---------------------------------------------------------------
 Оригинал этого сборника (с качественным оформлением)
 расположен на странице  творческой мастерской "Полнолуние", г.Иркутск
 http://polnolunie.baikal.ru
 Сергей Выборов, стихи и песни из сборника "Не нужное зачеркнуть",
 вышедшего в 1996г. в Иркутске.
 From: Medvedev (medvedev@iszf.irk.ru)
---------------------------------------------------------------

*** (Никому не в Обузу, Никого не Судя...)
Над Причалом [MP3] (Над Причалом Плачут Чайки...)
*** (Если не Я, то Кто же...)
Таракан и Я (Из Уголка Запечного он Выполз на Свет, Чудак...)
*** (Объятия на Берегу Реки...)
*** (Состав Пронизывает Тьму...)
Весенняя Лирическо-Ироническая [MP3] (Кошки Шерстью Чувствуют Весну...)
Рассвет (Уносит Ночь Незримых Слез Рассветный Ветер...)
Этюд о Романтике-1 (Несчастные, Вы не Знаете Ничего Пока...)
Этюд о Романтике-2 (Вздернуть Ее - Это Было Довольно Мило...)
Этюд о Романтике-3 (Недавно Мне Казалось, Слишком Скупо...)
Этюд о Романтике-4 (От Воды Легкий След Шел, Теряясь в Песках...)
Родине (Собирались по Мелочам...)
*** (Пустоту ли Природе Терпеть...)
*** (Пружины Ржавые Скрипят...)


Никому не в обузу,
Никого не судя,
Бродит тихая музыка
По большим площадям,

Пробиваясь вс? реже
Через грохот и визг.
Где же, музыка, где же
Музыканты твои?

В непонятной обиде
Утекает вода...
Ах, никто их не видел
Никогда, никогда.

Им никто не внимает,
Им не бросят пятак.
А они вс? играют.
Просто так.


Над причалом плачут чайки,
В борт волна крутая лупит.
До свиданья! Не прощайте
Понимаю сам, что глупо

Жизнь налаженную бросил,
Но другим уже не стану.
Ухожу простым матросом,
А вернусь я - капитаном.

Десять лет, как стихнут слухи
Что лежу в подводной чаще.
С золотой серьгою в ухе,
С попугаем говорящим

На плече, в заморской шапке,
Глупой памяти поверив,
На протезе шагом шатким
Я спущусь на этот берег.

По холмам, родным когда-то,
Уцелевшим шаря глазом,
Я на улице горбатой
Отыщу твой дом не сразу.

Отворишь, и не узнаешь.
Называть себя не стану -
Старый, мол, просил товарищ
Заглянуть, коль здесь пристану.

Пригласишь за стол садиться,
Познакомишь с мужем хмурым,
Попугай мой разразится
Диким криком неценгзурным.

Расспросив о том, об этом,
Поклонившись без печали,
Я вернусь на борт корвета,
И в вечерний час отчалю.

Навсегда.


Если не я, то кто же?
Куда мне идти - дай знак,
Молитв я не помню, Боже,
Прости, если что не так.

Собрал я котомку жалкую,
Страшна мне дорога, но
Души моей воду ржавую
Уж ты обратил в вино.

Кто избран тобой, тот с чертом
Не раз свой раздит кров,
Но если платить по счету -
Всегда я платить готов.

От Мекки бродить до Рима,
Небесной лишь манной жить,
Во все, что неповторимо
Вонзая глаза - ножи.

Приму, чтоб в пути не встретил -
Хулу, нищету, обман,
Державные наши плети,
Награды за рваность ран,

Славы холодный пламень,
Продажных подруг уста,
Версту, где присев на камень,
Уже не смогу я встать,

Волков, коим - мясо, ворона,
Который глаза склюет,
Змею, что в костях проворно
Гнездо для детей совьет.

Приму, как благословение,
Одних придержи в горсти,
От них лишь прошу спасения
От тех, кто хочет спасти.


Из уголка запечного
Он выполз на свет, Чудак.
Может есть ему было нечего,
А может приелся мрак.

Расставшись с врожденной робостью,
Опасной пошел тропой -
По стенке над страшной пропастью
На угол стола заполз.

И снова увидев длинные
Неведомые пути,
Как богатырь былинный
Гадал он, куда ползти -

Справа стучал будильник
(Ему показалось гром),
Слева тучи клубились
Над чайником со свистком.

С судьбой не играл он в прятки,
Путь выбрал прямой - к окну,
Блуждал в лабиринтах тряпки
Пять дней (то есть пять минут).

Все превозмог, но только лишь
Борща отыскал залив,
Как тут наглеца заметили
И тряпкой на пол смели.

Бежал он от гнева Божьего -
До печки подать рукой...
А "бог" рядом думал с дрожью:
"Кого же этот индивидуум мне напоминает?"


Объятия на берегу реки,
Объятья под черемухой цветущей,
А выше только звезды - Млечный путь,
В котором тоже чудятся объятья.
И тишина вокруг, и не поймешь
Где мир, где мы. Скорее мы одно -
И я, и ты, и что вокруг искрится,
Господь един, но явно не в трех лицах,
И каждый звук, и каждая звезда
Есть знак того, что лиц его не счесть.
Ничто не разомкнет объятий наших!

Ничто не разомкнет? А между тем
Есть в мире зло - вот плачущий ребенок,
Пустой живот, живот свинцом набитый,
И всюду кровь, и торжество стихий -
Вот с хохотом обрушились дома,
Вот паводок, стремительный уносит
Последние мосты... Повсюду смерть.
Сверхновая зажглась испепеляя
Последним выдохом зеленый планеты -
Так гибнет мир... Но не погибнет, ибо

Течет река, черемуха цветет,
Сливаются в объятья силуэты,
И на плечах несут огромный мир,
И тяжести его не ощущают.


Состав пронизывает тьму,
В распадках куролесит эхо,
Ах, только б ехать, ехать, ехать,
Неважно с кем, куда, к кому.

Припав к холодному стеклу,
Во власти чар необъяснимых
смотреть на черный лес, на луг,
На рой огней, летящий мимо.

К соседней полке, где черты
Родные проступают смутно,
Взгляд отвести, когда мечты
Заветные потоком мутным

Тоска зальет. Но жив огонь,
Двух душ тесны еще объятья.
Я трону теплую ладонь,
Чтоб ощутить в ответ пожатье.

Томленье духа или плоти -
Не все ль равно - придет покой.
Звук поглощаем тишиной,
Что все когда-нибудь поглотит.

Когда-то нас, сегодня эхо,
Что вспоминать - куда, к кому?
Ах, только б ехать, ехать, ехать...
Состав пронизывает тьму.


Кошки шерстью чувствуют весну.
И февраль с ухмылкою звериной
Напоследок бритвой полоснув,
Распорол небесные перины.

Кроме их начинки снеговой
Что-то реет в воздухе такое,
Что поэт в разладе с головой,
И не может отыскать покоя.

Хоть стихов возвышен каждый звук,
Адресат найти их не пытайся.
Нет лучистых глаз, лебяжьх рук,
Только слой косметики китайской.

Усмехнешься, скажешь: 'Пустозвон -
Сам с собой, чудак, играешь в прятки'.
(Видно зимний кончился сезон,
Раз поэтам хочется влюбиться).

Не спеши судить, весны глотни,
Может быть сама увидишь въяви
И коров, изящных, как тростник,
И котов, поющих соловьями.


Уносит ночь незримых слез
Рассветный ветер.
День воскресает и Христос
В неярком свете.

Вот ангел тихим взмахом крыл
Легко, без грома,
Луну, как камень отвалил
От двери гроба.

Мир подготовлен к чудесам,
Умыт росою.
Не осыпается роса
Стопой босою -

Легки Спасителя шаги,
Блажен, кто слышит.
Навстречу город от могил
Приподнял крыши.

От недоверчивости груб,
Он тычет рьяно
Перстами закопченых труб
В Христовы раны.

Но покачнувшись от стыда,
Пав на колени,
Услышит он не 'Аз воздам',
А птичье пенье.

День занимается окрест,
Раскрыв объятья.
Воскрес, воистину воскрес -
Ликуйте, братья!


Несчастные, вы не знаете ничего пока.
Слушайте все, в ком душа еще не усохла -
Вчера вечная леди Романтика
Скоропостижно безвременно сдохла.

Ведь умереть, скончаться - не по ее части,
И когда она гордо, как знамя болталась на рее,
Все лабазники кругом рыдали от счастья.
Прими, Господи, душу рабы твоея.


-Вздернуть ее - это было довольно мило.
-Вы правы, коллега, теперь наш бизнес пойдет отлич...
Эй, гражданин, куда Вы? Не проходите мимо,
Купите мой фирменный универсальный кирпич.

Им можно выломать двери, спасти свою честь,
Убив таракана. А также прибить свой портрет над сценой.
Куда же Вы, постойте! Купите бесценный...
-Благодарю, но такой у меня уже есть.


'Недавно мне казалось, слишком скупо
Земные нам отсчитаны года.
А ныне, когда миром правит скука,
Не убоявшись Божьего суда,

Не дописав крамольного листа,
Ствол вороненый в свой висок направлю,
Мир от последнего романтика избавлю'.
И тут он увидал - петля пуста.


От воды легкий след
Шел, теряясь в песках.
Отведя пистолет
От седого виска,

И салютом встревожив
Голодных ворон,
Приберег он зачем-то
Последний патрон.


Собирались по пустякам,
Лезли в драку по мелочам,
Осушали до дна стакан -
Заливали тоску-печаль.
(Так захлапывается капкан.)

Просыпались под хрип трубы,
И, похмелье неся как крест,
Возводили дворцы, забыв
О нехватке отхожих мест.
(Глянь, какая краса окрест.)

Всюду тайный искали знак.
Фарисейский завет блюдя,
Неземную любовь познав,
Возвращались к своим блядям.
(Отчего-то не любят нас...)

Так проматывали года,
Над мгновениями трясясь.
Но как с гуся сойдет вода,
С нас любая сходила грязь.
(Боже, иже на небеси,
Чашей горькою обнеси,
И погибнуть не дай Руси!)


А.Ощепкову

Пустоту ли природе терпеть -
Отчего же вс? реже я слышу
Тех, кто может не то, чтоб взлететь,
А хотя бы подняться на крышу?

Даже те, кто мешали нам петь
Оказались сегодня в опале.
Не юродство в поч?те теперь,
Серость с глупостью - это опасней.

Нас, как пасынков блудных судить
Они станут, грозя эшафотом,
Но судьба нам одна - уходить
По горячим следам Дон-Кихота.

Что с того, что сгорели мосты,
Что для сердца не выкуешь латы?
Только б души как прежде - чисты
Оставались. Как ныне - крылаты.


Пружины ржавые скрипят.
Не спится. В мыслях перекос -
И значит мучиться опять
Ещ? непойманой строкой.

Легко схватить, в ладонях сжать,
Из мрака выхватить души -
Куда труднее удержать,
Не изломать, не задушить.

Глядишь,слова на сотый раз
Просеяв через сотню сит,
Судьба на кончике пера
Ещ? неясная висит.

Легко в страстях чужих кружить,
И правду отделять от лжи -
Куда сложней затем прожить
Не мною прожитую жизнь.

Она под мой убогий кров
Войд?т легко, без суеты,
И ч?рная покроет кровь
Страниц стерильные бинты.


Популярность: 12, Last-modified: Sat, 24 Oct 1998 04:59:30 GMT