--------------------
Анатолий Федорович Кони. Князь А. И. Урусов и Ф. Н. Плевако (Воспоминания о судебных деятелях) [1.07.07]
--------------------





   В первые годы по введении судебной реформы в петербургском и московском
судебных округах, блестяще опровергая унылые предсказания, что для нового
дела у нас не найдется людей, выдвинулись на первый план четыре выдающихся
судебных оратора. Это были Спасович и Арсеньев в Петербурге, Плевако и
Урусов в Москве. Несмотря на отсутствие предварительной технической
подготовки, они проявили на собственном примере всю даровитость славянской
натуры и сразу стали в уровень с лучшими представителями
западноевропейской адвокатуры.
   Трое из них уже сошли со сцены, а последний, К. К. Арсеньев, не
выступает более в судебных заседаниях, отдавшись всецело общественной
деятельности журналиста и публициста. Федор Никифоров и ч Плевако замолк
позднее других, но, желая помянуть его, невольно хочется попутно
сопоставить с ним князя Александра Ивановича Урусова.
   Они не походили друг на друга ни внешностью, ни душевным складом, ни
характерными особенностями и свойствами своих способностей. Крупное лицо
Урусова с ироническою складкою губ и выражением несколько высокомерной
уверенности в себе не приковывало к себе особого внимания. Это было одно
из "славных русских лиц", на котором, как и на всей фигуре Урусова, лежал
отпечаток унаследованного барства и многолетней культуры. Большее
впечатление производил его голос, приятный высокий баритон, которым
звучала размеренная, спокойная речь его с тонкими модуляциями. В его
движениях и жестах сквозило прежде всего изысканное воспитание
европейски-образованного человека. Даже ирония его, иногда жестокая и
беспощадная, всегда облекалась в форму особенной вежливости. В самом
разгаре судебных прений казалось, что он снисходит к своему противнику и с
некоторой брезгливостью разворачивает и освещает по-своему скорбные или
отталкивающие страницы дела.
   Иным представлялся Плевако. Скуластое, угловатое лицо калмыцкого типа с
широко расставленными глазами, с непослушными прядями длинных темных волос
могло бы назваться безобразным, если бы его не освещала внутренняя
красота, сквозившая то в общем одушевленном выражении, то в доброй,
львиной улыбке, то в огне и блеске говорящих глаз. Его движения были
неровны и подчас неловки; неладно сидел на нем адвокатский фрак, а
пришепетывающий голос шел, казалось, вразрез с его призванием оратора. Но
в этом голосе звучали ноты такой силы и страсти, что он захватывал
слушателя и покорял его себе.
   Противоположность барину Урусову, Плевако во всей своей повадке был
демократ-разночинец, познавший родную жизнь во всех слоях русского
общества, способный, не теряя своего достоинства, подыматься до его верхов
и опускаться до его "дна" - и тут и там все понимая и всем понятный,
всегда отзывчивый и простой. Он не "удостаивал" дела своим "просвещенным
вниманием", подобно Урусову, а вторгался в него, как на арену борьбы,
расточая удары направо и налево, волнуясь, увлекаясь и вкладывая в него
чаяния своей мятежной души. И если в Урусове чувствовался прежде всего
талантливый адвокат, точно определивший и измеривший поле судебной битвы,
то в Плевако, сквозь внешнее обличив защитника, выступал трибун, для
которого дело было лишь поводом и которому мешала ограда конкретного
случая, стеснявшего взмах его крыльев со всей присущей им силой.
   Различно было и проявление особенностей их ораторского труда. Основным
свойством судебных речей Урусова была выдающаяся рассудочность. Отсюда
чрезвычайная логичность всех его построений, тщательный анализ данного
случая с тонкою проверкою удельного веса каждой улики или доказательства,
но вместе с тем отсутствие общих начал и отвлеченных положений. В
некоторых случаях он дополнял свою речь каким-нибудь афоризмом или
цитатой, как выводом из разбора обстоятельств дела, но почти никогда он не
отправлялся от каких-либо теоретических положений нравственной или
социальной окраски. Его речь даже в области общих выводов можно было
уподобить великолепному ballon captif [привязной воздушный шар (фр.)],
крепко привязанному к фактической почве дела. Но зато на этой почве он был
искусный мастер блестящих характеристик действующих лиц и породившей их
общественной среды. Достаточно вспомнить чудесную картину гнилой и
преступной обстановки, в которой действовали в Петербурге разные темные
"проводители дел" в официальных сферах, изображенную им по делу
Гулак-Артемовской, или характеристику дружелюбно-взаимного неисполнения
долга при ревизии частного акционерного общества в ущерб доверчивым
акционерам, данную им в деле Общества взаимного поземельного кредита.
Наряду с такими характеристиками блистал его живой и подчас ядовитый юмор,
благодаря которому пред слушателями, как на экране волшебного фонаря,
трагические и мрачные образы сменялись картинками, заставлявшими невольно
улыбнуться над человеческою глупостью и непоследовательностью. Остроумные
выходки Урусова иногда кололи очень больно, хотя он всегда знал в этом
отношении чувство меры. Логика доказательств, их генетическая связь
увлекали его и оживляли его речь. Он был поэтому иногда очень горяч в
своих возражениях, хотя всегда умел соблюсти вкус и порядочность в приемах.
   Я помню, как в роли обвинителя, возражая защитнику, усиленно
напиравшему на безвыходность денежного положения подсудимого, внушавшую
ему мысль зарезать своего спутника, Урусов вдруг, в разгаре речи,
остановился, оборвав свои соображения, замолк в каком-то колебании - и
перешел к другой стороне дела. Во время перерыва заседания на мой вопрос о
том, что значила эта внезапная пауза, не почувствовал ли он себя дурно, -
он отвечал: "Нет! не то, но мне вдруг чрезвычайно захотелось сказать, что
я совершенно согласен с защитником в том, что подсудимому деньги были
нужны до зарезу, - и я не сразу справился с собою, чтобы не допустить себя
до этой неуместной игры слов..."
   Но если речь Урусова пленяла своей выработанной стройностью, то зато
ярко художественных образов в ней было мало: он слишком тщательно
анатомировал действующих лиц и самое событие, подавшее повод к процессу, и
заботился о том, чтобы точно следовать начертанному им заранее фарватеру.
Из этого вытекала некоторая схематичность, проглядывавшая почти во всех
его речах и почти не оставлявшая места для ярких картин, остающихся в
памяти еще долго после того, как красивая логическая постройка выводов и
заключений уже позабыта.
   И совсем другим дышала речь Плевако. В ней, как и в речах Спасовича,
всегда над житейской обстановкой дела, с его уликами и доказательствами,
возвышались, как маяк, общие начала, то освещая путь, то помогая его
отыскивать.
   Стремление указать внутренний смысл того или иного явления или
житейского положения заставляло Плевако брать краски из существующих
поэтических образов или картин или рисовать их самому с тонким
художественным чутьем и, одушевляясь ими, доходить до своеобразного
лиризма, производившего не только сильное, но иногда неотразимое
впечатление. В его речах не было места юмору или иронии, но часто, в
особенности, где дело шло об общественном явлении, слышался с трудом
сдерживаемый гнев или страстный призыв к негодованию. Вот одно из таких
мест в речи по делу игуменьи Митрофании: "Путник, идущий мимо высоких стен
Владычного монастыря, вверенного нравственному руководительству этой
женщины, набожно крестится на золотые кресты храмов и думает, что идет
мимо дома Божьего, а в этом доме утренний звон подымает настоятельницу и
ее слуг не на молитву, а на темные дела!
   Вместо храма - биржа, вместо молящегося люда - аферисты и скупщики
поддельных документов, вместо молитвы - упражнение в составлении
вексельных текстов, вместо подвигов добра - приготовление к лживым
показаниям - вот что скрывалось за стенами. Выше, выше стройте стены
вверенных вам общин, чтобы миру было не видно дел, которые вы творите под
покровом рясы и обители!" Некоторые из его речей блистают не фейерверком
остроумия, а трещат и пылают, как разгоревшийся костер. "Подсудимая скажет
вам, - кончается та же речь: - да, я о многом не знала, что оно
противозаконно. Я женщина. Верим, что многое, что написано в книгах
закона, вам неведомо. Но ведь в этом же законе есть и такие правила,
которые давным-давно приняты человечеством как основы нравственного и
правового порядка. С вершины дымящегося Синая сказано человечеству: "Не
укради..." Вы не могли не знать этого, а что вы творите? Вы обираете до
нищеты прибегнувших к вашей помощи. С вершины Синая сказано: "Не
лжесвидетельствуй", - а вы посылаете вверивших вам свое спасение инокинь
говорить неправду и губите их совесть и доброе имя. Оттуда же запрещено
всуе призывать имя Господне, а вы, призывая Его благословение на ваши
подлоги и обманы, дерзаете хотеть и обмануть правосудие и свалить с себя
вину на неповинных. Нет, этого вам не удастся: наше правосудие молодо и
сильно, и чутка судейская совесть!"
   Из этих свойств двух выдающихся московских ораторов вытекало и
отношение их к изучению дела. Урусов изучал дело во всех подробностях,
систематически разлагая его обстоятельства на отдельные группы по их
значению и важности. Он любил составлять для себя особые таблицы, на
которых в концентрических кругах бывали изображены улики и доказательства.
Тому, кто видел такие таблицы пред заседанием, было ясно, при слушании
речи Урусова, как он переходит в своем анализе и опровержениях постепенно
от периферии к центру обвинения, как он накладывает на свое полотно
сначала фон, потом легкие контуры и затем постепенно усиливает краски.
Наоборот, напрасно было бы искать такой систематичности в речах Плевако. В
построении их никогда не чувствовалось предварительной подготовки и
соразмерности частей. Видно было, что живой материал дела,
развертывавшийся перед ним в судебном заседании, влиял на его
впечатлительность и заставлял лепить речь дрожащими от волнения руками
скульптора, которому хочется сразу передать свою мысль, пренебрегая
отделкою частей, и по нескольку раз возвращаться к тому, что ему кажется
самым важным в его произведении. Не раз приходилось замечать, что и в
ознакомление с делами он вносил ту же неравномерность и, отдавшись
овладевшей им идее защиты, недостаточно внимательно изучал, а иногда и
вовсе не изучал подробностей. Его речи по большей части носили на себе
след неподдельного вдохновения. Оно овладевало им, вероятно, иногда
совершенно неожиданно и для него самого.
   В эти минуты он был похож на тех русских сектантов мистических
вероучений, которые во время своих радений вдруг приходят в экстаз и
объясняют это тем, что на них "дух накатил". Так "накатывало" и на
Плевако. Мне вспоминается защита им в сенате бывшего председателя одного
из крупных судов, обвиняемого в преступном попустительстве растраты его
непосредственным подчиненным денег, отпущенных на ремонт здания.
Несчастный подсудимый, попавший с блестящего судебного пути на скамью
подсудимых, убитый и опозоренный, постаревший за два года на двадцать лет,
сидел перед сенаторами и сословными представителями, низко опустив свое
исхудалое, пожелтевшее лицо. Во время перекрестного допроса обнаружилось,
что защитник почти совсем не изучил дела, а, ограничившись одним
обвинительным актом, путал свидетелей и сбивался сам. Но вот начались
судебные прения. Обвинитель - товарищ обер-прокурора - сказал сильную,
обстоятельную речь и закончил ее приглашением судей вспомнить, как высоко
стоял подсудимый на ступенях общественной лестницы и как низко он пал, и,
применяя к нему заслуженную кару, не забыть, что "кому много дано, с того
много и спросится".
   Фактическая сторона речи Плевако была, как и следовало ожидать по
перекрестному допросу, довольно слаба, но зато картина родной, благодушной
распущенности, благодаря которой легкомысленная доверчивость так часто
переходит в преступное пособничество, была превосходна. Заключая свою
защиту, Плевако "нашел себя" и, вспомнив слова обвинителя, сказал голосом,
идущим из души и в душу: "Вам говорят, что он высоко стоял и низко упал и
во имя этого требуют строгой кары, потому что с него должно "спроситься".
Но, господа, вот он пред вами, обстоявший так высоко!
   Посмотрите на него, подумайте о его разбившейся жизни - разве с него
уже не достаточно спрошено. Припомните, что ему пришлось перестрадать в
неизбежном ожидании этой скамьи и во время пребывания на ней. Высоко
стоял... низко упал... ведь это только начало и конец, а что было пережито
между ними! Господа, будьте милосердны и справедливы и, вспоминая о высоте
положения и о том, как низко он упал, подумайте о дуге падения!" В
известном стихотворении Пушкина говорится о поэте: "Но лишь божественный
глагол до слуха чуткого коснется - душа поэта встрепенется, как
пробудившийся орел". Но "божественный глагол" говорит сердцу чуткого
человека не одними словами красоты и любви: он будит в нем и чувство
прощения и милости. Такой голос, очевидно, прозвучал для Плевако и
заставил его проснуться и встрепенуться. Надо было слышать его в эти
минуты, видеть его жест, описавший дугу, чтобы, по выражению его
преобразившегося от внутреннего восторга лица, понять, что на него
"накатило"...
   Различно было и отношение каждого из них к великим благам судебной
реформы. Для Урусова - западноевропейца в душе - Судебные уставы были
сколком и проявлением одной из сторон дорогой его мечтам и еще не
испытанной нами западной политической жизни, а суд присяжных являлся
учреждением, пред которым, за неимением лучшего, можно было проявить свой
ораторский талант и блеск своего общего образования. Для Плевако -
Судебные уставы были священными вратами, чрез которые в общественную жизнь
входила пробужденная русская мысль и народное правосознание. Для него суд
присяжных являлся не только чемто, напоминавшем старину, но и исходом для
народного духа, призванного проявить себя в вопросах совести и в защите
народного мировоззрения, на коренные начала общественного уклада. Поэтому
он гораздо больше, чем Урусов, изучал Судебные уставы, вникая в
нравственное и историческое содержание их отдельных частей и рассыпая в
своих судебных речах и кассационных аргументах глубокие по мысли,
прекрасные по форме определения значения и внутреннего смысла наших
процессуальных институтов. Его взгляды и теории не всегда можно было
разделить: проза буквы закона иногда лишала возможности согласиться с
увлекательностью его положений и с его восторженными надстройками над
Судебными уставами. Не думаю, однако, чтобы ему можно было когда-либо
сделать упрек, обращенный мною однажды в шутливой форме к Урусову и
который он впоследствии добродушно вспоминал в своих письмах ко мне.
"Поменьше бы таблиц, побольше бы уставов", - сказал я ему,
председательствуя в одном большом деле и рассматривая в перерыве заседания
его излюбленные таблицы концентрических кругов. Теоретически ставя суд
присяжных очень высоко, Урусов не верил ни в их непогрешимость, ни в
свойственный им здравый смысл... Он допускал это лишь постольку, поскольку
был согласен с приговором; в противном случае в речах и кассационных
жалобах своих он не особенно скупился на ироническую критику не всегда
удачных по форме ответов присяжных на поставленные им вопросы. Да и в
речах его довольно часто и не без пользы для дела звучало поучение
присяжных, конечно, более талантливое, чем то, которое давалось
обыкновенно в бесцветных "руководящих напутствиях" председателей.
   В его речах к присяжным всегда сквозило широкое образование человека,
знакомого в главных чертах с правовыми вопросами, который популяризировал
свой взгляд на дело в целях влияния на собравшихся пред ним случайных
людей, к низшей степени разнообразного развития которых он искусно
приноровлял изложение хода своего мышления.
   Иным было отношение к присяжным Плевако - отношение, если можно так
выразиться, проникновенное и подчас умиленное. Для него они были указанные
судьбою носители народной мудрости и правды. Он был далек от поучения их и
руководства ими. Не отделяя себя от них, он входил своим могучим словом в
их среду и сливался с ними в одном, им возбужденном, чувстве, а иногда и в
вековом миросозерцании.
   Не похоже было у них и начало их судебной карьеры.
   Плевако сразу пошел на адвокатскую деятельность и приобретал
известность понемногу. Урусов вначале искал службы, готов был стать
судебным следователем, и лишь счастливая судьба, в лице прокурора судебной
палаты, убоявшегося его молодости и неопытности, не дала заглохнуть его
силам в провинциальной глуши и толкнула его в адвокатуру. Но зато здесь
его с первых же шагов ждал огромный, неслыханный дотоле, успех. Войдя в
залу судебного заседания Московского окружного суда по делу Мавры
Волоховой, обвиняемой в убийстве мужа, как скромный кандидат на судебные
должности, назначенный защищать, он вышел из нее сопровождаемый слезами и
восторгом слушателей и сразу повитый славой, которая затем, в течение
многих лет, ему ни разу не изменила. Я был в заседании по этому делу и
видел, как лямка кандидатской службы, которую был обречен тянуть Урусов,
сразу преобразилась в победный лавровый венок. Несмотря на сильное
обвинение, на искусно сопоставленные улики и на трудность иного объяснения
убийства, чем то, которое давалось в обвинительном акте, Урусов
восторжествовал на всех пунктах. Нет сомнения, что ему приходилось во
время его долгой адвокатской карьеры говорить речи, не менее удачные и,
быть может, гораздо более обработанные. Но, конечно, никогда не производил
он своим чарующим голосом, изящной простотой речи, искренностью тона и
силою критического анализа улик более сильного впечатления. Им овладевало
вдохновение судебной борьбы, развитое и обостренное глубоким убеждением в
правоте дела. Это слышалось, это чувствовалось. Умное, но некрасивое лицо
его, с широким носом, засветилось внутреннею красотою, а сознание своей
силы и влияния на слушателей окрылило Урусова, и речь его летела, ширясь,
развиваясь и блистая яркими вспышками находчивости и остроумия. Когда он
кончил и суд объявил перерыв, публика довольно долго сидела тихо и
молчаливо, как будто зачарованная. Прокурор не возражал, председательское
слово было кратко, и присяжные недолго совещались, чтобы произнести
оправдательный приговор. Когда подсудимая была объявлена свободной,
публика дала волю своему восторгу. Волохову окружили, давали ей деньги,
поздравляли. На Урусова сыпались ласковые слова, приветы, к нему
протягивались руки, искавшие его рукопожатия, и я сам видел простых людей,
целовавших его руку. Вчерашний скромный аспирант на должность следователя
гденибудь в медвежьем уголке с ее разъездами, ночевками в волостных
правлениях или у станового, с ее невидимой кропотливой работой и
однообразием, со вскрытиями и осмотрами, не глядя ни на какую погоду, -
сразу занял выдающееся - и надолго первое в Москве - место в передовых
рядах русской адвокатуры, которая праздновала тогда свои медовый месяц.
Речь Урусова по делу Волоховой уподобилась звукам индийского гонга,
которые растут и усиливаются по мере того, как расширяется объем их
волнообразного движения. Впечатление от нее, вызываемые ею мысли о
невинности подсудимой и страстное желание ее оправдания нарастали все
более и более во время судебной процедуры, следовавшей за речью, и
накоплялись, как электрический заряд в огромной лейденской банке. Слова:
"Нет, не виновата!" - разрядили эту банку в одном общем взрыве восторга и
умиления. На другой день весь город говорил об успехе Урусова, дела, одно
другого интереснее, посыпались как из рога изобилия - и он стал часто
выезжать в провинцию для уголовных защит. Из московских его дел в первые
месяцы его деятельности многим осталось памятным дело о сопротивлении и
противодействии властям, по которому обвинялся кондитер Морозкин, не
хотевший допустить полицейских чиновников к осмотру торгового помещения,
который он считал несогласным с законом. Дело, в сущности, сводилось к
оскорблению на словах, но ему почему-то была придана суровая окраска и
значение "признака времени", будто бы состоявшего в колебании авторитета
власти. Урусов необыкновенно искусно воспользовался присущим ему юмором, -
под мягким по форме прикосновением которого иногда чувствовалось острое
жало, - чтобы обратить в шутку грозные очертания обвинения против
Морозкина. Сказав в своем приступе к своей речи: "Господа присяжные!
Такого-то числа в Москве случилось необыкновенное происшествие: кондитер
Морозкин арестовал почти всю московскую полицию!" и т. д., он продолжал
все в том же строго выдержанном тоне, и "l'accusation croula malgre
l'appoint du president" [обвинение рухнуло, несмотря на поддержку
председателя суда (фр.)], как было сказано в французских судебных отчетах.
"L'appoint du president" встречался в это время, впрочем, очень редко. В
большинстве случаев судьи относились с особым вниманием к речам Урусова и
признавали, что талант имеет право иногда расправить свои крылья за
пределы условных и формальных рамок.
   Люди разного склада, Урусов и Плевако встретились через несколько лет в
Рязани на громком процессе, где перед присяжными предстали принадлежавшие
к высшему местному обществу полковник и его возлюбленная, употребившие
средство, чтобы погасить молодую жизнь, ими данную и обличавшую их
близость. Это был бой гигантов слова:
   защита одной противоречила защите другого, так как обвиняемые
складывали не только тяжесть своего поступка, но и побуждения к нему друг
на друга. Трудно отдать преимущество в этом состязании кому-либо из двух
бойцов. Все, что могли дать красота, блеск и архитектурная гармония
изложения и даже мало свойственный Урусову пафос для того, чтобы "склонить
непокорную выю обвиняемого под железное ярмо уголовного закона", - все это
было дано Урусовым. Все, что можно было взять из книги жизненной правды,
из глубокой вдумчивости в сложную игру любви и ненависти, страха и мщения
для того, чтобы повернуть с удивительным искусством и заразительною
искренностью возмущенное чувство в другую сторону, было взято Плевако.
   Знакомство с этим процессом следовало бы рекомендовать всем начинающим
судебным ораторам: из речей обоих противников они могут увидеть, как в
стремлении к тому, что кажется правдой, глубочайшая мысль должна сливаться
с простейшим словом, как на суде надо говорить все, что нужно, и только
то, что нужно, и научиться, что лучше ничего не сказать, чем сказать
ничего.
   Две точки зрения существуют на уголовную защиту. Она есть общественное
служение, - говорят одни. Уголовный защитник должен быть, по словам
Квинтилиана, "муж добрый, опытный в слове", вооруженный знанием и глубокой
честностью, бескорыстный и независимый в убеждениях, стойкий и солидарный
с товарищами; он правозаступник, но не слуга своего клиента и не пособник
ему в стремлении уйти от заслуженной кары правосудия; он друг, он советчик
человека, который, по его мнению, не виновен вовсе или вовсе не так и не в
том виновен, как и в чем его обвиняют. Не будучи слугою клиента, он,
однако, в своем общественном служении - слуга государства, и эта роль
почтенна, так как нет такого преступника и падшего человека, в котором
безвозвратно был бы затемнен человеческий образ и по отношению к которому
было бы совершенно бесполезно выслушать слово снисхождения. Уголовный
защитник, - говорят другие, - есть производительность труда,
представляющего известную ценность, оплачиваемого в зависимости от тяжести
работы и способности работника.
   Как для врача в его практической деятельности не может быть дурных и
хороших людей, заслуженных и незаслуженных болезней, а есть больные,
страдания которых надо облегчить, так и для защитника нет чистых и
грязных, правых и неправых дел, а есть лишь даваемый обвинением повод
противопоставить доводам прокурора всю силу и тонкость своей диалектики,
служа ближайшим интересам клиента и не заглядывая на далекий горизонт
общественного блага.
   Каждая из этих точек зрения имеет свои достоинства и спорные стороны, и
преобладание в деятельности защитника той или другой оправдывается не
только темпераментом и личными вкусами, но в значительной степени задачами
судебного состязания. Элемент общественного служения преобладал в
деятельности Плевако. Он отдавал нередко оружие своего сильного слова на
защиту "униженных и оскорбленных", на предстательство за бедных, слабых и
темных людей, нарушивших закон по заблуждению или потому, что с ними
поступили хотя и легально, но "не по Божью". Достаточно вспомнить дело о
расхищении капитала киевских старообрядцев или знаменитое дело
люторических крестьян, выступления по которому Плевако было, по условиям и
настроениям того времени, своего рода гражданским подвигом. Он являлся и в
роли обвинителя, когда за спиною отдельных личностей виднелся такой
порядок вещей, которому в интересах общественного добра надо было
наносить, выражаясь словами Петра Великого, "немилостивые побои". Таковы
две его речи по делу игуменьи Митрофании, и в особенности вторая,
напоминающая широкую и быструю реку, уносящую возражения противника, как
брошенные в нее ветви. Урусов был скорее врач у постели больного, тот
врач, который иногда, приложив все свое искусство к лечению и достигнув
блестящего исцеления, едва ли особенно желает продолжения отношений
личного знакомства с вырванным им из когтей болезни. Но ни один из них не
подавал повода к справедливой тревоге, которая возникает в тех, к счастию,
довольно редких случаях, когда защита преступника обращается в оправдание
преступления, причем потерпевшего и виновного, искусно извращая
перспективу дела, заставляют поменяться ролями. Оба оратора так же
совершенно свободны были в своей деятельности от упрека в том, что они
приносят действительно интересы обвиняемого в жертву эгоистическому
желанию возбудить шумное внимание к своему имени и человека, а иногда и
самый суд присяжных обращают в средство для своих личных рекламных целей.
   Не они искали громких и сенсационных дел: их искали эти дела...
   Свойства дарования и приемы работы Урусова были слишком индивидуальны,
чтобы создать ему учеников.
   Могли быть только подражатели, да и то, если бы судьба их одарила и
физически так же, как их образец. Но подражать Плевако было, по моему
мнению, невозможно, как нельзя подражать вдохновению. Такое подражание
всегда звучало бы фальшиво и резало бы ухо, не достигая сердца.
   Но учеников он создал в смысле уменья подниматься от частного к общему
и идти не только по прямой линии логических размышлений, но и к окружности
по всем радиусам бытового и общественного явления во всей его цельности.
   Так шли они - Урусов и Плевако, - разделяемые взглядами и симпатиями,
сходясь и расходясь, в течение долгих лет с достоинством неся службу
слову, которая привлекла их к себе на яркой заре Судебных уставов и
которой они остались верны, когда для этих уставов наступили сумерки,
предвещавшие недалекую тьму. Урусов не дожил до начала перерождения
законодательного строя России и был лишен возможности воскликнуть вместе с
Пушкиным, которого он - тонкий критик - сознательно любил и изучал: "Да
здравствует разум, да скроется тьма!" Да и вообще, несмотря на блестящий
успех первых шагов его деятельности, судьба не была милостива к Урусову, и
он много выстрадал в жизни. Вынужденное бездействие, вследствие
административной ссылки в Венден в самом разгаре блестящей деятельности,
не могло не отразиться на его душевных силах. Медленное завоевание
прежнего положения, причем он должен был пройти искус пребывания в
прокурорском надзоре и сопряженную с этим иерархическую подчиненность,
стоило ему много. Когда он снова сделался адвокатом, у него уже не было
бодрых молодых сил и подкупающей молодой отваги. Житейский опыт принес
много разочарований и ничего не дал для дальнейшего развития таланта.
Наставшая затем жизнь в Москве в среде друзей и любимых занятий
литературой, искусством, коллекционерством, устройством своего home
[домашний очаг (англ.)] могла бы дать позабыть грустные года
насильственного молчания и искания исхода в мелкой журнальной работе. Но
медленно, беспощадно и неотвратимо подкрался недуг и подточил его силы.
Отняв устойчивость в ногах и слух, он сжал его в объятиях жестоких
мучений, заставлявших этого человека, так любившего жизнь, жадно ждать
смерти как "небытия".
   Нет сомнения, что, доживи он до наших представительных учреждений, он
занял бы в них видное место в ряду прогрессивных деятелей. В его речах
блистали бы уместные и умные цитаты, хорошо продуманные исторические
примеры, тонкие и остроумные сравнения, стрелы его иронии больно задевали
бы тех, на кого они направлялись, и веселили бы единомышленников, а по
национальным и религиозным вопросам он, конечно, подымался бы на высоту
общечеловеческих начал и гуманности. В его словах звучали бы подчас
протест и сарказм Вольтера. Но едва ли ему довелось бы проявить большое
влияние: политическое красноречие совсем не то, что красноречие судебное.
В основании последнего лежит необходимость доказывать и убеждать, то есть,
иными словами, необходимость склонять слушателей присоединиться к своему
мнению. Но политический оратор немногого достигнет, убеждая и доказывая. У
него та же задача, хотя и в других формах, как и у служителя искусства: он
должен, по выражению Жорж Занд, "montrer et emouvoir" [показывать и
волновать (фр.)], то есть освещать известное явление всею силою своего
слова и, умея уловить создающееся у большинства отношение к этому явлению,
придать ему действующее на чувство выражение. Ему следует связать воедино
чувства, возбуждаемые ярким образом, и дать им воплощение в легком по
усвоению, полновесном по содержанию слове.
   Для этой роли был создан Плевако. Уже больной и слабый, он успел
произвести впечатление своею речью и уловить единодушное настроение нижней
палаты своим предложением "выйти из рубашки ребенка и облечься в тогу
мужа". Политическая речь должна представлять не мозаику, не поражающую
тщательным изображением картину, не изящную акварель, а резкие общие
контуры и рембрандтовскую "светотень". Легкий, но неотлучный скептицизм
мешал бы в этом Урусову, и, наоборот, мне думается, что когда нужно было
бы передать слушателям свою горячую веру и зажечь пламя в их душах, -
одним словом, когда нужно было бы явиться не вождем единомышленных
взглядов, но вождем сердец, Плевако был бы трудно заменим. Судьба замкнула
его уста при первом шаге в обетованную землю, открывшуюся перед ним. Но
уже и в том, что она открылась его взору, для человека его поколения было
счастье. Русский человек до мозга костей, неуравновешенный и размашистый
по натуре, мало читавший, но много думавший, глубоко религиозный, знаток и
любитель Писания, он был типическим выразителем своей родины и москвичом
"с ног до головы". И в то время, когда в мечтах об отдыхе у европейца
Урусова, толкователя и поклонника Флобера, мастерски говорившего
по-французски и с успехом выступавшего пред Парижским судом в шапке и тоге
адвоката, вероятно, носились весело озаренные солнцем Елисейские поля
Парижа, оживленные движением пестрой, изящной толпы, мысли Плевако неслись
на Воробьевы горы, витали вокруг старых стен и башен Девичьего монастыря и
упивались воспоминанием о вечернем звоне "сорока сороков".
   Их обоих уже нет. Они ушли, оставив по себе яркую и живую память
истории русской адвокатуры и в тех, кто мог лично в них вглядеться и к ним
прислушаться. Мы живем в серое время; серые, лишенные оригинальности люди
действуют вокруг нас и своею массой затирают немногих выдающихся людей. Но
эта полоса должна пройти! Урусов и Плевако были для своих современников
людьми, показавшими, какие способности и силы может заключать в себе
природа русского человека, когда для них открыт подходящий путь.
Провидение ведет нашу родину дорогою тяжелых испытаний, но пути к
проявлению сил и способностей понемногу все-таки расширяются. Поэтому
должны, не могут не явиться новые их носители! Они были, и хочется думать,
что тургеневский Увар Иванович, поиграв перстами и задумчиво поглядев
вдаль, скажет еще раз: "будут!"




   Князь А. И. Урусов и Ф. Н. Плевако

   Очерк помещен в т. 2 "На жизненном пути" (1-е и 2-е изд. - Спб., 1912 и
1913), а под новым названием и с рядом вставок вошел в широко известное
издание Кони "Отцы и дети судебной реформы" (М., 1914)
   Включен составителями в т. 5 Собрания сочинений.
   Оба персонажа очерка - выдающиеся деятели пореформенной поры, известные
и популярные в широких кругах общества прежде всего как ораторы-гуманисты,
отстаивающие демократические и нравственные начала в русском "новом суде".
   Как защитник Нечаева (см. очерк "Из казанских воспоминаний")
   Урусов (1843 - 1900) подвергся гонениям - административной высылке из
столицы, а затем ряд лет принужден был занимать по службе места, не
отвечающие его талантам юриста и масштабам его личности. В пору реакции
выступал как защитник несправедливо гонимых "инородцев" и ревнителей веры.
Известен и как литературный и театральный критик.
   О Плевако (1843 - 1908), чьи слава и популярность в широких
демократических кругах столиц и провинции были необычайны, известный
писатель В. В. Вересаев сказал лапидарно и точно: "Главная его сила
заключалась в интонациях, в неодолимой, прямо колдовской заразительности
чувства, которым он умел зажечь слушателя. Поэтому речи его на бумаге и в
отдаленной мере не передают их потрясающей силы" (Вересаев В. В. Соч. - Т.
4. - М., 1948. - С. 446). Большой резонанс получили защитительные речи
Плевако на процессах революционера Петра Моисеенко - организатора
морозовской стачки (1886 г.) и рабочих фабрики Коншина в Серпухове (1897
г.).
   С. 71. дело М. Волоховой слушалось в феврале 1867 г. в Московском
окружном суде.
   ...на громком процессе. - Дело Н. Кострубо-Карицкого и В. Дмитриевой
разбиралось в Рязанском окружном суде в январе 1871 г С. 76. Увар Иванович
- персонаж из романа "Накануне"


   Составление, вступительная статья и примечания Г. М. Миронова и Л. Г.
Миронова

   Художник М. 3. Шлосберг

   Кони А. Ф.

   К64 Избранное/Сост., вступ. ст. и примеч. Г. М. Миронова и Л. Г.
Миронова. - М.: Сов. Россия, 1989. - 496 с.


   В однотомник замечательного русского и советского писателя, публициста,
юриста, судебного оратора Анатолия Федоровича Кони (1844 - 1927) вошли его
избранные статьи, публицистические выступления, описания наиболее
примечательных дел и процессов из его богатейшей юридической практики.
Особый интерес вызывают воспоминания о деле Веры Засулич, о литературном
Петербурге, о русских писателях, со многими из которых Кони связывала
многолетняя дружба, воспоминания современников о самом А. Ф. Кони. Со
страниц книги перед читателем встает обаятельный образ автора, истинного
российского интеллигентадемократа, на протяжении всей жизни превыше всего
ставившего правду и справедливость, что и помогло ему на склоне лет
сделать правильный выбор и уже при новом строе отдать свои знания и опыт
народу.


   К --------------- 80-89 PI
   М-105(03)89






   Анатолий Федорович Кони
   ИЗБРАННОЕ

   Редактор Т. М. Мугуев
   Художественный редактор Б. Н. Юдкин
   Технические редакторы Г. О. Нефедова, Л. А. Фирсова
   Корректоры Т. А. Лебедева, Т. Б. Лысенко




   Сдано в набор 02.02.89. Подп. в печать 14.09.89. Формат 84Х108/32.
Бумага типографская Э 2.
   Гарнитура обыкновенная новая. Печать высокая. Усл. печ. л. 26,04. Усл.
кр.-отт. 26,04. Уч.- изд. л. 30,22. Тираж 750000 экз. (5-й завод
620001-750000 экз.) Зак. 2995 Цена 5 р. 40 к.
   Изд. инд. ЛХ-245.
   Ордена "Знак Почета" издательство "Советская Россия" Госкомиздата
РСФСР. 103012, Москва, проезд Сапунова, 13/15.
   Калининский ордена Трудового Красного Знамени полиграфкомбинат детской
литературы им. 50-летия СССР Госкомиздата РСФСР. 170040, Калинин, проспект
50-летия Октября, 46.



   OCR Pirat

Популярность: 37, Last-modified: Mon, 26 May 2003 05:49:42 GMT