---------------------------------------------------------------
 From: Valery Chudinovskikh 
 Date: 3 Feb 1999
---------------------------------------------------------------

Родилась  22  Мая  1962  г.  в  г.Уфе., с 6 лет занималась в хоровой студии.
Окончила музыкальную школу по  классу,  фортепиано,  а  после  нее  Уфимское
училище  искусств.  Окончив  его  в  1983  г..  Вышла  замуж  и  переехала в
г.Нижневартовск.  С  1989г.  была   руководителем   КСП   города.   Работала
концертмейстером. В 1991 году ее муж трагически погиб.  В 1997г. переехала в
г.Сургут. Работает преподавателем в Сургутском филиале  Российской  Академии
Театральных  Искусств  (бывший  ГИТИС).  Воспитывает  двух  сыновей. Лауреат
фестиваля авторской песни им.  В.Грушина  1994  года.   Дипломант  фестиваля
авторской  песни  "Петербургский  Аккорд"  1996 года.  Почетный гость и член
жюри многих фестивалей. Стихи и песни начала писать еще в  училище.  В  1997
году  вышла  первая  аудиокассета  "Ночью  вьюжило  да кружило", в 1998 году
вторая - "Дайте мне малость души... и горячего  чая".   (Сверено  с  автором
1.02.99)
---------------------------------------------------------------

    * С первой аудиокассеты "НОЧЬЮ ВЬЮЖИЛО ДА КРУЖИЛО" 1997 г.

(Тексты проверены автором 1.02.99) 1 Ночью вьюжило да кружило (ст. С. Молевой) 2c Пустите меня на планету 3 Прижилась на ладони синица 4 От белых мух до первых комаров (ст. А.Раскова) 5 Когда дешевая задвижка 6с Скажи, ужели эта нить 7 Я знаю о вас приблизительно все 8с Рисую пальчиком ноги 9 У ней шикарная походка 10с Какое старое признанье 11 На столе календарь 12с Он - чей-то муж 13 О, знать бы 14 Предполетная 15 Командировка в Москву 16с Поэт, бывавший всюду 17 Снежили снеги 18с Пахнет сцена 19 Старая шляпа 20с Рогатка 21 Иго-го 22 Баул - туда, баул - сюда 23с День ныний свят 24 Открытье зрело не нарочно 25 Все было б очень плохо 26с Если был бы в доме сыр 27 Догорает свечка 28 Попытка к утешению (ст. Ю.Левитанского) 29с Поверишь ли 30 На дворе днем и ночью капель (ст. А. Раскова)

    1. Ночью вьюжило да кружило

стихи Светланы Молевой Ночью вьюжило да кружило, Всю-то ночь тебя сторожила. Тихо сонного целовала, | Берегла тебя, укрывала. |2 Синеглазый мой, синеглазый То ли сон ты мой, то ли праздник. Только голову преклонила, | То ли не было, то ли было. |2 Я к окошку, босые ноги, Не видать тебя на дороге. А в окошечко, а в оконце | Только солнышко, только солнце. |2 Ночью вьюжило да кружило, Всю-то ночь тебя сторожила. Тихо сонного целовала, | Берегла тебя, укрывала. |2

    2 Пустите меня на планету

Пустите меня на планету другой чистоты, Другой частоты, радикально других измерений, Других изменений в подкорке ее высоты, Где свет без сомнений. Я лягу на грунт этой шарообразной звезды. А может, она грушевидной какой-нибудь формы? В отсутствии мото и автомобильной езды Забудусь в полете неведомой комы. Не знать ничего, знать себя - это очень по мне, Кричать в межпланетье стихозы любимых поэтов, Не видеть страдающих жизнью на милой Земле, Не слушать советов.

    3 Прижилась на ладони синица

Прижилась на ладони синица, Но журавль где-то рядом летит. Тук-тук-тук - в двери юность стучится. | Тук-тук-тук, и вся жизнь впереди. |2 Чепуха - злополучная старость. Время петь, время ветра глотнуть. Да-да-да, в самый раз только малость. | Да-да-да, чтобы горы свернуть. |2 Впереди и любовь и успехи. Всем грехам отпущенье навек. Крыльев взмах иль земные утехи - | Вам решать, господин человек. |2 Но, не забудь все в итоге зачтется. Есть свой срок находить и терять. Скрип-скрип-скрип, что там в двери скребется? | Скрип-скрип-скрип, не спеши отворять. |2

    4 От белых мух до первых комаров

стихи Александра Раскова Еще немало пасмурных ветров Промчится над селом, зовущим шумом, И долго будут небеса угрюмы | От белых мух до первых комаров. |2 Мычанье застоявшихся коров, Голодные взъерошенные птицы, Метла в сенях, и это будет длиться | От белых мух до первых комаров. |2 А сколько золотых пахучих дров Сожжет в печи ретивая хозяйка! И в клубе будет тренькать балалайка | От белых мух до первых комаров. |2 В протяжной скуке длинных вечеров, Снег под окном, луна в решетке-раме, Тетрадка с нагло белыми листами | От белых мух до первых комаров. |2 Густая вязь чужих трескучих строф, Затрепанные книжные страницы. Не пишется... И очень сладко спится | От белых мух до первых комаров. |2

    5 Когда дешевая задвижка

Когда дешевая задвижка От бестолкового замка С притворно старческой отдышкой Отторгнет хрящ от косяка, Дверь будет долго отворяться, Ей вечно некуда спешить, Ревнивым стоном раздражаться В прохладной утренней тиши. Подъезд прольется серой пеной К босым, не в тапочках ногам, И запах шкварок подгорелых Заполнит мой голодный храм. Сквозняк-пижон так нагло вскружит Халатик легкий не слегка, Что я не сразу обнаружу Твое дыханье у виска...

    6 Скажи, ужели эта нить

Скажи, ужели эта нить Так много дней на прялку вьется, Чтоб и луча не сохранить, Того, что жизнею зовется? Как оборвется этот свет? Мы знаем смерть, мы знаем жизни. Родился, вырос, был - и нет. А дальше? Дальше расскажи мне!

    7 Я знаю о вас приблизительно все

Я знаю о Вас приблизительно все. В начале, в начале - Вас может желанно, а может и нет, Зачали, зачали. И зрели Вы, точно тропический плод В тепле и покое, Покуда уставшая мышца смогла Вас свергнуть на волю. А дальше по схеме - агу, колыбель, И мамины руки, За первой пробежкой двойной кувырок, Скривленные губки, И школьная парта, и первый звонок, И первая двойка, И первый домой принесенный щенок, Потешный и бойкий. Но игры взрослели. Потеря щенка, Познавшего чумку, Дневник со стихами, не в рифму пока, И первая рюмка. Любовь посетила Вас в истинный срок, И в бред уводимый, Нашли Вы блуждающим нервам ответ Божественной силы. Судьба испытала Вас пылкостью строк И долгой разлукой, Делами, долгами, неверной женой, Предательством друга. И первая смерть в драгоценных рядах, Как стылая осень, И мудрость вселенной в награду для Вас За раннюю проседь. Я знаю о Вас приблизительно все, Но прежде, в начале, Сознайтесь, что где-то в эпохе другой Мы с Вами встречались.

    8с Рисую пальчиком ноги

Рисую пальчиком ноги Картину. Натюрморт, На потолке. Там пироги, Стаканчик с чаем, торт. Лимон надрезан невпопад И ложка не чиста, Но где-то рядом дышит сад, Но где-то дышит сад. Объем высокого листа Так радует, пьянит, Творю! Легка творенья мзда, И ножка не болит. Лимон надрезан, сок течет. О, боже, брызнул в глаз! Печет. Вот чертов недочет, Что зодчим назвалась! Скорей к воде, скорей же, ну... Но раньше, до воды Шершавой пяткой разопну Все яства и сады.

    9 У ней шикарная походка

У ней шикарная походка, Но королевского - ничуть. Движенье в ней - мажора нотка, Поэзы солнечная суть. И взгляд мужчин, не то что колко Ее из множеств вычислял, Но этот лучик одинокий Не вычислялся, а мерцал. На солнцем выжженной скамейке Воскреснет ветхий старичок, Лишь только шахматной аллейки | Ее коснется каблучок. |2 Идет, поет себе с улыбкой. Прошла, рассыпался пейзаж. И за повтор подобной пытки Художник точит карандаш. Точи-точи художник-гений, Твой вздох на правильной стезе, Чтоб, тайный мир ее прозрений, Был только случай на холсте. Рисуй-рисуй художник - гений, Твой вздох на правильной стезе. Чтоб, тайный мир ее прозрений, | Был только случай на холсте. |2 Рисуй-рисуй... Точи-точи...

    10 Какое старое признанье

Какое старое признанье, Заблудших взглядов переплет. Какое ясное молчанье, Весенней тайны перелет. Но чтоб нарушилось хрустальное, Коснулось до чела чело, Отведай слово изначальное, Начала, будь что будь, чего. На тонкий лед, под электричество Ступаю, зная наперед - За все платить моим величеством, Моим. По списку во черед. Ты мне поможешь стать разлучницей, Закрыть глаза на этот грех, Чтобы расплата-подкаблучница Не пропустила сей успех.

    11 На столе календарь

На столе календарь астрологический Предвещает нам год ностальгический. И зачитан взахлеб, перетерт листок. | Ах, бумага, терпи, если что не то! |2 И начать не могу дело важное - Запретил мне прогноз все бумажное. И стою, словно с неба сошедшая. Ах, звезда ты моя сумасшедшая! Цирк небесный - зверье симпатичное Насчитает мне в сутки наличное, Вдруг не врет тот листочек зачитанный? | Будет рыцарь у ног, как написано. |2 Роковую судьбу в светлом будущем Мне сулит зодиак интригующе. А куда ж роковей? Боже ж, божечки, | С гороскопом стою на дорожечке... |2

    12 Он - чей-то муж

Он - чей-то муж. Вглядись, подруга! Гляди сюда, он - чей-то муж! По мне - всемирная разруха, А жить с таким - святая чушь! Плешив, прихрамывает вроде, Сердит, но этим и смешон. Таких, на тыщу тыщ в народе, Поди, сыщи-ка ты еще! Лицо рябое, нос горбатый, Зубов не зрю. Далековата. Ушаст, небрит, к тому ж усатый, И от природы мелковат... Но как он держится! Скажите! Кольцо резвится на пальце. Не силы праведной служитель, Но с правой силою в лице. Гляди. Идет. И зонт натянут. Ступает точно мимо луж... Прошел. Ни разу и не глянул. Гордец. Подлец. И чей-то муж!

    13 О, знать бы

О, знать бы, в какой автобус ты сядешь завтра, завтра, завтра... Проснуться с великим чувством, забыв про завтрак, И мчаться сквозь сонный город, сквозь злые лица, лица, | Смакуя, как в сотый раз ты мне нынче снился, |2 снился, снился... И прятать биенье сердца под левой пяткой, пяткой, пяткой... И в зеркальце глянуть мельком, чуть-чуть с оглядкой, Припудрить свои веснушки на ярком свете, свете, | Ругая за сбитый локон противный ветер, |2 ветер, ветер... И павой на остановке вдруг появиться, Чтоб смог ты понять, что это тебе не снится, И встретить твой взгляд, дарящий тепло и ласку, И сонно, совсем небрежно промолвить: "Здравствуй, здравствуй..." О, знать бы, в какой автобус ты сядешь завтра, завтра, завтра...

    14 Предполетная

Дня за два до полета понимаешь, Что все еще возможно изменить. Билет в руках, но с грустью подавляешь Смешную мысль, что очень хочешь жить. И это нечто, севшее на печень, Счастливых снов коверкает финал, Гнетет и гложет, мучает, калечит Сознание незыблемых начал. Ведь где-то разбивались самолеты, Ведь где-то с рельс сходили поезда, И ахал мир, и все винил кого-то, | И ухмылялась хитрая звезда. |2 И нынче продолжает ухмыляться, Когда уже уложен чемодан. Пришла пора по трапу подниматься, Вручив себя таинственнейшим снам. Но перед трапом вспышка озаренья: А вдруг не стоит, чтобы все вот так? Порвать билет, плевать на непрощенья, Домой в такси вернуться за пятак. Ведь где-то разбивались самолеты, Ведь где-то с рельс сходили поезда. И ахал мир, и все винил кого-то, | И ухмылялась хитрая звезда. |2 И вот уже, когда ремень пристегнут, И цель одна у всех на весь салон, Уходят тени, страхов мудрый омут. А там судьба, там Бог и только он...

    15 Командировка в Москву

В тебя, столица, я влетаю ясным соколом С крамольной мыслью, что свобода где-то около Твоих проспектов, площадей и вечной паники. Лечу в Москву сибирским гавриком. Твоих проспектов, площадей и вечной паники. Лечу в Москву сибирским валенком. Я знаю - петь мне три денечка райской птицею. Три дня долой из клетки с порыжевшей спицею! И расписания друзей в блокноте мечутся, И все во мне звенит и светится. И расписания друзей в блокноте мечутся, И все во мне поет и светится. Командировка - вещь, увы, не растяжимая. Дела влекут меня великими режимами. И только станции метро звучат в динамиках, А дни летят воздушным шариком. И только станции метро звучат в динамиках, А дни летят воздушным шариком. В последний день усталый мир Замкнется в старом добром сквере, Где на скамье, в дурной манере, Вкушу простуженный пломбир. Где на скамье, в дурной манере, Вкушу простуженный пломбир. Мои друзья приснятся мне совсем ничейными За черной лентой экспонатами музейными... Гуд бай, крутые магазины заграничные, Прощай, друзья мои столичные! Гуд бай, крутые магазины заграничные, Прощай, и то, что очень личное!

    16 Поэт, бывавший всюду

Поэт, бывавший всюду, Ближе к югу мечет свои солнца. Видел он чуду-юду, И сам весь огонь - дотронься! Пальму с морем так зарифмует, Так разрисует, слышишь? Рядом Море поет, флиртует... Ближе сядем. Но поэт сибирских чаяний Подвержен страсти, От порога снег счищая, Журить напасти. И на юг тот поэт давно не смотрит И солнцем не сорит, Палку с елкой рифмует, Как сосульку шлифует. Вы скажете - Здрасьте, к чему это - Так невнятно. - На шерстяные носки сланцы? - К чему, к чему. Непонятно? Холодно, братцы!

    17 Снежили снеги

Снежили снеги в двадцатом веке по старой памяти, Потела елка смолою тонкой на звонкой паперти, Гудела вьюга, медвежьим слухом сводя конечности, И было в этом седом сонете чуток от вечности. |2 А Дед Морозы мешали прозу с парами винными, Пугая лошадь, косили площадь часы старинные. Еще все цело, не прогремело на стыках плитками, Но двадцать первый, пытая нервы, скрипел калиткою. |2 А мы сидели, бокалы грели за круглым столиком. В бокалах - пресно, на сердце - песня, всего и только-то. И говорили, что жизнь прожили... А в чудо верится... И не жалели, что шарик белый все время вертится... |2

    18 Пахнет сцена

Пахнет сцена покинутым домом, не спетою песней, Ой, как пахнет пивным подзабором и светскою сплетней, Пеплом, потом, собачьей упряжкой, дурацким приколом, Пудрой, воблой, дырявой тельняшкой, дешевым проколом, И торжественным выносом сора кулисного ада, Очень пахнет обиженным взором забытого чада.

    19 Старая шляпа

Старая шляпа пропахла осенним дождем, дождем. Шарфик, почиканный молью, в комоде найдем, найдем. Что же еще не хватает в дорожный комплект? | Обувь покрепче, в нагрузку несложный куплет. |2 Эта идея созрела в последний четверг, четверг. Должен же в жизни хоть что-то познать человек! Вот и познаем, чем пахнет дорожная пыль. | Только б до пятницы вспыхнувший пыл не остыл. |2 Пр.: Там, за дверью Пляшет ветер, Предлагает тур в Париж. Хватит песню | Скорбью метить, |2 Как в клетушке бедный чиж. | Чиж, чего молчишь? Жалко, что нет у нас старой шарманки. Беда, беда! Нам бы родиться в шарманкины годы-года, года! Переживем этой жизни веселый обман. | Скажем, что все в этой жизни кромешный шарман! |2 Пр.

    20 Рогатка

Рогатку с сыном мастерим - Веселые делишки. Чекрыжим, пилим и мудрим, Как можем, не по книжке. Оружье наше - не грешок, Я рассуждаю просто - Поможет этот черешок Для творческого роста. Квартира в стружках-бурунах, И все идет так гладко, Что в скором времени в руках Готовая рогатка. Резина к ней - последний штрих. Подать сюда резину! А мы - не горе-ложкари - Подмигиваю сыну. Но в тот момент, когда сынок Примерился к рогатке Я угадала нервный ток В его хозяйской хватке. В нем вероломная стезя Ворошилась цепями. Как мало знаю я тебя, Рожденный мной землянин! Я клятву с отрока стрясла, Пусть чувственно, пусть пылко, Я материнский крест несла, Была та клятва пыткой. Он, как молоденький мустанг, Метался, распалялся, Шутил и плакал, так и так, Но под конец поклялся, Что пуля меткая его Не тронет кошку Милку, Не дай бог, чье-то там окно, Ни птичек, ни училку.

    21 Иго-го

Мой сыночек верхом на коне-е-е Вихрем мчит по огромной стране-е-е. А страна - это наша квартира, Островок необъятного мира. И трещит по углам коридор-дор-дор. Что соседи придут - это вздор-вздор-вздор. Приходите, соседи, за солью, Но не боле, не боле, не боле. И слыхать далеко: иго-го, иго-го! Увлеклась я сыновней игрой-ой-ой, Побежала скорей за метлой-ой-ой. Эх, роскошная вышла коняшка! Только сыплется хвост у бедняжки. Я скакала забыв про обед-бед-бед, Что совсем не пятнадцать мне лет-лет-лет. И секла Чингисханово племя, А его самого прямо в темя! И слыхать далеко: иго-го, иго-го. А кольчуги фольгою звенели, Мы победные арии пели, От врага только перья летели, Мы несли небольшие потери. Все по честному, все без обмана, Одолели врага-басурмана. И сказал мне сынок засыпая: "Знаешь, мама, я тебя уважаю." В воспитательном смысле - того: Иго-го, иго-го.

    22 Баул - туда, баул - сюда

Баул - туда, баул - сюда. Рядом, Ты - вот на этот, я - на тот, сядем. Кому баул не грех поднять первым, первым? Горчит пустырника настой. Нервы... Наш милый дом уютной был норкой От чуждых встреч, от черноты толков. Кипели струны в глубине кухни, кухни. Порывы злые в звуках струн жухли. Вальсообразно в пустоте кружат ветры, Мир разделился на квадратные метры, метры, метры... Пора и нам поклон отбить вьюгам. Пора и нам увидеть блеск юга. Весенних яблонь разделить радость, радость, Цветущим веснам подарить старость. Не поминайте лихом нас сквозь зим скрежет! Будем же письма слать, открытки слать реже, реже, реже!.. Баул - туда, баул - сюда. Рядом, Ты - вот на этот, я - на тот, сядем. Летел довольный грузовик шустро, шустро. "Куда, куда?" - бренчала в такт люстра.

    23 День ныний свят

День ныний свят, и святы леты. При свете лампочного дня Когда-то жившие поэты С портретов смотрят на меня. Глядят в укор. Что ж, я немного Балую рифмой, в аккурат, Чтоб не была трудна дорога Из ночи в день, из рая в ад. В поэтов прочные союзы Себя не прочу, грош утех. Ползу себе на пузе юзом Когда-то вниз, а больше вверх. Ах, не серчайте же, святые! Утешьтесь рамой золотой. Я в ваши строки золотые Не брошу лишней запятой. На плечи рук вам не роняла - Шелка и пальцы в серебре - С святыми рядом не стояла, Сама святая по себе.

    24 Открытье зрело не нарочно

Открытье зрело не нарочно, Но поразило естеством. Мы ждем зимы всегда заочно, Как бы с заочным озорством. Но первый снег - смиренья нота. Ее печалью красим мы, Подарок высшего кого-то - | Стерильность будущей зимы. |2 Летел торжественно и шало Табун бескрылых белых мух. Гнедая ночь не нарушала Полетом этим нежный слух. На первый снег ложились строки, На строки сыпал первый снег. Движенье вписывалось в сроки, | Строка не вписывалась в век. |2

    25 Все было б очень плохо

Все было б очень плохо, все было б - тихий мрак, Но утро мудрым Богом дается просто так. Через стекло бокала, сквозь матовый кефир, Не много и не мало, не много и не мало, В меня прольется мир. Когда б в твою подмогу я верила еще, Не подставляла б Богу плакучее плечо, Как золотом на пяльцах, из облака молитв В решетке струн и пальцев, в решетке струн и пальцев, Слагается мотив. Все правильно по сути, все верно, отродясь - Международны судьбы, междугородна связь. Классическим эксцессам убыточный финал - Не разорвется сердце, не разорвется сердце, Расколется бокал...

    26 Если был бы в доме сыр

Если был бы в доме сыр, Мы созвали бы весь мир. Только сыра в доме нет - Свежий воздух на обед. Не допустит Бог родной, Чтоб иссякли мы слюной, Пособит нам справить пир. Чую - будет в доме сыр! Желтый дырчатый кружок Нынче снился мне, дружок. Пусть карман дошел до дыр, Будет, будет в доме сыр! В доме сыру пять кило - Приглашай хоть все село. Все село не позовем, Передавимся вдвоем!

    27 Догорает свечка

Догорает свечка, В чашке - талый воск. Остывает печка, Замерзает бок. Песня подзабылась. Как ее начать? Что же за немилость, немилость? | На кого роптать? |2 Появились мыши - Догрызают сыр. Им достался свыше Неголодный мир. Вишня под окошком Бьется на постой, И уснувшей кошке, кошке | Снится борщ густой. |2 Хрипло радио ворчало, Приглушая гимн. В небе звезды рассыпались, Отгорали в дым. Песня вдруг запелась С ветром в унисон... Но смыкались веки, веки, | Погружаясь в сон. |2

    28 Попытка к утешению

стихи Юрия Левитанского Все непреложней с годами, все чаще и чаще Я начинаю испытывать странное чувство: Словно я заново эти листаю страницы, Словно однажды уже я читал эту книгу. Мне начинает с годами все чаще казаться И все решительней крепнет во мне убежденье: Этих страниц пожелтевших руками касаться Мне несомненно однажды уже приходилось. |2 Я говорю Вам: "Послушайте, о, не печальтесь, О, не скорбите безмерно о вашей потере, Ибо я помню, что где-то на пятой странице Вы все равно успокоитесь и обретете." Я говорю Вам: "Не следует так убиваться. О, погодите, увидите - все обойдется. Ибо я помню, что где-то страниц через десять Вы напеваете некий мотивчик веселый." Я говорю Вам: "Не надо заламывать руки, Хоть Вам и кажется небо сегодня с овчину. Ибо я помню, что где-то на сотой странице Вы улыбаетесь, как ничего не бывало." |2 Я говорю Вам: "Я в этом могу поручиться." Я говорю Вам: "Ручаюсь своей головою, Ибо воистину ведаю все, что случится Следом за тою и следом за этой главою." |2

    29 Поверишь ли

Поверишь ли - не легкостью пера, А легкостью рассудка отдается Пространство затонувшего ведра В проеме заоконного колодца. Щербатым цинком залигован блик. Уж этот блик по новой пляшет строчке. И я в азарте сдерживаю крик, Плутая в человечьей оболочке. Нальется звук лебяжьего пера На редкость не колодезным товаром. Багром достану слово из ведра. Ведь это даром, понимаешь, даром.

    30 На дворе днем и ночью капель

стихи Александра Раскова На дворе днем и ночью капель. Март кончается мокрой субботой. Возле бани корявая ель С сизых лап отряхает дремоту. Первый дождик грозит растопить Снега рыхлого серую мякоть. Буду баню в субботу топить, | Буду цепью колодезной звякать. |2 Будет нудно скрипеть и визжать Деревянный несмазанный ворот. Будет в банной кадушке дрожать Ледяной фантастический холод. Разгорится огонь в камельке, Пар пойдет из кадушки-кадила... Часу жаркого ждать на полке | Будут веник, мочалка и мыло. |2 Мокрый веник листвой зашуршит, Зной запахнет березовым раем. А потом будет праздник души У окошка за книгой и чаем. Будет в полночь желанной кровать, Сладким сон на цветастой подушке... Будут в банной тиши остывать | До утра камелек и кадушка. |2

    * Со второй аудиокассеты "ДАЙТЕ МНЕ МАЛОСТЬ ДУШИ... И ГОРЯЧЕГО ЧАЯ" 1998 г.

(Тексты проверены автором 1.02.99) 31 Гуси 32 А знаете 33 Осень - страда неудач 34 Волнуется воск 35 Эта судьба 36 О, здравствуй, мужчина 37 В эту ночь 38 Невзначай 39с Влеку свои дела 40 Отпустите замужнюю птицу 41с В твоей квартире 42 Теперь точней я подмечаю 43 Найдите старый патефон 44 А утро все не наступало 45 Вы где-то есть 46 На третьей справа от луны... 47с Все невозможности... 48 Не ясень, не сосна 49с Пять лет 50 В тот вечер 51 Не буди его окриком 52 Хочу быть дамою с веером 53 Ой, на Волге 54c Влюбленые, заметьте, не храпят 55 Марш домохозяйки 56 Писала девочка стихи 57 Синяк (ст. Н.Грахова)

    31 Гуси

Раскричались в небе гуси поутру. Осень разбросала листья по двору. Путь крылатой стаи так высок, незрим... Я ж бескрылой тенью провожаю клин. |2 Погодите, гуси, что я вам скажу, Там, вдали проведать друга накажу. Друг мой спит, не слышит взмаха ваших крыл, Холм осенним шелком милого накрыл. |2 Прокричите, птицы, да над тем холмом, Ждет его подруга в свой певучий дом. Не должно быть вечных на земле разлук... Улетайте, гуси, не вернется друг.

    32 А знаете

А знаете, Вы непристойно красивы. И что ж это звезды для Вас расстарались? Вложили в Вас столько магической силы, Что все, как бы вдвое, бессильны остались.|2 Ваш голос звучит, но не рядом, а свыше, А профиль Ваш мучает воображенье. И сердце замшелым надуманным днищем Вдыхает вселенское Ваше вторженье. |2 Лишь издали песней любуюсь случайной. По счастью легки расставанья приметы, Ведь нежная тайна, песочная тайна Ничем не смутит Вашей белой планеты. |2

    33 Осень - страда неудач

Осень - страда неудач, поля невезений, Время покинутых дач, время болезней, Старых перчаток, шарфов, замшевых крыльев, Исчезновения всех шариков мыльных. Желтый пейзаж по всему - форма терпенья. Капли беды - не дождя в виде теченья. Знаки бессилия - вот новость сезона. Осень. Окончен год. Желтая зона. Старый квартал, неуют, небо дугою. Все рисовалось, но вдруг будет другое... Лист полетит, поплывет просто и вольно, Осень коснется - и все... Будет не больно. Больно. Пора неудач - жесткое ложе. Осень - старый палач, желтая кожа. Больно, болею, сужу, обличаю... Дайте мне малость души... и горячего чая.

    34 Волнуется воск

Волнуется воск у подножья огня, Воркует свеча обжигая меня. Как кистью, вожу по ладони огнем - Не думай, не думай, не думай о нем. |2 Не ведала, сердце - соломы стожок, Сгорело дотла, почернело, дружок. Коль верной дороги в себе не найду До старой церквушки босая пойду. |2 Легко босоногою путь коротать. Не божье то дело - за счастье карать. Иду покаянно, с собой не в ладу, Обуглешек сердца на паперть кладу. |2 Ах, небо, мой Бог, не молчи, не молчи, За что же так круты любви калачи? Стою чуть жива, протянула ладонь - Не тронь меня, Бог, нелюбовью не тронь! |2 Волнуется воск у подножья огня, Воркует свеча обжигая меня. А боженька: "Что, доигралась с огнем? Учил же - не думай, не думай о нем!" |2

    35 Эта судьба

Эта судьба, невозможная лжица, Как обвела, как обставила трюк! Вновь улетает курносая птица - | Мой самолет не на юг, не на юг. |2 Сквозь три метели полет и посадка. Север, я твой окаянный солдат. В шапке-ушанке, не валко - не шатко | Я выхожу на ледовый парад. |2 Что наша жизнь? Ну скажи, не игра ли? Как уберечься от северных пут? Сколько б огней впереди не мерцало, | Все непременно приводят в Сургут! |2 Будет мятежная гамма звуки со снегом носить, А с голубого экрана солнце мне будет светить! Не мое, не мое... Счастье летает в шифоновой ступе С солнечным зайчиком на ярлыке. Пелась бы песня, а солнце мы купим | В первом попавшемся евроларьке! |2

    36 О, здравствуй, мужчина

О, здравствуй, мужчина, потомок Адама, Ты сложен недурно - находят все дамы. Те дамы изящны, сложны их повадки, А я не сложилась дородной и сладкой. Когда раздавали на небе красоты, Носилась я в мыслях с иною заботой. Твой взор проскочил сквозь мое невеличье Ну что ж, расположим все знаки приличья. Ведь я спокойна, о кей, зная все лучше всех, Мой каприз среди вас так неловок. Посижу, посмотрю - как средь дамских утех Наслаждается жизнью потомок. Твой взор проскочил сквозь мои невеличья. Ну что ж, расположим все знаки приличья. Вон там - в уголочке пылится гитара, Она в этом доме, как ключик без лара. Я в длинных речах и в дымах сигаретных Не вижу нужды, не нуждаюсь конкретно, Гитару настрою, и с песней, дай боже, Про горы, и море, и грустное тоже. Про черные очи, про темные ночи, Про юное в южной истоме плечо, Про счастье и слезы, напрасные грезы, Про то, и про это, но это не все. Где кончилось небо, там горе не пело, Я вас на планету другую умчу, И, как на картинке, на звездной заимке Победно зажгу золотую свечу. И в этом покое нас будет лишь двое, И мы просочимся во млечную пыль, Но время несется, мы снова вернемся В земную чужую фальшивую быль. Сидите напротив, ничуть не моргая. Я знаю, что спеть Вам. Коварная, знаю. Ну? Где Ваши пышные светские дамы? Держитесь покрепче, потомок Адама!

    37 В эту ночь

В эту ночь, как в ту, не уснуть. В маете бессоницы суть. Вьюга мельтешит за окном, Просится сироткою в дом. Чтоб утешить бессонницу вскоре, Я рисую картины во тьме - Лунный берег, и черное море, И русалочье царство на дне. Звезды дарят веселые слезы. Как, далекий, Вам спится сейчас? Ни одна моя выдумка-греза | Не обходится, к счастью, без Вас. |2 Вы проснетесь сразу, и вдруг Приключится море вокруг, На ветру нежна, солона Одеяло лижет волна. Ничего еще не понимая, Вы вдали разглядите то, как На волне, горделиво вздымаясь, Уплывает Ваш левый башмак. Ни медузам, ни звездам не рады, Пробежитесь сюда и туда, Но русалку, сидящую рядом, | Разглядите, клянусь, без труда. |2 Ах, как этот танец красив! Вы и сам поете мотив. Не страшит супружеский пост, Удержать бы гостью за хвост! Но в разгаре морского виденья Прозвенит где-то первый трамвай, Вы очнетесь в нелепых сомненьях От родного до боли: "Вставай!" День навалится пнем, елки-палки! Что ж, гадайте, Садко-лавелас. Но откуда у этой русалки | Столь знакомый разрез карих глаз? |2

    38 Невзначай

Невзначай, невзначай напросился ты на чай, Просто вывелась в доме заварка. Не гадал, не мечтал, так уж вышло, не знал, | Что нарвался дружок на татарку. |2 А татарка - ну как без заварки? Проходи к самовару, кунак! Нынче к чаю у нашей татарки Золотистый душистый чак-чак. Нынче к чаю у нашей татарки Золотистый медовый чак-чак. Чай попил, разомлел и забыл, что много дел, Да и надо ли помнить о деле? Посмотри - как хорош край, в котором живешь, | Так за чаем в окно и глядели. |2 Не считали, да и не хотелось, Сколько раз закипала вода, Только в небе вовсю разгорелась | Вскоре чайная наша звезда. |2 Чай с душицей, аминь, занавеску задвинь, Говорю - занавеску задвинь-ка! Ой, скажу неспроста, ты, моя красота, | В твоей чашке гуляет чаинка. |2 Перепели все русские песни, Перепели татарские, вах! И вприглядку с вершины небесной | Подпевали нам Бог и Аллах. |2

    39с Влеку свои дела

Влеку свои дела с собой на нитке, Божась и огибая каждый куст, Стараюсь быть проворною и гибкой, И в честности своей себе клянусь. А мой багаж растет, как новорожденный, Сама себе я слава и почет, И, как мозоль, мой образ доморощенный - Морской пейзаж, вальяжное плечо. Глаза прохожих - круглые копейки. Кричу: "Атас! Посторонись! Лыжню!" А в праздники я - чудо-канарейка, Когда на кухне с тестом щебечу. И хвостик желтый в мелкую завивочку Шныряет по квартире тут и там, А лебедь-птица с розовой картиночки, Как белый крест несбывшимся мечтам. Я примеряю туфли в магазине, Навеки там же оставляя их, И вновь тяну на ниточке корзину Созревших дел своих, твоих, чужих... И черною всепоглотимой завистью, Которою я белой назову, Гляжу программу зарубежных гадостей, Чуть не забыв о личном рандеву.

    40 Отпустите замужнюю птицу

Отпустите замужнюю птицу На какой-нибудь древний курорт. Предоставьте Майорку и Ниццу И свободы невиданный корт. Позабудьте о крыльях кухарки, Что умчалась до жгучих песков. Погодите до времени каркать, Ну и что ж, что Майорка - не Псков? Ах, вернется ворона, вернется С новой песней о старом гнезде. Белой лебедью к вам обернется, Возвращались еще и не те. Чтоб понять ей усталой от света, Как не сетуй, как то не иначь. Счастье есть. Счастье, знаете, это - Вы и есть. (Вы, занюханный грач).

    41с В твоей квартире

В твоей квартире пахнет самолетом, Случайностью, за вычурность прости. Часов движеньем, чемоданным потом Дыханьем неизбежности пути. Вошла и чую - воздух этот вязкий Мне ноги спутал, дальше не шагнуть. Так хочется от всякой перетряски Ремень по всем законам пристегнуть. Ах, наша доморощенная пьеса К финалу приближается уже... В твоей квартире пахнет стюардессой - Чтоб лопнуть мне на этом рубеже!

    42 Теперь точней я подмечаю

Теперь точней я подмечаю, Как быстро остывает чай, Как превеликие печали Встречает ум не сгоряча, |2 Что та собака, в подворотне, С глазами бабушки моей - Безродная немая сводня Святых моих и грешных дней. |2 Теперь же проще обнаружить Свой гордый стан со стороны, Со стороны отсечь, разрушить В себе приметы сатаны. |2 Легко понять в земной запарке, Что ты тернист, не путь тернист. О, как давно в осеннем парке Меня не бил кленовый лист! |2 О, как давно в осеннем парке Меня не бил кленовый лист! |2

    43 Найдите старый патефон

Найдите старый патефон, Найдите старую пластинку, Поставьте смуглую блондинку На перекошенный балкон. Пусть под балконом, при луне Не кабальеро, просто франт, Актер, солдат, не важен ранг, Стоит, прикованный к струне. Пусть не поет, откроет рот, А за него тот дивный голос, Тот патефонный нежный колос Прокрутит век наоборот. Да-да, оставьте все, как есть, Оставьте эту серенаду! Со мною нет, я знаю, сладу. Прошу, оставьте все, как есть! Пусть голос - там, а сердце - тут, Мы вспеним годы нервной ложкой, И слезы кремовой дорожкой За серенадою уйдут.

    44 А утро все не наступало

А утро все не наступало, Был темен вуали покров, И стрелка часов замерзала На стыке незримых миров. Земное и дальше, и тише, Земные законы поправ, Как будто неведомый свыше |2 То утро держал за рукав. Под гнетом своих суеверий Читала тебя, как с листа. Я песней своих акварелей Твои рисовала уста. Ах, что нам до сглаза и порчи, Ведь мы ни при чем, ни при чем! Но вечность - наставница ночи |2 Твое разглядела плечо. На кромке земного провала Скучал остывающий чай, В ладонях твоих засыпала Моя неземная печаль. И утро ступить не посмело На дворик, омытый дождем. Нас небо немного жалело, Нас небо конечно жалело, Но мы это позже поймем.

    45 Вы где-то есть

Вы где-то есть, Вы - есть земное, Вы - есть небесное мое, Над Вами небо не седое, Но не одно мы небо пьем. Над Вами небо голубое, Возможно, цвета чьих-то глаз, Которым в утреннем покое Дано укором встретить Вас. Я вензеля крутых узоров Дыханьем грею по утрам. Отрезав мир тяжелой шторой, Бросаю лед оконных рам. И мир, сквозь пятнышко, с подтеком, Блеснет, как лезвие струны, Кусочком неба одиноким, Осколком Вашей седины. Пока мирок от льда в покое И всемогущ его проем Я верю в то, что Вы - земное, И что небесное мое.

    46 На третьей справа от луны...

На третьей справа от луны некошеной звезде Живет печаль моей струны, как в маленьком гнезде. Печаль струны - сестра богов небесного нежней. За грудой - горе облаков, я редко вижусь с ней. |2 Бывает, впрочем, иногда, к исходу Рождества Старушка - милая звезда мне передаст права. Печаль спускается тогда и тихо мы поем... Никто из ближних никогда не видел нас вдвоем. |2 Но долгой песни на земле не вынесет она... Прощай, печаль!.. И снова мне маячить у окна. Не оттого ли я слыву веселой и чудной, Что похвалиться не могу печалью неземной? |2

    47с Все невозможности...

Все невозможности наши, все невозможности, Каверза мысли, призрак ненужности, Вечная грань между песней и пошлостью, Меж нутром и наружностью. Пишет по белому белым ангел на небе, Пишет по черному черным умница-черт. Мы же по белому черным, по черному белым Пишем отчет. плку поставим, слышь, пусть квартируется. Шарики, дождики - может не зря? Что ж из того, что ни с чем не рифмуется Тридцать первое декабря?

    48 Не ясень, не сосна

Не ясень, не сосна, то - просто ветка, Стучится в мой завьюженный порог, По снегу бьет оторванной манжеткой | Подкидыш экзотических пород. |2 Мой дом - совсем не гиблое местечко. Не рай, но теплый угол обретешь, Расправишь свое древое сердечко, | А то и впрямь - оттаешь, расцветешь. |2 Сюжет зимы с закруткой трехгрошовой - Сквозь тротуарный строй календаря Лучится зелень в банке трехлитровой | На фоне чумового декабря. |2 Пока, дитя, огнем зеленым светишь, У той же сказки буду я в плену. Ты в солнце моей комнаты поверишь, | А я поверю в скорую весну. |2

    49с Пять лет

Пять лет я сплю в нетопленой постели, Пять лет в ледовой плаваю купели, От цифры этой больше не бегу. Я прижилась на этом берегу. Земля всем будет пух или зола, Но милого чуть раньше позвала. Но два портрета не по дням растут - Сынки отцовской стати тут как тут. Привычек по себе не выбирала, Ревела, коль сильнее подпирало. Приваривает пятая метель Соленые сосульки на постель. Но я то ладно, больно - пусть болит, А у подруги муж под мышкой спит. Казалось бы - и плакать не с руки, А у нее что очи, то круги. И та же прорубь, те же холода. За чайный стол с подругою когда Нас время соберет хоть на часок, Смеемся, прикусивши язычок. По сути, не решаемся решить - Кому из нас на свете слаще жить.

    50 В тот вечер

В тот вечер ничего не падало на старую планету, Остатком жижи лужи квакали бульварные сонеты, Не раздражала ветром улица прохожего-калеку, И коридор небесной кузницы не отзывался эхом. |2 Живое слово не аукнулось из телефонной трубки, О равномерный зуммер стукались беспомощные руки, Тоска лоснилась под проказами всевышнего совета, И день уплыл нетрезвой фразою из "Ветхого завета". |2

    51 Не буди его окриком

Не буди его окриком, не буди бабьим вздором, Утро злое и мокрое освети не укором. От румяного блинчика тонко дымка струится, А на краешек ситечка села Синяя птица. От румяного блинчика тонко дымка струится, Глянь, на краешек ситечка села Синяя птица. Ты пойми - от великого, от божественной сини Нам дано многоликое свято женское имя. От восторга до нежности, от любви до терпенья | Будем первою вечностью и последним твореньем. |2 А что солнце над полем ржи - не волнуйся, родная. То придумано, помнишь ли, тоже, тоже не нами. Знай, от сердца поющего - это просто и мудро: | Неизвестность грядущего, ты, любимый и утро. |2

    52 Хочу быть дамою с веером

Хочу быть дамою с веером! Хочу капризной быть, ветренной, И в декольте с крупным жемчугом Сидеть под зонтиком в клевере. А попугайчик на жердочке Мне пожелает здоровьечка, И к аппетитному завтраку Пришлет любимый мне розочки. Хочу служанку в передничке, Как лань проворную, с веничком, Вприпрыжку кофе несущую, И дифирамбы поющую. Хочу быть светскою птицею И отдыхать за границею, Чтоб от романов и встреч устав, Вновь обольститься столицею. Хочу красавца садовника, Я не сказала - любовника, Но чтобы тайна прожгла меня, Как ветка злого шиповника. Хочу в тенистой беседочке Читать романы с соседушкой И обрыдаться над горькою Судьбою российской девушки. В чьей-то воле ветер в поле, Мрак, свет, жизнь, бред, | Камень в поле. |2 Хочу быть дамою с веером! |3

    53 Ой, на Волге

Ой, на Волге гроза разыгралася. Впереди не девятый ли вал? По безумным ветрам белым парусом | Ты лети, раскрылатый мой ял! |2 Гляну в Волжскую даль, не покаюся, Век иной подгоняет волну. То я княжеской думою маюся, | То бурлацкую долю тяну |2 Ял коснется земли только к вечеру. У костра сладок хлеб и ночлег. Затяну песню долгую вечную. | Подпоешь ли мне мил человек? |2 А что слишком проста наша песенка, Сделай милость, и ты не суди. Знай, что песня для каждого певчего - | Только посох на этом пути. |2

    54с Влюбленные, заметьте, не храпят

Влюбленные, заметьте, не храпят - Влюбленные в обнимку тихо спят, А если на устах и слово есть, Так только имя милой произнесть. Летает над влюбленными Амур, Подглядывает месяц-балагур Имеют сон воздушный, как таков, Ромео и Джульетты всех веков. Подумать только - формула проста, Считаю, как положено, до ста, Потом коней веду на водопой, Гадаю над студеною водой, Золу перебираю в камельке, Потом считаю деньги в кошельке, Все звезды пересчитаны давно, Но нет житья от храпа твоего!

    55 Марш домохозяйки

Поеду туда, где с душою на пару Поет мое сердце давно. Я вынесу мусор, настрою гитару, А дальше - уже решено: Рюкзак упакован, довольно, любимый, Прикладывать раны на соль, Тебе на обед будет ветка рябины, | А мне си-бемоль, си-бемоль. |2 Стирала и мыла, молилась в кастрюльки, К ответу взываю судей. Я пела на кухне, я пела у люльки - Теперь петь хочу для людей! Любителям пиццы, любителям Ниццы, И прочим досужье занять, Российскую гончую, певчую птицу | Вовеки веков не понять! |2 Прощайте до срока, кровинушки-дети, Простите, уж коль что не так! Как старый охотник, уйду на рассвете, Оставлю в дому кавардак. Читала заметки астролога Глобы - Моя нынче в поле весна! Тебе, мой любимый, до смерти, до гроба Я буду, конечно, верна. Тебе, мой любимый, до смерти, до гроба Я буду, наверно, верна. Конечно, верна, наверно, верна...

    56 Писала девочка стихи

Писала девочка стихи, стихи, стихи, Стихи прозрачны и легки, легки, легки, Как те цветные пузырьки, пузырьки, пузырьки В воде колодца. Там были бабочки, цветы, цветы, цветы, Тропинки, хрупкие мечты, мечты, мечты, И я сидела, как и ты, как и ты, как и ты Смеясь от солнца. Писала девочка стихи, стихи, стихи, Другие были там штрихи, штрихи, штрихи, Кошмарно темные грехи, грехи, грехи На дне колодца, Крапива, плесени ушат, ушат, ушат, И чья-то черная душа, душа, душа, И я сидела, чуть дыша, чуть дыша, чуть дыша - Не уколоться б!

    57 Синяк

стихи Николая Грахова Иду по тропке босиком, А сам сверкаю синяком, А мой синяк - он не пустяк, Он - очень правильный синяк, Он - очень правильный синяк! Я дрался за соседку, За маленькую Светку, Ей подзатыльник дал Петров, Известно всем - Петров здоров, Известно всем - Петров здоров. Но я не испугался - С Петровым я подрался, С Петровым я подрался. Не надо трогать Светку, Тем более, соседку! А что синяк, так мне не жаль, | А что синяк, так мне не жаль, | Его ношу я, как медаль! |2

    * ПЕСНИ, КОТОРЫХ НЕТ НА ПЕРВЫХ ДВУХ КАССЕТАХ.

(Тексты проверены автором 1.02.99) 58 Престижное занятье - с газеткою в руках 59 Утро 60 Пишите, страдайте, мой милый поэт 61 Старой свирелью ставни скрипели 62 День рождения сына 63 Голоснешь у дороги, приняв светлый лик 64 Письмо Биллу Клинтону

    58 x x x

Престижное занятье - с газеткою в руках Сидеть в московском сквере, но думать о другом, Но думать непременно о каверзе судьбы, | О чуде голоданья, о вреде табака. |2 И что возьмусь я срочно за талию свою, Чтоб тонкая матерья одна во мне жила. И взгляд мой будет полон небесной чистоты... Приду я в этот скверик и плюхнусь на скамью. Чтоб вы по этим самым дорожкам проходя Сказали бы: "О боже, судьба, судьба, судьба. Высокое блаженство, физический восторг. Да кто же эта леди?" А леди буду я!

    59 Утро

Вставало солнце над деревней медным тазом, Кричал петух кося на таз пугливым глазом, Пастуший кнут ласкал у сена коровенку, И слово русское неслось быку вдогонку. Ой, солнце красное, жизнь красна вовеки. Два только колеса у моей телеги. Два только колеса у моей телеги. Удой цедили по кувшинам молодухи, Жалея девичьи, еще недавно, руки. Звучала песня, то и дело прерываясь, В том месте видно молоко и проливалось. Деревня, утро, гуси, утки, поросята. Макушка рыжая в саду мелькнула чья-то. Болело сердце на заре, заря алела... И не о чем больное сердце не скорбело. Ой, солнце красное, жизнь красна вовеки. Два только колеса у моей телеги. Два только колеса у моей телеги.

    60 Поэт

Пишите, страдайте, мой милый поэт, Скрипите гусиной стрелою. За вами свобода, и муза, и свет, А вечер пусть будет за мною. В смятении пальцы, седые лучи На влажных висках прикорнули. Трескучая копоть плакучей свечи | Порошит нерусские кудри. |2 Пишите, не ждите, как скоро заря Осветит усталое темя, Туда, где за тучей белеет гора, Сыпучее движется время. Еще не грозит Вам прозренье от грез И выстрел в предсмертном тумане. Все будет, все будет... А нынче мороз, | И вензель рисует Татьяна. |2

    61 Старой свирелью

Старой свирелью ставни скрипели, Бились в нетопленый дом. Ветры дудели в утлые щели С придыхом, стройно, ладом. Женские руки грелись у люльки В свете копченых икон. А ночь качала дом | И сонный двор при нем, | Ласкала крышу домика | Грибным дождем. |2 Ставни скрипели, годы летели Грызли дубовый порог. Вой за калиткой, дорога ниткой, Эхо солдатских сапог. Высшая воля - женская доля, Белый прощальный платок. И всю-то ночь, как мяч, | За скрипом ставен вскачь, | Казалось, в ельнике носился | Детский плач. |2 Вещая птица вовремя снится, Черный наведался срок. Тихо, без стона - свечка, икона, Заупокойный глоток. Годы да мухи-дети, старухи, В поле неубранный стог. Кукуй, кукушечка, | Да не соврешь, поди, | А и соврешь, да где ж | Тебя поди найди ... |2

    62 День рождения сына

Скоро, сыночек, твой день рожденья, Сколько по поводу будет идей? Сдобрил сыночек новенький тенор: "Я приглашу своих лучших друзей". И пришла гурьба подростков, таких же, как сын, Я-то думала - такой у меня он один, А как начали общаться, басить, голосить, Слава богу, что на кухню смогла проскочить! Песни и скачки, буйные танцы, Бой рукопашный и танковый бой. Только б ребятам живу остаться - Так я сама рассуждала с собой. До ночи темной дом сотрясался, Била посуду сопливая знать, А как до люстры там кто-то добрался, Чую - пора всех пойти разогнать! И сказала мне соседка: "Постой, не гори, Ну подумаешь, еще посидят до зари, Ну подумаешь, а вдруг не проломится пол, Вспомни детство золотое, вон, трясешься, а то". Я напрягаю старую память, В детство свое возвращаюсь опять - Сдвинулся камень, сдвинулся камень Ой, что чего начала вспоминать! Мы-то были, мама мия, сказать - еще те, Мы мальчишек заставляли смотреть варьете, А чтоб лучше было нас лицезреть со двора Мы с балкона, свесив ножки, кричали: "Ура!". Именинников ценили, и в праздничный день Имениннику в подлив подсыпали пурген, Веселилися, когда пробивало в два счета, А еще, еще, еще, а еще, а еще... Я родителям поставлю прижизненный бюст, Потому что... И такая взяла меня грусть... День рождения у сына - вот времени знак, Да ничего гуляют, скромненько, скромненько так...

    63 x x x

Голоснешь у дороги, приняв светлый лик, Подвернется зеленый, как жук, грузовик, Так продолжится жизни движенье, Этот путь есть тому подтвержденье. Мой водила - молчун, но дороги знаток Ах, дорожные лясы - наука, дружок С установкой на тайные коды С установкой на тайные коды Говорю: "Как у вас тут с погодой?" Бесконечен твой путь, бесконечен мой путь, А дорога одна, если проще взглянуть, Извини, коль слегка притулюся плечом, На сонет откровений наш путь обречен. Что ни тема, то новый пути поворот, От весны до зимы, от любви до невзгод, Говоришь, на попутчиков сроду везет, Это значит, что первое мненье не в счет. Всю-то зиму гуляли седые ветра, Посылают подарки твои Севера, В поле яблоню ветром сломало, Когда старая мать умирала. Уходила легко, оставляла старье, Уводила с собой поколенье свое, Было тихо, и слов было мало, Было тихо, и слов было мало, Только яблоню в поле сломало. Бесконечен твой путь, бесконечен мой путь А дорога одна, если проще взглянуть, Извини, коль слегка притулюся плечом, На сонет откровений наш путь обречен. Что ни тема, то новый пути поворот От весны до зимы, от любви до невзгод, Говоришь, на попутчиков сроду везет, Это значит, что первое мненье не в счет. Я все слышу, я знаешь, молчу вот о чем: Для того ль окаянное сердце свое Языками загранными лечим, Чтоб понять лишь один - человечий? Усмиряя судьбы нарастающий жор, В журавлином, прости, слышу только мажор, Только клин из мажорных мелодий, Только свет из прощальных рапсодий... Расскажи-ка мне еще о погоде...

    64 Письмо Биллу Клинтону

Гуд монинг, Билл! Стыдобой пламенея, Сказать иначе не хватает сил. Вам пишет женский пол всея Расея. Гордитесь Билл, читайте Билл! Ведь каждый день Вы, кающийся сами, Глядите в мир из телемаяты. Наш разговор пойдет, как меж друзьями, Так перейдем, не мешкая, на ты, Так перейдем, не мешкая, на ты. Ты есть мужик. Без всяких многоточий. Цветет твоя Америка, итить, Когда твой доллар крепок и устойчив, Так отчего ж налево не сходить, Так отчего ж к Левински не сходить? Наш женсовет поступок поощряет, Судить бы всех тех, кто тебя судил! Да кто ж, скажите, нынче не гуляет? Билл Биллом клин, клин клином Билл! Гуляют все, и не пугаясь сглазу, Имея даже совесть, и без ней... Да мы бы сами с нашеньким по разу Во имя счастья Родины своей, Во имя счастья Родины своей! Но наш то рубель, он завис надолго, Видать наркоз не может отойти, Планета ждет, и не спешит подмога, И нет надежды Родину спасти, И нет надежды Родину спасти. Прощай же Билл, страна твоя в порядке, С того бы сразу дело и начать, А Моньку к нам отправь по разнарядке В шахтерский край, в картофельные грядки, Научим жить, трудиться и молчать!

Популярность: 16, Last-modified: Tue, 09 Feb 1999 11:47:09 GMT