Dm     G     C        Am
Если тебе охуительно плохо
Если под боком нет человека
Ты позвони мне в любое время ...
Тебя я пошлю непременно на хуй

Потому что мне так охуенно хуево
Что вопли твои мне по хую вовсе
И потому не звони ты мне лучше
Пусть нам раздельно будет хуево...

(а дальше идет мелодия "В гостях у сказки"
Dm-E-Am, а концовка Am-E-Am)




                       ПОДБОР: Леха АКА Lemmy



Intro: (там, где спецэффекты)


C  Am  F  G  C  Am  F  G  F  G  C  Am  F  G  C  G*

(под свист): F  G  C  Am  (3раза)  F  G  C  G*

G* - это аккорд-переход

C            Am     F    G
На глазах у детей съели коня
C            Am     F    G
Злые татары в шапках киргизских
F                G      C        Am
Средь сучьев из леса сиротливо стучит
F                G      C          G
По стволам деревянным птица тупая

Имя ей дятел и стуки его
Заглушают рыдания детских глаз
Дети хоронят остатки коня
Там лишь кишки и шкура его

F    G       C   Am
Дети хоронят коня
Дети хоронят коня
Дети хоронят коня
F      G       C
Дети хоронят коня.

(**Вместо G можно играть G7**)





INTRO и проигрыши:  C  Em  Dm  C

 C
На пляже лежат пионеры,
 Em
Октябренки лежат на пляже
 Dm
Комсомольцы и члены партийные
 C
На песке золотистом греются
Из огромного репродуктора
Голоса разливаются детские
И повсюду цветут одуванчики
И мелькают галстуки красные

Только вдруг у входа центрального
Появилась компания мрачная
В черных куртках, с цепями и серьгами,
Анашою воняя угарнейше
Потоптали все одуванчики

Покорежили все репродукторы
Разогнали все галстуки красные
И расселись на всем побережии





Am           Dm     G      Am  Dm G
Я - за грустным пыльным столом
И я - синий, как сейф в углу
От нечеткого света ламп
Под названием странным неон

Am         Dm      G
Телефонной связи обрыв,
Телевизор окончен давно
И только плотная ночь
За мной наблюдает в окно

Solo

Am             Dm       G
Легкий шелест крысиных ног
В вентиляции дохлый паук
Лишь надежная радиоточка
Мне на грустном рояле играет

Am         Dm      G    Am  Dm G
Прибор для приварки катодов
Глупо щерится лампочкой яркой
Я его зашвырнул бы в окошко
Только больно он, гнида, тяжелый



INTRO и проигрыши: C  F  C  F  C  F  C (*)


Am                      D
Арнольд Шварцнеггер мышцами
Dm             E
Играл на фотографии
А я с похмелья жуткого
Лежал с корявой девкою

(проигрыш)

Друзья давно разъехались,
Едва метро открылося
И спят,наверно, по домам,
Завесив окна шторкою

А я квартиру приберу,
Подругу на хрен выгоню
И сяду клеить телефон,
Вчера разбитый Верочкой



(***)ПРИМЕЧАНИЕ!!!
Все аккорды, указанные здесь, являются лишь базовыми тональностями для
импровизации (кто слышал песню, тот поймет, о чем я :-))
В частности, интрошный "F" можно играть без первой и шестой струн,
а "C" - с открытой второй струной и т.д.



Am                 F
Вчера по телефону мне звонили
Am                  F
И вновь молчали в трубку
  Dm             Am
А сегодня,придя домой,
  Dm                      G
Я нашел повешенную негритянку

Она висела поперек холла
Нелепо подогнув худые колени
И прищурившись смотрела
В пустой экран моего телевизора

Am
Вечером зазвонил телефон
F
И некто сказал мне ехидно
Am
Что завтра я найду у себя
F
Повешенную англичанку
Dm                Am
Повешенную англичанку
Dm                G
Повешенную англичанку




INTRO и проигрыши: E  A  E  A  H A E H


 E
Я на елке, что растет, бля
           E7
Возле нашего райкома
 A
За ногу привесил трупик
 E                  H  A  E  H
Участкового майора
 A
Прибежали все детишки
 E
И залаяли собаки
 A
Началося тут веселье -
 H   A             E
И пером,бля, не опишешь!

Из окошек, улыбаясь,
Посетители глядели

Погрозил лукаво пальцем
Главный секретарь суровый
А затем снежок пушистый
Все в ручонках бойко грели
И снежки кидали в трупик -
Они шлепали так звонко

Обломал же все веселье
Нам начальник милицейский
Что с женою возвращался
Из театра на Таганке
Он своей рукой мышцатой
Так метнул снежок свой крепкий
Что в сугроб сбил он трупик
И его мы потеряли


(***)ПРИМЕЧАНИЕ!!! Аккорды A и E можно (и нужно:-)) чередовать
с A7 и E7  для придания более "рок-н-ролльного" звучания




INTRO и проигрыши: не уверен, но похоже на Am G C Am
Для пущей убедительности лучше играть квинтами


Am     G      C     Am
Совершенно не хотелось
Драться что-то в этот вечер
Но уже из морды битой
Льется кровь на черный галстук

И уже рукав рубашки
Оторвали от основы

И по яйцам кто-то стукнул,
Незаметный в общей куче

Не было на вечер планов
Быть погруженным в машину
И уехать в отделенье
Там отведать жестких палок

А хотелось погулять и
Девок снять крутобедристых
С ними выпить коньячочку
И потрахаться маленько





INTRO и проигрыши: Em  Hm  Am  Em


Em              Hm
Родина моя - помойка
Am                     Em
С грязным флагом над залитой
Жижею помойной крышкой
Ржавой, грязной и вонючей
Сам я фантик от конфеты
Фабрики "Октябрь Красный",
Съеден дочкой коммуниста
У него на даче классной

Рядышком с хребтом от сельди,
Что в засаленной газете
С фотографией огромной
Михаила Горбачева
Я валяюсь мятый, мокрый,
В принципе давно готовый
Быть сожженным вместе с нею
На огромной дымной свалке


И давно мечту забросил
Стать картиной я музейной
Иль хотя б билетом в Лондон,
Где темно и дождь все время



INTRO и проигрыши - гитара играет Em


C                Hm
Шмотки обоев шелестят
C                    Hm
На ветре из разбитых окон
На плитке газовой кофейник,
В котором суп позавчерашний


(женск. вокал)
Мою юбчонку, простирнув,
Снесешь сегодня ты на Тишку,
И бородатому цыгану
Ее сменяешь на "Тройной"

(опять мужск.голос)
И ты лет этак через пять
Пришлешь мне вызов из ЛондОна,
Внезапно вспомнив обо мне
Под боком мужа-коммерсанта

В люминисцентном рае морга

Мне сунет вызов твой в ноздрю
Молоденькая медсестричка,
Скатав ее в смешной рулон



B          A      Dm
Я помню себя ребенком в песочнице,
B     A    Dm
Лепящим куличи
B            A       Dm
Теперь я на бабе, вонючей и потной
  B        A      Dm
И детство ищи-свищи

Я помню себя на школьной скамейке,
Не знающим вкус вина
Теперь кругом пьяные бляди и панки,
Кругом анаша одна

Я помню себя над дипломным проектом,
Сидящим и ночи, и дни
Теперь дни и ночи тусовки и пьянки
И сейшена одни

Но я не жалею о том, что так стало,
Я не опустился на дно
Я верю, что только в наших подвалах
Широкое в мир окно



Александр Лаэртский и группа "Постоянство памяти"




Я сожгу в крематории свой альтруизм,
Невеста прогресса купит любовь.
Ее имя - Ненависть, она есть везде,
Она - дочь эпохи, приютившей нас.

Асфальт проник под собор
Поколений, ушедших в прах,
И забытые имена
Когда-то цветущих миров.

Большие обезьяны в загаженных лифтах
Снуют непрестанно в поисках корма,
В их упругие мышцы ударяют пули,
Разрывая ткани и брызгая кровью.

Эти страшные сны не дают мне дышать,
Эта музыка ломает ритм ударов сердца,
Мне снится КСП и медные трубы
Для жадных дружин эпохи застоя.

Когда в город приходит ночь,
Из подвала выходит страх,
Отраженный свет луны
На безмолвные стены домов.

1989





Портреты виднейших людей современности
Смотрят со стен с тупым равнодушием.
Но здесь так сильно воняет падалью,
Видно крыса гниет где-то дохлая.

Не видно луны за мрачными тучами,
В транспорте давят плечами могучими,
Закончив просмотр, выходишь на улицу,
Словно ныряешь в бассейн с нечистотами.

Мудрый тот, кто живет и не думает,
Что ждет его в недалеком будущем.
Веселые девочки в ярких одежках,
Я вечно мрачен, как киборг-убийца.

Ночной милицейский автопатруль
Азартно сбивает кошек, смеясь,
Уносится в ночь, даже не посмотрев
На плоды жестокой шутки своей.

И я только свой и больше ничей,
Не вправе судить, кто прав, а кто - нет,
Но точно знаю, кто друг, а кто враг,
Благоразумно молчу и делаю вид,
Что все хорошо, все идет, как должно,
И все расписания соблюдены,
И громко смеюсь вместе с толпой
Над тем, что служит весельем толпе.

1988






Энергетические танцы на площадях,
Словно кадры из старого немого кино.
Ее большие глаза в большой толпе,
Равнодушной толпе, танцующей на площадях.

Город смеется над ней,
Оскалив арки домов.
В темных подъездах, пахнущих сыростью,
Мерцанье кошачьих глаз.
Рок-н-ролл огня, фейерверк улыбок,
Но ей хочется стать слепой,
Чтоб не видеть энергетических танцев
На площадях.

1989




Свет рекламы светит в глаза,
Здесь нет в помине никаких реклам.
Громким воем разрывая ночь,
Проносятся стаи бездомных собак.
Против пули можно купить
Бронебюстгалтер,
Подобрав лишь размер,
Но знаешь, фаталистом проще жить,
Фаталистом проще существовать.

Будешь ли часто одна,
Даже если я буду с тобой
В этом гигантском бюро, где
На полках вместо папок живые люди.

Они видят во всем
Аллогизм.
Но чем им так плох
Аллогизм?
Вероятно, тем что их расчеты
Теряют прочность при малейшем ветре.
Смысл жизни
Все ищут в книгах,
Вероятно забыв,
Что существует цензура,
А в цехах заводов
И в концертных залах
Отливают болванки
Из тяжелых металлов.

Надсмоторщик-ночь
Сквозь окна домов
Глазами людей
Видит тысячи снов,
И в мутной воде
Полощет луну
Уцелевшая лужа
Патриарших прудов.

1988




Любовь - это видеоклип,
Циклодольный цветной хоровод,
Театральный киоск у метро
И запах твоих духов.

Но я, как и прежде, ночь,
А ты, как и прежде, день
В нотариальных конторах жизни
За кипой бумажных дел.

Сплетенье тел
В странном порыве
Доказать друг другу,
Что мы еще живы,
Но выйди в прихожей,
Там стоят люди,
Одетые в траур,
С большими венками.

И зеркало будет
Кристально чистым,
Сегодня вторник,
Обычный вторник.
И вахтер с лицом,
Где нет тени мысли,
Не пустит нас в двери
И будет ругаться...

По площади Свердлова вновь,
Идущий туда, где ЦУМ,
Является взору Христос
С хозяйственной сумкой большой.

Бастионы автобусных тел,
Телефонных будок уют,
Ждущих прихода гостей
И ремонтных бригад.

1989




Я не знаю, что она хочет,
Я не знаю, что мне надо,
Восхождение дыма или снега паденье?

Запах заводских столовых,
Моросящий дождь осенний,
Стая голубей здоровых,
Как боксерские перчатки,
Лужи, словно отпечатки
На асфальте освещенном,
Вознесенье к поднебесью
В лифте, кем-то оскверненном.

Выпивая чашку кофе,
Сделав вид, что встрече рады,
Мы не знаем, что желаем,
Мы не знаем, что нам надо.

1988




В овальном зеркале Сведенборга
Я вижу символ большой утраты.
Резец из горного хрусталя
Вспарывает вены моих друзей,
Беспощадно убивает моих подруг,
Разрезая им лица сетью морщин.
Я хожу по россыпям битого стекла,
Оставляя за собой кровавый след.

Ты такая смешная в своем белом платье
На фоне пылающего рейхстага.
Я пишу на стенах знаки Палета,
Всемогущего духа планеты Марс.

Карарский мрамор - излишняя роскошь
Для принцессы Маб, что живет на Колхозной
Пятиэтажный Лувр  с сидячей ванной,
С окнами, смотрящими фильмы Хичкока.
Подпольная жизнь в трюме фрегата
С шикарным центром по продаже секса.
В овальном зеркале Сведенборга
Отражается море, кровавое море.

Ты такая смешная в своем белом платье
На фоне пылающего рейхстага.
Я пишу на стенах знаки Палета,
Всемогущего духа планеты Марс.

1989




Играющие реггей дождливой ночью,
Забывшие про все дождливой ночью,
Звуки Конго грохочут жестью
Намокших крыш, танцующих ночью
Реггей...
Дождливой ночью...

Капли дождя на ее ресницах,
Молчанье миллионов ее телефонов,
Миллионы звонков, никому не нужных,
Этой ночью от безумия спасает лишь дождь...
И реггей...

Деревья - подставки под намокших птиц,
В трехмерном пространстве глыбы домов,
Фантазии Дали оживают ночью,
Дождливой ночью, в которой звучит
Реггей.

1989





Дождь играет твист на барабанах
Крышек мусорных бачков,
Ветер играет джаз на флейтах
Старых водосточных труб,
Трамваи молятся Кришне,
Гремя на стыках рельс свой ритм,
А ты играешь реггей
На нашей с тобой любви...

Бродя в переулках Арбата
И старой доброй Москвы,
Я забываю о том, что на свете
Есть Сингапур и Париж,
Я не мечтаю съездить
В Токио или Нью-Йорк,
Мне и здесь хватает реггей
Нашей с тобой любви...

После грозы
Воздух особенно чист и свеж,
И плевать
На ветер и дождь.
Я просто хочу
Слушать московское реггей,
Московское реггей
Нашей с тобой любви...

1988





В ее глазах Тарпейский утес,
В моих глазах ворота, толпа
Поездки
В пригородных поездах.

У меня есть дым,
У нее есть огонь,
У нее светит солнце,
У меня идет дождь,
А у них
Круглый год грязный снег.

Руки ее
На моих плечах.
Ядовитые змеи, изящные змеи.
Руки ее.

Забывшие значение слова "любовь",
Узнавшие значение слова "грины",
Холодные красотки с лицами олигофренов.
Азиатская республика в центре Москвы,
Видимо наш город уже не наш.

Руки ее
На моих плечах.
Ядовитые змеи, изящные змеи.
Руки ее.

Руки ее...

1989




Скудный свет
Из кухонных окон,
Дикие лошади
Микка Джагера.
Все это вместе
Наводит на мысль
О наличии смысла
В огне папирос.

Почта любви
В вечном ремонте...
Строители спят.

Бестемные темы
Салонных бесед.
Промокшие люди
В повисших пальто.
Танцовщица танго.
Иглы антенн.
Спокойная музыка.
Мягкий свет.

Храм любви
Разрушен ветрами...
Строители спят.

Видеофильмы.
Бразильский кофе.
Одиночества прелесть
В уютной квартире
Имеет место,
Когда есть квартира,
В которой уютно
И бразильский кофе.

У рояля любви
Лопнули струны...
Строители...

1988




Дирижеры оркестров сюрреализма
Уносятся прочь...
Первые скрипки, устанут давать,
Притихли в объятиях снов
И оставили нам
Мед своих мертвых губ.
Они оставили нам
Память о том, что прошло.

1988





В кузнечный пресс попала птица
И в рожу брызнули мне перья
Глаза ее, кишки и клювы
А с ним тоненькие лапки
Как хорошо, что в пресс кузнечный
А то б мне ейными грудями
Глаза бы все повышибало...




Ты красиво стояла под душем
На коже блестела вода
Но меня привлекали сегодня
Не бедра твои и не грудь
Не волосы и не плечи
Не ноги и не живот
Не тонкие нежные руки
А то, что на шее твоей

А на ней пульсирует жилка
И латеральный виделся мне
Треугольник прикрывший собой
Твою идиотскую жизнь
И роняя слюну на щетину
Я ударил тебя в него
Своим сапогом кирзовым
С налипшим собачьим дерьмом

Искривившись как будто танцуя
Молодежные пляски брэйк-дэнс
Ты повалилась в ванну
Глядя куда то вбок
И теперь на вечернем осмотре
Глазами серьезных врачей
За мной наблюдаешь ты тихо
Преломляясь в теплой воде

Всплески радужного оптимизма
Напоминают шлепки по воде
Руками дауна подстреленного
И упавшего в речку
На берегу стоит кучка людей
И искренни радуется тому
Что дебильный класс, дебильный класс (?)
Тоже веселый и спортивный
Свою жизнь, жизнь, жизнь
Мы кажется проебали




Сегодня в моем подъезде
Повесилась грустная школьница
И я, вынимая газету
Стукнулся лбом о туфельки
Одна из них соскочила
Пугая эхом пространство
Корячество маленьких пальцев
Смешило как чукчу "Вольво"

И я, домой возвратившись
Подумал: "Как всем безразлично!
Что в нашем подъезде повесилась
Грустная-грустная школьница..."




Сегодня пьяный хулиган мою подружку пристрелил
А мне ногой прислал в торец, так, что я лег, и бля ваще
А хулиган давай бежать, подружка дохлая лежит
Вокруг не видно не души, и тихо так как на селе

Лишь где то очень далеко гудит тоскливо паровоз
Сейчас бы сесть мне на него да и съебаться, блядь, в Париж
Гегель в чем то был неправ, с Фейербахом, сукой,
А впрочем кто их разберет, филосОфов сраных

Толстые лебеди плавают в озере
Сраными лапами воду мутят
Ивы вонючие плачут тоскливо
Облаки всякие в небе летят
Я с бодунища сижу на коряге, блядь
Мне не до лебедев и не до ив
Ни до чего мине, плохо мне очень, блядь
И вольву никто не дарит мине




Мне шилом стукнули в глаз
И проткнули хрусталик насквозь
А пока я был удивлен
Сняли куртку, штаны, часы

И теперь я без глаза хожу
Без куртки, штанов и часов
А что остается мне
Если больше их нет у меня




               Специалист по зверькам
               Мартин Стаухэр  не знал
               об этом

Меня покусал опоссум
С пальцем большим на лапе
С пятидесятью зубами
В пасти дурацкой глупой
Вилкообразная форма
Пениса ихних мужчин
Будет мне долго снится
В снах беспокойных потных

Опоссум весьма осторожен
Живет на деревьях, падла
А девки его паскудные
Имеют влагалищев пару
Детеныши в них созревают
Буквально за две недели
А затем, кенгурам уподобясь
Прячутся в сумку набрюшную

Внутри этой сумки сраной
Тринадцать сисек кормящих
И там растут эти суки
А затем кусают Лаэртских




Железная палка торчит в животе
Вынуть ее не хватает сил
Обидно до слез, что случилось все так
Со мной, а не с бабой моей например
Не бегать мне больше по травке легко
И пива не пить мне теперь никогда
Железная палка торчит в животе
А в бабе моей хуй чей то чужой




Я вчера отхаркнул ногтями
Покрытыми модным лаком
И долго глядел на них с мыслью
"Откуда такая беда?"

То ли водка плохая стала?
То ли космос чем то влияет?
Но, пока на гитаре есть струны,
Гитара будет звучать

А ногти покрытые лаком
Я подружке своей презентую
Пусть использует как накладные
Вместо выдранных мною родных




Песня другая была
И другие в ней были слова
И гитара звучала иначе
Пока жарился хряк

По другому текла вода
Другие катились стихи
И было как то теплей
Пока жарился хряк

Много было любви
Как много было любви
И каким был милым твой взгляд
Пока жарился хряк

Как солнце светило нам
Отражаясь в окнах домов
И асфальт полюбил траву
Пока жарился хряк

И ритм был посложней
И звучало все пока
Пока никто не мог угадать
Зачем жарился хряк

Об угол стола головой
Так, что лишь искры из глаз
На пол бокалы с вином
Туда же и жаренный хряк

Разбился дурак совсем
Разбился за просто хуй
Как весело было здесь
Пока жарился хряк

Почему я не родилась дочкой Аллы Пугачевой?
И зачем родилась я дочкой следователя?...




Вот самая грустная песня на свете
Которую я сейчас спою вам
Грустнее ее быть может наверно
Лишь детство мое - хуевое детство

Хочется плакать, холодного пива
?баный насморк и курочку-гриля
Халву ненавижу, но сейчас бы колбаски
И песню ансамбля с названием "Queen ", бля

Детства моего чистые глазенки
Съели вместо устриц алчные бабищи
Мне оставив только сраные аккорды
И право петь эту мудацкую песню

Детства моего чистые глазенки




Мне в жопу воткнули ржавую косу
Я чувствую как ее острие
Разрывает ткань моих мышц
И трется о столб позвонков

Костные крошки, подобно бритвам
Вонзились в возникший кровавый отек
В совокупности с ржавой стальной пылью
Обеспечив мне стопроцентную смерть

Удивленные взгляды опрятных школьниц
Возмущенных видом косы
Торчащей между моих ягодиц
Меня погружали в стыд

Я пытался скрыться от них в переулке
Но всюду, куда б я не шел
Натыкался на женщин несущих фрукты
И жавшихся к стенам домов

Обезумев от горя и страшной боли
Потеряв ориентир и контроль
Я упал на проезжую часть
Под колеса стремительных "Жигулей"

И под визги женщин роняющих фрукты
И истошных визг тормозов
Я лицо расплескал по терке асфальта
И шины проткнула коса

Мое мясо собрали студенты медвуза
В специальный большой мешок
Их красивые, добрые, милые лица
Остались навечно со мной




Наложу большую кучу я подружке у рояля
Карамелек, шоколадок, мандаринов и жувачек
Обспускаю ей постельку струйкой тоненькой и вязкой
И духов французских нежных для нее не пожалею
Я засуну в рот ей нежно, толстый, мягкий, аппетитный
Торт бисквитный, что купил я
Для нее, моей голубки




хУй, говно и муравей
Хуй, говно и муравей
Хуй, говно да муравей

Летит из жопы говно
Вдруг видит - внизу муравей
Соломинку тащит кряхтя
Не видит нависшей беды

Кричит говно муравью:
"Бросай соломку свою!
Отпрыгивай в сторону, брат!
Не то к ебеням придавлю!"

Разинул ебач муравей
В испуге на месте застыл
Подумал: "Пришел мой пиздец!
Был муравей, и сплыл."

Но тут из ближайших кустов
Вдруг выскочил резвый хуй
И в жопу как пуля влетел
И говно туда затолкнул

Муравей соломку схватил
И вскричав "Ну, бля, повезло!"
Побежал в муравейник домой.

Хуй, говно и муравей
Хуй, говно и муравей
Хуй, говно да муравей




                       (посв."Rolling Stones")

Порвать на свастики ребенка
Не каждый сможет потому что
Ребенок прочный, и к тому же
Кричать умеет дюже громко

Вот кошка, та другое дело
Помягче будет и полегче
А чтоб зверюга не орала
Ей можно пасть заткнуть носками

Но самым идеальным будет
Взять попугайчиков волнистых
И понаделать сколько хочешь
Веселых разноцветных свастик




Толстые потные шлюхи
Целуют меня в засос
А я плююсь волосами
С их верхних вонючих губ

Откуда то льются звуки
Молодежных эстрадных певцов
А я как мудак кувыркаюсь
В объятиях сраных бабищ

И мой персональный компьютер
С усмешкой глядит на меня
Во взгляде беленьких клавиш
Цинизм жестокий царит

И сплетение жоп разомкнувши
Прорвавшись сквозь сисек затор
Я туфлей расколол ему блюдо
Напугав эти сильно шлюх

И с визгом свинячьим, гадким
Ринулись бляди к дверям
Но одну догнала кувалда
А другую ржавый топор

Весь заплывший и побитый
Глаз болит, смеялся сильно
Над нелепой глупой позой
Моей сдохнувшей подруге

Ее папа, сволочь, все же
Зацепит успел мне в бубен
Но теперь грустить не скучно
Так лежит и молчаливо

В телевизоре прыщавый
Мальчик песни распевает
Мне насрать на эти танцы
Глаз лечит пойду домой я




Когда я выходил из трамвая
Приехав в гости к подружке
Какой то гадкий ребенок
Пнул меня в жопу ногою

Расколол я часы и рыло
Ударившись сильно о камни
Плащ измазал и смял букетик
Тюльпанов цветов различных

Отлетели замочки у кейса
И пузырь шампанского звонко
Откатился и глупо лопнул
Под колесами автомобилей

Тетка толстая грязной туфлею
Наступила мне на ягодицу
А потом упала локтями
Мне куда то на область почек

А за теткой посыпались люди
Выходить все, козлы, торопились
А ребенок, падла, не вышел
Дальше видать поехал

Когда я выходил из трамвая
Приехав в гости к подружке
Это дурацкий ребенок
Пнул меня подло ногою





Уютно сидя в моем кресле
Ты набираешь чей то номер
И говоришь о чем то долго
Пока я в ванной брею рыло

Твое лицо нежней мимозы
Щетина для него как бритва
И свежих простыней дыханье
Нам обещает ночь соблазнов

Целуя жилку под коленом
И локоток твой милый острый
Готов забыть тебе обиды
И те, что будут, и те, что были

Я не могу смотреть спокойно
На ушки, что полны истомы
И шеи милые изгибы
Меня разят подобно пулям

И так вот день за днем и дальше
В квартирке маленькой вонючей
Один педрила мускулистый
В любви другому объяснялся




Вчера мне шепнуло радио
Третьей программой своей
Что гладкая женская кожа
Отныне запрещена

Телевизор сегодня крикнул
Что началась война
Между гнилыми зубами
И язвенным языком

А ты улыбнулась печально
И спустилась в вонючий подвал
Где пьяные грязный школьницы
Тотчас полюбили твой труп

Я проснулся ночью от стука в дверь
И еще не очнувшись ее открыл
На меня навалился твой бледный труп
Кем то поставленный возле двери

Из правого ушка торчал флажок
Явно украденный в детском саду
Из левого ушка увядший тюльпан
Подаренный мной тебе позавчера

Но утро вечера мудренней
И вновь овладел мной глубокий сон
А утром подумаю я о том
Кто так посмел подшутить надо мной

NP190194






C
На лужке гусек пасется
G               C
Молодой, с визгливой шеей
C
В небе свищут разны птицы
G             C
Под кустом сижу я с книжкой
F
Красна ягода рябина
C
Солнце весело сияет
G
И колхозники с граблями
C
Сеют лен да просо всяко

Златокудрая девица
В стройотрядовском бушлате
Вместо чая пьет водицу
Щи не ест, и макароны
Чтобы жопа похудела
Страсть не любит толстожопых
Командир их стройотряда
Молодой узбек в тельняшке

Без зубов с распухшим носом
Ловко карты он тасует
А его по роже лупят
В доску пьяные партнеры
Но шлепки ему по хую
От него жена сбежала
Пучеглазая еврейка
Без ресниц, бровей и сисек

Поступать она решила
В институт московский связи
И работать очень хочет
Командиром Сельской Почты




Am
Молодая комсомолка в синей юбочке короткой
C
Едет на велосипеде по рабочему кварталу
          G
Вдруг из подворотни темной вышел взвод солдат Гестапо
        Am
Шнапса выпивших солидно в кабачке еврейском, местном

Увидали комсомолку, растопырили дрочила
И давай срывать юбчонку с бедной девушки советской
Попыталась скрыться бегством - но солдат с щетиной рыжей
В ухо тыкнул огнеметом, и сказал, что, бля, застрелит

Партизан отважный Коля проходил на счастье мимо
За спиной гармонь - двурядка и баранок вкусных связка
Подбежал к фашистским гадам - и давай крушить им рыла
И солдат с щетиной рыжей получил ногой по яйцам

Молодая комсомолка с Колей, храбрым партизаном
Свадьбу шумную играют под баян и хруст баранок
А гестаповцы в больнице профсоюза Моссовета
Под себя в постелях ходят




Деревенские дети в сосновом лесу
Собирали грибы и резвились вовсю
Птички весело пели, свистели сурки
Оленя паслись, медведя да волкИ

Дети красные флаги несли и цветы
Да серпа с молотами, читали стихи
Только вдруг из чащобы, ломая кусты
Вышли цепью бендеровцы - сраные псы

И давай по детишкам стрелять из ружьев
В них гранаты кидать и большие ножи
Красна кровь залепила окрестности все
И убитые дети лежат там и сям

Но другие на смену тем детям идут
Вновь читают стихи и флаги несут
"Не убьете народ!" дети кричат
А бендеровцы злятся и тихо дрочАт




C                   G
Вьетнамец играет на арфе
Am                Em
Наевшись селедки жареной
C                  G
Слезливые песни китайские
Am                      Em
Про тундру родную, проблекшую
А сейчас на подводной лодке
В Красной Армии служит нанаец
И когда он свободен от вахты
Играет на арфе музЫку

Instr:

 C  G  Am Em

Но прежде достанет анашку
Из флотских штанов охуительных
Пыхнет, и глядит в перископы
На жизнь обитателей моря
А затем собираются вместе
Краснофлотцы подводные, славные
Им на арфе играет вьетнамец
А они подпевают задумчиво







Am
Деревенский парень Федя
На телеге возит хворост
Em
Чтоб избу топить большую
Чтоб спала на печке теплой
Am
Женушка его Прасковья
И во сне роняла б слюни
Em
На кирпич печной горячий
И тихонечко пердела

Пахло б щами и теленком,
Поросенком да гусенком,
Коромыслом да мочою, ууууу

Но из-за кустов зеленых
Сын помещика Миколка
Из обреза целит, сука
Федьке в сиську комсомольску
Охуительное дуло
У Миколова обреза
Если стрельнет - то повалит
Он за раз слона с яйцами
Только Федька, блядь, не промах
Видит он давно Миколу
Из под хвороста украдкой
Достает огромны вилы
И косу еще в придачу
Да лопату с мясорубкой, ууууу

И, лишь только сын кулацкий
Собрался по Федьке стрельнуть
Федька ебсь ему лопатой
Мясорубкой да косою
А потом как схватит вилы
Да как даст врагу по яйцам
Обосрался сын кулацкий, ооооо

И, запрятав хуй за щеку,
Поскакал, говно роняя
И исчез, Россией проклят











Instr: C Dm F G <-| 2 times   играть, сдвигая барре с третьего лада на 5 и т д. В куплете лучше в 1 поз.

     C
Моя мама работает доктором
        Dm
Со шприцом по участку бегает
        Fm
В жопы толстые колет лекарства
       G
Всеразличным козлам недоразвитым
С паскудною рожей носастою
С кривыми ногами паскудными
На участке живет паскудный
Прапраправнук Бонча-Бруевича

Уууууууу Бонч-Бруевич
Уууууууу Бонч-Бруевич

Никому он на хуй не нужен
С рожей такой невозможною
А в соседнем облупленном доме
Отпрыск живет невзъебеннейший
Царя всему миру известного
Петра Первого с бабой толстенною
У которой сестра работает
В Агропроме бухгалтером ебаным

А тетка ее толстосиськая
Хомяками торгует сраными
В выходные на Птичьем рынке
И дерет по пятерке за штуку, у, блядь!
А напротив мужик с бородавками
Продает кенарей с попугаями
А дочка его белобрысая
С ушами нелепо торчащими
Водит дружбу с сестрою двоюродною
Космонавта Титова, отважного
У Титова есть пудель серебряный
С огромной елдою висячею
Заболел он намедни чумкою
И издох обосравшись бессовестно
Но успел покусать гуляючи
Прапраправнука Бонча-Бруевича

Уууууууу Бонч-Бруевич
Уууууууу Бонч-Бруевич

Который, напыхавшись дури,
По елде ему зонтиком съездил
А мама работает дворником
И лечит Бонча-Бруевича
И колет ему уколы
От жопы в чумку могучую
И от чумки в жопу могучую
В поганую жопу могучую




Am                     Fm
Разупыханный молодчик телку хмуро мял в подъезде
D         Em            Am
Тяжело дышала телка к стенке жопою прижавшись
Am                    Fm
Штукатурка осыпалась, и мочой немного пахло
D              Em            Am
Октябренок с красным ранцем заходить в подъезд боялся
Из квартиры, что напротив, в смотровой глазок лукавый
Наблюдала страшна девка на ковер роняя слюни
Терлась сиськами по двери, сексуальная маньячка
И зубами грызла ручку, и пердела похотливо
А молодчик не терялся, тискал телку все сильнее
Октябренок на мысочках проскочил тихонько сзади
Дверь квартиры, что напротив, распахнулася со свистом
Да как даст по октябренку - лишь тетрадки полетели

Оголенная маньячка спотыкнулася об ранец
И своим поганым рылом хрясь молодчику по сраке
А его подруга в крике, так давай дристать обильно
Не его пальто из драпа, да на волосы маньячки
Подкатила "Скорапомощь" и пожарники с брандсбойтом
Пап октябренка тоже с молотком большим примчался
Крики, вонь, шлепки и ругань весь подъезд заполонили
И милиция, конечно, как всегда в кино, поспела
И, средь шухера и драки, из подъезда темной тенью
Выскочил молодчик славный, разлюбезный друг Лаэрт...




Am                                              Dm
Два чекиста в черных куртках, в галифе и с сапогами
E                                              Am
Шли на место преступленья - в город Кунцево далекий
Am                                          Dm
Где петлюрцы да бендерцы, всяки люберцы да негры
E                                   Am
Изнасиловали дочку председателя совдепа
Am                                            Dm
Но чуть-чуть переборщили, накололись мульки сраной
E                                              Am
И отрезали ей сиськи, что б затем испечь их в тесте


F             C
Сиськи в тесте это вкусно
F           C
Захотелось сисек в тесте
F              C
Сиськи в тесте это вкусно
F           C
Захотелось сисек в тесте
    Am
о-у-о

А чекисты подоспели прям в разгар дележки сисек
И давай стрелять из ружьев в небеса, где пели птицы
Гуси падают на на землю, и от страха обосрались
Все коньки в лугах колхозных, и заплакали детишки
А петлюрцы и бендерцы как увидели героев
Побросали сиськи на пол и залезли на машины
И уебывать помчались в направлении ФРГ, блядь
Позабыв кулинарию канули в века навечно

Сиськи в тесте это вкусно
Захотелось сисек в тесте
Сиськи в тесте это вкусно
Заходите - сиськи в тесте




Шел Гагарин по тропинке
Видит - девка серит в сирени
Подошел Гагарин к девке
Да как даст ногой по жопе

Девка сиськами болтая
Покатилась по оврагам
Распыляя по деревьям
Содержимое желудка

А Гагарин усмехнулся
И промолвив "Знай, блядь, наших!"
Об лопух говно он вытер
Со своих сапог хромОвых

И пошел, свистя "Калинку"
В направлении к космодрому
Где ждала его ракета
Для отправки в космос дальний

Ты прости меня,  Гагарин, храбрый космонавт отважный, Валентина Толку-
нова, и еще собачка Лайка, и еще собачка Жучка, киска Воронцова...




С партсобрания усталый
Шел домой Иван Трофимыч
По пустынным переулкам
С красной папкою под мышкой
Слабо фонари светили
Тихим был уснувший город
До дверей его подъезда оставалось уж немного
Как молодчик в черной куртке
И с серьгою в левом ухе
Выскочил из-за помойки
С другом, в сапогах кирзовых
Побледнел Иван Трофимыч
И пиздец почуял жопой
Папку выронил, и пернув
Побелел, как парус в море
Вспомнил жизнь свою тот час же
Трудовую, злоебучу
Вспомнил, что забыл в райкоме
На столе газету "Правда"
И про то, что в "Автосервис"
Не успел отдать машину
Получить заказ в столовой
Дать пиздюлей комсомольцам
За хуевую работу
И за неуплату взносов
А затем в мозгу сверкнуло
Член опал, согнулись ноги
И Иван Трофимыч рухнул
На засратые ступени

С головой пробитой ломом
И ножом огромным в жопе
До утра лежать остался
Возле ярко красной папки




Культурист в трусах зеленых
Подымает, мда, гири всякие
Он в большом колонном зале
На канате бойко лазает
Прячет культурист в кармане
Два кастета и гранату
Автомат крупноразрывный
И к нему патроны в пачках
Пограничники приходят
Автоматчики в беретах
Окружают зал колонный
И кричат ему: "Сдавайся!"
Им в ответ летит граната
И кастет за ней со свистом
Убивает, нда, командира, нда
Звонко щелкнув его по лбу

Окопались тут матросы
Культурист кричит: "Не сдамся!"
И своим кидает калом
В стяг геройский, ярко алый
Тут орудья подоспели,
Подплыла "Аврора" - катер
И Гагарин усмехнулся
Со своих сойдя портретов
Полетели тут шрапнели
Сделав дырки в культуристе
Уронил свои он гири
И с каната повалился

Живу я елки
Люблю я орешки
Люблю я морковку
Я бегаю быстро
И какаю ловко
Хэй, Гагарин прилетел!
И весь мир охуел!





Am                      Dm
Горнолыжники - славные парни
    F              E
На санках по горкам ездиют
      Am              Dm
Со своими подругами храбрыми
          F           E
Спортразрядницами удалыми
A7                  Dm7
А случается - расшибаются
       Dm/F          E
Их подруги о кочки всякие
       Am              Dm
И грустят тогда конькобежцы
   E/C            E
И рыдаю шоферы автобусов
Только панки с чубами рыжими
На квартирах, травкой пропыханных
Отдыхают в объятиях ласковых
Неподмытых подруг психических

Космонавты летают в космос
"Апполоны" да Лайки всякие
А в горячих точках планеты
По татарски крича непотребщину
Меж собою дерутся чукчи
И смущают Европу этим
А Европа торчит над нами
А мы торчим друг над другом
И только Союз Композиторов
И только Союз Писателей
И только Союз Художников
Святой и нетронутый падалью




C
Я работаю в аптеке
                   F
Продаю лекарства всяки
                  G
От поносов, от запоров
                 C
И от нестоянья члена
И ко мне приходят люди
Все кривые да больные
Баба, все в прыщах громадных
Что б свести их поскорее
Просят всяки марганцовки
Перекиси водородов
И презервативов пачку
Им даю я вместо сдачи
А надысь ввалилась шумно
Комсомольцев наглых стайка
И достать просили слезно
Эфедрину да побольше
А не то, кричат, подохнет
Первый секретарь райкома
Срочно требует, мол, джефа
Оторваться дюже хочет
Посылаю я их на хуй
С этой просьбой несуразной
И они уходят грустно
И меня не беспокоят




Em
Шел по улице военный
Am
С портупеей и наганом
D
Хищно поводил усами
G                H7
И поглядывал на девок
Подойти порой решался
Предлагал свести знакомство
И острил довольно глупо
Он насчет артиллеристов
Создающих коньюктуру
Красной Армии танкистам
Сам военный, сам военный
Был танкистом
Дружно посылался на хуй
И в кармане тискал письку
А затем зашел во дворик
Взял наган и застрелился
И в большую лужу рухнул
Он с дырявой портупеей
Он с дырявой портупеей
Он в большую лужу рухнул



NP080494







       (Лучшие песни с разных магнитальбомов)

Песни с магнитальбома "Кобзоноид" (1987)




Я ненавижу Льва Лещенко,
Я ненавижу "Солдатов Хор",
Я ненавижу Антонова,
Я ненавижу Пугачеву,

Я ненавижу Леонтьева,
Особо ***** Леонтьева,
Я обожаю Кобзона,
Мы обожаем Кобзона.
Я слушаю только Кобзона,
Мы слушаем только Кобзона.

Но я ненавижу веселых ребят,
Я ненавижу Пахмутову,
Я ненавижу Шаинского,
Я ненавижу Себров.

Я ненавижу Добронравова,
Особенно ***** Добронравова.
Я слушаю только Кобзона,
Мы слушаем только Кобзона.
Я обожаю Кобзона,
Мы обожаем Кобзона.






На перекрестке низменных страстей
Для аиста семейственность не свята,
И рвутся из-под пальцев чертенята,
Приоткрывая крышечки ногтей.

Четыре старых пациента НКВД
Играют в преф на черной крышке гроба
И варят джэф, чтоб усладить утробу
Назло двенадцати агентам МВД.

У девушек шагреневая кожа,
Вдоль живота стальная полоса,
Но это шок, когда так непохоже
Звучат из подпространства голоса.

Приятно уходить, не досидев
До медитации на дне пустой бутылки,
А по ночам железные опилки
Шевелятся в постелях старых дев.






Несчастная девочка
С худеньким телом,
В квартире твоей
Постоянно тусовки,
Незнакомые юноши спят в коридоре,
Для удобства под голову сунув кроссовки.

В туалете над дверью начертано "Beatles",
А на кухне кто-то яичницу жарит,
Из окна же на улицу, лишь приоткроешь,
Конопляный дымина облаком валит.

Какая-то девушка в черных колготках
Из комнаты в ванну вихрем промчалась,
А в комнате кто-то пытался ругаться,
Но был так обкурен, что не получалось.

На лестничной клетке кого-то стошнило,
И гости из лифта, скользнувши по луже,
Упали в пролет в горделивом молчаньи,
Ибо от крика ни лучше, ни хуже...

Участковый напуганный возле подъезда
Бледностью фэйса прохожих пугает,
Бродит застенчиво, пальцы ломает,
Быть иль не быть проблему решает...

Несчастная девочка
С худеньким телом,
В квартире твоей
Постоянно тусовки,
И участковый боится тусовки,
И участковый уходит подальше!
Уходит подальше! Уходит подальше!
Уходит подальше!!!






Я вижу дерьмо,
Я играю дерьмо
На дерьме
Для дерьма.
О-о-о-о! Мы - дерьмо!

Телевизор - дерьмо!
В телевизоре дерьмо.
Радио - дерьмо,
И из радио дерьмо.
О-о-о-о! Мы - дерьмо!

Рок "Крематория" - дерьмо,
Мос.концерт - дерьмо
В кинотеатрах дерьмо,
И в гостиннице дерьмо.
О-о-о-о! Мы - дерьмо!

Рок-н-ролл! Е-е!
Рок-н-ролл! Да! Да! Да!

Черномазые - дерьмо,
Ку-клус-клан - дерьмо,
Дружинники - дерьмо,
Хулиганы - дерьмо.
О-о-о-о! Мы - дерьмо!

Музыка - дерьмо,
И любовь - дерьмо,
Унитаз - дерьмо,
И в унитазе дерьмо.
О-о-о-о! Мы - дерьмо!

Рок-н-ролл! Рок-н-ролл!
Да! Е-е!

Справа дерьмо,
Слева дерьмо,
Сверху дерьмо,
Снизу дерьмо.
О-о-о-о! Все дерьмо!

Я - дерьмо!
Ты - дерьмо!
Мы - дерьмо!
Вы - дерьмо!



Через темный лес лежит путь зверя,
Но едва наступит срок,
Он бежит на свет и слепо верит,
Что ему поможет рок.
Я лежу на жестких плитах пола,
Мне разбили в кровь лицо,
Видимо вы все прошли там школу
Болтунов и подлецов!..

Карнавальная ночь любви! Ночь любви!
Это ночь любви. Ночь любви.
Ночь любви. Ночь любви.
Кавалеры и дамы в масках.

Выше подбородка нет контраста,
Выше подбородка мгла... мгла.
Недовольных в вену поцелует страстно
Пустотелая игла.
Я нечетный номер, я, наверно, лишний,
Я живу в других мирах,
Я дурной пример, и в общежитьи ближнем
Продолжается игра...

Карнавальная ночь любви! Ночь любви!
Это ночь любви. Ночь любви.
Ночь любви. Ночь любви.
Кавалеры и дамы в масках.

Перед несвоими закрываю двери,
Но едва ли в этом прок,
Кто-то верит в брейк, а кто-то верит только
В хэви-металл рок.
Разум так нелеп, что вечно ходит
На запретный светофор,
Поп ослеп, увидев, что в его приходе
Не утихла до сих пор...

Карнавальная ночь любви! Ночь любви!
Это ночь любви. Ночь любви.
Это ночь любви. Только ночь любви.
Кавалеры и дамы в масках.





Только "треск" по роже
Прохожему в шляпе,
Только "шлеп" под зад
Старушке с авоськой,
Только "хрясь" под яйцы
Постовому с палкой,
Только "хлоп" по макушке
Курчавому негру.

Треск! Шлеп! Хрясь! Хлоп!
Треск! Шлеп! Хрясь! Хлоп!

Только "чвак" по почкам
Студенту с папкой,
Только "дерг" за нос
Работягу в тельняшке,
Только "швыг" об асфальт
Головой инженера,
Только "скок" на подругу
Со стройным станом.

Чвак! Дерг! Швыг! Скок!
Чвак! Дерг! Швыг! Скок!

Только "бум" в ухо
Люберу в кепке,
Только "хвать" за щеку
Критика рока,
Только "бздык" под дых
Бюрократу в тройке,
Только "цап" за губу
Панка с чубом.

Бум! Хвать! Бздых! Цап!
Бум! Хвать! Бздых! Цап!





Меня тянет в блев,
Я перепил водки,
Меня тянет в блев
С этой мерзкой селедки.
Месяц в зените,
И солнце в нади,
Я стою на коленях
В привокзальном сортире.
Меня тянет в блев!...

Эта теплая водка,
И женщины потные
Давят на глотку
Не меньше, чем рвотное.
Меня тянет в блев,
Я перепил водки,
Меня тянет в блев
С этой тухлой селедки.
Меня тянет в блев...

Меня тянет в блев,
Я перепил водки,
Меня тянет в блев
От этой мерзкой селедки.
Прохожий, не надо
Смотреть с укоризной,
Меня тянет в блев,
С этой чертовой жизни.
Меня тянет в блев,
О, меня тянет в блев,
Тянет в блев...

Тянет в блев...






Я помню себя ребенком в песочнице,
Лепящим куличи,
Теперь я на бабе вонючей и потной,
И детства ищи-свищи.

Я помню себя на школьной скамейке,
Незнающим вкус вина,
Теперь вокруг пьяные бляди и панки,
Кругом анаша одна.

Я помню себя над дипломным проектом,
Сидящим ночи и дни,
Теперь дни и ночи тусовки и пьянства
И сейшена одни.

Но я не жалею о том, что так стало,
Я не опустился на дно,
Я знаю, что только в наших подвалах
Широкое в мир окно.








Я хотел бы играть интеллигентный рок,
Но меня заставляют лабать эту мразь,
Я хотел бы иметь свой родной уголок,
Но в моей коммуналке окурки и грязь,
Я хочу на работе двигать науку,
А меня заставляют крутить вентеля,
Я хотел бы иметь длинноногих блондинок,
Но страх перед СПИДом ломает кайф, бля!

Меня заела тоска!
Меня заела тоска!
Меня заела тоска!
Меня заела тоска!

Я взял бы "Erex", "Fender" и "Sharp",
Но, как муха в дерьме, утопаю в долгах,
Ударник играет попсу под металл
И с похмелья едва держит палки в руках
Я взял ящик пива, но протухли креветки,
Я достал себе воблы, но прокисло пиво.
С углов дома приходят одни пауки,
Однако к утру так и тянет бля..блевать!

Меня заела тоска!
Меня заела тоска!
Меня заела тоска!
Меня заела тоска!





Помойные ямы
И горы отбросов,
И свиньи рыдают,
Увидев грудинку.
Болезнена страсть
Отключенных насосов
И бледная мерзость
В растаявшей дымке.

Мы любим Лютера Кинга!
Мы любим Лютера Кинга!
Мы любим Лютера Кинга!
Мы любим Лютера Кинга!

Ну что ж, продолжается
Линия жизни,
Но звон телефонов
Ломает объятья,
Отравлены свиньи
На дружеской тризне,
Но свиньи не люди,
И люди не братья.

Пора подтереть
Туалетные капли
И врезать глазок в дверь
Красивой соседке,
И дом полон запаха
Тлеющей пакли,
И случаи СПИДа
К несчастью нередки.

Мы любим Лютера Кинга!
Мы любим Лютера Кинга!
Мы любим Лютера Кинга!
Мы любим Лютера Кинга!
Любим...





Они бьют стекла ночами.
Они бьют стекла ночами.
Их мир поблек пред очами,
И они бьют стекла ночами.
В бледном луче луны
Гладкая тень ее
Погоня слишком близко,
Придется порвать ее.






В печенках сидят
Эти постные морды
Борцов за места
Возле теплых кормушек
Приятней работать
Прозектором в морге,
Чем быть королем
Средь дешевых девчушек.
Приятнее смрад
Привокзальных сортиров,
Чем запах духов
Секретарши бандита,
Служителю культа
Фальшивых кумиров
Я гордо и смело
Отвечу: "Иди ты..."

Приятнее спать
На газетной подстилке,
Чем среди подушек
Младой Афродиты,
Мне целится в глаз
Многозубие вилки,
Но я, как герой,
Отвечаю: "Иди ты..."






Ты студентка филфака,
А я золотарь.
Ну и шо? Зато я
Настоящий мужик.
Шо касается "фака",
То в этом я - царь,
Предо мной твой профессор
Просто старый нужник.

У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.

У тебя извращенные вкусы, голубка,
Тебя так возбуждают мои сапоги,
Твой профессор купил тебе новую шубку,
Но достоинств моих не заменят мозги.

У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.

Я не лапоть навозный,
Я крутейший, бля, чувак,
Я, закончив работу,
Одеваюсь в металл.
Приходи ко мне ночью,
Да будет так,
Нам подарит блаженство
Родной сеновал.

У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.
У-у-у-у! Деревенский металл.






У мух сегодня тусовка
В распоротом брюхе трупа,
Я сам в висок себе ловко
Ввинтил четыре шурупа.
Асфальт убивает тихо,
Асфальт убивает молча,
Я научился лихо
Разрывать зубами проводку.

Это - индустриальный панк!
Это - индустриальный панк!
Это - индустриальный панк!
Это - индустриальный панк!

Духовный мир  - это общие слова, едрен...

Воздух вонзает занозу
В податливый студень легких,
Воняют навозом позы
Старух из краев далеких.
Асфальт убивает тихо,
Асфальт убивает молча,
Он прячет уныние хилых
И злобу отравленных полчищ.

Это - индустриальный панк!
Это - индустриальный панк!
Это - индустриальный панк!
Это - индустриальный панк!






Утром привезут
Молоко в тележке,
Отблески солнца
В стеклах стройки,
Бегут к автобусу
Люди - пешки,
Ты свесил ноги
С скрипящей койки.

А ты сидишь и ждешь
Грибной дождь.
А ты сидишь и ждешь
Грибной дождь.
А ты сидишь и ждешь
Грибной дождь.
А ты сидишь и ждешь
Грибной дождь.

Ночь - бессонница,
День - наркотики,
Лица бархатной
Красной мухи.
И кто не лежит
В инсулинном шоке,
Куда-то падает
В черной муке.

А ты сидишь и ждешь
Грибной дождь.
А ты сидишь и ждешь
Грибной дождь.
А ты сидишь и ждешь
Грибной дождь.
А ты сидишь и ждешь
Грибной дождь.





Снова проклятые почки
Гонят дозу из мозга в мочу,
Рота доставших заточки
Плюнет в лицо врачу.
Где-то ты видела крупный домик,
Но здесь не ключам струна.
Мне просто порезал ладони
Обломанный кайф.

Мозг разбухает губкой
И рвет черепную коробку,
Вновь незнакомые губки
Сальности шепчут робко,
Но над кварталами воют сирены,
Разнося похоронный драйв.
Снова кому-то порезал вены
Обломанный кайф.






Популярность: 54, Last-modified: Thu, 20 Oct 2005 13:15:58 GMT