---------------------------------------------------------------
 Stephen King. Apt Pupil (1982)
---------------------------------------------------------------

              То, что Тодд до сих пор видел на  картинках,  впервые
       приобрело  вполне  зримые  очертания,  это   уже   была   не
       какая-нибудь сценка в фильме ужасов, но самая что ни на есть
       будничная   реальность   -   ошеломительная,   непостижимая,
       зловещая.

     Он  крутил  педали  своего  велосипеда  с  изогнутым  рулем,  держась
середины  пригородной  улочки,  -  американский  подросток   с   рекламной
картинки, а почему бы и нет: Тодд Боуден, тринадцать лет, нормальный рост,
здоровый вес, волосы цвета спелой пшеницы,  голубые  глаза,  ровные  белые
зубы, загорелое лицо, не испорченное даже намеком на возрастные прыщики.
     При желании можно было завернуть  домой,  но  он  крутил  педали,  не
сворачивая, он пролетел через частокол света и тени и улыбался, как  можно
улыбаться только летом, когда у тебя  каникулы.  Такой  подросток  мог  бы
развозить  газеты,  что,  кстати,  он  и  делал  -  доставлял  подписчикам
"Клэрион",выходившую  в  Санто-Донато.  А  еще  такой  подросток  мог   бы
продавать, за небольшое  вознаграждение,  поздравительные  открытки,  что,
кстати, он тоже недавно делал. На открытках впечатывали фамилию  заказчика
- ДЖЕК И МЭРИ БЕРК, или ДОН И САЛЛИ, или МЕРЧИСОНЫ. Такой паренек  мог  бы
насвистывать во время работы, и, надо сказать, Тодд частенько насвистывал.
Причем довольно приятно. Его отец,  инженер-строитель,  зарабатывал  сорок
тысяч в год. Его мать окончила колледж по специальности "французский язык"
и познакомилась с будущим мужем при обстоятельствах,  когда  тому  позарез
нужен был репетитор. В  свободное  время  она  печатала  на  машинке.  Все
годовые аттестаты Тодда она хранила в специальной папке. С особым трепетом
она относилась к аттестату за четвертый класс,  на  котором  миссис  Апшоу
написала: "Тодд на редкость способный ученик". А  разве  нет?  Всю  дорогу
одни пятерки и четверки. Он мог еще прибавить - учиться, скажем, только на
пятерки, - но тогда  кое-кто  из  его  друзей  мог  бы  подумать,  что  он
"немножечко того".
     Он затормозил у дома номер 963 по Клермонт-стрит.  Неприметный  домик
прятался в глубине участка. Белые стены, зелененькие ставни  и  такого  же
цвета  отделка.  Перед  фасадом   живая   изгородь,   хорошо   политая   и
подстриженная.
     Тодд откинул со лба  прядь  волос  и  вручную  покатил  велосипед  по
цементной дорожке, что вела к крыльцу. Улыбка не  сходила  с  его  лица  -
открытая и обворожительная, она как  бы  предвосхищала  приятную  встречу.
Носком кеда он  опустил  велосипедный  упор  и  вытащил  из-под  багажника
сложенную газету. Это была не "Клэрион"; это была "Лос-Анджелес тайме". Он
сунул газету под мышку и взошел по ступенькам. Справа звонок, под ним  две
аккуратно  привинченные  дощечки,   закрытые   от   дождя   пластмассовыми
накладками.  Немецкая  предусмотрительность,  подумал  Тодд  и  еще   шире
улыбнулся. Такое могло прийти в голову только взрослому, и  Тодд  мысленно
похвалил себя. Не в первый раз.
     На верхней дощечке: АРТУР ДЕНКЕР.
     На нижней: ПОЖЕРТВОВАНИЙ НЕ ПРОСИТЬ, ТОВАРЫ НЕ ПРЕДЛАГАТЬ.
     Тодд, улыбаясь, нажал на кнопку.
     Звонок, едва слышный, отозвался в недрах дома. Тодд  приложил  ухо  к
двери - тишина. Он взглянул на свой "Таймекс" (часы, в числе прочего,  ему
вручили за распространение поздравительных открыток)  -  двенадцать  минут
одиннадцатого. Пора бы и встать. Сам  Тодд  вставал  не  позднее  половины
восьмого, даже в каникулы. Кто рано встает, того удача ждет.
     Он подождал полминуты и, не дождавшись шагов, налег на звонок.  Через
семьдесят одну секунду, по часам,  послышались  шаркающие  шаги.  Домашние
тапочки, определил он по звуку. Тодд  постоянно  прибегал  к  дедуктивному
методу. Он мечтал, когда вырастет, стать частным детективом.
     - Да слышу, слышу! - донесся сварливый  голос  человека,  выдававшего
себя за Артура Денкера. - Сейчас! Хватит трезвонить! Сейчас, говорю!
     Тодд отпустил кнопку звонка.
     Лязгнула цепочка, потом запор. Наконец  дверь  открылась.  На  пороге
стоял старик в заношенном халате с лопоухо загнувшимся воротом и лацканом,
выпачканным соусом не то "чили",  не  то  кетчупом.  Между  пальцев  тлела
сигарета.  Тодд  подумал,  что  старик  похож  на  Альберта  Эйнштейна  и,
одновременно,  на  киноактера  Бориса  Карлоффа.  Длинные  седые   волосы,
отдававшие в желтизну, которая вызывала ассоциацию, увы,  не  со  слоновой
костью, а с  никотином.  Лицо  морщинистое,  помятое  после  сна.  Не  без
неприязни Тодд  про  себя  отметил,  что  у  старика  двухдневная  щетина.
"Выбритое лицо - это солнышко в пасмурный день", -  любил  говорить  отец,
брившийся и в будни, и по выходным.
     На  Тодда  настороженно  смотрели  глубоко   запавшие,   с   красными
прожилками глаза. И опять секундное разочарование: этот тип в  самом  деле
похож на Альберта Эйнштейна и на Бориса  Карлоффа,  но  еще  больше  -  на
старого замызганного пьяницу вроде тех, что околачиваются на станции.
     - Мальчик, - произнес он, - мне ничего не нужно.  Прочитай,  что  там
написано. Ты умеешь  читать?  Хотя,  что  я  спрашиваю,  все  американские
мальчики умеют читать. Так что постарайся впредь меня не беспокоить.  Будь
здоров.
     Он начал закрывать дверь.
     -  Вы  забыли  свою  газету,  мистер  Дюссандер,   -   сказал   Тодд,
предупредительно протягивая "Таймс".
     Дверь  остановилась  на  полдороге.   В   глазах   Курта   Дюссандера
промелькнула какая-то настороженность, озабоченность  и  тут  же  исчезла.
Возможно, там был замешан и страх. Молодчина, здорово он овладел собой,  и
все же Тодд в третий раз испытал разочарование. Он не ждал  от  Дюссандера
хорошей реакции... он ждал от Дюссандера БЛЕСТЯЩЕЙ реакции.
     "Слабак, - презрительно подумал Тодд. - Ну и слабак".
     Паукообразная рука просунулась в щель и ухватилась  за  другой  конец
газеты.
     - Давай ее сюда.
     - Да, мистер Дюссандер. - Тодд выпустил свой конец. Паук втянул лапку
внутрь.
     - Моя фамилия Денкер, - сказал старик, - а не какой-то там Дю-зандер.
Оказывается, ты не умеешь читать. Очень жаль. Будь здоров.
     И  снова  дверь  начала  закрываться.  Тодд  одним  духом  выпалил  в
сужающуюся щель:
     - Берген-Бельзен, с января по июнь сорок  третьего.  Аушвиц,  с  июня
сорок третьего по июнь сорок четвертого, Unterkommandant[1]. Патэн...
     Дверь приостановилась.  Мешки  под  глазами  на  землисто-сером  лице
казались складками на съежившемся воздушном шаре, висящем в просвете. Тодд
улыбался.
     -  Из  Патана  вы  бежали  перед  приходом  русских.   Добрались   до
Буэнос-Айреса.  Говорят,  там  вы  разбогатели,  вкладывая  вывезенное  из
Германии  золото  в  торговлю  наркотиками.  Неважно.  С  пятидесятого  по
пятьдесят второй вы жили в Мехико. А потом...
     - Мальчик, у тебя не все дома. -  Скрюченный  артритом  палец  описал
несколько кругов у виска. Но при этом слишком уж явно задрожали губы.
     - Что было с пятьдесят второго по пятьдесят  восьмой  -  не  знаю,  -
продолжал Тодд с еще более лучезарной улыбкой. - Никто, я думаю, не знает,
во всяком случае, ни слова не просочилось. Но перед тем как власть на Кубе
захватил Кастро, вас обнаружили в Гаване, вы работали консьержем в большом
отеле. Вас потеряли из виду, когда повстанцы вошли в город.  В  шестьдесят
пятом вы вынырнули в Западном Берлине. И там вас чуть не взяли за жабры. -
Последнее слово у него прозвучало особенно сочно. При этом пальцы  сжались
в  кулаки.  Взгляд  Дюссандера  невольно  упал  на  его  руки,  подвижные,
сноровистые, руки  американского  мальчишки,  созданные,  чтобы  мастерить
гоночные лодки из мыльниц и  модели  кораблей.  Тодд  отдал  дань  тому  и
другому. Всего год назад они с отцом построили модель "Титаника". На это у
них ушло четыре месяца, модель и по сей день стоит в отцовском кабинете.
     - Я не знаю, о чем ты,  -  сказал  Дюссандер.  Без  вставной  челюсти
вместо слов во рту у него получалась  каша,  и  это  не  нравилось  Тодду.
Выходило  как-то...  неубедительно,  что  ли.  Полковник  Клинк  в  фильме
"Молодчики Хогана" и тот больше походил на нациста, чем  Дюссандер.  Но  в
свое время этот тип выглядел, конечно, будь спок. В статье, напечатанной в
журнале "Менз экшн", автор назвал его "Упырь из Патэна". - Убирайся-ка  ты
лучше подобру-поздорову. Пока я не позвонил в полицию.
     - А что, и позвоните, мистер Дюссандер. ГЕРР Дюссандер, если вам  так
больше нравится. - Улыбка не сходила с его губ, обнажая великолепные зубы,
по которым три раза в день проходилась зубная  щетка  и  паста  с  богатым
содержанием фтора. - После шестьдесят пятого вас  уже  никто  не  видел...
только я, когда два месяца назад узнал вас в городском автобусе.
     - Да ты помешанный.
     - Так что если хотите позвонить в  полицию,  -  продолжал  с  улыбкой
Тодд, - валяйте. Я подожду на крыльце. Но если вам не к спеху,  то  почему
бы мне не войти? Посидим, поговорим.
     Несмотря ни на что, в голове Тодда  шевелился  червячок  сомнения.  А
вдруг ошибка? Это тебе не упражнение в учебнике. Это настоящее. Вот почему
он почувствовал огромную радость (ЛЕГКУЮ радость, как он уточнит для  себя
позднее), когда Дюссандер сказал:
     - Ты, конечно, можешь зайти на минутку. Просто я  не  хочу,  чтобы  у
тебя были неприятности, понятно?
     -  Еще  бы,  мистер  Дюссандер,  -  сказал  Тодд,  переступая  порог.
Дюссандер закрыл за ним дверь, словно отрезав утро.

     В доме пахло затхлостью и спиртным. Такие запахи иногда держались  по
утрам и у них дома, после  вечеринки  накануне,  пока  мама  не  открывала
настежь окна. Правда, тут было похуже. Тут  запахи  въелись  и  все  собой
пропитали. Запахи алкоголя, подгоревшего масла, пота, старой одежды и  еще
лекарств - ментола и, кажется, валерьянки. В прихожей темнотища,  и  рядом
этот Дюссандер - втянул голову в ворот,  этакий  гриф-стервятник,  ждущий,
когда раненое животное  испустит  дух.  Сейчас,  невзирая  на  двухдневную
щетину и обвислую дряблую кожу, Тодд явственно увидел перед собой  офицера
в черной эсэсовской форме; на улице, при  дневном  свете,  воображение  не
бывало столь услужливым. Страх, точно ланцет, полоснул  Тодда  по  животу.
ЛЕГКИЙ страх, поправится он позднее.
     - Имейте в виду, если со мной что-нибудь случится...

     Дюссандер презрительно отмахнулся  и  прошаркал  мимо  него  в  своих
шлепанцах, как бы приглашая за собой в гостиную.  Тодд  почувствовал,  как
кровь прихлынула к щекам. Улыбка увяла. Он последовал за стариком.

     И вот еще одно разочарование, которого, впрочем,  следовало  ожидать.
Ни тебе писанного маслом портрета Гитлера с упавшей челкой  и  неотступным
взглядом. Ни тебе боевых медалей под стеклом, ни почетного меча на  стене,
ни "люгера" или "Вальтера" ни  камине  (и  самого-то  камина,  сказать  по
правде, не было). Все правильно, что он, псих, что  ли,  выставлять  такие
вещи на обозрение. Тодд не мог внутренне согласиться с этим резоном, и все
же трудно было вот так сразу выкинуть из головы то,  чем  тебя  пичкали  в
кино и по телевизору. Он стоял в гостиной одинокого старика,  живущего  на
худосочную  пенсию.  Допотопный  "ящик"  с  комнатной  антенной  -   концы
металлических  рожек  обмотаны  фольгой  для  лучшего  приема.   На   полу
облысевший серый коврик. На стене, вместо портрета Гитлера,  свидетельство
о гражданстве, в рамке, и фотография женщины в чудной шляпке.

     - Моя жена, - с чувством произнес Дюссандер. - Она умерла в пятьдесят
пятом... легкие. Не знаю, как я пережил это.
     К Тодду вернулась его улыбка. Он пересек комнату якобы  затем,  чтобы
получше рассмотреть женщину на фотографии, а сам пощупал  пальцами  абажур
настольной лампы.
     - Перестань! - рявкнул на него Дюссандер. Тодд даже слегка отпрянул.
     - Отлично, - сказал он с искренним восхищением. -  Сразу  чувствуется
начальник.  А  кстати,  это  Ильза  Кох  придумала   делать   абажуры   из
человеческой кожи?
     - Я не знаю, о чем ты, - сказал Дюссандер. На  "ящике"  лежала  пачка
"Кулз", без фильтра. Он протянул пачку.
     - Хочешь? - Его лицо исказила жутковатая ухмылка.
     - Нет. Это может кончиться раком легких. Мой  папа  раньше  курил,  а
потом бросил. Даже вступил в общество некурящих.
     - Ну-ну. - Дюссандер как ни в чем не бывало извлек спичку из  кармана
халата и чиркнул ею о пластиковую  поверхность  "ящика".  Затянувшись,  он
сказал:
     - Лично я не вижу причин, почему бы мне  сейчас  же  не  позвонить  в
полицию и не рассказать, какую чудовищную напраслину тут на меня возводят.
А  ты  видишь?  Только  отвечай  быстро,  мальчик.  Телефон  в   прихожей.
Представляю, как тебя выпорет отец. Неделю будешь  подкладывать  под  себя
подушечку.
     - Мои родители всегда были против порки. Телесные наказания не решают
проблемы, а только усугубляют ее. - Внезапно глаза Тодда заблестели.  -  А
вы их пороли? Женщин? Раздевали их догола и...
     Дюссандер издал какой-то сдавленный звук и направился в прихожую.
     - Я бы не советовал, - произнес Тодд ледяным голосом.
     Дюссандер повернулся. Он заговорил четко и  размеренно.  Если  что  и
смазывало эффект, так это отсутствие вставной челюсти.
     - Еще раз, последний, повторяю: меня  зовут  Артур  Денкер.  Артуром,
кстати, отец меня назвал в честь Конан-Дойля, чьи рассказы приводили его в
восхищение. Я никогда не был Дюзандером, или Гиммлером, или Дедом Морозом.
В войну я был лейтенантом запаса. Я никогда не  принадлежал  к  нацистской
партии. Мое участие в боевых действиях ограничилось тремя неделями боев  в
Берлине. Не скрою, в конце тридцатых, еще в первом браке, я симпатизировал
Гитлеру. Он покончил с депрессией и в  каком-то  смысле  восстановил  нашу
национальную гордость, которую мы потеряли в  результате  унизительного  и
бесчестного Версальского мира. Тогда, в тридцатых, он казался мне  великим
человеком. Он  и  был  по-своему  великим.  Но  под  конец  он  безусловно
свихнулся - посылать в бой  несуществующие  армии  по  указке  звездочета!
Отравить Блонди, свою любимую собаку! Поступки безумца. Они все  обезумели
- заставляли собственных детей глотать капсулы с ядом и при этом распевали
"Хорст  Вессель".  Второго  мая  сорок  пятого  года   мой   полк   сдался
американцам.  Помню,  как  солдат  по  фамилии  Хакермейер  угостил   меня
шоколадом. Я даже заплакал. Меня поместили в лагерь для интернированных  в
Эссене. К нам хорошо относились. Мы следили за Нюрнбергским  процессом  по
радио, и когда Геринг покончил с собой, я обменял американские сигареты на
бутылку шнапса и напился на радостях. После освобождения  я  устроился  на
завод "Эссен Мотор" - ставил колеса на автомобили.  В  шестьдесят  третьем
вышел на пенсию и вскоре переехал в Соединенные Штаты. Это была мечта моей
жизни. В шестьдесят седьмом я получил гражданство. С тех пор я американец.
Голосую на выборах. Никакого Буэнос-Айреса. Никакой торговли  наркотиками.
И Западного Берлина не было. И Кубы... А  теперь  иди,  иначе  я  звоню  в
полицию.
     Тодд не двигался с места. Старик вышел в прихожую, снял трубку.  Тодд
словно застыл возле настольной лампы.
     Дюссандер начал набирать номер. Тодд не отрываясь смотрел на него,  и
сердце готово было выпрыгнуть из груди. После  четвертой  цифры  Дюссандер
обернулся и встретился с ним взглядом. Вдруг  плечи  старика  поникли.  Он
положил трубку на рычаг.
     - Как ты узнал?
     - Много труда и чуть-чуть  удачи,  -  скромно  ответил  Тодд,  озаряя
собеседника дружелюбной улыбкой. - У меня есть  друг,  Хэролд  Пеглер,  но
вообще-то все его зовут Лис. У него  нюх.  Мы,  когда  играем  в  бейсбол,
ставим его на вторую базу. А у отца Лиса не гараж, а клад. Горы  журналов,
и все про войну. Фотографии фрицев, в смысле немецких  солдат,  и  япошек,
пытающих разных женщин. Статьи про концлагеря.  Я  от  всего  этого  прямо
балдею.
     - Что ты от них... балдеешь? - Дюссандер оторопело смотрел  на  него,
потирая ладонью щеку. Звук был такой, будто он проходился по ней наждачной
бумагой.
     - Ну да. В смысле ловлю кайф. Получаю удовольствие.
     "Это   может   произойти   совершенно   для   вас    неожиданно,    -
разглагольствовала миссис Андерсон,  учившая  их  в  пятом  классе.  -  Вы
столкнетесь с чем-то новым и вдруг поймете: вот он, мой  ГЛАВНЫЙ  ИНТЕРЕС.
Это все равно что повернуть ключ в замке. Или в первый раз влюбиться.  Вот
почему, дети, так важен День выбора профессии -  в  этот  день  вы,  может
быть, найдете главный интерес в своей жизни". Тогда Тодд отнесся к  словам
миссис Андерсон как к полной галиматье, но много позже, в гараже  у  Лиса,
ему вспомнились эти слова, и он подумал, что она была, возможно, не так уж
далека от истины. Он переворачивал страницы старых слежавшихся журналов, и
от смешанного чувства  отвращения  и  непреодолимого  любопытства  у  него
разболелась голова,  глаза  же  от  напряжения  начали  слезиться,  но  он
продолжал читать, и вдруг из  текста  под  фотографией  усеянного  трупами
места под названием Дахау на него выскочила цифра:

                                6 000 000

     Он подумал: тут что-то напутали, кто-то по ошибке  прибавил  один-два
нуля, во всем Лос-Анджелесе  живет  вдвое  меньше  людей!  Но  вот  другой
журнал, и вновь эта цифра: 6 000 000. Голова разболелась пуще прежнего. Во
рту пересохло. Как в тумане он услышал, что Лису пора идти  ужинать.  Тодд
спросил, можно ли ему пока почитать в гараже. Лис  удивленно  взглянул  на
него и сказал: "Валяй!". И Тодд снова с головой  ушел  в  старые  журналы,
пока в конце концов мать до него не докричалась.
     ЭТО ВСЕ РАВНО ЧТО ПОВЕРНУТЬ КЛЮЧ В ЗАМКЕ...
     В журналах говорилось, как это ужасно - все, что  творили  немцы.  Но
слова о том, как это было ужасно,  терялись  среди  рекламы,  предлагавшей
немецкие финки, и  ремни,  и  каски  бок  о  бок  с  заговорной  травой  и
чудо-средством  для  восстановления  волос.   Рекламировались   флаги   со
свастикой, и пистолет "люгер", и игра под названием  "Танковая  атака",  в
которой  участвовали  немецкие  "пантеры",  а   рядом   печатались   уроки
правильного ведения корреспонденции и дурацкие советы: "Хотите разбогатеть
- продавайте специальные тапочки для лифта". Да, везде говорилось, как это
было ужасно, однако создавалось впечатление, что все же не стоит по такому
поводу огород городить.
     ИЛИ В ПЕРВЫЙ РАЗ ВЛЮБИТЬСЯ...
     Снова вспомнились слова миссис  Андерсон.  Она  оказалась  права.  Он
нашел в жизни свой ГЛАВНЫЙ ИНТЕРЕС.
     ... Дюссандер долго смотрел на Тодда. Затем пересек гостиную и тяжело
опустился в кресло-качалку. И снова вглядывался в  Тодда,  пытаясь  что-то
разгадать в чуть отрешенном, чуть ностальгическом выражении его лица.
     - Ну вот, - словно очнулся Тодд. -  Началось  с  журналов,  только  я
тогда подумал, что там половина фактов - липа. И  я  пошел  в  библиотеку.
Сначала эта поганка не хотела ничего мне давать, у  них  такую  литературу
выдают только взрослым. Но я сказал, что мне  надо  для  школы.  Если  для
школы, они обязаны выдавать. А эта - сразу звонить отцу. - В глазах  Тодда
вспыхнуло презрение. - Испугалась, поганка, что он не в курсе, видали!
     - А он был в курсе?
     - Ясное дело. Чем раньше,  говорит  отец,  дети  познают  жизнь,  тем
лучше... и хорошее, и плохое. Тогда они будут во всеоружии. Жизнь, говорит
он, это тигр, и его нужно ухватить за хвост, а не знаешь его повадки,  так
он слопает тебя в два счета.
     - М-м-м, - неопределенно промычал Дюссандер.
     - И мама считает так же.
     - М-м-м, - опять промычал Дюссандер, точно его ударили по голове и он
пока не может сообразить, где находится.
     -  Короче,  у  них  там  этой  литературы  навалом.  И,  знаете,  она
пользуется большим спросом. Картинок, правда, поменьше, чем в  журналах  у
отца Лиса, зато  чернухи  хватает.  Стулья  с  таким  сиденьем,  утыканным
шипами. Золотые коронки, вырванные плоскогубцами. Отравляющий газ, который
вдруг пускали из душа вместо воды. - Тодд тряхнул головой. - Вы,  конечно,
все были шизанутые, тут и думать нечего.
     - Как ты сказал?.. Чернуха? - с трудом выдавил из себя Дюссандер.
     - Я даже написал реферат, - увлеченно продолжал Тодд, - и знаете, что
я за него получил? Пять с плюсом. Пришлось, конечно, попотеть...  Все  эти
авторы, они так пишут... ну, вроде как эта писанина у них весь сон отбила,
и чтобы, значит, и мы не спали, а то еще те ужасы опять повторятся. Я тоже
написал в таком духе, и вот результат! - Лицо Тодда озарила  торжествующая
улыбка.
     Дюссандер делал затяжку за затяжкой. Кончик сигареты  подрагивал.  Он
выпустил из носа дым и вдруг закашлялся постариковски.
     - Вы знали Ильзу Кох? - спросил Тодд.
     - Ильзу Кох? - едва  слышно  переспросил  Дюссандер.  И  после  паузы
сказал: - Да, я знал ее.
     - Она была красивая? - оживился  Тодд.  -  Я  имею  в  виду...  -  Он
изобразил в воздухе подобие песочных часов.
     - Разве ты не видел ее фотографий? - спросил Дюссандер. - Ты же у нас
в этом деле гурман.
     - Кто я?
     - Гурман. Тот, кто любит получать удовольствие... ловить кайф.
     - А-а. Клевое словечко. - Угасшая было улыбка вновь расцвела.  -  Еще
бы не видел. Но все эти перепечатки, не мне вам  говорить...  -  Интонация
была такая, словно их у Дюссандера была целая  коллекция.  -  Черно-белые,
нечеткие... что вы хотите, любительские снимки. Кто тогда знал,  что  это,
можно сказать, история... Что, она правда была пышка?
     -  Толстая,  мосластая,  со  скверной  кожей.  -  Дюссандер  раздавил
недокуренную сигарету в вазочке, наполненной бычками.
     - Да-а? Надо же. - Лицо у Тодда вытянулось.
     - Не все такие везучие, - раздумчиво  произнес  Дюссандер,  глядя  на
Тодда. - Увидел мою фотографию в старом журнале - и на тебе!
     - Ошибаетесь, мистер Дюссандер. Не все так просто. Я долго не  верил,
что вы это он, не верил, пока не увидел однажды, как вы садитесь в автобус
в своем блестящем черном дождевике...
     - Вот оно что, - выдохнул Дюссандер.
     - Ага. У Лиса в гараже, в одном из журналов, вы были сфотографированы
в таком же точно дождевике. И в библиотеке я раскопал  книжку,  вы  там  в
эсэсовском плаще вроде этого. Я сразу сказал себе: "Курт Дюссандер, один к
одному". Вот тут уже я сел вам на хвост...
     - Что ты сделал?
     - Сел на хвост. Начал  следить  за  вами.  Я,  знаете,  мечтаю  стать
детективом,  таким,  как  Сэм  Спэйд  в  книжках...  или  как  Мэнникс   в
телесериале. Я принял все меры предосторожности... Показать фотографии?
     - Ты меня фотографировал?!
     -  А  то  как  же.  У  меня  "Кодак",  помещается  в   кулаке.   Если
насобачиться, раздвинул пальцы - и вы в объективе. Остается нажать большим
пальцем. - На этот раз улыбка Тодда как бы говорила, что сам он  оценивает
свои успехи достаточно скромно. - Поначалу, конечно, в кадр попадали  одни
пальцы. Но я настырный. Если стараться  вовсю  -  чего  хочешь  добьешься.
Звучит занудно, но верно.
     Курт Дюссандер заметно побледнел и весь как-то усох.
     - Ты что же, отдал проявлять пленку в фотоателье?
     -  Чего?  -  Тодд  не  сразу  сообразил,  а  сообразив,  презрительно
скривился. - Вот еще! Что я, придурок? У отца есть  темная  комната.  Я  с
десяти лет сам проявляю пленку.
     Дюссандер ничего не сказал, однако спина его несколько расслабилась и
кровь снова прилила к щекам.
     Тодд достал сложенный вдвое конверт из заднего  кармана  и  вынул  из
него несколько глянцевых фотографий  с  неровно  обрезанными  краями,  что
доказывало их  домашнее  происхождение.  Дюссандер  разглядывал  снимки  с
мрачной сосредоточенностью. Вот он сидит, совершенно прямой, в автобусе  у
окна, в руках у  него  последний  роман  Джеймса  Миченера.  Вот  он  ждет
автобуса на Девон-авеню, под мышкой зонтик, подбородок вздернут - ни  дать
ни взять премьер-министр в зените  славы.  Вот  он  стоит  в  очереди  под
козырьком  театра  "Мажестик",  выделяясь  среди  привалившихся  к   стене
подростков и безликих кудлатеньких домохозяек высоким ростом и осанкой.  А
вот он заглядывает в свой почтовый ящик...
     - Я решил вас щелкнуть, - пояснил Тодд, - хотя боялся,  что  вы  меня
засечете. Я постарался свести риск до минимума. Снимал  с  противоположной
стороны улицы. Эх, мне бы  телескопические  линзы...  -  Тодд  мечтательно
вздохнул.
     - На всякий случай ты, конечно, заготовил дежурную фразу.
     - Я бы спросил, не видели ли  вы  мою  собаку.  Короче,  я  отпечатал
фотографии и сравнил их вот с этими.
     Он  протянул  Дюссандеру  три   ксерокопированных   снимка.   Старику
доводилось их видеть, и не раз. На первом он  сидел  в  своем  кабинете  -
начальник концлагеря Патэн; снимок был  кадрирован  таким  образом,  чтобы
остался только он и флажок со свастикой у него на столе. Второй снимок был
сделан в  день  призыва.  На  третьем  он  пожимал  руку  Генриху  Глюксу,
помощнику Гиммлера.
     - Я уже не сомневался, что вы - это он,  вот  только...  из-за  ваших
дурацких усов не видна была  заячья  губа.  И  тогда,  чтобы  окончательно
убедиться, я раздобыл вот это...
     Он извлек из конверта последний листок, многократно сложенный.  Сгибы
почернели от грязи, уголки пообтрепались. Это была копия  распространенной
израильтянами листовки: "Разыскивается военный преступник Курт Дюссандер".
Глядя на этот листок, Дюссандер думал о неугомонных мертвецах, не желающих
спокойно лежать в земле.
     - Я снял ваши отпечатки пальцев, - улыбнулся Тодд, - и сравнил  их  с
приведенными на этом листке.
     - Врешь! - не выдержал Дюссандер. И выругался по-немецки.
     - Снял, а как же. В прошлом году, на Рождество, родители подарили мне
дактилоскоп. Не игрушечный, настоящий. С порошком, с набором  щеточек  для
разных поверхностей и особой бумагой, чтобы снимать отпечатки. Мои  предки
знают, что я хочу стать частным детективом. Про себя они, конечно, думают,
что это у меня пройдет. - Он отмахнулся от  такого  предположения  как  от
несерьезного. - В специальном пособии я прочел про линии руки и тип ладони
и участки для сличения. Называется "позиции". Для суда требуется не меньше
восьми позиций. Короче, однажды вы пошли в кино, а я посыпал порошком  ваш
почтовый ящик и дверную ручку. А потом снял отпечатки. Ничего, да?
     Дюссандер молчал. Он сжимал подлокотники кресла,  подбородок  у  него
так и прыгал. Тодда покоробило. Это уже ни в какие ворота.  Упырь  Патэна,
того гляди, заплачет! Да это все равно как если бы обанкротилось "Шевроле"
или "Макдональд" стал бы продавать икру и трюфеля вместо сандвичей.
     - Отпечатки оказались двух видов, - продолжал Тодд. - Первые не имели
ничего  общего  с  образцами  на  листовке.  Эти,  я  догадался,   оставил
почтальон. Остальные  были  ваши.  Все  совпало...  и  не  по  восьми,  по
четырнадцати позициям. - На губах Тодда заиграла ухмылочка. -  Вот  так  я
это провернул.
     - Ну и стервец, - сказал Дюссандер, и глаза его угрожающе заблестели.
Тодд почувствовал легкий озноб, как тогда в  прихожей.  Но  Дюссандер  уже
откинулся в кресле.
     - Кому ты об этом говорил?
     - Никому.
     - А дружкам? Своему Беглеру?
     - Пеглеру? Нет, Лис - трепло. Никому я не говорил. Тут дело такое.
     - Чего ты хочешь? Денег? Боюсь, что не по  адресу.  В  Южной  Америке
кое-что  было,  правда,  наркотики  тут  ни  при  чем...   ничего   такого
романтического. Просто существует - существовал -  тесный  кружок...  свои
ребята... Бразилия - Парагвай - Санто Доминго. Бывшие вояки. Я вошел в  их
кружок и сумел извлечь некоторую пользу из  полезных  ископаемых  -  медь,
олово,   бокситы...   Но   вскоре   ветер   переменился.   Национализация,
антиамериканские настроения. Может, я бы и дождался  попутного  ветра,  но
тут люди Визенталя напали на мой след. Одна неудача, мой мальчик,  следует
за другой по пятам, как в жаркий день кобели за сучкой. Дважды  я  был  на
волосок от гибели... я слышал, как эти ЮДЕ переговариваются  за  стеной...
Они повесили Эйхмана, - он перешел на шепот, прикрывая ладонью рот,  глаза
округлились - такой вид бывает у  ребенка,  когда  рассказчик  доходит  до
развязки "страшной-престрашной истории", - старого  безобидного  человека.
Далекого от политики. Все равно повесили.
     Тодд покивал.
     - В конце концов, когда я уже был  не  в  силах  спасаться  бегством,
пришлось прибегнуть к последнему средству. Другим, я знал, они помогли.
     - Одесский квартал? - встрепенулся Тодд.
     - Сицилийцы, -  сухо  уточнил  Дюссандер,  и  оживление  Тодда  сразу
улетучилось. - Все было сделано. Фальшивые документы,  фальшивое  прошлое.
Ты пить не хочешь?
     - Угу. У вас есть тонизирующий?
     - Тонизирующего нет.
     - А молоко?
     - Сейчас. - Дюссандер прошаркал на кухню. Из ожившего  бара  полилось
искусственное сияние. - Последние годы я  живу  на  проценты  с  акций,  -
донесся голос из кухни. - Я купил их после войны...  под  чужой  фамилией.
Через банк штата Мэн, если тебе это интересно. Год спустя служащий  банка,
который приобрел для меня эти акции, сел в тюрьму за убийство жены... чего
только в жизни не бывает, nein?[2]
     Открылась и закрылась дверца холодильника.
     - Шакалы сицилийцы ничего не знали  про  акции,  -  продолжал  он.  -
Сегодня этих сицилийцев где только нет, а в те времена выше Бостона они не
забирались. Узнай они про акции, пиши пропало. Обобрали бы меня как  липку
и отправили в Штаты подыхать на пенсионное пособие и продуктовые карточки.
     Он  зашаркал  обратно  в  комнату.  В  руках  у  него  были   зеленые
пластмассовые стаканчики - вроде  тех,  какие  дают  в  день  пуска  новой
бензоколонки. Заправил  бак  -  получай  бесплатную  газировку.  Дюссандер
передал Тодду один стакан.
     - Пять лет я жил припеваючи  на  проценты  с  этих  акций,  но  потом
пришлось кое с чем расстаться,  чтобы  купить  вот  этот  дом  и  скромный
коттедж  на  побережье.  Потом  инфляция.  Экономический  спад.  Я  продал
коттедж, затем пришел черед акций...
     Тоска зеленая, подумал про  себя  Тодд.  Не  затем  он  здесь,  чтобы
выслушивать причитания из-за каких-то там потерянных  акций.  Тодд  поднес
стаканчик к губам, вдруг рука его замерла. На лице опять засияла улыбка  -
в ней  сквозило  восхищение  собственной  проницательностью.  Он  протянул
стаканчик Дюссандеру.
     - Отпейте сначала вы, - сказал он с ехидцей.
     Дюссандер вытаращился на него, потом закатил глаза к потолку.
     - Gruss Gott!!![3] - Он взял стаканчик, сделал два  глотка  и  вернул
его Тодду. - Не задохнулся, как видишь.  Не  хватаюсь  за  горло.  Никакой
горечи во рту. Это молоко, мой мальчик. Мо-ло-ко.
     На коробке нарисована улыбающаяся корова.
     Тодд пристально понаблюдал за ним, затем пригубил содержимое. В самом
деле, на вкус - молоко, но  что-то  у  него  пропала  жажда.  Он  поставил
стаканчик.  Дюссандер  пожал  плечами  и,  отпив  из  своего  стакана,   с
наслаждением зачмокал губами.
     - Шнапс? - спросил Тодд.
     - Виски. Выдержанное. Отличная штука. А главное, дешевая.
     Тодд в тоске затеребил шов на джинсах.
     - Н-да, - отреагировал  Дюссандер,  -  словом,  если  ты  рассчитывал
сорвать хороший куш, объект ты выбрал самый неподходящий.
     - Чего?
     - Для шантажа, - пояснил Дюссандер. - Разве это слово не знакомо тебе
по телесериалу "Мэнникс"? Вымогательство. Если я тебя правильно...
     Тодд захохотал - громко, по-мальчишечьи. Он  мотал  головой,  пытаясь
что-то сказать, но лишь давился от хохота.
     - Значит, неправильно, - выдохнул Дюссандер. Лицо его  сделалось  еще
более землистым,  а  взгляд  еще  более  затравленным,  чем  в  начале  их
разговора.
     Тодд, просмеявшись, произнес с неподдельной искренностью:
     - Да я просто хочу услышать  про  это.  Вот  и  все,  ничего  больше.
Честное слово.
     - Услышать про это?? - эхом отозвался Дюссандер.  Он  был  совершенно
сбит с толку.
     Тодд подался вперед, уперев локти в колени.
     - Ну, ясное дело. Про зондеркоманды. И газовые камеры. И  смертников,
которые сами вырывали себе могилы.  Про...  -  Он  облизнул  губы.  -  Про
допросы. И эксперименты над заключенными. Про всю эту чернуху.
     Дюссандер разглядывал его с тупым любопытством, как мог бы  ветеринар
разглядывать кошку, только что родившую котят с двумя головами. И  наконец
тихо вымолвил:
     - Ты чудовище.
     Тодд хмыкнул.
     - В книжках, которые я прочел, именно это говорилось про вас,  мистер
Дюссандер. Не я - вы посылали их в  печь.  Пропускная  способность  -  две
тысячи заключенных в день. После вашего приезда в Патэн - три тысячи.  Три
с половиной - перед тем как пришли русские и положили этому конец. Гиммлер
назвал вас мастером своего  дела  и  наградил  медалью.  Так  кто  из  нас
чудовище?
     - Это все грязная  ложь,  придуманная  Америкой!  -  Дюссандер  резко
поставил стаканчик, расплескав  виски  на  стол  и  себе  на  руку.  -  По
сравнению с вашими политиками доктор Геббельс - дитя, гукающее над книжкой
с картинками. Рассуждают о морали, а тем временем по  их  указке  обливают
детей и женщин напалмом. Демонстрантов избивают дубинками средь бела  дня.
Солдатню, которая расстреливала ни в чем не повинных людей, награждает сам
президент... А тех, кто потерпел поражение, судят как военных преступников
за то, что они выполняли приказы. - Дюссандер изрядно отхлебнул, и тут  же
у него начался приступ кашля.
     Тодду было столько  же  дела  до  политических  взглядов  Дюссандера,
сколько до его финансовых затруднений. Сам Тодд считал, что люди придумали
политику, желая развязать себе руки. Это напоминало  ему  случай  с  Шарон
Акерман. Он хотел, чтобы Шарон  показала  ему  кое-что,  та,  естественно,
возмутилась, хотя голосок у нее зазвенел от возбуждения. Пришлось сказать,
что он собирается стать врачом, и тогда она  позволила.  Вот  и  вся  тебе
политика.
     - Если бы я отказался выполнять приказы,  я  бы  здесь  не  сидел.  -
Дыхание Дюссандера сделалось прерывистым, он качался взад-вперед,  пружины
под ним так и скрипели. - Кто-то должен был  воевать  на  русском  фронте,
nicht  wahr?[4]  Страной  правили  сумасшедшие,  пусть  так,  но  ведь   с
сумасшедшими не поспоришь... особенно когда главному  из  них  везет,  как
самому  Дьяволу.  Только  чудо  спасло  его  от  блестяще  организованного
покушения... Все, что мы делали тогда,  было  правильным.  Правильным  для
того времени и тех обстоятельств.  Если  бы  все  повторилось  сначала,  я
сделал бы то же самое. Но...
     Он заглянул в свой стакан. Стакан был пуст.
     - ... но я не хочу об этом говорить, даже думать не хочу. Я жил как в
джунглях, в ожидании кровавой расправы, наверно, поэтому  и  во  сне  меня
обступают джунгли, и я всей кожей ощущаю угрозу. Я просыпаюсь  в  поту,  с
колотящимся сердцем, я зажимаю себе рот, чтобы не закричать. А сам  думаю:
сон - вот реальность.  А  Бразилия,  Парагвай,  Куба...  это  все  сон.  В
действительности я там, в Патэне.
     Сейчас Тодд ловил каждое его слово... Это  уже  было  что-то.  Но  он
верил -  впереди  ждут  вещи  поинтереснее.  Надо  только  изредка  давать
Дюссандеру шпоры. Да, черт возьми, повезло. У других в его возрасте маразм
крепчает, а этот хоть бы хны.
     Дюссандер глубоко затягивался, не выпуская сигареты изо рта.
     - Иногда мне мерещатся люди,  которые  были  со  мной  в  Патэне.  Не
охранники, не офицеры - заключенные. Помню случай в Западной Германии  лет
десять назад. На дороге произошла авария. Образовалась  пробка.  Я  глянул
направо - в соседнем  ряду  стояла  "симка",  за  рулем  совершенно  седой
человек. Он не сводил с меня глаз. На щеке у него был  шрам.  Лицо  -  как
простыня. Патэн, решил я. Он там был, он узнал меня. Стояла зима, но я  не
сомневался: снять с него пальто и закатать  рукав  сорочки  -  обнаружится
лагерный номер. Наконец движение возобновилось. Я  оторвался  от  "симки".
Еще десять минут, и я бы не выдержал, я бы вытащил его из машины  и  начал
бить... есть номер, нет номера - все равно. Я бы начал бить его за то, что
он так смотрел на меня... Вскоре я уехал из Германии. Навсегда.
     - Вовремя смылись, - заметил Тодд.
     - В других местах было не лучше. Рим...  Гавана...  Мехико...  Только
здесь я выкинул все это из головы. Хожу в кино. Решаю шарады.  По  вечерам
читаю романы, все больше дрянные, или смотрю телевизор. И тяну виски, пока
не начинает клонить в сон. Ничего такого мне больше не снится. Если  ловлю
на себе чей-то взгляд на рынке, в библиотеке, у  табачного  киоска,  -  то
только  потому,  что  я  кому-то  напомнил  его  дедушку...  или   старого
учителя... или бывшего соседа. А то, что было в Патэне,  это  было  не  со
мной. С другим человеком.
     - Вот и отлично! - подытожил Тодд.  -  Про  все  про  это  вы  мне  и
расскажете.
     - Ты, мальчик, не понял. Я не хочу об этом говорить.
     - Никуда не денетесь. Иначе все узнают, кто вы такой.
     Дюссандер, без кровинки в лице, внимательно посмотрел на Толда.
     - Я чувствовал, - произнес  он  после  паузы,  -  я  чувствовал,  что
кончится вымогательством.

     Август 1974

     Они сидели на заднем крыльце под безоблачным дружелюбным небом:  Тодд
в футболке, джинсах и кедах, Дюссандер - в заношенной рубахе и  мешковатых
брюках  на  подтяжках.  Ну  и  видочек,  мысленно  скривился  Тодд,  можно
подумать, что все это ему пришло в посылочке от Армии спасения. Надо будет
чтонибудь придумать. Таким тряпьем можно испортить все удовольствие.
     Они закусывали сандвичами "Биг Мак", доставая их из корзинки; не  зря
Тодд накручивал педали  -  сандвичи  были  теплые.  Тодд  потягивал  через
соломинку тонизирующий напиток. Дюссандер пил свое виски.
     Его голос шелестел, как газета, прерывался, набирал  силу  и  тут  же
слабел,  делался  почти  неслышным.  Его  выцветшим  глазам   с   красными
прожилками никак не удавалось остановиться  на  одной  точке.  Со  стороны
могло показаться, что на крыльце сидят дед и внук.
     - Вот все, что я помню, - закончил Дюссандер и  откусил  от  сандвича
добрую треть. По подбородку потек соус.
     - А если подумать? - мягко спросил Тодд.
     Дюссандер изрядно отхлебнул.
     - Пижамы были бумажные, - процедил он. -  Когда  заключенный  умирал,
его одежда переходила к другому. Иногда одну пижаму  снашивали  до  сорока
заключенных.  Я  удостоился  лестной  оценки  за  бережливое  отношение  к
имуществу.
     - От Глюкса?
     - От Гиммлера.
     - Постойте-ка, в Патэне была  швейная  фабрика,  вы  говорили  неделю
назад. Почему же там не шили пижамы? Заключенные могли сами шить их.
     - Фабрика в Патэне выпускала обмундирование для  немецких  солдат.  И
вообще мы... - Дюссандер осекся, но усилием воли заставил себя  закончить.
- В нашу задачу не входило укреплять здоровье заключенных. Может быть,  на
сегодня хватит? Пожалуйста. У меня болит горло.
     - Вы слишком много курите, -  заметил  ему  Тодд.  -  Расскажите  еще
немного про одежду.
     - Какую? - угрюмо спросил Дюссандер. - Лагерную или эсэсовскую?
     Тодд улыбнулся. - И ту, и другую.

     Сентябрь 1974

     Тодд делал себе в кухне сандвич с арахисовым маслом и  джемом.  Кухня
находилась на некотором возвышении и вся сияла хромом и нержавейкой.  Тодд
недавно пришел из школы, а мать все никак не  могла  оторваться  от  своей
электрической машинки. Она печатала диплом какому-то студенту. Студент - в
очках с немыслимыми линзами, с торчащими во все стороны короткими волосами
- казался Тодду пришельцем из космоса.  А  написал  он  что-то  такое  про
распространение плодовой мушки в долине Салинас в  послевоенный  период...
или еще какую-то муру в этом духе. Тут стрекот машинки оборвался,  и  мать
вышла из кабинета.
     - Вот и Тодд с мыса Код, - сказала она вместо приветствия.
     - Вот и Моника из Салоников, - ей в тон сказал Тодд.
     Для своих тридцати  шести  мать  у  меня  будь  здоров,  подумал  он.
Высокая, стройненькая, светлые волосы  чуть  тронуты  пепельным  оттенком,
темно-красные  шорты,  прозрачная  блузка  с  янтарным  отливом,  небрежно
завязанная узлом под самой грудью, достаточно открыта,  чтобы  каждый  мог
оценить эти маленькие, ничем не стесненные взгорки. Из волос у нее  торчал
ластик, а сами волосы были наспех схвачены бирюзовой заколкой.
     - Что в школе? - Она поднялась по ступенькам  в  кухню  и,  мимоходом
чмокнув сына, присела возле рабочего столика.
     - Полный ажур.
     - Снова будешь в списках лучших?
     - Ясное дело.  -  Вообще-то  Тодд  чувствовал,  что  может  в  червой
четверти несколько сдать позиции. Уж  очень  много  времени  он  торчал  у
Дюссандера, и даже  когда  не  торчал,  в  голову  лезла  вся  эта  дрянь,
поведанная ему отставным воякой. Пару раз эта дрянь даже  ему  приснилась.
Да ладно, было бы о чем говорить.
     - Тодд Боуден, способный ученик, - с этими  словами  мять  взъерошила
его лохматую голову. - Как сандвич?
     - Ничего.
     - Сделай-ка мне тоже и принеси, пожалуйста, в кабинет.
     - Не могу, - сказал он, вставая. -  Я  обещал  мистеру  Денкеру,  что
почитаю ему часок-другой.
     - Опять "Робинзон Крузо"?
     - Нет. - Он показал ей корешок толстой книги,  купленной  в  буке  по
дешевке. - "Том Джонс".
     - Мать честная! Тодд, лапка, тебе ж на это года не  хватит.  Взял  бы
опять адаптированное издание.
     - Ему хочется услышать всю книгу целиком. Так он сказал.
     - A-a.  -  Секунду  она  точно  бы  оценивала  сына  взглядом,  потом
привлекла к себе. Тодд смутился - мать редко выказывала свои чувства. - Ты
ангел! Почти все свободное время читаешь ему вслух. Нам с папой кажется...
да такого просто не бывает!
     Тодд скромно потупился.
     - И ведь никому ни слова. Прячешь, можно сказать, свои таланты.
     - Да ну, этим только проговорись... совсем, скажут, завернутый. А  то
и с дерьмом смешают.
     - Фу,  какие  слова,  -  машинально  выговорила  она  сыну.  И  вдруг
спросила: - Как ты думаешь, не пригласить ли нам мистера Денкера поужинать
с нами?
     - Может быть, - туманно ответил Тодд. - Слушай, мне пора рвать когти.
     - Поняла. Ужин в половине седьмого. Не забудь.
     - Ладно.
     - Папа у нас сегодня опять допоздна на работе,  так  что  мы  ужинаем
вдвоем, возражений нет?
     - Я в восторге, лапка.
     Она провожала его влюбленной улыбкой. Надеюсь, думала  она,  в  "Томе
Джонсе" нет ничего такого, о чем не следовало бы  знать  тринадцатилетнему
подростку. Вряд ли, если учесть, в каком обществе мы живем.  За  доллар  и
двадцать пять центов ты можешь купить "Пентхаус" в любой книжной лавке,  а
какому-нибудь расторопному мальцу и денег  не  надо  -  схватил  журнал  с
полки, только его и видели. Так что вряд ли книга, написанная  двести  лет
назад, может дурно повлиять на Тодда... а старому  человеку  какое-никакое
удовольствие. И потом, как любит говорить Ричард, для подростка весь мир -
огромная  лаборатория.  Пусть  понемногу  разбирается,  что  к  чему.  При
здоровой семье и любящих родителях, если он и узнает  о  теневых  сторонах
жизни, - это только закалит его.
     А уж такому, как наш Тодд, ничего  не  страшно.  Так  думала  Моника,
прослеживая взглядом удаляющийся велосипед. Хорошо мы воспитали  мальчика,
мысленно отметила она и стала  делать  себе  сандвич.  Хорошо,  ничего  не
скажешь.

     Октябрь 1974

     Дюссандер похудел. Они сидели в кухне,  между  ними,  на  клеенке,  -
потрепанный том Филдинга. Тодд, не упускавший из виду ни одной мелочи,  не
пожалел  денег,  которые  ему  выдавали  на  карманные  расходы,  и  купил
"Комментарий  Клиффа"  с  кратким  изложением  содержания  романа  -  если
родители вдруг проявят интерес к "Тому Джонсу", Тодд сумеет  удовлетворить
их любопытство. Сейчас он приканчивал буше. Он купил два пирожных, себе  и
Дюссандеру, но тот к своему пока не притронулся. Изредка  тупо  поглядывал
на него и знай отхлебывал виски.
     - И как все это переправлялось в Патэн? - спросил Тодд.
     - По железной дороге. На  вагонах  писали  "Медикаменты".  Содержимое
укладывалось в  длинные  ящики  наподобие  гробов.  В  этом  что-то  было.
Заключенные выгружали ящики и составляли их в лазарете.  Потом  наши  люди
переносили ящики в  складское  помещение.  Они  делали  это  ночью.  Склад
находился непосредственно за душевыми.
     - И это всегда был "Циклон-Б"?
     - Нет. Иногда присылали... экспериментальный газ. Высшее командование
постоянно требовало повышать эффективность. Однажды нам  прислали  новинку
под кодовым названием "Пегас". Нервно-паралитического действия.  От  него,
слава богу, вскоре отказались. Уж очень... - Заметив, как мальчик  подался
вперед, как загорелись у него глаза, Дюссандер осекся, а затем с  деланным
равнодушием махнул рукой с зажатым в ней пустым стаканчиком. - Он себя,  в
общем, не оправдал.
     Но Тодда не так-то просто было обвести вокруг пальца.
     - Пожалуйста, поподробнее.
     - Не могу. - Дюссандера даже передернуло. Сколько же он не  вспоминал
о "Пегасе"? Десять? Двадцать? - Про это не буду! Я отказываюсь!
     - Я сказал: поподробнее. - Тодд облизал с пальцев  шоколад.  -  Иначе
сами знаете, что будет.
     ДА, подумал Дюссандер, ЗНАЮ. ЕЩЕ БЫ МНЕ НЕ ЗНАТЬ, МАЛЕНЬКИЙ ГАДЕНЫШ.
     - Серьезное мероприятие превратилось в канкан, - с трудом выдавил  он
из себя.
     - Канкан?
     - Это были какие-то немыслимые па... Многие при этом хохотали...
     - Мрак, - сказал Тодд и показал на буше  Дюссандера.  -  Вы  что,  не
будете?
     Дюссандер не ответил. Взгляд его застилала дымка воспоминаний. Сейчас
он был  далек  и  недоступен,  как  обратная  сторона  Луны.  Все  чувства
смешались - отвращение и... и... неужели, ностальгия?
     - Казалось, этому не будет конца. И тогда я приказал  открыть  огонь.
Узнай об этом начальство, мне бы не поздоровилось.  Фюрер  тогда  объявил,
что каждый патрон - наше национальное достояние. Но  этот  хохот...  я  не
мог, не мог я больше...
     - Еще бы, - согласился Тодд, приканчивая  второе  пирожное.  "Остатки
сладки", как  любила  повторять  мама.  -  История  что  надо.  Вообще  вы
рассказываете что надо, мистер Дюссандер. Вас только расшевели.
     Тодд поощрительно улыбнулся. И Дюссандер - да-да!  -  Дюссандер,  сам
того не желая, улыбнулся в ответ.

     Ноябрь 1974

     Дик  Боуден,  отец  Тодда,  человек  прямой  и   недалекий,   отдавал
предпочтение консервативному  стилю  одежды.  Дома  он  надевал  очки  без
оправы, имевшие обыкновение съезжать ему на нос, что делало его похожим на
директора школы. В настоящий момент сходство довершал табель с оценками за
первую четверть, этим листком он грозно постукивал по столу.
     - Одна четверка, четыре тройки и одна двойка.  Двойка!  Это  же  черт
знает что, Тодд, мама  старается  не  подавать  виду,  но  она  совершенно
подавлена.
     Тодд стоял потупившись. Когда отец чертыхается, тут уже не до улыбок.
     - У тебя никогда не было таких отметок. Двойка по  алгебре!  Как  это
прикажешь понимать?
     - Сам не знаю, папа. - Тодд упорно разглядывал свои кеды.
     - Мы с мамой считаем,  что  ты  проводишь  слишком  много  времени  у
мистера Денкера. А учеба побоку. Придется сократить  ваши  свидания...  во
всяком случае, пока не подтянешься.
     Тодд резко поднял голову, и  на  мгновение  Боуден-старший  увидел  в
глазах  сына  холодную  ярость.  В  следующую  секунду  взгляд   уже   был
нормальный, открытый, ну  разве  что  чуть-чуть  несчастный.  Не  иначе  -
показалось. Чтобы Тодд разозлился на отца - такого  не  бывало.  Они  ведь
друзья. Никаких секретов друг от друга. Что Дик  Боуден  изредка  изменяет
жене со своей секретаршей - это не в счет,  не  рассказывать  же  о  таких
вещах, в самом деле, подростку сыну... тем более что это ни в коей мере не
отражается на семье. Да,  его  отношения  с  сыном  были,  можно  сказать,
образцовыми, еще бы не образцовыми, когда окружающий мир словно с  катушек
сорвался - старшеклассники балуются героином, а ровесники Тодда попадают в
вендиспансер.
     - Не надо, пап. Зачем  наказывать  мистера  Денкера,  когда  во  всем
виноват я. Он же без меня совсем пропадет.  А  я  подтянусь,  правда.  Эта
алгебра... я просто сразу не  врубился.  А  потом  мы  с  Беном  Тримейном
позанимались, и я начал соображать. Честное слово.
     Дик Боуден понемногу смягчался. На Тодда нельзя было долго сердиться.
И  его  слова,  что  нельзя  наказывать  старика...  с  этим   трудно   не
согласиться. Бедняга так ждет его всегда.
     - Ты, кстати, не представляешь себе, как наш математик  разбушевался.
Он многим поставил пары. И даже три или четыре кола.
     Боуден в задумчивости кивал головой.
     - А к мистеру Денкеру я по средам, перед алгеброй, ходить не буду.  -
Отцовский взгляд словно бы подсказывал Тодду правильный ход мыслей. - Буду
заниматься как бобик, вот увидишь.
     - Тебе он так нравится, этот мистер Денкер?
     - А что, он молодчина, - ответил Тодд вполне искренне.
     - Ну хорошо. Будь по-твоему. Но чтобы к январю  все  вошло  в  колею,
ясно? Я думаю о твоем будущем, а о нем,  между  прочим,  надо  думать  уже
сейчас. Уж я-то знаю.
     Так же часто, как мать повторяла: "Остатки сладки", отец говорил: "Уж
я-то знаю".
     - Я понял, - серьезно, по-мужски произнес Тодд.
     - Тогда за дело. - Дик Боуден хлопнул сына по плечу. - Полный вперед!
     - Есть! - отозвался Тодд и изобразил на лице ослепительную улыбку.
     Дик Боуден провожал глазами сына не без чувства гордости. Что там  ни
говори, а таких, как Тодд, еще поискать. И с чего это я взял,  что  он  на
меня разозлился, подумал Боуден-старший. Мне ли не знать своего сына. Да я
читаю его мысли, как свои собственные. У нас с ним полный контакт.
     Исполнив отцовский долг, Дик Боуден развернул чертежи и, посвистывая,
погрузился в работу.

     Декабрь 1974

     Тодд держал левую руку за спиной. Когда дверь открылась, он  протянул
Дюссандеру большой сверток.
     - Веселого Рождества!
     Дюссандер поморщился от его  крика  и  сверток  принял  без  видимого
удовольствия. Он осторожно держал его на весу, точно боясь, что вот сейчас
пакет взорвется. На улице шел дождь, и Тодду пришлось спрятать подарок под
плащ. Зря, что  ли,  он  заворачивал  его  в  яркую  оберточную  бумагу  и
перевязывал цветной лентой.
     - Что это? - без особого интереса  спросил  Дюссандер  по  дороге  на
кухню.
     - Откройте и увидите.
     Тодд достал из кармана банку тонизирующего и поставил на стол.
     - Но сначала опустите жалюзи, - добавил он заговорщицким тоном.
     Дюссандер сразу заподозрил неладное.
     - Жалюзи? Это еще зачем?
     - Мало ли... вдруг кто следит за вами, - улыбнулся Тодд. -  Разве  за
столько лет это не вошло у вас в привычку?
     Дюссандер опустил жалюзи. Затем  налил  себе  виски.  Затем  развязал
ленту. Подарок был завернут так, как может завернуть только  мальчишка,  у
которого в уме вещи поважнее - посмотреть футбол  или  погонять  во  дворе
шайбу. Бумага тут и там порвана, все  сикось-накось,  скотч  налеплен  где
попало. Вот что выходит, когда за женское дело берутся  нетерпеливые  руки
подростка. Но Дюссандер, к  собственному  своему  удивлению,  был  все  же
тронут. Позже, когда прошел первый шок от увиденного, он подумал: "А  ведь
я мог бы и догадаться".
     Это была форма. Черная эсэсовская форма. Вместе с сапогами.
     Дюссандер  растерянно  переводил  взгляд  с  содержимого  на  броскую
наклейку: "ПИТЕР". МАГАЗИН МОДНОЙ ОДЕЖДЫ, С 1951 ГОДА К ВАШИМ УСЛУГАМ!
     - Нет, - глухо произнес он. - Не надену. Это, знаешь,  уже  чересчур.
Умру, а не надену.
     - Вам напомнить, что они сделали с Эйхманом? - с  металлом  в  голосе
спросил Тодд. - Старым человеком, далеким от политики.  Так,  кажется,  вы
говорили? Кстати, я всю осень откладывал деньги на это  дело.  Восемьдесят
долларов, между прочим, вместе с  сапогами.  Если  не  ошибаюсь,  в  сорок
четвертом вы все это носили. И с удовольствием.
     -  Ну,  гаденыш!  -  Дюссандер  замахнулся  кулаком.  Тодд  стоял  не
шелохнувшись, глаза блестели.
     - А ну, - сказал он, - попробуйте ударьте. Только пальцем троньте.
     Дюссандер опустил кулак. Губы у него подергивались.
     - Исчадие ада, - пробормотал он.
     - Надевайте, - сказал Тодд.
     Дюссандер взялся за пояс халата... и остановился. Он смотрел на Тодда
рабски, с мольбой.
     - Ну пожалуйста. В мои годы. Мне трудно.
     Тодд покачал головой - медленно, но  твердо.  В  глазах  все  тот  же
блеск. Ему нравилось, когда Дюссандер молил о пощаде. Вот так же, наверно,
когда-то молили о пощаде его самого. В Патэне.
     Халат Дюссандера упал на пол, он стоял перед ним  в  одних  трусах  и
тапочках. Впалая грудь, небольшой животик.  Костлявые  стариковские  руки.
Ничего, подумал Тодд, в форме все будет иначе.
     Дюссандер начал облачаться.
     Через десять минут он был одет. Хотя плечи висели  и  фуражка  сидела
кривовато, но зато эмблема - мертвая голова -  безусловно  смотрелась.  Во
всем облике Дюссандера появилось этакое мрачное достоинство... по  крайней
мере в глазах мальчика. Впервые он выглядел так, как, по мнению  Тодда  он
должен был выглядеть. Да, постаревший. Да, потрепанный жизнью. Но снова  в
форме. Не старпер, коротающий свой век перед "ящиком", обросшим  пылью,  с
допотопными рожками, обмотанными фольгой, - нет, настоящий Курт Дюссандер.
Упырь из Патэна.
     Сам Дюссандер испытывал отвращение и  чувство  неловкости...  и  еще,
пожалуй, не сразу осознанное облегчение. Он презирал себя за эту слабость,
которая только подтверждала, что мальчик сумел прибрать его  к  рукам.  Он
был пленником Тодда, и с каждым  разом,  когда  он  смирялся  с  очередным
унижением, с каждым разом, когда  он  испытывал  это  чувство  облегчения,
мальчишка забирал над ним все большую власть. Но  факт  оставался  фактом:
его чуть-чуть отпустило. Подумаешь: сукно, пуговицы, кнопки... и жалкая, к
тому же, имитация. Брюки почему-то на молнии, а не  на  пуговицах.  Не  те
знаки различия, покрой скверный, сапоги из дешевого кожзаменителя. Словом,
театр. Как говорится, с него не убудет. Тем более что...
     - Поправьте фуражку! - громко сказал Тодд.
     Дюссандер вздрогнул и вытаращился на него.
     - Поправьте фуражку, солдат!!
     Дюссандер поправил, бессознательным движением  повернув  козырек  под
этаким ухарским углом, как делали его обер-лейтенанты, - кстати, при  всех
своих погрешностях форма была оберлейтенантская.
     - Ноги вместе!
     Он лихо щелкнул каблуками - это  вышло  у  него  автоматически,  так,
словно десятилетия, прошедшие со времен войны, были им отброшены вместе  с
домашним халатом.
     - Achtung!
     Он встал по стойке "смирно", и  на  мгновение  Тодду  стало  страшно,
действительно  страшно.  Он  почувствовал   себя...   нет,   не   искусным
чернокнижником, а скорее неопытным учеником,  сумевшим  вдохнуть  жизнь  в
обыкновенную метлу, но не знающим, как теперь ее укротить.  Исчез  старик,
влачивший жалкое существование. Воскрес Курт Дюссандер.
     Но тут же секундный страх сменило ощущение собственного могущества.
     - Кругом!
     И словно не было принято  изрядной  дозы  виски,  и  словно  не  было
четырех месяцев унижений - Дюссандер четко выполнил команду.  Он  услышал,
как снова щелкнули каблуки. Прямо перед ним оказалась  грязная  засаленная
плита, но он не видел плиты, он видел пыльный плац военной  академии,  где
он осваивал солдатское ремесло.
     - Кругом!
     На этот раз он сплоховал, потеряв равновесие. В иные времена он бы  с
ходу получил поддых костяшкой стека... плюс десяток нарядов  вне  очереди.
Он мысленно улыбнулся. Мальчишка, видать, не знает всех  тонкостей.  Слава
богу.
     - А теперь... шагом марш! - Глаза у Тодда горели.
     Неожиданно Дюссандер весь как-то обмяк.
     - Не надо, - попросил он. - Ну пожа...
     - Марш! Я сказал - марш!
     Слово так и застряло у Дюссандера в горле. Он начал печатать  гусиный
шаг по  вытертому  линолеуму.  Ему  пришлось  сделать  поворот,  чтобы  не
налететь на стол, и еще один, чтобы не врезаться в стену. Его лицо, слегка
приподнятое, было бесстрастный. Руки сами делали отмашку. От его  тяжелого
шага в шкафчике над мойкой позванивал дешевый фарфор.
     Тодд вновь подумал об ожившей метле,  и  в  нем  шевельнулся  прежний
страх. Вдруг он  понял:  ему  бы  не  хотелось,  чтобы  Дюссандер  получал
удовольствие от этого спектакля, а хотелось совсем другого... может  быть,
кто знает, ему хотелось выставить Дюссандера в смешном виде  даже  больше,
чем  вернуть  старику  его  истинный  облик.  Но,  удивительное  дело,  ни
преклонный возраст, ни эта  нищенская  обстановка  ничуть  не  делали  его
смешным. Он сделался страшным.  И  то,  что  Тодд  до  сих  пор  видел  на
картинках, впервые приобрело вполне зримые  очертания,  это  уже  была  не
какая-нибудь там сценка в фильме ужасов, но самая что ни на есть будничная
реальность - ошеломительная, непостижимая, зловещая.  Ему  даже  почудился
одуряющий запах гниения.
     Его охватил ужас. "Стой!" - выкрикнул он.
     Дюссандер с бессмысленным, отсутствующим взглядом продолжал  печатать
шаг. Подбородок еще больше, почти с вызовом вздернулся,  дряблая  кожа  на
шее натянулась. Хрящеватый тонкий нос, казалось, сам по  себе  устремлялся
вперед.
     Тодда прошиб пот.
     - Halt! - закричал он вне себя.
     Дюссандер остановился  и  с  резким  щелчком  приставил  левую  ногу.
Какие-то мгновения лицо его оставалось бесстрастным, лицо робота,  но  вот
на нем изобразилось смущение, затем обреченность. Он сразу сник.
     Тодд с облегчением перевел дыхание. Он был зол на самого  себя.  КТО,
СПРАШИВАЕТСЯ, ЗДЕСЬ ГЛАВНЫЙ?! К нему уже возвращалась прежняя уверенность.
Я ЗДЕСЬ ГЛАВНЫЙ! ОН У МЕНЯ ПО СТРУНКЕ БУДЕТ ХОДИТЬ.
     Тодд улыбнулся.
     - Неплохо для начала.  Но  если  потренироваться,  у  вас  еще  лучше
получится.
     Дюссандер молчал, опустив голову и тяжело дыша.
     - Можете снять форму, - великодушно разрешил Тодд. В  эту  минуту  он
совсем не был уверен в том, что еще когда-нибудь попросит Дюссандера снова
надеть ее.

     Январь 1975

     Сразу после конца уроков Тодд выскользнул из школы, сел на  велосипед
и покатил в городской парк. Найдя пустую скамейку, он вытащил  из  кармана
табель с оценками за четверть. Он огляделся, нет  ли  поблизости  знакомых
лиц, но увидел лишь двух школьников возле пруда да еще каких-то  отвратных
типов, которые поочередно прикладывались к чему-то спрятанному и  бумажный
пакет. Алкаши чертовы, подумал он. Но не алкаши были главной причиной  его
раздражения. Он развернул листок.
     Английский - 3. История - 3. Природоведение - 2. Обществоведение - 4.
Французский - 1. Алгебра - 1.
     Он не верил своим глазам. Он был готов к  неутешительным  итогам,  но
чтобы такое...
     А МОЖЕТ, ОНО И К ЛУЧШЕМУ.  МОЖЕТ,  ТЫ  НАРОЧНО  ВСЕ  ЗАПУСТИЛ,  ЧТОБЫ
ПОСКОРЕЙ ПОКОНЧИТЬ С ЭТИМ. ПОКА НЕ СЛУЧИЛОСЬ НЕПОПРАВИМОЕ.
     Он прогнал эти мысли. Ничего не может случиться. Дюссандер у него вот
где. Не пикнет. Старик думает, что Тодд кому-то из своих друзей  отдал  на
сохранение письмо, только не знает, кому именно. Если  с  Тоддом,  не  дай
бог, что произойдет, письмо окажется в полиции. В  былые  времена  это  бы
Дюссандера, вполне возможно, не остановило, но сейчас он не то что  быстро
бегать, а и соображать быстро не способен.
     - Он у меня вот где! - прошипел Тодд и вдруг  со  всей  силы  саданул
себя по ляжке. Ну, псих... опять разговариваешь сам с собой.
     Все началось месяца полтора назад, и он никак не  мог  избавиться  от
этой дурацкой  манеры.  Уже  несколько  раз  на  него  поглядывали  как-то
странно. В том числе учителя. А этот сморчок Верни  Эверсон  так  прямо  и
ляпнул: "Ну, ты совсем ку-ку". Ох как руки  чесались  врезать  ему  промеж
глаз. Ссора, драка - нет, это никуда  не  годится.  Нельзя  такими  вещами
обращать на себя внимание. А уж разговаривать  вслух  -  это  вообще  хуже
некуда. Хуже...
     - Хуже бывают только сны, - пробормотал Тодд и на этот раз себя  даже
не одернул.
     В последнее время ему снились жуткие сны. Обычно он стоял  в  шеренге
изможденных людей, одетых, как и он, в полосатые пижамы. В  воздухе  пахло
паленым, где-то  поодаль  урчали  бульдозеры.  Мимо  шеренги  прохаживался
Дюссандер и  выборочно  показывал  на  кого-то  чем-то  длинным.  Этих  не
трогали. Остальных уводили. Кое-кто пытался сопротивляться, но большинство
едва  могли  передвигать  ноги.  Наконец  Дюссандер  останавливался  перед
Тоддом. Мучительно долго они смотрели  друг  другу  в  глаза,  после  чего
Дюссандер тыкал ему в грудь своим старым зонтиком.
     - А этого в лабораторию, - произносил он, обнажая фальшивые  зубы.  -
Уведите этого американского мальчика.
     Иногда Тодду снилось, что он одет в эсэсовскую форму. Сапоги начищены
до зеркального блеска. Тускло мерцает мертвая голова на фуражке.  И  стоит
он не где-нибудь, а в самом центре родного города, у всех на виду.  Кто-то
уже показывает на него пальцем. Кто-то начинает смеяться. У других его вид
вызывает шок, гнев, омерзение.  Вдруг,  скрипнув  шинами,  останавливается
допотопный автомобиль, и из него выглядывает двухсотлетний  старик,  почти
мумия, с пергаментным лицом - Дюссандер.
     - Я узнал тебя! - пронзительно  кричит  он.  Потом  обводит  взглядом
зевак и вновь обрушивается на Тодда: - Ты был начальником лагеря в Патэне!
Посмотрите на него! Упырь из  Патэна!  Это  его  назвал  Гиммлер  мастером
своего дела! Смерть убийце! Смерть!
     - Ерунда, - пробормотал Тодд, отгоняя нахлынувшие видения,  -  ерунда
все это, он у меня вот где.
     Он поймал на себе взгляды случайной парочки и с вызовом уставился  на
молодых людей, провоцируя их на какой-нибудь  выпад.  Те  отвернулись.  Им
показалось, что губы мальчика были растянуты в ухмылке.
     Тодд быстро сунул листок в карман и помчал  на  велосипеде  в  аптеку
неподалеку. В аптеке он  купил  жидкость  для  выведения  чернил  и  синюю
авторучку. Вернувшись в парк (той парочки уже не было, но  алкаши  торчали
на прежнем месте), Тодд исправил отметки: английский - на 4, историю США -
на 5, природоведение - на 4, французский - на 3 и алгебру - на  4.  Оценку
по обществоведению  он  тоже  стер  и  проставил  заново,  чтобы  уж,  как
говорится, по всей форме.
     ДА УЖ, НАСЧЕТ ФОРМЫ ОН СПЕЦИАЛИСТ.
     - Ничего, - успокаивал он себя. - Главное, предки не узнают. Они  еще
долго не узнают.

     В третьем часу ночи, парализованный страхом, Курт Дюссандер проснулся
от собственного стона, ловя ртом воздух.  Грудь  точно  придавило  тяжелым
камнем - а что если это инфаркт? Нашаривая в темноте кнопку,  он  чуть  не
сковырнул ночник.
     Успокойся, сказал он  себе,  видишь,  это  твоя  спальня,  твой  дом,
Санто-Донато, Калифорния, Америка. Видишь, те же коричневые шторы на окне,
те же книги из лавки на Сорен-стрит,  на  полу  серый  коврик,  на  стенах
голубые  обои.  Никакого  инфаркта.  Никаких  джунглей.  Никто   тебя   не
высматривает.
     Но ужас словно прилип  к  телу  омерзительной  влажной  простыней,  и
сердце колотилось как бешеное. Опять этот сон. Он знал - рано  или  поздно
сон повторится. Проклятый мальчишка. Письмо, которым он прикрывается, это,
конечно,  блеф,  и  весьма  неудачный...  позаимствовал  из  какого-нибудь
телевизионного детектива. Найдется  ли  на  свете  мальчишка,  который  не
распечатает конверт с доверенной ему тайной? Нет  таких.  ПОЧТИ  нет.  Эх,
знать бы наверняка...
     Он осторожно сжал и разжал скрюченные артритом пальцы.
     Вытащив из пачки  сигарету,  он  чиркнул  спичкой  о  ножку  кровати.
Настенные часы показывали два  часа  сорок  одну  минуту.  Про  сон  можно
забыть. Он глубоко затянулся и тут же закашлялся дымом. Да  уж  какой  там
сон, сойти, что ли,  вниз  и  пропустить  один-два  стаканчика.  Или  три.
Последние полтора месяца он явно перебирал. Разве так он держал выпивку  в
тридцать девятом, в Берлине, когда оказывался в увольнении,  а  в  воздухе
пахло лебедой, и со всех сторон звучал голос фюрера, и, казалось, отовсюду
на тебя был устремлен этот дьявольский, повелевающий взгляд...
     МАЛЬЧИШКА... ПРОКЛЯТЫЙ МАЛЬЧИШКА!
     - Это все... - начал он и вздрогнул от звуков собственного  голоса  в
пустой комнате. Вот так же вслух он  разговаривал  в  последние  недели  в
Патэне, когда мир рушился на глазах и на Востоке с каждым днем, а потом  и
с каждым часом все нарастал русский гром. В  те  дни  разговаривать  вслух
было делом естественным. В результате стресса люди и не такое вытворяют...
     - Это все результат стресса, - произнес он  вслух.  Он  произнес  это
по-немецки. Он не говорил по-немецки много-много лет, и сейчас родной язык
согрел его и размягчил. Так успокаивает колыбельная в нежных сумерках.
     - Да, стресса, - повторил он. - Из-за мальчишки. Но давай  начистоту.
Не врать же самому себе в три часа  ночи.  Разве  тебе  так  уж  неприятно
вспоминать прошлое? Вначале ты боялся, что мальчишка просто не  может  или
не сможет сохранить это в тайне. Проговорится своему дружку, тот - своему,
и так далее. Но если он столько молчал,  будет  молчать  и  дальше.  А  то
заберут меня, и останется он без своей... живой истории. А кто я для него?
Живая история.
     Он умолк, но мысли продолжали вертеться. Одиночество... кто бы  знал,
как он погибал от одиночества.  Даже  подумывал  о  самоубийстве.  Сколько
можно быть затворником? Единственные голоса - по радио. Единственные  лица
- в забегаловке напротив. Он старый человек, и хотя он боялся умереть, еще
больше он боялся жить, жить в полном одиночестве.  У  него  было  плохо  с
глазами - то чашку перевернет,  то  обо  что-нибудь  ударится.  Он  жил  в
страхе, что, если случится что-то серьезное, он не доползет до телефона. А
если доползет и за ним приедут, какой-нибудь дотошный врач найдет изъяны в
фальшивой истории болезни мистера Денкера, и таким образом  докопаются  до
его настоящего прошлого.
     С появлением мальчишки все эти страхи как бы отступили.  При  нем  он
безбоязненно вспоминал былое, вспоминал до немыслимых подробностей. Имена,
эпизоды, даже какая была погода. Он вспомнил  рядового  Хенрайда,  который
залег со своим ручным пулеметом в северо-восточном  бастионе.  У  Хенрайда
был на лбу жировик, и многие звали  его  Циклопом.  Он  вспомнил  Кесселя,
носившего при себе  карточку  своей  девушки.  Она  сфотографировалась  на
тахте, голая, с закинутыми  за  голову  руками,  и  Кессель,  небесплатно,
разрешал  сослуживцам  ее  рассматривать.  Он   вспомнил   имена   врачей,
проводивших эксперименты... Имена, имена...
     Обо всем этом он рассказывал, вероятно, так, как рассказывают  старые
люди,  с  той  только  разницей,  что  стариков  обычно  слушают  вполуха,
неохотно, а то и с откровенным раздражением, его же  готовы  были  слушать
часами.
     Так неужели это не стоит нескольких ночных кошмаров?
     Он раздавил сигарету, с минуту полежал,  глядя  в  потолок,  а  затем
свесил ноги с кровати. Хороша парочка, подумал он, ничего не скажешь... то
ли подкармливаем друг друга, то ли пьем друг  у  друга  кровь.  Если  ему,
Дюссандеру, по ночам бывает несладко, каково, интересно, мальчику?  Ему-то
как, спится? Вряд ли. За последнее время он явно похудел и осунулся.
     Дюссандер подошел к стенному шкафу,  сдвинул  все  вешалки  вправо  и
вытащил откуда-то из глубины свой "театральный костюм". Форма повисла, как
подбитая  черная  птица.  Он  коснулся  ее  свободной  рукой.  Коснулся...
погладил.
     Прошло немало времени, прежде чем он снял ее с вешалки.  Он  одевался
медленно, не глядя на себя в зеркало, пока не застегнулся на все  пуговицы
(опять эта дурацкая молния на брюках) и не защелкнул ременную пряжку.
     Только после этого он оглядел всего себя  в  зеркале  и  одобрительно
кивнул.
     Он снова лег и  выкурил  сигарету.  Вдруг  его  потянуло  в  сон.  Он
выключил ночник. Неужели все так просто? Он не  мог  поверить,  однако  не
прошло и пяти минут, как он спал, и в этот раз ему ничего не снилось.

     Февраль 1975

     После обеда Дик Боуден угощал коньяком -  отвратительным,  на  взгляд
Дюссандера. Разумеется, он не только не подал  виду,  но  и  всячески  его
расхваливал. Мальчику поставили шоколадный напиток. За  обедом  Тодд  двух
слов не сказал. Может быть, волновался? Похоже, что так.
     Дюссандер  сразу  очаровал  Боуденов.  Тодд,  чтобы  раз  и  навсегда
узаконить ежедневные "читки", внушил  родителям,  что  у  мистера  Денкера
очень слабое зрение, значительно слабее, чем это было на самом деле  (тоже
мне, добровольная собака-поводырь, усмехнулся про себя старик),  Дюссандер
старался все время об этом помнить и, кажется, ни разу не сплоховал.
     Он надел свой лучший  костюм.  Было  сыро,  но  артрит  вел  себя  на
редкость миролюбиво - так, легкая  боль.  По  непонятной  причине  мальчик
просил его не брать зонтик, но он настоял на своем. В общем, вечер удался.
Даже плохой коньяк не мог его испортить. Что там ни  говори,  а  Дюссандер
лет десять не выбирался в гости.
     За  обедом  он  говорил  о   немецких   писателях,   о   послевоенном
восстановлении Германии, о своей  работе  на  заводе  "Эссен  Мотор".  Дик
Боуден задал ему несколько толковых вопросов и как будто  остался  доволен
услышанным. Моника Боуден  выразила  удивление  тем,  что  он  так  поздно
решился переехать в Америку, и  Дюссандер,  близоруко  щурясь,  поведал  о
смерти своей жены. Моника была само сочувствие.
     И вот, они попивали отвратительный коньяк,  когда  Дик  Боуден  вдруг
сказал:
     - Может быть, я вторгаюсь в личное, тогда, мистер Денкер, пожалуйста,
не отвечайте... но что, хотелось бы знать, вы делали во время войны?
     Мальчик напрягся - впрочем, едва заметно.
     Дюссандер улыбнулся и начал  нашаривать  на  столе  сигареты.  Он  их
отлично видел, но важно было сыграть без единой ошибки. Моника подала  ему
пачку.
     - Спасибо, дорогая. Вы замечательная хозяйка. Моя покойная жена и  та
могла бы вам позавидовать.
     Польщенная Моника рассыпалась в благодарностях. Тодд  глядел  на  нее
волчонком.
     - Нет, не вторгаетесь,  -  обратился  Дюссандер  к  Боудену-старшему,
закуривая. - С сорок третьего я, по возрасту, находился в резерве. В конце
войны стали появляться надписи на стенах... кто-то высказывался по  поводу
Третьего рейха  и  его  сумасшедших  создателей.  В  частности,  одного  -
главного - сумасшедшего. - Спичка догорела.  Лицо  Дюссандера  было  почти
торжественным. - Многие испытали облегчение, видя, как  все  оборачивается
против Гитлера. Огромное облегчение. - Тут  он  обезоруживающе  улыбнулся.
Следующую фразу он адресовал непосредственно Дику Боудену  -  как  мужчина
мужчине. - Хотя никто, сами понимаете, не афишировал своих чувств.
     - Ну еще бы, - со знанием дела сказал Боуден-старший.
     - Да, не афишировал, - печально повторил Дюссандер. -  Помню,  как-то
мы своей компанией, четверо или пятеро близких друзей,  сидели  в  кабачке
после работы. Тогда уже случались перебои со шнапсом и даже  пивом,  но  в
тот вечер было и то и другое. Наша дружба прошла испытание временем. И все
же когда Ганс Хасслер заметил вскользь,  что  фюрера,  вероятно,  ввели  в
заблуждение, посоветовав ему открыть русский  фронт,  я  сказал:  "Побойся
Бога, что ты говоришь!" Бедный Ганс побледнел и быстро сменил тему.  Через
три дня он исчез. Больше я его не видел, и остальные, по-моему, тоже.
     - Какой ужас! - прошептала Моника. - Еще коньячку, мистер Денкер?
     - Нет, нет, спасибо, - улыбнулся  тот.  -  Хорошего  понемножку,  как
говаривала моя теща.
     Тодд нахмурился.
     - Вы думаете, его отправили в лагерь? - подал голос Боуденстарший.  -
Вашего... Хесслера?
     - Хасслера, - деликатно поправил Дюссандер.  И  помрачнел.  -  Многих
постигла эта участь. Лагеря... позорная страница Германии, за которую  наш
народ будет казниться тысячу лет. Вот оно, духовное наследие,  оставленное
Гитлером.
     - Ну, это уже вы чересчур, - заметил Дик Боуден, закуривая  трубку  и
выпуская ароматное облачко. - Насколько мне известно,  большинство  немцев
даже не подозревало о том, что  происходит.  В  Аушвице,  считали  местные
жители, работает колбасный завод.
     - Фу, какая мерзость. - Взгляд Моники, обращенный  к  мужу,  призывал
его закрыть тему. - Вы любите запах табака? - улыбнулась она  гостю.  -  Я
обожаю этот запах!
     - Я  тоже...  -  поспешил  согласиться  тот,  подавляя  непреодолимое
желание чихнуть.
     Тут Боуден-старший перегнулся через стол и  хлопнул  сына  по  плечу.
Тодд подскочил.
     - Ты у нас сегодня тихий какой-то. Не заболел, а?
     Тодд странно улыбнулся, одновременно и отцу и гостю.
     - Да нет, пап. Просто я слышал про все это.
     - Слышал?! - изумилась Моника. - Тодд, что ты...
     - Мальчик сказал правду, - вступился за  него  Дюссандер.  -  В  этом
возрасте они могут себе позволить говорить правду. Нам, взрослым, это  уже
бывает не под силу, не правда ли, мистер Боуден?
     Дик засмеялся, кивая в знак согласия.
     - А что если я предложу Тодду прогуляться со мной до дома? -  спросил
Дюссандер. - Хотя ему, конечно, пора садиться за уроки.
     - Тодд очень  способный  ученик,  -  словно  по  инерции  похвалилась
Моника, озадаченно глядя на сына. - Одни пятерки и четверки.  В  последней
четверти он, правда, схватил тройку по французскому, но к  марту,  сказал,
все будет тип-топ. Да, Тодд с мыса Код?
     Ответом ей была все та же странная улыбка и легкий кивок.
     -  Зачем  идти  пешком,  -  возразил  Дик  Боуден.  -  Буду  рад  вас
подбросить.
     - Спасибо, но я предпочитаю пешие прогулки. Так как же?..  Нет,  если
не хочется...
     - Ну что вы, - Тодд поднялся, - я с удовольствием.
     Отец и мать дружно наградили его поощрительной улыбкой.
     Почти всю  дорогу  старик  и  мальчик  хранили  молчание.  Накрапывал
дождик, и Дюссандер держал  зонт  над  ними  обоими.  Поразительное  дело,
артрит по-прежнему не подавал голоса.
     - Ты вроде моего артрита, - нарушил молчание Дюссандер.
     - Чего? - задрал голову Тодд.
     - Оба помалкиваете. Что это сегодня с тобой, мой мальчик? Переел?
     - Ничего, - буркнул Тодд.
     Они свернули на улочку, где жил старик.
     - А что если я угадаю? -  Дюссандер  произнес  это  не  без  скрытого
злорадства. - Когда ты зашел за мной, ты со страхом думал о том, как бы  я
не допустил за обедом какой-нибудь оплошности... не  "раскололся"  -  так,
кажется, вы выражаетесь? Но отступать было поздно, все предлоги, почему  я
не могу к вам прийти, ты давно использовал. Теперь ты злишься, потому  что
вечер прошел гладко. Я угадал?
     - Не все ли равно, - огрызнулся Тодд.
     - А почему, собственно, он не должен был пройти гладко? - не отступал
Дюссандер. - Тебя на свете не было, когда я  играл  и  не  в  такие  игры.
Вообще, ты тоже молодец, умеешь хранить тайну. Что да,  то  да.  Но  и  ты
должен признать: сегодня я был хорош! Я просто очаровал  твоих  родителей.
Очаровал!
     И вдруг Тодда словно прорвало:
     - Никто вас не просил!
     Дюссандер остановился.
     - Не просил? Вот как?  А  я  думал,  ты  в  этом  заинтересован,  мой
мальчик. Вряд ли они теперь будут возражать против того, чтобы ты приходил
ко мне "почитать".
     - Разбежались! - в запальчивости выкрикнул Тодд. - Может, мне от  вас
ничего больше не нужно! Никто меня, между прочим, не заставляет торчать  в
вашей конуре и смотреть, как вы поддаете не хуже, чем алкаши  на  вокзале.
Никто,  понятно!  -  В  его  голосе,  пронзительном,   дрожащем,   звучали
истерические нотки. - Хочу - прихожу, не захочу - не приду.
     - Не кричи. Мы не одни.
     -  А  мне  плевать!  -  с  вызовом  бросил  Тодд  и  зашагал  дальше,
демонстративно избегая зонта.
     - Ты прав, никто тебя не заставляет. - Дюссандер  помедлил,  а  затем
рискнул пустить пробный шар: - Не хочешь - не приходи. Я ведь могу пить  и
в одиночестве, мой мальчик. Могу, представь себе.
     Тодд злобно посмотрел на него.
     - Знаю, к чему вы клоните.
     Дюссандер изобразил на лице улыбку.
     - Все, разумеется, будет зависеть от тебя.
     Они остановились перед цементной дорожкой, что вела к  дому  старика.
Дюссандер нашаривал в кармане ключ.  Артрит  напомнил  о  себе  мгновенной
вспышкой в суставах и  тут  же  затаился  в  ожидании.  Дюссандер  начинал
догадываться, чего он ждет: он ждет, когда я останусь один, вот тут-то  он
и развернется.
     - Между прочим... - начал Тодд, словно задыхаясь, - если  б  мои  про
вас узнали... если бы я им только рассказал, они бы плюнули вам в  лицо...
они бы вам так накостыляли...
     Дюссандер в упор разглядывал мальчишку. Тодд - бледный,  осунувшийся,
с воспаленными от бессонницы глазами - выдержал его взгляд.
     - Ну что ж, я бы скорее всего вызвал у них  отвращение,  -  промолвил
Дюссандер, хотя у него было такое чувство,  что  Боуденстарший  сумел  бы,
вероятно, на какое-то время подавить в себе  отвращение,  хотя  бы  затем,
чтобы задать ему  несколько  вопросов...  вроде  тех,  которые  ему  задал
Боуден-младший. - Да, отвращение. Но любопытно, какие  чувства  вызовет  у
них сообщение, что их сын, все эти восемь месяцев зная,  кто  я  есть,  не
сказал никому ни слова?
     Тодд молчал.
     - Короче, захочешь - приходи, - равнодушно сказал Дюссандер, - а  нет
- сиди себе дома. Спокойной ночи, мой мальчик.
     Он повернулся и пошел к дому. Тодд, потерявший  дар  речи  стоял  под
моросящим дождем и тупо смотрел ему вслед.

     Март 1975

     В тот  день  мальчик  пришел  раньше  обычного,  гораздо  раньше  чем
заканчивались занятия в школе. Дюссандер в кухне пи свое виски из щербатой
пивной кружки, на ободке которой было написано: "Кофейку не  желаете?"  Он
перенес кресло-качалку на кухню, и теперь он пил и качался, качался и пил,
отбивая такт шлепанцами по линолеуму. Он уже,  что  называется,  "плавал".
Ночные  кошмары  давно  его  не  мучили.  Но  сегодня  приснилось   что-то
чудовищное. Такого еще не было. Он успел вскарабкаться до середины  холма,
когда они настигли его и поволокли вниз. Чего только с ним не проделывали!
Он  проснулся  -  точно  по  нему  прошлась  молотилка.  Но  на  этот  раз
самообладание быстро к нему  вернулось:  он  знал  противоядие  от  ночных
кошмаров.
     Тодд ворвался в кухню - бледный, возбужденный, с перекошенным  лицом.
Дюссандер про себя отметил, как  заметно  мальчик  похудел.  Но,  главное,
глаза  у  него  словно  побелели  от  ненависти,  и  это  не   понравилось
Дюссандеру.
     - Сами заварили, теперь расхлебывайте! - с порога выкрикнул Тодд.
     - Что я заварил? - осторожно спросил старик, внезапно догадываясь,  в
чем дело. Однако он не подал виду, даже когда Тодд с  размаху  обрушил  на
стол учебники. Какая-то книжка, скользнув по клеенке, шлепнулась на пол.
     - Да, вы! - пронзительно крикнул Тодд. - А то кто же? Вы заварили эту
кашу! Вы! - Щеки у него пошли пятнами. - И расхлебывать это придется  вам,
или я вам устрою! Вы у меня тогда попляшете!
     - Я готов тебе помочь,  -  спокойно  промолвил  Дюссандер.  Он  вдруг
заметил, что скрестил руки на груди, в точности  как  когда-то,  его  лицо
выражало озабоченность и  дружеское  участие.  Ничего  больше.  -  А  что,
собственно, случилось?
     - Вот что! - Тодд швырнул в него распечатанный конверт - не такой  уж
легковесный прямоугольник плотной бумаги кольнул его в  грудь  и  упал  на
колени. Первым побуждением Дюссандера было  встать  и  залепить  мальчишке
пощечину, он даже сам поразился силе вспыхнувшего в нем гнева. В лице  он,
однако, не изменился... То был, наверно, школьный аттестат,  не  делавший,
надо думать, школе большой чести. Нет, это был не аттестат,  а  не  вполне
обычный табель с оценками, озаглавленный "Прогресс  в  учебной  четверти".
Дюссандер хмыкнул.  Из  развернутого  листка  выпала  бумажка  с  печатным
текстом. Дюссандер временно отложил ее и пробежал глазами оценки.
     - По-моему, ты увяз по самую макушку, - произнес он не  без  скрытого
злорадства. Лишь две оценки в табеле - по английскому языку и  по  истории
США - были удовлетворительные. Все остальные - двойки.
     - Это не я, - сквозь  зубы  процедил  Тодд.  -  Это  вы!  Вы  и  ваши
россказни! Они мне уже снятся. И учебник  открываю,  а  в  голове  -  они,
только оглянулся - пора спать. Так кто виноват? Я,  что  ли?  Я,  да?  Вы,
может, оглохли?
     - Я тебя хорошо слышу, - ответил Дюссандер и  начал  читать  бумажку,
выпавшую из табеля.

     "Уважаемые мистер и миссис Боуден!
     Настоящим  уведомляю  вас,  что  вы  приглашаетесь   для   обсуждения
успеваемости вашего сына во  второй  и  третьей  четверти.  Поскольку  еще
недавно Тодд учился хорошо, его нынешние отметки  наводят  на  мысль,  что
существует причина, отрицательно влияющая на его успеваемость. Откровенный
разговор мог бы устранить эту причину.
     Следует сказать, что, хотя Тодд закончил полугодие удовлетворительно,
его отметки за год по ряду предметов  могут  оказаться  ниже  существующих
требований. В этом случае придется  подумать  о  летней  школе,  чтобы  не
потерять год и тем самым не осложнить еще больше создавшуюся ситуацию.
     Следует  также  заметить,  что  Тодд  находится  в  числе   учеников,
рекомендованных для получения среднего образования,  однако  его  нынешняя
успеваемость никак не отвечает требованиям колледжа. Она также не отвечает
показателям, определяемым ежегодным тестированием.
     Готов  предварительно  согласовать  удобный  день  и  час  для  нашей
встречи. Ситуация такова, что чем раньше  это  произойдет,  тем  лучше.  С
уважением
                                                            Эдвард Фрэнч".

     До чего профессионально эти американцы умеют пудрить  мозги,  подумал
Дюссандер. Такое трогательное послание вместо одной фразы: ваш  сын  может
вылететь из школы) Он вложил бумажку вместе с табелем в  конверт  и  снова
скрестил руки на груди. Никогда еще предчувствие катастрофы не говорило  в
нем так остро, и, несмотря на это, он отказывался признать, что это конец.
Год назад, когда Тодд ворвался в его жизнь, он мог бы, наверное,  признать
это, год назад он был готов к катастрофе. Сейчас он не был к ней готов,  и
тем не менее проклятый мальчишка, судя по всему, устроит ему катастрофу.
     - Кто этот Эдвард Фрэнч? Ваш директор?
     - Кто, Калоша Эд? Какой он директор - классный наставник.
     Своим прозвищем Эдвард Фрэнч был обязан привычке надевать  в  слякоть
калоши. Еще он взял себе за правило появляться  в  школе  исключительно  в
кедах, а их в его  распоряжении  было  пять  пар,  от  небесно-голубых  до
ядовито-желтых.  Подобный  демократизм,  по  его  разумению,  должен   был
расположить в его пользу  добрую  сотню  учеников  двенадцати-четырнадцати
лет, которых он в поте лица своего наставлял на путь истинный.
     - Школьный наставник? Это чем же он занимается?
     - А то вы не поняли. - Тодд готов был сорваться в  любую  секунду.  -
Писульку-то  его  прочли!  -  Кружа  по  кухне,  он  метал  в   Дюссандера
уничтожающие взгляды. - Так  вот,  я  не  допущу  этой  лажи.  Не  допущу,
слышите! Ни в какую летнюю школу я не пойду.  Летом  родители  улетают  на
Гавайи, и они берут меня с собой. - Он вдруг показал пальцем  на  конверт,
лежавший на столе. - Знаете, что будет, если отец увидит его?
     Дюссандер покачал головой.
     - Он из меня все вытрясет. Все! Он поймет, что это все -  вы!  Больше
не на кого подумать. Он меня так обработает, что я  все  выложу  за  милую
душу. И тогда... тогда...  я  в  дерьме.  -  Он  уставился  на  Дюссандера
ненавидящим взором. - Они начнут следить за мной. Или, еще хуже, потащат к
врачу. А что, запросто! Но я не собираюсь сидеть в  дерьме!  И  фиг  я  им
пойду в эту долбаную летнюю школу!
     - Если не в колонию, - сказал Дюссандер. Он сказал это вполголоса.
     Тодд остановился как вкопанный. Лицо окаменело. И без  того  бледный,
он стал просто белый. Казалось, он потерял дар речи.
     - Что?.. Что вы сказали?
     - Мой мальчик, - Дюссандер, похоже, сумел  вооружиться  терпением,  -
вот уже пять минут ты здесь рвешь и мечешь, а из-за чего? Из-за того,  что
ТЫ  попал  в  БЕДУ.  Тебя  могут  вывести  на  чистую  воду.  ТЕБЕ  грозят
неприятности. - Видя, с  каким  вниманием  -  наконец-то  -  его  слушают,
Дюссандер, собираясь с мыслями, сделал несколько  глотков.  -  Это  крайне
опасный подход, мой мальчик. И для тебя, и для меня. Ты  бы  подумал,  чем
это  грозит  МНЕ.  Сколько  переживаний  из-за  какого-то  табеля.   Целая
трагедия. Вот что такое твой табель. - Одним движением желтоватого  пальца
он сбросил конверт на пол. - А для меня это вопрос жизни.
     Тодд молчал. Уставился на Дюссандера своими побелевшими полубезумными
зрачками и молчал.
     - Израильтян не смутит тот факт, что мне семьдесят шесть лет. У  них,
как ты знаешь, смертная казнь пока не вышла из моды, особенно охотно о ней
вспоминают, когда речь заходит о бывшем нацисте в концлагере.
     - Вы американский подданный,  -  возразил  Тодд.  -  Америка  вас  не
выдаст. Я сам читал, что если...
     - Читал! Ты бы лучше внимательно слушал. Я  не  являюсь  американским
подданным. Мои документы оформляла "Коза Ностра". Я буду  депортирован,  и
где бы ни  приземлился  самолет,  у  трапа  меня  будут  поджидать  агенты
"Моссада".
     - Вот и пусть они вас повесят, - пробормотал Тодд, сжимая  кулаки.  -
Кретин, зачем я только с вами связался!
     - Справедливо, - усмехнулся Дюссандер. - Но ты связался, и  от  этого
никуда не уйти. Надо исходить из настоящего, мой мальчик, а не  из  всяких
там "если бы да кабы".  Пойми,  мы  повязаны  одной  веревочкой.  Если  ты
вздумаешь, как говорится, заложить меня, можешь не сомневаться,  я  заложу
тебя. Патан - это семьсот тысяч погибших. В глазах мирового  сообщества  я
преступник, чудовище... мясник, по  выражению  ваших  борзописцев.  А  ты,
дружок, мой пособник. Ты знал, кто я и по каким документам здесь  живу,  и
не донес на меня властям. Так что, если меня схватят, весь  мир  узнает  о
тебе. Когда репортеры начнут тыкать мне в лицо микрофоны, я буду  снова  и
снова повторять твое имя: "Тодд Боуден...  да,  вы  правильно  записали...
Давно ли? Почти год. Он выпытывал у меня все подробности... лишь  бы  была
чернуха... Да, это его выражение: "Была бы чернуха"..."
     Тодд, казалось, перестал дышать. Кожа сделалась прозрачной. Дюссандер
улыбнулся. Отхлебнул виски.
     - Скорее всего тебя ждет тюрьма. Возможно, это будет называться иначе
- исправительное учреждение  или  центр  по  коррекции  самосознания...  в
общем,  что-нибудь  обтекаемое,  вроде   твоего   "Прогресса   в   учебной
четверти"... - при этих словах рот у него скривился в усмешке, - но как бы
это место ни называлось, окна там будут в клеточку.
     Тодд облизнул губы.
     - Я скажу, что вы все врете. Что я только что узнал. Они поверят мне,
а не вам. Можете не сомневаться.
     Его возражения встречала все та же ироническая усмешка.
     - Кто-то, кажется, сказал, что отец из него все вытрясет.
     Тодд заговорил, медленно подбирая  слова,  как  бывает,  когда  мысли
формулируются на ходу.
     - Может, не вытрясет. Может, я сразу и не расколюсь. Это же  не  окно
разбить.
     Дюссандер внутренне содрогнулся. То-то и  оно:  с  учетом  того,  что
поставлено на карту, мальчишка-то, пожалуй, сумеет переубедить отца. Да  и
какой отец перед лицом такого кошмара не даст себя переубедить?
     - Ну, допустим. А книги, которые ты читал несчастному слепому мистеру
Денкеру? Глаза у меня, конечно, уже не те, но  в  очках  я  пока  разбираю
печатный текст. И легко докажу это.
     - Я скажу, что вы меня обманули!
     - Да? Зачем, если не секрет?
     - Чтобы... чтобы подружиться. У вас никого нет...
     Да, подумал Дюссандер, это весьма похоже на правду. Скажи он об  этом
в самом начале, глядишь, тем бы дело и кончилось. Но сейчас он рассыпается
на глазах. Сейчас  он  расползается  по  швам,  как  ношенное-переношенное
пальто. Если кто-то выстрелит на  улице  из  игрушечного  пистолета,  этот
смельчак заверещит, как девчонка.
     - Ты забыл про  табель,  -  сказал  Дюссандер.  -  Кто  поверит,  что
"Робинзон Крузо" так сильно повлиял на твою успеваемость?
     - Заткнитесь, слышите! Заткнитесь!
     - Нет, мой мальчик, - сказал Дюссандер, - не заткнусь. -  Он  чиркнул
спичкой о дверцу газовой духовки.  -  Не  заткнусь,  пока  ты  не  поймешь
простой вещи. Мы с тобой в одной связке - что  вверх  идти,  что  вниз.  -
Сквозь рассеивающийся сигаретный  дым  перед  Тоддом  раскачивалось  нечто
высохшее, морщинистое, жуткое, похожее на капюшон змеи. - Я потяну тебя за
собой. Я тебе это обещаю. Если хоть что-то выплывет наружу - выплывет все.
Все. Надеюсь, ты меня понял, мой мальчик?
     Тодд молчал, поглядывая на него исподлобья.
     - А теперь, -  начал  Дюссандер  с  видом  человека,  покончившего  с
неприятными формальностями, - теперь вопрос:  как  нам  поступить  в  этой
ситуации? Есть предложения?
     - С табелем проблем не будет. - Тодд вынул из  кармана  куртки  новый
флакон с  жидкостью  для  выведения  чернил.  -  А  как  быть  с  чертовой
писулькой, не знаю.
     Дюссандер с одобрением посмотрел на флакон. Самому ему в  свое  время
пришлось подделать  не  один  счет,  когда  в  разнарядках  по  ликвидации
неполноценных рас замелькали  цифры  из  области  фантастики...  чтобы  не
сказать, суперфантастики. Ну а если ближе к  нынешней  ситуации,  то  была
история с описями почтовых вложений... длинные  перечни  военных  трофеев.
Раз в неделю он проверял ценные посылки для отправки в Берлин -  их  тогда
увозили в специальных вагонах, напоминавших  огромные  сейфы  на  колесах.
Сбоку на посылке  приклеивался  конверт,  в  конверт  вкладывалась  опись.
Столько-то колец, ожерелий, колье, столько-то  граммов  золота.  Дюссандер
тоже собирал посылочку - ничего по-настоящему драгоценного, но и не совсем
уж пустячки. Яшма. Турмалины. Опалы. Почти безукоризненный жемчуг. Алмазы.
Ну а если в чьей-то описи  его  внимание  привлекала  особенно  любопытная
вещица, он подменял ее в посылке на свою и, сведя соответствующую надпись,
вписывал новую. В этом искусстве он достиг известного мастерства...  после
войны, кстати, оно ему не раз пригодилось.
     - Толково, - похвалил он Тодда. - Ну а записка эта...
     Дюссандер привел в движение кресло-качалку, не забывая прикладываться
к виски. Тодд, не говоря ни слова, поднял с пола конверт, сел к  столу  и,
разложив  табель,  принялся  за  работу.  Внешнее  спокойствие  Дюссандера
передалось  ему,  и  от  трудился  молча,  сосредоточенно   -   образцовый
американский  подросток,  всерьез  делающий  свое  дело,  будь  то  сеянье
пшеницы, введение мяча в игру во время  бейсбольного  матча  или  подделка
отметок в табеле.
     Дюссандеру сзади хорошо видна была его шея, тронутая легким  загаром.
Старик переводил взгляд с этой узкой полоски на верхний  ящичек  кухонного
стола, где лежали большие  ножи.  Один  резкий  удар  -  уж  он-то  бы  не
промахнулся, - и  перебит  позвоночник.  Попробуй  после  этого  поговори.
Дюссандер горько  улыбнулся.  Исчезновение  мальчишки  повлечет  за  собой
вопросы. Слишком много вопросов. И на  некоторые  придется  отвечать  ему,
Дюссандеру. Даже если компрометирующее письмо - миф, он не может позволить
себе роскошь свидания с государством.
     Жаль, конечно.
     - Скажи, этот Фрэнч, - Дюссандер постучал ногтем по  конверту,  -  он
сталкивался где-нибудь с твоими родителями?
     - Кто? Калоша Эд? - презрительно  переспросил  Тодд.  -  Да  кто  его
позовет туда, где бывают мои родители!
     - А в школе? Он их раньше не вызывал?
     - Вот еще. Раньше я был среди первых. Это сейчас...
     - Тогда что  он  о  них  может  знать?  -  Дюссандер  в  задумчивости
рассматривал почти пустую кружку. - О тебе-то он знает предостаточно. Весь
твой послужной список к его услугам. Начиная от  детских  баталий.  А  вот
какой, интересно, он располагает информацией о твоих предках?
     Тодд отложил ручку.
     - Ну, он знает их  имена  -  раз.  Сколько  им  лет.  Знает,  что  мы
методисты. Вообще, про это в анкете писать необязательно,  но  мои  всегда
пишут. Мы и в церковь-то почти не ходим, но он так и так в  курсе.  И  где
отец работает - тоже... в анкете есть графа. Каждый год анкету надо заново
заполнять. А больше там ничего и нет.
     - Если бы твои родители плохо ладили, как  думаешь,  он  бы  знал  об
этом?
     - То есть как это плохо ладили?
     Дюссандер выплеснул в кружку остаток виски.
     - Ругань. Ссоры. Отец спит на диване. Мать попивает. - Он оживился. -
Назревает развод.
     Тодд вскинулся:
     - У нас ничего такого нет! Даже близко!
     - Разумеется. Ну а если бы было? Если бы у вас  в  доме  стояла  пыль
столбом?
     Тодд, насупясь, ждал продолжения.
     - Ты бы наверняка переживал  за  родителей,  -  развивал  свою  мысль
Дюссандер. - Еще как переживал.  Потерял  бы  аппетит,  сон.  Об  учебе  и
говорить не приходится. Так ведь?  Нелады  в  семье  отражаются,  увы,  на
детях.
     В глазах Тодда забрезжило  понимание...  и  что-то  вроде  молчаливой
благодарности. Дюссандер это оценил.
     - Что может быть печальнее, чем когда рушится  семья,  -  патетически
произнес он, снова наполняя кружку. Он был  уже  хорош.  -  Сколько  таких
драм, сам знаешь, нам показали по телевизору. Язвят, огрызаются,  лгут.  А
сами страдают. Да, мой мальчик. Ты даже  не  представляешь,  в  каком  аду
живут твои папа и мама. Им  даже  некогда  поинтересоваться,  что  там  за
неприятности у их единственного сына. Да и что они значат в сравнении с их
неприятностями? Вот улягутся страсти, заживут рубцы  -  тогда  и  займутся
сыном. Ну а пока с этим Фрэнчем пускай объяснится дедушка.
     В продолжении монолога огонек в глазах Тодда разгорался все ярче.
     - А что, - бормотал он, - может сработать, да, может, может  срабо...
- и вдруг  оборвал  себя  на  полуслове,  и  глаза  вновь  потухли.  -  Не
сработает. Мы же ни капельки не похожи. Калошу не проведешь.
     - Himmel! Gott im Himmell[5] - Дюссандер рывком  вылез  из  кресла  и
прошествовал (не  совсем  твердо)  к  кладовке,  откуда  достал  непочатую
бутылку старого виски. Открутив колпачок, он широким движением  плеснул  в
кружку. - Я думал, ты смышленый  мальчик,  а  ты,  оказывается,  настоящий
Dummkopf[6]. Давно ли внуки стали похожи на своих  дедов?  У  меня  волосы
какие? Седые. А у тебя какие?..
     Он подошел к мальчику и с неожиданной резвостью схватит его за вихры.
     - Ладно вам! - огрызнулся Тодд, больше для виду.
     - А вот глаза у нас обоих - голубые, - продолжал Дюссандер, опускаясь
в кресло-качалку. - Ты мне  расскажешь  свою  семейную  хронику.  Тетушки,
дядюшки. С кем работает твой отец. Чем увлекается  мать.  Я  запомню.  Всю
информацию. Через два дня я благополучно все забуду... память стала совсем
дырявая... но на два дня меня хватит. -  Он  мрачно  усмехнулся.  -  Людей
Визенталя столько лет водил за нос,  самому  Гиммлеру  очки  втирал...  уж
как-нибудь одного наставника в начальных  классах  сумею  обмануть.  А  не
сумею - значит, зажился я на этом свете.
     - Очень может быть, - раздумчиво сказал Тодд, и по его глазам  старик
понял, что он уже с ним  внутренне  согласен.  Глаза  Дюссандера  радостно
заблестели.
     - Еще как будет!
     И, видимо,  представив  себе,  как  это  будет,  он  начал  хохотать,
раскачиваясь в кресле. Тодд несколько оторопел и даже испугался  в  первую
секунду, а затем тоже прыснул. Так они на пару и хохотали  -  Дюссандер  в
своем кресле-качалке возле открытого окна, через которое в кухню  врывался
теплый калифорнийский ветер, и Тодд,  поднявший  стул  на  дыбы,  так  что
спинка уперлась в  эмалированную  дверцу  духовки,  всю  в  угольно-черных
штрихах, ни дать ни взять абстракция вдохновенного курильщика.

     Когда дедушка Тодда Боудена переступил порог  кабинета  и  закрыл  за
собой дверь из зернистого стекла.  Калоша  Эд  предупредительно  поднялся,
однако не вышел из-за стола.  Он  помнил  про  свои  кеды.  Старички,  они
частенько  не  понимают,  что  это,  может  быть,  психологический  прием,
рассчитанный на трудных подростков... старички встречают тебя по одежке, а
до остального им и дела нет.
     Орел, орел, подумал Фрэнч, разглядывая гостя. Седые  волосы  зачесаны
назад. Костюм-тройка как из магазина.  Сизоватого  цвета  галстук  завязан
безукоризненно. Черный зонт в левой руке  (с  воскресенья  зарядил  мелкий
дождик) смотрится эдаким офицерским стеком. Пару лет  назад  Калоша  Эд  с
женой, большие поклонники Дороти Сэйерс, решили перечитать все, что  вышло
из-под ее пера. И вот сейчас он подумал: перед ним стоит живой лорд  Питер
Уимсей,  словно  сошедший  со  страниц  высокочтимой   писательницы.   Да,
семидесятипятилетний лорд Уимсей. Не забыть рассказать жене.
     - Мистер Боуден, - почтительно сказал он и протянул руку.
     - Очень рад, - сказал Боуден, в свою очередь протягивая руку.
     Эдвард Фрэнч не стал сжимать ее изо всех сил, как он  поступал,  имея
дело с отцами своих учеников. По тому, с  какой  опаской  старик  протянул
руку, было очевидно, что у него артрит.
     - Очень рад, мистер Фрэнч, - повторил Боуден и сел напротив, не забыв
поддернуть на коленях идеально  выглаженные  брюки.  Поставив  зонт  между
колен, он оперся на него подбородком и сразу стал похож на очень старую  и
исключительно деликатную хищную птицу, пролетом приземлившуюся в  кабинете
школьного  наставника.  У  него  легкий  акцент,  подумал  Фрэнч,  но  без
характерной для английской аристократии и, в частности, для  лорда  Уимсея
энергичной  артикуляции,  скорее  континентальный,  более  плавный.   Как,
однако, Тодд похож на деда. Тот же нос. И глаза.
     - Приятно, что вы смогли прийти, - сказал  Фрэнч,  садясь  -  хотя  в
подобных случаях я рассчитываю, что мать или отец.
     Заготовленный дебютный ход. За десять лет работы классным наставником
Эдвард Фрэнч хорошо усвоил: если в школу приходит дедушка  или  кто-то  из
дальних родственников, значит, не все благополучно  дома,  и  здесь  почти
наверняка кроется корень зла. В каком-то смысле Калоша  Эд  бьи  даже  рад
подобному обороту. Неприятности в семье -  само  собой,  не  подарок,  но,
скажем, НАРКОТИКИ для мальчика с такими отличными мозгами, как у Тодда,  -
это было бы в сто раз хуже.
     - Да, конечно... - Боудену удалось изобразить  на  лице  одновременно
скорбь и возмущение. - Мой сын и его жена... словом, я согласился пойти на
этот разговор. Грустный разговор,  мистер  Фрэнч.  Поверьте  мне,  Тодд  -
хороший мальчик. А оценки... это временное явление.
     - Хотелось бы надеяться. Вы курите, мистер Боуден? В стенах школы это
не одобряется, но мы сделаем так, что никто не узнает.
     - Благодарю.
     Мистер Боуден достал из внутреннего  кармана  мятую  пачку  "Кэмела",
сунул в рот одну из двух оставшихся сигарет, оторвал от  картонки  спичку,
чиркнул  ею  о  каблук,  закурил.   После   первой   затяжки   он   глухо,
по-стариковски, прокашлялся, загасил в воздухе спичку и положил обгоревший
черенок в пепельницу, любезно ему подставленную. Эдвард Фрэнч наблюдал  за
этим ритуалом, столь же безукоризненным, как блестящие туфли гостя,  точно
завороженный.
     - Не  знаю  даже,  с  чего  начать,  -  сказал  Боуден,  пряча  явную
озабоченность за легким облачком дыма.
     - Вы, главное, не волнуйтесь, - мягко сказал Фрэнч.  -  Уже  то,  что
пришли вы, а не родители Тодда, наводит меня, знаете, на кое-какие мысли.
     - Да, наверное. Тогда к делу.
     Он  скрестил  на  груди  руки.  Сигарета  торчала  между  средним   и
указательным пальцами. Прямая спина, чуть приподнятый подбородок.  В  том,
как он собрался одним волевым  усилием,  подумал  Фрэнч,  есть  что-то  от
прусской решительности. Это напомнило ему  трофейные  фильмы,  которые  он
видел в детстве.
     - Между моим сыном и его женой возникли трения.  -  Боуден  отчеканил
каждое слово. - Я бы сказал, серьезные трения. - Глаза старика, ничуть  не
выцветшие, проследили за тем, как Калоша Эда раскрыл  лежавшую  перед  ним
папку. Внутри - листки. Не так уж много листков.
     - Вы считаете, эти трения могут влиять на успеваемость Тодда?
     Боуден приблизил лицо к Фрэнчу. Он смотрел ему прямо в  глаза.  После
довольно значительной паузы он произнес:
     - Его мать пьет.
     И снова выпрямился.
     - Да что вы?
     - Представьте себе. - Боуден удрученно покивал головой. - Мальчик мне
сам говорил, как он два раза застал ее на кухне, лежащей лицом  на  столе.
Зная, как отец к этому  отнесется,  он  сам  разогрел  в  духовке  обед  и
заставил ее выпить не одну  чашку  крепкого  кофе,  чтобы  до  возвращения
Ричарда она хоть немного пришла в себя.
     - Грустная история, - заметил Фрэнч, хотя ему доводилось  выслушивать
истории и погрустнее:  про  матерей,  пристрастившихся  к  героину...  про
отцов, избивающих своих детей смертным боем. - А  что,  миссис  Боуден  не
подумывала обратиться к врачу?
     - Мальчик ее уговаривал, но... Мне кажется, она стыдится. Ей бы  дать
немного  времени  на  разбег...  -  Он  обозначил  в  воздухе  необходимый
временной отрезок, прочертив его курящейся сигаретой. - Вы, надеюсь,  меня
понимаете.
     - Да-да, - кивнул  Эдвард  Фрэнч,  втайне  восхитившись  замысловатым
росчерком дыма. - А ваш сын... отец Тодда...
     - Тоже хорош, - резко сказал Боуден. - Домой приходит поздно, обедают
без него, даже  вечером  вдруг  может  куда-то  сорваться...  На  все  это
посмотреть, так он женат не на Монике, а на своей работе.  Я  же  вырос  в
твердом убеждении, что на первом месте для мужчины должна  быть  семья.  А
вы, мистер Фрэнч, что думаете?
     - Совершенно с вами согласен, - с горячностью  поддержал  его  Калоша
Эд. Своего отца, ночного сторожа в лосанджелесском универмаге, он видел  в
детстве лишь по праздникам и воскресеньям.
     - Вот вам другая сторона проблемы, - сказал Боуден.
     Фрэнч глубокомысленно покивал.
     - Ну а второй ваш сын? Э-э... - Он заглянул в папку. -  Хэролд.  Дядя
Тодда.
     - Хэрри и Дебору совсем недавно перебрались  в  Миннесоту,  -  сказал
Боуден  и  не  соврал.  -  Он  получил  место  в  медицинской  школе   при
университете. Не так-то просто вдруг все бросить. Да и,  признаться,  было
бы несправедливо просить вернуться. - На лице старика появилось  выражение
праведной убежденности. - У Хэрри замечательная семья.
     - Понимаю. - Эдвард Фрэнч еще раз заглянул в свою папку, потом закрыл
ее. - Мистер Боуден, спасибо вам за откровенность.  Я  тоже  буду  с  вами
откровенен.
     - Благодарю, - сказал Боуден, весь сразу подбираясь.
     -  К  сожалению,  от  нас  не  все  зависит.  В  школе  всего   шесть
наставников, и на каждого приходится по сто  и  более  учеников.  У  моего
нового коллеги Хэпберна  -  сто  пятнадцать.  А  ведь  они  сейчас  в  том
возрасте, когда так важно протянуть вовремя руку помощи.
     - Золотые слова. - Боуден буквально расплющил в пепельнице сигарету.
     - Проблем у нас хватает. Самые распространенные - наркотики и  нелады
в семье. По крайней мере, Тодд не балуется "травкой" или мескалином.
     - Избави бог.
     - Бывают  случаи,  -  продолжал  Эдвард  Фрэнч,  -  когда  мы  просто
бессильны. Ужасно, но факт.  Как  правило,  из  работы  тяжелых  жерновов,
которые мы крутим, выгоду для себя извлекают как раз худшие  из  худших  -
хулиганы, лодыри, отсидчики. Увы, система дает сбой.
     - Я ценю вашу откровенность.
     - Но больно смотреть, когда жернова начинают перемалывать такого, как
Тодд. Еще недавно он был в числе  первых.  Прекрасные  отметки  по  языку.
Явные литературные задатки, особенно удивительные в этом  возрасте,  когда
для его сверстников культура начинается с  "ящика"  и  кончается  соседней
киношкой. Я разговаривал с учительницей, у которой он в прошлом году писал
сочинения. За двадцать лет, сказала она, ей не приходилось  читать  ничего
подобного. Речь шла о контрольном сочинении за  четверть  -  про  немецкие
концлагеря во время второй мировой  войны.  Она  впервые  тогда  поставила
пятерку с плюсом.
     - Да, - сказал Боуден. - Очень хорошее сочинение.
     - Ему, безусловно, даются  природоведение,  общественные  дисциплины.
Скорее всего, Тодд не поразит мир математическим открытием, но и тут  дела
у него обстояли вполне прилично... до  этого  года.  До  этого  года.  Вот
так... в двух словах.
     - Да.
     - Мне КРАЙНЕ неприятно, мистер Боуден, что  Тодд  так  резко  покатил
вниз. Что касается летней школы... что ж,  я  обещал  говорить  начистоту.
Таким, как Тодд, она может принести  больше  вреда,  чем  пользы.  Младшие
классы в летней школе - это зверинец. Все виды обезьян, гиены, хохочущие с
утра до вечера, ну и, для полного комплекта, несколько дятлов. Я думаю, не
самая подходящая компания для вашего внука.
     - Еще бы.
     - Вот мы и вернулись к тому, с  чего  начали.  Почему  бы  мистеру  и
миссис Боуден не обратиться в службу доверия? Разумеется, никто ничего  не
узнает. Там директором Гарри Акерман, мой старый  друг.  Только  не  надо,
чтобы эту идею им подал Тодд. Я думаю, предложение должно исходить от вас.
- Эдвард Фрэнч широко улыбнулся. - Кто  знает,  может  быть,  к  июню  все
постепенно войдет в колею. Всякое бывает.
     Мистера Боудена явно встревожил такой поворот.
     - Предложить я, конечно, могу, но,  боюсь,  они  мальчику  это  потом
припомнят.  Положение  сейчас  весьма  шаткое.  Возможен  любой  исход.  А
мальчик... он мне обещал всерьез налечь на  предметы.  Он  сильно  напуган
плохим табелем. - Боуден как-то  криво  усмехнулся,  и  эта  усмешка  была
Эдварду Фрэнчу непонятна. - Сильнее, чем вы думаете.
     - Но...
     - И мне они  потом  припомнят,  -  продолжал  Боуден,  не  давая  ему
опомниться. - Еще как припомнят. Моника давно считает, что я сую свой  нос
куда не следует. Неужели бы я совал, посудите  сами,  когда  бы  не  такая
ситуация. Лучше всего, я думаю,  оставить  все  как  есть...  до  поры  до
времени.
     - У меня в этих вопросах большой опыт, - сказал Фрэнч, кладя руки  на
папку с личным делом Тодда и  глядя  на  Боудена  более  чем  серьезно.  -
По-моему, им не обойтись без квалифицированного совета. Как вы  понимаете,
их семейные проблемы интересуют меня постольку, поскольку  это  влияет  на
успеваемость Тодда. А сейчас влияние налицо.
     - А что если я выдвину контрпредложение? - сказал Боуден. -  Если  не
ошибаюсь, у вас существует система оповещения родителей о  плохих  оценках
их ребенка?
     - Да, - осторожно подтвердил Калоша Эд.  -  Карточки,  подытоживающие
прогресс неуспевающих. Сами  ребята  их  называют  завальными  карточками.
Такая карточка дается в том случае, когда по какому-то  предмету  итоговая
оценка - два Либо единица.
     - Прекрасно, - сказал  Боуден.  -  А  теперь  мое  предложение:  если
мальчик получит одну такую карточку... хотя бы одну,  -  он  поднял  вверх
скрюченный палец, - я выйду с вашим предложением. Более того. Если мальчик
получит такую завальную карточку в апреле...
     - Вообще-то, мы их даем в мае.
     - ... в этом случае я гарантирую, что они  примут  ваше  предложение.
Их, право же, волнует судьба сына, мистер Фрэнч. Но в настоящий момент они
так увязли в собственных делах, что... - Он только рукой махнул.
     - Понимаю.
     - Давайте же дадим им срок во всем разобраться.  Пусть  сами  вытащат
себя из болота... это будет по-нашему, по-американски, не правда ли?
     - Пожалуй, -  после  секундного  раздумья  сказал  Эдвард  Фрэнч.  И,
посмотрев на стенные часы, которые напомнили ему о предстоящем через  пять
минут свидании с очередным родителем,  он  поспешил  добавить:  -  Что  ж,
договорились.
     Он и Боуден встали почти одновременно. Пожимая старику руку, Фрэнч не
забыл про его артрит.
     - Но должен вас предупредить,  мистер  Боуден,  шансы  наверстать  за
какой-нибудь месяц то, что было упущено почти за  полгода,  прямо  скажем,
невелики. Тут нужно горы своротить. Так что от  данного  сегодня  обещания
вам все равно не уйти.
     - Да?  -  только  и  сказал  Боуден,  сопровождая  вопрос  загадочной
усмешкой.
     В продолжение  всего  разговора  что-то  все  время  смущало  Эдварда
Фрэнча, но что именно, он понял только за завтраком,  в  школьном  буфете,
через час с лишним после того,  как  "лорд  Питер"  покинул  его  кабинет,
элегантно зажав под мышкой свой черный зонт.
     Калоша Эд беседовал  с  дедушкой  Тодда  минут  пятнадцать,  а  то  и
двадцать, и, кажется, ни разу за все это время  старик  не  назвал  своего
внука по имени.

     Через пятнадцать минут после конца занятий Тодд, бросив  велосипед  у
дома, одним махом взбежал по ступенькам знакомого крыльца. Он отпер  дверь
своим ключом и сразу направился в залитую солнцем кухню.  Лицо  Тодда  как
будто тоже озарял свет  надежды,  но  свет  этот  пробивался  сквозь  мрак
отчаяния. Он остановился на пороге, с трудом  переводя  дыхание,  в  горле
ком, живот свело... а Дюссандер - этот как ни в чем не бывало раскачивался
в  своем  кресле,  потягивая  доброе  старое  виски.  Он  был  все  еще  в
костюме-тройке, разве только чуть расслабил галстук и  расстегнул  верхнюю
пуговицу сорочки. Его глаза, глаза ящерицы, смотрели на  мальчика,  ничего
не выражая.
     - Ну? - наконец выдавил из себя Тодд.
     Дюссандер не спешил удовлетворить  его  любопытство,  и  эти  секунды
казались Тодду вечностью. Но вот старик поставил кружку и сказал:
     - Этот болван всему поверил.
     У Тодда вырвался вздох облегчения. А Дюссандер уже продолжал:
     - Он предложил, чтобы твои родители походили на консультации в службу
доверия. Он, собственно, настаивал на этом.
     - Ну, знаете!.. А вы... вы что... что вы ему?
     - Все решали секунды, - сказал Дюссандер. - Но я вроде той девочки из
сказки, которая, чем серьезней момент, тем смелее на выдумки.  Я  пообещал
вашему Фрэнчу, что, если в мае ты получишь хоть одну  завальную  карточку,
твои родители непременно воспользуются его предложением.
     Кровь отхлынула от лица Тодда.
     - Да вы что! - вырвалось у него. - Да  я  УЖЕ  схватил  две  пары  по
алгебре и одну по истории! - У него выступил пот на лбу. - Сегодня  писали
контрольную по французскому... тоже будет пара, и думать нечего. Весь урок
думал, как вы там с Калошей Эдом...  обработаете  его,  не  обработаете...
Обработали, называется! - воскликнул  он  горько.  -  Ни  одной  завальной
карточки! Да я нахватаю их штук пять или шесть!
     - Это максимум, что я мог сделать, не вызвав  подозрений,  -  заметил
Дюссандер. - Ваш Фрэнч хоть и болван, но свое возьмет. Если ты не возьмешь
свое.
     - Чего-чего? -  Тодд,  с  перекошенным  от  злобы  лицом,  готов  был
наброситься на старика.
     - Будешь работать. Эти четыре недели ты будешь работать как зверь.  В
понедельник ты пойдешь ко всем учителям и  извинишься  за  наплевательское
отношение к их предметам. А еще...
     - Это не  поможет,  -  перебил  его  Тодд.  -  Вы  не  врубились.  По
природоведению и истории они ушли, считай, недель на пять.  По  алгебре  -
вообще на десять.
     - И тем не менее. - Дюссандер подлил себе виски.
     - Смотрите, какой умник выискался! - заорал на  него  Тодд.  -  Нашли
кому приказывать.  Не  то  времечко,  понятно?!  -  Он  вдруг  перешел  на
издевательский шепот. - Самое страшное оружие теперь у вас -  морилка  для
крыс... вы, дерьмо засохшее, сморчок вонючий!
     - Вот что я тебе скажу, сопляк, - тихо произнес Дюссандер.
     Тодд дернулся ему навстречу.
     - До сегодняшнего дня, - продолжал тот, отчеканивая каждое слово, - у
тебя еще была возможность, весьма призрачная возможность  выдать  меня,  а
самому остаться чистым. Хотя при таких нервишках вряд ли бы ты справился с
этой задачей, но допустим. Теоретически это было возможно. Но  сейчас  все
изменилось. Сегодня я выступил в  роли  твоего  дедушки,  некоего  Виктора
Боудена. Любому человеку понятно, что это было сделано -  как  в  подобных
случаях выражаются? - с твоего попущения. Если сейчас все выплывет наружу,
тебе не отмыться. Крыть будет нечем. Сегодня я  постарался  отрезать  тебе
пути к отступлению.
     - Моя бы воля...
     - ТВОЯ ВОЛЯ?! - загремел Дюссандер. - Кому есть дело до  твоей  воли!
Плюнуть и растереть! От тебя требуется одно: осознать, в  каком  положении
мы оказались!
     - Я осознаю, - пробормотал Тодд, до боли сжимая кулаки; он не привык,
чтобы на него кричали. Когда он их разожмет, на ладонях останутся кровавые
лунки. Могло быть и хуже, если бы в последние месяцы он постоянно не  грыз
ногти.
     - Вот и отлично. Тогда ты перед всеми извинишься и будешь заниматься.
Каждую свободную минуту. На переменах. В обед. После  школы.  В  выходные.
Будешь приходить сюда и заниматься.
     - Только не сюда, - живо отозвался Тодд. - Дома.
     - Нет. Дома ты витаешь в облаках. Здесь,  если  понадобится,  я  буду
стоять над тобой и  контролировать  каждый  твой  шаг.  Задавать  вопросы.
Проверять домашние задания. Тогда я смогу соблюсти собственный интерес.
     - Вы не заставите меня насильно приходить сюда.
     Дюссандер отхлебнул из кружки.
     - Тут ты прав. Тогда все пойдет по-старому. Ты завалишь  экзамены.  Я
должен буду выполнять свое обещание. Поскольку я его не выполню. Калоша Эд
позвонит твоим родителям. Выяснится,  по  чьей  просьбе  добрейший  мистер
Денкер выступил в роли самозваного дедушки. Выяснится про переправленные в
табеле оценки. Выяснится...
     - Хватит! Я буду приходить.
     - Ты уже пришел. Начни с алгебры.
     - А вот это видали! Сегодня только пятница!
     -  Отныне  ты  занимаешься  каждый  день,  -   невозмутимо   возразил
Дюссандер. - Начни с алгебры.
     Тодд встретился с ним взглядом на одну секунду - в следующую  секунду
он уже перебирал в своем ранце учебники, - но Дюссандер успел понять  этот
взгляд, в нем без труда читалось убийство. Не  в  переносном  смысле  -  в
прямом. Сколько лет прошло с тех пор,  как  он  видел  подобный  взгляд  -
тяжелый, полный ненависти, словно бы взвешивающий все "за" и  "против",  -
но такое не забывается. Вероятно, подобный взгляд был у неге самого в  тот
день, когда перед  ним  так  беззащитно  смуглела  полоска  цыплячьей  шеи
Тодда... Жаль, не было под рукой зеркала.
     ДА, Я ДОЛЖЕН БЛЮСТИ СОБСТВЕННЫЙ ИНТЕРЕС, повторил он  про  себя,  сам
удивляясь этой мысли. ЕГО НЕПРИЯТНОСТИ УДАРЯТ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ПО МНЕ.

     Май 1975

     - Итак, - сказал Дюссандер при виде Тодда, наливая  в  пивную  кружку
любимый свой напиток, - задержанный  освобожден  из-под  стражи.  С  каким
напутствием? - Старик был  в  халате  и  шерстяных  носках.  В  них  можно
запросто поскользнуться, поду мал Тодд. Он перевел  взгляд  на  бутылку  -
Дюссандер хорошо поработал, содержимого оставалось на три пальца.
     - Ни одной пары, ни одной завальной карточки,  -  отчитался  Тодд.  -
Если продолжать в том же духе, к концу четверти будут сплошные  пятерки  и
четверки.
     - Продолжим, продолжим. За этим я как-нибудь  прослежу.  -  Он  выпил
залпом и снова налил. - Надо бы это дело отметить. - Язык  у  него  слегка
заплетался; другой бы не заметил, но Тодду сразу было понятно, что  старый
пьянчужка здорово перебрал. Значит, сегодня. Сегодня или никогда.
     Тодд был само спокойствие.
     - Свиньи пускай отмечают, - сказал он.
     - Я жду посыльного с белугой и трюфелями, - Дюссандер сделал вид, что
пропустил выпад мальчишки мимо ушей, - но сейчас, сам знаешь, ни  на  кого
нельзя положиться. Не изволите ли  пока  закусить  крэкерами  с  плавленым
сыром?
     - Ладно. Черт с вами.
     Дюссандер  неловко  встал,  ударившись  коленом  о  ножку  стола,  и,
поморщившись, заковылял к холодильнику.
     -  Прошу,  -  сказал  он,  ставя   перед   мальчиком   еду.   -   Все
свежеотравленное. - Он осклабился беззубым ртом. Тодду не понравилось, что
старик не вставил искусственную челюсть, но он всетаки улыбнулся в ответ.
     - Что это ты такой тихий? - удивился Дюссандер. - На твоем месте я бы
колесом ходил.
     - Никак в себя не приду, - ответил Тодд и надкусил крэкер.  Он  давно
перестал отказываться в этом доме от еды. Старик скорее  всего  догадался,
что никакого разоблачительного письма не существует, но не станет же он, в
самом деле, травить Тодда, не будучи в этом уверен на все сто.
     - О чем поговорим? - спросил Дюссандер. - Один  вечер,  свободный  от
занятий. Ну как? - Когда  старик  напивался,  вдруг  вылезал  его  акцент,
который обычно раздражал Тодда. Сейчас ему было  безразлично.  Сейчас  ему
все было безразлично. Кроме одного - спокойствия.  Он  посмотрел  на  свои
руки: нет, не дрожат.
     - Мне как-то без разницы, - ответил он. - О чем хотите.
     - Ну, скажем, о мыле, которое мы делали? Об экспериментах  в  области
гомосексуальных наклонностей?  Могу  рассказать,  как  я  чудом  спасся  в
Берлине, куда я имел глупость приехать.
     - О чем хотите, - повторил Тодд. - Мне правда без разницы.
     - Ты  явно  не  в  настроении.  -  Дюссандер  постоял  в  раздумье  и
направился к  двери,  что  вела  в  погреб.  Шерстяные  носки  шаркали  по
линолеуму. - Расскажу-ка я тебе, пожалуй,  историю  про  старика,  который
боялся.
     Он открыл дверь в погреб. К  Тодду  была  обращена  его  спина.  Тодд
неслышно встал.
     - Старик боялся одного мальчика, - продолжал Дюссандер, - ставшего, в
каком-то смысле, его другом. Смышленый был мальчик. Мама про него говорила
"способный ученик", и старику уже представилась  возможность  убедиться  в
том, какой он способный... хотя и в несколько ином разрезе.
     Пока Дюссандер  возился  с  выключателем  устаревшего  образца,  Тодд
приближался сзади, бесшумно скользя по линолеуму, избегая мест, где  могла
скрипнуть половица. Он знал эту  кухню,  как  свою  собственную.  Если  не
лучше.
     - Поначалу мальчик не был его другом. - Дюссандер коекак одержал верх
над выключателем и с осторожностью алкоголика со стажем спустился на  одну
ступеньку.  -  И  старик  поначалу  сильно   недолюбливал   мальчика.   Но
постепенно... постепенно он стал находить определенное удовольствие в  его
компании, хотя до любви тут еще было далеко. - Держась рукой за  поручень,
он высматривал что-то на полке. Тодд уже стоял сзади, по-прежнему сохраняя
спокойствие, - пожалуй, в эти секунды правильнее было бы сказать:  ледяное
спокойствие, - и мысленно прикидывал, как  он  его  сейчас  изо  всех  сил
толкнет в спину. Впрочем, стоило дождаться момента, когда  тот  наклонится
вперед.
     - Старик находил удовольствие в  его  компании,  и  объяснялось  это,
вероятно, чувством равенства, - вслух рассуждал Дюссандер.  -  Видишь  ли,
жизнь одного была в руках другого. Каждый мог выдать чужой секрет.  Но  со
временем... со временем старик все больше убеждался в  том,  что  ситуация
меняется. Да-да. Ситуация выходила из-под его контроля, все  уже  зависело
от мальчика - от его отчаяния... или сообразительности. И  однажды,  среди
долгой бессонной ночи, старик подумал о том, что неплохо  было  бы  чем-то
поприжать мальчика. Для собственной безопасности.
     Дюссандер отпустил  поручень  и  весь  подался  вперед,  но  Тодд  не
шелохнулся. Лед спокойствия таял в его жилах,  и  уже  накатывала  горячая
волна растерянности и гнева. Между тем Дюссандер нашел то, что искал, и  в
этот момент Тодд с омерзением подумал:  ну  и  запах...  более  зловонного
подвала, наверно, не бывает. Пахло мертвечиной.
     - И тогда старик  слез  с  кровати  -  что  значит  сон  для  старого
человека? - и примостился за тесной конторкой. Он сидел и думал о том, как
он хитро вовлек мальчика в свои преступления, за  которые  мальчик  грозил
ему, старику, расправой. Он сидел и  думал  о  том,  какие  усилия,  почти
нечеловеческие, пришлось мальчику приложить, чтобы выправить  положение  в
школе. И что теперь, когда он его выправил, старик  для  него  -  ненужная
обуза. Смерть старика принесла бы ему желанное освобождение.
     Дюссандер обернулся, держа за горлышко бутылку старого виски.
     - Я все слышал, - сказал он миролюбиво. -  Как  отодвинул  стул,  как
поднялся. У тебя, ты знаешь, не  получается  ходить  совершенно  бесшумно.
ПОКА не получается.
     Тодд молчал.
     - Итак! - Дюссандер поднялся на ступеньку и плотно прикрыл  за  собой
дверь в погреб. - Старик все написал. От первого до  последнего  слова.  К
тому времени почти рассвело, ныли пальцы, сведенные проклятым артритом,  и
все же впервые за многие недели он чувствовал себя хорошо.  Он  чувствовал
себя - в безопасности. Старик снова лег в кровать и спал до  полудня.  Еще
немного, и он проспал бы свою любимую передачу "Больница для всех".
     Дюссандер уселся в кресло-качалку, вооружился обшарпанным  перочинным
ножом и начал долго и нудно соскабливать сургуч, которым  была  запечатана
бутылка.
     - На следующий день старик надел свой лучший костюм  и  отправился  в
банк, где лежали его скромные сбережения. Банковский служащий внес  полную
ясность. Старик забронировал камеру в сейфе. Старику объяснили,  что  один
ключ будет у него, другой в банке. Чтобы открыть камеру,  понадобятся  оба
ключа. Воспользоваться ЕГО ключом можно  будет  лишь  с  его  собственного
письменного разрешения, заверенного у нотариуса. За одним  исключением.  -
Дюссандер беззубо улыбнулся Тодду, чье  лицо  сейчас  напоминало  гипсовую
маску. -  Исключение  -  это  смерть  вкладчика.  -  Продолжая  улыбаться,
Дюссандер сложил перочинный нож  и  сунул  в  карман  халата,  после  чего
отвинтил на бутылке колпачок и плеснул в кружку порцию виски.
     - Что тогда? - спросил Тодд охрипшим голосом.
     -  Тогда  камеру  откроют  в  присутствии  банковского  служащего   и
представителя налоговой инспекции. Сделают  опись  содержимого.  В  данном
случае - один-единственный документ  на  двенадцати  страницах.  Обложению
налогом не подлежит... хотя интерес безусловно представляет.
     Пальцы мальчика сами сплелись намертво.
     - Это невозможно, - произнес он с интонацией человека, на чьих глазах
другой человек разгуливает по потолку, - вы... вы не могли это сделать.
     - Мой мальчик, - участливо сказал Дюссандер, - я это сделал.
     - А как же... я... вы... - И вдруг отчаянное: - Вы же СТАРЫЙ! Старый,
неужели непонятно?! Вы можете умереть! В любую минуту!
     Дюссандер поднялся. Он вытащил из шкафчика детский стаканчик. В таких
когда-то продавали желе. На стаканчике - хоровод мультяшек, знакомых Тодду
с детства. Тодд смотрел, как Дюссандер, словно священнодействуя,  протирал
стаканчик полотенцем. Как поставил  перед  ним.  Как  налил  символическую
дозу.
     - Зачем это? - процедил Тодд. - Я не пью. Нашли себе собутыльника.
     - Возьми. Есть повод, мой мальчик. Сегодня ты выпьешь.
     Тодд, после долгой паузы, поднял стаканчик. Дюссандер весело чокнулся
с ним своей грошовой керамической кружкой.
     - Мой тост - за долгую жизнь! Твою и мою! Prosit! - Он осушил  кружку
одним залпом... и захохотал. Он раскачивался в  кресле,  топоча  ногами  в
шерстяных  носочках  по  линолеуму,  и  хохотал,  хохотал   -   диковинный
стервятник, утопающий в домашнем халате.
     - Ненавижу, - прошептал Тодд.
     И тут со стариком начался форменный  припадок:  он  кашлял,  хохотал,
давился - все разом. Лицо сделалось багровым.  В  испуге  Тодд  вскочил  и
принялся стучать его по спине.
     - Prosit, - повторил Дюссандер, прокашлявшись. - Да ты выпей. Хуже не
будет.
     Тодд последовал совету. Жидкость, напоминающая микстуру от кашля в ее
худшем варианте, обожгла ему все внутри.
     - И эту мерзость вы пьете?!  -  Его  даже  передернуло.  Он  поставил
стаканчик. - Может, хватит, а? Заодно бы и курить бросили.
     - Какая трогательная забота о моем здоровье. - Из кармана, в  котором
исчез складной нож, Дюссандер достал мятую  пачку  сигарет.  -  А  я,  мой
мальчик, о твоем беспокоюсь. Как ни открою газеты - "Велосипедист сбит  на
оживленном перекрестке". Брось ты это дело. Ходи пешком.  Или,  как  я,  -
автобусом.
     - Катитесь вы со своим автобусом знаете куда...
     - Знаю, мой мальчик, - Дюссандер засмеялся и плеснул себе еще  виски,
- только покатимся мы туда вместе.

     Осенью  1977-го  Тодд,  к  тому  времени  старшеклассник,  вступил  в
стрелковый клуб. В тот год он прогремел  в  футбольном  чемпионате,  помог
своей бейсбольной команде выиграть пять матчей из шести  и  при  всем  при
этом окончил, колледж с третьим  результатом  в  его  истории.  Он  послал
документы в университет Беркли и был принят с распростертыми объятьями.
     Однажды,  незадолго  до  окончания  колледжа,  на  него  вдруг  нашло
странное желание, столь же пугающее, сколь и необъяснимое. Он без  особого
труда подавил его в себе, и слава богу, но уже одно то, что подобная мысль
могла возникнуть, встревожило его. А ведь жизнь, казалось бы, опять бежала
по накатанным рельсам. Ее можно было сравнить с просторной светлой  кухней
Моники, где все блестело и где каждый агрегат исправно  начинал  работать,
стоило только нажать на соответствующую кнопку.
     В четверти мили от дома Боуденов  проходило  восьмирядное  скоростное
шоссе. К шоссе спускался  косогор,  поросший  густым  кустарником,  словно
созданным  для  засады.  На  Рождество  отец  подарил  ему  "винчестер"  с
оптическим прицелом. В часы пик,  когда  шоссе  напоминало  растревоженный
муравейник, можно было спрятаться в кустарнике  и...  а  что,  очень  даже
просто...

     - О Господи!
     Тодд остановился  на  пороге  кухни,  как  громом  пораженный.  Локти
Дюссандера разъехались, голова лежала на  столе,  глаза  закрыты,  веки  -
цвета пурпурных астр.
     - Дюссандер! - заорал Тодд, чувствуя во рту противный привкус страха.
- Только посмей умереть, старый хрыч!
     - Тише, - прошептал старик, не открывая глаз. - Соседи сбегутся...
     Тодд бросился в прихожую, к телефону, да так и  застыл  с  трубкой  в
руке. Мысль, что он может упустить из  виду  какуюнибудь  мелочь,  занозой
застряла в мозгу. Но что? Как назло раскалывалась голова.  Видит  бог,  он
никогда не страдал забывчивостью, а тут... Он  набрал  три  двойки.  После
первого же гудка в трубке прорезался голос:
     - Санто-Донато, "скорая". Чем могу помочь?
     - Меня зовут Тодд Боуден. Клермонт-стрит, 963. Скорее приезжайте.
     - А что случилось, парень?
     - Мой друг, мистер Дю... - Он прикусил губу до крови. ДЮССАНДЕР.  Еще
секунда, и он бы назвал настоящее имя.
     - Успокойся, парень, все будет хорошо. Давай еще разок попробуем.
     - Мой друг,  мистер  Денкер,  -  сказал  Тодд.  -  У  него,  кажется,
сердечный приступ.
     - Какие симптомы?
     Тодд только начал объяснять, как  его  остановили.  Машина,  сказали,
будет через десять-двадцать минут, в  зависимости  от  дорожной  ситуации.
Тодд повесил трубку и закрыл глаза ладонями.
     - Ну что, вызвал? - еле слышно спросил Дюссандер.
     - Да! - заорал Тодд. - Вызвал,  вызвал!  А  вы  заткнитесь,  если  не
хотите сразу подохнуть!
     Все, сказал он себе. Все, Тодд с мыса Код, спокуха. Как будто это нас
не колышет. А сейчас самое трудное. Звонок домой. Он набрал номер.
     - Алле? - раздался в трубке вкрадчивый голос Моники. В эту секунду он
был готов придушить ее.
     - Мамочка, это я. Дай-ка мне отца, только быстро.
     Он сто  лет  не  называл  ее  мамочкой.  Это  должно  было  ее  сразу
насторожить... и насторожило.
     - А что такое? Что-нибудь случилось, Тодд?
     - Дай мне его!
     - Но...
     В трубке загромыхало. Мать что-то говорила отцу. Тодд собрался.
     - Пап, мистер Денкер... у него, наверно, сердечный приступ... то есть
наверняка.
     - Господи! - Голос отца отдалился - это он повторял информацию  жене.
- Он жив? Или уже...
     - Жив. Он в сознании.
     - Ну, слава богу. Вызови "скорую".
     - Уже.
     - Три двойки?
     - Да. Они скоро будут, только... я немного испугался,  пап.  Если  бы
ты...
     - Какой разговор. Через пять минут приеду.
     Там еще что-то говорила Моника, но отец повесил трубку.
     Пять минут. Пять минут на все. Вспоминай, не забыл ли ты чего. Почему
я должен был что-то забыть? Это все нервишки. Дурак, на  кой  ты  позвонил
отцу? Первое, что пришло в голову. Ладно, проехали. А что тебе НЕ пришло в
голову? Что ты...
     - Кретин! - внезапно взвыл он  и  кинулся  обратно  в  кухню.  Голова
старика по-прежнему лежала на столе, полуоткрытые глаза застил туман.
     - Дюссандер! - Тодд грубо  встряхнул  его,  старик  застонал.  -  Эй,
слышишь! Слышишь, сукин ты сын!
     - Что? "Скорая"?
     - Письмо! Где это чертово письмо?!
     - Письмо... какое письмо?..
     - Вы позвонили, сказали, что вам плохо, сказали - передай своим,  что
я получил важное письмо... - У Тодда упало сердце. - Я ляпнул, что  письмо
из Германии... О, ч-черт!
     - Письмо. - Дюссандер с трудом приподнял голову.  По  лицу  разлилась
мертвенная желтизна, одни глаза голубели.  -  От  Вилли.  Вилли  Франкель.
Дорогой... дорогой мой Вилли...
     Тодд глянул на часы: две минуты долой. За пять минут  отец,  конечно,
не доберется, но, как ни крути, приедет он быстро. Вот  именно  -  быстро.
Все происходит слишком быстро.
     - Так, годится. Я вам  читал  письмо  от  Вилли,  вы  разволновались,
схватило сердце. Хорошо. Где оно?
     Дюссандер тупо глядел на него.
     - Где письмо, я спрашиваю?
     - Какое письмо? - из своего тумана недоумевал  Дюссандер.  Тодд  едва
удержался от того, чтобы не придушить старого пьянчужку.
     - Которое я вам читал! От Вилли Как-его-там! Где оно?
     Оба  уставились  на  стол,  словно  ожидая,  что  вот  сейчас  письмо
материализуется.
     - Наверху, - наконец выговорил Дюссандер. - В  комоде.  Третий  ящик.
Маленькая такая шкатулка. Разобьешь... я потерял ключ. Там старые  письма.
Без подписи, без даты. Все на немецком. Что-нибудь выберешь. Иди...
     - Совсем, что ли, рехнулись?! - в бешенстве заорал Тодд.  -  Я  ж  не
понимаю по-немецки! Как я мог читать вам его, дурья башка!
     -  Почему  Вилли  должен  был  писать  по-английски?  -   заупрямился
Дюссандер. - ТЫ не понимаешь, а Я понял. Ты, конечно, коверкал слова, но я
догадался...
     Прав, опять прав. Инфаркт, а голова варит лучше моей. Тодд рванулся к
лестнице. Он притормозил в прихожей ровно на одну секунду,  прислушиваясь,
не подъезжает ли отцовский "порш". Не слыхать. Но время уже  взяло  его  в
тиски: пять минут долой.
     Осилив лестницу единым махом,  он  ворвался  в  спальню  старика.  Он
никогда здесь не был - зачем? -  и  теперь  обводил  обезумевшим  взглядом
незнакомую территорию. Вот  он,  комод.  Дешевка  в  стиле,  который  отец
называет "комиссионным модерном".  Упав  на  колени  перед  комодом,  Тодд
рванул на себя третий ящик сверху. Ящик, вылезая наполовину,  скособочился
и намертво застрял.
     - Вот гад, - процедил Тодд сквозь зубы. - Ну, я тебя сейчас...
     Он дернул с такой силой, что едва не опрокинул на себя комод. Ящик  с
треском выскочил  из  пазов.  Носки,  белье,  носовые  платки  разлетелись
веером. Он разворошил остатки барахла и наткнулся на деревянную  шкатулку.
Он попытался открыть ее. Как же. Ну да, она и должна быть  заперта.  Такой
нынче день - все заперто.
     Он затолкал вещи в ящик комода. На этот раз ящик отказывался  входить
обратно  в  пазы.  Обливаясь  потом,  Тодд  дергал  его  во  все  стороны.
Наконец-то. Время, время!
     Он огляделся и в следующее мгновение что было мочи шарахнул  шкатулку
о стойку кровати. Дикая боль  в  руках  вызвала  у  него  лишь  брезгливую
усмешку. Замок был цел. Погнулся, но не более того. Еще один мощный  удар.
От стойки отлетел кусок дерева, но замок не поддался.  Тодд  издал  вопль,
похожий  на  смех  сумасшедшего,  и,  подняв  шкатулку  над   головой,   с
сокрушительной силой обрушил ее на другую стойку кровати. Замок.
     Он откинул крышку, и в этот  момент  по  окну  мазнули  автомобильные
фары.
     Он перетряхивал содержимое шкатулки. Открытки. Медальон.  Многократно
сложенная карточка женщины в черных кружевных подвязках. Пожелтевший счет.
Документы на разных лиц. Пустой бумажник. И - на самом дне - письма.
     Свет от фар сделался ярче. Он услышал характерный звук  "поршевского"
двигателя. Звук нарастал... и вдруг заглох.
     Тодд схватил три листка стандартной бумаги, исписанные с обеих сторон
убористым готическим почерком, и выскочил из спальни. Уже  у  лестницы  он
сообразил, что на кровати осталась  раскуроченная  шкатулка.  Он  метнулся
назад.
     И опять проклятый ящик застрял на полдороге.
     Он услышал, как открылась и захлопнулась дверца "порта".
     У  Тодда  вырвался   сдавленный   стон.   Он   втиснул   шкатулку   в
перекосившийся ящик и ударил по нему ногой. Ящик закрылся. Мгновение  Тодд
смотрел на него в каком-то оцепенении, а затем  кинулся  прочь.  Он  успел
сбежать до середины лестницы, когда послышались быстрые  шаги  отца.  Тодд
лег животом на перила, беззвучно съехал вниз и - в кухню.
     А в дверь уже барабанили.
     - Тодд! Это я, открой!
     А вдалеке уже звучала сирена "скорой помощи".
     Дюссандер, кажется, снова впал в забытье.
     - Сейчас, пап!
     Он положил почтовые листки так, чтобы создавалось впечатление,  будто
их в спешке уронили на стол, и лишь затем пошел открывать дверь.
     - Где он? - спросил на ходу отец.
     - В кухне.
     - Ты молодчина. Ты все сделал как надо. - Отец привлек  его  к  себе,
пытаясь грубоватыми мужскими объятиями скрыть некоторую растерянность.
     - Надеюсь, что ничего не забыл, - скромно сказал Тодд и повел отца на
кухню.
     Боудены всей семьей навестили мистера Денкера  в  больнице.  Тодд  не
знал, куда себя  держать  в  продолжение  всей  этой  тягомотины  в  стиле
"вы-должны-беречь-себя" и "с-вашей-сторонычрезвычайно-любезно", поэтому он
был даже рад, когда его подозвал мужчина с соседней койки.
     - Три минутки, молодой человек, - сказал мужчина извиняющимся  тоном.
Он лежал в гипсовом корсете, подвешенный на каких-то блоках и тросах. - Вы
имеете дело с Моррисом Хейзелем, который сломал себе позвоночник.
     - Неприятная штука, - сочувственно сказал Тодд.
     - Неприятная  штука,  вы  слышали?  Молодой  человек  умеет  выбирать
деликатные выражения.
     Тодд начал извиняться, но Хейзель с улыбкой остановил его  жестом.  У
мужчины  было  бескровное  измученное   лицо,   лицо   старого   человека,
прикованного к больничной койке и  готового  к  любым  поворотам  в  своей
жизни... в основном малоприятным.  В  этом  смысле,  подумал  Тодд,  он  и
Дюссандер - два сапога пара.
     - Не надо, - сказал Морис. - Не надо отвечать на  мой  выпад.  Я  вам
чужой человек. Почему вы должны переживать из-за чужого человека?
     - Никто из нас не остров в этом мире... - начал Тодд.
     Моррис засмеялся.
     - Молодой человек знает наизусть Донна! Кто бы мог подумать! Скажи, а
как дела у твоего друга и моего соседа?
     - Врачи говорят, для своего  возраста  он  довольно  быстро  идет  на
поправку. Ему ведь уже восемьдесят.
     - Это таки возраст, - согласился  Моррис.  -  Он  у  тебя  совсем  не
разговорчивый.  Но  из  того,  что  он  сказал,  я  так  понял,   что   он
натурализованный. Вроде меня. Сам я поляк. То есть я родился в  Польше.  В
Радоме.
     - Правда? - из вежливости спросил Тодд.
     - Представь себе.  Знаешь,  как  в  Радоме  называют  канализационные
крышки?
     - Нет, - улыбнулся Тодд.
     - Беретки, - засмеялся Моррис, а за ним и Тодд. Дюссандер покосился в
их сторону и слегка  нахмурился,  но  тут  Моника  отвлекла  его  внимание
каким-то вопросом.
     - Значит, твой друг натурализованный.
     - Да, - сказал Тодд. - Он из Германии. Из Эссена. Знаете такой город?
     - Вообще-то, я мало  где  бывал  в  Германии,  -  ответил  Моррис.  -
Интересно, что он делал во время войны.
     - Не знаю, - уклончиво сказал Тодд.
     - Ну да. В общем, неважно. Война, когда это  было.  Скоро  в  Америке
подрастет поколение, из которого кто-то, может быть,  станет  президентом,
да-да, президентом, и он уже ничего не будет знать про ту  войну.  Он  уже
может спутать чудо-победу при Дюнкерке с  переходом  Ганнибала  на  слонах
через Альпы.
     - А вы воевали? - спросил Тодд.
     - Можно сказать, что воевал... Да, в наше  время  не  каждый  молодой
человек будет навещать старика... даже двух стариков, если со мной вместе.
     Тодд скромно улыбнулся.
     - Что-то я устал, - сказал Моррис. - Попробую поспать.
     - Поправляйтесь.
     Моррис благодарно кивнул и закрыл глаза. Когда Тодд подошел к постели
Дюссандера, родители уже собирались откланяться, отец поминутно поглядывал
на часы и ахал, что они нарушают больничный режим.

     Хейзель проснулся среди ночи, едва сумев подавить в себе крик.
     Теперь он знал. Теперь он точно знал, где и когда судьба свела его  с
тем, кто в эти минуты спал на соседней койке.  Только  в  те  времена  его
звали не Денкер. Отнюдь.
     Он проснулся после чудовищного ночного кошмара. Кто-то  им  с  Лидией
дал "обезьянью лапку", и они  загадали  желание:  разбогатеть.  В  комнате
откуда ни возьмись вырос американский мальчик в форме  "Гитлерюгенда".  Он
вручил Моррису телеграмму: ПРИСКОРБИЕМ СООБЩАЕМ ОБЕ  ВАШИ  ДОЧЕРИ  ПОГИБЛИ
ТЧК КОНЦЛАГЕРЬ ПАТЭН ТЧК ПОДРОБНОСТИ ПИСЬМЕ КОМЕНДАНТА ЛАГЕРЯ ТЧК  ПРИМИТЕ
ЧЕК СТО РЕЙХСМАРОК ТЧК ПОДПИСЬ ЛОРД-КАЗНАЧЕЙ АДОЛЬФ ГИТЛЕР.
     Истошный вопль  Лидии.  Никогда  не  видевшая  дочерей  Морриса,  она
взмахнула "обезьяньей лапкой" и пожелала, чтобы им вернули жизнь.  Комната
погрузилась в кромешный мрак. И вдруг за дверью послышались шаги.
     Моррис ползал на четвереньках в темноте,  обдававшей  запахами  газа,
гари и тлена. Он нашаривал "лапку". В запасе последнее желание.  Он  знал,
чего он пожелает: чтобы кончился этот  чудовищный  сон.  Чтобы  не  видеть
своих дочерей, живых  скелетов  с  проваленными  глазницами,  с  номерами,
чернильно горящими на худосочных ручонках.
     Бум, бум, бум - в дверь.
     Отчаянные, бесплодные поиски. Казалось, время  остановилось.  Но  вот
дверь за его спиной с треском распахнулась. НЕ БУДУ, подумал он, НЕТ, Я НЕ
БУДУ СМОТРЕТЬ. Я ЗАКРОЮ ГЛАЗА. Я ЛУЧШЕ ВЫРВУ ИХ, ЧЕМ ПОСМОТРЮ.
     Но он посмотрел. Он должен был посмотреть. Во сне было такое чувство,
будто его голову кто-то насильно повернул.
     Это не были его дочери; это был Денкер. Молодой, в эсэсовской  форме,
в лихо заломленной фуражке с "мертвой головой". Начищенные пуговицы словно
просвечивали тебя насквозь, сапоги блестели до рези в глазах.
     И во  сне  этот  Денкер  ему  сказал  со  своей  холодной  вкрадчивой
улыбочкой: СЯДЬТЕ И РАССКАЖИТЕ ВСЕ ПО ПОРЯДКУ - МЫ ЖЕ  ДРУЗЬЯ,  nein?  НАМ
ИЗВЕСТНО ПРО ЗОЛОТО,КОТОРОЕ КОЕ-КТО ПРИПРЯТАЛ. И ПРО НЕЛЕГАЛЬНОЕ КУРЕВО. И
ЧТО ШНАЙБЕЛЬ УМЕР ДВА ДНЯ НАЗАД ВОВСЕ НЕ ОТТОГО, ЧТО ОТРАВИЛСЯ  ЧЕМ-ТО  ЗА
УЖИНОМ, А ПРОСТО ЕМУ ПОДЛОЖИЛИ В  ЕДУ  ТОЛЧЕНОЕ  СТЕКЛО.  ТОЛЬКО  НЕ  НАДО
НАИВНЫХ СЛОВ О ТОМ, ЧТО ВЫ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТЕ. А ТЕПЕРЬ  РАССКАЗЫВАЙТЕ.  ВСЕ
ПО ПОРЯДКУ.
     И  в  темноте,  задыхаясь   от   тошнотворных   запахов,   он   начал
рассказывать. Слова сами отскакивали от  языка.  Это  была  полубессвязная
исповедь помешанного, в которой переплелись ложь и правда.
     ... Он проснулся - его  всего  колотило  -  и  уставился  на  спящего
соседа. Черный провал рта. Не то  обеззубевший  тигр,  не  то  одряхлевший
боевой слон, растерявший свои мощные бивни. Вышедший в тираж монстр.
     - Боже мой, боже мой, - беззвучно шевелил губами Моррис  Хейзель.  По
щекам потекли слезы. - Убийца моей жены и моих детей спит со мной рядом, о
боже ж ты мой, спит со мной в одной палате...
     А слезы все текли, слезы  гнева  и  потрясения,  горячие,  обжигающие
слезы.
     Он лежал, не в силах унять дрожи, и ждал утра, но утро не приходило.

     Дюссандера мучили кошмары.
     ОНИ обрушились на проволочное ограждение. Их  были  тысячи,  если  не
миллионы. Они грудью бросились на сетку из  колючей  проволоки,  убивавшей
током на месте, и под этим напором сетка неумолимо  заваливалась.  Кое-где
лопнувшая проволока  уже  змеилась  по  утрамбованной  земле  и  плевалась
голубыми разрядами. А толпы  все  прибывали.  Безумец  фюрер,  неужели  он
полагал, что с ЭТИМ можно будет раз и навсегда покончить? Им несть  числа,
они заполонили земной шар, и вот сейчас им нужен один человек - ОН.
     - Эй! Просыпайтесь. Вы слышите меня, Дюссандер? Просыпайтесь.
     Голос, казалось ему, звучал во сне.
     Немецкая  речь.  Конечно,  это  сон.  Леденящий  душу  голос.  Скорей
проснуться и стряхнуть наваждение. Усилием воли  он  вырвался  из  ночного
кошмара.
     Возле его койки на стуле, повернутом задом наперед, сидел мужчина.
     - Просыпайтесь, вот так, - говорил он.
     Молодой, не больше тридцати. Темные пытливые глаза за стеклами  очков
в простой железной оправе. Длинные волосы.  В  первую  секунду  Дюссандеру
даже  показалось,  что  это  "его  мальчик"  устроил  небольшой  маскарад.
Незнакомец был в немодном синем костюме, явно не  рассчитанном  на  теплую
калифорнийскую погоду. На лацкане пиджака - серебристый  значок  с  желтой
звездой. Серебро... из него делали стилеты, которые потом вонзали в сердце
вампирам и оборотням.
     - Вы это мне? - спросил Дюссандер по-немецки.
     - А  то  кому  же.  Соседа  вашего  перевели.  Ну  что,  окончательно
проснулись?
     - Да. Но вы меня с кем-то  путаете.  Меня  зовут  Артур  Денкер.  Вы,
наверное, ошиблись палатой.
     - Меня зовут Вайскопф. А  вас  -  Курт  Дюссандер.  Бывший  комендант
Патэна.
     - Вы в своем уме? Я переехал в Штаты после смерти жены.  А  до  этого
я...
     - Да ладно вам, - остановили его жестом. - Сосед  по  палате  еще  не
забыл ваше лицо. Вот ЭТО лицо.
     Точно из воздуха, явилась фотокарточка. Одна из тех, что  принес  ему
когда-то мальчик. Молодой Дюссандер в лихо заломленной  фуражке  за  своим
рабочим столом.
     Дюссандер перешел  на  английский.  Он  говорил  медленно,  тщательно
подбирая слова:
     - Во время  войны  я  был  механиком.  Мы  изготавливали  детали  для
грузовиков, для бронированных машин... Позже для танков. Резервная  часть,
в которой я находился, эпизодически участвовала в битве за  Берлин.  После
войны я устроился на завод "Меншлер Мотор" в Эссене, пока...
     - ... пока не пришла пора рвануть в Южную Америку. Со слитками золота
- вот и коронки пригодились, со слитками серебра - и драгоценная оправа не
пропала. Должен вам  сказать,  мистер  Хейзель  пережил  довольно  тяжелые
минуты, когда осознал, с кем он лежит в одной палате. Зато теперь на  душе
у него гораздо легче. У него такое чувство,  будто  господь  Бог  в  своей
безграничной милости позволил ему сломать позвоночник, с тем чтобы  помочь
изловить одного из самых гнусных палачей, каких только знала история.
     - Во время войны я был механиком...
     - Да слышал, слышал. Первая же серьезная  проверка  покажет,  что  вы
жили по подложным документам. Вы знаете это так же хорошо, как и  я.  Игра
сделана.
     - Мы изготовляли...
     - Трупы, да. Учтите, власти оказывают нам полное содействие.
     - ... детали для грузовиков и бронированных машин, а позже для...
     - Не надоело еще? Может, хватит?
     - Резервная часть, в которой я находился...
     - Ну, как хотите. Мы еще увидимся. И очень скоро.
     Вайскопф вышел  из  палаты.  Его  тень  на  стене,  словно  помедлив,
выскользнула следом. Дюссандер закрыл глаза. Можно ли верить  словам,  что
власти оказывают им полное содействие? Похоже на правду. Да и  не  все  ли
равно? Так или иначе, легальным путем или нелегальным, но этот Вайскопф  и
компания выцарапают его во  что  бы  то  ни  стало.  Когда  дело  касается
нацистов, они непримиримы. Когда дело касается лагерей, они фанатики.
     Дюссандера колотила дрожь. Но он знал, что надо делать.

     В субботу Боудены проснулись  поздно.  К  половине  десятого  мужчины
уселись за стол, каждый со своим чтивом, а Моника, словно досыпая на ходу,
молча ставила перед ними омлет, сок, кофе.
     Тодд читал научную фантастику, Дик штудировал журнал по  архитектуре.
В прихожей шлепнулась на пол газета, опущенная в щель почтальоном.
     - Принести, пап?
     - Я сам.
     Прежде чем развернуть газету. Дик Боуден пригубил кофе  -  и  тут  же
закашлялся.
     Моника поспешила на выручку.
     Тодд, отвлекшись от романа, без особого интереса наблюдал, как Моника
стучит отца по спине, но вдруг взгляд ее упал на первую страницу... и  она
застыла. Глаза полезли на лоб, грозя выскочить из орбит.
     - Боже милостивый! - кое-как выдавил из себя Дик Боуден.
     - Так ведь  это...  не  может  быть...  -  Моника  прикусила  язык  и
посмотрела на сына. - Солнышко, ты...
     Отец тоже смотрел на сына.
     Тодд поднялся с тревожным чувством.
     - Что там?
     - Мистер Денкер, - только и сказал Боуден-старший.
     Тодд прочел заголовок  и  все  понял.  БЕГЛЫЙ  НАЦИСТ  КОНЧАЕТ  ЖИЗНЬ
САМОУБИЙСТВОМ В БОЛЬНИЦЕ САНТО-ДОНАТО. Ниже  две  фотографии  бок  о  бок,
хорошо известные Тодду. На первой Артур Денкер был лет на шесть моложе  и,
соответственно, живее. Его щелкнул какой-то  уличный  фотограф,  и  старик
купил карточку, чтобы она, чего доброго, не попала не в те руки. На второй
Курт Дюссандер в форме войск СС, в заломленной  черной  фуражке  сидел  за
столом в своем кабинете в Патэне.
     Публикация первой фотографии означала, что они  уже  побывали  в  его
доме.
     Тодд пробегал глазами газетный материал,  строчки  прыгали,  качнулся
пол.
     Где-то далеко-далеко крик матери:
     - Дик, держи его! Это обморок!
     Это слово
     (ОБМОРОКОБМОРОКОБМОРОК) слилось в одну  тягучую  цепочку.  Он  смутно
почувствовал, как отец подхватил его,  а  затем  -  когда  уже  ничего  не
чувствуешь, ничего не слышишь.

     Когда допрос кончился и этот тип оставил его в покое,  Тодд  вышел  в
сад, прихватив из дома ружейное масло и кой-какую ветошь. В гараже он взял
свой "винчестер". Устроившись поудобней на скамейке, он переломил ствол и,
то бормоча, то насвистывая мелодию, принялся тщательнейшим образом чистить
ружейный механизм. В воздухе был разлит сладковатый аромат цветов. Но  вот
со смазкой покончено. С таким же успехом  он  мог  это  сделать  в  полной
темноте. Мысли его были далеко. Только минут  через  пять  до  него  вдруг
дошло, что  он  зарядил  винтовку.  Охотиться  сегодня  он  как  будто  не
собирался - тогда зачем же? Он и сам не знал.
     ЗНАЕШЬ, ТОДД С МЫСА КОД, ВСЕ-ТО ТЫ ЗНАЕШЬ. ПРОСТО ПРИШЛО ТВОЕ ВРЕМЯ.
     И тут к их дому подрулил  желтенький  "сааб".  Человек,  сидевший  за
рулем, показался Тодду знакомым, но только когда он сделал несколько шагов
ему навстречу, в глаза  бросились  его  небесно-голубые  кеды.  Привет  из
прошлого. К Тодду приближался Калоша Эд собственной персоной.
     - Здравствуй, Тодд. Давненько не виделись.
     Тодд прислонил "винчестер" к скамейке и обворожительно улыбнулся.
     - Здравствуйте, мистер Фрэнч. Каким ветром вас занесло в нашу глушь?
     - Родители твои дома?
     - Да нет вроде. А вам они нужны?
     - Н-нет, -  сказал  Эдвард  Фрэнч  после  глубокомысленной  паузы.  -
Пожалуй, нет. Пожалуй, лучше нам потолковать на пару. Для начала. Вдруг ты
сумеешь мне все объяснить. Хотя я в этом сильно сомневаюсь.
     Из кармана брюк он достал газетную вырезку. Тодд догадался, что  это,
раньше, чем увидел; второй раз за  сегодняшний  день  перед  ним  предстал
Дюссандер в двух своих ипостасях. Снимок,  сделанный  уличным  фотографом,
был обведен чернилами. Смысл овальной рамки прочитывался сразу: Калоша  Эд
узнал "дедушку" Тодда. И теперь горел  желанием  оповестить  весь  мир  об
этом. Родить на свет божий маленькую пухлую сенсацию. Вот он - Калоша  Эд,
балабол и сукин сын, в небесно-голубых кедах. Лучше бы в белых тапочках.
     Его сообщение, надо думать, привлечет  к  Тодду  внимание  полиции...
хотя они и так не обошли  его  вниманием.  Теперь  это  яснее  ясного.  До
сегодняшнего  дня  он  словно  летел  себе  на  воздушном  шаре,  беспечно
поглядывая вниз, но вдруг оболочку пробила стальная стрела,  и  теперь  он
неотвратимо падает. Главная его промашка - телефонные звонки. Ах, как  они
его взяли на живца. Да чего там взяли - сам  набросился.  ТОЧНО,  ЗВОНИЛИ.
ОДИН-ДВА РАЗА В НЕДЕЛЮ. Денкер говорил с ними  по-немецки.  Сказал  и  при
этом подумал: путь побегают с высунутыми языками по всему югу  Калифорнии,
пусть поищут недобитых нацистов. Как я их! Одного не учел - на  телефонном
узле они уже могли это  проверить.  Он,  правда,  не  уверен  в  том,  что
телефонный узел регистрирует все звонки, но... взгляд у  этой  ищейки  был
какой-то подозрительный... Потом письмо. Зачем-то ляпнул, что в дом  никто
не мог залезть. Этот тип наверняка подумал: знать это  может  только  тот,
кто сам туда залезал... что он, кстати, и делал, три раза: первый -  чтобы
забрать письмо, и еще два - проверить, не осталось ли чего такого...  Нет,
не осталось. Эсэсовская форма исчезла. Четыре года как-никак  прошло  -  в
какой-то момент  Дюссандер,  видимо,  смекнул,  что  лучше  будет  от  нее
избавиться.
     Тодд перевел взгляд с газетной вырезки на Калошу Эда, но тот  смотрел
куда-то в сторону, на улицу, как  будто  там  могло  произойти  что-нибудь
необычное.
     Этот тип, конечно, может его подозревать в чем-то, но  из  подозрений
шубы не сошьешь. Разве что всплывет  нечто  такое,  что  связывало  его  и
старика одной ниточкой.
     Теперь всплывет, будь уверен. Потому что есть Калоша Эд. Стоит  рядом
- дурак в своих дурацких кедах. И зачем такой дурак живет на  свете?  Тодд
потянулся к "винчестеру".
     Калоша Эд и есть для них то самое недостающее звено. Все ясно, скажут
они, старик и мальчик были сообщниками. И что тогда? Тогда суд. Отец, само
собой,  наймет  лучших  адвокатов,  и   те,   естественно,   помогут   ему
выкрутиться. Улики-то все  больше  косвенные.  К  тому  же  он  произведет
благоприятное впечатление на присяжных. Но что толку, если  на  дальнейшей
жизни можно будет поставить крест. Газетчики разденут его и бросят у  всех
на виду - точь-в-точь как Дюссандер своих жертв в Патэне.
     - Человек, изображенный на  этом  снимке,  однажды  переступил  порог
моего кабинета, - вдруг заговорил Эдвард Фрэнч, поворачиваясь к Тодду, - и
назвался твоим дедушкой. Сейчас выясняется, что  это  давно  разыскиваемый
военный преступник.
     - Да, - согласился Тодд. Его лицо ничего не выражало. Это  было  лило
манекена.
     - Как это могло произойти? - Вероятно, Эдвард Фрэнч рассчитывал,  что
его вопрос будет  подобен  громовому  раскату,  однако  в  нем  прозвучала
растерянность и еще обида, обида человека, которого ни за что ни  про  что
обманули. - Я тебя спрашиваю, Тодд.
     - Сначала одно, потом другое, - сказал Тодд, поднимая "винчестер".  -
Так и произошло. Сначала  одно...  потом  другое.  -  Большим  пальцем  он
спустил предохранитель и вскинул винтовку. - Я понимаю, звучит  глупо,  но
именно так все и произошло. Ни убавить, ни прибавить.
     Зрачки Калоши Эда расширились. Он попятился.
     - Тодд, что ты... не надо, Тодд. Давай поговорим. Давай обсудим и...
     - Обсуждайте это вместе с вонючим фрицем на том свете, - сказал  Тодд
и нажал на спуск.
     Вторым выстрелом он размозжил ему голову.
     Калошу Эда развернуло к машине. Он слепо тыкался в закрытую дверцу  и
слабеющим голосом снова и  снова  повторял  имя  дочери.  Третий  выстрел,
нацеленный в основание позвоночника, свалил его на землю. Он еще несколько
раз дернулся и затих.
     ШКОЛЬНЫЙ НАСТАВНИК МОГ БЫ, КОНЕЧНО, УМЕРЕТЬ  И  ПОСПОКОЙНЕЕ,  подумал
Тодд с нервным смешком. И тотчас мозг пронзило ледяной иглой. От  боли  он
даже зажмурился.
     Когда он снова открыл глаза, ему  вдруг  стало  так  хорошо,  как  не
бывало много-много месяцев, а то и лет. Все  тип-топ.  Все  в  норме.  Его
лицо, еще минуту назад совершенно неживое,  озарила  какая-то  первобытная
радость.
     В гараже он сложил  в  старый  рюкзак  патроны,  четыреста  с  лишним
патронов, все, что было в наличии. Когда он снова вышел в залитый  солнцем
сад, глаза его горели от  радостного  возбуждения,  а  на  губах  блуждала
улыбка - так в предвкушении подарков улыбаются мальчишки на Рождество  или
в день своего рождения. Такая улыбка обычно предвещает пальбу из  ракетниц
после триумфальной победы, когда игроков  выносят  со  стадиона  на  своих
плечах ликующие болельщики. С такой улыбкой уходят на войну  светловолосые
парни в защитных касках.
     - Я властелин мира! -  выкрикнул  он  в  высокое  прозрачное  небо  и
вскинул над головой винтовку обеими руками. А теперь - туда,  на  косогор,
спускающийся к шоссе, туда, где лежит мощное дерево, словно созданное  для
засады.

     Снайперам удалось снять его  лишь  пять  часов  спустя,  когда  почти
стемнело.



     1. Помощник коменданта (нем.)
     2. Здесь: не правда ли? (нем.)
     3. Привет! (нем.)
     4. Не правда ли? (нем.)
     5. Здесь: силы небесные! (нем.).
     6. Дурень (нем.).

Популярность: 62, Last-modified: Thu, 16 Apr 1998 14:09:47 GMT