Книгу можно купить в : Biblion.Ru 37р.





   Мифы  о  богах  и их борьбе с гигантами и титанами изложены в основном по
поэме  Гесиода  "Теогония"   (Происхождение   богов).   Некоторые   сказания
заимствованы  также  из  поэм  Гомера  "Илиада" и "Одиссея" и поэмы римского
поэта Овидия "Метаморфозы" (Превращения).
   Вначале  существовал  лишь  вечный,  безграничный,  темный  Хаос.  В  нем
заключался  источник жизни мира. Все возникло из безграничного Хаоса -- весь
мир и бессмертные боги. Из Хаоса произошла и богиня  Земля  --  Гея.  Широко
раскинулась  она,  могучая,  дающая  жизнь всему, что живет и растет на ней.
Далеко же под Землей, так далеко, как  далеко  от  нас  необъятное,  светлое
небо, в неизмеримой глубине родился мрачный Тартар -- ужасная бездна, полная
вечной  тьмы.  Из  Хаоса,  источника  жизни,  родилась  и  могучая сила, все
оживляющая Любовь -- Эрос. Начал создаваться мир. Безграничный Хаос  породил
Вечный  Мрак  --  Эреб  и  темную Ночь -- Нюкту. А от Ночи и Мрака произошли
вечный Свет -- Эфир и радостный светлый День --  Гемера.  Свет  разлился  по
миру, и стали сменять друг друга ночь и день.
   Могучая,  благодатная Земля породила беспредельное голубое Небо -- Урана,
и раскинулось  Небо  над  Землей.  Гордо  поднялись  к  нему  высокие  Горы,
рожденные Землей, и широко разлилось вечно шумящее Море.
   Матерью-Землей рождены Небо, Горы и Море, и нет у них отца.
   Уран  -- Небо -- воцарился в мире. Он взял себе в жены благодатную Землю.
Шесть сыновей и шесть дочерей -- могучих, грозных титанов -- было у Урана  и
Геи.  Их сын, титан Океан, обтекающий, подобно безбрежной реке, всю землю, и
богиня Фетида породили на свет все реки, которые катят свои волны к морю,  и
морских богинь -- океанид. Титан же Гипперион и Тейя дали миру детей: Солнце
--  Гелиоса,  Луну  -- Селену и румяную Зарю -- розоперстую Эос (Аврора). От
Астрея и Эос произошли все звезды, которые горят на темном  ночном  небе,  и
все  ветры:  бурный северный ветер Борей, восточный Эвр, влажный южный Нот и
западный ласковый ветер Зефир, несущий обильные дождем тучи.
   Кроме титанов, породила могучая Земля трех великанов -- циклопов с  одним
глазом  во лбу -- и трех громадных, как горы, пятидесятиголовых великанов --
сторуких (гекатонхейров), названных так потому, что сто рук было  у  каждого
из  них. Против их ужасной силы ничто не может устоять, их стихийная сила не
знает предела.
   Возненавидел Уран своих детей-великанов, в недра богини Земли заключил он
их в глубоком мраке и не позволил им выходить  на  свет.  Страдала  мать  их
Земля.  Ее  давило  это страшное бремя, заключенное в ее недрах. Вызвала она
детей своих, титанов, и убеждала их  восстать  против  отца  Урана,  но  они
боялись  поднять  руки  на  отца.  Только младший из них, коварный Крон [1],
хитростью низверг своего отца и отнял у него власть.
   Богиня Ночь родила в наказание Крону целый сонм ужасных  веществ:  Таната
--  смерть,  Эриду  -- раздор, Апату -- обман, Кер -- уничтожение, Гипнос --
сон с роем мрачных, тяжелых видений, не знающую пощады Немесиду --  отмщение
за  преступления -- и много других. Ужас, раздоры, обман, борьбу и несчастье
внесли эти боги в мир, где воцарился на троне своего отца Крон.

---------------------------------------------------------------
   [1] Крон -- всепоглощающее время (хронос -- время).
---------------------------------------------------------------





   Крон не был уверен, что власть навсегда останется в его руках. Он боялся,
что и против него восстанут дети и обретут его на ту  же  участь,  на  какую
обрек он своего отца Урана. Он боялся своих детей. И повелел Крон жене своей
Рее  приносить  ему  рождавшихся  детей и безжалостно проглатывал их. В ужас
приходила Рея, видя судьбу детей своих. Уже пятерых проглотил  Крон:  Гестию
[2], Деметру [3], Геру, Аида (Гадеса) и Посейдона [4].
   Рея  не  хотела  потерять  и  последнего  своего ребенка. По совету своих
родителей, Урана-Неба и Геи-Земли, удалилась она на остров Крит,  а  там,  в
глубокой  пещере,  родился  у нее младший сын Зевс. В этой пещере Рея скрыла
своего сына от жестокого отца, а ему дала  проглотить  вместо  сына  длинный
камень,  завернутый  в пеленки. Крон не подозревал, что он был обманут своей
женой.
   А Зевс  тем  временем  рос  на  Крите.  Нимфы  Адрастея  и  Идея  лелеяли
маленького Зевса, они вскормили его молоком божественной козы Амалфеи. Пчелы
носили  мед  маленькому  Зевсу  со  склонов высокой горы Дикты. У входа же в
пещеру юные куреты[5] ударяли в щиты мечами всякий раз, когда маленький Зевс
плакал, чтобы не услыхал его плача Крон и не постигла бы  Зевса  участь  его
братьев и сестер.

---------------------------------------------------------------
   [1] Зевс -- римский Юпитер.
---------------------------------------------------------------

   Картина  жизни богов на Олимпе дана по произведениям Гомера -- "Илиаде" и
"Одиссее",  прославляющим  родоплеменную  аристократию  и  возглавляющих  ее
басилевсов  как  лучших людей, стоящих много выше остальной массы населения.
Боги Олимпа отличаются от  аристократов  и  басилевсов  лишь  тем,  что  они
бессмертны, могущественны и могут творить чудеса.

---------------------------------------------------------------
   [2]  Богиня  жертвенного  огня и огня домашнего очага, покровительница
городов и государства. В Риме  впоследствии  с  Гестией  была  отождествлена
Веста, богиня домашнего очага,

   [3]   Великая   богиня   плодородия  земли,  дающая  рост  всему,  что
произрастает  на  земле,  дающая  плодородие  нивам,  благословляющая   труд
земледельца.  Римляне  назвали  богиню  Деметру  именем своей древней богини
плодородной нивы -- Церерой. Мифы о Деметре см. ниже.

   [4] У римлян им соответствовали Юнона, Плутон и Нептун.

   [5] Полубоги, охранители и защитники Зевса. Позднее куретами  называли
на Крите жрецов Зевса и Реи.
---------------------------------------------------------------



   Вырос  и возмужал прекрасный и могучий бог Зевс. Он восстал против своего
отца и заставил его вернуть опять на свет поглощенных им  детей.  Одного  за
другим  изверг  из  уст  Крон  своих  детей-богов, прекрасных и светлых. Они
начали борьбу с Кроном и титанами за власть над миром.
   Ужасна и упорна была  эта  борьба.  Дети  Крона  утвердились  на  высоком
Олимпе. На их сторону стали и некоторые из титанов, а первыми -- титан Океан
и  дочь  его Стикс и детьми Рвением, Мощью и Победой. Опасна была эта борьба
для богов-олимпийцев. Могучи и грозны были их противники титаны. Но Зевсу на
помощь пришли циклопы. Они выковали ему громы и  молнии,  их  метал  Зевс  в
титанов. Борьба длилась уже десять лет, но победа не склонялась ни на ту, ни
на  другую  сторону. Наконец, решился Зевс освободить из недр земли сторуких
великанов-гекатонхейров; он их призвал на помощь.  Ужасные,  громадные,  как
горы,  вышли  они  из недр земли и ринулись в бой. Они отрывали от гор целые
скалы и бросали их в титанов. Сотнями летели скалы навстречу титанам,  когда
они  подступили  к Олимпу. Стонала земля, грохот наполнил воздух, все кругом
колебалось. Даже Тартар содрогался от этой борьбы.
   Зевс метал одну за  другой  пламенные  молнии  и  оглушительно  рокочущие
громы.  Огонь  охватил  всю  землю,  моря  кипели, дым и смрад заволокли все
густой пеленой.
   Наконец, могучие  титаны  дрогнули.  Их  сила  была  сломлена,  они  были
побеждены.  Олимпийцы  сковали их и низвергли в мрачный Тартар, в вековечную
тьму.  У  медных  несокрушимых  врат  Тартара  на  стражу   стали   сторукие
гекатонхейры, и стерегут они, чтобы не вырвались опять на свободу из Тартара
могучие титаны. Власть титанов в мире миновала.



   Но  не  окончилась этим борьба. Гея-Земля разгневалась на олимпийца Зевса
за то, что он так сурово поступил с  ее  побежденными  детьми-титанами.  Она
вступила  в  брак  с мрачным Тартаром и произвела на свет ужасное стоголовое
чудовище Тифона. Громадный, с сотней драконовых  голов,  поднялся  Тифон  из
недр  земли. Диким воем всколебал он воздух. Лай собак, человеческие голоса,
рев разъяренного быка, рыканье льва  слышались  в  этом  вое.  Бурное  пламя
клубилось  вокруг  Тифона,  и  земля колебалась под его тяжкими шагами. Боги
содрогнулись от ужаса Но смело ринулся на него Зевс-громовержец, и загорелся
бой. Опять засверкали молнии в руках Зевса, раздались раскаты грома. Земля и
небесный свод потряслись до основания. Ярким пламенем вспыхнула опять земля,
как и во время борьбы с титанами. Моря кипели от одного приближения  Тифона.
Сотнями  сыпались огненные стрелы-молнии громовержца Зевса; казалось, что от
их огня горит самый воздух и горят  темные  грозовые  тучи.  Зевс  испепелил
Тифону  все  его сто голов. Рухнул Тифон на землю; от тела его исходил такой
жар, что плавилось все кругом. Зевс поднял тело Тифона и низверг  в  мрачный
Тартар,  породивший  его.  Но  и  в  Тартаре  грозит еще Тифон богам и всему
живому.  Он  вызывает   бури   и   извержения;   он   породил   с   Ехидной,
полуженщиной-полузмеей,  ужасного  двуглавого пса Орфа, адского пса Кербера,
лернейскую гидру и Химеру; часто колеблет Тифон землю.
   Победили боги-олимпийцы своих врагов. Никто больше не мог противиться  их
власти.  Они  могли  теперь  спокойно править миром. Самый могущественный из
них, громовержец Зевс, взял себе небо, Посейдон -- море, а Аид --  подземное
царство  душ  умерших.  Земля  же осталась в общем владении. Хотя и поделили
сыновья Крона между собой власть над миром, но все же над всеми  ними  царит
повелитель неба Зевс; он правит людьми и богами, он ведает всем в мире.



   Высоко  на  светлом  Олимпе  царит Зевс, окруженный сонмом богов. Здесь и
супруга его Гера, и златокудрый Аполлон с сестрой своей Артемидой, и  златая
Афродита,  и  могучая  дочь  Зевса  Афина  [1],  и  много  других богов. Три
прекрасные Оры охраняют вход на высокий Олимп и подымают  закрывающее  врата
густое облако, когда боги нисходят на землю или возносятся в светлые чертоги
Зевса.  Высоко  над  Олимпом  широко  раскинулось голубое, бездонное небо, и
льется с него золотой свет. Ни дождя, ни снега не бывает  в  царстве  Зевса;
вечно  там  светлое, радостное лето. А ниже клубятся облака, порой закрывают
они далекую землю. Там, на земле, весну и лето сменяют осень и зима, радость
и веселье сменяются несчастьем и горем. Правда, и боги знают печали, но  они
скоро проходят, и снова водворяется радость на Олимпе.
   Пируют  боги  в  своих золотых чертогах, построенных сыном Зевса Гефестом
[2]. Царь Зевс сидит на высоком золотом троне.  Величием  и  гордо-спокойным
сознанием  власти  и  могущества  дышит мужественное, божественно прекрасное
лицо Зевса. У трона его -- богиня мира Эйрена и  постоянная  спутница  Зевса
крылатая  богиня  победы  Никэ. Вот входит прекрасная, величественная богиня
Гера,  жена  Зевса.  Зевс   чтит   свою   жену:   почетом   окружают   Геру,
покровительницу  брака,  все  боги  Олимпа. Когда, блистая своей красотой, в
пышном наряде, великая Гера входит в пиршественный зал, все  боги  встают  и
склоняются  перед  женой громовержца Зевса. А она, гордая своим могуществом,
идет к золотому трону и садится рядом с царем богов и людей -- Зевсом. Около
трона Геры стоит ее посланница, богиня  радуги,  легкокрылая  Ирида,  всегда
готовая  быстро нестись на радужных крыльях исполнять повеления Геры в самые
дальние края земли.

---------------------------------------------------------------
   [1] У римлян  греческим  богиням  Гере,  Артемиде,  Афродите  и  Афине
соответствовали: Юнона, Диана, Венера и Минерва.

   [2] У римлян -- Вулкан.
---------------------------------------------------------------

   Пируют  боги.  Дочь  Зевса,  юная Геба, и сын царя Трои, Ганимед, любимец
Зевса, получивший от него бессмертие, подносят им амврозию и нектар --  пищу
и напиток богов. Прекрасные хариты [1] и музы услаждают их пением и танцами.
Взявшись  за руки, водят они хороводы, а боги любуются их легкими движениями
и дивной, вечно юной красотой. Веселее становится пир  олимпийцев.  На  этих
пирах решают боги все дела, на них определяют они судьбу мира и людей.
   С  Олимпа  рассылает людям Зевс свои дары и утверждает на земле порядок и
законы. В руках Зевса судьба людей; счастье и несчастье, добро и зло,  жизнь
и смерть -- все в его руках. Два больших сосуда стоят у врат дворца Зевса. В
одном  сосуде  дары добра, в другом -- зла. Зевс черпает в них добро и зло и
посылает людям. Горе тому человеку, которому громовержец черпает дары только
из сосуда со злом. Горе и тому, кто нарушает установленный Зевсом порядок на
земле и не соблюдает его законов.  Грозно  сдвинет  сын  Крона  свои  густые
брови,  черные  тучи  заволокут  тогда  небо.  Разгневается  великий Зевс, и
страшно подымутся волосы на голове его, глаза загорятся нестерпимым блеском;
взмахнет он своей десницей -- удары грома раскатятся по всему небу, сверкнет
пламенная молния, и сотрясется высокий Олимп.
   Не один Зевс хранит законы. У его  трона  стоит  хранящая  законы  богиня
Фемида.  Она  созывает,  по повелению громовержца, собрания богов на светлом
Олимпе народные собрания на земле, наблюдая, чтобы не  нарушился  порядок  и
закон.  На  Олимпе  и  дочь  Зевса, богиня Дикэ, наблюдающая за правосудием.
Строго карает Зевс  неправедных  судей,  когда  Дикэ  доносит  ему,  что  не
соблюдают они законов, данных Зевсом. Богиня Дикэ -- защитница правды и враг
обмана.
   Зевс  хранит  порядок и правду в мире и посылает людям счастье и горе. Но
хотя посылает людям счастье и несчастье Зевс, все же судьбу людей определяют
неумолимые богини судьбы -- мойры [2], живущие  на  светлом  Олимпе.  Судьба
самого Зевса в их руках. Властвует рок над смертными и над богами. Никому не
уйти  от  велений  неумолимого  рока.  Нет такой силы, такой власти, которая
могла бы изменить хоть что-нибудь в том, что предназначено богам и смертным.
Лишь смиренно склониться можно перед роком и  подчиниться  ему.  Одни  мойры
знают  веления  рока.  Мойра Клото прядет жизненную нить человека, определяя
срок его жизни. Оборвется нить, и кончится жизнь. Мойра Лахесис вынимает, не
глядя, жребий, который выпадает человеку в жизни. Никто не в силах  изменить
определенной  мойрами  судьбы,  так  как  третья  мойра,  Атропос,  все, что
назначили в жизни человеку ее  сестры,  заносит  в  длинный  свиток,  а  что
занесено в свиток судьбы, то неизбежно. Неумолимы великие, суровые мойры.

---------------------------------------------------------------
   [1] У римлян -- грации.

   [2] У римлян -- парки.
---------------------------------------------------------------

   Есть и еще на Олимпе богиня судьбы -- это богиня Тюхэ [1], богиня счастья
а благоденствия.  Из  рога изобилия, рога божественной козы Амалфеи, молоком
которой был вскормлен сам Зевс,  сошлет  она  дары  людям,  и  счастлив  тот
человек,  который  встретит  на своем жизненном пути богиню счастья Тюхэ; но
как редко это бывает, и как несчастлив тот человек, от  которого  отвернется
богиня Тюхэ, только что дававшая ему свои дары!
   Так  царит окруженный сонмом светлых богов на Олимпе великий царь людей и
богов Зевс, охраняя порядок и правду во всем мире.



   Глубоко в пучине моря стоит чудесный дворец  великого  брата  громовержца
Зевса,  колебателя  земли  Посейдона. Властвует над морями Посейдон, и волны
моря послушны малейшему движению его руки,  вооруженной  грозным  трезубцем.
Там,  в глубине моря, живет с Посейдоном и его прекрасная супруга Амфитрита,
дочь морского  вещего  старца  Нерея,  которую  похитил  великий  властитель
морской  глубины  Посейдон  у  ее  отца.  Он  увидал однажды, как водила она
хоровод со своими сестрами-нереидами на берегу острова Наксоса. Пленился бог
моря прекрасной  Амфитритой  и  хотел  увезти  ее  на  своей  колеснице.  Но
Амфитрита  укрылась  у титана Атласа, который держит на своих могучих плечах
небесный свод. Долго не мог Посейдон найти прекрасную  дочь  Нерея.  Наконец
открыл  ему  ее  убежище дельфин; за эту услугу Посейдон поместил дельфина в
число небесных созвездий. Посейдон похитил у Атласа прекрасную дочь Нерея  и
женился на ней.

---------------------------------------------------------------
   [1] У римлян -- Фортуна.
---------------------------------------------------------------

   С  тех  пор  живет Амфитрита с мужем своим Посейдоном в подводном дворце.
Высоко над дворцом  шумят  морские  волны.  Сонм  морских  божеств  окружает
Посейдона,  послушный  его  воле.  Среди  них сын Посейдона Тритон, громовым
звуком своей трубы из раковины вызывающий грозные бури. Среди божеств  --  и
прекрасные сестры Амфитриты, нереиды. Посейдон властвует над морем. Когда он
на  своей  колеснице,  запряженной  дивными  конями,  мчится  по морю, тогда
расступаются вечно шумящие волны и дают дорогу повелителю Посейдону.  Равный
красотой  самому Зевсу, быстро несется он по безбрежному морю, а вокруг него
играют дельфины, рыбы выплывают из морской глубины  и  теснятся  вокруг  его
колесницы. Когда же взмахнет Посейдон своим грозным трезубцем, тогда, словно
горы,  вздымаются  морские волны, покрытые белыми гребнями пены, и бушует на
море свирепая буря. Бьются тогда с шумом морские валы о прибрежные  скалы  и
колеблют  землю.  Но  простирает  Посейдон  свой трезубец над волнами, и они
успокаиваются. Стихает буря, снова спокойно море, ровно, как зеркало, и чуть
слышно плещется у берега -- синее, беспредельное.
   Много божеств окружает великого брата Зевса, Посейдона; среди  них  вещий
морской  старец, Нерей, ведающий все сокровенные тайны будущего. Нерею чужды
ложь и обман; только правду открывает он богам  и  смертным.  Мудры  советы,
которые  дает  вещий  старец.  Пятьдесят  прекрасных дочерей у Нерея. Весело
плещутся юные нереиды в волнах моря, сверкая среди  них  своей  божественной
красотой.  Взявшись  за  руки,  вереницей  выплывают они из морской пучины и
водят хоровод на берегу под ласковый плеск тихо  набегающих  на  берег  волн
спокойного моря. Эхо прибрежных скал повторяет тогда звуки их нежного пения,
подобного  тихому рокоту моря. Нереиды покровительствуют мореходу и дают ему
счастливое плавание.
   Среди божеств моря -- и старец Протей, меняющий, подобно морю, свой образ
и превращающийся, по желанию, в различных животных и чудовищ. Он тоже  вещий
бог,  нужно  только уметь застигнуть его неожиданно, овладеть им и заставить
его открыть тайну будущего. Среди спутников колебателя земли Посейдона и бог
Главк, покровитель моряков и рыбаков, и он обладает даром прорицания. Часто,
всплывая из  глубины  моря,  открывал  он  будущее  и  давал  мудрые  советы
смертным.  Могучи  боги  моря, велика их власть, но властвует над всеми ними
великий брат Зевса Посейдон.
   Все моря и все земли обтекает седой Океан [1] -- бог-титан, равный самому
Зевсу по почету и славе. Он живет далеко на границах мира, и не тревожат его
сердце дела земли. Три тысячи сыновей -- речных богов и три  тысячи  дочерей
--  океанид, богинь ручьев и источников, у Океана. Сыновья и дочери великого
бога Океана дают  благоденствие  и  радость  смертным  своей  вечнокатящейся
живящей водой, они поят ею всю землю и все живое.



   Глубоко под землей царит неумолимый, мрачный брат Зевса, Аид. Полно мрака
и ужасов  его  царство.  Никогда  не  проникают  туда  радостные лучи яркого
солнца. Бездонные пропасти ведут с поверхности  земли  в  печальное  царство
Аида.  Мрачные  реки текут в нем. Там протекает все леденящая священная река
Стикс, водами которой клянутся сами боги.
   Катят там свои  волны  Коцит  и  Ахеронт;  души  умерших  оглашают  своим
стенанием,  полным печали, их мрачные берега. В подземном царстве струятся и
дающие забвение всего земного воды источника  Леты  [3].  По  мрачным  полям
царства  Аида,  заросшим  бледными  цветами асфодела [4], носятся бесплотные
легкие тени умерших. Они сетуют на свою безрадостную жизнь без света  и  без
желаний.  Тихо  раздаются  их стоны, едва уловимые, подобные шелесту увядших
листьев, гонимых осенним  ветром.  Нет  никому  возврата  из  этого  царства
печали. Трехглавый адский пес Кербер [5], на шее которого движутся с грозным
шипением  змеи,  сторожит  выход.  Суровый,  старый  Харон,  перевозчик  душ
умерших, не повезет через мрачные воды Ахеронта ни одну душу обратно,  туда,
где  светит ярко солнце жизни. На вечное безрадостное существование обречены
души умерших в мрачном царстве Аида.

---------------------------------------------------------------
   [1] Греки утверждали, что всю землю  кругом  обтекает  поток,  катящий
свои воды в вечном водовороте.

   [2] Древние греки представляли себе царство Аида, царство душ умерших,
мрачным  и страшным, а "загробную жизнь" -- несчастьем. Недаром тень Ахилла,
вызванная Одиссеем из подземного царства, говорит, что лучше быть  последним
батраком на земле, чем царем в царстве Аида.

   [3] Отсюда выражение: "канула в Лету", т. е. забыто навсегда.

   [4] Асфодел -- дикий тюльпан.

   [5] Иначе -- Цербер.
---------------------------------------------------------------

   В  этом-то царстве, до которого не доходят ни свет, ни радость, ни печали
земной жизни, правит брат Зевса, Аид. Он сидит на  золотом  троне  со  своей
женой  Персефоной.  Ему  служат  неумолимые богини мщения Эринии. Грозные, с
бичами и змеями преследуют они преступника; не дают ему ни  минуты  покоя  и
терзают его угрызениями совести; нигде нельзя скрыться от них, всюду находят
они  свою  жертву.  У  трона  Аида  сидят  судьи  царства умерших -- Минос и
Радамант. Здесь же, у трона, бог смерти Танат с  мечом  в  руках,  в  черном
плаще,  с  громадными  черными  крыльями. Могильным холодом веют эти крылья,
когда прилетает Танат к ложу умирающего, чтобы  срезать  своим  мечом  прядь
волос  с  его  головы  и исторгнуть душу. Рядом с Танатом и мрачные Керы. На
крыльях своих носятся они, неистовые, по полю битвы. Керы ликуют, видя,  как
один  за  другим  падают  сраженные  герои;  своими  кроваво-красными губами
припадают они к ранам, жадно пьют горячую кровь сраженных и вырывают из тела
их души.
   Здесь же, у трона Аида, и прекрасный, юный бог сна  Гипнос.  Он  неслышно
носится  на своих крыльях над землей с головками мака в руках и льет из рога
снотворный напиток. Нежно касается он своим чудесным жезлом глаз людей, тихо
смыкает веки и погружает смертных в сладкий сон. Могуч бог Гипнос, не  могут
противиться  ему  ни  смертные, ни боги, ни даже сам громовержец Зевс: и ему
Гипнос смыкает грозные очи и погружает его в глубокий сон.
   Носятся в мрачном царстве Аида и боги сновидений. Есть  среди  них  боги,
дающие  вещие  и  радостные  сновидения,  но  есть боги и страшных, гнетущих
сновидений, пугающих и мучащих людей. Есть боги и лживых  снов,  они  вводят
человека в заблуждение и часто ведут его к гибели.
   Царство неумолимого Аида полно мрака и ужасов. Там бродит во тьме ужасное
привидение  Эмпуса  с  ослиными ногами; оно, заманив в ночной тьме хитростью
людей в уединенное место, выпивает всю кровь и пожирает  их  еще  трепещущие
тела.  Там  бродит  и  чудовищная  Ламия;  она  ночью  пробирается в спальню
счастливых матерей и крадет у них детей, чтобы напиться их крови. Над  всеми
привидениями  и  чудовищами  властвует великая богиня Геката. Три тела и три
головы у нее. Безлунной ночью блуждает она в глубокой тьме по  дорогам  и  у
могил со всей своей ужасной свитой, окруженная стигийскими собаками [1]. Она
посылает  ужасы  и  тяжкие  сны на землю и губит людей. Гекату призывают как
помощницу в колдовстве, но она же и единственная помощница против колдовства
для тех, которые чтут ее и приносят ей  на  распутьях,  где  расходятся  три
дороги, в жертву собак.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Чудовищные  собаки  подземного  царства Аида, с берегов подземной
реки Стикса.
---------------------------------------------------------------

   Ужасно царство Аида, и ненавистно оно людям [2].

---------------------------------------------------------------
   [2] Подземные боги олицетворяли главным образом грозные силы  природы;
они  много  древнее богов-олимпийцев. В народных верованиях они играли более
значительную роль.
---------------------------------------------------------------



---------------------------------------------------------------
   [3] Гера (у римлян  Юнона)  --  богиня  неба,  покровительница  брака,
охранительница  матери во время родов; особо почиталась в Спарте, Коринфе, в
Олимпии и в Аргосе, где находился знаменитый храм. В мифах о Гере отразилось
и  положение  женщины  в  Греции.  Как  греческая  женщина  не  пользовалась
равноправием  с  мужчиной  и  в  значительной мере находилась в подчинении у
мужа, так и Гера находится в подчинении у своего мужа Зевса. В  культе  Геры
сохранились  следы  тотемизма;  мы имеем сведения, что ее иногда изображали,
например, с головой лошади. Уже это указывает на то, что  Гера  --  одна  из
древнейших богинь Греции.
---------------------------------------------------------------

   Великая  богиня Гера, жена эгидодержавного Зевса, покровительствует браку
и охраняет святость и нерушимость  брачных  союзов.  Она  посылает  супругам
многочисленное потомство и благословляет мать во время рождения ребенка.
   Великую  богиню  Геру,  после того как ее и ее братьев и сестер изверг из
своих уст побежденный Зевсом Кров, мать ее  Рея  отнесла  на  край  земли  к
седому Океану; там воспитала Геру Фетида. Гера долго жила вдали от Олимпа, в
тиши  и  покое.  Великий  громовержец  Зевс  увидал  ее, полюбил и похитил у
Фетиды. Боги пышно справили свадьбу Зевса и Геры.  Ирида  и  хариты  облекли
Геру  в  роскошные  одежды,  и она сияла своей юной, величественной красотой
среди сонма богов Олимпа, сидя на золотом троне рядом с великим царем  богов
и  людей  Зевсом.  Все  боги  подносили  дары  повелительнице Гере, а богиня
Земля-Гея вырастила из недр своих  в  дар  Гере  дивную  яблоню  с  золотыми
плодами. Все в природе славило царицу Геру и царя Зевса.
   Гера  царит на высоком Олимпе. Повелевает она, как и муж ее Зевс, громами
и молниями, по слову ее покрывают темные дождевые тучи небо, мановением руки
подымает она грозные бури.
   Прекрасна великая Гера, волоокая, лилейнорукая, из-под венца ее ниспадают
волной дивные кудри, властью и спокойным величием горят ее  очи.  Боги  чтут
Геру, чтит ее и муж, тучегонитель Зевс, и часто советуется с ней. Но нередки
и  ссоры  между Зевсом и Герой. Часто возражает Гера Зевсу и спорит с ним на
советах богов. Тогда гневается громовержец и грозит своей жене  наказаниями.
Умолкает  тогда  Гера  и  сдерживает  гнев.  Она помнит, как подверг ее Зевс
бичеванию, как сковал золотыми  цепями  и  повесил  между  землей  и  небом,
привязав к ее ногам две тяжелый наковальни.
   Могущественна  Гера,  нет  богини, равной ей по власти. Величественная, в
длинной роскошной одежде, сотканной самой Афиной, в  колеснице,  запряженной
двумя  бессмертными конями, съезжает она с Олимпа. Вся из серебра колесница,
из чистого золота колеса, а спицы их сверкают медью. Благоухание разливается
по земле там, где проезжает Гера. Все живое  склоняется  пред  ней,  великой
царицей Олимпа.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Часто  терпит  обиды  Гера  от  мужа  своего  Зевса. Так было, когда Зевс
полюбил прекрасную Ио и, чтобы скрыть ее от жены своей Геры, превратил Ио  в
корову. Но этим громовержец не спас Ио. Гера увидела белоснежную корову Ио и
потребовала  у  Зевса,  чтобы  он подарил ее ей. Зевс не мог отказать в этом
Гере. Гера же, завладев Ио,  отдала  ее  под  охрану  стоокому  Аргусу  [1].
Страдала  несчастная  Ио,  никому  не могла она поведать о своих страданиях;
обращенная в корову, она была лишена дара речи. Не знающий сна Аргус  стерег
Ио,  не  могла она скрыться от него. Зевс видел ее страдания. Призвав своего
сына Гермеса, он велел ему похитить Ио.

---------------------------------------------------------------
   [1] Стоокий Аргус -- олицетворение звездного неба.
---------------------------------------------------------------

   Быстро примчался Гермес на вершину той горы, где стерег стоокий страж Ио.
Он усыпил своими речами Аргуса. Лишь только сомкнулись  его  сто  очей,  как
выхватил  Гермес свой изогнутый меч и одним ударом отрубил Аргусу голову. Ио
была освобождена. Но и этим Зевс не спас  Ио  от  гнева  Геры.  Она  послала
чудовищного  овода.  Своим жалом овод гнал из страны в страну обезумевшую от
мучений несчастную страдалицу Ио.  Нигде  не  находила  она  себе  покоя.  В
бешеном беге неслась она все дальше и дальше, а овод летел за ней, поминутно
вонзая  в тело ее свое жало; жало овода жгло Ио, как раскаленное железо. Где
только не пробегала Но, в каких только странах  не  побывала  она!  Наконец,
после  долгих  скитаний,  достигла  она  в стране скифов, на крайнем севере,
скалы, к которой прикован был титан Прометей, Он предсказал несчастной,  что
только  в Египте избавится она от своих мук. Помчалась дальше гонимая оводом
Ио. Много мук перенесла она, много видела опасностей,  прежде  чем  достигла
Египта.  Там, на берегах благодатного Нила, Зевс вернул ей ее прежний образ,
и родился у нее сын Эпаф. Он  был  первым  царем  Египта  и  родоначальником
великого поколения героев, к которому принадлежал и величайший герой Греции,
Геракл.



---------------------------------------------------------------
   [1]  Аполлон  --  один  из  древнейших богов Греции. В его культе ясно
сохранились следы тотемизма. Так, например, в Аркадии поклонялись  Аполлону,
изображенному  в  виде  барана.  Первоначально Аполлон был богом, охраняющим
стада. Постепенно он все больше становился богом света.  Позднее  его  стали
считать  покровителем  переселенцев,  покровителем  основывающихся греческих
колоний, а затем покровителем искусства, поэзии и музыки. Поэтому и в Москве
на здании Большого академического театра стоит статуя  Аполлона  с  лирой  в
руках,  едущего  на  колеснице,  запряженной  четверкой  коней.  Кроме того,
Аполлон стал богом, предсказывающим будущее. Во всем древнем мире  славилось
его  святилище  в Дельфах, где жрица-пифия давала предсказания. Предсказания
эти, конечно, составляли жрецы, хорошо знавшие все, что делалось в Греции, и
составляли так, что их можно было толковать и в  ту,  и  в  другую  сторону.
Известно было в древности предсказание, данное в Дельфах царю Лидии Крезу во
время  его  войны  с Персией. Ему сказали: "Если ты перейдешь реку Галис, то
погубишь великое царство", но какое царство, свое или персидское,  этого  не
было сказано.
---------------------------------------------------------------



   Бог  света,  златокудрый  Аполлон,  родился  на  острове  Делос. Мать его
Латона, гонимая гневом богини  Геры,  нигде  не  могла  найти  себе  приюта.
Преследуемая  посланным Герой драконом Пифоном, она скиталась по всему свету
и наконец укрылась на Делосе, носившемся в  те  времена  по  волнах  бурного
моря.  Лишь только вступила Латона на Делос, как из морской пучины поднялись
громадные столбы и остановили этот пустынный остров. Он  стал  незыблемо  на
том  месте,  где  стоит  и  до  сих  пор.  Кругом  Делоса шумело море. Уныло
подымались скалы Делоса, обнаженные без малейшей растительности. Лишь  чайки
морские  находили приют на этих скалах и оглашали их своим печальным криком.
Но вот родился бог света Аполлон, и всюду разлились потоки яркого света. Как
золотом,  залили  они  скалы  Делоса.  Все  кругом  зацвело,  засверкало:  и
прибрежные  скалы, и гора Кинт, и долина, и море. Громко славили родившегося
бога собравшиеся на Делос богини, поднося ему амврозию и нектар. Вся природа
вокруг ликовала вместе с богинями.



   Юный, светозарный Аполлон понесся по  лазурному  небу  с  кифарой  [1]  в
руках,  с  серебряным  луком за плечами; золотые стрелы громко звенели в его
колчане. Гордый, ликующий, несся Аполлон  высоко  над  землей,  грозя  всему
злому,  всему порожденному мраком. Он стремился туда, где жил грозный Пифон,
преследовавший его мать Латону; он хотел отомстить ему за все  зло,  которое
тот ей причинил.

---------------------------------------------------------------
   [1]   Древнегреческий   струнный   музыкальный   инструмент,  подобный
лире.
---------------------------------------------------------------

   Быстро достиг Аполлон мрачного ущелья,  жилища  Пифона.  Кругом  высились
скалы,  уходя  высоко  в  небо. Мрак царил в ущелье. По дну его стремительно
несся, седой от пены, горный поток, а над потоком клубились  туманы.  Выполз
из  своего  логовища  ужасный  Пифон.  Громадное  тело его, покрытое чешуей,
извивалось меж скал бесчисленными кольцами. Скалы и горы дрожали от  тяжести
его  тела  и  сдвигались  с  места. Яростный Пифон все предавал опустошению,
смерть распространял он кругом. В ужасе бежали нимфы и все  живое.  Поднялся
Пифон,  могучий,  яростный,  раскрыл  свою  ужасную  пасть  и  уже готов был
поглотить златокудрого Аполлона.  Тогда  раздался  звон  тетивы  серебряного
лука,  как  искра  сверкнула в воздухе не знающая промаха золотая стрела, за
ней другая, третья; стрелы дождем посыпались на  Пифона,  и  он  бездыханный
упал   на  землю.  Громко  зазвучала  торжествующая  победная  песнь  (пэан)
златокудрого Аполлона, победителя Пифона, и вторили ей золотые струны кифары
бога. Аполлон зарыл в землю тело Пифона там, где стоят священные  Дельфы,  и
основал  в Дельфах святилище и оракул, чтобы прорицать в нем людям волю отца
своего Зевса.
   С высокого берега далеко в море Аполлон увидел корабль критских  моряков.
Под  видом  дельфина  бросился  он в синее море, настиг корабль и лучезарной
звездой взлетел из морских волн на  корму  его.  Аполлон  привел  корабль  к
пристани города Крисы [1] и через плодородную долину повел критских моряков,
играя  на  золотой  кифаре,  в  Дельфы.  Он сделал их первыми жрецами своего
святилища.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Светлый, радостный бог Аполлон знает и печаль, и его  постигло  горе.  Он
познал  горе  вскоре  после  победы над Пифоном. Когда Аполлон, гордый своей
победой, стоял над сраженным его стрелами чудовищем, он  увидел  около  себя
юного  бога  любви Эрота, натягивающего свой золотой лук. Смеясь, сказал ему
Аполлон:
   -- На что тебе, дитя,  такое  грозное  оружие?  Предоставь-ка  лучше  мне
посылать  разящие  золотые  стрелы,  которыми  я сейчас убил Пифона. Тебе ль
равняться славой со мной, стреловержцем?  Уж  не  хочешь  ли  ты  достигнуть
большей славы, чем я?
   Обиженный Эрот гордо ответил Аполлону:
   --  Стрелы  твои,  Феб-Аполлон,  не знают промаха, всех разят они, но моя
стрела поразит тебя.
   Эрот взмахнул своими золотыми крыльями  и  в  мгновение  ока  взлетел  на
высокий Парнас. Там вынул он из колчана две стрелы: одну -- ранящую сердце и
вызывающую  любовь,  ею  пронзил  он  сердце  Аполлона,  другую -- убивающую
любовь, ее пустил он в сердце нимфы Дафны, дочери речного бога Пенея.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Город  на  берегу  Коринфского  залива,  служивший  гаванью   для
Дельф.
---------------------------------------------------------------

   Встретил  как-то  прекрасную  Дафну  Аполлон и полюбил ее. Но лишь только
Дафна увидела златокудрого Аполлона, как с быстротою ветра пустилась бежать,
ведь стрела Эрота, убивающая любовь, пронзила ее сердце. Поспешил  ей  вслед
сребролукий бог.
   -- Стой, прекрасная нимфа, -- взывал Аполлон, -- зачем бежишь ты от меня,
словно  овечка,  преследуемая  волком,  Словно голубка, спасающаяся от орла,
несешься ты! Ведь я же не враг твой! Смотри, ты поранила ноги об острые шипы
терновника. О, погоди, остановись! Ведь я Аполлон, сын громовержца Зевса,  а
не простой смертный пастух,
   Но  все  быстрее  бежала  прекрасная Дафна. Как на крыльях, мчится за ней
Аполлон. Все ближе он. Вот сейчас настигнет! Дафна  чувствует  его  дыхание.
Силы оставляют ее. Взмолилась Дафна к отцу своему Пенею:
   --  Отец  Пеней, помоги мне! Расступись скорее, земля, и поглоти меня! О,
отнимите у меня этот образ, он причиняет мне одно страдание!
   Лишь только сказала она это, как тотчас онемели ее члены. Кора покрыла ее
нежное  тело,  волосы  обратились  в  листву,  а  руки,  поднятые  к   небу,
превратились  в ветви. Долго печальный стоял Аполлон пред лавром и, наконец,
промолвил:
   -- Пусть же венок лишь из твоей зелени украшает мою голову, пусть  отныне
украшаешь  ты  своими  листьями и мою кифару, и мой колчан. Пусть никогда не
вянет, о лавр, твоя зелень Стой же вечно зеленым!
   А лавр тихо зашелестел в ответ Аполлону своими густыми ветвями и, как  бы
в знак согласия, склонил свою зеленую вершину.



   Аполлон  должен был очиститься от греха пролитой крови Пифона. Ведь и сам
он очищает людей, совершивших убийство.  Он  удалился  по  решению  Зевса  в
Фессалию  к  прекрасному и благородному царю Адмету. Там пас он стада царя и
этой службой искупал свой  грех.  Когда  Аполлон  играл  средь  пастбища  на
тростниковой  флейте  или  на золотой кифаре, дикие звери выходили из лесной
чащи, очарованные его игрой. Пантеры и  свирепые  львы  мирно  ходили  среди
стад.  Олени и серны сбегались на звуки флейты. Мир и радость царили кругом.
Благоденствие вселилось в дом Адмета; ни у кого не было  таких  плодов,  его
кони и стада были лучшими во всей Фессалии. Все это дал ему златокудрый бог.
Аполлон помог Адмету получить руку дочери царя Иолка Пелия, Алкесты. Отец ее
обещал  отдать  ее  в  жены  лишь  тому,  кто  будет  в силах запрячь в свою
колесницу льва и  медведя.  Тогда  Аполлон  наделил  своего  любимца  Адмета
непоборимой  силой,  и он исполнил эту задачу Пелия. Аполлон служил у Адмета
восемь лет и, окончив срок своей искупающей грех службы, вернулся в Дельфы.
   Весну и лето живет Аполлон в Дельфах. Когда  же  наступает  осень,  вянут
цветы  и  листья  на  деревьях  желтеют,  когда  близка  уже  холодная зима,
покрывающая снегом  вершину  Парнаса,  тогда  Аполлон  на  своей  колеснице,
запряженной  белоснежными  лебедями,  уносится  в  не  знающую  зимы  страну
гипербореев, в страну вечной весны. Там живет он всю зиму.  Когда  же  вновь
зазеленеет все в Дельфах, когда под живящим дыханием весны распустятся цветы
и  пестрым  ковром  покроют  долину  Крисы,  возвращается  на  лебедях своих
златокудрый Аполлон в Дельфы прорицать людям волю громовержца Зевса. Тогда в
Дельфах  празднуют   возвращение   бога-прорицателя   Аполлона   из   страны
гипербореев.  Всю весну и лето живет он в Дельфах, посещает он и родину свою
Делос, где у него тоже есть великолепное святилище.



   Весной и летом на склонах лесистого Геликона, там, где таинственно журчат
священные воды источника Гиппокрены, и на  высоком  Парнасе,  у  чистых  вод
Кастальского   родника,  Аполлон  водит  хоровод  с  девятью  музами.  Юные,
прекрасные музы, дочери  Зевса  и  Мнемосины  [1],  --  постоянные  спутницы
Аполлона.  Он  предводительствует хором муз и сопровождает их пение игрой на
своей золотой кифаре. Величаво идет Аполлон  впереди  хора  муз,  увенчанный
лавровым  венком,  за ним следуют все девять муз: Каллиопа -- муза эпической
поэзии, Эвтерпа -- муза лирики, Эрато -- муза любовных песен, Мельпомена  --
муза  трагедии,  Талия  --  муза комедии, Терпсихора -- муза танцев, Клио --
муза истории, Урания -- муза  астрономии  и  Полигимния  --  муза  священных
гимнов. Торжественно гремит их хор, и вся природа, как зачарованная, внимает
их божественному пению.

---------------------------------------------------------------
   [1] Богиня памяти.
---------------------------------------------------------------

   Когда  же Аполлон в сопровождении муз появляется в сонме богов на светлом
Олимпе и раздаются звуки его кифары и пение  муз,  тогда  замолкает  все  на
Олимпе.  Забывает  Арес  о  шуме  кровавых  битв, не сверкает молния в руках
тучегонителя Зевса, боги  забывают  раздоры,  мир  и  тишина  воцаряются  на
Олимпе. Даже орел Зевса опускает свои могучие крылья и закрывает свои зоркие
очи,  не  слышно  его  грозного  клекота,  он тихо дремлет на жезле Зевса. В
полной тиши торжественно звучат струны кифары  Аполлона.  Когда  же  Аполлон
весело  ударяет  по  золотым  струнам кифары, тогда светлый, сияющий хоровод
движется в пиршественном зале богов. Музы, хариты, вечно юная Афродита, Арес
с Гермесом --  все  участвуют  в  веселом  хороводе,  а  впереди  всех  идет
величественная  дева, сестра Аполлона, прекрасная Артемида. Залитые потоками
золотого света, пляшут юные боги под звуки кифары Аполлона.



   Грозен далекоразящий Аполлон в своем гневе, и не знают тогда  пощады  его
золотые  стрелы.  Многих поразили они. От них погибли гордые своей силой, не
желавшие никому подчиняться сыновья  Алоэя,  От  и  Эфиальт.  Уже  в  раннем
детстве  славились  они  своим  громадным  ростом,  своей силой и не знающей
преград храбростью. Будучи еще юношами, стали грозить богам-олимпийцам От  и
Эфиальт:
   --  О,  дайте  нам  только возмужать, дайте только достигнуть полной меры
нашей сверхъестественной силы. Мы нагромоздим  тогда  одну  на  другую  горы
Олимп,  Пелион  и Оссу [1] и взойдем по ним на небо. Мы похитим тогда у вас,
олимпийцы, Геру и Артемиду.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Величайшие  горы  в  Греции  на  побережье  Эгейского   моря,   в
Фессалии.
---------------------------------------------------------------

   Так,  подобно  титанам,  грозили олимпийцам непокорные сыновья Алоэя. Они
исполнили бы свою угрозу. Ведь сковали же они  цепями  грозного  бога  войны
Ареса,  целых  тридцать  месяцев  томился  он в медной темнице. Долго бы еще
томился ненасытный бранью Арес в плену, если бы не  похитил  его,  лишенного
сил,  быстрый  Гермес.  Могучи  были От и Эфиальт. Аполлон не снес их угроз.
Натянул  далекоразящий  бог  свой  серебряный  лук;  словно   искры-пламени,
сверкнули  в  воздухе  его  золотые  стрелы, и пали пронзенные стрелами От и
Эфиальт.



   Жестоко наказал Аполлон и фригийского сатира Марсия  за  то,  что  Марсий
осмелился  состязаться  с  ним  в  музыке. Кифаред [1] Аполлон не снес такой
дерзости. Однажды,  блуждая  по  полям  Фригии,  Марсий  нашел  тростниковую
флейту.  Ее бросила богиня Афина, заметив, что игра на изобретенной ею самой
флейте обезображивает ее божественно прекрасное лицо.  Афина  прокляла  свое
изобретение и сказала:

---------------------------------------------------------------
   [1] То есть играющий на кифаре.
---------------------------------------------------------------

   -- Пусть же жестоко будет наказан тот, кто подымет эту флейту.
   Ничего  не  зная  о том, что сказала Афина, Марсий поднял флейту и вскоре
научился так хорошо играть на ней, что все заслушивались  этой  незатейливой
музыкой.  Марсий  возгордился и вызвал самого покровителя музыки Аполлона на
состязание.
   Аполлон явился на вызов в длинной пышной хламиде, в лавровом  венке  и  с
золотой кифарой в руках.
   Каким ничтожным казался перед величественным, прекрасным Аполлоном житель
лесов  и  полей  Марсий  со  своей жалкой тростниковой флейтой! Разве мог он
извлечь из флейты такие дивные звуки, какие слетали с золотых  струн  кифары
предводителя  муз  Аполлона! Победил Аполлон. Разгневанный вызовом, он велел
повесить за руки несчастного Марсия  и  содрать  с  него  живого  кожу.  Так
поплатился  Марсий  за свою смелость. А кожу Марсия повесили в гроте у Келен
во Фригии и рассказывали потом, что она всегда  начинала  двигаться,  словно
танцевала,  когда  долетали  в  грот звуки фригийской тростниковой флейты, и
оставалась неподвижной, когда раздавались величавые звуки кифары.



   Но не только мстителем является Аполлон, не только гибель шлет он  своими
золотыми  стрелами;  он  врачует  болезни.  Сын  же Аполлона Асклепий -- бог
врачей и врачебного искусства. Мудрый кентавр  Хирон  воспитал  Асклепия  на
склонах  Пелиона.  Под его руководством Асклепий стал таким искусным врачом,
что превзошел даже своего учителя Хирона. Асклепий  не  только  исцелял  все
болезни,  но  даже  умерших  возвращал к жизни. Этим прогневал он властителя
царства умерших Аида и громовержца Зевса, так как нарушил закон  и  порядок,
установленный  Зевсом  на  земле.  Разгневанный  Зевс  метнул  свою молнию и
поразил Асклепия. Но люди обожествили сына Аполлона как  бога-целителя.  Они
воздвигли  ему  много  святилищ  и среди них знаменитое святилище Асклепия в
Эпидавре.
   По всей Греции чтили Аполлона. Греки почитали его как бога  света,  бога,
очищающего  человека  от скверны пролитой крови, как бога, прорицающего волю
отца его  Зевса,  карающего,  насылающего  болезни  и  исцеляющего  их.  Его
почитали   юноши-греки   как  своего  покровителя.  Аполлон  --  покровитель
мореходства, он помогает  основанию  новых  колоний  и  городов.  Художники,
поэты, певцы и музыканты стоят под особым покровительством предводителя хора
муз,  Аполлона-кифареда.  Аполлон  равен  самому  Зевсу-громовержцу  по тому
поклонению, которое воздавали ему греки.



---------------------------------------------------------------
   [1] Артемида (у римлян Диана) -- одна из древнейших богинь Греции. Как
можно  предполагать,  Артемида  --  богиня-охотница  --  первоначально  была
покровительницей  животных,  как  домашних,  так  и  диких.  Сама Артемида в
древнейшее время изображалась иногда в виде животного, например,  медведицы.
Так  изображалась  Артемида  брауронская  в  Аттике, недалеко от Афин. Затем
Артемида  становится  богиней  охранительницей  матери  во  время   рождения
ребенка,  дающей  благополучные  роды,  Как сестра Аполлона, бога света, она
считалась также богиней луны и  отождествлялась  с  богиней  Селеной.  Культ
Артемиды -- один из распространенных в Греции. Знаменит был ее храм в городе
Эфесе (Артемида эфесская).
---------------------------------------------------------------

   Вечно  юная,  прекрасная  богиня родилась на Делосе в одно время с братом
своим, златокудрым Аполлоном. Они близнецы. Самая  искренняя  любовь,  самая
тесная  дружба  соединяют  брата  и  сестру.  Глубоко  любят они и мать свою
Латону.
   Всем дает жизнь Артемида. Она заботится обо всем, что живет  на  земле  и
растет  в  лесу  и  в  поле Заботится она о диких зверях, о стадах домашнего
скота  и  о  людях.  Она  вызывает  рост  трав,  цветов  и   деревьев,   она
благословляет  рождение,  свадьбу  и брак. Богатые жертвы приносят греческие
женщины славной дочери Зевса Артемиде, благославляющей и  дающей  счастье  в
браке, исцеляющей и насылающей болезни.
   Вечно  юная,  прекрасная,  как  ясный  день,  богиня  Артемида, с луком и
колчаном за плечами, с копьем охотника в руках, весело охотится  в  тенистых
лесах  и  залитых  солнцем  полях. Шумная толпа нимф сопровождает ее, а она,
величественная, в короткой одежде охотницы, доходящей лишь до колен,  быстро
несется  по лесистым склонам гор. Не спастись от ее не знающих промаха стрел
ни пугливому оленю, ни робкой лани, ни разъяренному кабану, скрывающемуся  в
зарослях камыша. За Артемидой спешат ее спутницы-нимфы. Веселый смех, крики,
лай  своры  собак далеко раздаются в горах, и отвечает им громко горное эхо.
Когда же утомится богиня на охоте, то  спешит  она  с  нимфами  в  священные
Дельфы,  к  любимому  брату,  стреловержцу  Аполлону.  Там отдыхает она. Под
божественные звуки золотой кифары Аполлона водит она  хороводы  с  музами  и
нимфами.  Впереди  всех  идет в хороводе Артемида, стройная, прекрасная; она
прекраснее всех нимф и муз  и  выше  их  на  целую  голову.  Любит  отдыхать
Артемида  и  в  дышащих  прохладой,  увитых  зеленью гротах, вдали от взоров
смертных. Горе тому, кто нарушает покой ее. Так погиб  и  юный  Актеон,  сын
Автонои, дочери фиванского царя Кадма.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Однажды  охотился  Актеон  со  своими товарищами в лесах Киферона. Настал
жаркий полдень. Утомленные охотники расположились на отдых  в  тени  густого
леса,  а  юный  Актеон,  отделившись от них, пошел искать прохлады в долинах
Киферона. Вышел он на зеленую, цветущую  долину  Гаргафию  [1],  посвященную
богине  Артемиде.  Пышно  разрослись  в  долине  платаны, мирты и пихты; как
темные стрелы высились на ней стройные кипарисы, а  зеленая  трава  пестрела
цветами.  Прозрачный  ручей  журчал  в  долине. Всюду царила тишина, покой и
прохлада. В крутом склоне горы увидел Актеон прелестный грот,  весь  обвитый
зеленью.  Он  пошел  к  этому  гроту,  не зная, что грот часто служит местом
отдыха дочери Зевса, Артемиде.

---------------------------------------------------------------
   [1] Долина в Беотии с одноименным  родником,  от  которого  через  всю
долину протекал ручей.
---------------------------------------------------------------

   Когда  Актеон подошел к гроту, туда только что вошла Артемида. Она отдала
лук и стрелы одной из нимф и готовилась к  купанью.  Нимфы  сняли  с  богини
сандалии,  волосы  завязали  узлом,  и  уже  хотели  идти к ручью зачерпнуть
студеной воды, как у входа в грот показался Актеон. Громко вскрикнули нимфы,
увидав входящего Актеона. Они окружили Артемиду,  они  хотят  скрыть  ее  от
взора смертного. Подобно тому как пурпурным огнем зажигает облака восходящее
солнце,  так зарделось краской гнева лицо богини, гневом сверкнули ее очи, и
еще прекраснее стала она. Разгневалась на то Артемида, что Актеон нарушил ее
покой, в гневе Артемида превратила несчастного Актеона в стройного оленя.
   Ветвистые рога выросли на голове Актеона. Ноги и руки обратились  в  ноги
оленя.  Вытянулась  его  шея,  заострились уши, пятнистая шерсть покрыла все
тело. Пугливый олень обратился  в  поспешное  бегство.  Увидел  Актеон  свое
отражение  в  ручье.  Он хочет воскликнуть: "О, горе!" -- но нет у него дара
речи. Слезы покатились у него из глаз  --  но  из  глаз  оленя.  Лишь  разум
человека сохранился у него. Что делать ему? Куда бежать?
   Собаки  Актеона  почуяли  след  оленя;  они  не узнали своего хозяина и с
яростным лаем бросились за ним.
   Через долины по ущельям Киферона, по стремнинам гор, через леса  и  поля,
как ветер, несся прекрасный олень, закинув на спину ветвистые рога, а за ним
мчались  собаки. Все ближе и ближе собаки, вот они настигли его, и их острые
зубы впились в тело несчастного Актеона-оленя. Хочет  крикнуть  Актеон:  "О,
пощадите!  Ведь  это я, Актеон, ваш хозяин!" -- но только стон вырывается из
груди оленя, и слышится в этом стоне звук голоса человека.  Упал  на  колени
олень-Актеон. Скорбь, ужас и мольба видны в его глазах. Неизбежна гибель, --
рвут его тело на части рассвирепевшие псы.
   Подоспевшие  товарищи  Актеона  жалели,  что  нет  его  с  ними при таком
счастливом лове. Дивного оленя затравили собаки. Не знали товарищи  Актеона,
кто  этот  олень.  Так  погиб  Актеон,  нарушивший  покой  богини  Артемиды,
единственный из смертных, видевший небесную красоту дочери громовержца Зевса
и Латоны.



---------------------------------------------------------------
   [1] Афина (у римлян Минерва) -- одна  из  наиболее  почитаемых  богинь
Греции:   играла   большую   роль  в  греческом  народном  эпосе.  Афина  --
хранительница городов. В гомеровской Трое была статуя Афины, якобы упавшая с
неба, так называемый палладиум: считалось, что она охраняет Трою.  С  ростом
греческой культуры Афина стала также и покровительницей науки.
---------------------------------------------------------------



   Самим  Зевсом  рождена  была богиня Афина-Паллада. Зевс-громовержец знал,
что у богини разума, Метис, будет двое детей: дочь Афина и сын  необычайного
ума  и силы. Мойры, богини судьбы, открыли Зевсу тайну, что сын богини Метис
свергнет его с престола и отнимет у него власть над миром. Испугался великий
Зевс. Чтобы избежать грозной судьбы, которую сулили ему  мойры,  он,  усыпив
богиню  Метис ласковыми речами проглотил ее, прежде чем у нее родилась дочь,
богиня Афина. Через некоторое  время  почувствовал  Зевс  страшную  головную
боль. Тогда он призвал своего сына Гефеста и приказал разрубить себе голову,
чтобы  избавиться  от  невыносимой  боли  и  шума  в голове. Взмахнул Гефест
топором, мощным ударом расколол череп Зевсу, не повредив  его,  и  вышла  на
свет  из  головы  громовержца  могучая  воительница, богиня Афина-Паллада. В
полном вооружении, в блестящем шлеме, с копьем и щитом  предстала  она  пред
изумленными  очами  богов-олимпийцев.  Грозно  потрясла она своим сверкающим
копьем. Воинственный  клич  ее  раскатился  далеко  по  небу,  и  до  самого
основания  потрясся  светлый  Олимп.  Прекрасная, величественная, стояла она
перед богами. Голубые глаза Афины горели  божественной  мудростью,  вся  она
сияла  дивной,  небесной,  мошной красотой. Славили боги рожденную из головы
отца-Зевса любимую дочь его, защитницу городов, богиню  мудрости  и  знания,
непобедимую воительницу Афину-Палладу.
   Афина  покровительствует  героям  Греции,  дает  им  свои полные мудрости
советы и помогает им, непоборимая, во время опасности.  Она  хранит  города,
крепости  и  их  стены.  Она дает мудрость и знание, учит людей искусствам и
ремеслам. И девушки Греции чтут Афину за то,  что  она  учит  их  рукоделию.
Никто из смертных и богинь не может превзойти Афину в искусстве ткать. Знают
все,  как  опасно  состязаться  с ней в этом, знают, как поплатилась Арахна,
дочь Идмона, хотевшая быть выше Афины в этом искусстве.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   На всю Лидию [1] славилась  Арахна  своим  искусством.  Часто  собирались
нимфы  со  склонов  Тмола  и  с  берегов  златоносного Пактола любоваться ее
работой. Арахна пряла из нитей,  подобных  туману,  ткани,  прозрачные,  как
воздух. Гордилась она, что нет ей равной на свете в искусстве ткать. Однажды
воскликнула она:

---------------------------------------------------------------
   [1]  Государство  в  Малой  Азии,  разгромленное персами в VI в. до н.
э.
---------------------------------------------------------------

   -- Пусть приходит сама Афина-Паллада состязаться со мной! Не победить  ей
меня; не боюсь я этого.
   И вот под видом седой, сгорбленной старухи, опершейся на посох, предстала
перед Арахной богиня Афина и сказала ей:
   --  Не одно зло несет с собой, Арахна, старость: годы несут с собой опыт.
Послушайся моего совета: стремись превзойти лишь смертных своим  искусством.
Не вызывай богиню на состязание. Смиренно моли ее простить тебя за надменные
слова, Молящих прощает богиня.
   Арахна  выпустила из рук тонкую пряжу; гневом сверкнули ее очи. Уверенная
в своем искусстве, смело ответила она:
   -- Ты неразумна,  старуха,  Старость  лишила  тебя  разума.  Читай  такие
наставления  твоим  невесткам  и  дочерям, меня же оставь в покое. Я сумею и
сама дать себе совет. Что я сказала, то пусть и будет. Что же не идет Афина,
отчего не хочет она состязаться со мной?
   -- Я здесь, Арахна! -- воскликнула богиня, приняв свой настоящий образ.
   Нимфы и лидийские женщины низко склонились пред любимой дочерью  Зевса  и
славили  ее.  Одна  лишь  Арахна  молчала.  Подобно  тому  как  алым  светом
загорается  ранним  утром  небосклон,  когда  взлетает  на  небо  на   своих
сверкающих  крыльях  розоперстая  Заря-Эос, так зарделось краской гнева лицо
Афины. Стоит на  своем  решении  Арахна,  по-прежнему  страстно  желает  она
состязаться с Афиной. Она не предчувствует, что грозит ей скорая гибель.
   Началось  состязание.  Великая  богиня  Афина  выткала на своем покрывале
посередине величественный афинский Акрополь, а на нем изобразила свой спор с
Посейдоном за власть над Аттикой. Двенадцать светлых богов Олимпа,  а  среди
них  отец  ее,  Зевс-громовержец,  сидят  как  судьи  в  этом  споре. Поднял
колебатель земли Посейдон свой трезубец, ударил им в скалу, и хлынул соленый
источник из бесплодной скалы. А Афина в шлеме, с щитом и  в  эгиде  потрясла
своим  копьем  и  глубоко  вонзила  его  в землю. Из земли выросла священная
олива. Боги присудили победу Афине, признав ее дар Аттике  за  более  ценный
[1].  По  углам  изобразила богиня, как карают боги людей за непокорность, а
вокруг выткала венок  из  листьев  оливы.  Арахна  же  изобразила  на  своем
покрывале  много  сцен  из  жизни  богов,  в  которых боги являются слабыми,
одержимыми человеческими  страстями.  Кругом  же  выткала  Арахна  венок  из
цветов,  перевитых  плющом.  Верхом  совершенства была работа Арахны, она не
уступала по красоте работе Афины, но в изображениях ее видно было неуважение
к богам, даже презрение. Страшно разгневалась Афина,  она  разорвала  работу
Арахны  и  ударила  ее  челноком. Несчастная Арахна не перенесла позора; она
свила веревку, сделала петлю и повесилась. Афина освободила из петли  Арахну
и сказала ей:

---------------------------------------------------------------
   [1]  Сцена  спора Афины с Посейдоном была изображена на фронтоне храма
Парфенона в Афинах знаменитым греческим скульптором Фидием (V в до н. э.); в
сильно поврежденном виде фронтон сохранился до нашего времени.
---------------------------------------------------------------

   -- Живи, непокорная. Но ты будешь вечно висеть и  вечно  ткать,  и  будет
длиться это наказанье и в твоем потомстве.
   Афина  окропила  Арахну  соком волшебной травы, и тотчас тело ее сжалось,
густые волосы упали с головы, и обратилась она в паука.  С  той  поры  висит
паук-Арахна в своей паутине и вечно ткет ее, как ткала при жизни.



---------------------------------------------------------------
   [2] Гермес (у римлян Меркурий) -- один из древнейших богов Греции; был
первоначально богом -- покровителем стад, его изображали иногда с бараном на
руках.  В  гомеровском эпосе Гермес прежде всего посланник богов и проводник
душ   умерших   в   подземное   царства   Аида.   Гермес   --    покровитель
путешественников;   с   развитием   торговли   Гермес  становится  богом  --
покровителем  торговли,  а  следовательно,  изворотливости,  обмана  и  даже
воровства.  Кроме  того,  Гермес  --  покровитель  юношества,  атлетов,  бог
гимнастики; его статуи ставились в палестрах и гимнасиях --  учреждениях,  в
которых  обучали  борьбе, кулачному бою, бросанью диска, бегу, прыганью и т.
д. После завоевания Александром Македонским всей персидской  державы  (конец
IV  в.  до  н.  э.),  когда в Азии и Египте возникают греческие государства,
Гермес отождествляется с египетским богом науки и магии Татом  и  становится
также  богом  магии  и  астрологии  (т. е. гадания по звездам); его начинают
называть богом Гермесом трижды величайшим.
---------------------------------------------------------------

   В гроте горы Киллены в Аркадии родился сын  Зевса  и  Майи,  бог  Гермес,
посланник  богов. С быстротой мысли переносится он с Олимпа на самый дальний
край света в своих крылатых сандалиях, с  жезлом-кадуцеем  в  руках.  Гермес
охраняет  пути,  и  посвященные ему гермы [1] можно видеть поставленными при
дорогах, на перекрестках и у входов  в  дома  всюду  в  древней  Греции.  Он
покровительствует путникам в путешествии при жизни, он же ведет души умерших
в  их  последний  путь  --  в печальное царство Аида. Своим волшебным жезлом
смыкает он глаза людей и погружает их в сон. Гермес -- бог покровитель путей
и путников и бог торговых сношений и торговли. Он дает в  торговле  барыш  и
посылает  людям  богатство.  Гермес  изобрел  и  меры, и числа, и азбуку, он
обучил всему этому  людей.  Он  же  и  бог  красноречия,  вместе  с  тем  --
изворотливости и обмана. Никто не может превзойти его в ловкости, хитрости и
даже  в  воровстве, так как он необычайно ловкий вор. Это он украл однажды в
шутку у Зевса его скипетр, у Посейдона -- трезубец, у  Аполлона  --  золотые
стрелы и лук, а у Ареса -- меч.

---------------------------------------------------------------
   [1] Каменные столбы, наверху которых высекалась голова Гермеса.
---------------------------------------------------------------



   Едва  родился  Гермес  в  прохладном  гроте  Киллены, как он уже замыслил
первую свою проделку. Он  решил  похитить  коров  у  сребролукого  Аполлона,
который  пас в это время стада богов в долине Пиэрии, в Македонии. Тихонько,
чтобы не заметила мать, выбрался Гермес из пеленок, выпрыгнул из колыбели  и
прокрался  к выходу из грота. У самого грота он увидал черепаху, поймал ее и
из  щита  черепахи  и  трех  веток  сделал  первую  лиру,  натянув  на   нее
сладкозвучные  струны.  Тайком  вернулся Гермес в грот, спрятал лиру в своей
колыбели, а сам опять ушел и быстро, как ветер, понесся  в  Пиэрию.  Там  он
похитил  из  стада Аполлона пятнадцать коров, привязал к их ногам тростник и
ветки,  чтобы  замести  след,  и  быстро  погнал  коров  по  направлению   к
Пелопоннесу.  Когда  Гермес  уже  поздно вечером гнал коров через Беотию, он
встретил старика, работавшего в своем винограднике.
   -- Возьми себе одну из этих коров, -- сказал ему Гермес, -- только никому
не рассказывай, что видел, как я прогнал здесь коров.
   Старик, обрадованный щедрым подарком, дал  слово  Гермесу  молчать  и  не
показывать  никому, куда тот погнал коров. Гермес пошел дальше. Но он отошел
еще недалеко, как ему захотелось испытать старика, -- сдержит ли  он  данное
слово.  Спрятав коров в лесу и изменив свой вид, вернулся он назад и спросил
старика:
   -- Скажи-ка, не прогонял ли тут мальчик коров? Если ты мне укажешь,  куда
он их прогнал, я дам тебе быка и корову.
   Недолго колебался старик, сказать или нет, очень уж хотелось ему получить
еще  быка  и корову, и он показал Гермесу, куда угнал мальчик коров. Страшно
рассердился Гермес на старика за то, что он не  сдержал  слова,  и  в  гневе
превратил  его  в  немую  скалу,  чтобы  вечно  молчал он и помнил, что надо
держать данное слово.
   После этого вернулся Гермес  за  коровами  я  быстро  погнал  их  дальше.
Наконец,  пригнал  он их в Пилос. Двух коров принес он в жертву богам, потом
уничтожил все следы жертвоприношения, а оставшихся коров спрятал  в  пещере,
введя их в нее задом, чтобы следы коров вели не в пещеру, а из нее.
   Сделав все это, Гермес спокойно вернулся в грот к матери своей Майе и лег
потихоньку в колыбель, завернувшись в пеленки.
   Но Майя заметила отсутствие своего сына. Она с упреком сказала ему:
   -- Плохое замыслил ты дело. Зачем похитил ты коров Аполлона? Разгневается
он. Ведь ты знаешь как грозен в гневе своем Аполлон. Разве ты не боишься его
разящих без промаха стрел?
   --  Не  боюсь  я  Аполлона,  --  ответил  матери  Гермес,  --  пусть себе
гневается. Если он вздумает обидеть тебя или меня, то я в отместку разграблю
все его святилище в Дельфах, украду все его треножники,  золото,  серебро  и
одежды.
   А  Аполлон  уже заметил пропажу коров и пустился их разыскивать. Он нигде
не мог их найти. Наконец, вещая птица привела его в Пилос, но и там не нашел
своих коров златокудрый Аполлон. В пещеру же, где были спрятаны  коровы,  он
не вошел, -- ведь следы вели не в пещеру, а из нее.
   Наконец,  после  долгих  бесплодных  поисков,  пришел  он  к  гроту Майи.
Заслышав приближение Аполлона, Гермес еще глубже забрался в свою колыбель  и
плотнее  завернулся  в  пеленки.  Разгневанный  Аполлон  вошел в грот Майи и
увидал, что Гермес с  невинным  лицом  лежит  в  своей  колыбели.  Он  начал
упрекать  Гермеса  за  кражу  коров  и  требовал, чтобы он вернул их ему, но
Гермес от всего отрекался. Он уверял Аполлона, что и не думал красть у  него
коров и совершенно не знает, где они.
   --  Послушай, мальчик! -- воскликнул в гневе Аполлон, -- я свергну тебя в
мрачный Тартар, и не спасет тебя ни отец, ни мать, если ты  не  вернешь  мне
моих коров.
   --  0,  сын Латоны! -- ответил Гермес. -- Не видал я, не знаю и от других
не слыхал о твоих коровах. Разве этим я занят -- другое теперь у меня  дело,
другие  заботы.  Я забочусь лишь о сне, молоке матери да моих пеленках. Нет,
клянусь, я даже не видел вора твоих коров.
   Как  не  сердился  Аполлон,  он  ничего  не  мог  добиться  от   хитрого,
изворотливого  Гермеса. Наконец, златокудрый бог вытащил из колыбели Гермеса
и заставил его идти в пеленках к отцу их Зевсу, чтобы  тот  решил  их  спор.
Пришли оба бога на Олимп. Как ни изворачивался Гермес, как не хитрил, все же
Зевс велел ему отдать Аполлону похищенных коров.
   С  Олимпа  повел Гермес Аполлона в Пилос, захватив по дороге сделанную им
из щита черепахи лиру. В  Пилосе  он  показал,  где  спрятаны  коровы.  Пока
Аполлон  выгонял коров из пещеры, Гермес сел около нее на камне и заиграл на
лире. Дивные звуки огласили долину и песчаный берег моря. Изумленный Аполлон
с восторгом слушал игру Гермеса. Он отдал Гермесу  за  его  лиру  похищенных
коров,  --  так  пленили  его звуки лиры. А Гермес, чтобы забавляться, когда
будет пасти коров, изобрел себе свирель [1], столь любимую пастухами Греции.

---------------------------------------------------------------
   [1] Музыкальный духовой инструмент, состоящий  из  семи  разной  длины
тростниковых трубочек, связанных друг с другом.
---------------------------------------------------------------

   Изворотливый,  ловкий,  носящийся  быстро, как мысль, по свету прекрасный
сын Майи и Зевса,  Гермес,  уже  в  раннем  детстве  своем  доказавший  свою
хитрость  и  ловкость, служил также и олицетворением юношеской силы. Всюду в
палестрах [2] стояли его статуи. Он бог молодых атлетов. Его  призывали  они
перед борьбой и состязаниями в быстром беге.

---------------------------------------------------------------
   [2] В античной Греции существовали, главным образом при школах, особые
площадки,   окруженные   часто  колоннами,  на  которых  обучали  физическим
упражнениям,  борьбе,  кулачному  бою  и  т.  п.  Такие  площадки   называли
палестрами.
---------------------------------------------------------------

   Кто только не чтил Гермеса в древней Греции: и путник, и оратор. и купец,
и атлет, и даже воры.



---------------------------------------------------------------
   [3]  Арес  (у  римлян Марс) -- бог войны, несущий гибель и разрушение,
древнегреческий идеал храброго  воина.  Он  сравнительно  с  другими  богами
Греции  пользовался  меньшим  почетом.  Это сказывается и в том, что сам бог
Зевс,  по  словам  греков,  недолюбливает  своего  сына   Ареса,   постоянно
затевающего  раздоры,  губящего  людей  и  радующегося, когда во время битвы
рекой льется людская кровь.

   [4] У римлян Афродита -- Венера; Эрот -- Амур или Купидон; Гименей  --
бог брака.
---------------------------------------------------------------



   Бог  войны, неистовый Арес, -- сын громовержца Зевса и Геры. Не любит его
Зевс. Часто говорит он своему сыну, что он самый ненавистный ему среди богов
Олимпа. Зевс не любит сына за его кровожадность. Не будь Арес его сыном,  он
давно  низверг  бы  его  в  мрачный Тартар, туда, где томятся титаны. Сердце
свирепого Ареса радуют только жестокие битвы. Неистовый,  носится  он  средь
грохота  оружия,  криков  и  стонов  битвы  между сражающимися, в сверкающем
вооружении, с громадным щитом. Следом за ним несутся его сыновья,  Деймос  и
Фобос -- ужас и страх, а рядом с ними богиня раздора Эрида и сеющая убийства
богиня  Энюо.  Кипит,  грохочет  битва; ликует Арес; со стоном падают воины.
Торжествует Арес, когда сразит своим ужасным мечом воина и хлынет  на  землю
горячая  кровь.  Без  разбора  разит он и направо и налево; груда тел вокруг
жестокого бога.
   Свиреп, неистов, грозен Арес, но победа не всегда сопутствует ему.  Часто
приходится   Аресу   уступать  на  поле  битвы  воинственной  дочери  Зевса,
Афине-Палладе. Побеждает она Ареса мудростью  и  спокойным  сознанием  силы.
Нередко  и  смертные  герои  одерживают  верх  над Аресом, особенно, если им
помогает светлоокая Афина-Паллада. Так поразил  Ареса  медным  копьем  герой
Диомед  под  стенами  Трои.  Сама  Афина  направила удар. Далеко разнесся по
войску троянцев и греков ужасный крик раненого  бога.  Словно  десять  тысяч
воинов  вскрикнули  сразу,  вступая  в  яростную битву, так закричал от боли
покрытый медными доспехами Арес. Вздрогнули  в  ужасе  греки  и  троянцы,  а
неистовый  Арес  понесся,  окутанный  мрачным  облаком,  покрытый  кровью, с
жалобами на Афину к отцу своему Зевсу. Но отец  Зевс  не  стал  слушать  его
жалоб.  Он  не  любит  своего  сына,  которому приятны лишь распри, битвы да
убийства.
   Если даже жена Ареса,  прекраснейшая  из  богинь  Афродита,  приходит  на
помощь  своему  мужу,  когда  он  в  пылу битвы встретится с Афиной, и тогда
выходит победительницей любимая дочь громовержца  Зевса.  Воительница  Афина
одним ударом повергает на землю прекрасную богиню любви Афродиту. Со слезами
возносится  на  Олимп  вечно  юная,  дивно  прекрасная  Афродита, а вслед ей
раздается торжествующий смех и несутся насмешки Афины.



---------------------------------------------------------------
   [1] Афродита -- первоначально была богиней неба, посылающей  дождь,  а
также,  по-видимому,  и богиней моря. На мифе об Афродите и ее культе сильно
сказалось восточное  влияние,  главным  образом  культа  финикийской  богини
Астарты. Постепенно Афродита становится богиней любви. Бог любви Эрот (Амур)
-- ее сын.
---------------------------------------------------------------

   Не изнеженной, ветреной богине Афродите вмешиваться в кровавые битвы. Она
будит в сердцах богов и смертных любовь. Благодаря этой власти она царит над
всем миром.
   Никто  не  может избежать ее власти, даже боги. Только воительница Афина,
Гестия и Артемида не подчинены ее могуществу. Высокая, стройная,  с  нежными
чертами  лица,  с  мягкой  волной  золотых  волос,  как  венец лежащих на ее
прекрасной голове, Афродита олицетворение божественной красоты и неувядаемой
юности. Когда она идет, в блеске  своей  красоты,  в  благоухающих  одеждах,
тогда  ярче  светит  солнце, пышнее цветут цветы. Дикие лесные звери бегут к
ней из чащи леса; к ней стаями слетаются птицы,  когда  она  идет  по  лесу.
Львы,  пантеры,  барсы и медведи кротко ласкаются к ней. Спокойно идет среди
диких зверей Афродита, гордая своей лучезарной красотой. Ее спутницы  Оры  и
Хариты,  богини  красоты  к  грации,  прислуживают  ей. Они одевают богиню в
роскошные одежды, причесывают ее златые волосы, венчают ее голову сверкающей
диадемой.
   Около острова Киферы родилась Афродита, дочь Урана, из  белоснежной  пены
морских  волн.  Легкий,  ласкающий ветерок принес ее на остров Кипр [1]. Там
окружили юные Оры вышедшую из морских волн богиню любви. Они  облекли  ее  в
златотканую  одежду  и увенчали венком из благоухающих цветов. Где только не
ступала Афродита, там  пышно  разрастались  цветы.  Весь  воздух  полон  был
благоуханием.  Эрот  и  Гимерот  [2]  повели  дивную богиню на Олимп. Громко
приветствовали ее боги. С тех пор всегда живет  среди  богов  Олимпа  златая
Афродита, вечно юная, прекраснейшая из богинь.

---------------------------------------------------------------
   [1] По острову Кипру Афродиту часто называли Кипридой.

   [2] Гимерот -- бог страстной любви.
---------------------------------------------------------------



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Афродита  дарит счастье тому, кто верно служит ей. Так дала она счастье и
Пигмалиону, великому кипрскому художнику. Пигмалион ненавидел женщин  и  жил
уединенно,  избегая  брака.  Однажды  сделал  он из блестящей белой слоновой
кости статую девушки необычайной красоты. Как живая,  стояла  эта  статуя  в
мастерской  художника.  Казалось,  она  дышит,  казалось,  что  вот-вот  она
двинется,  пойдет  и  заговорит.  Целыми  часами  любовался  художник  своим
произведением  и  полюбил,  наконец,  созданную им самим статую. Он дарил ей
драгоценные ожерелья, запястья и  серьги,  одевал  ее  в  роскошные  одежды,
украшал голову венками цветов. Как часто шептал Пигмалион:
   --  О,  если бы ты была живая, если бы могла отвечать на мои речи, о, как
был бы я счастлив!
   Но статуя была нема.
   Наступили дни празднества в честь Афродиты. Пигмалион принес богине любви
в жертву белую телку с вызолоченными рогами; он простер к богине  руки  и  с
молитвой прошептал:
   --  О,  вечные  боги  и  ты,  златая  Афродита!  Если  вы можете дать все
молящему, то дайте мне жену, столь же прекрасную,  как  та  статуя  девушки,
которая сделана мной самим.
   Пигмалион  не  решился  просить  богов  оживить  его  статую,  он  боялся
прогневать такой просьбой богов-олимпийцев. Ярко вспыхнуло жертвенное  пламя
перед  изображением  богини любви Афродиты; этим богиня как бы давала понять
Пигмалиону, что боги услышала его мольбу.
   Вернулся художник домой. Он подошел к статуе, и, о, счастье, о,  радость:
статуя  ожила! Бьется ее сердце, в ее глазах светится жизнь. Так дала богиня
Афродита красавицу-жену Пигмалиону.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Но кто не чтит златую Афродиту, кто отвергает дары ее, кто противится  ее
власти, того немилосердно карает богиня любви. Так покарала она сына речного
бога  Кефиса  и нимфы Лаврионы, прекрасного, но холодного, гордого Нарцисса.
Никого не любил он, кроме одного себя, лишь себя считал достойным любви.
   Однажды, когда он заблудился в густом лесу во время  охоты,  увидала  его
нимфа  Эхо.  Нимфа  не  могла  сама  заговорить с Нарциссом. На ней тяготело
наказание богини Геры: молчать должна была нимфа Эхо, а отвечать на  вопросы
она  могла  лишь тем, что повторяла их последние слова. С восторгом смотрела
Эхо на стройного красавца-юношу,  скрытая  от  него  лесной  чащей.  Нарцисс
огляделся кругом, не зная, куда ему идти, и громко крикнул:
   -- Эй, кто здесь?
   -- Здесь! -- раздался громкий ответ Эхо.
   -- Иди сюда! -- крикнул Нарцисс.
   -- Сюда! -- ответила Эхо.
   С   изумлением  смотрит  прекрасный  Нарцисс  по  сторонам.  Никого  нет.
Удивленный этим, он громко воскликнул:
   -- Сюда, скорей ко мне!
   И радостно откликнулась Эхо.
   -- Ко мне!
   Протягивая руки, спешит к Нарциссу нимфа из леса, но гневно оттолкнул  ее
прекрасный юноша. Ушел он поспешно от нимфы и скрылся в темном лесу.
   Спряталась  в  лесной непроходимой чаще и отвергнутая нимфа, Она страдает
от любви к Нарциссу, никому не показывается и только печально отзывается  на
всякий возглас несчастная Эхо.
   А  Нарцисс остался по-прежнему гордым, самовлюбленным. Он отвергал любовь
всех.  Многих  нимф  сделала  несчастными  его  гордость.  И  раз  одна   из
отвергнутых им нимф воскликнула:
   -- Полюби же и ты, Нарцисс! И пусть не отвечает тебе взаимностью человек,
которого ты полюбишь!
   Исполнилось  пожелание  нимфы.  Разгневалась богиня любви Афродита на то,
что Нарцисс отвергает ее дары, и наказала его. Однажды весной во время охоты
Нарцисс подошел к ручью и захотел напиться студеной воды.  Еще  ни  разу  не
касались  вод  этого  ручья  ни  пастух, ни горные козы, ни разу не падала в
ручей сломанная ветка, даже  ветер  не  заносил  в  ручей  лепестков  пышных
цветов. Вода его была чиста и прозрачна. Как в зеркале, отражалось в ней все
вокруг: и кусты, разросшиеся по берегу, и стройные кипарисы, и голубое небо.
Нагнулся  Нарцисс к ручью, опершись руками на камень, выступавший из воды, и
отразился в ручье весь, во  всей  своей  красе.  Тут-то  постигла  его  кара
Афродиты.  В изумлении смотрит он на свое отражение в воде, и сильная любовь
овладевает им. Полными любви глазами он смотрит на свое изображение в  воде,
оно  манит его, зовет, простирает к нему руки. Наклоняется Нарцисс к зеркалу
вод, чтобы поцеловать свое отражение, но целует только студеную,  прозрачную
воду  ручья. Все забыл Нарцисс: он не уходит от ручья; не отрываясь любуется
самим собой. Он  не  ест,  не  пьет,  не  спит.  Наконец,  полный  отчаяния,
восклицает Нарцисс, простирая руки к своему отражению:
   --  0,  кто страдал так жестоко! Нас разделяют не горы, не моря, а только
полоска воды, и все же не можем быть с тобой вместе. Выйди же из ручья!
   Задумался Нарцисс, глядя на свое отражение в воде. Вдруг  страшная  мысль
пришла в голову, и тихо шепчет он своему отражению, наклоняясь к самой воде:
   --  О,  горе!  Я  боюсь, не полюбил ли я самого себя! Ведь ты -- я сам! Я
люблю  самого  себя.  Я  чувствую,  что  немного  осталось  мне  жить.  Едва
расцветши,  увяну я и сойду в мрачное царство теней. Смерть не страшит меня;
смерть принесет конец мукам любви.
   Покидают силы Нарцисса, бледнеет он и чувствует уже  приближение  смерти,
но  все-таки не может оторваться от своего отражения. Плачет Нарцисс. Падают
его слезы в прозрачные воды ручья.  По  зеркальной  поверхности  воды  пошли
круги и пропало прекрасное изображение. Со страхом воскликнул Нарцисс:
   --  О,  где  ты! Вернись! Останься! Не покидай меня. Ведь это жестоко. О,
дай хоть смотреть на тебя!
   Но вот опять спокойна вода, опять появилось отражение, опять не отрываясь
смотрит на него Нарцисс. Тает он, как роса на цветах в лучах горячею солнца.
Видит и несчастная нимфа Эхо, как страдает Нарцисс.  Она  по-прежнему  любит
его; страдания Нарцисса болью сжимают ей сердце.
   -- О, горе! -- восклицает Нарцисс.
   -- О, горе! -- отвечает Эхо.
   Наконец,  измученный  слабеющим голосом воскликнул Нарцисс, глядя на свое
отражение:
   -- Прощай!
   И еще тише чуть слышно прозвучал отклик нимфы Эхо:
   -- Прощай!
   Склонилась голова Нарцисса на зеленую прибрежную  траву,  и  мрак  смерти
покрыл  его  очи.  Умер Нарцисс. Плакали в лесу младые нимфы, и плакала Эхо.
Приготовили нимфы юному Нарциссу могилу, но когда пришли за его телом, то не
нашли его. На том месте, где склонилась  на  траву  голова  Нарцисса,  вырос
белый душистый цветок -- цветок смерти; Нарцисс зовут его,



---------------------------------------------------------------
   [1]  Миф  об  Адонисе  и  Афродите заимствован греками у финикиян. Имя
Адонис не  греческое,  а  финикийское  и  значит  "господин".  Финикияне  же
заимствовали этот миф у вавилонян, у который был миф о богине любви Иштарь и
прекрасном Таммузе, умирающем и каждую весну воскресающем боге.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Но  богиня  любви, так покаравшая Нарцисса, знала и сама муки любви, и ей
пришлось оплакивать  любимого  ею  Адониса.  Она  любила  сына  царя  Кипра,
Адониса. Никто из смертных не был равен ему красотою, он был даже прекрасней
богов-олимпийцев.  Забыла  для  него  Афродита  и Патмос, и цветущую Киферу.
Адонис был ей милее даже светлого Олимпа. Все время  проводила  она  с  юным
Адонисом.  С ним охотилась она в горах и лесах Кипра, подобно деве Артемиде.
Забыла Афродита о своих золотых украшениях, о своей  красоте.  Под  палящими
лучами и в непогоду охотилась она на зайцев, пугливых оленей и серн, избегая
охоту  на грозных львов и кабанов. У Адониса просила она избегать опасностей
охоты на львов, медведей и кабанов, чтобы  не  случилось  с  ним  несчастья.
Редка  покидала  богиня  царского  сына,  а  покидая  его, каждый раз молила
помнить ее просьбы.
   Однажды в отсутствие Афродиты собаки Адониса во  время  охоты  напали  на
след  громадного  кабана.  Они  подняли зверя и с яростным лаем погнали его.
Адонис радовался такой богатой добыче; он не  предчувствовал,  что  это  его
последняя охота. Все ближе лай собак, вот уже мелькнул громадный кабан среди
кустов.  Адонис уже готовится пронзить разъяренного кабана своим копьем, как
вдруг кинулся на него кабан и своими  громадными  клыками  смертельно  ранил
любимца Афродиты. Умер Адонис от страшной раны.
   Когда  Афродита  узнала  о  смерти Адониса, то, полная невыразимого горя,
сама пошла она в горы Кипра искать тело любимого  юноши.  По  крутым  горным
стремнинам,  среди мрачных ущелий, по краям глубоких пропастей шла Афродита.
Острые камни и шипы терновника изранили нежные ноги богини. Капли  ее  крови
падали  на  землю, оставляя след всюду, где проходила богиня. Наконец, нашла
Афродита тело Адониса. Горько  плакала  она  над  рано  погибшим  прекрасным
юношей.  Чтобы  навсегда  сохранилась память о нем, велела богиня вырасти из
крови Адониса нежному анемону. А там, где падали из  израненных  ног  богини
капли  крови,  всюду выросли пышные розы, алые, как кровь Афродиты. Сжалился
Зевс-громовержец над горем богини любви и велел он брату своему Аиду и  жене
его  Персефоне  отпускать  каждый год Адониса на землю из печального царства
теней умерших. С тех пор полгода остается Адонис в царстве Аида,  а  полгода
живет  на  земле с богиней Афродитой. Вся природа ликует, когда возвращается
на землю к ярким лучам  солнца  юный,  прекрасный  любимец  златой  Афродиты
Адонис.
   Эрот
   Прекрасная Афродита царит над миром. У нее, как у Зевса-громовержца, есть
посланник:  через  него  выполняет она свою волю. Этот посланник Афродиты --
сын ее Эрот, веселый, шаловливый, коварный, а  подчас  и  жестокий  мальчик.
Эрот  носится  на  своих  блестящих  золотых  крыльях  над землями и морями,
быстрый и легкий, как дуновение ветерка. В руках его  --  маленький  золотой
лук,  за  плечами  --  колчан  со стрелами. Никто не защищен от этих золотых
стрел. Без промаха попадает в цель Эрот; он как стрелок не  уступает  самому
стреловержцу  златокудрому  Аполлону.  Когда попадает в цель Эрот, глаза его
светятся радостью, он с торжеством высоко закидывает свою курчавую головку и
громко смеется. .
   Стрелы Эрота несут собой радость и счастье, но часто несут они страдания,
муки любви и даже гибель. Самому златокудрому Аполлону, самому  тучегонителю
Зевсу немало страданий причинили эти стрелы.
   Зевс  знал,  как  много  горя  и  зла  принесет  с собой в мир сын златой
Афродиты. Он хотел, чтобы умертвили его еще при  рождении.  Но  разве  могла
допустить  это  мать!  Она скрыла Эрота в непроходимом лесу, и там, в лесных
дебрях, вскормили малютку Эрота молоком своим  две  свирепые  львицы.  Вырос
Эрот,  и  вот  носится  он  по  всему  миру, юный, прекрасный, и сеет своими
стрелами в мире то счастье, то горе, то добро, то зло.
   Гименей
   Есть еще один помощник и  спутник  у  Афродиты  --  это  юный  бог  брака
Гименей.  Он  летит  на своих белоснежных крыльях впереди свадебных шествий.
Ярко горит пламя его  брачного  факела.  Хоры  девушек  призывают  во  время
свадьбы  Гименея,  моля его благословить брак молодых и послать радость в их
жизни.



---------------------------------------------------------------
   [1] Гефест (у римлян Вулкан) -- первоначально бог  огня;  с  развитием
ремесел,   и  особенно  кузнечного  ремесла,  становится  богом-покровителем
металлургии того времени. Особенно  чтили  Гефеста  в  Афинах,  где  ремесла
достигли наибольшего в Греции развития.
---------------------------------------------------------------

   Гефест,  сын Зевса и Геры, бог огня, бог-кузнец, с которым никто не может
сравниться в искусстве ковать, родился на светлом  Олимпе  слабым  и  хромым
ребенком.  В гнев пришла великая Гера, когда показали ей некрасивого, хилого
сына. Она схватила его и сбросила с Олимпа вниз на далекую землю.
   Долго несся  по  воздуху  несчастный  ребенок  и  упал  наконец  в  волны
безбрежного  моря.  Сжалились  над  ним  морские  богини  --  Эвринома, дочь
великого Океана, и Фетида, дочь вещего морского старца  Нерея.  Они  подняли
упавшего  в  море  маленького  Гефеста и унесли его с собой глубоко под воды
седого Океана. Там, в лазурном гроте воспитали они Гефеста. Вырос бог Гефест
некрасивым, хромым, но с могучими руками, широкой грудью и мускулистой шеей.
Каким он был дивным художником в своем кузнечном ремесле! Много  выковал  он
великолепных украшений из золота и серебра своим воспитательницам Эвриноме и
Фетиде.
   Долго  таил  в  сердце  гнев  на  мать  свою,  богиню Геру, наконец решил
отомстить ей за то, что она сбросила его с Олимпа. Он выковал золотое кресло
необыкновенной красоты и послал его на Олимп в  подарок  матери.  В  восторг
пришла  жена  громовержца  Зевса,  увидев  чудесный  подарок. Действительно,
только царица богов  и  людей  могла  сидеть  на  кресле  такой  необычайной
красоты.  Но  --  о,  ужас!  Лишь  только  Гера села в кресло, как обвили ее
несокрушимые путы, и Гера оказалась прикованной к креслу. Бросились боги  ей
на  помощь. Напрасно, -- никто из них не был в силах освободить царицу Геру.
Боги поняли, что только Гефест, выковавший  кресло,  может  освободить  свою
великую мать.
   Тотчас послали они бога Гермеса, вестника богов за богом-кузнецом. Вихрем
помчался Гермес на край света к берегам Океана. В мгновение ока пронесся над
землей  и морем и явился в грот, где работал Гефест. Долго просил он Гефеста
идти с ним на высокий Олимп -- освободить царицу Геру, но наотрез  отказался
бог-кузнец:  он  помнил  зло,  которое  причинила  ему  мать.  Не помогли ни
просьбы, ни мольбы Гермеса. На помощь ему явился Дионис, веселый бог вина. С
громким смехом поднес он Гефесту чашу благовонного вина, за ней другую, а за
ней еще и еще. Охмелел Гефест, теперь можно было с ним сделать все --  вести
куда  угодно.  Бог  вина  Дионис  победил  Гефеста. Гермес и Дионис посадили
Гефеста на осла и повезли на Олимп. Покачиваясь, ехал Гефест. Кругом Гефеста
неслись в веселой пляске увитые плющом менады [1] с  тирсами  [2]  в  руках.
Неуклюже прыгали охмелевшие сатиры. Дымились факелы, громко раздавались звон
тимпанов  [3], смех, гремели бубны. А впереди шел великий бог Дионис в венке
из винограда и с тирсом. Весело двигалось шествие. Наконец пришли на  Олимп.
Гефест в один миг освободил свою мать, теперь уже он не помнил обиду.
   Гефест  остался  жить  на  Олимпе.  Он  построил там богам величественные
золотые дворцы и себе построил дворец из золота, серебра и бронзы. В нем  он
живет  с  женой  своей,  прекрасной,  приветливой  Харитой, богиней грации и
красоты.
   В этом же дворце находится  и  кузница  Гефеста.  Большую  часть  времени
Гефест  проводит  в  своей  полной чудес кузнице. Посередине стоит громадная
наковальня, в углу -- горн с пылающим огнем и мехи. Дивные эти мехи -- их не
нужно приводить в движение руками, они повинуются слову Гефеста.  Скажет  он
--  и  работают  мехи, раздувая огонь в горне в ярко пышащее пламя. Покрытый
потом, весь черный от пыли и копоти, работает бог-кузнец  в  своей  кузнице.
Какие  дивные  произведения  выковывает  в  ней Гефест: несокрушимое оружие,
украшения из золота и серебра, чаши к  кубки,  треножники,  которые  катятся
сами на золотых колесах как живые.
   Окончив  работу,  омыв  в  благовонной  ванне  пот и копоть, Гефест идет,
прихрамывая и пошатываясь на своих  слабых  ногах,  на  пир  богов,  к  отцу
своему,  громовержцу  Зевсу.  Приветливый,  добродушный, часто прекращает он
готовую разгореться ссору Зевса и Геры. Без смеха не могут боги видеть,  как
хромой   Гефест   ковыляет   вокруг  пиршественного  стола,  разливая  богам
благоухающий нектар. Смех заставляет богов забыть ссоры.
   Но бог Гефест может быть и грозным. Многие  испытали  силу  его  огня,  и
страшные,  могучие  удары  его  громадного  молота.  Даже волны бушующих рек
Ксанфа я Симоиса смирил под Троей огнем  Гефест.  Грозный,  разил  он  своим
молотом и могучих гигантов.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Менады  --  спутницы  Диониса;  в переводе на русский язык менады
значит неистовствующие; менады -- то же, что и вакханки.

   [2] Тирс -- палка, обвитая плющом или виноградом, с кедровой шишкой на
конце.

   [3] Тимпан --  ударный  музыкальный  инструмент,  имевший  форму  двух
бронзовых чашек, которыми ударяли друг о друга.
---------------------------------------------------------------

   Велик бог огня, искуснейший, божественный кузнец Гефест, -- он дает тепло
и радость, он ласков и приветлив, но он же грозно карает.



   Могущественна великая богиня Деметра. Она дает плодородие земле, и без ее
благотворной силы ничто не произрастает ни в тенистых лесах, ни на лугах, ни
на тучных пашнях.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Деметра  (у  римлян Церера) -- одна из наиболее почитаемых богинь
Греции.  Это  богиня  плодородия  и  земледелия,  которую   особенно   чтили
земледельцы.  В  честь  ее  повсеместно  в Греции справлялись многочисленные
празднества.  Характерно,  что  в  поэмах  Гомера  богиня  Деметра  как   бы
отодвинута  на  второй  план.  Это  доказывает,  что чтить ее как величайшую
богиню греки стали тогда, когда земледелие  стало  их  главным  занятием,  а
скотоводство потеряло былое значение.
---------------------------------------------------------------



---------------------------------------------------------------
   [2] Изложено по гомеровскому гимну.
---------------------------------------------------------------

   Была  у  великой  богини  Деметры  юная  прекрасная дочь Персефона. Отцом
Персефоны был сам великий сын Крона, громовержец  Зевс.  Однажды  прекрасная
Персефона  вместе  со  своими  подругами, океанидами, беззаботно резвилась в
цветущей Нисейской долине[3]. Подобно легкокрылой  бабочке  перебегала  юная
дочь  Деметры  от  цветка  к цветку. Она рвала пышные розы, душистые фиалки,
белоснежные лилии и красные гиацинты. Беспечно резвилась Персефона, не ведая
той судьбы, которую назначил ей отец ее Зевс. Не думала  Персефона,  что  не
скоро  увидит она опять ясный свет солнца, не скоро будет любоваться цветами
и вдыхать их сладкий аромат. Зевс отдал ее  в  жены  мрачному  своему  брату
Аиду,  властителю  царства теней умерших, и с ним должна была жить Персефона
во мраке подземного царства, лишенная света и горячего южного солнца.

---------------------------------------------------------------
   [3] Долина в области Могары, на берегу Саронического залива.
---------------------------------------------------------------

   Аид видел, как резвилась в Нисейской долине  Персефона,  и  решил  тотчас
похитить  ее.  Он упросил богиню Земли Гею вырастить необычной красы цветок.
Согласилась богиня Гея, и  вырос  дивный  цветок  в  Нисейской  долине;  его
пьянящий  аромат  далеко  разлился во все стороны. Персефона увидала цветок;
вот она протянула руку и схватила его за стебелек, вот  уже  сорван  цветок.
Вдруг  разверзлась  земля,  и  на  черных  конях появился из земли в золотой
колеснице владыка царства  теней  умерших,  мрачный  Аид.  Он  схватил  юную
Персефону,  поднял  ее  на свою колесницу и в мгновение ока скрылся на своих
быстрых конях в недрах земли. Только  вскрикнуть  успела  Персефона.  Далеко
разнесся крик ужаса юной дочери Деметры; он донесся и до морских пучин, и до
высокого,  светлого  Олимпа.  Никто  не видел, как похитил Персефону мрачный
Аид, видел лишь его бог Гелиос-Солнце.
   Богиня Деметра услыхала крик Персефоны. Она поспешила в Нисейскую долину,
всюду искала дочь; спрашивала подруг ее,  океанид,  но  нигде  не  было  ее.
Океаниды не видали, куда скрылась Персефона.
   Тяжкая скорбь об утрате единственной возлюбленной дочери овладела сердцем
Деметры.  Одетая  в темные одежды, девять дней, ничего не сознавая, ни о чем
не думая, блуждала великая богиня Деметра по земле, проливая горькие  слезы.
Она всюду искала Персефону, всех просила о помощи, но никто не мог помочь ей
в  ее  горе. Наконец, уже на десятый день она пришла к богу Гелиосу-Солнцу и
стала со слезами молить его:
   -- О, лучезарный Гелиос! Ты объезжаешь на златой колеснице высоко по небу
всю землю и все моря, ты видишь все, ничто не может скрыться от  тебя;  если
ты  имеешь  хоть  немного жалости к несчастной матери, то скажи мне, где моя
дочь Персефона, скажи, где мне искать ее! Я слышала ее крик, ее  похитили  у
меня. Скажи, кто похитил ее. Я всюду искала ее, но нигде не могу найти!
   Ответил Деметре лучезарный Гелиос:
   --  Великая  богиня,  ты  знаешь, как я чту тебя, ты видишь, как скорблю,
видя твое горе. Знай, великий тучегонитель  Зевс  отдал  дочь  твою  в  жены
своему  мрачному  брату, владыке Аиду. Он похитил Персефону и увез ее в свое
полное ужасов царство. Побори же свою тяжелую печаль, богиня; ведь велик муж
твоей дочери, она стала женой могущественного брата великого Зевса.
   Еще больше опечалилась богиня Деметра. Разгневалась  она  на  громовержца
Зевса  за  то,  что  отдал  он  без  ее  согласия Персефону в жены Аиду. Она
покинула богов, покинула светлый Олимп,  приняла  вид  простой  смертной  и,
облекшись  в темные одежды, долго блуждала между смертными, проливая горькие
слезы.
   Всякий рост на земле прекратился. Листья на деревьях завяли  и  облетели.
Леса стояли обнаженными. Трава поблекла; цветы опустили свои пестрые венчики
и  засохли. Не было плодов в садах, засохли зеленые виноградники, не зрели в
них тяжелые сочные грозди. Прежде плодородные нивы были пусты, ни былинки не
росло на них. Замерла жизнь на земле. Голод  царил  всюду:  всюду  слышались
плач  и  стоны.  Гибель грозила всему людскому роду. Но ничего не видела, не
слышала Деметра, погруженная в печаль по нежно любимой дочери.
   Наконец Деметра пришла к городу Элевсину. Там, у городских стен,  села  в
тени  оливы  на  "камень  скорби"  у  самого "колодца дев". Недвижима сидела
Деметра, подобная изваянию. Прямыми складками  спадала  до  самой  земли  ее
темная  одежда.  Голова  ее  была опущена, а из глаз одна за другой катились
слезы и падали ей на грудь. Долго сидела так Деметра, одна, неутешная.
   Увидали  ее  дочери  царя  Элевсина,  Келея.  Они  удивились,  заметив  у
источника  плачущую  женщину  в  темных  одеждах, подошли к ней и с участием
спросили, кто она. Но богиня Деметра не открылась им. Она  сказала,  что  ее
зовут  Део, что родом она с Крита, что ее увели разбойники, но она бежала от
них и после долгих скитаний пришла к Элевсину. Деметра просила дочерей Келея
отвести ее в дом  их  отца,  она  согласилась  стать  служанкой  их  матери,
воспитывать  детей  и  работать в доме Келея. Дочери Келея привели Деметру к
матери своей, Метанейре.
   Дочери Келея не думали, что вводят в дом отца своего великую  богиню.  Но
когда  вводили  они  Деметру  в  дом отца, то коснулась богиня головой верха
двери, и весь дом озарился дивным светом. Метанейра встала навстречу богине,
она поняла,  что  не  простую  смертную  привели  к  ней  ее  дочери.  Низко
склонилась  жена  Келея  перед  незнакомкой  и  просила ее сесть на ее место
царицы. Отказалась Деметра; она молча  села  на  простое  сиденье  служанки,
по-прежнему  безучастная  ко  всему,  что  делалось  вокруг нее. Служанка же
Метанейры,  веселая  Ямба,  видя  глубокую  печаль   незнакомки,   старалась
развеселить ее. Она весело прислуживала ей и своей госпоже Метанейре; громко
звучал  ее смех и сыпались шутки. Улыбнулась Деметра в первый раз с тех пор,
как похитил у нее Персефону мрачный Аид, и  в  первый  раз  согласилась  она
вкусить пищи.
   Деметра  осталась  у  Келея.  Она  стала  воспитывать его сына Демофонта.
Богиня решила дать  Демофонту  бессмертие.  Она  держала  младенца  у  своей
божественной  груди,  на  своих коленях; младенец дышал бессмертным дыханием
богини. Деметра натирала его амврозией [1], а ночью, когда все в доме  Келея
спали, она, завернув Демофонта в пеленки, клала его в ярко пылавшую печь. Но
Демофонт  не получил бессмертие. Увидала раз Метанейра своего сына, лежащего
в печи, страшно испугалась и стала молить Деметру не делать  этого.  Деметра
разгневалась на Метанейру, вынула Демофонта из леча и сказала:
   --  О,  неразумная!  Я  хотела  дать  бессмертие твоему сыну. сделать его
неуязвимым. Знай же,  я  --  Деметра,  дающая  силы  и  радость  смертным  и
бессмертным.
   Деметра  открыла Келею к Метанейре, кто она, и приняла свой обычный образ
богини. Божественный свет разлился по покоям Келея. Богиня  Деметра  стояла,
величественная  и  прекрасная,  золотистые волосы спадали на ее плечи, глаза
горели божественной мудростью, от  одежд  ее  лилось  благоухание.  Пали  на
колени перед ней Метанейра и ее муж.

---------------------------------------------------------------
   [1] Амврозия -- пища богов, дающая бессмертие.
---------------------------------------------------------------

   Богиня Деметра повелела выстроить храм в Элевсине, у источника Каллихоры,
и осталась жить в нем. При этом храме Деметра сама учредила празднества.
   Печаль по нежно любимой дочери не покинула Деметру, не забыла она и гнева
своего  на  Зевса.  По-прежнему  бесплодна  была земля. Голод становился все
сильнее, так как  на  полях  земледельцев  не  всходило  ни  единой  травки.
Напрасно  тащили быки земледельца тяжелый плуг по пашне -- бесплодна была их
работа. Гибли целые племена. Вопли голодных неслись к небу, но не внимала им
Деметра. Наконец перестали  куриться  на  земле  жертвы  бессмертным  богам.
Гибель  грозила  всему живому. Не хотел гибели смертных великий тучегонитель
Зевс. Он послал к Деметре вестницу богов  Приду.  Быстро  помчалась  она  на
своих радужных крыльях в Элевсин к храму Деметры, звала ее, молила вернуться
на светлый Олимп в сонм богов. Деметра не вняла ее мольбам. Посылал и других
богов великий Зевс к Деметре, но богиня не хотела вернуться на Олимп, прежде
чем возвратит ей Аид ее дочь Персефону.
   Послал  тогда  к  своему  мрачному  брату Аиду великий Зевс быстрого, как
мысль, Гермеса. Гермес спустился в  полное  ужасов  царство  Аида,  предстал
перед  сидящим  на  золотом  троне  владыкой  душ умерших и поведал ему волю
Зевса.
   Аид согласился отпустить Персефону к матери,  но  предварительно  дал  ей
проглотить  зерно  плода  граната,  символ брака. Взошла Персефона на златую
колесницу  мужа  с  Гермесом;  помчались  бессмертные  кони  Аида,   никакие
препятствия не были страшны им, и в мгновение ока достигли они Элевсина.
   Забыв  все  от  радости,  Деметра  бросилась  навстречу  своей  дочери  и
заключила ее  в  свои  объятия.  Снова  была  с  ней  ее  возлюбленная  дочь
Персефона.  С  ней вернулась Деметра на Олимп. Тогда великий Зевс решил, что
две трети  года  будет  жить  с  матерью  Персефона,  а  на  одну  треть  --
возвращаться к мужу своему Аиду.
   Великая   Деметра   вернула   плодородие  земле,  и  снова  все  зацвело,
зазеленело. Нежной весенней листвой  покрылись  леса;  запестрели  цветы  на
изумрудной  мураве  лугов.  Вскоре  заколосились хлебородные нивы; зацвели и
заблагоухали сады; засверкала на солнце  зелень  виноградников.  Пробудилась
вся  природа,  Все живое ликовало и славило великую богиню Деметру и дочь ее
Персефону.
   Но каждый  год  покидает  свою  мать  Персефона,  и  каждый  раз  Деметра
погружается  в  печаль  и  снова  облекается  в темные одежды. И вся природа
горюет об ушедшей. Желтеют на деревьях листья, и срывает их  осенний  ветер;
отцветают   цветы,   нивы  пустеют,  наступает  зима.  Спит  природа,  чтобы
проснуться в радостном блеске весны тогда, когда вернется к своей матери  из
безрадостного  царства  Аида  Персефона.  Когда же возвращается к Диметре ее
дочь, тогда великая богиня плодородия щедрой рукой сыплет свои дары людям  и
благословляет труд земледельца богатым урожаем.



   Великая  богиня Деметра, дающая плодородие земле, сама научила людей, как
возделывать хлебородные нивы. Она дала юному сыну царя Элевсина, Триптолему,
семена пшеницы, и он первый трижды вспахал плугом рарийское поле у  Элевсина
и  бросил  в  темную землю семена. Богатый урожай дало поле, благословленное
самой  Деметрой.  На  чудесной  колеснице,  запряженной  крылатыми   змеями,
Триптолем  по  повелению  Деметры  облетел  все  страны и всюду научил людей
земледелию.
   Был Триптолем и в далекой  Скифии  у  царя  Линха.  Его  тоже  научил  он
земледелию.  Но гордый царь скифов захотел отнять у Триптолема славу учителя
земледелия, он захотел присвоить эту славу себе. Линх решил убить  во  время
сна  великого Триптолема. Но Деметра не допустила совершиться злодеянию. Она
решила покарать Линха за то, что он, нарушив обычай  гостеприимства,  поднял
руку на ее избранника.
   Когда  Линх  ночью  прокрался  в покой, где мирно спал Триптолем, Деметра
обратила царя скифов в дикую рысь в то самое мгновение, когда занес  он  над
спящим кинжал.
   Скрылся в темных лесах обращенный в рысь Линх, а Триптолем покинул страну
скифов,  чтобы,  переносясь  из страны в страну на своей чудесной колеснице,
учить людей великому дару Деметры -- земледелию.




   Не одного царя скифов, Линха,  покарала  Деметра,  она  покарала  и  царя
Фессалии,  Эрисихтона. Надменен и нечестив был Эрисихтон, никогда не чтил он
богов жертвами. В своей нечестивости он осмелился дерзко  оскорбить  великую
богиню  Деметру.  Он  решил  срубить в священной роще Деметры столетний дуб,
бывший  жилищем  дриады,  любимицы  самой  Деметры.  Ничто   не   остановило
Эрисихтона.
   --  Хотя  бы  это  была не любимица Деметры, а сама богиня, -- воскликнул
нечестивец, -- все же срублю я этот дуб!
   Эрисихтон вырвал из рук слуги топор и глубоко вонзил его в дерево. Тяжкий
стон раздался внутри дуба, и хлынула кровь из его  коры.  Пораженные  стояли
перед   дубом   слуги  царя.  Один  из  них  осмелился  остановить  его,  но
разгневанный Эрисихтон убил слугу, воскликнув:

   -- Вот тебе награда за твою покорность богам!
   Эрисихтон срубил столетний дуб. С шумом,  подобным  стону,  упал  дуб  на
землю, и умерла жившая в нем дриада.
   Надев  темные  одежды,  дриады  священной  рощи пришли к богине Деметре и
молили ее покарать Эрисихтона, убившего  их  дорогую  подругу.  Разгневалась
Деметра. Она послала за богиней голода. Посланная ею дриада быстро помчалась
на  колеснице  Деметры,  запряженной  крылатыми  змеями,  в  Скифию, к горам
Кавказа, и там нашла на бесплодной горе богиню голода,  с  впалыми  глазами,
бледную,  с растрепанными волосами, с грубой кожей, обтягивавшей одни кости.
Посланная передала волю Деметры богине голода,  и  та  повиновалась  велению
Деметры.
   Явилась  богиня  голода в дом Эрисихтона и вдохнула ему неутолимый голод,
сжигавший все  его  внутренности.  Чем  больше  ел  Эрисихтон,  тем  сильнее
становились  муки  голода.  Все  свое  состояние истратил он на всевозможные
яства, которые только сильнее будили в  Эрисихтоне  неутолимый,  мучительный
голод.  Наконец,  ничего  не  осталось у Эрисихтона -- лишь одна дочь. Чтобы
добыть денег и насытиться, он продал  свою  дочь  в  рабство.  Но  дочь  его
получила   от  бога  Посейдона  дар  принимать  любой  образ  и  каждый  раз
освобождалась от покупавших ее то под видом птицы, то коня, то коровы. Много
раз продавал свою дочь Эрисихтон, но мало ему было денег, которые выручал он
от этой продажи. Голод мучил его все  сильнее  и  сильнее,  все  нестерпимее
становились  его страдания. Наконец, Эрисихтон стал рвать зубами свое тело и
погиб в ужасных мучениях.



   Медленно едет по небу в  своей  колеснице,  запряженной  черными  конями,
богиня  Ночь -- Нюкта. Своим темным покровом закрыла она землю. Тьма окутала
все кругом. Вокруг колесницы богини Ночи толпятся звезды  и  льют  на  землю
свой  неверный, мерцающий свет -- это юные сыновья богини Зари-Эос и Астрея.
Много их, они усеяли все ночное  темное  небо.  Вот  как  бы  легкое  зарево
показалось  на  востоке. Разгорается оно все сильнее и сильнее. Это восходит
на небо богиня Луна -- Селена. Круторогие быки медленно везут  ее  колесницу
по  небу.  Спокойно,  величественно едет богиня Луна по небу в своей длинной
белой одежде, с серпом луны на головном уборе. Она мирно  светит  на  спящую
землю,  заливая  все серебристым сиянием. Объехав небесный свод, богиня Луна
спустится в глубокий грот горы Латма в Карии. Там лежит погруженный в вечную
дремоту прекрасный Эндимион [1]. Любит его Селена. Она склоняется  над  ним,
ласкает  его и шепчет ему слова любви. Но не слышит ее погруженный в дремоту
Эндимион, потому так печальна Селена, и печален свет ее, который льет она на
землю ночью.

---------------------------------------------------------------
   [1] Считался иногда сыном  царя  Карии,  Эфлия,  иногда  сыном  Зевса.
Возможно, что Эндимион -- древний карийский бог сна. Кария -- страна в Малой
Азии, на побережье Средиземного моря.
---------------------------------------------------------------

   Все  ближе  утро.  Богиня  Луна  уже  давно спустилась с небосклона. Чуть
посветлел восток. Ярко загорелся на востоке предвестник  зари  Эос-форос  --
утренняя  звезда.  Подул  легкий  ветерок.  Все ярче разгорается восток. Вот
открыла  розоперстая  богиня  Заря-Эос  ворота,  из  которых  скоро   выедет
лучезарный  бог  Солнце-Гелиос.  В ярко-шафранной одежде, на розовых крыльях
взлетает богиня Заря на просветлевшее небо,  залитое  розовым  светом.  Льет
богиня  из  золотого  сосуда  на  землю  росу,  и роса осыпает траву и цветы
сверкающими, как алмазы, каплями. Благоухает все  на  земле,  всюду  курятся
ароматы.   Проснувшаяся   земля   радостно   приветствует  восходящего  бога
Солнце-Гелиоса.
   На четверке крылатых коней  в  золотой  колеснице,  которую  выковал  бог
Гефест,  выезжает на небо с берегов Океана лучезарный бог. Верхи гор озаряют
лучи восходящего солнца, и они высятся, как бы залитые огнем. Звезды бегут с
небосклона при виде бога солнца, одна за другой скрываются они в лоне темной
ночи. Все выше поднимается колесница Гелиоса. В лучезарном венце и в длинной
сверкающей одежде едет он по небу и льет свои  живительные  лучи  на  землю,
дает ей свет, тепло и жизнь.
   Совершив  свой  дневной  путь,  бог  солнца  спускается к священным водам
Океана. Там ждет его золотой челн, в котором он плывет назад  к  востоку,  в
страну  солнца,  где  находится  его  чудесный  дворец. Бог солнца ночью там
отдыхает, чтобы взойти в прежнем блеске на следующий день.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Только раз нарушен был заведенный в мире порядок, и не выезжал бог солнца
на небо, чтобы светить людям. Это случилось так. Был сын у Солнца-Гелиоса от
Климены,  дочери  морской  богини  Фетиды,  имя  ему  было  Фаэтон.  Однажды
родственник Фаэтона, сын громовержца Зевса Эпаф, насмехаясь над ним, сказал:
   --  Не  верю  я,  что  ты  --  сын лучезарного Гелиоса. Мать твоя говорит
неправду. Ты -- сын простого смертного.
   Разгневался Фаэтон, краска стыда залила его лицо; он  побежал  к  матери,
бросился  к ней на грудь и со слезами жаловался на оскорбление. Но мать его,
простерши руки к лучезарному солнцу, воскликнула:
   -- О, сын! Клянусь тебе Гелиосом, который нас видит и слышит, которого  и
ты сам сейчас видишь, что он -- твой отец! Пусть лишит он меня своего света,
если  я  говорю  неправду.  Пойди сам к нему, дворец его недалеко от нас. Он
подтвердит тебе мои слова.
   Фаэтон тотчас отправился к своему отцу Гелиосу. Быстро достиг  он  дворца
Гелиоса,  сиявшего золотом, серебром и драгоценными камнями. Весь дворец как
бы искрился всеми цветами радуги, так дивно  украсил  его  сам  бог  Гефест.
Фаэтон  вошел  во  дворец  и увидал там сидящего в пурпурной одежде на троне
Гелиоса. Но Фаэтон не мог приблизиться к  лучезарному  богу,  его  глаза  --
глаза  смертного  --  не  выносили  сияния, исходящего от венца Гелиоса. Бог
солнца увидал Фаэтона и спросил его:
   -- Что привело тебя ко мне во дворец, сын мой?
   -- О, свет всего мира, о, отец, Гелиос! Только смею ли  я  называть  тебя
отцом?  --  воскликнул Фаэтон. -- Дай мне доказательство того, что ты -- мой
отец. Уничтожь, молю тебя, мое сомненье.
   Гелиос снял лучезарный венец,  подозвал  к  себе  Фаэтона,  обнял  его  и
сказал:
   --  Да, ты -- мой сын; правду сказала тебе мать твоя, Климена. А чтобы ты
не сомневался более, проси у меня что хочешь,  и  клянусь  водами  священной
реки Стикса, я исполню твою просьбу.
   Едва  сказал это Гелиос, как Фаэтон стал просить позволить ему поехать по
небу вместо самого Гелиоса в его золотой колеснице. 8 ужас пришел лучезарный
бог.
   -- Безумный, что ты просишь! -- воскликнул Гелиос. -- О, если  бы  мог  я
нарушить  мою  клятву!  Ты  просишь невозможное, Фаэтон. Ведь это тебе не по
силам. Ведь ты же смертный, а разве это дело смертного? Даже  и  бессмертные
боги  не  в силах устоять на моей колеснице. Сам великий Зевс-громовержец не
может править ею, а кто  же  могущественнее  его.  Подумай  только:  вначале
дорога  так  крута,  что  даже  мои  крылатые  кони  едва взбираются по ней.
Посередине она идет так высоко над землей, что даже мной  овладевает  страх,
когда  я  смотрю  вниз  на расстилающиеся подо мной моря и земли. В конце же
дорога так стремительно опускается к священным берегам Океана, что без моего
опытного управления  колесница  стремглав  полетит  вниз  и  разобьется.  Ты
думаешь,  может  быть,  встретить  в  пути  много  прекрасного.  Нет,  среди
опасностей, ужасов и диких зверей идет путь. Узок он; если же ты  уклонишься
в  сторону,  то  ждут  тебя  там  рога  грозного тельца, там грозит тебе лук
кентавра, яростный лев, чудовищные скорпион и рак [1]. Много ужасов на  пути
по небу. Поверь мне, не хочу я быть причиной твоей гибели. О, если бы ты мог
взглядом  своим  проникнуть  мне  в  сердце  и увидеть, как я боюсь за тебя!
Посмотри вокруг себя, взгляни на мир, как много  в  нем  прекрасного!  Проси
все,  что  хочешь, я ни в чем не откажу тебе, только не проси ты этого. Ведь
ты же просишь не награду, а страшное наказание.

---------------------------------------------------------------
   [1] Созвездия Тельца, Кентавра, Скорпиона и Рака.
---------------------------------------------------------------

   Но Фаэтон ничего не хотел слушать; обвив руками шею  Гелиоса,  он  просил
исполнить его просьбу.
   --  Хорошо,  я  исполню твою просьбу. Не беспокойся, ведь я клялся водами
Стикса. Ты получишь, что просишь, но я думал, что ты разумнее,  --  печально
ответил Гелиос.
   Он  повел  Фаэтона туда, где стояла его колесница. Залюбовался ею Фаэтон;
она была вся золотая и сверкала разноцветными  каменьями.  Привели  крылатых
коней   Гелиоса,   накормленных  амврозией  и  нектаром.  Запрягли  коней  в
колесницу. Розоперстая Эос открыла врата солнца. Гелиос натер  лицо  Фаэтону
священной  мазью, чтобы не опалило его пламя солнечных лучей, и возложил ему
на голову сверкающий венец. Со вздохом, полным печали, дает Гелиос последние
наставления Фаэтону:
   -- Сын мой, помни мои последние наставления, исполни их, если сможешь. Не
гони лошадей, держи как можно тверже вожжи. Сами побегут  мои  кони.  Трудно
удержать  их.  Дорогу же ты ясно увидишь по колеям, они идут через все небо.
Не подымайся слишком высоко, чтобы не сжечь небо, но и низко  не  опускайся,
не  то  ты спалишь всю землю. Не уклоняйся, помни, ни вправо, ни влево. Путь
твой как раз посередине между  змеей  и  жертвенником[1].  Все  остальное  я
поручаю  судьбе, на нее одну я надеюсь. Но пора, ночь уже покинула небо; уже
взошла розоперстая Эос. Бери крепче вожжи. Но, может быть, ты  изменишь  еще
свое  решение  --  ведь  оно  грозит тебе гибелью. О, дай мне самому светить
земле! Не губи себя!

---------------------------------------------------------------
   [1] Два созвездия, называвшиеся у греков Змея и жертвенник.
---------------------------------------------------------------

   Но Фаэтон быстро вскочил на  колесницу  и  схватил  вожжи.  Он  радуется,
ликует,  благодарит  отца  своего  Гелиоса  и  торопится  в  путь. Кони бьют
копытами, пламя пышет у них из ноздрей, легко подхватывают они  колесницу  и
сквозь  туман  быстро  несутся  вперед  по крутой дороге на небо. Непривычно
легка для коней колесница. Вот  кони  мчатся  уже  по  небу,  они  оставляют
обычный путь Гелиоса и несутся без дороги. А Фаэтон не знает, где же дорога,
не  в  силах  он  править  конями.  Взглянул  он  с  вершины неба на землю и
побледнел от страха, так далеко под ним была она. Колени его задрожали, тьма
заволокла его очи. Он уже жалеет, что упросил  отца  дать  ему  править  его
колесницей.  Что  ему  делать?  Уже много проехал он, но впереди еще длинный
путь. Не может справиться с колесницей  Фаэтон,  он  не  знает  их  имен,  а
сдержать  их вожжами нет у него силы. Кругом себя он видит страшных небесных
зверей и пугается еще больше.
   Есть место на небе, где раскинулся чудовищный, грозный скорпион, --  туда
несут Фаэтона кони. Увидал несчастный юноша покрытого темным ядом скорпиона,
грозящего ему смертоносным жалом, и, обезумев от страха, выпустил вожжи. Еще
быстрее  понеслись  тогда  кони,  почуяв  свободу. То взвиваются они к самым
звездам, то, опустившись, несутся почти над самой  землей.  Сестра  Гелиоса,
богиня  луны  Селена,  с  изумлением  глядит,  как  мчатся кони ее брата без
дороги,  никем  не  управляемые,  по  небу.  Пламя  от  близко  опустившейся
колесницы  охватывает  землю.  Гибнут  большие, богатые города, гибнут целые
племена. Горят горы, покрытые лесом:  двуглавый  Парнас,  тенистый  Киферон,
зеленый  Геликон, горы Кавказа, Тмол, Ида, Пелион, Осса[1]. Дым заволакивает
все кругом; не видит Фаэтон в густом дыму, где  он  едет.  Вода  в  реках  и
ручьях  закипает.  Нимфы  плачут и прячутся в ужасе в глубоких гротах. Кипят
Евфрат, Оронт, Алфей, Эврот[2] и другие реки. От жара  трескается  земля,  и
луч  солнца  проникает  в  мрачное царство Аида. Моря начинают пересыхать, и
страждут от зноя морские божества. Тогда поднялась великая богиня  Гея-Земля
и громко воскликнула:

---------------------------------------------------------------
   [1]  Киферон  --  между  Аттикой  и  Бестией; Геликон -- на юго-западе
Беотии; Тмол -- в Лидии; Ида -- во Фригии, в Малой Азии; Пелион и Осса --  в
Фессалии, на побережье Эгейского моря.

   [2]  Оронт  --  в  Сирии,  Алфей  -- на западе Пелопоннеса, Эврот -- в
Лаконии; на берегу Эврота находилась Спарта.
---------------------------------------------------------------

   -- О, величайший из богов, Зевс-громовержец! Неужели должна я  погибнуть,
неужели  погибнуть  должно  царство  твоего  брата Посейдона, неужели должно
погибнуть все живое? Смотри! Атлас едва уже выдерживает тяжесть  неба.  Ведь
небо  и дворцы богов могут рухнуть. Неужели все вернется в первобытный Хаос?
О, спаси от огня то, что еще осталось!
   Зевс услышал мольбу богини Геи, грозно взмахнул он десницей, бросил  свою
сверкающую  молнию  и ее огнем потушил огонь. Зевс молнией разбил колесницу.
Кони Гелиоса разбежались в разные стороны. По всему небу разбросаны  осколки
колесницы и упряжь коней Гелиоса.
   А  Фаэтон,  с  горящими  на  голове кудрями, пронесся по воздуху, подобно
падающей звезде, и упал в волны реки Эридана[1], вдали от своей родины.  Там
гесперийские  нимфы подняли его тело и предали земле. В глубокой скорби отец
Фаэтона, Гелиос, закрыл свой лик и целый день не появлялся на голубом  небе.
Только огонь пожара освещал землю.

---------------------------------------------------------------
   [1]  У греков эти названия имели: 1) река в Аттике: 2) река на севере,
возможно Зап. Двина; 3) река По.
---------------------------------------------------------------

   Долго несчастная мать Фаэтона,  Климена,  искала  тело  своего  погибшего
сына.  Наконец  нашла  она  на берегах Эридана не тело сына, а его гробницу.
Горько плакала неутешная мать над гробницей сына, с ней оплакивали погибшего
брата и дочери Климены, гелиады. Скорбь их была безгранична. Плачущих гелиад
великие боги превратили в  тополи.  Стоят  тополи-гелиады,  склонившись  над
Эриданом,  и  падают  их  слезы-смола  в  студеную  воду.  Смола застывает и
превращается в прозрачный янтарь.
   Скорбел  о  гибели  Фаэтона  и  друг  его  Кикн.  Его  сетования   далеко
разносились по берегам Эридана. Видя неутешную печаль Кикна, боги превратили
его  в  белоснежного  лебедя. С тех пор лебедь Кикн живет на воде, в реках и
широких светлых озерах. Он боится огня, погубившего его друга Фаэтона.



---------------------------------------------------------------
   [2] Дионис (у римлян Вакх)  --  бог  виноделия,  бог  вина,  в  Греции
"пришлый" бог, принесенный из Фракии. Празднества в честь Диониса важны были
тем,  что они послужили началом театральных представлений в Афинах. Во время
празднеств в Афинах (великие Дионисии) выступали  хоры  наряженных  в  козьи
шкуры  певцов  и исполняли особые гимны -- дифирамбы; их начинал запевала, а
хор ему отвечал; пение сопровождалось пляской. Из этих дифирамбов  создалась
трагедия  (само  слово  можно  объяснить как "песня козлов"). На сельских же
празднествах в честь Диониса (сельские Дионисии) исполнялись шуточные песни,
которые тоже начинал запевала; они  тоже  сопровождались  плясками;  из  них
произошла комедия.
---------------------------------------------------------------



   Зевс-громовержец  любил  прекрасную  Семелу,  дочь фиванского царя Кадма.
Однажды он обещал ей исполнить любую ее просьбу, в чем бы она ни заключалась
и поклялся ей в этом нерушимой клятвой богов,  священными  водами  подземной
реки  Стикса.  Но  возненавидела  Семелу  великая  богиня Гера и захотела ее
погубить. Она сказала Семеле:
   -- Проси Зевса  явиться  тебе  во  всем  величии  бога-громовержца,  царя
Олимпа. Если он тебя действительно любит, то не откажет в этой просьбе.
   Убедила  Гера  Семелу, и та попросила Зевса исполнить именно эту просьбу.
Зевс же не мог ни в чем отказать  Семеле,  ведь  он  клялся  водами  Стикса.
Громовержец  явился  ей  во  всем величии царя богов и людей, во всем блеске
своей славы. Яркая молния сверкала в  руках  Зевса;  удары  грома  потрясали
дворец  Кадма.  Вспыхнуло  все вокруг от молнии Зевса. Огонь охватил дворец,
все кругом колебалось и рушилось. В ужасе упала Семела на землю, пламя  жгло
ее.  Она  видела,  что  нет  ей спасения, что погубила ее просьба, внушенная
Герой.
   И родился  у  умирающей  Семелы  сын  Дионис,  слабый,  неспособный  жить
ребенок.  Казалось,  он  тоже  обречен  был  на  гибель в огне. Но разве мог
погибнуть сын великого Зевса. Из земли со  всех  сторон,  как  по  мановению
волшебного  жезла,  вырос  густой  зеленый  плющ.  Он  прикрыл от огня своей
зеленью несчастного ребенка и спас его от смерти.
   Зевс взял спасенного сына, а так как он был еще так мал и  слаб,  что  не
мог  бы  жить,  то  зашил  его Зевс себе в бедро. В теле отца своего, Зевса,
Дионис окреп, и, окрепнув, родился второй раз из  бедра  громовержца  Зевса.
Тогда  царь  богов  и  людей призвал сына своего, быстрого посланника богов,
Гермеса, и велел ему отнести маленького Диониса к сестре Семелы, Ино,  и  ее
мужу Атаманту, царю Орхомена[1], они должны были воспитать его.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город в Беотии, на берегу Капаидского озера.
---------------------------------------------------------------

   Богиня  Гера  разгневалась  на  Ино  и  Атаманта  за то, что они взяли на
воспитание сына ненавистной ей Семелы, и решила их наказать. Наслала она  на
Атаманта  безумие.  В припадке безумия убил Атамант своего сына Леарха. Едва
успела бегством спастись от смерти  Ино  с  другим  сыном,  Меликертом.  Муж
погнался  за ней и уже настигал ее. Впереди крутой, скалистый морской берег,
внизу шумит море, сзади настигает безумный муж --  спасения  нет  у  Ино.  В
отчаянии  бросилась  она  вместе с сыном в море с прибрежных скал. Приняли в
море Ино и Меликерта нереиды. Воспитательница Диониса я ее сын были обращены
в морские божества и живут они с тех пор в морской пучине.
   Диониса же спас от безумного Атаманта Гермес. Он перенес его в  мгновение
ока  в  Нисейскую  долину  и  отдал  там  на воспитание нимфам. Дионис вырос
прекрасным, могучим богом вина, богом, дающим людям силы и  радость,  богом,
дающим  плодородие.  Воспитательницы  Диониса,  нимфы,  были  взяты Зевсом в
награду на небо, и светят они в темную звездную ночь, под названием Гиад[2],
среди других созвездий.

---------------------------------------------------------------
   [2] Гиадами называется скопление звезд  (звездная  куча)  в  созвездии
Ориона, одном из наиболее ярких созвездий на небе.
---------------------------------------------------------------



   С  веселой  толпой  украшенных  венками менад и сатиров ходит веселый бог
Дионис по всему свету, из страны в  страну.  Он  идет  впереди  в  венке  из
винограда  с  украшенным плющом тирсом в руках. Вокруг него в быстрой пляске
кружатся с пением и  криками  молодые  менады;  скачут  охмелевшие  от  вина
неуклюжие  сатиры  с  хвостами и козлиными ногами. За шествием везут на осле
старика Силена, мудрого учителя Диониса. Он сильно охмелел,  едва  сидит  на
осле, опершись на лежащий около него мех с вином. Венок из плюща сполз набок
на  его  лысой  голове.  Покачиваясь,  едет он, добродушно улыбаясь. Молодые
сатиры идут около осторожно ступающего осла и бережно поддерживают  старика,
чтобы он не упал. Под звуки флейт, свирелей и тимпанов шумное шествие весело
двигается в горах, среди тенистых лесов, по зеленым лужайкам. Весело идет по
земле  Дионис-Вакх,  все  покоряя  своей  власти.  Он  учит  людей разводить
виноград и делать из его тяжелых спелых гроздей вино.
   ЛИКУРГ
   Не везде признают  власть  Диониса.  Часто  приходится  ему  встречать  и
сопротивление;  часто  силой приходится покорять ему страны и города. Но кто
же может бороться с великим богом, сыном Зевса? Сурово карает  он  тех,  кто
противится  ему,  кто  не  хочет  признать его и чтить, как бога. Первый раз
пришлось Дионису подвергнуться преследованиям во Фракии, когда он в тенистой
долине со спутницами своими менадами весело пировал  и  плясал,  охмелев  от
вина,  под звуки музыки и пения; тогда напал на него жестокий царь эдонов[1]
Ликург. В  ужасе  разбежались  менады,  бросив  на  землю  священные  сосуды
Диониса;  даже  сам  Дионис  обратился  в бегство. Спасаясь от преследования
Ликурга, он бросился в море; там укрыла его  богиня  Фетида.  Отец  Диониса,
Зевс-громовержец,  наказал  жестоко  Ликурга,  осмелившегося оскорбить юного
бога: Зевс ослепил Ликурга и уменьшил срок его жизни.

---------------------------------------------------------------
   [1] Фракийское племя, жившее по  берегам  реки  Стримона  (современная
Струма, или Карасу).
---------------------------------------------------------------



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   И  в  Орхомене,  в  Беотии,  не хотели сразу признать бога Диониса. Когда
явился в Орхомен жрец Диониса-Вакха и звал всех девушек и женщин  в  леса  и
горы  на  веселое  празднество  в  честь бога вина, три дочери царя Миния на
пошли на празднество; они не хотели  признать  Диониса  богом.  Все  женщины
Орхомена  ушли  из города в тенистые леса и там пением и плясками чествовали
великого бога. Увитые плющом, с тирсами в руках,  они  носились  с  громкими
криками, подобно менадам, по горам и славили Диониса. А дочери царя Орхомена
сидели  дома и спокойно пряли и ткали; не хотели и слышать они ничего о боге
Дионисе. Наступил вечер, солнце село, а  дочери  царя  все  еще  не  бросали
работы,  торопясь  во  что бы то ни стало закончить ее. Вдруг чудо предстало
перед их глазами, Раздались во дворце звуки тимпанов  и  флейт,  нити  пряжи
обратились  в  виноградные  лозы,  и  тяжелые грозди повисли на них. Ткацкие
станки зазеленели: их густо обвил плющ. Всюду разлилось благоухание мирта  и
цветов.  С  удивлением  глядели  царские  дочери на это чудо. Вдруг по всему
дворцу, окутанному уже вечерними сумерками, засверкал зловещий свет факелов.
Послышалось рыканье диких зверей. Во  всех  покоях  дворца  появились  львы,
пантеры,  рыси  и  медведи.  С  грозным  воем бегали они по дворцу и яростно
сверкали глазами. В ужасе дочери царя старались спрятаться в самых  дальних,
в  самых  темных  помещениях  дворца,  чтобы  не  видеть блеска факелов и не
слышать рыканье зверей. Но  все  напрасно,  нигде  не  могут  они  укрыться.
Наказание  бога  Диониса этим не ограничилось. Тела царевен стали сжиматься,
покрылись темной  мышиной  шерстью,  вместо  рук  выросли  крылья  с  тонкой
перепонкой,  --  они обратились в летучих мышей. С тех пор скрываются они от
дневного света в темных сырых развалинах и пещерах. Так наказал их Дионис.



---------------------------------------------------------------
   [1] Тирренские, или тирсенские, то есть этрусские морские  разбойники;
этруски  -- народ, живший в древнейшее время на западе Италии, в современной
Тоскане.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по гомеровскому гимну и поэме Овидия "Метаморфозы"

   Дионис покарал и тирренских морских разбойников, но не столько за то, что
они не признавали его богом, сколько за то зло, которое они хотели причинить
ему как простому смертному.
   Однажды стоял юный Дионис  на  берегу  лазурного  моря.  Морской  ветерок
ласково  играл  его темными кудрями и чуть шевелил складки пурпурного плаща,
спадавшего со стройных плеч юного бога. Вдали в море показался  корабль;  он
быстро приближался к берегу. Когда корабль был уже близко, увидали моряки --
это были тирренские морские разбойники -- дивного юношу на пустынном морском
берегу.  Они  быстро причалили, сошли на берег, схватили Диониса и увели его
на корабль. Разбойники и не подозревали, что захватили в плен бога. Ликовали
разбойники, что такая богатая добыча попала им в руки. Они были уверены, что
много золота выручат за столь прекрасного юношу, продав его в рабство. Придя
на корабль, разбойники хотели  заковать  Диониса  в  тяжелые  цепи,  но  они
спадали  с  рук  и  ног  юного  бога. Он же сидел и глядел на разбойников со
спокойной улыбкой. Когда кормчий увидал,  что  цепи  не  держатся  на  руках
юноши, он со страхом сказал своим товарищам:
   --  Несчастные!  Что мы делаем? Уж не бога ли мы хотим сковать? Смотрите,
-- даже наш корабль едва держит его! Не сам ли Зевс это, не  сребролукий  ли
Аполлон  или  колебатель  земли Посейдон? Нет, не похож он на смертного! Это
один из богов, живущих на светлом Олимпе. Отпустите его скорее, высадите  на
землю.  Как  бы  не  созвал  он буйных ветров и не поднял бы на море грозной
бури!
   Но капитан со злобой ответил мудрому кормчему:
   -- Презренный! Смотри, ветер попутный! Быстро понесется  корабль  наш  по
волнам  безбрежного  моря.  О  юноше же мы позаботимся потом. Мы приплывем в
Египет или на Кипр, или в далекую страну гипербореев  и  там  продадим  его;
пусть-ка  там поищет этот юноша своих друзей и братьев. Нет, нам послали его
боги!
   Спокойно подняли разбойники паруса, и  корабль  вышел  в  открытое  море.
Вдруг  совершилось  чудо:  по  кораблю  заструилось благовонное вино, и весь
воздух наполнился благоуханием. Разбойники оцепенели от изумления. Но вот на
парусах зазеленели виноградные лозы с тяжелыми гроздьями; темно-зеленый плющ
обвил  мачту;  всюду  появились  прекрасные  плоды;  уключины  весел  обвили
гирлянды  цветов. Когда увидали все это разбойники, они стали молить мудрого
кормчего править скорее к берегу. Но поздно! Юноша превратился в  льва  и  с
грозным рычаньем встал на палубе, яростно сверкая глазами. На палубе корабля
появилась косматая медведица; страшно оскалила она свою пасть.
   В  ужасе  бросились  разбойники  на  корму  и столпились вокруг кормчего.
Громадным прыжком лев бросился на капитана и растерзал его. Потеряв  надежду
на  спасение,  разбойники  один за другим кинулись в морские волны, а Дионис
превратил их в дельфинов. Кормчего же пощадил Дионис. Он принял свой прежний
образ и, приветливо улыбаясь, сказал кормчему:
   -- Не бойся! Я полюбил тебя. Я -- Дионис, сын громовержца Зевса и  дочери
Кадма, Семелы!



   Награждает  Дионис  людей,  которые  чтут  его, как бога. Так он наградил
Икария в Аттике, когда тот  гостеприимно  принял  его.  Дионис  подарил  ему
виноградную  лозу,  и  Икарий  был  первым,  разведшим в Аттике виноград. Но
печальна была судьба Икария.
   Однажды он дал вина пастухам,  а  они,  не  зная,  что  такое  опьянение,
решили,  что Икарий отравил их, и убили его, а тело его зарыли в горах. Дочь
Икария, Эригона, долго искала отца. Наконец с  помощью  своей  собаки  Майры
нашла  она  гробницу  отца.  В отчаянии повесилась несчастная Эригона на том
самом дереве, под которым лежало тело ее отца. Дионис взял Икария, Эригону и
ее собаку Майру на небо. С той поры горят они на небе  ясною  ночью  --  это
созвездия Волопаса, Девы и Большого Пса.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Однажды веселый Дионис с шумной толпой менад и сатиров бродил по лесистым
скалам Тмола во Фригии[1]. Не было в свите Диониса лишь Силена. Он отстал и,
спотыкаясь  на  каждом  шагу,  сильно  охмелевший, брел по фригийским полям.
Увидали его крестьяне, связали гирляндами из цветов и отвели к царю  Мидасу.
Мидас  тотчас  узнал  учителя Диониса, с почетом принял его в своем дворце и
девять дней чествовал роскошными пирами. На десятый  день  Мидас  сам  отвел
Силена  к богу Дионису. Обрадовался Дионис, увидав Силена, и позволил Мидасу
в награду за тот почет, который он оказал его учителю,  выбрать  себе  любой
дар. Тогда Мидас воскликнул:

---------------------------------------------------------------
   [1] Страна на северо-западе Малой Азии.
---------------------------------------------------------------

   --  О,  великий  бог  Дионис,  повели,  чтобы  все,  к чему я прикоснусь,
превращалось в чистое, блестящее золото!
   Дионис исполнил желание Мидаса; он пожалел лишь, что не избрал себе Мидас
лучшего дара.
   Ликуя, удалился Мидас. Радуясь полученному дару, срывает он зеленую ветвь
с дуба -- в золотую превращается ветвь  в  его  руках.  Срывает  он  в  поле
колосья -- золотыми становятся они, и золотые в них зерна. Срывает он яблоко
--  яблоко обращается в золотое, словно оно из сада Гесперид. Все, к чему ни
прикасался Мидас, тотчас обращалось  в  золото.  Когда  он  мыл  руки,  вода
стекала  с  них золотыми каплями. Ликует Мидас. Вот пришел он в свой дворец.
Слуги приготовили ему богатый пир, и счастливый Мидас возлег за стол. Тут-то
он понял, какой ужасный дар выпросил он у Диониса. От  одного  прикосновения
Мидаса все обращалось в золото. Золотыми становились у него во рту и хлеб, и
все  яства,  и  вино.  Тогда-то  понял  Мидас, что придется ему погибнуть от
голода. Простер он руки к небу и воскликнул:
   -- Смилуйся, смилуйся, о, Дионис! Прости! Я молю тебя о  милости!  Возьми
назад этот дар!
   Явился Дионис и сказал Мидасу:
   --  Иди к истокам Пактола[1], там в его водах смой с тела этот дар и свою
вину.

---------------------------------------------------------------
   [1] Река в Лидии, впадающая в реку Герм (современная Гедис).
---------------------------------------------------------------

   Отправился Мидас по велению Диониса к истокам Пактола и погрузился там  в
его чистые воды. Золотом заструились воды Пактола и смыли с тела Мидаса дар,
полученный от Диониса. С тех пор златоносным стал Пактол.



---------------------------------------------------------------
   [  Бог]  Пан,  хотя и являлся одним из древнейших богов Греции, имел в
гомеровскую эпоху и позже, вплоть до II в. до н.э., мало значения.  Уже  то,
что  бог Пан изображался как получеловек -- полукозел (пережиток тотемизма),
указывает на древность этого  бога.  Первоначально  Пан  --  бог  леса,  бог
пастухов, охранитель стад. Даже в Аркадии и в Аргосе, где Пана больше чтили,
его  не  включали в числа богов-олимпийцев. Но постепенно бог Пан утрачивает
свой  первоначальный   характер   и   становится   богом-покровителем   всей
природы.
---------------------------------------------------------------

   Среди  свиты  Диониса  часто можно было видеть и бога Пана. Когда родился
великий Пан, то мать его нимфа Дриопа, взглянув на сына, в ужасе  обратилась
в  бегство.  Он  родился с козлиными ногами и рогами и с длинной бородой. Но
отец его, Гермес, обрадовался рождению сына, он взял его на руки и отнес  на
светлый  Олимп к богам. Все боги громко радовались рождению Пана и смеялись,
глядя на него.
   Бог Пан не остался жить с богами на Олимпе. Он ушел в  тенистые  леса,  в
горы.  Там  пасет  он  стада,  играя на звучной свирели. Лишь только услышат
нимфы чудные звуки свирели Пана, как толпами спешат  они  к  нему,  окружают
его,  и  вскоре  веселый  хоровод движется по зеленой уединенной долине, под
звуки музыки Пана. Пан и сам любит принимать участие в  танцах  нимф.  Когда
Пан  развеселится,  тогда  веселый  шум  поднимается в лесах по склонам гор.
Весело резвятся нимфы и сатиры вместе с шумливым козлоногим Паном. Когда  же
наступает  жаркий полдень, Пан удаляется в густую чащу леса или в прохладный
грот и там отдыхает. Опасно беспокоить тогда Пана; он вспыльчив, он может  в
гневе послать тяжелый давящий сон, он может, неожиданно появившись, испугать
потревожившего  его  путника.  Наконец, может он наслать и панический страх,
такой ужас, когда человек опрометью бросается бежать,  не  разбирая  дороги,
через  леса,  через  горы,  по  краю  пропастей,  не  замечая,  что  бегство
ежеминутно грозит ему гибелью.  Случалось,  что  Пан  целому  войску  внушал
подобный   страх,  и  оно  обращалось  в  неудержимое  бегство.  Не  следует
раздражать Пана -- когда вспылит, он грозен. Но если Пан  не  гневается,  то
милостив  он  и добродушен. Много благ посылает он пастухам. Бережет и холит
стада греков великий Пан, веселый участник плясок  неистовых  менад,  частый
спутник бога вина Диониса.



   И  великого  Пана  не  миновали  стрелы  златокрылого  Эрота.  Полюбил он
прекрасную нимфу Сирингу. Горда была нимфа и отвергала любовь  всех.  Как  и
для  дочери  Латоны,  великой Артемиды, так и для Сиринги охота была любимым
занятием. Часто даже принимали Сирингу за Артемиду, так прекрасна была  юная
нимфа  в своей короткой одежде, с колчаном за плечами и с луком в руках. Как
две капли воды, походила она тогда на Артемиду, лишь лук ее был из  рога,  а
не золотой, как у великой богини.
   Пан увидал однажды Сирингу и хотел подойти к ней. Взглянула на Пана нимфа
и в  страхе обратилась в бегство. Едва поспевал за ней Пан, стремясь догнать
ее. Но вот путь пресекла река. Куда бежать  нимфе?  Простерла  к  реке  руки
Сиринга  и  стала  молить бога реки спасти ее. Бог реки внял мольбам нимфы и
превратил ее в тростник. Подбежавший Пан хотел уже обнять Сирингу, но  обнял
лишь  гибкий,  тихо  шелестевший  тростник.  Стоит  Пан, печально вздыхая, и
слышится  ему  в  нежном  шелесте  тростника  прощальный  привет  прекрасной
Сиринги.  Срезал  несколько  тростинок  Пан  и  сделал  из них сладкозвучную
свирель, скрепив неравные коленца тростника  воском.  Назвал  Пан  в  память
нимфы свирель сирингой. С тех пор великий Пан любит играть в уединении лесов
на свирели-сиринге, оглашая ее нежными звуками окрестные горы.



   Пан гордился своей игрой на свирели. Однажды вызвал он самого Аполлона на
состязание.  Это  было  на  склонах  горы Тмола. Судьей был бог этой горы. В
пурпурном плаще, с золотой кифарой в руках и в лавровом венке явился Аполлон
на состязание. Пан первый начал  состязание.  Раздались  простые  звуки  его
пастушеской  свирели,  нежно неслись они по склонам Тмола. Кончил Пан. Когда
замолкли отзвуки его  свирели,  Аполлон  ударил  по  золотым  струнам  своей
кифары.  Полились  величественные  звуки  божественной  музыки. Все стоявшие
кругом, как зачарованные,  слушали  музыку  Аполлона.  Торжественно  гремели
золотые  струны кифары, вся природа погрузилась в глубокое молчание, и среди
тишины широкой волной лилась мелодия, полная дивной красоты. Кончил Аполлон;
замерли последние звуки его кифары. Бог горы Тмола присудил Аполлону победу.
Все славили великого бога-кифареда. Только один Мидас не  восторгался  игрой
Аполлона, а хвалил простую игру Пана. Разгневался Аполлон, схватил Мидаса за
уши  и  вытянул  их.  С тех пор у Мидаса ослиные уши, которые он старательно
прячет под большим  тюрбаном.  А  опечаленный  Пан,  побежденный  Аполлоном,
удалился  глубже  в  чащу  лесов;  часто раздаются там полные грусти, нежные
звуки его свирели, и с любовью внимают им юные нимфы.





---------------------------------------------------------------
   [1] Поэт Гесиод рассказывает, как современные ему  греки  смотрели  на
происхождение  человека  и  на  смену  веков. В древности все было лучше, но
постоянно жизнь на земле ухудшалась, и хуже всего жилось во времена Гесиода.
Это  понятно  для  Гесиода,  представителя  крестьянства,  мелких  земельных
собственников.  Во  времена  Гесиода  все  больше  углублялось расслоение на
классы  и  усиливалась  эксплуатация  бедноты  богатыми,   поэтому   бедному
крестьянству   действительно   жилось   плохо  под  гнетом  богатых  крупных
землевладельцев. Конечно, и после Гесиода жизнь бедняков в Греции  лучше  не
стала, по-прежнему эксплуатировали их богатые.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме Гесиода "Труды и дни"

   Живущие  на  светлом  Олимпе  бессмертные боги первый род людской создали
счастливым; это был  золотой  век.  Бог  Крон  правил  тогда  на  небе.  Как
блаженные  боги,  жили  в  те  времена люди, не зная ни заботы, ни труда, ни
печали. Не знали они и немощной старости; всегда были  сильны  и  крепки  их
ноги и руки. Безболезненная я счастливая жизнь их была вечным пиром. Смерть,
наступавшая  после долгой их жизни, похожа была на спокойный, тихий сон. Они
имели при жизни все в изобилии. Земля сама давала им  богатые  плоды,  и  не
приходилось  им  тратить  труд  на возделывание полей и садов. Многочисленны
были их стада, и спокойно паслись они на тучных пастбищах.  Безмятежно  жили
люди  золотого  века. Сами боги приходили к ним советоваться. Но золотой век
на земле кончился, и никого не осталось  из  людей  этого  поколения.  После
смерти  люди золотом века стали духами, покровителями людей новых поколений.
Окутанные туманом, они носятся по всей земле, защищая правду  и  карая  зло.
Так наградил их Зевс после их смерти.
   Второй  людской  род  и  второй  век  уже не были такими счастливыми, как
первый. Это был серебряный век. Не были равны  ни  силой,  ни  разумом  люди
серебряного века людям золотого. Сто лет росли они неразумными в домах своих
матерей,  только  возмужав,  покидали они их. Коротка была их жизнь в зрелом
возрасте, а так как они были неразумны, то много несчастий и горя видели они
в  жизни.  Непокорны  были  люди  серебряного  века.  Они  не   повиновались
бессмертным  богам  и  не  хотели  сжигать им жертвы на алтарях, Великий сын
Крона Зевс уничтожил род их на земле. Он разгневался на них за  то,  что  не
повиновались  они  богам,  живущим  на  светлом  Олимпе.  Зевс  поселил их в
подземном сумрачном царстве. Там  и  живут  они,  не  зная  ни  радости,  ни
печалей; им тоже воздают почести люди.
   Отец  Зевс  создал  третий род и третий век -- век медный. Не похож он на
серебряный. Из древка  копья  создал  Зевс  людей  --  страшных  и  могучих.
Возлюбили люди медного века гордость и войну, обильную стонами. Не знали они
земледелия  и  не  ели  плодов земли, которые дают сады и пашни. Зевс дал им
громадный рост и несокрушимую силу. Неукротимо, мужественно было их сердце и
неодолимы их руки. Оружие их было выковано из меди, из меди  были  их  дома,
медными  орудиями  работали  они.  Не знали еще в те времена темного железа.
Своими собственными руками уничтожала друг друга люди медного  века.  Быстро
сошли  они  в  мрачное царство ужасного Аида. Как ни были они сильны, все же
черная смерть похитила их, и покинули они ясный свет солнца.
   Лишь только этот род сошел в царство теней, тотчас же великий Зевс создал
на кормящей всех земле четвертый век и новый род людской, более благородный,
более справедливый, равный богам род полубогов-героев. И они все  погибли  в
злых войнах и ужасных кровопролитных битвах. Одни погибли у семивратных Фив,
в  стране  Кадма,  сражаясь  за  наследие Эдипа. Другие пали под Троей, куда
явились они за прекраснокудрой Еленой, переплыл на  кораблях  широкое  море.
Когда  всех  их  похитила смерть, Зевс-громовержец поселил их на краю земли,
вдали от живых людей. Полубоги-герои живут на островах  блаженных  у  бурных
вод  Океана  счастливой, беспечальной жизнью. Там плодородная земля трижды в
год дает им плоды, сладкие, как мед.
   Последний, пятый век и род людской -- железный. Он продолжается и  теперь
на  земле.  Ночью  и днем, не переставая, губят людей печали и изнурительный
труд. Боги посылают людям тяжкие заботы. Правда, к злу  примешивают  боги  и
добро,  но  все же зла больше, оно царит всюду. Не чтут дети родителей; друг
не верен другу; гость не находит гостеприимства; нет любви  между  братьями.
Не  соблюдают  люди  данной  клятвы,  не  ценят правды и добра. Друг у друга
разрушают города. Всюду властвует насилие. Ценятся лишь  гордость  да  сила.
Богини  Совесть  и Правосудие покинули людей. В своих белых одеждах взлетели
они на высокий Олимп к бессмертным богам, а  людям  остались  только  тяжкие
беды, и нет у них защиты от зла.



---------------------------------------------------------------
   [1]  В  этом  мифе  дается  рассказ  о  всемирном  потопе и о том, как
Девкалион и Пирра спасаются в огромном ящике. Миф о потопе существовал  и  в
древнем   Вавилоне:   это  миф  о  Пирнапиштиме,  или  Утнапиштиме,  который
заимствовали и древние евреи. У них -- это библейский миф о всемирном потопе
и Ное.
---------------------------------------------------------------

   Много преступлений совершили люди медного века. Надменные  и  нечестивые,
не  повиновались  они богам-олимпийцам. Громовержец Зевс прогневался на них;
особенно же прогневил Зевса царь Ликосуры в  Аркадии  [2],  Ликаон.  Однажды
Зевс под видом простого смертного пришел к Ликосуру. Чтобы жителя знали, что
он  бог,  Зевс  дал им знамение, и все жители пали ниц перед ним и чтили его
как бога. Один лишь Ликаон  не  хотел  воздать  Зевсу  божеских  почестей  и
издевался  над всеми, кто чтил Зевса. Ликаон решил испытать, бог ли Зевс. Он
убил заложника, бывшего в его дворце, часть тела его сварил, часть изжарил и
предложил как трапезу великому громовержцу. Страшно разгневался Зевс. Ударом
молнии он разрушил дворец Ликаона, а его  самого  превратил  в  кровожадного
волка.

---------------------------------------------------------------
   [2] Область в центре Пелопоннеса.
---------------------------------------------------------------

   Все   нечестивей   становились   люди,   и  решил  великий  тучегонителъ,
эгидодержавный Зевс уничтожить весь людской род. Он решил послать  на  землю
такой  сильный  ливень,  чтобы  все  было затоплено. Зевс запретил дуть всем
ветрам, лишь влажный южный ветер Нот гнал  по  небу  темные  дождевые  тучи.
Ливень  хлынул  на  землю.  Вода в морях и реках подымалась все выше и выше,
заливая все кругом. Скрылись под водой города со своими  стенами,  домами  и
храмами,  не  видно было уже и башен, которые высоко подымались на городских
стенах. Постепенно вода покрывала все -- и поросшие лесом холмы,  и  высокие
горы.  Вся  Греция  скрылась  под бушующими волнами моря. Одиноко подымалась
средь волн вершина двуглавого Парнаса. Там, где раньше крестьянин возделывал
свою ниву и где зеленели богатые  спелыми  гроздьями  виноградники,  плавали
рыбы, а в лесах, покрытых водой, резвились стада дельфинов.
   Так  погиб  род людской медного века. Лишь двое спаслись среди этой общей
гибели -- Девкалион, сын Прометея, и жена его Пирра. По совету  отца  своего
Прометея, Девкалион построил огромный ящик, положил в него съестных припасов
и вошел в него с женой своей. Девять дней и ночей носился ящик Девкалиона по
волнам  моря,  покрывшим  всю  сушу. Наконец, волны пригнали его к двуглавой
вершине Парнаса. Ливень, посланный Зевсом, прекратился.  Девкалион  и  Пирра
вышли  из  ящика  и  принесли благодарственную жертву Зевсу, сохранившему их
среди бурных волн. Вода схлынула, и  снова  показалась  из-под  волн  земля,
опустошенная, подобная пустыне.
   Тогда  эгидодержавный  Зевс  послал  к Девкалиону вестника богов Гермеса.
Быстро  понесся  над  опустевшей  землей  вестник   богов,   предстал   пред
Девкалионом и сказал ему:
   --  Властитель  богов  и  людей Зевс, зная твое благочестие, повелел тебе
выбрать награду; выскажи твое желание, и исполнит его сын Кропа.
   Девкалион ответил Гермесу:
   -- О, великий Гермес, об одном лишь молю я Зевса, пусть опять населит  он
землю людьми.
   Быстрый  Гермес  понесся  обратно на светлый Олимп и передал Зевсу мольбу
Девкалиона. Великий Зевс повелел Девкалиону и Пирре набрать камней и бросать
их, не  оборачиваясь  через  голову.  Девкалион  исполнил  веление  могучего
громовержца, и из камней, которые бросал он, создались мужчины, а из камней,
брошенных  женой  его  Пиррой,  --  женщины. Так земля получила после потопа
снова население. Ее заселил новый род людей, происшедших из камня.



   Миф о том, как Прометей был прикован по повелению Зевса к скале,  изложен
по трагедии Эсхила "Прикованный Прометей".[1]

---------------------------------------------------------------
   [1] Эсхил рассказывает о том, как Зевс, правящий всем миром в качестве
жестокого  тирана,  наказывает  восставшего  против  него  титана  Прометея.
Могучий титан вопреки воле Зевса похитил с Олимпа огонь и дал его людям;  он
дал  им  знания,  научил  земледелию, ремеслам, постройке кораблей, чтению и
письму; этим Прометей сделал жизнь людей счастливее и поколебал власть Зевса
и его помощников -- олимпийских богов. Но главная вина Прометея, та, что  он
не  хочет  открыть  Зевсу  тайну, от кого родится у Зевса сын, который будет
могущественнее его и свергнет его с престола. Маркс  за  те  слова,  которые
говорит  Прометей:  "По  правде  всех  богов  я ненавижу", -- и за его ответ
Гермесу: "Знай хорошо,  что  я  б  не  променял  своих  скорбей  на  рабское
служение.  Мне  лучше быть прикованным к скале, чем верным быть прислужником
Зевса", -- говорит о нем  так:  "Прометей  --  самый  благородный  святой  и
мученик  в философском календаре" (К. Маркс и Ф. Знгельс, Соч., том. I, стр:
26).
---------------------------------------------------------------

   Пустынная, дикая местность на самом краю земли, в стране скифов.  Суровые
скалы  уходят  за  облака своими остроконечными вершинами. Кругом -- никакой
растительности, не видно ни единой травки, все голо и мрачно. Всюду  высятся
темные громады камней, оторвавшихся от скал. Море шумит и грохочет, ударяясь
своими  валами  о  подножие  скал, и высоко взлетают соленые брызги. Морской
пеной покрыты прибрежные камни. Далеко за скалами виднеются снежные  вершины
кавказских  гор,  подернутые  легкой  дымкой.  Постепенно  заволакивают даль
грозные тучи, скрывая горные вершины. Все выше и выше  поднимаются  по  небу
тучи  и  закрывают  солнце.  Еще мрачнее становится все кругом. Безотрадная,
суровая местность. Никогда еще не ступала здесь нога человека.  Сюда-то,  на
край  земли, привели слуги Зевса скованного титана Прометея, чтобы приковать
его несокрушимыми цепями к вершине скалы. Неодолимые слуги громовержца, Сила
и Власть, ведут Прометея. Громадные тела их словно высечены из  гранита.  Не
знают  сердца  их  жалости,  в их глазах никогда не светится сострадание, их
лица суровы, как скалы,  которые  стоят  вокруг.  Печальный,  низко  склонив
голову,  идет  за  ними  бог  Гефест  со своим тяжелым молотом. Ужасное дело
предстоит ему. Он должен своими  руками  приковать  друга  своего  Прометея.
Глубокая  скорбь  за  участь друга гнетет Гефеста, но не смеет он ослушаться
своего  отца,  громовержца  Зевса.  Он  знает,  как  неумолимо  карает  Зевс
неповиновение.
   Сила  и  Власть  возвели  Прометея  на  вершину  скалы  и торопят Гефеста
приниматься за работу. Их  жестокие  речи  заставляют  Гефеста  еще  сильнее
страдать  за  друга.  Неохотно  берется  он  за свой громадный молот, только
необходимость заставляет его повиноваться. Но торопит его Сила:
   -- Скорей, скорей бери оковы! Прикуй могучими ударами молота  Прометея  к
скале. Напрасна твоя скорбь о нем, ведь ты скорбишь о враге Зевса.
   Сила  грозит гневом Зевса Гефесту, если он не прикует Прометея так, чтобы
ничто не могло освободить его.  Гефест  приковывает  к  скале  несокрушимыми
цепями  руки  и  ноги  Прометея.  Как  ненавидит он теперь свое искусство --
благодаря ему он должен приковать друга на долгие муки. Неумолимые служители
Зевса все время следят за его работой.
   -- Сильней бей молотом! Крепче стягивай  оковы!  Не  смей  их  ослаблять!
Хитер Прометей, искусно умеет он находить выход и из неодолимых препятствий,
--  говорит  Сила.  --  Крепче  прикуй  его,  пусть  здесь узнает он, каково
обманывать Зевса.
   -- О, как подходят жестокие слова ко всему  твоему  суровому  облику!  --
восклицает Гефест, принимаясь за работу.
   Скала  содрогается  от  тяжких  ударов  молота  и  от  края до края земли
разносится грохот могучих ударов. Прикован, наконец, Прометей. Но это еще не
все, нужно еще прибить его к скале, пронзив ему грудь стальным, несокрушимым
острием. Медлит Гефест.
   -- О, Прометей! -- восклицает он. -- Как скорблю я, видя твои муки!
   -- Опять ты медлишь! -- гневно говорит Гефесту Сила. -- Ты все скорбишь о
враге Зевса! Смотри, как бы не пришлось тебе скорбеть о самом себе!
   Наконец все окончено. Все сделано так, как повелел Зевс. Прикован  титан,
а  грудь  его пронзило стальное острие. Издеваясь над Прометеем, говорит ему
Сила:
   -- Ну вот, здесь ты можешь  быть  сколько  хочешь  надменным;  будь  горд
по-прежнему!  Давай теперь смертным дары богов, похищенные тобой! Посмотрим,
в силах ли будут помочь тебе твои смертные. Придется тебе самому подумать  о
том, как освободиться из этих оков.
   Но  Прометей  хранит  гордое  молчание. За все время, пока приковывал его
Гефест к скале, он не проронил ни единого слова, даже тихий стон не вырвался
у него, -- ничем не выдал он своих страданий.
   Ушли слуги Зевса, Сила и Власть, а с ними ушел и печальный  Гефест.  Один
остался Прометей; слушать его могли теперь лишь море да мрачные тучи. Только
теперь  тяжкий  стон  вырвался  из  пронзенной груди могучего титана, только
теперь стал он сетовать на злую судьбу  свою.  Громко  воскликнул  Прометей.
Невыразимым страданием и скорбью звучали его сетования:
   --  О,  божественный эфир и вы, быстронесущиеся ветры, о, источники рек и
несмолкающий рокот морских волн, о, земля, всеобщая праматерь, о, всевидящее
солнце, обегающее весь круг земли, -- всех вас зову я в свидетели! Смотрите,
что терплю я! Вы видите, какой позор должен нести я  неисчислимые  годы!  О,
горе,  горе! Стонать я буду от мук и теперь, и много, много веков! Как найти
мне конец моим страданиям? Но что же говорю я!  Ведь  я  же  знал  все,  что
будет.  Муки  эти  не  постигли меня нежданно. Я знал, что неизбежны веления
грозного рока. Я должен нести эти муки! За что же? За то, что я дал  великие
дары  смертным,  за  это я должен страдать так невыносимо, и не избежать мне
этих мук. О, горе, горе!
   Но вот послышался тихий шум как  бы  от  взмахов  крыльев,  словно  полет
легких   тел   всколыхнул  воздух.  С  далеких  берегов  седого  Океана,  из
прохладного грота, с легким дуновением ветерка  принеслись  на  колеснице  к
скале  океаниды.  Они слыхали удары молота Гефеста, донеслись до них и стоны
Прометея. Слезы  заволокли,  как  пеленой,  прекрасные  очи  океанид,  когда
увидели  они  прикованного к скале могучего титана. Родным был он океанидам.
Отец его, Япет, был братом отца их, Океана, а жена Прометея,  Гесиона,  была
их  сестрой. Окружили скалу океаниды. Глубока их скорбь о Прометее. Но слова
его, которыми клянет он  Зевса  и  всех  богов-олимпийцев,  пугают  их.  Они
боятся,  чтобы  Зевс  не  сделал  еще более тяжкими страдания титана. За что
постигла его такая кара, этого не знают океаниды. Полные сострадания, просят
они Прометея поведать им, за что покарал его Зевс, чем прогневал его титан.
   Прометей рассказывает им, как помог он Зевсу в  борьбе  с  титанами,  как
убедил  он  мать  свою  Фемиду  и  великую богиню земли Гею стать на сторону
Зевса.
   Зевс победил титанов и сверг их, по совету  Прометея,  в  недра  ужасного
Тартара.   Завладел   Зевс   властью  над  миром  и  разделил  ее  с  новыми
богами-олимпийцами, а тем титанам, которые помогали ему, не дал  громовержец
власти  в  мире.  Зевс ненавидит титанов, боится их грозной силы. Не доверял
Зевс и Прометею и ненавидел его. Еще сильнее  разгорелась  ненависть  Зевса,
когда  Прометей  стал защищать несчастных смертных людей, которые жили еще в
то время, когда правил Крон, и которых  Зевс  хотел  погубить.  Но  Прометей
пожалел  необладавших  еще  разумом  людей;  он  не  хотел,  чтобы сошли они
несчастными в мрачное царство Аида. Он вдохнул им надежду, которой не  знали
люди,  и  похитил  для  них  божественный  огонь,  хотя  и  знал, какая кара
постигнет его за это. Страх  ужасной  казни  не  удержал  гордого,  могучего
титана  от желания помочь людям. Не удержали его и предостережения его вещей
матери, великой Фемиды.
   С трепетом слушали океаниды рассказ  Прометея.  Но  вот  на  быстрокрылой
колеснице  принесся к скале сам вещий старец Океан. Океан пытается уговорить
Прометея покориться власти Зевса: ведь должен же  он  знать,  что  бесплодно
бороться  с  победителем  ужасного  Тифона.  Океан  жалеет  Прометея, он сам
страдает, видя те муки, которые терпит Прометей. Вещий старец готов  спешить
на  светлый  Олимп,  чтобы  молить  Зевса  помиловать  титана,  хотя бы даже
мольбами за него он навлек на самого себя гнев громовержца.  Он  верит,  что
мудрое  слово  защиты  часто  смягчает  гнев. Но напрасны все мольбы Океана,
гордо отвечает ему Прометей:
   -- Нет, старайся спасти  самого  себя.  Боюсь  я,  чтобы  сострадания  не
принесли  вреда тебе. До дна исчерпаю я все зло, которое послала мне судьба.
Ты же, Океан, страшись вызвать гнев Зевса мольбою за меня.
   -- О, вижу я, -- грустно отвечает Океан Прометею, --  что  этими  словами
заставляешь  ты  меня  вернуться назад, не достигнув ничего. Верь же мне, о,
Прометей, что привела меня сюда лишь забота о твоей судьбе и любовь к тебе!
   -- Нет! Уходи! Скорей, скорей спеши отсюда! Оставь  меня!  --  восклицает
Прометей.
   С  болью  в  сердце  покинул Океан Прометея. Он умчался на своей крылатой
колеснице, а Прометей продолжает рассказ свой океанидам о том, что сделал он
для людей, как он облагодетельствовал их, нарушив волю Зевса. В горе  Мосхе,
на  Лемносе, из горна своего друга Гефеста похитил Прометей огонь для людей.
Он научил людей искусствам, дал им знания, научил их счету, чтению и письму.
Он познакомил их с металлами, научил, как  в  недрах  земли  добывать  их  и
обрабатывать. Прометей смирил для смертных дикого быка и надел на него ярмо,
чтобы  могли  пользоваться люди силой быков, обрабатывая свои поля. Прометей
впряг коня в  колесницу  и  сделал  его  послушным  человеку.  Мудрый  титан
построил  первый  корабль,  оснастил  его  и распустил на нем льняной парус,
чтобы быстро нес человека корабль по безбрежному морю. Раньше люди не  знали
лекарств,  не  умели  лечить  болезни,  беззащитны  были против них люди, но
Прометей открыл им силу лекарств, и ими смирили они болезни,  Он  научил  их
всему  тому, что облегчает горести жизни и делает ее счастливее и радостнее.
Этим и прогневал он Зевса, за это и покарал его громовержец.
   Но не вечно будет страдать Прометей. Он знает, что злой рок  постигнет  и
могучего  громовержца.  Не  избегнет  он  своей  судьбы! Прометей знает, что
царство Зевса не вечно: будет он свергнут с  высокого  царственного  Олимпа.
Знает  вещий  титан и великую тайну, как избежать Зевсу этой злой судьбы, но
не откроет он этой тайны Зевсу. Никакая сила, никакие угрозы,  никакие  муки
не исторгнут ее из уст гордого Прометея.
   Кончил Прометей свою повесть. С изумлением слушали его океаниды. Дивились
они великой мудрости и несокрушимой силе духа могучего титана, осмелившегося
восстать  против  громовержца  Зевса. Опять овладел ими ужас, когда услыхали
они, какой судьбой грозит Зевсу Прометей. Они знали,  что  если  эти  угрозы
достигнут Олимпа, то ни перед чем не остановится громовержец, лишь бы узнать
роковую   тайну.   Полными   слез  глазами  смотрят  на  Прометея  океаниды,
потрясенные мыслью о неизбежности велений сурового рока.  Глубокое  молчание
воцарилось на скале; его прервал лишь неумолкающий шум моря.
   Вдруг  вдали раздался чуть слышный, едва уловимый стон скорби и боли. Вот
опять донесся он от скалы. Все ближе, громче этот  стон.  Гонимая  громадным
оводом,  посланная  Герой, вся в крови, покрытая пеной, несется в неистовом,
безумном беге обращенная в корову несчастная Ио, дочь  речного  бога  Инаха,
первого  царя  Арголиды.  Истомленная,  обессиленная скитаниями, истерзанная
жалом овода, остановилась Ио перед  прикованным  Прометеем.  Громко  стеная,
рассказывает она, что пришлось вынести ей, и молит вещего титана:
   --  О,  Прометей!  Здесь, на этом пределе моих скитаний, открой мне, молю
тебя, когда же кончатся мои муки, когда же, наконец, найду я покой?
   -- О, верь мне, Ио! -- ответил Прометей, -- лучше не  знать  тебе  этого,
чем  знать.  Много  еще  стран  пройдешь ты, много встретишь ужасов на своем
пути. Твой тяжкий путь лежит через  страну  скифов,  через  высокий  снежный
Кавказ,  через  страну  амазонок  к проливу Босфору, так назовут его в честь
тебя, когда ты переплывешь его. Долго будешь ты затем блуждать по  Азии.  Ты
пройдешь  мимо  страны,  где  живут  несущие  смерть  Горгоны; на их головах
извиваются, шипя, змеи, вместо волос. Остерегайся их! Остерегайся  грифов[1]
и  однооких  аримаспов; и их ты встретишь на своем пути. Наконец, достигнешь
ты Библинсхих гор, с них низвергает свои благодатные воды Нил. Вот там-то, в
стране, которую орошает Нил, у его устья найдешь  ты,  наконец,  покой.  Там
вернет  тебе  Зевс твой прежний прекрасный образ, и родится у тебя сын Эпаф.
Он будет властвовать над  всем  Египтом  и  будет  родоначальником  славного
поколения героев. Из этого рода произойдет и тот смертный, который освободит
и  меня  из  оков.  Вот что, Ио, поведала мне о судьбе твоей мать моя, вещая
Фемида.

---------------------------------------------------------------
   [1] Грифы -- чудовища с орлиными крыльями и головой и с львиным телом,
сторожившие на крайнем севере Азии золотые россыпи; аримаспы  --  мифический
народ,  живший  по  соседству  с  грифами  и  ведший с ними непрекращавшуюся
борьбу.
---------------------------------------------------------------

   Громко воскликнула Ио:
   -- О, горе, горе! О, сколько страданий сулит мне  еще  злой  рок!  Сердце
трепещет  в  груди  моей  от  ужаса!  Вновь  овладевает  мной безумие, снова
вонзилось огненное жало в мое истерзанное тело, опять лишаюсь я  дара  речи!
О, горе, горе!
   Безумно  вращая  глазами,  в  бешеном  беге  понеслась прочь от скалы Ио.
Словно подхваченная вихрем, мчалась она вдаль. С громким жужжанием несся  за
ней  овод, и, как огнем, жгло его жало несчастную Ио. Скрылась она в облаках
пыли из глаз Прометея и океанид. Все тише и тише доносились до  скалы  вопли
Ио, и замерли они, наконец, вдали, подобно тихому стону скорби.
   Молчали  Прометей  и  океаниды, скорбя о несчастной Ио, но вот воскликнул
гневно Прометей:
   -- Как ни мучь ты меня, громовержец Зевс, но все же настанет день,  когда
и  тебя  повергнут  в  ничтожество. Лишишься ты царства и свергнут будешь во
мрак. Исполнятся тогда проклятия отца твоего Крона! Никто из богов не знает,
как предотвратить от тебя эту злую судьбу! Лишь я знаю это!  Вот  сидишь  ты
теперь,  могучий,  на светлом Олимпе и мечешь громы и молнии, но они тебе не
помогут, они бессильны против неизбежного  рока.  О,  повергнутый  во  прах,
узнаешь ты, какая разница между властью и рабством!
   Страх  затуманил очи океанид, и ужас согнал краску с их прекрасных ланит.
Наконец,  простирая  к  Прометею  свои  руки,  белые,  как   морская   пена,
воскликнули они:
   --  Безумный! Как не страшишься ты грозить так царю богов и людей, Зевсу?
О, Прометей, еще более тяжкие муки пошлет он тебе! Подумай о  судьбе  своей,
пожалей себя!
   -- На все готов я!
   -- Но ведь склоняется же мудрый пред неумолимым роком!
   -- О, молите, просите вы пощады! Ползите на коленях к грозному владыке! А
мне  --  что  мне  громовержец  Зевс?  Чего  бояться мне его? Не суждена мне
смерть! Пусть делает, что хочет, Зевс. Недолго ему властвовать над богами!
   Едва промолвил эти слова Прометей, как по воздуху быстро, словно падающая
звезда,  пронесся  посланник  богов  Гермес  и,  грозный,   предстал   перед
Прометеем.  Его  послал  Зевс  потребовать,  чтобы  титан  открыл тайну: кто
свергнет Зевса и как избегнуть веления судьбы? Гермес грозит  ужасной  карой
Прометею  за  неповиновение.  Но  могучий  титан  непреклонен,  с  насмешкой
отвечает он Гермесу:
   -- Мальчишкой был бы ты, и детским был бы ум твой, если  бы  ты  надеялся
узнать  хоть  что-нибудь.  Знай,  что я не променяю своих скорбей на рабское
служение Зевсу. Мне лучше быть здесь прикованным к  этой  скале,  чем  стать
верным слугой титана Зевса. Нет такой казни, таких мук, которыми мог бы Зевс
устрашить  меня  и вырвать из уст моих хоть единое слово. Нет, не узнает он,
как спастись ему от судьбы, никогда не узнает тиран Зевс, кто отнимет у него
власть!
   -- Так слушай же,  Прометей,  что  будет  с  тобой,  если  ты  откажешься
исполнить  волю  Зевса, -- отвечает титану Гермес. -- Ударом своей молнии он
низвергнет эту скалу с тобою  вместе  в  мрачную  бездну.  Там,  в  каменной
темнице,  много,  много  веков  лишенный света солнца, будешь терзаться ты в
глубоком мраке. Пройдут века, и снова подымет тебя Зевс на свет  из  бездны,
но не на радость подымет он тебя. Каждый день будет прилетать орел, которого
пошлет  Зевс, и острыми когтями и клювом будет он терзать твою печень; вновь
и вновь будет вырастать она и все ужасней будут твои страдания.  Так  будешь
ты  висеть на скале до той поры, пока другой не согласится добровольно сойти
вместо  тебя  в  мрачное  царство  Аида.  Подумай,  Прометей,  не  лучше  ль
покориться Зевсу! Ведь ты же знаешь, что Зевс никогда не грозит напрасно!
   Непреклонным  остался  гордый титан. Разве могло что-нибудь устрашить его
сердце?  Вдруг   задрожала   земля,   все   кругом   потряслось;   раздались
оглушительные   раскаты   грома,  и  сверкнула  нестерпимым  светом  молния.
Забушевал неистово черный вихрь.  Словно  громады  гор,  поднялись  на  море
пенистые  валы.  Заколебалась  скала. Среди рева бури, среди грома и грохота
землетрясения раздался ужасный вопль Прометея:
   -- О, какой удар направил против меня Зевс, чтобы  вызвать  ужас  в  моем
сердце!  О, высокочтимая мать Фемида, о, эфир, струящий всем свет! Смотрите,
как несправедливо карает меня Зевс!
   Рухнула со страшным грохотом  скала  с  прикованным  к  ней  Прометеем  в
неизмеримую бездну, в вековечный мрак[1].

---------------------------------------------------------------
   [1] Этим кончается трагедия Эсхила "Прикованный Прометей".
---------------------------------------------------------------

   Протекли века, и снова поднял Зевс на свет из тьмы Прометея. Но страдания
его  не  кончились;  еще тяжелее стали они. Опять лежит он, распростертый на
высокой скале, пригвожденный к ней, опутанный оковами. Жгут его тело палящие
лучи солнца, проносятся над ним бури, его изможденное тело  хлещут  дожди  и
град, зимой же хлопьями падает снег на Прометея, и леденящий холод сковывает
его  члены.  И  этих  мук  мало!  Каждый день громадный орел прилетает, шумя
могучими крыльями, на скалу. Он садится  на  грудь  Прометея  и  терзает  ее
острыми,  как сталь, когтями. Орел рвет своим клювом печень титана. Потоками
льется кровь и обагряет скалу; черными сгустками застывает кровь у  подножия
скалы;  она  разлагается  на  солнце  и  невыносимым смрадом заражает кругом
воздух. Каждое утро прилетает орел и принимается за свою  кровавую  трапезу.
За  ночь заживают раны, и вновь вырастает печень, чтобы днем дать новую пищу
орлу. Годы, века длятся эти муки. Истомился могучий титан  Прометей,  но  не
сломлен его гордый дух страданиями.
   Титаны  давно  примирились  с  Зевсом  и покорились ему. Они признали его
власть, и Зевс освободил их из  мрачного  Тартара.  Теперь  они,  громадные,
могучие,  пришли  на  край  земли к скале, где лежал скованный Прометей. Они
окружили его скалу и убеждают  Прометея  покориться  Зевсу.  Пришла  и  мать
Прометея,  Фемида,  и  молит  сына  смирить свой гордый дух и не противиться
Зевсу. Она молит сына сжалиться над ней -- ведь так невыносимо страдает она,
видя муки сына. Сам Зевс забыл уже свой прежний  гнев.  Теперь  держава  его
сильна,  ничто  не может поколебать ее, ничто не страшно ему. Да и правит он
уже  не  как   тиран,   он   охраняет   государства,   хранит   законы.   Он
покровительствует  людям  и  правде  среди  них.  Только  одно беспокоит еще
громовержца -- это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс  готов,  если
Прометей  откроет  ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко
время, когда кончатся муки Прометея. Уже родился и возмужал  великий  герой,
которому  суждено  судьбой  освободить от оков титана. Непреклонный Прометей
по-прежнему хранит тайну, изнывая от мук, но и его начинают покидать силы.
   Наконец, и великий герой, которому суждено освободить Прометея, во  время
своих  странствований  приходит  сюда,  на край земли. Герой этот -- Геракл,
сильнейший из людей, могучий, как  бог.  С  ужасом  смотрит  он  на  мучения
Прометея,  и  сострадание  овладевает  им. Титан рассказывает Гераклу о злой
судьбе своей и пророчествует ему, какие еще великие  подвиги  предстоит  ему
совершить.  Полный  внимания,  слушает  титана  Геракл.  Но еще не весь ужас
страданий Прометея видел Геракл. Вдали слышится шум могучих крыльев  --  это
летит  орел  на  свой кровавый пир. Он кружится высоко в небе над Прометеем,
готовый спуститься к нему на грудь. Геракл не дал ему терзать  Прометея.  Он
схватил свой лук, вынул из колчана смертоносную стрелу, призвал стреловержца
Аполлона,  чтобы  верней  направил  он  полет  стрелы,  и  пустил ее. Громко
зазвенела тетива лука, взвилась стрела, и пронзенный орел упал в бурное море
у самого подножья скалы. Миг освобождения настал. Принесся с высокого Олимпа
быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею  и  обещал
ему  немедленно освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злой
судьбы. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:
   -- Пусть не вступает громовержец в брак с морской  богиней  Фетидой,  так
как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее
мужем,  от  него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть
боги отдадут Фетиду  в  жены  герою  Пелею,  и  будет  сын  Фетиды  и  Пелея
величайшим из смертных героев Греции.
   Прометей  открыл  великую  тайну,  Геракл разбил своей тяжкой палицей его
оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден
был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен. Кончились его  муки.
Так  исполнилось  его  предсказание,  что  смертный освободит его. Громкими,
радостными кликами приветствовали титаны освобождение Прометея.
   С тех пор носит Прометей на руке  железное  кольцо,  в  которое  вставлен
камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.
   Вместо  же  Прометея  в  подземное  царство  душ умерших согласился сойти
мудрый кентавр Хирон. Этим избавился он от страданий, которые причиняла  ему
неисцелимая рана, нанесенная ему нечаянно Гераклом.



   Когда  Прометей  похитил  для  смертных  божественный  огонь,  научил  их
искусствам и ремеслам и дал им знания,  счастливее  стала  жизнь  на  земле.
Зевс,  разгневанный  поступком Прометея, жестоко покарал его, а людям послал
на землю зло. Он повелел славному богу-кузнецу Гефесту смешать землю и  воду
и сделать из этой смеси прекрасную девушку, которая обладала бы силой людей,
нежным  голосом  и  взглядом очей, подобным взгляду бессмертных богинь. Дочь
Зевса, Афина-Паллада, должна была выткать для нее прекрасную одежду;  богиня
любви,  златая Афродита, должна была дать ей неотразимую прелесть; Гермес --
дать ей хитрый ум и изворотливость.
   Тотчас  же  боги  исполнили  повеление  Зевса.  Гефест  сделал  из  земли
необычайно  прекрасную  девушку.  Оживили  ее боги. Афина-Паллада с харитами
облекли девушку в сияющие, как  солнце,  одежды  и  надели  на  нее  золотые
ожерелья.  Оры  возложили  на  ее  пышные кудри венок из вешних благоухающих
цветов. Гермес вложил ей в уста лживые и полные лести речи. Назвали боги  ее
Пандорой,  так  как  от  всех  их  получила она дары[1]. Пандора должна была
принести с собой людям несчастье. --

---------------------------------------------------------------
   [1] Пандора значит -- наделенная всеми дарами.
---------------------------------------------------------------

   Когда это зло для людей было готово, Зевс послал Гермеса отнести  Пандору
на землю к брату Прометея, Эпиметею. Мудрый Прометей много раз предостерегал
своего  неразумного  брата и советовал ему не принимать даров от громовержца
Зевса. Он боялся, что эти дары принесут с собой людям горе. Но не послушался
Эпиметей совета мудрого брата. Пленила его своей красотой Пандора, и он взял
ее себе в жены. Вскоре Эпиметей узнал, сколько зла принесла с собой  Пандора
людям.
   В  доме  Эпиметея  стоял  большой сосуд, плотно закрытый тяжелой крышкой;
никто не знал, что в этом сосуде, и никто не решался открыть  его,  так  как
все  знали,  что  это грозит бедами. Любопытная Пандора тайно сняла с сосуда
крышку, и разлетелись по всей земле те бедствия, которые были некогда в  нем
заключены.  Только  одна  Надежда  осталась на дне громадного сосуда. Крышка
сосуда снова захлопнулась, и не вылетела Надежда из дома Эпиметея. Этого  не
пожелал громовержец Зевс.
   Счастливо  жили  раньше  люди,  не зная зла, тяжелого труда и губительных
болезней. Теперь мириады бедствий распространились среди людей. Теперь  злом
наполнялись  и земля, и море. Незваными и днем, и ночью приходят к людям зло
и болезни, страдания несут они  с  собой  людям.  Неслышными  шагами,  молча
приходят  они, так как лишил их Зевс дара речи, -- он сотворил зло и болезни
немыми.



---------------------------------------------------------------
   [1] Миф об Эаке  особенно  интересен  тем,  что  в  нем  ясно  выражен
пережиток  тотемизма. В мифе рассказывается о том, как из муравьев произошло
племя  мирмидонян.  Вера  в  то,  что  люди  могут  произойти  от  животных,
свойственна первобытной религии.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Зевс-громовержец,  похитив прекрасную дочь речного бога Асопа, унес ее на
остров Ойнопию, который стал называться с тех пор по имени дочери  Асопа  --
Эгиной.  На  этом  острове  родился сын Эгины и Зевса, Эак. Когда Эак вырос,
возмужал и стал царем острова Эгины, то никто не мог  сравняться  с  ним  по
всей  Греции ни любовью к правде, ни справедливостью. Сами великие олимпийцы
чтили Эака и часто избирали его судьей в своих спорах.  По  смерти  же  Эак,
подобно Миносу и Радаманту, стал по воле богов судьей в подземном царстве.
   Лишь  великая  богиня Гера ненавидела Эака. Гера наслала великое бедствие
на царство Эака. Окутал густой туман остров Эгину,  четыре  месяца  держался
этот  туман.  Наконец  разогнал  его  южный  ветер.  Но  не  освобождение от
бедствия, а гибель  принес  своим  дыханием  ветер.  От  тлетворного  тумана
неисчислимое  множество  ядовитых  змей  наполнили  пруды, источники и ручьи
Эгины, всех отравили они своим ядом. Начался ужасный мор на  Эгине.  Вымерло
на  ней  все живое. Остались невредимыми лишь Эак да его сыновья. В отчаянии
воздел Эак руки к небу и воскликнул:
   -- О, великий эгидодержавный Зевс, если  ты  действительна  был  супругом
Эгины,  если  ты  действительно мой отец и не стыдишься своего потомства, то
верни мне мой народ или же и меня скрой во мраке могилы!
   Дал знамение Эаку Зевс, что он внял его мольбе.
   Сверкнула молния, и раскатился удар грома  по  безоблачному  небу.  Понял
Эак,  что  услышана  его  молитва.  Там,  где  молился Эак отцу Зевсу, стоял
могучий посвященный громовержцу дуб, а у его корней был муравейник. Случайно
упал взгляд Эака на муравейник,  полный  тысяч  трудолюбивых  муравьев.  Эак
долго  смотрел,  как  хлопотали  муравьи  и строили свой муравьиный город, и
сказал:
   -- О, милостивый отец Зевс, дай мне столько трудолюбивых граждан, сколько
муравьев в этом муравейнике.
   Лишь только промолвил это Эак, как дуб при  полном  безветрии  зашелестел
своими могучими ветвями. Еще одно знамение послал Зевс Эаку.
   Настала  ночь.  Чудесный  сон  увидел  Эак. Он видел священный дуб Зевса,
ветви его покрыты были  множеством  муравьев.  Заколыхались  ветви  дуба,  и
дождем  посыпались  с  них  муравьи.  Упав на землю, муравьи становились все
больше и больше, вот поднялись они на ноги, выпрямились,  пропал  их  темный
цвет и худоба, они обращались постепенно в людей. Проснулся Эак, он не верит
вещему  сну,  он  даже  сетует  на  богов, что не шлют они ему помощи. Вдруг
раздался сильный шум. Эак слышит шаги, людские голоса, которых он давно  уже
не  слыхал.  "Не  сон  ли  это",  думает  он. Вдруг вбегает сын его Теламон,
бросается к отцу и, радостный, говорит:
   -- Выйди скорее, отец! Ты увидишь великое чудо, которого ты и не ждал.
   Вышел Эак из покоя и увидел живыми  тех  людей,  которых  видел  во  сне.
Провозгласили  люди,  бывшие  раньше  муравьями,  Эака царем, а он назвал их
мирмидонянами[1]. Так была заселена вновь Эгина.

---------------------------------------------------------------
   [1] От слова мирмекс -- муравей.
---------------------------------------------------------------



   В основном изложено по трагедии Эсхила "Молящие о защите"

   У сына Зевса и Ио, Эпафа, был сын Бел, а у него было два сына -- Египт  и
Данай.  Всей страной, которую орошает благодатный Нил, владел Египт, от него
страна эта получила и свое имя. Данай же правил в Ливии.  Боги  дали  Египту
пятьдесят  сыновей.  Данаю  же  пятьдесят  прекрасных дочерей. Пленили своей
красой данаиды сыновей Египта, и захотели они вступить в брак с  прекрасными
девушками,  но  отказали  им Данай и данаиды. Собрали сыновья Египта большое
войско и пошли войной на Даная. Данай был побежден  своими  племянниками,  и
пришлось   ему   лишиться   своего   царства  и  бежать.  С  помощью  богини
Афины-Паллады построил Данай первый пятидесятивесельный корабль  и  пустился
на нем со своими дочерьми в безбрежное вечно шумящее море.
   Долго  плыл по морским волнам корабль Даная и, наконец, приплыл к острову
Родосу. Здесь Данай остановился; он  вышел  с  дочерьми  на  берег,  основал
святилище  своей  покровительнице  богине  Афине и принес ей богатые жертвы.
Данай не остался на Родосе. Боясь преследования сыновей Египта, он поплыл  с
дочерьми  своими  дальше,  к  берегам  Греции,  в  Арголиду[1] -- родину его
прародительницы Ио. Сам Зевс охранял корабль во время опасного  плаванья  по
безбрежному  морю.  После долгого пути пристал корабль к благодатным берегам
Арголиды. Здесь надеялись  Данай  а  данаиды  найти  защиту  и  спасение  от
ненавистного им брака с сыновьями Египта,

---------------------------------------------------------------
   [1] Область на северо-западе Пелопоннеса.
---------------------------------------------------------------

   Под  видом молящих о защите с масличными ветвями в руках данаиды вышли на
берег. Никого не было видно на берегу. Наконец вдали показалось облако пыли.
Быстро приближалось оно. Вот уже в облаке пыли видно сверкание щитов, шлемов
и копий. Слышится шум колес боевых колесниц. Это  приближается  войско  царя
Арголиды,  Пеласга,  сына  Палехтона.  Извещенный о прибытии корабля, Пеласг
явился к берегу моря со своим войском. Не врага встретил он  там,  а  старца
Даная  и  пятьдесят  его прекрасных дочерей. С ветвями в руках встретили они
его, моля о защите. Простирая к нему руки, с глазами,  полными  слез,  молят
его  прекрасные  дочери Даная помочь им против гордых сыновей Египта. Именем
Зевса, могучего защитника молящих, заклинают данаиды Пеласга не выдавать их.
Ведь не чужие они в Арголиде -- это родина их прародительницы Ио.
   Пеласг все еще колеблется -- его страшит война  с  могучими  властителями
Египта.  Что  делать ему? Но еще больше боится он гнева Зевса, если, нарушив
его законы, оттолкнет он тех, которые молят его именем громовержца о защите.
Наконец, Пеласг советует Данаю самому пойти в Аргос и там положить на алтаре
богов масличные ветви в знак мольбы о защите. Сам же он решает собрать народ
и спросить его совета. Пеласг обещает данаидам приложить все старания, чтобы
убедить граждан Аргоса оказать им защиту.
   Уходит Пеласг. С трепетом ждут данаиды решения  народного  собрания.  Они
знают, как неукротимы сыновья Египта, как грозны они в битве; они знают, что
грозит  им, если пристанут к берегу Арголиды корабли египтян. Что делать им,
беззащитным девам, если лишат их приюта и помощи жители Аргоса?  Близко  уже
несчастие.  Уже  пришел  вестник  сыновей Египта. Он грозит силой отвести на
корабль данаид, он схватил за руку одну из дочерей Даная и велит рабам своим
схватить и других. Но тут опять является царь  Пеласг.  Он  берет  под  свою
защиту  данаид,  его  не  пугает и то, что вестник сыновей Египта грозит ему
войной.
   Гибель принесло Пеласгу и жителям Арголиды решение оказать защиту Данаю и
его дочерям. Побежденный в кровопролитной битве, принужден был бежать Пеласг
на самый север своих обширных владений. Правда, Даная избрали царем  Аргоса,
но, чтобы купить мир у сыновей Египта, он должен был все же отдать им в жены
своих прекрасных дочерей.
   Пышно  справили  свадьбу  свою с данаидами сыновья Египта. Они не ведали,
какую участь несет им с собой этот  брак.  Кончился  шумный  свадебный  пир;
замолкли  свадебные  гимны, потухли брачные факелы; тьма ночи окутала Аргос.
Глубокая тишина  царила  в  объятом  сном  городе.  Вдруг  в  тиши  раздался
предсмертный  тяжкий  стон,  вот  еще  один,  еще  и  еще. Ужасное злодеяние
совершили под покровом ночи данаиды. Кинжалами, данными им отцом их  Данаем,
пронзили  они  своих  мужей,  лишь  только  сон  сомкнул их очи. Так погибли
ужасной смертью сыновья  Египта.  Спасся  только  один  из  них,  прекрасный
Линкей.  Юная  дочь  Даная,  Гипермнестра, сжалилась над ним. Она не в силах
была пронзить грудь своего мужа кинжалом. Разбудила она его и  тайно  вывела
из дворца.
   В  неистовый  гнев пришел Данай, когда узнал, что Гипермнестра ослушалась
его повеления. Данай заковал свою дочь в тяжелые цепи и  бросил  в  темницу.
Собрался  суд  старцев  Аргоса, чтобы судить Гипермнестру за ослушание отцу.
Данай хотел предать свою дочь смерти. Но на суд явилась сама  богиня  любви,
златая  Афродита.  Она  защитила Гипермнестру и спасла ее от жестокой казни.
Сострадательная, любящая дочь Даная стала женой  Линкея.  Боги  благословили
этот  брак многочисленным потомством великих героев. Сам Геракл, бессмертный
герой Греции, принадлежал к роду Линкея.
   Зевс не хотел гибели и других данаид. Очистили, по повелению Зевса, Афина
и Гермес данаид от скверны  пролитой  крови.  Царь  Данай  устроил  в  честь
богов-олимпийцев  великие игры. Победители в этих играх получили как награду
в жены дочерей Даная.
   Но данаиды все же не избежали кары за совершенное злодеяние. Они несут ее
после своей смерти в мрачном царстве Аида. Данаиды  должны  наполнять  водой
громадный сосуд, не имеющий дна. Вечно носят они воду, черпая ее в подземной
реке, и выливают в сосуд. Вот, кажется, уже полон сосуд, но вытекает из него
вода, и снова он пуст. Снова принимаются за работу данаиды, снова носят воду
и льют ее в сосуд без дна. Так и длится без конца их бесплодная работа.



---------------------------------------------------------------
   [1]  Персей  --  один  из  наиболее  популярных  героев  Греции. О нем
сохранилось много мифов, которые рассказывали не всюду одинаково. Интересно,
что ряд действующих в этих мифах лиц, древние греки  перенесли  на  небо.  И
теперь  мы  знаем  такие  созвездия  как  Персей, Андромеда, Кассиопея (мать
Андромеды) и Кефей (отец ее).
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"



   У царя Аргоса Акрисия, внука Линкея, была дочь Даная,  славившаяся  своей
неземной  красотой.  Акрисию  было  предсказано оракулом, что он погибнет от
руки сына Данаи. Чтобы избежать такой судьбы, Акрисий построил  глубоко  под
землей  из  бронзы  и  камня  обширные покои и там заключил свою дочь Данаю,
чтобы никто не видал ее.
   Но великий громовержец Зевс полюбил ее, проник в подземные покои Даная  в
виде  золотого  дождя,  и  стала  дочь  Акрисия  женой Зевса. От этого брака
родился у Данаи прелестный мальчик. Мать назвала его Персеем.
   Недолго прожил маленький Персей со  своей  матерью  в  подземных  покоях.
Однажды Акрисий услышал голос и веселый смех маленького Персея. Он спустился
к  своей  дочери,  чтобы  узнать,  почему слышится в ее покоях детский смех.
Акрисий удивился, увидав маленького прелестного мальчика. Как испугался  он,
узнав,  что  это  сын  Данаи  и  Зевса.  Тотчас вспомнилось ему предсказание
оракула. Опять пришлось ему думать, как  избежать  судьбы.  Наконец  Акрисий
велел  сделать  большой  деревянный  ящик,  заключил  в него Данаю и сына ее
Персея, забил ящик и приказал бросить в море.
   Долго носился ящик по бурным волнам соленого моря. Гибель грозила Данае и
ее сыну. Волны бросали ящик из стороны в сторону, то высоко подымали его  на
своих  гребнях,  то  опускали  в  пучину  моря.  Наконец вечно шумящие волны
пригнали ящик к острову Серифу[1], В то время на  берегу  ловил  рыбу  рыбак
Диктис.  Он только что закинул в море сети. Запутался ящик в сетях, и вместе
с ними Диктис вытащил его на берег. Он открыл ящик и,  к  своему  удивлению,
увидал   в  нем  поразительной  красоты  женщину  и  маленького  прелестного
мальчика. Диктис отвел их к своему брату, царю Серифа, Полидекту.

---------------------------------------------------------------
   [1] Один из Кикладских островов в Эгейском море.
---------------------------------------------------------------

   Вырос при дворце царя Полидекта Персей и стал сильным,  стройным  юношей.
Как  звезда,  блистал  он  среди  юношей Серифа своей божественной красотой,
никто не был ему равен ни красотой, ни силой, ни ловкостью, ни мужеством.



   Полидект замыслил насильно взять себе в жены прекрасную Данаю,  но  Даная
ненавидела   сурового  царя  Полидекта.  Персей  заступился  за  свою  мать.
Разгневался Полидект и с этого времени он  думал  только  об  одном  --  как
погубить  ему  Персея. В конце концов жестокий Полидект решил послать Персея
за головой горгоны Медузы. Он призвал Персея и сказал ему:
   --  Если  ты  действительно  сын  громовержца  Зевса,  то  не  откажешься
совершить  великий подвиг. Сердце твое не дрогнет ни перед какой опасностью.
Докажи же мне, что Зевс -- твой отец, и принеси мне голову  горгоны  Медузы.
О, верю я, Зевс поможет своему сыну!
   Гордо взглянул Персей на Полидекта и спокойно ответил:
   -- Хорошо, я добуду тебе голову Медузы.
   Отправился  Персей  в  далекий  путь. Ему нужна было достигнуть западного
края земли, той страны, где царили богиня Ночь и бог смерти  Танат.  В  этой
стране  жили  и  ужасные горгоны. Все тело их покрывала блестящая и крепкая,
как сталь, чешуя. Ни один меч не мог разрубить эту чешую,  только  изогнутый
меч  Гермеса.  Громадные  медные  руки  с  острыми  стальными когтями были у
горгон. На головах у них вместо волос двигались, шипя, ядовитые  змеи.  Лица
горгон, с их острыми, как кинжалы, клыками, с губами, красными, как кровь, и
с  горящими яростью глазами были исполнены такой злобы, были так ужасны, что
в камень обращался всякий от одного взгляда на горгон. На крыльях с золотыми
сверкающими перьями горгоны  быстро  носились  по  воздуху.  Горе  человеку,
которого они встречали! Горгоны разрывали его на части своими медными руками
и пили его горячую кровь.
   Тяжелый,  нечеловеческий  подвиг  предстояло  совершить  Персею.  Но боги
Олимпа не могли дать  погибнуть  ему,  сыну  Зевса.  На  помощь  ему  явился
быстрый, как мысль, посланник богов Гермес и любимая дочь Зевса, воительница
Афина.  Афина  дала  Персею  медный  щит,  такой блестящий, что в нем, как в
зеркале, отражалось все; Гермес же  дал  Персею  свой  острый  меч,  который
рубил,  как  мягкий  воск,  самую  твердую сталь. Вестник богов указал юному
герою как найти горгон.
   Долог был путь Персея.  Много  стран  прошел  он,  много  видел  народов.
Наконец  достиг он мрачной страны, где жили старые грайи. Один только глаз и
один зуб имели они на всех трех. По очереди пользовались они ими. Пока  глаз
был  у  одной  из  грай,  две другие были слепы, и зрячая грайя вела слепых,
беспомощных сестер. Когда же, вынув глаз, грайя передавала его следующей  по
очереди,  все  три сестры были слепы. Эти-то грайи охраняли путь к горгонам,
только они одни знали его. Тихо подкрался к ним во тьме Персей, и по  совету
Гермеса,  вырвал  у одной из грай чудесный глаз как раз в тот миг, когда она
передавала его своей сестре. Вскрикнули грайи от ужаса. Теперь они все  трое
были  слепы.  Что  делать  им слепым и беспомощным? Стали они молить Персея,
заклиная его всеми богами, отдать им глаз. Они готовы были сделать  все  для
героя,  лишь  бы он вернул им их сокровище. Тогда Персей потребовал у них за
возвращение глаза указать ему путь к горгонам. Долго  колебались  грайи,  но
пришлось им, чтобы вернуть себе зрение, указать этот путь. Так узнал Персей,
как попасть ему на остров горгон, и быстро отправился дальше.
   Во  время  дальнейшего пути пришел Персей к нимфам. От них получил он три
подарка: шлем властителя подземного царства Аида,  который  делал  невидимым
всякого,  кто его надевал, сандалии с крыльями, с помощью которых можно было
быстро носиться по воздуху, и волшебную сумку: эта сумка то расширялась,  то
сжималась,  смотря по величине того, что в ней лежало. Надел Персей крылатые
сандалии, шлем Аида, перекинул через плечо чудесную сумку и  быстро  понесся
по воздуху к острову горгон.
   Высоко  в  небе  несся  Персей.  Под  ним  расстилалась  земля с зелеными
долинами, по которым  серебряными  лентами  вились  реки.  Города  виднелись
внизу,  в них ярко сверкали белым мрамором храмы богов. Вдали высились горы,
покрытые зеленью лесов, и, как алмазы, горели в  лучах  солнца  их  вершины,
покрытые  снегом.  Вихрем  несется  Персей все дальше и дальше. Он летит так
высоко, как не взлетают и орлы на своих могучих крыльях. Вот блеснуло вдали,
как расплавленное золото, море. Теперь над морем летит Персей, и шум морских
волн едва уловимым шорохом доносится до него. Вот уже не видно земли. Во все
стороны, куда только хватает взора Персея, раскинулась под ним равнина  вод.
Наконец  в голубой дали моря черной полоской показался остров. Все ближе он.
Это остров горгон. Что-то нестерпимым блеском сверкает  в  лучах  солнца  на
этом  острове.  Ниже  спустился  Персей.  Как  орел, парит он над островом и
видит: на скале спят три ужасные горгоны. Они раскинули во сне  свои  медные
руки,  огнем  горят на солнце их стальная чешуя и золотые крылья. Змеи на их
головах чуть шевелятся во сне, Скорей отвернулся Персей  от  горгон.  Боится
увидеть  он  их  грозные  лица -- ведь один взгляд, и в камень обратится он.
Взял Персей щит Афины-Паллады -- как в зеркале  отразились  в  нем  горгоны.
Которая  же  из них Медуза? Как две капли воды похожи друг на друга горгоны.
Из трех горгон лишь Медуза смертна, только ее можно убить. Задумался Персей.
Тут помог Персею быстрый Гермес. Он указал Персею Медузу и тихо  шепнул  ему
на ухо:
   --  Скорей,  Персей!  Смелее  спускайся вниз. Вон, крайняя к морю Медуза.
Отруби ей голову. Помни, не смотри на нее! Один взгляд, и ты  погиб.  Спеши,
пока не проснулись горгоны!
   Как  падает с неба орел на намеченную жертву, так ринулся Персей к спящей
Медузе. Он глядит в ясный щит, чтобы верней нанести  удар.  Змеи  на  голове
Медузы  почуяли  врага.  С грозным шипением поднялись они. Пошевельнулась во
сне Медуза. Она уже приоткрыла глаза.  В  этот  миг,  как  молния,  сверкнул
острый  меч.  Одним  ударом  отрубил  Персей  голову Медузе. Ее темная кровь
потоком хлынула на скалу, а с потоками крови из тела Медузы взвился  к  небу
крылатый конь Пегас и великан Хрисаор. Быстро схватил Персей голову Медузы и
спрятал ее в чудесную сумку. Извиваясь в судорогах смерти, тело Медузы упало
со  скалы  в  море.  От  шума его падения проснулись сестры Медузы, Стейно и
Эвриала. Взмахнув могучими крыльями, они взвились над  островом  и  горящими
яростью  глазами  смотрят  кругом.  Горгоны  с  шумом носятся по воздуху, но
бесследно исчез убийца сестры их Медузы. Ни одной живой души не видно ни  на
острове,  ни  далеко  в море. А Персей быстро несся, невидимый в шлеме Аида,
над шумящим морем. Вот уже  несется  он  над  песками  Ливии.  Сквозь  сумку
просочилась  кровь  из  головы Медузы и падала тяжелыми каплями на песок. Из
этих капель крови породили пески ядовитых змей. Все кругом кишело  ими,  все
живое обращалось в бегство от них; змеи обратили Ливию в пустыню.



   Все  дальше несется Персей от острова горгон. Подобно туче, которую гонит
бурный ветер, мчится он по небу. Наконец он достиг той страны, где царил сын
титана Япета, брат Прометея, великан Атлас. Тысячи  стад  тонкорунных  овец,
коров и быков круторогих паслось на полях Атласа. Роскошные сады росли в его
владениях,  а  среди  садов  стояло  дерево  с золотыми ветвями и листвой, и
яблоки, которые росли на этом дереве, были тоже золотые. Атлас  хранил,  как
зеницу  ока,  это  дерево, оно было его величайшим сокровищем. Богиня Фемида
предсказала ему, что наступит день, когда придет к нему сын Зевса и  похитит
у  него  золотые яблоки. Боялся этого Атлас. Он окружил сад, в котором росло
золотое дерево, высокой стеной, а у  входа  поставил  стражем  низвергающего
пламя  дракона.  Атлас  не допускал чужеземцев в свои владения -- он боялся,
что среди них явится и сын Зевса. Вот к нему-то и прилетел в своих  крылатых
сандалиях Персей и обратился к Атласу с такими приветливыми словами:
   -- О, Атлас, прими меня, как гостя, в твоем доме. Я -- сын Зевса, Персей,
убивший горгону Медузу. Дай мне отдохнуть у тебя от моего великого подвига.
   Когда  Атлас  услыхал,  что  Персей  --  сын Зевса, тотчас же вспомнил он
предсказание богини Фемиды и потому грубо ответил Персею:
   -- Убирайся отсюда! Тебе не поможет твоя ложь о великом подвиге и о  том,
что ты -- сын громовержца.
   Атлас  хочет  уже  выгнать  за дверь героя. Персей, видя, что не может он
бороться с могучим великаном, сам спешит выйти из дома. Гнев бушует в сердце
Персея; его рассердил Атлас тем, что отказал ему  в  гостеприимстве  да  еще
назвал лжецом.
   В гневе Персей говорит великану:
   -- Хорошо же, Атлас, ты прогоняешь меня! Ну, так прими же по крайней мере
от меня подарок!
   С  этими  словами  быстро  вынул  Персей  голову  Медузы и, отвернувшись,
показал ее Атласу. Тотчас же обратился в гору великан. Его борода  и  волосы
обратились  в  густолиственные леса, руки и плечи -- в высокие скалы, голова
-- в вершину горы, ушедшую в самое небо. С тех пор поддерживает  гора  Атлас
весь небесный свод, со всеми его созвездиями.
   Персей же, когда взошла на небо утренняя звезда, понесся дальше.



   После  долгого  пути Персей достиг царства Кефея, лежавшего в Эфиопии [1]
на берегу Океана. Там, на скале, у самого берега моря он увидал  прикованную
прекрасную  Андромеду,  дочь царя Кефея. Она должна была искупить вину своей
матери,  Кассиопеи.  Кассиопея  прогневала  морских  нимф.   Гордясь   своей
красотой,   она   сказала,   что  всех  прекрасней  она,  царица  Кассиопея.
Разгневались  нимфы  и  умолили  бога  морей  Посейдона  наказать  Кефея   и
Кассиопею.  Посейдон послал, по просьбе нимф, чудовище, подобное исполинской
рыбе. Оно всплывало из морской глубины и опустошало владения Кефея. Плачем и
стонами наполнилось царство Кофея. Он обратился, наконец,  к  оракулу  Зевса
Аммону[2] и спросил, как избавиться ему от этого несчастья. Оракул дал такой
ответ:

---------------------------------------------------------------
   [1]  Эфиопия -- страна, лежавшая, по представлениям греков, на крайнем
юге земли. Эфиопией греки, а затем  римляне  называли  всю  страну,  лежащую
Африке  на юге от Египта. [2] Находился в оазисе Ливийской пустыни, на запад
от Египта.
---------------------------------------------------------------

   -- Отдай свою дочь Андромеду на растерзание чудовищу, и  окончится  тогда
кара Посейдона.
   Народ,  узнав  ответ оракула, заставил царя приковать Андромеду к скале у
моря. Бледная от ужаса, стояла у подножия скалы в тяжелых оковах  Андромеда;
с  невыразимым  страхом  смотрела  она на море, ожидая, что вот-вот появится
чудовище и растерзает ее. Слезы катились из ее глаз, ужас  охватывал  ее  от
одной  мысли  о  том,  что  должна  она погибнуть в цвете прекрасной юности,
полная сил, не изведав радостей жизни. Ее-то и увидал Персей. Он  принял  бы
ее  за  дивную статую из белого паросского мрамора, если бы морской ветер не
развевал ее волос и не  падали  из  ее  прекрасных  глаз  крупные  слезы.  С
восторгом  смотрит  на  нее  юный герой, и могучее чувство любви к Андромеде
загорается в его сердце. Персей быстро спустился к ней и ласково спросил ее:
   -- О, скажи мне, прекрасная дева, чья это страна, назови  мне  твое  имя!
Скажи, за что прикована ты здесь к скале?
   Андромеда  рассказала,  за  чью  вину  приходится  ей  страдать. Не хочет
прекрасная дева, чтобы герой подумал, что искупает она собственную вину. Еще
не окончила свой рассказ Андромеда, как заклокотала морская пучина, и  среди
бушующих  волн  показалось  чудовище.  Оно  высоко  подняло  свою  голову  с
разверстой громадной пастью. Громко вскрикнула от ужаса Андромеда.  Обезумев
от  горя,  прибежали  на берег Кефей и Кассиопея. Горько плачут они, обнимая
дочь. Нет ей спасенья!
   Тогда заговорил сын Зевса, Персей:
   -- Еще много будет у вас  времени  лить  слезы,  мало  времени  лишь  для
спасения  вашей  дочери.  Я  --  сын  Зевса,  Персей, убивший обвитую змеями
горгону Медузу. Отдайте мне в жены вашу дочь Андромеду, и я спасу ее.
   С радостью согласились Кефей и Кассиопея. Они готовы были сделать все для
спасения дочери. Кефей обещал ему даже все царство в приданое,  лишь  бы  он
спас  Андромеду.  Уже  близко  чудовище.  Оно  быстро  приближается к скале,
широкой грудью рассекая волны, подобно кораблю, который несется  по  волнам,
как  на  крыльях,  от  взмахов  весел  могучих юных гребцов. Не далее полета
стрелы было чудовище, когда Персей взлетел высоко в воздух. Тень его упала в
море, и с яростью ринулось чудовище на тень героя. Персей смело  бросился  с
высоты  на чудовище и глубоко вонзил ему в спину изогнутый меч. Почувствовав
тяжкую рану, высоко поднялось в волнах чудовище; оно бьется в  море,  словно
кабан,  которого  с  неистовым  лаем окружила стая собак; то погружается оно
глубоко в воду, то вновь всплывает.  Бешено  бьет  по  воде  чудовище  своим
рыбьим  хвостом,  и  тысячи  брызг взлетают до самых вершин прибрежных скал.
Пеной покрылось море. Раскрыв пасть, бросается  чудовище  на  Персея,  но  с
быстротой  чайки  взлетает  он  в  своих  крылатых сандалиях. Удар за ударом
наносит он. Кровь и вода хлынули из пасти  чудовища,  пораженного  насмерть.
Крылья  сандалий  Персея  намокли,  они едва держат на воздухе героя. Быстро
понесся могучий сын Данаи к скале, которая выдавалась из моря,  обхватил  ее
левой  рукой  и  трижды  погрузил свой меч в широкую грудь чудовища. Окончен
ужасный бой. Радостные крики несутся с берега. Все  славят  могучего  героя.
Сняты  оковы с прекрасной Андромеды, и, торжествуя победу, ведет Персей свою
невесту во дворец отца ее Кефея.



   Богатые жертвы принес Персей отцу своему Зевсу, Афине-Палладе и  Гермесу.
Веселый  свадебный  пир  начался во дворце Кефея. Гименей и Эрот зажгли свои
благоухающие факелы. Весь  дворец  Кефея  увит  зеленью  и  цветами.  Громко
раздаются  звуки  кифар  и  лир, гремят свадебные хоры. Двери дворца открыты
настежь. Пиршественный  зал  горит  золотом.  Кефей  и  Кассиопея  пируют  с
новобрачными,  пирует и весь народ. Веселье и радость царят кругом. За пиром
Персей рассказывает о своих подвигах. Вдруг грозный звон оружия  раздался  в
пиршественном  зале.  По  дворцу  разнесся военный клич, подобный шуму моря,
когда оно, вздымаясь, бьется своими гонимыми бурным ветром волнами о высокий
скалистый берег.  Это  пришел  первый  жених  Андромеды,  Финей,  с  большим
войском.
   Войдя во дворец и потрясая копьем, громко воскликнул Финей:
   --  Горе тебе, похититель невест! Не спасут тебя от меня ни твои крылатые
сандалии, ни даже сам Зевс-громовержец!
   Финей хотел уже бросить копьем в Персея,  но  царь  Кефей  остановил  его
словами:
   --  Что  ты делаешь? Что заставляет тебя так безумствовать? Так хочешь ты
наградить подвиг Персея? Это будет твоим свадебным подарком? Разве похитил у
тебя Персей твою невесту? Нет, она была похищена у тебя тогда, когда ее вели
приковать к скале, когда она шла на гибель. Почему же ты тогда не  явился  к
ней на помощь? Ты хочешь теперь отнять у победителя его награду? Зачем же не
явился  ты  сам за Андромедой, когда она была прикована к скале, зачем тогда
не отнял ее у чудовища?
   Ничего не ответил Кефею Финей, гневно смотрел  он  то  на  Кефея,  то  на
прекрасного сына Зевса, и, вдруг, напрягши все силы, бросил копьем в Персея.
Мимо  пролетело  копье  и  вонзилось в ложе Персея. Вырвал его могучей рукой
юный герой, вскочил с своего ложа и грозно замахнулся копьем. Он поразил  бы
насмерть  Финея,  но  тот  спрятался  за жертвенник, и копье попало в голову
героя Рета, и он упал мертвым. Закипел  ужасный  бой.  Быстро  принеслась  с
Олимпа  воительница  Афина  на  помощь своему брату Персею. Она прикрыла его
своей эгидой и вдохнула в него непобедимое мужество. Ринулся в  бой  Персей.
Как  молния, блещет у него в руках смертоносный меч, которым он убил Медузу.
Одного за другим разит он насмерть героев, пришедших  с  Финеем.  Гора  тел,
залитых  кровью, громоздится пред Персеем. Он схватил обеими руками огромную
бронзовую чашу, в которой смешивали вино для пира,  и  метнул  ее  в  голову
героя  Эвритоя.  Как  пораженный  громом,  упал герой, и отлетела душа его в
царство теней. Один за другим падают герои,  но  много  привел  их  с  собой
Финей.  Персей  же  -- чужеземец в царстве Кефея, немного товарищей у него в
битве, почти одному приходится ему бороться  со  множеством  врагов.  Многие
соратники Персея уже пали в этой неистовой битве. Погиб, сраженный копьем, и
певец,   который   сладкозвучным   пением   услаждал   пирующих,   играя  на
златострунной кифаре. Падая, певец задел за струны кифары, и  печально,  как
предсмертный  стон,  зазвенели  струны,  но  стук  мечей  и  стоны умирающих
заглушили звон струн. Словно град, гонимый ветром, летят стрелы.  Прислонясь
к  колонне  и  прикрывшись блестящим щитом Афины, бьется с врагами Персей. А
они со всех сторон окружили героя; бой вокруг него все неистовей. Видя,  что
ему грозит неминуемая гибель, воскликнул громко могучий сын Данаи:
   --  У  врага,  сраженного  мною,  найду  я помощь! Сами принудили вы меня
искать у него защиты! Скорей отвернитесь все, кто друг мне!
   Быстро вынул из чудесной сумки Персей голову горгоны Медузы и  поднял  ее
высоко  над  головой. Один за другим обращаются в каменные статуи нападающие
на Персея герои. Одни из них окаменели, замахнувшись мечом,  чтобы  пронзить
грудь  врага,  другие  --  потрясая  острыми  копьями, третьи -- прикрывшись
щитами. Один взгляд на голову Медузы обратил их  в  мраморные  статуи.  Весь
пиршественный  зал  наполнился мраморными статуями. Страх объял Финея, когда
увидал он, что все  друзья  его  обратились  в  камень.  Упав  на  колени  и
простирая руки с мольбой к Персею, воскликнул Финей:
   --  Ты победил, Персей! О. спрячь скорей ужасную голову Медузы, молю тебя
-- спрячь ее. О, великий сын Зевса, все возьми, владей  всем,  только  жизнь
одну оставь мне!
   С насмешкой ответил Персей Финею:
   -- Не бойся, жалкий трус! Не сразит тебя мой меч. На вечные времена дам я
тебе  награду!  Вечно будешь ты стоять здесь во дворце Кефея, чтобы жена моя
утешалась, глядя на изображение своего первого жениха.
   Протянул к Финею герой голову Медузы, и, как ни старался Финей не глядеть
на ужасную горгону, все же взгляд его упал на нее, и мигом  обратился  он  в
мраморную  статую.  Стоит обращенный в камень Финей, склонясь, как раб, пред
Персеем. Навек сохранилось в глазах статуи-Финея выражение страха и  рабской
мольбы.
   ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕЯ НА СЕРИФ
   Недолго  оставался Персей после этой кровавой битвы в царстве Кефея. Взяв
с собой прекрасную Андромеду, он вернулся на Сериф к царю Полидекту.  Персей
застал  свою  мать  Данаю в великом горе. Спасаясь от Полидекта, ей пришлось
искать защиты в храме Зевса. Не смела она ни на единый  миг  покинуть  храм.
Разгневанный  Персей  пришел  во дворец Полидекта и застал его с друзьями за
роскошным пиром. Полидект не ожидал, что Персей вернется, он был уверен, что
герой погиб в борьбе с горгонами. Удивился царь Серифа,  увидав  пред  собой
Персея, а тот спокойно сказал царю:
   -- Твое приказание исполнено, я принес тебе голову Медузы.
   Полидект  не  поверил,  что Персей совершил такой великий подвиг. Он стал
издеваться над богоравным героем и назвал его лжецом. Издевались над Персеем
и друзья Полидекта.  Гнев  закипел  в  груди  Персея,  он  не  мог  простить
оскорбления. Грозно сверкнув очами, Персей вынул голову Медузы и воскликнул:
   -- Если ты не веришь, Полидект, то вот тебе доказательство!
   Полидект  взглянул  на  голову горгоны и мгновенно обратился в камень. Не
избежали этой участи и друзья царя, пировавшие с ним.



   Персей передал власть  над  Серифом  брату  Полидекта,  Диктису,  который
некогда  спас  его  с  матерью,  а  сам с Данаей и с Андромедой отправился в
Аргос. Когда дед  Персея,  Акрисий,узнал  о  прибытии  внука,  то,  вспомнив
предсказание  оракула,  бежал  далеко  на  север,  в Лариссу. Персей же стал
править в родном Аргосе. Он вернул шлем Аида, крылатые сандалии  и  чудесную
сумку  нимфам,  вернул  и  Гермесу его острый меч. Голову же Медузы отдал он
Афине-Палладе, а она укрепила ее  у  себя  на  груди,  на  своем  сверкающем
панцире. Счастливо правил Персей в Аргосе.
   Дед  его  Акрисий  не  избежал  того,  что  определил ему неумолимый рок.
Однажды устроил Персей пышные игры. Много героев собралось на них.  В  числе
зрителей  был  и престарелый Акрисий. Во время состязания в метании тяжелого
диска Персей метнул могучей рукой бронзовый диск. Высоко, к  самым  облакам,
взлетел  тяжелый  диск,  а  падая на землю, попал со страшной силой в голову
Акрисия и поразил его насмерть. Так исполнилось предсказание оракула. Полный
скорби, Персей похоронил Акрисия, сетуя, что стал  невольным  убийцей  деда.
Персей  не  захотел  править в Аргосе, царстве убитого им Акрисия; он ушел в
Тиринф[1] и царствовал там много лет. Аргос  же  Персей  отдал  во  владение
своему родственнику Мегапенту.

---------------------------------------------------------------
   [1] Один из древнейших городов Греции, находился в Арголиде.
---------------------------------------------------------------



   Изложено по поэмам: "Илиада" Гомера и "Героиня" Овидия

   Сизиф,  сын  бога  повелителя  всех  ветров  Эола, был основателем города
Коринфа, который в древнейшие времена назывался Эфирой.
   Никто  во  всей  Греции  не  мог  равняться  по  коварству,  хитрости   и
изворотливости   ума  с  Сизифом.  Сизиф  благодаря  своей  хитрости  собрал
неисчислимые богатства у себя в Коринфе; далеко распространилась слава о его
сокровищах.
   Когда пришел к нему бог  смерти  мрачный  Танат,  чтобы  низвести  его  в
печальное  царство  Аида, то Сизиф, еще раньше почувствовав приближение бога
смерти, коварно обманул бога Таната и заковал его в оковы.  Перестали  тогда
на  земле  умирать  люди.  Нигде  не  совершались  большие  пышные похороны;
перестали приносить и жертвы богам подземного царства.  Нарушился  на  земле
порядок,  заведенный Зевсом. Тогда громовержец Зевс послал к Сизифу могучего
бога войны Ареса. Он освободил Таната из оков, а Танат исторг душу Сизифа  и
отвел ее в царство теней умерших.
   Но  и тут сумел помочь себе хитрый Сизиф. Он сказал жене своей, чтобы она
не погребала его тела и не приносила  жертвы  подземным  богам.  Послушалась
мужа  жена Сизифа. Аид и Персефона долго ждали похоронных жертв. Все нет их!
Наконец, приблизился к трону Аида Сизиф и сказал  владыке  царства  умерших,
Аиду:
   --  О,  властитель  душ  умерших,  великий Аид, равный могуществом Зевсу,
отпусти меня на светлую землю. Я велю жене моей принести тебе богатые жертвы
и вернусь обратно в царство теней.
   Так обманул Сизиф владыку Аида, и тот отпустил его  на  землю.  Сизиф  не
вернулся, конечно, в царство Аида. Он остался в пышном дворце своем и весело
пировал,  радуясь,  что  один  из  всех смертных сумел вернуться из мрачного
царства теней.
   Разгневался Аид, снова послал он Таната за душой Сизифа. Явился Танат  во
дворец  хитрейшего  из смертных и застал его за роскошным пиром. Исторг душу
Сизифа ненавистный богам и людям бог смерти; навсегда отлетела  теперь  душа
Сизифа в царство теней.
   Тяжкое  наказание  несет Сизиф в загробной жизни за все коварства, за все
обманы, которые совершил он на  земле.  Он  осужден  вкатывать  на  высокую,
крутую  гору громадный камень. Напрягая все силы, трудится Сизиф. Пот градом
струится с него от тяжкой работы. Все ближе вершина; еще усилие,  и  окончен
будет  труд  Сизифа; но вырывается из рук его камень и с шумом катится вниз,
подымая облака пыли. Снова принимается Сизиф за работу.
   Так вечно катит камень Сизиф  и  никогда  не  может  достигнуть  цели  --
вершины горы.




---------------------------------------------------------------
   [1]  Многое  в  этом мифе указывает на то, что Беллерофонт был местным
солнечным богом: он несется по небу на крылатом  коне,  он  поражает  своими
стрелами   чудовищную   Химеру,   олицетворяющую   бурю,   землетрясения   и
вулканические силы Земли. Мифы о героях, подобных Беллерофонту,  встречаются
у многих народов земного шара.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме Гомера "Илиада" и стихам Пиндара

   У  Сизифа  был  сын,  герой  Главк, который правил в Коринфе после смерти
отца. У Главка же был  сын  Беллерофонт,  один  из  великих  героев  Греции.
Прекрасен,  как  бог,  был  Беллерофонт и равен бессмертным богам мужеством.
Беллерофонта, когда он был еще юношей, постигло несчастье: он убил  нечаянно
одного  гражданина Коринфа и должен был бежать из родного города. Он бежал к
царю Тиринфа, Пройту. С великим почетом принял царь Тиринфа героя и  очистил
его  от  скверны  пролитой им крови. Недолго пришлось Беллерофонту пробыть в
Тиринфе.  Пленилась  его  красотой  жена  Пройта,  богоравная   Антейя.   Но
Беллерофонт  отверг  ее  любовь.  Воспылала  тогда ненавистью к Беллерофонту
царица Антейя и решила погубить его. Пошла она к своему мужу и сказала ему:
   -- О, царь! Тяжко оскорбляет тебя Беллерофонт. Ты должен  убить  его.  Он
преследует  меня,  твою жену, своей любовью. Вот как он отблагодарил тебя за
гостеприимство!
   Разгневался Пройт; сам он не мог поднять руку на своего  гостя,  так  как
боялся  гнева  Зевса,  покровителя  гостеприимства.  Долго  думал Пройт, как
погубить Беллерофонта, и наконец решил послать его с письмом к  отцу  Антейи
Иобату,  царю  Ликии[2].  В  этом  письме, написанном на двойной сложенной и
запечатанной  табличке,  Пройт  написал  Иобату,  как  тяжко  оскорбил   его
Беллерофонт, и просил отомстить ему за оскорбление. Беллерофонт отправился с
письмом с Иобату, не подозревая, какая опасность грозит ему.

---------------------------------------------------------------
   [2] Страна на юго-западе Малой Азии.
---------------------------------------------------------------

   После  долгого  пути  Беллерофонт прибыл в Ликию. С радостью принял Иобат
юного героя и девять дней чествовал пирами. Наконец спросил его Иобат о цели
прибытия. Спокойно подал Беллерофонт царю Ликии письмо  Пройта.  Иобат  взял
двойную  запечатанную табличку и раскрыл ее. В ужас пришел он, когда прочел,
что было на ней написано. Он должен был убить юного  героя,  которого  успел
уже  полюбить  за  эти  девять  дней.  Но сам Иобат, как и Пройт, не решился
нарушить священный обычай гостеприимства. Чтобы  погубить  Беллерофонта,  он
решил  послать  героя  на  грозящий неминуемой смертью подвиг. Иобат поручил
Беллерофонту убить грозное чудовище Химеру.  Ее  породили  ужасный  Тифон  и
исполинская  Ехидна.  Спереди  львом была Химера, в середине -- горной дикой
козой, а сзади -- драконом. Огонь извергала она из трех  пастей.  Никому  не
было спасенья от грозной Химеры. Одно приближение ее несло с собой смерть.
   Беллерофонта  не  остановила  опасность  этого  подвига  --  смело взялся
могучий герой за выполнение его. Он знал,  что  только  тот  может  победить
Химеру,  кто  владеет  крылатым  конем Пегасом[1], вылетевшим из тела убитой
Персеем горгоны Медузы, знал он и где найти этого дивного коня. Пегас  часто
спускался на вершину Акрокоринфа[2] и пил там воду из источника Пирены. Туда
и  отправился  Беллерофонт.  Он пришел к источнику как раз в то время, когда
спустившийся из-за облаков Пегас утолял свою жажду холодной, прозрачной, как
кристалл, водой  источника  Пирены.  Беллерофонт  хотел  сейчас  же  поймать
Пегаса.  Дни и ночи преследовал он его, но все напрасно, не помогали никакие
хитрости. Пегас не давался в  руки  Беллерофонту.  Лишь  только  юный  герой
приближался  к  крылатому  коню,  как,  взмахнув  своими могучими крылами, с
быстротой ветра уносился конь  за  облака  и  парил  в  них,  подобна  орлу.
Наконец,  по  совету  прорицателя Полиида, Беллерофонт лег спать у источника
Пирены, около жертвенника Афины-Паллады, на том месте, где видел он  впервые
Пегаса.  Беллерофонт  хотел получить во сне откровение богов. Действительно,
во сне явилась ему любимая  дочь  громовержца  Зевса,  Афина,  научила,  как
поймать  Пегаса,  дала  золотую  уздечку  и велела принести жертву богу моря
Посейдону. Проснулся  Беллерофонт.  С  изумлением  увидел  он,  что  золотая
уздечка  лежит  рядом  с  ним.  В  горячей молитве возблагодарил Беллерофонт
великую богиню. Он знал теперь, что завладеет Пегасом.

---------------------------------------------------------------
   [1] Именем Пегаса  названо  созвездие.  Позднее  Пегас  стал  и  конем
поэтов; на нем поэты возносятся на Парнас, к богу Аполлону и музам.

   [2] Гора, на которой находилась крепость (акрополь) Коринфа.
---------------------------------------------------------------

   Вскоре  к  источнику  Пирены  прилетел на своих белоснежных крылах дивный
конь. Смело вскочил на него Беллерофонт и накинул на голову золотую уздечку.
Долго быстрее ветра носил Пегас по воздуху героя, наконец, смирился и с  тех
пор верно служил Беллерофонту.
   Быстро  помчался герой на Пегасе к горам Ликии, туда, где жила чудовищная
Химера. Химера почуяла  приближение  врага  и  выползла  из  темной  пещеры,
могучая,  грозная.  Палящий  огонь  вылетал  из  трех  ее пастей, клубы дыма
заволокли все кругом. Высоко взлетел  Пегас  с  Беллерофонтом,  и  с  вышины
Беллерофонт одну за другой посылал свои стрелы в Химеру. В ярости билась она
о  скалы  и  опрокидывала  их;  неистовая,  носилась она по горам. Все гибло
кругом от ее пламени. Всюду следовал за ней Беллерофонт  на  своем  крылатом
коне.  Химера  нигде  не  могла укрыться от мелких стрел героя, смертоносные
стрелы всюду настигали ее. Убил грозное чудовище  Беллерофонт  и  с  великой
славой вернулся к царю Иобату.
   Но  Иобат  дал  ему другое поручение. Он послал героя против воинственных
солимов[1]. Много героев сложило головы в боях с  солимами,  но  победил  их
Беллерофонт.  И этого подвига было мало Иобату -- ведь он стремился погубить
героя. Поэтому послал он героя против непобедимых амазонок. И из этой  войны
вышел  победителем Беллерофонт. Тогда выслал Иобат навстречу возвращавшемуся
в славе победы герою сильнейших мужей Ликии, чтобы  они  убили  непобедимого
Беллерофонта,  напав на него врасплох. Ликийцы заманили в засаду героя, но и
здесь не погиб он. Все сильнейшие мужи Ликии пали от  руки  могучего  героя.
Понял  тогда  Иобат,  какого  великого  героя  принял он у себя как гостя. С
великим почетом встретил он славного победителя. Отдал Иобат ему в жены дочь
свою, а с нею полцарства в приданое. Ликийцы же выделили Беллерофонту в  дар
из своих полей плодороднейшую землю и дали ее ему во владение.

---------------------------------------------------------------
   [1] Племя, жившее на северной границе Ликии.
---------------------------------------------------------------

   С  тех  пор  Беллерофонт  остался в Ликии и жил там, окруженный почетом и
славой. Но несчастливо кончил жизнь свою  Беллерофонт.  Возгордился  великий
герой.
   Он захотел стать равным богам-олимпийцам, так ослепила его великая слава.
Беллерофонт  решил  взлететь  на  светлый Олимп к бессмертным богам на своем
крылатом коне  Пегасе.  За  такое  высокомерие  Зевс  наказал  Беллерофонта.
Громовержец  наслал  на  крылатого Пегаса неистовую ярость. Пегас сбросил на
землю Беллерофонта, когда тот сел на него, чтобы  вознестись  на  Олимп.  От
падения  на землю могучий герой лишился разума. Долго скитался он, безумный,
по "долине блужданий", пока не прилетел на черных крыльях своих мрачный  бог
смерти  Танат  и  не  исторг  его  душу. Так сошел в печальное царство теней
великий герой Беллерофонт.



---------------------------------------------------------------
   [1] В этом мифе поражает нас  дикая  жестокость  Тантала.  Он  убивает
своего  сына лишь для того, чтобы испытать, всеведущи ли олимпийские боги. В
этом поступке Тантала ясно  сказывается  пережиток  того  времени,  когда  у
греков существовали еще человеческие жертвоприношения.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   В  Лидии,  у  горы Сипила, находился богатый город, называвшийся по имени
горы Сипилом. В этом городе правил любимец богов, сын Зевса Тантал.  Всем  в
изобилии  наградили  его  боги. Не было на земле никого, кто был бы богаче и
счастливее  царя  Сипила,  Тантала.  Неисчислимые   богатства   давали   ему
богатейшие  золотые  рудники  на  горе  Сипиле.  Ни  у  кого  не  было таких
плодородных полей, никому  не  приносили  таких  прекрасных  плодов  сады  и
виноградники.  На  лугах  Тантала,  любимца  богов,  паслись громадные стада
тонкорунных овец, круторогих быков,  коров  и  табуны  быстрых,  как  ветер,
коней.  У  царя  Тантала  был  избыток  во  всем. Он мог бы жить в счастье и
довольстве до глубокой старости,  но  погубили  его  чрезмерная  гордость  и
преступление.
   Боги  смотрели  на своего любимца Тантала, как на равного себе. Олимпийцы
часто приходили в сияющие золотом чертоги Тантала и весело пировали  с  ним.
Даже  на  светлый Олимп, куда не всходит ни один смертный, не раз всходил по
зову богов Тантал. Там он принимал участие в совете богов и пировал за одним
столом с ними во дворце своего отца, громовержца Зевса. От  такого  великого
счастья  Тантал  возгордился.  Он  стал  считать  себя  равным  даже  самому
тучегонителю Зевсу. Часто, возвращаясь с Олимпа, Тантал брал  с  собой  пищу
богов  --  амврозию  и  нектар -- и давал их своим смертным друзьям, пируя с
ними у себя во дворце. Даже те решения, которые принимали боги, совещаясь на
светлом Олимпе о судьбе мира, Тантал  сообщал  людям;  он  не  хранил  тайн,
которые  поверял  ему отец его Зевс. Однажды во время пира на Олимпе великий
сын Крона обратился к Танталу и сказал ему:
   -- Сын мой, я исполню все, что  ты  пожелаешь,  проси  у  меня  все,  что
хочешь. Из любви к тебе я исполню любую твою просьбу.
   Но  Тантал,  забыв,  что  он  только смертный, гордо ответил отцу своему,
эгидодержавному Зевсу:
   -- Я не нуждаюсь в твоих милостях. Мне ничего не нужно. Жребий,  выпавший
мне на долю, прекрасней жребия бессмертных богов.
   Громовержец  ничего не ответил сыну. Он нахмурил грозно брови, но сдержал
свой гнев. Он еще любил своего сына, несмотря  на  его  высокомерие.  Вскоре
Тантал  дважды жестоко оскорбил бессмертных богов. Только тогда Зевс наказал
высокомерного.
   На Крите, родине громовержца, была золотая собака. Некогда  она  охраняла
новорожденного  Зевса  и  питавшую  его чудесную козу Амалфею. Когда же Зевс
вырос и отнял у Крона власть над миром,  он  оставил  эту  собаку  на  Крите
охранять  свое  святилище. Царь Эфеса Пандарей, прельщенный красотой и силой
этой собаки, тайно приехал на Крит и увез ее на своем корабле  с  Крита.  Но
где  же скрыть чудесное животное? Долго думал об этом Пандарей во время пути
по морю и, наконец, решил отдать золотую собаку на  хранение  Танталу.  Царь
Сипила  скрыл  от богов чудесное животное. Разгневался Зевс. Призвал он сына
своего, вестника богов Гермеса, и послал его к Танталу  потребовать  у  него
возвращения  золотой  собаки.  В  мгновение  ока  примчался с Олимпа в Сипил
быстрый Гермес, предстал перед Танталом и сказал ему:
   -- Царь Эфеса, Пандарей, похитил на  Крите  из  святилища  Зевса  золотую
собаку и отдал ее на сохранение тебе. Все знают боги Олимпа, ничего не могут
скрыть от них смертные! Верни собаку Зевсу. Остерегайся навлечь на себя гнев
громовержца!
   Тантал же так ответил вестнику богов:
   --  Напрасно грозишь ты мне гневом Зевса. Не видал я золотой собаки. Боги
ошибаются, нет ее у меня.
   Страшной клятвой поклялся Тантал в том, что говорит правду. Этой  клятвой
еще  больше  разгневал  он Зевса. Таково было первое оскорбление, нанесенное
Танталом богам. Но и теперь не наказал его громовержец.
   Кару богов навлек на себя Тантал следующим, вторым оскорблением  богов  и
страшным  злодеянием. Когда олимпийцы собрались на пир во дворце Тантала, то
он задумал испытать их  всеведение.  Царь  Сипила  не  верил  во  всеведение
олимпийцев.  Тантал  приготовил  богам  ужасную трапезу. Он убил своего сына
Пелопса и его мясо под видом прекрасного блюда подал богам  во  время  пира.
Боги  тотчас постигли злой умысел Тантала, никто из них не коснулся ужасного
блюда. Лишь богиня  Деметра,  полная  скорби  по  похищенной  у  нее  дочери
Персефоне, думая только о ней и в своем горе ничего не замечая вокруг, съела
плечо  юного  Пелопса.  Боги  взяли ужасное блюдо, положили все мясо и кости
Пелопса в котел и поставили его на ярко пылавший  огонь.  Гермес  же  своими
чарами  опять  оживил мальчика. Предстал он перед богами еще прекраснее, чем
был раньше, не хватало лишь у него того плеча,  которое  съела  Деметра.  По
повелению  Зевса  великий Гефест тотчас изготовил Пелопсу плечо из блестящей
слоновой кости. С тех пор у всех потомков Пелопса ярко-белое пятно на правом
плече.
   Преступление же Тантала переполнило чашу терпения великого царя  богов  и
людей,  Зевса.  Громовержец  низверг  Тантала в мрачное царство брата своего
Аида; там он и несет ужасное наказание. Мучимый жаждой и голодом, стоит он в
прозрачной воде. Она доходит  ему  до  самого  подбородка.  Ему  лишь  стоит
наклониться,  чтобы  утолить  свою  мучительную  жажду.  Но едва наклоняется
Тантал, как исчезает вода, и под ногами его лишь  сухая  черная  земля.  Над
головой  Тантала склоняются ветви плодородных деревьев: сочные фиги, румяные
яблоки, гранаты, груши и оливы висят низко над его головой;  почти  касаются
его  волос  тяжелые,  спелые  грозди  винограда.  Изнуренный голодом, Тантал
протягивает руки за прекрасными плодами, но налетает порыв бурного  ветра  и
уносит  плодоносные  ветки.  Не только голод и жажда терзают Тантала, вечный
страх сжимает его сердце. Над его головой нависла скала, едва держится  она,
грозит  ежеминутно  упасть  и раздавить своей тяжестью Тантала. Так мучается
царь Сипила, сын Зевса  Тантал  в  царстве  ужасного  Аида  вечным  страхом,
голодом и жаждой.



---------------------------------------------------------------
   [1]  В  мифах  о  Пелопсе  много  черт глубочайшей древности. В них мы
встречаемся с пережитком -- похищением невесты, так называемым  "умыканием".
Состязание  Пелопса  с  Эномаем  --  не  что иное, как похищение невесты. На
греческих вазах Пелопс изображался часто едущим на колеснице с  Гипподамией,
дочерью  Эномая, как бы увозящим ее. Рассказывается, что Эномай вешал головы
убитых им женихов на двери своего дворца.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме "Метаморфозы" Овидия и стихам Пиндара

   После смерти Тантала в городе Сипиле стал править  сын  его  Пелопс,  так
чудесно  спасенный  богами.  Недолго правил он в родном Сипиле. Царь Трои Ил
пошел войной на Пелопса. Несчастной была для Пелопса эта война. Могучий царь
Трои победил его. Пелопсу пришлось покинуть родину.  Он  нагрузил  все  свои
сокровища  на быстроходные корабли и пустился со своими верными спутниками в
далекий путь по морю, к берегам Греции. Достиг Пелопс полуострова  на  самом
юге  Греции и поселился на нем. С тех пор этот полуостров стал называться по
имени Пелопса Пелопоннесом.
   Однажды увидел Пелопс на своей новой родине прекрасную  Гипподамию,  дочь
царя города Писы[2] -- Эномая. Героя пленила дочь Эномая своей красотой и он
решил добыть ее себе в жены.

---------------------------------------------------------------
   [2] Писа -- город на западе Пелопоннеса в долине реки Алфея.
---------------------------------------------------------------

   Трудно  было  получить руку Гипподамии. Эномаю было предсказано оракулом,
что погибнет он от руки мужа своей дочери. Чтобы предотвратить такую судьбу,
Эномай решил не выдавать свою дочь замуж. Но как быть  ему?  Как  отказывать
всем  женихам,  которые  просили  руки  Гипподамии? Много героев приходило к
Эномаю и сваталось за его дочь. Он оскорблял бы их, отказывая  им  всем  без
всякой   причины.  Наконец  Эномай  нашел  выход.  Он  объявил,  что  отдаст
Гипподамию в жены лишь тому герою,  который  победит  его  в  состязании  на
колеснице,  но,  если  он  окажется  сам  победителем, то побежденный должен
поплатиться жизнью. Эномай решил так поступить потому, что не  было  равного
ему  во  всей  Греции  в  искусстве управлять колесницей, да и кони его были
быстрее бурного северного ветра Борея.
   Царь Писы мог быть уверен в том, что ни один герой не победит его. Однако
страх лишиться жизни, погибнув от руки  жестокого  Эномая,  не  останавливал
многих  героев  Греции.  Они  один за другим приходили в его дворец, готовые
состязаться с ним, лишь бы получить в  жены  Гипподамию,  --  так  была  она
прекрасна.  Всех  их  постигла  злая  доля, всех их убил Эномай, а головы их
прибил к дверям своего дворца, чтобы каждый приходивший вновь герой, увидев,
как много славных героев пало от руки Эномая,  заранее  знал,  какая  участь
ожидает его. Не остановило и это героя Пелопса. Он решил какой бы то ни было
ценой добыть Гипподамию и отправился к жестокосердому царю Эномаю.
   Сурово принял Эномай Пелопса и сказал ему:
   --  Ты  хочешь  получить  в  жены дочь мою Гипподамию? Разве не видел ты,
сколько славных героев сложило за нее головы в опасном  состязании?  Смотри,
не избежишь и ты их участи!
   --  Не  страшит меня участь погибших героев, -- ответил царю Пелопс. -- Я
верю, помогут мне боги Олимпа! С их помощью получу я в жены Гипподамию.
   Жестокая улыбка зазмеилась на устах Эномая; много раз слыхал он  подобные
речи.
   -- Слушай же, Пелопс, -- сказал он, -- вот условия состязания: путь лежит
от города  Писы  через  весь  Пелопоннес  до самого Истма[1], кончается он у
жертвенника властителя морей Посейдона; этот жертвенник  находится  недалеко
от  Коринфа.  Если  ты первый достигнешь жертвенника, то ты победил, но горе
тебе, если я настигну тебя  в  пути!  Тогда  пронзит  тебя  мое  копье,  как
пронзило  оно  уже  многих  героев, и ты бесславно сойдешь в мрачное царство
Аида. Я дам тебе лишь одно снисхождение, его  давал  я  и  всем  другим:  ты
тронешься   в  путь  раньше  меня,  я  же  принесу  прежде  жертву  великому
громовержцу и только тогда взойду на мою колесницу. Спеши  же  проехать  как
можно больше пути, пока я буду приносить жертву.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Истм  --  Истмийский  перешеек, соединяющий Пелопоннес со средней
Грецией.
---------------------------------------------------------------

   Пелопс ушел от  Эномая.  Он  видел,  что  только  хитростью  удастся  ему
победить жестокого царя. Пелопс сумел найти себе помощника. Он тайно пошел к
возничему  Эномая  Миртилу, сыну Гермеса, и просил его, обещая богатые дары,
не вставлять чек  в  оси,  чтобы  соскочили  колеса  с  колесницы  Эномая  и
задержало  бы  это  царя в пути. Долго колебался Миртил, но, наконец, Пелопс
соблазнил его богатыми дарами, и Миртил обещал ему  сделать  то,  о  чем  он
просил.
   Настало утро. Позолотила восходящая розоперстая Эос небесный свод. Вот уж
показался  на  небе  и  лучезарный Гелиос на своей золотой колеснице. Сейчас
начнется состязание. Помолился Пелопс великому колебателю  земли  Посейдону,
прося  его  о  помощи,  и  вскочил  на  колесницу.  Царь  Эномай  подошел  к
жертвеннику Зевса и дал знак Пелопсу, что он может трогаться в путь.  Пелопс
погнал коней во весь опор. Гремят по камням колеса его колесницы. Как птицы,
несутся  кони.  Быстро  скрывается  в облаке пыли Пелопс. Гонит его любовь к
Гипподамии и страх за свою  жизнь.  Вот  далеко  за  ним  послышался  грохот
колесницы  Эномая.  Все  яснее грохот. Настигает царь Писы сына Тантала. Как
буря, несутся кони царя, вихрем крутится пыль  от  колес  колесницы.  Ударил
хлыстом  по  коням  Пелопс; еще быстрее понеслись они. Воздух свистит в ушах
Пелопса от бешеного бега коней, но разве уйти ему от коней Эномая, ведь кони
царя быстрее северного ветра! Все ближе и ближе Эномай. Пелопс уже чувствует
за спиной горячее дыхание коней Эномая, уже видит, чуть оглянувшись,  как  с
торжествующим  смехом  царь замахнулся копьем. Взмолился Пелопс Посейдону, и
властитель безбрежного моря услыхал  его.  Колеса  с  осей  колесниц  Эномая
соскочили,  колесница  опрокинулась,  и  грянул  на землю жестокосердый царь
Писы. Насмерть разбился Эномай при падении, мрак смерти покрыл его очи.
   С торжеством вернулся Пелопс в Пису, взял в жены  Гипподамию  и  завладел
всем  царством  Эномая. Когда же пришел к Пелопсу Миртил, возничий Эномая, и
стал требовать себе в награду полцарства, то жаль стало Пелопсу расстаться с
половиной царства. Коварный сын Тантала хитростью заманил Миртила  на  берег
моря  и столкнул его с высокой скалы в бурные волны. Падая со скалы, проклял
Миртил Пелопса и все его потомство. Как ни старался  смягчить  гневную  душу
Миртила  сын Тантала, как ни старался смягчить и гнев отца его, Гермеса, все
было  напрасно.  Исполнилось  проклятие  Миртила.  С  тех  пор  преследовали
неисчислимые  беды  потомков  Пелопса,  а своими злодеяниями навлекли они на
себя кару богов.



---------------------------------------------------------------
   [1] Миф о похищении Европы Зевсом говорит нам о браке путем  похищения
невесты. Превращение же Зевса в быка -- пережиток тотемизма.
---------------------------------------------------------------

   Изложена по поэме Мосха "Идиллии"
   У  царя  богатого  финикийского  города  Сидона, Агенора, было три сына и
дочь, прекрасная, как бессмертная богиня. Звали эту юную  красавицу  Европа.
Приснился  однажды  сон дочери Агенора. Она увидела, как Азия и тот материк,
что отделен от Азии морем, в  виде  двух  женщин  боролись  за  нее.  Каждая
женщина  хотела  обладать  Европой. Побеждена была Азия, и ей, воспитавшей и
вскормившей Европу, пришлось уступить ее другой. В страхе Европа проснулась,
не могла она понять значения этого сна.  Смиренно  стала  молить  юная  дочь
Агенора,  чтобы  отвратили от нее боги несчастье, если сон грозит им. Затем,
одевшись  в  пурпурные  одежды,  затканные  золотом,  пошла  она  со  своими
подругами  на  зеленый,  покрытый  цветами луг, к берегу моря. Там, резвясь,
собирали сидонские девы цветы в свои золотые корзины. Они собирали душистые,
белоснежные нарциссы, пестрые крокусы, фиалки и лилии. Сама же дочь Агенора,
блистая красой своей среди подруг, подобно  Афродите,  окруженной  харитами,
собирала  в свою золотую корзиночку одни лишь алые розы. Набрав цветов, девы
стали со смехом водить веселый хоровод. Их молодые голоса далеко разносились
по цветущему лугу и по лазурному морю, заглушая его тихий ласковый плеск.
   Недолго  пришлось  наслаждаться  прекрасной  Европе  беззаботной  жизнью.
Увидел  ее  сын Крона, могучий тучегонитель Зевс, и решил ее похитить. Чтобы
не испугать своим появлением юной Европы, он принял вид чудесного быка.  Вся
шерсть  Зевса-быка  сверкала, как золото, лишь на лбу у него горело, подобно
сиянию луны, серебряное пятно, золотые же рога быка были  изогнуты,  подобно
молодому  месяцу, когда впервые виден он в лучах пурпурного заката. Чудесный
бык появился на поляне и легкими  шагами,  едва  касаясь  травы,  подошел  к
девам.  Сидонские  девы  не  испугались  его, они окружили дивное животное и
ласково гладили его. Бык подошел к Европе, он лизал ей  руки  и  ласкался  к
ней.  Дыхание  быка  благоухало  амврозией,  весь  воздух  был наполнен этим
благоуханием. Европа гладила быка своей  нежной  рукой  по  золотой  шерсти,
обнимала его голову и целовала его. Бык лег у ног прекрасной девы, он как бы
просил ее сесть на него.
   Смеясь,  села Европа на широкую спину быка. Хотели и другие девушки сесть
с ней рядом. Вдруг бык вскочил и быстро помчался  к  морю.  Похитил  он  ту,
которую  хотел. Громко вскрикнули от испуга сидонянки. Европа же протягивала
к ним руки и звала их на помощь; но не могли помочь ей сидонские  девы.  Как
ветер,  несся  златорогий  бык. Он бросился в море и быстро, словно дельфин,
поплыл по его лазурным водам. А волны моря расступались пред ним,  и  брызги
их  скатывались,  как алмазы, с его шерсти, не смочив ее. Всплыли из морской
глубины прекрасные нереиды; они толпятся вокруг быка и плывут  за  ним.  Сам
бог  моря  Посейдон, окруженный морскими божествами, плывет впереди на своей
колеснице, своим трезубцем укрощает он волны, ровняя  путь  по  морю  своему
великому  брату  Зевсу. Трепеща от страха, сидит на спине быка Европа. Одной
рукой она держится за его золотые рога,  другой  же  подбирает  край  своего
пурпурного платья, чтобы не замочили его морские волны. Напрасно боится она;
море  ласково  шумит, и не долетают до нее его соленые брызги. Морской ветер
колышет кудри Европы и развевает ее легкое покрывало. Все дальше берег,  вот
уже  скрылся  он  в  голубой  дали.  Кругом  лишь  море да синее небо. Скоро
показались в морской дали берега Крита.  Быстро  приплыл  к  нему  со  своей
драгоценной  ношей  Зевс-бык  и  вышел на берег. Европа стала женой Зевса, и
жила она с тех пор на Крите.  Три  сына  родились  у  нее  и  Зевса:  Минос,
Радаманф  и  Сарпедон.  По  всему  миру  гремела слава этих могучих и мудрых
сыновей громовержца Зевса.



---------------------------------------------------------------
   [1] В мифе о Кадме мы опять встречаемся с пережитками тотемизма -- это
войны, происшедшие от дракона, точнее -- выросшие из его  зубов.  Да  и  сам
Кадм с женой превращаются в змей.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Когда  Зевс  под  видом  быка  похитил  Европу,  опечалился ее отец, царь
Сидона, Агенор. Ничто не могло его утешить. Он призвал трех сыновей своих --
Фойникса, Киликса и Кадма -- и послал  их  отыскивать  Европу.  Он  запретил
своим сыновьям под страхом смерти возвращаться домой без сестры. Отправились
сыновья  Агенора  на  поиски.  Фойникс  и  Киликс  скоро покинули Кадма. Они
основали два царства: Фойникс --  Финикию[2],  а  Киликс  --  Киликию[3],  и
остались в них.

---------------------------------------------------------------
   [2]  Финикия  --  на восточном побережье Средиземного моря. Крупнейшие
его города Тир и Сидон.

   [3] Киликия -- на юге Малой Азии.
---------------------------------------------------------------

   Кадм один отправился дальше  искать  сестру.  Долго  странствовал  он  по
свету,  всюду расспрашивал о Европе. Разве мог он найти сестру, раз сам Зевс
скрыл ее от всех! Наконец, потеряв надежду найти сестру и опасаясь вернуться
домой, решил Кадм навсегда остаться на чужбине. Он пошел в священные  Дельфы
и  вопросил там оракула стреловержца Аполлона, в какой стране поселиться ему
и основать город. Так ответил Кадму оракул Аполлона:
   -- На уединенной поляне увидишь ты корову, которая никогда не знала ярма.
Следуй за ней, и там, где ляжет она на  траву,  воздвигни  стены  города,  а
страну назови Беотия.
   Получив  такой ответ, покинул Кадм священные Дельфы. Лишь только вышел он
за  ворота,  как  увидел  белоснежную  корову,  которая  паслась,  никем  не
охраняемая,  на  поляне.  Кадм  пошел  за  ней  со своими верными сидонскими
слугами, славя великого Аполлона. Уже миновал он долину Кефиса[4], как вдруг
остановилась корова, подняла голову к небу, громко замычала,  посмотрела  на
следовавших  за  ней  воинов  и  спокойно  легла  на  зеленую  траву. Полный
благодарности Аполлону, опустился Кадм  на  колени,  поцеловал  землю  своей
новой  родины  и  призывал  благословение богов на незнакомые горы и долины.
Кадм  тотчас  сложил   из   камней   жертвенник,   чтобы   принести   жертву
эгидодержавному  Зевсу, но так как не было у него воды для жертвоприношения,
то послал он своих верных сидонцев за водой.

---------------------------------------------------------------
   [4] Река в Беотии, впадает в Копаидское озеро.
---------------------------------------------------------------

   Невдалеке была  вековая  роща,  которой  еще  никогда  не  касался  топор
дровосека.   Среди   этой   рощи  находился  глубокий  грот,  весь  заросший
кустарником, кругом него лежали нагроможденные в беспорядке громадные камни.
Из этого грота вытекал, журча меж камнями, источник с  хрустально-прозрачной
водой.  В  гроте  же  жил  громадный змей, посвященный богу войны Аресу. Его
глаза сверкали огнем, из пасти,  усаженной  тройным  рядом  ядовитых  зубов,
высовывалось  тройное жало, золотой гребень грозно колыхался на голове змея.
Когда слуги Кадма подошли к источнику и погрузили уже сосуды в его  студеную
воду, выполз из грота с грозным шипением змей, извиваясь между камнями своим
громадным  телом.  Побледнели  от  страха  слуги  Кадма, выпали у них из рук
сосуды, леденящий ужас сковал  их  члены.  Поднялся  на  хвосте  змей;  выше
вековых  деревьев  леса его голова с разинутой пастью. Прежде чем кто-нибудь
из сидонян мог подумать о бегстве или защите, бросился на них ужасный  змей.
Погибли слуги Кадма.
   Кадм  долго  ждал возвращения слуг. Уже солнце стало склоняться к западу,
длиннее стали тени на земле, а слуг все нет. Дивится сын  Агенора,  куда  же
пропали  его  сидоняне,  чего  они  медлят. Наконец, пошел он по их следам в
рощу, прикрывшись, как панцирем, львиной шкурой, опоясанный острым мечом и с
копьем в руках, а еще более надежной защитой  служило  герою  его  мужество.
Кадм вошел в рощу и увидел там растерзанные тела своих верных слуг, на телах
их лежал громадный змей. В горе и гневе воскликнул Кадм:
   -- О верные слуги, я буду вашим мстителем! Или я отомщу за вас, или сойду
вместе с вами в мрачное царство теней!
   Схватил  Кадм  камень  величиной со скалу, и, размахнувшись, бросил его в
змея. От удара этого камня опрокинулась бы крепостная башня,  но  невредимым
остался  змей -- защитила его твердая, как сталь, чешуя, покрывавшая все его
тело. Потряс тогда своим копьем сын Агенора и, собрав всю свою силу,  вонзил
его в спину чудовища. От копья Кадма не защитила змея его стальная чешуя. По
самое  древко  вонзилось  копье  в тело змея. Извиваясь, схватил змей зубами
копье и хотел его вырвать из раны. Напрасны были его  усилия;  острие  копья
осталось  глубоко  в  ране, лишь древко обломил змей Ареса. От черного яда и
ярости вздулась шея змея, пена хлынула у него  из  пасти,  свирепое  шипение
разнеслось  далеко  по  всей  стране,  весь  воздух  наполнился  смрадом его
дыхания. То  извивается  змей  громадными  кольцами  по  земле,  то,  бешено
крутясь,  высоко  вздымается вверх. Он валит деревья, вырывая их с корнем, и
во все стороны разбрасывает хвостом своим громадные камни. Он хочет схватить
своей ядовитой пастью Кадма, но, прикрывшись,  как  щитом,  львиной  шкурой,
герой  отражает  змея  своим мечом. Грызет змей зубами острый меч, но только
тупит зубы о его сталь.
   Наконец могучим ударом пронзил сын Агенора шею змея и  пригвоздил  его  к
дубу, так силен был удар могучего героя.
   Согнулся  столетний  дуб  под тяжестью тела чудовища. С изумлением глядит
Кадм на сраженного им змея, дивясь его величине.  Вдруг  раздался  неведомый
голос:
   --  Что стоишь ты, сын Агенора, и дивишься на убитого тобой змея? Скоро и
на тебя, обращенного в змея, будут дивиться люди.
   Смотрит по сторонам Кадм,  не  знает  он,  откуда  раздался  таинственный
голос.  Содрогнулся  герой  от  ужаса,  услыхав  такое  предсказание; волосы
поднялись дыбом на его голове. Чуть не лишившись сознания,  стоит  он  перед
убитым  змеем.  Тогда  явилась  Кадму  любимая дочь Зевса Афина-Паллада. Она
велела ему вырвать зубы змея и посеять их, как семена на вспаханном поле.
   Кадм сделал, что повелела ему совоокая богиня-воительница. Едва он посеял
зубы змея, как -- о чудо! -- из земли показались сначала острия  копий;  вот
поднялись   над  пашней  гребни  шлемов,  затем  головы  воинов,  их  плечи,
закованные в панцири груди, руки со щитами, наконец вырос из  зубов  дракона
целый отряд вооруженных воинов. Увидев нового неведомого врага, схватился за
меч Кадм, но один из воинов, рожденных землей, воскликнул:
   -- Не хватайся за меч! Берегись вмешиваться в междоусобный бой!
   Страшная,  кровавая  битва  началась между воинами. Они разили друг друга
мечами и копьями и падали один за другим на только что породившую их  землю.
Их   оставалось   уже   только  пятеро.  Тогда  один  из  них  по  повелению
Афины-Паллады бросил на землю свое  оружие  в  знак  мира.  Заключили  воины
тесную братскую дружбу. Эти воины, рожденные землей из зубов дракона, и были
помощниками Кадма, когда он строил Кадмею -- крепость семивратных Фив.
   Кадм  основал  великий  город  Фивы,  дал  гражданам законы и устроил все
государство. Боги Олимпа дали в жены Кадму прекрасную дочь Ареса и Афродиты,
Гармонию.  Великолепен  был  свадебный  пир  великого  основателя  Фив.  Все
олимпийцы собрались на эту свадьбу и богато одарили новобрачных.
   С  тех пор Кадм стал одним из могущественнейших царей Греции. Неисчислимы
были его богатства. Многочисленно и непобедимо было  его  войско,  во  главе
которого  стояли  воины, рожденные землей из зубов змея. Казалось бы, вечная
радость и счастье должны были царить в доме сына Агенора, но не одно счастье
послали ему олимпийцы. Много горя пришлось испытать ему. Его дочери,  Семела
и  Ино,  погибли  на  глазах у отца. Правда, после смерти они были приняты в
сонм олимпийских богов, но все же потерял Кадм своих нежно любимых  дочерей.
Актеон,  внук  Кадма,  сын  его  дочери Автонои, пал жертвой гнева Артемиды.
Пришлось Кадму оплакивать и внуков своих.
   На старости лет, удрученный тяжким горем, Кадм покинул семивратные  Фивы.
Со  своей  женой Гармонией долго скитался он на чужбине и пришел, наконец, в
далекую Иллирию[1]. С болью в сердце Кадм вспоминал все несчастия, постигшие
его дом, вспомнил он свою борьбу со  змеем  и  те  слова,  которые  произнес
неведомый голос.

---------------------------------------------------------------
   [1]   Страна,  расположенная  на  восточном  побережье  Адриатического
моря.
---------------------------------------------------------------

   -- Не был ли тот змей, -- сказал Кадм, -- которого поразил я своим мечом,
посвящен богам? Если за его гибель карают меня так тяжко боги, лучше бы  мне
самому обратиться в змея.
   Только  промолвил  это  Кадм, как тело его вытянулось и покрылось чешуей,
ноги его срослись и стали длинным извивающимся змеиным хвостом. В  ужасе  он
простирает  со  слезами  на глазах к Гармонии еще сохранившиеся руки и зовет
ее:
   -- О, приди ко мне, Гармония! Коснись меня, коснись моей  руки,  пока  не
обратился я весь в змея!
   Он зовет Гармонию, много еще хочет сказать ей, но язык его раздваивается,
и уже  колеблется  у  него во рту змеиное жало, и из уст его вылетает только
шипение. Бежит к нему Гармония:
   -- О, Кадм! -- восклицает она. -- Освободись же скорее от  этого  образа!
О, боги, зачем не обратили вы и меня в змею!
   Обвился  вокруг  своей  верной жены обращенный в громадного змея Кадм, он
лижет ей лицо своим раздвоенным жалом. С печалью  гладит  Гармония  покрытую
чешуей  спину  змея.  И Гармонию боги обратили в змею, и вот уже две змеи --
Гармония и Кадм.
   Под видом змей кончили свою жизнь Кадм и жена его.



   В городе Фивах жила дочь  речного  бога  Асопа[1],  Антиопа.  Ее  полюбил
Зевс-громовержец. У Антиопы родились два сына-близнеца. Их назвала она Зет и
Амфион.  Боясь  гнева  отца  своего  за  то, что она тайно вступила в брак с
Зевсом, Антиопа положила своих маленьких сыновей в корзину и  отнесла  их  в
горы.  Антиопа  была  уверена,  что  Зевс  не даст погибнуть своим сыновьям.
Действительно, Зевс позаботился о них. Он послал к тому  месту,  где  лежали
Зет  и Амфион, пастуха. Пастух нашел маленьких сыновей Зевса и Антиопы, взял
к себе домой и воспитал их. Так и росли братья в доме пастуха. Уже в детстве
Зет и Амфион отличались по  характеру  один  от  другого:  Зет  был  сильным
мальчиком,  рано  стал  он  помогать  пастуху пасти стада, Амфион же обладал
кротким, приветливым характером, ничто не привлекало его  так,  как  музыка.
Когда  же  оба  брата выросли, Зет стал могучим воином и отважным охотником.
Никто не превосходил его силой и ловкостью; его радовал лишь шум  оружия  во
время  боя  и охота на диких зверей, Амфиону же, любимцу бога Аполлона, одно
лишь доставляло радость -- игра на златострунной кифаре, которую подарил ему
сам сребролукий сын Латоны Аполлон. Амфион так дивно играл  на  кифаре,  что
приводил в движение своей игрой даже деревья и скалы.

---------------------------------------------------------------
   [1] Название реки в Беотии.
---------------------------------------------------------------

   По-прежнему  жили юноши у пастуха, не зная, кто их отец и мать. А мать их
Антиопа томилась в это время во власти сурового царя Фив  Лика  и  жены  его
Дирки. Закованная в тяжкие цепи, была заключена Антиопа в темницу, в которую
не  проникал  луч солнца, но Зевс освободил ее. Спали с нее сами собой цепи,
открылись двери темницы; она бежала в горы и укрылась в хижине того пастуха,
который воспитал ее сыновей.
   Едва только принял ее под свою защиту пастух, как явилась к нему жестокая
Дирка; она с другими фиванками справляла в горах веселый  праздник  Диониса.
Блуждая по горам, в венке из плюща и с тирсом в руках, она пришла случайно к
хижине  пастуха.  Увидала  Дирка  Антиопу,  и  вся ненависть к ней вспыхнула
неудержимо в сердце жестокой царицы. Она решила погубить несчастную Антиопу.
Дирка призвала Зета и Амфиона, оклеветала Антиопу и убедила юношей привязать
невинную дочь Асопа к рогам дикого быка, чтобы он растерзал ее. Зет и Амфион
уже готовы были послушаться Дирки; они поймали быка и схватили  Антиопу,  но
тут,  на  счастье  Антиопы,  пришел  пастух. Увидав, что собственные сыновья
хотят привязать Антиопу к рогам разъяренного быка, пастух воскликнул:
   -- Несчастные, какое ужасное преступление хотите вы совершить! Вы хотите,
сами не зная, что делаете, предать ужасной смерти вашу родную мать. Ведь это
ваша мать.
   В ужас пришли Зет и Амфион, когда поняли, какое страшное злодеяние  могли
они   совершить  по  вине  жестокой  Дирки.  В  гневе  схватили  они  Дирку,
оклеветавшую мать их, привязали ее к рогам дикого быка со словами:
   -- Погибни же сама той смертью, на которую ты обрекла  нашу  мать!  Пусть
будет эта смерть твоим заслуженным наказанием и за жестокость, и за клевету!
   Мучительной смертью погибла Дирка. Отомстили за мать Зет и Амфион и Лику:
они убили его и завладели властью над Фивами.
   Став  царями Фив, решили братья укрепить свой город. Лишь высокая Кадмея,
крепость Фив, построенная Кадмом, была защищена стенами, весь  же  остальной
город  был беззащитен. Братья сами построили стену, вокруг Фив. Как различен
был их труд! Могучий, как титан, Зет носил громадные глыбы  камня,  напрягая
все  свои  силы,  и  громоздил их друг на друга. Амфион же не носил каменных
глыб; послушные  звуку  его  златострунной  кифары,  сами  двигали  камни  и
складывали  в  высокую  несокрушимую стену. Далеко разошлась слава о великих
героях Зете и Амфионе, их знали даже далеко за пределами Греции. Сам Тантал,
любимец богов, отдал Амфиону в жены дочь  свою  Ниобу.  Зет  же  женился  на
Аэдоне,  дочери царя Эфеса, Пандарея. Ниоба и Аэдона и навлекли несчастье на
дом сыновей Антиопы.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   У жены царя Фив  Амфиона,  Ниобы,  было  семь  дочерей  и  семь  сыновей.
Гордилась  своими  детьми  дочь  Тантала.  Прекрасны, как юные боги, были ее
дети. Счастье, богатство и прекрасных детей дали  боги  Ниобе,  но  не  была
благодарна им дочь Тантала.
   Однажды  дочь слепого прорицателя Тиресия, вещая Манто, проходя по улицам
семивратных  Фив,  звала  всех  фиванок  принести   жертвы   Латоне   и   ее
детям-близнецам:   златокудрому,   далекоразящему   Аполлону  и  девственной
Артемиде. Послушные призыву Манто, фиванки пошли к  алтарям  богов,  украсив
головы  лавровыми  венками.  Одна  лишь  Ниоба,  гордая  своим могуществом и
посланным ей богами счастьем, не хотела идти приносить жертвы Латоне.
   Смутили фиванок полные гордыни слова  Ниобы.  Но  все  же  совершили  они
жертвоприношения. Смиренно молили женщины Фив великую Латону не гневаться.
   Услыхала  богиня  Латона  надменные речи Ниобы. Она призвала детей своих,
Аполлона и Артемиду, и, сетуя на Ниобу, сказала:
   -- Тяжко оскорбила меня, вашу мать, гордая дочь Тантала.  Она  не  верит,
что  я  богиня!  Меня не признает Ниоба, хотя лишь великой жене Зевса, Гере,
уступаю я в могуществе и славе.  Неужели  вы,  дети,  не  отомстите  за  это
оскорбление.  Ведь  если  вы оставите Ниобу без отмщения, то перестанут люди
чтить меня как богиню и разрушат мои  алтари.  Ведь  и  вас  оскорбила  дочь
Тантала! Она равняет вас, бессмертных богов, со своими смертными детьми. Она
столь же надменна, как и ее отец Тантал!
   Прервал свою мать стреловержец Аполлон:
   --  О,  кончай  скорей!  Не говори больше ничего! Ведь своими жалобами ты
отдаляешь наказание!
   -- Будет! Не говори! -- воскликнула и гневная Артемида.
   Окутанные облаком, гневные брат  и  сестра  быстро  понеслись  с  вершины
Кинта[1]  к  Фивам. Золотые стрелы зловеще гремели в их колчанах. Примчались
они к семивратным Фивам. Аполлон невидимым  остановился  на  ровном  поле  у
городских  стен, где фиванские юноши упражнялись в воинственных играх. Когда
далекоразящий Аполлон, окутанный облаком, встал у фиванских стен,  два  сына
Ниобы,  Исмен  и  Сипил, неслись на горячих конях, одетые в пурпурные плащи.
Вдруг вскрикнул Исмен, пронзила ему золотая стрела Аполлона грудь.  Выпустил
он  золотые  поводья  и  мертвым  упал  на землю. Услыхал Сипил грозный звон
тетивы Аполлонова лука;  он  хочет  спастись  на  быстром  коне  от  грозной
опасности.  Несется  во  весь  опор  Сипил  по  полю,  как  несется по морю,
распустив все паруса на корабле, моряк, спасаясь от грозной  тучи.  Настигла
сына  Ниобы  смертоносная  стрела,  она  вонзилась  ему в спину у самой шеи.
Сыновья Ниобы, Файдим и Тантал, боролись тесно обхватив друг  друга  руками.
Сверкнула  в  воздухе  стрела  и пронзила обоих. Со стоном упали они. Смерть
одновременно погасила в глазах их свет  жизни,  одновременно  испустили  они
свое  последнее дыхание. Спешит к ним брат их Альпенор, он хочет поднять их,
он обнимает их похолодевшие тела, но глубоко вонзилась и ему в сердце стрела
Аполлона, и пал он бездыханным на тела своих  братьев.  Дамасихтона  поразил
Аполлон  в  бедро  у самого колена: хочет вырвать из раны золотую стрелу сын
Ниобы, вдруг со свистом вонзается другая стрела ему в горло. Поднял  к  небу
руки последний из сыновей Ниобы, юный Илионей, он молит богов:

---------------------------------------------------------------
   [1] Гора на острове Делосе.
---------------------------------------------------------------

   -- О, олимпийские боги, пощадите, пощадите!
   Его  мольба  тронула  грозного  Аполлона. Но поздно! Уже слетела с тетивы
золотая стрела, нельзя вернуть ее. Пронзила она  сердце  и  последнему  сыну
Ниобы. Быстро донесся слух о великом несчастье до Ниобы. Со слезами сообщают
слуги и Амфиону о гибели его сыновей.
   Не перенес их потери Амфион, он сам пронзил себе грудь острым мечом.
   Склонившись  над  телами  сыновей  и  мужа,  рыдает  Ниоба. Она целует их
похолодевшие  уста.  Разрывается  от  страдания  сердце  Ниобы.  В  отчаянии
простирает  несчастная  к  небу  руки.  Но  не  о милости молит она. Горе не
смягчило ее сердце. Гневно восклицает она:
   -- Радуйся, жестокая Латона! Веселись, пока не насытится твое сердце моей
скорбью! Ты победила, соперница! О, нет, что же говорю я, не победила ты!  У
меня,  несчастной,  все же больше детей, чем у тебя счастливой! И хотя много
вокруг меня бездыханных тел моих детей, все  же  я  победила  тебя,  все  же
больше осталось детей у меня, чем у тебя.
   Только замолкла Ниоба, как раздался грозный звон тетивы. Ужас объял всех.
Одна  Ниоба  осталась  спокойной,  несчастье  придало  ее  смелости. Недаром
раздался звон тетивы лука  Артемиды.  Одна  из  дочерей  Ниобы,  стоявших  в
глубокой  печали  вокруг  тел  братьев, падает, сраженная стрелой. Вот опять
звенит тетива, и падает другая дочь  Ниобы.  Шесть  золотых  стрел  одна  за
другой   слетели   с  тетивы  лука  Артемиды,  и  бездыханными  лежат  шесть
прекрасных, юных дочерей Ниобы. Осталась лишь младшая дочь. Она бросилась  к
матеря и укрылась у нее в коленях, в складках ее платья.
   Горе сломило гордое сердце Ниобы.
   --  Оставь  мне хоть младшую дочь, великая Латона! -- молит Ниоба, полная
скорби, -- хоть одну оставь мне!
   Но не сжалилась богиня, и пронзает стрела Артемиды и младшую дочь.
   Стоит Ниоба, окруженная телами дочерей, сыновей и мужа. Как бы  оцепенела
она  от  горя.  Не  колышет  ветер  ее  волос. В ее лице нет ни кровинки, не
светятся жизнью ее глаза, не бьется в груди сердце, лишь слезы скорби льются
у нее из глаз. Холодный камень  одел  ее  члены.  Поднялся  бурный  вихрь  и
перенес  Ниобу  на  ее  родину,  в  Лидию. Там, высоко на горе Сипиле, стоит
обращенная в камень Ниоба и вечно льет слезы скорби.



---------------------------------------------------------------
   [1]  Геракл  (у  римлян  Геркулес)   --   величайший   герой   Греции.
Первоначально  он  считался  солнечным  богом,  разящим  своими  не знающими
промаха стрелами все темное и злое, богом, исцеляющим и посылающим  болезни.
Он  имел  много  общего  с  богом  Аполлоном.  Но  Геракл  --  бог  и герой,
встречающийся не только у греков; подобных героев-богов мы знаем  много.  Из
них  особенно интересен вавилонский Гильгамеш и финикийский Мелькарт, мифы о
которых оказали влияние на мифы о Геракле; и эти герои ходили на край света,
совершали великие подвиги и страдали, подобно  Гераклу.  Поэты  всех  времен
постоянно  пользовались  мифами о Геракле; их внимание привлекали подвиги, и
страдания, которые выпали на долю Геракла. В звездную ночь мы  можем  видеть
Геракла  (под  его  римским названием Геркулеса) на небе, так как его именем
называется одно из созвездий,  а  рядом  с  созвездием  Геркулеса  мы  видим
созвездие Гидры, той чудовищной многоголовой гидры, которую убил Геракл.
---------------------------------------------------------------

   Мифы  о  Геракле  изложены по трагедиям Софокла ("Трахинянки") и Еврипида
("Геракл"), а также по сказаниям, упоминаемым в "Описании Эллады" Павсания



   В Микенах[1] правил царь  Электрион.  У  него  похитили  телебои[2],  под
предводительством  сыновей  царя  Птерелая,  стада.  Телебои  убили  сыновей
Электриона, когда они  хотели  отбить  похищенное.  Царь  Электрион  объявил
тогда,  что  он  отдаст руку своей красавицы-дочери Алкмены тому, кто вернет
ему стада и отомстит за смерть его сыновей. Герою Амфитриону удалось без боя
вернуть стада Электриону, так как царь телебоев  Птерелай  поручил  охранять
похищенные  стада царю Элиды[3] Поликсену, а тот их отдал Амфитриону. Вернул
Амфитрион Электриону его стада и получил  руку  Алкмены.  Недолго  оставался
Амфитрион в Микенах. Во время свадебного пира, в споре из-за стад, Амфитрион
убил  Электриона,  и  пришлось ему с женой Алкменой бежать из Микен. Алкмена
последовала за своим молодым мужем на чужбину только под тем  условием,  что
он  отомстит  сыновьям  Птерелая  за  убийство ее братьев. Поэтому, прибыв в
Фивы, к царю  Креонту,  у  которого  нашел  себе  Амфитрион  пристанище,  он
отправился  с  войском  против  телебоев.  В  его отсутствие Зевс, плененный
красотой Алкмены, явился к ней, приняв образ Амфитриона. Вскоре  вернулся  и
Амфитрион.  И  вот  от Зевса и Амфитриона должны были родиться у Алкмены два
сына-близнеца.

---------------------------------------------------------------
   [1] Одни  из  древнейших  городов  Греции,  находился  в  Арголиде  на
Пелопоннесе.

   [2] Племя, жившее на западе средней Греции, в Акарнании.

   [3] Область на северо-западе Пелопоннеса.
---------------------------------------------------------------

   В  тот  день  когда  должен  был  родиться  великий  сын Зевса и Алкмены,
собрались боги на высоком Олимпе. Радуясь, что скоро  родится  у  него  сын,
эгидодержавный Зевс сказал богам:
   --  Выслушайте, боги и богини, что я скажу вам: велит мне сказать это мое
сердце! Сегодня родится великий герой; он будет властвовать над всеми своими
родственниками, которые ведут свой род от сына моего, великого Персея.
   Но жена Зевса, царственная Гера, гневавшаяся, что Зевс взял себе  в  жены
смертную  Алкмену,  решила хитростью лишить власти над всеми персеидами сына
Алкмены -- она уже прежде рождения ненавидела сына Зевса. Поэтому,  скрыв  в
глубине сердца свою хитрость, Гера сказала Зевсу:
   --  Ты  говоришь  неправду,  великий громовержец! Никогда не исполнишь ты
своего слова! Дай мне великую  нерушимую  клятву  богов,  что  тот,  который
родится   сегодня   первым   в   роде  персеидов,  будет  повелевать  своими
родственниками.
   Овладела разумом Зевса богиня обмана Ата, и, не подозревая хитрости Геры,
громовержец дал нерушимую клятву. Тотчас покинула Гера светлый  Олимп  и  на
своей  золотой колеснице понеслась в Аргос. Там ускорила она рождение сына у
богоравной жены персеида Сфенела, и появился на свет  в  этот  день  в  роде
Персея слабый, больной ребенок, сын Сфенела, Эврисфей. Быстро вернулась Гера
на светлый Олимп и сказала великому тучегонителю Зевсу:
   --  О,  мечущий молнии Зевс-отец, выслушай меня! Сейчас родился в славном
Аргосе у персеида Сфенела сын Эврисфей. Он первым родился сегодня  и  должен
повелевать всеми потомками Персея.
   Опечалился  великий  Зевс,  теперь только понял он все коварство Геры. Он
разгневался на богиню обмана Ату, овладевшую его разумом; в гневе схватил ее
Зевс за волосы и низвергнул со светлого Олимпа.  Повелитель  богов  и  людей
запретил  ей  являться  на  Олимп.  С  тех пор богиня обмана Ата живет среди
людей.
   Зевс облегчил судьбу своего сына. Он заключил с Герой нерушимый  договор,
что  сын  его  не всю свою жизнь будет находиться под властью Эврисфея. Лишь
двенадцать великих подвигов совершит он по поручению Эврисфея,  а  после  не
только  освободиться  от его власти, но даже получит бессмертие. Громовержец
знал, что много великих опасностей придется преодолеть его сыну, поэтому  он
повелел  своей  любимой  дочери  Афине-Палладе  помогать сыну Алкмены. Часто
приходилось потом печалиться Зевсу,  когда  он  видел,  как  сын  его  несет
великие труды на службе у слабого трусливого Эврисфея, но не мог он нарушить
данную Гере клятву.
   В  один  день  с  рождением  сына  Сфенела родились и у Алкмены близнецы:
старший -- сын Зевса, названный при  рождении  Алкидом,  и  младший  --  сын
Амфитриона,  названный  Ификлом.  Алкид  и  был  величайшим сыном Греции. Он
назван  был  позднее  прорицательницей  пифией  Гераклом.  Под  этим  именем
прославился он, получил бессмертие и был принят в сонм светлых богов Олимпа.
   Гера  стала  преследовать  Геракла с самого первого дня его жизни. Узнав,
что Геракл родился и лежит, завернутый в пеленки, с  братом  своим  Ификлом,
она,  чтобы погубить новорожденного героя, послала двух змей. Была уже ночь,
когда вползли, сверкая глазами, в покой Алкмены змеи. Тихо подползли  они  к
колыбели,   где  лежали  близнецы,  и  уже  хотели,  обвившись  вокруг  тела
маленького Геракла, задушить его, как проснулся сын Зевса. Он протянул  свои
маленькие ручки к змеям, схватил их за шеи и сдавил с такой силой, что сразу
задушил их. В ужасе вскочила Алкмена со своего ложа; увидев змей в колыбели,
громко закричали бывшие в покое женщины. Все бросились к колыбели Алкида. На
крик  женщин  с обнаженным мечом прибежал Амфитрион. Окружили все колыбель и
увидели  необычайное  чудо:  маленький  новорожденный  Геракл  держал   двух
громадных  задушенных  змей,  которые  еще  слабо извивались в его крошечных
руках. Пораженный силой своего приемного сына, Амфитрион призвал прорицателя
Тиресия и вопросил его о судьбе новорожденного. Тогда вещий старец  поведал,
сколько  великих  подвигов совершит Геракл, и предсказал, что он достигнет в
конце своей жизни бессмертия.
   Узнав, какая великая слава ждет старшего сына Алкмены, Амфитрион дал  ему
воспитание,  достойное  героя.  Не  только о развитии силы Геракла заботился
Амфитрион, он заботился и об его образовании. Его учили читать, писать, петь
и играть на кифаре. Но далеко не такие успехи оказывал  в  науках  и  музыке
Геракл,  какие  оказывал  он  в  борьбе,  стрельбе  из лука и умении владеть
оружием. Часто приходилось учителю музыки, брату Орфея  Лину,  сердиться  на
своего  ученика  и  даже  наказывать  его. Однажды во время урока Лин ударил
Геракла, раздраженный его нежеланием учиться.  Рассерженный  Геракл  схватил
кифару и ударил ею Лина по голове. Не рассчитал силы удара юный Геракл. Удар
кифары  был  так силен, что Лин упал убитым на месте. Призвали в суд Геракла
за это убийство. Оправдываясь, сказал сын Алкмены:
   -- Ведь говорит же справедливейший из судей Радаманф,  что  всякий,  кого
ударят, может ответить ударом на удар.
   Оправдали  судьи  Геракла,  но  отчим  его  Амфитрион,  боясь,  чтобы  не
случилось еще чего-нибудь подобного, послал Геракла в лесистый Киферон пасти
стада.



   Вырос в лесах Киферона Геракл и стал могучим юношей.  Ростом  он  был  на
целую  голову  выше  всех,  а  сила его далеко превосходила силу человека. С
первого взгляда можно было узнать в нем  сына  Зевса,  особенно  по  глазам,
которые  светились  каким-то  необычайным, божественным светом. Никто не был
равен Гераклу ловкостью в военных упражнениях, а луком и  копьем  владел  он
так  искусно,  что  никогда  не промахивался. Будучи еще юношей, Геракл убил
грозного киферонского льва, жившего на вершинах гор. Юный  Геракл  напал  на
него,  убил и снял с него шкуру. Эту шкуру надел он на себя, накинул ее, как
плащ, на свои могучие плечи, Лапами он связал ее у себя на груди, а шкура  с
головы  льва  служила  ему  шлемом.  Геракл  сделал  себе огромную палицу из
вырванного им с корнями в Немейской роще твердого, как  железо,  ясеня.  Меч
Гераклу  подарил Гермес, лук и стрелы -- Аполлон, золотой панцирь сделал ему
Гефест, а Афина сама соткала для него одежду.
   Возмужав, Геракл победил царя  Орхомена  Эргина,  которому  Фивы  платили
ежегодно большую дань. Он убил во время битвы Эргина, а на минийский Орхомен
наложил  дань,  которая была вдвое больше, чем та, что платили Фивы. За этот
подвиг царь Фив Креонт отдал Гераклу в жены свою дочь Мегару, а боги послали
ему трех прекрасных сыновей.
   Счастливо  жил  Геракл  в  семивратных  Фивах.  Но  великая  богиня  Гера
по-прежнему  пылала  ненавистью к сыну Зевса. Она наслала на Геракла ужасную
болезнь. Лишился разума великий  герой,  безумие  овладело  им.  В  припадке
неистовства  Геракл убил всех своих детей и детей своего брата Ификла. Когда
же прошел  припадок,  глубокая  скорбь  овладела  Гераклом.  Очистившись  от
скверны   совершенного   им  невольного  убийства,  Геракл  покинул  Фивы  и
отправился в священные Дельфы  вопросить  бога  Аполлона,  что  ему  делать.
Аполлон  повелел  Гераклу  отправиться  на  родину  его  предков  в Тиринф и
двенадцать лет служить Эврисфею. Устами пифии сын Латоны предсказал Гераклу,
что он получит бессмертие, если исполнит по  повелению  Эврисфея  двенадцать
великих подвигов.



   Геракл  поселился  в  Тиринфе и стал слугой слабого, трусливого Эврисфея.
Эврисфей боялся могучего героя и не пускал его в Микены. Все приказания свои
передавал он сыну Зевса в Тиринф через своего вестника Копрея.



   Гераклу недолго  пришлось  ждать  первого  поручения  царя  Эврисфея.  Он
поручил  Гераклу  убить  немейского  льва.  Этот  лев, порожденный Тифоном и
Ехидной, был чудовищной величины. Он жил около города Немеи[1]  и  опустошал
все  окрестности. Геракл смело отправился на опасный подвиг. Прибыв в Немею,
тотчас отправился он в горы, чтобы разыскать логовище льва. Уже был полдень,
когда герой достиг склонов гор. Нигде не видно было ни одной живой души:  ни
пастухов,  ни  земледельцев.  Все  живое  бежало из этих мест в страхе перед
ужасным львом. Долго искал Геракл  по  лесистым  склонам  гор  и  в  ущельях
логовище  льва,  наконец,  когда уже солнце стало склоняться к западу, нашел
Геракл в мрачном ущелье логовище; оно находилось в громадной пещере, имевшей
два выхода. Геракл завалил один ив выходов громадными камнями и  стал  ждать
льва,  скрывшись за камнями. Совсем к вечеру, когда уже надвигались сумерки,
показался чудовищный лев с длинной косматой гривой.  Натянул  тетиву  своего
лука  Геракл и пустил одну за другой три стрелы во льва, но стрелы отскочили
от его шкуры -- она была тверда, как сталь. Грозно зарычал лев, рычанье  его
раскатилось,  подобно  грому, по горам. Озираясь во все стороны, лев стоял в
ущелье и искал горящими яростью глазами того, кто осмелился пустить  в  него
стрелы.  Но вот он увидел Геракла и бросился громадным прыжком на героя. Как
молния сверкнула палица Геракла и громовым ударом обрушилась на голову льва.
Лев упал на землю, оглушенный страшным  ударом;  Геракл  бросился  на  льва,
обхватил его своими могучими руками и задушил. Взвалив на свои могучие плечи
убитого  льва,  Геракл  вернулся  в  Немею,  принес жертву Зевсу и учредил в
память своего первого подвига немейские игры[2]. Когда Геракл принес убитого
им льва в Микены, Эврисфей побледнел  от  страха,  взглянув  на  чудовищного
льва.  Царь  Микен  понял,  какой  нечеловеческой  силой обладает Геракл. Он
запретил ему даже приближаться к воротам Микен;  когда  же  Геракл  приносил
доказательства  своих  подвигов,  Эврисфей с ужасом смотрел на них с высоких
микенских стен.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город в Арголиде, на северо-востоке Пелопоннеса.

   [2] Немейские игры -- общегреческое празднество, происходившее  каждые
два  года  в  Немейской  долине  в Арголиде; справлялись они в честь Зевса в
середине лета. Во время игр, продолжавшихся несколько  дней,  состязались  в
беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья; а также в беге колесниц.
Во время игр объявлялся всеобщий мир во всей Греции.
---------------------------------------------------------------



   После первого подвига Эврисфей послал Геракла убить лернейскую гидру. Это
было  чудовище с телом змеи и девятью головами дракона. Как и немейский лев,
гидра была порождена Тифоном и Ехидной. Жила гидра  в  болоте  около  города
Лерны[2] и, выползая их своего логовища, уничтожала целые стада и опустошала
все  окрестности. Борьба с девятиголовой гидрой была опасна потому, что одна
из голов ее была бессмертна. Отправился в путь к Лерне Геракл с сыном Ификла
Иолаем. Прибыв к болоту у города Лерны, Геракл оставил Иолая с колесницей  в
близлежащей  роще,  а  сам отправился искать гидру. Он нашел ее в окруженной
болотом пещере. Раскалив докрасна свои стрелы, стал Геракл пускать  их  одну
за  другой  в  гидру.  В  ярость привели гидру стрелы Геракла. Она выползла,
извиваясь покрытым блестящей чешуей телом, из мрака пещеры, грозно поднялась
на своем громадном хвосте и хотела уже броситься на героя,  но  наступил  ей
сын Зевса ногой на туловище и придавил к земле. Своим хвостом гидра обвилась
вокруг  ног  Геракла  и силилась свалить его. Как непоколебимая скала, стоял
герой и взмахами тяжелой палицы одну за  другой  сбивал  головы  гидры.  Как
вихрь,  свистела  в  воздухе палица; слетали головы гидры, но гидра все-таки
была жива. Тут Геракл заметил, что у гидры на  месте  каждой  сбитой  головы
вырастают две новые. Явилась и помощь гидре. Из болота выполз чудовищный рак
и впился своими клещами в ногу Геракла. Тогда герой призвал на помощь своего
друга  Иолая.  Иолай  убил  чудовищного  рака,  зажег  часть  ближней рощи и
горящими стволами деревьев прижигал гидре шеи, с которых Геракл сбивал своей
палицей головы. Новые головы перестали  вырастать  у  гидры.  Все  слабее  и
слабее сопротивлялась она сыну Зевса. Наконец и бессмертная голова слетела у
гидры.  Чудовищная  гидра была побеждена и рухнула мертвой на землю. Глубоко
зарыл ее бессмертную голову победитель Геракл и  навалил  на  нее  громадную
скалу,  чтобы  не  могла она опять выйти на свет. Затем рассек великий герой
тело гидры и погрузил в ее ядовитую желчь свои стрелы. С  тех  пор  раны  от
стрел  Геракла  стали  неизлечимыми.  С великим торжеством вернулся Геракл в
Тиринф. Но там ждало его уже новое поручение Эврисфея.

---------------------------------------------------------------
   [2] Город на берегу Арголидского залива в Арголиде.
---------------------------------------------------------------



   Эврисфей поручил Гераклу перебить стимфалийских птиц. Чуть не  в  пустыню
обратили  эти птицы все окрестности аркадского города Стимфала. Они нападали
и на животных, и на людей и разрывали их своими медными когтями  и  клювами.
Но  самое  страшное  было  то, что перья этих птиц были из твердой бронзы, и
птицы, взлетев, могли ронять их, подобно стрелам, на того,  кто  вздумал  бы
напасть  на  них.  Трудно  было Гераклу выполнить это поручение Эврисфея. На
помощь ему пришла воительница Афина-Паллада. Она  дала  Гераклу  два  медных
тимпана,  их  выковал бог Гефест, и велела Гераклу встать на высоком холме у
того леса, где гнездились стимфалийские птицы, и ударить в тимпаны; когда же
птицы взлетят -- перестрелять их из лука. Так и  сделал  Геракл.  Взойдя  на
холм,  он  ударил  в тимпаны, и поднялся такой оглушительный звон, что птицы
громадной стаей взлетели над лесом и стали в ужасе кружиться  над  ним.  Они
дождем  сыпали свои острые, как стрелы, перья на землю, но не попадали перья
в стоявшего на холме Геракла. Схватил свой лук  герой  и  стал  разить  птиц
смертоносными  стрелами.  В  страхе взвились за облака стимфалийские птицы и
скрылись из глаз Геракла. Улетели птицы далеко за пределы Греции, на  берега
Эвксинского  Понта[1],  и  больше  никогда  не  возвращались  в  окрестности
Стимфала. Так исполнил Геракл это поручение Эврисфея и вернулся в Тиринф, но
тотчас же пришлось ему отправиться на еще более трудный подвиг.

---------------------------------------------------------------
   [1] Так называли греки Черное море.
---------------------------------------------------------------



   Эврисфей знал, что в Аркадии живет чудесная керинейская  лань,  посланная
богиней  Артемидой  в  наказание  людям.  Лань эта опустошала поля. Эврисфей
послал Геракла поймать ее и велел ему живой доставить  лань  в  Микены.  Эта
лань  была  необычайно  красива,  рога  у  нее  были золотые, а ноги медные.
Подобно ветру, носилась она по горам и  долинам  Аркадии,  не  зная  никогда
усталости.  Целый год преследовал Геракл керинейскую лань. Она неслась через
горы, через равнины, прыгала через пропасти, переплывала реки. Все дальше  и
дальше на север бежала лань. Не отставал от нее герой, он преследовал ее, не
упуская  из виду. Наконец Геракл достиг в погоне за падью крайнего севера --
страны гипербореев и истоков Истра[2]. Здесь лань остановилась. Герой  хотел
схватить ее, но ускользнула она и, как стрела, понеслась назад, на юг. Опять
началась  погоня.  Гераклу  удалось  только  в Аркадии настигнуть лань. Даже
после столь долгой погони не потеряла  она  сил.  Отчаявшись  поймать  лань,
Геракл  прибег  к своим не знающим промаха стрелам. Он ранил златорогую лань
стрелой в ногу, и только  тогда  удалось  ему  поймать  ее.  Геракл  взвалил
чудесную лань на плечи и хотел уже нести ее в Микены, как предстала пред ним
разгневанная Артемида и сказала:

---------------------------------------------------------------
   [2]  Современный Дунай; греки, плохо зная географию, думали, что Дунай
берет свое начало на крайнем севере земли.
---------------------------------------------------------------

   -- Разве не знал ты, Геракл, что лань эта моя? Зачем  оскорбил  ты  меня,
ранив  мою  любимую  лань?  Разве  не  знаешь, что не прощаю я обиды? Или ты
думаешь, что ты могущественнее богов-олимпийцев?
   С благоговением склонился Геракл перед прекрасной богиней и ответил:
   -- О, великая дочь Латоны, не  вини  ты  меня!  Никогда  не  оскорблял  я
бессмертных  богов,  живущих  на  светлом  Олимпе; всегда чтил я небожителей
богатыми жертвами и никогда не считал себя равным им, хотя и сам  я  --  сын
громовержца  Зевса. Не по своей воле преследовал я твою лань, а по повелению
Эврисфея. Сами боги повелели  мне  служить  ему,  и  не  смею  я  ослушаться
Эврисфея!
   Артемида  простила Гераклу его вину. Великий сын громовержца Зевса принес
живой в Микены керинейскую лань и отдал ее Эврисфею.



   После охоты на медноногую лань, продолжавшейся целый год, недолго отдыхал
Геракл.  Эврисфей  опять  дал  ему  поручение:  Геракл  должен   был   убить
эриманфского  кабана.  Этот  кабан, обладавший чудовищной силой, жил на горе
Эриманфе[1] и опустошал окрестности города Псофиса[1]. Он не давал  и  людям
пощады  и  убивал  их  своими  огромными  клыками.  Геракл отправился к горе
Эриманфу. По дороге навестил он мудрого кентавра Фола. С почетом принял  Фол
великого  сына  Зевса  и  устроил для него пир. Во время пира кентавр открыл
большой сосуд с вином,  чтобы  угостить  получше  героя.  Далеко  разнеслось
благоухание  дивного  вина.  Услыхали  это  благоухание  и  другие кентавры.
Страшно  рассердились  они  на  Фола  за  то,  что  он  открыл  сосуд.  Вино
принадлежало  не  одному  только  Фолу,  а  было  достоянием всех кентавров.
Кентавры бросились к жилищу Фола и напали врасплох на него и Геракла,  когда
они  вдвоем  весело  пировали,  украсив  головы  венками из плюща. Геракл не
испугался кентавров. Он быстро вскочил со  своего  ложа  и  стал  бросать  в
нападавших  громадные  дымящиеся  головни.  Кентавры обратились в бегство, а
Геракл ранил их своими ядовитыми стрелами. Герой  преследовал  их  до  самой
Малеи.  Там  укрылись  кентавры  у  друга  Геракла,  Хирона,  мудрейшего  из
кентавров. Следом за ними в пещеру ворвался и Геракл.  В  гневе  натянул  он
свой  лук,  сверкнула  в  воздухе  стрела  и  вонзилась  в  колено одного из
кентавров. Не врага поразил Геракл, а своего друга  Хирона.  Великая  скорбь
охватила  героя,  когда  он  увидал,  кого  ранил.  Геракл  спешит  омыть  и
перевязать рану друга, но ничто не может помочь. Знал Геракл,  что  рана  от
стрелы,  отравленной  желчью гидры, неизлечима. Знал и Хирон, что грозит ему
мучительная смерть. Чтобы не страдать от раны, он  впоследствии  добровольно
сошел в мрачное царство Аида.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Гора и одноименный с ней город в Аркадии на Пелопоннесе, там же и
город Псофис.
---------------------------------------------------------------

   В глубокой печали Геракл покинул Хирона и вскоре  достиг  горы  Эриманфа.
Там  в  густом  лесу  он  нашел грозного кабана и выгнал его криком из чащи.
Долго преследовал кабана Геракл, и, наконец, загнал его в глубокий  снег  на
вершине горы. Кабан увяз в снегу, а Геракл, бросившись на него, связал его и
отнес живым в Микены. Когда Эврисфей увидал чудовищного кабана, то от страха
спрятался в большой бронзовый сосуд.



   Вскоре  Эврисфей  дал  новое поручение Гераклу. Он должен был очистить от
навоза весь скотный двор Авгия, царя Элиды [1],  сына  лучезарного  Гелиоса.
Бог  солнца  дал  своему сыну неисчислимые богатства. Особенно многочисленны
были стада Авгия. Среди его стад было  триста  быков  с  белыми,  как  снег,
ногами,  двести  быков были красные, как сидонский пурпур, двенадцать быков,
посвященные богу Гелиосу, были белые, как лебеди, а один  бык,  отличавшийся
необыкновенной  красотой,  сиял,  подобно  звезде.  Геракл  предложил  Авгию
очистить в один день весь его громадный скотный  двор,  если  он  согласится
отдать  ему  десятую  часть  своих  стад.  Авгий  согласился.  Ему  казалось
невозможным выполнить такую работу в один день.  Геракл  же  сломал  с  двух
противоположных  сторон  стену, окружавшую скотный двор, и отвел в него воду
двух рек, Алфея и Пенея. Вода этих рек в один  день  унесла  весь  навоз  со
скотного  двора,  а  Геракл  опять  сложил стены. Когда герой пришел к Авгию
требовать награды, то гордый царь не отдал ему обещанной десятой части стад,
и пришлось ни с чем вернуться в Тиринф Гераклу.

---------------------------------------------------------------
   [1] Область на северо-западе Пелопоннеса.
---------------------------------------------------------------

   Страшно отомстил великий герой  царю  Элиды.  Через  несколько  лет,  уже
освободившись  от  службы  у  Эврисфея,  Геракл  вторгся с большим войском в
Элиду, победил в кровопролитной битве Авгия и убил  его  своей  смертоносной
стрелой.  После  победы  собрал  Геракл войско и всю богатую добычу у города
Писы, принес жертвы олимпийским богам и учредил олимпийские игры[1], которые
и справлялись с тех пор  всеми  греками  каждые  четыре  года  на  священной
равнине,   обсаженной   самим  Гераклом  посвященными  богине  Афине-Палладе
оливами.

---------------------------------------------------------------
   [1] Олимпийские игры --  важнейшее  из  общегреческих  празднеств,  во
время  которого объявлялся во всей Греции всеобщий мир. За несколько месяцев
до игр по всей Греции и греческим колониям рассылались  послы,  приглашавшие
на  игры  в  Олимпию. Игры справлялись раз в четыре года. На них происходили
состязания в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья, а  также  в
беге  колесниц.  Победители  на  играх  получали в награду оливковый венок и
пользовались великим  почетом.  Греки  вели  летоисчисление  по  олимпийским
играм,  считая  первыми  происходившие  в  776  г.  до  н.  э.  Существовали
олимпийские игры до 393 г. н.  э.,  когда  они  были  запрещены  императором
Феодосием как несовместимые с христианством. Через 30 лет император Феодосий
II  сжег  храм  Зевса в Олимпии и все роскошные здания, украшавшие то место,
где происходили олимпийские игры. Они обратились в  развалины  и  постепенно
были  занесены  песком реки Алфея. Только раскопки, производившиеся на месте
Олимпии в XIX в. н. э., главным образом с  1875  и  по  1881  г.,  дали  нам
возможность  получить  точное представление о былой Олимпии и об олимпийских
играх.
---------------------------------------------------------------

   Геракл отомстил и всем  союзникам  Авгия.  Особенно  же  поплатился  царь
Пилоса  Нелей.  Геракл,  придя с войском к Пилосу, взял город и убил Нелея и
одиннадцать его сыновей. Не спасся и  сын  Нелея  Периклимен,  которому  дал
властитель  моря  Посейдон  дар обращаться в льва, змею и пчелу. Геракл убил
его, когда,  обратившись  в  пчелу,  Периклимен  сел  на  одну  из  лошадей,
запряженных в колесницу Геракла. Один лишь сын Нелея Нестор остался в живых.
Впоследствии  прославился  Нестор  среди  греков  своими подвигами и великой
мудростью.



   Чтобы выполнить седьмое поручение  Эврисфея,  Гераклу  пришлось  покинуть
Грецию  и отправиться на остров Крит. Эврисфей поручил ему привести в Микены
критского быка. Этого быка царю Крита Миносу, сыну Европы, послал колебатель
земли Посейдон; Минос должен был принести быка в жертву Посейдону. Но Миносу
жалко приносить в жертву такого прекрасного быка -- он оставил его  в  своем
стаде,  а  в  жертву  Посейдону  принес  одного  из  своих  быков.  Посейдон
разгневался на Миноса и наслал на вышедшего из моря быка бешенство. По всему
острову носился бык и уничтожал все на  своем  пути.  Великий  герой  Геракл
поймал  быка и укротил. Он сел на широкую спину быка и переплыл на нем через
море с Крита на  Пелопоннес.  Геракл  привел  быка  в  Микены,  но  Эврисфей
побоялся  оставить  быка Посейдона в своем стаде и пустил его на волю. Почуя
опять свободу, понесся бешеный бык через весь Пелопоннес на север и  наконец
прибежал  в  Аттику на Марафонское поле. Там его убил великий афинский герой
Тесей.



   После укрощения критского быка Гераклу, по поручению  Эврисфея,  пришлось
отправиться  во  Фракию к царю бистонов[1] Диомеду. У этого царя были дивной
красоты и силы кони. Они были прикованы железными цепями в стойлах, так  как
никакие   путы   не  могли  удержать  их.  Царь  Диомед  кормил  этих  коней
человеческим мясом. Он бросал  им  на  съедение  всех  чужеземцев,  которые,
гонимые бурей, приставали к его городу. К этому фракийскому царю и явился со
своими  спутниками  Геракл.  Он  завладел  конями  Диомеда и увел их на свой
корабль. На  берегу  настиг  Геракла  сам  Диомед  со  своими  воинственными
бистонами. Поручив охрану коней своему любимому Абдеру, сыну Гермеса, Геракл
вступил  в  бой  с  Диомедом.  Немного  было  спутников у Геракла, но все же
побежден был Диомед и пал в битве. Геракл вернулся  к  кораблю.  Как  велико
было  его  отчаяние,  когда он увидел, что дикие кони растерзали его любимца
Абдера. Геракл устроил пышные похороны своему любимцу, насыпал высокий  холм
на  его  могиле, а рядом с могилой основал город и назвал его в честь своего
любимца Абдерой. Коней же Диомеда Геракл привел  к  Эврисфею,  а  тот  велел
выпустить их на волю. Дикие кони убежали в горы Ликейона[2], покрытые густым
лесом, и были там растерзаны дикими зверями.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Бистоны  --  мифический  народ,  живший,  по  мнению  греков,  во
Фракии.

   [2] Горы на Пелопоннесе.
---------------------------------------------------------------



   В основном изложено по трагедии Еврипида "Алкестида"

   Когда Геракл плыл на корабле по морю к  берегам  Фракии  за  конями  царя
Диомеда,  то он решил посетить своего друга, царя Адмета, так как путь лежал
мимо города Фер[2], где правил Адмет.

---------------------------------------------------------------
   [2] Древнейший город в Фессалии.
---------------------------------------------------------------

   Тяжелое время для Адмета выбрал Геракл. Великое горе царило в  доме  царя
Фер.  Его жена Алкестида должна была умереть. Некогда богини судьбы, великие
мойры, по просьбе Аполлона определили, что Адмет может избавиться от смерти,
если в последний час его жизни кто-либо согласится добровольно сойти  вместо
него  в  мрачное  царство  Аида. Когда настал час смерти, Адмет просил своих
престарелых родителей, чтобы кто-нибудь из  них  согласился  умереть  вместо
него,  но  родители отказались. Не согласился никто и из жителей Фер умереть
добровольно за царя Адмета. Тогда  молодая,  прекрасная  Алкестида  решилась
пожертвовать  своей  жизнью  за  любимого мужа. В тот день, когда должен был
умереть Адмет, приготовилась к смерти его жена.  Она  омыла  тело  и  надела
погребальные  одежды  и  украшения.  Подойдя  к  домашнему очагу, обратилась
Алкестида к богине Гестии, дающей счастье в доме, с горячей молитвой:
   -- О, великая богиня! Последний раз преклоняю я здесь пред тобой  колени.
Я  молю тебя, защити моих детей-сирот, ведь я должна сегодня сойти в царство
мрачного Аида. О, не дай ты им умереть, как  умираю  я,  безвременно!  Пусть
счастлива и богата будет их жизнь здесь, на родине.
   Затем обошла Алкестида все алтари богов и украсила их миртом.
   Наконец,  ушла  она  в свои покои и упала в слезах на свое ложе. Пришли к
ней ее дети -- сын и дочь. Горько рыдали они  на  груди  матери.  Плакали  и
служанки  Алкестиды.  В отчаянии Адмет обнял свою молодую жену и молил ее не
покидать его. Уже готова к смерти  Алкестида;  уже  приближается  неслышными
шагами  к  дворцу царя Фер ненавистный богам и людям бог смерти Танат, чтобы
срезать мечом прядь волос с головы Алкестиды. Сам златокудрый Аполлон просил
его отдалить  час  смерти  жены  его  любимца  Адмета,  но  неумолим  Танат.
Чувствует Алкестида приближение смерти. В ужасе восклицает она:
   -- О, близится уже ко мне двухвесельная ладья Харона, и грозно кричит мне
перевозчик  душ  умерших, правя ладьей: "Что же ты медлишь? Спеши, спеши! Не
терпит время! Не задерживай нас. Готово все! Спеши  же!"  О,  пустите  меня!
Слабеют  мои  ноги. Близится смерть. Черная ночь покрывает мои очи! О, дети,
дети! Уже не жива ваша мать! Живите счастливо! Адмет, мне была  дороже  моей
собственной  жизни  твоя  жизнь.  Пусть  лучше тебе, а не мне светит солнце.
Адмет, ты любишь не меньше меня наших детей. О, не бери ты в дом им  мачеху,
чтобы она не обижала их!
   Страдает несчастный Адмет.
   --  Всю радость жизни уносишь ты с собой, Алкестида! -- восклицает он, --
всю жизнь теперь я буду горевать о тебе. О, боги, боги, какую жену отнимаете
вы у меня!
   Чуть слышно говорит Алкестида:
   -- Прощай! Уже навек закрылись мои глаза. Прощайте, дети! Теперь ничто я.
Прощай, Адмет!
   -- О, взгляни же еще хоть раз! Не покидай детей! О, дай и мне умереть! --
со слезами воскликнул Адмет.
   Закрылись глаза Алкестиды, холодеет ее тело, умерла она. Безутешно рыдает
над умершей Адмет и горько сетует на судьбу свою. Он велит приготовить  жене
своей  пышные  похороны.  Восемь  месяцев  велит он всем в городе оплакивать
Алкестиду, лучшую из женщин. Весь город полон скорби,  так  как  все  любили
добрую царицу.
   Уже  готовились  нести  тело  Алкестиды  к  ее гробнице, как в город Феры
приходит Геракл. Он идет ко дворцу Адмета и встречает своего друга в воротах
дворца. С почетом встретил Адмет великого  сына  эгидодержавного  Зевса.  Не
желая  опечалить  гостя, старается скрыть Адмет от него свое горе. Но Геракл
сразу заметил, что глубоко опечален  друг  его,  и  спросил  о  причине  его
скорби.  Адмет  дает неясный ответ Гераклу, и он решает, что у Адмета умерла
дальняя родственница, которую приютил царь у себя после смерти  отца.  Велит
своим слугам Адмет провести Геракла в комнату для гостей и устроить для него
богатый  пир,  а  двери  на  женскую половину запереть, чтобы не долетали до
слуха Геракла стоны скорби. Не  подозревая,  какое  несчастье  постигло  его
друга,  Геракл  весело пирует во дворце Адмета. Кубок за кубком выпивает он.
Тяжело слугам прислуживать веселому гостю -- ведь они знают, что нет  уже  в
живых их любимой госпожи. Как ни стараются они, по приказанию Адмета, скрыть
свое  горе,  все же Геракл замечает слезы на их глазах и печаль на лицах. Он
зовет одного из слуг пировать с ним, говорит, что вино даст ему  забвение  и
разгладит  на челе морщины печали, но слуга отказывается. Тогда догадывается
Геракл, что тяжкое горе  постигло  дом  Адмета.  Он  начинает  расспрашивать
слугу, что случилось с его другом, и, наконец, слуга говорит ему:
   -- О, чужеземец, жена Адмета сошла сегодня в царство Аида.
   Опечалился  Геракл.  Ему  стало больно, что пировал он в венке из плюща и
пел в доме  друга,  которого  постигло  такое  великое  горе.  Геракл  решил
отблагодарить  благородного  Адмета  за  то,  что, несмотря на постигшее его
горе, он все-таки так гостеприимно принял его.  Быстро  созрело  у  великого
героя решение отнять у мрачного бога смерти Таната его добычу -- Алкестиду.
   Узнав  у  слуги, где находится гробница Алкестиды, он спешит скорее туда.
Спрятавшись за гробницей, Геракл  ждет,  когда  прилетит  Танат  напиться  у
могилы  жертвенной  крови.  Вот  послышались  взмахи  черных крыльев Таната,
повеяло могильным холодом; прилетел к гробнице мрачный бог  смерти  и  жадно
припал  губами  к  жертвенной крови. Геракл выскочил из засады и бросился на
Таната. Охватил он бога смерти своими могучими руками, и началась  меж  ними
ужасная  борьба.  Напрягая  все  свои  силы,  борется Геракл с богом смерти.
Сдавил своими костлявыми руками грудь Геракла Танат, он дышит на него  своим
леденящим  дыханием,  а  от  крыльев  его веет на героя холод смерти. Все же
могучий сын громовержца Зевса победил Таната. Он связал Таната и  потребовал
как  выкуп  за  свободу,  чтобы  вернул  бог смерти к жизни Алкестиду. Танат
подарил Гераклу жизнь жены Адмета, и повел ее великий герой назад ко  дворцу
ее мужа.
   Адмет  же, вернувшись во дворец после похорон жены, горько оплакивал свою
незаменимую утрату. Ему тяжело было оставаться  в  опустевшем  дворце,  Куда
идти  ему?  Он  завидует умершим. Ему ненавистна жизнь. Смерть зовет он. Все
его счастье похитил Танат и унес в царство Аида. Что может быть тяжелее  для
него,  чем  утрата  любимой  жены! Жалеет Адмет, что не допустила Алкестида,
чтобы он умер с ней, тогда бы соединила их смерть.  Две  верные  друг  другу
души  получил  бы  Аид  вместо  одной. Вместе бы переплыли эти души Ахеронт.
Вдруг пред скорбным Адметом предстал  Геракл.  Он  ведет  за  руку  женщину,
закрытую  покрывалом. Геракл просит Адмета оставить эту женщину, доставшуюся
ему  после  тяжкой  борьбы,  во  дворце  до  его  возвращения   из   Фракии.
Отказывается Адмет; он просит Геракла отвести к кому-нибудь другому женщину.
Тяжело  Адмету  видеть  во дворце своем другую женщину, когда потерял он ту,
которую так любил. Геракл настаивает и даже хочет, чтобы Адмет сам  ввел  во
дворец  женщину. Он не позволяет слугам Адмета коснуться ее. Наконец, Адмет,
будучи не в силах отказать своему другу, берет женщину за руку, чтобы ввести
ее в свой дворец. Геракл говорит ему:
   -- Ты взял ее, Адмет! Так охраняй же ее! Теперь ты  можешь  сказать,  что
сын  Зевса  --  верный друг. Взгляни же на женщину! Не похожа ли она на твою
жену Алкестиду? Перестань тосковать! Будь опять доволен жизнью!
   -- О, великие боги! -- воскликнул Адмет,  подняв  покрывало  женщины,  --
жена моя Алкестида! О, нет, это только тень ее! Она стоит молча, ни слова не
промолвила она!
   --  Нет,  не  тень это! -- ответил Геракл, -- это Алкестида. Я добыл ее в
тяжкой борьбе  с  повелителем  душ  Танатом.  Будет  молчать  она,  пока  не
освободится  от власти подземных богов, принеся им искупительные жертвы; она
будет молчать, пока трижды не сменит ночь день; только тогда заговорит  она.
Теперь  же  прощай,  Адмет!  Будь  счастлив  и  всегда  блюди великий обычай
гостеприимства, освященный самим отцом моим -- Зевсом!
   -- О, великий сын Зевса, ты дал мне опять радость  жизни!  --  воскликнул
Адмет,  --  чем  мне отблагодарить тебя? Останься у меня гостем. Я повелю во
всех моих владениях праздновать твою победу,  велю  принести  богам  великие
жертвы. Останься со мной!
   Не  остался  Геракл  у  Адмета;  его ждал подвиг; он должен был исполнить
поручение Эврисфея и добыть ему коней царя Диомеда.



   Девятым подвигом Геракла был его поход в страну амазонок за поясом царицы
Ипполиты. Этот пояс подарил Ипполите бог войны Арес, и она  носила  его  как
знак  своей  власти над всеми амазонками. Дочь Эврисфея Адмета, жрица богини
Геры, хотела  непременно  иметь  этот  пояс.  Чтобы  исполнить  ее  желание,
Эврисфей  послал  за  поясом Геракла. Собрав небольшой отряд героев, великий
сын Зевса отправился в далекий путь на одном только корабле. Хотя и  невелик
был  отряд  Геракла, но много славных героев было в этом отряде, был в нем я
великий герой Аттики Тесей.
   Далекий путь предстоял героям. Они должны были достигнуть  самых  дальних
берегов  Эвксинского  Понта,  так  как  там  находилась  страна  амазонок со
столицей Фемискирой. По пути Геракл пристал со своими спутниками  к  острову
Паросу[1],  где правили сыновья Миноса. На этом острове убили сыновья Миноса
двух спутников Геракла. Геракл, рассерженный этим, тотчас же начал  войну  с
сыновьями  Миноса.  Многих  жителей  Пароса  он перебил, других же, загнав в
город, держал в осаде до тех  пор,  пока  не  послали  осажденные  послов  к
Гераклу  и  не  стали  просить его, чтобы он взял двоих из них вместо убитых
спутников. Тогда снял осаду Геракл и вместо убитых взял внуков Миноса, Алкея
и Сфенела.

---------------------------------------------------------------
   [1] Один  из  Кикладских  островов  в  Эгейском  море,  славившийся  в
древности своим мрамором.
---------------------------------------------------------------

   С  Пароса  Геракл  прибыл  в  Мизию[2]  к царю Лику, который принял его с
великим гостеприимством. Неожиданно напал  на  Лика  царь  бебриков.  Геракл
победил  со  своим отрядом царя бебриков и разрушил его столицу, а всю землю
бебриков отдал Лику. Царь Лик назвал эту страну в честь  Геракла  Гераклеей.
После  этого  подвига  отправился Геракл дальше, и, наконец, прибыл к городу
амазонок, Фемискире.

---------------------------------------------------------------
   [2]  Страна  на  западном  берегу  Малой  Азии   с   главным   городом
Пергамом.
---------------------------------------------------------------

   Слава  о подвигах сына Зевса давно уже достигла страны амазонок. Поэтому,
когда  корабль  Геракла  пристал  к  Фемискире,  вышли  амазонки  с  царицей
навстречу  герою.  Они с удивлением смотрели на великого сына Зевса, который
выделялся, подобно бессмертному богу, среди своих  спутников-героев.  Царица
Ипполита спросила великого героя Геракла:
   -- Славный сын Зевса, скажи мне, что привело тебя в наш город? Мир несешь
ты нам или войну?
   Так ответил царице Геракл:
   --  Царица,  не  по  своей воле пришел я сюда с войском, совершив далекий
путь по бурному морю; меня  прислал  властитель  Микен  Эврисфей.  Дочь  его
Адмета  хочет  иметь  твой  пояс,  подарок  бога Ареса. Эврисфей поручил мне
добыть твой пояс.
   Не в силах была ни в чем отказать Гераклу Ипполита. Она была  уже  готова
добровольно отдать ему пояс, но великая Гера, желая погубить ненавистного ей
Геракла, приняла вид амазонки, вмешалась в толпу и стала убеждать воительниц
напасть на войско Геракла.
   -- Неправду говорит Геракл, -- сказала Гера амазонкам, -- он явился к вам
с коварным  умыслом:  герой  хочет похитить вашу царицу Ипполиту и увезти ее
рабыней в свой дом.
   Амазонки поверили Гере. Схватились они  за  оружие  и  напали  на  войско
Геракла.  Впереди  войска амазонок неслась быстрая, как ветер, Аэлла. Первой
напала она на Геракла, подобно  бурному  вихрю.  Великий  герой  отразил  ее
натиск  и  обратил  ее  в  бегство,  Аэлла  думала спастись от героя быстрым
бегством. Не помогла ей вся ее быстрота, Геракл настиг ее  и  поразил  своим
сверкающим  мечом.  Пала  в  битве  и Протоя. Семь героев из числа спутников
Геракла сразила она собственной рукой, но не избежала  она  стрелы  великого
сына Зевса. Тогда напали на Геракла сразу семь амазонок; они были спутницами
самой   Артемиды:  никто  не  был  им  равен  в  искусстве  владеть  копьем.
Прикрывшись щитами, они пустили свои копья в Геракла. но копья пролетели  на
этот  раз  мимо.  Всех их сразил герой своей палицей; одна за другой грянули
они на землю, сверкая своим вооружением. Амазонку же Меланиппу, которая вела
в бой войско, Геракл взял в плен, а вместе с ней пленил и Антиопу. Побеждены
были грозные воительницы, их войско обратилось в бегство, многие из них пали
от рук преследовавших их героев. Заключили мир амазонки с Гераклом. Ипполита
купила свободу могучей Меланиппы ценой своего пояса. Антиопу же герои увезли
с собой. Геракл отдал ее в награду Тесею за его великую храбрость. Так добыл
Геракл пояс Ипполиты.
   ГЕРАКЛ СПАСАЕТ ГЕСИОНУ, ДОЧЬ ЛАОМЕДОНТА
   На обратном пути в Тиринф из страны амазонок Геракл прибыл на кораблях со
своим войском к Трое. Тяжелое зрелище предстало пред глазами  героев,  когда
они  причалили  к  берегу недалеко от Трои. Они увидели прекрасную дочь царя
Трои Лаомедонта, Гесиону, прикованную к скале у самого берега моря. Она была
обречена, подобно Андромеде, на растерзание чудовищу, выходившему  из  моря.
Это  чудовище послал в наказание Лаомедонту Посейдон за отказ уплатить ему и
Аполлону плату за постройку стен Трои. Гордый царь, которому,  по  приговору
Зевса,  должны  были служить оба бога, грозил даже обрезать им уши, если они
будут требовать платы. Тогда, разгневанный Аполлон наслал  на  все  владения
Лаомедонта  ужасный  мор, а Посейдон -- чудовище, которое опустошало, никого
не щадя, окрестности Трои. Только пожертвовав жизнью дочери,  мог  Лаомедонт
спасти  свою страну от ужасного бедствия. Против воли пришлось ему приковать
к скале у моря свою дочь Гесиону.
   Увидав несчастную девушку, Геракл  вызвался  спасти  ее,  а  за  спасение
Гесионы  потребовал  он  у  Лаомедонта в награду тех коней, которых дал царю
Трои громовержец Зевс как выкуп за его сына Ганимеда.  Его  некогда  похитил
орел  Зевса  и  унес  на  Олимп. Лаомедонт согласился на требования Геракла.
Великий герой велел троянцам насыпать на берегу моря вал и спрятался за ним.
Едва Геракл укрылся за валом,  как  из  моря  выплыло  чудовище  и,  разинув
громадную  пасть,  бросилось на Гесиону. С громким криком выбежал из-за вала
Геракл, бросился на чудовище и вонзил ему глубоко в грудь свой  обоюдоострый
меч. Геракл спас Гесиону.
   Когда  же  сын  Зевса потребовал у Лаомедонта обещанную награду, то жалко
стало царю расстаться с дивными конями,  он  не  отдал  их  Гераклу  и  даже
прогнал  его  с угрозами из Трои. Покинул Геракл владения Лаомедонта, затаив
глубоко в сердце свой гнев. Сейчас он не мог отомстить обманувшему его царю,
так как слишком малочисленно было его войско и герой не мог надеяться  скоро
овладеть  неприступной  Троей. Остаться же долго под Троей великий сын Зевса
не мог -- он должен был спешить с поясом Ипполиты в Микены.



   Вскоре после возвращения из похода в страну амазонок Геракл отправился на
новый подвиг. Эврисфей поручил ему пригнать в Микены коров великого Гериона,
сына Хрисаора и океаниды Каллирои. Далек был путь к Гериону.  Гераклу  нужно
было  достигнуть самого западного края земли, тех мест, где сходит на закате
с неба лучезарный бог солнца Гелиос. Геракл один отправился в далекий  путь.
Он  прошел  через Африку, через бесплодные пустыни Ливии, через страны диких
варваров и, наконец, достиг  пределов  земли.  Здесь  воздвиг  он  по  обеим
сторонам  узкого  морского пролива два гигантских каменных столпа как вечный
памятник о своем подвиге.[1]

---------------------------------------------------------------
   [1] Столпы Геракла, или Геркулесовы столпы. Греки считали,  что  скалы
по берегам Гибралтарского пролива поставил Геракл.
---------------------------------------------------------------

   Еще  много  пришлось после этого странствовать Гераклу, пока не достиг он
берегов седого Океана. В раздумье сел герой на берегу у  вечно  шумящих  вод
Океана.  Как было достигнуть ему острова Эрифейи, где пас свои стада Герион?
День уже клонился к вечеру. Вот показалась и колесница Гелиоса, спускающаяся
к  водам  Океана.  Яркие  лучи  Гелиоса  ослепили  Геракла,  и  охватил  его
невыносимый,  палящий  зной.  В  гневе  вскочил  Геракл  и схватился за свой
грозный лук, но не  разгневался  светлый  Гелиос,  он  приветливо  улыбнулся
герою,  понравилось ему необычайное мужество великого сына Зевса. Гелиос сам
предложил Гераклу переправиться  на  Эрифейю  в  золотом  челне,  в  котором
проплывал  каждый вечер бог солнца со своими конями и колесницей с западного
на восточный край земли в свой  золотой  дворец.  Обрадованный  герой  смело
вскочил в золотой челн и быстро достиг берегов Эрифейи.
   Едва  пристал он к острову, как почуял его грозный двуглавый пес Орфо и с
лаем бросился на героя. Одним ударом своей тяжкой палицы убил его Геракл. Не
один Орфо охранял стада Гериона. Пришлось еще биться Гераклу  и  с  пастухом
Гериона,  великаном  Эвритионом.  Быстро  справился  с великаном сын Зевса и
погнал коров Гериона к берегу моря, где стоял золотой челн  Гелиоса.  Герион
услыхал  мычание  своих  коров  и  пошел к стаду. Увидав, что пес его Орфо и
великан Эвритион убиты, он погнался за похитителем стада  и  настиг  его  на
берегу  моря.  Герион  был  чудовищным  великаном: он имел три туловища, три
головы, шесть рук и шесть ног. Тремя щитами прикрывался он во время боя, три
громадных копья бросал он сразу в противника. С таким-то великаном  пришлось
сражаться  Гераклу,  но  помогла ему великая воительница Афина-Паллада. Едва
увидал его Геракл, как тотчас пустил в великана  свою  смертоносную  стрелу.
Вонзилась  стрела  в глаз одной из голов Гериона. За первой стрелой полетела
вторая, за ней третья. Грозно взмахнул Геракл своей всесокрушающей  палицей,
как  молнией,  поразил  ею герой Гериона, и бездыханным трупом упал на землю
трехтелый великан. Геракл перевез с Эрифейи в золотом  челне  Гелиоса  коров
Гериона  через  бурный  Океан  и  вернул челн Гелиосу. Половина подвига была
окончена.
   Много трудов предстояло еще впереди. Нужно было пригнать быков в  Микены.
Через  всю  Испанию,  через  Пиренейские  горы,  через Галлию и Альпы, через
Италию гнал коров Геракл. На юге Италии,  около  города  Региума,  вырвалась
одна  из  коров  из  стада и через пролив переплыла в Сицилию. Там увидал ее
царь Эрикс, сын Посейдона, и взял корову в свое стадо.  Геракл  долго  искал
корову. Наконец, он попросил бога Гефеста охранять стадо, а сам переправился
в  Сицилию  и  там  нашел  в  стаде царя Эрикса свою корову. Царь не захотел
вернуть ее Гераклу; надеясь на свою силу, он вызвал Геракла на единоборство.
Наградой победителю должна была служить корова. Не по силам был Эриксу такой
противник, как Геракл. Сын Зевса  сжал  царя  в  своих  могучих  объятиях  и
задушил.  Вернулся  Геракл  с коровой к своему стаду и погнал его дальше. На
берегах Ионийского моря богиня Гера наслала бешенство на все стадо.  Бешеные
коровы  разбежались во все стороны. Только с большим трудом переловил Геракл
большую часть коров уже во Фракии  и  пригнал,  наконец,  их  к  Эврисфею  в
Микены. Эврисфей же принес их в жертву великой богине Гере.



---------------------------------------------------------------
   [1] Иначе -- Цербер.
---------------------------------------------------------------

   Едва  Геракл  вернулся  в  Тиринф,  как  уже  снова  послал его на подвиг
Эврисфей. Это был уже одиннадцатый  подвиг,  который  должен  был  совершить
Геракл  на  службе  у  Эврисфея.  Невероятные  трудности пришлось преодолеть
Гераклу во время этого подвига. Он должен был спуститься в  мрачное,  полное
ужасов  подземное  царство  Аида  и  привести  к  Эврисфею стража подземного
царства, ужасного адского пса Кербера. Три головы было у Кербера, на  шее  у
него  извивались  змеи, хвост у него оканчивался головой дракона с громадной
пастью. Геракл отправился в Лаконию и через  мрачную  пропасть  у  Тэнара[2]
спустился  во  мрак  подземного  царства.  У  самых врат царства Аида увидал
Геракл приросших к скале героев Тесея и Перифоя, царя Фессалии. Их  наказали
так боги за то, что они хотели похитить у Аида жену его Персефону. Взмолился
Тесей к Гераклу:

---------------------------------------------------------------
   [2] Мыс, южная оконечность Пелопоннеса.
---------------------------------------------------------------

   --  О, великий сын Зевса, освободи меня! Ты видишь мои мучения! Один лишь
ты в силах избавить меня от них!
   Протянул Геракл Тесею руку и освободил его. Когда же он хотел  освободить
и  Перифоя,  то  дрогнула  земля,  и  понял  Геракл,  что  боги не хотят его
освобождения. Геракл покорился воле богов и  пошел  дальше  во  мрак  вечной
ночи.  В  подземное царство Геракла ввел вестник богов Гермес, проводник душ
умерших,  а  спутницей  великого  героя  была  сама  любимая   дочь   Зевса,
Афина-Паллада. Когда Геракл вступил в царство Аида, в ужасе разлетелись тени
умерших.  Только  не  бежала при виде Геракла тень героя Мелеагра. С мольбой
обратилась она к великому сыну Зевса:
   -- О, великий Геракл, об одном молю я тебя в память нашей дружбы, сжалься
над осиротевшей сестрой моей, прекрасной Деянирой! Беззащитной осталась  она
после моей смерти. Возьми ее в жены, великий герой! Будь ее защитником!
   Геракл  обещал  исполнить  просьбу  друга  и  пошел  дальше  за Гермесом.
Навстречу  Гераклу  поднялась  тень  ужасной  горгоны  Медузы,  она   грозно
протянула  свои  медные  руки  и  взмахнула  золотыми крыльями, на голове ее
зашевелились змеи. Схватился за меч бесстрашный герой, но  Гермес  остановил
его словами:
   --  Не  хватайся  за  меч,  Геракл! Ведь это лишь бесплотная тень! Она не
грозит тебе гибелью!
   Много ужасов видел на пути своем Геракл; наконец, он предстал пред троном
Аида. С восторгом смотрели властитель царства умерших и жена  его  Персефона
на великого сына громовержца Зевса, бесстрашно спустившегося в царство мрака
и  печалей.  Он, величественный, спокойный, стоял пред троном Аида, опершись
на свою громадную палицу, в львиной шкуре, накинутой на плечи, и с луком  за
плечами.  Аид  милостиво  приветствовал  сына  своего великого брата Зевса и
спросил, что заставило его покинуть  свет  солнца  и  спуститься  в  царство
мрака. Склонясь пред Аидом, ответил Геракл:
   --  О,  властитель  душ  умерших, великий Аид, не гневайся на меня за мою
просьбу, всесильный! Ты знаешь ведь, что не по своей воле пришел  я  в  твое
царство,  не  по  своей  воле буду я просить тебя. Позволь мне, владыка Аид,
отвести в Микены твоего трехглавого  пса  Кербера.  Велел  мне  сделать  это
Эврисфей, которому служу я по повелению светлых богов-олимпийцев.
   Аид ответил герою:
   --  Я  исполню, сын Зевса, твою просьбу; но ты должен без оружия укротить
Кербера. Если ты укротишь его, то я позволю тебе отвести его к Эврисфею.
   Долго искал Геракл Кербера по подземному царству. Наконец, он  нашел  его
на берегах Ахеронта. Геракл обхватил своими руками, крепкими, как сталь, шею
Кербера.  Грозно завыл пес Аида; все подземное царство наполнилось его воем.
Он силился вырваться из объятий Геракла, но только  крепче  сжимали  могучие
руки  героя  шею  Кербера. Обвил хвост свой Кербер вокруг ног героя, впилась
голова дракона своими зубами ему в тело, но все напрасно. Могучий Геракл все
сильней и сильней сдавливал ему шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к
ногам героя. Геракл укротил его и повел из царства мрака в Микены. Испугался
дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала
из трех его пастей на землю; всюду, куда капнула хоть капля пены,  вырастали
ядовитые травы.
   Геракл  привел  к  стенам Микен Кербера. В ужас пришел трусливый Эврисфей
при одном взгляде на страшного пса. Чуть не  на  коленях  молил  он  Геракла
отвести обратно в царство Аида Кербера. Геракл исполнил его просьбу и вернул
Аиду его страшного стража Кербера.



   Самым  трудным  подвигом  Геракла на службе у Эврисфея был его последний,
двенадцатый подвиг. Он должен был  отправиться  к  великому  титану  Атласу,
который  держит на плечах небесный свод, и достать из его садов, за которыми
смотрели дочери Атласа геспериды, три золотых яблока. Яблоки  эти  росли  на
золотом  дереве, выращенном богиней земли Геей в подарок великой Гере в день
ее свадьбы с Зевсом. Чтобы совершить этот подвиг, нужно  было  прежде  всего
узнать  путь в сады Гесперид, охраняемые драконом, никогда не смыкавшим глаз
сном.
   Никто не знал пути к Гесперидам и Атласу. Долго блуждал Геракл по Азии  и
Европе,  прошел он и все страны, которые проходил раньше по пути за коровами
Гериона; всюду Геракл расспрашивал о пути, но никто не  знал  его.  В  своих
поисках  зашел  он  на  самый  крайний  север,  к вечно катящей свои бурные,
беспредельные воды реке Эридану[1]. На берегах Эридана с  почетом  встретили
великого  сына  Зевса  прекрасные  нимфы и дали ему совет, как узнать путь в
сады гесперид. Геракл должен был напасть врасплох на морского вещего  старца
Нерея,  когда  он  выйдет на берег из морской пучины, и узнать у него путь к
гесперидам; кроме Нерея, никто не знал этого пути. Геракл долго искал Немея.
Наконец, удалось ему найти Нерея на берегу моря. Геракл  напал  на  морского
бога.  Трудна  была  борьба  с морским богом. Чтобы освободиться от железных
объятий Геракла, Нерей принимал всевозможные виды, но все-таки  не  выпускал
его  герой.  Наконец, он связал утомленного Нерея, и морскому богу пришлось,
чтобы получить свободу, открыть Гераклу тайну пути в  сады  Гесперид.  Узнав
эту тайну, сын Зевса отпустил морского старца и отправился в далекий путь.

---------------------------------------------------------------
   [1] Мифическая река.
---------------------------------------------------------------

   Опять  пришлось  ему  идти через Ливию. Здесь встретил он великана Антея,
сына Посейдона,  бога  морей,  и  богини  земли  Геи,  которая  его  родила,
вскормила  и воспитала. Антей заставлял всех путников бороться с ним и всех,
кого побеждал в борьбе, немилосердно убивал.  Великан  потребовал,  чтобы  и
Геракл  боролся  с  ним. Никто не мог победить Антея в единоборстве, не зная
тайны, откуда великан получал во время борьбы все новые и новые силы.  Тайна
же  была  такова:  когда  Антей  чувствовал,  что  начинает  терять силы, он
прикасался к земле, своей матери, и обновлялись его силы:  он  черпал  их  у
своей матери, великой богини земли. Но стоило только оторвать Антея от земли
и  поднять  его  на  воздух,  как  исчезали его силы. Долго боролся Геракл с
Антеем. несколько раз он валил его на землю, но только прибавлялось  силы  у
Антея.  Вдруг  во время борьбы поднял могучий Геракл Антея высоко на воздух,
-- иссякли силы сына Геи, и Геракл задушил его.
   Дальше пошел Геракл и пришел в Египет.  Там,  утомленный  длинным  путем,
уснул  он  в тени небольшой рощи на берегу Нила. Увидал спящего Геракла царь
Египта, сын Посейдона и дочери Эпафа Лисианассы, Бусирис,  и  велел  связать
спящего героя. Он хотел принести Геракла в жертву отцу его Зевсу. Девять лет
был  неурожай в Египте; предсказал пришедший с Кипра прорицатель Фрасий, что
прекратится неурожай только  в  том  случае,  если  будет  Бусирис  ежегодно
приносить  в  жертву  Зевсу  чужеземца.  Бусирис  велел схватить прорицателя
Фрасия и первым принес его в жертву. С тек  пор  жестокий  царь  приносил  в
жертву  громовержцу  всех  чужеземцев, которые приходили в Египет. Привели к
жертвеннику и Геракла, но разорвал великий герой веревки,  которыми  он  был
связан, и убил у жертвенника самого Бусириса и сына его Амфидаманта. Так был
наказан жестокий царь Египта.
   Много  еще  пришлось  встретить  Гераклу  на  пути своем опасностей, пока
достиг он края земли, где стоял великий титан Атлас.  С  изумлением  смотрел
герой  на  могучего титана, державшего на своих широких плечах весь небесный
свод.
   -- О, великий титан Атлас! -- обратился к нему Геракл, --  я  сын  Зевса,
Геракл.  Меня  прислал к тебе Эврисфей, царь богатых золотом Микен. Эврисфей
повелел мне достать у тебя три золотых яблока  с  золотого  дерева  в  садах
гесперид.
   --  Я  дам тебе три яблока, сын Зевса, -- ответил Атлас, -- ты же, пока я
буду ходить за ними, должен встать на мое место и держать  на  плечах  своих
небесный свод.
   Геракл   согласился.  Он  встал  на  место  Атласа.  Невероятная  тяжесть
опустилась на плечи сына Зевса. Он напряг все свои силы и  удержал  небесный
свод.  Страшно  давила  тяжесть  на  могучие  плечи Геракла. Он согнулся под
тяжестью неба, его мускулы вздулись, как горы, пот покрыл все  его  тело  от
напряжения,   но   нечеловеческие  силы  и  помощь  богини  Афины  дали  ему
возможность держать небесный свод до тех пор, пока не вернулся Атлас с тремя
золотыми яблоками. Вернувшись, Атлас сказал герою:
   -- Вот три яблока, Геракл; если хочешь, я сам отнесу их в  Микены,  а  ты
подержи  до  моего  возвращения  небесный свод; потом я встану опять на твое
место.
   -- Геракл понял  хитрость  Атласа,  он  понял,  что  хочет  титан  совсем
освободиться от своего тяжелого труда, и против хитрости применил хитрость.
   --  Хорошо,  Атлас,  я согласен! -- ответил Геракл. -- Только позволь мне
прежде сделать себе подушку, я положу ее на плечи, чтобы  не  давил  их  так
ужасно небесный свод.
   Атлас  встал  опять на свое место и взвалил на плечи тяжесть неба. Геракл
же поднял лук свой и колчан со стрелами, взял свою палицу и золотые яблоки и
сказал:
   -- Прощай, Атлас! Я держал свод неба, пока ты ходил за яблоками гесперид,
вечно же нести на плечах своих всю тяжесть неба я не хочу.
   С этими словами Геракл ушел от титана, и снова пришлось  Атласу  держать,
как  и  прежде,  на могучих плечах своих небесный свод. Геракл же вернулся к
Эврисфею и отдал ему золотые яблоки.  Эврисфей  подарил  их  Гераклу,  а  он
подарил  яблоки  своей  покровительнице, великой дочери Зевса Афине-Палладе.
Афина вернула яблоки гесперидам, чтобы вечно оставались они в садах.
   После  своего  двенадцатого  подвига  Геракл  освободился  от  службы   у
Эврисфея.  Теперь  он мог вернуться в семивратные Фивы. Но недолго оставался
там сын Зевса. Ждали его новые подвиги. Он отдал жену  свою  Мегару  в  жены
другу своему Иолаю, а сам ушел опять в Тиринф.
   Но  не  одни  победы  ждали  его,  ждали  Геракла  и тяжкие беды, так как
по-прежнему преследовала его великая богиня Гера.





   На острове Эвбее, в городе Ойхалии, правил царь Эврит. Далеко шла по всей
Греции слава Эврита, как самого искусного стрелка из лука. Сам  стреловержец
Аполлон  был его учителем, даже подарил ему лук и стрелы. Некогда, в юности,
учился у Эврита стрелять из лука и Геракл. Вот этот-то  царь  и  объявил  по
всей Греции, что отдаст свою прекрасную дочь Иолу в жены тому герою, который
победит  его  в состязании в стрельбе из лука. Геракл, только что окончивший
службу у Эврисфея, отправился в Ойхалию, куда собрались многие герои Греции,
и  принял  участие  в  состязании.  Геракл  легко  победил  царя  Эврита   и
потребовал,  чтобы  он отдал ему в жены дочь свою Иолу. Эврит же не исполнил
своего обещания. Забыв священный обычай гостеприимства, он  стал  издеваться
над  великим  героем. Он сказал, что не отдаст свою дочь тому, кто был рабом
Эврисфея. Наконец, Эврит и его  надменные  сыновья  выгнали  охмелевшего  во
время  пира  Геракла  из  дворца  и даже из Ойхалии. Ушел Геракл из Ойхалии.
Полный глубокой грусти, покинул он Эвбею,  так  как  полюбил  великий  герой
прекрасную  Иолу.  Затаив  в  сердце  злобу  на  оскорбившего его Эврита, он
вернулся в Тиринф.
   Через некоторое время у Эврита похитил стадо хитрейший из греков Автолик,
сын Гермеса. Эврит же обвинил в этой краше Геракла. Царь Ойхалии думал,  что
герой  похитил  его  стада, желая отомстить за обиду. Лишь Ифит, старший сын
Эврита, не хотел верить, чтобы мог великий Геракл похитить стада  его  отца.
Ифит  даже  вызвался разыскать стада, лишь бы доказать невинность Геракла, с
которым связывала его самая тесная дружба. Во время поисков  пришел  Ифит  в
Тиринф. Геракл радушно принял своего друга. Однажды, когда они вдвоем стояли
на  высоких  стенах крепости Тиринфа, построенной на высокой скале, внезапно
овладел Гераклом неистовый гнев, насланный на него  великой  богиней  Герой.
Вспомнил  Геракл  в  гневе  то  оскорбление, которое нанесли ему Эврит и его
сыновья; не владея больше собой, схватил он Ифита и  сбросил  его  со  стены
крепости.  Насмерть  разбился  несчастный  Ифит. Этим убийством, совершенным
против воли, прогневал Геракл Зевса, так как  он  нарушил  священный  обычай
гостеприимства  и  святость  уз  дружбы  В  наказание  наслал на сына своего
великий громовержец тяжкую болезнь.
   Долго страдал Геракл, наконец,  истомленный  болезнью,  отправился  он  в
Дельфы,  чтобы вопросить Аполлона, как избавиться ему от этой кары богов. Но
прорицательница пифия не дала ему ответа. Она изгнала даже Геракла из  храма
как  осквернившего себя убийством. Разгневанный этим Геракл похитил из храма
треножник, с которого давала прорицания пифия. Этим он  прогневал  Аполлона.
Явился златокудрый бог к Гераклу и потребовал у него возвращения треножника,
но  отказал  ему Геракл. Завязалась жестокая борьба между сыновьями Зевса --
бессмертным богом Аполлоном и смертным --  величайшим  из  героев  Гераклом.
Зевс не хотел гибели Геракла. Он бросил с Олимпа свою блестящую молнию между
своими  сыновьями  и,  разъединив  их, прекратил борьбу. Примирились братья.
Тогда пифия дала такой ответ Гераклу:
   -- Ты получишь исцеление лишь тогда, когда будешь продан на  три  года  в
рабство.  Деньги  же,  вырученные за тебя, отдай Эвриту как выкуп за убитого
тобой сына его Ифита.
   Опять пришлось Гераклу лишиться свободы. Его  предали  в  рабство  царице
Лидии, дочери Иардана, Омфале. Сам Гермес отнес Эвриту вырученные за Геракла
деньги.  Но  не принял их гордый царь Ойхалии, он остался по-прежнему врагом
Геракла.



   После того как Эврит прогнал Геракла из Ойхалии, великий герой  пришел  в
Калидон,  город Этолии. Там правил Ойней. Геракл явился к Ойнею просить руки
его дочери Деяниры, так как он обещал в царстве теней Мелеагру  жениться  на
ней.  В Калидоне Геракл встретил грозного соперника. Много героев добивалось
руки прекрасной Деяниры, а среди них и речной  бог  Ахелой.  Наконец,  решил
Ойней,  что  руку  Деяниры получит тот, кто выйдет победителем в борьбе. Все
женихи отказались бороться с могучим Ахелоем. Остался один Геракл.  Пришлось
ему  бороться  с  богом реки. Видя решимость Геракла помериться с ним силой,
Ахелой сказал ему:
   -- Ты говоришь, что рожден Зевсом и Алкменой? Лжешь  ты,  что  Зевс  твой
отец!
   И  стал  Ахелой  издеваться  над  великим сыном Зевса и порочить мать его
Алкмену. Нахмурив брови, сурово  взглянул  Геракл  на  Ахелоя;  огнем  гнева
сверкнули его глаза, и сказал он:
   -- Ахелой, мне лучше служат руки, чем язык! Будь победителем на словах, я
же буду победителем на деле.
   Твердым  шагом  подошел  Геракл  к Ахелою и обхватил его могучими руками.
Твердо стоял огромный Ахелой; не мог свалить его  великий  Геракл;  напрасны
были  все  его  усилия.  Так  стоял Ахелой, как стоит незыблемая скала, и не
колеблют ее морские волны, ударяясь о нее громовым  шумом.  Грудь  с  грудью
борются  Геракл  и  Ахелой,  подобно  двум быкам, сцепившимся своими кривыми
рогами. Три раза нападал Геракл на Ахелоя, на четвертый раз,  вырвавшись  из
рук  Ахелоя,  обхватил  его  сзади  герой.  Словно  тяжкая гора, придавил он
речного бога  к  самой  земле.  Ахелой  едва  мог,  собрав  все  свои  силы,
освободить руки, покрытые потом; как ни напрягал он свои силы, все сильней и
сильней  прижимал его к земле Геракл. Со стоном склонился Ахелой, колени его
согнулись, а головой коснулся он самой земли.  Чтобы  не  быть  побежденным,
Ахелой  прибег к хитрости; он обратился в змею. Лишь только обратился Ахелой
в змею и выскользнул из рук Геракла, как смеясь воскликнул Геракл:
   -- Еще в колыбели научился я бороться со змеями! Правда, ты  превосходишь
других  змей,  Ахелой,  но  не  сравняться  тебе с лернейской гидрой. Хоть и
вырастали у нее вместо срубленной головы две новые, все же я победил ее.
   Схватил Геракл руками шею  змеи  и  сдавил  ее,  как  железными  клещами.
Силился  вырваться из рук героя Ахелой, но не мог. Тогда обратился он в быка
и снова напал на Геракла. Геракл схватил за рога быка-Ахелоя  и  повалил  на
землю.  С  такой страшной силой повалил его Геракл, что сломал ему один рог.
Побежден был Ахелой и отдал Огней Деяниру в жены Гераклу.
   После свадьбы Геракл остался во дворце Ойнея;  но  недолго  пробыл  он  у
него.  Однажды во время пира Геракл ударил сына Архитела, Эвнома, за то, что
мальчик полил ему на руки воду, приготовленную для омовения  ног.  Удар  был
так  силен,  что мальчик упал мертвым. Опечалился Геракл, и хотя простил ему
Архител невольное убийство сына, все же покинул герой Калидон и отправился с
женой своей Деянирой и Тиринф.
   Во время пути Геракл пришел с женой к реке  Эвену[1].  Через  эту  бурную
реку  перевозил  за плату путников на своей широкой спине кентавр Несс. Несс
предложил перенести Деяниру на другой берег, и Геракл посадил  ее  на  спину
кентавра.  Сам же герой перебросил палицу и лук на другую сторону и переплыл
бурную реку. Только что вышел на берег Геракл, как вдруг услыхал он  громкий
крик  Деяниры.  Она  звала  на  помощь  своего  мужа.  Кентавр, плененный ее
красотой, хотел ее похитить. Грозно крикнул сын Зевса Нессу:

---------------------------------------------------------------
   [1] Река в Этолии, области на западе Средней Греции.
---------------------------------------------------------------

   -- Куда ты бежишь? Уж не думаешь ли ты, что спасут тебя твои  ноги?  Нет,
не  спасешься  ты! Как бы быстро ни мчался ты, моя стрела все-таки настигнет
тебя?
   Натянул свой лук Геракл, и слетела с тугой  тетивы  стрела.  Смертоносная
стрела настигла Несса, вонзилась ему в спину, а острие ее вышло сквозь грудь
кентавра. Упал на колени смертельно раненный Несс. Ручьем пьется из его раны
кровь,  смешавшаяся  с  ядом лернейской гидры. Не хотел умереть неотомщенным
Несс; он собрал свою кровь и дал ее Деянире, сказав:
   -- О, дочь Ойнея, тебя последнюю  перенес  я  через  бурные  воды  Эвена!
Возьми  же мою кровь и храни ее! Если разлюбит тебя Геракл, эта кровь вернет
тебе его любовь, и ни одна женщина не будет ему дороже тебя, натри только ею
одежду Геракла.
   Взяла кровь Несса Деянира и спрятала ее. Умер Несс. Геракл же с  Деянирой
прибыли  в  Тиринф  и  жили  там  до  тех пор, пока не заставило их покинуть
славный город невольное убийство Гераклом друга Ифита.



   За убийство Ифита продан  был  Геракл  в  рабство  царице  Лидии  Омфале.
Никогда  еще  не  испытывал  Геракл  таких  невзгод,  как на службе у гордой
лидийской царицы. Величайший из героев терпел от  нее  постоянные  унижения.
Казалось,  что Омфала находит наслаждение в издевательствах над сыном Зевса.
Нарядив Геракла в женские одежды, она  заставляла  его  прясть  и  ткать  со
своими  служанками.  Герой,  который поразил своей тяжкой палицей лернейскую
гидру, герой, приведший из царства Аида ужасного Кербера, задушивший  руками
немейского  льва и державший на плечах своих тяжесть небесного свода, герой,
при одном имени которого трепетали его враги, должен был сидеть, согнувшись,
за ткацким станком или  прясть  шерсть  руками,  привыкшими  владеть  острым
мечом,  натягивать  тетиву  тугого  лука  и  разить врагов тяжкой палицей. А
Омфала, надев на себя львиную шкуру Геракла,  которая  покрывала  ее  всю  и
волочилась  за ней по земле, в его золотом панцире, опоясанная его мечом и с
трудом взвалив себе на плечо тяжкую палицу героя,  становилась  перед  сыном
Зевса  и  издевалась  над  ним  -- своим рабом. Омфала как бы задалась целью
угасить в Геракле всю его непоборимую силу. Должен был все  сносить  Геракл,
ведь  он был в полном рабстве у Омфалы, и это должно было длиться долгих три
года.
   Лишь изредка отпускала героя из своего дворца  Омфала.  Однажды,  покинув
дворец  Омфалы,  Геракл уснул в тени рощи, в окрестностях Эфеса[1]. Во время
сна подкрались к нему карлики-керкопы и хотели похитить у него  его  оружие,
но  проснулся  Геракл  как  раз в то время, когда керкопы схватили его лук и
стрелы. Переловил их герой и связал им руки и ноги. Геракл  продел  керкопам
между  связанных  ног  большой  шест  и  понес  их  к  Эфесу. Но керкопы так
рассмешили Геракла своим кривляньем, что великий герой отпустил их.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город на западном берегу Малой Азии.
---------------------------------------------------------------

   Во время рабства у Омфалы  пришел  Геракл  в  Авлиду[1],  к  царю  Силею,
который  заставлял  всех  чужестранцев, приходивших к нему, работать, словно
рабов, в виноградниках. Заставил он работать и Геракла.  Рассерженный  герой
вырвал  все  лозы  у  Силея  и  убил самого царя, который не чтил священного
обычая гостеприимства. Во время рабства у Омфалы  принял  Геракл  участие  в
походе  аргонавтов.  Но,  наконец,  кончился  срок  наказания,  и  снова был
свободен великий сын Зевса,

---------------------------------------------------------------
   [1] Город в Беотии.
---------------------------------------------------------------



   Лишь только освободился Геракл от рабства у Омфалы, сейчас же  собрал  он
большое  войско  героев  и отправился на восемнадцати кораблях к Трое, чтобы
отомстить обманувшему его царю Лаомедонту. Прибыв к Трое, он поручил  охрану
кораблей Оиклу с небольшим отрядом, сам же со всем войском двинулся к стенам
Трои.  Только  ушел  с  войском  от  кораблей  Геракл,  как  напал  на Оикла
Лаомедонт, убил Оикла и перебил почти весь его отряд. Услыхав  шум  битвы  у
кораблей, Геракл вернулся, обратил в бегство Лаомедонта и загнал его в Трою.
Недолго  длилась  осада  Трои.  Ворвались,  взойдя на высокие стены, в город
герои. Первым вошел в город герой Теламон. Геракл, величайший из героев,  не
мог  снести,  чтобы кто-нибудь превзошел его. Выхватив свой меч, он бросился
на опередившего его Теламона.  Увидя,  что  неминуемая  гибель  грозит  ему,
быстро нагнулся Теламон и стал собирать камни. Удивился Геракл и спросил:
   -- Что ты делаешь, Теламон?
   -- О, величайший сын Зевса, я воздвигаю жертвенник Гераклу-победителю! --
ответил хитрый Теламон и своим ответом смирил гнев сына Зевса.
   Во  время взятия города Геракл убил своими стрелами Лаомедонта и всех его
сыновей; только младшего из них, Подарка, пощадил герой. Прекрасную же  дочь
Лаомедонта  Гесиону  Геракл  отдал  в  жены  отличившемуся  своей храбростью
Теламону и позволил ей выбрать одного из пленных и отпустить его на свободу.
Гесиона выбрала своего брата Подарка.
   -- Он прежде всех пленных должен стать рабом! --  воскликнул  Геракл,  --
только если ты дашь за него выкуп, будет он отпущен на свободу.
   Гесиона  сняла  с головы покрывало и отдала его как выкуп за брата. С тех
пор стали называть Подарка -- Приамом (т. е. купленным).  Отдал  ему  Геракл
власть над Троей, а сам отправился со своим войском на новые подвиги.
   Когда  Геракл  плыл  по  морю  со своим войском, возвращаясь из-под Трои,
богиня Гера, желая погубить ненавистного сына Зевса, послала великую бурю. А
чтобы не видел Зевс, какая опасность грозит его сыну, упросила Гера бога сна
Гипноса усыпить  эгидодержавного  Зевса.  Буря  занесла  Геракла  на  остров
Кос[1].

---------------------------------------------------------------
   [1] Один из Спорадских островов у берегов Малой Азии.
---------------------------------------------------------------

   Жители  же  Коса  приняли корабль Геракла за разбойничий и, бросая в него
камни, не давали ему пристать к берегу. Ночью высадился  Геракл  на  остров,
победил  жителей  Коса,  убил  их  царя,  сына  Посейдона Эврипила, и предал
опустошению весь остров.
   Зевс страшно разгневался,  когда,  проснувшись,  узнал,  какой  опасности
подвергался  его  сын Геракл. В гневе заковал он Геру в золотые несокрушимые
оковы и повесил ее между землей и небом, привязав к  ее  ногам  две  тяжелые
наковальни.  Каждого  из  олимпийцев,  которые хотели прийти на помощь Гере,
свергал с высокого Олимпа грозный в гневе Зевс. Долго искал  он  и  Гипноса,
сверг  бы  и  его  с  Олимпа  повелитель богов и смертных, если бы не укрыла
богиня Ночь бога сна.



   На остров Кос послал к Гераклу отец Зевс свою любимую дочь  Афину-Палладу
призвать великого героя на помощь в их борьбе с гигантами. Гигантов породила
богиня  Гея  из  капель  крови свергнутого Кроном Урана. Это были чудовищные
великаны со змеями вместо ног, с косматыми длинными  волосами  на  голове  и
бороде.
   Гиганты обладали страшной силой, они гордились своим могуществом и хотели
отнять  у  светлых  богов-олимпийцев  власть над миром. Они вступили в бой с
богами на Флегрейских полях, лежавших  на  Халкидском  полуострове  Паллене.
Боги Олимпа были им не страшны. Мать гигантов Гея дала им целебное средство,
которое  делало  их  неуязвимыми  для  оружия богов. Лишь смертный мог убить
гигантов; от оружия смертных не защитила их Гея. По всему свету  искала  Гея
целебную  траву, которая должна была защитить гигантов и от оружия смертных,
но Зевс запретил светить богиням -- зари Эос и  луны  Селене  и  лучезарному
богу солнца Гелиосу и сам срезал целебную траву.
   Не  страшась  смерти  от руки богов, гиганты ринулись в бой. Долго длился
бой. Гиганты бросали в  богов  громадные  скалы  и  горящие  стволы  вековых
деревьев. По всему свету разносился гром битвы.
   Наконец,  явился Геракл с Афиной-Палладой. Зазвенела тетива грозного лука
сына Зевса, сверкнула стрела, напоенная ядом лернейской гидры, и вонзилась в
грудь самого могучего из гигантов, Алкионея.  Грянул  на  землю  гигант.  Не
могла  постигнуть его смерть на Паллене, здесь он был бессмертен, -- упав на
землю, вставал он через некоторое  время  еще  более  могучим,  чем  прежде.
Геракл  быстро  взвалил  его на свои плечи и унес с Паллены; за пределами ее
умер гигант. После гибели Алкионея на Геракла и Геру напал гигант Порфирион,
сорвал он с Геры ее покрывало и хотел уже схватить ее, но поверг его Зевс на
землю своей молнией, а Геракл лишил его жизни своей стрелой. Аполлон пронзил
своей золотой стрелой левый глаз гиганту Эфиальту, а Геракл убил его,  попав
ему  стрелой  в  правый  глаз.  Гиганта  Эврита  сразил своим тирсом Дионис,
гиганта Клития -- Гефест, бросив в него целой  глыбой  раскаленного  железа.
Афина-Паллада  навалила  на  обратившегося  в  бегство гиганта Энкелада весь
остров Сицилию.
   Гигант же Полибот, спасаясь морем от  преследования  грозного  колебателя
земли  Посейдона,  бежал  на  остров Кос. Отколол своим трезубцем часть Коса
Посейдон и навалил ее на Полибота. Так образовался  остров  Нисирос.  Гермес
сразил  гиганта  Ипполита,  Артемида  -- Гратиона, великие мойры -- гигантов
Агрия и Фоона, сражавшихся медными палицами. Всех остальных гигантов  сразил
своей  сверкающей молнией громовержец Зевс, но смерть послал им всем великий
Геракл своими не знающими промаха стрелами.



   Изложено по трагедии Софокла "Трахинянки"

   Когда Геракл за убийство Ифита был продан в  рабство  Омфале,  Деянире  c
детьми  пришлось  покинуть Тиринф. Жене Геракла дал приют царь Фессалийского
города Трахины Кеик. Прошло уже три года и три месяца,  как  покинул  Геракл
Деяниру. Жена Геракла беспокоилась о судьбе своего мужа. Не было известий от
Геракла.  Деянира  даже  не  знала,  жив ли еще ее муж. Тяжелые предчувствия
мучили Деяниру. Позвала она своего сына Гилла и сказала ему:
   -- О, возлюбленный сын мой! Позор, что ты не ищешь своего  отца.  Вот  уж
пятнадцать месяцев, как он не дает о себе вести.
   --  Если  только  можно  верить  слухам,  --  ответил  матери Гилл, -- то
говорят, что после того как три года пробыл отец рабом у Омфалы,  он,  когда
кончился  срок  его рабства, отправился с войском на Эвбею к городу Ойхалии,
чтобы отомстить царю Эвриту за оскорбление.
   -- Сын мой! -- прервала Гилла  мать,  --  твой  отец  Геракл  никогда  не
покидал  меня  раньше,  уходя  на  великие  подвиги,  в такой тревоге, как в
последний раз. Он оставил мне даже при прощании табличку с записанным на ней
старым предсказанием, данным ему в Додоне [1]. Сказано  там,  что  если  три
года  и  три  месяца пробудет Геракл на чужбине, то или постигла его смерть,
или же, вернувшись домой,  будет  вести  он  радостную  и  спокойную  жизнь.
Покидая  меня,  оставил мне Геракл и распоряжение, что из земель его отцов в
случае его смерти должны получить  в  наследство  его  дети.  Тревожит  меня
участь  мужа.  Ведь  говорил же он мне об осаде Ойхалии, что он или погибнет
под городом, или же, взяв его, будет жить счастливо. Нет, сын мой, иди, молю
тебя, разыщи твоего отца.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город в Эпире, на западе северной Греции, с знаменитым в древности
оракулом Зевса.
---------------------------------------------------------------

   Гилл, покорный воле  матери,  отправился  в  далекий  путь  на  Эвбею,  в
Ойхалию, искать отца.
   Через  некоторое  время, после того как Гилл покинул Трахину, прибегает к
Деянире вестник. Он сообщает ей, что сейчас придет от Геракла  посол  Лихас.
Радостную  весть  принесет  Лихас.  Геракл  жив.  Он  победил Эврита, взял и
разрушил город Ойхалию и скоро вернется в Трахину в славе победы. Следом  за
вестником  приходит  к  Деянире и Лихас. Он ведет пленных, и среди них Иолу,
дочь Эврита. Радостно встречает Деянира Лихаса. Посол  Геракла  рассказывает
ей,  что  Геракл  по-прежнему могуч и здоров. Он собирается праздновать свою
победу и готовится  принести  богатые  жертвы,  прежде  чем  покинет  Эвбею.
Деянира смотрит на пленных; заметив среди них прекрасную женщину, спрашивает
Лихаса:
   --  Скажи  мне,  Лихас,  кто эта женщина? Кто ее отец и мать? Больше всех
горюет она. Не дочь ли это самого Эврита?
   Но Лихас отвечает жене Геракла:
   -- Не  знаю,  царица,  кто  она.  Наверно,  к  знатному  эвбейскому  роду
принадлежит эта женщина. Ни слова не сказала она во время пути. Все льет она
слезы скорби с тех пор как покинула родной город.
   -- Несчастная! -- воскликнула Деянира, -- к этому горю не прибавлю я тебе
новых страданий! Веди же, Лихас, во дворец пленных, я сейчас приду следом за
вами!
   Лихас  ушел  с пленными во дворец. Лишь только ушел он, как приблизился к
Деянире слуга и сказал ей:
   -- Погоди, царица, выслушай меня. Не всю правду  сказал  тебе  Лихас.  Он
знает,  кто  эта  женщина;  это дочь Эврита, Иола. Из любви к ней состязался
некогда Геракл с Эвритом в стрельбе из  лука.  Гордый  царь  не  отдал  ему,
победителю,  в  жены  дочери,  как  обещал, -- оскорбив, он прогнал великого
героя из города. Ради Иолы взял теперь Ойхалию Геракл и убил царя Эврита. Не
как рабу прислал сюда Иолу сын Зевса -- он хочет взять ее в жены.
   Опечалилась Деянира. Она упрекает Лихаса за  то,  что  он  скрыл  от  нее
правду,  Сознается Лихас, что действительно Геракл, плененный красотой Иолы,
хочет жениться на ней. Горюет Деянира.  Забыл  ее  Геракл  во  время  долгой
разлуки.  Теперь  любит  он  другую.  Что  делать  ей, несчастной? Она любит
великого сына Зевса и не может отдать его другой.  Вспоминает  убитая  горем
Деянира  о  крови, которую дал ей когда-то кентавр Несс, и то, что он сказал
ей перед смертью. Деянира решается прибегнуть  к  крови  кентавра.  Ведь  он
сказал  же  ей:  "Натри  моей кровью одежду Геракла, и вечно будет он любить
тебя, ни одна женщина не будет ему дороже тебя". Боится прибегнуть Деянира к
волшебному средству, но любовь к Гераклу и  страх  потерять  его  побеждают,
наконец,  ее  опасения. Достает она кровь Несса, которую так долго хранила в
сосуде, чтобы не упал на нее луч солнца, чтобы не согрел ее огонь  в  очаге.
Деянира  натирает  ею роскошный плащ, который выткала она в подарок Гераклу,
кладет его в плотно закрывающийся ящик, зовет Лихаса и говорит ему:
   -- Спеши, Лихас, на Эвбею и отнеси Гераклу этот ящик. В нем  лежит  плащ.
Пусть  наденет  этот  плащ Геракл, когда будет приносить жертву Зевсу. Скажи
ему, чтобы ни один смертный не надевал этого плаща, кроме него,  чтобы  даже
луч светлого Гелиоса не коснулся плаща, прежде чем он наденет его. Спеши же,
Лихас!
   Ушел  Лихас,  с  плащом.  После его ухода Деянирой овладело беспокойство.
Пошла она во дворец и,  к  своему  ужасу,  видит,  что  та  шерсть,  которой
натирала  она плащ кровью Несса, истлела. Деянира бросила эту шерсть на пол.
Луч солнца упал на шерсть и согрел отравленную ядом лернейской  гидры  кровь
кентавра.  Вместе  с кровью нагрелся яд гидры и обратил в пепел шерсть, а на
полу, где лежала шерсть, показалась ядовитая пена. В  ужас  пришла  Деянира;
она  боится,  что  погибнет  Геракл,  надев  отравленный плащ. Все сильней и
сильней мучает жену Геракла предчувствие непоправимой беды.
   Немного прошло времени с тех пор, как ушел на Эвбею с отравленным  плащом
Лихас.  Во  дворец  входит  вернувшийся в Трахину Гилл. Он бледен, глаза его
полны слез. Взглянув на мать, восклицает он:
   -- О, как хотел бы я видеть одно из трех: или чтобы не было тебя в живых,
или чтобы другой звал тебя матерью, а не я, или же чтобы лучший разум был  у
тебя, чем теперь! Знай, ты погубила собственного мужа, моего отца!
   --  О  горе! -- в ужасе воскликнула Деянира. -- Что говоришь ты, сын мой?
Кто из людей сказал тебе это? Как можешь ты обвинять меня в таком злодеянии!
   -- Я сам видел страдания отца, не от людей узнал я это!
   Рассказывает Гилл матери, что случилось на горе  Канейоне,  около  города
Ойхалии:  Геракл, воздвигнув жертвенник, готовился уже принести жертвы богам
и прежде всего отцу своему Зевсу, как пришел Лихас с плащом. Сын Зевса надел
плащ -- дар жены  --  и  приступил  к  жертвоприношению.  Прежде  принес  он
двенадцать  отборных  быков  в жертву Зевсу, всего же герой заклал сто жертв
богам-олимпийцам.  Ярко  вспыхнуло   пламя   на   алтарях.   Геракл   стоял,
благоговейно  воздев  свои  руки  к  небу,  и  призывал  богов. Огонь, жарко
пылавший на жертвенниках, согрел тело Геракла, и выступил на теле пот. Вдруг
прилип к телу героя отравленный плащ. Судороги пробежали  по  телу  Геракла.
Почувствовал  он  страшную  боль.  Ужасно  страдая,  призвал  герой Лихаса и
спросил его, зачем принес он этот плащ. Что мог ответить ему невинный Лихас?
Он мог только сказать, что с плащом прислала  его  Деянира.  Геракл  же,  не
сознавая  ничего  от  страшной  боли,  схватил Лихаса за ногу и ударил его о
скалу, вокруг которой шумели морские волны. Насмерть разбился Лихас.  Геракл
же  упал  на землю. Он бился в невыразимых муках. Крик его разносился далеко
по Эвбее. Геракл проклинал свой брак с Деянирой. Великий герой призвал  сына
и с тяжким стоном сказал ему:
   --  О,  сын  мой, не покидай меня в несчастии, -- если даже будет грозить
тебе смерть, не покидай меня! Подними меня! Унеси меня отсюда!  Унеси  туда,
где  не  видел  бы  меня  ни  один  смертный.  О,  если чувствуешь ты ко мне
сострадание, не дай мне умереть здесь!
   Подняли Геракла, положили на носилки, отнесли на корабль, чтобы перевезти
его в Трахину. Вот что рассказал  Гилл  матери  и  закончил  рассказ  такими
словами:
   --  Сейчас  вы  все  увидите  здесь  великого сына Зевса, может быть, еще
живым, а может быть, уже мертвым.  О,  пусть  накажут  тебя,  мать,  суровые
Эринии  и  мстительница  Дикэ[1]!  Ты  погубила  лучшего  из  людей, которых
когда-либо носила земля! Никогда не увидишь ты подобного героя!
   Молча ушла во дворец Деянира,  не  проронив  ни  одного  слова.  Там,  во
дворце,  схватила  она  обоюдоострый  меч.  Увидала Деяниру старая няня. Она
зовет скорее Гилла. Спешит Гилл к матери, но пронзила  она  уже  мечом  свою
грудь.  С  громким плачем бросился к матери несчастный сын, он обнимает ее и
покрывает поцелуями ее похолодевшее тело.
   В это время приносят ко дворцу умирающего Геракла.  Он  забылся  сном  во
время  пути,  но  когда  опустили носилки на землю у входа во дворец, Геракл
проснулся. От страшной боли ничего не сознавал великий герой.
   -- О, великий Зевс! -- восклицает он, -- в какой стране  я?  О,  где  вы,
мужи Греции? Помогите мне! Ради вас я очистил землю и море от чудовищ и зла,
теперь  же  никто  из  вас  не хочет избавить меня огнем или острым мечом от
тяжелых страданий! О, ты,  брат  Зевса,  великий  Аид,  усыпи,  усыпи  меня,
несчастного, усыпи быстролетающей смертью!

---------------------------------------------------------------
   [1] Богиня справедливости.
---------------------------------------------------------------

   -- Отец, выслушай меня, молю тебя, -- просит со слезами Гилл, -- невольно
совершила это злодеяние мать. Зачем жаждешь ты мести? Узнав, что сама она --
причина твоей гибели, пронзила она сердце острием меча!
   --  О, боги, умерла она, и я не мог ей отомстить! Не от моей руки погибла
коварная Деянира!
   -- Отец, не виновата она! -- говорит Гилл. -- Увидав в доме  своем  Иолу,
дочь  Эврита,  мать  моя хотела волшебным средством вернуть твою любовь. Она
натерла плащ кровью сраженного твоей стрелой кентавра Несса, не  ведая,  что
отравлена эта кровь ядом лернейской гидры.
   --  О,  горе,  горе!  --  восклицает  Геракл.  -- Так вот как исполнилось
предсказание отца моего Зевса! Он сказал мне, что не умру я от руки  живого,
что  суждено  мне  погибнуть от козней сошедшего в мрачное царство Аида. Вот
как погубил меня сраженный мною Несс! Так вот какой сулил мне покой оракул в
Додоне -- покой смерти! Да, правда, -- у мертвых нет тревог! Исполни же  мою
последнюю  волю,  Гилл!  Отнеси  с  моими  верными  друзьями меня на высокую
Оэту[1], на ее вершине сложи погребальный костер, положи меня  на  костер  и
подожги его. Сделай это скорей, прекрати мои страдания!

---------------------------------------------------------------
   [1] Гора в Фессалии около города Трахины.
---------------------------------------------------------------

   --  О,  сжалься, отец, неужели ты заставляешь меня быть твоим убийцей! --
умоляет Гилл отца.
   -- Нет, не убийцей будешь ты, а целителем моих страданий! Есть еще у меня
желание, исполни его! -- просит сына Геракл. --  Возьми  себе  в  жены  дочь
Эврита, Иолу.
   Но отказывается Гилл исполнить просьбу отца и говорит:
   --  Нет,  отец, не могу я взять в жены ту, которая была виновницей гибели
моей матери!
   -- О, покорись  моей  воле,  Гилл!  Не  вызывай  во  мне  вновь  затихших
страданий! Дай мне умереть спокойно! -- настойчиво молит сына Геракл.
   Смирился Гилл и покорно отвечает отцу:
   -- Хорошо, отец. Я буду покорен твоей предсмертной воле.
   Торопит Геракл сына, просит скорее исполнить его последнюю просьбу.
   --  Спеши  же,  сын  мой! Спеши положить меня на костер, прежде чем опять
начнутся эти невыносимые муки! Несите меня! Прощай, Гилл!
   Друзья Геракла и Гилл подняли носилки и отнесли Геракла на высокую  Оэту.
Там  сложили  они громадный костер и положили на него величайшего из героев.
Страдания Геракла становятся все сильнее, все глубже проникает в его тело яд
лернейской гидры. Рвет с себя Геракл отравленный плащ, плотно  прилип  он  к
телу;  вместе  с  плащом  Геракл  отрывает  куски  кожи,  и  еще нестерпимее
становятся страшные муки. Одно лишь спасение от этих  сверхчеловеческих  мук
-- это смерть. Легче погибнуть в пламени костра, нем терпеть их, но никто из
друзей  героя  не решается поджечь костер. Наконец, пришел на Оэту Филоктет,
его уговорил Геракл поджечь костер и в награду за это подарил ему свой лук и
стрелы, отравленные ядом гидры. Поджег костер Филоктет, ярко вспыхнуло пламя
костра, но еще ярче засверкали молнии Зевса. Громы прокатились по  небу.  На
золотой колеснице принеслись к костру Афина-Паллада[1] с Гермесом и вознесли
они  на  светлый  Олимп  величайшего  из  героев  Геракла. Там встретили его
великие  боги.  Стал  бессмертным  богом  Геракл.  Сама  Гера,  забыв   свою
ненависть,  отдала Гераклу в жены дочь свою, вечно юную богиню Гебу. Живет с
тех пор на светлом Олимпе в сонме великих бессмертных богов Геракл. Это было
ему наградой за все его  великие  подвиги  на  земле,  за  все  его  великие
страдания.

---------------------------------------------------------------
   [1]  По некоторым вариантам мифа, на колеснице была не Афина, а богиня
победы -- Никэ.
---------------------------------------------------------------



   Изложено по трагедии Еврипида "Гераклиды"

   После смерти Геракла его дети  и  мать  его  Алкмена  жили  в  Тиринфе  у
старшего  сына  Геракла,  Гилла.  Недолго  прожили  они  там. Из ненависти к
Гераклу Эврисфей прогнал детей величайшего  героя  из  владений  их  отца  и
преследовал  их  всюду,  где  только не старались они укрыться. Дети Геракла
долго скитались во всей Греции:  наконец,  приютил  их  у  себя  престарелый
Иолай,  племянник  и  друг  Геракла.  И у него настигла несчастных ненависть
Эврисфея, и пришлось им с Иолаем бежать в Афины, где правил тогда сын  Тесея
Демофонт.
   Узнав,  что  дети  Геракла  укрылись  в  Афинах,  Эврисфей  послал своего
вестника Копрея потребовать у Демофонта выдачи гераклидов. Демофонт  отказал
Копрею, не устрашила его и угроза, что Эврисфей с большим войском нападет на
Афины и разрушит город. Демофонт не хотел нарушить обычай гостеприимства.
   Вскоре  Эврисфей  вторгся с большим войском в Аттику. Предстояла афинянам
битва с многочисленными врагами. Вопросили они богов об исходе битвы и  боги
открыли  им,  что  афиняне победят лишь в том случае, если будет принесена в
жертву богам девушка. Макария, старшая дочь Геракла к  Деяниры,  добровольно
обрекла  себя  в  жертву богам, она решила пожертвовать жизнью ради спасения
своих братьев и сестер.
   Встретились оба войска на поле битвы, пришел и Гилл с отрядом воинов;  он
нашел  помощь  против  Эврисфея. Перед началом битвы принесена была в жертву
Макария.  Жесток  и  кровопролитен  был  бой.  Победили  афиняне.   Эврисфей
обратился  в бегство, и Гилл бросился на колеснице преследовать врага своего
отца.
   Увидал это Иолай. Он умолил Гилла уступить ему колесницу  --  престарелый
соратник  Геракла сам хотел отомстить за все беды, которые причинил Эврисфей
его другу. Иолай быстро помчался на колеснице в погоню. Он уже почти  настиг
Эврисфея.  Тогда  Иолай  взмолился богам-олимпийцам. Он молил их вернуть ему
лишь на один день его юность и его былую силу. Услышали мольбу  Иолая  боги.
Две  яркие  звезды  скатились  с неба, темное облако опустилось на колесницу
Иолая. Когда расступилось облако, то Иолай стоял на колеснице во всем блеске
своей юности, могучий и прекрасный. Настиг Иолай Эврисфея и пленил его.
   Иолай с торжеством привез связанного Эврисфея в Афины. В  неистовый  гнев
пришла  мать Геракла Алкмена, увидав врага своего великого сына. Несмотря на
то, что хотели защитить Эврисфея и Гилл, и Демофонт, вырвала Алкмена  своими
руками  глаза  Эврисфею и убила его. Так погиб Эврисфей. Афиняне не оставили
без погребения побежденного врага; он был погребен  в  Аттике,  у  святилища
палленской Афины.



---------------------------------------------------------------
   [1] Кекроп, основатель Акрополя, -- получеловек-полузмея.

   [2]  Эрихтоний,  рожденный  землей,  тоже  имеет  вид змеи. Афиняне же
называли себя кекропидами, т. е. потомками Кекропа. Отсюда  ясно,  что  было
время, когда афиняне верили в свое происхождение от змеи или от предка змеи.
Это указывает на древность мифа.

   [3]  Эрехтей  -- первоначально синоним Эрихтония. Лишь с конца V в. до
н. э. в  произведениях  Еврипида  Эрехтей  упоминается  как  самостоятельный
мифический герой.
---------------------------------------------------------------

   Основателем великих Афин и их Акрополя был рожденный землей Кекроп. Земля
породила   его  получеловеком-полузмеей.  Тело  его  оканчивалось  громадным
змеиным хвостом. Кекроп основал Афины в Аттике в то время, когда спорили  за
власть  над  всей страной колебатель земли, бог моря Посейдон, и воительница
богиня Афина, любимая дочь Зевса. Чтобы решить этот спор, все боги собрались
во главе с самим великих громовержцем Зевсом на афинском  Акрополе.  На  суд
властитель  богов  и людей призвал и Кекропа, чтобы он решил, кому же должна
принадлежать власть в Аттике. Змееногий Кекроп явился на  суд.  Боги  решили
дать  власть  над Аттикой тому, кто принесет стране самый ценный дар. Ударил
колебатель земли Посейдон своим трезубцем в скалу, и из нее  забил  источник
соленой  морской  воды,  Афина  же  вонзила в землю свое сверкающее копье, и
выросла из земли плодоносная олива. Тогда Кекроп сказал:
   -- Светлые боги Олимпа, всюду шумят соленые воды безбрежного моря, но нет
нигде оливы,  дающей  богатые  плоды.  Афине  принадлежит  олива,  она  даст
богатство  всей  стране  и  будет  побуждать  жителей к труду земледельцев и
возделыванию плодородной почвы. Великое благо дала Афина Аттике, пусть же ей
принадлежит власть над всей страной.
   Боги-олимпийцы присудили Афине-Палладе  власть  над  городом,  основанным
Кекропом,  и  над  всей  Аттикой.  С  тех  пор стал называться город Кекропа
Афинами в честь  любимой  дочери  Зевса.  Кекроп  основал  в  Афинах  первое
святилище  богине  Афине,  защитнице города, и отцу ее Зевсу. Дочери Кекропа
были первыми жрицами  Афины.  Кекроп  дал  афинянам  законы  и  устроил  все
государство. Он был первым царем Аттики.
   Преемником  Кекропа был Эрихтоний, сын бога огня Гефеста. Подобно Кекропу
он был также рожден землей. Полно тайны  его  рождение.  Когда  он  родился,
богиня  Афина  взяла  его под свое покровительство, и он рос в ее святилище.
Афина положила новорожденного Эрихтония в плетеную корзину с плотно закрытой
крышкой. Две змеи должны были охранять  Эрихтония.  Охраняли  его  и  дочери
Кекропа. Афина строго запретила им поднимать крышку с корзины, они не должны
были  видеть  таинственно  рожденного  землей  младенца.  Любопытство мучило
дочерей Кекропа, им хотелось хоть раз взглянуть на Эрихтония.
   Однажды Афина отлучилась из своего святилища на Акрополе, чтобы, принести
от Паллены гору, которую она решила поставить у  Акрополя  для  его  защиты.
Когда  богиня  несла гору к Афинам, навстречу ей прилетела ворона и сказала,
что дочери Кекропа открыли корзину  с  Эрихтонием  и  увидали  таинственного
младенца.  Страшно  разгневалась  Афина,  она бросила гору и в мгновение ока
явилась в свое святилище на Акрополе. Афина строго покарала дочерей Кекропа;
их охватило безумие, они  выбежали  из  святилища,  в  безумии  бросились  с
отвесных  скал Акрополя и разбились насмерть. С этих пор сама Афина охраняла
Эрихтония. Гора же, которую бросила Афина, так и осталась на том месте,  где
сообщала  богине  ворона  о  проступке дочерей Кекропа; потом эта гора стала
называться Ликабетом. Эрихтоний, возмужав, стал царем  Афин,  где  и  правил
долгие   годы.   Им   были   учреждены   древнейшие   празднества   в  честь
Афины-Панафинеи[1].

---------------------------------------------------------------
   [1] Панафинеи --  главный  праздник  Афин;  справлялся  в  продолжении
нескольких дней в месяце Гекатомбайоне, первом месяце года, по нашему счету,
--  в  конце  июля  и  начале августа. Раз в четыре года справлялись великие
Панафинеи,  отличавшиеся  особой  торжественностью.  Начинались  празднества
ночью  торжественным  бегом с факелами. Утром устраивалось пышное шествие на
Акрополь, шествующие несли богато затканный новый  пеплос  (верхняя  одежда)
богини.  Его  надевали  во  время  Панафиней, кроме того, состязание в беге,
борьбе, бросании диска  и  т.  д.,  состязания  в  беге  колесниц,  а  также
состязания  поэтов,  певцов  и  музыкантов. В гимнастических состязаниях и в
особом торжественном танце в полном вооружении участвовали мальчики, юноши и
взрослые граждане. Конечно, ближайшее участие в празднестве могли  принимать
только зажиточные граждане, так как это требовало значительных расходов.
---------------------------------------------------------------

   Эрихтоний  первый  впряг  коней  в  колесницу  и  первый ввел ристания на
колесницах в Афинах.
   Потомком Эрихтония был царь Афин, Эрехтей.  Ему  пришлось  вести  тяжелую
войну  с  городом  Элевсином, которому пришел на помощь сын фракийского царя
Эвмолпа -- Иммарад.
   Несчастлива была эта война для Эрехтея. Все больше и больше  теснили  его
Иммарад  и  фракийцы. Наконец, Эрехтей решил обратиться к оракулу Аполлона в
Дельфы, чтобы узнать, какой ценой может он достигнуть победы. Ужасный  ответ
дала  пифия.  Она  сказала  Эрехтею,  что  только  в  том  случае победит он
Иммарада, если принесет в  жертву  богам  одну  из  своих  дочерей.  Эрехтей
вернулся  из  Дельф с ужасным ответом. Юная дочь царя Хтония, полная любви к
родине, узнав ответ пифии,  объявила,  что  готова  пожертвовать  жизнью  за
родные  Афины.  Глубоко  скорбя  о  судьбе своей дочери, Эрехтей принес ее в
жертву богам; лишь желание спасти Афины  заставило  его  решиться  на  такую
жертву.
   Вскоре после того как принесена была Хтония в жертву, произошло сражение.
В пылу  битвы  встретились  Эрехтей  и  Иммарад и вступили в поединок. Долго
бились герои. Они не уступали друг другу ни в  силе,  ни  в  умении  владеть
оружием,  ни  в храбрости. Наконец, победил Эрехтей и поразил насмерть своим
копьем Иммарада. Опечалился отец Иммарада, Эвмолп: он упросил бога Посейдона
отомстить Эрехтею за смерть сына. Быстро примчался  на  своей  колеснице  по
бурным  волнам  моря  Посейдон  в Аттику. Взмахнул он своим трезубцем к убил
Эрехтея. Так погиб Эрехтей, защищая свою родину. Погибли и все дети Эрехтея.
Лишь одна дочь его, Креуса, осталась в живых, ее одну пощадил злой рок.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Кефал был сыном бога Гермеса и дочери  Кекропа,  Херсы.  Далеко  по  всей
Греции  славился  Кефал  своей дивной красотой, славился он и как неутомимый
охотник. Рано, еще до восхода солнца, покидал он свой  дворец  и  юную  жену
свою  Прокриду  и  отправлялся  на  охоту  в  горы  Гимета.  Однажды увидала
прекрасного Кефала розоперстая богиня зари Эос, похитила его и унесла далеко
от Афин, на самый край земли. Кефал любил одну лишь Прокриду, только  о  ней
думал он, имя ее не сходило с его уст. Тосковал он в разлуке с женой и молил
богиню Эос отпустить его назад в Афины. Разгневалась Эос и сказала Кефалу:
   --  Хорошо,  возвращайся  к  Прокриде,  перестань  жаловаться  на судьбу!
Когда-нибудь ты пожалеешь, что Прокрида твоя жена, пожалеешь даже, что узнал
ее! О, я предвижу, что это случится!
   Отпустила Эос Кефала. Прощаясь с ним, она убедила его  испытать  верность
жены.  Богиня  изменила наружность Кефала, и он вернулся никем не узнанный в
Афины. Хитростью проник Кефал в свой дом и застал жену в глубокой печали.  И
в  печали  была прекрасна Прокрида. Кефал заговорил с женой и долго старался
склонить ее забыть мужа, уйти от него и стать его женой. Не узнала  Прокрида
мужа. Долго не хотела она и слушать незнакомца и все твердила:
   -- Одного лишь Кефала люблю я и останусь ему верна. Где бы он ни был, жив
или умер, я навек останусь ему верна!
   Наконец,  поколебал  ее  богатыми  дарами  Кефал.  И  она уже была готова
склониться на его мольбы. Тогда, приняв  свой  настоящий  образ,  воскликнул
Кефал:
   -- Неверная! Я твой муж, Кефал! Сам я свидетель твоей неверности!
   Ни  слова  не  ответила  Прокрида  мужу.  Низко  склонив от стыда голову,
покинула она дом Кефала  и  ушла  в  покрытые  лесом  горы.  Там  стала  она
спутницей  богини  Артемиды.  От богини получила в подарок Прокрида чудесное
копье, которое всегда попадало в цель и само возвращалось к бросившего  его,
и собаку Лайлапа, от которой не мог спастись ни один дикий зверь.
   Недолго был в силах Кефал жить в разлуке с Прокридой. Он разыскал в лесах
свою  жену и уговорил ее вернуться назад. Вернулась Прокрида к мужу, и долго
жили они счастливо. Свое чудесное копье и собаку Лайлапа  Прокрида  подарила
мужу,  который,  как  и  прежде,  до  рассвета  уходил  на  охоту. Один, без
провожатых, охотился Кефал, ему не нужно было помощников -- ведь с ним  было
чудесное  копье  и  Лайлап.  Однажды  с  раннего  утра был на охоте Кефал; в
полдень, когда наступил палящий зной, стал он искать  защиты  в  тени  зноя.
Медленно шел Кефал и пел:
   --  О, сладостная прохлада, приди скорей ко мне! Овей мою открытую грудь!
Скорей приблизься ко мне, прохлада, полная неги, и развей палящий  зной!  О,
небесная,  ты  --  моя  отрада,  ты  оживляешь и укрепляешь меня! О, дай мне
вдохнуть твое сладостное дуновение!
   Кто-то из афинян услыхал пение Кефала  и,  не  поняв  смысла  его  песни,
сказал  Прокриде,  что  слыхал,  как  муж  ее  зовет  в  лесу какую-то нимфу
Прохладу. Опечалилась Прокрида, она решила, что Кефал уже не любит  ее,  что
он  забыл ее для другой. Раз, когда Кефал был на охоте, Прокрида тайно пошла
в лес и, спрятавшись в разросшихся густо кустах, стала ждать,  когда  придет
ее муж. Вот показался среди деревьев и Кефал. Громко пел он:
   -- О, полная ласки прохлада, приди и прогони мою усталость!
   Вдруг  остановился  Кефал  --  ему  послышался тяжелый вздох. Прислушался
Кефал, но все тихо в лесу, не шелохнется ни один листок в  полуденном  зное.
Опять запел Кефал:
   -- Спеши же ко мне, желанная прохлада!
   Только прозвучали эти слова, как тихо зашелестело что-то в кустах. Кефал,
думая, что в них скрылся какой-нибудь дикий зверь, бросил в кусты не знающее
промаха  копье.  Громко  вскрикнула  Прокрида,  пораженная в грудь. Узнал ее
голос Кефал. Он бросился к кустам и нашел в них свою жену. Вся грудь ее была
залита кровью; смертельна была ужасная рана. Спешит  Кефал  перевязать  рану
Прокриды, но все напрасно. Умирает Прокрида. Перед смертью сказала она мужу:
   --  О, Кефал, я заклинаю тебя святостью наших брачных уз, богами Олимпа и
подземными богами, к которым иду я теперь, я заклинаю тебя и  моей  любовью,
не позволяй входить в наш дом той, которую ты звал сейчас!
   Понял  Кефал  из  слов  умирающей  Прокриды,  что ввело ее в заблуждение.
Спешит он объяснить  Прокриде  ее  ошибку.  Слабеет  Прокрида,  затуманились
смертью  ее  глаза,  нежно  улыбаясь  Кефалу,  умерла  она  на  его руках. С
последним поцелуем отлетела ее душа в мрачное царство Аида.
   Долго был неутешен Кефал. Как совершивший  убийство,  покинул  он  родные
Афины  и  удалился  в семивратные Фивы. Здесь помог он Амфитриону в охоте на
неуловимую тавтесейскую лисицу. Ее  послал  в  наказание  фивянам  Посейдон.
Каждый  месяц  приносили  лисице  в  жертву  мальчика, чтобы хоть как-нибудь
утолить ее ярость. Кефал выпустил  на  лисицу  свою  собаку  Лайлапа.  Вечно
преследовал  бы  Лайлап  лисицу, если бы не превратил громовержец Зевс в два
камня и лисицу, и Лайлапа. После охоты на тавтесейскую лисицу  Кефал  принял
участие  в войне Амфитриона с телебоями и достиг, благодаря своей храбрости,
власти над островом Кефаленией, названном так по его имени, -- там и жил  он
до самой своей смерти.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Царь  Афин  Пандион, потомок Эрихтония, вел войну с варварами, осадившими
его город. Трудно было бы ему защитить Афины от многочисленного  варварского
войска,  если  бы  на  помощь  ему  не пришел царь Фракии, Терей. Он победил
варваров и прогнал их из пределов Аттики. В награду за это Пандион дал Терею
в жены дочь свою Прокну. Вернулся Терей со своей молодой  женой  во  Фракию.
Там  родился вскоре у Терея и Прокны сын. Казалось, что счастье сулили мойры
Терею и его жене.
   Прошло пять лет со дня брака Терея. Однажды Прокна стала просить мужа:
   -- Если ты еще любишь меня, то отпусти меня повидаться с сестрой  или  же
привези  ее к нам. Съезди в Афины за сестрой моей, попроси отца отпустить ее
и обещай, что она скоро  вернется  назад.  Увидеть  сестру  будет  для  меня
величайшим счастьем.
   Приготовил  Терей  корабли к дальнему плаванию и вскоре отплыл из Фракии.
Благополучно достиг он берегов  Аттики.  С  радостью  встретил  своего  зятя
Пандион  и  отвел  его  в  свой дворец. Не успел еще сказать Терей о причине
своего приезда в Афины, как вошла Филомела, сестра Прокны,  равная  красотой
прекрасным  нимфам.  Поразила  Терея  красота  Филомелы, и он воспылал к ней
страстной любовью. Он стал просить Пандион отпустить  Филомелу  погостить  у
сестры  ее,  Прокны.  Любовь  к Филомеле делала еще убедительней речи Терея.
Сама Филомела, не ведая,  какая  грозит  ей  опасность,  тоже  просила  отца
отпустить  ее  к  Прокне.  Наконец, согласился Пандион. Отпуская свою дочь в
далекую Фракию, он говорил Терею:
   -- Тебе поручаю я, Терей, дочь мою. Бессмертными богами заклинаю я  тебя,
защищай  ее,  как  отец. Скорей пришли назад Филомелу, ведь она единственная
утеха моей старости.
   Пандион просил и Филомелу:
   -- Дочь моя, если ты любишь старика-отца, возвращайся скорей, не  покидай
меня одного.
   Со  слезами  простился  Пандион  с  дочерью;  хотя  тяжелые  предчувствия
угнетали его, все же не мог он отказать Терею и Филомеле.
   Взошла прекрасная  дочь  Пандиона  на  корабль.  Дружно  ударили  веслами
гребцы,  быстро  понесся  корабль  в открытое море, все дальше берег Аттики.
Торжествует Терей. Ликуя, воскликнул он:
   --  Я  победил!  Со  мной  здесь  на  корабле  избранница  моего  сердца,
прекрасная Филомела.
   Не  сводит  глаз  с Филомелы Терей и не отходит от нее во все время пути.
Вот и берег Фракии, окончен путь. Не  ведет  в  свой  дворец  Филомелу  царь
Фракии, он уводит ее насильно в темный лес, в хижину пастуха, и держит там в
неволе.  Не трогают его слезы и мольбы Филомелы. Страдает Филомела в неволе,
часто зовет она сестру и отца, часто призывает великих богов-олимпийцев,  но
тщетны  ее  мольбы  и жалобы. Филомела рвет в отчаянии волосы, ломает руки и
сетует на свою судьбу.
   -- О, суровый варвар! -- восклицает она, -- тебя не  тронули  ни  просьбы
отца,  ни  его слезы, ни заботы обо мне моей сестры! Ты не сохранил святости
твоего домашнего очага! Возьми же, Терей, мою жизнь, но  знай:  видели  твое
преступление  великие  боги,  и,  если  есть  еще у них сила, то понесешь ты
заслуженное наказание. Сама поведаю я обо всем, что ты сделал! Сама пойду  я
к  народу! Если же не пустят меня уйти леса, которые здесь вокруг, я всех их
наполню своими жалобами; пусть слышит мои жалобы вечный Эфир небесный, пусть
слышат их боги!
   Страшный гнев овладел Тереем, когда услыхал он угрозы Филомелы.  Выхватил
он  свой меч, схватил за волосы Филомелу, связал ее и вырезал ей язык, чтобы
никому не могла поведать несчастная дочь Пандиона о его преступлении. Сам же
Терей вернулся к Прокне. Она спросила мужа, где же сестра, но  Терей  сказал
жене, что сестра ее умерла. Долго оплакивала Прокна мнимо умершую Филомелу.
   Миновал  целый год. Томится Филомела в неволе, не может она дать знать ни
отцу, ни сестре, где держит ее взаперти Терей.  Наконец,  нашла  она  способ
известить  Прокну. Она села за ткацкий станок, выткала на покрывале всю свою
ужасную повесть и послала тайно  это  покрывало  Прокне.  Развернула  Прокна
покрывало  и,  к  ужасу,  увидела  на  нем  вытканную страшную повесть своей
сестры. Не плачет Прокна, словно в забытье блуждает она,  как  безумная,  по
дворцу и думает лишь о том, как отомстить Терею.
   Были  как  раз те дни, когда женщины Фракии справляли праздник Диониса. С
ними пошла в леса и Прокна. На склонах гор,  в  густом  лесу  разыскала  она
хижину,  в которой держал ее муж в неволе Филомелу. Освободила Прокна сестру
и привела ее тайно во дворец.
   -- Не до слез теперь Филомела, --  сказала  Прокна,  --  не  помогут  нам
слезы. Не слезами, а мечом должны мы действовать. Я готова на самое страшное
злодеяние,  лишь  бы  отомстить и за тебя, и за себя Терею. Я готова предать
его самой ужасной смерти!
   В то время, когда говорила это Прокна, вошел к ней ее сын.
   -- О, как похож ты на отца, -- воскликнула Прокна, взглянув на сына.
   Вдруг смолкла она, сурово  сдвинув  брови.  Ужасное  злодеяние  замыслила
Прокна,  на  это  злодеяние  толкнул  ее гнев, клокотавший в ее груди. А сын
доверчиво подошел к ней, он обнял мать своими ручками и тянулся к ней, чтобы
поцеловать ее. На одно мгновение жалость  проснулась  в  сердце  Прокны,  на
глазах  у  нее  навернулись  слезы;  она  поспешно отвернулась от сына, а от
взгляда на сестру снова вспыхнул в ее груди неистовый гнев. Схватила  Прокна
сына за руку и увела его в дальний покой дворца. Там взяла она острый меч и,
отвернувшись, вонзила его в грудь сына. Разрезали Прокна и Филомела на куски
тело  несчастного  мальчика, часть его сварили в котле, часть же изжарили на
вертеле и приготовили Терею ужасную трапезу. Прокна сама прислуживала Терею,
а он, ничего не подозревая, ел  кушанье,  приготовленное  из  тела  любимого
сына. Во время трапезы вспомнил о сыне Терей и велел позвать его. Прокна же,
радуясь своей мести, ответила ему:
   -- В тебе самом тот, кого ты зовешь!
   Не  понял  ее  слов  Терей, он стал настаивать, чтобы позвали сына. Тогда
вышла вдруг из-за занавеси Филомела и бросила  в  лицо  Терею  окровавленную
голову  сына.  Содрогнулся  от  ужаса  Терей,  он понял, как ужасна была его
трапеза. Проклял он жену свою и Филомелу. Оттолкнув от себя стол, вскочил он
с ложа и, обнажив меч, погнался за Прокной и Филомелой, чтобы  отомстить  им
своими  руками  за  убийство  сына,  но  не  может  он настигнуть их. Крылья
вырастают у них, обращаются они в двух птиц -- Филомела в ласточку, а Прокна
в соловья. Сохранилось у ласточки-Филомелы на  груди  и  кровавое  пятно  от
крови  сына  Терея.  Сам  же Терей был обращен в удода, с длинным клювом и с
большим  гребнем  на  голове.  Как  у  воинственного  Терея  на  шлеме,  так
развевается у удода на голове гребень из перьев.



   Грозен  Борей,  бог  неукротимого,  бурного  северного  ветра.  Неистовый
носится он над землями и морями, вызывая полетом своим всесокрушающие  бури.
Увидал  однажды  Борей, проносясь над Аттикой, дочь Эрехтея Орифию и полюбил
ее. Молил Борей Орифию стать его женой и позволить ему унести ее с  собой  в
свое  царство на далекий север. Не соглашалась Орифия, боялась она грозного,
сурового бога. Отказал Борею и отец Орифии,  Эрехтей.  Не  помогали  никакие
просьбы, никакие мольбы Борея. Разгневался грозный бог и воскликнул:
   -- Я заслужил сам такое унижение! Я забыл о моей грозной, неистовой силе!
Разве   подобает  мне  смиренно  умолять  кого-либо?  Лишь  силой  должен  я
действовать! Я гоню по небу грозовые тучи, я вздымаю на море,  словно  горы,
волны,  я  с корнем вырываю, как сухие былинки, вековые дубы, я бичую градом
землю и в твердый, как камень, лед  превращаю  воду  --  и  я  молю,  словно
бессильный смертный. Когда я несусь в неистовом полете над землей, вся земля
колеблется  и  содрогается  даже  подземное  царство Аида. И я молю Эрехтея,
словно я его слуга. Я должен не молить отдать мне в жены Орифию, а отнять ее
силой!
   Взмахнул Борей своими могучими крыльями. Буря забушевала по  всей  земле.
Как  тростник,  заколебались  вековые леса, грозно заходили по морю покрытые
пеной валы, темные тучи заволокли все небо.  Выше  гор  распростерся  темный
плащ  Борея, и веяло от него леденящим холодом севера. Все сокрушая на своем
пути, понесся Борей в Афины, схватил Орифию, взвился и улетел с ней  к  себе
на север.
   Там стала Орифия женой Борея. Она родила ему двух сыновей-близнецов, Зета
и Калаида.  Оба были крылатыми, как и их отец. Великими героями были сыновья
Борея, оба они участвовали в походе аргонавтов за золотым руном в Колхиду  и
совершили много великих подвигов.



---------------------------------------------------------------
   [1] Миф о Дедале и Икаре указывает на то, что уже в глубокой древности
люди  стали  думать  о том, как овладеть способом передвигаться не только по
земле и по воде, но и по воздуху.  Характерно,  что  величайшим  достижением
мифического  художника  Дедала  считались  не  его  статуи и воздвигнутые им
здания, а именно сделанные им крылья. Миф о  Дедале  создался  в  Афинах  --
важнейшем   центре  торговли,  промышленности,  искусства  и  науки  древней
Греции.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Величайшим художником, скульптором  и  зодчим  Афин  был  Дедал,  потомок
Эрехтея.  О  нем  рассказывали, что он высекал из белоснежного мрамора такие
дивные статуи, что они казались живыми; казалось, что статуи Дедала  смотрят
и  двигаются.  Много  инструментов  изобрел  Дедал для своей работы; им были
изобретены топор и бурав. Далеко шла слава о Дедале.
   У этого-то великого художника был племянник Тал, сын его сестры  Пердики.
Тал  был  учеником  своего  дяди.  Уже в ранней юности поражал он всех своим
талантом  и  изобретательностью.  Можно  было  предвидеть,  что  Тал  далеко
превзойдет  своего  учителя.  Дедал  завидовал племяннику и решил убить его.
Однажды Дедал стоял с племянником на высоком афинском Акрополе у самого края
скалы. Никого не было видно кругом. Увидев, что  они  одни,  Дедал  столкнул
племянника  со  скалы.  Был  уверен художник, что его преступление останется
безнаказанным.  Упав  со  скалы,  Тал  разбился  насмерть.  Дедал   поспешно
спустился с Акрополя, поднял тело Тала и хотел уже тайно зарыть его в землю,
но  застали Дедала афиняне, когда он рыл могилу. Злодеяние Дедала открылось.
Ареопаг присудил его к смерти.
   Спасаясь от смерти, Дедал бежал на Крит к  могущественному  царю  Миносу,
сыну  Зевса и Европы. Минос охотно принял под свою защиту великого художника
Греции. Много дивных произведений искусства изготовил Дедал для царя  Крита.
Он  выстроил  для  него  и  знаменитый дворец Лабиринт, с такими запутанными
ходами, что раз войдя в него, невозможно было найти выхода.  В  этом  дворце
Минос заключил сына жены своей Пасифаи, ужасного Минотавра, чудовища с телом
человека и головой быка.
   Много лет жил Дедал у Миноса. Не хотел отпустить его царь с Крита; только
один  хотел  он пользоваться искусством великого художника. Словно пленника,
держал Минос Дедала на Крите. Дедал долго думал, как бежать ему, и, наконец,
нашел способ освободиться от критской неволи.
   -- Если не могу я, -- воскликнул Дедал, -- спастись от власти  Миноса  ни
сухим  путем, ни морским, то ведь открыто же для бегства небо! Вот мой путь!
Всем владеет Минос, лишь воздухом не владеет он!
   Принялся за работу Дедал. Он набрал перьев, скрепил их льняными нитками и
воском и стал изготовлять из них четыре больших крыла. Пока  Дедал  работал,
сын его Икар играл около отца: то ловил он пух, который взлетал от дуновения
ветерка,  то  мял  в  руках  воск.  Мальчик беспечно резвился, его забавляла
работа отца. Наконец, Дедал кончил свою работу; готовы  были  крылья.  Дедал
привязал  крылья  за  спину,  продел  руки  в петли, укрепленные на крыльях,
взмахнул ими и плавно поднялся на воздух. С изумлением смотрел Икар на отца,
который парил в воздухе, подобно громадной птице. Дедал спустился на землю и
сказал сыну:
   -- Слушай, Икар, сейчас мы  улетим  с  Крита.  Будь  осторожен  во  время
полета.  Не  спускайся  слишком  низко  к морю, чтобы соленые брызги волн не
смочили твоих крыльев. Не подымайся и близко к солнцу: жара может  растопить
воск, и разлетятся перья. За мной лети, не отставай от меня.
   Отец  с  сыном  надели крылья на руки и легко понеслись. Те, кто видел их
полет высоко над землей, думали,  что  это  два  бога  несутся  по  небесной
лазури.  Часто  оборачивался Дедал, чтобы посмотреть, как летит его сын. Они
миновали уже острова Делос, Парос и летят все дальше и дальше.
   Быстрый полет забавляет Икара, все смелее взмахивает  он  крыльями.  Икар
забыл  наставления  отца;  он  не  летит  уже следом за ним. Сильно взмахнув
крыльями, он взлетел высоко под самое  небо,  ближе  к  лучезарному  солнцу.
Палящие  лучи  растопили  воск,  скреплявший  перья  крыльев, выпали перья и
разлетелись далеко по воздуху, гонимые ветром. Взмахнул Икар руками, но  нет
больше на них крыльев. Стремглав упал он со страшной высоты в море и погиб в
его волнах.
   Дедал  обернулся,  смотрит  по  сторонам. Нет Икара. Громко стал звать он
сына:
   -- Икар! Икар! Где ты? Откликнись!
   Нет ответа. Увидал Дедал на морских  волнах  перья  из  крыльев  Икара  и
понял,   что   случилось.   Как   возненавидел  Дедал  свое  искусство,  как
возненавидел тот день, когда задумал спастись с Крита воздушным путем!
   А тело Икара долго носилось по волнам моря, которое стало  называться  по
имени  погибшего  Икарийским[1]. Наконец прибили его волны к берегу острова;
там нашел его Геракл и похоронил.

---------------------------------------------------------------
   [1] Часть Эгейского моря между островами Самосом,  Паросом  и  берегом
Малой Азии.
---------------------------------------------------------------

   Дедал  же  продолжал  свой  полет  и прилетел, наконец, в Сицилию. Там он
поселился у царя Кокала. Минос узнал, где  скрылся  художник,  отправился  с
большим войском в Сицилию и потребовал, чтобы Кокал выдал ему Дедала.
   Дочери  Кокала  не  хотели  лишиться  такого  художника,  как  Дедал. Они
придумали хитрость.  Уговорили  отца  согласиться  на  требования  Миноса  и
принять  его  как гостя во дворце. Когда Минос принимал ванну, дочери Кокала
вылили ему на голову котел кипящей воды; умер  Минос  в  страшных  мучениях.
Долго  жил  Дедал  в  Сицилии.  Последние  же годы жизни провел на родине, в
Афинах; там  стал  он  родоначальником  Дедалидов,  славного  рода  афинских
художников.



---------------------------------------------------------------
   [1]  Тесей  -- величайший герой Афин, имеющий много общего с Гераклом.
Тесей -- герой военно-родовой аристократии, а затем герой правящей  афинской
рабовладельческой аристократии землевладельцев, которая приписывала создание
всего  древнего  государственного строя Афин Тесею. Ему приписывалось прежде
всего разделение населения на три  класса:  "звпатридов",  или  благородных,
"геоморов",   или   земледельцев,   и   "демиургов",  или  ремесленников,  и
предоставление  исключительного  права   на   замещение   должностей   одним
благородным.  Характерен  и  следующий  факт:  рассказывали,  что  во  время
Марафонской битвы (490 г. до н. э.), в которой  греки  одержали  победу  над
персами, многие афиняне якобы видели Тесея в шлеме с копьем и щитом, идущего
впереди боевого строя афинян. Этими баснословными рассказами воспользовались
аристократы.  Их  представитель  Кимон  перевез  в  Афины  с острова Скироса
останки Тесея, в действительности, конечно, не  существовавшие,  так  как  и
Тесей-то никогда не существовал.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по биографии Плутарха "Тесей"



   Сын Пандиона, Эгей, правил в Афинах после того, как он со своими братьями
изгнал  из  Аттики  своих  родственников, сыновей Метиона, захвативших не по
праву власть. Долго Эгей правил счастливо. Печалило его только одно: не было
у него детей. Наконец, отправился Эгей к оракулу Аполлона  в  Дельфы  и  там
вопросил  светозарного  бога,  почему боги не посылают ему детей. Оракул дал
Эгею неясный ответ. Долго думал он,  стараясь  разгадать  сокровенный  смысл
ответа,  но  не  мог  разгадать его. Наконец, решил Эгей отправиться в город
Троисену[1] к мудрому царю Арголиды Питфею, чтобы  тот  разгадал  ему  тайну
ответа  Аполлона.  Сразу  разгадал Питфей смысл ответа. Он понял, что у Эгея
должен родиться сын, который будет величайшим героем Афин. Питфею  хотелось,
чтобы  честь  быть  родиной  великого  героя  принадлежала  Троисене. Он дал
поэтому в жены Эгею свою дочь Эфру. И вот родился у Эфры,  когда  она  стала
женой  Эгея,  сын,  но это был сын бога Посейдона, а не Эгея. Новорожденному
дали имя Тесей. Вскоре после рождения Тесея царь Эгей  должен  был  покинуть
Троисену  и вернуться в Афины. Уходя, взял Эгей свой меч и сандалии, положил
их под скалу в горах у Троисены и сказал Эфре:

---------------------------------------------------------------
   [1] Город в Арголиде на Пелопоннесе.
---------------------------------------------------------------

   -- Когда сын мой Тесей будет в силах сдвинуть эту скалу и достать мой меч
и сандалии, тогда пришли его с ними ко мне в Афины. Я узнаю его по моим мечу
и сандалиям.
   До  шестнадцати  лет  воспитывался  Тесей  в  доме  своего  деда  Питфея.
Знаменитый  своей мудростью Питфей заботился о воспитании внука и радовался,
видя, что внук его превосходит во всем своих сверстников. Но вот исполнилось
Тесею шестнадцать лет; уже тогда никто не мог сравняться с ним ни в силе, ни
в ловкости, ни в умении  владеть  оружием.  Прекрасен  был  Тесей:  высокий,
стройный, с ясным взглядом прекрасных глаз, темными кудрями, которые пышными
кольцами  спадали  до плеч; спереди же, на лбу, кудри были обрезаны, так как
посвятил он их Аполлону; юное мускулистое тело героя  ясно  говорило  о  его
могучей силе.



   Когда  Эфра увидала, что сын ее превосходит силой всех своих сверстников,
она привела его к скале, под которой лежали меч и сандалии Эгея, и сказала:
   -- Сын мой, здесь под этой скалой  лежат  меч  и  сандалии  твоего  отца,
повелителя  Афин,  Эгея. Сдвинь скалу и возьми меч и сандалии, они будут тем
знаком, по которому узнает тебя твой отец.
   Толкнул Тесей скалу и легко сдвинул ее с места, Взял он меч  и  сандалии,
простился  с  матерью и дедом и отправился в далекий путь, в Афины. Тесей не
внял просьбам матери и деда -- избрать более  безопасный  морской  путь;  он
решил идти в Афины сухим путем, через Истм.
   Труден был этот путь. Много опасностей пришлось преодолеть Тесею во время
пути,  много  пришлось  совершить  ему  подвигов.  Уже на границе Троисены и
Эпидавра [1] герой встретил великана Перифета, сына бога Гефеста. Как и  сам
бог  Гефест,  сын  его, великан Перифет, был хром, но могучи были его руки и
огромно тело. Грозен был Перифет. Ни один  странник  не  проходил  через  те
горы,  в которых жил Перифет, всех их убивал великан своей железной палицей,
но Тесей легко победил Перифета. Это был первый подвиг  герои,  и  как  знак
своей победы он взял железную палицу убитого им Перифета.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город на восточном побережье Арголиды.
---------------------------------------------------------------

   Дальше  до самого Истма Тесей шел, не подвергаясь опасностям. На Истме, в
сосновой роще, посвященной Посейдону, встретил Тесей сгибателя сосен Синида.
Это был свирепый разбойник.  Он  предавал  страшной  смерти  всех  путников.
Согнув  две  сосны  так,  что  они  касались  верхушками,  Синид  привязывал
несчастного путника к соснам и отпускал их. Со страшной  силой  выпрямлялись
сосны  и  разрывали  тело  несчастного. Тесей отомстил за всех, кого погубил
Синид. Он связал разбойника, согнул своими  могучими  руками  две  громадные
сосны,  привязал к ним Синида и отпустил сосны. Свирепый разбойник погиб той
самой смертью, которой он губил ни в чем не повинных  путников.  Путь  через
Истм  был  теперь свободен. Позднее же, в память своей победы, Тесей учредил
на том месте, где он победил Синида, истмийские игры[1].

---------------------------------------------------------------
   [1] Истмийские игры -- общегреческое празднество, справлявшееся каждые
два года на Коринфском перешейке --  Истме.  Во  время  игр,  продолжавшихся
несколько  дней,  происходили  состязания  в  борьбе,  беге,  кулачном  бою,
бросании диска и копья, а также состязания в беге колесниц.
---------------------------------------------------------------

   Дальнейший путь Тесея шел через Кромион[1].  Вся  местность  вокруг  была
опустошена  громадной  дикой  свиньей, порожденной Тифоном и Ехидной. Жители
Кромиона молили юного героя избавить их  от  этого  чудовища.  Тесей  настиг
свинью и поразил ее своим мечом.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город на Истме, недалеко от Коринфа.
---------------------------------------------------------------

   Отправился Тесей дальше. В самом опасном месте Истма, у границ Мегары[1],
там  где высоко к небу поднимались отвесные скалы, у подножия которых грозно
шумели пенистые морские валы, Тесей встретил новую опасность. На самом  краю
скалы  жил  разбойник Скирон. Он заставлял всех, кто проходил мимо, мыть ему
ноги. Лишь только склонялся путник, чтобы вымыть ноги Скирону, как  жестокий
разбойник сильным толчком ноги сбрасывал несчастного со скалы в бурные волны
моря, где он разбивался насмерть о торчащие из воды острые камни, а тело его
пожирала  чудовищная  черепаха.  Тесей,  когда Скирон хотел столкнуть и его,
схватил разбойника за ногу и сбросил его самого в море.

---------------------------------------------------------------
   [1] Область на севере Истма, граничащая на востоке с Аттикой.
---------------------------------------------------------------

   Недалеко от Элевсина  Тесею  пришлось  вступить  в  борьбу  с  Керкионом,
подобно  тому  как  и  Гераклу  пришлось  бороться с Антеем. Могучий Керкион
многих погубил, но Тесей, обхватив Керкиона руками, сжал его, как в железных
тисках, и убил. Освободил этим Тесей и дочь Керкиона, Алопу, власть  же  над
страной Керкиона Тесей отдал сыну Алопы и Посейдона, Гиппотоонту.
   Миновав  Элевсин  и  приближаясь уже к долине реки Кефиса в Аттике, Тесей
пришел  к  разбойнику  Дамасту,  которого  называли  обыкновенно  Прокрустом
(вытягивателем).  Разбойник  этот  придумал  особо мучительное истязание для
всех, кто приходил к нему. У Прокруста  было  ложе,  на  него  заставлял  он
ложиться  тех,  кто  попадал  ему  в  руки.  Если  ложе было слишком длинно,
Прокруст вытягивал несчастного до тек пор, пока ноги жертвы не касались края
ложа. Если же ложе было коротко, то  Прокруст  обрубывал  несчастному  ноги.
Тесей  повалил Прокруста самого на ложе, но ложе, конечно, оказалось слишком
коротким для великана Прокруста, и Тесей убил его  так,  как  убивал  злодей
путников.
   Это  был  последний подвиг Тесея на пути в Афины. Тесей не хотел прийти в
Афины запятнанным[1] пролитой кровью Синида, Скирона, Прокруста и других; он
просил фиталидов[2] особыми религиозными церемониями очистить его  у  алтаря
Зевса-Мэлихия  3.  Радушно,  как  гостя,  приняли  фиталиды юного героя. Они
исполнили его просьбу и очистили его от скверны пролитой крови. Теперь Тесей
мог идти в Афины, к своему отцу Эгею.

---------------------------------------------------------------
   [1] Греки считали, что пролитая  кровь  оскверняет  человека.  Поэтому
всякий  убивший  человека  должен  совершить  особые  очистительные обряды у
алтаря какого-либо бога.

   [2] Потомки героя Фитала, основавшего в Элевсине  мистерии  --  особый
религиозный культ в честь богини Деметры.

   [3] Мэлихий -- значит "милостивый".
---------------------------------------------------------------




   В  длинной  ионийской одежде, блистая красотой, шел Тесей по улицам Афин;
пышные кудри спадали ему на плечи. Юный герой в  своей  длинной  одежде  был
скорее  похож  на  девушку,  чем  на  героя,  совершившего  столько  великих
подвигов. Тесею пришлось  проходить  мимо  строящегося  храма  Аполлона,  на
котором  рабочие  возводили уже крышу. Рабочие увидали героя, приняли его за
девушку и стали издеваться над ним. Смеясь, кричали рабочие:
   -- Посмотрите, вон  бродит  по  городу  одна,  без  провожатых,  какая-то
девушка!  Смотрите,  как распустила она напоказ свои волосы, а длинной своей
одеждой она подметает уличную пыль.
   Рассерженный насмешками рабочих, Тесей подбежал  к  повозке,  запряженной
волами,  выпряг  волов,  схватил  повозку  и  бросил  ее так высоко, что она
перелетела через головы рабочих, стоявших на  крыше  храма.  В  ужас  пришли
рабочие,  издевавшиеся над Тесеем, увидав, что это не девушка, а юный герой,
обладающий страшной силой. Они ждали, что жестоко отомстит им  герой  за  их
насмешки, но Тесей спокойно продолжал свой путь.
   Наконец,  Тесей  пришел  во  дворец Эгея. Он не открыл сразу престарелому
отцу, кто он, а сказал, что чужеземец, ищущий защиты. Эгей не  узнал  своего
сына,  но  зато  узнала его волшебница Медея. Она, бежав из Коринфа в Афины,
стала женой Эгея. Хитрая Медея, дав обещание Эгею  вернуть  ему  колдовством
молодость,  властвовала  в доме царя Афин, и сам Эгей во всем подчинялся ей.
Сразу поняла властолюбивая Медея, какая грозит  ей  опасность,  если  узнает
Эгей, кто тот прекрасный чужеземец, которого принял он в своем дворце. Чтобы
не  лишиться  власти.  Медея  задумала  погубить  героя.  Она уговорила Эгея
отравить  Тесея,  уверив  старого  царя,  что  юноша  лазутчик,  подосланный
врагами.  Дряхлый,  слабый  Эгей,  боявшийся,  чтобы кто-нибудь не лишил его
власти, согласился на это злодеяние.
   Во время пира Медея поставила перед Тесеем кубок с отравленным вином. Как
раз в этот момент Тесей вынул зачем-то свой меч. Эгей сразу узнал  тот  меч,
который  он  сам  шестнадцать  лет  назад  положил  под скалу у Троисены. Он
взглянул на ноги Тесея и увидал на них свои сандалии. Теперь он  понял,  кто
этот  чужеземец.  Опрокинув  кубок  с отравленным вином, Эгей обнял Тесея --
своего сына. Медея была изгнана из Афин и бежала с сыном Медоном в Мидию.
   Торжественно объявил Эгей  всему  афинскому  народу  о  прибытии  сына  и
рассказал  о  его  великих подвигах, совершенных во время пути из Троисены в
Афины. Ликовали афиняне вместе с Эгеем  и  громкими  криками  приветствовали
своего будущего царя.
   Слух  о  том,  что  в Афины пришел сын Эгея, дошел и до сыновей Палланта,
брата Эгея. С прибытием Тесея рухнула их  надежда  править  в  Афинах  после
смерти Эгея -- ведь теперь у него был законный наследник. Суровые паллантиды
не  хотели  лишиться власти в Афинах. Они решили силой завладеть Афинами. Во
главе со своим отцом двинулись все пятнадцать паллантидов против Афин.  Зная
могучую  силу  Тесея,  они  придумали  следующую хитрость: часть паллантидов
открыто подступила к  стенам  Афин,  часть  уже  укрылась  в  засаде,  чтобы
неожиданно  напасть  на  Эгея.  Но вестник паллантидов, Леос, открыл план их
Тесею. Юный герой быстро решил,  как  надо  ему  действовать;  он  напал  на
скрывшихся  в засаде паллантидов и всех их перебил; не спасла их ни сила, ни
храбрость. Когда паллантиды, стоявшие под  стенами  Афин,  узнали  о  гибели
своих  братьев,  ими  овладел  такой  страх,  что  они обратились в позорное
бегство. Теперь Эгей мог спокойно править в Афинах под охраной своего сына.
   Тесей не остался жить бездеятельным в Афинах. Он решил освободить  Аттику
от  дикого  быка, который опустошал окрестности Марафона. Этого быка привел,
по приказу Эврисфея, с Крита в Микены Геракл и выпустил  там  на  волю.  Бык
убежал  в  Аттику  и  был  с  тех  пор  великим  злом для всех земледельцев.
Бесстрашно отправился Тесей на этот новый подвиг.  В  Марафоне  он  встретил
старую  женщину  Гекалу.  Она  приняла  героя, как гостя, и посоветовала ему
принести перед новым подвигом жертву Зевсу-Спасителю, чтобы охранял его Зевс
во время опасного боя с чудовищным быком. Тесей  послушался  совета  Гекалы.
Вскоре  Тесей нашел быка: бросился бык на героя, но тот схватил его за рога.
Рванулся бык, но не мог вырваться из могучих  рук  Тесея.  Тесей  пригнул  к
земле  голову  быка,  связал  его, укротил и повел в Афины. На обратном пути
Тесей не застал в живых старую Гекалу; она уже умерла. Почтил Тесей  умершую
великими  почестями  за  тот совет и гостеприимство, которое оказала ему еще
так недавно Гекала. Приведя быка в Афины, Тесей принес  его  в  жертву  богу
Аполлону.



   Когда  Тесей пришел в Афины, вся Аттика была погружена в глубокую печаль.
Уже в третий раз прибывали послы с Крита от могущественного царя  Миноса  за
данью. Тяжела и позорна была эта дань. Афиняне должны были каждые девять лет
посылать  на  Крит  семь  юношей и семь девушек. Там их запирали в громадном
дворце Лабиринте, и их  пожирало  ужасное  чудовище  Минотавр,  с  туловищем
человека  и  головой  быка.  Минос наложил эту дань на афинян за то, что они
убили его сына Андрогея. Теперь в третий раз приходилось  афинянам  посылать
на  Крит  ужасную  дань. Они уже снарядили корабль с черными парусами в знак
скорби по юным жертвам Минотавра.
   Видя общую печаль, юный герой Тесей решил отправиться с афинскими юношами
и девушками на Крит, освободить их и прекратить уплату  этой  ужасной  дани.
Прекратить  уплату  можно было, только убив Минотавра. Поэтому и решил Тесей
вступить в бой с Минотавром и или убить его, или погибнуть. Престарелый Эгей
не хотел и слышать об отъезде своего единственного сына, но Тесей настоял на
своем.  Он  принес  жертву   Аполлону-Дельфинию   --   покровителю   морских
путешествий,  а  из  Дельф  перед  самым  отъездом был дан ему оракул, чтобы
покровительницей в этом  подвиге  он  избрал  себе  богиню  любви  Афродиту.
Призвав на помощь Афродиту и принеся ей жертву, Тесей отправился на Крит.
   Корабль  счастливо  прибыл  к  острову  Криту.  Афинских юношей и девушек
отвели к  Миносу.  Могущественный  царь  Крита  сразу  обратил  внимание  на
прекрасного   юношу-героя.   Заметила   его   и   дочь   царя,   Ариадна,  а
покровительница Тесея, Афродита, вызвала в сердце Ариадны сильную  любовь  к
юному сыну Эгея. Дочь Миноса решила помочь Тесею; она не могла и помыслить о
том, что юный герой погибнет в Лабиринте, растерзанный Минотавром.
   Прежде  чем отправиться на бой с Минотавром, Тесею пришлось совершить еще
один подвиг. Минос оскорбил одну из афинских девушек.  Тесей  заступился  за
нее, но, гордый своим происхождением, царь Крита стал издеваться над Тесеем;
он  разгневался,  что  какой-то  афинянин смеет противиться ему, сыну Зевса.
Тесей гордо ответил царю:
   -- Ты гордишься своим происхождением от Зевса, но и  я  не  сын  простого
смертного, отец мой -- великий колебатель земли, бог моря Посейдон.
   --  Если  ты  --  сын  бога  Посейдона, то докажи это и достань кольцо из
морской пучины, -- ответил Минос Тесею и бросил в море золотое кольцо.
   Призвав отца своего Посейдона, Тесей бесстрашно бросился с крутого берега
в морские волны. Высоко взлетели соленые брызги, и скрыли волны моря  Тесея.
Все  со  страхом  глядели на море, поглотившее героя, и были уверены, что не
вернется он назад. Полная отчаяния, стояла Ариадна; и она была уверена,  что
Тесей погиб.
   А  Тесея, лишь только сомкнулись над его головой морские волны, подхватил
бог Тритон и в мгновение ока домчал до подводного дворца Посейдона. Посейдон
с радостью приветствовал в своем волшебном подводном дворце сына и подал ему
кольцо Миноса, а жена Посейдона, Амфитрита, восхищенная красотой и смелостью
героя, возложила на пышные кудри Тесея золотой венок. Тритон опять подхватил
Тесея и вынес его из морской  пучины  к  берегу  на  то  место,  с  которого
бросился  герой  в  море.  Тесей  доказал  Миносу,  что он -- сын Посейдона,
повелителя моря. Дочь Миноса Ариадна ликовала, что Тесей вернулся невредимым
из морской глубины.
   Но предстоял еще более опасный подвиг: нужно было убить Минотавра. Тут на
помощь Тесею пришла Ариадна. Она дала Тесею  тайно  от  отца  острый  меч  и
клубок  ниток.  Когда  отвели  Тесея  и  всех  обреченных  на  растерзание в
Лабиринт, Тесей привязал у входа в Лабиринт конец нитки клубка  и  пошел  по
запутанным  бесконечным  переходам  Лабиринта,  из  которого невозможно было
найти выход; постепенно разматывал он клубок, чтобы найти по нитке  обратный
путь.  Все  дальше  шел  Тесей  и, наконец, пришел в то место, где находился
Минотавр. С грозным ревом, наклонив  голову  с  громадными  острыми  рогами,
бросился  Минотавр  на юного героя, и начался страшный бой. Минотавр, полный
ярости, несколько раз бросался на Тесея, но  он  отражал  его  своим  мечом.
Наконец,  Тесей  схватил  Минотавра  за рог и вонзил ему в грудь свой острый
меч. Убив Минотавра, Тесей по нитке клубка вышел из Лабиринта и  вывел  всех
афинских  юношей  и  девушек.  У  выхода  их встретила Ариадна; она радостно
приветствовала Тесея. Ликовали юноши и девушки, спасенные Тесеем. Украшенные
венками из роз, славя героя  и  его  покровительницу  Афродиту,  водили  они
веселый хоровод.
   Теперь нужно было позаботиться и о спасении от гнева Миноса. Тесей быстро
снарядил  свой  корабль  и, прорубив дно у всех вытащенных на берег кораблей
критян, быстро отправился в обратный путь в Афины.  Ариадна  последовала  за
Тесеем, которого она полюбила.
   На обратном пути Тесей вышел на берег Наксоса. Когда Тесей и его спутники
отдыхали  от путешествия, Тесею во сне явился бог вина Дионис и поведал ему,
что он должен покинуть Ариадну на пустынном берегу  Наксоса,  так  как  боги
назначили  ее  в  жены  ему, богу Дионису. Тесей проснулся и, полный грусти,
быстро собрался в путь. Он не смел  ослушаться  воли  богов.  Богиней  стала
Ариадна,  женой  великого  Диониса.  Громко  приветствовали спутники Диониса
Ариадну и славили пением жену великого бога.
   А корабль Тесея быстро несся на своих черных парусах по  лазурному  морю.
Вот  уже  показался  вдали  берег  Аттики.  Забыл Тесей, опечаленный утратой
Ариадны, данное Эгею обещание -- заменить черные  паруса  белыми,  если  он,
победив Минотавра, счастливо вернется в Афины. Эгей ждал своего сына. Вперив
в  морскую  даль  глаза,  он стоял на высокой скале у берега моря. Вот вдали
показалась черная точка, она растет, приближаясь к берегу. Это  корабль  его
сына.  Все  ближе он. Эгей смотрит, напрягая зрение, -- какие на нем паруса.
Нет, не блестят белые паруса на солнце, паруса -- черные.  Значит  --  погиб
Тесей.  В  отчаянии  Эгей  бросился с высокой скалы в море и погиб в морских
волнах; лишь его безжизненное тело выбросили волны на берег.  С  тех  пор  и
зовется  море,  в  котором  погиб Эгей, Эгейским. А Тесей причалил к берегам
Аттики и приносил уже богам благодарственные  жертвы,  как  вдруг,  к  ужасу
своему, узнал, что стал невольной причиной смерти отца. С великими почестями
похоронил  тело  отца  убитый горем Тесей, а после похорон принял власть над
Афинами.



   Тесей мудро правил в Афинах. Но не жил он спокойно  в  Афинах;  он  часто
покидал  их  для  того, чтобы принять участие в подвигах героев Греции. Так,
участвовал Тесей в калидонской охоте, в походе аргонавтов за золотым руном и
в походе Геракла против Амазонок. Когда был взят город  амазонок  Фемискира,
Тесей увел с собой в Афины как награду за храбрость царицу амазонок Антиопу.
В  Афинах стала Антиопа женой Тесея. Пышно отпраздновал герой свою свадьбу с
царицей амазонок.
   Амазонки же замыслили отомстить грекам за разрушение их города  и  решили
освободить царицу Антиопу от тяжкого, как думали они, плена у Тесея. Большое
войско  амазонок  вторглось  в  Аттику.  Афиняне принуждены были укрыться от
натиска воинственных амазонок за городские стены. Амазонки ворвались даже  в
самый  город и заставили жителей скрыться за неприступный Акрополь. Амазонки
разбили свой лагерь на холме ареопага и держали в  осаде  афинян.  Несколько
раз  делали  вылазки  афиняне,  пытаясь изгнать грозных воительниц. Наконец,
произошла решительная битва.
   Сама Антиопа сражалась рядом с Тесеем против тех самых амазонок, которыми
раньше она повелевала. Антиопа не хотела покинуть героя-мужа,  которого  она
горячо  любила.  В  этой  грозной  битве  гибель  ждала Антиопу. Сверкнуло в
воздухе брошенное одной из амазонок копье, его смертоносное острие вонзилось
в грудь Антиопы, и она мертвой упала к ногам своего мужа. В  ужасе  смотрели
оба  войска  на сраженную насмерть Антиопу. Склонился в горе Тесей над телом
жены. Прерван был кровавый бой. Полные скорби, похоронили амазонки и афиняне
молодую царицу. Амазонки покинули Аттику  и  вернулись  к  себе  на  далекую
родину.  Долго  царила  печаль  в  Афинах по безвременно погибшей прекрасной
Антиопе.



   В Фессалии жило племя воинственных лапифов[1],  над  ними  царил  могучий
герой  Пейрифой.  Он  слышал о великой храбрости и силе непобедимого Тесея и
хотел помериться с ним силой.  Чтобы  вызвать  Тесея  на  битву,  отправился
Пейрифой  к  Марафону  и  там  на  тучных  пастбищах  похитил  стадо  быков,
принадлежавшее Тесею. Лишь только узнал об этом Тесей, как тотчас пустился в
погоню за похитителем и быстро настиг его. Встретились оба героя.  Одетые  в
блестящие   доспехи,   стояли   они  друг  против  друга,  подобные  грозным
бессмертным богам. Оба они были поражены величием друг друга, оба  одинаково
исполнены были храбрости, оба были могучи, оба прекрасны. Они бросили оружие
и,  протянув  друг  другу руки, заключили между собой союз тесной, нерушимой
дружбы и обменялись в знак этого оружием, Так  стали  друзьями  два  великих
героя, Тесей и Пейрифой.

---------------------------------------------------------------
   [1] Лапифы -- мифический народ.
---------------------------------------------------------------

   Вскоре  после  этой встречи отправился Тесей в Фессалию на свадьбу своего
друга Пейрифоя с Гипподамией. Пышна была эта свадьба. Много  славных  героев
собралось  на  нее со всех концов Греции. Были приглашены на свадьбу и дикие
кентавры, полулюди-полукони. Богат был свадебный пир.  Весь  царский  дворец
был  полон  гостей, возлежавших за пиршественными столами, а часть гостей --
так как во дворце не было достаточно места для всех собравшихся  на  свадьбу
--  пировала  в  большом, прохладном гроте. Курились благовония, раздавались
свадебные гимны и музыка, громко разносились веселые крики пирующих. Славили
все гости жениха и невесту, которая сияла среди всех своей красотой, подобно
небесной звезде. Весело  пировали  гости.  Вино  лилось  рекой.  Все  громче
раздавались  пиршественные  клики.  Вдруг  вскочил,  опьяненный вином, самый
могучий и дикий из кентавров, Эврит, и бросился на невесту.  Он  схватил  ее
своими  могучими  руками  и  хотел  похитить.  Увидев это, и другие кентавры
бросились на бывших на пиру женщин. Каждый хотел завладеть добычей. Вскочили
из-за пиршественных столов Тесей, Пейрифой и греческие герои и бросились  на
защиту  женщин.  Прерван  был  пир, начался неистовый бой. Не оружием бились
герои с кентаврами. Невооруженными пришли они на пир. Все служило оружием  в
этой  битве: тяжелые кубки, большие сосуды для вина, ножки сломанных столов,
треножники, на которых только что курились благовония, -- все было пущено  в
ход.  Шаг  за шагом теснят герои из пиршественной залы диких кентавров, но и
вне залы продолжается битва. Теперь бьются уже греческие герои с  оружием  в
руках,  прикрывшись  щитами.  Кентавры  же вырывают с корнями деревья, целые
скалы бросают они в героев. Впереди героев бьются Тесей, Пейрифой,  Пелей  и
Нестор, сын Пелея. Кровавый холм из тел кентавров все выше громоздится около
них.  Падают  один  за  другим  сраженные  кентавры.  Наконец, дрогнули они,
обратились в бегство и укрылись  в  лесах  высокого  Пелиона.  Герои  Греции
победили диких кентавров, немного спаслось их из ужасной битвы.


ТЕСЕЯ

   Недолго жила прекрасная жена Пейрифоя, Гипподамия; она  умерла  в  полном
расцвете  своей  красоты.  Овдовевший  Пейрифой, оплакав свою супругу, через
некоторое время решил опять жениться. Он отправился к своему другу  Тесею  в
Афины,  и там решили они похитить прекрасную Елену. Она была еще совсем юной
девушкой, но слава о ее красоте гремела далеко по всей Греции. Тайно прибыли
друзья в Лаконию и там похитили Елену, когда она весело танцевала со  своими
подругами  во  время  праздника  Артемиды. Тесей и Пейрифой схватили Елену и
быстро понесли ее к горам Аркадии, а оттуда через Коринф и Истм  привезли  в
Аттику,  в  крепость  Афин.  Бросились  спартанцы  в  погоню,  но  не  могли
настигнуть похитителей. Скрыв  Елену  в  городе  Афинах,  в  Аттике,  друзья
бросили  жребий,  кому  из  них должна принадлежать дивная красавица. Жребий
выпал Тесею. Но еще раньше друзья дали друг другу клятву, что  тот  из  них,
кому достанется прекраснокудрая Елена, должен помогать другому достать жену.
   Когда  Елена  досталась Тесею, Пейрифой потребовал от своего друга, чтобы
он помог добыть ему в жены Персефону,  жену  страшного  бога  Аида,  владыки
царства теней умерших. В ужас пришел Тесей, но что же мог он сделать? Он дал
клятву, нарушить ее он не мог. Пришлось ему сопутствовать Пейрифою в царство
умерших.  Через  мрачную  расщелину у селения Колона, около Афин, спустились
друзья в подземное царство. Там, в царстве ужасов, предстали оба друга  пред
Аидом  и  потребовали  у  него  отдать  им  Персефону.  Разгневался  мрачный
властитель царства умерших, но скрыл свой гнев и предложил героям  сесть  на
трон,  вырубленный  в  скале  у  самого входа в царство умерших. Лишь только
опустились оба героя на трон, как приросли они к  нему  и  не  могли  больше
двинуться. Так наказал их Аид за их нечестивое требование.
   Пока  Тесей  оставался  в царстве Аида, братья прекрасной Елены, Кастор и
Полидевк, всюду искали свою сестру. Наконец, узнали  они,  где  скрыл  Тесей
Елену.  Тотчас осадили они Афины, и неприступная крепость не устояла. Кастор
и Полидевк взяли ее, освободили сестру и вместе с  ней  увели  в  плен  мать
Тесея,  Эфру.  Власть же над Афинами и всей Аттикой Кастор и Полидевк отдали
Менесфею, давнему врагу Тесея. Тесей долго пробыл  в  царстве  Аида.  Тяжкие
муки терпел он там, но, наконец, освободил его величайший из героев, Геракл.
   Тесей  вернулся  опять  на  свет  солнца,  но не радость принесло ему это
возвращение. Разрушены были неприступные Афины, Елена освобождена, мать  его
в  тяжком  плену в Спарте, сыновья Тесея, Демофон и Акамант, принуждены были
бежать из Афин, а вся власть была в  руках  ненавистного  Менесфея.  Покинул
Тесей  Аттику  и  удалился  на остров Эвбею, где он имел владения. Несчастье
сопутствовало теперь Тесею. Царь Скироса, Ликомед, не хотел отдать Тесею его
владения; он заманил великого героя на высокую скалу и столкнул его в  море.
Так  погиб  от  предательской руки величайший герой Аттики. Только много лет
спустя после смерти Менесфея вернулись в Афины сыновья  Тесея  после  похода
под Трою. Там, в Трое, нашли сыновья Тесея мать его Эфру. Ее привез туда как
рабыню сын царя Приама, Парис, вместе с похищенной им прекрасной Еленой.



   Царь Калидона[2], Ойней, отец героя Мелеагра, навлек на себя гнев великой
богини   Артемиды.   Однажды,   празднуя   сбор   плодов  в  своих  садах  и
виноградниках, он приносил богатые жертвы богам-олимпийцам, и  только  одной
Артемиде не принес он жертвы. Покарала за это Артемида Ойнея. Она послала на
страну  грозного кабана. Свирепый, громадный кабан опустошал все окрестности
Калидона. Своими чудовищными клыками он  вырывал  с  корнем  целые  деревья,
уничтожал  виноградники  и покрытые нежными цветами яблони. Кабан не щадил и
людей, если  они  попадались  ему  навстречу.  Горе  царило  в  окрестностях
Калидона.  Тогда сын Ойнея Мелеагр, видя общую печаль, решил устроить облаву
и убить кабана. Он собрал на эту опасную охоту многих героев Греции. Участие
в охоте принимали пришедшие из Спирты Кастор и Полидевк, Тесей из Афин, царь
Адмет из Фер, Ясон из Иолка[3], Иолай из Фив, Пейрифой из Фессалии, Пелей из
Фтии[4], Теламон с острова Саламин[5] и  многие  другие  герои.  Явилась  на
охоту из Аркадии и Атланта, быстрая в беге, как самый быстроногий олень. Она
была  воспитана  в  горах.  Ее  отец велел отнести ее в горы тотчас же после
рождения, так как он не  хотел  иметь  дочерей.  Там,  в  ущелье,  вскормила
Атланту  медведица,  а  выросла она среди охотников. Как охотница была равна
Атланта самой Артемиде.

---------------------------------------------------------------
   [1] В мифе о Мелеагре интересна следующая черта: мать Мелеагра, Алфея,
узнав о том, что он в бою убил ее брата, молит богов  покарать  ее  сына,  и
Аполлон  убивает  Мелеагра.  Почему  преступление  Мелеагра  так велико, что
родная мать проклинает и осуждает на смерть своего единственного  сына?  Это
можно  объяснить  лишь  тем,  что миф этот -- пережиток времени материнского
права, когда брат матери был  ее  ближайшим  родственником,  а  за  убийство
ближайшего   родственника   нужно   было   мстить.  Мифом  о  Мелеагре,  как
доказательством  того,  что  у  греков  существовало  в  древнейшие  времена
материнское  право,  воспользовался  Ф. Энгельс в своем труде "Происхождение
семьи, частной собственности и государства".

   [2] Город на берегу реки Эвена в области  Этолии  (на  западе  средней
Греции).

   [3] См. часть II: "Аргонавты".

   [4] См. часть II (Троянский цикл). "Пелей и Фетида".

   [5]  Остров у берегов Аттики в Сарочинском заливе; знаменит по морской
битве греков с персами в 480 г. до н. э.
---------------------------------------------------------------

   Девять дней пировали собравшиеся герои у гостеприимного  Ойнея.  Наконец,
они  отправились на охоту за кабаном. Окрестные горы огласились громким лаем
многочисленных свор собак. Собаки подняли громадного кабана и  погнали  его.
Вот  показался  мчащийся  вихрем  кабан,  гонимый собаками. Бросились к нему
охотники. Каждый из них спешил поразить кабана своим копьем, но тяжела  была
борьба  с чудовищным кабаном, не один из охотников изведал силу его страшных
клыков. Насмерть поразил  кабан  своими  клыкам  и  неустрашимого  охотника,
аркадца  Анкейя,  когда  он,  замахнувшись своей обоюдоострой секирой, хотел
убить кабана. Тогда Атланта натянула свой  тугой  лук  и  пустила  в  кабана
острую стрелу. В это мгновенье подоспел и Мелеагр. Могучим ударом копья убил
он громадного кабана. Кончилась охота. Все радовались удаче.
   Но кому же присудить награду? Много героев участвовало в охоте. Многие из
них  разили  кабана  своими  острыми  копьями.  Возник спор из-за награды, а
богини Артемида, гневаясь на Мелеагра за то, что  он  убил  ее  кабана,  еще
сильнее раздула распрю.
   Эта  распря привела, наконец, к войне между этолянами, жителями Калидона,
и куретами, жителями соседнего города Плеврона. Пока могучий  герой  Мелеагр
сражался в рядах этолян -- на их стороне была победа.
   Как-то,  в пылу битвы, Мелеагр убил брата своей матери Алфеи. Опечалилась
Алфея, узнав о гибели любимого брата. В неистовый гнев  пришла  она,  узнав,
что  брат  ее  пал  от  руки ее сына Мелеагра. В гневе на сына, Алфея молила
мрачного царя Аида и жену его Персефону  покарать  Мелеагра.  В  исступлении
призывала  она  мстительниц  Эриний услышать ее мольбы. Мелеагр разгневался,
узнав о том, что мать призывала гибель на него, своего сына, и  удалился  от
битвы.  Он  сидел  печальный,  склонив  голову  на руки, в покое жены своей,
прекрасной Клеопатры, Лишь только перестал сражаться Мелеагр в рядах этолян,
как перестала сопутствовать им победа. Стали побеждать куреты.  Они  осадили
уже  богатый  Калидон.  Гибель  грозила  Калидону.  Напрасно молили Мелеагра
старцы Калидона вернуться  в  ряды  войска.  Они  предлагали  герою  великую
награду,  но не внял герой их мольбам. Сам престарелый отец Мелеагра, Ойней,
пришел к покою жены Мелеагра, Клеопатры; он стучал в закрытую дверь и  молил
Мелеагра забыть свой гнев -- ведь погибал родной ему город Калидон. И его не
послушался  Мелеагр.  Молили помочь Мелеагра и его сестра, и мать, и любимые
друзья, но Мелеагр был непреклонен. Куреты между тем уже  завладели  стенами
Калидона.  Они  уже  поджигали  городские  дома,  желая предать все пламени.
Наконец, сотряслись от ударов и стены покоев, где находился  Мелеагр.  Тогда
юная  жена  его  в  ужасе  бросилась перед ним на колени и стала молить мужа
спасти город от гибели. Она молила его подумать о той злой  участи,  которая
постигнет  и город, и побежденных, подумать о том, что победители уведут жен
и детей в тяжкое рабство. Неужели же он хочет, чтобы такая участь постигла и
ее? Могучий Мелеагр внял мольбам своей жены. Он быстро облекся  в  блестящие
доспехи,  опоясался  мечом,  взял в руки свой громадный щит и копье. Ринулся
Мелеагр в битву, отразил куретов и спас  родной  Калидон.  Но  гибель  ждала
самого  Мелеагра.  Услышали  боги  царства  теней умерших мольбы и проклятия
Алфеи. Пал Мелеагр  в  битве,  сраженный  насмерть  золотой  стрелой  далеко
разящего  бога  Аполлона,  и  отлетела  душа  Мелеагра  в  печальное царство
теней.[1]



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   На острове Кеос[2] в Карфейской долине, был  олень,  посвященный  нимфам.
Прекрасен  был  этот  олень.  Ветвистые  его рога были вызолочены, жемчужное
ожерелье украшало его шею, а с ушей спускались драгоценные украшения.  Олень
совсем  забыл  страх  пред  людьми.  Он  заходил  в  дома  поселян  и охотно
протягивал шею всякому, кто хотел ее  погладить.  Все  жители  любили  этого
оленя,  но  больше всех любил его юный сын царя Кеоса, Кипарис, любимый друг
стреловержца Аполлона. Кипарис водил слепя на поляны с  сочной  травой  и  к
звонко  журчащим  ручьям;  он  украшал  могучие рога его венками из душистых
цветов; часто, играя с оленем, вскакивал юный Кипарис, смеясь, ему на  спину
и разъезжал на нем по цветущей Карфейской долине.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Были  также  следующие  мифы  о  смерти  Мелеагра.  Когда родился
Мелеагр, то к его матери Алфее явились богини судьбы мойры, и  одна  из  них
сказала  ей:  "Твой сын умрет тогда, когда сгорит вот эта головня на очаге".
Услыхав это, Алфея тотчас погасила  головню,  спрятала  в  ларец  и  бережно
хранила. И вот, когда Мелеагр убил в битве брата своей матери, вспомнила она
о  предсказании мойр. Гневаясь на сына, вынула она головню из ларца и сожгла
ее. Лишь только сгорела головня и  превратилась  в  пепел,  как  умер  герой
Мелеагр.

   [2] Один из Кикладских островов в Эгейском море.
---------------------------------------------------------------

   Был  жаркий  летний  полдень;  солнце палило; весь воздух полон был зноя.
Олень укрылся в тени от полуденного жара и лег в кустах. Случайно  там,  где
лежал олень, охотился Кипарис. Не узнал он своего любимца оленя, так как его
прикрывала листва, бросил в него острым копьем и поразил насмерть. Ужаснулся
Кипарис,  когда  увидал,  что  убил  своего любимца. В горе он хочет умереть
вместе с ним. Напрасно утешал его Аполлон. Горе Кипариса было  неутешно,  он
молит сребролукого бога, чтобы бог дал ему грустить вечно. Внял ему Аполлон.
Юноша  превратился  в  дерево. Кудри его стали темно-зеленой хвоей, тело его
одела кора. Стройным деревом кипарисом стоял он пред Аполлоном; как  стрела,
уходила его вершина в небо. Грустно вздохнул Аполлон и промолвил:
   --  Всегда буду я скорбеть о тебе, прекрасный юноша, скорбеть будешь и ты
о чужом горе. Будь же всегда со скорбящими!
   С тех пор у дверей дома, где есть умерший, греки вешали  ветвь  кипариса,
его  хвоей  украшали погребальные костры, на которых сжигали тела умерших, и
сажали кипарисы у могил.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"



   Великий певец Орфей, сын речного  бога  Эагра  и  музы  Каллиопы,  жил  в
далекой  Фракии. Женой Орфея была прекрасная нимфа Эвридика. Горячо любил ее
певец Орфей. Но недолго наслаждался Орфей счастливой жизнью с  женой  своей.
Однажды,  вскоре после свадьбы, прекрасная Эвридика собирала со своими юными
резвыми подругами нимфами весенние  цветы  в  зеленой  долине.  Не  заметила
Эвридика  в  густой  траве  змеи  и наступила на нее. Ужалила змея юную жену
Орфея в ногу.  Громко  вскрикнула  Эвридика  и  упала  на  руки  подбежавшим
подругам. Побледнела Эвридика, сомкнулись ее очи. Яд змеи пресек ее жизнь. В
ужас пришли подруги Эвридики и далеко разнесся их скорбный плач. Услыхал его
Орфей.  Он  спешит  в  долину  и там видит холодный труп своей нежно любимой
жены. В отчаяние пришел Орфей. Не мог он примириться с этой  утратой.  Долго
оплакивал он свою Эвридику, и плакала вся природа, слыша его грустное пение.
   Наконец,  решил  Орфей  спуститься  в  мрачное царство душ умерших, чтобы
упросить владыку Аида и жену его Персефону вернуть ему жену.  Через  мрачную
пещеру Тэнара[1] спустился Орфей к берегам священной реки Стикса.

---------------------------------------------------------------
   [1] Тэнар (теперь мыс Матапан) находится на юге Пелопоннеса.
---------------------------------------------------------------

   Стоит  Орфей  на  берегу  Стикса.  Как переправиться ему на другой берег,
туда, где находится мрачное царство владыки Аида? Вокруг Орфея толпятся тени
умерших. Чуть слышны стоны их,  подобные  шороху  падающих  листьев  в  лесу
поздней  осенью.  Вот  послышался  вдали плеск весел. Это приближается ладья
перевозчика душ умерших, Харона.  Причалил  Харон  к  берегу.  Просит  Орфей
перевезти его вместе с душами на другой берег, но отказал ему суровый Харон.
Как ни молит его Орфей, все слышит он один ответ Харона -- "нет!"
   Ударил  тогда  Орфей  по  струнам  своей золотой кифары, и широкой волной
разнеслись по берегу мрачного Стикса звуки ее струн. Своей музыкой  очаровал
Орфей  Харона;  слушает  он  игру  Орфея,  опершись на свое весло. Под звуки
музыки вошел Орфей в падью, оттолкнул ее Харон веслом от берега,  и  поплыла
ладья  через  мрачные воды Стикса. Перевез Харон Орфея. Вышел он из ладьи и,
играя на золотой кифаре, пошел по мрачному царству душ умерших к трону  бога
Аида, окруженный душами, слетевшимися на звуки его кифары.
   Играя  на  кифаре,  приблизился  к трону Аида Орфей и склонился пред ним.
Сильнее ударил он по струнам кифары и запел; он пел о своей любви к Эвридике
и о том, как счастлива была его жизнь с ней в светлые, ясные дни  весны.  Но
быстро  миновали  дни  счастья.  Погибла  Эвридика.  О  своем  горе, о муках
разбитой любви, о своей тоске по умершей пел Орфей. Все царство Аида внимало
пению Орфея, всех очаровала его песня. Склонив на грудь голову, слушал Орфея
бог Аид. Припав головой к плечу мужа, внимала песне Персефона; слезы  печали
дрожали  на  ее  ресницах. Очарованный звуками песни, Тантал забыл терзающие
его голод и жажду. Сизиф прекратил свою тяжкую, бесплодную  работу.  сел  на
тот  камень,  который  вкатывал  на  гору,  и  глубоко,  глубоко  задумался.
Очарованные пением, стояли Данаиды, забыли они  о  своем  бездонном  сосуде.
Сама  грозная  трехликая богиня Геката закрылась руками, чтобы не видно было
слез на ее глазах. Слезы блестели и на глазах  не  знающих  жалости  Эриний,
даже  их  тронул  своей  песней Орфей. Но вот все тише звучат струны золотой
кифары, все тише песнь Орфея, и замерла она, подобно  чуть  слышному  вздоху
печали.
   Глубокое  молчание  царило кругом. Прервал это молчание бог Аид и спросил
Орфея, зачем пришел он в его царство, о чем он хочет просить  его.  Поклялся
Аид  нерушимой  клятвой богов -- водами реки Стикса, что исполнит он просьбу
дивного певца. Так ответил Орфей Аиду:
   -- О, могучий владыка Аид, всех  нас,  смертных,  принимаешь  ты  в  свое
царство,  когда  кончаются  дни  нашей  жизни. Не затем пришел я сюда, чтобы
смотреть на те ужасы,  которые  наполняют  твое  царство,  не  затем,  чтобы
увести,  подобно  Гераклу,  стража твоего царства -- трехголового Кербера. Я
пришел сюда молить тебя отпустить назад на  землю  мою  Эвридику.  Верни  ее
назад  к  жизни;  ты видишь, как я страдаю по ней! Подумай, владыка, если бы
отняли у тебя жену твою Персефону, ведь и ты  страдал  бы.  Не  навсегда  же
возвращаешь  ты  Эвридику.  Вернется  опять она в твое царство. Кратка жизнь
наша владыка Аид. О, дай Эвридике испытать радости жизни, ведь она  сошла  в
твое царство такой юной!
   Задумался бог Аид и, наконец, ответил Орфею:
   --  Хорошо,  Орфей! Я верну тебе Эвридику. Веди ее назад к жизни, к свету
солнца. Но ты должен исполнить одно условие: ты  пойдешь  вперед  следом  за
богом Гермесом, он поведет тебя, а за тобой будет идти Эвридика. Но во время
пути  по  подземному царству ты не должен оглядываться. Помни! Оглянешься, и
тотчас покинет тебя Эвридика и вернется навсегда в мое царство.
   На все был согласен Орфей. Спешит он скорее идти в обратный путь.  Привел
быстрый,  как мысль, Гермес тень Эвридики. С восторгом смотрит на нее Орфей.
Хочет Орфей обнять тень Эвридики, но остановил его бог Гермес, сказав:
   -- Орфей, ведь ты обнимаешь лишь тень. Пойдем скорее; труден наш путь.
   Отправились в путь. Впереди идет Гермес, за ним  Орфей,  а  за  ним  тень
Эвридики.  Быстро  миновали  они  царство  Аида. Переправил их через Стикс в
своей ладье Харон. Вот и  тропинка,  которая  ведет  на  поверхность  земли.
Труден  путь.  Тропинка  круто  подымается  вверх,  и  вся  она загромождена
камнями. Кругом глубокие сумерки. Чуть вырисовывается в них  фигура  идущего
впереди  Гермеса.  Но  вот  далеко  впереди забрезжил свет. Это выход. Вот и
кругом стало как будто светлее.  Если  бы  Орфей  обернулся,  он  увидал  бы
Эвридику.  А  идет  ли она за ним? Не осталась ли она в полном мрака царства
душ умерших? Может быть, она отстала, ведь путь так труден! Отстала Эвридика
и  будет  обречена  вечно  скитаться  во   мраке.   Орфей   замедляет   шаг,
прислушивается. Ничего не слышно. Да разве могут быть слышны шаги бесплотной
тени?  Все  сильнее и сильнее охватывает Орфея тревога за Эвридику. Все чаще
он останавливается. Кругом же все светлее. Теперь ясно рассмотрел  бы  Орфей
тень  жены.  Наконец,  забыв  все, он остановился и обернулся. Почти рядом с
собой увидал он тень Эвридики. Протянул к ней руки Орфей, но дальше,  дальше
тень  --  и  потонула  во  мраке.  Словно  окаменев, стоял Орфей, охваченный
отчаянием. Ему пришлось пережить вторичную  смерть  Эвридики,  а  виновником
этой второй смерти был он сам.
   Долго  стоял Орфей. Казалось, жизнь покинула его; казалось, что это стоит
мраморная статуя. Наконец, пошевельнулся Орфей, сделал шаг, другой  и  пошел
назад,  к  берегам  мрачного  Стикса. Он решил снова вернуться к трону Аида,
снова молить его вернуть Эвридику. Но не повез его старый Харон через  Стикс
в  своей  утлой  ладье, напрасно молил его Орфей, -- не тронули мольбы певца
неумолимого Харона, Семь дней  и  ночей  сидел  печальный  Орфей  на  берегу
Стикса,  проливая  слезы  скорби,  забыв  о  пище,  обо всем, сетуя на богов
мрачного царства душ умерших. Только  на  восьмой  день  решил  он  покинуть
берега Стикса и вернуться во Фракию.



   Четыре  года  прошло  со смерти Эвридики, но остался по-прежнему верен ей
Орфей. Он не желал брака ни с одной женщиной Фракии. Однажды ранней  весной,
когда  на  деревьях  пробивалась  первая  зелень,  сидел  великий  певец  на
невысоком холме. У ног его лежала его золотая кифара. Поднял ее певец,  тихо
ударил по струнам и запел. Вся природа заслушалась дивного пения. Такая сила
звучала  в  песне Орфея, так покоряла она и влекла к певцу, что вокруг него,
как зачарованные, столпились дикие звери, покинувшие окрестные леса и  горы.
Птицы  слетелись  слушать  певца.  Даже деревья двинулись с места и окружили
Орфея; дуб и тополь, стройные кипарисы и широколистые платаны, сосны  и  ели
толпились  кругом  и слушали певца; ни одна ветка, ни один лист не дрожал на
них. Вся природа казалась очарованной дивным пением и звуками кифары  Орфея.
Вдруг  раздались вдали громкие возгласы, звон тимпанов и смех. Это киконские
женщины справляли веселый праздник шумящего Вакха. Все ближе  вакханки,  вот
увидали они Орфея, и одна из них громко воскликнула:
   -- Вот он, ненавистник женщин!
   Взмахнула вакханка тирсом и бросила им в Орфея. Но плющ, обвивавший тирс,
защитил   певца.   Бросила  другая  вакханка  камнем  в  Орфея,  но  камень,
побежденный чарующим пением, упал к ногам Орфея, словно моля о прощении. Все
громче раздавались вокруг певца крики  вакханок,  громче  звучали  песни,  и
сильнее  гремели тимпаны. Шум праздника Вакха заглушил певца. Окружили Орфея
вакханки, налетев на него, словно стая хищных птиц. Градом полетели в  певца
тирсы  и  камни.  Напрасно  молит  о  пощаде  Орфей, но ему, голосу которого
повиновались деревья и скалы,  не  внемлют  неистовые  вакханки.  Обагренный
кровью,   упал  Орфей  на  землю,  отлетела  его  душа,  а  вакханки  своими
окровавленными руками разорвали его тело. Голову Орфея и его кифару  бросили
вакханки  в  быстрые  воды  реки  Гебра[1].  И -- о, чудо! -- струны кифары,
уносимые волнами реки, тихо звучат, словно сетуют  на  гибель  певца,  а  им
отвечает  печально  берег.  Вся  природа оплакивала Орфея: плакали деревья и
цветы, плакали звери и птицы, и даже  немые  скалы  плакали,  а  реки  стали
многоводней  от  слез,  которые  проливали они. Нимфы и дриады в знак печали
распустили свои волосы и надели темные одежды. Все дальше  и  дальше  уносил
Гебр  голову и кифару певца к широкому морю, а морские волны принесли кифару
к берегам Лесбоса[2]. С тех  пор  звучат  звуки  дивных  песен  на  Лесбосе.
Золотую же кифару Орфея боги поместили потом на небе среди созвездий[3].

---------------------------------------------------------------
   [1] Река во Фракии (современная Марица).

   [2]  Остров  на  Эгейском  море  у  берегов  Малой  Азии  (современная
Митилена). Родом с Лесбоса был знаменитый впоследствии поэт  древней  Греции
Алкей и поэтесса Сапфо.

   [3] Созвездие Лиры, со звездой первой величины Вегой.
---------------------------------------------------------------

   Душа  Орфея  сошла  в  царство  теней и вновь увидала те места, где искал
Орфей свою Эвридику. Снова встретил великий певец тень Эвридики  и  заключил
ее  с любовью в свои объятия. С этих пор они могли быть неразлучны. Блуждают
тени Орфея и Эвридики по сумрачным полям, заросшим асфоделами. Теперь  Орфей
без боязни может обернуться, чтобы посмотреть, следует ли за ним Эвридика.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Прекрасный,  равный  самим богам-олимпийцам своей красотой, юный сын царя
Спарты, Гиацинт,  был  другом  бога  стреловержца  Аполлона.  Часто  являлся
Аполлон на берега Эврота в Спарту к своему другу и там проводил с ним время,
охотясь   по   склонам   гор  в  густо  разросшихся  лесах  или  развлекаясь
гимнастикой, в которой были так искусны спартанцы.
   Однажды, когда близился уже жаркий полдень, Аполлон и Гиацинт состязались
в метании тяжелого диска. Все выше и выше взлетал  к  небу  бронзовый  диск.
Вот,  напрягши силы, бросил диск могучий бог Аполлон. Высоко к самым облакам
взлетел диск и, сверкая, как звезда, падал на землю. Побежал Гиацинт к  тому
месту,  где  должен  был упасть диск. Он хотел скорее поднять его и бросить,
чтобы показать Аполлону, что он, юный атлет не уступит ему, богу,  в  умении
бросать  диск.  Упал  диск  на  землю, отскочил от удара и со страшной силой
попал в голову подбежавшему Гиацинту.  Со  стоном  упал  Гиацинт  на  землю.
Потоком  хлынула  алая  кровь  из  раны  и окрасила темные кудри прекрасного
юноши.
   Подбежал испуганный Аполлон. Склонился он  над  своим  другом,  приподнял
его,  положил  окровавленную  голову  себе  на  колени и старался остановить
льющуюся из раны кровь. Но все напрасно. Бледнеет Гиацинт.  Тускнеют  всегда
такие ясные глаза Гиацинта, бессильно склоняется его голова, подобно венчику
вянущего на палящем полуденном солнце полевого цветка. В отчаянии воскликнул
Аполлон:
   --  Ты  умираешь,  мой  милый друг! О, горе, горе! Ты погиб от моей руки!
Зачем бросил я диск! О, если бы мог я искупить мою вину  и  вместе  с  тобой
сойти  в безрадостное царство душ умерших! Зачем я бессмертен, зачем не могу
последовать за тобой!
   Крепко держит Аполлон в своих объятиях  умирающего  друга  и  падают  его
слезы  на  окровавленные  кудри  Гиацинта. Умер Гиацинт, отлетела душа его в
царство Аида. Стоит над телом умершего Аполлон и тихо шепчет:
   -- Всегда будешь ты жить в моем  сердце,  прекрасный  Гиацинт.  Пусть  же
память о тебе вечно живет и среди людей.
   И  вот  по слову Аполлона, из крови Гиацинта вырос алый, ароматный цветок
-- гиацинт, а на лепестках его запечатлелся стон скорби бога Аполлона.  Жива
память  о  Гиацинте  и  среди  людей,  они  чтут  его  празднествами  во дни
гиацинтий[1].

---------------------------------------------------------------
   [1] Греки считали, что на лепестках  дикого  гиацинта  можно  прочесть
слово  "ай-ай",  что  значит  "горе,  горе!".  Празднества в честь Гиацинта,
бывшего раньше божеством пастухов, так называемые гиацинтии,  справлялись  в
июле,  главным  образом  дворянами,  на  Пелопоннесе,  в  Малой Азии, на юге
Италии, в Сицилии, в Сиракузах.
---------------------------------------------------------------



   Прекрасная нереида Галатея любила сына  Симефиды,  юного  Акида,  и  Акид
любил  нереиду.  Не  один  Акид  пленился Галатеей. Громадный циклоп Полифем
увидел однажды прекрасную Галатею, когда выплывала  она  из  волн  лазурного
моря,  сияя  своей  красотой,  и воспылал он к ней неистовой любовью. О, как
велико могущество твое, златая Афродита! Суровому циклопу, к которому  никто
не  смел приблизиться безнаказанно, который презирал богов-олимпийцев, и ему
вдохнула ты любовь! Сгорает от пламени любви Полифем. Он забыл своих овец  и
свои  пещеры.  Дикий  циклоп  начал  даже  заботиться  о  своей  красоте. Он
расчесывает свои косматые волосы киркой, а  всклокоченную  бороду  подрезает
серпом. Он даже стал не таким диким и кровожадным.
   Как  раз  в  это  время  приплыл  к берегам Сицилии прорицатель Телем. Он
предсказал Полифему:
   -- Твой единственный глаз, который у тебя во лбу, вырвет герой Одиссей.
   Грубо засмеялся в ответ прорицателю Полифем и воскликнул :
   -- Глупейший из  прорицателей,  ты  солгал!  Уже  другая  завладела  моим
глазом!
   Далеко в море вдавался скалистый холм, он круто обрывался к вечно шумящим
волнам. Полифем часто приходил со своим стадом на этот холм. Там он садился,
положив  у  ног дубину, которая величиной была с корабельную мачту, доставал
свою сделанную из ста тростинок свирель и начинал изо всех сил дуть  в  нее.
Дикие звуки свирели Полифема далеко разносились по морю, по горам и долинам.
Доносились  они  и  до  Акида  с Галатеей, которые часто сидели в прохладном
гроте на морском берегу, недалеко от холма. Играл на свирели Полифем и  пел.
Вдруг,  словно  бешеный  бык,  вскочил  он. Полифем увидал Галатею и Акида в
гроте на берегу  моря  к  закричал  таким  громовым  голосом,  что  на  Этне
откликнулось эхо:
   -- Я вижу вас! Хорошо же, это будет ваше последнее свидание!
   Испугалась  Галатея  и  бросилась  скорее в море. Защитили ее от Полифема
родные морские волны. В ужасе ищет спасения в бегстве  Акид.  Он  простирает
руки к морю и восклицает:
   -- О, помоги мне, Галатея! Родители, спасите меня, укройте меня!
   Настигает  Акида  циклоп.  Он  оторвал от горы целую скалу, взмахнул ею и
бросил в Акида. Хотя лишь краем скалы задел Полифем несчастного  юношу,  все
же  весь  он  был  покрыт  этим краем и раздавлен. Потоком текла из-под края
скалы алая кровь Акида. Постепенно пропадает алый цвет крови, все светлее  и
светлее  становится  поток. Вот он уже похож на реку, которую замутил бурный
ливень. Все светлее и прозрачнее он. Вдруг  раскололась  скала,  раздавившая
Акида.  Зазеленел  звонкий  тростник в расщелине, и струится из нее быстрый,
прозрачный поток. Из потока показался по пояс  юноша  с  голубоватым  цветом
лица, в венке из тростника. Это был Акид -- он стал речным богом.



   Женой  царя  Спарты  Тиндарея  была  прекрасная  Леда,  дочь царя Этолии,
Фестия. По всей Греции славилась Леда своей  дивной  красотой.  Стала  женой
Зевса  Леда,  и  было у нее от него двое детей: прекрасная, как богиня, дочь
Елена и сын, великий герой Полидевк. От  Тиндарея  у  Леды  было  тоже  двое
детей: дочь Клитемнестра и сын Кастор.
   Полидевк  получил  от  отца  своего  бессмертие,  а  брат  его Кастор был
смертным. Оба брата были великими героями Греции.  Никто  не  мог  превзойти
Кастора  в  искусстве править колесницей, он смирял самых неукротимых коней.
Полидевк же был искуснейшим кулачным бойцом,  не  знавшим  равных  себе.  Во
многих  подвигах  героев Греции участвовали братья Диоскуры. Всегда были они
вместе, самая искренняя любовь связывала братьев.
   У  Диоскуров  было  два  двоюродных  брата,  Линкей  и  Идас  --  сыновья
мессенского царя Афарея. Могучим бойцом был Идас; брат же его Линкей обладал
таким  острым  зрением, что оно проникало даже в недра земли; ничто не могло
скрыться от Линкея. Много подвигов совершили Диоскуры со своими  двоюродными
братьями.  Однажды во время смелого набега угнали они из Аркадии стадо быков
и решили поделить между собой добычу. Делить стадо должен был Идас.  Захотел
Идас завладеть с братом всей добычей и решил прибегнуть к хитрости. Разрезал
Идас  быка  на  четыре  равные  части,  разделил  их  между  собой, братом и
Диоскурами и предложил отдать одну половину стада тому, кто съест свою часть
первым, а другую половину -- тому, кто съест вторым. Быстро съел  Идас  свою
часть и помог брату Линкею съесть его часть.
   Страшно  разгневались  Кастор  и Полидевк, увидев, что Идас обманул их, и
решили отомстить своим двоюродным братьям, с которыми их связывала до  этого
неразрывная  дружба.  Вторглись  Кастор  и Полидевк в Мессению и похитили не
только стадо, угнанное из Аркадии, но и часть стада Идаса и Линкея.  И  этим
не  удовлетворились  Диоскуры,  они  похитили  еще  невест  своих двоюродных
братьев.
   Знали Диоскуры,  что  не  простят  им  этого  Идас  и  Линкей,  и  решили
спрятаться  в  дупле  большого  дерева и ждать, когда начнут преследовать их
Идас и Линкей. Братья Диоскуры хотели  врасплох  напасть  на  них,  так  как
опасались вступать в бой с могучим Идасом, который однажды отважился даже на
борьбу  с  самим Аполлоном, когда сребролукий бог спорил с ним за прекрасную
Марпессу[1]. Но не могли скрыться Диоскуры от зорких глаз Линкея. С высокого
Тайгета увидел Линкей братьев в дупле дерева. Напали  на  Диоскуров  Идас  и
Линкей.  Прежде  чем  они успели выйти из засады, Идас ударил своим копьем в
дерево и пронзил грудь Кастора. Бросился на них Полидевк. Не  выдержали  его
натиска  Афареиды  и  обратились  в  бегство.  У  могилы  их  отца настиг их
Полидевк. Он убил Линкея и начал смертельный бой с Идасом. Но Зевс прекратил
этот поединок, он бросил сверкающую молнию и ею испепелил и  Идаса,  и  труп
Линкея.

---------------------------------------------------------------
   [1]   Идас   похитил   Марпессу  на  крылатой  колеснице,  данной  ему
Посейдоном. Аполлон хотел отнять Марпессу у Идаса и вступил  с  ним  в  бой.
Зевс прекратил этот бой и повелел Марпесса самой выбрать себе мужа, Марпесса
выбрала  Идаса:  она  знала,  что бог Аполлон не будет любить ее до самой ее
смерти, что забудет ее бессмертный бог, когда она состарится.
---------------------------------------------------------------

   Вернулся Полидевк туда, где  лежал  смертельно  раненный  Кастор.  Горько
плакал он, видя, что смерть разлучает его с братом. Взмолился тогда Полидевк
к  отцу  своему  Зевсу  к  просил дать и ему умереть вместе с братом. Явился
громовержец своему сыну и дал ему на выбор: или  жить  вечно  юным  в  сонме
светлых  богов  на  Олимпе,  или же жить вместе с братом один день в мрачном
царстве Аида, другой на светлом Олимпе. Не  захотел  Полидевк  расстаться  с
братом  и  выбрал  общую  с ним долю. С тех пор братья один день блуждают по
мрачным полям царства теней умерших, а другой день живут вместе с богами  во
дворце  эгидодержавного  Зевса. Чтут греки братьев Диоскуров, как богов. Они
защитники людей во всех опасностях, они защищают их во  время  пути  как  на
чужбине, так и на родине.



   Сыновьями  великого  героя  Пелопса  были  Атрей и Фиест. Проклял некогда
Пелопса возничий царя Эномая  Миртил[1],  предательски  убитый  Пелопсом,  и
обрек  своим  проклятием  на  великие  злодеяния  и гибель весь род Пелопса.
Тяготило проклятие Миртила и над Атреем и Фиестом. Ряд  злодеяний  совершили
они.  Погубили Атрей и Фиест Хрисиппа, сына нимфы Аксионы и отца их Пелопса.
Это мать Атрея и Фиеста Гипподамия уговорила убить  Хрисиппа.  Совершив  это
злодеяние,  бежали  они  из царства отца, боясь его гнева, и укрылись у царя
Микен Сфенела, сына Персея, который женат был на сестре их Никиппе. Когда же
умер Сфенел и сын его Эврисфей, захваченный в плен  Иолаем,  погиб  от  руки
матери  Геракла  Алкмены, стал властвовать над Микенским царством Атрей, так
как Эврисфей не оставил после себя наследников.  Завидовал  Атрею  брат  его
Фиест  и решил каким бы то ни было способом отнять у него власть. Он похитил
у своего брата с помощью жены Атрея Аеропы подаренного  ему  богом  Гермесом
златорунного овна. Похитил этого овна Фиест потому, что сказано было богами:
"властвовать  над Микенами будет тот, кому принадлежит златорунный овен[2]".
Похитив овна, Фиест потребовал и власти над царством  --  ведь  овен  был  у
него.  Разгневался  на  Фиеста Зевс-громовержец, небесными знамениями дал он
понять жителям Микен, что нечестивым путем пытается захватить Фиест  власть.
Отказались  микенцы  признать  царем  Фиеста, и он, спасаясь от гнева брата,
принужден был бежать из Микен. Мстя брату,  он  тайно  увел  из  Микен  сына
Атрея,  Полисфена.  На чужбине воспитал Фиест Полисфена, как родного сына, и
внушил ему великую ненависть к Атрею. Хотел коварный  Фиест  воспользоваться
Полисфеном  как  орудием  мести  своему  брату.  Когда Полисфен вырос, Фиест
послал его в Микены, велев ему убить Атрея. Но юноша пал сам от руки  своего
отца. В ужас пришел Атрей, узнав, кто убитый им юноша. Поклялся он отомстить
своему  брату  и  придумал  коварный и зверский план. Атрей, чтобы выполнить
свой план, притворился, что готов примириться с Фиестом. Он послал к брату и
звал его вернуться в Микены. Когда Фиест вернулся в Микены, он снова с женой
Атрея Аеропой стал строить козни против Атрея,  помышляя  лишь  о  том,  как
убить  ему  брата.  Знал об этом Атрей, и еще больше окрепла в нем решимость
отомстить коварному брату. Велел тайно  схватить  он  сыновей  Фиеста,  юных
Полисфена  и Тантала, и убить их. Из их тел приготовил Атрей ужасную трапезу
своему брату.

---------------------------------------------------------------
   [1] См. миф о Пелопсе.

   [2] Овен -- баран.
---------------------------------------------------------------

   Пригласил он Фиеста на пир  и  поставил  перед  ним  яства  из  мяса  его
сыновей.  Громы  Зевса раскатились по небу. Разгневался громовержец на Атрея
за его злодеяние. Содрогнулся от  ужаса  и  лучезарный  бог  солнца  Гелиос,
повернул  он  свою  колесницу и погнал своих крылатых коней назад к востоку,
чтоб не видеть, как отец будет насыщаться мясом  своих  сыновей.  Фиест  же,
ничего  не  подозревая, сел за трапезу и спокойно ел. Насытился Фиест. Вдруг
смутное предчувствие великого несчастья овладело им, и он  спросил  Атрея  о
своих  сыновьях.  Атрей позвал слуг и велел им показать Фиесту головы и ноги
Полисфена и Тантала. Зарыдал Фиест увидев, что погибли его сыновья. Он  стал
молить Атрея выдать ему трупы сыновей, чтобы похоронить их. Но Атрей ответил
брату,  что сыновья уже похоронены им самим, но не в земле, а в нем самом. В
ужасе понял Фиест, что за кушанья ел он только что. Он опрокинул стол и упал
с ужасным воплем на пол. Обезумев от горя, вскочил он, наконец, и, проклиная
Атрея и весь его род, выбежал из дворца. Ничего не помня,  ничего  не  видя,
бежал  из  Микен  Фиест и укрылся в пустыне. Долго скрывался он там, наконец
пришел к царю Эпира Феспроту, который дал ему пристанище.
   Прогневались боги на Атрея за совершенные им  злодеяния.  Чтобы  наказать
его,  наслали  они  неурожай  на  Арголиду. Ничего не произрастало на тучных
полях. Голод воцарился во владениях Атрея. Тысячами гибли жители.  Обратился
к  оракулу  Атрей,  чтобы  узнать о причине несчастья. Оракул дал ответ, что
бедствие прекратится только тогда, когда будет  возвращен  в  Микены  Фиест.
Долго  разыскивал  по  всей Греции Атрей своего брата, но не мог открыть его
убежища. Наконец, нашел он его малолетнего сына Эгисфа. Привез Атрей  Эгисфа
в свой дворец и воспитал его как сына.
   Прошло  много  лет.  Как-то  случайно сыновья Атрея, Менелай и Агамемнон,
открыли, где скрывается Фиест. Им удалось схватить Фиеста и привезти  его  в
Микены. Не примирился Атрей с братом. Он заточил его в темницу и решил убить
его.  Призвал  он  Эгисфа, дал ему острый меч, велел пойти в темницу и убить
там узника. Не знал Эгисф,  на  какое  страшное  дело  посылает  его  Атрей,
которого  он  считал  своим  отцом. Лишь только вступил Эгисф в темницу, как
тотчас узнал в нем своего сына Фиест. Он открыл ему, кто он, и отец с  сыном
тут  же  в  темнице  составили  план,  как погубить Атрея. Эгисф вернулся во
дворец и сказал Атрею,  что  исполнил  он  его  приказание  и  убил  узника.
Обрадовался Атрей, что наконец-то удалось ему погубить брата. Он поспешил на
берег  моря,  чтобы  принести  жертву  богам-олимпийцам.  Здесь-то  во время
жертвоприношения ударом в спину поразил его насмерть Эгисф тем самым  мечом,
который  дал  ему  Атрей,  чтобы  он убил им отца. Освободил Эгисф Фиеста из
темницы. Фиест с  сыном  завладели  властью  над  Микенами.  Сыновья  Атрея,
Менелай  и  Агамемнон, принуждены были спастись бегством. Они нашли защиту у
царя Спарты Тиндарея. Там женились они на дочерях  Тиндарея  --  Менелай  на
прекрасной,  как  богиня  Афродита,  Елене,  а Агамемнон -- на Клитемнестре.
Через некоторое время Агамемнон  вернулся  в  Микены,  убил  Фиеста  и  стал
править  там,  где правил некогда его отец. Менелай же после смерти Тиндарея
стал царем Спарты.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Эсак был сыном царя Трои, Приама, братом великого героя Гектора.  Он  был
рожден  на  склонах  лесистой  Иды,  прекрасной  нимфой  Алексироей, дочерью
речного бога Граника. Выросши в горах, не любил Эсак города и избегал жить в
роскошном дворце отца своего Приама.  Он  любил  уединение  гор  и  тенистых
лесов, любил простор полей.
   Редко показывался Эсак в Трое и в совете троянцев. Несмотря на уединенную
жизнь  Эсака, характер его не был дик и груб, он был приветлив, а сердце его
было доступно чувству любви. Часто встречал юный сын Приама в лесах и  полях
прекрасную  нимфу  Гесперию.  Пламенно полюбил он ее. Скрывалась нимфа, лишь
только увидит Эсака.
   Однажды застал на берегу реки Кебрена Эсак красавицу Гесперию в то время,
когда она  сушила  на  солнце  свои  пышные  волосы.  Увидела  нимфа  юношу,
испугалась и бросилась бежать от него. Погнался за ней Эсак.
   Вдруг  спрятавшаяся  в траве змея ужалила в ногу нимфу и яд змеиных зубов
остался  в  ране.  Вместе  с  жизнью  кончилось  бегство.  Упала   на   руки
подбежавшего  Эсака  Гесперия.  Обняв  умершую, обезумев от горя, воскликнул
Эсак:
   -- О, горе! горе! Как ненавистно теперь мне это преследование! Не думал я
победить такой дорогой ценой! Мы оба убили тебя, Гесперия! Смертельную  рану
нанесла тебе змея, а я виновник этого. Я буду коварнее змеи, если не искуплю
своей смертью твою смерть!
   Бросился  Эсак  с  высокой  скалы в пенистые волны моря, которые бились с
шумом о скалу. Сжалилась над несчастным юношей Фетида, ласково приняла его в
волнах и одела всего перьями, когда  погрузился  он  в  морскую  пучину.  Не
постигла сына Приама смерть, которую он так желал. Выплыл уже птицей Эсак на
поверхность  моря.  Негодует  он,  что  должен  жить  против воли. Он высоко
взлетает на своих только что выросших крыльях и с размаху бросается в  море,
но перья защищают его при падении. Еще и еще бросается в море Эсак, он хочет
найти  гибель  в  морской  пучине. Нет ему гибели! Он только ныряет в волнах
моря! Худеет тело Эсака, ноги его стали сухими  и  тонкими,  вытянулась  его
шея, он обратился в нырка.







   Мифы   о  походе  аргонавтов  в  основном  изложены  по  поэме  Аполлония
Родосского "Аргонавтика"



   В древнем Минийском Орхомене в Беотии[1] правил сын бога ветра Эола, царь
Афамант. Двое детей было у него от богини облаков Нефелы -- сын Фрикс и дочь
Гелла. Изменил Нефеле Афамант и женился на дочери Кадма, Ино. Невзлюбила Ино
детей от первого брака своего мужа и замыслила погубить  их.  Она  уговорила
орхоменянок  иссушить  семена,  заготовленные для посева. Засеяли орхоменяне
поля иссушенными семенами, но ничего не  взошло  на  их  всегда  плодородных
нивах.  Грозил  голод  орхоменянам. Тогда решил Афамант послать посольство в
священные Дельфы, чтобы вопросить оракула стреловержца  Аполлона  о  причине
бесплодия  нив.  Коварная  Ино подкупила послов, и они, вернувшись из Дельф,
принесли ложный ответ оракула.

---------------------------------------------------------------
   [1] Область в средней Греции с главным городом Фивы.
---------------------------------------------------------------

   -- Вот какой ответ  дала  прорицательница  пифия,  --  говорили  Афаманту
подкупленные  послы.  -- Принеси в жертву богам твоего сына Фрикса, и вернут
боги плодородие нивам.
   Афамант, чтобы избежать великого  бедствия,  грозившего  Орхомену,  решил
пожертвовать своим любимым сыном. Торжествовала Ино: удался ее план погубить
Фрикса.
   Все  было  уже  готово для жертвоприношения. Пасть под ножом жреца должен
был юный Фрикс, но вдруг явился златорунный овен, дар бога Гермеса.  Послала
овна  мать  Фрикса,  богиня  Нефела,  чтобы  спасти  своих  детей.  Сели  на
златорунного овна Фрикс с сестрой своей Геллой, и овен понес их  по  воздуху
далеко на север.
   Быстро  несся  овен.  Далеко  внизу  расстилались поля и леса, и серебром
извивались между ними реки. Выше гор несется овен. Вот и море.  Несется  над
морем  овен.  Испугалась  Гелла,  от  страха не может она держаться на овне.
Упала в море Гелла, и поглотили ее  вечно  шумящие  морские  волны.  Не  мог
спасти  Фрикс сестру. Погибла она. С той поры море, где погибла Гелла, стало
называться Геллеспонтом (море Геллы; современный пролив Дарданеллы).
   Все дальше и дальше несся овен с Фриксом и спустился, наконец, на берегах
Фасиса в далекой Колхиде[1], где правил сын  бога  Гелиоса,  волшебник  Эет.
Воспитал  Эет  Фрикса,  а  когда  он  возмужал,  женил  его  на дочери своей
Халкиопе. Золотого же овна, спасшего  Фрикса,  принесли  в  жертву  великому
тучегонителю  Зевсу.  Золотое руно[2] овна Эет повесил в священной роще бога
войны Ареса. Сторожить руно должен был ужасный,  извергающий  пламя  дракон,
никогда не смыкавший сном своих глаз.

---------------------------------------------------------------
   [1] Река Фасис -- современный Рион на Кавказе. Колхидой называли греки
Черноморское побережье Закавказья.

   [2] Руно -- шерсть.
---------------------------------------------------------------

   Молва об этом золотом руне распространилась по всей Греции. Знали потомки
Афаманта,  отца  Фрикса,  что  спасение  и  благоденствие их рода зависят от
обладания руном, и хотели любой ценой добыть его.



   На берегу голубого морского залива  в  Фессалии[1]  брат  царя  Афаманта,
Кретей,  построил  город  Иолк.  Разросся  город Иолк, плодородие его полей,
торговля и мореплавание дали ему богатство. Когда  умер  Кретей,  править  в
Иолке  стал сын его Эсон, но его брат по матери, сын Посейдона, Пелий, отнял
у него власть, и пришлось Эсону жить в городе, как простому гражданину.

---------------------------------------------------------------
   [1] Область на востоке северной Греции.
---------------------------------------------------------------

   Вскоре  у  Эсона  родился  сын,  прекрасный  мальчик.  Боялся  Эсон,  что
надменный  и  жестокий  Пелий убьет его сына, которому по праву принадлежала
власть над Иолком, и решил скрыть его. Он объявил, что младенец умер  тотчас
после  рождения,  и справил даже по нем пышные поминки; сам же отнес сына на
склоны горы Пелиона к мудрейшему из кентавров, Хирону. Там в лесу  в  пещере
рос  мальчик,  воспитываемый  Хироном,  матерью его Филирой и женой Харикло.
Мудрый Хирон дал ему имя Ясон. Всему обучал Хирон  Ясона:  владеть  мечом  и
копьем,  стрелять  из  тугого  лука,  музыке  и всему, что знал сам. Не было
равного Ясону в  ловкости,  силе  и  храбрости,  а  красотой  он  был  равен
небожителям.
   До  двадцати лет жил Ясон у Хирона. Наконец, решил он покинуть уединенные
склоны Пелиона, идти в Иолк и потребовать  у  Пелия,  чтобы  он  вернул  ему
власть над Иолком.



   Изложено по стихам Пиндара (Пифийская ода)

   Когда  Ясон  пришел в Иолк, он отправился прямо на площадь, где собрались
все жители. С удивлением смотрели жители Иолка  на  прекрасного  юношу.  Они
думали, что это или Аполлон, или Гермес -- так он был прекрасен. Он был одет
не как все жители Иолка; на плечи его была накинута пестрая шкура пантеры, и
лишь  одна  правая нога была обута в сандалию[1]. Пышные кудри Ясона спадали
на плечи, весь он сиял красотой и силой юного бога. Спокойно стоял он  среди
толпы любовавшихся им граждан, опершись на два копья.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Почему  у  Ясона  была  обута  только  правая нога, поясняется на
стр.
---------------------------------------------------------------

   В это время на богатой колеснице приехал на площадь и Пелий. Взглянул  он
на  юношу  и вздрогнул, заметив, что у юноши обута лишь одна нога. Испугался
Пелий: ведь оракул открыл ему некогда, что грозит ему  гибель  от  человека,
который  придет  в  Иолк  с гор и будет обут на одну ногу; этот человек, сын
Эсона, должен был силой или хитростью погубить Пелия, и гибель  должна  быть
неизбежной.
   Скрыл свой испуг Пелий и надменно спросил неизвестного юношу:
   --  Откуда  ты  родом,  юноша,  к  какому племени принадлежишь? Но только
отвечай правду, не оскверняй себя ложью, я -- враг ненавистной лжи.
   Спокойно ответил Пелию Ясон:
   -- Мудрый Хирон лишь правде и честности учил меня, и я всегда  верен  его
наставлениям.  Целых  двадцать  лет  прожил  я  в пещере Хирона и ни разу не
нарушил истины и не провинился ни в чем. Я вернулся  сюда  домой,  в  родной
Иолк,  к  отцу  моему  Эсону.  Я хочу потребовать, чтобы возвращена была мне
власть над Иолком. Ее, как слышал я, отнял  у  отца  моего  коварный  Пелий.
Граждане,  отведите  меня  в  дом  моих  великих  предков. Не чужой я вам, я
родился здесь, в Иолке. Я Ясон, сын Эсона.
   Указали жители Иолка Ясону дом его отца. Когда  Ясон  вошел,  отец  сразу
узнал  своего  сына.  Слезы  радости  навернулись на глаза старого Эсона, он
ликовал, видя, что сын его стал могучим и прекрасным юношей.
   Быстро донеслась весть о возвращении Ясона до братьев Эсона: Ферета, царя
Фер, и Амфаона из Мессении. Вскоре прибыли они к Эсону со  своими  сыновьями
Адметом  и  Меламподом.  Пять дней и ночей чествовали их Эсон и сын его Ясон
пирами. Открыл им Ясон в беседе свое  желание  вернуть  власть  над  Иолком.
Одобрили  они  желание  Ясона и вместе с ним пошли к Пелию. Потребовал Ясон,
чтобы вернул ему Пелий власть, и обещал оставить ему все богатства,  которые
отнял он у Эсона. Пелий побоялся отказать Ясону.
   --  Хорошо,  я  согласен,  --  ответил  Пелий,  -- но только одно условие
поставлю я тебе: ты должен раньше умилостивить подземных богов. Тень Фрикса,
умершего в далекой Колхиде, молит, чтобы отправились в Колхиду  и  завладели
золотым  руном.  Открыла  мне  это  тень  Фрикса в сновидении. В Дельфах сам
стреловержец Аполлон повелел мне отправиться в Колхиду. Я  стар  и  не  могу
решиться  на  такой  великий  подвиг, ты же молод и полон силы, соверши этот
подвиг, и я верну тебе власть над Иолком.
   Так ответил Пелий Ясону, затаив злобу в сердце. Он  верил,  что  погибнет
Ясон, если решиться отправиться за золотым руном в Колхиду.



   Тотчас  же  после  разговора  с  Пелием  Ясон  стал готовиться к походу в
Колхиду. Он объехал все страны Греции и всюду звал славных своими  подвигами
героев в поход в Колхиду за золотым руном. Все великие герои откликнулись на
его  призыв.  Согласился  принять участие в походе сам величайший из героев,
сын Зевса Геракл. Собрались все герои в Иолке. Кого  только  не  было  среди
них:  здесь  были  и  гордость  Афин, могучий Тесей, и сыновья Зевса и Леды,
Кастор и Полидевк со своими друзьями Идасом  и  Линкеем,  и  крылатые  герои
Калаид  и  Зет,  сыновья  Борея  и  Орифии, и Мелеагр из Калидона, и могучий
Анкей, и Адмет, и Теламон, и многие другие. Среди героев был я певец  Орфей.
Никогда  еще  не  видала Греция такого собрания героев. Могучие, прекрасные,
как боги, привлекали  они  восторженные  взоры  всех  жителей  Иолка.  Какие
преграды  могли  остановить  их,  кто  мог  им  противиться,  что  могло  их
устрашить?
   Готов был и корабль для героев. Построил этот корабль сын Арестора,  Арг;
сама богиня Афина помогала ему. Она вделала в корму кусок священного дуба из
рощи  оракула  Зевса  в  Додоне. Прекрасен был этот десятивесельный корабль,
названный "Арго". Он был легок и быстр; словно чайка,  несся  он  по  волнам
моря.  По имени корабля "Арго" назвали и героев, принявших участие в походе,
аргонавтами (моряки с "Арго"). Не одна Афина покровительствовала  аргонавтам
--  их  приняла под свою защиту и Гера. Она горела ненавистью к Пелию за то,
что он не приносил ей жертв. Ясон же пользовался особой милостью Геры.  Так,
однажды  она,  чтобы  испытать  юного  героя,  явилась ему под видом дряхлой
старухи на берегу горной реки и со слезами попросила  его  перенести  ее  на
другой  берег. Бережно поднял герой старуху себе на плечи и перенес ее через
бурную реку. Только сандалию с левой ноги потерял Ясон, переходя реку. С тех
пор возлюбила Гера Ясона и  во  всем  помогала  ему.  Также  и  стреловержец
Аполлон  покровительствовал  аргонавтам:  ведь он побудил героев предпринять
поход, и он же предсказал им счастье и удачу.
   Собравшись в Иолке, хотели герои  избрать  своим  предводителем  великого
Геракла, но отказался он и предложил избрать Ясона. Кормчим на "Арго" избран
был  Тифий,  а  на  носу  корабля встал Линкей, от взгляда которого ничто не
могло скрыться не только на земле, но даже под землей.
   Все  было  готово  к  отплытию.  "Арго",  спущенный  в  воду,  уже   тихо
покачивался  на  волнах;  нагружены  уже  были  запасы  пищи и пресной воды;
принесены  были  последние  жертвы  Аполлону  и   всем   богам.   Счастливые
предзнаменования  дало  жертвоприношение.  Справлено  было вечером и веселое
пиршество. Пора было в далекое, полное опасностей плавание.
   Лишь только край неба  загорелся  пурпурным  светом  утренней  зари,  как
разбудил  кормчий  Тифий  аргонавтов.  Взошли аргонавты на корабль и сели на
весла, по два на каждую лавку. Дружно налегли на весла могучие гребцы. Гордо
выплыл "Арго" из гавани в открытое море. Подняли пловцы  белоснежный  парус.
Попутный  ветер  надул  парус, и быстро понесся легкий корабль по приветливо
шумящим волнам. Вот на колеснице, запряженной белоснежными конями,  поднялся
на небо лучезарный бог солнца Гелиос. Розовым светом окрасился парус "Арго",
и засверкали волны моря в утренних лучах солнца.
   Ударил  Орфей по струнам золотой кифары, и разнеслась его дивная песня по
морскому простору. Заслушались песней герои. А из глубины моря выплыли  рыбы
и   быстрые   дельфины;  очарованные  пением  Орфея,  плыли  они  за  быстро
рассекавшим волны "Арго", подобно  стаду,  которое,  внимая  сладким  звукам
свирели, следует за пастухом.



   После  недолгого  счастливого  плавания  аргонавты  прибыли  к  цветущему
острову Лемносу. Там правила юная царица Гипсипила.  Ни  одного  мужчины  не
было  на  Лемносе.  Всех мужей своих перебили лемниянки за их измену. Только
один царь Фоант, отец Гипсипилы, спасся от смерти. Его спасла дочь.
   Когда аргонавты пристали к берегу Лемноса и  послали  вестника  в  город,
собрались  лемниянки  на  совет  на  городской  площади,  и  юная  Гипсипила
советовала им не пускать аргонавтов в город. Она боялась, что герои узнают о
том  злодеянии,  которое  совершили  лемниянки.  Но  старая  Полуксо   стала
возражать царице.
   Она настаивала на том, что надо пустить аргонавтов в город.
   -- Кто будет защищать вас, -- говорила Полуксо, -- если нападут на Лемнос
враги?  Кто будет заботиться о вас, когда вы состаритесь, если останетесь вы
одинокими? Нет, пустите в город чужеземцев, пусть останутся они здесь.
   Послушались  лемниянки  старую  Полуксо.  Тотчас  послали  они  одну   из
лемниянок  с  вестником,  пришедшим  с  "Арго",  к героям просить их войти в
город.
   Надел  Ясон  роскошное  пурпурное  одеяние,  вытканное  для  него   самой
Афиной-Палладой,  и  пошел  в  город.  С  почетом  приняла  его  Гипсипила и
предложила ему поселиться у нее  во  дворце.  Пришли  в  город  и  остальные
аргонавты. Лишь несколько человек с Гераклом остались на "Арго".
   Веселье  и  радость  воцарились  на  острове.  Всюду на кострах сжигались
жертвы богам, празднества сменялись празднествами, пиры -- пирами. Казалось,
что герои забыли о том великом подвиге, который ждет их. Беззаботно пировали
они на богатом Лемносе. Наконец, Геракл тайно  вызвал  аргонавтов  на  берег
моря,  где  стоял  "Арго". Гневно упрекал их величайший из героев за то, что
они ради удовольствия, ради веселой и беззаботной жизни забыли  о  подвигах.
Пристыженные  стояли герои, внимая заслуженным укорам. Они решили немедленно
покинуть Лемнос. Тотчас снаряжен был в путь "Арго". Уже готовы  были  взойти
на корабль и сесть за весла герои, как на берег толпой пришли лемниянки. Они
молили героев не покидать их, остаться с ними. Но непреклонны были герои. Со
слезами  простились с ними лемниянки. Взошли герои на "Арго", дружно налегли
на весла; вспенились волны под ударом весел могучих гребцов, и,  как  птица,
понесся "Арго" в морской простор.



   Когда аргонавты плыли по Пропонтиде[1], то по пути пристали к полуострову
Кизику. Там жили долионы, потомки Посейдона. Правил ими царь Кизик. Недалеко
от Кизика  находилась  Медвежья  гора,  на которой жили шестирукие великаны;
только благодаря защите Посейдона могли в безопасности жить рядом  с  такими
соседями  долионы.  С  почетом  принял  аргонавтов царь Кизика, и целый день
провели они у него за веселым пиром. Лишь только забрезжило утро,  собрались
в  путь  аргонавты.  Взошли  они уже на "Арго", как вдруг на противоположном
берегу залива появились  шестирукие  великаны.  Они  стали  бросать  в  море
громадные камни, отрывали цельте скалы и наваливали их одну на другую, чтобы
заградить  аргонавтам  выход  из  залива  в открытое море. Схватился за свой
тугой лук Геракл и одну за другой стал посылать свои смертоносные  стрелы  в
великанов.  Прикрывшись  щитами,  с  копьями в руках, бросились на великанов
аргонавты. Недолго длился бой, один за другим падали великаны на землю  и  в
море, все они были перебиты, не спасся ни один из них.

---------------------------------------------------------------
   [1] Современное Мраморное море.
---------------------------------------------------------------

   Отправились  в  путь  аргонавты. Попутный ветер надул парус, и целый день
спокойно несся по волнам "Арго". Наступил вечер, спустился бог Солнца Гелиос
с неба, ночь окутала тьмой небо и землю. Переменился ветер и  уже  несет  он
"Арго"  обратно, к тем берегам, которые он еще так недавно покинул. В ночной
тьме пристали к Кизику аргонавты. Не узнали их жители Кизика, они приняли их
за морских разбойников и напали на них во главе со своим юным царем.  Грянул
страшный  ночной  бой.  В  полной  тьме  бьются  герои  со  своими недавними
друзьями. Острым копьем поразил могучий Ясон в грудь юного царя Кизика, и со
стоном упал он на землю. Но вот лучи богини зари Эос  окрасили  восток  алым
светом.  Утро  наступает.  Узнают бойцы друг друга и приходят в ужас. Друзья
бились с друзьями. Три дня совершали тризну[1] аргонавты и жители Кизика  по
убитым,  три  дня оплакивали они убитого юного царя. Жена же его, прекрасная
Клейте, дочь Меропа, не перенесла смерти мужа, она сама пронзила себе  грудь
острым мечом.

---------------------------------------------------------------
   [1] Поминальное пиршество и военные состязания в честь умершего.
---------------------------------------------------------------



   После   недолгого  плавания  достигли  аргонавты  берегов  Мизии[1].  Там
пристали они к берегу, чтобы запастись водой и пищей. Могучий Геракл пошел в
лес, который рос недалеко от берега, чтобы сделать себе взамен  сломавшегося
весла  новое. Он нашел высокую пихту, обхватил ее могучими руками и вырвал с
корнями. Взвалил могучий герой пихту  на  плечо  и  пошел  к  берегу.  Вдруг
навстречу  ему  бежит  его  друг  Полифем  и рассказывает, что он только что
слышал крик юного Гиласа, который звал их. Бросился Геракл искать Гиласа, но
нигде не мог найти его. Опечалился Геракл. Вместе с Полифемом всюду ищет  он
Гиласа, но все напрасно.

---------------------------------------------------------------
   [1] Область на западе Малой Азии с главным городом Пергамом.
---------------------------------------------------------------

   А  аргонавты,  лишь  только  взошла  на  небо лучезарная утренняя звезда,
предвещая  скорое  наступление  утра,  отправились  в  путь,  не  заметив  в
предрассветных  сумерках,  что  нет  среди  них  ни  Геракла,  ни  Полифема.
Опечалились герои, увидав, когда наступило утро, что  нет  между  ними  двух
славнейших товарищей. Опустив голову, сидел в горе Ясон; он словно не слышал
сетований  своих спутников, словно не замечал отсутствие Геракла и Полифема.
Верный друг Геракла Теламон подошел к Ясону и, осыпая его упреками, сказал:
   -- Один ты сидишь так спокойно. Ты можешь теперь  радоваться.  Нет  между
нами  Геракла,  и  некому затмить теперь твою славу. Нет, не поеду я с вами,
если вы не вернетесь и не отыщете Геракла и Полифема.
   Бросился Теламон к кормчему Тифию и хотел заставить его  повернуть  назад
"Арго".  Напрасно  пытались  успокоить  его бореады, никого не хотел слушать
разгневанный Теламон, всех винил он, что намеренно покинули  они  Геракла  и
Полифема  в  Мизии.  Вдруг из волн моря показалась увитая водорослями голова
вещего морского бога Главка. Схватил он "Арго" за киль рукой, остановил  его
и сказал:
   --  По воле великого громовержца Зевса остались Геракл и Полифем в Мизии.
Должен вернуться Геракл в Грецию и на службе у Эврисфея совершить двенадцать
великих подвигов. Полифему же суждено  основать  в  стране  халибов  славный
город  Киос.  Остались  же  герои  в  Мизии потому, что ищут они похищенного
нимфами прекрасного Гиласа.
   Сказав это, снова погрузился в море Главк и скрылся из глаз аргонавтов.
   Успокоились герои. Теламон примирился с Ясоном. Сели на  весла  герои,  и
быстро помчался по морю "Арго", гонимый дружными взмахами могучих гребцов.



---------------------------------------------------------------
   [1] Область на северо-западе Малой Азии.
---------------------------------------------------------------

   На следующий день утром пристали аргонавты к берегу Вифинии. Не встретили
их там  так  гостеприимно,  как  в  Кизике.  В  Вифинии  на берегу моря жили
бебрики, правил ими царь Амик. Он гордился своей исполинской силой и  славой
непобедимого  кулачного  бойца.  Всех  чужестранцев  заставлял жестокий царь
биться с собой и безжалостно убивал их  могучим  ударом  кулака.  Насмешками
встретил  Амик  аргонавтов,  бродягами  назвал  он  великих героев и вызывал
сильнейшего  из  них  на  бой,  если  только  отважится  кто-нибудь  из  них
помериться  с  ним  силами.  Разгневались  герои. Из их среды вышел юный сын
Зевса и Леды, Полидевк. Спокойно  принял  он  вызов  царя  бебриков.  Словно
грозный  Тифон,  стоял  Амик  в  своем черном плаще и с громадной дубиной на
плечах перед Полидевком. Мрачным взглядом смерил он Полидевка; а  тот  стоял
перед  Амиком,  сияя,  словно  звезда,  своей  красотой. Приготовились к бою
бойцы. Бросил Амик на землю кулачные ремни[1]. Не выбирая, поднял  ближайшие
ремни  Полидевк  и  обвязал  себе  руку.  Начался  бой. Как разъяренный бык,
бросился на Полидевка царь бебриков. Ловко отражал его  удары  Полидевк,  не
отступая  ни  на  шаг  под натиском Амика. На мгновение прервался бой, чтобы
могли перевести дыхание бойцы. Вот уже опять бьются они, и сыплются один  за
другим  удары. Замахнулся Амик и хотел уже нанести Полидевку страшный удар в
голову, но уклонился юный герой  и  нанес  Амику  такой  удар  по  уху,  что
раздробил  ему  черепную кость. В предсмертных судорогах Амик упал на землю.
Громкими кликами приветствовали аргонавты победителя Полидевка.

---------------------------------------------------------------
   [1] Во время кулачного боя греки обматывали руки до локтя ремнями,  на
которых часто прикреплялись медные выпуклые бляхи. Удар вследствие этого мог
быть смертельным.
---------------------------------------------------------------

   Когда  бебрики  увидали,  что убит их царь, напали они на Полидевка. Двух
первых поверг на землю сам Полидевк ударами  кулака.  Схватились  за  оружие
аргонавты  и  бросились  в бой с бебриками. Вихрем засвистала тяжелая секира
Анкея в рядах бебриков, одного  за  другим  поражает  их  Кастор  сверкающим
мечом.  Как  львы,  бьются  герои.  В бегство бросились бебрики. Герои долго
преследовали их. С богатой добычей они вернулись на  берег  моря.  Всю  ночь
пировали  победители  на  берегу, и громко звучала победная песнь Орфея. Под
звуки своей золотой кифары славил он юного победителя царя  бебриков  Амика,
прекрасного Полидевка, сына громовержца Зевса.



---------------------------------------------------------------
   [1]  Миф  о Финее в той версии, в которой его приводит историк Диодор,
использован как пример  пережитка  матриархата  Ф.  Энгельсом  в  его  труде
"Происхождение  семьи,  частной собственности и государства". Энгельс пишет:
",.: аргонавты  под  предводительством  Геракла  высаживаются  во  Фракии  и
находят там, что Финей, подстрекаемый своей новой женой, истязает своих двух
сыновей,  рожденных  от  отвергнутой  жены  его, бореады Клеопатры. Но среди
аргонавтов оказываются также бореады, братья Клеопатры, т. е., братья матери
истязуемых. Они тотчас вступаются за своих  племянников,  освобождают  их  и
убивают   стражу"  (Ф.  Э  н  г  е  л  ь  с.  Происхождение  семьи.  частной
собственности и государства. Госполитиздат, 1953, стр. 141).
---------------------------------------------------------------

   Утром на следующий день отправились аргонавты в дальнейший  путь.  Вскоре
прибыли  они к берегам Фракии[1]. Вышли герои на берег, чтобы пополнить свои
припасы. На морском берегу  они  увидали  дом  и  пошли  к  нему.  Навстречу
аргонавтам  вышел  из дома слепой старец; он едва держался на ногах и трясся
всем телом от слабости. Дойдя до порога своего дома,  старец  в  изнеможении
опустился  на  землю. Подняли его аргонавты, и чувство жалости овладело ими.
Из слов старца они узнали, что это Финей, сын Агенора, бывший  раньше  царем
Фракии.  Не  наказал  Финея  Аполлон  за  то,  что  злоупотреблял  он  даром
прорицания, полученным от Аполлона, и открывал людям  тайны  Зевса.  Поразил
Аполлон  слепотой  Финея,  а боги наслали на Финея гарпий, полудев-полуптиц,
которые, прилетая в дом его, пожирали всю  пищу  и  распространяли  по  дому
страшное  зловоние.  Боги открыли Финею, что он избавится от этой кары богов
только тогда, когда прибудут к  нему  аргонавты,  среди  которых  будут  два
крылатых  сына  Борея, Зет и Калаид. Стал молить Финей героев освободить его
от бедствия, он молил бореадов изгнать гарпий; ведь не чужой он был бореадам
-- он был женат на сестре их Клеопатре.

---------------------------------------------------------------
   [1] Страна в северо-восточной части Балканского полуострова.
---------------------------------------------------------------

   Согласилась герои помочь Финею. Они приготовили богатую трапезу, но  лишь
только  возлег[1] Финей за стол, чтобы утолить голод, как налетели гарпии и,
не обращая внимание на крики аргонавтов, пожрали все кушания,  распространяя
по  всему  дому страшное зловоние; затем взвились гарпии и понеслись из дома
Финея.  Погнались  за  ними  на  своих  могучих   крыльях   бореады.   Долго
преследовали  они  гарпий  и,  наконец,  настигли  их у Плотийских островов.
Бореады  обнажали  свои  мечи  и  уже  хотели  поразить  гарпий,  как  вдруг
принеслась  на  своих  радужных  крыльях  с высокого Олимпа посланница богов
Ирида. Она остановила бореадов и  сказала,  что  боги  повелели  гарпиям  не
возвращаться больше к Финею. Полетели обратно бореады во Фракию.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Греки  обыкновенно  за  столом  не сидели, а полулежали, опираясь
одной рукой на подушку.
---------------------------------------------------------------

   С тех пор  стали  называться  Плотийские  скалы  Строфадами  [1],  т.  е.
островами возвращения.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Строфады  -- три небольших острова, лежащие на юге Греции, против
западного побережья Мессении.
---------------------------------------------------------------

   Лишь  только  гарпии,  преследуемые  бореадами,  улетели,  как  аргонавты
приготовила  новую  трапезу  Финею,  и  старец  мог,  наконец,  утолить свой
страшный голод. За трапезой открыл Финей  аргонавтам,  какие  еще  опасности
ждут  их  на  пути в Колхиду и давал им советы, как преодолеть их. Советовал
также Финей героям по прибытии в Колхиду призвать на помощь златую Афродиту,
так как лишь она может  помочь  Ясону  добыть  золотое  руно.  Со  вниманием
слушали вещего старца аргонавты, стараясь запомнить все, что сказал он им.
   Вскоре  вернулись  и  бореады  и рассказали, как преследовали они гарпий.
Радовался престарелый Финей, узнав, что навсегда избавлен  он  от  появления
гарпий.



---------------------------------------------------------------
   [1]  Симплегады,  или  Симплегадские скалы (в переводе на русский язык
значит "сталкивающиеся скалы"), находились,  по  представлению  греков,  при
входе в Черное море.
---------------------------------------------------------------

   Недолго  пробыли  аргонавты  у  Финея.  Они  спешили дальше. Быстро несся
"Арго" по волнам моря. Вдруг послышался впереди отдаленный шум. Все яснее  и
громче  этот шум. Он похож на рев приближающейся бури, временами заглушаемый
как бы раскатами грома. Вот показались и Симплегадские скалы. Герои  видели,
как  расходятся  и  снова со страшным грохотом ударяются друг о друга скалы.
Море вокруг них клокотало, брызги высоко взлетали  при  каждом  столкновении
скал.  Когда  же  вновь  расходились  скалы,  то  волны  меж  ними неслись и
кружились в неистовом водовороте.
   Вспомнили герои советы Финея пустить вперед голубя  между  скалами;  если
пролетит голубь, то и "Арго" проплывет невредимым мимо Симплегад. Налегли на
весла  аргонавты.  Вот  они  уже  у самых скал. С громом столкнулись скалы и
опять расходятся. Выпустил тогда герой Эвфем голубя.  Стрелой  летит  голубь
меж  скалами.  Вот  снова  сомкнулись  скалы  с таким громом, что, казалось,
дрогнуло небо. Соленые брызги обдали аргонавтов, а "Арго"  закружился  средь
волн,  словно подхваченный вихрем. Невредимым пролетел голубь меж скал, лишь
кончик хвоста  вырвали  у  него  столкнувшиеся  скалы.  Радостно  вскрикнули
аргонавты  и  дружно  налегли  на  весла. Разошлись скалы. Громадная волна с
пенистым гребнем подхватила "Арго" и бросила его в пролив. Навстречу несется
другая волна, она откинула назад "Арго".  Волны  кипят  и  клокочут  кругом.
Гнутся весла. "Арго" трещит, словно стонет от напора волн. Вот поднялась еще
волна,  высокая,  подобная  горе; она обрушилась на "Арго", и закружился он,
как  утлый  челн.  Уже  сближаются  скалы.  Сейчас  столкнутся  они.  Гибель
неминуема.  Тогда  явилась  на  помощь  аргонавтам  сама любимая дочь Зевса,
Афина-Паллада. Могучей рукой удержала она одну из скал,  а  другой  с  такой
силой  толкнула "Арго", что он стрелой вынесся из пролива. Только конец руля
раздробили сомкнувшиеся скалы. Снова разошлись скалы и остановились,  навеки
недвижимые,  по сторонам пролива. Исполнилось веление рока, что только тогда
будут недвижимы Симплегады, когда проплывет между ними  корабль.  Радовались
аргонавты  --  они  избегли  самой страшной опасности. Теперь они могли быть
уверены, что счастливо окончат свой поход.



   Долго плыли аргонавты вдоль берегов  Эвксинского  Понта[1].  Много  стран
миновали  они, много видели народов. Наконец, вдали показался остров. "Арго"
быстро приближался к  острову,  недалек  был  уже  берег.  Вдруг  с  острова
поднялась,  сверкая  в  лучах  солнца  своими  крыльями,  большая птица; она
пролетела над "Арго" и уронила перо свое  на  одного  из  героев  --  Оилея.
Подобно  стреле,  вонзилось  перо  в  плечо Оилею, кровь полилась из раны, и
выпало весло из рук раненого героя. Товарищи Оилея вынули перо из его  раны.
С удивлением смотрят аргонавты на перо и видят, что оно медное и острое, как
стрела.  Вот  над  островом взвилась другая птица и полетела к "Арго", но ее
уже ждал герой Клитий с луком в руках. Лишь только подлетела птица к "Арго",
как Клитий пустил в нее стрелу, и убитая птица  упала  в  море.  Увидев  эту
птицу, покрытую медными перьями, поняли аргонавты, что это птицы-стимфалиды,
а  остров,  где живут они, -- Аретиада. Амфидамант посоветовал героям надеть
доспехи и прикрыться щитами. Прежде чем пристать к берегу,  аргонавты  стали
кричать,  ударять  в  щиты  копьями  и  мечами. Громадной стаей взвились над
островом птицы, они высоко взлетели над "Арго", и посыпался на героев  целый
дождь  перьев-стрел. От этих стрел прикрылись герои щитами. Птицы же, описав
круг над "Арго", вскоре скрылись далеко за горизонтом.

---------------------------------------------------------------
   [1] Эвксинский Понт -- т.  е.  гостеприимное  море;  так  стали  греки
называть  Черное  море,  познакомившись  с  его плодородными, гостеприимными
берегами.  Раньше  же  они  называли   Черное   море   Авксинским,   т.   е.
негостеприимным, так как их пугали бури этого моря.
---------------------------------------------------------------

   Аргонавты  вышли  на  берег Аретиады и уже хотели расположиться на отдых,
как навстречу вышли  четыре  юноши.  Юноши  были  страшно  истощены,  одежда
лохмотьями  висела  на них, едва прикрывая их тело. Это были сыновья Фрикса.
Они покинули Колхиду, чтобы вернуться в Орхомен, но по пути потерпели бурной
ночью кораблекрушение,  и  только  благодаря  счастливой  случайности  волны
выбросили  их на Аретиаду, где и нашли их аргонавты. Герои обрадовались этой
встрече; особенно рад был Ясон:  ведь  юноши  были  ему  родными.  Накормили
аргонавты  юношей, дали им новые одежды и рассказали, что они едут в царство
Эета за золотым руном. Старший из юношей, Аргос, обещал помогать аргонавтам,
но предупреждал их, что царь Эет, сын Гелиоса, могуч и жесток  и  никому  не
дает  пощады.  Но  ничто  не  могло  удержать  аргонавтов  от выполнения раз
принятого решения -- добыть золотое руно.
   На следующее утро аргонавты пустились в дальнейший путь. Долго плыли они.
Наконец, вдали, подобно тучам, собравшимся на  горизонте,  засинели  вершины
Кавказа. Теперь уже недалеко было и до Колхиды.
   Быстро несется гонимый равномерными взмахами весел "Арго". Уже скрывается
солнце,  опускаясь  в  море.  Побежали  по  волнам вечерние тени. Высоко над
"Арго" послышались взмахи крыльев. Это летел громадный орел к той  скале,  к
которой  прикован  был  титан  Прометей.  Ветер  поднялся на море от взмахов
огромных крыльев орла. Скрылся он вдали, и печально донеслись до  аргонавтов
тяжелые  стоны  Прометея;  издалека  доносились  они,  заглушаемые временами
ударами весел.
   Недалек уже берег. Вот и устье  Фазиса.  Аргонавты  на  веслах  поднялись
вверх  по  течению  и стали на якорь в заливе реки, заросшем густым камышом.
Ясон совершил благодарственное возлияние богам и  призвал  богов  Колхиды  и
души  умерших героев помочь ему в его опасном деле. Спокойно уснули герои на
"Арго". Цель их была достигнута, они в Колхиде,  у  столицы  царя  Эета,  но
много еще опасностей предстояло им впереди.



   Когда  аргонавты  прибыли  в  Колхиду, великая богиня Гера и богиня Афина
советовались на высоком  Олимпе,  как  помочь  Ясону  добыть  золотое  руно.
Наконец,  решили богини идти к богине любви Афродите и просить ее, чтобы она
повелела сыну своему Эроту пронзить золотой  стрелой  сердце  Медеи,  дочери
Эета,  и  внушить  ей любовь к Ясону. Знали богини, что одна лишь волшебница
Медея может помочь Ясону в его опасном подвиге.
   Когда обе богини пришли в Афродите, она была дома одна.  Афродита  сидела
на  богатом  золотом  троне и золотым гребнем расчесывала свои пышные кудри.
Увидела  вошедших  богинь  Афродита,   встала   им   навстречу   и   ласково
приветствовала  их.  Усадив  богинь  на  золотые  скамьи,  выкованные  самим
Гефестом, спросила их богиня любви о причине их прихода.  Богини  рассказали
ей,  как  хотят  они  помочь  герою  Ясону,  и просили Афродиту велеть Эроту
пронзить сердце Медеи. Согласилась Афродита. Простились богини с  Афродитой,
а  она  пошла  искать  своего  шаловливого  сына.  Эрот  в это время играл с
Ганимедом в кости. Обыграл  хитрый  Эрот  простодушного  Ганимеда  и  громко
смеялся  над ним. В это время подошла к ним Афродита. Она обняла своего сына
и сказала ему:
   -- Послушай, шалун. Я хочу поручить тебе одно дело.  Возьми  скорей  твой
лук  и  стрелы и лети на землю. Там, в Колхиде, пронзи стрелой сердце дочери
царя Эета, Медеи, пусть полюбит она героя Ясона. Если ты  исполнишь  это,  я
подарю  тебе  ту  игрушку,  которую  некогда сделала Адрастея для маленького
Зевса. Только лети сейчас же, это нужно сделать скорее.
   Эрот просил мать дать ему  сейчас  же  игрушку,  но  мать,  зная  хитрого
мальчика,  не  согласилась  дать  ему  игрушку  раньше,  чем  он исполнит ее
поручение. Убедившись, что ему ничего не  получить  от  матери  раньше,  чем
выполнит  он  поручение,  Эрот схватил свой лук и стрелы и быстро помчался с
высокого Олимпа на землю в Колхиду, сверкая в лучах солнца  своими  золотыми
крыльями.



   Рано  утром  проснулись  аргонавты. На совете решили они, что Ясон должен
идти с сыновьями Фрикса к царю Эету и просить его  отдать  руно  аргонавтам,
если же откажет гордый царь, то только тогда прибегнуть к силе.
   С  посохом  мира отправился Ясон во дворец к Эету. Густым облаком покрыла
Ясона и его спутников богиня Гера, чтобы не оскорбили жители Колхиды героев.
Когда герои подошли ко дворцу  Эета,  расступилось  облако,  и  они  увидели
дворец Эета. Величествен был этот дворец. Высоки были его стены с множеством
башен, уходящих в небо. Широкие ворота, украшенные мрамором, вели во дворец.
Ряды белых колонн сверкали на солнце, образуя портик.
   Все,  что  было во дворце Эета, все богатое убранство сделал ему Гефест в
благодарность за то, что отец Эета, бог солнца Гелиос, умчал изнемогавшего в
битве с гигантами Гефеста с флегрейских полей  в  своей  золотой  колеснице.
Много чертогов окружало двор. В самом роскошном жил царь Эет со своей женой,
в  другом  --  его сын Абсирт; за красоту прозвали колхидцы Абсирта Фаэтоном
(сияющим). В остальных же чертогах жила дочь Эета  Халкиопа,  жена  умершего
Фрикса,  и младшая дочь Эета Медея, великая волшебница, служительница богини
Гекаты.
   Когда Ясон со своими спутниками вошел во двор у  дворца  Эета,  из  своих
чертогов  вышла  Медея.  Она шла навестить Халкиопу. Вскрикнула от изумления
Медея, увидав чужеземцев. На крик ее вышла Халкиопа и увидала своих сыновей.
Радуясь их возвращению, подбежала к ним Халкиопа. Она обнимает, целует своих
сыновей, с которыми не думала больше увидаться. На шум вышел и Эет. Он зовет
к себе во дворец чужеземцев и велит приготовить своим слугам роскошный  пир.
В  то  время когда Ясон обменивался приветствиями с Эетом, с высокого Олимпа
опустился на своих золотых крыльях Эрот. Спрятавшись за колонной, натянул он
тетиву своего лука и вынул золотую стрелу. Затем, невидимый для  всех,  Эрот
встал  за  спиной  Ясона и пустил свою стрелу прямо в сердце Медеи. Пронзила
стрела ее сердце, и сразу почувствовала она любовь к Ясону.
   Ясон пошел со своими спутниками во дворец Эета.  Там  пригласил  их  царь
Колхиды  возлечь за пиршественный стол. Во время пира Аргос рассказал Эету о
том, как потерпел он со своими братьями кораблекрушение,  как  выбросили  их
бурные  волны  на  остров  Аретиаду и как нашли их там, умирающих от голода,
аргонавты. Сказал также Аргос, зачем приехал Ясон с героями в Колхиду.  Едва
услыхал  Зет,  что  Ясон хочет добыть золотое руно, как гневом сверкнули его
очи и грозно сдвинул он брови. Не верит Эет, что за золотым  руном  приплыли
герои,  он  думает:  уж  не завладеть ли властью над всей Колхидой замыслили
сыновья Фрикса и с той целью привели с собой греческих героев?  Эет  осыпает
упреками  Ясона, он хочет прогнать его ив дворца и грозит ему казнью. Готовы
были уже слететь гневные речи с уст Теламона в ответ на угрозы царя, но Ясон
остановил его. Он старается успокоить Эета, уверяет его, что лишь  за  руном
приплыли  они  в  Колхиду,  и обещает царю сослужить любую службу, исполнить
любое поручение, если в награду царь отдаст ему золотое руно. Задумался Эет.
Наконец, решив погубить Ясона, он сказал ему:
   -- Хорошо, ты получишь руно, но раньше исполни следующее  мое  поручение:
распаши  поле,  посвященное  Аресу,  моим  железным плугом, а в плуг запряги
медноногих, дышащих огнем быков; засей это  поле  зубами  дракона,  а  когда
вырастут из зубов дракона закованные в броню воины, сразись с ними и перебей
их. Если исполнишь ты это, получишь руно.
   Ясон не сразу ответил Эету, наконец промолвил:
   --  Я согласен, Эет, но и ты исполни данное обещание, ведь ты знаешь, что
я не могу отказаться от выполнения своего поручения,  раз  уже  волей  судеб
прибыл я сюда, в Колхиду.
   Сказав это, ушел Ясон со своими спутниками.



   Когда  Ясон  вернулся  на  "Арго",  он  рассказал  своим  товарищам,  что
произошло во  дворце  Эета  и  какое  поручение  дал  ему  царь.  Задумались
аргонавты. Как быть им, как выполнить поручение Эета? Наконец, сказал Аргос:
   --  Друзья,  во  дворце  Эета  живет  дочь  его,  Медея.  Она  -- великая
волшебница и одна лишь может помочь нам. Я пойду просить  мою  мать  убедить
Медею  оказать нам помощь. Если поможет Медея, то никакие опасности не будут
нам страшны.
   Едва сказал это Аргос, как над "Арго" пронесся белый голубь, преследуемый
коршуном. Голубь подлетел к Ясону и укрылся в складках его плаща,  а  коршун
упал на "Арго".
   -- Это счастливое знамение богов, -- воскликнул прорицатель Мопс, -- сами
боги  велят  нам  просить  помощи  у  Медеи.  Смотрите,  птица,  посвященная
Афродите, спаслась на груди у Ясона! Вспомните, что говорил Финей. Разве  не
советовал  он  нам  молить  о помощи Афродиту? Молите же богиню, она поможет
нам. Пусть скорей идет Аргос к матери, она убедит Медею оказать нам помощь.
   Послушались вещего Мопса аргонавты: они принесли жертву Афродите, и Аргос
быстро направился во дворец Эета к своей матери.
   Между тем Зет собрал на  площадь  всех  колхидцев.  Он  сказал  народу  о
прибытии чужеземцев и повелел сторожить "Арго", чтобы никто из аргонавтов не
мог  спастись  бегством. Эет решил сжечь "Арго" со всеми героями, после того
как погибнет Ясон на поле, посвященном Аресу; сыновей  же  Фрикса  он  решил
подвергнуть мучительной казни.
   Наступила  ночь.  Погрузилась  в сон столица Эета. Покой воцарился всюду.
Лишь нет его в чертогах Медеи. Над ее головой  вереницей  летают  сны,  один
тревожнее другого. То снится Медее, что Ясон борется с быками, а наградой за
победу  должна служить герою сама Медея. То снится ей, что она сама вступает
в борьбу с дышащими пламенем быками и легко  побеждает  их.  То  видит,  как
отказывают  родители  отдать  ее  в жены Ясону, -- ведь не он победил быков.
Разгорается спор между Ясоном и Эетом, сама Медея должна решить  этот  спор.
Когда  же решила она спор в пользу Ясона, то разгневала отца своего и грозно
закричал он на нее. Проснулась вся в слезах Медея, хочет бежать к  Халкиопе,
но  стыдится  идти к ней. Три раза уже бралась она за ручку двери, но каждый
раз возвращалась назад. Упала на ложе Медея и  зарыдала.  Услыхала  одна  из
рабынь Медеи ее рыдания и сказала об этом Халкиопе. Спешит Халкиопа к сестре
своей и видит, как лежит, рыдая, Медея на своем ложе.
   --  О,  сестра  моя,  --  говорит Халкиопа, -- о чем плачешь ты? Уж не об
участи ли моих сыновей льешь ты слезы? Не узнала ли ты, что  хочет  погубить
их наш отец?
   Ни  слова  не промолвила Медея в ответ Халкиопе, -- ведь не о ее сыновьях
плакала она, но, наконец, сказала:
   -- Зловещие сны снились мне,  сестра.  Гибель  грозит  твоим  сыновьям  и
чужестранцу,  с  которым  они вернулись. О, если бы боги дали мне сил помочь
им!
   Содрогнулась Халкиопа от ужаса, услыхав слова Медеи; обняв ее, молит  она
о  помощи.  Знает  Халкиопа,  что  может Медея помочь Ясону своими чарами. И
сказала Медея Халкиопе:
   -- Слушай, сестра, я помогу чужестранцу. Пусть придет  он  утром  в  храм
Гекаты, я дам ему талисман, который поможет ему совершить подвиг. Обещай мне
только хранить все в тайне, иначе погубит всех нас отец.
   Ушла  Халкиопа.  Медея  осталась одна. Противоположные чувства боролись у
нее в груди. То боялась она идти против воли отца, то снова решалась  помочь
Ясону,  которого так полюбила. Она даже хотела покончить с собой, приняв яд.
Медея уже достала ларец с ядом, открыла  его,  но  богиня  Гера  внушила  ей
неудержимую  жажду  жизни.  Оттолкнула  Медея  ларец с ядом, забыла все свои
сомнения, лишь о Ясоне думала она и решила ему помочь.
   Лишь только занялась заря и розовым  светом  стали  окрашиваться  далекие
снежные  вершины  Кавказа,  как  пришел Аргос к аргонавтам и сообщил им, что
Медея согласилась помочь Ясону и просит Ясона прийти в  храм  Гекаты.  Когда
взошло  солнце,  Ясон  отправился  с  Аргосом  и прорицателем Мопсом к храму
Гекаты. Богиня Гера сделала  Ясона  столь  прекрасным,  что  даже  аргонавты
залюбовались, глядя на него.
   Медея же между тем, встав рано утром, достала ларец с волшебными мазями и
вынула   из  него  мазь,  которая  называлась  "масло  Прометея".  Она  была
приготовлена из сока корней растения, выросшего из крови  Прометея.  Всяким,
кто  натирался этой мазью, становился неуязвимым ни для железа, ни для меди,
ни  для  огня;  непоборимую  силу  приобретал  он  и  на   день   становился
непобедимым.  Эту-то  мазь и решила Медея дать Ясону. Позвала Медея рабынь и
поехала в храм Гекаты. Радостно была на сердце у Медеи, она забыла все  свои
тревоги и думала лишь о свидании с Ясоном.
   Вот  и храм Гекаты. Вошла в него Медея. Ясона еще не было. Скоро пришел и
Ясон. Взглянула на него Медея, и сильно забилось сердце в груди ее. Не может
вымолвить слова Медея.
   Долго стояли молча Ясон и Медея; наконец, прервал молчание герой. Он взял
за руку Медею и сказал:
   -- Прекрасная дева, зачем опустила ты в землю очи?  Зачем  боишься  меня?
Неужели  ты  думаешь,  что  я  таю злой умысел? Нет, не со злыми намерениями
пришел я сюда. Я пришел молить тебя о защите. Только, молю тебя,  скажи  мне
правду;  помни, что лжи не потерпит в святилище своем Геката, не потерпит ее
и Зевс, защитник всех молящих о помощи. Скажи, поможешь ли ты мне?  Если  ты
поможешь,  то  прославят твое имя по всей Греции великие герои, пришедшие со
мной сюда, в Колхиду. Вспомни, как  велика  слава  дочери  Миноса,  Ариадны,
помогшей великому Тесею.
   Молчала  Медея и лишь смотрела на Ясона глазами, полными любви. Прекрасна
была она в  своем  смущении.  Трепетной  рукой  достала  она  приготовленную
волшебную  мазь  из-за  пояса  и подала ее Ясону. Чуть слышным голосом Медея
сказала ему:
   -- Слушай, Ясон, вот в чем будет заключаться моя помощь: ночью омойся  ты
в  реке; надев черные одежды, вырой глубокую яму на берегу и над ней принеси
Гекате в жертву черную овцу, облив ее медом. Потом иди на корабль  твой,  но
смотри  --  не  оборачивайся. Услышишь ты голоса и яростный лай собак, но ты
иди прямо и не бойся. Когда же наступит утро, намажь свое тело, копье, щит и
меч этой мазью. Неодолимую силу даст тебе мазь,  и  выполнишь  ты  поручение
Эета. Помни только: когда вырастут из земли воины, брось в них камень, и они
начнут  сражаться  друг  с другом, тогда напади на них. Возьми же мазь, с ее
помощью ты добудешь руно. Вези тогда руно, куда хочешь.
   Умолкла Медея. Печально затуманились ее очи от одной мысли  о  разлуке  с
Ясоном. Опустив голову, стояла Медея, полная грусти, и, наконец, промолвила:
   --  Ты  уедешь,  Ясон, к себе на родину, но не забывай меня, хоть изредка
вспоминай Медею, -- ведь я же спасла тебя.
   Спросила Медея, откуда родом Ясон. Ясон рассказал ей об Иолке, о цветущей
долине, где стоит он. Он звал Медею  поехать  с  ним  в  Грецию.  Обещал  ей
великий почет, обещал, что будут чтить ее, как богиню, в Иолке.
   -- О, если бы согласился Эет заключить со мной союз дружбы! -- воскликнул
Ясон, -- о, если бы он отпустил он тебя со мной на мою родину!
   --  Нет, не бывать этому, -- со вздохом, полным скорби, сказала Медея, --
суров и неумолим мой отец. Возвращайся один на  родину,  только  не  забывай
меня.  О,  как  была  бы  я рада, если бы буйный ветер отнес меня на крыльях
своих в Иолк, чтобы могла я напомнить тебе о себе, когда ты  забудешь  меня,
когда забудешь, что я спасла тебя.
   Слезы  навернулись  на  глаза Медеи. Смотрит на нее Ясон, и овладевает им
любовь к Медее. Он молит ее тайно покинуть дом отца и бежать с ним в Иолк.
   Готова покинуть Колхиду Медея, разлука с Ясоном пугает  ее,  она  боится,
что  не  перенести  ей этой разлуки. Плачет Медея от одной мысли о разлуке с
Ясоном. Гера внушила ей желание следовать всюду  за  Ясоном.  Хочет  богиня,
чтобы  поехала  в  Иолк  Медея;  там  с  ее  помощью  Гера  решила  погубить
ненавистного ей Пелия.
   Простилась Медея с Ясоном; он обещал ей прийти опять в храм Гекаты, чтобы
еще раз встретиться с ней и решить, что им делать.  Весело  ехала  домой  на
своей колеснице Медея -- она знала, что любит ее Ясон.



   Наступила  ночь.  Одевшись  в черные одежды, Ясон пошел на берег Фазиса и
там в глухую полночь омылся в его быстрых волнах. Затем  он  вырыл  глубокую
яму  и  принес  над  ней,  как  велела ему Медея, жертву Гекате. Лишь только
жертва была принесена, как содрогнулась земля и появилась великая  Геката  с
дымящимися  факелами  в  руках. Страшные чудовища и изрыгающие огонь драконы
окружали Гекату, лаяли и выли вокруг нее ужасные адские псы. Окрестные нимфы
с громким криком бежали, увидя Гекату. Ужас объял  Ясона,  но,  помня  слова
Медеи, не оборачиваясь, шел он к "Арго", где ждали его друзья.
   Лишь  только наступило утро, как послали аргонавты Теламона и Мелеагра за
зубами дракона к Эету. Эет  дал  им  зубы  убитого  Кадмом  дракона  и  стал
собираться  ехать  на  поле  Ареса,  чтобы посмотреть, как выполнит Ясон его
поручение. Одел Эет свои доспехи, покрыл  голову  шлемом,  сиявшим,  подобно
солнцу,  взял в руки копье и шит, которые были по своей тяжести только впору
Гераклу, и взошел на колесницу;  ею  правил  сын  его  Абсирт.  Собрались  и
аргонавты отправиться на поле Ареса.
   Ясон  натер  копье,  меч и щит волшебной мазью, а затем натерся ею и сам.
Страшную силу ощутил он тогда во  всем  теле.  Словно  стальными  стали  его
мускулы,  тело  его  стало  таким, словно оно было выковано из железа. Когда
аргонавты на своем быстром "Арго" приплыли к полю Ареса, Эет уже ждал их,  а
кругом  поля по склонам гор толпились колхидцы. Ясон сошел на берег, сверкая
как лучезарная звезда, своими доспехами. Ясон пошел по полю, нашел  на  поле
железный   плуг  и  медное  ярмо  и,  прикрывшись  щитом,  пошел  отыскивать
извергающих огонь быков. Вдруг выскочили оба быка из пещеры, и  с  неистовым
ревом  бросились  на героя. Клубы огня вылетали у них из пастей. Прикрывшись
щитом, ждет их герой. Вот налетели на него быки и со страшной силой  ударили
рогами  в  щит  героя.  Ни  один  человек  не  выдержал  бы  этого удара, но
незыблемо, словно скала, стоял Ясон. Еще и еще  налетают  с  ревом  на  него
быки,  вздымая  клубы  пыли.  Одного  за другим схватил Ясон могучими руками
быков за рога и привлек их к плугу. Рвутся быки, они палят Ясона  огнем,  но
невредим он, и не могут вырваться из рук его яростные быки. Запряг их в плуг
Ясон  с  помощью Кастора и Полидевка. Погоняя копьем быков, Ясон вспахал все
поле Ареса, засеял его зубами дракона. Окончив  посев,  выпряг  быков  Ясон,
грозно  крикнул  и  ударил  их  своим  копьем. Как бешеные, помчались быки и
скрылись в глубокой пещере. Окончена была  первая  половина  работы,  теперь
нужно  ждать,  когда  вырастут  на  поле  воины. Пошел на берег Фазиса Ясон,
зачерпнул шлемом воды и утолил жажду.
   Но недолог был отдых Ясона. Вот на поле показалось из земли острие копья,
за ним другое, еще и еще, и все поле покрылось как бы  медной  щетиной.  Вот
словно  зашевелилась  земля,  и из нее показались шлемы и головы воинов. Вот
уже покрылось все поле воинами в  блестящих  доспехах.  Помня  слова  Медеи,
схватил  Ясон  громадный  камень;  не  под силу было бы сдвинуть его четырем
сильнейшим героям, но Ясон поднял его одной рукой  и  далеко  бросил  его  в
толпу  рожденных  из  зубов  дракона  воинов.  Схватились  за оружие воины и
началась между ними кровавая битва. Бросился с мечом на воинов Ясон,  одного
за  другим поражал он их, и вскоре все поле было покрыто убитыми воинами, ни
одного из них не осталось в живых, все пали они от могучей руки Ясона.
   Все  поле  покрыли  они,  подобно  срезанным  острым   серпом   колосьям,
покрывающим  плодотворную  землю. Окончен был подвиг. С изумлением глядел на
Ясона Эет, дивясь его нечеловеческой силе. Грозно сдвинул царь  брови,  гнев
сверкал  в его очах. Не промолвив ни слова, помчался он на своей колеснице в
город, думая лишь об одном -- как погубить ему дивного чужестранца. Ясон же,
вернувшись на "Арго", отдыхал в кругу друзей своих,  славивших  его  великий
подвиг.




        МЕДЕЯ ПОМОГАЕТ ЯСОНУ ПОХИТИТЬ ЗОЛОТОЕ РУНО

   Вернувшись  во  дворец,  Эет  созвал на совет знатнейших жителей Колхиды.
Далеко за полночь советовался с ними царь о том,  как  погубить  аргонавтов.
Эет  догадывался,  что  лишь  с  помощью  Медеи  мог  Ясон совершить подвиг.
Чувствовала Медея, что грозит великая опасность и ей, и Ясону. Она не  могла
найти  покоя в своих пышных чертогах. Сон бежал от ее глаз. Встала она ночью
со своего ложа и тихо покинула дворец Эета. Тропинками, известными  лишь  ей
одной,  идет она к берегу Фасиса, туда, где пылает яркий костер, разведенный
аргонавтами. Подойдя к костру, позвала она Ясона  и  младшего  сына  Фрикса,
Фронтиса.  Медея  сказала  Ясону,  какие  злые  предчувствия  тревожат ее, и
убедила его немедленно идти с ней за руном. Ясон надел свои доспехи и  пошел
в  священную рощу Ареса. Все кругом окутано было тьмой, лишь в роще сверкало
золотым блеском руно, висевшее на священном дереве.  Когда  Медея  с  Ясоном
вошли  в  рощу,  поднялся  страшный  дракон,  извергая пламя. Призвала Медея
могучего бога сна Гипноса. Страшные заклинания шепчет она и  льет  на  землю
волшебные  зелья.  Упал на землю дракон, еще поднимает он ослабевшую голову,
но окропила его Медея снотворным зельем,  закрылась  пасть  его,  сомкнулись
сверкающие  огнем  глаза,  и,  охваченный  сном,  растянулся он у дерева, на
котором висело золотое руно. Ясон снял руно, он спешил вернуться  скорее  на
"Арго".
   В  удивлении  толпились  герои вокруг Ясона и Медеи, рассматривая золотое
руно. Но некогда было медлить,  нужно  было  покинуть  Колхиду,  прежде  чем
узнает  Эет  о  похищении  руна.  Обрубил Ясон канаты, которыми привязан был
"Арго" к берегу, схватились за весла герои, и, как стрела,  помчался  "Арго"
вниз  по течению Фасиса, к морю. Вот и море. Налегают на весла герои, птицей
несется по волнам "Арго", все дальше и дальше Колхида.
   Рано утром Эет узнал о похищении золотого руна и о том, что Медея  бежала
вместе  с  аргонавтами.  В неистовый гнев пришел Эет. Он созвал колхидцев на
берег моря. Но далеко уже "Арго", не видно его среди волн моря. Эет  повелел
собираться в погоню колхидцам.
   Он грозит им смертью, если не настигнут они аргонавтов. Спустили колхидцы
корабли   и,  с  сыном  Эета  Абсиртом  во  главе,  пустились  в  погоню  за
аргонавтами.



   Когда  "Арго"  вышел  в  открытое  море,  подул  попутный  ветер.   Герои
распустили  паруса  и "Арго" быстро понесся по волнам Эвксинского Понта. Три
дня плыли герои. Наконец, вдали показались берега Скифии.  Аргонавты  решили
плыть  вверх  по  течению  Истра,  чтобы  потом  спуститься по одному из его
рукавов в Адриатическое море[1]. Когда аргонавты  приплыли  к  устью  Истра,
увидели  они,  что  все  устье  его  и все острова заняты войском колхидцев,
которые  приплыли  туда  на  своих   кораблях   кратчайшим   путем.   Увидав
многочисленное войско колхидцев, герои убедились, что им не победить его; их
было  слишком мало, чтобы решиться на битву с тысячами прекрасно вооруженных
воинственных колхидцев. Аргонавты решили прибегнуть к хитрости. Они вступили
в переговоры с  предводителем  вражеского  войска  Абсиртом  и  обещали  ему
заключить  Медею  в храме и выдать ее, если царь соседнего города решит, что
Медея должна возвратиться в Колхиду, золотое же руно должно было остаться  у
аргонавтов,  так  как  Ясон исполнил точно подвиг, за который Эет обещал ему
выдать руно. Но все эти переговоры велись  лишь  для  того,  чтобы  выиграть
время. Медея же обещала Ясону заманить Абсирта на один из островов в храм.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Греки,  плохо  знакомые  с  географией  Европы,  думали, что Истр
(современный Дунай) сообщается особым рукавом с Адриатическим морем.
---------------------------------------------------------------

   Послал Ясон к Абсирту, как бы от Медеи, богатые дары и велел просить  его
прийти  в  уединенный  храм,  чтобы  увидеться там с Медеей. Абсирт пришел в
храм, но лишь показался он в дверях храма, как бросился на него с обнаженным
мечом Ясон, и пал Абсирт на землю, пораженный  насмерть.  Ужасное  злодеяние
совершили  Ясон  и Медея: они убили безоружного Абсирта в храме. Разрубив на
куски тело Абсирта, бросил его Ясон в волны Истра. В ужас  пришли  колхидцы,
бросились  они  собирать части тела своего предводителя, аргонавты же быстро
поплыли вверх по Истру.
   Долго  плыли  аргонавты,  наконец  по  рукаву  Истра  спустились  они   в
Адриатическое  море к берегам Иллирии. Там поднялась ужасная буря. Как горы,
вздымаются покрытые пеной валы. Ветры, как бы сорвавшиеся с  цепей,  носятся
над  морем  и  рвут  парус  с "Арго". Стонет "Арго" под напором волн, гнутся
борта его, ломаются весла в руках могучих гребцов. Как  щепку,  носят  волны
"Арго".  Гибель  грозит аргонавтам. Тогда раздался голос с кормы. Он исходил
из вставленного в корму "Арго" куска  священного  дуба,  росшего  в  Додоне.
Голос  повелел аргонавтам ехать к волшебнице Кирке, чтобы очистила она Ясона
и  Медею  от  осквернившего  их  убийства  Абсирта.  Лишь  только  повернули
аргонавты  "Арго"  на  север,  как  стихла  буря, и поняли все, что это воля
богов.
   Через Эридан и потом по Родану спустились аргонавты в Тирренское  море  и
долго  плыли по нему, пока, наконец, не приплыли к волшебному острову Кирки,
сестры Эета. Кирка очистила Медею и Ясона от скверны убийства. Она  принесла
жертву  Зевсу,  очищающему от скверны убийства, облила руки Ясона жертвенной
кровью и заклинала у алтаря Эриний не преследовать гневом  своим  убийц.  Не
отказала Кирка Медее в очищении от страшного злодеяния, так как по блеску ее
глаз  узнала  волшебница, что Медея, как и сама она, происходит из рода бога
солнца Гелиоса.
   Отправились аргонавты в дальнейший путь. Много еще пришлось преодолеть им
опасностей. Проплыли они между Сциллой и Харибдой, где ждала  бы  их  верная
гибель,  если бы не помогла им великая жена Зевса, Гера. Проплыли они и мимо
острова сирен и слышали их манящее пение, которое с непобедимой силой влекло
их к сиренам. Но певец Орфей ударил по струнам золотой кифары, и  песнь  его
победила  чары  песен  сирен. Наконец, приплыли аргонавты к Планктам, узкому
проливу, над которым сводом подымались громадные скалы.  Море  билось  между
скалами,  волны  кружились  под  сводом  в  страшном  водовороте,  временами
подымаясь до самого верха свода. Даже голуби, приносившие Зевсу амврозию, не
пролетали невредимыми под этим сводом, и каждый день погибал один из них. Но
тут помогла аргонавтам Гера, она упросила Амфитриту смирить волны у  Планкт,
и аргонавты невредимо миновали их.
   После долгого пути аргонавты прибыли к острову феаков. Там радушно принял
их царь Алкиной. Могли отдохнуть от опасностей пути аргонавты, но не пробыли
они  и  дня у феакийцев, как появился у острова флот колхидцев и потребовали
они выдать им Медею. Начался бы кровавый бой,  если  бы  Алкиной  не  разнял
врагов.  Алкиной  решил, что Медея должна быть выдана колхидцам, если она не
жена Ясона. Ночью послала вестника  жена  Алкиноя,  Арета,  к  Ясону,  чтобы
вестник  сообщил  ему  решение  Алкиноя.  Той  же ночью Ясоном и Медеей были
совершены свадебные обряды, и на следующий день Ясон дал перед  собравшимися
феакийцами  и  колхидцами торжественную клятву, что Медея -- его жена. Решил
тогда Алкиной, что Медея должна  остаться  с  мужем,  и  пришлось  колхидцам
вернуться к Эету, не завладев Медеей.
   Отдохнув  у  гостеприимных феакийцев, отправились дальше аргонавты. Долго
плыли они благополучно. Вот  показались  уже  в  голубой  дали  моря  берега
Пелопоннеса. Вдруг поднялся страшный вихрь и помчал "Арго" в море. Долго нес
вихрь  "Арго"  по  безбрежному  морю и, наконец, выкинул "Арго" на пустынный
берег. Глубоко завяз "Арго" в тине  залива,  сплошь  покрытого  водорослями.
Отчаяние  охватило  аргонавтов.  Кормчий  Линкей,  опустив  голову, сидел за
корме, потеряв надежду на возвращение в Грецию. Аргонавты печальные  бродили
по  берегу,  словно  утратив  все силы, все мужество. Все видели перед лицом
своим гибель. На помощь Ясону пришли нимфы. Они  открыли  Ясону,  что  вихрь
занес  "Арго"  в  Ливию[1] и что аргонавты должны на плечах перенести "Арго"
через Ливийскую пустыню, подняв его из ила тогда, когда  Амфитрита  выпряжет
коней из своей колесницы. Но когда же выпрягает Амфитрита из колесницы своих
коней?  Этого  не  знали  аргонавты.  Вдруг увидели они, как из моря выбежал
белоснежный конь и быстро помчался через пустыню. Поняли аргонавты, что  это
конь  Амфитриты.  Подняли  "Арго" на плечи аргонавты и двенадцать дней несли
его через пустыню, изнемогая от жары и жажды. Наконец  они  достигли  страны
гесперид.  Там  указали  им  геспериды  источник, выбитый из скалы Гераклом.
Герои утолили жажду, запаслись водой и отправились  в  путь  на  родину.  Но
аргонавта  никак не могли найти выхода в море. Они находились не в море, а в
озере Тритона. Но совету Орфея, посвятили они богу озера треножник. Появился
перед аргонавтами прекрасный юноша. Он подал герою Эвфему  комок  земли  как
знак  гостеприимства  и  указал  аргонавтам  выход в море. Принесли в жертву
аргонавты барана. Перед "Арго" появился сам бог Тритон и вывел  "Арго"  мимо
белых  скал,  через  водоворот  в  открытое море. Из озера Тритона аргонавты
приплыли к острову Криту  и  хотели  запастись  там  водой  для  дальнейшего
плавания.  Но не допускал их на берег Крита медный исполин Талос, подаренный
Миносу самим громовержцем Зевсом. Талос охранял владения Миноса, обегая весь
остров. Но Медея своими чарами усыпила Талоса. Упал Талос на землю, и  выпал
у  него  медный гвоздь, замыкавший единственную жилу, по которой текла кровь
Талоса. Хлынула на землю кровь Талоса,  подобная  расплавленному  свинцу,  и
умер  исполин.  Аргонавты  могли теперь беспрепятственно пристать к берегу и
запастись водой.

---------------------------------------------------------------
   [1] Ливией греки называли берег Африки на запад от Египта.
---------------------------------------------------------------

   По пути от Крита к Греции герой Эвфем  уронил  комок  земли,  данный  ему
Тритоном,  в море, и из этой глыбы образовался остров, названный аргонавтами
Каллистой. Этот остров впоследствии  заселили  потомки  Эвфема,  и  стал  он
называться Ферой[1].

---------------------------------------------------------------
   [1] Современный остров Санторин.
---------------------------------------------------------------

   После  этого  буря застигла аргонавтов в море. Темной ночью разбушевалась
буря. Аргонавты боялись ежеминутно  натолкнуться  на  подводный  камень  или
разбиться  о прибрежные скалы. Вдруг ярким светом блеснула над морем золотая
стрела и озарила все кругом, за ней блеснула другая, третья. Это бог Аполлон
озарял своими стрелами путь аргонавтам. Они пристали и  острову  Анафе[1]  и
переждали  бурю.  Утихла,  наконец,  буря,  успокоились  волны моря, и подул
попутный ветер. "Арго" спокойно понесся по лазури моря. Больше не  встречали
аргонавты опасностей на своем пути и вскоре прибыли в желанную гавань Иолка.

---------------------------------------------------------------
   [1] Современный остров Анафи.
---------------------------------------------------------------

   Когда  аргонавты  прибыли  в  Иолк,  принесли  они  богатую жертву богам,
помогавшим во время опасного плавания. Ликовали все в  Иолке  и  праздновали
возвращение  аргонавтов;  все  славили  великих  героев  и  вождя  их Ясона,
добывшего золотое руно.



   Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

   Коварный Пелий не сдержал слова, он не вернул Ясону власть  его  предков.
Затаил  Ясон  обиду  и  решил жестоко отомстить Пелию. И здесь пришла ему на
помощь Медея. Вскоре представился  и  случай  для  мести.  Престарелый  отец
Ясона,  Эсон, узнав, что Медея -- великая волшебница, захотел, чтобы вернула
она ему молодость. Сам Ясон просил Медею сделать отца  его  моложе.  Обещала
исполнить эту просьбу Медея, если только поможет ей Геката.
   Когда  наступило  полнолуние,  в  полночь  вышла  Медея  из дома в темных
одеждах, босая,  с  распущенными  волосами.  Все  кругом  было  погружено  в
глубокий  сон,  всюду  царила немая тишина. Молча идет Медея, залитая светом
луны. Остановилась Медея там, где сходятся три дороги, подняла руки и трижды
громко воскликнула. Опустилась она на колени и стала шептать заклинание. Она
заклинала ночь, небесные светила, луну,  землю,  ветры,  горы  и  реки.  Она
призывала  явиться ей богов лесов и ночи. Она молила великую Гекату услышать
ее и помочь ей. Услыхала ее  Геката,  и  появилась  пред  Медеей  колесница,
запряженная  крылатыми  драконами. Девять дней и девять ночей собирала Медея
на этой колеснице волшебные травы и коренья в горах, в лесах, по берегам рек
и моря. Когда же вернулась она к дому Эсона, то поставила два  алтаря:  один
--  Гекате,  другой -- богине молодости. Вырыла она перед алтарями две ямы и
над ними принесла в жертву мрачной богине тьмы и  колдовства  Гекате  черных
овец,  совершая  ей  возлияния  медом  и  молоком. Призывала Медея подземных
богов, Аида и Персефону, и молила их не  отнимать  у  старого  Эсона  жизни.
Потом  велела  ода  привести Эсона. Чарами своими она усыпила его и положила
Эсона на волшебные травы. В медном  котле  сварила  Медея  волшебное  зелье.
Вскипело  зелье  и  покрылось  белой  пеной. Сухой веткой от векового дерева
мешала зелье Медея. И ветка зазеленела, покрылась листьями, и  появились  на
ней  зеленые плоды. Всюду, куда только ни капала пена зелья, вырастали цветы
и травы. Увидав, что поспело зелье, Медея  мечом  перерезала  горло  старику
Эсону  и  выпустила  его  старую  кровь, Через широкую рану влила она в жилы
Эсона волшебное зелье. И -- о, чудо! -- волосы  старика  прежде  белые,  как
снег,  потемнели,  пропали  морщины  и  старческая худоба, на щеках появился
вновь румянец. Проснулся Эсон и вновь увидал себя молодым, сильным и бодрым.
   После того как Медее  удалось  вернуть  молодость  Эсону,  она  решилась,
составив  коварный план, отомстить старому Пелию за то, что он обманул Ясона
и не вернул ему власть над Иолком.
   Медея уговорила дочерей Пелия вернуть их  отцу  молодость,  а  чтобы  еще
сильнее  уверовали они в ее чары, она привела барана, заколола его и бросила
в котел с зельем. Лишь только погрузился заколотый баран в котел, как тотчас
выпрыгнул из котла резвый  ягненок.  Дивились  дочери  Пелия  этому  чуду  и
согласились попытаться вернуть отцу молодость.
   Медея  приготовила  зелье,  но  не  такое,  какое  приготовила она, чтобы
вернуть молодость отцу Ясона. Не было волшебной силы в этом  зелье.  Усыпила
Медея  своими  заклинаниями Пелия, привела в его спальню дочерей и велела им
перерезать горло отцу. Но дочери не решались.
   -- Малодушные! -- воскликнула Медея, -- скорей обнажите же меч, выпустите
из жил отца вашего его старую кровь, а я волью ему молодую.
   Не решаются дочери Пелия нанести спящему отцу смертельный удар.  Наконец,
отвернувшись,  одна  за  другой  стали  наносить  дочери  отцу  удары мечом.
Проснулся Пелий, смертельно раненный, приподнялся он на  ложе  и,  простирая
слабеющие руки к дочерям, со стоном воскликнул:
   --  О,  дочери,  что делаете вы! Что заставило вас поднять руку на вашего
отца?
   Опустились от ужаса руки у дочерей Пелия.  Бледные  стоят  они,  сознание
покидает  их. Медея же подбежала к ложу Пелия, вонзила ему в горла свой нож,
разрезала тело его на куски и  бросила  их  в  кипящий  котел.  Появилась  в
спальне  Пелия колесница, запряженная крылатыми драконами, и на ней скрылась
Медея из глаз обезумевших от ужаса дочерей Пелия.
   Сын Пелия, Адраст, устроил пышные похороны отцу, а после похорон --  игры
в  честь погибшего. В них приняли участие величайшие герои Греции. Судьей на
играх был сам Гермес.  Кастор,  Полидевк  и  Эвфем  состязались  в  беге  на
колесницах,  Адмет  и Мопс -- в кулачном бою, Аталан с Пелеем -- в борьбе. В
беге всех победил Ификл.
   Но не удалось Ясону получить власть над Иолком. Адраст  не  позволил  ему
остаться в Иолке, он изгнал его из Иолка за убийство женой его Медеей Пелия.
Покинул родину Ясон и удалился с Медеей в Коринф.



   Изложено по трагедии Еврипида "Медея"

   После  убийства  Пелия  изгнанные из Иолка Ясон и Медея поселились у царя
Креонта в Коринфе. Два сына родились у  Медеи.  Казалось,  счастливы  должны
были  быть  даже  и  на чужбине Ясон и Медея. Но судьба не судила счастья ни
Ясону, ни Медее. Ясон, пленившись красотой дочери  Креонта  Главки,  изменил
клятвам,  данным  в  Колхиде Медее еще тогда, когда получил от нее волшебную
мазь; он изменил той, с помощью которой совершил великий  подвиг.  Он  решил
жениться  на  Главке,  и  царь  Креонт  согласился  отдать  свою дочь в жены
знаменитому герою.
   Когда Медея узнала об измене Ясона,  отчаяние  овладело  ею.  По-прежнему
любила  Медея  Ясона.  Словно  обратившись в бездушный камень, сидела Медея,
погруженная в печаль. Она  не  ела,  не  пила,  не  слушала  слов  утешения.
Понемногу  неистовый  гнев  овладевал Медеей. Не может смириться неукротимый
дух Медеи. Разве может снести  она,  дочь  царя  Колхиды,  сына  лучезарного
Гелиоса,  чтобы  восторжествовали над ней враги ее, чтобы они издевались над
ней! Нет, страшна в гневе Медея,  месть  ее  должна  быть  ужасна  по  своей
жестокости. О! Медея отомстит и Ясону, и Главке, и отцу ее Креонту!
   Все   клянет  Медея  в  неистовом  гневе.  Она  проклинает  детей  своих,
проклинает Ясона. Страдает Медея и молит богов, чтобы отняли сразу они у нее
жизнь ударом молнии. Что, кроме мести, осталось ей  в  жизни?  Смерть  зовет
Медея,  это будет концом ее мучений, смерть освободит ее от горя. За что так
жестоко поступил с ней Ясон, с ней,  которая  спасла  его,  помогла,  усыпив
дракона,  добыть  золотое  руно, которая ради его спасения заманила в засаду
своего брата и убила ради  Ясона  Пелия?  Призывает  Медея  Зевса  и  богиню
правосудия  Фемиду  быть  свидетелями того, как несправедливо поступил с ней
Ясон. Все сильней и сильней решение Медеи отомстить Ясону.
   Но вот приходит Креонт. Он объявляет Медее,  что  она  должна  немедленно
покинуть  Коринф.  Боится Медеи Креонт, он знает, как страшна в гневе Медея,
знает, как могущественны ее чары; ведь она может погубить и дочь его, и  его
самого.
   Медея  же,  чтобы  выиграть  время для мести, делает вид, что подчиняется
Креонту, что признает его право изгнать ее, но просит его лишь об  одном  --
разрешить  ей  остаться  еще  на  один день в Коринфе. Согласился Креонт, не
подозревая, что этим сам обрек себя на  гибель;  но  он  грозит  Медее,  что
предаст  казни  и  ее,  и  ее  сыновей,  если  застанут в Коринфе Медею лучи
восходящего солнца. Медея знает, что казни  ей  нечего  бояться.  Скорее  ее
погибнет  Креонт,  недаром  клялась  она бледноликой богиней Селеной и своей
покровительницей Гекатой погубить своих  врагов.  Нет,  не  она,  а  они  не
избегнут казни. Неужели станет она, внучка бога Гелиоса, посмешищем потомков
Сизифа и невесты Ясона!
   Напрасно  говорит  Медее Ясон, что для ее блага и для блага детей женится
он на Главке, что сыновья его найдут опору в  своих  будущих  братьях,  если
пошлют  ему  боги  детей  от нового брака. Медея не может верить искренности
слов Ясона, она упрекает в измене Ясона и грозит ему гневом богов, не  хочет
она  слушать  его.  Теперь  ненавистен  ей  Ясон,  которого когда-то она так
любила, для которого забыла отца, мать, брата и родину. Разгневанный  уходит
Ясон, а вслед ему несутся насмешки и угрозы Медеи.
   В это время приходит в Коринф, по пути из Дельф в Троисену[1], Эгей, царь
Афин.  Дружелюбно  приветствует он Медею и спрашивает ее, чем опечалена она.
Рассказывает о своем горе Медея и  молит  царя  Афин  дать  ей,  изгнаннице,
забытой  мужем,  приют  в  Афинах.  Она  обещает  Эгею помочь своими чарами,
обещает,  что  он  будет  иметь  многочисленное  потомство,   не   останется
бездетным,  как  до сих пор, лишь только бы дал ей приют. Клянется Эгей дать
приют Медее. Он клянется богиней земли Геей, Гелиосом,  дедом  Медеи,  всеми
богами  Олимпа  --  не выдавать Медею ее врагам. Лишь одно условие ставит он
Медее: она сама должна без его помощи прийти в Афины, так как не хочет  Эгей
ссориться с царем Коринфа.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город в Арголиде на Пелопоннесе.
---------------------------------------------------------------

   Обеспечив себе приют, Медея приступает к выполнению задуманной мести. Она
решается  не  только  погубить  Креонта  и дочь его Главку, но и убить своих
детей, детей Ясона. Она посылает свою служанку  за  Ясоном.  Приходит  Ясон.
Покорной  притворяется  Медея,  она  делает  вид,  что  примирилась со своей
судьбой и с решением Ясона, и просит его  лишь  об  одном,  чтоб  он  убедил
Креонта  оставить  в  Коринфе ее сыновей. Приходят и дети. Увидав их, плачет
Медея, она обнимает, целует своих сыновей, она  любит  их,  но  жажда  мести
сильнее любви к детям.
   Но  как  погубить  Главку  и  Креонта? И вот, под предлогом того, что она
стремится склонить Главку оставить  ее  детей  в  новом  доме  Ясона,  Медея
посылает  Главке в подарок драгоценную одежду и золотой венец. Этот-то дар и
несет с собой гибель. Лишь только надела Главка одежду и  венец,  присланные
Медеей,  как  яд,  которым  были  напитаны они, проник ей в тело; как медный
обруч сжимает ей голову  венец.  Одежда  жжет  огнем  ее  тело.  В  страшных
мучениях умирает Главка. Спешит к ней на помощь отец, он обнимает несчастную
дочь,  но  одежда  прилипает  и  к нему. Он старается оторвать эту одежду от
тела, но с нею вместе отрывает и куски своего тела. И Креонт погиб  от  дара
Медеи.
   С  торжеством  слышит  Медея,  стоя  у  своего дворца, о гибели Креонта и
Главки, но их гибель не утолила жажду мести Медеи:  ведь  она  решила  убить
своих  детей,  чтобы  еще сильнее заставить страдать Ясона. Теперь побуждает
Медею решиться на это убийство и то, что она знает, какая участь  грозит  ее
сыновьям,  когда  родственники  Креонта  будут  мстить им за преступления их
матери. Поспешно ушла Медея во дворец и тотчас раздались там крики  и  стоны
ее  сыновей.  Родная мать убила их. Ясон же, когда погибли Креонт и дочь его
Главка от руки жены его Медеи, в страхе, что родственники Креонта  из  мести
погубят его сыновей, спешит к себе во дворец. Дверь во дворец заперта, хочет
взломать  ее  Ясон.  Вдруг  в  воздухе  на  запряженной драконами колеснице,
посланной богом Гелиосом,  появляется  Медея:  у  ног  ее  лежат  убитые  ею
сыновья. В ужасе Ясон. Он молит Медею оставить ему хотя бы тела его сыновей,
чтобы  он  сам  мог  похоронить  их. Но и этого утешения не дает ему Медея к
быстро уносится на чудесной колеснице.
   Безрадостна была вся дальнейшая жизнь Ясона. Нигде  не  находил  он  себе
пристанища  надолго.  Однажды  проходил  он через Истм, мимо того места, где
стоял вытащенный на берег корабль  "Арго",  посвященный  аргонавтам  и  богу
моря,  Посейдону.  Усталый  Ясон  прилег в тени "Арго" под его кормой, чтобы
отдохнуть, и заснул. Когда Ясон спокойно спал, обрушилась корма пришедшего в
ветхость "Арго" и похоронила под своими обломками спящего Ясона.



   Мифы троянского  цикла  изложены  по  поэме  Гомера  "Илиада",  трагедиям
Софокла   "Аякс-биченосец",   "Филоктет",   Еврипида  "Ифигения  в  Авлиде",
"Андромаха", "Гекуба", поэмам Вергилия "Энеида", Овидия "Героини" и отрывкам
ряда других произведений.



   Некогда славный герой Тиндарей был изгнан из своего царства Гиппокоонтом.
После долгих скитаний нашел он приют у царя Этолии[1], Фестия. Полюбил  царь
Фестий  героя  и  отдал  ему  в жены свою прекрасную, как богиня, дочь Леду.
Когда великий сын Зевса Геракл победил Гиппокоонта и убил  его  и  всех  его
сыновей,  вернулся  Тиндарей с прекрасной женой своей в Спарту[2] и стал там
править.

---------------------------------------------------------------
   [1] Область на западе средней Греции.

   [2] Главный город в области Лакония на Пелопоннесе.
---------------------------------------------------------------

   Четверо детей было у Леды. Прекрасная Елена и Полидевк были детьми Леды и
громовержца Зевса, а Клитемнестра и Кастор были детьми Леды и Тиндарея.
   Прекрасна была Елена. Ни одна из смертных женщин не  могла  сравниться  с
ней красотой. Даже богини завидовали ей. По всей Греции гремела слава Елены.
Зная  о  ее божественной красоте, ее похитил у Тиндарея великий герой Аттики
Тесей, но братья Елены, Полидевк и Кастор, освободили сестру и вернули ее  в
дом  отца.  Один  за другим приходили во дворец Тиндарея женихи свататься за
прекрасную Елену, каждый хотел назвать ее, прекраснейшую  из  женщин,  своей
женой. Не решался Тиндарей отдать кому-нибудь из приходивших к нему героев в
жены Елену, он боялся, что другие герои из зависти к счастливцу начнут с ним
борьбу  и  возникнет  великая  распря. Наконец, хитроумный герой Одиссей дал
такой совет Тиндарею:
   -- Пусть прекраснокудрая Елена решит сама, чьей женой хочет она стать.  А
все  женихи  пусть  дадут  клятву  в  том, что никогда не подымут они оружия
против того, кого изберет Елена в мужья, а будут всеми силами помогать  ему,
если он призовет их в случае беды на помощь.
   Послушался  Тиндарей  совета  Одиссея.  Все  женихи  дали клятву, а Елена
выбрала из них одного, и этим избранным был прекрасный сын Атрея, Менелай.
   Женился на прекрасной Елене Менелай. После смерти Тиндарея он стал  царем
Спарты. Спокойно жил он во дворце Тиндарея, не подозревая, сколько бед сулит
ему брак с прекрасной Еленой.



   Знаменитый  герой  Пелей  был  сыном  мудрого  Эака,  сына Зевса и дочери
речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг  величайшего
из героев -- Геракла. Пришлось бежать с родины Пелею и Теламону, так как они
убили  из  зависти  своего сводного брата. Пелей удалился в богатую Фтию[1].
Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть  своих  владений,  а  в
жены  дал  ему  свою  дочь  Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во
время  Калидонской  охоты  он  нечаянно  убил  Эвритиона.  Опечаленный  этим
несчастьем,  покинул  Пелей  Фтию  и  ушел в Иолк. И в Иолке ждало несчастье
Пелея. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла его забыть о  дружбе
к  Акасту.  Отверг  Пелей жену своего друга, а она, мстя ему, оклеветала его
перед мужем. Поверил жене Акаст и решил погубить Пелея.  Однажды,  во  время
охоты  на  лесистых  склонах  Пелиона,  когда утомленный охотой Пелей уснул,
Акаст спрятал чудесный меч Пелей, который подарили ему боги.  Никто  не  мог
противостоять  Пелею,  когда  он сражался этим мечом. Акаст был уверен, что,
лишившись  своего  чудесного  меча,  погибнет  Пелей,  растерзанный   дикими
кентаврами.  Но  на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою
найти чудесный меч. Кинулись на Пелея  дикие  кентавры,  готовые  растерзать
его, но он легко отразил их своим чудесным мечом. Спасся Пелей от неминуемой
гибели. Отомстил Пелей и предателю Акасту. Он с помощью Диоскуров, Кастора и
Полидевка, взял богатый Иолк и убил Акаста и его жену.

---------------------------------------------------------------
   [1]   Город  в  Фессалии,  на  берегу  Пегасейского  залива  Эгейского
моря.
---------------------------------------------------------------

   Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса  с  богиней
Фетидой  должен  родиться  сын, который будет могущественнее отца и свергнет
его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как  от
этого  брака  родится  великий герой. Так и решили поступить боги; одно лишь
условие поставили боги: Пелей должен был победить богиню в единоборстве.
   Когда бог Гефест сообщил Пелею волю богов, Пелей  пошел  в  тот  грот,  в
котором  часто  отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте
Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря Фетида и вошла в грот. Бросился на
нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она
принимала вид львицы, змеи, она превращалась  в  воду,  но  не  выпускал  ее
Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женой Пелея.
   В  обширной  пещере  кентавра  Хирона  отпраздновали боги свадьбу Пелея с
Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все  боги  Олимпа  участвовали  в  нем.
Громко  звучала  золотая  кифара  Аполлона, под ее звуки пели музы о великой
славе, которая будет уделом сына Пелея и богини Фетиды. Пировали боги. Оры и
хариты водили под пение муз и игру Аполлона хоровод, а среди них  выделялись
своей   величественной  красотой  богиня-воительница  Афина  и  юная  богиня
Артемида, но всех богинь превосходила красотой вечно юная  богиня  Афродита.
Участвовали  в  хороводе  и  быстрый,  как  мысль,  вестник  богов Гермес, и
неистовый бог войны Арес, забывший о кровавых битвах.  Богато  одарили  боги
новобрачных. Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из
твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пел ионе; властитель Посейдон
подарил ему коней, а остальные боги -- чудесные доспехи.
   Веселились  боги.  Одна  лишь  богиня  раздора  Эрида  не  участвовала  в
свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона,  глубоко  затаив  в
сердце  обиду  на  то,  что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, богиня
Эрида, как отомстить богам, как  возбудить  раздор  между  ними.  Она  взяла
золотое  яблоко  из далеких садов гереспид; одно лишь слово написано было на
этом яблоке -- "прекраснейшей". Тихо подошла Эрида к пиршественному столу, и
для всех невидимая, бросила на стол золотое  яблоко.  Увидали  боги  яблоко,
подняли  и  прочли  на  нем  надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас
возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей  Афиной  и
богиней любви златой Афродитой. Каждая из них хотела получить это яблоко, ни
одна  из  них не хотела уступить его другой. Обратились к царю богов и людей
Зевсу богини и требовали решить их спор.
   Зевс отказался быть судьей. Он взял яблоко, отдал его Гермесу и велел ему
вести богинь в окрестности Трои, на  склоны  высокой  Иды.  Там  должен  был
решить  прекрасный  сын  царя  Трои  Приама, Парис, которой из богинь должно
принадлежать  яблоко,  которая  из  всех  --  прекраснейшая.  Так   кончился
свадебный  пир  Пелея  раздором  богинь. Много бед должен был принести людям
этот спор трех богинь.



   Быстро понеслись Гермес и три богини на склоны Иды к Парису.  Парис,  сын
Приама, пас в это время стада. Перед рождением Париса мать его Гекаба видела
страшный  сон:  она видела, как пожар грозил уничтожить всю Трою. Испугалась
Гекаба, рассказала она свой сон мужу. Обратился Приам к прорицателю,  а  тот
сказал  ему, что у Гекабы родится сын, который будет виновником гибели Трои.
Поэтому Приам, когда родился у Гекабы сын, велел своему слуге Агелаю отнести
его на высокую Иду и бросить там в лесной чаще. Но не погиб  сын  Приама  --
его  вскормила  медведица. Через год нашел его Агелай и воспитал как родного
сына,  назвав  Парисом.  Вырос  среди  пастухов  Парис  и  стал   необычайно
прекрасным  юношей. Он выделялся среди своих сверстников силой. Часто спасал
он не только стада, но и своих товарищей от нападения диких зверей
   и разбойников и так прославился среди них своей силой и  храбростью,  что
они  назвали  его  Александром  (поражающий мужей). Спокойно жил Парис среди
лесов Иды. Он был вполне доволен своей судьбой.
   Вот к этому-то Парису и  явились  богини  с  Гермесом.  Испугался  Парис,
увидав  богинь  и  Гермеса. Он хотел бежать от них, но разве мог он спастись
бегством от быстрого, как мысль, Гермеса? Остановил Париса Гермес и  ласково
заговорил с ним, протягивая ему яблоко:
   --  Возьми это яблоко, Парис, -- сказал Гермес, -- ты видишь, перед тобой
стоят три богини. Отдай яблоко той из них, которая  самая  прекрасная.  Зевс
повелел тебе быть судьей в споре богинь.
   Смутился  Парис.  Смотрит  он на богинь и не может решить, которая из них
прекраснее. Тогда каждая из богинь стала убеждать юношу  отдать  яблоко  ей.
Они  обещали Парису великие награды. Гера обещала ему власть над всей Азией,
Афина  --  военную  славу  и  победы,  Афродита  же  обещала  ему   в   жены
прекраснейшую  из  смертных  женщин,  Елену,  дочь громовержца Зевса и Леды.
Недолго думал Парис, услыхав обещание Афродиты: он отдал  яблоко  ей.  Таким
образом,  прекраснейшей  из богинь была признана Парисом Афродита. С тех пор
Парис стал любимцем Афродиты, и она во всем стала ему помогать, что бы он ни
предпринял. А Гера и Афина возненавидели Париса, возненавидели они и Трою  и
всех троянцев и решили погубить город и весь народ.



   После  встречи  с  богинями  Парис  недолго оставался в лесах Иды. Приам,
видя, что жена его Гекаба не может утешиться и все горюет о потерянном сыне,
устроил богатые игры в честь  погибшего,  как  думал  он,  сына.  В  награду
победителю  назначен  был  лучший бык из стада царя Приама. Этот бык был как
раз в стаде, которое  пас  Парис.  Жаль  было  Парису  расстаться  с  быком,
которого  он  очень  любил,  и он сам повел его в город. В Трое увидел Парис
состязания героев. Разгорелось в нем сердце жаждой победы. Он принял участие
в состязаниях и победил всех, даже могучего Гектора.
   Разгневались сыновья Приама на то, что их победил  какой-то  пастух.  Сын
Приама  Деифоб  выхватил меч и хотел убить Париса. В страхе Парис бросился к
алтарю Зевса и у него искал спасения. У алтаря увидала его вещая дочь Приама
Кассандра. Сразу узнала она, кто этот пастух. Обрадовались Приам  и  Гекаба,
что  нашли  утраченного  сына,  и с великим торжеством повели его во дворец.
Напрасно Кассандра предостерегала Приама, напрасно она напоминала  ему,  что
роком  предопределено Парису быть причиной гибели Трои. Никто не внял словам
вещей Кассандры. Ведь бог Аполлон обрек Кассандру на печальную участь: никто
не верил ее предсказаниям, хотя сбывалось все, что она предсказывала.



   Прошло много дней, после того  как  вернулся  Парис  в  дом  своего  отца
Приама.  Казалось, что та перемена, которая произошла в его жизни, заставила
его позабыть о даре, обещанном ему Афродитой за золотое  яблоко.  Теперь  он
был  царевичем, а не простым, никому не известным пастухом. Но Афродита сама
напомнила  ему  о  прекрасной  Елене  и  помогла  своему  любимцу  построить
великолепный  корабль,  и  он  собрался  отплыть  в  Спарту, где жила Елена.
Напрасно стал предостерегать его  вещий  сын  Приама  Гелен.  Он  предсказал
гибель  Парису.  Ничего  не  хотел  слушать  Парис.  Он  взошел на корабль и
пустился в далекий путь по безбрежному морскому простору. Отчаяние  овладело
Кассандрой,  когда  увидала она, как удалялся быстроходный корабль Париса от
родных берегов. Простерши к небу руки, воскликнула вещая Кассандра:
   -- О, горе, горе  великой  Трое  и  всем  нам!  Вижу  я:  объят  пламенем
священный Илион, покрытые кровью, лежат поверженные в прах его сыны! Я вижу:
ведут в рабство чужеземцы плачущих троянских жен и дев!
   Так  восклицала  Кассандра,  но  никто  не  внял ее пророчеству. Никто не
остановил Париса.
   А он плыл все дальше и  дальше.  Поднялась  на  море  страшная  буря.  Не
остановила и она Париса. Миновал он богатую Фтию, Саламин и Микены, где жили
будущие  враги  его,  и прибыл, наконец, к берегам Лаконии. Причалил Парис в
устье Эврота и вышел со своим другом Энеем на берег. С ним отправился  он  к
царю, как гость, не замышляющий ничего злого.
   Менелай  радушно  принял  Париса  и  Энея.  В  честь гостей приготовил он
богатую трапезу. Во время  этой  трапезы  Парис  впервые  увидел  прекрасную
Елену. Полный восторга, смотрел он на нее, любуясь ее неземной красотой.
   Пленилась  красотой  Париса  и  Елена,  он  был прекрасен в своих богатых
восточных одеждах. Прошло несколько дней. Менелаю необходимо было  ехать  на
Крит.  Уезжая,  он просил Елену заботиться о гостях, чтобы ни в чем не имели
они недостатка. Не подозревал Менелай, какую обиду нанесут ему эти гости.
   Когда Менелай уехал, Парис тотчас же решил воспользоваться его  отъездом.
С  помощью Афродиты он уговорил нежными речами прекрасную Елену покинуть дом
мужа и бежать с ним в Трою. Уступила Елена просьбам Париса. Тайно увел Парис
прекрасную Елену на свой корабль; похитил он у Менелая жену, а с ней  и  его
сокровища.  Все  позабыла Елена -- мужа, родную Спарту, и дочь свою Гермиону
забыла она ради любви к Парису.
   Покинул корабль Париса устья Еврота, увезя с собой богатую добычу. Быстро
несся корабль по морским волнам назад к троянским берегам. Ликовал Парис,  с
ним  была прекраснейшая из смертных женщин, Елена. Вдруг, когда корабль плыл
далеко от берегов в открытом море, остановил его могучий бог моря Нерей.  Он
всплыл  из  морской  пучины  и  предсказал  гибель  и  Парису,  и всей Трое.
Смутились Парис и Елена. Но Афродита успокоила их  и  заставила  забыть  это
грозное   предсказание.   Три  дня  плыл  корабль,  хранимый  Афродитой,  по
спокойному морю. Быстро гнал его попутный ветер. Благополучно  прибыл  он  к
троянским берегам.



   Лишь  только  прекрасная  Елена  покинула  с  вероломным  Парисом  дворец
Менелая, как боги послали вестницу богов Ириду к  Менелаю  на  Крит.  Быстро
помчалась  на  своих  радужных  крыльях  Ирида  с  Олимпа,  в  мгновенье ока
предстала пред Менелаем и сообщила ему о  постигшем  его  несчастье.  Тотчас
отправился в обратный путь Менелай. Быстро достиг он Спарты. В страшный гнев
пришел  он,  увидав,  что  обманула  его Елена и что сокровища его похищены.
Тотчас поехал Менелай к своему брату Агамемнону, чтобы посоветоваться с ним,
как отомстить Парису за его  вероломство.  Агамемнон  с  полным  сочувствием
принял  своего  брата  и  посоветовал ему тотчас же собрать всех тех героев,
которые дали некогда клятву всеми силами помогать ему в несчастье.  С  этими
героями  и  их войсками Агамемнон советовал идти войной против Трои. Менелай
принял  совет  Агамемнона  и  вместе  с  ним  отправился  прежде   всего   к
престарелому царю Нестору в Пилос.
   Одним  из  мудрейших  греков  был старец Нестор. Много видел он героев за
свою долгую жизнь, во многих  славных  подвигах  принимал  он  сам  участие.
Велика  была  опытность  Нестора в военном деле. Уже третье поколение героев
видел Нестор.
   Радушно принял Нестор Менелая и Агамемнона. Страшно  вознегодовал  старый
Нестор  на  Париса.  Он  сам  решил участвовать в походе против Трои и решил
взять с собой сыновей своих Фразимеда и Антилоха. Нестор согласился объехать
вместе с Атридами и героев Греции, чтобы побудить их всех принять участие  в
походе.
   Много героев решило принять участие в походе. Одни из них приняли участие
потому,  что  сделать  это  обязывала  их  данная клятва, другие участвовали
потому, что велика была их жажда военных подвигов. Решили отправиться против
Трои: царь Аргоса Диомед, сын великого Тидея, равный силой богу Аресу мудрый
сын царя Эвбеи Паламед; могучий  внук  Миноса,  царь  Крита  Идоменей;  друг
Геракла  Филоктет; ему дал стрелы свои перед смертью Геракл. Без этих стрел,
как предсказал оракул, нельзя было взять Трою. Приняли участие  в  походе  и
два  Аякса:  могучий  сын  друга  Геракла,  Теламона, Аякс, царь Саламина --
равного ему силой не было никого среди героев -- и сын героя Оилея  Аякс  из
Локриды[1]. Много и других героев приняло участие. Необходимо было заставить
выступить  в  поход  и  царя  Итаки,  хитроумного  Одиссея,  сына Лаэрта. Не
хотелось  покидать  Одиссею  Итаки.  Ведь  он  только  недавно  женился   на
прекрасной Пенелопе, и у него только что родился первый сын Телемах. Неужели
же  придется ему покинуть мирную жизнь и горячо любимых жену и сына, отплыть
далеко под стены Трои, может быть даже для того, чтобы никогда не  вернуться
на родину? Поэтому, когда Одиссей узнал, что Менелай с Агамемноном, Нестором
и Паламедом прибыли в Итаку, он решил обмануть их. Притворившись помешанным,
он  стал  пахать  свои  поля, запрягши в плуг вола и осла, а засевал он поле
солью. Первым понял хитрость  Одиссея  Паламед  и  решил  заставить  Одиссея
признаться  в  ней.  Он взял завернутого в пеленки Телемаха и положил его на
борозду, по которой шел Одиссей. Остановился Одиссей. Как ни велико было его
желание остаться на Итаке, он не мог все-таки  ради  этого  погубить  своего
единственного  сына.  Так  Паламед обнаружил притворство Одиссея, и пришлось
Одиссею покинуть родную Итаку, жену и сына и идти на долгие годы  под  стены
Трои.  С той поры Одиссей возненавидел Паламеда и решил отомстить ему за то,
что он заставил его принять участие в походе.

---------------------------------------------------------------
   [1] Область в средней Греции между Бестией и Этолией.
---------------------------------------------------------------



   Еще одного героя должны были привлечь герои к участию в походе.  Это  был
юный  Ахилл,  сын  царя Пелея и богини Фетиды. Прорицатель Калхас предсказал
Атридам, что только в том случае возьмут они великую Трою, если  участвовать
в походе будет Ахилл. Бессмертную славу сулил рок Ахиллу. Он должен был быть
величайшим  из  героев,  которые  будут  сражаться  под  Троей. Велики будут
подвиги Ахилла, но не вернется он живым из-под стены  Трои,  погибнет  он  в
цвете  сил,  пораженный  стрелой.  Знала  богиня Фетида то, что сулил рок ее
сыну. Всеми силами старалась она предотвратить грозную судьбу. Когда был еще
младенцем Ахилл, она натирала тело его амврозией и держала его в огне, чтобы
сделать сына неуязвимым и, таким образом, дать ему  бессмертие.  Но  однажды
ночью,  когда  Фетида  положила младенца Ахилла в огонь, проснулся Пелей. Он
ужаснулся, увидав своего сына в огне. Выхватив меч, он  бросился  к  Фетиде.
Испугалась богиня, убежала в страхе из дворца Пелея и скрылась в пучине моря
в  чертогах  отца  своего  Нерея. Ахилла же Пелей отдал на воспитание своему
другу, кентавру Хирону. Выкормил Хирон Ахилла  мозгами  медведей  и  печенью
львов.  Вырос  могучим героем Ахилл. Будучи всего только шести лет отроду он
убивал свирепых львов и кабанов и без собак настигал  оленей,  так  быстр  и
легок  был  бег  Ахилла.  Не  было  равного Ахиллу в умении владеть оружием.
Научил его также Хирон играть на сладкозвучной кифаре и петь. Не забывала  и
Фетида  своего сына, часто всплывала она из морской пучины, чтобы повидаться
с сыном. Всюду всегда заботилась Фетида о своем сыне.
   Когда Ахилл вырос и стал прекрасным юношей,  по  всей  Греции  разнеслась
весть,  что собирает героев Менелай в поход против Трои. Фетида, зная, какая
судьба грозит Ахиллу, укрыла его  на  острове  Скиросе[1],  во  дворце  царя
Ликомеда.  Там  жил  среди  царских  дочерей Ахилл, одетый в женские одежды.
Никто не знал, где скрыт Ахилл. Но прорицатель  Калхас  открыл  Менелаю  его
убежище.  Тотчас  собрались  в  путь Одиссей с Диомедом. Одиссей же придумал
следующую хитрость. Под видом купцов прибыли на Скирос Диомед  и  Одиссей  и
пошли  во  дворец  Ликомеда.  Они  разложили  перед  царевнами  свои товары:
роскошные материи, золотые ожерелья,  запястья,  серьги,  затканные  золотом
покрывала,  а  между  ними  положили  они  меч, шлем, щит, поножи и панцирь.
Царевны с восторгом рассматривали  золотые  украшения  и  богатые  ткани,  а
Ахилл,  стоявший среди них, смотрел лишь на оружие. Вдруг у дворца раздались
военные клики, зазвучали трубы и загремело орущие. Это  спутники  Диомеда  и
Одиссея  ударили  мечами  в щиты и издали военный клич. В страхе разбежались
царевны, а Ахилл, схватив меч и щит, бросился навстречу  врагам.  Он  думал,
что  совершено  нападение  на  дворец  Ликомеда. Так узнали Ахилла Одиссей и
Диомед. С великой радостью согласился  Ахилл  участвовать  в  походе  против
Трои.  С  ним  отправились  его  верный друг Патрокл и мудрый старец Феникс.
Пелей же дал своему сыну те доспехи, которые получил он некогда в подарок от
богов на свадьбе своей с богиней Фетидой, дал ему и  копье,  подаренное  ему
Хироном, и коней, полученных от Посейдона.

---------------------------------------------------------------
   [1] Остров в Эгейском море на северо-восток от острова Эвбеи.
---------------------------------------------------------------



   Велика  и  могущественна  была  Троя,  против которой собрались выступить
герои Греции. Основал Трою  Ил,  правнук  сына  Зевса  Дардана  и  плеяды[1]
Электры.  Дардан пришел из Аркадии к царю Тевкру. Тевкр отдал Дардану в жены
дочь свою, а в приданое дал ему часть своей земли, на которой и был  основах
город  Дардания.  Внуком  Дардана  был  Трос, а его-то сыном и был Ил. Он во
Фригии принял однажды участие в состязании героев и вскоре победил их одного
за другим. В награду за эту победу получил  он  пятьдесят  дев  и  пятьдесят
юношей.  Дал  ему царь Фригии также пеструю корову и сказал, чтобы он шел за
коровой и там, где остановится  корова,  основал  бы  город.  Великую  славу
обещал  оракул,  по  словам  царя Фригии, этому городу. Ил поступил так, как
сказал ему царь Фригии. Пошел он за коровой, а она остановилась как  раз  на
холме  богини  Атэ.  На этом-то холме и начал Ил постройку города. Он поднял
руки к небу и  молил  Зевса  послать  ему  знамение  того,  что  благословил
громовержец  его  дело.  Утром,  выйдя  из своего шатра, Ил увидал перед ним
вырезанное из дерева изображение Афины-Паллады;  это  и  был  тот  палладий,
который должен был охранять новый город. Во время царствования Ила только та
часть  Трои  была  окружена  стеной,  которая  находилась на холме, часть же
города у подошвы холма была не защищена.  Стену  вокруг  этой  части  города
построили  Посейдон  и  Аполлон,  которые,  по  повелению богов, должны были
служить у царя Трои  Лаомедонта,  сына  Ила.  Несокрушимую  стену  построили
Посейдон  и  Аполлон  вокруг Трои. Только в одном месте можно было разрушить
стену -- там, где работал герой Эак, помогавший богам в труде.

---------------------------------------------------------------
   [1] Плеяды -- богини, именем их названо созвездие Плеяд.
---------------------------------------------------------------

   В то время, когда герои Греции собирались в  поход  против  Трои,  в  ней
правил  внук  Ила  Приам;  один  только  он  остался  в  живых из детей царя
Лаомедонта после того, как взял Трою сын  Зевса  Геракл.  Богат  был  Приам.
Роскошен  и  величествен  был  дворец  его,  в котором жил он со своей женой
Гекабой. Вместе с Приамом жили и пятьдесят  его  сыновей  и  дочерей.  Среди
сыновей  Приама  особенно  славился  своей  храбростью  и  силой благородный
Гектор.
   Могущественна была Троя. Великие трудности предстояли греческим героям  в
их  борьбе  с воинственными троянцами, но зато и великая слава, и богатейшая
добыча ожидала тех, кто победит троянцев и овладеет Троей.



   Все герои и их войска собрались в гавани Авлиде,  чтобы  плыть  оттуда  к
берегам  Трои.  Громадное  войско  собралось  на  морском  берегу. Сто тысяч
вооруженных воинов[1] было в этом войске. На 1186 кораблях оно  должно  было
плыть  под  Трою.  Перед  отъездом собрались все предводители войск, великие
герои, под сенью столетнего платана у алтарей, чтобы принести жертвы богам и
молить их о счастливом плавании.  Вдруг  из-под  одного  из  алтарей  выполз
ужасный  змей,  красный,  как  кровь.  Извивая кольцами громадное тело, змей
быстро вполз на платан до самой почти вершины. Там  было  гнездо  с  восемью
птенцами  и  самкой.  Красный  змей  проглотил  и  самку,  и  птенцов, а сам
превратился в камень. Пораженные, стояли герои под платаном;  они  не  могли
понять, что значит это знамение богов. Но вещий прорицатель Калхас открыл им
смысл  этого знамения. Он сказал героям, что девять лет придется им осаждать
Трою, так как девять птиц поглотил змей, лишь на десятый  год  после  тяжких
трудов  возьмут  они  великую  Трою. Обрадовали греков слова Калхаса. Полные
надежды на благополучный исход предпринятого ими похода  спустили  они  свои
корабли.  Один  за другим отплывали корабли из гавани Авлиды, Налегли гребцы
дружно на весла, и быстро поплыл громадный флот греков к берегам Азии.

---------------------------------------------------------------
   [1] Конечно, здесь сообщается о таком большом войске, какое  не  могло
быть собрано в те времена, когда создана была легенда о троянской войне. Это
обычное эпическое украшение, придающее характер грандиозности войне греков с
троянцами.
---------------------------------------------------------------

   После недолгого плавания пристали греки к берегам Мизии. Здесь правил сын
Геракла,  герой  Телеф.  К его владениям и пристали греки. Они были уверены,
что достигли берегов Трои,  и  начали  опустошать  владения  Телефа.  Собрал
войско  Телеф  и  двинулся  во  главе  его на защиту своих владений. Начался
кровопролитный бой.
   В бой вступил Ахилл со своим верным другом  Патроклом.  Ранили  Патрокла,
но, не обращая внимания на рану, мужественно бился он рядом с Ахиллом.
   Наконец, с великим трудом обратил Ахилл в бегство Телефа.
   Наступившая ночь дала возможность Телефу бежать в свой город и запереться
в нем.  Рано  утром  стали  собирать  греки  тела  павших воинов и тут вдруг
узнали, что не с троянцами бились они, а с мизийцами  и  их  царем  Телефом,
сыном  Геракла.  Опечалились  греки:  они  бились со своим союзником, а не с
врагом. Заключили греки мир с Телефом,  и  он  обещал  помогать  им.  Только
отправиться  с  ними  в  поход  против Трои отказался Телеф: он был женат на
дочери Приама и не хотел воевать против отца своей жены.
   Похоронив павших в бою, греки покинули Мизию и поплыли дальше  к  берегам
Трои.  В  открытом  море  застигла флот греков страшная буря. Подобно горам,
вздымались на море грозные волны. Как легкие щепки, раскидала  буря  корабли
греков.  Сбились  они  с  пути.  Долго  блуждали  греки  по морю и, наконец,
вернулись в Авлиду. Один за другим приплывали корабли греков  в  ту  гавань,
которую  еще  так  недавно  покинули,  чтобы  плыть к великой Трое. Неудачей
кончилось первое выступление их в поход.



---------------------------------------------------------------
   [ 1] Авлида -- город на берегу пролива, отделяющего  остров  Эвбею  от
Средней Греции.
---------------------------------------------------------------

   Изложено до трагедии Еврипида "Ифигения в Авлиде"
   Когда  все  корабли  греков собрались вновь в Авлиде, греки вытащили свои
корабли на берег. На берегу  образовался  огромный  военный  лагерь.  Многие
герои   не  остались  в  Авлиде.  Они  вернулись  домой.  Покинул  Авлиду  и
предводитель всего войска, царь Агамемнон. Никто не  знал,  когда  же  можно
будет  опять  выступить  в  поход  против  Трои.  Но  как быть грекам? Нужен
проводник, который указал бы им путь к берегам Трои. Этот путь  мог  указать
им  лишь  Телеф,  с  которым только недавно бились греки. Во время битвы был
ранен Телеф Ахиллом в бедро. Как ни лечил  Телеф  свою  рану,  --  ничто  не
помогало.  Рана  болела все сильнее и сильнее, боль становилась невыносимой.
Наконец, измученный страданиями, Телеф отправился в Дельфы  и  там  вопросил
Аполлона, как излечить ему рану. Пифия дала ответ, что исцелить Телефа может
лишь  тот,  кто  ранил его. Одетый в лохмотья, на костылях, под видом нищего
пришел Телеф в Микены ко дворцу Агамемнона; он  решил  просить  царя  Микен,
чтобы   он  уговорил  Ахилла  исцелить  рану.  Первая  увидела  Телефа  жена
Агамемнона, Клитемнестра. Он открыл ей, кто он, Клитемнестра же  дала  совет
Телефу,  когда  войдет  Агамемнон,  вынуть из колыбели младенца Ореста, сына
Агамемнона, подбежать к жертвеннику и грозить, что он размозжит о жертвенник
голову Ореста, если Агамемнон откажется помочь ему исцелиться от раны. Телеф
поступил, как велела ему Клитемнестра. Испугался Агамемнон,  что  убьет  его
сына  Телеф.  Он  согласился  помочь ему и сделал это охотно, зная, что лишь
Телеф может указать грекам путь в Трою. Послал Агамемнон послов за  Ахиллом.
Удивлен  был  Ахилл,  он  не  мог  понять,  как может он, не зная врачебного
искусства, исцелить рану Телефа.  Но  мудрейший  из  героев  Одиссей  сказал
Ахиллу, что не нужно Ахиллу быть врачом, что железом с острия копья, которым
нанесена  рана  Телефу, Ахилл исцелит рану. Тотчас наскоблили железа с копья
Ахилла,  посыпали  рану  Телефа,  и  рана  зажила.  Обрадовался  Телеф.   Он
согласился  в награду за исцеление вести флот греков к троянским берегам, от
чего раньше так упорно отказывался. Найден был теперь проводник, но  отплыть
все же не могли греки из Авлиды: на море все время был противный ветер. Этот
ветер  послала  богиня  Артемида, разгневавшаяся на Агамемнона за то, что он
убил ее священную лань. Напрасно ждали герои, что ветер переменится, --  он,
не  ослабевая,  дул  все  время в прежнем направлении. Скучали в бездействии
собравшиеся герои. Начались в стане болезни, ропот  поднялся  среды  воинов.
Боялись  даже  их  восстания.  Наконец,  прорицатель  Калхас  объявил вождям
греков:
   -- Лишь тогда смилостивится богиня Артемида над греками,  когда  принесут
ей в жертву прекрасную дочь Агамемнона Ифигению.
   Опечалился  Агамемнон, когда узнал об этом, вернувшись в Авлиду. Он готов
был даже совсем отказаться от похода под Трою, лишь бы сохранить жизнь своей
дочери. Долго  убеждал  его  Менелай  подчиниться  воле  Артемиды;  наконец,
уступил  Агамемнон  просьбам  брата  и послал в Микены к Клитемнестре гонца,
который  должен  был  сообщить  ей,  скрыв  настоящую   причину,   повеление
Агамемнона  привести  Ифигению  в  Авлиду,  -- Ахилл якобы хочет, прежде чем
выступить в поход, обручиться с Ифигенией. Послал гонца в Микены  Агамемнон,
и  еще сильнее овладела им жалость к дочери. Тайно от всех послал он другого
гонца, которому велел сообщить Клитемнестре, чтобы она  не  везла  в  Авлиду
Ифигению.  Но  этого  второго  гонца  перехватил Менелай. В гневе упрекал он
Агамемнона за то, что он поступает так, как может поступать  лишь  тот,  кто
изменяет  общему  делу. Долго укорял Агамемнона Менелай. Возник горячий спор
между братьями. Этот спор прервал пришедший вестник, объявивший, что  только
что  прибыла  к  стану греков Клитемнестра с Ифигенией и маленьким Орестом и
остановилась около источника у самого стана.
   В отчаяние пришел Агамемнон. Неужели суждено ему судьбой  потерять  нежно
любимую  дочь  Ифигению,  неужели сам он должен будет вести ее на смерть, на
заклание у жертвенника Артемиды?  Видя  горе  своего  брата,  готов  даже  и
Менелай отказаться от такой жертвы со стороны брата. Но Агамемнон знает, что
Калхас  объявит  волю  богини  Артемиды  всему  войску, и тогда заставят его
принести в жертву Ифигению. Даже если  Калхас  не  объявит  о  воле  богини,
скажет всем об этом Одиссей, ведь и он знает волю богини.
   Полный  глубокой  скорби,  Агамемнон  пошел  навстречу  жене и дочери. Он
старался казаться спокойным и веселым. Но это не удалось ему. Сразу  увидела
Ифигения, что отец ее чем-то глубоко опечален. Стала она расспрашивать отца,
но  он  ничего  не  сказал  ей.  Ничего не сказал и жене своей Агамемнон, он
только уговаривал ее уехать в Микены: не хотел Агамемнон, чтобы Клитемнестра
была свидетельницей смерти дочери. Наконец, покинул Агамемнон жену и дочь  и
пошел к Калхасу: он хотел спросить его, нельзя ли как-нибудь спасти дочь.
   Едва  только  ушел  из шатра Агамемнон, как пришел Ахилл. Он хотел видеть
царя Микен, чтобы потребовать от него немедленного выступления против  Трои.
Надоело  Ахиллу сидеть без дела в Авлиде, да и его мирмидоняне волновались и
требовали,  чтобы  их  либо  вели  в  поход,  либо  отпустили  домой.  Когда
Клитемнестра узнала, кто этот герой, спрашивающий Агамемнона, она обратилась
к  Ахиллу и приветствовала его как жениха своей дочери. Удивился Ахилл. Ведь
он никогда не говорил Агамемнону о том, что хочет взять  в  жены  его  дочь.
Смутилась  Клитемнестра,  узнав, что Ахилл никогда не помышлял о женитьбе на
Ифигении, и не знала, что сказать Ахиллу.  Но  тут  пришел  тот  самый  раб,
которого   посылал  Агамемнон  со  вторым  известием  в  Микены.  Открыл  он
Клитемнестре, зачем вызвал ее с Ифигенией в Авлиду Агамемнон. В ужас  пришла
Клитемнестра.  Ей  предстояло  потерять дочь. У кого искать ей зашиты? Упала
она на колени перед Ахиллом, рыдая обняла она его  колени  и  молила  его  о
защите,  заклиная  матерью  его,  великой  дочерью  Нерея, Фетидой. Поклялся
Ахилл, видя отчаяние Клитемнестры,  вещим  морским  старцем,  богом  Нереем,
помочь  ей.  Он  клялся,  что не даст никому даже коснуться Ифигении. Быстро
ушел Ахилл из шатра Агамемнона, чтобы облечься в  доспехи.  Когда  Агамемнон
вернулся  в  шатер,  Клитемнестра  стала с гневом упрекать его за то, что он
решился погубить собственную дочь.
   Что мог ответить ей Агамемнон? Ведь не по своей воле решился он  принести
в  жертву богине Артемиде родную дочь. Не в силах был он поступить иначе. Он
мог лишь сказать, что если бы даже и уступил он мольбам жены  и  дочери,  то
разгневанные  греки  убили  бы  и его, и всех его близких, так как для блага
всей Греции приносят в жертву Ифигению.
   В стане началось уже сильное волнение. Мирмидоняне чуть не побили камнями
Ахилла, когда он объявил, что не даст принести в жертву ту, которая  обещана
ему  в супруги. Все воины, предводимые Одиссеем, с оружием в руках бросились
к шатру Агамемнона. Ахилл с мечом в руках, прикрывшись щитом, встал у  входа
в шатер, готовый до последней капли крови защищать Ифигению.
   Но  тут остановила всех, готовых уже начать кровавый бой Ифигения. Громко
объявила она, что готова сама  добровольно  идти  под  жертвенный  нож  ради
общего  дела.  Не хочет она противиться воле великой дочери Зевса, Артемиды.
Пусть принесут ее в жертву, ей вечным памятником будут развалины Трои, когда
возьмут ее греки. Убедила она героя  Ахилла  не  защищать  ее,  не  начинать
междоусобной  битвы.  Покорился  воле  Ифигении  Ахилл,  хотя  жаль было ему
прекрасную деву, которую он полюбил за ее великую решимость жертвовать собой
ради общего блага.
   Спокойно пошла Ифигения туда, где сооружен был жертвенник в честь  богини
Артемиды.  Прекрасная  и величественная, прошла среди несметных рядов воинов
Ифигения и встала около жертвенника. Заплакал Агамемнон,  взглянув  на  свою
юную дочь, и, чтобы не видеть ее смерти, закрыл голову своим широким плащом.
Спокойно  стояла  у жертвенника Ифигения. Все хранили, по повелению глашатая
Тальфибия, глубокое молчание. Вещий Калхас вынул из ножен жертвенный  нож  и
положил его в золотую корзину. На голову девы он надел венок, как на жертву,
которую  ведут  к  алтарю.  Вышел  из  рядов  воинов Ахилл. Он взял сосуд со
священной водой  и  жертвенную  муку  с  солью,  окропил  водой  Ифигению  и
жертвенник,  посыпал  мукой  голову девы и громко воззвал к богине Артемиде,
моля ее послать войску благополучное плавание к троянским берегам  и  победу
над  врагами.  Взял  Калхас в руку жертвенный нож. Все замерли. Вот занес он
нож, чтобы поразить им Ифигению. Вот коснулся уже нож девы. Но  не  упала  с
предсмертным стоном у жертвенника Ифигения. Совершилось великое чудо. Богиня
Артемида  похитила  Ифигению,  и  вместо  нее  у алтаря, обагряя его кровью,
билась в предсмертных судорогах лань, сраженная  ножом  Калхаса.  Пораженные
чудом,  как один человек вскрикнули все воины. Громко и радостно вскрикнул и
вещий Калхас:
   -- Вот та жертва, которую требовала великая  дочь  громовержца  Зевса  --
Артемида!  Радуйтесь,  греки,  нам сулит богиня счастливое плавание и победу
над Троей. И  действительно,  не  была  еще  на  жертвеннике  сожжена  лань,
посланная  Артемидой,  как  уже  переменился ветер и стал попутным. Поспешно
стали собираться греки в далекий поход. Все в стане ликовало.  Агамемнон  же
поспешил  в  свой  шатер  сообщить  Клитемнестре  о  том,  что  произошло  у
жертвенника, и торопить ее возвратиться в Микены.
   Богиня Артемида, похитив у жертвенника Ифигению, перенесла ее  на  берега
Эвксинского Понта, в далекую Тавриду [1]. Там стала жрицей богини прекрасная
дочь Агамемнона Ифигения.

---------------------------------------------------------------
   [1] Современный Крым.
---------------------------------------------------------------





   Изложено по трагедии Софокла "Филоктет"

   Спокойно  было  плавание  греков  к  берегам Трои. Все время дул попутный
ветер. Быстро рассекали морские волны корабли. Уже видны были берега острова
Лемноса. Здесь, недалеко от Лемноса [2], находился пустынный  остров  Хриса.
На  нем  был жертвенник, поставленный в честь покровительницы острова, нимфы
Хрисы. Греки должны были найти этот жертвенник  и  принести  на  нем  жертву
нимфе,  так  как  им  было  предсказано, что только в том случае возьмут они
Трою, если по пути пристанут к  берегу  Хрисы  и  принесут  на  нем  жертву.
Жертвенник на этом острове поставил еще великий герой Ясон, когда плыл он со
своими  спутниками  аргонавтами  в далекую Колхиду за золотым руном. На этом
жертвеннике принес жертву и великий сын Зевса, Геракл, когда  он  предпринял
поход  против  Трои,  чтобы  отомстить  за оскорбление царю Лаомедонту. Друг
Геракла Филоктет знал, где находится жертвенник. Он  вызвался  показать  его
героям. Пошли за Филоктетом вожди греков. Безлюден был остров. Весь зарос он
низким  кустарником.  Вот,  наконец,  виден  и  жертвенник,  уже  наполовину
развалившийся. Приблизились к нему герои. Вдруг выползла из  кустов  большая
змея,  охранявшая  жертвенник,  и  ужалила героя Филоктета в ногу. Вскрикнул
Филоктет и упал на землю. Подбежали к нему герои, но  было  уже  поздно.  Яд
змеи проник в рану. Страшно стала болеть она. Обильный гной вытекал из раны,
заражая  воздух  страшным зловонием. Невыносимы были страдания Филоктета. Не
переставая, стонал он и днем, и ночью. Стоны несчастного Филоктета не давали
покоя грекам. Воины начали роптать. Они не могли выносить зловоние,  которое
распространяла  рана  Филоктета.  Наконец,  вожди  греков  решили, по совету
Одиссея, покинуть несчастного друга Геракла где-нибудь на берегу.  Во  время
плавания  мимо  острова  Лемноса  вожди велели снести уснувшего Филоктета на
пустынный берег. Там, среди скал,  положили  его,  оставив  ему  его  лук  и
стрелы,  одежду и пищу. Так покинули греки того героя, без стрел которого не
суждено было им взять  Трою.  Девять  лет  пришлось  томиться  Филоктету  на
пустынном  берегу.  Но настало время, когда пришлось грекам самим послать за
Филоктетом и просить у него помощи. Это  случилось  на  десятом  году  осады
Трои.

---------------------------------------------------------------
   [2] На севере Эгейского моря.
---------------------------------------------------------------

   Покинув  Филоктета,  греки  отправились  в  дальнейший  путь  и, наконец,
приблизились к троянским берегам, где ждало их столько трудов, опасностей  и
великих подвигов.



   Изложено по различным произведениям античных писателей.

   Эпизод гибели Паламеда изложен по поэме Овидия "Метаморфозы"
   Обрадовались  греки, что окончилось их долгое плавание. Но когда подплыли
ближе к берегам, то увидели, что их ждало уже сильное  войско  троянцев  под
предводительством  Гектора, могучего сына престарелого царя Трои Приама. Как
было пристать грекам  к  берегу?  Как  высадиться?  Видели  все  герои,  что
погибнет  тот, кто первым ступит на троянский берег. Долго колебались греки.
Среди них был и герой Протесилай, он жаждал  подвигов  и  готов  был  первым
соскочить  на  берег  и начать бой с троянцами. Не решался же он потому, что
знал предсказание: погибнуть должен тот из греков, кто первый коснется ногой
троянской земли. Знал это предсказание и Одиссей. И  вот,  чтобы  увлечь  за
собой  героев,  но  самому  не погибнуть, Одиссей бросил на берег свой щит и
ловко прыгнул на него с корабля. Протесилай видел, что Одиссей  соскочил  на
берег, но он не видел, что соскочил Одиссей не на троянскую землю, а на свой
щит.  Протесилай  решил,  что  один  из греков уже коснулся первым троянской
земли. Жажда подвигов овладела Протесилаем. Все забыл он: забыл он о родине,
забыл и о прекрасной жене своей, юной Лаодамии. Соскочил с корабля на  берег
Протесилай  и  с  обнаженным  мечом бросился на врагов. Потряс своим тяжелым
копьем великий Гектор и насмерть поразил он юного Протесилая.  Мертвым  упал
тот  на  берег. Он первый обагрил своей кровью троянскую землю. Греки дружно
бросились с кораблей на врагов.  Закипел  кровавый  бой,  дрогнули  троянцы,
обратились  в бегство и укрылись за неприступными стенами Трои. На следующий
день было заключено между греками и  троянцами  перемирие,  чтобы  подобрать
павших воинов и предать их погребению.
   Предав  земле  всех  убитых,  греки  приступили к устройству укрепленного
лагеря. Вытащили они свои корабли на берег и  расположились  большим  станом
вдоль  берега  моря  от  гор  Сигейона до гор Ройтейона. Со стороны Трои они
защитили свой лагерь высоким валом и рвом. На  двух  противоположных  концах
лагеря  разбили  свои  шатры  Ахилл  и  Аякс  Теламонид,  чтобы наблюдать за
троянцами и не дать им напасть  неожиданно  на  греков.  В  середине  лагеря
возвышался роскошный шатер царя Агамемнона, выбранного греками предводителем
всего  войска.  Здесь,  около  шатра Агамемнона, была и площадь для народных
собраний.  Мудрый  Одиссей  поставил  свой  шатер  около  площади   народных
собраний, чтобы во всякое время быть в состоянии выйти к собравшимся и чтобы
всегда  знать, что происходит в стане. Он, несмотря на то, что раньше так не
желал участвовать в походе, теперь стал ярым  врагом  троянцев  и  требовал,
чтобы греки во что бы то ни стало взяли и разрушили Трою.
   Когда  лагерь  греков  был  устроен и укреплен, греки послали в Трою царя
Менелая и хитроумного Одиссея для переговоров с троянцами. Греческих  послов
принял  в  своем  доме  мудрый Антенор и устроил для них роскошный пир. Всей
душой желал Антенор, чтобы заключен был мир и  удовлетворены  были  законные
требования Менелая. Узнав о прибытии послов, Приам созвал народное собрание,
чтобы  обеспечить требование Менелая. Явились на собрание троянцев и Менелай
с Одиссеем. Менелай  в  краткой,  сильной  речи  потребовал,  чтобы  вернули
троянцы  жену  его  Елену  и  сокровища,  похищенные  Парисом. После Менелая
говорил Одиссей. Заслушались троянцы дивной  речи  мудрого  царя  Итаки.  Он
убеждал троянцев удовлетворить требования Менелая. Народ троянский готов был
уже  согласиться принять все условия Менелая. Ведь уже сама прекрасная Елена
раскаялась  в  своем  опрометчивом  поступке  и  жалела,  что  покинула  дом
героя-мужа  ради  Париса.  И  Антенор  убеждал  народ  исполнить  требования
Менелая. Он видел, сколько бед повлечет за собой война троянцев и греков. Но
не желали мира с греками сыновья Приама, и  прежде  всего,  конечно,  Парис.
Неужели заставят его выдать Елену? Неужели отнимут у него всю его добычу? Он
не  хотел  подчиняться  народному решению, а его поддерживали в этом братья.
Подкупленный Парисом Антимах требовал  даже,  чтобы  троянцы  схватили  царя
Менелая  и убили его. Но этого не допустили Приам и Гектор, они не позволили
оскорбить послов, находящихся  под  защитой  громовержца  Зевса.  Колебалось
народное собрание, не знало, какое принять окончательное решение.
   Тут  встал  троянский  прорицатель  Гелен, сын Приама, и сказал, чтобы не
боялись троянцы войны с греками, -- боги обещают Трое свою помощь.  Поверили
троянцы  Гелену.  Они  отказались  удовлетворить  требование  Менелая. Послы
греков принуждены были ни с чем покинуть Трою. Теперь должна  была  начаться
кровопролитная борьба троянцев с греками.
   Заперлись  троянцы в неприступной Трое; даже Гектор не осмелился покидать
Трою. Греки же начали осаду. Они три раза пытались взять  штурмом  Трою,  но
это  им  не  удавалось.  Тогда  греки  стали  разорять  окрестности  Трои  и
завоевывать  все  города,  которые  находились  в  союзе  с   Троей.   Греки
предпринимали  против  них  походы  по  суше и по морю. Во всех этих походах
особенно отличался  великий  Ахилл.  Греки  завладели  островами  Тенедосом,
Лесбосом, городами Педасом, Лирнессом и другими. Много городов разрушили они
внутри  страны.  Овладели  и городом Фивами[1], где правил отец жены Гектора
Андромахи, Эстион. В один день убил Ахилл семь братьев  Андромахи.  Погиб  и
отец ее. Но не предал труп Эстиона поруганию Ахилл, -- боясь гнева богов, он
предал  его  погребению [2]. Мать же Андромахи была уведена пленницей в стан
греков. Богатую добычу захватил Ахилл в Фивах. Он захватил в плен прекрасную
дочь жреца Аполлона Хриса, Хрисеиду, и прекрасную  Брисеиду.  Хрисеида  была
отдана греками царю Агамемнону.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Мифический  город, одноименный с Фивами, главным городом Беотии в
Греции.

   [2] По верованиям греков,  души  умерших,  лишенных  погребения,  были
осуждены  на вечные скитания и нигде не находили себе покоя. Поэтому лишение
погребения считалось величайшим поруганием умершего.
---------------------------------------------------------------

   Все кругом Трои  опустошали  греки.  Троянцы  не  смели  показываться  за
стенами  Трои,  так как каждому грозила смерть или жестокий плен и продажа в
рабство.
   Много горя пришлось перенести жителям Трои  за  девять  лет  осады  Трои.
Многих  героев,  павших  в  битве, пришлось им оплакивать. Но самый тяжелый,
десятый год был впереди. Впереди было и величайшее горе -- падение Трои.
   Много претерпели и греки за девять лет войны. Много и у них было  убитых.
Многие  герои погибли от руки врагов. Погиб и мудрый герой Паламед, но не от
руки врага. Из ненависти и зависти погубил  его  хитроумный  Одиссей.  Много
разумных  советов  давал  грекам  Паламед,  не раз оказывал он им неоценимые
услуги. Целебными травами излечивал он раны и болезни; он устроил  маяк  для
греков,  чтобы  знали  отплывшие из стана, куда пристать темной ночью. Чтили
героя Паламеда греки и охотно слушались его советов. За это возненавидел его
Одиссей. Он видел, что Паламеда слушают греки  охотнее,  чем  его.  Вспомнил
Одиссей  и  то,  как  раскрыл  Паламед  его  хитрость,  когда притворился он
помешанным, чтобы не идти под Трою; это воспоминание еще более усиливало его
ненависть к Паламеду. Долго размышлял Одиссей, как  погубить  ему  Паламеда.
Наконец,  воспользовался  он тем, что Паламед стал советовать грекам кончить
войну и вернуться на  родину.  Одиссей  придумал  коварный  план.  Ночью  он
спрятал  в  шатре  Паламеда мешок с золотом и стал уверять всех, что недаром
советует Паламед прекратить осаду Трои, что эти советы дает он  грекам  лишь
потому,  что  подкуплен  Приамом.  Немало было недовольных Паламедом и среди
греков. Ведь если бы греки послушались советов Паламеда, то лишились бы  они
богатой  добычи,  которой  завладели  бы они, взяв Трою. Все эти недовольные
охотно поверили клевете Одиссея. Видя, что уже многие греки начиняют  верить
в   измену   Паламеда,   Одиссей,  чтобы  убедить  всех  в  том,  что  Приам
действительно подкупил Паламеда, сообщил Агамемнону, что Паламед сносится  с
Приамом  через пленного фригийца и что этого фригийца, когда он пытался уйти
из лагеря греков в Трою, схватили  и  убили  слуги  Одиссея.  Написал  также
Одиссей  письмо  от  имени  Приама  к Паламеду. В этом письме было сказано о
золоте, посланном царем Приамом к Паламеду и уплату за то, что  он  уговорит
греков  снять осаду и уехать на родину. Это письмо Одиссей, передал пленному
фригийцу и велел отнести его к Приаму. Лишь только фригиец вышел  из  лагеря
греков,  как  напали  на  него слуги Одиссея, убили его, а письмо принесли к
своему царю. С этим письмом Одиссей поспешил в шатер Агамемнона. Получив это
сообщение, Агамемнон тотчас созвал в свой шатер всех вождей греков.  Призвал
он  и  Паламеда,  который не подозревал, какая опасность ему угрожает. Здесь
обвинил Одиссей Паламеда в измене. Напрасно уверял Паламед вождей, что и  не
думал  об  измене,  Одиссей же, чтобы уличить Паламеда, посоветовал обыскать
шатер его. Послали в шатер и действительно там нашли мешок с золотом. Теперь
все поверили, что Паламед -- изменник. Нарядили суд над Паламедом, и он  был
приговорен  к смерти. Его решили побить камнями. Заковали невинного Паламеда
в тяжелые цепи и привели на берег моря. Напрасно Паламед заклинал греков  не
убивать  его,  не  предавать  такой  лютой  казни  невинного. Никто не хотел
слушать мнимого изменника. Приступили к казни. Ни единого стона,  ни  единой
жалобы не вырвалось из груди Паламеда. Перед смертью сказал он тихо лишь эти
слова:
   -- О, истина, мне жаль тебя, ты умерла раньше меня.
   С  этими  словами умер благороднейший и мудрейший из греческих героев; не
спасли его все  услуги,  которые  оказал  он  грекам.  Впоследствии  жестоко
поплатились  греки за убийство Паламеда. Им отомстил за смерть сына Навплий,
царь Эвбеи, отец Паламеда.
   Не только на смерть осудил Агамемнон Паламеда, но и его душу обрек он  на
вечные скитания. Не позволил Агамемнон предать тело Паламеда погребению, оно
оставлено  было  на  берегу  моря, чтобы растерзали его дикие звери и хищные
птицы. Но не допустил этого могучий Аякс Теламонид. Он совершил погребальные
обряды над телом Паламеда и с честью  похоронил  его.  Аякс  не  верил,  что
изменил Паламед грекам.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Уже  девять лет осаждали греки Трою. Настал десятый год великой борьбы. В
начале этого года прибыл в стан греков жрец стреловержца Аполлона  Хрис.  Он
молил  всех  греков,  и прежде всего их вождей, вернуть ему за богатый выкуп
дочь Хрисеиду. Выслушав Хриса, все согласились принять за  Хрисеиду  богатый
выкуп  и  отдать  ее  отцу.  Но  разгневался могучий царь Агамемнон и сказал
Хрису:
   -- Старик, уходи и никогда не смей показываться здесь, у наших  кораблей,
иначе  не  спасет  тебя  и  то,  что  ты жрец бога Аполлона. Не верну я тебе
Хрисеиды. Нет, всю жизнь она будет томиться в  неволе.  Остерегайся  сердить
меня, если хочешь невредимым вернуться домой.
   В страхе покинул Хрис стан греков и пошел опечаленный на берег моря. Там,
воздев к небу руки, так взмолился он великому сыну Латоны, богу Аполлону:
   --  О,  сребролукий  бог,  внемли  мне, твоему верному служителю! Отомсти
твоими стрелами грекам за мою скорбь и обиду.
   Услышал Аполлон жалобу своего жреца Хриса. Быстро помчался он со светлого
Олимпа с луком и колчаном за  плечами.  Грозно  гремели  в  колчане  золотые
стрелы.  Мчался Аполлон к стану греков, пылая гневом; мрачней ночи было лицо
его. Примчавшись к стану ахейцев, он вынул из колчана стрелу и послал  ее  в
стан.  Грозно  зазвенела  тетива  лука  Аполлона.  За  первой стрелой послал
Аполлон вторую, третью, -- градом посыпались стрелы в стан  греков,  неся  с
собой  смерть.  Страшный  мор  поразил греков. Множество греков гибло. Всюду
пылали погребальные костры. Казалось настал для греков час гибели.
   Девять дней свирепствовал уже мор. На десятый день,  по  совету,  данному
Герой,  созвал  великий  герой Ахилл на народное собрание всех греков, чтобы
решить, как быть им, как умилостивить  богов.  Когда  собрались  все  воины,
первым обратился к Агамемнону с речью Ахилл:
   --  Придется  нам плыть обратно на родину, сын Атрея, -- сказал Ахилл, --
ты видишь, что гибнут воины и в боях, и от мора. Но, может быть,  мы  прежде
спросим  гадателей: они скажут нам, чем прогневали мы сребролукого Аполлона,
за что послал он гибельный мор на наше войско.
   Лишь только сказал это Ахилл, как поднялся прорицатель Калхас, уже  много
раз  открывавший  грекам  волю  богов.  Он  сказал,  что  готов открыть, чем
прогневан далеко разящий бог, но откроет он это  лишь  в  том  случае,  если
Ахилл защитит его от гнева царя Агамемнона. Ахилл обещал свою защиту Калхасу
и поклялся в этом Аполлоном. Тогда только сказал Калхас:
   --  Гневается  великий  сын  Латоны  за то, что обесчестил царь Агамемнон
жреца его Хриса, прогнал его из стана, не приняв от него богатого выкупа  за
дочь.  Умилостивить  можем  мы  бога  лишь  тем,  что  вернем отцу черноокую
Хрисеиду и принесем в жертву богу сто тельцов.
   Услыхав, что сказал Калхас, воспылал страшным гневом  на  него  и  Ахилла
Агамемнон,  однако  видя, что ему все же придется вернуть Хрисеиду отцу, он,
наконец, согласился, но потребовал только себе награды  за  ее  возвращение.
Упрекнул   в  корыстолюбии  Агамемнона  Ахилл.  Это  еще  больше  рассердило
Агамемнона. Он стал грозить, что  своей  властью  возьмет  себе  награду  за
Хрисеиду из того, что досталось на долю Ахиллу, или Аяксу, или Одиссею.
   --  Бесстыдный,  коварный корыстолюбец! -- вскрикнул Ахилл, -- ты грозишь
нам, что отымешь у нас наши награды, хотя  никто  из  нас  никогда  не  имел
равной  с тобой доли в наградах. А мы ведь пришли сражаться не за свое дело;
мы пришли сюда ради помощи Менелаю и тебе. Ты хочешь отнять у меня часть той
добычи, которая досталась мне за  великие  подвиги,  совершенные  мной.  Так
лучше вернуться мне назад в родную Фтию, я не хочу увеличивать твою добычу и
сокровища.
   --  Что  же,  беги в Фтию! -- крикнул в ответ Ахиллу Агамемнон, -- больше
всех царей ненавижу я тебя! Ты один затеваешь раздоры. Не страшен  мне  твой
гнев.  Вот  что скажу я тебе! Хрисеиду верну я отцу, раз таково желание бога
Аполлона, но за это отниму я у тебя пленницу Брисеиду. Ты узнаешь, насколько
больше у меня власти! Пусть каждый опасается считать себя равным  по  власти
мне!
   Страшный  гнев  овладел  Ахиллом, когда он услышал эту угрозу Агамемнона.
Схватился за свой меч сын Фетиды; он уже извлек его наполовину  из  ножен  и
готов   был   броситься  на  Агамемнона.  Вдруг  почувствовал  Ахилл  легкое
прикосновение к волосам. Обернулся  он  и  в  ужасе  отшатнулся.  Пред  ним,
незримая  для  других,  стояла  великая дочь громовержца Афина-Паллада. Гера
послала Афину. Жена Зевса не желала гибели ни того, ни  другого  из  героев,
оба  они  --  и  Ахилл  и  Агамемнон -- были ей одинаково дороги. С трепетом
спросил Ахилл богиню Афину:
   -- 0, дочь громовержца Зевса, зачем  спустилась  ты  с  высокого  Олимпа?
Неужели  пришла ты сюда, чтобы видеть, как неистовствует Агамемнон? О, скоро
погубит он себя своей гордостью!
   -- Нет, могучий Ахилл, -- ответила  светлоокая  Паллада,  --  не  за  тем
пришла  я.  Пришла  я  укротить  твой  гнев, если только ты повинуешься воле
богов-олимпийцев. Не обнажай меча, удовольствуйся лишь  словами,  ими  бичуй
Агамемнона.  Верь мне! Скоро здесь, на этом же месте, заплатят тебе за обиду
дарами, которые  будут  во  много  раз  богаче.  Смирись  и  подчинись  воле
бессмертных богов. Покорился воле богов Ахилл: он вложил свой меч в ножны, и
Афина опять вознеслась на светлый Олимп в сонм богов.
   Много  гневных  слов сказал еще Ахилл Агамемнону, называя его пожирателем
народа, пьяницей, трусом, собакой. Бросил свой  скипетр  на  землю  Ахилл  и
поклялся  им,  что  настанет  время,  когда  нужна  будет  его помощь против
троянцев, но напрасно будет молить  о  ней  Агамемнон,  раз  он  так  тяжело
оскорбил его. Напрасно мудрый царь Пилоса, старец Нестор, старался примирить
враждующих.  Не  послушался  Агамемнон Нестора, не смирился и Ахилл. Гневный
ушел великий сын Пелея со своим другом Патроклом и храбрыми мирмидонянами  к
своим  шатрам.  Неистово  бушевала  в  его  груди  злоба на оскорбившего его
Агамемнона. Между тем царь Агамемнон велел спустить быстроходный корабль  на
море,  отнести  на него жертвы богу Аполлону и отвезти прекрасную дочь жреца
Хриса. Корабль этот должен был плыть под начальством хитроумного  Одиссея  в
Фивы,  город  Эстиона, а греки в стане, по повелению Агамемнона, должны были
принести богатые жертвы Аполлону, чтобы умилостивить его.
   Быстро несся посланный Агамемноном корабль по  волнам  безбрежного  моря.
Наконец,  вошел  корабль  в  гавань Фив. Спустили паруса греки и причалили к
пристани. Сошел с корабля во главе отряда воинов  Одиссей  на  берег,  отвел
прекрасную Хрисеиду к отцу и обратился к нему с таким приветствием:
   --  О,  служитель  Аполлона!  Я  прибыл  сюда  по  воле Агамемнона, чтобы
возвратить тебе дочь. Привезли мы и  сто  быков,  чтобы  умилостивить  этими
жертвами великого бога Аполлона, пославшего тяжкое бедствие на греков.
   Обрадовался  старец  Хрис возвращению дочери и нежно обнял ее. Немедленно
приступили к жертвоприношению Аполлону. Молил Хрис бога-стреловержца:
   -- О сребролукий бог! Внемли мне! И раньше внимал ты моим мольбам. Услышь
ты и ныне меня! Отврати великое бедствие от греков, прекрати гибельный мор!
   Услышал мольбу Хриса бог Аполлон и прекратил мор в стане греков. Когда же
были принесены Хрисом жертвы Аполлону, устроен  был  роскошный  пир.  Весело
пировали  греки  в  Фивах.  Юноши  разносили  вино, наполняя им доверху чаши
пирующих. Громко раздавались величественные звуки гимна  в  честь  Аполлона,
которые  пели  юноши-греки.  До  заката  солнца  продолжался  пир,  а утром,
освеженные сном, Одиссей и его отряд отправились в обратный путь к обширному
стану. Аполлон послал им попутный ветер. Как чайка, несся корабль по морским
волнам. Быстро  достиг  корабль  стана.  Вытащили  его  на  берег  пловцы  и
разошлись по своим шатрам.
   Пока  плавал  Одиссей  в  Фивы,  Агамемнон  исполнил  и то, чем он грозил
Ахиллу. Призвал он глашатаев Талфибия и Эврибата и послал их  за  Брисеидой.
Неохотно  шли посланные Агамемнона к шатру Ахилла. Они застали его сидящим в
глубоком раздумье у шатра. Подошли послы к могучему герою, но в смущении  не
могли вымолвить ни слова. Тогда сказал им сын Пелея:
   -- Привет вам, глашатаи. Я знаю, что вы ни в чем не повинны, виновен один
лишь  Агамемнон.  Вы  пришли  за  Брисеидой.  Друг  мой,  Патрокл,  выдай им
Брисеиду. Но пусть будут они сами свидетелями, что настанет час, когда нужен
буду я, чтобы спасти от гибели греков. Не сможет тогда Агамемнон, потерявший
разум, спасти греков!
   Проливая горькие слезы, покинул Ахилл друзей  своих,  ушел  на  пустынный
берег, простер к морю руки и громко призвал мать свою богиню Фетиду:
   --  Мать  моя, если уже родила ты меня обреченным на краткую жизнь, зачем
же тогда лишает меня славы громовержец Зевс! Нет, не дал он мне славы!  Царь
Агамемнон  меня  обесчестил,  отняв у меня награду за мои подвиги. Мать моя,
услышь меня!
   Услыхала богиня Фетида призыв  Ахилла.  Покинула  она  морскую  пучину  и
дивный  дворец  бога  Нерея.  Быстро, подобно легкому облаку, всплыла она из
морских, пенящихся волн. Вышла Фетида на берег и, сев около  нежно  любимого
сына, обняла его.
   --  Что  ты  рыдаешь так горько, сын мой? -- спросила она. -- Поведай мне
твое горе.
   Рассказал матери Ахилл, как тяжко оскорбил его Агамемнон. Он стал просить
мать вознестись на светлый Олимп  и  там  молить  Зевса,  чтобы  наказал  он
Агамемнона.  Пусть поможет Зевс троянцам, пусть прогонят они греков до самых
кораблей. Пусть  поймет  Агамемнон,  как  неразумно  поступил  он,  оскорбив
храбрейшего  из греков. Ахилл уверял мать, что не откажет ей в просьбе Зевс.
Ей ведь стоит только напомнить Зевсу, как помогла  она  однажды  ему,  когда
боги  Олимпа замыслили свергнуть Зевса, сковав его. Тогда призвала Фетида на
помощь Зевсу сторукого великана Бриарея; увидав его, смутились все боги и не
посмели поднять рук  на  Зевса.  Пусть  напомнит  Фетида  об  этом  великому
Зевсу-громовержцу,  и  он  не  откажет ей в ее просьбе. Так молил Ахилл мать
свою Фетиду.
   -- О, мой, возлюбленный сын, -- воскликнула,  горько  плача,  Фетида,  --
зачем  только  родила  я  тебя  на  столько бедствий! Да, недолга будет твоя
жизнь, близок уже твой конец.  И  вот  теперь  ты  и  недолговечен,  и  всех
несчастней!  О,  нет, не скорби так! Я подымусь на светлый Олимп, там буду я
молить громовержца Зевса помочь мне. Ты же оставайся  в  своем  шатре  и  не
принимай  больше  участия  в  битвах. Сейчас покинул Зевс Олимп, он со всеми
бессмертными отправился на пир к эфиопам[1]. Но когда через двенадцать  дней
возвратится Зевс, тогда я припаду к его ногам и, надеюсь, умолю его!

---------------------------------------------------------------
   [1]  Мифический народ, живший, по представлению греков, на самом южном
крае земли.
---------------------------------------------------------------

   Покинула Фетида печального сына,  и  он  пошел  к  шатрам  своих  храбрых
мирмидонян.  С  этого  дня  Ахилл  не участвовал ни в собраниях вождей, ни в
боях. Печальный сидел он в своем шатре, хотя и жаждал воинской славы.
   Миновало одиннадцать дней. На двенадцатый день, ранним  утром,  вместе  с
седым  туманом вознеслась богиня Фетида из пучины моря на светлый Олимп. Там
упала она к ногам Зевса, обняла его колени и  с  мольбой  протянула  к  нему
руки, коснувшись его бороды.
   --  О,  отец наш! -- молила Фетида, -- молю тебя, помоги мне отомстить за
сына! Исполни мою просьбу, если когда-нибудь оказала я тебе услугу.  Посылай
до  тех  пор победу троянцам, пока не станут греки умолять моего сына помочь
им, пока они не воздадут ему великих почестей.
   Долго не отвечал тучегонитель  Зевс  Фетиде.  Но  неотступно  молила  его
Фетида. Наконец, глубоко вздохнув, сказал громовержец:
   --  Знай,  Фетида! Просьбой своей вызываешь ты гнев Геры, гневаться будет
она на меня. Уже и так постоянно укоряет она  меня  за  то,  что  помогаю  я
троянцам  в  битвах.  Но  ты  удались теперь с высокого Олимпа так, чтобы не
видала тебя Гера. Я обещаю исполнить твою просьбу. Вот тебе знамение, что  я
исполню обещание.
   Сказав это, Зевс грозно нахмурил брови, волосы на голове его поднялись, и
весь  Олимп содрогнулся. Успокоилась Фетида. Быстро помчалась она с высокого
Олимпа и погрузилась в пучину моря.
   Зевс же пошел на пир, на который собрались боги. Все они встали навстречу
Зевсу, ни один не осмелился приветствовать его  сидя.  Когда  царь  богов  и
людей  сел  на  свой  золотой  трон, обратилась к нему Гера. Она видела, что
Фетида приходила к Зевсу.
   -- Скажи мне, коварный, -- сказала Зевсу Гера, -- с  кем  из  бессмертных
имел ты тайный совет? Всегда скрываешь ты от меня твои помыслы и думы,
   --  Гера, -- ответил ей Зевс, -- ты не рассчитывай, что когда-либо будешь
знать все, о чем я думаю. Что можно знать, то ты будешь  знать  раньше  всех
богов, но всех тайн моих не пытайся узнать и не спрашивай о них.
   --  О,  тучегонитель,  --  ответила  Гера,  --  ты знаешь, что никогда не
старалась я узнать твои тайны. Ты всегда решаешь все без меня. Но  я  боюсь,
что  сегодня  уговорила  тебя  Фетида отомстить за сына ее Ахилла и погубить
множество греков. Я знаю, что ты обещал исполнить ее просьбу.
   Грозно взглянул на Геру Зевс, разгневался он на  жену  свою  за  то,  что
вечно  следит  за  всем,  что он делает. Гневно велел Зевс ей сидеть молча и
повиноваться ему, если не хочет она, чтобы он наказал  ее.  Испугалась  Гера
гнева  Зевса.  Молча сидела она на своем золотом троне. Напуганы были и боги
этой ссорой Зевса с Герой. Встал тогда  хромоногий  бог  Гефест;  он  укорял
богов за то, что они начинают ссоры из-за смертных.
   --  Ведь  если  мы будем ссориться из-за смертных, то всегда будут лишены
веселья пиры богов, -- так  говорил  бог  Гефест  и  молил  мать  свою  Геру
покориться  силе  Зевса,  так  как  грозен  он в гневе и может низвергнуть с
тронов всех богов-олимпийцев.
   Гефест напомнил Гере, как низверг на землю его самого  Зевс  за  то,  что
поспешил  он на помощь матери, когда разгневался на нее мечущий молнии Зевс.
Взял кубок Гефест и, наполнив его нектаром, поднес  Гере.  Улыбнулась  Гера.
Гефест  же, прихрамывая, начал черпать кубком нектар из чаши и разносить его
богам.  Засмеялись  все  боги,  видя,   как   хромой   Гефест   ковылял   по
пиршественному чертогу. Снова веселье воцарилось на пиру богов, и безмятежно
пировали  они  до захода солнца под звуки златой кифары Аполлона и под пение
муз. Когда же окончился пир, разошлись по своим покоям боги,  и  весь  Олимп
погрузился в спокойный сон.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Безмятежно  спали  на  светлом  Олимпе  бессмертные  боги. Погружен был в
глубокий сон и стан греков, и великая Троя. Но  Зевс-громовержец  не  смыкал
сном  своих очей, -- он помышлял о том, как отомстить за оскорбление Ахилла.
Наконец, решил тучегонитель Зевс послать ложный сон Агамемнону.  Он  призвал
бога сна и послал его в стан греков к Агамемнону, сказав ему:
   --   Мчись   на  быстрых  крыльях,  обманчивый  сон,  и  предстань  перед
Агамемноном. Возвести ему, чтобы вел он в бой греков. Скажи ему, что сегодня
овладеет он великой Троей, так как  умолила  Гера  всех  богов  не  помогать
троянцам. Гибель грозит теперь Трое.
   Быстро  понесся на землю бог сна, и приняв образ старца Нестора, которого
так чтил Агамемнон, явился ему во сне и сказал ему все,  что  велел  великий
громовержец. Проснулся Агамемнон, но все казалось ему, что звучит еще слова,
слышанные им во сне. Встал царь Микен и быстро оделся в богатые одежды, взял
в  руку золотой скипетр и пошел туда, где стояли вытащенные на берег корабли
греков. В это время ярко разгорелась уже  заря,  предвещая  восход  на  небо
великого  бога  солнца  Гелиоса.  Призвал  Агамемнон  глашатаев и повелел им
созвать всех воинов на народное собрание. Всех же вождей собрал могучий царь
Микен к кораблю старца Нестора и рассказал им, какое послал  ему  сновидение
Зевс-громовержец.
   Решили  вожди  готовиться к битве. Но прежде чем вывести в поле под стены
Трои войска, захотел испытать их Агамемнон; он  решил  предложить  народному
собранию  вернуться на родину. Пока совещались вожди, воины шли на собрание.
Словно рои пчел, вылетающие из  горных  пещер,  собирались  несчетные  толпы
воинов.  Волновалось  народное собрание. С трудом водворили глашатаи тишину,
чтобы могли обратиться к народу цари, питомцы Зевса.  Наконец,  разместились
толпы народа, и водворилась тишина. Первым обратился с речью к народу, встав
со своего места со скипетром в руках, Агамемнон. Он говорил о тяготах войны,
о  том,  что  бесплодно  боролись  греки  под Троей; что не взять им, видно,
неприступной Трои и придется ни с чем вернуться назад на  родину.  Видно,  и
сами  боги  желают,  чтобы вернулись на родину греки. Так говорил Агамемнон.
Выслушали речь Агамемнона греки. Всколыхнулся весь народ, словно море, когда
ветры Нот и Эвр[1], налетев, подымают на нем высокие волны, Все  с  громкими
криками бросились к кораблям. Земля задрожала от топота бегущих толп воинов,
устремившихся  к  кораблям.  Поднялись облака пыли. Крики раздались по всему
стану. Все спешат спустить скорее на воду корабли,  все  жаждут  отплыть  на
родину.

---------------------------------------------------------------
   [1] Нот -- южный ветер, Эвр -- восточный ветер.
---------------------------------------------------------------

   Донеслись  крики  воинов  и до великого Олимпа. Гера, опасаясь, как бы не
покинули осады Трои греки,  послала  в  стан  их  Афину-Палладу,  чтобы  она
остановила  их.  Словно  буря,  помчалась  Афина в стан греков с Олимпа. Там
явилась она Одиссею и сказала ему.
   -- Благородный сын Лаэрта, неужели вы все решили бежать отсюда на родину?
Неужели вы оставите на радость  Приаму  и  всем  троянцам  здесь  прекрасную
Елену?  Скорее  иди,  убеждай  всех  не покидать Трои! Услыхав грозный голос
богини,  побежал  Одиссей,  сбросив  свой   плащ,   к   кораблям.   Взяв   у
встретившегося  ему  Агамемнона  скипетр,  знак  верховной  власти,  стал он
убеждать всех, как вождей, так и простых воинов,  не  спускать  кораблей  на
воду и звал всех назад на народное собрание. Ударял скипетром Одиссей тех из
воинов,  которые особенно шумели и спешили скорее покинуть берег Трои. Снова
бросились все туда, где собирался обыкновенно народ. С громкими криками  шли
толпы  народа, словно волны неумолчно шумящего моря, которые с громоподобным
шумом бьются о скалистый берег. Наконец,  опять  все  заняли  свои  места  и
смолкли.  Только  один  Терсит продолжал кричать[2]. Постоянно позволял себе
Терсит смело  выступать  против  царей.  Особенно  ненавидел  он  Одиссея  и
великого  сына  Фетиды  Ахилла.  Теперь пронзительно кричал Терсит и поносил
Агамемнона. Он кричал, что довольно получил Агамемнон  добычи  и  невольниц,
довольно  уже  ему богатых выкупов за знатных троянцев, которых берут в плен
простые воины. Терсит звал всех  спешить  скорее  на  родину,  а  Агамемнона
советовал  оставить  под Троей одного. Пусть узнает сын Атрея, помогали ли в
бою ему воины, были или нет они верными слугами. Поносил,  как  только  мог,
Терсит  Агамемнона.  Он  упрекал  его  и за то, что оскорбил он Ахилла, но и
Ахилла называл Терсит малодушным. Слышал  этот  крик  Терсита  и  хитроумный
Одиссей. Подошел он к Терситу и воскликнул грозно:

---------------------------------------------------------------
   [2]  Весь  эпизод  с Терситом изложен в "Илиаде" в угоду аристократии,
взгляды которой выражал  поэт.  В  действительности  же  Терсит  высказывает
взгляды  рядовых  воинов,  которые мало были заинтересованы в войне с Троей.
Все они только о том и думали, как бы  вернуться  на  родину.  Война  велась
исключительно в интересах вождей-аристократов.
---------------------------------------------------------------

   --  Не  смей,  глупец,  поносить царей, не смей говорить о возвращении на
родину! Кто знает, чем кончится дело, начатое нами. Слушай и  помни,  что  я
исполню  то,  что  говорю!  Если я еще раз услышу, как ты, безумец, поносишь
царя Агамемнона, то пусть лучше снесут мне с могучих плеч голову,  пусть  не
зовут меня отцом Телемаха, коль не схвачу я тебя, не сорву с тебя всю одежду
и,  избив  тебя,  не  прогоню из народного собрания к кораблям, плачущего от
боли.
   Так грозно крикнул Одиссей. Взмахнул он скипетром  и  ударил  Терсита  по
спине.  От  боли  слезы  градом  покатились  из  глаз  Терсита. На спине его
вздулась багровая полоса от удара. Сам он,  дрожа  от  страха,  сморщился  и
рукой  утирал  катящиеся  слезы.  Все  громко  смеялись, глядя на Терсита, и
говорили [1]:

---------------------------------------------------------------
   [1] Конечно, громко смеялись и хвалили Одиссея не все греки:  смеялись
вожди-аристократы.  Рядовые  же воины, мнение которых выразил Терсит, вполне
ему сочувствовали и знали, что они сами попали бы в такое же положение,  как
Терсит, если бы осмелились высказать свои мысли.
---------------------------------------------------------------

   --  Много  славных  дел  совершил  Одиссей и в совете, и в бою, но это --
славнейший из его подвигов. Как обуздал он крикуна! Теперь он  не  отважится
больше поносить любимых Зевсом царей.
   Одиссей  же  обратился с речью к народу, я рядом с ним стояла, приняв вид
вестника, Афина-Паллада. Одиссей убеждал греков не покидать осады  Трои,  он
говорил, что, если вернутся они на родину, не взяв Трои, покроют они позором
и  Агамемнона,  и себя. Неужели они, как слабые дети или женщины-вдовицы, из
малодушия уедут на родину, неужели забыли они предсказания Калхаса, что надо
ждать? Неужели все забыли и то знамение, которое послал Зевс в Авлиде?  Ведь
только  на  десятый год осады суждено грекам взять Трою. Своей речью Одиссей
опять вдохнул всем жажду  подвигов.  Громкими  кликами  приветствовали  речь
Одиссея греки, и громким эхом ответили окрестности этим кликам. Но вот встал
божественный  старец Нестор, и все опять стихло. И Нестор советовал остаться
и вступить в бой с троянцами. Во время же боя он советовал построить  войска
по племенам и родам, чтобы племени помогало племя, а роду -- род. Тогда ясно
будет,  кто  из вождей или членов племени робок и кто мужествен. Тогда будет
ясно, почему до сих пор не взята еще Троя,  --  по  велению  ли  бессмертных
богов  или  потому,  что  не  знают  ратного  дела  вожди. Согласился на это
Агамемнон.  Он  повелел  идти  воинам  обедать,   а   потом   готовиться   к
кровопролитной  битве,  в  которой  никому не будет дано отдыха ни на единый
миг, и горе тому, кто останется у кораблей и уклонится от  битвы:  он  будет
брошен  в  добычу  псам  и  хищным птицам. Громко воскликнули все воины, так
громко, как грохочет море в сильную бурю, когда  ветер  гонит  высокие,  как
горы,  волны.  Быстро  разошлось  народное  собрание.  Все спешили к шатрам.
Задымились костры по всему стану. Греки подкреплялись  пищей  перед  битвой.
Каждый  приносил  жертву  богу  и  молил  спасти его во время кровавого боя.
Агамемнон же принес жертву Зевсу. Он заклал у жертвенника,  вокруг  которого
стояли  знаменитейшие  герои  греков,  тучного  быка  и молил Зевса дать ему
победу; молил помочь ему овладеть неприступной Троей и дворцом царя  Приама,
прежде  чем  ночь  опустится  на  землю;  молил  дать  ему повергнуть в прах
Гектора, пробив копьем его доспехи.  Но  не  внял  великий  Зевс-громовержец
мольбам  Агамемнона,  он  готовил царю Микен много неудач в этот день. Когда
принесена была жертва и окончено жертвенное пиршество,  старец  Нестор  стал
торопить вождей вести войска на поле битвы.
   Поспешили  вожди к своим дружинам. Вестники стали громким голосом сзывать
воинов. Вожди построили в боевой порядок дружины и повели их к стенам  Трои.
Земля  стонала  от  топота  воинов  и коней. Заняли всю долину Скамандра [1]
войска. Все войска горели желанием биться с  троянцами.  Среди  войск  бурно
носилась   Афина-Паллада.   Она   возбуждала   на   бой  воинов,  внушая  им
непоколебимое мужество. На колесницах впереди войск  ехали  вожди.  Всех  их
превосходил  своим грозным видом царь Агамемнон, подобный громовержцу Зевсу.
Стройно шли воины, ряд за рядом, к стенам Трои.

---------------------------------------------------------------
   [1] Река, протекавшая у самой Трои.
---------------------------------------------------------------



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Быстро помчалась с Олимпа вестница богов  Ирида  и  возвестила  троянцам,
приняв  вид  сына  Приама  Полита,  что  приближаются к Трое от стана греков
неисчислимые войска. Когда Ирида принеслась в  Трою,  все  троянцы  были  на
народном собрании. Тотчас Гектор распустил собрание.
   Все  граждане  Трои  и  их союзники поспешили вооружиться и построиться в
боевой порядок. Открыли ворота Трои, и из них стали выходить одна за  другой
дружины  троянцев  и  их  союзников.  С  громким криком шли троянцы, подобно
вереницам журавлей во  время  перелета.  Греки  же  приближались  в  грозном
молчании. Облака пыли закрывали все поле.
   Сошлись  оба  войска,  но  не  вступали  еще  в бой. Тогда вышел из рядов
троянцев прекрасный Парис. Через плечо его перекинута была  шкура  леопарда,
за  спиной  --  лук  и  колчан  со стрелами, у бедра -- острый меч, а в руке
держал  он  два  копья.  Вызывал  Парис  кого-нибудь  из  героев  греков  на
единоборство.  Лишь  только  увидел  Менелай  Париса,  как быстро соскочил с
колесницы и, сверкал своим вооружением, вышел вперед.  Радостно  шел  против
Париса  Менелай,  подобный  льву,  который  неожиданно нашел богатую добычу;
ликовал Менелай, что может отомстить похитителю прекрасной Елены.
   Едва увидал Парис Менелая, как дрогнуло его сердце  и  скрылся  он  среди
друзей  своих,  испугавшись  смерти.  Увидал  это  Гектор  и стал укорять за
трусость своего брата.
   -- Ты храбр лишь с виду,  --  говорил  Гектор  Парису,  --  лучше  бы  не
родиться  тебе,  чем  служить  всем  нам  позором.  Разве не слышишь ты, как
смеются над тобой греки. Хватило у тебя храбрости лишь на то, чтобы похитить
жену Менелая Елену на  горе  всей  Трое!  Узнал  бы  ты,  что  за  боец  муж
похищенной  тобой Елены! О, будь троянцы решительнее, то давно уже побили бы
они тебя камнями за все те беды, которые ты навлек на них.
   -- Вправе  ты  поносить  меня,  Гектор,  --  так  ответил  Парис,  --  но
успокойся.  Я  вступлю  в  единоборство с Менелаем. Повели лишь остановиться
троянцам. Пред войсками сразимся мы с Менелаем за красавицу  Елену.  Кто  из
нас  победит,  тот  и  поведет в дом свой Елену. Услыхав такой ответ, Гектор
вышел на середину строя троянцев и остановил его. Греки готовы были засыпать
Гектора стрелами. Некоторые уже бросили в  него  камнями,  но  остановил  их
Агамемнон, воскликнув:
   --  Стойте,  греки,  стойте,  ахейские муки! Шлемоблещущий Гектор намерен
обратиться к нам со словом!
   Когда все умолкли, Гектор возвестил, что Парис предлагает решить спор  за
Елену единоборством. Ему ответил Менелай.
   --  Выслушай  меня!  Давно  пора  прекратить  нам  кровавую распрю. Пусть
сразимся мы с Парисом, и пусть погибнет тот из нас, которому судьбой суждена
гибель. Вы же заключите после мир. Принесете жертвы богам. Призовите  старца
Приама; сыновья его все коварны, пусть сам принесет он клятву пред поединком
в том, что исполнит этот договор.
   Обрадовались все, услыхав это предложение. Гектор тотчас послал вестников
призвать Приама.
   Между  тем  богиня  Ирида,  приняв вид дочери Приама, прекрасной Лаодики,
явилась к Елене и позвала ее взойти на башню у Скейских ворот, где собрались
троянские старцы с Приамом  во  главе  смотреть  на  единоборство  Париса  и
Менелая.  Оделась  прекраснокудрая  Елена  в роскошные одежды и поспешила за
Иридой, сопровождаемая двумя служанками. Вспомнила о своем  первом  муже,  о
родине  и  дорогой  Спарте  Елена, и при этом слезы показались на ее глазах.
Увидали троянские старцы подходившую Елену.  Так  прекрасна  была  она,  что
старцы с восторгом глядели на нее и говорили друг другу:
   --  Нет,  невозможно осуждать ни греков, ни троянцев за то, что ведут они
кровопролитную борьбу  за  такую  прекрасную  женщину.  Воистину  она  равна
красотой   бессмертным  богиням.  Но  как  она  ни  прекрасна,  лучше  пусть
возвратится в Грецию, тогда не будет грозить гибель ни нам, ни нашим детям.
   Приам же подозвал Елену и начал расспрашивать ее о  тех  героях,  которых
видел  со стены. Елена указала ему могучего Агамемнона, хитроумного Одиссея,
Теламонида Аякса, Идоменея -- царя Крита. Удивлялся, глядя на  этих  героев,
Приам  их  красоте,  и  их  могучему  воинственному виду. В это время пришли
вестники, посланные Гектором за Приамом. Поспешно встал Приам, велел запрячь
колесницу и вместе с Антенором выехал к войскам через Скейские ворота.
   Встали навстречу старцу Приаму Агамемнон и Одиссей. Принесены были жертвы
богам-олимпийцам. Принесены были клятвы соблюдать договор. Тогда обратился к
войскам троянцев и греков царь Приам с такими словами:
   -- О, храбрые мужи, троянцы и греки! Я удалюсь сейчас в великую Трою.  Не
хватит  сил  у  меня  смотреть на поединок сына моего Париса с могучим царем
Менелаем. Ведает лишь Зевс, кому из них назначена гибель в этом бою.
   Уехал Приам с бранного поля. Гектор же  с  Одиссеем  отмерили  место  для
поединка, а потом вложили жребий в шлем и встряхнули его, чтобы выпал жребий
тому, кто должен первый бросить копье. Выпал жребий Парису.
   Вооружились  Парис и Менелай и вышли на место поединка, потрясая тяжелыми
копьями. Грозно блистали их взоры, в них ярким пламенем горела их  ненависть
друг  к другу. Взмахнул Парис копьем и бросил им в Менелая. Попало его копье
в громадный  щит  Менелая,  но  не  пробило  его.  Согнулось  острие  копья,
ударившись в медь, покрывавшую шит. Громко воззвал Менелай к Зевсу, моля его
помочь отомстить Парису, чтобы и впредь никто не осмеливался злом платить за
гостеприимство.  Грозно  замахнулся  царь  Менелай  копьем и ударил им в щит
Париса. Насквозь пробило шит копье,  пробило  оно  также  панцирь  Париса  и
рассекло  хитон.  Парис  спасся  лишь  тем,  что  быстро отпрянул в сторону.
Выхватил меч Менелай и ударил им Париса  по  шлему,  но  меч  разлетелся  от
страшного удара на четыре части. Лишившись меча, бросился на Париса Менелай,
схватил рукой за шлем и потащил по земле к рядам греков. Сдавил ремень шлема
горло  Парису.  Менелай  притащил бы Париса к рядам греков, но тут на помощь
своему любимцу явилась богиня любви Афродита. Она разорвала ремень,  и  лишь
шлем  остался  в  руках  Менелая.  Хотел он поразить Париса, поверженного на
землю, копьем, но богиня Афродита покрыла темным  облаком  Париса  и  быстро
унесла  его в Трою. Напрасно искал Менелай Париса; он, подобно дикому зверю,
рыскал по троянским войскам, но никто не мог указать ему сына  Приама,  хотя
все троянцы ненавидели его. Громко воскликнул царь Агамемнон:
   --  Слушайте,  троянцы  и  греки!  Все  вы  видели  победу Менелая, пусть
возвратят нам Елену и все похищенные Парисом у Менелая  сокровища,  а  такие
уплатят нам дань.
   Но без ответа остался Агамемнон: не суждено было окончиться битве.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Когда  Менелай с Парисом решили вступить в единоборство, бессмертные боги
пировали в чертогах Зевса. Юная богиня  Геба  разливала  нектар  по  кубкам.
Пировали  боги,  глядя с высокого Олимпа на Трою. Зевс, издеваясь над Герой,
стал говорить, что он прекратит кровопролитную распрю троянцев и греков, так
как победил ведь Менелай. Но богиня Гера  просила  Зевса  послать  в  войско
троянцев  воительницу  Афину, чтобы она побудила кого-нибудь нарушить данную
клятву. Как бы против воли согласился громовержец Зевс.  Быстро,  под  видом
яркой  звезды,  промчалась  с  Олимпа  богиня Афина и упала среди троянского
войска. Изумление овладело троянцами, не знали они, что значит это знамение:
вновь ли начнется кровавая сеча, или же  это  знамение  Зевса,  что  следует
заключить  мир?  Афина  же  в  образе  Лаодока,  сына  Антенора,  подошла  к
знаменитому стрелку из лука  Пандару  и  убедила  его  сразить  смертоносной
стрелой  Менелая.  Согласился  Пандар.  Схватил  он  свой лук, достал острую
стрелу, призвал на помощь Аполлона и пустил стрелу. Зазвенела тетива  тугого
лука,  взвилась  стрела,  и  наверно  погиб  бы Менелай, но отклонила стрелу
Афина, и ударила она Менелая в ту часть тела, которая защищена была  двойной
броней.  Пробила  броню  стрела  и  вонзилась  в  тело  Менелая.  Рана  была
неглубокая, но  все  же  обильно  полилась  из  нее  кровь.  В  ужас  пришел
Агамемнон,  увидав,  что  брат  его  ранен.  Но  успокоил его Менелай. Велел
призвать врача, героя Махаона, Агамемнон. Осмотрел рану Махаон и присыпал ее
лекарствами. Пока Агамемнон и другие герои  заботились  о  раненом  Менелае,
троянцы  уже  наступали  на  греков.  Поспешил  к  войскам  Агамемнон и стал
устраивать их ряды и воодушевлять воинов к битве.
   Лишь голоса вождей раздавались среди  войска  греков,  молча  шли  воины.
Троянцы    же    наступали    с    громкими    криками.    Войсками   греков
предводительствовала Афина-Паллада, а троянцами -- бурный  бог  войны  Арес.
Грянул рукопашный бой. Смешались победные крики и стоны умирающих.
   Стали  отступать  пол  натиском греков троянцы, еще дружнее напали на них
греки. Увидав это, воспылал гневом бог Аполлон,  защитник  троянцев;  громко
воскликнул он:
   --  Смелее  вперед,  троянцы!  Не думайте, что из камня груди греков и из
железа их тела. Смотрите, сегодня не сражается среди них и великий Ахилл  --
гневный сидит он в своем шатре.
   Этим    криком    воодушевил   бог-стреловержец   троянцев.   Стала   еще
кровопролитнее  битва.  Много  погибло  героев.  Воодушевляла  Афина-Паллада
греков.  В  этой  битве дала она несокрушимую силу царю Диомеду, сыну Тидея.
Вскоре дрогнули троянцы.
   Увидя Диомеда, знаменитый стрелок Пандар натянул свой лук и пустил в него
стрелу. Вонзилась стрела в  плечо  Диомеда,  и  обагрилась  его  броня  алой
кровью.  Возликовал  Пандар -- думал он, что насмерть ранил Диомеда. Громким
голосом, стал ободрять он  троянцев,  говоря,  что  насмерть  ранен  Диомед.
Диомед же подозвал героя Сфенела и просил его извлечь из раны стрелу. Извлек
ему стрелу Сфенел. Громким голосом взмолился Диомед к Афине-Палладе и просил
ее  дать  ему  сразить  того, кто ранил его стрелой. Предстала Афина-Паллада
пред Диомедом. Она наделила  его  великой  силой  и  неукротимым  мужеством.
Повелела  Диомеду  богиня  смело  ринуться  в  бой  и  не нападать только на
бессмертных богов. Лишь богиню Афродиту мог он сразить своим копьем. Подобно
раненому льву, в котором легкая рана лишь  удесятерила  силу  и  еще  больше
разожгла ярость, кинулся в битву Диомед.
   Увидев, как свирепствует в битве Диомед, герой Эней быстро пошел по рядам
троянских  воинов  разыскивать  Пандара.  Уговорил  Эней  Пандара напасть на
Диомеда. Взошел на колесницу  Энея  мужественный  Пандар,  и  понеслись  они
вместе против Диомеда.
   Увидя   на  колеснице  двух  знаменитых  героев,  Энея  и  Пандара,  стал
советовать Диомеду друг его Сфенел уклониться от борьбы с такими героями. Но
с негодованием отверг  этот  совет  могучий  герой.  Быстро  приближалась  к
Диомеду  колесница  Энея.  Взмахнул копьем Пандар и бросил им в щит Диомеда.
Пробило щит копье и ударилось в броню, но броня защитила Диомеда.  А  Пандар
уже ликовал, думая, что насмерть ранил сына Тидея. Метнул свое копье Диомед.
Свалился  с  колесницы  мертвым  Пандар.  Быстро  соскочил  на  землю  Эней.
Прикрывшись щитом, с громадным копьем в руках, он приготовился защищать труп
Пандара. Диомед же схватил громадный камень, который не  подняли  бы  и  два
человека,  и  одной  рукой бросил его со страшной силой в Энея и лопал ему в
бедро. Упал на колени Эней и наверно погиб бы, если бы не поспела на  помощь
ему мать его, богиня Афродита. Она укрыла своей одеждой Энея и хотела унести
его с поля битвы.
   Бросился  к  богине Диомед и ранил ее своим тяжелым копьем в нежную руку.
Громко вскрикнула богиня и выпустила из своих объятий Энея. Но  бог  Аполлон
покрыл его черным облаком. Диомед же грозно крикнул богине Афродите:
   --  Скройся,  дочь  Зевса!  Покинь кровавую битву! Разве не довольно тебе
того, что ты обольщаешь слабых женщин!
   Покинула богиня любви бранное поле, а Диомед опять  напал  на  Энея.  Три
раза  нападал  на него сын Тидея, и три раза отражал его Аполлон. Когда же в
четвертый раз напал на Энея Диомед, грозно крикнул ему Аполлон:
   -- Опомнись, сын Тидея! Отступи и не осмеливайся нападать на бессмертных!
Никогда не будут боги равны по силам смертным!
   Устрашился Диомед, услыхав голос  грозного  бога  Аполлона,  и  отступил.
Аполлон  же перенес Энея в свой храм в Трое. Там исцелили Энея богиня Лета и
сестра Алоллона, богиня Артемида, на поле же битвы Аполлон сотворил  призрак
Энея, и вокруг этого призрака закипел упорный бой.
   Раненная  Диомедом  богиня  Афродита тем временем унеслась с поля битвы к
тому месту, где сидел Арес, бурный бог войны. Громко стеная от боли, умолила
она бога дать ей его колесницу; на ней  быстро  вознеслась  она  на  светлый
Олимп.  Там припала она со слезами к коленям матери Дионы и жаловалась ей на
то, что ранил ее Диомед. Отерла ей рану Диона и исцелила руку.  Афина  же  и
Гера, насмехаясь над Афродитой, говорили великому громовержцу Зевсу:
   --  Уж не другую ли какую-либо ахеянку уговаривала богиня Афродита бежать
с кем-либо из ее любимых троянцев? Может бить, она оцарапала себе  до  крови
руку, лаская эту ахеянку?
   Улыбнулся Зевс, позвал к себе Афродиту и сказал ей:
   --  Милая  дочь,  не твое дело шумные битвы. Ведай ты браком и любовью, а
битвы оставь бурному богу Аресу и воительнице Афине.
   А на поле битвы по-прежнему кипел бой вокруг  призрака  Энея,  созданного
Аполлоном.  Бог  Аполлон  понесся  к  Аресу  и  просил его укротить Диомеда.
Послушался Аполлона покрытый кровью бог битв. Он понесся возбудить  мужество
троянцев,  приняв  вид  героя,  фракийца  Акаманта. Еще яростней должна была
стать битва. Вернулся на поле битвы и исцеленный Эней. Обрадовались троянцы,
увидав его невредимым. Опять выстроились смешавшиеся было  ряды  троянцев  и
стали  надвигаться  на  греков.  Подобно  покрывающим  горы  грозовым тучам,
которых не  гонят  своим  порывистым  дыханием  бурные  ветры,  ждали  греки
приближающихся  троянцев. Возбуждали к битве греков оба героя Аякса, Одиссей
и Диомед. Обходил ряды их и царь Агамемнон, сверкая своими доспехами.  Снова
закипела  битва. Один за другим падали герои, и мрак смерти покрывал их очи.
Впереди троянцев бился Гектор. Ему помогал сам  бог  войны  Арес  и  грозная
богиня  битвы  Энюо.  Герой  Диомед,  увидав  бога  Ареса,  отступил назад и
воскликнул, обращаясь к грекам:
   -- Друзья, нечего нам дивиться, что с  такой  отвагой  сражается  Гектор!
Ведь  с  ним  рядом сражается и помогает ему сам бог битвы Арес. Отступайте,
друзья, не осмеливайтесь вступать в бой с богами.
   Все сильнее теснили греков троянцы. Пал в бою юный сын Геракла, Тлиполем,
сраженный копьем сына Зевса Сарпедона. Но и Сарпедон был ранен Тлиполемом  в
бедро.  С  трудом вынесли из битвы друзья Сарпедона, не успев извлечь из его
раны копья. Увидав проходящего Гектора, стал молить  его  Сарпедон  наголову
разбить  греков.  Снова бросился в бой Гектор, многих героев сразил он своим
копьем. Еще сильнее потеснили греков троянцы.
   Увидав это, богиня Гера призвала богиню Афину и вместе с ней стала быстро
снаряжаться в битву, чтобы укротить Ареса. Запрягли богини с помощью Гебы  в
дивную  колесницу  коней.  Афина  облачилась  в доспехи, возложила на голову
тяжелый свой шлем, чрез плечо перекинула эгиду с головой  горгоны  Медузы  и
взошла с копьем в руках на колесницу богини Геры, и та быстро погнала коней.
Когда  неслись  богини  с  высокого  Олимпа, увидали они Зевса, который один
сидел на высоком холме; задержала коней Гера и сказала громовержцу Зевсу:
   -- Неужели не гневаешься ты, Зевс, на свирепого Ареса за то, что губит он
столько героев? Я вижу, как радуются этому Аполлон и  Афродита.  Неужели  ты
разгневаешься  на  меня, если укрощу я бога Ареса? Ей ответил эгидодержавный
Зевс:
   -- Иди! Пусть выступит против  Ареса  богиня-воительница,  Афина-Паллада.
Никто  из  бессмертных  не  умеет  так,  как она, повергать в тяжелую скорбь
Ареса. Быстро погнала коней дальше богиня Гера. Принеслись  к  слиянию  двух
рек,  Симоиса  и  Скамандра,  богини,  сошли  с  колесницы, отпрягли коней и
окружили их черным облаком. Гера, приняв образ Стентора,  мужа,  обладавшего
могучим   голосом,   призвала   греков   мужественно   биться  с  троянцами.
Афина-Паллада подошла к Диомеду. Он отирал рану,  нанесенную  ему  Пандаром.
Стала  укорять  его Паллада и за то, что уклонился он от битвы, и за то, что
боится он сражаться с троянцами.  Не  поступил  бы  так  отец  его,  славный
воитель Тидей. Но Диомед ответил богине:
   --  Нет,  светлоокая  дочь громовержца Зевса, не боюсь я вступать в бой с
героями Трои. Я помню лишь,  что  ты  повелела  мне  не  вступать  в  бой  с
бессмертными богами.
   Сказала тогда Афина Диомеду:
   --  0, сын Тидея, любимец Афины, теперь не бойся ни Ареса, ни кого-нибудь
из других богов. Я сама буду твоей  помощницей.  Иди  скорей  в  бой  против
Ареса. Еще недавно он обещал помогать грекам, а теперь, вероломный, помогает
троянцам.
   Стала  на  колесницу  Диомеда  Афина-Паллада  вместо  Сфенела.  Застонала
дубовая ось колесницы от  тяжести  богини.  Погнала  коней  Афина,  незримая
Аресу,  прямо  на  него в ту минуту, когда он снимал доспехи с убитого героя
Перифанта. Увидал  Арес  стоящего  рядом  с  Афиной  Диомеда,  оставил  труп
сраженного им героя Перифанта, с которого снимал он доспехи, и бросил копьем
в сына Тидея. Отклонила копье Афина, и оно пролетело мимо. Удесятерила Афина
силы  Диомеда,  он  поразил  Ареса  копьем и вырвал назад копье из раны. Так
страшно  вскрикнул  Арес,  словно  вскрикнули  разом  десять  тысяч  воинов.
Содрогнулись все воины троянцев и греков от ужасного крика. Покрытый черными
облаками,  бурный  Арес  быстро  вознесся на светлый Олимп. Там сел он около
Зевса и жаловался ему на Афину-Палладу за то, что она помогла Диомеду ранить
его. Грозно взглянул на сына Зевс. Ненавистен  был  ему  Арес  за  любовь  к
кровавым битвам; и сказал он сыну, что если бы не был он его сыном, то давно
низверг  бы он его в мрачный Тартар. Прекратил свои жалобы бурный Арес. Зевс
призвал божественного врача Паона, и тот быстро исцелил рану Ареса. Геба  же
омыла  Ареса и облекла его в роскошные одежды, Возвратились на светлый Олимп
и богини Гера с Афиной. Так обуздали  они  ненасытного  битвами  бога  войны
Ареса.
   Под  стенами  Трои по-прежнему кипела битва. Снова стали теснить троянцев
греки. Многих славных  троянцев  повергли  в  прах  Аякс,  Диомед,  Менелай,
Агамемнон  и  другие  герои  и  сняли  с убитых их пышные доспехи. Видя, что
недалеко уже полное поражение троянцев, сын Приама, прорицатель Гелен,  стал
молить  шлемоблещущего  Гектора  и  сына  Афродиты  Энея, чтобы ободрили они
троянцев и спешили скорее в Трою умилостивить богатыми дарами богиню  Афину.
Послушался Гектор брата. Он снова воодушевил троянцев, и они отразили натиск
греков.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Между  тем Гектор вошел через Скейские ворота в Трою. Тотчас окружили его
женщины и дети и стали спрашивать о своих  мужьях  и  отцах.  Но  ничего  не
сказал  им  Гектор,  он  велел  им  лишь  молиться  богам-олимпийцам. Гектор
поспешил ко дворцу Приама. Во дворце встретила Гектора его мать Гекаба,  она
хотела  принести  вина  Гектору,  чтобы он подкрепил свои силы, но отказался
Гектор. Он просил мать созвать  троянок,  чтоб  они  отнесли  скорее  в  дар
Афине-Палладе  богатое покрывало, принесли богине великие жертвы и молили ее
укротить свирепого Диомеда. Тотчас исполнила  Гекаба  просьбу  сына.  Он  же
быстро направился в чертоги Париса.
   Гектор  застал  Париса  в  то  время,  когда  он спокойно осматривал свое
вооружение; была здесь и похищенная им Елена, она распределяла работы  между
служанками. Стал укорять Гектор Париса за то, что праздно сидит он дома в то
время,  когда  гибель  грозит  всем  троянцам. Парис ответил Гектору, что он
готовится к битве, что выйти на поле брани понуждает его и прекрасная Елена.
Обратилась Елена с приветливыми словами к Гектору  и  просила  его  сесть  и
отдохнуть  от  бранных  подвигов,  мужа  же своего Париса укоряла она за его
беспечность, за то, что не чувствует он стыда. Сетовала Елена и на  то,  что
сколько  бед  ниспослано  на  Трою  из-за  нее,  но не по ее вине, а по вине
Париса. Но отказался  Гектор  отдыхать  в  доме  Париса;  он  спешил  скорее
повидать  жену  свою  и  сына,  прежде  чем  вернется снова в битву. Не знал
Гектор, удастся ли ему потом еще раз увидеть жену и сына, вернется ли  живым
он из битвы, или боги сулят ему погибнуть от рук греков.
   Пошел  в свой дворец Гектор, но не застал там Андромахи с сыном. Служанки
сказали Гектору, что жена его, узнав, что греки теснят троянцев, побеждала с
сыном на городские стены и там стоит, проливая слезы.
   Стремительно вышел из дворца своего Гектор и поспешил к Скейским воротам.
У самых ворот встретил он Андромаху, за  ней  прислужница  несла  маленького
сына  Гектора,  Астианакса;  подобен  первой  утренней звезде был прекрасный
младенец. Взяла за руку Гектора Андромаха и, проливая слезы, сказала:
   -- О, муж мой! Погубит тебя твоя храбрость. Ты не  жалеешь  ни  меня,  ни
сына.  Скоро уже буду я вдовой, убьют тебя греки. Лучше не жить мне, Гектор,
без тебя. Ведь у меня нет никого, кроме тебя. Ведь ты  для  меня  все  --  и
отец,  и  мать, и муж. О, сжалься надо мной и сыном! Не выходи в бой, повели
воинам троянским стать у смоковницы, ведь  лишь  там  могут  быть  разрушены
стены Трои.
   Но шлемоблещущий Гектор так ответил жене:
   --  Самого  меня  беспокоит  все  это.  Но  великий  стыд был бы для меня
остаться за стенами Трои и не участвовать в  битве.  Нет,  должен  я  биться
впереди  всех  во  славу отца моего. Я знаю твердо, что настанет день, когда
погибнет священная Троя. Но не это печалит меня, меня печалит  твоя  судьба,
то,  что  уведет  тебя  в плен какой-нибудь грек, и там на чужбине будешь ты
невольницей ткать для чужеземки и носить ей воду. Увидят там тебя плачущую и
скажут: "Вот это жена Гектора, который превосходил силой и  храбростью  всех
троянских  героев", и еще сильнее станет тогда твоя печаль. Нет, лучше пусть
убьют меня раньше, чем увижу я, как поведут тебя в  плен,  чем  услышу  твой
плач.
   Сказав  это,  подошел  к  сыну  Гектор  и  хотел  его обнять, но с криком
прильнул к груди няньки маленький Астианакс, испугался он  развевающейся  на
шлеме  Гектора  конской гривы. Улыбнулись нежно младенцу Андромаха и Гектор.
Снял шлем Гектор, положил его на землю, взял Астианакса на руки и поцеловал.
Высоко поднял Гектор сына к небу и так молил громовержца Зевса и всех  богов
бессмертных:
   --  О, Зевс, и вы, бессмертные боги! Молю вас, пошлите, чтобы сын мой был
так же знаменит среди граждан, как и я. Да будет он могуч и пусть  царствует
в  Трое.  Пусть  когда-нибудь  скажут  о  нем, когда он будет возвращаться с
битвы, что он превосходит мужеством отца. Пусть сокрушает он врагов и радует
сердце матери.
   Так молил богов Гектор. Затем отдал он Астианакса жене. Прижала  к  груди
Андромаха  сына и сквозь слезы улыбалась ему. Умилился Гектор, ласково обнял
он Андромаху и сказал ей:
   -- Не печалься так, Андромаха. Не пошлет меня  в  царство  мрачного  Аида
против  веления  судьбы  никто из героев. Никто не избегнет своей судьбы: ни
храбрый, ни трус. Иди же,  возлюбленная,  домой,  займись  тканьем,  пряжей,
смотри за служанками. А мы, мужи, будем заботиться о военных делах, а больше
всех буду о них заботиться я.
   Надел  шлем  Гектор  и  быстро  пошел  к  Скейским воротам. Пошла домой и
Андромаха, но часто оборачивалась она и смотрела сквозь слезы, как  удалялся
Гектор.  Когда  же  вернулась  она,  плачущая,  домой,  заплакали  с ней все
служанки: не надеялись они, что Гектор вернется из боя домой  невредимым.  В
Скейских  воротах  догнал  Гектора  Парис.  Он спешил в бой, сверкая медными
доспехами.
   -- Брат мой, -- сказал ему Гектор, -- я знаю, что  ни  один  справедливый
человек не может не ценить твоих подвигов, но часто неохотно идешь ты в бой.
Часто терзаюсь я, когда слышу, как бранят тебя троянцы. Но поспешим скорее к
войскам.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Вместе  вышли  из  Скейских  ворот  Гектор и Парис. Обрадовались троянцы,
увидав обоих героев. Снова воспрянули они духом, и началась  опять  яростная
битва.  Многих  героев сразили Гектор, Парис и Главк. Стали отступать греки.
Увидела это светлоокая дочь Зевса и помчалась к священной Трое.  Мчащуюся  с
Олимпа богиню встретил у столетнего дуба, росшего на краю поля, бог Аполлон.
Он  спросил  богиню  Афину,  не  спешит ли она на помощь грекам, и убедил ее
помочь  ему  прекратить  битву.  Согласилась  Афина.  Решили   боги,   чтобы
прекратить  битву,  внушить  Гектору  вызвать на единоборство славнейшего из
героев-греков. Едва решили это боги, как тотчас прозрел их решение вещий сын
Приама Гелен. Подошел он к своему брату Гектору и посоветовал ему вызвать на
единоборство греческого героя. Гелен открыл Гектору,  что  он  слышал  голос
небожителей, повелевающих так поступить, и что не судьба погибнуть Гектору в
этом единоборстве.
   Гектор  тотчас  прекратил  битву,  остановив  троянцев;  то  же  сделал и
Агамемнон. Успокоилось поле битвы, и воины, утомленные боем, сели на  землю.
Афина-Паллада и Аполлон, взлетев, подобно хищным ястребам, сели на столетнем
дубе,  любуясь  на  войска  троянцев и греков. Когда успокоились все, Гектор
громко вызвал одного из греческих  героев  на  единоборство.  Он  обещал  не
осквернять  трупа убитого и не снимать с него доспехов и требовал, чтобы это
обещал и  герой  греков,  если  будет  победителем.  Выслушали  греки  вызов
Гектора,  но  все  молчали,  никто  не решался выйти против Гектора. Страшно
разгневался на них Менелай, он сам хотел вступить в единоборство с Гектором,
но его удержал Агамемнон: он боялся, что погибнет его брат от руки  Гектора,
с которым даже Ахилл опасался сражаться. Стыдил греков и старец Нестор. Лишь
только  умолкла  его гневная речь, как сразу выступило вперед девять героев:
царь Агамемнон, Диомед,  оба  Аякса,  Идоменей,  Мерион,  Эврипил,  Фоант  и
Одиссей.  По  совету  Нестора,  решили  бросить  жребий между героями. Когда
жребии были  положены  в  шлем,  Нестор  стал  сотрясать  его,  чтобы  выпал
чей-нибудь жребий.
   Герои  молили  богов,  чтоб  выпал  жребий  Аякса Теламонида, Диомеда или
Агамемнона. Пал жребий на Аякса. Обрадовался могучий Теламонид  Аякс.  Надел
он  свои  доспехи  и  вышел  вперед на место поединка. Он шел, подобный богу
войны Аресу, огромный, могучий и грозный. Пред собой он нес окованный  медью
щит, большой, как башня, и потрясал тяжелым копьем. Ужаснулись, увидя Аякса,
троянцы, страх проник в грудь Гектора. Грозно взглянули друг на друга бойцы.
Первым  бросил копье Гектор. Не пробил он щита Аякса. Метнул свое копье Аякс
и насквозь пробил щит Гектора. Пробило копье и  броню  Гектора  и  разорвало
хитон.  От  гибели  спасся  Гектор лишь тем, что отскочил в сторону. Вырвали
копья герои и сшиблись вновь. Гектор опять ударил копьем в  щит  Теламонида,
не  согнулось  острие  его копья. Аякс же еще раз пробил щит Гектора и легко
ранил его н шею. Не прервал боя Гектар, он поднял громадный камень и  бросил
им  в  щит Аякса; загремела медь, покрывавшая громадный щит, Аякс же схватил
еще более тяжелый камень и с такой силой  метнул  его  в  шит  Гектора,  что
проломил  щит  и  ранил Гектора и ногу. Упал Гектор на землю, но бог Аполлон
быстро поднял его.
   Схватились за мечи  герои,  они  изрубили  бы  друг  друга,  если  бы  не
подоспели глашатаи и не простерли бы между ними жезлов.
   --  Кончите  бой, герои! -- воскликнули глашатаи, -- мы видим все, что вы
великие воины, обоих вас одинаково любит Зевс. Наступает уже ночь, необходим
всем отдых.
   -- Глашатай, -- обратился Аякс к глашатаю троянцев, -- то, что ты сказал,
сказать бы должен сам Гектор,  ведь  он  вызвал  на  единоборство.  Я  готов
прекратить борьбу, если он пожелает. Тотчас ответил Аяксу Гектор:
   --  О,  Теламонид, боги даровали тебе и рост великий, и силу, и разум, ты
-- славнейший из героев греческих. Кончим сегодня  наш  поединок.  Мы  после
можем  еще  встретиться  с  тобой на бранном поле. Но расходясь, почтим друг
друга даром на память о нашем единоборстве. Пусть вспоминают  воины  Трои  и
Греции,  что  герои  бились,  пылая  друг против друга враждой, но разошлись
примиренными, как друзья.
   Сказав это, Гектор снял украшенный серебром меч и подал Аяксу, а Аякс дал
в дар Гектору пурпурный драгоценный  пояс.  Так  кончился  поединок  героев.
Радовались  троянцы,  что  невредимым вышел из единоборства с могучим Аяксом
Гектор, и с торжеством провожали его в Трою. Ликовали и греки, увидев, какой
могучий герой Теламонид Аякс. Царь же Агамемнон устроил пир в  честь  Аякса,
созвав на него всех вождей. До вечера пировали вожди.
   Когда  окончен  был  пир,  старец Нестор на собрании греческих вождей дал
совет прекратить на день битву, чтобы предать  погребению  павших  героев  и
построить  стену  с  башнями  вокруг  стана и кораблей, чтобы была эта стена
защитой грекам, а у стены вырыть глубокий ров. Согласились с советом Нестора
вожди и разошлись до утра по своим шатрам.
   Собрали совет вождей и троянцы. На этом совете Антенор  советовал  выдать
грекам  прекрасную  Елену  и  похищенные  сокровища.  Но  Парис ни за что не
соглашался выдать Елену, он соглашался  вернуть  только  сокровища  Менелая,
прибавив  к  ним дары от себя. Царь Приам дал совет отправить утром к грекам
вестника, который должен был передать им предложение Париса, если  же  греки
не  согласятся  с этим предложением, то продолжать битву до тех пор, пока не
дадут боги окончательной победы той или другой стороне. Согласились  троянцы
с  предложением  Приама.  Когда  же настало утро, троянцы послали вестника к
грекам, но они отвергли предложение Париса, согласились они только  прервать
битву на день, чтобы похоронить убитых воинов.
   Еще  до  восхода  солнца  троянцы  и греки приступили к погребению павших
воинов. Они свезли тела к кострам и сожгли их. Затем греки выстроили за один
день вокруг лагеря высокую стену с башнями и вырыли пред ней  глубокий  ров,
Дивились  даже  боги-олимпийцы  на  эту  работу  греков. Только бог Посейдон
разгневался на греков за то, что не  принесли  они  жертв  богам,  воздвигая
стену.  Но  громовержец  Зевс успокоил Посейдона. Он дал ему совет разрушить
потом стену греков и опять покрыть берег морским песком.
   Греки же, окончив работу, стали готовить себе ужин. В это время прибыли с
Лемноса корабли с вином. Обрадовались греки, быстро раскупили  они  вино,  и
начался  пир в лагере. Не спокоен был пир греков. Громовержец Зевс раскатами
грома предвещал им  много  бед.  Часто  овладевал  страх  пирующими,  и  они
расплескивали из кубков вино. Никто из греков не осмелился пить, не совершив
возлияния  в  честь  грозного  Зевса.  Наконец,  окончен  был  пир,  и в сон
погрузился весь греческий стан.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Ранним утром, когда на небо  взлетела  богиня  зари  Эос  и  алым  светом
загорелся  восток,  Зевс-громовержец, собрав богов на светлом Олимпе, сказал
им:
   -- Выслушайте меня, бессмертные боги! Пусть никто из вас не  осмеливается
сегодня  сходить  с  высокого  Олимпа  на помощь либо грекам, либо троянцам.
Ослушника же я низвергну  в  глубочайшую  бездну  Тартара,  чтобы  знал  он,
насколько  я  сильнее  богов  бессмертных. Если хотите изведать мою силу, то
возьмите цепь золотую, спустите ее до земли, встаньте на земле и  попробуйте
стащить  меня  с  Олимпа.  Я же возьмусь одной рукой за эту цепь и подыму ею
всех вас и всю землю с морями.
   Поразила богов страхом грозная речь Зевса. Ответила Зевсу богиня Афина:
   -- О, великий громовержец, знаем все мы, что беспредельна твоя  сила,  но
все мы скорбим о греках. Неужели обречены они на гибель?
   -- Дочь моя, -- ответил Зевс, -- не намерен я погубить всех греков.
   Сказав  это,  запряг  Зевс  в  колесницу  златогривых  коней, взял в руки
золотой бич и, одетый в златые одежды, встал на колесницу. Быстро погнал  он
коней,  и  помчались они меж землей и небом на высокую Иду [1]. Там сел Зевс
на самой вершине и стал смотреть, как готовятся к  битве  греки  и  граждане
Трои.
   1 Гора в Малой Азии, на восток от Трои, в юго-западной Фригии.
   Выступили  войска  в поле и быстро сошлися. Опять началась ужасная битва.
Настал полдень. Зевс взял золотые весы и взвесил на них  жребий  троянцев  и
греков.  До  неба  поднялся жребий троянцев, суля им удачу, жребий же греков
опустился до самой земли, грозя гибелью многим из них. Грянул гром  великого
Зевса  с  Иды,  и  бросил  он  сверкающую молнию в войско греков. Ужас объял
воинов. Все они обратились в бегство, спеша укрыться за  стенами  лагеря.  В
поле  остался  лишь  Нестор.  Один  из  его коней был ранен стрелой Париса и
взвился на дыбы. Напрасно старался Нестор обрезать упряжь коня, это  ему  не
удалось.  Приближался  уже к нему Гектор на своей колеснице. Погиб бы старец
Нестор, но подоспел к нему на  помощь  Диомед.  Он  призывал  и  Одиссея  на
помощь,  но  не  услыхал Одиссей его призыва. Взял Диомед к себе в колесницу
Нестора и помчался навстречу Гектору. Диомед бросил  копьем  в  Гектора,  но
промахнулся:  он  попал  и  грудь  возничего Гектора и поразил его насмерть.
Кинулись в сторону кони Гектора. Вместо возницы  встал  на  колесницу  герой
Архептолем.  Может  быть,  увидав  подвиг  Диомеда,  остановились бы бегущие
греки. Но  Зевс  бросил  сверкающую  молнию  пред  конями  Диомеда.  Страшно
вспыхнуло  пламя молнии, и кинулись назад кони. Стал убеждать Диомеда Нестор
покинуть поле битвы, так как не ему предвещает Зевс победу. Как ни  хотелось
Диомеду продолжать сражение, он послушался Нестора и направил коней к толпам
бегущих  греков.  Троянцы  же  подняли страшный крик и засыпали греков тучей
стрел. Насмехался Гектор над обратившимся в бегство Диомедом. Три раза хотел
вернуться Диомед, и три раза раздавались грозные раскаты грома Зевса.  Понял
Гектор,  что  своими громами предвещает Зевс победу троянцам. Он воодушевлял
их преследовать греков и грозил, ворвавшись  в  их  лагерь,  сжечь  корабли.
Прогневалась  Гера,  услыхав  угрозы  Гектора.  Она стала просить колебателя
земли, бога Посейдона, помочь грекам, но отказался великий повелитель морей.
А бой кипел  уже  у  самой  стены,  окружавшей  стан  греков.  Гера  внушила
Агамемнону  мысль  воодушевить  греков.  Встав  на  корабль Одиссея, воззвал
Агамемнон к воинам и призывал  их  мужественно  защищаться.  Молил  и  Зевса
Агамемнон  послать  помощь  и  не  дать  погибнуть  грекам  от рук троянцев.
Смилостивился Зевс и послал знамение грекам. Над жертвенником Зевса  взвился
орел  и  бросил  на  жертвенник  оленя,  которого  держал  в  когтях. Увидав
знамение, воспрянули духом греки и отразили троянцев.  Всех  отважнее  бился
царь Диомед. Многих сразил он тогда троянских героев. Храбро бились и другие
герои греков. Но особенно отличился сводный брат Теламонида Аякса, Тевкр. Из
своего  лука он поразил одного за другим многих троянских героев. Поразил он
и сына Приама, прекрасного Горгифиона. Как склоняет под  тяжестью  покрывшей
его  росы  мак  свой  красный цветок, так склонил голову, увенчанную шлемом,
Горгифион и  упал  на  землю.  Убил  Тевкр  и  возницу  Гектора,  его  друга
Архептолема.  Закипел  Гектор  гневом  и  бросился  на  Тевкра. Ранил он его
тяжелым камнем в плечо около шеи. Застонал Тевкр. Убил бы его  Гектор,  если
бы  Аякс  не  прикрыл  брата  щитом  и не велел бы слугам отнести раненого к
кораблям.
   Опять возбудил храбрость  троянцев  Зевс.  До  самых  кораблей  оттеснили
греков  троянцы. Грозно носился по рядам Гектор. Жаль стало Гере греков, она
упросила Афину поспешить им на помощь. Согласилась Афина. Надела она доспехи
и вместе с Герой понеслась на колеснице со светлого Олимпа. Увидал  мчащихся
богинь  с  высокой  Иды  Зевс.  Полный гнева, послал он вестницу богов Ириду
остановить богинь, грозя им своим гневом. Испугались гнева Зевса богини Гера
и Афина, полные печали вернулись они на Олимп. Вскоре вернулся  на  Олимп  и
Зевс-громовержец.  На  вопрос  Зевса,  чем опечалены так богини, и на угрозы
Зевса ответила Гера, что скорбят они о греках. Зевс сказал Гере, что до  тех
пор  будут  побеждать  троянцы,  пока Агамемнон не примирится с Ахиллом и не
пошлет ему богатых даров за то оскорбление, которое нанес ему.
   Село  солнце.   Ночь   покрыла   своим   покровом   землю.   Прекратилась
кровопролитная  битва.  По  совету  Гектора не вернулись троянцы в священную
Трою. Они расположились на ночь в поле, а город повелели охранять отрокам  и
старцам.  Гектор  надеялся,  что  удастся  ему  на  следующий  день одержать
окончательную победу над греками и изгнать их из Троады.  Множество  костров
развели троянцы на поле. Словно звезды, сверкали эти костры во мраке ночи.
   АГАМЕМНОН ДЕЛАЕТ ПОПЫТКУ ПРИМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ
   Агамемнон,  опечаленный  победой  троянцев, разослал глашатаев созвать на
совет вождей. Собрались вожди, и с печалью стал говорить  Агамемнон  о  том,
что  приходится  теперь бежать из Троады в Грецию, так как это, по-видимому,
угодно Зевсу. Но Диомед гневно возразил Агамемнону, что он может один,  если
так  хочет,  покинуть Троаду, другие же вожди останутся и будут сражаться до
тех пор, пока не возьмут Трою.  Не  советовал  и  Нестор  бежать.  Советовал
старец  Агамемнону  устроить пир и на нем обсудить, что делать, а для охраны
стана выставить стражу.
   Исполнил Агамемнон совет Нестора. Семьсот  юношей  под  предводительством
семи  вождей  пошли  охранять  стан греков. Остальные вожди остались в шатре
Агамемнона. Во время пира Нестор стал советовать  Агамемнону  примириться  с
Ахиллом. Внял Агамемнон Нестору. Он объявил вождям, что великие дары даст он
Ахиллу,  вернет  ему  Брисеиду, а когда возвратятся все с победой на родину,
даст Ахиллу в жены одну из своих дочерей, а  в  приданое  --  много  богатых
даров.  Одобрили вожди решение Агамемнона и решили послать для переговоров с
Ахиллом к нему в шатер Теламонида  Аякса,  Одиссея  и  Феникса,  а  при  них
глашатаями  Эврибата  и  Годия.  Этих  героев  особенно  любил  Ахилл. Много
наставлений дал этим послам Нестор.
   Когда послы Агамемнона пришли к Ахиллу, они застали его играющим на  лире
и  воспевающим  славу  героям.  Около  Ахилла  сидел  и  друг  его  Патрокл.
Приветливо  встретил  Ахилл  героев  и  приготовил  для  них  богатый   пир.
Насытившись,   Одиссей  обратился  к  сыну  Пелея  и  стал  уговаривать  его
примириться с Агамемноном. Рассказал Одиссей,  как  теснят  греков  троянцы,
предводительствуемые Гектором, перечислил Одиссей и те дары, которые обещает
Агамемнон  как  знак примирения. Напомнил Одиссей Ахиллу и то, как наставлял
сына Пелей, отпуская его в поход, как советовал избегать  распри.  Но  Ахилл
отказался  примириться  с  царем  Микен;  он  не  мог  забыть обиду, которую
причинил ему Агамемнон. Ахилл сказал, что даже в том случае отказался бы  он
примириться  с  Агамемноном,  если  бы  он обещал ему дать дары, равные всем
богатствам египетских Фив. Непреклонен  был  Ахилл  и  даже  грозил  отплыть
обратно  во  Фтию.  Но Феникс, скорбя о судьбе греков, продолжал уговаривать
Ахилла примириться. Он заклинал его не поступать так, как  поступил  некогда
Мелеагр,  когда  сражались  куреты с этолянами. Но ничего не ответил Фениксу
Ахилл. Теламонид Аякс обратился тогда к Одиссею и звал его  покинуть  скорее
шатер Ахилла и идти возвестить вождям ответ Ахилла. Сделал последнюю попытку
Аякс  убедить  Ахилла,  но по-прежнему остался он непреклонен и лишь сказал,
что тогда выступит против Гектора, когда он, зажегши корабли греков,  дойдет
и до его кораблей и шатра.
   Молча  ушли  герои,  а  Феникс остался у Ахилла. Вернувшись к Агамемнону,
Аякс и Одиссей сказали  вождям,  что  ответил  Ахилл.  В  глубоком  молчании
выслушали  их  вожди.  Наконец,  герой  Диомед  посоветовал оставить в покое
Ахилла, так как Агамемнон обещанием даров вдохнул еще большую гордость в его
сердце. Предложил Диомед, подкрепившись винами и пищей, всем  лечь  спать  с
тем, чтобы на следующий день опять начать кровавую битву.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Весь стан греков погрузился в глубокий сок. Не спал лишь Агамемнон. Тяжко
вздыхал  он  на своем ложе, волнуясь от множества печальных мыслей. Глядя на
огни костров, которые пылали вокруг стана троянцев, он  удивился  тому,  что
там  звучат  свирели  и слышатся веселые голоса. Когда же смотрел он на стан
греков, то в горе рвал на себе волосы, болью сжималось его сердце.  Наконец,
сын Атрея встал, оделся, накинул на себя шкуру льва и с копьем в руках пошел
разыскивать  Нестора.  Он хотел посоветоваться с царем Пилоса, как отвратить
гибель от греков. Встретил Агамемнон Менелая. И Менелай  не  спал,  он  тоже
волновался,  думая  о  грозной  судьбе тех, которые пришли под Трою ради его
дела. Решили браться созвать на совет вождей. Менелай пошел созывать героев,
а Анамемнон пошел к Нестору. Нестор услышал шаги приближающегося  Агамемнона
и,  не  узнав  его во мраке ночи, окликнул, предостерегая его не подходить к
нему молча. Назвал себя Агамемнон, подошел к Нестору, рассказал о  том,  что
так его волнует, и просил пойти с ним на совет. Тотчас встал Нестор и вместе
с  Агамемноном пошел созывать героев. Призвали они Одиссея, затем призвали и
Диомеда, который спал, положив под голову щит; копье  его  было  воткнуто  в
землю  рядом  с  ним.  Собрав  героев,  пошли  они  к  страже  и  застали ее
бодрствующей. Стража сидела, вперив взоры в ночную тьму,  прислушиваясь,  не
идут ли троянцы. Перешли вожди через ров и сели на поле перед стеной лагеря.
Нестор  предложил  тогда  послать лазутчиков в троянский стан, чтобы узнать,
что решили троянцы -- вновь ли напасть на греков или же вернуться  в  город.
Тотчас  вызвался  идти на это опасное дело Диомед и предложил кому-нибудь из
героев идти с ним. Много героев вызвалось идти с Диомедом.  Агамемнон  велел
Диомеду  самому  выбрать  себе  товарища.  Диомед  выбрал  Одиссея,  любимца
Афины-Паллады. Верил он, что даже из  пылающего  огня  вернутся  они  вдвоем
невредимыми,  так  хитер  и  изворотлив  был  Одиссей.  Вооружились Диомед и
Одиссей. Оружие дали им собравшиеся вожди, так как сами они на совет  пришли
невооруженными.
   В  то  время как греки посылали лазутчиков в стан троянцев, троянцы также
послали лазутчиков узнать, хорошо ли охраняют стан свой греки. Идти вызвался
Долон, сын Эвмеда, славившийся быстротой своего бега. Он решился  пробраться
к  самым  кораблям  греков  и  послушать, что будут говорить на совете вожди
греков. Вооружился Долон, накинул на  себя  шкуру  волка  и  пошел  к  стану
греков.  Скоро  заметили  Долона Диомед и Одиссей. Они, припав к земле, дали
ему пройти мимо, а потом погнались за ним, как два пса,  преследующие  зайца
или серну.
   --  Стой! -- крикнул Долону Диомед, -- не то настигну я тебя копьем, и не
избегнешь ты смерти. Бросил копьем Диомед в Долона, но так, чтобы  пролетело
оно  над  его  плечом.  Испугался  Долон  и остановился, побледнев от ужаса.
Схватили его Диомед с Одиссеем. Стал  молить  о  пощаде  Долон.  Расспросили
герои  Долона,  зачем  пошел  он  к  стану  греков,  кто  послал  его  и как
разместились в стане троянцы и их  союзники.  В  надежде,  что  пощадят  его
герои,  все  рассказал им Долон. Он указал им, где стоят и недавно прибывшие
фракийцы с царем Ресом, обладателем дивных коней и золотых доспехов.  Но  не
пощадили  Диомед  с  Одиссеем Долона. Сняли с Долона герои его шлем и волчью
шкуру, взяли его оружие. Одиссей положил оружие Долона так, чтоб  могли  они
захватить его на обратном пути, и оба героя отправились к лагерю фракийцев.
   Герои тихо прокрались туда, где лежал среди своих воинов царь Рес у своих
коней.  Как лев, напавший на беззащитное стадо коз и овец, ринулся на спящих
фракийцев Диомед. Двенадцать фракийских воинов убил он. Убил Диомед  и  царя
Реса.  Одиссей отвязал коней Реса и вывел их из лагеря. Диомед хотел вывести
и колесницу с золотыми доспехами, но богиня Афина-Паллада, явившись Диомеду,
сказала:
   -- Подумай о возвращении в стан греков, сын  Тидея.  Время  возвращаться.
Иначе  придется  обратиться  тебе в бегство, если кто-нибудь из небожителей,
враждебных тебе, разбудит спящих троянцев.
   Послушался совета богини Диомед  и  вскочил  на  одного  из  коней  Реса.
Одиссей  вскочил на другого и быстро помчались герои к греческому стану. Бог
Аполлон видел, как помогала Афина-Паллада Диомеду и Одиссею. Устремился он в
лагерь троянцев и разбудил героя  Гиппокоонта,  родственника  Реса.  Вскочил
Гиппокоонт  с  ложа  и  увидал, что пусто то место, где стояли кони. Стал он
звать по имени Реса,  но  никто  не  ответил.  Поднялась  тревога  в  лагере
троянцев.  С  ужасом  смотрели  сбежавшиеся  на  то,  что совершили Диомед и
Одиссей. Они же, захватив по пути вооружение  Долона,  вернулись  туда,  где
ждали  их  вожди греков. Рассказал Одиссей, как поймали они Долона, как убил
Диомед царя Реса и двенадцать фракийских знаменитых героев и как добыли  они
коней.  Славили  герои  Диомеда  и  Одиссея. Ликовали все греки, узнав об их
подвиге. Коней Реса привязали у шатра царя Диомеда, а оружие Долона отнес на
свой корабль Одиссей.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Едва озарился восток первым светом наступающего  утра,  как  Зевс  послал
богиню  Вражду  в  стан  греков.  Встала богиня на огромном корабле Одиссея,
громко и страшно  крикнула  и  вдохнула  неудержимую  жажду  сражаться  всем
воинам.  Громко  возбуждал  к  битве  героев  и царь Агамемнон, облекшийся в
пышные доспехи и потрясавший громадным копьем. Пешими кинулись в битву герои
греков. Храбро  сразились  с  ними  троянцы,  а  их  всех  превзошел  своими
подвигами  Гектор. Подобно яростным волкам, носились по бранному полю воины.
Богиня Вражда веселилась, видя кровавую битву. Боги же удалились от  боя  на
светлый  Олимп в свои чертоги, сетуя на то, что Зевс помогает троянцам. Зевс
же радостный глядел на битву.  Особенно  в  этой  битве  свирепствовал  царь
Агамемнон.  Многих  героев  сразил он тяжелым копьем. Убил он и двух сыновей
Приама, Иса и Антифа. Вместе бились они с врагами, стоя в  одной  колеснице.
Еще  недавно  видал  их  Агамемнон  в  стане  греков,  куда привел их Ахилл,
захватив обоих братьев на склонах Иды. Не подали Приамидам  помощи  троянцы,
оба погибли они. Убил и двух сыновей Антимаха Агамемнон. Напрасно молили они
о  пощаде  царя  Микен.  Агамемнон мстил их отцу за то, что он, подкупленный
Парисом, советовал предать смерти Менелая, пришедшего в  Трою  послом.  Убив
их,  ринулся  Агамемнон  туда, где сильнее кипел бой. Подобно тому как огонь
пожирает лес и падают сокрушенные огненной бурей деревья, так  сокрушал  сын
Атрея  одного за другим героев троянских. С громом носились по бранному полю
колесницы, с которых сбил Агамемнон стоявших на  них  героев,  а  эти  герои
лежали  мертвые  во  прахе.  Дрогнули  троянцы  и обратились в бегство, но у
Скейских ворот они остановились.
   Увидел это бегство троянцев  громовержец  Зевс  и  повелел  богине  Ириде
нестись  к  Гектору  и возвестить ему, чтобы он вступил в битву тогда, когда
увидит, что Агамемнон ранен, что  даст  Зевс  Гектору  великую  силу,  и  он
оттеснит  греков до самых их кораблей. Быстро исполнила Ирида веление Зевса.
Соскочил с колесницы Гектор  и  воодушевил  троянцев.  Между  тем  Агамемнон
по-прежнему  поражал  одного за другим героев троянских. Он убил Ифидаманта,
сына Антенора. Хотел отомстить за смерть брата старший сын Антенора,  Коонт.
Он  поразил  Агамемнона копьем в руку около локтя, царь же Микен ударом меча
отсек ему голову, и упал старший сын Антенора мертвым на труп своего  брата.
Но  не  мог  больше  сражаться Агамемнон, страшно разболелась его рака, и он
покинул бранное поле.
   Видя, что Агамемнон уехал в своей колеснице, Гектор громким голосом  стал
ободрять  воинов  и  сам  ринулся  в  битву. Многих героев сразил он. Гибель
грозила грекам. Но призвал Одиссей на помощь  Диомеда,  и  оба  героя  мощно
отразили  натиск  троянцев.  Диомед, увидя приближающегося Гектора, метнул в
него копьем и поразил его в шлем. Не дал бог  Аполлон  копью  пробить  шлем,
спас  бог  от  неминуемой гибели Гектора, но от сильного удара упал на землю
Гектор и лишился чувств. Пока Диомед шел через ряды  воинов  поднять  копье,
оправился  Гектор  и,  вскочив  на  колесницу, избег гибели. Страшным гневом
вспыхнул Диомед, опять не  удалось  ему  сразить  Гектора.  Взмахнул  копьем
Диомед  и  поразил  насмерть  одного  из троянских героев. Диомед наклонился
снять  доспехи  с  убитого;  увидал  это  Парис  и  ранил  Диомеда  стрелой.
Возликовал  Парис. Диомед же, когда прикрыл его щитом Одиссей, вырвал стрелу
из раны, но больше не мог он сражаться и покинул поле  битвы.  В  это  время
окружили  Одиссея  троянцы,  словно  псы вышедшего из леса льва. Стоит лев и
грозно щелкает зубами. Так стоял и Одиссей и отбивался копьем от наступавших
на него троянцев.  Много  троянских  героев  нашли  здесь  смерть  от  копья
Одиссея.  Поразил  он  Харопа, брата царя Сока. Мстя за смерть брата, ударил
копьем в щит Одиссея Сок, пробил шит и ранил в бок Одиссея. Но  и  раненный,
Одиссей  обратил  в бегство Сока, а бегущего убил ударом колья в спину. Убив
Сока, Одиссей вырвал копье из своей раны,  хлынула  из  нее  горячая  кровь.
Увидев,  что Одиссей ранен, бросились на него троянцы. Громко стал призывать
к себе на помощь царь Итаки. Поспешил ему на помощь Аякс Теламонид и прикрыл
Одиссея своим огромным, как башня, щитом. Менелай же вывел Одиссея  из  гущи
битвы  к колеснице. Покинул и Одиссей битву. Аякс же ринулся в битву и своим
копьем разил троянцев. В это время  Парис  ранил  стрелой  героя  Махаона  в
правое плечо. По просьбе Идоменея увез Нестор раненого в стан греков. Увидал
возничий  Гектора  Кебрион, как теснит Аякс троянскую рать, и сказал об этом
Гектору. Помчался Гектор на помощь. Зевс же наслал страх на Аякса.  Забросив
за спину свой громадный щит, стал он медленно отступать. Он отступал, словно
лев, которого гонят от стада псы и отважные пастухи.
   Медленно  отступал  он,  то  и  дело останавливался и, прикрывшись щитом,
сдерживал теснивших его троянцев. Увидал отступающего Аякса герой Эврипил  и
поспешил  ему  на  помощь. Но и его ранил стрелой Парис, и пришлось Эврипилу
покинуть поле битвы. Аяксу же на помощь поспешили  греки,  и  с  их  помощью
невредимым отступил сын Теламона.
   В  стане,  с  кормы  корабля Ахилл наблюдал за битвой. Увидав, что Нестор
привез раненого героя, Ахилл  призвал  своего  друга  Патрокла,  просил  его
сходить  к  Нестору  и  узнать,  уж не Махаон ли ранен. Быстро пошел в шатер
Нестора друг Ахилла. Действительно, там  увидал  Патрокл  раненого  Махаона,
которому  приготовляли  питье.  Увидав  Патрокла, пригласил его сесть с ними
царь Пилоса, но отказался он, так как спешил назад к  своему  другу.  Нестор
рассказал Патроклу, как теснят троянцы греков, кто из героев ранен, и просил
помочь   грекам.  Он  советовал  Патроклу  упросить  Ахилла  позволить  ему,
вооружившись доспехами Ахилла, вести в бой мирмидонян; может быть,  троянцы,
приняв  Патрокла  за  Ахилла,  прекратят  бой,  и  тогда  отдохнут  греки от
тягостных боев.  Согласился  Патрокл  и  пошел  назад  к  Ахиллу  с  твердым
намерением  упросить  друга позволить ему вступить в бой. По дороге встретил
Патрокл раненого Эврипила со стрелой в бедре. Сильно страдал от боли  герой,
и  из  раны  его  струилась  кровь.  Сжалился  над  героем Патрокл. Он помог
Эврипилу дойти до его корабля,  вырезал  стрелу  из  раны  и  присыпал  рану
целебной травой. Эврипил тоже рассказал Патроклу, как теснят троянцы греков.
   По-прежнему  гремел бой. Уже не могли стена и ров служить защитой грекам.
Но не могли сразу троянцы перейти через ров и овладеть  стеной,  за  которой
укрылись греки. Гектор хотел переехать в колеснице через ров, но кони его не
пошли  через  ров  и кинулись в сторону. Тогда, по совету героя Полидаманта,
троянцы разделились на пять больших отрядов и  под  предводительством  своих
вождей пошли на приступ. Пешими сражались вожди троянцев, оставив у рва свои
колесницы.  Лишь  один  герой Асий не покинул колесницы. Он хотел, преследуя
бегущих греков, прорваться следом за ними со своим отрядом в стан и  напасть
прямо  на  корабли  греков.  Но  около  стен отразили натиск Асия два героя,
лапифы Полипет и Леонтей. Словно два могучих дуба, стояли они у  стены  пред
воротами.  Отважно  бились  лапифы, отражая наступавших, а со стен на врагов
летел град больших камней и целые тучи стрел.  Лапифы  отразили  Асия,  убив
многих   троянских  героев.  Но  приближался  уже  новый  отряд  к  воротам,
предводимый Гектором и Полидамантом. Тут Зевс послал великое  знамение.  Над
отрядом  троянцев  появился  вдруг орел. Он держал в когтях змею. Извиваясь,
ужалила змея в грудь орла. Вскрикнул звучно орел, уронил змею  среди  отряда
троянцев  и  быстро  скрылся  из  глаз. Увидав это знамение, стал советовать
Полидамант Гектору прекратить бой, не стараться овладеть станом  греков.  Но
Гектор не послушался Полидаманта и двинулся с отрядом своим к стене.
   Страшную  бурю  поднял  громовержец  Зевс.  Клубы  пыли понеслись на суда
греков. Несмотря на бурю, храбро защищали греки стену. Троянцы срывали с нее
зубцы и расшатывали бревна, на которых были укреплены башни, чтобы  обрушить
их.  Камнями,  стрелами  и  копьями  встретили  наступавших греки. Оба Аякса
воодушевляли греков стойко защищаться. Прикрывшись щитом, с двумя копьями  в
руках,  подступил  к  воротам  могучий  Сарпедон,  призвав  на  помощь  себе
ликийского героя Главка. Защищал ворота Менесфей. Он послал звать на  помощь
Аяксов.  Явился на помощь Менесфею Теламонид Аякс, брат его Тевкр и Пандион.
Могучим ударом громадного камня сверг Аякс поднявшегося было на стену  героя
Эпикла.  Тевкр  ранил  стрелой  Главка.  Но  Сарпедон  не отступал. Ему даже
удалось  разрушить  часть  стены,  однако  отразили  и  его  Аякс  и  Тевкр.
Воодушевил на новый приступ Сарпедон своих ликийцев. Еще раз кинулись они на
стену,  но  не дали им овладеть ею греки. Не могли ликийцы завладеть стеной,
но и греки не могли прогнать их. Ни ликийцы,  ни  греки  не  могли  добиться
перевеса  в  битве. Первым ворвался и стан греков могучий Гектор. Он схватил
громадный камень, который два мужа с трудом подняли бы  только  рычагами,  и
грянул  им  в  ворота.  Не  устояли против силы удара ни ворота, ни огромный
засов, загремели ворота и раскололись на части. Кинулся чрез  них  Гектор  в
стан,  огнем  гнева  пылали  его очи. Ворвались за ним и троянцы. Взята была
приступом стена. В бегство обратились греки и  побежали  к  своим  кораблям.
Смятение поднялось в стане.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Начался  бой  у  самых  судов.  Зевс  не смотрел больше на битву, так как
уверен был, что никто из богов не решится помогать грекам.  Увидя  это,  бог
Посейдон  быстро  пошел  с  гор  Фракии, откуда наблюдал за битвой, к своему
дворцу; задрожали под ногами гневно идущего бога горы. Пришел в свой  дворец
Посейдон, запряг своих морских коней в колесницу и помчался по волнам моря к
Трое.  Бурно  летели  они,  не касаясь волн морских, и скоро примчали бога к
Трое. В обширной пещере на берегу моря оставил Посейдон коней с  колесницей,
стреножив коням ноги золотыми цепями. Приняв образ Калхаса, предстал он пред
Аяксами  и  воодушевил их к битве. Прикоснувшись к ним жезлом, влил бог в их
члены великую силу. Поняли Аяксы, что бог под видом Калхаса говорил с  ними,
и  еще  отважнее  бросились  в битву. Прошел Посейдон по рядам греков и всех
возбуждал храбро сражаться. Собрались вокруг Аяксов  ряды  воинов  и  щит  к
щиту,  шлем  к  шлему,  выставив  копья,  ждали  наступавших троянцев. Среди
граждан Трои наступал Гектор.
   Как катится  с  вершины  горы  тяжелый  камень,  оторвавшийся  от  утеса,
сокрушая  все  на  своем  пути, пока не скатится в долину и не останется там
лежать недвижимый, так несся  Гектор  с  копьем  и  щитом  на  ряды  греков.
Остановился  он пред сомкнутыми рядами и воодушевлял троянцев прорвать строй
греческих воинов. Завязался упорный бой. Много пало в бою греков. Пал и внук
Посейдона, Амфибах. Разгневался бог Посейдон. Он  воодушевил  царя  Идоменея
отомстить  за  смерть внука. Облекся в блестящие доспехи Идоменей и, сверкая
подобно молнии Зевса, бросился в битву. Встретил Идоменей  Мериона,  который
только что сломал копье свое, ударив им в щит сына Приама, Деифоба, и шел за
новым  копьем.  Дал Идоменей копье Мериону, и оба героя пошли на левый фланг
греков.
   Увидали подходящего Идоменея троянцы  и  бросились  на  него.  Устремился
Идоменей  на  троянцев и обратил их в бегство. Видя, как теснит он троянцев,
сын Приама Деифоб призвал на помощь Энея. Вместе  напали  они  на  Идоменея,
призвав  еще  Париса  и  Агенора.  Страшная началась сеча вокруг Идоменея, к
которому на помощь поспешили многие  герои.  Загремели  на  груди  у  героев
медные доспехи от сильных ударов.
   Гектор  же  сражался  там,  где защищали корабли два Аякса. Упорно бились
они, стоя друг около друга, так волы, соединенные общим ярмом, тащат по полю
плуг и дружно идут по борозде, взрывая глубоко землю.  Много  воинов  билось
вокруг  Аяксов.  А сзади них локрийцы, вооруженные луками и пращами, пускали
тучи стрел в  наступавших.  Уже  готовы  были  дрогнуть  троянцы,  но  герой
Полидамант  дал  совет Гектору позвать на помощь храбрейших героев и решить,
броситься ли на суда греков или же отступить. Пошел созывать героев  Гектор,
но  многих  не нашел, -- одни лежали уже бледными трупами у кораблей греков,
-- другие, страдая от ран, удалились  от  боя.  Лишь  Парис  отражал  натиск
греков. С упреком обратился Гектор к Парису, но несправедлив был этот упрек:
храбро  бился Парис -- не его была вина, что ранены были многие герои, а еще
больше их было убито. Звал Парис Гектора  вести  в  бой  троянцев.  Подобные
буре,  шли  в  бой троянцы, но не смутились от их натиска греки. Увидал Аякс
Теламонид Гектора и  звал  его  ближе  подойти  к  рядам  греческих  воинов.
Появился над Аяксом парящий орел, и греки радостно вскрикнули при виде этого
знамения. Но предводимые Гектором троянцы с грозным криком напали на греков.
Таким  же  криком  ответили  и греки троянцам, и крик обоих войск донесся до
самого неба. Этот крик войска услыхал  Нестор,  сидевший  в  своем  шатре  с
Махаоном.  Схватил  он  щит  и  копье  и вышел из шатра. Пошел старец к царю
Агамемнону. Он встретил царя Микен, Диомеда и Одиссея, которые шли раненные,
опираясь на копья. Они хотели посмотреть на битву. Сердца их  сжала  печаль,
когда  увидали  они,  что  бой  идет  уже  у  кораблей.  Скорбели вожди, что
разрушена  та  стена,  которую  воздвигли  греки,  чтобы  защитить  себя  от
нападения  троянцев.  Не  знали  они,  как  помочь  войскам, что сделать для
спасения от гибели. Агамемнон уже готов был дать повеление спустить  корабли
на  воду.  Но  Одиссей  удержал  его  от этого, так как боялся, что, спуская
корабли, греки больше будут  думать  о  бегстве,  чем  о  битве.  Диомед  же
посоветовал,  облачившись  в  доспехи,  показаться войску и этим поднять его
дух, но участия в битве не принимать, чтобы не быть ранеными вторично.
   В это время богиня Гера, видя неудачу греков, решила помочь им хитростью.
Она решила погрузить Зевса в сон, а покуда будет  спать  Зевс,  дать  победу
грекам.
   С  Олимпа  быстро  полетела  богиня  Гера  на Лемнос и там нашла бога сна
Гипноса.  Долго  уговаривала  его  Гера  усыпить   громовержца   Зевса,   но
отказывался  Гипнос,  так  как  боялся  он гнева Зевса. Наконец, убедила она
Гипноса. Вместе с богом сна быстро примчалась Гера на  вершину  Иды.  Гипнос
тайно  от  Зевса  укрылся  на  громадной ели под видом сладкогласной птицы и
погрузил его в глубокий сон. Затем Гипнос с высокой Иды полетел к колебателю
земли Посейдону и сказал ему, что спит Зевс.
   Обрадовался Посейдон и еще более воодушевил к  битве  греков.  Агамемнон,
Диомед  и  Одиссей,  забывая о ранах, сами построили ряды греческого войска.
Двинулось  под  предводительством  Посейдона  войско   навстречу   троянцам.
Вскипело  море, с шумом набегали волны до самых кораблей и шатров греков, и,
подобно волнам морским, наступали на троянцев греки. Опять началась  ужасная
битва.  Гектор  бросил  копьем  в  Аякса, но не ранил его. Аякс же громадным
камнем поразил Гектора в грудь.  Как  падает  дуб,  разбитый  ударом  молнии
Зевса,  так  упал  на  землю  Гектор, выпало из рук его копье, громадный щит
придавил его к земле. Кинулись к Гектору  греки,  но  защитили  сына  Приама
троянские  герои  и  вынесли  из  битвы.  Положили  они лишившегося сознания
Гектора на берегу реки Ксанфа и окропили ему лицо  водой.  Вздохнул  Гектор,
открыл  глаза, приподнялся, и из уст у него хлынула кровь. Опять опрокинулся
навзничь Гектор и потерял снова сознание. Увидя, что  Гектор  сражен  камнем
Аякса,  дружнее  бросились  греки  на троянцев. Еще яростнее закипела битва.
Много героев как со стороны греков, так и со стороны троянцев нашли смерть в
этой битве. Обратились в бегство троянцы и остановились  лишь  тогда,  когда
оказались уже за валом, окружавшим стан греков.
   В  это  время проснулся Зевс на вершине Иды. Увидал он бегущих троянцев и
преследующих их под предводительством Посейдона греков и пришел  в  страшный
гнев.  Он  стал укорять Геру и грозил ей связать ее золотой цепью и повесить
между небом и землей за то, что убедила она Посейдона помочь грекам. Но Гера
страшной клятвой  уверяла  Зевса,  что  не  по  ее  совету  помогает  грекам
Посейдон.
   С  быстротой  мысли помчалась на Олимп богиня Гера. Там на пиру Гера сама
убеждала богов не противиться воле Зевса. Сообщила  также  Гера  богу  войны
Аресу,  что пал его сын, Аскалаф, сраженный Деифобом. Зарыдал Арес. Грозный,
вскочил он и,  надев  доспехи,  готов  был  спешить  на  поле  битвы,  чтобы
отомстить  за смерть сына. Но удержала его Афина, напомнив ему волю великого
Зевса. Призвала Гера бога Аполлона и вестницу богов Ириду и сказала им,  что
велит им Зевс идти к нему на вершину Иды. Когда явились на Иду бог Аполлон и
Ирида,  Зевс  повелел  Ириде лететь к Посейдону и передать ему веление Зевса
покинуть битву. Предстала в мгновенье ока пред Посейдоном Ирида  и  передала
ему  веление Зевса. Не хотел покориться воле брата Посейдон; он говорил, что
равна его сила власти Зевса, что Зевс может  приказывать  своим  сыновьям  и
дочерям,  а  не  ему. Но в конце концов покорился Посейдон и удалился с поля
битвы, грозя, однако, Зевсу, что если он и  дальше  будет  щадить  Трою,  то
вечная вражда начнется между ним и Зевсом.
   Аполлону  же  Зевс повелел взять его эгиду и ею устрашить греков; повелел
ему Зевс восстановить  и  силы  Гектора.  Когда  Аполлон,  подобно  ястребу,
спустился на землю около Гектора, тот уже начинал приходить в себя.
   --  Восстань,  Гектор!  -- сказал ему Аполлон, -- я, бог Аполлон, прислан
тебе на помощь Зевсом. Иди к войскам и повели им напасть на  греков,  я  сам
пойду впереди троянцев.
   Могучую  силу  вдохнул  Аполлон  в  грудь  Гектору.  Встал  он  и пошел к
троянцам. Обрадовались они,  увидав  Гектора  невредимым.  Удивились  греки,
увидав  Гектора  опять в рядах своих врагов. Оправились от бегства троянцы и
снова начали теснить греков. Все кровопролитнее и кровопролитнее  становился
бой.  Храбро  отражали  греки натиск троянцев, но только до тех пор, пока не
потряс эгидой Зевса бог Аполлон.  Дрогнули  тогда  греки,  ужас  овладел  их
сердцами,   забыли   они   о  храбрости  и  обратились  в  бегство.  Троянцы
преследовали их, а Аполлон сравнял путь троянцам, засыпав ров пред стеной на
пространство брошенного копья. Только у  судов.  остановились  греки.  Стали
молить они богов о спасении. Молил Зевса и старец Нестор:
   --  Вспомни, Зевс, о тех жертвах, которые приносили тебе греки, моля дать
им счастливое возвращение на родину. Отврати гибель, о, Олимпиец, от греков!
Не дай троянцам окончательной победы!
   Услыхал Зевс мольбу Нестора и грянул громом с вершины  неба.  Троянцы  же
приняли  гром  за  благоприятное знамение и, подобно грозному морскому валу,
вздымающемуся выше борта корабля, ринулись на греков. Закипел  бой  у  самых
кораблей.  Упорно бился Аякс, защищая корабли. Рядом с Аяксом стоял брат его
Тевкр и поражал стрелами героев Трои. Когда же хотел Тевкр поразить  стрелой
и Гектора, то защитил Зевс сына Приама. Выпал лук из руки Тевкра, лопнула на
нем  тетива, и рассыпались стрелы. В ужас пришел Тевкр, он понял волю богов.
Аякс же посоветовал брату оставить лук и сражаться копьем.
   Все яростнее кипела битва. Кровь лилась ручьем  вокруг  кораблей.  Медной
стеной   своих  щитов  оградили  греки  корабли.  Много  подвигов  храбрости
совершали герои греков, но все  сильнее  наступали  троянцы.  Казалось,  что
сражается  не  истомленная  боем  рать, а свежая, только что начавшая бой. С
громадным шестом в руках перепрыгивал Аякс с  корабля  на  корабль,  отражая
троянцев. Криком своим возбуждал он героев к битве. Гектор же, подобно орлу,
бьющему  перелетных  птиц,  поражал  греков.  Уже  схватился  рукой за корму
корабля Протесилая Гектор, громко звал троянцев и велел им дать факел, чтобы
поджечь корабль. Не мог противостоять натиску и сам могучий Теламонид  Аякс,
через  силу отражал он своим копьем троянцев. Засыпали его стрелами троянцы.
Онемела левая рука Аякса от тяжести щита. Порывисто дышал  Аякс,  пот  лился
ручьем  по  его  телу.  Начал он отступать. Бросившись вперед, Гектор ударом
меча обрубил острие копья Аякса. Видел Теламонид,  что  такова  воля  Зевса,
чтобы  запылали  корабли  греков.  И действительно, троянцы подожгли корабль
Протесилая, и он запылал, охваченный огнем.  Казалось,  гибель  настала  для
всех греков, но тут пришла к ним помощь оттуда, откуда они и не надеялись ее
получить.





   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Когда  ворвались  в  стан греков троянцы, Патрокл, сидевший в это время у
раненого Эврипила, в ужасе вскочил, громко вскрикнул  и  поспешил  скорее  в
шатер  Ахилла.  Проливая горькие слезы, пришел к Ахиллу Патрокл. Его спросил
Ахилл:
   -- Что плачешь ты, Патрокл, словно  девочка-младенец,  которая  бежит  за
матерью  и  просит  ее,  чтобы взяла она ее на руки? Не получил ли ты плохих
вестей из Фтии? Или же плачешь ты о том, что гибнут греки у своих  кораблей?
Поведай мне твою печаль, не скрывай ничего.
   --  О,  сын  Пелея!  -- ответил Патрокл. -- Великое горе постигло греков!
Самые храбрые из них ранены. Неужели ты не поможешь грекам? Если  не  хочешь
помочь,  то отпусти меня с твоими мирмидонянами. Дай мне твои доспехи. Может
быть, примут меня троянцы за тебя  и  прекратят  битву.  Со  свежими  силами
отразим мы троянцев от кораблей.
   Так молил Патрокл Ахилла, не ведая, что сам он выпрашивает себе смерть.
   Видел  Ахилл, как трудно приходится грекам. Он слышал, что раздается лишь
голос Гектора. Не участвует, значит, в битве ни один великий  герой  Греции.
Ахилл  не хотел гибели греков. Он согласился дать Патроклу свое вооружение и
позволить вступить в бой с троянцами, но лишь в  том  случае,  если  тревога
раздастся  и  пред его судами; тогда пусть Патрокл отразит троянцев, не даст
им сжечь корабли. Но запрещал Ахилл Патроклу вести мирмидонян к стенам Трои,
боялся он, что может погибнуть его любимый друг.
   Так разговаривали друзья. Вдруг увидал Ахилл, как  запылал  один  из  его
кораблей, зажженный Гектором. В гневе вскричал он:
   --  Спеши,  Патрокл!  Я вижу, уже бушует пламя среди кораблей. Вооружайся
скорее! Я сам построю в бой мирмидонян!
   Быстро вооружился Патрокл доспехами Ахилла, он не взял  лишь  его  копья;
этим  копьем  сражаться  мог  один  Ахилл,  так  тяжело  оно  было. Запряг в
колесницу Ахилла коней его возничий  Автомедонт.  Ахилл  же  выстроил  своих
мирмидонян.   Они,   подобно  хищным  волкам,  готовым  кинуться  на  оленя,
стремились жадно в бой. Воодушевил Ахилл своих воинов  на  ратный  подвиг  и
повелел  им  храбро  сражаться,  чтобы понял царь Агамемнон, как опрометчиво
поступил он, оскорбив славнейшего  из  греческих  героев.  Бросились  в  бой
мирмидоняне  с  громким  криком,  по  всему  стану разнесся их грозный крик.
Увидали троянцы Патрокла в доспехах Ахилла и подумали, что  это  сам  Ахилл,
забыв  о  вражде с Агамемноном, спешит на помощь грекам. Каждый троянец стал
уже думать о бегстве. Патрокл же бросился в самую гущу  боя  и  разил  своим
копьем троянцев, сражавшихся около корабля Протесилая. Отступили устрашенные
троянцы.
   Но  троянцы не покинули сразу стана, они отошли вначале лишь от кораблей.
Преследовали греки троянцев, и много пало троянских героев. Но не удержались
в стане троянцы. Словно свирепые волки, ринулись  на  них  греческие  герои.
Бросились  через  ров в поле троянцы, и многие погибли. Герой Теламонид Аякс
пылал желанием сразить Гектора. Гектор, хотя и видел, что ускользает из  рук
троянцев  победа,  но  не  отступал  еще, он старался всеми силами задержать
греков, преследующих троянцев.  Наконец,  отступил  и  Гектор,  кони  быстро
перенесли его через ров в поле.
   Возбуждая  греков  преследовать  бегущих,  Патрокл быстро погнал коней ко
рву. Перескочили бессмертные кони Пелея через  ров  вместе  с  колесницей  и
помчались  по  полю. Патрокл искал Гектора, но спасся он на своей колеснице.
Пыль поднялась по полю от бегущих толп троянских воинов. Спешили укрыться за
стенами Трои троянцы. Но Патрокл многим отрезал отступление.  Он  погнал  их
назад  к  кораблям  и  многих  из  них  сразил  своим тяжелым копьем. Увидал
Сарпедон гибель такого множества героев от руки Патрокла и воззвал  к  своим
ликийцам,  призывая  их  остановиться. Хотел Сарпедон сразиться с Патроклом.
Соскочил он с колесницы и стал поджидать Патрокла. Друг Ахилла тоже сошел  с
колесницы. Бросились друг на друга герои, подобно двум коршунам, дерущимся с
криком за добычу на высоком утесе. Зевс увидал этот поединок. Жаль стало ему
Сарпедона,  хотел  он спасти своего сына. Гера услышала сетования Зевса. Она
не советовала ему спасать сына. Напомнила  она  Зевсу,  что  сыновья  многих
богов  бьются  под  Троей,  что  многие из них уже погибли. Если спасет Зевс
Сарпедона, то пожелают и другие  боги  спасти  своих  сыновей.  Зевс  должен
допустить  гибель  Сарпедона  от руки Патрокла, если так суждено роком. Внял
совету Геры Зевс. Послал он кровавую росу на поля  троянские,  чествуя  этим
сына, который должен был пасть от руки Патрокла.
   Первым  метнул копье Патрокл и убил верного слугу Сарпедона. Метнул копье
и Сарпедон, но не попал в Патрокла; мимо пролетело копье и убило  одного  из
коней,  запряженных  в  колесницу  друга  Ахилла. Второй раз сшиблись герои.
Опять промахнулся Сарпедон. Патрокл же поразил Сарпедона прямо в грудь. Упал
царь ликийский, как падает дуб,  срубленный  под  самый  корень  дровосеком.
Громко воззвал Сарпедон к другу своему Главку:
   --  Друг Главк, возбуди ликийцев храбро биться за царя их Сарпедона и сам
бейся за меня. Вечным позором будет служить  тебе  то,  что  снимут  с  меня
доспехи греки.
   Предсмертный  стон  вырвался  из  груди  Сарпедона, и сомкнул ему очи бог
смерти Танат.  Скорбь  овладела  Главком,  когда  он  услыхал  голос  друга.
Терзался  он  тем,  что  не  может  помочь ему, так как сам страдал от раны.
Воззвал он к богу и молил его исцелить рану. Услышал Аполлон мольбу Главка и
исцелил его рану. Собрал Главк ликийцев  и  героев  Трои,  Энея  и  Агенора,
Полидаманта  и  самого  шлемоблещущего Гектора, сражаться за тело Сарпедона.
Собрались герои и поспешили на помощь Главку. Призвал  на  помощь  греческих
героев   и  Патрокл;  первыми  пришли  Аяксы.  Закипела  битва  вокруг  тела
Сарпедона. Зевс же распростер тьму над телом сына,  чтобы  еще  ужасней  был
бой.
   Поднялся  такой  страшный  грохот  оружия, словно толпа дровосеков рубила
деревья в нагорных лесах. Труп же Сарпедона лежал, покрытый пылью и  кровью,
весь  засыпанный  стрелами.  Не сводил очей с поля битвы Зевс; он размышлял,
погубить ли Патрокла у тела сына или дать ему совершить еще великие  подвиги
и  прогнать  троянцев к самым стенам. Зевс решил продлить жизнь Патрокла. Он
наслал страх на Гектора. Первым обратился он в бегство, за ним последовали и
другие воины. Сорвали доспехи с Сарпедона греки, а Патрокл велел отнести  их
к кораблям. Призвал тогда Аполлона громовержец Зевс и повелел ему взять тело
Сарпедона,  омыть его от пыли и крови, умастить благовонным маслом и одеть в
пышные одежды. Затем должны были боги-братья -- Сон и Смерть -- отнести тело
Сарпедона в Ликию, чтобы там похоронили Сарпедона братья и друзья с великими
почестями. Исполнил повеление Зевса Аполлон.
   Патрокл в это время гнал троянцев к городским стенам. Он мчался навстречу
своей гибели. Многих героев убил он. Взял бы и Трою  Патрокл,  если  бы  бог
Аполлон,  исполнив  веление  Зевса, не встал на высокой башне Трои. Три раза
подымался Патрокл на стену, и три раза  отражал  его  Аполлон.  Когда  же  в
четвертый раз бросился на стену Патрокл, грозно крикнул ему Аполлон:
   -- Отступи от стены, храбрый Патрокл! Не тебе, а Ахиллу суждено разрушить
великую Трою!
   Отступил  Патрокл,  не  осмелился  он  разгневать  далеко разящего своими
золотыми стрелами бога Аполлона.
   Только в Скейских воротах остановил Гектор  своих  коней;  он  колебался,
напасть  ли  ему на Патрокла или повелеть всем укрыться за стенами Трои. Тут
явился ему Аполлон под видом брата Гекабы и посоветовал напасть на  Патрокла
в  открытом  поле.  Послушался  совета  Гектор  и  велел  своему  возничему,
Кебриону, повернуть коней. Увидав Гектора на колеснице, соскочил Патрокл  на
землю,  и,  схватив  в  правую  руку  громадный камень, а левой замахнувшись
копьем, стал ждать его приближения. Когда  уже  близко  был  Гектор,  метнул
Патрокл  камень  и поразил им в голову возничего Кебриона. Подобно водолазу,
бросающемуся в  море,  стремглав  упал  Кебрион  с  колесницы.  С  насмешкой
воскликнул Патрокл:
   --  Как быстро нырнул Кебрион! Будь это в море, он много добыл бы устриц,
ныряя с корабля. Есть, я вижу, и между троянцами водолазы!
   Так воскликнув, бросился Патрокл  к  телу  Кебриона.  Соскочил  Гектор  с
колесницы  и  вступил  в  бой  с  Патроклом  за труп своего возничего. Снова
началась кровопролитная сеча вокруг тела Кебриона. Греки  и  троянцы  бились
так,  как  бьются  восточный  и южный ветер, Эвр и Нот, в лесистой долине; с
шумом гнутся тогда деревья, ударяясь друг о друга ветвями и раздается вокруг
треск ломающихся дубов, сосен и елей. Долго  бились  троянцы  и  греки.  Уже
склонялось  солнце к западу. Три раза бросался на троянцев Патрокл, три раза
сражал он копьем по девять героев, когда же он бросился в четвертый  раз  на
троянцев,  выступил против него бог Аполлон, одетый великим мраком. Он встал
позади Патрокла и ударил его по спине и плечам. Потемнело в  очах  Патрокла.
Сорвал  с  головы  Патрокла бог Аполлон шлем, который некогда сиял на голове
великого Пелея, и покатился шлем по земле. Сломалось в руках Патрокла копье,
и на землю упал его тяжелый щит. Расстегнул Аполлон доспехи Патрокла, и  он,
лишенный  сил  и  безоружный,  стоял  перед  троянцами.  Но и на безоружного
Патрокла не посмел напасть спереди герой Эвфорб, --  он  поразил  его  сзади
копьем между плеч и скрылся в толпе троянцев. Избегая гибели, стал отступать
Патрокл  к  рядам  греков.  Увидал  Гектор  раненого  Патрокла и поразил его
насмерть копьем. Как лев, который в драке за водопой убивает  дикого  кабана
на  берегу  маловодного  ручья,  так  убил  Гектор  Патрокла. Возликовал сын
Приама; он убил друга Ахилла, который грозил разрушить великую Трою. Упал на
землю Патрокл и, умирая, сказал Гектору:
   -- Теперь ты  можешь  гордиться,  Гектор,  победой.  С  помощью  Зевса  и
Аполлона  одержал ты ее. Боги победили меня, они лишили меня доспехов. Богам
это легко. Но если бы двадцать таких, как ты, напали на меня, я бы всех  вас
сразил  моим  копьем. Погубил меня бог Аполлон да Эвфорб, ты же -- третий из
тех, которые меня сразили. Запомни  же,  что  я  скажу  тебе:  недолго  тебе
осталось  жить,  и  близко-близко  стоит  около  тебя  смерть.  Суровый  рок
определил тебе пасть от руки Ахилла.
   Сказав это, умер Патрокл. Тихо отлетела душа его в царство мрачного Аида,
сетуя, что покинула она юное, сильное тело.
   Уже мертвому крикнул Гектор:
   -- Зачем предвещаешь ты смерть  мне,  Патрокл?  Кто  знает:  может  быть,
раньше расстанется с жизнью Ахилл, сраженный моим копьем.
   Вырвал  Гектор  из  тела  Патрокла  свое копье и бросился на Автомедонта,
желая завладеть конями Ахилла.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Увидал царь Менелай лежащий во прахе труп Патрокла и бросился к нему:  не
хотел  он  допустить,  чтобы  троянцы осквернили труп героя, сражавшегося за
него. Подобно грозному льву, ходил  он  около  трупа  Патрокла,  прикрывшись
щитом и потрясая тяжелым копьем.
   Троянец  Эвфорб,  поразивший в спину Патрокла, хотел завладеть трупом. Он
подступил к Менелаю, горя желанием отнять труп и отомстить  царю  Спарты  за
то, что он убил его брата.
   Ударил  он  копьем  в  щит  Менелая,  но  не мог пробить щита. Менелай же
могучим ударом вонзил свое копье в  горло  Эвфорбу,  и  грохнулся  на  землю
молодой  Эвфорб. Стал Менелай снимать с него драгоценные доспехи, но побудил
стреловержец Аполлон Гектора напасть на Менелая. Бросился он на Менелая.  Не
хотел  отступать  Менелай  от тела Патрокла, зная, что осудят его за это все
греки, но боялся и быть  окруженным  троянцами.  Решил  Менелай  позвать  на
помощь  Аякса.  Медленно  отступил он под натиском троянцев и призвал Аякса.
Уже успел Гектор схватить труп Патрокла и снять с него доспехи Ахилла, когда
подоспел Аякс. Пришлось  Гектору  оставить  труп.  Увидав  это,  Главк  стал
укорять  сына  Приама  в  малодушии,  в том, что боится он греческих героев.
Этими словами Главк заставил Гектора опять  вступить  в  битву.  Он  призвал
назад своих слуг, которым велел отнести доспехи Патрокла в Трою, и облачился
в них сам. Зевс-громовержец увидал, как вооружается Гектор оружием Ахилла, и
подумал:  "Злополучный,  ты  не  чувствуешь,  как  близка  твоя  смерть.  Ты
надеваешь доспехи того героя, которого боятся все. Теперь я дам тебе  победу
в  награду  за  то,  что никогда не примет из рук твоих доспехов Ахилла жена
твоя, Андромаха". Так подумал Зевс, и в знак  того,  что  так  и  будет,  он
грозно нахмурил брови.
   Гектор  же  исполнился  неудержимой силой и храбростью. Быстро пошел он к
войску и стал воодушевлять к битве героев. Менелай громким голосом сзывал  в
это  время  героев  на  защиту тела Патрокла. Первым пришел Аякс, сын Оилея,
затем Идоменей, Мерион и другие. Сомкнули свои  щиты  вокруг  тела  Патрокла
герои,  но троянцы отразили их. Опять завладели они трупом Патрокла. Могучий
Аякс Теламонид рассеял, однако, ряды троянцев и отбил у  них  труп,  поразив
того  героя,  который  тащил труп за ноги. Опять возгорелась сеча за труп, и
дрогнули уже троянцы. Но Аполлон воодушевил на битву  Энея,  --  он  удержал
войска  от  бегства.  Еще  кровопролитнее  стал  бой.  Залила  кровь  землю,
нагромоздились трупы на трупы. Как всепожирающий огонь, пылала  битва.  Зевс
же  разлил  тьму вокруг трупа Патрокла. Можно было подумать, что нет на небе
больше ни солнца, ни месяца, такой мрак был вокруг трупа Патрокла. Но только
вокруг трупа Патрокла был мрак, остальное  поле  битвы  залито  было  лучами
солнца,  и  на  небе не было ни одного облачка. Во тьме бились герои за труп
Патрокла.
   Вдали от битвы стояли бессмертные кони Ахилла и проливали горькие слезы о
гибели друга их хозяина. Напрасно пытался возничий Автомедонт  заставить  их
тронуться  с  места,  --  они  стояли  недвижимы,  опустив  головы. Гривы их
свесились до самой земли. Увидал коней Зевс и подумал: "О, злополучные кони!
Зачем подарили мы вас, бессмертных, Пелею? Неужели для того, чтобы вы узнали
скорби  людей,  так  как  нет  ни  единой  твари  во  всей  вселенной  более
несчастной,  чем человек! Но не печальтесь, -- никогда не будет владеть вами
Гектор. Я дам вам силы -- вынести из битвы Автомедонта. Троянцам я  дам  еще
победу, но только на этот день, пока не закатится солнце".
   Вдохнул  коням  великую  силу  Зевс,  и  они  помчались  по  полю битвы с
Автомедонтом. Возничий Ахилла, схватив тяжелое копье,  сразил  героя  Арета.
Снял он с него доспехи, радуясь, что хоть этим отомстил за смерть Патрокла.
   Вокруг  тела  Патрокла  кипела  битва.  К  сражающимся греческим героям в
багряном облаке спустилась богиня Афина и под видом героя  Феникса  ободряла
их.  Менелай,  отвечая  Фениксу (не узнал он Афины), призвал Афину на помощь
прежде других богов. Возрадовалась богиня и вдохнула в  Менелая  непобедимую
силу.  Аполлон  же воодушевлял троянцев. Все кровопролитнее и кровопролитнее
становилась битва. Потряс Зевс эгидой, и грянул гром.  Ужас  охватил  героев
Эллады. Опечалился Аякс Теламонид, видя бегство греков. Взмолился он Зевсу и
молил  его  рассеять  мрак,  молил,  чтобы  не губил он греков, или, если уж
такова его воля, то пусть губит их, но только при свете. Услыхал Зевс мольбу
Аякса. Рассеялся мрак, и снова  засверкало  солнце.  Аякс  попросил  Менелая
найти  сына  Нестора,  Антилоха,  и  послать его к Ахиллу с вестью, что убит
Патрокл и что троянцы могут  овладеть  его  телом.  Исполнил  просьбу  Аякса
Менелай,  нашел  Антилоха  и  рассказал ему о гибели Патрокла. В ужас пришел
Антилох. Он не знал еще, что Патрокл убит. Проливая горькие слезы,  поспешил
юный  сын  Нестора  к Ахиллу. Около же тела Патрокла все сильнее становилась
сеча. Посоветовал Аякс Менелаю и Мериону поднять тело и нести его  к  стану.
Сам  же  стал  он  прикрывать  их,  отражая троянцев. Но лишь только увидали
троянцы, что  подняли  герои  тело  Патрокла,  как  бросились  на  них,  как
разъяренные  псы. Но стоило лишь обратиться к ним Аяксу, как останавливались
троянцы, бледнея от страха. Разгорался  все  сильней  бой,  подобно  пожару,
который  уничтожает город, пожирая все вокруг. Медленно шел Менелай с трупом
Патрокла на руках. С трудом сдерживал Аякс натиск троянцев, впереди  которых
бились Эней и Гектор.
   В  это  время  Ахилл  сидел  у  своего  шатра  и  раздумывал,  почему  не
возвращался Патрокл. Тревожило его то, что опять обратились в бегство греки.
Он уже начинал подозревать, что погиб Патрокл. Вдруг к нему подошел плачущий
сын Нестора. Он принес Ахиллу весть о гибели  Патрокла.  Невыразимая  скорбь
овладела  Ахиллом.  Обеими  руками  захватил  он пепла от очага и посыпал им
голову. Рассыпался пепел по его одежде. Упал Ахилл на землю и рвал  от  горя
волосы.  Плакал  и  молодой  Антилох.  Он  держал  за  руку Ахилла, чтобы не
покончил он с собой от горя. Громко рыдал Ахилл. Услыхала плач его Фетида  и
громко  зарыдала.  Поспешили  к  ней  все сестры ее, нереиды, и тоже подняли
громкий плач.
   -- Сестры мои! -- воскликнула богиня Фетида, -- горе мне, горе! О,  зачем
родила  я на свет Ахилла! Зачем воспитала его, зачем отпустила его под стены
Трои! Никогда уж не увижу я его вернувшимся в светлые чертоги Пелея.  Должен
страдать  он  всю свою краткую жизнь! Не могу я помочь ему! Я пойду сейчас и
узнаю, о чем скорбит он!
   Быстро  предстала  пред  рыдающим  Ахиллом  мать  его  Фетида  со  своими
сестрами.  С  плачем  обняла она голову своего возлюбленного сына и спросила
его:
   -- О чем ты рыдаешь так  громко?  Не  скрывай,  расскажи  мне  все.  Ведь
исполнил  Зевс  твою  просьбу  и прогнал войска греков к самым кораблям. Они
лишь одного хотят -- чтобы ты помог им.
   -- Знаю я это, милая мать, -- ответил Ахилл, -- но что за радость в этом!
Я потерял Патрокла.  Его  я  любил  больше  всех  и  дорожил  им,  как  моей
собственной  жизнью.  Убил  его  Гектор,  и  похитил  он те доспехи, которые
даровали боги Пелею. Не хочу я жить среди людей,  если  не  могу  я  сразить
копьем моим Гектора, если не заплатит он мне жизнью на смерть Патрокла.
   -- Но ведь и ты должен умереть вслед на Гектором! -- воскликнула Фетида.
   --  О,  пусть  умру  я  сейчас, если не мог я спасти друга! Он, наверное,
призывал меня перед смертью. О, пусть погибнет вражда, она и мудрых ввергает
в неистовство. Забуду я гнев против Агамемнона и опять выйду на  бой,  чтобы
убить  Гектора. Смерти же я не боюсь! Никто не избежит смерти, не избежал ее
и великий Геракл, хотя и любил  его  Зевс-громовержец,  его  отец.  Я  готов
умереть  там,  где  сулил мне рок, но прежде добуду я великую славу. Нет, не
удерживай меня, мать! Ничем не удержишь ты меня!
   Так ответил матери Ахилл. Об одном лишь просила сына богиня Фетида: чтобы
не вступал он в бой до тех пор, пока не принесет она  ему  от  бога  Гефеста
новых доспехов.
   Погрузились  в море прекрасные нереиды. Просила их Фетида возвестить отцу
Нерею, что произошло под стенами Трои. Сама же  она  вознеслась  на  высокий
Олимп к богу Гефесту.
   Между  тем  с трудом сдерживали герои греки натиск троянцев. Уже три раза
пытался Гектор, гнавшийся за греками,  подобно  яростному  пламени,  вырвать
труп  из  рук Менелая. Трижды отражали его Аяксы. И овладел бы Гектор трупом
Патрокла, если бы не явилась к Ахиллу посланная богиней Герой вестница богов
Ирида. Она побуждала Ахилла идти и отстоять тело друга. Но не мог вступить в
бой Ахилл, не было у него  доспехов.  Тогда  повелела  Ирида  Ахиллу  встать
безоружным на валу, окружавшем стан греков, и устрашить наступающих троянцев
своим видом.
   Пошел  к  валу  Ахилл. Афина-Паллада возложила на его плечи эгиду, голову
его окружила золотым облаком  и  дивным  сиянием,  блеск  от  головы  Ахилла
поднимался  до  самого  неба.  Встал  Ахилл  на валу и грозно крикнул, с ним
издала грозный крик и Афина-Паллада. Ужас объял троянцев. Кони их испугались
крика, и сами понеслись назад. В ужас пришли возничие на колесницах,  увидав
огонь  вокруг  головы  Ахилла.  Трижды  вскрикивал  грозно Ахилл, и трижды в
страшное смятение  приходило  все  войско  троянцев.  Среди  этого  смятения
погибло  двенадцать  троянских  героев.  Часть их наткнулась на копья, часть
растоптали кони. Греки же вынесли тело Патрокла, положили его на носилки и с
громким плачем понесли к шатру Ахилла. За ними пошел  и  сын  Пелея.  Громко
рыдал он, глядя на друга, которого он сам послал в кровавый бой.
   Повелела  Гера  богу  солнца  Гелиосу  раньше  времени  спуститься в воды
Океана. Наступила ночь. Кончилась  битва,  в  сон  погрузился  стан  греков.
Троянцы же собрались на совет в поле. Они совещались стоя. Ни один из них не
осмеливался сесть, -- боялись они нападения Ахилла. Дал такой совет троянцам
Полидамант:  вернуться  в  Трою  и не ждать здесь утра, когда нападет на них
Ахилл. Многих сразит он героев, если нападет на троянцев  в  открытом  поле.
Если  же  все  будут  защищаться,  стоя  на  стенах, то напрасно будет Ахилл
объезжать на своих быстрых конях Трою, -- взять ее не будет он в  силах.  Но
отверг  Гектор  совет  Полидаманта;  он  повелел  остаться  в поле троянцам,
выставив пред лагерем стражу. Все  еще  надеялся  Гектор  опять  напасть  на
корабли греков и прогнать их из Троады. Гектор объявил, что если решит Ахилл
вновь  участвовать  в  битве, то он не будет больше уклоняться от боя с ним.
Тогда кто-нибудь из них вернется с победной славой домой --  он  или  Ахилл.
Помрачила   разум   троянцев   Афина-Паллада,   и   остались   они  в  поле,
расположившись лагерем.
   А в стане греков Ахилл оплакивал смерть Патрокла, положив руки  на  грудь
убитого. Громко и тяжело стонал он, подобно льву, у которого охотник похитил
львят.  Возвратился  с охоты лев, не нашел в логове львят, и с громким ревом
ходит он по лесу и ищет следов похитителя детей.
   -- Боги, боги! -- восклицал Ахилл, -- зачем я обещал отцу  Патрокла,  что
вернусь  вместе  с  Патроклом  на  родину?  Нет,  обоим нам суждено обагрить
троянскую землю нашей кровью. Не встретит меня возвращающегося из похода  ни
отец,  Пелей,  ни  возлюбленная  мать.  Пусть умру я, дорогой Патрокл, но не
прежде, чем отомщу Гектору и устрою тебе пышные похороны.
   Повелел Ахилл друзьям омыть окровавленное тело Патрокла  и  умастить  его
благовониями.  Исполнили это друзья Ахилла. Положили тело Патрокла на богато
убранное ложе и покрыли его тонким полотном, а сверху роскошным  покрывалом.
Целую  ночь  оплакивали  мирмидоняне  Патрокла,  и  плакали  вместе  с  ними
плененные Ахиллом и Патроклом троянки и дарданянки.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Быстро взлетела богиня Фетида на светлый  Олимп  к  медному  дворцу  бога
Гефеста.  Когда  Фетида пришла во дворец Гефеста, он был в кузнице. Покрытый
потом, выковал он сразу двадцать треножников. Они были на  золотых  колесах,
сами  катились  треножники  к  богам  и  сами  возвращались  назад.  К  этим
треножникам богу осталось приделать только узорчатые ручки. Бог ковал гвозди
для ручек,  когда  тихо  вошла  во  дворец  богиня  Фетида.  Увидела  богиню
прекрасная  жена  бога  Гефеста,  Харита. Взяла она ласково за руку Фетиду и
сказала ей:
   -- Войди к ним в чертог, Фетида, редко  ты  посещаешь  нас.  Какая  нужда
привела тебя к нам?
   Позвала  Харита  Гефеста, чтобы скорее вышел он к богине Фетиде. Услыхав,
что к нему пришла богиня Фетида, та, которая спасла некогда ему жизнь, когда
сбросила его с Олимпа Гера, Гефест поспешил на  зов  жены.  Он  поднялся  от
наковальни,  собрал  все  орудия,  которыми  работал, и убрал их в окованный
серебром ларец. Отер Гефест руки, грудь, шею и лицо влажной  губкой,  смывая
пот  и  копоть,  оделся и, опираясь на толстый посох, вышел к богине Фетиде.
Под руки бога Гефеста вели выкованные им из золота прислужницы, которые были
словно живые. Взял за руку Фетиду Гефест и спросил ее:
   -- Скажи мне, богиня, что тебе надо? И если могу, то я все готов  сделать
для тебя.
   Залившись  слезами,  Фетида  рассказала, как лишился сын ее тех доспехов,
которые дали боги в дар отцу  его  Пелею,  как  убил  Гектор  Патрокла,  как
скорбит  Ахилл  о  своем  друге и жаждет отомстить убийце друга, но не имеет
вооружения. Богиня просила Гефеста выковать  вооружение  ее  сыну.  Выслушав
Фетиду, тотчас согласился Гефест выковать ему такое вооружение, что все люди
будут дивиться его необычайной красоте.
   Пошел  назад  в  свою  кузницу  Гефест.  Взял он меха свои, поставил их к
горнилу и приказал раздуть огонь. Меха дышали  на  огонь,  покорные  желанию
Гефеста,  то ровно, то порывисто, раздувая в горниле громадное пламя. Гефест
же бросил в  горнило  медь,  олово,  серебро  и  драгоценное  золото.  Затем
поставил  он наковальню и схватил в руку свой громадный молот, клещи. Прежде
всего Гефест выковал щит Ахиллу. Дивными изображениями украсил  Гефест  щит.
На  нем  представил  он  землю,  море  и  небо, а на небе -- солнце, месяц и
звезды.  Среди  звезд  изобразил  он  Плеяды,  Гиады,  созвездия  Ориона   и
Медведицы.  На  щите изобразил Гефест и два города. В одном городе празднуют
свадьбы. По улицам движутся свадебные  шествия  и  хоры  юношей,  а  женщины
смотрят  на  них  с  порогов  своих  домов.  А на площади собралось народное
собрание. В нем два гражданина спорят о  вире  [1]  за  убийство.  Граждане,
разделясь   на  две  партии,  поддерживают  спорящих.  Вестники  успокаивают
граждан. Кругом сидят городские старцы,  и  каждый,  взяв  в  руку  скипетр,
произносит  свое  решение по спорному делу. В кругу же лежат два таланта [2]
золота в награду тому, кто справедливее  рассудит  тяжущихся.  Другой  город
осадили  враги.  Осажденные  же,  оставив  на  защиту  города  жен, юношей и
старцев,  устроили  засаду.  Ими  предводительствуют  бог  Арес   и   богиня
Афина-Паллада,  величественные  и  грозные. Два лазутчика поставлены впереди
следить за врагами. Но вот показались стада, захваченные врагами.  Граждане,
укрывшиеся  в  засаде,  отбивают  коров и овец. Шум услыхали в стане враги и
поспешили на помощь. Началась кровопролитная битва, а в  битве  меж  воинами
рыщут  богини злобы и смуты и грозный бог смерти. Изобразил Гефест на щите и
пашню. Пахари идут за плугами. Когда они достигают границы поля,  им  подают
слуги  кубки  с  вином.  Изобразил бог и уборку хлеба. Одни жнецы жнут хлеб,
другие его вяжут, а дети собирают колосья. Владелец поля с радостью смотрит,
как убирают богатый урожай. В стороне женщины готовят обед для жнецов. Рядом
же изображен был сбор винограда. Юноши и девы  несут  в  корзинах  виноград.
Прекрасный  юноша  играет  на  лире, а вокруг него движется веселый хоровод.
Изобразил и стадо волов Гефест. На стадо напали два льва. Пастухи  стараются
отогнать львов, но собаки боятся напасть на них и только лают. Рядом же были
изображены  пасущиеся  в  долине  среброрунные  овцы, стойла, хлевы и шалаши
пастухов. Наконец, Гефест изобразил хоровод юношей и дев, пляшущих, взявшись
за руки, и поселян, любующихся на пляску. Вокруг  же  всего  щита  изобразил
Гефест  Океан,  обтекающий  кругом  землю.  Сделав щит, Гефест выковал броню
Ахиллу, горящую, как яркое пламя, тяжкий шлем с золотым гребнем и поножи  из
гибкого олова.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Вира  -- плата, которую должен был уплатить убивший родственникам
убитого.

   [2]  Мера  веса.  Золото  ценилось  на   вес,   так   как   монет   не
существовало.
---------------------------------------------------------------

   Окончив  работу,  Гефест  взял свое вооружение и отнес его богине Фетиде.
Подобно быстрому ястребу, понеслась она с Олимпа  на  далекую  землю,  чтобы
скорее отнести сыну доспехи.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Когда  рано  утром, едва занялась заря, принесла Фетида сыну доспехи, она
застала его рыдающим над трупом  Патрокла.  Стараясь  утешить  сына,  Фетида
показала  ему принесенные доспехи. Ни один из мирмидонян не мог взглянуть на
доспехи, так сверкали они. Засверкали очи Ахилла огнем. Взял  он  доспехи  и
стал  ими  любоваться.  Решил сын Фетиды немедленно идти на бой с троянцами.
Одно беспокоило его: он боялся, что труп Патрокла будет обезображен тлением.
Но богиня Фетида успокоила сына. Она обещала сохранить  труп,  влив  в  него
нектар и амврозию; еще прекрасней должен был стать от этого умерший Патрокл.
Сыну же она посоветовала идти на совет греческих вождей.
   Пошел  по берегу моря Ахилл, сзывая всех на народное собрание. Все войско
собралось у шатра Агамемнона.  Никто  не  остался  при  шатрах  и  кораблях.
Пришли,  хромая, и Одиссей с Диомедом, вышел и страдающий от раны Агамемнон.
Когда  все  собрались  и  водворилась  тишина,  Ахилл  предложил  Агамемнону
примириться. Он торопил всех скорее вступить в бой с троянцами. Обрадовались
все  греки,  услыхав,  что  окончилась  вражда Ахилла и Агамемнона. Встал со
своего места Агамемнон; он сознал свою вину и сказал, что это богиня раздора
ослепила его. Она, ходящая легкими стопами по главам людей,  уловляет  их  в
свои сети. Ведь и самого Зевса однажды ослепила она. Агамемнон обещал выдать
Ахиллу немедленно все дары, которые обещал он ему за примирение. Но не нужны
были  уже  Ахиллу дары, он думал лишь о битве, о мести Гектору, он звал всех
скорее в бой. Но хитроумный Одиссей советовал Ахиллу не спешить. Он говорил,
что прежде должны воины  насытиться,  чтобы  подкрепленными  пищей  и  вином
вступить  в  бой. А в это время Ахилл должен был принять дары и возвращенную
ему Брисеиду. Агамемнон согласился с советом Одиссея. Он просил сходить  его
самого  с  юношами  за  дарами  и  Брисеидой, а вестника Тальфибия послал за
кабаном, чтобы принести его в жертву богам за  примирение.  Напрасно  просил
Ахилл  всех  не  заботиться о дарах, а позаботиться о битве. Он хотел, чтобы
сейчас же шли в бой греки и, только отомстив  за  убитых,  вечером  сели  за
общий  пир. Отказывался Ахилл от пира сейчас, не шла ему на ум пища, когда в
его шатре лежал неотомщенным его  верный  друг.  Одиссей  уговорил,  однако,
Ахилла повременить с началом битвы. Одиссей принес из шатра Агамемнона дары,
а герои привели невольниц и Брисеиду.
   Все  разошлись  по  шатрам. Мирмидоняне же, взяв дары Агамемнона, пошли к
своим кораблям. С ними пошел и Ахилл. Вскоре пришли к Ахиллу  вожди  греков,
они  просили  его  подкрепиться пищей, но отказался Ахилл. Остались у Ахилла
Агамемнон, Менелай,  Одиссей,  Нестор,  Идоменей  и  Феникс;  они  старались
утешить великого героя, но он думал лишь о Патрокле и, вздыхая, говорил:
   --  Было  время,  когда  сам  ты,  Патрокл, предлагал мне пищу пред боем,
теперь же лежишь ты, пронзенный копьем. Не было бы даже и тогда сильней  мое
горе, если бы я узнал о смерти отца моего или даже, если бы узнал я о смерти
моего  возлюбленного  сына,  Неоптолема,  оставленного  мною  в  Скиросе.  Я
надеялся, что один умру на чужбине; я думал, что ты возвратишься во  Фтию  и
привезешь туда моего юного сына.
   Горько  плакал  Ахилл. Кругом вздыхали герои, каждый из них вспоминал тех
близких, которых оставил на родине. Увидал с Олимпа  Зевс  печаль  Ахилла  и
повелел  Афине-Палладе  идти  в шатер к герою и оросить ему грудь нектаром и
амврозией. Подобно орлу, слетела с  Олимпа  Афина  и  оросила  грудь  Ахиллу
нектаром и амврозией, чтобы не утратил он силы.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Вооружились  греки.  Один за другим выступали отряды греков из стана. Как
несутся хлопья снега, гонимые ветром, так шли они в битву.  Много  было  их.
Сверкали  на  солнце  шлемы,  копья и щиты. Содрогался берег моря под ногами
воинов. Вооружился и сын Пелея. Облекся он в доспехи,  выкованные  Гефестом,
через  плечо  повесил он меч, взял сияющий, как месяц, щит и достал из ларца
свое громадное копье, которым лишь он один мог сражаться. Надел он  и  шлем,
сиявший подобно звезде, и вышел из шатра. Гневом сверкали его очи, сердце же
по-прежнему  терзала  нестерпимая печаль. Запрягли в колесницу коней Ахилла.
Его возничий Автомедонт взошел на колесницу и  взял  в  руки  бич  и  вожжи.
Взошел и Ахилл на колесницу. Отправляясь в бой, воззвал он к коням:
   -- О, Ксанф и Балий, дети божественной Подарги! Вынесите вы меня живым из
битвы, не так, как Патрокла, не бросьте меня мертвым на поле битвы!
   Вдруг  обратился, понурив морду, к Ахиллу Ксанф, сотворенный Герой вещим,
и сказал голосом человека:
   -- Сегодня, великий Ахилл, мы вынесем тебя живым из битвы, но близок твой
последний день. Не наша вина, что погиб  Патрокл.  Его  сразил  стреловержец
Аполлон,  он  даровал победу Гектору. Хотя бы мы летали, подобно Зефиру [1],
все же суждено тебе погибнуть от руки бога Аполлона и смертного мужа.

---------------------------------------------------------------
   [1] Западный ветер.
---------------------------------------------------------------

   Гневно вскричал Ахилл:
   -- Что ты пророчишь мне смерть, Ксанф! Я сам знаю,  что  судьбой  суждено
мне  погибнуть здесь, вдали от отца и матери. Но не покину я боя до тех пор,
пока не напою кровью троянцев землю, мстя за Патрокла!
   Так воскликнул Ахилл и погнал коней в битву. А греки  уже  выстроились  в
поле и наступали на троянцев, занявших возвышенность пред Троей.
   В  это  время  громовержец  Зевс  повелел  богине Фемиде созвать богов на
совет. Собрались в чертогах Зевса  все  боги,  собрались  даже  боги  рек  и
потоков,   собрались  нимфы  и  богини  источников.  Сказал  бог-громовержец
собравшимся богам, что  сам  он  не  будет  вмешиваться  в  битву,  а  будет
наблюдать  бой  с вершины Олимпа. Все же боги могут принять участие в битве,
на какой каждый из них хочет стороне. Зевс боялся, что не  выдержат  троянцы
бурного  натиска  Ахилла  и  он  может вопреки судьбе овладеть Троей. Тотчас
спустились боги на землю. Богиня Гера и Афина-Паллада, боги Посейдон, Гермес
и Гефест стали на сторону греков, а богиня Афродита, Артемида и Латона, боги
Арес, Аполлон и речной бог Ксанф [1] стали на сторону троянцев.

---------------------------------------------------------------
   [ 1] Бог реки Скамандра.
---------------------------------------------------------------

   Лишь только приблизились боги-олимпийцы  к  войскам,  как  тотчас  богиня
Эрида возбудила брань. Грозно вскричала Афина-Паллада, пронесшись по войскам
греков.  В  ответ  ей раздался крик бога войны Ареса, подобный грозной буре.
Сшиблись войска. Загрохотали громы Зевса и раскатились по небу.  Потряс  всю
землю  бог  Посейдон.  Заколебались горы от подошвы до вершины, содрогнулась
великая Троя и корабли греков. Ужаснулся властелин царства душ умерших  Аид.
Он  вскочил  с  трона, боясь, что разверзнется земля и откроется его царство
ужасов, которые приводят в трепет даже бессмертных богов.  Началась  ужасная
битва. Ахилл жаждал лишь встречи в битве с Гектором.
   Стреловержец Аполлон под видом Ликаона, сына Приама, явился Энею и сказал
ему,  что нечего бояться ему, сыну Афродиты, вступить в битву с сыном низшей
богини Фетиды, Ахиллом. Этим он воодушевил Энея на бой,  и  храбро  выступил
сын Анхиза вперед. Увидала это богиня Гера и испугалась, что Аполлон поможет
в  бою  Энею. Посейдон же посоветовал богам не вмешиваться сейчас в битву, а
сесть на валу, который некогда был насыпан Гераклом на берегу моря, и только
тогда принять участие в битве, когда в нее вмешаются бог Арес и бог Аполлон.
Вняли боги, помогавшие грекам, совету Посейдона, и сели вдали от битвы. Боги
же, помогавшие троянцам, сели на камнях калликолонских холмов.
   Сошлись Эней с Ахиллом. Насмешкой встретил Ахилл сына Анхиза: он напомнил
ему, как уже раз обратился он от него в  бегство,  и  советовал  ему  скорее
укрыться в рядах воинов. Но Эней ответил Ахиллу, что напрасно пугает он его,
словно  младенца.  Напомнил  сыну Фетиды Эней, из какого знаменитого героями
рода происходит он. Эней хотел скорее начать бой. Могучей  рукой  метнул  он
копье  в щит Ахилла, но не пробило оно щита. Напрасно отклонил щит Ахилл, не
подумал он о том, что не может рука человека пробить щит,  сделанный  богом.
Ахилл ударил копьем в щит Энея. Копье пробило щит, но Эней нагнулся, и копье
пролетело  над ним. Потемнело в глазах у Энея от ужаса, так близок был он от
гибели. Обнажил Ахилл свой меч, а Эней схватил громадный  камень.  Погиб  бы
Эней,  но  бог Посейдон не хотел его гибели. Быстро явился он ему на помощь.
Поднял он копье Ахилла и  положил  у  его  ног.  Пред  очами  Ахилла  разлил
колебатель  земли  густую  тьму,  а  Энея могучей рукой перебросил далеко за
пределы кипящей битвы. Там Посейдон явился Энею и запретил ему  выступать  в
передние ряды воинов до тех пор, пока будет жив Ахилл. Рассеял Посейдон мрак
пред очами Ахилла. Поразился сын Фетиды, увидав лежащее у ног копье, Энея же
пред  ним  уже не было. Понял Ахилл, что боги покровительствуют Энею; теперь
он был уверен, что не осмелится больше Эней вступить с ним в бой.
   Яростно бросился Ахилл в  битву,  многих  сразил  он  героев,  разыскивая
Гектора.  Гектору  же бог Аполлон не позволял нападать на Ахилла и велел ему
держаться в задних рядах воинов. Но  вот  Ахилл  сразил  своим  копьем  сына
Приама,  Полидора.  Он  был  младшим  из оставшихся сыновей царя Трои, нежно
любил его отец. Увидал Гектор гибель брата, забыл он наставления Аполлона  и
бросился туда, где сражался Ахилл. Увидал Ахилл Гектора, радостью загорелись
его грозные очи.
   -- Вот тот, кто глубокой печалью поразил мое сердце! -- воскликнул Ахилл.
-- Будет!  Не  будем  больше  бегать друг от друга по полю битвы. Иди ближе,
чтобы скорее мог я послать тебя в царство Аида.
   Но Гектор ответил Ахиллу:
   -- Еще неизвестно, кто из нас будет убит. Хотя я не так  могуч,  как  ты,
Ахилл,  но  одни  боги  ведают, кому из нас суждено пасть. Знай, и мое копье
остро.
   Бросил копье Гектор. Но Афина-Паллада своим дыханием отклонила  копье,  и
оно  упало у ног Ахилла. Ринулся на Гектора Ахилл, но на помощь подоспел бог
Аполлон и окутал мраком Гектора. Три раза  Ахилл  бросался  на  Гектора,  но
каждый  раз  поражал  лишь  мрак своим копьем. Налетев четвертый раз, грозно
крикнул он:
   -- Снова избежал ты, пес, гибели! Снов спас  тебя  Аполлон!  Но  скоро  я
настигну тебя, если только есть и у меня покровитель среди богов.
   В гневе Ахилл бросился на других троянских героев, и много пало их от его
губительного  копья.  Словно  неистовый  пожар,  свирепствовал  он  в  рядах
троянцев. Как под ногами волов вымолачиваются колосья, когда  земледелец  на
гумне  молотит  ячмень,  так  под ногами коней Ахилла дробились тела, щиты и
шлемы. Неистовый Ахилл весь пылал жаждой воинской  славы;  кровью  залил  он
свои  руки.  Обратились в бегство троянцы. Но на берегах Скамандра настиг их
Ахилл. Врезавшись в их ряды, он разделил бегущих.  Часть  их  устремилась  к
Трое,  но  Гера  преградила  им  путь густой тьмой. Другая часть бросилась к
реке. Многие троянцы искали спасения в Скамандре. Заходили волны по реке  от
бросавшихся  в  нее  воинов.  Одни  хотели спастись вплавь, другие старались
укрыться под крутыми берегами.  Ахилл  с  мечом  в  руках  бросился  в  воды
Скамандра  и  стал рубить бегущих троянцев. Он захватил двенадцать троянских
юношей, связал им руки ремнями и велел своим мирмидонянам отвести их в стан,
а сам снова бросился избивать троянцев.
   На берегу Скамандра настиг он и юного сына Приама Ликаона,  того  самого,
которого  некогда  взял  он  в  плен  в  виноградниках и продал в рабство на
Лемнос. Обнял ноги  Ахилла  несчастный  Ликаон  и  молил  о  пощаде,  обещая
громадный  выкуп.  Но  Ахилл,  пылая  местью  за  друга Патрокла, не пощадил
Ликаона. Ведь умер же более знаменитый воин  Патрокл,  умрет  и  сам  Ахилл,
сраженный  врагом,  за  что  же  Ахилл  должен  щадить Ликаона? Острым мечом
пронзил сын Пелея Ликаону шею, и упал он мертвым. Сын  Фетиды  схватил  труп
его за ногу и бросил в Скамандр, чтобы рыбы насытились им.
   Еще  сильнее  стал  свирепствовать  Ахилл.  Он грозил троянцам, что их не
спасет от его гнева Скамандр, какие бы ни приносили они ему жертвы; он убьет
их всех, мстя за Патрокла и павших греков. Разгневался бог  реки  Скамандра,
Ксанф,  на  гордые  речи  Ахилла.  Между тем против Ахилла решился выступить
Астеропей, сын речного бога  Аксия.  Метнул  Астеропей  сразу  два  копья  в
Ахилла.  Одним из копий легко ранил он героя в правую руку у локтя. Метнул и
Ахилл своим громадным копьем в Астеропея. Мимо пронеслось  копье  и  глубоко
вонзилось  в  берег.  Астеропей  пытался вырвать копье Ахилла, но не мог, не
хватило бы у него силы даже поднять копье Ахилла. Налетел с обнаженным мечом
на него могучий сын Пелея и  поразил  его  насмерть.  Ахилл  бросил  и  труп
Астеропея   в  воды  Скамандра.  Многих  героев  сразил  еще  Ахилл.  Громко
воскликнул из пучины бог реки Скамандра, Ксанф:
   -- Ахилл! Выгони из моих вод троянцев, убивай их в  поле,  а  не  в  моих
водах!  Трупы  троянцев  преградили  мне  путь  к  морю.  Воздержись убивать
троянцев в моем русле!
   -- Ксанф! Не раньше перестану я убивать троянцев, -- ответил богу  Ахилл,
-- чем загоню их в Трою и сражусь с Гектором!
   Громко воззвал тогда Ксанф к богу Аполлону:
   --  О,  далекоразящий  бог!  Ты  не  исполняешь  того,  что  повелел тебе
Зевс-громовержец! Не тебе ли повелел он защищать троянцев до той поры,  пока
не покроет ночь мраком холмы и поля.
   Забушевали воды Скамандра и с грозным ревом стали выносить на берег трупы
убитых,  живых  же  укрыл  бог  реки  в  пещере.  Заклокотали  волны  вокруг
бросившегося в реку Ахилла. Не мог он больше держаться на  ногах.  Схватился
Ахилл рукой за высокий платан, который стоял на берегу реки, но платан упал,
подмытый  Скамандром,  и  лег  поперек реки, подобно мосту. Выскочил из волн
реки Ахилл и побежал по  полю.  Следом  за  ним  катился  грозный  вал  реки
Скамандра,  грозя  потопить его. Несколько раз пытался Ахилл бороться с этим
валом, но разве  мог  он,  смертный,  бороться  с  бессмертным  богом  реки!
Заливали  его  волны, бурно хлестали они вокруг его плеч, вырывая из-под ног
землю. Наконец воскликнул Ахилл, обратив взор к небу:
   -- Зевс-громовержец! Ужели я, которому было суждено роком  погибнуть  под
Троей  лишь  от  стрел  Аполлона, погибну бесславной смертью, словно молодой
свинопас, утонувший в бурном горном ручье, пытаясь  перейти  его  вброд?  О,
лучше убил бы меня Гектор, славнейший из сынов великой Трои!
   Лишь  только  промолвил  это  сын  Пелея, как явились пред ним Посейдон и
Афина-Паллада. Ободрили боги Ахилла и повелели ему храбро сражаться  до  тех
пор,  пока  не  прогонит  он троянцев в город и не сразит Гектора. Со славой
вернется он после победы в стан. Вдохнула Афина-Паллада  неодолимую  силу  в
грудь  Ахилла.  Не мог бороться с ним Скамандр и призвал себе на помощь бога
ручья, Симоиса, своего брата. Еще выше поднялся покрытый тиной водяной  вал,
воздвигнутый  против  Ахилла Скамандром. Как стена, стал окружать он Ахилла.
Испугалась богиня Гера, что погибнет сын  Пелея.  На  помощь  Ахиллу  в  бой
против  Симоиса  послала  она  сына  своего, бога Гефеста. Вспыхнуло на поле
бурное пламя бога Гефеста. Загорелись трупы убитых Ахиллом троянцев.  Быстро
высохло  поле,  залитое  волнами  Симоиса.  Зажег и реку Гефест. Запылали по
берегам платаны, буки и ивы, загорелся влажный зеленый  тростник  и  лотосы.
Рыбы в воде заметались во все стороны и старались укрыться в глубине реки от
всепожирающего пламени. Вспыхнул Симоис, громко воззвал он к богу Гефесту:
   --  О,  Гефест!  Никто  из  богов не в силах бороться с тобой! Никогда не
решусь я на бой с тобой! Погаси огонь, я никогда  не  буду  больше  помогать
троянцам! Пусть губит их сын Пелея!
   Все  сильнее  раскалялась  вода от огня, она клокотала от страшного жара.
Остановилось течение реки, жар изнурил  Скамандра.  Стал  молить  бог  Ксанф
богиню  Геру,  чтобы  укротила она своего сына. Великой клятвой богов клялся
Ксанф никогда не помогать более троянцам, даже тогда, когда  вспыхнет  Троя,
подожженная греками. Остановила Гера бога Гефеста, и погасил он огонь.
   Возгорелась  сильная  распря  и  между  богами.  Они  бросились  в битву.
Застонала земля под их стопами. Засмеялся Зевс, увидя, как начали  сражаться
друг  с  другом  боги.  Бог  войны Арес напал на богиню Афину-Палладу, желая
отомстить ей за то, что помогла она недавно герою Диомеду ранить его.  Своим
копьем поразил Арес богиню в эгиду, но не мог пробить ее. Схватила громадный
камень  Афина  и попала им Аресу в шею и повергла его на землю. Загремели на
Аресе доспехи, и пылью покрылись его волосы. На помощь Аресу явилась  богиня
любви  Афродита  и старалась увести его с поля битвы. Но Афина поразила ее в
грудь своим копьем, и упала Афродита на землю. Вызвал на  бой  Аполлона  бог
моря  Посейдон.  Но не вступил с ним в бой далекоразящий бог. Боялся Аполлон
поднять руку на могучего брата Зевса,  колебателя  земли  Посейдона.  Богиня
Артемида  укоряла  брата  своего  Аполлона  за то, что уклонился он от боя с
Посейдоном. Услыхала это богиня Гера и разгневалась. Схватила  она  Артемиду
за  руки,  вырвала  у  нее  лук и ударила им юную богиню. Рассыпались стрелы
Артемиды, и убежала  она  вся  в  слезах,  словно  голубка,  спасающаяся  от
ястреба.  Собрала  богиня Латона стрелы, подняла лук своей дочери и пошла за
ней. Артемида же вознеслась на Олимп и горько жаловалась Зевсу  на  то,  как
оскорбила  ее  Гера. Вернулись на Олимп и другие боги, одни -- гордясь своей
победой, другие -- исполненные гнева. Аполлон же  быстро  помчался  в  Трою:
опасался он, как бы вопреки судьбе не разрушили греки стен Трои.
   Увидал  с  высокой  башни старец Приам, как гонит Ахилл по полю троянцев.
Повелел он открыть городские ворота, чтобы могли  в  них  укрыться  троянцы.
Аполлон  же,  внушив  великое  мужество герою Агенору, побудил его выступить
против Ахилла, а сам, покрывшись густым облаком,  встал  около  него,  чтобы
спасти  его  от  копья  Ахилла. Потрясая копьем, ждал приближающегося Ахилла
Агенор. Сильной рукой бросил он в него копьем. Ударило копье  в  поножи,  но
отскочило. Ринулся на Агенора Ахилл. Бог же Аполлон окружил мраком Агенора и
помог  ему  избежать  неминуемой  смерти.  Аполлон  принял  образ  Агенора и
пустился бежать  по  полю.  Стал  преследовать  его  Ахилл,  не  ведая,  что
преследует  бога.  Этим  спас  троянцев  Аполлон  и  дал им время укрыться в
священной Трое.
   Укрылись в городе троянцы. Утомленные боем и бегством, утоляли они  жажду
и  отирали  пот,  стоя  на  стенах.  В поле остался лишь один Гектор. Словно
скованный неизбежным роком, стоял он у Скейских ворот.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Долго   преследовал   Ахилл   бога   Аполлона.    Наконец,    остановился
бог-стреловержец и открыл Ахиллу, кого он преследовал. Гнев овладел Ахиллом.
С  какой радостью он отомстил бы Аполлону, если бы мог! Бросил преследование
сын Пелея и вновь устремился к стенам Трои. Несся  по  полю  к  стенам  Трои
Ахилл, подобный сверкающей звезде, той звезде, которая ярко горит на осеннем
небе.  Сириус  зовут  ее  люди,  несчастья сулит она смертным. Увидал старец
Приам приближающегося к стенам Трои Ахилла и в страхе стал молить Гектора:
   -- О, возлюбленный сын мой! Войди скорее в город!  Не  сражайся  с  сыном
Пелея,  он  могучее  тебя! Войди в Трою! Ведь в тебе вся надежда на спасение
всех троянцев и троянок.  Подумай,  скольких  сыновей  убил  у  меня  Ахилл.
Сжалься  хоть  надо  мной,  несчастным старцем. Зевс послал мне в конце моей
жизни ужасные беды. Я должен видеть гибель моих сыновей, увидеть, как уведут
в неволю дочерей, как будут убивать невинных младенцев. Сам я буду  убит  на
пороге моего дома, а те псы, которых я сам вскормил, будут лизать мою кровь.
Сжалься надо мною, Гектор!
   Молила  Гектора  укрыться  в  Трое  и  мать  его, престарелая Гекаба. Она
напомнила сыну, как кормила она его в  детстве,  как  ласкала  его.  Неужели
будет убит на ее глазах Гектор и не оплачет его ни она, ни Андромаха, а труп
его будет растерзан псами у кораблей мирмидонян?
   Но  твердо  решил  Гектор ждать Ахилла; опершись щитом о выступ башни, он
ждал своего врача. Не мог Гектор уклониться от боя  с  Ахиллом.  Боялся  сын
Приама,  что  будут  обвинять  его  троянцы  в  том,  что  он  погубил Трою,
понадеявшись на свою силу. Ведь  советовал  же  ему  Полидамант  укрыться  с
войском  в  Трое,  раньше  чем  вступит  в битву Ахилл. Теперь одно осталось
Гектору --  вступить  в  бой  с  Ахиллом  и  или  победить,  или  погибнуть.
Промелькнула  у  Гектора  и  такая мысль: идти навстречу Ахиллу без оружия и
обещать ему вернуть прекрасную Елену и все сокровища, похищенные у  Менелая,
а с ними дать и половину всех богатств великой Трои. Тотчас отверг эту мысль
Гектор.  Он  знал,  что  не  станет  Ахилл  входить  с  ним  в  договор, что
безоружного убьет он его, как бессильную женщину.
   Все ближе и ближе был Ахилл. Страх овладел Гектором, и пустился он бежать
от грозного сына Пелея вокруг Трои. За ним, подобно ястребу, который гонится
за слабой голубкой, несся бурный Ахилл. Три раза обежали герои вокруг Трои.
   В бурном беге неслись герои. Несколько раз хотел Гектор укрыться у стены,
чтобы дать троянцам возможность отразить стрелами сына Пелея,  но  Ахилл  не
подпускал  его  к стене. Уже давно настиг бы сына Приама великий Ахилл, если
бы не вдохнул сил Гектору бог Аполлон. Когда в четвертый раз пробегали герои
мимо ключей Скамандра, бросил на золотые  весы  бог-громовержец  два  жребия
смерти,  один  --  Ахилла,  другой  --  Гектора.  Опустился жребий Гектора к
царству мрачного Аида. Покинул Гектора бог Аполлон, а к Ахиллу  приблизилась
богиня  Афина-Паллада.  Она повелела герою остановиться и обещала ему победу
над Гектором. Сама же богиня, приняв образ брата Гектора,  Деифоба,  явилась
Гектору. Она убедила его сразиться с сыном Пелея, обещая помочь. Остановился
Гектор. Сошлись герои. Первым воскликнул Гектор:
   --  Не буду я больше, сын Пелея, искать спасения в бегстве! Сразимся же и
посмотрим, ты ли убьешь меня или же я одержу победу. Но призовем в свидетели
богов перед боем! Я обещаю не бесчестить твое тело,  если  даст  громовержец
мне победу. Исполни и ты этот договор.
   Но грозно ответил ему Ахилл:
   --  Нет!  Не  предлагай  мне  договоров, ненавистный враг! Как невозможен
договор между львом и людьми или между волками и овцами, так невозможен он и
между нами. Нет! Соберись со всеми силами,  вспомни  все  свое  искусство  в
ратном  деле.  Нет  тебе  спасения! Ты заплатишь мне за пролитую тобой кровь
моего друга Патрокла и других моих друзей, убитых тобой.
   Могучей рукой Ахилл бросил свое копье в Гектора. Припал к земле Гектор  и
этим избежал смертоносного удара. Афина-Паллада быстро схватила копье Ахилла
и  подала  его опять герою. Ударил Гектор копьем в середину щита Ахилла. Но,
как легкая трость, отскочило копье от щита, выкованного богом  Гефестом.  Не
было  у  Гектора другого копья. Потупил он очи и громко стал звать на помощь
Деифоба. Но уже не было его. Понял Гектор, что обманула  его  Афина-Паллада,
понял,  что  суждено ему погибнуть. Выхватив меч, бросился Гектор на Ахилла.
Ринулся на Гектора и Ахилл; могучей рукой поразил он его копьем в шею.  Упал
на  землю смертельно раненный Гектор. Он мог лишь сказать еще несколько слов
торжествующему Ахиллу:
   -- Я заклинаю тебя, Ахилл, твоей жизнью  и  твоими  родными,  не  отдавай
моего  тела  на  растерзание  мирмидонским  псам,  возврати  мое тело отцу и
матери, за него они дадут несчетный выкуп.
   -- Нет! Напрасно ты, презренный пес, умоляешь меня! -- ответил Ахилл.  --
Я  бы  сам  растерзал  твое тело, если бы покорился гневу, пылающему во мне.
Никто ни отгонит от твоего тела псов, хотя бы и предлагали мне за это  самые
пышные,  богатые  дары, если бы даже дали мне столько золота, сколько весишь
ты сам. Никогда не оплачут твой труп Приам и Гекаба!
   -- О, я знал, что ты не тронешься моей мольбой. В  груди  твоей  железное
сердце.  Но  страшись  гнева богов! Он постигнет и тебя! Сразит тебя стрелой
Парис с помощью бога Аполлона у Скейских ворот.
   Умер с этими словами Гектор. Отлетела, сетуя на горькую долю, душа его  в
царство мрачного Аида.
   Созвал,  торжествуя  победу,  Ахилл  всех греков. Дивились они на могучий
рост и красоту  распростертого  на  земле  Гектора.  Каждый  из  подходивших
пронзал  труп  Гектора копьем. Теперь легко было поразить его; не так было в
то время, когда Гектор поджигал корабли греков.
   Ужасное дело замыслил торжествующий  Ахилл.  Проколов  на  ногах  Гектора
сухожилия,  продел он крепки ремень сквозь сухожилия и привязал труп за ноги
к колеснице. Вскочил он на нее, высоко подняв доспехи, снятые с  Гектора,  и
погнал  коней  по полю. По земле волочилось тело Гектора за колесницей. Пыль
поднялась на поле. Почернела прекрасная голова Гектора от пыли, бьется она о
землю.
   Увидала Гекуба со стен Трои, как позорит Ахилл труп ее сына. Рвет  она  в
горе  седые  волосы  и  бьет  себя  в грудь, сорвав покрывало. Горько рыдает
Приам. Он просит пустить его в  поле,  он  хочет  молить  победителя  Ахилла
сжалиться  над  ним,  старцем, вспомнить отца Пелея, такого же старца, как и
он. Услыхала горестные вопли троянцев и Андромаха.  В  страхе  выронила  она
челнок  из  рук.  Побежала  Андромаха  на  стены  и с них увидала тело мужа,
влачащееся по пыли за колесницей Ахилла. Без чувств упала  на  руки  троянок
несчастная  жена  Гектора.  Спало с нее драгоценное покрывало, дар Афродиты,
рассыпались ее волосы. Придя в себя, громко зарыдала она. Теперь  никого  не
осталось  у нее на свете. Осиротел и прекрасный сын ее Астианакс. Несчастным
сиротой будет расти он, никто не защитит  его  от  обиды.  Невыразимое  горе
раздирало  сердце  Андромахи.  Громко  рыдали  вокруг нее все троянки. Погиб
великий защитник Трои.




   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Возвратились греки к своим кораблям. Ахилл не велел расходиться по шатрам
своим мирмидонянам. Он повелел им трижды объехать вокруг  тела  Патрокла  на
колеснице.  С  громким  плачем  ехали  храбрые  мирмидоняне. Громко плакал и
Ахилл. Положил он руки на грудь убитого друга, восклицая:
   -- Радуйся, мужественный Патрокл! Я сделал то, что обещал тебе! Привез  я
сюда  к  твоему смертному ложу труп Гектора и отдам его на растерзание псам.
Двенадцать троянских юношей убью я у  погребального  костра,  мстя  за  твою
смерть.
   Бросил Ахилл у ложа, на котором лежал убитый Патрокл, труп Гектора, ничем
не прикрыв  его.  Богатый пир устроил сын Пелея для своих мирмидонян. Самого
же его убедили вожди греков пойти  к  Агамемнону.  Там  долго  просили  его,
омывшись, принять участие в пире. Отказался Ахилл. Он просил лишь Агамемнона
велеть грекам воздвигнуть погребальный костер.
   Устроили  пир греческие герои, а после пира все разошлись по своим шатрам
и легли спать; один лишь Ахилл остался бодрствовать. Тяжко стеная, лежал  он
на  берегу  вечно шумящего моря. Наконец, и он погрузился в глубокий сон. Во
сне же явилась ему  тень  Патрокла  и  молила  скорее  совершить  над  телом
погребальные  обряды,  чтобы  могла  успокоиться  душа  его  в царстве Аида.
Заповедал Патрокл похоронить  его  кости  в  той  могиле,  в  которой  будет
похоронен  и  Ахилл.  В  одной урне, данной богиней Фетидой, должен был быть
положен прах Ахилла и Патрокла. Во сне простер руки к тени  Патрокла  Ахилл,
но  с  печальным  стоном  скрылась тень. Проснулся Ахилл и снова громко стал
оплакивать друга. Плакали с ним и  все  мирмидоняне.  Плачущими  застала  их
богиня Эос-заря, предвестника восхода бога Гелиоса-Солнца.
   Рано  утром  Агамемнон  послал на склон высокой Иды греков за дровами для
погребального костра. Исполнили приказание царя греки и воздвигли на  берегу
моря  высокий  костер.  В  торжественном  шествии  мирмидоняне  вынесли труп
Патрокла, покрыв его своими  срезанными  волосами,  и  положили  на  костер.
Срезал  Ахилл и свои волосы, которые посвящены были речному богу Сперхею[1],
если бы было суждено вернуться герою на родину; теперь же  вложил  он  их  в
руки  Патрокла.  Затем  по  просьбе  Ахилла отпустил Агамемнон всех воинов к
кораблям, у костра же остались одни вожди греков.  Множество  овец  и  волов
заклали  в честь Патрокла, а их жиром покрыли все его тело; расставили также
вокруг ложа с телом сосуды с медом и маслом.  Убили  четырех  коней  и  двух
псов. На костер положили и трупы двенадцати троянских юношей, которых своими
руками  убил  Ахилл.  Труп  же  Гектора  лежал у костра. Его охраняла богиня
Афродита, умастив его благовонным маслом, а бог Аполлон распростер  над  ним
облако, чтобы палящие лучи солнца не иссушили трупа Гектора.

---------------------------------------------------------------
   [1] Река Сперхей на юге Фессалии.
---------------------------------------------------------------

   Когда  все  для  похорон  было  готово,  Ахилл  поджег  костер,  но он не
загорался. Помолился Ахилл богам ветра Борею и Зефиру: он молил  их  раздуть
пламя.  Быстро помчалась вестница богов Ирида в чертоги Зефира, где пировали
все боги ветра, и  призвала  их  на  помощь  сыну  Пелея.  С  грозным  шумом
понеслись,  клубя тучи, Борей и Зефир над морем. Заходили под их дыханием по
морю высокие волны. Быстро прилетели они к Трое и раздули  огонь.  Всю  ночь
высоко  вздымалось  пламя на костре. Ахилл же, черпая двудонным кубком вино,
совершал возлияние, призывая душу Патрокла.
   К утру громадный костер догорел и стал потухать. Изнуренный Ахилл лег  на
землю  у  потухающего костра и забылся неодолимым сном. Его разбудили голоса
вождей греков. Угасили по просьбе Ахилла вожди тлеющие  угли  костра  вином,
собрали  кости  Патрокла  и  положили  их в золотую урну. Затем сооружен был
сруб, в него поставлена  урна,  а  над  срубом  насыпали  высокий  могильный
курган.
   После  похорон  Ахилл  устроил в честь умершего пышные погребальные игры.
Они начались с бега на колесницах, в котором участвовали  герой  Эвмел,  сын
Адмета,  герой  Диомед,  царь  Менелай,  сын Нестора Антилох и герой Мерион.
Первым пригнал коней своих к цели Диомед; ему помогла богиня Афина.  Немного
отстал  от него сын Нестора Антилох. За ним же был Менелай, хитростью вырвал
у него вторую награду сын Нестора. Последним был Мерион.  Героя  же  Эвмела,
самого знаменитого возничего, постигло несчастье. Богиня Афина, не желая его
победы,  разбила  дышло  у  его  колесницы.  Упал  Эвмел  на  землю и сильно
разбился. Всем участникам ристания на колесницах роздал Ахилл богатые  дары.
Поднес  он  дар  и  старцу  Нестору:  он  не  мог  уже  принимать  участия в
состязаниях героев: старость сделала слабыми  его  члены,  а  некогда  и  он
одерживал  в играх победы над могучими героями. Затем состязались в кулачном
бое могучий герой Зпей и герой Эвриал.  Победил  Эпей,  повергнув  на  землю
ударом  кулака  Эвриала. Аякс Теламонид и царь Одиссей состязались в борьбе.
Долго боролись они. Ни тот, ни другой из них  не  мог  одолеть.  Равноценная
досталась им награда. В быстром же беге состязались Аякс, сын Оилея, Одиссей
и  сын  Нестора  Антилох.  Впереди,  как легкий ветер, бежал Аякс, за ним --
Одиссей. Взмолился Афине Одиссей и просил ее дать ему победу. Услышала героя
Афина. Поскользнулся Аякс и упал.  Первым  достиг  цели  Одиссей  и  получил
первую  награду.  В  бое  в  вооружении состязались Диомед и Аякс Теламонид.
Сшиблись герои, но греки боялись, чтобы не сразили они друг друга  насмерть.
Прекратили  бой  герои, и оба получили по равной награде. В метании тяжелого
диска всех победил герой Полипет.  Для  состязания  в  стрельбе  из  лука  к
высокому  шесту  привязали  голубку; стрелок должен был пронзить ее стрелой.
Вышел герой Тевкр. Напрягши лук, пустил стрелу Тевкр, но она перерезала лишь
тонкую бечеву, которой была привязана голубка. Взвилась к небу  голубка,  но
герой  Мерион пронзил ее своей стрелой. Ему досталась награда за стрельбу из
лука. Награду же за метание копья  отдали  царю  Агамемнону;  никто  не  мог
превзойти его умение метать копье.
   Кончились игры. Разошлись герои, и вскоре весь стан погрузился в глубокий
сон.  Не  спал  лишь  Ахилл.  Он, неутешный, оплакивал своего друга. Встав с
ложа, долго бродил он по берегу моря. Наконец,  когда  заря  разгорелась  на
небе,  запряг  он коней в колесницу и, привязав к ней труп Гектора, три раза
объехал вокруг могильного кургана, волоча по  земле  труп  несчастного  сына
Приама. Потом опять бросил он труп, а сам ушел в шатер.



   Изложено по поэме Гомера "Илиада"

   Видели со светлого Олимпа боги, как Ахилл позорил тело Гектора. Негодовал
на него  за это бог Аполлон. Хотели боги, чтобы похитил Гермес труп Гектора,
но противились этому богиня Гера и Афина-Паллада, а также  и  бог  Посейдон.
Уже одиннадцать дней лежал труп Гектора, ничем не прикрытый, у шатра Ахилла.
Укорял  богов Аполлон за то, что позволяют они Ахиллу. забывшему сострадание
и совесть, позорить тело Гектора. Возгорелась ссора между Аполлоном и Герой.
Зевс-громовержец прекратил эту ссору. Он послал за богиней Фетидой  вестницу
богов  Ириду.  Решил  послать  богиню  Фетиду  сын Крона к Ахиллу, чтобы она
передала ему веление Зевса выдать за богатый выкуп  тело  Гектора  его  отцу
Приаму. Среди троянцев более всех любил Зевс великого Гектора.
   Быстрая,  как мысль, Ирида понеслась к Фетиде и в мгновение ока предстала
пред ней. Фетида, окруженная морскими богинями,  сидела,  проливая  слезы  о
сыне.  Услыхав из уст Ириды волю Зевса, надела Фетида черные одежды скорби и
вознеслась на высокий Олимп. С почетом встретили боги Фетиду. Афина устроила
ей место рядом с Зевсом, а Гера поднесла сама ей золотую чашу с благоухающим
нектаром. Поведал ей свою волю Зевс. Тотчас сошла богиня Фетида на  землю  в
шатер  своего  сына.  Села  она  около печального Ахилла и, нежно лаская его
рукой, сказала ему, что гневаются из него Зевс  и  все  боги  за  Гектора  и
повелевают выдать труп его Приаму. Покорился воле богов могучий Ахилл.
   Между  тем  Зевс-громовержец  послал вестницу богов Ириду к Приаму. Когда
Ирида принеслась на своих радужных  крыльях  ко  дворцу  Приама,  несчастный
старец  лежал распростертый на земле, проливая слезы о погибшем сыне. Вокруг
старца сидели все его сыновья, громко рыдая. Приблизилась к старцу  Ирида  и
именем  Зевса  повелела  ему ехать в стан греков к Ахиллу с богатым выкупом.
Обещала Ирида, что проводит Приама в стан бог Гермес.
   Услыхав слова богини, тотчас встал  Приам  и  пошел  во  дворец,  повелев
сыновьям приготовить повозку для даров и колесницу. Войдя во дворец, призвал
Приам  свою  престарелую  жену  Гекабу  и  сказал ей, что хочет ехать в стан
греков. Испугалась Гекаба, она молила мужа не  идти  на  верную  гибель,  но
успокоил  ее  Приам,  сказав  ей,  что  он  идет  к  Ахиллу,  повинуясь воле
богов-олимпийцев. Выбрал богатые дары Приам и стал готовиться в путь. Укорял
он и сыновей своих за то, что медлят они. Испугались  сыновья  Приама  гнева
отца  и  быстро запрягли в повозку мулов, поставили на нее большой короб для
даров к запрягли в колесницу коней.  Взошел  на  колесницу  Приам  и  погнал
коней.  Впереди  же  колесницы  мулы везли повозку с дарами, а мулами правил
вестник Идей. Все провожавшие Приама  горько  плакали,  словно  ехал  он  на
верную гибель.
   Когда  Приам  выехал  в  поле, Зевс-громовержец послал ему навстречу сына
своего, бога Гермеса. Подвязал Гермес свои крылатые сандалии,  взял  в  руки
жезл,  которым  смыкает  он  очи  смертным, и помчался к Трое. Он явился под
видом прекрасного юноши Приаму,  когда  тот  поил  коней  и  мулов  в  реке.
Испугался Приам, -- он думал, что юноша убьет его и похитит дары. Но Гермес,
назвавшись  слугой  Ахилла,  предложил  проводить  его  в  стан. Обрадовался
старец, он предложил юноше в дар драгоценный кубок, но Гермес  отказался  от
дара.  Вошел  он  в  колесницу  Приама  и быстро погнал коней. У ворот стана
греков стояла стража, но ее погрузил Гермес в глубокий  сон.  Отодвинул  бог
засовы  ворот,  открыл  их  и  тайно провел Приама через стан. Открыл Гермес
ворота и в стан мирмидонян. Когда же Приам подъехал к шатру  Ахилла,  Гермес
открыл  Приаму,  кто  он,  и  велел  смело  идти в шатер. Приам оставил Идея
охранять дары, а сам пошел в шатер. Ахилл только  что  окончил  трапезу.  Не
замеченный  никем,  Приам  вошел и, упав на колени пред Ахиллом, стал молить
его с такими словами:
   -- О великий Ахилл! Вспомни отца, такого же старца, как и я! Может  быть,
и его город осадили соседи, и некому избавить его от беды. Я же, несчастный,
потерял  всех почти сыновей. Ты убил и величайшего из моих сыновей, Гектора.
Ради него пришел я к кораблям твоим. Сжалься над моим горем!  Прими  богатый
выкуп.  Видишь,  в  каком  я несчастии. Я переживаю то, чего не переживал ни
один из смертных. Я принужден целовать руки убийцы моих детей.
   Своими словами  вызвал  Приам  у  Ахилла  воспоминания  об  отце,  Горько
заплакал  Ахилл,  вспомнив  отца.  Приам  же, простершись на земле, плакал о
сыне. Наконец, встал Ахилл; он поднял Приама и сказал ему:
   -- О, несчастный! Много горя видел ты в жизни! Но как решился  ты  прийти
сюда  один  к тому, кто убил многих твоих сыновей? О, в твоей груди твердое,
как железо, сердце. Но успокойся, прекрати свой  плач  и  сядь  здесь.  Боги
судили  людям  переносить в жизни горе, лишь сами они, бессмертные, не знают
печалей. Не лей больше слез, ведь плачем не воскресишь ты погибшего Гектора.
Встань, сядь здесь!
   -- Нет, не сяду я, Ахилл, -- ответил Приам, -- прежде чем вернешь ты  мне
Гектора. Прими дары и дай мне взглянуть на тело моего сына.
   Гневно взглянул на Приама Ахилл и сказал:
   --  Страшись разгневать меня, старец! Я сам знаю. что должен вернуть тебе
тело Гектора. Это воля Зевса, ее возвестила мне мать моя, богиня  Фетида.  Я
знаю,  что  и  тебя привел сюда бог, иначе не осмелился бы ты явиться в стан
греков. Умолкни же! Я боюсь, что  в  гневе  нарушу  завет  Зевса  --  щадить
просящего.
   Сказав  это,  вышел Ахилл. Он призвал друзей своих, велел отпрячь коней и
мулов Приама и ввести в шатер Идея. Затем омыли рабыни Ахилла тело Гектора и
одели в драгоценные одежды. Сам  Ахилл  поднял  тело  и  положил  на  богато
украшенное  ложе,  а друзья его поставили ложе на повозку. Молил великий сын
Пелея душу Патрокла не гневаться за то, что вернул он тело Гектора отцу.  Он
обещал  посвятить Патроклу часть даров, привезенных Приамом. Сделав все это,
Ахилл вернулся в шатер и сказал старцу, что уже  выдано  ему  тело  Гектора.
Приготовил  Ахилл  богатый  ужин  и  пригласил Приама подкрепить силы едой и
питьем.  Во  время  ужина  с  удивлением  глядел   Приам   на   прекрасного,
величественного,   как  бог,  Ахилла,  а  Ахилл  дивился  на  почтенный  вид
седовласого старца и слушал его мудрые речи.
   Когда окончен был ужин, Приам просил Ахилла  позволить  ему  подкрепиться
сном,  так  как  он  не  спал  с того времени, как погиб Гектор. Ахилл велел
приготовить Приаму и Идею пред шатром два роскошных  ложа.  Когда  же  Приам
готовился  лечь  спать,  спросил  его  Ахилл,  сколько  дней  нужно  ему  на
погребение сына, и обещал в эти дни не начинать битвы.  Десять  дней  просил
Приам  на погребение. Ахилл обещал ему, что и сам не вступит в бой в эти дни
и удержит от битвы греков. Ласково  пожал  Ахилл  руку  Приама,  желая  этим
пожатием успокоить старца, и расстался с ним.
   Погрузились в сон все воины, спали и боги на светлом Олимпе, не спал лишь
бог Гермес. Он явился к ложу Приама и, разбудив его, повелел покинуть скорее
стан  греков,  так  как  боялся,  что увидит кто-нибудь Приама и соблазнится
возможностью получить за него богатый выкуп. Испугался Приам, встал с ложа и
разбудил Идея. Гермес запряг коней и мулов и вывел их тайно из стана. Только
у берегов Скамандра покинул бог Приама.
   На заре подъехал Приам к Трое. Первая увидала  его  Кассандра  и  подняла
громкий  плач  по  Гекторе,  созывая троянцев и троянок. Собралась громадная
толпа у ворот Трои. Впереди всех стояли Гекаба и  Андромаха;  громко  рыдали
они  и  рвали на себе волосы. Рыдали все троянцы и старались ближе подойти к
повозке, на которой лежал убитый Гектор. Но  по  слову  Приама  расступилась
толпа и дала ему проехать в Трою.
   Громко  рыдала  Андромаха  --  она  оплакивала мужа, своего единственного
защитника. Теперь знала она, что падет Троя и уведут всех троянок  в  тяжкий
плен греки. Убьют греки и сына ее, Астианакса, мстя Гектору за смерть многих
героев.  Сетовала  Андромаха,  что  вдали  от нее погиб Гектор, не сказав ей
заветного слова, которое вечно помнила бы она.  Рыдала  и  Гекаба,  проливая
потоки слез по любимому сыну.
   Плакала Елена по Гекторе. От него не слыхала она никогда укора, не видала
обиды.  Всегда  заступался  за  нее  кроткий  душой  Гектор, и благодаря его
заступничеству не обижали ее и другие. Теперь погиб ее единственный  друг  и
утешитель в Трое, где все одинаково ненавидели ее.
   Повелел Приам приготовить погребальный костер. Девять дней возили троянцы
с Иды дрова для костра. На десятый день возложили они на костер тело Гектора
и сожгли.  Собрали  прах  его в золотую урну, поставили ее в могилу, закрыли
могилу каменными плитами, а сверху насыпали могильный курган.  Пока  троянцы
насыпали  курган,  стража наблюдала, чтобы не напали неожиданно греки. После
похорон Приам устроил в своем дворце роскошный похоронный пир. Так погребали
троянцы великого Гектора.



   Изложено по поэмам Овидия "Героини" и Вергилия "Энеида"

   После смерти Гектора тяжелые времена настали для  Трои.  Не  было  у  нее
белее  могущественного  защитника. Не смели троянцы выходить за стены, чтобы
сразиться с греками в открытом поле. Не было в Трое  такого  героя,  который
мог  бы  помериться  силой  в  поединке  с  Ахиллом. Казалось, что наступают
последние дни великого города. Тут  неожиданно  пришла  помощь  троянцам.  С
далекого  Понта[1]  явились на быстрых конях на помощь Трое со своей царицей
Пенфесилией храбрые воительницы-амазонки. Хотела битвой с  греками  искупить
свою  вину  Пенфесилия,  так как она нечаянно убила на охоте свою сестру[2].
Могучая дочь Ареса похвалялась,  что  сразит  всех  славных  героев  Греции,
прогонит  из-под  Трои  и  сожжет их корабли. С великим ликованием встретили
троянцы амазонок. Приам принял Пенфесилию, как  родную  дочь,  и  устроил  в
честь ее роскошный пир.

---------------------------------------------------------------
   [1] Черное море.

   [2]   Помогая   троянцам,  которым  помогала  и  Артемида,  Пенфесилия
надеялась умилостивить эту богиню, гневавшуюся на нее за убийство.
---------------------------------------------------------------

   На следующий день выступили амазонки  в  блестящем  вооружении  во  главе
троянского  войска  против  греков.  Воздев  руки  к небу, молил Приам богов
даровать им победу. Но не вняли  ему  боги  Началась  кровопролитная  битва.
Подобно  бурному  вихрю,  носилась  по  рядам  греков  Пенфесилия  со своими
амазонками. Одного за другим сражала она героев.  Дрогнули  греки  и  начали
отступать.  До  самых  кораблей  оттеснила  их  Пенфесилия.  Близка была уже
окончательная победа амазонок. Вдруг на помощь грекам явились Ахилл  и  Аякс
Теламонид.  Они  не участвовали в битве. Распростершись на земле, лежали они
оба у могильного холма Патрокла, грустя об утрате друга. Услыхав шум  битвы,
быстро  вооружились  герои и, подобно двух грозным львам, устремились в бой.
Не могли противостоять им амазонки и троянцы.  Увидала  Пенфесилия  могучего
Ахилла  и  храбро  выступила  против него. Метнула она копье в Ахилла, но на
куски разлетелось оно, ударившись о щит сына  Пелея.  Пустила  другое  копье
царица  амазонок  в  Ахилла,  но  опять  не  ранила Ахилла. В страшном гневе
бросился на нее Ахилл и поразил ее в грудь. Почувствовала  смертельную  рану
Пенфесилия. Собрав последние силы, хотела она обнажить меч, но могучий Ахилл
пронзил  ее  копьем  вместе  с  конем.  Грянулся на землю конь, а около него
распростертая лежала Пенфесилия.  Снял  с  нее  шлем  Ахилл  и  остановился,
пораженный  необычайной  красотой  дочери  бога  войны Ареса. Прекрасна, как
богиня Артемида, была умершая  Пенфесилия.  Стоит  над  телом  сраженной  им
красавицы  Пенфесилии  Ахилл и чувствует, как овладевает им любовь к убитой.
Когда, погруженный в печаль, стоял Ахилл над  Пенфесилией,  подошел  к  нему
Терсит  и  стал бранить героя, как делал это и раньше. Издеваясь над печалью
Ахилла, пронзил Терсит копьем глаз прекрасной Пенфесилии. Вспыхнул  страшным
гневом  Ахилл.  Размахнулся  он  и ударил Терсита с такой силой по лицу, что
убил его на месте. Диомед воспылал гневом на Ахилла за то, что убил  он  его
родственника. Насилу удалось грекам примирить двух героев.
   Тихо  поднял  Ахилл  убитую  им Пенфесилию я вынес из битвы. Потом выдали
греки трупы Пенфесилии и двенадцати убитых амазонок вместе с их  вооружением
троянцам, а те устроили пышные похороны, предав трупы сожжению на костре.
   Ахилл  же  отправился на остров Лесбос. Там принес он богатые жертвы богу
Аполлону и богине Артемиде и матери их  Латоне,  моля  их  очистить  его  от
скверны  пролитой  им  крови  Терсита. По повелению Аполлона, очистил Ахилла
хитроумный Одиссей.



   Изложено по поэмам Гомера "Одиссея",  Гесиода  "Теогония"  и  Вергилия
"Энеида"

   Еще   тяжелее   стало   троянцам  отражать  натиск  греков  после  смерти
Пенфесилии. Но неожиданно еще  раз  явилась  им  помощь.  С  берегов  седого
Океана,  клубящего  свою  воду вокруг всей земли, прибыл с громадным войском
эфиопов[1] в Трою Мемнон. Он был сыном прекрасной богини зари Эос и Тифона и
родственником Приама. Никто из смертных не мог сравняться  с  ним  красотой.
Подобно  утренней  звезде,  сиял  он  среди  войска троянцев в своих золотых
доспехах, выкованных самим богом Гефестом.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Мифический  народ,  живший,  как  думали  греки,  на  самом   юге
земли.
---------------------------------------------------------------

   Достойным  противником  Ахиллу  был  Мемнон,  могучий  сын  богини. Снова
закипела неистовая битва под стенами Трои. Впереди  троянцев  бился  Мемнон,
впереди греков Ахилл. Но он избегал встречи с Мемноном. Знал сын Фетиды, что
если  он  убьет  Мемнона, то вскоре погибнет и сам от стрелы Аполлона. Напал
Мемнон на старца Нестора. Разве  мог  престарелый  герой  сражаться  с  юным
Мемноном?
   Поворотил  Нестор  своих  коней и хотел спастись бегством. Но напряг свой
лук Парис и поразил стрелой одного из коней Нестора. Видя,  что  грозит  ему
неминуемая  гибель,  Нестор призвал на помощь сына своего Антилоха. Поспешил
на помощь отцу верный сын. Он решил лучше погибнуть, чем дать Мемнону  убить
отца. Схватил громадный камень Антилох и метнул его в Мемнона. Но защитил от
удара  сына богини Эос шлем, выкованный богом Гефестом. Мемнон ударил копьем
в грудь Антилоха, и упал мертвым на землю сын Нестора с пронзенным  сердцем,
заплатив  своей  жизнью  за жизнь отца. Зарыдал старец Нестор, увидав гибель
сына. Мемнон же, несмотря на то, что  напал  на  него  другой  сын  Нестора,
Фрасимед, с другом своим Фереем, хотел снять доспехи с убитого Антилоха. Сам
Нестор  бросился на защиту трупа своего сына, Но Мемнон не стал сражаться со
старцем, не поднял он на него руки. Яростно бились  греки  и  эфиопы  вокруг
тела  Антилоха.  Нестор  призвал  на помощь и могучего Ахилла. В ужас пришел
Ахилл, узнав, что погиб Антилох. Ведь он любил его больше всех героев; после
Патрокла он был его лучшим другом. Забыв обо всем, забыв о том, что и сам он
должен  погибнуть  вслед  за  Мемноном,  Ахилл  бросился   в   бой.   Увидев
приближающегося  Ахилла,  Мемнон  бросил  в него громадным камнем, но камень
далеко отскочил, ударившись о щит. Ахилл же ранил Мемнона копьем в плечо. Не
обратил Мемнон внимания на рану, он сам ранил в руку  сына  Пелея.  Обнажили
мечи  герои  и бросились друг на друга. Оба они были равны друг другу силой,
оба были сыновьями богинь, на том  и  другом  сверкали  доспехи,  выкованные
богом Гефестом. Прикрывшись щитами, бились герои. С высокого Олимпа смотрели
боги  на  этот  поединок.  Матери героев, богиня Эос и богиня Фетида, молили
Зевса каждая за своего сына. Взял Зевс золотые весы, положил на  них  жребий
героев  и взвесил их. Низко опустился жребий Мемнона, сулил ему рок пасть от
рук Ахилла. Зарыдала богиня Эос: она должна  была  потерять  нежно  любимого
сына.  Наконец,  взмахнул своим тяжким копьем Ахилл и пронзил грудь Мемнону.
Темным облаком в знак печали покрылась богиня Эос. Послала она на поле битвы
своих сыновей, богов ветра, и принесли они тело  Мемнона  далеко  на  берега
реки Эсепа[1]. Там оплакали его юные нимфы и соорудили ему гробницу.

---------------------------------------------------------------
   [1] Река в Малой Азии (современная Чалталдере).
---------------------------------------------------------------

   Эфиопы  же  были превращены богами в птиц. С тех пор каждый год прилетают
они на берега Эсепа к гробнице Мемнона и там оплакивают своего царя.
   Греки похоронили  с  великими  почестями  юного  Антилоха.  Прах  же  его
положили  в урну и впоследствии поставили ее в одном кургане с прахом Ахилла
и Патрокла.



   Страшным гневом пылал Ахилл против троянцев. Он решил  жестоко  отомстить
им  за  смерть  друзей,  Патрокла  и Антилоха. Как разъяренный лев, сражался
Ахилл, повергая одного за другим героев Трои. Бросились в поспешное  бегство
троянцы,  спешили  укрыться они за стенами Трои. Неистовый Ахилл преследовал
их. Гнал его неумолимый рок  на  верную  гибель.  До  самых  Скейских  ворот
преследовал Ахилл троянцев.
   Он  ворвался  бы  и в священную Трою, и она погибла бы, если бы не явился
бог Аполлон. Грозно крикнув, остановил он  Ахилла.  Но  не  повиновался  ему
Ахилл.  Он сам гневался на бога за то, что много раз спасал бог-стреловержец
от него Гектора и троянцев. Ахилл даже грозил богу, что поразит его  копьем.
Неумолимый  рок  омрачил  разум  Ахилла.  Он готов был напасть даже на бога.
Разгневался Аполлон, забыл он и то, что обещал некогда, на свадьбе  Пелея  и
Фетиды,  хранить  Ахилла.  Покрывшись  темным  облаком,  никому  не  зримый,
направил он стрелу Париса, и поразила она Ахилла в пяту, куда только и можно
было поразить великого героя[1].  Смертельной  была  для  Ахилла  эта  рана.
Почувствовал  приближение  смерти  Ахилл. Вырвал он из раны стрелу и упал на
землю. Горько упрекал он бога Аполлона за  то,  что  он  погубил  его.  Знал
Ахилл,  что  без  помощи  бога не может убить его никто из смертных. Еще раз
собрался с силами Ахилл. Грозный, подобно умирающему  льву,  поднялся  он  с
земли  и  сразил еще многих троянцев. Но вот похолодели его члены. Все ближе
была смерть. Зашатался Ахилл и оперся на копье. Грозно крикнул он троянцам:

---------------------------------------------------------------
   [1] Фетида погружала младенца Ахилла в подземную  реку  царства  Аида,
Стикс,  причем  держала  его  за пятку, от этого тело его стало твердым, как
железо, пятки же вода Стикса не коснулась.
---------------------------------------------------------------

   -- Горе вам, погибнете вы! И после смерти буду я мстить вам!
   От этого возгласа обратились в  бегство  троянцы.  Но  все  более  слабел
Ахилл. Оставили его последние силы, и упал он на землю. Загремели на нем его
золотые  доспехи,  и  дрогнула  земля.  Умер Ахилл. Но и к мертвому не смели
приблизиться троянцы. Они боялись его и мертвого, такой ужас  внушил  он  им
при  жизни.  Понемногу преодолели они страх, и жестокая сеча закипела вокруг
тела величайшего из героев. Самые могучие герои греков  и  троянцев  приняли
участие  в этой битве. Горами нагромоздились трупы вокруг Ахилла, а он лежал
неподвижный, громадный, не слыша уже боя. Пыль вихрем кружилась  под  ногами
сражающихся.  Кровь лилась рекой. Казалось, никогда не кончится битва. Вдруг
грянул гром Зевса, поднялась буря и  остановила  троянцев.  Не  хотел  Зевс,
чтобы  овладели  троянцы  трупом  Ахилла. Поднял могучий Аякс Теламонид труп
Ахилла и понес к  кораблям,  а  его  защищал  Одиссей,  отражая  наступавших
троянцев.  Туча  стрел и копий летела из рядов троянцев в Одиссея, но он все
же мужественно сдерживал их натиск, отступая шаг за шагом.
   Принес  Аякс  труп  Ахилла  к  кораблям.  Греки  омыли   труп,   умастили
благовонным маслом и положили на пышно украшенное ложе. Окружив ложе, громко
оплакивали греки своего величайшего героя и рвали в горе волосы. Услышала их
плач  богиня  Фетида.  Поднялась  она  из  морской пучины со своими сестрами
нереидами. Узнав, что погиб ее возлюбленный сын, Фетида издала  такой  вопль
скорби,  что  дрогнули все греки. Они бежали бы в страхе к кораблям, если бы
не остановил их старец Нестор. Семнадцать дней оплакивали Фетида, нереиды  и
греки  Ахилла.  С высокого Олимпа спустились музы. Они пели в честь умершего
погребальный гимн.  Оплакивали  героя  и  бессмертные  боги  на  Олимпе.  На
восемнадцатый  день сооружен был погребальный костер. На нем сожжен был труп
Ахилла. Много жертв заклали в честь величайшего из героев греки.  Все  греки
участвовали  в  похоронах,  одевшись в пышные доспехи. Когда догорел костер,
собрали кости Ахилла и положили  их  в  золотую  урну,  которую  бог  Дионис
подарил  Фетиде. В этой же урне лежали и кости Патрокла, В одной могиле были
похоронены Ахилл, Патрокл и Антилох, сын Нестора.  Высокий  курган  насыпали
греки  над  могилой,  далеко  был  виден он с моря, свидетельствуя о великой
славе погребенных под ним героев.
   После же похорон были устроены в честь умершего  игры.  Драгоценные  дары
вынесла  из моря богиня Фетида. Они должны были служить наградой победителям
в играх. Так роскошны были эти дары, что самого Ахилла привели бы в восторг,
если бы жив был великий герой.



   Изложено по трагедии Софокла "Аякс-биченосец"

   После смерти Ахилла  остались  его  золотые,  выкованные  богом  Гефестом
доспехи.  Фетида повелела отдать их тому, кто больше всех отличался, защищая
тело Ахилла.
   Следовательно, получить их должен был  либо  Аякс,  либо  Одиссей.  Между
ними-то  и  возгорелся  спор  за  доспехи. Но как было решить этот спор? Оба
героя были достойны награды. Наконец,  решили,  что  судьями  в  этом  споре
должны  быть  пленные  троянцы. И здесь помогла Афина-Паллада своему любимцу
Одиссею. С ее помощью подменили Агамемнон и Менелай жребий Аякса  да  еще  и
неверно  сосчитали  голоса  троянцев,  и получил доспехи Одиссей. Опечалился
могучий Аякс. Ушел он в свой  шатер,  задумав  отомстить  сыновьям  Атрея  и
Одиссею.
   Ночью,  когда  весь  стан  греков погружен был в глубокий сон, вышел он с
мечом в руках из своего шатра, намереваясь убить Агамемнона  и  Менелая.  Но
богиня  Афина-Паллада  поразила  безумием Аякса. Уже давно гневалась на него
богиня за то, что отвергал он, надеясь на свою силу, помощь богов.  Безумный
Аякс  бросился  на  стадо быков, во тьме стал убивать их, думая, что убивает
греков. Оставшихся же быков погнал он в свой  шатер,  воображая,  что  гонит
пленных. Ужасно истязал быков Аякс в своем шатре. Он радовался их мучениям и
смерти.  Ведь  для  него  в  его  безумии это были не быки, а сыновья Атрея,
Наконец понемногу стал проясняться разум Аякса. Велик был  его  ужас,  когда
увидел  он,  что  весь  его шатер наполнен убитыми животными. В ужасе просит
Аякс объяснить ему, что произошло. Когда  рассказали  ему  все,  невыразимое
горе  овладело  сердцем  великого героя. Он решил своей смертью искупить тот
позор, который постиг его. Поручив сына своего Эврисака защите своего  брата
Тевкра и воинов, пришедших с ним с Саламина, он удалился на берег моря, взяв
с  собой  меч,  который  получил  некогда в дар от Гектора, сказав, что идет
молить богов смилостивиться над ним, меч же свой он хочет посвятить  Аиду  и
богине Ночи.
   В  стане же греков распространилась молва о том, что совершил Аякс. Нашли
убитых им быков и овец и трупы пастухов. Одиссей по кровавым следам выяснил,
что все это совершил Аякс. Страшно разгневались Агамемнон и Менелай и решили
отомстить Аяксу.
   Между тем от Тевкра пришел вестник. Он сообщил друзьям Аякса,  чтобы  они
оберегали  великого  героя,  так как ему грозит гибель, но что гибель грозит
ему только в этот день, когда же минует день благополучно, то уже  ничто  не
будет  угрожать Аяксу. Вскоре прибыл в стан и сам Тевкр. Узнав, что брат его
ушел на берег моря, побежал он его разыскивать.  Боялся  он,  что  случилось
несчастье  с  Аяксом.  И  действительно,  он не застал уже в живых брата. На
берегу моря Тевкр нашел лишь труп Аякса: он бросился на свой меч. Так  погиб
самый могущественный после Ахилла герой греков.
   Не  хотели  Менелай  и Агамемнон позволить Тевкру предать погребению труп
брата. Могла бы возникнуть открытая вражда между Тевкром и сыновьями  Атрея,
в  стане  греков  началась бы междоусобная битва, если бы в дело не вмешался
Одиссей. Он убедил Агамемнона позволить Тевкру предать  погребению  великого
Аякса,  оказавшего  столько  великих  услуг  грекам.  Новый могильный курган
возвысился рядом с курганом Ахилла: под этим курганом покоился прах могучего
сына Теламона, Аякса.



   Изложено по трагедии Софокла "Филоктет"

   После смерти Ахилла и Аякса греки упорно продолжали  осаду  Трои,  но  не
могли  силой  овладеть  городом.  Однажды  Одиссей подслушал из засады слова
прорицатели Гелена, сына Приама, и хитростью взял его в плен. Таким  образом
Одиссей  выведал,  что  Троя  будет  взята  лишь в том случае, если в войско
греков прибудет Филоктет с отравленными стрелами Геракла и юный  сын  Ахилла
Неоптолем.  Тотчас  решил  Одиссей  отправиться  в  далекий  путь  за обоими
героями.
   Не стоило никакого труда Одиссею, когда он прибыл на остров Скирос к царю
Ликомеду, убедить юного сына Ахилла принять участие в  осаде  Трои.  Подобно
отцу  своему, прекрасный Неоптолем горел жаждой великих подвигов. Немедленно
отправился он в путь с Одиссеем, хотя его со слезами убеждала остаться  мать
его Дидамия.
   Гораздо  труднее  было  овладеть  Филоктетом. Он жил на пустынном острове
Хрисе около Лемноса, всеми покинутый в пещере с двумя выходами -- на  восток
и  на  запад. Через эти выходы солнце зимой согревало пещеру, летом же ветер
умерял в ней зной. Часто испытывал голод Филоктет. С трудом добывал он  себе
пропитание,  убивая  своими стрелами диких голубей. Рана на его ноге страшно
болела, едва мог двигаться несчастный, чтобы принести себе воды.  С  большим
трудом  удавалось  ему  и  развести  огонь, ударяя камень о камень. Страшные
лишения и страдания испытывал Филоктет на Хрисе целых  десять  лет.  Изредка
приставали  к  берегам  Хрисы  моряки, но никто из них не соглашался взять с
собой в Грецию Филоктета. Виновниками всех этих страданий были сыновья Атрея
и Одиссей. Страшной ненавистью пылал к ним Филоктет. Охотно сразил бы он  их
стрелами своего лука.
   Знал Одиссей, что неминуемая гибель грозит ему, если увидит его Филоктет;
поэтому  он решил овладеть им хитростью. Он уговорил юного Неоптолема идти к
Филоктету и рассказать ему, что идет он из-под Трои, покинув  осаду  потому,
что  оскорбили  его вожди греков. Если же Филоктет будет просить взять его в
Грецию, то согласиться и таким способом овладеть  Филоктетом,  его  луком  и
стрелами  и  отвести  его  на  корабль.  Тогда легко будет привезти под Трою
Филоктета. Не хотелось Неоптолему действовать  обманом,  но  Одиссей  убедил
его,  что  только  таким путем можно завлечь Филоктета на корабль. Неоптолем
согласился.
   Когда корабль прибыл к Хрисе, Неоптолем вышел с  несколькими  воинами  на
берег  и  пошел  к  пещере.  Филоктета  в  ней  не  было. Вскоре показался и
Филоктет.
   С громким стоном шел он к пещере, страшно мучила  его  рана.  Обрадовался
Филоктет,  увидав  пришельцев.  Еще больше была его радость, когда узнал он,
что перед ним Неоптолем, сын Ахилла. Неоптолем рассказал страдальцу  всю  ту
вымышленную историю, которую выдумал Одиссей, рассказал ему о смерти Ахилла,
Патрокла  и  Аякса.  Опечалился  Филоктет, узнав о гибели тех, кого он любил
больше всех остальных героев. Согласился  Филоктет  плыть  с  Неоптолемом  в
Грецию; он даже передал юному сыну Ахилла свои стрелы в лук и молил защитить
его  от  коварства Одиссея. Филоктет сам торопил Неоптолема скорее отплыть в
Грецию.
   Неожиданно приходит воин и сообщает, будто герой Феникс и  сыновья  Тесея
приближаются,  чтобы  силой  увезти  Филоктета под Трою. Несмотря на ужасные
страдания, от которых он падает без  чувств  на  землю,  спешит  Филоктет  к
берегу. Видит эти страдания Неоптолем. Не в силах он больше продолжать обман
и  открывает  всю  правду  Филоктету. Неоптолем хотел уже вернуть и стрелы с
луком Филоктету, но выбежавший из засады Одиссей не дал ему  сделать  этого.
Филоктет  хотел  бежать  и броситься с вершины скалы в море, лишь бы не быть
послушным орудием в руках ненавистного ему Одиссея и сыновей Атрея.  Одиссей
велел  слугам  схватить  Филоктета  и силой вести его на корабль. В отчаяние
пришел Филоктет. Не мог видеть его  страданий  Неоптолем  и  передал  лук  и
стрелы  несчастному.  Весь  план  Одиссея  рухнул. Он даже поспешил спастись
бегством, так как знал, как ужасна смерть от стрелы Геракла.
   Сделал еще попытку Неоптолем уговорить Филоктета ехать с ним в  Троаду  и
помочь грекам взять Трою. Но наотрез отказался Филоктет, -- он не мог забыть
тех  страданий,  на  которые  обрекли  его  Агамемнон,  Менелай  и  Одиссей.
Казалось, что придется им, не достигнув цели, покинуть Хрису  или  же  опять
должен будет прибегнуть к обману Неоптолем.
   Вдруг  перед  Филоктетом  в  сияния бессмертного бога появился Геракл. Он
повелел Филоктету ехать к стенам  Трои;  там  величайший  из  героев  обещал
Филоктету  исцеление  от  раны  и  великую  славу  при взятии Трои. Филоктет
повиновался воле друга. Добровольно взошел од на корабль Одиссея и отплыл  в
Троаду,  туда,  где  ждали  его  великие  подвиги.  Много  подвигов совершил
Неоптолем, прибыв под стены Трои. Никто не мог сравниться в силе и храбрости
с сыном Ахилла. Много троянских героев пало от руки Неоптолема в  бою.  Убил
он  в  жестоком  поединке и могучего потомка Геракла, Эврипила, сына Телефа.
Его послала на помощь Приаму мать его,  подкупленная  драгоценным  даром  --
золотой  виноградной  лозой, которую вырастил Зевс для прекрасного Ганимеда.
После Мемнона самым могущественным защитником Трои был прекрасный, как  бог,
Эврипил. Погубило его корыстолюбие матери.
   Вскоре  после прибытия к стенам Трои ранил своей стрелой Филоктет Париса,
виновника  всей  войны.  Филоктет  нанес  ему  отравленной  стрелой  Геракла
неисцелимую  рану,  от  которой  в  страшных  мучениях должен был скончаться
Парис. Яд стрелы все глубже и глубже проникал в его тело. Парис ушел из Трои
в лес и умер там в страшных мучениях. Он умер там, где некогда беспечно жил,
как простой пастух. Нашли тело Париса пастухи. Горько оплакивали они  смерть
своего  бывшего  товарища.  Соорудили  высокий костер, положили на него тело
Париса и подожгли. Собрали прах пастухи,  положили  в  урну  и  поставили  в
могилу.
   С  каждым днем все труднее и труднее становилось троянцам защищать город.
Все же не могли силой овладеть греки Троей. Тогда решился Одиссей на опасный
подвиг. Он обезобразил себе лицо ударами бича  и,  одевшись  в  рубище,  под
видом  нищего  прошел  в  Трою,  чтобы  выведать все, что замышляют троянцы.
Видели все троянцы несчастного нищего,  собирающего  по  многолюдным  улицам
подаяние.  Одна  лишь Елена узнала Одиссея. Позвав его в дом свой, омыла его
тело Елена и поклялась не открывать троянцам, кто он. Все выведал Одиссей и,
убив многих стражей, благополучно вернулся в стан греков. Еще более  опасный
подвиг  совершили  вдвоем  Одиссей  и  Диомед:  они  тайно проникли в Трою и
прокрались в святилище  Афины-Паллады;  там  стояло  деревянное  изображение
богини,  упавшее  некогда с неба (палладий). Это изображение необходимо было
добыть грекам, так как, покуда оно было в Трое, нельзя было овладеть  Троей.
С великой опасностью похитили его храбрые герои. На возвратном пути перебили
они много троянцев и вернулись в лагерь.



   Изложено в основном по поэме Вергилия "Энеида"
   Но  все  же  никак  не могли греки овладеть городом. Тогда Одиссей уверил
греков действовать хитростью. Он  посоветовал  соорудить  такого  громадного
деревянного коня, чтобы в нем могли укрыться самые могучие герои греков. Все
же  остальные  войска  должны  были  отплыть  от берега Троады и укрыться за
островом Тенедосом[1]. Когда троянцы ввезут коня в город, тогда ночью выйдут
герои, откроют ворота города вернувшимися тайно грекам. Одиссей уверял,  что
только таким способом можно взять Трою.

---------------------------------------------------------------
   [1] Остров в Эгейском море у побережья Троады.
---------------------------------------------------------------

   Вещий  Калхас, которому было послано знамение Зевсом, тоже убеждал греков
прибегнуть к хитрости. Наконец, согласились греки  на  предложение  Одиссея.
Знаменитый  художник Эней со своим учеником, с помощью богини Афины-Паллады,
соорудил громадного деревянного коня.  В  него  вошли  Неоптолем,  Филоктет,
Менелай,  Идоменей, Диомед, младший Аякс, Мерион, Одиссей и несколько других
героев. Вся внутренность коня заполнялась  вооруженными  воинами.  Эней  так
плотно  закрыл  отверстие,  через  которое вошли герои, что нельзя было даже
подумать, что в коне находятся воины. Затем греки  сожгли  все  постройки  в
своем лагере, сели на корабль и отплыли в открытое море.
   С  высоких  стен  Трои  осажденные  видели  необычайное  движение в стане
греков. Долго не могли они понять, что такое там происходит. Вдруг  к  своей
великой  радости  увидали  они, что из стана греков поднимаются густые клубы
дыма. Поняли они, что греки покинули Троаду. Ликуя, вышли троянцы из  города
и  пошли  к  стану.  Стан  действительно  был  покинут, кое-где догорали еще
постройки. С любопытством бродили троянцы по тем местам, где стояли  недавно
шатры  Диомеда,  Ахилла,  Агамемнона,  Менелая  и  других  героев.  Они были
уверены, что кончилась теперь осада, миновали все бедствия, можно  предаться
теперь мирному труду.
   Вдруг  в  изумлении  остановились  троянцы: они увидали деревянного коня.
Смотрели они на  него  и  терялись  в  догадках,  что  это  за  изумительное
сооружение. Одни из них советовали бросить коня в море, другие же -- везти в
город  и  поставить  на акрополе. Начался спор. Тут перед спорящими появился
жрец бога  Аполлона,  Лаокоон.  Он  горячо  стал  убеждать  своих  сограждан
уничтожить  коня. Уверен был Лаокоон, что в коне скрыты греческие герои, что
это какая-то военная хитрость, придуманная Одиссеем. Не верил  Лаокоон,  что
навсегда  покинули  греки  Троаду. Умолял Лаокоон троянцев не доверять коню.
Что бы то ни было, а Лаокоон опасался греков, даже  если  бы  они  приносили
дары  Трое.  Лаокоон схватил громадное копье и бросил им в коня. Содрогнулся
конь от удара, и глухо зазвучало внутри его оружие. Но помрачили боги  разум
троянцев, -- они все-таки решили везти в город коня. Должно было исполниться
веление судьбы.
   Когда  троянцы  стояли  вокруг  коня,  продолжая двигаться на него, вдруг
послышался  громкий  крик.  Это  пастухи  вели   связанного   пленника.   Од
добровольно  отдался  им  в  руки. Этот пленник был грек Синон. Окружили его
троянцы и стали издеваться над ним. Молча стоял  Синон,  боязливо  глядя  на
окружавших  его троянцев. Наконец, заговорил он. Горько сетовал он, проливая
слезы, на злую судьбу свою. Тронули слезы Синона  Приама  и  всех  троянцев.
Стали  они расспрашивать его, кто он и почему остался. Тогда Синон рассказал
им вымышленную историю, которую придумал для него  Одиссей,  чтобы  обмануть
троянцев.  Синон  рассказал, как задумал погубить его Одиссей, так как Синон
был родственником того Паламеда, которого так ненавидел царь Итаки. Поэтому,
когда греки решили прекратить осаду, Одиссей уговорил Калхаса известить, что
будто боги за счастливое возвращение на родину требуют человеческой  жертвы.
Долго  притворно  колебался  Калхас, на кого указать как на жертву богам, и,
наконец, указал на Синона. Связали греки Синона и повели к  жертвеннику.  Но
Синон разорвал веревки и спасся от верной смерти бегством. Долго скрывался в
густых  зарослях тростника Синон, ожидая отплытия греков на родину. Когда же
они отплыли, вышел он  из  своего  убежища  и  добровольно  отдался  в  руки
пастухов.  Поверили  троянцы  хитрому  греку.  Приам  велел освободить его и
спросил, что значит этот  деревянный  конь,  оставленный  греками  в  стане.
Только  этого  вопроса  и  ждал  Синон.  Призвав богов в свидетели того, что
говорит  он  правду,  Синон  сказал,  что  конь  оставлен   греками,   чтобы
умилостивить  грозную  Афину-Палладу,  разгневанную  похищением  палладия из
Трои. Конь этот, по словам Синона, будет могучей защитой Трои, если  троянцы
ввезут  его  в  город.  Поверили и в этом троянцы Синону. Ловко сыграл он ту
роль, которую поручил ему Одиссей.
   Еще сильнее убедило троянцев, что Синон  говорил  правду,  великое  чудо,
посланное  Афиной-Палладой.  На  море показались два чудовищных змея. Быстро
плыли они к берегу, извиваясь бесчисленными кольцами своего тела  на  волнах
моря.  Высоко  подымались красные, как кровь, гребни на их головах. Глаза их
сверкали пламенем. Выползли змеи на берег  около  того  места,  где  Лаокоон
приносил  жертву  богу моря Посейдону. В ужасе разбежались все троянцы. Змеи
же бросились на двух сыновей Лаокоона и обвились  вокруг  них.  Поспешил  на
помощь сыновьям Лаокоон, но и его обвили змеи. Своими острыми зубами терзали
они  тела  Лаокоона  и  его  двух  сыновей.  Старается  сорвать  с себя змей
несчастный и освободить от них детей своих, но напрасно.  Яд  проникает  все
глубже  в  тело.  Члены  сводит  судорогой. Страдания Лаокоона и сыновей его
ужасны. Громко вскричал Лаокоон,  чувствуя  приближение  смерти.  Так  погиб
Лаокоон,  видя  ужасную  смерть  своих  ни  в чем не повинных сыновей, погиб
потому, что хотел вопреки воле бога спасти родину. Змеи  же,  совершив  свое
ужасное дело, уползли и скрылись под щитом статуи Афины-Паллады.
   Гибель  Лаокоона  еще  сильнее  убедила  троянцев,  что они должны ввезти
деревянного коня в город. Разобрали  они  часть  городской  стены,  так  как
громадного  коня  нельзя  было  провезти  через  ворота, и с ликованием, под
музыку и пение, потащили коня канатами в город. Четыре  раза  останавливался
конь,  ударяясь  о  стену, когда тащили его через пролом, и грозно гремело в
нем от  толчков  оружие  греков,  но  не  слыхали  этого  троянцы.  Наконец,
притащили они коня в акрополь.
   Вещая  Кассандра  пришла  в  ужас, увидав в акрополе коня. Она предвещала
гибель Трои, но со смехом ответили  ей  троянцы  --  ее  предсказаниям  ведь
никогда не верили.
   В  глубоком  молчании  сидели в коне герои, чутко прислушиваясь к каждому
звуку, доносившемуся извне. Слыхали они, как звала их,  называя  по  именам,
прекраснокудрая  Елена,  подражая  голосу  их  жен. Насилу удержал одного из
героев Одиссей, зажав ему рот, чтобы он не ответил. Слыхали герои  ликование
троянцев  и  шум  веселых  пиров, которые справлялись по всей Трое по случаю
окончания осады. Наконец, наступила ночь. Все смолкло,  Троя  погрузилась  в
глубокий  сон.  У  деревянного  коня послышался голос Синона -- он дал знать
героям, что теперь они могут выйти.
   Синон успел уже разложить и большой костер у ворот  Трои.  Это  был  знак
укрывшимся  за Тенедосом грекам, чтобы скорее спешили они к Трое. Осторожно,
стараясь не производить шума оружием, вышли из  коня  герои;  первыми  вышли
Одиссей  с  Эпеем.  Рассыпались  по  погруженным  в  сон  улицам Трои герои.
Запылали дома, кровавым заревом освещая  гибнущую  Трою.  На  помощь  героям
явились  и  остальные  греки.  Через  пролом  ворвались они в Трою. Началась
ужасная битва. Троянцы  защищались,  кто  чем  мог.  Они  бросали  в  греков
горящими бревнами, столами, утварью, бились вертелами, на которых только что
жарили мясо для пира. Никого не щадили греки. С воплем бегали по улицам Трои
женщины  и  дети.  Наконец,  подступили  греки  к дворцу Приама, защищенному
стеной с башнями. С мужеством отчаяния защищались троянцы. Они опрокинули на
греков целую башню. С еще большим ожесточением пошли на приступ греки. Выбил
топором ворота дворца сын Ахилла Неоптолем и первый ворвался в него. За  ним
ворвались во дворец и другие герои и воины. Наполнился дворец Приама воплями
женщин  и  детей.  У  алтарей  богов собрались дочери и невестки Приама, они
думали найти здесь защиту, Приам в доспехах хотел защитить их  или  пасть  в
бою,  но  молила  Гекаба престарелого царя искать защиты у алтаря. Разве мог
он, слабый старец, бороться с могучими героями!
   Вдруг  ворвался  Неоптолем;  он  преследовал  смертельно  раненного  сына
Приама,  Полита. Ударом копья поверг Неоптолем Полита на землю к ногам отца.
Бросил копьем в Неоптолема Приам, но оно, как слабая  трость,  отскочило  от
доспехов  сына  Ахилла.  Схватил  в гневе Неоптолем Приама за седые волосы и
вонзил ему в грудь свой острый меч. Погиб Приам в том городе, в котором  жил
столько  лет,  правя  великой Троей. Не спасся никто из сыновей Приама. Даже
внук его, сын Гектора -- Астианакс, был убит: его сбросили  с  высоких  стен
Трои,  вырвав  из  рук  несчастной Андромахи. Убил Менелай во дворце спящего
Деифоба, женой которого после смерти Париса стала Елена. В гневе убил  бы  и
прекрасную Елену Менелай, но удержал его Агамемнон. Богиня же Афродита вновь
пробудила  в груди Менелая любовь к Елене. С торжеством повел он ее к своему
кораблю.
   Дочь Приама, вещая Кассандра, искала спасения в святилище  Афины-Паллады.
Там нашел ее сын Оилея, Аякс. Припала Кассандра к статуе Афины, обняв руками
изображение  богини. Грубо схватил ее Аякс и с такой силой рванул от статуи,
что упала священная статуя на пол храма и разбилась. Разгневались  на  Аякса
греки,  разгневалась и великая богиня. Впоследствии жестоко отомстила она за
это Аяксу.
   Из всех героев Трои спаслись лишь Эней, вынесший на руках из Трои  своего
старого  отца  Анхиза и маленького сына Аскания. Пощадили греки и троянского
героя Антенора. Его пощадили греки за то, что он всегда  советовал  троянцам
выдать грекам прекраснокудрую Елену и похищенные Парисом сокровища Менелая.
   Долго  пылала  еще Троя. Клубы дыма поднимались высоко к небу. Оплакивали
боги гибель великого города. Далеко был виден пожар Трои. По столбам дыма  и
громадному  зареву  ночью  узнали  окрестные  народы, что пала Троя, которая
долго была самым могущественным городом в Азии.



   Изложено в основном по трагедиям Еврипида "Андромаха" и "Гекуба"
   Богатую добычу захватили греки в Трое, она  вознаградила  их  за  все  те
беды,  которые  испытали  они  во  время  десятилетней осады. Много золота и
серебра, много утвари и бесчисленное количество  прекрасных  пленниц  увезли
греки с собой на кораблях.
   Когда  корабли  греков  пристали  к  противоположному  берегу Геллеспонта
явилась им тень великого Ахилла. Требовал герой  себе  в  жертву  прекрасную
дочь  Приама Поликсену, которая была некогда назначена ему в жены. Агамемнон
не хотел отдавать Поликсену. Молила его  и  Кассандра  пощадить  сестру.  Но
Одиссей  настаивал  на этой жертве, напоминая, какие великие услуги оказывал
Ахилл грекам за время осады Трои. И сама  Поликсена  готова  была  идти  под
жертвенный  нож.  Знала она, что это будет ей избавлением от тяжкого рабства
на чужбине. Спокойно пошла Поликсена к алтарю,  около  которого  ждал  ее  с
жертвенным  ножом  Неоптолем. Не дала она прикоснуться к себе юноше, который
должен был вести ее на смерть. Не  хотела  Поликсена  как  раба  снизойти  в
царство  Аида.  Сама  подошла  к алтарю, сама обнажила она грудь. Со вздохом
скорби вонзил меч в грудь Поликсены  Неоптолем,  и  горячая  кровь  обагрила
жертвенник, сооруженный в честь Ахилла.
   После  тога  как  принесена  была в жертву Поликсена, греки отправились в
далекий путь на родину. Много бед пришлось им испытать во время этого  пути.
Многие герои погибли, не увидав родины,
   Еще  во  время разрушения Трои разгневанная Афина-Паллада вызвала великий
раздор между греками и сыновьями Атрея. Менелай хотел немедленно  отплыть  в
Грецию,  Агамемнон  же  требовал, чтобы греки оставались в Троаде до тех пор
пока не умилостивят  жертвами  Афины.  Не  ведал  Агамемнон,  что  ничем  не
смягчить ему гнева богини. Целый день продолжался спор братьев. На следующее
утро  часть  греческих кораблей, захватив свою долю богатой добычи, покинула
Троаду. Отплыли Нестор, Диомед, Неоптолем, Идоменей  и  Филоктет.  Несколько
позже  отплыл  и  Менелай;  он  догнал Нестора и Диомеда на острове Лесбосе.
Одиссей тоже покинул было Троаду, но на Тенедосе  поссорился  он  со  своими
спутниками  и  вернулся обратно к Агамемнону в Троаду. С Лесбоса собравшиеся
там герои отплыли к острову  Эвбее.  На  Эвбее  у  мыса,  посвященного  богу
Гефесту,  принесли  они  жертву Посейдону и поплыли дальше. Через четыре дня
Диомед прибыл в Аргос, а Нестор в Пилос. Счастливо вернулись на родину также
Идоменей, Филоктет и Неоптолем. Менелаю же пришлось перенести много невзгод.
Около мыса Суния, восточной оконечности Аттики,  бог  Аполлон  сразил  своей
стрелой  кормчего  Менелая,  Фронтиса.  Менелай  пристал  к берегу, совершил
пышные погребальные обряды в честь Фронтиса и только после этого  отправился
дальше.   Когда   корабли   его  огибали  опасный  мыс  Малею,  юго-западную
оконечность Лаконии, Зевс послал великую бурю. Заходили по  морю  громадные,
как  горы,  волны.  Часть  кораблей  Менелая бурей унесло на Крит, где они и
разбились о скалы; только с великим трудом спаслись  бывшие  на  них  греки.
Остальные  же  корабли,  на  которых был и Менелай, долго носились по морю и
достигли, наконец, берегов Египта. Семь долгих лет скитался среди чужеземных
народов Менелай. Был он у  сидонян,  у  эфиопов  и  многих  других  народов.
Побывал  он  на  Кипре,  в Финикии и далекой Ливии, народы которой славились
своими неисчислимыми стадами. Много богатых даров получил Менелай, громадные
собрал он богатства. В Египте жена  Фоона,  Полидамна,  подарила  прекрасной
Елене  чудесное  лекарство, приготовленное из сока волшебного растения. Тот,
кто принимал в вине это лекарство, забывал самое тяжелое горе.  Наконец,  на
возвратном  пути из Египта Менелай пристал к острову Фаросу. На этом острове
двадцать дней ждал Менелай попутного ветра. Остров  был  пустынный,  припасы
подходили  к  концу.  Всем  грозила  голодная  смерть.  Спасла Менелая и его
спутников богиня  Идофея,  дочь  морского  бога  Протея.  Явившись  Менелаю,
научила  она  его завладеть Протеем и заставить его открыть волю богов. Рано
утром, лишь только взлетела  богиня  зари  Эос  на  небо,  Менелай  с  тремя
сильными и мужественными спутниками пошел на берег моря. Там ждала их Идофея
с  четырьмя  шкурами  тюленей.  Надела  эти  шкуры  Идофея  на Менелая и его
спутников, а  чтобы  не  мучило  их  зловоние  от  шкур,  промазала  им  нос
амврозией.  Не  двигаясь,  лежали  Менелай и его спутники на морском берегу.
Наконец, выплыл со стадом тюленей Протей. Пересчитал  он  тюленей,  спокойно
лег  на  песок  и  уснул. С криком бросился Менелай со спутниками на Протея.
Началась упорная борьба. Протей превращался во льва, змея, пантеру,  кабана,
воду  и  дерево,  но  крепко  держали  его  Менелай  со спутниками. Наконец,
смирился старец, принял свой прежний образ и спросил Менелая, что  хочет  он
узнать  у него. Менелай спросил морского старца, кто из богов прогневался на
него и не посылает ему попутного ветра. Повелел Протей Менелаю  вернуться  в
Египет  и  принести там в жертву богам гекатомбу, тогда только смилостивятся
над ним боги и  дадут  ему  счастливое  возвращение  на  родину.  Предсказал
Менелаю  вещий  Протей  судьбу его и жены его Елены, открыл он Менелаю и то,
что ждет каждого из героев во время их пути из-под  Трои.  Исполнил  веления
Протея Менелай. Вернулся он в Египет и принес богам жертвы; боги послали ему
попутный  ветер,  и  благополучно вернулся он в родную Спарту, где долго жил
потом счастливо.  По  смерти  же  Менелай  и  жена  его,  прекрасная  Елена,
перенесены были на острова блаженных, где и живут вечно, не зная печалей.
   Много  опасностей  пришлюсь испытать на пути на родину и царю Агамемнону.
Счастливо удалось ему и его спутникам достигнуть  берегов  Эвбеи.  Здесь,  у
самого  Герейского  мыса,  поднялась  великая буря; ее послала богиня Афина,
гневавшаяся на греков. Особенно же гневалась она на сына Оилея, Аякса. Много
кораблей погибло, разбившись о скалы. Разбился и корабль Аякса. Погиб бы  он
в  морских волнах, если бы не сжалился над ним великий колебатель земли, бог
моря Посейдон. Он повелел волнам выбросить Аякса на Герейскую скалу.  Спасся
Аякс.  Но  тут  он сам погубил себя своей надменностью. С безумной гордостью
воскликнул он, что он спасся сам, без помощи богов,  даже  против  их  воли.
Услыхал бог Посейдон дерзкие слова того, кто был спасен им самим. В страшном
гневе  взмахнул  он  своим  трезубцем  и ударил им о скалу, на которой стоял
Аякс. Надвое раскололась скала. Половина ее со страшным грохотом  рухнула  в
море  и увлекла за собой Аякса. Так погиб он в лучине, из которой только что
спас его Посейдон. Корабли же Агамемнона с трудом избежали бури  и  прибыли,
наконец,  к  родным  берегам.  Но  не  на  радость вернулся Агамемнон в свои
богатые золотом Микены. Там ждала его  смерть  от  руки  его  неверной  жены
Клитемнестры.





   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Много  тяжких  бед,  много  грозных  опасностей  претерпел герой Одиссей,
возвращаясь из-под Трои на Итаку. Всех спутников  потерял  он  в  пути,  все
погибли  они,  никого  из  них  не  пощадил  злой рок. После долгих скитаний
оказался Одиссей на острове Огигии[1]  у  нимфы  Калипсо.  Семь  долгих  лет
пришлось  Одиссею  томиться  у  могучей волшебницы Калипсо. Шел восьмой год.
Тосковал Одиссей по родной Итаке[2] и по своей семье, он молил отпустить его
на родину, но не отпускала его Калипсо. Наконец сжалились боги-олимпийцы над
Одиссеем. На собрании богов решил  Зевс  по  просьбе  своей  дочери,  богини
Афины-Паллады,  вернуть  Одиссея  на  родину,  несмотря  на то, что бог моря
Посейдон всюду на море преследовал Одиссея, гневаясь на него за то,  что  он
ослепил циклопа Полифема, сына Посейдона.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Греки  считали,  что  Огигия  лежала  где-то  на западе, на самой
середине моря.

   [2] Один из островов на запад от Греции в Ионическом море.
---------------------------------------------------------------


ИМУЩЕСТВО

   Когда  боги  решили  вернуть  Одиссея на родину, богиня-воительница Афина
тотчас спустилась с высокого Олимпа на землю в Итаку и,  приняв  образ  царя
тафиев  Мента,  пошла  к  дому  Одиссея.  В доме застала она буйных женихов,
сватавшихся за Пенелопу, жену Одиссея. Женихи сидели в пиршественной зале  и
в  ожидании  пира,  который  готовили  рабы  и слуги, играли в кости. Первым
увидал Афину сын  Одиссея,  Телемах.  Приветливо  встретил  Телемах  мнимого
Мента. Он увел его в дом и усадил за отдельный стол в стороне от того стола,
за которым сидели женихи. Начался пир. Когда женихи насытились, они призвали
певца  Фемия,  чтобы  он  развлекал  их  своим  пением. Во время пения Фемия
наклонился Телемах к Менту и стал жаловаться,  но  так,  чтобы  не  услыхали
женихи, на те беды, которые терпит он от женихов. Горевал Телемах о том, что
так  долго  не  возвращается  отец  его  Одиссей;  если бы вернулся отец, то
кончились бы, как верил этому Телемах, все его беды. Спросил  также  Телемах
гостя,  кто  он  и как его зовут, Афина-Паллада, назвавшись Ментом, сказала,
что знала Одиссея, на которого так похож сын его Телемах, и, словно не зная,
что происходит в  доме  Одиссея,  спросила  Телемаха,  не  празднует  ли  он
свадьбу,  не  справляет  ли какого-нибудь праздника? Почему так бесчинствуют
его гости? И  поведал  Телемах  гостю  свое  горе,  Он  рассказал  ему,  как
принуждают  буйные  женихи  мать  его  Пенелопу выбрать себе одного из них в
мужей, как бесчинствуют они, как расхищают его  имущество.  Выслушала  Афина
Телемаха  и  посоветовала  ему  искать  защиты у народа Итаки, созвав его на
собрание и пожаловавшись в собрании на  женихов.  Посоветовала  также  Афина
Телемаху  поехать в Пилос к старцу Нестору и в Спарту к царю Менелаю и у них
узнать о судьбе Одиссея. Дав такой совет Телемаху, покинула его  Афина.  Она
превратилась  в  птицу  и  скрылась  из  глаз  Телемаха. Понял тогда он, что
беседовал только что с богом.
   В это  время  из  своего  покоя  спустилась  вниз  в  пиршественную  залу
Пенелопа.  Она  услыхала  пение  Фемия,  певшего  песнь о возвращении героев
из-под Трои. Пенелопа стала просить Фемия прекратить печальную песнь и спеть
другую. Но прервал ее Телемах. Он сказал, что  в  выборе  песни  виноват  не
певец,  а  бог  Зевс,  вдохновивший  его  на пение именно этой песни. Просил
Телемах мать вернуться в свой покой и там заниматься делами,  приличными  ей
как  женщине  и хозяйке: пряжей, тканьем, наблюдением за работой рабынь и за
порядком в доме. Он просил мать не вмешиваться в дела, ей не  подобающие,  и
сказал,  что  в  доме  своего  отца  Одиссея  он  один повелитель. Выслушала
Пенелопа сына. Покорно пошла она в свой покой и, затворясь в нем,  вспоминая
Одиссея, горько плакала; наконец, погрузила ее в сладкий сон богиня Афина.
   Женихи же, когда ушла Пенелопа, долго спорили, кто из них должен стать ее
мужем.  Их  скоро  прервал  Телемах.  Он  сказал, что обратится за помощью к
народному собранию, чтобы оно запретило  им  разорять  его  дом.  Грозил  им
Телемах  гневом  богов.  Но  угрозы  его  мало  действовали  на женихов, они
по-прежнему продолжали шуметь, петь  и  плясать,  буйствуя  до  самой  ночи.
Только поздней ночью разошлись женихи.
   Пошел  и  Телемах  в  свою  опочивальню,  сопровождаемый верной служанкой
Одиссея, престарелой Эвриклеей, которая вынянчила его в детстве. Там Телемах
лег на свое ложе. Всю ночь не мог сомкнуть очей -- все обдумывал  он  совет,
данный Афиной-Палладой.
   На следующий день, рано утром, Телемах повелел глашатаям собрать народное
собрание.  Быстро  собрался  народ.  Пришел и Телемах в народное собрание, в
руках у него было копье, за ним бежали две собаки. Он был так прекрасен, что
дивились на него все собравшиеся. Расступились перед ним старцы Итаки, и сел
он на место своего отца. Телемах обратился с просьбой к народу защитить  его
от  бесчинства  женихов,  грабящих его дом. Он заклинал народ именем Зевса и
богини правосудия Фемиды помочь ему.
   Закончив гневную речь, Телемах сел на свое место, опустил голову, и слезы
полились у него из глаз. Смолкло все народное собрание, но один из  женихов,
Антиной,  дерзко стал отвечать Телемаху. Он упрекал Пенелопу за ту хитрость,
к которой прибегала  она,  чтобы  только  избежать  брака  с  кем-нибудь  из
женихов.  Ведь она сказала же им, что выберет себе из них мужа, только когда
окончит ткать богатый покров.  Днем  действительно  ткала  покров  Пенелопа,
ночью же распускала то, что успевала соткать за день. Грозил Антиной, что не
покинут  женихи дом Одиссея до тех пор, пока не выберет себе из них Пенелопа
мужа. Антиной требовал даже, чтобы Телемах отослал мать свою к ее отцу. Этим
хотел он заставить ее выбрать себе мужа. Отказался Телемах изгнать  мать  из
дома;  он  призвал  в  свидетели  тех  оскорблений  и зла, которые терпит от
женихов, Зевса. Услыхал его Зевс-громовержец и послал знамение. Над народным
собранием поднялись два высоко  парящих  орла,  долетели  орлы  до  середины
народного собрания и бросились друг на друга; в кровь разодрали себе груди и
шеи  и  быстро  скрылись  с  глаз удивленного народа. Птицегадатель Галиферс
возвестил всем собравшимся, что знамение это предвещает  скорое  возвращение
Одиссея,  и горе тогда женихам. Никем не узнанный вернется Одиссей т жестоко
покарает тех, кто грабит его дом.  Вот  что  поведал  Галиферс  собравшимся.
Громко  стал  издеваться  один  из  женихов, Эвримах, над птицегадателем. Он
грозил, что и самого Одиссея убьют они. Гордо заявил Эвримах, что ничего  не
боятся женихи: ни Телемаха, ни вещих птиц, которыми их пугает птицегадатель.
Телемах  не  стал  больше  убеждать женихов прекратить бесчинства. Он просил
народ дать ему быстроходный корабль, чтобы мог он плыть на  нем  в  Пилос  к
Нестору,  где надеялся он узнать что-либо об отце. Поддерживал Телемаха лишь
один разумный Ментор, друг Одиссея; он упрекал народ за то, что дозволяет он
женихам обижать так Телемаха. Молча сидели граждане. Из среды женихов  встал
Леокрит.   Он,  издеваясь  над  Телемахом,  грозил  гибелью  Одиссею,  если,
вернувшись, попытается он выгнать из своего дома женихов. Леокрит был  столь
дерзок, что даже самовольно распустил народное собрание.
   В  глубоком горе ушел Телемах на берег моря, и там обратился он с мольбой
к  Афине-Палладе.  Явилась  ему  богиня,  приняв   образ   Ментора.   Богиня
посоветовала  ему  оставить  в покое женихов, так как они в своем ослеплении
сами готовят себе гибель, которая все ближе и ближе. Обещала  богиня  добыть
корабль  Телемаху  и  сопровождать  его на пути в Пилос. Богиня повелела ему
идти домой и приготовить все необходимое для далекого пути.
   Повиновался ей Телемах. Дома застал он женихов. Они собрались начать пир.
Антиной насмешками встретил Телемаха и,  взяв  его  за  руку,  звал  принять
участие  в  пире.  Но  Телемах гневно вырвал свою руку и ушел, грозя женихам
гневом богов. Позвал Телемах верную служанку Эвриклею  и  пошел  в  обширную
кладовую  Одиссея,  чтобы  взять  там все необходимое для путешествия. Одной
лишь Эвриклее сказал Телемах о своем решении ехать в Пилос и  просил  ее  во
время  его  отсутствия  заботиться  о  матери.  Стала молить верная служанка
Телемаха не покидать Итаку, -- боялась она, что погибнет сын Одиссея. Но  он
был непреклонен.
   Афина-Паллада  между  тем,  приняв  образ  Телемаха,  обошла  весь город,
собрала двадцать юных гребцов и  зашла  также  к  Ноемону  просить  корабль.
Охотно дал свой прекрасный корабль Ноемон. Теперь все было готово к отъезду.
Афина,  невидимая,  пошла  в зал, где пировали женихи, и погрузила всех их в
глубокий сон. Затем, приняв  снова  образ  Ментора,  вывела  она  из  дворца
Телемаха  и  отвела  его  на  берег моря к кораблю. Спутники Телемаха быстро
перенесли на корабль припасы, приготовленные Эвриклеей, и  погрузили  их  на
корабль. Взошел Телемах на корабль с мнимым Ментором. Афина послала попутный
ветер и быстро понесся корабль в открытое море.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Чудесное  плавание  послала богиня Афина Телемаху. Уже на следующее утро,
лишь только въехал на своих белоснежных конях на  небо  бог  солнца  Гелиос,
корабль  Телемаха  прибыл к Пилосу [1]. Телемах застал весь народ Нестора за
жертвоприношением богу морей Посейдону. Множество быков закололи  пилосцы  у
жертвенника,  потом  приготовили  богатое  пиршество. За девятью столами, по
пятисот за каждым, сидели пилосцы.  Уже  стали  разносить  пищу  слуги,  как
увидал  Нестор  подходящих  к  нему  чужеземцев,  впереди которых шла богиня
Афина-Паллада под видом Ментора. Приветливо встретил престарелый царь Пилоса
чужеземцев. Сын его Писистрат пригласил их принять  участие  в  пире.  Подал
Писистрат  Афине  кубок  с вином, просил ее совершить возлияние в честь бога
Посейдона, так как в честь его совершилось пиршество. Понравилось Афине, что
молодой Писистрат почтил ее первым кубком.
   Когда окончен был пир, спросил Нестор чужеземцев, откуда они прибыли. Ему
ответил Телемах, что он сын Одиссея и прибыл в Пилос, чтобы узнать о  судьбе
отца.  Обрадовался Нестор, узнав, что перед ним сын Одиссея, которого больше
всех героев чтил он за ум. Он дивился, как похож Телемах на отца  не  только
видом, но и мудростью. Рассказал Нестор Телемаху о тех

---------------------------------------------------------------
   [1] Город на юге Пелопоннеса в Мессении.
---------------------------------------------------------------

   бедах,  которые  пришлось  перенести  героям  на  возвратном  пути. Но об
Одиссее он ничего не мог рассказать. Пожалел  Телемаха  Нестор  за  то,  что
столько  обид  приходится терпеть ему от буйных женихов, разоряющих его дом.
Мудрый старец  советовал  ему  скорее  вернуться  домой,  но  только  прежде
посетить  царя  Менелая,  так  как  он  позже  других  вернулся на родину и,
возможно, знает что-нибудь  об  Одиссее.  Уверен  был  Нестор,  что  боги  и
особенно Афина-Паллада помогут сыну Одиссея узнать, где его отец.
   Настала  ночь.  Телемах  стал собираться идти на ночь на свой корабль, но
Нестор не отпустил его. Он хотел чтобы сын Одиссея провел ночь в его дворце.
Советовал и Ментор Телемаху переночевать у Нестора. Сам же он собрался  идти
к  кораблю,  так как, по его словам, ему нужно было плыть в страну кавконов,
чтобы получить с них старый долг. Сказав это, обратился вдруг мнимый  Ментор
в  морского  орла  и скрылся из глаз изумленных пилосцев. Понял Нестор и все
присутствовавшие, что помогает Телемаху сама богиня Афина.
   На следующее утро Нестор принес в жертву великой  богине  Афине  телку  с
вызолоченными рогами. После жертвоприношения и пира сыновья Нестора запрягли
коней  в  колесницу.  На  колесницу  взошли  Телемах  и  младший сын Нестора
Писистрат и отправились в путь к Менелаю.
   Быстро бежали кони. К  вечеру  путники  достигли  Феры[1],где  жил  герой
Диокл.  Он  дал  приют  на ночь Писистрату и Телемаху, а утром, едва на небе
разгорелась заря, отправились они дальше и к вечеру прибыли в Спарту.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город на берегу Мессенского залива в Мессении.
---------------------------------------------------------------

   Когда Телемах с Писистратом прибыли в Спарту, там во дворце Менелая  было
большое  торжество:  Менелай  отсылал  дочь  свою к Неоптолему, сыну Ахилла,
которому он еще под Троей обещал ее в жены. Кроме того, справлял  Менелай  и
свадьбу  сына своего Мегапента. Весело пировали гости Менелая. Их развлекали
игрой на лирах певцы, а под звуки лиры плясали двое юношей. Как раз в  самый
разгар  пира  подъехали  ко  дворцу Телемах с Писистратом. Их встретил слуга
Менелая. Увидев чужеземцев, побежал он к Менелаю и спросил его, примет ли он
во дворце  пришельцев.  Менелай  велел  немедленно  отпрячь  коней  и  звать
пришельцев  на пир. Испытав много бедствий во время пути, когда и ему самому
приходилось часто пользоваться гостеприимством, Менелай никому не  отказывал
в  гостеприимстве. Побежал слуга исполнить веление царя. Впрягли слуги коней
и ввели чужеземцев во дворец. Омывшись в прекрасных ваннах  и  надев  чистые
одежды,  Телемах  и  Писистрат  пошли  в  пиршественную  залу.  Поразило  их
необычайное богатство и роскошь, которые встречали они  на  каждом  шагу  во
дворце  Менелая. Приветливо встретил чужеземцев Менелай и пригласил их сесть
рядом с собой.
   Богат был пир Менелая. Пораженный великолепием  дворца  и  пира,  Телемах
наклонился  к  Писистрату  и  тихо  сказал  ему, что нигде не видел он такой
роскоши и думает, что лишь дворец самого Зевса может  быть  богаче.  Услыхал
Менелай слова Телемаха и с улыбкой сказал, что не могут смертные равняться с
бессмертными  богами, если же велико богатство его дворца, то велики труды и
грозны те опасности, которые пережил он,  добывая  эти  богатства.  Но  если
велики  были  опасности,  пережитые им, все же они ничто в сравнении с теми,
которые выпали на  долю  Одиссея.  Так  сказал  Менелай.  Заплакал  Телемах,
услыхав  об  отце. В это время вошла жена Менелая, прекраснокудрая Елена. За
ней рабыни несли золотую прялку и серебряную с  золотыми  краями  корзину  с
пряжей.  Взглянув  на  чужеземца, поразилась Елена сходством одного из них с
Одиссеем. Она сказала об этом Менелаю. Писистрат, услыхав ее слова,  сказал,
что  перед  ней  действительно  Телемах, сын Одиссея. Обрадовался Менелай --
ведь рядом с ним сидел сын его любимого друга, который претерпел столько бед
ради него. Стал вспоминать он о подвигах Одиссея и о тех невзгодах,  которые
претерпели  греки  под Троей. Вспомнила об Одиссее и Елена. Эти воспоминания
об отце вызвали вновь слезы  у  Телемаха.  Заплакал  и  Писистрат,  вспомнив
погибшего  под  Троей  брата  Антилоха. Печаль о погибших друзьях овладела и
Менелаем. Тогда Елена, чтобы развеселить пирующих и прогнать невеселые думы,
подлила в кубок сок чудесного растения. Этот сок, дающий  забвение  печалей,
подарила ей в Египте царица Полидамна. Но пора было кончать пир. Вскоре царь
Менелай  и  его  гости  удалились на покой. Разговор с Телемахом царь Спарты
отложил до следующего дня.
   Рано утром царь Менелай вышел из спальни своей, прошел в покой, в котором
ночевал Телемах, и спросил его о причине приезда в Спарту. Телемах  ответил,
что  прибыл  в Спарту узнать о судьбе отца. Рассказал Менелай сыну Одиссея о
всех своих приключениях и о том, как морской бог Протей  открыл  ему  судьбу
героев,  возвращавшихся  из-под  Трои.  Одиссей,  как  сказал  тогда Протей,
томится в неволе на острове нимфы Калипсо. Вот все, что мог сообщить об отце
Телемаху Менелай. Стал уговаривать царь  Спарты  Телемаха  остаться  у  него
гостем двенадцать дней. Но Телемах просил царя не удерживать его и отпустить
скорее домой. Долго длилась беседа Менелая с Телемахом.
   Пока  беседовали  они, вновь собрались гости во дворце царя. Скоро должен
был опять начаться веселый пир.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Пока Телемах был в Пилосе и Спарте, женихи узнали случайно от  пришедшего
к  ним  Ноемона,  что Телемах покинул Итаку. Испугались они, так как думали,
что Телемах поехал за помощью в Пилос и Спарту. Антиной посоветовал  женихам
снарядить корабль и, отплыв в море, ждать Телемаха, чтобы неожиданно напасть
на  него  и  убить.  Тотчас  согласились на это злое дело все женихи. Собрав
гребцов, пошли они на берег моря, снарядили корабль и отплыли по направлению
к острову Астериду,  чтобы  устроить  там  засаду.  Пенелопа  узнала  об  их
коварном  замысле.  В  отчаяние  пришла  она.  Ведь и она не знала того, что
Телемах отплыл из Итаки. Она уже хотела послать слугу к отцу Одиссея, старцу
Лаэрту, чтобы известить его об опасности, которая  угрожает  его  внуку.  Но
служанка  Эвриклея  удержала ее от этого. Она посоветовала Пенелопе молить о
помощи богиню Афину. Послушалась царица Эвриклею, принесла жертву  богине  и
обратилась  к  ней  с  мольбой.  Затем легла на свое богатое ложе и заснула.
Богиня Афина вняла ее мольбам. Послала она спящей Пенелопе призрак ее сестры
Ифтимы. Поведал призрак Пенелопе, что не погибнет Телемах. Когда же спросила
Пенелопа о судьбе мужа, ничего не  ответил  ей  призрак  Ифтимы  и  скрылся,
подобный  легкому  туману. Проснулась Пенелопа; она поняла, что боги послали
ей это видение.
   ОДИССЕЙ ПОКИДАЕТ ОСТРОВ НИМФЫ КАЛИПСО
   На совете решили бессмертные  боги,  что  Афина  должна  помочь  Телемаху
невредимым  вернуться на родину и не дать женихам напасть на него. Гермес же
должен лететь на остров Огигию и повелеть нимфе Калипсо  отпустить  Одиссея.
Громовержец тотчас послал Гермеса к Калипсо.
   Надев  свои  крылатые  сандалии  и  взяв в руки жезл, быстрый, как мысль,
Гермес понесся с Олимпа. Подобно морскому орлу,  летел  он  над  морем  и  в
мгновение  ока достиг Огигии. Прекрасен был этот остров. Пышно разрослись на
нем платаны, тополя, сосны, кедры и кипарисы. Лужайки  покрыты  были  сочной
травой, а в траве благоухали пышные фиалки и лилии. Четыре источника орошали
остров,  и,  прихотливо  извиваясь  между  деревьев, бежали от них ручьи. На
острове был прохладный грот; в нем-то и жила нимфа Калипсо. Весь грот разрос
виноградными лозами, а с них свешивались спелые гроздья. Когда Гермес  вошел
в  грот,  Калипсо сидела и ткала золотым челноком покрывало с дивным узором.
Одиссея не было в гроте. Одиноко сидел он на утесе  у  самого  берега  моря,
устремив  взор  в морскую даль. Слезы лил Одиссей, вспоминая о родной Итаке.
Так проводил он целые дни, печальный и одинокий.
   Увидев входящего Гермеса, встала навстречу ему  Калипсо.  Она  пригласила
его  сесть  и  предложила  ему  амврозии и нектара. Насытившись пищей богов,
передал Гермес нимфе волю царя богов и  людей  Зевса.  Опечалилась  Калипсо,
узнав,  что  должна  она расстаться с Одиссеем. Она хотела навсегда удержать
его у себя на острове и даровать ему бессмертие. Но не могла она противиться
воле Зевса.
   Когда Гермес покинул Калипсо, она пошла на берег моря,  туда,  где  сидел
печальный Одиссей, и сказала ему:
   --  Одиссей,  осуши  твои  очи,  не  сокрушайся более. Я отпускаю тебя на
родину. Иди, возьми топор, наруби деревьев и сделай  крепкий  плот.  На  нем
отправишься ты в путь, а я пошлю тебе попутный ветер. Если угодно это богам,
то ты вернешься на родину.
   --  Богиня,  --  ответил  Калипсо  Одиссей,  --  не возвращение на родину
готовишь ты мне, а что-нибудь другое. Разве могу я на утлом плоту  переплыть
бурное  море?  Ведь  не  всегда  благополучно переплывает его и быстроходный
корабль. Нет, богиня, я только тогда решусь взойти на плот, если дашь ты мне
нерушимую клятву богов, что не замышляешь погубить меня.
   -- Правду говорят, Одиссей, что  ты  умнейший  и  самый  дальновидный  из
смертных!  -- воскликнула Калипсо, -- клянусь тебе водами Стикса[1], не хочу
я твоей гибели.

---------------------------------------------------------------
   [1] Клятва водами подземной реки Стикса  считалась  нерушимой  клятвой
богов.
---------------------------------------------------------------

   Вернулась  с  Одиссеем  Калипсо  в  грот.  Там во время трапезы стала она
уговаривать Одиссея остаться. Она бессмертие сулила Одиссею.  Она  говорила,
что  если  бы только знал Одиссей, сколько опасностей предстоит ему пережить
во время пути, то остался бы он  у  нее.  Но  слишком  сильно  было  желание
Одиссея  вернуться  на  родину,  никакими  обещаниями не могла его заставить
Калипсо забыть родную Итаку и свою семью.
   На следующее  утро  Одиссей  приступил  к  постройке  плота.  Четыре  дня
трудился  Одиссей,  рубил  деревья,  обтесывал  бревна, связывал их и сбивал
досками. Наконец, плот был готов, и укреплена была на нем мачта  с  парусом.
Калипсо  дала  Одиссею  припасов  на  дорогу  и  простилась с ним. Распустил
Одиссей парус, и плот, гонимый попутным ветром, вышел в море.
   Восемнадцать дней уже плыл  Одиссей,  определяя  путь  по  созвездиям  --
Плеядам  и  Большой  Медведице.  Наконец  показалась вдали земля, -- это был
остров  феакийцев.  В  это  время  увидал   плот   Одиссея   бог   Посейдон,
возвращавшийся  от  эфиопов.  Разгневался  повелитель морей. Схватил он свой
трезубец и ударил им по морю. Поднялась страшная буря.  Тучи  покрыли  небо,
ветры море, налетев со всех сторон. В ужас пришел Одиссей. В страхе завидует
он  даже  тем  героям,  которые со славой погибли под Троей. Громадная волна
обрушилась на плот Одиссея и смыла его в море. Глубоко погрузился в  морскую
пучину  Одиссей,  насилу  выплыл  он.  Ему мешала одежда, данная на прощанье
нимфой Калипсо. Все же нагнал он свой плот, схватился за него  и  с  большим
трудом  влез  на  палубу. Яростно бросали плот во все стороны ветры. То гнал
его свирепый Борей, то Нот, то играл им шумный Эвр, и, поиграв, перебрасывал
Зефиру[1]. Как горы, громоздились вокруг плота волны.

---------------------------------------------------------------
   [1] Борей -- северный ветер, Нот -- южный, Эвр -- восточный, Зефир  --
западный.
---------------------------------------------------------------

   В  такой  опасности увидела Одиссея морская богиня Левкотея. Она взлетела
под видом нырка из моря, села на  плот  Одиссея  и  приняла  свой  настоящий
образ.  Обратившись  к нему, повелела ему Левкотея снять одежду, броситься с
плота в море и  вплавь  достигнуть  берега.  Дала  Одиссею  богиня  чудесное
покрывало,  которое  должно было спасти его. Сказав это, приняла образ нырка
Левкотея и улетела. Не решился, однако, Одиссей покинуть плот.  Но  тут  бог
Посейдон воздвиг громадную, словно гора, волку и обрушил ее на плот Одиссея.
Как  порыв  ветра  разносит  во все стороны кучу соломы, так разметала волна
бревна плота. Едва успел Одиссей схватить одно из бревен и  сесть  на  него.
Быстро  сорвал  он  с себя одежду, обвязался покрывалом Левкотеи, бросился в
море и поплыл к острову. Увидал это Посейдон и воскликнул:
   -- Ну, теперь довольно с тебя! Теперь плавай по  бурному  морю,  пока  не
спасет тебя кто-нибудь. Будешь ты теперь доволен мною!
   Так  воскликнув,  погнал своих коней Посейдон к своему подводному дворцу.
На помощь же Одиссею пришла Афина-Паллада. Она запретила дуть  всем  ветрам,
кроме Борея, и стала успокаивать разбушевавшееся море.
   Двое  суток  носился  Одиссей  по  бурному  морю.  Лишь  на  третьи сутки
успокоилось море. С вершины волны Одиссей увидал недалеко  землю  и  страшно
обрадовался.  Но  когда  он  уже  подплывал к берегу, то услыхал шум прибоя.
Волны с  ревом  бились  между  прибрежными  утесами  и  подводными  камнями.
Неминуема  была бы гибель Одиссея, его разбило бы об утесы, но и тут помогла
ему Афина-Паллада. Одиссей успел ухватиться за скалу, а волна,  отхлынув,  с
силой  оторвала  его  от скалы и вынесла в море. Теперь Одиссей поплыл вдоль
берега и стал искать место, где мог бы выплыть на берег. Наконец, увидал  он
устье реки. Взмолился Одиссей богу реки о помощи. Услыхал его бог, остановил
свое  течение  и  помог  Одиссею добраться до берега. Вышел на берег могучий
герой, но долгое плавание так обессилило его, что  он  упал  без  чувств  на
землю.  Насилу  пришел  в  себя  Одиссей.  Снял  он покрывало Левкотеи и, не
оборачиваясь, бросил его в воду. Быстро поплыло покрывало и вернулось в руки
богини. Одиссей же в стороне от берега нашел две густо разросшиеся  маслины,
под которыми была груда сухих листьев. Зарылся он в листья, чтобы защититься
от ночного холода, а богиня Афина погрузила его в глубокий сон.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Пока  Одиссей спал, зарывшись в груду сухих листьев, богиня Афина-Паллада
пошла в город феакийцев[1]. Там вошла она во дворец царя Алкиноя  и,  приняв
образ  дочери  морехода  Диманта,  явилась  спящей  царевне  Навсикае. Стала
упрекать Навсикаю богиня за то, что не заботится она об  одеждах.  Напомнила
юной  царевне  Афина,  что  уже  недалек  день  ее  свадьбы, для него должна
приготовить она чистые одежды своим родным и тем, которые поведут ее  в  дом
жениха.  Торопила  богиня  Навсикаю  ехать с рабынями скорее на берег моря к
водоемам, чтобы вымыть  одежды.  Сказав  это,  покинула  Навсикаю  богиня  и
вознеслась на светлый Олимп.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Феакийцы  --  мифический  народ, остров которых, по представлению
греков, находился где-то на крайнем западе моря.
---------------------------------------------------------------

   На заре Навсикая пробудилась. Поразил ее виденный ею  сон.  Тотчас  пошла
она  к  своим  родителям. Она застала мать свою Арету близ очага. Окруженная
служанками, она пряла пурпурную пряжу. Отца же Навсикая встретила в  дверях,
--  он  шел  на  совет феакийских старейшин. Подошла к отцу Навсикая и стала
просить его дать ей повозку, запряженную мулами, чтобы могла она поехать  на
реку мыть одежду.
   -- Много собралось у нас нечистой одежды, -- сказала Навсикая, -- я поеду
мыть  ее. Ведь должен же ты сверкать чистотою одежд в совете старейшин, да и
твои юные сыновья хотят в чистых одеждах посещать хороводы  феакийских  дев.
Об одежде же я забочусь одна.
   Так  сказала  Навсикая,  но  о  браке,  которого  желала  всем сердцем,не
проронила она ни слова. Стыдилась она упомянуть  о  нем.  Но  Алкиной  понял
тайную  мысль  дочери  и,  нежно  улыбнувшись  ей, повелел рабам приготовить
повозку с корзиной и запрячь  в  нее  мулов.  Поспешно  собралась  Навсикая.
Царица  Арета  дала  ей пищи и вина, чтобы могли дочь и рабыни утолить голод
после работы. Дала она им и золотой сосуд с благовонным маслом для  умащения
тела после купания.
   Весело отправилась Навсикая и ее рабыни на берег моря. Прибыв к водоемам,
вымыли  они  в  них  одежды,  выполоскали  и  расстелили сушиться на морском
песчаном берегу. Окончив работу, юные девы омылись в реке  и  умастили  тело
благовонным  маслом.  Затем,  поев,  стали  они  резвиться  на  берегу реки,
забавляясь игрой в мяч. Тут-то  и  придумала  Афина-Паллада,  как  разбудить
Одиссея.  Навсикая  бросила  мячом  в  подруг,  а  Афина, невидимая для дев,
отравила его могучей рукой, и упал он в море. Громко закричали все девы.  От
этого  крика  проснулся  Одиссей. Не знал он, на что решиться: выйти ему или
нет из своего убежища? Наконец, вышел он  к  девам,  прикрыв  тело  ветвями.
Страшно  выглядел  Одиссей, покрытый морской тиной и водорослями. Испугались
девы и разбежались во  все  стороны.  Осталась  одна  Навсикая,  ей  внушила
смелость  богиня  Афина. Одиссей же не решился подойти к прекрасной деве. Он
стал издали молить ее помочь ему, говоря:
   -- О, прекрасная дева, к тебе с мольбой простираю я руки. Красотой  равна
ты  богине  Артемиде. Не богиня ли ты? Если же ты смертная, то как счастливы
твои родители, имея такую дочь! Ты своей  красотой  напомнила  мне  стройную
пальму, которой дивился я некогда на Делосе у алтаря бога Аполлона. Сжалься,
прекрасная дева, надо мною! Двадцать дней носился я по бурному морю. Дай мне
хоть какой-нибудь лоскут материи, чтобы прикрыть наготу! Пусть за эту помощь
исполнят  бессмертные  боги  все  твои  желания!  Пусть  они  наградят  тебя
счастливым браком!
   -- Чужеземец, -- ответила Одиссею Навсикая, -- я вижу  по  твоим  словам,
что  ты  не  простой  человек  и  что  боги наградили тебя мудростью. Но как
знатным, так и незнатным посылает Зевс и счастье, и несчастье.  С  терпением
переноси  то,  что  послал  тебе  Зевс. Здесь же у нас ты ни в чем не будешь
нуждаться. Я укажу тебе путь в город. Я -- дочь Алкиноя, владыки феакийцев.
   Созвала Навсикая своих рабынь, повелела им дать Одиссею чистую  одежду  и
накормить.  Одиссей  омылся  в  реке, умастил тело благовонным маслом и одел
данные ему одежды. Афина же наделила Одиссея такой красотой, что  когда  сел
Одиссей  на  берегу моря, Навсикая даже подумала, не один ли из богов явился
на землю. С радостью избрала бы себе такого мужа прекрасная царевна.  Подали
рабыни Одиссею пищи и вина, и он утолил мучивший его голод.
   Между  тем все уже было готово к возвращению в город. Навсикая пригласила
следовать за собой Одиссея. Она просила его лишь об одном -- чтобы  в  город
не входил он вместе с ней и ее рабынями, а обождал у городских ворот, в саду
Алкиноя,  около  рощи, посвященной богине Афине, и дал ей одной вернуться во
дворец. Царевна  боялась,  что  феакийцы  станут  злословить,  увидав  ее  с
прекрасным  чужеземцем,  и  говорить,  не  избрала ли она его себе в женихи.
Кроме того, Навсикая посоветовала Одиссею, когда он войдет во дворец, прежде
всего пасть к ногам царицы Ареты и молить ее о помощи, так  как  ее,  словно
богиню,  чтит  весь  народ за великую мудрость. Сказав это, Навсикая погнала
мулов по направлению к городу. За ней пошли рабыни и Одиссей. Сдерживала бег
мулов царевна, чтобы могли поспевать за ней Одиссей и рабыни.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Когда Навсикая вернулась во дворец, ей вышли  навстречу  ее  братья,  они
выпрягли  мулов из повозки в внесли во дворец корзину с одеждой. Навсикая же
прошла в  свои  покои;  там  приготовила  ей  богатый  ужин  ее  няня-рабыня
Эвримедуза.
   Одиссей,  переждав немного у городских ворот, пошел в город. Богиня Афина
окружила его темным облаком и сделала невидимым,  чтобы  не  оскорбил  героя
кто-нибудь   из   феакийцев.  В  воротах  города  явилась  ему  сама  богиня
Афина-Паллада под видом феакийской девы, и, когда Одиссей обратился к ней  с
просьбой  указать  ему  дворец  Алкиноя,  Афина  согласилась  проводить его,
посоветовав не обращаться с вопросами к встречным, так как феакийцы,  по  ее
словам,  не  гостеприимны.  Молча  шел  за  богиней  Одиссей.  Его  удивляли
богатство города, пристань с рядом кораблей, обширная  городская  площадь  и
неприступные стены города.
   Наконец,  пришли  они ко дворцу Алкиноя. Покидая Одиссея, богиня еще раз,
как и Навсикая, посоветовала ему обратиться с мольбой прежде всего к  царице
Арете.  Дав  эти  советы,  удалилась  Афина. Если поразило Одиссея богатство
города, то еще больше был он поражен  богатством  дворца  Алкиноя.  Весь  из
блестящей  меди  был  дворец.  Наверху стены были украшены железом. Литая из
чистого золота дверь вела во дворец, притолоки  были  из  серебра,  а  порог
медный.   У   дверей  стояли  выкованные  самим  богом  Гефестом  две  живые
бессмертные  собаки,  одна  золотая,  другая  серебряная.  Вошел  во  дворец
Одиссей.  Там  увидал  он  по  стенам  богато  изукрашенные скамьи, покрытые
драгоценными покрывалами. На подставках  стояли  отлитые  из  золота  статуи
юношей  с  факелами в руках. Дивен был дворец Алкиноя. Но чудеснее всего был
сад, находившийся при дворце. Вечно зрели в нем всевозможные плоды, и зимой,
и летом. Теплый Зефир обвевал сад. Там же был  и  виноградник,  круглый  год
дававший  спелые гроздья. В саду журчал светлый родник, другой же родник бил
у самого порога дворца. Долго дивился всему Одиссей;  наконец,  вошел  он  в
пиршественную  залу;  там  сидели  Алкиной, Арета и знатнейшие феакийцы. Они
совершали возлияние богу Гермесу душистым вином. Покрытый  облаком,  подошел
Одиссей  к  Арете и пал к ее ногам. В это мгновение рассеяла Афина облако, и
все увидели великого героя. Изумились все. Одиссей же  громко  молил  царицу
помочь  ему,  несчастному  страннику. Высказав свою мольбу, отошел Одиссей и
как просящий защиты сел на пепел у очага. По  совету  одного  из  феакийцев,
старейшего  из  всех,  Алкиной взял за руку Одиссея и посадил рядом с собой.
Подали Одиссею слуги пищи и вина, и все присутствующие совершили возлияние в
честь защитника странников, громовержца Зевса.  Алкиной  же  пригласил  всех
собравшихся на следующий день к себе, чтобы почтить пришельца богатым пиром,
так  как  думал  Алкиной,  что  это  посетил  его  один  из  богов под видом
смертного. Но Одиссей разуверил Алкиноя.  Он  рассказал  царю,  сколько  бед
претерпел  он  во время пути с острова нимфы Калипсо, и рассказал также, как
помогла ему царевна Навсикая, которую встретил он на берегу моря. С  большим
вниманием выслушал Алкиной Одиссея и, пораженный его мудростью, воскликнул:
   --  О,  светлые боги Олимпа! Если бы даровали вы Навсикае мужа, подобного
этому чужеземцу, я дал  бы  ему  великое  богатство  в  приданое!  Но  тебя,
чужеземец,  не  будем  мы  держать  против  твоей  воли на нашем острове. Мы
доставим тебя на родину. Никакого пути по морю не страшатся феакийцы, как бы
ни был он далек!
   Но было уже поздно, кончился пир. Царица Арета повелела приготовить  ложе
Одиссею,  и  он  вскоре заснул глубоким сном. Погрузился в сон и весь дворец
Алкиноя.
   На следующее утро Алкиной велел собраться на совет всем феакийцам,  чтобы
решить,  как  доставить  на родину Одиссея. Сама Афина-Паллада обошла город,
созывая под видом глашатая на площадь граждан. Привел на площадь  Алкиной  и
Одиссея  и  посадил  его  рядом  с  собой.  Вскоре  собрался  весь  народ. С
удивлением  смотрели  феакийцы  на   героя.   Афина-Паллада   наделила   его
невыразимой  красотой  и  величием.  Обратился  царь Алкиной к собравшимся и
сказал им:
   -- Слушайте, граждане! Прибыл к нам чужеземец, он молит, чтобы помогли мы
ему вернуться на родину. Ни разу  не  отказывали  мы  в  помощи  чужеземцам.
Снарядим  же корабль, отвезем на родину нашего гостя. Всех, кто отправится в
плавание, я приглашаю к себе на пир, приглашаю и всех старейшин.  Во  дворце
моем  почтим  мы  пришельца  богатым  пиром.  Пусть  позовут  на пир и певца
Демодока, чтобы своим дивным пением увеселял он гостей.
   Так сказал Алкиной. Тотчас пятьдесят два гребца  пошли  готовить  корабль
для  плавания. Все же старейшины последовали за Алкиноем в его дворец. Слуги
царя приготовили богатый пир, заколов для него двух быков, двенадцать овец и
восемь свиней. Привел слуга Алкиноя на пир слепого певца Демодока.  Сели  за
стол  гости,  и начался веселый лир. Когда все насытились, Демодок взял свою
кифару, которая висела на гвозде над его головой, ударил по звонким  струнам
певец  и  запел  о  том,  как поспорили два великих героя Одиссей и Ахилл во
время торжественного пира. Услыхал эту  песню  Одиссей,  нахлынули  на  него
печальные  воспоминания,  слезы  покатились  у него из глаз. Чтобы не видели
слез его феакийцы, закрыл он голову  пурпурной  мантией.  Кончил  эту  песню
Демодок. Отер слезы Одиссей и, взяв в руки золотой кубок, сделал возлияние в
честь  бессмертных богов. Вновь запел Демодок о подвигах героев под Троей, и
снова заплакал Одиссей. Никто не обратил внимание на его  слезы,  лишь  царь
Алкиной  задумался,  почему  льет  слезы  чужеземец, и понял он причину этих
слез. Когда гости насытились, Алкиной пригласил их всех пойти на  площадь  и
принять  там  участие  в  играх.  Все  пошли за царем, рядом с ним шел герой
Одиссей. Стали феакийские  юноши  состязаться  в  различных  упражнениях:  в
быстром  беге, в борьбе, прыгании, в кулачном бою и метании диска. Когда уже
заканчивались состязания, прекрасный могучий  Эвриал  подошел  к  сыну  царя
Алкиноя,  Лаодаму,  превосходящему всех красотой, и предложил ему пригласить
участвовать в  состязании  и  чужеземца,  который  выглядит  таким  могучим.
Вначале  колебался  красавец  Лаодам,  затем  подошел он к Одиссею и любезно
пригласил его принять участие в играх. Но отказался Одиссей, -- его удручала
печаль по родине. Услыхал отказ Одиссея Эвриал и сказал с усмешкой:
   -- Странник! Я вижу, что не можешь  ты,  конечно,  равняться  с  могучими
юными  атлетами.  Ты, наверно, из купцов, которые, объезжая моря, занимаются
лишь торговлей.
   Грозно нахмурил брови Одиссей и ответил Эвриалу:
   -- Обидное молвил ты слово, Эвриал! По тебе вижу  я,  что  боги  не  всем
наделяют  человека.  Так  и  тебя  наделили  они  красотой,  но зато не дали
мудрости. Ты оскорбил меня твоей речью, но знай, что я опытен в состязаниях.
Во многих боях участвовал я, немало перенес горя, много испытал  опасностей,
много потерял я сил, но все же испытаю я свои силы.
   Сказав  это, схватил Одиссей громадный камень и бросил его могучей рукой.
Со свистом пронесся камень над головами феакийцев. Нагнулись они,  чтобы  не
задел  их  камень,  но он пролетел через всю толпу и упал так далеко, как ни
один юноша не мог бы бросить и диска, хотя диски и были много  легче  камня.
Приняв  образ  феакийского  старца,  богиня  Афина  отметила место, где упал
камень, и сказала, что камень брошен так  далеко,  как  не  бросит  ни  один
феакиец, как бы ни был он могуч. Тогда обрадованный Одиссей воскликнул:
   --  Юноши  феакийские!  Бросьте  диск так же далеко, как бросил я камень!
Если же добросите вы до моего камня, то брошу я и другой,  может  быть,  еще
дальше,  чем первый. Всех вас вызываю я на состязание в кулачном бою, борьбе
и беге. Лишь с одним Лаодамом не буду я бороться. Не подниму я руку на того,
в чьем доме я принят, как гость.
   Ответил Одиссею царь Алкиной:
   -- Чужеземец, я вижу, что только насмешка дерзкого Эвриала заставила тебя
вызвать на борьбу всех участников игр, чтобы нам всем показать твою  великую
силу.  Во всем ты, может быть, превзойдешь нас, но только не в быстром беге,
так как боги даровали феакийцам непобедимость  в  беге  да  еще  сделали  их
первыми в свете мореходами. Все мы, кроме того, любим пение, музыку, веселую
пляску  и роскошь пиров. Сейчас призовут сюда искуснейших в пляске юношей, и
ты убедишься, что недаром гордимся мы этим искусством.
   Повелел Алкиной принести  кифару  певцу  Демодоку.  Тотчас  исполнил  его
веление  слуга. Взял Демодок из руки слуги кифару, ударил по золотым струнам
и запел веселую песню. Под пение его в легкой пляске  закружились  юноши.  С
восторгом  смотрел  на  них  Одиссей  и  несказанно  дивился  на  красоту их
движений. Когда окончена была  пляска  юношей,  царь  Алкиной  повелел  всем
старейшинам  поднести  в  подарок Одиссею по роскошному одеянию и по таланту
золота. Эвриал же, кроме того, должен был почтить Одиссея  особым  даром  за
нанесенное  им  оскорбление.  Тотчас снял свой драгоценный меч Эвриал, подал
его Одиссею и сказал:
   -- О, чужеземец! Если я сказал обидное для тебя слово, то  пусть  развеет
его  ветер.  Забудь  о  нем!  Да  пошлют тебе боги счастливое возвращение на
родину, чтобы скорее мог ты увидеть жену и всю свою семью.
   -- Да  хранят  же  и  тебя  боги,  Эвриал!  --  ответил  Одиссей,  --  не
раскаивайся  никогда, что подарил мне меч, искупая этим даром нанесенную мне
обиду.
   Но уж садилось солнце, и  все  поспешили  во  дворец  царя  Алкиноя.  Там
Одиссей прошел в покой, предоставленный ему Алкиноем, уложил все принесенные
ему  дары в роскошный короб, присланный ему Аретой, и, обвязав его веревкой,
завязал концы искусным узлом, чему научила  его  Кирка.  Одевшись  в  пышные
одежды,  пошел  Одиссей  в  пиршественную  залу.  Там  встретил он Навсикаю.
Царевна к нему обратилась со словами, в которых звучала печаль разлуки:
   -- Прекрасный чужеземец! Скоро теперь вернешься ты на  родину,  вспоминай
там меня. Ведь и мне ты обязан своим спасением.
   --  О,  прекрасная  Навсикая!  --  ответил  ей  Одиссей, -- если даст мне
Зевс-громовержец возвратиться благополучно на родину, то  там  каждый  день,
как богине, буду я молиться тебе за то, что спасла ты меня.
   Сказав это, сел Одиссей рядом с Алкиноем, и начался веселый пир. Во время
пира  попросил  Одиссей  Демодока спеть песнь о деревянном коне, сооруженном
греками под Троей. Запел Демодок, а Одиссей  опять  стал  проливать  горькие
слезы.  Увидя  слезы  чужеземца,  прервал  Алкиной пение Демодока и спросил,
почему льет чужеземец слезы всякий раз, как слышит песнь о  подвигах  героев
под  Троей.  Он  попросил  чужеземца  сказать,  кто он, кто его отец и мать.
Обещал Алкиной отвезти его на родину,  кто  бы  он  ни  был.  Он  дал  слово
исполнить  свое  обещание, хотя знал, что грозит бог морей Посейдон покарать
феакийцев за то, что они отвозят  на  родину  странников  против  его  воли.
Грозил  Посейдон  феакийцам,  что  когда-нибудь  он обратит в скалу корабль,
отвезший странника на родину, а город закроет навсегда высокой  горой!  Знал
это  Алкиной, но все-таки решил доставить Одиссея на родину. Теперь же хотел
знать Алкиной, кто этот чужеземец, который  сидит  рядом  с  ним;  потому  и
просил он Одиссея сказать, кто он, и рассказать о всех приключениях, которые
пришлось испытать ему.
   --  Царь  Алкиной,  --  ответил  ему Одиссей, -- ты желаешь узнать о всех
бедствиях, которые пришлось испытать мне, ты хочешь знать и то, кто я такой,
откуда родом, кто мой отец. Знай же, я -- Одиссей, сын Лаэрта, царь  острова
Итаки. Ты уже знаешь, что испытал я, покинув остров нимфы Калипсо. Теперь же
я  расскажу  тебе  и  о всех других моих приключениях, которые выпали мне на
долю, когда отплыл я из-под Трои. Слушай же!
   Так сказал Одиссей и начал повесть о своих приключениях.





   Отплыв из-под Трои с попутным ветром, -- так начал рассказывать  Одиссей,
--  мы  спокойно  поплыли  по  безбрежному  морю  и, наконец, достигли земли
киконов[1].  Мы  овладели  их  городом  Исмаром,  истребили  всех   жителей,
захватили  в плен женщин, а город разрушили. Долго я убеждал своих спутников
отплыть скорее на родину, но не слушались они меня. Тем  временем  спасшиеся
жители города Исмара собрали окрестных киконов на помощь и напали на нас. Их
было  столько,  сколько  листьев  в  лесу,  сколько бывает на лугах весенних
цветов. Долго бились мы с киконами у своих кораблей, но одолели нас  киконы,
и  пришлось  нам  спасаться  бегством.  С каждого корабля потерял я по шести
отважных гребцов. Три раза призывали мы, прежде чем выплыть в открытое море,
тех товарищей, которых не было с нами, и только после этого вышли в открытое
море, скорбя об убитых спутниках и радуясь, что спаслись сами.

---------------------------------------------------------------
   [1] Мифический народ.
---------------------------------------------------------------

   Только вышли мы в открытое море, как послал на нас Зевс-громовержец  бога
северного  ветра Борея. Великую бурю поднял он на море. Темные тучи заходили
до небу. Тьма окутала все кругом. Три раза срывал бурный ветер Борей  паруса
с  мачт.  Наконец,  с  великим трудом, на веслах, добрались мы до пустынного
острова. Два дня и две ночи ждали мы на нем, пока стихнет  буря.  На  третий
день  поставили мы мачты, распустили паруса и отправились в дальнейший путь.
Но не прибыли мы на горячо любимую родину. Во время бури сбились мы с  пути.
Наконец,  на  десятый  день  плавания  пристали мы к острову. Это был остров
лотофагов[2]. Развели мы на берегу костер и  стали  готовить  себе  обед.  Я
послал трех своих спутников узнать, каким народом населен остров. Приветливо
встретили их лотофаги и подали им сладкого лотоса. Лишь только поели его мои
спутники, как забыли свою родину и не пожелали возвращаться на родную Итаку;
навсегда хотели они остаться на острове лотофагов. Но мы силой привели их на
корабль  и там привязали, чтобы они не сбежали от нас. Тотчас повелел я всем
моим спутникам сесть за весла и как можно скорее покинуть остров  лотофагов.
Я боялся, что и другие, поев сладостного лотоса, забудут отчизну.

---------------------------------------------------------------
   [2] То есть люди, питающиеся лотосом.
---------------------------------------------------------------



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   После  долгого  плавания  прибыл  я  с  моими спутниками к земле свирепых
циклопов, не знающих законов. Не занимаются они земледелием, но, несмотря на
это, земля все дает им в изобилии сама. В  пещерах  живут  великаны-циклопы,
каждый  знает  лишь  свою  семью, не собираются они на народные собрания. Не
сразу пристали  мы  к  их  земле.  Мы  вошли  в  залив  небольшого  острова,
расположенного  недалеко  от  острова  циклопов.  Ни один человек никогда не
посещал этого острова,  хотя  он  был  очень  плодороден.  На  этом  острове
водились  в  изобилии  дикие  козы,  а  так  как  никогда не видели эти козы
человека, то не пугались они и нас. Причалив к  берегу  ночью,  мы  спокойно
уснули на берегу, а утром занялись охотой на коз. На каждый из моих кораблей
досталось  по  девяти  коз, для корабля же, на котором плыл я сам, взял я их
десять. Целый день отдыхали мы после охоты, весело пируя на берегу.  До  нас
доносились  с  земли циклопов их голоса и блеяние их стад. На следующее утро
решил я плыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать,  что  это  за
народ.  Быстро  переплыли  мы неширокий пролив и пристали к берегу. У самого
моря увидели мы пещеру, заросшую лавровыми деревьями и  огороженную  оградой
из  громадных камней. Взял я с собой двенадцать надежных товарищей, захватил
мех с вином и пищей и вошел в пещеру циклопа.  Как  узнали  мы  после,  этот
циклоп  был  страшно  свиреп,  он  жил отдельно от других и одиноко пас свои
стада. Не похож он был, как и все  циклопы,  на  остальных  людей.  Это  был
великан,  обладал  он чудовищной силой и имел только один глаз во лбу. Когда
мы вошли к нему в пещеру, его не было дома, он пас стада. В пещере циклопа в
корзинах лежало множество сыров, в ведрах  и  чашах  стояла  простокваша.  В
пещере  были  устроены  ограды  для  ягнят  и  козлят.  Спутники  мои  стали
уговаривать меня, захватив лучших ягнят и козлят и  взяв  сыров,  бежать  на
корабль,  но  я,  к  несчастью,  не  послушал их. Мне хотелась посмотреть на
самого циклопа. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил  он  громадную  вязанку
дров на землю у входа в пещеру. Увидав циклопа, в страхе забились мы в самый
темный  угол  пещеры.  Циклоп  же загнал в пещеру свое стадо, завалил скалой
вход в нее и стал доить коз и  овец.  Подоив  их,  он  развел  огонь,  чтобы
приготовить себе пищу. Тут увидел он нас и грубо спросил громовым голосом:
   --  Кто  вы  такие?  Откуда  вы  пришли? Верно, без дела скитаетесь вы по
морям, причиняя всем народам несчастья?
   -- Все мы греки, -- ответил я циклопу, -- плывем из-под Трои. Нас занесло
сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас  дружелюбно,  как  гостей.  Ведь  ты
знаешь,  что  карает  Зевс  того,  кто  обижает странников и не оказывает им
гостеприимства.
   -- Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец! -- свирепо крикнул  мне
циклоп,  --  коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса!
Не боюсь я гнева Зевса! Не намерен я щадить  вас!  Делать  буду  я  то,  что
захочу! Скажи, где твои корабли!
   Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему:
   --  Бурей  разбило  мой  корабль  о  прибрежные  утесы,  лишь я со своими
спутниками спасся.
   Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными  руками
двух моих спутников, ударил их об землю и убил. Затем он сварил их, рассекши
их  тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса
о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный  ужин,  спокойно  растянулся  на
земле  и  заснул.  Я хотел убить его, обнажил меч, но, взглянув на громадную
скалу, которой завален был вход, понял, что так не спастись  нам.  Наступило
утро.  Снова  циклоп  убил  двух моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из
пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я  средство,  как  спастись,
наконец,  придумал.  В  пещере  нашел  я громадное бревно, похожее на мачту.
Циклоп, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил  я  мечом  конец
бревна,  заострил  его, обжег на углях Й спрятал. Вечером вернулся со стадом
циклоп. Опять убил он двух моих  спутников  и,  кончив  свой  отвратительный
ужин,  хотел  лечь  спать.  Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил
вино циклоп, потребовал еще, сказав мне:
   -- Налей мне еще да скажи,  как  зовут  тебя,  я  хочу  приготовить  тебе
подарок.
   Налил  я  циклопу  вторую  чашу,  он потребовал третью, налил я и третью.
Подавая ее, сказал я циклопу:
   -- Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто.
   -- Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет  моим  подарком
тебе,  --  так  ответил мне со смехом циклоп. Выпил он третью чашу, охмелел,
повалился на землю и заснул.
   Тогда дал  я  знак  товарищам,  схватили  мы  заостренный  конец  бревна,
разожгли  его  на  костре  и  выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной
боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других  циклопов.
Сбежались они и стали спрашивать:
   -- Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Не похитили ли у тебя
твои стада? Зачем ты разбудил нас?
   Им отвечал, дико взревев, Полифем:
   -- Меня не силой, а хитростью губит Никто!
   Рассердились циклопы и крикнули Полифему:
   --  Если  никто  тебя  не  обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты
заболел, то такова воля Зевса, а ее никто не изменит.
   С этими словами удалились циклопы.
   Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и  стал
выпускать  в  поле  стадо,  ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы.
Тогда, чтобы спасти товарищей,  я  связал  по  три  барана  и  под  среднего
привязал  по одному из своих товарищей. Сам же я, вцепившись руками в густую
шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли  бараны  с
привязанными  под  ними моими спутниками мимо Полифема. Последним шел баран,
под которым висел я. Остановил его Полифем, стал ласкать его и жаловаться на
свою беду, на то, что обидел его дерзкий  Никто.  Наконец,  пропустил  он  и
этого  барана.  Так  спаслись  мы  от верной гибели. Скорей погнали мы стадо
Полифема к кораблю, где ждали нас товарищи. Не дал  я  товарищам  оплакивать
погибших.  Быстро  вошли мы на корабль, захватив овец Полифема, и отплыли от
берега. Когда отплыли мы  на  такое  расстояние,  на  которое  слышен  голос
человека, я громко крикнул циклопу:
   --  Слушай,  циклоп!  Своей жестокостью ты сам навлек на себя кару Зевса.
Больше не будешь ты убивать и пожирать несчастных странников.
   Услыхал меня циклоп, в ярости поднял он утес и бросил его в море. Чуть не
раздробил нос корабля утес. Взволновалось море  от  падения  в  него  утеса.
Громадная  волна  подхватила  мой  корабль  и  бросила  на  берег. Но шестом
оттолкнул я корабль, снова поплыли мы в море. Отплыв, я крикнул Полифему:
   -- Знай, Полифем, что тебя ослепил Одиссей, царь Итаки.
   Завыл от злости дикий циклоп и громко воскликнул:
   -- Сбылось пророчество, данное мне прорицателем! Я думал, что Одиссей  --
грозный великан, а не такой ничтожный червяк, как ты!
   Стал  молить  Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он меня за то,
что лишил я его зрения. Схватил он утес еще больше первого и бросил в  море.
Упал  утес  за  кормой  корабля.  Громадная  волна  подхватила мой корабль и
бросила далеко в море. Так спаслись мы. Счастливо достигли мы  острова,  где
ждали  нас  остальные корабли. Там принесли мы богатые жертвы богам. Проведя
ночь на берегу этого острова, на следующий день отправились мы в  дальнейший
путь по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах.





   Вскоре  прибыли  мы  на остров Эола. Весь остров Эола, плавающий по морю,
окружен нерушимой медной стеной, берега же его поднимаются отвесными утесами
из морских волн. На этом острове живет Эол с женой своей, шестью сыновьями и
шестью дочерьми. Счастливой и безмятежной была жизнь Эола. Дни проводил  он,
весело  пируя  со своей семьей в богатых чертогах. Целый месяц чествовал нас
пирами Эол и слушал мои рассказы о подвигах героев под Троей. Наконец,  стал
я  просить  его  отпустить нас на родину. Согласился Эол. На прощанье дал он
мне  большой  мех,  завязанный  серебряной  бечевкой.  В  этом   мехе   были
подвластные  Эолу  ветры. Лишь один Зефир был оставлен на свободе. Он должен
был гнать мои корабли к родной Итаке. Запретил Эол развязывать  мех  до  тех
пор,  пока не прибуду я на родину. Но не сулил мне великий Зевс вернуться на
родину. Когда на десятый день плавания показалась уже Итака, боги  погрузили
меня в глубокий сон. Спутники же мои стали говорить между собой, что наверно
много  золота  и  серебра  дал  мне Эол, положив их в мех, раз я не позволяю
развязывать его.  Побуждаемые  любопытством,  развязали  мои  спутники  мех.
Вырвались из него ветры и подняли страшную бурю на море. Проснулся я от шума
бури  и  хотел  броситься  в  отчаянии  в  море,  но  покорился  судьбе,  и,
завернувшись в плащ, лег на корме.
   Бурей пригнало нас опять к острову Эола. С одним из своих спутников пошел
я во дворец Эола и стал молить его еще раз помочь мне вернуться  на  родину.
Но  разгневался  на меня Эол. Прогнал он меня из своего дворца и сказал, что
никогда не будет помогать тому, кого, как меня, ненавидят и преследуют боги.
Проливая горькие слезы, ушел я из дворца Эола.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Отправились мы в путь по морю. Шесть суток  плыли  мы,  наконец  достигли
какого-то острова. Вошли в тихий залив. Одиннадцать моих кораблей пристали к
берегу,  и  мои  спутники вытащили их на прибрежный песок. Свой же корабль я
поставил у входа в залив. Взошел я на утес,  чтобы  посмотреть  окрестности.
Нигде  не  было  видно  ни  стад, ни возделанных полей, только кое-где вдали
подымался дым. Послал я трех  моих  спутников  узнать,  кто  живет  на  этом
острове. Отправились они в путь. Около колодца, недалеко от большого города,
встретили  мои  спутники  громадного  роста  деву;  она отвела их в город во
дворец отца своего Антифата, повелителя лестригонов. Во дворце  увидели  они
жену  Антифата,  ростом  с  высокую  гору.  Велела  она позвать своего мужа,
бывшего на собрании старейшин. Прибежал он, схватил одного  моего  спутника,
растерзал  его  и приготовил себе из его мяса обед. Обратились в бегство мои
спутники и прибежали к кораблям. Антифат же созвал лестригонов. Побежали они
на берег моря. Отрывая целые утесы, стали они разбивать корабли.  Послышался
треск  ломающихся  снастей  и  крики  убиваемых. Убили всех моих спутников с
одиннадцати кораблей лестригоны и, нанизав их на колья, унесли в свой город.
С трудом спасся я на своем корабле. Теперь из двенадцати кораблей остался  у
меня только один.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Долго  плыли мы по безбрежному морю, проливал слезы о погибших товарищах.
Наконец, достигли мы острова Эеи [1], где  жила  прекрасновласая  волшебница
Кирка,  дочь  бога  Гелиоса.  Два дня провели мы на берегу тихого залива. На
третий день, опоясавшись мечом и взяв копье, пошел  я  в  глубь  острова.  С
высокого  утеса  увидел  я  вдали  дым,  подымавшийся  из-за леса. Решился я
вернуться к кораблям и послать несколько  спутников  узнать,  кто  живет  на
острове.  По  дороге  к  кораблю  удалось мне убить копьем громадного оленя.
Принес я его к кораблю, приготовили мы себе трапезу, и, подкрепившись едою и
вином, уснули под шум морских волн. Утром разделил я своих спутников на  два
отряда.  Одним  начальствовал  я, другим же поручил начальствовать Эврилоху.
Бросили мы жребий, кому идти в глубь острова, выпал жребий идти  Эврилоху  с
двенадцатью товарищами.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Мифический  остров;  по  представлению  греков, находился на краю
моря, на дальнем западе.
---------------------------------------------------------------

   Отправились они в путь и быстро достигли дворца Кирки. Около него  ходили
ручные  львы  и  волки.  Увидав  моих спутников, подбежали они к ним и стали
ласкаться, словно собаки, ласкающиеся к своим хозяевам, -- так  укротила  их
волшебным  питьем  Кирка.  В это время из дворца донеслось до моих спутников
звонкое пение, Вызвали мои спутники из дворца Кирку. Вышла она и  приветливо
просила их войти. Во дворце подала она им вина в чашах, подмешав в него сока
волшебной  травы.  Выпили  вино  мои  спутники,  а Кирка, коснувшись каждого
жезлом, обратила их всех в свиней, оставив им лишь разум. Загнала их Кирка в
хлев и бросила им, проливающим горькие слезы,  в  пищу  желудей.  Один  лишь
Эврилох спасся. Он не вошел во дворец вместе со всеми.
   Прибежал  к  кораблю  Эврилох  и  с  ужасом  рассказал  о  постигшем моих
спутников несчастье. Тотчас я пошел ко дворцу Кирки, думая лишь об одном, --
как спасти моих спутников. На пути явился мне под  видом  прекрасного  юноши
бог Гермес. Он научил меня, как освободить из власти волшебницы товарищей, и
дал  мне  чудодейственный корень, который должен был сделать безвредными для
меня чары Кирки. Пришел я во дворец Кирки. Она ласково встретила меня, ввела
во дворец и, посадив на богато украшенное кресло, поднесла волшебного питья.
Спокойно выпил я его. Она же коснулась меня жезлом и сказала:
   -- Иди же теперь в свиной хлев и валяйся там вместе с другими.
   Я же, обнажив меч, как повелел мне бог Гермес, бросился на  волшебницу  и
стал грозить ей смертью. Упала предо мной на колени Кирка.
   --  О, кто ты? -- воскликнула она, -- никто до сих пор не мог спастись от
моего волшебного напитка. О, знаю я, ты хитроумный Одиссей!  Мне  давно  уже
предсказал Гермес, что ты придешь ко мне. Вложи же твой меч в ножны!
   Я  же, вложив меч в ножны, заставил поклясться Кирку, что она не причинит
мне вреда. Дала она мне нерушимую клятву богов.  Дав  клятву,  Кирка  просил
меня  остаться  у  нее  и  предложила  мне  отдохнуть.  Я согласился. Пока я
отдыхал, служанки Кирки, дочери богов  реки  и  ручьев,  приготовили  пышную
трапезу.   Когда   я  отдохнул,  то  оделся  в  роскошные  одежды,  вошел  в
пиршественный  чертог,  сел  за  стол,  уставленный  богатыми   яствами,   и
погрузился  в  тяжелую  думу. Не мог я от печали ничего есть. Кирка спросила
меня о причине печали. Я же ответил, что до тех пор  не  буду  ничего  есть,
пока  не  вернет  она прежнего образа моим спутникам. Тотчас Кирка вывела из
хлева свиней, помазала их волшебной мазью, возвратила им их прежний образ  и
сделала  их  даже  красивее и сильнее, чем они были раньше. Обрадовались мои
спутники,  увидав  меня;  их  радость  тронула  даже  Кирку.  Просила   меня
волшебница  сходить  на  берег  моря  за  оставшимися там моими спутниками и
привести их всех к ней во дворец. Тотчас исполнил я просьбу Кирки и привел к
ней всех своих  спутников,  хотя  и  уговаривал  их  Эврилох  не  доверяться
коварной  волшебнице.  Когда  все мы собрались во дворце Кирки, устроила она
великолепный пир.
   Целый год прожили мы во дворце Кирки. По прошествии года я  стал  просить
Кирку  отпустить  нас на родину. Согласилась великая волшебница. Она сказала
мне, что, раньше чем вернуться на родину, я должен посетить царство мрачного
Аида и там вопросить о судьбе своей  тень  фиванского  прорицателя  Тиресия.
Рассказала  мне  Кирка,  как  достигнуть  входа в подземное царство теней, и
научила, как должен я приносить жертвы и призывать тени умерших. Выслушал  я
наставления богини и стал собирать в путь товарищей. Проснулся от шума наших
сборов  Эльпенор,  спавший  на  крыше  дворца. Поспешно вскочил он с ложа и,
забыв, что находится на крыше, побежал на голос товарищей. Упал он на  землю
с  высокой  крыши и разбился насмерть. Горько плакали мы, видя смерть нашего
друга. Не могли мы  тотчас  совершить  погребение,  должны  мы  были  скорее
отправиться в далекий путь на край земли, ко входу в царство мрачного Аида.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Когда я открыл своим спутникам, куда лежит теперь наш путь, в ужас пришли
они,  но,  повинуясь моему приказанию, взошли они на корабль и отплыли мы на
далекий север. Послала нам волшебница Кирка попутный ветер. Быстро  гнал  он
наш  корабль.  Наконец,  достигли  мы  вод седого Океана и пристали к берегу
печальной страны киммерийцев [1], где никогда не светит  людям  бог  Гелиос.
Вечно покрыта эта страна холодным туманом, вечно окутывает ее густой пеленой
ночной сумрак. Там вытащили мы на берег наш корабль, взяли данную нам Киркой
овцу и черного барана для жертвы подземным богам и пошли к тому месту, где у
высокого утеса в Ахеронт впадают Коцит и Пирифлегетонт[2]. Придя туда, вырыл
я  мечом  глубокую яму, совершил над ней три возлияния медом, вином и водою,
пересыпав все ячменной мукой, и заколол над ямой жертвы. Кровь жертв  лилась
в  яму.  Великой  толпой  слетались к яме души умерших и подняли спор о том,
кому первому напиться жертвенной крови.  Здесь  были  души  невест,  юношей,
старцев  и  мужей,  сраженных  в  битвах.  Ужас объял меня и моих спутников.
Сожгли мы жертвы  и  воззвали  к  мрачному  богу  Аиду  и  жене  его  богине
Персефоне.  Обнажил  я меч и сел рядом с ямой, чтобы не допускать к ней души
умерших. Первой приблизилась душа юного Эльпенора. Раньше нас домчалась душа
его до врат царства душ  умерших.  Молил  меня  Эльпенор  предать  его  тело
погребению,  чтобы  душа его могла найти успокоение в царстве Аида. Обещал я
исполнить его просьбу. Прилетела к яме и душа моей матери Антиклеи. Она была
жива, когда я покидал Итаку. Как ни больно мне было, но и ее не подпустил  я
к  яме,  так  как  первым  должен  был  напиться  крови прорицатель Тиресий.
Наконец, явилась душа Тиресия. Напившись крови, обратилась ко мне бесплотная
душа и поведала мне, что гневается на меня бог Посейдон,  колебатель  земли,
за  то, что ослепил я его сына, циклопа Полифема. Но и против воли Посейдона
достигну я родины, так предсказал мне Тиресий, если только мои  спутники  не
тронут быков Гелиоса на острове Тринакрии. Но если убьют быков мои спутники,
то их всех постигнет гибель, один я спасусь и после великих бедствий вернусь
домой.   Там  отомщу  я  женихам,  но  после,  взяв  весло,  я  должен  буду
странствовать до тех пор, пока не встречу народа, не знающего  мореплавания,
не  видавшего  никогда кораблей; узнаю я этот народ по тому, что встреченный
мною спросит меня, зачем несу я на плече лопату.  В  этой  стране  я  должен
принести  жертву  Посейдону  и  только  после этого вернуться домой. Дома же
должен я принести богатую жертву всем богам; только тогда буду я мирно  жить
в  Итаке  до  самой  моей  смерти.  Вот  что  предсказал мне вещий Тиресий и
удалился. Много видел я душ. Душа  матери  моей  рассказала  мне,  напившись
крови,  что  делалось в родной Итаке до ее смерти, и успокоила меня, сказав,
что живы и отец мой Лаэрт, и Пенелопа, и юный Телемах. Хотел  я  обнять  мою
нежнолюбимую  мать,  три  раза  простирал я к ней руки, но трижды ускользала
легкая тень ее.  Видал  я  в  царстве  Аида  тени  многих  героев,  но  всех
перечислить  я  не в силах, на это не хватило бы и всей ночи. Поздно теперь,
пора прервать мне рассказ, пора идти всем на покой.

---------------------------------------------------------------
   [1] Мифический народ, живший будто на крайнем северо-западе земли.

   [2] Ахеронт, Коцит и Пирифлегетонт -- реки,  протекающие  в  подземном
царстве Аида.
---------------------------------------------------------------

   Так  сказал  Одиссей. Но все собравшиеся стали просить Одиссея продолжать
рассказ, просили также его царица Арета и  царь  Алкиной.  Готовы  были  все
слушать Одиссея до самой зари. Стал продолжать Одиссей свой рассказ.
   --  Видел я в царстве Аида и душу царя Агамемнона. Горько жаловался он на
жену Клитемнестру и Эгисфа, убивших  царя  Микен  в  день  его  возвращения.
Советовала  мне  душа  Агамемнона не доверяться по возвращении на Итаку жене
моей Пенелопе. Видел я и души Ахилла, Патрокла, Антилоха и Теламонида Аякса.
Ахиллу рассказал я о великих подвигах сына его  Неоптолема,  и  возрадовался
он,  хотя  горько  сетовал  раньше на безрадостную жизнь в царстве умерших и
желал лучше быть последним батраком на земле, чем быть царем в  царстве  душ
умерших.  Хотел  я примириться с великим Аяксом -- тяжко обидел я его, когда
спорили мы за доспехи Ахилла, -- но молча ушел Аякс, не сказав мне ни слова.
Видел я и судью умерших,  царя  Миноса.  Видел  мучение  Тантала  и  Сизифа.
Наконец,  приблизилась  ко мне и душа величайшего из героев, Геракла, сам же
он на Олимпе, в сонме бессмертных богов. Ждал я, чтобы приблизились  души  и
других  великих  героев минувших времен, но души подняли такой ужасный крик,
что в страхе бежал я к  кораблю.  Боялся  я,  что  вышлет  богиня  Персефона
ужасную горгону Медузу[1].

---------------------------------------------------------------
   [1] См. миф о Персее в части 1.
---------------------------------------------------------------

   Быстро  спустили  мы  корабль  на  воду  седого  Океана и покинули страну
киммерийцев. Вскоре благополучно достигли мы и  острова  Эеи  и,  пристав  к
берегу, забылись покойным сном.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   На следующий день предали мы погребению тело Эльпенора и насыпали над его
могилой  высокий  курган.  Узнав о нашем возвращении, на берег моря пришла и
волшебница Кирка; за ней шли ее  служанки,  они  принесли  к  кораблю  много
роскошно  приготовленной пищи и меха с вином. До ночи пировали мы на морском
берегу. Когда же мои спутники легли спать, волшебница Кирка рассказала  мне,
какие опасности предстоят мне на пути, и научила, как их избежать.
   Лишь   только  разгорелась  утренняя  заря  на  небе,  разбудил  я  своих
товарищей. Спустили мы корабль на море, гребцы дружно налегли  на  весла,  и
корабль понесся в открытое море. Попутный ветер надул паруса, спокойно плыли
мы  по  морю.  Уже  недалек  был  и  остров сирен. Тогда я обратился к своим
спутникам:
   -- Друзья! Сейчас должны мы проплыть мимо  острова  сирен.  Своим  пением
завлекают  они  плывущих мимо моряков и предают их лютой смерти. Весь остров
их усеян костями растерзанных ими людей. Я залеплю вам  уши  мягким  воском,
чтобы  не  слышали  вы  их пения и не погибли, меня же вы привяжите к мачте,
позволила мне волшебница Кирка услышать пение сирен. Если я, очарованный  их
пением, буду просить вас отвязать меня, то вы еще крепче свяжите меня.
   Только сказал я это, как вдруг стих попутный ветер. Товарищи мои спустили
парус и сели на весла. Виден был уже остров сирен. Залепил я воском уши моим
спутникам,  а они так крепко привязали меня к мачте, что не мог я двинуть ни
одним суставом. Быстро плыл наш корабль  мимо  острова,  а  с  него  неслось
чарующее пение сирен.
   --  О, плыви к нам, великий Одиссей! -- так пели сирены, -- к нам направь
свой корабль, чтобы насладиться нашим пением.  Не  проплывет  мимо  ни  один
моряк,  не  послушав  нашего сладостного пения. Насладившись им, покидает он
нас, узнав многое. Все знаем мы -- и что претерпели по воле богов под  Троей
греки, и что делается на земле.
   Очарованный их пением, я дал знак товарищам, чтобы отвязали они меня. Но,
помня мои наставления, они еще крепче связали меня. Только тогда вынули воск
из ушей  мои  спутники  и отвязали меня от мачты, когда уже скрылся из наших
глаз остров сирен. Спокойно плыл все дальше  корабль,  но  вдруг  услыхал  я
вдали  ужасный  шум  и  увидал  дым. Я знал, что это Харибда. Испугались мои
товарищи, выпустили весла из рук,  и  остановился  корабль.  Обошел  я  моих
спутников и стал их ободрять.
   --  Друзья!  Много  бед  испытали  мы, многих избежали опасностей, -- так
говорил я, -- та опасность, которую предстоит нам  преодолеть,  не  страшнее
той,  которую  мы  испытали  в  пещере  Полифема.  Не  теряйте  же мужества,
налегайте сильнее на весла! Зевс  поможет  нам  избежать  гибели.  Направьте
дальше  корабль от того места, где виден дым и слышится ужасный шум. Правьте
ближе к утесу!
   Ободрил я спутников. Изо всех сил налегли  они  на  весла.  О  Скилле  же
ничего не сказал я им. Я знал, что Скилл вырвет у меня лишь шесть спутников,
а в Харибде погибли бы мы все. Сам я, забыв наставления Кирки, схватил копье
и стал ждать нападения Скиллы. Напрасно искал я ее глазами.
   Быстро  плыл  корабль по узкому проливу. Мы видели, как поглощала морскую
воду Харибда: волны клокотали около ее пасти, а в ее глубоком чреве,  словно
в  котле, кипели морская тина и земля. Когда же изрыгала она воду, то вокруг
кипела и бурлила вода со страшным грохотом, а  соленые  брызги  взлетали  до
самой  вершины  утеса.  Бледный  от ужаса, смотрел я на Харибду. В это время
вытянула все свои шесть  шей  ужасная  Скилла  и  своими  шестью  громадными
пастями  с  тремя  рядами зубов схватила шесть моих спутников. Я видел лишь,
как мелькнули в воздухе их руки и ноги, и слыхал, как призывали они меня  на
помощь.  У  входа  в  свою  пещеру  сожрала  их  Скилла; напрасно несчастные
простирали с мольбой ко мне руки. С великим трудом  миновали  мы  Харибду  и
Скиллу и поплыли к острову бога Гелиоса -- Тринакрии.



---------------------------------------------------------------
   [1] Греки иногда называли Тринакрией современную Сицилию.
---------------------------------------------------------------

   Вскоре  показался  вдали  остров  бога Гелиоса. Все ближе подплывали мы к
нему. Я уже  ясно  слышал  мычанье  быков  и  блеяние  овец  Гелиоса.  Помня
прорицание  Тиресия  и  предостережение  волшебницы  Кирки,  я стал убеждать
спутников миновать остров и не останавливаться  на  нем.  Хотел  я  избежать
великой опасности. Но Эврилох ответил мне:
   --  Как  жесток  ты,  Одиссей!  Сам ты словно отлит из меди, ты не знаешь
утомления. Мы утомились; сколько ночей провели мы без сна, а  ты  запрещаешь
нам  выйти  на  берег и отдохнуть, подкрепившись пищей, Опасно плыть по морю
ночью. Часто гибнут даже против воли богов корабли, когда ночью застигнет их
буря, поднятая неистовыми ветрами. Нет,  мы  должны  пристать  к  берегу,  а
завтра с зарей отправимся в дальнейший путь.
   Согласились  и  остальные  спутники с Эврилохом. Понял я, что не миновать
нам беды. Пристали мы, к острову и вытащили на  берег  корабль.  Заставил  я
спутников  дать  мне  великую  клятву,  что  не будут они убивать быков бога
Гелиоса. Приготовили мы себе ужин, а во  время  его  со  слезами  вспоминали
наших  товарищей,  похищенных Скиллой. Покончив ужин, все мы спокойно уснули
на берегу.
   Ночью послал Зевс страшную бурю. Грозно  взревел  неистовый  Борей,  тучи
заволокли  все  небо,  еще  мрачнее стала темная ночь. Утром втащили мы свой
корабль в прибрежную пещеру, чтобы не пострадал он от бури. Еще раз просил я
товарищей не трогать стада Гелиоса, и обещали они мне исполнить мою просьбу.
Целый месяц дули противные ветры, и не могли мы пуститься в  путь.  Наконец,
вышли  у нас все припасы. Приходилось питаться тем, что добывали мы охотой и
рыбной ловлей. Все сильнее и сильнее начинал мучить  голод  моих  спутников.
Однажды  ушел  я  в глубь острова, чтобы наедине попросить богов послать нам
попутный ветер. В уединении стал молить  я  богов-олимпийцев  исполнить  мою
просьбу.  Незаметно погрузили меня боги в глубокий сон. Пока я спал, Эврилох
уговорил моих спутников убить несколько быков  из  стада  бога  Гелиоса.  Он
говорил,  что,  вернувшись на родину, они умилостивят бога Гелиоса, построив
ему богатый храм и посвятив драгоценные дары. Даже если погубят их  боги  за
убийство быков, то лучше уж быть поглощенным морем, чем погибнуть от голода.
   Послушались  Эврилоха  мои  спутники. Выбрали они из стада лучших быков и
убили их. Часть их мяса принесли они в жертву богам. Вместо жертвенной  муки
они взяли дубовые листья, а вместо вина -- воду, так как ни муки, ни вина не
осталось у нас. Принеся жертву богам, они стали жарить мясо на костре. В это
время  я  проснулся  и пошел к кораблю. Издали почувствовал я запах жареного
мяса и понял, что случилось. В ужасе воскликнул я:
   -- О, великие боги Олимпа! Зачем послали вы мне  сон!  Совершили  великое
преступление мои спутники, убили они быков Гелиоса.
   Между  тем  нимфа  Лампетия  известила бога Гелиоса о том, что случилось.
Разгневался великий бог. Он жаловался богам на то,  как  оскорбили  его  мои
спутники,  и грозил спуститься навсегда в царство мрачного Аида и никогда не
светить больше богам и людям. Чтобы умилостивить разгневанного бога  солнца,
Зевс  обещал  разбить  своей  молнией  мой  корабль  и  погубить  всех  моих
спутников.
   Напрасно упрекал я моих спутников за то, что совершили они. Боги  послали
нам  страшное  знамение. Как живые, двигались содранные с быков кожи, а мясо
издавало жалобное мычание. Шесть дней бушевала буря, и  все  дни  истребляли
быков  Гелиоса  мои  спутники. Наконец, на седьмой прекратилась буря и подул
попутный ветер. Тотчас отправились мы в путь. Но лишь только скрылся из виду
остров Тринакрия, как громовержец Зевс собрал над  нашими  головами  грозные
тучи.  Налетел  с воем Зефир, поднялась ужасная буря. Сломалась, как трость,
наша мачта и упала на корабль. При падении она раздробила голову кормчему, и
он мертвым упал в море. Сверкнула молния Зевса и разбила  в  щелки  корабль.
Всех  моих спутников поглотило море. Спасся один только я. С трудом поймал я
обломок мачты и киль моего корабля и связал их. Стихла буря. Начал дуть Нот.
Он помчал меня прямо к Харибде. Она в это время с  ревом  поглощала  морскую
воду.  Едва  успел  я  ухватиться за ветви смоковницы, росшей на скале около
самой Харибды, и повис на них, прямо над ужасной  Харибдой.  Долго  ждал  я,
чтобы  вновь изрыгнула Харибда вместе с водой мачту и киль. Наконец, выплыли
они из ее чудовищной пасти. Выпустил я  ветви  смоковницы  и  бросился  вниз
прямо  на  обломки  моего  корабля.  Так спасся я от гибели в пасти Харибды.
Спасся я по воле Зевса и от чудовищной Скиллы. Не заметила она, как  плыл  я
по волнам бушующего моря.
   Девять  дней  носился  я  по  безбрежному  морю, и, наконец, прибило меня
волнами к острову нимфы Калипсо. Но об этом я уже рассказывал вам, Алкиной и
Арета, рассказывал я и о том, после каких великих опасностей достиг я вашего
острова. Неразумно было бы, если бы я вновь стал рассказывать об этом, а вам
было бы скучно меня слушать.
   Так кончил Одиссей рассказ о своих приключениях.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   На следующий день феакийцы приготовились к  отплытию.  Погрузили  они  на
корабль  богатые  дары,  поднесенные  Одиссею.  Сам  Алкиной руководил всеми
приготовлениями. Когда все было готово, во  дворце  Алкиноя  была  принесена
жертва Зевсу и устроен прощальный пир. С нетерпением ждал наступления вечера
Одиссей.  Обрадовался  он,  увидев,  что солнце склоняется к западу и близок
вечер. Когда стал уже сгущаться вечерний сумрак, простился Одиссей  с  царем
Алкиноем и богоравной Аретой и пошел на корабль. За ним служанки несли короб
с  дарами,  вино  и запас пищи на дорогу. Взошел Одиссей на корабль и лег на
приготовленное для него ложе. Налегли  на  весла  могучие  гребцы,  и  вышел
корабль  в  открытое море. Боги же навеяли на Одиссея глубокий сон; спокойно
спал он во время всего пути. Быстрее сокола  несся  корабль  по  морю  и  на
ранней  заре  пристал  уже  к берегам Итаки, недалеко от грота, посвященного
наядам. Феакийцы осторожно перенесли спящего Одиссея на берег и положили  на
песок.   Около  него  поставили  все  дары,  данные  ему  феакийцами.  Затем
отправились они в обратный путь. Увидал возвращающийся  корабль  Посейдон  и
страшно  разгневался  на  феакийцев  за  то, что против его воли отвезли они
Одиссея на родину.  Стал  жаловаться  на  них  Посейдон  громовержцу  Зевсу.
Посоветовал  Зевс своему брату в наказание обратить корабль феакийцев, когда
он будет входить в родную гавань,  в  высокую  скалу.  Помчался  Посейдон  к
острову  феакийцев  и  стал ждать там возвращения корабля. Вот показался уже
корабль в морской дали. На берегу собралась большая толпа,  чтобы  встретить
моряков.  Вот  уже  у  входа в гавань корабль. Вдруг превратился он в скалу.
Сообщили об этом чуде царю Алкиною. Понял он,  что  исполнил  Посейдон  свою
угрозу  --  наказать  феакийцев  за то, что развозят они по морю странников.
Созвал Алкиной всех жителей и велел  им  принести  умилостивительные  жертвы
Посейдону,  чтобы  не преградил он высокой горой доступ к их городу. Усердно
стали феакийцы молить Посейдона смягчить свой гнев и дали  обет  никогда  не
отвозить больше странников на их родину.
   Между  тем Одиссей проснулся на морском берегу. Не узнал он родную Итаку,
так как все окрестности покрыла богиня  Афина  густым  туманом.  В  отчаяние
пришел  Одиссей.  Он  думал,  что  феакийцы  оставили  его  на  каком-нибудь
пустынном острове, и стал громко жаловаться на свою горькую участь.
   Оглядевшись кругом, увидал он рядом с собой дары феакийцев. Они были  все
целы.  Печальный, пошел Одиссей по берегу моря и встретил прекрасного юношу.
Спросил он его, что это за страна, и вдруг услыхал, что он на Итаке. Спросил
и юноша Одиссея, кто он. Осторожный Одиссей ответил, что он странник,  родом
с  Крита, откуда бежал он, убив из мести сына Идоменея, Архилоха. На корабле
финикийцев думал он отправиться в Пилос  или  Элиду,  но  финикийцы  коварно
бросили  его  здесь  на  берегу,  когда он уснул, похитив все его богатства.
Выслушал эту повесть юноша, улыбнулся и  вдруг  изменил  свой  образ.  Перед
Одиссеем   стояла   богиня  Афина-Паллада.  Похвалила  она  Одиссея  за  его
осторожность и ободрила его, обещав теперь ему свою помощь; богиня  сказала,
что  если  и  не  всегда помогала она ему до сих пор, то лишь потому, что не
хотела разгневать Посейдона. Афина повелела Одиссею никому не открывать, кто
он. Но не мог поверить Одиссей,  что  он,  наконец,  в  Итаке.  Тогда  Афина
рассеяла  туман,  покрывавший Итаку, и Одиссей узнал свою родину. Упал он на
землю и стал в восторге целовать ее. Афина же  обратила  Одиссея  в  убогого
нищего.  Сморщилась на лице и плечах кожа у Одиссея, похудел он, упали с его
головы роскошные кудри, глаза потускнели, а веки покрылись струпьями.  Одела
его  Афина в грязные лохмотья, через плечо на веревке перекинула заплатанную
суму, а в руки дала посох. Повелела она Одиссею спрятать  дары  феакийцев  в
пещере и идти под видом нищего к свинопасу Эвмею, сама же тотчас понеслась в
Спарту, чтобы вернуть оттуда сына Одиссея Телемаха.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Когда  Одиссей  приблизился к жилищу свинопаса Эвмея, тот был дома один и
работал, сидя у входа. Увидали Одиссея собаки и бросились на него с яростным
лаем. Они растерзали бы Одиссея, если бы не прибежал Эвмей и не отогнал их.
   -- Странник, -- сказал Одиссею Эвмей, не узнав его под видом  нищего,  --
ты  погиб  бы,  и  новая  печаль поразила бы меня, кроме той печали, которая
томит меня о погибшем Одиссее. Но пойдем ко мне в дом, я накормлю тебя и дам
отдохнуть.
   Одиссей пошел в жилище Эвмея, сложенное из грубого камня. На дворе, около
дома, находились хлева для свиней. Эвмей с Одиссеем вошли  в  дом,  и  Эвмей
посадил  странника  на сложенный хворост, покрытый шкурой серны. Затем пошел
он в хлев, где были поросята, взял двух, заколол и изжарил.  Налил  также  и
вина Эвмей для трапезы в деревянный кубок и поставил все это на стол. Горько
жаловался  Эвмей,  приготовляя  трапезу,  на буйных женихов, разоряющих хуже
морских разбойников дом Одиссея и  уничтожающих  его  многочисленные  стада.
Внимательно  слушал его Одиссей и размышлял, как отомстить женихам. Во время
трапезы стал Одиссей расспрашивать Эвмея про его господина, а когда свинопас
сказал, что погиб его хозяин,  то  поклялся  Одиссей,  что  вернется  хозяин
домой,  и  вернется  скоро.  Но  не  поверил клятве его Эвмей. Спросил Эвмей
странника, кто он. И ему  рассказал  Одиссей  вымышленную  историю  о  своих
бедствиях.
   Он  рассказал ему, что обидели его старшие братья, обделив его при дележе
наследства, что женился он на богатой наследнице, стал богат  сам,  был  под
Троей,  а вернувшись на родину, отправился в Египет. Рассказал, как египтяне
перебили почти всех его спутников за то, что грабили они  их  город.  Но  он
спасся,  умолив царя Египта пощадить его. Семь лет пробыл он якобы в Египте,
а оттуда переправился в Финикию. Один финикиец уговорил его ехать  в  Ливию.
Он  отправился  с  ним, но Зевс разбил их корабль своей молнией. Спасся один
только он; волна выбросила его  на  берег  страны  феспротов  [1].  На  этом
острове  царь  феспротов  будто  бы  и рассказал ему, что Одиссей с богатыми
дарами возвращается на родину. Наконец, на корабле феспротов отправился он в
Дулихий. Но феспроты задумали продать его в рабство; только с большим трудом
бежал он от них в то время, когда они пристали к берегу Итаки. Поверил  всей
вымышленной  истории  Эвмей,  не  поверил  лишь тому, что слышал странник об
Одиссее  от  царя  феспротов.  Упрекнул  Эвмей  странника,  что  об  Одиссее
рассказывает  он  это для того, чтобы получить здесь на Итаке награду от его
близких. Но Одиссей сказал ему:

---------------------------------------------------------------
   [1] Феспроты -- народ, живший в Эпире. Одиссей упоминает о феспротах и
Дулихии, чтобы придать большую достоверность своему рассказу, так как  Итака
лежала на пути из Феспротии в Дулихий, город в Акарнании.
---------------------------------------------------------------

   -- Слушай, Эвмей, если вернется Одиссей, то обещай дать мне новую одежду,
если  же я обманул тебя, то сбрось меня, призвав пастухов, с вершины скалы в
море, чтобы и впредь не смели разные бродяги выдумывать небылицы.
   Вскоре возвратились пастухи со стадом. Закололи они жирную свинью и  сели
за ужин. Во время ужина почтил странника Эвмей лучшим куском и первому подал
ему кубок вина, как гостю.
   Когда они все спокойно ужинали, на дворе поднялась сильная буря с дождем.
Стало холодно. У Одиссея же не было даже плаща, чтобы укрыться во время сна.
Тогда  рассказал он Эвмею и пастухам такую историю, чтобы, поняв намек, дали
они ему плащ.
   -- Послушай, Эвмей, послушайте и вы, -- так начал Одиссей. -- Однажды под
Троей Менелай, Одиссей и я лежали в засаде. Холодно было  ночью  в  зарослях
камыша,  снег  падал  большими  хлопьями,  я  же  забыл захватить свой плащ;
наконец, сказал я об этом Одиссею. Он тотчас  придумал  хитрость.  Привстав,
разбудил  он  лежавших рядом воинов и сказал, что видел плохой сон, а потому
боится, что так далеко удалились они от кораблей; надо  послать  кого-нибудь
за  подкреплением  к Агамемнону. Тотчас встал один из воинов, сбросил с себя
плащ и пошел к кораблям. Я же поднял плащ, укрылся им и спокойно проспал  до
самой зари.
   Понял  намек Эвмей. Приготовил он ложе Одиссею у очага, постелил овчину и
козью шкуру и дал Одиссею укрыться своим плащом,  который  носил  он  зимой.
Сладко уснул Одиссей. Сам же Эвмей не остался дома. Повесив через плечо меч,
взяв  в  руки  копье и укрывшись плащом, пошел он к стаду, которое паслось у
подножья скалы.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Покинув Одиссея, обращенного в нищего, богиня Афина-Паллада направилась в
Спарту и быстро достигла ее. Пошла она во дворец царя Менелая  прямо  в  тот
покой,  где  спал  Телемах  с  Писистратом.  Спокойно спал Писистрат, сон же
Телемаха был тревожен. И во сне думал об отце Телемах, скорбя о нем. Подошла
Афина к изголовью сына Одиссея и сказала ему:
   -- Пора тебе, Телемах, вернуться  на  родину,  где  бросил  ты  все  свое
имущество.  Буйные  женихи  расхищают  его,  все  расхитят  они,  если ты не
вернешься. Подумай и о том, как изменчивы женщины. Если мать твоя согласится
выйти замуж за Эвримаха, то забудет она тебя и будет заботиться лишь о детях
от второго мужа. Возвращайся скорей домой. Но  помни  одно:  женихи  готовят
тебе  засаду. Чтобы избежать ее, проплыви ты ночью мимо острова, а утром, на
рассвете, причаль в скрытом месте к берегам Итаки. Корабль  отошли  потом  в
город,  сам  же  пойди  к свинопасу Эвмею, а от него пошли вестника сообщить
Пенелопе о твоем прибытии.
   Сказав это, удалилась Афина.
   Телемах тотчас разбудил Писистрата и  стал  торопить  его  отправиться  в
обратный путь в Пилос. Но Писистрат уговорил Телемаха подождать утра. Нельзя
было ночью покинуть Менелая, не простившись с ним. Послушался Телемах совета
Писистрата.  Вскоре  взлетела  на  небо и богиня зари Эос. Наступило утро. К
юношам вошел царь Менелай. Встретил Менелая сын Одиссея в дверях и обратился
к нему с просьбой скорее отпустить его  домой,  в  Итаку.  Не  стал  Менелай
удерживать  Телемаха,  но  только  просил  его подождать, пока приготовит он
подарки, а тем временем просил подкрепиться перед отправлением в путь пищей.
   Менелай пошел приказать рабам  готовить  скорее  трапезу.  Затем,  позвав
Елену и сына Мегапента, пошел с ними в свою сокровищницу. Там выбрал он дары
для  Телемаха;  прекрасная  Елена тоже выбрала подарок -- вытканное ею самой
роскошное одеяние для будущей невесты Телемаха.
   Подкрепившись пищей и  приняв  дары  от  Менелая,  собрались  юные  герои
отправиться  в  путь.  Менелай вышел из дворца с кубком вина, призвав богов,
совершил возлияние и просил юношей передать его привет старцу Нестору. Когда
Телемах вошел в колесницу и взял уже в руки вожжи, вдруг взвился над дворцом
орел, несший в когтях гуся. Слуги Менелая с криком бежали за  орлом.  Но  он
взмыл кверху и скрылся вправо от дворца. Все поняли, что это знамение богов,
а  Телемах просил Менелая объяснить знамение. Задумался царь Спарты. За него
ответила прекрасная Елена:
   -- Выслушайте то, что скажу я вам! Это внушили  мне  боги-олимпийцы.  Как
похитил  орел  гуся  и растерзал его, так и Одиссей, вернувшись домой, убьет
женихов. Может быть, даже вернулся он и замышляет уже гибель женихам.
   -- О, прекрасная Елена! --  воскликнул  Телемах,  --  если  великий  Зевс
исполнит  то,  что говоришь ты, то я, вернувшись домой, буду чтить тебя, как
богиню. С этими словами ударил по коням Телемах, и быстро понеслись кони  по
пути к Пилосу.
   Переночевали  в  пути  юноши  в  Фере у героя Диокла, а на следующий день
прибыли в Пилос. Упросил Писистрата Телемах не заезжать во дворец к Нестору;
боялся сын  Одиссея,  что  еще  на  день  задержит  его  старец.  Согласился
Писистрат  и  отвез своего друга прямо к кораблю, хотя и знал, что недоволен
будет этим его отец. Писистрат даже стал торопить Телемаха  скорее  отплыть,
чтобы не пришел на берег, узнав об его возвращении, сам Нестор и не задержал
его.  Поспешно  поставили  мачту  спутники Телемаха и уже хотели отчалить от
берега, как подошел к кораблю вещий Феоклимен. Он  бежал  из  Аргоса,  боясь
мести  за  совершенное  убийство.  Феоклимен  просил  Телемаха  взять его на
корабль и отвезти в Итаку; там не стали  бы  преследовать  его  родственники
убитого.  Согласился  Телемах  и  взял на корабль Феоклимена. Быстро отчалил
корабль и понесся, гонимый попутным ветром, в открытое море.
   В это время Одиссей был еще у Эвмея. Утром Одиссей  хотел  идти  собирать
подаяние  в  город;  он даже думал просить женихов взять его в услужение. Но
Эвмей уговаривал его не делать этого, рассказав Одиссею, как буйны и жестоки
женихи. Тогда стал  расспрашивать  Одиссей  об  отце  своем  Лаэрте  и  жене
Пенелопе. Все рассказал ему Эвмей, не подозревая, что рассказывает он это не
страннику,  а самому Одиссею. Наконец, Одиссей просил Эвмея рассказать ему о
том, как попал сам Эвмей на  Итаку.  Охотно  согласился  Эвмей  и  рассказал
Одиссею,  что  сам  он  родом  с  острова Сиры и сын царя Ктесия. Однажды на
остров прибыли финикийские  купцы.  Они  уговорили  рабыню  его  отца,  тоже
финикиянку  родом,  похитить его у отца, обещав вернуть ее за это на родину.
Согласилась  рабыня,  тайно  вывела  его  из  дворца  и  отвела  на  корабль
финикийцев. Отплыли финикийцы в море, направляясь к берегам Финикии.
   Шесть  дней  плыли  они.  На  седьмой  день поразила своей стрелой богиня
Артемида  предательницу-рабыню.  Финикийцы  же,  пристав  к  Итаке,  продали
маленького Эвмея Лаэрту.
   Внимательно  слушал  рассказ  Эвмея Одиссей. Была уже поздняя ночь, когда
кончил рассказ свой Эвмей. Легли спать Одиссей и Эвмей, но  недолог  был  их
сон,  -- скоро разгорелась на небе утренняя заря, и должны были покинуть они
свое ложе.
   В это утро прибыл на Итаку и  Телемах.  Он  пристал  в  укрытом  месте  к
берегу,  как  повелела  ему  Афина,  сошел  с корабля, попросил своего друга
Перайя приютить на время Феоклимена и собрался уже идти к Эвмею.  Вдруг  над
ними  показался сокол с голубкой в когтях. Взял Феоклимен Телемаха за руку и
тихо сказал ему:
   -- Счастливое это знамение, Телемах. Нет  более  могущественного  рода  в
Итаке,   чем  твой  род.  Вечно  будете  вы  властвовать  над  всей  Итакой.
Возрадовался этому предсказанию Телемах.  Отправил  он  своих  спутников  на
корабле в городскую гавань, а сам, радостный, пошел к свинопасу Эвмею.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Рано  проснулись  Одиссей  и  Эвмей. Приготовили они себе завтрак и стали
подкреплять свои силы пищей. Вдруг собаки Эвмея  бросились  с  веселым  лаем
навстречу приближающемуся Телемаху и стали к нему ласкаться. Одиссей услыхал
шаги,  тотчас  показался  у  входа в жилище Эвмея и сам Телемах. Вскочил ему
навстречу свинопас Эвмей. Обнял он  вошедшего  Телемаха  и,  проливая  слезы
радости,  стал целовать его. Так рад был Эвмей возвращению Телемаха, как рад
бывает отец возвращению  единственного  сына  после  долгой  разлуки.  Встал
Одиссей,  он  хотел  уступить свое место вошедшему сыну. Ласково обратился к
нему Телемах и сказал:
   -- Сядь, странник! Не беспокойся, мне приготовит место, где сесть, Эвмей.
   Эвмей поспешно приготовил Телемаху сидение и подал ему пищи  и  вина.  Во
время  трапезы Телемах спросил Эвмея, откуда этот странник, кто привез его в
Итаку. Рассказал ему Эвмей ту вымышленную историю, которую он сам слышал  от
Одиссея,  и просил принять странника в своем доме. Но Телемах не мог обещать
сделать это. Как мог он, еще такой юный, справиться с буйной толпой женихов?
Он мог лишь обещать прислать страннику новую одежду и меч в подарок и помочь
ему вернуться на родину. Пожалел Одиссей Телемаха и стал, словно  ничего  не
зная,  расспрашивать  его  о  буйстве  женихов и спрашивать, не враждебно ли
относится к нему народ Итаки и его родственники.
   -- Лучше уж быть убитым в своем доме, попытавшись  силой  изгнать  буйных
женихов,  чем сносить оскорбления и видеть разграбление своего имущества, --
такими словами кончил свои расспросы Одиссей.
   Но что мог ответить на это Телемах, он мог лишь сказать, как трудно  ему,
единственному  сыну, бороться с буйной толпой женихов, замышляющих к тому же
убить его. Телемах опасался даже сообщить Пенелопе о своем  возвращении.  Он
послал  Эвмея  в  город  и велел ему тайно передать матери, что он вернулся,
чтобы не узнали этого женихи.  Известить  же  старца  Лаэрта,  который  тоже
страшно  беспокоился  о  судьбе своего внука, должна была Пенелопа, послав к
нему одну из верных рабынь.
   Поспешно ушел Эвмей исполнять поручение Телемаха. Лишь только  вышел  он,
как  явилась  пред  Одиссеем  незримая  для  Телемаха  богиня Афина-Паллада;
вызвала она Одиссея из хижины и там, у ограды  двора,  вернула  ему  прежний
образ, коснувшись его жезлом, и повелела открыться Телемаху.
   Когда  Одиссей вернулся в хижину, с удивлением посмотрел на него Телемах;
он думал, что ему явился  один  из  бессмертных  богов,  так  был  красив  и
величествен Одиссей.
   --  О,  странник!  -- воскликнул Телемах, -- в ином виде являешься ты мне
теперь! Ты -- один из бессмертных богов! Смилуйся над нами!  Великие  жертвы
принесем мы тебе.
   --  Нет,  не  бог  я!  --  ответил  Одиссей, -- я твой отец Одиссей, ради
которого терпел ты обиды от буйных женихов.
   С любовью обнял Одиссей своего  сына  и  со  слезами  поцеловал  его.  Но
Телемах  не  мог  сразу  поверить,  что  действительно вернулся, наконец, на
родину его отец. Ведь только что видел он его в образе старого,  несчастного
странника.  Как  мог  он  измениться так, разве может смертный творить такие
чудеса? Сомнение  овладело  Телемахом.  Одиссей  же  рассеял  это  сомнение,
сказав,  что  богиня  Афина превратила его в странника, она же вернула ему и
его настоящий образ. Поверил тогда Телемах, что пред  ним  стоит  его  отец.
Обнял  он  отца. Слезы радости полились у них из глаз. Наконец, когда прошла
первая радость свидания, Телемах спросил отца, как вернулся  он  на  родину,
кто привез его на Итаку на быстроходном корабле. Рассказал Одиссей сыну, как
привезли  его  феакийцы, как скрыл он дары феакийцев в глубокой пещере и как
богиня  Афина  встретилась  ему  и  послала  его  к  Эвмею.   Одиссей   стал
расспрашивать Телемаха о женихах. Он пылал негодованием и хотел отомстить им
за  все обиды. Возможно ли это? Ведь женихов много. Со всех сторон собрались
они. Их сто шестнадцать человек. Разве могут двое -- Одиссей  и  Телемах  --
вступить с такой толпой в открытый бой? Но у Одиссея есть могучие помощники,
с  которыми  не  могут  бороться  смертные,  как  бы  много  их ни было, эти
помощники -- громовержец Зевс и дочь его Афина-Паллада.
   Надеясь на их помощь, решил так действовать Одиссей: Телемах  должен  был
идти   в   город   к   женихам,  а  за  ним  придет  и  он  сам,  под  видом
нищего-странника, с Эвмеем, как бы для того, чтобы собирать подаяние. Как ни
станут оскорблять его женихи, все будет терпеть Одиссей.  Затем  по  данному
знаку  Телемах  должен  вынести  оружие,  оставив лишь оружие для себя и для
отца. Главное же необходимо хранить в глубокой  тайне  возвращение  Одиссея,
чтобы  никто  не  знал  об этом, даже Пенелопа, так как не все рабы и рабыни
сохранили верность Одиссею. Долго совещались Одиссей с Телемахом.
   В это время прибыл в  город  и  корабль  Телемаха.  Спутники  его  тотчас
послали вестника к Пенелопе известить о возвращении сына. С этим вестником у
самого  дворца Одиссея встретился Эвмей. Вместе вошли они к Пенелопе. Громко
объявил вестник Пенелопе о возвращении сына. Эвмей же, наклонившись  к  ней,
тихо  передал все, что поручил ему Телемах. Обрадовалась Пенелопа, что снова
с нею сын.
   Быстро донеслась весть о возвращении Телемаха и  до  женихов.  Испугались
они.  Собрались  все  женихи  на  площади и стали совещаться, что им делать.
Интиной стал советовать убить Телемаха, так как он их  единственная  помеха.
Но  Амфином  не  согласился  на  это. Он боялся прогневить Зевса и советовал
прежде вопросить богов. Если дадут боги благоприятное знамение, то он  готов
был  сам  убить  Телемаха,  если  же  нет,  то и другим не советовал Амфином
подымать руки на Телемаха. Согласились с Амфиномом женихи и пошли во  дворец
Одиссея.
   Глашатай Медонт сообщил Пенелопе, что замышляют женихи. Вышла она к ним и
горько упрекала их за коварство. Особенно же упрекала Пенелопа Антиноя, отца
которого  некогда  спас  Одиссей  от  гнева народа. Эвримах стал успокаивать
Пенелопу. Он говорил, что женихи никогда не подымут  руки  на  Телемаха.  Но
хоть и говорил это Эвримах, сам же он только о том и думал, как бы, погубить
Телемаха.
   Между  тем  Эвмей  вернулся  в  свою  хижину. Богиня Афина обратила опять
Одиссея в странника, чтобы не узнал его Эвмей. Рассказал свинопас, что видел
в городе, и стал готовить всем ужинать. Насытившись, все легли спать.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   На следующий день, лишь только край неба окрасился ярким  пурпуром  зари,
Телемах  отправился  в  город.  Уходя,  он  велел  Эвмею  проводить  в город
странника, чтобы он мог там собирать подаяние. Придя домой,  Телемах  первый
встретил  свою  старую  няню  Эвриклею.  Несказанно обрадовалась она, увидав
входящего Телемаха, и с плачем обняла его. Вышли навстречу сыну Одиссея  все
рабыни. Узнав о возвращении сына, вышла ему навстречу и Пенелопа. Обняла она
сына  и  стала  расспрашивать  его  о  том,  что  узнал  он  во время своего
путешествия. Но ничего не стал ей рассказывать Телемах, -- он  спешил  пойти
на городскую площадь, чтобы привести Феоклимена в свой дом.
   Когда  Телемах  пришел  на городскую площадь, женихи толпой окружили его,
каждый из них спешил пожелать ему чего-нибудь хорошего, в глубине же  сердца
замышляли  они  гибель  Телемаху.  Вскоре  пришел  на  площадь и Феоклимен с
Перайем, приютившим его на время, пока не было в городе Телемаха.
   Сейчас же Телемах пригласил Феоклимена к себе в дом и ушел с  ним.  Дома,
омывшись  в  прекрасных  мраморных  ваннах,  Телемах  с  Феоклименом сели за
трапезу. Вышла к ним Пенелопа и  села  около  их  стола  со  своей  работой.
Телемах  рассказал  матери о своем путешествии в Пилос и Спарту. Опечалилась
Пенелопа тем, что ничего  не  узнал  Телемах  об  отце.  Но  Феоклимен  стал
успокаивать  ее;  он  уверял,  что  Одиссей  уже  в  Итаке,  что  он наверно
скрывается где-нибудь, чтобы вернее приготовить  гибель  женихам.  Феоклимен
говорил,  что  если  бы  Одиссей не вернулся в Итаку, не послали бы знамения
боги при возвращении Телемаха.  Во  время  беседы  Пенелопы  с  Телемахом  и
Феоклименом  женихи  забавлялись  во  дворе  бросанием диска и копья. Вскоре
пригнали пастухи коз и овец для пира женихов. Гурьбой  вошли  женихи  в  дом
Одиссея  и  занялись  приготовлением  к  пиру.  Глашатай  Медонт созвал их в
пиршественную залу.
   Между тем Одиссей с Эвмеем медленно шли по направлению к городу. Опираясь
на палку, шел Одиссей под видом немощного нищего. Они уже были  недалеко  от
города, когда у источника, из которого жители города брали воду, встретил их
пастух Мелантий. Увидав Эвмея со странником, наглый Мелантий стал издеваться
над ними и крикнул:
   --  Вот  ведет  один негодяй другого! Куда ты, глупый Эвмей, ведешь этого
нищего? Смотри, переломают ему  ребра  женихи,  если  он  только  осмелиться
показаться в доме Одиссея.
   Крикнув   это,   Мелантий   сильно  ударил  ногой  Одиссея,  но  даже  не
пошевельнулся от этого удара Одиссей. Насилу сдержался он,  чтобы  не  убить
наглеца,  ударив его головой о землю. Эвмей стал грозить Мелантию, что плохо
придется ему,  когда  вернется  Одиссей.  Но  Мелантий  грубо  ответил,  что
напрасно  надеется он на возвращение Одиссея, что скоро будет и Телемах убит
женихами, а сам Эвмей  продан  каким-нибудь  чужеземцам.  С  этими  угрозами
Мелантий ушел.
   Медленно продолжали свой путь Эвмей с Одиссеем. Наконец, приблизились они
ко дворцу  Одиссея.  Оттуда  неслись звуки кифары и пение. Пир женихов был в
самом разгаре. Эвмей и Одиссей, громко разговаривая друг с другом, вошли  во
двор.  Там на куче навоза у самых ворот лежала старая собака Одиссея, Аргус.
Едва только услыхала она голос своего хозяина, как насторожила  уши.  Почуял
верный  Аргус  своего  господина,  вильнул  хвостом и хотел подняться, чтобы
броситься ему навстречу, но был уже не в силах двинуться.  Всеми  брошенный,
старый,  он  издыхал. Узнал своего верного Аргуса и Одиссей. Слеза скатилась
из его глаз; поскорее смахнул он слезу рукой, чтобы  не  заметил  ее  Эвмей.
Шевельнулся  Аргус  и  издох.  Двадцать лет ждал он своего господина и сразу
узнал его, даже под видом нищего.
   Эвмей вошел в пиршественную залу первый и сел около Телемаха.  Следом  за
Эвмеем  вошел  и  Одиссей.  На  не  пошел он к гостям, а сел у самого входа,
прислонясь к двери. Тотчас взял Телемах хлеба и мяса, велел отнести  Одиссею
и сказать ему, чтобы смело шел он к гостям просить подаяние. Встал Одиссей и
начал  обходить всех гостей. Все подавали ему, отказал лишь один -- Антиной.
Но Одиссей стал настойчиво просить и у него подаяние. Рассердился  жестокий,
грубый Антиной и прогнал от себя Одиссея. Отошел от него Одиссей, промолвив:
   -- Да, вижу я, что ум у тебя не так хорош, как лицо, коль ты жалеешь дать
мне даже корку хлеба, да еще чужого!
   Вспыхнул  гневом  Антиной,  схватил  скамейку,  изо всей силы бросил ее в
Одиссея и попал ему в спину. Но  Одиссей  даже  не  пошатнулся  от  сильного
удара,  он стоял, словно незыблемая скала; только грозно тряхнул он головой,
сел опять у самой двери и сказал:
   -- Не беда, если кто-нибудь перенесет побои, защищая свое имущество. Если
только богини мщения Эринии защищают и нищих, то  вместо  брака  ждет  здесь
Антиноя смерть.
   Еще  больше  рассердился  Антиной, услыхав слова Одиссея, но женихи стали
упрекать его за то, что оскорбил он странника, пришедшего  в  дом,  так  как
ведь бывало не раз, что под видом странников приходили к людям и бессмертные
боги.  Горько  было  видеть  и  Телемаху, как оскорбил Антиной его отца, но,
помня условие, сдержал он свой гнев.
   Узнала и Пенелопа, как оскорбил Антиной несчастного странника. Еще больше
возненавидела она дерзкого Антиноя. Призвав к себе  Эвмея,  расспросила  она
его  о  страннике,  а  когда  узнала,  что  Одиссей  был некогда гостем отца
странника, воскликнула:
   -- О, верю я, что жестоко  отомстят  Одиссей  и  Телемах  женихам,  когда
вернется Одиссей!
   Лишь только сказала это Пенелопа, как Телемах громко чихнул. Обрадовалась
этому  знамению  Пенелопа,  теперь  она  была  уверена,  что рано или поздно
погибнут женихи от руки ее мужа.
   Она повелела Эвмею привести к себе странника, чтобы  расспросить  его  об
Одиссее. Но Одиссей отказался сейчас же идти к Пенелопе, он просил подождать
до  вечера,  не  желая  раздражать  еще  больше  женихов.  Согласилась ждать
Пенелопа.
   Пир женихов становился все более и более шумным.  Наступила  ночь.  Эвмей
давно уже ушел домой. Женихи все еще не расходились. Вдруг в дверях появился
один нищий, известный по всей Итаке обжора и пьяница. Звали его Иром. Увидав
странника  в  дверях, Ир стал гнать его, Одиссей же не уходил. Тогда Ир стал
грозить ему, что побьет его, если он тотчас не  уйдет.  Началась  ссора.  Ее
услыхал  Антиной  и,  желая  доставить  развлечение  себе  и  женихам, решил
заставить драться Ира со странником. Победителю он  обещал  дать  в  награду
козий  жареный  желудок,  а  кроме  того, позволить каждый день приходить за
подаянием. Окружили женихи Ира и Одиссея и подстрекали их помериться силами.
Одиссей согласился драться с Иром, но прежде взял клятву с женихов, что  они
не  будут помогать Иру. Женихи дали клятву. Тогда Одиссей снял свое рубище и
опоясался им. С удивлением смотрели женихи на могучее тело Одиссея,  на  его
мускулистые  руки, широкую грудь и плечи. Страшно испугался Ир, но не биться
с Одиссеем он уже не мог, так как рабы схватили его,  опоясали  и  поставили
против  Одиссея.  От  страха  Ир  едва  держался на ногах. Взглянув на него,
Одиссей подумал: убить ли его ударом кулака или же только сбить с ног? Решил
Одиссей, что могучим ударом он может возбудить подозрение женихов;  поэтому,
когда  Ир  ударил  его  в  плечо, он в свою очередь ударил его по голове над
самым ухом. Упал Ир на пол и завопил от боли. Одиссей же хватил его за  ногу
и  вытащил  из  пиршественной залы на двор, там посадил у стены около ворот,
набросил ему на плечи его рваную суму и дал ему в руки  палку.  Так  проучил
Одиссей  Ира  за  то,  что он дерзко вздумал гнать его, странника, из его же
собственного дома. Очень обрадовались женихи,  что  избавил  их  Одиссей  от
назойливого  Ира.  Они  весело  поздравляли  его  с  победой, а один из них,
Амфином, поднес Одиссею кубок с вином и пожелал, чтобы  боги  вновь  послали
ему  богатство  и  счастье.  Амфином  был  самым  лучшим  из  женихов, часто
удерживал он остальных от  буйства  и  всегда  защищал  Телемаха.  Знал  это
Одиссей  и,  желая спасти Амфинома, посоветовал ему покинуть толпу женихов и
вернуться к отцу, так как скоро вернется Одиссей и гибель грозит тогда  всем
женихам.  Но  Амфином  не  внял  совету  Одиссея, сам шел он навстречу своей
гибели.
   В это время богиня Афина-Паллада побудила Пенелопу выйти к женихам, чтобы
еще сильнее разжечь в них желание вступить с ней в брак, и чтобы Одиссей,  и
Телемах  еще  более  оценили  ее  верность  и  любовь  к ним. Тотчас позвала
Пенелопа Эвриному  и  велела  призвать  двух  рабынь,  которые  должны  были
проводить  ее  в  пиршественную залу к женихам. Когда Эвринома вышла, богиня
Афина погрузила в краткий сон Пенелопу и во сне наделила ее такой  красотой,
что  она  засияла,  подобно богине любви Афродите. Вошедшие рабыни разбудили
Пенелопу. Встала Пенелопа и пошла к женихам, С  восторгом  смотрели  они  на
вошедшую  жену  Одиссея. Пенелопа же подозвала к себе Телемаха и укоряла его
за то, что позволил он оскорбить в своем доме несчастного странника. Покорно
выслушал упрек  матери  Телемах.  Обратился  один  из  женихов,  Эвримах,  к
Пенелопе  и  стал славить ее красоту. Выслушала его Пенелопа и ответила, что
нет уже больше у нее былой красоты, потеряла она ее, с тех пор  как  покинул
ее  Одиссей;  только  тогда  вновь  вернулась  бы  к ней ее красота, если бы
возвратился Одиссей. Укоряла она  женихов  за  то,  что  принуждают  они  ее
вступить  с  кем-нибудь  из них в ненавистный ей брак и разоряют дом Одиссея
своими пирами. Не так было в былые времена, тогда  женихи  старались  дарами
склонить  невесту и не расточали чужого имущества. Но не вняли женихи укорам
Пенелопы; спокойно выслушав ее, послали женихи слуг своих за богатыми дарами
и одарили ими Пенелопу, -- думая склонить ее на брак дарами. Пенелопа  молча
приняла дары и удалилась со своими рабынями в свои покои.
   Лишь  только  Пенелопа  ушла,  как  женихи  повелели рабыням принести три
больших светильника и зажечь на них огонь, чтобы осветить ярче пиршественную
залу. Исполнили рабыни приказание. Одиссей же сказал рабыням, чтобы шли  они
заниматься своими работами, а он будет смотреть за светильниками. Но одна из
рабынь,  Меланто,  стала издеваться над ним и бранить его. Одиссей пригрозил
дерзкой Меланто, что пожалуется на  нее  Пенелопе.  Испугались  рабыни  этой
угрозы  и  поспешно ушли. Одиссей же стал смотреть за огнем на светильниках.
Эвримах, чтобы развеселить женихов, смеясь над Одиссеем сказал:
   -- Вижу я, что бог какой-нибудь послал к нам этого странника, чтобы  было
нам  светлее  пировать.  Свет  исходит не от светильников, а от его плешивой
головы, на которой нет ни единого волоска.
   Засмеялись женихи, а Эвримах стал еще  больше  издеваться  над  Одиссеем.
Спокойно ответил ему Одиссей:
   --  Эвримах!  Велика  твоя надменность, но ведь ты воображаешь, что силен
только потому, что тебя окружают слабые люди. Вернись сейчас  на  твою  беду
Одиссей  и  тогда  эта  широкая  дверь  сразу  показалась бы тебе узкой, так
поспешно бросился бы ты бежать.
   Страшно рассердился Эвримах, схватил он скамейку и с размаху бросил ее  в
Одиссея.  Но  Одиссей ловко уклонился от удара. Скамейка попала в руку раба,
разносившего вино, и со стоном упал он на пол, выронив  кубок.  Подняли  шум
женихи.  Они  негодовали,  что начались у них на пиру постоянные ссоры с той
минуты, как появился странник. Но Телемах сказал,  что  не  в  этом  причина
ссор:  причина  в  том,  что все охмелели и пора кончать пир. Как ни досадно
было женихам слышать такие  слова  Телемаха,  все  же  принуждены  были  они
окончить  пир.  Наполнили  они  еще  раз  вином кубки, выпили и разошлись по
домам.
   Когда разошлись все женихи, Одиссей сказал  Телемаху,  что  теперь  нужно
вынести все оружие из пиршественной залы. Призвал Телемах Эвриклею и повелел
ей  запереть  всех  служанок  в их помещении, чтобы не видали они, как будут
выносить оружие, которое надо  убрать,  чтобы  не  портилось  оно  от  дыма.
Исполнила  Эвриклея  приказание  Телемаха.  Телемах и Одиссей стали выносить
оружие, а богиня Афина незримо светила им, зажегши свой светильник. Удивился
Телемах, видя, как  разливался  всюду  свет  от  невидимого  светильника,  и
спросил  Одиссея,  откуда этот свет. Но Одиссей запретил сыну расспрашивать;
боялся он, чтобы не прогневал богиню Телемах своими расспросами.  Убрав  все
оружие,  Одиссей  пошел в покои Пенелопы. Она с нетерпением ждала странника,
чтобы расспросить его об Одиссее. Телемах же пошел в свои покои  и  спокойно
уснул.



   Когда  Телемах ушел спать, в пиршественную залу пришла со своими рабынями
Пенелопа. Рабыни поставили для своей госпожи около очага  стул  из  слоновой
кости,  отделанной  серебром, а сами стали убирать стол, за которым пировали
женихи. Рабыня Меланто опять стала поносить Одиссея, гнать  его  из  дома  и
грозить  ему,  что  бросит в него горячей головней, если он не уйдет! Мрачно
взглянул на нее Одиссей и сказал:
   -- Что ты сердишься на меня? Правда, я нищий! Уж такой выпал мне на  долю
жребий, а было время, когда и я был богат; но всего лишился я по воле Зевса.
Может  быть  и  ты лишишься скоро красоты, и возненавидит тебя твоя госпожа.
Смотри, вернется Одиссей, и придется тебе ответить за твою дерзость. Если же
и не вернется он, то дома Телемах, он знает, как ведут себя  рабыни.  Ничего
не скроется от него!
   Услыхала слова Одиссея и Пенелопа и гневно сказала она Меланто:
   --  На  всех  злишься  ты,  словно  цепная собака! Смотри, я знаю, как ты
ведешь себя! Придется тебе заплатить головой за твое поведение. Разве ты  не
знаешь, что я сама позвала сюда этого странника?
   Приказала поставить Пенелопа около очага стул для Одиссея и, когда он сел
около  нее, стала расспрашивать его об Одиссее. Рассказал ей странник, будто
некогда принимал он сам как гостя Одиссея на Крите, когда  тот,  застигнутый
бурей,  пристал  к  берегам  Крита  по  дороге  в  Трою. Заплакала Пенелопа,
услыхав,  что  видел  странник  двадцать  лет  тому  назад  Одиссея.   Желая
проверить,  правду  ли  говорит  он,  спросила  его  Пенелопа,  как был одет
Одиссей. Ничего не было легче страннику, как  описать  свою  же  собственную
одежду.  С  мельчайшими  подробностями  описал  он  ее, и поверила тогда ему
Пенелопа. Странник же стал уверять ее, что жив Одиссей, что недавно был он в
стране феспротов, а оттуда поехал в Додону [1] вопросить там оракула Зевса.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город в Эпире, на западе Северной Греции, с знаменитым в древности
святилищем и оракулом Зевса.
---------------------------------------------------------------

   -- Скоро вернется Одиссей! -- говорил странник, раньше чем кончится  год,
раньше чем наступит еще новолуние, вернется Одиссей.
   Рада была бы верить ему Пенелопа, но не могла, ведь столько лет ждала она
Одиссея,  а  он  все не возвращался. Велела Пенелопа рабыням приготовить для
странника мягкое ложе. Поблагодарил ее Одиссей  и  попросил,  чтобы,  старая
Эвриклея прежде омыла ему ноги.
   Эвриклея  охотно  согласилась  омыть  ноги страннику: он и ростом, и всем
своим видом, и даже голосом напоминал ей Одиссея, которого она когда-то сама
вынянчила. Принесла Эвриклея воды в медном тазу и наклонилась,  чтобы  омыть
страннику  ноги.  Вдруг  бросился ей в глаза рубец на его ноге. Хорошо знала
она этот рубец. Некогда нанес глубокую рану Одиссею кабан, когда охотился он
с сыновьями Автолика на склонах Парнаса. По этому-то рубцу  Эвриклея  узнала
Одиссея.  Опрокинула она от изумления таз с водой. Слезы заволокли ей глаза,
и дрожащим от радости голосом сказала она:
   -- Одиссей, ты ли это, мое дорогое дитя? Как не узнала я тебя раньше!
   Эвриклея хотела сказать и Пенелопе, что вернулся,  наконец,  ее  муж,  но
Одиссей поспешно зажал ей рот рукой и тихо промолвил:
   -- Да, я Одиссей, которого ты вынянчила! Но молчи, не выдавай моей тайны,
иначе  ты  погубишь  меня.  Берегись  сообщить кому-либо о моем возвращении!
Суровой каре подвергну я тебя и не пощажу, хотя ты и моя кормилица, когда  я
буду  наказывать  рабынь  за  их  проступки,  если узнают они от тебя, что я
вернулся. Поклялась Эвриклея хранить  тайну.  Радуясь  возвращению  Одиссея,
принесла она еще воды и омыла ему ноги. Пенелопа не заметила, что произошло;
ее вниманием завладела богиня Афина.
   Когда  Одиссей  сел опять у огня, стала жаловаться на свою горькую судьбу
Пенелопа и рассказала о сне, который видела недавно. Она видела, будто  орел
растерзал  всех ее белоснежных домашних гусей и все женщины Итаки оплакивали
их вместе с нею. Но вдруг орел прилетел  обратно,  сел  на  крыше  дворца  и
человеческим  голосом  сказал:  "Пенелопа,  это не сон, а знамение того, что
совершится. Гуси -- это женихи, я же Одиссей, который скоро вернется".
   Одиссей же сказал Пенелопе, что сон ее, как и сама она видит,  так  ясен,
что его не стоит и толковать. Но не могла даже такому сну поверить Пенелопа,
она  не  верила,  что вернется, наконец, Одиссей. Она сказала страннику, что
решила на следующий день испытать женихов: вынести лук Одиссея и  предложить
им  натянуть  его  и  попасть в поставленную цель; того из них, кто исполнит
это, решила она выбрать себе  в  мужья.  Посоветовал  Пенелопе  странник  не
откладывать этого испытания и прибавил:
   --  Прежде  чем  кто-нибудь  из  женихов  натянет  лук  и попадет в цель,
вернется Одиссей.
   Так разговаривала со странником Пенелопа, не по дозревая, что  говорит  с
Одиссеем.  Но  было  уже поздно. Хотя Пенелопа готова была всю ночь напролет
говорить со странником, все же пора ей было идти  на  покой.  Встала  она  и
пошла  в  свой  покой  со  всеми  рабынями, и там погрузила ее в сладкий сон
богиня Афина.
   Одиссей же, устроив себе ложе из кожи быка и овчин, лег на  него,  но  не
мог  заснуть.  Он все думал о том, как отомстить женихам. Приблизилась к его
ложу богиня Афина; она успокоила его, обещала свою помощь и сказала, что уже
скоро кончатся все его бедствия. Наконец, усыпила Одиссея богиня  Афина.  Но
недолго  он  спал, разбудил его громкий плач Пенелопы, сетовавшей на то, что
не дают боги вернуться Одиссею. Встал Одиссей, убрал свое ложе и,  выйдя  на
двор, стал молить Зевса послать ему доброе знамение в первых словах, которые
он  услышит  в  это  утро.  Внял Зевс Одиссею, и раскатился громовой удар по
небу. Первые же слова, услышанные Одиссеем, были слова рабыни,  моловшей  на
ручной  мельнице  муку.  Она  желала, чтобы это был последний день, который,
пируя, проведут женихи в доме Одиссея. Обрадовался Одиссей. Теперь он  знал,
что поможет ему Зевс-громовержец отомстить женихам.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Утром  толпой вошли в пиршественную залу рабыни и начали прибирать ее для
лира женихов. Эвриклея послала рабынь за водой, повелела вымыть пол, покрыть
скамьи новыми пурпуровыми покрывалами и вымыть посуду. Вскоре вышел из своих
покоев Телемах и, расспросив у Эвриклеи, как провел ночь странник, пошел  на
городскую  площадь.  Пригнали  Эвмей, Филотий и Мелантий коз, овец, свиней и
корову для  пира  женихов.  Эвмей  и  Филотий  приветливо  поздоровались  со
странником, жалея его за то, что приходится ему бездомным скитаться по миру.
Вспомнил Филотий Одиссея, он жалел своего хозяина. Глядя на странника, думал
он: неужели и его господин принужден скитаться бездомным на чужбине? Эвмей и
Филотий стали молить богов, чтобы они вернули домой Одиссея. Захотел утешить
Одиссей своих верных слуг и сказал, обратившись к Филотию:
   --  Клянусь тебе великим Зевсом и священным очагом во дворце Одиссея, что
не успеешь еще ты уйти отсюда, как вернется домой Одиссей и ты увидишь,  как
отомстит он буйным женихам.
   Но если Эвмей и Филотий были приветливы со странником, то грубый Мелантий
стал опять оскорблять его и грозил побить, если не уйдет он из дома Одиссея.
Ничего не сказал Мелантию Одиссей, но только грозно сдвинул брови.
   Стали,  наконец,  собираться  и  женихи. Они замыслили убить Телемаха, но
посланное богом знамение удержало их. Сели за стол женихи,  и  начался  пир.
Телемах  поставил в дверях скамью и стол для Одиссея и велел подать ему пищи
и вина; при этом грозно сказал юный сын Одиссея:
   -- Странник! Сиди здесь и спокойно  пируй  с  моими  гостями.  Знай,  что
никому  не  позволю  я оскорбить тебя! Мой дом не какая-нибудь харчевня, где
собирается всякий сброд, а  дворец  царя  Одиссея.  Услыхал  слова  Телемаха
Антиной и дерзко воскликнул:
   --  Друзья!  Пусть грозит нам, если хочет, Телемах! Если бы не послал нам
грозного знамения Зевс, навек усмирили бы мы его и не был бы он больше таким
ненавистным болтуном!
   Ничего не ответил на эту угрозу Телемах. Молча  сидел  он  и  ждал,  пока
подаст ему условный знак Одиссей. Богиня Афина еще больше возбуждала буйство
женихов,  чтобы  сильнее  запылала жажда мщения в груди Одиссея. Побуждаемый
ею, воскликнул один из женихов, Ктесипп:
   -- Слушайте, что я скажу вам! Странник получил от Телемаха немало пищи  и
вина. Должны и мы дать ему что-нибудь. Я уже приготовил ему подачку.
   С  этими  Словами  Ктесипп  схватил  коровью  ногу и с силой швырнул ее в
Одиссея. Едва успел уклониться он от удара. Грозно крикнул Ктесиппу Телемах:
   -- Счастье твое, что ты промахнулся! Я бы метче попал в тебя моим копьем,
и пришлось бы твоему отцу готовить для тебя не свадьбу, а похороны. Всем вам
говорю я еще раз, что не позволю оскорблять здесь, в моем доме, гостей.
   Ничего не ответили  женихи,  Агелай  же  стал  советовать  им  прекратить
оскорбление странника.
   Вдруг богиня Афина возбудила безумный смех у женихов и помутила разум их.
Дико  стали  они смеяться. Побледнели их лица, глаза их заволоклись слезами,
тоска легла им на сердце, как тяжкое бремя. Словно дикие  звери,  стали  они
пожирать сырое мясо. Женихи начали в своем безумии издеваться над Телемахом.
Но молча сидел Телемах, не обращая внимания на их насмешки. Слышала Пенелопа
из  своих покоев неистовые крики женихов за обильным пиром. Но никогда никто
не приготавливал людям такого пира, какой приготовили женихам богиня Афина и
муж Пенелопы.
   Наконец,  встала  Пенелопа  и  пошла  в  кладовую,  в  которой  хранились
сокровища  Одиссея.  Там достала она тугой лук Одиссея. Этот лук принадлежал
некогда Эвриту[1], а Одиссею подарил  его  сын  Эврита,  Ифит.  Взяв  лук  и
колчан,  полный  стрел, пошла Пенелопа в пиршественную залу. Встав там около
колонны, сказала она женихам:

---------------------------------------------------------------
   [1] Царь Ойхалии (см. часть 1, "Геракл и Эврит").
---------------------------------------------------------------

   -- Выслушайте меня! Я принесла вам лук Одиссея. Кто из вас  натянет  этот
лук и пустит стрелу так, чтобы она пролетела через двенадцать колец, за того
я выйду замуж.
   Передала  Пенелопа  лук  Одиссея  Эвмею.  Горько  заплакал он, увидав лук
своего хозяина, и понес его женихам. Заплакал и верный Филотий. Рассердились
на них женихи за то, что они льют слезы по Одиссею.  Телемах  же  укрепил  в
земле  шесты  с кольцами и выравнял их. Он первый хотел попробовать натянуть
лук; три раза сгибал он его, но не смог натянуть тетиву.  Хотел  он  согнуть
его в четвертый раз, но Одиссей кивнул ему головой, и Телемах прекратил свои
попытки.  Женихи  решили  по  очереди  пробовать  натянуть тугой лук. Первым
попытался Лейод, но он не смог даже немного согнуть лук, таким тугим был он.
Антиной позвал тогда Мелантия и велел ему принести сала, чтобы смазать  лук.
Думал  Антиной,  что  легче  согнется лук, смазанный салом. Но напрасны были
попытки женихов, никто из них не мог натянуть тетиву.
   В это время Эвмей и Филотий вышли из зала, за ними пошел  и  Одиссей.  На
дворе остановил он верных слуг и открыл им, кто он, показав рубец на ноге от
раны,  нанесенной  кабаном.  Обрадовались  Эвмей и Филотий и стали покрывать
поцелуями его руки и ноги. Успокоил их Одиссей. Он велел Эвмею в ту  минуту,
когда  он  возьмет  лук,  пойти  к  Эвриклее и сказать ей, чтобы заперла она
служанок и не  выпускала  их  никуда.  Филотию  же  Одиссей  велел  покрепче
запереть ворота. Отдав эти приказания, Одиссей вернулся в пиршественную залу
и спокойно сел на свое место в дверях.
   Когда  Одиссей  вернулся,  Эвримах, смазав лук салом, грел его над огнем.
Разогрев лук, попробовал Эвримах согнуть его, но не мог. Увидав, что все  их
попытки  напрасны,  женихи  решили  оставить лук и попытаться согнуть его на
следующий день, а сейчас лучше продолжать пир. Тогда Одиссей вдруг обратился
к женихам с просьбой позволить ему попытаться натянуть лук. Женихи,  услышав
эту  просьбу,  стали издеваться над ним. Втайне же боялись они, что странник
посрамит их. Пенелопа же стала настаивать,  чтобы  все-таки  страннику  дали
лук.  Ее  прервал  Телемах,  он  просил  мать уйти в ее покои, а Эвмею велел
подать лук Одиссею. Женихи подняли неистовый крик, когда  Эвмей  понес  лук.
Испугался  Эвмей,  но  Телемах  грозно  крикнул  на него и велел отнести лук
страннику. Подав лук Одиссею, Эвмей поспешно пошел к Эвриклее и  передал  ей
повеление Одиссея. Филотий же крепко-накрепко запер ворота.
   Взял   Одиссей   свой  лук  и  начал  внимательно  осматривать  его;  так
осматривает свою кифару певец, готовясь  начать  песнопение.  Без  малейшего
труда  согнул  Одиссей  свой лук и натянул тетиву, затем попробовал пальцем,
туга ли она. Грозно зазвенела  тетива.  Побледнели  женихи.  Грянул  с  неба
раскат  грома  --  то Зевс подал знак Одиссею. Радость наполнила его сердце.
Взял Одиссей стрелу и, не вставая  со  своего  места,  пустил  в  цель.  Все
двенадцать  колец  пролетела  стрела.  Обратившись  к  Телемаху,  воскликнул
Одиссей:
   -- Телемах! Не посрамил тебя твой гость! Ты видал, что  недолго  трудился
я,  натягивая  лук.  Нет,  еще  цела  моя  сила!  Теперь приготовим мы новое
угощение женихам. Теперь иная зазвучит у нас на пиру кифара!
   Подал знак Телемаху Одиссей, нахмурив брови. Опоясался мечом  Телемах  и,
взяв в руки копье, встал рядом с Одиссеем, вооружась сверкающей медью.
   Сбросил  свое  рубище Одиссей, встал на пороге в самых дверях, высыпал из
колчана стрелы на пол у своих ног и крикнул женихам:
   -- В первую цель попал я удачно! Теперь я избрал новую  цель,  в  которую
еще никто не посылал стрелы. Мне поможет стреловержец Аполлон попасть в нее!
   Так  воскликнув,  пустил  Одиссей  стрелу  в  Антиноя. Попала ему в горло
стрела и пронзила его насквозь как раз в ту минуту, когда Антиной  собирался
выпить  чашу  вина.  Пошатнулся  Антиной, обливаясь кровью, толкнул он стол,
опрокинул его и упал мертвым. Вскочили с  криком  женихи.  Бросились  они  к
оружию,  которое  раньше висело по стенам, но оружия не было. Одиссей же еще
раз грозно крикнул им:
   -- А, презренные псы!  Вы  думали,  что  не  вернусь  я?  Что  вы  будете
безнаказанно грабить? Нет, теперь всех вас ждет гибель!
   Напрасно  молил Одиссея Эвримах пощадить их, принять от них богатую плату
за все, что разграбили женихи, но ничего не хотел слушать Одиссей.  Он  весь
пылал  жаждой мести. Поняли женихи, что придется им защищаться. Обнажили они
мечи и старались защититься от стрел Одиссея  столами.  Эвримах  бросился  с
мечом в руках на Одиссея, но пронзила ему грудь стрела, и мертвым упал он на
пол.  Бросился  на  Одиссея  Амфином,  но  его  поразил копьем Телемах. Убив
Амфинома, побежал за оружием Телемах. Он вынес  из  кладовой  четыре  шлема,
четыре  щита  и восемь копий для Одиссея, себя, Эвмея и Филотия. Одиссей же,
пока Телемах ходил за оружием, посылал стрелу за стрелой в  женихов.  Каждая
пущенная  стрела  несла гибель кому-нибудь из женихов, один за другим падали
они мертвыми на пол. Но вот пришел с оружием Телемах. Вооружился Одиссей,  а
рядом с ним встали, потрясая копьями, Телемах, Эвмей и Филотий.
   Предатель Мелантий заметил, как ходил за оружием Телемах; тайно прокрался
он в  кладовую  и  достал  там  двенадцать  щитов  и копий, так как Телемах,
спешивший к отцу, забыл запереть двери в  кладовую.  Вооружились  и  женихи.
Испугался Одиссей, увидев их вдруг вооруженными. Понял он, что кто-то достал
им  оружие. К счастью, заметил Эвмей кравшегося за оружием Мелантия и сказал
об этом Одиссею. Повелел он Эвмею и Филотию схватить Мелантия в  кладовой  и
запереть  его там, связав покрепче веревкой. Тихо подкрались Эвмей и Филотий
к кладовой и, когда Мелантий выносил из нее оружие, схватили  его,  повалили
на  пол  и,  загнув ему на спину руки и ноги, связали, затем подвесили его к
потолочной балке в кладовой в сказали с насмешкой:
   -- Сторожи теперь оружие, Мелантий! Мы устроили тебе мягкое ложе,  теперь
ты  не проспишь зари. Сказав это, захватили они оружие и поспешили на помощь
к Одиссею, который в это время сдерживал с Телемахом натиск женихов.
   В эту минуту под видом Ментора явилась Одиссею Афина-Паллада. Стал  звать
на  помощь  Ментора  Одиссей, женихи же грозили ему смертью, если поможет он
Одиссею.
   Разгневалась еще больше на женихов Афина. Упрекнув Одиссея,  что  не  так
храбро  бьется он с женихами, как бился он под Троей, обратилась она вдруг в
ласточку, взвилась кверху и села на балку над женихами. Три раза нападали на
Одиссея женихи, бросая копья в него, Телемаха  и  в  двух  верных  слуг,  но
отклоняла  копья  женихов  Афина.  Одиссей  же  и  его  соратники каждый раз
поражали четырех женихов. Убил Филотий ударом копья и дерзкого  Ктесиппа  и,
торжествуя, воскликнул:
   --  Теперь  умолкнешь ты, дерзкий ругатель! Я дал тебе славный подарок за
ту коровью ногу, которой ты так любезно угостил Одиссея.
   Один за другим падали сраженные насмерть женихи. Вдруг потрясла Афина над
их головой своей страшной эгидой. В ужасе стали как безумные метаться во все
стороны женихи; так мечутся по пастбищу быки, когда жалят их летом целые рои
оводов. Подобно соколам, бьющим голубей, избивали женихов Одиссей,  Телемах,
Эвмей  и  Филотий. Страшный крик подняли гибнущие женихи. Нигде не могли они
укрыться. Подбежал к Одиссею Лейод и стал молить его о пощаде, но не пощадил
его Одиссей и ударом меча отрубил ему голову. Только  певца  Фемия,  певшего
против  своей  воли  женихам,  пощадил  Одиссей  по просьбе Телемаха, да еще
пощадил он глашатая Медонта, спрятавшегося под коровьей кожей. Велел Одиссей
Фемию и Медонту выйти на двор и ждать там его. Стал  осматриваться  Одиссей,
не  остался ли еще кто-нибудь из женихов, но уже все они были убиты, ни один
из них не спасся.
   Повелел тогда Одиссей призвать Эвриклею. Тотчас пришла она на зов  своего
господина  и  увидала  его,  покрытого кровью, стоящим среди трупов женихов,
подобного льву, растерзавшему быков. Одиссей повелел Эвриклее  призвать  тех
рабынь,  которые  провинились  своим  сочувствием женихам. Призвала Эвриклея
двенадцать  рабынь.  Пришли  они  и  с  громким  плачем  стали  выносить  по
приказанию  Одиссея  трупы  женихов и класть их один около другого в портике
дворца. Вынесли рабыни трупы и вымыли всю пиршественную залу,  а  когда  они
все  это  исполнили,  Одиссей  повелел  предать их смерти. Все провинившиеся
рабыни были повешены и смертью искупили свое преступление против  Одиссея  и
Пенелопы. Мучительной казни предал Одиссей и предателя Мелантия.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Когда  рабыни  и  Мелантий  понесли  заслуженную  кару,  Одиссей  повелел
Эвриклее принести очистительного курения и окурил им всю пиршественную залу.
Собрались все рабыни Одиссея; они обступили своего господина и целовали  ему
руки  и  ноги,  радуясь  его возвращению. Плакал и сам Одиссей, увидев вновь
своих домочадцев.
   Пока Одиссея приветствовали все его домочадцы, Эвриклея побежала в  покои
Пенелопы, разбудила ее и сообщила ей радостную весть, что вернулся, наконец,
ее  муж  и  отомстил женихам, убив их всех. Не хотела верить этому Пенелопа.
Она думала, что Эвриклея  смеется  над  ней.  Долго  уверяла  Эвриклея  свою
госпожу, что действительно вернулся Одиссей, что тот странник, с которым так
долго  беседовала  Пенелопа,  и есть Одиссей, что она узнала его по рубцу на
ноге, но он велел даже от Пенелопы хранить в тайне весть о его  возвращении.
Несмотря  на  убеждения Эвриклеи, Пенелопе казалось невероятным, что Одиссей
один  мог  убить  всех  женихов.  Наконец,  Пенелопа  согласилась  пойти   в
пиршественную залу. Придя туда, она не могла сразу решить, броситься ли ей в
объятия  Одиссею  или прежде расспросить его, чтобы окончательно убедиться в
том, что странник действительно ее мук. Села рядом со  странником  Пенелопа.
Пристально  стала  она  вглядываться  в  него,  --  то  казалось ей, что это
Одиссей, то вновь начинала она сомневаться. Видя ее колебания, Телемах  стал
упрекать ее.
   --  О,  возлюбленная  мать,  --  так говорил Телемах, -- неужели у тебя в
груди сердце, подобное камню. Вернулся, наконец, твой муж, а ты сидишь и  не
промолвишь  даже  слова.  Вряд ли найдется в целом мире другая жена, которая
встретила бы так неприветливо мужа, вернувшегося к ней после долгой разлуки.
   -- Сын мой, ты видишь, что от волнения не могу  я  вымолвить  ни  единого
слова,  --  ответила  Телемаху  Пенелопа,  --  если  странник  действительно
Одиссей, то есть у меня с Одиссеем такая тайна, открыв  которую,  мы  всегда
узнаем друг друга.
   Улыбнулся Одиссей и сказал Телемаху:
   -- Сын мой! Не волнуй мать. Расспросив меня, она убедится, что я Одиссей.
Трудно  ей  узнать  меня  в  этом  рубище.  Теперь  же  надо нам решить, как
сохранить на время в тайне гибель женихов от граждан города, чтобы не возник
мятеж. Ведь самых знатных юношей убили мы, и  их  родные  захотят  отомстить
нам.
   Повелел  Одиссей  всем  рабам и рабыням начать пение и веселую пляску под
звуки кифары Фемия, чтобы все думали, что во дворце совершается празднество.
Тотчас исполнили его приказание и, действительно, все проходящие мимо дворца
думали, что в нем справляется свадебный пир Пенелопы  с  одним  из  женихов.
Одиссей  же,  омывшись  и  надев богатые одеяния, вошел опять в чертог и сел
против Пенелопы. Божественной красотой наделила его  Афина.  Одиссей,  чтобы
убедить  Пенелопу,  решил  открыть ей одну тайну, известную только им двоим.
Подозвав Эвриклею, повелел он ей приготовить себе ложе, Пенелопа же  сказала
Эвриклее:
   --  Хорошо, приготовь ему ложе, Эвриклея, но только не в той опочивальне,
которую выстроил сам Одиссей. Выдвинь из опочивальни богатую  постель  и  на
ней приготовь ложе.
   --  О, царица, -- воскликнул Одиссей, -- кто же может сдвинуть с места ту
постель, которую я сделал сам?  Ведь  ты  же  знаешь,  что  она  сделана  из
громадного  пня  маслины,  которая  росла  около  дворца. Сам я срубил ее и,
окружив стеной, сделал из пня постель, затем украсил ее золотом и серебром и
слоновой костью. Но, может быть, за мое отсутствие кто-нибудь спилил пень  и
сдвинул постель?
   Теперь знала Пенелопа, что пред нею Одиссей. Лишь они вдвоем знали тайну,
как устроена постель. Зарыдала Пенелопа, бросилась в объятия Одиссея и нежно
стала целовать его. Плача обнял свою верную жену Одиссей, прижал ее к сердцу
и покрыл  поцелуями  --  так спасшийся от бури пловец, выброшенный на берег,
целует землю. Долго плакали, обняв  друг  друга,  Одиссей  и  Пенелопа.  Так
застала  бы  их  и утренняя заря, если бы богиня Афина не удлинила ночи и не
запретила бы взлетать на него богине зари, розоперстой Эос.
   Покинули пиршественную залу Одиссей и Пенелопа и ушли в свою опочивальню.
Телемах же велел рабам и рабыням прекратить пение и пляску,  и  весь  дворец
погрузился в сон. Не слали лишь Одиссей и Пенелопа. Одиссей рассказывал ей о
своих  приключениях,  и  жадно внимала ему верная Пенелопа. Рассказала и она
мужу  обо  всем,  что  пришлось  ей  претерпеть  от  женихов  во  время  его
отсутствия.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Бог Гермес вызвал души женихов из их трупов своим золотым жезлом, которым
он и  смыкает  сном  очи  людей, и прогоняет сон. С жалобным криком полетели
души за богом. Крик был похож на писк летучих мышей, носящихся в  испуге  по
темной  пещере,  когда  одна из них упадет, оторвавшись от камня, на котором
она висела.
   Вереницей неслись души женихов следом за Гермесом по мрачной  дороге.  Он
вел  их  все  дальше, мимо вод седого Океана, мимо врат бога солнца Гелиоса,
мимо страны, где живут боги сна, мимо скалы Левкады [1].  Наконец,  достигли
они луга, поросшего асфоделом[2]; там обитали души умерших. Первая встретила
души женихов душа великого Ахилла, рядом с ней шли тени Патрокла, Антилоха и
Аякса  Теламонида.  Окружили  их  души  женихов. Принеслась сюда и тень царя
Агамемнона. Узнала в сонме душ женихов тень Агамемнона душу  Амфимедонта,  у
которого  был  как  гость  принят  Агамемнон в Итаке, когда приезжал он туда
звать Одиссея в поход под Трою. Спросила тень Агамемнона душу Амфимедонта:

---------------------------------------------------------------
   [1] Белая скала, находившаяся, как думали греки, у входа  в  подземное
царство бога Аида.

   [2] Дикий тюльпан бледно-желтого цвета.
---------------------------------------------------------------

   --  Скажи мне, почему пришли вы такой толпой в это царство мрака? Погибли
ли вы во время бури или враги убили вас, когда вы грабили их дома и похищали
их имущество?
   Рассказала тень Амфимедонта о том, как сватались они к  Пенелопе,  думая,
что  не  вернется  Одиссей, но была верна Одиссею Пенелопа, она и слышать не
хотела о браке. Вернулся, наконец, Одиссей и жестоко отомстил им за  буйство
в  его  доме  и  за  расхищение его имущества. Обрадовалась душа Агамемнона,
узнав о том, что счастливо преодолел Одиссей все опасности, и воскликнула:
   0, как счастлив ты, возлюбленный Одиссей! Велика будет слава твоей верной
жены Пенелопы, воспоют ее в песнях, и вечно будет жить память  о  ней!  Иная
была моя судьба. Меня предала жена. Ужасная память о ней сохранится навеки у
людей.



   Рано утром, вооружившись блестящими доспехами, щитами и копьями, Одиссей,
Телемах,  Эвмей и Филотий пошли к Лаэрту. Пенелопе же повелел Одиссей никуда
не выходить из дворца, так как он знал, что весть о  гибели  женихов  быстро
разнесется  по  городу.  Окутанные  густым  облаком,  Одиссей и его спутники
быстро миновали город и вышли в поле. Вскоре пришли они  к  дому  Лаэрта,  в
котором  жил  он  со  своими рабами и старой служанкой. Одиссей послал своих
спутников в  дом  и  велел  им  приготовить  трапезу,  а  сам  пошел  в  сад
разыскивать  Лаэрта.  Одиссей застал своего престарелого отца за работой. Он
окапывал молодое дерево. Вся одежда Лаэрта была в  заплатах,  на  ногах  его
были  сандалии,  голова  была прикрыта шапкой из потертой козьей шкуры, а на
руках надеты рукавицы.  Увидав  отца,  заплакал  Одиссей.  Жалко  стало  ему
старика,  когда  увидел он его одетого, словно нищий. Колебался Одиссей, как
поступить ему, -- сразу ли открыться отцу или же прежде скрыть,  кто  он,  и
посмотреть, узнает ли его отец.
   Наконец, решил Одиссей поступить так: он подошел к отцу и, притворившись,
что  не  знает  его,  стал  говорить  с  ним,  как  с  простым работником, и
расспрашивать его,  кому  принадлежит  сад  и  как  зовут  хозяина.  Одиссей
рассказал о себе вымышленную историю, выдавай себя за чужеземца, и прибавил:
   -- Некогда принимал я гостем в доме своем Одиссея, богатыми дарами одарил
я его.  Теперь  я  пришел  воспользоваться  его  гостеприимством. Скажи мне,
действительно ли я прибыл на остров Итаку?
   Крупная слеза скатилась из глаз старца Лаэрта, и он ответил:
   -- Чужеземец! Ты  действительно  на  Итаке,  но  не  встретишь  ты  здесь
Одиссея.  Завладели  домом  его  злые  люди. Одиссей наверно погиб. Я же его
отец. Но скажи мне, кто ты!? Откуда прибыл?
   Одиссей опять  назвал  себя  вымышленным  именем  и  опять  заговорил  об
Одиссее,  сказав, что уже пять лет прошло с того дня, как принимал он у себя
Одиссея. Услыхав это, опечалился Лаэрт. Взял он обеими руками земли  посыпал
ею  свою  голову  и  громко  застонал  от  невыносимого  горя. Не мог больше
смотреть Одиссей на горе отца. Он бросился  к  нему,  заключил  его  в  свои
объятия и воскликнул:
   --  Отец!  Я  твой  Одиссей!  По воле богов вернулся я на Итаку! Не плачь
больше! Я отомстил уже женихам, разорявшим мой дом!
   Не сразу поверил Лаэрт, он потребовал доказательства,  что  действительно
пред  ним  стоит  сын его. Тогда Одиссей показал ему рубец от раны на ноге и
перечислил все плодовые деревья, которые Лаэрт подарил ему  еще  в  детстве.
Заплакал от радости старик, обнял Одиссея и воскликнул:
   --  О,  великий отец Зевс! Есть еще на светлом Олимпе боги, если искупили
злодеи смертью свою вину! Но я боюсь,  что  сюда  придут  все  жители  Итаки
отомстить за смерть родных.
   Но  Одиссей успокоил отца и повел его в дом, где готова была уже трапеза.
Там омылся Лаэрт и оделся в чистые новые одежды, а богиня Афина сделала  его
бодрее и моложе. Весело сели все за трапезу. В это время вернулся старый раб
Долий  со  своими сыновьями. Войдя в дом, в изумлении остановился он, увидав
за трапезой гостя, и вдруг узнал в нем Одиссея. Бросился он к  нему  и  стал
целовать  Одиссею  руки  и  ноги,  призывая на него с радостью благословение
богов. Весела была трапеза в доме старца Лаэрта.



   Между  тем  распространилась  молва  по  городу,  что  убиты  все  женихи
возвратившимся  Одиссеем.  С  криком негодования прибежали ко дворцу Одиссея
родственники женихов со всем народом и вынесли убитых. Затем  собрались  они
на  городской  площади  и  стали  обсуждать, как поступить им. Отец Антиноя,
старый  Эвпейт,  стал  возбуждать  весь  народ  восстать  против  Одиссея  и
отомстить ему за гибель женихов. Лишь певец Фемий и глашатай Медонт убеждали
граждан  не  подымать рук на Одиссея, так как видели они сами, что боги были
на стороне Одиссея, женихи же погибли  по  воле  Зевса.  Выступил  в  защиту
Одиссея  и прорицатель Галиферс. Он напомнил гражданам, как советовали им он
сам и Ментор не  позволять  женихам  бесчинствовать  в  доме  Одиссея.  Сами
виноваты теперь граждане. Лучше покориться Одиссею, чтобы не навлечь на себя
еще  большей  беды. Часть граждан послушалась Галиферса, часть же во главе с
Эвпейтом бросилась за оружием. Видела все это с высокого Олимпа богиня Афина
и спросила громовержца Зевса:
   -- Отец Зевс! Скажи мне, что ты решил? Возбудишь  ли  ты  теперь  великую
битву или же мир водворишь между враждующими?
   --  Дочь  моя  милая!  --  ответил  Зевс Афине, -- ведь ты же решила, что
должен отомстить женихам Одиссей. Он отомстил и имел  на  это  право.  Будет
царем  Итаки  Одиссей.  Мы  предадим  забвению смерть женихов. Как и прежде,
будет царить любовь на Итаке, будет там богатство и мир.
   Так сказал Зевс. Тотчас помчалась Афина на Итаку. Граждане большой толпой
приближались уже к дому Лаэрта. Их увидел один из сыновей Долия. Вооружились
все бывшие в доме. Вооружились даже старцы Лаэрт и Долий. Вышли они из  дома
во  двор.  Явилась  Одиссею  под видом Ментора богиня Афина. Обрадовался он,
узнав богиню, и, обратившись к Телемаху, сказал:
   -- Сын мой! Теперь докажи, что помнишь ты, что  происходишь  из  славного
рода, славного по всей земле своей доблестью.
   --  Возлюбленный  отец!  --  воскликнул  Телемах, -- ты увидишь, что я не
посрамлю твой славный род!
   Услышал слова эти и Лаэрт. Радость наполнила его сердце, и он воскликнул:
   -- 0, какой день посылаете вы мне, боги! Как рад я! Спорят сын мой и внук
о том, кто храбрее!
   Подошла к Лаэрту Афина и  повелела  ему  бросить,  не  целясь,  копье  во
врагов,  призвав  на помощь богиню Афину и отца Зевса. Потряс Лаэрт копьем и
бросил его. Копье пробило медный  шлем  Эвпейта,  раздробило  ему  череп,  и
мертвым  упал  он  на землю. Бросились на врагов Одиссей с Телемахом. Все бы
погибли граждане Итаки, если бы грозно не крикнула богиня Афина:
   -- Прекратите битву, граждане  Итаки!  Скорее  разойдитесь,  не  проливая
крови!
   Всеми  гражданами Итаки овладел сильный ужас, Выпало у них оружие из рук,
и пали они на землю, услыхав возглас богини.  Придя  в  себя,  обратились  в
бегство  граждане,  спасая  свою  жизнь.  Громко  крикнув,  Одиссей  ринулся
преследовать бегущих. Но бросил Зевс свою молнию, и она, сверкая,  упала  на
землю пред Афиной. Удержала богиня Одиссея, сказав:
   --  Богоравный  сын  Лаэрта,  укроти  свое сердце! Воздержись от кровавой
битвы, чтобы не разгневался на тебя Зевс-громовержец!
   Возрадовался Одиссей и  остановился,  не  стал  он  преследовать  бегущих
граждан Итаки. Вскоре Афина-Паллада, приняв образ Ментора, утвердила прочный
мир между народом и царем Одиссеем, скрепленный их взаимной клятвой.



   Изложено по трагедии Эсхила "Агамемнон"

   Агамемнон,  отправляясь  в поход под Трою, обещал жене своей Клитемнестре
дать ей немедленно знать, когда падет Троя и окончена  будет  кровопролитная
война.  Посланные  им  слуги,  должны были разводить костры на вершинах гор.
Такой сигнал, передаваясь с  одной  горной  вершины  на  другую,  скоро  мог
достигнуть  его  дворца,  и  Клитемнестра  раньше других узнала бы о падении
великой Трои.
   Девять лет длилась осада Трои. Настал последний, десятый год, в  который,
как  было  предсказано,  она  должна  была  пасть. Клитемнестра могла теперь
каждый день получить известие о падении Трои и о том, что  возвращается  муж
ее  Агамемнон.  Чтобы  не застало ее врасплох возвращение мужа, Клитемнестра
каждую ночь посылала раба на крышу высокого дворца. Там, не смыкая глаз  всю
ночь,  стоял  раб,  вперив глаза в ночную тьму. И в теплые летние ночи, и во
время грозы и бури, и зимой, когда члены коченеют от холода и  падает  снег,
стоял  ночью  на  крыше  раб.  Дни  шли за днями, а покорный воле царицы раб
каждую ночь ждал условленного сигнала. Ждала его и Клитемнестра. Но  не  для
того,  чтобы с ликованием встретить своего мужа, -- нет! Она забыла его ради
другого, ради Эгисфа, и замышляла гибель царю Агамемнону в тот  день,  когда
вернется он на родину со славой победителя.
   Была  темная  ночь.  Вот  уже начал чуть бледнеть восток. Близилось утро.
Вдруг увидел раб яркий огонь на далекой вершине горы. Это был давно желанный
сигнал.
   Пала великая Троя; скоро вернется домой  Агамемнон.  Обрадовался  раб  --
теперь  окончена  его  тягостная ночная стража. Поспешил он к Клитемнестре и
сообщил ей радостную весть. Но была ли она радостна для Клитемнестры?
   Чтобы не пало на нее и тени подозрения, Клитемнестра сделала вид,  что  и
она  рада  известию, и, созвав рабынь, пошла принести богам благодарственную
жертву.  В  глубине  же  сердца  коварная  Клитемнестра   замышляла   гибель
Агамемнону.
   Собрались  и  жители  города  у  дворца Агамемнона. Быстро дошла и до них
весть, что пала, наконец, великая Троя.
   Хотели старейшины встретить у двора Агамемнона, хотя и овладевало  иногда
ими  сомнение,  что  скоро,  действительно,  вернется  их царь. Эти сомнения
рассеял прибывший вестник; он объявил, что  недалеко  уже  Агамемнон.  Опять
притворилась  обрадованной  Клитемнестра. Она поспешила во дворец как бы для
того, чтобы приготовить все для встречи, но не  к  встрече  мужа  готовилась
она, а к его убийству.
   Наконец,  показался  вдали  на  колеснице и сам Агамемнон во главе своего
победоносного войска. Украшенные цветами и зеленью, шли  воины,  а  за  ними
везли  бесчисленную  добычу  и множество пленниц. Рядом с царем на колеснице
сидела печальная дочь Приама, вещая  Кассандра.  Громкими  криками  встретил
народ  царя.  Вышла ему навстречу и Клитемнестра. Она повелела устелить весь
путь ко дворцу пурпурными тканями. Словно бога, встречала она Агамемнона. Он
даже боялся, что прогневит богов, если примет такие почести. Сняв  сандалии,
пошел  Агамемнон  во  дворец,  за ним шла коварная Клитемнестра, рассказывая
ему, как ждала она его, как страдала в разлуке с ним; но у входа  во  дворец
остановилась жена Агамемнона и воскликнула:
   --  Зевс!  Зевс!  Исполни  мое  моление!  Помоги  мне выполнить то, что я
задумала!
   С этими словами вошла Клитемнестра во дворец. Молча толпились граждане  у
дворца  Агамемнона.  Тяжелое предчувствие великой беды угнетало их, и они не
расходились.
   Вдруг  из  дворца  послышался  ужасный  предсмертный   крик   Агамемнона.
Клитемнестра  убила  Агамемнона, когда он выходил из ванны. Она набросила на
него широкое длинное покрывало, в котором он запутался, словно в сети, и  не
мог защищаться. Тремя ударами секиры Клитемнестра убила мужа.
   С  обагренной кровью секирой в руках, в одежде, обрызганной кровью, вышла
Клитемнестра к народу. В ужас пришли все граждане от ее  злодеяния,  она  же
гордилась  им,  словно  совершила великий подвиг. Но понемногу и ею начинают
овладевать угрызения совести; пугает ее, что придется ей пострадать  за  это
убийство, пугает, что явится неумолимый мститель за Агамемнона.
   Вышел из дворца Эгисф. Он уже облекся в царские одежды и взял жезл царя в
руку.  Страшное негодование овладело народом. Растерзали бы они Эгисфа, если
бы не защитила его  Клитемнестра.  Понемногу  стали  расходиться  удрученные
гибелью  Агамемнона  граждане.  Эгисф  же  с  Клитемнестрой  ушли во дворец,
торжествуя, что захватили они власть,  совершив  великое  злодеяние.  Но  не
суждено им было судьбой уйти от мести, и им грозила за их злодеяние жестокая
кара, ее сулил им неумолимый рок.



---------------------------------------------------------------
   [1]  Энгельс в своем труде "Происхождение семьи, частной собственности
и  государства"  говорит,  что  Бахофен  прав,  когда  он  в   своем   труде
"Материнское  право",  пользуясь мифом о мести Ореста матери за убийство его
отца,  доказывает,  что  в  этом  мифе  изображена  борьба  между   гибнущим
материнским   правом  и  побеждающим  его  отцовским  правом.  В  этом  мифе
защитницами материнского права являются Эринии.  Они  преследуют  Ореста  за
тягчайшее  по материнскому праву преступление; ведь он убил мать, свою самую
близкую кровную родственницу, убил за то, что мать убила мужа, с  которым  в
кровном  родстве  она  не  состояла. Боги же Аполлон и Афина в мифе являются
защитниками отцовского права. Они заступаются за Ореста, так как считают его
правым, раз он мстил за отца, своего  ближайшего  кровного  родственника  по
отцовскому  праву. Афина на суде ареопага подает голос за оправдание Ореста.
Орест оправдан. Отцовское право, таким образом, победило  материнское  право
(Ф.  Энгельс.  Происхождение  семьи,  частной  собственности  и государства,
предисловие к 4-му изданию 1891 г.).
---------------------------------------------------------------

   Изложено по трагедии Эсхила "Хоэфоры", т. е.  "творящие  возлияние  на
могиле в честь умершего"

   Прошло  много  лет  со  дня  гибели  Агамемнона.  Однажды  к  его могиле,
находившейся у самого дворца, подошли двое юношей в одеждах странников. Один
из них, на вид лет восемнадцати,  был  опоясан  мечом,  другой  же,  немного
постарше,  держал  в  руке  два  копья.  Младший из юношей подошел к могиле,
срезал прядь волос с головы и положил ее на могилу. Это был  сын  Агамемнона
Орест, спасенный в день гибели Агамемнона своей няней и воспитанный вдали от
родины  царем Фокиды Строфием. С ним был его друг, сын Строфия Пилад. Только
что Орест принес свою жертву отцу, как в дверях дворца показались  рабыни  в
черных  одеждах.  Они шли к могиле Агамемнона. Среди них была и дочь убитого
царя Электра. Она была одета, как и все рабыни, в черную одежду,  волосы  ее
были  обрезаны,  ничем  не отличалась дочь царя от остальных рабынь. Орест и
Пилад поспешно спрятались у  могилы  и  стали  смотреть,  что  будут  делать
рабыни.  Они  же,  подойдя  к  могиле,  подняли громкий плач и трижды обошли
вокруг могилы.  Рабынь  послала  Клитемнестра,  так  как  ночью  видела  она
зловещий  сон  и  боялась,  что  разгневается на нее душа Агамемнона. Рабыни
должны были ее умилостивить. Но  они  ненавидели  Клитемнестру  за  убийство
Агамемнона  и  за  то,  что  она притесняла их. А притесняла их Клитемнестра
потому что все они были пленными троянками и, глядя на них,  вспоминала  она
убитого мужа.
   Вместо  того  чтобы  молить  тень  Агамемнона смилостивиться, Электра, по
совету рабынь, стала призывать мщение богов на главу Клитемнестры. Да  иначе
она   не   могла  поступить.  Всеми  силами  души  ненавидела  Электра  свою
мать-убийцу.
   Когда совершена была жертва и рабыни собрались уже уходить, Электра вдруг
увидала на могиле прядь волос. По  сходству  их  со  своими  волосами  сразу
догадалась она, что это волосы Ореста. Подняла она прядь волос и задумалась:
почему  не  пришел  сам  Орест; зачем прислал он лишь прядь своих волос? Тут
тихо приблизился к сестре Орест и  окликнул  ее.  Электра  не  узнала  сразу
Ореста,  ведь  она  видала  его только малолетним ребенком. Но Орест показал
сестре одежду, вытканную ею для него. Обрадовалась Электра. Орест  рассказал
ей,  что  пришел  сюда по воле бога Аполлона, который в Дельфах приказал ему
отомстить матери и Эгисфу за смерть отца. Безумием  грозил  Оресту  Аполлон,
если  не  исполнит  он  его  веления.  Просил сестру Орест быть осторожнее и
никому не говорить, что прибыл он в родной город.
   Когда Электра удалилась во дворец,  через  некоторое  время  постучали  в
ворота  и  Орест  с Пиладом; они сказали вышедшему к ним слуге, что им нужно
видеть Клитемнестру, чтобы сообщить ей важное известие, Слуга вызвал  ее  из
дворца,  и Орест сказал ей, что царь Фокиды просил его передать ей, что умер
Орест, и царь не знает,  как  быть  ему  с  его  телом.  Обрадовалась  этому
известию  Клитемнестра: теперь умер тот, кто мог мстить ей за убийство мужа.
Известила Клитемнестра и бывшего в городе  Эгисфа  о  смерти  Ореста,  и  он
поспешил  скорее  во  дворец,  не  взяв  с  собой  даже  своих воинов, всюду
охранявших его. На верную гибель спешил Эгисф. Лишь  только  вступил  он  во
дворец,  как  пал,  пронзенный мечом Ореста. В ужасе бросился к Клитемнестре
один из рабов и стал звать ее на помощь. Поняла она, что ждет ее расплата за
злодеяние.
   Вдруг вошел к ней с окровавленным  мечом  Орест.  Упав  к  ногам  Ореста,
Клитемнестра  стала  молить пощадить ее -- ведь она же его мать, вскормившая
его своей грудью. Не мог пощадить Орест матери, он должен был исполнить волю
Аполлона. Схватил он мать за руку и вовлек туда, где лежал  труп  Эгисфа,  и
там убил ее. Так отомстил Орест за отца.
   В   ужасе   стал  собираться  народ  у  дверей  дворца,  узнав  о  гибели
Клитемнестры и Эгисфа. Ни в ком из граждан не пробудилось и капли жалости  к
ненавистному  всеми  тирану  Эгисфу и коварной Клитемнестре. Открылись двери
дворца, и увидали все окровавленные трупы Эгисфа и Клитемнестры, а над  ними
стоял  Орест.  Чувствовал  себя правым Орест, совершив это убийство: ведь он
исполнял волю  Аполлона,  мстя  за  смерть  отца.  Но  вдруг  перед  Орестом
появились  неумолимые  богини  мщения Эринии [1]. Вокруг их голов извивались
ядовитые змеи, очи их сверкали страшным гневом. Затрепетал  Орест  при  виде
их.  Он чувствовал, как понемногу омрачается его рассудок. Покинул он дворец
и, гонимый Эриниями, пошел к  святилищу  Аполлона  в  Дельфах  надеясь,  что
защитит его бог, волю которого он исполнил.

---------------------------------------------------------------
   [1] Эринии в переводе на русский язык значит "гневные".
---------------------------------------------------------------



   Изложено по трагедии Эсхила "Эвмениды"

   Гонимый  мстительными  Эриниями,  измученный  скитаниями и горем, пришел,
наконец, Орест в священные Дельфы и сел там в храме  Аполлона  около  омфала
[1].  Даже  в храм Аполлона последовали за ним ужасные богини, но там усыпил
их бог-стреловержец, и сомкнулись их ужасные очи сном.

---------------------------------------------------------------
   [1] Круглый камень, стоящий в дельфийском храме.  Греки  считали,  что
этот  камень  находится  в самом центре земли, которую они представляли себе
плоской.
---------------------------------------------------------------

   Аполлон же тайно от Эриний явился Оресту и повелел ему идти в Афины и там
молить защиты у древнего изображения богини Афины-Паллады. Бог  обещал  свою
помощь  несчастному  Оресту,  а  в  проводники  дал  ему  своего брата, бога
Гермеса. Встал Орест, тихонько вышел из храма и пошел с Гермесом в Афины.
   Только что ушел  он,  как  из  земли  поднялась  в  храме  Аполлона  тень
Клитемнестры.  Увидав спящих Эриний стала она будить их и укорять за то, что
перестали они преследовать убийцу, пролившего кровь матери. Она торопила  их
погнаться  скорее  за скрывшимся Орестом и не давать ему ни на минуту покоя.
Но крепким, тяжелым  сном  спали  Эринии,  во  сне  стонали  они,  временами
вскрикивая,  словно  преследуя  бегущего  от  них  убийцу. Наконец с большим
трудом проснулась одна из Эриний и разбудила других. В ярость пришли Эринии,
увидав, что скрылся Орест. Стали они упрекать Аполлона за то, что вырвал  он
из их рук убийцу, но Аполлон, грозя луком, изгнал их из своего храма. Полные
яростного гнева, нестройной толпой понеслись богини по следам Ореста.
   Орест  между тем пришел в Афины и там сел у статуи богини Афины, обняв ее
руками. Вскоре принеслись Эринии. Они всюду искали Ореста. В страшном  гневе
готовы  были  богини  мщения  растерзать  несчастного, но не смели оскорбить
священного изображения Афины.
   Услыхала грозные крики Эриний богиня Афина и явилась перед ними,  сверкая
своим  вооружением. Грозно требовали Эринии, чтобы богиня отдала в их власть
Ореста, страшным мукам хотели они подвергнуть  Ореста  за  убийство  матери.
Орест  же молил богиню защитить его. Напомнил он Афине-Палладе об отце своем
Агамемноне, о том, как погиб он от  руки  коварной  Клитемнестры.  Разве  по
своей  воле  мстил  Орест  матери?  Ведь он исполнял веление Аполлона. Молил
Орест Афину, чтобы она сама судила его.
   Вняла Афина мольбам  Ореста.  Чтобы  решить  его  дело,  избрала  она  из
афинских  старейшин суд. Этот суд -- ареопаг [1] -- с этих пор всегда должен
был  существовать  в  Афинах  и  собираться  на  том  холме,   где   некогда
расположились  лагерем  амазонки, когда напали они на Тесея. Этот холм с тех
пор назывался холмом Ареса, так как ему приносили жертву амазонки.

---------------------------------------------------------------
   [1]  Ареопаг  --  судилище  в  Афинах  из  представителей   знатнейших
родов.
---------------------------------------------------------------

   Собрались  избранные  Афиной  судьи,  принесены  были две урны, в которые
должны были судьи опустить во время голосования камешки, и  начался  суд.  В
нем  в  качестве  судьи  участвовала  и богиня Афина. Кругом толпился народ,
желая слышать, как  судьи  решат  дело.  Эринии  обвиняли  Ореста  и  грозно
требовали,  чтобы  он  был  осужден. Защищать Ореста явился сам бог Аполлон.
Спокойно стал говорить Аполлон в защиту Ореста. Он оправдывал его  поступок,
так  как  Орест  мстил  Клитемнестре  за ужасное злодеяние -- убийство мужа,
великого героя царя Агамемнона. Да, наконец, Орест исполнил ведь  его  волю.
Выслушали обвинительниц и защитника судьи и приступили к голосованию.
   Было  решено,  что  если  одинаковое  количество  голосов будет подано за
обвинение и оправдание Ореста, то он будет оправдан. Когда голоса судей были
подсчитаны, оказалось равное число оправдательных и  обвинительных  голосов.
Равное же количество голосов за обвинение и оправдание оказалось потому, что
за  Ореста подала голос Афина, сказав, что она голосует за него, так как нет
у нее матери, а есть лишь отец, бог Зевс. Таким образом, Орест был оправдан,
и Эринии должны были прекратить свое преследование.
   В ужасный гнев пришли Эринии,  --  суд  лишал  их  исконных  прав  карать
страшными  муками преступников. Грозили Эринии, что они опустошат всю Аттику
и повергнут ее в море бедствий. Но Афина смягчила гнев богинь;  она  убедила
их  навсегда  остаться  в  Аттике в священной пещере, где будут им воздавать
великие почести все афиняне.
   Согласились грозные богини. С великим торжеством граждане  отвели  их  во
главе с Афиной и ее жрецами в их святилище -- пещеру у подножия холма Ареса.
С  тех  пор  сделались  Эринии  защитницами всей Аттики, а называть их стали
Эвменидами [1].

---------------------------------------------------------------
   [1] Эвмениды -- милостивые, благосклонные богини.
---------------------------------------------------------------



   Изложено по трагедии Еврипида "Ифигения в Тавриде"

   Не избавился Орест  от  преследований  Эриний.  Не  все  они  подчинились
решению ареопага. Некоторые из них по-прежнему преследовали Ореста, не давая
ему  покоя  ни  днем, ни ночью. Наконец, измученный страданиями, Орест опять
бежал в Дельфы в святилище Аполлона. Там повелел ему Аполлон ехать в далекую
Тавриду[2] и привезти оттуда священное изображение богини Артемиды.  Опасный
был  это  подвиг.  Племя  тавров, жившее в Тавриде, приносило в жертву перед
этим изображением всех прибывавших к  ним  чужеземцев.  Такая  участь  могла
постигнуть и Ореста.

---------------------------------------------------------------
   [2] Современный Крым.
---------------------------------------------------------------

   Все  же  отправился Орест в далекий путь. Какой бы то ни было ценой хотел
избавиться Орест от преследований Эриний. После счастливого плавания  прибыл
он  со своим другом Пиладом в Тавриду и, скрыв свой корабль среди прибрежных
скал, пошел к храму Артемиды. Орест и не подозревал, что жрицей в этом храме
была сестра его Ифигения, которую некогда хотели  греки  принести  в  жертву
богине  Артемиде.  Не  решились  Орест  и  Пилад  похитить  днем изображение
Артемиды и стали ждать наступления ночи. Но их увидали  пастухи,  напали  на
них  и после долгой борьбы связали и привели к царю. Царь решил, что оба они
должны быть принесены в жертву Артемиде.
   Утром повели их связанными в храм. Ифигения, ничего не подозревая, должна
была убить  своей  рукой  брата.  Ночью  видела  она  грозный  сон,  что  от
землетрясения  разрушился  дворец  отца,  и  осталась  одна  лишь колонна, с
которой спускались белокурые кудри, она же омыла колонну,  как  бы  готовясь
принести ее в жертву. Решила Ифигения, что погиб ее брат Орест, и решила она
принести жертву в честь умершего брата. Во время жертвоприношения слуги царя
привели к ней связанных Ореста и Пилада. Стала она расспрашивать их, кто они
и  откуда.  Узнав,  что  они  греки, спросила она их о судьбе Агамемнона и о
брате Оресте. Немного радостного могли рассказать Орест и Пилад.
   Наконец, решила Ифигения принести  только  одного  из  юношей  в  жертву,
другого же послать с письмом к Оресту в Грецию, чтобы знал Орест, что сестра
его  Ифигения  жива.  Тут  только открылось, что встретились брат с сестрой.
Обрадовались Орест и Ифигения своей встрече. Но как было  им  спастись?  Как
бежать из Тавриды?
   Решила прибегнуть к обману Ифигения. Она объявила царю тавров, что статуя
Артемиды  осквернена  и  нужно  омыть  в  море  и  ее, и жертвы богине, двух
чужеземцев. Согласился на это царь тавров.
   В торжественной процессии пошла Ифигения с прислужницами храма  на  берег
моря  к  тому  месту,  где  был  скрыт  корабль  Ореста.  Прислужницы  несли
изображение Артемиды, а слуги царя вели связанных Ореста и Пилада. Придя  на
берег  моря,  Ифигения  велела  удалиться слугам царя, так как они не должны
были видеть тайных обрядов омовения. Когда слуги ушли,  Ифигения  освободила
брата  и  его  верного  друга  и поспешила с ними на корабль. Подозрительным
показалось слугам царя, что так долго длится обряд. Пошли они к берегу и,  к
своему  удивлению,  увидели  там  корабль,  на  котором  Орест  хотел увезти
Ифигению. Бросились к Оресту слуги царя, чтобы отбить  у  него  свою  жрицу.
Началась  битва,  но  обратили  в бегство Орест и Пилад царских слуг. Взошел
Орест с Ифигенией и своими спутниками на корабль. Сели  на  весла  гребцы  и
вышли в открытое море. Но не суждено было им так легко покинуть Тавриду.
   Поднялась  страшная буря и прибила корабль опять к берегу. Погибли бы все
бывшие на корабле греки, попав во власть царя тавров, если бы на  помощь  им
не  пришла  богиня  Афина-Паллада.  Она,  явившись царю тавров, повелела ему
отпустить в Грецию не только Ифигению, ее брата и всех их спутников, но даже
и всех  прислужниц  храма  Артемиды.  Покорился  воле  богини  царь.  Теперь
Ифигения  могла  вернуться  на  родину,  откуда  некогда перенесла ее богиня
Артемида к таврам.
   Счастливо было обратное плавание Ореста. Вернувшись на  родину,  он  убил
сына  Эгисфа,  Алета,  захватившего в его отсутствие престол. Своему верному
другу Пиладу, который был готов умереть за него  в  Тавриде  под  жертвенным
ножом  Ифигении,  Орест  отдал в жены сестру свою Электру. Ифигения же стала
жрицей богини Артемиды  в  храме,  построенном  на  берегу  моря  в  Аттике,
недалеко от Афин.





   Изложено по трагедии Софокла "Эдип-царь"

   У  царя  Фив,  сына  Кадма,  Полидора, и жены его Нюктиды был сын Лабдак,
который и наследовал власть над Фивами. Сыном и преемником Лабдака был  Лай.
Однажды  Лай  посетил  царя  Пелопса  и  долго  гостил у него в Писе. Черной
неблагодарностью отплатил Лай Пелопсу за  его  гостеприимство.  Лай  похитил
юного  сына  Пелопса,  Хрисиппа,  и  увез  к  себе  в  Фивы.  Разгневанный и
опечаленный отец проклял Лая, а в своем проклятии  пожелал,  чтобы  наказали
боги похитителя его сына тем, чтобы погубил его родной сын. Так проклял отец
Хрисиппа Лая, и должно было исполниться это проклятие отца.
   Вернувшись  в  семивратные Фивы, Лай женился на дочери Менойкея, Иокасте.
Лай долго спокойно жил в Фивах, и лишь одно тревожило его: у  него  не  было
детей. Наконец, решил Лай отправиться в Дельфы и там вопросить бога Аполлона
о  причине  бездетности.  Грозный  ответ  дала жрица Аполлона пифия Лаю. Она
сказала:
   -- Сын Лабдака, боги исполнят твое желание, будет у тебя сын,  но  ведай:
ты погибнешь от руки своего сына. Исполнится проклятие Пелопса!
   В  ужас  пришел Лай. Долго думал он, как избежать ему веления неумолимого
рока; наконец, он решил, что убьет своего сына, лишь только тот родится.
   Вскоре действительно у Лая родился сын. Жестокий отец связал ремнями ноги
новорожденному сыну, проколов ему ступни острым железом, позвал раба и велел
ему бросить младенца в лесу на склонах Киферона [1],  чтобы  там  растерзали
его  дикие  звери.  Но  раб не исполнил приказания Лая. Он пожалел ребенка и
передал тайно маленького мальчика рабу коринфского царя Полиба. Этот раб как
раз в это время пас стадо своего господина на склонах  Киферона.  Раб  отнес
мальчика  к  царю  Полибу,  а тот, будучи бездетным, решил воспитать его как
своего наследника. Царь Полиб назвал мальчика Эдипом за его распухшие от ран
ноги.

---------------------------------------------------------------
   [1] Горы в Средней Греции, между Аттикой и Беотией.
---------------------------------------------------------------

   Так и вырос Эдип у Полиба и жены его Меропы, которые называли  его  своим
сыном,  и  сам  Эдип считал их своими родителями. Но однажды, когда Эдип уже
вырос и возмужал, на пиру один из его друзей, охмелев, назвал его приемышем,
что поразило Эдипа. В его душу закрались  сомнения.  Он  пошел  к  Полибу  и
Меропе  и  долго  убеждал их открыть ему тайну его рождения. Но ни Полиб, ни
Меропа, ничего не сказали ему. Тогда решил Эдип отправиться в Дельфы  и  там
узнать тайну своего рождения.
   Как  простой  странник отправился Эдип в Дельфы. Прибыв туда, вопросил он
оракула. Ответил ему лучезарный Аполлон устами прорицательницы пифии:
   -- Эдип, ужасна твоя судьба! Ты  убьешь  отца,  женишься  на  собственной
матери, и от этого брака родятся дети, проклятые богами, и ненавидимые всеми
людьми.
   В   ужас  пришел  Эдип.  Как  избежать  ему  злой  судьбы,  как  избежать
отцеубийства и брака с матерью? Ведь оракул не назвал  ему  родителей.  Эдип
решил не возвращаться больше в Коринф. Что если Полиб и Меропа его родители?
Неужели  же  он  станет  убийцей  Полиба и мужем Меропы? Эдип решил остаться
вечным скитальцем без роду, без племени, без отчизны.
   Но разве возможно избежать веления рока? Не знал  Эдип,  что  чем  больше
будет  он  стараться  избегнуть  судьбы  своей, тем вернее пойдет он по тому
пути, который назначил ему рок.
   Бездомным скитальцем ушел Эдип из Дельф. Он не знал,  куда  ему  идти,  и
выбрал  первую  попавшуюся  дорогу.  Это была дорога, ведшая в Фивы. На этой
дороге, у подножия Парнаса, где сходились три пути, в тесном ущелье встретил
Эдип колесницу, в которой ехал седой, величественного вида старец,  глашатай
правил  колесницей, а за ней следовали слуги. Глашатай грубо окликнул Эдипа,
велел ему сойти с пути и замахнулся на него бичом. Рассерженный Эдип  ударил
глашатая  и  хотел  уже  пройти  мимо  колесницы,  как вдруг старик взмахнул
посохом и ударил Эдипа по  голове.  Рассвирепел  Эдип,  в  гневе  ударил  он
старика  своим  посохом  так сильно, что тот мертвым упал навзничь на землю.
Бросился на провожатых Эдип и перебил их  всех,  лишь  одному  рабу  удалось
незаметно  скрыться. Так исполнилось веление рока: Эдип убил, не ведая, отца
своего Лая. Ведь этот старец был Лай, он  ехал  в  Дельфы,  чтобы  вопросить
Аполлона, как избавить ему Фивы от кровожадного Сфинкса.
   Эдип спокойно пошел дальше. Он считал себя неповинным в убийстве: ведь не
он напал  первый,  ведь  он  защищался.  Все  дальше  и  дальше  шел Эдип по
избранному им пути и пришел, наконец, в Фивы.
   Великое уныние царило в Фивах. Две беды поразили  город  Кадма.  Страшный
Сфинкс,  порождение Тифона и Эхидны, поселился около Фив на горе Сфингионе и
требовал все новых и новых жертв, а тут еще раб принес  известие,  что  царь
Лай  убит каким-то неизвестным. Видя горе граждан, Эдип решил избавить их от
беды; он решил сам идти к Сфинксу.
   Сфинкс был ужасным чудовищем с головой женщины,  с  туловищем  громадного
льва,  с  лапами,  вооруженными  острыми  львиными  когтями,  и с громадными
крыльями. Боги  решили,  что  Сфинкс  до  тех  пор  останется  у  Фив,  пока
кто-нибудь  не разрешит его загадку. Эту загадку поведали Сфинксу музы. Всех
путников, проходивших мимо, заставлял Сфинкс разрешать эту загадку, но никто
не мог разгадать ее, и все гибли мучительной  смертью  в  железных  объятиях
когтистых  лап  Сфинкса.  Много  доблестных  фивян  пытались  спасти Фивы от
Сфинкса, но все они погибли.
   Пришел Эдип к Сфинксу, тот предложил ему свою загадку:
   -- Скажи мне, кто ходит утром на четырех ногах, днем на двух,  а  вечером
на трех? Никто из всех существ, живущих на земле, не изменяется так, как он.
Когда  ходит  он  на  четырех  ногах,  тогда  меньше  у него сил и медленнее
двигается он, чем в другое время.
   Ни на единый миг не задумался Эдип и тотчас ответил:
   -- Это человек! Когда он мал, когда еще лишь утро его жизни,  он  слаб  и
медленно  ползает на четвереньках. Днем, то есть в зрелом возрасте, он ходит
на двух ногах, а вечером, то есть в  старости,  он  становится  дряхлым,  и,
нуждаясь в опоре, берет костыль; тогда он ходит на трех ногах.
   Так  разрешил Эдип загадку Сфинкса. А Сфинкс, взмахнув крыльями, бросился
со скалы в море. Было решено  богами,  что  Сфинкс  должен  погибнуть,  если
кто-нибудь разрешит его загадку. Так освободил Эдип Фивы от бедствия.
   Когда  Эдип  вернулся в Фивы, то фиванцы провозгласили его царем, так как
еще раньше постановлено было Креонтом, правившим  вместо  убитого  Лая,  что
царем  Фив  должен стать тот, кто спасет их от Сфинкса. Воцарившись в Фивах,
Эдип женился на вдове Лая Иокасте и имел от нее  двух  дочерей,  Антигону  и
Исмену, и двух сыновей, Этеокла и Полиника. Так исполнилось и второе веление
рока: Эдип стал мужем родной матери, и от нее родились его дети.





---------------------------------------------------------------
   [1]  То,  как трактует миф об Эдипе Софокл, писавший свои трагедии в V
в. до н. э., ясно показывает, что в  его  время  вера  в  богов  начала  уже
колебаться.  И  сам  Софокл считал, что рок могущественнее богов. Поэтому мы
видим, что Эдипу, как он ни старается, не избежать того, что сулил ему  рок.
Ничто  не  может спасти многострадального Эдипа; он сам идет навстречу своей
гибели; он против своей воли сам помогает исполниться  велениям  рока.  Эдип
гибнет,  хотя  всегда ревностно чтил богов. Миф об Эдипе в трактовке Софокла
может служить ярким примером того, как мифы  приобретали  новые  черты,  как
изменялись   они   в  соответствии  с  культурным  ростом  общества  древней
Греции.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по трагедии Софокла "Эдип-царь"

   Провозглашенный народом царем, Эдип мудро царствовал в Фивах. Долго ничем
не нарушалось спокойствие  Фив  и  царской  семьи.  Но  ведь  сулила  судьба
несчастия  Эдипу.  И  вот  великое  бедствие постигло Фивы, Бог-стреловержец
Аполлон наслал на Фивы ужасную болезнь. Она губила граждан как старых, так и
малых. Фивы стали как бы громадным кладбищем. Трупы непогребенных лежали  на
улицах  и  площадях.  Вопли и стоны раздавались всюду. Всюду слышен был плач
жен и матерей. Не только ужасная болезнь свирепствовала в Фивах,  --  в  них
царил  и  голод,  так  как  поля  не давали урожая, а в стадах свирепствовал
страшный мор. Казалось, пришли последние дни города великого Кадма. Напрасно
граждане приносили жертвы богам и молили их  о  спасении.  Не  слышали  боги
молений; все усиливалось бедствие.
   Толпой пришли граждане к царю своему Эдипу просить его помочь им, научить
их,  как  избавиться  от  грозящих  гибелью бедствий. Ведь помог же раз Эдип
гражданам избавиться от Сфинкса. Эдип сам страдал за Фивы и свой род, он уже
послал брата Иокасты Креонта в Дельфы вопросить Аполлона, как избавиться  от
бедствий. Скоро должен был вернуться Креонт. С нетерпением ждал его Эдип.
   Вот  вернулся  и  Креонт.  Он принес ответ оракула. Аполлон велел изгнать
того,  кто  своим  преступлением  навлек  на  Фивы  это  бедствие.  Граждане
изгнанием  или  даже  казнью  убийцы должны заплатить за пролитую кровь царя
Лая. Но как найти убийцу Лая? Ведь он был убит в пути, и  все  его  спутники
были  перебиты,  за исключением лишь одного раба. Во что бы то ни стало Эдип
решил найти убийцу, кто бы он ни был, где бы он ни скрывался, хотя бы даже в
его собственном дворце, хотя бы  убийца  был  близким  ему  человеком.  Эдип
созывает  весь  народ  на  собрание, чтобы посоветоваться, как найти убийцу.
Народ указывает на прорицателя Тиресия, который один  только  может  помочь.
Приводят  слепого  прорицателя  Тиресия. Эдип просит его назвать убийцу Лая.
Что может ответить ему прорицатель? Да, он знает убийцу, но назвать  его  не
может.
   --  О,  отпусти меня домой, нам обоим будет легче нести то бремя, которое
возложено на нас судьбой, -- говорит Тиресий.
   Но Эдип требует ответа.
   -- Презренный, ты не  хочешь  отвечать!  --  воскликнул  Эдип.  --  Своим
упорством можешь ты рассердить даже камень.
   Долго  упорствует Тиресий, долго не хочет он назвать убийцу. Но, наконец,
уступая гневным словам Эдипа, говорит:
   -- Ты сам, Эдип, осквернил эту страну тем, что правишь в ней. Ты сам  тот
убийца,  которого  ты  ищешь! Не зная, ты женился на той, кто каждому из нас
всех дороже, ты женился на матери.
   Страшно разгневался Эдип на Тиресия, когда услыхал эти слова. Он называет
лжецом прорицателя, он грозит ему казнью, говорит,  что  Креонт  внушил  ему
сказать это, чтобы завладеть его царством. Спокойно, с полным сознанием, что
он  сказал  правду,  слушает  гневные речи царя Тиресий. Он знает, что Эдип,
хотя и зрячий, все же не видит всего зла, которое он,  сам  того  не  желая,
творит.  Эдип,  не  видит,  где живет, не видит того, что он сам свой враг и
враг своей семьи. Не страшат никакие угрозы Тиресия; смело говорит он Эдипу,
что убийца здесь, пред ним. Хоть и пришел убийца как чужеземец в Фивы, но на
самом деле он прирожденный фиванец. Постигнет злой рок убийцу; из зрячего он
станет слепым, из богача бедняком, -- он уйдет из Фив  в  изгнание,  потеряв
все.
   С  ужасом  внимали граждане Тиресию, знали они, что никогда не оскверняла
ложь его уста.
   Эдип же, полный гнева,  винит  Креонта  в  том,  что  он  научил  Тиресия
говорить  так.  Он  видит Креонта в стремлении завладеть властью над Фивами.
Приходит и Иокаста; Эдип рассказывает ей все, что сказал Тиресий, и обвиняет
в злом умысле ее брата. Он расспрашивает Иокасту о том, как был убит Лай,  и
о  том,  как брошен был в лесу на склонах Киферона единственный сын Лая. Все
рассказывает ему Иокаста. Первые сомнения закрадываются в душу Эдипа. Тяжкое
предчувствие чего-то ужасного сжимает ему сердце.
   -- О, Зевс, -- воскликнул Эдип, --  на  что  решил  ты  обречь  меня!  0,
неужели зрячим был не я, а слепой Тиресий!
   Спрашивает  Эдип  и про спасшегося раба, где он, жив ли он, и узнает, что
раб этот пасет стада на склоне Киферона. Тотчас посылает  за  ним  Эдип.  Он
хочет  узнав  всю  правду, как бы ни была она ужасна. Лишь только послали за
рабом, как из Коринфа приходит вестник. Он  приносит  весть  о  смерти  царя
Полиба,  скончавшегося  от болезни. Значит, не рукой сына сражен Полиб. Если
Эдип сын Полиба, значит -- но исполнилось  веление  судьбы,  --  ведь  Эдипу
суждено  убить отца. А может быть, Эдип не сын Полиба? Надеется Эдип, что он
избежал того, что сулила ему судьба. Но вестник разрушает  эту  надежду.  Он
говорит  Эдипу,  что  Полиб  ему не отец, что он сам принес его царю Коринфа
маленьким ребенком, ему же дал его пастух царя Лая.
   С ужасом слушает Эдип вестника, все яснее  и  яснее  становится  страшная
истина.
   Но  вот  и  пастух.  Вначале он не хочет ничего говорить, он хочет скрыть
все. Но страшным наказанием грозит Эдип пастуху, если он скроет истину.
   В страхе сознается пастух, что мальчик, которого дал он некогда вестнику,
был сыном Лая, которого обрек на смерть отец; он же сжалился над  несчастным
ребенком.
   Как  бы  хотел  Эдип  умереть  тогда  невинным ребенком, как сетует он на
пастуха за то, что он не дал ему погибнуть младенцем! Ведь теперь Эдипу  все
ясно.  Он  уже знает из рассказов Иокасты о смерти Лая, знает, что убил отца
он сам, а из слов пастуха ему стало ясно, что он родной сын Лая  и  Иокасты.
Исполнилось  веление судь6ы, как ни старался избежать этого Эдип. В отчаянии
уходит Эдип во дворец. Он -- убийца отца, муж своей матери, дети его  ему  в
одно время и дети и братья со стороны их матери.
   Во  дворце  новый  удар  ждет  Эдипа.  Иокаста  не  вынесла  всего ужаса,
открывшегося перед ней,  она  покончила  с  собой,  повесившись  в  спальне.
Обезумев  от горя, Эдип сорвал с одежды Иокасты пряжки и их остриями выколол
себе глаза. Он не хотел больше видеть света солнца, не хотел  видеть  детей,
видеть  родные  Фивы.  Теперь  для  него  погибло  все, не может быть больше
радости в его жизни. Эдип молит Креонта прогнать его из Фив и просит лишь об
одном -- позаботиться о его детях.



   Изложено по трагедии Софокла "Эдип в Колоне"

   Не сразу изгнал Креонт Эдипа из Фив. Некоторое время жил  он  во  дворце,
удалившись  от  всех,  отдавшись  весь  своему горю. Но фиванцы боялись, что
пребывание Эдипа в Фивах навлечет гнев богов на всю страну. Потребовали  они
немедленного  изгнания  слепого  Эдипа.  Не  воспротивились  этому решению и
сыновья Эдипа, Этеокл и Полиник. Они сами хотели править  в  Фивах.  Изгнали
фиванцы Эдипа, а сыновья его разделили власть с Креонтом.
   Слепой,  дряхлый  Эдип  ушел  в  изгнание  на  чужбину. Неминуемая гибель
постигла бы его, беспомощного, если бы его дочь, благородная, сильная  духом
Антигона,  не  решилась посвятить всю себя отцу. Она последовала за Эдипом в
изгнание. Ведомый Антигоной, из страны в страну переходил несчастный старец.
Бережно вела его Антигона через горы и темные леса, деля с ним все невзгоды,
асе опасности трудного пути.
   После долгих скитаний Эдип пришел, наконец, в Аттику, к городу Афинам. Не
знала Антигона, куда привела она отца.  Недалеко  виднелись  стены  и  башни
города,  освещенные лучами только что взошедшего солнца. Подле него зеленела
лавровая роща, вся увитая плющом  и  виноградом.  В  роще  кое-где  блистали
серебристой зеленью оливы. Из рощи неслось сладостное пение соловьев. Громко
журча, протекали ручьи по зеленой долине, всюду белели звездочки нарциссов и
желтел душистый шафран. В зеленой роще, под тенью лавра сел многострадальный
Эдип  на  камень,  а Антигона хотела пойти разузнать, что это за место. Мимо
проходил поселянин; он сказал Эдипу, что это Колон, местечко около Афин [1],
что роща, в которой сидит Эдип, посвящена Эвменидам, а вся местность  вокруг
посвящена  Посейдону, и титану Прометею, город же, который виден из рощи, --
Афины, где правит великий герой Тесей, сын  Эгея.  Услыхав  это,  Эдип  стал
просить  поселянина,  чтобы  он  послал кого-нибудь к царю Тесею, так как он
хочет оказать ему великую помощь если согласится Тесей  дать  ему  на  время
приют.  Трудно  было  поселянину поверить, что слабый и притом слепой старец
может оказать помощь могучему царю Афин. Полный сомнений пошел  поселянин  в
Колон,  чтобы  там  рассказать  о  слепом  старце,  сидящем в священной роще
Эвменид и обещающем великую помощь самому Тесею.

---------------------------------------------------------------
   [1] Колон находился от Афин приблизительно в 7 километрах.
---------------------------------------------------------------

   Эдип же, узнав, что  находится  в  священной  роще  Эвменид,  понял,  что
недалек  уже  его  последний  час,  конец  всем  его  страданиям.  Давно уже
предсказал ему Аполлон, что после долгих, полных невзгод скитаний умрет он в
священной роще великих богинь и что тот, кто даст ему приют, получит великую
награду, а те, которые изгонят его, будут  жестоко  наказаны  богами.  Понял
теперь  Эдип,  что великие богини, -- это Эвмениды, которые его преследовали
так неумолимо всю жизнь. Эдип верит, что теперь и для него наступит покой.
   Между тем граждане Колона  спешат  к  роще  Эвменид,  чтобы  узнать,  кто
решился  войти  в  нее, когда сами граждане даже не осмеливаются произносить
имя грозных богинь, не осмеливаются бросить взгляд  на  их  святилище.  Эдип
лишь  услыхал голоса колонян, как попросил Антигону увести его в глубь рощи,
но, когда колоняне стали называть его осквернителем  рощи,  он  вышел  и  на
вопрос  колонян  --  назвал  себя. В ужас пришли они. Перед ними Эдип! Кто в
Греции не знал его ужасной судьбы, кто не знал тех  преступлений,  невольным
виновником которых был несчастный сын Лая! Нет, не могут колоняне допустить,
чтобы Эдип оставался здесь, они боятся гнева богов. Не слушают они ни просьб
Эдипа,  ни просьб Антигоны и требуют, чтобы немедленно покинул слепой старец
окрестности Колона. Неужели и в Афинах не найдет приюта Эдип, в тех  Афинах,
которые  всюду  в Греции славятся, как святой город, дающий защиту всем, кто
молит о защите? Ведь Эдип пришел сюда не по  своей  воле,  ведь  его  приход
должен  принести  благо гражданам. Наконец, просит Эдип граждан подождать по
крайней мере до прихода Тесея. Пусть решит  царь  Афин,  может  ли  остаться
здесь Эдип или должен он быть изгнан и отсюда.
   Согласились  граждане ждать прихода Тесея. В это время вдали показывается
колесница, на ней едет какая-то женщина в  широкополой  фессалийской  шляпе,
закрывающей  ей  лицо. Антигона всматривается, и кажется ей, что это женщина
-- ее сестра Исмена. Все  ближе  колесница,  еще  пристальнее  всматривается
Антигона и действительно узнает Исмену.
   --  0тец,  --  говорит  Антигона,  -- я вижу, сюда едет дочь твоя Исмена,
сейчас ты услышишь ее голос.
   Подъехав к Эдипу, сошла Исмена с колесницы и бросилась в объятия отца.
   -- Отец, несчастный мой отец! -- воскликнула Исмена, -- наконец-то  опять
обнимаю я тебя и Антигону.
   Рад  Эдип  приезду Исмены, теперь с ним его дочери; верная его спутница и
помощница Антигона и Исмена, которая никогда не забывала  отца  и  постоянно
посылала ему известия из Фив.
   Исмена же искала Эдипа, чтобы передать ему самые печальные вести: сыновья
Эдипа  вначале вместе правили в Фивах. Но младший сын, Этеокл, завладел один
властью и изгнал из Фив старшего брата, Полиника. Тогда Полиник отправился в
Аргос и там нашел себе помощь. Теперь идет он с войском  против  Фив,  чтобы
либо  завладеть властью, либо же пасть в бою. Исмена рассказывает также, что
оракул в Дельфах предсказал тому победу, на чьей стороне будет Эдип.  Исмена
уверена,  что  скоро  здесь должен появиться Креонт, который правит вместе с
Этеоклом, чтобы завладеть силой Эдипом. Не хочет Эдип  быть  на  стороне  ни
того,  ни  другого сына; он гневается на сыновей за то, что они стремление к
власти поставили выше, чем долг детей к отцу. Он не хочет помогать сыновьям,
которые ни слова не вымолвили против его изгнания из Фив.  Нет,  не  получат
они  с  помощью  отца  власти  над  Фивами.  Останется  здесь Эдип, он будет
защитником Афин!
   Граждане  Колона  советуют  Эдипу   принести   умилостивительные   жертвы
Эвменидам,  если  решил  он  остаться  навсегда в Афинах. Эдип просит, чтобы
кто-нибудь принес эти жертвы, так как сам он, дряхлый и слепой, не  в  силах
сделать это. Принести жертвы вызывается Исмена и уходит в рощу Эвменид.
   Лишь  только  ушла  Исмена,  как  приходит к роще Эвменид со своей свитой
Тесей. Он радушно приветствует Эдипа и обещает ему защиту. Знает Тесей,  как
тяжка  участь  чужеземца,  знает, как много выпадает на его долю невзгод. Он
сам испытал всю тяжесть жизни на чужбине  и  не  может  поэтому  отказать  в
защите несчастному скитальцу Эдипу.
   Благодарит  Тесея  Эдип и обещает ему свою защиту. Он говорит, что могила
его будет всегда верной защитой афинян.
   Но не суждено было Эдипу найти себе тотчас покой. Когда  Тесей  ушел,  из
Фив  с  небольшим  отрядом приходит Креонт. Он хочет завладеть Эдипом, чтобы
обеспечить себе и Этеоклу победу над  Полиником  и  его  союзниками.  Креонт
пробует  уговорить  Эдипа  идти с ним; он убеждает его идти в Фивы и обещает
ему, что он там будет жить спокойно в  кругу  своих  родных,  окруженный  их
заботами.  Но  решение  Эдипа  непреклонно.  Да он и не верит Креонту. Знает
Эдип, что заставляет Креонта уговаривать  его  вернуться  в  Фивы.  Нет,  не
пойдет  он  с  ними,  не  даст  он победы в руки тех, которые обрекли его на
столько бед.
   Видя  непреклонность  Эдипа,  Креонт  начинает  грозить  ему,  что  силой
заставит  Эдипа  идти  с  ним в Фивы. Эдип не боится насилия, -- ведь он под
защитой  Тесея  и  всех  афинян.  Но  Креонт  злорадно   сообщает   слепому,
беспомощному  старцу,  что одна из его дочерей, Исмена, уже схвачена; грозит
Креонт завладеть и единственной опорой Эдипа -- самоотверженной дочерью  его
Антигоной.  Тотчас  приводит  в  исполнение  свою  угрозу  Креонт,  он велит
схватить Антигону. Напрасно зовет она на по мощь афинян, напрасно простирает
руки к отцу -- ее уводят. Теперь беспомощен Эдип, отняли у  него  те  глаза,
которые   смотрели  за  него;  он  призывает  в  свидетельницы  Эвменид,  он
проклинает Креонта и желает ему испытать такую же судьбу, какую  испытал  он
сам,  желает  и  ему  потерять  детей.  Креонт же, раз уже применив насилие,
решает действовать насилием дальше. Он схватывает Эдипа и хочет увести  его.
За  Эдипа  вступаются жители Колона, но их мало, и не под силу им бороться с
отрядом Креонта. Громко зовут на помощь колоняне. На крик их спешит Тесей со
своей свитой.
   Тесей возмущен насилием Креонта. Как осмелился он схватить  Эдипа  и  его
дочерей  здесь,  у рощи Эвменид, неужели думает он, что мало людей в Афинах,
неужели он ни во что не ставит Тесея, если осмеливается силой  уводить  тех,
которые  стоят под защитой Афин? Неужели в Фивах научили его действовать так
противозаконно? Нет! Знает Тесей, что в Фивах не потерпят беззакония. Креонт
сам позорит свой город и  свою  родину;  хотя  по  годам  он  и  старик,  но
действует,  как  безумный  юноша.  Тесей  требует,  чтобы немедленно вернули
дочерей Эдипа. Креонт старается оправдать свой поступок  перед  Тесеем  тем,
что  он,  по  его словам, был уверен, что Афины не дадут приюта отцеубийце и
тому, кто женился на родной матери.  Однако  Тесей  твердо  стоит  на  своем
решении; он требует, чтобы Креонт вернул Эдипу дочерей, и говорит, что он не
уйдет  до  тех  пор,  пока не будут вновь с Эдипом дочери. Подчинился Креонт
требованию  Тесея,  и  вскоре  уже  обнимал  старец  Эдип  своих  дочерей  и
благодарил великодушного царя Афин, призывая на него благословение богов.
   Тесей же говорит Эдипу:
   --  Выслушай меня, Эдип; здесь, у алтаря Посейдона, где я приносил жертву
до прихода Креонта, сидит юноша, он хочет говорить с тобой.
   -- Но кто же этот юноша? -- спрашивает Эдип.
   -- Не знаю. Юноша пришел из Аргоса. Подумай,  нет  ли  у  тебя  в  Аргосе
кого-нибудь из близких, -- отвечает Тесей.
   Услыхав это, воскликнул Эдип:
   --  0,  не  проси,  Тесей, чтобы я говорил с этим юношей! Из слов твоих я
понял, что это ненавистный мне сын мой Полиник. Слова его причинят мне  лишь
страдания.
   --  Но  ведь  он  пришел,  как молящий, -- говорит Тесей, -- не можешь ты
отказать ему, не прогневав богов.
   Услыхав, что Полиник здесь, Антигона тоже просит отца выслушать его, хотя
он и тяжко провинился пред отцом. Соглашается Эдип выслушать сына,  и  Тесей
уходит за ним.
   Приходит Полиник. На глазах его слезы. Он плачет, видя отца -- слепого, в
одежде  нищего,  с  седыми  волосами,  развевающимися  по  ветру,  с следами
постоянного голода и лишений на  лице.  Теперь  только  понял  Полиник,  как
жестоко поступил он с родным отцом. Простирая к отцу руки, говорит он:
   -- Отец, скажи мне лишь одно слово, не отворачивайся от меня! Ответь мне,
не оставляй  меня без ответа! Сестры! Убедите хоть вы отца не отпускать меня
от себя, не сказав мне ни слова.
   Антигона просит брата сказать отцу, зачем пришел он; она уверена, что  не
оставит Эдип без ответа сына.
   Полиник  рассказывает о том, как он был изгнан младшим братом из Фив, как
отправился он в Аргос, женился там на дочери Адраста и  нашел  себе  помощь,
чтобы отнять у брата власть, которая принадлежит ему по праву, как старшему.
   -- О, отец! -- так продолжал Полиник, -- мы все, которые идем против Фив,
заклинаем  тебя  твоей  жизнью,  твоими детьми идти с нами; мы молим, забудь
свой гнев и помоги нам отомстить Этеоклу, который изгнал меня и отнял у меня
родину.  Ведь  если  только  правду  говорят  оракулы,   то   победа   будет
сопутствовать  тем,  с  которыми  будешь  ты. О, выслушай меня благосклонно!
Богами заклинаю я тебя, -- иди со мной. Я верну тебя в твой  родной  дом,  а
здесь, на чужбине, ты нищий, такой же нищий, как и я.
   Эдип  не  слушает  сына.  Просьбы  не  трогают  его. Он нужен теперь сыну
Полинику для того, чтобы завладеть Фивами. А раньше разве не он  изгнал  его
из Фив? Разве не он сделал его скитальцем? Разве не благодаря ему носит Эдип
это  рубище?  Оба сына забыли свой долг пред отцом, лишь дочери остались ему
верны и всегда заботились о нем и чтили его.
   -- Нет, не помогу я тебе низвергнуть в прах Фивы. Прежде чем взять  Фивы,
ты  сам падешь залитый кровью, а вместе с тобой падет и брат твой Этеокл! --
восклицает Эдип. -- Опять призываю я проклятие на вашу голову, чтобы помнили
вы, как должны чтить родного отца.  Беги  отсюда,  отвергнутый,  не  имеющий
больше  отца!  С  собой  неси ты мои проклятия! Умри же в поединке с братом.
Убей того, кто тебя изгнал! Я зову Эвменид и бога Ареса,  которые  возбудили
между  вами  братоубийственную  распрю,  чтобы  покарали  они  вас! Иди же и
возвести всем своим спутникам, какие  дары  разделил  поровну  между  своими
сыновьями Эдип.
   --  0,  горе мне! О, я несчастный! -- восклицает Полиник, -- разве могу я
передать ответ отца моим спутникам! Нет, молча должен я идти навстречу  моей
судьбе!
   Ушел  Полиник,  не  вымолив  прощенья  и защиты у отца, ушел, не выслушав
просьб Антигоны вернуться в Аргос и не начинать войны, грозящей гибелью ему,
его брату и Фивам.
   Близок был уже последний час Эдипа.  По  ясному  небу  прокатился  раскат
грома  и сверкнула молния. Все бывшие у рощи Эвменид стояли, пораженные этим
грозным знамением Зевса. Вот еще удар грома.  Опять  вспыхнула  огнем  яркая
молния. Все содрогнулись от страха.
   Эдип же призвал к себе дочерей и сказал им:
   --  О,  дети! Призовите скорее Тесея! Эти громы Зевса предвещают мне, что
скоро сойду я в царство мрачного Аида. Не медлите! Пошлите скорее за Тесеем!
Близок мой конец!
   Лишь только промолвил это Эдип, как, словно подтверждая его слова,  снова
раздались  раскаты  грома. Поспешно пришел к роще Эвменид Тесей. Услыхав его
голос, сказал Эдип:
   -- Властитель Афин! Настал мой конец, громы и молнии Зевса предвещают мою
кончину, и я хочу умереть, исполнив то, что обещал тебе. Я сам отведу тебя к
тому месту, где я умру, но ты не открывай никому, где находится моя  могила,
она  защитит  твой город лучше, чем множество щитов и копий. Ты сам услышишь
то, чего не могу я сказать здесь. Храни эту тайну  и  открой  ее  при  твоей
кончине  старшему сыну, а он пусть передаст ее своему наследнику. Пойдем же,
Тесей, пойдемте, дети. Теперь я, слепой, буду вашим путеводителем,  меня  же
поведут Гермес и Персефона.
   Последовали  Тесей,  Антигона  и  Исмена за Эдипом, а он повел их, словно
зрячий. Он пришел к тому месту, где был спуск в полное мрака  царство  теней
умерших,  и  сел  там  на  камень. Приготовившись к смерти, Эдип обнял своих
дочерей и сказал им:
   -- Дети, с этого дня не будет у вас больше  отца.  Уж  овладел  мной  бог
смерти Танат. Не будет дольше лежать на вас тяжелый долг заботиться обо мне.
   С громким плачем обняли Антигона и Исмена отца. Вдруг из глубины раздался
таинственный  голос:  "Скорей, скорей, Эдип! Что же ты медлишь идти? Слишком
долго медлишь ты!" Эдип, услыхав таинственный голос, подозвал Тесея,  вложил
в  его  руку  руки  дочерей и молил Тесея быть их защитником. Поклялся Тесей
исполнить просьбу Эдипа. Приказал уйти дочерям  Эдип,  они  не  должны  были
видеть  того,  что  произойдет,  и  не должны были слышать ту тайну, которую
хотел поведать Эдип Тесею. Ушли Антигона  и  Исмена.  Отойдя  недалеко,  они
обернулись,  чтоб  взглянуть последний раз на отца, но его уже не было, лишь
один Тесей стоял, закрыв глаза руками, словно ему явилось  ужасное  видение.
Затем увидели Антигона и Исмена, как Тесей преклонил колена и стал молиться.
Так  кончил  свою  многострадальную жизнь Эдип, и никто из смертных не знал,
как умер он и где находится его могила. Без стона,  без  боли  отошел  он  в
царство Аида, он отошел в него так, как не отходит никто из людей.



   Изложено   по   трагедиям   Эсхила  "Семеро  против  Фив"  и  Еврипида
"Финикиянка"

   Когда слепой Эдип был изгнан из Фив, то сыновья его с Креонтом  разделили
между  собой  власть.  Каждый из них должен был править по очереди в течение
года. Этеокл не захотел делиться властью со своим старшим братом  Полиником,
он  изгнал  брата  из  семивратных  Фив  и один завладел властью над Фивами.
Полиник же удалился в Аргос, где правил царь Адраст.
   Царь Адраст происходил из рода Амифаонидов. Некогда  два  героя,  великий
прорицатель  Мелампод  и  Биант, сыновья героя Амифаона, женились на дочерях
царя Пройта. Это случилось  так:  дочери  Пройта  прогневали  богов  и  были
наказаны тем, что боги наслали на них безумие. В припадке безумия вообразили
дочери  Пройта,  что  они  коровы,  и с мычанием бегали по окрестным полям и
лесам. Мелампод, знавший тайну, как исцелить  дочерей  Пройта,  вызвался  их
исцелить,  но за это потребовал, чтобы Пройт отдал ему треть своих владений.
Не  согласился  на  это  Пройт.  Еще  больше  усилилось  бедствие,  безумием
заражались  и  другие  женщины.  Опять обратился к Меламподу Пройт. Мелампод
потребовал уже не одну треть, а две трети, одну себе, а другую брату Бианту.
Должен был согласиться Пройт. Мелампод с отрядом юношей отправился  в  горы,
захватил после долгого преследования всех безумных женщин и дочерей Пройта и
исцелил их. Пройт отдал своих дочерей в жены Меламподу и Бианту.
   У  Мелампода был сын Антифат, у Антифата -- Оикл, у Оикла же -- Амфиарай.
У Бианта был сын Тал, а его детьми были  Адраст  и  Эрифила.  Когда  потомки
Мелампода  и  Бианта,  Адраст  и Амфиарай, возмужали, между ними разгорелась
распря. Адрасту пришлось бежать в Сикион[1] к царю Полибу. Там женился он на
царской дочери и получил власть над  Сикионом.  Но  немного  времени  спустя
вернулся  в  родной  Аргос  Адраст,  примирился  с Амфиараем и выдал за него
сестру свою Эрифилу. Дали друг другу клятву Адраст и Амфиарай,  что  Эрифила
всегда  будет  судьей  в  их  спорах  и  что они должны будут беспрекословно
следовать ее решениям. Не думал Амфиарай, что это решение послужит  причиной
гибели его и его рода.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город на севере Пелопоннеса, на побережье Коринфского залива.
---------------------------------------------------------------

   Ко  дворцу  царя  Адраста  и пришел поздно ночью Полиник, надеясь найти у
него защиту и помощь. У дворца встретил Полиник  сына  Ойнея,  героя  Тидея,
который,  убив  на  родине  своего  дядю  и двоюродных братьев, бежал тоже в
Аргос. Между обоими героями возгорелся жесточайший спор. Неукротимый  Тидей,
не   терпевший  ничьего  возражения,  схватился  за  оружие.  Полиник  тоже,
прикрывшись щитом, обнажил  меч.  Бросились  друг  на  друга  герои.  Громко
загремели их мечи об окованные медью щиты. Как два разъяренных льва, во тьме
бились герои. Услыхал Адраст шум поединка и вышел из дворца. Как удивлен был
он,  увидав  двух  юношей, с ожесточением сражавшихся друг с другом. Один из
них Полиник, покрыт был сверху вооружения шкурой льва, другой же, Тидей,  --
шкурой  громадного  кабана. Вспомнил Адраст прорицание, данное ему оракулом,
что он должен выдать дочерей своих за льва  и  кабана.  Поспешно  разнял  он
героев  и  ввел  как  гостей  в  свой дворец. Вскоре выдал царь Адраст своих
дочерей -- одну, Деипилу, за Полиника, другую, Аргею, за Тидея.
   Став зятьями Адраста, стали просить его Полиник и Тидей вернуть им власть
на их родине. Согласился Адраст помочь им; он поставил лишь условием,  чтобы
и  Амфиарай,  могучий  воин  и  великий  прорицатель,  тоже принял участие в
походе.
   Решено было двинуться  прежде  всего  против  семивратных  Фив.  Амфиарай
отказался  принять  участие  в  этом  походе,  так  как  он  знал, что герои
предпринимают этот поход против воли богов. Не хотел  он,  любимец  Зевса  и
Аполлона,  прогневать  богов,  нарушив  их  волю.  Как  ни  уговаривал Тидей
Амфиарая, он твердо стоял на  своем  решении.  Воспылал  неукротимым  гневом
Тидей,  навек  бы  стали врагами герои, если бы не примирил их Адраст. Чтобы
все-таки  заставить  Амфиарая  принять  участие  в  походе,  Полиник   решил
прибегнуть  к хитрости. Он решил склонить на свою сторону Эрифилу, чтобы она
своим  решением  принудила  Амфиарая  идти  против  Фив.  Зная  корыстолюбие
Эрифилы,  Полиник  обещал  подарить  ей  драгоценное ожерелье Гармонии, жены
первого царя Фив, Кадма. Соблазнилась драгоценным даром  Эрифила  и  решила,
что  муж ее должен участвовать в походе. Не мог отказаться Амфиарай, ведь он
сам некогда дал клятву, что будет повиноваться всем  решениям  Эрифилы.  Так
послала  Эрифила  на  верную  смерть  своего мужа, соблазнившись драгоценным
ожерельем; не ведала она, что великие беды приносит с собой  ожерелье  тому,
кто  владеет  им.  Много героев согласилось участвовать в этом походе. В нем
участвовали могучие потомки Пройта, сильный, как бог, Капаней и Этеокл,  сын
знаменитой  аркадской  охотницы  Аталанты,  юный  и  прекрасный  Партенопай,
славный Гиппомедонт и много других героев. Обращался и в Микены  за  помощью
Полиник; уже согласился правитель Микен принять участие в походе, но удержал
его  от  этого  великий  громовержец Зевс своими грозными знамениями. Все же
собралось большое войско. Семь вождей вело войско против  Фив,  а  во  главе
всех  стоял Адраст. На гибель шли герои. Не слушали они увещаний прорицателя
Амфиарая, просившего их не начинать этого похода. Все они горели лишь  одним
желанием -- сразиться под стенами Фив.
   Выступило  в поход войско. Простился и Амфиарай со своей семьей, обнял он
своих дочерей, обнял сыновей, совсем юного Алкмеона и  маленького  Амфилоха,
который  был  еще  на  руках  у  кормилицы. Перед отъездом Амфиарай заклинал
своего сына Алкмеона отомстить матери, пославшей на гибель его отца. Взошел,
полный скорби, на колесницу Амфиарай: он знал, что последний  раз  видит  он
своих  детей. Стоя на колеснице, Амфиарай, обратившись к жене своей Эрифиле,
пригрозил ей обнаженным мечом и проклял ее за то, что  она  обрекла  его  на
смерть.
   Благополучно  достигло  войско Немеи [1]. Там стали искать воины, мучимые
жаждой, воды. Нигде не могли они найти  ни  одного  источника,  так  как  их
засыпали  нимфы  по  повелению  Зевса,  гневавшегося на героев предпринявших
поход  против  его  воли.  Наконец,  встретили  они  бывшую  царицу  Лемноса
Гипсипилу  с  маленьким  сыном  царя  Немеи  Ликурга,  Офельтом,  на  руках.
Гипсипилу продали в рабство женщины Лемноса за то,  что  спасла  она  своего
отца  Фаонта,  когда  перебили они у себя всех мужчин. Теперь царица Лемноса
была рабыней у Ликурга и нянчила его  сына.  Посадила  Гипсипила  маленького
Офельта  на  траву  и  пошла  указать  воинам источник, скрытый в лесу. Лишь
только отошли от Офельта Гипсипила и воины, как выползла из кустов громадная
змея и обвилась своими кольцами вокруг ребенка, На крик его прибежали  воины
и  Гипсипила,  поспешил на помощь и Ликург со своей женой Эвридикой, но змея
уже задушила Офельта. С обнаженным мечом бросился  Ликург  к  Гипсипиле.  Он
убил  бы ее, но защитил ее Тидей. Он был готов вступить в бой с Ликургом, но
удержали его Адраст и Амфиарай. Не  дали  они  пролиться  крови.  Похоронили
герои  Офельта  и  на его похоронах устроили военные игры, положившие начало
немейским играм[2]. Понял Амфиарай, что смерть Офельта --  грозное  знамение
для  всего  войска,  что  эта  смерть  предвещает гибель всем героям. Назвал
Офельта Амфиарай Архемором (ведущим к смерти) и стал советовать всем  героям
прекратить поход против Фив; но, как и раньше, не послушались они, -- упорно
шли они навстречу своей гибели.

---------------------------------------------------------------
   [1] Город в Арголиде, на севере Пелопоннеса.

   [2]  По другому преданию, немейские игры учреждены были Гераклом после
того, как он убил немейского льва. См. Часть 1, "Геракл".
---------------------------------------------------------------

   Пройдя ущельями лосистого Киферона, прибыло войско  к  берегам  Асопа,  к
стенам  семивратных  Фив.  Не  сразу  приступили  вожди  к осаде. Они решили
послать в Фивы для переговоров с осажденными  Тидея.  Придя  в  Фивы,  Тидей
застал  знатнейших  фиванцев  за  пиром  у Этеокла. Не стали фиванцы слушать
Тидея, они смеясь приглашали его принять участие в пире. Разгневался  Тидей,
и,  несмотря на то, что был один в кругу врагов, вызвал их на единоборство и
всех  их  одного  за  другим  победил,  так  как  помогла   своему   любимцу
Афина-Паллада.  Гнев  овладел фиванцами, они решили погубить великого героя.
Выслали они пятьдесят юношей под предводительством Меонта и Ликофона,  чтобы
они  напали  из  засады  на  Тидея,  когда  он  будет  возвращаться в лагерь
осаждающих. И тут не погиб  Тидей,  он  перебил  всех  юношей,  лишь  Меонта
отпустил  он по повелению богов, чтобы мог Меонт сообщить фиванцам о подвиге
Тидея.
   После этого еще ожесточеннее разгорелась вражда между героями, пришедшими
из Аргоса, и фиванцами. Все семь вождей принесли  жертвы  богу  Аресу,  всем
богам битвы и богу Танату. Омочив руки в жертвенной крови, поклялись они или
разрушить  стены  Фив,  или  же  напоить, пав в битве, фиванскую землю своей
кровью. Аргосское войско приготовилось к штурму. Адраст распределил  войска,
каждый из семи вождей должен был идти на приступ одних из семи ворот.
   Против  Пройтидских  ворот  стал со своим отрядом могучий Тидей, жаждущий
крови, подобно свирепому дракону. Три гребня развевались на  его  шлеме,  на
щите  у  него  изображено  было ночное небо, покрытое звездами, а посередине
глаз ночи --  полный  месяц.  Против  ворот  Электры  разместил  свои  отряд
громадный,  словно  великан, Капаней. Он грозил фиванцам, что возьмет город,
хотя бы боги этому противились; он говорил,  что  даже  всесокрушающий  гнев
громовержца  Зевса  не  остановит его. На щите у Капанея изображен был нагой
герой с факелом в руках. Этеокл же, потомок Пройта, встал с  отрядом  против
Нейских ворот; и на его щите была эмблема: человек, взбирающийся по лестнице
на  башню  осажденного  города,  а  внизу  было  написано:  "Сам бог Арес не
свергнет меня". Против ворот Афины стал Гиппомедонт; на его сверкающем,  как
солнце,   щите  изображен  был  Тифон,  извергающий  пламя.  Яростью  звучал
воинственный клич Гиппомедонта, взгляд его очей грозил смертью каждому. Юный
и прекрасный Партенопай повел свой отряд против Бореадских  ворот.  На  щите
его  изображен  был  Сфинкс  с  умирающим  фиванцем в когтях. Прорицатель же
Амфиарай осаждал Гомолоидские ворота. Он гневался на Тидея, зачинщика войны,
он бранил его, убийцу, разрушителя городов, вестника ярости, слугу убийства,
советника всяких зол. Он ненавидел этот поход, он укорял Полиника за то, что
он привел войско иноземцев разрушить родные ему  Фивы.  Знал  Амфиарай,  что
потомки  проклянут  участников этого похода. Знал также Амфиарай, что сам он
падет в бою и поглотит его труп земля Фив. На щите Амфиарая не было  никакой
эмблемы  --  уже один его вид был внушительнее всякой эмблемы. Последние же,
седьмые ворота осаждал Полиник. На щите его изображена была богиня,  ведущая
вооруженного  героя,  а  надпись  на  щите  гласила: "Я введу этого мужа как
победителя назад в его город и в дом его отцов". Все было  готово  к  штурму
несокрушимых стен Фив.
   Фиванцы  тоже приготовились к битве: Этеокл у каждых ворот поставил отряд
воинов во главе с знаменитым героем. Сам он взял на себя защиту  тех  ворот,
против  которых  был  его  брат  Полиник.  Против Тидея выступил могучий сын
Астаха Меланипп, потомок одного из воинов, выросших из зубов убитого  Кадмом
змея.  Против  Капанея  послал  Этеокл  Полифонта,  которого  защищала  сама
Артемида. Сын Креонта Мегарей стал с отрядом у ворот, на которые должен  был
напасть  Пройтид Этеокл; сын Ойнора Гипербий был выслан против Гиппомедонта,
против Партенопая -- герой Актор, а против Амфиарая  --  Лейсфен,  юноша  по
силам  и  старец по уму. Среди героев фиванских был и могучий сын Посейдона,
непобедимый Периклимен.
   Прежде чем начать битву, Этеокл  вопросил  об  исходе  битвы  прорицателя
Тиресия.  Обещал  Тиресий  победу  лишь  в том случае, если будет принесен в
жертву Аресу (который еще гневался за убийство Кадмом посвященного ему змея)
сын Креонта Менойкей. Юноша Менойкей, узнав об этом  прорицании,  взошел  на
стену  Фив  и, встав против пещеры, где жил некогда змей, посвященный Аресу,
сам пронзил себе грудь мечом. Так умер сын Креонта;  добровольно  принес  он
себя в жертву, чтобы спасти родные Фивы.
   Все  сулило  победу  фиванцам. Умилостивлен гневный Арес, боги на стороне
фиванцев, соблюдающих волю и знамения богов. Но не сразу досталась  фиванцам
победа.  Когда,  выйдя  из-под  зашиты  стен, вступили они в бой с аргосским
войском у святилища Аполлона, пришлось им отступить под  натиском  врагов  и
вновь укрыться за стены. Бросились аргосцы преследовать отступающих фиванцев
и  начали  штурмовать  стены. Надменный Капаней, гордый своей нечеловеческой
силой, подставил лестницу к стене и уже ворвался было в город,  но  Зевс  не
потерпел,  чтобы  кто-нибудь  против  его  воли  проник  в Фивы. Он бросил в
Капанея, когда тот стоял уже на  стене,  свою  сверкающую  молнию.  Насмерть
поразил  Зевс  Капанея; весь охвачен был он огнем, и его дымящийся труп упал
со стены к ногам стоявших внизу аргосцев.
   Пал, осаждая Фивы, и юный Партенопай; могучий Периклимен сбросил со стены
ему на голову громадный камень величиной со  скалу.  Размозжил  этот  камень
голову  Партенопаю,  упал  он мертвым на землю. Отступили от стен аргосцы --
они убедились, что им не взять штурмом Фив. Теперь могли  ликовать  фиванцы:
стены Фив стояли незыблемо.
   Решили   тогда   враги,   что  братья  Полиник  и  Этеокл  должны  решить
единоборством,  кому  из  них  будет   принадлежать   власть   над   Фивами.
Приготовились  сыновья  Эдипа к поединку. Вышел из ворот Фив Этеокл, блистая
вооружением; навстречу ему из стана аргосцев вышел  Полиник.  Сейчас  должен
был  начаться  братоубийственный бой. Ненавистью горели друг к другу братья.
Один из них неминуемо должен был пасть. Но иное сулили  великие,  неумолимые
богини  судьбы  Мойры.  Мстительницы  Эвмениды не забыли проклятий Эдипа, не
забыли они и преступления Лая, и проклятия Пелопса [1].

---------------------------------------------------------------
   [1] См. миф о Пелопсе, часть 1.
---------------------------------------------------------------

   Как два яростных льва, которые  борются  из-за  добычи,  так  сшиблись  в
жестоком  поединке  братья.  Прикрывшись  щитами,  бьются  они,  зорко следя
полными ненависти глазами за движениями друг друга. Вот  отступился  Этеокл,
тотчас  бросил  копье  Полиник в брата и ранил его в бедро. Полилась из раны
кровь, но при ударе открыл Полиник плечо, и тотчас поразил его Этеокл копьем
в плечо. Погнулось копье, ударив в доспехи  Полиника,  и  сломалось  у  него
древко.  Остался  с одним мечом Этеокл. Быстро нагнулся он, поднял громадный
камень и бросил им в брата; камень попал в  копье  Полиника  и  сломал  его.
Теперь  братья  оба остались только с мечами. Сомкнувши щиты, бьются братья;
оба они ранены, кровь окрасила их доспехи. Быстро сделал шаг  назад  Этеокл;
не  ожидал  этого  Полиник,  поднял  щит, а брат его в этот миг вонзил ему в
живот меч. Упал Полиник на землю, кровь рекой хлынула из ужасной  раны,  очи
его  затуманились  мраком  смерти. Торжествовал победу Этеокл; он подбежал к
убитому им брату и  хотел  снять  с  него  доспехи.  Собрал  последние  силы
Полиник,  приподнялся  и  ударил мечом брата а грудь; с этим ударом отлетела
его душа в мрачное царство Аида. Как срубленный дуб, рухнул  Этеокл  мертвым
на труп брата, и смешалась их кровь, обагряя кругом землю. С ужасом смотрели
фиванцы и аргосцы на ужасный исход поединка братьев.
   Недолго  продолжалось  перемирие  между  осажденными и осаждавшими. Опять
загорелся меж  ними  кровавый  бой.  В  этом  бою  покровительствовали  боги
фиванцам.  Пали  Гиппомедонт  и  Пройтид Этеокл, непобедимый Тидей был ранен
насмерть могучим Меланиппом. Хотя и смертельно ранен был Тидей, все же нашел
он в себе силы отомстить Меланиппу и сразить его копьем. Увидав  умирающего,
залитого  кровью  Тидея,  Афина-Паллада умолила Зевса позволить ей спасти ее
любимца и даже даровать ему бессмертие. Поспешила Афина к Тидею.  Но  в  это
время  Амфиарай  отрубил  голову  Меланиппу  и бросил ее умирающему Тидею. В
безумной ярости схватил ее Тидей, разбил череп, и как дикий зверь, стал пить
мозг своего врага. Содрогнулась Афина, увидев ярость и кровожадность  Тидея,
покинула  она  его,  а  умирающий  Тидей  успел  лишь прошептать вслед Афине
последнюю свою мольбу -- даровать его сыну, Диомеду то бессмертие,  которого
не получил он сам.
   Победили  фиванцы  аргосцев,  все  войско  их полегло под Фивами. Погиб и
Амфиарай. Бегством  спешил  он  спастись  на  своей  колеснице,  управляемой
Батоном. Его преследовал могучий Периклимен. Уж настигал Периклимен великого
прорицателя,  уже  замахнулся  он  копьем,  чтобы  поразить  его,  как вдруг
сверкнула молния. Зевса, и  грянул  гром,  расступилась  земля  и  поглотила
Амфиарая с его боевой колесницей. Из всех героев спасся один лишь Адраст. Он
умчался на быстром, как ветер, коне своем Арейоне и укрылся в Афинах, откуда
вернулся в Аргос.
   Ликовали  фиванцы;  спасены  были Фивы. Торжественному погребению предали
они своих павших героев, но героев и всех  воинов,  пришедших  из  Аргоса  с
Полиником,  оставили они без погребения. Непогребенным лежал на поле битвы и
Полиник, поднявший руку против своей родины.
   Узнали о том, что остались непогребенными герои Аргоса, их жены и матери.
Полные печали, пришли они с Адрастом  в  Аттику,  чтобы  молить  царя  Тесея
помочь  их  горю  и  заставить  фиванцев выдать им тела убитых. В Елевсине у
храма Деметры встретили они мать Тесея и умолили ее упросить сына, чтобы  он
потребовал выдачи тел аргосских воинов. Долго колебался Тесей, наконец решил
помочь  аргосским женщинам и Адрасту. Как раз в это время пришел от царя Фив
Креонта посол. Он потребовал от Тесея, чтобы он не оказывал помощи  женщинам
Аргоса и изгнал Адраста из Аттики.
   Разгневался Тесей. Как смеет Креонт требовать у него подчинения? Разве не
властен  он  сам  над своими решениями! Выступил Тесей с войском против Фив,
победил фиванцев и заставил их выдать трупы всех павших воинов.  У  Елевфера
сложено  было  семь  костров, и на них сожжены трупы воинов. Трупы же вождей
перенесены были в Елевсин и сожжены там, а пепел их матери и жены отнесли на
родину, в Аргос.
   Лишь прах Капанея, убитого молнией Зевса, остался в  Елевсине.  Священным
был  труп  Капанея,  так как убит был он самим громовержцем. Сложили афиняне
громадный костер и положили на него труп Капанея. Когда  огонь  начинал  уже
разгораться и огненные языки касались уже трупа героя, пришла в Елевсин жена
Капанея,  прекрасная  дочь  Ифита,  Эвадна.  Не  могла  перенести она смерти
любимого мужа. Надев роскошные погребальные одежды,  взошла  она  на  скалу,
которая нависла над самым костром, и бросилась оттуда в пламя.
   Так  погибла  Эвадна,  и  тень  ее сошла вместе с тенью ее мужа в мрачное
царство Аида.



   Изложено по трагедии Софокла "Антигона"

   После победы над аргосцами фиванцы устроили роскошные похороны Этеоклу  и
всем павшим воинам, а Полиника решили Креонт и фиванцы лишить погребения как
приведшего  иноземное  войско  против Фив. Труп его лежал у городских стен в
поле, оставленный на растерзание хищных животных и птиц. Обречена была  душа
Полиника  на  вечное  скитание,  не могла она найти успокоение в царстве душ
умерших.
   Страдала благородная, готовая на  всякое  самопожертвование  дочь  Эдипа,
Антигона,  видя то бесчестие, на которое обречен был ее брат. Несмотря ни на
что, решила она сама предать земле тело  Полиника.  Смерть,  которой  грозил
Креонт   всякому,   кто  осмелится  предать  земле  Полиника,  совершив  все
погребальные обряды, не пугала ее. Антигона звала  идти  с  собою  и  сестру
Исмену,  но робкая сестра не решилась помочь сестре, страшась гнева Креонта.
Она даже старалась уговорить Антигону не идти наперекор воле царя  Фив,  она
напоминала  ей  о  той  участи,  которая постигла мать их и братьев. Неужели
Антигона хочет погубить себя и  ее?  Не  послушалась  Исмены  Антигона:  она
готова одна исполнить долг перед братом, готова безропотно вынести все, лишь
бы не остался непогребенным Полиник. И Антигона исполнила свое решение.
   Вскоре  узнал  Креонт,  что  нарушено  его  повеление.  Один  из  стражей
рассказал ему, что кто-то тайно пришел  к  трупу  Полиника  и,  засыпав  его
сверху  землей, совершил похоронный обряд. В страшный гнев пришел Креонт, он
грозил стражу страшными пытками, если он и его товарищи не найдут того,  кто
совершил  похоронный  обряд  над  трупом  Полиника;  он  клялся самим Зевсом
исполнить свою угрозу.
   Ушел страж туда, где лежал труп Полиника. Стража сбросила с трупа землю и
села невдалеке на холме, чтобы не долетал до  нее  смрад  от  разлагавшегося
трупа.  Вдруг  в полдень поднялась буря, вихрь закружил облака пыли по всему
полю; когда же промчалась  буря,  увидела  стража  склонившуюся  над  трупом
девушку,  которая  оплакивала  Полиника,  и  скорбный  голос  ее звучал, как
скорбный крик птицы, увидевшей, что чья-то злая рука  похитила  ее  птенцов.
Девушка совершала уже возлияния в честь подземных богов, как стража схватила
ее и повела к Креонту. Девушка эта была Антигона.
   Гневными  словами  встретил Креонт Антигону и потребовал у нее сознания в
преступлении. Антигона  и  не  думала  отрицать  своей  вины.  Она  нарушила
повеление  Креонта, но зато выполнила закон и волю богов. Антигона исполнила
долг свой перед братом, предав земле его труп. Смерть  не  страшит  ее,  она
жаждет  смерти,  так как жизнь ее полна лишь скорби. В страшном гневе грозит
Креонт казнить не только Антигону, но и Исмену, которая, как он уверен, была
помощницей Антигоны.
   Услыхав, что и Исмену хочет предать смерти Креонт, содрогнулась от  ужаса
Антигона.  Неужели ей придется быть виновницей гибели сестры? Слуги пошли за
Исменой. Вот показалась она на пороге дворца. Катятся из глаз  Исмены  слезы
скорби по сестре.
   На  вопрос  Креонта  всегда  робкая  Исмена,  узнав, что смерть грозит ее
сестре, нашла в себе  мужество  разделить  с  Антигоной  ее  участь.  Твердо
отвечает  она  Креонту, что тоже принимала участие в совершении погребальных
обрядов над трупом Полиника.
   Не хочет Антигона, чтобы ни в чем не повинная Исмена пострадала вместе  с
ней. Напрасно молит ее Исмена:
   --  0,  сестра,  не  отвергай меня, не говори, что я недостойна умереть с
тобой! Разве имеет смысл для меня жизнь без тебя? Не оскорбляй меня!
   Но Антигона отвечает сестре:
   -- Нет, ты не должна умереть  со  мной!  Не  должна  называть  своим  тот
поступок,  который  ты  не совершала! Довольно будет и одной моей смерти! Ты
избрала жизнь, а я избрала смерть!
   Исмена молит Креонта пощадить Антигону, она молит его подумать о том, что
он ведь обрекает на смерть  невесту  сына.  Но  Креонта  не  трогают  мольбы
Исмены.  Он  отвечает,  что  не  позволит  своему  сыну  Гемону взять в жены
преступницу. Нет, Антигона должна умереть, смерть  разлучит  ее  с  Гемоном.
Креонт  велит  своим слугам увести Антигону и Исмену во дворец и там стеречь
их, чтобы не попытались они спастись бегством. Увели  дочерей  Эдипа  слуги.
Молча  стояли  граждане.  Они сочувствовали Антигоне, они сознавали, что она
совершила подвиг. Права была Антигона, сказав Креонту, что не обвинил бы  ее
народ  за  погребение  Полиника,  если  бы  не  сковал  ему  уста страх пред
властолюбивым Креонтом.
   Сын Креонта, юный Гемон, узнав, какая участь грозит его невесте, приходит
к отцу и просит помиловать Антигону. Гемон  знает,  что  весь  народ  жалеет
невинную  Антигону,  что ропщет он на то, что за благочестивый подвиг грозит
ей смерть. Гемон просит отца не упорствовать и признать свое заблуждение.
   -- Невинной считают Антигону все в Фивах! -- смело говорит Креонту Гемон.
-- Отец, я вижу, что ты склонен к неправде! Ты нарушил сам закон богов!
   Все больше разгорается Креонт  гневом;  он  думает,  что  лишь  любовь  к
Антигоне заставляет Гемона так защищать ее. В гневе кричит он на сына:
   -- О, ты думаешь, как презренный раб женщин!
   --  Нет,  --  отвечает  Гемон,  --  но  ты  никогда  не  увидишь, чтобы я
сочувствовал злому делу. За тебя заступался я!
   Но Креонт уж не слышит слов Гемона, он говорит, что твердо решил  казнить
Антигону. Услыхав такое решение отца, Гемон говорит:
   -- Если она умрет, то повлечет за собой смерть другого.
   Но  Креонт  не  знает  уже предела своему гневу. Он велит воинам привести
Антигону и убить ее здесь, на глазах у Гемона.
   -- Нет, не умрет она на моих глазах! -- восклицает Гемон. --  Никогда  не
увидишь  ты  меня  больше,  отец!  Ты  можешь один безумствовать среди твоих
льстивых друзей!
   С этими словами ушел Гемон. Напрасно граждане предостерегали Креонта, что
лишь беду  сулит  тот  гнев,  в  котором  ушел  от  него  Гемон,  --  Креонт
непреклонен.
   Вот ведут уже Антигону на ужасную казнь. Креонт решил похоронить ее живой
в гробнице  Лабдакидов.  Идет в последний свой путь Антигона, идет к берегам
Ахеронта. Живой будет замурована она в гробнице; не среди людей будет она, а
среди  мертвых,  не  будет  она  принадлежать  ни  жизни,  ни   смерти.   Не
сопровождают  ее  друзья;  не оплакав, уводят ее на смерть. Больше не увидит
она ясного света.
   Только что увели Антигону, как, ведомый  мальчиком,  приходит  к  Креонту
слепой  прорицатель Тиресий. Зловещие знамения даны были ему богами во время
жертвоприношений. Боги разгневаны тем, что труп  убитого  не  погребен,  что
птицы  и  псы  всюду  разносят  куски  разлагающегося  трупа. Креонт в своем
безумном упорстве не слушает даже  Тиресия,  который  советует  ему  предать
земле  труп  Полиника.  Он  говорит, что даже если орел самого Зевса занесет
кусок тела к самому трону громовержца, то и тогда  останется  труп  Полиника
непогребенным.  Креонт  обвиняет  Тиресия в том, что он подкуплен, что он из
корысти дает ему советы. Разгневанный Тиресий грозно говорит Креонту, что во
всем виноват лишь он сам: он оскорбил богов тем, что заключил Антигону живой
в гробницу, обесчестил труп Полиника, нарушил законы богов. За это  покарают
его  боги.  Весь  дом  Креонта погрузится в печаль, кара постигнет того, кто
дороже всех Креонту. Отомстят Креонту не знающие  пощады  Эринии.  Ничто  не
спасет его от ужасного мщения.
   Испугали  Креонта  слова  вещего  Тиресия.  Он  отменил  свой  приказ  не
предавать погребению труп Полиника. Сам спешит в  поле  Креонт  и  совершает
погребальные  обряды  и  молит  Аида  и  Гекату не гневаться на него и Фивы.
Совершив погребение, идет Креонт со  свитой  к  гробнице  Лабдакидов,  чтобы
вывести  оттуда  Антигону.  Поздно!  Свив  петлю из своей одежды, повесилась
Антигона. Креонт застает в гробнице плачущего  над  трупом  невесты  Гемона.
Напрасно  молит Креонт своего сына выйти из гробницы. Гемон на глазах у отца
пронзает себе грудь мечом; мертвый падает он на  труп  невесты.  В  отчаянии
Креонт  --  он  потерял  своего  последнего  сына.  Горько плачет он над его
трупом.
   Тем временем вестник принес и жене  Креонта,  Эвридике,  весть  о  смерти
Гемона.  Молча выслушала его Эвридика и ушла во внутренние покои дворца. Там
убила она себя,  пронзив,  как  и  Гемон,  грудь  свою  мечом.  Лишь  только
покончила  самоубийством Эвридика, как ко дворцу приходит Креонт. На руках у
него труп его сына. Здесь, у дворца, ждет его  новое  ужасное  горе,  --  он
узнает  о смерти жены. Сломлен гордый, властолюбивый дух Креонта. В отчаянии
зовет он смерть, чтобы хоть она прекратила его страдания. Всех, кого  любил,
потерял Креонт.



---------------------------------------------------------------
   [1] Эпигоны -- по-гречески значит потомки.
---------------------------------------------------------------

   Изложено по различным произведениям

   Прошло десять лет после похода семерых против Фив. За это время возмужали
сыновья павших под Фивами героев. Решили они отомстить фиванцам за поражение
отцов  и  предприняли  новый поход. В этом походе приняли участие: Айгиалей,
сын Адраста,  Алкмеон,  сын  Амфиарая,  Диомед,  сын  Тидея,  Ферсандр,  сын
Полиника,   Промах,  сын  Партенопая,  Сфенел,  сын  Капанея,  Полидор,  сын
Гиппомедонта, и Эвриал, сын Менестея. В иных условиях совершался поход этот.
Боги покровительствовали эпигонам (так  названы  были  вожди,  предпринявшие
новый поход против Фив).
   Дельфийский оракул предсказал победу эпигонам, если примет участие в этом
походе Алкмеон, сын Амфиарая.
   Ферсандр,  сын  Полиника,  вызвался уговорить Алкмеона не отказываться от
участия в походе. Долго колебался Алкмеон. Он не решался  идти  против  Фив,
прежде  чем  не  исполнит  он последней воли отца своего и не отомстит своей
матери за то, что послала она своего мужа на  верную  гибель.  Подобно  отцу
своему  Полинику,  решился  Ферсандр  добиться  содействия  Эрифилы,  матери
Алкмеона.  Он  подкупил  ее,  подарив  ей  драгоценную  одежду  жены  Кадма,
Гармонии,  которую  выткала для нее сама Афина-Паллада. Прельстилась Эрифила
одеждой, как некогда прельстилась  ожерельем  Гармонии,  и  настояла,  чтобы
Алкмеон и его брат Амфилох приняли участие в походе.
   Выступило  войско эпигонов из Аргоса. Невелико было это войско, но должна
была сопутствовать ему победа. Вождем войска избран был Диомед,  сын  Тидея,
равный  отцу  своему  силой  и храбростью. Радостные шли в поход герои, горя
желанием отомстить за своих отцов.
   В Потнии у Фив вопросили они оракула Амфиарая об исходе  похода.  Ответил
им  оракул,  что  он  видит  Алкмеона,  наследника славы Амфиарая, с победой
входящего во врата Фив. Победят эпигоны. Один лишь Айгиалей, сын  спасшегося
во время первого похода Адраста, должен пасть.
   Наконец,   достигло   войско  эпигонов  семивратных  Фив.  Опустошив  все
окрестности, приступили эпигоны к осаде. Вышли в поле под  предводительством
своего  царя Лаодаманта, неистового сына Этеокла, фиванцы, чтобы отразить от
стен осаждавших. Завязался кровопролитный бой. В  этом  бою  пал,  сраженный
копьем  Лаодаманта,  Айгиалей,  но и Лаодамант был убит Алкмеоном. Побеждены
были фиванцы и укрылись за несокрушимыми стенами Фив.
   Начали побежденные фиванцы переговоры с осаждавшими,  а  сами  ночью,  по
совету  Тиресия,  тайно  от  осаждавших  выселились из Фив со всеми женами и
детьми. Они двинулись на север в Фессалию. По дороге туда умер  у  источника
нимфы  Тельпузы  вещий Тиресий, так долго помогавший фиванцам и спасавший их
не раз от гибели.
   После долгого пути достигли фиванцы Гестиотиды в  Фессалии  и  поселились
там.
   Фивы  же,  взятые  эпигонами, были разрушены. Богатую добычу, доставшуюся
им, поделили между собой эпигоны. Лучшую часть  добычи,  и  среди  нее  дочь
Тиресия, прорицательницу Манто, они принесли в дар дельфийскому оракулу.
   Счастливо  вернулись  эпигоны  на родину. Ферсандр же, сын Полиника, стал
править в Фивах, восстановив их.



   Изложено по поэме Гомера "Одиссея"

   Вернувшись из похода  против  Фив,  Алкмеон  исполнил  волю  отца  своего
Амфиарая  и  отомстил  матери за гибель отца. Своей рукой убил мать Алкмеон.
Умирая, прокляла мать сына-убийцу и прокляла ту  страну,  которая  даст  ему
приют.
   Прогневались  богини-мстительницы  Эринии  на Алкмеона и преследовали его
всюду, где  только  ни  старался  он  укрыться.  Долго  скитался  несчастный
Алкмеон,  всюду  стараясь  найти приют и очищение от скверны пролитой крови.
Наконец, пришел он в город Псофиду,  в  Аркадии  [1].  Там  очистил  его  от
скверны убийства царь Фегей. Женился Алкмеон на дочери Фегея Арсиное и думал
спокойно  жить  в  Псофиде.  Но не сулила ему этого судьба. Проклятие матери
преследовало его. Страшный голод и моровая язва распространились в  Псофиде.
Всюду  царила  смерть.  Обратился к дельфийскому оракулу Алкмеон, и ответила
ему прорицательница пифия, что должен он покинуть  Псофиду  и  идти  к  богу
реки, Ахелою; там только будет он очищен от убийства матери и найдет покой в
стране,  которая еще не существовала тогда, когда прокляла его мать. Покинув
дом Фегея, свою жену Арсиною и сына Клития, Алкмеон отправился к Ахелою.  По
дороге посетил он в Калидоне Ойнея, который гостеприимно принял его.

---------------------------------------------------------------
   [1] Область в центральной части Пелопоннеса.
---------------------------------------------------------------

   Был  Алкмеон  и у феспротов[1], но они изгнали его из страны своей, боясь
гнева богов. Наконец, пришел Алкмеон к потомкам Ахелоя[2]. Там  очистил  его
бог  реки  Ахелой от скверны пролитой крови матери и выдал за него дочь свою
Каллирою. Поселился в устьях реки Ахелоя Алкмеон на острове,  образовавшемся
из  нанесенного  песка и ила. Это и была страна, которая еще не существовала
тогда, когда прокляла Алкмеона мать.

---------------------------------------------------------------
   [1] Народ, живший в Эпире, в северо-западной Греции.

   [2] Река, разделяющая Акарнанию и Этолию, области  на  запада  средней
Греции.
---------------------------------------------------------------

   И  здесь преследовал рок Алкмеона. Узнала Каллироя о драгоценном ожерелье
и вытканной самой Афиной-Палладой одежде, которые подарили Полиник и его сын
Ферсандр Эрифиле, и потребовала, чтобы муж ее принес эти  сокровища  ей.  Не
знала  Каллироя,  что  гибель  приносили эти сокровища тому, кто владел ими.
Отправился Алкмеон в Псофиду и  потребовал  у  Фегея,  чтобы  он  отдал  ему
ожерелье  и  одежду. Алкмеон сказал Фегею, что хочет посвятить эти сокровища
дельфийскому оракулу, чтобы получить от  бога-стреловержца  прошение.  Отдал
Фегей  Алкмеону сокровища, поверив его словам. Но раб Алкмеона сказал Фегею,
кому предназначаются и ожерелье, и одежды. Разгневался Фегей, призвал  своих
сыновей,  Проноя  и Агенора, и велел им напасть из засады на Алкмеона, когда
он будет возвращаться к устьям Ахелоя. Исполнили они повеление отца и  убили
Алкмеона.
   Узнала о гибели своего мужа Арсиноя, первая жена Алкмеона; она еще любила
его.  Прокляла  в  горе  она  своих  братьев.  Братья  же  отвезли ее к царю
Агапенору в Аркадию и, обвинив ее в том, что  она  убила  Алкмеона,  предали
смерти.
   Узнала  и Каллироя о смерти Алкмеона. Решила она отомстить сыновьям Фегея
и ему самому за убийство  мужа.  Но  кто  же  мог  быть  мстителем?  Сыновья
Каллирои,  Акарнан  и  Амфотер,  были  еще  младенцами  и лежали в колыбели.
Взмолилась Зевсу Каллироя,  чтобы  он  сделал  сыновей  ее  тотчас  могучими
юношами.  Внял  мольбам  Каллирои  Зевс.  В одну ночь выросли и возмужали ее
сыновья. Они отправились в Тегею к царю Агапенору и убили там сыновей Фегея.
Затем в Псофиде убили они и самого Фегея. Так навлекли на Фегея и всю  семью
гибель дары, полученные некогда Эрифилой от Полиника и Ферсандра.
   Взяли  драгоценное ожерелье и одежду, сотканную Афиной, Акарнан и Амфотер
и посвятили их с согласия матери дельфийскому Аполлону. Акарнан и Амфотер не
остались жить на родине. Они выселились в страну, которая  названа  была  по
имени Акарнана Акарнанией, и основали там новое царство.








   А. Древнегреческие авторы

   Гомер, Илиада, пер. Н. И. Гнедича, М.--Л., 1935, ХХХVII, 603 стр.

   Гомер, Илиада, пер Н. М. Минского, М., 1935, 352 стр.

   Гомер, Одиссея, пер. В. А. Жуковского, М.--Л., 1935, 535 стр.

   Гомер, Гомеровы гимны, пер. В. Вересаева, М., 1926.

   Гесиод,  "Работы  и  дни" и "Теогония" (Происхождение богов). Подстрочный
перевод поэм Георгия Властова, СПБ, 1885 IХ, 280 стр.

   Гесиод, Работы и дни (Земледельческая  поэма),  пер.  В.  Вересаева,  М.,
1927, 87 стр.

   Эсхил, Драмы, т. I, пер. с греч., СПБ, 1864, 326 стр.

   Эсхил,  Прометей  прикованный,  пер. с греч. С. Соловьева и В. Нилендера,
вступ. ст. А. В. Луначарского и С. Соловьева: "Прометей  освобожденный",  по
отрывкам Эсхила восстановленный С. Соловьевым", М.--Л., 1927, стр. 146.

   Эсхил,  Трагедии:  "Молящие",  "Семь против Фив", "Прикованный Прометей",
"Орестея", "Освобожденный Прометей", (фрагменты), пер. А.  И.  Пиотровского,
М.--Л., 1937, 411 стр.

   Софокл, Трагедии: т. I: "Эдип-царь", "Эдип в Колоне", "Антигона", пер. В.
0. Нилендера и С. В. Шервинского, М.--Л., 1936, 231 стр.

   Софокл,  Драмы,  М.,  1914-1915  ("Памятники мировой литературы. Античные
писатели"):

   т. I: "Аякс-биченосец, "Филоктет", "Электра", 1914, 422 стр.;

   т. II: "Царь Эдип", "Эдип в Колоне", "Антигона", 1915, 438 стр.

   Еврипид,  Театр  Еврипида  СПБ,  1906,  стр.  628  ("Алкеста",   "Медея",
"Ипполит", "Геракл", "Ион", "Киклоп").

   Еврипид, т. I: "Алкеста", "Андромаха", "Вакханки", "Гекуба", М., 1916;

   т. II: "Гераклиды", "Геракл", "Елена", "Ипполит", М., 1916, 516 стр.;

   т.  III  "Ифигения  в Авлиде", "Ифигения в Тавриде", "Ион", "Киклоп", М.,
1921, 548 стр.

   Павсаний. Описание Эллады, т. I-II, пер. С.П.Кондратьева, М., 1938, 1940,
362, 590 стр.

   Павсаний, Описание Эллады, пер. Г. Я. Янчевецкого,  СПБ,  1887-1889,  839
стр.

   Пиндар,  пер.  А.  В.  Майкова, журн. министерства народного просвещения,
1892, <186> 8-10; 1893, <186> 1, 4, 12; 1896, <186> 6; 1898, <186> 5.

   Плутарх. Сравнительные жизнеописания, пер. с  греч.  В.  Алексеева.  СПБ,
1891, т. 1, "Тесей".

   Б. Латинские авторы

   Вергилий, Энеида, пер. В. Брюсова и С. Соловьева, М.--Л., 1933, 379 стр.

   0видий, Баллады-послания, пер. Ф. Ф. Зелинского. М., 1918 ХIII, 344 стр.

   0видий, ХV книг превращений, пер. А. Фета, М., 1887, ХХIV, 793 стр.

   0видий, Метаморфозы, пер. С. В. Шервинского, М.--Л. 1937, ХIV, 359 стр.

   0видий, Героини, пер. Ф. Ф. Зелинского, СПБ, 1913, 222 стр.

   КНИГИ, СОДЕРЖАЩИЕ ПОДРОБНЫЙ РАЗБОР ГРЕЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ, ЭПОСА И ДРАМАТУРГИИ

   "История греческой литературы", т. I. Эпос, лирика,  драма  классического
периода,  изд.  Ан  СССР,  Институт мировой литературы имени А. М. Горького,
М.--Л., 1947, 487 стр.

   С.И. Радциг, История древнегреческой литературы, М.--Л., 1940, 403 стр.

   И.М. Тронский, История античной литературы, Л., 1946, 496 стр.

Популярность: 149, Last-modified: Fri, 11 Sep 1998 06:42:06 GMT