Дмитрий Ревякин
          Василий Смоленцев  гитара
          Виктор Чаплыгин    барабаны, ,хомус, гармошка
          Андрей Щенников    бас, клавиши, труба


 Официальный home page "Калинова Моста", ведущий - Виктор Чаплыгин
 "Калинов Мост" у Александра Куприянова
 "Калинов Мост" на www.music.ru



Дискография

Дарза.       июнь 1991 впто "Видеофильм"   Д.Л.Лота
Ливень.    26 мая 1992 студия snc          SNC Records
Выворотень.       1995                     SNC Records
Дарза.       июнь 1991 впто "Видеофильм"   Д.Л.Лота
Ливень.    26 мая 1992 студия snc          SNC Records
Покориться весне  1994
Выворотень.       1995                     SNC Records
Никак 406.        1993



5.1.  Ветер                                 +++
5.2.  Мне бы сладко петь                    ++.
5.3.  Смерть в ожидании солнца              ++-
5.4.  Калинов мост                          ++.
5.5.  Прикоснуться к истокам                ++-
5.6.  Я хочу домой                          ++-
5.7.  Последняя пристань                    +/-
5.8.  Сибирский марш                        +/-



6.1.  Уходили из дома                   (*) ++.
6.2.  Девочка летом                         +/-
6.3.  Расскажи мне (Ветер)                  +++
6.4.  Набекрень голова                      ++-
6.5.  Интухэ (Точить заступ)                .
6.6.  Пойдем со мной                        +
6.7.  Даждо (Для его стрелы)                .
6.8.  С боевыми глазами                     +--
6.9.  Сибирский марш                        +/-
6.10. Без страха                            +
6.11. Гон в полдень                         .
6.12. Честное слово                         + плохая аранжировка
6.13. Сберегла
6.14. Колывань                              +/-
6.15. ...смеялись дети                      +/-
6.16. Назад в подвалы                       .
6.17. Умолчали





; (Подобрал Сергей Фролов, sfrolov@nm.ru)

Gm                          D
Горе мое, пыль земная пусти меня,
C                                 D
Небеса голубые, бездонные, смилуйтесь.
Gm                                        D
Как пропадал в ослепительных снах велика ?????
C                             D
Пух целебный нагрезил Иерусалим...

G(какой-то) B
C           D
              x2    B - тут и далее лучше брать с барре на 6-ом ладу

G(какой-то):
   III IV
E-|-x-|
a-|-x-|
d-|-x-|
g-|-o-|
h-|-o-|
e-|-o-|

x- не играть

B                                         D
Сладко пелось мне, стон кромешный судил ночами.
F                   A                      D
Горь испить до дна, ясный день сватал розгами.
B                                    D
Вечер грел висок, подвиг пенился рядом,
F                 A               D
Путь блестел высок неуемной стрелой.

Gm                               D
Радость моя, одиноких костры согреют.
C                                     D
Поделиться при встрече ладонями - бронями.
                 Gm                          D
И на ветру пулю бронзой одеть, высекать рукавами звоны.
C                           D
Голос вьюгами помнит Иерусалим.

Gm         D               C
Иерусалим, пыль земная пусти меня...
Gm        D                C
Иерусалим, голос вьюгами помнит...




7.1.  Сладко петь                           ++-
7.2.  Отец работал (Калинов мост)           ++.
7.3.  Моя песня                             +--
7.4.  Пойдем со мной                        +/-
7.5.  Надо было                             +/-
7.6.  С боевыми глазами                     +-- аранжировка тяжеловата
7.7.  Сансара                               +/- плохая аранжировка
7.8.  Ранним утром                          +/-
7.9.  Солнцевая      [instr]                +/-
7.10. Сибирский марш                        +/.
7.11. Расскажи мне (Ветер)                  +++
7.12. Дудки (Культурный террор)             +--
7.13. Колыбельная
7.14. Девка красная                         +--
7.15. Кроха                                 +/.
7.16. Ты думашь, мама




Мне бы сладко петь:
Не реветь, не хрипеть,
Малевать закаты и зори.
Заиметь гибкий нюх,
Ублажать тонкий слух,
Не тревожить рубцы и мозоли.
Мне б гордыню смирить,
Корни испепелить, -
Потакать разнузданной дряни.
Сунуть уши под плеть
И душой умереть, -
В кулаки не сжать
Сильные длани.
Эх, мне бы тихо прожить,
Рот песком заложить,
Заковать разум в звоны-вериги.
Молча слюни глотать,
Да все прорехи латать, -
Не совать нос в крамольные книги.





Моя песня - легкая и светлая,
Она как ясный месяц в облаках.
Она как ветер, отдыха не ведая,
Моя песня - в звонких бубенцах.
Моя песня - это девки по воду,
Моя песня - тройку запрягай.
Моя песня - вызов злому ворогу,
Моя песня - спуску не давай.
Моя песня - пыльная дороженька,
Она поможет страннику в пути.
Моя песня - белая березонька,
Нетленный русский символ красоты.
Моя песня - это санки с горочки,
Моя песня - шумный хоровод.
Моя песня - вдоль по речке лодочки,
Моя песня - дел невпроворот.
Моя песня - силушка былинная,
Она любого гада вразумит.
Моя песня - стая журавлиная,
Она домой торопится летит.
Моя песня - слезы седой матери.
Моя песня - медные года.
Моя песня - траурные скатерти.
Моя песня - память навсегда.






Надо было быть чуть жестче,
Целеустремленней и злей.
К внутренним запросам попроще -
На ноги вставать побыстрей.
Надо было не распыляться,
В суете себя не искать.
Надо было в суть углубляться,
А не по верхушкам скакать.
Надо было быть прозорливым,
Силы рассчитать на года.
Мог бы быть сегодня счастливым,
Кабы не сломался тогда.
Надо было не писать мелом,
Не гореть звездою на час.
Черным сразу быть или белым,
Чтобы не метаться сейчас.
Надо было...





С боевыми глазами, с перекошенным ртом
Вырывались из тьмы, не заботясь о том,
Что нарушили мерные струи
Чужого веселья.
Вдохновленные Солнцем, окрыленные Ветром
Раздирали бока, раны сыпали пеплом,
Проклинали угрюмые годы
Тупого безделья.
Благородным порывом загорались юнцы:
Разбивались замки, раскрывались ларцы, -
Испарялись последние капли
Дурмана-похмелья.
Мы пробудились от долгого сна:
Слух режут звуки тревоги.
Кто охранял наш покой,
Кто нам строил берлоги?
Кто?
По крупицам, по крохам собирали былое,
Справедливым ножом отсекали гнилое,
Вековую завесу срывали
Своими руками.
Узнавали такое, от чего стыла кровь,
Разрывались от боли, покидали свой кров,
На звериный, злорадный оскал
Отвечали плевками.
Утопали в трясинах, разбивались в горах,
Но опять воскресали, - нами движет не страх:
Мы хотим прикоснуться к истокам
Сухими губами.
В диких просторах отелится дым,
Реет в дали наше знамя.
Пусть содрогаются - зреет в сердцах
Злое пламя.






Ранним утром я отправлюсь
В дальнюю дорогу.
Ранним утром я оставлю
Душную берлогу.
Горсть тумана проглочу,
Вольно грудь расправлю,
Цепкий страх немых ночей
В зареве расправлю.
Ранним утром в пыль стряхну
Ржавые оковы.
Ранним утром в явь шагну -
К горизонтам новым.
Воплем горло разорву,
Зло сверкну очами,
Захлебнусь в тугом Ветру
Ярыми речами.
Ранним утром по полю
Поспешу в рассветы.
Из острогов вызволю
Прадедов заветы.
Под знамена соберу
Ясные зеницы,
Тех, кого клещами жгли
Мокрые темницы.
Ранним утром в топоте
Выгнутся равнины.
Ранним утром в рокоте
Затрещат теснины.
Надоело дергать мозг
Робкими стихами,
Надоело битым быть
Злыми батогами.
Други-братья!
Время цвесть
Боевому стягу!
Время - через тьму пронесть
Нашу к Солнцу тягу!
Точит зубы, скалит пасть
Лютых псов орава.
С ними насмерть
Бой держать
Внукам Святослава!





Шпоры впились в бока,
Слышны крики: "В галоп!"
Закусив удила,
Под бичи ставим лоб.
Горб растет с каждым днем,
На лице след ярма.
Разглядел бы надежду в глазах
Легендарный Ермак.
За стеною - стена,
За бедою - беда.
А сдыхать не дают -
Вот твоя лебеда.
Роль довеска калечит
Хуже всяких цепей.
Ересь треплет мозги от Оби
До Аргунских степей.
Говорят - когда плачешь,
То легче терпеть.
Ну, а коли нет слез,
Путь один - надо петь.
Связки стянуты в узел,
От бессилия пьем.
Но сомнения - стоит ли жить?
Не колеблясь убьем.
Наша матерь - Сибирь,
А Урал нам отец.
Здесь зубами скрипят,
Когда медом льет льстец.
Десна кровоточат,
В пыль истерлись клыки.
Гнев лишает сна
Затхлых берлог, -
Мы точим штыки.
Нам пресытило тлеть,
Затрещали горбы.
Мы готовы гореть,
Скулы сводит: "В дыбы!"
В ваших силах
Умелой рукой пламя сбить.
Но когда умрут наши костры,
Вас станет знобить.
Породнил нас январь,
Ритуал был не нов.
Слышишь, брат, мы простились,
Чтоб свидеться вновь.
Мы пытаемся встать,
Не мешайте нам встать.
Вы сосали из нас
Столько лет
Пришло время - отдать.





Расскажи мне сквозь усмешку,
Что мы потеряли в спешке.
Расскажи мне, я заплачу,
Соль зрачков в ладонях спрячу.
Объясни мне боль и славу
Городов и их вассалов.
Прикажи - никто не спросит, -
Есть ли смысл, его приносит
Ветер перемен.
Расскажи и я поверю,
Жизнь свою тебе доверю.
Я не раз вставал в колонны,
Лишь бы лозунг был достойным.
Грозно расправлял знамена,
Вехи помнил поименно.
За свинцовыми дождями,
За кровавыми речами
Видел новый день, светлый день.
Ныне славлю честь героев,
В списках помню павших воев.
Исковерканным сознаньем
Впитываю крохи знаний.
Замордованный досрочно,
Обезглавленный заочно.
Чья вина - никто не спросит,
Но надежду все ж приносит
Ветер перемен.





Дудки поют у меня в голове.
Я в облаках: лю-ли-лю.
А в эфире засели пройдохи враги,
Это мне не по нутру.
Как понимать текущий момент,
Куда же смотрит начальство?
Целенаправленно мозги заправляют,
Это больше, чем наше нахальство.
Есть чем гордиться,
С кого брать пример:
Дед мой сгорел в Сталинграде.
Отец - работяга строил дома,
За труд представлен к награде.
Я честный парень,
Таких миллионы,
Мы гордимся своим Отечеством.
Но чувствуем кожей,
Как нас отравляют,
Едва расстались с младенчеством.
О-о, где моя песня?
Я потихоньку сдвигаюсь.
Нужен отпор на культурный террор, -
Злобою переполняюсь.
Мама кормила меня молоком,
Спи до утра: баю-бай.
Подрастешь, по земле ступай
В полный рост.
Гордым будь, не прозябай.
Солнцем палимая.
Ветром гонимая,
Где моя песня, ответь?
Понесу в горле ком
Поутру в исполком.
Нет больше мочи терпеть.
Пусть объяснят до каких это пор,
Будут нагло картавить экраны?
Что мне читать, что мне глотать?
Пусть забинтуют мне раны.
О-о где моя песня?
Сколько же можно искать?
Нужен отпор на культурный террор,
Хватит нас за нос таскать.
О-о где моя песня?
Сколько же можно искать?
Нужен отпор на культурный террор,
Хватит мозги заправлять.





Засыпай легко,
Не пугайся темноты.
Не вздыхай тревожно:
Где-то рядом бродит утро.
Вернется новый день.
Темные фигуры
Без следа исчезнут, верь!
И ушастый филин,
Накричавшись, станет скромным.
Вернется новый день.
Лешие шальные,
Улыбаясь, будут петь.
Наши домовые
Превратятся в добрых фей.
Приходит новый день.
Я ведь точно знаю -
Тьма растает словно лед.
Сбросив одеяло,
Мы расправим свои плечи.
Да-да я это знаю!





Если звонкий смех вокруг
Не радует тебя,
И тоска унылая руку подала.
Если краски дня слились
В серые тона,
И опять лукавая
Удача обошла.
Плачь, кроха, плачь, кроха.
Плачь, кроха, плачь.
От невеселых снов
И новых неудач.

Если почему-то вдруг
Остался ты один.
И бредешь, вздыхая прочь,
Как вечный пилигрим.
А друзья избегались, запутались в делах.
Забывая просто так
Забежать на час.
Верь, кроха, верь, кроха.
Верь, кроха, верь.
Я обязательно открою твою дверь.





8.1.  Crazy
8.2.  Вышло наоборот                        +/-
8.3.  Метельщик
8.4.  Тяжелые медали
8.5.  Порог сорока
8.6.  Я хочу домой                          +/-
8.7.  Вымыты дождем
8.8.  Сибирский марш                        +/.
8.9.  Честное слово                         +/- средняя аранжировка
8.10. Полоняне                              +--



Тяжелые медали врасплох меня застали
Кто подумать мог?
Глубокие печали в темницах измельчали
Дно выстлал мох
В глухих подвалах брешет -
Кто смел - лети
Рвануться сизой тучей
Да осенью - падучей
Трясет ряды
Считает череп течи
Грудь чует визг картечи
Полно, братцы! Полно. Битых не трошь
Конюшню лихорадит свара-дележ
Думали петь вечно будем
В низкой избе уподобимся Будде
Вышло наоборот
Думали рать выступит следом
Всех не сожрать - разгорается лето
Вышло наоборот.





Меняя имена,
Одни и те же устремляются в легенду
В любые времена
До слез похожие стартуют к облакам
Униженной истерзанной земли
Сердца сдают в аренду
Спасительным дождем
Одни и те же льют в широкие ладони
Крылатый мозг рожден
Окрасить сумерки, раздвинуть берега
И соколом пронзает небо крик
И в рабском мясе тонет!
У сытых вырастает в горле кость
В утеху позволяют всходам вызреть
С упрямым полем справиться покос
Ораторов настигнет точный выстрел
И падким до рифмованных сенсаций
Тела выносит пьяным ревом
- Бис!
Волна самоубийств...
С легендами останутся долги
Тугие сплетни вокруг голов разбитых
Останутся сиротами колки
И жены - не прорвавшиеся в титры
Ветер, будь добрее -
Прости своих сыновей.
Запомни тех, кого погребли облака
Кто вызвать гром зимою рискнул
Кому не довелось перешагнуть
Порог сорока.





9.1.  Intro
9.2.  Спрячь лицо
9.3.  Ек-макарек                            +--
9.4.  Сентябрь
9.5.  Ранним утром                          +/-
9.6.  Пойдем со мной                        +/-
9.7.  Не придет пора
9.8.  Вольница
9.9.  Мы с тобой



Вспомни - бредил
Запорожской сечью
Вспомни...
Ковш горилки крепкой
Звонкие бандуры
Песни до утра
Буйством льются пули
Вспомни!
Бредил Запорожской Сечью!
Вспомни!
Буйный оселедец
Други боевые
Струги скорые
Шеи голые
Воля!
Наша Вольница без одежд пришла
В край, где верили, где варили власть
Скорые до рук, до расправ-услад
Локти выголив, порезвившись всласть
Наша Вольница болью корчилась
Шарил грудь свинец, шею грудь искал
Выкормыш бед тенью Кормчего
Шабаш правили в долгих сумерках
Нашу Вольницу Ветер выплюнул
Отрыгнул Огонь прелым порохом
Выструнили псов гимны выть в плену
Не изранить жуть нервным сполохом
Чох!
Наша Вольница бьет поклоны лбом
Догмы рабские вбиты молотом
Крылья дерзкие срезаны серпом
Горло стянуто тесным воротом
Наша Вольница зарешечена
Меченых аркан в темноте настиг
Кость щербатая, кнут-пощечина
Стражи верные безмятежности
Нашу Вольницу Ливень выхлестал
Отрезвила хмарь теплой водкою
Выцвели шелка хором выкрестов
Вехи топлены липкой рвотою
Чох!
Наша Вольница без одежд пришла
Наша Вольница болью корчилась
Наша Вольница бьет поклоны лбом
Наша Вольница зарешечена
Наша Вольница...
...Ястребы арканов
Холод ятаганов...






1. Колесо                       4.3      +++    ??? плохая аранжировка
2. Набекрень голова             3.4      +/-
3. Венч                                  .
4. Вышло так(Закат солнца уснул)         +/-
5. Имя назвать                  4.5      +/.    ??? плохая аранжировка
6. Что нашел(Колесо II)                  +--    ??? плохая аранжировка
7. Назад в подвалы              3.12     .
8. Гон в полдень                         .
9. Увидеть себя                          .
10.Последняя охота

1.10. Последняя охота



From: lebedevi@ksut.krasnoyarsk.su (Lebedev Ivan)
Аккорды предоставил Дик (Андрей)


     Am   Dm
Колесо вперед
     Am   Dm
Колесо назад
         C      Dm
Знаем скрип сердец
    E          Am
В правды стороны

     Am      Dm
Каменеть плечом
     Am      Dm
Раздавить яйцо
     C      Dm
Дорогим питьем
      E    Am
Нестaлованы

       Dm             Am
Не поймать галоп в уздечку
       Dm             Am
Не вернуть к истокам речку
       Am
Не связать
       Am
Не сломать
 Dm        E  Am
Режте сухожилия

         Dm        Am
Стеблем пыхнет свеча
        Dm        Am
Даром степь отвечай
       Dm
Как ходил
       E
Kак искал,
       Am
что нашел


Обещай опять
Перья ощипать
Только вижу я
Мы не встретимся

Жгут узлы ремней
И с укором мне
Где струится кровь
Сохнет метена

И торопит буйный разум
Бросить сумрочное разом
Вспомнить запах травы
Обернуться к ясному

И излому луча
Ноаобум прокричать
как ходил как искал,
              что нашел.





     G     Am       G    Am
Колесо вперед, колесо назад,
         G      Am          H7  Em
Знает скрип сердец правды стороны.
Каменей плечо, раздавить яйцо,
Дорогим питьем изстолованы.

         G              A
  Не поймать в галоп уздечку,
         G              A
  Не вернуть к истокам речку,
         ?
  Не связать, не сломать.
         ?
  Режьте сухожилия.
             Am      G            Am       G
    Стеблем пыхнет свеча, зараз степь отвечай,
           ?
    Как ходил, как искал, что нашел.

Обещай опять перья ощипать,
Только вижу я - мы не встретимся.
Жгут узлы ремней, и укором мне,
Где стучится кровь - сохнет метина.

  И торопит буйный разум
  Бросить сумрачное разом.
  Вспомнить запах травы
  Обернуться к ясному

    И излому луча без затей прокричать,
    Как ходил, как искал, что нашел.
    И излому луча наобум затей прокричать,
    Как ходил, как искал, что нашел.



Набекрень голова - ее не поправишь
Мимо детских снов пьяного понесло
Повенчай меня травами пенной лавой
Да сохрани мой вдох
Да выдай горький ох чертям на зло
Напои облака целебным настоем
Пусть умоет нас по весне долгий дождь
Испугай мои выкрики медным строем
Да прикажи уйти где громко
рвется нить в долги и боль
Не зная боли
В жестоком споре
Тугой молитвой умылось поле
Мокнуть с рассветом
Кутаться в ветошь
Шапкой лесть на рожон
Пенится кровью
Выстрадан ровней
Зеркалом отражен
Знать бы когда повезло
Так не строгал бы весло
Там где гулял дурак
Лежит кривой овраг
Все заросло
Следы не встретить
Не дрогнуть в трепет
Не ранит душу бродяги лепет
Криком выплеснуть, что осталось мне даром
В узел волосы завязать и поджечь
И уйти молвой в мокрый день снегом талым
Тропой лихих гуляк в разрывы передряг
где верят в сечь
Где громкий пепел
В пустой избе бел





Тобой не выплакан,
Трубой не отпет,
Горе-патроном в обойму не вложен.
Испил Невы лохань,
Дал горький обет,
В гонке горячей выпустил вожжи
Медленно
Мерином
Берегом
Еле как
Пробую вспомнить себя.
Ясного
Лясыря -
Грудил костры зазря -
Угли в ответ шипят...
Искал без устали,
Распарывал швы,
Бурые веки изрезал зрачками.
Рубахи Суздаля
Напомнил живым
Огненным криком слезы чеканил!
Звали голоса, покой сулили,
Видели подавленным, бескрылым, -
Мне бы без раздумий согласиться,
Поостыть и сгинуть пеной ситца.
Сам себе задором опостылел,
В гон латаю хохотом затылок
Все хотел гордыней окопаться,
Днями примириться бритым плацем:
Дурень!
Степью в побег крещен,
Помнит ожог плечо.
- Венч!..
На сердце надолбы
Ставились надолго.
- Венч!..
Весело дикому
Плетками гикнули.
- Венч!.. Венч!..
Да без оглядки
По бездорожью...
Кто помнит спетого
Скорыми петлями
- Венч!..
Долгие хлопоты
Утро прохлопали:
- Венч!..
Черная ягода
Скормлена загодя.
- Венч!.. Венч!..
Да на здоровье,
Да без остатка.
Да без надеги,
Да на здоровье...
Так улетай скорей,
Лети отсюда прочь -
Лети о двух крылах,
Лети о двух крылах.
Над половодьем рей,
Рубаху приторочь;
Лети о двух крылах,
Лети о двух крылах...
Ойе!





Закат солнца уснул,
Веки сомкнул тревожно.
Заплутал наобум
В травах и берегах.
Рукавом собирал
Русый разбрызг истоков.
На ладони писал
Светлый узор росой.
И лохматым узлом
Вздохи вокруг нагрезил.
Как услышал крыла
Шорохом за спиной.
Улетел в никуда
Только в разрывах неба.
И увидел себя
В шкурах и босиком.
В воскресенье пронзительным ликом
Без надежды а просто в усмех
Прорубил на реке великой
Напиться лом как зашелся криком -
Скулы свело...
Днями раньше заламывал руки,
Обещал на укромах пропеть.
Без остатка великие луки
На солнце бритой щекой
Грозой в обугленных долинах
Даром вышло так
Дышлом в ворота
Выпил горлом рассветы
Вышел каплями грудь
Самородок ребристый
Обернулся в ключ
На губах колюч
Жег рубец через ветошь
Лед твоих сухих глаз
Последняя пристань
В песне моей столько слов
Сколько звезд волоском
Опрокинулось навзничь
В чистый лист бересты
Порохом поздних снегов
Ждут друзей и меня
Принести в горький пепел
Выдох степного ветра





Не много и не мало по степям прошли
Хватали ртом соленым лоскуты жары
Безумными глазами разгребали облака -
Дождя бы
И падали на головы кувалдой потроха
Распятых
Ремнями грудь хватали вдоль и поперек
Кто верил снам горячим серой пылью лег
Затылки рвали крики ждет гуляк перекосяк
расплата
И рады были как поворотил коней казак
обратно
Перекрестком полдень дрогнул звонами выпало
В синих блестках пил дорогу доблестным выбором
Вскрыл забрало сном младенца пугалом накричал
Белым справил полотенце мерить на два плеча
Ветер вымел смыл рассветом клочья сырых волос
В горе имя гон расцветит если так повелось

А помнишь побежденный январь?
Я безумно красивый
Упал в тебя раненой ивой, имя назвал
Проклятый любить горячо лед губами оплавить
В прощенный день дикой расправы степью прощен
Веткой писать тебе взглядом светить
Имя назвать
Видеть во сне Тибет, слышать цветы
Имя назвать




Я тебя оставил в знойном берегу
Верить в свой разлив бессонно
Сам прощальным криком слезы сберегу
Спрятался опальной зоной
В сумерках углями раскален
Выжег темноту дурным изгоем
Когда неслась моя телега под уклон
Я был спокоен
Жди когда в верховьях выпадут дожди
Кинуться волною мутной
Бряцают ключами день не пощадил
Кто побег готовил утром
Стоит заплатить большую дань
Тихо завернуться ржавой кровлей
Молю лечить меня скорее прилетай
Я обескровлен
Треснуло стекло лужей натекло
Пал листвой растоптан сапогами
Осталось когти обрубить и лечь на дно
Виском о камень
Прахом попуститься звоны не дают
К радости мой сон тревожен
Пеплом поминаю брошенный уют
Загодя готовлю вожжи
Снова я загадочный пострел
Ветер весельчак меня не свалит
Я возвращаюсь налегке с запасом стрел
Назад в подвалы.



  Am            F
Тронь лицо мое мокрой веткой
  Am                F
Свежей след оставь по щеке
 Am               F
Мозг изъеден мой гарью едкой
 Am     F           F    Am
Пальцы тянутся к взрывчеке

Дай глоток воды расцелебной,
Вымой волосы под дождем.
Может станешь мне расцаревной,
Может ядом жгнешь. Подождем.

                 Am                C
    Да только в голую степь ушло еще одно лето
          D                     F
    Воет ветер дождем, темнеют рек рукава.
           Am                     C
    И остывает ладонь в разгул губами согрета
            D                        F
    Мечет смертным крестом, который сам ковал, ковал

    Долгим бегом-бегом пытался наверстать
    Стал угрюмо пегий, забыл встать.
    Россыпь трогал, трогал, кусал репейник крут.
    Вывернули локоть в беде крут
    Am       F  Am       F  Am
      Гон в полдень безымянных.
    Am       F  Am         F Am
      Гон в полдень без исхода.

Слушай выстрелы на закате.
Помни по утру блеск ружья.
Как теряет рога сохатый,
Я пришелся тебе в мужья.

Брось загар плечей обреченных.
Выжечь соки из глаз менял.
Я искал тебя в травах черных,
Нюх звериный подвел меня.

    Да только в голую степь ушло еще одно лето,
    Засыпает песком основы громких времен.
    И остывает ладонь в разгул губами согрета
    Ухожу в эту степь, тобой клеймлен, клеймен, клеймен.

    Я там не был, не был, гулял в густом бору.
    Как делили небо ковши рук.
    Вскладчину гуляли, дымились щеки до утра,
    Смяли цвет буланый в пылу драк

      Гон в полдень безымянных.
      Гон в полдень без исхода.



Когда реки мне были сестры, а ветер назвался братом
Я жестоко изранил душу и в рассветах сошел с ума
Наконечник стрелы монгола, что нашел я копаясь в земле
Упирался мне прямо в сердце и царапал тугую грудь
Капли крови стекали на землю, опускались в густую пыль
И в березовый час заката зеленели отблеском Солнца
Я без жалости вырвал сердце, бросил красной пищей собакам
А обломок стрелы кочевника кинул в рану где гордое билось
Боль стянул суровой ниткой и ушел берегами рек
Что любовно меня призывали и пророчили светлой водой
Это было в Июле,
в Июле,
Солнцем дан сигнал к искуплению
И в пьянящий горящий мозг острой бритвой врезались песни
Песни излома души, песни обломка стрелы...

Когда реки мне были сестры
А ветер назвался братом
Потерялся гордыней летней
Уши золотом проколол.
Кровью алой писал узоры
По щекам и груди упругой
И крылатили вороны плачем
Над горячею головой.
Обманули дурные травы
Увели без оглядок грезить
Засмотрелся гуляка в Солнце
И не вспомнил прикрыть глаза.

Пыльный июльский зной
Обезоружить сном,
Выцедить зель нутра
В ночь холодеть виском,
Вешать ярлык-изгой,
Ветками шаг устлать
Выпорхнуть из силка через страхи,
В нить куски порвать
И увидеть себя в одном
Я так хотел быть светлым

Пробирался тропою ночною
По камням и пескам сыпучим
Наплясали шальные звезды
От беды отвести беду.
Был готов целовать всех разом
Вдруг Луна пополам раскололась
От обиды терял сознанье
И в бреду умолял спешить.
Увидел стены с лицом великим
По слогам нашептал молитвы
Попрощался слезой в ладони
Провожали в путь голоса.

В степь колесом неслись,
В след распласталась рысь,
Лапой задеть плечо
Вымостить к сердцу гать,
Ропоту потакать,
Плавят зрачки еще.

Вынести на плечах пепел к югу,
Выбрать белый цвет
И увидеть себе в одном
И увидеть себе в одном.









2.1.  Тропы в Китай                3.5      +/-
2.2.  По-прежнему                           +--
2.3.  Даждо (Для его стрелы)                .
2.4.  Колывань                     3.10     ++-
2.5.  Иволге петь                  3.3
2.6.  Ты так хотел                 3.6
2.7.  Крошево вытупа                        +++
2.8.  Плакать всерьез              3.9
2.9.  Образа



Слова       Д. Ревякина
Музыка      В. Чаплыгина
             Д. Ревякина

Рядом смеются,
Играются плеском,
Тают в усы,
Хватают тугие волокна.
Тонкие пальцы моют иголки,
Хрупкое "горько"
Прячется скважиной
В рунах вечерней овчины.
Светят мозолями
Без стыда,
Лодки не смолены
Берег греют,
Лица щербатятся:
"Дай! "
Затемно ждать вестей,
Смеху не обернуться в румяны щек, -
Тропы в Китай уводят запахом.
Стынет в загар плечо,
Веки готовы сечь вырей
Лукавым взглядом.
Новую Мекку взглядом.
Русый вплетать узор
В мокрый узел.

13 марта 91. Новосибирск.
В гостях у Виктора Чаплыгина.




Гибкие строки сплетают узор,
Шепоты Оки края обнимают, -
Им не вернуться пугливой росой
В зелень мая.
Горстью украден размах без стыда, -
Были бы рады ослабить запястья.
Не шелохнуться в ревнивый удар,
Смерить прищуром глубокие пасти.
И несмышленым увидеть себя,
Греть завиток коры,
Бросить в затылок крик:
- Где ты только не был!
Пенил струи нерпой,
Ходил до рассвета
Туда - сюда.
Залпом меты отнял
Высечь вязь исподним,
Ронял в косы веток
Распыл утай.
Просится взглядом в некошенный стог,
Прячет добычу в лосиные шкуры,
Пьет поцелуй в январе
Горькой весной.
В сумерках сговор с упрямым расторг,
Сталью поправил монгольские скулы,
Плач обернул в Навий зрень
Сгинуть в назой.
Высохло русло в песок,
В тропы - трещины, -
Даром просили еще
Б лица брызги.
Рядом остался один
Верить прежнему
И не спешит уходить
Пыльной брысью.

январь 91. Забайкалье




Встрече со мной не ленись
Греть облака,
Успеть обернуться вниз
Плеть обрекать.
Править вчистую углы,
Щуриться сильным, -
Пусть будет нарыв укрыт
Пряжей двужильной.
От холма к другому
Нехожены тропы,
В сумерках влекомый
В запахи смол.
Светлым обрученный
В крохи даробы.
Трепетом прощены
Взят на измор.
Неповадным плеском
Туманились броды.
День грубел болезно,
Дышал на износ.
Юг не тронул робко
Север взбородил,
Небодобрым хлопко
Руку занес.
Пробуй только вслед заплкать -
Я вернусь к тебе обратно
В ревень обернуть ладони-щеки.
Даром закалить румяны,
Щебет заплести в моряны,
Исцелить рассерженных дождем.
Бусы расподарить в нитки,
Шепотом напьюсь: - "уснит-ки" -
Вижу, мама, реваные Чоки.
И блестит моя косица,
Рваной шапкой золотится
Для стрелы скуластого Даждо.
Для его стрелы.
Ты куда завел своей кривой
По бездорожью?
Отлюбил тебя молвой-травой,
Лукавой дрожью.
Уронили ветренной росе
Обиды - ласки.
Не осталось выбраться лазей
Паленой ряской.

5 марта 91. Новосибирск




Что выпало, то выпало -
Грубеет в твоих руках
И светится волокнами в мозолях.
В ночь замерзает выпарень, -
Не зря меня три дня ругал
Его глазень и помнил в усолень.
А тропы повелико звенели в уэде,
Дымилось в осень становище:
За так теряли лихо
У каменных стен
И оживало корневище.
Был бы день вернуться обратно,
Смыть бедень промоиной лет.
Стыд скудел последней заплатой, -
Плача кудель усмехом не греть.
Раскосые ведут глаза,
Прощают негромкий след,
Мелеют в запахе прищуром.
Венчает путь утес кресал -
Велением его прозреть
И высечь имена посулом.
Кто просил
Вернуться обратно,
Вкус росы
Доверить губам,
Забывать последней заплатой,
Вязь повад нести на Кубань.
Прятать лицо
В кольцах овчины,
Взять храбрецом выдох степей.
Угли зачина искать берегами,
Как нарекали травинку тебе
Вплетать в тугие косы
Задаром,
Рубец шальной рогозы
У сердца беречь,
Лохматит гордыня устало,
Просится матень на скулы перечь
Медвежьей лапой
Царапать
Нахрапом.

24 ноября 90.
поезд "Москва-Ленинград"
Свидетели:
Крэз, Виктор, Игара, Захаров.
Р. S. Василий Михайлович спали.




Слова  Д. Ревякина
Музыка А. Щенникова
        Д. Ревякина

А берегами
Гонит туман
Запахи крошева.
В ночь отругали
Ропотом май -
Ждали хорошего.
Зря заметали
В пепел следы -
Сумерки видели.
В гроздья медарень
Груди рядил,
Щурился идолом.
И строгим росчерком
Мне напророчила
Полдень умыть слезой.
Даром же палица
Яростно скалится -
Смех не вернуть резней.
Не удосужил
Взгляд пронести
Мимо ревнивых рук.
Схваченный в узерь,
Смугол и дик,
Имя вернул в кору.
Отзеленела степь,
В осень дождем задет, -
В блестки замерз ручьем.
Следом полощется
Ярень - урочица,
Горени не учел.
Сполохи ринулись
Цвет отнимать,
Вырвать язык узлом.
Затеси инури
Криком: "нема! " -
Лучше молвой зарой.
Иволге петь
Медь на губе, -
Дружно грести!
В лет усачу
Светится чуб
Правдой горсти.

5 ноября 90.




Ты так хотел
Избегнуть глаз,
Пройти одним, -
Не обронить
Следы в песок
Упругих лет,
Умыть дождем
День бороны.
Но завернул в овечий мех
Тебя отец на берегу.
Малиной грел, метелью вел,
Брусницей звал -
В сугроб  реку.
И в выстрел гона
У седоков
Дымились кони
В узор оков.
Просили травы
Из - под копыт
Вернуться равным
В круг догопыт.
Без рукавицы
Пьяной молвой
В осень дымится
Степь булавой.
Голос ходил ночью сполохом,
В ворох годин
Лапу полога
Сбросил с глаз -
Пробудил уверень доли.
И ни за что
Кинут шкурами,
Взят усачом
Целым куренем:
Стал горазд
На пути встречать повторень.
Бел пел пыльным звуком,
Жаль, жар! -
Гнев аукал.
Ветреный,
Бросился видеть зря.
Ил был по колено,
Звон - вон:
Веткой горелой
Вед уныль.
В сумерках клен
В листья зареван.
И черта лопнет в брызги,
А вчера парень рыскал
Уберечь навсегда
Твой прищур
Пропадал снегом в ливень,
А господарь горстью гривен
Правит речь
Свысока ждет
Солнечный чурень.
Мне бы только помнить имя твое.

2 ноября 90. гостиница "Украина",
апартаменты группы "Калинов Мост"





День вычеркнул
Плач ичигом
       ярым.
Звезд трещина
Пьет лешего
       талым.
И в сумерках
Без умолку
       свищет
Гроздь медная
Ждет  бедного
       Кижечь.
Пьет из руки,
Вьет   изургень*
     взглядом.
В ночь до краев
Спрятал   норов
          рядом.
А  засветло
Роса  ведра
        дрогнет.
В треск бересты
Зараз остыл
        локтем.
Я три года стоял
Рядом серой стеной,
Прорубил кистенем
Рукава в Дастояр.
Обещала - дождет
Без добычи меня,
Но чужая снеярь
Обручила дождем.
Ураганил птенцом
В брызги бился звенеть,
И обмолвился ей,
Горемыт, бубенцом.
Видно, не с той ноги встарь
Бросился звон приручать.
Утром густой туман сдал
Просекой в плеск ручья.
А на пальцах кривых
Вся добыча моя,
И печалится май
Поцелуем молвы.
Ни кола, ни двора -
Только клочьями шерсть,
И поругана честь
Очи в ночь затворять.
Ладно, затеплилась сталь:
Гонит увидеть тебя.
Просит ремень себе в дар
Крошево вытупа.

1 ноября 90.
гостиница "Украина".
апартаменты группы
"Калинов Мост"
* - определение Крэза,
означает "извержение"
или что-то в этом роде.
Принято всей группой.




Прячет в ресницы
Смех без причин,
Ловит в круги румян невод.
Ворот лисицы
В медь приручил,
Бросил щепу времян в невидь.
Угли жаровен
Трудно винить,
Не заломить опять брови.
Час был неровен -
Лопнула нить,
Не уронить до пят провидь.
Плакать пришлось всерьез.
Как не хотел гостей угощать.
Ведрами пролилось
Имя твое в хрусталь - гожарь.
Не зареветь к добру -
Все пропадет в зеленой чалме.
Прочижень отопру
Без рукавиц в росе вечереть.
Видеть стремились,
Щурились на краю.
Ссорились в смирень, -
Брошенных не корю
Брызги в ладонях
Светятся навсегда!
Тропы в проторень
В сумерках отсекал.

7 ноября 90 гостиница "Украина",
апартаменты группы "Калинов Мост"



Прикрой глаза
На образа.
Прикрой, ведь ты
Светлей святых.
Ладонь умой
Пустой сумой,
Лихой пустяк
Прости за так.
Измерь покой
Сестрой Окой.
Узлом венка
Поймай века.
От бурь жестоких остынь,
Звоном веди мосты:
В изломах брони - полыньи.

Хрупкою надеждой обрядиться.
Видеть далеко, забыть глухие стены.
Кто оставил дом пугливой птицей,
Стрелой охотник зоркий заденет каленой.

Клинки бровей иззубрятся
Безумным прыжком,
Избесится скуластый потомок,
Износятся силки ловца
Бессонным лишком -
Веди его до белого дома скорее.

Плохи дела
Да в чем мать родила:
Выпал птахой в простуженный день.
Знать не к добру
Плесень ест вязь подпруг, -
Лоб тяжелый морщиной одень.
Впредь не успеть
К погребам в день Успен,
Мед не пить из глубоких ковшей.
Не восклицать
Аллилуй у крыльца -
Гонит челядь гуляку взашей.
Помню, отплясал
Крошками кресал
Круг желанный.
Помню, остудил
Кольцами удил
Губы - раны.
Помню, в ночь ушел...
Прикрой глаза
На образа.
Прикрой скорей,
Лови искрень.
Размах силков - сетей не утопи -
Не вспомнит степь твоей стопы.
Ох, да мне бы так!

осень 88, март 89, 6 июня 89. Москва

-----------------------------------------
При подготовке текста был использован сканер HP LaserJet
и программка CuneiForm 1.3
George Nevsky - 2:5020/177.21. При поддержке: Fedor Pavlov - 2:5020/28.47
-----------------------------------------



3.1.  Лопнуло небо
3.2.  В устье Лены                          +/-
3.3.  Иволге петь           2.5
3.4.  Набекрень голова      1.2             ++-
3.5.  Тропы в Китай         2.1
3.6.  Ты так хотел          2.6
3.7.  Пойдем со мной                        +
3.8.  Увидеть в одном
3.9.  Плакать всерьез       2.8             ++-
3.10. Колывань              2.4             +
3.11. Улетай                                +/-
3.12. Назад в подвалы       1.7             .



Босиком, твердой поступью,
Вышел звенеть волосами.
Из горстей синий воздух пью,
Тропы смотрю небесами.
Колесо в белом облаке
Манит и водит кругами.
Горячо бьется Обь в руке,
Даром молчит черный камень.
Повезло - в долгих сумерках
В крик обошел мутный омут.
А вчера горем умер как,
Кто из вас спетого помнит?
Никогда не вернусь тута, где зубами на части
Рвали душу и ты, удал,
Свел с ума в одночасье.
Невдомек медью-кольцами
Грудь схватить примо до шеи;
По весне выгнуть горцами
Брови и спрятаться в шелест;
Исходить темным берегом
Клятвы, костры и обряды;
Удивить в полдень спелый гам
Пляской молвы и расплаты.
Налегке проходить дворы,
Что сгорели без дыма.
Грудь расспросам отворить
Отыскать свое имя.
Повстречать судьбы-рухляди
Броситься первым в колени.
И совет: "из-под рук гляди," -
В гон унести в устье Лены.






Пойдем со мной, бежим со мной,
Летим со мной, летим.
Рискни, приятель, пусть ворон каркал -
Черт с ним.
Забудь о прошлом, я вижу весны,
Нам - к ним.
Ночной тропою, встречая зори,
Купаясь в облаках.
Преград не зная, тоску сжигая
В кострах.
Навстречу Солнцу, швырнуть в колодцы
Тьму-страх.
Я с вьюгами прощаюсь,
Я с Солнцем обнимаюсь, -
Пойдем со мной.
Я выбираю дорогу к маю
Среди холодных дней.
Пусть снег блестит,
Во мне звенит ручей.
Дышу весной, пойдем со мной
Скорей.
Пойдем!
Пойдем со мной, бежим со мной,
Летим со мной, летим.
Рискни, приятель, пусть ворон каркал -
Черт с ним.
Я слышу птиц, я вижу птиц,
Нам - к ним!
Пойдем со мной.





10.1.  Улетай                               +/-
10.2.  Моя песня                            +--
10.3.  Девочка летом                        +/-
10.4.  Вздрогнув застыли часы
10.5.  Пойдем со мной                 (*)   +/-
10.6.  Сиди дома не гуляй                   +--
10.7.  Как хорошо                           +/2
10.8.  Серым днем
10.9.  Тропы в Китай                        +/-
10.10. Забирают в торги                     .
10.11. Когда реки мне были сестры           +--
10.12. Уходили из дома                      +/2
10.13. Думал птицей лететь                  .
10.14. Босиком                              +/2
10.15. Дорогу кромсал тропами
10.16. И ветра пыльный рывок                +--
10.17. Я вернусь

1.  Моя песня
2.  Девочка летом
3.  Покориться весне
4.  Пойдем со мной
5.  Девка красная
6.  Вернулся (мозоли рун)
7.  Оставлю дом
8.  Колесо
9.  Тропы в Китай
10. Интухэ (точить заступ)
11. Увидеть в одном
12. Уходили из дома
13. Сберегла
14. В устье Лены
15. Улетай
16. Сентябрь
17. Так и надо
18. Не скучай



Девочка летом
Слушала гром
В станове молний
Писала альбом
Огненный берег
Заспанный плес
Скрип акварели
Шелест берез
Синие джинсы
Трепет шелков
Вкус поцелуя
Запах духов
Девочка верит
С ним хоть куда
Юные планы
На двоих тридцать два
Время приспело
В глазах испуг
Его отправляют
Солдатом на юг
Страшно подумать
Придет - не придет
Девочка любит
Девочка ждет





Пойдем со мной, бежим со мной,
Летим со мной, летим.
Рискни, приятель, пусть ворон каркал -
Черт с ним.
Забудь о прошлом, я вижу весны,
Нам - к ним.
Ночной тропою, встречая зори,
Купаясь в облаках.
Преград не зная, тоску сжигая
В кострах.
Навстречу Солнцу, швырнуть в колодцы
Тьму-страх.
Я с вьюгами прощаюсь,
Я с Солнцем обнимаюсь, -
Пойдем со мной.
Я выбираю дорогу к маю
Среди холодных дней.
Пусть снег блестит,
Во мне звенит ручей.
Дышу весной, пойдем со мной
Скорей.
Пойдем!
Пойдем со мной, бежим со мной,
Летим со мной, летим.
Рискни, приятель, пусть ворон каркал -
Черт с ним.
Я слышу птиц, я вижу птиц,
Нам - к ним!
Пойдем со мной.





Сиди дома не гуляй, девка красная,
Хмарь на улице стоит, хмарь ужасная,
Да и если выглянет красно солнышко,
Не гуляй пропадет воля-волюшка.
Молодцы усатые ходят там и сям
Позабавится хотят, видно по глазам
Выжидают день деньской - терпеливые
Разоделись петухи, горделивые.
Твоего любимого, что-то не видать,
Голоса знакомого, что-то не слыхать,
Не идут его сваты торговать с отцом,
Породниться не хотят свадебным венцом.
Ой-ой, как вы длинны черны ноченьки,
Потускнели приуныли черны оченьки,
Видно суждено тебе, горе-горюшко
Быть не милому женой доля-долюшка
Так, что сиди дома не гуляй девка красная,
Хмарь на улице стоит, хмарь ужасная,
Да и если выглянет красно солнышко,
Не гуляй, пропадет воля-волюшка.






Серым днем оставлю дом,
Проглочу в сердцах укоры,
Все оставлю на потом
Оказаться в поле голым.
В берегах скользит река,
По камням несет усталость;
Голова моя легка
И не знает, что осталось.
Пьяный запах диких трав
Воскресит свои обманы
И звездой пропетый Ра
Грезить путника поманит.
Ни огня, ни ветерка -
Прохожу, считаю версты,
Только точит дно река
Да целуют щеки звезды.





Забирают в долги
Тебя и меня.
Вянут листья ольхи
Разбег унять.
Как упрямым плечом
Упреки отвел,
И лукавой братвой
Целовать завлечен
Твои руки.
Провожали в лучи
Цеплять облака,
Упадали горчить
Рассеет облагать
Медным кругом.

Лихо вырвалось горевать,
В слезы сечь щеки.
Мокнет голого голова,
Сохнет ожогом.
И упрямиться без затей -
Поздней весной плакать.
Где полет пунца сруб задел, -
Ночью изной плаху гордецом...
Но яростно
Нора тесна,
Глазастый
Точит заступ.




       Am                                   D
Голос пахнет костром, ветви стали шатром, ага.
       Am                                   D
Голос пахнет костром, небо тлеет шатром.
       F                 E7            Am
  Это было тогда, когда мы уходили из дома.
        F                  E7            Am
  Времена, когда мы навсегда уходили из дома.

Теплота твоих рук - обещаньем разлук, ага.
Теплота твоих рук - обещаньем разлук.
  Это было весной, когда мы уходили из дома.
  Времена, когда мы навсегда уходили из дома.
  Это было тогда, когда мы уходили из дома.
  Времена, когда мы навсегда уходили из дома.

Не ищи меня мать, ушел день обнимать.
Ты прости меня мать - пропал ночь обнимать.
  Чья беда, что мы все навсегда уходили из дома.
  Времена, когда мы навсегда уходили из дома.
  Это было тогда, когда мы уходили из дома.
  Времена, когда мы навсегда уходили...

Solo
  Solo

Голос пахнет костром, небо тлеет шатром.
Теплота твоих рук - обещаньем разлук.
Голос пахнет костром...



Не скучай - день настанет
я к тебе вернусь
Не вздыхай - солнце встанет
В двери постучусь
Обещай как и прежде
ждать моих вестей
Я вернусь, со мною вместе
ворох новостей

Станет солнце ярче
Станет день теплей

А пока отправляюсь
В дальние края
Не держи, ты же знаешь
где весна там и я
Провожай в путь-дорогу
Слышишь дождь зовет
Посидим с тобой немного
Пусть мне повезет

Пусть мне солнце ярче
Пусть чуть-чуть теплей
Не скучай







Думал птицей
Лететь над водой,
В зов проститься,
Молиться о той,
Что сберегла крыла.
Криком помнить
Изгибы степей.
В лапах бойни
Пропеть о тебе,
Что сберегла крыла...




Если кто и тронет поцелуем лицо,
Не ответить в сумерках мутных -
Гонит прочь тепло отсечь каленым резцом,
Шепоты не узнать.
След в сарынь простынет, воздух вздохов твоих
Унесет и рассвет челнок утлый
Повенчать стрижень лучами, смех водворить
Взмахом в задворки сна.
Слезы текут по родным щекам
Прямо в ладони мои,
Светятся алым - в ночь блестит чекан
Заново стон молить.
А может рукава засучить
И в омут головой пасть,
Упрямить скупы в робкий зачин,
Довериться молве в сказ.
Безумить стрежнем без берегов,
Лукавить безмятежно.
Туманить взгляды светлой рукой - рекой,
Разбрызгатъся в дежвень.
Обадежить день всякий
Надеждой лохматой
В цветах Верояни.
Затеплится ахонь -
Ресниц ароматы
Брызгами ранят.
Твердыня лица твоего
Румянит шелками,
И слезы седых воевод
Хрусталятся в камень.




... смехом свеченный,
Брызги звал извечь
В день чужих затей.
В скалах выгранил
Плески плеч твоих,
Чуб крылом задел.

Окольчуженный,
Цветом щек горчу, -
Падал горстью петь.
Неразгаданный,
Дно таила гать, -
Хвост рассек ступень.
Распятый в снах!
Теперь никто не спросит,
Как умел встречать
          дождями осень,
Греть травой обрывы рек.
Брить тугой колчан ветрами,
Долей брать ладонь ульчан,
Прощать молвой, роднить тропой.
Ребром телег.
Невестить перья по хребту
Коврами храбрым,
Заклинать лапту
В осколки мудрых "верь",
Вить гнезда в голосах.
Был бы только
Взгляд подарен,
Как весной в дозор удалый
Сел озера
Отыскал в сухих глазах.
Смеялись дети нам в ответ
И было так светло,
Что вязью Вед
           темнели губы,
Хлопьями пьянел закат.
Звенели алым небеса рябин,
В волокнах талых стыл мазар
Молчали ножны,
Сивый ус кусал казак...




Забирают в долги
Тебя и меня.
Вянут листья ольхи
Разбег унять.
Как упрямым плечом
Упреки отвел,
И лукавой братвой
Целовать завлечен
Твои руки.
Провожали в лучи
Цеплять облака,
Упадали горчить
Рассеет облагать
Медным кругом.

Лихо вырвалось горевать,
В слезы сечь щеки.
Мокнет голого голова,
Сохнет ожогом.
И упрямиться без затей -
Поздней весной плакать.
Где полет пунца сруб задел, -
Ночью изной плаху гордецом...
Но яростно
Нора тесна,
Глазастый
Точит заступ.




Нежней меня
Никто не звал,
В осень плечей не грел.
В снопы менял
Цветов завар,
Взгляда молил с колен.
В ручей слезы
Ронял закал,
Звал пропадать в игрень.
Дождем грозил
Умыть загар,
День царапал в коре.
А ты без затей
Обрекла другому
Трепет бровей.
Крылом задень,
Смахни рукою
Пух тополей.
Дымит истень -
Криком зови,
Вышло задаром,
А зря...
Лихой кистень
Укрыл овин, -
Дышит отарой
Зола.
Я потерял тебя
Прятать
    в тугих рукавицах.
Гордый в распыл ступал
Радый
    хватать берега.
Солнцем скулатятся
Щеки,
    а рядом кровится
След окоратицы,
Чохом
     полощется гарь.
Мне бы успеть
В излом бесед,
Грудью хромать
В закрома.
В медь удивить
Звон тетивы,
Дрогнуть в зрачки
Сорочин.
В треск бересты
Убрать бразды
С мокрой спины
Вместе с кожей.
Прищур простыл -
Были пьяны и
        негожи.
Полог рогожи
Молчит в ногах,
Журчит Ага...
Светятся губы в июнь.




Как хорошо,
Что я вернулся
В излом морщины
               по глазам.
Сумел рожон
Оправить в рунзы
Стрелой лощины
            жечь Рязань.
Как хорошо -
Сердцам разбитым
Не прекословил
             горевать.
Клинки осок
Таят обиды.
Молчит сурово
              Колывань.
Когти медью зря ковал:
Мне не хватит - только вам,
Вдохом крохи мая
           обнимая.
Объезжали с головы,
Каждый встречный говорил:
- Плачем встретишь палы,
               ранний балынь.
Не белокрыл,
Сученой ниткой шит -
Размах редеет
                  в рукава.
Дождем корил,
Кипел в бровях Ишим -

Дарил радею
                  волхвовать.
Даром слезы обронил
Замерзать стопой в Нарым,
Наугад, не чая,
       привечая.
Берегами уводить,
Яриться молвой вдовы,
Бродами многая
        нагоняя.
  А кто в траве остался
                      у реки, -
Плетут венками,
Птахи помнят.
В руках грубеет Дарза,
                      сумерки
Ждут женихами,
Смотрят овно:
- Лови мозоли рун!




Мокрая Луна ожегом мне,
Низко клинок блеснет.
Даром покой седых камней
Стражей вернет озноб.
Тьмой пропадать гоним лучом
Тенью в обрыв простыть,
Долгой разлукой обручен
В снах высекать мосты.
Жаждой пытать закал небес,
Искры сплетать в ремень,
Робким сулить иной рубеж -
Звездным очам смиреть.
Пели Ветры
За спинои,
Рвал бичом плечо устало,
Испечен ущельем талым
В день чужих венчаний.
Сворил вепрем
Заспанным,
Увлек тропою латаной
Искать окрайно склоны радуги
Зимними ночами.
Как хотелось быть с тобою
Рядом,
И не знать тебя совсем другой.
В медь удела
Гнать ступой
Ойрата
        заживо,
И усыпать легкий след трухой.

Края надежд
Укрыть осколком прошлым,
Зарумянить щеки юных глаз.
В холод тешить
Смех ковшом порожним
Разума мая несмеян,
Как бросать добычу был горазд.
Объянваренный
Вьюги пламенем
Без вины.
Вещей Ольгой
Сватать долю
зазванный.




К югу перья от столицы
Белым цвели,
Лица велиц
Роняли слезы.
Скоро в коло повторится
Цевень Твери,
В ночь отвели
Стрелу угрозы.
Зарился надрыв скулатить
Голос плачин,
Медью братчин
Встречать рассветы.
Щуриться свечой Коляды
Шепот просил,
В гроздья росы
Кулак заветить.
Вечный мой,
Могучий мой!
Прилетай, дождем умой.
Повели огонь держать рассудком раскаленным.
Смерь резцом
Явить лицо, -
Заскрипело колесо, -
И отвагой
Ждет ватага
В бледный лик Луны.
Теперь вперед,
В кипучий брод,
Отряхнуть крыла в полет,
Обнажить клинок дерзан сгорать осенним кленом.
Звонко петь
В годины бед,
Сердце в цень отдать тебе.
Благодарен
Звездным даром
Ведать светом полыньи.




Поздно искать виноватых -
Робких увел далеко:
Ночью не топали,
Выкрали теплого,
Бросили за опекой.
Батый уздой
Сосватал
Зорким макушкой светлеть.
Медными свистами
Видели истово:
Слезы отдал ветле,
Ей одной, безвозвратно.
Будь неладен упрек лихой!
Нелегко
Без надежд возвращаться обратно.
Не излечат печали
Глаза твои -
Поздней осенью вскроются раны.
И в усы осерчали
Забрать вои
Одинокого с мокрой деляны.
А когда уходил,
Поднялся ил
Закипеть проводить
Тугой колчан.
На зубах скрипеть,
Уронить плите
В горелив орды
Усмех ульчан.
Звонкой ниткой поверх плечей
Серебрится устам ручей:
Нелегко
Без надежд возвращаться...




Гулял до срока,
Не чуял око,
Игрался в травах пьяной молитвой.
Угроз не ведал,
Лукавил веткой,
Стрелой лохматил сполохи рытвин.
Нашел в ночи
Исход начин,
И поплыла голова...
Ладонью вытер
Горячий выдел,
Тебе в колени бросился плакать.
Искать защиты
Да криво шиты
К разгару лета саваны блага.

Рассудит гон
И Солнца луч вдогон
Мимо тебя и меня...
Только
     вовсе не иметь
Дольку
     реванных примет -
Сгинуть поклоном навеки
Зорить вернуться чужим.
Смехом
        искры унесет,
Эхом
   лопнет горечь сот.
И не окрасятся веки
Пляскои знакомых ужим.
Волосы по плечам,
Набело отбренчал
Сон, что был с тобой.
Утром иду искать
Омут, где пьет тоска
Пыл моих обойм.
И в завитке коры
В черную гроздь сгорит
                      имя.
Примет ватага лбов,
Кто  забывал любовь
                     дымом.
Кто идет вслед за мной?
В звезды берегом
Ясный вперился
              взглядом.
В блеск воды высок,
Жду его висок
            рядом.



Позволь мне с тобой
Остаться без ума,
Перекосить обойм
Бесповоротно.
Узнать в пелене
Морозной Сусуман, -
Некованой броне
Лукавить Бродней.
Решить наперед
Обугленной пятой -
Я зря тебе берег
Ночлег усталый.
Согреет другой
Уловом вешних тонь,
Румянец дорогой
Получит даром.

И всю ночь напролет
У высоких ворот
Смуглые усердно
Звали Цветень.
И разбрызгался лед:
Довели в обмолот
Вычуром оседлым
Путать сети.
Каленым виском
Ждать рассвет
Мая в берегах.
Гонимый в изгой,
Плетью Вед
Плакать обрекал:
Оябрызгань!




Торопятся взгляды
Успеть оседлать
Трепет ресниц сухих.
Усмехом заклятым
Плавник осетра
Видеть разлив Оки.
Дрогнули затемно,
Смехом легли,
Выбрались рассвет встречать
                     в закрома.
Следом стрела умна,
Перья легки,
Ринулась в цель от плеча
                   шаг хромать:
- Не уберечь в облаках...
Урочить досужий
Звенел серебром,
Плачем летел в пыли.
Распятьем задушен,
Хрустело ребро
Пухом чужих перин.
И поделом ручьи
Щеки секут, -
Ныне коней сажень
                     путана
Через ноздрю учил
Ночью якут
Не проморгать взашей
                        удали:
-  Чужих переч  не отругать...




А я не успел попрощаться
С тобою до слез -
Легко обернуться обратно.
Простить без молитв -
Гривой старца дорос
Без обряда.
И белой тесьмой уберегся
В распадок глухой,
Роднился ветрами наградой,

Кольцо вековечить в полон колеса,
Смуглой рукой греть украдом.
Каким был -
Знобит лицом хмурый:
Не спрятать
Коровьи глаза
На ладони.
Клубит пыль,
Гудит следом улей,
Заплатой
Упрямит лоза, -
Пока не утонут
Молвой рукава в каравай.



1.  Набекрень голова       1.2        ++-
2.  Девочка летом                     +/-
3.  Колесо                 1.1        ++.
4.  Иволге петь            3.3
5.  Имя назвать            1.5        ++.
6.  Улетай                 3.6
7.  В устье Лены           3.2
8.  Пойдем со мной         3.7        +
9.  Тропы в Китай          2.1        +
10. Плакать всерьез        2.8
11. Не успел попрощаться
12. Гулял до срока
13. Честное слово                     + плохая аранжировка
14. Сансара




Am        E            F
Набекрень голова ее не поправишь
C                 G       Dm
Мимо детских снов пьяного понесло
C                 G          Dm
Повенчай меня травами пенной лавой
   F
Да сохрани мой вдох да выдай
Am                   G
горький ох чертям на зло

Напои облака целебным настоем
Пусть умоет нас по весне долгий дождь
Испугай мои выкрики медным строем
Да прикажи уйти где громко рвется
нить в долги и боль

Am   F  Dm
Не зная боли
Am   F     Dm
В жестоком споре
Am    F       Dm
Тугой молитвой
Dm           Dm7 Dm Dm7
умылось поле

Am
Мокнуть с рассветом
F
Кутаться в ветошь
C                     Dm
Шапкой лесть на рожон
Am
Пенится кровью
F
Выстрадан ровней
C                Dm
Зеркалом отражен
Am              G
Знать бы когда повезло
Am             G
Так не строгал бы весло
F
Там где гулял дурак
Am
Лежит кривой овраг
    G
Все заросло

Am    F      Dm
Следы не встретить
Am    F       Dm
Не дрогнуть в трепет
Am       F    Dm
Не ранит душу
Dm            Dm7 Dm Dm7
бродяги лепет

Am                E                F...
Криком выплеснуть что осталось мне даром
узел волосы завязать и потжечь
И уйти молвой в мокрый день снегом талым
Тропой лихих гуляк
в разрывы передряг где верят в сечь
Где громкий пепел
В пустой избе пел



Am
Девочка летом
Am
Слушала гром
          D
В станове молний
Am
Писала альбом
Am
Огненный берег
          D
Заспанный пес
  F            E E
Скрип акварели
Am           E  Am
Шелест берез
...
Синие джинсы
Трепет шелков
Вкус поцелуя
Запах духов
Девочка верит
С ним хоть куда
Юные планы
На двоих тридцать два
Время приспело
В глазах испуг
Его отправляют
Солдатом на юг
Страшно подумать
Придет - не придет
Девочка любит
Девочка ждет



Dm     Gm      Dm     Gm
Колесо вперед, колесо назад,
F           Gm     A      Dm
Знает скрип сердец правды стороны.
Каменей плечо, раздавить яйцо,
Дорогим питьем изстолованы.
   Gm              Dm
Не поймать в галоп уздечку,
   Gm                Dm
Не вернуть к истокам речку,
  Dm           Dm
Не связать, не сломать.
 Gm    A       D
Режьте сухожилия.
Gm             Dm
Стеблем пыхнет свеча,
Gm             Dm
зараз степь отвечай,
    Gm         A          Dm ...
Как ходил, как искал, что нашел.

Обещай опять перья ощипать,
Только вижу я - мы не встретимся.
Жгут узлы ремней, и укором мне,
Где стучится кровь - сохнет метина.
И торопит буйный разум
Бросить сумрачное разом.
Вспомнить запах травы
Обернуться к ясному
И излому луча без затей прокричать,
Как ходил, как искал, что нашел.
И излому луча без затей прокричать,
Как ходил, как искал, что нашел.





Слова  Д. Ревякина
Музыка А. Щенникова
        Д. Ревякина

А берегами
Гонит туман
Запахи крошева.
В ночь отругали
Ропотом май -
Ждали хорошего.
Зря заметали
В пепел следы -
Сумерки видели.
В гроздья медарень
Груди рядил,
Щурился идолом.
И строгим росчерком
Мне напророчила
Полдень умыть слезой.
Даром же палица
Яростно скалится -
Смех не вернуть резней.
Не удосужил
Взгляд пронести
Мимо ревнивых рук.
Схваченный в узерь,
Смугол и дик,
Имя вернул в кору.
Отзеленела степь,
В осень дождем задет, -
В блестки замерз ручьем.
Следом полощется
Ярень - урочица,
Горени не учел.
Сполохи ринулись
Цвет отнимать,
Вырвать язык узлом.
Затеси инури
Криком: "нема! " -
Лучше молвой зарой.
Иволге петь
Медь на губе, -
Дружно грести!
В лет усачу
Светится чуб
Правдой горсти.

5 ноября 90.



Intro sounds lousy, but...
Am C G
F  C Dm
Am C G
F

Am       F
Босиком, твердой поступью,
Dm                Am
Вышел звенеть волосами.
Am         F
Из горстей синий воздух пью,
Dm               Am
Тропы смотрю небесами.

Колесо в белом облаке
Манит и водит кругами.
Горячо бьется Обь в руке,
Даром молчит ченый камень.

Повезло - в долгих сумерках
В крик обошел мутный омут.
А вчера горем умер как,
Кто из вас спетого помнит?

C           G             Dm           F
Никогда не вернусь тута, где зубами на части
C            G
Рвали душу и ты, удал,
Dm
Свел с ума в одночасье.

Intro

Невдомек медью-кольцами
Грудь схватить примо до шеи;
По весне выгнуть горцами
Брови и спрятаться в шелест;
Исходить темным берегом
Клятвы, костры и обряды;
Удивить в полдень спелый гам
Пляской молвы и расплаты.
Налегке проходить дворы,
Что сгорели без дыма.
Грудь распросам отворить
Отыскать свое имя.
Повстречать судьбы-рухляди
Броситься первым в колени.
И совет: "из-под рук гляди," -
В гон унести в устье Лены.



C
Улетай
 G                 Am
Первым проблеском солнца
C
Улетай
   G              Am
В гордый вызов орла
  Dm
Брось в огонь
 G                 C    C/H Am
Шелест в грубых ладонях
 Dm
Не вернуть
G           C C/H Am
Окриком тебя

Без одежд
Прямо к горным вершинам
Без надежд
Возвращаться назад
Пусть гроза
Прогремит твое имя
И слеза
Вспомнит детская

Без оков
Рвешься облако пенить
Далеко
Крики неба слыхать
Унесло
Вихрем в дальние звезды
И молва      C  C7
Перьями легла

           F
Забыть виска узор
 G            C   C7
Нет задора и силы
          F
Среди трясин и зол
 G            C  C7
Пенятся следы
         F
Кто завязал узлом
 G              C  C/H Am
Горсть волос и жилы
  Dm
Проклял дым
 G
Синий горький дым
 C   C/H Am
Дым дым
 C   C/H Am
Дым дым

День и ночь
Крылья белые вижу
День и ночь
Вспоминаю тебя
Жду вестей
С предрассветного неба
Где мелькнет
Певчая звезда

Улетай
Первым проблеском солнца
Улетай
В гордый вызов орла
Брось в огонь
Шелест в грубых ладонях
Не достать
Окриком тебя
Не догнать
Выстрелом тебя
Не объять
Росчерком пера





Am        C         Dm         Am
Сиди дома не гуляй, девка красная,
Dm           Am       E7        Am
Хмарь на улице стоит, хмарь ужасная,
Am(C)      G    C    G         Dm
Да и если выглянет красно солнышко,
Am         Dm      E7       Am
Не гуляй пропадет воля-волюшка.

Молодцы усатые ходят там и сям
Позабавится хотят, видно по глазам
Выжидают день деньской - терпеливые
Разоделись петухи, горделивые.

Твоего любимого, что-то не видать,
Голоса знакомого, что-то неслыхать,
Не идут его сваты торговать с отцом,
Породниться нехотят свадебным венцом.

Ой-ой, как вы длинны черны ноченьки,
Потускнели приуныли черны оченьки,
Видно суждено тебе, горе-горюшко
Быть не милому женой доля-долюшка

Так, что сиди дома не гуляй девка красная,
Хмарь на улице стоит, хмарь ужасная,
Да и если выглянет красно солнышко,
Не гуляй, пропадет воля-волюшка.



Пойдем со мной, бежим со мной,
Летим со мной, летим.
Рискни, приятель, пусть ворон каркал -
Черт с ним.
Забудь о прошлом, я вижу весны,
Нам - к ним.
Ночной тропою, встречая зори,
Купаясь в облаках.
Преград не зная, тоску сжигая
В кострах.
Навстречу Солнцу, швырнуть в колодцы
Тьму-страх.
Я с вьюгами прощаюсь,
Я с Солнцем обнимаюсь, -
Пойдем со мной.
Я выбираю дорогу к маю
Среди холодных дней.
Пусть снег блестит,
Во мне звенит ручей.
Дышу весной, пойдем со мной
Скорей.
Пойдем!
Пойдем со мной, бежим со мной,
Летим со мной, летим.
Рискни, приятель, пусть ворон каркал -
Черт с ним.
Я слышу птиц, я вижу птиц,
Нам - к ним!
Пойдем со мной.





bass intro:
E G A CC A D A
E G A CC A H E

Am
Прячет в ресницы
Am
Смех без причин,
C                   E ...
Ловит в круги румян невод.
Ворот лисицы
В медь приручил,
Бросил щепу времян в невидь.
Угли жаровен
Трудно винить,
Не заломить опять брови.
Час был неровен - Лопнула нить,
Не уронить до пят провидь.

Am                       D
Плакать пришлось всерьез.
C             E ...
Как не хотел гостей угощать.
Ведрами пролилось
Имя твое в хрусталь - гожарь.
Не зареветь к добру -
Все пропадет в зеленой чалме.
Прочижень отопру
Без рукавиц в росе вечереть.
Видеть стремились,
Щурились на краю.
Ссорились в смирень,-
Брошенных не корю
Брызги в ладонях
Светятся навсегда !
Тропы в проторень
В сумерках отсекал.




В городе Париже в начале июня
Я столкнулся с ним, когда играл в прятки
Он рвал свои стихи, пил дешевый виски
И плакал

Его лицо изрытое траншеями сомнений
Успокоилось, покрылось слоем мела,
Я спросил в упор - Куда, Джим, собрался
Он шепнул - На небо, и усмехнулся

Припев:
   Честное слово .....
   В душном июле я запомнил, как он умирал.

От снов до вдохновения целая вечность
Я трижды мог пропасть, пока ее мерял
Звериное чутье выручало
В слепой дороге

Я встретил могикан, для которых честь - табу
И холеных фаворитов, что бесятся с жиру,
У первых был старательым учеником,
Вторым вцеплялся в глотку дикой собакой.

Истерзанный молвой о несчастной любви,
Израненный баграми языкастых пророков,
Я медленно ступал по шипастой земле,
И мучался жаждой.

 Может быть мне просто повезло, воронью всему назло.
 Мне не дали сгинуть в бездне дней, помогли залечиить раны.
 По тропинкам узким и хальным, по обрывам ледяным
 К родникам живым привели меня, помогли залечить раны...

Я припал к воде запекшимся ртом
И жадно пил, глотая свое отраженье,
Да видно перебрал живительной влаги,
Меня начал бить озноб.

В памяти витал раскаленный июнь,
Париж не поперхнулся своею жертвой.
Я начал двигаться, чтобы согреться.
Я начал двигаться, чтобы согреться.

   Честное слово...




C       D      G
Я вышел из подъезда,
C       D      G...
Я посмотрел на небо,
Я удивился звездам,
Подумал, - что за небыль.
Расправив ворот куртки,
Вздохнул легко и просто.
Сказал знакомым лицам:
"Все - на Коровий остров!"

C  D  G     Em
О О О О, Сансара!
C  D  G
О О О О

Нас не пугает темень,
Мы знаем - будет лучше.
А ну- ка круг плотнее,
Костер запалим круче!
Ну, а теперь все разом
Возьмем друг друга руки,
Чуть дым задержим в легких -
Святые примем муки.
О, Сансара.
Ворчит рыбак угрюмый,
Но мы не слышим это.
Роса готова падать,
А мы с тобой раздеты.
Меня давно целуют,
Я слышу пряный голос,
Нам хорошо в объятьях,
Горит под нами хворост.
О, Сансара.
Пришла пора прощаться,
Нас кто-то нервно будит.
Я на прощанье крикну:
"В субботу - здесь же, люди!"










 A6 E Hm E
G F# Hm
Ледяной водой разбуди меня.Время уходить
Зреет урожай
Батя, дай совет, опоясай в путь
Мать не провожай
На семи ветрах кто тебе помог
Может кто помог?
На семи холмах кто тебя согрел?
Кто тебя любил, не долюбил!..

A E G F# Hm
Вместе мы с тобой, родная!
Плуг да ворона!
Из конца в конец без края
Крохи собираем...

Рядом ты была, берегла крыла,было невдомек
Я не доглядел
Косы расплела, по воду ушла
Стынет поцелуй
У семи ключей, кто тебя учил?
Кто чего сказал?..
У семи дорог кто тебя женил?..
С кем тебя венчал...


Вместе мы с тобой, родная!
Пепел да зола
Из конца в конец без края
Носимся молвою...Ха...

Вместе мы с тобой, родная!

Вместе помирать!..

Кто поставит крест на могилы нам?..
Инок да шаман...
Инок да шаман...



С#m
E H7 F#m   E H7 A
E H7 F#m   E H7 C#m

          A     F#m
Обуглены пашни
            C#m   E
Закатом времен
            A   F#m
И крылья беды
                C#m   H7
Коснулись лиц грубых
               A   H7
Луч солнца рассек
            F#m   A
Дремучий туман
        F#m
Иного ожега
         C#m
Не надо нам
(H7)
Где тропы-дороги
Ведут к родникам
Изломаны копья
Кони хромают
Но вольному - воля
Хрипит атаман
Иного раздолья
Не надо нам

А кто не вернулся
Печаль и покой
Курганы хранят
Реки прощают
Останется имя
Наградой юнцам
Иного поклона
Не надо нам

H7        A   G#m
Останется имя
            F#m   A
Наградой юнцам
           F#m
Иного рассвета
         C#m
Не надо нам

A F#m C#m





Dm  B  F6  A7
Dm                  G
Прозвенел стрелою праздник вольный
C                       A7
Блеск знамен слезой благодари
Dm                 G
Песен искры танцы поднебесья
       A7       A
Помним я и ты

Где юнцы в зарницы долю звали
А девченки взгляд дарили смелым
Тень беды коварной в сон мизинца
      F       A7
Не устерегли

   Dm
 Знали мудрецы в осенний сон
   B
 Что случится то случится
   F6
 Время пеленать стальным крылом
   A7
 Тление низин

 Знали мудрецы в плен рукавиц
 Не сорваться в небо птицей
 Скорбью умываться без надежд
 В череде годин

Но дозоры жгут и жгут костры
Здесь сердца отвагу помнят
Лица горцев каменеют вьюгой
Им неведом страх

Клич орлиный весть звезды косматой
Закипают в гимны на губах
И в ладонях пламенеют бронзой
Рудники свободы

Рудники свободы




C H C H
G F# D C H7
 Em         Am           H7
Ветры на коленях сны глотали
 Em        Am          H7
Ветлы пеленали стон мятежный
  F#           Hm
Ждали жаркой вьюгой
 G         A       H7
Песен рукавиц небылиц

Грянет гром расправят в бой знамена
Трубы огласятся серебром
Прежним не вернуться
К белым берегам в птичий гам

Крылья за плечами вырастали
Жаловал огонь орлиный взгляд
Росы пить с ладони
Воин был готов плач вдов

Сеяли хлебами пепелища
Всадники прощались в небеса
Прежним не вернуться
К белым берегам




Брось прахом что стесняет кожу
Свяжи разорванные сны
Напяль колючую рогожу
Не бойся выглядеть смешным

Ремнем сумы противогаза
Укутай правое плечо
Дитя великого отказа
Вскрывает дверь своим ключом

Забудь докучные уроки
Забудь уставу вопреки
Шепни магические строки
Проси совета у реки

Наполни легкие дорогой
Губами тронь пыли настой
Зажми в руке щепу порода
Иди вперед лети не стой

Брось прахом что скрывает тело
Останься голым под дождем
Крылатых стая улетела
В миру прощения не ждем

Умойся росами степными
Укройся травами в ночи
Завидуй кто в пути остынет
Жалей тех кто судьбу влачит

Я ухожу в никуда
Проводит в путь суровый ворон
Три раза осенит крылом
Я ухожу
Наполни легкие дорогой





Вечер упал в пропасти крыш
Город уснул стало просторней
Поторопись да мой малыш
Будь попроворней

Ведай во тьме пение вен
Птицей минуй тени акаций
Не слушай зов сладких сирен
Не влипни в сеть провокаций

В ямах-дворах жизнь без помех
Люди молва дергают струны
Розовый дым, говор и смех
Терпкий дурман сводит скулы

В плеске гитар запах дорог
Если вдохнешь птицею станешь
К небу взлетит твой потолок
Звезды рукою достанешь

Вечер упал в пропасти крыш...





Примелькались волосы,
влом идет крутой косяк
Убери свои цветы
не пойду с тобой, босяк
Как достали ваши джинсы
И мельканье голых срак
(Из бесчисленных заплат)
Ничего от вас не надо -
Сам себе найду ништяк
Свой единственный ништяк
Оба!

Колют мне булавки и
Цепи чересчур гремят
Не подсовывай свой грим
Я боюся ваших драк
Как достало ваше пиво
И уверенный кулак
Ничего от вас не надо -
Сам себе найду ништяк
Свой единственный ништяк
Оба!

Режет галстук шею
Жмет под мышками пиджак
Денег нету и никто
Не дает взаймы трояк
Как достали ваши планы
Злые вычеты зарплат
Ничего от вас не надо -
Сам себе найду ништяк
Свой единственный ништяк
Оба!





Надоест нам суета
Мы покинем города
И зеленые леса нас поймут
Улыбнутся нам поляны
Родниковыми глазами
Птицы легкими крылами унесут

В край полуночных блужданий
Тишины и нежных слов
Заколдованных терзаний
И твоих счастливых слез
Кто-то там под облаками
Машет гибкими руками
И в березовые дали нас зовет
Очаруют нас снега
И обманет шум дождя
И ожившая душа запоет

А когда прозрачный вечер
Нам напомнит о себе
И серебряные плечи
Замерцают в темноте
Улыбнешься ты устало -
Ты не думала, не знала
С тайной грустью провожала
В ней обман
Под неведомые звуки
Ты протянешь к звездам руки
И печаль душевной скуки
Растворится как туман

Ты заплачешь от восторга
И откроешь в сердце окна
Мне шепнешь ты осторожно -
Я проснулась
Смоешь пыль пустых сомнений
Блеск придуманных веселий
Лужи мертвых откровений
Ты вернулась

Надоест нам суета
Мы покинем города
Подожди еще немного,
Позовет тебя дорога
За моря за океаны
В даль, неведомые станы

Надоест нам суета...
Подожди еще немного,
Позовет тебя дорога...





Я мысленно вижу твое лицо
Я пытаюсь тебя рисовать
Ты что-то мне тихо шепчешь во сне
Я стараюсь тебя понять
Сон уходит вместе с ночным теплом
Меня пробирает дрожь
Я открываю настежь дверь
Я жду когда ты придешь

Я ищу тебя ночью и солнечным днем
Я гляжу встречным феям в глаза
Я готов пригласить из них каждую в дом
Но никто не похож на тебя
А может ты в синих лесах живешь
В доме сплетенном из роз
Я открываю настежь дверь
Я жду когда ты придешь
В моем саду так много цветов
Я их все подарю тебе
И ты опьянеешь от запаха трав
И уснешь на моем плече
И чтобы друг друга лучше узнать
Мы выйдем с тобой под дождь
Я открываю настежь дверь
Я жду когда ты придешь





Улицы пусты, не спешат такси, туман
Ты совсем один, без надежд без сил, устал
И ласкает даль прежняя печаль, тоска
Здравствуй милый друг, как тебя зовут скажи
Ты куда идешь, что в себе несешь - не молчи
Что с тобой стряслось дверь своей души отвори
Если ты один рвешься через дни
Если все друзья предали тебя
Вот тебе моя рука

Может грусти тля опутала тебя - не хандри
Может быть беда догнала тебя - не скули
Я ведь рядом эй, позови скорей, позови
Если ты один бьешься среди льдин
Если все друзья предали тебя
Вот тебе моя рука





Шел казак на побывку домой
Шел он лесом дорогой прямой
Обломилась доска, подвела казака
Искупался в воде ледяной

Он взошел на крутой бережок
И костер над рекою разжег
Мимо девушка шла и к нему подошла
Что случилось с тобою, дружок?

Отвечал ей казак молодой
Шел я лесом дорогой прямой
Буйна речка быстра не поймал осетра
Зачерпнул я воды сапогом

Говорила дивчина ему
Не коптись ты казак на дыму
Уходить не спеши, сапоги просуши
Разведем мы костер на двоих

Шел казак на побывку домой
Шел он лесом дорогой прямой
Обломилась доска, подвела казака
Не дошел он до дому весной





Стали мы с тобой
Каменным цветком -
Сорваны прищуром друга.
Искрами отпой,
Помни Завитой, -
Волосы запутай в угол.
Не ходить у брода
Твердою стопою,
Сумерками сброда
В травах не блуждать.
Не уйти обоим, -
Был задаром продан
Брызгами в хрусталь.
Перьями летел,
Понял наперед:
Всякому любить до срока.
Веткой не удел,
Листья зря берег
Обратить ущелья в рокот.
Смуглою щекою
Спрятаться в осинах,
Зимовал тоскою
Потерять тебя.
Отрезвел сохою,
Яблоком - росинкой
В берегу закован -
Поздно отступать.
Огненной пчелой
Тронь мою ладонь,
Спрячь холмом отмету
Солнца.
Прозвенел черед
В выстрел золотой
Лечь на свежий холст узорцем.
Как дымились стрелы
Черным опереньем,
В ночь сугробы - трели
Стыли на губах.
Облако свирели
Высохло веленьем,
И усмешки зрели
Дикого купать.





К ночи успокоился упрямый, -
Смехом закружилась голова,
Обошел в пути ловушки-ямы
В реку уронить лица овал.
Пылью стынет желтая дорога,
В берег отступает долгий день,
В сопках умирает долгий грохот -
Жду опять заоблачных вестей.
И знать не знаю,
И сметь не смею
Без страха...
В травах заблудиться по колено
Кличи боевые не велят,
Пробовать настои и коренья
Не дает во тьме усмешек ряд.
Утром степью мокрой разгуляться,
Солнцу распахнуть тугую грудь,
Не услышать гибельного клаца, -
Отрезвить стрелой дурмана гуд.
Успеть успею,
Поймать поймаю
Без страха...





Гуляли вместе,
Клубили в траве,
Ремнями шкуры умывали.
Слезами мести
Забыл деловер - прибило волнами в увалень.
И блестки мимо
Звенели у виска,
Дымились искрами в разрывах.
Тонуло имя
Укосиной в искарь
И проклиналось в ливень...

Стрелы на башне смотрят бедой,
Веки закрываются рубцами.
Годы-убажень стелят бедой,
В косы заплетаются глупцами.
И звездный курень
Целуется венком
Над головой июльских листьев.
Пропетый гурень,
Скуластый у икон,
Томился берегами в издень.

Без рукавов
В день луговой
Спрятался пропеть ручей беспутень,
В медь заключен Белым ключом, -
Дурнем завернул траву в запутень.
Солнце в глаза смеется:
Просит сменить загар.
Петь голосам неймется, -
Тень возвращать в снегарь.





Руки мои несли
Смех морщин
Мятежных;
Крадень чужих обид
По плечам
Висел.
Сохли в закат узлы,
Гордых аршин
Утешил;
И невдомек копить устам сгоряча
Провезень.
Солнцем привеченный -
След прозвенит оврагом,
Ты не ходи за ним
Робкой надеждой просить.
Травами венчанный -
В ночь торопись его отплакать;
Стынет перо Низами
В сарынь росы
И замерзает алеть
Поверх губы -
Пугать безгрешных.
Наспех прочитаны
Плеском страниц
Облака.
В осень зовет Арей
Гулом копыт
Забрезжить,
Выбелить свистами
Мимо ресниц
Прогал.
Где ждут дождем меня?
Запахи смол несет Иня.

Не сберегли окрест горсти
Твои ложбины
И мокнут сгорбленные спины
Нас простить.
Быть может липкая рубаха
В гон дороже
Луковой нитки серебра
У рукава.
Ты бронзой пагод
Судишь строже
Осколок медного ребра,
Лица овал
В лугах истомы.





И в ветра пыльный рывок
Влетели горячие сны.
Возьми пригоршню тревог,
Светлей обрыва.
Последний детский упрек
Теряй в колодцах теснин
Кто плечи плетью увлек,
Пьет торопливо.
Когда зовет потолок
Увидеть небо в чистынь,
Дрожит слезою дорог
Смола полива.
А венок высыхает
В мокрый порох удач.
Помнят волны Сигая
Запах весел судач.
И туман прячет станы
Шкурой ранней овцы.
И урочицей станет
У берлоги цветынь.
А так ему и надо:
В тропах лицо,
Светится лоб до восхода.
За так шагать в Анадырь,
Помнить крыльцо,
Ждать в рукавицах окота.
Успеть принять глазами
Первых собой,
Плакать в Узарень
В травах босой.
А так ему и надо...





Июлем скользил
Меж ребер и жил,
Звенеть волосам нагадал.
Высокой травой
Молился с лихвой,
Поила из рук Ингода.
Губами трели
Пропели Лели
Без греха.
В нелегком деле -
Не сон-потели:
Румяны унес в перекат.
Далеко -
Где ни листьев, ни веток.
Далеко -
На край света.
Далеко -
Где ни листьев, ни веток.
Далеко -
Верень сведать.
До дна шестом измерен -
Ни щедрый, ни скупой.
В загул глазел разлуки мель
Ленивой губой.
До срока отлюбил
Далеких годков,
Услышал возгласы трубы, -
В рассвет был готов.
Тугой тетивой
Ни божий, ни твой -
Пустился гулять босиком в лай и вой.
Не заметил, как молвой занесло
В коромысло излом.
Пятки жгли тропы
Да в небо вели,
Но оказался хмурый лоб
Для лавра велик.
Обета рукавицы побросал в облаках
И вздумал объявиться на твоих берегах.
Если знаешь - укажи путь домой
Да слезами умой.
Дай мне напиться из горячей реки,
Успеешь отплакать урон:
Кого небеса Явенем нарекли,
Заметили в день похорон.
Не согреть при встрече камень-плечо,
Я пройти обречен.
Мимо делян,
Под крыло мотыля, -
Потеряться горячей травой.
Слышишь, помни меня,
Я свое отсмеял,
Отбезумел горячей травой.
Далеко...





Как она летела мимо всех,
А мне запала.
Обметала выгребы обугленным крылом
Зря старался высечь дровосек
Закал испарин,
Пробы головы глупы в любой бурелом.
Целил в ребро...
Прятался в заросли стеблем отмеченный
Наспех лукавил в ответ.
В миг увековечены края бесповоротно,
Отрекались с вечера дырявым рукавом
Выросла в упрямый прух скала, -
Разбилась лодка.
Не схватить язвить чуры
В окрест роковой.
Править скобой
В смуту хотелось резво.
Мудрый Хопер
В хохот утера трезвый.
Щуриться поздно,
Гонит заноза в истень.
Красить сурово
Просится слово в узде...





Был в берегах изрыт,
Гнили в труху остовы.
Плакать умел навзрыд,
Как подсмотрел у вдовых.
Курень не уберег -
Дрогнул изменой узел.
Бросился поперек
Струй, где охваты сузил.
В косу грехи заплел,
Небо зрачком царапал.
Вычеты и тепло
Взять захотел нахрапом.
Рухнул сугроб норы,
Выгоны дрогнули -
В рысь обернулся ранимый.
Криками-брызгами
Заполночь рыскали
Спрятать скуластое имя.
Прошлое - поделом
Заново верень мерю,
В сумерках наделен
Скрасть позвоночник мели.
Только вокруг печаль
Правит изломы судеб.
Сбитень молвы почат -
На перекрестках судят.
И среди всех тебя
Грезит угрюмый голос
Кто обещал в степях
Петь на ресницах орось.
Где тебя Ветер носит -
Мокрая знает осень.
Имя никто не спросит.
Светится иней-проседь
Как не с той ноги умыться огневоды встали,
И в рубахах белых разбрелись садить хлеба.
Чтобы в лихолетье на удачу сгинуть даром -
Горько!
Кто теперь расскажет как орали без огляда,
Как горели волосы вспороть шов борозды.
Как гадали лепестками, - выбьет всходы градом -
Горько!
Там, где река,
Я запрягал
Ржавый от слез лемех.
Духа труды,
С Солнцем лады
Помнит одно Время
Клином плечо,
Наперечет
Тихо немых отпой.
Горлом согрей
С миром игрень,
Всех, кто ходил с тобой,
Видели павших выше,
Звездные пашни ищут.
Смехом морозы пьют,
Выцветут мел забуд.
Прошлое поделом.




Когда луна распухнет до краев,
Молочной пеной в январе умоет,
Затупятся все бритвы мира.
Теперь - покой,
Лишь брызги по щекам.
Кто собирался уходить - остался.
Он сохранен.
Далекий морок
Увидится родным и милым:
Лечу себя закованной Агой,
Как заменила трепет очага
И озером изогнутым подковой Дарза.
Нам по пятнадцать лет,
Нас четверо, начало лета.
Беспечные на берегу резвимся.
Костер дымится, рыба на кукане
Упрямит жабры - ей не жить.
Через заросшую протоку
Дорога иногда пылится
И клубы медленно в долину опадают.
Пронизан воздух запахом любви,
Свободы, света.
Хватаем весело горстями
И в рот смеющийся бросаем -
Вот так...
В песок уткнулась лодка;
Остынут к вечеру ее бока.
Палатка мелкая пятном в кустах темнеет.
Ночь пролетает искрами
Легко и незаметно,
Лишь кончик языка немеет
Да краснеют
В блеске Солнца усталые глаза.
Все это было, было -
Осталось навсегда:
И четверо юнцов, и мокрая трава
Под утро.
О чем мы говорили - я не помню.
Развеял угли ветер,
Дожди следы размыли,
Взрослели соком стебли,
Меняли облик листья.
Негромко, без надрыва,
Теперь смотрю назад
И улыбаюсь.
Мне кажется
Узор лица такой же,
Как тогда,
Июльским утром в молодой листве.
И счастлив тот, кто может обернуться и сравнить
С невинным, с непорочным,
И мерить дальше путь,
И крепче затянуть
Узлы незримых пут
Себя с собой.





Отец работал с утра и до ночи.
Он так хотел, чтобы кроха-сыночек
Одет был модно и кушал сладко,
На чужое добро был не падкий.
Труд - основа всего.
Спасибо, папа!
Мама - учитель внесла свою лепту
В формирование интеллекта.
Не ахти какого, - я не вникал,
Но мама вдолбила -
Кое-что я узнал.
Читай больше сынок!
Спасибо, мама!
Птенец подрос, ступил на карниз,
Взмахнул крылами и бросился вниз.
Электротехнический институт
Гостеприимно кричал:
Тебя здесь ждут!
Добро пожаловать, парень.
Спасибо, Минвуз.
Я учился, но брат рок-н-ролл
Меня вкривь и вкось перемолол.
Я осмелел, стал наглее в речах,
Еще бы чуть-чуть, -
И мой корень зачах:
Ветер шумел в голове.
Но человек со стальными очами
Сказал - сколько можно
Дышать мелочами.
Пора различать, чему поклоняться,
Кому подпевать, ну а чем гнушаться.
Шире разуй глаза.
Спасибо ему!
А я был юн, продолжал улыбаться.
Я крепко верил в веселое братство
Гитар, длинных волос, цветов,
Крутых скандалов, уверенных ртов.
Я любовался собой.
Бежали дни, летели года.
И шло бы так дальше, но вот беда:
Я не могу по ночам засыпать -
Один вопрос не дает мне спать:
Что нам поют?
Я сделал шаг на Калинов мост
В руках дубина, в мыслях - авост.
Я бросил вызов стандартам эфира, -
Пусть содрогнется имя кумира.






Ты думаешь, мама,
Если сын одет,
Если трезво мыслит
И вовремя ест -
Все прекрасно, мама.
Ты считаешь сына
Идеальнее всех
И послать перевод - не грех.
Ты думаешь, мама,
Если сын не дурит
И письмо, ликуя,
Домой летит -
Все прекрасно, мама.
Улыбнетесь соседу
Гордо с отцом
И уснете спокойным сном.
Ты думаешь, мама,
Вздыхая украдкой,
Что сыну порой
Живется несладко,
Что не раз и не два
Он с бедою встречался
И, судьбой удрученный, домой возвращался.
Ты приводишь сыну
В пример отца,
Ты желаешь ребенку добра.
И в один день прекрасный
Радости слезы хлынут из глаз
Словно вешние воды.
И, стесняясь себя,
Ты обнимешь сына,
Завещая ему дорожить любимой.
Пожелаешь сыну быть счастливей всех,
Вспоминая его детский смех.
А когда в старый дом
Вдруг придет тишина
И тебе не в радость
Ее немота.
Скажешь - весточки нет,
Не случилось ли что,
Да к тому же невестка
Не пишет давно.
А спокойный отец
Скажет, глядя в окно:
Что ты, бабушка,
Все - хорошо. Все - хорошо!





Умолчали
В узоры Чары,
Стыли веки  плач ворожей.

Вдохи Зары
Замерзали
Хриплым криком вожарей.

Час рассвета,
Прошлым смугол,
Сон изведал облаком грез.

Убаюкал
Пряжей вьюги
Нравы Мары в скрип колес.

Листопадами
Родные узы были,
Сладок-горек дым
Желанных в ночь увлек.

Одевать молвой,
Невестить звездной пылью
Девку-яблоко.

Хмель безбрежный
Горе брезжил, -
Одолели в набег косматый.

Медной тенью
Крался бражник -
Тайны древней верный страж.

Торопились
Прятать осень
В шелест сосен, -
Разгул мятежный.

Где пожары обещали
Дым Отечества утешить.





Полуденной молвой
Оставил голос смуглый я.
Седой золой
Расплел тугие косы плакать.
А дым томил слезой,
Топил в обиды плечи,
В мокрые туманы спать увел.

Вейся, радость неба,
В зори ясные, -
Очи веснами умой!
Жалуй алым небыль-быль,
Гроздья рясные, -
Сны согрей зимой.

Волосы роднятся пухом,
Охом жатвенным.
В небеса теплеет
Взгляд сердитый твой.
Обещают губы ночи жаркие,
Жадные в любви испугом.
Волной рассвета сведай,
Где найдешь покой,
цветами пьяный.

Кто окликал разрыв-травой,
Собрал оврагом обниматься
в день ревнивый.
Пряный поцелуй,
Настой целебный,
дождь осенний
Помнит ягодой.





Надоест нам суета -
Мы покинем города,
И зеленые леса нас поймут.
Улыбнутся нам поляны
Родниковыми глазами,
Птицы легкими крылами унесут.
В край полуночных блужданий,
Тишины и нежных слов,
Заколдованных терзаний
И твоих счастливых слез.
Кто там под облаками
Машет гибкими руками
И в березовые дали нас зовет.
Очаруют нас снега,
И обманет шум дождя,
И ожившая душа запоет.
А когда прозрачный вечер
Нам напомнит о себе,
И серебряные плечи
Замерцают в темноте, -
Улыбнешься ты устало,
Ты не думала, не знала.
Тайной грустью провожала
Дней обман.
Под неведомые звуки
Ты протянешь звездам руки,
И печаль душевной скуки
Растворится как туман.
Ты заплачешь от восторга
И откроешь в сердце окна,
Мне шепнешь ты осторожно:
"Я проснулась!"
Смоешь пыль чужих сомнений,
Блеск придуманных веселий,
Лужи мертвых откровений -
Ты вернулась...
Надоест нам суета...






Сбрось прахом что скрывает кожу
Свяжи разорванные сны
Напяль колючую рогожу
Не бойся выглядеть смешным


http://www.music.ru:8083/Audio/r/KalinovMost/PokoritsiaVesne/rindex.html










     Не остаться с тобой до рассвета,
     Не обжечь поцелуем уста.
     Не примерить лежалую ветошь -
     Все раздать.
     Поутру диким воплем ононца
     Табуны не увлечь за собой.
     Пели светлого Ветер и Солнце
     На убой.
     Крылья белые в корень стригутся
     Налегке проводить мертвеца -
     Был на взлете подстрелен Иркутском
     В день Венца.
     И - поделом...



     Веткой писать тебе,
     Взглядом светить -
     Может, ты видишь Тибет,
     Слышишь цветы?
     А вдруг!
     Поле разбудишь буйной весной,
     Сердцу - поклон реки.
     Вечер утонешь со мной -
     Стон береги.
     Ночью напьешься дикой травы
     Волосы весело путать.
     Шепот небесный ловить
     Явится Будда.
     Утро цыганами встретим,
     Груди поженим степью;
     Выткать рассветами лето
     Головы теплить.
     Знаешь, я все это видел,
     Только с другой, с другой.
     Смят мой зареванный выдел
     Твердой рукой.








     Пусти в себя.
     Ты опять стал ребенком:
     Чистый, непорочный - светлый...
     Страшно быть ясновидцем.
     Удары сердца - гром небес над Тулой.
     Откройся мокрым глазам -
     Они заставляли петь.
     Увидел прошлое - молчи.
     Сожги за собой мосты -
     Обратной дороги нет.
     Ослепни:
     Твой поводырь - воздух.
     Пустота и ночь где-то здесь,
     Всегда рядом.
     Стоит лишь оступиться -
     Объятья сомкнутся...
     Не слушай голоса - это убийцы.
     Не бойся,
     Жди.
     Пусть тебя ранит желанный -
     Попроси, пропой, прохрипи;
     Он услышит.
     Ударит узким клинком -
     И черная кровь остынет.
     Счастливец, -
     Тебя любят.
     Не пугайся любви,
     Не гони ее прочь...
     Посмотри в зеркало:
     Сухие глаза, резкие скулы.
     Зрачки в окружении пепла -
     Готовы любой удар упредить.
     Время рыдать.
     Стань поздней осенью -
     Пусть холодеют руки,
     Пусть мерзнут.
     Виски томятся неволей...Лети!
     Солнце помнит тебя;
     Ветер поет, ищет глаза, -
     Брата обнять готов;
     Небо тропой дарит.
     Венч!










     Когда Небо срывается вдруг
     Лавиной мятежной,
     Сметая долины,
     Утесы в пыль разбивая, -
     Разуйся.
     Иди босиком по обломкам -
     Беги.
     Пусть пятки кровавят -
     Теплу испугайся.
     Кричи.
     Зови в помощь Любовь,
     Проси силы у Солнца,
     Требуй крылья у Ветра,
     Лети!
     Спасай Небо,
     Спасай!
     А я на коленях:
     Я сломлен.
     Я не знаю, не знаю, что делать;
     Не вижу.
     Запомни - не вижу, не вижу.
     Ненавижу!..
     Не слушай меня - я устал,
     Да к тому же душою болен.
     Я невольно сгорал в своих
     песнях
     Казаком или пьяным певцом.
     Паутины в сырых углах
     Обещают скорую гибель.
     Но я знаю одно:
     Когда Небо лежит под ногами,
     И крошево в лед остывает -
     От тебя все зависит:
     Быть рассвету, иль вечная ночь.



     Кто-то мудрый и вечный
     Могучей рукой
     Одел мое имя медвежьей шкурой.
     Кто-то мудрый и вечный
     Единым глотком
     Выпил детские слезы;
     Рысьи блестки зрачкам доверил.
     Удивил голоса дремучим плачем.
     Опоил русоволосых тягучим звоном.
     Сон или явь...
     Кто видел дальше?
     Кто держал стремя?
     Кто вел слепого?
     Вижу ясно сухого,
     Вижу ясно седого:
     Босиком и в рубахе до пят.
     Крепкий посох измерил глубины,
     Тонкий нос лопнул запахом неба,
     Губы пробуют горькие звезды,
     Борода утопает в траве.
     Я узнаю его,
     Если встречу.



     Когда реки мне были сестры,
     А Ветер назвался братом -
     Я жестоко изранил душу
     И в рассветах сошел с ума.
     Наконечник стрелы монгола,
     Что нашел я в весенней земле,
     Упирался мне прямо в сердце
     И царапал тугую грудь.
     Капли крови стекали на землю,
     Опускались в густую пыль
     И в березовый час заката
     Зеленели отблеском Солнца.
     Я без жалости вырвал сердце;
     Бросил красное пищей собакам,
     А обломок стрелы ордынца
     Кинул в рану, где гордое билось.
     Боль стянул суровою ниткой
     И ушел берегами рек,
     Что любовно меня призывали
     И пророчили светлой водой.
     Это было в июле, в июле;
     Солнцем дан приказ к искупленью.
     И в дымящий горячий мозг
     Острой бритвой врезались песни -
     Песни излома души,
     Песни обломка стрелы.



     На склоне дня,
     Что виделся убогим,
     Уселись боги
     не скучать всю ночь.
     Ловили звезды в смуглые ладони
     И восклицали:
     - Очь! Очь!
     А я гулял в березовой истоме
     И горевал о доме,
     Что придумал в снах.
     Как вдруг увидел их,
     Скорбящих и веселых, -
     Невольно вскрикнул:
     - Ах!
     Хотел спросить о главном -
     И не смог:
     Сковал замок
     горячие уста.
     А после долго проклинал себя,
     Что проморгал узнать:
     Где кнут,
     а где узда.



     Высыхала трава в стогах,
     Ожидала зимнего рта.
     Провода рассказали смерть ездока
     И заставили лето рыдать.
     Осень в этом году
     Начала листопад
     Загодя.
     Плакать невмоготу, -
     Поминаю тебя
     Ягодой.
     Ты казался мне тигром.
     Тигром в монашьей шкуре,
     И голос хлестко гундел;
     А тупые ржавые иглы,
     Что ресницы тешили гулом,
     Видели днями в Унде.
     Мне сказали об этом волны,
     Когда парус сильных колес
     Умчал далеко - в Балей
     Мимо пегих овсяных полей,
     Мимо бывших казачьих станиц.
     Оставались в дорожной пыли
     Вызревать острова конопли,
     Чтобы вскоре в умелых руках
     Почернеть и назваться "манчжуркой".
     Нас сидело по лавкам пять,
     Еще двое смотрели вперед.
     Между нами стояла бадья,
     И безусый черпал нутро кружкой;
     И только один не пил.
     Так неслись мы,
     И солнце светило в затылок...
     По камням, по воде, по ухабам,
     Где ходили одни лесовозы,
     Поднимались к вершине хребта,
     И ольховник лица хлестал.
     Мы вжимали головы в плечи;
     Далече
     Тропа обернулась в ручей,
     А рядом
     Люди зажгли огонь
     И варили в котле барана;
     Нас ждали.
     Задаром
     Допили бадью,
     Обустраивать стали стол.
     Кривобокая вышла луна;
     Рассекая неверный свет,
     Появился отец из разведки.
     Одно только слово: "Есть!"
     Это значит - не зря мы здесь.
     - Эй! Ай!
     Наливай! -
     Веселимся всю ночь!
     Выпивали и грызли кости.
     Торопились до слез захмелеть.
     - Золотой запас Государства!
     Это - мы! -
     Гаркнул лихо надрыв.
     Томим
     Ожиданием крика: "В отрыв!"
     Я прищурил смехом глаза.
     Но случилось иначе:
     Уложили бережно нодью
     И уселись дружно вокруг.
     Говорили: "Неплохо бы спеть."
     Запевали и обрывали
     К середине и в самом начале.
     Оказалось -
     В сумятице бед
     Слово к слову едва ли
     Так просто сложить -
     Одичали.
     И тогда
     Решили найти виноватых:
     Перемыли их вкось и вкривь,
     Приготовили далее веревку.
     А один горластой сноровкой
     Выводил: "Тащи их сюда!
     Вот на этих повесим сучьях.
     Пусть теперь медведей учат -
     Долго ждать мирового суда!"
     А я
     На паях
     С плеском ручья
     Пропел две частушки.
     Подошел кривопалый старик,
     Спросил:
     - Откуда ты, ушлый?
     Отвечал:
     - Я искра из дыма.
     Миг лечу -
     Проводи меня взглядом;
     И это сейчас и здесь.
     А завтра
     Росой замочу твои ноги,
     И высушу солнцем...
     Скрылась луна,
     Кичиги прыгнули выше.
     Разбрелись кто куда, хмельные.
     Я забрался в мешок к отцу,
     К подбородку поджал колени,
     Досчитал до ста и уснул;
     И не помню, что видел.
     А утром
     Полоской простыни
     Затянул на затылке узел
     И по мокрой траве зашагал.
     Солнце грело левое ухо.
     Миновал вековой курум,
     Где ежи низкорослой малины,
     И вокруг горелой листвянки
     Наступил на россыпи бус:
     На зелени мха - рубины.
     Троекратно вздохнул
     И лапой
     Принялся курень царапать.
     Когда солнце уперлось в макушку,
     Тяжело возвращаться в табор.
     Здесь ревниво смотрели добычу;
     Я был пока первым,
     Но недолго.
     Час спустя
     Горбовик на спине,
     Улыбался отец:
     - Мужики,
     Я намерил шаги.
     Всем известно - до ягоды падкий,
     Да еще сверлит хмель виски,
     В общем, этим распадком
     Мимо табора проскочил
     И вокруг поблудил немного.
     Заварили покрепче чай,
     Посмеялись, сверили стрелки
     И расстались опять -
     До захода.
     Я раскрасил щеки брусницей,
     Испугался - а вдруг приснится,
     Кто восточным прищуром отпел,
     Не коснется струны теперь.
     Всю ночь просидел у огня,
     Сон молитвой к другим прогонял:
     С тобой полный порядок -
     Пал полетом стрелы;
     И последней наградой
     Млечный Путь подстелил.
     Как летел без огляда,
     Не касался тропы;
     Воронье было радо
     Череп в брызги дробить...
     Ближе к утру
     Холодную руку
     Храбро бросил в сторону Севера,
     И прозрачные в воздухе пальцы
     Ненадолго украли Ковш.
     Я напился;
     Остатки
     Нитками никли за пояс.
     Так я встретил второй день осени...
     Разогрели ночной завар,
     Откатали ведро за ведром.
     У кого оставались силы -
     Побрели добивать вчерашнее.
     Я упал на колючий войлок
     И очнулся за Ингодой.
     Вот что думаю:
     В выхлопе лет
     Уже много -
     Вымыть росой лицо;
     А песней взгляды согреть,
     Чтобы таяло око -
     Хорошо!
     И еще:
     Умереть бессмертно -
     Как Цой.



     А мой язык -
     Зимняя степь в трещинах снега.
     Свистят и хлопают бичи чабанов,
     Русла в кольчугах льда.
     Рыбари ломают сучья,
     Варят в котле барана,
     Считают добычу,
     Малиновку сладкую пьют.
     Ночуют мешками в отаре,
     Добром поминают удачи,
     Жалеют детей и себя ненароком.
     Утро приходит полого
     С черных сопок в долину туманом;
     Туменами Ветра, плетью Солнца.
     О-й-е-о!
     Покоримся началу,
     Рассветом спасемся.
     Все, что было - полет между двух
     Гудящих смолой узлов.
     Нить ночей на плечах
     Висит до земли.
     А волосы зажигают,
     Когда ищут тропу в ладони горячей.
     Позади нас -
     Буйные гривы секутся дождями,
     Блестят ожерелья надежд,
     И тают всплески юных дарований.



     Встречайте всегда меня в сумерках
     Искрами диких трав,
     И запахи раззадорят.
     Забьется хомус москитом,
     Ветки пухом орлиным
     Молочные тронут кожи.
     Сольются брызгами струны
     В бурливый поток,
     А голос гортанный споет
     Повадки волчицы,
     Тревогу оленя,
     О Ветре и Солнце споет...
     Мокрый узел июльским раскатом:
     Седой дровосек
     Рядом с сосной,
     Поваленной силой нездешней.
     В полудень стремится просека,
     Светится небо,
     Виднеются смутно дали.
     Плечо лесоруба держит топор,
     Струйки пота синеют,
     А в них отражаются сопки.
     Меж ними реки целуются.



     Волосы с ветром,
     Глаза на берегу реки,
     Губы в поцелуе огненном
     Поздней весной,
     Снопы цветов и трав
     В руках девичьих.
     Белые листы и узоры бревен.
     Печально-угрюмый голос
     Зовет из сумерек лета.
     Последний грибной дождь
     Течет по щекам,
     Напоминает гон в полдень
     И молитву о Солнце.
     Костер начала осени
     Обещает быть долгим.
     Редкие удачи забираю с собой,
     Веткой орешника падаю в ручей,
     Роняю багрянец жалобный.
     А зимой
     В оттепель
     Засну, спокойный ожиданием.
     Румянец вспыхнет переносицей:
     Не встретил Хранительницу...
     Прощайте, ребята.
     Гордыне умирать в камень;
     Колокольчиком,
     Украденным под утро, дрогнуть.
     Так разбиваются надежды
     В полнолуние.
     Останемся осколками на этой Земле,
     Брызгами зальем Небо, -
     И места не хватит
     В овчине лохматой.



     Дождь вчера обернулся в снег,
     Листва хранит его слабость.
     Меняем скатерть на столе -
     Новое время года.
     Теперь береги голову, святче.
     Дам минуту молчания тем,
     Кто в России ничего не понял.
     Пусть стынут в морозы щеки -
     Наивно думать о звуке,
     Когда в лед усы замерзают
     И стекают в рубаху дыханьем.
     Оставьте воронкой память.
     Подарок в день алого
     Просили носить на груди.
     Забудьте меня, забудьте!
     Рубите в щепки ворота,
     В которые облаком вышел,
     Темнел над сухой степью
     И лопался в брызги живые.
     Быть может, кого и спас -
     Пусть далее слабеющий стебель...
     А после
     По синему небу
     Светлели рваные хлопья,
     И пар у реки курился.
     Крошились рога коров,
     Тяжелело к вечеру вымя -
     Молоко в сентябре горчило.
     Пора нам прощаться;
     Бежать друг от друга,
     Ловить в рукавицу блестки,
     Нести на плечах добычу,
     Кулак от крови вытирая.
     А кто-то следит прищуром,
     Считает людей муравейник,
     Цепляет на нитку судьбы
     В одно ожерелье тугое
     На крепкую шею века.
     Ах, как бы хотелось
     Увидеть и нас там с тобою.
     А можно ведь лечь корягой
     На рыхлое дно,
     Волны укроют навечно,
     И рыба найдет себе дом...
     -Усмешка кривая,
     Ожогом меняется кожа,
     Редеют брови в рассветах,
     Ресницы устало сохнут -
     И петь мудрецам не хочется.



     Небритый голос мой
     Летел над заснеженным полем,
     И ветер рвал его в клочья.
     Волки выли в ложбине,
     Пугали путников поздних.
     Не спаслась девчонка в стоге сена,
     Обернуться змеей не успела,
     Не скользнула на шею спасителя.
     А нам повезло больше:
     Когда подвели колеса,
     Несли на себе их.
     Краем зрачка заметили свет,
     И чабан Даурией встретил.
     Пустил к огню греть пятки,
     Бросил овчины на пол.
     Спина к спине засыпали устало.
     Утром
     В колючий мороз
     Ловили подводы.
     Вдоль дороги ходили вприсядку.
     Стрелы раскосых глаз
     Поверили в нас,
     Сплели оперенья волосы -
     К вечеру кров обнимали.
     Отец, читая следы,
     Добежал до Байкала,
     Высматривал сына.
     Долго ругал,
     Не слушал, сердитый, о крепкой дружбе.
     Как друг браво служил,
     Черный уголь грузил
     И зубами нам улыбался:
     - Ну, вы дали, паря!



     Были же строки,
     Звали в дороги.
     Тугие струи дождя
     Хлестали лицо.
     - А на том берегу теплее, -
     Думали мы
     И спешили броситься в реку -
     Успеть до утра.
     Но в месяц утрат
     Звенели весело струны;
     Косы молвой расплетались,
     И русые волосы прятали
     Блеск серых глаз.
     Кожи шнурок у бровей
     Дымился в затылке узлом;
     Плечи темнели.
     Табак мира
     Памиром
     Видел нас братьями.
     мы улыбались:
     Мирились с ошибками века,
     Обещали любить,
     Оставаться смешными надолго.
     Приходили и уходили.
     Обрывался берег в обрыв,
     И березы светлели в осень -
     Привыкать к беде не хотелось.
     Торопились птицы на юг,
     Роняли перья по сопкам,
     И они замерзали в ручьях,
     Пепел падал на чистый лист -
     Ну, теперь берегись!
     Кто еще по пояс в траве
     В рукава росу собирает
     И глотает запахи смол
     Ореховой трубкой?
     Убедились в ясности звука.
     Заносило тропинки снегом,
     Леденели края берегов,
     И алели капельки крови,
     Впекались в осколки льда.
     Не свиреть в свирель веленьем!
     Умываться цветами поздно -
     Не успели пловцы;
     Проморгали обуздать стрежень,
     И не вынесло их теченьем
     Ухватить песок драгоценный.
     Три семьи схоронили память...
     Обручились ветрами,
     В исток породнились.
     Скоро много всего будет:
     Готовьте ведра,
     Ищите корыта -
     Очередной звездопад грянет.




     Ну, вот:
     До восхода, как пить дать, не спать.
     Недолго ждать.
     Скоро в набег -
     Москву осибирить.
     Потомок каторжанина,
     Правнук казака;
     Еще двое:
     Синеет Тибет,
     Татарин аркан метит,
     И просятся слезы замерзнуть
     В берега Скандзы.
     Такая ватага -
     Москва должна пасть!
     Первый набег в Сетуни
     Окончился полным разгромом.
     Тогда повезло бледнолицым.
     Отступали в сторону Солнца
     Затуманить восход лицом.
     Зажимали раны ладонями,
     Забывали вкус поцелуя.
     Целый год искали себя
     В берегах Оби и Онона.
     Теперь дрогнем хищно кистенем
     В руке гуляки -
     И ногу на грудь безродной
     Поставим насечкой медной.
     Никому не будет пощады.
     Добычу делить в блеске костров
     До хриплого крика.
     А после
     В колодец веков презрительно бросить.
     Кого проклянут - возвысят?
     Кого оправдают - казнят?
     Забудем упрямиться струям
     И узде покоримся.
     Запах ремня навечно с нами.
     Возница мудрый и старый,
     Скуластый,
     В широкой рубахе
     Уверенно правит упряжкой.
     Спокойно взвесим пожитки
     И спину кнуту оголим.
     Бывалых совет
     Для раскоса упрямых глаз:
     Судите сны сами,
     Имейте все сразу!
     Бросьте в грозу ладони
     ложкой,
     Рот разиньте птенцом.
     Что удержали ложбины,
     И запомнил язык -
     Это ваше без страха.
     Хочешь больше -
     Прощайся с покоем и верой.



     После подвальной суеты
     С тяжелым воздухом,
     Где лепили пальцами звук,
     Ошалело пыхтели на улице
     И сутулились молча.
     Не сразу по правую руку
     Упругий месяц заметили
     И звезды вокруг.
     Пронзительно тихо было,
     Последние листья илом
     Серели в корнях.
     Через день охота начнется,
     И туго придется зайцам -
     Окровавится новая шуба.
     В этот год все не так -
     Перекосом,
     И девчонки длинные косы
     Обрезали без разговоров.
     А беженцы у моста
     Все лето смотрели из шалашей
     На Коровий остров:
     Хотели понять язык Оби
     И куда-то исчезли недавно.
     Беда окружает всех нас -
     Не уйти от слепого ожога.
     Долго будут дымиться раны...
     Очищение и опустошение
     Всегда в одной связке,
     Гореть и забывать -
     Удел великих, вечных.
     - Что остается? -
     Спросите вы пугливо, -
     Ответ знает только ребенок,
     Что в грудь материнскую впился.
     Попробуй узнать его лепет
     В твоем окруженье сердитом.
     Попробуй победы лихие
     Мизинцем младенца взвесить.
     Какая ж цена, скажите?
     А я полтора года
     Не принес в семью ни копейки.
     Никто не ругает - привыкли.
     Кормят и одевают,
     Верят в меня,
     А может, жалеют
     И крестят мне спину,
     Когда ухожу.
     Я всем им обязан до нитки,
     До березовых вздохов,
     До кружки холодной воды.
     Им одним посвящаю свой мозг,
     Голос упругий.
     Пусть услышит меня
     Наследник степи,
     Кто сейчас сладко спит
     В Забайкалье,
     Прижимая к мягкой подушке
     Подарок матери.



     Мы решили зимовать в знакомых стенах.
     Кавказская лайка
     Прячется в тень -
     Сторож надежный.
     Месяц заглядывает в окно,
     Смотрит безразлично.
     А мы
     Предлагаем друг другу дым
     Усмехаться и верить.
     Слова забываем.
     Затянули вступление крысы,
     Плечи плясали:
     - Держи!
     Проверяли силки,
     Уходили умирать в тундру.
     Резкий, сухой голос
     Провожал до устья;
     Обещал встречать во вторую Луну.
     Запоминайте лицо охотника
     В сумерках октября.
     А на том берегу Оби
     Удалая тройка гуляет;
     Не знает,
     Что праздник Игары сегодня.
     Он привез запах Солнца в кулак
     И улыбку острую в травах...
     Вести дальше лыжню,
     Смотреть сверху в овчину
     И видеть верхушку тополя
     В излучине рек
     На восходе
     От этой стоянки.



     Любовь
     Обугленным крылом ослепит.
     Отступиться легко -
     Позабыть себя и ведомых.
     Впереди - ледяная вьюга;
     За спиной - овраги отчаянья.
     Не нащупать тропу в смятение -
     Изойдешь слезами бессонными.
     Повезет - безымян спасешься.
     Старики не посмеют смеяться -
     Каждый вспомнит свое крещение;
     Только скулы упругие выдадут боль.




     А моя вольная кисть
     В икринки браслета поймана:
     Осетры,
     Горбуша,
     Звездная роса.
     Девушка в прибое людском
     Парусом скул
     Вложила в кулак подарок:
     - Он принесет тебе счастье.
     Успел ли ответить?
     Когда-нибудь соберутся
     В мокрый осенний вечер
     Владельцы девичьей тайны.
     Я знаю двоих.
     Теперь волосы их
     Сплелись в косы тугие:
     Одной блестит Ингода,
     Другой
     Молчит о могиле Воителя
     Суровый Онон.






     А в август медный
     К закату
     Слепая снежинка
     Течет по щеке
     Слезинкой.

     Озера в июнь посветлеют,
     Зардеют маки в горах,
     В обрыв приведет тропа -
     И в небо орлом сорвешься.

     Кричите нам вслед:
     - Луноликие!
     С рогами буйволиц по щекам,
     Полоской молнии в переносице;
     Рассветом Тюленя...

     Мы последние голосом верим,
     Собираем осколки в ладонь.
     На изломе, нежданные звери,
     Говорим смуглокожим: "Родной!"
     Пусть зарницы погаснуть готовы,
     Пусть пророчит тьму пепельный гул -
     Пронести славой знамя - остовы
     Гордых северных скул.



     Казалось - так просто:
     Разрушить мосты
     И прочь торопиться.
     Смотри: алеет в закат полоса -
     Это я метил путь раненой птицей.
     Волю дай слезам - и забудь,
     Не избавиться мне от пут -
     Сам узлы я вязал.
     Даром просится жар в ладонь,
     Шепчут губы: "люблю, родной! " -
     Не займется пожар...
     В этот миг
     Раскололся мир
     На тебя и меня.



     Заморозки нагрянут -
     И прорубят просеки звуки.
     Никому не избегнуть слез,
     В ночь не спрятаться от ожогов.
     Мы стрелой должны пролететь -
     След огня в небесах оставить.
     Кровью готовы платить
     За каждое слово свое.



     И все, кто его видел,
     Слушали птичий щебет,
     Купались в его взглядах,
     Сидели рядом с ним,
     Бросали сучья в огонь, теперь уходят.
     Умирают тихо.
     И я ничего не узнаю о нем.
     Никогда.
     А так хотелось,
     Мечталось.
     Договаривался о встрече на берегу реки
     И падала звезда с заката к полуночи,
     Указывала место костра.
     Но обошлось...
     Обманом увезли меня плакать,
     Забывать имена, Искать горький мозг,
     Проклинать всех святых;
     Возвращаться молвой,
     Оставаться криком на сухих губах,
     Последней любовью,
     Запахом лета...



     А последняя любовь
     Испариной земли дымится.
     Что же я не сказал тебе?
     Лесная ягода высохла на солнце,
     Через месяц замерзли деревья.
     А на том берегу правители
     Не знают о моей печали -
     Они давно разучились любить.
     Я их прощаю.
     Вернемся назад.
     Что же я успел?
     Цветы уносит теченьем,
     Венки ложатся к огню:
     Ничего не вернуть,
     Никого.
     Улыбаться в плечо не заставить.
     Не сольются одним дыханьем
     Вздохи, страхи и пересуды.
     Мимо все,
     Все мимо.
     Но забыть твое горькое имя
     Помоги мне сама -
     Ты сумеешь.
     Я пишу это в долгую осень.
     Неделю назад тебя видел
     Другую, совсем другую.
     Одиноко глядели друг в друга,
     Молчали,
     Вспоминали каждый свое.
     Поцелуй холодной щеки -
     Примирились с потерей.



     Вы думаете, мы честнее их?
     Ошибаетесь.
     Ничего не достигли:
     Удивлять нечем,
     Некуда звать.
     А все-таки мы живы,
     Несмотря ни на что.
     Возвращаться никогда не поздно
     К родным берегам
     Простуженным,
     Обескровленным...
     Неужели не уйти от рабства?
     Почему великороссы слепы?
     Наступают дни разочарований
     Пятками по стеклу.
     Ручейки крови дымятся,
     Зовут прятаться в тень -
     Не видеть лучей,
     Не слышать щебета.
     Попробуй только оступиться -
     Пощады не будет.
     Охота в зеленой траве
     К добру не приводит.
     Праздник тусклых будней
     Для тебя и меня -
     Жертв собственных сомнений.
     Зовут родные берега, зовут.
     Разливаются реки,
     Темнеют урочища,
     И светится имя.



     К нашему огоньку волны вечера вынесли
     Повелительницу степей.
     В помятой кольчуге
     Дышит тяжко,
     Еловые шишки лап каменеют во сне.
     Мы ее разбудили.
     Взглядом столетним окинула,
     Укорила неопытных,
     Доспехом укрылась от света...
     Кошки окружают нас;
     Блестят глазами,
     Лоснятся -
     Плен готовят доверчивым.
     Больше воздуха в легкие!
     Запах смолы щиплет ноздри,
     Виски замерзают.
     Вихрем вздымает плечи,
     И крики погони слабеют.
     Мы - на облаке;
     По грудь утопаем в сугробах.
     Лепет ребенка ясно-невнятный
     Чарует покоем,
     Мудростью полнит.
     А где-то внизу
     Веселятся любимцы судьбы,
     Черпают колодцы ночей
     Поклонники волчьих забав.
     Не знают, что ведаем выбор -
     Путь всадником смуглым указан...
     Ветром прибило к холмам.
     Обитатели рады,
     Приветливо машут руками.
     Звенят топоры, строятся лестницы -
     Избранники неба роднятся.
     Волосы молнией путать,
     Грозе поклониться,
     Выстудить долей рассудок,
     Ливнем умыться седым.



     Он завещал
     Услышать, увидеть, потрогать.
     Горячий сон
     Зовет умыться.
     Скуластым лицом
     Робко шагнуть в поток,
     Запомнить радость испуга.
     Кровь заразить вязью.
     Пальцами теребить четки лет -
     Заработать мозоли вечности.
     Степной лодкой,
     Раскосым взглядом
     Заметить след в густой траве.
     Оставить о себе могильный камень,
     Где береза листвой шумит...
     Росчерк упругого пера,
     Черного на конце.
     Острие закалено умельцем надежно.
     Не вернуть прожитых лет
     Овечьей подстилкой.
     Дым клубится,
     Тлеют угли -
     Типи прижались к лесу.
     Зевают сонные скво,
     Дети сопят в одеялах,
     Ничего о беде не помнят...
     Встреча ждет у костра.
     Майский обрыв
     Темнеет в утес.
     Двери настежь в пустых домах -
     Последнее воспоминание стучится виском.
     Небо уносится вдаль простыней,
     Звезды светлеют
     И просятся в ковши рук -
     Лови!
     Другого мига не будет.
     Успеть до рассвета!
     Успеть.
     А после
     Уронить макушку в реку.
     Спасайте меня,
     Будите скорей -
     Еще несколько строк
     Жаловать в лист бересты.



     Суток излет,
     Бег в гололед -
     Влет.
     Огненный рот
     Гонит вперед,
     Вехами манит.
     Через пять лет
     Выдох телег
     Спрячет в пыли трещины намет.
     Бросили одного
     В середину братнин
     После воплей надрывных, тоскливых.
     Быстро мелькнули ногой
     Лихо влачить,
     Ночью волглой беречь загривок.
     Жду звона,
     Зову - скорей!
     Вспомни меня, родная.
     Встреч вознань
     Просил олень,
     Дыры обид латая.
     Хотелось глядеть утро вместе:
     Трогать волокна дней,
     Волосок к волоску прясть осторожно.
     Дурные приносят вести
     Гонцы, не жалея коней,
     И неба лоскут
     Светлеет подложно.
     Скорей же, скорей!
     Тонкий палец дрожит у кольца,
     Холодеет,
     Не может решиться.
     На точеной скуле
     Дымится роса,
     Туманит ситцем.
     Неужели забыть легко?
     Не верю,
     Жду молнии в позднюю осень.
     Как знать...
     Бывают сполохи взглядом,
     И руки стремятся обнять
     Далекие, чужие плечи.



     Неудачи ткутся в ковер -
     По нему и шагать.
     Наши смуглые тела
     Сплетутся в один узел,
     Знакомый со стороны.
     Ведь я всегда о тебе скучаю.
     Любимые строки не вспомнить -
     Они на столе в переплете,
     Закованы в кожу.
     А сверху легко смотреть в реку,
     Провожать волны взглядом
     И не думать о завтра.
     Втрое меньше написано.
     В душе истома,
     Просятся все огоньки
     В мое окно.
     Приходите, влетайте - я жду.
     Алое в острие копья
     Скоро выцветет,
     Станет русым, с прожилками крови;
     Как разбитая скула -
     Это венец России
     На года, на века.
     Пусть смельчаки найдутся
     Сорвать,
     Водрузить над страной
     Игреневый бунч -
     Запах седла и пыли.
     Вот тогда не остановить!
     Опустеют колчаны свистом,
     Кузнецы не успеют ковать
     наконечники.



     Вот и все:
     Завтра увековечу свой голос.
     Глаза стали разные.
     Недобрые, косятся пугливо -
     Подвоха ждут.
     Упал свежий снег, -
     Надолго...
     А совсем недавно
     В блеск волчьих глаз
     Неслись по узким улицам,
     Вспоминали слова песен,
     Писали горькой щепоткой услышанное.
     Еще раньше
     По свежим замерзшим лужам
     Шагали, сутулясь;
     Правой рукой пронзали ночь.
     - Мой мозг - проточная скважина, -
     Думал я, спотыкаясь, -
     С корнями кедра,
     Точеными галькой.
     Золотые крупицы проносятся -
     Я их все пропускаю беспечно.
     А в изломе земли
     Усталый путник наклоняется,
     Долго пьет,
     Вытирает светлые капли,
     Изучает свое отражение
     И уходит...
     Пусть ему повезет
     Однажды еще напиться.



     Я в этом веке умру стариком -
     В новый шагну ребенком.
     Прежний путь впечатан в ладонь...
     Прыжок, облака, испуг высоты;
     Потом вниз - серой тенью.
     Успеть запомнить воздуха вкус
     И размах за спиной -
     Это были крылья.
     Зацепиться над обрывом;
     Короткий крик,
     И - грудью на камни.
     Перья в крови;
     Раньше - белые голубиные,
     Обернутся в орлиные с прожилками смоли.
     Не трогайте меня, не надо, -
     Справлюсь сам.
     Перед рассветом очнусь,
     Отряхнусь,
     Умоюсь в реке...
     Волосы в узел схватить,
     Рукава оборвать,
     Петь новый разбег.
     Следом костер дымится -
     Кто-то ночью огонь держал,
     Чтобы я не замерз.
     Подорожником ладил раны, -
     Возвращал меня.



     А если плеснуть в эту ночь
     Искры густых волос,
     Горсть капель
     В сухие губы.
     Почерневшим Солнца бичом
     Оставить выхлоп пыли за плечом...
     Ветра угрюмый свист
     Точит утесы.
     Рыхлый снег под ногами
     Провожает покорно зиму.
     Песчинки ручей уносит в берег.
     Скоро на новую землю
     Придут поселенцы.
     Смоленые лодки ткнутся в косу,
     Но поступь смоет волной.
     Кто же был первый?
     По пояс в воде,
     Вольная шея в брызгах,
     Ладони секут пену.
     Криком лицо мелькнуло -
     И все.
     Пропал навсегда,
     На вечные веки.
     Лихая награда...
     И только дыхание глоток
     Позади.
     Впереди - ничего.
     Страшно, страшно!
     Широко раскрыты глаза,
     Замешательства миг.
     Медленно, оглядываясь,
     Подходишь к былому становищу.
     Ноздри ловят запах дыма.
     Нашел!
     На колени к кострищу бросаешься
     Узором щеки темнеют.
     Сухой валежник задором
     Могучего выдоха ждет.
     Огонь просыпается треском -
     Решайся теперь.
     Узел волос ослаб,
     Русые пряди стекают на лоб:

     - Поджигайте,
     Чего там.



     На этой стороне просеки
     Ударил мороз,
     А трава так и не пожелтела -
     Зеленеет и ныне.
     Все тоньше листов поленница.
     Скоро отдать в надежные руки
     Придется лоскут
     Или вернуть к очагу
     Выцветень с оборванными краями.
     Но есть еще время
     Смуглым узором
     Путать полет,
     В сумраке взором
     Запах Улет
     Высвистеть в кремень.
     Тяжелее дается тропа -
     Спотыкается путник,
     И последний кропаль
     Вплету дымкой мутной
     В гриву Севера.
     В ночь отсеяли.
     Безмятежно гуляки спали
     У высоких дверей.
     А гроздья испарин
     Просились в свирель
     Наливаться и лопаться в брызги.
     Невдомек обижаться на близких;
     Полосатых,
     По-монгольски усатых,
     Отощавших к началу зимы.
     Простите меня,
     В кого грозным взглядом
     Метал пучки стрел.
     Колчан опустел,
     Виню себя, каюсь.
     Щербатым оскалом
     Увидел лицо
     И вспомнил:
     Когда высыхал деревцем,
     Оказались вы рядом;
     Спешили со всех сторон,
     Приносили целебные капли,
     Рыхлили стынь у ствола,
     Обрезали сухие ветки,
     Укрывали попоной.
     Чтобы ранней весной
     Опять набухали почки...
     Утро встречать благодарным
     И прямо смотреть в глаза.



     Оленьей упряжкой неслись,
     По черному льду скользили.
     Перехватили посылку терпкого дыма
     С берега далекой Ингоды.
     Пробиралась она на Север
     В беспутные руки,
     Но мы оказались проворнее.
     Удача в каждом вывихе.
     Грядущий день притупил обиду -
     Добыча вся впереди.
     Передохнуть перед решающим броском.
     Предрассветный сон пророчит рубеж;
     За ним - пустота,
     Дремучень.
     Высекать свежие искры струн,
     Не спугнуть глаза при встрече.
     Ладони чернеют травой,
     Костер не гаснет в ночи;
     Путников ждет привал,
     Ужин силы вернет.
     Поленница тает -
     Пора уходить.
     Куда?
     Где еще светятся реки,
     Звериные тропы темнеют,
     Звонкие птицы тревожат,
     Грубеет губа козленка;
     Скоро охотничьи срубы
     Встанут неумолимо.



     Китайским парусом запахнут
     Еще недавно был;
     Кривая усмешка, неверный загар
     Тела полнокровных знобил.
     Лукавить непросто:
     Холодом тянет с Невы;
     Овчина не греет,
     Грубеет ладонь ветеранов,
     Съедает дым легкие напрочь,
     И хочется спрятаться.
     Берлога в дремучем лесу,
     В широкой степи нора
     Ждут нас,
     Пустеют пока.
     Иней ложится на шкуры,
     Остывает очаг.
     В дни Белой Луны
     Залечатся раны.
     Морщины разгладятся,
     Глаза посветлеют,
     И смех возвратится в излучины губ.
     Простимся без слез.
     Забудем обиды.
     К середине весны встретимся
     Опять увидеть утро вместе,
     Лохматой вязью Метить каждый день;
     Провожать незваных гостей.
     Не спугнуть надежду,
     Что пугливо стучится в стекло.
     Имена отряхнуть,
     Разбудить ресницы.
     Вонзить голос простуженный
     Молнией в сумерки.



     Подаяния ждать не приходится:
     Надейся только на себя,
     На мозолистые руки
     И искристый мозг.
     Оголить локти,
     Освежить голову -
     Вперед!
     На прииски -
     Золотоносные жилы ждут.
     На охоту!
     Темнеет шкура медвежонка -
     Пощади его.
     Оставь за собой сруб
     У горелой листвянки.
     Вниз
     К полуночи
     Падают камни,
     Ручей стекает в колодец,
     Распадком прячется ягода -
     Сюда возвращаться.
     Здесь каждый увядший лист
     В майскую зелень напьется
     Усталым выдохом твоим.
     Столетний ворон гаркнет привет.
     Спокойствие,
     Седое умиротворение
     Наполнит взгляд сызнова.
     Радуйся молча.
     Улыбайся в ладонь,
     Собирай сучья,
     Грей воду -
     Сидеть до утра у костра.
     Смотреть в ясные звезды:
     Искать дыхание той,
     Что в походе виски согревала;
     Чей далекий целебный свет
     Вел увидеть узор в суровой холстине.



     Во второй день зимы
     Из богатых и толстых,
     Чистых
     Обернулись в бездомных.
     Ветер задувает в прорехи,
     Снегом заносит следы.
     Скулим и сутулимся,
     Но на судьбу не в обиде.
     Последний домашний обед
     Греет покуда.
     Жаловаться некому -
     Одинокие волки в городе,
     Ищем приткнуться нору.
     Платить за удачу приходится.
     Помятые лица,
     Щербатый оскал.
     Встречных
     Взгляд хищный пугает.
     Мимо бегут,
     Не оглядываются.
     Поздний ужин ждет стаю.
     Лакомые куски,
     Заморские напитки
     Успокоят на ночь.
     Не думай о дне грядущем.
     Жаждущий встретиться - наплачется.
     Бегущий найти - умоется.
     Умирающий слышать - вернется.
     Светлыми росами,
     Горячей слезой,
     Рысьей тропой.



     Листы нагрелись на солнце,
     И перо скользит по молоку;
     Как березовый сок
     Стекает ложбинкой в ладони,
     Роняя горькие слезы.
     В колени тепло уходит.
     Доносятся звуки,
     Целуются с голосом.
     Мокрый сплетень путает волосы,
     И сверкают глаза -
     Жарко!
     Весело и страшно.
     Холодные пальцы отсекают хвосты.
     Зима нагрянула следом.
     Еле-еле
     Ускользнули из ее цепких лап
     На Восток
     Встречать злую гостью лицом.
     Леденеют ресницы,
     Выдох клубится,
     Трещит под ногами наст.
     Сугробы ворота прячут -
     Не проскочить бы мимо.
     Тогда - поминай, как звали.
     Весной у берез отыщут
     Черные скулы -
     И все...
     Белое облако над впадиной,
     Свежий холм темнеет,
     Чаша с каплями первого дождя,
     Ветка орешника
     На месте последней стоянки.



     Выходной издыхает медленно,
     Светлеют ребра под рубахой.
     Дым ест глаза,
     Хрустят голоса.
     Рыдания в холод измерены,
     Слабеют пальцы рубаки.
     Крупа рассыпана по полу -
     Не время делить добычу.
     Ладони торопятся собрать урожай,
     Но дыры в карманах теряют его.
     Умничать поздно, -
     Леденец под язык.
     Что хочешь услышать?
     Похвалу или ругань?
     - Что угодно, себе знаю цену, -
     В потолок недовольно цедишь.
     - Ну-ну, - улыбнется бывалый,
     Шапкой богатой мелькнет -
     Где-то мы встретимся.
     Затянется узел.
     Сборище у костра
     Выцветит лица:
     Узоры смывает росой,
     Зубы блестят улыбкой;
     Поцелуи витают в воздухе,
     Трогают смуглые щеки
     И тают дымком,
     Теряются выдохом дров,
     И некому льстить...
     Давайте сполохом голос оставим
     Зрячим.



     За окном засыпает город,
     Где никто нас не ждет.
     А если и встретит,
     Прячет глаза под ладонь
     И мимо бежит.
     Не оглядывайся на него...
     Шипят черные пластины,
     Мужские руки готовят ужин.
     Хорошо получается -
     Никто не знает, как должно быть.
     Гагаринская улыбка обещает успеть
     Собрать все цветы у ног,
     Выпить росы ковш,
     Стебли кусать до рассвета.
     А после
     Долгий и нудный пост.
     Что же нас мучит?
     Новый год на носу,
     Встречать его друг без друга.
     Три солнечных дня
     Лучились украдкой, дарили тепло.
     Как же без Солнца живут?
     Рыбьи хвосты по стенам
     Не схватить,
     Ногти чешую не сорвут,
     Зубы не вопьются в мякоть.
     Высыхает в иголки лоскут -
     Ну и не надо.
     Запах свежего белья, кожа лежанки
     Ждут.
     Недолго осталось.



     Когда Луна распухнет до краев,
     Молочной пеной в январе умоет -
     Затупятся все бритвы мира.
     Теперь - покой,
     Лишь брызги по щекам.
     Кто собирался уходить - остался,
     Он сохранен.
     Далекий морок
     Увидится родным и милым:
     Лечу себя закованной Агой,
     Как заменила трепет очага и озером,
     Изогнутым подковой Дарза.
     Нам по пятнадцать лет,
     Нас четверо, начало лета.
     Беспечные, на берегу резвимся;
     Костер дымится,
     Рыба на кукане
     Упрямит жабры -
     Ей не жить.
     Через заросшую протоку
     Дорога иногда пылится,
     И клубы медленно в долину опадают.
     Пронизан воздух запахом любви,
     Свободы,
     Света.
     Хватаем весело -
     Кто больше? -
     И в рот смеющийся бросаем -
     Вот так...
     В песок уткнулась лодка,
     Остынут к вечеру ее бока;
     Палатка мелкая пятном в кустах темнеет;
     Ночь пролетает искрами
     Легко и незаметно,
     Лишь кончик языка немеет,
     Да краснеют
     В блеске Солнца усталые глаза.
     Все это было, было -
     Осталось навсегда:
     И горсть юнцов, и мокрая трава
     Под утро.
     О чем мы говорили - я не помню.
     Развеял пепел Ветер.
     Дожди следы размыли,
     Взрослели соком стебли,
     Старела степь.
     Негромко, без надрыва
     Теперь смотрю назад
     И улыбаюсь.
     Мне кажется,
     Узор лица такой же,
     Как тогда,
     Июньским утром в молодой листве.
     И счастлив тот,
     Кто может обернуться и сравниться
     С невинным, с непорочным -
     И мерить дальше путь;
     И крепче затянуть
     Узлы незримых пут
     Себя с собой.



     И теряются выплески
     В светло-зеленой воде,
     Беспомощно тонут испугом,
     И мутит со дна ил.
     Пихта засохнет в июле нарядом
     печальным,
     Иную участь не ждет,
     И мы знаем итог.
     А пока -
     На овечьих шкурах погружаемся в ночь.
     Грубые нити Узорами
     Плечи в кольчуги, схватили.
     Бородатые, усатые
     Испытываем друг друга -
     Мы не виделись полгода.
     Пять лет
     Хранили тепло
     Спорами,
     Юными ссорами;
     Ломкими взглядами укоры прощали.
     Оглянитесь -
     Мозолистые ладони
     Сжимают рукоять топора.
     Миг - и костер весело плещет.
     Тени меняют лицо,
     Прячут блеск глаз.
     А помнишь:
     Журавли в закате
     Летели нал Бердским заливом.
     Кто думал о завтра, счастливый,
     Провожая клин одинокий...
     Наступило время расплаты.
     Не спасают ни струи воды,
     Ни глоток мутного света.
     Нам остаться рядом всегда -
     Встречать грудью беду
     Дыханье в дыханье,
     И не лопнет наш круг.
     Потому что мы улыбнулись
     Друг другу раньше,
     Едва скорлупу проклюнув.





     Еще одно лето,
     Еще одну долгую зиму
     Старый кров примет меня.
     А дальше - остынут мои следы
     В развод половиц.
     Что ныне случилось?
     Вчерашний снег
     В ладони встречным стыдливо подарен.
     Брат небритый
     За больничным стеклом
     Прижимал к груди руку.
     Улыбался, счастливый,
     Не чувствуя холода мраморной крошки, -
     Я укрыл его плечи овчиной.
     Простились до завтра.
     А завтра - весна.
     Кто готов встречать ее чистым,
     Сопит безмятежно.
     Разбитый кулак обломком древка
     Торчит из-под верблюда -
     Владелец его крепко пьян.
     Спроважены гости до дому.
     Перед сном
     Скрип персика на зубах
     Напомнил распятых Оши,
     И губы окрасились алым.
     Как хорошо, что тебя не было рядом.
     Ты носишь другое лицо,
     Одежды твои легки.
     Не приходи -
     Я за тебя вижу и слышу.



     Уже шесть дней
     Я в этом городе мечусь,
     А место встречи угадать не в силах.
     Скорей всего
     Разорвана невидимая нить,
     Которая сердца соединяла.
     Бывало раньше,
     Волны ее плеска сотрясали воздух -
     Эхо хоронилось за Онон
     И серебрило гладь Оби.
     В свидетелях
     Живут и дышат торопливо
     Слепцы глухие.
     Они не виноваты.
     Еще три дня следы мои снег прятал.
     А я
     В морозный звонкий вечер
     Искал глазами Ковш.
     Пытался белыми губами
     Шептать слова.
     Я думал,
     Пальцы рук твоих,
     Что в детстве хлеба корки уносили
     Голодным птицам в штопаных карманах,
     Испариной умоются.
     И ты поймешь:
     Пришла пора зрачки вонзить
     Стрелой каленой в степи.
     Одно лишь слово,
     Клич гортанный,
     Вызов дерзкий:
     - Дарза!
     Смятение и блеск,
     Излом ума,
     В походе жажда,
     В лихолетье свет.
     Готовь сухие кисти.
     Как четки, проверяй на слух
     Древки лохматых пик,
     Распробуй краски языком горячим.
     А как Луна серпом вернется юным,
     И розовый комок зайдется криком -
     Приступай к работе.
     К началу лета
     Должен заплести узор в овчину,
     Настоем пряным окропить,
     Перед моим небесным взором
     Добычу хищно положить
     И молвить хрипло:
     - Дарза!



     Рыбацкий тельник
     Подарком послушным покоится в сумке.
     Заштопан в плечах,
     Рукой женской свернут -
     Я доволен уловом.
     Запоздалый ужин - с миру по крохе.
     Гнилые корни листьев скрученных
     Не помнят июльский нежный цвет.
     Тындынец
     Узнает себя после шкуры
     И моет заботливо глиняным клювом
     Щеки в руках.
     Смеется, поет,
     И белая чаша мельчает.
     Тертая ягода
     Радует,
     Теплом летним дарит.
     Торопится сталь увидеть исподнее,
     Вернуть в голодные рты проходимцев вкус,
     Вдохнуть в тела истому.
     Привыкать не ко времени:
     Немеет кулак,
     И пряжка ремня темнеет.
     Продержаться до завтра;
     Утром вернется вода
     Заживлять ночные ожоги.



     И понял я,
     Разбегом удрученный:
     Беречь чужие руки все же ремесло.
     Догадка грустная -
     Венец терзаний юных.
     А знаешь,
     Когда не слышат смехи,
     Когда глаза текут ручьями,
     И вой волчицы в сумерках пугает -
     Меня хоронят.
     Черед придет за всеми -
     Невелика беда.
     Ладони загрубеют свежим черенком,
     И медь печальный холм умоет.
     Мы все больны куриной слепотой:
     Не видим дальше пальца
     С потемневшим перстнем.
     Дыхание
     Печатает,
     Тиранит лист,
     Уводит заново упрямиться.
     - А кто из нас обманут? -
     Тревожит крик округи
     И в горло возвращается.
     Секут осколки губы.
     Горький вкус
     Напомнит сосны Байцетуя вповал
     И иней на плечах.
     Три Солнца нам светили,
     Когда горели щеки,
     А сучья жаркие губили рукавицы...
     Не дрогнула рука стрелка;
     Лишь конь храпел устало под седлом -
     Просил казачьей ласки
     Потемневшими боками.





     Страна поедает детей равнодушно.
     Без устали клацают челюсти,
     Кости хрустят,
     И травы шумят в головах
     Обреченных.
     Участь жертв -
     Ждать покорно черед
     Сгинуть однажды.
     Кто во мне спит - пробуждайся
     Не ведать покоя, дерзать.
     Проиграны битвы в забавы.
     Погибших героев
     Бросают в ямы сырые,
     Хоронят землей
     Без пиров
     И костров погребальных.
     - Эй, кто-нибудь!
     Тишина...
     Беглецы следы заметают,
     Верховоды торгуют верой,
     Скупают награды торговцы.
     Остатки полков боевых
     Ютятся в берлогах,
     Стареют.
     Ветераны с бедой примирились,
     В ночь готовы уйти
     Неотмщенными,
     Тихо, без песен.
     Неужели удел -
     Поминать прошлое безвозвратным?
     Одинокий,
     Торопишь весну,
     Не сдаешься -
     Надежда на всходы.
     Ребра светятся,
     Щеки бледнеют -
     Уносишься дремой косматой.
     Мелеют ночами зрачки,
     Рассветами разум темнеет.
     - Опоздал веком славы родиться, -
     Не замай, -
     Рассудит мудрец нездешний.
     - Не замай, -
     Шевелятся губы,
     И шепот пугает пришельца







     Вести -
     Одна печальней другой.
     Год Черной Луны
     Посеет смятение в души.
     Наступает черед моих звезд.
     И в предутренней дымке
     Их внезапный свет ослепит
     Глубиной и сознанием духа.
     Земля задохнется от радости!
     Рубахи шейте заранее,
     Красной ниткой строчите белое.
     Опоздать - измене подобно.
     Платки на плечах дымятся,
     Ни пылинки в местах сгиба.
     А люди?
     Услышьте лепет ребенка
     Невинный и светлый.
     Бегут в родники слезы;
     Вызревает рябина,
     Теряется ниткой бус
     Среди таежных урочищ.
     Никто из нас не вернется
     В седую от ветра пену.
     Этот путь никому не измерить -
     Будущее в изломе молнии
     Мокрой лощиной зачато.
     Лишь медью уздечка дрогнула,
     Да топот копыт вдалеке
     Поспешно трава хоронила.



     Забудем до лучших времен
     Обещаний прозреть.
     Круторогий ребенка крик
     В развод Хохломы обрек
     Запасаться крохами смеха
     Первых встречных.
     Пылятся дары племен,
     Осыпаются русла рек.
     Срывается с губ: гори! -
     Канун для тебя сберег
     Белые кольца меха
     Междуречья.
     Патриархи пробуют розги,
     Делят навскидку угодья.
     Запекается вызов грозный
     Оплеухой в поводья.
     Утро иное степь
     Ждет прищуром раскосым, -
     Кто же отважится спеть
     Вольные косы?
     Ладони, влажные в рукавах,
     Помнят печаль болезни
     Ясно-смутно.
     Скоро - цепи без сна ковать,
     Просить затеплиться рези
     Полногрудно.
     Тогда, может быть, повезет -
     Умоем лицо росой.
     И с юных снегом высот
     Рухнем хлопьями.
     Плечи тронем лозой,
     Завалим сугробами темные тропы.
     А брызги даробы
     Смахнем смуглой рукой
     В лица века, -
     Всем довольным.
     Прямо в сердце
     Нацелен осколок стрелы
     Мирным воинам.



     Полоска крови запеклась
     На верхней губе околышем -
     Боевая раскраска в завтрашний день.
     Кончик языка ловит горечь -
     Скудная добыча невода.
     Морские травы, седая пена
     Лобзают берег неприветливый.
     Обломок весла прячет песок -
     Здесь нас никто не помнит;
     И пыль унесла крылья стрекоз
     Трещины глаз умыть.
     Надежней клятвы нет
     Во имя величия.
     Мокрая грива вождей
     Хранит ее.



     Звуки вкрапляются в разговор
     Вкрадчиво, осторожно.
     Шевелится в ногах ковер,
     Невестится ночь дороже.
     Кому уходить околицей,
     Светлеть невпопад рубахой?
     Ведь были же раньше рубаки
     Именем хорохориться -
     А нам не пришлось.



     Эту весну встречать
     Ребенком невинным.
     Сколько звуков вкруг головы
     Цепляются лепетом,
     Смеются запахом пряным
     И упадают в осень поклоном.
     Неистребима тревога в глазах
     Исподлобья навскидку пронзать
     Округи картечью.
     Лукавить предтечей,
     Вертеть колесо
     Дерзостью рыси,
     Судачить лесой
     Гроздья залысин.
     Глотают обиды забереги,
     Пенятся струи.
     Доносится: "Голоса береги!
     Они покоем даруют."
     Кто это?
     Чье провиденье?
     Чей перстень темнеет?..
     К вечеру
     Ломкий мороз
     Щиплет задумчивым щеки,
     В тепло загоняет.
     Трещат вдохи в оттепель,
     Смолой оседают в мешках.
     Распускаются лихо веревки
     Запястья скручивать ловко,
     Обращаться в тропу поверх вен
     И стареть в рукаве.
     Утром белесым
     Волосы мудрых
     Шепчутся плесом.
     Что же гонит тебя?
     Пальцы хрустят,
     Сжимают до боли локоть бича
     Разбег привечать.



     Великая грешница ревниво постится.
     Ее голос лукавит дыханием
     Грозы Междуречья.
     Не солоно приняли пищу
     Осколков великих надежд.
     Расправим складки одежд,
     Швами походов меченые,
     Груди от взоров досужих
     Спрячем пока.
     Только глаза провиденьем сверкают
     Сразиться с бедой.
     Столица рада нам Солнцем,
     И в силы поверить легко.
     Чистятся весело перья -
     Ватага готова лететь,
     Ронять по Великой Равнине
     Звонкие брызги,
     Вплетать голоса
     В щебет весенних стай.
     Зажигать костры
     В плеске бродячей Зари -
     Вернуть бледнолицым радость
     Глубоких вздохов.
     Почестей громких не жди.
     Виски холодеют к вечеру,
     Ладони в ложбинах скудеют добычей.
     Утро грядущего дня
     Выхватит неба кусок,
     И - ясен итог:
     Полосы серого полога
     К закату падают хлопьями,
     Щеки встречных лучами роднятся -
     Лучшей награды не требуй.



     Сумятицей все кончается.
     Голос прячется за стеклом
     Раскосой надеждой.
     Стрелец в путь собирается;
     Наполняет колчан,
     Поправляет скрипучий ремень.
     Встреча сулит перемены -
     Надо с оглядкой довериться.
     Светлый чуб прячет гордую бровь;
     Взмах руки не измерить аршином.
     Стрела прозвенит опереньем -
     Точно в цель.
     - Отлично! - воскликнет юнец,
     Восхищенный твердой рукой,
     Бывалым прищуром.
     А в ответ -
     Дрожат от волнения пальцы,
     Испарина застит глаза.
     Выдох взметает мокрые волосы -
     Напрасно.
     - Выстрел за мной, - сдаешься;
     На шкуры садишься устало, -
     Веки на миг смыкаются.
     Сладкий привкус во рту сводит скулы.
     Улыбка оседлает губы Гостя;
     Лица ватаги дарит теплом,
     Мудростью Севера жалует.
     Ястребиный коготь
     Вонзается медленно в грудь.
     С черными каплями
     Спешит в камень простыть,
     Рассыпаться в крошки
     Руда недоверия.
     Ветер подхватит колючую пыль
     И бросит в горный ручей;
     Его струи свое дело знают.



     Скалиться полночи,
     Спасаться великодушием.
     Пытать тебя робким взглядом,
     Ловить редкий ответ,
     Светлеть межбровьем.
     Признать величие прошлого
     В безветреный вечер
     И уйти в Узарень с другим.
     Чего еще ждать
     От этой тревожной весны?
     Пепел в ладони горячей
     Успокоит.
     Бока худосочной клячи
     В пене изгоя.
     Расставаться всегда тяжело
     Темной дорогой.
     Слабеет литой шелом -
     Шесток был не строган.
     Не ткнулась тропа
     В забытую гать,
     И сгинул лопарь
     Ветку искать
     С мокрыми от слез листьями.
     А мы?
     Мечены мглистыми
     бродами,
     Даром роднились
     зародами
     В травах осенних.
     Кто ныне отсеян горстями -
     Запекся перстнями
     в сургуч.
     От гривы былой
     Серебрится ветрами высолонь.
     Щетинится пашня пырьем
     Печи сугробятся вызолом.
     Прости меня смуглой рукой -
     Открестит мне спину другая
     Кто нас с тобой отругает -
     Смирится лицо открой...
     Молитвы тягучие вслед одиноким.



     Тревога обостряет заботу;
     Надежда ведет перо
     В молоко бересты.
     Ни земли, ни неба -
     Скользить мятежно приходится
     Меж лезвий темных.
     Края изломаны рукавами,
     Порезы дымятся.
     Поздно тепло возвращать
     Робкой рукой;
     Темнеет окно за рекой -
     Тебя там не ждут.
     Ужин кончается детской обидой
     Прежде прихода гостей.
     Крылья чужих затей
     Оказались слабы -
     В перья рассыпались.
     Запах тропы
     Торопит разбег.
     Не время менять имена;
     Повод -
     Вынуть начало
     Из бронзовых ножен.
     Лодка причалит
     В каменный берег.
     Ты может быть веришь
     В зерна озимых
     И всходы прячешь тревожно
     От глаз осторожных.
     Это тайна твоя -
     За тебя я спокоен.
     Но иногда
     Дрожат мои губы,
     И пальцы хладеют;
     А брови щетинятся к бою,
     Когда не иззубрены были.



     Вчерашнее признание мое
     Заставило дрожать твой голос.
     А может, просто показалось?
     Мокрая челка липнет ко лбу -
     Я раскаиваюсь.
     Опять взмутил спокойную реку;
     Когда-нибудь отплатится сторицей
     Упрямство пылкое.



     Черный платок с колокольцами
     Прячет горло усталое за день.
     В наговорах лихих сгину корчею,
     Грозно бивень нацелится сзади.
     Виноватых молва не вспомнит;
     Праздник детский бедой обернется, -
     Пропадать ненасытной бойней,
     Разорить вековые гнезда.
     Вспомню молнией путь поленницей
     Вязью верстаный, пухом крещеный.
     Как берег тебя вольной пленницей,
     Не прощался плесть тропы лешие.
     Возвращался пить берег талый:
     Но от жарких губ одевалась льдом
     Рябь реки - мне цыганка гадала,
     Когда брали Псков золоченым ртом.
     Все силки-узлы, милый, свечены -
     До поры прищур злой схоронен;
     Уходить без сна, изувеченным,
     Уронить лицо темным склоном.
     А когда назад белым облаком
     Занесет узнать руки прежние,
     Та ладонь, что в гон была теплая,
     Не согреет вновь - тоньше лезвия
     Оказались кольца небесные, -
     В одночасье лопнули песнями.
     И блестит теперь переносицей
     По ночам искрень звездным инеем.
     Да в морозных далеких степях,
     Где мужают крыла орлиные,
     Плетью венчанный, голос носится, -
     Поминает рассветом тебя.



     Спину прикрыл Хабаровск,
     Горло трубило Даурией.
     Памятью Индии - похмельной Русью
     Кудлатим дыхание.
     Что выпадет нам в ладони?
     Кто пустит стрелу?
     Кто возвестит начало нового дня?








     Горячей ложкой прижигаю губы;
     На миг замирает дыхание.
     Сырое зеленое поле Минска
     Спровадило восвояси.
     Мы счастливы тем,
     Что живем - где пришлось.
     Ладонью хватаем запястье -
     Упругие ловим толчки;
     Сомневаемся в прожитом.
     А седой толкователь,
     Ноги сухие поджав,
     Щурится детям устало
     И сполохи сна излагает;
     Лишь дым заплетается в кольца...
     Эй, духоборцы!
     Ведать - не знали,
     Знали - не ведали!
     А кто виноват?
     Поросшие мхом белорусские крыши
     Сквозь серую пряжу дня
     Пережитым алели.
     Ступени дряхлой часовни
     Молчали временем.
     Кресты погоста
     Равнодушно внимали пророчеству воронья;
     Их гнезда висели по соснам.
     Блестело озеро вдали
     На память Белой Лужей.
     Я видел партизанский край,
     Рушник - заложник под стеклом,
     Тоской болот хмелел и плакал.
     Простит ли Белоруссия мне
     Бессилие пьяное?
     Когда секлись волосы,
     И дети туманили взоры -
     Не обернулись в пастырей волки,
     Не вывели к чистой воде обреченных.
     Кровавила ночью луна,
     Заливала округу в зарево,
     Хищно пряталась в облаках.
     Хлеб падал из окон со звоном -
     Птицы его не клевали...
     А в это время
     Закипели темные реки Севера;
     Прогнали людей с насиженных мест,
     Сгрудились на поворотах -
     А их хладнокровно расстреляли.
     Ты слышал их стон?




     Чего обещать тебе?
     И могу ли -
     Ответить не в силах, поверь.
     Заплаканное лицо юнца
     Поможет прошлое забыть;
     Но будет рассвет жесток,
     Если рядом проснешься.
     Лепить твою ладонь легко,
     Указать место встреч
     Средь раскидистых троп.
     Повезет ли нам?
     За открытым окном собирается дождь:
     Мудрее нет мудреца.
     Кто посмел отрицать
     Верховодство угрюмых туч?
     Надолго остудит горячих
     Мятежный весенний ливень.
     Оскудела кормушка складчин,
     Торопливо криками, влили
     Огненную воду в нутро -
     Всех ждет наутро надлом.
     Сухие губы в трещинах
     Попросят избавления
     Иль нового искуса.
     Кора с боков надрезана,
     Лохматится велением -
     Доверить в лапы гужа
     Скуластые усмехи.
     А быть к тебе добрее -
     Ребенком скинуть латы.
     Но Ветер в дрожь обреет
     Щетину утраты.
     Не будет мне прощения,
     В набеге степняку.
     Костры дымятся низко,
     И вторит голос ивняку.
     Арканы греют салом,
     Ремни скрипят упруго, -
     Рождается Узарень,
     Ослаблена подпруга.
     Но на подъем легки
     Тумены кривоногие.
     Лишь клич гортанный вспорет
     Седую гладь реки, -
     Готовы мне помочь
     Избавиться от боли:
     Лечить сквозные раны
     Недавнего похода.




     Таджики мудростью веков
     Приблизили лето;
     Апельсины во рту таяли,
     Стекал в подбородок сок,
     Мягкий дым туманил зрачки.
     Хорошо было!
     Тибетские колокольцы,
     Подарок невского друга,
     Звенели спокойствием на левой руке.
     Горцы
     Обидой Валерика,
     Падением Шамиля
     Тиранили.
     Рвали яростно струны,
     Дико выли,
     Поминали погибших.
     Мы молчали;
     Пот горький точил позвоночник.
     Не забудется сладость свободы.
     Осколки кувшинов в холодных ручьях
     Дочерей быстроглазых помнят.
     Звериные тропы,
     Ущелий оскалы
     Мятежные греют сердца...
     Сохли кручи на солнце,
     Дымились снежные шапки,
     Горы плакали вечностью...
     Не простят великороссам петли:
     Кинжал наточен загодя -
     Удар настигнет в ночи.
     Победы предков,
     Усы, обожженные порохом,
     Нашивки ранений
     В нашей крови навсегда -
     Нам ответ перед Небом держать.



     Посмотри мне в глаза -
     Там гаснет костер.
     До боли знакомый запах
     Домой возвращает.
     На ладонях твоих не гадать мне.
     А помнишь, я обещал не уходить;
     Я обманул и тебя, и себя.







     А поутру
     Вчерашний день
     Мелеет снами смутно.
     Его упреком не обнять -
     Он небесами угнан.
     Трухой смеется щурень пня,
     Дрожит слеза монет;
     Вот-вот сорвется с тонкой нитки.
     Ожерелье чужих имен
     Спешит украсть твою гордую шею.
     Ремни дорогие
     Готовы стреножить норов.
     Порой кажется - выбора нет.
     Пришел черед покориться узде,
     Мокрой лозе плечи подставить.
     Одно успокаивает:
     Мы вечностью хранимы,
     Суду неподвластны.
     Речной жемчуг
     В ладони мозолистой
     Гранями светит в зрачках.
     - Останься, - мне шепчешь,
     Игриво хмуришься, -
     Сожрет урожай саранча,
     До весны не дотянем;
     А гибкому стану
     Персидской парчой пора укрываться.
     Простят ли нам лица,
     Покорные верностью, смену одежд?
     Роса серебрится в глазах,
     Грозит угольком в глубине.
     Тальник высыхает на солнце,
     Чернеют скулы загаром;
     В июне степь молодеет.
     Читаешь приказ на щеках старика.
     Ребенка голые пятки
     Без устали смехом сверкают.



     Это случилось:
     В низких медных облаках
     Не видно Солнца. Ворот распахнут,
     Шея сверкает свободой.
     Росчерком скорым весть ранит:
     Весла изломаны в щепки,
     Лодки сгорели дотла.
     Горький дым обрек умирать
     На отравленных берегах.
     Даже если дождемся морозов,
     Хрупкий лед нашу поступь не выдержит.
     Пора из темных углов
     Собирать лежалые перья.
     Поднимет ли небо крыло вороное?
     А может,
     За спины широкие спрятаться?
     Переждать лихолетье,
     Примириться с потерей,
     Обиды глотать
     И хрусткий кулак ослабить.
     Где тропа, где? -
     Потерялась в ладони твоей;
     Помоги отыскать ее заново.
     Время - в колени броситься,
     Руки воздеть в дыхание -
     Может, прояснится...
     Один лишь взгляд твой
     Вернет чутье,
     Расправит плечи;
     Глаза заблестят добычей.
     Так где же ты, где?
     Тишина ответом грубеет.
     После ночных дождей
     Листья в три дня распустились -
     Лето спешит непокорных застать врасполох
     - Ну ладно, -скрипят осколками зубы, -
     Тебе при дворе оставаться,
     А мне возвращаться обратно;
     Пополнить запасы стрел,
     А там - видно будет.



     Не смею глаз поднять проводить тебя.
     Бронза китайских зеркал
     Молчит пылью;
     И нет слов на свете
     Объяснить затмение.
     Расползаются медленно швы,
     Темнеет нутро;
     Таятся загадки омутом.
     Поцелуи ожогами запеклись,
     Проклятьями.
     Путь к спасению похоронен
     Серой плитой.
     Истязать себя пером:
     Спасаться от сумасшествия
     Или любоваться втайне?
     Замолить грехи на ночь глядя
     Или распять грешника в снах?
     - Успокойся, - шепчут стены, -
     Зерна недавно посеяны -
     Ты всходы не видел.
     Цветками распустятся, срок дай,
     Мучения - смуты твои.
     Дым горчит;
     И холодный глоток Индии,
     Как прожитый день,
     Дарит усталость в глаза.
     Где учитель седой?
     Не торопится он навестить и наставить.
     Все беды мои - обиды других;
     Кто в это поверит?
     Ладони в трещинах излечат,
     Но надолго ли?
     Знаешь,
     Когда ты вернешься,
     Забери меня с собой послушным ребенком.
     Пить голос цветущий,
     Вдыхать шепот пряный -
     Уже не придется.
     Другим повезет, не мне.



     В лохмотья пропеты губы,
     Мелеют глаза в переносье,
     И видится звездная купа
     Чуть ближе.
     Запутан в тугие тропы,
     Колчаны пустые приносит,
     Голос лихой не торопит
     Под крышу.
     Когда же наступит завтра?
     Смыкаются веки устало,
     Полог усмехом задран
     Без боли.
     Рассыпаны даром перья,
     Ветрами крыла ветшали;
     К ночи страданья отпели
     Собором.
     Так будем смелей и злей.
     Разорваны путы -
     Свободна отныне грудь.
     Царапают пальцы кору -
     Настал час поверить
     в тебя и меня.
     Домашние звери
     Косятся в сырую степь -
     Рыком Волю воспеть,
     Умы изменять.
     Зрачки наливаются кровью,
     А раньше были коровьи;
     Подумать никто не смел
     в безумный замер.
     Спасемся!
     Спасемся сейчас и здесь.
     Рванемся в пыльной узде
     Высекать небесам рассветы.
     Спасемся...
     Ручей говорливый надежно утаен.
     Из-под ладони ненастьем темнеет взгляд.
     Ты был бы рад
     Согреть наудачу плечо.
     Но пора уходить
     в жерло годин.
     Знаешь - я обречен.
     А ты?



     Гроза по глазам.
     За стеклом рассыпался дождь;
     Май дышит полной грудью.
     Через неделю - домой.
     Вернешься усталостью окрыленный.
     Нежно-зеленая степь примет матерью;
     Готовься ответ держать.
     В июнь обмелеют реки,
     Обуглятся сосны смолой.
     Ресницы сохнут на ветру,
     Неровно выгорают волосы,
     Оврагом кони ищут тень.
     Смеются без умолку дети,
     Темнеет озером спина,
     Грубеют щеки.
     Зовет костер в ночи, зовет -
     И песня пеленает берег.
     Листья прошлого лета дымятся;
     Слезятся глаза,
     Овчины усыпаны пеплом.
     Ты у самой воды.
     Всхлипываешь украдкой -
     Наконец-то дождался.
     Эхо хоронит в тайге сполохи сна.
     Опять просить орла поделиться крылами,
     Просить его Небо.
     А между землей и горлом -
     Полет молнии белой:
     Раскатистый гром в сумерках летних.
     Неясный шепот пьянит,
     Мерцают тела в горячих объятьях.
     Утонуть в бездонных зрачках;
     Звать ладони твои на смуглые плечи;
     Утонуть и забыть обо всем.



     Дойти до Последнего Моря;
     Бросить стрелы в пучины,
     Осклабиться.
     Лошадей искупать,
     Пеной соленой умыться.
     Черные ленты
     В косах пленниц пугливых горюют.
     Не поднять глаза - они выплаканы.
     Сгорели родные места,
     Изломаны руки в пощаде;
     Потеряна святость,
     Поругана честь;
     Кровавит закат неволю.
     Такими их увидал,
     Пыльный шлем опуская на гриву.
     О чем думал я, удачей счастливый?
     Воитель усталый
     Мечтает о доме, только о нем.
     Горькая песня рвет сердце,
     Казнит безутешных.
     Ее не прогнать,
     Не унять.
     Последней она умирает
     На пыльных губах.
     Ночью
     Слепая тоска сводит с ума.
     Поутру
     Свист бича
     Разбудит стоны босых.
     Дыханье тяжкое поднимет веки,
     Распухнет жаждой язык.
     Отныне удел -
     Прощаться навеки с собой...
     Ремни на запястьях
     Перетрутся в жарких снах.
     Ты можешь вернуться,
     Можешь судьбы избежать.
     Рискни!
     Иль - бесславный конец.



     К исходу весны,
     В начале лета
     Упал Узарень обманутым
     Майскими грозами...
     А может, затаить дыхание
     На шее твоей,
     Не тронутой солнцем июньским.
     Целоваться украдкой
     В пух тополиный
     И забыть навсегда
     Холодную реку.
     Каждый день о тебе думаю,
     Голос порывистый слышать хочу.
     Но все напрасно -
     Больше не видеть тебя наяву.



     Как мы цветы июня
     Променяли в дерзкую накипь.
     Проходимцы, последние русичи;
     Затянуты в косы волосы -
     Скоро солнцем июньским выгорят
     У юнцов сероглазых.
     Серебрятся виски наградой,
     И светятся лбы в сумраке.
     У породистых рек оденется степь
     Рунами свежими.
     А голос опять позовет,
     Уведет без огляда -
     При встрече родниться глазами
     И помнить украдом.



     В этом городе,
     Что водой захлебнется,
     Черствеет душа.
     И грязный малыш под землей
     Не вымолит милостыню.
     Какие сны он видит?
     Соленые орехи горчат домом,
     Где ждут - не дождутся;
     Скучаю безбрежно.
     Детская рука гладит котят;
     Прячется взгляд охотника нежности.
     Молоком материнским умыться,
     На плечи отца опереться.
     Разводы грозят на стенах,
     Мокрые рукава поминают беду.
     А последний дворянин Руси
     Обещает голос мой
     Обернуть листвой,
     Огранить каплями дождя,
     Заплести в венки девичьи.
     Близнецы за океаном покорятся.
     Льды Аляски расплавятся
     могучим дыханием.




     Когти горячие зря ковал:
     Мне не достанется - только Вам;
     Вдохом
     последние мая
     дни
     Обнимая.
     Взгляды закованы в кандалы
     Жажду невольника утолить;
     Плачем
     лохматые стоны
     жечь
     Честью Дона.



     И стало мне спокойно и легко,
     Когда огонь печи избавил думы.
     Прости меня -
     Порой недостает усилий
     Расправить складки светлых начинаний,
     Поверь,
     Так тяжело ковать броню
     Надежд крылатых.
     Дрожит клинок в руке
     И гнется перед прошлым -
     Закала ждет...
     А может, зря я ворошу
     Унылой кочергой
     Холодный пепел давнего?
     Ищу в углах сырых
     Остатки ветоши
     И щеки сажей прячу.
     Пора покончить разом
     С бессонными оглядками.
     Упругий разум
     Напомнит о былом -
     Ему я верю беспредельно...
     Благая весть
     Нашла дорогу к сердцу,
     Согрела грудь.
     Из материнских уст она слетела -
     Примета добрая!
     Тревожит, как себя вести, -
     Упрямством не поранить кровных.
     Когда дыхания сольются?
     Когда спокойствие наполнит
     Каждый взгляд?
     Услышьте возглас унесенного в ночи.




     Осень духа моего!
     Помоги мне удержаться
     Посреди потока волн.
     На зиму найти берлогу,
     Погрузиться тихо в спячку.
     И проснуться заново
     В первый день Луны
     Младенцем чистым,
     Без изъянов -
     Злаком жизни на груди
     Земли усталой.



     Испытанья впереди.
     Закалить тела в усталость,
     Унести тепло в ледник
     И испить надежду Тарой.
     Чтобы добрые дрова
     Согревали дом далекий,
     А молочная трава
     Стерегла у сердца клекот.
     Небеса хранят покой,
     Оживают тропы рядом.
     А серебряной Окой
     Осетры гуляют Ладу.
     Бережемся - с нами Бог!
     Он страдал за всех, поверьте...
     И немеет хрупкий бок
     Сохранить бояр и смердов.



     Чего бы проще - успокоить близких.
     Виски глотают кровь упруго,
     Июль полощет смуглыми дождями -
     Гнедое бегство впереди.
     Блестят в слепой ночи огрызки,
     Нахрапом стены помнят ругань -
     Эй! Не прогляди...
     А зеркала туманят,
     Сбирают прошлое в нутро,
     Безбрежно заклинают.
     Не понимаю -
     Как норов не лопнет в брызги
     Смехом падших.
     Открыты горсти снежной манне.
     Сурово серебрится кедр...
     Поклоны маю
     Вдохновенной рысью -
     Узором Аджи.



     Учиться ждать,
     Страдать рассудком.
     Сулят скобой, лукавят смутно -
     Жди беды.
     Спасает возглас: дудки!
     Вкус лебеды,
     Росы ушат.
     Моя река, твоя сестра -
     Невесты вечные.
     Означит возраст девственный живот.
     Проглотит камень горечь: эх...
     Сомкнется коромысло вех.
     И ничего не надо боле -
     Вот.



     Тайны зеркала таят в осенний звон,
     В медных берегах не видно брода.
     Тонут одинокие пловцы -
     Имен никто не помнит.
     И ни вдоль, ни поперек
     Срок уносить безымянных.
     Обрученный навсегда с тобой жених
     Поздней клятвой обернется
     В сны.
     Память лопнет на исходе -
     Ткань живая
     Рек, утесов, облаков.
     Я останусь за плечом
     Пропеть тебя
     Печалью гибких ив.
     Ив, истекающих соком.



     Автор искренне благодарит
     Витенберга Е., Ревякину С.А.,
     Ревякину О., Сурову О.
     за помощь и поддержку.



     Дмитрий Ревякин
     Гнев Совы

     Подготовлено: Виталий С.Паршенков, vitt@land.ru


Популярность: 26, Last-modified: Tue, 08 Jun 2004 04:29:23 GMT