выше  ее, сухого сложения, но мускулистый. Ей двадцать  шесть, ему тридцать.
Оба  русоволосые,  с   прямодушными   лицами,  сейчас  немного  рассеянными,
тягостно-сладкими. С  подкупающей прелестной  непринужденностью  она  начала
было надевать трусы -  он  задержал ее руку, встал вплоть, обхватил ее голое
тело и прижал к своему.
     - При нем уже не сможем так вольготно... как же мы будем?
     - Втихую!
     Она ощутила бедром и шепнула:
     - Ну нет! Уже день... - Тем не менее глубь ее зрачков поразил встречный
огонек.  Смущенность ресниц  перешла в  улыбку  стиснутого  рта, и произошла
сдача, прорвавшись  коротеньким  вздрогнувшим  смешком:  -  Ходчей! -  Двоих
затопил разгул безбрежного простора, хотя они были в четырех стенах.
     Они едва успели отереть пот смоченными в воде полотенцами, как со двора
донеслись шаги, голоса.
     - Это к нам! - мужчина бегом принес ей сарафан, поспешно натянул брюки.
     В дверь постучали.
     ...Компания  в комнате переговаривается  приглушенными  голосами, часто
переходят и вовсе  на шепот.  Речь о  чем-то незаконном, о  крупной  взятке;
готовится какой-то рискованный обман  государства. Молодой мужчина с  черной
короткой ухоженной бородкой, его называют Евсеем, произносит:
     - Идея - чтобы сохранить добро! Я за него готов горло перервать!
     Его энергично поддерживают.  И намекающе,  не договаривая:  о  том, что
"нетронутость  первостепенна",   "миг  первой  близости  должен   бесконечно
цениться",  причем  "риск  есть  и  будет"  и  они,  здесь собравшиеся,  "не
гарантированы от нежелательного..."
     Можно  догадаться, что  за  уголовщина выпекается сейчас. Хотят  купить
живой товар, по вероятности, малолеток, и открыть подпольный притон...
     - Считайте деньги! -  предложил пожилой  коренастый еврей,  возбужденно
запуская пятерню в свои беспорядочные седые кудри.
     Хозяйка  комнаты  вскочила и  предусмотрительно  занавесила  окно. Люди
деловито достают из карманов деньги, кладут на стол.
     - Кто будет считать? Вы, Зяма? Вы, Евсей? - торопливо сказал пожилой.
     - Давайте вы, Илья Абрамович, - попросил  его чернобородый, затягиваясь
папиросой "Казбек".
     Илья Абрамович  тут  же обеими  руками  придвинул  к себе кучку  купюр.
Описывай  происходящее  тот,   кто  более  прытко,  чем  автор  этих  строк,
управляется с  пером, он дал бы читателю почувствовать, каким огнем сверкали
темно-карие еврейские  глаза,  как  выражалась хищность в движениях  быстрых
хватких пальцев,  сортирующих  засаленные банкноты.  Не отрывая  взгляда  от
денег, делец подытожил:
     - Имеем! Имеем столько, сколько нужно.
     Кто-то предложил:
     - Можно и за успех?
     На  столе появилась  бутылка  водки,  хозяйка поставила  посуду,  какая
нашлась:  стаканы, стопки, чайные чашки,  металлические кружки.  Но  заедали
водку не чем-нибудь,  а осетровой икрой, черпая ее суповой ложкой из большой
банки, которую передавали друг другу. Хлеба ели совсем мало.
     Комната,   где  компания  предавалась  своему   занятию,  находилась  в
приземистом каменном бараке. Бараки тянулись, образуя  убийственно тоскливую
улицу;  иногда   попадались  один-два,  три   частных  домишки,   окруженные
деревянными заборами. Асфальта  нет и в  помине -  растрескавшаяся на солнце
земля,  рытвины,  заполненные  пылью.  Во  дворах параллельно баракам  стоят
убогие  сараи, разделенные на отсеки; каждый  закреплен  за жильцами той или
иной  барачной  комнаты. Позади сараев над  выгребными  ямами, над мусорными
ящиками тьма жирных мух  дрожит в звенящем  гуле,  похожем  на могучий стон.
Однообразие  пустыря  скрашивает  общественный  нужник  -  дощатая  длинная,
побеленная известью будка, также разгороженная на отсеки.
     Вы  найдете в  поселке приплюснутое  землебитное с  претолстыми стенами
здание,  ему  сто  лет,  теперь оно зовется  - клуб "Молот".  На афише можно
прочесть, что вечером здесь показывают фильм "Судьба человека".
     Очень важное строение поселка имеет форму куба, два  его небольших окна
забраны решетками; это магазин. Тут продаются  хлеб, водка, перловая  крупа,
соль, спички.
     Ну, а если  взглянуть на шероховато-тощее селение с  высоты? Вы увидите
вокруг него  поросшую ковылем и черной полынью  равнину без единого деревца.
Километрах в двух к югу сверкает на жгучем солнце вода. Вы примете водоем за
речку, но  это не речка, а, как говорят  местные, - "протока". К юго-востоку
она  мельчает и, разливаясь  вширь, превращается  в  грязное  болото.  Но  к
северо-западу  тянутся на некоторое  расстояние удобные для купанья песчаные
берега, далее по сторонам протоки раскидываются сплошные камыши.
     Вернемся, однако, в комнату,  где некое уголовное дельце  подогревается
водочными парами.  Тот,  кого  называли Зямой, проглотил  ложку черной икры,
снял очки и, протирая их, спросил хозяина:
     - Когда понесете?
     Хозяин посмотрел на пожилого еврея.
     - Сегодня  и  понесем! -  бросил Илья Абрамович  и вдруг  чутко  дернул
головой к окну.
     Хозяйка отодвинула занавеску, выглянула  наружу: - Кышь! - и обернулась
в комнату: - Курица у нас под стенкой рылась.
     Илья Абрамович успокоенно кивнул:
     - То-то мне слышится...






     Мне слышится: "Валтасар! Валтасар!"
     Я  весь   -   предчувствие  какого-то  светлого  торжества;  взрываемый
волнением, стою перед вкрадчиво колыхающимся занавесом: сейчас я сорву его -
и в  счастье закричу  на весь мир! Тянусь, тянусь  медленно, чтобы  продлить
предвкушение... но пора рвануть - а руки мои падают; подымаю руки -  и вновь
они повисли бессильно. "Витал сан... Виталь Алексан..."  Я еще не проснулся,
но отодвигаю висящую перед лицом цветастую материю и вижу новую мою комнату,
в дверь заглядывает мужчина,  его нос загибается кверху,  как носок туфли из
восточных сказок.
     - Виталий Александрович где?
     Молчу, не опомнившись от  счастливого сна.  Мужчина  приблизился к моей
кровати, отделенной ширмой от остального пространства комнаты.
     - Ты кто?
     Он повторяет вопрос. Странная белесая блуза, прошитая красными нитками:
кажется - блуза  искрится.  Вспомнилось  где-то услышанное:  "На  нем  сияли
ризы..." - и я решил, что человек - в ризе.
     -  А?  Кто  ты?  -   он  изучающе   смотрит  на  прислоненный  к  стулу
ортопедический  аппарат  из  кожи и металлических планок, который я  ношу на
ноге.
     - Из имени Николая Островского, - ответил, наконец, я.
     - Кхы! Ты знаешь, кто такой Николай Островский?
     - Знаю.
     - Как же ты можешь быть из его имени?
     - Я из учреждения... - говорю насупившись.
     - А-а-а... - мужчина  пытается  разглядеть  меня под простыней.  - И  я
тоже... в детстве... из учреждения... - он сложил на груди руки, лицо у него
сделалось загадочное. - У меня сверхъестественная биография!..
     - Паша! - крикнул за дверью старый женский голос.
     Мой гость отчаянно  сгримасничал. В дверь  просунулась женская голова с
такими  косматыми, торчащими книзу бровями, что женщина щурилась,  чтобы они
не лезли в глаза.
     - Ты здесь! Паша, когда ты прекратишь фокусы?!
     - Фокусы?
     - Ты знаешь! - входя в комнату, так гневно это сказала,  что  я ждал  -
она в  него плюнет. Она вдруг  повернулась  ко мне, добро-добро  улыбнулась.
Потом  опять  воззрилась на человека в ризе, и  я снова подумал - вот сейчас
расцарапает ему лицо.
     - Ты чего сказал Марфе Дмитриевне?
     - Идите вы  в это дело вместе с Марфой Дмитриевной!  - закричал мужчина
попятившись.
     - Ах ты!.. ах-х... - женщина чуть не схватила мой аппарат.
     - Агриппина! -  мужчина  воскликнул торжественно,  указывая  на аппарат
пальцем. - Ты сломаешь ребенку вещь, Агриппина!..
     Она с опаской потрогала аппарат:
     - Тяжесть какая! С ума сошли - надевать на детей...
     Мужчина повеселел:
     - Рацуха! Зато премию огребли!  Вот и  Федору  поставили  искусственное
горло, а у него почки заболели.
     - От водки, - сказала женщина.
     - От горла!
     Он хотел добавить, но я перебил, обидевшись за мой аппарат:
     - Мне дядя Валя делал! Он самый лучший мастер, у него на выставке...
     - Валя, Валя, Валя...  -  гость важно смотрел на  металлические планки,
винты  и  вдруг,  в  суровом  неудовольствии,  спросил:  -  С  шестимесячной
завивкой?
     Я прошептал озадаченно:
     - Нет...
     - Ну, так и есть, я ее знаю!
     - Паша! - яростно  сказала  женщина. -  Уходи отсюда,  Паша,  не доводи
меня, а то будешь бедный!
     - Ну, знаешь ли! - мужчина замигал, посапывая, и, возмущенный, вышел.
     - Олежечка, - сказала мне женщина, хотя зовут меня совсем не Олежечкой,
- ты сейчас оденешься, моя хорошая, а я принесу тебе закусочку.
     Она ушла, а я впился зубами в подушку от жалости, что не досмотрел сон;
у меня потекли слезы - так невыносимо жаль было неразъяснившегося счастья!


     * * *


     Этот  сон повторится  через  шесть  лет,  когда мне будет четырнадцать.
Повторится несколько ночей подряд перед тем, что так пронзительно врежется в
мою жизнь.






     Я вложил  мою высохшую левую  ногу  в  аппарат,  зашнуровал его,  надел
сатиновые шаровары взамен больничных штанов: сегодня, вернее, вчера вечером,
когда меня привезли в эту  комнату,  началась моя новая жизнь. Меня усыновил
замдиректора нашего лечебно-учебного учреждения  для физически неполноценных
сирот Виталий Александрович Пенцов.
     Мне уже исполнилось восемь, я и мой новый отец знали - я не смогу звать
его  папой. Называть Виталием  Александровичем было тоже неудобно. И сегодня
утром я решил его звать приснившимся необыкновенным именем Валтасар.
     Умный,  занятый  делом  каждую минуту, он,  даже когда ел, клал на стол
несколько  книг, из которых торчали разноцветные  закладочки, и его  рука то
макала яйцо  в  соль, то  открывала книгу  на закладочке;  голубые подвижные
глаза попеременно взглядывали в книгу, в тарелку и опять в книгу...
     Он   все   время  учился;   незадолго  до   моего  усыновления  окончил
аспирантуру.
     Итак я стал, вместо моей, носить его фамилию - Пенцов. Но эстонское мое
имя осталось - Арно. В школу я буду ходить обычную, со здоровыми детьми.


     * * *


     Поселок,  чьим жителем я сделался, был почти в  часе езды от старинного
города, что  расположился в  низовьях  реки, впадающей в Каспий.  Валтасар и
Марфа, хирург городской  клиники, добирались  до мест работы в  тряском,  до
отказа набитом автобусе. Они боролись за пространство для умеренных движений
в жуткой связанности жизни, и их отмечал дар - слышать звон родника...
     Впоследствии,  с  ощущением всей  полноты сознания, я  представлял  две
человеческие  точки  с  огромным,  уместившимся  в  них миром.  Воспоминания
неизменно доносят до моей  нынешней  секунды  пронзительное  нежелание  быть
просто  материей  и   не  менее  терзающий  страх  растительного  быта,  что
перегорали в  почти  исступленную  неутомимость,  с  какой Валтасар  поливал
насаженные перед окном  кусты кизила.  За  ними  тесно торчали серые прутья,
перепутанные  повителью.  Вправо   и  влево  раскинулся   двор,  окаймленный
непролазными  зарослями  донника, тархуна,  конопли.  По нему  бродят  куры,
изредка пробежит крыса.
     В нашем  густонаселенном  бараке первыми  познакомились  со  мной Павел
Ефимович, продававший в  киоске газеты, и его жена Агриппина Веденеевна. Она
принесла мне пирожок с повидлом. Я уже собирался откусить кусочек, как вошел
Валтасар.
     - Так. Начинаем день с удовольствий?
     - Доброе утро, - сказал я тоскливо и положил пирожок.
     -  Доброе, доброе... - произнес Валтасар с  терпеливым  неодобрением, в
котором  понималось: "Ну  вот, плюем  на гимнастику, вместо горячего хватаем
сладкое..."
     Он  был  не  один -  за  ним  вошла,  по обыкновению озабоченно, слегка
наклоняясь  вперед, Марфа.  Она  всегда морщится,  слыша  свое имя, и хочет,
чтобы  ее, на худой конец,  звали  Марой. Я  побаиваюсь обращаться к ней без
отчества - ведь она хирург, она  делает  операции, а  что  для таких, как я,
может быть страшнее?.. После операции  тебя рвет, два-три месяца надо лежать
в гипсе.  Марфа работала не в нашем учреждении,  но  часто  у нас бывала, мы
знали - на самые тяжелые операции отвозят к ней в клинику.
     Она  подошла   к   моей   койке,   ткнула   кулаком  в   матрац,  стала
многозначительно глядеть на мужа.
     - Ну и?..  - спросил он безразлично,  но под безразличием чувствовалась
робость.
     - Мягко! - заявила она тоном вынужденной сдержанности, до скрипа вжимая
матрац в койку. - Больной всю ночь проспал на мягком!
     В  учреждении неукоснительно, словно в странной страсти  вылечить нас и
именно  этим,  подкладывали  нам  под  матрацы  фанерные  щиты.  И  врачи, и
медсестры,  и  няньки  с ревностной  важностью  относились  к  исключительно
любимой мере.
     Валтасар нагнул голову, потер рукой шею.
     - А ты куда смотрела? Ты же была вчера тут!
     - Вчера - это в одиннадцать ночи! Почему, после невозможного дня, я еще
и...
     - Потому что давать советы  все мастера, а  быть ответственным... -  он
упер испепеляющий  взгляд в спину Агриппине Веденеевне, которая, до того как
проворно пуститься из комнаты, стояла в молчаливой скорби.
     -  Почему это  я ответственна  за  постель? - спросила  Марфа  едко,  с
вызовом отставив ногу.
     - Потому что... потому что это твоя сфера...
     - Да? А я считала, что моя сфера - операционная.
     - И операционная, и постель, и... морг.
     -  Морг?.. - внезапно  губы у  нее  искривились,  задрожали, она,  ярко
побледнев, отвернулась к окну.
     Валтасар  поглядел на меня с  насильственной самоуверенностью, хмыкнул,
развел  руками,  что  надо  было  понимать:  "Вот  так  мы сами вызываем  на
резкость, а потом обижаемся и плачем". Он подошел к жене, нежно ей  зашептал
- я разобрал: "Малыш..." Между тем она на каблуках заметно выше его.
     -  Хамство  -  намеки с  моргом! -  запальчиво  отмахнулась  она, потом
повторила  сказанное,  но  уже  другим  тоном,  означавшим:  "Хорошо, что ты
извиняешься, но, как хочешь, а такие шутки непростительны".


     * * *


     Впервые в жизни я  завтракаю не с гурьбой детей, а с двумя взрослыми. Я
потрясен:  до чего вкусной оказалась горячая пшенная каша, сваренная с мелко
нарезанной  вяленой  воблой!  Поглядываю  на   взрослых:  их  немногословие,
непоколебимо-серьезный  вид  одушевляют  поедание пищи  настроением  деловой
внушительности.  Стараюсь  быть  чинным  и  терзаюсь:  не  нахальство  ли  -
попросить добавки?.. Вдруг Марфа, бросив: - Не возражай! - накладывает в мою
тарелку еще каши.
     Я  расцвел  весельем,  которое впервые  в  моей жизни не было одиноким.
Когда она спросила, чего мне хочется на десерт, попросил  лакомство, о каком
бесплодно  мечтал  в  учреждении:  ржаной  хлеб   с  подсолнечным  маслом  и
сладким-сладким чаем.
     - Интересный вкус! - отметила она с вдумчивостью сомнения.
     Наблюдала,  как  я  обмакиваю  хлеб  в  блюдце  с  маслом,  подсаливаю,
откусываю,  запиваю приторно сладким  чаем - и неожиданно  чмокнула  меня  в
щеку.
     - А белый хлеб со сливочным маслом ты никогда не ел?
     - Ел. По праздникам.
     Она переглянулась с Валтасаром.
     - Будешь ежедневно есть!
     От  небывалой  сытости стало  скучно:  нельзя, как у нас  в учреждении,
сыпануть кому-нибудь соли в чай.
     Марфа,  как  бы  сосредотачиваясь  на  тревожном,  обратилась  к  мужу,
требовательно постукивая ложкой по чашке, на которой нарисован заяц:
     - Наш  словоохотливый сосед в э-ээ...  феерической куртке...  Раньше он
мне рассказывал - всю войну был разведчиком, а вчера объявляет - он летчиком
на этом... на боевике...
     -   На   штурмовике,  -  поправил  Валтасар   с  выражением   нарочитой
внимательности.
     - Да. И якобы немцы кричали: "Ахтунг, ахтунг! Спасайтесь кто может -  в
небе Черный Пауль!" А завтра скажет - был танкистом.
     - Ну и что - безобидно.
     - Когда  взрослый так  лжет и  постоянно?..  Надо оградить Арно от этой
семейки!
     - Попробуй - в бараке, с  общей кухней!  И не собираюсь - пусть все как
есть.
     Марфа прищурилась, выговаривая ядовито вопрос:
     - В чем тогда твоя роль?
     - Вмешиваться лишь при обстоятельствах особенного рода...






     После завтрака,  не мешкая, Валтасар вывел  меня, как  он  выразился, в
естественные условия, то  есть во  двор. Перед  нами  тотчас оказалась толпа
мальчишек: они бросили турник, сломанный велосипед, волейбол.
     - Здравствуйте,  Виталь  Саныч!  -  вежливо  сказал  самый  старший,  с
волейбольным мячом под мышкой.
     - Привет, - сухо обронил Валтасар. - Вот... Я вам привел моего сына.
     Мальчишки  переглянулись: я понял - у них с ним  уже  был  разговор обо
мне.
     - Гога, - степенно сказал Валтасар старшему. - Вот, я вам его доверяю.
     Мальчишкам  явно  понравилось,  что меня  им  доверяют:  деловито,  как
какую-нибудь нужную вещь, они зачем-то поволокли меня под руки к поломанному
велосипеду. Я  вырывался, чтобы показать, что сам умею ходить, но Гога понял
иначе:
     - Не видите, он вообще!.. - и позвал: - Тучный! Посади на себя!
     Передо мной с готовностью склонился толстый крепыш, меня взгромоздили к
нему на спину - поддерживая с боков, толпа двинулась по двору.
     - Чегой-то? Чего его? - долетало до меня из-за толпы.
     -  Это  Виталь Саныча... Виталь Саныч велел... Виталь Саныч сказал... -
имя моего нового отца звучало на все голоса, я понял: для мальчишек двора он
не менее внушительная фигура, чем для обитателей учреждения.
     - На фиг  велосипед! -  Гога  вдруг  с пренебрежением ковырнул  рукой в
воздухе. - Пошли лучше Агапычу стукалочку заделаем?
     -  О,  точняк!  Стукалочку,  стукалочку!  -  закричали мальчишки, толпа
устремилась за сараи.
     Тучный с шага перешел на бег, я подскакивал  на его  спине, аппарат мой
жалобно скрежетал.
     - Эй, отвинтится нога! - мальчишки на бегу предостерегали Тучного.
     - Н-н-не от...вин-н...тит...ся!  - он отвечал задыхаясь, но не  убавляя
шага, и крепко держал меня за коленки.
     За сараями  на отшибе я  увидел домик. Мы залегли в сухой  канаве, двое
подкрались к домику, завозились возле  окна.  Нужно было в оконную раму  над
стеклом  вонзить иглу с привешенной картофелиной, от нее протянуть  нитку и,
дергая, постукивать в стекло картошкой, пока не выскочит хозяин.
     Что-то не ладилось - мальчишки от дома махали нам.
     - Меня зовут, -  сказал  Тучный удовлетворенно:  он  был  специалист по
стукалочкам. - Сходить? - спросил Гогу.
     - Дуй! - велел тот. - А его, - кивнул на меня, - пусть Бармаль возьмет.
     Спустив  меня со спины,  Тучный  с небрежным  видом сплюнул, побежал  к
домику, а ко мне пробрался по канаве  хмурый костлявый мальчишка со странным
прозвищем Бармаль.
     -  Атас! - вдруг резанул  крик -  мальчишки покатились от домика: из-за
него вынырнул шустрый старик и понесся прямо на нашу канаву с воплем:
     - Собак спущу-ууу!
     После я узнал - никаких собак у старика Агапыча не было.
     Ватагу  метнуло из канавы. Гога - какие страшные сейчас у него глаза! -
готовый покинуть канаву последним, указывал на меня  и орал Бармалю,  срывая
голос:
     - Саж-жай, дер-ри-ии! Я задержу!
     Мальчишка  взвалил  меня  на спину,  Гога  яростно подсадил,  застонав,
вытолкнул нас наверх.  Я сразу ощутил:  увы, силенки у Бармаля не те,  что у
Тучного, - Бармаль бежал медленно и, чувствуя, что нас настигают, завизжал:
     - Йи-и-ии!
     Я попытался обернуться, еле  удерживаясь на костлявой его  спине, краем
глаза увидел, как Гога отчаянно взмахнул рукой и кинулся под ноги Агапычу, в
этот же миг Бармаль повалился - я боднул головой землю, от страха не заметил
боли, встал.
     Агапыч, подмяв Гогу,  тузил его - в  панике я  пустился  к близким  уже
сараям, шкандыбая в своем аппарате.
     - Скорей! Жми!  Давай!  - мальчишки от сараев  махали мне, приседали  и
подскакивали для поощрения, самые смелые выдвинулись навстречу.
     - Во-о несется! - кто-то недоуменно воскликнул - от  счастья  похвалы я
прыгнул через кочку: аппарат мой скрежетнул, что-то больно вонзилось в ногу.
     Подошел, вытирая слезы, истрепанный Гога.
     - Фуражку забрал. Орет - за фуражкой с матерью придешь... А  ты чего? -
он с испугом надо мной наклонился: я сидел на земле.
     - Нога отвинтилась, - объяснили мальчишки.
     - Да не нога... - пробормотал я стесненно, - аппарат... винтик вылетел.
     Гога, снова решительный, раззадоренно-деятельный, распорядился:
     - Покажь!
     Но я обеими  руками держал ногу,  будто боясь,  что отнимут. Он, поняв,
приказал мальчишкам:
     - А ну отошли! Не фиг вылупляться!
     Те нехотя  отступили,  не  отрывая  от моей ноги глаз. Гога  задрал мою
штанину,  ощупал  аппарат,  обнаружил,  откуда  выскочил  винт,  из-за  чего
половина  аппарата  ниже колена  отделилась  от  верхней и  планка  до крови
продрала кожу.
     - Ищите винт!  - велел  Гога. - Тучный,  Бармаль,  дуйте по следам, все
обшарьте, и чтоб был!
     Сел на землю рядом со мной и вдруг крепко меня обнял.






     Я знаю: здоровые дети жестоко дразнят искалеченных, обзывают беспощадно
ранящими словами.  А надо мной никто обидно не усмехнулся. Боятся Валтасара!
Чем же он их так застращал?..
     Лишь   гораздо   позднее  мне  открылись   своеобразные   истоки   того
неправдоподобного дружелюбия, какого я нигде больше не встречу.
     Через  здешние места пролегал путь, по  которому при Сталине отправляли
людей  в Казахстан, в Среднюю Азию. Слабые в пути  заболевали. Им предстояло
плавание  через Каспий на переполненных удушающих  зловонием  баржах. Многие
умирали,  и  охране в дороге  приходилось возиться с трупами.  Вот и  решили
самых сомнительных  оставлять.  На  равнине,  запытанной солнцем  и  зимними
леденящими  ветрами, возле  заброшенной землебитной фактории,  были выкопаны
землянки.
     Это место  стали называть Дохлым  Приколом, а  обитателей  - дохляками.
Старики,   инвалиды,  люди,  съедаемые  тяжелыми  заболеваниями,  не  просто
доживали  тут  последние  дни  под  надзором солдат с  овчарками,  а  тянули
посильное:  из  камыша,  какого  имелось поблизости  сколько  угодно,  плели
циновки, корзины, стулья, столики.  Сюда  разрешили приезжать трудоспособным
родственникам,  и  кое-кто приезжал.  Их трудами подвигалось  неодолимое для
доходяг, барак добавлялся к бараку...
     В  послесталинскую амнистию убрали караульные  вышки и объявили  Дохлый
Прикол рабочим поселком. Областная газета стала печатать статьи о том, какие
замечательные,  самоотверженные работники трудились и умирали  тут.  Поселку
дали  имя - Образцово-Пролетарск. Но люди, жившие по соседству, называли его
по-старому,   обитателей  дразнили  "хиляками",  "недоносками",   "дохляцким
отродьем", "чахоточными". Взвихривались драки.
     Дети поселка, пусть сами и  здоровые, с ранних лет чувствовали обиду от
слов "хромой", "однорукий" - такими у многих были отец или мать.
     Какую историю  я услыхал  от  Гоги. У его отца не было  по плечо правой
руки,  к тому же он  страдал язвой желудка. Когда буравили боли и корчащийся
человек катался по  полу,  фельдшер из вольнонаемных  впадал  в скептическое
оживление  -  уверял  доходяг:  беззастенчивая симуляция!  чтобы не  таскать
вязанки камыша...
     Однажды отцу попалась в зарослях гадюка - он дал укусить себя и умер.
     А отец Сани Тучного был горбун, умер от туберкулеза уже в амнистию.
     Матери Бармаля когда-то в  тюрьме изуродовали лицо - оно все перекошено
из-за  жуткого   шрама.   Отец  -  паралитик:  мучается  постоянной  дрожью,
подергиванием каждой жилки, ходит, будто приплясывает. Кто не знает, думают:
допился до чертиков или дурачится.
     Такие судьбы приняла в себя давильня, дабы, без ясной мысли о том, ради
чего она  старается, оделить меня редкостным согревающим  вином. Доставшейся
мне  завидной  добротой я  оказался обязан жалкой ноге,  пораженной  детским
параличом.


     * * *


     Мы  отправляемся  "на  городьбу" подсматривать, как  целуются. Когда-то
невдалеке от места, где завелся поселок, простиралось пастбище; его окружала
прочная ограда из  соснового леса,  который сплавляли по реке  в Каспий.  От
ограды   сохранился   отрезок   шагов   в   триста  длиной.   Вдоль  гнилого
разваливающегося   забора    косматился   султанистый   ковыль,   разрослись
бессмертник, молочай, болиголов. Зеленеющую на серой равнине полосу называли
городьбой.
     Мы были  в сарае -  пытались надеть мой аппарат на ногу Бармалю  -  как
вбежал  самый  младший в нашей компании шестилетний Костик и, приплясывая от
восторга, залепетал:
     - Зених с невестой... зених и невеста...
     Гога помог мне быстро зашнуровать аппарат, мы обогнули  сараи, вышли на
пустырь -  за ним тянулась городьба. На полпути  к ней, по  змеившейся через
степь колее, двигались две фигурки.
     - Тучный! - позвал Гога.
     Подошел молчаливый Саня, на шее у него висел бинокль в футляре, однажды
украденный из  машины  военных, что нередко  приезжали в  поселок за водкой.
Гога взял бинокль, поставив локти Тучному на плечи, прижал к глазам окуляры.
     - Нормально! В обнимочку чешут!
     Повел нас далеко в сторону от дороги, чтобы не вспугнуть парочку, войти
в городьбу много правее. Я  отставал, нетерпеливые оглядывались с досадой  -
Гога  показывал  им  кулак.  Наконец  он  вдруг  присел  передо  мной  -   в
растерянно-быстрой путанице движений я очутился у него  на спине.  Попытался
протестовать в  зароптавшей  смущенной  оторопи: на вожаке  - и  сидеть? Он,
сейчас отстраненно-замкнутый, приказал вскользь:
     - Кончай! Кончай!
     Побежал размашисто, коротко и  сильно дыша. От его  спины пахло  потом,
обнимая его, я прижался щекой к шершавой загорелой шее в мелких волосках.
     В городьбе мы  полежали, слушая птиц, жуя травинки; вернулась разведка,
доложила - парочка движется в нашем направлении.
     Мы поползли в пестрой и цепкой гуще зарослей.
     - Арно! -  сдавленно позвал  Гога;  меня пропустили вперед  к  нему: он
лежал за упавшим трухлявым столбом, проросшим травой.  Протянул мне бинокль:
я  увидел огромных, как  шмели,  муравьев,  здоровенные  красные крапины  на
стебле болиголова. Гога слегка повернул бинокль у меня в руках.
     - Вот они...
     Близко,  будто  в  двух шагах  от меня, обнимались  парень и девушка. Я
увидел поцелуй,  который соединился в сознании с  ударом пули в грудь -  так
дразняще-тяжела  была  его  неотразимая   жгучесть.  Меня  пронзило  смутное
чувство, оно напомнило  то,  что  я  пережил,  просыпаясь впервые в  комнате
Валтасара, когда мне привиделся таящий счастье занавес.


     * * *


     Придет время, и я переживу... то же? Нет! Насколько сильнее, необъятнее
это окажется!
     Гога  -  ему   тогда  будет  семнадцать:   мужественный  старший  друг;
шестнадцатилетний  Саня Тучный - молчун,  силач; неповоротливый  чудаковатый
одноклассник мой Бармаль - всех их застанет рядом со мной то, что случится.
     В  то  время  я  уже не один дома  - у меня пятилетний  брат  Родька  с
родинкой над  левой  бровью,  как  у  Марфы,  с вьющимися, как  у Валтасара,
волосами. Пока Родька не подрастет, мне намертво запрещено говорить ему, что
мы не  родные, и я  зову Валтасара  и  Марфу папой и мамой. У нас теперь две
комнаты  - мы с братом  в  старой, а родители  - в  соседней:  жильцы оттуда
переехали,  и ее дали нашей семье. Черный  Павел с  Агриппиной Веденеевной -
по-прежнему наши соседи.






     Последние дни августа - с Каспийского моря дует бриз и словно  нагоняет
непонятное волнение. Кусты кизила перед нашим окном здорово разрослись, окно
день и ночь открыто,  и извилистые  длинные ветки  с темно-красными ягодами,
клонясь, лезут  в  комнату, от  их запаха кружится голова. В который раз мне
снится странный сон,  увиденный  в первую мою  ночь в этой комнате: сейчас я
сорву занавес - закричу на весь мир о счастье!..
     - Чего спать не даешь? - сердится заспанный Родька.
     - Что? Я говорил что? - испуганно спрашиваю.
     - Смеесься, - бормочет Родька. - Смеесься, смеесься...


     * * *


     Непривычное,  редкое для  наших  иссушенных  мест явление:  с  утра,  с
беглыми паузами,  расточает  себя дождь. На  школьной волейбольной  площадке
скупо блестят лужи, напоминая новую жесть. Послезавтра - первое сентября, но
в  сегодняшний  вечер  одноэтажная  неприглядная  школа  пуста,  безразлично
смотрит темными окнами.
     Гога катал  меня на велосипеде -  подъехал сюда поиграть в  волейбол; я
сижу на мокрой лавке: у дождя - перерыв. Громоздящееся небо,  местами сизое,
местами  фиолетовое,  приблизило  лик  -  солнце  просвечивает сквозь  тучу,
подобную спруту, походя на его холодно следящий глаз: кажется, спрут пытливо
уставился на тебя.
     Вот-вот   дождь  примется  за  свое,  но  пока   на  площадке   играют.
Подпрыгивают, бьют по мячу знакомые ребята,  девчонки - и одна незнакомая, в
малиновых шортах: прямые отчетливо-желтые волосы  рассыпчато взметываются от
ее  подскоков,  взмахов  руки,  и  это  заражает  меня  саднящей  нервностью
сопротивления.
     -  Клевая девочка! - сказали у меня над головой: я почему-то чувствую -
сказали о ней, хотя девушек несколько.
     -  Девочка!  -  другой голос  бросил  с безулыбчивым сарказмом.  -  Лет
двадцать пять.
     - Да ну...
     - А ты погляди.
     Мне раздражающе сладко оттого, что у нее капризное, высокомерное лицо -
бьет  по мячу, будто дает пощечину. Я беспомощно раздваиваюсь: молитвенное к
ней устремление не уступает странному веселью от  уличающего ее: "Девочка!..
двадцать пять  лет!.." Я  почему-то на  нее  злюсь, хочется рассмеяться ей в
лицо...
     Хлынуло  -  игроки  кинулись  к  брошенным  на  траву  курткам,  бегут,
накрываясь, к домам.
     - Гога! Гога! Смотри-и! - возбужденно, зло кричу, показываю на медленно
идущую: у нее нет куртки, она одна не спешит.
     Нетерпеливо-яростно,  ненавидя ногу, которая  бесстыже  подводит  меня,
влезаю на Гогин велосипед:
     - Гогочка, толкни! Толкни, пожалуйста!
     Он  толкает  велосипед.  Изо  всех  сил жму  здоровой  ногой на педаль,
проезжаю мимо  нее  - руль пропадает куда-то: я погружаюсь  в глухую полынь,
будто в слепоту колкого фантастичного ликования.
     Гога  выуживает  меня  из  травы, я в  ней по  пояс, подо  мной  смачно
хлюпает, чавкает, майка липнет к телу.
     - Ты чего? - Гога смеется.
     Мокрые волосы застилают мне глаза - откидываю волосы. А ее уже нет.


     * * *


     Валтасар считает Марфу красивой. Он никогда при мне не говорил, но я-то
знаю. Я не стал бы с ним спорить - до сегодняшнего дня...
     Мы поужинали,  я уже почистил зубы, но не иду  спать  -  один  торчу на
кухне в напряженной рассеянности. Выглянул из комнаты Валтасар:
     - О чем думаем?
     - Так...
     - Тайны - четырнадцать лет... Иди спать, тайна.
     Раздеваюсь  в  моей  комнате,  время  от  времени  спохватываясь,   что
забывчиво замер.
     - Ты почему не спишь? - спрашиваю Родьку.
     - Настроение на душе смутное.
     - Как, как? - хохочу я, храбрясь, будто передо мной совсем не Родька. -
Где ты это подхватил? Что ты понимаешь в душе?
     - Понимаю, - он отвечает загадочно.
     Под  окном тренькнула  гитара; подхожу  и вяло  ложусь  на  подоконник:
белеющая фигура у куста. Черный Павел в своей ризе.
     - Пал Ефимыч, сыграете?
     - Вы просите песен - их нет у меня...
     - Ну, пожалуйста!
     Черный Павел дребезжаще поет:

     Отцвели уж давно хризантемы в саду...

     Опять  налетел  бриз,  сорванный  лист  впорхнул в  комнату.  Накидываю
пиджак,  меня выносит  за  дверь, иду не зная  куда  через кухню; в  комнате
соседки,  моей  одноклассницы  Кати  -  смех.  Дверь  прикрыта  неплотно.  Я
постучался и заглянул. Катя смеется:
     - Слыхал - Черный Павел сейчас пел? Слыхал?
     Я киваю.
     - Агриппина его за шкирку! - она всхохатывает, притопывая расстегнутыми
босоножками.
     - Катерина, спать! - голос ее матери из второй комнаты.
     - Уже  легла!  -  Катя  стягивает  платье,  падает  на койку:  меня  не
стесняется - с  восьми  лет  растем  в одном бараке.  Меня сейчас  почему-то
поразило, какие у нее длинные ноги.
     - Ну и ножки у тебя! - я присвистнул. - Как у орловского рысака!
     Она заливается: ей понравилось.
     - А ты видел хоть рысаков?
     - У Валтасара фотка. Белый такой.
     - Как у кого ноги, у кого? - мать Кати заглядывает встревоженная.
     - У рысака-медалиста, он пятьдесят тыщ стоит.
     - Ну, Арно, как скажет! У рысака - надо же... Накройся, бессовестная, -
залюбовалась!
     - Спокойной ночи.






     Гроза  прямо  над нашей школой:  между вспышками в  классе  непроглядно
темно -  тишина,  будто в уши ввинчивают буравы,  и вдруг - краткий,  рвущий
тебя с места  гром.  Мне чудится:  исполинский  старик  сидит  на корточках,
играет  в ножички - сверкающие ножи с разящим грохотом вонзаются в землю все
ближе,  ближе к школе; у старика гранитная голова, трепетные вспышки озаряют
согнутые в коленях ноги - не то скалы, не то водопады.
     - Ой, мамочка! - нервический возглас Кати.
     Перед окном необъятно пыхнуло, взорвалось.
     - Учительница! - внезапно объявила  отважная  Лидка  Котенок - она одна
осмеливалась ходить по классу и выглядывать.
     Наша  с  Бармалем   парта   у   окна.  Опять   полыхнуло  содрогающейся
ослепительной белизной - я  резко, до боли в шее, отвернул  голову, оглох от
удара. Она стояла в дверях - сощурившаяся.
     - Занавесьте окно!
     Все ежились, никто не двинулся.
     Она прошла через класс презрительно-мерным шагом, задернула шторы. Меня
трясло от безумной нервозности -  позавчера, в малиновых шортах, эта девушка
играла в волейбол. Теперь в темном платье ее не сразу узнаешь. Бордовый верх
платья, и волосы  цвета сухих, будто  лакированных  стружек -  я никогда  не
представлял себе  такого  восхитительного контраста.  Она  от  меня в метре.
Почудилось,  молния попала мне в голову, потому  что я услыхал мой незнакомо
наглый голос:
     - Как вас зовут?
     -  Елена...  - голосом неровным  и тихим,  кротко  мерцая  взглядом.  -
Густавовна.
     Смотрит на меня с жалостливым  интересом. Так глядят на  выходки бедных
недоумков. Потом классу:
     - Меня зовут Елена Густавовна!


     * * *


     - Нужда припала  - чертить  теперь! - ругается Бармаль: мы возвращаемся
из школы; черчение введено у нас в этом году.
     -  Училка по  черчению... воображуля! - походя бросаю,  сбоку  следя за
Бармалем.
     - Молодая... - роняет он пренебрежительно, как брюзгливый старик.
     Идем в наш  двор садиком, который  на  пустом месте разбил Валтасар. Он
долго "отливал" маленькие  карагачи, принося вечером  под  каждое деревце по
десять ведер воды. Теперь карагачи крепкие, высокие, раздавшиеся  узловатыми
ветвями.  Трясу  один  из  них  изо всех сил,  на нас густо сыплются  капли,
здоровенные, как виноградины.
     - Кончай! Йи-и-ии!  - Бармаль взвизгивает и сам бьет, бьет, пригибаясь,
по стволам...
     Ушел.  А я, разъезжаясь подошвами на грязи,  поворачиваю обратно - меня
непостижимо тянет к школе. На больной ноге - целое грязевое ядро: еле волоку
ногу, помогаю рукой. В луже на волейбольной площадке чуть не растянулся.


     * * *


     Три  зимы  мальчишки возили  меня из школы на салазках  - мчали, дергая
прикрученную к санкам проволоку: я опрокидывался от  рывков на спину, передо
мной на плотном  и  черном,  как  смола,  фоне оказывались  крупные морозные
внимательные звезды. Мы  глядели друг на друга, а дворняга Джесси, откуда-то
попавшая к Черному Павлу, который уверял, что это чау-чау и  ее подарил  ему
один генерал, на бегу то и дело через меня перескакивала...
     Три зимы. А потом я стал стесняться.
     Ночью не мог заснуть за моей ширмой, изнурительно переживая: начнут или
нет Валтасар с  Марфой? Сердце,  до  того как  слух улавливал их беспокойное
дыхание,  замирало  и  вдруг срывалось,  взахлеб  гоня  тоскующую  кровь.  Я
дрожливо  отодвигал  занавеску, и,  когда  сквозь  оконные  шторы  проникало
томление чуть заметного лунного света, воображение вседозволенностью страсти
усиливало  его.  Мне казалось,  я  вижу все-все... Но при этом чувствовалось
что-то, не поддававшееся дорисовке.
     Рассудок  понуждал   мое   душевное   устройство   изощряться  в  хаосе
предположений, устремляясь  на  штурм  неразрешимого.  Становилось  яснее  и
яснее, насколько оно хорошо: это особенное - нежность Валтасара и Марфы друг
к другу.
     Позднее я понял,  как любил  их - ибо  меня не  смирила отъединенность.
Зависть сшиблась с восхищением, и восхищение одолело - так неистово желалось
нежного великолепия!  и  столь  очевидной представала позорность той  отрады
нищих,  какая  только  и  возможна  в  учреждении,  все более безобразном  в
воспоминаниях.  Тамошнее  с   его  нечистотой,  которой  угощались  мальчики
постарше,  настигало  меня, доводя  до внутренней  гримасы плаксивого смеха.
Открытая мной  нежность стала как бы моей собственностью, немыслимой для тех
обделенных, и я жадно проектировал ее в свое будущее.
     Я представлял Марфу  с  ее собранной, полной здоровья фигурой, приятным
лицом и идущей к нему косой челкой в коричневом школьном платье. Со временем
такой станет какая-нибудь из моих сверстниц, чьи попки пока что не развились
до дразнящей интересности, и я буду владетелем, как Валтасар.
     Я потакал моему легкомысленному  тщеславию, перебирая в уме школьниц  и
пресыщенно  уклоняясь в подернутое дымкой незнаемое, в  котором помогало мне
наощупь блуждать прочитанное в книгах и увиденное в кино.
     Действительность  окрашивалась  настроением возвышенно-дерзкой охоты, и
могло ли взбрести мне, мечтающему о далекой лани, что меня способна поманить
закоснело-скучная школа?
     Однако  же я  стою  перед ней,  по-вечернему  безлюдной,  открыв -  как
таинственны серые ее окна!  Они словно о чем-то предостерегают. Между мной и
школой  возникла  некая  новая  связь:  девушка  в  малиновых  шортах,  наша
учительница - теперь, с первого взгляда на школу,  я буду знать, там она или
нет.
     Однажды мы с мальчишками возвращались  из кино  - смотрели "Капитанскую
дочку" и теперь в развязной вольности шли и обсуждали дуэль, бой, казнь; мне
что-то мешало  вставлять  замечания,  мешало  радоваться:  я  еле  удерживал
слезы...  Потом понял: мне было жгуче,  до безысходности завидно, что  я  не
Гринев. Что не меня любит Маша. И что Маши вообще нет.
     Сегодня то нестерпимое чувство возвратилось.






     Проникающая  яркость потрясения обнажила в мареве дремы одинокий венок.
Он плелся из  того, что было сорвано с родного  и незнакомого мне эстонского
поля.  Мои  родители-хуторяне  жили  в  собственном  доме,  который  я  вижу
каменным,  большим, с высоким  надежным потолком. Однажды -  это  было через
несколько  лет  после войны  -  приехали  на  грузовиках  коммунисты,  чтобы
обеспечить переселение, без обременительного багажа, в Сибирь. Мой отец, его
родной брат и  два двоюродных,  брат матери, ее  племянник засели в  доме  и
отстреливались. Почти все они погибли - но пропустив вперед  компанию совсем
не желавших этого коммунистов.
     Мать родила  меня в тюрьме, чтобы  вскоре  распрощаться: она  уезжала в
лагерь, а я в детдом. Там меня нашел полиомиелит, искалечивший мою ногу, и я
был передан  специальному  учреждению и щедрости  случая  с его  избранником
Валтасаром.
     После смерти Сталина  матери  удалось узнать,  где  я  пребываю, однако
освобождать  ее  не спешили. На ее  письмо ответил Валтасар,  и завязавшуюся
переписку  можно  расценивать  как  хлопоты,  благодаря  которым  я  получил
маленькое наследство. В тяжбе с нищетой я  не  оказался последним лишенцем -
имея чем питать потребность в необычайном, а она кое в ком едва ли не  самая
сильная после голода.
     В одном  из писем мать сообщала, что попала в лагерную больницу,  но не
желает оставаться на операцию, с часу на час ожидая указа об освобождении. В
следующем  письме  говорилось, что,  выпущенная  наконец,  она  пустилась  в
дорогу, но не миновала "вольной"  больницы. Там перенесла операцию и оттуда,
бесконвойная, писала с безоглядной стенящей прямотой.
     Ломаные  русские  слова,  языковые   неправильности  как-то  еще  более
закрепляли   выразительность  того,  что   она   заставляла   увидеть:  пору
бессолнечного зенита, когда солнце заменял выстрел.
     У отца болела голова - из тайников доставали  оружие, он взял в леднике
кусок льда, приложил к одному виску, к  другому,  и  боль успокоилась.  Мать
принесла мужчинам сухие  тряпки  -  стереть  смазку с винтовок и  автоматов.
Беременная,  она  одолевала  тошноту,  делая  бутерброды  с  салом.  Мужчины
пересчитали и поделили патроны, а  она  налила  горячий кофе в три термоса -
пришлось  по  одному на  двоих. Она должна уйти из  усадьбы, когда покажутся
грузовики коммунистов.
     Мать осталась бы. Просила, чтобы перед концом отец застрелил  ее, но он
ни за что не хотел.
     Она  заключала письмо  молящей  угрозой  загнанности: если о  сироте не
позаботятся, она проклянет русских, и Бог может дать силу ее проклятию.
     Я  получил  письма за несколько недель до  того,  как  мне  исполнилось
тринадцать. Это, полагали друзья Валтасара, уважая родовую традицию, был уже
мужской  возраст.  Письма вручались мне  без  свидетелей,  и, пока  я читал,
Валтасар  пересекал   комнату  от  двери  к  окну   и  назад  -  легкотелый,
мускулистый, внезапный  в движениях - выскальзывал  в коридор и возвращался,
взглядывая на меня с задумчивой пронзительностью.
     Он  серьезно  рисковал, не  передав  корреспонденцию куда  следовало, а
теперь еще и предоставляя ее  мне.  Тихо  протестующей  стойкостью походя на
чеховского  персонажа,  он  желал  бы   всю   страну  засадить  вишнями,  но
безнадежно-уступчивый дух вишневого  сада делал  складку  на его  переносице
тоскливой, а рот - мягко-немощным.
     Он был ребенком, когда коммунисты определили  его родителям, крестьянам
Пензенской области,  якорь  Дохлого  Прикола. Мать  вскоре  умерла здесь  от
водянки, а  отец-сердечник  дотянул  до обнадеживающего  момента,  когда сын
получил  паспорт  и  осуществилось восхождение  из общей  землянки в комнату
барака.
     В городе, куда Валтасар стал ездить на  занятия, встретились ему люди с
той душевной стесненностью, которая требует удаления от зла, воспринимаемого
остальными как мирная повседневность. В противостоянии ей,  пусть и неявном,
есть доступная для немногих красота, и мало-помалу дружба духовных сродников
сплела свою пряжу вокруг нацеленности на добрый поступок. Я и моя мать с  ее
письмами обрели самое положительное значение.


     * * *


     Серый многоэтажный корпус  стал значим как средоточие зла. А ведь бетон
его стен защищал от злобных ветреных зим. Там кормили, и чай  был с сахаром.
Нас,  инвалидов, обещали приспособить  к общеполезному делу и  действительно
давали профессии.
     На прилегающем  к  дому  пространстве,  поросшем  редкой травой, -  так
называемом стадионе - проводились пионерские линейки. Выстраивались ходячие,
остальным  ставили табуретки  и  скамьи.  Алели галстуки, выносилось красное
знамя, трубили в горн. Директор, бывший офицер, стоял  в лоснящихся хромовых
сапогах, в военной без погон форме  с  орденской планкой  на  груди.  Слушал
рапорты  об успехах  в  учебе,  о  борьбе  за  примерное  поведение,  и  его
малозапоминающееся  лицо  с  непроницаемыми  глазами  замечательно  отвечало
обстановке твердых,  нужных и хороших начал.  Не  забыть, как  резко  я  это
чувствовал и  как повелевало мной воображение, вызывая ясный крепкий  хлопок
выстрела. Я мысленно посылал пулю директору в лоб.
     Меня обуревало восхищение этой ужасной дерзостью, а оно было вскормлено
ужасом безнаказанности,  с которой  лгали  директор  и  его люди. Нас  учили
воодушевленно  петь о светлом будущем, о счастье, о  благодарности стране: я
смотрел  на бодрые в их  честной  фальши лица  воспитателей и  в  мгновенной
яркости  воспоминания  видел   нашу  палату.  Воспитатель,  молодой  парень,
выключил  свет и приказал "отвернуться и  спать". На койке рядом  с моей  он
занялся с искушенным мальчиком и после процедуры невозмутимо кинул на спинку
кровати  его полотенце,  посредством  которого только что обошелся со  своей
телесной принадлежностью.
     Меня поражало, какими неуязвимо-правдивыми умели выглядеть этот человек
и другие воспитывающие, наказывая нас за иной ничтожно-мелкий проступок.
     Среди   мальчиков   и   девочек   постарше,  пусть  полупарализованных,
хроменьких,  горбатых, оказывались  готовые  к нарушению  -  по  серьезности
второму   после  докуривания  подобранных   окурков.  Со  всей  хитростью  и
осторожностью  пары  проникали в загроможденные швабрами,  метлами и  прочим
инвентарем  подсобки, в  другие закоулки корпуса. И время  от  времени гвалт
возвещал, что предающиеся пороку накрыты.
     Мало  кто  из  работников  ленился  показать свою  истовость в  морали,
ревниво  преследуя  "безобразников".  По  ночам  устраивались  облавы,  дабы
сорвать задуманное, если мальчик пробрался в палату к девочкам или наоборот.
Вспыхивало  электричество, и в глазах тех,  кто  входил, взблескивал  лютый,
торопливый голод любопытства. В  каком-то веселье  без смеха  с нас  срывали
одеяла,  пылко желая  обнаружить рядом  с одним  второе съежившееся коварное
существо.
     Одна из  воспитательниц выражала радость  поимки  несколько непохоже на
других. С ее мужеподобной костистой фигурой не вязался разбито-ноющий глухой
голос, которым она с пристаныванием восклицала:
     - А-ааа, светопреставление!
     Это была Замогиловна, увлекающаяся  натура, кем наше учреждение однажды
пожертвовало. На ней сказалось последствие заурядной неприятности, связанной
с детдомом в Средней Азии: в доме содержались слепые девочки для влиятельных
мужчин. Происходившее приняло нескромные формы, и, дабы дом перестал служить
источником слухов,  было решено  не то  чтобы закрыть  его, но  питомиц,  во
всяком  случае, развезти по  стране. Две девочки попали к нам, и одну из них
Замогиловна  застукала с мальчиком  в  нежилой,  приготовленной для  ремонта
комнате.
     То ли  потому, что не могла увидеть  волнение воспитательницы, то ли по
иной причине, но девочка еще теснее обняла друга,  не желая  разлучаться,  -
несмотря на леденящее завывание:
     - А-ааа! Светопреставление!..
     Замогиловна,  сраженная оскорблением,  даже  на  минуту онемела.  Потом
объясняла, потерянно понижая голос до глухо клокочущего шепота:
     - При мне не перестали! При мне, это самое, не знаю, как сказать, так и
делали свою гадость...
     Она схватила пучок дранок, которые приколачивают к стене, перед тем как
ее  оштукатурить,  и  впечатляюще  доказала  их  пригодность  и  для другого
назначения. Из-под кожи испытавших это извлекли десятки заноз.
     Замогиловну  уволили  -  и,  хотя   употребили  иные  формулировки,  не
поплатилась ли она за вольное обращение со строительным материалом?
     Впоследствии  Валтасар  рассказывал,  как  трогательно  ее  осуждал  на
собрании   коллектива   обыкновенно   флегматичный  старший  воспитатель   -
тяжеловесный стригущийся под бокс мужчина, чей могучий затылок выдавался над
воротником жирным гладким выступом.
     - Нам не дано право побоев. Кто не первый год работает, может и понять.
На  то  нам  и  трактуют,  чтобы  мы  насаждали  так,  а  не  иначе...  -  с
прочувствованной убежденностью говорил  человек, известный воспитанникам под
кличкой Давилыч.
     Мы знали, что он живет с  обеими слепыми, да и немного нашлось бы у нас
юнниц,  к  которым  бы он не благоволил. Стареющий, бессемейный, он  баловал
любимиц карамелью  - по-своему обаятельный увалень,  чьи глаза, когда они не
бегали, смотрели и взыскательно и жалостно.
     Душа толпы - большинства  населения  нашего  дома,  -  не чуждая хищным
трепетам и злорадству, отдалась Давилычу: уступая пленительности, с какой он
наказывал за проступки.
     В  лукаво-рассеянной лености, шутовски  подшаркивая  подошвами, Давилыч
приближался к виновному,  произносил наставление, подняв указательный палец,
и,  благодушно  спросив: -  Зарубил  себе? - покровительственно и  ободряюще
протягивал лапу.  Рука виноватого  обреченно ложилась  в обширную ладонь,  и
жертва  начинала пойманно извиваться - чувствуя себя обязанной захлебываться
смехом; она уводила голову в плечи, потела и роняла слезы, пересиливая себя,
пока,  наконец,  нестерпимая   боль  не   прорывалась   звуком,  похожим  на
обрубленный  скрежет.  Давилыч  разжимал  горсть,  говоря: -  Чего так? -  и
удалялся среди опасливо приторможенного ликования.


     * * *


     В теснине вяжущих трений,  в перебое придушенных  вскриков, когда любой
порыв нуждается в костылях,  идеалиста  караулит тяжесть  душевной судороги.
Пристанище  больных овец  и  сломанных  игрушек,  в  котором  он  был  замом
директора,  тяготило Виталия Александровича  Пенцова жестокостью осознанного
плена.  Понимая  естественность  явления  для  тех, чей  быт составлял  его,
Валтасар искал  возможности противостоять будням.  Необходимо было поставить
между  собой и  ими  приемлемую  цель  как  источник  положительных  эмоций.
Воображение свелось  со здравым смыслом на случайности - на мне, и в голубой
тени проглянул луч красивой свободы - свободы доброго решения.
     День,  в  который  я  стал  знамением  овеществленного  вызова   плену,
пригвоздил   меня  к  стулу  чувством,  вызывающим   особенную,  невыразимую
потребность  молчать. Я сидел в кабинете Валтасара,  а он стоял  страдающий,
худой,  какой-то обдерганный,  усиленно  опираясь  рукой о письменный  стол,
накрытый листом плексигласа. Только что мне было сообщено о смерти матери.
     Помедлив, он  обжег  мою  щеку  прикосновением ладони,  взял  со  стола
справку, присланную из далекой больницы, и как бы забыл, зачем держит бумагу
в  руке.  С  выражением  нервной  ломоты прочитал,  что  смерть  моей матери
наступила от воспаления легких, осложнившего послеоперационное состояние.
     В  дверь  постучали,  и  он   впустил  пожилого  коренастого  человека,
седеющего,  кудрявого,  в  рубахе навыпуск с  длинными  карманами  на груди,
которые оттопыривались от насованных в них записных книжек и прочей бумажной
всячины.  По  тому,  как  переглянулись Валтасар  и  гость  и  как  вошедший
посмотрел на меня подавленно-смолкшими глазами, чувствовалось: он все знает.
     Пенцов получил справку не сегодня и, прежде чем  передать известие мне,
встретился с друзьями, обдумал  и  обсудил круг  вопросов. Приход гостя  был
обговорен.  Присев на  стул, тот, из деликатности не обращаясь прямо ко мне,
сказал  довольно  понуро,  что  человек  должен  быть  стойким  перед  лицом
несчастья.  Стало  натянуто-тихо.  Лицо   гостя   вдруг  покраснело,  беглым
движением выразив недовольство неловкостью.
     -  Чем  это у вас  так смердит в  коридоре? - обратился он к  Валтасару
ворчливо.
     Тот объяснил с раздражительной мрачностью:
     - В одном конце - уборные, в другом - кухня. Заменитель масла подгорает
ароматно.
     - Раньше не замечал такой вони...
     - Вы не приходили в это время. Ну так что, Илья Абрамович,  - продолжил
Валтасар по-деловому, - я уже прозондировал и теперь, что вы скажете... - он
назвал денежную сумму. - Можно будет собрать?
     Они  заговорили  о  том,  зачем  нужны  деньги.  Разговор  этот   -   с
недомолвками, с  оглядкой на  меня  - остался тогда мною не понятым. Дело же
относилось к запрещению советским законом усыновлять физически неполноценных
детей.  Следовало  склонить  к  помощи директора  учреждения и  кое-кого  из
чиновников, для чего существовало средство.
     Илья Абрамович  извлек  из  нагрудного  кармана  книжечку,  оказавшуюся
весьма  ветхой,  и   в   охотной  сосредоточенности  принялся  перевертывать
замусоленные исписанные  листки  туда и сюда,  хмыкая  и покрякивая. Занятие
окончилось  тем, что  он  уставил глаза на Пенцова и, внушительно двинув ими
под изломом  пробитых сединою темных  бровей, с  силой кивнул.  В кивке было
что-то грозное.
     - Соберем! - с категоричностью сказал Илья Абрамович.
     Валтасар как-то странно осмотрительно, словно ощущая  тревожную помеху,
обогнул письменный стол и сел за него.
     - Арно, подумай и скажи... Хотел бы  ты жить у меня и  Марфы? Жить  как
родной сын?
     Мое сердце  стукнуло,  неожиданным выстрелом кинув кровь в виски.  Меня
облило неистовство возбуждения, похожее на взрыв, с  каким открылась брешь в
том сумеречном,  что  окружило меня  и  бессрочно - после смерти матери, - в
том,  что  я  потом  называл то  угрюмой  негой  хищничества,  то  трусливым
сладострастием  лжи.  Близость  прорыва  вызывала безотчетную уверенность  в
блаженстве, которым не может не  быть все,  что ждет  за ним.  Только  так и
могло выразиться сопротивление настоящему.
     Но  все равно я  запомнил токи  чего-то неуследимого, что можно назвать
присутствием предчувствий, которое не  давалось сознанию восьмилетнего. Горе
от известия о смерти  матери тоже никуда не делось,  и  я  сидел  в  терпком
ознобе угнетенно-повышенного жизнеощущения.
     Передо  мной  был  Валтасар,  который  предполагал  ответ, но  сохранял
покорное  напряжение,  и   я  кивнул,  невольно   последовав  примеру   Ильи
Абрамовича.
     Тот  вскочил и,  пока Пенцов  выходил из-за стола,  схватил мои  руки и
потряс их. Затем Валтасар  слегка  сжал ладонями и погладил мои плечи.  Илья
Абрамович торопливо говорил в накале растроганности:
     - Я вижу более глубокое... вырвать из нравственных нечистот и не только
дать тепло, но сберечь  чистоту для истинного, для  прекрасного! Предпосылка
счастья  - незамаранность первой близости... - он сердито  смутился и сменил
тон на трезво-хлопотливый: - Мы мобилизуем! Обегу всех, в ком есть искра...
     Он  действительно мобилизовал. Сам залез в долги, даже продал что-то из
своего небогатого имущества. И я был выкуплен.






     После влажного бриза возобновился зной. Напал с рассвета - мы взмокли с
Бармалем по  пути в школу;  с  первого же урока класс изнывал, на  переменах
только и поминали купание.
     Придя из школы, мы застали во дворе всю нашу компанию, готовую к походу
на пляж.
     -  Опять  будешь три часа жрать?! - закричал мне Гога.  - Бери  куски с
собой - катим!
     Он  повез меня  на велосипеде.  Мы  катили  наезженной колеей по степи,
компания валила следом: сперва Гога не слишком от нее отрывался, наконец  не
вытерпел, нажал на педали - мы понеслись.
     Сколько раз за  шесть лет я преодолел эту  дорогу! Когда ни  у кого  не
случалось велосипеда, на середине пути  меня взваливал на спину Саня Тучный.
Восседая на нем, я вдохновенно развлекал друзей:
     - Ночь, короче,  страшная  до бешенства, темень,  ветрище! Лезем  мы  с
Валтасаром по болоту (компания  прекрасно  знает  - мы с Валтасаром сроду не
бывали ни на каком болоте),  лезем... и вдруг что-то белое спускается. Да...
Воздушный шар. Вот... А с него... с него...
     - Ну? - поторапливает Тучный; всем занятно, что же такое я преподнесу.
     -  С  шара,  короче, -  два  человека. И собака. Только  такая,  как бы
сказать, собака... что вообще даже и не собака... А робот  такой. Вот. Но на
самом деле и не робот. Короче, это те два  человека  думают, что  робот... а
он...  а  это  -  пришелец  с  другой  планеты... Оборотень  как  бы.  Он их
заманивает...
     Компания  шагает  некоторое  время  молча,  я  с  усердной поспешностью
приискиваю продолжение посногсшибательнее.
     - Толкай дальше! - требует Саня. - Не сачкуй.
     За мое фантазерство я авторитет во дворе - оказался схватчивым учеником
Черного Павла. Недаром  я его любимый слушатель.  И еще  я неупиваемо читаю.
Мне дарят книги, книги - Валтасар, его друзья.


     * * *


     Мое тринадцатилетие приехали отпраздновать  несколько  человек из  тех,
что  выкупили меня.  На крупной  голове  Ильи Абрамовича  залихватски сидела
барашковая папаха. Он как-то шало сорвал  ее, и полуседые чуть влажные кудри
встопорщились, поблескивая при электрическом свете.
     Илья  Абрамович Вульфсон  когда-то жил в Ленинграде, писал сценарии для
кино. В тридцать пятом году его  посадили. Пару лет спустя, в лагере, узнал:
расстреляли его жену; она была ученый-орнитолог. Средний сын погиб на войне,
погибла и дочь - пошла на фронт добровольцем. Старший сын, видный экономист,
был  из-за слабого  зрения негоден к  военной  службе. Пережил блокаду.  Его
расстреляли по "ленинградскому делу".
     Когда при Хрущеве Илью Абрамовича выпустили из лагеря, ему, разумеется,
не  подумали   возвратить  жилплощадь   в  Ленинграде.   Удалось  устроиться
преподавателем института в городе близ Каспия.
     Илья Абрамович не снял башмаки с калошами, а ловко выпрыгнул из них, не
заметил  предложенные тапки  и  живо  пошел ко мне в серых шерстяных носках.
Поцеловав меня в обе щеки,  улыбнулся какой-то длинной,  хитрой полуулыбкой,
будто предвкушая подковырочку:
     - Как звали полицейского, который преследовал Жана Вальжана?
     Я  ответил, и  вопросы  посыпались. Затем  "Отверженные" Гюго  уступили
место всемирной истории...
     Илья  Абрамович  со значительностью взглянул на других гостей и объявил
громким шепотом:
     - Выкупленный стоит потраченных денег!
     Гость,  которого звали Зямой и чье  лицо  было нетерпеливо-внимательно,
сняв очки, раскрыл глаза так, что над радужкой обнажились полоски белков.
     - Прямолинейно, однако...
     Валтасар,  помогавший Марфе расставлять на  столе тарелки, объяснил: со
мной "с самого начала не кокетничали на предмет больных  вопросов", и я моей
серьезностью и неболтливостью доказал верность выбранного подхода.
     -  Он допущен  к темам... - поведал  обо  мне Валтасар  и, выжидательно
помолчав, опустился на табуретку.
     Зяма скептически поджал губы и вдруг задал мне вопрос:
     - Кто такой Сталин?
     Я, через силу умеряя страстность, ответил:
     - Властолюб,  который  заставил  диктатуру  служить себе!  Его  сделало
насилие, оно давало ему топтать народы!
     Мой экзаменатор оценил:
     - Уровень! - и, сидя, отвесил полупоклон Пенцову. - Поздравляю! - затем
опять   обратился  ко  мне,  дружески-ироничный:  -  Но,   мой  юный   Арно,
остерегитесь сладенькой водички толстовства! Без насилия  нет борьбы, а  без
борьбы  мы  не  переделаем  мир.   Лишь  революционная  диктатура  сокрушает
угнетателей.  А  ренегату  Сталину  противостоит   сам  Маркс,  противостоит
гениальный практик Ленин.
     Зяма  носит  фамилию  матери;   его  отец,  знаменитый  командарм,  был
расстрелян  по  приказу Сталина. Сын  считает  себя верным  ленинцем. По его
мнению, Сталин - предатель, извративший марксизм-ленинизм. Например, то, что
ликвидировали   зажиточных    крестьян,   так   называемых   кулаков,   есть
широкомасштабное государственное преступление. Зажиточные  крестьяне  должны
были мирно врасти в социализм.
     - На столе сейчас высилась бы во-о-т такая горка белого хлеба!..
     Валтасар встал с  табуретки: -  Сядьте! - протянул он руки,  что  вышло
несколько картинно, и усадил гостя на свое  место, хотя тот перед тем удобно
сидел на стуле. - Страна, - продолжил  Пенцов с вымученной сдержанностью,  -
живет такой жизнью, что немыслимо размышлять  о чем ином, как не о хлебе и о
жестокости. Закоренело аморальный тип работает старшим воспитателем: я знаю,
хотя и  бездоказательно, что  он тайком живет  с  девочками-подростками. Наш
директор покрывает его. Их связывает прошлое. После войны оба были заняты на
одном поприще - вылавливали  по  стране беспризорников. Директор  - тогда он
был  офицер  известной службы  -  мне  рассказывали, мог  ударить пойманного
малолетка... - Валтасар  умолк и договорил  с  колебанием,  как  бы отступая
перед  необходимостью  произнести  это,   -  ударить  по   голове  рукояткой
пистолета... То есть наверняка кого-то убил. И этот детоубийца...
     Илья Абрамович страдальчески поморщился и пророкотал в кротком гневе:
     - Не может же у вас не быть никого - с потребностью добра к детям...
     -  Почему же, -  сказал Валтасар  сумрачно.  -  На  днях  уволили няню:
девятнадцати  лет, сама бывшая детдомовка. Позволяла  мальчикам...  Заявила:
"Они так и так с семи лет все знают. Жизнью безвинно обиженные, а мне горячо
благодарны! Пусть вам кто-то будет так благодарен!"
     - Что вы говорите... - пробормотал Илья Абрамович сконфуженно.
     Зяма строго следил поверх  очков и с  жаром начал о  том, что раз стали
валить сталинские статуи - "будут, и это не за горами, грандиозно-позитивные
сдвиги".
     - Реабилитируют не только маршалов, командармов. Засияют имена Бухарина
и Рыкова! Партия очистится  от перерожденцев, железная метла не минует этого
директора.
     Валтасар потупился и осторожно произнес:
     - Уповать,  что очистится сама?  Она  не  должна быть чем-то священным.
Чтобы мерзавцы не прикрывались партбилетом, нужны и другие  партии...  -  он
дружески, извиняющимся тоном  добавил:  - Конечно, партии с социалистической
программой - безусловно левые.
     Глаза Зямы ушли далеко за стеклышки очков.
     - Надеюсь, сказано необдуманно, - начал он с вынужденной любезностью, в
то время как втянутые  его  щеки загорелись синеватым румянцем, -  а то ведь
можно и  понять  - вы  подводите  мину под завоевания,  которые  не  удалось
погубить Сталину...
     Валтасар протестующе  вскинул  руки и замотал головой.  Илья  Абрамович
умоляюще, с лукавинкой, воззвал:
     -   Зяма,  ради  всего  святого,  не   надо!  К  счастью,  мы  все  тут
беспартийные, и нет нужды доказывать идейность.
     Тот,  к  кому он  обращался, крепко сморщил  лоб, очки  вздрагивали  на
тонкой переносице:
     -   Партию    создал   Ленин.   И   теперь,   когда   ленинские   нормы
восстанавливаются, когда...
     -  Хотелось  бы,  -  вставил Илья  Абрамович,  -  небольшого довеска  к
газетным обещаниям! Вспомните: когда мы выкупали молодого человека, с хлебом
были перебои, но черной икры хватало. А нынче?..
     Привычно-пониженные голоса повели разбухающую перепалку о том, когда  и
благодаря  чему  "будет  накормлен народ", "нравственность обретет защиту не
только  на  словах"  и "незамаранность детства даст  свои  плоды -  интимные
отношения поднимутся над низменным".
     Смуглый  брюнет,  чей  нос  опирался  на  стильно  подстриженные   усы,
сливавшиеся с короткой красивой бородкой, требовательно сказал:
     - Минуточку!  - и произнес: -  Идеи - треп,  если у  их поборников  нет
критически злого...
     - Евсей за Евсеево! - перебил  Зяма. - Ну скажите же ваше  излюбленное:
"За добро горло перерву!"
     Евсей отвечал взглядом наблюдательно-легкого юморка.
     -  Мы забыли  о герое нашего сбора, - проговорил осуждающе и повернулся
ко мне: - Друг мой, кому сегодня тринадцать, не покажете  - что вы поняли из
всего услышанного?
     Мое  сознание  утопало  в  едких  клубах   непроизвольно   возникающего
пережитого.  Наш  серый   многоэтажный   корпус,   провонявший   уборными  и
тошнотворной    гарью     кухни,    гневливая    праведница     Замогиловна,
свойски-снисходительный Давилыч. Директор, который  сейчас увиделся злобной,
с  черными  макушкой  и  хребтом,  овчаркой...   Болезненно-зримым  хлестали
воображение и письма матери... Будоражащий океан не мог не выйти из берегов.
     - Если  никак ничего  нельзя, то  - индивидуальный террор! - выдохнул я
мысль, поражаясь ее чужой завидной взрослости.
     Мгновенно все, кто  был в  комнате,  взглянули на закрытую дверь. Немая
минута окончилась  на  слабых звуках - Зяма, в каком-то крайнем  упадке сил,
пролепетал, адресуя Пенцову:
     - Вы взбесились? вложили ему...
     -  Не было! - Тот, потемнев  лицом, придвинулся ко мне, говоря глухо  и
жалобно: - Ты слышал от меня что-либо подобное?
     - Конечно, нет!  - Я внутренне ощетинился от остро-неприятного холода к
нему.
     - Пожалуйста, повтори всем, - попросил он, и я повторил.
     Он испытал облегчение  - сжал  кулак, несколько  раз взмахнул им, и мне
бросилось в глаза, как опутана венами худая рука.
     -  Ты  должен  раз и навсегда осознать,  - услышал я, - нельзя  даже  в
мыслях присваивать право решать о... о чьей-то жизни.
     Удрученный Илья Абрамович внес свою лепту:
     - Никому не дано лично осуждать на... на то, что ты взял себе в голову!
С этим невозможно жить среди людей! Это - злая доля, зло съест самого тебя.
     Зяма, тревожась до чрезвычайности, горячо зашептал:
     - Напомню, я предостерегал! Вырывать  из коллектива, пусть ужасного, но
-  коллектива! - чревато... риск есть и будет, мы не гарантированы от самого
нежелательного...
     Меня  выкручивало в преодолении вызова. Я завел руки  назад, вцепился в
спинку стула, скрючил пальцы здоровой ноги, стискивая  всего себя, чтобы  не
закричать: "Но  я  же не могу не  думать! А думая  - никогда не обхожусь без
выстрела! Я хочу-хочу-хочу хотеть того, о чем сказал!!!"


     * * *


     Лицо Евсея  отразило как бы оттенок улыбки, что  свойственна сдержанной
натуре при виде чего-либо интересного.
     - В Арно бродит  ранимое самолюбие, и он поймал всех  вас на эффекте, -
сообщил он так, точно от него ждали объяснения. - Между тем, я чувствую, наш
друг  -  вовсе  не  экзальтированный  лирик,  а  неразвившийся  рационалист.
Проверим гипотезу? - спросил он меня и, отведя в угол, заслонив от взглядов,
принялся "гонять по математике".
     Его  работа  была  связана с исследованиями  в  заливе  Кара-Богаз-Гол:
уникальный  состав  веществ  в воде,  происходящие процессы. Евсей занимался
математической частью.
     Удовлетворившись моими ответами, он сказал намекающе:
     -  Все  стоит  на математике,  из нее  вытекает  и в  нее возвращается.
Хочется  кому  того   или   нет,  но  повседневность  планомерна!  Разлад  с
рациональным оборачивается нолями и минусами.
     Прибежала  из  кухни  Марфа   -  позвала  мужа,  они  принесли  шипящие
сковороды:  рагу из баранины, поджаренную на  сале  лапшу. Последствие  моих
слов нашло себя в общем желании  подстраховаться: включили магнитофон, чтобы
упредить возможность  сомнений  -  у  нас, под предлогом моего дня рождения,
нормальная бытовая гулянка.
     Илья  Абрамович,  стараясь  развеять неладное в обстановке,  что  цепко
держалось после сказанного мной, поднял  стопку жестом, полным достоинства и
приятности:
     - Царский пир!  - и перед тем как  чокнуться с Валтасаром,  пожелал мне
немного аффектированно: - Чтобы ты так жил!
     Взрослые  выпили, закусывают  соленой  килькой,  подхватывая  на  вилки
промасленные  кольца   лука.  Мне  и  трехлетнему  Родьке  дали  компота  из
сухофруктов  -  понемногу,  чтобы  сладкое не перебило  аппетит.  Магнитофон
выдает исполняемое с деланной заунывностью, кем-то безголосым:

     Будет вьюга декабрьская выть -
     То его понесут хоронить...

     Родька  стал приплясывать,  и его вид был само чувство ответственности.
Мои нервы еще  гудели, но не так воспаленно. Евсей  скосил на меня глаза  и,
намазав кусок мяса горчицей, уклончиво улыбаясь, взял рюмку:
     -  Водка для рационалистов - вода жизни, -  рассуждал  он как  бы сам с
собой,  - дозированная,  она  разгружает,  чтобы  не было  крена  в  сторону
невозможного...
     В  дальнейшем у меня  будет вдоволь  оснований вспоминать этот день,  и
однажды, уже в зрелую пору, я  уловлю в себе то, что облеку в образ: пролито
вино,  и  короткая  струя разбилась бесформенно...  Всплеск преобразуется  в
мысль,   что  не   случайности  редки  в   жизни,   а  редко   понимание  их
естественности.  По  смыслу  совершенно  никак  не  связанное со  всей  этой
историей, выступит  на первый план место в Книге  пророка Даниила: "Валтасар
царь сделал большое пиршество..."
     Валтасар, к которому  отнесено: "...ты взвешен на весах и  найден очень
легким".






     Шины  увязают в песке, мы слезаем с велосипеда. На пляже почти вся наша
школа; беспрестанно кивая знакомым, двигаемся к  нашему  месту -  неудобному
глинистому обрывчику: там меньше народа. Гога знает - я стесняюсь моей ноги.
Два-три  года назад  не так стеснялся, хотя носил тогда аппарат:  друзья  по
очереди  (делать  это  каждому так нравилось!)  помогали  мне его снимать  и
надевать - чужие мальчишки,  гомозливо теснясь вокруг,  ненасытно  созерцали
процедуру.
     Но  теперь  я  все придумываю отговорки,  чтобы остаться  в брюках, мне
кажется, наш  обрывчик недостаточно удален от  толпы.  Сколько  купальщиков!
Взгляд  скользит  по  полуобнаженным  фигурам, скользит  -  задерживается на
одной: я  прикусываю губу. С  прикушенной  до крови губой  смотрю на стоящую
шагах  в  двадцати,  по щиколотку  в воде:  восхитительно  сложенная, ко мне
вполоборота, она еще не увидела меня.
     -  Гога! Вон та  - наша учительница! - я  шепчу,  а в моем  пересохшем,
будто  передавленном  горле  катается комок. - Она  же голая, Гога!..  Такие
узкие трусики - два пальца...
     При ней я почему-то всегда до безобразия наглею, на ее уроках я ехиден,
болтлив,  цепляюсь к ней,  трепливо переспрашивая, стараясь,  чтобы выходило
комичнее,  чтобы  потешался  весь  класс. Она скажет: "Возьмем рейсфедер". -
"Какой Федя?" - недоумеваю я. "Угольник..." Демонстрируя смелую развязность,
щиплю   Бармаля:  "Больно?  Вы  сказали,  ему  больно?"  Бармаль  добродушно
ухмыляется моему острячеству,  прощает щипок. Я чувствую, как глуп и  жалок,
но я бессилен самообуздаться. Нахально смотрю ей в глаза - бередяще хочется,
чтобы  она взбешенно крикнула: "Шут!"  Тогда  я  брошу в лицо ей  что-нибудь
предерзкое.
     Хотя она больше не глядела на меня жалостливо, как при первом появлении
в классе, я  мщу ей. Мщу не только  за тот взгляд, а как-то вообще - за  то,
что  мне  и  самому  непонятно... Иногда  она на меня  смотрит со  сквозящим
требованием встревоженной мысли - как мне тогда беспокойно! Едва не корчусь,
точно мне льют воду за шиворот.
     Все эти дни я разузнавал о ней - она  живет одна на квартире у старухи,
что вечно сидит на рынке с мешком семечек.
     Она  в  воде  по щиколотку; вытягивает ногу, водит ею по  воде,  словно
разглаживая,  решительно и мягко,  без  всплеска,  вбегает в протоку,  умело
плывет. Гога следит восхищенно.
     Сижу на  краю  раскаленного  обрывчика  и в яростно пожирающей  спешке,
будто смертельно  боясь  не  успеть, скребу глину  ногтями. Солнце плавится,
засыпая протоку  искристыми блестками, нестерпимыми для глаза, даль  видится
плохо,  сизовато-смуглая из-за рассеянной в воздухе  тонкой  пыли. В давящем
дремотном зное слышен стойко-плотский запах преющей тины.
     Искупавшись,  она вышла из протоки почти напротив нас  - мы встретились
взглядами. Я заерзал на искрошенной глине, колкой, как толченое стекло. Небо
излучало сухой, резкий, оттенка красной меди свет,  и приходилось щуриться и
терпеть, чтобы, глядя на нее, не прикрывать ладонью глаза.
     Она взошла к нам на бугор.
     - Почему ты не там? - кивнула на скопление купальщиков. - Там наши все.
     Молчу. И тут она догадалась. Я это понял по ее взгляду на мою ногу.
     - А  вы  почему  не  там? - спросил  и  нахально  и пришибленно, отчего
усмешка у меня, должно быть, получилась кривенькой.
     - Вы уже взрослые ребята - мне неудобно. Думала - подальше... - сказала
просто; в умных, все понимающих глазах - ни тени раздражения.
     Мне стыдно - она вовсе не  высокомерная; как я мог считать ее такой? Но
я не в силах немудряще сдаться.
     -  Садитесь, посидите с нами! -  сказал бесцеремонно, в страхе, что моя
наглость спасует.
     Она спокойно кивнула на песчаную полоску у воды:
     - Туда перейдем.
     Там открытое место, там с моей ногой я буду все равно что на сцене. Она
видит, как я не хочу переходить.
     - Песочек. А тут илисто и тина.
     Повела  рукой, будто распахивая невидимую  дверцу;  этот жест и то, как
она пошла, выступая гибко и плавно, было донельзя мило. Гога, не взглянув на
меня, покатил за ней велосипед.
     Беззвучно ругаясь,  ненавидяще комкая  подхваченную  с земли  майку,  я
заковылял за  ними. Как враждебен мне весь свет! Как ненавижу я всех, кто на
меня смотрит!
     Она опустилась  на песок, разгладила его ладонью и с наклоном головы  к
плечу - в этот миг вожделенно для меня интимным, - пригласила:
     - Загорай, Пенцов! И поговорим.
     Сказала  достаточно властным,  учительским  тоном - его я еще у нее  не
слышал. Я удивился ему, но еще раньше, чем удивился, - лег.
     - Ну - в брюках?! - она обернулась к Гоге: - Стащите с него!
     И  Гога,  добрейший старинный мой друг Гога,  по  первому  ее  слову, с
готовностью, с охотой сорвал с меня брюки.
     Я лежал на животе, морщась разметывал щелчками песок; лицо пощипывало -
наверно, я был кошмарно красен.
     Она сказала с неловкостью в грустном голосе:
     - Угловатый ты человек. Расшатанный и колючий.
     Скривив губы, я дул в песок, соглашаясь, что я неудобный человек.
     - Надо бы с твоими родителями познакомиться.
     - У него Валтасар сам педагог! - значительно произнес Гога.
     - Кто это - Валтасар?
     Гога деликатно смылся. Она переспросила, глядя ясно и настойчиво:
     - Что за Валтасар?
     Сгребая и разгребая песок, я хмуро рассказал мою историю.
     "Сейчас она меня пожалеет  - сплюну и уйду! - я со злостью ждал. - Лишь
первое  словечко  жалостливое  - крикну:  -  Ну,  все  услыхали?  Разузнали?
Довольны? - И обязательно сплюну!"
     Она молчала. Я осторожно взглянул.  Теперь она хмуро пересыпала песок в
ладонях.
     Вдруг тихо, в задумчивой замкнутости, будто меня вовсе и не было рядом,
сказала:
     - Красивое ты явление, Пенцов.


     * * *


     Я судорожно сглотнул.  Жутко-заманчивая  глубь ошеломления сказала мне:
вся моя жизнь, сжимаясь в мытарствах, одним угрюмо восстающим  усилием шла к
тому, что только что случилось. Я  обессилел счастливым бессилием, выговорил
бестолково невнятицу:
     - Фамилия-то... - и закатился смехом одуревшей  влюбленности  и секрета
двоих.
     Она смотрела вопросительно.
     - В учреждении... -  я остановился, пережидая  приступ, - фамилия  была
моя собственная, а  имя дали  Артем... а  теперь, ха-ха-ха... имя настоящее,
эстонское, а  фамилия... - и  я  не  мог больше ни  слова протолкнуть сквозь
тряску ликующего нутряного смеха, не более громкого, чем воркотня кипятка.
     Она вскочила и вдруг, поймав мою руку, рывком  меня подняла, повлекла в
воду.
     - Не трусь! Что за водобоязнь?!
     Вырывая руку,  я шкандыбал за ней, моя обглоданная болезнью левая нога,
споткнувшись  о воду, подогнулась:  падая,  я обхватил обеими руками ее выше
талии, с  ужасом, с  потрясающим стыдом осязал  гладкое обнаженное  тело, от
головы отхлынула кровь, сердце словно  сдавила ледяная ладонь; немощная нога
не  выпрямлялась  - с  чудовищным чувством катастрофы  я продолжал невольное
объятие.
     Она  видела мое  лицо  - она  все во мне поняла: нарочно со смехом меня
затормошила, будто мы  шутим, балуемся, будто я вовсе не падал, не схватился
за нее беспомощно, унизительно, позорно... Благодаря ей я незаметно очутился
в воде, нырнул - я нырял, нырял, остервенело желая скрыться от нее, от всех!
утонуть с бессознательной легкостью случая...
     Потом  стоял, колыхаясь, по подбородок  в протоке, передо мной  были ее
глаза: как она  во  мне, я тоже в  ней  сейчас все понимал. Она  обдала меня
брызгами, ударив ладонями по  воде, она брызгала, брызгала - говоря  в себе:
"Бедный мальчишка, я растормошу-растормошу-растормошу тебя!!!"
     Странно  - я  уже  не  переживал. Смеясь,  она за руку потащила меня из
протоки: я прыгал на правой ноге, опираясь на локоть учительницы, и мне было
весело -  совершенно  искренне  весело,  - словно  не я вовсе  минуту  назад
страстно хотел пропасть под водой.
     Мы падаем животами на песок, подгребаем его к себе, от экстаза я впился
зубами в мою руку.  Я почти  касаюсь волос цвета  кукурузных хлопьев, у  нее
твердо очерченные губы, нижняя упрямо выдается;  ресницы плотные и выгнутые,
как листья подсолнуха.  Я чувствую, что мысленно говорю ей "ты". Смотрю в ее
глаза - она знает, что я говорю ей "ты".
     - А-аа... Валтасар - хороший человек?
     Киваю. Она поняла во мне все, что я хочу сказать о любимом Валтасаре.
     - Кого ты больше любишь -  его или Марфу? - спросила  и засмеялась. Она
смеялась, что задала мне вопрос, как пятилетнему.
     - Ты зна... вы знаете,  - я поправился, - Марфа тоже  человек что надо,
вся такая прямая во всем, снаружи строгая, а  сама добрющая! И какой хирург!
Если б не она, я б до сих пор таскал аппарат.
     Она понимает во мне все мои непроизнесенные радостные слова о Марфе...
     - А брат твой?
     -  Конечно, любит!  Даже когда жалуется на меня, все равно я - Арночка.
"Арночка меня обижает..." - передразниваю Родьку.
     - А ты обижаешь?
     - Самую малость. Чуток.
     Мне почему-то  казалось -  она курносая; она  вовсе  не  курносая. Если
дотронуться до ее волос... Взять и дотронуться?..
     Представляю - школьницей она наверняка свирепо дралась с мальчишками: у
нее такое отважное лицо!
     - Вы не русская? Ваши отчество, фамилия...
     Ее фамилия - Тиманн.
     - Пишусь русской. Папа - поволжский немец.
     К тому  времени  я  чуток слышал о немцах Поволжья. Их  тоже  выселяли.
Смутная  дымка  обнажила  косой  бесприютный  парус,  его  несло  к  Дохлому
Приколу... Мне стало тепло от этого - она прочла. За тенью почуялся коренной
смысл, который потянуло стать очевидностью...
     Ее с родителями  выселили  в сорок первом. Ей не было двух лет. Мама  -
русская; могла б подать заявление на развод и остаться в родном Саратове. Но
она  взяла дочь и поехала с  мужем; скотный  вагон,  остановки в поле, когда
мужчины и женщины скопом оправляются тут же у состава. Конвой предупреждает:
"Держаться  кучно! Отход в  сторону -  открываем огонь!" Их везли и  везли -
полмесяца  или дольше. Для мамы -  радиотехника по специальности - в колхозе
Восточного Казахстана нашлось только место скотницы.
     Отца с ними разлучили: отправили в Оренбургскую область добывать нефть.
Только после  войны было  разрешено приехать к нему.  Он работал на буровой,
втроем жили в углу типовой многосемейной землянки.
     -  Однажды я  на него обиделась: обещал  почитать на ночь и не почитал,
уехал на ночную вахту. Думаю: вернется, подхватит меня на руки, поцелует - а
я  в  ответ не  поцелую... -  она сжала  в горсти  песок -  песчаная струйка
потекла из загорелого кулака. - Его привезли... меня не пустили...
     В скважине  взорвался природный  газ,  который часто сопутствует нефти.
Недра пальнули  стометровой стальной трубой, вызвав пожар... Среди  погибших
оказался и ее отец.
     Так близок  ее профиль - я  чувствую тяжесть,  с какой опустилось веко,
поникли ресницы.
     - Страшно сказать,  но зато мама получила  свободу, какой  не  было при
муже-немце. Мы  смогли вернуться в Саратов,  мама  опять  стала работать  по
специальности...
     Я недвижно ждал  еще нескольких слов: сладострастного удовлетворения от
того, что подозреваемое - железно-естественно. Ее муж  - тоже учитель... или
кто он там? Когда он приедет?
     -  Ну и?..  - сказал  я со злобой,  которая,  как бы отстраняя надежду,
подыгрывала ей.
     - Окончила институт, направили сюда. Вот и все.
     "Вот и все..." - восторг душила суеверно  вызываемая подозрительность к
избавлению, которое не может быть невероятно полным,  и в трепете внутренней
шаткости я спросил окольно:
     - Хорошо у вас в Саратове? Наверно, все лето в Волге купались?
     В плотной зависимости от тяготеющего вопроса мужские фигуры сливались в
желто-бесформенную  массу,  что необъятно ширилась  и алчно  со  всех сторон
обступала ее - такую грациозную в обидчивом замешательстве.
     - Купалась в море. Каспийском. Мы с подругой ездили в Дербент.
     - Дербент!  -  поспешно  выразил я ей льстивую радость, упиваясь словом
"подруга" и горячо желая той всяческих благ.
     - Мы жили  на квартире... - Она объяснила:  три глинобитных постройки и
ограда образуют  четырехугольник  с двором  внутри,  и над  ним -  крыша  из
виноградных лоз.  -  Прелесть!  Никогда  такого  не  видала.  Грозди свисают
наливные, увесистые...
     Меня осенила пойманная в словах чувственность. Впечатление было глубоко
и остро и щедро окрашивало то, что я неутоляемо слушал.
     Она сказала:
     - Фруктовые деревья везде. Вода в море теплющая.
     Я увидел плодоносящие сады, в чьей  зелени тесно золотистым, оранжевым,
розовым фруктам. Она, в облачении Евы, притрагивается  к ним, плоды касаются
ее губ, ее грудей... Над морем неотразимо приветлив взлет беззаботного неба,
заспанно-медлительные  волны  отсвечивают  стеклом бутылочного  цвета.  Она,
извивно-лукавая, танцует на кромке берега, посылая мне взгляды...
     -  Где мы жили, ограда -  настоящая  каменная  стена, оштукатуренная, -
сказала она с веселой уверенностью в том, что я поражусь.
     И я поразился.
     - Для Дербента это обычно - не забор, а беленая стена.
     - Правда?
     - Ну конечно! То же и  ослики. Так их много! Идешь тенистой улицей, а к
дереву ослик привязан...
     У ее квартирных хозяев  осел в стойле отмахивался хвостом от мух. Любил
хлебные корки с солью и сахар: больше - колотый, потверже, чем рафинад.
     Я  представил, как  осел большими  губами глубокомысленно  берет  с  ее
ладони кусок сахара:
     - Дербент...
     -  Какие  удивительные  памятники  истории!  -   она   обрадована  моей
заинтересованностью.  -  Крепостные стены, башни,  ворота  -  шестого  века!
Здание мечети - восьмого. Караван-сарай, бани - тоже древние.
     -  Это  надо  видеть...  -   умиленно  говорю  я  и   не  сопротивляюсь
предвосхищениям будущего, которые полнятся блеском героики.
     Воображение  доставляет  мне  из  прошлого  превосходное горючее,  и  я
стремлюсь  на сверкающий  пьедестал  -  покоряясь  гармонии  между  ласковым
бархатом и отточенным клинком.
     - У матери в письме... было про моего  отца - он такой был  силач! -  я
захлебнулся силой переживания. - В погреб провалился годовалый бычок -  отец
обвязал его веревкой и вытащил! Один!
     "Я выдержу ее взгляд", - подумал я, не подымая глаз.
     -  Он  убивал  их...  -  прошептал  я,  сладко  ужасаясь  безумию  моей
храбрости. - Он восстал...


     * * *


     Бессолнечно-сырой,  знобкий день  весны. Тучи  быстро скользят пластами
скопившегося холодного дыма. Беременная крестьянка  бежит от  усадьбы  через
серое  хлюпкое  поле,  и  все  пусто и  напряжено вокруг.  Взбежав  на  скат
лесистого холма, она едва устояла, разъезжаясь башмаками по талому снегу.
     На округло-лысом взлобке высится состарившаяся сосна: сама внимательная
и   сочувствующая  отстраненность.  Женщина  обхватила  дерево  руками,  как
большое,   мирное,  понятливое  существо,   и,   словно  убеждаясь   в   его
отзывчивости, вдыхает весенний чуть мозглый запах.
     Ей надо  видеть хутор, и она  поворачивается  неловко, трудно: сосна не
дает  ей  упасть навзничь, поддержав  спину. Подрастающий нечастый сосняк не
скрывает  усадьбу  внизу  на равнине:  дом,  коровник, другие  хозяйственные
постройки.  Открытая раскисшая земля по  сторонам, овраг далеко справа,  лес
еще  дальше  слева -  все  это безлюдное пространство оглаживается ворчанием
мотора, злящегося на унылое  недружелюбие дороги.  Грузовик, чей кузов тесно
усажен автоматчиками, похожими на слипшиеся торчком  личинки, направляется к
хутору, расхлябанно раскачиваясь в зыбучей колее.
     Проговорила  безукоризненно  внятная очередь -  кузов выбросил обильную
россыпь личинок;  над  равниной заспешили  коротенькие чеканные  стуки.  Они
оказались в ладу с посвистом  ветра,  что принялся  ударять густыми рывками:
тучи,  не поспевая за ним, рвались в клочья. Пули тихо-явственными щелчками,
твердыми  и  красивыми,  впивались  в поперечные  жерди,  в колья  изгороди.
Разнесли  в  щепки ставни  окон. Но в них все проблескивают  почти  невидные
нежно-бледные  полоски  -  и на  поле еще  одна, а  за нею  другая  личинка,
беспокойно повозившись, замирает скрюченно.
     Следящую с  холма  крестьянку душит звонкий  груз  мгновений,  разрывая
напором крови жилы  висков.  С остановившимся  взглядом она осела  к  земле,
сползая  спиной по коре  дерева, и легла набок. Вблизи  занято и  отчужденно
шушукнула шальная  пуля и  унеслась  с отзвуком заунывного напева. Неведомая
сила внутри женщины  встревоженно действовала, создавая плотское  воплощение
упрека и жестокого голода по выстрелу.
     Аппаратик  души  с  первого  дня  заключал  в  себе след  прекрасных  и
непреходящих  вещей и  перерабатывал то, чем его потчевали,  не  в шлак, а в
отрицание, увеличивающее силы переносить его. Письма матери поставили меня у
истока радуги,  переброшенной в  необычайное, и появилось, где брать блеск и
цвета, чтобы не  чувствовать себя  ничтожным перед дрянной мутью потемок. Из
развалин остановленных  туч вышло светило, и на  стонущее  задымленное  поле
пролился солнечный ливень. Я  был на  холме  и  превратил старую безучастную
сосну  в маяк  отчаянного дерзновения. Устроившись  высоко на ветви, я скрыт
стволом.  Мягко  нажав  на  спуск,  вызываю  маленькую   малиновую  вспышку:
прозвучав  тонко  и  томительно, крупица ярости  убила сержанта  на  грязной
равнине...
     При помощи снайперской винтовки я аккуратно прекращаю жизнедеятельность
личинок и гусениц. Старшина-гэбэшник  укрывался за кузовом машины - от огня,
что вели  из  дома. Но мне  с моего  дерева  видна  сжавшаяся  фигурка... Он
вздрогнул  и, согбенный, посунулся в  землю. Я попал ему пулей под дых, куда
умелые столь впечатляюще бьют кулаком.
     Торжество, подобно возникшей  в реке  воронке, расправляло в  моей душе
свою глубину,  и  я  сосредоточенно  тонул  в  ней. Вокруг  меня привлеченно
собирались умершие, снисходительно отдавая должное неподдельной задушевности
моей священной игры.


     * * *


     Наверно,  претенциозность моих домысла и вымысла не  вырывалась из оков
естественно  верного  тона,  и у  нее не хватало духа прервать  меня.  Но  я
почувствовал предельное натяжение  струны и в панике, что она  сейчас уйдет,
ухватился за то, что  сделало бы такой  оборот  некрасивым  в  ее глазах.  Я
прибегнул к неотстранимой правде, взыскующей отзыва.
     - Вы думаете - вот... треплется как ненормальный... а ведь... а ведь...
- начал я, прерываясь и желая говорить возможно проникновеннее, -  о другом,
как другие, я мечтать не могу. Ну, там - что  "на Марсе будут яблони цвести"
или  - "до  Сатурна дойдем  пешком и цветы  принесем для суженой..." Мы... в
имени Николая Островского... мы там поклялись на всю жизнь...
     Ее болезненно-натянутое огорчение сменилось невеселым вниманием.
     - Там были хуже, чем я, - достало у  меня отчаяния продолжить, - вообще
были лежачие, и  мы  все  дали  клятву...  если  кого  случайно какая-нибудь
полюбит...  он  не  женится - чтобы другим не  обидно...  - я осекся:  в  ее
взгляде была  такая явная ненавистная мне жалость, что под сердцем судорожно
шмыгнул холодок, а лицу стало горячо до зуда.
     Не знаю, поняла  ли она, что мое злорадство жалило меня самого, когда я
сказал:
     - Клятва, чтобы  всем - безнадежно!  -  У меня вырвался  отвратительный
смешок.
     Ее глаза были почти черные, непрозрачные.
     - Это ошибка. Случается самое разное... - произнесла она, и я услышал в
голосе остроту причастности.
     - Безнадежно, - повторил я, улыбаясь от самотерзания.
     - Не надо, перестань.
     - Безна...
     - Перестань! - Она вдруг схватила меня за волосы,  сунула носом в песок
раз, другой - мгновенно и непостижимо мир стал совершенным.
     -  Ой-ой-ой, Елена  Густавовна!  Сдаюсь!  -  завопил  я, осчастливленно
обалдев.


     * * *


     Я  изливаюсь ей  о Черном Павле, о дворняге Джесси,  о нашей  компании.
Какую  в степи  мы устраиваем  пальбу из  "поджигов"! Поджигом  (ударение на
первом  слоге)  называется  самодельная  огнестрельная штука,  состоящая  из
металлической, чаще медной трубки, сплющенной, загнутой и  залитой свинцом с
одного  конца,  и   деревяшки,   к  которой  она  крепится.   Взамен  пороха
используется   сера,  соскобленная  со   спичек.   Выстрел   происходит   от
воспламенения опять же спички, помещенной вплотную к боковой прорези трубки.
Чиркнешь коробком - и быстрое  шипение оборвется характерным самодостаточным
звуком, который бесполезно с чем-либо сравнивать,  потому что никакой щелчок
кнута,  при  всей  его  резкости, не передаст  исполненной  вкуса значимости
выстрела.
     Она меня охладила.
     -  Война  опять?  - произнесла  с  чувством обременительно-привязчивого
недомогания, и я не  рассказал, как  хрустко колола дробь пустые бутылки,  а
если задевала землю - дымком вспыхивала сухая легкая пыль.
     Я несколько изменил течение словесной приподнятости:
     - У Сани Тучного, знаете, эх и удар! Он, когда  дерется, в лицо не бьет
-  только  в корпус. И первым ударом  -  в отключку!  А  Гога  на велосипеде
наравне с мопедом выжимает - шестьдесят километров в час!
     Мы купались, я все болтал, пока, наконец, Гога, катаясь вокруг нас,  не
начал почти наезжать на меня велосипедом:  на всем пляже остались три-четыре
человека...
     От протоки мы пошли втроем - Гога, я и она, - вскоре я  выдохся, хромал
все сильнее, и меня заставили влезть на багажник. Гога  ехал некоторое время
рядом с  ней - я бы хотел,  чтобы он вез  меня  так, возле нее, до самого ее
дома, - но Гога не знал об этом.
     Он нажимал, нажимал на педали, и она  оказывалась все  дальше - одна на
дороге, идущая непринужденной сильной походкой.






     Наша компания уже вся во дворе, собралась на лавках  под кустами.  Саня
Тучный сидит на скамейке с двумя соседскими девочками. Они комкают пальцами,
покусывают  сорванные  листья,  а   Саня  под  гитару  тянет  с  натруженной
выразительностью:

     Больше мне волос твоих не гладить,
     Алых губ твоих не целовать...

     Он ездил летом в город  подрабатывать носильщиком и познакомился с юной
экскурсанткой: она со своим  классом приплыла  на теплоходе с верховьев,  из
Кинешмы.  Саня погулял с девочкой по  набережной, они подержались за руки, и
она  оставила  ему свой адрес,  попросив описать  место, где  он живет. Саня
поделился   с   нами,   как   исключительно  серьезно   размышлял,  пока  не
удовлетворился фразой: "Наш поселок находится в зоне пустыни..."
     А  Гога  влюблен  в актрису.  В мае  Валтасар  возил  нашу  компанию  в
городской театр на спектакль о Мальчише Кибальчише. Когда артистка, игравшая
Мальчиша, обращалась в зал, Гога открывал в проникнутых  страстью звуках  ее
голоса  что-то  похожее  на  утаиваемую  слезинку.  Последствием  стала игра
растроганных  чувств,  которая  бросала его то  в  тень элегии, то  под  луч
застенчивого озарения. Он послал письмо с просьбой об автографе, и пришла ее
фотография,  на обороте было  выведено  волосными линиями "Гоге на  память".
Ниже  помещались имя и  фамилия  актрисы, а  под  ними  -  жеманно-небрежная
роспись.
     ...В  силу   всего  упомянутого   вечер  отстаивался   в   нашем  дворе
взволнованно-тихий, полный  сентиментального  настроя.  Я стоял, опираясь на
Гогин    велосипед,     и    в    обаянии     романтичности    смотрел    на
покровительственно-томный пожар звезд.
     Откуда мне было  знать, что меньше  чем через  два  месяца я вот так же
запрокину голову и свалюсь без сознания?


     * * *


     Валтасар ходит по комнате.
     - Звоню сегодня  в  школу, - говорит негромко, напористо,  - попадаю на
Гречина...
     Гречин - наш учитель физики.
     Валтасар,  остановившись,  устремляет  на меня  взгляд, которому  всеми
силами пытается придать проницательность:
     - Расскажи-ка! Мне нужна история этой тройки.
     При словах "звоню в школу", произнесенных, я  почувствовал, не на шутку
взволнованно,  у  меня сдавило  виски,  меня даже замутило: я ужаснулся, что
Валтасар узнал причину моих мук,  что сейчас скажет, как это  смешно, жалко.
Он сказал о тройке, и я в облегчении обмяк.
     Вчера  я  получил  тройку - шестую  с начала школьной моей жизни  и уже
вторую в нынешнем сентябре: я непонятно как не выучил формулу линзы. Гречин,
к счастью, вызвал меня вторым - первым минут пять безрезультатно протоптался
у доски  Бармаль: за это время  я успел что-то  ухватить в учебнике, кое-как
наскреб на тройку.
     Я  знаю - Валтасару нельзя врать, ему нужен прямой ответ. Но как я могу
ему сказать правду, если она такая, что я трушу самому себе  ее высказать? И
я молчу, побито потупившись.
     -  Арно, я никогда не  понуждал  тебя: ты сам считал  нужным,  если  не
ошибаюсь,  рассказывать  мне почти  все.  Когда  по тому  темному  делу меня
приглашали в милицию, ты сказал мне сам, как все было, умолчав, кто вывихнул
тому типу руку - Гога  или этот ваш боевик Тучный (Валтасар вспоминал случай
полугодовой давности). Ты рисковал положением в  вашей  Коза  Ностре (мафия,
Коза  Ностра,  триада - любимые  его  словечки в  отношении  нашей, в общем,
безобидной  дворовой  компании, о  которой он  сам отлично  знает,  что  она
безобидная).
     - Я понимаю, как ты ценишь свое имя в этой вашей ложе, - он опять ходил
взад-вперед по комнате. - Да, авторитет  - это много! Но  скажи - я подводил
тебя?  Я  бессовестно  тебя  выгораживал  перед  милицией,  ты  вынудил меня
участвовать в вашей пиратской круговой поруке!
     - Я не виноват, что меня запомнили...
     - Знаю - ты не  вывихивал, разумеется,  никому руку,  ногу, шею, но, по
известным  причинам, запомнился. И я, как  положено,  должен,  я обязан  был
заявить: "Вот он, мой сын, скрывает виновных - берите его!"
     Как я люблю Валтасара, переживающего из-за  моей тройки! И как чувствую
- все его справедливые слова бессильны вызвать меня на  откровенность.  Если
бы я  мучился  не  из-за  Елены  Густавовны!  Если  бы  это была Катя, Лидка
Котенок...
     - Тройка по русскому, теперь - физика... Пятерки за четверть аукнулись?
     - Ничего не аукнулись, - я чувствую, как  равнодушно я это  произнес. -
По  русскому уже есть пять за диктант, по физике будет: еще  только двадцать
первое сентября.
     - Арно, мы с тобой договорились...
     Я  уже  не   слышал,  что  Валтасар   говорил  дальше.   "Мы   с  тобой
договорились?.." - она сказала тогда, на пляже, тоном неудавшейся строгости,
растерянно  и щемяще. Передо мной стоял  твердый овал ее лица; словно требуя
не  противиться,  губы  были  сжаты остротой  внушения,  и казалось:  к  ним
порывисто прижат палец.
     Валтасар говорит, говорит о  том, как мы с ним договаривались, что я ни
за что не  буду получать троек; смотрю  сквозь него,  видя ее  рот,  который
кажется    мне   и   страстным   и   суровым,   я   творю   ее   бесподобное
заразительно-смелое  выражение...  мне  и  сладостно  и  неизъяснимо-горько:
ужасаюсь - вдруг реальность откажет ему в том значении, что мне так нужно...
     Нужно невыносимо.
     "Мы с тобой договорились? - она сказала. - Да?.. Я тебе велю, понял?"
     Она требовала, чтобы я не  думал, будто я безнадежный, будто меня никто
не полюбит...  С притворно сердитым лицом дернула меня за нос  - я засмеялся
взбудораженно до помутнения.
     Она радостно  шепнула: "Вот  и хорошо!" И сама расхохоталась. Хохотала,
лежа на животе, болтая ногами, как маленькая.






     Валтасар выяснил, в кого я влюблен.
     Вскоре в субботу приехал из города Евсей.
     Марфа  была у себя в клинике, Валтасар  кормил нас с Родькой обедом.  Я
вяло ковырялся в  каше, а Родька спешил доесть ее,  с вожделением поглядывая
на  разрезанный  краснейший  арбуз,  предназначенный  на  десерт.   Валтасар
непрестанно выходил во двор, поджидая Евсея.
     ...На улицу  меня не отпустили. Я  понимал: гость прибыл разобраться со
мной.
     Он доставал из  видавшего виды  портфеля колбасу,  водку,  а  я, поймав
невинно  скользнувший   взгляд,  почувствовал,  до  чего  ему  не   терпится
рассмотреть меня с пристальной основательностью.
     Я стоял у окна, притворяясь, будто заинтересован чем-то в пустом дворе,
где ветер гонял пыль по засохшей грязи. Внезапно Валтасар воскликнул:
     - Но ведь это же химера!
     Я хотел сесть на табуретку, но  он почему-то (наверно, и сам не зная  -
почему)  подставил   мне  плетеное  детское  креслице  Родьки,  которое  тот
презирал, так как "уже не маленький".
     - В следующий выходной  поедем к Илье Абрамовичу - у него будет гостить
внучка его друга...  э-ээ... Виолетта! Твоя ровесница.  Чудесная девочка!  У
нее  ревматизм,  она болезненно выглядит,  но  учится прекрасно.  Умничка. И
какой голосок! Она станет певицей.
     -  Пле-е-вать  мне!  никуда  я  не  поеду  -  ни  к  какой  Виолетте...
Пр-р-ридумали... - бешенство не дало мне выкричать все, что хотелось.
     Родька,   поедая  ломоть  арбуза,  глядел  с  непередаваемой  тревожной
серьезностью.  Евсей,  демонстрируя сумрачную  занятость,  спросил Валтасара
отвлеченно:
     - Хамса есть? Сооружу закусон. Без соленого - не дело...
     Валтасар с каким-то странно-таинственным видом, точно приоткрывая нечто
крайне опасное, но ценное, зашептал мне:
     - Ты отлично развился! Сбереженные от грязи чувства скопились,  поперли
-  и  случился  вывих.  Это  легко  выправляется.  Будешь  переписываться  с
Виолеттой, встречаться, вы повзрослеете -  переживете ничем не омраченный...
э-ээ... не омраченное...  черт!..  словом  -  момент... словом, как  мы  все
мечтаем, создадите прекрасную семью...
     Меня  поеживало биение удушливо-злой  горячки, и внутренне зазмеившийся
сарказм вырвался неполно, но жадно:
     - А я хочу... а-аа... создать семью с... с... - и я замолк.
     Он взял  только оболочку слов, не тронув подспудного, и  махнул на меня
рукой  с  выражением:  "После  такой  глупости  о  чем  толковать?"  Родька,
по-видимому, согласился с ним и, вдруг вспомнив, что сейчас это  ему сойдет,
вытер  влажный  после арбуза  рот  рукавом,  а  руки -  о  штанины. Затем он
приступил  к  следующему  виду  наслаждений: достал  тазик  и мыло - пускать
мыльные пузыри.
     Валтасар и Евсей делили  застолье,  ведя преувеличенно  рассудительную,
медленную, разделяемую  паузами речь об уникальности Кара-Богаз-Гола, о том,
как страдал на берегах Каспия Шевченко. Оба, выпивая, как-то странно заметно
играли лицевыми мускулами; звякали вилки. В то время как надрывное оживление
скручивало  силу  моих  нервов  в  тугой  жгут, нестерпимо  болезненный  при
малейшем   новом   впечатлении,   Валтасар   потянулся  ко  мне  с  печально
полураскрытыми  губами. Он  изнемогал  в  опьянении,  что  было  так на него
непохоже:
     - Только  не  пойми в  том плане, что она  не может тебя полюбить из-за
твоей ноги.  Суть  совсем не в том.  Просто не может же она  ждать, когда ты
повзрослеешь, получишь образование, начнешь самостоятельно зарабатывать... А
ныне  тебе доступна  лишь  любовь  на  расстоянии,  в  глубине  души.  Люби,
пожалуйста!  Но без троек! Любовь... э-ээ...  в принципе,  вдохновляет - так
закидай учителей  пятерками, посвяти своей любимой будущую золотую медаль! -
он взял меня за плечи, прижался лбом к моему лбу: - Мысли о твоей ущербности
утопи в мозговой работе.  Учись  и достигай, и тогда станет неважно, хром ты
или у тебя ноги... я не знаю... как дубы... Будет важно,  каков  ты в  твоем
избранном деле, вот на что будет смотреть умная женщина.
     "Красивое ты явление, Пенцов", - она тогда сказала...
     Блистательность  воспоминания  взвинтила во  мне  веру  в  улыбку самых
броских невероятий. Трогательность смятения обернулась некой заволокнутостью
сознания, что закономерно сопутствует выспренним абсурдам.
     -  А если она сейчас  смотрит на  меня так...  как ты хотел сказать?  -
адресовал я Валтасару с медоточивой, мне запомнилось, интонацией.
     -  Сейчас?.. Когда  ты еще...  никто?  Родион, не лей  на пол -  пузыри
пускают на улице...
     Мое  истомно замиравшее сердце пошло между тем стучать полным ударом, и
каждый  его  толчок одержимо  отрицал понятие фантастичности. Будущим летом,
заговорил  я,  она опять  поедет отдыхать в Дербент, и  пусть Валтасар  меня
отвезет туда. Снимет мне комнатку рядом с  тем местом, где будет жить она, и
уедет.  А мы с  ней  станем  купаться  в  море,  ходить  осматривать древние
крепостные стены, ворота...
     Евсей  проглотил  водку  на сей раз безвыразительно, словно запил водой
таблетку.
     - Там есть лезгинский театр.
     -  Во-оо! -  воскликнул я  взорванно,  в  неистовой окрыленности  таким
доводом в пользу моего плана: - Мы будем с ней ходить в лезгинский театр!
     Я умоляюще смотрел на Валтасара:
     - Ладно? Ла-а-адно?..
     - Но это из области химерического! Так не делается!
     Меня будто оглушило хлынувшим из кадки холодным потоком.
     -  А-а-а... что делает Давилыч с  девчонками?.. А  остальные? Ты же сам
все, все-оо знаешь! Это  не из области химерического? Так  делается! А что я
поп-п-просил - не делается? - у меня прыгали губы.
     По его лицу как  бы пробежала тень  судороги -  оно  стало трезвым.  Он
отшатнулся и, уткнув локти в стол, погрузил лицо в ладони.
     - Зачем  вы забрали меня оттуда?  Говорили - сколько вы все говорили! -
чтобы у меня была  настоящая любовь... а когда... когда...  - я немо зашелся
плачем, я раздирающе разевал рот, который сводило и изламывало.
     Валтасар,  склонивший голову, развел пальцы, высматривая меж них, и мне
показалось  - глаза его вытаращены. Евсей  же, напротив, зажмурился,  дернул
головой,  как бы отметая остолбенение мысли, затем приблизил ко мне  сжатый,
из немелких, кулак и хрипнул резким шепотом:
     - Ты мужик или кто?!
     Родька, весь красненький, будто запыхавшийся от  бега, тоже сжал кулаки
и затопал ногами на Валтасара:
     - Отвези его, куда он просит!
     Я был само ощущение ошейника с пристегнутым поводком, который тянут изо
всех сил.
     - Забрали оттуда - и мне только хуже... там...  там мне не было бы, как
сейчас!  - потянув в себя воздух, я  словно  вдохнул сухой снег, моментально
пресекший голос.
     Евсей набрал из кружки воды в рот и брызнул мне  в  лицо. Пенцова будто
подбросило из-за стола с вытянутыми вперед руками - он толкнул Евсея:
     - Спятил?
     Тот  с  пристуком  вернул кружку  на стол,  прочно  взял  Валтасара  за
предплечья и дважды шатнул его: на себя и от себя. Потом он  величаво указал
на меня пальцем и начал каким-то барственно-брюзгливым тоном:
     - Ты  -  точка всеобщего притяжения? Что-оо?..  - лицо выразило среднее
между  возмущением и гадливостью. - Я! Я! Я! -  как бы передразнил  он меня,
кривляясь. - Тебе обещали! тебя отвези... - продолжил  он, убыстренно двигая
руками,  будто  подкидывая и  крутя шмат  теста.  -  А вообразим утопию: она
вправду взяла себе в голову и стала ждать, когда ты станешь мужиком. Ты ж на
ней  не  женишься!  Это  сейчас  ты  несчастный,  а  как  только  сделаешься
самостоятельным, начнешь зарабатывать -  загоришься на другие цветочки! А ее
будешь гнать...
     Он  жестикулировал  все  жарче, упорно  отталкивая  Валтасара,  который
пытался его  обнять. Вдруг Евсей налил  стакан и с холодной непоколебимостью
произнес:
     -  Пью  за  то, чтобы  она  не  оказалась набитой  дурой,  не  вздумала
взрастить в себе чувство...
     Ужас запустил клыки в мое сердце.
     - Не-е-ет!!! - я вскочил  с креслица и,  не подведи нога,  кинулся бы и
выбил у него из руки стакан.
     Все вокруг затряслось,  хаотически  искажаясь, делая  стены волнистыми,
смешивая  линии  - поглощаясь  жалобно  звенящим душевным  обвалом. Валтасар
обхватил меня, стиснул с устрашающей  торопливостью, неотторжимой от пожара,
горячечно шепча и нежа терпкостью водочных паров:
     - Успокойся! успокойся! успокойся!..






     Ночами я больше не спал  - я проводил время с ней. Лишь только закрывал
глаза, она оказывалась передо мной.
     Она  на  песке  под солнцем,  чей  жар теперь,  за  ненадобностью,  так
бледен...
     Она  в  протоке,  обливаемая дымящимся  мучнистым  светом,  похожим  на
медово-золотистую пыльцу.
     Она ко мне лицом. Спиной...
     Она на дороге...
     Я часто  вставал,  приоткрыв  окно смотрел  в  небо - оно  вбирало  мою
одинокую неумиротворенность и начинало пылать от угрюмо-черного горизонта до
зенита. Я пускал в куст зажженные спички - и все мое существо, каждая  мышца
восставали против того, что ночью почему-то принято лежать и даже спать.
     Гущина грез  в их острой  причудливости  влекла меня по пестрым  узорам
похождений. Я озарял творимый ночной Дербент фейерверком, выкладывая золотом
света  фасады его домов то с куполообразными, то с плоскими крышами. Потом я
гасил  летучие   огни,  и  месяц  орошал  город  зыбкой  мерцающе-стеклянной
изморосью. Деревья  обширно-загадочного  сада серебристо  трепетали, стоя  в
середке  густо-чернильных  кругов. Я заливал траву  нежно-лунным  молоком  и
разбрасывал исчерна-синий плюш  теней. Мы  с  нею  гуляли в этой  изысканной
заповеданности,  взволнованно проходя через  расстилающиеся  веера  любовных
токов.
     Перед   нами   вздымалось,  ворочалось  море,  волны  светло-пенящимися
морщинами льнули к ее ногам.  В сияющих  дебрях воображения я выбирал  цветы
предельной сказочной яркости и подносил ей букет за букетом.
     Я  без конца защищал ее от кого-нибудь:  каких  только  ни  нарисовал я
подонков! Ночь неслась в приключениях - в конце я неизменно нес ее на руках,
и она  обнимала меня, я  осязал ее щеки,  губы - целуя  подоконник, графин с
водой, штору...  Мы  с ней  оказывались в моей залюбленной комнате Дербента,
где я стоял во  весь рост - великолепно стройный, с осанкой  могущественного
благородства, непринужденного в дарении и  в  нечаянном  грабеже. Девственно
белейшие, но уже  затронутые красивой борьбой простыни посверкивали снежными
изломами  складок, мы обнимались, нагие, и она на коленках поворачивалась ко
мне,  как  в свое  время, когда я подсматривал, поворачивалась  к  Валтасару
Марфа. Я исступленно опьянялся звуком сосредоточенного дыхания - тем,  как в
ответ на мои старательно  ритмичные движения звучало достойное того, чтобы с
ним принять смерть, слово "ходчей!"
     Утром мой  организм  восставал против плоской прозы завтрака,  я что-то
проглатывал кое-как и, ковыляя в школу, сумасшедше хихикал, когда судорога -
это  появилось  в  последнее  время  -  подергивала  остатки  мышц   в  моей
искалеченной ноге.
     Чем  ближе  был ее  урок, тем свирепее  каждый  мой мускул  протестовал
против  сидения  за партой, против того, что нельзя хохотать,  корчить рожи,
хлопать по спине Бармаля, прыгнуть в окно...
     В перемену  перед ее  уроком  меня как бы не было в классе: я жил в том
пылающем дне, где:
     Она на золотой ряби песка - одушевленного ею, переставшего быть мертвой
материей планет.
     Она в протоке, искристо трепещущей от ее задора.
     Она - ничком рядом со мной на берегу, в хохоте болтающая ногами.
     Во  мне,  в безотчетной непрерывности внутренних безудержно-восхищенных
улыбок, повторялись каждое ее слово, жест,  поза, взгляд...  уставившись  на
дверь,  в которую  она  сейчас войдет, я осязал,  когда  ее  пальцы  снаружи
касались дверной ручки:  раз при этом я  зажмурился,  но  все  равно  увидел
сквозь веки, как она входит. Я считал: "Один,  два, три..." Если за  эти три
секунды ее глаза не встречались с моими, я  тыкал авторучкой в вену на руке,
клянясь, что, если она еще раз войдет вот так - в первые три секунды на меня
не взглянув - я всажу перо в вену, выдавлю содержимое авторучки в кровь.
     На ее уроке  я ужасаюсь, что могу натворить  все что угодно - погладить
ее  руку,  берущую мой  чертеж. Когда она,  с оттенком  милой досады,  мягко
обращается  ко  мне:  "Арно,  у тебя  это  почти  полужирная  линия  -  надо
волосную..." - я блаженствую, как от ласки, мне мнится нечто  сокровенное  в
ее тоне.
     Я представляю, в какой позе она останавливается у меня за спиной, какое
у  нее выражение, и рисуется  она  нагая:  "Ходчей-ходчей!" Я хочу, чтобы ее
урок длился  как  можно дольше,  но еле выдерживаю  его - руки не слушаются,
трясутся,  исколотившееся  сердце,  частя  сбивчивой  дробью, прыгает уже  с
каким-то еканьем.
     Чертежи у меня  выходят скверные  - я  вижу ее  смиренное  сожаление  и
стараюсь, стараюсь... Никто не подозревает, каких усилий мне стоит думать на
ее уроке о чертеже, прикладывать линейку к бумаге, водить карандашом.






     В одно утро я почувствовал - все: я не смогу сегодня чертить. Вообще не
смогу что-нибудь делать.  Опять почти всю  ночь проторчал у  окна, заработал
насморк - был октябрь.
     Когда я  понял,  что не  удержу в руке циркуль, часы показывали шесть -
вот-вот дом подымется. Стало нежно-грустно, жалко  себя. Как  она огорчится,
увидев,  что я  не могу чертить! Огорчится  и не будет знать,  что я не могу
чертить  из-за любви к ней... Пусть знает!  Мне  захотелось  этого  во  всей
безысходности, во всем  восторге жажды - угождать ей с верностью, не имеющей
ничего себе равного!
     Написать?..   самыми   пленительными,   патетическими,    трогательными
словами!..
     На   мою  страстность,  однако,  мало-помалу   лег   пожарный  отблеск:
вообразилось  -  с каким лицом она  прочитала бы  то,  из-под чего неизбежно
проступила бы  скупая определенность,  отдающая  застенчивой  вульгарностью:
"Извините, пожалуйста, я не могу чертить, потому что..." Я поморщился.
     Вдруг меня пристукнуло мыслью послать ей рисунок. Лучше даже не рисунок
- чертеж, из которого она бы все поняла...
     Прикнопив к чертежной  доске лист, я увидал на нем величавый замок, чьи
решительные  очертания дышали повелевающей внутри  оригинальной, невероятной
жизнью: ее желтым светом, похожим на одуванчики. Не успев ничего подумать, я
моментально наполнил золотыми кубками  с алым вином, разноцветным  бархатом,
слоновой костью, лилиями - замок, в котором  должна жить она, только  она!..
Карандаш  стал  послушно  вычерчивать  башенки, эркеры,  балконы,  терраску,
окаймленную колоннами...  Как  стремительно, непринужденно перенесся на лист
мой замок! Ее замок.


     * * *


     Я придумывал, как показать ей  чертеж вроде  б нечаянно. Решил -  когда
она приблизится к моей парте, уроню лист. "Что это?" - она спросит. "Да так,
- я буду "не в настроении" и слегка чванлив, - один мой чертежик..."
     Но вдруг голос сфальшивит? Меня мучила предательская открытость панике.
     В конце концов можно просто написать под чертежом мою фамилию.


     * * *


     Сегодня я  за партой один - Бармаль сбежал с урока. Она вот-вот войдет.
Суетливо перекладываю, перекладываю лист - все кажется, не сумею его уронить
как нужно.
     Вошла. На  этот раз тотчас  встретилась со  мной глазами  - невольно  я
перевел взгляд на лист  передо мной, а когда опять на нее взглянул, она тоже
смотрела на него - я не успел ничего сделать. Поздоровавшись с классом,  она
подошла, наклонилась над чертежом.
     - Откуда это?  - не отрываясь от него, села за мою  парту. - Нет... это
не твое... Скопировал? Откуда?
     Я пробормотал, что это я сам, из головы.
     - Перестань.
     - Говорю вам.
     - Нет, действительно?
     Помедлив - но не долее трех биений сердца - я кивнул.
     - Арно, ты открытие!.. Если это только правда твой...
     Парта  качнулась, защипало  в мочках  ушей,  на меня тронулась  светлая
лавина, устремляя прекрасные копья наступающего пламени.
     - Если ты это все сам, у тебя архитектурное мышление! Как ты чувствуешь
объем!.. Арно,  ты сюрприз! - она сжала мое плечо: это был  кроткий удар  по
сердцу  молотом, приблизивший  меня к трансу. - Я никак не  думала...  долго
работал?
     Я зачем-то соврал, что чертил три недели.
     - А  заданное лишь отвлекает, не так ли? - она  улыбнулась, не оставляя
сомнений  в  удовольствии  находки.  -  Да,  тебе надо  серьезно  думать  об
архитектурном  институте.  Я  пока  возьму  эту  виллу,  ладно?  -   и   все
разглядывала чертеж. - Обязательно в архитектурный! Я поговорю с твоими.


     * * *


     На  следующий  день  об  архитектурном  институте  со  мной  беседовала
классная  руководительница:  в  учительской был показан мой замок.  Валтасар
достал какую-то  усовершенствованную готовальню, отвалил  треть зарплаты  за
великолепный  альбом  по средневековой  архитектуре;  пачки ватмана,  рулоны
кальки завалили мой шкаф.
     Теперь я  чертил  ежедневно.  Никто не  имел  понятия, что,  вычерчивая
капитель или фронтон, я думал об архитектурном институте так же мало, как об
исчезновении неандертальского человека.
     На  каждом  ее  уроке  меня ждала пятерка,  ждали  ее улыбки,  похвалы:
трогали не столько сами слова, сколько нотки в голосе, в которых мне мнилось
что-то сокровенное...
     Если бы я  знал, что она не догадывается, для кого мой замок... что она
просто  рада за  искалеченного подростка,  который, как  она сейчас  верила,
может стать архитектором... Я был всем  сердцем убежден, будто она понимает,
почему у меня открылся  вдруг дар. Чудилось  несбыточное. Улыбочки, с какими
на ее  уроках  стали посмеиваться надо мной девчонки,  питали фантастическую
мою надежду.
     ...Катя, когда мы оказывались одни в нашей  коммунальной кухне, метая в
меня хитрющими глазами, наслаждалась:
     -  Ты  ей  любовные  записки по почте  посылаешь или  молоком пишешь на
чертежах - для конспирации?
     Я бросал в нее тряпку.
     -  Она дождется -  я с  ней по  душам поговорю:  чего  она наших парней
охмуряет? Надо по своим годам иметь.
     - Катька, кончай!
     - Нет, ну ты глянь - разлагает подрастающее поколение!


     * * *


     Сегодня Катя вошла ко мне в комнату.
     - Ты один?
     Прошлась, повертела логарифмическую линейку.
     - Знаешь... - и замолчала.
     Я смотрел на  нее затуманенно  и  сонно, как гляжу  последнее время  на
всех. За единственным исключением.
     - Арно,  она  ходит с  одним...  Тоже учитель.  В первой школе.  И Гога
видал. Ой, у меня чайник! - и выбежала, шаркая расстегнутыми босоножками.






     Гога, Тучный, я  -  напротив  дома, где она живет.  Земля вдоль заборов
утоптана  до  чугунной  твердости;  отполированная  подошвами,   в  сумерках
глянцево светлеет, будто эмаль. Неподалеку жгут траву: налет  горького дымка
льнет  книзу, похожий на  терпеливо-злое мозжение. Гога сегодня  видел этого
учителя в клубе покупающим билеты: значит, она пойдет с ним в кино.
     - Вон...
     По отбеленной тропе идет  вдоль  заборов кто-то  с  непокрытой головой:
подпоясанный плащ, поблескивают лакированные ботинки. Войдя в ее калитку, он
пересек прогал уныло-лижущего света из окна.
     Сжимаю  обеими  руками  раму  Гогиного велосипеда  -  приказывая  тучам
сгуститься с глухой мрачностью нападения. Мысленно швыряю в ее двор пылающие
факелы. Гога, Тучный,  я на конях перескакиваем через  забор, спускаем курки
карабинов, роднясь с густыми толчками выстрелов, преданно отдающимися гулкой
силой. Кони встают на дыбы. Фигура в плаще, низко пригибаясь, уносится прочь
путаной, трусливо вихляющей рысью.
     Они вышли  из калитки,  он  взял  ее под руку  -  отняла; он  что-то ей
втюхивал, они пошли, он опять взял ее под руку и болтал, болтал.  Она больше
не высвобождалась.
     Тучный бросил сигарету.
     -  Я его  отметелю!  -  произнесенное  передало безупречное  внутреннее
равновесие.
     В  свирепой муке  стискиваю зубы, мотаю  головой.  Хватаю  его за руку,
которую он легко выдергивает.
     Долговязо-сутуловатый, поджарый Гога - со зловещей веселинкой:
     - Выступлю  на  него у кино.  Я сейчас обгоню  их, у кино отзову его  в
сторону...
     - Не надо ничего!..  Она сама с ним... -  мотаю головой с загнанностью,
до которой меня довела лихорадочная жажда убить реальность.
     Забрасываю ее двор факелами, мы  проносимся на конях  мимо них,  идущих
под руку; проносимся мимо и не оглядываемся.
     Молчим.
     - Все равно я его отметелю, - с угрюмой заботливостью обещает Тучный.
     - Не надо, Сань... она ведь учительница,  Сань, и  он учитель, а я ведь
кто... сам знаешь, Сань...
     - Короче, -  Гога категоричен, - короче, у  моей сестры  одна подружка:
она будет с тобой ходить. Точняк, Арно, она согласится.
     Мне еще никогда не было так паршиво. Никогда-никогда - нигде.
     - Она по правде с тобой будет ходить, ты не думай...
     Я  не  думал. Я слушал  дергано-пульсирующий  психический шум,  отлично
обжившийся во мне.
     - Ты видел - она сама с ним... Ты видел?..






     В темноте начинает медленно проступать голубовато-бледное окно. Сегодня
воскресенье:  нас  с Родькой не будут будить.  Надежды  заснуть у меня нет -
изнываю в мечте отупеть так, чтобы сознание ушло в бессмыслицу.
     Постепенно   свет  тяжелеет,   все  более   напоминая  холодный  взгляд
исподлобья. Но меня, наконец, касаются  персты сострадания: во тьме закрытых
глаз  стало  благостно путаться,  как  вдруг мозг принялся  царапать  голос,
пробираясь какими-то покапывающими  периодами. Он странно полон  и скорби, и
высокомерия.   Кажется,   некто   вещает  в  огромном  пустом  театре.  Вижу
одновременно и  нашу комнату,  и этот театр. Слова гулко, торжественно в нем
отдаются.
     Черный  Павел расхаживает  в своей  искрящейся ризе,  речь  мало-помалу
просачивается ко мне в сознание:
     - Женщины... женщины - это алчность! Будь мужчина выше ее хоть на дюйм,
она  сделает  все, чтобы  принизить  его до своего уровня! - он  виден мне в
профиль, обрюзгшая щека подпирает глаз;  лицо поворачивается ко  мне, играют
резкие,  глубокие  складки лба. Мне мнится, вся вселенская  скорбь засела  в
этих  морщинах.  -  Я  живу  с  Агриппиной двенадцать лет,  мы  сменили  три
радиоприемника, она погрязла в вещах, она привержена к одним лишь предметам!
вещизм - вот явление...
     "Красивое ты явление, Пенцов..."
     Мычу,   изгибаюсь   на   кровати,  призывая  чувство  конца  предельной
убойностью воображения: учитель обнимает, целует ее...
     - Беги. Беги от женщин, юный мой Арно! - возглашает Черный Павел.
     О моей драме знает весь барак.
     - Он  не  может  бегать -  не  знаете, что  ль?!  -  разбуженный Родька
возмущен.
     ...После завтрака со мной  беседует  Марфа.  Сижу  в  их  с  Валтасаром
комнате,  Марфа -  в кресле  напротив меня;  положив  подбородок  на ладонь,
глядит ревниво-настороженно.
     -  Теперь,  мой  милый,  я  не беспокоюсь за  твое  развитие.  Когда  я
влюбилась  в  учителя  физкультуры, мне  было  пятнадцать. Ты  более  ранняя
пташка. О, как безумно я была  счастлива, когда он после моей записки пришел
на свидание и меня поцеловал! Но, представляешь, что было  со мной, когда он
на другой неделе женился?
     -  Зачем  ты  это  выдумала?!  -  я  силюсь   показушно-злобным  смехом
перебросить    в    нее    мое   взгальное    неистовство   правды.   -   Ты
выдумала-выдумала-выдумала!!!


     * * *


     Я сбегаю  с уроков  черчения.  Валтасару об этом  известно. Вижу -  ему
хочется мне  помочь, но он пока нерешителен: он  не  знает еще окончательно,
что  предпринять.  Как-то  из их  комнаты  донеслось: "Перевести в  школу  в
город..." - Марфа  Валтасару. Он  что-то  отвечал... "Евсей восхищен  -  дар
математика!.."
     Я  торчал за письменным столом,  уткнув  лицо  в  стирательные резинки,
карандаши,   прочую   разбросанную  по  столу  мелочь;  мне  было  абсолютно
наплевать, во что уткнуто мое лицо.  Подумал  - хоть  бы меня  действительно
перевели в городскую школу, чтобы я никогда не видел ее...
     Еще думал, что скоро школьный вечер...
     Болезненно тянет увидеть ее танцующей, посмотреть, как она веселится.


     * * *


     Смотреть из угла на танцующий зал - мне станет от этого еще хуже. Но  я
собираюсь: Валтасар, Марфа грустно наблюдают.
     -  Конечно,  развейся! - Валтасар напутствует нарочито бодро. - Только,
пожалуйста, не задерживайся.
     - Я пойду с ним! - требует Родька. - Я хочу танцевать!


     * * *


     Выпавший  днем  снег смешался  с грязью, и  вечером  застыло.  Впотьмах
подхожу к школе задворками,  продираюсь сквозь омертвевшие ноябрьские кусты:
сейчас  я почему-то не  могу войти, как  все, в школьные  ворота.  Ковыляю в
темноте по бездорожью, спотыкаюсь об острые мерзлые кочки.
     Окна  школы сияют: чем дольше  гляжу на  них, тем алчнее воображаю себя
обладателем разящего  удара Саней Тучным - взмахиваю рукой, словно,  как он,
швыряю сигарету. Это придает мне решительности.
     В вестибюле Гогин одноклассник Боря Булдаков, мясистый, вечно сонливый,
разукрасил праздничную,  в  честь вечера, "молнию" - моет в банке с бензином
кисти. Боря  доволен, что выполнил возложенное на него поручение, и ему дела
нет,  что  в двух шагах, в зале,  танцуют.  Он безмятежно моет кисточки. Нос
щекочет запах бензина.
     Оркестр  оглушает  меня   в  полутемном  взбудораженном  зале,  фигуры,
изламываясь, распадаются на торсы, бедра, все дергается, мечутся тени: я как
будто вижу нутро гигантских бешено работающих часов. Она! Вижу ее танцующей.
     Танцующей с ним.
     Ребята в оркестре притопывают  в такт мелодии,  довольно поглядывают на
зал как на хорошую свою работу. Улыбаются.
     А она танцует с ним.
     Сейчас я его  разглядел: в  глаза бросается нос - какой же  он  у  него
длинный! Мамочка  моя, ну и носище! Насколько безобразнее  воображенных мной
уличных подонков кажется сейчас этот элегантный учитель!
     В углу зала  - Бармаль: мрачен,  страдает от безответной влюбленности в
Катю. Ему не лучше, чем мне, - она танцует с другим.
     - Видал?
     Я подумал - он спросил про Катю.
     - Какой носяра! Вот это носик!
     Давлюсь смехом: Бармаль, мой  восхитительный Бармаль поддел учителя!  А
я-то, глупец, считал Бармаля недотепой.
     - Не нос - хобот. Настоящий хобот!
     Радостно киваю, киваю: как метко замечено - именно хобот! Остроумнее не
скажешь.
     Танец оборвался. Учитель наклоняется к ней, касается носом ее прически.
Я мычу, о, как я мычу, скрежещу зубами!.. Он погружает нос в ее волосы!
     Торопливо,  как только могу,  ковыляю вдоль  стены к  дверям.  Скорей в
ночь,  в темноту, в мороз, в безмолвие! Подальше от этого зала!  Подальше от
нее с ее гнусным хахалем!..
     Музыка  возобновилась  - слышу  сквозь  музыку мое имя. Его  настойчиво
повторяют.
     - Арно!..
     Она  идет  ко  мне  между  танцующими.  Волосы  зачесаны  кверху, виски
обнажены, это портит ее, в этом есть что-то церемонное, она сейчас не похожа
на себя - сильную, умную: обычная  смазливая  девушка. Не очень  молодая. Во
мне  яро  нарастает смятение  -  я или  ударю  ее, или обниму... Меня словно
выбросило из зала.
     Возле  двери  - Гога, Боря Булдаков. Разговаривают.  На  подоконнике  -
банка с бензином. Бензиновый душок остро, сладко дразнит.
     - Гога, спички,  спички!.. - истерически хохочу, протягиваю  руку. - На
один момент, Гога, спички!
     Гога, предполагая какую-нибудь шутку, шарит по карманам, глядит на меня
и тоже  смеется; хватаю с  подоконника  банку,  набираю  бензина полный рот,
вприпрыжку возвращаюсь в зал...
     Фигуры извиваются с нереальной быстротой - передо мной бешено  работает
нутро гигантских часов. Она не танцует... Она смотрит на меня.
     Я  не могу говорить - рот полон  - кричу, кричу ей  мысленно: "Я покажу
фокус! Мне дико весело, и я покажу шикарный фокус - вы упадете!"
     Ребята  в  оркестре,  притопывая,  довольно поглядывают на зал  как  на
хорошую свою работу. Фокус-фокус-фокус!!!
     Чиркнув спичкой, запрокидываю голову, пускаю ртом струю: мне кажется, я
выпускаю  до  потолка многоцветный сияющий веер  - голубое, оранжевое, белое
пламя.  Пламя  отскочило от  потолка в лицо, раздирая губы, рвется  в горло;
слышу мой вопль - он меня спасает: криком я выбросил изо рта пылающие пары.






     Бинты  стискивают  голову.  Меня так  основательно  забинтовали  поверх
каких-то примочек,  что закрыли  уши  и правый глаз: не вижу,  кто справа от
меня в  палате; там тихо  разговаривают,  а слышится - журчит  вода. Хочется
подползти, подставить голову под водяную  струйку, чтобы не так саднило  под
бинтами.
     Левым  глазом вижу  дверь.  Только  что ушли  Валтасар  и Марфа. От  их
суетливой  заботливости, от вымученных улыбок  я едва не разнюнился. Грустно
поразило:  собранный Валтасар может быть таким  жалко разбитым... Он  долго,
как-то виновато  объяснял, что мне необходимо сегодня выпить все молоко - он
специально искал козье, козу подоили при нем.
     -  Особые  белки...  первое  средство  для  заживления  ожогов... -  он
беспомощно оглядывался на Марфу.
     Она  без  конца  поправляла  мою  подушку,  подтыкала одеяло,  выходила
сделать очередное  замечание медсестре,  колебалась  - оставить меня  в этом
отделении или забрать  в  свою  клинику...  Я  мучительно  ждал  расспросов,
упреков... Когда они ушли,  не тронув  моей  драмы,  защемило  сердце: как я
перед ними виноват! Как их мучаю!
     Потом  вдруг  стало  тревожно-тревожно,  я  завозился,  силясь  улечься
поудобнее, глаза прилипли  к двери.  Дверь открылась. Ярко-желтые волосы над
неумело накинутым белым халатом.  Волосы цвета  старого струганого дерева...
Эти  несколько дней  в  больнице  я  затаенно  мечтал о ее приходе,  даже не
столько  мечтал  (это было  бы слишком дерзко), сколько пытался скрывать  от
себя, что мечтаю.
     С полминуты она блуждала взглядом по  палате, пока, наконец,  повернула
голову в мою сторону. Лицо  исказилось  -  ужаснули мои бинты.  В  глазах  -
страдальческая жалость.
     - Больно? Очень?
     Порывисто села  на  табуретку  у моей койки,  обеими руками откидывала,
откидывала волосы с лица. А они опять на него падали.
     Меня всего всколыхнуло от вины за ее расстроенность.
     - Все в порядке! - попытался как  мог бодрее выговорить:  бинт прижимал
верхнюю губу. - Шрамы - украшение мужчины.
     Шуткой  не прозвучало.  Попахивало пошлостью.  Я захотел исправить,  но
вышло еще хуже:
     - Теперь я точно - красивое явление!
     Взгляд ее дернулся, она привстала,  отвела волосы с лица, склонилась ко
мне,   осторожно  дотронулась   до  моей   шеи  ниже  бинтов...   Поцеловала
ошеломляющим поцелуем.






     И вновь сменилось все в моей жизни...
     Евсею удалось перебраться в Москву. Он знал, что в  Сибири не так давно
открыт интернат  для математически одаренных детей, и  сумел добиться, чтобы
меня приняли туда.
     Евсей и я  сошли  с поезда  в крупном  городе, с  привокзальной площади
понеслись на  такси -  на  светло-серой "волге" с  никелированным оленем  на
радиаторе - в Академгородок.
     Дорога в заснеженных обочинах стремилась через сплошной лес, черноватый
под  большим  бледно-розовым  солнцем, которое  вставало  из-за  него.  Меня
невыразимо взволновало  впечатление какой-то приятной  диковатости леса, его
отрешенно-величавой  силы,  несокрушимо  хранящей   свои  глубины.  До  чего
укромными  они   мне  представились!   Неожиданно  из-за  поворота  возникло
поразившее меня высотой здание. Оно неуместно, вредно здесь - оно делает лес
беднее, ненадежнее...
     В этой девятиэтажной гостинице под названием "Золотая долина" Евсей и я
жили, пока меня экзаменовали. Номер - на восьмом этаже: можно глядеть в окно
на новые  дома  городка, на большущее здание "Торговый центр". Но я смотрю в
другую сторону: на тайгу, которая сверху кажется непролазно густой до самого
горизонта. За стеклом - гуд  ветра;  тайга чуть заметно колеблет  вершинами,
ближние сосны,  огромные,  прямые, слегка покачиваются, на  солнце блестящая
хвоя отливает синью.
     Долго  мне  будет  мечтаться  до сердечной  боли:  вот  бы  убежать  из
интерната в ни для кого не доступную тайгу! Греза давала какое-то призрачное
основание  сосредоточенно-грустной  готовности жить  неприручаемо,  в  самом
себе, видя  глухую  избушку и  вокруг  - безмолвно-благородных  лосей,  а не
крикливых сверстников. Здоровые, самоуверенные, они сразу же  принялись надо
мной  подтрунивать. Все  они  были талантливы,  сознавали свою  избранность;
никто из них не опустился бы до того, чтобы крикнуть  мне:  "Хромой!" Вместо
этого они, когда я  шел, припадая на больную ногу,  оскаливались с фальшивой
приветливостью  несравненного  превосходства  и  затевали,  выбивая  такт  в
ладоши, напевать:

     Слышен звон кандальный,
     Слышен там и тут -
     Титана колченогого
     На каторгу ведут...

     Они  подстерегали, когда я делал  шаг  пораженной  ногой,  и  с криком:
"Вдарь!" - посылали  в нее футбольный мяч. Бессильная нога "подшибалась" - я
валился вперед, и  ребята кричали:  "Торпедирована баржа с  войсками!"  или:
"Торпедирован буксир-тихоход!"
     Мне  дали,  обыграв  слово  "кандальный",  снобистски-издевательскую (с
ударением на последние слоги на французский манер) кличку: Анри Канда.
     Невероятный  поцелуй жил во мне и одухотворял суровой стойкостью. Когда
обидчики,  отвлекшись,  позволяли  приблизиться,  я  кидался в  драку.  Меня
одолевали, пользуясь  тем, что силы неравны, но каждый раз  я оставлял врагу
на память синяк, пару ссадин. Забавным это уже почему-то не казалось.
     Однажды, неожиданно поймав  руку  врага, я другой рукой схватил палец и
вывихнул. Парнишка,  истошно завопив, согнулся  в  три  погибели от  боли, а
затем стал подпрыгивать на месте. Побежал жаловаться - с ним отправилось еще
несколько наиболее обиженных мною.
     Директор  интерната,  рассказывал  мне   впоследствии  Евсей,  "занимал
случайно и временно это место. Он  гений, понимаешь, гений!" Через несколько
лет этот молодой ученый уедет в Израиль.
     Вызванный  к нему,  я напрямую рассказал,  как надо  мной издеваются, и
заявил:  с этим  ни за  что не смирюсь! буду и впредь вывихивать им  пальцы,
буду в столовой опорожнять  перечницы, собирать на лестнице окурки и швырять
смесь перца с табаком в глаза обидчикам...
     Директор сидел непроницаемый  (слышал? не  слышал?), он проглядывал мои
отметки в журнале.
     Привел меня в класс. Все при его появлении встали. Он сказал мне, чтобы
я пошел и сел на  мое место, а остальным велел стоять. Затем  изложил классу
примерно следующее:
     - Вы видите, как он ходит? Это очень смешно? Думаю, вам это  не кажется
смешным.  Но вы поняли, что он самый талантливый из вас, вас гложет зависть,
и, чтобы ее  изливать,  вы нашли предлог  -  его увечье.  Он может гордиться
своими успехами, своей исключительной одаренностью! Ее доказательство - ваше
отношение.
     Класс  всколыхнулся;  послышались  возражения,  протесты, но  директор,
невозмутимый, ушел. И  тут  же стали  подходить ко  мне;  то, что  говорили,
привязывалось  к одному: "Ты  не талантливей  других, я тебе не  завидую, но
смеяться над тобой было правда нехорошо. Извини, не обижайся!"
     Песенка,  кличка  больше  уже не  раздавались.  А  скоро меня  и  вовсе
"признали за человека". Это произошло перед Новым годом.
     Тянулась морозная сибирская зима, и однажды вечером, когда месяц светил
по  сахаристым  снегам сквозь блесткое  волокно,  а  мы деревянными лопатами
расчищали дорожки к интернату, со мной заговорил  парень, ранее отличавшийся
тем особенным резким и ломким гонором, что свойствен ранимым и избалованным.
     -  Сегодня, - было мне сказано,  - мы все идем на это  самое...  ты  не
против - с нами?..
     Я был поддет намеком на щекотливое,  на то, что,  вероятно, будут  пить
вино. Недавно  Марфа прислала мне балык  и банку кизилового  варенья.  После
ужина, взяв  это с собой, я, в состоянии затаенно-азартного  начала интриги,
отправился  с  ребятами.  Они   сбегали  по  лестнице  и   друг  за   другом
выскальзывали  из интерната. Снаружи моя нога поехала по наледи, но я устоял
и вслед за  остальными стал красться вдоль стены; от стужи сразу склеилось в
ноздрях. Свет  из окон казался дымно-клубящимся от  пляски  белых хлопьев; в
стороне, где меж домов открывался лес, кипела пуржистая мгла.
     За моим провожатым я нырнул в наше же здание через дверь  полуподвала и
очутился в темноте узкого прохода: хотя я не дотронулся до стен, об этом мне
сказало ощущение тесноты. Мы добрались закоулками  до жаркой котельной,  где
вскоре раздался  стук в оконце: ребята открыли его и помогли влезть девочке.
За  нею  последовали вторая,  третья...  Из  недалекого  села прибыла  целая
компания:  старшие,  кажется,  достигли  семнадцати,  а  младшая  навряд  ли
перешагнула  за двенадцать. Не  составляло  вопроса,  что  дорогу  сюда  они
познали досконально.
     Гостьи, меча лукаво-подвижными взглядами, поскидывали  овечьи полушубки
на   пол,   размотали   теплые  платки  и  бойко  забалагурили,  расхватывая
принесенное  нами.  Мои  спутники,  почти все - дети обеспеченных родителей,
москвичей и ленинградцев, - получали из дома посылки с тем, что здешним юным
жительницам не  могло представиться даже пришедшим из сказок.  Если  кому-то
бабушки и рассказывали сказки, то вишня в шоколаде там не фигурировала.
     Зубки  незрелых  прелестниц  поспешно  вонзались в персики,  в  инжир и
хурму,  сок  увлажнял  подбородки,  губки  были  перепачканы  сладким,  и  в
раскованных  ретиво-звонких  голосках все крепчали  бередившие меня новизной
интонации игривого  искушения.  Приятель, что привел  меня сюда,  подошел  к
девочке из старших и сказал  голосом,  прозвучавшим одновременно и нервно, и
странно сонно:
     - Настал тот час...
     Гостья освободилась  от  валенок, стянула  из-под юбки  теплые стеганые
штанишки, и  на разостланных  полушубках обещание  очаровательного  сюрприза
было  прозаически  погашено рьяно-ничтожным  действом. Тут  же всколыхнулась
торопливость подражателей...
     Мой  опекун, поднявшись с пола пресыщенно-гордым и даже желчным, подвел
ко  мне девочку: если она и была старше  меня на  год, то выражение имела ко
всему привычное. Оно стало холодно-терпким - соответствуя быстрому  взгляду,
угадавшему сквозь  штанину  изувеченность моей  ноги. Приятель пальцами чуть
сдавил  сзади ее шею, и девочка  уступчиво мне  улыбнулась, не без изящества
шевельнув талией.
     -  Будем?  -  выразила  она  насмешливое  любопытство,  подстрекая  мое
самолюбие,  и  я,  до  сего момента  весь внутренне  стянутый, нацеленный на
обиду, растаял в волне почти счастливой растерянности.
     В молчаливой развязности  осилился переход к  сияющему  смятению, после
чего  пришла,  как  благо, тусклая тупость тела  и  сделалось  многосторонне
противно на  сердце.  Внутри него не  осталось пройденного пути к  тому, что
свершилось:  я не восхитил,  не очаровал  - в силу чего не мог  вкусить того
признания, которое  лишь  тогда и  способно было  научить  меня летать,  без
внимания  к  ходьбе.  Находка оказалась  безликой  и  не  выделила  меня  из
безликости.
     Но,  вскрыв неказистую  раковину, я  поработился вкусом  к содержимому,
вкус нашел во мне верный приют и стал развиваться в направлении, которое ему
требовалось.  Правда,  к  тому  единственному  поцелую  я становился  только
бережнее, но на воспоминание о нем неизменно клеилось скользкое, выливаясь в
чувство,  что  обещающие  благодать  дождевые облака  будут проноситься  над
житницей, никогда не беря ее в расчет.






     Протекло  двадцать  лет   с  того  времени,   когда  меня   увезли   из
Образцово-Пролетарска. Я живу в Москве. Но сперва о моих близких и знакомых.
     Валтасара не стало вскоре после  моего  поступления в интернат. Попивал
он и раньше,  но  тут  вовсе  отпустил  вожжи.  После работы шел к друзьям в
городе: терпеливую тоску тщился превозмочь коктейль из горечи и  надежды под
названием "Как перевернуть  гнусный  вертеп".  Затем  надо  было  спешить  к
последнему отъезжающему в поселок автобусу. В  двенадцатом  часу декабрьской
ночи,  в  переулке близ остановки,  Валтасара пырнули стальным  тонким остро
заточенным прутом под левую подмышку.
     По  времени близким  к  этому  событию оказалось  другое: Пенцовы давно
стояли на очереди, и Марфе с Родькой дали квартиру в городе.
     Во  все время моей  учебы  Марфа  присылала мне  посылки, когда могла -
деньги, на каникулы забирала к себе. Замуж она не вышла, но у нее есть друг.
     Родька окончил  институт, женился, работает начальником среднего уровня
в городской торговой сети.
     Бармаль раз или два  отсидел в тюрьме; он  - картежник, гастролирует на
теплоходах,  совершающих  рейсы Москва - Астрахань. Лежал в клинике Марфы  с
поломанными ребрами, от него она узнала о других наших друзьях.
     Агриппина  Веденеевна  и  Павел Ефимович живут  все  в  том  же бараке,
одряхлели. Павел Ефимович ходит с палочкой.
     Катя неудачно побывала замужем за речным матросом, теперь она - подруга
Бармаля, работает калькулятором в поселковой столовой.
     Гога   -  шофер   автофургона,  привозит  в   поселок  хлеб,   жена   -
воспитательница детского сада, у них две дочери.
     Саня Тучный, живя  в поселке, ездит на работу в рыбосовхоз, из-под полы
приторговывает рыбой; он женился на девушке, которой  от  родителей достался
домик. Она - кладовщица овощной базы ("сидит на арбузах"), детей у них трое.
     Учреждение имени Николая Островского находится там, где и  прежде. Лишь
год  или два назад с почетом проводили на  пенсию директора.  Марфа слыхала:
ныне обстановка там еще похлеще, чем была в мое детство.
     Илья Абрамович нередко заходит к Марфе, передает мне привет, вспоминает
Валтасара: после двух-трех фраз заливается слезами; он сильно сдал.
     Зяма  давно  в  Москве: музыкальный руководитель в  одном  из  театров,
композитор. Мы не встречаемся.
     У  меня  весьма  перспективная работа,  имеется  (пусть  известное пока
только узкому кругу  специалистов) имя в  науке. Живу в  Бауманском  районе,
который не  кажется  мне  ни  грязным,  ни тесным  (притом  что на  тротуаре
ощущаешь себя, бр-р-р, зажатым, будто в очереди). Квартира у меня с комнатой
в четырнадцать квадратных метров, на первом этаже дома довоенной постройки.
     Я немаленький ростом, недурен лицом  и, если не очень обращать внимание
на то, что  при ходьбе припадаю  на  левую ногу, могу  сойти  за интересного
мужчину. Я пью, но так, чтобы это  не вредило работе, и у меня есть страсть,
из-за  которой  пристально слежу за  собой,  ношу костюмы  исключительно  от
портного.   Я  обожаю  девчонок!..  Предпочитаю   далее  на   эту  тему   не
распространяться...
     Иногда,  благодаря  схожести  нашей  работы, я на каком-нибудь  сборище
встречаю Евсея. Он вторично женат, и, кажется, семья его не тяготит. Со мной
он держится с дежурной любезностью.
     Однажды  приятным  вечером начала  осени,  заглянув  в  ресторан  "Изба
рыбака" недалеко от моего дома, я увидел Евсея. Он был здорово выпивши, мы с
ним приняли еще - он потеплел, расслабился  и стал звать меня на выходной  в
Болшево:  на дачу  к знакомому  кинорежиссеру.  Тот  хлебосольный  хозяин  и
позволяет  гостям приводить  с собой  приятелей. Я подумал  о  вездесущности
случая: не приберегается ли для меня что-то, отмеченное пикантностью?
     Мы встретились с Евсеем на вокзале и покатили  на электричке в Болшево.
Всю  дорогу  говорили  о  работе,   о  женщинах  (может  быть,   я  чересчур
разболтался), о проведенных отпусках, о гастрономических вкусностях...
     День с  его умеренной яркости светилом лениво раздумывал  о переходе  в
вечер.  На  даче я нашел,  помимо  мужчин, лишь трех немолодых, при  мужьях,
особ, и мои ожидания заплакали, как оцарапанные нещадно тупым лезвием.
     Жарилась свинина на вертелах, и налетели прилипчивые по-осеннему  мухи,
обнаружили   себя  и   комары,   создав   веяние   неотстранимо   стихийного
измывательства.
     Хозяин  после  слова  "наливай!"   наполнил  стопки   и  с   шаловливой
приятностью возгласил:
     - Не спешите рюмки брать!
     Острота была  оценена увесисто-аппетитным  хохотом. Хозяин с  движением
руки от груди вперед и книзу поклонился Евсею, и тот, окрасив голос  тембром
мрачноватой  важности,  произнес,  словно  объявление   войны,   что  "водка
разгружает", она "лучше всего - от всего и против всего!"
     Общий смех восхищения вобрал в себя бурную живость хлопков в ладоши...
     Огрузнев от съеденного и выпитого, мы с Евсеем сошли с веранды под сень
акаций и  развалились в шезлонгах. Он, разумеется, закурил - но не "Казбек",
как  прежде,   а   сигарету  с  фильтром.  Цвет  лица,  вопреки  уважению  к
разгружающей  влаге,  не  стал у моего  старшего друга  подержанно-тощим,  в
черной  бородке   замечалось  лишь  несколько  седых  волосков.  Его  талант
претворился в  весомые результаты,  что  уже отрешились  в свою  особую, все
более  забывающую о  создателе жизнь,  и  он  как будто удовлетворен лаврами
отменного специалиста. Отменного, но - не ведущего. Я буду ведущим.
     Сосредоточившись, будто целиком уйдя в это занятие, Евсей выпустил  изо
рта дым с необыкновенной плавностью.
     -  Похоть  прикидывается  элегантным  цинизмом,  собираясь  все  и  вся
потрепывать  по  щеке...  -  он  упер  в  меня  взгляд,  полный  раздумья  и
непередаваемо назойливой рассеянности. - Или я зубоскалю?
     Во все  мои встречи  с ним  я испытывал предельную  полноту ожидания: с
невольной внутренне-язвящей усмешкой я хотел и  не хотел услышать то, о  чем
он теперь начал.
     -  Был  день сильного  ветра на улице и мыльных пузырей в комнате...  -
проговорил он кротко, кротостью выражая  давно назревшее,  обдуманно-злое. -
Страдало ли мое отношение неопределенностью - отношение к тому истерическому
цирку? Ах, исключительное  чувство!  Дербент  возвышенных  очарований!..  Но
стоило гадкому утенку встать на крыло  - цветочки, вы хороши во множестве!..
главное - румяная клубника.
     Он с ехидцей, в притворном смущении сдвинул брови и выразил раскаяние:
     -  Зря  я  позубоскалил... Вспомнилось,  как  один очень добрый человек
пожелал имениннику: "Чтобы ты так жил!" И - сладилось. Живется недурственно.
Хотелось мне одну лишь  только мелочь узнать: вот так живя,  понимается хоть
как-то - что бабе жизнь переехал?
     Он вонзил зонд в рану уверенно и глубоко: его интересовало как целителя
-  будут  или  нет  спазмы  боли?..  Тогда, после моего  фокуса  с зажженным
бензином, поднялась кутерьма или, как с брезгливостью сказал Черный Павел, -
"буря в баке с дерьмом".
     Загуляла  версия, будто  я  предпринял  попытку самосожжения  на  почве
ревности... Значит - "что-то было..."  Валтасар, Марфа с рвением опровергали
это, но Елену Густавовну  выбросили с работы, против нее возбудили уголовное
дело. Впереди замаячил суд. Ей грозило,  в лучшем случае:  никогда больше не
работать по специальности... грязный след будет тянуться за нею всю жизнь.
     И  она  сдалась  следователю  прокуратуры  -  дело  закрылось.  Сдалась
заведующему облоно, и он устроил ее в школу в далеком селе. Там она поспешно
вышла замуж - за человека,  что только-только вернулся  из тюрьмы; охотовед,
он  сидел за  превышение мер самообороны - застрелил  браконьера. Вскоре сел
опять - на этот раз за браконьерство. Она осталась с маленьким ребенком.
     В  селе иногда появлялся ответственный руководитель: наезжал в тамошние
угодья стрелять дичь. Положил глаз на Елену - и она стала жить в городе.
     Марфа кое-когда  встречает ее случайно в  магазинах, на  улице. Елена -
учительница в  престижной  школе. Не спрашивает обо мне, не передает привет,
но внимательно слушает, что Марфа рассказывает о моих успехах...
     Я одарил  Евсея  согласием  с  его  словами:  о, да!  все сладилось!  И
прогнозы  на мое дальнейшее  - самые благоприятные. Спасибо доброму человеку
за его пожелание: причем за него - даже большее спасибо, чем за то,  что оно
сбылось.
     Был  пир  царей,  и царями на нем стали  милые, душевные,  тихие  люди,
которые   желали   удаления   от   зла,   воспринимаемого   остальными   как
удовлетворительная повседневность.  Страдающие же от нее  хотели прибежища -
неявного мирного противостояния некрасивому и нехорошему. И они сделали себя
царями, изваяв маленький пъедестал для умиляюще  благодарного,  прирученного
человечка  и  поставив  его  между  собой  и хищными  буднями: поставив  как
источник возвышающих мыслей и положительных эмоций.
     Этим  людям так  нравилось  держаться  вокруг  нацеленности  на  добрый
поступок  - вокруг  куценького  серенького  вымпелка, выставленного ими  над
омутом, ревниво прячущим в своей глуби и  самую вкусную  рыбу, и драгоценные
раковины, и благостное  зло. Они были убеждены, что все  приблизившееся к их
вымпелку  окажется,  безусловно,  доступным  их  взгляду.  Между  тем смысл,
значение  того,  что  они делали,  понималось  ими настолько  же,  насколько
скальпелем  в руке  экспериментатора понимается то, что с его помощью делают
над  подопытным  дельфином.  Им  встретилась жизнь, которой  было определено
существовать  наперекор  их  представлениям.   Могли  ли  они  уяснить,  как
неизмеримо  тяжелы  их  заботы - тяжелы тем, что заставляют смотреть  на мир
глазами других?
     Как враждебно, как  отталкивающе  было  для  них  блаженство  творимого
выстрела! выстрела пусть только внутри души - но, при единении с родственной
волей, - достаточного, чтобы  жизнь  увиделась неутолимо желанным восстающим
искусством. Скажи  тогда  Валтасар  с неподдельно-сердечной  готовностью: "Я
отвезу тебя в Дербент!" - разумеется,  никакой поездки бы не состоялось, она
не поехала б - но решимость Валтасара развязала бы связанное. Произошла б та
недостающая   вспышка,  которая,  развиваясь  в  свободной  сложности  своих
отражений,  наполнила   бы   душу  веселой   уверенностью  в  том,   что  ее
представления могут  быть очаровательными и что  самые лучшие из  стремлений
обязательно найдут себя вовне: став дыханием вещей видимых и нетленных...
     В продолжение эмоционального моего монолога Евсей несколько раз едва не
прервал меня, но вытерпел. Теперь он воспользовался паузой:
     - Крикливо-задушевное  козыряние - точнее,  спекуляция на, так сказать,
украденном детстве. С целью уйти от заданного пункта.
     - Нет, я не уйду от заданного! - сказал я в храбрости щедро отпущенного
на  сей раз вдохновения. -  Ты прав: я сотворил себе отраду  из порока. Но в
цинике живет идеалист, который самовольно опустился  ниже,  чем  должен  бы:
исключительно из  преувеличенного  осознания своей  недостойности. Опустился
как можно ниже своей мечты, чтобы не испачкать ее: мечты, которая помогает -
внешне пребывая с людьми, - не смешиваться с ними.
     Евсей отвел  взгляд и  гмыкнул -  совсем  неуместно, громко. Я высказал
ему, что он напомнил о моем цирке, а я укажу ему на его театр.
     - Ты  любил заявить, что за добро перервешь горло: ты играл самого себя
- театрально противостоящего  будням! Ты элегантно циничен, как и я, но если
в мой цинизм облекся занятный порок, то в  твоем обрела себя расхоже-скучная
беспричастность.
     Его лицо в  короткой  бородке, сейчас подавленно-настойчивое,  выказало
густую сетку  морщинок в подглазьях. Он запустил руку мне  в волосы, сгреб и
потянул  их так  крепко, что  у  меня выступили  слезы. Не поднимая рук и не
вырываясь, я выговорил:
     - И  это тоже театр, горлоперерватель,  ха-ха-ха... - засмеялся я  зло,
как мог.
     Он, не выпуская моих волос, другой пятерней схватил мою руку, потянул к
своему лицу:
     - Ударь! Влепи! - упрямо пытался ударить себя по  щеке моей рукой, но я
был сильнее и не позволил.
     На нас  глядели - пока без желания вмешаться. Он отпустил меня. Я видел
его   широкие  влажные   близкие  зрачки  -  и  ощутил   почти  материальное
прикосновение к глазам.
     - Ну,  скотина! и какая же ты  скотина, Арно... почему ты до сего дня -
ничего? Почему?.. -  сказал  он  так, что я  почувствовал: мы на волосок  от
объятий.
     - Скрытная ты душа, Пенцов-Теринг! - он тянул ко мне руку, и  я заметил
нечищенные ногти. - Теринг-нелюдим, эстонец замкнутый...
     Я встал с шезлонга.
     - Теперь я пойду...
     - Теперь иди... -  сказал  он с  растроганно-подкупающей,  несмотря  на
беспокойство, мягкостью, - но если ты завтра не будешь в "Избе рыбака"...
     - Я буду! - пойдя, я обернулся к нему: - И завтра, и когда тебе  надо -
я буду в "Избе рыбака".
     ...Кажется, я был  всецело  захвачен сбивчивым  страстным  многословием
озирающегося ума, что  теребил и память, и только-только происшедшее: однако
взгляд  принялся  независимо  ловить  хорошеньких  женщин  на  платформе и в
электричке. Поначалу  сознание отметало впечатления, но они исподволь делали
свое, и скоро я уже не мог не думать о том, что в последнюю встречу с Марфой
Елена  неожиданно пожаловалась: дочери - восемнадцать, она прехорошенькая, а
носить туфли на высоком каблуке не умеет. Неуклюжая.
     Я  постарался  представить  дочку Елены: воображая ее  как  бы  детскую
неуклюжесть,  я   хотел  мысленно   увидеть  недетски-застенчивую  гордость.
Туманно-маячащий олень загадочной  охоты не требовал  ли встречи с нею  - и,
может быть, то была бы уже  не такая безотрадная история? История, в которой
нашлось бы место выстрелу...



     Первый вариант  повести опубликован под названием  "Это  я -  Елена!" в
журнале "Кодры" (номер 10 за 1986, Кишинев).
     В 1999 повесть под названием "Селение любви" вышла в сборнике "Близнецы
в мимолетности"  (Verlag  Thomas Beckmann,  Verein Freier Kulturaktion e.V.,
Berlin-Brandenburg). Этот текст и представлен в Интернет.


Популярность: 17, Last-modified: Tue, 12 Jun 2012 07:32:47 GMT