...В начале весны 1984 года нас выгнали из ДК завода "Красная
Заря", причем к тому времени репутация группы уже была
такой, что попытки устроиться куда - либо в другое место
были безрезультатны. Тогда то я и вспомнил телефон
Андрея Тропилло, который он оставил мне в январе 1982 года, во
время приезда в Архангельск с группой "Аквариум". Я
позвонил, сказал что есть кое-какой материал, а
записать теперь негде, на что Андрей
ответил: "Приезжайте. Запишетесь здесь."
Вот и приехали.
С этого начался следующий этап
развития группы...

    	Сергей Богаев





Словно нежные девичьи плечи
Минаретов округлые формы
Край людей дружелюбных, отважных и гордых
Здесь сплелись в тугую нить
Разных наций языки
Здесь сплелись в тугую нить противоречия
Мой Афганистан - гордость мусульман
Чтят и уважают здесь Коран
Мой Афганистан свято чтит Коран -
Стало быть он гордость мусульман.
По утрам над любимым Кабулом
Полыхают с полнеба зарницы -
Это солнце свои расправляет ресницы
И назло любым врагам
Новый день шагает к нам
Новый день шагает к нам бесповоротно
Берегись Душман, трепещи Душман
Не отдам тебе Афганистан
Как Азербайджан, как Узбекистан
Буду защищать Афганистан




Молча звезды смотрят
Голые тени маячат
Возле старой бани
Кто-то жалобно плачет

Плачет от горя, а может
Может быть плачет от счастья
Локти грызя и кусая
Больно кусая запястья

Стены старой бани
Влаги напившись, обмякли
Тихо стекают по ним
Полупрозрачные капли

Мозги кретина не могут
Мозги не могут постигнуть
Как этот скользкий барьер
Скользкий барьер перепрыгнуть

Весь абсолютно бледнолицый
Бледнолицый, как собака
Вдруг возникает чей-то лик
В дверном проеме

И моментально две звезды
Две звезды в созвездии Рака
Погасят свет
В своем ночном небесном доме




Некто в черном фраке
Бесится во мраке
Тонкой палкой машет
Поднимая пыль

Где-то солнце всходит
Всходит и заходит
А в степи под ветром
Стелется ковыль




Облизывая плесень с коры гнилых берез
Обсасывая кости чьих-то трупов
Хлебая мутный сок рекой текущих слез
Сжимаю горсть вольфрамовых шурупов

Мой волшебный голос
Мчится во Вселенной
По стезе нетленной
Вслед за ним я мчусь

Я гуманист, я созидатель
Я обновленный председатель

Я гуманист, я созидатель
Я обновленный председатель




Вот весьма престижная кормушка
Чавканье доносится оттуда
Мощный зад, распухший как подушка
-Восседает музыкальный Будда

Раздается сытая икота
Дремлют и во сне урчат счачтливо
Все птицы высокого полета
Все рыбы глубокого заплыва

И, глядишь, несется по эфиру
Нафталином сдобренное густо
Сладкое, подобное зефиру
Якобы высокое искусство

Урвать кусок
Урвать кусок
Урвать кусок
Да пожирней




Начальник юной секретарше
Коробку леденцов дает;
Соси-посасывай, но помни-
Это аванс за ночь вперед.
Соси-посасывай
Соси-посасывай
Матерый скупщик-перекупщик
Коктейль сквозь трубочку сосет;
Соси-посасывай, но помни-
Дойдет и до тебя черед.
Соси-посасывай
Соси-посасывай
А вот капиталист проклятый
Он из народа кровь сосет;
Соси-посасывай, но помни-
Народ тебе предъявит счет.
Соси-посасывай
Соси-посасывай




Вижу распростертые, наполненные светом,
Лица, прославляющие общую струю
Вижу обстоятельства, зовущие к победам,
Вижу и поэтому пою
Старая пекарня на краю села,
Аромат и свежесть, добрые дела
Звуки дорогие ублажают слух
Запахи свободы возбуждают дух
Вижу распростертые, наполненные светом,
Лица, прославляющие общую струю
Вижу обстоятельства, зовущие к победам,
Вижу и поэтому пою
Выдвинуть, задвинуть - с этим нет проблем
Взором не окинуть очередь в гарем
Пьют как звери дети, затевают спор,
Ведь герой собранья - самый главный вор.




Языки прижмите люди
И замажьте щели
Снова слугам кардинала
Трубы сбор пропели
Снова слугам кардинала
Трубы сбор пропели
Снова будут слушать, нюхать
Заползать в постели
Иезуитский духовный папа
Иезуитский духовный папа
Силы лжи и силы правды
Копья пусть ломают
Пусть в крови друг друга топят
Головы срубают
Ну, а серый повелитель
Драке не мешает
Он в тени сидит и скромно
Молча наблюдает
Иезуитский духовный папа
Иезуитский духовный папа
Под покровом ночи
Чтоб никто не знал
Расставляет сети
Умный кардинал




Огонь, огонь я жадно пью
Вливаю пламя в жилы
Пустой стакан о землю бью
И обретаю силы
Огонь, огонь я жадно пью
Не пью, а пожираю
Следы от кованых сапог
В своем мозгу стираю
Граненый меч в моих руках
И, размахнувшись, я
Рублю узлы обрыдлого
Гнилого бытия




Жизнь подходит к финишной черте
Силы у меня уже не те
Кажется пришла пора взглянуть
На большой и длинный жизненный путь

Я часто влюблялся
Был по уши втянут
В болото любовной зари
Обманывал женщин
И сам был обманут
Не раз, и не два, и не три

С искренним и праведным лицом
Я готов предстать перед Творцом
Пусть не очень праведно жил я
- Нравственно чиста душа моя...


С. БОГАЕВ - гитара, бас, вокал (2,6-9)
Е. ГУБЕРМАН - ударные
А. ПЕТЕЛИН - ударные (8)
В. БУДНИК - вокал (1,4,5,10), бэк-вокал (2,3)

Тексты, музыка - БОГАЕВ СЕРГЕЙ
Аранжировка - О.К.
Звукозапись - А. ТРОПИЛЛО
Художник - БУЛЫГИН А.
Альбом записан в Доме Юного Техника
г. Ленинграда осенью 1984 года.


Реставрация альбома - ВОЛОДЯ КОЗНЕЦОВ, СЕРГЕЙ БОГАЕВ.
Май 1996 года.
Цифровой мастеринг - ИГОРЬ ЦИРИНСКИЙ
Дизайн альбома - ОЛЕГ "HOBBOTT" КУЗНЕЦОВ
Компьютерная верстка - СОЛОМОН ЕВГЕНЬЕВ
Исполнительные продюсеры:
ВОЛОДЯ КУЗНЕЦОВ и ОЛЕГ "HOBBOTT" КУЗНЕЦОВ
Группа выражает благодарность Гандвик Банк Соломбола
и господину НИКИТИНУ В.Е.

(С) 1984 ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ
(Р) 1996 HOBBOTT PROLINE LTD.




...ЭТО ПЕРВЫЙ АЛЬБОМ, В КОТОРОМ ИСПОЛЬЗОВАНЫ НАСТОЯЩИЕ
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ, А НЕ САМОДЕЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ. ГИТАРУ
"СКВАЙЕР" ЛЮБЕЗНО ПРЕДОСТАВИЛ БОРИС ГРЕБЕНЩИКОВ, А БАС И
КЛАВИШИ - ГРУППА "СТРАННЫЕ ИГРЫ". ЗА ЧТО ИМ БОЛЬШОЕ
СПАСИБО!
ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВСЯ МУЗЫКА, КРОМЕ УДАРНЫХ, БЫЛА НАПИСАНА
ПОД МЕТРОНОМ, В СТУДИИ ОЧЕНЬ УДАЧНО ПОЯВИЛСЯ ЖЕНЯ
ГУБЕРМАН. ДО ЭТОГО ОН ЗДОРОВО ПОМОГ НАМ В ЗАПИСИ АЛЬБОМА
"УБЛЮЖЬЯ ДОЛЯ". ПРОСЛУШАВ ЗАПИСАННОЕ, С УДОВОЛЬСТВИЕМ
СОГЛАСИЛСЯ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ И В ЭТОТ РАЗ.
ОЧЕНЬ ЗАПОМНИЛСЯ ЭПИЗОД, КОГДА, УЖЕ ПОСЛЕ ЗАВЕРШЕНИЯ
РАБОТЫ НАД АЛЬБОМОМ, ЖЕНЯ УЗНАЛ, ЧТО Я НИ РАЗУ НЕ
СМОТРЕЛ НИ ОДНОЙ ВИДЕОЗАПИСИ "DEEP PURPLE". И НЕСМОТРЯ
НА ТО, ЧТО ДО ВЫЛЕТА ДОМОЙ ОСТАВАЛОСЬ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ, ОН
ПРИГЛАСИЛ МЕНЯ ПОСМОТРЕТЬ ЗАПИСЬ КАЛИФОРНИЙСКОГО
КОНЦЕРТА 1974 ГОДА. МЫ ТАК СПЕШИЛИ, ЧТО Я ОСТАВИЛ В ТАКСИ
ПАКЕТ С ОРИГИНАЛЬНЫМ ОФОРМЛЕНИЕМ АЛЬБОМА.
РАССТРОЙСТВО БЫЛО ВЕЛИКО. Я СЧИТАЛ ЕГО УТРАЧЕННЫМ
НАВСЕГДА. С ЭТОЙ СКОРБНОЙ МЫСЛЬЮ И УЕХАЛ.
ОДНАКО ЖЕНЯ В ТЕЧЕНИЕ НЕДЕЛИ ПОТОМ ОБХОДИЛ ВСЕ
ТАКСОМОТОРНЫЕ ПАРКИ ГОРОДА, ПОКА В КОНЦЕ КОНЦОВ НЕ НАШЕЛ
ТОГО САМОГО ТАКСИСТА И ЦЕЛОЕ НЕВРЕДИМОЕ ОФОРМЛЕНИЕ...

			СЕРГЕЙ БОГАЕВ







Это не беда, что у тебя есть легавая
Ведь мы любим друг - друга
А значит твоя легавая - это и моя легавая!

Светильник обесточь. Вновь наступает полночь,
А значит я придти к тебе готов
Едва погаснет свет, мой мощный силуэт
Мелькает среди стен, среди шкафов.

Дверь мне открой, поцелуем с порога
Я поприветствую тело твое
Дай опознать, дай губами потрогать
Пальцы и милых ногтей острие.

На стыке интересов рождается в борьбе
Искусство совмещения отверстий.
Ты мне себя подаришь, а я дарю тебе
Вселенную от центра до предместий.

Дай ключ на старт, да не бойся - смелее!
К звездам сейчас устремимся вдвоем.
Я оседлаю комету Галлея
Ты оседлаешь начало мое!

Во власти моей силы ты радостно кричишь
Кричи, но только голос не сорви.
Пока мы строим мост, она займет свой пост
На страже у фундамента любви.

Дверь мне открой, я влечу невесомый
И поприветствую тело твое.
А для легавой, подарок особый -
Свежих костей я принес для нее.




Эй, олень мой, скорости прибавь,
Мы с тобой вот-вот обгоним время!
Эй, олень мой, скорости прибавь,
Мы с тобой прославим наше племя!

Грудь подставим ветру перемен!
Грудь подставим ветру перемен!

Эй, олень мой, прошлого не жаль -
Жизнь теперь пойдет у нас другая.
Мы помчимся, устремляясь в даль,
Горизонты смело раздвигая.

Грудь подставим ветру перемен!
Грудь подставим ветру перемен!

Эй, олень мой, хватит прозябать
Без театров, без аппаратуры.
Будем смело двери открывать
Мировых сокровищниц культуры.

Мы подставим голову свою
Под прогресса мощную струю!

Злые языки, злые языки
про меня слагают анекдоты.
Бубен мой поет, я заткну им рот
Я заставлю сбавить обороты.

Всех пора поставить на места!
Всех пора поставить на места!

Поведу вперед родную маленькую нацию
Курсом на общественную реабилитацию!




Все люди - братья.
Все бабы - сестры.
Поля, народы, рыбы, звезды:
Все меж собой - родня.

В дебрях коры мозновой, в глубине,
Стремные мысли пригрезились мне.
Дети всех галактик тянут руки к нам!

Трезвый всевидящий выпуклый глаз,
Лопнуть рискуя, взирает на нас.
Дети всех галактик тянут руки к нам!
Дети всех галактик тянут руки к нам!

Рукопожатие - гуманный акт.
Мы не сторонники межзвездных драк.
Дети всех галактик рвутся на контакт!
Дети всех галактик рвутся на контакт!

Мы создадим с тобой, далекий брат,
Межгалактический Конгломерат.
Мы создадим, мой неведомый брат,
Межгалактический Конгломерат!

Разные лица видятся мне,
Грязные пальцы, шерсть на спине.
Вздорные бабы ворчат поутру.
Рыбы и гады мечут икру.



Улыбаться перестанешь,
Когда он тебя накроет.
А когда кричать устанешь,
Аккуратно череп вскроет.
И с ногами заберется
В твои мысли и надежды.
Упадут на землю клочья
Окровавленной одежды.
Добрый рот, миролюбивый,
Изуродует когтями,
А язык твой говорливый
Он ко лбу прибьет гвоздями.
Монстр свирепый, монстр кровавый
Беспощадно наползает.
Сперва левый, потом правый
Оба пальца отгрызает.
Ты был честным, ты был чистым
И не пользовался силой.
Ты был ярым пацифистом,
А тебе отгрызли символ.




Ты с ворчаньем платишь даже членских взносов норму.
Я - комсомолец, активист.
Ты имеешь шаткую идейную платформу
А я боец - пропагандист.

Такие разные мы, но
Тобой полна душа моя.
Как ни печально, но к тебе
Любовью возгорелся я.

Пьешь вино ты вследствие опасных заблуждений
Друзей сомнительных в кругу.
В свете своевременных крутых постановлений
Мириться с этим не могу.

Такие разные мы, но
Тобой полна душа моя.
Как ни печально, но к тебе
Любовью возгорелся я.

Ты собой являешь средоточие пороков,
А я моральный эталон.
Ты приобрела богатый опыт раньше срока,
Я - воздержанья чемпион.

Ты исповедуешь в любви
Весьма сомнительную цель:
Сперва - взаимная приязнь,
Потом - совместная постель.

Мучаюсь, борюсь с собой, не сплю во вред здоровью
И начинаю увядать.
Как одновременно подойти к тебе с любовью,
А убеждений не предать?

Совокупления хочу,
Но компромисс не допустим!
Ведь ко всему, чем ты живешь,
Я абсолютно нетерпим!



С дерева познания плоды неиссякаемы,
Ибо это дерево растет под знаком вечности.
Месяцы и годы мы сидим в обсерватории,
Чаша телескопа словно озеро Женевское.

Не напрасным стало это жертвоприношение
Нежданно и негаданно нарвались на сношение
Верхних этажей коснулось солнце восходящее
Начали оттаивать мороженные головы.

Встретили посланников с Луны,
Обсудили общие дела.
Ширится контактная тропа
От одних мозгов к мозгам другим.

Девушка далекая - бледна луноподобная.
Ты стели сама, я доверяю тебе полностью

Несмотря на сеть помех,
Есть контактная тропа.
Есть контактная тропа,
Несмотря на сеть помех.




Костя Перестукин человек любезный.
Костя очень добрый и отзывчивый.
Костя Перестукин человек полезный.
Костя очень зоркий, незабывчивый.

Он туда - сюда вращает
Головы своей яйцо.
В гуще всех событий
Как всегда мелькает
Кости Перестукина лицо.

Костя Перестукин очень ровно дышит.
Он не пьет, не курит, он сознательный.
Костя много видит, Костя много слышит,
И вообще он очень наблюдательный.

Он туда - сюда вращает
Головы своей яйцо.
В гуще всех событий
Как всегда мелькает
Кости Перестукина лицо.

Лучшая подруга - записная книжка.
С ней не расстается Костя никогда.
С ним она повсюду, без нее ни шагу,
Спит и то в обнимку с книжкой он всегда.

Дождь прошел, но капли с крыши
Все стучали о карниз.
Днем и ночью Костя превосходно слышит,
Строго выполняя свой девиз:
"Лучше я перестучу, чем недостучу!
Лучше я перестучу, чем недостучу!
Лучше я перестучу, чем недостучу!"

Над землей скользит бесшумно
Тень его больших ушей.




А заря уже вроде забрезжила,
Но цеплялся за власть дом Романовых.
И народ ходил хмурыми тучами -
Для грозы он еще не созрел.
И хотя предпосылки все видели,
Но не каждый их мог сформулировать -
Для грозы он еще не созрел.

На гранитных балконах ораторы
Языками фехтуют, как шпагами.
Митингуют различные фракции,
Но к победе все вместе придут.
Этот факт мы подвергнем анализу
На предмет отыскания истины -
Ведь к победе все вместе придут.

На мосту задушили урядника,
Отобрали свисток и оружие,
И лежал он, слуга департамента,
А студенты плевались над ним.
Никакого у них уважения
Ни к мундиру, ни к чину, ни к обществу;
И студенты плевались над ним.

Завоюем всеобщее равенство,
Мировое раздуем пожарище.
Ты прощай, Петербург Достоевского,
Мы построим иные миры.
Завоюем всеобщее равенство!
Интересно, а чтоб это значило?
Мы построим иные миры!

Разбазарились! Время уж заполночь,
Предлагаю прикрыть заседание,
Повлиять уже поздно на что-либо,
В самый раз распустить кабинет!

Затревожилось небо, захмурилось,
Запотело багровыми пятнами,
Обозначились смутные контуры,
Слышен топот лаптей и сапог.

Слышен топот лаптей и сапог!
Лаптей и сапог...
И сапог... и сапог...




Люди и стремя...
Стремя и люди...
Через пустыню я плыл на верблюде.
Ночь, Млечный путь растекался туманом
И тишина расползлась по барханам.
Хватит, устал, надрываться не буду,
Дам отдохнуть и себе и верблюду.
В небо глядя, я лежал в мешке спальном,
Думать хотелось о чем-то глобальном.
Наш караван продвигается к свету,
Кто видит сны, кто считает монету,
Кто-то резвится верхом на невесте.
Кто?! А неважно, ведь главное вместе.
Главное - к свету, а там будь что будет -
Солнце их труп поцелуем разбудит.
Общий порыв сцементировал груди!
Люди и стремя...
Стремя и люди...

Точней, чем всякий компас
Созвездий указатель
Восток нам обозначил,
Наш путь лежал туда.

А с гор, с вершин холодных
Суровый и угрюмый,
Технический директор
Обеспечивал тылы.

Я весел, я беспечен,
Но почему-то змеи,
Свои покинув норы,
Ползут, как будто больше некого убить!?

Мы шли с почтенным видом,
Мы шли в достойном темпе,
И часть аборигенов
Примкнула к нам в пути.

Все члены каравана -
Душевные партнеры,
И если кто отстанет,
Отставшего догонят и сумеют убедить.

Мы шли с трудом и долго,
Верблюды зароптали,
Но вдруг впередсмотрящий
Уперся лбом в оазис и все крикнули:
"УРА!!!"



СЕРГЕЙ БОГАЕВ
музыка, текст, гитара, бас,
ударные (3,6),
вокал(2,3,6,8,9).

ЕВГЕНИЙ ГУБЕРМАН
ударные (1,2,4,5,7-9).

ОЛЕГ РАУТКИН
вокал.

НИКОЛАЙ ЛЫСКОВСКИЙ
клавишные

АНДРЕЙ ТРОПИЛЛО
СЕРГЕЙ БОГАЕВ
звукорежиссеры.

АЛЕКСЕЙ БУЛЫГИН
художник.

АЛЬБОМ ЗАПИСАН В ДОМЕ ПИОНЕРОВ
НА УЛ. ПАНФИЛОВА В Г. ЛЕНИНГРАДЕ
ЛЕТОМ 1985 ГОДА.

"CALIPSO MUSIC"
предмастеринг.
СОЛОМОН ЕВГЕНЬЕВ
компьютерная верстка.

группа благодарит:
ГАНДВИК БАНК СОЛОМБОЛА
и господина НИКИТИНА В.Е.

отдельное спасибо:
СЕРГЕЮ ФИРСОВУ
ЕЛЕНЕ ВИШНЕ
СВЕТЛАНЕ ЛОСЕВОЙ
И МУЗЫКАЛЬНОМУ ИЗДАНИЮ
"ROCKFUZZ"

(С)1985 ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ
(Р)1996 HOBBOTT PROLINE LTD.




В   1989 году в группе уже были два новых постоянных
участника: Андрей Лукин - бас и Юрий Кораблев - ударные.
В этом составе был отрепетирован новый материал. К тому
времени Андрей Тропилло был директором Ленинградского
филиала "Мелодии". Мы обратились к нему с просьбой
посодействовать в деле организации записи (Андрей
Владимирович посодействовал, и весьма успешно).
В результате, на майские праздники 1990 года коллектив
собирается в Ленинграде для записи нового альбома. В то
время на политической арене СССР всплыло много деятелей
разных, порой очень противоположных напрвлений, в том
числе и из военных. Под впечатлением речей одного из них
и родилась идея названия альбома и одноименной песни...
	Сергей Богаев





Июль благоухал душистым сеном
Я призадумался, сомненьям дал простор -
А что же там за синей цепью гор?
Куда река течет извилистым коленом?
А не являюсь ли я тайным членом?
Да! Тайным членом сказочного братства
В котором совесть - главное богатство
В котором места нет коварству и изменам
	Будь чуть активней, милая моя
	Ведь мы не просто близкие друзья
	Мы, как программа общая велит
	Должны сливаться в тесный монолит
	И наш союз незыблем, я уверен
	Надежен, электроникой проверен
	Он не подвластен времени и смерти
	Нам не страшны ни ангелы, ни черти
Июль благоухал душистым сеном
Прильну щекой к чердачному оконцу
А не являюсь ли я тайным членом?
А не пошла бы ты... навстречу Солнцу!




Мама - политик и папа - политик
Дочка - туда же кидается в бой
Зря ненаглядная, зря дорогая
Лучше тебе оставаться собой
	Хочешь крови? Хочешь крови?
	Хочешь крови? Дрянь...
Хочешь как папа стоять у руля
Быть капитаном баржи, корабля?
Хочешь как папа стоять у руля
Глядя туда, где народные массы
С трепетом ждут от тебя благодать?
	Ты мне про Тэтчер, я все понимаю
	Но у нее не твоя голова
	Вдумайся милая, вникни родная
	Это тебе не пустые слова
		Хочешь крови? Хочешь крови?
		Хочешь крови?
Хочешь как папа стоять у руля
Быть капитаном баржи, корабля?
Хочешь как папа стоять у руля
Глядя туда, где народные массы
С трепетом ждут от тебя благодать?




Где-то в лесу жил старый кузнец
И, как говорила молва,
Умную пулю тот мастер нет-нет,
Но иногда отливал...

Среди больших дорог, среди крутых людей
Он знаменитым был гулякой-молодцом
Железная рука, лихая голова
И грозный, дикий взгляд из-под бровей

А смерть он презирал, он ей плевал в лицо
И даже иногда при людях унижал
Короче говоря, суровым был бойцом
Но кое-чего все-таки не знал

Эх, кабы знать где
Ждет мрачная доля
Но только в одну из ночей
Пуля героя нашла...




Ну, вот и все,
Прощайте старые
Дворцы, каналы и мосты
Прощай вино,
Прощайте липкие
Красавиц крашеные рты

Любовь моя,
Хоть все и кончено,
Но ты меня не забывай
Дела сданы,
Долги все розданы,
В кармане грею пропуск в рай

Вот и все, я отъезжаю, плавно, не спеша
На небеса, на встречу с Богом
Понеслась душа




Я по утрам - горжусь идеями чуч-хэ
По вечерам - горжусь идеями чуч-хэ
И по ночам - горжусь идеями чуч-хэ
	идеями чуч-хэ
		идеями чуч-хэ
			идеями чуч-хэ...

Я по утрам - чуч-хэ
По вечерам - чуч-хэ
И по ночам - чуч-хэ, чуч-хэ, чуч-хэ...
	идеями чуч-хэ...




Ой, ты земля былинная
Земля многострадальная
Огнем не раз горевшая
Моя Святая Русь

Родился здесь и вырос я
Мечтал о вольной волюшке
Какой, не по своей вине
С рожденья был лишен

Здесь есть весьма искусные
Умельцы всевозможные
А чудо-девы русские
Красивы и нежны

Венчает землю русскую
Красой своею славная
Столица златоглавая
Ой, матушка Москва

В палатах и хоромах здесь
Сидят на длинных лавочках
Дубы длиннобородые
Бояре да князья

Ой, государь, не гневайся,-
Каким бы умным не был ты
Коль на местах столько козлов
Какой уж тут прогресс?




Че рты поразевали?
	Равняйсь!  Отставить!

Из-под козырька своей фуражки
Зорко я смотрю перед собой
Взгляд суровый, волевой, бесстрашный
Я всегда готов включиться в бой!
	Я всегда готов включиться в бой!
			С врагами!

Из-под козырька своей фуражки
Как из блиндажа - всегда видней
К черту либеральные замашки!
К черту речи, полные слюней!
	К черту речи, полные слюней!

Из-под козырька своей фуражки
Генерал-ефрейтор Несгибаемый-Дуга
Высмотрит, найдет и уничтожит
Всякого вонючего идейного врага
	Всякого вонючего идейного врага

Бойся либерал, щегол сопливый!
Трепещи, плюгавый демократ!
Анархист, эсер, республиканец
И любой другой подобный гад!
	И любой другой подобный гад!

Что-то быдло слишком обнаглело -
Требует каких-то перемен
Ничего, найдем для вас мы дело -
Я ведь офицер, а не слюнявый джентльмен!
	Я ведь офицер, а не слюнявый джентльмен!

От Москвы до самых до окраин
Мы вас будем дрючить всех и вся
Чтобы знали, кто в стране хозяин!
Чтоб смотрели в небо, глаз почтительно кося!
	Чтоб смотрели в небо, глаз почтительно кося!




Ночь ясная, в тишине растекается покой
Слышишь, как травы растут?
Как струится эфир над рекой?

Ты чувствуешь, как восходит Луна
И, накинув на плечи платок,
Мне навстречу выходишь одна

Ночь ясная, в тишине растекается покой
Слышишь, как травы растут?
Как струится эфир над рекой?

Сомнения все развеются пусть
Я с трепетом твоей шеи коснусь

Ты чувствуешь, как восходит Луна
И, накинув на плечи платок,
Мне навстречу выходишь одна

Беспечная, ты всегда рисквала собой
Слишком мало ты знала меня
Только я теперь вновь молодой!




Слезы и кровь, капля за каплей,
На землю падают
Сливаясь в реки и моря
Оборзевшим за столько лет
Жирным Идолищем Поганым
Изнасилована земля

	Стоит над древнею равниной
	Плач разоренных деревень
	Везде - от края и до края
	- Идолища тень

Слезы и кровь, капля за каплей,
На землю падают,
Сливаясь в реки и моря
Великий народ Великой страны
Опять обманутый
Где сила прежняя твоя?

	Стоит над древнею равниной
	Плач разоренных деревень
	Везде - от края и до края
	- Идолища тень

Слезы и кровь, капля за каплей,
На землю падают
Сливаясь в реки и моря
Оборзевшим за столько лет
Жирным идолищем поганым
Изнасилована земля

	За всех утопленных в крови
	Бегущей из пробитых вен,
	За всех размазанных по стенам
			- Отомсти!!!




Долгое время на чьей-то земле
Двадцать пять лет, а в душе старики
Долгое время тупили клинки
Утро и вечер встречая в седле

Позади моря и горы
На родимые просторы
На родимые просторы
Мчатся казаки

К милым сердцу очертаньям
С каждым часом подъезжая
И уже не столь чужая
Пыль из-под копыт

Сто дорог с боями пройдено
Отдыхая у реки
Запахи любимой родины
Узнавали казаки
	Запахи любимой родины
	Узнавали казаки

На донском берегу, возле тихой волны,
Где любовник-туман обнимает траву,
На донском берегу, где камыш видит сны,
Я сломаю ружье и погоны сорву...



Богаев С. - гитара, вокал (8,10)
Рауткин О. - вокал
Лысковский Н. - клавишные
Кораблев Ю. - ударные
Лукин А. - бас
Доп. вокал в #6 - Елена Вишня

Музыка, тексты - Богаев С.
Аранжировка - О.К.
Звукорежиссер - Морозов Ю.
Редактор - Бурлака А.
Художник - Супалов С.
Альбом записан на Петербургской студии грамзаписи в 1990 году.
Группа благодарит за предоставленные инструменты:
Алексея Вишню, Андрея Муратова, Алексея Кожевникова,
Вадима Курылева, Игоря Доценко.
Отдельное спасибо А.В.Тропилло за возможность
осуществить данную запись.
Реставрация альбома - Володя Кузнецов, Сергей Богаев.
Май 1996 года.
Цифровой мастеринг - Игорь Циринский.
Дизайн альбома - Олег "HOBBOTT" Кузнецов.
Компьютерная верстка - Соломон Евгеньев.
Исполнительные продюсеры - Володя Кузнецов
и Олег "HOBBOTT" Кузнецов.

(С) 1991 ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ
(Р) 1996 HOBBOTT PROLINE Ltd.

Популярность: 30, Last-modified: Fri, 05 Jun 1998 04:56:06 GMT