Web-сайт Крематория

 Армен    Григорян  - музыка, текст, вокал
 Вячеслав Бухаров   - скрипка, бэквокал, гитара
 Андрей   Мушаров   - гитара
 Андрей   Сараев    - барабаны
 Сергей   Третьяков - бас

 (з)Добрал тексты, скомпоновал Епов Сергей (apsfwr@hotmail.com)



 Танго на Облаке
 Зомби
 Двойной альбом
 Живые и Мертвые
 Текиловые Сны
 Микронезия
 Гигантомания
 Ботаника

 * - нет текстов песен
 a - тексты с аккордами

Двойной альбом
   1. Проходящие мимо
a  2. Реанимационная машина
*  3. Клаустрофобия
*  4. Адольф
a  5. Таня
   6. Кондратий
a  7. Крематорий
a  8. Лепрозорий
a  9. Маленькая девочка
a 10. Посвящение бывшей подруге
a 11. Наше время
a 12. Vinus memoirs
* 13. "Sky"
a 14. Гончие псы
a 15. Последний шанс
a 16. Клубника со льдом
* 17. Дрянь
a 18. Харе Рама
a 19. Космос
a 20. Америка
a 21. Безобразная Эльза
a 22. Сексуальная кошка
a 23. Аутсайдер
a 24. Мусорный ветер





  Проходящие мимо и мы, идущие следом
  В полете лет глядящие в зеркала
  Мы хотели б жить долго, но я знаю
  Что скоро Ангел сна поднимет нас в небеса
  А нам нравится здесь и мы хотели бы
  Остаться здесь, но, увы нам уже пора
  Лететь



    E                       A
  На ее пальцах кольца Сатурна,
    Е                    A
  Она пахнет хуже, чем урна.
   E                 A
  Ее дед маркиз де Сад,
   H                 E
  Ее папа - Шикельгрубер.

  Она опасней вируса СПИДа.
  Она кровава, как коррида.
  Она зовет меня обратно
  В царство мрачное Аида.

 Пр.E                  A
    Реанимационная машина  |*3
   H                  E
    И на, и на, и на хой!

  Теплая ночь, поздняя осень,
  Арбат, дом номер 8,
  Здесь жила когда-то Таня,
  Я помню это до сих пор.
  Кто-то режет в ванной вены,
  От любви трясуться стены,
  А мы пьем на кухне водку.
  С Джимми Хендриксом втроем.


  О, мутноглазая девица,
  Ты лелеешь кончик шприца,
  Но напрасно, ой напрасно,
  Ты летаешь в облаках.
  Облака плохая опора,
  Ты на землю рухнешь скоро,
  И довезет тебя мгновенно
  До ближайшего холма.








 C         H                C         A
 В темном зале все танцуют, и моя подруга в такт
 C         G        C                 Em
 Извергает дозу пота в дискотечный смрад
 C            H          C                A
 Я стою в крутом раздумье среди потных и мокрых рыл
    C            G          C                 Em A C G D
 Священной злобой возвышаясь над скопленьем мудил ...

     G         Em         C          G
 А у Тани на флэту был старинный патефон
   C         Am         D
 Железная кровать и телефон
    C           D       G F#       Em   G
 И больше всех она любила Rolling Stones
       C     Am         D
 Janis Joplin, T.Rex и Doors

 И у Тани на стене нарисовал я облака
 И слона с ослом, летящих в никуда
 И она ложилась спать, схватив слона за крыла
 И просыпалась с хвостом осла ...

   C                  G  C                 G
   Жаль, что она умерла, жаль, что она умерла
       Am                     D
   Вокруг меня чужие люди, у них совсем другая игра
          C                G
   И мне жаль, что она умерла

 Мы любили сделать вид, будто мы сошли с ума
 И целый день пускали пыль в глаза
 С одной лишь целью - дотянуть до ночи и тогда
 Стащить трусы, и воскликнуть: "Ура!"

 А потом, в начале дня, вновь открыв глаза
 Она твердила мне о тайне сна
 О том, что все в конечном счете растает без следа
 Как то вино, что было выпито вчера ...

   Жаль, что она умерла, жаль, что она умерла
   Вокруг меня чужие люди, у них совсем другая игра
                                                 Em  G
   И мне жаль, что она умерла, так давно умерла



  Ах, куда подевался Кондратий
  Минуту назад  ведь он был с нами
  В черном кафране, в розовых джинсах
  С белым кайфом в кармане
  Так огорчаться со всем не к стати
  Дай Бог сил доползти до кровати

  А завтра утром мы выпьем пива и
  К нам вернется Кондратий
  Завтра утром мы выпьем пива и
  К нам вернется Кондратий
  К нам всем вернется Кондратий





 ; Em7/3 - или Hm?
    Am
 На этой улице нет фонарей
   Am
 Здесь не бывает солнечных дней
        Em7/3 G7          Am
 Здесь всегда    светит луна

   Am
    Земные дороги ведут не в Рим
  Am
    Поверь мне, и скажи всем им -
  Em7/3        G7              Am      F  F+7  Dm
    Дороги, все до одной, приводят сюда

            F#dim  C       Am
          В  дом   вечного сна
            F#dim  C       Am
          В  дом   вечного сна
            F#dim     C        F
          В мой дом   вечного сна -
                                       Am
                                  Крематорий
; (А по моему там не F#dim  C Am а Am с
;  измененой линией баса like this: все происходит на Am, 4-я
; струна и лады (320   0   320), после этого Em7/3,G7 и т.д.!;)




  Am                    C
  Эй, вы, пещерные люди, уставшие ждать ответа,
  Am                 C
  Объясните нам лучше сущность белого света.
  Am           C
  Дом и работа - как Содом и Гоморра,
  G                      Am
  Но вот движется кто-то - пора тушить папиросы.

  О галантная леди, разверни свой бульдозер,
  Зачерпни эту землю - мы заложим фундамент,
  Ведь безголовые дети Вакха и Венеры
  Уже целуют деревья, наполняя их гноем.

     C              D            G              Am
      Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе,
     C              D       G            Am
      Эй, вы, сильные духом, пора строить лепрозорий.

  Am                      Am B H C                     C B H Am
  Прочь руки, долой пистолеты, долой усталость и злобу.
  Am                        Am B H C                         C  H
  Заройте камни поглубже в землю, подарите нам любовь и свободу.
  Am           C
  Ведь безголовые дети Вакха и Венеры
  G                  Am
 Уже целуют деревья, наполняя их гноем.

     Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе,
     Эй, вы, сильные духом, пора строить лепрозорий.
     Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе,
     Вместо бомб, ракет и напалма постройте лучше лепрозорий.




  Am         D      F                Am
  Маленькая девочка  со взглядом волчицы...
             D    F          Am
  Я тоже когда-то  был самоубийцей
            D  F                 Am   F
  Я тоже лежал  в окровавленной ванне
  F           Am G          Am
  И молча вкушал  дым марихуаны

  Ты видишь, как мирно пасутся коровы.
  И как лучезарны янтарные горы.
  Мы вырвем столбы, мы отменим границы,
  О маленькая девочка со взглядом волчицы.

  Спи сладким сном, не помни о прошлом.
  Дом, где жила ты, пуст и заброшен.
  И мхом обросли плиты гробницы
  Маленкой девочки со взглядом волчицы.


  10. Посвящение бывшей подруге

      H     Em        H       G          E
  Моя бывшая подруга сейчас растолстела
         Am          E            Am
  Сидит дома, варит борщ, штопает муцу трусы
              D                   G
  И, пряча в мятом халате рыхлое тело
              G        H    Em  A Am H
  Украдкой у зеркала бреет усы

  А ее тучный муц вонзил свой взгляд в телевизор
  Он только ест или спит, или смотрит в окно
  И циром забрызган его теплый свитер
  А взгляд безразличьем охвачен давно

             C                           A
         Он вечером, сидя за столиком в кухне
                 Am      D          G
         Чавкая будет цевать бутерброд с колбасой
              C                         A
         В тарелку с гарниром пикируют мухи
                   Am        D      G  A Am H
         И он их лениво отгоняет рукой

  Но ночь пришла, и, прошаркав тапками
  Вы лоцитесь в кровать и гасите свет
  И он долго будет мять тебя потными лапами
  Изобрацая страсти, которых уц нет

  А в воскресенье он наденет сорочку и галстук
  Почистит ботинки, и вы придете ко мне
  Ты будешь скромно молчать, а он громко хвастать
  Как много счастья в вашей семье
         А потом, прощаясь и выходя из квартиры
         Ты улучив момент украдкой поцелуешь меня
         От тебя пахнет вдруг дешевым мылом
         И я не смогу вспомнить прецней тебя
  И так год за годом минуют тоскливо
  А вы с ним от цизненых бурь в стороне
  Внуки спросят: "Была ль ты счастливой?"
  И ты бездумно ответишь: "Вполне!"




  G          D                     G
  Вначале я думал, что путь будет долгим
            C D             G
  И я никогда не останусь один
          D               G
  Но мое солнце, лопнуло бомбой
             C   D                G
  А небо сгорело, как "Граф Цеппелин"

   C          D
   Слишком быстро
    F         C          G
   Катится   камень с горы

   Слишком быстро
   Катится камень с горы
   Катится камень с горы

         Am     D Am D G
   Наше время!

  Я открыл в океане крохотный остров
  Построил трубу из пепла книг
  Я хотел бы попасть на стремный корабль
  Но список желающих бесконечно велик

  Она была юной, к тому же красивой
  И я видел свет в ее синих глазах
  Я обнял ее нежно, но вскоре очнувшись
  Увидел старуху с папиросой в зубах




    D      F       A       D
  Друг мой! Посмотри за окно:
    D   F        A        Hm
  Что-то стало слишком темно
      Hm               Fm#
  Лишь зажженного кем-то неба
      G
  Догорает багряная нить
      D       F        A      D
  И у нас больше нечего пить

  Весь день жизнь мешалась с вином
  Итог - лишь похмельный синдром
  Мы уйдем, а бездонность бокала
  Будет души другие жечь
  Выпит ром, но не сказана речь

  Пусть так, все уйдем без следа
  Но моя вспыхнет в небе звезда
  Ведь в вине была горечь побед
  Которым цена - лишь костыль
  И, сражаясь за красоту, дурни подняли пыль

  Ну что ж, мир был странной игрой
  И мы в нем сыграли порочную роль
  Но миг меж трезвостью и опьяненьем
  Жизни сущность раскрыл для меня
  И о том рассказали мемуары моего Винного Дня





   E                   A         E               A
   Мы бы стали счастливее всех, если б мы смогли найти
   B                  A                       E
  Великий корень зла в пустых колодцах любви
   E                  A           E                      A
  Jim Morrison давно уже мертв, но мы верим в то, что он еще жив
   B             A                       E
  И собираем пыль давно остывшей звезды
         G                         D
           Наша смерть нас гонит вперед
         C              A
           Наше время движется вспять
         B               A                E   Em D Dm G B
           Мы все - большая стая гончих псов

  Мы бы стали счастливее всех, если б мы смогли найти
  Великий корень добра в пустых колодцах любви
  Все живые любят друг друга, все мертвые мстят за себя
  И забирают с собой самых ярких звезд

           Наша смерть нас гонит вперед
           Наше время движется вспять
           Мы все - большая стая гончих псов





  Am                               D
  Ту собачку, что бежит за мной зовут "Последний шанс"
  Am                                 D
  Звон гитары и немного слов - это все, что есть у нас.
  Am             G             Am              E
  Мы громко лаем и кричим, бросая на ветер слова,
  Am       D               F E             Am
  Хотя я знаю о том, что все это все это зря.

  На моих щузах лежит пыль многих городов.
  Я раньше знал, как пишутся буквы, я верил в силу слов.
  Писал стихи, но не стал поэтом и слишком часто был слеп.
  Мое грядущее - горстка пепла, мое прошлое - пьюный вертеп.

   D                                   G
     Но были дни, которые запомнятся мне навсегда -
   D                        G
     Иная жизнь, иные времена,

  Грязный подвал, и на стенах женщины, отчизна которых - туземный аттол,
  Сомнительный звук, но в каждом аккорде - слепая вера в Rok-n-Roll.
  Но кто-то разбил хрусталь наших грез и вырвал из жизни дни,
  Дни, когда мы верили в то, что все еще впереди.

  Твердым шагом мы идем вперед, нам нечего терять.
  И нет сил, чтобы бросить все и сызнова начать.
  Но если ты чувствуешь это, как чувствует негр блюз.
  Тогда моя собачка права, и, может быть, ты поймешь меня.

  А ту собачку, что бежит за мной зовут "Последний шанс"
  Звон гитары и немного слов - это все, что есть у нас.
  Мы громко лаем и кричим, бросая на ветер слова,
  Хотя я знаю о том, что все это все это зря!




      A          Hm        E           A
  Когда уходит любовь, когда умирают львы
  И засыхают все аленькие цветки
  Блудные космонавты возвращаются в отчий дом -
  Она приходит сюда и ест клубнику со льдом

  Она закрывает глаза, она шевелит губами
  Она разрешает смотреть, и даже трогать руками
  Каждый готов согреть ее своим теплом
  Но она не любит мужчин, она любит клубнику со льдом

  Кто-то делит с ней хлеб, а кто-то в поте лица
  Обливает грязной водой, тело ее из льда
  Слезы текут с потолка, тает фруктовый дом...
  Приятного аппетита всем, кто любит клубнику со льдом!






    D            Em               D
     Все наши мечты повстречали смех
                        Em                          D
     Никто из нас не хотел умирать, лишь один это сделал за всех
                         G         A        D
     Когда источник разврата иссяк, она обнаружила след
                   G                Em            A    D
     Уводящий из спальни в сортир и дальше на восток

     Я больше не буду курить, я брошу пить
     Перестану говорить о любви, стану любить
     Возлюблю как себя самого всех тварей земных
     Стану спать только с собственной женой

          D      Em         D          Em    D
           Харе Рама! Харе Рама! Харе Рама!

     Не бросай в меня камни и не целься в меня из ружья
     Не пугай безисходностью дня, мне и так страшно всегда
     Подари мне цветок, когда мы простимся с тобой
     Прости меня, если в чем-то был не прав
               Харе Рама! Харе Рама! Харе Рама! Харе Кришна!





  A                           C
  Архип Архипыч - космонавт, жизнь свою провел впотьмах
               D        G    Bm  C    D
  Очень много пил, скандалил и  шалил
                    G
  И ни с кем не дружил
  У него был суровый нрав, и я не знаю, был ли он прав
  Да только неким днем он оставил семью и дом
  И отправился искать
  Свою звезду

  N.C.           Dm
  Он давно улетел... Он улетел... Он улетел...
     D
  В космос!

  Туда, где тусклый мерцает свет, туда, где время тает как снег
  Бесконечный мир, где даже смерть как спирт
  Прозрачна и чиста
  Когда на Солнце и Луну смотрю в подзорную трубу
  То давлюсь вином, сожалея о том, что не стал
  Космонавтом я

  А то б давно улетел... Я б улетел... Я б улетел...
  В космос!





      Am        Em    C       D      Am     Em Am D
  Я прятался в ванной от тополиного пуха
  Мои глаза никогда не наполнятся светом
  У меня под диваном жили крысы и тараканы
  Крысы отгрызли мне нос и левое ухо

     C  G  Am      Em
     О! Америка, Америка!
     О! Америка, Америка!

  Я ложился спать зимой и просыпался летом
  Я обменял бас - гитару на осиновый кол
  А вчера я съел крысу и убил таракана
  А пожарник отнял у меня банку спирта и спички

     О! Америка, Америка!
     О! Америка, Америка!

  Я любил одну даму, но ее раздавил экскаватор
  Торговка вином назвала меня негодяем
  А я кол ей сунул в грудь и она подавилась
  А врач мне сказал, что я болен и скоро приставлюсь

     О! Америка, Америка!
     О! Америка, Америка!

  Моя смерть поймала меня в тот момент, когда я
  Зажег папиросу и поднес кружку пива к губам
  В пивной в туалете повесили мой некролог
  А главный сказал: "Не беда, он ведь был разгильдяем"

     О! Америка, Америка!
     О! Америка, Америка!





  D                            A    D
  f#ed f#ed f#ed f#  f#edf#f#  ef#e d

  D
        Em          e^d^ C            G
  Безобразная Эльза    -   королева флирта
     D               Am         Em         D
  С банкой чистого спирта я спешу к тебе

  Нам за тридцать уже       и все, что было
  Не смыть ни водкой, ни мылом с наших душ

   Fm#                                    Hm
   Ведь мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть
   Fm#                              Hm
   Мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть

  Безобразная Эльза, ну что ты шаришь глазами
  И как зверушка когтями скребешь по стеклу
  Все, что было, прошло, значит надо добавить
  Еще, чтобы стало светло, хотя бы на миг




  Am               C              G            F  G   Am
  Фрегат твоей мечты раздавили льды давным-давно.
  Am                 C                    G                F  G   C
  И незначительным стало то, что было когда-то главнее всего.
                  Am            C         G         F
  И теперь от гнетущей тоски ты ищещь в звездной ночи
  D              Am      C     D        Am
  Ветер нового счастья, ветер новой любви.

             G             Am             G             Am
     Сексуальная кошка на облаках, блаженная фея добра.
       D            Am             E          Am
     Ласкающей звезды я вижу тебя на небе.

  Свое уставшее тело ты освежаешь водой мертвых морей,
  Твоя душа как музей гениальных издели и редких вещей.
  И я хотел бы остаться с тобой, но твое жилище - проклятый дом,
  Его величество дьявол поселился наверное в нем,

     Сексуальная кошка на облаках, блаженная фея добра.
     Ласкающей звезды оставляю тебя на небе.




  Em
  Ты достойна кисти фламанца
  C
  Я недостоин мазни маляра
          Em
  Ты родилась и жила под счастливой звездой
  G             D
  Я аутсайдер, нищий изгой
  C                  Em
   Жил всегда за чертой
   C             Am
  В луже чистой воды
      C                 F                D
  Вдали от глобальных идей, врагов и друзей

  И ты кричишь как бедомная да здравствует дом
  Я кричу как безумный да здравствует лужа
  Но в железной двери железный замок
  И запрещено смотреть в потолок
  И слушать хард-рок
  Из двух систем бытия
  Пожалуй я выберу ту в которой нет тебя

  Припев:
      G
  Ты будешь жить там
     Em
  Я буду жить здесь
      G
  Ты будешь строить семейный храм
       C
  А я буду пить вино
     Am
  Я умру от церроза
  C               D
   Ты откроешь окно
        C                    G
  Но едва ли ты вспомнишь меня
  C               D         Em
   Когда повалит дым из трубы

  И мне наплевать жив я иль мертв
  Куда-то иду или пьян c утра
  Твой папа сказал что я порно-крат
  А я видел в жизни так много дерьма
  И я сказал ему да
  Но боже как ты глупа
  Ведь это была игра
  И я сыграл эту роль


  24. Мусорный ветер
   Em                        H
  Мусорный ветер, дым из трубы
   Em                     H
  Плач природы, смех Сатаны
      C     Am      F#
  А все оттого, что мы
     C      Am      F#       H        Em
  Любили ловить ветра и разбрасывать камни.

  Песочный город, построенный мной,
  Давным-давно смыт волной
  Мой взгляд похож на твой:
  В нем ничего кроме снов и забытого счастья.

  Припев.
         Am           D
       Дым на небе, дым на земле
         G             Em
       Вместо людей машины
        Am               D
       Мертвые рыбы в иссохшей реке
           G              Em
       Зловонный зной пустыни
        C              Am         H
       Моя смерть разрубит цепи сна
        H                      Em
       Когда мы будем вместе

   Em     D      C   H7
   Em     D      C   H7
  Ты умна, а я идиот. И не важно, кто из нас раздает,
  Даже если мне повезет, и в моей руке будет туз,
  В твоей будет джокер.
  Так не бойся, милая, ляг на снег
  Слепой художник напишет портрет.
  Воспоет твои формы поэт.
  И станет "звездой" актер бродячего цирка.




a  1. Крематорий
a  2. Лепрозорий
a  3. Аутсайдер
   4. Павлик Морозов
a  5. Безобразная Эльза
a  6. Sexy Cat
a  7. Мусорный ветер
a  8. Америка
a  9. Себастия
a 10. Хабибулин
  11. Кондратий
a 12. Таня
a 13. Харе Рама
  14. Хардрокер
a 15. Маленькая девочка
  16. Мир, полный любви




 ; Em7/3 - или Hm?
    Am
 На этой улице нет фонарей
   Am
 Здесь не бывает солнечных дней
        Em7/3 G7          Am
 Здесь всегда    светит луна

   Am
    Земные дороги ведут не в Рим
  Am
    Поверь мне, и скажи всем им -
  Em7/3        G7              Am      F  F+7  Dm
    Дороги, все до одной, приводят сюда

            F#dim  C       Am
          В  дом   вечного сна
            F#dim  C       Am
          В  дом   вечного сна
            F#dim     C        F
          В мой дом   вечного сна -
                                       Am
                                  Крематорий
; (А по моему там не F#dim  C Am а Am с
;  измененой линией баса like this: все происходит на Am, 4-я
; струна и лады (320   0   320), после этого Em7/3,G7 и т.д.!;)





  Am                    C
  Эй, вы, пещерные люди, уставшие ждать ответа,
  Am                 C
  Объясните нам лучше сущность белого света.
  Am           C
  Дом и работа - как Содом и Гоморра,
  G                      Am
  Но вот движется кто-то - пора тушить папиросы.

  О галантная леди, разверни свой бульдозер,
  Зачерпни эту землю - мы заложим фундамент,
  Ведь безголовые дети Вакха и Венеры
  Уже целуют деревья, наполняя их гноем.

     C              D            G              Am
      Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе,
     C              D       G            Am
      Эй, вы, сильные духом, пора строить лепрозорий.

  Am                      Am B H C                     C B H Am
  Прочь руки, долой пистолеты, долой усталость и злобу.
  Am                        Am B H C                         C  H
  Заройте камни поглубже в землю, подарите нам любовь и свободу.
  Am           C
  Ведь безголовые дети Вакха и Венеры
  G                  Am
 Уже целуют деревья, наполняя их гноем.

     Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе,
     Эй, вы, сильные духом, пора строить лепрозорий.
     Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе,
     Вместо бомб, ракет и напалма постройте лучше лепрозорий.




  Em
  Ты достойна кисти фламанца
  C
  Я недостоин мазни маляра
          Em
  Ты родилась и жила под счастливой звездой
  G             D
  Я аутсайдер, нищий изгой
  C                  Em
   Жил всегда за чертой
   C             Am
  В луже чистой воды
      C                 F                D
  Вдали от глобальных идей, врагов и друзей

  И ты кричишь как бедомная да здравствует дом
  Я кричу как безумный да здравствует лужа
  Но в железной двери железный замок
  И запрещено смотреть в потолок
  И слушать хард-рок
  Из двух систем бытия
  Пожалуй я выберу ту в которой нет тебя

  Припев:
      G
  Ты будешь жить там
     Em
  Я буду жить здесь
      G
  Ты будешь строить семейный храм
       C
  А я буду пить вино
     Am
  Я умру от церроза
  C               D
   Ты откроешь окно
        C                    G
  Но едва ли ты вспомнишь меня
  C               D         Em
   Когда повалит дым из трубы

  И мне наплевать жив я иль мертв
  Куда-то иду или пьян c утра
  Твой папа сказал что я порно-крат
  А я видел в жизни так много дерьма
  И я сказал ему да
  Но боже как ты глупа
  Ведь это была игра
  И я сыграл эту роль




     Мы раньше читали три главные книги
     А теперь мы совсем не читаем книг
     И направляя стопы свои к выходу
     Каждый раз упирались в тупик
     И тот кто шел в переди был стерт в порошок
     У многих лудей изможденные лица,
     СПИД у многих в крови
     Но каждый пытается прыгать,
     Чтоб стать чуть выше своей головы
     Забыв о том что он транзитный
     Клиент псих больницы
     И что лежит его путь в шелестящий дом

  Припев  А все от того, что Павлик Морозов жив
          Павлик Морозов жив, Павлик Морозов жив,
          Павлик Морозов живее всех живых

     В тело его родной мамы вошел не один
     Табун бравых мужчин
     А вышел обиженый богом дебил
     Ее единственный сын
     Из всех людей на земле он больше
     Всего ненавидет ее, а ей все равно
     Как делать денги

     Здесь не все продается, но все покупается
     Или сдается в наем, при случае
     Дворник может стать князем, а убйца Стать судьей
     Все новые стхи содраны со старых
     Новые жрецы все валят на мертвых




     D                            A    D
  f#ed f#ed f#ed f#  f#edf#f#  ef#e d

  D
        Em          e^d^ C            G
  Безобразная Эльза    -   королева флирта
     D               Am         Em         D
  С банкой чистого спирта я спешу к тебе

  Нам за тридцать уже       и все, что было
  Не смыть ни водкой, ни мылом с наших душ

   Fm#                                    Hm
   Ведь мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть
   Fm#                              Hm
   Мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть

  Безобразная Эльза, ну что ты шаришь глазами
  И как зверушка когтями скребешь по стеклу
  Все, что было, прошло, значит надо добавить
  Еще, чтобы стало светло, хотя бы на миг




  Am               C              G            F  G   Am
  Фрегат твоей мечты раздавили льды давным-давно.
  Am                 C                    G                F  G   C
  И незначительным стало то, что было когда-то главнее всего.
                  Am            C         G         F
  И теперь от гнетущей тоски ты ищещь в звездной ночи
  D              Am      C     D        Am
  Ветер нового счастья, ветер новой любви.

             G             Am             G             Am
     Сексуальная кошка на облаках, блаженная фея добра.
       D            Am             E          Am
     Ласкающей звезды я вижу тебя на небе.

  Свое уставшее тело ты освежаешь водой мертвых морей,
  Твоя душа как музей гениальных издели и редких вещей.
  И я хотел бы остаться с тобой, но твое жилище - проклятый дом,
  Его величество дьявол поселился наверное в нем,

     Сексуальная кошка на облаках, блаженная фея добра.
     Ласкающей звезды оставляю тебя на небе.


   Em                        H
  Мусорный ветер, дым из трубы
   Em                     H
  Плач природы, смех Сатаны
      C     Am      F#
  А все оттого, что мы
     C      Am      F#       H        Em
  Любили ловить ветра и разбрасывать камни.

  Песочный город, построенный мной,
  Давным-давно смыт волной
  Мой взгляд похож на твой:
  В нем ничего кроме снов и забытого счастья.

  Припев.
         Am           D
       Дым на небе, дым на земле
         G             Em
       Вместо людей машины
        Am               D
       Мертвые рыбы в иссохшей реке
           G              Em
       Зловонный зной пустыни
        C              Am         H
       Моя смерть разрубит цепи сна
        H                      Em
       Когда мы будем вместе

   Em     D      C   H7
   Em     D      C   H7
  Ты умна, а я идиот. И не важно, кто из нас раздает,
  Даже если мне повезет, и в моей руке будет туз,
  В твоей будет джокер.
  Так не бойся, милая, ляг на снег
  Слепой художник напишет портрет.
  Воспоет твои формы поэт.
  И станет "звездой" актер бродячего цирка.


СОЛО:
; подобрал Roman aka Стратег (icq:8026787)

 E|-7-------------7-|-5---2---0-2-5---|-3---0-------0-3-|-2-----------2---|
 B|-----5---5-7-8---|-------3---------|---------1-3-----|-----4-0-2-4-----|
   | | | | | | | |   | | | | | | | |   | | | | | | | |   | | | | | | | |
 E|-7-------------7-|-5---2---0-2-5---|-3---0-------0-3-|-2-----------2---|
 B|-----5---5-7-8---|-------3---------|---------1-3-----|-----4-0-2-4-----|
    | | | | | | | |   | | | | | | | |   | | | | | | | |   | | | | | | | |
 E|-2-3-2-0---------|
 B|-----------------|


     Мусорный ветер - басовая партия

  A|---------------------------2-|-------------------------2--| BA
  E|--0--------------0--3---5----|-3-0-------------0---3-5----| SS
    Мусорный ветер, дым из трубы    плач природы, смех сатаны

  A|-2-3-----3-------------------|--2-3----3------------------| BA
  E|-----------5-----3-2---------|-----------5----3-2---------| SS
     А все оттого, что мы          любили ловить ветра

  A|--------2-----2--------------|----------------------------| BA
  E|-----2-----------0-----------|----------------------------| SS
     и разбрасывать камни

     Песочный город, построенный мной
     Давным-давно смыт волной
     Мой взгляд похож на твой
     В нем нет ничего кроме снов и забытого счастья

  A|---------------5----5--5-----|----------------------------| BA
  E|--5---5--5-7---------------5-|-3-----3--3---2-0-0---0-2-4-| SS
     Дым на небе, дым на земле    вместо людей машины

  A|-----------------5-------5-5-|----------------------------| BA
  E|--5---5--5-7-----------------|---5-3---3--3----2-0-0------| SS
     Мертвые рыбы в иссохшей реке  зловонный зной пустыни

  A|---2-3------3----------------|--------2---2---------------| BA
  E|---------------5-------3-2---|--2---------------0---------| SS
    Моя смерть разрубит цепи сна   когда мы будем вместе




      Am        Em    C       D      Am     Em Am D
  Я прятался в ванной от тополиного пуха
  Мои глаза никогда не наполнятся светом
  У меня под диваном жили крысы и тараканы
  Крысы отгрызли мне нос и левое ухо

     C  G  Am      Em
     О! Америка, Америка!
     О! Америка, Америка!

  Я ложился спать зимой и просыпался летом
  Я обменял бас - гитару на осиновый кол
  А вчера я съел крысу и убил таракана
  А пожарник отнял у меня банку спирта и спички

     О! Америка, Америка!
     О! Америка, Америка!

  Я любил одну даму, но ее раздавил экскаватор
  Торговка вином назвала меня негодяем
  А я кол ей сунул в грудь и она подавилась
  А врач мне сказал, что я болен и скоро приставлюсь

     О! Америка, Америка!
     О! Америка, Америка!

  Моя смерть поймала меня в тот момент, когда я
  Зажег папиросу и поднес кружку пива к губам
  В пивной в туалете повесили мой некролог
  А главный сказал: "Не беда, он ведь был разгильдяем"

     О! Америка, Америка!
     О! Америка, Америка!



        A                      Hm
  Из смрада могил, из праха и пыли
               A     E     A
  Восстали кровавые дети Атиллы
  Hm            A
  В тот черный день
       A                       Hm
  Сверкающий город - мое Эльдорадо
             A        E    A
  Они превратили в исчадие ада
  Hm            A
  Как сон наркомана
  F       A
  Растаял он
     Dm7     Hm        E           A
   Это случилось в моей прошлой жизни
   Это случилось в моей прошлой жизни
      E           A
  В моей прошлой жизни



         C              G                  Dm             Am
        Папа с мамой уехали в Европу и отавили сыну квартиру
        Мы  приходили к нему каждый день с красно-розовым эликсиром
        И отдавая дань вину, умирали один за другим
        А он был самым стойким бойцом - он всегда оставался живым

 Припев  Am
         Эй, Хабибулин - 2p

        Мы приводили к нему своих дам, но половой супермен
        Выгонял нас вон и в раз уводил к себе в гарем
        И если собрать вместе всех щенщин которых любил он
        Тогда придется всрочном порядке арендовать стадион


        Жизнь протекала красивой рекой привольно и широко
        е было денег, но бвли друзья женьщины и вино
        о случилась с ним беда: на гениталии выскочил прыщ
        И любимец Венеры, гигант любви вдруг превратился в мышь


        Папа с мамой вернулись из Европы с чемоданами и рюкзаками
        А сын их лежит на грязном диване с открытыми глазами
        Пусто в квартире: все унесли его друзья и подруги
        Мама с упреком глядит на сына, а по сыну ползают мухи.



  Ах, куда подевался Кондратий
  Минуту назад  ведь он был с нами
  В черном кафране, в розовых джинсах
  С белым кайфом в кармане
  Так огорчаться со всем не к стати
  Дай Бог сил доползти до кровати

  А завтра утром мы выпьем пива и
  К нам вернется Кондратий
  Завтра утром мы выпьем пива и
  К нам вернется Кондратий
  К нам всем вернется Кондратий


 C         H                C         A
 В темном зале все танцуют, и моя подруга в такт
 C         G        C                 Em
 Извергает дозу пота в дискотечный смрад
 C            H          C                A
 Я стою в крутом раздумье среди потных и мокрых рыл
    C            G          C                 Em A C G D
 Священной злобой возвышаясь над скопленьем мудил ...

     G         Em         C          G
 А у Тани на флэту был старинный патефон
   C         Am         D
 Железная кровать и телефон
    C           D       G F#       Em   G
 И больше всех она любила Rolling Stones
       C     Am         D
 Janis Joplin, T.Rex и Doors

 И у Тани на стене нарисовал я облака
 И слона с ослом, летящих в никуда
 И она ложилась спать, схватив слона за крыла
 И просыпалась с хвостом осла

   C                  G  C                 G
   Жаль, что она умерла, жаль, что она умерла
       Am                     D
   Вокруг меня чужие люди, у них совсем другая игра
          C                G
   И мне жаль, что она умерла

 Мы любили сделать вид, будто мы сошли с ума
 И целый день пускали пыль в глаза
 С одной лишь целью - дотянуть до ночи и тогда
 Стащить трусы, и воскликнуть: "Ура!"

 А потом, в начале дня, вновь открыв глаза
 Она твердила мне о тайне сна
 О том, что все в конечном счете растает без следа
 Как то вино, что было выпито вчера



    D            Em               D
     Все наши мечты повстречали смех
                        Em                          D
     Никто из нас не хотел умирать, лишь один это сделал за всех
                         G         A        D
     Когда источник разврата иссяк, она обнаружила след
                   G                Em            A    D
     Уводящий из спальни в сортир и дальше на восток

     Я больше не буду курить, я брошу пить
     Перестану говорить о любви, стану любить
     Возлюблю как себя самого всех тварей земных
     Стану спать только с собственной женой

          D      Em         D          Em    D
           Харе Рама! Харе Рама! Харе Рама!

     Не бросай в меня камни и не целься в меня из ружья
     Не пугай безисходностью дня, мне и так страшно всегда
     Подари мне цветок, когда мы простимся с тобой
     Прости меня, если в чем-то был не прав
               Харе Рама! Харе Рама! Харе Рама! Харе Кришна!





     Кто-то любит пиво, кто-то сны
     А кто-то уже на облаках
     Каждый хочет что-то найти
     Мужчины в юбках женщины в деньгах
     Трудно отличить тело от души
     Честную женщину от путаны
     Приходится петь об этих вещах
     Но что мне делать если все это так

       А когда-то я знал человека
       Который был на верном пути
       Он призирал блестящие камни
       И верил в миф о всеобщей любви
       А теперь я не верю что это был я

    Когда закончилось время любви
    Я сменил пряник на плеть
    Скольких я вышвырнул вон,
    Скольких я убил - не счесть
    Любители блуда и смертельных запоев
    Ходят по улицам в масках изгоев
    И я самый славный из всех проныр
    Веду их как слепой повадырь

    Эра свинца и железа прошла и
    Наши ряды проедели одни ушли в лучший мир
    Другие уехали в Маями
    Тем кто остался не начто жить
    Одно торгую в палатках квасом
    Другие берут деньги у чужих жен
    А мы - берем их у вас!



    Am         D      F                Am
  Маленькая девочка  со взглядом волчицы
             D    F          Am
  Я тоже когда-то  был самоубийцей
            D  F                 Am   F
  Я тоже лежал  в окровавленной ванне
  F           Am G          Am
  И молча вкушал  дым марихуаны

  Ты видишь, как мирно пасутся коровы.
  И как лучезарны янтарные горы.
  Мы вырвем столбы, мы отменим границы,
  О маленькая девочка со взглядом волчицы.

  Спи сладким сном, не помни о прошлом.
  Дом, где жила ты, пуст и заброшен.
  И мхом обросли плиты гробницы
  Маленкой девочки со взглядом волчицы.



   (Ля-Ля-Ля-ля)
   Я не знаю что это - явь или сон
   Падает небо или рушиться трон
   Или снова бьют кулаком из свинца
   Новые Барбары в колокола
   Бетонная вера славы ремесла (?)
   Это то что всегда было всойственно им
   Висельницы, тюрьмы, позорные столбы
   Это что когда-то придумали они, да

   В толпе живых тенью(?) подверженны тленью
   Бродит с кувалдой мой антипод
   Он бы давно проломил бы мне череп
   Если бы я не создал огнемет
   Безумная вера славы ремесла (?)
   Это то что всегда было всойственно им
   Висельницы, тюрьмы, позорные столбы
   Это что когда-то придумали они
   Я так хотел бы поверить что это не плен
   И, пройдя лабиринтами стен, разыскать и открыть
   Забытую дверь в мир, полный любви,  мир полный любви

   Старая дева сошедшая с неба
   Без устали машет ржавой косой
   И брызгая кровью в разные стороны
   Головы с плеч слетают долой
   Бетонная вера славы ремесла (?)
   Это то что всегда было всойственно ей
   Висельницы, тюрьмы, позорные столбы
   Это что когда-то придумали она
   Но я хотел бы поверить что это не плен
   И, пройдя лабиринтами стен, разыскать и открыть
   Забытую дверь в мир, полный любви,  мир полный любви




   1. Данте Алигьери(Одинокие пиплы)
a  2. Белые столбы
   3. Разбитое сердце
a  4. Миклуха
   5. Прощай мое сердце(Гонцы за вином)
a  6. Эротические монстры
   7. Туда, где отдают концы
   8. Андромеда
   9. Окно
  10. Палкавводец Красс
  11. 100 лет, прожтиых зря
  12. Бесы в моих снах
  13. Амба
  14. Гаф-Гаф
  15. Сине-розовый Марс
  16. Прощальные сны




    Она нежно целует солнце и солнце встает
    И стоит как кол и никогда уже не упадет
    А вокруг нее звездной россыпью короли и перы(?)
    И глядит с высот не доступных мне Данте Алигьери
    И считает круги, а мы смотрим в стакан и там внутри
    На забытой богом земле живут такие же как мы
    Одинокие пиплы

    Ах, красавец босс(?) нарисуй мне
    Смерть с голубыми глазами
    Если вдруг продаст дьявол, ух, шакал
    Всех нас с потрохами
    Бьется братец мой глупой головой
    В закрытые двери от которых
    Мне подарил ключи Данте Алигьери
    Он считает круги, а мы смотрим в стакан и там внутри
    На забытой богом земле ждут такие же как мы
    Одинокие пиплы




   Intro:  Dm  B B/E B
    Dm
    Индейским летом, как рогатый олень,
             B              Dm
   Вслед за солнцем уходит день.
   В живых цветах рождается пыль
   И безмолвно летит.
  Пр: G        C   G            C
      Каждую ночь, не смыкая глаз,
              Am  D7 G
      Каждую ночь,
              C             Am       Am7 C/H C C/H Am7
      Она глядит в окно, а за окном
       C              G
      Белые Столбы!

   Свирепый твист, чужое лицо,
   Леди Джейн в дырявом пальто.
   На крыше ее большая кровать,
   В кровати она и королева Марго.

      Каждую ночь, они делают это
      Каждую ночь.
      А по утру они ложаться спать
      В Белые Столбы!

   По бетонной стене летит паровоз,
   А и Б сидят на трубе.
   Они варят раствор, открывают рты
   И, вздохнув, залпом пьют.
      И куда-то плывут, бетонные стены
      Куда-то плывут.
      Я смотрю в окно а за окном
      Белые Столбы.




    Луковый глаз вспыхнув погас
    Вино снова стало водой
    Мой ангел сна сбежал от меня
    И я видел его следы не песке
      О-о и по мне - гори все огнем
      Никто уже не будет жить в моем
      Разбитом сердце

   Я взял в руки лом и разнес на куски
   Свой дьявольский сон
   Я стал бесстрашен и зол
   Я стал почти как римский Центорион
      И я разрушил бы Трою, сжег бы Содом
      Если б небыло тебя в моем
      Разбитом сердце



     D             Hm
  Миклуха плывет на корабле
  D                 Hm
  С бананом во рту и пушкой в руке.
  C        G                D
  А рядом женщина-корреспондент,
  C              D
  Как голодный удав,
  C          G
  Берет у него интервью.
  Hm             C   G
  А ему в кайф, уо-у-о-о,
  Hm              D
  Миклуха плюет в мировой океан,
  Миклуха наливает текилу в стакан,
  Но вот уходит последний глоток,

  И умирает фашист,
  Все кричат ему:"Archlosh du bist!"
  А ему все равно,
    Hm
  Уже все равно.

Пр. C       G         D
    А-мау-нао-а-нау-пуи!
    А-мау-нао-а-нао-пуи!
   C         D
    А-кео-кеола!
   C          G
    А-нака-накакка!

  Все рады тому, что его уже нет.
  И, утратив культуру и этикет,
  Они бьют Миклуху ногами в лицо
  И кулаками в живот,
  А Миклуха видит свой сон,
  И ему все равно,
  Он знает одно.




     Когда ушли от меня гонцы за вином
     Пришел задумчивый сплин и четыре всадника с ним
     Первый всадник был глух, а второй был как ночь
     Третий был слеп, а четвертым всадником была смерть,
     Ох я знаю:

       Сперва вспыхнет свет, потом зрянет гром
       Начнется гроза в сердце моем, прощай мое солнце
       До лучших времен

     Хвала хмельному дождю, за то что греет сильне огня
     Я не пел бы о нем, если б не знал



         G
  Когда из сна и пьяного взора
      G
  Прилетела красотка - Пандора
      Am
  И проникнув в запретную зону
      Am
  Открыла свой box
      G
  Мой дом залило огнем
  G
  Стало светло и весело всем
   Am
  И до утра играл патефон
     Am         C
  И брызгали вином -

   G             D          Am    H   C G D G
    Эротические монстры в моей голове

  Ровно в полдень у входа в Эдем
  Встал в стойку розовый слон
  И стоял до тех пор, пока в мозг
  Не вошла она и не сказала: "Пойдем!"
  И я пошел за ней и через пять минут
  Стерся в пыль, растаял, как воск
  И в ту лужу, что осталась от слона
  Плюнули потом - Эротические монстры в моей голове

  Кончилась ночь и вот уже нет
  Ни слов, ни любви, ни огня, ни травы
  В самый раз продырявить висок
  В самый раз удавиться с тоски
  Но вот Пандора зажигает печь
  И нежные пальцы подносит к огню
  И вот уже все ее тело горит
  Вот уже поют - Эротические монстры в моей голове




    Разрушенная пристань разбитые фонари
    Ни кто не скажет - здравствуй
    Ни кто не скажет - умри
    Океан пустоты и только Стремный корабль
    Который отдает концы, отдает концы

    Под тихие фанфары, волосатые сны
    Солдатам рок'н'ролла инвалидам "хи-хи"
    По хохот пьяной сестры, под скрип ее зубов
    Туда, где отдают концы, отдают концы





    О Андромеда свет очей я ждал тебя
    Пришел Персей с ликом не земным
    Бесполезный как дым О, дым с ним




     Зеленый как трава сидит копельмейстер
     И рисует ноты ему нехватет кальция и свободы
     Он бьет в там-там, поет не цензурные слова
     А потом открывает окно  Идет далеко

       О-у, а на той стороне, тихо и темно
       О-у, а на той стороне нет никого, кроме него
       И тех, что бьют в там-там,
       А потом открывают окно Идут далеко
       Открывают окно Идут далеко




     Мы кончим так же как Палковводец Красс
     Мы все кончим так же как кончил Красс
     После того как мы получим приказ мы (фю-ть)
     Кончим как Красс





    Амега и Альфа - конец и начало
    Имунны герои, вонзающих жало
    Он хочет быть с ней,
    Он желает остаться с ней на всегда
    Как астероид, мелькнув на мгновенье
    Но покидает ее поле зренья
    В переди его святые врата за ними
    Небо а за небом земля и долгих

       сто лет прожитых зря
        сто лет прожитых зря
         сто лет прожитых зря

    В космических дебрях развеянны ветром
    Воставший из пепла, чтобы стать пеплом
    Позади его святы врата за ними
    Небо а за небом земля и долгих





    Черная шляпа молок(?) ведьм
    Ночные плутни по левую руку
    От гончих псов незванный спутник
    О, а поправую дом с высоко трубой
    И ангелы падшие в нем
    Один с усами, другой с бородой, а третий лысый
    Один играет, другой поет, а ктото слышит
    О, горит ареол нооборот дырой в святых небеасх

     Бесы в моих снах
     Бесы в моих снах

    Каждую ночь, закрыв глаза в обьятьях смерти
    Каждую ночь лицом к лицу с князем тьмы
    Он наблюдает за тем как сгорают в печах
    И превращаются в прах




    В рубиновый вторник, мой лучший день
    Упала с неба зловещая тень
    И сев у Адольфа на плечах
    Рассказала мне как у ласковой девы
    Был крохотный дом и два Люцифера под
    Нижним бельем и как с играл на скрипке
    Вот так

      Амба, амба, амба живет далеко
      Там, где лето всегда,
      Амба великий колдун и большая свинья
      Он прийдет за тобой в самый лучший
      Твой день и заберет тебя с собой

    Я плавал в пространстве 1000 лет
    Моя плоть расстворилась остался скилет
    Который бросил в дубовый сундук





    Гаф-гаф, гаф-гаф, собаки, это собаки
    Шамбала, шамбала, сны, это сны
    И мы летаем с ней на фортепиану
    И мы играем с ней в "кис-кис мяу"
    И я не дам ей ничего, кроме любви

    Динь-динь динь-дон, и все а вот и все
    И мы летаем с ней на фортепиану
    И мы играем с ней в "кис-кис мяу"
    И я не дал ей ничего, кроме гаф-гаф




    Когда отупев от вина богиня
    Венера бьет зеркала
    На звон приходит Банзай
    Снимает штаны и говорит ей - давай
    Стальные прутья в ватных мозгах
    Шея в бриллиантах, тело в руках
    В жилах твой сок(?)
    Нонстоп в поту до утра
    Без пищи и сна в ожидании когда
    С небес упадет сине-розовый марс

    Заводной апельсин упал и покатился
    И забытый всеми сгнил
    С утра из праха его ангел смерти
    В небо взмыл
    И вставил две обоймы в станок,
    Взял на прицел, нажал на курок
    И увенчался слюной
    А в это время вдоль по Тверской
    В направлении Кремля бежал без трусов
    Раненый в зад сине-розовый марс




    О, не буди меня, когда вернется, буду
    И в черно-белой ванне разбавив морфий
    Святой водой. Расскрасив пол и стены
    И нарисуен небо похожее на зебру,
    Ту что в Саване сьели голодные львы
    И африканки необычайной белезны
    Слетят(?) свечей на гору Килиманджару
    Искать прщальные сны, прщальные сны

      В моей крови танцуют эльфы,
      Внутри меня растет фантом
      Слепой любви пустой как марс,
      И дивный как юпитер

    Когда наступит время я вырву крест из сердца
    Раздвину нежно звезды воткну свой фаллос
    В Млечный путь и африканки необычайной белезны
    Слетят(?) свечей на гору Килиманджару
    Найдут прщальные сны, мои прщальные сны




   1. Невинный Тунец
   2. Мурзилкины Сны
   3. Остров Сирен
a  4. Брат во Христе
   5. Некрофилия
   6. Тру-ля-ля
   7. Jedem das Seine
   8. Jeff - Белая Кровь
   9. Бомба
  10. Квазимодо
  11. Лазарь
  12. Танго на Облаке




    Ты войдешь в эту ночь невинным тунцом
    Минуя рифы и ме-еха наблюдая за тем
    Как твоей головой святые отцы
    играют в футбол на деньги
    А потом котчайшем путем бегут
    За бухлом быстро как спринтеры
    И первым приходит всегда к заветной двери
    Абсолютный чемпион - с ногами слона,
    Шеей быка, мордой сниньи,
    А в красных глазах потология
    Но у него есть бумага с печатью
    И право отнять твою любимую смерть
    Напрастно совершать движенья по кругу
    Оставь это солнцу И пока ты живой
    Скорее плыви прочь не важно куда
    Но только плыви, фантазия
    Приведет тебя к ней и она не оставит тебя
    Подыхать в этой тюрьме




    Серебрянные кубки полные вина
    Импереатор Мумба взятый с потолка
    О-у-о-у застольные войны,
    О-у-о-у армагедон
    Ангел с божьей пылью, варвар с колесом
    Барышня с баяном, Даун с косяком
    О-у-о-у призрак венчанья,
    О-у-о-у дочери сатаны - красавицы Мэри

  Припев: Мурзилкины сны, Мурзилкины сны

    Сказала мне - я хочу чистой любви до гроба
    Я сказал ей - на
    Бесконечность в небе, вилы за окном
    Веселые картинки обьятые огнем
    О-у-о-у сверкающий пепел,
    О-у-о-у падающий на горб красавице Мэри

    Сказала мне - я хочу чистой любви до гроба
    Я сказал ей - на




    (А-а-а-а-а-а, а-а-а-а-а-а, а-а-а-а-а-а)
    Вот мой остров грез хрустальные стены
    Между альфой и бетой, внутри воют сирены
    Под дудку и бубен, под пенное пиво
    Голосом сладким, греющим душу.

    А лица их как лица детей,
    Но старческим взглядом
    А сердца как большой бассейн
    Напоненый смрадом
    Я бы стер их в пыль, я скрутил бы их в касяк,
    Но кто станет курить такое дерьмо?

    А кто уплыл на остров сирен
    Тот домой не вернется
    И кто-то плачет, глядя на крест, а кто-то смеется
    Но без любви нет смерти, а без смерти нет любви
    Прочь с дороги свинья
    (А-а-а-а-а-а, а-а-а-а-а-а, а-а-а-а-а-а)




   Вступление:
  G перебор (63231), D с легато на 5 ладах, и опять G арпеджио
  G D Am C G

  G  D         Em         C         G
  У мертвого Стикса, в отравленной зоне
     C      Am        H7       Em
  В гиблом месте, в проклятом доме
   C                  D
  Жил до последнего дня

  По рожденью был "Крысой", по звездам - "Стрельцом"
  Бредил огнем и сжег не одну
  Тысячу ведьм на костре -

Припев     C               G
          Мой брат во Христе!

  Вышел из дому в семь, купил в восемь
  Вкусил в девять, упал в десять
  Умер в десять ноль три
  Воскрес в понедельник, сбросил саван
  Вошел в ванну, открыл кран
  И ходил по воде -

  Пред входом в бессмертие свою душу
  Вложил в песню, которую в небе
  Не услышал никто

  И в ожидании тщетном святым камнем
  Написал свое имя на песке
  И канул в Лету -




    Ей за двадцать давно и она до сих пор
    Не знает что такое рок'н'ролл
    Она не помнит того кто построил трубу
    И за ее душой нет ни гроша

   Припев
    И я никогда не любил ее Я всегда любил ее тело,
    Нежное как цветок       И сладкое как мед

    Она измеряет свое время в литрах
    Плейбоя в деньгах
    А любовь в количестве раз
    И в ее душе с хрустом пухнет саркома
    Размером со слона, весом в 1000 тон

 Припев.

    Она смотрит в зеркало и говорит
    Боже мой, что со мной сделало время
    Смерть сама по себе не страшна
    Страшно то, что это уже навсегда
    Но я никогда не любил ее  я всегда любил ее тело,
    Когда-то нежное как цветок   и сладкое как мед
    На-на-на-на-на-на некрофилия
    На-на-на-на-на-на некрофилия
    На-на-на-на-на-на некрофилия



    Белых ангелов толпа, или бесов легион
    Все равно кто будет тем светом в конце трубы
    Может быть Иисус Христос, а может дурь всех папирос
    А может быть один из тех с кем я пил когда-то

  Припев
    Но все это дым, и все это пыль
    Пока внутри меня жив мой тру-ля-ля

    Утро пьяного шута в теле треснутой свиньи
    Утро пепла и стекла, а в небе колокола
    Кто водил меня гулять по ту сторону луны
    Что я делал там всю жизнь, боже где ты




    На полу под столом как дог лежал человек
    А на кухне играл Маха Вишну
    В мыльной воде купался харом(?), а у окна стоял я
    А за мутным стеклом возвышалась гора
    На горе сидел Ной и пил вино и когда
    Из вышла вон из ковчега последняя тварь
    Она сказала ему

  Припев
    Jedem das Seine, Jedem das Seine

    По дороги в ее сети попал
    Сибилитев(?) с кольцом нибелунга(?)
    И отвесив поклон вошел в ее плоть
    А в крови через год выпал крест
    А через несколько лет не помнил ни кто
    Ни их лиц не имен и как сквозь сон
    Я услышал извне голос, который сказал
    На чужем языке

    В специальных местах люди разных мастей
    Втыкали шары в карусель а я поставил все
    Что было на перо(?) и проиграл, все проиграл
    А бездарный крупье бросил фишки в камин
    И швейцар выдал мне черный фрак и посадил
    В катафалк и закрв последнюю дверь на
    Прощанье сказал




    Я-а-а построил бы дом, я стал бы большим
    Наигрался всласть ветром всех богов
    На своем веку

  Припев:
    Если б не Jeff если б не белая кровь

   Там под южным крестом, там где тепло и зимой
   Вольным всадником в твоих сладких снах
   Был бы я сей час

 Припев.

   Здесь в этой грязи, здесь под этой тусклой луной
   Нет ни звезд во сне, ни покоя в снах
   Ни любви в душе, но только Jeff,
   Только белая кровь




    По ухабам и грязи катит рок'н'ролл
    Под стук колес бессмертья(?) визг
    Белых и цветных
    И у всех стоит в паспорте штамп
    И клеймо на лице

  Припев:
    Забытые богом с ядом в крови и
    Вечным ломом в душе
    Кто скажет мне когда разорвет
    Эту бомбу в нутри

    Там в опухших почках бой
    И камни Роллинг-Стоунс
    В окно распахнутое бумс
    И в тот же миг good бай Jey
    И скажет кто лукав жив да был чувак
    Да вот вышел весь




    Конец идиотов в безродных телах слепни в устье канала
    Две санитарки в красных чулках дым на пероне вокзала
    Блюз и вино вот пожалуй и все истины рухнувшей веры
    Все остальное сгорело в огне или стало придатком химеры
    По коридору больницы бежит белая цапля куда-то
    В тесной палате кто-то лежит забрызганный соком граната
    Завтра кома настигнет его и только брат Квазимодо
    Поставит свечу за упокой и во славу конца идиота

    О-о-о-о-о-о, на-на-на-на-на-а-а,
    О-о-о-о-о-о, на-на-на-на-на-а-а.




    Кто это входит в мои мозги
    Кто пожирает их - черви
    Я знаю это они, боже как я устал от них
    Боже как я устал небо набрало в рот воды
    И я уже не помню того, кто сказал

    Выйдм вон Лазарь, выйди вон
    Выйдм вон Лазарь, выйди вон




    Когда последний век накроет вечная тьма
    И все кто были здесь вернуться на круги своя
    Похмельный Цезарь с утра глядя в багровую даль
    Идущим на верную смерть скажет Hi
    А ктото скажет жаль ставя стакан на алтарь
    И ангел смерти вновь сожжет спиртом гортань
    И тогда ангел любви нажмет клавишу Play
    Сбросив с плеч свою тень я уйду к ней

    Танго на облаке ночью втроем
    Во имя любви до тех пор пока



a  1. Зомби
   2. Большой
a  3. Калигула
a  4. Твари
a  5. Ура!
   6. Шпалер
   7. Черви
   8. Газы
a  9. Уродина
a 10. Осень
  11. Яд
  12. Фригия
  13. Собачий вальс
a 14. Женщины города роз




      Em
  В его руках знамя, в его глазах бревна
      Am                 C
  Внутри него пусто, вокруг него много
      Em
  Ему подобных
      Em
  Он любит лить воду, он учит всех жизни
      Am                 C
  Зовет идти в ногу, куда не знает точно
      Em
  Мазанный дегтем

 Припев: C                  D                    Em
        Зомби играет на трубе - мы танцуем свои танцы
       Am                  C
        Но, видит Бог скоро он отряхнет прах с ног
       G                   D                     Em
       Плюнет в небо и уйдет, оставив нам свои сны

  Он съел живьем крысу, он выпил кровь кобры
  Спалил до тла ведьму, собрал ее пепел
  Посыпал им тело
  Народ кричал "Харе!", пока хватало пойла
  Но, осушив море, никто не смог утром
  Вспомнить его имя

 Припев.

  О, сколько их было, один другого круче
  И каждый знал правду, и каждый был лучше
  Того, что был прежде
  Великий храм рухнул, остались лишь камни
  Но есть еще время для танцев и веселья
  Во славу пепла




    Старый, слабый, больной, беспомощный как дитя
    Жил в скотской будке с видом на звезды кремля
    И у всякого дворника было право ударить его
    Вонючим совком по лицу
    А на улицах города солнца куда ни
    Глянь мусор и грязь
    А по улицах города солнца бродит
    Пьяная мразь
    Он бы давно разнес их всех на куски
    Если бы был молодым

    Старый, слабый, больной, внезапно сошел с ума
    Захотел стать солнцем и чуть было не сжег себя
    Бессильное тело связанное по рукам
    Санитары погрузили в авто
    Машина умчалась я плюнул на солнце
    И солнце погасло с тех пор я больше не видел его




  G             D             Em    C
  Он любил болтать своим болтом
  G             D        Em    C
  В больших и чистых губах
  G       D        F    C
  Жадно пил из ручья

  G           D       Em        C            G D
  И к концу каждого дня превращался в козла
  Она пришла к нему неспроста
  Она принесла ему покурить
  С крыши его она сделала шаг
  И, упав на асфальт, повредила себе зад

Припев:
   Em               A
  Она жила как крыса
   Em                 A
  Она любила как крыса
   G     D      Em       C
  И Калигула был прав
   G   D      Em       C G D
  Калигула был прав!

  Раньше у нас все стояло столбом
  И у каждого был ключ или лом
  Но когда нас сожгли и развеялся смог
  Она плюнула на пепел и врезала в дверь свою новый замок

 Припев.

  Во всякой любви кроме любви
  Есть еще много чего
  И, поэтому, я спокоен, как слон
  Допою, да и брошу свое тело вон




    G               Am
  Брошеные в блю, списаные в хлам
   G                 Am
  Чистые, как мухи, грязные, как брильянт
   G               Am
  Лучезарных теток, любящие пальцем
    G               Am        D#dim
  Одетые во фраки, обученные танцам

      Em        C                           G
      Сосущие воздух, наполненный запахом гари -
       Am                 G      D
      Твари, играющие на дудках

  Кто хоть раз бывал там, до смерти не забудет
  Тихую лагуну, в которой греют руки
  Седые горлопаны - мудрые, как Эпос
  Из дерьма и свиста построившие крепость
    Вот и весь рассказ о том, как меня достали
    Твари, играющие на дудках




     A                    Em      A             Em
  Из тех, кто был в ней, из тех, кто любил ее
     F          C       G D
  Нет никого - все ушли
     Am               Em       Am                 D
  И когда мой солдат, поднявшись двинется в бой
     C        D     Am     Em      Am
  Она услышит мое последнее "Ура!"
     C                  D   C            D
  Под барабанную дробь, в ожидании конца
     F      Am G    A
  Выйду я из нее




    (немецкая речь)
    Хэй!
    В моем нагрудном кармане дыра
    А по дырой у меня доброе сердце
    Прозрачное как стекло
    Я пел их песни, пил их вино мне было так хорошо
    До тех пор пока не стало темно
    И я зажег дым-траву
    Я зарадил свежим газом свой шпаллер
    Я вдохнул в себя дозу, такую чтобы в нутри
    Взошло солнце

    Из месной клиники на волю в Пампасы
    Убежал идиот влез напеальму и откусил себе хвост
    А на улице в чистой любви негры взорвали роддом
    И всех наших посадили на кол
    О-о-о это Апартеид
    Он вместо счастья кусочек дерьма
    И бог знает когда над Африкой вновь
    Взойдет солнце

    Око за око, зуб за зуб, рот за рот
    Ты стала липкой как мед, значит скоро
    Белая грязь потечет
    А мы вальсируем(?) на скользком столе
    И сквозь дыру в потолке видим космос
    Мы свободны уже
    О-о открой милая рот я вложу в него свой пистолетик
    Я нажму на курок приготовся сей час
    Брызнет солнце




    Изможденная вечностью красного цвета
    Бледна и тревожна как спи-ракета(?)
    Опять глядит из под валета дама червей
    Она говорит мне знаешь мой милый
    Я хотела бы стать той бациллой
    Что отбившись от рук однажды
    Войдет в твою кровь

  Припев:
    В красный рай, червовый приют
    В красный рай, рай в котором нас ждут
    Черви, черви, черви.

    О счастливый избранник колоды
    Ты вдыхаешь воздух свободы
    И не знаешь, что ты лишь кролик
    Ты всего лишь кролик, миоый
    Язвы снаружи язвы и внутри,
    Похоже что мы безнадежно больны
    Иначе к чему эти красные сны
    К чему этот бред




    ????? как омут, неизбежен как карма
    Он вопрашает How is my mama
    Прикинувший с неба бежит босолами(?)
    Бесцельные ятра сжимая в кармане
    Он бросает вопросы озираясть на вас
    Он хчет уйти в бесконечность пространства
    Нюхая газы, он нюхает газы

    Его отравленным недрам, в его голосе хриплом
    Заблудился сролдатик падший под играм(?)
    Я клою его больно заоостренным кручечком
    Выполняю свой долг - Варфаломееву ночку
    А вдыхающий газы кровью кашляя плачет
    Он уже знает что это значит
    Он нюхает газы, он нюхает газы




            D            G  A              D
        У тебя нет глаз или ты так пьяна
          Hm            G   A                D
        Здесь так много ям, а ты спишь на ходу
         Hm               G    A             D
        Может быть, ты мутант со смешанной кровью

                          Em
                О зайчик мой
                A                D
                Моя несчастная птичка
                      G    D
                Я люблю тебя
                F     Em       C
                Я остаюсь с тобой
                D F      Em  D
                У-у-родина моя

        Ты стоишь там с веслом, я играю на дудке
        Когда ты далеко я чувствую близость
        Но кто ты, алый цветок или мечта мазохиста




                  D
        Был согрет песочный берег
                      G
        Солнцем и ветрами
             Em          C
        И казалось это время
                A           D
        Будет длиться бесконечно
              D
        Безобразные вакханки
                            G
        Обрели вдруг дивный облик
                Em        C
        И на склонах основали
              A            D    D7
        Город из песка и стали

                     G             A    D
                И хотели взять все это
                              Hm
                Но кончилось лето
                       G
                И я вспомнил о том,
                    A   D
                Что их нет больше

        Кто теперь в лугах под солнцем
        Собирает травы жизни
        Люди в выцветших мундирах
        Или пьяные пастушки
        Мы покинули то время
        Устремились в мир далекий
        С облаков сошли на землю
        И уткнулись в грязь и осень




    Подавленный дух испуганный взгляд
    И ангелы все как один говорят -
    Из тех кто у шел ни кто не вернется назад
    Но каждое слово кроет обман
    И мир за окном пуст как барабан
    Пусто внутри и поэтому, полон стакан

   Припев:
    Но мама это яд, это яд
    Но мама это яд, это яд
    Мама это твои слезы в ампулах
    Мама это твоя кровь в вине
    Мама не пей, мама - это яд

    Все равно СПИД или рак, грядущее пепел
    Прошлое мрак срази меня гром если это не так
    Не познаный бог, который в нутри
    Сам поставит точку над "И"
    В день когда завершиться твой жизненый путь

 Припев. (дважды)



    Свод тюрьмы одиночной камеры
    Дверь плати если хочешь войти
    Но всем, кому ведома радость греха
    Вход запрещен
    Там в нутри томится женщина грез
    Поверь она так же прикрасна ты
    Но она в отличие от всех остальных
    Никогда на познает любви

      О-о-о, Фригия
      О-о-о, Фригия

    Ах, еслиб я умел писать стихи
    Тогда написал бы поэму о ней
    Ведь она в отличие от всех остальных
    Никогда не познает любви




    В отличие от всех, кто на каждом аккорде
    Ставил эксперемент
    В отличие от тех, кто упорно пытался
    Петь о том чего нет
    Я никогда не пел о глобальном
    Я считал всегда что лучше иметь живую собаку
    Чем дохлого льва и

  Припев:
    Под вой умирающих львов я спел свой вальс,
    Под вой умирающих львов я спел свой вальс,
    О слава вам и хвала мертвые львы,
    Слава вам и хвала мертвые львы

    Я раньше носил длинные волосы
    Шляпу и черный мундир
    И люди на улицах были увененны в том что я дезертир
    Но когда я взорвал шестой океан
    Осколком китайской стены
    В кинийских(?) лесах засмеялись собаки
    И заплакали львы и




           Am
        Сегодня во всех аптеках аншлаг
           Am
        Берут по рецептам и просто так
          C                G
        Траурный праздник тех, кто влюблен
           Dm
        В женщин города Роз

        А те, что рядом с вами лежат
        Давно мертвы или пьяные спят
        Ни одна из них не сравниться с любой
        Из женщин города Роз

                C            G            Em G A Em G A
                Они любят играть с огнем
                C             G
                От них часто пахнет вином
                   D             Am
                Но я люблю этих женщин
                G D               Am
                Я-a люблю падших женщин
                      G      D
                Я люблю их

        Мечтая узнать вкус запретных плодов
        Пошел я в страну камней и цветов
        И жил, как в раю, согретый любовью
        Женщин города Роз

        Потом вернулся, истратив ресурс
        И понял, пройдя лечения курс
        Что нет ничего, дороже любви
        Женщин города Роз


   1. Virus A
   2. Добро пожаловать в Лето
   3. Притча о цветных губах
   4. Дискотека на улице Морг
   5. Ангел
   6. Три гиены
   7. Женская песня
   8. Бандерлоги
   9. Песня строго хипа
  10. Блюз - minuet
a 11. Ура!
  12. Штраус
  13. Вся моя жизнь
a 14. 30 лет
  15. Бегство
  16. Зеркальная ода
  17. Сон
  18. Палома - попс
  19. Страушка Занзибар
  20. Virus B
  21. ОНСВ
  22. Микронезия
  23. Палковводец Красс
  24. Призрак Пиноккио



      Инструментал (Взлетающий самолет)



    Я видел много стран, я знал многих людей
    Среди прочих был один, который в разгар зимы
    Сидя в искусственных льдах кричал извергая пар

  Припев:
    Добро пожаловать в лето!  Добро пожаловать в лето!

    Мой сумасшедший друг залез в холодильник не зря
    Видимо он чувствовал то, что никогда не почувствовал я
    Сидя в искусственных льдах услышав в разгар зимы




    Когда пришел в райских лугах
    Загробный штырь зарыв в песок
    Я бы прильнул к твоим цветным губам
    Ласкал бы их беззубым ртом
    Ту-ду-ду-ду, ту-ду-ду-ду, о-о-у-о
    Нверно это любовь





    Мертвые не стареют, мертвые не растут
    Мертвые не курят,   мертвые не пьют
    Мертвые не танцуют, мертвые не лгут
    Мертвые не играют,  Мертвые не поют





    Над живностью на падаль спадает свыше луч
    А над лучем сияет и пляшет радуга
    И я пою о Свете, а Света смотрит в даль
    В дали летает ангел целясь из рюмки в нас
    Божественным огнем
    И мне легко и сладко смотреть
    На то как мы летаем там




    Три гиены на площади у церкви
    Львиную лолю рвали на кусочки
    Я зашел в ближащий департамент
    И перечислил грешные деянья

 Припев:
    А в мутном небе холодные звезды
    Их слабый свет никогда не согреет меня
    Мама, возьми меня обратно

    Из-за сомнения в царствии небесном
    Великий разум рухнет в одночастье
    Падший ангел в блестящей колеснице
    Прокатил меня по этой жизни

 Припев.

    Я проснулся с ветренной блудницей
    И произвел над ней лаботамию
    Той же ночью голодные и злые
    Три гиены вошли в мое сознанье




    А что будет то и будет не жалею ни о чем
    Ангел мой меня разбудет
    Сердце отворит ключем
    Синева нахлынет в душу
    Растворится синевой
    Я скажу ему послушай от чего же так тепло
    Ангел только улыбнется и исчезнет в небеса
    В сердце ключик повернется и пружинки заскрипят





    Милая если б я мог я бы допил стакан до дна
    Поцеловал бы тебя в уста и жиэнь бы прожил легко
    Но депрессия лежит на мне как плита
    На которой танцуют реп бандерлоги, бандерлоги
    Депрессия лежит на мне как плита
    На которой танцуют реп бандерлоги, бандерлоги





    Я старый стриповый(?) пипл и к ж%пе моей прилипл
    Пацифика знак горячий, в глазах моих плачет удача
    Мы мир этот на уши ставили,
    А нас к орденам не представили
    И забыла мать Земля хитового хипа





    Как ненасытная львица я иду напролом
    Сжимая в руке волшебный капрон
    С раннего утра наполнив трепетным звуком
    Весь дом совершаю движения в тон и вот
    Он уже начинает вставать




     A                    Em      A             Em
  Из тех, кто был в ней, из тех, кто любил ее
     F          C       G D
  Нет никого - все ушли
     Am               Em       Am                 D
  И когда мой солдат, поднявшись двинется в бой
     C        D     Am     Em      Am
  Она услышит мое последнее "Ура!"
     C                  D   C            D
  Под барабанную дробь, в ожидании конца
     F      Am G    A
  Выйду я из нее




    Штраус Иоаганн любил курить план
    Разогнать паровоз и сорват стоп-кран
    Штраус Иоаганн в Булонском лесу
    Топил молодых девок в пруду
    А потом писал вальсы для Тургеневских дам
    Штраус Иоаганн не любил Джетро Талл и мешал
    (Коберне с Чилой Сригалл)?
    Штраус Иоаганн это вам не Кобзон
    Это вам не БГ и даже не Грирорян
    Он сам бы спел этот вальс
    Если б здесь был сейчас




    Вой ветра города без названья люди без лиц
    Путь к дому по бесконечной аллее столбов
    Полный стакан и битая карта - дама червей
    Которую придумал сам и роль вольта
    Не плохо сигранная мной
    Но вот где-то внутри уже струится
    Кольцами кровь и бежит ручьем
    По мертвым лугам
    И мерцают костры, ах, как мне нравится
    Жечь листья травы и наблюдать за тем
    Как превращается в пыль вся моя жизнь




     Em                     A            Em
  Мне уже за тридцать лет, тридцать лет
     Em                     A            Em
  Мне уже за тридцать лет, тридцать лет
      C          D      H    Em
  Еще лет тридцать и пи@#$%&ец






    Во сне я ве еще думал я грезил
    А сон был ливнем и пеленою пыли
    Внезапно я ощутил как зубы мои стареют
    Вот так я мало по малу превратился в коня





    Когда из пьяных глаз твоих
    Хлынет Ниагара на грязный стол по обе
    Стороны луны став в зеркальной позе
    Я скажу тебе о мой депресивный друг
    О мой собутыльный брат плюнь на все пей до дна
    И если вдруг в тумане снов ты увидишь камень
    Спрячься за ним а если вновь блеснет окно
    Радугой призывной разбей стекло собой
    Но мой депресивный друг, но мой собутыльный брат
    Прошу оставь меня одного




    Мне снилось: мертвенно бессильный
    Почти жилец земли могильный
    Я глухо близился к концу
    И лучший друг пришел к кровате
    И бомача слова проклятья
    Меня ударил лицу(яйцу?)





    Кувыркаются ангелы, кувыркаются милые
    В бесконечном пространстве и ниже
    То их небо умоет кисло-сладкими ливнями
    То ветрами как сахар оближет
    Кувыркаются ангелы насмехаются нахальные(?)
    Над людскими слезами и горем
    Мол чего копошитесь как черви могильные
    Ваши беды копейки не стоят

    Ай-я-я-я-яй Палома ту-ку-ру-ку-ку-ку
    Ай-я-я-я-яй Палома ту-ку-ру-ку-ку-ку

    Измываются ангелы измываются толстые
    Возывшаясь над грешной землей
    Электрических молний накончники острые
    По крылатым насмешникам лупят
    И летят сверху ангелы, летят пораженные
    Словно яблоки битые гнилью
    Лучья перьев затопчет милиция конная
    Не спросив не имен, ни фамилии





    Когда на моем спит Январь
    Встает из дыма африканских трав
    Внимая солнцу липовый жар черной старушке Занзибар
    И зовет голосом сладким в холодные небеса
    Где под толщей льда спит потухшее солнце
    Она зовет меня




    (инструментал)



    Облегчи нам страдания боже
    Мы как звери вгнездились в пещеры
    Жестко нам наше гранитное ложе
    Сложно нам без любви и без веры
    Самоцветные камни сверкают
    В даль уходят колонн вереницы
    Из холодных щелей выползают
    Саламандры, ужи и мокрицы
    Наши язвы напонены гноем
    Наше тело на падаль похоже
    О простри над могильным покоем
    Покрывало последнее боже
    Покрывало последнее боже




    Ах, милая земля из тех, кто нырнул в тебя
    На том конце ни кто не всплыл
    Грядой кусочки сна лежат как отсрова
    На твоем гранитном платье
    Осталось бросить камень вслед
    И плыть с того на этот свет
    Но если б имел я компас
    Я бы вернулся к тебе
    Когда бы имел я компас
    Я бы вернулся к тебе
    И остался с тобой на всегда
    Моя микронезия





     Мы кончим так же как Палковводец Красс
     Мы все кончим так же как кончил Красс
     После того как мы получим приказ мы (фю-ть)
     Кончим как Красс




     ( инструментал песни Пиноккио( альбом Гигантомания) )




   1. Пиноккио
   2. Китая - город
   3. Мата Хари Блюз
   4. Песня о ней
   5. Virus C
   6. 2001 год
   7. Грета Гарбо
   8. Лунный всадник
a  9. Яд
  10. Ала Маона
a 11. Эпитафия
  12. Гигантомания
  13. Virus C repeat




    Театр глобо - огненный шар
    В самом цнетре сидит человек
    Его век течет как из крана вода
    Подставляй стакан, пей до дна
    В крохотных клетках сидят фонари
    По ним из пушки палит король Джон
    Был шутом - стал господин
    Он один пока не знает о том
    Что Пиноккио -  Датский принц
    Пиноккио - черный молот
    Пиноккио - мистер Х
    У него миллион глаз
    У него миллион лиц
    Пиноккио великий артист

    Дамы рыдаут, рыцари пьют
    Дурак об пол расшибает лоб
    С небес на землю спускается бог
    И дает человеку пинок
    А Пиноккио -  Датский принц
    Пиноккио - черный молот
    Пиноккио - мистер Х
    У него миллион глаз
    У него миллион лиц
    Пиноккио великий артист





    Вау ше, ван бо, 

3. Мата Хари Блюз

Он был нахальным парнем, он был почти что шик Я снела его в баре, когда эта дрянь спускалась вниз Он дал добро и мы пошли ловить такси Я привезла его в свой дом и мы легли в кровать Что вытворял со мной он в словах не описать Крутил, вертел, боролся и скакал верхом Проснувшись уторм рано ушел бесшумно, скот Не заплатив по таксе за койку и комфорт От ныне счет с клиентов всегда буду брать вперд Я знаю ее уже много лет И я едва ли расстанусь с ней Мне жаль ваше время, но все таки я Расскажу вам о ней когда день уносится прочь Припев: Она просыпаясь открывает глаза Садится в такси и приезжает сюда И заставляет летать до утра Она живет на Тверской рядом с метро И работапет уборщицей в театре Она не пишет стихов, не читает книг Не умеет играть на гитаре Но когда день уносится прочь Припев. О, если хочешь мой друг, я могу и тебя Познакомить с ней, но я привык делать Подлость друзьям я обязан напомнить тебе Когда день уносится прочь Она просыпаясь открывает глаза Садится в такси и приезжает сюда И если ты не умеешь летать случиться беда (инструментал) В детстве я играл в футбол, А когда подрос стал играть рок'н'ролл Я теперь вдруг понял что все это было напрасно Я открываю дверь с надписью "входа нет" Закурив сигарету выхожу на проспект И смотрю на прохожих сквозь тобачный дым Вспоминаю как в подарок я построил дивный замок Как бежал за блудным ветром, как играл с огнем и пеплом И так однажды я войдус мечем в руке в 2001 год 2001 год я бегу по дороге разинув рот А за мной по пятам катятся танки Я забегаю в тупик, в тупике наркоман Сидит в жезлонге и курит дрянь Я вижу в его глазах свое отраженье Он зовет меня туда, где нет горя и огня Где несет покой глазам сон малиновый туман Так вслепую я войду с бычком в зубах в 2001 год Вот еще один вариант мои мысли чисты как бриллиант И в моей душе нет паутины и грязи Я рад тому что живу, я рад солнцу и рад дождю Я один из тех кто затерялся в толпе И неведомо куда мою лодку несет река Так плыву я безучасно через время и пространства Но я так бы хотел встретить живым 2001 год В этом доме было когда-то так как бывает в кино В этом доме жили когда-то барышни без имен Они умели играть на дуде мелодии разных стран В их карманы звонким ручьем стекал спиртной океан И где-то там, там на дне. И где-то там, в святой воде Я встретился с ней Я бы выжил если ы выпил фужеры ячменной воды Слышишь милая пахнет поленым - это горит внутри Пажарник смелый с бранзбойтом в руке Прехал тушить пожар, но встав опрометчиво Между огнем и мной превратился в пар За чем же так шутить с онгем За чем же так играть со мной О, Грета Гарбо Мой лунный всадник ночью и днем Сверкающий золотом и серебром Шел к дальним мирам, хрустальным богам Мой лунный всадник Лица и маски, тени и свет Но вновь выпадает крестовый валет Там в вышине в сплошной тишине Мой лунный всадник Подавленный дух испуганный взгляд И ангелы все как один говорят - Из тех кто у шел ни кто не вернется назад Но каждое слово кроет обман И мир за окном пуст как барабан Пусто внутри и поэтому, полон стакан Припев: Но мама это яд, это яд Но мама это яд, это яд Мама это твои слезы в ампулах Мама это твоя кровь в вине Мама не пей, мама - это яд Все равно СПИД или рак, грядущее пепел Прошлое мрак срази меня гром если это не так Не познаный бог, который в нутри Сам поставит точку над "И" В день когда завершиться твой жизненый путь Припев. (дважды) (инструментал) C D Am C Что за ночь - негры да снег G D Am Сверкают так, что не уснуть C D Am C В скотском небе так много солнц G D Am Что даже свиньи - любимцы луны F G C Am Держат нас за своих F G D Братьев и сестер C D Em C Огненный молох - бог и судья G D Am Мы все вернемся домой C D Am C D Ты из пыли, я из огня Em Мама видит сны Тот, кто держит сердце в тисках Доверит душу ветрам Кто сказал, что эта дыра Ведет к небесам Пепел грез, вот и все Что осталось нам (инструментал) (инструментал) 1. Пора смываться 2. Смерти больше нет 3. Метла 4. Дом "Голубые Глаза" 5. Ботаника 6. В доме на улице Смольной 7. Танец маленьких свиней 8. Мой генерал 9. Фамильный вампир 10. Лучшие времена 11. Сон ни о чем 12. Без крыльев, как дым Один человек обещал мне спасти мою душу Другой дал стакан веле смотреть на дно Оба пошли за вином и не вернулсь назад Когда пришла пора смываться Я готов был исполнить любой ее каприз Она ела грибы и курила гашиш Хотела подняться в небо, но улетела в трубу Когда пришла пора смываться Туда где всегда горит свет Туда где никто не найдет нас И было много племен и народов под этой эвездой Одни клялсь небом друзие клялись огнем Но все закрыли рты расставили руки пошвам Когда настала пора смываться И так прошло 2000 лет стех пор как крикнул петух А мир все так же похож на скотный двор Если мне позвонят скажи, что меня уже нет Что пришла пора смываться Туда где всегда горит свет Туда где никто не найдет нас В доме на лысой горе свет, свет, свет Пир во время чумы восставших из ада ведьм Я танцую с ними всю ночь, а к утру выбираю одну Ту у которой во лбу горит серебрянный крест И на нем один мертвец одетый в клоунский фрак Давно забывший о том что такое смерть став огем Мне радостно знать что он такой же как я И для нас смерти больше нет, смерти больше нет А в ее глазах лед, лед, лед Сто последних лет, сто последних зим И каждую ночь - звездный дождь И зов стой стороны и сладкий дым сигарет Пока не вспыхнет вновь яркий свет И беспечные дети зари, идущие по волнам И икнут(?) ей в след - Смерти больше нет, смерти больше нет А в домах под землей тьма, тьма, тьма Зажги свечу, беги за мной еще один мертвец Одетый в клоунский фрак Давно забывший о том что такое смерть став огем Мне радостно знать что ты такой же как я И для нас смерти больше нет, смерти больше нет Я разбил все зеркала и осколки выбросил вон Дворник умер от того что я осколки выбросил вон Я был бы уже там, где меня сей час уже нет Ах, милая если бы ты не привела меня к себе Я сварил летучую смесь, разбавил вином кислоту Я раздел тебя до гола и посадил на метлу Когда твои зрачки стали больше, я сказал тебе Ах, милая, а давай летать на метле По ту сторону духи тьмы, а по эту тотже коктейль В сердце клоуны идут с луны значит ночью будет метель Я б остался с тобой до утра жить на этой земле Ах, милая, если бы ты умела летать на метле Ах, милая, если бы ты умела летать на метле У нее был дом "Голубые Глаза", А у меня был гроб, в котором жил сатана Иногда он пел, иногда курил, иногда угощал меня И мног раз, ах, как много раз она Топила меня в свои слезах На свете нет большего греха к таким как она И если б я был лучше все было б не так Ах, если б я был лучше, Я бы чаще смотрел в небеса Когда с небес стекла вся кислота И на земле снова случился потоп Два ангела - умный и дурак Пропив ковчег сошлись на том Что у нее был дом "Голубые Глаза" А у меня был гроб, в котором жил сатана Но когда он пел, он был как Серафим Да только пьяный в дым И если б я был лучше все было б не так Ах, если б я был лучше, Я бы чаще смотрел в небеса В ботаническом саду припеваючи живет Разноцветный старичок То как резанный вопит, то задумчего молчит И смотрит в потолок И у него в глазах тайна столетних трав А в его голове - ботаника, ботаника Огненной травы Он когда-то танцевал танго в облаках Видел вещие сны, но однажды Он упал с неба в мой стакан И остался жить в нем И у него в глазах тайна столетних трав А в его голове - ботаника, ботаника Огненной травы В доме на улице Смольной грохот и звон Всю ночь до утра А на утро из дома выносят вон мартвеца В кафельном зазеркалье моют его В мыльной воде пока он опять как новый Не встанет во всей красе И каждый день за ним следит с небес Херувим И каждую ночь в бубен бьют космонавты Играет бес на дуде учтиель Химии варит на кухне ЛСД От любви ничего не осталось Только эта черная тень Когда она склеела ласты ей было всего 27 От веры осталось сомненье, а то надежды - стресс С тех пор об общественном Мненьии вырос дремучий лес И каждый день за ним бродит пьяный Херувим И каждую ночь в бубен бьют космонавты Играет бес на дуде В доме на улице Смольной в городе Москве Танец маленьких свиней едва зайдет солнце И новая ночь скажет мне хрю Безутешная вдова раздвинет все шлюзы И ангел хранитель закроет глаза Он будет спать до утра ему присняться волхвы Поющие в хлеву, поющие о том, что вся эта жизнь И все эти дни лишь танец маленьких свиней, Танец маленьких свиней А когда вернется вождь с охоты за ветром Нежная Ско разведет костер Вефлиемская звезда опять взайдет в небе И не погаснет уже ни когда А ты будешь жить до утра, Тебе приснятся волхвы Поющие в хлеву, поющие о том, что вся эта жизнь И все эти дни лишь танец маленьких свиней, Танец маленьких свиней Если б ты знал, кто хранит меня И несет мой крест Африка за окном, антарктида внутри А между ними я и он припев: Ангел, которого нет в небесах Демон, котрого нет под землей Мой единственный друг, мой генерал припев. Он заслужил в бою орден и звезду И персональную пенисию Он был ранен много раз, но как настоящий солдат До сих пор стоит на посту Ее внутрненний мир как приют для бомжей Скрытый от глаз без окон и дверей Шипящий фантан бьет из колотых ран А округ растут орхидеи И каждый раз в ожидании любви У нее вырастают волчьи клыки И тогда от нее нет спасенья Припев: Она всегда со мной - она мой фамильный вампир День за днем она пьет мою кровь Кто-то курит, кто-то рвет вены, Кто-то нюхает белую дрянь А она пьют мою кровь Доброе утро с орхидеей в зубах В ванной потоп на кухне бардак От платья остались лоскутки, От тела не осталсь ни чего Еще одна тень в комунальном раю Но кто бы знал как я хочу Забыть навсегда ее имя Лучшие времена когда лежит слева камень А справа коса, а между ними бутыль И все мертвецы пока еще живы Стремный корабль лелит распустив паруса Туда где Припев: Все будет в кайф И ни кто ни кого ни когда не убьет Пока в далеких лугах растут волшебные травы Лучшие времена когда под звездным небом Прикинувшись ветром ты занимаешься треньем С Белоснежкой всю ночь, а тебе завидуют гномы Которые не верыт в любовь, которые не Знают о том, что Лучшие времена когда твой ангел поет А ты не знаешь кто стоит за его спиной Бог или черт, жизнь или смерть Главное в том что твой ангел поет А значит Сто тысяч и тень на сундук мертвеца Все одеты с иголки в шелк и меха А на мне макинтош разрисованный серебром А между ног святая Бхагават Гита Я спел бы тебе о грядущей войне О летающих в небе и лежащих на дне Но я беру Си минор и пою веселый вальс Пока не грянет гром и все Это так похоже на сон Сон ни о чем Если бы я был хвездой все бы видели свет Но в небе темно, значит там меня нет И я рисую последний этют с невидимым солнцем И ложусь спать до светлых времен И каждый раз я вижу сон Сон ни о чем Без крыльев, как дым форм любых Придуманных фантастом над кровлей крыш Чужих домов летает паранойя И в шорохе дней ни кто не знает что в ней Солнце светит напрсно, солнце светит зря А в запахе роз дивных струн пьяное дыханье Свято Дон Хуан всем на зло поющий диферамбы В желтой траве для которой уже Солнце светит напрсно, солнце светит зря Если лето пройдет не плачь о нем И не беги за солнцем Не целуй без любви за чем искать Живого среди мертвых Не верь мне когда я скажу тебе Солнце светит напрсно, солнце светит зря E Ну что ты милая ворочаешь прах E Видишь двое сидят на ветвях A Один как буйвол, другой как жираф E Бери любого и тебе будет кайф A Это Африка E Это Африка H A Смотри как много негров E Это Африка Я работаю пять дней подряд Я всем доволен и всему рад Я шалю потихоньку в субботу А в понедельник с похмелья на работу Это Африка Это Африка Смотри как много негров Это Африка A E Вчера мы двигались вверх, а сегодня мы катимся вниз A E Вчера мы пили вино, а сегодня мы пьем антифриз H A E Мы не сжигаем крестов, не поощряем расизм Живите тихо, любите молча Если стреляете, стреляйте точно Но пощадите своих детей Если не хотите, чтобы стало темней Это Африка Это Африка Смотри как много негров Это Африка Вчера мы двигались вверх, а сегодня мы катимся вниз Вчера мы пили вино, а сегодня мы пьем антифриз Мы не сжигаем крестов, не поощряем расизм A Это белые братья черного бога E Будут сеять смерть H A E И пишут свои священные книги огнем Это белые братья черного бога Будут сеять смерть И пишут свои священные книги огнем E A О-о-о-о-о-о, Африка О-о-о-о-о-о, Африка Am Мой дом - моя крепость и я в ней - боец Am И мне наплевать на биенье сердец F Fm Am Пусть кто-то идет неизвестной тропой F Fm Am А мне в этой жизни дороже покой Пусть всех вас согреет свет ясного дня Меня же - вкамине пыланье огня От всей лживой жизни, от жизни смешной Надежно укрыт я высокой стеной А вдруг постучится кто в дверцу мою В замочную скважину я посмотрю И будь ты уставший больной от потерь Тебе никогда не открою я дверь Вы бьетесь, стараясь судьбу превозмочь А мой светлый рай - бесконечная ночь Мой дом - моя крепость, а я в ней - боец И мне наплевать на биенье сердец C Am F C G Я открыл свое окно и увидел обычный будний день C Am F C G Толпу людей в метро, толпу солидных горожан F C F C Толкающих тебя, и голову сломя F C G Бегущих на рабочие места И стало скучно мне смотреть на эту беготню И я хотел уже закрыть свое окно Но вдруг увидел я, летящих в никуда Крылатых, розовых слонов F C F C И понял я тогда, что нужно мне туда - F C G К слонам летящим в никуда Am F Наш полет был словно сон, много солнца было в нем Am G Серый мир растаял без следа Am F Ныне к звездам я летел, звезд тепло познать хотел G F C И рад был тем, что повстречал удачу я! Мы спим и видим сны, и каждый мечтает о своем Беда лишь только в том, что крылатый слон не к каждому заглянет в дом Но все же мы их ждем, мечтой одной живем F C C Хотя все знают то, что нет ... F Em Am F G C Что нет на свете вещих снов, как нету крыльев у слонов. /G /A /H /C C ( /X - бас X) В стремном скверике на Пушке Где собираясь бьют баклуши G Лоботрясы с серьгами в ушах /G/A /H /C C Кто-то тащится с безделья, Кто-то мается с похмелья, G Кто-то топит в лужице Му-му F G C У нас в деревне сегодня хит-парад F G C У нас в деревне сегодня хит-парад Я ненавижу Анну Вески, Модерн Токинг, Арабески, Презираю Леонтьева с Кобзоном Я не варвар, не злодей, Но тоска берет от всей Этой теле-радио-эстрады У нас в деревне сегодня хит-парад У нас в деревне сегодня хит-парад F C G C О, моя деревня, мой родимый дом F C G C О, моя деревня, мой родимый дом В стремном скверике на Пушке Где собираясь бьют баклуши Лоботрясы с серьгами в ушах Я спел отважно и сыграл Песни, что придумал сам И молниеносно был схвачен-скручен-взят У нас в деревне не дремлет зоркий глаз У нас в деревне не дремлет зоркий глаз И вот я еду на корове По проселочной дороге А за мной бегут толпою гневной Хиппи, панки, анархисты Рокеры и металлисты И вертлявые танцоры брейка У нас в деревне сегодня хит-парад У нас в деревне все время хит-парад О, моя деревня, мой родимый дом О, моя деревня, мой родимый дом G D G Моя соседка - прожженная блядь C D G Славилась доброй душой G D G Никому никогда не могла отказать C D G В стремлении пройти через ночь C G D G Ключ к ее сердцу лежал у двери C D G Под тряпкой половой C G D G И каждую ночь люди, жаждя любви C D Am В нее входили толпой И всяк был согрет, и всяк был любим Хозяйкой в назначенный час В этой квартире гостем ночным Я сам бывал много раз Но веселые дни ушли навсегда Взятые в плен суетой И, так часто бывает, прожженная блядь Генеральской вдруг стала женой Жена генерала, как с обложки журнала Взирает на мир с высока Она ездит в авто, носит суперпальто Ходит фильмы смотреть в Дом Кино А ее бедный муж - отставной импотент Вечерами дома сидит И взглядом безумным, полным сарказма В цветной телевизор глядит И вот как-то ночью приводит она Мужчину какого-то в дом Молодой ухажер, генерал и жена Спать ложаться втроем Но терпеть беззаконье, открытый позор Генерал, безусловно, не стал - На прошлой неделе он плюнул на все И в черный ящик сыграл Из соседней квартиры доносятся вновь Крики пьяных людей Старуха-вдова с напудренным рылом Опять принимает гостей Ну что тут попишешь, коль с рожденья она Славилась доброй душой Никогда никому не могла отказать В стремлении пройти через ночь C Am Скорее проснись, нас обокрали, Dm G Все наши мечты унесли, мы проспали F G И вот мы голые идем, F G С тобой по улице вдвоем, F G C Скорей проснись мой друг, нас обокрали... C Am Ну что ты кричишь, ведь не будешь услышан Dm G Лишь тени живут здесь в подвалах, на крышах F G Ты в самой страшной из пустынь, F G Не торопись, чуть-чуть остынь F G C И не кричи, не будешь ты услышан... Dm G Ты помнишь, мы крылья приделали сами, Dm G И нужно - же было понять что-то нам Dm G Давай, хоть с оборванными парусами, F G Спокойно осмотримся по сторонам Dm G Смотри, на балконе семейство во фраках, Dm G Как чинно они поглощают омлет Dm G Ну кто-б мог поверить, что здесь была драка, F G За очередь первым войти в туалет. C Am А в этой квартире в утром все пьяные, F G Здесь трио мужское сидит много лет. F G F G В одиннадцать снова портвейна достанут, F G C И будет опять продолжаться банкет. В соседнем подъеде небритый мужчина, Усталость в лице и глазах его транс, И сразу понятно, что в картах причина, Ведь он до рассвета играл в преферанс А в этой квартире хозяйка в подносом, Здесь утренний кофе разносят в постель А муж этой дамы с рогами и носом, Он в отпуск уехал на пару недель. А вот и старушки по двое, по трое Уставши от жизни глотают озон Их сплетни как зерколо, только кривое Ведь слышали звон, но не знают где он И ты хочешь кричать, пожалей свои связки, Не будешь услышан, скорей свистнет рак, Ведь только в прочитанной в юности сказке На помошь приходит какой-то дурак Так вглядись же в знакомые лица, в детали И вспомни вот эту бессмысленность глаз Ведь это они, пока мы крепко спали, Без всякой причины украли все лучшее в нас... Ранним утром вместе с Брутом из долины желтых пирамид Вышла странная фигура, непотребная на вид Глядя сверху вниз на это, папиросу сунув в мокрый рот, Я спросил его небрежно:"Кто ты - князь или пророк..." И в тот же миг со страшной силой Получил кувалдой в лоб я И теперь на все живое Я смотрю сквозь толщу призм Ибо ныне знаю точно,что такое катаклизм E A На ее пальцах кольца Сатурна, Е A Она пахнет хуже, чем урна. E A Ее дед маркиз де Сад, H E Ее папа - Шикельгрубер. Она опасней вируса СПИДа. Она кровава, как коррида. Она зовет меня обратно В царство мрачное Аида. Пр.E A Реанимационная машина |*3 H E И на, и на, и на хой! Теплая ночь, поздняя осень, Арбат, дом номер 8, Здесь жила когда-то Таня, Я помню это до сих пор. Кто-то режет в ванной вены, От любви трясуться стены, А мы пьем на кухне водку. С Джимми Хендриксом втроем. Пр. О, мутноглазая девица, Ты лелеешь кончик шприца, Но напрасно, ой напрасно, Ты летаешь в облаках. Облака плохая опора, Ты на землю рухнешь скоро, И довезет тебя мгновенно До ближайшего холма. Пр. Em Am Под черным небом круг воды Em Am И желтый свет дрянной луны C D Я жду у моря C D Я жду у моря Am Em H7 Em Стремный корабль мечтанья и грез Табачный дым развеет сны Рассвет разрушит мрак ночи Я сяду в корабль Я сяду в корабль И утром покину, покину тебя Пускай твердит толпа, что я Давно уже сошел с ума Я просто верю Я твердо верю Что стремный корабль за мною приплывет C F Am Ты была той женщиной, которая не знала слово "нет" C F Am Ты была той женщиной, которая, глядя на свет, D Вспоминала о звездах, мечтая о том F C Как бы напиться скорей G C И упасть в тарелку лицом Ты была той женщиной, которая любила врать Ты была той женщиной, которая любила спать С первым, кто войдет в твою дверь Либо купит много вина Либо прокатит тебя на своем авто до угла Но я любил тебя, я любил тебя, я любил тебя Я любил тебя, я любил тебя, я любил тебя C G В черную пятницу, пьяный как свин, F C Я возвращался домой через лес. C G У входа подъезд мне встретилась дама, F C Красотка, мулатка, латинская смесь. C G Ее звали Конфета, и я захотел F C Ее укусить и вместе лечь спать, C G Но она мне сказала - давай лучше пить, F C Ляжем в кровать когда будет светать. F G Но в тот момент, когда прокричал петух C Am Она сказала - мне пора F G И в тот-же миг исчезла вдруг, F G И очертив вокруг кровати круг, F G C Я лег в постель, и вскоре уснул. Утром проснувшись от боли в суставах, Я чуть не умер - в бутылке на дне, Сидела моя ночная гостья, И улыбалась загадочно мне. Жаждой томим, вскочил я с постели, Но старая ведьма расставила сеть И мерзким дискантом сказала "Не бойся, Теперь уж не долго осталось терпеть!" "Ты никогда не станешь молодым... Вот стакан, а вот вино и дым..." И тогда я взглянул в зеркало, И увидел в нем, Горбатого седого старика... Щуря глаза, он смотрел на меня... С Am Я тихо и скромно сидел в уголке Dm G Как вдруг ты подошла С Am И глядя в глаза, без эмоций и слов Dm G Стакан мне налила вина. F G Мы медленно пели, говоря ни о чем F G Как вдруг пропала тоска, C Am Нам стало свободнее и веселей Dm G Казалось, проснулась душа Слова утопали в грохоте диско Мысли катились ручьем, Мы с тобой уже понимали друг друга, Нам было приятно вдвоем Что было дальше, не стоит внимания, К тому-же я конец подзабыл, Но помниться в тесной, гнусно пахнущей ванной Кого-то я страстно любил Ах да, ты права, конечно тебя, Иначе и быть не могло, Прости мне малыш, что я твоей головой, Разбил в подъезде стекло Но это ты лжешь, я не дерьмо, Во всем виновата лишь ты Зачем ты поила меня вином Твердя о свободной любви... ----------------------------------------------------------------- (з)Добрал тексты, скомпоновал Епов Сергей (apsfwr@hotmail.com) ПЕСНИ Москва эксмо-пресс! 2002 УДК 882 ББК 84(2Рос-Рус)6-5 Г 83 Составитель В. Гаврилов Оформление художника Е. Ененко Графика В. Гаврилова Идея герба: А. Григорян, В. Гаврилов Использованные в книге интервью предоставлены автором Фото на переплете Максима Полубояринова Фото: М. Трушин, В. Гаврилов, Н. Чанышев, М. Полубояринов, а также из архива А. Григоряна Издательство благодарит Ирину Воронкову, Дарью Шаталову и Галину Муравлеву за помощь в подготовке книги Григорян А. С. Г 83 Крематорий. Клубника со льдом. Песни. -- М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. -- 336 с., илл. ISBN 5-04-009475-2 Песни легендарной рок-группы КРЕМАТОРИЙ стали неотъемлемой частью российской культуры на стыке веков. Неповторимая сюрреалистическая лирика Армена Григоряна, скрашенная черным юмором и сдобренная изрядной долей иронии, популярна и любима уже несколькими поколениями слушателей. В этой книге тексты песен КРЕМАТОРИЯ впервые представлены в максимально полном объеме, плюс к этому даны фрагменты интересных интервью Армена Григоряна, история и дискография "самого веселого на этой планете ансамбля". УДК 882 ББК 84(2Рос-Рус)6-5 © А. Григорян, 2002 © ЗАО "Издательство "ЭКСМО-Пресс". Составление, оформление. 2002 ISBN 5-04-009475-2 Посвящается всем музыкантам КРЕМАТОРИЯ Не плачь, это Солнце Взойдет еще не раз И твой поезд уходит не завтра Туда, где играет джаз Наш самый веселый на этой планете ансамбл ъ. Папа по прозвищу "Заппа" Заблудился в недрах Земли Он нарушил законы: Слишком много скосил травы. Теперь ты живешь в его доме, Похожем на маленький гроб, Тебя беспокоит кризис общения, Видимо ты мизантроп. Иногда ты пляшешь твист, Иногда пьешь тазепам, Говорят, ты фаталист, Алкоголик, наркоман. Никто не любит тебя, Никто не любит тебя. Но ты не плачь, это Солнце Взойдет еще не раз, И твой поезд уходит не завтра Туда, где играет джаз Наш самый веселый на этой планете ансамбл ъ. Как говорил Заратустра, Символ жизни -- весы, То поцелуешь кого-то, То покажешь кому-то клыки. Однажды тебе станет лучше, Боль пройдет навсегда, С утра выпадут зубы, Днем завершится война. А когда наступит ночь, За окном грянет гром И сам господь в последний раз В небесный скажет мегафон: "Никто не любит тебя, Никто не любит тебя". Но ты не плачь, это Солнце Взойдет еще не раз, И твой поезд уходит не завтра Туда, где играет джаз Наш самый веселый на этой планете ансамбл ъ. Группа Крематорий, 2001 год. Бухаров, Сараев, Терентьев, Григорян, Третьяков УВЕРТЮРА КРЕМАТОРИЙ... Одна из самых загадочных и удивительных российских рок-групп. Песни КРЕМАТОРИЯ уже стали классикой. Концерты Kt проходят с неизменным аншлагом, а выход каждого нового альбома -- событие для истинных ценителей русского рока. За 18-летнюю историю через горнило команды прошло около 40 музыкантов, но все они группировались вокруг главного -- певца, поэта и композитора Армена Григоряна. Жизнеописание необходимо начать с родителей. Сергей Григорян -- самолетостроитель и арабист, в конце 50-х годов работал на ближнем Востоке в качестве специалиста по МИГам, кои поставлялись Советским Союзом в дружеские арабские страны. Во время отпуска в Ереване он познакомился с девушкой Аидой, которая уже успела окончить институт по специальности химик-микробиолог. Они поженились 23 ноября 1959 года, а 24 ноября 1960 года, через год и один день, у них родился сын Армен. В этот период чета Григорянов жила в Каире, но рожать в этом антисанитарном городе Аида не решилась и срочно уехала в Москву, где в роддоме No 2 8 в Филях и появился на свет герой нашего повествования. Детство Армена Григоряна проходило в окружении многочисленных бабушек и тетушек, -- так как родители продолжали работать заграницей. Зимой Армен жил в Москве, а летом -- в армянском городе Горис на родине мамы. "В детстве я играл в футбол, а когда подрос, стал играть в Rock-n-roll..." позднее прозвучит в песне "2001 год". До сих пор Армен с гордостью любит рассказать, что в 1971 и 73 годах он получил звание чемпиона Ленинградского района (приз "Кожаный Мяч"). Но проблемы, возникшие со зрением, не позволили Григоряну продолжить столь многообещающую карьеру футболиста, и он обратился к музыке. Родители, как было принято в интеллигентных семьях тех лет, любили французскую эстраду: Сальваторе Адамо, Мирей Матье и Шарля Азнавура. Ну а Армен увлекся роком: The Beatles, Shoking Blue, T. Rex, и Doors. В родных пенатах московской школы No 167 Григорян в 1973 году организовал вокально-инструментальный ансамбль. Название его менялось много раз: "Батискаф", "Омнибус", "Черные пятна", а к 1975 году устаканилось в виде "Атмосферного Давления". Школьная команда начала свою концертную деятельность, как это было модно в те времена, с исполнения песен из репертуара ROLLING STONES, URIAH НЕЕР, SLADE, DEEP PURPLE и тому подобного. Собственные композиторские опусы Армен Григорян был вынужден маскировать под именитую западную музыку типа "песня AC/DC или Grateful Dead, музыка и слова их же". Тексты песен писались и, соответственно, пе- лись на американско-марсианском языке. Это было распространенным явлением у большинства наших самодеятельных роккоманд и называлось "косить под фирму". В 1976 году Армен, по стопам отца, поступает в МАИ, но рок-н-ролла не бросает. На первом курсе института в команде играли: гитарист Евгений Хомяков, появившийся позже в КРЕМАТОРИИ под кличкой "John", барабанщик Александр Севастьянов "Став" и бас-гитарист Армен Григорян. Году примерно в 1977 "Атмосферка" записала магнитоальбом " Корабль дураков" (своеобразный привет Иерониму Босху). К сожалению, а может, к счастью, лента с той записью была утеряна, однако мелодические темы "затонувшего" "Корабля..." всплывали эпизодически в песнях КРЕМАТОРИЯ, например в таких хитах, как "Клаустрофобия" или "Зомби". Главной проблемой "А.Д." было отсутствие приличных инструментов и, как говорили в те времена, "своего аппарата". На танцах и свадьбах ценность групп определялась не репертуаром (стандартный набор из западных шлягеров, "Машины Времени" и неизменной "Мурки" плюс "7.40"), а наличием своего приличного аппарата. Эта проблема решалась сложно и постепенно. Севастьянов работал дворником, дабы накопить денег на самодельные барабаны "Рамзани", Григоряну бас-гитару привез отец из-заграницы, а Хомяков разжился вполне сносной самопальной гитарой. Самым запоминающимся событием того периода было выступление группы на свадьбе в деревне Дубки, закончившееся массовой дракой сельчан, а также цивильный концерт в югославском постпредстве, после 10 которого самомнение музыкантов подскочило на колоссальную высоту, где пребывает и поныне. Спустя 20 лет вечно молодой Хомяков восстановил часть музыкального материала "Атмосферного Давления", а у Григоряна, к счастью, сохранились русские варианты текстов. Песни были частично отредактированы, правда, из коммерческих соображений, данное издание вышло как диск КРЕМАТОРИЯ "Реквием для всадника без головы". По-саббатовски тяжелый альбом был записан совместными усилиями музыкантов "А.Д." и "Kt" с привлечением друзей и соратников. Но вернемся к истокам. Где-то в начале 80-х в группу вошел сокурсник Григоряна по Авиационному институту Виктор Троегубов ("Борода"). Это было инспирировано не столько творческими, сколько экономическими причинами -- они на паях купили "комплект аппаратуры для вокально-инструментального ансамбля". Троегубов стал играть на двенадцатиструнной гитаре и петь. Примерно в это время в Москву стали попадать катушки с записями ленинградских рокеров. Армен сразу и безоговорочно полюбил песни Майка Науменко с альбома "Сладкая N", и под его влиянием решил записать акустический альбом. Упертые в хард-рок Севастьянов и Хомяков отказались участвовать в этой акции, и запись "Винных Мемуаров" была сделана Арменом и Виктором вдвоем. Отсутствие навыков студийной работы, бестолковые наложения и низкий уровень владения инструментами привели к тому, что запись получилась на редкость халявной и разгильдяйской. Посему ее и окрестили "Винными Мемуарами" -- дескать, с пьяного какой спрос. Зато в качестве названия новой группы уже появилось слово КРЕМАТОРИЙ. 11 По легенде, данное название родилось спонтанно. Всевозможных версий и толкований -- тьма-тьмущая. Дело в том, что каждый журналист, когда-либо бравший интервью, почитал за святой долг спросить, откуда же, в конце концов, такое мрачное название. Армен же Сергеевич, со свойственным ему артистизмом, старался отвечать каждый раз по-новому, поначалу вдаваясь в различные философские материи, поминая Аристотеля, Ивлина Во, Франца Кафку и Эдгара По, а потом отшучивался. Но так как этот вопрос почему-то оставался непременным атрибутом любой публикации в течение всей истории группы, терпение Григоряна истощилось, и в последние годы он просто вздрагивает, мрачнеет и отвечать отказывается наотрез. Так что главный вопрос современности остается открытым... Есть что-то мистическое в сочетании этих десяти букв: К-Р-Е-М-А-Т-О-Р-И-Й. Это вам, господа, не ТЕРРАРИУМ или ВОЙНА МИРОВ. А если еще вспомнить тот смурной период советского времени, когда еле живые вожди водили хороводы над мумией вечно живого, то станет понятно, почему название группы казалось страшной крамолой. Дебютная запись "Kt" не могла удовлетворить создателей, и почти сразу после "Vinus Memoirs" они записывают альбом "Крематорий 2". Чтобы хоть как-то организовать ритм-секцию приглашается вышеупомянутый Став, однако вместо запланированных бонгов ему пришлось отбивать ритм пальцами на отдельно стоящей литавре. Солирующую мелодическую линию ведет абсолютно замороченный человек, проходящий под кличкой Альтист Данилов. Для особо пытливых замечу, что последний играл на альте. 12 Два первых альбома писались на довольно приличном (по тем временам) магнитофоне в студии Театра им. Маяковского. Несмотря на гитарный нестрояк и "пение по соседним", даже в этих записях было что-то гениальное. Недаром компакты, увидевшие свет через 10 лет после записи, и сейчас пользуются большим успехом. На них красуется соответствующая надпись: "РОС ГЛАВКРЕМПРОМ предупреждает: воспроизведение данной записи на Радио и ТВ строго воспрещается. Лицам, не достигшим половой зрелости, нервноболъ ным и трезвенникам слу шатъ не рекомендуется". Короче, прими стакан и слушай. Несмотря на столь строгое предупреждение, ностальгирующие радио диджеи частенько заводят в эфире треки с этих альбомов. Еще бы, ведь на них впервые прозвучали такие хиты, как "Лепрозорий", "Аутсайдер", "Таня", и, естественно, "Крематорий". Уже тогда прояснились основные черты своеобразного "крематорского" стиля -- закрученная на игре ассоциаций сюрреалистическая лирика, положенная на разнообразную по стилю музыку: рок-н-ролл, вальс, баллада, кантри или, например, армянский фолк. Даже в самый ранний период наметился различный подход Григоряна и Троегубова к творчеству -- если первый тяготел к психоделии и отрыву от действительности, то второго влекло в русло бытовухи и социальной карикатуры. В 1984 году начался период "сейшенов" и "квартир-ников". Армен вспоминает: "Это изобретение чисто советское, продукт социальных условий. О каких квартирных концертах может идти речь в Америке? Когда нам предложили организовать первое подобное меро- 13 приятие, мы стояли на ушах от радости. Как это было? Из квартиры убирались все ценные вещи, приходил народ -- друзья, знакомые, знакомые друзей и т.д., каждый "приносил с собой", а бутылки оставлял, чтобы "окупились расходы". Именно в те годы, кстати, сложился и состав инструментов. Что может прозвучать в квартире? Акустическая гитара, гармошка, скрипка..." Институтский приятель, Александр Портнов, познакомил Григоряна с бас-гитаристом и пианистом Александром Пушкаревым (партийная кличка, как не трудно догадаться, "Пушкин"). Тот, в свою очередь, привел в "Kt" Михаила Россовского, блестящего скрипача, чья неповторимо кабацкая манера игры на инструменте идет, как минимум, от Гамбринуса, а как максимум -от скрипачей с полотен Шагала. Директором группы становится Дима Бродкин, муж сестры Пушкарева. Ему принадлежит заслуга организации первого флэтового концерта КРЕМАТОРИЯ на квартире собственных родственников в Красностуденческом проезде. Окрыленные большим успехом в узких кругах, музыканты пишут новый, уже электрический магнитоальбом "Иллюзорный Mip" (1986). На нем, кроме вышеуказанных новобранцев, записываются и ветераны "А.Д." -- John Хомяков (гитара) и Став (барабаны), плюс эпизодически появляется некий Змей. Автором всех этих песен был Григорян, за исключением "Маленькой девочки", где фортепианное вступление написано Пушкиным. Роль Троегубова свелась к подпевкам да игре на губной гармошке. Такое положение не устраивало Виктора, с его претензией на роль "отца-основателя" группы, и вскоре после записи он уходит из КРЕМАТОРИЯ и организовывает свой сольный проект с символическим названием "Дым". "Иллюзорный м!р", растиражированный самопальным образом, завоевал огромную популярность. По традиции тех лет, первые копии делались с кустарно выполненной обложкой, на которой художник Андрей Сизов изобразил монстра со сдутым воздушным шариком, изрядно смахивающего на обезьяну с презервативом. Украшением альбома являются женщины из шлягеров "Маленькая девочка" и "Сексуальная кошка", то бишь "Sexy Cat" (для эстетов). Эти записи завершают "андерграундный период" группы. Квартирно-концертная деятельность КРЕМАТОРИЯ нарастает. Команда, в отличие от большинства коллег из рок-подполья, начинает возить с собой на эти мероприятия усилители, колонки, электрическую бас-гитару и даже светомузыку. Так что акустикой это можно было назвать с большой натяжкой. На одном из сей-шенов, на квартире Сергея Рябцева, ребята устроили костюмированный хеппининг в стиле глэм-рока. Театральными шмотками их обеспечил Егор Зайцев. Тогда же появилась и шляпа, которая с этого дня стала неизменным атрибутом имиджа Армена Григоряна. Все складывалось один к одному: имидж, аппарат, репертуар и перестройка в окружающей стране, которая повлекла за собой, помимо всего прочего, легализацию рок-музыки. КРЕМАТОРИЙ был готов к выходу на большую сцену. В 1987 году раздался звонок из московской рок-лаборатории. Сегодня Армен предпочитает не вспоминать о сотрудничестве с этой организацией, ласково прозванной народом "блеваторией". Тем не менее, официаль- /5 ные концерты привели в том же году к присуждению КРЕМАТОРИЮ первого приза на "Фестивале надежд" . Был и еще один серьезный плюс в сожительстве с рокфункционерской структурой -- в группе появился Сергей ("Ёжик") Овсянников в качестве концертного звукорежиссера. Он до сих пор работает в команде, причем последние годы не только на концертах, но и в студии. После этого был записан великолепный альбом "Кома", награжденный, ни много ни мало, дипломом I степени журнала "Аврора" в обойме лучших магнито-альбомов 88-го года. "Безобразная Эльза", "Хабибу-лин" и "Кондратий" -- любимые персонажи московской тусовки -- вылупились на свет божий именно на "Коме". "Кондратий" проявился сразу в двух ипостасях: легендарного героя и компьютерщика по имени Алексей Кондратьев, чей талант заставил ритм-бокс стучать вместо живых ударных. Забегая на семь лет вперед, замечу, что Кондратий еще появится на горизонте "Kt" в амплуа художника и режиссера клипа "Белые столбы". На этом альбоме впервые прозвучал знаменитый "Мусорный ветер". Из многочисленных приглашенных музыкантов заслуживают особого упоминания Ольга Бочарова, Владимир Власенко (подпевки) и Олег Лагутин с Евгением Хомяковым (гитары). Надо отметить, что псевдо-опер-ный дамский бэк-вокал во многом определил специфическое звучание данного произведения. На этом диске впервые появляется саксофон Александра Куницина, впоследствии придавший своеобразный колорит саунду "Клубники со льдом". Иа всех номерных альбомов КРЕМАТОРИЯ "Ко- 16 ма" -- один из лучших. Песня "Мусорный ветер" в виде клипа смогла просочиться даже на ТВ, что принесло группе славу в народе. Правда, теленачальники с типичным партийным юморком оскопили название до кондитерски-липкого, и на протяжении многих лет группу частенько в прессе именовали КРЕМ. Но когда в 1989 году на фирме "Мелодия" вышла первая пластинка "Живые и Мертвые", на ней роковое название красовалось в полный рост. Зато пришлось пожертвовать первой половиной названия "Сексуальная кошка" и заменить нецензурное слово в песне "Таня". В 1988 году Армен знакомится со своей будущей женой Ирой. Это событие произошло не без помощи болонки по имени Чика, которую Ира выгуливала во дворе своего дома. Хотя Чика была всего лишь поводом для налаживания контакта, Григорян позднее увековечил ее в песне "Последний шанс" (Собачка). Армен и Ира поженились в тот же день, что и родители Арме-на -- 23 ноября следующего года. Выбор даты демонстрировал пиетет Григоряна перед загадочной магией чисел. Медовый месяц молодые провели в Латинской Америке, впечатления от которой, спустя много лет, трансформируются в альбом "Текиловые сны". Их первенец -- Григор родился 20 апреля 1990 года, а год спустя, 31 марта, на свет появилась дочь Елизавета. Следующим альбомом КРЕМАТОРИЯ стал диск с пафосным названием "Живые и Мертвые". Выход из "Комы" в "Ж&М" ознаменовался очередной сменой состава. Взамен "мертвого" ритм-бокса приходит "живой" барабанщик Андрей Сараев. Незабвенного "Пушкина" сменяет басист Сергей Третьяков. Творческий тандем этой ритм-секции до сих пор определяет уни- 17 кальный драйвовый саунд группы. Надо с печалью констатировать, что многочисленные музыканты, игравшие в "Kt" до этого, были по большей части просто инженерами и собутыльниками, то бишь просто любителями. КРЕМАТОРИЙ, как профессиональная группа, которую можно слушать в полный рост без скидок на "совок", началась именно с прихода двух профессиональных музыкантов Сараева и Третьякова. Кроме того, на записи "Живых и мертвых" появляется яркий гитарист Дмитрий Куликов. Диму Бродкина на посту директора группы заменяет Ольга Жигарева, с активностью которой во многом связаны дальнейшие успехи КРЕМАТОРИЯ. "Живые и Мертвые" представляют собой римейк: несколько вещей с "Комы" плюс переработанные песни с предыдущих альбомов. Но воспринимается он абсолютно цельно. Наверное, это самый хитовый альбом группы. По крайней мере восемдесят процентов песен с него до сих пор входит в концертный репертуар "Kt". Обложку пластинки украшает огромная фотография головы А.Г. в шляпе и черных очках. Это фото, снятое в инфернальном контровом свете, стало так же основой первого плаката группы (художник Сергей Павлов). В том, что диск "Ж&М" увидел свет, громадная заслуга деятелей питерского рок-подполья Андрея Тропилло и Андрея Бурлаки. А сосватал им "КРЕМАТОРИЙ" Александр Житинский -- организатор концертов лауреатов журнала "Аврора". В 1990 году на той же Мелодии вышел еще один LP "Клубника со льдом". На нем тоже наличествовали классные песни, например, заглавная, но в целом этот диск -- не самый удачный и довольно короткий. 18 Группа в этот период переживала увлечение арт-роком, что напрямую отразилось в альбоме. Длинные инструментальные запилы, сложная для восприятия широкой аудитории композиция, студийные эксперименты как-то не покатили. Тем не менее, пластинка разошлась громадным тиражом. Бесчисленные концерты по всему СССР закалили группу и заметно подняли профессиональный уровень музыкантов. А их сценический имидж, который точнее всего можно охарактеризовать словами "сдержанный траур", серьезно не менялся со времен флэтовых сей-шенов. В 1991 году вышел "Зомби", причем на какой фирме -- тайна, покрытая мраком. На самой пластинке никаких опознавательных знаков нет, кроме туманного упоминания про Ростовский завод магнитофонных кассет. "Зомби" производит мощное впечатление именно как альбом, схожий по композиции с "Декамероном" т.е. цепочка новелл, объединенных некой общей концепцией. Трудно выделить отдельные песни в хиты. Наиболее известны "Калигула", "Твари", "Ура" и заглавная вещь. Мельтешение различных персонажей сливается в сюрреалистическую фреску масштабной пьянки по случаю всеобщих поминок. Состав группы такой: Григорян, Россовский, Виктор Осипов (гитара), Сергей Третьяков (бас) и Андрей Сараев (ударные). С этого диска началось сотрудничество КРЕМАТОРИЯ с художником Василием Гавриловым (автором этих строк), которое длится и по сей день. Одной из наиболее удачных по оформлению пластинок является все тот же "Зомби". В нагромождении графических образов на обложке просматривается либо гигантский 19 череп, либо гигантская жопа (в зависимости от настроения зрителя). Сам художник, когда рисовал, подразумевал череп, а получилась, как всегда... Вскоре после выхода "Зомби" и аншлаговых концертов в "Горбушке" к КРЕМАТОРИЮ опять прибился Виктор Троегубов, пустив по ветру свою команду, причем привел с собой прекрасного гитариста Андрея Мурашова. Андрей до 2001 года работал в КРЕМАТОРИИ, успел отметиться как талантливый аранжировщик и записал в "Kt" целых три диска. Это довольно необычно для группы, поскольку, как явствует из предыдущего текста, на каждом новом альбоме в КРЕМАТОРИИ появлялся новый гитарист. В это время у Армена умирает мама. Тяжелейшее событие приводит к тяжелейшей творческой депрессии, практически три года он не пишет новых песен. Чтобы выйти из этого состояния, Григорян начинает работать над записью "Двойного альбома". Этот альбом появился на свет потому, что предыдущие диски не устраивали Армена по качеству записи. Решено было сделать альбом римейков на студии Мосфильма у звукорежиссера Николая Шестова. Причем сделать с размахом целых 24 трека, дабы выпустить все это в виде двойного LP. Несмотря на то, что качество записи опять получилось далеко от желаемого, двойник был выпущен рекордным тиражом и даже попал в десятку хит-парада МК. Этот проект помог осуществить продюсер Михаил Адамов. На обложке "Двойного Альбома" впервые появляется герб КРЕМАТОРИЯ, который в дальнейшем проходит красной нитью по всем дискам группы. В 1994 году крематорцы снялись в художественном 20 . фильме "Тацу" вместе с Настей Полевой и старинной соратницей Григоряна Маргаритой Пушкиной. Фильм получился откровенно занудным, зато из отснятого видеоматериала ребята смогли нарезать пару клипов, а исполнитель главной роли Вячеслав Бухаров подружился с КРЕМАТОРИЕМ и был приглашен Ар-меном на вакантное место скрипача Миши Россовского, эмигрировавшего в Израиль. В дальнейшем роль Буха-рова в группе год от году росла -- он стал работать в качестве второго вокалиста, гитариста, клавишника и т. д. В том же году был записан концептуальный CD "Танго на облаке", метко названный одним из друзей "шаг назад и в сторону перед новым прыжком". Дело в том, что Григорян и его пламенные сподвижники опять решились на эксперимент, сместив главный акцент с текста на музыку. Кстати, авторами композиций этого альбома являются не только А.Г. (как обычно), но и Андрей Мурашов, и Сергей Третьяков. Прекрасно аранжированный и четко записанный компакт местами производит впечатление слишком холодного и искусственного. После этого диска, говоря словами Армена: "КРЕМАТОРИЙ отказывается от услуг Троегубова". (Последние три года Виктор совмещал обязанности музыканта и директора группы.) Неугомонные крематорцы под Новый год затевают запись еще одного альбома с латиноамериканским названием "Текиловые сны". Вот как его характеризует Армен: "Этот альбом -- набор песен, которые объединены одним-единственным -- снами. Импульс к каждой вещи пришел из моих снов и воспоминаний о Латинской Америке..." Однако не только Морфей приложил руку к созданию диска, но, как следует из названия, и Бахус, 21 вернее -- его мексиканский коллега. К моменту сведения записи во всех близлежащих магазинах данный экзотический продукт (т. е. текила) закончился, и друзьям приходилось искать его по всей Москве, дабы не прерывать творческий процесс. На диск, кроме абсолютно новых песен, вошли и несколько хитов, уже обкатанных на концертах: "Эротические монстры", "Бесы в моих снах" и "Сине-розовый Марс". Альбом получился очень сильным, пожалуй, самым лучшим за последние годы. Предваряя выход компакт-диска, группа по западному образцу выпускает сингл "Бесы в моих снах" с пятью композициями. Самая лиричная и пронзительно-трагическая песня на этом сингле -- "Эпитафия" была написана Арменом в память о маме. В музыке явственно обозначилось возвращение к традициям старого КРЕМАТОРИЯ на новом техническом уровне и с новыми зажигательными мелодиями. Концерт-презентация нового альбома в столице прошел 1 июня 1995 года в традиционной Горбушке. Успех новой программы был очевидным -- зал на лету схватывал новые песни и подпевал, даже не зная слов. Этот концерт, в отличие от многих других, был записан на многоканальник и увековечен в виде CD. Летом группе предложили выступить в нескольких городах Израиля. Однако отъезд КРЕМАТОРИЯ стал делом отнюдь не простым: два Андрея, гитарист и барабанщик, остались без паспортов, которые были украдены на гастролях в Минске. Группе пришлось уехать в усеченном составе. Но и это не все -- на таможне в Шереметьево их тормознули, обнаружив у Славы Бухарова скрипку работы Страдивари. Отложив вылет, ребята заручились разрешением Минкульта на вывоз этой скрипки, которая ока- 22 залась подделкой, но весьма солидной, сделанной еще в прошлом веке. Зато великолепный прием в Израиле компенсировал все эти мелкие неприятности. Крематорцы почувствовали себя битлами времен битломании. Впечатления от посещения Святой Земли спустя несколько лет выльются в песне "Геенна Огненная". На этих гастролях Kt встретился с Михаилом Россовским, в результате чего израильская публика услышала уникальные скрипичные дуэты Миши и Славы. Окрыленные международным успехом, музыканты записывают "Микронезию" и "Гигантоманию". В первый альбом вошли 24 миниатюры -- зарисовки, не ставшие песнями, а во второй 13 длинных композиций. Эти опусы увидели свет весной 1996. Основой этой своеобразной дилогии послужили песни, написанные Григоряном в разные периоды жизни, по тем или иным причинам не вписавшиеся в номерные альбомы, говоря по-английски "outtake". Несмотря на достаточно пренебрежительное отношение автора к этим опусам, CD имеют стойкий успех. Мало того, некоторые треки стали хитами, например песня "Яд" или "2001 год". На "Гигантомании" впервые звучит мощный вокал Ольги Дзусовой в песне "Мата Хари Блюз". В дальнейшем Ольга в качестве бэк-вокалистки частенько помогала КРЕМАТОРИЮ в записи. В том же году КРЕМАТОРИЙ, по образному выражению Григоряна, "сыграл в ящик". Расшифрую: диск Kt вышел в составе первого шеститомного box-set'а серии "Легенды Русского Рока" вместе с дисками КИНО, АЛИСЫ, ЗООПАРКА, НАУТИЛУСА и ВОСКРЕСЕНЬЯ. 23 Смерть отца в 1995 году не могла не повлиять на творчество Армена, и песни этого периода несут явный отпечаток трагедии. В 1996 году Григорян разводится с Ирой и женится на Дарье. 24 апреля 1998 года у них рождается дочь Анна, после чего Армен скромно именует себя "отцом-ероином" и пишет песню "Ангелы весны" посвященную своим детям. Она пока еще не записана. Следующим альбомом стала "Ботаника", последний на сегодняшний день диск, объединенный сквозной идеей. События, предвосхищающие запись, были, прямо скажем, неординарными. КРЕМАТОРИЙ оказался втянут в разборки со своим очередным неудачным директором, в результате чего группа лишилась репетиционной базы. Пришлось писать .альбом старым андергра-ундным образом -- на квартире Григоряна в легендарном "доме на улице Смольной". Зато издание альбома отличалось повышенным пафосом: диск печатался в Голландии и его дизайн походил на детские картонные книжки-раскладушки раскрываешь альбом и вылезает групповое фото крематорцев в объятиях расписной "Ботаники". Здесь впервые в оформлении русского альбома был использован бодиарт. Песни этого диска на концертах практически не звучат, поскольку, по мнению Григоряна, "Ботаника" -- цельный образ и выдергивать из него отдельные треки невозможно, а играть целиком слишком долго. После выхода альбома главной заботой группы стала организация собственной профессиональной студии, что не так-то просто сделать в нашей стране. В это же время выходит мультимедийный CD-Rom с историей группы написанной Ладой Шатун, текстами песен, 24 фотоальбомом и прочими компьютерными замороч- ками. В 1998 году на "MOROZ Records" выходит полное собрание -- 15 альбомов группы, заново ремастирован-ных звукорежиссером Сергеем Овсянниковым и Евгением Танеевым. Главная задача этого масштабного издания была в том, чтобы систематизировать творчество группы в исторической последовательности и максимально улучшить саунд архивных альбомов. Многочисленные фэн-клубы Kt сформировались во Всемирное Общество Друзей Кремации и Армрестлинга (ВОДКА) на сайте crematorium.ru со своим Уставом и Манифестом, (см. стр. 129 и 282). Следующий взлет популярности группы был связан с блестящим альбомом "Три источника" (2000). Этому в немалой степени поспособствовала радио-раскрутка нового хита "Катманду". "Три источника" уже не претендуют на концептуализм и некую сквозную идею, зато количество хитов на диске впечатляет. Это и "Геенна огненная", и "Звероящер", и сама заглавная. В качестве трех источников творчества Армен провозглашает тунеядство, пьянство и блядство. Эта декларация провоцирует пишущую братию на стебные рецензии, а фанатов в зале на хоровое скандирование. Забавно слышать тяжеловесное слово "тунеядство" в устах молодняка, для которых это нечто малопонятное и архаичное. Презентация данной программы проходила в виде мирового тура: Америка, Израиль, Москва, далее со всеми остановками. Концерты проходили с огромным успехом, а о пребывании КРЕМАТОРИЯ в штатах можно было бы написать роман, но я не в силах этого сделать. В гастролях по маршруту Нью-Йорк -- Чика- 25 го -- Сан-Франциско группу сопровождал старинный друг и верный фанат Андрей Богданов (Богданыч). Благодаря его общительности и коммуникабельности, музыканты ухитрились познакомиться с местным наркобароном по имени Father, опустившись, так сказать, на самое дно негритянского гетто. На контрасте с этим Армен гостил у Дмитрия Пыжова, в прошлом русского художника, а ныне, одного из самых лучших и состоятельных Web -- мастеров Америки. В этом же 2001 году на фирме "REAL Records" выходит сборник хитов группы в серии "Главные песни" под названием "Fan-torn". Главная особенность этого ре-ализа в том, что подбор песен осуществлялся самими фанатами группы путем голосования на сайте crematorium, ru. Отсюда и название. Впрочем, одна песня была абсолютно новая -- "Бадихойли". В поддержку альбома выходит клип на песню "2001 год" (режиссер Митрофанов), однако, традиционная нелюбовь телевластей к группе со столь мрачным названием не дает возможности нормально раскрутить клип на TV. Весной 2001 года КРЕМАТОРИЙ участвовал в совместном концерте в Минске с ветеранами британской рок-сцены группой "Uriah Heep". Встреча на одних подмостках с кумирами детства стала знаменательной для Армена и всей компании. Особенно лестной была высокая оценка работы Kt английскими коллегами. Барабанщик "Хипов" Ли Керслэйк отсмотрел весь концерт и вынес свой вердикт: группа мирового класса, а уж ритм-секция (Сараев и Третьяков) -- выше всяких похвал. Трехлетнее строительство собственной студии при неоценимой помощи друзей было закончено, и КРЕМА- ТОРИЙ начинает новую запись под названием "Мифология". Альбом продолжает главную тему творчества Армена Сергеевича -- формирование микрокосмоса с множеством персонажей, причем на данном диске прототипами героев являются друзья и знакомые, как в добрые старые времена. Выход в свет этого нового диска по астрологическим соображениям намечен на начало 2002 года, но песни с него уже крутятся по радио и исполняются группой на концертах. В альбоме "Мифология" впервые зазвучала гитара Дмитрия Терентьева. Андрей Мурашов ушел из команды, и приход нового молодого музыканта определенным образом воздействовал на звучание "самого веселого на этой планете ансамбля". Звук стал плотней и современней, даже, скажем, моднее, хотя Kt идентифицируется с первых же аккордов. Армен называет "Мифологию" саундтреком ко всей крематорской жизни. Самые сильные песни альбома: "Ангел", "Маша", "Степной волк" и "Снегурочка" и, конечно, "Веселый Ансамбль". На концерте в ДК Горбунова в октябре 2001 года новая программа имела традиционный для КРЕМАТОРИЯ успех. Сам концерт сопровождался показом компьютерных клипов на мониторах сцены (художник Андрей Мельник, между прочим, его картина украшает обложку CD "Танго на облаке"). Крематорцы выступали в лихих демонических нарядах работы Егора Зайцева, старинного друга группы. Шоу снималось на видео, так что есть надежда увидеть его на DVD. Как говорится, "доживем -- посмотрим". Сразу после "Горбушки" группа отправилась в концертный тур по России. На этом нужно поставить многоточие, дабы не забегать в будущее... 27 КРЕМАТОРИЙ остается непредсказуемым и независимым от сиюминутной музыкальной конъюнктуры. Индепендент, одним словом. Трудно сказать, чем Армен Григорян и Kt порадуют поклонников в 2002 году (кроме данной книги, разумеется!). В конце концов, КРЕМАТОРИЙ, по словам Ар-мена, "всего лишь игра, ставшая жизнью". А посему -- добро пожаловать в КРЕМАТОРИЙ. Живые и мертвые ждут вас. Василий Гаврилов, Григорян и его шляпа ТЫ БЫЛА ТОЙ ЖЕНЩИНОЙ Ты была той женщиной, которая не знала слова "нет". Ты была той женщиной, которая, глядя на свет, Говорила о звездах, мечтая о том, как бы напиться скорей И упасть в тарелку лицом. Ты была той женщиной, которая любила врать. Ты была той женщиной, которая любила спать С первым, кто войдет в твою дверь либо купит много вина, Либо прокатит тебя на своем авто до угла. Но я любил тебя, я любил тебя, я любил тебя... Я любил тебя, я любил тебя, я любил тебя... . 31 ГЛОТАТЕЛЬ ПОРТВЕЙНА БРЮС-КОЛДУН Глотатель портвейна, зануда, висящий над ухом, Бесстрашный пилот, обладающий даром летать Искусно, как муха среди папирос И колбасы, среди потных девиц, согласных на блиц, Среди утонченных ценителей муз И пьяных певцов, любителей сырых яиц. Я знаю, что ты когда-то пел песни И бойко решал кроссворды в газетах. Я помню, Тогда мы еще были друзьями. И, двигаясь с юга, я был уверен, что это Колодец. Но, право, кто мог подумать, что в этой Старухе ты найдешь то, что тщетно искал В предыдущих красивых и стройных, Пахнущих свежестью дамах. Нам всем было больно, но будет больней. Мы выроем ямы, каждый ляжет в своей. Мы съедим всех собак, но не станем умней. И все же приятно в голодной истоме Держать стакан в дрожащей руке и с каждым глотком Становиться все ближе к доске колумбария!!! 32 Каждый божий день умирает Брюс, Чтобы ночью воскреснуть И, проснувшись вновь, к ней зайти на миг И тайну разрушить, В ванную с водой опустить их мозги, Вычистить грязь и плесень долой, Чтоб чистыми стали мечты их и мысли. : Лишь рассвет блеснет, Брюс-колдун умрет, Чтобы ночью воскреснуть. Утром женщина различит черту Между носом и далью. И там, за чертой, в мутной воде, Увидит кретина она, И он ей подарит на память улыбку. P.S. Слыша за спиной громкий плеск воды, Ясно сознаю, что мир мой волшебный Давно отравлен ложью и вином. Отравлен, отравлен ложью и вином... 33 2-5301 ТАНЯ В круглом зале все танцуют, и моя подруга в такт Извергает дозу пота в дискотечный смрад. Я стою в крутом раздумьи среди потных и мокрых рыл, Священной злобой возвышаюсь над скоплением мудил... А у Тани на "флэту" был старинный патефон, Железная кровать и телефон, И больше всех она любила "Rolling Stones", Janis Joplin, "T. Rex" и "Doors". И у Тани на стене нарисовал я облака, И слона с ослом, летящих в никуда, И она ложилась спать, схватив слона за крыла, И просыпалась с хвостом осла... Жаль, что она умерла, жаль, что она умерла. Вокруг меня чужие люди, у них совсем другая игра, И мне жаль, что она умерла. Мы любили сделать вид, будто мы сошли с ума, И целый день пускали пыль в глаза С одной лишь целью -- дотянуть до ночи, и тогда Стащить трусы и воскликнуть: "Ура!" 34 А потом, в начале дня, вновь открыв глаза, Она твердила мне о тайне сна, О том, что все в конечном счете растает без следа, Как то вино, что было выпито вчера... Жаль, что она умерла, жаль, что она умерла. Вокруг меня чужие люди, у них совсем другая игра, И мне жаль, что она умерла... Аутсайдер Ты достойна кисти фламандца, я не достоин мазни маляра, Ты родилась и жила под счастливой звездой, Я, аутсайдер, нищий изгой, жил всегда за чертой, В луже чистой воды, Вдали от глобальных идей, врагов и друзей. И ты кричишь, как бездомная: "Да здравствует дом!", Я кричу, как безумный: "Да здравствует лужа!", Но в железной двери железный замок, И запрещено глядеть в потолок и слушать hard-rock. Из двух систем бытия, пожалуй, я выберу ту, В которой нет тебя. Я сказал ему" "Да!" Но, Боже, как ты глупа, Ведь это была игра, и я сыграл эту роль! Ты будешь жить там, я буду жить здесь, Ты будешь строить семейный храм, а я буду пить вино. Я умру от цирроза, ты откроешь окно, Но едва ли ты вспомнишь меня, когда повалит дым из трубы. Ты будешь жить там, я буду жить здесь, Ты будешь строить семейный храм, а я буду пить вино. Я умру от цирроза, ты откроешь окно, Но едва ли ты вспомнишь меня, когда повалит дым из трубы! Мне наплевать, жив я иль мертв, Куда-то иду или пьян с утра. Твой папа сказал, что я порнократ, А я видел в жизни так много дерьма. 36 Mr. Тайсон .. ТЛйсон Посвящается русскому року Когда у гадалки Марии Стюарт Была еще голова на плечах, Она говорила мне много раз, Разложив на плахе пасьянс: "Ты хочешь быть стройным, ты хочешь быть умным И таким же красивым, как Mr. Тайсон". Чем надо чистить зубы, Чтоб откусить человеку ухо? Сколько надо выпить пива, Чтобы стала такой же толстой шея? Я хочу быть стройным, я хочу быть умным И таким же красивым, как Мг. Тайсон. О, Rock-n-roll сегодня -- Rock-n-roll вчера! Я открыл научную книгу, Нацепил на нос пенсне, Изучая Дарвина, понял, Что в этой жизни не суждено мне Быть таким же стройным и таким же умным, И таким же красивым, как Мг. Тайсон! О, Rock-n-roll сегодня -- Rock-n-roll вчера! 38 Несмотря на размеры озоновых дыр, Я, как ни странно, все еще жив, А местами даже здоров И силен почти как бог, Пусть не очень стройный, пусть не очень умный И не такой красивый, как Mr. Тайсон. О, Rock-n-roll сегодня -- Rock-n-roll вчера! О, Rock-n-roll сегодня -- Rock-n-roll вчера... ФАМИЛЬНЫЙ ВАМПИР Посвящается Дарье Ее внутренний мир как приют для бомжей, Скрытый от глаз, без окон и дверей. Шипящий фонтан бьет из колотых ран, А вокруг растут орхидеи! И каждый раз в ожидании любви У нее вырастают волчьи клыки, И тогда от нее нет спасенья. Она всегда со мной, Она -- мой фамильный вампир, День за днем она пьет мою кровь. Кто-то курит, кто-то рвет вены, Кто-то нюхает белую "дрянь", А она пьет мою кровь! Доброе утро с орхидеей в зубах! В ванной -- потоп, на кухне -- бардак. От платья остались лоскутки, От тела не осталось ничего. Еще одна тень в коммунальном раю, Но кто бы знал, как я хочу Забыть навсегда ее имя! 40 Она всегда со мной, Она -- мой фамильный вампир, День за днем она пьет мою кровь. Кто-то курит, кто-то рвет вены, Кто-то нюхает белую "дрянь", А она пьет мою кровь! МОЙ ГЕНЕРАЛ ДОМ "ГОЛУБЫЕ ГЛАЗА" Моему телу Если б ты знал, кто хранит меня И несет мой крест. Африка за окном, Антарктида внутри, А между ними я и он -- Ангел, которого нет в Небесах, Демон, которого нет под Землей, Мой единственный друг, Мой генерал! Он заслужил в бою орден и звезду, И персональную пенсию. Он был ранен много раз. Но, как настоящий солдат, До сих пор стоит на посту Ангел, которого нет в Небесах, Демон, которого нет под Землей, Мой единственный друг, Мой генерал! 42 Посвящается Ирине X. У нее был дом "Голубые глаза", А у меня был гроб, в котором жил Сатана. Иногда он пел, иногда курил, иногда Угощал меня. И много раз, ах, как много раз Она топила меня в своих слезах. На свете нет большего греха, чем жалость К таким, как она. И если б я был лучше, все было б не так. Ах, если б я был лучше, я бы чаще смотрел в небеса! Когда с небес стекла вся кислота, И на Земле снова случился потоп, Два ангела, умный и дурак, Пропив ковчег, сошлись на том, * г /; Что у нее был дом "1олубые глаза", А у меня был гроб, в котором жил Сатана. Но когда он пел, он был как Серафим, да только Пьяный в дым. И если б я был лучше, все было б не так. Ах, если б я был лучше, я бы чаще смотрел в небеса! 43 АФРИКАНСКИЙ ЦАРЬ ЧЕРВИ Я помню, как однажды в мой дом, Сидя верхом на коне, Въехал негр в ржавой короне С маршальским жезлом в руке. Он был странно одет -- такую Одежду носили в глубокую старь. И он сказал мне: "Я африканский царь!" Он сказал мне: "В долгом пути своем Я умирал много раз. Что такое смерть и смирение, Знает каждый из нас. Сидя в теплом и светлом доме, Ты играешь с огнем, Но знаешь ли ты, что такое огонь?" И лишь под вечер, прощаясь с ним, Я увидел его глаза. Я подал ему левую руку, Но он, усмехнувшись, сказал: "Ах, если мне дано судьбою Найти дорогу назад, То, уходя, я плюну в реку наших слез".  44 Изможденная вечностью, красного цвета, Бледна и тревожна как спирохета, Опять глядит из-под валета Дама червей. Она говорит мне: "Знаешь, мой милый, Я хотела бы стать той бациллой, Что, отбившись от рук однажды, Войдет в твою кровь. В красный рай, в червовый приют, В красный рай -- рай, в котором нас ждут Черви, черви, черви... О, счастливый избранник колоды, т Ты вдыхаешь воздух свободы IX И не знаешь, что ты лишь кролик, Ты всего лишь кролик, милый. Язвы снаружи и язвы внутри. Похоже, что мы безнадежно больны. Иначе к чему эти красные сны, К чему этот бред? Красный рай, червовый приют, Красный рай -- рай, в котором нас ждут Черви, черви, черви... 45 ГАЗЫ УРОДИНА Он тих как омут, неизбежен как карма. Он вопрошает "Who is my mama?" И, прикинувшись негром, бежит по саванне, Бесценные ядра сжимая в кармане. Он бросает вопросы, озираясь опасно, Он хочет уйти в бесконечность, в пространство, Он нюхает газы, он нюхает газы... В его отравленных недрах, в его голосе хриплом Заблудился солдатик, павший под Ипром. Я колю его больно заостренным крючочком, Выполняю свой долг в Варфоломееву ночку. А вдыхающий газы, кровью кашляя, плачет. Он уже знает, что это значит, Он нюхает газы, он нюхает газы... Улан-Уде Посвящается Киреевой Анне У тебя нет глаз, или ты так пьяна? Здесь так много ям, а ты спишь на ходу! Может быть, ты мутант со смешанной кровью, О, зайчик мой, моя несчастная птичка? Я люблю тебя, я остаюсь с тобой, Уродина моя! Ты стоишь там с веслом, я играю на дудке. Когда ты далеко, я чувствую близость. Но кто ты -- алый цветок или мечта мазохиста, О, зайчик мой, моя несчастная птичка? Я люблю тебя, я остаюсь с тобой, Уродина моя! 3D Аиде Григорян Подавленный дух, испуганный взгляд, И ангелы все, как один, говорят: "Из тех, кто ушел, никто не вернется назад". Но каждое слово кроет обман, И мир за окном пуст как барабан, Пусто внутри, и поэтому полон стакан... Но, мама, это яд, это яд! Мама, это яд, это яд! Мама, это твои слезы в ампулах, ИЛ Мама, это твоя кровь в вине. Мама, не пей, мама, это яд! Все равно, СПИД или рак, Грядущее -- пепел, прошлое -- мрак. Срази меня гром, если это не так! Непознанный Бог, который внутри, Сам поставит точку над "i" В тот день, когда завершится твой жизненный путь. Hof мама, это яд, это яд! Мама, это яд, это яд! Мама, это твои слезы в ампулах, Мама, это твоя кровь в вине. Мама, не пей, мама, это яд! 48 Проходящие мимо Францу Кафке Проходящие мимо и мы, идущие следом, В полете лет глядящие в зеркала, Мы хотели 6 жить долго, но я знаю, что скоро Ангел сна поднимет нас в небеса. А нам нравится здесь, И мы хотели бы остаться здесь, Но, увы, нам уже пора лететь... АДОЛЬФ Посвящается моему унитазу В стольном граде Каире, где янычаров тьма Временно живет, мелькая фесками, Есть каменный дворец имени всех чертей -- Гром грохочет в нем, сверкают молнии, И духи темные витают над крестом. В янтарной комнате в парче и золоте На троне, дивный как индюк, лежит Тристан И наблюдает за полетом диких ос, А за его спиной Изольда роет ДЗОТ, И гильотина ждет, сверкая серебром. И санитары в подводных лодках Ждут, когда закончится война. Но вот король Адольф идет на штурм дворца, Испуганный Тристан сливает воду в таз, А в тазе женщина без головы и ног. Невелика беда, когда чужая жизнь уходит навсегда. Он говорит: "Ауффидерзейн"... И выключает свой белый рубильник И опускается на дно. . 50 ГАФ-ГАФ Гаф-Гаф, ГафТаф... Собаки -- это собаки. Шамбала, Шамбала... Сны -- это сны. И мы летаем с ней На фортепьяно, И мы играем с ней В "Кис-Кис-Мяу", И я не дам ей ничего, Кроме Любви... И все, а вот и все!!! Мы летали с ней На фортепьяно, Мы играли с ней В "Кис1Кис-Мяу", Динь-Динь, Динь-Дон...  Но я не дм ей ничего, Кроме Гаф-Гаф!.. Красноярск Зима, начало 90 х годов. - 51 СИНЕ-РОЗОВЫЙ МАРС т/Когда, отупев от вина, Богиня Венера бьет зеркала, На звон приходит Банзай, Снимает штаны и говорит ей: "Давай!" Стальные прутья в ватных мозгах, Шея в бриллиантах, тело в руках, В жилах -- песок. Нон-стоп в поту до утра, Без пищи и сна, В ожиданьи, когда С небес упадет Сине-розовый Марс! Заводной апельсин Упал и покатился И, забытый всеми, сгнил. С утра из праха его Ангел Смерти в небо взмыл И вставил две обоймы в станок, Взял на прицел, нажал на курок И увенчался слюной. 52 А в это время вдоль по Тверской В направленьи Кремля Бежал без трусов Раненный в зад Сине-розовый Марс! АМБА Я плавал в пространстве 1000 лет. Моя плоть растворилась, Остался скелет, Который бросил В дырявый сундук Амба, Амба. Оксане и Елене В рубиновый вторник, В мой лучший день, С неба упала зловещая тень И, сев у Адольфа на плече, Рассказала мне, Как у ласковой девы Был карточный дом И два Люцифера Под нижним бельем, И как сыграл на скрипке, (Вот так...) Амба, Амба. Амба живет далеко, - Там, где лето всегда. Амба -- великий колдун И большая свинья. Он придет за тобой В самый лучший твой день И заберет тебя с собой. 54 ПОЛКОВОДЕЦ КРАСС Мы кончим так же, Как палковводец Красе Мы все кончим так же, Как кончил Красе. После того, как мы Получим приказ, Мы кончим как раз! шпалер Посвящается Михаилу Россовскому и Ирине . В моем нагрудном кармане дыра, А под дырой у меня доброе сердце, Прозрачное как стекло. Я пел их песни, пил их вино, Мне было так хорошо до тех пор, Пока не стало темно. О, я зажег дым-траву, Я зарядил свежим газом свой шпалер, Я вдохнул в себя дозу Такую, чтобы внутри взошло Солнце! Из местной клиники на волю в пампасы Убежал идиот, влез на пальму И откусил себе хвост. А на улице чистой любви Негры взорвали роддом и всех наших Посадили на кол. О, это апартеид, Вместо счастья кусочек дерьма, И бог знает когда Над Африкой вновь взойдет Солнце! 57 Око за око, зуб за зуб, рот за рот. Ты стала липкой как мед, значит скоро Белая грязь потечет. А мы вальсируем на скользком столе, И сквозь дыру в потолке видим космос. Мы свободны уже! О, открой, милая, рот, -- Я вложу в него свой гшстолетик. Я нажму на курок, Приготовься, сейчас брызнет Солнце!.. Крым 1988 ТВАРИ Брошенные в блю, списанные в хлам, Чистые как мухи, грязные как брильянт, Лучезарных теток любящие пальцем, Одетые во фраки, обученные танцам, Сосущие воздух, наполненный запахом гари, Твари, играющие на дудках! Кто хоть раз бывал там, до смерти не забудет Тихую лагуну, в которой греют руки Седые горлопаны, мудрые, как эпос, Из дерьма и свиста построившие крепость. Вот и весь рассказ о том, как меня достали Твари, играющие на дудках! РИЧ-"~ /~\ ^^**~~ 1е* ~ ,~Ь \*J Больной КАЛИГУЛА Рожденным в год Крысы Безымянному хозяину квартиры на Б.Никитской Старый, слабый, больной, беспомощный как дитя Жил в скотской будке с видом на звезды Кремля. И у всякого дворника было право ударить его Вонючим совком по лицу. А на улицах города Солнца, куда ни глянь, мусор и грязь. А по улицам города Солнца бродит пьяная мразь. Он бы давно разнес бы их всех на куски, Если бы был молодым. . Старый, слабый, больной внезапно сошел с ума -Захотел стать Солнцем и чуть было не сжег себя. Бессильное тело, связанное по рукам, Санитары погрузили в авто. Машина умчалась, Я плюнул на Солнце, И Солнце погасло, С тех пор я больше не видел его... 60 Он любил болтать своим болтом В больших и чистых губах, Жадно пил из ручья И к концу каждого дня превращался в козла. Она пришла к нему неспроста, Она принесла ему покурить. С крыши его она сделала шаг И, упав на асфальт, повредила себе зад. Она жила как крыса, Она любила как крыса, И Калигула был прав, Калигула был прав... Раньше у нас все стояло столбом, И у каждого был ключ или лом. Но, когда нас сожгли, и развеялся смог, Она плюнула на пепел и врезала в дверь свою новый замок. Она жила как крыса, Она любила как крыса, И Калигула был прав, Калигула был прав... 61 Во всякой любви, кроме любви, Есть еще много чего. И поэтому я спокоен как слон. Допою, да и брошу свое тело вон. Я жил как крыса, Я любил как крыса, И Калигула был прав, Калигула был прав:-.. ЗOМБИ В его руках знамя, в его глазах бревна, Внутри него пусто, вокруг него много Ему подобных. Он любит лить воду, он учит всех жизни, Зовет идти в ногу, куда не знает точно. Мазанный дегтем Зомби играет на трубе - мы танцуем свои танцы. Но, видит Бог, скоро он отряхнет прах с ног, Плюнет в небо и уйдет, оставив нам свои сны. Он съел живьем крысу, он выпил кровь кобры, Спалил дотла ведьму, собрал ее пепел, Посыпал им тело. Народ кричал "Харе!", пока хватало пойла, Но, осушив море, никто не смог утром Вспомнить его имя. Зомби играет на трубе - мы танцуем свои танцы. Но, видит Бог, скоро он отряхнет прах с ног, Плюнет в небо и уйдет, оставив нам свои сны. О, сколько их было, один другого круче, И каждый знал правду, и каждый был лучше Того, что был прежде. 63 Великий храм рухнул, остались лишь камни, Но есть еще время для танцев и веселья Во славу пепла. Зомби играет на трубе мы танцуем свои танцы. Но, видит Бог, скоро он отряхнет прах с ног, Плюнет в небо и уйдет, оставив нам свои сны. Мама, папа и Армен. Февраль, 1961 год. Москва Здоровый образ жизни KOHDPATИЙ Посвящается Алексею Кондратьеву Ах, куда подевался Кондратий, Минуту назад ведь он был с нами В черном кафтане, в розовых джинсах, С белым "кайфом" в кармане. Так огорчаться совсем некстати, Дай бог сил доползти до кровати, А завтра утром мы выпьем пива, И к нам вернется Кондратий! К нам всем вернется Кондратий... Миклуха плывет на корабле С бананом во рту и пушкой в руке, А рядом женщина-корреспондент, Как голодный удав, Берет у него интервью - Ему в кайф! Миклуха плюет в мировой океан, Миклуха наливает текилу в стакан. Но вот уходит последний глоток, И умирает фашист, Все кричат ему: "Arschloch du bist", А ему все равно, уже все равно. "А малуна о анаупуи Малука о анаупуи Акеокеола анаканакака!"' Все рады тому, что его уже нет, И, утратив культуру и этикет, Они бьют Миклуху ногами в живот И кулаками в лицо. 1 Дословный перевод с таитянского: но человечество выше нации. 66 А Миклуха смотрит свой сон -Ему все равно. Он знает давно, Что "А малука о анаупуи Малука о анаупуи Акеокеола анаканакака!" ДАНТЕ АЛГЬЕРИ Она нежно целует Солнце, И Солнце встает И стоит как кол, И никогда уже не упадет. А вокруг нее звездной россыпью Короли и пэры. И глядит с высот, недоступных мне, Данте Алигьери, - " И считает круги. А мы смотрим в стакан, И там внутри, На забытой богом Земле, Живут такие же, как мы, Одинокие пиплы. Ах, красавец Босх, Нарисуй мне смерть С голубыми глазами, Если вдруг продаст Дьяволу "Шакал" Всех нас с потрохами. Бьется братец мой Глупой головой 68 В закрытые двери, От которых мне подарил ключи Данте Алигьери. Он считает круги, А мы смотрим в стакан, И там внутри, В забытой богом Земле Ждут нас такие же, как мы, Одинокие пиплы... i JUJTM; ^днн R !НМЬ<|ММУ ИОН I  ,-jd!.wj йоаэ f.'.m-j К No . ж .киках н меа щ R  .И! И под вой умирающих львов Я спел свой вальс, Под вой умирающих львов Я спел свой вальс... Слава вам и хвала, мертвые львы, Слава вам и хвала, мертвые львы! AAbc * В отличье от тех, кто на каждом аккорде Ставил эксперимент, В отличье от тех, кто упорно пытался Петь о том, чего нет, Я никогда не пел о глобальном, Я считал всегда, Что лучше иметь живую собаку, Чем дохлого льва, И под вой умирающих львов Я спел свой вальс, Под вой умирающих львов Я спел свой вальс... Но слава вам и хвала, мертвые львы, Слава вам и хвала, мертвые львы! Я раньше носил длинные волосы, Шляпу и черный мундир, И люди на улицах были уверены В том, что я дезертир. Но, когда я взорвал шестой океан Осколком китайской стены, В кенийских лесах засмеялись собаки И заплакали львы. 70 Под вой умирающих львов Я спел свой вальс, Под вой умирающих львов Я спел свой вальс... Под вой... ХАБИБУЛИН Посвящается Андрею Папа с мамой уехали в Европу и оставили сыну квартиру. Мы приходили к нему каждый день с красно-розовым эликсиром И, отдавая дань вину, умирали один за другим, А он был самым стойким бойцом - он всегда оставался живым! Эй, Хабибулин! Эй, Хабибулин! Мы приводили к нему своих дам, но половой супермен Выгонял нас вон и враз уводил их к себе в гарем, И, если собрать вместе всех женщин, которых любил он, Тогда придется в срочном порядке арендовать стадион. Эй, Хабибулин! Эй, Хабибулин! Жизнь протекала красивой рекой привольно и широко, Не было денег, но были друзья, женщины и тепло... Но случилась с ним вдруг беда -- на гениталиях выскочил прыщ, 72 И любимец Венеры, гигант любви вдруг превратился в мышь. Эй, Хабибулин! Эй, Хабибулин! Папа с мамой вернулись из Европы с чемоданами и рюкзаками, А сын их лежит на грязном диване с закрытыми глазами. Пусто в квартире -- все унесли его друзья и подруги. Мама с упреком глядит на сына, а по сыну ползают мухи... Эй, Хабибулин! Эй, Хабибулин! 1982-1984 0 4 КОСМОС (Архип Архипыч) * Архип Архипыч -- космонавт Жизнь свою провел впотьмах -Очень много пил, скандалил и шалил, И ни с кем не дружил. У него был суровый нрав. То давлюсь вином, Сожалея о том, Что не стал космонавтом я... А то б давно улетел, я б давно улетел, я б давно улетел В космос! ш. ^Vue гт ^ Я не знаю, был ли он прав, " Да только неким днем Он оставил семью и дом И отправился искать свою звезду. Он давно улетел, он улетел, он улетел В космос! Он давно улетел, он улетел, он давно улетел Туда, где тускло мерцает свет, Туда, где время тает, как снег, В бесконечный мир, где даже смерть, как спирт, Прозрачна и чиста. Когда на звезды и луну Смотрю в подзорную трубу, 74 Сексуальная кошка МЕДУЗА ГОРГОНА Фрегат твоей мечты раздавили льды давным-давно, И незначительным стало то, что было когда-то главнее всего. И теперь от гнетущей тоски ты ищешь в звездной ночи Ветер нового счастья, ветер новой любви. Сексуальная кошка на облаках, Блаженная фея добра, Ласкающей звезды Я вижу тебя на небе. Свое уставшее тело ты освежаешь водой мертвых морей, Твоя душа как музей гениальных изделий и редких вещей. И я хотел бы остаться с тобой, но твое жилище -- проклятый дом, Его величество дьявол поселился, наверное, в нем. Сексуальная кошка на облаках, Блаженная фея добра, Ласкающей звезды Оставляю тебя на небе. Медуза Горгона -- кровавая ведьма, Мы, как верные слуги, идем за тобой. Брут и Иуда -- первоклассные актеры, Я никак не нарадуюсь их игрой. Но, вверх или вниз, на sky иль на лотос, Стоит направить свои устремленья? Святая вода или золото в сейфах -- У каждого свой предмет преклоненья. О, Медуза Горгона, Медуза Горгона, Медуза Горгона, Медуза Горгона... Фиолетовый джентльмен с пустыми глазами, Брат Калигулы, сын Магомета, Давай вспомним о том, как в то сладкое время Мы всерьез увлеклись ловлей ветра. И бесноватый ефрейтор был первым на старте, И, никак не решаясь взглянуть на табло, До сих пор он гоняется за собственной тенью. Но я знаю, что он не настигнет ее. Мне сказала об этом Медуза Горгона, Медуза Горгона, Медуза Горгона ..... тнднэ "мод 77 Моя соседка Моя соседка, прожженная блядь, Славилась доброй душой -- Никому никогда не могла отказать В стремленьи пройти через ночь. Ключ к ее сердцу лежал у двери Под тряпкой половой, И каждую ночь люди, жаждя любви, В нее входили толпой. И всяк был согрет, и всяк был любим Хозяйкой в назначенный час. В этой квартире гостем ночным Я сам бывал много раз. Но веселые дни ушли навсегда, Взятые в плен суетой, И, как часто бывает, прожженная блядь Генеральской вдруг стала женой. Жена генерала, как с обложки журнала, Взирает на мир свысока -- Она ездит в авто, носит суперпальто, Ходит фильмы смотреть в Дом кино. А ее бедный муж, отставной импотент, Вечерами дома сидит 78 И взглядом безумным, полным сарказма, В цветной телевизор глядит. И вот как-то ночью приводит она Мужчину какого-то в дом. Молодой ухажер, генерал и жена Спать ложатся втроем. Терпеть беззаконье, открытый позор Генерал, безусловно, не стал -На прошлой неделе он плюнул на все И в черный ящик сыграл. Из соседней квартиры доносятся вновь Крики пьяных людей -Старуха-вдова с напудренным рылом Опять принимает гостей. Ну что тут попишешь, коль с рожденья она Славилась доброй душой -Никому никогда не могла отказать В стремленьи пройти через ночь.  /^ ( \ : Ты говоришь так много слов, а я не слышу ничего. Я сам кричу как только могу: "Пойми же, в конце концов, мне все равно, Мне уже все равно, мне все равно..." Танец "Альфонсо" Посвящается студенту Щепелину Когда-то давно я любил тебя, А ты, наверно, любила меня. Мы вместе шли среди лугов, Я помню, вокруг было много цветов. А теперь я женат, моя жена глупа, Моя жена как плохо сыгранный блюз. Но мне наплевать, ведь она так богата, А ты все звонишь и просишь начать сначала. Ты говоришь так много слов, а я не слышу ничего. Я сам кричу как только могу: "Пойми же, в конце концов, мне все равно, Мне уже все равно, мне все равно..." Когда я теперь вновь вижу тебя, Мне хочется плюнуть в себя. Ты так же красива, ты так же стройна, А моя жена как перезрелая слива. Но я стал умней, мне теперь все равно, Кого любить, а точнее, с кем спать. Она, конечно, бревно, но денег -- вагон. А что нужно еще для жизни в этом мире? 80 безобразная эльза КЛУБНИКА СО ЛЪДОМ Посвящается мадам Знаменской и "Яле" Безобразная Эльза -- королева флирта, С банкой чистого спирта я спешу к тебе. Нам за тридцать уже и все, что было Не смыть ни водкой, ни мылом с наших душ, Ведь мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть. Мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть... Безобразная Эльза, ну что ты шаришь глазами И, как зверушка, когтями скребешь по стеклу. Все, что было, прошло, значит надо добавить Еще, чтобы стало светло, хотя бы на миг, Ведь мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть. Мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть... Посвящается Кате Когда уходит любовь, когда умирают львы, И засыхают все аленькие цветки, Блудные космонавты возвращаются в отчий дом, Она приходит сюда и ест клубнику со льдом. Она закрывает глаза, она шевелит губами, Она разрешает смотреть и даже трогать руками. Каждый готов согреть ее своим теплом, Но она не любит мужчин, она любит клубнику со льдом. Кто-то делит с ней хлеб, а кто-то в поте лица Обливает грязной водой тело ее из льда. Слезы текут с потолка, тает фруктовый дом... Приятного аппетита всем, кто любит клубнику со льдом! маленькая девочка Посвящается Тане Гарматиной Маленькая девочка со взглядом волчицы, Я тоже когда-то был самоубийцей, Я тоже лежал в окровавленной ванне И молча вкушал дым марихуаны. Ты видишь, как мирно пасутся коровы И как лучезарны хрустальные горы. Мы вырвем столбы, мы отменим границы, О, маленькая девочка со взглядом волчицы! Спи сладким сном, не помни о прошлом. Дом, где жила ты, пуст и заброшен. И мхом обрастут плиты гробницы Маленькой девочки со взглядом волчицы... Xардрокер Кто-то любит пиво, кто-то -- сны, а кто-то давно уже на облаках. Каждый хочет что-то найти: мужчины -- в юбках, женщины -- в деньгах. Сложно отличить тело от души, честную женщину -- от путаны, Приходится петь об этих вещах, но что мне делать, если все это так! А когда-то я знал человека, который был на верном пути -Он презирал блестящие камни и верил в миф о всеобщей любви. А теперь я не верю, что это был я! Когда закончилось время любви, я сменил пряник на плеть. Скольких я вышвырнул вон, скольких я убил, -- не счесть. Любители блуда и смертельных запоев ходят по улицам в масках изгоев, И я, самый славный из всех проныр, веду их как слепой поводырь! 85 А когда-то я знал человека, который был на верном пути -Он презирал блестящие камни и верил в миф о всеобщей любви. А теперь я не верю, что это был я! Эра свинца и железа прошла, и наши ряды поредели -- Одни ушли в лучший мир, другие уехали в Майами. Тем, кто остался, не на что жить - одни торгуют в палатках квасом, Другие берут деньги у чужих жен, а мы берем их у вас! А когда-то я знал человека, который был на верном пути -- Он презирал блестящие камни и верил в миф о всеобщей любви. А теперь я не верю, что это был я! А теперь я не верю, что это был. . . ФРИГИЯ Свод тюрьмы, одиночной камеры дверь. Плати, если желаешь войти. Но всем, кому ведома радость греха, Вход запрещен... Там, внутри, томится женщина грез. тт Поверь, она так же прекрасна, как ты, Но она, в отличье от всех остальных, Никогда не познает любви! О-о-о, фригия... О-о-о, фригия... Ах, если б я умел писать стихи, Тогда написал бы поэму о ней, Ведь она, в отличье от всех остальных, Никогда не познает любви! О-о-о, фригия... О-о-о, фригия... ПРОКЛЯТАЯ ЖИЗНЬ Посвящается одному бывшему музыканту Мой неприкаянный друг, Вместо того, чтобы взять Быка за рога, Любит бегать вокруг. Как полупьяный ковбой Между Питером и Москвой С банкой пива в руке И молодой женой IT ТТ Читает Ницше, " А потом бьет ей морду. И так проходит Проклятая жизнь. Ест сырой витамин, А перед тем как уснуть Читает Ницше, А потом бьет ей морду. И так проходит Проклятая жизнь. Он едет в метро, т-. f Видит сладкие сны, А на конечной его Забирают менты. Угрожая тюрьмой, Конфискуют штаны. Голодный, голый и злой Он приходит домой И читает Ницше, А потом бьет ей морду. И так проходит Проклятая жизнь. Он берет инструмент, Извлекает звук. Словно мартовский кот Вдохновенно поет. Углубляется в суть, Вонзается в плоть, 88 фрау Фон либерзон Вера Фрау фон Либерзон Любила ходить под стол Не брала ни капли в рот, Но трезвое детство прошло. Теперь она пьет до дна И ей мерещится иногда, Что лопнули струны и стерлись колки И что плачет по ней печь, И что идет снег с потолка. Если б у нее было много денег Она купила бы себе хот-дог. Позвала бы Камасутру Провести с ней вечерок, Но чаще бывает так - Она просыпается вдруг И видит комнату в которой есть окна, Но нет двери, А напротив сидит граф "Парабеллум" И ждет, когда она скажет ему "fire". /977 90 Вера хотела выйти в окно. Все это было очень давно. Согласно закону за Верой с тех пор Ведет наблюдение сам прокурор. Еще один день подходит к концу, Она смотрит в небо, а я уже сплю. Так повелось, принято так, Армяне все очень любят коньяк. Недоброе утро с туманом дурным, А может быть, это бриллиантовый дым. В дряблых венах тонны песка У Веры в глазах -- тоска. г Во всех розетках закончился ток, Земля совершает новый виток. Пусто в сердце, в горле комок, Возьми Веру в небо, Господь Бог. 91 Ножки Иксиком Посвящается Марине  Тело бледное - ножки иксиком, Знать, зачатая паралитиком. Папа - инвалид, мама - пьяница, Соответственно, дочь -- "красавица". Очень любит есть, очень любит пить, Залезай в карман, успевай платить. На меня нашло наваждение, Проявить решил милосердие. Охватила меня страсть, Полюбил я девушку, А у нее внутри-Черти-демоны гт Я дарил цветы, я смотрел ей в рот, п Я возил ее к морю на курорт, А она в ответ только хмурилась И с мужчинами чужими путалась, Но я любил ее тело бледное, Я любил ее ножки иксиком, А она меня напоила в хлам, Объегорила и сдала ментам. 92 И закончилась любовь, И послал я девушку, Ту, у которой внутри Черти-демоны. 1998 "Большое искусство Посвящается Вячеславу Бухарову Играл на скрипке сплетенье гамм. Возник внезапно трамвайный хам. Я занимался всю жизнь борьбой. Валил любого одной рукой, Но у хама в кармане был наган, О, а я об этом ничего не знал. Даме с собачкой к лицу был трон. Я был безумно в нее влюблен. Пел серенады, писал стихи, Вложил всю душу и все мозги. Но у дамы с собачкой был роман, О, а я об этом ничего не знал. Дама с собачкой пошли по рукам, И я бы слукавил, если б сказал, О, а я об этом ничего не знал. Большое искусство Требует жертв. Настоящее искусство Всегда требует жертв.  Большое искусство Требует жертв. Настоящее искусство Всегда требует жертв Лопнули струны, стих барабан. Расставило время все по местам. Лег на рельсы трамвайный хам. 94 Знать, неспроста Замерз водоем, Нагнал ветер пургу. погнал beiep iiypiy, И превратилась ты в Снегурочку. снегурочка Посвящается Ольге Там, где я стою, раньше был водоем, Мы катались с тобой на лодке вдвоем. Но развели враги безобразие везде, Содрал намедни штраф сотрудник ГИБДД. Сломалась клавиша Enter, опять упал самолет, Наврал метеоцентр, Замерз водоем, Нагнал ветер пургу, И превратилась ты в Снегурочку. Я еду в кабриолете, а ты едешь в метро, Я сную по планете, а ты торчишь на Тверской. И не знаешь пока, что теплые времена Ушли навсегда. Замерз водоем, Нагнал ветер пургу, И превратилась ты в Снегурочку. Как обжора любит торт, так и я любил тебя. Пока мы пили вино, промелькнули года И моя душа покрылась коркой льда. 96 ' Гей попс ТШ TTOfTC Посвящается врагам Пос Моя киска ушла к другому, Она не любит больше меня, Мне теперь не хватает секса Наверно, я сойду с ума. От рассвета и до заката Я сжимаю в руке стакан, Пребываю в нетрезвом виде, Как последний из Могикан! По автострадам грохочут машины, В кустах дежурят менты, А я сижу на мягком диване Вдали от мирской суеты. Иногда приглашаю в гости Одноразовых дам, И ничего мне больше не надо, Как последнему из Могикан. А когда я смотрю телевизор, Мне кажется, что везде Одни лишь гей-девчонки и гей-мальчишки И что нет Rock-n-roll'a, а есть только попе. 98 Регулярно в эфире "Голубые огоньки", То танцор Моисеев, То критик Троицкий. Вонзив папиросу В презренный экран, Я восклицаю, Как последний из Могикан: - О волоокая Дева! Стоит ли ждать весны Я устрою тебе микроклимат, Прильну к твоей пышной груди О, открой свои бледные ноги, Пусть сильнее брызнет фонтан, Потанцуем в естественной форме, Как последние из Могикан. А то, когда я смотрю телевизор, Мне кажется, что везде Одни лишь гей-девчонки и гей-мальчишки И что нет Rock-n-roll'a, а есть только попе. Написано в 1999 году у телевизора с негодованием ' _ СТЕПНОЙ ВОЛК   Посвящается Дарье  В холодной комнате поет душа Хором ведьм и валькирий, Течет вяло, как Москва-река, У милой -- шизофрения. Все эти монстры Жили в ней И гуляли по моим святым угодьям.  Я ждал слишком долго, Я так хотел, чтобы стало теплей, Но лето прошло, и вот настала осень, Ах, если б я был тем Степным Волком, Я бы взвыл. - -- . В больном теле возник пожар, Бьется пламя наружу. В холодной комнате злой санитар Терзает грешную душу. Все эти монстры Жили в ней И гуляли по моим святым угодьям. 100 Я ждал слишком долго, Я так хотел, чтобы стало теплей, Но лето прошло, и вот настала осень. Ах, если б я был тем Степным Волком, Я бы взвыл. АНГЕЛ Посвящается Дарье и Ире Здравствуй, милая детка, я вернулся домой, Все ближайшее время я буду с тобой. Сплетники скажут, что я много курю, Часто гневаю Бога, пью, развратничаю. Но ты не верь никому, думай своей головой, Посмотри мне в глаза, я почти святой. Да я просто ангел, я просто ангел, Да я ангел, я всего лишь ангел. А для кого-то я демон и трансильванский граф, Для тебя я кролик, а для прочих удав. Временами я мертвый, но местами живой, Для подонков опасный, для врагов плохой. Но ты не верь никому, думай своей головой, Посмотри мне в глаза, я почти святой. Да я просто ангел, я просто ангел, Да я ангел, я всего лишь ангел. Я старался быть мирным, но иногда воевал, Кого-то я обезвредил, а кого-то послал. Все мировые пресс-центры сообщают о том, Что вся моя жизнь сплошной Rock-n-roll! 102 Не верь никому, думай своей головой, Ну посмотри мне в глаза, ведь я почти святой. Да я просто ангел, я просто ангел, Да я ангел, я всего лишь ангел. МАША Kвазимодо (конец идиота) У каждой Маши должен быть Собственный Пит-Буль. т-. Всегда готовый исполнить твист, Если скажут: "Танцуй или умри". Но одни и те же танцы день за днем - Дорога в сущий рай, А чтоб ты делала, если вдруг Тебе сказали: "Стреляй или умри". Но если б я был Иисусом Христом, Я сказал бы тебе: "Не целуй без любви, Маша, Не целуй без любви, А не то быть беде". _ Все видят, как идет из окон дым, тт Но никто не знает, где дверь. Слева -- Голгофа, справа -- Рим, А ты как хочешь: верь или умри. Но если б я был Иисусом Христом, Я сказал бы тебе: "Не целуй без любви, Маша, Не целуй без любви, А не то быть беде". 104 Конец Идиота в безродных телах, Слепни в устье канала, Две санитарки в красных чулках, Дым на перроне вокзала... Блюз и вино -- вот, пожалуй, и все Истины рухнувшей веры, А все остальное сгорело в огне Или стало придатком химеры. По коридору больницы бежит Белая цапля куда-то, В тесной палате кто-то лежит, Забрызганный соком граната... Завтра кома настигнет его, И только брат Квазимодо Поставит свечу за упокой И во славу конца Идиота. 105 ЛАЗАРЬ БОМБА Кто это входит в мои мозги, кто пожирает их? Черви, я знаю, это они. Боже, как я устал от них. Боже, как я устал... Небо набрало в рот воды, И я уже не помню того, кто сказал: "Выйди вон, Лазарь! Выйди вон!" 106 По ухабам и грязи катит Rock-n-roll Под звон стекла да смех девиц -- Белых и цветных. И у всех стоит В паспорте штамп И клеймо на лице. Забытые Богом, с ядом в крови И вечным ломом в душе... Кто скажет мне, когда разорвет Эту бомбу внутри? А в опухших почках боль, и камни Rolling Stones В окно распахнутое бомсП! И в тот же миг -- good buy, Jane, И скажет домоуправ: "Жил да был чувак, Да вот, вышел весь". Забытые богом с ядом в крови И вечным ломом в душе... Кто скажет мне, когда разорвет Эту бомбу внутри? 1985-1986 107 некрофилия Но я никогда не любил ее, Я всегда любил ее тело -Когда-то нежное как цветок И сладкое как мед. Некрофилия!.. Некрофилия!.. 1989 Ей за двадцать давно, и она до сих пор Не знает, что такое Rock-n-roll! Она не помнит того, кто построил трубу, И за ее душой нет ни гроша. И я никогда не любил ее, Я всегда любил ее тело -- Нежное как цветок И сладкое как мед. ' Она измеряет свое время в литрах, Плэйбоя -- в деньгах, а любовь -- в количестве раз. В ее душе с хрустом пухнет саркома Размером в слона, весом в тысячу тонн. И я никогда не любил ее, Я всегда любил ее тело -Нежное как цветок И сладкое как мед. Она смотрит в зеркало и говорит: "Боже мой, что со мной сделало время?!" Смерть сама по себе не страшна, Страшно то, что это уже навсегда! 108 JEFF Белая кровь ГРЕТА ГАРБО Посвящается Илье Богданову, мальчику, умершему от лейкемии Я построил бы дом, я стал бы большим, Наигрался б всласть ветром всех богов На своем веку, Если б не "Jeff", если 6 не белая кровь. Там, под Южным крестом, там, где тепло и зимой, Вольным всадником в твоих сладких снах Был бы я сейчас, Если б не "Jeff", если б не белая кровь. Здесь, в этой грязи, здесь, под этой тусклой Луной, Нет ни звезд во тьме, ни покоя в снах, Ни любви в душе... Только "Jeff", только белая кровь! 1994 В этом доме было когда-то Так, как бывает в кино. В этом доме жили когда-то Барышни без имен. Они умели играть на дуде Мелодии разных стран. В их карманы звонким ручьям Стекал спиртной океан. И где-то там -- там, на дне, г Где-то там, в святой воде, Я встретился с ней! Я бы выжил, если бы выпил Фужер ячменной воды. Слышишь, милая, пахнет паленым -- Это горит внутри! Пожарник смелый с брандспойтом в руке Приехал тушить пожар, Но, встав опрометчиво между огнем И мной, превратился в пар. Зачем же так шутить с огнем? Зачем же так играть со мной? О, Грета Гарбо! 111 И в ожидании тщетном святым камнем Написал свое имя на песке И канул в лету -Мой брат во Христе! /992 или 1993 Брат во Христе У м"ртвого Стикса в отравленной зоне, В гиблом месте, в проклятом доме Жил да последнего дня, По рожденью был Крысой, по звездам -- Стрельцом, Бредил огнем и сжег не одну Тысячу ведьм на костре г Hit " A V Мои брат во Христе! г- Вышел из дому в семь, купил в восемь, Вкусил в девять, упал в десять, Умер в десять ноль три, Воскрес в понедельник, сбросил саван, Вошел в ванну, открыл кран И ходил по воде Мой брат во Христе!  > *' Оеред входом в бессмертье свою душу Вложил в песню, которую в небе Не услышал никто, 112 ' f 2001 год В детстве я играл в футбол, А когда подрос, стал играть Rock-n-roll, А теперь вдруг понял, что все это было напрасно. Я отрываю дверь с надписью "Входа нет". Закурив сигарету, выхожу на проспект И смотрю на прохожих сквозь табачный дым -- Вспоминаю, как в подарок я построил дивный замок, Как бежал за блудным ветром, Как играл с огнем и пеплом. И так однажды я войду с мечом в руке В 2001 год. В 2001 год я бегу по дороге, разинув рот, А за мной по пятам катятся танки. Я забегаю в тупик, в тупике наркоман Сидит в шезлонге и курит "дрянь", И я вижу в его глазах свое отражение. Он зовет меня туда, где нет горя и огня, Где несет покой глазам снов малиновый туман, Так вслепую я войду с бычком в зубах В 2001 год. Вот еще один вариант: Мои мысли чисты как брильянт, И в моей душе нет паутины и грязи. 114 Я рад, что живу, Я рад Солнцу и рад дождю - Я один из тех, кто затерялся в толпе. И неведомо куда мою лодку несет река. Так плыву я безучастно Через время и пространство, Но я так бы хотел встретить живым 2001 год. 1986 или 1987 Песня о ней Посвящается Ларисе Кузнецовой Но я не привык делать подлость друзьям, Я обязан напомнить тебе: Когда день уносится прочь, Она, просыпаясь, открывает глаза, Садится в такси и приезжает сюда, И, если ты не умеешь летать, случится беда... /995 или 1996 Я знаю ее уже много лет, И я едва ли расстанусь с ней. Мне жаль ваше время, но все-таки я Расскажу вам немного о ней. Когда день уносится прочь, Она, просыпаясь, открывает глаза, Садится в такси и приезжает сюда, И заставляет летать до утра! Она живет на Тверской, рядом с метро, И работает уборщицей в театре. Она не пишет стихов, не читает книг, Не умеет играть на гитаре. Но когда день уносится прочь, Она, просыпаясь, открывает глаза, Садится в такси и приезжает сюда, И заставляет летать до утра! Если хочешь, мой друг, я могу И тебя познакомить с ней. 116 Пиноккио А Пиноккио -- датский принц, Пиноккио -- черный мавр, Пиноккио -- мистер икс, У него миллион глаз, У него миллион лиц. Пиноккио -- великий артист! 1996 Посвящается театру ^Арлекин" и Владимиру Власенко Театр -- глобус, огненный шар. В самом центре сидит человек. Его век течет, как из крана вода -- Подставляй стакан, пей до дна! В крохотных клетках сидят воробьи, По ним из пушки палит король Джон. Был шутом, стал господин, Он один пока не знает о том, Что Пиноккио -- датский принц, Пиноккио -- черный мавр, Пиноккио -- мистер икс, У него миллион глаз, У него миллион лиц. Пиноккио -- великий артист! Дамы рыдают, рыцари пьют, Дурак о пол расшибает лоб. С небес на землю спускается Бог И дает человеку пинок. 118 , ШТРАУС Штраус Иоганн любил курить план, Г J J f Разогнать паровоз и сорвать стоп-кран. Штраус Иоганн в Булонском лесу Топил молодых девок в пруду! А потом писал вальсы Для тургеневских дам... Штраус Иоганн не любил "Джетро Талл" И мешал "Каберне" с "Чивас ригал". Штраус Иоганн -- это вам не Кобзон, Это вам не БГ, и даже не Григорян! Он сам бы спел этот вальс, Если б здесь был сейчас... ттесня старого xипa Я старый стритовый пипл, И к жопе моей прилип Пацифика знак горячий, В глазах моих пляшет удача. Мы мир этот на уши ставили, А нас к орденам не представили! И забыла мать-земля Олдового хипа... Может быть на дудке, может на гитаре Я играл бы песни в каком-нибудь ансамбле. И если бы я стал Rock-звездой... ТРИ ИСТОЧНИКА Если 6 я родился в северной Корее Я наверно стал бы милиционером, Может велорикшей, может Ким Ир Сеном, Но скорей всего бы стал милиционером. Если бы я родился принцем в Монте-Карло, Я б окончил школу с золотой медалью, После института стал бы бакалавром, А после смерти папы главою государства. Если бы я стал Rock-звездой... Я затмил бы небо И, спасаясь от одиночества, Открыл бы научным методом Три источника творчества -Тунеядство, Пьянство, Блядство!!! (Буги-Вуги, Rock-n-Roll) Я затмил бы небо И, спасаясь от одиночества, Открыл бы научным методом Три источника творчества -- Тунеядство, Пьянство, Блядство!!! (Буги-Вуги, Rock-n-Roll) Если 6 я родился за полярным кругом, Я б наверное умер от холода и скуки, Может быть не сразу, может быть чуть позже, Но все равно бы умер от холода и скуки. А если б я родился в Великобритании, Я играл бы песни в каком-нибудь ансамбле. 122 Посвящается Сергеям Мсье Серас Эи, дежурный сторож Астральных окон, " В моем сознании завелся шпион, Он втирает прохожим возбуждающий гель, Он сует его всюду, он сует его всем. Одни зовут его Каспер, а другие Паук, Еще его зовут Заратустрой, но Больше всего он известен как мсье Серж. Иногда он Денди, но чаще -- Тартюф, У него нервный тик и сломанный клюв. Он нарушил намедни священный обет И на голом месте учинил инцидент. И было много крови, и было много слез. После того как все разошлись На асфальте остался лежать мсье Серж. ,_ С тех пор он стал словно критский Бык, У него крутой нрав и шершавый язык. Он угодник и франт, он дока в любви, "Мой мальчик-с-пальчик" -- так зовешь его ты. 124 И все, кто просили твоей руки, Каждый раз получали ответ: "Ах, если 6 на Вашем месте был мсье Серж". Я понял однажды в полете лет, Что в этой жизни -- суета сует. Я позвал друзей в свой дом Выкатил ящик с ядовитым коньяком. Кто-то пел мне песни, кто-то приставал к моей жене, Все пили бесплатное пойло, но больше всех выпил мсье Серж. Я послал его в баню, закрыл за ним дверь. Я был как охотник, он как загнанный зверь. TI " И когда повалил из ушей черный пар, Я облил тело спиртом и устроил пожар. Если Бог не выдаст, свинья не съест, Тогда никто не узнает, где теперь мсье Серж. MlMVVIIib .;нО :<.оН Кот (Сублимация) ,) Посвящается Гале Ф. У Врат Зори, поджав хвост, сидит кот И ждет, когда запоют Иерихонские трубы. В один миг пройдет ночь, сгорит сон, Его хозяйка проснется и во весь голос Завопит: "Караул". Иногда она смотрит на дым и завидует ангелам, Врачи утверждают, что это все от курения. Под окнами дежурят пожарные, Когда она смотрит на дым и завидует ангелам. Она так нежна, так стройна, Я звонил ей в первом куплете, Но мне сказали голосом хриплым и злым, Что она уже смотрит на дым и завидует ангелам. В убежище глупых девочек, В котором хор нетрезвых мальчиков Поет под мою дудочку: Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей!!! 126 '  АФРИКАНКА Посвящается Насте Африканка живет далеко, Африканка умеет любить до конца. Внутри нее горит огонь и течет святая вода. Весь мир, как ручной волк, послушно лежит у ее ног, Но видит Бог, ей на это плевать. Армагеддон день за днем, ритуальные игры с огнем. Повод вырваться вон, шанс остаться собой. И пройдя все круги, вернуться домой, И, танцуя в ванной комнате вальс, Наблюдать в мокрых зеркалах, Как там в небесах мелькают тысячи лиц, Как там среди звезд живет единственный принц. В одной руке его меч, в другой руке весы, А в голове у него -- Трансконтинентальный SEX! Килиманджаро весит за спиной, Сверху падает аэроплан. В аэроплане сидит пилот И мертвой хваткой сжимает стоп-кран. Сто лет назад он ушел с фронт, он уже никогда не вернется к ней, Но она все еще ждет... 127 Любовь весом в сто тонн, смерть длиною в сто лет. И хотя в ее жизни нет Ни денег, ни тепла, ни смысла, Но зато есть -- Трансконтинентальный SEX! Сдав одежду ночному портье, Мы выйдем голые на шоссе. Поймаем желтый танк И утрем всем извозчикам носы. И в стотысячный раз Она задаст мне один и тот же вопрос: "Скажи, зачем мы коптим это небо?" И я промолчу, если буду трезв, Я стану петь, если буду пьян, поливая дорогу вином, О том, что нету счастья в жизни, Но зато есть -- Трансконтинентальный SEX!  -~ / ^^ ^s^? *\ 1 \^_у город с жилыми моргами, клиниками и зоологическими садами, музеями философии и подворотнями письмове-дения. До сих пор мы копошились в темноте и двигались инстинктивно. Теперь у нас будет сосуд, в который мы вольем живительную влагу, бомба, которая взорвет мир, когда мы ее бросим. Спектакль состоится! ^МАНИФЕСТ ВСЕМИРНОГО ОБЩЕСТВА ДРУЗЕЙ КРЕМАЦИИ И АРМРЕСЛИНГА (ВОДКА) Уже сотни лет мир, наш мир, умирает. И никто за эти сотни лет не додумался засунуть бомбу ему в задницу и поджечь фитиль. Ему нужен последний удар, последний взрыв, чтобы он разлетелся вдребезги. Никто из нас не целен сам по себе, но каждый носит в себе материки и моря между ними и птиц в небе. Мы опишем эволюцию этого сдохшего мира, который позабыли похоронить. Наша книга будет настоящим кафедральным собором с трубой и крестами, строить который будут все, кто потерял себя. Будут и панихиды, и молитвы, и исповеди, и вздохи, и рыдания, и бесшабашность; будут окна-розетки и химеры, и служки, и гробокопатели. В этот собор можно будет въезжать на лошадях и гарцевать в проходах. О его стены можно будет биться головой -- они не пострадают; молиться -- на любом языке, а тот, кто не захочет молиться, может свернуться калачиком на ступенях и заснуть. Наш кафедральный собор простоит тысячу лет и ничего равного ему не будет, потому что когда исчезнут его строители, вместе с ними исчезнут и чертежи. Мы построим вокруг нашего собора 130 Я слышу позвякивание стаканов. Приносят вино. Вдруг Таня говорит: "Здесь нет настоящего зала!" Таня -- огромный плод, рассыпающий вокруг свои семена, или, скажем, фрагмент Толстого, сцена в конюшне, где закапывают младенца. Таня -- это лихорадка, кафе "Де ла Либерте", опиум, настоящий портвейн. Мир вокруг растворяется, оставляя тут и там островки времени. Я думаю, что, когда на все и вся снова снизойдет великая тишина, музыка наконец восторжествует. Когда все снова всосется в матку времени, хаос вернется на Землю, а хаос -- это партитура действительности. Ты, Таня -- мой хаос, поэтому-то я и пою. Собственно, это даже не я, а умирающий мир, с которого сползает кожура времени. Но я сам еще жив и барахтаюсь в твоей матке, и это моя действительность. Кажется, в ней нет тепла, лишь холодная электрическая имитация на пыльной сцене. Может быть, десяток-другой песен и создадут впечатление веселья, но потом улицы опять утонут в темной ночи, мрачной и беспросветной. Но помните, все прекрасно! Неважно, если у вас ни гроша в кармане, вы можете подобрать старые газеты и устроить себе постель на паперти собора. Двери плотно 131 закрыты, и вас не будет беспокоить сквозняк. Еще лучше спать у входа в метро -- тут вы найдете компанию. Посмотрите на этих мужчин и женщин в дождливую ночь, они лежат там, сгрудившись, накрывшись газетами, в надежде защититься от плевков и паразитов. Эти вонючие нищие, лежащие под дождем, кому они нужны? Какой в них прок? Они способны заставить ваше сердце кровоточить несколько минут -- и это все. Мир нынче настолько задавлен разумом, что ничто уже не способно породить музыку. Ничто, кроме пустых мехов аккордеона, из которых со свистом вырываются звуки, раздирающие эфир в клочья. И далекое становиться близким, а близкое -- далеким. Вселенная выворачивается наизнанку! Соединим же свои усилия в последнем вопле, наводящем ужас -- оглушительном визге протеста, исступленном крике последней атаки. Пусть мертвые пожирают мертвых. И пусть живые несутся в танце по краю кратера до тех пор, пока не начнут медленно гнить и разваливаться на куски, пока не останется от них ничего, кроме пепла и имени, навечно вписанного в Земную книгу "Живых и Мертвых", -.".т-- ,.т,----. На родине в Армении. 1995 г. На этой улице нет фонарей, Здесь не бывает солнечных дней, Здесь всегда светит луна. Земные дороги ведут не в Рим. Поверь мне, и скажи всем им -Дороги, все до одной, приводят сюда, В дом вечного сна, В дом вечного сна, В дом вечного сна -- Крематорий... Геенна огнениая Геенна Огненная ждет гостей. Мне вчера было лень, а сегодня я иду к ней. Пальцы трогают гриф, извлекая мотив, Километры бегут, а время стоит. А мои попутчики -- клоуны и жулики, Смотрят в темную даль, потребляют алкоголь. То забудутся сном, то споют о своем, А Геенне Огненной все их песни До звезды... Из-под колес разлетается пыль, Оркестр играет кадриль, За спиной догорают мосты, Дорога лежит в Тартарары! Обнаглевший машинист перочинным ножичком Подрезает моему ангелу крыла. Мне приходит мысль: "А не напиться ли вдрызг?" И Геенне Огненной обо всем поплакаться... Из-под колес разлетается пыль, Оркестр играет кадриль, За спиной догорают мосты, Дорога лежит в Тартарары! Тур: Хайфа -- Иерусалим -- Тель-Авив 1997 136 КАИНЫ-ДИЗАИНЫ Каины-дизайны бегают по лезвию, Совершая каждый день над собой насилие У них рыжие глаза и смешные галстуки, Они бьют друг друга face, убивают Авелей И ждут трамвая? Каины-дизайны все к рукам прибрали -- И любимые места, и родные дали В их небритых головах вместо мозга ferrum, И ждет трамвая, который уже не придет, Потому что прогрызли шпалы и выключили ток Каины-дизайны Нарушая этикет, я хочу спросить тебя: "Стоит ли, мой друг, метать бисер перед свиньями?" Светит Сириус в глаза, затмевая Солнце При таких раскладках я не желаю больше Ждать трамвая, который уже не придет, Потому что прогрызли шпалы и выключили ток Каины-дизайны 137 зезбры Взломаю дверь в вечную жизнь, Но никогда не смогу объяснить, Почему мне так нравятся зебры? У-у-у -- турюдурюрьтуту, а -- на. Наверное я -- зоофил!  Каждый раз по заказу Луны. Асфальтовый рай зажигает свои фонари. Бездомные псы метят углы, Багдадский вор подбирает ключи, С черного входа выходят на охоту львы, И бегают зебры, зебры... Бегают зебры... Всякий олух помнит о том, Что закон притяжения придуман небесным царем. И когда у молодого Стрельца Вскипает кровь и горят глаза - Значит, уже настала весна, И бегают зебры, зебры... "* ^ Мне не дают спать зебры... У-у-у - турюдурютуруют, а - на... Наверное я -- зоофил! Я угощу тебя волшебной водой, Повешу на грудь медаль с путеводной звездой, Свяжу узлом незримую нить, / 138 МТМАНДУ Посвящается ^Речному вокзалу" Мы любили танцевать Босиком на битом стекле. Умели плавать в соляной кислоте И ходить по тонкому льду В своем родном Катманду. Чистили спиртом пищевод, Ходили спьяну на войну, Но не дождавшись победного конца Возвращались по утру В свое родное Катманду. И солнце в синих небесах Без одежды и стыда Исполняло на Ура Танец живота. Мы не гуляли по вселенной С песней вдоль и поперек, Но можем смело сказать наперед - Нет места лучше и в раю, Чем родное Катманду. 140 Где Солнце в синих небесах Без одежды и стыда Исполняло на Ура Танец живота. Римский Блюз В темном подъезде мелькают огоньки папирос, В темный подъезд страшно сунуть нос. Над Римом висит "Дамоклов меч", "Сердца требуют мести, месть требует жертв", Каждый век! Джульетта умела сделать так, Чтобы каждый Ромео мог сказать: "Я был с ней, мне было тепло, Но хоть убейте, я не помню ее лицо". "Если в сердце больше нет Любви -Значит плохи дела, значит скоро Война". Я прочитал одну из божественных притч, Поднял руки к небу, с неба рухнул кирпич. У входа в метро приобрел лотерейный билет, Но красотка-фортуна сказала мне тет-а-тет: "Если в сердце больше нет Любви -Значит плохи дела, значит скоро Война". А может надо сделать дыру в голове, Выпустить мух, насыпать в нее DDT. 142 С бомбой в кармане веселиться и танцевать И после каждой рюмки обязательно повторять: "Если в сердце больше нет Любви -Значит плохи дела, значит скоро Война". Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе. Вместо бомб, ракет и напалма постройте лучше лепрозорий!.. лепрозорий Эй вы, пещерные люди, уставшие ждать ответа, Объясните нам лучше сущность белого света. Дом и работа -- как Содом и Гоморра, Но вот движется кто-то, пора тушить папиросы... О, галантная леди, разверни свой бульдозер, Зачерпни эту землю, мы заложим фундамент, Ведь безголовые дети Вакха и Венеры Уже целуют деревья, наполняя их гноем. Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе. Эй вы, сильные духом, пора строить лепрозорий! Прочь руки, долой пистолеты, долой жестокость и злобу! Заройте камни поглубже в землю, подарите нам любовь и свободу, Ведь безголовые дети Вакха и Венеры Уже целуют деревья, наполняя их гноем. Эти люди страдают проказой, они не верят больше природе. Эй вы, сильные духом, пора строить лепрозорий! 144 Не верь мне, Когда я скажу тебе: "Солнце светит напрасно, Солнце горит зря..." Без крыльев, как. дым Без крыльев, как дым, Форм любых, придуманных фантастом, Над кровлей крыш чужих домов Летает паранойя. И в шорохе дней Никто не знает, что в ней Солнце светит напрасно, Солнце горит зря... . А в запахе роз Дивных струн пьяное дыханье, Седой Дон Хуан, всем назло Поющий дифирамбы Желтой траве, Для которой уже Солнце светит напрасно, Солнце горит зря... Если лето пройдет, Не плачь о нем и не беги за Солнцем, Не целуй без любви. Зачем искать живого среди мертвых? 146 if- стремный кораблъ лучшие времена Под черным небом круг воды И желтый свет дрянной луны. Я жду у моря, я жду у моря Стремный корабль желаний и грез. Табачный дым развеет сны, Рассвет разрушит мрак ночи, Я сяду в корабль, я сяду в корабль И утром покину, покину тебя. Пускай твердит молва, что я Давно уже сошел с ума, Я просто верю, я твердо верю, Что стремный корабль за мной приплывет. Посвящается Сергею Терпигореву Лучшие времена, когда лежит слева камень, А справа -- коса, а между ними -- бутыль, И все мертвецы пока еще живы. Стремный корабль летит, распустив паруса, Туда, где все будет в кайф, И никто никого никогда не убьет, Пока в далеких лугах растут волшебные травы! Лучшие времена, когда под звездным небом, Прикинувшись ветром, ты занимаешься треньем С Белоснежкой всю ночь, а тебе завидуют гномы, Которые не верят в любовь, которые не знают о том, Что все будет в кайф, И никто никого никогда не убьет, Пока в далеких лугах растут волшебные травы! Лучшие времена, когда твой ангел поет, А ты не знаешь, кто стоит за его спиной, Бог или Черт, Жизнь или Смерть. Главное в том, что твой ангел поет! А значит, все будет в кайф, И никто никого никогда не убьет, Пока в далеких лугах растут волшебные травы! 149 Ботаника КОКАИН В ботаническом саду Припеваючи живет Разноцветный старичок. То, как резаный, вопит, То задумчиво молчит И смотрит в потолок. И у него в глазах Тайна столетних трав, А в его голове А-а-а-а-а-а ботаника, А-а-а-а-а-а ботаника Огненной травы... Он когда-то танцевал Танго в облаках, Видел вещие сны. Но однажды он упал С неба в мой стакан И остался жить"в нем. И у него в глазах Тайна столетних трав, А в его голове А-а-а-а-а-а ботаника, А-а-а-а-а-а ботаника Огненной травы... Кишинев 1996 или 1997 150 Прошлой ночью я был там и видел Все, что сейчас видит он. Больше всего мне понравился Косса Иеще"ЗабрискиПойнт", Железный поток торжественных слов, Пышный парад богатых шутов. О, безликая дочь жаждущих света людей, Когда кончится ночь, мы выйдем вместе И двинем прочь... Где-то все идет как надо -- В теплые страны плывет пароход. Мы стоим на палубе, улыбаясь фотографу, Вокруг нас танцует народ. Нам дарят цветы мужья этих дам, Нас просят войти в их светлый храм. О, безликая дочь жаждущих света людей, Когда кончится ночь, мы выйдем вместе И двинем прочь... 151 Я б остался с тобой до утра Жить на этой Земле, Ах, милая, если бы ты Умела летать на метле! Метла Ах, милая, если бы ты Умела летать на метле! Посвящается Наталье Я разбил все зеркала И осколки выбросил вон -Дворник умер оттого, что я Осколки выбросил вон. Я был бы сейчас там, Где меня сейчас нет, Ах, милая, если бы ты Не привела бы меня к себе! Я сварил летучую смесь, Разбавил вином кислоту, Я раздел тебя догола И посадил на метлу. Когда твои зрачки стали больше, Я сказал тебе: "Ах, милая, давай Летать на метле!" По ту сторону духи тьмы, А по эту -- тот же коктейль. Все циклоны дуют с Луны, Значит, ночью будет метель. 152 смерти больше нет В доме на Лысой горе Свет, свет, свет, Пир во время чумы Восставших из ада ведьм. Я танцую с ними всю ночь, А к утру выбираю одну -- Ту, у которой во лбу Горит серебряный крест. И на нем -- один мертвец, Одетый в клоунский фрак, Давно забывший о том, Что такое смерть, став огнем. Мне радостно знать, Что он такой же, как я. И для нас смерти больше нет! Смерти больше нет! А в ее глазах Лед, лед, лед, Сто последних лет, Сто последних зим. И каждую ночь слезный дождь, И зов с той стороны, И сладкий дым сигарет, 154 Пока не вспыхнет вновь Яркий свет! И беспечные дети зари, Бегущие по волнам, Крикнут ей вслед: "Смерти больше нет! Смерти больше нет! А в домах под Землей Тьма, тьма, тьма. Зажги свечу, Беги за мной. Еще один мертвец, Одетый в клоунский фрак, Давно забывший о том, Что такое смерть, став огнем. Мне радостно знать, Что ты такой же, как я. И для нас смерти больше нет! Смерти больше нет!  ' прощальные сны О, не буди меня, Когда вернется Буду И в черно-белой ванной Разбавит морфий святой водой, Раскрасит пол и стены И нарисует небо, Похожее на зебру -- Ту, что в саванне Съели голодные львы. .R , И африканки необычайной белизны Взлетят свечой На гору Килиманджаро Искать прощальные сны, Прощальные сны. В моей крови танцуют Эльфы, Внутри меня растет Фантом Слепой любви, Пустой как Марс И дивный как Юпитер! Когда наступит время, Я вырву крест из сердца, 156 Раздвину нежно звезды, Воткну свой фаллос В Млечный путь. И африканки необычайной белизны, Взлетев свечой На гору Килиманджаро, Найдут прощальные сны, Мои прощальные сны. В моей крови танцуют Эльфы, Внутри меня растет Фантом Слепой любви, Пустой как Марс И дивный как Юпитер! ЭПИТАФИЯ Аиде Григорян Что за ночь -- негры да снег Сверкают так, что не уснуть. В скотском небе так много солнц, Что даже свиньи, любимцы Луны, Держат нас за своих Братьев и сестер. Огненный молох -- Бог и судья. Мы все вернемся домой. Ты из пыли, я из огня... Мама видит сны! Тот, кто держит сердце в тисках, Доверит душу ветрам. Кто сказал, что эта дыра Ведет к небесам?! Пепел грез, вот и все, Что осталось нам. Огненный молох -- Бог и судья. Мы все вернемся домой. Ты из пыли, я из огня... Мама видит сны! 1991 и январь 1992 158 СТО ЛЕТ ПРОЖИТЫХ ЗРЯ Омега и Альфа -- конец и начало. Иммунный герой, вонзающий жало, Он хочет быть с ней, Он желает остаться с ней навсегда! Как астероид, мелькнув на мгновенье, Он покидает ее поле зренья. Впереди него Святые Врата, За ними небо, А за небом Земля И долгих 100 лет, Прожитых зря! В космических дебрях Развеянный ветром, Восставший из пепла, Чтобы стать пеплом... Позади него Святые Врата, П j оа ними небо, А за небом Земля И долгих 100 лет, Прожитых зря! Написано в самолете над Атлантическим океаном 1989 159 окно Зеленый как трава Сидит капельмейстер И рисует ноты. Ему не хватает Кальция и свободы. Он бьет в "там-там", Поет нецензурные слова, И потом открывает окно, Идет далеко... . А на той стороне Тихо и темно. А на той стороне Нет никого, Кроме него И тех, что бьют в "там-там", А потом открывают окно, Идут далеко... Открывают окно, идут далеко. Ольга Дзусова TУДА ГДЕ ОТДАЯТ КОНЦЫ Посвящение Вадиму Мазитову Никто не скажет "Здравствуй", Никто не скажет "Умри". Океан пустоты, И только стремный корабль, Который отдает концы, Разрушенная пристань, Разбитые фонари,  Отдает концы. Тихие фанфары, Волосатые сны, Солдаты Rock-n-roll'a, Инвалиды <<хи-хи". 31 декабря 2000 года. "Лучший твой подарочек - это я!" Под хохот пьяной Сестры, Под скрип ее зубов Туда, где отдают концы, Отдают концы. прощай мое солнце Звезда плутона Когда ушли от меня Гонцы за вином, Пришел задумчивый сплин И четыре всадника с ним. Первый всадник был глух, А второй был как ночь, Третий был слеп, А четвертым всадником Была смерть! Сперва вспыхнет свет, Потом грянет гром, Начнется гроза В сердце моем. Прощай, мое Солнце, До лучших времен! Хвала хмельному дождю За то, что греет лучше огня. Я не пел бы о нем, Если б не знал - Сперва вспыхнет свет, Потом грянет гром, Начнется гроза В сердце моем. Прощай, мое Солнце, До лучших времен! Прекрасна ты, Звезда Плутона, Призывный рот, глаза-иконы. Уши твои -- ключ к блаженству. Я знаю, где купить лапши И сделать так, чтобы кольнуло в сердце. Будем красить пыль, петь и танцевать, А когда ляжем спать, Ты покажешь мне все Свои пейзажи. Будем красить пыль, петь и танцевать, А когда ляжем спать, Ты покажешь мне все Свои пейзажи. Летает вдали троеглупая Моська, А мы летим к Святым Вратам. Сложат о нас потомки песни И будут петь назло врагам Чистой любви и безопасного секса. -. 163 Белые столбы Индейским летом, Как рогатый олень, Вслед за Солнцем Уходит день. В живых цветах Рождается пыль И, безмолвно, Летит! Каждую ночь, Не смыкая глаз, Каждую ночь Она глядит в окно, А за окном -Белые столбы! Каждую ночь Они делают это, Каждую ночь, А по утру они Ложатся спать В белые столбы! По бетонной стене Летит паровоз, "А" и "Б" Сидят на трубе. Они варят раствор, Открывают рты И, вдохнув,залпом пьют И куда-то плывут, Бетонные стены Куда-то плывут. Я смотрю в окно, А за окном - Белые столбы! Свирепый твист, Чужое лицо, Леди Джейн В дырявом пальто. На крыше ее Большая кровать, В кровати она И королева Марго. 164 моя деревня Косте Черепенникову Пир белых мумий -- праздник для всех. Самое время вспомнить о тех, Кто двигался с нами, кто был одним из нас. Кто двигался с нами, кто был одним из нас. Взгляни на небо еще один раз, Брось пепел в урны, вспомни сейчас Всех, кто двигался с нами, кто был одним из нас. Кто двигался с нами, кто был одним из нас. Пир белых мумий - хлеб и вода. По той дороге еще вчера Я двигался с вами, я был одним из вас. Я двигался с вами, я был одним из вас. Посвящается любимому городу В стремном скверике на "Пушке", Собираясь, бьют баклуши Лоботрясы с серьгами в ушах. Кто-то тащится с похмелья, Кто-то мается с безделья, Кто-то топит в лужице Му-Му. У нас в деревне сегодня хит-парад! У нас в деревне сегодня хит-парад! Я ненавижу Анне Вески, "Модерн токинг", "Арабески", Презираю Леонтьева с Кобзоном. Я не варвар, не злодей, Но тоска берет от всей Этой телерадиоэстрады. У нас в деревне сегодня хит-парад! У нас в деревне сегодня хит-парад! О, моя деревня, мой родимый дом... О, моя деревня, мой родимый дом... В стремном скверике на "Пушке", Где, собираясь, бьют баклуши Лоботрясы с серьгами в ушах, 167 Я спел отважно и сыграл Песни, что придумал сам, И молниеносно был схвачен, скручен, взят. У нас в деревне не дремлет зоркий глаз! У нас в деревне не дремлет зоркий глаз! И вот я еду на корове По проселочной дороге, А за мною бегут толпою гневной Хиппи, панки,анархисты, Рокеры и металлисты, И вертлявые танцоры брейка. У нас в деревне сегодня хит-парад! У нас в деревне все время хит-парад! О, моя деревня, мой родимый дом... О, моя деревня, мой родимый дом... 1985 или 1986 '  МУСОРНЫЙ ВЕТЕР Посвящается Андрею Платонову Мусорный ветер, дым из трубы, Плач природы, смех сатаны, А все оттого, что мы Любили ловить ветра и разбрасывать камни. Песочный город, построенный мной, Давным-давно смыт волной. Мой взгляд похож на твой, В нем нет ничего, кроме снов и забытого счастья. Дым на небе, дым на земле, Вместо людей машины, Мертвые рыбы в иссохшей реке, Зловонный зной пустыни. Моя смерть разрубит цепи сна, Когда мы будем вместе! Ты умна, а я идиот, И неважно, кто из нас раздает, Даже если мне повезет, И в моей руке будет туз, в твоей будет joker. 169 Так не бойся, милая, ляг на снег. Слепой художник напишет портрет Воспоет твои формы поэт, И станет звездой актер бродячего цирка. Дым на небе, дым на земле, Вместо людей мапйшы, Мертвые рыбы в иссохшей реке, Зловонный зной пустыни. Моя смерть разрубит цепи сна, Когда мы будем вместе! 1984 или 1985 РЕАНИМАЦИОННАЯ МАШИНА Посвящается любимому городу На ее пальцах кольца Сатурна, Она пахнет хуже, чем урна, Ее дед маркиз де Сад, Ее папа Шикельгрубер. Она опасней, чем вирус СПИДа, Она кровава как коррида, Она зовет меня обратно В царство мрачное Аида -Реанимационная машина. Реанимационная машина, Реанимационная машина, И на..., и на..., и на хой! Теплая ночь, ранняя осень. Арбат, дом номер восемь, -Здесь жила когда-то Таня (Я помню это до сих пор!) Кто-то режет в ванной вены, От любви трясутся стены, А мы пьем на кухне водку С Джими Хендриксом втроем. 171 Реанимационная машина. Реанимационная машина, Реанимационная машина, И на..., и на..., и на хой! О, мутноглазая девица, Ты лелеешь кончик шприца. * Но напрасно, ои, напрасно Ты летаешь в облаках. Облака -- плохая опора, Ты на землю рухнешь скоро, И довезет тебя мгновенно До могильного холма Реанимационная машина. Реанимационная машина, Реанимационная машина, И на..., и на..., и на хой! себастия Посвящается моей бабушке Елизавете Из смрада могил, из праха и пыли Восстали кровавые дети Аттилы В тот черный день. Сверкающий город, мое Эльдорадо, Они превратили в исчадие ада, -Как сон наркомана растаял он. Это случилось в моей прошлой жизни, Это случилось в моей прошлой жизни, В моей прошлой жизни. Наше Время Вначале я думал, что путь будет долгим, И я никогда не останусь один. Но мое солнце лопнуло бомбой, А небо сгорело как "граф Цеппелин". Слишком быстро катится камень с горы, Слишком быстро катится камень с горы, катится камень с горы... Наше время! Я открыл в океане крохотный остров, Построил трубу из пепла книг. Я хотел бы попасть на стремный корабль, Но список желающих бесконечно велик. Слишком быстро катится камень с горы, Слишком быстро катится камень с горы, катится камень с горы... Наше время! Она была юной, к тому же красивой, И я видел свет в ее синих глазах. Я обнял ее нежно, но вскоре, очнувшись, Увидел старуху с папиросой в зубах. 174 Слишком быстро катится камень с горы, Слишком быстро катится камень с горы, катится камень с горы. Наше время! ИЛЛЮЗОРНЫЙ МИР Посвящается квартире Сергея Рябова Чего ты боишься, смелее входи, Ведь эта дверь не имеет замка. За ней ждет тебя псевдоматовый мир Темно-розовых слов и нив. Там нагие путаны летают по небу, И все время стоит весна. Там чистое небо, и на деревьях С утра растут чудеса. т/Конечно, там есть дома, " Где живут негодяи и дураки, Зато нет тюрем, нет зоопарков, Там никто не живет взаперти. Кто-то спит в хрустальной вазе, А кто-то кладет на все. Одним нравится то, что есть, А другим то, что запрещено. Но я вижу, как кто-то хочет под дверь подложить динамит И взорвать их иллюзорный мир! Там никто не знает, чего он хочет, И чьи он песни поет, И создает, вдохновленный вином, Иллюзию скрипки фагот. Там мужчины и женщины любят друг друга, Как любят друг друга слоны. Ни те, ни другие уже не боятся Морали или молвы. Им нравится жить на колесах, им нравится пить вино, В иллюзорном мире они живут давно. Но, как только нагрянет завтра, я сам куплю динамит И взорву их иллюзорный мир! Им нравится жить на колесах, им нравится пить вино, В иллюзорном мире они живут давно. 176 ЖЕНЩИНЫ города роз Что нет ничего дороже любви Женщин города Роз. Они любят играть с огнем, От них часто пахнет вином, Но я люблю этих женщин, Я люблю падших женщин, Я люблю их... Посвящается всем им " Сегодня во всех аптеках аншлаг -- Берут по рецептам и просто так -- Траурный праздник для тех, кто влюблен В женщин города Роз! . А те, что рядом с вами лежат, Либо мертвы, либо пьяные спят -Никто из них не сравнится с любой Из женщин города Роз! Они любят играть с огнем, От них часто пахнет вином, Но я люблю этих женщин, Я люблю падших женщин, Я люблю их.. С мечтою познать вкус запретных плодов Вошел я в страну камней и цветов И жил как в раю, согретый теплом Женщин города Роз. Потом вернулся, истратив ресурс, И понял, пройдя лечения курс, 178 Мир полный любви Я не знаю, что это -- явь или сон, Падает небо или рушится трон, Или снова бьют кулаком из свинца Новые варвары в колокола... т, Безумная вера в заповеди зла -Это то, что когда-то было свойственно им. Виселицы, тюрьмы, позорные столбы -Это то, что когда-то придумали они. В толпе живых тенью, подверженный тленью, Бродит с кувалдой мой антипод. Он бы давно проломил бы мне череп, Если бы я не создал огнемет! Безумная вера в заповеди зла -Это то, что когда-то было свойственно им. Виселицы, тюрьмы, позорные столбы -Это то, что когда-то придумали они. Я так хотел бы поверить, что это не плен, И, пройдя лабиринтами стен, Разыскать и открыть забытую дверь В мир, полный любви... В мир, полный любви... - 180 Старая дева, сошедшая с неба, Без устали машет ржавой косой. И, брызгая кровью в разные стороны, Волосы с плеч слетают долой. Безумная вера в заповеди зла -Это то, что когда-то было свойственно ей. Виселицы, тюрьмы, позорные столбы -Это то, что когда-то придумала она. Но я хотел бы поверить, что это не плен, И, пройдя лабиринтами стен, Разыскать и открыть забытую дверь В мир, полный любви... В мир, полный любви...  ">ЫЛ/ПЫ6 СЛОНЫ Я открыл свое окно и увидел обычный будний день, Толпу людей в метро, толпу солидных горожан, Толкающих тебя и, голову сломя, Бегущих на рабочие места. И стало скучно мне смотреть на эту беготню, И я хотел уже закрыть свое окно, Но вдруг увидел я летящих в никуда Крылатых розовых слонов, И понял я тогда, что нужно мне туда -К слонам, летящим в никуда. Наш полет был словно сон, много солнца было в нем, Серый мир растаял без следа. Ныне к звездам я летел, звезд тепло познать хотел И рад был тем, что повстречал удачу я! Мы спим и видим сны, и каждый мечтает о своем, Беда лишь в том, что крылатый слон не к каждому заглянет в дом, Но все же мы их ждем, мечтой одной живем, Хотя все знают то, что нет... ...Что нет на свете вещих снов, как нету крыльев у слонов. 182 ТТА'РАНОИТ) И ТТС1ЛХ6Я Посвящается Эдгару Аллану По В печальном замке с кованой оградой С благословенья утренней звезды Они вдвоем -- Параноид и Психея Познали радость истинной любви. Но как-то раз с похмелья глядя в омут Она сказала, как мне ни жаль, Должна уйти я туда, где воды Стикса Уносят память безвозвратно вдаль. Немощный старец, измученный склерозом1 Вдруг направляя взгляд свой в никуда, Твердит одно -- Прости меня, Психея, Что не запомнил и не забыл тебя. 1 Вариант: измученный нарзаном. ' 183 Реквием для всадника "Без головы ГЕРОЙ ДЕТСКИХ СКАЗОК Бьются аспиды в экстазе Догорает кошкин дом С неба льются химикаты В разных местах Превращая в мираж Грязный асфальт. Пора заказывать Реквием Для всадника без головы В эпицентре грозы В тяжелые времена. С двух сторон мелькает осень Встречный ветер бьет в стекло Из японской магнитолы Чей-то голос, похожий на скрип Говорит: "Пора заказывать Реквием Для всадника без головы В эпицентре грозы В тяжелые времена". 184 Посвящается моим друзьям: Игорю, Джону и Сашке Героем детских сказок на хромой козе Ты катался долго по родной земле. И было много песен, и было много дам Л * Одну из них любил ты, ас другими спал. ' " Ты искал и в самой холодной нише, И во чреве звезд, зажженных кем-то свыше, И где-то там ты остался. Эй, где ты там? Эй, где ты там? В нарисованных картинках или там, где готовит метель Над куполом Собора последнюю постель Маленьким солдатам в мировой войне, Где ангелы и бесы да кошки на душе. Где-то там, в самой холодной нише, Или во чреве звезд, зажженных кем-то свыше, Где-то там ты остался. Эй, где ты там? Эй, где ты там? 185 рбнь сурка Посвящается Игорю К. Сквозь дол грядущих времен Никто не прошел. Пока из-под земли Никто не вернулся. Зато растаяли льды, Пока ты спал. Ты думал, это мультфильм, Но от сладких снов " Осталась лишь пыль, Пыль в твоих глазах. Кораблик уплыл, уплыл, А ты остался в дураках. В день Сурка, На фоне долгих лет, Зажав в дряблой руке Абонемент в Дисней-Лен д. Доброе утро пришло, Но никто не проснулся. В настежь открытую дверь Никто не вошел, 186 Зато нашлись ключи, Пока ты спал. Ты думал, это мультфильм, Но от ее любви Осталась лишь пыль, Пыль в твоих глазах. Кораблик уплыл, уплыл, А ты остался в дураках. В день Сурка На фоне долгих лет, Зажав в дряблой руке Абонемент в Дисней-Ленд. - ОСЕНЬ Был согрет песочный берег солнцем и ветрами, И, казалось, это время будет длиться бесконечно. Безобразные вакханки обрели вдруг дивный облик И на склонах основали город из песка и стали. И хотели взять все это, но кончилось лето, И я вспомнил о том, что их нет больше. Кто теперь в лугах под солнцем собирает травы жизни -- Люди в выцветших мундирах или пьяные пастушки? Мы покинули то время, устремились в мир далекий, С облаков сошли на землю и уткнулись в грязь и осень. Мы хотели взять все это, но кончилось лето, И я вспомнил о том, что нас нет больше. После возвращения из Джанхота 80-е гг. JEDEM DAS SEINE На полу под столом, как dog, лежал человек, А на кухне играл Mahavishnu, В мыльной воде купался Харон, А у окна стоял я! А за мутным стеклом возвышалась гора. На горе сидел Ной, пил вино... И когда вышла вон из ковчега последняя тварь, Она сказала ему: "Jedem das Seine, jedem das Seine". По дороге в ее сети попал Сифилитик с кольцом нибелунга И, отвесив поклон, вошел в ее плоть, А в крови через год выпал "+". А через несколько лет не помнил никто Ни их лиц, ни имен. Как сквозь сон Я услышал извне Голос, который сказал На чужом языке: "Jedem das Seine, jedem das Seine". В специальных местах люди разных мастей Втыкали шары в карусель. 189 А я поставил все, что было, на ZERO И проиграл, все проиграл! А бездарный крупье бросил фишки в камин, И швейцар выдал мне черный фрак И посадил в катафалк и, закрыв последнюю дверь, На прощанье сказал: "Jedem das Seine, jedem das Seine". Tру-ля-ля Белых ангелов толпа или бесов легион Все равно кто будет тем светом в конце трубы, Может быть Иисус Христос, а может дурь всех папирос, А может быть один из тех, с кем я пил Когда-то... Но все это -- дым, Все это -- пыль, Пока внутри меня Жив мой Тру-ля-ля! Утро пьяного шута в теле треснутой свиньи, Утро пепла и стекла, а в небе -- колокола. Кто водил меня гулять по ту сторону Луны? Что я делал там всю жизнь? Боже, где ты?! Но все это -- дым, Все это -- пыль, Пока внутри меня Жив мой Тру-ля-ля! ОСТРОВ СИРЕН невинный тунец Вот мой остров грез -- хрустальные стены, Между альфой и бетой воют Сирены Под дудку и бубен, под пенное пиво Голосом сладким, греющим душу. А лица их как лица детей, но со старческим взглядом, А сердца как большой бассейн, наполненный смрадом. Я бы стер их в пыль, я скрутил бы их в косяк, Но кто станет курить такое дерьмо? А кто уплыл на Остров Сирен, тот домой не вернется, И кто-то плачет, глядя на Крест, а кто-то смеется. Но без любви нет смерти, а без смерти нет любви. Прочь с дороги, свинья! Ты войдешь в эту ночь невинным тунцом, Минуя рифы и мель, наблюдая за тем, Как твоей головой святые отцы Играют в футбол на деньги, А потом кратчайшим путем бегут за бухлом Быстро как спринтеры. Первым приходит всегда к заветной двери Абсолютный чемпион с ногами слона, Шеей быка, мордой свиньи, А в красных глазах -- патология, Но у него есть бумага с печатью и право отнять У тебя твою любимую смерть. Напрасно совершать движенье по кругу -Оставь это Солнцу! И пока ты живой, Скорей плыви прочь, не важно куда, Но только плыви. Фантазия приведет тебя к ней, И она не оставит тебя подыхать в этой тюрьме. 1993 или 1994 китай-гopoд СТДРУШКА ЗАНЗИБАР Посвящается городу Барнаулу Лао Шэ, Ван Бо Несравненное клише с ядовитой желтизной, Утонувшее в Янцзы среди лодок и эпох, Пролившее кровь на объятый огнем Китай-город... Чжао, Ю Ань Кай - Разрисованный трамвай с забинтованным стеклом, Разделивший без труда на три равные куска Желтый квадрат, в котором сгорел Китай-город... и а Когда на моем окне спит январь, Встает из дыма африканских трав Мнимое Солнце, липовый жар Черной старушки Занзибар, И зовет голосом сладким В холодные небеса, Где под толщей льда спит потухшее Солнце. Она зовет меня! МИКРОНЕЗИЯ Вся моя жизнь Ах, милая Земля, Из тех, кто нырнул в тебя, На том конце никто не всплыл. Грядой кусочки из сна Лежат, как острова На твоем гранитном платье. Осталось бросить камень вслед И плыть с того на этот свет. Но, если б имел я компас, Я бы вернулся к тебе. Когда бы имел я компас, Я бы вернулся к тебе И остался с тобой навсегда, Моя микронезия! Вой ветра, города без названий, люди без лиц. Путь к дому по бесконечной аллее столбов. Полный стакан и битая карта -- дама червей, Которую придумал сам. И роль вальта, Неплохо сыгранная мной. Но вот где-то внутри уже струится кольцами кровь И бежит ручьем по мертвым лугам, и мерцают костры. Ах, как мне нравится жечь листья травы И наблюдать за тем, как превращается в пыль Вся моя жизнь... Три гиены Три гиены на площади у церкви Львиную долю рвали на кусочки. Я зашел в ближайший департамент И перечислил грешные деянья. А в мутном небе холодные звезды - Их слабый свет никогда не согреет меня... Мама, возьми меня обратно! Из-за сомнений в Царствии небесном Великий разум рухнул в одночасье. Падший ангел в блестящей колеснице Прокатил меня по этой жизни. А в мутном небе холодные звезды Их слабый свет никогда не согреет меня... Мама, возьми меня обратно! Я проснулся с ветреной блудницей И произвел над ней лоботомию. Той же ночью, голодные и злые, Три гиены вошли в мое сознанье. В мутном небе холодные звезды - Их слабый свет никогда не согреет меня... Мама, возьми меня обратно! АНГЕЛ На живность и на падаль Спадает свыше луч, А над лучом сияет И пляшет радуга. И я пою о Свете, А Света смотрит в даль -Вдали летает ангел, Целясь из рюмки в нас Божественным огнем... И мне тепло и сладко Смотреть на то, как мой Летает ангел! Добро пожаловать в лето Я видел много стран, Я знал многих людей. Среди прочих был один, Который в разгар зимы, Сидя в искусственных льдах, Кричал, извергая пар: "Добро пожаловать в лето! Добро пожаловать в лето!" Мой сумасшедший друг Залез в холодильник не зря. Видимо он чувствовал то, Что никогда не почувствую я, Сидя в искусственных льдах, Услышав в разгар зимы: "Добро пожаловать в лето! Добро пожаловать в лето!" 1996 -- 200 Крематорий как образ жизни (А. Григорян, Марга Пушкина, Линда, В. Бухаров) КРЕМАТОРИЙ -КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ НЕКРОФИЛИИ? ...Маленькая девочка со взглядом еще не оскотинев-шейся сиамской кошечки идет по долгой извилистой дороге мимо указателей "На Скай!", "На стремный корабль!", "В Дом Вечного Сна!". В платочке-узелочке бедного создания, измученного жгучим солнцем имени Африканского Царя, смиренно пощелкивают и побрякивают чьи-то белые косточки. Бабушкины, наверное. Клок-клок. Клок-клок... На короткий миг девочка закрывает воспаленные глаза и видит... Нет, не манную кашу пополам с малиновым вареньем, как Буратино. А, как ребенок, которому пока неведома окровавленная ванна, клубнику со льдом. Девочка очень любит группу КРЕМАТОРИЙ и идет из далекого запойного города Н просить дяденьку Григоряна не бросать в огонь его знаменитую черную шляпу... Она хотела было взять для дяденьки белую панамку, да ту сожрали в нехорошую пятницу огромные кирные от нектара бабочки с белыми черепами на драных спинах. Она хотела было прихватить для фюрера своего крохотного сердца черно-красную банданку, но той прикрыли лицо ее родного деда-хипана, в конец изнуренного борьбой с сорной травой и грязными мыс- 202 лями тамошних доярок. Невинное дитя еще не в курсе, что оставлять фетровую реликвию в живых, по словам экстрасенса, опасно и для козявок, не унесенных последним порывом мусорного ветра, и для узелка с чьими-то косточками, и для садовой клубники-земляники (но безо льда!), и для льда (но без клубники!). И для самой девочки, пока она еще не выросла и ее взгляд не стал взглядом затраханной жизнью волчицы. Обряд самосожжения должен начаться с головного убора. Аллах очень устал от авантюр черной шляпы и повелел ее уничтожить. Будда чрезвычайно притомился от ее шуток и тоже повелел ее сжечь. Танцующий на маке Шива поступил точно так же. Идол племени Тумбо-Юмбо запустил острую серебряную стрелу в золотое светило и приказал орлам истребить странную штуковину, украшающую все еще не оскальпированную голову важного белого человека. Лишь Иисус Христос-Суперстар не сказал ничего, а ушел в пустыню... Думать. ...Н-да, московская группа КРЕМАТОРИЙ уже и впрямь стала легендой и покатилась в качестве таковой по тропинке, проложенной другими местными легендами-колобками. Вернее легендами-леденцами. Ибо сахара для рок-мифов у нас теперь никто не жалеет. На общепринятом языке это называется "обожествление рок-героев". На моем наречии, персональном, -"Ололлипопнивание рокеров", от английского слова "Lollipop" -- леденец. И толпы фанов рок-лоллипопов мало чем отличаются от ватаг фанатов поп-лоллипопов. Попробуй, скажи об их кумирах что-нибудь этакое, с 203 вывертом: тут же схлопочешь кирпичом по башке или сумасшедшие девки укусят тебя за ляжку. Б.Г., хоть и любит временами посылать нас всех к Лао Дзы, уже -- леденец. И Кинчев -- леденец. Да какой матерый леденечище! И Сукачев -- порядочный лоллихлопец-почвенник. О покойниках я и не говорю. А их в нашем роке достаточно. Неминуемому процессу осахаривания подвергается и черношляпный КРЕМАТОРИЙ. Считается, что интеллектуальные корни крематорского творчества так глубоки, что глубины этой испить и измерить никому из смертных не дано. Они уже Борхесы и Маркесы (хорошо, что не Марксы!), Платоны и Платоновы. В крайнем случае -- Ивлины Во. Но разве мы с вами -- не российские граждане? Разве слабо нам посмотреть испепеляющей крематорской правде в глаза, держа за пазухой испытанное орудие обманутого пролетариата?! В самом начале своего творчества КРЕМАТОРИЙ в музыкальном отношении был весьма некачественней. Впрочем, как и все наши рок-группы. На определенном этапе истории отечественного рок-н-ролла наличие профессионализма расценивается как признак мажорства и попсизма. Но сегодня КРЕМ ... подтянулся по всем статьям и классно "откатывает" свою программу, на лету улавливая настроение собравшихся покрематорить почитателей и выдавая им нужную порцию кайфа и драйва. Секрет успеха КРЕМАТОРИЯ, который вот уже целый год празднует свое десятилетие, в том, что это -- единственная группа, играющая в совке подлинный, без 204 дураков, кислотно-портвейновый рок... Литраж выпитого на сейшенах-квартирниках и в гримерках портвейна и пива (что, впрочем отнюдь не означает, что крема-торцы -- записные алкоголики!), количество колес, пущенных по кишке в экспериментальных путешествиях, расширило сознание музыкантов настолько, что теперь уже смело можно говорить о психоделии а ля Григорян и К . И нестройность их изначального звучания и пения напрочь съедается образом воспетого Грейс Слик Белого Кролика, стоящего за спиной эрудированного дядьки в шляпе. Однако, попутно отмечу, что в "трипах" они (хвала ортодоксальному Богу!) далеко не ушли, ибо по своему социальному и психологическому статусу на такую окончательную смелость занрограмированны не были. Их вещи легко исполняются и на гитаре, и на балалайке, и на гребешке с бумажкой, и по пьяни и по трезвости. Но главная составляющая триумфа КРЕМАТОРИЯ -- не их максимальная приближенность к кай-фовым чаяниям многочисленных совков и совушек (правда, несколько перегруженная заимствованными извне литературными и историческими персонажами), а их несомненная некрофильская сущность. Не в музыке, нет, -- в ней они ближе стоят к болотному Питеру, чем к сухостойной Москве. Облаченные в различные музыкальные формы (будь то бюргерский вальсок, полька по-латгальски, рок-н-ролл и блюз по-нашему и по-ихнему и т.д.) григорянов-ско-троегубовские образы сродни сновидениям некрофила, проанализированным доктором Э. Фроммом. Это и "антипод с кувалдой, подверженный т ленью", и 205 "мир полный дерьма" (чем, к примеру не Сон No 3 из "Адольф Гитлер -- клинический случай некрофилии"?). Это и дамочка в черных чулках, которая ползает, как аспида, и люди с клеймом HI-FI в треснутом раю. Это, разумеется, и кровавые дети Атиллы, восставшие из смрада, из могилы, из праха и пыли. Милые отпрыски мрачного гунна, трансформирующиеся в отпрысков Аллаха, которые целуют полные гноя деревья... И в совсем еще свежем "Адольфе" (который, на мой взгляд, вымучен и надуман, хотя сама по себе замена Тристана Дристаном заслуживает всяческих похвал) -- "в тазу женщина без головы и ног", томящаяся в ожидании гильотина, парча и золото. А ведь оно, презренное, по Фрейду -- грязь и нечистоты. Вообще-то цитировать можно бесконечно, и совпадения с ощущениями явных и скрытых некрофилов по Фромму будут многочисленны. В целом -- абсолютное большинство крематорских песен есть картины из жизни мертвых, умирающих или обреченных на умирание (вымирание?), есть сюрреалистические сюжеты, расшифровать которые могут лишь опытные психоаналитики. Фантазия Григоряна, to my mind, более изощренна и загадочна, чем изыски Троегубова. Витек -- в большей степени прозаичен и приземлен, в его опусах здорово чувствуется склонность к мемуарности и трудно прерываемой обычными средствами балладности. Т.е., следуя взятой нами за основу работе Э. Фромма, можно сделать вывод -- в хозяине знаменитой черной шляпы гораздо заметнее борьба биофильских и некрофильских тенденций, которая и дает такой колоссальный стимул 206 творчеству. Через жизнь -- к смерти (возможно возражение -- "через смерть к жизни", но оно избито и замусолено, как старая тюбетейка). Тяга к смерти побеждает, и можете мне с полным правом ласково шепнуть на ухо об "очищающем огне крематория". Вся фишка и заключается в непроизвольности некрофилии КРЕМАТОРИЯ, внешность музыкантов которого говорит о здоровом духе в их бренных телах. Совершая очередную попытку преодоления нарциссизма и безразличия, кре-маторцы, вопреки всем фроммовским правилам (breaking all the rules), жизнерадостны и розовощеки. Ничего удивительного в сказанном мною нет -- ибо все мы (и музыканты в том числе) суть продукты ненормального развития самого общества некрофилии, где годами насаждались идеи необходимости наращивания военной мощи и репрессий против инакомыслящих. С момента нашего появления на свет нас окружали индивиды, считавшие первоочередными задачами усиление контроля над смутьянами, жесткое проведение в жизнь различных законов подавления и пресечения личности, укрепление репрессивного аппарата и борьбу с антикоммунистической угрозой в мире. Показная любовь к жизни, где "так вольно дышит человек", естественно, вызвала обратное -- психологически мы выбрали путь некрофилии, как альтернативного бытия. Страсть к помойкам, к наслаждению запахом гниения, различным "ужастикам" и "страшилкам", страсть к слову "дерьмо" и славному слову "говно" - нет, это не панк. Панк -- искусственный инфант terrible, продукт скучающего мозга пресыщенного буржуазного гориллы прошлых лет. Мы к панку не имеем никакого отношения. 207 Все, что у нас произрастает, имеет .вид и вкус "натю-рель". Мы -- мазохисты и те самые асексуальные некрофилы по жизни. Что бы сказал старик Фромм, если бы увидел собственными глазами и услышал бы собственными ушами, как огромная толпа подростков-стариков скандирует в "Горбушке" вместе с КРЕМАТОРИЕМ: "Мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть!" Скандирует светло и радостно, так как несколькими годами раньше их предки выводили стройным съездовским хором: "Народ и партия -- едины!". Но очередной Зомби, внутри которого так же пусто, как и у его предшественников, играет на новой трубе. А мы -- действительно танцуем свои танцы. И нам ведь нравится, когда на наших глазах зомби живьем едят крыс и выпивают кровь кобр, сжигают дотла ведьм и посыпают ведьминым пеплом свои немощные тела. Новый зомби выдает нам новое пойло. Если бы все это нам не нравилось бы -- мы давно взорвали бы этот мир, полный фрейдистского золота, ко всем чертям свинячьим, и никакой крематорий нам не был бы нужен. Но... Но "есть еще время для танцев и веселья во славу" нового пепла., Маргарита Пушкина Убежище Анне и Елизавете Герои детских сказок За бешеный нрав и дурные манеры Ее называли Кровавая Мэри. Я говорил ей неоднократно: Вместо МК читай лучше Канта, Не отвечай на глупый вопрос, Не вдыхай дым чужих папирос, Не выходи без одежды из дома, Не спи с кем попало без кондома, И никогда не виси с той стороны балкона, А не то отправишься совсем молодой... В убежище заблудших девочек, В убежище глупых девочек, В котором хор нетрезвых мальчиков Поет под мою дудочку: Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей!!! Быстрым ручьем вытекло время, Стало ненужным бренное тело. Он оглянулся и сказал однажды, Кто хотел пить умер от жажды. 211 У парадного входа в последний отель Некто одетый как метрдотель Готовит для умного и дурака Смесь поэзии и коньяка, Но ты никогда не пей Этот коктейль до дна, А не то отправишься совсем молодой... В убежище заблудших девочек, В убежище глупых девочек, В котором хор нетрезвых мальчиков Поет под мою дудочку: Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей, Пей!!! ЕВА (герой ежедневной войны) В каждом доме своя Ева и свой Адольф. Из пустых бутылок собирают семейный кров За окном горит звезда -- источник горя, Отражаясь иногда в луже размером с море. Герой ежедневной войны Трудится, как Сизиф, А когда приходит ночь Он говорит: Ева дай мне, дай мне, Ева дай мне любви!!! А наверху летают жирные голуби мира, Используя то, что лежит под ними, вместо сортира. Беспокоится Минздрав, плачут больницы, Я ношу с собой топор, как средство защиты. Герои ежедневной воины Трудится, как Сезиф, А когда приходит ночь Он говорит: Ева дай мне, дай мне, Ева дай мне любви!!! 213 Звероящер Посвящается Марине С. По асфальту фланируют женщины, Заполняя собой перекрестки. У кого-то имеется пропуск, У кого-то нет ничего, У кого-то есть имитатор, У кого-то есть Мерседес, А у кого-то есть звероящер, Который умеет говорить: "I love you!" В квартире с евроремонтом, В доме у Триумфальной арки Проживают две англичанки, Собирают стерлинги-фунты. Ходят слухи, что между ними Существует интимная связь, И у каждый есть звероящер, Который умеет говорить: "I love you!" Я приведу тебе еще один довод, Основанный на наблюдении За людьми и за животными И за теми, кто между ними. 214 Можно стать в этой жизни счастливым, Можно даже стать бессмертным, Если есть звероящер, Который умеет говорить: "I love you!" черная пятница В черную пятницу, пьяный как евин, Я возвращался домой через лес. У входа в подъезд мне встретилась дама - Красотка, мулатка, латинская смесь. Ее звали "Конфета", и я захотел Ее укусить и вместе лечь спать, Но она мне сказала: "Давай лучше пить. Ляжем в кровать, когда будет светать". Но в тот момент, когда прокричал петух, Она сказала: "Мне пора!" И в тот же миг исчезла вдруг, И, очертив вокруг кровати круг, Я лег в постель и вскоре уснул. Утром, проснувшись от боли в суставах, Я чуть не умер -- в бутылке на дне Сидела моя ночная гостья И улыбалась загадочно мне. Жаждой томим, вскочил я с постели, Но старая ведьма расставила сеть И мерзким дискантом сказала: "Не бойся! Теперь уж недолго осталось терпеть. 216 Ты никогда не станешь молодым. Вот стакан, а вот вино и дым". И тогда я взглянул в зеркало и увидел в нем Горбатого седого старика. КАТАК/\ИЗМ Неким утром вместе с Брутом Из долины желтых пирамид Вышла странная фигура Непотребная на вид. Глядя сверху вниз на это, Папиросу сунув в мокрый рот, Я спросил ее небрежно: "Кто ты, блядь или пророк?" И в тот же миг со страшной силой Получил кувалдой в лоб я... И с тех пор на все живое Я смотрю сквозь толщу призм, Ибо ныне знаю точно, Что такое катаклизм...  chовa ночь Снова ночью окутан мир, и дождь стучит в окно. Я сижу среди этих стен и пью один вино. Я смотрю в белый потолок и вижу чей-то след, И с меня, словно память сна, ручьем стекает бред. Ровно в полночь открылась дверь, и чья-то тень вошла И шепнула на ухо мне: "Я за тобой пришла". Слишком долго лежал мой труп среди холодных стен, А я давно, тленьем взятый в плен, в немую даль летел. СОН НИ О ЧЁМ Сто тысяч чертей На сундук мертвеца, Все одеты с иголки В шелк и меха. А на мне макинтош, Разрисованный серебром, А между ног Святая "Бхагават-Гита"! Я спел бы тебе О грядущей войне, О летающих в небе И лежащих на дне. Но я беру си минор И пою Веселый вальс, Пока не грянет гром. И все это так похоже на сон, Сон ни о чем! Если б я был звездой, Все бы видели свет. Но в небе темно, Значит, там меня нет. И я рисую последний этюд С невидимым Солнцем И ложусь спать До светлых времен. И каждый.раз я вижу сон, Сон ни о чем! я тихо и скромно Я тихо и скромно сидел в уголке, Как вдруг ты подошла И, рядом присев, без эмоций и слов В стакан мне налила вина. Мы медленно пили, говоря ни о чем, И вскоре пропала тоска, Нам стало свободнее и веселей, -Казалось, проснулась душа. Слова утопали в грохоте диско, Мысли катились ручьем, Мы с тобой уже понимали друг друга, Нам было приятно вдвоем. Что было дальше, не стоит вниманья, К тому ж я конец подзабыл, Но, помнится, в тесной, гнусно пахнущей ванне Кого-то я страстно любил. А-х да, ты права, ну, конечно, тебя, -Иначе и быть не могло! Прости мне, малыш, что я твоей головой Разбил в подъезде стекло. 222 Ну, это ты лжешь, я не дерьмо! Во всем виновата лишь ты. Зачем ты меня поила вином, Твердя о свободной любви? Ну, а теперь мне нужно идти, Меня уже ждут дела. Помни меня, не забывай, Ну, а теперь прощай! Так бывает всегда -- любовь, как туман, Густо стелет ковром, Но вскоре редеет, медленно тает И исчезает потом! И исчезает потом! , танец маленьких свиней _ Танец маленьких свиней Едва зайдет Солнце, И новая ночь скажет мне "Хрю", Безутешная вдова Раздвинет все шлюзы, И Ангел-хранитель закроет глаза. Он будет спать до утра, Ему приснятся волхвы, Поющие в хлеву, Поющие о том, Что вся эта жизнь И все эти дни Лишь танец маленьких свиней, Танец маленьких свиней. А когда вернется вождь С охоты за ветром, И нежная скво разведет костер, Вифлеемская звезда Опять взойдет в небе И не погаснет уже никогда. А ты будешь жить до утра, Тебе приснятся волхвы, 224 Поющие в хлеву, Поющие о том, Что вся эта жизнь И все эти дни Лишь танец маленьких свиней, Танец маленьких свиней. Северодвинск 1993 смольной В ДОМЕ НА УЛИЦЕ Посвящается Коле К., Диме А., Алексею А., Сергею Р., Андрею П. В доме на улице Смольной Грохот и звон всю ночь до утра, А наутро из дома Выносят вон мертвеца, В кафельном Зазеркалье Моют его в мыльной воде, Пока он опять, как новый, Не встанет во всей красе. И каждый день за ним Следит с небес херувим, И каждую ночь В бубен бьют космонавты, Играет бес на дуде, Учитель химии варит На кухне ЛСД! От любви ничего не осталось, Только эта черная тень. Когда она склеила ласты, Ей было всего двадцать семь. 226 От веры остались сомненья, От надежды стресс, С тех пор в общественном мненьи Вырос дремучий лес. т* И каждый день за ним Бродит пьяный херувим, И каждую ночь В бубен бьют космонавты, Играет бес на дуде, В доме на улице Смольной, В городе Москве! Я- УВИДЕЛ ТЕБЯ Я увидел тебя еще до того, Как ты спросила у меня закурить. Я ждал, сейчас не помню кого, Но это теперь все равно. Ты стояла, кривляясь, напротив меня И пускала кольцами дым. И тогда я понял, что сегодня ты Ищешь встречи с любым. Мы ушли вдвоем и долго блуждали, Пока не нашли нужный дом, И, войдя в квартиру, ты упала вдруг И ударилась лбом о пол. Ты танцевала и в те часы Была как кинозвезда, И, чтоб продлить эту ночь, ты дала пять рублей, И мы достали еще вина. Утром, проснувшись, я был тосклив, Потому что был разбит. Ты лежала с ним, и у вас двоих Был довольно потасканный вид. , , Я подполз поближе и от боли в висках ,т S Ударил тебя по лицу. Ты открыла глаза и, громко икнув, Опять отошла ко сну. ' И вот теперь, вспоминая тебя, Я вспоминаю те давние дни -Дни, когда в стакане вина Ты топила остатки души... Дни, когда в стакане вина Ты топила остатки души... Дни, когда в стакане вина Мы топили остатки души.. Когда ты сняла свои сапоги, Мне в глаза вонзилась дыра. Твой палец ноги выпирал из дыры, Как дохлая мышь из норы. Мы сели за стол и потом, опьянев, Ты рассказала гостям анекдот. Все громко смеялись, но не знала ты, Что смеются они над тобой. 228 ПОРА СМЫВАТЬСЯ Один человек обещал мне Спасти мою душу, Другой дал стакан, Велел смотреть на дно. Оба пошли за вином И не вернулись назад, Когда пришла пора смываться! Но все закрыли рты, Расставили руки по швам, Когда пришла пора смываться! И так прошло две тысячи лет С тех пор, как крикнул петух, А мир все так же Похож на скотный двор. Если мне позвонят, Скажи, что меня уже нет, Что пришла пора смываться! Туда, где всегда горит свет, Туда, где никто не найдет нас!.. /997 Я готов был исполнить Любой ее каприз. Она ела грибы И курила гашиш, Хотела подняться в небо, Но улетела в трубу, Когда пришла пора смываться! Туда, где всегда горит свет, Туда, где никто не найдет нас И было много племен т" " И народов под этой звездой -Одни клялись небом. Другие клялись огнем. 230 Бесы в моих снах тт Черная шляпа, молох ведьм, Ночные плутни. По левую руку от Гончих Псов Незваный спутник. А по правую -- дом С высокой трубой, И ангелы падшие в нем. Один с усами, другой с бородой, А третий лысый. Один играет, другой поет, А кто-то слышит. Горит Орион наоборот -Дырой в святых небесах. Бесы в моих снах, Бесы в моих снах.. Каждую ночь, закрыв глаза, В объятьях смерти, Каждую ночь лицом к лицу С князем тьмы Наблюдать за тем, Как сгорают в печах И превращаются в прах Бесы в моих снах, Бесы в моих снах... 232 КОНФУЗ Еще недавно, как будто вчера, я был в нее влюблен И пылкой любовью, будто вином, был опьянен. Но однажды воскресным утром произошел конфуз -Я взглянул на ее белоснежную ножку, и нестриженый ноготь Вдруг возник предо мной. Он был чем-то похож на немытую ложку, Омерзительно желтый с грибковой каймой. И моя любовь куда-то ушла -- я не мог ни есть, ни пить, Звериный инстинкт проснулся во мне -- я готов был ее убить. Я готов был ее убить!  уЛ I УРА ! Алле К. Т* X * Из тех, кто был с ней, из тех, кто любил ее, Нет никого -- все ушли. И, когда мой солдат, поднявшись, двинется в бой, Она услышит мое последнее "Ура!" Под барабанную дробь в предвкушеньи конца Выйду я из нее! гончие псы Посвящается облысевшим хипарям Мы бы стали счастливее всех, < Если б мы смогли найти е Великий корень зла в пустых колодцах любви. Джим Моррисон давно уже мертв, Но мы верим в то, что он еще жив И собираем пыль давно остывшей звезды. Наша смерть нас гонит вперед, Наше время движется вспять, Мы все -- большая стая гончих псов! Мы бы стали счастливее всех, Если б мы смогли найти Великий корень добра в пустых колодцах любви. Все живые любят друг друга, Все мертвые мстят за себя, Унося с собой свет своих самых ярких звезд. тг Наша смерть нас гонит вперед, Наше время движется вспять, Мы все -- большая стая гончих псов! Наша смерть нас гонит вперед, Наше время движется вспять, Мы все -- большая стая гончих псов! 235 эротические монстры Когда из сна и пьяного вздора Прилетела красотка Пандора И, проникнув в запретную зону, " " Е> Открыла свои "Box", В самый раз продырявить висок, В самый раз удавиться с тоски. Но вот Пандора зажигает печь И нежные пальцы подносит к огню, Вот уже все ее тело горит, Вот уже поют Эротические монстры в моей голове! Иркутск 1991 Мой дом залило огнем, Стало светло и весело всем, ТТ J. И до утра играл патефон, И брызгали вином Эротические монстры в моей голове! Ровно в полночь у входа в Эдем Встал в стойку розовый слон И стоял до тех пор, пока в мой мозг Не вошла она и не сказала "Пойдем!" И я пошел за ней и через пять минут Стерся в пыль, растаял как воск. т* И в то, что осталось от слона, тт Плюнули потом J Эротические монстры в моей голове! Кончилась ночь, и вот уже нет Ни снов, ни любви, ни огня, ни травы. 236 РАЗБИТОЕ СЕРДЦЕ Я был добрым когда-то, Я пил вино и любил летать На крылатых слонах. С тех давних пор Остались только осколки стекла В похмельной душе. А по мне -- гори все огнем! Никто уже не будет жить В моем разбитом сердце... Лукавый глаз, вспыхнув, погас, Вино снова стало водой. Мой Ангел Сна сбежал от меня, Я видел его следы на песке. А по мне -- гори все огнем! Никто уже не будет жить В моем разбитом сердце... Я взял в руки лом И разнес по кускам Свой дьявольский сон. Я стал бесстрашен и зол, Я стал почти как Римский центурион. 238 И я разрушил бы Трою, Сжег бы Содом, Если б не было тебя В моем разбитом сердце! КЛАУСТРОФОБИЯ Посвящается альтисту Данилову 1 Когда меня запирают в толще стен, Ко мне приходит беглый олигофрен, Режет бритвой и в горло льет свинец, Бьет цепями, пока не придет конец. Клаустрофобия, клаустрофобия... А вчера всю ночь я водил хоровод старух, Но с началом рассвета, разорвав порочный круг, Я привел их в морг, но они, сказав "Ты наш", В сто тысяч смычков заиграли похоронный марш. Клаустрофобия, клаустрофобия... Я боюсь стен, я боюсь стен, Я боюсь стен, я боюсь стен... Вольфганг Моцарт, бессмертный взяв аккорд, Огласил мой смертельный приговор. Мне подарили белые цветы И отправили в дом "хи-хи". Клаустрофобия, клаустрофобия... Я боюсь стен, я боюсь стен, Я боюсь стен, я боюсь стен... 240 АФPИКА Ну, что ты, милая, ворочаешь прах? Видишь, двое сидят на ветвях - Один как буйвол, другой как жираф. Бери любого, и тебе будет в кайф. Это -- Африка, это -- Африка! Смотри, как много негров, это -- Африка! Я работаю пять дней подряд, Я всем доволен и всему рад. Я шалю потихоньку в субботу, А в понедельник с похмелья на работу. Это -- Африка, это -- Африка. Смотри, как много негров, это Африка! Вчера мы двигались вверх, А сегодня мы катимся вниз. Вчера мы пили вино, А сегодня мы пьем антифриз. Мы не сжигаем крестов, Не поощряем расизм. Живите тихо, любите молча, Если стреляете, стреляйте точно, Но пощадите своих детей, Если не хотите, чтобы стало темней. 241 Это -- Африка, Это -- Африка. Боже, как много негров, это -- Африка! Вчера мы двигались вверх, А сегодня мы катимся вниз. Вчера мы пили вино, А сегодня мы пьем антифриз. Мы не сжигаем крестов, Не поощряем расизм. , , , п А белые братья черного бога Вуду сеят смерть И пишут свои священные книги огнем. Это белые братья черного бога Вуду сеят смерть И пишут свои священные книги огнем. Африка... Сквер у Красных Ворот 1984 или 1985 ХАРЕ РАМА Все наши мечты повстречали смех. Никто из нас не хотел умирать, лишь один это сделал за всех. Когда источник разврата иссяк, она обнаружила след, Уводящий из спальни в сортир и дальше на восток... Я больше не буду курить, я брошу пить, Перестану говорить о любви, стану любить, Возлюблю как себя самого всех тварей земных, Стану спать только с собственной женой. Харе Рама! Харе Рама! Харе Рама! Харе Рама! Не бросай в меня камни и не целься в меня из ружья, Не пугай безысходностью дня, мне и так страшно всегда, Подари мне цветок, когда мы простимся с.тобой, Прости меня, если в чем-то был не прав... Харе Рама! Харе Рама! Харе Рама! Харе Рама! . 243 Америка Я прятался в ванной от тополиного пуха, Мои глаза никогда не наполнятся светом, У меня под диваном жили крысы и тараканы, Крысы отгрызли мне нос и левое ухо. О! Америка, Америка! ". О! Америка, Америка! Я ложился спать зимой и просыпался летом, Я променял бас-гитару на осиновый кол, А вчера я съел крысу и убил таракана, А пожарник отнял у меня банку спирта и спички. О! Америка, Америка! О! Америка, Америка! В пивной в туалете повесили мой некролог, А главный сказал: "Не беда, он ведь был разгильдяем". О! Америка, Америка! О! Америка, Америка! 1986 - Я любил одну даму, но ее раздавил экскаватор, Торговка вином назвала меня негодяем, А я кол ей сунул в грудь и она подавилась, А врач мне сказал, что я болен и скоро представлюсь. О! Америка, Америка! О! Америка, Америка! Моя смерть поймала меня в тот момент, когда я Зажег папиросу и поднес кружку пива к губам. 244 Послерний шанс (собачка) Посвящается болонке Чике Ту собачку, что бежит за мной, зовут "Последний шанс". Звон гитары и немного слов -- это все, что есть у нас. Мы громко лаем и кричим, бросая на ветер слова, Хотя я знаю о том, что все это зря. На моих "шузах" лежит пыль многих городов. Я раньше знал, как пишутся буквы, я верил в силу слов, Писал стихи, но не стал поэтом и слишком часто был слеп. Мое грядущее горстка пепла, мое прошлое -- пьяный вертеп. Но были дни, которые запомнятся мне навсегда -Другая жизнь, иные времена: Грязный подвал и на стенах женщины, отчизна которых -- туземный атолл, Сомнительный звук, но в каждом аккорде слепая вера в Rock-n-roll. Но кто-то разбил хрусталь наших грез и вырвал из жизни дни, -Дни, когда мы верили в то, что все еще впереди! Твердым шагом мы идем вперед, нам нечего терять, И нет сил, чтобы бросить все и сызнова начать. Но если ты чувствуешь это, как чувствует негр блюз, Тогда моя собачка права, и, может быть, ты поймешь меня. А ту собачку, что бежит за мной, зовут "Последний шанс". 1989 Звон гитары и немного слов -- это все, что есть у нас. Мы громко лаем и кричим, бросая на ветер слова, Хотя я знаю о том, что все это зря. . ч КРУГ СУМАШЕДШЕЙ АННЫ В зеркальной комнате на белых коврах Сидит эта женщина в черных чулках, Она курит "Астру", она пьет "Кавказ", И ей это нравится, ей это нравится! Когда наступает пора летних роз, То она оживает и ползет как аспида, По чувакам, разбросанным по флэтам, И, время от времени, громко кричит она: "Эй, есть здесь кто живой!" Здесь пахнет нагретым дешевым вином. Вот кто-то кудрявый рухнул на пол, Заерзал ногами как загнанный волк, И заполз в испуге под стол. Мне говорят, что это Rock-n-roll, Но сдается мне, что это Иосиф Кобзон! Круг дивных женщин и буйных мужчин, Хочется света и тем, и другим. Хрустальные вазы, фонтаны идей, Но мне надоел круг этих людей, И я покидаю их треснутый рай. Прощайте, люди с клеймом HI-FI! 248 Сумасшедшей Анны круг, Сумасшедшей Анны круг, Сумасшедшей Анны круг, Сумасшедшей Анны круг, Сумасшедшей Анны... ОПУС X Несметные полчища пьяных людей Безуспешно штурмуют зрительный зал. Сцена суда при закрытых дверях -- Иисуса Христа ожидает провал. А этот Иуда кричит без конца: "Вокруг нас болота, вокруг нас леса, Дай мне спицу, я выколю ему глаза!" Понтий Пилат глядит в замочную скважину На тройную любовь с тройным одеколоном. Я прошу его: "Подвинься, дай посмотреть". Он отвечает: "Не надо наглеть". А этот Иуда кричит без конца: "Вокруг нас болота, вокруг нас леса, Дай мне спицу, я выколю ему глаза!" Двенадцать апостолов вместо газет Читают святые писанья По, И, вместо того, чтобы сдаться в ЛТП, Они сдают посуду и берут еще. А этот Иуда кричит без конца: "Вокруг нас болота, вокруг нас леса, Дай мне спицу, я выколю ему глаза! Дай мне спицу, я выколю ему глаза!" 250 КОНЦЕРТ ДЛЯ OPКЕCTPA С ТРУБОЙ Сосал кровь из вен гетероидный - Вчера я помнил ответ, но не знал в чем вопрос. Я носил макинтош, как настоящий панк, Я заполнял этот мир, как заполняют бланк. Забив костлявой рукой Ржавый крюк в потолок, Концерт для оркестра с трубой Исполнил на посошок. Вынув пухлый язык из беззубого рта, Как одинокий орел над кучей дерьма, Я провел не дыша всю ночь до утра И покинул пространство в поисках дна. Забив костлявой рукой Ржавый крюк в потолок, Концерт для оркестра с трубой Исполнил на посошок. /977  25/ полтергейст Без приглашения, из-под земли Явилась дева мне в ночи В потертых джинсах, в черном плаще С клеймом порока на лице. И махнув бледной рукой На достоинство и честь Совершила в ту же ночь Надо мною полтергейст. Загнав меня в мертвую глушь Сказала мне воровка душ В руках Фемиды лопнут весы Если собрать твои грехи И день и ночь в пьяной тоске Твой ангел плачет по тебе Никто не ждет в райском саду Твое место в аду. Я решил коль не помру От этой девы я сбегу Не буду больше пить отвар Из живых цветов и трав Стану теплым, как Гольфстрим Стану твердым и большим, 252 Мне бы только открыть глаза, Мне бы дожить до утра, Дожить до утра, До утра.... /977  Посвящается пивной в Столешниковом переулке ЯМА Площадь в гранитных тисках, Всадник с длиной рукой, Три минуты ходьбы, Теплый подвал за углом, В душе саванна, в глазах -- огонь, В бокалах пиво, я стою в "Яме". Бритоголовый Сократ С "кардиналом" в темных очках Дуэтом в один микрофон Поют постбитловский псалом. В душе -- Уэмбли, в глазах -- дымок, В бокалах -- вермут, и стою в "Яме", В усах -- креветки, в горле -- спазм, В бокалах -- спирт, я стою в "Яме". Из-за стойки возле столба Смерть мне машет рукой, Я машу ей в ответ своим х... Испугавшись, она исчезает. В душе -- некрополь, в глазах -- покой В бокалах пусто, меня везут домой. 254 Дым и пепел Сорок старых лгунов на шаре воздушном в небе летят, Сорок старых лгунов отбивную свинину с хреном едят, И насытив чрево с грохотом падают с высоты, Разрушая телами жирными декорации. А я сам когда был самым главным лгуном, А теперь гоняю дым, дым и пепел. Она сказала мне, что она внебрачная дочь короля, Она сказала мне, что она презирает таких, как я. А я и сам когда был самым главным королем, А теперь гоняю дым, дым и пепел. А в конце спектакля должна была случиться война, И все актеры должны были мчаться в атаку с криком "Ура". Но нерадивый электрик не те замкнул провода, Храм искусства превратив в дым и пепел. /977  . ТАНГО НА ОБЛАКЕ Двум дамам, имена которых я забыл Когда последний век Накроет вечная тьма, И все, кто были здесь, Вернутся на круги своя, Похмельный Цезарь с утра, Глядя в багровую даль, Идущим на верную смерть Скажет: "Heil!" А кто-то скажет "Жаль", Ставя стакан на алтарь, И Ангел Смерти вновь Сожжет спиртом гортань. И тогда Ангел Любви Нажмет клавишу play, Сбросив с плеч свою тень, Я уйду к ней. Танго на облаке ночью втроем Во имя любви, до тех пор пока... 256 Ребята, а вдали за ними "Алькатрас. Сан-Франциско, 2000 год МУРЗИЛКИНЫ СНЫ Серебряные кубки, полные вина, Император Мумба, взятый с потолка... О-у-о, застольные войны, О-у-о, Армагеддон. A f. Ангел с божьей пылью, варвар с колесом, Барышня с баяном, даун с косяком... О-у-о, призрак венчанья О-у-о, дочери Сатаны Красавицы Мэри, Мурзилкины сны, Мурзилкины сны. Она сказала мне: "Я хочу Чистой любви до гроба!" Я сказал ей: "На". Жизнь удалась! Фестиваль "Крылья" в Тушино. 2001 год Бесконечность в небе, вилы за окном, Веселые картинки, объятые огнем... О-у-о, сверкающий пепел, О-у-о, падающий на горб Красавицы Мэри, Мурзилкины сны, Мурзилкины сны. Она сказала мне: "Я хочу Чистой любви до гроба!" Я сказал ей: "На". 257 12-5301 силы небесные Посвящается Сергею Третьякову Ртуть под ковриком, туз на мизере, Холод в доме, в пампасах война. Доктор Геббельс в телевизоре, В постели -- чужая жена. Я хотел бы выпустить пар И летать высоко, Но мои крылья украл Икар. Может быть это совпадение, Может быть заела хандра, Может быть перепил вчера я, Может быть сошел с ума, А может быть это силы небесные Возмущаются!!! Я проснулся в изоляторе - В темных окнах плыл огрызок Луны. И какие-то провокаторы Угрожали мне с той стороны. Я хотел устроить им ад: Спалить все к чертям, Но мои спички украл Герострат. 258 Может быть это совпадение, Может быть заела хандра, Может быть перепил вчера я, Может быть сошел с ума, А может быть это силы небесные Возмущаются!!! - '";, A^5i33' ' . Песня киллера Курил на Солнце папиросу я И смотрел по сторонам, Верил слепо, мое лето Я никому не отдам, А все эти загульные Музы богохульные Стали бить в колокола. О не ищите, глупые, девочку Веру, Вот из этого ствола я убил ее вчера. Неспешно дул я в свою дудку, Купался в медленных снах, Все мечтал найти Надежду, Ту, что летает в облаках. А дворники душевные, Потеряв терпение, Пустили метан на дрова. О не ищите, глупые, девочку Надю, Вот из этого ствола я убил ее вчера. Любил ее я вдохновенно, И ночь была так нежна, А утром лопнули вены, Любовь куда-то ушла. 260 И купидоны мелкие, Испугавшись этого, Разлетелись кто куда. О не ищите, глупые, девочку Любу Вот из этого ствола я убил ее вчера. Кишинев 2001. Весна МATA XAPИ БЛЮЗ Он был нахальным парнем, Он был почти что шиз. Я сняла его в баре, Когда эта дрянь спускалась вниз. Он дал добро, и мы Пошли ловить такси. Я привезла его в свой дом, И мы легли в кровать. Что вытворял со мной он, В словах не описать: Крутил, вертел, бодался И скакал верхом. Проснувшись утром рано, Ушел бесшумно, скот, Не заплатив по таксе За койку и комфорт! Отныне счет с клиентов Всегда буду брать вперед... Зеркальная Ода (ниагара) Посвящается Андрею Богданову Когда из пьяных глаз твоих Хлынет Ниагара На грязный стол, По обе стороны Луны, Встав в зеркальной позе, Я скажу тебе: "О, мой депрессивный друг, О, мой собутыльный брат, Плюнь на все, пей до дна! И, если вдруг в тумане снов Ты увидишь камень, Спрячься за ним. А если вновь блеснет окно Радугой призывной, Разбей стекло собой. Но мой депрессивный друг, Но мой собутыльный брат, Прошу, оставь меня одного!" Бандерлоги Посвящается Владимиру Соловьеву Милая, если б я мог, я бы допил стакан до дна, Поцеловал бы тебя в уста и жизнь бы прожил легко. Но депрессия лежит на мне как плита, На которой танцуют рэп Бандерлоги... _ Депрессия лежит на мне как плита, На которой танцуют рэп Бандерлоги... и одна из них сказала своей подружке: "Видишь вон ту звезду в луже? " "Любопытно", -- сказала подружка, и они зашагали дальше. А рок-звезда продолжал бултыхаться в грязи до тех пор, пока не приехали пожарные и не загасили светило. Комната Когда открылась дверь и вошла женщина, я увидел стул, на котором сидел пожилой человек со связанным ртом и беспокойно бегающими глазами. Женщина положила на пол поднос с маленьким куском хлеба и рыбьим хвостом. Старик взглянул на корм и уставился в потолок, из которого торчал ржавый крюк. Женщина вышла вон, а старик встал на стул, перевесил веревку через крюк, сделал петлю и повис, как люстра. Бедный, бедный! Интересно, как его звали, и как он попал сюда, и что это за комната? И что я делаю здесь? Рок-Звезда После концерта рок-звезда ввалился в гримерную и выпил все до дна. Потом, пробившись сквозь толпу, прыгнул в авто и покатил прочь. По дороге он принял еще несколько доз белого кайфа и через час, подъезжая к своему дому, был пьян настолько, что выходя из машины поскользнулся, упал, наложил в штаны, стошнил и не смог встать на ноги. Между тем, две маленькие девочки проходили мимо, 266 Буйный У дороги на раскладных стульчиках сидели двое -старая седая женщина и молодой буйно помешанный дурила. Последний неустанно дергал головой, размахивал руками и хохотал без удержу. В голове же у буйного толпились многочисленные пухлые твари, обреченные родиться, жить и умереть в его дурном черепе. Твари пожирали мозг его и пили кровь, отчего юному психу было нестерпимо щекотно и смешно. А у проходящих мимо были свои головы и свои тараканы в них, им было наплевать на все, они смеялись сами по себе и лишь матерь буйного, сидя рядом с сыном, жалела его и плакала о нем. Пиги Лиги отделился от тела и двинулся на волю. Ему стало забавно и хорошо, как никогда раньше. Наверное, нечто подобное испытывает заключенный, дождавшийся дня свободы или совершивший удачный побег из ненавистной тюрьмы. Лиги перемещался в пространстве, разглядывая бес- 267 конечность и вдыхая вечную пыль, как вдруг, узрел ту, которую так часто видел в снах и о которой мечтал всю свою жизнь. Она висела у золотых ворот в свадебном платье, в серебряной турецкой феске и с горстью пепла в дымящихся ладонях. - Добро пожаловать, Пиги! -- крикнула она. - Я так рада, что смогла помочь тебе, я безумно рада! Не бойся, плыви сюда! Тут-то Пиги и понял, что никогда не вернется обратно, и не будет больше ни вина, ни женщин, ни концертов и, вообще, больше , ничего не будет. - А жаль, -- подумал Пиги и полетел к золотым во ротам. : Tелега о саморазложении. Мы встретились в самой последней стадии саморазложения. Нам не о чем было говорить, и мы молчали до тех пор, пока не разложились. Телега о китах Большой кит вмещает в себя сорок слонов, а один слон вмещает в себя сорок человечков. Теперь ты понял, насколько ты мелок? Телега о убийцах Однажды один человек, невзирая ни на что, вышел из дома и побрел к трамвайной остановке. Выглядел он лет на 50 и был абсолютно лыс, с большой пупырчатой бородавкой на лбу, без бровей, в желтых кальсонах и в красном свитере с вышитыми на груди коричневыми ежиками. Обут он был в разноцветные "шузы" и пахло от него тухлым тюленем. Трамвая он так и не дождался, домой так и не вернулся. Телега о счастье Все убежали ловить свое счастье и скрылись за той чертой, где соединяются земля и небо, и только большая арбузовидная тетка, поразмыслив, осталась ночевать с хозяином "флэта". Вскоре все поймали свое счастье, а хозяин "флэта" поймал мандовошку. Телега о забывчивости. Когда я пою какую-нибудь одну из своих дурацких песен и внезапно забываю текст, я открываю пошире рот, и слова вылетают из чрева, ведь слов-то из песни не выбросишь. Вот так, с открытым ртом я стою до тех пор, пока все не стихнет. А чего суетиться, раз такое дело? Телега о женщинах В каждой женщине есть тайна, и мы бьемся, пока не распознаем ее всю, до конца, а потом мы бежим к следующей женщине, потому что в каждой женщине есть своя тайна. 268 Телега об утре Каждое утро меня будит шум, и я выхожу на балкон разузнать, что там и как? Из дома напротив какая-то дама с призывной улыбкой и похотью в сердце мне 269 машет своей пухлой рукой и кричит. Я машу ей в ответ своим ..., и, испугавшись, она исчезает, она исчезает и ждет в своем доме напротив, когда придет новое утро. телега об отверстии Я шел по сцене, потом завернул за штору. Через несколько мгновений уткнулся носом в небольшое отверстие размером с пятак. Я просунул в отверстие свой левый глаз и увидел такое, что даже говорить об этом не хочу. телега силаволи Силаволи не пил, не курил, не чревоугодничал, но внезапно умер. Я узнал об этом из газеты, так как покойник был человеком известным и уважаемым не только в Финляндии. Я немедленно отложил газету, наспех оделся и торжественно зашагал в винный магазин, радуясь полному отсутствию силы воли, которой у меня, слава Богу, никогда не было. SK.Y Зачем тебе рыбки в аквариуме, Если ждут тебя киты? Оставь все это, спеши на Sky! Зачем тебе их грязные норы, Если ждут тебя пирамиды? Оставь все это, спеши на Sky!.. ТЫ БЕЖАЛ ЗА мной андромеда Ты бежал за мной, не жалея сил, мечтая меня настичь. Ты бежал за мной, не жалея сил, ты хотел меня убить. Ты был так близок, что мог уже мне в спину нож вонзить, Но, по воле странных сил, я остался жить. Я остался жить, Я остался жить, Я остался жить! О, Андромеда, свет очей! Я ждал тебя, пришел Персей С ликом неземным, Бесполезныи как дым... Да и хуи с ним! ВАЛЕРИЯ тридцать лет Посвящается жене одного бывшего музыканта А с ногами Валерии Хорошо бы служить в кавалерии.... Нам всем уже за тридцать лет, тридцать лет. Нам всем давно за тридцать лет, тридцать лет. Еще лет тридцать и... п...ц. * Примечание: К певице Валерии отношения не имеет. Блюз-minuet Дискотека на улице морг Как ненасытная львица я иду напролом, Сжимая в руке волшебный капрон. С раннего утра, наполнив трепетным Звуком весь дом, совершаю движения ртом, И вот он уже начинает вставать... Мертвые не стареют, мертвые не растут, Мертвые не курят, мертвые не пьют, Мертвые не танцуют, мертвые не лгут, Мертвые не играют, мертвые не поют Притча о цветных губах Когда б я шел В райских лугах, Загробный штырь Зарыв в песок, Я бы прильнул К твоим цветным губам, Ласкал бы их Беззубым ртом. О-о наверно, это любовь! УСТАВ ВСЕМИРНОГО ОБЩЕСТВА ДРУЗЕЙ КРЕМАЦИИ И АРМРЕСТЛИНГА, далее именуемого "Общество" 1. Общие положения 1.1. Общество создается и действует на принципах всеобщей любви и индивидуального членства. 1.2. Членами Общества могут быть представители всех рас и национальностей, независимо от возраста, пола, места жительства, религиозных убеждений и био логического состояния. 1.3. Прием в Постоянные члены Общества произво дится путем внесения имени достойного кандидата в земную книгу "Живых и мертвых". 1.4. Руководство Обществом осуществляют члены Постоянного Комитета и их заместители, которые изби раются общим собранием Общества. 2. Цели и задачи Общества 2.1. Член Общества имеет право выбирать направле ние своей деятельности, определять цели и задачи, со здавать семейные и производственные связи, открывать филиалы и представительства. 2.2. Для решения конкретных вопросов создается 282 временный исполнительный комитет из штатных и внештатных работников; при этом последние приобретают спиртные напитки за свой счет. 2.3. Временный исполнительный комитет не несет от ветственность за конечный результат деятельности вне штатных работников и не отвечает за ущерб, причинен ный им при их транспортировке. 2.4. Исходя из достигнутых успехов, Общество со здает единый интеллектуальный фонд, который распре деляется между всеми членами общества в разных долях. 3. Права и обязанности 3.1. Член Общества вправе задавать вопросы, полу чать информационно-методическую помощь, участво вать в дискуссиях, концертных представлениях, банке тах и оргиях, самовольно устанавливать контакты с партнерами и вести переговоры с другими организация ми и группами. 3.2. Член Общества самостоятельно определяет свое мировоззрение, ведет ежедневную работу без вручения доверительных грамот, не издает приказы, не открыва ет расчетные счета и не несет никакой ответственности перед действующими законодательствами стран-членов ООН. 4. Поощрения и санкции 4.1. Длительность рабочего времени, правила внутреннего распорядка и очередность предоставления месячных и дополнительных отпусков регулируется женским комитетом Общества. Специалистам, работающим 283 по совместительству и лицам, достигшим высоких производственных результатов труда торжественно вручается талон на бесплатное посещение врача-венеролога в клинике Святого Кондратия. 4.2. При разглашении сведений, составляющих тайну, член общества несет моральную и материальную ответственность в рамках своих возможностей, а при повторном нарушении сам загоняет себя в рамки, а его имущество подлежит конфискации в пользу музея КРЕМАТОРИЯ. Добро пожаловать во Всемирное Общество Друзей Кремации и Армрестлинга! ' ^Щ/ Литературно-художественное издание Григорян Армен Сергеевич КРЕМАТОРИЙ КЛУБНИКА СО ЛЬДОМ Песни Ответственный редактор А. Корина Художественный редактор А. Новиков Технический редактор В. Бардышева Компьютерная верстка Е Мельникова Корректоры Н. Борисова, О. Благова Подписано в печать с готовых диапозитивов 24.12.2001. Формат 70x108 '/щ. Гарнитура "Петербург". Печать офсетная. Усл. печ. л. 14,7. Тираж 6100 экз. Заказ 5301 Отпечатано в полном соответствии с качеством предоставленных диапозитивов в ОАО "Можайский полиграфический комбинат". 143200, г. Можайск, ул. Мира, 93. ЗАО "Издательство "ЭКСМО-Пресс". Изд. лиц. No 065377 от 22.08.97. 125190, Москва, Ленинградский проспект, д. 80, корп. 16, подъезд 3. Интернет/Home page -- www.eksmo.ru Электронная почта (E-mail) -- info@ eksmo.ru По вопросам размещения рекламы в книгах издательства "ЭКСМО" обращаться в рекламное агентство "ЭКСМО". Тел. 234-38-00 Книга -- почтой: Книжный клуб "ЭКСМО" 101000, Москва, а/я 333. E-mail: bookclubR eksmo.ru Оптовая торговля: 109472, Москва, ул. Академика Скрябина, д. 21, этаж 2 Тел./факс: (095) 378-84-74, 378-82-61, 745-89-16 E-mail: reception@eksmo-sale.ru Мелкооптовая торговля: 117192, Москва, Мичуринский пр-т, д. 12/1. Тел./факс: (095) 932-74-71 Сеть магазинов "Книжный Клуб СНАРК" .''ГГЛ '". представляет самый широкий ассортимент книг Г~И издательства "ЭКСМО". Информация в Санкт-Петербурге по тел. 050. Книжный магазин издательства "ЭКСМО" Москва, ул. Маршала Бирюзова, 17 (рядом с м. "Октябрьское Поле")

Популярность: 45, Last-modified: Mon, 03 Feb 2003 19:08:52 GMT