Тексты этого альбома взяты со страницы Дмитрия Ваулина




Я снова у вас в гостях,
Вы молоды так же, ребята,
И снова портвейн на столе
Как в семдесят пятом.
        Как в семдесят пятом, когда
        Ты училась курить на веранде,
        А Саша играл на басу
        В школьной команде.
        Мы сидели, молчали,
        И время, казалось, застыло,
        Покрыто серебряной пылью
        Наших иллюзий.
                И ваш малыш под столом
                Мешал нам снова и снова,
                И ты наклонилась к нему,
                Шепнула какое-то слово.
                        И мне показалось, друзья,
                        Это было когда-то запретное слово "нельзя".
        Полный круг завершен:
        Рыцари тертого джута
        Спят в очарованном замке -
        Замке уюта.
                Но я все ищу почему-то
                Принцессу, которой
                Я должен отдать поцелуй,
                Чтоб отогреть ото сна
                Струны лютен и в прах
                Обратить колдовство...
Я снова у вас в гостях,
Вы молоды так же, ребята,
И снова портвейн на столе
Как в семдесят пятом.
        Но семдесят пятый проплыл,
        Как станция мимо вагона,
        И кто-то остался в купе,
        А кто - на перроне.
        Нетронута пломба стоп-крана,
        Мне это не кажется странным,
        Я знаю - тогда был желанным
        Пункт назначенья.
                Я вполне реалист,
                Но я не скажу вам, что хуже -
                По-разному выглядит мир
                Для тех, кто внутри и снаружи.





Человек, над пультом склонившись,
Ничего не видит вокруг:
Он отделяет голос твой от тела,
Словно хирург.
        И ты таешь, словно лед на сковородке,
        Убывает кровь твоя и плоть,
        Но часть ее, прилипнув к тонкой пленке,
        Вечно живет.
        Ты растаешь свечкой в пламени чувств,
        Чтобы кто-то вдруг нащупал на пленке твой пульс...
        На бобину скручены нервы - можно вновь и вновь прокрутить,
        Из сердца приготовлены консервы - каждый может открыть.
Пленка в прорезь вставлена ловко,
Чей-то палец кнопку найдет.
Прижимная планка к головке
Сердце прижмет.
        И под то, что было твоей кровью,
        Будут пить и будут болтать,
        Будут заниматься любовью,
        И танцевать...
        Но средь сотен, наплевавших на все,
        Кто-то, вздрогнув, вдруг услышит
        Как бьется
        Твое
                СЕРДЦЕ.





Из убежища ума
Через форточки ресниц
Вниз на улицу, где льется,
Через край толпа.
        Я бросаю
        Просветленный...
        взгляд.
Я парю внутри себя:
Что мне с ними говорить?
Я боюсь себя связать
        С незнакомым
        Человеком.
Лучше взять его в пипетку,
Осторожно, как микроба,
Поднести его небрежно
К объективу микроскопа...
        Изучение закончу -
        И забуду, кем он был.
        Недовольны? Вряд ли лучше
        Чтоб меня он заразил
                Ожиданьем перемен,
                Неизбежностью разлуки -
                Я же хрупок как фарфор...
                Уберите ваши руки!
Из убежища ума
Через форточки ресниц
Вниз на улицу, где льется,
Через край толпа.
        Я бросаю
        Просветленный...
        взгляд.
Кто клянет меня - жесток,
Что он знает обо мне?
Мне так хочется порой
Очутиться среди них.
Голоса мамочки и папочки из недр подсознания:
        СОБЛЮДАЙ ДИСТАНЦИЮ!
        Осторожность - прежде всего!!!
        СОБЛЮДАЙ ДИСТАНЦИЮ!
        Нету дела ни до кого!





В черной коже, спокойной походкой,
Не глядя по сторонам,
Ступая уверенно через вселенную,
Он приближается к нам.
        Как колодец с водою холодной
        Стальной взгляд его глаз,
        Словно урчание преисподней
        Голос его ледяной.
                Homo Super, Homo Superior!
Ты не можешь промолвить ни слова,
И голос как будто бы сел,
Сегодня, к стыду своему, ты увидел
Ничтожество собственных дел.
        Как деревья с корой вековою
        Твои пальцы могучих рук,
        Жилы тугие под пепельной кожей
        Словно натянутый лук.
                Homo Super, Homo Superior!





Лень было блуждать в лабиринте страстей,
В себе нерешимость убить.
Ты ждешь человека, который придет
И укажет кого любить.
        Ты мышцы напряг и окостенел,
        Ты в стартовой стойке стоишь.
        Достанет он стартовый пистолет,
        Выстрел - и ты побежишь.
Взаимосвязи сплелись и слились,
Ты муху боишься обидеть,
Ты ждешь человека, который придет
И укажет, кого ненавидеть.
        А он все не шел -
        Не хотел иль не мог,
        И был его путь, видно, долог.
        И ты неприятно
        Был удивлен,
        Когда прочитал свой некролог.
Как в зубной кабинет
Ты простоял много лет,
Глотая слюну и дрожа.
И мессия твой
Не заметил тебя -
Ты слишком уж был неподвижен.
        Теперь же ты ждешь,
        Чтоб явился к тебе,
        Броню твоих стен сокрушив,
        Хотя б человек,
        Который пришел
        И сказал бы тебе, что ты жив!





Капканы обманов, ловушки соблазнов
Все ставят напрасно, напрасно,
Ты видишь насквозь все уловки и петли,
Через них пролетая наподобие ветра.
        Ты уносишься прочь, как июльская ночь!
На танце, на звуке, на лунном луче,
На чем угодно
гарцуешь ты ловко,
Делается очередной поворот,
Рушится оче
редная уловка.
        Ты уносишься прочь, как июльская ночь!
Танцуя под музыку душной ночью -
Чего же, чего же, чего же ты хочешь?
Нелепый вопрос, не дашь ты ответа,
Через сон пролетая наподобие ветра.
        Ты уносишься прочь, как июльская ночь!
Стоишь ты спокойно у края стены
Всего в сантиметре от гибели верной.
Ты даже не думал об этом, наверно,
Ты - человек наподобие ветра...
        Ты уносишься прочь, как июльская ночь!


Популярность: 21, Last-modified: Sun, 22 Dec 1996 13:18:11 GMT