Челябинск

Примечание.  Примерно 1/3 всех приведенных здесь песен написана
не Деревягиным, а его  другом  -  Николаем  Якимовым.  Указать,
Какие именно я не могу, потому как не знаю сам.

Александр Деревягин пишет песни на свои стихи, на стихи Бродского, Солчака и
других поэтов.



; На слова Николая Гумилева. "Заводи"

Солнце скрылось на Западе
за полями обетованными
и стали тихие заводи
синими благоуханными
сонно дрогнул камыш
пролетела летучая мышь
рыба плеснулась в омуте
и направились к дому те
у кого есть дом
с голубыми ставнями
с креслами давними
круглым чайным столом
Я один остался на воздухе
смотреть на сонную заводь
где днем так отрадно плавать
а вечером плакать
потому что
я люблю тебя господи.




Из комнаты в сени свеча переходит
и гаснет плывет отпечаток в глазах
пока очертаний своих не находит
бесзвездной ночью в темно-синих ветвях.

Пора мы уходим еще молодые
со списком еще не приснившихся снов
с последним счастливым сияньем России
на фосфорных рифмах последних стихов.

А мы ведь поди вдохновение знали
нам жить бы казалось а книгам расти
но музы безродные нас доконали
и ныне пора нам из мира уйти.

И не беда что боимся обидеть
своею свободой добрых людей
нам просто пора да и лучше не видеть
всего что сокрыто от прочих очей.

Не видеть всей муки и прелести мира
окна в отдаленьи поймавшего луч
лунатиков смирных в солдатских мундирах
высокого неба внимательных туч.

Всего что томит обвивается ранит:
рыданье рекламы на том берегу,
текучих ее изумрудов в тумане,
всего, что сказать я уже не могу.

Теперь переходим с порога мирского
в ту область как хочешь ее назови
пустыня ли смерть отрешенье от слова
иль может быть проще молчанье любви.

Молчанье далекой дороги тележной
где в пене цветов колея не видна
молчанье Отчизны любви безнадежной
молчанье зарницы молчанье зерна.




Черемуховый холод да трели в лозняке
подхваченные хором в лесу невдалеке
свет радостный весенний да песня над ручьем
да грусть среди веселья о чем она о чем.

О том ли что не вечен ни этот нежный цвет
ни этот летний вечер ни вяз ни бересклет
ни эта юность года ни молодость певца
который ждет приплода и вырастит птенца.

И слушателям тоже на краткий миг всего
дан этот мир погожий и мир в душе его
а память только повод к печали только груз
черемуховый холод неведомая грусть.




Мы встретиться хотели на мосту
все о любви сказать начистоту
под кленом у киоска с сигаретами
но как предвидел худшее сбылось
и анархисты подорвали мост
так что же не встречаться после этого.

Везде так грустно жизнь везде темна
но знаю есть прекрасная страна
там пальмы синь поет страна Фарландия
и не грусти не лей напрасных слез
и не печалься что взорвали мост
в Фарландии произойдет свидание.

Пальмы качаются пальмы качаются да-да-да
Здесь все в бесчувствии не ворочусь сюда никогда
пальмы для птах приют влагу ведь пальмы пьют мимм-аммм-ми
спим сбросив горести в снах снова кормимся пальмами мы.

Пальмы качаются пальмы качаются все не засну
едем в Фарландию хрупкую сладкую нашу страну
нашу страну...




; Мандельштам(?)

Я завещаю вам шиповник
весь полный света как фонарь
июльских бабочек письмовник
задворков праздничный словарь
едва калитку отворяли
в его корзинке сам собой
как струны в запертом рояле
гудел и звякал разнобой.

Там по ступеням светотеней
прямыми крыльями стуча
сновала радуга видений
и вдоль и поперек луча
был очевиден и понятен
пространства замкнутого шар
сплетенье линий лепет пятен
мелькание брачущихся пар.

Я завещаю вам шиповник
весь полный света как фонарь
июльских бабочек письмовник
задворков праздничный словарь
едва калитку отворяли
в его корзинке сам собой
как струны в запертом рояле
гудел и звякал разнобой.

Я завещаю вам шиповник...




У птицы не было дома
у птицы не было крыши
у птицы не было имени
птица летала выше, выше.

у птицы не было дома
у птицы не было крыши
у птицы не было имени
птицы летала выше, выше.

Однажды она упала
длинные-длинные ночи
черное-черное горе
серебряный колокольчик.

Однажды она упала
где я проходил мимо
я взял ее в свои руки
я дал птице имя.

Жаворонок...

Теперь у меня есть птица
кричу я себе осторожно
чтобы никто не услышал
я ждал тебя желтый

Теперь у меня есть птица
кричал я себе осторожно
чтобы никто не услышал
я ждал тебя желтый

Я буду твоим домом
я стану твоей крышей
я тоже был ранен желтый
клетку построил, вышел.

Та птица взлетела утром
тонкие руки крылья
серебряный колокольчик
у птицы осталось имя.

Жаворонок...




- Слушай, а на твоей планете есть охотники?
- Нет.
- Ой, как интересно! А куры, куры там есть?
- Тоже нет
- Нету в мире совершенства.

Ах это так печально от нас ушел наш друг
и мы теперь ночами глядим на звездный круг
о том как приручают забыли мы игру
ах это так печально от нас ушел наш друг.

Он ускользнул внезапно как огонек свечи
и через год и завтра кричи не докричишь
в свои большие замки где льет закат лучи
он ускользнул внезапно как огонек свечи.

Там на его планете свирепых нет собак
и куриц тоже нету а значит мне труба
побыть с ним на планете выходит не судьба
а на планете этой свирепых нет собак.

Там на планете этой конечно взрослых нет
и самолетов нету а значит мне конец
побыть с ним на планете не выпадает мне
а на планете этой конечно взрослых нет.

Мы так теперь скучаем наш друг ушел от нас
завесившись молчаньем смотреть бы сорок раз
как солнце беспечально свой закрывает глаз
ах это так печально наш друг ушел от нас.

Глядим мы каждой ночью на звездные цветы
и среди многих прочих и грешных и святых
среди тумана клочьев небесной суеты
хотим найти мы очень хотя б его следы

Мы ищем каждой ночью его звезду во тьме
и хочется нам очень его услышать смех
прозрачный и непрочный как только он умел
мы ищем каждой ночью его звезду во тьме.

Там на его планете, там на его планете...




Мне бесконечно близок стал
тревожный праздник смены года
когда летящая погода
читала арию с листа.

Мела слепящая метель
и те которых мы любили
в метель как в память уходили
предназначался новый день.

От сонных сахарных домов
шел запах хвои и печенья
год начинался с отреченья
от дней что минули давно.

А мы от памяти устав
приставив лесенку как нежность
на елку вешали надежды
и елка высилась ...

Метель так заданно мела
и торопливая погода
метели ветреной в угоду
несла грядущие дела.

Происходила смена года,
происходила смена года.
------------------------------------------

4/4        *   *   *

Я собираю вновь обрывки старых снов
невысказанных слов несозданных стихов
я думал иногда пускай летят года
ведь я иду туда где хочу быть всегда.

Далекий труден путь и негде отдохнуть
в глаза твои взглянуть все забыть и уснуть
я снова вдаль гляжу я скоро ухожу
ни слова не скажу только песню сложу.

Я собираю вновь обрывки старых снов
невысказанных слов несозданных стихов.


3/4      *   *   *

Отчего этот мир так прекрасен
я гляжу на него чуть дыша
отчего он так светел и ясен
что смеется и плачет душа.

Он исчез и опять появился
вновь ресниц удивительных взмах
может просто весь мир отразился
в этих светлых прозрачных глазах.

Осознал я свое заблужденье
лишь от глаз оторвался твоих
это мир весь вокруг отраженье │
того мира что видел я в них.  │2 р.


6/8     *   *   *

Дни пасмурны а ночи так темны
опять я в этом мире одинок
глаза у одиночества черны
их взгляд суров и чуточку жесток.

И вновь они из зеркала глядят
и их не отличить от глаз моих
опять спешу я отвести свой взгляд
от сверлящего душу взгляда их.

Но в чьи глаза скажите мне смотреть
ищу их и нигде не нахожу
и сам себе я снова буду петь
и я опять в глаза свои гляжу.


3/4     *   *   *

Пустынным и мрачным был берег морской
и чаек тоскливым был крик
стояла там хижина в хижине той
жил тихий и грустный старик.

Он грезил о светлых далеких годах
когда он был юн и красив
он думал о добрых хороших друзьях
о тьме и тоске позабыв.

И сколько веков пролетело с тех пор
наверное сам он не знал
но снова и снова во сне разговор
с друзьями старик продолжал.

И снова о помощи их он просил
он знал сочтены его дни
но верил что выжить хватило бы сил
когда б были рядом они.

Внезапно проснувшись глаза он открыл
услышал как скрипнула дверь
и радостный трепет его охватил
друзья были рядом теперь

И тихо уснул улыбаясь старик
как будто забыл как страдал
лишь чаек был жутко пронзительным крик
да ветер скрипел и стонал.

А время бежит пролетают века
меняя обличье земли
но вечно хранить будет сон старика
лишь ветер и чайки вдали.


4/4       *   *   *

Когда снега и льды вокруг
и ночь стучится в дверь мою
подарок твой мой милый друг
я снова тихо достаю.

Лай-лай...

От ветра стужи и огня
его надежно спрятал я
он вновь обрадует меня
и прочь уйдет печаль моя.

Ла-лай...

И так понятно отчего
его я бережно хранил
ведь драгоценней ничего
никто мне в жизни не дарил.

Ла-лай...

Я правда все отдать готов
за твой подарок дорогой
за несколько хороших слов
когда-то сказанных тобой.

Ла-лай...


4/4    *   *   *

Буйный, буйный ветер
весело летает
по небу ли ветер
отдыха не знает

был бы я как ветер
жил бы в чистом поле
без тоски и грусти
я б летал на воле

не было б заботы
не было б печали
были б мне открыты
золотые дали

был бы буйным ветром
весело летал бы
может человеком
стать тогда мечтал бы.


3/4    *   *   *

Когда же пристань я найду
в бездомном море дней
увижу ль я свою звезду
средь ярких фонарей.

Как часто ошибался я
и сколько долгих лет
увы дорога шла моя
на тусклый ложный свет.

То солнце мне глаза слепит
то долгие века
мой небосклон надежно скрыв
нависли облака

Но что грустить и горевать
ведь жизнь идет вперед
и все же верю я опять
звезда моя взойдет.


3/4   *   *   *

Вчера я закончил последний свой бой
потратив остаток сил
я долго боролся сам с собой
и сам себя победил.

Лай-ла...

Вела вперед дорога моя
я шел на свет вдали
и в тоже время поверженный я
лежал в дорожной пыли.

Лай-ла...

Затем я встретил старых друзей
был короток наш разговор
я стал гораздо мрачней и грустней
и тише с недавних пор.

Лай-ла...

Как странно другим совершенно я стал
и дни как столетья прошли
я понял все помнят того кто лежал
повержен в дорожной пыли.

Лай-ла...

И глядя вокруг осознал я тогда
что зря я боролся с собой
и грустно и тихо поплелся туда
где шел мой проигранный бой.

Лай-ла...



Камень лежит у жасмина под этим камнем клад
отец стоит на дорожке белый-белый день
в саду серебристый тополь сентифурия а за ней
вьющиеся розы молочная трава
никогда я не был счастливей чем тогда
никогда я не был счастливей чем тогда.

Вернуться туда невозможно и рассказать нельзя
как был переполнен блаженством этот райский сад
камень лежит у жасмина под этим камнем клад
белый-белый день белый-белый день.




; А. Тарковский "Перед листопадом"

Все разошлись на прощанье осталось
оторопь желтой листвы за окном
вот и осталось мне самая малость
шороха осени в доме моем.

Выпало лето холодной иголкой
из онемелой руки тишины
и запропало в потемках за полкой
за штукатуркой мышиной стены.

Если считаться начну я не вправе
даже на этот пожар за окном
верно еще рассыпается гравий
под осторожным ее каблуком.

Там в заоконном тревожном покое
вне моего бытия и жилья
в желтом и синем красном на что ей
память моя что ей память моя.




; А. Тарковский

пересуды какие-то слышу
то ли это плоты на реке
то ли падают листья на крышу.

Осень видно и впрямь хороша
то ли это она колобродит
то ли злая живая душа
разговоры с собою заводит.

То ли сам я к себе не привык
плыть бы мне до чужих понизовий
петь бы мне как поет плотовщик
побольней потемней победовей.

Ммм...

На плоту натянуть дождевик
петь бы шапку надвинув на брови
как поет на реке плотовщик
о своей невозвратной любови.

Ммм...



хс

Был домик такого цвета в такой окрашен цвет
что даже в спелом цвете солнца такого цвета нет
он был еще спектральный зеленый до того
что я в окошко детской спальни молился на него.

Припев: Я верил что из рая как самый дивный сон
        оттенка не меняя переместился он
        поныне домик чудный чудесный и чудной
        зеленый изумрудный, зеленый изумрудный
                                    стоит передо мной.

И ставни отворяли но иногда и днем
на чем-то в нем на чем-то в нем играли
и что-то пели в нем.
Ла-лай...

А ночью на крылечке прощались и впотьмах
затепливали свечки в бумажных фонарях.

Припев.




О розе милой розе мы песенку поем
мы розу посадили весной в саду своем
она цвела так пышно так радовала взгляд
о счастлив тот кому Господь послал цветущий сад.

Сейчас шумят метели и холод так суров
но ветру не пробраться под наш уютный кров
пускай же злая вьюга бушует за окном
о счастлив тот кому Господь послал уютный дом.

О розе милой розе мы песенку поем
мы розу посадили весной в саду своем
пускай же злая вьюга бушует за окном
о счастлив тот кому Господь послал уютный дом.

Аааааааааааааааааааааааааа, аааааааааааааааааа-АААААААААААААА.




   Мальчик купает солнце вымытое солнце превращается в бабочку
и улетает
на небо чтобы светить ребенок прикрывает ладошкой глаза и
прищуривается
а облака плывут и не падают падает снег говорят он получается из
облаков
это неважно важно что облака плывут и не падают а снег это чудо
если  не
обьяснять  откуда  он стрекоза красивая а личинки противные личинки изу-
чать нельзя нет это стрекозу нельзя изучать она красивая а  еще
изучают
любовь  а  любовь  это снег который неизвестно откуда берется а если
из-
вестно то это уже не любовь а осадки Снежинку можно держать на ладони
и
смотреть  а  осадки  для сельского хозяйства любовь наверное изучают
для
сельского хозяйства?  кто знает про бабочек тот кто выращивает цветы ос-
тальные знают про гусениц они вредят а они и не вредят вовсе а
превраща-
ются в тех самых бабочек это те остальные  вредят  которые  про
гусениц
знают они наверное знают откуда снег берется а про то что солнце
превра-
щается в бабочку и улетает  на  небо  забыли  ладошкой  не
прикрываются
вглубь смотрят нет чтоб наверх.




   Две капли и сиреневый вечер ... как цветы там далеко возле
самой горы
...  вон там конечно ... не далеко-далеко... это здесь рядом
протяни ла-
донь ... ну вот теперь огонек видишь снег летит тихо падает лишь
ему од-
ному  падение не горе а радость а если ...  он вообще запретил
снегу ле-
теть ... обязательно в лицо по глазам ... снег падает.
   И опять  про  тот огонек светит и не греет согрей дурачок
живет будет
греть счастья вам.




Солнечный прилив мое лето
ветер золотой и птицы
белые летят далеко
голубиный край не обманет
тихие холмы свет за краем
камни ...

Дикая стрела не достанет
стебель золотой обещанье
что живым пройду к родникам

Тихие ключи из-под камня
я не навсегда берег дальний
только плеск весла




Ландыш ландыш белоснежный
роза аленькая
каждый говорил ей нежно
моя маленькая.
Ликом чистая иконка
пеньем пеночка
и качал ее тихонько
на коленочках.

Ходит вправо ходит влево
божий маятник
и кончалось все припевом
моя маленькая.
Божьи довы (?) нерушимы
путь указанный
маленьким не быть большими
вольным связаны.

И пристал в кого не целят
девки пальчиком
божий ангел встал с постели
вслед за мальчиком.
Будешь цвесть по райским древом
розы маленькой
так и кончилась с припевом
моя маленькая.




Мурка не ходи там сыч
на подушке вышит
мурка милый не мурлычь
дедушка услышит.
Няня не горит свеча
и скребутся мыши
я боюсь того сыча
для чего он вышит?

Девочке в белом халате
Аньке из детского дома
в женской четвертой палате
каждая малость знакома.

Кружка и запах лекарства
няни дежурной указки
и тридевятое царство
пятна и трещины в краске.

Точно синица из клетки
глянет из-под одеяла
не просыпались соседки
утро еще не настало.

Остренький нос восковые
пальцы льняная косица
мимо проходят живые
что тебе Анька не спится.

Ангел больничный за шторой
светит надеждой туманной
я за больной за которой
я за детдомовской Анной.




Утром мягко на подоконник
спрыгнул солнечный зайчик дразня
утром мягко на подоконник
спрыгнул солнечный зайчик дразня
в вечном танце и в вечной погоне
ты летишь по ночам сквозь меня.

Я люблю тебя слепну от света
прямо бьющего через окно
как я знал что когда-то и где-то
все равно так случится должно.

Я люблю тебя розы алели
в тот воспетый в преданиях миг
когда губы слились и истлели
в обожаньи обьятий немых.

Снова утро на крыши ступило
это лето оплачут дожди
я люблю тебя за все что было
и за все что еще впереди.




Отчего не свет отчего не рус
я ищу ответ я идти боюсь
человечий сын доброту не прячь
сквозь разбой грозы слышен детский плач.

Отчего не смел отчего не свят
ты же славно пел ты же солнцу рад
человечий сын доброту не прячь
раздели на всех свой земной калач.

Трудно правым быть долг велит и честь
видишь волчья сыть ложь родит и лесть
человечий сын сердца не жалей
и на всей земле станет чуть теплей.




От старой сказки детства моего
остались лишь расплывчатые лица
февраль глядит в замерзшее окно
а в небе самолетики да птицы

Февраль ледяной мой дружок
верни меня в запах полыни
слышишь снова играет рожок
в голубой и зеленой долине
слышишь снова играет рожок.

Застыла в ветках старая сова
уснул в траве надолго старый леший
их не разбудят горькие слова
их не заметит конный или пеший.

Февраль снегом не заноси
мой лес на реке у заветных излучин
снег скрывает проси не проси
оставляя надежду на случай
снег скрывает проси не проси.

Ммммм...




Берег светел я здесь еще не был
не примята трава не испуганы птицы
только ветер затихающий ветер и небо
И поющее солнце несет колесница
там звенят колокольца неясного чуда
там звучит откровение чистого света
не ищу я обратной дороги оттуда
буду звонкою нотою берега лета




Куда плывет кораблик
в неведомые страны
в невиданные страны
на острова весны
ведут их капитаны
и снятся капитанам
на синих океанах
отчаянные сны.

Ммм...

Куда плывет кораблик
о чем поют матросы
на этом непонятном
... языке
летит как птицы парус
за синим альбатросом
и он послушен только
твоей малыш руке.

Ммм...




Над золотым покоем
мой тополек ютится
без одичалой птицы
над золотым покоем.

Над золотой водою
шепчется он с рекою
на золотом покое
мой тополек с рекою.

Вслушиваюсь до боли
и как ягненку в поле
волк отвечает воет
над золотым покоем.

Над золотым покоем
мой тополек ютится.

Популярность: 17, Last-modified: Fri, 19 Oct 2001 06:56:59 GMT