---------------------------------------------------------------
     © Copyright Михаил Поликарпов
     WWW: http://artofwar.ru/p/polikarpow_m_a/
     Date: 14 Feb 2003
---------------------------------------------------------------

     Статья опубликована в газете "Время новостей" 06 июня 2002 г.

     В  апреле в газете "Время  новостей" были опубликованы отрывки из книги
журналиста  Андрея Шарого  о конфликтах в  бывшей Югославии  в 90-е годы.  В
частности,  речь там  шла о  русских  добровольцах,  воевавших  в балканских
войнах  на  стороне сербов. На  публикацию  откликнулся  читатель  -  Михаил
ПОЛИКАРПОВ, сам  принимавший участие в описанных событиях. Не согласившись с
некоторыми  фактами и оценками,  г-н  Поликарпов  прислал нам свой материал,
который, как он сам пишет, "может показаться более пристрастным, но он более
точный,  так как это взгляд  изнутри".  Мнение  автора может не  совпадать с
мнением редакции.




     Наши соотечественники  отправлялись  на  Балканы в  1992-1995 годах  по
разным  причинам   -  моральным,  религиозным,  политическим.  Кто-то  искал
приключений,  кто-то скрывался от мафии, от милиции, от семейных неурядиц...
На войне все просто. Вот -  враг, а вот - друг. Мир устроен не  так, и самый
простой способ его изменить - это убить зло. Журналисты искажают события как
в силу  своей  малой  осведомленности, так и  в попытках подать материал как
можно эффектней. "Ложь как в военном бюллетене" - так еще Наполеон сказал.
     В 1993  году хорваты говорили о полутора тысячах русских, якобы воюющих
за сербов. Мусульмане в Боснии  в  октябре  1994-го  заявили о  пяти тысячах
русских  "наемников",  сражающихся на  сербской стороне в тот момент.  А  на
самом  деле?  В 1992-1995 годах на  территории Боснии постоянно  действовали
два-три небольших русских подразделения. Суммарное  число русских волонтеров
на фронте лишь недолгое время - зимой-весной 1993 года - превышало полсотни.
Всего  же,  по  моим  расчетам,  через  эту  войну  прошло  несколько  сотен
добровольцев из республик бывшего СССР; как минимум 35-40 погибли, еще около
двадцати  стали инвалидами. Семнадцать русских добровольцев, погибших в боях
в 1994-1995 годах, похоронены на кладбище Дони Милечи под Сараево.
     Эффект многочисленности русских достигался и благодаря тому, что мелкие
группы  использовались  в  качестве  ударных и  диверсионно-разведывательных
отрядов.  Такая  мобильная  группа в семь-десять  человек могла действовать,
например,  на  30-километровом участке фронта,  появляясь  то здесь, то там.
Создавалось впечатление  действий больших  отрядов русских  волонтеров. Пара
русских  бойцов в  отряде  могла  породить  слух, переходивший линию фронта:
"русы на линии" - и "турки" были уверены, что им противостоят многочисленные
русские подразделения.
     Благодаря прессе, кино и литературе  многие полагают,  что "наемники" -
эдакие  накачанные Рэмбо, загребающие приличные деньги. На самом деле случаи
рукопашных схваток крайне редки, поэтому знание всяких  единоборств - и даже
метание ножа - бесполезно. С  гранатой  под танк  на реальной войне тоже  не
бросаются.  И  противника пачками  не убивают. Наемничество  в  классическом
понимании     сейчас    существует,     наверное,     только     в     среде
высококвалифицированных   специалистов   -  в  первую  очередь  летчиков   и
авиатехников.

     Характер войны

     Стоит  напомнить,  что армии  в  классическом  понимании этого слова  у
сербов в Боснии  не было.  На  развалинах страны каждая  из трех религиозных
общин  -  хорваты,  сербы и боснийские  мусульмане - начала  создавать  свои
вооруженные силы с нуля. Структура  их (в частности, сербских) могла быть  с
натяжкой названа  территориально-милицейской. Помимо ополченцев  и  полиции,
выполнявшей армейские функции,  существовали  ударные  отряды  (по-сербски -
юречные,  или интервентные). Именно здесь аккумулировались кадровые офицеры,
добровольцы из Сербии и Черногории. Смертность и "текучесть" кадров там были
достаточно  высокими. В составе ударных отрядов, как  правило, действовали и
русские, которые порой поражали сербов своей храбростью  и... способностью в
огромных количествах поглощать спиртное.
     Следует  при  этом  отметить, что  сербы  довольно хорошо относились  к
русским - "старшим  братьям". Оказавшись плечом к плечу  с сербами,  русские
добровольцы играли роль сильного  психологического фактора, были "знаменем",
стержнем  некоторых  отрядов.  И  именно  это  и  было  их  главной ролью  в
конфликте. Участие  Сербии (входящей в  состав "малой Югославии" - СРЮ) было
пассивным: по "карабахскому  варианту" -  когда едут воевать  добровольцы  и
оказывается     какая-то     материальная    помощь.     Боевики    сербских
националистических организаций (например, Аркановы)  действовали  в качестве
отдельных   подразделений.   Вооруженные  силы   мусульман  ("турок"),   так
называемая  "армия  БиХ"  (Боснии и  Герцеговины), подразделялись  на войска
(также  территориальные)  и  МОС  -  мусульманскую  милицию,  куда   входили
радикальные исламисты и приезжие моджахеды-добровольцы.
     Отношения  между  регулярными  частями  и  "идейными"  были  далеко  не
безоблачными.  Моджахедов из стран Азии  и Африки в  течение всего конфликта
там было много,  так  давала о себе  знать  традиция  "джихада"  - священной
войны, а также серьезная финансовая поддержка. В октябре 1993 года моджахеды
даже захватили  власть в  мусульманском городе Зеница.  Был у "турок" и свой
спецназ,  одетый, как правило,  в  черную форму,  -  "Црна  Ласта"  ("Черная
ласточка").   Мусульмане   пользовались   поддержкой   НАТО:   их   снабжали
разведывательной   информацией,  оружием  под  видом  гуманитарной   помощи,
оказывали    воздушную    поддержку.    Солдат    армии     "БиХ"    обучали
инструкторы-американцы.     Сражались     на     стороне     мусульман     и
наемники-немусульмане.  Так,  12  апреля 1993 года в  знаменитой схватке  за
высоту  Заглавак (см.  ниже) в  составе  их ударной бригады наступал и  один
русский. Награждение его после боя показало мусульманское телевидение. В мае
1994-го сербы сбили в районе Бихача мусульманский вертолет, при этом погибли
три пилота - гражданина России (документы и тела попали в руки сербов).
     Ключ к осознанию  феномена такого явления, как добровольчество, лежит и
в  понимании характера боевых действий локальных  конфликтов. Бои  в Боснии,
как правило, велись в пересеченной лесистой местности. Сплошная линия фронта
часто  отсутствовала,  имела  место  "очаговая"  оборона.  Боевые   действия
представляли  собой сочетание фронтальной беспокоящей тактики и диверсионных
рейдов ("акций") в тыл врага; карательных операций, имевших целью вытеснение
населения противника с  определенных территорий; осады населенных пунктов  с
массированными  их   обстрелами.  Атаки  проводились  силами  пехоты   после
подавления артиллерией живой силы  противника. Наступательные  операции, для
которых  привлекались  силы  в  несколько  тысяч  бойцов  и  десятки  единиц
бронетехники,  были достаточно редки - в среднем раз в несколько месяцев.  В
труднодоступной местности, например в  горах, успех операций  часто  зависит
именно от качеств пехоты, в  первую очередь - боевого духа и выучки  каждого
солдата.  С оговоркой  на  действия  артиллерии это все напоминает  кровавый
"пейнтбол"   -  и   безумно  далеко  от   понятий  современной  "кнопочной",
высокотехнологичной войны.
     В полурегулярных территориальных формированиях  дисциплина была слабой,
а     уровень    организации     военной    машины    низким.    Обязательна
"идеологизированность"   локального  конфликта  -  реальная  или  навязанная
пропагандой,  но   четкое   разделение  на  "свой-чужой"   по   культурному,
религиозному или национальному признаку. Это также  придавало войне характер
своеобразной массовой вендетты, а вкупе  с  вышеперечисленными особенностями
локальных   конфликтов  как  нельзя   лучше  способствовало  распространению
добровольчества.

     Русский добровольческий...

     В  сентябре  1992 года  в Герцеговине  был  сформирован  первый Русский
добровольческий отряд  (РДО-1).  Ядро  его составили  парни,  приехавшие  из
Питера при помощи охранной фирмы "Рубикон", возглавляемой Юрием Беляевым. Но
еще больше там  было  одиночек, которые действовали в Боснии с лета.  Тонкий
ручеек  добровольцев с  постсоветского пространства  существовал  постоянно.
Возглавил отряд бывший морпех Валерий Власенко. Всего в  этой боевой единице
было около  пятнадцати человек, но судьба РДО-1 была недолгой. К концу  1992
года он  распался,  добровольцы разъехались  -  кто в Россию,  кто в  другие
подразделения.
     1 ноября  того же года под  Вишеградом, небольшим городом  на  Дрине, в
Восточной  Боснии,  был  сформирован  РДО-2, более  известный  как  "Царские
волки".  Ядро  его  составили прошедшие Приднестровье  добровольцы. Название
отряд  получил  из-за монархических  убеждений нескольких человек.  Во главе
"волков"  встал  27-летний  Александр  Мухарев,   более  известный  как  Ас,
получивший  боевой опыт  в Приднестровье  весной-летом 1992  года  в боях  с
"румынами"  под  Кицканами  и Бендерами.  Там  он,  кстати,  воевал  в одном
подразделении вместе с  Власенко.  Сам Вишеград в  конце 92-го чуть ли не  в
упор  расстреливался  мусульманами,   а  сельская  округа  его  подвергалась
безжалостными  карательными  акциями  "турок".  В  ноябре-декабре  в  районе
Вишеграда отряд, действуя против Горажданской группировки мусульман,  провел
серию  удачных  диверсионных   и  разведывательных  операций.  Подразделение
участвовало в боях как автономно, так и совместно с сербами.
     1 декабря  "Царские  волки"  потеряли  одного бойца  - одессита  Андрея
Нименко -  убитым и еще одного  тяжелораненым.  В  тот  день была  проведена
крупная  наступательная операция,  в результате которой  мусульман выбили  с
господствовавшей над городом  гряды. В ходе боя группа добровольцев попала в
окружение. Оказавшийся в  их  тылу снайпер  начал расстреливать парней,  как
мишени в тире... Сам РДО достиг  к  Новому  году полутора десятков человек и
имел  на  своем  вооружении  даже  пару  82-миллиметровых  минометов.  Отряд
благополучно  пережил болезнь  роста  и  внутреннюю  борьбу  за власть.  Это
явление  неизбежно  в подобных структурах. Чаще всего, я  полагаю, действуют
законы "военной демократии"  -  и добровольцы сами себе  выбирают командира,
доверяя тому свои жизни.

     Казаки

     С января 1993 года в Вишеграде параллельно  с  РДО-2 действовал казачий
отряд  численностью  более  тридцати человек, так называемая Первая  казачья
сотня во  главе с Александром Загребовым  (псевдоним). Казаки,  получив  для
усиления  БРДМ, действовали, как и РДО-2, в качестве ударного отряда пехоты.
Сам Загребов - офицер-"афганец", предположительно  "особист". В 1992 году он
воевал  на стороне сербов в Краине. Последний фактор,  видимо, и  повлиял на
"выбор" фамилии.  Загребов сумел  сочетать  в  себе вербовщика  и  командира
отряда, то есть он смог  организовать отправку в Боснию  нескольких десятков
человек, преимущественно казаков.
     В то же время в Скелани, небольшом поселке при ГЭС  ниже  Вишеграда  по
течению   Дрины,  появилась   группа,   состоящая  из  казаков   и   русских
добровольцев, организованных в том числе при помощи уже упоминавшегося  Юрия
Беляева.   Командовал   группой   старший  лейтенант-артиллерист   Александр
Александров,  участвовавший прежде в  боевых  действиях  в  Приднестровье  и
Карабахе.  Группа  под  его  командованием  действовала против мусульманских
отрядов, закрепившихся в укрепрайоне Сребреница.  В январе 93-го он  получил
ранение  в  грудь, когда вдвоем с казаком в  ходе боя отбил у мусульман танк
(Т-34-85). Но вскоре Александр погиб: во время  диверсионного  рейда  21 мая
1993 года он подорвался на мине-растяжке.
     В  Вишеграде  отношения  РДО  и казаков  не  сложились;  их  совместные
операции успеха не  имели. Загребов, как  "боевой  офицер" и  командир более
крупного отряда, претендовал на  командование  всеми добровольцами; "Царских
волков" такая ситуация не устраивала. Взаимная неприязнь едва не переросла в
вооруженные  столкновения,  кульминацией конфликта стали ранение  кем-то  из
"волков" Загребова и  последовавшая попытка разоружить РДО-2 силами сербской
Рудовской бригады. Поэтому, согласно достигнутому соглашению, в конце января
почти  весь РДО-2 ушел  в Прибой, город в северо-восточной Боснии. Ас отошел
от командования,  обидевшись на сербов и казаков, и остался в Вишеграде  как
частное лицо.
     Уже  в  марте  1993 года  в  составе казачьих групп произошли перемены.
Старая  смена уехала,  приехала  новая. Из Ростова, Москвы, Питера и  Сибири
прибыло около тридцати человек, в массе своей "необстрелянных" добровольцев,
объединенных термином "казаки". Казаки недолюбливали "ненастоящих" казаков -
"мужиков"  (по  их  определению), поэтому  произошло  фактическое разделение
отряда на три смены - казачью, мужицкую и смешанную.
     Вскоре  русским пришлось  участвовать  в  самом тяжелом бою - за высоту
Заглавак. Тогда десяток русских добровольцев ("мужицкой" смены)  и несколько
сербов,  защищая ключевую  высоту, выдержали серию  атак мусульман. В пелене
снежной  бури  озверевшие от крови и близости победы моджахеды  неоднократно
бросались на  "положаи"  (позиции)  русских.  Мусульмане буквально  засыпали
неприступную  высоту  минометными  минами.  Российский  флаг,  поднятый  над
Заглаваком,  действовал на противника как красная тряпка на быка. Бой длился
четыре часа. Обороняясь в полуокружении, добровольцы понесли тяжелые потери:
трое бойцов были убиты и  еще трое получили  тяжелые  ранения.  А мусульмане
вынуждены  были  признать гибель более 70  (!)  своих  бойцов,  в  том числе
командира бригады. По  меркам той  войны такие  потери ударных подразделений
считались  серьезными. Высота  была разблокирована  подошедшими  казаками; и
оборонявшиеся русские получили возможность  отойти. После этого  Заглавак на
какое-то время  заняли  мусульмане, но  эта схватка  обескровила их отборные
отряды: на этом участке фронта надолго воцарилось затишье...
     Всего  в  Вишеграде  сейчас девять могил  русских добровольцев, одна из
улиц города  названа в  честь казаков -  улица Козачка.  По мнению  русских,
сербы  в  бою  за  Заглавак  не  оказали  им должной  поддержки.  Охлаждение
произошло  не  только  между  братьями-славянами,  но   и  в  среде  русских
добровольцев. В отсутствие сильного лидера казаки и  "мужики" никак не могли
найти  общего  языка. Часть русских  вернулась на  родину,  другие  ушли под
Сараево, где обострилась обстановка. Группа "питерцев" вошла в состав одного
из ударных подразделений сербов.

     "Царские волки" на боевой тропе

     В феврале-марте 1993 года "Царские волки" действовали против Тузлинской
группировки в Прибое, где на  тот момент шла  позиционная война.  Командовал
отрядом  кавалер  ордена  "Красной звезды"  и  медали  "За  отвагу"  опытный
майор-"афганец"  Эдуард.  В  прошлом  -  начальник  артиллерийской  разведки
дивизии ВДВ. РДО-2 участвовал  в ряде тактических наступательных операций. В
конце  марта  отряд  передислоцировался  в Илиджу (пригород  Сараево), но не
нашел взаимопонимания с сербами и вскоре уехал в Подграб, где вошел в состав
гарнизона  Прачи и  провел  несколько  удачных операций  против Горажданской
группировки.
     В мае Эдуарда сменил другой офицер-"афганец",  капитан-десантник Михаил
Трофимов,  имевший  две "Красные Звезды". Только что приехавший в  Боснию  и
сразу избранный командиром, Михаил погиб при попытке взять языка. Вошедший в
якобы  мирный дом  командир  оказался  в ловушке:  "турок" катнул  гранату в
комнату,  где  кроме Трофимова  были  две  женщины-мусульманки. Изрешеченный
осколками  русский  боец получил в упор очередь из автомата. В ходе боя один
доброволец  пропал без  вести, как выяснилось  позже,  был  захвачен в  плен
мусульманами и замучен.
     В августе 1993 года,  во время очередного перемирия, деятельность РДО-2
была  добровольцами приостановлена.  "Царские волки"  были наиболее успешным
русским  отрядом. За восемь месяцев они  провели множество боевых  операций,
уничтожив  несколько  десятков  бойцов противника и  потеряв при этом четыре
человека  убитыми.  Монархическое  черно-желто-белое  знамя отряда  сдали на
хранение  в  храм Святой  Троицы в Белграде,  в котором летом 1993 года была
установлена  мраморная доска  с  именами десяти русских, погибших за Сербию.
Правда, реально к этому моменту их было уже больше.
     Так  закончился период  массового  участия русских в той войне и первые
попытки   организовать  русское  добровольческое   движение.  В   дальнейшем
количество русских в Республике Сербской значительно уменьшилось. Однако они
- те,  кто остался, и вновь прибывавшие - непрерывно в разных подразделениях
провоевали  там до конца  войны  - до осени  95-го.  Наибольшую  известность
получил  базировавшийся  в  пригороде Сараево РДО-3  (осень 1993-го -  осень
1994-го). Его возглавлял Александр Шкрабов, погибший в бою 4 июня 1994 года.
С осени  94-го русские добровольцы действовали в  составе сербского ударного
подразделения "Белые волки", а также в составе других сербских частей.
     За  это время русские сформировали некую  субкультуру  с  сербо-русским
сленгом, с неписаным кодексом чести - некой "рыцарской" этикой поведения, не
допускавшей,  например,   убийства   пленных   или  женщин,   предполагавшей
обязательный вынос  раненых  с поля боя, месть  за павших.  Идеалом униформы
считались черные береты и тельняшки.
     Группы добровольцев не превышали семи-пятнадцати человек: более крупные
отряды неизбежно  раскалывались, бойцы  группировались вокруг новых лидеров.
Причем необязательно, чтобы командиры были  самыми  опытными вояками. Они  в
первую очередь должны быть  вождями, обладать определенными организаторскими
качествами. Примером  является Ас, ранее в армии  не служивший и приобретший
боевой  опыт  в Приднестровье. Он сумел удачно организовать действия русских
добровольцев с сербскими формированиями и успешно,  силой своего  авторитета
решал  внутренние проблемы. Ему подчинялись  даже  старшие офицеры Советской
Армии. Примечательно, что большинство погибших русских добровольцев в Боснии
приходится на первый месяц их участия в боевых действиях  - до того, как они
"поняли"  законы  этой   войны,  осознали  ее  характер.  Гибель  же  обычно
происходит вследствие глупости - своей или чужой.
     Весной 1999 года русские,  в том  числе ветераны боснийского конфликта,
действовали  в Косово. Среди  них были и погибшие, и  тяжелораненые в боях с
албанцами.  Несколько русских  также смогли повоевать и  в Македонии  осенью
2000 года.


Популярность: 22, Last-modified: Wed, 19 Apr 2006 14:35:15 GMT