---------------------------------------------------------------
 См. также home page Сергея Назина
 http://www.quartis.com/nazin/
 
---------------------------------------------------------------



О детях будет разговор,
Услышал как-то детский спор
Вопрос решался, у кого игрушек боле
Устали, копошась в песке
И вот поспорили в тоске
Два малыша дошкольных ? Машенька и Коля

Поскольку Колька младшим был,
То для начала рот раскрыл
Не для дискуссий, так сказать, а так, для дела,
Но Машка первой начала
И понесла, и помела,
Чего-чего, а уж болтать она умела

?А у меня есть домик, вот,
В нем мишка плюшевый живет,
А у тебя такого мишки дома нету.
И кукла есть, наклонишь ? спит,
Посадишь ? ?мама? говорит.
А у тебя?? ? ?А у меня есть пистолеты!?

?Фи, пистолеты, хлоп да хлоп,
Вот у меня есть фильмоскоп,
Мы вечерами диафильмы смотрим с папой.
Там в бочке бабушка Яга
Летает с веничком, ага?!
А у тебя?? ? ?А у меня есть автоматы!?

?Ой, то автомат, то пистолет,
Вот у меня есть велисапед
И мама с дедушкой купили пианины.
Ту, что большая, то себе,
Поменьше мне. Ну а тебе??
?А мне купили самосвальную машину!?

Бомбилось все, что он назвал
И понял Колька, самосвал ?
Не аргумент, и Машку так не одолеешь.
Но Колька флаги не сложил,
Вздохнул и гордо заявил
?А ты на забор пописать не сумеешь!?



Усталая моя, издерганная,
Но, однако ж непокорная до сей поры,
Косыночка твоя изодранная,
Ну а ты неугомонно раздаешь дары
Да откуда ж эта ясность и ума и глаз
Преклоняюсь пред тобой уже не в первый раз
Умудряешься, коль надобно не пить, не петь,
Это сила твоя русская ? уметь терпеть

Старания твои невиданные
Иноверы изымают, как оброк и мзду
А помыслы твои обыденные
В святой вере, да в молебнах на свою звезду
Да откуда же безропотность твоя взялась,
Лишь на кладбищах слезою ты к сынам лилась
Только ты от горя можешь эдак пить и петь,
Это воля твоя русская ? уметь терпеть.

Сынов твоих умы божественные,
Да мужи твои не шибко то их чествуют
Чужды им наши сны естественные
Оттого они в острогах держат честь твою
Да откуда же в тебе сия трехжильность рук
Отчего такая вера на авось, на вдруг,
Только ты от горя можешь эдак пить и петь,
Это мудрость твоя русская ? уметь терпеть.

Усталая моя, издерганная,
Но, однако ж непокорная до сей поры,
Косыночка твоя изодранная,
Ну а ты неугомонно раздаешь дары
Да откуда ж эта ясность и ума и глаз
Преклоняюсь пред тобой уже в который раз
Слов не хватит, чтоб хоть как-то да суметь воспеть
Вековое твое русское ? уметь терпеть.



Немцы, турки, итальянцы англичанские,
США, корейцы, граждане французские,
В общем, вся моя братва гуманитарская
Всем обидно за меня, за долю русскую
Ни покушать, ни культуры, мол, ни курева,
Дескать, жизнь досталась мне ? пойти повеситься
Что ж, Иглесиасу досталось имя Хулио
Мне, как русскому, обидно за Иглесиаса.



Тепеpь, когда под дождем, дpожит октябpьская слякоть
Душистый чай заваpю и до утpа сам не свой
Ведь ты ни pазу себе не позволяла заплакать,
Заслышав скpежет зубов за моею спиной
Сопит в затылок молва, но в эту самую поpу
Когда не вpемя литавp всеpьез пpоpочить итог,
Поспешный тpепет и фальш пpостив заплечному вздоpу
Ты выбиpаешь мой жpебий, да поможет нам Бог
Пусть нам не светит покой за голубыми моpями
Я не смогу от снегов укpыться мнимой весной
Hо я добуду наш хлеб и будет чай вечеpами
И даже скpежет зубов за моею спиной
Пусть будет светлым твой путь по деpзким тpопам за мною
Ведь будет веpно, когда настанет пpаведный сpок
Чтоб  повеpнуться лицом к тем, кто стоял за спиною
И пpигласить их на чай, и да поможет им Бог



Под звенящую капель
Сквозь людской поток вперед
На троллейбус мчится женщина, бежит, не глядя вниз.
Тает снег и тает лед,
А троллейбус ждет и ждет,
И летит она и скоро будет маленький сюрприз.

Потому что за рулем
Очень добрый человек,
Он сидит и в боковое свое зеркальце глядит,
А на кнопочке рука
И под общий дружный смех
Дверь закроется, как только дама близко подбежит.

И умчит троллейбус вдаль,
Улыбнувшись ей в окно
В ту же сторону, где дама по случайности живет.
Просто в городе весна,
Просто так заведено
И повсюду, как умеет, развлекается народ.




На море светил маяк, песню пела нимфа,
Плавал  по морю моряк, а между ними рифма
Ветер в парус и с утра на морячью службу
Да надули те ветра, и надули те ветра
А надули те ветра не морскую дружбу

И не зря, видать, маяк все моргал лукаво
Дескать, если не дурак, к берегу направо
Так ведь нимфа, как-никак, тоже все же дева,
И моряк не будь дурак, а моряк был не дурак
Не, моряк был не дурак ? зарулил налево

Парус в клочья и любить поклялись до гроба,
А без паруса как быть? ? потонули оба
Светит на море маяк и вот ведь интересно
Вот был бы тот моряк ? дурак, а если б каждый был дурак,
Вот скажем был бы я...моряк, так не было бы песни.



Лихолетья отведав подарки
Точно лишний в счастливой семье
Я часами сижу в старом парке
На единственной целой скамье
И откуда, нежданно, негромко,
По аллеям бредя босиком
Вы явились сюда, незнакомка,
И, присев, закурили тайком

Я любуюсь и сердце немеет
Я гляжу, как внимательный гость
В бледных пальцах изящно белеет
Папироски слоновая кость
Ах, как вечно мгновение длится,
Чтобы душу на миг утолить
Я готов, чуть промедлив, молиться
Я конечно же буду молить.

Только вздох до минуты свободной
Так же близок и как он далек
Точно свет от звезды путеводной
Папироски живой огонек
Вот меркнет вечерне-пурпурно
Я молю изо всех моих сил
Не бросайте окурочек в урну,
Дайте мне, я два дня не курил.




Не за водку для поправки,
А чтоб кусок добыть к столу
Много лет у хлебной лавки
Пел шарманщик на углу
Ах, как он шармань мутузил
Сердобольная душа
С ним напарница по музе ?
Дрессированная вша
Круть-верть, играй шарманка
Про мою чудную вошь
Это ж скатерть-самобранка,
И захочешь, не пройдешь
Прыг-скок, видал, не видно
Насекому-девушку,
Дай, чтоб было не обидно
Хлебца или денюжку

Минул век и с ним шарманщик
Затерялся средь дорог
А к шарманке встал обманщик
И на глотку подналег
И под новые приманки
Вслед за тем обманщиком
Задудели без шарманки
Миллион карманщиков

Круть-верть, пошла болванка,
Раскрутилась взад-вперед
Над растерзанной шарманкой
Стало все наоборот
А, ну-ка сплачь, как вша издохла
Жми слезу на всю щеку
Там, где жалость не оглохла,
Там не скучно кошельку

И метели ? не метели,
Холода ? не холода
Даже птицы прилетели
И не поняли куда
Надудел себе обманщик
И живет в чужом раю
А над шарманкою шарманщик
Плачет песенку свою

Свят-свят, держись, шарманка,
Я пришел, ядрена вошь,
Завтра встанем спозаранку,
Починю и запоешь
А там вдаль уйдем, ей Богу,
Отдохни, я разбужу
А пока что я в дорогу
Песню о тебе сложу...




Меня, когда еще кутенком был
Дивясь моим, как будто мощным лапам,
Купил за четвертак один дебил
И утащил домой, укутав драпом
Хвалился корешам за крепкой чарочкой
Восточно-европейская овчарочка
Не ведал, простачек, что я из помесей
Дворняжка и какой-то пес породистый

Ну, что ж, хватает на земле невежд
Зато я жил не шавкой подзаборной,
Но вырос, и не оправдал надежд
Когтей не пядь и пасть была не черной
Не лаял в пустоту и хвост не поджимал
Хозяин мой за четвертак не то желал
И вот обрезали мне уши, отрубили хвост,
Чтоб зародить во мне хотя б не ум, так злость

А что уж злиться, коль все кончено
Мне было больно и еще обидно,
Что за меня, увы, уплочено,
Что в детстве беспородия не видно
Мне было жаль хозяина, что он дурак
Не знал, что масть бывает у простых собак
Он злость во мне хотел найти и не нашел
Он сам был не породист, потому и зол

Я видел, он с досады хмурится
Я чуял, все закончится плачевно,
И вот мое жилище ? улица,
А мусорник любой ? моя харчевня.
Я даже без ошейника, то бишь, ничей
Да черт с ним, ведь игра не стоила свечей
Страшнее всех собачьих бед и передряг
Спецслужба по отлову уличных дворняг

Что уж там греха таить, все ведь знают,
Утром затемно ловить выезжают
Я, как заспанный жених после свадьбы,
А теперь бы мне от них убежать бы.
Я ведь с голоду не сдох, что ж меня душить,
Ведь за нас хлопочет Бог ? жить или не жить
Но только не тебе, слышишь, человек,
Только не тебе, только не тебе

Решать, кому сколь жить и как,
С арканом лезть в судьбу собак
Толкать за жизненный барьер
За то, что я не фокстерьер...
Порода

Словно мордой об забор, ну и рожи,
На естественный отбор не похоже
Боже  упаси, возьмут и скривят рыло
Заарканят и швырнут в бокс на мыло.
А у них, у сволочей, у самих же так
Беспородистых бичей травят, как собак
Но только не тебе, слышишь, человек,
Только не тебе, добрый человек

Меня в собачник гнать и гнуть
За то, что не звенит об грудь
Медалей и брелков букет,
За то, что родословной нет
Породы
Если убежать от них не удастся
И в петле хотя б на миг оказаться
Не стерплю я ни во сне и не в духе
Одному из них, как мне быть безухим
Вы хотели мою злость, что ж, не поскуплюсь
И за уши, и за хвост я теперь позлюсь
И только лишь теперь, слышишь, человек,
Только лишь теперь, только лишь теперь

Ты из лая моего поймешь,
Что зря ценил меня во грош
Подскажут боль и кровь твоя
В зубах бесхвостая моя
Порода.




Промытая речкой, обдутая ветром,
Обвалом снесенная вниз неспроста
У самой дороги зимою и летом
Стояла чарующая красота.
Отсюда посмотришь ? покажется рыбой
С другой стороны ? королевский браслет
Была красота просто каменной глыбой,
Кто видел, тот помнит, другой такой нет

Но та же природа таланты мирские
Щедро извлекла из распахнутых недр
Известнейший скульптор в свои мастерские
Увез этот камень, чтоб сделать шедевр
А там воображенье фонтаном забило
Идея идею сжирала, как волк
Явились на свет молотки и зубила
В руках у ваятеля знавшие толк

Ну, вот и шедевр, и на люди скоро
Он выставлен, правильный, все как всегда
По лучшим канонам и не было споров,
Без всяких изъянов и чист, как вода
О том, что был скульптор великий, все знали
И статуя в общем стройна и бела
Но люди вздохнули и люди сказали,
Что глыба, как глыба красивей была.



Как-то тюбик с самой нужной краской
Под руки художнику попался
Тот давил, но краска, там, где каска
Высохла, и тюбик не давался
Тюбик-то он знал, что он не новый,
Только ли ему о том забота
Ах, как смаковал балбес свинцовый,
То, что без него стоит работа

Но художник был обучен в ВУЗе,
Посмотрел на тюбик, на холстину
Сделал дырку гвоздиком на пузе,
Выдавил и завершил картину
Кто же ты, святой или безбожник,
Ты ж не человек, а кубик-Рубик
Может, плохо то, что я художник
Хуже то, что ты, подлец, не тюбик



                Посвящение первому учителю
                   Янакову Георгию Юрьевичу

Принялася ночка красну зорьку под луной
Пеленать, как малое дитяти
Может в эту ночь и повидается со мной
Тот, который был навроде бати

Пацаном я в думушках до неба доставал
И свою зарю тащил в охапке
Я на этой зорьке сам себя намалевал
Казачком на бронзовой лошадке

Тот, что вроде бати, не хвалил, не материл,
Не ласкал башкой моей дубинку
Только посмеялся, да не память смастерил
Тяжкую, но добрую судьбинку

Памятно и тянет, как до печки в январе
Тучки на луне, как думы в шапках
Дождь в глазах, а кажется, что скачут по заре
Казачки на бронзовых лошадках



Премьера, занавес, финал, администраторский банкет
Уж не держав в душе шампанскую отрыжку,
Замолвил зам, подсев меж главным и профоргом, как букет,
Держа в салфеточке куриную лодыжку

Анисим Палыч, Вы профорг и вы ж искусстнейший актер
По мне так это все донельзя символично
Уж так Вы, батенька, доб?р, уж так сердечен и муд?р,
Что остальным считать иначе неприлично

В руке растроганно дрожал, шипел, пузырился фужер
И отвечал Анисим Павлович: ?Ребята,
По философии моей добро...ну, вот, живой пример,
Пред вами в позе табака лежат цыплята

Ведь та же живность, что и мы, Бог создал нас, чтоб жить и жить
Но вместо доброго соседства в симбиозе
Их загоняют в барабан, чтоб ощипать, распотрошить,
Убить, унизить и зажарить в данной позе

Лежат сердешные он-с, без головы-с, без задних ног-с,
И ведь растерзаны, заметьте-ка, искусстно,
Ужасно, да, но гляньте, как диалектичен парадокс,
Бесчеловечно, унизительно, но вкусно.

Ведь жизнь таланта ? это миг, а миг ? всего лишь вариант
Творить вкусней, а вкусно там, где все немножко
Я предлагаю выпить тост за человечность и талант,
Подайте мне вон ту, зажаристую ножку.



Ныне и присно, во веки веков
Ежели шо, то уж знамо, навряд ли
Ох, как не можно без матерных слов
Если впотьмах наступить на грабли

Вроде ниче, и башке веселей
В ей-то шишик рассосет до обеда
Токмо еще троекратно больней
Ежли те грабли ? грабли соседа

Тут же с души словеса на углях
Хвать за древко, мол, ты почто ж это, грабля
А ежли еще и сосед при граблях
Да как же не гаркнуть ему, дескать, а...черт

С мату особо и проку то нет
Ежли узнать от соседа дурного,
Что не терял эту граблю сосед,
Что караулил он, только другого

В общем потом и сивуха идет
А запоют, ровно ангелы в рае
Все по добру, это ж российский народ
Что им тот мат, ежли грабли в сарае

Граблей уж нет, все комбайна, трактора,
Только сдается мне, что навряд ли
Матерь-Россея поныне, с утра
Зенки продрет и ступает на грабли.



Мы еще детишками помногу человек
Лазили на нашу абрикосу
Нынче же мы порознь и у каждого свой век
Каждому досталось по вопросу
Как, где, кем, с кем,
Надолго ли и почему
И верили, хорошо будет всем
Ну так, судя по всему.

Помнится, играли в космонавтов, в моряков
Кораблем считалась абрикоса
Кое-что сбылось, мы на ветвях материков
Ищем, как плоды ответ к вопросам
Как, где, кем, с кем,
Надолго ли и почему
И верили, хорошо будет всем
Ну так, судя по всему

Нас от абрикоса развозили поезда,
Ставшие квартирой на колесах
Поняли, ответом станет жизнь, а не звезда,
Видимая в каверзных вопросах
Как, так, тем, с тем,
Надолго ли и почему,
И верили, хорошо стало всем
Ну так, судя по всему.

Много лет прошло, я слышал, кто-то вверх взметнул
Кто-то струсил, дескать, меньше спроса
Нынче я из прошлого внимательно взглянул
В бельевых веревках абрикоса
Так, там, тем, с тем,
Долго, да потому
Узнали мы, нелегко стало тем,
Кто понял, что к чему.




Из восходов ежегодно почему то нужен тот,
Что незрим когда угодно, что вот-вот и не взойдет
Новый дед у старой репки все томится быть не быть
А уж махонькие детки докумекали тащить

Всем жильем на стебелечек, первым дернет, кто найдет
Эх бы хоть один денечек, хоть закатик, хоть восход
Нет, не всполох, ни зарница, темень, дьявол побери
Ну, что ж, бай-бай, авось приснится свет в распахнутой двери

А по снам шатаясь спьяну, репу можно не тягать
По великому изъяну в Бога душу горевать
В каждый сон звенят церквушки колоколенками вниз
Нет уж, бабушки-старушки, просыпайся и берись

Сбились в кучу одиночки, лоб об лоб тревогу бьет
Кто-то слямзил стебелечки, репка так себе гниет
Шепотопочки, разговоры, да доколи ж, гой еси
И, какого черта, воры стали нацией в Руси

Разворочилася свалка и друг дружку, кто каков
Кроет, кроет коммуналка на манер всех языков
Всеединое усердье, бах, и новая игра
Пышный шабаш милосердья, вакханалия добра

И гурьбой, глаза навыкат, на приснившийся восход
Шах-шарах, да где же выход, мать честная, там, где вход
Но уже закат не близок и дорога не ясна,
А по свету чешет призрак летаргического сна.


Популярность: 21, Last-modified: Tue, 17 Nov 1998 18:46:11 GMT