Родился   1   августа  1963  года,  в  1986  году  окончил
географический    факультет    Московского     государственного
педагогического   института.   По   основной  специальности  --
орнитолог (т.е.  занимается птицами, что, конечно же, не  могло
не найти отражения в песнях), работает в Зоомузее МГУ.
     Последние  8  лет  находится в постоянном цейтноте и песни
пишет урывками, постоянно отвлекаясь на другие мелкие  дела  --
семью,  дописывание  (уже  в  течение  трех  лет)  диссертации,
иллюстрирование книг  про  животных,  участие  в  конгрессах  и
экспедициях,  а  также  преподавание этнографии, биогеографии и
еще  Бог  знает  чего  в  различных  школьных   и   внешкольных
учреждениях.
     Мечтает  о  создании  нескольких своих "дублей", каждый из
которых занимался бы чем-то одним.
     В 32-е Августа попал, как кур в ощип (или во щи?).



Вновь уносит тебя скорый поезд к большим городам,
Am H7
Чтоб опять в суматохе перрона тебя затерять.
E Am
Сердце вырвалось снова и снова колотится там,
A7 Dm
Где ты был, и куда не дойти, не доплыть, не
достать. Am H7 E E7 Am

Снова город обнимет тебя миллионом забот;
Не привыкнуть никак -- снова рушится жизни
уклад.
А ты вновь закрываешь глаза, и пред ними
встает
Та избушка в лесу, над которой лишь ели шумят.

И седая тайга, словно дом, в котором тебе
gm`jnl    Am Dm E Am
Каждый угол и каждый вбитый гвоздь, снова примет.
Dm A Dm
Ты не гость, ты не тот, который уйдет,
E
Не оставив ни спичек, ни дров, ни еды
Am
Для скитальцев, что ищут этот кров, как ты.
H7 E Am

Скинь пропахшую дымом штормовку до лучших времен
--
Ты ведь знаешь, что ты ненадолго отдал якоря;
В городское окошко нельзя обозреть небосклон,
И дома заслонят тот момент, когда вспыхнет
заря.

Ты устанешь от сложностей, ты потеряешь покой,
Но пускай этот сон целый год согревает тебя --
Ты вернешься туда, где рокочет таежный прибой,
И поросшее мохом зимовье стоит у ручья.

И седая тайга, словно дом, в котором тебе
знаком
Каждый угол и каждый вбитый гвоздь, снова примет.
Ты не гость, ты не тот, который уйдет,
Не оставив ни спичек, ни дров, ни еды
Для скитальцев, что ищут этот кров, как ты.


ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ

Сбежав от ложных истин, забыв ненужный хлам,
Am H7 E
К лицу натуралисту скитаться по волнам.
Gm A7
Когда-то некий Чарли из Англии отчалил,
Dm F
Но вовсе не случайно он стал известен нам.
H7 E

Уж качка надоела, и плыть невмоготу,
Но Рио-де-Жанейро открылось по борту:
Под фокусы и трюки мулаты в белых брюках,
Креолки в пестрых юбках встречают их в порту.

Ленивые ленивцы на веточках висят,
Болтливые болтливцы на пальмах все галдят,
На речках водосвинки, в морях морские
свинки,
И все как на картинке, и все как зоосад!

Но хмурит брови Дарвин, пытаясь с этих пор
Понять, куда направлен естественный отбор,
И в сельве безобразной рискует ежечасно,
Стараясь беспристрастно решить научный спор.

Идеей эволюции ученый увлечен --
Готовит революцию, строчит нетленку он,
И на Галапагосах покатит он кокосы
На мир науки косной, где есть и Бог и черт!

И нету мне покоя, и снятся мне моря,
Я б написал такое, чтоб вздрогнула земля.
Нападки оппонентов отмел бы аргументом,
И гром аплодисментов гремел бы в честь
меня...

Ах, где мое призвание, ах, где ты, мой
корвет?..
Влачу существование, гнию во цвете лет.
Ленивые болтливцы, болтливые ленивцы
И прочие паршивцы -- привет вам мой, привет!






Осень долго хранила тепло, что у лета взяла;
Am E
Не поверить, что лето прошло и не будет
тепла.        Am E
Карнавалом цветным лес вступает в осенний наряд,
A7 Dm
Но уже в небесах, словно дым, заклубился
ноябрь        H7 E
Черный всадник проедет по золоту, льдинкой
звеня,
И покроются серой золою все краски огня;
Вдруг задули свечу, и осыпалось пламя листвы,
Бьют косматые ветры крылами полярной совы...

Пришел ноябрь, и тонкий лед вдруг затянул
оконца луж,     A7 Dm
Пришел ноябрь, за ним грядет пора суровых
долгих стуж.    G C
Пришел ноябрь, холодный дождь
F
вдруг перейдет в колючий снег,
Dm
А ты все ждешь, и все мечтаешь о весне...
F E
Пришел ноябрь, и тонкий лед вдруг затянул
оконца луж,
Пришел ноябрь, за ним грядет пора суровых
долгих стуж.
И улетают мысли вдруг грачиным облаком на
юг,
И ожидает все вокруг прихода вьюг.

Но от ярости зимних послов где укрылась
весна?
В глубине черных мертвых стволов притаилась
она;
С перелетными птицами скоро вернется домой
И проклюнется первым ростком на полянке
лесной.
А пока что ноябрь, как привратник, стоит у
дверей,
Ожидая явленья саней с тройкой белых коней.
Как громадный паук, он плетет паутину разлук,
Сохраним же весну меж ладонями сложенных рук!

Пришел ноябрь, и тонкий лед вдруг затянул
оконца луж,
Пришел ноябрь, за ним грядет пора суровых
долгих стуж.
Пришел ноябрь, за ним декабрь подует в
зимнюю свирель,
А где-то там готовит флейту и апрель...



Осень, дождями поля разлинованы --
Em
Тучи плывут пеленой и колоннами,
Am
И сквозь туман чей-то голос взволнованный
Em

слышен вдали.        G
Небо пронзая пернатыми стрелами
C G
Белые лебеди, аисты белые,
D Em
Серые гуси летят, журавли.
G Hm Em

Нас подгоняет зимы приближение,
Крыльями машем до изнеможения,
Нет, не покой, наша правда -- движение

ввысь, вдаль, на юг.
Но и в далеких краях мы уверены --
Нас ожидает на родине северной
Берег наших встреч и разлук.

Мокнет перо, ноги зябнут от холода,
Мы пролетаем над крышами города,
В шуме моторов гусиного гогота

не услыхать.
Головы вверх, люди! -- мы еще живы
Вечным укором и вечным призывом
Тем, кто не умеет летать.

Hо человеческий мир так запутан,
Где ж им увидеть осеннее чудо?
Может, умчимся навеки отсюда
к
солнцу на юг?
Нет, нам нельзя оставаться далече,
За расставаньем всегда будут встречи --
Ждет нас берег встреч и разлук.

Осень, дождями поля разлинованы --
Тучи плывут пеленой и колоннами,
И сквозь туман чей-то голос взволнованный

слышен вдали.
Небо пронзая пернатыми стрелами
Белые лебеди, аисты белые,
Серые гуси летят, журавли.



Первый день сентября плыл над тундрой пустынною,
Am H7
За окном розовел новогодний пейзаж.
E Am E
Нету листьев кленовых и клумб георгиновых,
Am H7
Заметает пурга остров маленький наш.
E Am
Разгорелась заря над седыми просторами,            Gm
A7
Что же в школу с портфелем никто не идет?
Dm H7 E
Мы от школы давно непогодой оторваны,
Am H7
Не дошел ледокол, не летит вертолет.
E Am

Эскимосские дети не слишком печалятся --
Материк им чужбина, их родина тут.
Стаи розовых чаек над бухтою тянутся,
И моржи, словно черные льдины, плывут.
Но послышится вдруг там над кромкою
вьюжною,
Где торосы растут и одна темнота...
Все бросают дела и внимательно слушают
Шепот звезд... или все-таки рокот борта?

Первый день сентября плыл над тундрой
osqr{mmn~,
К самым первым на свете, к нам пришел этот
день.
Нету листьев кленовых и клумб георгиновых,
Лишь полярных сияний зеленая тень.
И домишки от ветра, как люди, сутулятся,
Стонут мачты антенн, спят собаки в снегу...
И кому-то до школы идти через улицу,
А кому-то лететь сквозь туман и пургу.



Смелей, лошадка, топочи,
C
Коли честь нам дорога!
G7
Найдется тысяча причин
C
Посрамления врага.
G7
Доколе будет в замке жить
Am
Всякий фон-барон прохвост?
H7
Он деспотичен, груб и лжив,
E Am
К тому же толст!
F G C

F C
Побив врага своим мечом,
Растоптав своим конем,
Я гордо в замок захожу,
Что же мне потребно в ем?
Я рыцарь очень благородный --
Грабежи мне не с руки,
Пускай глупцы и дураки
Лезут в сундуки!

На узкой лестнице в пыли,
В царстве жаб, мышей и сов,
Я третий час пилю
Неподатливый засов.
Быть может, узников полна
Темница за дверьми?
А может, плачет там она?..
Черт возьми!

Хоть нет красотки за стеной,
Не напрасен был мой труд:
Мой друг -- Господь всегда со мной --
Все, что мне потребно тут.
Висят ломти окороков,
Колбаса и ветчина
И много бочек, бурдюков
Пива и вина!




Проснулись реки и поля, оттаяла земля           Em H7
Em H7 Em
И сломан лед.
D7 G
Друзья, восстанем ото сна -- опять гремит
весна,   E Am Em
Опять зовет;
H7 C E
Друзья, восстанем ото сна -- опять гремит
весна,   Am Em C
Опять зовет.
H7 Em

Мы в скачке прожигали дни, но вихрь заглох в
пыли,
Утих наш бег,
А кони -- стаи голубей на камень площадей
Легли, как снег;
А кони -- стаи голубей коснулись площадей,
Как белый снег.

Ветшали замки из песка, узка была доска,
Извилист путь.
Ложились годы на черты, огонь лизал мосты
И жег нам грудь;
Ложились годы на черты, огонь лизал мосты
И жег нам грудь.

Не будем думать до поры, что стали мы мудры
И вышел срок,
А жизнь -- лишь начатый этюд, а кисти все
кладут
К мазку мазок.
А жизнь -- лишь начатый этюд, а кисти все
кладут
К мазку мазок.

Проснулись реки и поля, оттаяла земля
И сломан лед.
Друзья, восстанем ото сна -- опять гремит
весна,
Опять зовет;
Друзья, восстанем ото сна -- опять гремит
весна,
Опять зовет.




У городских ворот в обычный летний день
E Am F
На пыльной мостовой, под грозной сенью башен
Gm A7
Не граф и не барон -- бродячий менестрель
Dm Gm A7 Dm
На лютне тронул струны музыкой звенящей.
B7 E

Чей он оставил кров, куда потом уйдет?
Am F...
Лишь стрелками усы топорщатся задорно,
Он окружен молвой, сбегается народ,
Смеется и поет и плачет непритворно.

Пусть пенится бордо, бургундского налей!
Трактирщик, не скупись -- и черт с его
долгами,
Он беден, как Иов, но песнею своей
Расплатится сполна, как Крез иной деньгами.

Взволнуется толпа, раздастся звон монет,
И ахнет вдруг монах от каверзного слова,
А дамы из окна, забыв про этикет,
Бежать на чудный зов на край земли готовы.

Плебей ли, дворянин? Сословья -- мишура;
Подобен королю он стал хоть на минуту.
Стоит, закрыв глаза... Окончена игра,
И чуть дрожит рука, сжимающая лютню.
B7 E A7 Dm




Под зубчатой кромкой елей притаилась темнота,
Am Dm
Дух багульника и прели, прошлогоднего листа.
E Am E
Потянуло ветром влажным,
Gm A7 Dm
коростель кричит с полей,
H7 E
Журавли шагают важно --
F G C
Верховажье, Верховажье --
Gm A7 Dm
Время юности моей.
F H7 E Am

День погас, за окоемом лес надвинулся стеной,
В небе бронзово-зеленом лисий месяц молодой.
Меркнут краски, молкнут звуки и несутся чередой
То ли совы, то ли духи, то ли вещие старухи,
То ли просто козодой.

Вологодской белой ночью правда с вымыслом близки,
На болоте между кочек хороводят лошаки --
Им шишак с повети вторит, звери вылезли из
нор,
Две зари на небе спорят, мошкара зундит и ноет.
В согру прет "трампеадор".

К сожаленью, дело в прошлом и пути обратно
нет,
Над поскотиною кроншнеп, на тропе медвежий
след.
Но, устав от дел бумажных, вереницы тусклых
дней,
Вспоминать давайте каждый
Верховажье, Верховажье --
Пору юности своей.




Как только стает снег, как только все
воскреснет,    Em Am C H7
И встрепенется мир, уставший от потерь,
Em C F H7
Проклюнутся надежды, и оттают песни,
D7 G H7 C E
И снова чудеса стучаться будут в дверь.
Am Em C H7 Em

Как только стает снег, все будет небывалым --
И новая любовь, и новый человек,
Как вдруг в разгар весны -- предательским ударом
Известие о том, что где-то выпал снег.

О Время, не спеши! Не надо торопиться
Сугробами зимы укрыть цветущий край,
Но в поисках весны куда-то канут птицы,
Лишь теплится в душе зеленый месяц май.

Пусть листья облетят, пусть дождь осенний плачет,
Но я переживу зимы крутой разбег,
И с запахом травы придет ко мне удача,
Как только стает снег, как только стает снег.




Лишь только ветер приносит дыханье весны,
Em Am
В душу смятение вносят мне странные сны:
Em Gm
Будто скольжу я, подхваченный легкой волной,
Am Em
Будто шумят два крыла у меня за спиной.
Am H7 Em

Я полечу с караванами радостных птиц --
Нету отныне препятствий и нету границ --
Мимо людской суеты, вознесясь в облака,
В бездне небесной растаяла птичья строка.

Ленты рек подо мною и блюдца озер,
Белой стеною видны пики гор.
Их акварелью чуть тронет заря,
По снегу синяя тень пронесется моя.

Я полечу на восток -- в заповедную даль,
В море лесов, пробудившихся из подо льда,
В сизую тундры бескрайность в оленьих
стадах,
В солнца полночного круг на ветвистых
рогах.

А может, иссякнут вдруг силы мои
Над океаном, от суши вдали,
Но слышен шелест кокосовых пальм --
Я долетел, я не упал!

Лишь только сил наберусь -- сразу в новый
полет,
Снова дорога зовет, голубой небосвод.
Мне не дают успокоиться странные сны,
Лишь только ветер приносит дыханье весны.




Здесь елки, как пики, нацелены вверх,
Dm Gm
Как строй на плацу, когда ждут генерала,
C F
И туч эшелоны берут свой разбег
Gm A7 Dm
Над серым хребтом, над Полярным Уралом.
Gm A7 Dm

Прольется над тундрою дождик косой,
Gm D7
И солнце проглянет, вернув миру краски,
Gm A7
Над кругом Полярным, над речкой Усой
Dm D Gm
В поселке с названием Сивая Маска.
E A

Болота и горы -- затерянный мир,
И тундры с тайгой бесконечные споры,
Железной дороги покинем пунктир
По ивовым чащам, по голым плакорам.
Gm A7

Нелегок маршрут, комарье да жара,
Но ветер подует вдруг, холодом вея.
-- Привет с Воркуты, -- скажет друг у
костра,
В белесой ночи коротающий время.

И снова по ернику ноги скользят,
И вновь заболят наши бедные спины,
И чахлые елки штыками вонзят
В провисшее небо сухие вершины.



(совместно с Василием Придатко)

Льды океана, чернь океана,
Dm Dm7
даль океана, вал океана --
Gm A
Все без обмана...
Dm

Мой олень устал бежать,
Dm
Небо хмурится опять,
Над равниной тундры синей -- снег и ломкий иней.
Gm C F
Луч зари умчится вспять
Gm A7
Розовой чайкой, розовой чайкой,
Dm Dm7
Розовой чайкой, розовой чайкой.
Gm A

Чайка с крыльями зари,
Путь во льдах мой озари,
Пролетев над океаном, льдистым океаном,
Ты перо оборони
Розовой чайки, розовой чайки,
Розовой чайки, розовой чайки.

Пусть надолго ночь легла,
Пусть природой правит мгла.
Верю, что взойдет весною, южной стороною
Краешек ее крыла --
Розовой чайки, розовой чайки,
Розовой чайки, розовой чайки.

Даль затеплится едва,
Заалеют, как слова
В горизонте льдов великих, белых, многоликих
Моей жизни острова
Розовых чаек, розовых чаек,
Розовых чаек, розовых чаек...

Даль океана, чернь океана, льды океана, вал
океана --
Все без обмана...




Крепчает шторм, ревет накат,
Em
Стучится в дверь соленый град,
Am
И дом, источенный червем,
H7
скрипит, как сломанный бушприт.
Em D Em
В камине теплится зола,
Em
Вокруг дубового стола
C
Сидят бродяги и купцы, и моряки и храбрецы --
G D
Вокруг дубового стола на зов уюта и тепла
F Em
Собрались те, кому дорога предстоит.
H7 Em

Они пришли из темноты
И снова растворятся в ней.
Мелькнули крылья их на миг, чуть освещенные огнем.
Пути их были непросты --
Один другого тяжелей,
И вот расселись за столом, и подают им
крепкий ром,
И подают им крепкий ром под грохот бури за
окном,
А снег несется в пустоте кругом.

Таверна старая дрожит,
Аккомпанируя ветрам.
Дорога каждому лежит -- матросу в гавань к
кораблям.
Он снова жаждет увидать
Лазурь тропических небес,
Разбойник снова будет ждать купцов, проезжих через
лес,
И пилигрим, стуча клюкой, уйдет извилистой
тропой,
Лишь только стихнет ветер и ночной прибой.

Крепчает шторм, ревет накат,
Стучится в дверь соленый град,
И дом, источенный червем, скрипит, как
сломанный бушприт.
Сейчас реален только он,
А за порогом -- только сон.
Пусть будет крепок этот стол, и будет в кружки
ром разлит!
Но словно стая воронья, в  Небытие из  Бытия
Проходят странники в далекие края.




Там вдали за горизонтом, где сошлись земля и
небо,   Em Am H7
Там вдали за горизонтом -- никогда еще я не был.
Em G H7
Там -- детские мечты и тревоги,
C H7 Em D
У сказочной черты -- три дороги.
Am Em F H7

Там вдали за горизонтом -- столько зелени и
света,
Может быть за горизонтом -- круглый год весна и
лето?
Там, протяни ладонь -- сядет птица,
Там -- скачет дикий конь с кобылицей.

Там вдали за горизонтом рвется парус, с ветром
споря,
Может быть за горизонтом ничего нет, кроме моря?
Стран дальних аромат, лунный вечер;
Мчит к берегу фрегат -- мне навстречу.

Поднялись над горизонтом крылья легкие тумана,
Может быть за горизонтом вдруг любовь меня
поманит?
Я побегу на зов, руки вскину...
Но кто-то горизонт отодвинул.

Популярность: 16, Last-modified: Mon, 15 Sep 1997 06:48:37 GMT