-----------------------------------------------------------------------
   A.C.Clarke. Out of the Cradle, Endlessly Orbiting.
   Сборник "Через Солнечную сторону". Пер. - Н.Елисеев.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 2 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------

   Прежде чем мы начнем,  хотелось  бы  подчеркнуть  одно  -  то,  что
многие, похоже, забывают. Двадцать первый век наступит не завтра -  он
начнется годом  позже,  1  января  2001  года.  Хотя  календари  после
полуночи  будут  отсчитывать  2000  год,  старый  век  продлится   еще
двенадцать месяцев. Каждые сто лет нам, астрономам, приходится снова и
снова объяснять это, но все напрасно. Стоит в  счете  веков  появиться
двум нулям, как уже идет пир горой!
   Что говорить, я  оказался  свидетелем  великих  событий  в  истории
космонавтики, начиная с запуска первого спутника. В двадцать пять  лет
я был  вычислителем  в  Капустином  Яру  -  недостаточно  значительной
личностью, чтобы присутствовать в контрольном центре, когда шел отсчет
последних секунд. Но я слышал старт. Только однажды  за  всю  жизнь  я
слышал звук, который поразил меня сильнее.  (Что  это  было?  -  После
скажу.) Как только стало известно, что спутник вышел на  орбиту,  один
из ведущих ученых  вызвал  свой  "ЗИЛ",  и  мы  покатили  в  Волгоград
отмечать событие. Шестьдесят миль одолели за то  же  время,  за  какое
спутник совершил первый  оборот  вокруг  Земли  -  неплохая  скорость!
(Кто-то подсчитал, что выпитой на следующий день водки хватило бы  для
запуска крошки-спутника, который конструировали  американцы,  но  я  в
этом не уверен.)
   Большинство учебников  истории  утверждает,  что  именно  тогда,  4
октября 1957 года, начался Космический Век. Я не собираюсь  спорить  с
ними,  но,  по-моему,  самое  увлекательное  было  потом.  Что   может
сравниться по драматизму с тем  случаем,  когда  военные  корабли  США
мчались на выручку Дмитрию Калинину и в  последний  миг  выловили  его
капсулу из Южной  Атлантики!  А  радиорепортаж  Джерри  Уингейта,  его
красочные эпитеты, на которые ни один  цензор  не  посмел  покуситься,
когда он обогнул Луну и увидел воочию со  обратную  сторону!  А  всего
пять лет спустя - телевизионная передача из кабины  "Германа  Оберта",
когда корабль прилунился на плато в Заливе  Радуг.  Он  и  сейчас  там
стоит вечным памятником людям, которых схоронили рядом с ним...
   Все это были великие вехи на пути в космос, но вы ошибаетесь,  если
думаете, что я буду говорить о них. Больше всего меня поразило  совсем
другое. Я даже не уверен, сумею ли хорошо рассказать, а если и сумею -
как вы это подадите? Ведь нового ничего но будет, газеты тогда  только
об этом и писали. Но большинство  из  них  упустило  самую  суть,  для
прессы это была просто  выигрышная  "человечная"  черточка,  только  и
всего.
   Было это через тридцать лет после запуска первого спутника,  вместе
с другими я находился тогда на Луне. Правда, к тому времени я стал уже
слишком  важной  персоной,  чтобы  заниматься  наукой.  Прошло  больше
десятка лет с тех пор,  как  я  составлял  программы  для  электронной
машины; теперь моя задача была несколько сложнее  -  "программировать"
людей, ведь я отвечал за проект АРЕС,  готовил  первую  экспедицию  на
Марс.
   Стартовать, понятно, решили с Луны, там тяготение намного слабее  и
для запуска нужно в пятьдесят  раз  меньше  горючего,  чем  на  Земле.
Хотели было собирать корабли на орбите спутника - еще меньше  горючего
надо для вылета, - но  когда  продумали  все  как  следует,  эта  идея
отпала. Не так-то просто устраивать в  космосе  заводы  и  мастерские;
невесомость скорее мешает, чем помогает, когда вам  нужно,  чтобы  все
предметы  беспрекословно  слушались  вас.  К  тому  времени,  в  конце
восьмидесятых  годов,  Первая  Лунная  База  работала  полным   ходом.
Химические заводы и всякие  мелкие  предприятия  производили  все  для
поселка. И мы решили использовать их, вместо того чтобы ценой огромных
усилий и затрат сооружать в космосе новые.
   "Альфу", "Бету" и "Гамму" - три корабля экспедиции  -  собирали  на
дне Платона. Здесь в кольце гор простерлась,  пожалуй,  самая  гладкая
равнина этой стороны  Луны  и  настолько  обширная,  что  наблюдателю,
стоящему в ее центре, и не придет в голову, что он  находится  на  дне
кратера: горы скрыты далеко за  горизонтом.  Герметичные  купола  базы
стояли в шести милях от  стартовой  площадки  и  были  связаны  с  ней
канатной дорогой; эти дороги  очень  нравятся  туристам,  но,  на  мой
взгляд, сильно уродуют лунный пейзаж.
   В первые дни освоения жизнь на Луне была далеко не сладкой,  мы  не
могли  и  мечтать  об  удобствах,  которые  теперь   стали   обычными.
Центральный Купол с его парками и озерами тогда существовал только  на
ватмане, впрочем, мы все равно не смогли бы им  насладиться  -  проект
АРЕС всецело поглощал нас. Человек готовился совершить первый прыжок в
большой космос; уже в ту пору мы рассматривали  Луну  всего  лишь  как
предместье  Земли,  камень  в  реке,  на  который  можно  опереться  и
прыгнуть, куда тебе  надо.  Наши  мысли  можно  лучше  всего  выразить
словами Циолковского - они висели у меня в кабинете  на  стене,  чтобы
каждый мог видеть:


                   НО НЕЛЬЗЯ ВЕЧНО ЖИТЬ В КОЛЫБЕЛИ.

   (Что вы сказали? Нет-нет, я никогда не встречался с Циолковским.  В
1935 году, когда он умер, мне было всего четыре года!)
   После многих лет секретности было очень приятно  работать  рука  об
руку с людьми всех наций над проектом,  осуществлять  который  помогал
весь мир. Из моих четырех заместителей один был американец,  другой  -
индиец, третий - китаец, четвертый - русский.  И  хотя  ученые  разных
стран всячески старались перещеголять друг друга,  это  было  полезное
соперничество, оно только шло на благо нашему  делу.  Посетителям,  не
забывшим старые недобрые времена, я не раз с гордостью напоминал:
   - На Луне нет секретов.
   Ну так вот, я ошибался: секрет был, притом у меня под носом, в моем
собственном управлении. Возможно, я бы и заподозрил  что-нибудь,  если
бы бесчисленные детали проекта АРЕС не заслонили от меня  все  прочее.
Теперь-то, оглядываясь назад, я вижу, что  было  вдоволь  всевозможных
намеков и признаков, но тогда я ничего не заметил.
   Правда, от моего внимания не ускользнуло,  что  Джим  Хатчинс,  мой
молодой  заместитель-американец,  становится  все  более   рассеянным,
словно его что-то заботило. Раз или  два  пришлось  даже  сделать  ему
выговор за небольшие упущения; он  обижался  и  заверял,  что  это  не
повторится. Хатчинс был типичный, ярко выраженный  колледж-бой,  каких
Соединенные   Штаты   поставляют   в   изрядном   количестве,    очень
добросовестный, хотя звезд с неба не хватал. Он уже три  года  был  на
Луне и едва ли не первым, как только отменили  ограничения,  забрал  с
Земли свою жену. Я  так  и  не  выяснил,  каким  образом  он  оказался
замешанным в эту историю; видимо, сумел нажать тайные пружины, хотя уж
его-то никак нельзя было представить себе  главным  действующим  лицом
международного заговора. Да  что  там  международного  -  тут  и  Луна
участвовала, десяток людей, вплоть до высшего начальства в  Управлении
Астронавтики.
   Мне до сих пор кажется чудом, что они сумели все сохранить в тайне.
   Восход солнца начался уже два дня назад  по  земному  времени,  но,
хотя четкие тени заметно укоротились, до лунного полудня было еще пять
дней. Мы готовились провести первое статическое  испытание  двигателей
"Альфы"; силовая  установка  была  вся  смонтирована,  корпус  корабля
собран.   Стоя   на   равнине,   "Альфа"   напоминала   скорее   часть
нефтеперегонного  комбината,  чем  космический  корабль,  но  нам  она
казалась прекрасной, символом будущих завоеваний.
   Момент  ответственный:  еще  ни  разу  не   делали   таких   мощных
термоядерных двигателей, и, несмотря на все старания,  никогда  нельзя
быть уверенным... Если теперь что-нибудь  не  сработает,  проект  АРЕС
может быть оттянут не на один год.
   Отсчет времени уже начался, когда ко мне подбежал Хатчинс - бледный
и озабоченный.
   - Мне нужно немедленно доложить на Базу, - выпалил он. - Это  очень
важно!
   - Важнее испытания? - язвительно осведомился я, сдерживая досаду.
   Он помялся,  словно  хотел  мне  что-то  объяснить,  потом  коротко
ответил:
   - Да, пожалуй...
   - Хорошо, - сказал я. Он тотчас исчез.
   Я мог  бы  потребовать  у  него  объяснения,  но  подчиненным  надо
доверять. Возвращаясь к центральному пульту управления, я  раздраженно
говорил себе, что сыт по горло  этим  взбалмошным  юнцом,  надо  будет
попросить, чтобы его забрали от меня. И ведь что  всего  удивительнее:
он не меньше других волновался, как пройдет  испытание,  а  сам  вдруг
умчался по канатной дороге на Базу. Пузатый цилиндр кабины уже был  на
полпути к следующей опоре, скользя но  едва  заметным  тросам  подобно
невиданной птице.

   Пять   минут   спустя   я   совсем   разозлился.    Целая    группа
приборов-самописцев вдруг забастовала, пришлось отложить испытания  на
три часа. Я метался  в  контрольном  центре,  твердя  всем  и  каждому
(поскольку бежать от меня им было некуда), что у нас в  Капустном  Яру
такого не  случалось.  Наконец,  после  второй  чашки  кофе  я  слегка
успокоился; и тут в динамиках прозвучал сигнал "Слушайте все".  Только
один сигнал считался еще важнее - вой аварийных сирен. За все мои годы
в Лунном поселке я дважды слышал его - и  надеюсь  больше  никогда  не
услышать.
   Голос, который затем раздался  в  каждом  помещении  на  Луне  и  в
наушниках  каждого  рабочего  на  безмолвных   равнинах,   принадлежал
генералу Стайну,  председателю  Управления  Астронавтики.  (Тогда  еще
существовали всякие почетные титулы, хотя уже  никто  не  придавил  им
значения.)
   - Я говорю из Женевы, - начал генерал Стайн, - на мою  долю  выпало
сделать  важное   сообщение.   Последние   девять   месяцев   проходил
ответственнейший эксперимент. Мы держали его  в  секрете,  считаясь  с
непосредственными участниками опыта и  не  желая  пробуждать  ненужных
надежд или опасений. Вы помните, еще  недавно  многие  специалисты  не
верили, что человек сможет жить  в  космосе.  И  на  сей  раз  нашлись
пессимисты, они  сомневались,  удастся  ли  сделать  следующий  шаг  в
покорении Вселенной. Теперь доказано,  что  они  ошибались:  разрешите
представить вам Джорджа Джонатана Хатчинса, первого Уроженца Космоса.
   Последовал  щелчок  -  какое-то  переключение,   -   затем   пауза,
непонятные шорохи и шепот. И вдруг всю Луну и половину  Земли  облетел
звук, о котором я обещал вам рассказать, - самый  поразительный  звук,
какой мне довелось слышать за всю свою жизнь.
   Это был слабый плач  новорожденного  младенца,  первого  в  истории
человечества, который родился вне Земли! В полной тишине, воцарившейся
в контрольном центре, мы поглядели сначала друг  на  друга,  потом  на
корабли на сияющей равнине. Всею несколько минут назад  нам  казалось,
что на свете нет ничего важнее их. И вот им пришлось  отступить  перед
тем, что произошло в Медицинском Центре - и что будет в грядущих веках
происходить миллиарды раз в бесчисленных мирах.
   Вот  тогда-то,  уважаемые  друзья,  я  почувствовал,  что   человек
действительно утвердился в космосе.

Популярность: 26, Last-modified: Sun, 25 Mar 2001 13:51:24 GMT