---------------------------------------------------------------
     Перевод: Ю.Эстрин
     Изд.: А.Кларк "Космическая одиссея 2001 года", М., "Мир", 1970
     OCR & Spellcheck: Aslan Frunze
---------------------------------------------------------------

     Река   пересохла,  и  озеро  почти  совсем  обмелело,  когда  чудовище,
спустившись  по  сухому  руслу,  стало  пробираться по  топкой  безжизненной
равнине.  Далеко не везде  болото было проходимым, но  и  там, где грунт был
потверже,  массивные лапы  под тяжестью огромной  туши увязали более  чем на
фут. Временами  чудовище останавливалось  и,  быстро, по-птичьи  поворачивая
голову, осматривало равнину. В  эти  минуты  оно  еще  глубже погружалось  в
податливую почву, и через пятьдесят миллионов лет люди по его  следам сумели
определить продолжительность этих остановок.
     Вода не  вернулась, и  палящее солнце превратило глину в камень.  Затем
пустыня  укрыла следы защитным  слоем песка.  И лишь потом  -- миллионы  лет
спустя -- сюда пришел Человек.

     -- Как по-твоему, -- проревел Бартон, пытаясь перекричать грохот, -- уж
не потому ли профессор  Фаулер стал палеонтологом, что ему нравится играть с
отбойным молотком? Или он только потом пристрастился к этому занятию?
     -- Не  слышу! -- крикнул в ответ Дэвис, облокачиваясь на лопату с видом
заправского землекопа. Он с надеждой поглядел на  часы. -- Давай скажем, что
пора обедать. Он ведь снимает часы, когда возится с этой штукой.
     -- Номер не пройдет,  -- прокричал Бартон,  -- он  давно раскусил нас и
всегда накидывает минут  десять. Но  попытка -- не пытка. Все лучше, чем это
чертово ковыряние.
     Оживившись, палеонтологи  положили лопаты  и направились к  шефу. Когда
они подошли, профессор выключил  перфоратор, и наступила  тишина, нарушаемая
только пыхтением компрессора неподалеку.
     -- Пора  возвращаться в лагерь, профессор,  -- сказал Дэвис,  небрежным
жестом заложив  за спину руку с часами, -- вы же знаете, как ругается повар,
когда мы опаздываем.
     Профессор Фаулер,  член Королевской академии наук, обладатель множества
научных званий, безуспешно попытался стереть  со лба коричневую  грязь. Мало
кто  из  случайных  посетителей   раскопок  мог  узнать  в  этом  загорелом,
мускулистом полуобнаженном рабочем,  склонившимся  над излюбленным  отбойным
молотком, вице-президента Палеонтологического общества.
     Почти  месяц  ушел  на  расчистку  песчаника,  покрывавшего  окаменелую
поверхность   глинистой  равнины.  Расчищенный   участок   в  несколько  сот
квадратных футов  представлял  собой как  бы  моментальный снимок  прошлого,
пожалуй, наилучший  из  всех  известных  палеонтологам.  Когда-то в  поисках
исчезающей воды  сюда переселились десятки птиц и  пресмыкающихся; с тех пор
прошло несколько геологических эпох,  от этих существ ничего не осталось, но
следы  их  сохранились  навечно.  Почти  все следы удалось распознать, кроме
одного, принадлежавшего существу,  неизвестному науке. Это был зверь весом в
двадцать-тридцать    тонн,   и    профессор    Фаулер    шел    по    следам
пятидесяти-миллионнолетней давности с азартом охотника за крупной дичью. Кто
знает, возможно,  ему даже удастся  настичь  чудовище: в те  времена равнина
была предательски  зыбким  болотом, и, быть может, кости  неизвестного ящера
покоятся в одной из природных ловушек где-нибудь совсем рядом.
     Работа  на  раскопках  была утомительной  и  кропотливой. Только  самый
верхний  слой  мог  быть  расчищен  землеройными  машинами;  все   остальное
приходилось  делать вручную. У профессора Фаулера было  достаточно оснований
никому  не  доверять  отбойный  молоток:  малейшая  оплошность  могла  стать
роковой.
     Потрепанный  экспедиционный  джип,  трясясь  и  подпрыгивая  на  ухабах
скверной  дороги, был уже на полпути от лагеря, когда Дэвис заговорил о том,
что не давало им покоя с самого начала работ.
     -- Сдается мне,  наши соседи по  долине не очень-то нас жалуют,  а  вот
почему -- ума не приложу. Казалось бы, мы в их дела не лезем, так могли бы и
пригласить нас к себе, хотя бы ради приличия.
     -- А может, это и впрямь военная лаборатория, --  высказал Бартон вслух
общее мнение.
     -- Не думаю, -- мягко возразил профессор Фаулер, -- видите ли, я только
что получил от них приглашение. Завтра я туда отправлюсь.
     Если  это  сообщение не  произвело впечатления разорвавшейся бомбы,  то
лишь  благодаря  хорошо налаженной системе  "домашнего  шпионажа". Несколько
секунд  Дэвис  размышлял над этим  подтверждением  своих догадок,  а  затем,
слегка откашлявшись, спросил:
     -- А что, они больше никого не приглашают?
     Намек был столь прозрачен, что профессор Фаулер улыбнулся.
     -- Нет,  приглашение  адресовано  только  мне.  Послушайте,  ребята,  я
понимаю, что вы сгораете от любопытства, но, честное слово, я знаю не больше
вашего. Если  завтра  что-либо прояснится,  я вам  обо  всем расскажу. Но по
крайней мере теперь хоть известно, кто заправляет этим хозяйством.
     Помощники навострили уши.
     --  Кто  же?  --  спросил Бартон.  --  Я полагаю.  Комиссия  по атомной
энергии?
     -- Возможно,  что и так,  --  ответил  профессор, -- во всяком  случае,
возглавляют все Гендерсон и Барнс.
     На сей раз бомба попала в цель: Дэвис  даже съехал с  дороги.  Впрочем,
принимая  во  внимание качество  дороги, последнее обстоятельство  не  имело
ровно никакого значения.
     -- Гендерсон и Барнс? В этой богом забытой дыре?
     -- Вот именно, -- весело отозвался профессор, -- приглашение исходит от
Барнса.  Он  выражает  сожаление,  что не имел  возможности  пригласить меня
раньше, и просит заглянуть к ним на часок.
     -- А он не пишет, чем они занимаются?
     -- Ни слова.
     -- Барнс и Гендерсон, -- задумчиво проговорил Бартон. -- Я ничего о них
не знаю, разве только то, что они физики. В какой области они подвизаются?
     -- Они  оба  крупнейшие  специалисты по  физике  низких температур,  --
ответил  Дэвис.   --  Гендерсон  много  лет  был   директором   Кавендишской
лаборатории. Недавно он опубликовал в  "Nature" кучу статей. Все они -- если
я только правильно припоминаю -- касались проблемы гелия II.
     Бартон и глазом  не повел; он недолюбливал физиков и никогда не упускал
случая сказать об этом.
     --  Не имею ни  малейшего представления, что за штука этот гелий II, --
самодовольно заявил он, -- более того, я совсем не уверен, что горю желанием
узнать.
     Это был выпад против Дэвиса, который когда-то -- в минуту слабости, как
он  сам  любил  говорить,  -- получил ученую  степень  по  физике.  "Минута"
растянулась  на  несколько  лет,  пока  Дэвис  кружным  путем  не  пришел  в
палеонтологию, но физика оставалась его первой любовью.
     --  Гелий  II --  разновидность жидкого гелия, существующая  только при
температуре  на  несколько  градусов  выше  абсолютного  нуля.  Он  обладает
совершенно удивительными свойствами, однако это никоим образом не объясняет,
почему вдруг два ведущих физика оказались в этом уголке земного шара.
     Они  въехали  в  лагерь.  Лихо подкатив  к  стоянке, Дэвис, как всегда,
рывком затормозил машину. Однако на сей раз джип стукнулся о стоящий впереди
грузовик сильнее обычного, и Дэвис сокрушенно покачал головой.
     -- Покрышки совсем износились. Хотел бы я знать, когда пришлют новые?
     --  Прислали  сегодня  утром вертолетом вместе с отчаянной запиской  от
Эндрюса: он надеется, что тебе их хватит хотя бы на полмесяца.
     -- Отлично! Сегодня же вечером я их и поставлю.
     Профессор Фаулер, шедший впереди, остановился.
     -- Зря вы так  торопились, Джим, -- мрачно заметил он, -- опять на обед
солонина.

     Не следует думать, что в отсутствие шефа Бартон и Дэвис работали меньше
обычного. Напротив, им приходилось туго, поскольку  местные рабочие во время
отлучек профессора доставляли вдвое больше  хлопот. Тем  не менее они как-то
умудрялись выкраивать для болтовни значительно больше времени.
     Сразу  же  после  приезда  в   экспедицию  профессора  Фаулера  молодые
палеонтологи заинтересовались необычными сооружениями, расположенными в пяти
милях  от   места  раскопок.  Это   была  явно   какая-то  исследовательская
лаборатория.  Дэвис без  труда  распознал  в высоких башнях атомные  силовые
установки.  Уже  одно  это  обстоятельство красноречиво  свидетельствовало о
важности исследований, хотя ничего и не говорило об их цели. На  земном шаре
было  несколько  тысяч  таких  установок,  и  все  они  обслуживали  проекты
первостепенной важности.
     Можно  было придумать  десятки причин,  побудивших двух  крупных ученых
уединиться в  этом глухом углу: чем опаснее исследования  в  области ядерной
физики,  тем  дальше  от  цивилизации  стараются  их  проводить.   Некоторые
исследования вообще отложили до создания  орбитальных лабораторий.  И все же
было странно: зачем проводить эту работу -- в чем бы она ни заключалась -- в
непосредственной   близости  от   крупнейших  палеонтологических   раскопок?
Впрочем, может, это просто случайное совпадение -- ведь до сих пор физики не
проявляли ни малейшего интереса к своим соседям и соотечественникам.
     Дэвис старательно расчищал один из гигантских следов, а Бартон  заливал
жидкой  смолой   уже  расчищенные  отпечатки.  Работая,  они  бессознательно
прислушивались, не возвестит  ли шум  мотора  о приближении джипа. Профессор
Фаулер  обещал  захватить  их на  обратном  пути;  остальные  машины  были в
разгоне,  и  им совсем  не улыбалось тащиться  добрых две  мили под палящими
лучами солнца. Кроме того, им не терпелось поскорее узнать новости.
     -- Как ты думаешь, -- вдруг спросил Бартон, -- сколько народу у них там
работает?
     Дэвис выпрямился.
     -- Судя по размерам здания, человек десять.
     --  Тогда,  должно  быть,  это  не государственный  проект, а их личная
затея?
     --  Возможно,  хотя  им  все   равно  необходима  серьезная  финансовая
поддержка. Впрочем, при такой научной  репутации, как у Гендерсона и Барнса,
получить ее не составляет труда.
     --  Везет этим физикам!  -- сказал Бартон.  -- Стоит им  только убедить
какое-нибудь военное ведомство, что  они вот-вот изобретут новое оружие, как
им сразу же отваливают пару миллиончиков.
     Он произнес это с горечью;  как и у большинства ученых, его отношение к
этому  вопросу  было вполне определенным. Бартону доводилось отстаивать свои
взгляды более решительно:  он был  квакером  и  в  качестве  принципиального
противника  военной службы весь  последний  год войны  провел в дискуссиях с
военными трибуналами, которые совсем не разделяли его убеждений.
     Шум мотора прервал их беседу, и они побежали навстречу профессору.
     -- Ну как? -- хором прокричали они.
     Профессор   Фаулер  задумчиво   посмотрел  на  них;  лицо  его  хранило
абсолютную непроницаемость.
     -- Удачный был денек? -- спросил он наконец.
     --  Имейте  совесть,  шеф!  --  запротестовал  Дэвис.  --  Выкладывайте
начистоту, что вам удалось разузнать.
     Профессор выбрался из машины и почистил рукой костюм.
     -- Простите меня, коллеги, -- смущенно произнес он, -- я ничего не могу
сказать вам, ровным счетом ничего.
     Раздались вопли протеста, но профессор был непреклонен.
     -- Я  провел  очень интересный день,  но  дал слово  молчать.  Не  могу
сказать, что я понял толком, чем они занимаются;  знаю только, что это целая
революция в  науке -- пожалуй, по  значимости не уступающая открытию атомной
энергии. Впрочем, завтра к нам приедет доктор Гендерсон,  посмотрим, что вам
удастся выкачать из него.
     От  разочарования оба палеонтолога несколько секунд не  могли вымолвить
ни слова. Бартон первым пришел в себя.
     -- Ладно, но почему вдруг такой интерес к нашей работе?
     На мгновение Фаулер задумался.
     -- Да, моя поездка не была простым визитом вежливости, -- признался он,
-- меня просили помочь.  А теперь еще один вопрос,  и вам придется  топать в
лагерь пешком.

     Доктор  Гендерсон  прибыл на раскопки  после  полудня.  Это был  полный
немолодой мужчина, одетый несколько необычно: единственную видимую часть его
туалета  составлял ослепительно белый лабораторный халат. Впрочем, в  жарком
климате этот эксцентричный наряд обладал несомненными достоинствами.
     Поначалу  палеонтологи  разговаривали  с  Гендерсоном  вежливо-холодным
тоном:   они  были  обижены  и  не  скрывали  своих   чувств.  Но  Гендерсон
расспрашивал их  с таким неподдельным  интересом, что  вскоре они оттаяли, и
Фаулер предоставил им  возможность показывать гостю  раскопки, а сам пошел к
рабочим.
     Картины давно  минувших эпох  произвели на физика глубокое впечатление.
Битый  час  ученые   водили  его  по  котловану,  рассказывая  о  существах,
оставивших здесь свои следы,  и строя предположения  о  будущих находках.  В
сторону  от  котлована отходила широкая  траншея; заинтересовавшись  следами
чудовища,  профессор Фаулер приостановил  все  другие работы. Затем  траншея
прерывалась:  экономя время,  профессор копал  вдоль  следов  отдельные ямы.
Неожиданно последний шурф  оказался пустым.  Стали копать кругом и выяснили,
что гигантский ящер неожиданно свернул в сторону.
     -- Тут-то  и начинается самое интересное, --  рассказывал Бартон слегка
одуревшему  от   впечатлений  физику.  --  Помните   то  место,   где   ящер
останавливался и,  видимо,  оглядывался кругом?  Так  вот, похоже, он что-то
углядел и припустился  бежать в новом направлении, об  этом можно  судить по
расстоянию между следами.
     -- Вот уж никогда бы не подумал, что эти твари умели бегать!
     -- Вряд ли это выглядело  особенно грациозно, но при шаге  в пятнадцать
футов  можно  развить  приличную скорость. Мы постараемся  следовать за ним,
сколько  сможем. Кто  знает, вдруг  нам  удастся  обнаружить  то, за чем  он
погнался. Мне кажется, профессор Фаулер  мечтает найти утоптанное поле битвы
с разбросанными по нему костями жертвы. Вот все рты разинут!
     -- Картина в духе Уолта Диснея, -- улыбнулся Гендерсон.
     Но Дэвис был настроен менее оптимистично.
     -- Ни за кем он не гнался,  просто жена позвала его домой. Наша  работа
на редкость  неблагодарная; кажется,  ты уже  вот-вот на пороге открытия,  и
вдруг псе идет насмарку. То пласт оказывается размытым,  то  все  покорежено
из-за землетрясения, а то -- что совсем  обидно! -- какой-нибудь  идиот, сам
того не подозревая, расколошматит вдребезги ценнейшую находку.
     -- Могу  вам только  посочувствовать,  --  кивнул Гендерсон, --  физику
легче. Он  знает,  что  если  ответ  существует,  то рано или поздно он  его
найдет.
     Он  сделал многозначительную  паузу и  заговорил,  тщательно  взвешивая
каждое слово:
     -- Было  бы  куда проще, не правда ли, если бы вы могли увидеть прошлое
своими глазами, а не восстанавливать его шаг за шагом при помощи кропотливых
и неточных методов. За два месяца вы прошли по этим следам ярдов  сто, и все
же они могут завести вас в тупик.
     Последовало длительное молчание.
     -- Вполне естественно, доктор Гендерсон, что нас весьма интересуют ваши
исследования,  --  задумчиво  проговорил Бартон, --  а  поскольку  профессор
Фаулер отмалчивается, мы стали  строить самые невероятные догадки. Не хотите
ли вы этим сказать, что...
     -- Не ловите меня на слове, -- торопливо прервал его физик, -- просто я
грезил наяву. Что же касается наших исследований, то они еще очень далеки от
завершения.  Когда придет время,  вы обо  всем  узнаете.  Мы ни  от  кого не
таимся, но мы вступили в совершенно неизведанную область, и, пока не обретем
почвы под ногами, нам  лучше помолчать. Держу пари, что если бы сюда явились
геологи, то профессор Фаулер гонялся бы за ними с киркой в руках!
     -- Вот и проиграете, -- улыбнулся Дэвис, --  скорее всего, он запряг бы
их  в  работу!  Но я  вполне  вас понимаю,  сэр. Будем  надеяться, что ждать
придется не так уж долго.

     Этой ночью свет  в палатке  палеонтологов горел дольше обычного. Бартон
не скрывал своих сомнений, но Дэвис уже успел построить на основе нескольких
замечаний Гендерсона целую замысловатую теорию.
     -- Ведь это все объясняет. И прежде  всего -- почему они выбрали именно
это место. Иначе их выбор просто бессмыслен. Мы здесь знаем уровень почвы за
последнюю сотню миллионов лет с точностью до  дюйма и можем датировать любое
событие с ошибкой менее одного процента. На Земле нет другого такого уголка,
геологическая  история,  которого  была  бы  изучена  столь  подробно;  наши
раскопки -- самое подходящее место для такого эксперимента.
     -- Ты и  в самом  деле считаешь,  что возможно --  пусть хотя бы только
теоретически -- построить машину, способную видеть прошлое?
     -- Лично я даже не могу представить себе  принцип  ее действия. Но я не
рискну утверждать, что это невозможно, в  особенности для таких ученых,  как
Барнс и Гендерсон.
     -- Гм. Я бы  предпочел более убедительный довод. Послушай,  а нельзя ли
проверить твои догадки? Как насчет тех статей в "Nature"?
     -- Я уже послал заказ  в библиотеку колледжа. Мы  получим  их  в  конце
недели.  В работе  ученого  всегда  существует определенная преемственность;
быть может, статьи нам что-либо подскажут.

     Но  статьи лишь  усилили их недоумение. Дэвис не ошибся:  почти все они
касались необычных свойств гелия II.
     -- Это поистине фантастическое вещество, --  говорил Дэвис. --  Если бы
жидкости вели себя так при обычной температуре, мир бы  перевернулся. Начнем
с  того,  что  у  него совершенно отсутствует  вязкость.  Сэр  Джордж Дарвин
однажды сказал, что  если  бы океан  состоял  из  гелия  II, то  кораблям не
понадобились бы ни паруса, ни машины.  Достаточно было бы оттолкнуть корабль
от берега, а на другом  берегу подставить что-нибудь мягкое. Вот только одна
загвоздочка: в самом начале пути гелий потек бы через борт, вверх по обшивке
и буль... буль... буль... посудина затонула...
     -- Очень забавно, -- заметил Бартон, -- но при чем тут твоя драгоценная
теория?
     -- Пока ни при чем, -- признал Дэвис, -- но послушай: дальше -- больше.
Два потока гелия  II  могут  течь сквозь  одну и ту же трубу  одновременно в
противоположных направлениях: один поток как бы проходит сквозь другой.
     -- Это уже выше моего понимания; все равно, как если бы я бросил камень
одновременно  вперед  и  назад. Держу  пари,  что  объяснение  этой штуки не
обошлось без теории относительности.
     Дэвис продолжал внимательно читать статью.
     -- Объяснение очень сложное, и я  не буду притворяться, что понимаю его
целиком.  Оно  основано  на предположении, что  жидкий  гелий в определенных
условиях может обладать отрицательной энтропией.
     -- Мне  это ни о чем не говорит,  я и положительную энтропию никогда не
мог уразуметь.
     --  Энтропия --  это  мера  распределения  тепла во Вселенной.  В самом
начале, когда вся  энергия  была сконцентрирована  в  звездах, энтропия была
минимальной. Когда во всем мире установится одинаковая температура, энтропия
достигнет максимума. Вселенная будет мертва. В  мире будет полно энергии, но
ее не удастся использовать.
     -- Это еще почему?
     -- По той же причине, по какой вся вода в  спокойном океане не способна
привести в движение турбины  гидроэлектростанции, а крохотное горное  озерцо
успешно с этим справляется. Необходима разность уровней.
     -- Теперь понял. Я даже припоминаю, что кто-то назвал энтропию "стрелой
времени".
     -- Верно, это сказал Эддингтон. Дело в том, что любые часы,  ну хотя бы
маятниковые, можно  заставить  идти  вспять.  А  энтропия  --  это  улица  с
односторонним   движением;   с   течением  времени  энтропия   может  только
увеличиваться. Отсюда и выражение "стрела времени".
     -- Но тогда отрицательная энтропия... Черт меня побери!
     С  минуту  друзья  молча  смотрели друг на  друга.  Затем  приглушенным
голосом Бартон спросил:
     -- А что об этом пишет Гендерсон?
     -- Вот фраза из его последней  статьи: "Открытие отрицательной энтропии
приводит  к  совершенно новым революционным представлениям  и в корне меняет
привычную картину мира. Этот  вопрос будет  подробнее рассмотрен в следующей
статье".
     -- И что же?
     --  В том-то вся  и  штука:  следующей статьи  не было.  Тому  есть два
объяснения.  Во-первых,  редактор журнала отказался  публиковать статью. Это
предположение можно сразу отбросить. Во-вторых, Гендерсон так  и не  написал
следующей статьи, ибо новые представления оказались чересчур революционными.
     -- Отрицательная  энтропия --  отрицательное время,  -- вслух размышлял
Бартон, -- звучит невероятно.  А  все-таки,  быть может, и впрямь существует
теоретическая возможность заглянуть в прошлое...
     -- Придумал! -- воскликнул Дэвис. -- Выложим завтра профессору все наши
предположения и посмотрим, как он будет реагировать. А сейчас,  пока  у меня
еще не началось воспаление мозга, я намерен лечь спать.
     Спал он  плохо.  Ему снилось, что  он  шагает по пустынной дороге, и ни
спереди, ни сзади, сколько видит глаз,  дороге нет конца.  Так он идет, миля
за милей, и вдруг натыкается на дорожный указатель. Указатель поломан, и его
стрелки лениво вращаются  на ветру. Он пытается разобрать надписи.  На одной
стрелке написано "В будущее", на другой -- "В прошлое".

     Им  так  и  не  удалось застать  профессора  Фаулера  врасплох.  Ничего
удивительного  --  после  декана он  был  лучшим  игроком  в  покер во  всем
колледже. Пока Дэвис излагал свою теорию,  профессор бесстрастно разглядывал
взволнованных молодых людей.
     -- Завтра я снова поеду туда и  расскажу Гендерсону о ваших изысканиях.
Может, он сжалится  над вами, а может, мне самому  удастся узнать что-нибудь
новенькое. А сейчас -- за работу.
     Но  волнующая  загадка  настолько  овладела  всеми помыслами  Дэвиса  и
Бартона,   что  они  совершенно  потеряли  интерес  к  работе.  И  хотя  они
добросовестно занимались своим  делом, их неотступно преследовала мысль, что
трудятся они впустую. Если так, они были бы рады. Подумать только, что можно
будет заглянуть в прошлое, прокрутить  в обратном порядке всю историю Земли,
раскрыть великие загадки  минувшего, увидеть зарождение  жизни и  проследить
весь ход эволюции от амебы до человека!
     Нет, это  слишком прекрасно, чтобы можно было поверить! Придя к  такому
выводу, они возвращались к скребку и лопате, но не проходило и получаса, как
у них мелькала мысль: а вдруг? И все повторялось сначала.
     Из  второй   поездки   профессор   Фаулер  возвратился  потрясенный   и
задумчивый. Единственно, что  им удалось из него вытянуть, -- это заявление,
что  Гендерсон выслушал выдвинутую  ими теорию и  похвалил  их способности к
дедукции.
     Вот и все. Но для Дэвиса  и этого было вполне достаточно,  хотя Бартона
по-прежнему одолевали  сомнения. Прошло несколько недель,  и  Дэвису удалось
убедить его в своей правоте. Профессор Фаулер  проводил все больше времени с
Гендерсоном и Барнсом; порой палеонтологи  не видели  его по нескольку дней.
Казалось,  он утратил интерес к раскопкам и все руководство ими переложил на
Бартона,  который  мог теперь  возиться  с отбойным  молотком  сколько  душе
угодно.
     Каждый день они продвигались  по следам чудовища  еще на два-три  ярда.
Судя по характеру следов, ящер мчался огромными прыжками и, казалось, должен
был  вот-вот настичь свою жертву. Еще несколько дней,  и они  раскроют чудом
сохранившиеся свидетельства трагедии, совершившейся  в этих местах пятьдесят
миллионов  лет  назад.  Однако сейчас это  не  имело  никакого значения;  из
намеков профессора они заключили,  что решающего эксперимента следует  ждать
со дня на  день.  Денек--другой, пообещал  им профессор, и, если все  пойдет
хорошо, их ожиданию наступит конец. Сверх этого они не  смогли  вытянуть  из
него ни слова.
     Раз  или  два  их  навещал  Гендерсон.  Бесспорно,  нервное  напряжение
наложило на него отпечаток. Было видно, что он умирает от желания поговорить
о своей работе и лишь усилием воли заставляет себя молчать. Друзья не знали,
восхищаться  ли им  подобным  самообладанием  или сожалеть  о нем.  У Дэвиса
сложилось впечатление,  что  на сохранении тайны  настаивает  Барнс;  о  нем
поговаривали,  что он еще не опубликовал  ни одной  работы, не  проверив  ее
предварительно  два-три  раза.  Как ни бесила  их подобная  осторожность, ее
вполне можно было понять.
     В то утро Гендерсон заехал за профессором  Фаулером; как назло, у самых
раскопок  его  машина  сломалась. Впрочем,  неудачниками оказались  Дэвис  и
Бартон, поскольку  профессор  решил отвезти Гендерсона в джипе,  предоставив
своим  помощникам возможность прогуляться  в  обеденный перерыв до лагеря  и
обратно  пешком.  Но они были  даже готовы примириться  с этой участью, если
только их ожидание и в самом деле -- как им намекнули -- близилось к концу.
     Фаулер  и  Гендерсон  сидели  в  джипе,  а  палеонтологи  стояли рядом.
Прощание  было натянутым  и  неловким,  казалось,  все  читали чужие  мысли.
Наконец, Бартон с присущей ему прямотой сказал:
     --  Что ж, док, поскольку сегодня решающий день, позвольте пожелать вам
удачи. Надеюсь получить от вас карточку бронтозавра на память.
     Гендерсон  уже настолько привык к подобным подкалываниям, что  почти не
обращал  на них внимания.  Он  улыбнулся,  без особой, впрочем,  радости,  и
заметил:
     -- Ничего не обещаю. Мы еще можем здорово сесть в лужу.
     Дэвис  уныло  проверил  носком  ботинка,  хорошо  ли накачаны  шины. Он
обратил внимание, что  покрышки были  новые, со странным,  прежде невиданным
зигзагообразным рисунком.
     --  В любом случае ждем, что вы нам все расскажете. Не то в одну темную
ночь  мы  сами  вломимся  к  вам  в  лабораторию  и  раскроем,  чем  вы  там
занимаетесь.
     -- Если вы сумеете разобраться в нашем хаосе,  -- рассмеялся Гендерсон,
-- то вы -- гении. Но если и  в самом деле все  пойдет хорошо, то вечером мы
устроим маленькое торжество.
     -- Когда вас ждать обратно, шеф?
     -- Около  четырех. Не хочется  заставлять  вас  шагать пешком  еще  и к
ужину.
     -- Ладно. Ни пуха ни пера!
     Автомобиль скрылся в облаке пыли, оставив у обочины двух молодых людей,
задумчиво глядевших ему вслед.
     -- Если мы  хотим быстрее провести время, -- промолвил  наконец Бартон,
-- надо приналечь на работу. Пошли.

     Бартон орудовал отбойным молотком в самом конце  траншеи, протянувшейся
от  котлована  более  чем   на  сто  ярдов.  Дэвис  занимался  окончательной
расчисткой только  что отрытых  следов. Отпечатки  лап  чудовища были  очень
глубокими и далеко  отстояли друг от  друга. Глядя вдоль траншеи, можно было
видеть,  как  гигантское пресмыкающееся  вдруг резко  свернуло в  сторону  и
вначале пустилось бежать, а затем поскакало, словно огромный кенгуру. Бартон
попробовал мысленно представить  себе  эту  картину:  многотонное  создание,
приближающееся со скоростью  экспресса. Что ж,  если их догадки справедливы,
то в недалеком будущем они не раз смогут любоваться подобным зрелищем.
     К концу дня они установили рекорд в  скорости  проходки  траншеи. Грунт
стал  мягче,  и  Бартон  продвигался  вперед  настолько  быстро, что  далеко
опередил Дэвиса. Поглощенные работой, они забыли обо всем на свете, и только
чувство голода вернуло их к действительности.  Дэвис первым заметил, что уже
поздно, и направился к другу.
     -- Уже  половина  пятого,  -- сказал  он,  когда  утих грохот,  --  шеф
опаздывает. Я ему  не прощу, если он отправился  ужинать,  вместо того чтобы
заехать за нами.
     -- Подождем еще полчасика, -- сказал Бартон, -- я догадываюсь, что  его
задержало. У них перегорела пробка, и они никак не могут ее починить.
     Но Дэвис не унимался.
     --  Черт возьми,  неужели  нам  снова  придется идти  в  лагерь пешком?
Поднимусь-ка я на холм и взгляну, не едет ли профессор.
     Он  оставил  Бартона  прокладывать   траншею  в   мягком   песчанике  и
вскарабкался на  невысокий холмик на  берегу  древнего русла. Отсюда  хорошо
просматривалась вся  долина,  и  башни-близнецы  лаборатории  Гендерсона  --
Барнса четко выделялись на  фоне однообразного пейзажа. Ни одно облачко пыли
не выдавало движущейся машины: профессор Фаулер еще не выехал домой.
     Дэвис негодующе фыркнул. Топать две мили после такого утомительного дня
и  вдобавок ко всему опоздать к ужину!  Он  решил, что ждать бессмысленно, и
уже начал спускаться  по склону, как  вдруг что-то привлекло его внимание, и
он еще раз оглядел долину.
     Над обеими  башнями -- единственной видимой ему  частью  лаборатории --
плыло жаркое марево. Он понимал, что башни должны быть горячими, но уж никак
не раскаленными! Вглядевшись, он, к своему  удивлению, обнаружил, что марево
имеет форму полусферы диаметром около четверти мили.
     Неожиданно  оно  взорвалось. Ни  ослепительной  вспышки, ни  пламени --
только рябь пробежала по  небу и  растаяла.  Марево  исчезло и  одновременно
исчезли две высокие башни атомной электростанции.
     Чувствуя, как ноги  у  него  стали  ватными,  Дэвис рухнул на  землю  и
раскрыл рот в ожидании взрывной волны. Сердце сжалось от предчувствия беды.
     Звук   взрыва  не  был  впечатляющим;  лишь  протяжное  глухое  шипение
прокатилось  и замерло в спокойном воздухе. До затуманенного сознания Дэвиса
только сейчас дошло, что грохот отбойного молотка утих -- должно быть, взрыв
был громче, раз и Бартон услышал его.
     Полная тишина. В выжженной солнцем долине не было  заметно ни малейшего
движения. Дэвис подождал, пока к нему вернулись силы, и, спотыкаясь, побежал
вниз.
     Бартон, закрыв лицо руками, сидел на дне  траншеи. Когда Дэвис подошел,
он поднял голову. Дэвиса испугало выражение его глаз.
     --  Значит,  и  ты  слышал,  --  проговорил  Дэвис.  --  По-моему   вся
лаборатория взлетела на воздух. Пошли, надо торопиться.
     -- Что  слышал?  --  тупо спросил Бартон.  Дэвис изумленно уставился на
друга.  Затем  он  понял,  что  Бартон  и  не  мог  что-либо слышать; грохот
отбойного  молотка должен  был  заглушить все  посторонние  звуки.  Ощущение
катастрофы  нарастало  с каждой  секундой;  он  чувствовал  себя  персонажем
древнегреческой трагедии, беспомощным перед неумолимым роком.
     Бартон поднялся на ноги.  Лицо его подергивалось, и Дэвис понял, что он
на  грани  истерики.   Однако,  когда  он  заговорил,  голос  его  прозвучал
удивительно спокойно.
     -- Ну и дураки же мы были! -- сказал он. -- Объясняли  Гендерсону,  что
он  строит  машину,  способную  _в_и_д_е_т_ь_  прошлое.  Воображаю,  как  он
потешался над нами.
     Машинально Дэвис подошел к краю траншеи и взглянул на скалу, на которую
впервые за  последние  пятьдесят миллионов  лет  упали  солнечные лучи.  Без
особого удивления он разглядел  на поверхности камня  отпечаток  покрышки со
странным  зигзагообразным рисунком,  привлекшим  сегодня утром его внимание.
Отпечаток был  неглубокий,  казалось, он был оставлен  джипом, мчавшимся  на
предельной скорости.
     Должно  быть, так  оно  и  было,  ибо  в одном месте отпечатки шин были
перекрыты следами чудовища. Следы были очень глубокими, словно огромный ящер
готовился к решительному прыжку на отчаянно удирающую добычу.

Популярность: 27, Last-modified: Thu, 22 Jun 2000 17:40:32 GMT