Город: Лениград
Год записи: 1987

Геннадий Барихновский (вокал, гитара, бас)
Дмитрий Маковец (клавишные, подпевки)
Александр Новиков (гитара)
Дмитрий Филлипов (ударные, подпевки)
Роман Капорин (саксофон)

Звукорежиссер: Алексей Вишня
Продюссер: Геннадий Данилов

 1. Мы Одиноки (С. Данилов) (3:48)
 2. Ты, Конечно, Не Приедешь (С. Данилов) (2:58)
 3. Река (С. Данилов) (5:24)
 4. Птенец (Любитель Рок-н-Ролла) (С. Данилов) (2:42)
 5. Тучи (С. Данилов - Г. Барихновский) (3:35)
 6. Поезд (Г. Барихновский) (4:47)
 7. Дом (С. Данилов) (4:12)
 8. Коммунальная Квартира (А. Иванов - Г. Барихновский) (4:42)
 9. Мэдисон-Стрит (С. Данилов) (5:14)




Мы одиноки и труден наш рейс
К счастью и свету,
Душу и сердце залапали здесь,
Словно монету,
Нас не заметит никто и нигде
В жизненной жиже,
Руку никто не подаст нам в беде,
Кроме таких же.

(припев) И зимой распустятся цветы
         На нашем пути,
         Мир любви, тепла и доброты
         Мы сможем найти.

Мы одиноки в больших городах,
Залитых светом,
Сами себя разменяв иногда,
Словно монету,
"Кто вы такие?" - нам говорят,
Бог нас рассудит,
Нас обесцветить в этой жизни хотят
Серые люди.

(припев)

Наша дорога уже не пылит
Ветру в угоду,
Врядли кого-то сейчас удивит
Новая мода.
Мы забываем об этом подчас,
Но не остыли:
Все идеалы остались при нас,
Также как были.

(припев)




Ты, конечно, не приедешь,
У тебя опять дела,
Хороши твои соседи,
Только волки да медведи,
И зима белым-бела.

Нам легко живется дома,
И приходится признать,
Что по случаю такому
Очень мало мы знакомы,
Чтобы мог тебя я знать.

(припев) Вот и день прошел,
         Я на тебя сегодня зол,
         Этот вечер проведем
         Мы с телевизором вдвоем.

До сих пор я не имею
Ни кола и ни двора,
Очевидно, я старею,
Раз скучаю и болею
Без тебя по вечерам.

(припев)

Только ты об этом знаешь,
(Я другим не говорил)
Ты меня не уважаешь,
Ты ко мне не приезжаешь,
Я лицо твое забыл.

(припев)




Знал я с детства берега большой реки,
Мог часами из воды не вылезать,
Мы с друзьями заплывали за буйки,
Чтобы силу и отвагу показать.

Нас ловили и ругали как могли,
Призывали далеко не заплывать.
Мы, конечно, обещали не шалить,
Но наутро повторялось все опять.

(припев) Для каждого из нас течет своя река,
         И можно без труда предположить,
         Что каждый человек рискнет наверняка
         Хотя бы только в жизни раз ту реку преплыть.

Вот однажды нас поймали в сотый раз,
Но напрасно продолжали мы шутить,
Злой крапивой угостили не скупясь
Всю ватагу, перед тем, как отпустить.

Это средство безусловно помогло:
Мы привыкли возле берега нырять.
Даже нынче, приезжая в то село,
Я стараюсь за буйки не заплывать.

(припев)

Будет время, я вернусь к своей реке,
Чтобы вспомнить то, каким тогда я был,
Как мальчишкой строил замки на песке
И однажды эту реку переплыл.

(припев)




Тебя любила мама, тебя любил отец,
Ты самый-самый-самый их любимый птенец,
Тебе внушали всегда, что ты достоин абсолютно всего,
Ведь ты единственный ребенок и в семье главнее нет никого.

Тебя везли на море, тебя везли на юг,
Тебе лечили в Евпатории какой-то злой недуг,
И начал ты понимать, что в жизни больше нет причины тужить.
Ведь ты единственный ребенок и тебе дадут красиво пожить.

Тебя водили слушать "Аиду" и "Жизель",
А ты любил покушать или выпить коктейль,
И ты скучал в темноте, когда вокруг аплодисменты рвались,
И ты мечтал о том, чтоб в этом зале звуки рок-н-ролла взвились.

Еще в девятом классе твой свитер Адидас
В единой серой массе педагогам резал глаз,
Они боялись тебя и были счастливы, когда ты ушел.
А ты решил купить гитару и прославится, играя рок-н-ролл.

Но стать героем сцены очень тяжело,
Ты хочешь непременно жить легко и тепло,
И ты нашел себя, ты успокоил сразу мать и отца.
Ведь нет почетней и престижней замечательной работы продавца.




Опять на небе тучи, вдали грохочет гром,
Давай на всякий случай никуда не пойдем.
Я лягу на кровать
И буду с памятью своей,
И буду с памятью своей воевать.

Незрячими глазами уставлюсь я в окно,
Как жаль, что только камни видеть мне суждено.
Искал я доброту,
Но каждый раз встречал рукой,
Но каждый раз встречал рукой пустоту.

(припев) Страна чудес приснится мне
         И улыбаюсь я во сне,
         А просыпаюсь поутру в ином миру.
         Но почему идут всегда
         В обнимку радость и беда,
         И почему за годом год мне не везет.

Когда я друга встретил, которого искал,
Богаче всех на свете я себя посчитал.
Но мыльным пузырем
Мое богатство,
Мое богатство обернулось потом.

(припев)

Опять на небе тучи, вдали грохочет гром,
Давай на всякий случай никуда не пойдем.
Я лягу на кровать
И буду с памятью своей,
И буду с памятью своей воевать.




Поезд ушел, бесполезно бежать,
Ты не спешил - он устал тебя ждать.
Ты слишком долго решиться не мог,
Вещи собрать и уйти за порог.

Твой поезд ушел!

Поезд ушел, не вини никого,
Хочешь не хочешь, живи без него,
И не пытайся запрыгнуть в другой,
Тебя просто высадят - поезд не твой!

Твой поезд ушел!

Поезд ушел и ушел далеко,
Где он теперь найти нелегко.
Нет хуже дела, чем догонять,
Но невозможно в бездействии ждать.

Твой поезд ушел!




Я счастлив тем, что есть на свете дом,
Где так тепло и где друзья
Всегда так рады, если к ним приеду я
В своем костюме городском.

Мы встретим с разговорами рассвет,
Допьем свой чай и ляжем спать,
Табачный дым оставив в комнате летать
От целой пачки сигарет.

Мои друзья живут в краю озер,
Где каждый камень мне знаком,
Где каждым летом ходят дети босиком
И не смолкает птичий хор.

(припев) Спешу сюда, устав от суеты,
         Как тот чудак, что за собой сжигал мосты.
         Я с детских лет стремился в те места,
         И рад, что дверь не заперта.

А если вдруг придет ко мне беда,
И будет трудно одному,
Я поспешу вернуться к детству своему,
Туда, где солнце и вода.

Порадуюсь теплу грибных дождей,
И пенью птиц, и тишине,
Что каждый раз звучала музыкой во мне,
Когда я так нуждался в ней.

(припев)




В квартире коммунальной, теперь таких уж нет,
Из туалета выйдя, не все гасили свет.
Там жили продавщица, профессор и дантист,
Худой, как черт, Данилов, возможно и артист.

И одинокий Котов - профессор-эрудит,
Как выяснилось позже - убийца и бандит,
И молодая дама, что кутаясь в манто
Работала ночами у станции метро.

Никто и никого там на вы не называл,
Но и вопросов лишних никто не задавал,
Ко мне по коридору прокрадывалась в ночь
То юная портниха, то генерала дочь.

И как же проклинал я, голодный донжуан,
Предательски скрипящий, продавленный диван,
Объятья, стыд и ссоры, дешевое вино,
Нам встретиться на свете уже не суждено.

В недавних тех квартирах, в исчезнувших домах,
И даже на Таганских волшебных островах,
Кто пил из этой чаши, тот знает что почем,
А кто не понимает, так я тут не причем.

В квартире коммунальной, теперь таких уж нет,
Из туалета выйдя, не все гасили свет.
Там жили продавщица, профессор и дантист,
Худой, как черт, Данилов, возможно и артист.

Прекрасную квартиру я вспомню, и не раз,
А смена декораций зависит не от нас.




Этой ночью, где-нибудь,
Мягкий свет горит чуть-чуть,
Кто-то не спит.
Может рядом этот дом,
Или в Лондоне сыром,
На Мэдисон-Стрит.

Мы не знаем их имен,
Может Саша, может Джон,
Не все ли равно.
Кто-то понял в эту ночь,
Что уходят годы прочь,
Как будто в кино.

(припев) Вновь кому-то трудно жить
         В этом мире,
         Все не так, как он хотел.
         Все не так!

Кто-то думал, как и я,
Что вокруг одни друзья,
И ночью, и днем.
Но он уже давно один,
И только дождь, как клавесин,
Поет обо всем.

(припев)

Очень жаль, что лишь для птиц
В этом мире нет границ
И выход открыт.
Вдруг и тот, кто нужен мне,
Там живет, в чужой стране,
На Мэдисон-Стрит.

(припев)





Популярность: 27, Last-modified: Tue, 07 Jul 1998 05:50:37 GMT