-----------------------------------------------------------------------
   Arthur C.Clarke. No Morning After (1954). Пер. - А.Новиков.
   "Миры Артура Кларка". "Полярис", 1998.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 April 2001
   -----------------------------------------------------------------------



   - Это ужасно! - воскликнул Верховный Ученый. - Но  мы,  конечно,  можем
_хоть что-то_ сделать!
   - Да, ваша ученость, но это  будет  чрезвычайно  трудно.  Наши  планеты
разделяет более пятисот световых лет, и контакт поддерживать очень тяжело.
Однако  мы  полагаем,  что  сумеем  создать  канал  связи.  К   сожалению,
расстояние не единственная проблема. Мы до сих пор  не  можем  общаться  с
этими  существами.  Их  телепатические  способности  рудиментарны   -   не
исключено, что они и вовсе  отсутствуют.  И  если  мы  не  сможем  с  ними
поговорить, то не сможем и помочь.
   Наступило   долгое   ментальное   молчание,   пока   Верховный   Ученый
анализировал ситуацию. Как и всегда, он отыскал правильное решение:
   - Любая разумная раса должна иметь хотя бы _несколько_  индивидуумов  с
телепатическими  способностями.  Мы  должны  выслать  сотни  наблюдателей,
настроенных на улавливание хотя бы намека на телепатическое общение. Когда
найдете восприимчивый разум, сосредоточьте на нем все усилия. Мы _обязаны_
передать им наше послание.
   - Хорошо, ваша ученость. Будет сделано.
   И через бездну, которую даже  свет  пересекал  пятьсот  лет,  обитатели
планеты Таар послали узкие мысленные лучи, отчаянно отыскивая хотя бы одно
человеческое существо, способное ощутить их присутствие. И  им  повезло  -
они обнаружили Уильяма Кросса.
   Вернее, они тогда решили, что им повезло, хотя позднее уже  не  были  в
этом столь уверены. В любом случае выбора у  них  не  имелось.  Комбинация
обстоятельств,  приоткрывшая  для  них  разум  Билла,  сохранялась   всего
несколько секунд, и в обозримом будущем повториться ей было не суждено.
   Чудо сложилось из трех составных  частей,  и  трудно  судить,  была  ли
какая-нибудь из них  важнее  другой.  Первая  заключалась  в  уникальности
позиции. Графин с водой, когда на него падает солнечный свет, превращается
в некое подобие линзы и сводит лучи в небольшое пятно.  А  ядро  Земли,  в
невообразимо  большем  масштабе,  преломило  исходящие  от   Таара   лучи.
Вообще-то мысленное излучение не задерживается  материей  -  оно  проходит
сквозь нее столь же легко, как свет через стекло. Но планета -  это  очень
много материи, и Земля сработала как гигантская  линза.  А  Билл  случайно
оказался в ее фокусе, где слабые ментальные импульсы с Таара  усилились  в
сотни раз.
   Хотя в фокусе, кроме Билла, находились и миллионы других людей, они эти
импульсы не уловили. Зато они не были инженерами-ракетчиками и не думали и
не мечтали годами о космосе, пока он не стал частью их бытия.
   И не  были  они,  как  Билл  в  тот  момент,  в  стельку  пьяны,  и  не
балансировали на краю сознания, пытаясь сбежать из реальности в мир  снов,
где нет разочарований и неудач.
   Разумеется, Билл мог понять точку зрения военных.
   -  Вам,  доктор  Кросс,  -  подчеркнул  генерал  Поттер,  -  платят  за
разработку боевых ракет, а не... космических кораблей. Чем вы  занимаетесь
в свободное  время  -  это  ваше  дело,  но  я  должен  попросить  вас  не
использовать аппаратуру нашего учреждения для хобби. Отныне все проходящие
через компьютерный отдел проекты должны быть завизированы мной. Это все.
   Уволить  Билла,  разумеется,  не  могли  -  он   был   слишком   ценным
специалистом. Но он сам не был уверен, что хочет остаться.  Он  вообще  не
был уверен ни в чем, кроме того, что работа ему обрыдла, а Бренда ушла  от
него к Джонни Гарднеру - если расположить события по степени важности.
   Слегка покачиваясь, Билл подпер голову руками и уставился на побеленную
кирпичную стену напротив  стола.  Когда-то  он  попытался  ее  украсить  и
повесил на нее календарь от "Локхида" и глянцевое фото шесть на восемь  от
"Аэроджет" с изображением реактивного истребителя, взмывающего в  небо  на
ракетном форсаже. Билл тупо уставился на  промежуток  между  картинками  и
освободил голову от мыслей. Барьеры рухнули...
   В этот момент множество интеллектов на  Тааре  испустили  торжествующий
ментальный  вскрик,  и   стена   перед   Биллом   медленно   растворилась,
превратившись в клубящийся туман.  Ему  показалось,  будто  он  смотрит  в
бесконечный туннель. Так оно, по сути, и было.
   Билл обследовал феномен с вялым интересом. В нем  имелась  определенная
новизна, но предыдущим его галлюцинациям он и в  подметки  не  годился.  А
когда в его голове раздался чей-то голос, он позволил ему некоторое  время
побормотать, а уже потом обратил на него  внимание.  Даже  будучи  пьяным,
Билл придерживался старомодного правила - не разговаривать с самим собой.
   - Билл, - начал голос, -  слушай  внимательно.  Нам  с  большим  трудом
удалось с тобой связаться, и это очень важно.
   Билл усомнился в этом по  умолчанию.  _Ничто_  уже  не  было  для  него
важным.
   - Мы говорим с  тобой  с  очень  далекой  планеты,  -  продолжил  голос
дружелюбно, но встревоженно. - Ты единственный человек, с  кем  мы  смогли
установить контакт, поэтому ты обязан понять то, что мы тебе скажем.
   Билл ощутил легкую тревогу, хотя  и  несколько  абстрактную,  поскольку
сейчас ему  было  довольно  трудно  сосредоточиться  даже  на  собственных
проблемах. Интересно, насколько далеко зашло дело, когда начинаешь слышать
голоса? Ладно, в такой ситуации лучше не возбуждаться. Можете  слушать,  а
можете и нет, доктор Кросс, сказал он себе. Пока голос не стал раздражать,
можно и послушать.
   - Ладно, - равнодушно пробормотал он. -  Валяйте,  говорите.  Послушаю,
коли будет интересно.
   После краткой паузы голос послышался вновь, но еще более встревоженный:
   - Вы не совсем  поняли.  Наше  сообщение  не  просто  _интересно_.  Оно
жизненно важно для всей вашей расы, и вы должны немедленно уведомить о нем
ваше правительство.
   - Я жду. Это поможет мне убить время.
   В пятистах световых  годах  от  него  таарнцы  торопливо  посовещались.
Что-то явно было не так, но что именно, они догадаться не смогли.  Контакт
они установили, тут сомнений нет,  но  реакцию  ожидали  встретить  совсем
иную. Что ж, остается лишь действовать дальше и надеяться на лучшее.
   - Слушай, Билл. Наши ученые только  что  обнаружили,  что  ваше  солнце
скоро взорвется. Это случится через три дня. Если точнее, через  семьдесят
четыре часа. Предотвратить это невозможно. Но не бойтесь -  мы  можем  вас
спасти, если вы все сделаете так, как мы скажем.
   - Продолжайте, - буркнул Билл. Изобретательная галлюцинация, ничего  не
скажешь.
   - Мы можем создать то, что называем мостом - нечто вроде туннеля  через
пространство, вроде того, который ты сейчас видишь. Теория таких  туннелей
слишком сложна для объяснения даже для ваших математиков.
   - Минуточку! - возразил  Билл.  -  Я  и  есть  математик,  и  чертовски
хороший,  даже  когда  трезв.  И  я  читал  о  таких  фокусах  в  журналах
фантастики. Полагаю, вы говорите о каком-то  проколе  пространства  в  его
более высоком измерении. Это уже старо... доэйнштейновщина.
   В разум Билла четко просочилось изумление.
   - Мы и понятия не имели, что ваша наука столь развита.  Но  у  нас  нет
времени обсуждать теории. Главное в  другом:  если  ты  сейчас  шагнешь  в
отверстие перед собой, то  мгновенно  окажешься  на  другой  планете.  Это
действительно прокол, как ты и сказал - через тридцать седьмое измерение.
   - И он ведет в ваш мир?
   - О нет, там люди жить не смогут.  Но  во  Вселенной  множество  планет
земного типа, и мы нашли для вас подходящую. Мы создадим такие мостики  по
всей Земле, и вам останется  лишь  шагнуть  на  них  и  обрести  спасение.
Разумеется, людям придется  заново  начать  строительство  цивилизации  на
новой планете, но это их единственная надежда. Ты должен передать  им  это
послание и объяснить, что надо делать.
   - Так и вижу, как они меня слушают, - отозвался Билл. - А почему бы вам
не потолковать сразу с президентом?
   - Потому что твой разум единственный, с которым  мы  сумели  установить
контакт. Остальные, похоже, закрыты для нас. Почему, мы не понимаем.
   - А я вам скажу почему, - заявил  Билл,  уставившись  на  почти  пустую
бутылку перед собой. Она явно  стоила  потраченных  на  нее  денег.  Какая
замечательная штука  -  человеческий  разум!  Конечно,  в  этом  мысленном
диалоге нет ничего оригинального: Билл легко вспомнил, где нахватался этих
идей. Всего неделю назад он прочитал рассказ о конце света, а  размышлизмы
о  мостиках  и  пространственных  туннелях  -  очевидная  компенсация  для
человека, потратившего пять лет на борьбу с упрямыми ракетами.
   - Если Солнце взорвется, - неожиданно  спросил  Билл,  пытаясь  застать
галлюцинацию врасплох, - то что станет с нами?
   - Ваша планета мгновенно расплавится. И  остальные  планеты  до  самого
Юпитера тоже.
   Билл  был  вынужден  признать  грандиозность  подобной  концепции.   Он
мысленно рассмотрел ее со всех сторон, и чем дальше, тем  больше  она  ему
нравилась.
   - Моя дорогая галлюцинация, - жалостливо заметил он, -  знаешь,  что  я
тебе скажу, если поверю?
   - Но ты _должен_ нам поверить! - донесся до него  через  световые  годы
отчаянный крик. Билл не обратил на него внимания, потому что его захватила
собственная тема.
   - Вот что я тебе скажу. _Это лучшее, что только может  случиться_.  Да,
это избавит мир от многих несчастий. Никому не придется тревожиться  из-за
русских,  атомной  бомбы  и  высокой  стоимости  жизни.   О,   это   будет
замечательно! Это как раз то, чего все по-настоящему желают. Спасибо  вам,
конечно, что пришли и рассказали, но шли бы вы лучше обратно  и  мостик  с
собой прихватили.
   На Тааре началась суматоха. Мозг Верховного Ученого, плавающий, подобно
разросшемуся кораллу, в баке с питательным раствором, слегка пожелтел -  а
ведь такого не случалось со времен вторжения ксантилов, произошедшего пять
тысяч лет назад. Не менее пятнадцати психологов испытали нервный срыв,  от
которого так и не смогли  окончательно  оправиться.  Главный  компьютер  в
Институте космофизики принялся делить каждое число в своей памяти на ноль,
после чего у него сгорели предохранители.
   А на Земле Билл Кросс разошелся не на шутку.
   - Посмотрите на _меня_, - заявил  он,  тыча  себя  в  грудь  трясущимся
пальцем. - Я годы угробил, пытаясь научить ракеты делать нечто полезное, а
мне говорят, что мне дозволяется разрабатывать только  боевые  управляемые
ракеты, чтобы мы смогли взорвать друг друга. Солнце сделает  такую  работу
чище, а если вы  предоставите  нам  шанс  начать  все  сначала  на  другой
планете, это повторится и там.
   Он печально смолк, перебирая горестные мысли.
   - А теперь и Бренда уехала из города, не оставив даже записки.  Поэтому
извините, но ваш бойскаутский поступок у меня энтузиазма не вызывает.
   Билл внезапно понял, что не смог бы произнести слово "энтузиазм" вслух,
но запросто произнес его мысленно, а это уже интересное научное  открытие.
И если  он  будет  пьянеть  дальше,  то  не  сократится  ли  его  речь  до
односложных слов?
   Сделав последнее отчаянное  усилие,  таарнцы  вновь  послали  мысли  по
межзвездному каналу:
   - Билл, неужели ты правда так думаешь? Неужели _люди_ такие же, как ты?
   Какой интересный философский вопрос! Билл осторожно над ним задумался -
настолько осторожно, насколько позволял постепенно окутывающий его  теплый
розовый туман. В конце концов, все могло быть и хуже. А он сможет уйти  на
другую работу - хотя бы ради удовольствия сказать генералу Поттеру, что он
может сделать со своими тремя звездочками на погонах. А Бренда...  что  ж,
женщины как такси, и каждую минуту можно пересесть в другое.
   А самое приятное, что в шкафу с  совершенно  секретными  документами  у
него заначена вторая бутылка виски.  О,  великолепный  сегодня  денек!  Он
неуверенно поднялся и, пошатываясь, двинулся через комнату.
   И Таар в последний раз отчаянно заговорил с Землей:
   - Билл! Ведь не могут же все люди быть такими, как ты!
   Билл обернулся и заглянул в клубящийся туннель. Странно -  а  ведь  его
вроде бы и в самом деле подсвечивают изнутри искорки  звезд,  и  смотрится
это очень красиво. Билл ощутил гордость:  не  всякий  способен  вообразить
_такое_.
   - Как я?  -  переспросил  он.  -  Нет,  они  не  такие,  как  я.  -  Он
самодовольно улыбнулся, когда нарастающая волна  эйфории  подняла  его  из
глубин уныния. - Если подумать, то очень многим живется гораздо хуже меня.
Да, я, наверное, один из тех, кому повезло.
   Билл удивленно моргнул, потому что туннель внезапно свернулся и на  его
месте он снова увидел белую стену. Таарнцы признали поражение.
   "_Этой_ галлюцинации с меня достаточно,  -  решил  Билл.  -  Во  всяком
случае, она мне надоела. Посмотрим, какой окажется следующая".
   Как выяснилось, следующей он не дождался, потому что через пять  секунд
отключился - в тот самый момент, когда набирал шифр на кодовом замке шкафа
с секретными документами.
   Следующие два дня слились в нечто мутное  и  непонятное,  и  он  совсем
позабыл о разговоре.
   На третий день в дальних закоулках его сознания что-то зашевелилось,  и
он наверняка бы все вспомнил, но тут к нему вернулась  Бренда,  и  он  был
слишком занят, заслуживая ее прощение.
   А четвертый день, разумеется, не наступил.

Популярность: 30, Last-modified: Thu, 26 Apr 2001 20:14:20 GMT