(с) Андрей Горохов, 1986-1994, тексты песен
(с) Организация "Острие Бревна", 1994, издание

 Играют очень мелодичный аккустический и софт рок. Лидер Андрей
Горохов одно время вел на SNC рабиорубрику "Охота".  Интересно,
почему  это  они  вызывают  у  меня  ассоциации  с  Саймоном  &
Гарфанкелем ? Впрочем - из  более  знакомых  ассоциаций  назову
аккустические вещи "Аквариума".
 "Мелодия"  напечатала  года  три назад пластинку, склеенную из
двух альбомов: "Золотые орехи"+"Осколки"
 Кто  подскажет,  где  найти  еще  ихних  записей,  буду  очень
благодарен.




1988 - "Ночной суп"
1988 - "Адо и дочь"
1988 - "Адо III"
1989 - "Звукосниматель"
1989 - "Охота на акустических рыб"
1990 - "Останови меня, ночь"  (ВФГ "Мелодия",1991)
1992 - "Золотые орехи"
1994 - "Осколки"
1996 - "Веди себя хорошо"



From: Murtaz_Gitolendia@p2.f101.n466.z2.fidonet.org

 Группа "АДО" из подмосковной Коломны (впервые обратила на себя
внимание  благодаря  рецензии   на   один   из   ее   альбомов,
опубликованной в "РОК-эпистолярии" журнала "АВРОРА") началась с
того, что в начале 1988 г. автор песен  Андрей  Горохов,  желая
записать   свои   сочинения   на   пленку,   пригласил   своего
однокурсника по МВТУ им. H.Э.Баумана Валерия Аникина, который с
тех пор стал его постоянным партнером.
 Работая  по вечерам дома в Коломне, они в течении первого года
существования записали три мини - альбома.  Несмотря  на  явную
аквариумистичность  звучания  и  расплывчатость  текстов, песни
"АДО" имели свой характерный мелодический почерк и определенную
"хитовость".   С  легкой  руки  "АВРОРЫ" песни "АДО" постепенно
распространились по стране  и,  что  довольно  важно,  получили
одобрение  со  стороны  участников  группы  "АКВАРИУМ". С "АДО"
начал сотрудничать - сначала временно  (в  период  неактивности
"АКВАРИУМА"),  а  затем  и постоянно - альтист Иван Воропаев, а
затем и скрипач Виталий Левковский. Этим составом  был  записан
четвертый,  уже  полновесный  альбом  "АДО" - "Звукосниматель".
Позже в группе появился пятый участник - басист Дмитрий Юнькин.

 Накопленный  за  два  года  материал  позволил "АДО" перейти к
регулярным выступлениям, записываться на радио и  ТВ,  выезжать
на  гастроли.  В  январе  1990  г. группа успешно показала свою
программу на фестивале "РОК-АКУСТИКА-90" в г.Череповце.


                         ********АДО********

                  (очень краткая и неполная история)


     Группа "Адо" была создана в конце 1987 - начале 1988 года,  когда
студент Бауманки Андрей Горохов решил записать свои песни в альбом,  и
пригласил для этой цели Валерия Аникина.  Вдвоем они записали  "Ночной
суп". Писали,  разумеется  дома,  в Коломне,  на частично одолженной у
знакомых аппаратуре. "Ночной суп" был послан на фестиваль "Авроры" и
после после  рецензии в "Музыкальном эпистолярии" постепенно распрост-
ранился по стране.  В 1988 году были записаны еще два миниальбома "Адо
и дочь" и "Адо III", а так же форматный альбом "Звукосниматель".
     Группа привлекла внимание Б.Г. и "Адо" некоторое время выступало
разогревающим коллективом перед "Аквариумом".
     В 1988 году с группой стали сотрудничать Митя Юнькин,  Иван Воро-
паев и Виталий Левковский.
     В 1989 году "Адо" решает,  что с записями  надо  навести  порядок
(записать получше и т.д.). И записывает альбом "Охота на аккустических
рыб" включивший в себя материал старых альбомов.  С  него,  собственно
говоря, и начинается официальная дискография группы.
     Группа начинает активно концертировать,  выступает на Череповецкой
"Рок-акустике".
     В 1990 году "Адо" записывает альбом "Останови меня, ночь" , кото-
рый в  последствии при спонсорском участии господина Като вышел на ви-
ниле.
     Так же с 1990 года "Адо" начинает издавать журнал "Охота".
     С весны 1991 года Воропаев концертной деятельности группы не при-
нимает, Левковский уходит еще раньше.
     Группа появляется на телевидении и на радио.
     Андрей Горохов ведет передачи на SNC.
     К лету 1992 года состав дополняется Кондратом и Таней  Коробочки-
ной.
     В 1992  году  группа записывает альбом "Золотые орехи".  В записи
принимают участие Воропаев, Б.Г. , Григорян, Сакмаров, Мурашов.
     За этот альбом группа получила премию Коломенского фонда Творчес-
ких инициатив. А так же начала работу над новым альбомом.
     В 1993 году прекратил свое существование журнал  "Охота"  (вышло
пять номеров).
     Группа имеет фан-клуб.
     Такие дела...

        Состав группы в апреле 1996

      - гитара:  Андрей Горохов
      - пианино: Юра Смоляков (в группе с 1992)
      - бас:     Михей (играет с сентября)
      - ударник: Марк (стучит третий раз)

P.S. По причине плохой памяти некоторые песни без названий,  "Охота на
аккустических рыб" набрана не полностью, песня "Победа" кажется все же
из альбома "Останови меня, ночь"



       И  еще  об  Адо,  вдогонку.  В кем-то набитом файле с их
текстами содержание альбома "Золотые  орехи"  не  соответствует
деиствительности.   Набивалось,  как  сказано в комментарии, по
памяти => ошибки.  Т.к альбом выходил на пластинке, а  у  моего
товарища  ета  пластинка  была, то в данном случае о содержании
альбома   я   могу    говорить    с    уверенностьу.    "Ночнои
суп","Звукосниматель","Адо-3","Адо и дочь","I+II+III" - альбомы
домашние и неофициальные. На кассетах они у меня есть, в филе я
их   тоже   загнал.   "Охота   на  аккустических  рыб"  у  меня
отсутствует,  при  составлении  своего  варианта  песенника   я
воспользовался упомянутым file.  "Останови меня, ночь","Золотые
орехи" и "Осколки" выходили в виде пластинок, поэтому  здесь  с
составом песен все ясно.







Если ты жив,
Если в венах бьется теплая кровь,
Руки просят солнце и дождь,
Если ты жив, если ты здесь.
Ты увидишь свободу стрелы.
Это ветер помогает тебе -
Если ты здесь. Если ты жив,
Значит, ты прав,
Перед теми, кто живет за стеклом,
Кто себе покупает ночь.
Если ты жив. Если ты жив...




Мы в этом городе
Связаны только улицей,
Общим сном в метро, общим чтением
На холодном граните площади

Пульс городской волны
Воспаленные вены вечера
"Остаемся ждать," - говорили мы,
У стены - конец бесконечного

Нас в этом городе
Тротуары ровняют в линию,
Эскалаторы режут на полосы -
Мы вода кораблю без имени




Пусть будет так -
Просто и верно,
Как прибрежные камни
Не мешают движению рек
И глубокое небо ночью является в дом,
И как где-то стебли тюльпана
Набираются сил,
А у нас выпадает снег.

Ты земля, (ты земля) ты остался со мной
Повязать (повязать) эти нити в канат,
Чтобы стрелки часов не вращались назад.
И, с дороги напившись воды,
Опустив на страницы глаза,
Ты молчишь в ожидании слов -
Пусть хранит тебя Бог...




День сменялся днем,
В берег врос его дом
Из цветного песка,
Что дала Река.

Пас овец в траве,
Пчел пускал к себе.
И ладонь широка,
Как внизу Река.

Пес вилял хвостом -
Значит, хочет в дом;
Заходи, пока
Не затечет Река.

И орел, голубой,
Как его небеса,
Охраняет века,
За орлом - Река...

         У нее много сил и дел,
         Человек там и пил, и ел,
         Но, лаская ее бока,
         Ей шептал: "Ты моя Река..."
         Он хотел ей сказать еще,
         Что вся жизнь его - для нее,
         И если сохнут твои берега,
         То приди и возьми ее.

Было лето, дышалось легко,
Наш герой не ходил далеко.
Да зачем уходить, пока
Не заблестит Река?

Но случилась на это ночь,
Увлекая героя прочь,
Обдувая его свысока:
"Не узнает твоя река..."

Все хватали ее за хвост,
Пес <...> и пускал навоз,
А орел клевал ей бока
И кричал. Вся в слезах Река.

Он вернулся дней через пять,
И друзей захотел обнять...
Только ворон встречал дурака.
Вся иссохлась твоя Река!..

         У нее много сил и дел,
         Человек там и пил, и ел,
         Но, лаская ее бока,
         Ей шептал: "Ты моя Река..."
         Он хотел ей сказать еще,
         Что вся жизнь его - для нее,
         Но хотеть - еще не сказать,
         Раз уйти - много раз продать.




Фотография на стене
Испугала меня - мы с тобой не квиты.
На дешевый самшит проявил
Я цветные глаза твои, Маргарита.

Маргарита, из большого огня
Достаешь ты меня,
Вновь бросаешь туда
С наступлением дня,
Маргарита.

Излучение синих огней
Уместилось в квадратике гладкой бумаги.
Календарный ход моих дней
Отравила ты цветом химической влаги.

После встречи с тобой
Сразу ищешь ту дверь,
Где осталась та жизнь -
Попрощаться бы с ней, Маргарита.

Вспоминаю тебя по частям -
Вспоминается много, много больше, чем надо.
И безумные сны по ночам
От плоского, но глубокого взгляда.

Размножаю тебя, все поняв про себя,
Я сдаюсь, как могу,
И слезаю с коня, Маргарита.

Фотография на стене
Испугала меня - мы с тобой не квиты.
На дешевый самшит проявил
Я цветные глаза твои, Маргарита.

Маргарита, из большого огня
Достаешь ты меня,
Вновь бросаешь туда
С наступлением дня,
Маргарита.




  Ночной суууп...




Не рви ее цветов -
Там дом для мух,
Там дом для пчел и комаров.
Там ни с того и ни с сего
Свобода дома твоего
Письмо на камне из трех слов:
"Жизнь ее цветов"

Кому из нас быть тут?
Кто верит в то,
Что трактора нас не сметут?
Кто мыслям даст прозрачность дня
И ночь прогонит от себя,
Тот не нарушит ее снов
В тени ее цветов.

И аромат ее для тех,
Кто знает кровь,
Но помнит смех,
И говорит на языке
Понятном ей, понятном мне.

И он пришел, он видел все.
В одной руке держал он нож,
В другой ружье.
Ему сказали: "Брось огонь!",
Но в звуках тех топтался конь.
Он первым спел без слов:
"Смерть ее цветов."

Казалось мне день ото дня,
Что жизнь решится без меня,
Но ночь вошла
В уставший мир.
Мир в ней уснул,
Я вместе с ним.




Я убегаю от дождя,
Часы отбрасываю прочь.
Я верю в надпись на стене,
Светлее дня сегодня ночь.

Я видел город, видел два,
Я знал людей, живущих в них,
По запаху в своих цветах,
По отражению в глазах, -
Но я сгораю в этих городах...




Получается так, что во всем я не прав,
Одевался под дождь, а случался в снегах.
Я хотел говорить - приходилось молчать.

К бою главных часов я повел тебя в дом,
Путь был долгим, как век, но дом я нашел.
Я люблю это время - часы предвкушения.

Ночь художник такой - все предметы чернит,
Ненавязчивый блеск на глазах <...>,
Но ты не картина - ты иллюстрация.

Мы сходились на круг перечеркнутых рук,
Распускали бутоны обветренных губ.
Мы стояли лицом - я услышал сомнение.

Я плевался в колодец, я бил по птенцам,
Я украл у слепого, я видел сам,
Как ангел натачивал нож.




Свой дым я стелю по земле,
В земле холодней, чем во мне.
Это явный признак работы сердца,
И как объяснить тебе,

        Что я еще жив,
        Что я стою у стены,
        На которой рисует мой мел.
        О, если бы ты умела читать,
        То разве бы я посмел
        Так быстро уснуть?

Эти последние дни
Нас освежали дожди.
Если бы свежесть твоего лица
Сообщалась моему уму!..

        А я пока что не слеп,
        Я смотрю на стекло,
        И вижу дальше стекла.
        И еще не очень люблю,
        Когда что-то не сгорает дотла,
        Как ты.




Я дарил цветное стекло -
Победа давалась легко.
Желая свободы в крови
Распахнутый борт пиджака

Но Сестры сказали: "Нет!
Нам не хватит половины огня.
Если ты не добудешь еще,
Мы никогда не дождемся дня."

Я излишне свободен в выборе знака,
Я меняю минус на плюс.
И я говорю: "До встречи!", зная,
Что больше сюда не вернусь.

Новый город зажат в геометрии камня,
Его руки тянутся вверх.
Но Сестры уходят, не узнав, кто здесь жив,
И не взяв предложенный хлеб.

Кто живет на земле, тот мечтает о небе,
А по небу прошел такой слух,
Не случись на земле одного рубля,
Никто бы не думал о двух.

Путь дождя, слой асфальта и пыли,
Вода не найдет травы...
Бог хотел разговаривать с ними,
Они молчат - и они правы.

Я не видел седьмого неба,
Мне не снился девятый сон.
Если бы я стал птицей,
Лучшим другом стал бы мне слон.

Но Сестры сказали: "Нет!
Впереди половина пути.
Ты владеешь правом смотреть на цветы -
Мы владеем правом идти."




Под уставшим дырявым небом
Я стою без особых причин сомневаться.
Хлеб всегда остается хлебом,
А война заполняет пустые пространства.

Кто-то, лед обращая в воду,
Дал мне знать, что мир - это круг.
Что в лучи обратятся стрелы,
Обернется радугой лук.

        Я предлагаю руку
        Богу, которого нет.
        Я остаюсь с собой.




Оглавление

     * РАЙЯ
     * КОРОЛЕВА
     * ДЫМ
     * ЖИЗНЬ ЕЕ ЦВЕТОВ
     * ЛЕСНАЯ СКАЗКА
     * НАЙТВИНТЕР
     * ХЛЕБ
     * ВИНДОВИЗАЦИЯ
     * НОЖ
     * ДВАДЦАТЬ ПОЕЗДОВ
     * ПУСТЬ БУДЕТ ТАК
     * ПОБЕДА
     * МУЗЫКА
     * РЕКА




Я убегаю от дождя,
И сны отбрасываю прочь.
Я верю в надпись на стене,
Светлее дня сегодня ночь.

Я видел город, видел два,
Я знал людей, живущих в них.
По запаху в своих цветах,
По отражению в глазах.
Но я - Райя в этих городах.




Фотография на стене
Заставляет болеть что-то нервное слева.
На дешевый самшит проявил
Я цветные глаза твои, королева.

   О, королева,
   Из большого огня достаешь ты меня,
   Вновь бросаешь туда с наступлением дня,
   Королева, о, королева.

Излучение синих огней
Уместилось в квадратике гладкой бумаги.
Календарный ход моих дней
Ты нарушила цветом химической влаги.

   После встречи с тобой сразу ищешь ту дверь,
   Где осталась та жизнь - попрощаться бы с ней,
   Королева, позволь, королева.

Вспоминая тебя по частям,
Вспоминается много, много больше, чем надо.
И ненужные сны по ночам
О, от плоского, но глубокого взгляда.

   Размножая тебя, все поняв про себя,
   Я сдаюсь как могу и слезаю с коня,
   Королева, о, королева.

Уголки твоих бархатных губ
Открывают мне то, что еще не открыто,
Но река твоих маленьких рук,
Начиная с вчера, почему-то убита...

   Я смотрю на цветы, чтобы вспомнить тебя,
   Чтобы вновь пережить утро нового дня,
   Королева, о, королева.

Фотография на стене
Заставляет болеть что-то нервное слева.
На дешевый самшит проявил
Я цветные глаза твои, королева.

   О, королева,
   Из большого огня достаешь ты меня,
   Вновь бросаешь туда с наступлением дня,
   Королева, о, королева.




Свой дым я стелю по земле,
В земле холодней, чем во мне
Это явный признак работы сердца,
И как объяснить тебе,
Что я еще жив,
Что я стою у стены,
На которой рисует мой мел.
Ах, если бы ты научилась читать,
То на вряд ли бы я посмел
Так быстро уснуть,
Уснуть,
Уснуть.
Эти последние дни,
Нас освежали дожди.
Если бы свежесть твоего лица
Сообщалось моему уму,
А я пока что не слеп,
Я смотрю на стекло,
И вижу глубже стекла.
И еще не очень люблю
Когда что-то не сгорает дотла,
Как ты,
Как ты,
Как ты.





Не рви ее цветов!
Там дом для мух,
Там дом для пчел и комаров,
Там ни с того и ни с сего
Свобода дома твоего -
Письмо на камне из трех слов:
"Жизнь ее цветов".
Кому из нас быть тут,
Кто верит в то,
Что трактора нас не сметут,
Кто мыслям даст прозрачный знак,
Но ночь прогонит от себя,
Тот не нарушит ее снов
В тени ее цветов.
И аромат ее для тех,
Кто знает кровь,
Но помнит смех.
И говорит на языке
Понятном ей,
Понятном мне.
И он пришел, он видел все,
В одной руке держал он дождь,
В другой ружье.
Ему сказали: "Брось огонь!",
Но в звуках тех топтался конь,
Он первым спел без слов:
"Смерть ее цветов".
Казалось мне, день ото дня
Что жизнь решится без меня
Но ночь вошла в уставший мир
Мир в ней уснул - я вместе с ним





Самый маленький гном встретил подружку.
Они, дурачки, на беду, полюбили друг дружку.
Гном узнал четыре ноты, из трех слов слагал ей стих.
Подружка обожала эти песни - ему она пела их.
Им было свободно как флюгеру на ветру.
Была бы горбушка утром, глоток воды в вечеру.
Она звала его синий зайчик, а он стеснялся в ответ,
И, уходя добывать землянику, тихо шептал ей: "Привет"
Они сладко спали в тени большой травы
Любовь начинали с первым криком совы
По слухам, у них появились дети, и не лишнее будет сказать:
"Ходите по лесу осторожней ребята - под ногами кормящая мать".
Твой дом в деревянном городе - сюда не ходит трамвай
Здесь темнее ночь, и видно как горит янтарь в твоей руке.
Вдова не носит темного платья,
Бог с ним,  твой стан под темный платок
Твои глаза под тонкие брови
Уста под легкий глоток
Сухого вина.
Из тысяч найдется новое слово,
И воздуху хватит чтобы дышать.
Я моложе тебя, и ближе к природе
Потому не умею молчать,
Не умею молчать.
Твой дом в деревянном городе
Сюда не ходит трамвай
Здесь темнее ночь,
И видно как горит янтарь.
В твоей руке.
В твоей руке.





Мой ветер бесконечно светел
Он не гнет и не рвет, он себе на уме
Мне слегка обдувая лицо.
Мой вечер, я тебя встречу
Проведу от дверей до стены,
И закрою на ключ.
Погашу верхний свет
Чтобы чувствовать след
Уходящего в прошлое дня.
Кто дышит? Я тебя слышу.
Открываю окно с легким звоном стекла
Ветер ?????? и вежлив как гость
Два слова - вот и знакомы
Я хожу по домам, хлопочу здесь и там
Прозван местными "Найтвиндерстоп"
Где твой чай, где твой хлеб
Легкий дым сигарет
Акустический джаз
Но утром еще минута
Ветер служба в рассвет
По закону тех лет
Так кончается ночь
Сегодня, только сегодня,
С несогласия всех ты разбрасывал снег
Снег и лето - ты не повторим
Ты ушел далеко, растворился легко
Мои слезы не удержат тебя.





Под уставшим дырявым небом,
Я стою без особых причин сомневаться
Хлеб всегда остается хлебом
А война заполняет пустые пространства
Кто то лед обращая в воду
Дал мне знать, что мир - это круг
Что в лучи обратятся стрелы
Обернется радугой лук
Я предлагаю руку богу которого нет
Я остаюсь с собой
Я предлагаю руку богу которого нет
Я остаюсь с собой









Получается так, что во всем я неправ
Одевался под дождь - а случался в снегах
Я хотел говорить - приходилось молчать
К бою главных часов я повел тебя в дом
Путь был долгим как век, но дом я нашел
Я люблю это время - часы предвкушенья
Ночь художник такой - все предметы чернит
Ненавязчивый блеск, на глазах аргентит
Но ты не картина - ты иллюстрация
Мы сходились на круг перечеркнутых рук
Распускали бутоны обветренных губ
Мы стояли лицом - я услышал сомненья
Я плевался в колодец, я бил по птенцам,
Я украл у слепого, я видел сам
Как ангел натачивал нож.




Вчера я встретил 20 поездов,
Чтобы сделать шаг.
Но он был дальше, чем хотел,
И в сторону от цели.
Мой хлеб чужие съели,
И я в бегах, и руки до земли,
Чтоб трогать след,
И плоть моя восстала против формы.
Но кто поставил сети?
Она сидит на словесной диете.

Я был назойлив, как очень тонкий луч, -
Это было смело.
Я верил, что лучом я среди туч,
Кому какое дело,
Что стал совсем, как дети.
Она сидит на словесной диете.

Лицо ее как номер телефона -
Одни сплошные знаки.
Рука сама ложится на плечо -
Присядь на миг.
Что видишь на портрете?
Она сидит на словесной диете.

Я вырвал все цветы за этот раз,
Я сам не свой.
Вот чья-то плеть,
Вот чей-то голос, но не мой.
Зачем? Она чужая! Домой!
Давно пора домой!





Пусть будет так, просто и верно
Как прибрежные камни не мешают движению рек
И глубокое небо ночью является в дом
И как где то стебли тюльпана набираются сил
А у нас - выпадает снег
Ты земляк,
Ты остался со мной
Повязать,
Эти нити в канат
Что бы стрелки часов не вращались назад
Из дороги напившись воды
Опустив на страницы глаза
Ты молчишь в ожидании слов
Пусть хранит тебя Бог




Я давил цветное стекло победа давалась легко
Желая свободы в крови распахнутый борт пиджака
Но сестры сказали "Нет, нам нехватит половины огня.
Если ты не добудешь еще - мы никогда не дождемся дня"
Я излишне свободен в выборе знака - я меняю минус на плюс
Я говорю "До встречи!" зная, что больше сюда не вернусь
Новый город зажат геометрией камня его руки тянутся вверх
Но сестры  уходят не узнав кто здесь жив,  и не взяв предложенный хлеб
Кто живет на Земле то мечтает о небе, а по небу прошел такой слух
Не случись на Земле одного рубля - никто бы не думал о двух
У дождя свой асфальт не вымыт, вода не найдет травы
Бог хотел разговаривать с ними - они молчат, и они правы
Я не видел седьмого неба, мне не снился девятый сон
Если бы я был птицей лучшим другом стал бы мне слон
Но сестры сказали "Нет, впереди половина пути
Ты владеешь правом смотреть на цветы, мы имеем право идти




Твоя дверь закрыта, и ветер прошел стороной
Тебя нет дома. Дождю не достучаться в окно
И никто не слышал твоих последних слов
И никто не видел, с кем ты ушел
И никто не знает, когда ты вернешься домой
Я уйду за тобой
Мы уйдем за тобой
Если нас позвала Музыка





День сменялся днем
Берег врос в его дом
Из цветного песка
Что дала река
Пас овец в траве
Пчел пускал к себе
И ладонь широка
Как внизу река
Пес вилял хвостом
Значит хочет в дом
Заходи пока
Не заблестит река
И орел голубой
Как его небеса
Охраняет века
За орлом река
У нее много сил и дел
Человек там и пил, и ел
Но лаская ее бока ей шептал
Ты моя река
Он хотел ей сказать еще
Что вся жизнь его для нее
И если иссохнут твои берега
То приди и возьми ее
Было лето, дышалось легко
Наш герой не ходил далеко
Да зачем и ходить пока
Не заблестит река
Но случилась над летом ночь
Увлекая героя прочь
Обдувая его с высока
Не узнает твоя река
Все хватали ее за хвост
Пес грыз в кровь
Не пускал на мост
А орел клевал ей бока
И кричала вся в слезах река
Он вернулся дней через пять
И друзей захотел обнять
Только ворон встречал дурака
Вся иссохлась твоя река
У нее много сил и дел
Человек там и пил, и ел
Но лаская ее бока ей шептал:
"Ты моя река"
Он хотел ей сказать еще
Что вся жизнь его для нее
И если иссохнут твои берега
То приди и возьми ее
Но хотеть - еще не сказать
Раз уйти - много раз продать



Пел на озере в ночь,
Ночь прилива, чистой воды,
Отвлекая внимание рыб
От блеска упавшей звезды.

   Ты - пленник того, что увидел здесь,
   Город молча благословил
   Твою смерть под этой луной.
   Долго ждать не пришлось -
   У нее все с собой.

Что остается нам -
Много листьев и много травы...
Много больше, чем думали мы,
Когда тело твое осветило погост.

   Когда дождь не тушил поминальных свечей,
   Когда птицы не пугались людей,
   Ветер вышел, но не спорил с волной,
   Кто-то видел березовый знак -
   Говорили, что твой.

Век не кончился - кончился день.
Небо все еще выше земли.
Наш Иван соблюдает душистый чай,
Все ждем снега и новой любви.

   Он знал, что без солнца начинается ночь,
   Что с деревьями кончается лес.
   Верный ворон треплет клювом плечо,
   Все уйдут, кто был здесь ни при чем.




       Я хотел бы умереть во сне,
       Хоть под снегом, хоть под летний дождь...
       Говорите, что не в срок,
       Говорите, что не в прок, -
       Да уж видно, не дождаться мне...

  Ну, а и взяли-то немногого мы -
  Снега талого, и тот как вода.
  Все крутые берега
  Моет бурная река,
  Уходили с берегов на стога...

  А базар был ходу факелам дать,
  Чтоб огнями разгулять ночь к утру.
  Просидевши у печи,
  Запалили фитили,
  Выносили - гаснут все на ветру.

  А на паперти тяжелая дверь,
  А над нею золотые купола...
  Ай взлететь да не упасть,
  За дружков своих пропасть,
  Да в малину баба снова увела...

  Выходи скорей гулять, хоровод!
  Береглася от людей - для кого?
  Для блатного упыря,
  И его забавы для;
  Ну иди теперь, роди всем змея...

  Ой, уткнуться бы башкою в хвой,
  Да слезами выгнать сердца хворь.
  В кровь зубами рву уста,
  Кругом темень, пустота...
  Звезды падают - ой, мать, красота!..

  И добилися, кому невтерпеж,
  И томились за здорово живешь.
  Только тливо все болит,
  Самогоном все разит,
  А смертям всегда несметен был счет.

  Ой, опомнись, теха, руки горят.
  Птицы снова стороною летят...
  Только чахлым воронАм
  По дороге ближе к нам,
  Умирать - с людьми и то пополам.

  А меняй мое добро на коня,
  Пусть бежит - свободой дышит земля.
  Я б, заснявши башмаки,
  Побросал бы все мешки -
  Да грехи за ним бежать не велят...

       Я хотел бы умереть во сне,
       Хоть под снегом, хоть под летний дождь...
       Говорите, что не в срок,
       Говорите, что не в прок, -
       Да уж видно, не дождаться мне...




  Кому не ждать от нас большого,
  Не видеть в нашем небе звезд...
  В том, как мы есть, искать другого,
  Вина не отделив от слез...
  Приходит ночь - мы по ночам не спим,
  И что случилось нам - еще не нужно им.
  Еще не пламя - но тепло,
  Еще не солнце - но светло,
  Не голос - но уже слова...
  Сначала новые ручьи,
  Но завтра - новая река...







      Дом художника
      Парк ( это осень )
      Я защищаю дом
      Что остается нам
      Алессандро
      Песня из 1964 года (My Son John)
      Останови меня, ночь
      Пассажир
      Стакан воды
      Я хотел бы умереть во сне
      Вино и слезы




Я уйду в дом художника жить
Я узнаю вкус каждой краски.
Мне назначено в ночь
И я должен здесь быть -
Нынче срок новой сказки.
Я влюблялся по Солнцу, но любил по Луне
И остался один в нарисованной тьме
Я нашел, что так долго искал...





Это осень, не сумею сказать больше, чем
Просто осень,
Небо в тон и цветная земля.
Мы уже овдовели летом,
Не успев обручиться зимой
На двоих, помолвленных ветром,
Сотня бегущих домой.
Много спешащих домой...
Я тону в желтолиственном сне,
За окном, что желаемо мне,
Засыпающий парк.
И в пустой полутьме, под знакомые звуки трамвая,
На привычной осенней воде,
Он устал говорить,
Он устал от себя,
Он устал от любви,
Как мы все...
Это дождь, будет, что переждать.
Если верить глазам - небольшой.
Позовет за собой
Обернувшись слезой,
Не впрочем, ответа,
Так красиво умрет на стекле,
Отстучав последние ноты лета.
Так зачем я был нужен тебе?
Это осень, не хочу говорить больше, как
Просто осень,
Только вечер и старый трамвай,
Кто для нас перекрашивал клены,
Оставляя всем шанс на покой?
И вновь на пороге дома, где ты
Я повернулся домой...




Я влюблен в старый дом,
Вход слева, со двора,
Дом планируют под слом
Но я защищаю дом!
Дом по окна в земле,
Трава выше трубы.
В доме живет кот,
С ним мне не страшно зимы.
У дома большие глаза,
Видеть дом мне мешает слеза.
Я голосую за!
Я голосую за,
Я голосую за.
Дом тяжело болел,
Дом не мог говорить.
Люди бросали лопаты,
Люди давали пить.
У дома большие глаза,
Успеваю сказать, что дому стоять.
Я голосую за!
Я голосую за,
Я голосую за.





Пел на озере в ночь,
Ночь прилива чистой воды,
Отвлекая внимание рыб
От блеска упавшей звезды.

Ты пленник того, что увидел здесь.
Город молча благословил
Твою смерть под этой луной,
Долго ждать не пришлось - у нее все с собой.

Что остается нам,
Много листьев, и много травы.
Много больше, чем думали мы,
Когда тело твое осветило погост.

Когда дождь не тушил поминальных свечей,
Когда птицы не пугались людей.
Ветер вышел, но не спорил с волной,
Кто-то видел березовый знак,
Говорили, что твой.

Век не кончился, кончился день,
Небо все еще выше земли.
Наш Иван соблюдает душистый чай,
Все ждем снега и новой любви.

Он знал, что без солнца начинается ночь,
Что с деревьями кончается лес,
Верный ворон треплет клювом плечо,
Все уйдут,
Кто был здесь - ни причем.





В сплетеньи ив и платанов где слово слабее, чем взгляд,
Течет река Серезм в долине синих гирлянд.
Там руки мужчины сильнее,
Там женщина легче, чем тень,
Там дети людей и дети птиц
Помнят своих матерей.

Все там живут по часам старца из бухты Ламанд.
Он - ровесник реки Серезм в долине гирлянд.
Глаза его были бесцветны,
Потому что видели все
Слово, шаланда и ветер -
Это все, что было свое.

Старые люди искали в нем слово,
Юноши - ветер и свет.
Последний хлеб не был убран,
Последний куплет не был спет.
Смерть появилась не сразу,
Смерть открывала свой счет.
Он ей сказал - пусть люди уйдут,
Он один не уйдет

   Алессандро, Алессандро,
   Я не успел закрыть глаза.
   Я увидел твое последнее слово,
   Последней была слеза.
   Последним таким было небо,
   Последней такой была ночь,
   Рука, покачнувшая лодку,
   Рука, ласкавшая дочь.








Кто назначил сбор на эту ночь?
Кто сигналит нам огнем своей папироски?
Филины летят на свой аэродром,
Туда ведут ветра, стоит там старый дом.
Мимо покосившихся дверей,
Вряд ли видно мне, но я услышу
Вечное движение воды, вода...
Коты идут в любовь, тише.
Кто собрал ручьи в один поток,
Чуть скользнув по мне своим прохладным шарфом?
Полушепот слов приоткрыл засов,
Но я закрою дверь к безумным травам.
Это лишние движения рук,
Весь воздух сегодня мой.
Я утонуть сегодня не прочь
В этом океане звезд.
Останови меня, ночь...





Спите, пусть вам приснится аттракцион...
Подул фиолетовый ветер, шевелящийся звон.
Утром гуляли в сову,
Асфальт полюбил траву,
И вода говорит огню: "Ты сильней".

Спите, пусть вам приснится мой телефон,
На свой проездной билет запишите его.
Вы что-то шептали во сне,
Пассажиры улыбались мне,
Наивно полагая, что я в вас влюблен...

Спите, еще ваши полчаса до Москвы,
Пусть вам приснится цифра середины зимы..
Любимый напиток - сок,
Любимая музыка - рок...
Ах, просыпайтесь скорей, идемте со мной...




Я дам тебе стакан воды.
Подумай, мало это или много,
И, главное, реши, что берешь ты -
Хрупкий стакан или Воду от Бога?

  А я стою рядом и надеюсь быть милым,
  А я стою слева, и смотрю на то,
  Как бьется каждый в кровь,
  Чтобы быть счастливым,
  Как вместе верят в то, что им не дано.
  И я с ними заодно.

Свой вечер я начинаю утром,
Вся цель приготовлений дня - это ночь.
Мне легче видеть ясность, если что-то смутно,
Я мало верю в след, уходящий прочь.

  А я стою рядом и надеюсь быть милым,
  А я стою слева, и смотрю на то,
  Как бьется каждый в кровь,
  Чтобы быть счастливым,
  Как вместе верят в то, что им не дано.
  И я с ними заодно.

Дом дом - где я, мои цветы - где сплю я.
Мой тембровый кумир - трамвайный перезвон,
Я плохо говорю, но я рисую
На глянце самой белой из шести сторон.

  А я стою рядом и надеюсь быть милым,
  А я стою слева, и смотрю на то,
  Как бьется каждый в кровь,
  Чтобы быть счастливым,
  Как вместе верят в то, что им не дано.
  И я с ними заодно.

Я дам тебе стакан воды
Подумай, мало это или много.
И, главное, реши, что берешь ты:
Хрупкий стакан или воду от бога.

  А я стою рядом и надеюсь быть милым,
  А я стою слева, и смотрю на то,
  Как бьется каждый в кровь,
  Чтобы быть счастливым,
  Как вместе верят в то, что им не дано.
  И я с ними заодно.





Я хотел бы умереть во сне,
Хоть под снегом, хоть под летний дождь.
Говорите, что не в срок, говорите, что не впрок,
Да уж видно не дождаться мне.
Ну а взяли-то немногого мы,
Снега талого - и тот, как вода.
Все крутые берега моет бурная река
Уходили с берегов на стога.
А базар был ходу факелам дать,
Чтоб огнями разгулять ночь к утру.
Просидевши у печи, запалили фитили,
Выносили - гаснут все на ветру.
А на паперти тяжелая дверь,
А над нею золотые купола.
Аль взлететь, да не упасть, за дружков своих пропасть,
Да в малину баба снова увела.
Выходи скорей гулять, хоровод.
Береглася от людей - для кого?
Для блатного упыря и его забавы для
Ну иди теперь роди всем змея.
Ой уткнуться бы башкою в хвой,
И слезами выгнать с сердца хворь.
В кровь зубами рву уста, кругом темень-пустота,
Звезды падают, ой, мать, красота.
И давилися, кому невтерпеж,
И томились за здорово живешь,
Только слева все болит, самогоном все разит,
А смертям всегда несметен был счет.
Ой опомнись Теха, руки горят!
Птицы снова стороною летят,
Только чахлым воронам по дороге ближе к нам,
Умирать с людьми - и то пополам.
Обменяй мое добро на коня,
Пусть бежит, свободой дышит земля,
Я бы, снявши башмаки, побросал бы все мешки,
Да грехи за ним бежать не велят.
Я хотел бы умереть во сне,
Хоть под снегом, хоть под летний дождь,
Говорите, что не в срок, говорите, что не впрок,
Да уж видно, не дождаться мне...




Кому не ждать от нас большого -
Не видеть в нашем небе звезд
В том, как мы есть, искать другого,
Вина не отделив от слез.
Приходит ночь - мы по ночам не спим.
И что случилось нам - еще не нужно им.
Еще не пламя - но тепло,
Еще не солнце - но светло,
Не голос - но уже слова.
Сначала новые ручьи,
А завтра - новая река.






Ангел - явление вечности -
Собрал всех нас по крылом своим,
И сандаловым потчуя запахом,
Сим явил себя во плоти.

Слова его - пленительной силы,
А глаза - излученье ума.
Верить на слово этому всуе -
Ты должна это видеть сама.

Ангел вестью с кириллицей
Поутру разослал голубей.
Рукой писчего, сердцем кормилице
Подарил все заботы своей.

Его щедрость была столь великой,
Как периметр Китайской стены.
Я хотел, чтобы ты видела, как эти голуби
Взлетали до самой Луны...

Ангел - явление вечности,
Человек - явление дня.
Если боги дождями тушат пожары,
Люди снова ищут огня.

Каждый ищет спокойствия,
Но не всякий тому на пути.
Не узрев настоящего силы,
Только слыша себя впереди.

Впереди 30 дней до Нового Года,
37 до Рождества...
Первым снегом закончилась осень,
В именины настала зима...




Рассыпала бусы из белых горошин,
Поплакав о том, вытерла слезы,
Девочка, влюбленная в детство
За бусы и дождь.

У девочки все случается вдруг,
Она дышит тем, что есть вокруг,
И если троллейбус встал,
Она уйдет пешком.

Идет очень тихо, но ее не догнать,
Если спугнули - легко потерять;
Звездопадом из глаз
Ее не возьмешь.

Ни шахматным ходом, ни картою в масть,
Ни выстрелом в сердце тебе не попасть,
И многое поздно,
В чем когда-то везло.

Она ведет в счете, не начиная,
Все оттого, что не играет,
И ваши законы
Ей ни к чему.

Согрета виденьем голубиного счастья,
Через рваную крышу к звездам и дальше -
Она улетит,
И не вспомнит о нас.

А бусы соберут на рваную нитку,
Завязав узелок с виноватой улыбкой,
Чтоб памяти было -
На сто лет вперед.




Когда для смертного умолкнет шумный день,
И на лице усталом высохнет слеза -
Приди, возлюбленная тень,
Ночь унесет тебя за тридевять земель, -
Как сбудется? На сколько хватит сна?

Прогулки с Пушкиным от неба до земли,
Бессмертный воин, сраженный пустотой...
Смотреть на ночь уже нет сил,
Но остается день, и вместе с ним
Влеченье к тем,кто увлечен тобой...





Господь с тобой
Между небом и землей -
Не тебе умирать со мной.
За 20 первых лет твоей вечности
На часах оставался другой.
Пусть ты красива, но мне не пить
Воду с твоего лица;
Пусть ты умна,
Но всегда ты была
Вещью в себе,
Как остывшая в небе Луна...

История знает немало примеров,
По которым ты должна умереть.
Как вечный Монк, постом заключенный,
За плечами твоими сидеть.

Влюбленным снится индийская музыка,
Они спят по 12 часов.
Такая музыка не может быть ближе,
Чем солнце для холодных песков.

И прежде, чем реки сольются в одну,
Ты сможешь принять меня -
Не раньше затменья небесных светил
Мне греться у твоего огня
И стучаться в твои двери своим...




С нами Бог - с ними Дьявол,
С золотыми орехами в беззубом рту.
С нами царь - плохонький да пьяный,
Торговали - не купился,
Так они потом купили Луну.

     Здесь огонь, а там дым -
     Ни тепла, ни света им не видать...

По углам шумят мыши,
Голубям бестолковым завещали чердак.
Не зови - все одно, не услышат, -
Где пустое Небо, там пустая Земля.

     Что успели, соберем,
     И в три голоса споем на Луну...




Я всегда говорил тебе правду,
Как последний набоб на земле.
Я посыплю голову пеплом,
Если ты погибнешь в войне,
От которой я тебя не сберег.

Ты родился в императорский праздник,
Как немногим, под знак <...>,
Твое имя накричали мне гуси,
Как всегда, недовольные тем,
Что вода нестерпимо горька.

     Тебя придумали женщины,
     Уставшие за ночь от слез,
     Прикоснувшись рукой к холодной стене...

Успокоенный снегом в постели,
Потревоженный сновиденьем греха,
Как Сатир поражение Девы
Начинал, как фагот, осторожно, -
Как свирель, она осталась легка.

     Усни в измерении века -
     Проснешься в измерении дня.
     Пусть сон будет в руку тебе.

К полуночи успокоится время
И успеет подняться Луна,
Что вдвойне устоит против силы,
На которой гуляет война,
И еще отзовется потом...

Бог с ним, случится такое,
И останется вместе с тобой -
Сохрани, приумножь и отдай...




Поклонилось Солнце Месяцу,
Напросилося к нему ночевать.
"Неспокойно мне и невесело,
Спрячь меня под свою кровать!

Спрячь меня, пока еще светится,
Да и сам, того, не вставай.
А придут за мной - перетопчутся,
Будут спрашивать меня - посылай."

"Не хочу светить," - Солнце плакалось,
"И осталось от меня - прикурить.
Растащили огоньки мои, да попрятали, -
Пойди-ка в темноте разберись!

Поищи теперь виноватого -
А сегодня кто виноват?
Упакованный кивнет на помятого,
Ну, а с мятого и нечего взять..."

"Не нужно ты мне, окаянное,
Не тревожь меня, не гневи.
И с людьми меня ты не спутывай -
Мне с добром таким теперь не с руки.

Мое дело тут сильно темное,
Мое дело тут сторона:
К ночи не расстроиться, утром успокоиться,
А короче говоря - переждать...

Так что, Солнышко, покури чуток,
Только боле здесь не пыли!"
Месяц на двери положил замок,
Улыбнулся пряником, да свалил...




Жить здесь, в материальном мире,
Под ленивый голос Боба Гелдофа
Достать билет, чтобы съездить в Питер
И плюнуть там в канал Грибоедова
Выиграть в карты с помощью маленькой-маленькой лжи,
И думать, что победил
Школьным друзьям принести анаши,
И быть уверенным, что всех удивил

     Смешно

Пить вино и курить сигарету
С лицом человека, раздвигающего космос
Потом, не стесняясь, предаться земному
С кем-то в пространстве невинного Лотоса
Лаять в сонм собачей своре,
То держа за эпизод судьбы
Купить флейту на последние деньги,
Но жить под звуки водосточной трубы

     Смешно




Успеваю закрыть окно,
Чтобы ночь не менять на день,
Чтобы не выветрилось вино
И не впечатывалась в стену тень.

     Конец твоей музыки, снова сны
     Я не умею спать в ожиданье весны
     Я не могу отличить асфальт от травы,
     И ночь ото дня,
     И тебя от себя




Он меня поцеловал,
И ушел искать того, что искал.
Я пошла его встречать,
Но его еще никто не встречал.

Пощади его в пути,
Пусть льются теплые дожди!
Если небу нужно будет пасть -
Упади.

Реки вышли берегов,
Травы пали раньше срока.
Среди всех твоих дорог
Есть еще одна дорога.

Ты вернешься потому,
То ли к солнцу, то ли в тьму -
Буду ждать до Рождества,
И дождусь к Рождеству...






С добрым утром всем, кто пришел,
Добрый вечер тому, кто остался -
Всем знакомым, бездомным, влюбленным и тем,
Кто случайно здесь оказался.

Всем, кто здесь накурил неизвестно чего,
Не спросив на то разрешенья,
Опоздавшим, успевшим, уставшим с того,
Что сегодня весь день невезенье.

Кто работал, кто спал,
Кто сидит и кто встал,
Всем оболтусам, ябедам и болтунам,
Второгодницам, модницам,
Прочим негодницам -
Всем, кто нас узнал.

Я желаю вам не заскучать,
Я желаю себе настроения -
Если сбудется - ладно,
Совсем не накладно,
Не сойдет - так приедем опять.




Все уже знают, что происходит,
И всем на то наплевать.
Мир покачнулся, и рассыпались звезды,
И нам их уже не собрать.

Рассыпались на золотые осколки,
Горячими падали в снег,
Дети кричали и били в ладоши,
А земля излучала свет.

     Казалось, что это музыка,
     Казалось,что так будет всегда -
     Но осколки гасли быстрей, чем спички,
     Покрывались корочкой льда...

И очень хотелось выйти за дверь
Или хотя бы взглянуть в окно,
Но двери все превратились в щели,
А за окнами стало темно.

Еще можно было думать, что это случайность,
Недостойный шуточки час,
Но один мужичок наконец догадался,
И сказал, что так думать нельзя.

     Ну что ж вы, мыши, попрятались,
     Будто это все не про вас?
     Под себя гребли, как лопатами,
     Так чего же удивляться сейчас?

И тот же мужичок, взяв палку с веревкой,
Куда-то собрался идти.
Мол, с вами, как в яме, а так есть надежда,
Пока человек в пути.

Пока впереди хоть краешек неба,
Пока меня держит земля...
Сказал - и ушел, оперевшись на палку,
Колокольчиком тихо звеня.




Еще не погиб Бадди Холли,
Еще не сломались золотые часы,
И быстрые таксомоторы
Везли пасажиров нашей страны
По домам.

Тебя ждут домой к 9-ти
После урока в музыкальной школе.
Ты первый раз решила не идти
Туда - и ты осталась со мной.

Мы бежали с тобою в кино
По заснеженным улицам города,
Нас ждала "Карнавальная ночь"
На последнем сеансе в последнем ряду.

По всей Москве погасли огни
И отключили все телефоны.
Уже нет повода куда-то спешить -
Зачем? Ведь все еще впереди.

Еще не погиб Бадди Холли,
Еще не сломались твои золотые часы,
И быстрые таксомоторы
Везли пасажиров нашей огромной страны
По домам.




Она вышла из дома, не выключив свет,
Потеряв свой ключ и забыв о том.
Купила цветы сама себе...
Купила цветы сама себе,
Чтобы выбросить из потом.

Ей нравилось быть такой,
Нравились фильмы, где герой погибает -
Умирает красивый герой.

Дома долго звонил телефон,
В дверь стучали, и ушли ни с чем.
Птицы сели на пустой балкон,
И, кажется, насовсем.

Вышла из дома, не выключив свет,
Потеряв свой ключ и забыв о том.
Купила цветы сама себе...
Купила цветы сама себе,
Чтобы выбросить из потом.




Она проснулась, как всегда одна,
Но как и прежде, ночью не скучала.
Ее собака тоже встала,
Ей солнце застило глаза.

Проснувшись раньше или позже,
Нисколько никому не задолжав,
И не желая знать, и не узнав
Себя немного больше...

Ах, воскресенье, старый праздник,
Так стало быть, уйдет на пустяки -
На бесконечный чай с печеньем,
На телефонные звонки.

На пожелания здоровья,
Когда уж нечего желать.
И получать и посылать
Открытки с видами на море.

И бесконечный день уйдет,
Как надоевшее виденье...
Что ж это было? Ах, воскресенье...
И самое несчастное из всех...




Твои письма приходят ко мне
С пометкой "Не вскрывая, порвать"
Мне никто не мешает тебя обмануть,
Открыть их и прочитать.

Так случается каждый день,
С тех пор, как ты пишешь мне.
Открываю почтовый ящик -
И узнаю о самом себе

Не выходя из дома...

Я привык к твоим письмам так,
Что могу о них забывать.
Мне становится страшно
Читать о себе и ждать,

Что нового будет завтра,
И каким буду завтра я,
Тебе не сказав ни слова,
Из дома не выходя...

Не выходя из дома...




From Texts Collection  (C) 1994  Alex Tolok
(PetNik Co.) Petnik@mpgu.msk.su Nikonor@mpgu.msk.su



Я уйду в дом художника жить,
Я узнаю вкус каждой краски.
Мне назначена ночь и я должен здесь быть -
Нынче срок новой сказки

   Я влюблялся по солнцу, но любил по луне,
   И остался один в нарисованной тьме -
   Я нашел, что так долго искал...




    C
Это осень.
                  F          G7
Не сумею сказать больше, чем
       C
Просто осень.
       Dm               E7
Небо в тон и цветная земля,
    Am           Em
Мы уже овдовели летом,
     F                G
Не успев обручиться зимой
      C      E7
На двоих, помолвленных ветром,
 F     G        C
Сотни бегущих домой.
  F       G      C
Много спешащих домой.

Я тону в желтолиственном сне
За окном, что желаемо мне,
Засыпающий парк.
И в пустой полутьме
Под знакомые звуки трамвая
На привычной осенней воде
Он устал говорить,
Он устал от себя,
Он устал от любви как мы все...

Это дождь.
Будет что переждать,
Если верить глазам, небольшой,
Позовет за собой,
Обернувшись слезой,
Не дождавшись, впрочем, ответа,
Так красиво умрет на стекле,
Отстучав последние ноты лета:
"Так зачем я был нужен тебе ?.."

Это осень.
Не хочу говорить больше, как
Только осень.
Только вечер и старый трамвай.
Кто для нас перекрашивал клены,
Оставляя всем шанс на покой?
И вновь на пороге дома, где ты
Я повернулся домой




Am    D7            G   Hm
Я влюблен в старый дом.
Am     D7        G      Hm
Вход слева со двора.
Am     D7          G    Hm
Дом планируют под слом,
Am       D7   G
Но я защищаю дом.

Дом по окна в земле.
Трава выше трубы.
В доме живет кот,
С ним мне не страшно зимы.

      Am      Em     Am
   У дома большие глаза.
      Am   Em       Am      Em
   Видеть дом мне мешает слеза.
   Am    D7    G
   Я голосую "за".                  |  3р.

Дом тяжело болел,
Дом не мог говорить.
Люди бросали лопаты,
Люди давали пить.

   У дома большие глаза.
   Успеваю сказать, что дому стоять.
   Я голосую "за".                  |  3р.




  C                       Em
Кто назначил сбор на эту ночь,
 Am                      Em
Кто сигналит нам огнем своей папироски?
 C                   Em
Филины летят на свой аэродром
   F                 Em
Туда ведут ветра, стоит там старый дом.  / FGC FGC /

Мимо покосившихся дверей
Вряд ли видно мне, но я услышу
Вечное движение воды - вода,
Коты идут в любовь - тише...

Кто собрал ручьи в один поток,
Чуть скользнув по мне своим прохладным шарфом?
Полушепот слов приоткрыл засов,
Но я закрою дверь к безумным травам.

        C         E7    Am   F
   Это лишнее движение рук.
         C       E7     Am   F
   Весь воздух сегодня мой.
   C    E7     Am        Em
   Я утонуть сегодня не прочь
     F            G
   В этом океане звезд!
F               C Em
Останови меня, ночь...




   G    D     Am    Em
Я дам тебе стакан воды.
   G           D  Am   Em
Подумай, мало это или много
    G         D         Am   Em
И главное - реши, что берешь ты -
  G         D       Am      Em
Хрупкий стакан или воду от Бога

     C       D         G          Em
   А я стою рядом и надеюсь быть милым.
     C        D         G     Em
   А я стою слева и смотрю на то,
         C               D           G        Em
   Как бьется каждый в кровь, чтобы быть счастливым,
         C            D       G       Em
   Как вместе верят в то, что им не дано...
   C      D       G
   И я с ними заодно!

Свой вечер я начинаю утром.
Вся цель приготовлений дня - это ночь.
Мне легче видеть ясность, если что-то смутно,
Я мало верю в свет, уходяший прочь.

   А я стою рядом и надеюсь быть милым.
   А я стою слева и смотрю на то,
   Как бьется каждый в кровь, чтобы быть счастливым,
   Как вместе верят в то, что им не дано...
   И я с ними заодно!

Мой дом - где я, мои цветы - где сплю я,
Мой тембровый кумир - трамвайный перезвон.
Я плохо говорю, но я рисую
На глянце самой белой из шести сторон.

   А я стою рядом и надеюсь быть милым.
   А я стою слева и смотрю на то,
   Как бьется каждый в кровь, чтобы быть счастливым,
   Как вместе верят в то, что им не дано...
   И я с ними заодно!

Я дам тебе стакан воды.
Подумай, мало это или много.
И главное - реши, что берешь ты -
Хрупкий стакан или воду от Бога

   А я стою рядом и надеюсь быть милым.
   А я стою слева и смотрю на то,
   Как бьется каждый в кровь, чтобы быть счастливым,
   Как вместе верят в то, что им не дано...
   И я с ними заодно!




      C             Am                 Dm          G
В сплетеньи ив и платанов где слово слабее, чем взгляд,
   C         Am            Dm       G
Течет река Серезм в долине синих гирлянд.
     Dm              G
Там руки мужчины сильнее,
     C                  F
Там женщина легче, чем тень,
     Dm           G
Там дети людей и дети птиц
 F    G          C   G
Помнят своих матерей.

Все там живут по часам старца из бухты Ламанд.
Он - ровесник реки Серезм в долине гирлянд.
Глаза его были бесцветны,
Потому что видели все
Слово, шаланда и ветер -
Это все, что было свое.

Старые люди искали в нем слово,
Юноши - ветер и свет.
Последний хлеб не был убран,
Последний куплет не был спет.
Смерть появилась не сразу,
Смерть открывала свой счет.
Он ей сказал - пусть люди уйдут,
Он один не уйдет

       F            G
   Алессандро, Алессандро,
          C      E7      F
   Я не успел закрыть глаза.
       Dm            G
   Я увидел твое последнее слово,
       C        E7    F
   Последней была слеза.
       Dm               G
   Последним таким было небо,
       C                 F
   Последней такой была ночь,
     Dm               G
   Рука, покачнувшая лодку,
      F G           C    G
   Рука, ласкавшая дочь.




Пел на озере в ночь,
Ночь прилива, чистой воды,
Отвлекая внимание рыб
От блеска упавшей звезды.

   Ты - пленник того, что увидел здесь,
   Город молча благословил
   Твою смерть под этой луной.
   Долго ждать не пришлось -
   У нее все с собой.

Что остается нам -
Много листьев и много травы...
Много больше, чем думали мы,
Когда тело твое осветило погост.

   Когда дождь не тушил поминальных свечей,
   Когда птицы не пугались людей,
   Ветер вышел, но не спорил с волной,
   Кто-то видел березовый знак -
   Говорили, что твой.

Век не кончился - кончился день.
Небо все еще выше земли.
Наш Иван соблюдает душистый чай,
Все ждем снега и новой любви.

   Он знал, что без солнца начинается ночь,
   Что с деревьями кончается лес.
   Верный ворон треплет клювом плечо,
   Все уйдут, кто был здесь ни при чем.




Кому не ждать от нас большого -
Не видеть в нашем небе звезд.
В том, как мы есть, искать другого,
Вина не отделив от слез.
Приходит ночь -
Мы по ночам не спим.
И, что случилось нам,
Уже не нужно им.

   Еще не пламя, но тепло.
   Еще не солнце, но светло.
   Не голос, но уже слова,
   Сегодня новые ручьи,
   А завтра новая река...




     Am        E7      Am
Я хотел бы умереть во сне.
          Am               E7    Am     A7
Хоть под снегом, хоть под летний дождь.
    Dm             G
Говорите, что не впрок,
     C              F
Говорите, что не в срок,
        Dm          E7      Am
Да уж, видно, не дождаться мне.

Ну, а взяли-то немногого мы:
Снега талого - и тот как вода.
Все крутые берега
Моет бурная река
Уходили с берегов на стога.

А базар был ходу факелам дать,
Чтоб огнями разгулять ночь к утру.
Просидевши у печи,
Запалили фитили,
Выносили - гаснут все на ветру.

А на паперти тяжелая дверь,
А над нею - золотые купола.
Ай, взлететь, да не упасть,
За дружков своих пропасть,
Да в малину баба снова увела...

Выходи скорей гулять хоровод.
Береглася от людей для кого:
Для блатного упыря
И его забавы для
Ну, иди теперь, роди всем змея.

Ой, уткнуться бы башкою в хвой
Да слезами выгнать сердца хворь.
В кровь зубами рву уста,
Кругом темень-пустота,
Звезды падают, ой, мать, красота!

И добилися кому невтерпеж.
И томились за здорово живешь.
Только тливо все болит,
Самогоном все разит,
А смертям всегда несметен был счет.

Ой, опомнись, Стеха, руки горят,
Птицы снова стороною летят:
Только чахлым воронам
По дороге ближе к нам
Умирать с людьми - и то пополам.

А меняй мое добро на коня.
Пусть лежит свободно дышит земля.
Я б, заснявши башмаки,
Побросал бы все мешки,
Да грехи за ним бежать не велят.

Я хотел бы умереть во сне.
Хоть под снегом, хоть под летний дождь.
Говорите, что не впрок,
Говорите, что не в срок,
        Dm          E7      F
Да уж, видно, не дождаться мне...




  Em
Спите...
              C            H7
Пусть вам приснится аттракцион.
   Em             Am        D7       G
Подул фиолетовый ветер, шевелящийся звон.
 Em           Am
Утро гуляет сову,
   D7              G
Асфальт полюбил траву...
    Am           Em    H7     Em
И вода говорит огню -- ты сильней.

Спите...
Пусть вам приснится мой телефон.        (253) 2-8066
На свой проездной билет запишите его.
Вы что-то шептали во сне,
Пассажиры улыбались мне...
Наивно полагая, что я в вас влюблен.

Спите еще...
Ваши полчаса до Москвы.
Пусть вам приснится цифра середины зимы.
Любимый напиток - сок,
Любимая музыка - рок...
Ах, просыпайтесь скорей,
Пойдемте со мной...




       C      C7          F
Фотография на стене
     G                    C
Заставляет болеть что-то нервное слева.
     C7                F
На дешевый самшит проявил
      G                 C
Я цветные глаза твои, королева.

   C7
   О, королева,
          F              G
   Из большого огня достаешь ты меня,
            C                  C7
   Вновь бросаешь туда с наступлением дня,
        F    G      C
   Королева, о, королева.

Излучение синих огней
Уместилось в квадратике гладкой бумаги.
Календарный ход моих дней
Ты нарушила цветом химической влаги.

   После встречи с тобой сразу ищешь ту дверь,
   Где осталась та жизнь - попрощаться бы с ней,
   Королева, позволь, королева.

Вспоминая тебя по частям,
Вспоминается много, много больше, чем надо.
И ненужные сны по ночам
О, от плоского, но глубокого взгляда.

   Размножая тебя, все поняв про себя,
   Я сдаюсь как могу и слезаю с коня,
   Королева, о, королева.

Уголки твоих бархатных губ
Открывают мне то, что еще не открыто,
Но река твоих маленьких рук,
Начиная с вчера, почему-то убита...

   Я смотрю на цветы, чтобы вспомнить тебя,
   Чтобы вновь пережить утро нового дня,
   Королева, о, королева.

Фотография на стене
Заставляет болеть что-то нервное слева.
На дешевый самшит проявил
Я цветные глаза твои, королева.

   О, королева,
   Из большого огня достаешь ты меня,
   Вновь бросаешь туда с наступлением дня,
   Королева, о, королева.




G              D
Твой дом в деревянном городе -
    Em C          D
Сюда не ходит трамвай,
  G       D
Здесь темнее ночь
   Em          C      D
И видно, как горит янтарь
          G
В твоей руке.                  / G D Em C G D G /

Вдова не носит белого платья,
Бог с ним - твой стан под темный платок.
Твои глаза под тонкие брови,
Уста под легкий глоток
Сухого вина.

Из тысяч найдется новое слово
И воздуха хватит, чтобы дышать.
Я моложе и ближе к природе,
Потому не умею молчать,
Не умею молчать.

Твой дом в деревянном городе -
Сюда не ходит трамвай,
Здесь темней и тише ночь,
И видно, как горит янтарь
В твоей руке.




       G               C
Под уставшим, дырявым небом
     D               G
Я стою без особых причин сомневаться:
  G             C
Хлеб всегда остается хлебом,
     D                G
А война заполняет пустые пространства...

Кто-то, лед обращая в воду,
Дал мне знать, что мир это круг,
Что лучи обратятся в стрелы,
     D
Обернется радугой лук...

   C            D
   Я предлагаю руку     |
    G             Em    |
   Богу, которого нет.  |  2р.
   C D          G       |
   Я остаюсь собой.     |




 C     E7        F       G       C
Самый маленький гном встретил подружку.
    C       E7        F     G          C
И они, дурачки, на беду полюбили друг-дружку.
  F     G     C    Am       F           G       C
Гном узнал четыре ноты, из трех слов слагал ей стих.
    C    E7  Am       F      F       G   C
Подружка обожала эти песни, ему она пела их.

Им было свободно, как флюгеру на ветру.
Была бы горбушка утром, глоток воды ввечеру.
Она звала его "синий зайчик", а он стеснялся в ответ,
И, уходя добывать землянику, тихо шептал ей "привет".

Они сладко спали в тени большой травы,
Любовь начинали с первым криком совы.
По слухам, у них появились дети, и не лишнее будет сказать:
Ходите по лесу осторожней, ребята,
Под ногами - кормящая мать.




     C
Я давил цветное стекло,
   F
Победа давалась легко.
   C
Желая свободы в крови,
    Am                Em
Распахнутый борт пиджака.
    F               F# G
Но сестры сказали: "Нет,
        C         E7     F
Нам не хватит половины огня.
     Dm              G
Если ты не добудешь еще,
        F         G      C
Мы никогда не дождемся дня."

Я излишне свободен в выборе знака,
Я меняю "минус" на "плюс".
Я говорю "до встречи",
Зная, что больше сюда не вернусь.
Новый город зажат геометрией камня,
Его руки тянутся вверх,
Но сестры уходят, не узнав, кто здесь жив,
И не взяв предложенный хлеб.

Кто живет на земле, тот мечтает о небе,
А по небу прошел такой слух:
Не случись на земле одного рубля -
Никто бы не думал о двух.
У дождя слой асфальта и пыли,
Вода не найдет травы...
Бог хотел разговаривать с ними -
Они молчат и они правы.

Я не видел седьмого неба,
Мне не снился девятый сон.
Если бы я стал птицей,
Лучшим другом стал бы мне слон.
Но сестры сказали: "Нет,
Нам не хватит половины пути,
Ты владеешь правом смотреть на цветы,
Мы имеем право идти."




    C   G7    C
Не рви ее цветов
             F                          C
Там дом для мух, там дом для пчел и комаров.
            F          C
Там ни с того и ни с сего
         F        C
Свобода дома твоего,
            G7
Письмо на камне из трех слов:
  C    G7     C
"Жизнь ее цветов".

Кому из нас быть тут,
Кто верит в то, что трактора нас не сметут,
Кто мыслям даст прозрачность дня,
Кто ночь погонит от себя,
Тот не нарушит ее снов
В тени ее цветов.

        F          C
   И аромат ее для тех,
               F               C
   Кто знает кровь, но помнит смех.
          G7       C
   И говорит на языке,
            G7             C
   Понятном ей, понятном мне.

И он пришел, он видел все.
В одной руке держал он дождь, в другой - ружье.
Ему сказали: "Брось огонь",
Но в звуках тех топтался конь,
Он первым спел без слов:
"Смерть ее цветов".

   Казалось мне день ото дня,
   Что жизнь умчится без меня.
   Но ночь вошла в уставший мир,
   Мир в ней уснул, я вместе с ним.




     Am
Мой ветер
            Em
Бесконечно светел.
       F                   Dm
Он не гнет и не рвет, он себе на уме,
        C            G   E7
Мне слегка обдувая лицо.
Мой вечер,
Я тебя встречу,
Проведу от дверей до стены
И закрою на ключ.

       F
   Погашу верхний свет,
          Dm
   Чтобы чувствовать след
       C                G  E7
   Уходящего в прошлое дня.

Кто дышит,
Я тебя слышу.
Открываю окно с легким звоном стекла -
Ветер ночью вежлив, как гость...
Два слова -
Вот и знакомы.
Я хожу по домам, хлопочу здесь и там,
Прозван местными Night Winder Stop

   Где твой чай, где твой хлеб,
   Легкий дым сигарет,
   Акустический джаз ?..

Но утром
Еще минута...
Ветер - служба в рассвет по закону тех лет --
Так кончается ночь.
Сегодня,
Только сегодня.
С несогласия всех ты разбрасывал снег,
Снег и лето - ты неповторим.

   Ты ушел далеко,
   Растворился легко
   Мои слезы не удержат тебя...




 C
День сменялся днем
 Am
Берег врос в его дом
 F
Из цветного песка
G7
Что дала река

Пас овец в траве
Пчел пускал к себе
И ладонь широка
Как внизу река

Пес вилял хвостом
Значит, хочет в дом
Заходи, пока
Не затекла река

И орел, голубой,
Как его небеса,
Охраняет века
За орлом река

      C
   У нее много сил и дел,
   Am
   Человек там и пил и ел
        F
   И лаская ее бока
          G7
   Ей шептал: "Ты моя река"

   Он хотел ей сказать еще
   Что вся жизнь его для нее
   И, если сохнут твои берега,
   То приди и возьми ее.

Было лето, дышалось легко
Наш герой не ходил далеко
Да зачем уходить пока
Не заблестит река

Но случилась над летом ночь
Увлекая героя прочь
Обдувая его свысока:
"Не узнает твоя река".

Все хватали ее за хвост
Пес не пускал на мост
И орел клевал ей бока
И кричала вся в слезах река.

Он вернулся дней через пять
И друзей захотел обнять
Только ворон встречал дурака
Вся иссохлась твоя река...

   У нее много сил и дел,
   Человек там и пил и ел
   И лаская ее бока
   Ей шептал: "Ты моя река"

   Он хотел ей сказать еще
   Что вся жизнь его для нее
   Но хотеть - еще не сказать
   Раз уйти - много раз продать...




 From: Сергей Емельянов

1. Веди себя хорошо
2. Когда тормозил трамвай
3. Я посмотрел на часы
4. Олег Сакмаров
5. Бог мой
6. Нахал
7. Я тебя никому не отдам
8. Если ты еще любишь меня
9. Мы выпили все

Музыка   и  слова  Андрея  Горохова,  кроме  "Нахала"  -  автор
неизвестен, но его ищут.




Не ломай зубов о бамбук.
Не смотри в бинокль кино.
Потуши на кухне пожар,
Я тебя подожду.
Не учи собаку летать.
Не корми конфетами рыб,
И не читай Вознесенского вслух
Это очень смешно, очень смешно.

Веди себя хорошо.
Зови меня, если что,
И постарайся смолчать,
Когда захочется о чем-то сказать.

Не звони ночами друзьям.
Не зевай в присутствии дам,
И не рисуй на глобусе новых
Недоразвитых стран.
Не раскрашивай живые цветы.
Не расспрашивай гостей о деньгах,
И не крути пластинки назад -
Это очень смешно, очень смешно.

Веди себя хорошо.                    \
Зови меня, если что,                  |
И постарайся смолчать,                |  2 раза
Когда захочется, когда захочется,     |
Когда захочется о чем-то сказать.    /




Когда тормозил трамвай,
Когда старый водитель перепутал педали,
Все пассажиры громко ругались
Когда тормозил трамвай.

Я так неловко стою
И продолжаю болтать про старые фильмы.
Ты улыбаешься. Улыбка проносится мимо.
А я так близко стою.

Трамвай рванулся вперед.
Я поспешил вернуться на старое место,
А ты не спешишь и это чудесно.
Это твой королевский ход.

Но что-то прячется от нас за стеклом.
То исчезает, то является где-то.
Быть может отзвук прошедшего лета.
Что будет с нами потом?

Еще один светофор,
Еще одна остановка - мы едем по кругу.
Я обещаю не быть очень глупым,
Каким я был до сих пор.

Я обещаю не быть очень глупым,
Таким, каким я был до сих пор.

Когда тормозил трамвай,
Когда старый водитель перепутал педали,
Все пассажиры громко смеялись,
Когда тормозил трамвай.




Я посмотрел на часы и что же?
12 дня. Нелепое время.
Она не хочет, а он не может.
И это давно уже для них не проблема.

А календарь-то пуст однако.
Чужие праздники каждый месяц.
На старой дате под новым флагом
Так пусто и неинтересно.

На мой век хватит мягких кресел,
Темных углов и горячего кофе.
Зачем мне солнце в этом страшном месте,
Где пахнет огнем мировой катастрофы.

Я в этом роскошном банановом сне,
В холодном хрустальном седле..
Верхом на дельфине.

12 дня. Бездарное время.
Она не хочет даже другого.
Ей лень держать открытыми двери
Целый день.

Я в роскошном банановом сне,        \
В холодном хрустальном седле..       | 2 раза
Верхом на дельфине.                 /




Путь из Казани в Москву.
Кто мог бы знать, почему?
Потом из Москвы в Ленинград,
И нет дороги назад.

Кто есть вам брат и сестра,
За вашим столом голова,
Кто молча и вслух не дурак совсем
И успел понравиться всем?

Если вы слышите звон,
Сразу поймете где он,
Если на сцене есть крупный объект -
Это Сакмаров Олег.

Не то, чтобы русский, но все ж
На буддиста совсем не похож,
И Орду покрывал православный снег,
Под этим снегом родился Олег.

Орду покрывал православный снег,
Под снегом родился Олег.

Музыка - радость и хлеб.
Музыка - горе и смех.
В музыке все, что только не грех.
Это знает Сакмаров Олег.

В музыке все, что только не грех.
Это знает Сакмаров Олег.




Бог мой! Какое чудо,
Когда она подходит к окну.
Я ждал весь день, покуда
Ее оставят одну.

Дождь. Дождь и странный запах
Не то начала мира, не то конца его.
Как глобус мир укрыть руками
Она успеет, что ж с того?

В ее руках играет скрипка без струн,
В ее глазах только солнце и звезды.
Она считает миллиардами нот -
Все это так несерьезно.

Бог мой! Она устала
Смотреть сквозь вещи, а не на них.
И видеть в каждой луже космос,
Забыв про время и других.




Однажды в поздний час
Улыбку ваших глаз
Я встретил на пути.
- Позвольте мне пройти.
- Нахал!
Она сказала мне:"Нахал!"
Она сказала мне:"Нахал!"-
А я ей шляпой помахал.

Ты красива и стройна,
Ты стройна как оконная рама.
Я носил бы тебя на руках,
Но в тебе 102 киллограма.
Я носил бы тебя на руках,
Но в тебе 102 киллограма.

Ровно 6 с половиной пудов.
Ровно 6 с половиной пудов.
Ровно 6 с половиной пудов.
Ровно 6 с половиной пудов.

Я носил бы тебя на руках,
Но в тебе 102 киллограма.

Ты красива, как солнечный луч.
Нет тебя милее в целом мире.
Хочешь я подарю тебе ключ
42 на 44?
Хочешь я подарю тебе ключ
42 на 44?

А я смотрю ей вслед -
Ничего в ней нет.
Ноги колесом, сама как лесопед.
- Нахал!
Она сказала мне:"Нахал!"
Она сказала мне:"Нахал!"-
А я ей шляпой помахал.




Осколками битых кувшинов
Покрылась земля.
Я иду по ним босиком.
Ты боишься меня.
Мне тебя не догнать.
Тебе не убежать.
Я так не хотел, чтобы эта болезнь
Погубила меня, меня..
Так не хотел уступать
Свой разум за грусть.
Как это бывает,
Я знаю теперь наизусть, наизусть
Также просто, как вычислить путь
По белым камням
Я тебя никому не отдам.
Я тебя никому не отдам.

В трех забытых колодцах
Умирает река.
Вполне достойная смерть,
Если больше некуда течь.
На востоке стена,
Запад высох до дна.
Столько лишних слов,
Все запуталось и
Потеряло свой знак.
Новые запахи, звуки,
Цвета рождены из них.
То ли дождь, то ли снег,
То ли да, то ли нет.
Я тебя никому не отдам.
Я тебя никому не отдам.




Пьяный воздух ворвался в окно,
Но я собираюсь спать.
Меня хватает на то, чтобы ложиться так поздно,
Но не хватит, чтобы рано вставать.

По традиции все поется как было
Или хотя бы как есть.
Если ты все еще влюблена -
Позвони завтра утром мне.

Позвони. Мне есть, что тебе рассказать.
Есть и то, о чем я промолчу.
Может быть ты больше не хочешь меня,
Я для рифмы тебя хочу.

И проблема не в том, чтоб тебя удивить,
Всего легче тебя удивлять.
Если ты еще любишь меня -
Постарайся это понять.

Я засунул руки в штаны,
Но почувствовал сердце в руках.
Вниз с балкона смотрю,
Но вижу там облака.

Память вытер свою до зеркального блеска,
Но осталось большое пятно,
Значит ты еще любишь меня,
Если осталось оно.

Умирает артисты, разбиваются дети
С шоколадом черным в руках,
Но самый главный вопрос последнего времени -
Кого рисовать на деньгах.

Рисуйте меня, мой неправильный профиль
Потешит моих детей,
А если она еще любит меня,
А если она еще любит меня -
То я подкину денег и ей.

Гудит телевизор, сломался будильник,
Рассыпался китайский CD.
Мне не нравится сидеть на голом полу
И думать, что все впереди.

Мне нравится есть очень вкусные вещи
И обильно их запивать.
Тебе, если ты позвонишь, конечно,
Я хотел бы об этом сказать.

Тебе, если ты позвонишь и спросишь
Как у меня дела.
Я отвечу как должен ответить,
Мол, сажа нынче бела.

Палка, мол, в колесе, а косточка в горле,
На полке зубы, цифры с потолка.
Короче, крошка, если я тебе нравлюсь,
Давай поиграем в слова.

Разумом глупость не взять,
Как не видеть света без глаз.
Что-нибудь будет потом,
Но что-то есть и сейчас.

Лавку придется закрыть,
Но снимут отличный фильм.
Если ты поумнеешь,
То полюбуешься им.

Ведь если ты меня знаешь, -
Ну как же тебе не знать?
У меня есть плохая привычка,
Когда спрашивают - отвечать.

Когда наливают выпить,
Гонят - не уходить.
Когда просят запомнить цифры,
Значит, что все забыть.

На этом можно поставить крест
Или просто махнуть рукой.
На это вряд ли стоит сердиться
И устало качать головой.

Я хочу говорить с тобой просто,
Но путаюсь в лишних словах.
Если ты еще любишь меня,
Если ты еще любишь меня,
То не оставишь меня в дураках.




Мы выпили все,
Мы пели с листа,
Стучали ножом
По столу.
Бездарная ночь
Спрятала нас,
Мелким бесом
Размазав себя по стеклу.

Кто мог тогда знать,
Что это беда,
Что это
Причина для слез.
Как много любви,
Но мало стыда,
Чтобы к ней
Относиться всерьез.

Мы выпили все,
Мы пели с листа,
Скучали по тем,
Кто уснул.
Курили в окно,
Считали до ста
И от безделья
Лениво дразнили Луну.




; From: Сергей Емельянов 

1. Только весной
2. Весь мир на одно лицо
3. Когда ты остаешься одна
4. Что остается нам
5. Я убегаю от дождя
6. Это скоро пройдет
7. Звезды закрывают глаза
8. Сон в летнюю ночь
9. Я убегаю от дождя (reprise)
10. Глаза больше вас не обманут

bonus tracks:
11. Radio Mix < Производство - Сергей Юрченко на основе трека"Я убегаю от дождя" reprise >
12. Только весной (karaoke version)

    - Только весной

Как мы устали от зимних ночей, Когда время бездарно уходит сквозь пальцы, Если вынесли все навстречу весне За дверь, чтобы там и остаться. Чтобы не оставаться на старых ролях И говорить, наконец, другими словами. Путаться в цифрах и именах И не успевать за часами, Совсем не успевать за часами. Это может случится с тобой Только весной. Только весной не хочется спать после пива Или бессонной ночи, Заброшены книги, забыт календарь, И все становится проще, Все становится проще. Как мы устали от зимних ночей, Когда время бездарно уходит сквозь пальцы, Если вынесли все навстречу весне За дверь, чтобы там и остаться. Чтобы остаться, и после дождя Из старых газет построить корабль. Поставитм его на быстрых ручьях, Отпустить и бежать за ним рядом, Долго бежать за ним рядом. Это может случится с тобой Только весной.

    - Весь мир на одно лицо

Весь мир на одно лицо, Где великие книги пересказаны в двух словах. Пусти все под нож, брось под колесо, Если это что-то значит для тебя. Дожди смыли все следы, Непонятно кто здесь был - то ли всадник, то ли пешеход. Река унесла мосты. Назад ее теперь никто не повернет. Мы забыли, чем это кончалось, Это помнят одни старики, Но из тех, кто их еще слышит, Остались одни дураки. Гудит голова и болят глаза. Прибивает к земле ядовитый свет. Беги и помоги себе сам, Если нечего сказать - говори "нет". Старику никто не поверит. Дурака никто не поймет. Дурачок все быстро забудет, А старик очень скоро умрет. Весь мир на одно лицо, Где великие книги пересказаны в двух словах. Пусти все под нож, брось под колесо, Если это что-то значит для тебя.

    - Когда ты остаешься одна

Не так давно в твоей душе поселился страх. С таким диагнозом непросто устоять на ногах. Казалось это не касается тебя, Однако спрятаться от этого нельзя, Когда ты остаешься одна. В подобных случаях тебя всегда спасал телефон И пара вежливых звонков твоим приятелям из прошлых времен. Ты до сих пор не принимаешь их всерьез, И телефон темнеет от слез. Оставь, ты никому не нужна. В твоем понятии любить - это значит брать. В твоем понятии простить - это значит наплевать. Твои понятия упали в цене, Как бумажные деньги в холодной войне, Когда ты остаешься одна. В твоих глазах застыли холод, усталость и грусть. Ты сексуальна, но с таким приданым я тебя пристроить не берусь. Ты так боялась иметь детей, Но приводила к себе каких то диких людей. Не плачь, и мы прололжим разговор. Приедут большие машины и все уберут. Следы твоих ночных несчастий теперь не найдут. Ты снова будешь довольна собой И приятна для тех, кто рядом с тобой, Для тех, кто не заметил твой страх. Для тех, кто не заметил твой страх.

    - Что остается нам

Пел на озере в ночь, Ночь прилива чистой воды, Отвлекая внимание рыб От блеска упавшей звезды. Ты пленник того, что увидел здесь. Город молча благословил Твою смерть под этой луной, Долго ждать не пришлось - У нее все с собой. Что остается нам, Много листьев, и много травы. Много больше, чем думали мы, Когда тело твое осветило погост. Когда дождь не тушил поминальных свечей, Когда птицы не пугались людей. Ветер вышел, но не спорил с волной, Кто-то видел березовый знак, Говорили, что твой. Век не кончился, кончился день, Небо все еще выше земли. Наш Иван соблюдает душистый чай, Все ждем снега и новой любви. Он знал, что без солнца начинается ночь, Что с деревьями кончается лес, Верный ворон треплет клювом плечо, Все уйдут, Кто был здесь - ни причем.

    - Я убегаю от дождя

Я убегаю от дождя, И сны отбрасываю прочь. Я верю в надпись на стене, Светлее дня сегодня ночь. Я видел город, видел два, И слышал новые слова. Когда на город ляжет тень, Не стоит ночь менять на день. Я расскажу об этом всем. Я убегаю от дождя, И сны отбрасываю прочь. Я верю в надпись на стене, Светлее дня сегодня ночь.

    - Это скоро пройдет

Тебе 17 лет, а ты уже устал. И вяло смотришь вниз на то, Что происходит внутри. Где все смешалось вдруг. Квадратом стал привычный круг И там, где можно было ехать по прямой Возник поворот. Ты начинаешь доверять деньгам, Не замечая взрослеющих дам, И принимаешь за большой обман Большую любовь. Пусть все летит в трубу. И в этом я тебе помогу. Только не стой рядом с трубой, Не то снесет во мрак. Посмотри на себя --\ И сделай все наоборот | Переверни назад страницу, | И шагай вперед. | | 2 раза Посмотри на себя | И сделай все наоборот. | Тебе всего 17 лет, | Но это скоро пройдет --/

    - Звезды закрывают глаза

Когда девочки танцуют в проходах, Звезды закрывают глаза И, повесив пару аккордов, Поднимаются на небеса. Когда свет ложится на плечи, А музыка давит на грудь, Здешний мир становится девочкам тесен И неинтересен ничуть. Одна забудет про свое разбитое сердце. Другая о том, что мать не любит отца. Кого то старый приятель оставил без денег. Кому то просто не везет никогда. И плевать на зависть и глупость И на то, что скажут о нас. Если девочки танцуют в проходах Все в порядке на этот раз. Нас забыли после взрыва в канаве И оставили под холодным дождем. Наши нервы не струны, а сердце не камень Но мы стоим на своем. Если книги поставят на полку, А пластинки затрутся до дыр, Девочки причешут свои челки, Придут и спасут этот мир. Придут и спасут этот мир.

    - Сон в летнюю ночь

Все закончится скучным глубоким сном. Вместо мыслей останется Медленная-медленная головная боль. И неважно, где мы уснем - В постели или под столом Такая глупая ночь И вовсе не стоит твоих слез. Никому не говори, Что я тебе сейчас скажу. Никому не говори, Что я опять проиграл. В который раз проиграл, Но зла на себя не держу, Ведь мне хотелось заплатить, Но я снова украл. Я взаймы узнаю твои тайны Уже несколько лет. Годы идут, Но мне все еще нечем платить Однажды проснусь И пойму, что уже ничего не боюсь, Как будто кончился дождь, а зонт Так и не успели раскрыть. С улицы тянет дымом, С кухни хорошим вином. Запахи все смешались И мешают спать. Кто-то проходит мимо, Кто-то зовет за собой. Мы тяжелы на подъем, Но отсюда надо бежать. Ведь все закончится скучным глубоким сном. Вместо мыслей останется Медленная-медленная головная боль. И неважно, где мы уснем - В постели или под столом Такая глупая ночь и вовсе не стоит твоих слез.

    - Я убегаю от дождя (reprise)

Я убегаю от дождя, И сны отбрасываю прочь. Я верю в надпись на стене, Светлее дня сегодня ночь. Я видел город, видел два, И слышал новые слова. Когда на город ляжет тень, Не стоит ночь менять на день. Я расскажу об этом всем. Я убегаю от дождя, И сны отбрасываю прочь. Я верю в надпись на стене, Светлее дня сегодня ночь.

    - Глаза больше вас не обманут

Все кричали, когда он умирал И молчали, когда воскрес. Лестницы все взвились в самое небо, Но он сам дошел до небес. И сказал, что ответа может не быть, Но, однако, даже теперь, Если вы не успели поверить в меня, Сначала поверьте себе. Глаза больше вас не обманут, И острым станет ваш слух. Сегодня же каждый из вас Будет стоить вчерашних двух. Вам откроются самые тонкие звуки И невидимые цвета. Вы поймете, что жизнь длиннее, чем книга, И совсем не пуста. Казалось сначала, что время терпит. Сегодня оно не ждет. Рассыпались лестницы, небо стемнело, И больше никто не придет. Где не встанешь, куда не посмотришь - Ясно, что мы остались одни. Нет смысла стоять и таращится в небо - Нужно куда то идти.

    * Римский Папа курит "Беломор" (2000) *

; From: Serg Emelyanov (serg@crc.ru) 1. Римский Папа курит "Беломор" 2. Я убиваю тебя 3. Печальная песня 4. Поезд 5. Гамлет 6. Царь 7. Письмо самому себе 8. Я убиваю тебя * Live

    - Римский Папа курит беломор

Я могу поверить всему Или рассмеяться до слез. Я отлично рисую чертей в чужих паспортах. Радио мешает мне спать, Телевизор сгорел со стыда. Жизнь течет в двадцатом веке по проводам. Навряд ли где-то лучше, чем здесь, Но после каждого рабочего дня Усталый пожилой человек выходит во двор. Охрана стоит на ушах, Но начальник делает знак - Римский Папа курит "Беломор". Пусть в дыму утопает грусть, И надежда возвращается в дом. Пусть очкарики напьются и несут всякий вздор. Папаша присел на скамью, Отключил мобильную связь, Заскучал и достал "Беломор". Навряд ли где-то лучше, чем здесь. Здесь голуби слетелись на дым. Смахивают пепел в рукав и садятся вокруг. Один из них уснул на плече, Другой уткнулся в часы, А третий совсем отбился от рук. Навряд ли где-то лучше, чем здесь, Но после каждого рабочего дня Усталый пожилой человек выходит во двор. Охрана стоит на ушах, Но начальник делает знак - Римский Папа курит "Беломор".

    - Я убиваю тебя

Под ногами горит земля. Вместо воздуха тяжелая пыль. Я сегодня убиваю тебя, И на память сажаю цветы. День становится долог и пуст. Еще длиннее дня тянется ночь. Я уже ничего не боюсь. Твоя душа остается со мной. Ничего не надо менять, И ничто не доставит боль. Можно все забыть и не вспоминать, Совсем отказавшись от слов. Как молчит об этом черная дверь, Так и каждый вбитый в стену гвоздь. Я останусь среди книг и вещей, А людей не пущу на порог. Очень скоро остыла земля, Машины убрали костры. Я сегодня поминаю тебя, Молоком поливая цветы. За окном светло, страшно внутри. Телефон замолчал навсегда. Дверь закрыта, пропали ключи. От звонка торчат лишь провода.

    - Печальная песня

Однажды сбудется мечта, Однажды встретимся на звездах. Как жаль, однако, что лишь однажды. И ожиданью нет конца Однажды сбудется мечта. Спешит и не зовет с собой Все то, что в жизни неизвестно И где найти такое место, Чтобы душа нашла покой, Но жизнь спешит и не зовет с собой. Откуда знать мне, что к чему. Всему не верить, но услышать, Как тихий голос шепчет с крыши: Все погружается во тьму. Откуда знать мне почему.

    - Поезд

Вся жизнь на колесах, все праздники в дым, Когда себя позволяет топтать даже первый снег. Этот поезд никогда не бывает пустым. Всегда есть вместо кого или вместе с кем. Кто спит, кто проснулся, а кто и вовсе не спал, Холодного касаясь стекла, роняя пепел на стол. Я совсем не спешил, но почему-то не опоздал, Успев купить билет в последний вагон. Такая жизнь мне не по плечу. Ты говори, а я помолчу. Из того, что я мог рассказать тебе, Я все рассказал. Куда мы едем, не знает никто. Когда приедем - теперь все равно. Но почему опять гудеть голове И болеть глазам. Почтовый вагон отдан под ресторан. В сортирах читают газеты за будущий год. Хорошие новости равны хорошим деньгам. Плохие и даром никто не берет. На полпути неизвестно к чему Меняю деньги на два к одному. Решаю выйти, но поезд идет, Не сбавляя ход. Уже давно не видно пути, Однако поезд продолжает идти, И все оставшиеся видят, Как его пожирает ночь. Когда все стихло, и горизонт остался пустым, Когда в кармане скучает пробитый билет, Так страшно для всех оставаться чужим, И так смешно ждать на это ответ

    - Гамлет

Стук в дверь с того света похожий на быль. Глаза с фотографии, фразы короче, чем мысль. Сон проходит, его не удержать, Стало быть придется вставать Мой друг Гамлет пришел кое-что рассказать. Пальцы его в крови, но голова на плечах. Дурная привычка спать на моем потолке. Еще не было пива, футбола, субботних газет, Роликов, роллингов, МВТУ имени Баумана и MTV, Когда он резал лягушек на железном столе. За глаза говорят, что все придумано им, Кухня бобов и любовь на камнях. Придворным под страхом смерти Приказано быть умнее других. Сам принц сожалеет о том, что пережил короля. В клетке придворного льва поселилась мышь. Гамлет всю ночь умилялся и пил вино. К утру заколол двух смертельно больных, Разогнал все тучи, разбив окно И, наконец, остался один. Зачем мне все это знать, я очень устал. Этот бред не купит даже самый дешевый журнал. А потому можно не открывать И совсем не вставать. Гамлет мне друг, но я так хочу спать.

    - Царь

С нами Бог - с ними Дьявол, С золотыми орехами в беззубом рту. С нами царь - плохонький да пьяный, Торговали - не купился, Так они потом купили Луну. Здесь огонь, а там дым - Ни тепла, ни света им не видать... По углам шумят мыши, Голубям бестолковым завещали чердак. Не зови - все одно, не услышат, - Где пустое Небо, там пустая Земля. Что успели, соберем, И в три голоса споем на Луну...

    - Письмо самому себе

Если катится - вниз, Поднимается - вверх. Если не по пути, Придется платить. Если гаснет, то дым. Если рана, то кровь. И никто никогда не сможет Похвастаться чем-то другим. Если вечер - вино, То утор - окно, И легко объяснить кино, Но только не сны. Когда живого тошнит, Мертвый молчит, И нет причины грустить, Кроме любви. Кто не знает, тот лжет. Если глуп, не поймет. Есть такие, что не могут Прямо смотреть в глаза. У бумаги свой цвет, У вопроса - ответ, Но никто не желает Раскрашивать и отвечать.

Популярность: 25, Last-modified: Fri, 06 Oct 2000 14:40:49 GMT