Почему я не даю интервью.

  ... Я вообще не понимаю, как можно брать-давать какие-то интервью.
Я же могу наврать - скажу одно, а через десять минут - совсем другое.
А потом все будут это читать. Ведь человек настоящий только когда он
совсем  один - когда   он хоть с кем-то  он уже играет.  Вот когда я
болтаю со всеми, курю - разве это я ?  Я настоящая только когда одна
совсем, или  песни пою - и даже   это только как если, знаешь, когда
самолетик летит,  пунктирная  линия получается от того,
ЧТО ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ.






   Hm          Em             C            G             Hm
     На черный день - усталый танец пьяных глаз, дырявых рук
             Em              C             G         Hm
     Второй упал, четвертый сел, восьмого вывели на круг.
            Em           C               G             Hm
     На провода из-под колес, да на три буквы из-под асфальта
            Am     G         Am
     В тихий омут буйной головой.
   Em         Hm      Em       Hm
     Холодный пот. Расходятся круги.

     Железный конь. Защитный цвет. Резные гусеницы в ряд
     Аттракцион для новичков - по кругу лошади летят,
     А заводной калейдоскоп гремит кривыми зеркалами.
     Колесо вращается быстрей,
     Под звуки марша головы долой.

     Поела моль цветную шаль. На картах тройка и семерка
     А бык, хвостом сгоняя мух, с тяжелым сердцем лезет в горку
     Кубов бильярдные шары от столкновенья раскатились пополам
     По обе стороны,
     Да по углам просторов и широт.

     А за осколками витрин - обрывки праздничных нарядов,
     А под полозьями саней - живая плоть чужих раскладов.
     А за прилавком попугай из шапки достает билеты на трамвай
     До ближнего моста,
     На вертолет без окон и дверей,
     В тихий омут буйной головой,
     Колесо вращается быстрей.




     Мы по колено в ваших голосах,
     А вы по плечи в наших волосах.
     Они по локоть в темных животах,
     А я по шею в гибельных местах.
     Мы под струей крутого кипятка,
     А вы под звук ударов молотка.

     Они в тени газетного листка,
     А я в момент железного щелчка.
     Мы под прицелом тысяч ваших фраз,
     А вы за стенкой, рухнувшей на нас.
     Они на куче рук, сердец и глаз,
     А я по горло в них, и в вас, и в нас.




     Фальшивый крест на мосту сгорел,
     Он был из бумаги, он был вчера.
     Листва упала пустым мешком,
     Над городом вьюга из разных мест.

     Великий праздник босых идей,
     Посеем хлеб - соберем тростник.
     За сахар в чай заплати головой -
     Получишь соль на чужой земле.

     Протяжным воем - веселый лай
     На заднем фоне горит трава.
     Расчетной книжкой мое лицо.
     Сигнал тревоги - ложимся спать.

     Упрямый сторож глядит вперед,
     Рассеяв думы о злой жене.
     Гремит ключами дремучий лес,
     Втирает стекла веселый черт.

     Смотри с балкона - увидишь мост,
     Закрой глаза и увидишь крест.
     Сорви парик и почуешь дым,
     Запомни: снова горит картон.




 Am               C                       Dm
По перекошенным ртам, продравшим веки кротам,
                  F  E
Видна ошибка ростка.
По близоруким глазам, не веря глупым слезам,
Ползет конвейер песка.
   C                  Am                     F
  Пока не вспомнит рука, дрожит кастет у виска,
                  Dm E
  Зовет косая доска.
  Am                Dm E   Am                Dm E
  Я у дверного глазка,    под каблуком потолка.


У входа было яйцо или крутое словцо.
Я обращаю лицо.
Кошмаром дернулся сон. Новорожденный масон
Поет со мной в унисон.
  Крылатый ветер вдали верхушки скал опалил,
  А здесь ласкает газон.
  На то особый резон.

     На то особый отдел,
     На то особый режим,
     На то особый резон.

     Проникший в щели конвой заклеит окна травой,
     Нас поведут на убой.
     Перекрестится герой, шагнет раздвинутый строй,
     Вперед, за Родину в бой!
     И сгинут злые враги, кто не надел сапоги,
     Кто не простился с собой,
     Кто не покончил с собой,
     Всех поведут на убой.

     На то особый отдел,
     На то особый режим,
     На то особый резон.




     Я оставляю еще полкоролевства -
     Восемь метров земель тридевятых.
     На острове вымерших просторечий -
     Купола из прошлогодней соломы.

     Я оставляю еще полкоролевства,
     Камни с короны, два высохших глаза,
     Скользкий хвостик корабельной крысы,
     Пятую лапку бродячей дворняжки.

     Я оставляю еще полкоролевства,
     Весна за легкомыслие меня накажет.
     Я вернусь, чтоб постучать в ворота,
     Протянуть руку за снегом зимой.

     Я оставляю еще полкоролевства.
     Без боя, без воя, без грома, без стрема.
     Ключи от лаборатории на вахте.
     Я убираюсь. Рассвет
     В затылок мне дышит рассвет,
     Пожимает плечами,
     Мне в пояс рассвет машет рукой.

     Я оставляю еще полкоролевства...




     Мне придется отползать...
     От объявленья войны - на все четыре струны,
     От узколобой весны - во все четыре стены,
     От подгоревшей еды - за все четыре беды,
     От поколения зла в четыре черных числа.

     Накинуть старый мундир, протертый кем-то до дыр...

     Мне придется обойтись...
     Без синих сумрачных птиц, без разношерстных ресниц.
     Да переправить с утра что не сложилось вчера,
     Оставить грязный вагон и продолжать перегон
     По неостывшей золе на самодельной метле.
     Раскинуть руки во сне, чтоб не запнуться во тьме...

     Мне придется променять...
     Осточертевший обряд на смертоносный снаряд,
     Скрипучий стул за столом на детский крик за углом,
     Венок из спутанных роз на депрессивный психоз,
     Психоделический рай на три засова в сарай.

     Мне все кричат: "берегись..."




     Горящим факелом в берлогу -
     Ногу обожгло.
     Два глаза мелкого калибра целятся насквозь.
     Четыре лапы на спасенье, когти и клыки.
     Беги, сынок,
     Скажи, что завтра будет новый день.

     Медведь выходит на охоту - душить собак.

     За дальним лесом выйдет солнце - на новый лад
     Сверкнут арканы. Сети, плети, суки на цепях.
     По деревянному помосту тяжело бежать,
     Промокла шкура под нагайкой -
     Рев и разворот.

     Медведь выходит на охоту - душить собак.




      Dm      G       C         Am
      Я повторяю десять раз и снова:
      Никто не знает как же мне хуево...
      И телевизор с потолка свисает,
      И как хуево мне - никто не знает.

      Все это до того подзаебало,
      Что хочется опять начать сначала.
      Куплет печальный, он такой, что снова
      Я повторяю "как же мне хуево".





Я неуклонно стервенею с каждым смехом
С каждой ночью, с каждым выпитым стаканом
Я заколачиваю дверь и отпускаю злых голодных псов
С цепей на волю
Некуда деваться:
Нам остались только сбитые коленки

Я неуклонно стервенею с каждым разом

Я обучаюсь быть железным продолжением ствола
Началом у плеча приклада
Сядь, если хочешь, посиди со мною рядышком на лавочке
Покурим, глядя в землю
Некуда деваться:
Нам остались только грязные дороги

Я неуклонно стервенею с каждым шагом

Я неуклонно стервенею с каждой шапкой милицейской
С каждой норковою шапкой
Здесь не кончается война, не начинается весна
Не продолжается детство
Некуда деваться:
Нам остались только сны и разговоры

Я неуклонно стервенею с каждым разом
Я неуклонно стервенею с каждым шагом
Я неуклонно стервенею с каждым часом...




    Em     C          G           Am
     А ты кидай свои слова в мою прорубь
     Ты кидай свои ножи в мои двери
     Свой горох кидай горстями в мои стены
     Свои зерна - в зараженную почву

    G        D         Am             Em
     На переломанных кустах - клочья флагов
     На перебитых фонарях - обрывки петель
     На обесцвеченных глазах - мутные стекла
     На обмороженной земле - белые камни

     Кидай свой бисер перед вздернутым рылом
     Кидай пустые кошельки на дорогу
     Кидай монеты в полосатые кепки
     Свои песни - в распростертую пропасть

     В моем углу - засохший хлеб и тараканы
     В моей дыре цветные краски и голос
     В моей крови песок мешается с грязью
     А на матрасе позапрошлые руки

     А за дверями роют ямы для деревьев
     Стреляют детки из рогаток по кошкам
     А кошки плачут и кричат во все горло
     Кошки падают в пустые колодцы

     А ты кидай свои слова в мою прорубь
     Ты кидай свои ножи в мои двери
     Свой горох кидай горстями в мои стены
     Свои зерна - в зараженную почву




От большого ума лишь сума да тюрьма
От лихой головы лишь канавы и рвы
От красивой души только струпья и вши
От вселенской любви только морды в крови

В простыне на ветру по росе поутру
От бесплодных идей до бесплотных гостей
От накрытых столов до пробитых голов
От закрытых дверей до зарытых зверей

Параллельно пути черный спутник летит
Он утешит, спасет, он нам покой принесет
Под шершавым крылом ночь за круглым столом
Красно-белый плакат - "Эх, заводи самокат!"

Собирайся, народ, на бессмысленный сход
На всемирный совет как обставить нам наш бред
                                           бред
                                             бред
Вклинить волю свою в идиотском краю
Посидеть - помолчать да по столу постучать

Ведь от большого ума лишь сума да тюрьма
От лихой головы лишь канавы и рвы




    Em                    C              Am      Em
     А мы пойдем с тобою погуляем по трамвайным рельсам
    Em                    C         Am      Em
     Посидим на трубах у начала кольцевой дороги
    Em                         Am      C          Em
     Нашим теплым ветром будет черный дым с трубы завода
    Em                          Am     C        Em
     Путеводною звездою будет желтая тарелка светофора

     Если нам удастся мы до ночи не вернемся в клетку
     Мы должны уметь за две секунды зарываться в землю
     Чтоб остаться там лежать когда по нам поедут серые машины
     Увозя с собою тех, кто не умел и не хотел в грязи валяться

     Если мы успеем мы продолжим путь ползком по шпалам
     Ты увидишь небо, я увижу землю на твоих подошвах
     Надо будет сжечь в печи одежду если мы вернемся
     Если нас не встретят на пороге синие фуражки

     Если встретят, ты молчи что мы гуляли по трамвайным рельсам
     Это первый признак преступленья или шизофрении
     А с портрета будет улыбаться нам "Железный Феликс"
     Это будет очень точным, это будет очень справедливым
     Наказанием за то, что мы гуляли по трамвайным рельсам
     Справедливым наказанием за прогулки по трамвайным рельсам
     Нас убьют за то, что мы гуляли по трамвайным рельсами
     Нас убьют за то, что мы с тобой гуляли по трамвайным рельсам





Проигрыш:

Em   +  3-я  струна  на  3-м  ладу  периодически  зажимается  и
отпускается.

A(V)

A         Em                C
Неволя рукам под плоской доской
               Em            D
по швам по бокам земля под щекой,
            Em                 C
песок на зубах привязанный страх
            Em              A       Asus4 A Asus4 A Asus4
Им брошена тень на ветхий плетень
На серый сарай, на сгнивший порог
Там преданный рай, там проданный рок
Седьмая вода, седьмая беда
Опять не одна до самого дна

До самого дна по стенам крюки, на них червяки
У них имена у края доски застывшей реки
С наклоном руки и с красной строки

У берега лед - сажай вертолет
Нам некуда сесть. Попробуем здесь
На куче имен под шорох знамен
На тонкую сеть прозрачных времен

Неволя рукам по швам по бокам под плоской доской
Кто ты такой?..




Под руки в степь. В уши о вере
В ноги поклон. Стаи летят
К сердцу платок. Камень на шее
В горло глоток. Может, простят

Ленту на грудь столько искали
Сжатые рты. Время вперед
Крест под окном. Локти устали
Знамя на штык. Козел в огород

Серый покой. Сон под колеса.
Вены дрожат. Все налегке
Светлый босой кукиш у носа
Рядом бежать на поводке

Вечный огонь. Лампы дневные
Темный пролет. Шире глаза
Крепкий настой. Плачьте, родные
В угол свеча. Стол. Образа

Под руки в степь. Стаи летят
Может, простят...





Не догонишь - не поймаешь. Не догнал - не воровали
Без труда не выбьешь зубы, не продашь, не наебешь
Эту песню не задушишь, не убьешь
Эту песню не задушишь, не убьешь

Дом горит - козел не видит
Дом горит - козел не знает
Что козлом на свет родился
За козла и отвечает

Гори, гори ясно, что бы не погасло

На дороге я валялась - грязь слезами разбавляла
Разорвали нову юбку, да заткнули ею рот
Славься великий рабочий народ
Непобедимый могучий народ

Дом горит - козел не видит
Он напился и подрался
Он не помнит, кто кого козлом впервые обозвал

Гори, гори ясно, что бы не погасло

Лейся песня на просторы, залетай в печные трубы
Рожки - ножки черным дымом по красавице - земле

Солнышко смеется громким красным смехом
Гори, гори ясно, что бы не погасло





Нелепая гармония пустого шара
Заполнит промежутки мертвой водой
Через заснеженные комнаты и дым
Протянет палец и покажет на на двери, отсюда
                 Домой!

От этих каменных систем в распухших головах
Теоретических пророков напечатанных богов
От всей сверкающей звенящей и пылающей хуйни
                 Домой!

По этажам, по коридорам лишь бумажный ветер
Забивает по карманам смятые рубли
Сметает в кучи пыль и тряпки, смех и слезы, горе - радость
Плюс на минус дает освобождение
                 Домой!

От голода и ветра, от холодного ума
От электрического смеха, безусловного рефлекса
От всех рождений смертей перерождений
Смертей перерождений
                 Домой!

За какие такие грехи задаваться вопросом зачем
И зачем, и зачем, и зачем, и зачем, и зачем
                 Домой!





Крестом и нулем запечатанный северный день
Похожий на замкнутый в стенах семейный скандал
Рассыпалось слово на иглы и тонкую жесть
А злая метель обязала плясать на костре

Столетней бессонницы в горле гудят провода
Болит голова. Это просто болит голова
А вот и цена, и весна, и кровать, и стена
А вот чудеса, небеса, голоса и слеза

Чужая дорога неверною левой рукой
Крестом зачеркнула, нулем обвела по краям
А я почему-то стою и смотрю до сих пор
Как многоэтажный полет зарывается в снег

Истлевшая осень золой на осколках зубов
Конечную степень усталости меряет ночь
Болит голова. Это просто болит голова
Стоять и смотреть - это просто простить и молчать

Крестом и нулем разрешились пустые места
В безвременном доме за разумом грохнула дверь
Рассыпалось слово на иглы и тонкую жесть
А злая метель обязала плясать на костре





Коммерчески успешно принародно подыхать
О камни разбивать фотогеничное лицо
Просить по человечески,заглядывать в глаза
Добрым прохожим

О, продана смерть моя

Украсить интерьеры и повиснуть на стене
Нарушить геометрию квадратных потолков
В сверкающих обоях вбиться голым кирпичом
Тенью бездомной

О, продана тень моя

Иду я по веревочке, вздыхаю на ходу
Доска моя кончается - сейчас я упаду
Под ноги, под колеса, под тяжелый молоток
Все с молотка

О, продана смерть моя

Подмигивает весело трехцветный светофор
И вдаль несется песенка ветрам наперекор
И радоваться солнышку и дождичку в четверг
Жить - поживать

О, продана смерть моя



; подобрал Стратег (savarez@mail. ru)

    Am             Dm                 Am Dm
   Деклассированных элементов в первый ряд
    Am             Dm                 Am Dm
   Им по первому по классу надо выдать все
    F                   E                  Am Dm
   Первым классом школы жизни будет им тюрьма
   F                  E                  Am Dm
   А к восьмому их посмертно примут в комсомол

     В десяти шагах отсюда светофор мигал
     Желтым светом две минуты на конец дождям
     А в подземном переходе влево поворот
     А в подземном коридоре гаснут фонари

     Коридором меж заборов через трупы веков
     Через годы и бурьяны, через труд отцов
     Через выстрелы и взрывы, через пустоту
     В две минуты изловчиться - проскочить версту

     По колючему пунктиру, по глазам вождей
     Там, снаружи, мертвой стужей по слезам дождей
     По приказу бить заразу из подземных дыр
     По великому наказу строить старый мир

     Деклассированных элементов в первый ряд
     Им по первому по классу надо выдать все
     Первым классом школы жизни будет им тюрьма
     А к восьмому их посмертно примут в комсомол





(C) TONY 1995 - набор и подбор

1. Выше ноги от земли.
2. Столетний дождь.
3. На дороге пятак.
4. Песенка про паучков.
5. Про чертиков.
6. Нюркина песня.
7. Придет вода.




    Ожидало поле ягоды,
    Ожидало море погоды.
    Рассыпалось человечеством -
    Просыпалось одиночеством.
    Незасеянная пашенка,
    Недостроенная башенка.
    Только узенькая досточка
    Только беленькая косточка.
    Незавязанная ленточка,
    Недоношенная доченька.
    Обвязала белой ниточкой,
    Обмотала светлым волосом
    И оставила до времени
    Вместе с вымытыми окнами,
    Вместе с выцвевшими красками,
    Вместе с высохшими глазками,
    С огородным горем луковым,
    С благородным раем маковым,
    Очень страшно засыпать.

Ожидало поле ягоды...
Ожидало море погоды...

Cm#           A        Fm# Ab
Было, да гнильем поросло.
Времечко само по себе.
Верная в болоте вода,      Cm# A Fm# A
Постная, как грех на заре.

Понеслась по кочкам метла,
Поплыли туманы над рекой,
Утонуло мыло в грязи,
Обломался весь банный день.

Значит будем в игры играть
Раз-два - выше ноги от земли.
Кто успел - тому помирать.
Кто остался - тот и дурачок.

    Cm#  E    Ab   A
    Обманули дурачка.
    Обманули дурачка.
    Выше ноги от земли.
    Выше ноги от земли.

Самый правильный закон завязал
Изначальную главу в узелок
И до треска потянул за концы.
Прорубай-не прорубай - не понять.



Cm#     A        Fm#   Ab
А глумливое пророчество
Настоящим заверяется.
Все проверено, все сходится,
Даже сказочка х.евая.
Сослужила службу - слушали
И качали головами в такт,
И пускали светлый дым в потолок.
Только сказочка х.евая
И конец у ней неправильный -
Змей-Горыныч всех убил и съел.

    Обманули дурачка.
    Обманули дурачка.

Самолет нас заберет в полет,
В темноте пинать резиновое солнышко.

    Выше ноги от земли.
    Выше ноги от земли.

Озаглавилась весна топором,
Успокоилась река декабрем,
Утро одиноким выстрелом.

Ожидало поле ягоды,
Ожидало море погоды...




H7          Em
Столетний дождь...
   H7                       Em
Резиновый сапог в сыром песке.
  C              G          A
Глаза стоят на ржавом потолке.
Истрачен сгоряча веселый бред.
Сцепились, хохоча, колечки бед .

Столетний дождь...
Над пропастью весны собрались сны
И ранние глотки большой тоски.
Ногтями по стене скребет апрель,
Как будто за стеной растут цветы,
Как будто их увидеть с высоты.

Столетний дождь...
Сто лет прожили мы - готов обед
Из мыльных пузырей сырого дня,
Из косточек разгаданных стихов,
Из памяти с подошвы сапогов,
Просоленный кристаллами огня.

Столетний дождь...
По тихой полосе бредут слова
И рушится измятая листва.
Исполнен предпоследний приговор,
Все взносы за апрель вознесены
И сны висят над прорубью весны.

Столетний дождь,,,
Столетний дождь,,,
Столетний дождь,,,




Cm# Fm# G#

      Cm#    A          Fm#        G#
На дороге пятак - руки дернулись вверх.
         Cm#       A         Fm#      G#
Кто-то плюнул в песок - покатилось шаром.
     Cm#       A            E        G#
Собирать на себя - чтоб хватило на всех.
       Cm#    A           Fm#    G#
Все дороги узлом - все узлы топором.

Проканает и так - узел в пыль на войну
На лету подхватил - унесу под крыльцо.
Не отдам никому - закопаю в углу,
Положу сверху камешек за пазуху.

Карусель разнесло по цепочке за час.
Всех известий - п...ец, да весна началась.
Горевать - не гореть, горевать - не взрывать,
Убивать, хоронить, горевать, забывать.

Побежал, задохнулся, запнулся, упал.
Увидал белый снег сквозь бетонный забор.
Чудеса, да как леший бродил по лесам.
Вон из рук все бросай, да кидайся к дверям.

Все полы, все углы подмели языки.
Не разулся у входа, пришел ночевать.
До утра провалялся в аду, да в бреду,
А к утру провалился к паршивым чертям.

С виду ложь - с гуся кровь побежит со щеки.
Ни пропить, ни пропеть, ни слепить черепки.
Ни крестов, ни сердец, все злодейская масть:
Убивать, хоронить, горевать, забывать.

Поливает дождем первородная мысль,
Размывает дорожки - гляди, разошлись
В темноте все в одну, все одно к одному,
Не мешает другому лицу все к лицу.

Все к лицу подлецу, как родному отцу.
Не рассказывай, батя, и так все пройдет
Чередой дочерей, всем раздеться - лежать.
Убивать, хоронить, горевать, забывать.

Побежали глаза по стволам, по рядам.
Покатилось лицо по камням, по следам,
Безразмерной дырой укрывая траву.
Позабыть насовсем, разузнать, да уснуть.

Только солнечный свет на просветах пружин,
Переломанный лес на проломах дверей,
Изгибающий ужас в изгибах коленей,
В поклон до могил деревянным цветам.

Побежали глаза, по стволам по рядам.
Покатилось лицо, по камням по следам
Безразмерной дырой укрывая траву.
Насовсем позабыть...




C G

 C       G
Пауки в банке
Am                G Em
Глядят сквозь стены
Am         G             Em
Глазами мертвой стрекозы.
   Hm      C Em
Бегут по кругу,
 F                  E C G C G
По краю криво занесло.

Пауки в банке
Искали дыры,
Чтобы вскарабкаться наверх,
Друг друга жрали.
Во рту толченое стекло.

Пауки в банке
Хотели выжить,
Через отрезок пустоты
Увидеть солнце.
Хватали муху за крыло.

Пауки в банке
Смотрели в небо.
До края было полчаса,
Почти полсилы.
А наше время истекло.
Пауки в банке
Наше время истекло.

Пауки в банке,
По ветру в вечность.
А наше время истекло
Пауки в банке.
Наше время истекло.




Bm F# F

Cm       G#         G                          Cm G# G
Боль цветущими кустами чертит кругом райский сад.
Волки воют, ветер носит, черти знают, черти спят.
Bm      F#             F                    Bm F# F
Им под утро с новой смены котлован рогами рыть,
Деревянными щитами укреплять откосы.

Как рогами по воротам, как ногами по бокам.
Хлебом-солью по болотам, киселем по берегам.
За рекой пятиэтажка, снизу - винный магазин.
Вон мужик в зеленой куртке - он как раз туда идет.

Брось на ветер две копейки - упадут они орлом.
Двух орлов склевали куры - заболели животом.
Так решились все заботы, так узнали, что к чему.
По чему, да по капусте ползал белый червячок.

Ползал белый параходик по бездонной глубине.
Глазки в круглые окошки - ишь ты чайки, вот дают!
Ух ты, солнечные рыбки! - только кружится башка,
Только кажется, что будет дальше - больше.

Дальше - больше, дальше - ближе, от начала до конца.
Ты кончай такие штуки, ты давай, не подыхай.
Мы с тобой увидим скоро, как рождается земля.
Новой каменной породой, новой эрой, первым днем.

Ишь ты, классные игрушки тетка в сумочке несет,
А ребеночек в больнице помирает ведь, помрет.
Он объелся белым светом, улыбнулся и пошел.
Он не понял, что по-правде-то все очень хорошо.

Эй оторванный, да брошенный, отрезанный ломоть -
Через ломаные зубы прорывается: у-гу...
Ни к обеду, ни к столу, ни к высокому престолу,
Ни к позорному столбу, ни к пограничной полосе.

Волки воют, ветры дуют, черти носят, люди спят.
Боль зелеными кустами украшает райский сад.




C G C E Am E Am E

Am                 E          Am
Разложила девка тряпки на полу,
      C           G          C
Раскидала карты-крести по углам,
     Dm         Am
Потеряла девка радость по весне,
 E               Am
Позабыла серьги-бусы по гостям.

По глазам колючей пылью белый свет,
По ушам фальшивой трелью белый стих,
По полям дырявой шалью белый снег,
По утрам усталой молью белый сон.

Развернулась бабской правдою стена,
Разревелась-раскачалась тишина.
По чужим простым словам, как по рукам,
По подставленным ногам - по головам.

А в потресканном стакане старый чай,
Не хватило для разлету старых дел.
Фотографии - там звездочки и сны.
Как же сделать, чтоб всем было хорошо.

Все что было - все, что помнила сама
Смел котейка с подоконника хвостом.
Приносили женихи коньячок,
Объясняли женихи - что почем.

Кто под форточкой сидит - отгоняй,
Ночью холод разогнался с Оби,
Вспоминай почаще солнышко свое
То не ветер ветку клонит
Не дубравушка шумит...




    Придет вода.
    Придет вода.

Да так и будет - чего б не жить дуракам?
Чего б жалеть по утрам - боль на педаль.
В ладошки бить по щекам - соль на мозоль.
По пояс плыть по снегам - да разве жаль?

Стеной на стену, углом-ребром,
Спиной к стене в углу, да гвоздем
    Корябал мат.
Вопрос-ответ был ли бит - будет медаль.
Был ветер, гром под столом - будет постель.
    Я буду спать
    Придет вода.

Слиняли празднички - в одной воде стирали.
Сыпь порошок в другой стакан.
    Придет вода
    Придет вода
По той воде пузырьки - над нею радуги-мосты.
Чего б не ждать дуракам - зима да лето - одного цвета.
Зима да лето одного цвета.
А по весне на стене вырастут волосы
    Да как же так?

Все книжки без корешков.
Вся рыба без костей.
    Придет вода.
    Придет вода.
Чего б не жить?
Ломать башку на бегу - летать на крылышках из бинтов.
Лепить из снега дружков, да продавать по рублю.
Искать иголки в стогах -
Найдется в сене игла - змея.
    Иголка - змейка.
Не сохнет сено в моей рыжей башке.
Не дохнет тело в моем драном мешке.
Не сохнет сено в моей рыжей башке.
Не вспыхнет поле на другом бережке.
    Придет вода.
    Придет вода.
    Я буду спать.
    Придет вода.

*********************
* ЯНКА  ДЯГИЛЕВА'89 *


*********************

(C) TONY 1995 - набор и подбор

1.  По трамвайным рельсам.
2.  От большого ума.
3.  Медведь выходит.
4.  Декорация.
5.  Мы по колено.
6.  Берегись.
7.  Гори-гори ясно.
8.  Рижская.
9.  Чужой дом.
10. Ангедония.




Em                     C              Am      Em
А мы пойдем с тобою, погуляем по трамвайным рельсам,
Em                    C         Am      Em
Посидим на трубах у начала кольцевой дороги.
Em                         Am      C          Em
Нашим теплым ветром будет черный дым с трубы завода,
Em                          Am     C        Em
Путеводною звездою будет желтая тарелка светофора.

Если нам удастся, мы до ночи не вернемся в клетку.
Мы должны уметь за две секунды зарываться в землю,
Чтоб остаться там лежать, когда по нам поедут серые машины,
Увозя с собою тех, кто не умел и не хотел в грязи валяться.

Если мы успеем, мы продолжим путь ползком по шпалам,
Ты увидишь небо, я увижу землю на твоих подошвах.
Надо будет сжечь в печи одежду, если мы вернемся,
Если нас не встретят на пороге синие фуражки.

Если встретят, ты молчи, что мы гуляли по трамвайным рельсам
Это первый признак преступленья или шизофрении.
А с портрета будет улыбаться нам "Железный Феликс",
Это будет очень точным, это будет очень справедливым
Наказанием за то, что мы гуляли по трамвайным рельсам,
Справедливым наказанием, за прогулки по трамвайным рельсам.
Нас убьют за то, что мы гуляли по трамвайным рельсами.
Нас убьют за то, что мы с тобой гуляли по трамвайным рельсам!




Cm B Fm G

Cm             B                    Fm G
От большого ума лишь сума, да тюрьма.
Cm             B                 Fm G
От лихой головы лишь канавы и рвы.
Cm              G#               Fm
От красивой души только струпья и вши.
Cm                 G#        Fm
От вселенской любви только морды в крови.

В простыне на ветру, по росе поутру.
От бесплодных идей до бесплотных гостей,
От накрытых столов до пробитых голов,
От закрытых дверей до зарытых зверей.

Параллельно пути черный спутник летит.
Он утешит, спасет, он нам покой принесет.
Под шершавым крылом ночь за круглым столом.
Красно-белый плакат - "Эх, заводи самокат!"

Собирайся, народ, на бессмысленный сход,
На всемирный совет - как обставить нам наш бред?
Вклинить волю свою в идиотском краю,
Посидеть, помолчать да по столу постучать.

Ведь от большого ума лишь сума да тюрьма,
От лихой головы лишь канавы и рвы...




Em                     C      Am        Em
Горящим факелом в берлогу - ногу обожгло.
                     C     Am          Em
Два глаза мелкого калибра целятся насквозь.
C                   G      Am
Четыре лапы на спасенье, когти и клыки.
Em                        C                  A
Беги, сынок, скажи, что завтра будет новый день.
   C                     G             Em
    Медведь выходит на охоту душить собак.

За дальним лесом выйдет солнце на новый лад.
Сверкнут арканы, сети, плети, суки на цепях.
По деревянному помосту тяжело бежать,
Промокла шкура под нагайкой - рев и разворот.
    Медведь выходит на охоту душить собак.




     Em
Фальшивый крест на мосту сгорел,
    Am       C        Am     C
Он был из бумаги, он был вчера.
      Em
Листва упала пустым мешком,
     Am       C       Am     C
Над городом вьюга из разных мест.

       Em               A
    Великий праздник босых идей,
       C               A
    Посеем хлеб - соберем тростник.
        Em               A
    За сахар в чай заплати головой -
       C                A
    Получишь соль на чужой земле.

Протяжным воем - веселый лай
На заднем фоне горит трава.
Расчетной книжкой мое лицо.
Сигнал тревоги - ложимся спать.

    Упрямый сторож глядит вперед,
    Рассеяв думы о злой жене.
    Гремит ключами дремучий лес,
    Втирает стекла веселый черт.

Смотри с балкона - увидишь мост,
Закрой глаза и увидишь крест.
Сорви парик и почуешь дым,
Запомни, снова горит картон.




Em       H7     Em        Am
Мы по колено в ваших голосах,
          G      Am        H7
А вы по плечи в наших волосах,
Они по локоть в темных животах,
А я по шею в гибельных местах.
Мы под струей крутого кипятка,
А вы под звук ударов молотка,
Они в тени газетного листка,
А я в момент железного щелчка.

Мы под прицелом тысяч ваших фраз,
А вы за стенкой, рухнувшей на нас...
Она на куче рук, сердец и глаз,
А я по горло в них, и в вас, и в нас...




Dm                    Amsus2 Am
Мне придется отползать...
Dm                Dm(#5)                F
От объявленья войны на все четыре струны,
                 C                   G
От узколобой весны во все четыре стены,
               Dm(#5)               F
От подгоревшей еды за все четыре беды,
               C                     G
От поколения зла в четыре черных числа...
   Gm                  Dm(#5)                      A
    Накинуть старый мундир, протертый кем-то до дыр...

Мне придется обойтись
Без синих сумрачных птиц, без разношерстных ресниц,
Да переправить с утра, что не сложилось вчера,
Оставить грязный вагон и продолжать перегон
По неостывшей золе на самодельной метле,
    Раскинуть руки во сне, чтоб не запнуться во тьме...

Мне придется променять
Осточертевший обряд на смертоносный снаряд,
Скрипучий стул за столом на детский крик за углом,
Венок из спутанных роз на депрессивный психоз,
Психоделический рай на три засова в сарай...
    Мне все кричат - Берегись!
    Мне все кричат - Берегись!




      Hm             Em           Hm           Em
Не догонишь - не поймаешь, не догнал - не воровали,
        Hm            G           Em           Hm
Без труда не выбьешь зубы, не продашь, не нае.ешь...
Hm          Em               G
Эту песню не задушишь, не убьешь,
Эту песню не задушишь, не убьешь.

           Hm             G
    Дом горит - козел не видит,
           D               A
    Дом горит - козел не знает,
            Hm            Em
    Что козлом на свет родился
           Hm       Em
    За козла и отвечать.

 Em        Hm      Em        Hm
Гори-гори ясно, чтобы не погасло,
Гори-гори ясно, чтобы не погасло!

На дороге я валялась, грязь слезами разбавляла:
Разорвали нову юбку, да заткнули ею рот.
Славься великий рабочий народ,
Непобедимый, могучий народ!

    Дом горит - козел не видит,
    Он напился и подрался,
    Он не помнит, кто кого
    Козлом впервые обозвал.

Гори-гори ясно, чтобы не погасло,
Гори-гори ясно, чтобы не погасло!

Лейся, песня, на просторе, залетай в печные трубы,
Рожки-ножки черным домом по красавице-земле.
Солнышко смеется громким красным смехом,
Гори-гори ясно, чтобы не погасло!




Em     C          G           Am
А ты кидай свои слова в мою прорубь,
Ты кидай свои ножи в мои двери,
Свой горох кидай горстями в мои стены,
Свои зерна - в зараженную почву.

   G        D         Am             Em
    На переломанных кустах - клочья флагов.
    На перебитых фонарях - обрывки петель.
    На обесцвеченных глазах - мутные стекла.
    На обмороженной земле - белые камни.

Кидай свой бисер перед вздернутым рылом.
Кидай пустые кошельки на дорогу.
Кидай монеты в полосатые кепки.
Свои песни - в распростертую пропасть.

    В моем углу - засохший хлеб и тараканы.
    В моей дыре цветные краски и голос.
    В моей крови песок мешается с грязью,
    А на матрасе позапрошлые руки.

А за дверями роют ямы для деревьев,
Стреляют детки из рогаток по кошкам,
А кошки плачут и кричат во все горло,
Кошки падают в пустые колодцы.

А ты кидай свои слова в мою прорубь,
Ты кидай свои ножи в мои двери,
Свой горох кидай горстями в мои стены,
Свои зерна - в зараженную почву.




  Gm             C          Gm
Край, сияние, страх, чужой дом.
      Cm                 Gm
По дороге в сгоревший проем.
Торопливых шагов суета
Стерла имя и завтрашний день,
    Стерла имя и день.

   A              Dm                Gm
    Через час оживу разноцветной рекой
            Dm A
    Под дождем,
   A                   Dm                Gm
    Мелким ветром пройду над живой темнотой...

Лай, сияние, страх, чужой дом.
Управляемый зверь у дверей
На чужом языке говорит
И ему не нужна моя речь.
    Отпустите меня!

    Я оставлю свой голос, свой вымерший лес
    Свой приют,
    Чтобы чистые руки увидеть во сне...

Смерть, сияние, страх, чужой дом.
Все по правилам, все по местам,
Боевая ничья до поры
Остановит часы и слова.
    Отпустите меня!




Hm Em

Короткая спичка - судьба возвращаться на Родину
По первому снегу, по рыжей крови на тропе.
Жрать хвою прошлогоднюю горькую, горькую, горькую.
На сбитый затылками лед насыпать золотые пески

        Cm#    A      Fm#                  G# A G# A
    Святые пустые места - это в небо с моста,
    Это давка на транспорт, по горло забитый тоской.
   Am              F
    Изначальный конец,
   Am             F
    Голова не пролазит в стакан.

А в восемь утра кровь из пальца - анализ для граждан.
Осевшая грязь, допустимый процент для работ.
Сырой "Беломор", елки-палки, дырявые валенки,
Ножи в голенищах и мелочь звенит, звенит, звенит.

    А слепой у окна сочиняет небесный мотив.
    Счастливый слепой учит птичку под скрипочку петь.
    Узаконенный вор,
    Попроси - он ключи оставляет в залог.

Ангедония - диагноз отсутствия радости.
Антивоенная армия, антипожарный огонь.
Сатанеющий третьеклассник во взрослой пилотке со звездочкой
Повесил щенка - подрастает надежный солдат.

    А слабо переставить местами забвенье и боль?
    Слабо до утра заблудиться в лесу и заснуть?
    Забинтованный кайф,
    Заболоченный микрорайон.

Рассыпать живые цветы по холодному кафелю.
Убили меня - значит надо выдумывать месть.
История любит героев, история ждет тебя.
За каждым углом с верным средством от всех неудач.

    Как бы так за столом при свечах рассказать про любовь.
    Как бы взять так и вспомнить, что нужно прощенья просить.
    Православная пыль,
    Ориентиры на свет - соляные столбы.

Жрать хвою прошлогоднюю горькую, горькую, горькую...
Ангедония.






Порой умирают боги -- и права нет больше верить
Порой заметает дороги, крестом забивают двери
И сохнут ключи в пустыне, а взрыв потрясает сушу,
Когда умирает богиня, когда оставляет души
Огонь пожирает стены и храмы становятся прахом
И движутся манекены не ведая больше страха
Шагают полки по иконам бессмысленным ровным клином
Теперь больше верят погонам и ампулам с героином
Терновый венец завянет, всяк будет себе хозяин
Фолклором народным станет убивший Авеля Каин
Погаснет огонь в лампадах, умолнут священные гимны
Не будет ни рая, ни ада, когда наши боги погибнут

Так иди и твори, что надо, не бойся, никто не накажет
Теперь ничего не свято...

                                                (1985)



Нарисовали икону -- и под дождем забыли
Очи святой мадонны струи воды размыли
Краска слезой струилась -- то небеса рыдали
Люди под кровом укрылись -- люди о том не знали
А небеса сердились, а небеса ругались
Бурею разразились...
        Овцы толпой сбивались
Молнии в окна били, ветры срывали крыши
Псы под дверями выли, метались в амбарах мыши
Жались к подолам дети, а старики крестились
Падали на колени, на образа молились...

Солнышко утром встало, люди из дома вышли
Тявкали псы устало, правили люди крыши
А в стороне, у порога клочья холста лежали
Люди забыли бога,
        Люди плечами жали...

                                                (1986)



Пропустите в мир, стаи волчьи!
Уступите путь, своры гончие!
Разойдись стена черной полночью --
Или дай мне стать лютой сволочью
        То ли зверем стать с серой шкурою
        То ли омутом с тиной бурою,
        Голодить ли? Жрать?
                Быть ли умною, быть ли дурою?
Может, на метлу -- и до города,
Где мосты из камня и золота
Помереть ли там
        Может, с холоду
                Может, с голоду...

                                                (1986)



Наполнилось до краешка ведерко лунной патокой
Полярные подсолнухи под призрачною радугой
Сияньем южным вылились на узловатой привязи
На загрубевшей простыни окаменевшей гордости
Сквозь узенькое горлышко из ледяной соломинки
Вытягиваем бережно последние глотки
По ситцевому берегу на каблуках отчаянья
По свежему преданию на выгруженных саночках
По теплому загару источившимся ножом
Вершат дороги странники чужого обещания
Изъезженных параметров прочитанной любви
Гремучие серебрянным аккордом украшения
Разбудят обитателей заброшенных палат
Взорвется откровением случайное обьятие
Сорвет со стен разводы отсыревших потолков
Отпетой ветром скорости внезапным раскаяньем
Простуженные сумерки прольются ожиданием
На страны, зачумленные болотной красотой
Наивные созвездия за медицинской ширмою
Накроет покрывалом мой безвременный уход.

                                                (1987)



                                        Волки сыты -- овцы целы

Долго красным светом по живым глазам
Дыры по бокам трубы -- флейта
Зеленка на царапину -- во сне выпадет свежий снег
В середине дыра под проволокой -- гитара
Полдень -- желтые шторы светофора
Четверть утра обратно по ступенькам бредет спать
Стельки смяты, ноги босы
Гол сокол -- со двора на кол
Зеркала осколки вон из избы, забор высок
Ворам отпер да дом на слом
Кость вкось в горле горлицы
Мягкое снежное кресло -- да ну!
Протравленные волосы сухою травою стелятся
Длинные песни поют к зиме, стало быть
Устала выть в трубе вьюга
Не смогла вырваться из дыр божественным звуком,
        стуком в окна подставить руки
Горстями под окурки, горелые спички, смятые бумажки
        и пепел -- отходы производства бессонных ночей.
Добрее волчица серая -- больше овечек убьет для деток
Охотник ли пристрелит, вожак ли стаи разорвет --
        виновата будешь
В степном снежном вечере правда сотнями желтых огоньков
        светится да вьется криком в опрокинутых санях.
Пожар погасить -- огонь убить
А стрела мимо -- держать ответ перед снайперским полком
        на утренней линейке
Молись, грешник, да на часы посматривай
        не опоздай на свидание под гитарным перебором
Эх, придется углы срезать по живой траве
Вырастет новая -- лето нынче буйное
А к концу ноября -- другой коленкор
Снова собирать брошенных котят по вокзалам
Почти стянуло полынью вогнутой линзой
Спите, окуни, у берега теперь пусто
А если высунется кто подышать к проруби,
Увидит одинокий ящик на середине реки,
Забытую рукавицу да следы наискосок
Вышивайте, жены, крестиком по тонкому полотну
Толкуйте, бабушки, сны чужим внучкам...

                                                (1987)



Ударение на слоге выше прописной строки
Мишка, спрятанный в берлоге, вам напишет от руки
Ночь под лесом так спокойна, так проста его постель
Равнодушна, как подушка, монотонна, как свирель
Свежесорванного утром календарного листка
Старовыеденных формул о строении желтка
Растворимый серый ежик, что от пепла был рожден
Собирался в гости к другу, да метлою был сметен
Вместе с грустными сверчками и обрывками стихов
Вместе с нотными значками и колонией бычков
Подхватили, закружили и сложили в уголок
Поразмыслив, вокруг кучи очертил квадрат мелок
Встали стенки, села крыша, прилегло к двери крыльцо
У оконца ежик пишет другу Мише письмецо
        Миша, может будет буря, может рухнет потолок
        Может, зря я растерялся, затерявшись в уголок
        Может, завтра будет лето, вторник выйдет за средой
        Может, камень обернется родниковою водой...

                                                (1987)


                                              (сказка-картинка)

        В холодном зале мы смотрим кино.
        Ледяной экран из толстого белого инея замораживает наши
разноцветные глаза. Мои были теплые, темные, когда я пришла в
этот кинотеатр. Теперь они сверкают яркой зеленью и нестерпимо
блестят под пушистыми снежными ресницами. Мы смотрим разные
цветные картинки одну за другой, и чем больше застывают наши
глаза, тем они интересней и красочней.
        Заходят новые люди, от них идет пар и мы кричим на них
и машем руками, потому как под их теплыми тусклыми взглядами
изображение теряет отчетливость и краски, но их глаза быстро
покрываются льдом и все встает на свои места. Вот только один
ворвался однажды и уставился на экран обжигающими лучами. Он
чуть было все не испортил, он постоянно отогревал лицо маленькой
зажигалкой, и от этого мы едва не лишились нашей забавы.
Пришлось связать ему руки и поставить перед ним огромную
льдинку, которая таяла все медленней, а он все тише кричал, что
еще немножко -- и растает иней, и мы выйдем на улицу и
отогреемся на солце...
        Теперь он сидит на первом ряду и показывает нам самые
яркие и красивые картинки.

                                                (1987)



Грязь моя такая неведомая, такая невинная
Скажите, что же сегодня по телевизору
А телевизор будешь смотреть -- козленочком станешь
На сколько хватит -- терпи, коза
Рожки сточатся -- капустки дадим
А пока рой копытцем канавку -- любить-то хочется
Злая она -- козла полюбишь, когда вода из берегов
        пойдет кровью темной с пальцев, содранных струнами
У Русалочки из хвоста ноги сделала фея
Добра хотела -- злою ведьмой оказалась
Да неужто на всю жизнь -- спросите лекаря ночного случайного
Как так -- и будильник вроде вовремя звонит
Полночь, а стрелки врозь -- не сойтись им никак
По самый шиворот ворох шуршит бумаги клочьями
По чистому писанных, не между строк да наискось
Сверху красным карандашом
Авансом получи сполна -- хорош задаток?
Птица райская с картошкой жареной

        Крылья -- твои, взамен на рога.

                                                (октябрь 1987)



Синим мячиком с горы прочь голова
Разбуди фонарем в глаза безумные
Хлебной крошкой под простыней играет память
Затянет окна лед к концу месяца -- к концу октября
Под рок-н-роллов пляс на крышке погреба
Встань в рань -- пора-то страдная. Спи, брат
Сегодня наша полка вагонная да степи длинные
Заморские страны, пляжи из цветного бисера --
Развесь уши хоть раз
Еще раз туда едем, надев кожанный ремешок на голову
Вернемся за-полночь по снегу грязному чистыми ногами
Босыми по зеленым горлышкам бутылок
Смотри, поранишься! Перевяжу кожаным ремешком твои глаза
Это не стекло, из этого наши бусы, твоя вера
Моя покатилась по асфальтугод назад в этот день
Не ты ли ее подобрал, когда она сверкнула на солнце
Один день было солнце -- GOOD DAY, SUNSHINE!
На голову горюшко теплой шапочкой
Почем теперь сказочки? По жизни да разуму
Хочешь -- покупай недорого, любовь -- цена красная
По сухой пыли ползу пчелкой бескрылой к маме
        Пойдем со мной, девка?, заплачу 25? Нет? Сколько?
Да она сумасшедшая, слышите, песенку поет
Заре Кришна, Харе Кришна, Харе Кришна, Харе Харе
Харе Рама...
Видишь, как оно, солнышко-то любить?
Рельсы косыми струнами скрещиваются
Сколько же нас, и все туда?
Не подходи ко мне -- я заразная, грязная
Я тряпочкой рот прикрою от греха
Махни рукой -- развеешь дым моих вонючих папирос,
Что глаза так ест, пока еще не до слез
Напьюсь городом чужим с утра
Спи, брат, нету хлеба. Ну ты попробуй уснуть
Вспомни, как мы ловили стрекоз
Там, у реки, вчера
Мы туда вернемся через год

        Когда будет солнце.

                                                (октябрь 1987)



Я голову несу на пять корявых кольев
Я крепость возвожу из старых липких карт
Крестьянкой крепостной в края крапивных кровель
По хрупкому хребту, что кренится назад
Сбивая руки вкровь о камень, край и угол,
Заплаты на лице я скрою под чадрой
Границу перейду страны вороньих пугал
Укрыться попрошу за Лысою горой
Кроя крамольный крик кривой кровавой кромкой
В горячий грешный год, грядущему грозя
В поту пытаться встать, чтоб испытать потомков
Положено молчать скольза, ползя -- Нельзя
Светящихся святых, схвативших свист затвора,
Свалившихся под свод сомнительных свобод
Вас сварит на свечах свиней свирепых свора,
Что с воплями с верхов по-свойски сваи бьет
Тщеславный чуткий червь, чирикающий числа
Чеканит черный час чужих очередей
В чугунных черепах отчаянный нечистый
Считает рычаги начальственных речей
Периметры портов пиратов принимают
Под парой парусов по праву приютить
Порушив парапет, паркеты попирают
Потребовавшие не оправдав, простить
Страданий стадных стон застреманной столицы,
Старушечьих стихов расстроенной струной
Стирает в сотый раз нестертые страницы
Стараньем стукачей, строчащих за стеной
Молчащий миллион немыслимых фамилий
Мелодия молитв, просмоленных молвой
Малиновый мелок на молот заменили
Неровный рвущий ревна равнодушный вой
Контейнеры костей стекают под откосы
Все костыли в костры, кастетом на контакт
Прочтенное письмо порви на папиросы
Фантасмагорий фон под фанатизма факт
Бренчание брелков, небитые бродяги
Бретона и Дали далекие борта
Обыденный аборт в обрушенном овраге
Желанных жизнесхем живая красота
Отрадных атрофий отрывки, и как будто
С утра утрачен сон о трудности трюка
От радости утра отринув атрибуты,
Оторопевший страх отрежет от крюка,
На переходе вниз отключит эскалатор
Количество колов скатилось до пяти
Осиновым шестом укреплены плакаты
Со стрелкою, куда свою башку нести.

                                                (осень 1987)




Засыпаем с чистыми лицами
Среди боя кирпичных судорог
Ночь под искры горящих занавесок
Сон под маскою воска сплывшего
Хвост поджатый в лесу поваленном
Подлой памятью обескровленный
Безответные звезды ясны
Сапогами о камни сбитыми
Да об рельсы подошвой стертою
В голенище кошачьей лапою
Мелким шагом с когтями вжатыми
По двору вдоль забора тянутся
Дружно ищут слабую досточку
Испаряется лед растаявший,
Чтобы завтра упасть на озеро
Им умыться б, да мало времени
Им напиться б, да пить не хочется
Им укрыть малышей от холода
Не успев утонуть у берега
Лед-хрусталь -- это очень дорого
Вещмешок, полный синих кубиков
На шнурок, да на шею совести.

                                                (сентябрь 1987)



Отпусти, пойду. За углом мой дом
Где все ждут, не спят, где открыта дверь,
Где в окно глядят и на шум бегут
На простом столе лампа теплится.
Отпусти, пора. Ждет Печаль -- сидит
В печку щепочку бросит -- склонится,
Вскинет голову -- ветер прошумел
Тронет бороду, глянет в сторону
Отпусти, прошу. До угла верста
Пробежать в ночи, не запутаться
У ворот Печаль встанет сгорбленным
Старичком седым да понурится
Отпусти, молю -- печка топится
Уголек упал на дощатый пол,
Опрокинулась лампа яркая,
Занялась огнем занавесочка
Отпусти скорей -- дом в огне стоит!
Бревна рушатся -- искры сыплются,
А печаль бредет, чает встретиться
Всем прохожим в глаза заглядывает
Отпусти меня -- побегу туда
Он в дыму идет, задыхается,
Пепел по ветру подымается
Да в глаза летит воспаленные
Отпусти, злодей, что ж ты делаешь?!
Подвернулась нога на камушке,
Нету силы встать, чем дышать ему?
Полечу стрелой -- может, выживет
        Отпусти...

Хорошо теперь -- больше некуда
Больше не к кому да и незачем
Так спокойно, ровно и правильно
Все разложено по всем полочкам,
Все развешано по всем вешалкам
        ВСЕ.

                                                (сентябрь 1987)



Страх осколок истины прогнать из пустоты
Дым, что гонит мусор в сторону жилья
Боль железных схваток беззащитных и живых
Смерть от одиночества6 вмещающего мир
Ледяные стекла искажающих очков
Паутину простирать и вешать комаров
Желтых волчьих взглядов дулом упереться в грудь
Опустившим руки, что поднявшим руки вверх
Пристрелить ненужных -- тех, кто отдал все, что мог
Полууничтоженных под пятитонный пресс
Недопокалеченному выбить костыли
Недопокареженных -- под гусеницы вновь
Трактор остановится -- погладить и вздохнуть
Пристально-учтиво плечами пожимать
Вежливо-тактично о здоровье расспросить
Мягкую подушечку под голову покласть

Кошечка мышонку песню спела про любовь.

                                                (июль 1987)




Кругом души от покаяний
Безысходности без движений
Неподвижности без исходов
Неприятие без воздействий
Нереакция до ухода
Неестественность черных фобий
Легкомыслие битых окон
Светлоглазые боги глохнут,
Заражаясь лежачим танцем
Покрываясь стальной коростой
Будут рыцарями в музеях
Под доспехами тихо-тихо
Из-под мрамора биться долго
Обреченности и колодцы
Подземелья и суициды
стынут реки и ноги мерзнут
Два шага по чужому асфальту
В край раздробленных откровений
В дом, где нету ни после, ни вместе
В рай без веры и в ад без страха

                                                (июнь 1987)



Ждем с небес перемен --
        видим петли взамен
Он придет, принесет. Он утешит, спасет
Он поймет, Он простит ото всех защитит
По заслугам воздаст и за трешку продаст
Будет радость, почет -- только встань на учет
в простыне на ветру по росе поутру
От бесплодных идей
        до бесплотных гостей
От закрытых дверей
        до зарытых зверей
От заткнутых ушей
        до толкнутых взашей
От накрытых столов
        до пробитых голов.

                                                (1987)




Отдыхай, я молчу. Я внизу, в стороне
Я вкраю, где молчат. Яна самом краю
Где-то край, где-то рай, где-то ад, где-то нет
Там, где край, так и ад.
Там, где рай, так и нет ничего.
Головою в порог -- дверь закрой, не смотри
С башни вниз полетишь, если ветер внутри
Если нет, будешь камнем лежать под горой,
Там, где празднуют пир при Луне упыри
Я не знаю теперь -- упаду, полечу
Улететь нету сил, а лежать не хочу
Будет ночь -- закричу, отвернусь, укачусь,
Разобьюсь все равно до утра
Постучу во все двери
Пройду по местам, где вас нет
Просто так -- может, встречу кого на пути
Поклонюсь до земли -- головою в порог
В третий раз, раза два еще мне до пяти
До шести еще три -- будет срок и в острог
Тяжело здесь лежать, были б силы уйти
Или вниз, или с краю чуть-чуть отойти
Хоть на метр -- присесть, посидеть -- покурить
Может, дух испустить, может, перевести
Отдыхай, не всегда ведь со мною легко
Я не та, кто я есть -- я пока далеко
Я внизу, в стороне, я на самом краю.

                                                (июнь 1987)




Ночь исчезает и день не начнется
Вечное утро с красивой зарею
Тянется текстом и не оборвется
Жуткой синкопой в мозгу отдается
Времени лужа в стакло превратилась
Если коснуться, то треснет -- растает
С камня гора вверх и вбок покатилась
Камни с холмов -- вниз и впрямь
В черной оправе времени линзы
Кто-то с картины печатает где-то
Нарисуйте мне сон!
Я подумаю -- нету рассвета
Я погляжу через синие призмы
Рушится ночь, обрывается леска
Сон непод'емный уходит в глубины
Рваная рана, кривая железка
Кончить -- начать тяжело с середины
Если с конца -- потемнеют седины
        Сколько мне лет?

                                                (июнь 1987)



На дворе трава, на траве дрова
Два пустых ведра да в стене дыра
Дверная петля да мокрая земля.
На земле изба, на избе труба
Из трубы дымок, на дверях замок
У дверей песок, да прогнил порог
И травой зарос. У порога пес,
Да облезлый кот у косых ворот
У ворот вода, что течет туда,
        где ни дворов, ни дров
        ни котов, ни псов
        ни стихов, ни слов...

                                                (июль 1987)



Солнца ржавый штопор в землю ввинченный
Горизонта краешек отколотый
Талый снег уходит через ситечко
Отмывает косточки от золота
Белый холст на серых досках струганных
Синей глиной лесенки помечены
Звездам мы становимся подругами
Навсегда от сил земных излечиваясь
На рассветах серых совы прячутся
Крылья лошадей горят пожарами
Скоро, видно все переиначится
Станут длины мериться гектарами
Вознесутся колья телеграфные
Поползут канаты телефонные
И найдут все странники уставшие
Путь к столбу последнему -- поломанному
На столбе -- о финише известие
У столба всем путникам пристанище
Над столбом летает птица вещая,
А за ним --
            лишь камни да пожарища...

                                                (апрель 1987)



Мало слов для стихов, мало веры для слов
                для нее мало снов.
Те, кто знают, молчат, те, кто хочет -- орут
Кто летит, тот на небо не станет глядеть
Кто сбежал, тот и снят с караульных постов
Кто забыл про часы, не боится минут
Тот, с крылом, не спешит никуда улететь
Мало звуков для струн, мало песен для драк
Он поет -- он не слушает стука колес
Телефон, что на восемь, вмещает весь свет
А с вокзалов звонит автомат просто так
Кто молчит, те и знают какой-то ответ
Кто орет, тем и нужен какой-то вопрос.

                                                (1987)



Будешь светлым лучом,
        Рожденным в тени,
Или тенью, родившей луч?
Будешь синим дождем,
        упавшим на снег,
Или одной из туч?
Будешь твердым звеном
        золотой цепи,
Или молотом, кто кует?
Будешь землей далекой тропы,
Или тем, кто по ней идет?
Будешь пером в крыле орла
Или самим орлом?
Будешь каплей в кувшине вина,
Или кувшина дном?

                                                (1987)



Прекрестки маятник выкачивает
Развороты механизм выстукивает
Шестеренок зубчики постачивались
Разлетелись птенчики испуганные
Электронной зеленью подмигивают
На начало осени показывают
С башенок курантами выкрикивают
От пружин воробышки отвязанные
Раскидало их по свету белому
Полиняли серенькие перышки
Из чего какие были сделаны --
Не найти тех циферблатов стеклышки
Серой краской были все покрашены
После ливней засветились радуги
Не успели в дождь попасть отставшие
Оттого бывают птички разные

                                                (1987)



Только дождь вселенский нас утешит
Только страх реальный нам поможет
Душезаменитель нам спасенье
Мы не вспомним -- нас забудут тоже
        Наши слезы -- камни по макушкам
        Акт любви в большой холодной бане
        Только ветер в рукавах и шапках
Только дом, в котором очень тихо
Желтый мир, которого все больше
        Вечный путь до края и не дальше
        Сонный страх проситься со слезами
Очень просто в море тонет остров
Очень верно, если безответно
        Очень в точку, если в одиночку.

                                                (июль 1987)




Раскаленный кровельный лист
Мяч огня по ровному полю
Красный, краткий как выдох
Короткий, как восход,
Из вагона, остановившегося утром, выход
Кроткий, как черт знает что
        Это -- "до".

То, что до -- это догма, догон
Дрога в проекции на карту
Мастью пик, часом коменданта
Погон в пыли, движение плечом
Дворянские слезы пьяные
На садовых скамейках столетних букетов
В черно-белом подпрыгивающем
В прозрачно-голубом подрагивающем
        Изображении -- нет, не зеркало
Закон. Закат.
Самодельная схема по-короткому
Отказывает предохранитель --
Не обязан служить
Ничего не должен
Никто и никому
Ни рубля ни пары платков
        Тем более
Тень тонет меж замлей и стеной
Уходит в угол молчать
        Это -- до.

ДО -- это такой зверь, который жил давно-давно. У него
были крылья и быстрые ноги, а может быть даже и рога.
Он был очень страшный или наоборот очень красивый, и
те, кто встречали его, теряли память и всю жизнь потом
помнили только ДО.

Определение предела (lim до --> % )
Формула по форме
По сути суть
По правде -- Ха!
По правде всего лишь оправдание
Того, что было хоть чем-то
        Что было ДО.

По снегу полосы от полозьев
Везли на санях кого-то
Если идти по ним, можно узнать -- кого.

До -- это такое дерево
На нем никогда не было зеленых листьев
Никогда.
Но на его ветках всегда, круглый год были такие большие
                                и живые почки,
Что казалось, что распустится вот-вот
Они просто не могут не распуститься!!!
О, это было удивительное дерево.

Долгое До на низах долбит
До -- это не музыка --
Это бубен и круговой костер
Какая уж тут музыка
Одному Богу известно.

Дом на сваях, вода кругом
А он стоит -- до сих пор
Это тоже До
Сих пор нет.

До -- это такая страна была
Ее сейчас нет, потому что
Все, кто там жил, уже умерли.

        Вот и все.

                                                (1988)



Раскрутили - разворотили - разболтали в стакане
Рассеяли - развеяли зеленым дымом
Бездонные - бездомные - бездольные
В бездну через дым - боль
Сорванные с петель открылись раны
На небо, под землю живыми глазами
Подколесной тряской открыли движение
        Тряска - мясорубка
Не собрать костей под июльским солнцем
Не раскинуть веером на "любит - не любит"
        Столетний дождь
        Маленький красный кусочек
        На фоне иссиня-черном
        На крешке остром
Без звука, без шага, без вздоха
Уцепившись за тросик ребячьей ненависти
        На лезвие общественного мнения
        На острие неразгаданных снов
        На дно собрался, а через лед -- как оно?
        Через толстый февраль високосный
        Сквозь октябрьский дым
На лед на коньках пьяного оптимизма
Провалишься!!!.. А, хуйня!..
Простудишься только
Прогреешься у костра из бумаги
Линованной, исписанной -- аутодафе
Аутодафе под июльским солнцем
        Через увеличительное стекло
        Наших лучших, наших "самых"
Промозглые истины
        Нечем прикрыть обнаженную боль
        Не к чему привязать -- радуйся -- свобода!
        No future -- здесь и сейчас
Бритые камеры -- палаты -- потом
        Сейчас -- счастье
                     ?
                     %

                                                (1988)



По свинцовому покою глубины моей
Нерастраченных страданий темно-синих дней
По шершавому бетону на коленях вниз
Разлететься, разогнаться -- высота, карниз

Зацепившись отраженьем из зеркальных дыр
Окунуться в ожиданье нежилых квартир
Из-под темного покрова сизых облаков
Выползать на свет унылый мягких светлячков

Разобраться в колеснице долгого огня
Расстараться -- отоспаться за стеною Дня
За чертою отлетевших просветленных душ
За глазами с пятками круга не нарушь

Не разбей стакан с последней пресною водой
Не пролей слезы нарочной над моей бедой
Не разглядывай пугливо непонятных птиц
Погляди на обнаженный блеск колесных спиц

Погляди, махни рукою, слабо улыбнись
Отойди, постой в сторонке, к лесу обернись
Забери с собою небо в крапинках утра
Заверни в свое дыханье -- нам уже пора

Уходить за перелески проливным дождем
Оставляя за плечами беспокойный дом
Обрывать последний стебель красного цветка
Забывать о чистом звоне свежего глотка.

                                                (1989)



На берегу размытой боли
Звенят набатом зубы о край граненого стакана
Перегибается пружина тугой цепи --
Об угол трется -- впивается ошейник в тело
        доверчивой трехногой псины -- хозяин близок,
        не укусишь его локтя.
Щенок бродячий летит к стене.
Ты уползаешь под нервный хохот ржавой стали
Завыть нельзя
Нельзя забыть и заклинание
Слова поспешно разбегаются, как сны
        от телеграфного звонка
Как-будто утро -- поезд в гору
Замедлены сердцебиения
Крадется день в носках дырявых по мерзлой лестнице под'езда
Стреляют в небо взбесившиеся за ночь пальцы,
Хватаются за край рубахи у ворота, где медный крест
За тонкой стенкой огонь и пыль сухих дорог
Вот-вот готова вспыхнуть куча тетрадных листьев
Липким ликом смеется солнце на картинке из
        детской книжки про любовь, которую не растерзать словами
И затихает под струйками твоей крови
Она бежит ко мне под дверь
И тихо шепчет -- я живая
И я пришла предупредить -- идет твой суд
В закрытом зале -- в открытом поле
Вставай -- ложись лицом к сырой земле
Внимай -- закрой руками уши
Молчи -- залейся липкой песней и слезами
Сидись -- вставай и уходи

Под приговором красной змейкой
Ложится в угол твое Имя.
Щенок дрожащий засыпает
        на коленях хозяйской Матери седой.
                Прости. Спасибо. Будем жить.

                                                (1989)



Неясный свет через метель и луч
Через полет безумных тонких рук
Пробился до зовущего Чего-то
Приподняло и понесло во тьме
Через дыханье в гибкой тишине
И грохнуло о крашенные доски,
Где на коленях в четырех стенах
Творю молитву, глаз не закрывая
Чтоб разрешили строчки записать
Чтоб не пронзили головною болью
И мокрыми ногами не шагать
По табщим снегам еще хоть несколько часов
Чтоб сразу не прикончили поток
Плотиной пробуждения на суше
Чтоб по фамилиям не выкликали души
На рынке Дня; чтоб выдержал листок
Боль едкой капли -- ни роса, ни слезы
Через моих ладоней решето сочится вниз
И бьется у порога
На тысячи сверкающих миров
На миллионы ранящих осколков
И тянет нить
Со шпиля моего эгоцентризма до входа в Храм
И каждый шаг на месте -- звон струны
И я хожу по струнке вверх и вниз
Помножив зов Туда на зов Оттуда
Кидаюсь под мерцающий клинок,
Держась за рукоятку, как за воздух
Цепляются в падении когтями
С карниза оступившиеся кошки -- полет и крик...
...А кто растворился во Вселенной
   и Богом стал, но кто же вам сказал,

        Что всем туда же?

                                                (1989)





                                                Федяю

Учи молчанием
В слове соль и стекла впиваются в живое
У "говорить" есть собрат: "воровать"
Посметь сказать, а значит посмеяться
Над тем, что было нашим и чужим
Над тем, что было свежим и живым
Наутро я уйду в другие смыслы
Глубоким будет таз с водой
Уйдет со мной и голос голых веток
        Воспетый и забытый
    Нам нужно выжить
        Выжить из ума
Как выйти из кольца, из окружения
Как выйти из пылающего дома
Перед костром по росту построение
Тоскующих по месту под мостом
Стреляющих в упор по представлению
        о жалости:
Животворящей смертью по суете постылых ситуаций
        По выходам и выводам
Мы входим сами, а назад выводят
А я желаю выйти, хлопнув дверью
Как нагрубив учительнице в школе
Врубаешься в невиданную круть
а я желаю, чтобы все смеялись
Когда я громко хлопаюсь на пузу
Ведь "посмеяться" есть "посметь сказать"
Плети рука веревочки из знаков
Они не помнят, что они хотели
Свиваясь в петельки из нас изобразить
И от каких недугов исцелить
Являясь снадобьем когда-то
Срок годности давно истек
А мы в надежде
На счастье -- понимание (на здоровье)
Глотаем яд в таблетках пожелтевших
Терзать слова -- шаги к шизофрении
        Я с мазохистским кайфом
Расчленяю свои трепещущие умопостроения
        Глубокий таз с водой -- какой он глупый

А может, я хуевый не настолько,
Чтобы об зтом мне не говорить

        Лечи молчанием

                                                (1989)




Время рассудило
Похвалила суета за календарь без выходных

Синяя бутылка
Покатилась по щекам остановилась замерла.

                                                (1989)



И не жарко, и не жалко
И не елка, и не палка
И не мыло, и не мало
Не Фома и не Ерема.

                                                (1989)



Столб боли вместо воли-неволи
Вдоль берега винтики-гайки лопасти кости
С тем клаянюсь низко с чем очи-долою
Вниз радости -- рельсы рук в мирное небо
Страх вышел по скоростям в первую тройку
В бровь целятся птицы в грязь падают носом
Лиственные леса в море по горло
Жизнь рубит с хвоста теплой волною
Так входит любовь штопором в спину
Так крутит кишки логика яда
Концептуальный обед щами с лаптями
Лыко не вяжет внутри кровь с кислородом
Пыль села в углу на старый диванчик
Боль встала столбом у изголовья
Ух, классно лежать не шевелиться
Ух, классно бежать не спотыкаться
Спит маленький кот рядом с большим
Спи маленький кот не просыпайся
Я рядом с тобою в серенькой шкурке
Я уползу под диван влезу на столбик
Я прыгну оттуда хищной зверюшкой
Я прыгну оттуда сереньким тигром
Я прыгну оттуда откуда не скачут
Я прыгну оттуда куда не вернуться
Я прыгну оттуда где я поселился
В серенькой шкурке.

                                                (1989)



По среднестатистическому кругу
туда на эскалаторе
А обратно на веревочке
Траектория петли
        Над всякими там красотами
        высотами, пустотами и нечистотами.

                                                (1989)



Между взглядом и ладонями
Вспышки выстрелы в упор локтей в колени
    В укор зелени утренней
        Утрамбованный теми же коленями локтями
            Радость брошенная каменоломня
Где сквозь порог трава прорсла
    Трава жестокая сибирская
        Камышовыми кольями
Колючими в спину, колонна по два к горизонту
Пролилась

Город этапом навстречу.

                                                (1989)



Светлая такая дрянь
Тонкие волны по ногам
    Хлопаю в ладоши под водой
        Аплодирую проявлениям искусства
Царапина по негативу
    Все лица разделила на шрамы
    Жизнь ножом по кускам, чего-куда
        Молодость на ломаки ломтями
    Целос -- на цены, поцелуи и социум
Траву весеннюю на песни
    Дорогу на месяцы
    Поле на вдоль и поперек
    Шило на мыло, мешок и кота
Просто на балконе стоять и туман нюхать
На умное, на нужное, на глупое, на вечное, на целое,
                                        на лыко да мочало.

                                                (1989)



Катится все в пропасть
По всем статьям колесики скрипят
    Куда-то в смерть
Все черти покупают бухло
Скоро праздник в Тартарарах
    А я курить бросаю
А то голова стала болеть и сплю плохо
Снится всякая всячина, просыпаюсь часто
Закуриваю, а потом уснуть долго не могу
Не высыпаюсь, стал всем грубить
А друг у меня есть -- он футбол
любит смотреть по телевизору
Как гол забьют, он кричит, по коленкам себя хлопает
        Переживает.

                                                (1989)



Сижу в серой рубахе
Смотрю в окно
Цивилизованная Россия мать земля
Трагические формы
Формулы и знаки
Знание и зло
Злачные города
Гордые такие таксисты с музыкой
В серой рубахе не жарко
Не жалко Родину.

                                                (1989)



Это звезды падают с неба
Окурками с верхних этажей.

                                                (1989)



Пустошь -- ветошь звонкий дым
Просинь -- проседь просто грязь
Зависть -- повесть в два листа
По дороге наугад
Деревяшка восемь струн
Кто играет тот дристун
Ливень -- лошадь -- водоем
Безболезненный укол
Кол осиновый в песок
Залечили пустоту
Залатали ручеек
Крепко сшили берега
Слякоть -- мякоть просто дождь
    Поливает чистый лист
        Расцепляет волокно
        Горизонтом рыба-кит
    Пробирается домой
Свечки -- спички -- огоньки...

                                                (1989)



После облома после аборта
Прощаются руки со струнами
Тянутся провода, гудят
Мелкие пальцы на кафеле
    Рассыпались стуком
Корявая улыбка выжженная степь
    Многоэтажная радость -- очень много света
        Очень много яркого света
            Электронная зелень квадратами вокруг
Соленая ржавчина
    Взглядом навылет, наугад
        Стоптанные слова
    Слова -- валенки в лужах
        Стоят, смотрят, ждут
Отапливаемых помещений
Оплачиваемых обещаний
Серые картонные лица
    Падают неловко на асфальт
        Каплями
Нелепый удел -- не у дел
    Ни кола, ни двора
        Мыло, спички...
Время врет, все не так
    Все как было, да?
Да, все как было
Очень многозначительно и молча с достоинством
        Почти как живопись
    Высоко-о-о...
Лифт сломался
Сорвался суицид -- пешком пойдешь -- успеешь обломаться
    Тяжелые шаги по лестнице
Газета в ящике, ключи в двери, свет в коридоре
    А вот если не так, то вот так
А не так, ну может и так, хотя, нет, наверное, все-таки
    вот как, а это как посмотреть, да так получается
Так как-то все, а... Я только хотел
Да нет, подожди, подожди, подожди, подожди

Эх, да чего там

                                                (1989)



Вот сижу я, такая баба
И думаю, что не такая я вовсе
Даже не думаю, а стараюсь знать
В газету завернутый огурец в конце февраля
Парниковый, наверное
Да по башке мне фаллическим символом
        Да опять не мое
Научили: ни украсть, ни подкараулить
        Это чувак один научил
А я смеялся и запомнил поэтому
А чувака жалко, он сейчас такой коричневый, мне сказали
И молчит -- жрет мепробамат
А я думал, что зеленый я -- голова кружилась
А оказалось -- ничего
Вот так и то не я умею
        Зато еще могу, а если бы я, то все бы.
        Да и так все уже.

                                                (1989)



Вырос дуб       Я тебя люблю
Вынес стол      И тебя
        Вот и пойми.

                                                (1989)



Солнышко мое прозрачное!
    Уголь-Золушка
Разбуди меня в полночь
    Дурачка безкозырного
Клен с бельевой веревочкой
    Ладонь самозванная
    Поле в клеточку
    Фигу в книжечку
Клен-барабан
    Голый выстоит
    Голос выкатит
"Было-не было" -- небо выбило
        Зиму выбрало ноябрем.

                                                (январь 1991)



Торопился --
Оказался.
Отказался --
Утопился.
Огляделся --
Никого.

                                                (1991)



До Китая пешком рукой подать
Три ручья зазвенели в три рубля
Я такой же как дым стою столбом
Где федорино горе в городах
Пляшут рыбы любуясь на людей
И заплакали блюдца -- не лучше ль вернуться
Почему зачем для чего для кого
Недобитый фонарь летит под лед
Так уводят коней за край земли
Эта песня про пыльную полынь
Эта песня про вольную войну
Над Уралом над золотом золой
Черный ворон и белая ворона
Эта песня про голос и гололед
Эта песня про черную любовь
Приходи ночевать
Остынет день
Бестолковый огонь оставит дом
Приходи ночевать...

                                                (1991)





[00:09]Не догонишь - не поймаешь, не догнал - не воровали,
[00:12]Без труда не выбьешь зубы, не продашь, не нае.ёшь...
[00:19]Эту песню не задушишь, не убьёшь,
[00:23]Эту песню не задушишь, не убьёшь.

[00:31]Дом горит - козёл не видит,
[00:33]Дом горит - козёл не знает,
[00:35]Что козлом на свет родился
[00:37]За козла и отвечать.

[00:42]Гори-гори ясно, чтобы не погасло,
[00:46]Гори-гори ясно, чтобы не погасло!

[00:54]На дороге я валялась, грязь слезами разбавляла:
[00:58]Разорвали нову юбку, да заткнули ею рот.
[01:04]Славься великий рабочий народ,
[01:08]Непобедимый, могучий народ!

[01:16]Дом горит - козёл не видит,
[01:18]Он напился и подрался,
[01:20]Он не помнит, кто кого
[01:23]Козлом впервые обозвал.

[01:27]Гори-гори ясно, чтобы не погасло,
[01:31]Гори-гори ясно, чтобы не погасло!

[01:38]Лейся, песня, на просторе, залетай в печные трубы,
[01:42]Рожки-ножки чёрным домом по красавице-земле.
[01:49]Солнышко смеётся громким красным смехом,
[01:53]Гори-гори ясно, чтобы не погасло!




[00:08]А мы пойдём с тобою, погуляем по трамвайным рельсам,
[00:12]Посидим на трубах у начала кольцевой дороги.
[00:17]Нашим тёплым ветром будет чёрный дым с трубы завода,
[00:21]Путеводною звездою будет жёлтая тарелка светофора.

[00:26]Если нам удастся, мы до ночи не вернёмся в клетку.
[00:31]Мы должны уметь за две секунды зарываться в землю,
[00:36]Чтоб остаться там лежать, когда по нам поедут серые машины,
[00:40]Увозя с собою тех, кто не умел и не хотел в грязи валяться.

[00:45]Если мы успеем, мы продолжим путь ползком по шпалам,
[00:50]Ты увидишь небо, я увижу землю на твоих подошвах.
[00:55]Надо будет сжечь в печи одежду, если мы вернемся,
[00:59]Если нас не встретят на пороге синие фуражки.

[01:04]Если встретят, ты молчи, что мы гуляли по трамвайным рельсам
[01:09]Это первый признак преступленья или шизофрении.
[01:13]А с портрета будет улыбаться нам "Железный Феликс",
[01:18]Это будет очень точным, это будет очень справедливым
Наказанием за то, что мы гуляли по трамвайным рельсам,
Справедливым наказанием, за прогулки по трамвайным рельсам.
Нас убьют за то, что мы гуляли по трамвайным рельсами.
Нас убьют за то, что мы с тобой гуляли по трамвайным рельсам!




[00:08]Коммерчески успешно принародно подыхать
[00:11]О камни разбивать фотогеничное лицо
[00:15]Просить по человечески,заглядывать в глаза
[00:19]Добрым прохожим

[00:24]О, продана смерть моя

[00:44]Украсить интерьеры и повиснуть на стене
[00:48]Нарушить геометрию квадратных потолков
[00:52]В сверкающих обоях вбиться голым кирпичом
[00:56]Тенью бездомной

[01:01]О, продана тень моя

[01:21]Иду я по верёвочке, вздыхаю на ходу
[01:25]Доска моя кончается - сейчас я упаду
[01:28]Под ноги, под колёса, под тяжёлый молоток
[01:32]Всё с молотка

[01:38]О, продана смерть моя

[01:57]Подмигивает весело трёхцветный светофор
[02:01]И вдаль несётся песенка ветрам наперекор
[02:05]И радоваться солнышку и дождичку в четверг
[02:09]Жить - поживать

[02:14]О, продана смерть моя




[00:06]     А ты кидай свои слова в мою прорубь,
[00:09]     Ты кидай свои ножи в мои двери,
[00:13]     Свой горох кидай горстями в мои стены,
[00:16]     Свои зёрна - в зараженную почву.

[00:19]         На переломанных кустах - клочья флагов.
[00:23]         На перебитых фонарях - обрывки петель.
[00:26]         На обесцвеченных глазах - мутные стекла.
[00:29]         На обмороженной земле - белые камни.

[00:32]     Кидай свой бисер перед вздёрнутым рылом.
[00:36]     Кидай пустые кошельки на дорогу.
[00:39]     Кидай монеты в полосатые кепки.
[00:42]     Свои песни - в распростёртую пропасть.

[00:46]         В моём углу - засохший хлеб и тараканы.
[00:49]         В моей дыре цветные краски и голос.
[00:52]         В моей крови песок мешается с грязью,
[00:55]         А на матрасе позапрошлые руки.

[00:59]     А за дверями роют ямы для деревьев,
[01:02]     Стреляют детки из рогаток по кошкам,
[01:05]     А кошки плачут и кричат во всё горло,
[01:08]     Кошки падают в пустые колодцы.

[01:11]     А ты кидай свои слова в мою прорубь,
[01:15]     Ты кидай свои ножи в мои двери,
[01:18]     Свой горох кидай горстями в мои стены,
     Свои зёрна - в заражённую почву.




[00:11]     На черный день - усталый танец пьяных глаз, дырявых рук
[00:16]     Второй упал, четвертый сел, восьмого вывели на круг.
[00:20]     На провода из-под колес, да на три буквы из-под асфальта
[00:25]     В тихий омут буйной головой.
[00:29]     Холодный пот. Расходятся круги.

[00:36]     Железный конь. Защитный цвет. Резные гусеницы в ряд
[00:40]     Аттракцион для новичков - по кругу лошади летят,
[00:45]     А заводной калейдоскоп гремит кривыми зеркалами.
[00:50]     Колесо вращается быстрей,
[00:54]     Под звуки марша головы долой.

[01:01]     Поела моль цветную шаль. На картах тройка и семерка
[01:05]     А бык, хвостом сгоняя мух, с тяжелым сердцем лезет в горку
[01:10]     Кубов бильярдные шары от столкновенья раскатились пополам
[01:16]     По обе стороны,
[01:19]     Да по углам просторов и широт.

[01:26]     А за осколками витрин - обрывки праздничных нарядов,
[01:30]     А под полозьями саней - живая плоть чужих раскладов.
[01:34]     А за прилавком попугай из шапки достает билеты на трамвай
[01:39]     До ближнего моста,
[01:44]     На вертолет без окон и дверей,
[01:48]     В тихий омут буйной головой,
[01:53]     Колесо вращается быстрей.




[00:09]Под руки в степь. В уши о вере
[00:16]В ноги поклон. Стаи летят
[00:23]К сердцу платок. Камень на шее
[00:31]В горло глоток. Может, простят

[00:38]Ленту на грудь столько искали
[00:46]Сжатые рты. Время вперёд
[00:53]Крест под окном. Локти устали
[01:00]Знамя на штык. Козёл в огород

[01:08]Серый покой. Сон под колёса.
[01:15]Вены дрожат. Всё налегке
[01:22]Светлый босой кукиш у носа
[01:29]Рядом бежать на поводке

[01:36]Вечный огонь. Лампы дневные
[01:43]Тёмный пролёт. Шире глаза
[01:51]Крепкий настой. Плачьте, родные
[01:58]В угол свеча. Стол. Образа

[02:06]Под руки в степь. Стаи летят
[02:12]Может, простят...




[00:09]     Я оставляю ещё полкоролевства -
[00:12]     Восемь метров земель тридевятых.
[00:16]     На острове вымерших просторечий -
[00:19]     Купола из прошлогодней соломы.

[00:26]     Я оставляю ещё полкоролевства,
[00:29]     Камни с короны, два высохших глаза,
[00:33]     Скользкий хвостик корабельной крысы,
[00:37]     Пятую лапку бродячей дворняжки.

[00:43]     Я оставляю ещё полкоролевства,
[00:47]     Весна за легкомыслие меня накажет.
[00:50]     Я вернусь, чтоб постучать в ворота,
[00:54]     Протянуть руку за снегом зимой.

[01:00]     Я оставляю ещё полкоролевства.
[01:04]     Без боя, без воя, без грома, без стрёма.
[01:07]     Ключи от лаборатории на вахте.
[01:11]     Я убираюсь. Рассвет
[01:13]     В затылок мне дышит рассвет,
[01:16]     Пожимает плечами,
[01:18]     Мне в пояс рассвет машет рукой.

[01:22]     Я оставляю ещё полкоролевства...

Популярность: 41, Last-modified: Mon, 13 Dec 1999 07:46:46 GMT