(ум.14.11.2007)



Сырая тяжесть сапога,              D  C7  F
Роса на карабине.                  E7 A7
Кругом тайга, одна тайга,          Dm Gm
И мы -- посередине.                E7 A7 Dm

Письма не жди, письма не жди,
Дороги опустели.
Идут дожди, одни дожди
Четвертую неделю.

И десять лет, и двадцать лет,
И нет конца и края.
Олений след, медвежий след
Вдоль берега петляет.

Сырая тяжесть сапога,
Роса на карабине.
Кругом тайга, одна тайга,
И мы посередине.

1961


3/4
        Am
И ни о чeм, и ни о чeм
          E7
наш разговор, наш разговор
                         Am
для нас с тобой одних заметный.
   A7               Dm
Чудесный вяжем мы узор
            Am      E7     Am
из лeгких снов простых и светлых.

Ты даришь мне, ты даришь мне
толпу берeз, толпу берeз.
Ты - как волшебник без обмана.
И радуги прозрачный мост
мне вынимаешь из кармана.

А серебри-, а серебри-
стая река, вокруг река
ложится плавною мольбою.
Вплетаешь в струны облака
и ... рукою.

Твоe тепло, твоe тепло,
твоe плечо, твоe плечо
и милых песен грусть и нежность,
и разговор наш ни о чeм      │
и расставанья неизбежность.  │2 р.


3/4
     Am          Dm
Скрипит посeлок Дачный
   E          Am
обшивкой корабельной.
    Am             Dm
На соснах, как на мачтах,
   G         C
огни святого Эльма.
   E                Am
И, если хочешь, к звeздам
     E        Am  A7
нам будет по пути.
   Dm          Am
Теперь ещe не поздно     │
    E          Am A7(Am) │
на палубу взойти.        │2 р.

Мой скарб к земле привязан,
мои в чернилах пальцы,
но ты узнаешь сразу
межзвeздного скитальца.
К чему скитаться розно?
Обнимемся в пути.
Теперь ещe не поздно     │
на палубу взойти.        │2 р.

Ну ладно. Ну не плачьте,
ведь нам нельзя отдельно.
На соснах, как на мачтах,
огни святого Эльма.
Сотрeм друг-другу слeзы
незримые почти.
Теперь ещe не поздно     │
на палубу взойти.        │2 р.




3/4
   Am
Летели гуси за Усть-Омчуг
        Dm   E    Am    A7
на индигирские луга.
         Dm   Am
И все  отчетливей и звонче
   Dm6  E         Am    A7
дышала сонная тайга.          2 р.

А гуси плыли синим миром,
скрываясь в небе за горой.
И улыбались конвоиры,
дымя зеленою махрой.

Качалась на воде коряга.
Светило солнце с высоты.
У белых скал Бутугычага
цвели полярные цветы.

И захотелось стать крылатым
лететь сквозь солнце и дожди
и билось сердце под бушлатом,
где черный номер на груди.

Летели гуси за Усть-Омчуг
на индигирские луга.
И все отчетливей и звонче
дышала сонная тайга.


6/8

Dm Am H7 E7 Am

  Am      H7   E7     Am
Вне гармонических звучаний
 Dm6      Am    H7    E7
жесток и жeсток этот мир.
A7         Dm          Am
Из жести кружка, миска, чайник,
Dm     Am   H7 E7 Am
... собака-конвоир.

Dm Am H7 E7 Am

Стук металлической посуды
и грохот кованых дверей.
Двадцатый век - палач, паскуда,
по горло в музыке твоей.

Кровь на губах - твои ноктюрны
для жести водосточных труб.
Трубят по пересыльным тюрьмам
на жести спят и в жести ...

И снова двор тюрьмы, машина,
конвой, шипящий жeсткий свет.
Где та железная пружина
что в жизни держит этот бред?

Да наяву ли это с нами?
Откуда слышится хорал?
Кто там кровавыми губами
тюремный снег поцеловал?

Кого уводят чьи обьятья?
Глаза слезятся на ветру,
на металлическом распятье
Христос приварен ко кресту.


3/4
Натан Злотников(?)

Am   E7              Am
Это лучшие, лучшие дни
      G               C
ты устала от их мельтешенья.
          A7             Dm
Что ж, скажу я тебе в утешенье:    │
           Am        E7   Am       │
знай, как поезд промчатся они.     │2 р.

И растают последние дни
огоньком концевого вагона,
ты напрасно вздохнeшь облегчeнно - │
вот мол жить в тишине, возле книг. │2 р.

Только гул потрясeнной земли
только ветер на виадуке
только горечь недальней разлуки    │
только ...                         │2 р.

Это лучшие, лучшие дни
ты устала от их мельтешенья.
Что ж, скажу я тебе в утешенье:    │
знай, как поезд промчатся они.     │2 р.


Игорь Жданов
4/4

   Am                   E
Заварен "круто" дымный чай,
     A7                 Dm
взлетают искры светлым роем.
                   Am F
Моя родная, не скучай,           │
     Dm6            E7   Am A7() │
свистит в костре сырая хвоя.     │2 р.

Ты там не знаешь ничего,
винишь наверное в измене,
а здесь тропою кочевой           │
усталые бредут олени.            │2 р.

Здесь сопки в воздухе висят
по пояс скрытые в тумане.
Из женщин вeрст на пятьдесят,    │
лишь ты на карточке в кармане.   │2 р.

И эта ночь и дымный чай
и кедр с обугленной корою.
Моя родная, не скучай,           │
свистит в костре сырая хвоя.     │2 р.


Кушнер
6/8

 C           Dm   G7   C
На античной вазе выступает
 E                     F G7
человечков дивный хоровод.
 C7  F      G7         A7
Непонятно кто кому внимает,
Dm          F     G7   C
непонятно кто за кем идeт.

Глубока старинная насечка -
каждый пляшет и чему-то рад.
Отыщу средь них я человечка  │
с головой повeрнутой назад.  │2 р.

Он высоко ноги поднимает
и вперeд стремительно летит,
он как будто что-то вспоминает -
не назад а в прошлое глядит.

Старый мастер резчик по металлу
жизнь мою в рисунок разверни,
буду я кружиться до отвалу
и плясать не хуже чем они.

И в чужие вслушиваться речи
и под бубен прыгать невпопад.
Как печален этот человечек   │
с головой повeрнутой назад.  │2 р.




{D7}{Gm}{B}{Dm}{Gm}{A7}

{Dm}Размытый путь и вдоль - крив{A}ые топол{Dm}я.
Я слушал неба звук - был{C7}а пора отл{F}ета.
И вот я вст{D7}ал и тихо вышел за вор{Gm}ота,
Туда, где пр{Dm}остирались ж{A7}елтые пол{Dm}я.

И вдаль пошел... А издали тоскливо пел
Гудок совсем чужой земли, гудок разлуки.
Но, глядя вдаль и в эти вслушиваясь звуки,
Я ни о чем еще тогда не сожалел...

Была суровой пристань в этот поздний час.
В промозглой мгле, искрясь, горели папиросы,
И тяжко трап стонал, и хмурые матросы
Из тьмы устало поторапливали нас.

И вдруг такой тоской повеяло с полей!
Тоской любви, тоской былых свиданий кратких...
Я уплывал все дальше, дальше - без оглядки
На мглистый берег глупой юности своей.

Размытый путь и вдоль - кривые тополя.
Я слышал неба звук - была пора отлета.
И вот я встал и тихо вышел за ворота,
Туда, где простирались желтые поля.



{Am}И ни о чем, и ни о чем
Наш разгов{E7}ор, наш разговор.
Для нас с тобой одних зам{Am}етный,
Чуд{A7}есный вяжем мы уз{Dm}ор
Из легких сл{Am}ов - прост{E7}ых и св{Am}етлых.

Ты даришь мне, ты даришь мне
Толпу берез, толпу берез,
И, как волшебник, без обмана
Ты радуги прозрачный мост
Мне вынимаешь из кармана.

А серебри... а серебристая река -
Вокруг река -
Ложится плавною канвою.
Вплетаешь в струны облака
И волны ласковой рукою.

Твое тепло, твое тепло,
Твое плечо, твое плечо,
И милых песен грусть и нежность,
И разговор наш ни о чем,
И расставанья неизбежность.



     Am          Dm
Скрипит поселок дачный
   E7         Am
Обшивкой корабельной,
                      Dm
На соснах, как на мачтах,
   G         C
Огни Святого Эльма.
  E7              Am
И если хочешь к звездам -
     E7         Am A7
Нам будет по пути.
   Dm        Am
Тебе еще не поздно
    E7         Am
На палубу взойти.

Мой скарб к земле привязан,
Мои в чернилах пальцы,
Но ты узнаешь сразу
Межзвездного скитальца.
К чему скитаться розно? -
Обнимемся в пути!
Тебе еще не поздно
На палубу взойти.

Ну, ладно, ну не плачь ты, -
Ведь нам нельзя отдельно.
На соснах, как на мачтах,
Огни Святого Эльма.
Сотрем друг другу слезы,
Незримые почти...
Тебе еще не поздно
На палубу взойти.



Сыр{D}ая т{C7}яжесть сапог{F}а,
Рос{E7}а на караб{A7}ине.
Круг{Dm}ом тайга, одн{Gm}а тайга,
{E7}И м{A7}ы - посеред{Dm}ине.

Письма не жди, письма не жди,
Дороги опустели.
Идут дожди, одни дожди
Четвертую неделю.

И десять лет, и двадцать лет,
И нет конца и края.
Олений след, медвежий след
Вдоль берега петляет.

Сырая тяжесть сапога,
Роса на карабине.
Кругом тайга, одна тайга,
И мы посередине.




6/8

Dm Am H7 E7 Am

  Am      H7   E7     Am
Вне гармонических звучаний
 Dm6      Am    H7    E7
Жесток и жесток этот мир.
A7         Dm          Am
Из жести кружка, миска, чайник,
Dm     Am   H7 E7 Am
... собака-конвоир.

Dm Am H7 E7 Am

Стук металлической посуды
И грохот кованых дверей.
Двадцатый век - палач, паскуда,
По горло в музыке твоей.

Кровь на губах - твои ноктюрны
Для жести водосточных труб.
Трубят по пересыльным тюрьмам
На жести спят и в жести ...

И снова двор тюрьмы, машина,
Конвой, шипящий жесткий свет.
Где та железная пружина
Что в жизни держит этот бред?

Да наяву ли это с нами?
Откуда слышится хорал?
Кто там кровавыми губами
Тюремный снег поцеловал?

Кого уводят чьи обьятья?
Глаза слезятся на ветру,
На металлическом распятье
Христос приварен ко кресту.



3/4

Am   E7              Am
Это лучшие, лучшие дни
      G               C
Ты устала от их мельтешенья.
          A7             Dm
Что ж, скажу я тебе в утешенье:
           Am        E7   Am
Знай, как поезд промчатся они.

И растают последние дни
Огоньком концевого вагона,
Ты напрасно вздохнешь облегченно -
Вот мол жить в тишине, возле книг.

Только гул потрясенной земли
Только ветер на виадуке
Только горечь недальней разлуки
Только ...

Это лучшие, лучшие дни
ты устала от их мельтешенья.
Что ж, скажу я тебе в утешенье:
знай, как поезд промчатся они.



Зав{Dm}арен круто дымный ч{A7}ай,
Взлет{Dm}ают {D7}искры светлым р{Gm}оем.
{Gm6}- Мо{Gm}я родн{Gm6}ая, не скуч{Dm}ай! - {B}
Свист{A7}ит в костре сырая хв{Dm}оя. {D7}

Ты там не знаешь ничего,
Винишь, наверное, в измене.
А здесь тропою кочевой
Усталые бредут олени.

Здесь сопки в воздухе висят,
По пояс скрытые в тумане.
Из женщин - верст на пятьдесят -
Лишь ты на карточке в кармане.

И эта ночь, и дымный чай,
И кедр с обугленной корою...
- Моя родная, не скучай! -
Свистит в костре сырая хвоя.



6/8

 C           Dm   G7   C
На античной вазе выступает
 E                     F G7
Человечков дивный хоровод.
 C7  F      G7         A7
Непонятно кто кому внимает,
Dm          F     G7   C
Непонятно кто за кем идет.

Глубока старинная насечка -
Каждый пляшет и чему-то рад.
Отыщу средь них я человечка
С головой повернутой назад.

Он высоко ноги поднимает
И вперед стремительно летит,
Он как будто что-то вспоминает -
Не назад, а в прошлое глядит.

Старый мастер резчик по металлу
Жизнь мою в рисунок разверни,
Буду я кружиться до отвалу
И плясать не хуже чем они.

И в чужие вслушиваться речи
И под бубен прыгать невпопад.
Как печален этот человечек
С головой повернутой назад.



Стол{G}яр гулял в густом лесу
Сред{Am}и больших ствол{D7}ов,
И, {G}улыбнув{H7}шись, {Em}он сказал: {C}
- Как мн{G}ого т{D7}ут ствол{G}ов! {D7}

Охотник зайцев настрелял
Пять штук за шесть минут,
И, улыбнувшись, он сказал:
- Как много зайцев тут!

Шел утром добрый человек.
Стряхнув с ветвей росу,
Он улыбнулся и сказал:
- Как хорошо в лесу!



Сто{Em}ю, стою, рон{Am}яя руки,
В глуш{H7}и лесной, в глуш{Em}и лесной,
А тр{Am}и сосны, как тр{Em}и разлуки,
Пер{H7}едо мной, передо мн{Em}ой.
А тр{Am}и сосны, как тр{Em}и разлуки,
П{F#7}ер{H7}едо мн{Em}ой. {H7}

Проходит лось тропой лесною,
Шумят дубы, шумят дубы.
А три сосну передо мною -
Как три судьбы, как три судьбы.
А три сосну передо мною -
Как три судьбы.

И сердце рвется на три части,
Щемит в груди, щемит в груди:
Три счастья или три несчастья
Там впереди, там впереди?
Три счастья или три несчастья
Там впереди?

И кажется, весенним ветром
Оживлены, оживлены, -
Горят три солнца в небе светлом
И три луны, и три луны...
Горят три солнца в небе светлом
И три луны.

Стою, стою, роняя руки,
В глуши лесной, в глуши лесной,
А три сосны, как три разлуки,
Передо мной, передо мной.
А три сосны, как три разлуки,
Передо мной.



                Стихи Юрия Кузнецова
                Музыка Александра Дулова

Приводите девок и туманы
Разливайте тонкие стаканы.

Да настройте ваши балалайки,
Но три знака ждите от хозяйки:

Зашипит змеею подколодной,
Заметет поземкой непогодной -

Заливайте скатерть дорогую,
Заводите песню удалую;

А дверями хлопнет - так не ждите,
Так хватайте девок и пляшите.

Сам ударю в ваши балалайки,
Чтобы звон донесся до хозяйки.

Пусть она шумит под облаками
И на звезды топает ногами.

Популярность: 23, Last-modified: Thu, 15 Nov 2007 08:49:51 GMT