-----------------------------------------------------------------------
   Arthur C.Clarke. Sleeping Beauty. Пер. - А.Новиков.
   "Миры Артура Кларка". "Полярис", 1998.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 April 2001
   -----------------------------------------------------------------------



   То была одна из тех вялых дискуссий, что завязываются в "Белом  олене",
когда никто не может предложить более  интересную  тему.  Каждый  старался
вспомнить самое поразительное из известных ему имен, и я  как  раз  назвал
"Обедайя Полкингхорн", и тут - неизбежно - на сцене появился Гарри Парвис.
   - Странные имена вспоминать  нетрудно,  -  сказал  он,  упрекая  нас  в
легкомыслии, - но вы хоть  когда-нибудь  задумывались  над  гораздо  более
фундаментальным вопросом - _воздействии_ таких имен на  своих  владельцев?
Иногда, знаете ли, такое имечко может исковеркать человеку  жизнь.  Именно
это и произошло с юным Зигмундом Снорингом [Snoring - "храпун" (англ.)].
   - О нет! -  простонал  Чарльз  Уиллис,  один  из  наиболее  несгибаемых
критиков Гарри. - Не верю!
   - Так по-вашему, - возмущенно ответил Гарри, - я это имя _выдумал_?  Да
будет вам известно, что предки Зигмунда были евреями из Центральной Европы
и когда-то их фамилия начиналась  на  "Ш",  причем  на  протяжении  многих
поколений. "Сноринг" же есть лишь англизированный ее  вариант.  Но  это  я
упоминаю так, мимоходом; очень жаль, что кое-кто постоянно вынуждает  меня
тратить время на подобные объяснения.
   Чарли, самый  многообещающий  из  знакомых  мне  авторов  (его  считают
многообещающим уже более двадцати пяти лет), издал было некий протестующий
звук, но кто-то, позаботившись о благе  всех  присутствующих,  отвлек  его
кружкой пива.
   - Зигмунд, - продолжил Гарри, - нес свою ношу достаточно  храбро,  пока
не повзрослел. Я практически не сомневаюсь, что дурацкая фамилия постоянно
вертелась у него в голове и  в  конечном  итоге  породила  то,  что  можно
назвать  психосоматическим  результатом.  Если  бы  он  родился  у  других
родителей, то не стал бы - я в этом почти не сомневаюсь - таким упорным  и
постоянным храпуном.
   Что ж, бывают в жизни трагедии  и  хуже.  Семья  Зигмунда  была  не  из
бедных, и звукоизолированная спальня  оберегала  остальных  домочадцев  от
бессонных ночей. Как и все храпуны, Зигмунд  совершенно  не  подозревал  о
своих ночных симфониях  и  искренне  не  мог  понять,  из-за  чего  другие
поднимают скандал.
   И лишь женившись, он обратил на свое несчастье -  если  его  можно  так
назвать, ибо храп мешал не ему, а другим, - то серьезное  внимание,  какое
оно заслуживало. Никто не удивляется, если молодая  жена  возвращается  из
свадебного путешествия в  несколько  расстроенных  чувствах,  но  бедняжка
Рейчел Сноринг пережила  настоящее  потрясение.  Она  постоянно  ходила  с
красными от недосыпания глазами, а  любые  попытки  вызвать  сочувствие  у
друзей  неизменно  вызывали  у  них  неудержимый  хохот.  Поэтому   ничего
удивительного, что она предъявила Зигмунду ультиматум: или он  как  угодно
избавляется от храпа, или их браку конец.
   Тут перед Зигмундом и его семьей встала весьма серьезная проблема.  Они
были семьей хорошо обеспеченной, но отнюдь  не  богатой  -  в  отличие  от
дедушкиного брата Рувима, умершего в прошлом году и  оставившего  довольно
хитроумное завещание. Он  весьма  благоволил  к  Зигмунду  и  завещал  ему
немалую сумму, переведя ее в трастовый фонд. Молодой человек мог  получить
эти деньги, когда ему исполнится тридцать.  К  несчастью,  прадядюшка  был
очень старомоден и праведен и не очень-то  доверял  современной  молодежи,
поэтому  включил  в  завещание  условие,  что  Зигмунд  не   имеет   права
разводиться, пока не достигнет оговоренного возраста. В  противном  случае
деньги пойдут на создание сиротского приюта в Тель-Авиве.
   Ситуация создалась очень сложная, и трудно даже предполагать,  как  она
решилась  бы  сама  по  себе,  если  бы  кто-то  не  посоветовал  Зигмунду
поговорить с дядей  Хайми.  Совет  Зигмунду  не  очень-то  понравился,  но
отчаянное положение требует отчаянных решений, и он отправился в путь.
   Тут   я   должен   пояснить,   что   дядя    Хайми    был    выдающимся
профессором-физиологом, членом Королевского научного  общества  и  автором
множества научных трудов. И еще  в  тот  момент,  благодаря  грызне  между
попечителями колледжа, он испытывал определенную нехватку  средств  и  был
вынужден прекратить работу по нескольким своим  любимым  исследовательским
проектам. Его возмущение  усилило  и  то  обстоятельство,  что  факультету
физики  только  что  выделили  полмиллиона  фунтов  на  новый  синхротрон,
поэтому, когда перед ним предстал несчастный племянник, настроение у  него
было далеко не радужным.
   Пытаясь не  обращать  внимания  на  вездесущий  запах  дезинфектанта  и
помета,  Зигмунд  проследовал  за  лаборантом  вдоль  столов  с   каким-то
непонятным оборудованием и клеток с  мышами  и  морскими  свинками,  через
каждые несколько шагов отводя взгляд от занимающих почти всю площадь  стен
отвратительных цветных схем и рисунков. Дядюшку он увидел за  лабораторным
столом, где тот сидел,  попивая  чай  из  мензурки  и  рассеянно  поглощая
сандвичи.
   - Угощайся,  -  буркнул  он  вместо  приветствия.  -  Жареный  хомяк...
настоящий деликатес. Из партии, на которой мы отрабатывали  противораковые
препараты. Что это с тобой?
   Сославшись на отсутствие аппетита, Зигмунд поведал уважаемому дядюшке о
своих печалях. Профессор выслушал его без особой симпатии.
   - Не понимаю, какого черта ты вообще женился, - сказал  он  наконец.  -
Бездарно потраченное время. - Всем было известно, что дядя Хайми удерживал
по этому вопросу непоколебимую позицию, имея  пятерых  детей  и  ни  одной
жены. - Но все же попробую тебе помочь. Сколько у тебя денег?
   - Для чего? - спросил несколько ошарашенный  Зигмунд.  Профессор  обвел
рукой лабораторию:
   - На все это требуются средства.
   - Но я думал, что университет...
   - Ода. Но любую дополнительную работу приходится  делать  тайком,  а  у
тебя именно такой случай. Я не могу тратить на тебя средства колледжа.
   - И сколько тебе надо для начала?
   Дядюшка назвал сумму куда меньшую, чем опасался Зигмунд, но радость его
длилась недолго. Как вскоре выяснилось,  ученый  был  прекрасно  знаком  с
особенностями  завещания  Рувима;  Зигмунду   еще   предстояло   подписать
контракт, согласно которому через пять лет, когда он получит добычу, часть
денег обязуется передать профессору. А сейчас он всего-навсего выплачивает
аванс.
   - Но учти,  я  ничего  не  обещаю,  хотя  и  сделаю  все  возможное,  -
предупредил дядюшка  Хайми,  внимательно  изучая  чек.  -  Езжай  домой  и
возвращайся через месяц.
   Это оказалось все, чего Зигмунд  смог  от  него  добиться,  потому  что
профессора  отвлекла  некая  эффектная  аспирантка,  облаченная  в  плотно
облегающий свитер. Они принялись  обсуждать  интимную  жизнь  лабораторных
крыс, используя такие выражения, что стеснительный  Зигмунд  был  вынужден
поспешно удалиться.
   Как мне кажется, дядя Хайми не стал бы брать у Зигмунда деньги, если бы
не был уверен, что сможет доставить ему нужный  товар.  Следовательно,  он
уже  почти  завершил  свою   работу,   когда   университет   обрезал   ему
финансирование - ведь он никак не мог изобрести всего за четыре недели  ту
сложную смесь препаратов, которую в оговоренное время ввел шприцом в  руку
охваченного надеждами племянника. Эксперимент проводился поздно вечером  в
доме профессора; Зигмунд не очень удивился, увидев, что  ассистирует  дяде
та самая аспирантка.
   - И как подействует этот препарат? - спросил он.
   - Не даст тебе храпеть... надеюсь, - ответил  дядюшка.  -  Вот  удобное
кресло, а вот пачка журналов.  Мы  с  Ирмой  будем  по  очереди  за  тобой
приглядывать - на случай, если возникнут побочные реакции.
   - Побочные реакции? - с тревогой спросил Зигмунд, потирая руку.
   - Не  волнуйся...  и  расслабься.  Через  несколько  часов  мы  узнаем,
подействовал ли препарат.
   И Зигмунд  принялся  ждать,  когда  его  одолеет  сон,  а  двое  ученых
суетились вокруг  него  (и  вокруг  друг  друга  тоже),  измеряя  кровяное
давление,  пульс  и  температуру,  и  заставив   Зигмунда   ощутить   себя
хроническим инвалидом. Когда настала полночь, сна у  него  не  было  ни  в
одном глазу, зато профессор и его ассистентка валились с ног от усталости.
Зигмунд понял, что ради него они работают сверхурочно, и  даже  испытал  к
ним благодарность - пусть и непродолжительную, но весьма трогательную.
   Перевалило за полночь.  Ирма  стала  шататься,  и  профессор  не  очень
вежливо уложил ее на кушетку.
   - Ты уверен, что еще не устал? - спросил он Зигмунда, зевнув.
   - Ни капельки. Очень странно... обычно в это время я уже давно сплю.
   - Но ты себя хорошо чувствуешь?
   - Лучше не бывает.
   Профессор снова зевнул, пробормотал нечто  вроде:  "Надо  было  и  себе
вколоть немного" - и рухнул в соседнее кресло.
   - Если станет плохо, разбуди нас, - сонно пробормотал  он.  -  Не  вижу
смысла мучиться и дальше.
   И несколько секунд спустя Зигмунд остался единственным  бодрствующим  в
комнате.
   К двум часам ночи он прочел десяток номеров "Панча"  со  штемпелем  "Не
выносить из комнаты отдыха". К четырем одолел все номера  "Сэтедей  ивнинг
пост". Тощая стопка "Нью-йоркера" заняла  его  до  пяти  утра,  и  тут  он
наткнулся на сокровище.  Диета  из  одной  черной  икры  скоро  становится
монотонной, и Зигмунд с восторгом обнаружил потрепанный томик  романа  под
названием "Блондинка согласна на все". Роман целиком поглотил его внимание
до рассвета, когда дядюшка резко проснулся, вскочил, разбудил  Ирму  точно
нацеленным шлепком и обратил теперь уже свое полное внимание на Зигмунда.
   -  Итак,  мальчик  мой,  -  начал  он  с   приветливостью,   немедленно
пробудившей у Зигмунда подозрительность, - я сделал то, чего ты хотел.  Ты
провел ночь без храпа, не так ли?
   Зигмунд отложил "Блондинку", которая как  раз  находилась  в  ситуации,
когда ее согласие или несогласие уже не имели значения.
   - Да, я не храпел, - признал он. - Но и не спал.
   - Тебе и сейчас совершенно не хочется спать?
   - Да... и я ничего не понимаю.
   Профессор и Ирма обменялись торжествующими взглядами.
   - Ты войдешь в историю, Зигмунд, - пообещал  профессор.  -  Ты  станешь
первым человеком, способным обходиться без сна.
   И изумленный, но пока еще не возмущенный подопытный  кролик  узнал  эту
потрясающую новость.
   - Знаю, - продолжил Гарри, - что многим из  вас  хотелось  бы  услышать
научные подробности открытия дядюшки Хайми. Но я их не знаю, а если  бы  и
знал, то они были бы слишком сложны, чтобы пересказывать их здесь.  Отмечу
лишь, поскольку вижу выражения, которые другой на  моем  месте  назвал  бы
скептическими,  что  во  всей  этой  истории  нет   ничего   по-настоящему
поразительного. Ведь сон, в конце концов,  есть  сильнопеременный  фактор.
Вспомните Эдисона, который всю жизнь спал всего по два-три часа  в  сутки.
Верно, человек не  может  обходиться  без  сна  бесконечно,  но  некоторые
животные  могут,  поэтому   сон   не   является   фундаментальной   частью
метаболизма.
   - _Какие же_, интересно узнать, животные могут обходиться  без  сна?  -
спросил кто-то скорее из любопытства, чем из недоверчивости.
   - Ну... э-э... ну конечно же!.. глубоководные рыбы, обитающие вдали  от
континентального шельфа. Если они заснут, их тут же  сожрут  другие  рыбы,
или же они утратят плавучесть и упадут на дно. Вот  им  и  приходится  всю
жизнь не спать.
   (Кстати, я до сих пор пытаюсь выяснить, истинно ли это  утверждение.  Я
никогда прежде не ловил Гарри на искажении научных фактов, хотя  несколько
раз и подвергал его слова сомнению. Но вернемся к дядюшке Хайми.)
   - Зигмунд не сразу понял, - поведал нам Гарри,  -  какое  поразительное
событие  произошло  в  его  жизни.   Восторженные   комментарии   дядюшки,
расписывающего сияющие перспективы, которые открываются  перед  человеком,
освободившимся от тирании сна, помешали ему сосредоточиться на собственной
проблеме. Все же ему удалось задать не дававший ему покоя вопрос:
   - И долго этот эффект продлится?
   Профессор  и  Ирма  переглянулись,  затем  дядюшка  нервно  кашлянул  и
ответил:
   - Пока мы этого не знаем. Это  последнее,  что  осталось  выяснить.  Не
исключено, что эффект станет перманентным.
   - Так я что, никогда больше не смогу спать?
   - Не "не смогу", а  "не  захочу".  Впрочем,  если  тебя  это  настолько
встревожило,  я,  наверное,  смогу  разработать  способ  ликвидации  этого
эффекта. Однако на это потребуется много денег.
   Зигмунд торопливо  уехал,  пообещав  ежедневно  сообщать  профессору  о
результатах эксперимента. В голове у него все еще царил сумбур, но  первым
делом ему требовалось отыскать жену и убедить ее, что он больше никогда не
станет храпеть.
   Она охотно согласилась ему поверить, и они трогательно  воссоединились.
Но уже на следующее утро  перед  рассветом  Зигмунду  стало  очень  скучно
лежать, когда не с кем даже поговорить, и он на цыпочках  ушел  от  спящей
жены. До него впервые стали  доходить  последствия  случившегося:  как  же
теперь проводить лишние восемь часов в  сутки,  доставшиеся  в  довесок  к
непрошеному подарку дядюшки?
   Вы, возможно, уже решили, что Зигмунд  получил  уникальную  -  а  то  и
воистину беспрецедентную - возможность  вести  гораздо  более  полноценную
жизнь, впитывая в себя культуру и знания, которые  нам  всем  хотелось  бы
впитать - будь у нас для этого достаточно времени. Он мог читать любого из
великих классиков, знакомых большинству  людей  лишь  по  именам,  изучать
искусство,  музыку  или  философию  и   наполнять   разум   изысканнейшими
сокровищами человеческого интеллекта. Думаю,  многие  из  вас  сейчас  ему
попросту завидуют.
   Так вот, ничего из этого не вышло. Главная причина оказалась в том, что
даже  гениальнейшему  мозгу  нужен  отдых  и  он  не  в  силах  бесконечно
заниматься серьезной  умственной  деятельностью.  Да,  Зигмунд  больше  не
испытывал потребности в сне, зато ему требовалось  чем-то  развлечь  себя,
пока тянулись долгие и пустые ночные часы.
   Цивилизации,  как  он  вскоре  обнаружил,  глубоко  безразличны  чаяния
человека, неспособного заснуть. Возможно, он меньше страдал  бы  в  Париже
или Нью-Йорке, но в Лондоне к одиннадцати вечера  закрывается  практически
все, и лишь немногие кафе или бары дотягивают до  полуночи,  а  уж  в  час
ночи... гм... чем меньше будет сказано про открытые в это время заведения,
тем лучше.
   Поначалу, если погода была хорошей, он убивал время долгими прогулками,
но после нескольких встреч с  настойчивыми  и  недоверчивыми  полицейскими
отказался  от  этой  идеи.  Тогда  он  стал  разъезжать   на   машине   по
предрассветному Лондону и открыл для себя множество мест, о которых  и  не
подозревал. Вскоре  он  приобрел  шапочное  знакомство  с  многочисленными
ночными сторожами, грузчиками в  Ковент-Гардене  и  молочниками,  а  также
журналистами и печатниками с  Флит-стрит,  которым  приходилось  работать,
когда остальные горожане еще спят. Но поскольку Зигмунд не  принадлежал  к
числу тех, кого привлекает общение с другими людьми, это  развлечение  ему
тоже вскоре наскучило,  и  он  вновь  оказался  один  на  один  со  своими
ограниченными ресурсами.
   Его жена, как и следовало ожидать, оказалась далеко не  в  восторге  от
ночных бдений мужа. Он рассказал ей всю историю, и она, хоть  и  сочла  ее
невероятной, была  вынуждена  в  нее  поверить,  имея  перед  собой  столь
неоспоримое доказательство. Но даже после этого создалось впечатление, что
она предпочла бы мужа пусть храпящего, зато в постели  рядом  с  ней,  чем
бродягу, выскальзывающего на цыпочках  из  спальни  около  полуночи  и  не
всегда возвращающегося даже к завтраку.
   Все это весьма огорчало Зигмунда. Ведь он заплатил и  пообещал  немалые
деньги (не раз напоминал он Рейчел)  и  согласился  рискнуть  здоровьем  и
жизнью, лишь бы избавиться от мешающего ей недостатка. И получил ли  он  в
ответ  благодарность  жены?  Нет.  Она  требовала  от  него  детального  и
подробного отчета о времени, потраченном на то, чтобы не лежать  по  ночам
рядом с ней. Требование это казалось ему  совершенно  несправедливым  и  к
тому же намекало на недоверие, что угнетало его еще больше.
   Медленно и постепенно его секрет стал известен  многим,  хотя  Сноринги
(они  всегда  были  очень  сплоченным   кланом)   смогли   сохранить   его
внутрисемейным. Ювелир дядя Лоренц  посоветовал  Зигмунду  подыскать  себе
вторую работу, ведь жалко  зря  терять  столько  дополнительного  рабочего
времени. Он предложил  ему  список  занятий  для  одного  человека,  равно
пригодных как для дневной, так и для ночной деятельности, но Зигмунд тепло
его поблагодарил и сказал, что не видит смысла дважды  платить  подоходный
налог.
   Когда прошло шесть недель круглосуточных бдений, Зигмунд понял,  что  с
него довольно. Он больше не мог смотреть на книги, ходить по ночным клубам
и слушать пластинки. Его великий дар, за обладание которым  многие  глупцы
согласились  бы  выложить  состояние,  превратился  в  непосильную  обузу.
Оставалось только одно - снова ехать к дядюшке Хайми.
   Профессор ожидал его  визита,  поэтому  Зигмунду  не  пришлось  грозить
судом,  взывать  к  солидарности  Снорингов  или  указывать  на  нарушение
контракта.
   - Ладно, ладно, - проворчал ученый. - Верно говорят,  не  мечите  бисер
перед свиньями. Я знал, что ты рано или поздно потребуешь создать антидот.
Но я человек щедрый, и укол обойдется тебе всего в пятьдесят гиней. Только
не обвиняй потом меня, если начнешь храпеть пуще прежнего.
   - На такой риск я согласен, - заявил Зигмунд.  К  тому  времени  они  с
женой уже спали в разных комнатах.
   Он отвел взгляд, когда ассистентка профессора (на сей раз  не  Ирма,  а
худощавая  брюнетка)  стала  наполнять  большой  шприц  новым  дьявольским
коктейлем дядюшки Хайми. И заснул, приняв в вену лишь половину дозы.
   В кои-то веки дядюшка Хайми встревожился.
   - Я и не ожидал, что препарат подействует настолько  быстро,  -  сказал
он. -  Ладно,  отнесем  его  в  постель  -  не  валяться  же  ему  посреди
лаборатории.
   Утром Зигмунд все еще крепко спал и ни на что  не  реагировал.  Дыхание
его оставалось ровным и глубоким; похоже, он скорее не спал, а находился в
трансе, и профессор встревожился еще больше.
   Впрочем, тревожиться ему оставалось  недолго.  Несколько  часов  спустя
озверевшая морская свинка укусила его за палец, началось заражение  крови,
и редактор "Нэйчур" еле-еле успел вставить в очередной номер некролог.
   Зигмунд всю эту  суматоху  спокойно  проспал  и  пребывал  в  блаженной
отключке, когда семья, вернувшись  из  крематория,  собралась  на  военный
совет. "О мертвых или хорошее, или ничего", но было очевидно, что покойный
профессор допустил еще одну  роковую  ошибку,  и  никто  не-знал,  как  ее
исправить.
   Кузен Мейер, владелец мебельного магазинчика,  предложил  заботиться  о
Зигмунде, если ему  разрешат  поместить  его  в  витрину,  где  он  станет
демонстрировать удобство продаваемых кроватей. Однако  семья  решила,  что
это будет слишком унизительно, и схему кузена отвергли.
   Но она навела их на другую идею. Зигмунд  успел  всем  надоесть  своими
причудами, и это шараханье из одной крайности в другую... это уже слишком.
Так почему бы не согласиться на самое легкое  решение  -  раз  уж  Зигмунд
заснул, пусть себе спит?
   Нет смысла вызывать нового дорогостоящего эксперта,  он  лишь  все  еще
больше испортит (хотя как именно,  никто  представить  не  смог).  Кормить
Зигмунда не надо, ему требуется  лишь  минимум  медицинского  внимания,  а
спящий он никак не сможет нарушить условия  завещания  прадядюшки  Рувима.
Когда этот аргумент весьма тактично высказали Рейчел,  она  сразу  оценила
его силу. От нее  требовалось  лишь  некоторое  время  потерпеть,  зато  и
награда окажется достойной.
   Чем больше Рейчел размышляла, тем больше эта идея ей  нравилась.  Мысль
стать богатой  почти  вдовой  ее  привлекала,  поскольку  открывала  очень
интересные и новые возможности. И, если честно, она уже была по горло сыта
Зигмундом и без труда обошлась бы без него все пять лет, пока он не станет
наследником.
   В  должное  время  этот  момент  настал,  и   Зигмунд   разбогател   на
полмиллиона. Однако он продолжал крепко спать и за эти пять лет ни разу не
захрапел. Он лежал такой умиротворенный,  что  будить  его  было  попросту
жалко - даже если бы  кто  и  знал,  как  это  сделать.  Рейчел  постоянно
твердила,  что  неумелое  вмешательство   может   привести   к   печальным
последствиям, и семья, предварительно позаботившись о том, чтобы она имела
доступ лишь к процентам от состояния Зигмунда, но не к основному капиталу,
согласилась с ней.
   Произошло это несколько лет назад. Как я недавно слышал, Зигмунд до сих
пор мирно спит, а Рейчел замечательно проводит время на  Ривьере.  Женщина
она весьма умная, как вы, наверное, уже догадались, и наверняка  понимает,
насколько удобно иметь про запас молодого мужа, который станет ей опорой в
старости.
   Должен признать, я иногда жалею, что  дядюшка  Хайми  так  и  не  успел
оповестить мир о  своих  замечательных  открытиях.  Но  Зигмунд  -  лучшее
доказательство того, что наша цивилизация  еще  не  созрела  для  подобных
изменений, и очень надеюсь, что меня уже не будет  на  этом  свете,  когда
какой-нибудь физиолог начнет все сначала.
   Гарри взглянул на часы.
   - Боже праведный! - воскликнул он. - Я и не представлял,  что  уже  так
поздно... то-то меня стало в сон клонить!
   Он  подхватил  свой  чемоданчик,  подавил   зевок   и   доброжелательно
улыбнулся.
   - Приятных вам всем снов, - пожелал он.

Популярность: 18, Last-modified: Thu, 26 Apr 2001 20:14:24 GMT