---------------------------------------------------------------
     РОМАН
     Richard Aldington "DEATH OF A HERO"
     1929
     Перевод с английского НОРЫ ГАЛЬ
     © Нора Галь, наследники, info@vavilon.ru
     МОСКВА "ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА", 1976
     И (Англ.) 0-53
     Примечания  Д. ШЕСТАКОВА
     Художник В. Юрлов
---------------------------------------------------------------

     0-53 Олдингтон Р.
     Смерть героя. Роман. Пер. с  англ. Норы Галь. Примеч. Д. Шестакова. М.,
"Худож. лит.", 1976.
     320 с



     Ричард Олдингтон -- крупный английский писатель  (1892--1962). В  своем
первом  и лучшем романе "Смерть  героя"  (1929)  Олдингтон подвергает резкой
критике английское  общество  начала  века, осуждает  безумие и преступность
войны.


     70304-284 028(01)-76
     без объявл.
     И(Англ.)




     Смотрите, как  мы  развлекаемся! Но когда же и повеселиться,  как не  в
молодости: ведь живешь только раз, да еще в Англии; и то и другое не пустяк,
от любой из этих бед можно  поседеть в  одночасье; потому  что, да будет вам
известно, нет на свете другой страны, где было бы так много старых дураков и
так мало молодых.
     Гораций Уолпол

                    Олкотту Гловеру

     Дорогой мой Ол! Памятуя о  Джордже Муре, не терпевшем предисловий, все,
что я хочу здесь сказать, я,  пожалуй, лучше изложу в письме к тебе. Хоть ты
и постарше  меня, мы все же  принадлежим  к одному поколению --  к тем,  кто
детство и  отрочество свое, точно юный  Самсон, провел в  попытках разорвать
путы  викторианства и  чье  возмужание  совпало  с  мировой  войной.  Многое
множество  наших сверстников унесла безвременная смерть. Нам повезло -- или,
быть может, не повезло: мы уцелели.
     Я  начал  эту  книгу  почти  сразу  же  после  перемирия,  в  крохотной
бельгийской  деревушке, где мы тогда квартировали. Помню, все вокруг утопало
в снегу, а угля у  нас почти не было. Потом началась демобилизация, немалого
труда мне стоило вновь приспособиться  к  мирной жизни, и на  этом книга моя
погибла.  Я  забросил  рукопись  и  больше  уже  не  брался за нее.  Попытка
оказалась преждевременной.  Но  ровно десять лет  спустя,  чуть ли не день в
день, я вновь почувствовал, что должен  приняться за эту  книгу. Я знаю,  по
многим причинам  ты прочтешь ее с  сочувствием.  Но я  не могу ждать  той же
снисходительности от других.
     Эта книга  -- не создание романиста-профессионала. Она, видимо, вовсе и
не роман. В романе, насколько я понимаю, некоторые условности формы и метода
давно уже стали незыблемым законом и вызывают прямо-таки суеверное почтение.
Здесь  я ими совершенно пренебрег. Единственное мое оправдание: всякий волен
писать, как ему заблагорассудится. Говорят, в этом  романе я допускаю ошибки
столь же чудовищные, как если  бы ты в своих драмах  ввел монологи и реплики
"в сторону" или вдруг сам вышел бы на сцену и принял участие в спектакле. Ты
знаешь,  как я был бы рад, если  бы ты это сделал: я --  враг всяких правил,
произвольно  навязываемых  искусству.  Стандарт  в  искусстве  мне  так   же
ненавистен,  как в жизни. Грешил ли я экспрессионизмом и сюрреализмом или не
грешил  -- этого я не  знаю и знать не хочу.  Я знал, что  хочу сказать,-- и
сказал это. И я ничуть не старался быть "оригинальным".
     Техника  этой  книги,  если  тут  вообще  можно  обнаружить  какую-либо
технику,  та же, что я изобрел, когда  писал свою длинную современную  поэму
под названием "Простак  в лесу"  (тебе  она  нравилась). Кое-кто  называл ее
"джазовой поэзией";  а  теперь  я  написал,  очевидно,  джазовый  роман.  Ты
увидишь, насколько это соответствует моей теме.
     Надеюсь, во всяком случае, что явный или  скрытый в этой книге идеализм
найдет  в  тебе  отклик. Я  испытал  много  сомнений, колебаний, взгляды мои
менялись, но  всегда я сохранял известный идеализм. Я  верю  в людей, верю в
некую изначально присущую им честность и  чувство  товарищества,-- без этого
общество не могло бы существовать. Как часто честность извращают,  как часто
товарищество предают, ты знаешь не  хуже меня. Я не верю в трескучие фразы и
в деспотизм, даже в диктатуру  интеллигенции.  Думается,  мы  с тобой  имеем
некоторое представление о том, что такое интеллигенция.
     Кое-кто из  молодежи , -- те, кому предстоит "вершить благородные дела,
о которых  мы забыли", с этим не  согласны. Они полагают, будто с трескучими
фразами  можно  бороться  при   помощи   сверхтрескучих  фраз.   Искренность
давным-давно устарела. Неважно, что  именно говорить;  важно только  внушать
другим, что ты  прав.  И остается  одна надежда:  запретить всем  читать, за
исключением  немногих избранных  (кем  и  как  избранных?),  а уж они  будут
указывать нам, простым смертным,  что делать и как жить. Да неужели  же мы в
это  поверим? За тебя, так же как и  за себя, смело отвечаю: конечно  нет! А
впрочем, может быть, это ирония, и молодым  людям просто не дают покоя лавры
Свифта.
     Но, как ты увидишь, эта книга, в сущности, - надгробный
     плач, слабая  попытка  создать памятник поколению,  которое  на  многое
надеялось, честно боролось и глубоко страдало. Другие,  вероятно, поймут это
совсем иначе.  Почему  бы  и  нет?  А мы добиваемся  только одного: пытаемся
сказать правду, верим, что это правда, и не боимся ни противоречить себе, ни
признавать свои ошибки.
     Всегда твой
     Ричард Олдингтон
     Париж. 1929



     Этот  роман  в  напечатанном виде  несколько отличается от рукописей. К
моему  удивлению,  издатели  сообщили мне,  что  некоторые слова, выражения,
обороты и даже  отдельные отрывки оказались сейчас в Америке под запретом. Я
описывал в этой книге  только то,  что наблюдал в  жизни, говорил только то,
что  безусловно  считаю правдой,  и у  меня не  было ни  малейшего намерения
тешить  чье-либо нечистое воображение. Для этого  моя тема слишком трагична.
Но я вынужден послушаться  совета тех,  кто  знает законы о  печатном слове.
Поэтому я просил издателей  изъять из  книги  все, что,  по их мнению, может
показаться  предосудительным,  и заменить точками каждое пропущенное  слово.
Пусть лучше книга выйдет изуродованной, но я не стану  говорить  то, чего не
думаю. En attendant mieux --> 1 .
     Р. О.
     P. S.  Справедливости  ради должен  прибавить, что в этом  американском
издании сокращения гораздо меньше и малочисленней, чем те,  которых от  меня
потребовали в Англии.



     Morte d'un eroe1
     Allegretto


     Военные действия давно уже прекратились, а в газетах все еще появлялись
списки  убитых,   раненых  и   пропавших  без  вести,--   последние   спазмы
перерезанных  артерий   Европы.   Разумеется,   никто   этими   списками  не
интересовался. Чего ради? Живым надо решительно ограждать себя от мертвецов,
тем более -- от  мертвецов навязчивых. Но утрата  двадцатого  века  огромна:
сама Юность. И слишком многих пришлось забывать.
     В одном  из этих последних списков, под рубрикой "Пали на поле  брани",
стояло следующее:
     "Уинтерборн,  Эдуард  Фредерик  Джордж,  капитан  2  роты  9  батальона
Фодерширского полка".
     Новость  эта  была встречена  с  таким  равнодушием,  и  забыли Джорджа
Уинтерборна  с  такой быстротой, что даже он  сам удивился бы, -- а ведь ему
был   свойствен  безмерный  цинизм   пехотинца:   пехотные   циники   всегда
прикидываются  этакими  безмозглыми бодрячками и этим  вводят  в заблуждение
многих не слишком проницательных  людей. Уинтерборн почти надеялся,  что его
убьют, и  знал,  что  его безвременную  смерть  в  возрасте двадцати  лет  с
небольшим оставшиеся в живых  уж  наверно  перенесут  стоически. Но  то, что
произошло, все же немного уязвило бы его самолюбие.
     Говорят, жизнь -- все равно что светящаяся точка, внезапно  возникающая
из   ниоткуда.   Она   прочерчивает  в  пространстве  и  времени  сверкающую
причудливую линию  -- и затем  так же внезапно исчезает. (Любопытно было  бы
поглядеть   на   огни,  исчезающие  из  Времени  и  Пространства  во   время
какого-нибудь  большого  сражения: Смерть гасит  свечи...)  Что  ж, это наша
общая участь; но  мы  тешим  себя надеждой,  что  наш  довольно путаный и не
слишком яркий  след  будет еще  хоть несколько лет светить  хоть  нескольким
людям. Я думаю, имя Уинтерборна появилось на какой-нибудь мемориальной доске
в память павших воинов, скорее  всего в церкви при той школе, где он учился;
и,  конечно,  во  Франции  он  получил,  как  полагается,  вполне  приличный
надгробный  камень. Но и  только.  Его гибель никого особенно не огорчила. У
людей сдержанных и притом небогатых друзей не много; и Уинтерборн не слишком
надеялся на  своих немногочисленных приятелей, а меньше всего на  меня. Но я
знал -- он сам говорил мне,-- что есть на свете четыре человека, которым как
будто не совсем безразличен он и его судьба. Эти четверо -- его отец и мать,
его жена и его любовница. Знай он, как все они приняли весть о его смерти, я
думаю, это  его  раздосадовало  бы, но  и позабавило, а  пожалуй,  у него  и
полегчало бы  на душе.  Он избавился бы от ощущения, что  он все же за них в
ответе.
     Отец  Уинтерборна,--  я   немного  знал   его,--  отличался  непомерной
сентиментальностью.  Тихий, беспомощный,  с претензией на аристократичность,
он был эгоистом из породы самоотверженных (иными  словами, вечно ставил себе
в заслугу, что  "отказывается"  от чего-нибудь такого,  чего в  глубине души
боялся или не хотел) и обладал особым даром портить жизнь окружающим. Просто
удивительно, сколько непоправимого вреда может причинить добрый, в сущности,
человек. Десять отъявленных мерзавцев натворят меньше зла. Он испортил жизнь
жене, потому что был с нею чересчур мягок; испортил  жизнь детям, потому что
был  с ними  чересчур  мягок  и  сентиментален  и потому  что  потерял  свое
состояние  --  непростительный  грех со  стороны  родителя;  испортил  жизнь
друзьям и  клиентам,  без всякого  злого умысла пустив их  по миру; и совсем
испортил свою собственную жизнь. Это  -- единственное, что он на  своем веку
сумел  сделать добросовестно, основательно и до  конца. Он устроил из своего
существования  такую путаницу,  что ее не сумела  бы  распутать целая  армия
психологов.
     Когда я сказал Уинтерборну  все, что думал о его отце, он почти во всем
со мною  согласился.  Но, в общем, он любил отца, должно быть, обезоруженный
его  кротким нравом  и слишком снисходительный  к  этой тихой  эгоистической
сентиментальности.  Быть  может,  при  других  обстоятельствах,  отец  иначе
воспринял  бы известие о  смерти Джорджа и  иначе вел бы себя. Но он был  до
того напуган  войной, до  такой степени не способен  примениться к жестокой,
неотвратимой действительности  (он всю свою  жизнь упорно от нее уклонялся),
что  ударился  в  набожность, доходящую  до  юродства.  Он свел знакомство с
какими-то елейными  католиками, и зачитывался елейными брошюрками,  которыми
они его засыпали, и хныкал и изливал душу елейному до  отвращения духовнику,
которого  они  ему сосватали.  Итак, в  разгар войны  он был принят  в  лоно
католической церкви; он без конца читал молитвы, и слушал мессу, и составлял
правила поведения для тех,  кто стремится к  жизни вечной,  и даже находил в
себе  сходство  со  святым  Франциском  Сальским,  и  молился  о канонизации
сверхъелейной Терезы Лизьеской,-- и,  будем надеяться,  обрел  во всем  этом
утешение.

     Известие о гибели Джорджа застало старика Уинтерборна в Лондоне, где он
"работал  на  оборону". Он  никогда бы не взялся за  дело, которое требовало
решимости и  энергии, если бы его не довела до  этого жена, пилившая его без
передышки.  Ее  воодушевлял  не  столько  бескорыстный  патриотизм,  сколько
злость: возмутительно, что он вообще  существует на свете, да  еще мешает ее
любовным похождениям! А он всегда с гордым и скорбным достоинством повторял,
что  его религиозные  убеждения запрещают ему с нею развестись.  Религиозные
убеждения -- прекрасный предлог, чтоб делать людям гадости. Итак, она  нашла
для него в Лондоне оборонную  работу и поставила  его в такое положение, что
он не мог отказаться.
     Телеграмма военного  министерства -- "с прискорбием извещаем... пал  на
поле брани... соболезнование их величеств..." -- пришла на адрес загородного
дома и попала в руки миссис Уинтерборн. Какой повод для переживаний, едва ли
не  приятное  разнообразие:  в деревне  сразу  после  перемирия  скука  была
изрядная!  Миссис Уинтерборн сидела у камина, зевая  в лицо  своему двадцать
второму  любовнику,  --  роман  тянулся  уже около  года, -- когда горничная
подала телеграмму. Телеграмма была  адресована мужу, но жена, разумеется, ее
вскрыла: она  подозревала, что какая-нибудь  "такая" женщина  охотится за ее
супругом, который,  впрочем, по  трусости  своей был,  к  сожалению,  вполне
добродетелен.
     Миссис  Уинтерборн  обожала в  жизни  театральные эффекты.  Она  вполне
убедительно взвизгнула, прижала руки к довольно рыхлой груди и  сделала вид,
что падает в обморок. Любовник, образцовый молодой англичанин -- спортсмен и
славный малый, из тех, что звезд с неба не хватают и дают водить себя за нос
каждой юбке, тем паче каждой  образцовой англичанке, подхватил ее машинально
и не слишком охотно,  но  воскликнул с чувством, подобно какому-нибудь герою
Этель Делл:
     Что случилось, дорогая? Неужели он опять оскорбил вас?
     Бедняга  Уинтерборн-старший  был  совершенно   не   способен  кого-либо
оскорбить,  но  у  миссис  Уинтерборн  и  ее  любовников  так  уж  повелось:
возмущаться мужем, который ее "оскорбляет" и "издевается" над нею, хотя он в
худшем случае позволял себе горячо молиться о том,  чтобы супруга,  вкупе со
всей "несчастной заблудшей Англией", обратилась к истинной вере.
     Низким томным  голосом, в подражание героиням душещипательных  романов,
миссис Уинтерборн простонала:
     Он умер, умер!
     Кто? Уинтерборн?
     (Хлопотавший  вокруг нее Сэм Браун  кажется, немного испугался  -- ему,
конечно,  придется предложить руку в сердце  --  и предложение того и  гляди
примут.)
     Мой сыночек! Эти гнусные, мерзкие гунны убили моего мальчика!
     Сэм Браун, все  еще  ничего не понимая,  взял  телеграмму и прочел  ее.
Потом  вытянулся,  отдал  честь  (хотя на  нем  не было  фуражки)  и  сказал
торжественно:
     Славная, честная смерть. Смерть, достойная англичанина.
     (Когда  убивают гунна, в этом нет  ничего славного и честного: так  им,
подлецам,-- не при дамах говорится "стервецам",-- и надо.)
     Слезы, проливаемые миссис Уинтерборн. были  не слишком  искрении,  и их
довольно  быстро удалось  осушить.  Она  трагически  бросилась  к  телефону.
Трагическим голосом сказала в трубку:
     Подстанция? (Всхлип.)  Дайте мне  Кенсингтон  десять  тридцать. Да, да,
номер мистера Уинтерборна (всхлип). Наш милый  сын... капитан  Уинтерборн...
погиб...  его убили  эти (всхлип)  звери,  (Всхли.,  Пауза.) Благодарю  вас,
мистер  Крамп, я не сомневалась, что вы посочувствуете нашему горю. (Всхлип.
Всхлип.)   Такой  неожиданный   удар.  Мне   надо  поговорить   с   мистером
Уинтерборном.  У нас здесь сердца разрываются (всхлиписсимо). Благодарю вас.
Я буду ждать звонка.
     И в телефонном разговоре с  супругом миссис Уинтерборн также оставалась
верна себе:
     Это ты,  Джордж?  Да,  это  я.  Изабелла Я  сейчас  получила  печальное
известие. Нет, о  Джордже. Приготовься,  дорогой. Боюсь, что он очень болен.
Что? Нет, Джордж, Джо-ордж! Ты  что, оглох? Ну,  вот так-то  лучше. Так вот,
слушай,  дорогой, ты  должен  приготовиться к тяжкому  удару.  Джордж  очень
болен. Да, да,  ваш  Джордж, наш малютка  Что?  Ранен?  Нет, не ранен, очень
опасно болен.  Нет,  дорогой, надежды почти  никакой. (Всхлип.) Да, дорогой,
телеграмма от их величеств. Прочитать тебе? Ты приготовился к удару. Джордж,
да?  "С  глубоким прискорбием...  пал  на  поле  брани... со6олезнования  их
величеств..."  (Всхлип.  Долгая пауза.)  Ты  слушаешь, Джордж?  Алло,  алло!
(Всхлип.)  Алло,  алло! Ал-ло-о! (Сэму  Брауну.)  Он  повесил  трубку!  Этот
человек надо мной издевается! Когда я в таком горе! Это  невыносимо! А я еще
старалась смягчить удар! (Всхлип.  Всхлип.) Но ведь  мне  всегда приходилось
сражаться ради моих детей, а он только сидел, уткнувшись носом в  книгу, или
твердил молитвы!
     К чести миссис Уинтерборн  надо  сказать, что она  не  очень-то верила,
будто молитвы помогают в практической  жизни. Однако ее  неприязнь к религии
коренилась в другом: эта женщина терпеть не  могла делать то, чего ей делать
не хотелось, и глубоко ненавидела всякое подобие мысли.
     Услыхав роковое известие,  мистер Уинтерборн  упал на колени (не забыв,
однако,  дать  отбой, чтобы  не  слышать  больше  эту фурию)  и  воскликнул:
"Упокой, господи, его душу!" После этого мистер Уинтерборн еще долго молился
за упокой души  Джорджа за себя самого, за свою  "заблудшую, но возлюбленную
супругу",  за  других своих детей --  "да спасутся  и  да  внидут по милости
своей, господи, в лоно истинной веры" за Англию (то же), за своих врагов  --
"ты, господи,  веси, я чужд вражде, хоть и грешен, mea culpa, mea culpa, mea
maxima culpa, ave Maria..." --> 1
     Некоторое время Уинтерборн простоял на коленях. Но на  кафельном полу в
прихожей  молиться было  жестко и неудобно,  а потому  он пошел в спальню  и
преклонил колена  на  мягкой  молитвенной скамеечке.  Перед  ним  на аналое,
покрытом весьма благочестивой вышивкой --  даром "сестры во Христе",-- лежал
раскрытый   требник  в  весьма  благочестивом  переплете,  с   яркой  весьма
благочестивой  закладкой.  На  подставке стояла  раскрашенная  дева Мария  с
тошнотворным младенцем Иисусом,  копия  статуи  из монастыря Сен-Сюльпис;  в
руках  младенца  болталось святое  сердце,  истекающее  кровью и  окруженное
сиянием. Еще  выше  водружено  было  большое  распятие  --  довольно дешевая
подделка под бронзу, справа -- репродукция "Тайной вечери" Леонардо да Винчи
(цветная),  слева --  репродукция с картины Холмана Ханта (еретика)  "Светоч
мира"  (одноцветная).  Все  это  служило  мистеру  Уинтерборну  неиссякаемым
источником утешения и спокойствия духа.
     За обедом он ел мало, с горьким удовлетворением думая о том, что скорбь
явно отнимает  у людей  аппетит,  а пообедав, отправился к своему духовнику,
отцу  Слэку.  Здесь мистер Уинтерборн  дал  волю  чувствам и приятно  провел
вечер. Он  пролил много  слез, и  оба усердно  молились.  Отец  Слэк выразил
надежду,  что  Джордж под  влиянием  отцовских  молитв и добродетелей  перед
смертью  покаялся, а  мистер  Уинтерборн  сказал,  что хоть Джордж и  не был
принят в лоно святой церкви. В нем жил "луч истинного католика" и однажды он
даже прочел одну проповедь Боссюэ;  а отец Слэк сказал, что будет молиться о
душе  Джорджа,  и  мистер  Уинтерборн оставил ему пять фунтов  стерлингов на
мессы  за упокой  души  Джорджа,--  поступок щедрый  (хоть и глупый) так как
доходы мистера Уинтерборна были весьма скромные.
     После этого мистер  Уинтерборн каждое  утро  и каждый вечер  тратил  на
молитву на  десять минут больше  прежнего,  так как молился о спасении  души
Джорджа. Но,  к несчастью, однажды он, погруженным в размышления о блаженном
мученике отце Парсонсе  и  еще более блаженном мученике отце Гарнете,  герое
Порохового заговора, переходя мостовую у самого входа в Хайд-парк, попал под
колеса.  Пяти фунтов хватило не надолго,  и  больше некому  было  молиться о
спасении  души   Джорджа;   так   что,  насколько  известно  святой  римской
апостольской церкви и насколько сие от нее зависит, бедняга Джордж пребывает
в аду  и, надо полагать, там и останется. Впрочем, последние  годы его жизни
были таковы, что он, вероятно, и не заметил разницы.
     Вот  как  принял  смерть  Джорджа  его отец. "Реакция" матери (так  это
называют психологи) была  несколько иная. Миссис Уинтерборн  на первых порах
нашла, что  это событие очень  возбуждает  и подстегивает, особенно в смысле
эротическом. Эта  женщина  обожала  драмы и всю свою  жизнь  разыгрывала как
драму.  Она  жаждала  быть  в центре всеобщего внимания, точно  какой-нибудь
итальянский  офицер,  ей  необходимо  было,  чтобы  ею  восхищались  все без
разбору.  В доме  у  нее удерживались дольше месячного испытательного  срока
только  те слуги, которые готовы были пресмыкаться перед нею и не  гнушались
самой грубой лестью, превознося каждый ее шаг, каждое слово, каждую прихоть,
ее  наряды  и  безделушки,  ее друзей и  знакомых. Но миссис Уинтерборн была
необыкновенно  капризна и сварлива,  так  что ее друзья-приятели то  и  дело
становились  ей  врагами,  а  заклятые враги  неожиданно  оказывались  ее не
слишком  искренними друзьями,--  поэтому от корыстных  наемников, оставшихся
верными  ей  только  ради  прибавки  жалованья  или  подачек,  которыми  она
вознаграждала  особенно  удачную лесть, требовались  такая  гибкость и такт,
каким позавидовал бы любой дипломат.
     Миссис   Уинтерборн  была  уже  вполне   зрелая  матрона,  однако   она
предпочитала  воображать  себя  очаровательной  семнадцатилетней   девушкой,
страстно любимой  пылким  и  неотразимым, точно  шейх, но притом конечно  же
"чистым"  (чтобы не  сказать "честным") молодым  британцем  Она так и сыпала
мнимореволюционными фразами, "подрывающими основы" семьи  и собственности (в
этом стиле  разглагольствуют нередко "просвещенные"  служители церкви),  а в
сущности,  это  была  самая  заурядная мещанка, напичканная  предрассудками,
ограниченная, жадная, скупая и злобная.  Как всякая мещанка,  она угодничала
перед  теми,  кто занимал  лучшее  положение в обществе, и помыкала стоящими
ниже ее. Рамки мелкобуржуазной морали, естественно, делали ее  лицемеркой. В
игривые  минуты  (а  она  очень любила  резвиться,  совершенно  не  понимая,
насколько это ей не к лицу) она охотно намекала, что  способна "нарушить все
запреты". А в  действительности бурные  порывы  сводились к тому, что она  с
удовольствием  выпивала,   была  лжива,  нечистоплотна  в   денежных  делах,
бранилась со  всеми  по пустякам, с  азартом  билась об  заклад  и  заводила
интрижки с нагловатыми молодыми людьми, которых только  при  ее романтически
буйном  воображении  можно было  именовать "чистыми  и честными",  хотя, без
сомнения, они  были истинными британцами  и, разумеется, славными  малыми --
более или менее нагловатого типа.
     Она столько  сменила  этих чистых  и честных молодых  шейхов, что  даже
бедняга  Уинтерборн совсем  запутался --  и  когда  принимался  за очередное
драматическое послание, начинавшееся неизменно словами: "Сэр! Похитив у меня
привязанность моей жены, вы поступили, как мерзкий пес,-- да  не  будут  эти
слова истолкованы в нехристианском духе..." -- письмо это, как правило, было
обращено к шейху прошлому или позапрошлому, а не  к тому, кто пользовался ее
благосклонностью в данное время. Однако увещания, непрестанно появлявшиеся в
дни  войны  на страницах газет и журналов,  а главное -- опасность из зрелой
матроны превратиться в  перезрелую, настроили миссис Уинтерборн на серьезный
лад, и с безошибочным чутьем она  мертвой хваткой вцепилась в Сэма Брауна --
вцепилась  и  уже   не  отпускала  несчастного  до  конца  его  дней  (конца
безвременного, который  она же  и ускорила). Что  и говорить, Сэм Браун  был
безупречен  -- такое встречается только в  сказках. Если  бы я не видел  его
своими глазами, я  бы в  него  просто не поверил. Это был оживший -- вернее,
отчасти  оживший  --  стереотип.  Представление  о  жизни у  него было самое
примитивное,  едва  ли  достаточное  для   четвероногого,   и  мыслительными
способностями  природа наделила  его крайне  скупо. Это был великовозрастный
бойскаут,  приготовишка в  блистательной  броне  тупоумия. Все  в  жизни  он
воспринимал  и  оценивал  по  готовой  формуле,-- что  бы  ни  случилось,  а
соответствующая, заранее предусмотренная формула всегда найдется. Итак, хоть
и не достигнув особо высоких степеней, он, в общем, преуспевал, благополучно
скользил по укатанным дорожкам где-то  на втором  плане. Если его к этому не
вынуждали, он никогда сам не  заговаривал  о  том,  что был ранен, награжден
орденом  или о  том, что уже  4  августа пошел в армию добровольцем. Словом,
скромный, воспитанный и прочая и прочая английский джентльмен.
     На случай, когда умирает сын  замужней любовницы, формула  предписывала
суровую мужественность и нежное сочувствие, целительное для ран материнского
сердца. Миссис Уинтерборн сперва не выходила  из роли --  пылкий,  но нежный
Сэм Браун всегда настраивал ее на лирический лад. Но, как ни странно, смерть
Джорджа пробудила  в ней прежде всего чувственность. На многих  женщин война
повлияла  именно так. Смерть, раны, кровь, жестокость --  все  на безопасном
расстоянии  --  подхлестывали  их  страсти,  разжигали  их пыл  до  пределов
фантастических.  Разумеется,  в  эти нескончаемые годы, 1914--1918,  женщины
поневоле  вообразили,   что  смертны  одни  лишь   мужчины,  а  им  даровано
бессмертие;  и  они,  новоявленные   гурии,  старались   обольстить  каждого
попадавшегося под руку  шейха,--  вот почему  их  так привлекала "работа  на
оборону" с ее  широкими  возможностями, А  кроме  того,  еще  и  первобытный
физиологический инстинкт подсказывал: назначение  мужчины -- убивать и  быть
убитым, назначение женщины -- рожать новых мужчин, чтобы  все продолжалось в
том  же духе. (Правда, этому  нередко  мешает наука,  ибо она идет вперед, а
именно -- создает противозачаточные средства, за что ей великое спасибо.)
     Итак, не удивляетесь, что волнение миссис Уинтерборн. вызванное смертью
сына, почти немедленно приняло эротическую окраску. Она лежала  на кровати в
пышных  белых панталонах  с  длиннейшими  оборками  и  в  целомудренной,  но
необычайно нарядной сорочке.  Сэм Браун, сильный, молчаливый,  сдержанный  и
нежный,  смачивал  ей  лоб  одеколоном,  а  она  большими  глотками все чаще
прихлебывала  коньяк,  Разумеется,  приличия  требовали,  чтобы  к  ее  горю
относились с уважением, и это было даже приятно, а все-таки... лучше бы Сэма
не приходилось  каждый раз подталкивать  на первый шаг. Неужели он не видит,
что ее нежная натура нуждается  в  утешении--в капельке Истинной  Любви,-- и
притом сейчас же, немедленно?
     Я  его  так любила,  Сэм,-- тихо  молвила  миссис Уинтерборн  с искусно
сделанной  дрожью  в голосе --  Я была совсем девочкой, когда он  родился,--
детка с  деткой,  говорили про нас,--  когда мы  с ним росли  вместе. Я была
такая юная, что еще два года после его рождения ходила с косичками.
     (Уверения миссис  Уинтерборн  относительно  ее непреходящей юности были
так шиты белыми нитками, что не обманули бы даже читателей "Джона Бланта",--
но  все шейхи  попадались  на  эту  удочку.  Бог  весть,  что они  думали,--
воображали должно быть, что Уинтерборн "оскорбил"  ее, когда ей было  десять
лет.)
     Мы с  ним были неразлучны,  Сэм,  мы  были  настоящими  друзьями, и  он
никогда ничего от меня не скрывал.
     (Бедняга Джордж!  Он терпеть не  мог свою мамашу, за последние пять лет
своей жизни  он  едва ли виделся с нею раз в год. А уж насчет  того, чтобы с
нею откровенничать, -- куда там, самый простодушный из  простодушных дикарей
тотчас заподозрил бы, что она привирает, Когда Джордж был еще мальчиком, она
снова и снова так подло предавала его, что он наглухо замкнулся в себе и уже
не мог довериться ни жене, ни любовнице, ни другу.)
     А теперь  его  больше нет...-- Тут в голосе миссис Уинтерборн зазвучали
столь недвусмысленные призывные нотки, что даже бестолковый шейх заметил это
и ощутил смутное беспокойство.-- Теперь его уже нет, а у меня остался только
ты,  Сэм, в целом свете только  ты один.  Ты слышал, как этот низкий человек
сегодня  оскорбил  меня  по телефону. Поцелуй меня,  Сэм, и  обещай, что  ты
всегда будешь мне другом, настоящим другом!
     Формулой поведения шейха не предусмотрено  было в этот день  заниматься
любовью; скорбящую  мать  полагается утешить, но "святость"  ее материнского
горя недопустимо осквернять плотской близостью --  хотя и эта близость между
"чистым" молодым британцем  и  "безупречной" женщиной,  у  которой  только и
было,  что  муж да  двадцать два любовника, тоже  странным образом оказалась
"священной". Но где уж всем сэмам браунам в  мире устоять перед несокрушимой
волей  таких  вот  миссис  Уинтерборн  --  и  особенно  перед  их  волей   к
совокуплению! И  он  -- да будет  позволено  так выразиться --возвысился  до
требований  момента.  И он  тоже испытал странное, извращенное  наслаждение,
нежничая и занимаясь любовью над свежим трупом; а между тем будь он способен
пораскинуть  мозгами,  он  понял бы,  что миссис  Уинтерборн  --  не  только
садистка, но некрофилка.
     В ближайшие месяц-два смерть Джорджа стала  для его матери источником и
других,  почти  ничем не омраченных  радостей. Миссис Уинтерборн простила --
разумеется,  временно  --  самых заклятых  своих  врагов, чтобы  можно  было
написать  побольше  писем  о  своей  тяжелой  утрате,--  она сочиняла  их  с
увлечением   и  искусно  украшала  пятнами  слез.  Многие  без   пяти  минут
аристократы,   обычно   избегавшие   миссис   Уинтерборн,  как   ядовитейшую
разновидность скорпиона в образе человеческом,  явились к  ней  с визитом --
правда, самым  кратким --  и выразили  свое соболезнование. Ее  посетил даже
приходский священник, и был встречен с  любезностью чрезвычайной;  ибо, хоть
миссис  Уинтерборн  и  уверяла всех, будто пренебрегает мнением  общества  и
исповедует агностицизм (столь крайние взгляды появились у нее, впрочем, лишь
после того,  как  перед  нею захлопнули  двери почти  все добропорядочные  и
благочестивые  обыватели),  она  сохранила  суеверное  почтение к служителям
официальной церкви.
     Другая  радость миссис Уинтерборн была --  переругиваться  с  Элизабет,
женой Джорджа, из-за его жалкого "наследства" и оставшихся после него вещей.
Уходя в  армию, Джордж думал, что как ближайшего родственника должен назвать
отца.  Позже  он  понял  свою  ошибку, и, отправляясь  вторично во  Францию,
указал,  что  его  ближайшая  родственница  --  жена.  Военное  министерство
заботливо сохранило оба документа -- либо там вообразили, что существуют два
Джорджа Уинтерборна,  либо первая бумажка,  не изъятая официально, сохранила
юридическую  силу.  Так или  иначе,  часть  вещей, оставшихся  после  гибели
Джорджа,  были  отосланы по  загородному адресу на имя  отца  -- и  мать без
зазрения совести их присвоила. Остальные личные вещи и еще причитавшееся ему
офицерское жалованье отправлены были жене Джорджа. Миссис Уинтерборн-старшую
это привело в неописуемую ярость. Экий дурацкий бюрократизм! --  возмущалась
она. Да разве ее сыночек не принадлежит ей, матери? Не она ли носила его под
сердцем  и  тем  самым до  конца своего земного существования  обрела  право
владеть безраздельно им самим и всем, что ему  принадлежало? Да разве  может
женщина,  кто  бы она  ни была, занять в мыслях  и в сердце мужчины такое же
место,  как его родная мать?! А стало быть, ясно, что она -- мать  -- и есть
его ближайшая родственница и наследница  и  что все  его имущество,  включая
вдовью пенсию, должно достаться ей и только ей: Q. Е. D. --> 1
. Из-за этого  наследства миссис Уинтерборн не давала ни минуты покоя своему
злосчастному  супругу, пыталась втянуть в  драку Сэма  Брауна,--  однако его
хватило лишь на "прямое и  честное" письмо к Элизабет, но  та  нокаутировала
его в первом же раунде,-- и даже обратилась  к столичному юристу. Из Лондона
миссис Уинтерборн-старшая возвратилась вне себя от бешенства. "Этот человек"
(иными словами  муж)  вновь оскорбил ее, робко  заметив,  что  все имущество
Джорджа  нужно отдать  его вдове, но  она, конечно,  позволит  им  сохранить
кое-какие  мелочи  на память  о сыне.  Юрист же -- подлая  скотина!  --  без
малейшего сочувствия заявил, что вдова Джорджа  имеет полное право притянуть
свекровь  к  суду за удержание имущества, принадлежащего  ей  (Элизабет)  по
закону. Завещание Джорджа  было ясным  и недвусмысленным -- он  все оставлял
жене. И, однако, ту долю его вещей, которой завладела его мамаша, она из рук
уже не  выпустила  назло  всем силам земным и  небесным. И она  обрадовалась
случаю с  наслаждением высказать  "этой женщине"  (иными  словами, Элизабет)
все, что о ней думала,-- а  именно,  что бедная Элизабет объединяет в  своем
лице Екатерину Вторую, Лукрецию Борджиа, мадам де Бренвилье, Молль Флендерс,
"вязальщицу"  времен  Французской  революции  и  отъявленную   негодяйку  из
лондонских трущоб.
     Но  после своей смерти Джордж  служил для матери источником развлечения
всего месяца два. Как раз тогда, когда в распре с Элизабет миссис Уинтерборн
достигла поистине  головокружительных  высот  вульгарнейшей ругани,  старика
Уинтерборна задавило  на  улице.  Появились новые  развлеченья:  следствие о
смерти,  и самые  настоящие  похороны,  и  вдовий  траур,  и  новые  письма,
закапанные  слезами. Она  даже  послала  такое письмо Элизабет -- я  сам его
видел;  она  писала,  что  после  двадцати  лет  замужества  (на самом  деле
Уинтерборны были  женаты  около  тридцати  лет)  настал  конец  ее семейному
счастью, что  теперь отец и сын соединились в блаженстве жизни вечной и что,
каковы бы ни были  ошибки и прегрешения мистера Уинтерборна,  он всегда  был
джентльменом (последнее  слово  она  подчеркнула  жирной чертой и  поставила
несколько  восклицательных  знаков  -- очевидно, понимать надо было так, что
сама-то Элизабет отнюдь не леди!).
     Месяц спустя  миссис  Уинтерборн вышла замуж  за своего шейха  --  увы,
отныне он перестал быть шейхом! Брак  был зарегистрирован  в соответствующей
лондонской канцелярии, после чего молодые супруги отбыли в Австралию, где им
предстояло вести жизнь чистую,  честную, и благородную.  Да  пребудут  они в
мире --  уж слишком  они были чисты и благородны для  погрязшей  в  разврате
Европы!
     Что и говорить, родители Джорджа были нелепы до карикатурности.  Подчас
им овладевал насмешливый цинизм, и он начинал рассказывать приятелям об отце
с матерью,-- и хотя ничего  при этом не преувеличивал,  даже люди  с головой
упрекали его за  чудовищные выдумки. Если верить общепринятым теориям о роли
среды и наследственности (впрочем, скорее  всего они лгут),  то,  право  же,
загадочно  и  непостижимо,  как  тайны  замка Удольфо, каким образом  Джордж
ухитрился до такой степени  не походить на своих родителей и все родственное
окружение. В нем можно было найти внешнее сходство и с отцом и с матерью, но
в остальном он не имел  с ними ничего общего, будто явился с другой планеты.
Быть  может,  они казались  такими  нелепыми потому,  что ни  тот ни  другая
совершенно не  умели приноровиться к  бурным,  всеохватывающим  переменам  в
жизни,  причиной или  признаком  которых была мировая война. У них на глазах
разыгрывалась величайшая  драма, а  они ее  даже не заметили.  Их  волновало
только одно -- продовольственные  пайки. Старик Уинтерборн очень беспокоился
также о "судьбах родины" и излагал свои мнения и советы в письмах  в "Тайме"
(где их не печатали), а потом, переписав их на бумаге с гербом своего клуба,
отсылал премьер-министру. Кто-нибудь  из  секретарей  премьера  с неизменной
вежливостью подтверждал  получение.  На  миссис  же  Уинтерборн  тревога  "о
судьбах  родины"  нападала  лишь  изредка,  приступами.  Она  полагала,  что
Британская  империя  должна вести  войну как  крестовый  поход,  до  полного
истребления "гнусных,  мерзких гуннов", чтобы спасти мир для славных, чистых
и честных шейхов и милых, невинных и резвых,  как  котята,  пятидесятилетних
англичанок. Что  и говорить, нелепо, дико, неправдоподобно, как мужские моды
сороковых  годов  прошлого  века.  Я встречался с  родителями Джорджа  всего
несколько   раз  --   сначала  бывая  у   него,   потом   в   качестве   его
душеприказчика,--   и   они   казались  мне  такими   же  неправдоподобными,
смехотворными, такими же доисторическими ископаемыми, какими казались Парижу
1815 года  возвращающиеся из бегов  аристократы. Подобно  Бурбонам,  старшие
Уинтерборны ничему не научились за время войны и ничего не забыли.  В том-то
и трагедия Англии, что война ничему не научила всех ее Уинтерборнов и что ею
правили карикатурно нелепые, растерянные и беспомощные  людишки, заполнившие
сверху  донизу  все  посты  гражданской  государственной  службы, тогда  как
молодежь  в  отчаянии махнула  на  все  рукой.  Gott  strafe  England -->
1  -- вот  молитва,  которая была  услышана: небеса лишили Англию
разума  настолько,  что  она  оставила  карикатурно нелепых  Уинтерборнов  у
кормила правления и при этом делала вид, будто они еще на что-то годны. А мы
продолжаем со всем мириться, и у нас даже не хватает смелости вышвырнуть все
эти нелепые марионетки старой  Англии в Лимб, где им самое подходящее место.
Реrо, paciencia. Ma ana, ma ana... --> 2



     Порой я  думаю, что  в том  последнем  бою мировой  войны Джордж просто
совершил самоубийство. Я не хочу  сказать, что он пустил себе пулю в лоб, но
ведь командиру  роты ничего не стоит подняться во  весь  рост под пулеметным
огнем  противника.  Отношения  с  Элизабет  и  с  Фанни  Уэлфорд, в  которых
запутался Джордж,  можно было бы и распутать,  но  на  это потребовалась  бы
толика терпенья, и энергии, и решимости, и здравого смысла. А бедняга Джордж
к ноябрю 1918 года был измучен и истерзан сверх всякой меры. Он был немножко
не  в  своем уме,  как были не в своем  уме  почти все,  кто  провел  больше
полугода на переднем крае. После боев при Аррасе (то  есть с апреля 1917) он
держался только на нервах, и когда в октябре  1918  мы встретились в тыловом
дивизионном  лагере, я сразу увидел, что он выжат, как лимон, и больше ни на
что не годен. Ему надо было пойти  к бригадному генералу и получить  хотя бы
короткий отпуск. Но он  слишком  боялся струсить. В ту последнюю ночь, когда
мы с ним виделись, он сказал мне, что его теперь пугают даже разрывы гранат,
а заградительного  огня  ему,  наверно, больше не выдержать.  Однако он  был
упрям, как черт,  и непременно хотел вернуться в свой батальон, хоть и знал,
что их сейчас же  снова двинут в бой. Мы не  спали чуть не до утра, и он все
говорил об Элизабет, о Фанни и о себе, и снова о себе, о Фанни и Элизабет, и
наконец все это стало  казаться  таким давящим кошмаром, трагедией, подобной
судьбе  рода Атреева,  что  я и  сам  подумал:  да,  исхода  нет. В  ту ночь
несколько раз налетали и  бомбили вражеские аэропланы, а мы лежали в темноте
на парусиновых  койках  и перешептывались  --  вернее,  шептал  Джордж, а  я
пытался перебить его и не мог. И всякий раз как неподалеку от лагеря  падала
бомба,  я и  в темноте чувствовал, что Джордж вздрагивает.  Да, нервы у него
никуда не годились.
     Элизабет  и  Фанни  нелепыми  карикатурами  не назовешь.  К  войне  они
приспособились  на  диво  быстро и ловко, так же как  позднее  применились к
послевоенным  порядкам.  Обеим  была  присуща  жесткая   деловитость,  очень
характерная  для  женщин  в  те  военные  и  послевоенные  годы;  обе  умело
маскировали извечный собственнический  инстинкт своего  пола дымовой завесой
фрейдизма  и теории Хэвлока Эллиса. Слышали  бы вы,  как они  обо всем  этом
рассуждали!  Обе  чувствовали  себя весьма  свободно  на  высотах  "полового
вопроса", в дебрях всяческих  торможений,  комплексов, символики сновидений,
садизма,  подавленных  желаний, мазохизма,  содомии, лесбиянства  и прочая и
прочая.  Послушаешь и скажешь -- до чего разумные молодые  женщины! Вот кому
чужд  всякий  сентиментальный  вздор.  Уж  они-то  никогда не  запутаются  в
каких-нибудь чувствительных бреднях. Они  основательно изучили проблемы пола
и знают, как эти проблемы  разрешать.  Существует, мол, близость физическая,
близость  эмоциональная  и,  наконец,  близость  интеллектуальная,--  и  эти
молодые особы  управляли всеми тремя  видами с такой  же  легкостью, с какою
старый  опытный  лоцман  проводит послушное судно в  самую оживленную гавань
Темзы. Они  знали, что ключ  ко  всему --  свобода, полная  свобода. Пусть у
мужчины  есть  любовницы,   у  женщины  --  любовники.  Но  если  существует
"настоящая"  близость, ничто  ее не разрушит. Ревность? Но такая примитивная
страсть  конечно же не может волновать столь просвещенное сердце (бьющееся в
довольно плоской груди). Чисто женские хитрости и козни? Оскорбительна самая
мысль об этом. Нет уж! Мужчины должны быть "свободны", и женщины должны быть
"свободны".
     Ну, а  Джордж, простая  душа, всему этому верил. У него  был  "роман" с
Элизабет, а  потом  "роман" с ее лучшей подругой  Фанни.  Джордж считал, что
надо бы сказать об этом Элизабет, но Фанни только пожала плечами: зачем? Без
сомнения, Элизабет  чутьем  уже  все  поняла  -- и гораздо лучше  довериться
мудрым инстинктам  и не  впутывать в дело  наш бессильный  ум. Итак,  они ни
слова не сказали Элизабет, которая ничего чутьем не поняла и воображала, что
Джордж и  Фанни  "сексуально  антипатичны" друг другу. Все это  было в канун
войны. Но  в четырнадцатом году у Элизабет случилась задержка, и она решила,
что беременна.  Ух, что  тут поднялось! Элизабет совершенно потеряла голову.
Фрейд и Хэвлок Эллис тотчас полетели ко всем чертям. Тут уж не до разговоров
о "свободе"! Если у  нее будет ребенок,  отец перестанет давать  ей  деньги,
знакомые  перестанут  ей  кланяться,  ее  уже  не  пригласят обедать у  леди
Сент-Лоуренс, она... Словом, она вцепилась в Джорджа и мигом положила его на
обе  лопатки. Она заставила  его раскошелиться  на специальное разрешение, и
они сочетались гражданским браком в  присутствии родителей Элизабет, -- те и
опомниться  не  успели, сбитые с  толку  ее  неожиданным  замужеством.  Отец
Элизабет попытался было возражать --  ведь у Джорджа ни  гроша  за душой,  а
миссис   Уинтерборн   разразилась  великолепным   драматическим   посланием,
закапанным слезами:  Джордж -- слабоумный выродок, писала  она, он разбил ее
нежное материнское сердце и нагло растоптал  его ради гнусной  похоти,  ради
мерзкой  женщины,  которая  охотится  за  деньгами  Уинтерборнов.  Поскольку
никаких   денег  у   Уинтерборнов  не  осталось  и  старик  изворачивался  и
перехватывал  в  долг,  где только  мог,  обвинение  это было, мягко говоря,
чистейшей  фантазией.  Но Элизабет  одолела  все препоны, и  они с  Джорджем
поженились.
     После  свадьбы  Элизабет вновь  вздохнула свободно  и стала  вести себя
более или менее по-человечески. Тут  только она догадалась посоветоваться  с
врачом; он нашел у нее  какую-то незначительную женскую болезнь, посоветовал
месяц-другой "избегать  сношений" и расхохотался,  услышав,  что она считает
себя  беременной. Джордж и Элизабет  сняли квартирку в  Челси,  и через  три
месяца  Элизабет  снова стала весьма  просвещенной особой и  ярой поборницей
"свободы".  Успокоенная  заверениями  доктора,  что у  нее никогда  не будет
детей, если только она не подвергнется особой операции, она завела "роман" с
неким  молодым человеком из Кембриджа и сказала об этом Джорджу. Джордж  был
удивлен и обижен, но честно играл свою роль и по  первому же намеку Элизабет
благородно уходил на  ночь  из дому. Впрочем, он  не так страдал и не  столь
многого был лишен, как  казалось Элизабет: эти ночи он неизменно проводил  у
Фанни.

     Так  продолжалось  до конца  1915  года.  Джордж,  хоть  он  и нравился
женщинам,  обладал особым даром  вечно  попадать  с ними  впросак. Скажи  он
Элизабет о своем романе с Фанни в ту пору,  когда она была по уши влюблена в
своего кембриджского поклонника, она, конечно, примирилась бы  с этим, и все
сошло бы гладко. На свое несчастье, Джордж снято верил каждому слову и Фанни
и Элизабет. Он ни минуты не сомневался, что Элизабет прекрасно  знает о  его
отношениях с Фанни, а  если они об  этом не говорят, так  только потому, что
"подобные вещи вполне  естественны" и  "мудрствовать лукаво"  тут совершенно
незачем.  Но однажды, когда кембриджец  стал уже немного надоедать Элизабет,
ее поразило, с какой охотой Джордж приготовился "убраться" на ночь из дому.
     Но  послушай, милый,--  сказала  она,--  ведь  ночевать  каждый  раз  в
гостинице  очень  дорого.  По карману  ли  это  нам? И  ты  ни  капельки  не
сердишься?
     Конечно нет,-- наивно ответил  Джордж.--  Просто я  забегу  к  Фанни  и
переночую, как всегда, у нее.

     Разразилась  буря: сначала на Джорджа накинулась Элизабет, потом Фанни,
и, наконец, в довершение всего -- битва, достойная быть  воспетой Гомером,--
Элизабет накинулась на Фанни.  Бедняге Джорджу до того все  это осточертело,
что  он  ушел  добровольцем  в  пехоту,--  записался   в  первом  попавшемся
вербовочном пункте, и его тотчас отправили  в учебный лагерь в Мидленде. Но,
разумеется, это  ничего  не решило.  Элизабет была  разгневана, и Фанни была
разгневана. Ахилл  сражался  с Гектором,  и  Джордж оказался  в роли убитого
Патрокла.  Ни  та  ни другая,  в сущности,  не  пылали  такой  уж неодолимой
страстью  к  Джорджу, но каждая  во  что бы  то  ни стало  стремилась  выйти
победительницей и "отбить" его, причем  весьма вероятно, что, "отбив"  его у
другой, победительница  очень быстро охладела бы к своему трофею.  Итак, обе
писали ему нежные, прочувствованные, исполненные "понимания" письма и ужасно
жалели  его  -- мученика, изнывающего под  ярмом армейской муштры.  Элизабет
приезжала  в Мидленд и прибирала его к рукам  на все воскресенье; но  как-то
она  "закрутила  роман"  с   молодым  американским   летчиком,  и  очередное
воскресенье Джордж, получив неожиданно отпуск, провел с Фанни. Джордж  плохо
понимал женщин,  по  этой части он  был туповат. Он очень любил Элизабет, но
очень любил и Фанни тоже. Не поддайся он на болтовню о  "свободе", сохрани в
тайне от Элизабет свои  отношения  с Фанни, он  мог бы вести вполне завидную
двойную жизнь. На свою беду он не  понимал  и так не понял  до  конца  своих
дней,  что обе  они только болтали о  "свободе", хотя он-то все принимал  за
чистую  монету. И  он  писал им  обеим  глупейшие письма,  способные  только
разозлить  их,--  в письмах к Элизабет расхваливал Фанни,  в письмах к Фанни
превозносил Элизабет, толковал о том, как обе они ему дороги; он, видите ли,
новый Шелли,  Элизабет-- вторая  Мери Годвин, а Фанни --  Эмилия Вивиани. Он
писал им в  том же духе  и  из Франции,  до  самого конца. И так и не понял,
каким он был, в сущности, ослом.
     Разумеется,  не успел Джордж ступить  на  корабль,  который  должен был
отвезти  его в Булонь,  на базу  английских войск, как и Элизабет и  Фанни с
увлечением завели новые романы.  Они продолжали воевать  из-за  Джорджа,  но
только  между делом, чисто  символически -- больше назло друг  другу, потому
что для обеих он теперь был бы лишь обузой.


     Телеграмма из военного министерства не застала  Элизабет: она вернулась
домой только  к  полуночи,  и не одна --  ее провожал очаровательный молодой
художник-швед;  они только что  познакомились  в  одной веселой  компании  в
Челси.  Элизабет  там выпила  лишнее, а  швед --  рослый, красивый белокурый
молодец  --  так  и  пылал,  разгоряченный  любовью  и виски.  Телеграмму  и
несколько  писем подсунули под  дверь, и они валялись на  коврике  у порога.
Элизабет   подобрала  их   и,  повернув  выключатель,   машинально   вскрыла
телеграмму.  Швед  стоял рядом, глядя на нее влюбленными и  пьяными глазами.
Невольно Элизабет вздрогнула и слегка побледнела.
     Что случилось?
     Она рассмеялась  своим  чуточку визгливым смешком  и положила письма  и
телеграмму на стол.
     Военное министерство с прискорбием извещает  меня,  что  мой муж пал на
поле брани.
     Теперь вздрогнул швед.
     Ваш муж?.. Так, может быть, мне лучше...
     Не дурите,-- резко  сказала Элизабет.  Он давным-давно  стал мне чужим.
Пускай она горюет, а я и не подумаю.
     Все-таки она  немножко всплакнула в ванной: но  швед  и впрямь оказался
очень предупредительным любовником. Потом они выпили немало коньяку.


     На другой день Элизабет написала  Фанни  --  впервые  после  нескольких
месяцев молчания:
     "Пишу  тебе всего несколько слов,  дорогая:  я получила  телеграмму  из
военного министерства с извещением, что Джордж
     убит четвертого во Франции. Я подумала, что эта новость будет
     для тебя не  таким ударом,  если ты узнаешь  от меня, а  не  как-нибудь
случайно. Когда наплачешься, загляни ко мне, и мы вместе справим поминки".
     Фанни  ей не  ответила.  Она  все-таки любила Джорджа  и с  возмущением
подумала, что у Элизабет нет сердца. Но  и Элизабет  любила Джорджа,  только
считала,  что Фанни незачем  об  этом  знать. Я часто встречался с Элизабет,
улаживая  имущественные дела  Джорджа,--  в  сущности,  после  него только и
осталось, что  обстановка их квартиры, книги,  скудный текущий счет в банке,
несколько  облигаций  военного  займа,  да еще кое-что  причиталось  ему  за
довоенные работы, и Элизабет имела право на пенсию. Но, чтобы навести в этих
делах  какой-то  порядок,  требовалась  изрядная  переписка,  и  Элизабет  с
радостью  препоручила  ее мне.  Раза  два я виделся  и с Фанни и  передал ей
кое-какие пустяки,  оставленные для  нее Джорджем. Но я ни разу  не видел их
вместе -- они избегали друг друга; а покончив с обязанностями душеприказчика
я  уже почти не встречался ни с  той, ни с другой. Фанни 1919  году уехала в
Париж и вскоре вышла замуж за художника-американца.  Однажды вечером, в 1924
году, я  видел ее в Доме  инвалидов с большой компанией,  Она  была  премило
одета,  сильно  накрашена  и смеялась  и  кокетничала напропалую с  каким-то
пожилым  американцем -- должно быть, покровителем искусств. Похоже было, что
она не слишком горевала о Джордже. Да и с чего бы ей горевать?
     А вот Элизабет покатилась  по наклонной плоскости. После смерти отца ее
доходы удвоились, притом она получала вдовью пенсию за Джорджа -- и теперь в
"артистической" среде, где кошельки у всех довольно тощие считалась женщиной
со средствами. Она  много  путешествовала, причем никогда не  расставалась с
вместительной фляжкой  коньяку,  и любовников у нее было  слишком много, что
отнюдь не шло ни ей, ни им на пользу. Несколько лет я  ее не встречал, потом
--  с месяц тому назад -- столкнулся с нею в Венеции, на  углу Пьяцетты. Она
была со Стэнли Хопкинсом --  одним из тех весьма ловких молодых литераторов,
которые  никак не  решат,  что  им  больше нравится  -- двуполая  любовь или
однополая? Недавно вышел в  свет его роман, уж до того ловко написанный,  до
того сверхоригинальный,  и ультрасовременный, и остроумный, и полный выпадов
по адресу людей всем известных, что автор немедленно прославился, особенно в
Америке: здесь Хопкинсоново беспардонное вранье приняли  за чистую монету  и
(vide  -->   1   отзывы  печати)  за  "потрясающее   обличение
развращенной  британской  аристократии". Мы  пошли втроем  к  Флориану  есть
мороженое; потом Хопкинсу понадобилось что-то купить, и он ушел, оставив нас
на  полчаса  одних.  Элизабет  очень  остроумно  щебетала,  --  имея  дело с
Хопкинсом, надо  быть  остроумной,  не то  помрешь от стыда и унижения -- но
даже  не  заикнулась о Джордже,  Джордж  -- это  был скучный эпизод скучного
прошлого. Она объявила мне, что они с Хопкинсом не намерены вступать в брак:
они  не  желают мараться" разыгрывая комедию "узаконенного спаривания",  но,
вероятно, и  дальше  будут  жить вместе. Хопкинс --  не только преуспевающий
романист,  но  и очень богатый  молодой  человек  -- закрепил за нею  тысячу
фунтов в год, так что они теперь оба "свободны". Элизабет выглядела не более
несчастной, чем все наше потрепанное, отравленное цинизмом поколение; но она
не расставалась с флягой.


     В тот  вечер, поддавшись  на уговоры,  я выпил слишком много  коньяку и
поплатился  за  свою  глупость  бессонной  ночью.  Но,  конечно,  в  долгие,
томительные часы без сна меня не мучила бы так мысль о Джордже, не будь этой
неожиданной встречи с Элизабет. Не то чтобы я воздвиг в  сердце своем алтарь
покойнику, но я убежден, что, кроме меня, ни одна живая душа в целом свете о
нем  и не вспоминает. Быть может, только я один любил  Джорджа  бескорыстно,
ради него самого. Понятно, в  то время, когда он погиб, его смерть не так уж
меня  поразила  --  в  тот день мой  батальон  потерял  восемьдесят  человек
убитыми,  а потом наступило перемирие,  и  я  распрощался с армией, будь она
проклята, и у меня было своих забот  по  горло -- надо было начинать сызнова
штатскую жизнь  и приниматься  за работу. В  сущности,  первые  два-три года
после войны я не думал о Джордже,  Но потом стал думать, и немало -- и, хоть
я совсем  не суеверен,  мне  даже  стало казаться,  что это он  сам,  Джордж
(бедный истлевающий скелет),  хочет  напомнить  мне  о себе. Я отчасти знал,
отчасти угадывал,  что все,  на  кого он  надеялся, его уже забыли, или,  во
всяком  случае, не  очень-то  его  оплакивают и удивились бы,  но  вовсе  не
обрадовались, вернись  он  вдруг живым, как  те  герои романов,  которые  от
контузии теряют  память и  приходят в себя  через семь лет после прекращения
военных  действий. Отец Джорджа  нашел утешение  в  религии, мать -- в своем
шейхе, Элизабет -- в "неузаконенном спаривании" и коньяке, Фанни -- в слезах
и браке с художником. А я ни  в чем не искал утешения,  я тогда  не понимал,
что смерть Джорджа  как-то лично меня касается; чувство это затаилось в душе
и терпеливо ждало, пока наступит его черед.
     Солдатская  дружба  в годы войны --  это  совсем  особенная, настоящая,
прекрасная дружба, какой теперь нигде не сыщешь, по крайней мере, в Западной
Европе.  Хочу  сразу  же  разочаровать  завзятых  содомитов  из  числа  моих
читателей: решительно заявляю  раз  и навсегда, что в этой дружбе не  было и
намека  на  однополую  любовь. Долгие месяцы, даже годы, я жил и  спал среди
солдат  и с  некоторыми  был  дружен.  Но ни разу  я  не  слыхал  ни  одного
сколько-нибудь  двусмысленного  предложения;  ни   разу   не  видел  никаких
признаков  содомии  и никогда не замечал  ничего  такого,  что позволило  бы
подозревать, будто подобные отношения существуют. Впрочем, я был с теми, кто
воевал. За то, что делалось в тылу, я не отвечаю.
     Нет, нет. Тут  не  было и тени содомии.  Это  была  просто человеческая
близость,  товарищество, сдержанное сочувствие и понимание,  связующее самых
обыкновенных людей, измученных одним и тем же страшным напряжением, ежечасно
подвергающихся  одной  и  той  же  страшной  опасности. Все очень  буднично,
никакого драматизма. Билл и Том служат в  одном взводе, или  Джонс и Смит --
младшие офицеры в одной роте. Если они -- рядовые  томми, они вместе выходят
в наряд, в дозор, шагают гуськом на передовую, на смену тем, кто уже отсидел
в  окопе,  выпивают  в  одном  и  том  же  кабачке и  показывают друг  другу
фотографии матери  или девчонки. А офицеры встречаются  на дежурстве, вместе
идут добровольцами на какую-нибудь рискованную вылазку, выручают друг друга,
если надо соврать высокому начальству, обходятся  одним  денщиком  на двоих,
держатся  рядом  в  бою,  на  отдыхе  вместе  ездят   верхом  и   застенчиво
рассказывают друг другу об  оставшихся в Англии  невестах или женах. Если их
раскидало  в  разные стороны,  они  с месяц ходят хмурые  и мрачные, а потом
заводят новую дружбу. Но только отношения эти, как правило, очень настоящие,
искренние и бескорыстные. Разумеется, такая дружба во Франции бывала крепче,
чем  в Англии,  на фронте  - сильней и глубже,  чем  в  тылу.  Должно  быть,
человеку  необходимо  кого-то  любить  -  совершенно независимо  от  "любви"
чувственной.   (Говорят,  заключенные  одиночке  привязываются  к  паукам  и
крысам.) Солдат, а особенно солдат 1914-1918 годов, тот, кто воевал на чужой
земле, оторванный от  всех близких, от женщин и друзей,  и не имел под рукой
даже  собаки, к которой  он  мог бы  привязаться,  волей-неволей должен  был
полюбить другого такого же солдата. Но лишь очень немногие остались друзьями
после того, как война кончилась.


     Я провел  семь  месяцев во  Франции и  месяц в  отпуске  и был настроен
достаточно мрачно, когда  меня  затем отправили в учебный офицерский лагерь,
расположенный в живописном, но  глухом уголке Дорсета.  Я уныло слонялся  по
лагерю в  ожидании  обеда  (предстояло на время  забыть  окопные  привычки и
обедать  по всем  правилам хорошего  тона)  и столкнулся с другим  таким  же
неприкаянным. Это был Джордж; его в тот  день  провожали на поезд Элизабет и
Фанни  (тогда  я этого  не  знал), и  потому  он тоже  был  чернее тучи.  Мы
перекинулись  несколькими  словами,   причем  оказалось,   что  мы  оба   из
экспедиционного корпуса (почти все остальные  были из других  частей) и жить
будем  в  одной казарме. Оказалось  также, что  у  нас есть кое-какие  общие
вкусы, и мы стали друзьями.
     Джордж пришелся  мне по душе. Начать с  того, что он  был  единственный
человек  во всем этом чертовом лагере, кого интересовали не  только выпивка,
девчонки, гулянки, война,  похабные анекдоты  и гарнизонные сплетни.  Джордж
очень увлекался  новой живописью. Когда он сам брался за кисть,  получалась,
по его словам, просто "нестоящая мазня", но до войны он неплохо зарабатывал,
печатая  в газетах критические  заметки о живописи, и  получал комиссионные,
скупая для  богатых коллекционеров  картины современных художников,  главным
образом немцев и французов. Мы давали друг другу те немногие  книги, которые
захватили с собой, и  Джордж  пришел в восторг, узнав, что  я  напечатал две
книжечки стихов и даже встречался с Йейтсом и Маринетти. Я рассказывал ему о
новой  поэзии, он мне -- о новой  живописи;  и, думаю, мы помогли друг другу
сохранить душу живую.  Вечерами мы сражались в шахматы, а если погода стояла
хорошая, отправлялись побродить. Джорджа не привлекало гулянье с девчонками,
меня тоже.  Поэтому в  субботние  вечера и по  воскресеньям мы  пускались  в
дальние  походы  по  голым  и  все  же  красивым  холмам Дорсета,  обедали в
какой-нибудь сельской гостинице получше  и мирно распивали бутылку вина. Все
это поддерживало наш "дух", потому что и  он  и  я твердо решили про себя не
поддаваться  армейскому скотству. Бедняге Джорджу  пришлось  куда хуже,  чем
мне. Его больше тиранили, пока  он был рядовым, он попал в худшую  переделку
во  Франции,  да  еще  мучился  болезненной  замкнутостью,  не  умел  никому
довериться,  раскрыть душу  -- тому виной была нелепая семейная жизнь  и его
отвратительная мамаша. Я уверен,  он  за  всю свою жизнь  никому  столько не
рассказывал о себе, так что в конце концов я узнал  о нем очень многое, если
не  все. Он  рассказал мне  об  отце и матери, об Элизабет  и Фанни, о своем
детстве и о том, как он жил в Лондоне и в Париже.
     Да,  я полюбил Джорджа, и  я ему благодарен, потому что  он помогал мне
сохранить человеческий облик,  тогда как  целый легион  скотов старался меня
растоптать.  Конечно, и я ему  помогал. Он был  непомерно  застенчив (мамаша
подлейшим  образом подорвала его веру в себя) и  потому  казался  холодным и
надменным.  Но  au  fond  -->  l  он был человек необыкновенно
отзывчивый,  непосредственный, немножко  Дон  Кихот.  Потому-то он  был  так
беспомощен  с  женщинами  --  они не  признают и  не понимают  донкихотства,
неизменной честности и  совестливости, им кажется, что  это  либо  слабость,
либо  маска, под которой  скрывается  какой-то дьявольски хитрый расчет.  Но
мужчина, человек,  которому только и  нужно, чтобы ему  отвечали дружбой  на
дружбу,  находил в  Джордже  обаятельного и верного  товарища. Я был страшно
рад, когда получил наконец  офицерский чин и мог  выбраться из  этой гнусной
дыры  -- учебного лагеря, но мне от души жаль было расставаться с  Джорджем.
Мы  уговорились  писать  друг  другу  и  просили  назначения  в  один  полк.
Разумеется,  нас  отправили в  разные части  и уж конечно не  туда, куда  мы
просили. Мы обменялись письмами, пока ждали  на пересыльных пунктах отправки
из Англии, и  больше друг  другу не писали. Но по странной  прихоти военного
министерства  нас обоих назначили в одну бригаду, хотя и в разные батальоны.
Мы обнаружили это почти через два месяца, случайно столкнувшись в штабе.
     Вид  Джорджа меня поразил,  лицо  у него  было  измученное, чуть ли  не
испуганное. Несколько раз я с ним встречался  -- то во время смены частей на
позициях, то в штабе бригады, то в дивизионных тылах  на  отдыхе. В мае 1918
он казался  совсем издерганным. В июле нашу дивизию перебросили на Сомму, но
накануне отправки противник ночью  атаковал расположение роты Джорджа, и это
подействовало  на него прескверно. С батальонного наблюдательного  пункта (я
был тогда офицером связи) я видел, какой огонь обрушился на  тот участок, но
не подозревал, что Джордж там. Несколько человек из его роты  попали в плен,
бригадный генерал изрядно раскричался, и это  совсем  перевернуло Джорджа. Я
уговаривал его подать рапорт  об отпуске,  но он  и  слушать  не  хотел, ему
казалось, что все его презирают и считают трусом.
     В последний раз, как я уже говорил, я видел его в Эрми, в октябре 1918.
Я  вернулся  из  окопов и застал Джорджа  в  тыловом  дивизионном  лагере. В
дежурке было свалено несколько парусиновых коек, и Джордж притащил одну  для
меня. Ночью, в  темноте, во время воздушных налетов он говорил без умолку --
мне  казалось,  это  длится часами,-- и я всерьез  подумал, что  он  потерял
рассудок. Наутро мы разошлись по своим батальонам, и больше я его не видел.
     Джордж был  убит ранним утром четвертого  ноября 1918  года  на дороге,
ведущей из Ле Като в  Баве. Он -- единственный офицер,  убитый в этом бою: и
часу не прошло,  как часть немцев побежала,  а  остальные сдались. Вечером я
услыхал  о случившемся, и,  поскольку пятого бригаду отвели  на "отдых", мой
полковник  разрешил мне вернуться на  похороны Джорджа.  Командир полка, где
служил  Джордж, рассказал  мне, что его  срезала пулеметная очередь. Вся его
рота  залегла,  выжидая,  пока  летучий  отряд  минометчиков  разделается  с
вражеским пулеметом, и вдруг, непонятно зачем, Джордж поднялся во весь рост,
и его  прошило добрым десятком пуль. "Экий остолоп",--  сказал в  заключение
полковник и кивком простился со мной.
     Гроб достать было невозможно, Джорджа завернули в одеяло и в британский
флаг.  У изголовья  могилы стоял  священник, по одну  сторону --  похоронная
команда  из  солдат  и  сержантов  роты  Джорджа, напротив  --  офицеры  его
батальона. С ними, крайним  слева, стал и я. Капеллан отчетливо и с чувством
прочел заупокойную  молитву. Артиллерийский обстрел в это время  почти утих.
Только одна наша батарея, расположенная примерно на милю ближе к противнику,
тяжело,  размеренно ухала, точно отдавая последний салют. Мы стали по стойке
смирно, и  тело  опустили в могилу. Офицеры  по очереди  делали шаг  вперед,
отдавали честь  и  отходили от  могилы.  Потом  протрубили вечернюю  зорю --
надрывающий  душу,  пронзающий  сердце  прощальный  сигнал,  в  котором  так
беспощадно сменяют  друг  друга  короткие, прерывистые  вздохи  и протяжные,
скорбные рыдания. Не  скрою, в эти минуты у  меня  не раз  подступал  ком  к
горлу.  Можно как  угодно  честить армию,  но когда  умрешь, она обходится с
тобой как с человеком... Солдатам дали команду рассчитаться,  вздвоить ряды,
и --  правое плечо вперед  -- они  зашагали  восвояси;  а  офицеры побрели в
столовую выпить...


     Смерть героя! Какая насмешка, какое гнусное  лицемерие! Мерзкое, подлое
лицемерие! Смерть Джорджа для меня -- символ того, как все это мерзко, подло
и никому не нужно, какая это треклятая бессмыслица и никому не нужная пытка.
Вы видели,  как приняли смерть  Джорджа самые  близкие  ему люди,-- те,  кто
породил его, и те женщины, что  его обнимали. Армия  исполнила свой долг, но
разве может армия оплакать каждого  из миллионов "героев" в отдельности? Как
могла та  частица  армии, которая  знала  Джорджа, оплакать его? На рассвете
следующего  дня мы уже гнались по  пятам  за отступающим  противником  и  не
останавливались  до того самого  дня, когда было  заключено  перемирие,--  а
потом  каждому  пришлось  разбираться в путанице собственной судьбы и как-то
налаживать свою жизнь.
     В ту  ночь в Венеции Джордж и его  смерть стали для меня  символом -- и
остаются  символом поныне. Так или  иначе мы должны примириться с миллионами
смертей, искупить их, должны  как-то успокоить убитых. Как это сделать, я  и
сам не знаю.  Да,  конечно, есть Две минуты молчания.  Но в конце концов две
минуты молчания за целый год -- это не  так-то много, в  сущности --  ничто.
Искупление... а как  нам это искупить? Как искупить эту потерю -- миллионы и
миллионы лет жизни, озера и  моря крови? Что-то осталось незавершенным --  и
это отравляет нас.  Я, во  всяком случае, отравлен,  хоть меня и терзало все
это, как терзает сейчас гибель бедняги Джорджа, из-за которого не терзалась,
кроме  меня, ни  одна  живая  душа.  Что  же  нам  делать?  Могильные плиты,
надгробья, и венки, и речи, и лондонский Памятник павшим воинам... нет, нет,
тут  должно быть что-то другое, что-то внутри нас. Мы должны как-то искупить
нашу вину перед мертвыми -- перед убитыми, перед умерщвленными солдатами. Не
они требуют  этого, но  что-то  в нас  самих. Большинство  из нас  этого  не
сознает,  но  совесть  мучит  нас,  угрызения  совести  отравляют.  Этот  яд
разъедает  душу -- в  нас  не осталось ни  сердца,  ни  надежды, ни жизни,--
такими стали и мы, военное поколение, и поколение, идущее нам на смену. Весь
мир виновен  в кровавом  преступлении,  весь  мир несет на  себе  проклятие,
подобно Оресту, и обезумел, и сам стремится к гибели, точно гонимый легионом
Эвменид.  Мы  должны  как-то искупить свою  вину,  избавиться от  проклятия,
лежащего на  тех, кто  пролил  кровь. Должны  найти  --  где? как? --  новую
могущественную Афину  Палладу, которая возвысила бы голос, оправдывая нас на
каком-то новом Акрополе. Но  пока мертвые отравляют нас  и тех, кто идет  за
нами.


     Вот почему я рассказываю о  жизни Джорджа Уинтерборна -- о человеческой
единице,  об  одном только убитом,  который, однако, стал для меня символом.
Это -- отчаянная попытка искупить вину, искупить пролитую кровь. Быть может,
я  делаю не то, что нужно. Быть может, яд  все равно останется во мне.  Если
так, я буду искать иного пути. Но я буду искать. Я знаю, что меня отравляет.
Не знаю, что отравляет  вас, но и вы  тоже отравлены. Быть может,  и вы тоже
должны искупить вину.




     Vivace


     Совсем другая Англия -- Англия 1890 года -- и, однако, на  удивленье та
же.  В чем-то неправдоподобная, бесконечно далекая от  нас;  а во  многом --
такая  близкая,  до  ужаса  близкая,  сегодняшняя. Англия,  чей  дух  окутан
плотными туманами  лицемерия, благополучия, ничтожности. Уж так  богата  эта
Англия,  уж  такая  это  могущественная  морская  держава!  А  ее  оптимизм,
способный  посрамить даже  Стивенсона,  а  ее праведное  ханжество! Королева
Виктория оседлала волю народа; имущие классы прочно уселись на шее народа. В
рабочем классе понемногу начинается брожение, но  он  еще  слишком  напичкан
проповедями  Муди  и  Сэнки,  еще весь  под властью  Золотого  Правила:  "Не
забывай, Берт, дорогой мой, в один прекрасный день ты можешь стать во  главе
нашего предприятия". На мелких буржуа, особенно на торговое сословие, деньги
сыплются прямо как из  рога изобилия, и они  молят  господа -- да продлит он
наше беспримерное процветание. Аристократия пока еще петушится и не унывает.
Еще в большом почете Знатность и Богатство,-- Диззи умер не так давно, и его
романы еще не кажутся смехотворно старомодными,  какой-то нелепой  пародией.
Интеллигенция   эстетствует  и   поклоняется  Оскару,  или   эстетствует   и
поклоняется Берн-Моррису, или исповедует утилитаризм и поклоняется  Хаксли с
Дарвином.
     Отправимся туда, где выпивка дешевле.
     Где я на фунт в неделю роско-о-шно проживу!.

     В мире столько всякой всячины,
     И мы, конечно, будем счастливы.



     Консоли опять поднялись в цене.
     Лорд  Клод  Гамильтон  возглавляет Адмиралтейство  --  и они  с  Уайтом
строят, строят, строят.
     Строят величественные развалины.
     Джордж    Мур    --    изящный    скандал   в   двуколке;    Харди   --
пасторально-атеистический скандал  (никто  еще не понял,  что  он смертельно
скучен); Оскар исполнен небрежного высокомерия -- и ах, как остроумен, и ах,
как разодет!
     Дивная  старая  Англия.  Да  поразит тебя сифилис, старая сука,  ты нас
отдала на съедение червям (мы сами отдали себя на съедение червям). А все же
-- дай, оглянусь на тебя. Тимон Афинский видел тебя насквозь.


     Уинтерборны  не  принадлежали к  дворянскому роду, но часто  вздыхали о
каком-то былом великолепии, о каких-то никогда не существовавших благородных
предках.  Впрочем,  это была благополучная  буржуазная семья со  средствами.
Когда-то жили  в Вустершире, затем  переселились в Шеффилд. По женской линии
принадлежали  к методистской  церкви,  по  мужской -- к церкви англиканской.
Молодому  Джорджу  Огесту  -- отцу нашего  Джорджа  -- жилось  недурно.  Его
мамаша,   властная   старая  сука,   задавила  в  сыне  всякое  мужество   и
самостоятельность, но в восьмидесятых годах прошлого века почти ни у кого не
хватало ума  посылать  таких мамаш ко  всем  чертям. И Джордж Огест этого не
сделал.  Пятнадцати лет он сочинил  религиозный  трактат, в котором послушно
изложил взгляды своей дражайшей  матушки (и  трактат был напечатан). Также в
полном согласии со  взглядами дражайшей матушки он  стал  первым учеником  в
классе. Ему  очень хотелось  поступить в  Оксфорд, но он отказался  от  этой
мысли:  дражайшая матушка полагала, что  это непрактично. И он сдал экзамены
на поверенного: дражайшая матушка полагала, что ему нужна профессия и что  в
семье  не мешает  иметь  своего  юриста. Джордж Огест  был  третий сын своих
родителей. Старший  сын  стал  методистским  священником, так  как дражайшая
матушка в первую брачную ночь и все время первой беременности молила господа
бога наставить ее (разумеется, она никогда никому, даже собственному супругу
не обмолвилась  об этих  неприличных обстоятельствах, но она и впрямь молила
господа бога наставить ее)  -- и  на  нее  снизошло откровение:  ее первенец
должен принять  сан.  И он  принял  сан, бедняга.  Второй был живой,  бойкий
малый--дражайшая  матушка  сделала  его совершенным бездельником.  Оставался
Джордж Огест, маменькин любимчик,  которого она  учила  молиться боженьке, а
добрейший  панаша  сек  аккуратно раз в  месяц, ибо  в Писании  сказано: кто
пожалеет розгу -- испортит чадо  свое. Добрейший папаша не имел определенных
занятий,  проживал  свое  состояние,  был вечно в  долгах и провел последние
пятнадцать лет своей жизни, вознося в саду молитвы богу англиканскому,  пока
дражайшая  матушка у себя  в  спальне  возносила  молитвы  богу Джона Уэсли.
Дражайшая матушка восхищалась милым благочестивым мистером Брайтом и великим
мистером  Гладстоном; добрейший  же папаша собирал и  даже прочел  все труды
достопочтенного  и  высокоблагородного графа  Биконсфилда,  кавалера  ордена
Подвязки.
     И  все  же Джорджу Огесту жилось  недурно.  А он больше ни  о  чем и не
мечтал -- лишь бы чувствовать  себя  недурно. В двадцать четыре года он стал
самым настоящим дипломированным стряпчим,  и тогда состоялся семейный совет.
Присутствовали: дражайшая матушка,  добрейший папаша,  Джордж Огест. Никакой
официальности, разумеется,-- просто маленькое уютное  семейное сборище после
чаепития,  у  пылающего  камина (в  ту  пору уголь  в  Шеффилде  был дешев),
репсовые  занавеси задернуты,  и в  воздухе  -- ощущение  мирного  семейного
счастья. Добрейший папаша открыл заседание:
     Ну,  Джордж,  ты  уже взрослый.  Мы с  твоей  дорогой мамочкой принесли
большие   жертвы,   чтобы  открыть  перед   тобою  Поприще.  Теперь  ты   --
дипломированный адвокат, и мы гордимся,-- ведь правда, мамочка, мы гордимся?
-- что у нас в семье есть свое юридическое светило...
     Но  разве  могла  дорогая мамочка уступить добрейшему  папочке  хотя бы
подобие  власти,  хотя  бы  крохи  почета  в  рамках  Ограниченной  Семейной
Монархии? Она немедленно вмешалась:
     Твой папа совершенно  прав, Джордж. Теперь вопрос в том, как ты намерен
подвизаться на своем Поприще?
     Мелькнула  ли в бойком  уме юного  Джорджа Огеста мысль о  бегстве? Или
привычка  к недурному житьишку  и  боязнь ослушаться  дражайшей маменьки уже
взяли  в  нем  верх? Он пробормотал что-то о том, что хотел  бы  вступить  в
какую-нибудь  старую,  уважаемую  адвокатскую  контору в Лондоне. При  слове
Лондон дражайшая матушка  встала  на дыбы. Правда, в Лондоне почти постоянно
пребывает  мистер Гладстон,  однако всем  почтенным  шеффилдским  методистам
хорошо  известно,  что Лондон  -- гнездилище  порока,  что  там полным-полно
театров  и  неприличных  женщин.  А кроме  того, дражайшая  матушка вовсе не
собиралась так  просто выпустить  Джорджа Огеста из  рук; нет-с,  пускай его
потрудится,  пускай в  поте лица доказывает, что он  и вправду  почтительный
сын.
     Нет, Джордж, о Лондоне я  и  слышать не  хочу. Если  ты  в этом ужасном
городе собьешься с пути истинного, мое сердце будет  разбито и горе сведет в
могилу твоего  убеленного  сединами отца (добрейший папаша  терпеть не  мог,
когда ему напоминали о его лысине). Подумай,  каково нам будет услышать, что
ты бываешь  в театре!! Нет, Джордж,  мы останемся верны родительскому долгу.
Мы  воспитали  тебя  в  страхе   божием,  и  ты  должен   остаться  истинным
христианином...-- и пошла, и пошла...
     Ну, и, разумеется, драгоценный Джордж Огест не поехал в Лондон. Он даже
не завел собственной конторы в Шеффилде. Сошлись  на том, что он  никогда не
женится  (если  не  считать двух-трех шлюх, с которыми он  тайком и не очень
удачно имел дело во время своих тайных и не очень удачных кутежей в Лондоне,
Джордж  Огест  все  еще  был  девственником),  он будет  всегда  жить  подле
дражайшей матушки,  а также  (об  этом вспомнили  в последнюю  минуту) подле
добрейшего папаши. Итак,  дом немного перестроили.  Пробили отдельный ход, и
на  новенько  двери  появилась новенькая медная  табличка,  на которой  было
выгравировано:

     ДЖ. О. УИНТЕРБОРН
     адвокат


     Джорджу Огесту были отведены три комнаты,  в какой-то мере обособленные
от остальной части  дома,-- спальня, приемная и уютный рабочий кабинет. Надо
ли объяснять,  что  у Джорджа Огеста почти не было практики, если не считать
тех  редких  случаев,  когда  его  дражайшая  матушка  в  порыве  честолюбия
добивалась,  чтобы  какая-нибудь  ее  приятельница  поручила  ему  составить
завещание  или  документ  о   передаче  земельного   участка  в  дар   новой
методистской часовне. Каким образом Джордж Огест убивал все остальное время,
сказать  трудно:  должно  быть,  считал  ворон, читал  Диккенса и  Теккерея,
Булвера и Джорджа Огеста Сала.


     Так продолжалось года  три-четыре. Дражайшая матушка помыкала  Джорджем
Огестом  без зазрения  совести;  она присосалась к  нему, как упырь,  и была
очень  довольна  жизнью.  Добрейший  папаша возносил  в саду  молитвы, читал
романы достопочтенного, высокородного и прочая и был более или менее доволен
жизнью. Джорджу Огесту жилось недурно, и он  воображал себя ужасным повесой,
потому что  изредка ему удавалось улизнуть из  дому и  побывать в театре или
провести  времечко  с  шлюхой и  потихоньку приобрести какое-нибудь  издание
Визетелли.  Но  был  тут  один  подводный  камень,  которого  не  предвидела
дражайшая  матушка.  Добрейший  папаша  в  юности получил  весьма  приличное
воспитание  и  образование;  каждый  год  он  на  месяц-другой   отправлялся
путешествовать, повидал и поле Ватерлоо, и Париж, и Рамсгейт. После того как
он  сочетался  браком  с  дражайшей матушкой, ему  пришлось довольствоваться
Мэлверком  и Рамсгейтом,  ибо  отныне ему  уже  не  разрешалось  ступать  на
греховную  землю  континента. Однако так велика  сила традиции,  что Джорджу
Огесту ежегодно предоставлялся  месяц  каникул.  В  1887  году он побывал  в
Ирландии; в  1888  --  в  Шотландии;  в  1889  -- в  краю  озер  и  совершил
паломничество к  святым местам,  где  упокоились  два  немеркнущих гения  --
Вордсворт  и  Саути. Но в  1890 году Джордж Огест  совершил паломничество  в
патриархальный Кент,  в край,  где  находилось  поместье Дингли  Делл и  где
упокоился  сэр  Филипп  Сидней. А  в патриархальном  Кенте  обитали  сирены,
подстерегавшие нашего Одиссея. Джордж Огест познакомился с Изабеллой  Хартли
и оглянуться не успел, как  уже бесповоротно обязался  жениться на ней -- не
спросясь  у  дражайшей  матушки. Hic incipit vita nova --> 1 .
Так появился на свет Джордж Уинтерборн-младший.
     Семейство   Хартли,   вероятно,   было   куда  забавнее   Уинтерборнов.
Уинтерборны за всю свою жизнь палец о палец  не ударили и  были  уж до  того
чопорно,  тошнотворно, слащаво-ханжески скучны...  тошнотворней и скучнее не
бывало  и не найдется в наши дни семейства --  не скажу живого или  хотя  бы
чувствующего, но, во всяком случае, способного переваривать свои  неизменные
пудинги. Хартли --  совсем другое дело. Это  была заурядная семья небогатого
армейского офицера.  Папа  Хартли обрыскал  всю Британскую империю и повсюду
таскал с собою маму Хартли, вечно брюхатую и вечно разрешавшуюся  от бремени
в  самих неудобных  и неподходящих  местах--в пустыне египетской, на тонущем
военном корабле, среди малярийных болот Вест-Индии, по дороге в Кандахар.  У
них  было  немыслимое  количество детей  --  умерших,  умирающих и выживших,
любого возраста и пола. В конце концов старик Хартли со своей тощей пенсией,
крохотным "личным" доходом и оравой потомков, громоздящейся на его отнюдь не
могучей шее,  решил осесть  в патриархальном Кенте, где жила родня его жены.
Мне  кажется, он был женат раза два или три, и все его жены оказались ужасно
плодовитыми. Без сомнения,  предыдущие  миссис  Хартли погибли  от чрезмерно
обильного деторождения, от "сверхплодовитости".


     Изабелла  Хартли  была   одной  из  дочерей   капитана  Хартли  --   не
спрашивайте,  которой  по  порядку и  от  которой из  жен.  Она  была  очень
хорошенькая,  бывает  такая  вот  броская  и  немножко  вульгарная  красота:
мнимонаивные карие  глазки  и ослепительная  улыбка,  прелестный  турнюрчик,
оборочки,  "свежий румянец", "вся так и пышет здоровьем".  Даже не  очень-то
искушенному Джорджу Огесту она  казалась восхитительно невежественной. И при
этом  характер  еще   покруче,  чем  у  дражайшей  матушки,  и  вдобавок  --
великолепная,   непревзойденная   жизнеспособность,    которая   заворожила,
ошеломила, взвинтила размазню Джорджа Огеста, любителя тишины и спокойствия.
Никогда  еще не  встречал он подобной девушки.  По правде сказать, дражайшая
матушка  и не  позволяла ему ни с кем встречаться, кроме рыхлых методистских
дам  средних  лет  да  "очень милых"  юнцов и девиц, отличавшихся примерным,
чисто методистским тупоумием и сонливостью.
     И Джордж Огест влюбился без памяти.
     Он  остановился  в деревенской гостинице, недорогой, тихой  и уютной, и
жил  в свое  удовольствие. В эти свои  каникулы он  (подсознательно) был так
счастлив  вырваться   из-под  маменькиного  надзора,  что   чувствовал  себя
настоящим героем Булвера-Литтона. Мы  сказали бы, что он распускает хвост; в
начале   девяностых  годов,  наверно,  сказали  бы,  что  он  стал  завзятым
сердцеедом. Во всяком случае, он покорил сердце Изабеллы.
     Хартли не распускали хвост. Они и не пытались скрыть ни свою  бедность,
ни  вульгарность, которую внесла в семью третья (или, может быть, четвертая)
миссис  Хартли. Они  обожали свинину  и  с благодарностью  принимали от всех
овощи  и фрукты  -- дары, которые наши добросердечные провинциалы чуть ли не
силой  навязывают своим  небогатым соседям. Они и  сами возделывали обширный
огород, фруктовый сад и разводили свиней. Они варили впрок варенье  из сливы
и  черной смородины и обшаривали всю округу в  поисках грибов;  и  в доме не
знавали никаких "напитков", если не  считать  "капельку грога", которой папа
Хартли втайне позволял  себе  полакомиться поздно вечером, дождавшись,  пока
его бесчисленные чада улягутся по трое, по четверо в одну постель.
     Итак,  Джорджу  Огесту  нетрудно  было  распускать хвост.  Он ухитрился
провести  всех,  даже  Изабеллу. Он  рассуждал  о "моих  родных"  и о  нашем
загородном доме. Он рассуждал о своем Поприще. Он преподнес семейству Хартли
несколько   экземпляров  методистского  трактата,   опубликованного   им   в
пятнадцать лет. Он преподнес маме Хартли четырнадцатифунтовую банку дорогого
(два шиллинга три пенса  за фунт) чаю, по которому она вздыхала с тех  самых
пор,  как они уехали  с Цейлона. Он покупал  Изабелле  сказочные подарки  --
коралловую брошку, "Путь паломника"  в  деревянном переплете (из  дерева  от
двери приходской  церкви,  где  некогда проповедовал  Джон Беньян), индейку,
годовую  подписку  на Приложение к  Вестнику  семьи, новую шаль,  шоколадные
конфеты по шиллингу шесть  пенсов коробка,-- и  возил ее кататься в открытом
ландо, которое пахло овсом и лошадиной мочой.
     Хартли  вообразили, что он  богач. Джордж Огест чувствовал себя до того
недурно и был  до того  exalt  --> 1  ,  что сам всерьез  стал
считать себя богачом.
     Однажды вечером -- то был прелестный сельский вечер, лимонно-золотистая
луна освещала прелестные, девически нежные и округлые линии холмов и равнин,
и  соловьи, как  безумные,  свистали и  щелкали  в  листве,--  Джордж  Огест
поцеловал Изабеллу в густой тени живой изгороди и -- храбрый малый -- просил
ее  стать  его  женой.  У  Изабеллы,  которая  уже тогда  отличалась  пылким
темпераментом, все-таки  хватило  ума не ответить поцелуем  на  поцелуй и не
дать Джорджу Огесту понять, что и до него иные славные малые целовали ее,  а
может быть, пробовали зайти и подальше. Она отвернулась, так что он не видел
ее лица, а только хорошенькую головку,  причесанную   1а маркиза Помпадур, и
прошептала -- да,  именно прошептала, недаром она читала повести и рассказы,
печатавшиеся в "Семейном уюте" и "Вестнике семьи":
     Ах, мистер Уинтерборн, это так неожиданно!
     Но  затем  здравый  смысл  и  желание  стать богачкой  взяли  верх  над
жеманством, почерпнутым из "Семейного уюта", и она промолвила (уж так тихо и
скромно!):
     Я согласна!
     Джордж Огест затрепетал от волнения, заключил Изабеллу в объятия, и они
долго целовались.  Она  нравилась  ему  несравненно  больше, чем  лондонские
шлюхи, но он осмелился только на поцелуи, не более того.
     Я люблю тебя, Изабелла! -- воскликнул он.-- Будь моей!
     Будь моей женой и свей для меня уютное гнездышко. Проведем
     нашу жизнь  в опьянении счастья. О,  если бы я мог сегодня  с  тобой не
расставаться!
     По дороге домой Изабелла сказала:
     Завтра ты должен поговорить с папой.
     И Джордж Огест, который  чем-чем, а  уж джентльменом-то  был  во всяком
случае, продекламировал в ответ:


     Я не любил бы так тебя,
     Не возлюби я честь превыше.



     На другое утро,  как  полагается, Джордж Огест явился  к  папе Хартли с
бутылкой портвейна за три шиллинга шесть пенсов и со свежим  окороком; долго
он мычал, и  краснел, и  ходил  вокруг  да около (как будто старик Хартли не
слыхал от  Изабеллы, о чем  пойдет речь!) -- и наконец весьма торжественно и
церемонно предложил  взять  на  себя  заботу о благополучии Изабеллы  до той
поры, пока смерть не разлучит их.
     Быть может, папа Хартли  отказал  ему?  Или  заколебался?  С величайшей
готовностью, с  радостью, с восторгом  и упоением он тут же дал согласие. Он
хлопнул Джорджа Огеста по плечу,-- это чисто солдатское изъявление дружеской
благосклонности удивило и  слегка покоробило чопорного Джорджа  Огеста. Папа
Хартли объявил,  что Джордж  Огест ему  по душе -- именно такого человека он
сам выбрал  бы  в  мужья своей  дочери, именно  такой  человек  составит  ее
счастье, именно о таком зяте он, папа Хартли,  всегда  мечтал.  Он рассказал
два казарменных анекдота, отчего Джордж Огест приятно засмущался;  выпил два
полных стакана портвейна; и затем пустился рассказывать длиннейшую историю о
том,  как  во  время  Крымской  войны,  будучи в  чине прапорщика,  он  спас
британскую   армию.  Джордж  Огест  слушал  терпеливо,  с  истинно  сыновним
почтением;  но проходили часы, а  истории  все  не видно  было  конца, и  он
решился намекнуть, что надо бы сообщить добрую весть Изабелле и маме Хартли,
которые  (оба джентльмена об этом и не подозревали) подслушивали у  замочной
скважины, изнывая от нетерпения.
     Итак, дам пригласили в комнату, и папа Хартли произнес небольшую речь в
стиле старого генерала Снутера, кавалера ордена Бани, а затем папа поцеловал
Изабеллу,  и мама со  слезами радости  и  восторга обняла  Изабеллу,  и папа
чмокнул  маму,  и Джордж  Огест  поцеловал  Изабеллу;  и перед  обедом их на
полчаса  оставили вдвоем  -- обед подавался в половине второго и состоял  из
отбивных котлет, картофеля, бобов, фруктового пудинга и пива.
     Хартли все еще воображал. что Джордж Огест богат.
     Однако, прежде чем покинуть патриархальный Кент, ему пришлось  написать
отцу  и попросить десять фунтов, так как у него не было уплачено по счету  в
гостинице и не  осталось  денег  на обратную дорогу.  Он извещал  добрейшего
папашу о своей помолвке  с Изабеллой и просил осторожно сообщить эту новость
дражайшей  матушке.  "Отец моей  невесты  --  старый  воин,--  писал  Джордж
Огест,-- а сама она -- прелестная девушка, кристально чистая душа, она нежно
любит меня, а я ради  нее готов  сражаться, как тигр, и готов отдать  за нее
жизнь". Он ни словом не упомянул  о том, что  у Хартли нет ни гроша, что они
вульгарны и  алчны,  что у них  куча  детей.  Добрейший папаша  совсем  было
вообразил, что Джордж Огест женится на наследнице знатного рода.
     И  добрейший папаша  выслал Джорджу  Огесту  десять  фунтов и осторожно
сообщил дражайшей матушке о помолвке сына.  Против  всякого ожидания, она не
слишком взбеленилась. Быть может, она даже на расстоянии почуяла неукротимую
волю  и  решительность  Изабеллы?  Или   подозревала,  что   сын  потихоньку
распутничает, и рассудила, что лучше уж законный брак, чем беготня к девкам?
Возможно, она надеялась помыкать не только Джорджем Огестом, но и его женой,
а ведь две жертвы куда приятнее, чем одна.
     Она всплакнула и в этот вечер дольше обычного читала молитвы.
     Знаешь, папочка,-- сказала она,-- по-моему, нашим сыном руководило само
провидение. Надеюсь, мисс Изабелла  будет ему хорошей женой и не сочтет ниже
своего достоинства  штопать  ему носки и  смотреть за прислугой,  хоть она и
офицерская дочь. И,  конечно, молодые должны жить здесь, у  нас; поначалу  я
сама  с  удовольствием  буду  наставлять  их  в  правилах семейной  жизни  и
позабочусь, чтобы жена Джорджа была истинной христианкой. Бог да благословит
их обоих!
     Добрейший папаша -- в конце  концов он  был не так  уж  плох --  сказал
только: "Гм!" -- и написал Джорджу Огесту вполне достойное письмо; он обещал
сыну двести фунтов,  чтоб  было с  чем  начинать семейную жизнь, и советовал
провести медовый месяц в Париже или, может быть, на поле Ватерлоо.
     Свадьбу сыграли весной  в  патриархальном Кенте. На торжество съехалось
множество Уинтерборнов, в том числе, разумеется, родители Джорджа. Дражайшая
матушка с ужасом, чтобы не сказать с омерзением, убедилась, что Хартли ведут
себя "неприлично,  да,  да,  неприлично!"--  и  даже  добрейший  папаша  был
ошеломлен. Но отступить без скандала было уже невозможно.
     Провинциальная  свадьба  в  1890 году!  О боги  наших предков,  что  за
зрелище! Увы,  какая  жалость, что в ту  пору еще не изобрели кинематографа!
Попробуйте представить себе  это  воочию. Обросшие  бакенбардами  старики  в
допотопных  цилиндрах; старухи в турнюрах и чепцах. Молодые люди с обвислыми
усами, с пышными бантами вместо галстука и, надо думать, в серых  цилиндрах.
Молодые женщины  в кокетливых  турнюрчиках и  шляпках с  цветами. И подружки
невесты в белых платьях. И шафер. И  Джордж  Огест, вспотевший в своей новой
визитке.  И  Изабелла   --  разумеется,   "сияющая",  в  белом  платье  и  с
флердоранжем.  И  приходский священник, и подписание  брачного контракта,  и
свадебный завтрак, и праздничный перезвон колоколов, и "отбытие"... Нет, это
слишком  горько, это так  ужасно, что даже не  смешно. Это непристойно. Я от
души  жалею  Джорджа  Огеста  и  Изабеллу  особенно  Изабеллу. Что  говорили
колокола? "Спешите видеть......! Спешите видеть......!
     Но  Изабелла --  это дрянцо --  наслаждалась  чудовищной церемонией.  И
подробно описала ее в письме к  одному на своих "приятелей", которого она, в
сущности, любила, но которому дала отставку ради "богатств" Джорджа Огеста.
     "...День был  пасмурный,  но когда  мы  преклонили колена пред алтарем,
солнечный  луч  проник  в  окно  церкви  и  любовно  осенил наши  склоненные
головы..."
     Как они  дошли до  такого  несусветного  вздора? Но они  дошли,  дошли,
дошли.  И  во все это они верили. Хоть бы они  не принимали этого всерьез --
тогда  для  них не все  было бы потеряно. Но нет. Они верили в тошнотворный,
слащавый,  лицемерный вздор, верили. Верили со всей сверхчеловеческой силою,
на какую способно одно только невежество.
     Возможно ли измерить всю  глубину  невежества Джорджа и Изабеллы в час,
когда они связали себя клятвой  не расставаться,  пока не  разлучит их  сама
смерть?
     Джордж Огест не знал, как зарабатывать на жизнь; понятия не имел о том,
как обращаться с женщиной, не знал, как жить с женщиной под одной крышей, не
знал,  как спать с  женщиной -- даже хуже, чем просто  не знал,  потому  что
опыт,  приобретенный  им  в  общении  с  шлюхами,  был  скудный,  гнусный  и
омерзительный; он не знал, как устроено его собственное  тело, не говоря уже
о теле женщины; представления не имел  о  том, как избегнуть зачатия;.......
что  означает  понятие  "нормальная  половая  жизнь";.......  не  знал,  что
беременность -- это  болезнь, которая тянется девять месяцев, не подозревал,
что роды должны стоить денег, иначе женщине не миновать тяжких страданий; не
знал и не понимал, что женатый человек, который зависит от своих родителей и
родителей жены, постыдно жалок и смешон; не знал,  что заработать  деньги на
безбедное  существование  не так-то легко,  даже если перед тобою  и открыто
Поприще;  даже  и здесь, на  этом поприще  -- в  профессии адвоката  --  его
познания  были  весьма  ограничены; он  очень  плохо разбирался  в  условиях
человеческого  существования  и   совсем   не  разбирался   в   человеческой
психологии;  ничего не смыслил ни в делах, ни  в деньгах,--  умел  только их
тратить; понятия не имел  о том, как содержать дом в  чистоте, сколько стоит
провизия,  как держать в руках топор или молоток, как обставить квартиру, не
умел  делать покупки, растопить камин,  прочистить трубу, чтоб не загорелась
сажа,  не  знал высшей  математики,  греческого  языка, не умел  браниться с
женой, делать  хорошую мину при плохой  игре, накормить младенца, играть  на
рояле, танцевать, заниматься  гимнастикой, не умел открыть банки  консервов,
сварить яйцо, не  знал, с какой стороны ложиться  в постель,  когда  спишь с
женщиной, не умел разгадывать шарады, обращаться с газовой плитой, не знал и
не умел еще бесчисленного множества вещей, которые  необходимо знать и уметь
женатому человеку.
     Должно быть, скучнейшая была личность.
     Что до Изабеллы  --  почти все человеческие знания  оставались для  нее
книгой за семью печатями. Поистине загадка -- что же она все-таки знала? Она
даже не знала, как покупать себе платья,-- мама Хартли всегда делала  это за
нее. Среди многого другого она не знала, в частности, как и почему рождаются
дети;  как  спать  с  мужем;  как  притворяться,  что  при  этом испытываешь
наслаждение, когда на самом деле его не испытываешь; не умела шить, стирать,
стряпать,  мыть  полы,  вести  хозяйство,  покупать  провизию,  подсчитывать
расходы,  добиться  послушания  от  горничной,   заказать  обед,  рассчитать
кухарку,  определить,  чисто  ли  убрана  комната; не  умела  управляться  с
Джорджем  Огестом,  когда  он  не в духе;  дать  ему  пилюлю,  когда у  него
разыграется печень; кормить, купать и  пеленать младенца; принимать гостей и
отдавать  визиты;   вязать,  вышивать,  печь;  отличить  свежую  селедку  от
протухшей  и телятину  от  свинины;  не знала,  что  не следует  готовить на
маргарине;  не  умела постелить постель;  следить за  собственным здоровьем,
особенно во время беременности; отвечать с  кротостью,  дабы отвратить гнев,
как сказано в Писании;  содержать дом в порядке;  не  счесть всего, чего еще
она  не  знала  и  не  умела и что  непременно  надо  знать и уметь замужней
женщине.
     (Право, не знаю, как бедняга Джордж вообще ухитрился появиться на свет)
     Впрочем, и Джордж  и  Изабелла умели  читать и  писать,  молиться богу,
есть, пить, умываться и наряжаться по воскресным дням. И оба  неплохо  знали
Библию и молитвенник.
     И потом,  у них была "ах, любовь"!  Они "ах, любили" друг друга. Любовь
-- это главное,  она возместит всю глупость невежества, она будет  кормить и
поить их, усеет их путь розами и фиалками. Ах-любовь и бог. Потерпит неудачу
любовь  -- останется бог  не преуспеет бог -- останется ах-любовь.  По  всем
правилам, я полагаю, бог должен бы стоять  на первом месте, но в  1890  году
брак состоял сплошь  из  ах-любви и  бога,  так что было  уже не до здравого
смысла,  не до азбучных  истин и  сведений  о том,  что  такое пол, и  не до
каких-либо иных сведений, которые мы, мерзкие современные декаденты, считаем
обязательными для всех мужчин  и женщин. Прелестная Изабелла, дорогой Джордж
Огест!  Они были уж так молоды,  уж так невинны, уж до  того чисты! И разве,
по-вашему,  адские  муки  --  не  слишком  слабое возмездие  для  безмозглых
слюнявых лицемеров  (обоего  пола  в устрашающих  бакенбардах или  в  пышных
чепцах,-- для тех,  кто  послал  эту пару навстречу  своей судьбе? О  Тимон,
Тимон, почему не дано мне  твое красноречие! Кто осмелится,-- где тот зрелый
муж, что, не покривив душой, осмелится встать и сказать......?  Не дайте мне
сойти с ума, о боги, не дайте мне сойти с ума.


     Медовый месяц они провели не в Париже и не на поле Ватерлоо, а на одном
из  курортов Южного  побережья, в  прелестном  уголке,  где Изабелла  всегда
мечтала побывать. Им надо было  проехать  десять миль лошадьми  до  железной
дороги и  затем два часа поездом, который останавливался на каждой  станции.
Усталые,  смущенные  и  разочарованные,  они  остановились  в  скромной,  но
почтенной гостинице, где заранее заказан был двойной номер.
     Первая  брачная  ночь  жестоко  обманула их надежды. Впрочем,  этого  и
следовало ожидать.  Джордж  Огест старался  быть пылким  и восторженным,  но
оказался  неуклюжим  и грубым. Изабелла старалась  быть  скромно послушной и
покорной,  а  была просто неловкой.  Джордж  Огест  неумело  изнасиловал ее,
доставив  много  лишних,  бессмысленных страданий. И, как  многие прелестные
новобрачные в доброй старой Англии в золотые дни славной королевы Викки, она
долгие часы лежала без сна, вытянувшись на спине  рядом с храпящим  Джорджем
Огестом и думала,  думала,  и слезы  медленными ручейками  стекали  у нее по
вискам на подушку...
     Это  слишком  мучительно,  поистине,  слишком  мучительно  --  вся  эта
дурацкая  "чистота",  и  лицемерие,  и  ах-любовь, и  невежество.  И  глупые
невежественные  девушки,  отданные  во  всем   своем   прелестном  неведении
невежественным  и  неловким молодым  людям, которые  по  своему  невежеству,
мучают и терзают их. Слишком больно  об этом думать! Бедная  Изабелла! Какое
посвящение в тайны супружества!
     Но,  разумеется, у этой ужасной ночи были последствия. Прежде всего она
означала, что  брак законным образом  завершился и не может  быть расторгнут
без вмешательства суда по бракоразводным делам,--  уж не знаю, можно ли было
добиться  развода в  золотые дни великого мистера Гладстона, да  благословит
его бог и да будет ему жарко в аду. И затем она привела к тому, что Изабелла
до  конца  дней  своих  старалась избегать физической  близости  с  Джорджем
Огестом; а  так как она была женщина отнюдь  не холодная, будущее  оказалось
чревато  двадцатью  двумя любовниками. И,  наконец,  Изабелла  была здорова,
насколько  может быть  здоровой молодая женщина, вынужденная затягиваться  в
невыносимо  тугие  корсеты и носить,  в  ущерб чистоте  и пользе, длиннейшие
волосы  и  длиннейшие юбки и  весьма  смутно  представляющая себе, что такое
гигиена пола,-- а потому эта nuit  de r ve  --> 1 наградила ее
первым ребенком.




     Младенца  нарекли  Эдуард  Фредерик Джордж:  Эдуард --  в  честь принца
Уэльского (впоследствии  его величество  король  Эдуард  VII), Фредерик -- в
честь деда, Джордж -- в честь отца.
     Изабелла  хотела  назвать  его  Джордж  Хартли,  но  дражайшая  матушка
позаботилась о том, чтобы от Хартли в ее внуке было поменьше.


     Тягостно думать о том, как Изабелла и Джордж Огест провели первые  годы
совместной  жизни. Она  началась обманом -- прежде всего потому, что к этому
принудили  их  родители и общественные  условности;  к  сожалению, они  и  в
дальнейшем строили  ее  на обмане.  Обоих не  только жестоко разочаровала та
ужасная  ночь после свадьбы, обоим отчаянно  надоел весь  медовый месяц.  На
этом  прелестном курорте,  о котором  так  мечтала  Изабелла,  скука  царила
смертная. Джордж Огест даже самому себе не хотел признаться, что к роли мужа
он  почти  так  же  плохо  подготовлен, как к обучению  белых мышей  военным
маневрам.  Изабелла  в  глубине  души  понимала,  что  первый  шаг  оказался
неудачным,--  понимала  скорее   чутьем,   чем   рассудком,--  но  самолюбие
заставляло ее молчать. Она прекрасно понимала, что в неудаче обвинят ее же и
что ей не от  кого ждать сочувствия, меньше всего -- от своих родных.  Разве
не вышла  она счастливо замуж за человека, который ее ах-полюбил,-- ах, брак
по  любви! -- да  еще за богача?  Итак, она утешала себя мыслью, что  Джордж
Огест богат, и оба они, как и положено в медовый месяц, писали  восторженные
лживые письма родным  и знакомым.  А  раз ступив на путь,  уводящий прочь от
честности и  уменья  смотреть  правде в глаза, они  попались на всю жизнь --
теперь  они  тоже  обрекли  себя  на  безрадостное  существование во  лжи  и
ax-любви.  Ох  уж  эта  болтовня о боге  и о  любви! Родители Изабеллы вечно
грызлись между собой  --  как это не послужило  ей предостережением? Как  не
замечал Джордж  Огест,  что под тонкой  пленкой  благочестия  и супружеского
согласия,  будто бы связующего дражайшую матушку и  добрейшего папашу, кипит
ключом неукротимая ненависть? Почему никто из  них не попытался  вырваться и
устроить свою жизнь как-то  иначе и хоть немного лучше? Но нет, они пошли по
проторенной дорожке: у них есть ax-любовь, есть бог, а стало быть, все будет
к лучшему в этом лучшем из миров.

     Пока  длился медовый месяц,  Джордж Огест продолжал разыгрывать богача.
За  неделю  до  свадьбы  ему  впервые в жизни разрешили  открыть собственный
текущий счет в банке. Добрейший папаша положил на его имя  двести фунтов, но
дражайшей  матушке  они с  Джорджем  сказали  только про двадцать.  К  этому
дражайшая матушка прибавила  от щедрот своих еще пять фунтов  --  на  черный
день, хотя только бог и  ах-любовь ведают,  спасут ли такие крохи  в  черный
день.  Итак,  счастливые  молодожены начали  новую  жизнь, имея двести  пять
фунтов и ни малейшей надежды заработать хоть грош,--  разве что Джордж Огест
перестанет разыгрывать богача, откажется от тишины и уюта, решится взглянуть
правде в глаза и помаленьку примется за дело.
     За  время медового месяца они  потратили немало -- гораздо больше,  чем
следовало. В кошельке у Джорджа  Огеста была куча соверенов и две бумажки по
пять  фунтов, и  он ими невыносимо чванился. Изабелла никогда еще не  видела
столько денег сразу и больше прежнего уверовала в богатство  своего супруга.
Посему она немедленно  принялась  рассылать "полезные подарки"  бесчисленным
членам оскудевшего семейства Хартли; и Джордж Огест, хоть и не без досады --
по природе он был скуповат,-- не мешал ей. Всего они истратили за две недели
тридцать фунтов, а  после  того  как куплены были  билеты первого  класса до
Шеффилда, от вторых пяти фунтов почти ничего не осталось.
     Первым тяжким ударом для Изабеллы оказалась первая брачная ночь. Второй
удар испытала  она  при  виде  неказистого  закопченного  домишки  "богачей"
Уинтерборнов  -- по всей улице  стояли точно такие  же разрекламированные на
все  лады  десятикомнатные  виллы  из желтого кирпича. Третьим  ударом  было
открытие, что Джордж Огест ни гроша не  зарабатывает на своем Поприще, что у
него нет других  денег, кроме остатка от пресловутых двухсот  пяти фунтов, и
что Уинтерборны вряд ли многим богаче Хартли.

     Горькие дни настали  для бедной Изабеллы, когда она в этом  унылом доме
ждала первого ребенка; ее супруг  считал ворон, сидя уже не в  своем "уютном
кабинете",  как  до  женитьбы, а в  "конторе",  и делал  вид, что  работает,
добрейший папаша  читал молитвы, а  дражайшая  матушка с ядовитой  улыбочкой
шпыняла и язвила  ее на каждом шагу. Горькие дни, когда по утрам ее тошнило,
а свекровь уверяла, что "пошаливает печень".
     Это все чересчур обильная и жирная еда,-- говорила она
     невестке.--  Вы-то, милочка,  не  привыкли  дома  к  такому  роскошному
столу.-- И прибавляла игриво и  колко: -- Видно, придется нам просить вашего
дорогого муженька, чтобы он своей  супружеской властью немножко сдержал  ваш
аппетит.
     А на  самом  деле у Хартли стол  был грубый, без затей,  но  куда более
сытный и разнообразный, чем изысканно тощее  меню дражайшей матушки, которая
тряслась над каждой черствой коркой.
     И,   конечно,  пошли  перебранки  и  свары.  Изабелла  взбунтовалась  и
обнаружила   первые  признаки   неукротимого   нрава   и   уменья  злобно  и
изобретательно  браниться,--  впоследствии она  достигла гималайских высот в
этом мало приятном для окружающих искусстве. Даже дражайшая матушка нашла  в
ней достойную противницу -- но перед тем она почти два года мучила Изабеллу,
отравляла ей  жизнь  и  портила характер. Да благословит тебя бог, дражайшая
матушка, ты "молила бога наставить тебя на путь истинный", ты "хотела только
добра" -- и превратила Изабеллу в первоклассную суку.
     Джордж Огест  был огорчен, глубоко огорчен и изумлен этими ссорами. Ему
все еще жилось недурно, и он не понимал, чего не хватает Изабелле.
     Будем   по-прежнему  жить  дружной  семьей,--   повторял  он,--   будем
снисходительны  друг к другу.  Каждый из  нас  несет бремя забот  (например,
считает  ворон и читает толстые романы) --  и  нужно только немножко  больше
Любви и Снисхождения. Надо  молиться,  чтобы господь дал нам Силы и наставил
нас на Путь истинный.
     Поначалу  Изабелла  выслушивала  эти  проповеди  довольно  кротко.  Она
верила,  что должна "почитать" своего  супруга,  и ей все еще внушал робость
его неизменный тон превосходства, позаимствованный у героев Булвера-Литтона.
Но однажды  ее не слишком  надежная выдержка изменила  ей,  и она  высказала
Уинтерборнам  все,  что о  них  думала.  Джордж Огест  --  трус,  негодяй  и
обманщик! Никакой он не богач! Он  -- нищий, беднее церковной  крысы!  А еще
важничал,  делал вид перед  ее  отцом,  будто он богатый джентльмен и у него
есть Поприще, а  на самом деле не  зарабатывает ни гроша и женился на двести
фунтов, которые дал ему папаша!  Она не  вышла бы за него, нипочем не вышла,
если бы он не улещал ее  подарками и катаньями  в  коляске и не врал,  будто
сделает ее настоящей знатной леди! Лучше бы ей  умереть,  чем выйти за него,
да,  да,  лучше  бы  ей  умереть!  Лучше  бы  ей  вовек  не   знать  никаких
Уинтерборнов!
     Вот  тут-то  и поднялась буря!  Вмешалась  дражайшая матушка. Затаив до
времени in  petto --> 1 громы  и молнии по  адресу мужа и сына
(оба преступника оцепенели, пораженные ужасом оттого, что обман с двумястами
фунтами раскрылся), она обрушила  шквальный огонь на обезоруженную Изабеллу.
Изабелла  неотесанна  и груба,  она  дурная христианка,  дурно  воспитана  и
необразованна,  она  корыстная  душа,-- сама в  этом  призналась! -- коварно
соблазнила Джорджа Огеста, женила его на себе и тем загубила его жизнь и его
блестящую карьеру...
     Тут Изабелла  упала  в  обморок,  и, к  великому  несчастью  для нашего
Джорджа,  опасность  выкидыша  миновала  --  благодаря не  столько  неумелым
заботам мужа, свекра и свекрови,  сколько  здоровью и жизнеспособности самой
Изабеллы. Один лишь добрейший папаша был искренне огорчен и пустил в ход все
жалкие  крохи  своего влияния,  чтобы  хоть как-то защитить Изабеллу. Джордж
Огест -- тот сразу пал духом и только беспомощно лепетал:
     Матушка!  Изабелла! Будем любить  друг  друга! Будем  жить в  согласии!
Будем облегчать друг другу бремя наших забот!
     Но  его сбило бурным потоком ненависти,  вырвавшейся  из самой  глубины
двух душ во время этой поучительной сценки. Даже дражайшая матушка забыла  о
своем диссидентском лицемерии и  вновь  вспомнила о нем, лишь когда Изабелла
упала в обморок.



     По  совету  добрейшего папаши, Джордж  Огест  на деньги, оставшиеся  от
пресловутых двухсот фунтов,  увез Изабеллу к морю; так случилось, что Джордж
родился в приморской гостинице.
     Роды были трудные; помогали роженице плохо и неумело. Изабелла мучилась
около сорока  часов.  Не  будь  она  здорова, как  молодая кобыла,  ей бы уж
конечно не  выжить. А пока она  страдала и  мучилась, Джордж Огест  возносил
молитву  за  молитвой,  совершал  короткие  прогулки,  читал  Лорну  Дун, за
завтраком и обедом  выпивал  полбутылочки кларета  и спокойно спал по ночам.
Когда  ему наконец  позволили войти  на цыпочках и взглянуть  на полумертвую
женщину,  подле которой лежал ужасный, багровый, туго спеленатый в крохотный
сверток  младенец, Джордж Огест поднял руку -- и благословил их обоих! Затем
на  цыпочках  вышел, спустился  в столовую и  в честь столь  знаменательного
события заказал к обеду целую бутылку кларета.


     Изабелла  и Джордж  Огест приводят  меня в  такое уныние, что  я  жажду
поскорей  от  них отделаться. Но ведь  не  зная  родителей,  нельзя понять и
самого Джорджа.  И  потом, в чете  Уинтерборнов-старших есть для  меня  даже
какая-то притягательная сила,-- такую они  вызывают ненависть и презрение. Я
силюсь понять, откуда такая беспросветная тупость и  ограниченность?  Почему
они даже  не пытались  вырваться из  этой  лжи  и обмана? Почему  нимало  не
стремились стать  самими  собой? Да,  разумеется, наши великодушные  потомки
будут задавать себе  те же  вопросы  относительно  нас;  но  должны  же  они
все-таки увидеть,  что мы-то боролись, мы воевали с ложью  и грязью жизни, с
ветхими,  истертыми  прописями,  как  воевал  и Джордж-младший.  Быть может,
Изабелла и пыталась  сопротивляться,  но сила инерции  и  неудержимая злость
взяли верх. Быть может, двадцать два любовника и болтовня об агностицизме  и
социализме  (в которых она отродясь и до старости ровно ничего  не смыслила)
были для Изабеллы своего рода протестом.  Но ее окончательно сразили причины
экономические -- причины экономические да еще ребенок.  Говорите что хотите,
но  бедность  и  ребенок в любой женщине подавят волю  к  самоутверждению  и
наиболее полному развитию  своей личности,-- а если не подавят, то извратят.
Они  озлобили  Изабеллу,  исказили  ее  душу.  Что  до  Джорджа   Огеста  --
сомневаюсь, чтобы в нем оставались воля и стремление к чему бы то ни было,--
разве только  стремление жить  недурно. Если он и достиг чего-то в жизни, то
лишь потому, что этого хотела и к  этому вынуждала его Изабелла. В сущности,
он  был  просто  дрянь.  А  так  как  Изабелла была  невежественна,  упряма,
непомерно тщеславна,  а нежные заботы  дражайшей  матушки  еще и  озлобили и
ожесточили  ее,  она  тоже стала дрянью по милости Джорджа Огеста. Однако  я
куда больше  сочувствую Изабелле,  чем  Джорджу  Огесту. В ней когда-то было
что-то человеческое. А Джордж  Огест и  не был никогда человеком,  он просто
лодырь, нехищная  разновидность жука-богомола,  пустое  место, нуль, который
становится величиной, лишь если рядом стоит какая-то другая цифра.
     Когда  Изабелла   поправилась   настолько,  что  могла  уже   выдержать
переезд,--  а   может  быть,   немного   раньше,--  они,  уехавшие   вдвоем,
возвратились домой втроем. Между ними появилось еще одно звено -- не столько
связующее, сколько разделяющее.
     Они стали "семьей", извечным треугольником  отец-мать-ребенок,--  а это
сочетание  гораздо  более  сложное  и  неприятное,  в  нем  гораздо  труднее
разобраться, и оно чревато куда большими бедами, чем пресловутый треугольник
муж-жена-любовник. После девяти  месяцев близости  Изабелла и  Джордж  Огест
только-только  начали  привыкать  друг к другу  и к любви,  как возникло это
новое осложнение.  Чутье подсказывало Изабелле,  что к нему тоже надо как-то
привыкать, применяться, а благодаря ей и Джордж Огест смутно заподозрил, что
в их жизни что-то меняется. Итак,  он принялся усиленно читать молитвы и всю
дорогу  от  Южного  побережья до  Шеффилда внушал  Изабелле,  что  семейству
следует жить в любви и  согласии,  что каждый  должен помогать другому нести
бремя забот, что у  них есть Ах-любовь,  но им нужно обрести  еще Терпение и
Снисходительность.  Не  хотел бы я --  боже упаси!  --  оказаться  на  месте
Изабеллы,  но я  был  бы  не прочь минут пять поговорить  за нее  с Джорджем
Огестом   и  выложить   ему   все,  что  я  думаю,   в  ответ  на  это   его
слащаво-миротворческое, непроходимо-дурацкое лицемерие.

     Итак,  они  возвратились  втроем, и  тут  все снова  пошли вздыхать,  и
пускать  слезу,  и читать  молитвы,  и просить  бога наставить  их  на  путь
истинный, и благословлять ничего не понимающего Джорджа (он  был еще слишком
мал и  не мог показать  им  кукиш,-- за него это  сделаем мы, его посмертные
крестные отцы и матери).  Горькое разочарование  в супружеской жизни,  когда
пошли  прахом  все ее  иллюзии и честолюбивые мечты, и отменное здоровье при
совершенной неразвитости умственной и духовной сделали Изабеллу превосходной
матерью. Она и  впрямь полюбила  жалкий,  крохотный кусочек мяса,  зачатый в
горе и  разочаровании,  в  номере скучной гостиницы, в скучном городишке, на
скучном  Южном  побережье  скучной  страны  Англии.  Она щедро  изливала  на
младенца свою любовь  и заботу.  Когда она кормила маленького Джорджа  и  он
теребил ее  грудь,  она испытывала наслаждение  несравнимо  более  острое  и
утонченное, чем от неуклюжих ласк Джорджа Огеста. Она была точно самка зверя
с  детенышем.  Джордж  Огест  мог  сколько  угодно  бахвалиться перед  своим
добрейшим  папашей,  будто он  "готов сражаться, как  тигр,  за свою дорогую
Изабеллу",-- а вот Изабелла и в  самом деле готова была драться -- и дралась
-- за своего  малыша, как  норовистая,  бодливая, трогательная  и безмозглая
корова.  Едва  ли можно считать это  достижением, но она  спасла  маленькому
Джорджу жизнь -- спасла его для немецкого пулемета.


     На время в закопченном домишке в Шеффилде воцарился мир:  Изабелла явно
была  еще  очень слаба,  и,  как  ни говорите,  появление  первого внука  --
немаловажное событие. Добрейший папаша был в восторге от маленького Джорджа.
Он купил пять дюжин портвейна, чтобы сохранить  их до совершеннолетия внука,
и тут  же начал полегоньку к ним прикладываться, "чтобы проверить, хорош  ли
букет".  Он подарил Джорджу Огесту пятьдесят фунтов, которых у него не было.
И  каждый вечер,  когда  Изабелла  укладывала  малыша  спать,  дед  со  всей
торжественностью дарил ему на прощанье свое благословение.
     Я  знаю,  бог  благословит его!  --  внушительно  произносил  добрейший
папаша.-- Бог благословит всех моих детей и всех моих потомков!
     Можно было  подумать, что он -- сам патриарх Авраам или личный советник
господа бога; впрочем, сам он, наверно, думал, что так оно и есть.
     Даже  дражайшая  матушка  на  время  попритихла.  "Младенец  укажет  им
путь",-- ядовито цитировала она; и  Джордж Огест,  вдохновясь этими  святыми
словами, сочинил еще  одну диссидентскую брошюрку на тему о любви и согласии
в семейной жизни.


     Первые четыре года своей жизни Джордж  провел среди вечных  перебранок,
бестолковщины  и скаредности,-- всего этого  он, конечно, не сознавал, а для
того  чтобы   измерить,  насколько  от  этого  пострадало  его  подсознание,
понадобился бы более  опытный психолог, чем  я. Могу  себе  представить, что
влияние дражайшей матушки и добрейшего папаши  вкупе с папой и мамой Хартли,
а также и  самих  Изабеллы  и Джорджа  Огеста оказалось тяжкой  гирей на его
ногах, когда он впервые вышел на беговую  дорожку жизни. Я бы сказал, что  у
Джорджа в этом забеге не было ни малейшей надежды  завоевать приз, и ставить
на него  пришлось бы  разве что семь  против ста. Но мое дело --  как  можно
добросовестнее  излагать события,  а  читатель  пускай  сам делает  выводы и
подсчитывает все "за" и "против".
     Джорджу не исполнилось еще и полгода, а  в шеффилдском доме уже снова с
удвоенной силой  и злостью разгорелись брань и свары. Дражайшая матушка была
убеждена,  что  отстаивает  от  самозванки и собственную  власть,  и  учение
преподобного  Джона Уэсли. Изабелла  воевала за себя  и своего ребенка и  --
хотя сама она этого и не  понимала  -- за те крупицы человеческого, которые,
может быть, еще уцелели в Джордже Огесте.
     К этому времени Джордж Огест стал уже совершенно невыносим. Некто Генри
Балбери,  которого он знавал  еще студентом,  возвратился  в  Шеффилд, купил
адвокатскую  практику  и  теперь  преуспевал. Джорджу Огесту нечего  было  и
думать  с  ним  тягаться.  Балбери  прослужил  три  года  в  конторе  одного
лондонского стряпчего  и  уж так пускал пыль  в глаза, словно в его, мистера
Балбери, лице соединились  лорд-канцлер,  красавчик Брюммель и граф  д'Орсей
лета от рождества Христова 1891. Балбери похлопывал Джорджа Огеста по плечу,
а  Джордж Огест смотрел ему в рот и вилял  хвостиком. Балбери знал наперечет
все модные пьесы, и самых  модных актрис, и модные книги. Он так и покатился
со смеху, увидев, что Джордж Огест читает Диккенса и Лорну Дун, и познакомил
его  с Моррисом,  Суинберном,  Росетти,  Рескином,  Харди,  Муром  и молодым
Уайльдом. Джордж  Огест  пришел  в величайшее волнение  и сделался  эстетом.
Однажды  на  лекции  заехавшего  в Шеффилд  Пейтера  он был  столь  потрясен
изумительными Пейтеровыми  усами, что лишился чувств, и его пришлось отвезти
домой на извозчике. Наконец-то  Джордж Огест обрел свое призвание. Он понял,
кто  он такой:  мечтатель, опоздавший родиться,  дитя  иного  века!  Ему бы,
подобно  Антиною, под звуки  флейт и  виол плыть  с императором  Адрианом по
медлительным водам вечного Нила!  Ему бы восседать под благоухающим шелковым
балдахином на  троне рядом с Зенобией, и пусть бы вереницы  нагих чернокожих
рабов  с  мускулистыми телами,  лоснящимися от  нарда и масел, слагали к его
ногам   сокровища  пышного  Востока.  Он  принадлежит  седой  древности.  Он
утонченнее  самой прекрасной  музыки; и в малейшем оттенке света, в движении
теней,  в  изменчивых  очертаниях гонимых ветром  облаков  таится  для  него
глубокий смысл! В душе  его оживали предания Вавилона и Тира, и он оплакивал
трагическую  гибель  прекрасного  Биона. В Афинах,  увенчанный  фиалками, он
возлежал на пиру и слушал,  как Сократ рассуждает  с Алкивиадом о любви.  Но
сильнее  всего была  в  нем  безмерная  страсть к Флоренции средних веков  и
Возрождения.   Он  никогда  не  бывал  в  Италии,  но  любил  хвастать,  что
досконально  изучил план  дорогого его сердцу  города и не заблудился бы  во
Флоренции даже  с завязанными глазами. Он не знал ни слова по-итальянски, но
громогласно  восторгался Данте  и  "его кружком", критиковал Гвиччардини  за
чрезмерную педантичность, опровергал Макиавелли и  был первым (после  Роско)
авторитетом во всем, что касалось эпохи Лоренцо Великолепного и Льва X.
     В  один  прекрасный  день Джордж Огест  объявил  родным, что  он  решил
оставить свое Поприще и посвятить себя служению литературе.
     В английском  семействе  возможны  подчас  размолвки  -- ведь  и лучшим
друзьям случается повздорить,-- но  уж если дело серьезное, семейство всегда
заодно.  На этот  счет,  слава  богу, пока  можно  не  беспокоиться:  всякое
английское  семейство  единодушно  выступит против  любого из своих  членов,
который  осмелится погрязнуть  в бесстыдстве Литературы и Искусства (если не
считать той чистой  литературы, где  действуют шейхи,  да  изысканных картин
какого-нибудь преданного традициям Милле). Пусть  подобными непристойностями
занимается  бесстыжий  континент,  в  нашем   отечестве  это  пристало  лишь
каким-нибудь  выродкам и декадентам, и не мешало  бы полиции применить к ним
самые суровые меры,  дабы  очистить  нашу жизнь от скверны,  вносимой  этими
скандалистами.   Великая   английская   средняя   буржуазия,   эта   ужасная
несокрушимая опора нации, изволит признавать только  искусство и литературу,
которые устарели на полстолетия, выхолощены, оскоплены, обстрижены цензурой,
подслащены ложью  и сентиментальным вздором,  как то угодно энглизированному
Иегове. Английский обыватель  все еще  представляет собою  незыблемый  оплот
филистерства --  тот самый,  о который  тщетно бился  Байрон  и  над которым
бессильны  были взлететь даже крылья Ариеля. Итак, берегись, мой друг. Спеши
надеть елейную маску истинно британского  лицемерия  и  страха перед жизнью,
или -- так  и знай --  тебя  раздавят. Ты можешь ускользнуть на время.  Тебе
покажется,  что  тут  возможен компромисс. Ошибаешься.  Либо  тебе  придется
продавать  им  душу,  либо ее раздавят. Или же стань  изгнанником,  беги  на
чужбину.
     Вероятно, во  времена Джорджа Огеста дело обстояло еще хуже, но в конце
концов он был просто шут гороховый и не стоил того, чтобы о нем сокрушаться.
Но вот  в Изабелле ключом били жизненные силы -- и надо бы им найти выход, а
не держать под спудом, чтобы они обратились в  свирепый яд. И жалкие попытки
Джорджа  Огеста  заделаться эстетом  и  служить  литературе тоже  говорят  о
чем-то,  о какой-то внутренней  борьбе, о  стремлении  создать какую-то свою
жизнь. Разумеется, это было бегство, робкое, беспомощное желание ускользнуть
в страну  грез;  но окажись  вы  в шкуре  Джорджа Огеста  и живи под  эгидой
дражайшей матушки в  Шеффилде 1891  года,  вы  бы  тоже всей  душой  жаждали
ускользнуть. Изабелла воспротивилась этой новой блажи Джорджа Огеста, потому
что  она тоже хотела сбежать. А для нее бегство было  возможно лишь в  одном
случае --  если бы Джордж Огест заработал достаточно,  чтобы они с  ребенком
могли уйти от дорогих родителей и зажить своей семьей. Изабелла считала, что
прерафаэлиты  --  безмозглые слюнтяи, и была не так уж далека от истины. Она
считала Томаса Харди писателем чересчур  мрачным и безнравственным,  Джорджа
Мура --  чересчур легкомысленным и безнравственным, а  молодого  Уайльда  --
чересчур  нездоровым  и безнравственным. Но читала  она их бессмертные книги
лишь мимоходом, урывками -- зато в ней жила глубочайшая, бессознательная, но
непоколебимая уверенность, что у Джорджа Огеста отныне должна быть лишь одна
цель в  жизни: обеспечить ее и ее ребенка и увезти их подальше от Шеффилда и
от дражайшей матушки.
     Добрейший  папаша  и  дражайшая  матушка  тоже считали новое  увлечение
Джорджа Огеста бессмысленным и  безнравственным. Дражайшая матушка, прочитав
первые  страницы одного  из романов Харди,  отнесла "эту непристойность"  на
кухню и спалила. Разразился ужасный скандал. Поддерживаемый коварным Балбери
(который до  того не  переносил дражайшую  матушку, что даже уступил Джорджу
Огесту несколько мелких и не слишком интересных для него самого дел, и таким
образом дал ему возможность заработать за  полгода семьдесят фунтов), Джордж
Огест, прежде ни разу не  пытавшийся отстоять  собственную независимость, не
вступавшийся ни  за  Изабеллу, ни  за что-либо  действительно важное, теперь
вступился за Томаса Харди и за свою фальшивую, жалкую  позу эстета. Он запер
все  свои драгоценные новомодные книги в шкаф и  не расставался  с ключом. И
долгие часы проводил за "служением литературе", затворившись в своем "уютном
кабинете",  а громы  и  молнии оскорбленного семейства бессильно бушевали за
дверью.   Но  Джордж   Огест  был   тверд,  как  скала.   Он  накупил   себе
"артистических" галстуков, чуть ли  не каждый вечер встречался  с Балбери  и
продолжал "служить литературе". Злодей Балбери дошел в своих кознях до того,
что уговорил какого-то своего приятеля, из  любви  к искусству издававшего в
Лондоне журнальчик  эстетствующего направления,  напечатать  статью  Джорджа
Огеста  под заглавием "Клеопатра  --  чудо, живущее в веках". За  эту статью
Джорджу Огесту  заплатили  целую гинею, и все семейство на неделю притихло в
почтительном изумлении.
     И   все   же  ими   владел   такой  злобный   страх   перед   Неведомой
Непристойностью, что скандалов было не миновать.  А так как Джордж Огест, не
желая,  чтобы с ним скандалили,  наглухо запирался в своем уютном кабинете и
почти не выходил оттуда,  даже когда дражайшая матушка  властно стучалась  в
дверь  и  громко  напоминала ему  о  его долге перед господом  богом, родной
матерью  и  обществом, то скандалы неминуемо  разыгрывались  между дражайшей
матушкой и Изабеллой.
     Однажды ночью, когда Джордж Огест уже спал, Изабелла тихонько поднялась
и стащила  у него из кошелька пять фунтов. Наутро она,  как  обычно, вышла с
ребенком  на  прогулку,  добралась  с ним  до железной  дороги и  сбежала  в
патриархальный  Кент к папе  и маме Хартли. Это был,  разумеется,  не  самый
дерзкий  поступок в жизни  Изабеллы  -- впоследствии  ей  случалось  сгоряча
выкидывать  еще  и  не такое,-- но,  с  ее  точки зрения, быть может,  самый
разумный.  Это  первая из  ее отчаянных попыток принудить  Джорджа Огеста  к
действию.  Это  было  ему  напоминанием,  что  он  взял  на  себя  известную
ответственность,  а  ответственность  -- это сама жизнь,  и  от  нее  нельзя
уклоняться до бесконечности. Артиллерийским обстрелом Изабелла заставила его
вылезти  из блиндажа маменькиной тирании и  в конце  концов  зенитным  огнем
согнала с эмпиреев эстетства и "служения литературе".
     Но Изабелла не уронила  ни себя, ни  Джорджа Огеста в глазах  семейства
Хартли. Она рассчитала -- и совершенно правильно,-- что он  тотчас примчится
за нею из страха перед тем,  "что  скажут люди". И она телеграммой известила
папу  с мамой, что приедет  на  несколько дней  повидаться с ними  (они  уже
привыкли к ее неожиданным выходкам и ничуть не удивились),  а Джорджу Огесту
оставила  в спальне  на  туалетном столике  записку,  трагически  закапанную
самыми  настоящими  (не поддельными)  слезами. Она повезла родным  кое-какие
недорогие подарки и так хорошо  играла роль, что на  первых порах  даже мама
Хартли лишь очень смутно подозревала неладное.


     Любящее и дружное  семейство в Шеффилде было  несколько испугано, когда
Изабелла не  вернулась  к завтраку;  но  всеми  овладел  настоящий ужас,-- а
дражайшей матушкой, разумеется,  бешенство,--  когда Джордж Огест  обнаружил
записку Изабеллы и сообщил родителям ее содержание.
     Ее надо немедленно разыскать и вернуть,-- решительно объявила дражайшая
матушка,  тотчас  почуяв, что предстоит кровопролитие.-- Она опозорила себя,
она  опозорила  своего мужа  и опозорила  семью.  Я  давно  замечаю, что она
рассеянна за молитвой. Хороший урок пойдет ей на  пользу. Несчастье для всех
нас,  что Огест  женился на женщине  не нашего  круга.  Пусть теперь  едет и
извлечет  ее  из  этой  мещанской семьи. Подумать  только, что нашего милого
крошку окружают такие вульгарные, такие без-нрав-ственные люди!
     А вдруг она не захочет вернуться? -- спросил добрейший папаша, которого
дражайшая  матушка терзала  столько  лет,  что  он  не мог  не сочувствовать
Изабелле.
     Надо за-ста-вить ее вернуться,-- сказала дражайшая матушка.-- Огест! Ты
обязан исполнить свои долг и утвердить свою власть как  супруг и повелитель.
Поезжай сегодня же.
     Но что скажут люди? -- пробормотал удрученный Джордж Огест.
     При  этих  роковых словах  краска залила даже  щеки дражайшей  матушки,
побледневшие  за пятьдесят лет  от затаенной  злости  и  дурного нрава.  Что
скажут люди? Да, в самом  деле,  что-то скажут люди! Что скажет священник? А
миссис  Стэндиш?  А  миссис  Грегори?  И мисс Стинт, у  которой  дядюшка  --
священник соседнего прихода?  И  кузина  Джоан?  От  ее ястребиного  взгляда
ничего  не укроется, а  нюх  на скандалы и  на все,  что дурно пахнет, у нее
такой, что  даже  изголодавшийся  горный  кондор -- и тот не мог  бы  с  ней
тягаться.  Что все  они скажут? Ну,  ясно,  они скажут, что  молодая  миссис
Уинтерборн сбежала с  железнодорожным кондуктором Большой  Западной. Скажут,
что   маленький    Джордж   оказался    на   четверть   краснокожим   (плоды
продолжительного  пребывания капитана Хартли и его супруги в Вест-Индии),  а
потому молодую  миссис  Уинтерборн  с младенцем спешно  отправили  в  приют.
Скажут, что  семейство  Уинтерборн  страдает  "ужасным недугом"  и  Изабелла
бежала от них вместе с зараженным ребенком.  Будут говорить  также вещи,  не
столь  далекие  от истины,  а  потому  еще  более  неприятные.  Скажут,  что
дражайшая матушка совсем заела Изабеллу, вот та и не вытерпела и сбежала, и,
может быть, даже не одна, а с каким-нибудь дружком. Скажут, что Джордж Огест
не   способен  содержать  семью  и  что  Изабелле  опостылел  этот   лодырь,
помешавшийся  на  каких-то дурацких книжонках.  Скажут... да чего  только не
скажут?  А Уинтерборны -- разумеется,  они одни во всем роде человеческом --
были весьма чувствительны к тому, "что скажут люди".
     Итак, когда Джордж Огест удрученно вопросил: "А что скажут люди?", даже
грозное воинство  тосканское (иными словами дражайшая матушка)  на мгновенье
приуныло.   Но  вскоре  вновь  воспрянул  несокрушимый  дух,  что  прославил
Британскую  империю,-- и  дражайшая  матушка разработала план наступления  и
стала  отдавать приказания  столь точные  и ясные,  что у нее  следовало  бы
поучиться  всем  бригадным  генералам,  батальонным,   ротным   и   взводным
командирам. Прислуге  надо немедленно сказать, что миссис Уинтерборн-младшей
пришлось неожиданно уехать к заболевшему  отцу  (это было сделано тотчас же,
но, поскольку прислуга с восторгом подслушивала у дверей гостиной все время,
пока  длился  военный совет, эта хитрость особого успеха  не имела).  Далее:
дражайшая  матушка нынче  же  навестит  наиболее  почтенных соседей и  всюду
словно бы  между прочим сообщит, что милочке Изабелле пришлось неожиданно...
и  так  далее...  и мимоходом  прибавит,  что  "весьма  важные дела" сегодня
удерживают ее сына в Шеффилде, но завтра же он последует за супругой -- "они
такая нежная пара,  знаете! Моя невестка с большим  трудом  уговорила нашего
дорогого Джорджа не бросать важные дела ради того, чтобы сопровождать ее". А
завтра утром Джордж Огест отбудет в патриархальный Кент  и доставит Изабеллу
домой, подобно  супругу кроткой Гризельды или  какому-нибудь  другому  герою
романа.
     Все  это  было  исполнено  в  точности  за  одним  только  существенным
исключением. Когда Джордж  Огест  нежданным гостем  явился в  дом  Хартли  в
разгар шумного и людного субботнего обеда (свинина, бобы, жареный картофель,
яблочный  соус и пудинг, но пива  на сей раз ни капли), его встретила отнюдь
не кроткая  Гризельда.  Да еще  за его  весьма  нетерпеливую  и разобиженную
Гризельду вступилось все ее разобиженное семейство,  уже успевшее выудить  у
нее, от природы не очень-то скрытной и замкнутой, долю правды о случившемся.
Хартли были просто взбешены: оказывается,  Джордж  Огест  никакой  не богач!
Подумать только, как ловко он их провел! Как завлекал Изабеллу, задаривая ее
шоколадом по  шиллингу шесть пенсов фунт! И  как  высокомерно и осуждающе, с
видом  оскорбленной  праведницы слушала дражайшая  матушка невинные  шуточки
капитана Хартли насчет их жизни в Индии,  насчет  некоего удальца (ха-ха!) и
парочки индусок (хи-хи!).  А как  невыносимо  хвастал добрейший Папаша своим
портвейном  шестьдесят четвертого  года  и  поездками  в  Париж  и  на  поле
Ватерлоо! И они,  Хартли, вытерпели все эти унижения, а теперь  оказывается,
что Джордж Огест совсем даже не богат! Ужасно, просто ужасно!
     Итак, Джордж Огест эффектно появился на пиру, украшением  которого  был
жирный  поросенок; и  хоть  он не успел еще  растерять  все громы и  молнии,
которыми его вооружила дражайшая  матушка,  но сразу  увидел,  что выполнить
свою миссию ему будет не так-то легко.
     Хартли-родители  встретили  его  с  натянутой  и  не  слишком  вежливой
сдержанностью,  и такое  множество  юных Хартли уставилось  на него круглыми
любопытными глазами, что ему показалось, будто  за  его  неравной  борьбой с
попавшемся  ему (вернее, подложенным умышленно) жестким неаппетитным  куском
свинины укоризненным  взором следит все несовершеннолетнее население земного
шара.


     Надо  ли  говорить,  что Изабелла и семейство  Хартли  наголову разбили
Джорджа Огеста, как разбил бы его наголову всякий, у кого нашлось бы на грош
храбрости и хоть капля характера.
     Он капитулировал.
     И условия сдачи были отнюдь не почетные.
     Он просил прощенья у Изабеллы.
     И у мамы Хартли.
     И у капитана Хартли.
     Мир был подписан на следующих условиях:
     Джордж    Огест    покоряется    безоговорочно.    Изабелла    остается
победительницей.
     Ноги Изабеллы не будет  отныне в доме дражайшей матушки и вообще она не
вернется в Шеффилд.
     Они снимут домик в патриархальном Кенте, неподалеку от Хартли.
     Джордж Огест съездит  в Шеффилд и привезет оттуда в патриархальный Кент
своих возлюбленных  эстетов  и  всю  мебель, какую ему  удастся выпросить  у
родителей.
     Он  продает  свою   "практику"  в  Шеффилде  начнет  "практиковать"   в
патриархальном Кенте.
     Джорджу  Огесту  делается  уступка:  ему  разрешается  некоторое  время
"служить литературе". Но если Литература окажется занятием невыгодным и себя
не  окупающим, то по  прошествии какого-то времени, а какого именно  --  это
определят Изабелла и другие  Высокие Договаривающиеся Стороны,  ему придется
"практиковать" более прилежно и извлекать из своей практики больше дохода.
     А если он прилежания не проявит и доходов не добьется,  ему это  так не
пройдет, и Изабелла взыщет с него по закону содержание на себя и на ребенка.
     Скреплено подписями и печатями и оглашено за квартой восточно-кентского
светлого пива.
     Бедняга Джордж Огест!  Вокруг  него  уже готовы были  сомкнуться  стены
темницы, хоть  он  этого  и не подозревал.  И досталось же  ему от дражайшей
матушки,  когда  он  явился домой,  поджав  хвостик, один,  без Изабеллы,  и
сообщил,  что  они решили снять  домик в  патриархальном  Кенте и... служить
литературе!  Услышав  слово  "литература",  дражайшая  матушка  презрительно
фыркнула:
     А прачке кто будет платить, хотела бы я знать?
     Джордж  Огест,  исполненный духа  любви  и всепрощения,  пропустил  эту
шпильку мимо ушей, и хорошо сделал, так как ответить все равно было нечего.
     На помощь пришел добрейший папаша. Он подарил Джорджу  столько  мебели,
сколько посмел, и еще  пятьдесят фунтов, которых  у  него не было. А Балбери
позаботился  о  том,  чтобы  Джорджу  Огесту заказали  статью под  названием
"Друзья Лоренцо Великолепного" и другую -- "Мои странствия по Флоренции". Он
же  присоветовал Джорджу  Огесту написать  книгу  -- либо "Историю упадка  и
гибели  Флорентийской  республики",  либо  роман  на  необыкновенно новую  и
оригинальную  тему   --  о  Савонароле.   В   придачу  Балбери  снабдил  его
рекомендательным  письмом к  одному из тех предприимчивых молодых издателей,
которые  снова  и  снова  появляются в  Лондоне  с  намерением покорить  мир
благородными  и возвышенными  произведениями, а года через два-три неизменно
кончают банкротством и судом и оставляют за собой скорбный след неоплаченных
счетов, разочарованных авторов и загубленных репутаций.


     Итак, Изабелла сняла в патриархальном Кенте очень милый домик, и Джордж
Огест обосновался здесь в качестве писателя.
     (Видели бы  вы, в  каких  "артистических"  галстуках  расхаживал Джордж
Огест, пока он был писателем! У вас бы дух захватило!)
     Но будем  справедливы: Джордж Огест и впрямь трудился, служа литературе
-- ровно  три  часа в день,  как все  великие  писатели. Он сочинял  статьи,
сочинял  рассказы,  приступил  к  "Истории  упадка  и  гибели  Флорентийской
республики" и к роману о Савонароле,  насыщенному такими  ужасами, что кровь
стыла  в жилах; роман начинался так: "Однажды в  ненастную декабрьскую  ночь
14...  года  на Пьяцца делла Синьория во  Флоренции можно было  увидеть  две
фигуры в черных плащах: они пересекали площадь, направляясь от Ор Сан Микеле
к резиденции  Лоренцо Великолепного, известной  ныне  под названием  Палаццо
Строцци".
     Бедняга Джордж Огест! Уверяю вас, таких, как он, великое множество. Ему
предстояло многому  научиться. Ему  предстояло  узнать,  что  сколько-нибудь
стоящая книга всегда возникает прямо из  жизни и писать ее  надо собственной
кровью.  Ему  предстояло  узнать,  что  каждая  эпоха  кишит  подражателями,
которые,  рабски  копируя тех,  кто писал  кровью  сердца и  создал образец,
подражанием  неминуемо  на краткий  срок  убивают  подлинных художников и их
влияние.
     А все-таки  с год он был владельцем  домика в патриархальном Кенте и --
писателем. Сбылась его мечта -- хоть и  дурацкая и  выхолощенная  мечта.  Не
женись он  на Изабелле и не  награди  ее младенцем,  он мог бы стать  вполне
сносным  литературным  поденщиком. Но  горе  тому, кто  связал  себя семьей!
Позаботься о своих........, и уж твоя судьба о тебе позаботится.

     Что  до  Изабеллы,  то она была счастлива --  в первый  и, может  быть,
последний раз в своей жизни. Она обожала свой домик в патриархальном  Кенте.
Что за важность, если Джордж Огест и убивает зря время на свою Литературу? У
него еще оставалось около ста семидесяти фунтов, да  несколько гиней в месяц
он  зарабатывал статьями  и  рассказами. А для нее  это  была такая радость,
такой восторг  --  быть  хозяйкой  в своем доме!  Она сама обставила его  --
наполовину громоздкой старомодной  мебелью  красного дерева,  которую Джордж
Огест привез  из  Шеффилда,  наполовину  ужасной крикливой  дрянью по своему
вкусу и шаткими бамбуковыми столиками  и этажерками. Джордж Огест уговаривал
ее создать "артистический стиль", и получился хаос из огромных  тяжеловесных
шкафов  и комодов красного дерева сплошь в вычурной резьбе и завитушках -- и
легкомысленного  бамбукового вздора, пальм, цветастых ситцев  и фотографии в
рамочках:  дикая  смесь, которая в полминуты  привела бы  покойного  мистера
Оскара Уайльда  в полнейшее уныние. Зато  Изабелла была счастлива. У нее был
дом, был Джордж  Огест, с которого она не спускала  глаз и  которого держала
под башмаком, был сынишка -- она  обожала  его со всей  силой эгоизма чистой
женщины, а  самое  главное --  тут  не было дражайшей  матушки,  которая  бы
изводила ее, и язвила, и придиралась бы к ней с утра до ночи на каждом шагу.
Милочка  Изабелла,  как  счастлива  была  она в  своем  скро-омном, ую-утном
домике!  Поставьте-ка себя на ее  место. Что, если  бы вы оказались одним из
бесчисленных чад огромного семейства и должны были  страдать от всех ужасных
неудобств,  не  имея  своего  угла?.. Что, если  бы  это  вам  пришлось  так
безрадостно зачать и так мучительно  родить на свет  ребенка, и  потом  вами
командовала бы, и  помыкала,  и  изводила,  и поедом ела  бы  вас  дражайшая
матушка,--  разве  не  были  бы  вы  рады  и  счастливы  после  всего  этого
обзавестись своим домком, пусть самым скромным, пусть кое-как построенным на
песке "служения литературе" и артистических галстуков? Еще как были бы рады!
И вот Изабелла  с  грехом  пополам  присматривает  за  ребенком, и  стряпает
чудовищные несъедобные обеды, и ее всячески надувают лавочники, и счета  все
растут и растут, приводя ее в ужас, и маленький Джордж по ее недосмотру едва
не умирает от крупа, и она предоставляет Джорджу Огесту  увиваться за Музой,
прерывая  его  всего  только раз пять-шесть  за утро,  не  больше...  и  она
счастлива.
     Но все мы, кто суетится и хлопочет на этом планете,  вращающейся вокруг
Солнца,  склонны  забывать  (среди  многого  другого)  о  двух  немаловажных
обстоятельствах.  Мы, обитатели Земли, существуем лишь потому, что  день  за
днем  поглощаем материальные  продукты  своей планеты;  мы  -- члены кое-как
сбитого коллектива,  распределяющего эти важнейшие,  необходимые  для  нашей
жизни  продукты  согласно  причудливым правилам,  которые с великими  муками
родились из хаоса,  царящего в наших  примитивных мозгах.  Джордж Огест,  во
всяком случае, забыл об этих обстоятельствах -- если вообще  когда-либо имел
о них представление. Мужчина, женщина и  их отпрыск не могут  вечно жить  на
одни и те же сто семьдесят фунтов плюс еще несколько гиней в месяц. Это было
невозможно  даже  в  девяностых годах прошлого  века и даже  при  строжайшей
экономии. А  Изабелла совсем не умела  экономить. Да и Джордж Огест тоже  не
умел.  Он был скуп, но при этом любил, чтобы ему жилось недурно, а понятия о
недурном житье у  него были довольно  широкие.  Раздираемый  противоречивыми
чувствами  (ибо  он  весьма  уважал  достопочтенного  лорда  Теннисона,  как
известно,  всякому  другому  вину предпочитавшего портвейн, но в то же время
преклонялся  и  перед  мистером  Алджерноном  Чарлзом  Суинберном,   который
отличался не столь прославленным, но  откровенным  пристрастием к  коньяку),
Джордж Огест  под конец стал  оригинальным  и вернулся к своему излюбленному
кларету. Но  кларет даже и в девяностых  годах был  дороговат, и три  дюжины
бутылок в месяц пробивали изрядную брешь в  доходе, колеблющемся  от четырех
до шести гиней. К тому же Изабелла была неопытна. А в хозяйстве  неопытность
бьет по карману! Итак, пришло время, когда  от  ста  семидесяти фунтов почти
ничего не осталось, и дополнительных гиней с каждым  месяцем становилось  не
больше, а меньше. Потом маленький Джордж подхватил какую-то детскую болезнь;
Изабелла  совсем  потеряла голову  и потребовала врача; врач,  как  и  любой
английский обыватель,  полагал, что  всякий литератор  -- наивный  дурачок с
деньгами, с которого можно без зазрения совести драть семь шкур, а потому он
навещал больного гораздо чаще, чем  следовало, и прислал  такой счет, какого
не осмелился бы  прислать ни одному  биржевику или миллионеру. Потом  Джордж
Огест заболел гриппом  и вообразил, что умирает. А потом у Изабеллы началось
кровотечение, и ее тоже  необходимо было лечить. И  на счету в банке  вместо
остатка  в несколько гиней  образовалась  задолженность  во много  фунтов; и
любезный управляющий очень быстро стал на удивленье нелюбезен, когда в ответ
на  его  вежливые намеки по  поводу такого перерасхода  не  посыпалась манна
небесная во образе новых приходных чеков.
     Изабелла поняла --  и, наверно, это давным-давно понял бы всякий, кроме
Джорджа Огеста,-- что ax-любовь  и "служение литературе" в загородном домике
потерпели полный крах.
     Итак, добрейший  папаша  снова раскошелился -- на фунт в неделю, и папа
Хартли  добавил  внушительную лепту -- еженедельных  пять шиллингов. Но  это
означало нищету, а Изабелла твердо решила, что,  раз уж она вышла за Джорджа
Огеста ради его "богатства", он будет богат -- или ляжет костьми в погоне за
этим самым богатством. И  она  пустила  в ход весь арсенал истинно  женского
оружия,  а  в придачу  кое-какие  запрещенные  приемы  и  удары  исподтишка,
способные  в  нравственном  смысле  отбить  противнику  почки,--  все,  чему
выучилась у дражайшей матушки. Джордж  Огест  пытался  не опускаться до этой
презренной материальной прозы, но, как я уже  говорил,  Изабелла подбила его
зенитным  огнем  и  заставила приземлиться.  Когда  в  лавках  им  перестали
отпускать  в  кредит  даже  мясо и  хлеб,  Джордж Огест сдался и  согласился
возобновить свою адвокатскую  "практику". Он  хотел вернуться в Шеффилд, где
ему и теперь жилось бы недурно под башмаком у дражайшей матушки. Но Изабелла
осталась непреклонна  --  и правильно сделала.  В Шеффилд  она не  вернется.
Джордж Огест  женился на ней обманом,  прикинувшись  богатым. А он совсем не
богат.  Он  попросту  нищий.  Но  раз уж  ты  берешь на  себя  обязательство
прокормить женщину, да  еще делаешь ей ребенка, забудь  и думать о  недурном
житье под крылышком дражайшей матушки. Твое дело -- поскорее разбогатеть или
уж,  во  всяком случае,  зарабатывать столько, чтобы  жена и  ребенок жили в
достатке.  Несокрушимая  логика,  и  возразить  нечего, никакие  софизмы  не
помогут.
     Итак,  они  (тоже по  совету Балбери) перебрались в  дрянной приморский
городишко,  как раз  начавший "бурно  развиваться",  и  Джордж  Огест  снова
вывесил медную табличку. Все напрасно,  клиенты  не появлялись.  Надвигалась
катастрофа -- но  тут как раз  помер добрейший  папаша. Он не оставил  своим
детям состояния, но оставил каждому по двести пятьдесят фунтов --  и, как ни
странно, эти деньги  у него и вправду нашлись. Дражайшая  матушка осталась в
"довольно стесненных  обстоятельствах"  --  но, во всяком случае,  она  была
обеспечена  настолько, что могла до конца дней своих ни с кем ни капельки не
церемониться.
     Эти  двести пятьдесят  фунтов,  да  еще  дело Оскара  Уайльда как раз и
спасли положение. На двести пятьдесят фунтов они могли жить целый год. А суд
над  Уайльдом  так  перепугал  Джорджа  Огеста,  что  он  и  думать забыл об
эстетизме  и о  литературе.  Как! За  то,  что люди любят  зеленый цвет,  их
отправляют на виселицу? Тогда Джордж Огест будет ходить весь в красном.
     После  приговора  Джордж  Огест,  как  почти  вся  Англия,  решил,  что
искусство  и литература -- занятие если и не  для жеманных модников,  то для
безмозглых  молокососов.  Нет,  он  не  сжег свои книги  и  галстуки,  но  с
замечательным  проворством  убрал их  подальше, чтоб никому не попадались на
глаза. Глас Английского Народа прозвучал  ясно  и недвусмысленно -- и Джордж
Огест не остался глух  к предупреждению.  Да и как ему было остаться глухим,
если Изабелла твердила ему это в одно ухо, а дражайшая матушка -- нежданная,
но с радостью принятая союзница,-- то же самое, но уже письменно, твердила в
другое ухо? Нация мореплавателей и спортсменов, вполне естественно, достигла
совершенства в двух  родственных видах искусства: в умении бежать с тонущего
корабля и бить лежачего.  Спустя три месяца  после приговора по делу Уайльда
вы  просто не  поверили  бы, что  Джордж  Огест когда-то мечтал  о  служении
литературе.  Он одевался  как примерный  филистер  -- право же, он  носил уж
такие  высоченные  крахмальные  воротнички  и  уж до  того  неказистые, даже
уродливые антиэстетские галстуки, что они казались отмеченными печатью Иуды.
По настоянию Изабеллы он  заделался масоном, Чудаком,  Лосем, Сердцем  Дуба,
Бизоном, Друидом и членом бог весть каких  еще  загадочных обществ. Забросил
Флоренцию,  забыл  даже  непогрешимого  Савонаролу  и на  каждом шагу  молил
господа  бога наставить  его па путь  истинный.  Каждое  воскресенье  они  с
Изабеллой дважды посещали службу в "лучшей" местной церкви.
     Сначала  медленно, потом все быстрее  стала расти адвокатская  практика
Джорджа Огеста;  и  им  овладела  страсть к  накоплению. Теперь  они уже  не
ютились  в  одной  комнате  позади  конторы,  а  сняли небольшой,  но  очень
приличный дом  в  жилом  квартале города. Два  года спустя они сняли  дачу в
Мартинс  Пойнте  -- местности, куда выезжало на лето лучшее  общество. А еще
через  два  года  приобрели  большой  загородный  дом в Пэмбере  и еще  дом,
поменьше, за чертою "удивительного старинного городка" Хэмборо. Джордж Огест
принялся покупать  и строить дома. Изабелла, чье личное имущество в ту пору,
когда она вышла  замуж равнялось нулю, теперь жаловалась,  что ей дается "на
булавки"  всего только "каких-то тысяча двести фунтов" в год. Короче говоря,
они процветали, и еще как процветали -- пока...


     У них родился  еще  один ребенок,  и еще один, и еще, и  еще. Мужчина и
женщина, которым  больше  нечего делать,  всегда могут производить  на  свет
детей,-- и если они состоят  в законном браке и имеют возможность прокормить
свое потомство, кажется, нет пределов их способности к продолжению рода и не
будет,  стало  быть,  конца  лаврам,  коими  с  появлением  каждого младенца
надлежит  венчать  их  добродетель.  Всю  свою  жизнеспособность  и  энергию
Изабелла отдала деторождению; ради этого она подталкивала Джорджа Огеста  на
всякое  дело, которое могло принести  барыш, и даже  сама старалась добиться
еще лучшего положения в обществе и еще большего материального  благополучия;
она покупала и  обставляла  дома, ссорилась  с  приятельницами,  завоевывала
шейхов, уродовала  души своих  детей, нелепо и беспорядочно вмешивалась и их
образование, хвастала перед семейством  Хартли  своими деньгами, поглядывала
свысока  на  постаревшую  и  уже  не  стиль  ядовитую  дражайшую  матушку  и
предавалась многим другим столь же возвышенным и вдохновенным занятиям. Была
ли она счастлива?  Что за вопрос! Не для того благое провидение поселило нас
в  этом  мире,  чтобы мы были  счастливы, но для  того,  чтобы  мы отравляли
существование своим ближним и самыми неприятными  сторонами своего характера
поворачивались к возможно большему  количеству людей. Был ли счастлив Джордж
Огест? На это я вам возражу -- а заслуживал ли он счастья? Во всяком случае,
он загребал большие деньги, а ни вы,  ни я этого не  умеем. Он бросил кларет
ради виски и  эстетов  ради "Английских классиков" - всех этих "благородных"
авторов, которые "выдержали испытание временем" и от этого сделались  уж так
скучны,  что мы предпочитаем  ходить в кинематограф,  хоть он никаких  таких
испытаний и  не выдерживал.  Джордж Огест завел  двухместную карету и каждый
день отправлялся  в  ней  к  себе в контору.  Он  стал  Высокочтимым Великим
Мастером, и  теперь  у  него было вдоволь  забавных медалек  и  разноцветных
кожаных  фартучков, которые, видимо,  вольные каменщики  надевают  во  время
своих  священнодействий. Он вставил  в рамки свое свидетельство стряпчего, а
также  грамоты,  удостоверявшие  его  принадлежность  к  Бизонам,  Друидам и
прочее,  и  вывесил  их  в самых  неожиданных  местах, чтобы  они  повергали
неискушенных людей в изумление и  трепет. У него была обширнейшая клиентура.
Лет десять кряду он так процветал, что мог  позволить себе роскошь  вовсе не
ходить в церковь по воскресеньям.


     Джордж-младший  больше всего,  пожалуй, любил  Хэмборо,  затем  Мартинс
Пойнт;  Пэмбер  был ему не  по  душе, а  Далборо  --  город, где  находились
отцовская контора  и  начальная школа,  куда  его  определили,--  он  просто
терпеть не мог.
     Внутренний  мир совсем маленького  ребенка мало интересен.  Тут  есть и
любопытство и воображение, но уж очень своеобразное, причудливое, и чересчур
много наивной  доверчивости.  И так  ли уж  это важно,  что маленький Джордж
лепетал  о белых омарах, развлекался лягушками в ведерке,  воображал,  будто
слово  туман означает заход солнца, и легко  поверил, когда ему сказали, что
молочный пудинг, который  он терпеть  не мог, делается из страусового  яйца?
Разумеется,  воображение  взрослого,  главным образом  в том  и состоит, что
взрослые люди внушают себе, будто они видят белых омаров, а поэзия -- в том,
что они  внушают себе,  будто  молочный пудинг и  впрямь приготовлен из яйца
страуса. Ребенок, по  крайней мере, честен, это  уже кое-что. А в целом душа
маленького ребенка -- штука довольно скучная.


     Разум  пробуждается  раньше  чувств, любопытство  --  раньше  страстей.
Ребенок сначала  задает  вопрос ученого  --  почему?  -- и лишь потом вопрос
поэта --  как?  Джордж читал  свои первые  книжки  по ботанике  и геологии и
"Рассказы  о светилах",  собирал  коллекцию  бабочек, мечтал стать химиком и
ненавидел греческий язык. Но однажды вечером весь мир преобразился. Это было
в Мартинс Пойнте. Всю ночь  над голыми холмами  мчался юго-западный ветер --
все  выше, стремительней, и все громче  звучала его ликующая песнь, взлетала
до  лихого свиста  и  вдруг  обрывалась  коротким  рыданьем,  оплакивая свою
умирающую  силу,--  а ниже буря разливалась и  гремела  упрямым неотвратимым
потоком. Дребезжали стекла. Дождь хлестал в окно, просачивался  сквозь  щели
рам и  струйками  стекал с подоконника. Яростно дыбилось море, едва видное в
сумерках,--  огромные валы  снова и снова обрушивались на  скалистый  берег,
бесновались в Ламанше пенистые гребни. Даже самые большие корабли укрылись в
гавани. Под беспорядочную симфонию бури Джордж  уснул в своей  узкой детской
кровати -- и  кто знает, какой крылатый гений, какой проказливый эльф, какой
дух красоты, оседлав  бурю, примчался с  юга  и соком какой  волшебной травы
окропил  его  сомкнутые веки? Назавтра шторм  стал понемногу  стихать.  Была
суббота, уроки кончились рано, играть  во дворе невозможно  --  дождь, лужи.
После завтрака  Джордж ушел  к  себе  и с упоением  занялся своими  книгами,
бабочками,  мотыльками и  окаменелостями. Очнулся  он от того, что ему вдруг
брызнул в глаза яркий солнечный  свет. Буря миновала. Последние клочья  туч,
сизые  и мрачные,  с рваными  краями, медленно  уплывали  по бледно-голубому
небу. Скоро  и их  не стало. Джордж  отворил окно и выглянул. Густой, вязкий
запах сырой земли, душный, как запах гиацинта, ударил ему в лицо;  до отказа
напоенные  дождем  кусты  бирючины  пахли даже чересчур сладко:  только  что
распустившиеся листья  тополя трепетали и искрились  под последними порывами
ветра,  стряхивая  наземь  алмазные  цепочки  капель.  И  все  дышало  такой
свежестью -- воздух, хрустально чистый,  как всегда после шторма,  и чистая,
еще  лишенная  аромата,  едва  распустившаяся  листва,  и  мокрые  травы  на
безлесных холмах. Солнце, медлительно и величаво опускалось во все ширящееся
озеро  расплавленного  золота,  а  когда  огромный  шар его скрылся,  золото
потускнело  и  перешло  в  чистую,  призрачную,  холодную  зелень  и синеву.
Застонал  черный  дрозд,  за  ним  другой,  на все  голоса  запели  дрозды и
коноплянки; но понемногу  смеркалось,  и  вместе со  светом  угасало  птичье
пение, и, наконец, осталась только  одна бесконечно чистая и печальная песня
черного дрозда.
     Красота  не  вне нас,  но  в нас самих. Это свою  красоту  мы узнаем  в
изменчивых узорах вечного потока жизни. Свет, форма, движение, блеск, запахи
и звуки внезапно предстают перед нами не просто как привычный облик вещей,--
в  них  обретает  выражение жизнь, ключом бьющая в нас,  они  дарят радость,
наслаждение. Мальчик, впервые охваченный еще неведомым восторгом, погрузился
в раздумье о тайне красоты.
     Снизу донесся пронзительный голос:
     Джорджи! Джорджи! Довольно  тебе сидеть в душной комнате! Сбегай скорее
к Гилпину, надо кое-что купить.
     Что  за извращенное чутье подсказывает им, в какую минуту нанести удар?
Как они ухитряются так безошибочно  разбить хрупкую тишину души?  Почему так
люто ненавидят эту тайну?


     Задолго  до  того, как  ему исполнилось  пятнадцать,  Джордж стал вести
двойную жизнь: одна  -- для всех, кто окружал его в школе и дома,  другая --
для  себя.  Искусное  притворство   юности,  вынужденной  бороться  за  свою
жизнеспособность и свою тайну. Как забавно и в то же время трагически он  их
всех дурачил! С каким невинным видом и как ловко разыгрывал этакого крепкого
здорового  дикаря-мальчишку, даже щеголял жаргонными словечками и делал вид,
что  увлекается спортом. Будьте кротки,  как голуби, и мудры, как змии.  Он,
знаете,  самый настоящий  мальчишка  --  иными  словами, ни  единой мысли  в
голове, ни малейшего понятия о Великой Тайне.
     Здорово сегодня сыграли в регби, мама. Я им влепил две
     штуки.
     А  наверху,  у него в  комнате,--  томик Китса, искусно  вытащенный  из
книжного шкафа.


     Старые великаны-тополя, выстроившиеся в  два  ряда вдоль узкой речушки,
то раскачивались  и плясали под музыку зимних бурь, то шелестели на весеннем
ветру, то высились недвижно  в июльский  зной,  точно церковные  шпили,  бог
весть  почему оставленные  про  запас  для невыстроенных храмов каким-нибудь
средневековым  зодчим.  Ветви  каштанов  нависали  над  древними  городскими
стенами, такими толстыми, что по ним можно  было гулять, как  по дорожкам. В
конце  мая, после  дождя,  сладкий, но  и чуть с  кислинкой  запах  каштанов
вливался в ноздри, в грудь, и асфальта не видно было  под  сплошным покровом
бело-розовых  лепестков. Летом черепичные крыши  старого  города становились
густо-оранжевыми и  алыми,  в крапинках лимонно-золотистого лишайника. Зимою
по  улицам струилась поземка,  и снег превращал мощеную  булыжником базарную
площадь  в  черно-белую мозаику. Звонким эхом отдавались  шаги  в опустевших
улицах.  И на  башне XII  века с  ее  забавным голландским  куполом-луковкой
лениво,  не   торопясь,  били  часы,  которые  уже  для  стольких  поколений
бесстрастно отмечали ход Времени.

     Садовник сказал:
     Чудно,  мистер  Джордж: кролики и не пьют,  да мочатся,  а вот  куры не
мочатся, а ведь воду пьют.
     Непостижимая загадка, удивительные прихоти провидения.

     Подготовка к конфирмации.
     Придется пойти потолковать со старым Болтуном.
     А про что он говорит?
     Ох, он целый час читает нотацию, а потом спрашивает --
     может, ты знаешь какую-нибудь неприличность.
     Церковь  при колледже. Празднично  одетые  школьники, готовые к первому
причастию.  Сам директор в торжественном  облачении поднимается  на кафедру.
Перешептыванье  сменяется  пугливой  тишиной,   и  этот   человек   эффектно
затягивает ее,  молча  ястребиным взором  впиваясь в  устремленные  на  него
десятки  пар  робких   детских   глаз.  Потом   произносит  --  неторопливо,
рассчитанно-сурово:
     Не позже чем через десять лет половина из вас умрет.
     Мораль: приготовься предстать перед господом и бойся неприличностей.
     Но разве он знал, этот слепой пророк?
     Может быть, сам бог внушил этому величественному лицемеру такие слова?
     Точно  стервятник,  пожирающий живые души, он, перегнувшись с церковной
кафедры, терзал свои трепетные жертвы. Они стояли неподвижно,  однако внутри
у них все сжималось  и корчилось, когда он разглагольствовал о карах за Грех
и Порок и яркими красками живописал муки ада.  Но разве он знал? Разве знал,
через какой ад пройдут они еще прежде, чем истекут десять  лет,  разве знал,
как  скоро  имена многих из них будут  записаны на  церковной стене? С каким
удовольствием, должно быть, он сочинял эту надпись -- в память тех, что, "не
дрогнув, шли вперед и с гордостью отдали свою жизнь за короля и отечество!"

     В Тайну входило  и то, что называли пакостью и неприличием. От  пакости
сходишь  с  ума  и попадаешь  в  сумасшедший  дом. Или "заражаешься  гнусным
недугом", и у тебя отваливается нос.
     Ох, уж  эта  пошлость  и  суета безнравственного мира, и все  греховные
соблазны и вожделения плоти. Стало быть,  радоваться, когда смотришь  на все
вокруг  или  когда читаешь  Китса,--  столь  же дурно и безнравственно,  как
пакостничать?  Может  быть,  и  от  этого  тоже  сходишь с  ума,  и  у  тебя
вываливаются глаза?
     Вот от чего  они  несут  яйца,-- смеясь  и встряхивая золотыми кудрями,
сказала девочка, когда петух вскочил на курицу.
     Ужасная,  нехорошая девочка, зачем  ты  говоришь  мне такие неприличные
пакости!  Ты  сойдешь с ума, и я сойду с ума, и  у нас отвалятся  носы.  Ох,
пожалуйста, не говори так, очень тебя прошу!

     "От  прелюбодеяния   и  прочих   смертных   грехов..."   А  что   такое
прелюбодеяние? Я сотворил прелюбодеяние? Может, это божье слово для пакости?
Почему мне не говорят, что это значит?  Почему  это  --  "самое мерзкое, что
может  совершить порядочный человек"?  Когда раз ночью случилось  то  самое,
это, наверно, и было прелюбодеяние. Я сойду с ума, и у меня отвалится нос.
     Гимн номер... Пройдет еще несколько лет.
     Какой я, наверно, грешный!
     Может  быть,  есть  две  религии?  Пройдет  еще  несколько  лет,  через
каких-нибудь  десять  лет  половины  из  вас  не  будет  в  живых.  Пакость,
отваливающийся  нос,  прелюбодеяние и другие  смертные  грехи. Своей  святою
кровью омой грехи мои, и стану чист. Кровь. Грех.
     И  -- другая вера. Глоток  старого вина, оно  прохладное от долгих лет,
проведенных в погребе, глубоко под землей, и  у  него  аромат богини Флоры и
зеленых   полей,   пляски,  и  провансальской  песни,  и  смуглого  веселья.
Прислушиваешься, засыпая,  к шуму ветра; смотришь, как  голубые и  оранжевые
мотыльки  вьются  над  душистым  кустом  лаванды;  скинув  одежду,  тихонько
погружаешься в глубокую, чистую, прохладную заводь среди скал, а серые чайки
с криком мечутся вокруг выбеленных солнцем утесов, и запах моря и водорослей
наполняет грудь; смотришь, как заходит солнце,-- и пытаешься, подобно Китсу,
записать,  что  при этом  чувствуешь;  поднимаешься  спозаранку  и катишь на
велосипеде  по белым  безлюдным дорожкам;  хочется быть одному и думать  обо
всем этом, и такое  странное чувство охватывает -- счастье, восторг... может
быть, это  -- другая  вера,  другая религия? Или все это --  пакость и грех?
Лучше никому не говорить об этом, затаить это  в себе. Если это -- пакость и
грех, я все равно ничего не могу поделать. Может быть, Ромео и  Джульетта --
тоже пакость? Это -- в той  книге,  откуда мы делали выписки из Короля Джона
для разбора на уроке английского языка. Словно белое чудо  ловишь милую руку
Джульетты и крадешь бессмертное благословение с ее губ...
     Но  куда больше, чем слова о мире,  который  тебя окружает,  значит сам
этот мир.  Глядишь не  наглядишься, а  потом хочется  запечатлеть  все,  что
видишь,-- но по-своему, в каком-то  ином  порядке.  На уроках рисования тебя
заставляют смотреть на грязно-белый  куб, цилиндр  и конус, и ты  чертишь  и
перечерчиваешь жесткие  линии,  каких  не  увидишь  в природе.  Но  для себя
стараешься уловить окраску предметов, и как один  цвет незаметно переходит в
другой,  и  как  они складываются  -- или это  ты сам складываешь  их?  -- в
чудесные узоры. Рисовать все, что видишь,  оказалось даже увлекательней, чем
узнавать, что думали обо всем этом Китс и Шекспир. Все свои карманные деньги
Джордж тратил на  акварель  и масляные краски, на  кисти,  бумагу  и  холст.
Долгое время  у  него репродукций, по которым он мог бы чему-то научиться, и
тех не было. Иллюстрации Крукшенка и Физа к Диккенсу его мало занимали; была
у  него  еще  репродукция  Бугеро,  которую он терпеть  не  мог; два рисунка
Росетти,  которые  ему  нравились;   каталог  галереи  Тейта  со  множеством
фотографий отвратительных  картин Уотса и  Фрэнка Дикси. Больше всего Джордж
любил  альбом  цветных  репродукций  Тернеровых  акварелей.  Потом,  однажды
весною,   Джордж   Огест  съездил  с  ним  на  несколько  дней  в  Париж.  В
образовательных  целях  они  посетили  Лувр,  и  Джордж  сразу  влюбился   в
итальянцев, всей  душой  предался  прерафаэлитам  и восхищался  примитивами.
Вернувшись домой, он еще долго был  как в лихорадке и  не  мог говорить ни о
чем,   кроме  Лувра.  Изабелла  встревожилась:  все  это  так  несвойственно
мальчикам, так... право же, просто нездорово -- это глупое помешательство на
картинках, не годится  часами сидеть, согнувшись над альбомами,  вместо того
чтобы погулять  на  свежем  воздухе.  Мальчику  пристали более  мужественные
занятия. Не пора ли ему обзавестись ружьем и научиться стрелять дичь?
     Итак,  Джордж получил охотничье ружье, свидетельство -- и осенью каждое
утро отправлялся на охоту.  Он убил несколько ржанок и лесного голубя. Потом
в одно морозное ноябрьское утро  он выстрелил в стайку ржанок, одну  убил, а
другую ранил, и она с горестным криком упала  в ломкую, прихваченную морозом
траву. "Если  подбил птицу,  возьми и сверни ей шею",-- наставляли его. И он
подобрал  трепетный,  бьющийся комочек перьев и,  закрыв  глаза,  охваченный
отвращением,  попытался свернуть  тонкую  шею. Птица  билась  в его руках  и
пронзительно кричала. Джордж судорожно  рванул --  голова ржанки  осталась у
него  в   руке.  Он  был  потрясен,  этого  не  передать  словами.  Отбросив
изувеченное тельце,  весь  дрожа,  он  кинулся  домой. Никогда  больше, нет,
никогда, никогда в жизни он не  убьет живое существо. Добросовестно, как его
учили,  он  смазал  ружье,  убрал  его подальше  и  уже никогда  к  нему  не
прикасался. По ночам его преследовал жалобный крик ржанки и страшное видение
-- обезглавленная, истекающая  кровью птица. Он думал о ней целыми днями. Он
забывал о ней,  только когда шел писать  красками мирные  поля и деревья или
пробовал делать карандашные наброски дома, в тиши своей комнаты. Глубже, чем
когда-либо, затянула его живопись, и этим  кончилась одна  из многих попыток
сделать человеком Джорджа Уинтерборна.

     "Сделать из него человека" усердно старались и в школе, но  почти столь
же безуспешно, хотя и с помощью насилия.
     Наша  цель,--   внушал  директор   колледжа   преисполненным   почтения
родителям,-- воспитать мужественных, бравых ребят. Разумеется, мы готовим их
к  поступлению  в университет,  но  наша  гордость -- выдающиеся  спортивные
успехи  наших   учеников.   У  нас  существует  Группа   военного  обучения,
возглавляемая  старшиной  Брауном  --  ветераном Южно-африканской  кампании,
посты  командиров в этой группе занимают  специально обученные люди.  Каждый
ученик обязан  пройти полугодовую подготовку  -- и тогда в случае надобности
он сумеет с оружием в руках выступить на защиту отечества.
     Родители  вежливо  бормотали  что-то в  знак  одобрения; впрочем,  иные
нежные  матери выражали надежду, что дисциплина  в этой  группе не  чересчур
строгая  и  "ружья  не  слишком  тяжелы  для  неокрепших  рук".  Директор  с
изысканной  и  презрительной  любезностью  спешил  рассеять  их сомнения.  В
подобных случаях он  неизменно  цитировал  волнующие,  поистине  бессмертные
стихи Киплинга  с их  заключительной строкой: "Тогда,  мой  сын,  ты  будешь
человек".  Ведь  это  так важно  --  научиться  убивать.  В  самом деле,  не
научившись  убивать,  вы  никак  не можете  стать человеком,  а тем более --
джентльменом.

     "Группе   военного   обучения   построиться   в  двенадцать   часов   в
гимнастическом зале на ученье.  Те, кто освобожден от строевых занятий, идут
в четырнадцатую комнату на урок географии к мистеру Гоббсу".
     Джорджу даже думать было противно о военном обучении -- он и сам толком
не понимал почему, но ему не  хотелось учиться убивать и  не хотелось  стать
бравым,  мужественным парнем. Кроме того, его  возмущала необходимость вечно
ходить  по   струнке.   С  какой   стати  подчиняться   приказаниям  бравых,
мужественных ребят, которых ненавидишь и презираешь? Что ж, много лет спустя
один  весьма   достойный   и  бравый   парень   (всю  войну  прослуживший  в
разведывательном управлении военного  министерства  в отделе цензуры)  так и
сказал  о  Джордже:   "Чего  не   хватает  Уинтерборну  --  это  дисциплины.
Дис-цнп-лины.  Он  чересчур  своеволен   и  независим.  Армия  сделает   его
Человеком". Увы, армия сделала его трупом. Но опять  же, как всем нам хорошо
известно,  за  высокую  привилегию  называться истинно мужественным,  бравым
парнем не жаль заплатить любой ценой.
     Итак,  Джордж,  чувствуя  себя безмерно  виноватым,  но  и  с безмерным
отвращением в душе, улизнул на урок географии, вместо того чтобы построиться
с другими в гимнастическом зале, как подобало будущему бравому парню.  Через
десять  минут   на   пороге  класса   появился   староста,   юнец  с  весьма
добродетельной, хотя и прыщавой физиономией.
     Капитан Джеймс вам кланяется, сэр, а Уинтерборна тут
     нет?
     И  Джордж  поплелся в  гимнастический  зал за  старостой  --  парнем  с
невинной, хотя и прыщавой физиономией,  но уж конечно бравым и мужественным;
по дороге староста сказал ему:
     Делал бы, что  велят, трус  паршивый, так  нет же,  надо ему, чтоб  его
притаскивали с позором. И на что это тебе?
     Джордж не ответил. В  эту минуту в нем все словно закаменело, упрямство
и ненависть переполняли его. На строевых занятиях он был  так  неуклюж и так
вяло безразличен (хотя на него без конца и весьма мужественно орали и топали
ногами),  что после  нескольких попыток вымуштровать его старшина  Браун рад
был отправить его  заниматься  географией. Просто он стал ненавидяще упрям и
приказаниям  подчинялся  с угрюмой,  ненавидяще упрямой  покорностью.  Не то
чтобы  он вовсе  не повиновался,-- но и не повиновался по-настоящему, внутри
его  ничто  не  покорилось. Он  оставался  вяло безразличным, и с ним ничего
нельзя было поделать.
     В этот семестр он переписал в наказание множество страниц из учебника и
лишился многих драгоценных субботних часов, когда можно бы рисовать и писать
красками и думать, о чем угодно.  Но скрытую в нем жизненную силу окружающим
сломить  не  удалось. Она отступала  в новое  укрытие, воздвигая перед  ними
новые  стены  угрюмой  ненависти  и  упрямства,  но она  оставалась  цела  и
невредима. Пусть это все Грех и Пакость -- если так, что ж, значит, он будет
грешник и пакостник. Но он не желал, как другие, к каждому слову  прибавлять
"дерьмо" и вести похабные разговоры, и  яростно брыкался  и вырывался, когда
какой-нибудь прыщавый староста с невинной физиономией пытался облапить его и
приставать с  нежностями.  Он этого не выносил.  Тут он  становился  уже  не
просто  ненавидяще  упрямым, на него нападало дикое, неистовое бешенство  --
после  таких приступов его  часами била дрожь, и  он не мог удержать в руках
перо. А посему старосты доложили старшим,  что Уинтерборн стал пакостником и
наносит вред своему здоровью,  с ним "беседовали"  классный  наставник и сам
директор  колледжа --  но остались бессильны перед  этим  ненавидяще упрямым
молчанием и затаенным  восторгом, росшим в  душе мальчика оттого,  что он --
грешник и пакостник на свой лад, заодно с Китсом, Тернером и Шекспиром.
     Старосты   не   однажды    под   разными   предлогами    задавали   ему
"дисциплинарную"  трепку,  но ни разу  не выбили  из  него ни  слезинки и уж
конечно  не сумели разбить стену, отделявшую его внутренний мир от их бравой
мужественности.
     За этот семестр он получил прескверные отметки и был оставлен на второй
год.  И,  как  положено,  выслушал  по  этому поводу длиннейшие  выговоры  и
нотации. Подозревал  ли  изысканно любезный  и свирепый  директор, отчитывая
стоящего  перед ним  школьника с замкнутым, упрямым лицом,  что школьник его
вовсе не  слушает, а  повторяет про себя Китсову  "Оду к соловью"  -- своего
рода внутреннюю  "декларацию  независимости"?  "Волшебные  окна" --  минуты,
когда распахиваешь окно, чтобы послушать птиц на закате, или ночью поглядеть
на  звезды,  или, едва проснувшись поутру, вдохнуть всю  свежесть  солнечных
лучей и увидеть сверкающую листву.
     Если вы будете продолжать в том же духе, Уинтерборн, вы  опозорите себя
и  своих родителей, свой класс и свою школу. Вы почти не проявляете интереса
к  школьной  жизни, ваши  успехи  в  спортивных играх ниже  всякой  критики.
Капитан вашей команды сообщает, что вы за этот семестр десять раз уклонялись
от участия в  играх,  а  ваш  классный  наставник докладывает, что  за  вами
числится еще свыше тысячи строк штрафных. Ваше поведение на военных занятиях
в  высшей  степени  позорно  и недостойно мужчины, в нашем колледже  никогда
ничего подобного не  бывало.  Мне  говорили  также,  что  вы разрушаете свое
здоровье  тайными постыдными привычками, от чего я  предостерегал  вас  -- к
сожалению,  тщетно --  в ту  пору, когда пытался подготовить  вас к  первому
причастию.  Замечу  кстати,  что   после  конфирмации  вы  только  один  раз
причащались,  хотя прошло  уже  более  полугода. Чем  вы занимаетесь,  когда
убегаете  домой вместо того, чтобы принять участие в играх, мне не известно.
Но вряд ли  это что-нибудь похвальное.  ("Волшебные окна, раскрытые  в  пену
морскую".) Мне будет весьма  тягостно просить ваших родителей забрать вас из
нашей школы,  но в стенах нашего учебного заведения мы не потерпим лодырей и
трусов. Большинство, даже все ваши соученики -- мужественные, бравые ребята;
и у вас перед глазами такой прекрасный пример -- ваши старосты. Почему вы не
стараетесь им подражать? Что за  вздор  у  вас в  голове?  Довольно молчать,
признайтесь мне во всем прямо и честно. Вы впутались в какую-нибудь скверную
истерию?
     Никакого ответа.
     Чем вы занимаетесь в свободное время? Никакого ответа.
     Ваше упорное молчание дает  мне право подозревать худшее. Чем именно вы
занимаетесь, я могу  себе представить, но  предпочитаю не говорить  об  этом
вслух.  Итак,  в  последний  раз  спрашиваю:  будете  вы  говорить  честно и
мужественно?  Скажете   вы  мне,  чем  вы  так  поглощены?  Что  мешает  вам
добросовестно  относиться к ученью и  спорту?  Почему вы среди всех учеников
выделяетесь своим угрюмым видом, упрямством и дурным поведением?
     Никакого ответа.
     Что ж, хорошо. Получите двенадцать розог. Нагнитесь.
     У  Джорджа задрожали губы, но он не  пролил  ни слезинки и  ни  разу не
охнул; потом так же молча повернулся к двери.
     Постойте. Преклоните колена и вместе помолимся  -- да пойдет этот  урок
вам на пользу и да поможет одолеть ваши дурные привычки. Вместе будем молить
господа,  чтобы он  смиловался над  вами и сделал вас настоящим мужественным
юношей.
     И они молились.
     Вернее, молился директор, а Джордж молчал. Он даже не сказал "аминь".


     После  этого в школе махнули  на него  рукой и предоставили ему делать,
что  хочет.  Считалось,  что  Уинтерборн не только упрямец и трус, но  еще и
тупица --  ну  и пусть  его  прозябает где-то  там в параллельном  пятом для
отсталых. Быть может, из того немногого, чему могла научить школа, он усвоил
гораздо больше,  чем подозревали учителя. Но все время, пока этот молчаливый
мальчик с  бледным, хмурым лицом  машинально тянул  изо дня в день  школьную
лямку, слонялся по коридорам, брел на  уроки то в один класс, то в другой, в
нем совершалась напряженная  внутренняя  работа:  он  деятельно  строил свой
собственный мир. С яростью, как  голодный --  на хлеб,  Джордж набросился на
отцовские  книги. Однажды  он показал мне  в  старой  записной книжке список
книг, прочитанных им к шестнадцати годам. Помимо всего прочего, он проглотил
чуть ли не всех поэтов, начиная с Чосера.  Впрочем,  важно не то, сколько он
читал, но -- как читал.  В  целом мире не было человека, которому  он мог бы
довериться,  рассказать все,  что  наболело в душе,  спросить  обо всем, что
хотелось  узнать,--  и  поневоле  он  снова  и  снова  обращался  к  книгам.
Английские поэты и иноземные живописцы были  его единственными друзьями. Они
одни  объясняли ему  Тайну  красоты,  они  одни защищали  ту скрытую  в  нем
жизненную силу, которую он,  сам  того не подозревая, яростно отстаивал.  Не
удивительно,  что вся  школа  ополчилась  на  него.  Ведь  ее  задачей  было
фабриковать "бравых,  мужественных  ребят"  --  совершенно определенный  тип
молодых   людей,   которые  с   готовностью  принимают   все   установленные
предрассудки,   весь   навязываемый  им  "нравственный   кодекс"  и  покорно
подчиняются определенным  правилам  поведения. А Джордж  молчаливо добивался
права думать самостоятельно и, главное, быть самим собой. "Другие"  (которых
ставили ему в пример) были, возможно, и неплохие ребята, но начисто лишенные
собственного "я", а потому они  и не могли быть "самими собой" -- этой искры
божией им  не  дано.  То,  что  для Джорджа было поистине cor cordium -->
1  жизни,  для  них  не  имело  значения,  они этого попросту  не
замечали. Они были здоровыми дикарями и  ни  к  чему иному не стремились. Им
только  и надо  было  заслужить похвалу  старших  да исподтишка  предаваться
кое-каким  мелким пакостям, а кончали  они приличным положением  где-нибудь,
где по достоинству ценят "бравых, мужественных ребят",-- чаще всего, если уж
говорить начистоту, на  какой-нибудь незначительной, не  слишком приятной  и
неважно  оплачиваемой  службе  в какой-нибудь  гиблой дыре в  колониях,  где
непременно схватишь тропическую лихорадку. Такие  бравые ребята  -- становой
хребет  Империи.  Джордж,  хоть  он тогда  этого  и  не понимал,  ничуть  не
стремился  заделаться частицей  этого самого,  черт  бы  его драл, станового
хребта Империи, а тем более -- частицей  ее зада, обязанного получать пинки.
Нет,  Джордж  был совсем не прочь  попасть  в  ад и опозорить себя  и  своих
родителей, свой  класс и свою школу, лишь бы  только дали попасть в ад своей
дорогой. Вот  этого-то они и не могли вынести -- этого упорного, молчаливого
нежелания разделить их предрассудки,  их  обывательскую мораль -- мораль тех
самых мелких провинциальных  джентльменов, которые и составляют заднюю часть
Империи,  неизменно получающую пинки. Они изводили Джорджа, всячески шпыняли
его, запугивали  дурацкими  баснями о  пакости и об отваливающихся  носах; и
все-таки они его не одолели. И мне очень жаль,  что его замучили и затравили
те две бабы. Мне очень  жаль, что он подставил себя под огонь пулемета всего
за неделю до того, как кончилась эта трижды проклятая война. Ведь он столько
лет так стойко сражался со свиньями (я имею в виду наших британских свиней).
Если бы  он продержался еще совсем немного, и вернулся бы, и сделал бы  все,
что так хотел сделать! А он мог  бы это сделать, мог бы добиться своего,-- и
тогда  бы  даже  пресловутая школа стала угодничать  перед ним. Ах,  дурень!
Неужели он не понимал, что у нас только один  долг -- продержаться и стереть
в порошок этих свиней?

     Только  раз, один только раз  он  едва  не выдал  себя школе.  К  концу
экзаменов вдруг спохватились и предложили ученикам  написать сочинение. Одна
из тем  была: "Чему  ты  хочешь  посвятить свою  жизнь?"  Страсть, владевшая
Джорджем, взяла  верх над осторожностью, и  он  сочинил чуть  ли  не  поэму,
необдуманную,  восторженную  и нелепую  мальчишескую декларацию, выложил всю
свою  необъятную жизненную  программу  --  от  кругосветного путешествия  до
занятий астрономией,--  а  высшей целью и венцом всего была, разумеется, его
любимая  живопись. Стоит ли говорить, что он  не удостоился не только первой
награды,  но  даже беглой похвалы.  Зато,  к немалому  изумлению Джорджа,  в
последний день  семестра,  когда школьники  шли  вечером в церковь, директор
подошел к нему, обнял за плечи и, указывая на планету Венеру, спросил:
     Знаешь ли ты, какая это звезда, мой мальчик?
     Нет, сэр.
     Это  Сириус, гигантское  солнце, нас отделяют от  него  многие миллионы
миль.
     Да, сэр.
     Больше говорить было не о чем. Директор снял руку с плеч Джорджа, и они
вошли в церковь. Последним  спели гимн "Вперед, христово воинство", так  как
десять   человек  из  числа   выпускников,  окончив  колледж,  поступали   в
Сэндхерстское военное училище.
     Во время службы Джордж стоял столбом, не раскрывая рта.

     Летние  каникулы  -- единственное  время, когда  он бывал по-настоящему
счастлив.

     За Мартинс Пойнтом, подальше от моря, тянутся скупые, бесплодные земли.
Но, как у любой непромышленной части Англии, у этого края свой характер:  он
застенчив, точно старая дама в серебряных сединах,-- она держится так мягко,
ненавязчиво,  но в конце концов ей нельзя  не подчиниться.  Здесь обрывается
одна из длинных  гряд  меловых холмов,  по правую и левую руку  от нее лежат
солончаки, а плодоносные земли начинаются гораздо дальше от побережья -- так
далеко, что  Джордж  даже на  велосипеде туда  не добирался. Каждая мелочь в
отдельности  здесь как будто  скучна  и бесцветна. С  вершины  какого-нибудь
мелового  холма весь этот край  кажется  очень древним, серебристо-седым, на
пологих склонах  раскинулись однообразные, без  единого деревца поля, словно
едва намеченные клетки  огромной шахматной доски, а вдалеке серебристо-седой
каймою всегда виднеется море. Нескончаемые меловые холмы вздымаются гряда за
грядой, точно  окаменевшая  гигантская зыбь неведомого  океана. Чем  ближе к
берегу,  тем  эти  гряды  выше,  круче  и,  наконец,  почти  отвесно  встает
серебристо-седая меловая стена, точно исполинский вал с гребнем  окаменевшей
пены,  навеки  недвижный,  навеки  немой;  а у  его  подножья  вечно  плещут
карликовые  по сравнению  с ним  волны настоящего неугомонного и говорливого
моря.  Трава  на холмах обглодана  овцами  и ветром, и несмело цветут  в ней
карликовые   кукушкины   слезки,   лиловый   гелиотроп,   высокая   лохматая
черноголовка  и  хрупкие  колокольчики. А в ложбинах  растет  наперстянка  и
высоченный чертополох.  В  иных  укромных уголках  на сплошном  ковре  алого
клевера  и  ромашек  -- целые  россыпи полевых  цветов. Летом эти  цветочные
островки -- точно бесценный подарок среди лежащей вокруг бесплодной пустыни,
и над  ними --  непрестанный трепет крыльев: каких  только  бабочек здесь не
увидишь!       Мраморно-белые,      небесно-голубые      и      темно-синие,
бархатисто-коричневые  и  лимонные, сверкающие  медью аргусы и  ярко-красные
адмиралы, репейницы  и  павлиний  глаз  --  все это кружило  над крапивой  и
чертополохом, опускалось на цветы, трепетало и взмахивало яркими  узорчатыми
крыльями. Было одно такое поле, где в августе всегда бывало много огневок --
они то описывали короткую дугу,  то  неожиданными зигзагами  проносились над
алым  клевером,  по  которому под ветром, как по  морю,  пробегала волнистая
рябь.
     Но, несмотря на  эти яркие  мазки, все равно казалось, будто все вокруг
серебристо-седое. Кусты боярышника и  редкие одиночки-деревья вечно  гнулись
под  напором  юго-западного  ветра. Деревушки  и фермы  ютились  в ложбинах,
прятались от  бурь за стеною могучих  вязов. Деревушки  эти  были  скромны и
неприхотливы,  чужды всякой фальши  и искусственности,  как  сама  жизнь  их
обитателей  --  пастухов  и земледельцев.  Каких-нибудь три, пять,  от  силы
десять  миль  лежали  между ними  и  вычурной  роскошью  Мартинс  Пойнта,  а
казалось, их разделяет миль триста -- так  чужды,  так далеки  были  от этой
простой, безыскусственной  жизни и гольф, и светские пересуды за чашкой чая,
и  даже автомобили, которых день  ото дня становилось все  больше. Там же, в
низинах,  прятались  сложенные  из камня невысокие  церкви, построенные  еще
древними норманнами, тоже  скромные и безыскусственные, несмотря на портики,
щедро украшенные  готическим орнаментом, и  фронтоны в византийском духе,  и
стилизованные  насмешливые  головы,   что  ухмыляются,  и   скалят  зубы,  и
гримасничают  с фризов.  Должно быть, жестокий,  неукротимый  и  насмешливый
народ были эти  норманны-завоеватели,-- жестокие и насмешливые  лица иных из
их потомков  можно и поныне увидеть на  стенах Темпла.  Должно быть, с такой
вот  жестокой,  насмешливой улыбкой  они  рукою в железной  перчатке гнули и
давили  саксонских  пастухов.   И  даже  их  благочестие   было  жестоким  и
насмешливым,  насколько  можно  судить  по  каменным  маленьким  насмешливым
церквушкам, какие они понастроили по всей стране. А потом они, должно  быть,
двинулись на  запад, к более плодородным землям, предоставив эти голые холмы
и  скудные   поля  потомкам  порабощенных  саксов.  И   край  этот   кажется
старым-престарым;  но  нечто  от  насмешливой  жестокости древних  норманнов
сохранилось лишь кое-где, в  неприметных  уголках построенных ими церквей,--
все остальное понемногу смягчилось,  окрасилось в мягкие, серебристые  тона,
точно ласковая и кроткая старая дама в серебряных сединах.

     Все это  карандашом и  красками силился  выразить  Джордж.  Он старался
впитать особый, неповторимый дух этого  края -- и в  какой-то мере  ему  это
удалось. Он все перепробовал -- от  больших пейзажей, где  старался вместить
всю эту волнистую ширь, эти меловые холмы, разбежавшиеся на двадцать миль, с
серебристой каймою моря  вдали, и до  маленьких, фотографически точных копий
резьбы  на церковной двери или кропотливо, почти с научной добросовестностью
срисованных крыльев бабочки и  лепестков цветка. Для живописца он всегда был
излишне  "буквален",   "топографичен",  его   чересчур  занимали  мельчайшие
подробности.  Он  видел поэзию природы, но  не умел передать ее  в линиях  и
красках. Школа английских пейзажистов 1770--1840 годов  отжила  свое задолго
до того, как тело Тернера перенесли  в собор св. Павла, а деньги, которые он
оставил   нуждающимся  художникам,  перешли  в  карманы  алчных   английских
адвокатов. Вдохновение потонуло  в топографически-добросовестном выписывании
каждой  мелочи, в сладко-чувствительной  красивости.  Живопись  утратила  ту
жизненную  силу,  ту  неутомимую  энергию, что чувствуется в лучших полотнах
таких художников,  как Фриз, Вламинк, даже Утрилло, умевших открывать поэзию
в  гнущихся  на ветру  деревьях,  или  в белом крестьянском  домишке,  или в
каком-нибудь кабачке на парижской окраине. Джордж уже в пятнадцать лет знал,
чт   он хочет  сказать своими картинами,-- но  не умел  это сказать. Он умел
ценить это в других, но самому ему не хватало силы и выразительности.

     До этой  поры он был совсем одинок в своей слепой, инстинктивной борьбе
--  в  отчаянном сопротивлении  той  силе,  которая  старалась смять  его  и
втиснуть в готовую  форму,  одинок  в жадных поисках жизни, живой, настоящей
жизни, искру которой он ощущал в душе. Но теперь он начал обретать нежданных
союзников; сначала недоверчиво, потом с огромной радостью он убеждался,  что
он не  один в  мире, что есть и еще люди, которым  дорого то же, что  дорого
ему. Он узнал, что такое мужская дружба и прикосновение девичьих рук и губ.
     Первым  появился  Барнэби Слаш  -- в ту пору  "известнейший  романист",
очень угодивший  болезненно-идиотическому британскому вкусу своим примитивно
христианским и весьма нравоучительным романом,--  роман  этот наделал немало
шуму и разошелся в миллионах экземпляров,  а ныне  прочно забыт,  и высохшая
мумия  его  сохранилась,  быть  может, только  в издании Таухница --  в этом
склепе книг, которые  никто не читает. Мистер Слаш  был  не  дурак выпить, и
дешевая  слава доставляла  ему  великое  удовольствие.  Все же  изредка  ему
случалось обратить внимание  на  то,  что  его  окружало;  он  не  был,  как
большинство буржуа  --  обитателей  Мартинс Пойнта,--  окончательно ослеплен
предрассудками и  откровенным  тупоумием.  Он  приметил  Джорджа,  посмеялся
кое-каким  его  дерзким,  но  неглупым словечкам, за  которые мальчику  дома
неизменно попадало, заинтересовался его страстью  к живописи и упорством,  с
каким Джордж ей отдавался.
     В вашем мальчике что-то есть, миссис  Уинтерборн. Он знает, чего хочет.
Мир еще услышит о нем.
     Вы так думаете, мистер Слаш? -- Изабелла была  польщена и в то же время
обозлилась: ее ужасала и приводила в ярость одна  мысль о том, что сын может
чего-то  хотеть,  к  чему-то  стремиться.  --  Мой  Джордж  просто здоровый,
счастливый мальчик, и он думает только о том, чтобы порадовать свою мамочку.
     Гм-м,-- промычал  мистер Слаш.-- Ну, во всяком случае,  мне хотелось бы
что-нибудь  для него  сделать. В  нем заложено  больше,  чем вам кажется.  Я
уверен, что в душе он художник.
     Если бы за  ним что-нибудь такое  водилось,--  воскликнула  Изабелла со
злостью,-- уж я бы выбила из него эту дурь, сил бы не пожалела!
     Слаш понял,  что, желая Джорджу  добра, может только  повредить  ему, и
тактично умолк. Все же он дал мальчику несколько книг и пытался поговорить с
ним по душам. Но Джордж в ту  пору мало доверял взрослым,  да еще таким, что
приходили по вечерам в гости и  пили виски  с Джорджем Огестом  и Изабеллой.
Притом  в   глазах  Джорджа,  с  его   суровой  мальчишеской  нетерпимостью,
безвольный,  вечно   подвыпивший   добряк   Слаш   был  слишком   жалкой   и
непривлекательной фигурой --  и  сблизиться они  не смогли. Но все же мистер
Слаш сыграл  немаловажную роль:  благодаря  ему Джордж  позднее сумел быть в
какой-то мере откровенным с другими людьми. Слаш разбил первую из крепостных
стен, за которыми Джордж укрывался от мира. Опасаясь, как бы Слаш не повлиял
на Джорджа  в  неугодном  ей  смысле,  Изабелла очень забавным и  хитроумным
способом от  него  избавилась.  Однажды  Джордж Огест  и мистер Слаш  вместе
отправились  на обед, устроенный масонской  ложей. С  тех пор как  масонство
сослужило свою службу, укрепив положение Джорджа Огеста в обществе, Изабелла
стала  относиться  к  нему  весьма  ревниво:  ведь Джордж  Огест  благородно
отказывался раскрыть  жене  тайны вольных каменщиков --  убогие тайны! --  а
потому она  ненавидела  их  собрания  и обеды лютой ненавистью. В  тот вечер
налетела страшная гроза, каких не запомнят старожилы этих мест.  Шесть часов
кряду полыхало небо, ослепительные стрелы  молний с трех  сторон вонзались в
море  и в  сушу; раскаты грома  непрерывно гремели над  Мартинс  Пойнтом,  и
оглушительным эхом  отзывались  утесы; ливень, обезумев,  плясал  по крышам,
ломился  в окна; дороги, вьющиеся по склонам холмов, превратились  в  бурные
потоки. Не было никакой возможности вернуться домой, и Джордж Огест и мистер
Слаш просидели  в гостинице  почти  до четырех часов,  тем  временем изрядно
выпили и приехали домой под  утро,  сонные, но веселые. Изабелла не ложилась
всю  ночь;   она  встретила  супруга  с   видом  разгневанной  королевы   из
какой-нибудь классической трагедии и разразилась упреками и обвинениями.
     Подумать  только,  бедняжка миссис  Слаш  дрожит  где-то  там  одна  на
заброшенной ферме, я  тут с  детьми  умираю  от страха,  а  наши милые мужья
напиваются, как свиньи, до потери сознания...-- и так далее в том же духе.
     Несчастный Джордж  Огест  робко  попробовал  что-то  вымолвить  в  свое
оправдание, но  где там... Назавтра мистер Слаш в  простоте душевной  явился
узнать,  не наделала  ли буря бед,  но  его  обругали  и, к величайшему  его
изумлению и негодованию,  попросту указали  ему на дверь.  Он позволил  себе
маленькую месть, а именно "вывел" Изабеллу в своем очередном романе, но, как
и пообещала Изабелла, ноги его больше не было в ее доме.

     Джордж  любил  эти  пустынные холмы и хмурое море, но  и  ненавидел их.
Вырваться подальше от побережья, туда,  где  все зелено,  все  цветет,-- это
было освобождение, счастье,  тем  более  драгоценное, что  оно выпадало  так
редко. Когда Джордж  был еще малышом,  девушка-прислуга однажды  взяла его с
собой в деревню, на  сбор  хмеля. У него  сохранились  об этом дне смутные и
причудливые воспоминания.  Он не мог забыть,  как все  вокруг было пронизано
солнечным светом и  как они ехали  на лошадях нескончаемой  пыльной дорогой;
запомнилась  остро  пахнущая  хмелем  тень  высоко  переплетающихся  лоз,  и
восторг, когда старшой перерезал веревки и масса зелени с шорохом и шелестом
рушилась наземь,  и  как  ласковы  были с ним,  малышом,  грубые крестьянки,
собиравшие  хмель, и как угощали его чаем,  который припахивал дымком, и как
вкусны были и этот чай, и тяжелая, промасленная лепешка!

     Позднее, когда  ему  было  лет  четырнадцать --  шестнадцать,  огромной
радостью  бывали поездки  к Хэмблам. Семья  эта жила в  глуши, в  уединенном
домике среди  пышных  лугов и  тенистых лесов. Сам  мистер Хэмбл,  отставной
адвокат,  рослый и веснушчатый, был  большой  знаток ботаники,  с увлечением
коллекционировал насекомых --  и этим совершенно  покорил Джорджа. Но больше
всего привлекал его сам  этот  зеленый, цветущий,  плодородный  край и  дочь
Хэмблов  --  Присцилла.  Она была ровесницей Джорджа,  и между ними возникло
странное  чувство --  и ребяческое и пылкое.  Присцилла  была золотоволосая,
очень хорошенькая -- даже чересчур хорошенькая,  и знала это, и то  робела и
смущалась, то начинала  кокетничать. Но этих двух детей влекла друг  к другу
самая  настоящая,  неподдельная  страсть.  Жаль,  что  наши  вечные  гнусные
предрассудки отказывают этой страсти -- страсти Дафниса и Хлои -- в праве на
естественное проявление. И Джордж и Присцилла всегда  были словно бы немного
разочарованными,  ущемленными,  потому  что  навязанная  им робость и ложная
стыдливость  не  позволяли  их чувству  выразиться  свободно и  естественно.
Долгих три года Джорджем  владела эта  страсть, в  сущности, он  никогда  не
забывал  Присциллу  и  всегда  в  нем  жило  смутное,  глухое,  неосознанное
разочарование.  Как   и  всякая  страсть,  чувство  его   и  Присциллы  было
недолговечным, оно  возникло  в определенную  пору их жизни и с нею миновало
бы,  но плохо,  что  оно  осталось неутоленным. И очень жаль, что  детей так
часто разлучали,-- тогда завязывалась нескончаемая переписка, и это приучило
Джорджа слишком много рассуждать  в любовных  делах и слишком идеализировать
женщин.  Но  когда  они  с  Присциллой  бывали вместе,  они  были  счастливы
бесконечно.  Присцилла в  роли маленькой любовницы была  так очаровательна и
так  серьезна. Они  играли во всевозможные игры с другими  детьми,  ходили к
ручью  удить  рыбу,  собирали  на  заливных лугах  огромные  букеты  цветов,
отыскивали  в  живых изгородях птичьи  гнезда.  Это было так весело,-- и еще
веселее  оттого,  что  Присцилла  была рядом,  и  они  держались  за руки  и
целовались,  и  все  это  с  глубокой  серьезностью,  как   самые  настоящие
влюбленные. Иногда Джордж, осмелев, касался ее полудетской груди. И ощущения
тех дней сохранились  навсегда:  дружеское пожатье рук Присцнллы, радость ее
быстрых детских поцелуев и легкого  дыхания, тепло  и упругость нежной, едва
набухающей  груди;  воспоминание  о Присцилле было как душистый  сад.  Точно
заглохший сад, она была  чуточку старомодна и застенчиво мила, но вся дышала
родниковой свежестью и золотом  солнечных  лучей.  И она  была,  может быть,
самым главным в жизни Джорджа. Ее он мог любить всем  сердцем,  без оглядки,
хотя бы всего лишь сентиментальной отроческой любовью. Но это было бы не так
уж важно и  все  равно прошло  бы  со временем,-- Присцилла дала ему больше:
благодаря ей он, став взрослым, мог полюбить  женщину;  Присцилла спасла его
от гомосексуализма, к которому втайне, даже не сознавая этого, склонны очень
многие англичане,-- потому-то их не удовлетворяет и не радует близость жен и
любовниц. Сама  того  не  ведая,  Присцилла  открыла  Джорджу неисчерпаемые,
тончайшие радости,  которые дарит нежное, всегда  готовое тебе ответить тело
подруги. Даже тогда, почти мальчиком, он ощущал, как чудесно, что  она такие
разные,--  его  крепкие и чуткие мужские руки и ее нежные, набухающие груди,
точно едва раскрывшиеся цветы, которых касаешься так  легко и бережно. И еще
он  узнал  благодаря Прнсцилле,  что лучшая  любовь -- та,  с которой  скоро
расстаешься,  которая  никогда  не ощетинивается  шипами ненависти, но  тихо
уходит в прошлое, оставляя не  болезненные  уколы, а только душистый  аромат
сожаления. У него сохранилось не  так уж  много воспоминаний о Присцилле, но
все они были, как розы в старом саду...

     Как  видите, если  в душе есть искра, окружающим не убить  ее  никакими
запугиваниями, правилами,  предрассудками,  никакими  стараниями "сделать из
тебя  человека"!  Ведь  сами они,  разумеется,  не  люди,  а  просто  куклы,
марионетки,  порождение существующей  системы  --  если эту  мерзость  можно
назвать системой.  Настоящие,  мужественные люди --  те,  в  ком есть  искра
живого  огня и  кто  не позволяет загасить ее  в себе;  те,  кто знает,  что
истинные ценности -- это ценности  живые и жизненные, а не фунты, шиллинги и
пенсы, выгодная  служба  и роль зада-империи-получающего-пинки.  Джордж  уже
нашел подобие союзника в лице злополучного Слаша, и чудесную детскую страсть
принесла  ему  Присцилла. Но  ему нужны  были  еще и друзья-мужчины,  и  ему
посчастливилось  их найти.  Трудно  оценить, сколь  многим он  обязан  Дадли
Поллаку и Дональду и Тому Конингтонам.

     Дадли  Поллак  --  личность  весьма  загадочная.  Когда-то  он  окончил
Кембридж,  много  путешествовал, жил  в Париже,  в Берлине, в  Италии, водил
знакомство  со   многими  выдающимися  людьми;  теперь  ему   было  уже  под
шестьдесят;  человек  женатый  и,  видимо, со средствами,  он жил  в большом
загородном доме, прекрасно и со вкусом обставленном; он был очень образован,
по-настоящему  культурен, знал толк в живописи, в скульптуре и умел окружить
себя  всевозможными  objets d'art --> 1 ; словом, он ничуть не
походил на остальных обитателей  Мартинс Пойнта. А как по-вашему,  чего ради
мистер и миссис  Поллак, оставив  свой просторный, великолепно  обставленный
дом,  несколько лет прожили в самом заурядном  домишке, в  скучной, ничем не
примечательной деревушке мили за две от Мартинс Пойнта? Джордж этого никогда
не  узнал,  не  узнал и  никто другой. Самые  неправдоподобные и скандальные
теории,  изобретенные обывателями  Мартинс Пойнта в объяснение этой загадки,
довольно забавны как иллюстрация неизбывной  мещанской тупости, но и только.
Сами Поллаки говорили просто, что им  надоел их огромный дом и миссис Поллак
устала  командовать целой  армией прислуги. Истина  всегда  проста, и  очень
возможно, что это  и  было  настоящее  объяснение. Так или  иначе,  они жили
вдвоем в маленьком домике, полном  мебели и книг,  нередко сами  стряпали --
оба были мастера по этой  части -- и довольствовались помощью двух служанок,
да  и  то  приходящих. Так  вот, Поллак, который  был  на  сорок лет  старше
Джорджа, стал ему  первым  настоящим другом. У четы Поллак  не  было  детей,
может быть, еще и этим объясняется эта необычная, но глубокая дружба.
     Поллак был похитрей старика Слаша. Он  мгновенно и безошибочно раскусил
Изабеллу,  весьма вежливо отклонил  ее попытки разругаться с ним  и столь же
вежливо  отказался  принять  ее  у себя. Но  так очевидно  было,  что он  --
джентльмен  и  притом  человек  состоятельный,  что  ей  просто  нечего было
возразить,  когда  он  предложил  Джорджу  Огесту  раз  в  неделю  присылать
"Джорджи" к ним  --- выпить чаю  и  поучиться  играть в шахматы.  В  Мартинс
Пойнте  все были помешаны на шахматах, это даже считалось признаком хорошего
тона. До  знакомства с  Поллаками  Джордж  ходил  играть  в шахматы к одному
весьма  почтенному,  но  очень  дряхлому  старичку,  который  все  свои  еще
уцелевшие умственные способности вкладывал в игру; на бессмысленные вирши --
другую  свою  страстишку  -- и вообще ни на  что больше уже не оставалось ни
капли разума. Итак, теперь каждую среду Джордж ходил пить чай к Поллакам.


     Всякий раз он честно и добросовестно начинали с партии в шахматы, потом
пили чай, а потом разговаривали. Лишь много лет спустя Джордж понял то, чего
тогда и не подозревал: что Поллак старался не только согреть его сочувствием
и пониманием, которых ему так не  хватало, но и незаметно, исподволь развить
его ум. У Поллака  было много  андерсоновских альбомов, он давал Джорджу  их
перелистывать,  а  сам словно между  прочим,  но тонко  и  со  знанием  дела
рассказывал  об  итальянском зодчестве,  о различных  стилях в  живописи,  о
работах  Делла Роббиа;  а миссис  Поллак порой вслух вспоминала какой-нибудь
забавный случай из их странствий. Поллак отличался изысканными манерами -- и
уже  одним своим  примером отучал  Джорджа от  мальчишеской  грубоватости  и
неотесанности. Он  даже  стал  учить Джорджа  ездить  верхом  --  в  дни его
молодости этим  искусством  должен был  владеть  каждый порядочный  человек,
Поллак никогда не читал нотаций и не похлопывал Джорджа по плечу, он  только
тактично  подсказывал  или  учил  собственным  примером.  Он  всегда  как бы
предполагал, что Джорджу и самому известно то, о чем ему говорят так точно и
ясно, хотя  и мимоходом.  Очень показательно,  каким простым способом Поллак
заставил  Джорджа  изучить  французский язык. Однажды он  рассказал мальчику
несколько забавных  историй  о  своем пребывании  в  Париже в дни молодости;
слушая  его, Джордж  перелистывал  альбом  автографов Наполеона, Талейрана и
других  знаменитых  французов -- прочесть эти письма он, разумеется, не мог.
Придя через неделю, Джордж застал Поллака за чтением.
     А, Джорджи! Добрый день. Послушайте, какую прелесть я тут нашел. Что вы
об этом скажете?
     И нараспев,  как  он  обычно читал стихи, Поллак прочел "Младую узницу"
Андре  Шенье. Пришлось сконфуженному Джорджу признаться,  что  он ничего  не
понял. Поллак протянул  ему  книгу  -- прекрасное издание  Дидо с крупным  и
четким шрифтом, но не таковы были полученные в школе познания Джорджа, чтобы
он мог одолеть Шенье по-французски.
     Ох, как бы я хотел прочесть это по-настоящему! -- вздохнул он. -- А как
вы изучили французский?
     Да  в Париже,  наверно. Знаете, "приятно изучать чужой язык посредством
глаз и губок милой". Но вы  можете научиться французскому очень быстро, если
возьметесь всерьез.
     А как? В школе я занимался  французским целую вечность  -- и все равно,
сколько ни пробовал, читать не умею.
     В  школе  вас научили только держать в руках инструменты,  а теперь вам
надо  научиться   ими  пользоваться.  Возьмите   "Три  мушкетера",  прочтите
несколько  страниц подряд, отмечая незнакомые  слова,  потом  отыщите  их  в
словаре, выпишите и постарайтесь запомнить. Не очень  на них задерживайтесь,
постарайтесь увлечься самим ходом повествования.
     Но я уже читал "Трех мушкетеров" по-английски.
     Тогда  попробуйте "Двадцать лет  спустя".  Возьмите  мою книгу,  можете
делать на ней пометки.
     Нет, спасибо, у нас дома есть дешевое издание.
     За две недели Джордж просмотрел первый том  романа Дюма. Через месяц он
уже мог без труда читать несложную  французскую прозу, через  три месяца  он
прочел Поллаку вслух "Младую  узницу", а потом Поллак завел речь о Ронсаре и
открыл перед ним новые горизонты.

     Братья Конингтон были еще молодые люди, старший --  начинающий адвокат.
Они тоже говорили с Джорджем о книгах и картинах, причем вкусы их, хоть и не
такие  устоявшиеся,  как у  Поллака, впитавшего  изысканную культуру  Второй
империи, были  зато куда  современнее. А главное, в Конигтонах Джордж  обрел
добрых   товарищей,   узнал   прелесть   нескончаемых  отвлеченных   споров,
рассуждений о жизни прелесть  дружеских шуточек и острот, научился смеяться.
И Дональд  и  Том  были отличными  ходоками,  Джордж,  естественно, как  все
почтенные буржуа,  среди которых он вырос, воображал, что пройти пешком пять
миль  --  предел человеческих возможностей.  Коннингтоны,  подобно  Поллаку,
обращались с ним, как с равным, словно он и сам прекрасно мог делать все то,
чему они его учили на собственном примере. И вот однажды, приехав на субботу
и воскресенье в Мартинс  Пойнт,  Дональд сказал  -- похоже,  Джордж не прочь
пройтись. Они бродили целый  день, и Джорджу навсегда врезалась в память эта
прогулка,  он  запомнил даже дату  -- второе  нюня.  Был тихий,  безоблачный
денек, какие выдаются  в Англии не часто даже в июне. Джордж и Дональд вышли
из Хэмборо  после завтрака  и,  смеясь  и  болтая,  размеренно,  неторопливо
зашагали к  холмам.  Дональд, очень довольный, что можно на  несколько часов
забыть обо всех делах и обязанностях, был в  ударе, смеялся и шутил. Бродя в
одиночестве, Джордж никогда не заходил дальше, чем на четыре мили от дома, а
тут  часа через два они поднялись на гребень последней гряды меловых холмов,
и перед  ними  вдруг открылась  бескрайняя  плодородная  равнина  с  лесами,
пашнями и зарослями хмеля, сверкающая под теплыми солнечными лучами. Забавно
изогнутые "носы" хмелесушилок дымили  и  посапывали  над  округлыми  кронами
росших  тут и  там  вязов.  Отсюда видны были шпили  трех  церквей  и добрый
десяток  деревушек.  И  --  тишина, только жаворонки  заливаются высоко  над
головой.
     Бог  ты мой! -- немного  напыщенно, по  своему обыкновению,  воскликнул
Дональд,-- Какой прекрасный вид!
     Что и  говорить,  вид  был прекрасный,  и не  забыть этой минуты, когда
впервые  поднялся  на  вершину  и перед тобой  сверкает  в  солнечных  лучах
неведомый край, и  вьются,  убегая,  и  зовут  белые дороги, в зелени  живых
изгородей,-- настоящие английские дороги.
     Во все горло распевая: "Где ты бродишь, моя  красотка?" -- Дональд стал
спускаться  с  холма,  Джордж  нерешительно двинулся  за  ним.  У  него  уже
побаливали ноги,  время шло  к двенадцати --  как же они  успеют вернуться к
обеду? А если опоздают, что скажут дома?  Он смущенно  поделился с Дональдом
своими опасениями.
     Что? Устал? Опомнись, друг, да  мы только  вышли! Вот еще через  четыре
мили  будет  Кроктон, там в  трактире и закусим, Я  всех предупредил, что мы
вернемся только к вечеру.
     То  был  необыкновенный,  счастливый день, весь --  восторг и блаженная
усталость. Ноги Джорджа  нестерпимо ныли,  хотя всего-то  приятели прошли за
день каких-нибудь пятнадцать миль; но ему совестно  было  признаться в  этом
Дональду, который в конце  пути, казались, был так  же свеж  и бодр, как и в
начале. Джордж  вернулся  домой, переполненный  чудесными  впечатлениями,  в
которых  еще и сам не  разобрался, все смешалось:  долгая  беседа и  минуты,
когда без  слов радуешься  тому, что рядом друг; полуденный зной, парк,  где
бродят олени, и красные кирпичные стены дворца в венецианском стиле, которым
они долго любовались;  крытый соломой домик в  Кроктоне --  кабачок,  где им
подали  хлеб с сыром и пикули и где он впервые в жизни узнал вкус  пива -- и
старинная кроктонская церковь, украшенная искусной резьбой. Позавтракав, они
с полчаса просидели на кладбище, Дональд  неторопливо курил трубку. Нарядная
бабочка-адмирал с алой  перевязью  через  крыло  опустилась на плоскую серую
могильную   плиту,  испещренную  оранжевыми   и   зеленовато-серыми  пятнами
лишайника.  С  неслыханным  глубокомыслием приятели  рассуждали  о  Платоне,
уподобившем душу человеческую -- Психе -- мотыльку, и о смерти, и о том, что
конечно же нельзя  согласиться с теологией  и с идеей личного бессмертия. Но
говорили  они  об  этом  очень  бодро:  когда  же  и  решать  столь  жгучие,
мучительные вопросы, как не после доброй выпивки и солидной закуски? Им было
так  хорошо  и  весело в этот  солнечный денек,  точно беззаботным  щенятам,
просто не верилось, что они тоже когда-нибудь умрут, И это очень  мудро с их
стороны:  вспомните,  мудрейший философ Монтень  всю первую  половину  своей
жизни готовился  к смерти,  а всю вторую половину доказывал, что куда мудрее
вовсе  о  ней  не  думать,-- успеется,  об этом подумаем тогда, когда придет
время умирать.
     Для Дональда  это  был просто  славный денек, очень  скоро  слившийся с
другими приятными но полузабытыми, словно окутанным дымкой воспоминаний. Для
Джорджа это было событие чрезвычайной важности. Впервые он испытал и постиг,
что такое мужская  дружба,-- прямота  и доброжелательство в отношениях  и  в
разговоре, ни тени  подозрительности,  близость и  взаимопонимание,  которые
возникают вдруг сами собой.  Да, это  было  главное. Но  ему открылась еще и
прелесть   дальних  странствий.   Это   звучит   нелепо  --  не  смешно   ли
пятнадцатимильную  прогулку  назвать  странствием! Но  ведь  можно  проехать
пароходом или поездом тысячи  миль  из страны в страну,  от одного отеля  до
другого,  и  ни  на  минуту  не  ощутить,  что  это  значит  --  странствия.
Странствовать -- значит изведать неожиданные приключения,  исследовать новые
места, оставлять позади милю за милей,  неутомимо  радоваться всему, что уже
радовало тебя не раз и открывать все новые источники наслаждений. Вот почему
так ужасен  туризм:  приключения,  исследования и открытия  он  втискивает в
условные  рамки,  отмеряет,  отвешивает,  раскладывает по полочкам --  и это
нелепо  и  бессмысленно.  Приключения  --  это  значит, что  с  тобой  может
случиться что-то такое,  чего не ждешь. Открытия  -- значит,  ты испытываешь
что-то такое, чего прежде никогда  не испытывал. Но  разве возможны какие-то
приключения  и  открытия,  если ты позволяешь кому-то другому --  а особенно
бюро путешествий! -- все устроить по заранее составленному расписанию? Важно
ведь не то,  что видишь новые  красивые  места, важно, что видишь их  сам. И
если хочешь чувствовать,  что позади остается миля  за  милей,  иди  пешком.
Отшагай за три недели триста миль -- и куда полнее изведаешь дух странствий,
увидишь и испытаешь несравнимо больше  удивительного и прекрасного, чем если
проедешь тридцать тысяч миль поездом или пароходом.


     Джордж  не  успокоился,  пока ему  не  удалось  отправиться в настоящий
поход. Его спутником на этот раз был Том Конингтон, младший брат Дональда, и
этот  поход тоже  оказался незабываемым,  хоть  они  и мокли каждый день под
дождем  и  питались  чуть  ли  не  одной  яичницей с  ветчиной  (кажется,  в
деревенских  трактирах  по  всей  Англии  ни  о каких  других  блюдах  и  не
слыхивали), Джордж с  Томом  доехали поездом до Корф Касла потом  целый день
шагали до Суониджа по болотам и торфяникам,  где все сплошь заросло вереском
и  дроком  и повсюду кивают  белые головки пушицы. Дальше они берегом прошли
Кимеридж  и Престон Лалворс  и  Лайм  Риджис,  останавливаясь  на  ночлег  в
домишках  местных  жителей  или  в  сельских трактирах. В  Лайм  Риджис  они
повернули,  миновали  Хонитн, Колламптон, Тэвисток, дошли  до  Далвертона  и
Порлока, северной частью Девонского побережья до Байдфорда и здесь повернули
назад к Южному Моултону, где им пришлось  сесть в поезд, потому  что денег у
них  оставалось в обрез,-- только  на билет до дому. Вся эта прогулка заняла
меньше двух недель, а  казалось  --  прошло два месяца. Им  обоим  было  так
весело. Они так славно болтали на ходу,  пели, немилосердно перевирая каждую
мелодию, отыскивали  дорогу по карте,  мокли под дождем,  сушились у огня  в
деревенских  кабачках, вступали  в разговор с  каждым  встречным фермером  и
батраком,  который не  прочь был с  ними потолковать,  после ужина распивали
пинту пива и  читали или курили. И  все  время  их не покидало  это  чувство
необычайного; каждое  утро,  даже  в дождь и туман,  они вновь  пускались на
поиски  приключений  и  открытий;  усталость,  дрянные  захудалые гостиницы,
раскисшие грязные дороги -- все их веселило, все было ново и увлекательно.

     Не  так-то  легко представить  себе  Джорджа  тех лет, вслепую,  наугад
подбираешь крохи  сведений  --  все эти  "влияния",  "сценки",  разрозненные
события его юности. Вот, например, несколько отрывочных записей о прогулке с
Дональдом и дату я  нашел на обороте наброска кроктонской церкви.  А маршрут
похода  с  Томом Конингтоном и кое-какие  заметки тех дней оказались в конце
томика  избранных английских эссе,  который Джордж,  по-видимому, захватил с
собой в дорогу. Чужая  душа, как известно, потемки, и сколько я ни стараюсь,
мое воображение  не  в силах из этих  обрывков жизни воссоздать облик  юного
Джорджа,  и  еще труднее представить  себе, что  он думал и чувствовал.  Мне
кажется,  он с грехом  пополам  приспособился  к  обстановке  в  школе  и  к
враждебности, неизменно  встречавшей  его дома: время шло, у  него появились
друзья  -- и, должно быть, он стал увереннее  в себе, даже счастливее. Как у
всех людей с обостренной восприимчивостью, у него легко менялось настроение,
он  бывал  хмур  или весел, смотря по погоде, по времени года. Только что он
шумно ликовал,-- а через минуту им уже овладело глубочайшее уныние. И  такую
перемену -- я сам не раз это замечал -- могло вызвать какое-нибудь  случайно
оброненное слово. Он  сам обычно  вкладывал  в свои слова  больше,-- а порою
меньше,-- чем они значили, и ему казалось, что другие  тоже слышат не просто
фразу,  а  скрытую за нею мысль. Он  воображал,  что  и  другие вкладывают в
каждое слово второй, сокровенный смысл,-- и редко принимал услышанное так же
просто, как оно было сказано. Его невозможно было убедить, и сам он не  умел
поверить, что люди,  говоря самые простые, обыденные слова, ничего больше не
подразумевают  и  ни на что  не намекают. Должно быть,  он очень рано привык
пользоваться иронией как средством самозащиты,  притом, иронизируя, он  мог,
как  будто  и  невинно, смеяться  над всем, что  его окружало.  Он так и  не
избавился от этой привычки.

     Но какое-то недолгое время он был счастлив. Дома  наступило своего рода
перемирие -- зловещее,  как  затишье  перед  бурей, но Джордж этого не знал,
зато он был теперь больше предоставлен самому себе. Присцилла, пробудившая в
нем жажду  женской близости,  сама же  и  утоляла ее, утоляла  пробудившуюся
чувственность. А потом, когда Присцилла  как-то незаметно ушла из его жизни,
появилось новое  увлечение, не такое  глубокое, более обыденное:  девушка по
имени Мэйзи. Она  была  смуглая,  грубоватая,  немногим  старше Джорджа,  но
гораздо более зрелая. В  сумерках  они бродили по крутым  тенистым  дорожкам
Мартинс Пойнта  и целовались. Джорджа  немного пугало, что Мэйзи  так  жадно
впивается в  его губы и вся прижимается к  нему; чувствуя себя виноватым, он
вспоминал  Присциллу, ее  нежную, еле  уловимую прелесть,  точно скромный  и
душистый весенний  сад.  Однажды  вечером Мэйзи  завела  его незнакомой  ему
дорогой в глухой уголок, где  тесно  росли  сосны  и  в тени их  поднималась
густая, нехоженая трава. Надо было взобраться по крутому склону холма.
     Ох, как я  устала! -- вздохнула Мэйзи.--  Давай посидим. Она откинулась
на траву, Джордж растянулся рядом. Потом наклонился над нею и сквозь  тонкую
летнюю рубашку почувствовал теплые холмики ее грудей.
     "Как сладко прикосновение  уст твоих",-- сказал  Джордж и  прибавил: --
"Мед и молоко под языком твоим".
     Кончиком  языка он разжал ее  влажные  губы, и она коснулась  его своим
языком. . . . . . . . . . . . .  .  . . . . . . .  . "Почему это?" --  глупо
удивился он и стал целовать ее еще нежнее и чувственней.
     Губы твои...-- бормотал он.-- Твои губы...
     Но должно быть  что-то еще,-- шепнула в  ответ Мэйзи.-- Я  хочу от тебя
еще чего-то.
     Что же еще я могу тебе дать? Что может быть прекрасней твоих поцелуев?
     Несколько минут  она  не шевелилась,  позволяя целовать  себя,  и вдруг
порывисто села.
     Мне пора домой.
     Ну что ты? Нам тут так хорошо, и ведь еще не поздно.
     Я обещала маме, что сегодня приду пораньше.
     Джордж проводил Мэйзи до дому и никак не мог понять, почему на прощанье
она поцеловала его так холодно и небрежно.
     Несколько  дней  спустя Джордж под  вечер вышел  из дому, объяснив, что
хочет наловить для  коллекции ночных бабочек,-- он надеялся встретить Мэйзи.
Неслышно завернув  за угол, он увидел невдалеке в  сумерках две  удаляющиеся
фигуры: Мэйзи шла по дорожке с молодым человеком лет двадцати. Он обнимал ее
за талию, а она склонилась головой ему на плечо,  как склонялась, бывало, на
плечо  Джорджа. Надо надеяться, что  этот молодой человек дал ей что-то еще.
Джордж  повернулся и  побрел  домой;  он смотрел  на кроткие, ясные звезды и
напряженно думал: Что-то еще? Что-то еще? Впервые он догадался, что женщинам
всегда нужно что-то еще,-- и мужчинам, мужчинам тоже.


     Когда  из-за мыса показывается огромный пароход,  кидаешься к подзорной
трубе и стараешься разглядеть, что это  за  линия -- "Пиренейско-Восточная",
"Красная звезда"  или "Гамбург  --  Америка". Скоро  уже безошибочно узнаешь
величавую четырехтрубную  "Германию", когда она стремительно входит в пролив
или выходит из  него. Пароходики с  желтыми трубами, каждый день уходящие на
Остенде, или с белыми трубами-- на Кале и Булонь -- примелькались и не стоят
внимания, но и они, кажется, зовут за моря, которые  так легко пересечь,-- к
иной, неведомой  жизни! В ясную погоду вдалеке  слабо поблескивает скалистый
берег  Франции.  В туманные ночи  сирена маяка  на  мысу протяжным анапестом
откликается на хриплый спондей судов, ощупью  пробирающихся  по Ламаншу. И в
проливной  дождь,  и в самые ясные лунные ночи маяк  поминутно бросает блики
желтоватого  света  на стены  спальни Джорджа. Соловьи  в  Мартинс Пойнте не
водятся, но утром и вечером заливаются певчие и черные дрозды.
     В Хэмборо все было по-другому, городок лежал близ меловых гор, там, где
начинаются  солончаки,--  пустынные,  безмолвные,  неприветливые  солончаки,
которые закат  всегда расцвечивает  самыми яркими красками. В  часы  прилива
мутные воды наполняют реку до краев, а когда наступает отлив, речка струится
глубоко между угрюмыми глинистыми  откосами. Стайки быстрых бело-серых пичуг
с серповидными крыльями  (их  тут называют глазастики) вспархивают при твоем
приближении.  Далеко среди плоских зеленовато-бурых болот, как будто посуху,
скользит  барка под  старым  побуревшим парусом. А вдали,  за  этой  плоской
унылой равниной,  что была некогда дном  моря, виднеются утесы,  которые это
море омывало в незапамятные времена, и на скале  еще стоят развалины римской
крепости. "Пи-и-вит,--  посвистывают ржанки,  ныряя в траве,--  пи-и-вит!" И
больше -- ни голоса, ни звука. Белые облака в дымчатых переливах,  настоящие
английские облака, безмолвно плывут по  спокойному голубому английскому небу
--  совсем  бледному  даже  в  такие  дни,  которые  у  англичан  называются
"жаркими".
     Когда   хочется  побродить  по   болотам,  надо  пройти  через  древнюю
сторожевую башню  --  ту  самую,  из которой в  старину выезжали  английские
короли и  рыцари  со своим  войском в тяжких  доспехах,  чтобы  бог  весть в
который раз совершить набег на Францию --  страну куда более цивилизованную.
Вот  она стоит, средневековая сторожевая башня, на краю самого обыкновенного
скаредного  городишки,  словно  какое-то  ископаемое,  случайно уцелевшее от
давно  забытой  геологической эпохи. Что  эта  башня для  городка  Хэмборо в
начале двадцатого  века? Просто помеха для нового  шоссе, и в муниципалитете
снова и снова  рассуждают о  том,  что башню надо бы снести, и откладывается
это лишь по одной причине: уж очень  толсты  и крепки древние стены, сломать
их --  нелегкая задача  и будет стоить  немалых  денег. А по другую  сторону
городка раскинулась плодородная равнина, на нее выходишь, минуя богадельню и
старое,   елизаветинских  времен  здание  классической  школы  с   каменными
переплетами  окон, потом  --  перекресток на  равнине, а  дальше  Саксонский
Фридасбург, где некогда, по преданию, стоял храм Фрейи. Как  серебрится море
вдали, как серебрится, зыблясь на ветру, листва  тополей! И  как отсвечивают
теплым золотом, напоминая о  Присцилле, поля  зреющей пшеницы в предвечерних
лучах августовского солнца!
     Вот  они, боги,-- те боги, что будут жить вечно, или, во всяком случае,
до тех  пор, пока жив на земле человек,-- боги, которых не в силах убить все
лживые, кровожадные,  мучительные мифы Востока.  Посейдон, бог моря,  правит
белоснежными  и  серыми  скакунами,  он  так ласков  и игрив в редкие минуты
спокойствия,  так  свиреп  и неукротим во гневе своем.  Он комкает в  горсти
мачты, и бревна, и стальную  обшивку  кораблей, одним движеньем руки бросает
их на погибель  --  на таящиеся под водой мели или  безжалостные  острозубые
скалы. Селена, богиня-луна, то летит среди туч -- обрывков пронесшейся бури,
то повисает в темно-синем ночном  небе,  окруженная своими верными звездами,
такая  белая  и  неподвижная, такая  женственная  и  тихая, точно  она  ждет
возлюбленного. Великий Феб презирает эти серебристо-серые северные земли, но
когда уж  он бросит им  редкий золотой луч,  они так радуются ему.  Заботами
Деметры  созревает  пшеница  и  плоды наливаются  соком,  в хмель  вселяется
бодрящая  горечь, а живые  изгороди  розовеют лепестками  шиповника и сплошь
усыпаны алыми ягодами боярышника. А сколько меньших, младших богов,-- должны
же быть боги рассвета и вечерних сумерек, птичьих песен и полуночной тишины,
пахоты и урожая, сжатых полей и молодой зеленой травки, боги ленивых коров и
тревожно блеющих овец, и диких  зверюшек (ежа, белки и кролика и их злейшего
врага --  ласки),  легкие, как  Ариель, скромные полубоги -- духи  трепетных
тополей, пестреющих  на лугу и в поле цветов  и ярких порхающих бабочек. Все
больше и больше автомобилей  гремит и трещит на  пыльных  дорогах; игроки  в
гольф носятся, точно  дьяволы,  топчут  зеленые  лужайки  и превращают  их в
унылые акры мертвой  серой земли;  спорт,  журналистика и  аристократические
замашки делают человеческую жизнь бессмысленной и бесплодной. Боги  убегают,
робко  прячутся  в  забытых уголках,  укрываются,  никем  не  замеченные,  в
зарослях боярышника  и куманики. Где  же  те,  кто  им  поклоняется? Где  их
алтари? Треск автомобильных  моторов,  черный дым над рельсами. Один  --  и,
быть может, единственный  -- поклонник у них  еще оставался. Он один замечал
их,  легконогих,  стремительных, за  стволами  деревьев,  видел  лучистые  и
тревожные, точно у  лани, глаза,  глянувшие сквозь листву кустарника. Фавны,
дриады,  лесные  божества,  не убегайте  от  меня! Я  не  из тех  --  не  из
мучителей,  что  терзают  и гонят живую жизнь. Я  знаю, вы здесь. Придите ко
мне, поговорите со мной! Останьтесь со мною, останьтесь!
     А затем грянул гром.



     Что случилось, что могло случиться? О господи, что могло случиться?
     Изабелла мечется по комнате, снова и снова твердя одни и те же вопросы,
ни к кому в отдельности не обращенные, и в смятенной душе Джорджа, хоть он и
сохраняет  видимость  спокойствия,  тревожным эхом отдается  тот же  вопрос.
Джордж Огест, по обыкновению, отправился в  Лондон  -- он ездит  туда каждую
неделю,-- и Джордж, по обыкновению, встречал его  с шестичасовым поездом. Но
отец не приехал. Джордж дождался поезда семь десять, потом восемь  пятьдесят
и,  наконец,  последнего  --  одиннадцать  пять, но  отец не  приехал.  И ни
телеграммы,  ни  слова.  Предчувствие неминуемой  беды нависло в ту ночь над
домом. Изабелла  и  Джордж почти  не спали. На  другой  день пришло длинное,
бестолковое письмо, взволнованное и неясное. Суть  его сводилась к тому, что
Джордж Огест разорен и бежал от кредо-торов.
     Это была горькая пилюля для Джорджа и еще  горше -- для Изабеллы. Много
лет она строила  планы за Джорджа  Огеста, поддерживала его  и подталкивала,
она-то  думала, что они  люди состоятельные и состояние их все растет. И она
гордилась этим благополучием как делом  рук своих. Джордж Огест всегда был у
нее под башмаком,  без нее не мог шагу ступить. Но в самом совершенстве этой
системы таилась ее погибель. Джордж Огест до  того боялся жены, что не  смел
ей признаться, когда какая-нибудь  его спекуляция  кончалась неудачей. Чтобы
не  урез ть  расходов  по  дому,  он  начал  закладывать  и  перезакладывать
имущество;  в  надежде  исправить  положение,  еще   отчаянней  пустился   в
спекуляции,  забросил  адвокатскую практику. Пошли слух, сплетни. И  тут его
вдруг охватила паника, и он  сбежал. Позже расследование показало, что  дела
Джорджа Огеста были не  так уж запутаны, как  он воображал; но его внезапное
безрассудное бегство все погубило.  В один день Уинтерборны из почти богачей
превратились в почти бедняков.

     Для Джорджа это  была катастрофа. В раннем отрочестве ему жилось горько
и безотрадно, но  он все же  сумел сохранить искру  в душе, создал  какую-то
свою,  отдельную жизнь,  почти счастье. Но  все  это  в конечном счете  было
построено на деньгах родителей. Неверие в себя и  в  людей, от  которого  он
постепенно  избавился,  подозрительность,  разочарование --  все  это  вновь
нахлынуло на  него,  все  он  ощутил с  удвоенной  остротой и  горечью. Беду
усугубили еще  особые причины, боль, которой  могло бы  и не быть, и в этом,
пожалуй, оправданье неверию  и горькой озлобленности  Джорджа. Всего за  три
месяца до  несчастья,  когда Джордж  Огест  уже, конечно,  знал, что  ему не
миновать банкротства, он, должно быть  в  помрачении  ума,--  ибо кого  боги
хотят погубить, того они лишают разума,-- затеял разговор по душам с сыном о
его будущем.
     Ну-с, Джорджи,  еще несколько месяцев -- и ты кончишь школу. Пора  тебе
подумать о своей карьере. Думал ты, как будешь жить дальше?
     Да, отец.
     Вот это правильно. И какую же карьеру ты хочешь избрать?
     Я хочу быть художником.
     Так  я  и знал, что  ты скажешь что-нибудь в этом  роде. Но не забывай,
живописью много не заработаешь. Даже если у тебя есть талант,--  я-то в этом
не  сомневаюсь!  -- понадобятся годы,  чтобы создать себе  имя,  и  еще годы
пройдут, прежде чем можно будет рассчитывать на приличный доход.
     Да, знаю. Но я  предпочел бы получать самый скромный доход, зато делать
то, что хочу. Поверь,  тогда  я буду  счастлив. На что  мне куча денег, если
придется заниматься тем, чего я терпеть не могу.
     Что ж,  мой  мальчик,  я  очень  рад,  что  тебя  интересует  не только
материальная  сторона  дела.  Но  поразмысли еще. У меня солидная постоянная
практика. Если ты выдержишь экзамены и получишь диплом, ты можешь стать моим
компаньоном, а впоследствии и преемником. Подумай,  на  размышление есть еще
несколько месяцев. Если же твое решение останется неизменным, полагаю, что я
смогу давать тебе двести, даже триста фунтов в год, а  после моей смерти  ты
будешь получать все четыреста.
     Да, все это было образцом отеческой доброты и рассудительности. Джорджа
охватил   порыв  совершенно  искренней  любви  и   благодарности:  для  него
невыносима одна мысль о том,  что отец умрет,-- заявил он  прежде всего,-- и
уж совсем  отвратительно  думать  о  какой-то  выгоде,  которую  эта  смерть
принесет ему, сыну.
     Но  что  бы  там  ни было,--  прибавил  он,-- а  я  твердо решил  стать
художником.  Если  ты  можешь  мне  помочь,  как говоришь, это будет  просто
великолепно.
     Больше  на  эту  тему ничего  сказано  не было, но в последующие недели
Джордж  с небывалым рвением рисовал и писал  красками, дважды ездил в Лондон
-- ходил по картинным галереям,  запасался кистями, красками, холстами  и не
сомневался, что делает успехи. Но что за странная слабость заставила Джорджа
Огеста жестоко подшутить над сыном, зачем было будить надежды, которым -- он
не мог этого не  знать -- суждено было  так скоро рассыпаться  в  прах?  Вот
мысль, неотступно мучившая Джорджа в то утро, когда пришло отцовское письмо,
и  он,  притихший  и напуганный, молча бродил по дому. Он так  никогда  и не
решил эту  загадку, но  случай этот отнюдь  не укрепил его  веру в людей и в
самого себя.

     Другие  события только усиливали  его  неверие и разочарование.  Джордж
Огест  и Изабелла  уж постарались, чтобы  самая большая тяжесть случившегося
легла  на плечи  сына.  Изабелла  первым делом  предложила  Джорджу наняться
посыльным  в бакалейную лавку за три шиллинга в неделю.  Джордж, справедливо
возмущенный,   отказался,   после   чего  мать   назвала  его  паразитом   и
неблагодарным  транжирой. Вероятно, затея  с  бакалейной лавкой  была просто
истерической  блажью, но она больно ранила мальчика, и он еще долго терзался
и  мучился.  А потом  пошло:  Джордж, сделай то,  Джордж,  сделай это...  Не
кто-нибудь, а  Джордж должен  был  объясняться  с нахальными  лавочниками  и
кредиторами, упрашивать, чтобы  снова поверили в долг  или дали отсрочку. Не
кто-нибудь, а Джордж добился, чтобы  служащий отцовской конторы, присвоивший
девяносто  фунтов  золотом, вернул эти  деньги. Не  кого-нибудь,  а  Джорджа
послали  уговаривать отца,  чтобы  он  вернулся  домой  и  расхлебывал кашу,
которую сам же заварил. Джорджа  заставили  собирать деньги  с квартирантов,
которые смотрели  на него подозрительно и нипочем не желали раскошеливаться.
Джордж советовался с юристами и пытался разобраться в создавшемся положении.
Родители даже не отказались взять несколько фунтов, лежавших на счету сына в
Почтовом  банке,--  деньги,  которые  дарили ему  ко  дню  рождения.  Что  и
говорить,  это  был тяжелый  удар  для юнца, которому еще  и  семнадцати  не
исполнилось,--  ведь  у  него  всегда  была   своя  жизнь,  свой  потаенный,
возвышенный  мир, и ему всегда  давали понять,  что в материальном отношении
его  будущее обеспечено.  Не удивительно, что  он  почувствовал себя глубоко
несчастным, даже немного озлобился,  и недоверие  к миру  и  к  людям уже не
оставляло   его,   а   присущая   ему   скромность  перешла  в   болезненную
застенчивость.
     Такое  невеселое  существование  тянулось около  года.  Позора  удалось
избежать, но ясно было, что благополучие Уинтерборнов миновало безвозвратно,
и  Джордж Огест утратил всякое мужество. С  этого времени  он  и стал искать
прибежища  в боге. Потерпев крах, он вернулся к своим детским верованиям, но
слишком сильна была его  тайная (он  и самому  себе в ней  не признался  бы)
враждебность  ко всему, что исходило от дражайшей матушки, и  потому в конце
концов  он избрал  разновидность христианского учения, наиболее  чуждую той,
какую  исповедовала  она.  А Джорджа  одолевали невеселые  мысли, надежда  и
восторженность  снова и снова сменялись глубоким унынием. Семья переселилась
поближе к Лондону, и он  пытался продать хоть  что-нибудь из своих рисунков,
но безуспешно.  В  его  работах было слишком  много задора и молодости, но с
чисто коммерческой точки зрения цена им была грош. И все время он с тревогой
сознавал,  что  должен  "выпутаться"   и  родители  ждут,  чтобы  он  что-то
предпринял.   Друзья  и  доброжелатели  в   письмах   предлагали  ему  самую
тошнотворную  и  унизительную  работу, какую только  могли  придумать.  Даже
Присцилла  --  это  был  тяжкий  удар!  -- полагала, что "Джорджу надо найти
какую-нибудь   службу  немедленно,  тогда  через  несколько  лет  он  сможет
зарабатывать  два  фунта  в  неделю".  Потом  Джордж  познакомился  с  одним
журналистом, человеком совершенно необразованным,  но  на  редкость добрым и
отзывчивым. Этот человек -- звали его Томас -- работал помощником  редактора
какой-то газетки на Флит-стрит и  великодушно  предложил Джорджу  поставлять
для  его  газеты  мелкую  хронику;  Джордж  с   радостью  ухватился  за  это
предложение. Он написал первую заметку -- она была принята -- и, разумеется,
вернулся  домой очень  поздно, гордый и счастливый, предвкушая,  как  наутро
удивит и обрадует родителей  доброй вестью, точно  пай-мальчик из книжки. Но
удивляться пришлось  ему. В дверях его встретила разъяренная Изабелла  и, не
дожидаясь объяснений,  накинулась на  него:  как  он смеет являться домой  в
такой час? Ясное дело,  "связался с какой-нибудь мерзкой женщиной!"  Джорджу
стало до того противно,  что он  и не пытался отвечать, а ушел к себе и лег.
Наутро поднялся отчаянный  скандал,  причем Изабелла  разыгрывала страждущую
мать с  разбитым сердцем, а Джордж Огест уверенно выступал в роли p re noble
-->  1 из мелодрамы, какие ставят в театре "Сари".  Джордж был
поражен, но  презрение к этой сцене  помогло  ему сдержаться. Джордж Огест в
заключение своей обвинительной речи заявил:
     Если ты  будешь продолжать в  том же духе,  ты  разобьешь сердце  своей
матери!
     Это прозвучало так нелепо,-- бедняга Джордж Огест! -- что Джордж не мог
удержаться  от  смеха.   Джордж  Огест  поднял  руку  величественным  жестом
отцовского проклятия.
     Вон  из  моего  дома!  И не возвращайся, пока  не поймешь,  что  должен
просить прощенья.
     Ты это серьезно?
     Более чем серьезно.
     Ладно.
     Джордж поднялся к себе, уложил в небольшой чемодан все, что было у него
из  одежды,  спросил, нельзя ли  взять томик Китса, и  через полчаса покинул
отчий дом с одиннадцатью пенсами в кармане, напевая:



     Двадцать лет я жил на свете --
     Не вернутся годы эти.



     Вот так-то.




     Andante Cantabile



     Текущий  счет в  банке  и  приходно-расходная книга -- документы весьма
красноречивые, и странно, что биографы не уделяют им никакого внимания. Мало
что так важно  знать о герое, как размер его заработка или иного  дохода, их
crescendo  или diminuendo --> 1 . Сложные душевные  настроения
--  это  роскошь, доступная лишь богатству и праздности. Тем,  кто  вынужден
трудиться ради хлеба насущного,  приходится принимать Видимость за Сущность,
у них не остается времени на метафизические страсти и страдания.  Когда-то я
собирался начать этот  раздел  моего  романа  с факсимиле банковского  счета
Джорджа Уинтерборна и  записи его личных доходов  и расходов.  Но это был бы
уже  веризм.  Достаточно  сказать,  что  заработок Джорджа  был  невелик, но
менялся  crescendo, прочие же доходы равнялись  нулю. Как почти  все  пылкие
натуры,  неспособные  работать  в  установленные  часы за такую-то  плату  в
неделю, он понемногу втянулся в журналистику -- занятие, которое  кратко, но
очень  точно можно  определить,  как  унизительнейший  вид  унизительнейшего
порока  --  умственную  проституцию.  Сходство  этого  вида с  другим, менее
достойным порицания, бросается в глаза.  Только самые модные  кокотки  обеих
разновидностей этого ремесла могут похвастать приличным заработком.  Родство
в  положении тех и  других становится еще  разительней, если вспомнить, что,
занимаясь  этим  ремеслом  физически,  вы  прикидываетесь   модисткой,  либо
массажисткой,  либо  дочерью  духовного  лица,  либо  знатной  дамой,  либо,
наконец,  журналисткой, оказавшейся в  стесненных  обстоятельствах и готовой
отблагодарить за помощь; а занимаясь  тем  же ремеслом умственно, вы выдаете
себя за поэта, или ученого знатока в какой-нибудь области, или опять-таки за
знатную даму, или за герцога. В  обоих случаях от вас требуется чрезвычайная
изворотливость,  и  в  обоих случаях неуместны  и даже  гибельны  честность,
скромность и независимый характер.
     Во  всем   этом  Джордж  убедился  очень  быстро   и  стал  действовать
соответственно.  Но  он плохо умел  притворяться, и ему никак  не  удавалось
скрыть,  что  у него есть и  кое-какой  талант и убеждения, от которых он не
намерен отказываться. Именно поэтому он долгое время не мог получить никакой
работы,  кроме как в журналах и альманахах "с  вывихом", --  таких в Лондоне
перед  войной  было  штуки  три,  и  издавали  их чудаки,  полагавшие, будто
сотрудникам  дозволяется писать то, что они думают. Надо  ли  говорить,  что
издания  эти  давным-давно  испустили дух, и ныне  в лондонской журналистике
безраздельно царит лучезарнейшее  благолепие. Это не имеет значения,-- как и
все на свете, впрочем,-- не то я готов был бы об этом пожалеть.
     В  ту  пору  странствий и  обучения  уму-разуму  Джордж  столкнулся  со
множеством личностей, которые он разделил на три категории: просто кретинов,
жалких  кретинов  и  вывихнутых.  Жалкими  кретинами  были  те  редакторы  и
журналисты,  которые  искренне  верили  в  фабрикуемые  ими благоглупости,--
добродетельные,  но  неудачливые подмастерья,  честные чистильщики сапог, за
неимением иного заработка пошедшие на службу прессе. Просто  кретины были не
так глупы, но  прикидывались, будто  ничего  не смыслят, и притом так  долго
барахтались  в грязи, что  сами перемазались  с головы до пят.  К вывихнутым
относились  более  или  менее честные чудаки  или,  во всяком  случае,  люди
настолько  самолюбивые и упрямые, что они казались честными. После недолгого
и неумелого сопротивления Джордж и сам оказался среди  вывихнутых.  Тут были
трое, которых, удобства ради,  я назову Шобб,  Бобб и Тобб.  Мистер, вернее,
герр  Шобб  издавал  литературное  обозрение  --  один  из  тех  излюбленных
англичанами "передовых" журналов, которые изо всех сил устремляются вперед и
движутся совсем  как раки. Герр Шобб был поистине  великий  человек. Товарищ
Бобб   издавал   социалистический   еженедельник   на  средства   психопата,
помешавшегося на евгенике,  и  вегетарианца-теософа. Поскольку экономическая
теория Маркса, улучшение рода человеческого, растительная пища и теософия не
заполняли целиком столбцы еженедельника,  этот орган пролетариев умственного
и  физического  труда  регулярно печатал  статьи  по вопросам  литературы  и
искусства.  А  поскольку  ни один из  руководителей  журнала  ничего  в этих
вопросах не смыслил,  они  изредка,  по  чистой  случайности,  предоставляли
писать на эти темы  людям понимающим и  влюбленным в свое дело. Товарищ Бобб
был поистине великий человек. Что до мистера Уолдо Тобба, который был обязан
своим происхождением (почему "обязан"?) американскому  Среднему  Западу,  то
сей  пылкий  британский  патриот и  убежденный  тори  стоял  за Монархизм  в
Искусстве,  Твердую власть в Политике и Классицизм  в Религии. К  несчастью,
отпрыски  его рода не имели оснований претендовать на  звание пэра; иначе он
уж конечно  истратил бы  все  скромное  наследие предков, лишь бы заделаться
лордом  Тоббом.  Поскольку  он  был непоколебимый  приверженец  англиканской
разновидности  католицизма, на графский титул, полученный  от папы римского,
рассчитывать не  приходилось; а консервативное английское  правительство  не
щедро  награждает  даже   самых   достойных  своих   приверженцев  из  числа
интеллигенции, его  скупость на  этот  счет  уже  вошла  в  поговорку. Итак,
мистеру    Уолдо    Тоббу     оставалось    лишь     намекать    на    своих
высокоаристократических  британских  предков,  украсить   гербом  (вероятно,
подлинным) свое столовое серебро, почтовую бумагу,  принадлежности туалета и
экслибрисы и  знаться с одними  только "благородными" людьми. Каким  образом
Джордж с ним вообще познакомился -- загадочно и непонятно; еще загадочнее --
как  он  начал  печататься  в  журнале,  который однажды  сообщил, что среди
подписчиков имеется  четыре  герцога,  три  маркиза  и  одиннадцать  графов.
Объяснить  это  можно разве только тем, что американизированный консерватизм
мистера  Тобба оказался  чуть  более живым  и  гибким,  нежели  консерватизм
отечественный,  или, может быть, мистер Тобб до того круто склонялся вправо,
что,  сам того не ведая, подчас ударялся во взгляды крайне левые.  Но как бы
то ни было, мистер Уолдо Тобб также был поистине великий человек.
     Милостями этих троих джентльменов,  главным  образом, и  существовал --
впрочем,  отнюдь не  в  роскоши  -- наш  герой,  в своих  отношениях  с ними
постоянно   балансируя,  как   канатоходец   над  пропастью,  и  растрачивая
неисчислимые богатства дипломатической хитрости,  которые он мог бы обратить
на    служение   отечеству.   Однако   впоследствии   обнаружилось   (почему
"обнаружилось"?), что отечеству нужны были  не его ум и изобретательность, а
его кровь.


     Лондонское  воскресенье. В Сити все замерло; не подвергаясь ни малейшей
опасности,  можно  изучать  гайки,  болты,  разнообразнейшие куски  металла,
врезавшиеся в черные блестящие дороги  -- замерзшие чернильные реки. В делах
такой  мир  и  покой,  что  хуже всякого  запустения.  Пуританский пыл вновь
сменился недвижностью  и  застоем. Непобедимая Скука распростерла гигантские
крылья над миллионами жизней. Длиннейшие вереницы автомобилей вопят и гудят,
отчаявшись вырваться. Эпическое уныние опустевших переулков, где мерный стук
копыт раздается как адажио  безнадежности. Ужасы Ганнерсбери. Тоска железной
дороги  между Тернем-Грин и Хэммерсмит; убожество  и мерзость Рейнс-парка; и
скука,  что  неизменно  укачивает  тебя  в  поезде, дожидающемся  на станции
Глостер-роуд,  по  воскресным   дням  безраздельно  завладевает  улицами   и
торжествует  победу. Дождь наводит  грусть, и солнце тоже. И последняя капля
-- колокольный трезвон утром и вечером. Возлюбленные братья жалкие грешники,
вставайте, вставайте грудью за Иисуса Христа. Кто  избавит нас, кто  избавит
нас от христиан? О господи, приди скорее и покончи со всем этим!

     Веселая Англия весело справляла воскресный  вечер марта 1912 года. Весь
день  Джордж  работал  --  работа  его  отнимала  уйму  времени  и  сил,  но
оплачивалась неважно -- и теперь отправился навестить своего друга,  мистера
Фрэнка Апджона. "Друг" в данном случае (как впрочем,  почти всегда) слово не
совсем  точное, если считать, что друг --  это  человек, питающий к  другому
бескорыстную  приязнь,   свободную  от  сексуального   влечения.  (Дружба  в
сочетании  с  сексуальным влечением  есть любовь -- страсть бессмертная, как
феникс, и  неистовая, как  единорог.)  Между  Джорджем  и  мистером Апджоном
существовало, во всяком случае что-то  вроде перемирия, когда  смолкают хотя
бы на время бессознательная враждебность и глухое недоброжелательство, столь
обычные, почти  неизбежные  между людьми. Этих двоих соединяли  узы эгоизма.
Мистер Апджон смеялся остротам Джорджа, а  Джордж  -- его  остротам.  Мистер
Апджон  желал  сделать  Джорджа  своим  учеником,  а  Джордж  был  не  прочь
воспользоваться его поддержкой.  Подразумевалось, если  не говорилось вслух,
что они восхищаются друг другом,-- и это взаимное восхищение, может быть, не
совсем  неискреннее,  помогло им  слиться в крохотную ячейку, противостоящую
океану  людского  равнодушия,  и   тем  самым   ощутить  превосходство   над
человечеством. Они вместе обедали и даже по  мелочи давали друг другу взаймы
без расписки. Итак, слово "дружба" тут почти оправдано.
     Стоит ли  говорить, что мистер  Апджон был поистине великий человек. Он
был  художник.  Начисто  лишенный  подлинной, внутренней оригинальности,  он
именно поэтому всячески старался быть  оригинальным  и каждый год  изобретал
новое течение в  живописи.  Сначала  он  вызвал  сенсацию дерзким, блестящим
полотном "Христос в  публичном доме  в Блумсбери",--  картину эту разгромила
пресса, всегда  крайне чувствительная, когда дело касается Чистоты нравов  и
посмертной репутации нашего спасителя. "Блаженная  дева  в аду"  осталась бы
незамеченной,  но  тут,  по счастью, натурщица  без всяких  на  то оснований
притянула  мистера Апджона к суду, утверждая, будто  он -  отец ее  ребенка;
таким  образом,  она привлекла всеобщее внимание к шедевру,  которым сначала
пренебрегли,  и  его  тотчас  приобрел  некий  фабрикант,  разбогатевший  на
резиновых изделиях интимного  назначения. Затем мистер Апджон открыл, что на
свете  существует новое французское искусство.  Одно  время он писал  яркими
пуантилистскими   точками,   потом   перешел   на0x08   graphic
     однотонные фовистские мазки, затем обрек форму  и цвет  своих  творений
всем  превратностям  футуризма. Теперь он  как  раз изобретал супрематизм  и
надеялся обратить в ту же веру Джорджа или хотя бы подбить его  на статью об
этом  направлении в живописи. Супрематизм,  ныне,  к  сожалению,  совершенно
вышедший  из   моды,  был,  как  о  том  свидетельствует  и  само  название,
сверхдостижением   новейшего    искусства.   Свои   теории   мистер   Апджон
иллюстрировал (слово, впрочем,  не  очень  точное) двумя полотнами. На одном
изображен  был  красивый алый  завиток на фоне  чистейшей  снежной  белизны.
Другое,  на первый  взгляд, представляло собою серо-зеленый луг, по которому
разбрелась стайка пухлых желтых  цыплят с удлиненными толстыми шеями, но при
ближайшем  рассмотрении  оказывалось, что это  вовсе  не цыплята, а  условно
изображенные фаллосы.  Первая картина  называлась: Космос--Разложение вторая
-- Ор, 49. Piano.
     Мистер  Апджон включил в  своей студии обе  электрические лампы,  чтобы
Джордж мог  лучше; рассмотреть эти своеобразные опусы; наш друг уставился на
них в тупом недоумении и тревоге: надо бы что-то сказать, но что ни скажешь,
все  уж  конечно будет  невпопад.  По счастью, мистер  Апджон  был  в высшей
степени  тщеславен  и  не отличался выдержкой. Он  нетерпеливо  покашливал и
топтался за спиной Джорджа.
     Вот что я хочу сказать,-- произнес он, многозначительно
     покашливая,-- Здесь это удалось.
     Да, да, конечно.
     Я хочу  сказать, удалась  получить определенное выражение  определенной
эмоции.
     Как раз это самое и я хотел сказать.
     Видите ли, когда это удается, я хочу сказать это уже
     кое-что.
     Ну еще бы!
     Видите ли, я хочу сказать, если заставишь двух-трех
     умных людей по-настоящему понять, значит -- удалось. Я хочу
     сказать, эти чертовы остолопы вроде Пикассо и Цезаря Франка
     все равно никогда ничего не поймут, до них это просто не доходит,
     А вы рассчитывали, что они поймут?
     Видите ли, тут перед вами полнейшая оригинальность
     и вместе с тем сама великая традиция. Если этого не поймут
     бездарные поденщики, не велика важность, но я хочу сказать --
     от Пикассо можно было ждать  хоть на грош чутья, а вот представьте, они
просто не желают воспринять ничего нового,
     Я, конечно,  вижу,  что  это  очень оригинально...  но, признаться,  не
улавливаю, в чем же тут традиционность?
     Мистер Апджон обиженно вздохнул и со снисходительным презрением покачал
головой,
     Где уж  вам  уловить. Если  у  вас  были какие-то  крохи  ума,  то  они
загублены недостатком образования, а по прирожденной тупости вы инстинктивно
предпочитаете  академизм.  Я  хочу  сказать,  неужели  вы  не  видите,  ведь
пропорции  Космос --  Разложения в  точности  те же,  что у  канопской вазы,
хранящейся в неаполитанском музее Филанджиери!
     Как я могу это видеть? -- с досадой спросил Джордж.--
     Я в Неаполе не бывал.
     Вот я и говорю! -- победоносно воскликнул мистер
     Апджон.-- Вы просто-напросто неуч, в этом все дело!
     Ну, а вторая картина? -- сказал Джордж, решив не обижаться.-- Это  тоже
в традициях канопской вазы?
     Черта с два! Я думал, уж это-то даже вы поймете! Я хочу
     сказать, как же вы не видите?
     Может быть, это фантазия на тему росписи греческих
     ваз?  --  наугад  сказал  Джордж, надеясь  умиротворить  вспыльчивого и
уязвленного гения.
     Мистер Апджон швырнул шпатель на пол.
     Вы невероятно  тупы, Джордж!  Я хочу сказать, пропорции,  расстановка в
пространстве, оттенки цветов -- все здесь
     в лучших традициях одеял американских индейцев, и я хочу
     сказать, если это удалось, знаете ли, это уже кое-что!
     Да, да, конечно, очень глупо с моей стороны. Как это я
     сразу не понял. Вы меня простите, я целый день строчил всякую поденщину
и немного ошалел.
     Я так и думал!
     И  мистер  Апджон рывком повернул оба мольберта лицом к стене. Разговор
прервался.  Мистер Апджон сердито  растянулся  на кушетке и  стал  судорожно
поедать  засахаренные абрикосы. Он брал абрикос двумя пальцами -- большим  и
указательным, отводя  локоть  под  прямым  углом, вытягивал  шею  и  яростно
раскусывал  абрикос пополам.  Джордж наблюдал  это внушительное и варварское
зрелище с таким интересом, словно ему открывался таинственный смысл древнего
обряда Урима и Туммима. Он сделал робкую попытку вновь завязать разговор, но
мистер  Апджон  отверг  ее жестом, который можно было истолковать лишь одним
способом:  чтобы переварить  предательское тупоумие  Джорджа  и  подсластить
воспоминание  о  нем  засахаренными абрикосами, мистер  Апджон  нуждается  в
полной и нерушимой тишине. Но  вдруг  Джордж вздрогнул,  потому  что  мистер
Апджон,  кашлянув   раз-другой,  внезапно  сорвался  с  кушетки,   энергично
отхаркнулся, с силой, которой для этого вовсе не требовалось, распахнул окно
и сплюнул на улицу. Потом обернулся и сказал спокойно:
     Пойдемте-ка лучше к толстяку Шоббу.
     Джордж  с радостью согласился: он был еще так молод, что его привлекало
всякое разношерстное сборище;  и тут ему дозволено было созерцать странные и
сложные омовения, которые мистер  Апджон  совершал над тазом, упрятанным бог
весть почему в комоде под красное дерево.
     Мистер Апджон был, видимо, весьма  чистоплотен  --  во  всяком  случае,
поскольку это касалось частей тела, выставляемых для всеобщего обозрения. Он
тщательно  мыл  лицо,  плескался, долго  чистил  зубы, так  что Джордж  стал
опасаться, как бы  из щетки не вылезла вся щетина, усиленно полоскал горло и
отплевывался. Он старательно  мылил и  тер пемзой  свои большие желтые руки,
несколько напоминавшие  лопаты, и  с поразительным  упорством и  трудолюбием
вычищал  грязь из-под ногтей. Затем уселся  перед  трельяжем, в котором  мог
видеть  себя и прямо и в профиль, и  до  тех  пор на все лады  причесывал  и
приглаживал щеткой свои сухие и жесткие, как солома,  волосы, пока  в них не
затрещали  электрические искры. Отдав сполна дань гигиене и красоте,  мистер
Апджон надел  чистый воротничок, повязал ослепительный, неслыханных размеров
галстук  и облачился  в  долгополый  сюртук  с  узкой  талией,-- все  это  в
сочетании   с  несколько   поношенными,  но   элегантными  брюками,   сильно
сужающимися  книзу,  придавало  ему  вид лихого повесы  эпохи Регентства. Во
время  этой своеобразной пантомимы, длившейся чуть ли  не  целый час, мистер
Апджон  сохранял  величайшую серьезность и  лишь изредка  испускал  какие-то
странные,  не  слишком  мелодичные  звуки  --  то ли пел,  то ли мычал,-- да
разражался  неистовой бранью всякий раз,  когда  под  рукою  не  оказывалось
какой-нибудь  части   туалета.   Странное  дело,   мистер   Апджон  не   был
гомосексуалистом.  Он  всегда  проявлял себя как  пылкий поклонник тех, кого
наши наивные предки называли слабым  полом.  Мистер  Апджон нередко говорил,
что после тяжких трудов  на ниве супрематистской живописи лучший  отдых  для
него -- общество красивых  женщин.  Из рыцарских  чувств, а может быть, и по
необходимости  скромно  умалчивая о  своих  победах,  он  всегда  готов  был
поговорить о любви и дать изысканно-эротический совет, вызывавший у всякого,
кому  хоть  раз в жизни случалось спать с  женщиной, подозрение,  что мистер
Апджон в лучшем случае мямля, а может быть, все еще девственник.
     Затем  мистер  Апджон  облачился  в  тонкое  серое  пальто,--  в  эпоху
Регентства  оно показалось бы  верхом  щегольства,-- сунул под мышку длинную
трость  черного дерева без  набалдашника, лихо заломил мягкую  серую шляпу и
направился  к двери.  Джордж  двинулся следом  --  ребяческое  важничанье  и
нелепая дерзость Апджона забавляли его, но и внушали что-то вроде почтения.

     Едва они вышли  на улицу, лондонская воскресная скука вылезла из своего
логова,  точно  огромный,  расплывчатый  серый   осьминог,  и  обхватила  их
вкрадчивыми  щупальцами  уныния.  Мистер Апджон,  неуязвимый, как  Ахилл,  в
стигийских глубинах самонадеянности, уверенно шагал своей дорогой, чувствуя,
что  превзошел самого  Джеймса  Мак-Нейла Уистлера. Мистера Апджона скука не
настигала  извне,  она  исходила  от  него  самого.  Он  был  слишком  занят
собственной персоной и почти не замечал, что делается вокруг.
     Джордж, отбиваясь от серого чудовища, сделал отчаянную попытку завязать
разговор:
     Что вы думаете о забастовке шахтеров? Газеты твердят,
     что  она  приведет страну к гибели, а  как по-вашему? Мне  кажется, обе
стороны ведут себя довольно глупо, правда?
     На этой забастовке Джордж впервые открыл, что в жизни Англии существует
"социальная проблема" и ожесточенная классовая вражда,-- она постоянно тлеет
где-то  под  спудом  и  порою  прорывается  яростными  вспышками  ненависти,
сдерживаемой   лишь  благодаря  тому,  что  характер  британского   рабочего
представляет собою холопскую смесь трусости и "добропорядочности".
     Ну, я хочу сказать,-- начал мистер Апджон, которому
     редко удавалось сказать то, что он хотел, а хотелось ему всегда
     сказать нечто ошеломляюще оригинальное,-- это не наше дело.
     Но  я хочу сказать,  если углекопы  станут  получать больше денег,  тем
лучше для нас. Они скорей будут покупать наши картины, чем сукины сыны вроде
Монда, Питта или Асквита.
     Джордж  был  несколько  ошарашен.  Прежде   всего  раздоры  в  обществе
волновали его не потому лишь, что они могли как-то задеть его самого,-- ведь
они касались всей страны. И, кроме того, он кое-что  знал о рабочих и о том,
как  им  живется. Не верилось, что лишние пять шиллингов  в неделю  заставят
шахтеров  покупать картины супрематистов  и отказаться от своих  излюбленных
занятий -- вряд ли  они от этого перестанут сквернословить,  гонять голубей,
играть в карты и иные азартные игры, колотить жен  и пьянствовать. Но мистер
Апджон изрекал  свои obiter  dicta --> 1 с таким апломбом, что
двадцатилетнему юнцу простительно, если он и не понимал всей их нелепости.

     Они шли по  Черч-стрит  (Кенсингтон)  --  мрачной траншее,  соединяющей
линию  резервов  Кенсингтон-Хай-стрит  с  передним  краем  Нотинг-Хилл-Гейт.
Странная штука -- город:  сложная система окопов и вечная война, скрытая, но
столь  же смертоносная,  как  открытое столкновение  двух армий! Мы живем  в
окопах,  гладкая облицовка домов служит  бруствером  и тыльным траверсом. За
стенами не прекращается война -- жены воюют  с мужьями,  дети  с родителями,
хозяева  с   рабочими,  торговцы   с  торговцами,  банкиры  с  юристами,   и
всеисцеляющая  смерть подбирает все жертвы. Ожесточенная  война --  а  из-за
чего? Из-за денег --  они символ власти; из-за власти -- она символ  и опора
существования. Война  всех против всех потрясает города!  Столь же свирепая,
тайная и беспощадная,  как отчаянная война растений и скрытая от  наших глаз
борьба  за существование в животном мире. Мы  идем по Черч-стрит.  По  ходам
сообщения. Нам не видно, что творится за бруствером, нам не видна бескрайняя
"ничья  земля" лондонских крыш. Мы не можем проникнуть взглядом сквозь стены
домов. Что  там,  за этими  грязными,  закопченными, непроницаемыми стенами?
Какие  мученья,  битвы,  кровосмешение, какая жестокость,  какие  жертвы,  и
ужасы, и убожество, и пустота? Мы не можем проникнуть взором сквозь тротуары
и брусчатку мостовых,  увидеть подземные жилы электрических кабелей, артерии
газовых  и  водопроводных  магистралей,  внутренности  метрополитена.  Мы не
ощущаем,  как вода  просачивается  сквозь глинистую  почву  Лондона;  нам не
разглядеть  остатков древних, разрушенных Лондонов,  которые ждут,  чтобы до
них докопались археологи с противоположной стороны земного шара;  не увидеть
глубоко-глубоко  в земле  окаменелых  скелетов  давно  вымерших  зверей и их
окаменелые  экскременты.  Здесь,  в  Нотинг-Хилле, некогда саблезубый  тигр,
рыча, терзал свою  добычу; мчался испуганный олень с ветвистыми рогами; выли
волки;  охотился  бурый медведь; над головою днем  клекотали орлы,  а  ночью
метались  во мраке огромные летучие  мыши. Таинственный  ропот лесной  чащи,
короткий вопль и грозное рычанье, и яростные любовные  призывы самок  -- вот
голоса, что раздавались здесь в ту пору, когда Ламанш был устьем Рейна.
     Время идет,-- сказал Джордж,-- а что мы знаем о Времени? Доисторические
животные, вроде ихтиозавров и королевы  Виктории, забирались в свои берлоги,
и спаривались, и порождали...
     Громыхающий  автобус,  точно фантастический  красный  бык  с  огненными
глазами и светящимся нутром, пронесся мимо и заглушил его последние слова.
     А? -- переспросил мистер Апджон и выругался.
     Посмотрите-ка на этих обезьяноподобных двуногих,--
     продолжал Джордж, показывая на мирную влюбленную
     парочку  и подозрительно  косящегося  на  нее полицейского.-- Что может
быть гнуснее, свирепей, кровожадней, блудливей...
     Видите ли, я хочу сказать, для публики самое главное -- то, о чем мы  с
вами толкуем... Так вот, возьмите в оборот  толстяка Шобба, пусть он закажет
вам статью обо мне и супрематизме.
     Нам надо  бы  почаще ходить в  зоологический сад смотреть  на  обезьян.
Шимпанзе  прыгает с ловкостью политика. Орангутан очень похож на  ирландца и
курит трубку невозмутимо, как кемдентаунский убийца. Распаленные краснозадые
мандриллы посвятят вас  в таинства любви. А мартышки лопочут  без умолку  --
точь-в-точь, как  мы!  Сколько восторгов  из  ничего! Обратись к обезьяне, о
поэт!
     Мистер Апджон коротко рассмеялся, хрипло закашлялся и сплюнул:
     Мысль далеко не  новая,  но какое отношение  она имеет к  le  mouvement
-->   1   ?  Все-таки,   я  хочу  сказать,   я   мог   бы   ею
воспользоваться...
     Бедняга Джордж! Ну и дурак же он  был. Никак не мог постичь ту  простую
истину, что не следует высказывать свои мысли собрату по искусству, а сестре
тем более.
     Мистер Апджон принялся разглагольствовать о супрематизме и о себе.


     Дойдя до Нотинг-Хилл-Гейт, Джордж остановился.  Воскресная скука обвила
его своими щупальцами, оплела его дух, затягивая в  водоворот безнадежности.
Зачем  идти?   Зачем  нужна  еще  одна  встреча  с  едва  прикрытой  людской
враждебностью?  Зачем делать себя мишенью для испытующих  взглядов и бойких,
злых  языков?  О, если  бы  окутаться одиночеством,  точно  саваном,--  нет,
непроницаемой  броней,--  и  погрузиться  в мертвые  слова  мертвого  языка!
Обезьяноподобное двуногое! Боги, боги! И Платон еще толкует о Красоте.
     Идемте  же!  --  крикнул  мистер  Апджон, опередивший  его на несколько
шагов.-- Сюда. Холланд-парк. Старик Шобб  ждет  не дождется меня среди этого
сброда. Я хочу  сказать, он понимает,  что, кроме него,  я  --  единственный
умный человек в Лондоне.
     Джордж   все  еще   колебался.   Его   все  глубже  засасывала   пучина
необъяснимого, беспричинного отчаяния. Зачем продолжать? Отроческое влечение
к смерти  и самоубийству,  неотделимое  от юношеского  жизнелюбия  и кипучей
энергии,  захлестывало его душными волнами.  Уйти из жизни  в полночный час,
без боли...
     Я, пожалуй, не пойду,-- крикнул он вдогонку Апджону.
     Тот обернулся, быстро подошел и схватил его за руку:
     Да  что это с вами? Побывать у Шобба в воскресный вечер  -- вот  лучший
способ добиться, чтобы он заказал вам статью. Идемте. Мы опоздаем.
     И не вступил, как у Еврипида, трагический хор, повествуя о неизбежном и
неотвратимом могуществе Ананке -- Рока, коему подвластны даже  сами  боги. И
окруженное  сияньем божество не предостерегло его, вещий голос не прозвучал.
Борьба предопределения и свободной воли! Да есть ли тут борьба?  Движемся ли
мы или пребываем в покое, идем направо  или  налево,  колеблемся  или очертя
голову  кидаемся  вперед,--  судьба  неумолимо  прядет  свою  нить.  Ананке,
Ананке...
     Джорджа потянули за рукав, и он нехотя подчинился:
     Ладно, иду.



     В просторной студии  мистера Шобба их оглушил многоголосый гомон, будто
подтверждая  зоологические  рассуждения  Джорджа:   казалось,  все  попугаи,
сколько их есть  в зоопарке, слетелись  в обезьянник, чтобы  поспорить с его
обитателями на  богословские  темы. В студии  мистера Шобба  уже  стоял  дым
столбом. Шумная болтовня  и оживление объяснялись тем, что на сей раз мистер
Шобб устроил не просто очередное сборище с обыкновенным пивом и ветчиной, но
задал  вечер  с шампанским и черной  икрой, а это бывало не часто. Джордж  и
мистер  Апджон, скрытые  полуотворенной дверью,  еще  не успели  переступить
порог,  как  разом  хлопнули  две  или  три  пробки от  шампанского.  Джордж
подметил,  что  на лице мистера Апджона вместе  с удовольствием, с каким тот
всегда  предвкушал  даровую выпивку, выразились  ужас  и смятение. Почему бы
это? -- мельком  подумал Джордж, входя  в комнату вслед за важно выступавшим
Апджоном.  Лишь много  позже он понял, чем  вызван  был  тайный ужас, на миг
вспыхнувший  в  глазах  мистера   Апджона.  Вечера  с  икрой  и   шампанским
предназначались  лишь  для  "лучших" авторов,  сотрудничавших  в  шоббовском
журнале, и самых богатых его покровителей. Мистер Апджон был графского рода,
окончил Кембридж,  имел  кое-какой  доход и  рассчитывал  получить  солидное
наследство после престарелой тетки,-- стало быть, он принадлежал к "лучшим".
А  Джордж по происхождению был всего-навсего средний буржуа, талантливый, но
без гроша за  душой. Таким образом,  мистер Апджон совершил  тягчайший грех,
нарушил  самые незыблемые правила приличия: вообразив, будто у Шобба сегодня
просто вечеринка  с пивом для обыкновенных  смертных, он привел  Джорджа  на
шампанское!
     Весело  и  радушно  приветствовал  мистер  Шобб в  лице мистера Апджона
будущее наследство престарелой тетки. Джорджа он окинул скучливо равнодушным
взглядом блеклых голубых  глаз, ленивее обычного протянул вялую, пухлую руку
и  тотчас  отвернулся. Джордж  заметил  разницу в  приеме,  но  по  простоте
душевной решил, что оно и понятно: ведь  он гораздо моложе мистера Апджона и
еще  не  создал  ни  "Христа  в  публичном  доме  в  Блумсбери",  ни  теории
супрематизма.  Зато  мистер Апджон,  куда  лучше  разбиравшийся  в  светском
обращении, понял свою оплошность и смущенно пробормотал:
     Вот, привел его, думал обсудить статью обо мне и супрематизме...
     Его оправдания  потонули в общем шуме и гаме. Мистер Шобб, не дослушав,
рассеянно  кивнул.  Из  неловкого  положения  их вывела  подоспевшая  миссис
Шобб,-- она поздоровалась с обоими  гостями,  и они наконец вошли в комнату.
Джорджу было не  по  себе,  но  он приписал это собственной  застенчивости и
нелюдимости. Он был еще настолько наивен, что воображал, будто радушие может
быть бескорыстным.
     Справедливости ради следует  сказать, что шум, гам и волнение, царившие
в  изысканном обществе,  собравшемся у мистера Шобба (тут были два репортера
"светской  хроники"), объяснялись не  только шампанским.  Предвоенный Лондон
вел сравнительно трезвую жизнь.  Многие женщины  вообще не пили спиртного, а
коктейли  и  обыкновение   сходиться  с  кем  попало  еще   не  были   столь
распространены,  как  в  наши дни.  Нанесла ли нынешняя свобода нравов ущерб
искусству сплетни, сказать  трудно; во всяком случае,  сплетня и по сей день
остается  главным развлечением британской интеллигенции.  Никакие  серьезные
разговоры, само собою, невозможны, ведь вокруг кишат разбойники пера, всегда
готовые на  лету подхватить  чужую  мысль.  Надо  отметить  одно несомненное
достижение -- bon mot --> 1 , изысканный каламбур, непрерывное
острословие  больше  не  в  моде.  В самом  деле, после  войны  чуть  ли  не
величайшим  умником  прослыл  некий  молодой  человек,  у  которого  хватило
выдержки просидеть  на  сорока пяти литературных вечеринках, не вымолвив  ни
словечка. Это  всех до  того  пугало, что  когда сей  новоявленный  траппист
покидал собрание, со всех сторон только и слышалось:
     Блестящий молодой человек!
     Необычайно умен!
     Я слышал, он пишет книгу о метафизике каменного века.
     Да что вы?
     Говорят, он -- величайший в мире знаток доколумбовской литературы.
     Нет, это просто восхитительно!
     Но  в  далекие  предвоенные  времена  люди старались  привлечь  к  себе
внимание  нескончаемой болтовней и  безудержным острословием.  Однако  в тот
вечер,  о котором  идет  речь,  остроты  отошли  на  задний  план, ибо  одно
происшествие  так  потрясло этот маленький  лживый  мирок, что все перестали
притворяться  и заговорили искренне. За исключением Джорджа (он  был слишком
молод  и безвестен, а потому в счет не  шел) и нескольких женщин,  почти все
присутствующие  были  связаны  с  неким  издательством,  которое  неожиданно
вылетело  в трубу.  По  совету  мистера  Шобба  иные  из  самых богатых  его
покровителей  вложили  в  это  издательство капитал;  художники "отделывали"
иллюстрированные издания  или писали  книги о мастерах Возрождения,--  в  то
непросвещенное  время ими  все  еще  интересовалась  публика;  с  писателями
заключены  были  договоры  на неограниченное количество  книг.  Деньги текли
рекой,  затевались  кое-какие  любопытные  издания.  И вдруг  издатель исчез
вместе  с  секретарем-машинисткой и  всей остававшейся наличностью.  Этим  и
объяснялось волнение, царившее в гостиной Шобба.
     Джордж, немного  растерянный,  остановился неподалеку от кучки мужчин и
женщин  помоложе.  Смуглый  молодой  человек  довольно   мрачного  вида  все
повторял:
     Ах сволочь! Вот сволочь!
     Несколько  недоумевая,  кто  же это сволочь и  почему, Джордж рассеянно
прислушался к разговору.
     Он платил мне триста в год, а теперь...
     Мой последний  роман пользовался таким успехом, что он подписал со мной
договор на пять лет и дал авансу...
     А я получал двадцать процентов...
     Да, но  я  вам вот что скажу.  Адвокаты  сказали Шоббу, будто  эти  его
четыре тысячи фунтов -- это средства епархии...
     Знаю, знаю. Шобб нам говорил.
     Ах сволочь!
     Что-то скажет архиепископ?
     Ну, они постараются все это замять.
     Да,  но послушайте...  помолчи  минутку, Бесси... я одно хочу понять --
что теперь будет с  нами? Как же наши авторские права? Шобб мне говорил, что
по закону...
     К черту закон. Что мы теперь получим?
     Сволочь!
     Наверно, ничего. Вы-то уж во всяком случае немного получите. Он даже не
выпустил вашу книгу, а я должен был получать триста в год и...
     Дело даже не в деньгах, главное -- моей книги не будет в продаже, а она
так хорошо расходилась... видели вы большую статью обо мне на прошлой неделе
в...
     Сволочь!
     Джордж поглядел  на мрачного молодого  человека почти  с нежностью. Ему
вдруг пришло  в голову, что эта "сволочь" относится не  только  к неведомому
виновнику беды, но ко всем окружающим. В эту минуту подошел мистер Апджон, и
Джордж отвел его в сторонку.
     Послушайте, Фрэнк, о чем тут речь?
     Милейший Берти удрал с Ольгой и со всеми деньгами.
     Милейший Берти? То есть... но ведь издательство остается?
     Остается одно воспоминание. В кассе  ни гроша, понятно? Я хочу сказать,
придется  мне найти  другого издателя  для  книги  о  супрематизме.  Я  хочу
сказать, у Берти были проблески ума...
     А кто такая эта Ольга?
     Но  тут к  мистеру Апджону  ринулась  некая  дама с  двумя  дочками  на
выданье, осведомленная о богатствах престарелой тетушки.
     Ах,  мистер Апджон!  -- заворковала она.-- Я  так  рада вас видеть! Как
поживаете?
     С грехом пополам.
     В  последний раз мы  вас так и не  дождались. На той  неделе непременно
приходите  обедать, непременно!  Сэру Джорджу  ужасно  понравилось,  как  вы
рассказывали об этой вашей новой живописи... как бишь вы ее называете? Вечно
я путаю названия!
     Познакомьтесь,--  сказал  мистер  Апджон.--  Леди   Картер   --  Джордж
Уинтерборн. В некотором роде художник.
     Леди  Картер  оценила  Джорджа  с  одного  взгляда: поношенный  костюм,
небрежно  повязанный  старый галстук,  чересчур  длинные волосы,  рассеянный
взгляд -- конечно,  беден, во всяком  случае, слишком  молод.  Она процедила
сквозь   зубы   что-то  презрительно-любезное  и   проследовала   дальше   в
сопровождении  мистера  Апджона,  делая  вид,  что беседа  с  ним  ее  очень
забавляет.
     Джордж  подошел  к  столу,  взял  сандвич  и   бокал  шампанского.  Эта
нескончаемая болтовня о пустяках его изрядно раздражала.  Он чувствовал себя
чужим, в нем поднималась упрямая злость. И Апджон уверяет, что тут собрались
единственно  умные  люди  в  Лондоне!  Ну, если  это  -- ум,  я  предпочитаю
оставаться  дураком. Лучше уж  гигантский  спрут-скука,  владычествующий  за
стенами  этого дома, чем эти ядовитые  медузы, тщеславные,  самовлюбленные и
злорадные.

     Он  подошел к  редактору,  товарищу Боббу.  Мистер  Бобб, щуплый  рыжий
человечек с колючими голубыми глазками, был одержим классовой ненавистью. Он
почти безнаказанно давал волю своей злости, спекулируя на своем пролетарском
происхождении и на язве  желудка, от которой он умирал вот уже двадцать лет.
Ни один порядочный  человек  не мог позволить себе отколотить мистера Бобба,
как он того  заслуживал, потому что  весь вид Бобба  постоянно  напоминал  о
гложущем  его  недуге,  а  все  повадки неизменно  свидетельствовали  о  его
происхождении и воспитании. Это был современный Терсит -- впрочем, будь он и
впрямь  Терсит,  это  бы  еще ничего.  В умственном отношении он представлял
собою  усердную, но довольно-таки мерзкую обезьяну, корчившую из себя нового
Руссо. Речь его резала слух. Он был тщеславен, притом  никак не мог забыть о
своем  происхождении, а  потому жаждал  любовных приключений с какими-нибудь
светскими  дамами,  хотя  явно  принадлежал  к  тому  типу  мужчин,  которые
предпочитают  однополую любовь.  Замечательная  энергия,  редкостное  чутье,
способность мгновенно разбираться  в  людях, цепкая память и дар подражания,
злой язык и грубая откровенность  --  вот что составляло его  силу.  Это был
негодяй  не  крупный,  но  опасный.  Его  еженедельные  политические обзоры,
однобокие и  подчас  нелепые, были в ту пору, однако, лучшими в своем  роде.
Умей Бобб  не переходить границ  в своем  злопыхательстве, умей  он обуздать
тягу к альковам знатных дам и отделаться от теории бессознательного (то была
причудливейшая мешанина из плохо понятой теософии и непереваренного Фрейда),
он и впрямь стал бы влиятельным  деятелем  быстро растущей  социалистической
партии.  Джордж восхищался одаренностью  и  кипучей энергией мистера  Бобба,
жалел   его   за   слабое   здоровье   и   болезненное  чувство   социальной
неполноценности, брезгливо морщился, когда тот злобствовал, и пропускал мимо
ушей его теоретические разглагольствования.
     Вы-то  что здесь делаете, Уинтерборн?  Вот  уж не  думал, что Шобб  вас
пригласит. У вас разве есть деньги?
     Меня привел Апджон.
     Апджон-ату-их! А чего ему от вас надо?
     Хочет, наверно,  чтобы я  написал статью  о  его  новом  направлении  в
живописи.
     Мистер Бобб хихикнул, потом скорчил гримасу отвращения и помахал рукой,
точно отгоняя дурной запах.
     Супрематистская  живопись!   Супрематистское   дерьмо!  Супрематистское
самомнение и  безмозглое шарлатанство! Видали вы, как он подлизывался к этой
Картер, к этой аристократке леди Картер? Тьфу!
     Такая ненависть  прозвучала  в  этом "тьфу",  что  Джорджа  покоробило.
Правда,  он  и  сам  подозревал,  что  мистер  Апджон  отчасти  шарлатан,  и
самомнение у мистера Апджона, конечно,  чудовищное... а все-таки на свой лад
он и добр и великодушен, этот бедняга Апджон, получивший  прозвище "ату-их!"
-- он так яростно  нападает  на всех сытых и преуспевающих, будто бы защищая
тех,  кто  добивается,  но  еще не  добился признания.  К несчастью, брань и
наскоки мистера Апджона  нимало  не помогали  его друзьям  и лишь  приносили
известность  ему самому,--  печальную известность,  ибо он  был  смешон.  Но
Джордж счел своим долгом как-то за него вступиться.
     Ну конечно, он  чудаковат  и держится иногда вызывающе, а  все-таки  он
человек по-своему талантливый и великодушный.
     Мистер Бобб усмехнулся, вернее сказать, оскалил зубы.
     Ваш  Апджон  просто жалкий льстивый  червяк,  да,  вот  именно:  жалкий
льстивый червяк. И из вас тоже ничего хорошего не выйдет, милый мой, если вы
не перестанете якшаться с этой публикой.  Пропадете, вот и все, пропадете ни
за грош.  Да  и вообще человечество  идет к  чертям. Оно  прогнило, насквозь
прогнило. Оно смердит.  Его пожирают  черви. Вы только посмотрите,  как  эти
плюгавые молодчики красуются  перед  своими дамами! Гнусные  мерзавцы, рыбья
кровь.......!  Посмотрите на этих  женщин,  им  отчаянно хочется,  чтобы  их
полюбил живой человек,  у которого  в жилах кровь, а не  вода,--  а  что  им
достается? Какой-нибудь  гнусный.......! Знаю я  их, этих мерзавцев. Черт бы
их всех  побрал. Но скоро этому придет конец, иначе и быть не может. Рабочие
этого не потерпят. Будет революция, кровопролитная революция, и очень скоро.
Черт подери этих гнусных мерзавцев со всеми их гнусными гетрами и моноклями!
     Джорджа  и смутил и позабавил этот  взрыв негодования. Ему и самому  на
многих здесь противно было смотреть, чего стоил хотя  бы Роберт Джеймс, Друг
Поэтов, выпускавший антологии творчества самых бездарных писак, в гетрах и с
моноклем, шепелявый и  брызжущий слюной. Но в  конце  концов  мистер  Джеймс
существо безвредное и доброжелательное. Можно не разделять его вкусов, можно
не испытывать к нему симпатии,  да и к  большинству присутствующих тоже.  Но
"жалкие червяки"  и "гнусные мерзавцы"  -- это, кажется, уже слишком.  Кроме
того, Джорджа слегка  коробили простонародные словечки мистера Бобба и он не
мог  понять,  почему  сексуальная холодность иных мужчин в смокингах  должна
подвигнуть рабочих на кровопролитную революцию.
     Мне  кажется,  рабочим на это наплевать. Если дело обстоит так, как  вы
говорите, уж скорее женщины станет суфражистками.
     Брр! -- сказал мистер Бобб.-- Тьфу! Суфражистки? Да ну их!  Они воняют.
Они грязнухи.  Они непристойны.  Женщины  и право  голоса! Последняя  стадия
разложения нашего гнусного мира! Уж если женщины добираются до власти, всему
конец.  Это значит -- мужчинам  крышка,  гнусным  мерзавцам.  Дайте женщинам
власть, и  ничто не  спасет мир.  Разве  что  социализм и неподдельная  тяга
внутреннего  бессознательного  Мужского начала к сокровенному бытию Женского
лона. Но нет, они  этого не  стоят. Пусть сгинут. Вы еще увидите, милый мой,
сами увидите. Через каких-нибудь пять лет у нас будет...
     Ах,  мистер Бобб,-- послышался голос,  и  перед  ними появилась  миссис
Шобб, застенчивое создание в серебристо-сером, с седеющими волосами, кроткое
и трепетное, точно серая ночная бабочка.-- Ах, простите, мистер  Бобб, что я
прерываю вашу столь ин-те-ресную  беседу.  Но леди Картер  так хочет  с вами
познакомиться, она вами так восхищается!  Я  уверена, она вам понравится,  и
обе ее дочки тоже -- они такие пре-лестные девушки!
     Джордж  видел,  как  мистер  Бобб  подобострастно склонился перед  леди
Картер и оживленно заговорил с этой  живой ступенькой общественной лестницы.
Несколько минут он  наблюдал эту сцену и уже собрался уходить, когда к  нему
приблизился мистер Уолдо Тобб.
     У вас отсутствующий вид, Уинтерборн,-- сказал он, отчетливо выговаривая
слова, точно читая по книге.-- О чем это вы так глубоко задумались?
     Да  вот  Бобб сейчас  поносил Апджона за то,  что он пресмыкается перед
леди Картер, а как только миссис Шобб предложила их  познакомить, побежал со
всех ног. Полюбуйтесь, вот он -- так и ловит каждое ее слово.
     Мистер Тобб слушал с серьезностью чрезвычайной.
     О-о,-- протянул он многозначительно, как бы намекая  на вещи, о которых
лучше не говорить  вслух.  Это было великое  преимущество  мистера  Тобба  в
светской  беседе. Он  убедился,  что,  когда молчишь с вопросительным видом,
собеседнику становится неловко, он чувствует себя обязанным что-то сказать и
иной  раз  невольно  проговорится.  В  этих   случаях  мистер  Тобб  чопорно
произносил: "О-о!", или:  "Вот как?", или:  "Да что  вы!" --  это выходило у
него весьма внушительно  и притом  словно  бы укоризненно. По слухам, мистер
Тобб  наедине  с  собою  часами  упражнялся, совершенствуя  интонации  своих
"О-о!",  "Вот как?" и  "Да что вы!".  Безусловно, он достиг высокой  степени
совершенства --  так изысканно и многозначительно это у него звучало. Мистер
Тобб  сильно  пил, отдавая предпочтение джину;  однако, надо  признать,  чем
больше  он,  бывало,  выпьет,  тем  изысканнее  и  туманно-многозначительнее
изъясняется.
     Итак,  после  "О-о!"  мистера  Тобба наступила пауза.  Его  вопрошающее
молчание  делало свое дело. Джордж  от смущения сказал первое, что  пришло в
голову:
     Меня привел Апджон, я сейчас смотрел его новые картины.
     Вот как?
     Он хочет, чтобы я о них писал, но это очень трудно. Честно говоря, я их
не понимаю, по-моему, это все вздор. А как по- вашему?
     О-о.
     Видели вы его картины?
     Не-ет.
     Да скажи же хоть что-нибудь, черт бы тебя побрал!
     Снова долгое молчание.
     Ну-с,  дорогой  мой  Уинтерборн,   мне  было  очень  приятно   с   вами
побеседовать. Заходите ко мне как-нибудь в ближайшем будущем. А теперь прошу
прощенья, мне нужно спросить кое  о чем лорда Конгрива. Всего лучшего. Всего
наилучшего!
     Джордж наблюдал встречу мистера Уолдо Тобба с лордом Конгривом.
     Приветствую, Уолдо!
     Бернард, дорогой мой!..
     Мистер Тобб пожал  руку  лорда  Конгрива с явным,  хотя  и сдерживаемым
волнением.  В  его  обращении  чувствовалась некая  исполненная  достоинства
непринужденность,--  так,  должно быть, Фелипо играл на бильярде с Людовиком
XIV. Мистер Шобб, тоже вошедший в  это своеобразное трио, держался проще,  с
любезностью равного среди равных. Джордж не слышал, о чем у них шла речь, да
и не хотел слышать. Он следил за миссис Шобб, которая негромко разговаривала
с двумя молодыми женщинами,  сидя на диване  в уголке.  Бедная миссис  Шобб,
тихая  серая   ночная  бабочка,  вечно  она  трепыхается  с  самыми  лучшими
намерениями и вечно некстати. Ей свойственна  выводящая из терпенья кротость
и изысканная беспомощность, присущая очень многим женщинам  из состоятельной
среды,  молодость которых загублена влиянием Рескина и Морриса. Вот на стене
висит  ее   портрет  кисти   Берн-Джонса  --  сверхнежный,   сверхпечальный,
стилизованный до полного сходства с прекрасными  девами из  Берн-Джонсова же
цикла о короле Артуре. И вот она  сама -- серенькая ночная бабочка; нежность
стала  вялостью, печаль  -- бесплодным сожалением.  Была ли она когда-нибудь
такою,  как изобразил ее  художник? Если  бы  вам не объяснили, что это она,
никто об этом вовек бы не догадался.
     Бедная миссис  Шобб!  На  нее  смотришь  сперва  с  жалостью,  почти  с
нежностью,  потом  с  презрением  и  наконец  с  досадой.  Такая  угнетенная
бесцветность. И при этом какие мужественные усилия "поступать, как надо"! Но
своей утонченностью  и  этим старанием "поступать, как  надо", она почему-то
раздражала  --  и  хотелось  поскорее  очутиться  в  обществе  какого-нибудь
машиниста,  который  здорово  ругается,  здорово  работает  и  здорово пьет.
Наверно,   она  всегда  была  очень  несчастна.  Родители  ее,  чистой  воды
викторианцы,  довольно  состоятельные (отец  разбогател  на оптовой торговле
вином и удалился на покой), дали  ей неплохое воспитание, а именно -- возили
путешествовать  и обучили  хорошим  манерам,--  и  притом медленно, но верно
давили  в  ней душу  живую. Первую  роль тут, разумеется,  играла  мать, эта
пресловутая материнская любовь к дочери, представляющая собою отвратительную
смесь запугиванья,  ревности, паразитизма и исковерканной  эротики.  С каким
чудовищным упорством разочарованная жена "отыгрывается"  на дочери! Конечно,
сама  того  не  сознавая; но  когда человек  бессознательно жесток  и  давит
других,   сам  того  не  замечая,  это  кажется  хуже  всего.   Спасаясь  от
родительского гнета, дочь вышла замуж за Шобба.
     Самая  страшная,  роковая  ошибка  для  молодой  девушки  --  выйти  за
человека,  причастного  искусству.  Если угодно,  мои  милые,  берите  их  в
любовники. Они  вас  многому  научат, от  них вы  многое узнаете  о жизни, о
человеческой   природе  и   об  отношениях   мужчины  и  женщины,  ибо   они
непосредственно  всем  этим  интересуются,  тогда  как все прочие  напичканы
предрассудками,  высокими  идеалами  и литературными реминисценциями. Но  не
выходите  за  них  замуж,--  разве что у вас в кармане  ночной сорочки лежит
разрешение на развод. Если вы бедны, ваша жизнь и без детей  будет ужасна, а
родись дети  -- и начнется мука адская.  Если у вас есть  деньги, можете  не
сомневаться,  что  художник  женился не на вас,  а на  ваших деньгах. Всякий
бедный художник,  и вообще человек умственного труда, ищет  женщину, которая
взяла  бы его на содержание. Так  что берегитесь.  Разумеется, на  свете  не
существует не только безоблачно-счастливых браков,  не  существует и  просто
браков  хороших,--  Ларошфуко  был  такой оптимист!  И,  во  всяком  случае,
институт  брака  примитивен  и неминуемо  рухнет  под  объединенным натиском
противозачаточных  средств  и  материальной  независимости женщин.  Помните,
людям  искусства нужны не  спокойствие и законное потомство, но разнообразие
ощущений и обеспеченный доход. Итак, берегитесь!
     Бедная миссис Шобб  не береглась,--  ведь от нее, как от всякой молодой
девицы, требовали скромности и послушания. И она стала средством, при помощи
которого  мистер Шобб избег всеобщей невеселой участи -- работать ради хлеба
насущного.  Он  был  с женою  высокомерен,  небрежен и  невнимателен,  легко
изменял ей, но при этом впился в нее намертво, как пиявка: у жены было своих
три тысячи в год, и он тратил львиную долю. Сам он был  пухлый и не лишенный
таланта  сноб из немцев. Он чванился своим аристократическим происхождением,
доказательством которого, впрочем, мог служить разве что нос с  горбинкой да
крайне  дурные манеры. До начала  мировой войны  он частенько вспоминал, что
год прослужил в одном из самых аристократических полков германской армии, то
и дело вставлял:  "Когда  я в последний  раз  виделся с кайзером..."  -- или
вдруг начинал, к удивлению  слушателей, говорить  по-немецки,  или  заявлял:
"Конечно,  вы,  англичане..."  Когда  началась  война, он  сделал  открытие:
оказывается,  он  всегда был  англичанином  --  истым  джентльменом  и  ярым
патриотом. К чести его будь сказано, он и сам пошел на фронт добровольцем, а
не только "отдал отечеству" парочку родственников. Но ведь,  учтите, это был
законный предлог удрать от  миссис Шобб... немало  почтенных джентльменов  и
пылких патриотов  шли в армию  не столько во имя защиты отечества от врагов,
сколько  стремясь   сбежать   от  своих  жен!   Шобб   являл  собою  образец
поразительного эгоизма  и  тщеславия, свойственного  людям  искусства. Кроме
собственного   благополучия,  он,  в  сущности,  интересовался   только  еще
собственным литературным стилем и репутацией,-- больше ничто его не трогало.
Надо  прибавить, что  он был отчаянный и довольно  забавный враль,--  своего
рода  литературный Фальстаф. Что до его любовных приключений -- бог ты  мой!
Но  неужели они  и вправду  были так  ужасны?  Вероятно,  рассказчики сильно
сгущали краски, поскольку Шобб не лишен был таланта, а талантливым людям все
завидуют...


     Джордж вдруг заметил, что миссис Шобб с дивана в углу делает ему знаки.
Часть  наиболее  шумных  гостей  уже  откланялась  --   должно  быть,  пошли
куда-нибудь, где можно как  следует  выпить,-- и в распахнутое окно на смену
табачному дыму вливался свежий воздух. Стряхнув с себя задумчивость,  Джордж
поспешил на зов хозяйки дома.
     Вы знакомы с миссис Лэмбертон, не правда ли, мистер
     Уинтерборн? А это мисс Элизабет Пастон.
     Обмен приветствиями.
     И,  пожалуйста,  мистер Уинтерборн,  будьте  так  добры, принесите  нам
холодного лимонаду. Мы просто умираем от жажды, здесь так душно и накурено!
     Джордж принес лимонад и  сел на стул напротив  трех женщин. Поболтали о
пустяках. Скоро миссис Шобб поднялась.  Она  увидела в  противоположном углу
какую-то всеми забытую старую деву и решила, что  "надо"  с нею  поговорить.
Миссис Лэмбертон вздохнула:
     И зачем только мы ходим  на эти высокоумственные сборища?  Пустая трата
времени и сил.
     Ах,  оставь,  Фрэнсис!  --  сказала  Элизабет  с  недобрым  нервическим
смешком.-- Сама знаешь, ты бы ужасно злилась, если бы тебя не пригласили.
     Притом,  это   единственное   место,  где  вы   не  рискуете  встретить
собственного мужа,-- заметил Джордж.
     Да  я его никогда и не вижу. На прошлой неделе мне пришлось справляться
у прислуги, куда девался мистер Лэмбертон.
     Я понятия не имела, что с ним: поглощен новой победой или его уже нет в
живых.
     И как же?
     Что именно?
     Он жив?
     По-моему, он вообще никогда не был жив.
     Они расхохотались, хотя эта грошовая шутка была очень близка к истине.
     А  ведь  когда-то  он вам,  очевидно,  нравился,-- продолжал  Джордж  с
жестокой и бестактной прямотой молодости.-- Почему? Почему женщинам нравятся
мужчины? И  по  какому принципу они  выбирают  себе мужей? Что ими движет --
инстинкт? Корысть?
     Ответа не было. Женщины не любят таких вопросов, да еще когда их задает
молодой человек, чья обязанность -- слепо восхищаться непостижимыми женскими
чарами. Разумеется,  вопросы были дерзкие;  но  если в молодом человеке  нет
дерзости, что от него толку?
     Обе  закурили  сигареты. Джордж  смотрел  на  Элизабет  Пастон.  Гибкая
фигура, затянутая в красный шелк; блестящие черные волосы, гладко зачесанные
назад  и  открывающие  высокий  ясный  лоб;  большие  темные  глаза,  умный,
проницательный взгляд; довольно  бледное, несколько египетского типа лицо --
чуть  выступающие  скулы,  впалые  щеки и  полные  яркие  губы;  беспокойные
движения. Это была "полудева", каких немало в странах,  где все, что связано
с  полом, стеснено всяческими  строгостями и запретами.  У нее  были  гибкие
руки, очень красивый  овал лица, слишком  плоская грудь.  Ома слишком  жадно
курила сигарету за  сигаретой  и,  сидя  с задумчиво-рассеянным видом, умело
показывала красивую шею, прелестно очерченную щеку и подбородок. Зубы  у нее
были чуточку  неправильные. Изящное ухо --  точно хрупкая розовая раковина в
темных водорослях  волос. Икры и  щиколотки -- приметы  очень важные,  когда
надо  определить нрав и темперамент  женщины,-- по  тогдашней  моде скрывала
длинная юбка; но обнаженные руки, опущенные вдоль бедер, были гибки, тонки в
запястье, и в них было что-то чувственное. Джорджа очень влекла эта девушка.
Видимо, и он ей  тоже нравился. Миссис  Лэмбертон  чисто женским дьявольским
чутьем это уловила и поднялась.
     Нет, Фрэнсис, не уходи! -- воскликнула Элизабет.-- Я только ради тебя и
пришла, а тебя окружало столько поклонников, что мы почти и не поговорили.
     В самом деле, не уходите,-- прибавил Джордж.
     Мне пора. Вы не представляете, как много  обязанностей у хорошей жены и
заботливой матери.
     И она скользнула прочь, оставив их вдвоем.
     Она прелесть, правда? -- сказала Элизабет.
     Да, очень обаятельна и хороша. Даже когда она, чуточку рисуясь, лепечет
совершенный вздор, кажется, будто ее слова исполнены глубокого смысла.
     По-вашему, она красивая?
     Красивая?    Да,    пожалуй,    но    не    этой,    знаете,    ужасной
безупречно-правильной красотой. Вы сразу заметите ее, войдя в комнату, но ее
портрета не выставили бы в  зале Академии.  Тут главное не красота, а только
ей одной  присущее обаяние, это  не столько  видишь,  сколько чувствуешь.  А
кажется, что она красива.
     Вы очень в нее влюблены?
     А вы разве нет? И вообще все?
     Все в нее влюблены?
     Джордж промолчал. Он  не понял, была ли в  этом вопросе  наивность  или
нечто весьма от нее далекое. Элизабет заговорила о другом:
     Вы чем занимаетесь?
     Вообще-то я художник, а ради заработка строчу статейки для Шобба и  ему
подобных.
     А разве вы не продаете свои картины?
     Пытаюсь. Но,  видите ли,  в Англии публика  не очень интересуется новым
искусством, не то что на континенте и даже в Америке. Им хочется все того же
старого,  привычного, только  послаще. Нет,  наш английский буржуа ничего не
смыслит в живописи, но  нипочем не  изменит своим вкусам, а по вкусу ему все
что угодно, кроме настоящего  искусства. Новейшие историки утверждают, будто
англосаксы происходят  от тех  же  предков, что и вандалы,-- я охотно  этому
верю.
     Но есть же в Англии коллекционеры, которые идут в ногу с веком!
     Ну  конечно, как всюду...  но почти все  они  считают,  что это  просто
выгодное помещение капитала, и покупают только те картины, какие присоветует
маклер. А некоторые избегают  английской живописи, потому  что  она насквозь
пропитана прерафаэлитизмом  или стала  бытовой  до идиотизма.  Есть  люди со
вкусом, которые понимают  и любят искусство,  но  у этих, как  правило,  нет
денег. И  в  Париже  то же  самое.  Художники нового направления  там  ведут
отчаянную борьбу, но  в конце концов они победят. С ними молодость. И потом,
в Париже это очень модно -- следить  за новейшими  течениями и выступать  на
стороне художников-бунтарей против всеобщей враждебности и невежества. А тут
у  нас  еще  слишком  напуганы судьбой Оскара, и  потому  в моде  спортивное
тупоумие. Англичане воображают, что  способность чувствовать  -- это признак
малодушия.
     А вы англичанин или американец?
     Англичанин,  конечно.  А то  чего бы  я из-за них  волновался? Впрочем,
пожалуй, это не столь важно. Эпоха национальной живописи кончилась,-- теперь
искусство  говорит на  международном языке, средоточие  его  -- Париж,  и он
понятен всюду,  от Петербурга до Нью-Йорка.  Что думают англичане, никому не
интересно.
     Джордж  был в  ударе и  говорил  без передышки. Элизабет  его поощряла.
Чутье   или   горький   опыт  подсказывают  женщинам,  что   мужчины   любят
ораторствовать перед ними.  Забавно, мы всегда говорим  о  тщеславии, как  о
чисто  женской слабости,  а между  тем  ею  равно грешат  обе половины  рода
человеческого. Мужчины, пожалуй, даже  тщеславнее. Женщину иной раз возмутит
чересчур дурацкий комплимент, но мужчине никакая  лесть не покажется слишком
грубой. Никакая. И  никто из  нас не свободен от этой слабости. Как бы вы ни
остерегались, как бы ни уверяли себя, что лесть вам противна, бессознательно
вы  ищете женской похвалы  --  и получаете  ее. О да, женщины не скупятся на
похвалы...  пока  хитрый  безошибочный инстинкт подсказывает им, что  есть в
ваших чреслах мужская сила...
     "Матерь Энеева  рода, отрада богов и  людей, Афродита",-- как бишь  там
дальше? Но поэт прав. Это она, великая богиня, властный инстинкт размножения
со всеми своими хитростями и соблазнами, она и никто другой правит всем, что
есть живого в воздухе, в воде и на суше. Над нами ее власть безгранична, ибо
нами она повелевает не только весной, но в любое время года. (Какая это дама
сказала, что если животные не предаются любви  непрестанно, то причина этому
одна: они  b tes  --> 1  .)  Священнослужители  воевали с нею,
пуская  в ход все  виды оружия  --  от ножа  и до  целомудрия;  законодатели
устанавливали для нее строгие рамки;  благонамеренные личности  пытались  ее
приручить.  Тщетно!  "При  Твоем приближенье,  богиня", тот,  кто  дал  обет
безбрачия,  прикрывает бритую макушку и крадется в  публичный дом; служитель
церкви вступает в освященный церковью брачный союз; адвокат спешит в гости к
скромной  продавщице, которой "помогает";  покой  домашнего  очага потрясают
измены. Ибо человек -- просто недолговечный сосуд для переваривания пищи, он
жаждет наслаждаться  жизнью, а  его подстерегает Смерть. Декарт был  в  этих
делах  глупец  глупцом,  как  и  многие  философы. "Я мыслю,  следовательно,
существую". Болван! Я существую потому, что другие любили, и  я люблю, чтобы
существовали  другие.  Голод  и  Смерть  --  только  они  одни   подлинны  и
несомненны, и  между  этими  двумя бездонными пропастями трепещет  крохотная
Жизнь.  Смерти  противостоит  не  Мысль,  не  Аполлон  с огненными стрелами,
бессильными против Врага  богов и людей, каким  он является вам в прологе  к
Еврипидовой  "Алкесте".  Нет, это  Она, Киприда, торжествует,  как  и всякая
женщина, при помощи хитростей и уловок. Поколение за поколением уступает Она
прожорливой Могильщице -- смерти и неутомимо  рождает новые поколения мужчин
и женщин. Это Она  отягощает чресла  мужчин  невыносимым  грузом семени; Она
готовит к оплодотворению жаждущую матку; Она  пробуждает необоримое желание,
безмерное  томление, и  по  Ее  воле  оно  завершается  животворящим  актом:
Она.........................................
     Это Она заставляет вздуваться плоский белый живот и потом, предательски
жестокая  к орудию, послужившему Ее целям, в  нестерпимых  муках вырывает из
содрогающейся  материнской плоти слабый и жалкий плод Человека. Все помыслы,
чувства и  желания взрослых мужчин и женщин обращены  к Ней, и враждебны  Ей
одни лишь друзья Смерти.  Можешь  бежать от  Нее в аскетизм,  можешь обманом
уклоняться от служения Ее целям (кто напишет новый миф о каучуконосном древе
-- коварном Даре Смерти?),-- но если ты любишь Жизнь, ты должен любить и ее,
а если, вторя пуританам, станешь  утверждать, что  Ее не существует, значит,
ты глупец и прислужник  Смерти.  Если ты  ненавидишь Жизнь, если, по-твоему,
муки  продолжения рода превышают  наслаждение, если,  по-твоему, дать  жизнь
новым  существам -- преступление, тогда тебе  остается лишь трепетать  перед
Нею, творцом величайшего зла -- Жизни.


     Элизабет и Джордж поговорили и совсем очаровали друг друга. Они думали,
что их  сближает любовь к искусству,  общие идеи. Чудесное  заблуждение! Все
искусства,   созданные   человечеством,--   прислужницы  Киприды,   и   даже
целомудренный,  облаченный  в  твид  призрак Спорт ненароком  обратился в Ее
пособника, ибо  щедрой  рукою рассыпает  богиня  свои дары,  улыбаясь детям,
играющим в любовь, и не презирая даже тех, кто  склонен к  любви  однополой.
Она  снисходительна  и,  зная,  что в  охотниках  плодиться  и  размножаться
недостатка не  будет,  не стремится умножать  число жертв  Голода,  а потому
покровительствует даже еретикам Спарты и Лесбоса...
     Мы  должны бы обратить  церкви  в храмы  Венеры  и  поставить  памятник
Хэвлоку Эллису,  Геркулесу морали, которому хоть  в  какой-то  мере  удалось
очистить новые Авгиевы конюшни -- ум белого человека...


     Под благотворным влиянием Киприды они все говорили, говорили без конца.
Они уже перешли на Христа и христианство---этот вечный pons  asinorum -->
1 юношеских споров.
     А  по-моему,  Христос изумителен,-- говорила Элизабет  с  таким  видом,
точно  совершила  некое  открытие.--  Ведь  он  ни  капельки не  считался  с
общественными  ценностями,  для него важен был  только человек сам  по себе.
Подумайте, какая нелепость: прикрываясь его именем,  церковь на  каждом шагу
навязывает  нам свою власть, а ведь  вся его  жизнь и его  учение направлены
против  этого!  И потом, мне  нравится, что  он водил  дружбу с  рыбаками  и
проститутками.
     Христос  --  богема?  А  вы заметили, что он  настоящий  Протей? Каждый
толкует исторического  Христа  на  свой лад.  Он  соединяет  в  себе великое
множество богов. Попытайтесь-ка открыть подлинного исторического Иисуса!  Вы
будете снимать покров за покровом, и в конце концов  окажется, что под самым
последним  просто-напросто ничего нет!  Но при всем том вы правы. Христос --
очень симпатичная личность. Чего я не выношу,-- это христианства, оно сильно
навредило  Европе.  Не  выношу  эту оценку  добра  и зла, эту  нетерпимость,
ненависть  к жизни,  ведь  оно  поклоняется богу  измученному, истерзанному,
умирающему! Мне противен  этот  культ  самопожертвования  и  сексуальные  из
вращения -- садизм, мазохизм, целомудрие...
     Элизабет засмеялась, немного шокированная:
     Ну, вы уж слишком увлеклись!
     Вовсе нет. Я  все  это  могу доказать, только  придется потратить много
времени, вам, пожалуй, надоест.  Вспомните жития  святой Екатерины Сиенской,
святого Себастьяна и всех бесчисленных мучеников, посмотрите, как изображает
их искусство,  и  скажите сами,  каким  инстинктам  отвечает их культ  и  их
изображение.
     В вас говорят протестантские предрассудки.
     Мне  многое ненавистно  в протестантстве, взять хотя бы  его сухость  и
ограниченность,  зато  оно  честно.  И мы  многим ему  обязаны.  Ведь именно
потому,  что  обилие религиозных  сект  было такой помехой в жизни общества,
Голландия  и  Англия восстановили  веротерпимость,  которая  исчезла,  когда
восторжествовало  христианство.  Конечно,  эта  терпимость   неполная,  ведь
христиане по сути  своей остаются  гонителями, они на тысячи ладов изводят и
мучают всякого,  кто с  ними не согласен или  просто равнодушен к их учению.
Отсюда  крайний   пуританизм   английских  рационалистов   --  своего   рода
самозащита. Но все же кое-что  достигнуто. Ведь живи я в минувшие века -- за
то, что я вам сейчас наговорил, меня посадили бы за решетку, пытали и скорее
всего  казнили бы, и вы сочли  бы меня  исчадием ада. А  теперь  всякая  так
называемая истина, мораль или верование, которые надо  утверждать при помощи
пыток или защищать при помощи софизмов, тем самым обрекают себя на провал.
     Когда еще  за женщиной так своеобразно  ухаживали!  Но  Джордж  оседлал
одного из любимейших своих коньков  и теперь  мчался во весь  дух,  поднимая
тучи словесной пыли. Практическая Элизабет остановила его:
     Где вы живете?
     На Грик-стрит. У меня большая комната -- и для мольберта  есть место, и
света хватает. А вы где живете?
     В Хэмпстеде.  Ужасная  дыра,  и полно старых дев.  Но я готова жить где
угодно, лишь бы не дома. Против папы  я ничего не имею,  но мама...  Когда я
приезжаю  домой,  она доводит  меня  до ужасного состояния, я чувствую,  что
умру, если не сбегу сию же минуту.
     Я рад, что вы терпеть не можете своих родителей, по крайней мере, мать.
Очень важно не закрывать глаза  на такую неприязнь, ведь  в конце концов она
вполне естественна. Почти все животные не выносят своих детенышей,  когда те
становятся  взрослыми.  Помню,  я  часто  наблюдал,  как  молодые  малиновки
забивают  насмерть своего  отца, и думал, что это очень  правильно. Но людям
надо бы уничтожать матерей. Мужчины иногда все-таки  оставляют друг друга  в
покое.
     Ну, тут отчасти виновата эта  ужасная  жизнь,  ограниченная пресловутым
домашним очагом. Бедные женщины просто не могут иначе. Им навязан этот самый
очаг, и никуда от него не денешься.
     Ошибаетесь.  Наверно,  женщины сами  без  него  жить не  могут.  Просто
поразительно, до чего люди  трусливы, все панически боятся жизни. Это уловка
правительств,  узаконенное  мошенничество,--  Джордж  снова  оседлал  своего
конька.-- Всякое государство  построено на том, что мужчина обязан содержать
своих  детей и женщину, которая производит их на свет, Государству по разным
причинам  нужны  дети,  нужны  все  новые и  новые  "граждане".  Государство
эксплуатирует  любовь  мужчины к женщине и его нежность к ее детям,-- причем
даже она  сама не  всегда знает,  он ли отец этим детям.  И вот женщину учат
твердить одно: "Будь осторожен, будь осмотрителен, никого не задевай, помни,
твой первый  долг -- обеспечить меня и  детей, ты обязан нас прокормить, так
смотри  же  будь  осторожен!"  А  в  результате   бедняга  муж  очень  скоро
присоединяется  к бесчисленней армии добропорядочных  буржуа --  обладателей
загородного домика и сезонного билета.
     Почему вы так кипите благородным негодованием? -- засмеялась Элизабет.
     Совсем нет. Просто я почти все время живу один. Я много думаю о  разных
разностях,  но мне  почти никогда  не  случается  с кем-нибудь поговорить. У
большинства  моих блестящих знакомых,  вроде  того же  Апджона, главная тема
разговора -- их собственная персона, ни  о чем другом с ними не побеседуешь.
А  мои  не  6лестящие  знакомые  только  возмущаются  и  укоризненно  качают
головами. Для них я -- неисправимый грешник и пропащая душа,-- как же, читаю
Бодлера! Вы заметили,  британский буржуа суеверно боится всего "галльского",
он убежден, что от французов исходит одна только похоть и разврат. Сколько я
ни  старался  втолковать им,  что  поэзия  Бодлера  прекрасна и  куда  более
одухотворена  и "возвышенна",  говоря их же паршивым ханжеским  языком,  чем
весь  этот трижды проклятый  вздор в духе баптистов, нонконформистов и Армии
спасения...
     Но Джорджу так и не довелось  закончить свою обвинительную речь, потому
что к ним подошла кроткая миссис Шобб.
     Простите,  что я вас прерываю, мистер Уинтерборн. Элизабет, милочка, вы
знаете, который час? Боюсь, как бы вы не  пропустили  последний  автобус,  я
ведь обещала вашей милой матушке за вами присмотреть...
     Тут  Джордж  и  Элизабет с  удивлением  и  даже  с  некоторым смущением
увидели,  что студия почти опустела. Гости разошлись, а они  и  не  заметили
этого, увлекшись изучением друг друга. Разумеется,  в таких случаях важно не
то, что говорится, но то, что остается не  сказанным. Разговор -- это просто
"видимость", распусканье  павлиньего хвоста, своего рода щупальца, осторожно
ведущее  разведку.  Влюбленные   подобны  зеркалам  --  каждый   восторженно
созерцает в  другом  собственное отражение. Как  сладостны  первые проблески
узнавания!
     Элизабет вскочила, едва не опрокинув маленький столик.
     О господи! Я  и не  думала,  что  уже  так поздно. Мне надо бежать.  До
свиданья, мистер... мистер...
     Уинтерборн,--  подсказал  Джордж,--  Но,  если  вам  надо  в  Хэмпстед,
разрешите,  я  провожу  вас до Тотнем  Корт Роуд  и  посажу  на хэмпстедский
автобус. Мне это по дороге.
     Да-да Элизабет,-- подхватила  миссис Шобб,-- А то я буду  беспокоиться,
как вы пойдете по городу одна в такую пору. Что мы будем делать, если с вами
что-нибудь случится?
     Ну, что с нею может  случиться?  -- презрительно  сказал Джордж, всегда
готовый отстаивать женскую  эмансипацию.--  У  нее хватит ума не попасть под
колеса, а если кто-нибудь на нее покусится, она крикнет полицейского.

     Ужасно грубый и  невоспитанный молодой человек,-- вздыхала миссис Шобб,
пока Элизабет одевалась.-- Но они теперь все такие.  Мне кажется, они ничего
не уважают, даже к женской  чистоте у них нет никакого  уважения  Просто  не
знаю, можно ли вас с ним отпустить, Элизабет.
     О, не беспокоитесь, И потом, он мне даже нравится. Он очень забавный. Я
позову его к себе в студию на чашку чая.
     Эли-за-бет!!
     Но  Элизабет была  уже у двери, где ждал  Джордж. Гости  все разошлись,
кроме  Апджона  и  Уолдо  Тобба. Последний обрывок  их  беседы  достиг  ушей
Джорджа:
     Я хочу сказать, понимаете  ли, вы берете супрематизм, и я хочу сказать,
понимаете ли, это уже кое-что...
     И точно звон Большого  Бена над  спящим Лондоном,  раздалось  последнее
Тоббово глубокомысленное, протяжное, изысканное:
     О - о .




     Этот ничем не примечательный вечер и ничем не примечательный разговор с
Элизабет круто повернули жизнь Джорджа. Вечер этот, разоблачивший внутреннюю
сущность  его знакомцев и царящую в  их компании скуку, укрепил  нарастающее
отвращение Джорджа ко всем этим высокоумным  бандитам, Своекорыстие, правда,
присуще всему  свету, но все же оно  кажется  особенно отталкивающим в  тех,
кто, казалось бы, не должен до него опускаться.. конечно, почему бы хорошему
художнику  или  писателю и не  преуспеть -- но как подумаешь, сколько интриг
требуется в наши дни для успеха, поневоле отдашь предпочтение  тому, кто  не
силой пробивает себе дорогу. Тщеславие не становится менее отвратительным от
того,  что  для  него  есть какие-то  основания, хотя  непостижимо, чем  тут
гордиться,  если  печатаешь  книги или выставляешь картины,--  ведь в  одной
только  Англии ежегодно выходит в свет две тысячи романов, а в Париже каждый
год выставляют десятки тысяч полотен.  Сплетни и пересуды остаются сплетнями
и пересудами, даже если они и не лишены остроумия и жертвы их занимают более
или  менее  видное  место  в  том  крохотном  мирке,  что  получает  --  или
высокомерно  отказывается получать -- газетные вырезки.  Джордж полагал, что
не  так уж  важно,  которая  талантливая леди сожительствует с  тем или иным
знаменитым  джентльменом.  Его  это  так  мало интересовало,  что  он тотчас
забывал большую часть  услышанных  сплетен,  а то  немногое,  что помнил, не
трудился  кому-либо  повторять.  Когда  вам   расскажут,   захлебываясь   от
удовольствия и поблескивая маслеными глазками, что некий ваш добрый знакомый
удрал  с  любовницей  художника  Снукса,  а  знаменитый   импресарио   Покок
отпраздновал  рождение  своего двадцать  пятого незаконного  ребенка,  и  вы
ответите: "А какое это  имеет значение?" -- люди почему-то очень  обижаются:
еще бы  это не имело значения! А на что им  самозабвенное  копанье в  личной
жизни великих людей? Она так же убога, как и жизнь первого встречного.
     Во всяком случае, человек искусства  -- далеко не столь важная персона,
как он сам воображает.  Напрасно Бодлер уверял, будто  человек может три дня
прожить без пищи, но ни дня  -- без поэзии, это все вздор, пустая похвальба.
Быть может, это справедливо  для самого  Бодлера,  но уж никак  не для всего
человечества.  В любой стране не так уж много найдется людей, интересующихся
искусством, да и  те по большей части ищут  просто развлечения. Если бы всех
художников  и  писателей  какого-нибудь  государства  внезапно  унесла  чума
египетская или обратил в прах ниспосланный свыше ангел  мщения,  большинство
граждан даже не заметило бы потери,-- разве  что газеты подняли бы шумиху по
этому поводу. А вот попробуй булочники забастовать недельки на две... Будь я
миллионером,  я,  развлечения ради,  платил  бы всем гордым жрецам искусства
пятьсот фунтов в год с условием, чтобы они замолчали. Авторское право на эту
идею готов уступить всем желающим.
     Наш юный друг  был, разумеется,  полон прекраснейших иллюзий, он верил,
что  искусство  превыше  всего  и художник вознесен над прочими смертными на
головокружительную высоту. Но  были у него и два здравых соображения. Первое
--  что художник, как и  всякий человек, должен  делать  свое дело  возможно
лучше и не  поднимать  при  этом лишнего шуму;  второе -- что разбираться  в
искусстве и самому  работать в  какой-либо  его области значит  прежде всего
совершенствовать свой ум,  остроту восприятия, богатеть опытом, делать  свою
жизнь все ярче  и полнее.  Сплетнями, нелепым чванством и стремлением во что
бы то  ни стало  сделать карьеру ничего этого  не достигнешь. Поэтому он был
совершенно прав, когда испытывал некоторое презрение к гостям мистера Шобба.
Жизнь  Руссо-Таможенника бесконечно  достойнее уважения,  чем  существование
какого-нибудь  модного  портретиста,  который  рыщет  в  светском  обществе,
навязываясь высокопоставленным заказчикам.
     В  автобусе,  который вез  их от  Холлэнд-парка  к  Тотнем  Корт  Роуд,
Элизабет  и  Джордж  продолжали  рассуждать.  Как  и  полагается неугомонной
молодости, они были  преисполнены  здравого смысла. Совершенно  ясно, сказал
Джордж, что они далеко превзошли  своих отцов и дедов, они твердо знают, как
избежать прискорбных ошибок  и  нелепых промахов  предыдущих поколений, и уж
конечно их жизнь будет полна радости и глубокого смысла. Боюсь, что всякого,
кто  в  двадцать  лет  не  был  во  власти  этих  приятных  заблуждений,  по
классификации  Джорджа  следует отнести к разряду жалких кретинов. Молодость
несравненно ценнее,  чем  опыт,  и  уж  конечно  молодежь умнее искушенных и
видавших виды стариков. Что может  быть поразительней и трогательней доброты
и снисхождения, с какими  молодость смотрит  на тупоумие  старших. Ибо,-- на
этот  счет  можете  не  сомневаться,-- даже  величайшие умы с  каждым  годом
тускнеют, и  человек прекраснейшей души к сорока  годам  становится  мерзок.
Подумайте,  сколько огня,  блеска,  вдохновения  было в  гениальном  молодом
генерале  Бонапарте и каким выродившимся тупицей  был  император,  с позором
отступавший   от   Москвы.   Народ,    полагающийся   на   мнимую   мудрость
шестидесятилетних  старцев, безнадежно выродился. Аттиле было всего тридцать
лет,  когда  он  одержал победу над дряхлым Римом,--  по  крайней  мере, ему
следовало быть не старше.
     Элизабет и Джордж были очень молоды, а значит -- в высшей степени умны.
Наверно, самой  полной,  самой напряженной жизнью  всякий  мужчина  и всякая
женщина живут  в начальную  пору своей первой настоящей любви, особенно если
любовь  эту  не  уродуют бредовые  общественные и  религиозные предрассудки,
унаследованные  от  трусливых  и завистливых  стариков, и  она не  отравлена
браком.
     Они вышли  из душной, прокуренной  комнаты на широкую улицу,  ведущую к
станции метрополитена на Нотинг-Хилл. Дул теплый, влажный юго-западный ветер
-- благодатный  вестник  Весны.  Едкой, пронизывающей зимней  сырости как не
бывало,  и  обоим чудился в воздухе слабый солоноватый привкус южных морей и
запах свежевспаханного поля.
     Завтра будет дождь,-- сказал  Джордж, невольно поднимая глаза, хотя  ни
неба, ни  облаков  не  разглядеть было  за  ярким  светом уличных фонарей.--
Наконец-то весна! Скоро  уже крокусы отцветут. Непременно  пойду погляжу  на
цветы в Хэмптон-Корте. Пойдемте?
     Я бы с радостью, но ведь там, наверно, полно гуляющих?
     Смотря в какое время.  Рано  утром я бродил в парке со всем один, прямо
как   Карл  Первый   в  те  времена,  когда  Королевский  сад  действительно
принадлежал  только  королю.  Вообще  я бы  не прочь  пожить в летнем домике
короля Вильгельма.
     Я больше люблю те края, где все проще и суровее --
     Хемпшир люблю, Экзмурские холмы -- большие, круглые, нелюдимые. И люблю
море у Корнуэла, там такие огромные прозрачные валы разбиваются о скалы.
     Корнуэла я  не  знаю, а меловые холмы,  что  за  Сторингтоном, люблю  и
дважды обошел Экзмур.  Но сейчас меня что-то  бесит вся эта сельская тишина,
так  называемая "природа". Боготворить природу --  все равно что боготворить
самого себя, как Нарцисс -- глядеться в зеркало природы  и любоваться собою.
Эти поклонники природы чудовищные эгоисты!  Все  просторы  и красоты, видите
ли, должны принадлежать им одним, и они возмущаются и ахают, что  батракам с
фермы тоже понадобились вполне современные бакалейные лавки и  ватерклозеты.
Им  угодно,  чтобы  деревня  вечно  пребывала  в  невежестве,  они  любуются
живописными развалинами и воображают, что упадок -- это и есть красота!
     Ну, этих  любителей опрощения  я тоже терпеть  не могу.  Мы  в  детстве
проводили каникулы на побережье, и там неподалеку была такая колония...
     А у вас есть братья и сестры?
     Сестра и два брата. А у вас разве нет?
     Вообще-то есть,  но  я о них  никогда  не думаю.  Родственники  ужасный
народ. Они не вносят в вашу жизнь ничего хорошего и считают, что это дает им
право вечно вмешиваться  в  ваши дела. И еще нахально  требуют,  чтобы вы их
любили,-- кровь, видите ли, не вода. Может, она и  не вода, но барахтаться в
крови  для  меня  вовсе  не удовольствие. Ненавижу  пословицы, а  вы? Всякое
тиранство  и  всякую  бессмыслицу  и  вздор  можно  подкрепить  какой-нибудь
пословицей -- опереться на коллективную глупость веков, вы это замечали? Да,
но я вас перебил,  простите,  ради бога.  Я все болтаю, болтаю, а вам не даю
словечка вставить.
     Нет, нет, мне очень интересно. Вы говорите такие занятные вещи.
     Не  занятные,  а  только  разумные.  Но  вы не давайте мне  болтать без
умолку.  Понимаете,  почти все  люди действуют на  меня  угнетающе,  и  я не
высказываю своих  мыслей вслух.  Так что обычно я просто  молчу, но уж когда
мне попадется сочувственно настроенная жертва... впрочем, вы уже  на горьком
опыте  убедились,  что я могу  заговорить человека насмерть. Вот, опять меня
заносит! Так что же вы хотели сказать про этих опрощенцев?
     Опрощенцы?.. Ах  да...  там  была такая компания, они бежали от  ужасов
века машин...  ну, знаете, обычная публика, артистические натуры, поклонники
Рескина и Уильяма Морриса...
     Ручные  ткацкие  станки,  вегетарианство,  длинные  платья с вышивкой и
брюки  из шерсти домашней  выделки с Гебридских островов? Видал я таких. Все
они начитались "Вестей ниоткуда". Вот уж проповедь, которая не ведет никуда!
     Да, правда.  Предполагалось, что они будут жить очень просто, часть дня
заниматься  физическим трудом, а  остальное  время  --  искусством,  разными
ремеслами и литературой. И они  должны были показать всему  свету, что такое
идеальная община. Они собирали  крестьянских  девушек и заставляли их водить
хороводы вокруг Майского дерева. А парни стояли в сторонке и насмехались.
     И чем все это кончилось?
     Да что ж, те, у кого не было средств, стали очень нуждаться и все время
занимали  деньги у  двух или трех состоятельных членов общины.  Произведения
искусств и  ремесел не находили покупателей,  земля почти ничего  не давала.
Потом  как-то так  вышло, что  община  разбилась на  группы,  пошли  вражда,
скандалы, сплетни, каждая клика уверяла, что другие своим эгоизмом губят все
дело. Потом жена одного богатого члена общины сбежала с другим опрощенцем, и
остальные богатые страшно возмутились и тоже уехали, и община распалась. Вся
деревня  радовалась,  когда  эти   опрощенцы   уехали.  Фермеров  и  местную
аристократию  бесило,  что они вели  с  батраками разговоры  о  социализме и
идеальном государстве.  А  жен  батраков  бесило,  что  опрощенки  старались
украсить  их  жизнь  и  навязывали им  "художественную"  обстановку  для  их
домишек...
     Стоя  у  входа  в  метрополитен,  они  так  увлеклись  разговором,  что
пропустили уже  два автобуса.  Подошел третий.  Джордж  схватил  Элизабет за
руку.
     Скорей, вот наш автобус. Идемте наверх.
     Империал был  пуст, лишь на задней скамейке ворковала какая-то парочка.
Джордж и Элизабет с гордым видом прошли вперед.
     Очень скучно смотреть на чужие романы,-- изрек Джордж.
     Да, очень.
     Это выглядит так примитивно и унизительно.
     А почему унизительно?
     Ну, потому что...
     Попрошу взять билеты!
     Автобус  неуклюже  подпрыгнул  и  рванулся  вперед, но  кондуктор ловко
удержал равновесие, прислонясь к  передней  стенке. Джордж рылся в кармане в
поисках мелочи.
     Я сама за себя заплачу.-- И Элизабет протянула шестипенсовик.
     Нет, нет!  Знаете  что, я вас довезу до Тотнем Корт  Роуд, а оттуда  до
Хэмпстеда заплатите вы.
     Ну, хорошо.

     Расчеты с кондуктором нарушили ритм беседы. Теперь они молчали. Автобус
шумно  катил  по неровной,  блестящей,  черной от гудрона  мостовой;  справа
тянулась   таинственная  тьма  Кенсингтонского  парка,  слева  --  не  менее
таинственные  Бейзуотерские  меблированные  комнаты.  Там, куда  падал  свет
уличных  фонарей, трава  за  садовой  оградой  казалась неестественно яркой,
словно  кто-то  плеснул  из  ведра  ядовито-зеленой  краски.  Медлительно  и
загадочно раскачивались на ветру вековые деревья, точно дикари в первобытной
пляске. Впереди  на  низко бегущих облаках дрожали багровые  отблески  огней
Оксфорд-стрит, предвещая недоброе. Серое чудище -- Скука-воскресного-Лондона
-- исчезло.
     Джордж  снял  шляпу,   ветер   ерошил  ему  волосы.  И  он  и  Элизабет
разрумянились от влажной свежести ветра. Автобус замедлил ход, приближаясь к
Ланкастер-Гейт.
     Вы в самом деле не любите прерафаэлитов? -- спросила Элизабет.
     Прежде  любил.  Года  три  назад  я  прямо  с ума  сходил  от  Росетти,
Берн-Джонса и Морриса.  А теперь не выношу их  всех. Броунинга и Суинберна я
еще могу читать: Броунинг чувствует  жизнь,  а  Суинберн  захватывает  своим
ораторским пылом. Но  я провел  три  месяца  в  Париже и помешался  на новой
живописи. Вы знаете Аполлинера?
     Нет, а кто это?
     Польский еврей, автор неплохих стихов, и потом он очень  забавно рисует
словами, он называет эти картинки -- калиграммы. Живет  он тем, что  пишет и
издает разные  непристойные книжки, и  он ярый защитник  новых художников --
знаете, Пикассо, Брак, Леже, Пикабиа.
     Это кубисты?
     Да.
     Знаю только понаслышке. Мне не приходилось видеть их картины. Я думала,
они просто дикари и шарлатаны.
     Подождите лет  десять,  тогда увидим,  посмеете ли  вы назвать  Пикассо
шарлатаном! Но разве вы не бывали в Париже?
     Была в прошлом году, в сентябре.
     Как странно,  значит, мы  были там в одно время! Жалко, что мы тогда не
встретились.
     А мне было так скучно! Я  ездила с папой и мамой, и все вокруг только о
том и говорили,  что  скоро  будет война с  Германией.  Один  папин знакомый
служит в Адмиралтействе, и он сказал папе по секрету, что этого не миновать.
     Экая  чепуха!  --  взорвался Джордж.--  Чепуха  и бред!  Вы  не  читали
"Великое заблуждение" Нормана Энджела? Он  очень убедительно доказывает, что
война наносит победителю  почти такой же ущерб,  как  и побежденному.  И  он
говорит, что в наше время система  международной торговли и  финансов крайне
сложна  и  разветвлена, и поэтому война  просто  не  сможет  длиться  больше
нескольких  недель, она  прекратится сама собой, потому что все  государства
будут разорены. Если хотите, я дам вам эту книгу, почитайте.
     Я в  этих  вещах  ничего  не  понимаю,  но папин приятель говорил,  что
правительство очень озабочено создавшимся положением.
     Ни за  что не поверю. Какой вздор! Чтобы в двадцатом веке народы Европы
стали воевать друг  с другом? Немыслимо! Мы для этого слишком цивилизованны.
Со времен франко-прусской войны прошло больше сорока лет...
     Да, но ведь была еще русско-японская война, и войны на Балканах...
     Да, но это совсем другое дело.  Ни за что не поверю, чтобы какое-нибудь
большое европейское государство начало войну против другого. Конечно,  всюду
есть  свои  шовинисты,  юнкеры  и джингоисты,  но  кто  же  на  них обращает
внимание? Люди не хотят войны.
     Ну, не знаю, просто я слышала, как адмирал Партннгтон говорил папе, что
наш флот могуч и силен, как никогда. И  он говорил, что у  немцев огромная и
очень  сильная армия, и французы так напуганы, что  продлили  срок  воинской
повинности до  трех лет.  И  он сказал  -- вот откроют опять Кильский канал,
тогда берегитесь.
     Фу ты,  бог ты мой, да неужели  вы  верите  всему, что говорит какой-то
нудный адмирал? Они на это  мастера -- пугать людей войной, иначе  как же им
выкачивать из страны деньги и строить свои нелепые дредноуты. Минувшим летом
я познакомился  с  одним  офицером  береговой  охраны; он  изрядно  выпил  и
признался, что у него есть при себе запечатанный приказ на случай войны. А я
ему сказал, что, по-моему, ему не придется взломать эту  печать до Страшного
суда.
     А он что ответил?
     Покачал головой и спросил еще виски.
     Ну, это их дело. Нас это не касается.
     Да, к счастью, это нас не касается и не может коснуться.


     Теперь  они  катили  по  Оксфорд-стрит мимо наглухо  закрытых  ставнями
витрин магазинов. На  тротуарах было еще немало прохожих,  но  экипажи почти
уже исчезли и опустевшие  мостовые были особенно гулки. Когда автобус огибал
магазин Селфриджа, изогнутая линия  огней посреди улицы показалась Джорджу и
Элизабет развернувшимся  сверкающим ожерельем  из ярких  бусин.  Выехали  на
Оксфорд-Серкус, и впереди открылась нескончаемая старая Риджент-стрит -- два
ряда светло-коричневых домов эпохи Регентства, среди которых резко выделялся
недавно выстроенный у площади Куодрент отель Пикадилли.
     Как это на нас похоже,-- сказал  Джордж.-- Мы пытаемся строить город по
единому плану  -- и как ни  скучен Джон Нэш, в его замысле есть,  по крайней
мере, простота и достоинство,-- а потом берем  и уродуем Куодрент вот  таким
безобразным мнимосовременным отелем.
     А мне казалось, вы -- за все новое в искусстве.
     Да, но зачем же портить искусство прошлого, если  этого можно избежать.
И потом, я вовсе не считаю новой архитектурой такую вот  подделку под дворцы
Ренессанса.  Живой новой архитектурой может похвастать только  один народ --
американцы, да и то они сами этого не понимают.
     Но их небоскребы ужасны!
     Согласен, зато они оригинальны. Недавно я видел фотографии Нью-Йорка со
стороны гавани  -- по-моему,  это  красивейший  город  в мире,  что-то вроде
огромной фантастической Венеции. Я бы хотел съездить в Нью-Йорк, а вы?
     Нет,  я бы хотела  поехать  в  Париж и  жить в  настоящем  студенческом
квартале, и еще мне хочется в Италию и в Испанию.


     Автобус остановился в  конце  Тотнем  Корт Роуд.  Они  вышли, пересекли
улицу и стали ждать хэмпстедского автобуса.
     Послушайте,--  сказала Элизабет,--  зачем  вам  ехать  в такую  даль? Я
привыкла обходиться без провожатых. Ничего со мной не случится.
     Ну,  конечно,  что  может  случиться.  Просто  мне  ужасно хочется  вас
проводить.  Я надеюсь, мы будем часто видеться, а мы еще не уговорились, где
и когда встретимся.
     Но ведь обратного автобуса не будет.
     Пойду пешком. Я люблю пройтись. Отличное противоядие  от духоты  и всех
глупостей, которых я наслушался у Шобба. А вот и автобус. Идемте.
     Они поднялись наверх и опять  уселись на передней скамье. Расплачиваясь
с  кондуктором, Элизабет сняла с правой  руки  перчатку,  а когда он отошел,
Джордж  ласково  и  несмело накрыл  ее  руку  своей.  Она  не  отняла  руки.
Соединенные этим пьянящим и  опасным прикосновением,  они  на время умолкли.
Крепкая  холодная мужская рука нежно сжимала тонкие, еще теплые от  перчатки
пальцы  Элизабет. В обоих поднимался восторг тайного, пробуждаемого Кипридой
желания, но им просто казалось, что  в них растут жизненные силы. Первый шаг
по дороге  наслаждений -- как  он отраден! Но куда она  ведет? К  неугасимым
кострам  вечного  рабства  или к выжженным мертвым  пустыням  равнодушия? Ни
Джордж, ни  Элизабет не  думали  о будущем. Да и стоит  ли  задумываться?  У
молодости, по крайней мере, хватает ума жить мгновеньем.
     Неуклюжий  автобус  тяжело  катил  по  северным  кварталам  Лондона,  а
впереди,  запряженная голубками,  неслась серебряная колесница  божественной
дочери  города  Пафоса. Сладостна  улыбка Киприды, но и насмешлива и пугающе
загадочна, подобно неизменной улыбке Аполлона Вейанского.
     Как  всякий тонко  чувствующий человек  с  живым  воображением,  Джордж
отнюдь  не был, что называется, предприимчив  в  делах  любви. В нем слишком
сильна была  мужская скромность,  врожденное  целомудрие,  несравненно более
властное  и  подлинное, чем  та  скромность,  к  какой  с  детства  приучают
женщину,--  это кокетливое  бегство нимфы, бросающей  преследователю румяное
яблоко,  чтобы   он  не  отказался  от  погони.  Странно,  но,  быть  может,
естественно,  что наибольшим успехом у женщин пользуются как раз те мужчины,
которые  сильней  всего их  презирают.  Должно  быть,  женщины втайне  очень
склонны  к мазохизму во  всех  его  видах  -- от  примитивной способности  с
удовольствием  сносить побои и до утонченного  наслажденья муками  ревности.
Как ужасна, если вдуматься, страсть женщин к военным! Рождать детей от того,
кто убивал,-- брр! В мире пролито слишком много крови, от  нее тошнит. Дайте
мне цибета...


     И снова у  них  начался  разговор -- оживленный,  взволнованный,  более
задушевный, чем прежде. Еще не доехав  до величавых зданий Кемден Тауна, они
начали  называть друг  друга  просто по  имени. К тому времени, как  автобус
проезжал Морнингтон Креснт,  они признались вслух, что ужасно  нравятся друг
другу и  обоим  хочется встречаться  почаще.  Взволнованный разговор их  был
бессвязен,  они  то  и  дело  перескакивали  с  одного  на  другое, стараясь
высказать  хоть малую долю всего, что рвалось  наружу, и  щедро  растрачивая
душевный  пыл.  Они смеялись беззаботно-счастливым смехом.  Джордж  тихонько
взял Элизабет под руку и сжал ее пальцы, на  сей раз с откровенной пылкостью
влюбленного. Казалось, оба вдруг чудесным образом расцвели -- и над головами
у них качаются и сверкают всеми красками целые  гроздья цветов. Самый воздух
вокруг них был по-особенному напоен жизнью -- чистый кислород желания, такой
легкий и  такой плотный, что  сквозь него не могло пробиться серое чудище --
Скука-воскресного-Лондона.
     Правда,  странно,--  воскликнул  Джордж  с  глуповатым  самодовольством
влюбленного.-- Мы  только  сегодня  познакомились, а  у меня такое  чувство,
будто я знаю вас всю жизнь!
     У меня тоже.
     Он молча, благодарно стиснул  ее пальцы, внезапно охваченный смущением,
даже робостью; не скоро он осмелился вновь заговорить.
     Давайте  будем встречаться почаще.  Походим  по  картинным галереям,  в
Куинс  Холл  пойдем, в Хэмптон,  в Окшот. Я вам  буду  доставать  билеты  на
выставки новой живописи. Слыхали вы о Содружестве художников?
     Да, я в нем состою.
     Вы? Как же вы мне раньше не сказали, что и вы художница!
     Ну, я очень плохая художница... и потом, вы меня не спрашивали.
     Не  в бровь, а в  глаз! Вот что получается, когда бываешь слишком занят
собой! Простите меня.
     Непременно  приходите ко мне как-нибудь в  студию,  я  напою вас чаем и
покажу  мои... мои,  с  позволения сказать,  картины.  Но только  не  будьте
слишком строгим критиком. Когда вы можете прийти?

     Когда вам угодно. Хоть завтра, Элизабет расхохоталась.
     Ох, какой вы скорый! Удобно вам в пятницу?
     Так долго? До пятницы еще сто лет ждать!
     Ну, тогда в четверг.
     Ладно, а в котором часу?
     Часа в четыре.


     Элизабет,   вероятно,   не    знала   Стендалевой   остроумной   теории
кристаллизации, но  бессознательно действовала в полном согласии  с нею. Три
дня и четыре  ночи -- самый правильный  срок. Назначить свиданье  на  завтра
было бы слишком рано:  кристаллы еще не успеют  сложиться. А через неделю --
это уже  слишком долго, они,  пожалуй, начнут распадаться. До чего хитроумны
женщины! Надо признать, что без этого им и в самом деле не обойтись.
     Джордж проводил Элизабет  до пансиона, где она жила, и записал адрес ее
студии. Она повернула ключ в замке и протянула руку.
     Значит, до четверга. Спокойной ночи!
     Спокойной ночи!
     С минуту Джордж не выпускал ее руки, потом застенчиво, неловко поднес к
губам  и  поцеловал. И теперь уже испугалась  Элизабет --  поспешно отворила
дверь и скрылась, в последний раз бросив ему: "До свиданья, спокойной ночи!"
     Джордж  в  нерешительности  постоял на крыльце.  Им  овладело отчаяние:
кажется, он ее оскорбил!
     А за дверью Элизабет в волнении повторяла про  себя: "Он  поцеловал мне
руку, поцеловал мне руку! Он влюблен в меня, влюблен!"
     Внезапный испуг и бегство были искуснейшим маневром любовной стратегии:
они оставили  Джорджа во власти сомнений, надежда и страх перемешались в его
душе, а это очень помогает процессу кристаллизации.
     Джордж  возвращался  на  Грик-стрит  пешком,  и в  нем  бушевали  самые
противоречивые мысли  и  чувства.  Он выбрал  дорогу  через Фиц-Джон авеню и
Сент-Джонский парк.  Все те  же одолевающие всякого влюбленного  вопросы  --
обиделась  она  или  не  обиделась? Полюбит  или  не  полюбит?  -- вились  и
кружились  в  его  мозгу,  и  мысль,   отвлекшись  на  миг,  опять  и  опять
возвращалась к главному.  До чего смешно  самомнение Апджона, и этот вечер у
Шобба, никогда больше  не стану  ходить на их дурацкие сборища,  Бобб просто
злющий  нахал,  как изящна  у нее линия от уха к подбородку и шее, хорошо бы
написать ее портрет,  в  этой  завтрашней статье  надо  бы  как  можно яснее
растолковать, чего  же добивается новая живопись. Неужели ее и в  самом деле
оскорбило, что  я  поцеловал ей руку, надо  подумать о  статье, начну-ка я с
объяснения того, что нельзя выразить средствами  изобразительного искусства,
да, именно  так,  к  четвергу  непременно  куплю новый галстук, этот  совсем
истрепался.
     И так далее, опять и опять, без конца.
     Неподалеку от станции Малборо-роуд он  остановился под газовым фонарем,
попробовал написать первые в своей жизни стихи и с удивлением обнаружил, что
это совсем не так легко и что выходит  у него совершенная чепуха. Из-за угла
вышел полицейский и подозрительно покосился на  него. Джордж зашагал дальше.
Немного погодя  он  стал  напевать:  "Оставь мне жизнь...",  но  оборвал  на
полуслове: срочно понадобилось записать на клочке бумаги кое-какие мысли для
будущего труда  об анализе  художественной формы. Потом  зашагал  дальше  --
стремительно,   озабоченно,   не   замечая  усталости.   Готовясь   пересечь
Оксфорд-стрит, он вдруг остановился и стиснул руки. Господи, какой я болван!
Поцеловал  ей  руку в  первую же встречу,  она подумает, что я всем девушкам
целую руки, и больше не захочет со мной говорить. Эх, ладно, что сделано, то
сделано. Хотел бы я поцеловать ее в губы. Не забыть в четверг сказать ей про
выставку и Лестерской галерее...
     В ту ночь он долго лежал с открытыми глазами, не в силах уснуть, любовь
к  жизни  переполняла  его.  Сколько   всего  предстоит  увидеть,  испытать,
совершить, как много можно сделать и узнать! Как чудесно всюду  бывать и все
видеть вместе с Элизабет!  Конечно, забавно будет съездить в  Нью-Йорк,  но,
пожалуй, сперва надо  повидать Старый свет. Она  что-то говорила про Париж и
Испанию. Можно поехать вдвоем.  Денег мало, вот проклятье. Ну, не беда, если
чего-нибудь  очень хочешь --  непременно добьешься. Видно, я в  нее влюблен?
Вот  блаженство  будет  целовать ее,  и  коснуться  ее груди,  и... Ребенка,
конечно,  заводить нельзя,  это был  бы  ужас. Надо разузнать. Хорошо бы нам
поехать в Париж, в Люксембургском парке в эту пору все зеленеет...
     В  ночной тиши где-то  капала вода,  упрямо  вызванивала свою  песенку.
Снаружи   долетали  пронзительные  свистки  паровозов,  такие  далекие,  что
казались они чистой  серебряной музыкой, и  томили,  и звали куда-то: "Поют,
поют  чуть  слышно рожки  в стране волшебной".  Где он  это вычитал? Ах  да,
Стивенсон. Забавно, братья Конингтон считали Стивенсона хорошим писателем...
     Доброй  ночи,  Элизабет,  доброй  ночи,  милая, милая Элизабет,  доброй
ночи...


     У  нас  перед  глазами  достойные сожаления  примеры:  Джордж  Огест  и
Изабелла,  папа  и мама Хартли,  дражайшая  матушка  и добрейший  папаша  --
воплощение сексуальной неудачливости.
     Умнее ли мы, чем наши предки? Что за тема для британской прессы или для
этих  трех мушкетеров с их  дешевой  дурацкой славой,  завоеванной в избитых
спорах по истрепанным поводам,-- для Шоу, Честертона и  Беллока!  Шоу -- да,
перед этим пуританским  Бомарше можно почтительно снять шляпу, но остальные!
К  богине Скуке,  воспетой Александром  Попом, возносятся стоны бриттов. Кто
избавит нас от римско-католической тоски?
     Задачу можно сформулировать так:
     Обозначим через Икс брак дражайшей матушки и  добрейшего  папаши, иначе
говоря -- типичную супружескую пару семидесятых -- восьмидесятых годов;
     обозначим через Игрек  брак Джорджа Огеста и Изабеллы, иначе  говоря --
типичную супружескую пару девяностых -- девятисотых годов;
     а  затем через  Зет обозначим  Элизабет  и  Джорджа,  иначе  говоря  --
типичную жизнерадостную молодую чету эпохи короля Георга и мировой войны;
     требуется  доказать,  равно ли Зет Иксу  или  Игреку или,  может  быть,
больше или меньше одной или обеих этих величин.
     Веселенькая теорема, которую никак не решишь математически: уж  очень в
ней много неизвестных.
     Я, естественно, отдаю предпочтение Зет,  потому что и сам  принадлежу к
тому  же  поколению,   но  что  думает  об  этом  молодежь  --  единственный
авторитетный  судья? Ведь  в  конце  концов -- будем  говорить  начистоту --
добрейший папаша  мирно испустил дух в собственной постели; Джордж Огест был
убит при исполнении обязанностей верующего  -- случай весьма прискорбный, но
все же  именно  несчастный случай;  а  Джордж,  если  вы согласитесь  с моим
истолкованием  фактов,  в  сущности,  двадцати  шести лет от  роду  покончил
самоубийством.
     Правда, ни добрейшему папаше, ни Джорджу Огесту не пришлось участвовать
в мировой войне...
     Задача, как  видите, почти  неразрешимая --  без  сомнения  потому, что
вопрос поставлен неправильно. Попробуем выразить то же самое по-другому.


     Разве мы не можем, не мудрствуя лукаво, предположить, что хорошую жизнь
прожила та чета, которая жила счастливо?
     Тут встает  не только вопрос summum bonum или высшего блага,  о котором
столько спорили в старину  философы,  есть  еще  иная трудность:  кто  может
рассудить, счастлив или несчастлив другой? Да есть ли оно на свете, счастье?
А если и есть, можно ли утверждать, что именно вот такой счастливой жизни вы
и хотите для себя? Хотели бы вы быть тем стариком из Вероны, которого описал
Клавдиан? Или мистером Джоном Д.  Рокфеллером? Или мистером Майклом Арленом?
Или еще кем-либо из общепризнанных счастливцев?
     Конечно, найдется  сколько  угодно  охотников с жаром советовать  или с
важностью  наставлять   нас,  как  именно  следует   поступать,  чтоб   быть
счастливым. Существует, к примеру, пресловутая коллективная мудрость  веков,
воплощенная в религиозных  и философских учениях, в законах и обычаях нашего
общества.   Экая   неразбериха!  Лавка  старьевщика,  набитая   завалявшимся
пропыленным хламом! И как  бы там ни было, "коллективная мудрость веков" ---
лишь одна из бесчисленных  уловок, при  помощи которых правительство дурачит
англосаксов,  внушая  им,  будто  они  --  народ  свободный, просвещенный  и
счастливый.


     Но  довольно  этих  хитроумных и бесплодных  рассуждений... Важно одно:
были ли Джордж и Элизабет (просьба в данном случае видеть в каждом из них не
просто отдельную личность,  но тип)  лучше подготовлены к чувственной любви,
чем  их предшественники,  были ли  они  умнее в этих делах или напутали  еще
больше?  Верно ли,  что  свободная  игра  страстей  и  ума  --  залог  более
счастливой  близости  мужчины и  женщины, чем система всяческих  запретов  и
табу? Свобода против Ограничений. Мудрая Неразборчивость против Единобрачия.
(Это превращается в трактат Нормана Хейра!)
     Тут  я, конечно, вступаю в спор -- если  не вступил  давным-давно  -- с
добродетельным  британским журналистом. Сей Джентльмен тотчас  сообщит  нам,
что о  чувственной любви  уже и  так написаны горы  книг, что задумываться о
половой  жизни  нездорово   и  отвратительно,  что  единобрачие  установлено
религией  и  законом, а  потому  должно оставаться  священным, и  прочая,  и
прочая,  и  что  оно-то,  единобрачие,  и  есть  идеальное  разрешение  всех
возникающих в данной области вопросов, и прочая, и прочая. Более того, в тех
немногих  случаях, когда брак оказывается неудачным, следует почаще обмывать
половые органы холодной водой, а также на все  лады гонять всевозможные мячи
при помощи разнообразных палок и ракеток, в некоем подобии сражения; убивать
мелких  зверьков и  птиц; играть в  бридж  по маленькой;  избегать танцев  и
французского  вина;  хлеб  с маслом  посыпать  селитрой;  аккуратно посещать
церковь   и   подписаться    на   добродетельный   печатный   орган   нашего
добродетельного журналиста...
     На все это можно возразить, к примеру:
     что  без частых  и доставляющих  удовольствие  половых  сношений  жизнь
взрослого человека искалечена и безрадостна;
     что общество лицемерно  требует на людях избегать каких-либо разговоров
и  упоминаний  о  половой жизни, однако,  все  мы,  включая  добродетельного
журналиста, немало о ней думаем,
     что спорт и аскетизм, предписываемые как лекарство от неудачного брака,
помогают лишь тем, кто от природы ненормально холоден
     и что по милости этих-то  лекарств, вкупе с  системой разделения полов,
экономическими  трудностями  и  дикими  предрассудками,  главным  образом  и
появляются портреты Дориана Грея и пучины  одиночества,-- чем весьма напуган
и разгневан наш добродетельный журналист.
     А посему мы дружно даем добродетельному британскому журналисту хорошего
пинка в то место, где пребывают его мыслительные способности, и возвращаемся
к нашим рассуждениям.


     Матерь  Энеева  рода,  отрада богов  и  людей,  Афродита,  Ты,  что  из
священной своей обители с жалостью взираешь на  скорбные поколения  мужчин и
женщин,   и  все   вновь  осыпаешь   нас  розовыми  лепестками   утонченного
наслаждения,  и ниспосылаешь  нам  блаженный сон, не  оставь нас  вовеки,  о
богиня,  одари счастьем тех,  кто  чтит Тебя и  взывает  к Тебе!  Утоли нашу
жажду, несравненная дочь богов, ибо мы жаждем красоты.
     До  которой папе и маме  Хартли  и прочим  им  подобным поистине как до
звезды небесной далеко...
     Я говорю от имени военного поколения. J'aurais pu mourir; rien ne m'e t
 t  plus facile, J'ai encore    crire ce que nous avons fait... (Bonaparte  
Fontainebleau -- admirez l' rudition de l'auteur!) --> 1 .
     Но для чего  нам  скорбеть, о Зевс,  и  для чего радоваться?  Для  чего
рыдать,  для чего  насмехаться?  Что  такое  поколение  людей, стоит ли  его
оплакивать?  Как листья, как листья  на деревьях, возникают, распускаются  и
опадают  поколение за поколением,  говорит поэт.  Нет!  Как  крысы  на утлом
корабле Земли, что несется сквозь звездный хаос  навстречу неизбежной судьбе
своей.  Как крысы, мы плодимся,  как крысы, деремся  за  кусок пожирнее, как
крысы,  грыземся  друг с другом и убиваем себе  подобных... И  --  о  бурное
веселье! -- раздается голос некоего последователя Фомы Аквинского:
     Мир вам, влюбленные, спи с миром, о Джульетта!
     В  ту пору, о  которой я пишу,-- года  за три -- за четыре  до войны,--
все, что касается секса, занимало  молодых  мужчин и женщин не меньше, чем в
наши дни или  в любое другое  время.  Они бунтовали против домашнего очага с
его  извечной моралью,  "предписывающей  продолжение рода",-- установка, при
помощи которой государство превращает всех взрослых граждан в пролетариат  в
самом прямом  смысле слова -- в простых производителей потомства. И  почти в
такой же  мере они  бунтовали  против "идеализма" Теннисона и прерафаэлитов,
для  которых  любить,   кажется,  только  и   значит  --  держась  за  руки,
прогуливаться в  садах Гесперид.  Но, не забудьте,  фрейдизм  (не  путать  с
Фрейдом, об этом великом человеке все говорят, но никто его  не читает) в ту
пору  почти  еще  не  был  известен.  Люди еще  не  додумались все на  свете
переводить   на   язык   сексуальных   символов,   и   если  вам   случилось
поскользнуться, наступив на банановую кожуру, никто не спешил объяснить вам,
что  в  этом  выразилось  ваше  тайное желание подвергнуться  операции,  без
которой человек не может  перейти  в  магометанскую веру. Люди  думали,  что
заново открыли, как много значит чувственная сторона любви; им казалось, что
при  этом  они  не утратили  и нежности,  без которой  ведь тоже  нельзя,  и
сохранили мифотворческий, поэтический  дар влюбленных -- источник того, чему
имя -- красота.


     В конце  апреля Джордж  и Элизабет поехали в Хэмптон Корт.  Встретились
около девяти утра  на  вокзале  Ватерлоо, доехали  поездом до  Теддингтона и
пошли через Буши-парк. Они захватили с собой очень  скромный завтрак -- и от
безденежья и  потому, что оба разделяли  пифагорейское заблуждение,  будто в
еде необходима умеренность.
     Они шли по траве длинными вязовыми аллеями.
     Какое  небо голубое! --  сказала  Элизабет, запрокинув голову  и вдыхая
весеннюю свежесть.
     Да, а посмотрите, как сходятся  вершины  вязов,-- настоящие  готические
арки!
     Да,  а  смотрите на  молодые  листочки  --  какая  ослепительно  яркая,
нетронутая зелень!
     Да, и все-таки сквозь листву еще виден стройный остов дерева: юность --
и старость!
     Да, и скоро зацветут каштаны!
     Да, а молодая  трава такая... Смотрите, Элизабет, смотрите! Лань! И два
детеныша!
     Где, где? Я не вижу! Да где же они?!
     Вон там! Смотрите, смотрите, бегут направо!
     Да, да! Какие забавные эти маленькие! А какие грациозные! Сколько им?
     Я  думаю, всего  несколько дней. Почему они  такие красивые,  а грудные
младенцы так безобразны?
     Не знаю. Говорят, они всегда похожи на своих отцов, правда?
     Сдаюсь! Но  тогда,  мне  кажется,  матери  должны  бы  ненавидеть  этих
зверюшек, а они их любят.
     Не всегда. У одной моей подруги в прошлом году родился ребенок, она его
не хотела, но  все уговаривала себя, что  полюбит его, когда  он родится.  А
когда  она увидела новорожденного, ее охватило такое отвращение, что ребенка
пришлось унести. Но потом она заставила  себя о нем заботиться. Она говорит,
что этот ребенок загубил ее жизнь и что она в кем ничего хорошего  не видит,
но все-таки она привязалась к нему и не перенесла бы, если б он умер.
     Вероятно, она не любила мужа.
     Нет, она мужа любит. Безумно любит.
     Ну, так, может быть, это не его ребенок.
     О-о! -- Элизабет была немного шокирована.-- Конечно же это его ребенок!
Просто она невзлюбила маленького, потому что он разлучил их с мужем.
     А долго они были женаты, когда родился ребенок?
     Не знаю... меньше года.
     Какое идиотство!  -- Джордж даже стукнул тростью о землю.-- Пол-ней-шее
идиотство!  Какого  черта они взяли и сразу навязали  себе на  шею младенца?
Ясное дело, она несчастна и они "разлучились". Так им и надо.
     Но что же они  могли поделать? То есть..  я хочу сказать... раз уж  так
случилось...
     Боже милостивый, Элизабет,  что  у вас за допотопные понятия! Ничего не
должно было "случиться". Есть разные способы...
     Все-таки, по-моему, это довольно противно.
     Ничего  подобного!  Вам так кажется, потому  что вас с  детства пичкали
всяким чувствительным вздором  насчет девической скромности. Это все тоже --
табу, система запретов. А по-моему, если мы  -- люди, а  не животные,  мы не
должны допускать,  что бы для  нас  это  было просто  дело случая,  как  для
животных. Деторождением надо  управлять. Это страшно важно. Может  быть, это
самая важная задача, стоящая перед нашим поколением.
     Но не думаете же вы, что никто не должен иметь детей?
     Ну  конечно, нет! Я так говорю иногда, когда падаю духом  и  становится
тошно смотреть, до чего выродилось человечество: мы  уже не люди, а какие-то
жалкие пугала. Пусть рождается меньше  детей и  пусть они будут лучше. Разве
не безумие, что мы контролируем рождаемость у животных, а когда дело доходит
до  людей,  даже  обсуждать  этого не  желаем? Откуда  же  возьмется хорошая
порода, если мы плодимся без смысла и толку, как белые мыши?
     Д-да, но, Джордж, дорогой, нельзя же так вмешиваться в чужую жизнь!
     А  я  и  не  предлагаю  вмешиваться.  Но,  по-моему,  если  люди  будут
достаточно  знать  и мы  избавимся от  навязанных  нам запретов, все и  сами
захотят  иметь лучшее потомство. Понятно, это личное дело  каждого,  незачем
вводить нелепые правила сэра Томаса Мора и выставлять обнаженную молодежь на
суд скромных матрон  и мудрых  старцев.  Нечего старикам мешаться  в страсти
молодых! К  чертям стариков! Но  тут  важно  другое. Вас возмущает положение
женщины  в  прошлом  и  наши  мерзкие средневековые  законы,--  да  это всех
разумных женщин возмущает и некоторых мужчин тоже. Вы  хотите, чтобы женщины
были  свободны и могли жить более  полной, интересной  жизнью. Я  тоже этого
хочу. Каждый мужчина, если он не  жалкий  кретин,  предпочтет, чтобы женщины
стали умнее  и великодушнее, а не  оставались  невежественными, запуганными,
угнетенными,  тихими и покорными,--  ведь от этого они теперь хитрые, злые и
втайне только  и мечтают отплатить за все свои обиды. Но избирательное право
тут не  поможет. То  есть, конечно, пускай  женщины  тоже  голосуют, раз  им
хочется. Но кому и на  кой черт оно нужно, это право голоса? Я бы с радостью
отдал  вам свое, если  б  оно у  меня уже  было. Вы  поймите главное:  когда
женщины---  все  женщины  -- научатся  управлять  своим телом,  у  них будет
огромная  власть. Они будут сами  решать, они смогут родить  ребенка,  когда
пожелают  и от кого пожелают. Перенаселение ведет к войне точно так же,  как
торгашеская жадность,  и дипломатическое шулерство, и безмозглый патриотизм.
Вот  толкуют о  забастовке горняков.  Поглядел бы я  на всеобщую  забастовку
женщин! Они за год поставят  на  колени все правительства  на  свете. Как  в
"Лисистрате", знаете, но уж на этот раз они не потерпят поражения.
     Ох, Джордж, что вы только выдумываете! Давно я так не смеялась!
     Что  ж,  смейтесь. Но  я  говорю  серьезно.  Конечно,  так согласованно
действовать сразу  во  всем  мире  не удастся. Прежде  всего,  не  стоило бы
объявлять  о  такой  забастовке  во  всеуслышание, ведь  у  правительств нет
совести,  они  пойдут  на любое  мошенничество  и  на любое  насилие,  чтобы
поддержать свою гнусную власть...


     Они  миновали Буши-парк,  пересекли  дорогу и вошли в дворцовые ворота.
Между  оградой, примыкавшей  к Большой Аллее,  тюдоровским дворцом и  другой
высокой  стеной раскинулись "заросли", иначе говоря, старый сад, разбитый по
величественному  плану Бэкона.  Это одновременно  и сад и дикие заросли,  то
есть он засажен руками  человека, и  порою растения прореживают или заменяют
другими,  но  все  здесь  растет  вольно, как бог  на душу положит. Джордж и
Элизабет остановились, охваченные внезапным восторгом,  какой овладевает при
виде  красоты  лишь  теми --  их  немного,--  кто  молод  и  способен  тонко
чувствовать.  Могучие  вековые  деревья,  которым  здесь  жилось  вольнее  и
спокойнее, чем их собратьям во  внешнем парке, вздымали вверх огромные веера
сверкающей золотисто-зеленой  листвы  -- она трепетала под легким  ветерком,
поминутно менялись  ее узоры  на фоне ласкового голубого  неба.  Только  что
развернулись бледные сердцевидные листья сирени, на тонких стеблях  качались
гроздья нераскрывшихся бутонов,-- скоро  они  вскипят  белой и нежно-лиловой
пеной  цветенья.  Под  ногами  расстилалась  густая  зелень некошеных  трав,
подобно зеленеющему вечернему небу, на  котором  вспыхивают частые созвездия
цветов. Вон  блеснул мягко  изогнутый желтый рожок  дикого нарцисса; вот еще
нарцисс,  из белоснежного рюша заостренных  лепестков выступает  его золотая
головка; и  пышный  махровый нарцисс между  ними  -- совсем напыщенный купец
между  Флоризелем  и  Пердитой. Пьяняще  пахнут  жонкили,  всюду  кивают  их
кремовые головки, по нескольку на одном стебле; звездный нарцисс на высоком,
гибком и крепком стебельке всегда настороже,  всегда зорко смотрит вокруг  и
ничуть не похож на томного юношу, заглядевшегося на  свое  отражение в воде;
хрупкие  пепельно-голубоватые  соцветия  морского  лука  теряются  в  буйных
зарослях трав; и всюду виднеются голубые, белые, красные гиацинты -- гроздья
бесчисленных   кудрявых   колокольчиков  на  плотном  стебле.  А  среди  них
возвышаются тюльпаны -- алые, точно  пузырьки темного  вина; желтые, похожие
скорее  на  чашу, чувственно раскрывающиеся  навстречу нетерпеливым мохнатым
пчелам; крупные, алые  с золотом  -- гордые и  мрачные, точно стяг испанских
королей.
     Цветы  английской  весны!   Какой  ответ  нашей  смехотворной  "мировой
скорби",  какое спасенье,  какой  кроткий укор  озлобленью,  и  алчности,  и
отчаянью, какой целительный  бальзам  для  раненых душ!  Какая прелесть  эти
гиацинты  и  нарциссы, лучшие цветы  в  году,--  такие скромные, задушевные,
бесхитростные, они нимало не стремятся подражать ручным любимцам садовника с
их  искусственной  оригинальностью!  Весенние  цветы английских лесов, такие
неожиданные под  нашим хмурым небом,  и цветы, которые так нежно любит и так
заботливо холит каждый англичанин в своем опрятном пышно разросшемся саду,--
столь же  неожиданно  прекрасные,  как поэзия нашего хмурого  народа!  Когда
неизбежное fuit Ilium -->  1 погребально зазвучит над Лондоном
среди  убийственного грохота огромных бомб, в  зловонии  смертоносных газов,
под рев аэропланов  над  головой,  вспомнит ли  завоеватель  с  сожалением и
нежностью о цветах и поэтах?..
     Когда Джордж во время одной из наших с ним прогулок пересказал мне суть
этого разговора с Элизабет, я постарался не  показать ему, насколько он меня
позабавил и заинтересовал. Бывают такие движения,  слова,  поступки, которые
не только  могут  привлечь  нас  к человеку  или  оттолкнуть, но  словно  бы
раскрывают  и  объясняют его.  Больше того,  иной раз они  как бы раскрывают
эпоху. Кому не случалось испытать, как влечет к себе или, напротив, вызывает
отвращение  чужое тело.  Вот,  например,  я всегда восхищался стихами одного
поэта; но когда  я впервые встретился с ним, он  пытался взять  за руку одну
молодую девушку. Само по себе  это  меня  ничуть не покоробило, напротив. Но
ужасно было видеть,  как огромная, безобразная,  багровая лапа  с узловатыми
пальцами и обкусанными грязными ногтями пытается завладеть чистенькой пухлой
ручкой моей  юной приятельницы... Потом всякий раз, как я читал его стихи, я
невольно  вспоминал эту руку --  страшную, как рука мистера Хайда в фильме с
участием Барримора...
     Не без умысла я так подробно рассказываю об этих первых беседах Джорджа
с Элизабет и Джорджа вывожу на первый план. Они многое объясняют,--  мне, во
всяком случае, они объяснили многое. В них раскрывается характер Джорджа,  и
в то же время они "проливают свет" (как выражаются люди ученые) на состояние
умов того поколения, мужская половина которого почти вся погибла, не дожив и
до тридцати  лет. Обычно Джордж был  очень молчалив. Как  почти все думающие
люди,   он  мало  имел  в  запасе  мелкой   словесной  монеты  и  не  терпел
пустопорожней болтовни. Но  если собеседник был  ему по душе,  он становился
разговорчив.  О,  тут он говорил без умолку! Его живо занимала  каждая новая
мысль, отклик его собственной души  на каждое явление;  другие люди и  чужая
жизнь его  не так интересовали,--  разве что отвлеченно, в общих  чертах. Он
мигом замечал в  любом обществе девушку  с лицом,  будто  выписанным  кистью
Ботичелли  (в  те дни люди еще восхищались Ботичелли,  и  девушки  старались
походить  на  его мадонн),  но  он  не  заметил бы, скажем, лица  некрасивой
женщины,  по  выражению  которого  можно угадать, что  она  любит  красивого
хозяина дома, без памяти влюбленного в свою молодую жену... Итак, темой всех
разговоров  Джорджа  были  либо   отвлеченные  идеи,  либо  непосредственные
впечатления. Идеи он любил просто до неприличия. Стоило бросить ему какую-то
новую  мысль, и он ловко и радостно  ловил ее на лету,  как хватает тюлень в
зоологическом саду брошенную сторожем рыбу.
     Разумеется, вполне  естественно, чтобы молодежь  интересовалась идеями,
исполненными для нее новизны, хотя, быть может, изрядно потрепанными с точки
зрения людей постарше. Но молодежь военного поколения, мне кажется, чересчур
увлеклась идеями грандиозных социальных реформ. Англия кишела реформаторами.
Почему  --  честно  говоря,  не  знаю.  Быть может, тому  виною политический
идеализм Рескина  и  Уильяма Морриса,  подкрепленный  куда  более  разумными
трудами фабианцев. Не было человека, который не стремился бы строить царство
божие  на земле,  и какие только для этого не предлагались планы! В наши дни
эта страсть уже завладела возвышенными умами бескорыстных членов профсоюза и
в известной мере захватила даже сельскохозяйственных рабочих. Так что сейчас
вы можете  услышать  в  Хайд-парке,  в кабачке или в вагоне третьего  класса
изрядно  перевранные  отзвуки  разговоров,  какие  велись в  интеллигентских
кругах лет  двадцать  тому назад.  Восхитительное,  радующее  душу  зрелище:
пролетариат с  нетерпением  ждет наступления золотого века, невозможного  во
все  времена   и   вдвойне  невозможного   после   катастрофы,  что  ввергла
интеллигенцию в пучины  шпенглерианского пессимизма и бросила малодушных или
наиболее циничных в насмешливые объятия святой церкви...
     Джордж  тоже заразился этой  социально-реформистской  чушью. Он все  на
свете неизменно расценивал "с точки зрения нашей страны", а еще того чаще --
"с точки зрения человечества". Быть может, это были плоды полученного  им  в
школе  воспитания  в  духе  зада-империи-предназначенного-получать-пинки.  Я
знаю,  что  он яростно и с  похвальным  презрением противился этому духу, но
ведь с кем поведешься -- от того и  наберешься. Вероятно, в молодости всегда
так, хотя сам  этого  и  не замечаешь. Как я говорил Джорджу  несколько  лет
спустя,  он был  совершенно прав, стараясь заранее честно  и откровенно  все
обсудить  с  Элизабет,-- но только этой чушью насчет улучшения  человеческой
природы, и  прав  женщин,  и  предотвращения  войн при  помощи  контроля над
рождаемостью он отпугнул бы любую девушку, если бы она уже не решила твердо,
что  он-то  ей  и  нужен.  Как  совратитель  он  не  мог  бы избрать  худшей
стратегии,--  хотя,  en  passant  --> 1  стоит  заметить,  что
"совращение" принадлежит к числу тех безнадежно  устаревших понятий, которые
существуют  только  в  заплесневелых  мозгах  законников  и преобразователей
общества, ибо в девяти случаях из десяти если и есть совратитель, то  это не
мужчина, а женщина. На мой взгляд, Джордж должен был объяснить ей простейшие
истины,  напомнить,  что  в нынешних условиях не следует производить на свет
детей,  если  вы  не  сочетались  законным  браком,  так как детям от  этого
приходится плохо; впрочем,  иной раз на это можно пойти сознательно,  в знак
протеста  против дурацких предрассудков. Далее, он должен  был растолковать,
что слишком рано и  бездумно обзавестись ребенком  -- значит  лишиться  того
наслаждения,  какое  дает  телесная близость.  А  затем  следовало  на  деле
доказать,  что  любовь  --  это  искусство, искусство  не  простое,  которым
совершенно  напрасно  пренебрегают  (особенно "благовоспитанные" англичане),
ибо это ведет к самым печальным и пагубным последствиям. Трудно поверить, но
это  чистая правда:  тысячи  и  тысячи  вполне  порядочных  людей  презирают
женщину, если заподозрят или убедятся, что она  хоть в малой мере испытывает
наслаждение  от близости с мужчиной.  А  потом они еще  недоумевают,  почему
женщины сварливы и вечно всем недовольны...
     Одним   все   это   покажется   азбучной   истиной,  другим   --  самой
предосудительной  ересью.  А я просто  пытаюсь  объяснить  поведение  людей.
Безусловно, всегда найдется какая-нибудь гордая личность, которая прикрывает
свои  пуританские  взгляды такими,  к примеру,  заявлениями:  "Мне до смерти
надоела вся эта болтовня о  вопросах пола. Почему вы не  можете спать, с кем
вам угодно, и прекратить разговоры на эту тему?" Но почему нельзя говорить о
том, что всех нас занимает  и что  в  конечном счете  так важно для  жизни и
счастья взрослых людей? Быть может, чужие  любовные истории чему-нибудь  нас
научат. Мне кажется,  поколение  Джорджа и  Элизабет решало вопросы пола  уж
слишком прямолинейно, слишком общо  и безоговорочно  -- и в этом  их ошибка.
Они  и  впрямь позволили  социально-реформистскому вздору сбить их с  толку.
Дома,  на  примере  собственной  семьи,  они  воочию  убедились,  что  чисто
викторианские (а  впрочем, не  менее характерные и для царствования Эдуарда)
невежество и  культ домашнего очага с бесчисленными  младенцами делают людей
глубоко,  непоправимо  несчастными,--  и поняв  это,  взбунтовались. Что  ж,
превосходно. На  беду, они не поняли, что  сами  лишь  устанавливают  взамен
новую тиранию -- тиранию свободной  любви. Почему бы  иным и не ограничиться
одним-единственным браком,  если им так хочется? Может быть, их  это  вполне
устраивает. Разумеется, пусть это не будет верность из-под палки, но если вы
созданы для единобрачия, не заводите  любовниц только  из боязни отстать  от
века. Существуют простейшие правила, которые остаются справедливыми при всех
условиях,-- взять хотя бы бальзаковское: "Не начинайте брак с насилия"; но в
целом  отношения эти --  глубоко личные, сложные и тонкие --  каждый  должен
строить по-своему. Только, ради всего святого, пусть в них не вмешиваются ни
закон,  ни досужие сплетники.  Ведь  вот викторианская  семьи  -- воплощение
жестокости  и  страдания  --  охраняется  законом  и  возводится  в  образец
добродетели,  а   всякая   попытка  сделать   людей   хоть   немного   более
естественными, счастливыми  и терпимыми объявляется греховной,-- это  ли  не
наглядный пример  того,  как  глубоко  укоренился  в нашем обществе  скрытый
садизм? Как умеют люди губить собственное счастье! Как ненавидят они счастье
и  радость!  Чего  стоит сумасбродная  выдумка,  будто женщина обязана  быть
целомудренной,  а та, которая  "знала" больше одного  мужчины,--  "нечиста"!
Ведь  очень многие женщины быстро проникаются  глубокой  неприязнью к своему
первому  мужчине,  а  настоящее  счастье и  удовлетворение  дает  им  только
четвертый, шестой или десятый.
     Увы,  "так  уж создан человек":  в  любовной  жизни  большинства  людей
краткие  счастливые передышки  всегда будут снова и снова  надолго сменяться
страданием.  "Половой вопрос" будет разрешен лишь в  золотом веке, когда род
людской достигнет совершенства. А до  тех пор нам  остается  только вздыхать
при  виде загубленных жизней и размышлять о том, что мужчины и женщины могли
бы стать друг для друга великим  утешением и отрадой, а между тем они только
и делают, что друг друга мучают...


     Мне  не  жаль Джорджа и  Элизабет.  Они были  счастливы в тот день, и в
другие  дни,-- а  хотя бы  один день  полного счастья оправдывает всю горечь
бытия.
     Они вышли из "зарослей" в просторный сад и не спеша побрели  по Большой
Аллее, где хлопотали садовники,  высаживая весенние цветы. Крокусы почти уже
отцвели,  и  косилка,  негромко  жужжа,  подравнивала  нежный  зеленый  дерн
привольных  лужаек. Глядя на аккуратно подстриженные тисы, Джордж и Элизабет
заинтересовались:   уж  не  кардинал  ли   Уолси   их  посадил?  Оба  весьма
неодобрительно  отозвались об отлитых из свинца трех грациях и,  проходя под
деревьями по  берегам каналов,  заметили,  что в  воде начинают раскрываться
прохладные зеленые листья лилий. Они  остановились в  конце Большой Аллеи  и
долго  молча смотрели  на воронки и водовороты Темзы,  на свежевыкрашенные к
лету барки, на нежнейшие перистые ветви молодых ив,  колышущихся под ветром.
В  Королевском саду, на верхней  дорожке и в  липовой  аллее, где под каждым
деревом густо разрослись и уже полегли  в траву, увядая, фиолетовые крокусы,
они рассуждали о Карле Первом и заспорили о его распре с парламентом, словно
она  была делом не прошлых веков,  а нынешнего дня. Романтически настроенная
Элизабет  сочувствовала томному красавцу Карлу;  Джордж  выступал на стороне
вигов и  ратовал  за  политические  свободы, хоть и не одобрял  пуританского
вандализма.  Они  миновали  двор  с фонтаном,  потом прекрасный  тюдоровский
дворец, прошли  по берегу реки и наконец уселись под деревом завтракать. Они
болтали и спорили, и смеялись, и строили планы, и  переделывали  весь мир по
своему,   и   преисполнялись  (бог  весть   почему!)  сознанием  собственной
значительности,  и держались  за руки, и целовались, когда думали, что никто
их не видит... Да, они были счастливы.

     Дорогие мои Влюбленные! Не будь вас, как  скучен был  бы мир! Где бы вы
мне ни повстречались,  я всегда смотрю на вас с нежностью и потихоньку желаю
вам счастья. Помню, я от души посочувствовал одному  старому французу-поэту,
с которым мы как-то в тихий  вечер прогуливались по Бульварам; мимо нас пара
за парой проходили влюбленные, держась за  руки,  тесно  прижимаясь  друг  к
другу, и  глаза их так и  сияли. Весенний воздух пьянил их, добрые  парижане
смотрели  снисходительно,  а  чувства  били  через  край, каждый  восхищался
совершенством  другого,  восторга  было уже  не  сдержать  --  и  то  и дело
какая-нибудь  парочка,  укрывшись  кое-как   за  ближним  деревом,  начинала
целоваться взасос. Никто не мешал им, никто не глядел косо, полицейский и не
думал арестовать их за нарушение приличий. Старый поэт остановился и положил
руку мне на плечо.
     Mon ami -->  1  ,-- сказал  он,--  я  старею!  Мне  скоро
шестьдесят.  Иной  раз, когда я  иду по улице и  вижу эту пылкую молодежь, я
ловлю себя на  мысли:  "Какое  бесстыдство! Почему это  позволяют? Почему  я
должен смотреть на чужую страсть?" А потом вспоминаю, что и сам был молод, и
тоже,  пылкий и счастливый, бродил по улицам  то с одной,  то с другой своей
возлюбленной, и  каждая казалась  мне прекрасной, и каждую  я любил  вечной,
неумирающей любовью! И я смотрю на эти влюбленные парочки и шепчу  про себя:
Allez-y, mes enfants, allez-y, soyez heureux! --> 2
     Дорогие мои Влюбленные! Будем всегда помнить, что в вас -- единственная
отрада этого жестокого мира.


     Джордж и Элизабет в  этот солнечный день не спешили уходить из парка; а
под вечер, когда стало прохладно -- в Англии апрель холодный,-- они медленно
пошли  назад по  длинным аллеям, совсем  как влюбленные парижских Бульваров:
они тоже шли  рука  в руке, тесно прижавшись друг к другу, и  глаза их так и
сияли, и они тоже останавливались, и губы их сливались в поцелуе, потому что
радость жизни и упоение любовью неодолимо влекли их друг к другу.
     Они были так счастливы, что не замечали усталости.


     Увлекательно наблюдать, как люди устраивают свою судьбу и сами же вновь
ее  ломают,  увлекательно видеть,  как неукротимый порыв  вдруг сбивает их с
проторенного пути,  как они  мечутся, делают  глупости,  терзаются  и  вновь
находят себя. Можете ли  вы назвать самое неинтересное место,  самую скучную
улицу  на свете? А ведь до чего увлекательно было бы узнать, как живут и чем
дышат ее скучные обитатели!
     В  жизни  каждого  взрослого  человека  есть  два  центра,  два  полюса
деятельности  --  экономический и  сексуальный.  Есть  два врага  -- Голод и
Смерть. Вся ваша жизнь,  с тех пор как вы стали взрослым,  зависит от уменья
противиться этим  двум исконным врагам.  Пусть вам кажется, что человечество
на  протяжении своей истории  сильно  их  изменило, и, однако, они остаются:
никуда  не уйти от Голода и  Смерти, от необходимости есть и стремления жить
без конца.
     Таким  образом, возникают две  задачи: экономическая  и сексуальная. Ни
для той, ни для другой  нет готового решения. Жизнь становится сносной -- не
скажу, "счастливой", хоть и верю в счастье,-- постольку, поскольку вам лично
удалось решить  обе  эти задачи. В юности всем нам подсказываются  известные
решения,  освященные  традицией,-- и  по  тому,  как  быстро  мы  поймем  их
нелепость и несостоятельность,  можно почти безошибочно судить  о нашем уме.
Едва мы поняли истинную цену  этих  решений, перед  нами встает новая,  куда
более  сложная задача: как  же построить свое счастье в  обход  существующих
Законов (или правил,  установленных обществом) или наперекор им,-- и в то же
время  не  погрешить против чувства Справедливости,  не  посягнуть  на права
другого.
     Обыкновенный человек, дикарь,  пролетарий, будь то мужчина или женщина,
решают задачу просто: для них  главное  -- количество.  Ешь и  совокупляйся,
сколько тебе охота и даже больше того,--  и  ipso  facto --> l
будешь счастлив. Набивай  мошну свою. Великолепный  Яго, до чего же ты глуп!
Благородный Калибан,  до чего безмозглая скотина! Для первобытных людей, для
героев Гомера  или  рабочих  жареная говядина  заманчивей  всяких  пиршеств.
Разграбить город и изнасиловать всех женщин подряд --  вот сладострастнейшая
мечта  цивилизованных  дикарей на протяжении многих  веков.  Проделать то же
самое не  открыто, с  мечом в руках, но втихомолку,  при помощи денег,-- вот
подлинный идеал  деловых людей, прославленных на  весь  мир доктором Фрэнком
Крейном.  Поумнев, человечество выносит  им свой приговор -- да разделят они
участь мегатерия и дикого осла.
     Далее,   имеется   решение,  предлагаемое  Р.  Киплингом,  или  истинно
британским  воспитанием. Оно  не так  далеко от  предыдущего, как  кажется с
первого взгляда, ибо опирается на те же первобытные инстинкты, но заставляет
их служить уже не отдельному человеку, а определенной группе людей -- нации,
государству. Все,  что  делается во  имя  Британской империи, правильно. Нет
Истины, нет  Справедливости  -- есть  только британская истина и  британская
справедливость. Гнусное святотатство! Ты -- слуга Империи; неважно, богат ли
ты, беден ли --  поступай, как велит  тебе Империя,-- и коль  скоро  Империя
богата и могущественна,  ты обязан быть счастливым. Женщина? Немного тряпья,
костей и  волос.  Эту  задачу  решить нетрудно: научите  мужчин презрению  к
женщинам,  для  этого  есть два  пути --  либо открыто презирайте женщину  и
насмехайтесь над нею, либо возведите ее на пьедестал целомудрия. Разумеется,
женщина  как  собственность  имеет известную  цену.  Еще  бы!  Мир  на земле
невозможен,  ибо  тот,  у  кого больше денег,  получает и лучшую  женщину,--
заявил  народам  кайзер  Вильгельм.  Как  будто  народы  --  просто  сборище
киплинговских героев, старающихся перебить  друг у друга дорогую шлюху! Экая
гнусность и мерзость!
     Нет, каждый  из нас  должен  сам решить  обе  задачи -- и, повторяю: от
того, найдет ли он правильное решение, зависит счастье  всей жизни. Я  вовсе
не  берусь  поучать  вас  и подсказывать решение. Мне  кажется, я  знаю свое
решение, но оно не обязательно годится и для  вас. Однако я глубоко убежден,
что  и  количественное решение и то, которое предлагается истинно британским
воспитанием, одинаково ложны...
     Борьба с  Голодом, то  есть экономическая задача, создает между  людьми
отношения, полные  захватывающего интереса,-- это хорошо понимал Бальзак. Но
сейчас она нас мало занимает. Она  была сугубо важна для Изабеллы, но  почти
не имела значения для Джорджа и Элизабет. Эти двое довольствовались малым, и
оно давалось им легко: Элизабет  помогали родители, Джордж брался за  всякую
случайную  работу, которая отнимала  у него  не  так  уж много времени.  Оба
старались избежать того  рабства, когда человек обязан  работать  на кого-то
восемь часов  в день  за  определенную  плату, и,  однако,  оба  готовы были
работать хоть шестнадцать часов в сутки на свой страх и риск, занимаясь тем,
что  им было  приятно и  интересно. Ни у Джорджа, ни  у  Элизабет не было ни
малейшего желания  при помощи богатства подчинять себе  других.  Конечно, вы
вправе  сказать,  что  они решили  стоявшую перед ними экономическую  задачу
самым трусливым способом, спрятавшись от нее в кусты.  Однако для них обоих,
при их характерах, это было самое верное решение.
     Но  это  "трусливое  решение"  (если  вам   угодно  его  так   назвать)
распространялось и на  задачу сексуальную. Было  совершенно ясно, что Джордж
не  в  состоянии прокормить  жену  и детей  на  свои случайные  заработки, а
живопись  пока что отнимала  много времени и  сил, но дохода не давала. Было
ясно также, что Элизабет не настолько богата,  чтобы позволить себе  роскошь
завести мужа-художника и  содержать  семью. Из всего этого следовало, что им
нельзя иметь детей; но они не  хотели детей, а потому ничуть  не огорчались.
Но  раз они  не хотят  иметь детей, значит,  им  и жениться незачем. В самом
деле, для чего жениться,  если не ради злополучного младенца,  которому худо
будет в жизни, родись он незаконным?
     Все это  они подробно обсудили прежде, чем в первый  раз легли  вдвоем.
Разумеется,  вы  вправе  сказать,  что  все  это  очень  "безнравственно"  и
"противоестественно" и если все станут так себя  вести,  род  людской  скоро
прекратится. Не стану говорить: "Вот бы  хорошо",-- это и так понятно, скажу
лишь,  что, на мой взгляд, Европе не грозит  нехватка населения. Поскольку в
Англии жителей примерно втрое больше, чем может прокормить английская земля,
я  склонен думать,  что  Джорджа  и Элизабет  в  этом отношении надо считать
национальными героями...
     Если  вы  не слишком медленно  соображаете,  вы уже,  наверно,  уловили
весьма существенную разницу между четой Джордж --  Элизабет (речь не о  том,
что они не  состояли в  законном браке, это  не  имеет никакого  значения) и
четою Джордж Огест  -- Изабелла, или добрейший  папаша -- дражайшая матушка,
или папа  и  мама  Хартли.  "Они подробно все  обсудили  прежде,  чем  легли
вдвоем". Вы улавливаете, в чем суть? Они  сначала обратились  к  разуму, они
сначала  подумали, а потом уже решились  на  физическую близость. Вот чем  в
корне отличается  от  дедов  и прадедов новое поколение.  Оно пытается  жить
разумно,  а не  следует  вслепую своим  инстинктам и  коллективной  глупости
веков,  воплощенной  в законах  и  обычаях нашего  общества. Изабелла "вышла
замуж  ради  денег"  -- и  получила  то,  чего  заслуживала, иными  словами,
обанкротилась. Но ей с детства под сурдинку внушали, что долг каждой девушки
--  воспользоваться страстью мужчины как  средством обогащения. Проституция,
освященная законом. Профессиональный  союз замужних  женщин. Джорджа  Огеста
неодолимо  влекло  к Изабелле,  и  он хотел спать с ней. Почему  бы и нет, о
господи! Почему бы и нет?  Но он  никогда не задумывался над двумя  великими
задачами.  Он  не  хотел иметь  детей;  Изабелла  тоже не хотела. Во  всяком
случае, не очень хотела. Но им издавна внушали, что грешно и позорно мужчине
и  женщине спать вместе, если  они не  "обвенчаны".  Священник, церемония  в
присутствии множества  свидетелей  и  официальные подписи делают "священным"
то,  что  в  противном случае -- страшный грех  и  безнравственность. Но  по
правилам и законам, в которых были воспитаны Джордж Огест и Изабелла, "брак"
означал  "милого крошку"  ровно через девять  месяцев после свадьбы. И очень
хорошо  --  для  тех,  кто  шел  на  это с открытыми  глазами.  Превосходно.
Очаровательно.  Я  готов каждые десять месяцев быть крестным отцом.  J'adore
les enfants --> 1 . Но очень плохо, прескверно, отвратительно,
если вы влипли в такую историю, как  несмышленые щенята: ваша  половая жизнь
искалечена, мужчина  разочарован, женщина  полна  отвращения, и  вдобавок вы
произвели на свет младенца, о котором не умеете толком позаботиться...
     Именно  так,  вслед  за  своими  родителями,  поступили Джордж  Огест и
Изабелла.
     Во времена Мольера брак был в какой-то мере разумен.  Ты, Эраст, любишь
Лизетту?  Отлично.  Ты,  Лизетта,  любишь  Эраста?  Великолепно.  Вы  хотите
завершить  свою  страсть  счастливой развязкой? Вполне естественно  и  очень
мило. Но известно ли  вам, что  у  вас появятся дети? Превосходно. Сколько у
тебя денег, Эраст? Ни гроша? Гм... Но твой отец согласен? Он готов дать тебе
десять тысяч  крон, если отец  Лизетты даст  еще пять  тысяч? Прелестно. Это
совсем  другое  дело.  А  твой  отец, Лизетта?  Он  согласен?  Нотариуса, да
поскорее! Благословляю вас, дети мои!
     Это был простой  и грубый здравый  смысл. Мне очень жаль Лизетту, но ее
детей жалеть не приходится.
     Одна  беда:   сексуальная  жизнь  Лизетты  и  Эраста  была  не  слишком
счастливой, а  потому  Лизетта  заводила  amants  -->  2  ,  a
Эраст--amies --> 3 . Под конец сожительствовали с кем  попало,
и  Эраст  уже не знал, он ли  отец  последним  отпрыскам Лизетты,  а Лизетта
понятия не  имела,  сколько незаконных малюток  наплодил  где-то  на стороне
Эраст. Все это неминуемо порождало свары, озлобленность и лицемерие.
     Военное  поколение просто-напросто  отделило половую жизнь от инстинкта
продолжения рода -- во всяком случае, в  больших масштабах,--  ведь и прежде
изредка  находились люди,  поступавшие так  же.  Великие успехи  Науки  (как
восхитительны эти избитые  фразы!) принесли с собою кое-какие всем доступные
средства -- и люди разумные не преминули ими  воспользоваться. Роковой выбор
былых времен -- сгори от страсти или женись  --  отжил  свое.  Появился  еще
один, более осмысленный, выход. Теперь и мужчина и женщина могли жить полной
жизнью, не имея детей. А стало  быть, идя  путем науки,  то  есть все  снова
пробуя и  ошибаясь,  каждый мог в конце концов  подыскать  себе  подходящего
любовника  или  любовницу;  те же,  кто склонен был к чадолюбию,  могли  (en
attendant mieux -->  4 )  жениться, чтобы  произвести на  свет
потомство.  Иначе  говоря,  мы  вернулись   к  мудрой   системе  древних  --
сожительству  с кем придется (если древние и вправду были так разумны, в чем
я сильно сомневаюсь), и это несравнимо  лучше, чем всяческий обман, семейная
тирания, тайный разврат и  проституция. И вот прямое следствие этого: в наши
дни  число  проституток  явно  пошло на  убыль, чего  не  бывало  со  времен
Миланского эдикта.
     К несчастью, довоенные "средства" были грубы и не вполне надежны...


     Итак,  Джордж и Элизабет  были либо  в высшей степени разумны,  либо до
отвращения  безнравственны,-- судите,  как  вам  угодно,  мое дело  изложить
факты. Впрочем, я и не думаю скрывать свое мнение, а именно--что  разум куда
более  надежная  опора   для  счастья,  чем  "ax-любовь"  и  "бог"   --  эти
благопристойные названия  глупости и  невежества.  В некотором роде Джордж и
Элизабет были первооткрывателями. По  крайней мере, они сами так думали, а в
данном  случае  только это и важно.  Они  всерьез  верили, что додумались до
иных, более осмысленных и разумных, более человечных отношений между полами.
Но были  тут кое-какие весьма существенные сучки и задоринки, которых они не
заметили. Как  почти все,  кто молод и не  глуп, они были самонадеянны, даже
чересчур  самонадеянны. Да, бесспорно, они были  далеко не глупы  и  избрали
верный путь, но, к несчастью, познания их были сугубо теоретические, главным
образом, вычитанные Джорджем  из  книг, либо плоды его домыслов. Это очень и
очень опасно,  когда двое девственников берутся обучить друг  друга сложному
искусству, с которым  оба знакомы лишь о  теории.  Опасно  потому, что можно
загубить самые радужные  надежды, оборвать горьким разочарованием отрадные и
волнующие чувства  и 6езнадежно испортить самую прекрасную близость. И очень
опасно  слишком  рано встретить  человека,  который словно предназначим  вам
самой  судьбой. Вот  перед вами  супружеская  чета:  красивые, молодые,  без
памяти  влюблены;  какая  прелесть,  как  приятно  из  них  смотреть!..   Но
подождите! Только подождите! И ждать придется не так уж долго...


     Вы еще не забыли Фанни и молодого ученого из Кембриджа...
     Итак. Джордж и Элизабет составили план жизни, и некоторое время все шло
как по маслу.  Если  бы  не  война, все  перевернувшая  в  душе, в судьбе  и
характере всех и каждого, быть может, их союз и выдержал бы  мелкие  бури во
образе Фанни  и того молодого человека,  а пожалуй, и других Фанни н  других
молодых  людей,   и  благополучно  существовал  бы  по  сей  день.  Элизабет
распростилась с пансионом  в Хэмпстеде и сняла  в Блумсбери большую комнату,
которая  годилась и под  студию.  Родителям в Манчестер  она  написала,  что
делает это ради экономии и для того, чтобы  быть поближе к своей "работе",--
последнее  можно  понимать  как угодно. А экономия  заключалась  в том,  что
теперь меньше изнашивалось постельное белье  -- ведь она  нередко ночевала в
"студии" Джорджа. Однажды к ней  без всякого предупреждения нагрянула  мать.
По счастью, Джордж на субботу и воскресенье уехал за город, и мать "застала"
Элизабет  у  мольберта  с  кистью в  руках. Элизабет  вела  себя  с завидной
непринужденностью -- у женщин врожденный дар притворства! -- проворно убрала
подальше кое-какие мелочи,  которые могли бы выдать  присутствие  в ее жизни
мужчины  (трубку, табак,  том  "Психологии  пола  с  подписью:  "Моей  милой
Элизабет от  Джорджа") и послала Джорджу длинную телеграмму-предосторежение.
Миссис Пастон гостила у дочери три дня. Разумеется, она кое-что заподозрила.
Элизабет неузнаваемо  похорошела, стала наряднее одеваться, пересыпала  свою
речь новомодными словечками и явно была счастлива -- так счастлива, что даже
матери за  три  дня  не удалось нагнать на  нее тоску.  С  женщиной, которая
приходила убирать студию.  Элизабет всегда  умела поладить,  а посему, когда
миссис  Пастон  потихоньку  принялась  с  пристрастием  ее  допрашивать,  та
восхитительно поглупела и горой стояла за Элизабет,
     Нет, мэм, ничего худого за ней не водится,
     А как же, мэм, мисс Элизабет такая славная молодая леди
     Да я тут бываю только по утрам, мэм.
     Миссис Пастон была совсем сбита с  толку, и  хоть в душе ее по-прежнему
шевелились подозрения  (как смеет Элизабет вдали от  своих любящих родителей
быть   такой  довольной,   такой  хорошенькой  и  счастливой?)  пришлось  ей
воротиться домой несолоно хлебавши.
     Итак, все обошлось.

     Элизабет ужасно возгордилась тем, что она больше не девушка. Можно было
подумать,  что  она --  единственная  молодая  особа в  Лондоне,  утратившая
девственность. Но ей, как царю Мидасу, не терпелось с кем-нибудь  поделиться
своей тайной -- пусть  завидуют!  А  потому однажды, когда Джордж укатил  на
неделю в Париж смотреть какие-то картины, она позвала  Фанни пить чай, долго
ходила вокруг да  около  и  наконец поведала ей чудесную тайну.  С некоторым
разочарованием, но и с облегчением она убедилась, что Фанни приняла  новость
как нечто вполне естественное.
     Я только удивляюсь, что ты ждала так долго, дорогая моя.
     Но ведь я не намного старше тебя!
     Милочка, да  разве  ты не знаешь? У  меня  уже было два или три романа.
Просто я не говорила тебе. Не хотела тебя смущать.
     Смущать? -- Элизабет презрительно засмеялась, хотя она ничего подобного
не ждала.-- С какой стати мне смущаться? Уж я-то, во всяком случае,  считаю,
что каждый волен иметь столько романов, сколько хочет.
     А кто он?
     Элизабет замялась и немного покраснела.
     Пока не скажу. Но ты с ним скоро познакомишься.
     Послушай, Элизабет, надеюсь, ты осторожна?  Ты не  собираешься  завести
младенца?
     Снова презрительный смех.
     Младенца?  Вот еще! Неужели ты  думаешь, что я так глупа? Мы с Джорджем
все это обсудили...
     А, значит, его зовут Джордж?
     Да. Как это у меня сорвалось? Ну да, Джордж Уинтерборн. Так вот, мы все
обсудили и все  прекрасно уладили. Джордж говорит,  мы слишком молоды, чтобы
иметь детей,  а тогда к чему нам жениться? И все равно  мы слишком  бедны. А
если  нам когда-нибудь захочется иметь детей, пожениться мы всегда успеем. А
я сказала, что не желаю себя связывать ни с каким мужчиной и не желаю носить
чужое  имя. И сказала, что если захочу иметь  еще любовников, так они у меня
будут,  и  если  он  захочет  сойтись  с   какой-нибудь  другой  женщиной,--
пожалуйста. Но, конечно, когда отношения такие прочные, как у нас, ни к кому
другому не потянет.
     Фанни улыбнулась.



     А на самом  деле, когда Джордж развивал перед Элизабет свой Генеральный
План  Идеальных  Взаимоотношений  Между Полами, она ему  ничего подобного не
говорила. Она слушала сперва  робко и  неуверенно.  Но пылкие речи  Джорджа,
книги по физиологии, психологии и вопросам пола, которыми он ее  забрасывал,
и  восторженное сознание, что  она  уже  не  девчонка, а  настоящая женщина,
совсем вскружили ей голову, и она ударилась в другую крайность. Прошло всего
несколько месяцев, а  она  уже проповедовала такую "свободу",  что Джордж не
мог за ней угнаться. Ее доводы звучали вполне  разумно, и  их было не так-то
легко  опровергнуть;  в  сущности,  хоть  Джордж  этого  и не  замечал,  они
логически  вытекали  из  его  собственной   теории.  Если  любишь  человека,
доказывала  Элизабет, это еще не значит, что тебя  не  могут увлечь  другие.
Единобрачие установлено  было для того, чтобы  поработить женщину, чтобы  не
было сомнений в "законности" потомства  и чтобы было легче прокормить жену и
детей. Но когда  женщина свободна, а детей  нет,  кому, спрашивается,  нужна
искусственная  верность, верность  из-под палки? Как  только тебя принуждают
клясться в верности,  как только  приходится делать над собой  усилие, чтобы
эту  верность сохранить,  тотчас  отношения  становятся фальшивыми.  Усилие,
нужное для того, чтобы сдержать слово,-- самая верная порука в  том, что оно
рано или поздно будет нарушено.  С другой стороны, уж если любишь кого-то --
значит,  любишь,  и  либо  тебя  ни к кому другому  не тянет,  либо,  если и
потянет, ты  рад и счастлив  будешь как  можно скорей вернуться к тому, кого
любишь по-настоящему.
     Джордж не мог  не признать, что  во  всем этом есть и логика и  здравый
смысл. Но в то же время он не мог не признаться себе, что ему бы не очень-то
понравилось,  если  бы Элизабет  с  кем-то "связалась". А кстати, и Элизабет
была  бы не очень довольна,  вздумай Джордж "связаться" с  другой. Но,  сама
того не подозревая, она себя обманывала.  В ту пору на нее произвела большое
впечатление  одна  шведская  книга,  посвященная  Будущему  Расы.  Автор  --
пятидесятилетняя   девственница   --   горячо,   как  непререкаемую  истину,
утверждала,  что  мужчина  и  женщина  должны  быть  полностью  и  до  конца
откровенны  друг  с   другом...  "Пора  отказаться  от  устаревшего  понятия
сексуальной  верности! --  вдохновенно вещала  писательница.--  Одна  только
омытая золотом  солнечных  лучей  божественно  нагая свобода может  породить
новую,  совершенную  расу",--  и так  далее  в  том  же  духе.  Элизабет  не
подозревала,  что  автор -- старая дева, и рассердилась, когда Джордж поднял
на смех "омытую золотом солнечных лучей божественно нагую свободу".
     Но  послушай, Элизабет,-- сказал Джордж,  когда она  изложила  ему  эту
теорию,--  я  ведь  не  спорю,  конечно же люди должны  быть  свободны,  это
отвратительно, когда уже не  любят друг друга и все-таки остаются вместе. Но
допустим,  на меня  нашла  такая блажь и я увлекся другой, а  тебя все равно
люблю,-- так разве не лучше об этом промолчать? Ну, и с тобой то же самое?
     И  будем лгать друг другу? Да ведь ты сам сколько раз  говорил, что где
обман,  там не  может  быть подлинного чувства. Мы  честны  и  откровенны  и
смотрим правде в лицо, потому-то наша любовь такая прекрасная и счастливая!
     Ну да, конечно, но...
     Подумай,  как живут наши родители,  подумай, сколько в эту самую минуту
повсюду в Лондоне совершается тайных  измен.  Неужели ты  не понимаешь,-- да
нет же, ты должен понять: ужасна не физическая измена, самое ужасное --  что
люди хитрят и прячутся, и обманывают, и лгут, и притворяются...
     Это  верно,-- медленно, задумчиво сказал Джордж,-- это  верно...  Но...
допустим, я скажу тебе, что,  когда я в последний  раз ездил  в Париж, я все
ночи проводил у Джорджины Гаррис?
     Это правда?
     Нет, конечно, нет. Но, понимаешь ли...
     Ну, а  если бы и так, не все ли равно?  Моя шведка, над  которой ты так
насмехаешься,  очень  правильно рассуждает.  Она  говорит,  что каждая  пара
должна, скажем, раз  в  месяц хоть на несколько  дней  расставаться, и очень
полезно, если каждый за это время приобретет  новый  сексуальный опыт. Тогда
не будет однообразия и  пресыщения, и очень  часто  это  еще больше сближает
людей, если только они откровенны друг с другом.
     Ну,  не  знаю,--  сказал  Джордж,-- право,  не знаю. А тебя ни  к  кому
другому не тянет?
     Конечно, нет.  Какой  ты  стал  непонятливый, Джордж.  Ты  же прекрасно
знаешь, что я  страстно тебя люблю и никогда никого не  буду так  любить. Но
между  нами  не должно  быть лжи и лицемерия  и искусственной верности. Если
тебе   хочется  провести   ночь,   или  две,  или   неделю  с   какой-нибудь
очаровательной девушкой или  женщиной  -- иди  к ней. И если меня потянет  к
какому-нибудь мужчине,  я непременно дам себе волю. Неужели ты не понимаешь,
что если насильно подавить в себе простое b guin  --> 1 , этим
только превратишь его в более  серьезное чувство, а если дать себе  волю, то
легко  от него  избавишься? Я думаю, моя  шведка права: при этом испытываешь
такое  разочарование, что одной  ночи  больше чем  достаточно --  на  добрых
полгода   излечиваешься  от   всяких  мимолетных  фантазий  и   с   радостью
возвращаешься к своей настоящей любви.
     Да,  пожалуй, тут что-то  есть.  Звучит  разумно.  А все-таки,  если те
первые отношения такие прочные, а новое увлечение легкое, пустяковое, просто
физическое,-- зачем  об  этом  говорить,  ведь этим  только  причинишь  боль
любимому  человеку. Не  рассказываю  же  я  тебе каждый день,  что я  ел  на
завтрак. И потом, даже если только одну ночь провел с кем-то другим, значит,
хотя бы на одну эту ночь предпочел его любимому, а это больно.
     "А  это больно!"  --  передразнила  Элизабет.--  Ты просто  старомоден,
Джордж. Да ведь когда  ты уезжаешь в  Париж, это  тоже значит, что ты  Париж
предпочел мне. И  когда я на субботу и  воскресенье уезжаю за город к Фанни,
значит, я  ее  предпочитаю  тебе. А  почему ты  знаешь, что мы с  ней просто
подруги, без лесбиянства?
     Вот  уж уверен! Ни у нее, ни у тебя нет ничего общего с Сафо.  И потом,
ты бы мне сказала.
     Вот видишь! Ты прекрасно знаешь, что я бы тебе сказала!
     Да,  но поехать на несколько дней в Париж или за город -- совсем не то,
что предпочесть любимому человеку кого-то другого.
     Они еще поспорили, что значит "предпочтение", но  так ни  к  чему и  не
пришли. В  конце  концов Элизабет взяла верх. Было твердо  установлено,  что
такие  отношения, как  у них, "ничто на свете не разрушит";  но  что "даже и
любви надо  отдохнуть", а потому очень  полезно время  от времени  ненадолго
расставаться;  "мимолетные увлечения" не  разрушат их  любовь, напротив, она
станет и  крепче и  горячей. Джордж  дал  себя убедить. Но  таился  тут один
подводный  камень:  Джордж  чувствовал,  что  возбудить  ревность  --  штука
опасная, Элизабет же, свято веря в себя и в теории старой девы из  Швеции, с
презрением отвергала мысль, будто столь низменная страсть может проникнуть в
их отношения с Джорджем.

     Месяца два спустя, когда Джордж и Элизабет  весело  обедали  в каком-то
ресторанчике в  Сохо, туда явилась  Фанни  с молодым человеком, с  тем самым
"молодым человеком из Кембриджа" -- Реджи Бернсайдом.
     Смотри-ка! --  воскликнула  Элизабет.-- Вон  Фанни  со своим приятелем.
Фанни! Фанни! -- позвала она и помахала рукой.
     Фанни подошла.
     Это  Джордж Уинтерборн. Я часто рассказывала тебе о  Фанни, Джордж. Вот
что, Фанни, подсаживайся к нам.
     Да, пожалуйста,-- поддержал Джордж.
     Но я не одна, со мной Реджи Бернсайд.
     Ну и что ж, веди его сюда.
     Фанни представила своего спутника,  и они уселись. Во многих отношениях
Фанни  с  Элизабет  были  удивительно разные;  не противоположности,  нет,--
скорее они дополняли  друг друга.  Фанни была чуть повыше Элизабет  (Джорджу
маленькие  женщины не  нравились);  и  если  Элизабет,  смуглая  и  бледная,
напоминала  египтянку,  то  Фанни, золотоволосая,  с  молочно-белой  кожей и
нежнейшим румянцем,  была истинной англичанкой (но  отнюдь не  красавицей  с
конфетной коробки). Она  немного  похожа  на  Присциллу,  думал  Джордж,  но
золотистые  краски  Присциллы  были  нежны  и  мягки,  а эта  вся  жесткая и
блестящая,  как  цветок, искусно  выточенный  из металла.  Да,  в Фанни было
что-то  и  от  цветка и  от  драгоценного камня. Может  быть,  на эту  мысль
наводили ее глаза.  Обычно, встречая женщину, вы почти  сразу замечаете все,
что  в ней  есть  красивого или  уродливого,-- а у Фанни вы с  первой минуты
видели одни только глаза. И потом,  вспоминая о ней, снова представляли себе
эти  необыкновенные   голубые  глаза  --  не  лицо,  одни  глаза,  словно  в
фантастическом  видении  Эдгара  По.  Но  ярко-голубые  глаза  почти  всегда
напоминают цветы, у Фанни же они были точно драгоценные камни; и они не были
кроткими или глуповатыми, нежными или томными,-- нет, это были ясные, зоркие
и, пожалуй, жесткие  глаза.  Синеву такого  оттенка можно видеть в солнечный
день на озере Гарда, в  самых глубоких местах. И, однако, они  напоминали не
воду,  скорее  стекло.  Быть может, венецианское стекло? Но нет,  оно не так
прозрачно.  Трудно  определить, что так  поражало в  этих  глазах.  Мужчины,
заглянув в них, мгновенно и бесповоротно теряли голову,-- Фанни  была ничуть
не против: что ж, такая у нее m tier --> 1 -- кружить мужчинам
головы. Быть может,  глаза  Фанни  действовали на  их воображение  как некий
символ  таинственной сексуальной  притягательности, которую излучало все  ее
существо...  или, может быть, инстинкт подсказывал  каждому, что  глаза  эти
созданы  по некоему  неписаному  закону совершенства, что  в  них  воплощена
Платонова "идея" глаз...
     Глядя  на Элизабет, вы  замечали  не только глаза, но  все лицо.  Глаза
Фанни  хотелось вставить в  великолепную золотую оправу  и носить с собою  в
дорогом  футляре,  чтобы  смотреть  на  них  всякий раз, когда  вас  одолеют
сомнения,  осталась ли еще красота в этом  тусклом  мире. Но приятно было бы
иметь  при  себе  и  головку Элизабет,  очень напоминавшую  каменные головки
египетских принцесс,  которыми  любуешься в Лувре.  Да, настоящая египтянка.
Нежный изгиб полных губ, впалые  щеки, чуть раскосые глаза, безупречный овал
лица,  открытый лоб, прямые черные волосы.  Странное дело, если разобраться,
оказывалось,  что  глаза  Элизабет  так  же красивы,  как  глаза  Фанни,  но
почему-то  их прелесть не  так поражала. Они были глубже и  нежней и, что не
часто можно сказать о темных глазах, в них светился  ум. Голубые глаза Фанни
тоже  не  казались  неумными,  но  в  них не чувствовалось той  глубины, той
неуловимой таинственности, какую вы угадывали в глазах Элизабет.
     Для  Элизабет важнее  всего была ее  собственная  внутренняя  жизнь, ее
мысли   и  чувства;  Фанни  занимал   окружающий  мир.  Там,   где  Элизабет
сомневалась,  раздумывала, мучилась, Фанни шла напролом, оступалась,  падала
--  и,  весело  махнув  рукой  на  синяки и ушибы,  вновь  отдавалась  жажде
приключений.  Она одевалась  с большим шиком,  чем Элизабет. Разумеется,  на
Элизабет всегда было приятно  смотреть, но нетрудно было догадаться, что  ей
есть о чем подумать и кроме нарядов.  Фанни  обожала наряды и, располагая не
большими  деньгами, чем Элизабет,  ухитрялась всегда  быть  одетой  по самой
последней моде, тогда как Элизабет выглядела очень хорошо, но не более того.
Странное  дело,  Сцилла  моды,  ненасытное  чудище  портновского и  шляпного
искусства,  не ведающее счета своим  жертвам, не сумело  пожрать Фанни.  Эту
храбрую женщину  спасала  бьющая  ключом энергия.  У  Элизабет тоже не  было
недостатка  в жизненных силах, но они уходили  на мечты  и  споры  и попытки
стать художницей, а деятельная, неугомонная Фанни увлекалась всем на свете и
сталкивалась   с   самыми   разными  людьми.   Она   не  занималась  никаким
"творчеством" -- у нее хватило  ума понять,  что почти всем молодым женщинам
"искусство" служит просто своего рода отдушиной для эротических  инстинктов.
Рад  вам сообщить, что Фанни вовсе не нуждалась ни в каких таких отдушинах и
предохранительных   клапанах:  давление  пара   постоянно  регулировалось  и
механизм работал превосходно, благодарю  вас,  не беспокойтесь. Мир мыслей и
чувств  был у нее далеко не так сложен и глубок, как у Элизабет;  а потому и
новый строй  сексуальной  жизни, при котором,  по счастью, на  смену рабству
пришла полная свобода,  не был для нее чреват столькими опасностями. Правда,
как я уже сказал, Фанни случалось и оступаться и падать; все это так, но она
не способна  была  страдать и  мучиться, как Элизабет, и впадать в отчаяние,
когда рушились ее воздушные  замки, крушение которых задолго предвидели все,
кроме нее самой.
     Быть  может,  достоинства  Элизабет, ее  ума  и характера  всего  яснее
проявились  в  том, что никто не слыхал от нее  ни  одного злого  слова  или
ехидного намека по поводу нарядов Фанни...
     Реджи Бернсайд, богатый молодой человек, занимался в Кембридже какой-то
таинственной  научной работой, связанной  со  строением атома, и  тем  более
внушительной,  что суть этой работы можно  было объяснить только  при помощи
сложных  математических  формул.  Он  носил  очки,  и  у   него  была  чисто
кембриджская манера  разговаривать  --  тонким  голосом,  делая  неожиданные
ударения и  глотая слова, как то принято у иных представителей сего великого
средоточия учености;  причем, вид у  него был томный  и ужасно усталый. Даже
Фанни  своим  стремительным  натиском  не в силах  была  подтолкнуть  его на
какой-нибудь неожиданный  поступок или вырвать у  него  искреннее слово. При
этом он  был сверхсовременной  личностью и  верным и  преданным  поклонником
Фанни. Он был всегда под рукой, когда не подворачивалось ничего поинтереснее
--  вечная вторая скрипка или, как выражалась Фанни, один из ее faute -->
1 ,-- "мой faute-de-mieux" --> 2 ,-- прибавляла она
sotto voce --> 3 .  Поначалу за столом шла обычная болтовня на
"умственные" темы тех лет: о Флеккере и Бруке, о Бертране Расселе,  которого
Фанни и Реджи именовали запросто -- Берти, чем немало озадачили Джорджа. Вот
тоже милая черта английской  интеллигенции. Всякий мало знакомый человек для
них -- чужак, низшее существо, и они  любят поставить его на место, принимая
этакий снисходительно-покровительственный  тон.  Для этого есть превосходный
способ  -- мимоходом упоминать в разговоре всяких знаменитых людей, небрежно
называя их просто по имени:
     Ты читал новую книгу Джонни?
     Не-ет. Пока не читал. Его предыдущий роман --  страшная скучища. А этот
получше?
     Ну-у, едва  ли. Томми  он ужасно  не  понравился.  Томми  говорит,  это
какое-то деревенское развлечение.
     Вот заня-атно!
     О, Томми иногда говорит ужасно заня-атные вещи1 На днях мы сидели с ним
и с Бернардом, и Бернард сказал...
     И  если  чужак  настолько  глуп,  что  попадется на  удочку  и  спросит
застенчиво  или недоуменно: "А кто это Джонни?" -- ему тотчас ответят  самым
любезным тоном: "Как! Да неужели вы не знаете.......?!"
     И тут ошеломленному чужаку снисходительно сообщают, кто такой "Джонни",
и если к тому же  этот чужак  всего лишь американец или уроженец континента,
он будет совсем раздавлен, услыхав, что "Джонни" -- это Джонни Уокер или еще
какое-нибудь ослепительное светило на небосводе британской культуры...
     Джорджу  осточертело слушать  про  какого-то  неведомого "Берти",  и он
завел было  речь про Эзру Паунда,  Жюля Ромена  и  Модильяни. Но ему  тут же
деликатнейшим образом намекнули, что вся эта публика,  может  быть,  в своем
роде и недурна, но в  конце концов сами понимаете, Кембридж есть Кембридж...
И Джордж прикусил язык. Потом Реджи стал рассказывать Элизабет об альпинизме
-- излюбленном спорте преподавателей Кембриджа,-- весьма подходящее  для них
занятие, если вдуматься. А Фанни заговорила с Джорджем.
     Фанни, надо  отдать ей справедливость,  была ловкая маленькая  хищница,
она сразу  заметила, что  Джордж помрачнел, и угадала причину.  Сама  она, в
сущности, не стремилась пускать пыль  в глаза. Но она выросла среди снобов и
бессознательно переняла их тон и манеры. Однако, попадая в другое окружение,
она так же бессознательно  переставала  важничать и  разговаривала  с людьми
просто и естественно. Она чувствовала себя как  дома  и  даже свободнее, чем
дома,  в разных  кругах общества -- и всюду со всеми отлично ладила. Ей была
присуща  какая-то  особая  безмятежность,  которую  вы  с  первого  взгляда,
пожалуй,  приняли бы просто за холодность,-- и очень ошиблись  бы. На  самом
деле Фанни была далеко не так холодна, как Элизабет,-- та порою бывала точно
айсберг.  А потом вдруг оттаивала. Но физическая безмятежность помогла Фанни
пройти  через  многие  испытания;  так  и  чудилось, что  ее утренняя ванна,
подобная водам Леты, смывала вместе с поцелуями последнего любовника и самую
память о нем.
     Итак,  Фанни  непринужденно  и  весело заговорила  с Джорджем.  Он  был
настроен подозрительно и  одну  за другой отпустил ей три словесные оплеухи.
Она  и  бровью  не повела  и продолжала болтать,  нащупывая, что  его больше
заинтересует. Джордж скоро оттаял перед ее веселым добродушием -- или, может
быть, его покорили эти глаза, точно драгоценные камни. Джордж смотрел на них
с любопытством и  думал:  а  странно это, должно быть, когда у  тебя  вместо
органов зрения  вот  такие  великолепные objets d'art.  Наверно,  это подчас
очень утомительно. Каждый новый знакомым считает своим  долгом сообщить  ей,
что у нее изумительные глаза, как будто он первым сделал  это открытие...  И
Джордж решил, что в эту первую встречу лучше не говорить Фанни о ее глазах.
     Реджи Бернсайду не  удалось заинтересовать  Элизабет альпинизмом, и  он
перешел на  "заня-атные"  анекдоты,  которым больше  повезло.  Толика вина и
внимание слушательницы  благотворно  подействовали  на  Реджи --  теперь  он
меньше  кривлялся и  стал больше похож на человека. Элизабет  ему нравилась.
Может быть, она и не очень "заня-атна", зато "вдохновля-ает" (Элизабет умела
слушать). И,  когда разговор снова  сделался общим, Джордж решил,  что  этот
Реджи, в сущности, как будто не так плох: с виду кривляка,  позер, но есть в
нем что-то славное, и гордость и добродушие истинного англичанина.
     Они засиделись за кофе и  сигаретами, пока явное беспокойство официанта
и  маленькие хитрости Madame,  которая вдруг принялась щелкать  то одним, то
другим выключателем, не дали им понять, что все здесь рады будут, получив по
счету,  пожелать им счастливого пути. Шел одиннадцатый час  --  в  кино идти
слишком поздно. И они парами двинулись по Шафтсбери-авеню -- Джордж с Реджи,
Элизабет с Фанни.
     Твой Джордж мне нравится,-- сказала Фанни.
     Да? Я очень рада!
     Он немножко  farouche --> 2 , но  мне  нравится,  с каким
жаром он говорит о том, что его занимает. Это не напускное.
     По-моему, Реджи очень славный.
     О, Реджи...-- Фанни отмахнулась, чуть пожала плечами.
     Но он и правда славный, Фанни. Ведь он тебе и самой нравится.
     Да,  он ничего. Но я  вовсе  от него не без ума. Можешь взять его себе,
если хочешь.
     Элизабет расхохоталась:
     Подожди, я пока его у тебя не просила!
     На  Пикадилли  они расстались,  Фанни и  Реджи взяли такси  и  укатили.
Джордж еще  раньше  заметил,  что  вечер на  редкость ясный,--  вышла полная
луна,-- и теперь уговорил Элизабет пойти на Набережную полюбоваться Темзой в
лунном свете. Они свернули к Хеймаркет.
     Как тебе понравилась Фанни? -- спросила Элизабет.
     У нее необыкновенные глаза.
     Да, это все говорят.
     А я решил быть оригинальным и не сказал. Но она славная. Сначала, когда
они  с Бернсайдом стали  болтать, я подумал, что и  она такая же неизлечимая
кривляка.
     Да разве он тебе не понравился? По-моему, он прелесть.
     Прелесть? Вот уж не сказал бы. В сущности, он, пожалуй, даже ничего, но
ты же знаешь, я терпеть  не могу это  кембриджское блеянье. По мне уж  лучше
трепаться, как последний кокни, вот провалиться, лопни мои глаза!
     Но ведь  он  видный молодой ученый, говорят, он в  своей области творит
чудеса.
     А именно?
     Не  знаю.  Фанни  не  могла  мне  объяснить.  Она  говорит:  надо  быть
специалистом, чтобы понять, что он там делает.
     Ну,  знаешь ли, мне всегда подозрительны  зги загадочные "специалисты",
которые  не могут толком объяснить, чем они занимаются. Я согласен  с Буало:
что  хорошо  продумано, то  можно  выразить просто  и  ясно.  А когда  Наука
начинает  изъясняться на загадочном  языке богословия  и  суеверий, я  сразу
перестаю  ей  доверять.  И  потом,  жеманничать  и  пускать  пыль  в   глаза
свойственно  лишь  самым жалким представителям всякой  аристократии.  Хорошо
воспитанные люди не  кривляются. И подлинно выдающиеся умы  не кичатся своим
превосходством.
     Но  Реджи  вовсе  не кичливый! Он  мне ни словом не обмолвился о  своей
научной работе. И он рассказывал такие заня-атные истории!
     Это просто  другая  разновидность нахальства: они считают  нас, простых
смертных,  невеждами и тупицами,  которым  все  равно  не понять  их великих
трудов. Поэтому они даже не удостаивают сообщить,  чем они таким потрясающим
занимаются,--  нет,  они  угощают  нас  самыми  обыкновенными  сплетнями  из
профессорской,  а ты,  я  вижу,  уже  научилась  называть  это  "заня-атными
историями".
     Элизабет  молчала:  это было зловещее молчание.  Она больше привыкла  к
чисто кембриджской манере держаться и полагала, что Джордж поднимает слишком
много шуму  по пустякам. Кроме того, ей и в самом деле понравился  Реджи,  и
она  вообразила, что Джордж просто ревнует. Она глубоко ошибалась: Джорджу и
в  голову не приходило, что она может влюбиться в Реджи. (Удивительное дело,
мужу или любовнику in esse --> l никогда не приходит  в голову
заподозрить  своего   возможного  заместителя,  пока  еще  не   поздно.   Он
подозревает  очень  многих --  но  все  не тех,  кого  надо. Что и говорить,
Киприда  хитра и изобретательна.) Нет, Джордж  ничуть не ревновал. Он просто
говорил  то,  что  думал,  как сказал  бы  о  любом случайном знакомом.  Но,
почувствовав, что Элизабет не хочет  разговаривать, он умолк. Таков был один
из их неписаных договоров -- уважать настроение друг друга. Молча они шли по
улице Уайтхолл; Джордж смутно вспоминал  то о  Фанни,  то о своей завтрашней
работе,  задрав  голову  высматривал за  крышами  луну или следил за редкими
автобусами, мчавшимися по  брусчатке мостовой, точно  быстроходные баржи  по
пустынной, залитой светом реке; а Элизабет  одолевала  тревога:  похоже, что
Джордж   способен   ревновать  самым  дурацким   образом!   Вот   неприятная
неожиданность! Но когда они подошли к Аббатству, Джордж так естественно, так
просто и  ласково взял ее под руку, что Элизабет  сразу  повеселела, и через
минуту они уже с увлечением болтали.
     Они шли по Набережной  от Вестминстерского моста  к  Сити.  Безоблачное
небо над Лондоном, по  контрасту с ярко-желтыми огнями уличных фонарей, было
невиданно  синим. На Набережной еще попадался изредка трамвай или  такси, но
после непрестанного дневного шума и грома  город  казался удивительно тихим.
Порою  они даже  слышали  всплеск и журчанье  -- это встречная волна прилива
взбегала  вверх по течению реки, донося едва уловимое соленое  дыхание моря.
Темза была вся серебряная в ласковом свете луны, который все лился и лился с
высоты и, коснувшись беспокойной речной зыби, дробился на мириады сверкающих
бликов. В  этом потоке серебра, черные и неподвижные, стояли на  якоре целые
семейства  барж.  Южный  берег  лежал низкий,  темный  и  застывший,  только
вспыхивали огни рекламы, восхвалявшей несравненные  достоинства  Липтонского
чая  и  "Дейли  мейл". Шотландец, вновь и вновь возникавший  из разноцветных
электрических лучей,  пил во славу  родных  гор несчетные стаканы  огненного
виски. Хангерфордский железнодорожный мост, казалось, сплошь пылал багровыми
глазами  огромных  драконов,  притаившихся где-то во тьме на берегу. Изредка
багровый глаз, мигнув, становился вдруг зеленым,-- и по  сотрясаемому дрожью
мосту  тяжело,  осторожно  проползал  ярко  освещенный  поезд.  Сияли   окна
роскошных  отелей, но Джордж  и  Элизабет  смотрели  на них  без зависти.  И
темный,  безмолвный  Сомерсет-Хаус  не  вызвал  у  них  желания заглянуть  в
хранящуюся за его стенами летопись великого народа.
     Они остановились у парапета  напротив сонного, тихого  Темпла, глядя на
гордую  реку,   поражаясь  этому   сочетанию  величия  и   красоты  с  почти
неправдоподобным   убожеством.   Они   стояли  и  разговаривали  вполголоса,
сравнивая  Темзу  с  Сеной   и  пытаясь  представить  себе,  какой  сказочно
прекрасный город поднялся бы на этих красиво и вольно раскинувшихся берегах,
будь Лондон населен племенем  художников и поэтов. Элизабет хотела бы по обе
стороны  реки, от Вестминстера до св. Павла, воздвигнуть новую Флоренцию или
Оксфорд.  Джордж соглашался,  что  это  было бы  очень  мило,-- но, пожалуй,
прекрасные здания покажутся здесь незначительными,-- уж очень широка Темза и
огромны  перекинутые  через нее  мосты,  слишком длинен и  внушителен  фасад
Темпла.  Под  конец  они сошлись на  том, что, при всем хаосе  и убожестве и
поражающем  глаз соседстве  дворцов  с трущобами,  Набережная  таит  в  себе
какую-то  особенную, неповторимую красоту -- и они  не променяют ее  даже на
сказочный  город, который  воздвигло  бы  на этих берегах племя художников и
поэтов.
     С  величавой  медлительностью  полицейского  Большой Бен  гулко  пробил
полночь;  и  когда  замерли  в  воздухе  последние  низкие басовые  отзвуки,
огромный  город словно затонул в сонной тишине.  Джордж и Элизабет помедлили
еще немного и повернули домой.
     И  тут  впервые они  заметили  то,  о  чем,  конечно, знали,  но совсем
позабыли, увлеченные созерцанием речного серебра и облитого луной города: на
каждой  скамейке,  скорчившись,  сжавшись в комок, сидели жалкие, оборванные
существа. Перед  ними струилась  таинственно  прекрасная  река;  позади,  за
высокими копьями  железной  ограды,  высилась  громада Темпла  --  вызывающе
суровая  твердыня  Закона и  Порядка.  А здесь  скорчились,  сжались в комок
оборванные,  голодные   и  несчастные  люди  --  свободнорожденные  граждане
величайшей в  мире Империи, жители столицы, гордо именующей себя  богатейшим
из городов, главной биржей и главным рынком земного шара
     Всю  мелочь,  что нашлась  в карманах,  Джордж отдал дряхлой старухе  с
провалившимся  от  сифилиса  носом,  а Элизабет высыпала  содержимое  своего
кошелька  в руку дрожащему  малышу,  которого  пришлось сначала раз6удить  и
который в первое мгновенье весь сжался, точно ждал удара.
     Старуха хрипло забормотала: "Покорно благодарим, сударь, да благословит
вас бог,  милая  дамочка!"  Но они не  слушали: крепко взявшись за руки, они
бежали  прочь. За всю дорогу они не  обменялись ни словом  и только у дверей
Элизабет пожелали друг другу спокойной ночи.


     В тот год  -- 1913  -- Джорджу и Элизабет жилось легко и  радостно. Как
бывает с теми народами -- баловнями судьбы, чья история не богата событиями,
об этом годе и  рассказывать, в сущности, нечего. Не сомневаюсь, что это был
счастливейший год в  жизни  Джорджа.  Он, как  говорится,  шел в  гору, и  с
деньгами было уже не так туго. Весной они поехали в Дорсетшир и поселились в
гостинице.  Элизабет  понемногу  писала  красками,  но  Джордж  сделал  лишь
несколько беглых набросков: его не  привлекал пейзаж, и тем более -- красоты
природы.  Он считал, что  его стихия -- город, живопись вполне современная и
чуждая всякой чувствительности. Они много  бродили по  Уорбэроускому холму и
по  окрестной  угрюмой,  поросшей  вереском равнине,  не  раз  случалось  им
проходить по  тому  клочку земли,  где позднее  расположился наш  с Джорджем
учебный лагерь,--  это совпадение,  видимо,  глубоко поразило его.  Знакомые
места, памятные уголки всегда наводят на одни и  те же мысли; и так как люди
никогда не устают говорить о том, что глубже всего запало  им в душу. Джордж
всякий раз, когда мы выходили из лагеря по заросшей колее, повторял мне, что
они с Элизабет гуляли здесь  в  прежние, не столь безрадостные времена. Его,
по-видимому,  безмерно изумляло, что он  оказался  так несчастен в том самом
месте, где  когда-то  был  так  счастлив.  Я  тогда же  сказал  ему, что  он
совершенно  не понимает  насмешливого нрава богов: они ведь очень любят  вот
такие  веселые  парадоксы.  Уложить  труп на  брачную  постель  или внезапно
погубить великий народ в час наивысшего расцвета его славы и могущества  для
них  --  истинное наслаждение. Можно  подумать, что счастье --  это  hybris1
некое излишество, которое неизбежно влечет за собою месть Судьбы.
     На какой-нибудь месяц они возвратились в Лондон, потом поехали в Париж.
Элизабет восхищалась Парижем и рада была бы остаться здесь хоть навсегда; но
Джордж  запротестовал.  Он  вбил  себе  в голову,  будто настоящее искусство
"автохтонно", и  объявил,  что  художник не должен жить  вдали от  родины. А
самом деле  причина  была  другая: жилось  о Париже так весело и  интересно,
кругом полно  было художников, куда  более искусных и даровитых, чем он,-- и
он просто не мог здесь работать.  Лондон далеко не так  богат талантами, там
чувствуешь,   что  и  ты  в  искусстве  не   последний  человек.  Итак,  они
возвратились в Лондон, и осенью устроена была первая выставка работ Джорджа,
оказавшийся не такой уж безнадежно неудачной, как он ожидал.
     Дело шло к зиме, желтые листья платанов намело в кучи на всех площадях,
и они уныло мокли под вечным  моросящим лондонским дождем,--  и тут Элизабет
совсем  потеряла  покой. Уехать отсюда, уехать куда-нибудь,  где небо  сияет
синевой,  где  светит  солнце!  Горло и легкие  у  нее были  слабые,  и  она
задыхалась  в этом сыром,  удушливом, пропитанном копотью зимнем тумане. Они
поговорили  о  том,  что хорошо бы поехать в Италию или  Испанию,  но Джордж
прекрасно  понимал, что  не  может  себе этого позволить. В художественных и
иллюстрированных изданиях, для которых он  работал, его могли сколько угодно
уверять, что все будет по-прежнему, но он прекрасно понимал, что стоит месяц
не показываться на  глаза -- и к нему охладеют,  а  за  три месяца  попросту
забудут  и найдут  вместо  него  кого-нибудь другого.  Очень  опасно,  когда
честность  считается  национальном  добродетелью:  люди  пользуются  этим  с
немалой выгодой для себя, как будто каждого в отдельности это освобождает от
всяких обязательств. Итак, некоторое  время они строили  неопределенные,  но
соблазнительные  планы,--  чудесно было бы  провести  зиму в Сицилии или  на
Майорке! -- а потом Джордж волей-неволей признался Элизабет, что побаивается
ехать. Пусть  она едет  одна,  умолял он, или пусть  уговорит кого-нибудь из
подруг составить ей компанию. Но Элизабет наотрез отказалась ехать без него.
И они остались в Лондоне, оба работали, и обоих мучил кашель. Пожалуй, лучше
было бы рискнуть, ведь  потом Джорджу так и не  пришлось увидеть ни Испанию,
ни Италию, а ему очень хотелось там побывать.
     В ноябре, проездом на  юг, где она собиралась  пронести зиму, в Лондоне
на неделю остановилась Фанни,-- и они встречались с ней чуть не каждый день.
К этому времени Джордж и Фанни были уже на дружеской ноге. Иначе говоря, они
всегда  целовались при  встрече и  на  прощанье  --  после  того,  как Фанни
обменивалась поцелуем с Элизабет,-- а в такси держались  за руки,  все равно
была с  ними  Элизабет или нет.  Она  ни капельки  не возражала, И не только
потому, что была верна своей теории свободы. В ту пору  она увлеклась еще  и
теорией  "эрогенных зон" у женщин  и реакции мужчин на эти зоны. Она уверила
себя, будто  Фанни "сексуально антипатична" Джорджу,-- потому что однажды он
мимоходом и без  всякой задней мысли сказал ей, что у  Фанни, на его взгляд,
слишком плоская  грудь. Элизабет  ухватилась  за эти слова  -- они прекрасно
подтверждали ее теорию. Джордж  знаком с Фанни уже больше  года, и,  однако,
между  ними  до  сих  пор  "ничего  не  произошло",--  а  значит,  ясно; что
"эрогенные зоны. Фанни на него не действуют.
     Вот странно,-- говорила по  этому поводу  Элизабет  (Фанни слушала ее с
самым скромным  видом, но с затаенной усмешкой). -- Я-то считала,  что ты --
женщина именно того  типа, который для  Джорджа всего привлекательней. Но он
говорит только,  что у тебя "необыкновенные глаза", а  глаза ведь  совсем не
эрогенная зона. Стало быть, ты ему нравишься просто как человек...
     Потому Элизабет ничуть не  трогало, что Фанни целуется с  Джорджем  или
говорит ему: "Милый, принеси мне  сигарет" --  и  он  мчится со всех ног  за
сигаретами,  или  что он называет Фанни "голубка" и  "дорогая". В наше время
люди сыплют ласковыми словечками направо и налево, и кто их разберет, может,
это еще ничего и не значит. И в самом деле, так продолжалось довольно долго,
и,  однако, "ничего  не  произошло". Джордж был всей душой  предан Элизабет,
притом ведь, когда Фанни была в  Лондоне, они уезжали, а вернувшись, уже  не
застали  ее. И Джордж  и  Фанни умоляли Элизабет поехать с Фанни  на  юг, но
Элизабет ни за что не соглашалась. Она  тоже  умеет быть верной и преданной,
не нужен ей отдых,  если Джордж не может отдохнуть вместе с ней.  Но к этому
времени  Фанни стала нежно,  очень  нежно  относиться  к  Джорджу.  Реджи ей
наскучил:  он  с  головой  ушел  в  свои  атомы  и подчас  забывал  о  своих
обязанностях "faut-de-mieux". И она решила, что, пожалуй,  недурно бы  ей  с
Элизабет,  так  сказать, обменяться  партнерами.  Не  то  чтобы  она  хотела
"отбить" Джорджа у  его любовницы -- ничего подобного! Он вовсе не нужен был
ей  в   качестве  permanence   -->  1   ,--   это  она  охотно
предоставляла  Элизабет. Но уж наверно он будет отличным locum tenens -->
2 , пока Элизабет приобретет новый опыт в обществе Реджи. И когда
Джордж провожал ее  на вокзале Виктория,  ее прощальный поцелуй был горячей,
чем  всегда,  пожатье руки  -- необычно долгим и нежным, а взгляд прекрасных
глаз -- особенно призывным.
     До  свиданья,  милый!  -- Фанни  наклонилась  из  окна и,  к  удивлению
Джорджа, еще раз поцеловала его в губы. --  Я, конечно, буду писать -- часто
писать. И ты, смотри, непременно пиши мне. Я вернусь не позднее марта.
     И она писала: изредка --  Элизабет, раза два -- им обоим, чаше всего --
Джорджу.  Ее письма  к Джорджу  были  самыми длинными  и  самыми  забавными.
Некоторые он показал Элизабет, другие забыл показать. Отвечал он аккуратно и
очень нежно.
     Перед рождеством в Лондон, по  дороге в Мюррен, заехал  Реджи Бернсайд.
Он заглянул  в  студию Элизабет выпить чаю  и, застав ее одну,  предложил ей
руку и сердце,-- предложил так неожиданно и небрежно, словно речь шла о том,
чтобы  не  пить  чай  в  студии,  а пойти в  кафе. Элизабет  была  удивлена,
польщена,  взволнована.  Они  долго  разговаривали. Ее  поразило,  что Реджи
вообще хочет жениться -- да еще на ней! Не будь она так польщена, она просто
оскорбилась  бы: неужели  кто-то  мог  подумать, будто она  согласится выйти
замуж!       Ее        презрительная        мина        ясно       говорила:
"Благодарю-покорно-я-не-из-такнх!"
     Это что же, Педжи, новая манера острить?
     Что вы! Я говорю совершенно серьезно!
     Но с чего вдруг вам вдумалось жениться?!
     Да как-то удобнее, знаете,  и  письма адресовать, и гостей принимать, и
вообще.
     Но почему вы выбрали именно меня?
     Потому что я в вас влюблен.
     Элизабет поразмыслила немного,
     Но  я-то  вряд  ли  в вас влюблена,--  сказала  она  раздумчиво,-- Нет,
конечно нет. Вы мне ужасно нравитесь, но это не любовь. Я люблю Джорджа,
     О,  Джордж...--  Реджи  пренебрежительно  отмахнулся.--  Чего  ради  вы
тратите на него  время, Элизабет? Из него не будет толку. Кроме нас  с вами,
он не знаком ни  с одним стоящим человеком, а в Кембридже никто не принимает
его картин всерьез
     Элизабет сразу ощетинилась:
     Не говорите глупостей, Реджи! Джордж --  прелесть, и я не желаю слышать
о нем ничего  подобного. И  кому  интересно,  что думают  о  художниках ваши
несчастные кембриджцы!
     Реджи переменил тактику:
     Ладно, не хотите выйти за  меня замуж --  не надо. Но  вот  что  я  вам
скажу. Вы так кашляете, и  легкие у вас слабые -- нельзя вам оставаться  всю
зиму в  Лондоне.  Я не стану связываться с Мюрреном, если вы поедете со мной
на месяц куда-нибудь на Ривьеру. Там нетрудно подыскать тихий уголок, где не
встретишь ни одного англичанина.
     Это было для Элизабет куда  опаснее и  соблазнительней, чем предложение
руки и сердца.  Ей донельзя  опостылели лондонский туман, и холод,  и нудный
мелкий дождик, и  слякоть, и сажа, и  дурацкие камины, от которых  в комнате
полно пыли к грязи,  а  тепла  -- никакого.  Уже не раз  она жалела, что  не
поехала с Фанни. И притом месяц с Реджи -- ведь это в точности соответствует
их уговору  с  Джорджем! А про  то,  что  можно  еще и  обвенчаться с кем-то
другим, у них и речи не было. Элизабет колебалась... все же  как-то нехорошо
вдруг бросить Джорджа одного в Лондоне и укатить с Реджи,  хотя бы только на
месяц. Что и говорить, она ужасно любила Джорджа.
     Нет, Реджи, сейчас я  не могу. Поезжайте  в Мюррен,  а когда вернетесь,
может быть... словом, там видно будет.
     Элизабет  поджарила хлеб, приготовила чай,  и они уселись перед камином
на низком, широком диване. Тусклый свет скоро померк в грязно-сером небе; но
они еще долго сидели у огня, держась за руки.
     Она предоставила  Реджи целовать ее сколько вздумается, но  пока больше
ничего не позволила.
     И надо  же  было Элизабет  именно  в  то время устоять  перед  мистером
Реджинальдом  Бернсайдом! Вот нагляднейший пример того, как не везло бедняге
Джорджу. Иными  словами, на мой взгляд,  есть прямая связь  между  тогдашней
стойкостью  Элизабет и  тем неожиданным и необъяснимым  случаем,  когда рано
утром 4 ноября 1918 года человек  в  хаки  вдруг поднялся  во весь рост  под
убийственным  пулеметным огнем...  Не  то  чтобы я  хотел  сделать из  этого
мелодраму  и  заклеймить каиновой  печатью Элизабет, или  Фанни,  или  обеих
сразу. Вовсе нет.  Ведь  не  они развязали войну.  Не  они довели Джорджа до
нервного  расстройства.  И  в конце  концов  в  гибели  Джорджа  есть что-то
неясное,  почти таинственное.  Был ли он самоубийцей?  Не знаю. У меня  есть
лишь косвенные улики да какое-то  смутное  подозрение,  безотчетной тревогой
пронизаны мои  воспоминания об этом  человеке, точно Ореста, преследует меня
неотступное  чувство неискупленной  вины. Кто  скажет, возможно ли  человеку
совершить самоубийство на поле боя? Безрассудная отвага, когда очертя голову
кидаешься навстречу  опасности, иной  раз может и  спасти  от верной смерти,
которая настигнет  скорчившегося  в окопе  благоразумного труса.  А  если  и
впрямь Джордж  умышленно стал  под пули, должны ли мы, должен ли я  винить в
этом Элизабет  и Фанни? Навряд ли. И без них у него было вдоволь поводов для
отвращения к жизни. И даже если он понимал, что война идет к концу, понимал,
что  у него просто не хватит душевных сил  разобраться  в своих отношениях с
этими двумя женщинами,-- все равно я ни в чем их не виню. За эту путаницу он
в  ответе не меньше, чем  они  обе. В сущности, не так  уж трудно было бы ее
распутать, беда в том, что Джордж с  его расстроенными нервами был на это не
способен, и  тут они не виноваты. Нет, нет.  Быть может, я виноват не меньше
других. Я  должен был добиваться,  чтобы Джорджа  отправили в тыл. Вероятно,
надо было пойти к  бригадному генералу или хоть к  полковнику и  с глазу  на
глаз выложить все, что я знал о состоянии Джорджа. А я не пошел. В ту пору в
глазах начальства  я  отнюдь  не  был  persona grata:  --> 1 я
сочувствовал молодой русской революции  и поступил  довольно опрометчиво,  с
жаром высказав это вслух. Так что мои старания скорей всего ни к чему  бы не
привели. И потом, разговаривать с командованием о Джордже было делом трудным
и щекотливым, а я устал, очень, очень устал...
     Как  бы  то  ни  было, через  две недели после  отъезда  Реджи в Мюррен
мерзкая лондонская зима наградила Элизабет каким-то простудным заболеванием,
и  что-то  там у нее разладилось. За  каких-нибудь  пять дней  она дошла  до
настоящего помешательства.  У  нее  будет ребенок!  Есть только  один выход:
Джордж  должен  на ней жениться  -- и немедленно!  Должно  быть, после  того
вечера  с Реджи в ее "подсознании"  поселилась мысль о браке. Так или иначе,
вся ее незаурядная энергия вдруг сосредоточилась на одной  цели: оказаться в
том самом положении мужней жены, которое она прежде глубоко презирала. Очень
глупо, конечно, но, в сущности, нельзя ее за это осуждать.
     Мужчины  удивительно  черствы  и  глухи  во  всем,  что  касается  этих
загадочных женских недугов и маний.  Когда  у них самих не в порядке печень,
они тотчас начинают брюзжать и жаловаться, но  нисколько не сочувствуют куда
более  серьезным страданиям  спутниц  жизни  своей.  Наверно,  они стали  бы
отзывчивей,  если  бы у  них  внутри оказался этот  своеобразный  будильник,
заведенный  на двадцать  восемь дней -- вечная докука, а нередко и  мученье:
того и гляди,  разладится,  поднимет  кровяное  давление, нестерпимой  болью
отравит мозг. Джорджу надо  было тотчас потащить Элизабет к гинекологу, а он
повел себя так  же глупо, как вел бы себя  в этом случае какой-нибудь Джордж
Огест. Он палец о палец не ударил, только глядел разинув рот, когда Элизабет
вдруг начинала  злиться  и выходить  из  себя,  и  огорчался, и  приставал с
утешениями, бесившими ее еще больше, и предлагал всякие снадобья и средства,
а  Элизабет,  топая ногами,  кричала, что  они  никуда,  никуда,  никуда  не
годятся! Разумеется, Генеральный План Идеальных Взаимоотношений Между Полами
предписывает  в подобных обстоятельствах немедленно жениться.  Но простейшее
благоразумие подсказывает, что сперва надо проверить, в самом ли деле налицо
эти   злосчастные  "обстоятельства",--  а   они   и  не  подумали   об  этой
предосторожности, так были оба испуганы и подавлены  душевным расстройством,
поразившим несчастную Элизабет.


     За несколько  дней во взглядах Элизабет произошла разительная перемена.
Не страдай она по-настоящему,  ее логические выверты  и ухищрения показались
бы  просто  смехотворными.  Знаменитый  Генеральный  План  мигом  полетел  в
корзину, и при помощи быстрых и искусных маневров вся армия доводов Элизабет
была  оттянута   с   передовых   позиций  Полной  Свободы  Пола  на   мощную
оборонительную  линию Гинденбурга, возведенную в защиту Безопасности Превыше
Всего,  Женской  Чести и  Законного Брака. Безусловно, и Джорджу  и Элизабет
просто смешно  было думать  о законном  браке. Они  были другой  породы:  не
добрые и  смирные  граждане, а искатели приключений.  Они не  принадлежали к
тому  сорту людей, которые счастливы, если  застраховали свою жизнь и купили
дом в рассрочку, если  могут по субботам косилкой подстригать газон и возить
"деточек" (отвратительное словечко!) к морю. Они  не рисовали себе в будущем
идиллической  старости,  когда  стареющий  тупо-самодовольный  Джордж  будет
восседать  рядом с безмятежно-спокойной седовласой  матроной Элизабет в саду
перед маленьким домиком, блаженно наслаждаясь созерцанием страхового полиса,
обеспечивающего  обоим  на остаток  жизни верных  десять  фунтов в неделю. С
радостью сообщаю вам, что и Джорджа и Элизабет бросило  бы в дрожь при одной
мысли о подобном  будущем. Но Элизабет настаивала на  свадьбе -- и, конечно,
они  поженились,  невзирая на  робкие  протесты ее родных и  на все  громы и
молнии, которые метала Изабелла и о которых уже упоминалось.
     Внешне законный брак ничего не изменил в  их  жизни и взаимоотношениях.
Элизабет осталась в своей студии, Джордж -- в своей. Они встречались не чаще
прежнего, и их соединяла все та же влюбленная чувственность, в которую давно
перешла первая восторженная страсть. Одно из  важнейших условий Генерального
Плана провозглашало как  аксиому, что для  любовников  весьма нежелательно и
опасно поселиться вместе. Если они  достаточно богаты, чтобы жить  в большом
доме, каждый на своей половине -- прекрасно; если же нет, надо поселиться на
соседних  улицах,  не  ближе.   Суть  свободы  состоит  в  том,  что  каждый
располагает своим  временем  как  хочет, но  разве  это  возможно,  если два
человека вечно  торчат перед носом  друг  у друга?  Кроме  того,  совершенно
необходимо  каждый день хоть несколько часов проводить врозь, чтобы избежать
пресловутой  атмосферы  домашнего  очага. Пусть  любовники  будут  счастливы
вдвоем каких-нибудь  три-четыре часа в день,  это куда лучше,  чем  двадцать
четыре  часа кряду быть  равнодушными  друг  к другу  или даже  несчастными.
Элизабет  часто  и  с  жаром  повторяла, что  двуспальная кровать  убивает в
человеке  всякое самоуважение и сексуальную  привлекательность  и притупляет
тонкость и остроту чувств...
     Когда их брак был уже непоправимо скреплен всеми  формальностями закона
и Элизабет  перестала  бояться за  свое положение в обществе,  ей  пришло  в
голову, что не  худо бы  посоветоваться с врачом  и узнать, как вести себя в
месяцы  "ожидания"  (как целомудренно выражаются скромные матери семейств из
рабочей среды). Она достала  адрес некоего "передового" медика,--  говорили,
что  он  пользует  беременных женщин  по самому  последнему  слову  науки. К
величайшему изумлению Элизабет, выяснилось, что она вовсе не  беременна! Она
просто не поверила ему, подозревая (это, в общем, довольно естественно), что
почти  все  доктора  в  какой-то  мере  шарлатаны,  играющие  на  невежестве
пациентов; тогда он заявил напрямик, что при теперешнем своем  состоянии она
не дождется младенца и до Страшного суда, и, если не взяться сейчас же за ее
легкое  недомогание,  оно может  перейти в  тяжелый хронический недуг. После
этого Элизабет снисходительно согласилась с его диагнозом  и с его советами.
Джордж,  сопровождавший  ее  к эскулапу, сидел в  приемной. Элизабет ушла от
него в кабинет серьезная, сосредоточенная, настроенная весьма добродетельно,
и  Джордж  ждал,  беспокойно листая  пересыпанные  благоглупостями  страницы
"Панча" и ломая голову над нелегкой задачей: как  они проживут  с младенцем?
Придется,   наверно,   поступить   куда-нибудь  на   службу   и  "осесть"  в
отвратительной  трясине  семейного  очага.  К его немалому изумлению,  когда
отворилась дверь кабинета, он услышал прежний веселый смех Элизабет, который
всегда так ему нравился, и ее слова:
     Что ж, доктор, если родятся близнецы, вы будете крестным отцом!
     В  ответ  доктор  рассмеялся  --  совершенно  непристойный, жестокий  и
неуместный смех, подумалось Джорджу. Элизабет выбежала в приемную.
     Все  хорошо, милый!  --  воскликнула  она.-- Ложная тревога! Я  так  же
беременна, как и ты.
     Джордж совершенно растерялся и так ничего и не понял бы, если  бы врач,
отведя его в сторону, не  растолковал  ему коротко, в чем дело; для Элизабет
было  бы  очень полезно,  прибавил  он,  на  время  воздержаться от  половой
близости.
     А на сколько времени? -- спросил Джордж.
     Ну, пусть она с месяц  выполняет все,  что  ей предписано, а затем я ее
снова посмотрю. Вне всякого сомнения, она излечится совершенно. Но ребенка у
нее  не  будет,  если  не сделать небольшую операцию.  Только  впредь  нужно
остерегаться простуды. Напрасно она осталась на зиму в Англии.
     Джордж выписал чек на  три гинеи (позже Элизабет настояла на том, чтобы
вернуть ему эти деньги), и они отпраздновали счастливую развязку, пообедав в
ресторане.
     Выпьем!  --  сказал  Джордж.-- Нам  повезло, мы  все-таки не  совершили
тяжкий,  непростительный  грех --  не швырнули в  жизнь еще  одно несчастное
существо, которому она совсем не нужна.
     Но, пожалуй, самое поразительное в этой занятной истории -- быстрота, с
какой Элизабет оставила добрую старую линию Гинденбурга и вновь заняла самые
передовые  посты  Свободы Пола.  Правда, кое-что  изменилось. Хоть она и  не
призналась в этом даже самой себе, хоть Джордж и  старался  этого не видеть,
но  в той  части, которая  касалась  Элизабет,  Генеральный  План рухнул, не
выдержав первого же серьезного испытания. Едва настал  час испытания, она  в
панике ухватилась за старое-престарое  спасительное средство от  всех бед; у
нее не хватило стойкости. Ее  можно, пожалуй, извинить, можно  сказать,  что
болезнь на время  помрачила ее ум и  она,  в сущности, не  отвечала за  свои
поступки.  Но это в конце концов  просто отговорка -- факт  остается фактом:
Элизабет  в  паническом страхе  кинулась  под защиту  общественных  устоев и
чиновника,  регистрирующего  браки.  А когда  их  связь  была  узаконена,  в
отношениях произошла почти неуловимая  перемена. Конечно, вы вправе сказать,
что это не должно  было случиться: ведь они жили точно так же, как и прежде,
и по всей видимости точно так же держались друг с другом,  и исповедовали ту
же "свободу"  -- так не все ли равно,  состояли они в законном браке или  не
состояли? Но  разница была. Она  всегда есть. Вы без труда убедитесь в этом,
наблюдая  за людьми. Странное  дело,  стоит влюбленным  пожениться, и у  них
появляется собственническое чувство,  а следовательно, и  ревность. Конечно,
зачастую и любовники бывают такими же собственниками и ревнивцами. Но это не
совсем одно и  то же. Как правило, любовники -- это, так сказать, не  первые
владельцы своей живой собственности, и обычно они  предоставляют друг  другу
больше свободы и охотно "прощают". А мужья и жены, которые давным-давно друг
другу  опостылели,   впадают  в   бешенство  от  ревности   и  оскорбленного
собственнического  чувства,  случайно  обнаружив, что их  супруг или супруга
полюбили другую  или  другого.  Впрочем,  может  быть,  это -- лишь одно  из
проявлений  порождаемой  браком   своеобразной  мстительности.  И  еще  одна
любопытная перемена в  отношениях Джорджа  и Элизабет.  Когда Элизабет вновь
заняла  позицию Свободы  Пола, она, сама  того не сознавая, восстановила эту
свободу только для себя, но отнюдь не для Джорджа. Если в дальнейшем Джордж,
как  то  предусматривал  Генеральный  План,  спокойно  примирился  с романом
Элизабет  и  Реджи,-- что ж,  превосходно! Это его  дело.  Но  когда  пришла
очередь  Элизабет так же спокойно  примириться с  романом  Джорджа  и Фанни,
оказалось, что это уже  совсем  другой разговор. Элизабет теперь чувствовала
себя  в некотором  роде  ответственной  за Джорджа,  а  отвечать  за него  в
переводе на обыкновенный человеческий язык означало --  не выпускать из рук.
Между  тем со времени  ложной  тревоги  прошло три  месяца  --  и  Элизабет,
казалось, убежденнее, чем когда-либо, исповедовала "свободу"  и самые что ни
есть передовые  взгляды. В качестве замужней  женщины она могла теперь  куда
откровеннее  разговаривать на разные темы, которые ныне обсуждаются в каждой
детской,  а в ту пору  считались крайне неприличными  и  не должны были даже
упоминаться  в присутствии добропорядочных британцев.  Она  раздобыла где-то
книгу  о   гомосексуализме  и  преисполнилась  сочувствия   к  жертвам  этой
злополучной склонности. Она  хотела даже затеять своего рода крестовый поход
в их защиту и была очень разочарована тем, что Джордж весьма холодно отнесся
к этой затее.
     Но  это  просто смешно!  --  возмущалась Элизабет.--  Несчастных  людей
преследуют   по   каким-то   обветшалым   законам,   которые    продиктованы
предрассудками иудейских пророков и средневековым невежеством!
     Да,  конечно, но  что же поделаешь? Инакомыслящих преследовали  во  все
времена.  Любопытное  совпадение:  в  нашем  языке  грубое  словцо,  которым
называют жрецов известного рода любви, когда-то означало "еретик". А сделать
тут ничего нельзя.
     А по-моему, непременно надо что-то делать.
     Ну, я  думаю,  для этого время еще не пришло. Чтобы знание пробило себе
путь  в самые твердолобые головы, чтобы  рассеялись невежество  и  суеверие,
нужен  какой-то срок. Сначала  пусть  будут перестроены  на достойной основе
обычные отношения между мужчиной и женщиной, а там уж можно будет подумать и
о еретиках в любви.
     Но, Джордж, милый, ведь  этих людей гонят, ссылают, обливают презрением
за  то,  в  чем  они  совсем  не виноваты,  просто  они  физиологически  или
психически не  такие,  как  мы. Может  быть,  на  свете  вообще  нет  людей,
совершенно "нормальных" в сексуальном смысле. И неужели мы должны ненавидеть
и презирать этих бедняг просто потому, что сами мы "нормальные"?
     Да,  да, конечно. В  теории я с тобой вполне согласен. Но  когда я умом
пытаюсь отстаивать  то, против чего возмущаются мои чувства и инстинкты,  от
этого  толку  мало. Откровенно  тебе  скажу,  не люблю  я  гомосексуалистов.
Конечно, с моей точки  зрения они вольны жить как хотят,  но не нравятся они
мне. В сущности, насколько мне  известно, я ни с одним и не знаком. Наверно,
и среди наших  друзей найдутся такие, но меня  это не интересует, а потому я
никогда ничего и не замечал.
     Да, но если ты ничего не замечал, это  еще не значит, что ничего и нет.
Не будь таким  ограниченным, Джордж.  Может быть,  десятки тысяч людей ведут
самую жалкую жизнь...
     Ох,   слышал  я  все  это!   Но  нельзя  же  в   пять  минут  разрушить
предубеждения, вошедшие в нашу плоть и  кровь за  многие  века.  Лично я  не
возражаю, пусть эти люди делают что хотят. В конце концов они ведь не грабят
и  не убивают.  Но я  бы им советовал  помалкивать,  а не  строить  из  себя
мучеников и не лезть в герои.
     Элизабет расхохоталась:
     Ого!  Премудрый  Джордж, оказывается,  заодно  с  нашими викторианскими
предками!
     Ну и пусть. Я говорю то, что чувствую, и не стану притворяться.  Имей в
виду, в этом деле я тебе не помощник.
     А  по-моему,  ты  должен  еще  раз  все это  обдумать.  Напиши  парочку
сочувственных статей на эту тему и уговори Бобба их напечатать.
     Слуга  покорный.  Попроси его, пускай  сам об  этом  пишет; ему-то это,
пожалуй,  понравится.  Начни  я  такое  писать,  меня  и  самого  сейчас  же
заподозрят.  А  это у нас в Англии  штука  опасная, черт  подери: подозрения
слишком часто подтверждаются!
     На том разговор и кончился.


     А  между  тем  война  неотвратимо  приближалась.  Вероятно,  она   была
неизбежна  уже  с 1911 года,  хотя  многих,  почти всех, застигла  врасплох.
Почему она разразилась? Кто за это в ответе? Об этом уже велись нескончаемые
споры, и  историкам грядущих поколений, к их  великой радости,  еще  на века
хватит противоречивых материалов. Нетрудно  предвидеть, что  в университетах
будут   созданы  специальные  кафедры   истории  первой   мировой   войны,--
разумеется, речь идет о тех цивилизованных  странах,  которые уцелеют  после
следующей такой  же  войны. А  нам спорить  об  этом бессмысленно -- так  же
бессмысленно, как снова и снова трагически вопрошать: "Да где же я подхватил
эту  ужасную простуду?" Если  кто-либо  -- один  или многие  --  сознательно
подстроили эту  катастрофу, они, надо  полагать, вполне довольны потрясающим
успехом задуманного. Без сомнения,  в странах,  принимавших участие  в  этой
войне,  мало  осталось людей,  не затронутых ею,-- и  почти  никому  она  не
принесла  ничего хорошего. Жизнь каждого взрослого человека распалась на три
части: до  войны, война и послевоенные годы. Странно,--  а может быть, и  не
так уж странно,-- но очень многие  скажут вам, что целые большие периоды  их
довоенной жизни совершенно выпали у  них из памяти. Довоенное время  кажется
доисторическим.  Что мы делали, что чувствовали,  как жили  в те баснословно
далекие  годы?  Ощущение такое, словно  период  1900--1914  годов  отошел  в
ведение  археологии и  лишь  специалисты,  с  великими усилиями,  по  редким
дошедшим до нас знакам  и  останкам,  могут  восстановить  картину тогдашней
жизни. Тем, кого  перемирие застало еще детьми, кто, так сказать, был рожден
в огне войны, просто не понять, в каком безмятежном спокойствии мы пребывали
когда-то,  какими  были самодовольными оптимистами. А особенно  в  Англии,--
ведь у французов еще сохранились тревожные воспоминания о 1870 годе; но даже
и  во Франции жизнь словно  бы наладилась и ничто  ей как будто  не грозило.
Англия со времен  Ватерлоо ни  разу не  воевала всерьез.  Бывали  стычки  на
границах  и  в колониях,  а война с бурами  и Крымская кампания  укрепили  в
глазах  всего  мира  репутацию Британии  как державы сильной и боеспособной.
Однако  о битвах  подлинно грандиозных  уже  забыли.  Франко-прусская  война
считалась просто  одним из  многих несчастных эпизодов,  без которых, видно,
никак  не  обойдутся  отсталые  жители  европейского континента, а  на битву
Американского  Севера  с Югом  смотрели  словно  в перевернутый  бинокль.  В
некоторых кругах даже полагали, что эта война -- знак особой милости господа
бога к избранному народу -- к его возлюбленным англичанам: ведь благодаря ей
британский торговый  флот восстановил свое неоспоримое господство на морях и
поставил на место жалкую страну-выскочку.
     Кто  не  видел  Европы до 1789  года, тот не знает,  что такое  радость
жизни,  говаривал  Талейран.  Никто,  конечно, не  осмелится заменить в этом
изречении год 1789 на 1914. Но,  несомненно, со времен французской революции
не бывало такого крушения  всех  ценностей. Бог весть,  сколько правителей и
правительств рухнуло при этом землетрясении, а те,  что уцелели, из кожи вон
лезут, стараясь и  дальше удержаться при  помощи древних, испытанных методов
-- угнетения  и  преследований. И,  однако, четырнадцатый год приветствовали
как великое избавление, как очищение от пороков, будто бы порожденных мирной
жизнью!  Боже  праведный! Три  дня  торжества  победителей порождают столько
пороков и несчастий, сколько так называемым развратителям рода человеческого
не развести и за тысячу лет. Нынешняя молодежь диву далась бы, прочитав весь
тошнотворный вздор,  который писали  в  четырнадцатом -- пятнадцатом годах в
Англии, да и во всех  воюющих странах, кроме Франции, где практически вообще
ничего  тогда не печатали. (Впрочем, французы с тех  пор с лихвой наверстали
упущенное.) "Наши  доблестные воины"  должны были вернуться домой  -- скоро,
очень скоро! --  очищенные и  облагороженные резней и  вшами,  и  дать жизнь
поколению,  исполненному  еще  большего  благородства,  и  этому   поколению
предстояло   пойти  по   стопам  отцов.  Должно   было  совершиться  великое
возрождение  религиозного  духа, ибо мысли людей теперь обращались  от всего
суетного  и безнравственного к серьезному и возвышенному. У нас  должна была
появиться новая, великая  литература,-- отсюда  мнимая популярность "военных
поэтов", которая  сводилась к тому, что родителям убитых солдат предлагалось
раскошелиться на пятьдесят фунтов (хватило бы и пятнадцати), чтобы тиснуть в
печать убогие вирши, достойные внимания разве что в узком семейном кругу. Мы
должны были... но, право,  у меня не хватает  мужества продолжать. Пусть те,
кого  интересует  человеческое  тупоумие,  заглянут  в  комплекты  тогдашних
газет...

     Но  мы  все  еще никак  не  расстанемся с  блаженной безмятежностью тех
последних месяцев перед августом четырнадцатого года.
     Фанни следила за  поразительными метаморфозами Элизабет удивленно и  не
без удовольствия --  чувство,  с которым  мы  чаще всего созерцаем несчастья
наших лучших друзей. А главное, ей было жаль Джорджа.

     "Ты объявил вендетту живым от имени  мертвецов".  Да,  вы правы, это --
вендетта,  кровная  месть, меня терзает неотступная  жажда  отмщения.  Да, я
объявляю  вендетту.  Не за себя. Что я  такое?  Ничто, о господи, меньше чем
ничто --  шелуха, огрызок на тарелке, мусор, отброс. Нет, это жажда мести не
за себя, это совесть  вопиет в пустыне,  и ничем  ее не успокоить, это  река
слез, затерявшаяся в  песках. Какое  право я  имею жить? Сколько их  -- пять
миллионов, десять, двадцать? Да разве важна точная цифра?  Они мертвы, и все
мы за это в ответе. Да, мы в ответе, будь оно все проклято! Когда я встречаю
сверстника,  не искалеченного войной,  мне хочется крикнуть ему в лицо: "Как
ты уцелел? Как  ухитрился улизнуть? На какую подлость пустился? Почему ты не
погиб,  жулик?"  Ужасно пережить самого  себя, увильнуть  от  своей  судьбы,
засидеться в гостях,  когда ты  уже никому  не нужен. Нет на свете человека,
которому  не  все  равно,  жив  я  или  умер --  и я рад этому,  очень  рад.
Одиночество,  ледяное одиночество. Вы, кто  пал  в этой  войне, я  знаю:  вы
погибли  напрасно, вы погибли  ни  за  что, за  порыв ветра,  но имя  пустой
болтовни,  во имя идиотского  вздора,  газетной лжи  и воинственной наглости
политиков. Но вы-то мертвы. Вы  не отвергли острого, сладостного удара пули,
внезапного  взрыва гранаты, вкрадчивой агонии ядовитого газа. И вы  от всего
избавились.  Вы избрали  лучшую  долю.  "Они  повалились наземь, будто целая
орава Чарли Чаплинов",-- сказал  рыжий  сержантик Дархемского  полка.  Будто
целая орава Чарли Чаплинов. Изумительный образ! Так и  видишь нелепые фигуры
с вывернутыми ступнями -- как они спотыкаются  и бессмысленно машут руками и
валятся наземь  под точным пулеметным  огнем дархемского сержантика. Вот это
герой!  За  свой подвиг он  получил  военную медаль. Орава  Чарли  Чаплинов.
Изумительно! Но почему и мы не были в их числе? Какое мы имеем право жить? А
женщины? О женщинах  и  говорить нечего: они были великолепны, неподражаемы.
Такая преданность,  уж  такая  преданность!  Каким  утешением  были  они для
воинов! О,  изумительно, выше  всяких  похвал! Вы же знаете, за  это им дали
право голоса.  О, женщины были изумительны! Надежны, как сталь, и прямы, как
клинок. Да,  поистине, просто чудо!  Что бы мы делали  без них? Ну, конечно,
перетрусили бы. Да, женщины были изумительны. На женщин можно положиться, уж
они-то всегда  рады дать  отпор врагу.  О,  еще  бы.  Что делало бы  без них
Отечество? Они великолепны, такой пример всем нам!

     По  воскресеньям  над  кладбищем  по  ту  сторону  Ламанша  развевается
британский флаг. Кладбище не  так велико, как было в дни деревянных крестов,
но все же могил там немало. Они занимают многие акры земли. Да, многие акры.
И теперь слишком поздно, уже нет тебе  места в этой земле, нет самого малого
клочка среди многих акров. Поздно, слишком поздно...

     Да,  Фанни   очень  жалела  Джорджа  и  доказывала  это  чисто  женским
деятельным сочувствием. Поздней  весной Элизабет "пришлось" поехать  на  две
недели на север,  к родителям.  Миссис Пастон  -- она  всегда неукоснительно
исполняла  свой долг и уж конечно  сообщала об этом всем и каждому -- писала
дочери  аккуратно  раз в неделю.  Считалось, что для  Элизабет каждое  такое
письмо  --  долгожданная  весточка, знак  любви  и  привязанности  родных  и
знакомых;  что милый, непринужденный рассказ  о добропорядочной чистой жизни
там,  у них  (чистая  скука!),  крепче привяжет Элизабет  к родному  дому  и
охранит от тлетворного влияния выродков и  декадентов, которые окружают ее в
Лондоне. А на самом деле чуть не в каждом письме сквозило тайное, лицемерное
стремление  нарушить душевный покой Элизабет, пробудить в  ней  недовольство
собой и своей жизнью. Просто удивительно, какая злоба и ненависть скрывались
за  нежными  словами, за обычными изъявлениями родительской любви  и заботы.
Если миссис Пастон ухитрялась придумать, чем еще можно огорчить и расстроить
дочь, она не упускала случая написать  ей, разумеется, предваряя  неприятную
новость  неизменным: "Не правда ли, дорогая моя,  какая жалость!.." Элизабет
иногда отвечала  на эти письма, а иногда и не отвечала. С некоторых  пор они
были пересыпаны намеками на  прискорбное состояние здоровья мистера Пастона.
"Твой дорогой папа никак не избавится от  бронхита" (читай -- от  насморка);
"он  стал очень  вялый"  (читай  -- скука одолела,  потому  что площадки для
гольфа  совсем  затопило);  "почти не  выходит  из  дому" (да и  никогда  не
выходил,-- разве только чтобы поиграть в гольф); "он ужасно худеет и седеет,
наш  бедный папочка"  (поседел  он лет пятнадцать назад,  но  и теперь любил
четыре раза в день плотно покушать); "по всему видно, что он быстро слабеет"
(чистейшая фантазия). Элизабет  была очень привязана к отцу и начала всерьез
за него тревожиться, хоть  и  догадывалась отчасти  о стратегических  планах
мамаши. Но в том-то  и  беда  молодости, что  она  не умеет  вполне  оценить
вероломство  и злобу стариков. Элизабет чувствовала, что съездить повидаться
с  отцом --  ее  долг:  будет  просто ужасно, если он вдруг умрет, а она так
больше его и не увидит. Она сказала Джорджу, что едет.
     Ну  конечно,  поезжай, если хочешь.  Я провожу тебя на вокзал. Когда ты
едешь?
     Хорошо,  если б ты поехал со мной, Джордж. Папа с  мамой обрадуются, им
будет так приятно твое внимание.
     Не надо  глупить, Элизабет.  Я ведь не просил тебя знакомиться  с моими
родителями  и не понимаю, зачем мне ехать  в гости к твоим.  Мамаша  у тебя,
по-моему,  просто ужасная,  знаю я  этих  въедливых  мучениц  --  сперва они
взваливают на себя тысячу никому  не нужных забот  и хлопот, а потом ворчат,
что  вот,  мол, они из сил выбиваются, а  их никто не ценит.  Отец  твой  --
ничего, вполне  порядочный человек и умеет  уважать  других. Но ты  пойми, я
сделаю  вид, что мне очень интересно слушать про гольф, и мы с  ним покачаем
головами  и повздыхаем, что  либеральное правительство  такое  нехорошее,  а
дальше говорить будет совершенно не о чем.
     Но мне будет гораздо легче, если ты поедешь со мной.
     Не  будет тебе легче. Твоя  мамаша  начнет  демонстрировать  всем своим
приятельницам,  какая мы счастливая  парочка, и это будет  адская  пытка.  И
кроме   того,  тебе  легче  будет   на  время  приспособиться  ко   всем  их
предрассудкам, если  ты не будешь все время чувствовать  на себе мой ехидный
взгляд.
     Итак, Элизабет уехала, и Джордж остался в Лондоне один.
     Ему всегда очень не хватало Элизабет, когда она уезжала, но он не искал
общества и  развлечений, а  сидел взаперти и работал без  передышки, пытаясь
убить время. На  пятый  день к вечеру он почувствовал, что сыт по  горло. Он
решил выйти из дому и звонить подряд всем друзьям и знакомым, пока не найдет
кого-нибудь, с кем можно  поужинать.  Он только что умылся и надевал  чистый
воротничок, когда в дверь студии постучали.
     Одну минуту!  -- крикнул Джордж.-- Я одеваюсь. Кто  там? Дверь настежь,
на пороге  Фанни в очаровательном  новом платье и лихой широкополой  шляпе с
большим пером.
     Да  это  Фанни!  Как  славно!  И  как ты  чудно  выглядишь!  Они  нежно
поцеловались. Фанни села на кровать.
     Я пришла,  чтобы ты повел меня ужинать. И если ты собирался куда-нибудь
еще, ничего не выйдет. Позвонишь по телефону и объяснишь, что ты занят.
     По правде сказать, я как раз хотел кликнуть клич, кто бы  согласился со
мной поужинать, ты пришла очень кстати.
     А как Элизабет?
     Все  хорошо.  Я  сегодня  утром  получил  письмо.  Она  ведь  гостит  у
родителей.
     Да, знаю. И долго она там пробудет?
     Еще десять дней. Бедняжка, ей, видно, уже надоело до смерти.
     А ты чем занимаешься?
     Прозябаю в одиночестве. Вот заканчиваю картину, хочешь посмотреть?
     И Джордж подтащил к окну мольберт с большим холстом.
     Но это очень хорошо, Джордж! Какая сила, какой смелый замысел!
     А не слишком получилось жестко и угловато?
     Ничего подобного. Это превосходно! Лучшая твоя работа!
     И  Фанни,  соскочив с  постели,  обняла Джорджа и опять его поцеловала.
Впервые  губы  ее не  были сестрински  прохладны  и сомкнуты, но раскрыты  и
сладостно горячи -- губы соучастницы.  Внезапное жаркое желание  вспыхнуло в
Джордже, сердце заколотилось, кровь хлынула в лицо. Он притянул Фанни к себе
и прижался жадными  губами  к ее нежным покорным губам.  Несколько мгновений
она  словно бы  противилась и, казалось, хотела  его оттолкнуть. Он обнял ее
крепче,  и вдруг ее  напряженное  тело мягко поддалось,  прильнуло  к  нему,
голова с  закрытыми глазами медленно запрокинулась.  Бархатные влажные  губы
приоткрылись, кончик языка  скользнул по  губам Джорджа. Он тихо коснулся ее
груди  и ощутил  под рукой  частые  удары  ее сердца. Она  медленно откинула
голову и посмотрела на него.
     Фанни! Фанни!
     На него смотрели глаза, похожие в эту минуту не на драгоценные камни, а
на живые синие цветы.
     Фанни! Милая моя Фанни! Наверно, я давным-давно тебя люблю, сам того не
зная!
     Все еще не сводя с него глаз, Фанни медленно проговорила:
     Ты очень славный, Джордж, ты и мужчина и совсем ребенок.
     А ты чудесная, необыкновенная, восхитительная...
     Они снова  поцеловались и  стояли  так, обнявшись,  пока  у Джорджа  не
закружилась голова.  Он осторожно потянул ее к кровати, и они легли, одетые,
держа  друг друга  в  объятиях. Джордж тихонько  гладил стройное, не знающее
корсета девичье тело, такое горячее, упругое и нежное под тонким, прохладным
шелком платья. Сперва  они  бормотали  какие-то  бессвязные  ласковые слова,
потом   умолкли   и   лежали  обнявшись,  трепеща,  точно  испуганные  дети,
старающиеся утешить друг дружку.
     Фанни вздохнула и открыла глаза.
     Который час?
     Джордж нашарил в кармане часы.
     Почти половина девятого.
     Боже милостивый! Надо торопиться, не то мы не успеем поужинать.
     Джордж  пошел  за  пиджаком;  когда  он  вернулся,  Фанни   преспокойно
поправляла свои шелковые чулки.
     Куда бы нам пойти поближе?
     Только что открылся новый ресторан на Фрис-стрит, можно туда.
     Джордж  следил   взглядом  за  Фанни,  пока  она  приводила  в  порядок
растрепавшиеся волосы и сосредоточенно надевала перед зеркалом шляпу. Он все
еще чувствовал  легкую  дрожь, а руки Фанни  двигались спокойно и  уверенно.
Всего несколько  минут назад они были  так близки, все преграды рухнули, два
человека  словно  растворились  друг в друге.  Это  было  полное,  настоящее
счастье. "Было". И вот их снова подхватил и разделил поток  обыденной жизни.
Нет, расстояние  между ними еще  не велико, еще можно окликнуть, позвать. Но
это такая даль по сравнению с  той изумительной близостью.  Не может длиться
такое блаженство.  Но  почему? Наверно, это еще одна  злая шутка богов: дать
нам на краткий час изведать, какое счастье  было  бы нашим уделом, будь мы и
сами  боги.  Никто  не может  завладеть другим, никто не может  принадлежать
другому. Возможно ли  давать  и  возможно ли  брать? Верно ли,  что хоть  на
несколько минут до конца растворяешься в другом, или это только так кажется?
О  чем  она  сейчас  думает?  Внутренне  она  так  далека  от  меня,  словно
ускользнула куда-то  в иное измерение. Мы -- романтики,  мы  слишком многого
хотим.  Она  прелестна,  и  я ей  не противен,-- это  уже  немало. Не  будем
спрашивать слишком много.  Хватит с нас и минутного наслаждения. Но даже оно
так зыбко  и непрочно!  Будто пытаешься пронести дрожащий  огонек в  хрупком
стеклянном  сосуде сквозь бурливую,  враждебную толпу. Как усердно старается
этот мир задавить радость влюбленных! Как все это горько и несправедливо!
     Они  вышли  на  улицу,  где  уже зажглись фонари, в жару и  духоту.  На
тротуарах еще копошились  и визжали грязные ребятишки. Мимо с кувшином  пива
прошлепала итальянка в войлочных туфлях. Тяжелый, спертый воздух Сохо ударил
в лицо.
     Почему вы с Элизабет поселились в  этом мерзком районе?-- с недоумением
спросила  Фанни.--  Наверно,  жить  здесь  ужасно  нездорово,  особенно  для
Элизабет.
     О, к этому привыкаешь. Хэмпстед слишком далеко от центра, в Кенсингтоне
слишком  дорого, в Челси  и дорого и не  доберешься  туда.  Уж если  жить  в
городе, так в самом центре. Предместья -- страшная гадость.  Все мы мучаемся
из-за нашей английской  системы  строить дома по принципу "домашнего очага":
каждая семья в своей конуре. Да еще эта наша страсть существовать и в городе
и в деревне сразу. Видно, мы  не так приспособлены к жизни большого  города,
как романские народы. А Лондон чересчур большой и затхлый.


     Они поужинали в  маленьком ресторанчике, стены  его были довольно жалко
"расписаны" какими-то  молодыми  художниками  в  духе  Латинского  квартала.
Попытка оказалась неудачной. Все отдавало любительщиной. Но  Джорджа и Фанни
это мало трогало.  Они  были, можно сказать, старые друзья,  а  потому их не
мучила тягостная, неодолимая неловкость  и чувство отчуждения,  охватывающие
обычно тех, что становятся любовниками неожиданно  для  самих  себя. Страсть
вспыхнула так внезапно и  естественно, что ни для каких угрызений совести не
осталось места. Они разговаривали спокойно, и это не стоило им ни  малейшего
труда.  Фанни  забавно  живописала  чудачества  британских  "поселенцев"  на
Ривьере.  Почему за  границей встречаешь  таких чудаков  и монстров из числа
своих соотечественников,  каких  никогда не  встретишь дома?  Может быть,  в
чужом окружении заметней их странности? Или им потому  и суждено  уезжать на
чужбину,  что  уж  очень они нелепые и ни на кого  не похожие?.. Несомненно,
отношения Джорджа и Фанни стали иными. Возникла  новая  чудесная  близость и
понимание.  Не  странно ли,  что  несколько  пылких  поцелуев  могут так все
изменить...
     Они уже выходили из  ресторана, как вдруг почти у двери Фанни окликнули
приятели:
     Фанни, привет! Как живете? Слушайте, едем с  нами. Мы все в десять едем
к Маршалу. Там собирается уйма народу. Наверно, будет очень забавно.
     Нет, я хочу посмотреть на Шафтсбери новый фильм.
     Что за спешка, посмотрите в другой раз.
     Нет, он идет последнюю неделю, а я завтра на неделю уезжаю в Дьепп.
     Ну, как хотите. Жаль, что  не составите нам компанию. Ждем вас в гости,
когда вернетесь. До свиданья, до свиданья.
     Фанни с Джорджем взяли такси, Фанни дала шоферу свой адрес.
     Ты правда едешь завтра в Дьепп? -- не без грусти спросил Джордж.
     Фанни стиснула  его локоть и  быстро и  ловко поцеловала его в тот миг,
как машина рванулась вперед и их качнуло друг к другу.
     Никуда  я  не  еду,  глупенький!  Мы  будем вместе, если только тебя не
замучает совесть. Но  всегда  полезно иметь алиби.  Люди, знаешь ли, все еще
поднимают шум из-за чужой "репутации".
     Ну,  а  вдруг  мы  с  ними  где-нибудь  столкнемся  или  встретим   еще
кого-нибудь из твоих знакомых?
     Я скажу, что передумала или  что в Дьеппе  мне  стало  скучно и я сразу
вернулась.

     Квартирка  у Фанни была крохотная, но  очень чистенькая и  современная.
Джорджу, после его большой, живописной, но грязноватой комнаты с панелями по
стенам, так и отдающей восемнадцатым веком, опрятные комнатки Фанни, веселая
окраска  стен и  белый  кафель ванной  показались просто очаровательными.  В
числе  многих других талантов  Фанни  обладала  даром неправдоподобно дешево
снимать отличные квартиры, премило обставлять их за какие-нибудь пять фунтов
и содержать в идеальном порядке,  не суетясь и не поднимая  шума. Обычно она
меняла свою резиденцию раза два в год, и всегда к лучшему. Как приятна такая
практичность и деловитость в других, особенно когда сами вы этими качествами
не отличаетесь! Я не хочу сказать, что Джордж был  уж совсем непрактичен, но
мелочи  повседневной  жизни нагоняли на  него тоску. Когда у тебя  так много
других дел и  так мало времени, рассуждал он, не стоит привередничать  из-за
квартиры и обстановки, обидно тратить жизнь, на такие пустяки. И, однако, он
тут же  решил, что им с Элизабет надо выбраться из Сохо. Уж очень там грязно
и противно.
     Фанни была изумительная любовница. По крайней мере, так думал Джордж. И
суть не  только в  том, что по  сравнению со смуглой, несколько суховатой  и
девически  скованной  Элизабет  она  казалась особенно  золотистой, гибкой и
податливой,-- нет, она занималась любовью с истинным увлечением. Для нее это
было  искусство.  Не тягостный долг, не унизительная  необходимость, не цепь
экспериментов,  приносящих   все   новые  разочарования,--   но  упоительное
искусство, в  котором  могли  выразиться  во всей  полноте  свойственные  ей
жизнелюбие  и  неугомонная  энергия.  Как  все  великие  артисты,  она  была
совершенно бескорыстна:  поборница  искусства для  искусства. Она  тщательно
выбирала  себе любовников и даже  предпочитала  тех, что победнее,  чтобы ее
никто не заподозрил  в корыстных помыслах или в стремлении сделать  карьеру.
"Туше" у  нее было  гениальное, и она не  желала тратить его понапрасну.  Не
будь она великой любовницей, из нее вышел бы неплохой скульптор. Но, как все
художники, она была требовательна и тщеславна. Она не желала зарывать талант
в землю. Если партнер не отзывался всем существом и  не  умел  оценить ее по
достоинству, она  старалась поскорей  от него отделаться. Все эти скованные,
неуклюжие англичане не в ее вкусе. Нет уж, спасибо! Быть может, поэтому  она
так много жила за границей.
     Но этот  англичанин  не был  ни  скованным,  ни  неизлечимо  неуклюжим.
Пожалуй,  грубоват,  не хватает  лоска, стиля, но под  руководством  опытной
наставницы быстро сделает успехи. Острым глазом художника  Фанни  давно  уже
заметила,  что  Джордж  обещает  много.  Он  от природы  восприимчив, и, что
гораздо  важнее,  ему  свойственна  особая,  артистическая чуткость, которая
находит высшую отраду в том, чтобы дарить наслаждение. Он не тупой бык и  не
хвастливый индюк. Фанни была довольна: она не ошиблась в выборе...

     До возвращения Элизабет Джордж больше не  работал.  И прекрасно сделал,
так как ему совсем не вредно было отдохнуть. Он остался у Фанни. Обедали они
либо  на скорую  руку дома, либо  в таких местах, где  заведомо нельзя  было
встретить знакомых:  в обжорках, где завсегдатаями  были  маклеры из Сити, в
каких-то  забавных кабачках, где на  полу, густо посыпанном опилками, стояли
неуклюжие плевательницы и  можно было,  усевшись  на  высокие табуреты перед
стойкой,  съесть жаркое и  две  порции овощей и выпить пива. Они заходили  в
мюзик-холлы самого невысокого пошиба, пересмотрели чуть ли не все  наивные и
грубые  фильмы тех  дней -- хороши  были только  чаплинские,-- и шутки  ради
побывали в  Вестминстерском аббатстве,  куда  вовек не заглядывает  ни  один
коренной житель Лондона. И  решили, что  внутри оно больше  всего похоже  на
мастерскую   чрезвычайно    бездарного   скульптора   академической   школы,
разместившуюся в слишком тесном для  нее,  но  довольно красивом  готическом
сарае. Фанни терпеть не могла готику,-- от всех этих стрел и загогулин у нее
мороз  идет  по  коже, заявила  она;  а  Джордж  сказал,  что  истинный  дух
средневековой  скульптуры лучше всего  поймешь, заглянув под скамью  в  ложе
каноников.  Но  ссориться  из-за  этого  они  не  стали.  Они  были  слишком
счастливы.

     Об Элизабет они больше не говорили до кануна того дня, когда она должна
была вернуться.
     Ты, конечно, пойдешь ее встречать? -- спросила Фанни.
     Да, конечно.
     Что ж, передай от меня привет,
     Надо бы ей все рассказать,-- в раздумье произнес Джордж.
     Фанни мигом поняла, чем  это грозит. Ее "свобода" была  несколько иного
сорта,   чем  довольно   отвлеченная  и   возвышенная   "свобода",   которую
проповедовала Элизабет. Фанни смотрела на вещи проще и практичней; к тому же
она неплохо разбиралась в людях и знала Элизабет куда  лучше, чем  Джордж. И
Джорджа она тоже знала неплохо. Если Джордж  все  расскажет Элизабет, взрыва
не миновать: Элизабет в два счета забросит свои теории, как было и в прошлый
раз. Но и посвящать Джорджа в  истинное положение дел нет никакого смысла. А
с  другой  стороны,  Фанни вовсе не хотелось ни терять его, ни "отбивать"  у
Элизабет,-- это желание пришло много позже, когда  Элизабет первая бросилась
в драку. Нет, с Джорджем надо справиться, пользуясь мужским тупоумием.
     Что ж, расскажи ей, если хочешь. Но  я на твоем месте не стала бы с ней
это обсуждать. Она, конечно,  уже давным-давно подсознательно чувствует наше
с тобой влечение  друг к другу и ничего не  имеет против, это видно по тому,
как она держится. По-моему, совсем незачем без конца судить и рядить о таких
глубоко   личных   делах,  которые  касаются  только  двоих.  Слова   просто
гипнотизируют нас, нам кажется, будто существует только то, о чем заговоришь
вслух.  Да  разве  можно передать словами  такие тонкие и  сложные чувства и
оттенки?  Нам  потому  и  нужны  прикосновения, что слова  бессильны.  Скажи
Элизабет не словами, просто люби ее крепче.
     Так, значит, по-твоему, она все знает?
     Фанни ощутила легкую досаду. Ну почему до него не доходит, почему он не
понимает намека?
     Если  она  такая  проницательная  и  искушенная, как говорит  нам,  она
давным-давно должна была почувствовать,  что это может случиться. И если она
ни  словом не  обмолвилась,  значит, она просто не хочет  с  тобой  об  этом
говорить. Раз она не против, больше ничего и не нужно.
     Но ведь  она  считает, что в  любви надо быть совершенно откровенными и
рассказывать друг другу всю правду о своих увлечениях.
     Вот как? Ну,  во всяком случае, мой тебе совет: ничего не  говори, пока
она сама тебя не спросит.
     Хорошо, дорогая, пусть будет по-твоему.

     Джордж, как  и  полагается,  встретил  Элизабет  на  вокзале.  Она была
счастлива вернуться в  Лондон, вырваться  из затхлой атмосферы родительского
дома, из этой  надутой  и чинной мещанской  скуки. Она высунулась  из окошка
такси, жадно втянула воздух.
     Как  приятно снова  дышать  копотью  милого  чумазого Лондона!  Я опять
свободна, свободна, свободна!
     Очень худо было дома?
     Ох, ужасно, я не чаяла дождаться конца.
     Я так рад, что ты вернулась.
     А я как рада!  Я очень по тебе соскучилась! А  ты прекрасно  выглядишь,
Джордж, такой красивый стал -- прямо итальянец!
     Тебе просто кажется, потому что ты меня две недели не видела.
     А как Фанни?
     Жива и здорова. Кланялась тебе.
     Здравствуй, милая, славная, безобразная моя Тотнем Корт Роуд,-- сказала
Элизабет, опять высовываясь из окошка.
     Кстати, пока тебя не было, я в Сохо чуть не задохнулся. Может, переедем
куда-нибудь, где можно жить по-человечески?
     Как,  в предместье?  Что  с  тобой, Джордж! Ты  же  терпеть  не  можешь
лондонские предместья и всегда говорил, что тебе нравится жить в центре.
     Да, верно. Но, может быть, нам  удастся подыскать что-нибудь стоящее  в
Челси.
     Две квартиры в Челси нам не по карману.
     А почему бы не снять одну большую на двоих?
     Жить в одной квартире? Да что ты, Джордж!
     Ну, не хочешь -- не надо, но  Фанни считает, что Сохо вредно для твоего
здоровья.
     Ладно, там посмотрим.

     То ли,  как  намекала  в своей книге  старая шведка, новое  приключение
только  подхлестывает прежнюю  любовь,  то ли Джорджу  не терпелось испытать
себя в искусстве, которому обучила  его Фанни, или просто он хотел заглушить
угрызения совести, но  Элизабет нашла  его  необычайно  пылким  и совершенно
очаровательным.
     Она приписала это благотворному влиянию их недолгой разлуки.


     Вскоре они  переселились  в Челси. Фанни подыскала им отличную квартиру
-- две большие комнаты,  кухня  и вполне современная  ванная,--  за  меньшую
цену,  чем  обходились им две комнаты  в халупах  Сохо. У  Элизабет нежданно
открылся талант к "витью гнездышка", и  она без конца суетилась и хлопотала,
обставляя их новый дом, хоть Джордж над нею  и посмеивался. Но оба  они были
счастливы, что перебрались из грязного Сохо в чистую и удобную квартиру.
     Шел июнь 1914  года. Настала жара, но  они решили не выезжать за город,
остаться  на  лето в Лондоне, а  на сентябрь  и  октябрь  поехать  в  Париж.
Элизабет  почти все  свободное время проводила в обществе Реджи Бернсайда, а
Джордж с  головой  ушел  в  живопись.  Он хотел  написать достаточно хороших
полотен и осенью устроить в Париже небольшую выставку.
     Однажды в  конце июля он рано закончил работу -- они с Элизабет и Реджи
собирались  позавтракать  вместе   где-нибудь   возле  Пикадилли.  День  был
чудесный,  белые пушистые облачка неподвижно  висели  в голубом  небе, ветер
легонько  ерошил  уже по-летнему потемневшую листву деревьев. Даже  на Кингз
Роуд было славно. Джордж заметил (и  не раз  потом  вспоминал, потому что то
были, в сущности, последние спокойные минуты его жизни), как  ярко белели на
фоне платана перчатки полицейского, который регулировал движение.  Где-то  в
саду, в  ветвях сирени, наперебой  чирикали и  ссорились  воробьи.  Нагретые
солнцем белые плиты тротуара приятно дышали теплом.
     Дожидаясь  автобуса номер  девятнадцать, Джордж сделал  то, чего  почти
никогда  не  делал: купил газету. Он  всегда говорил,  что читать газеты  --
значит убивать жизнь на пустяки: уж если случится что-нибудь важное, об этом
тотчас услышишь.  Он сам  не знал, почему в  то  утро ему  вздумалось купить
газету.  Уже  недели  три  он  работал  без отдыха, никого  не видел,  кроме
Элизабет,-- может быть, ему захотелось узнать,  что делается на белом свете.
А может быть, просто -- поглядеть, не идет ли какой-нибудь новый фильм.
     С газетой под мышкой Джордж поднялся на империал и заплатил за  проезд.
Потом мельком  взглянул  на заголовки  -- и прочел: "СЕРЬЕЗНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ  НА
БАЛКАНАХ, АВСТРО-ВЕНГЕРСКИЙ УЛЬТИМАТУМ СЕРБИИ,  СЕРБИЯ ОБРАТИЛАСЬ ЗА ПОМОЩЬЮ
К РОССИИ,  ПОЗИЦИЯ  ГЕРМАНИИ И ФРАНЦИИ".  Джордж  в недоумении посмотрел  на
соседей  по автобусу. Кроме него, тут были четверо мужчин и две женщины; все
мужчины  озабоченно  читали тот же ранний экстренный выпуск вечерней газеты.
Джордж жадно,  от  слова  до слова,  прочел  телеграммы и тотчас  понял, что
положение действительно  серьезное.  Австрийская  империя  на грани войны  с
Сербией (на эту страну всегда смотрели свысока, пока она не стала "одним  из
наших  отважных  маленьких союзников");  Россия угрожает выступить на защиту
Сербии;  обязательства по  Тройственному союзу  заставят Германию  и  Италию
поддержать  Австрию;  Франция,  связанная  союзом  с  Россией, должна  будет
поддержать ее  -- и  Англия как участница "Согласия" не  сможет оставаться в
стороне. Пожалуй, разразится общеевропейская война, крупнейшее  столкновение
сил  со времен Наполеона. Джордж всегда  считал, что между "цивилизованными"
нациями  война невозможна,--  и вот она близка, она уже  у порога. Он не мог
этому  поверить. Нет,  Германия  не желает  войны,  для  Франции это было бы
чистейшим безумием, и Англия, конечно, тоже не хочет воевать. Итак,  великие
державы  вмешаются  и не  позволят. Чем там  занимается  сэр Эдуард Грей? А,
предлагает  созвать конференцию... Пассажир, сидевший напротив, наклонился к
Джорджу и ткнул пальцем в газету.
     Что вы на это скажете, сэр?
     Похоже, что дело очень серьезное.
     Война на носу, а?
     Ну, надеюсь, до этого не дойдет. Газеты  вечно преувеличивают. Это была
бы чудовищная катастрофа.
     Ничего,  нам не  грех  немножко встряхнуться. Все  мир да  мир,  так  и
заплесневеть недолго. Маленькое кровопускание -- штука полезная.
     По-моему, до этого не дойдет. По-моему...
     Рано  или поздно дойдет. Уж  эти немцы, сами  знаете... А  только перед
нашим флотом им не устоять.
     Все-таки будем надеяться, что воевать не придется.
     Это как сказать.  Я бы немцам показал, почем фунт лиха, да и вы, думаю,
не прочь.
     О,  я  человек   нейтральный!   --  засмеялся  Джордж.--  На   меня  не
рассчитывайте.
     Хм!  --  буркнул  его  собеседник,  поднялся  и,  выходя  из  автобуса,
подозрительно оглядел этого непатриотически  настроенного  субъекта  с такой
неанглийской внешностью. Ну, ясно, иностранец, треклятый иностранец. Хм! Что
он делает у нас в Англии, хотел бы я знать? Хм!
     Джордж уже вновь погрузился в газету, не догадываясь, какую бурю чувств
поднял он в груди сего весьма немолодого, но рьяного патриота.

     Послушайте! -- воскликнул Джордж, едва успев поздороваться с Элизабет и
Реджи.-- Видели вы сегодня газету?
     Газету? -- переспросила Элизабет.-- А что там? Что-нибудь про тебя?
     Да нет же, на Балканах того  и гляди начнется  война, и похоже, что она
затянет всех.
     Реджи пренебрежительно фыркнул:
     А, пустяки!  Чудак  вы, Джордж, кто же верит газетным сенсациям!  Да мы
только вчера говорили об этом в профессорской и сошлись на том, что конфликт
будет  локализован  и  что  Грей,   вероятно,  через   день-два  выступит  с
соответствующим заявлением. Все обойдется.
     Элизабет   выхватила  у  Джорджа  газету  и  пыталась   разобраться   в
непривычной путанице громких фраз.
     Так это, по-вашему, ложная  тревога? --  спросил  Джордж, вешая шляпу и
усаживаясь за столик.
     Ну, разумеется! -- презрительно отозвался Реджи.
     А ты как думаешь, Элизабет?
     Сама не  знаю,--  Элизабет  с недоумением  подняла  глаза  от газеты.--
Каким-то  странным  языком  это написано, ничего не могу  понять.  Неужели в
газетах всегда так пишут?
     Почти всегда,-- сказал Джордж.-- Но я рад,  что это, по-вашему,  просто
раздуто,  Реджи.   Скажу  по  совести,  заголовки  меня  напугали.  Вот  что
получается, когда уходишь в свою скорлупу и не знаешь, что творится вокруг.
     Все  же он не вполне успокоился и на обратном  пути распорядился, чтобы
ему  доставляли  на дом ежедневную  газету,  пока  он  не отменит заказ.  Он
надеялся, что уже назавтра новости будут получше, но ошибся. Ничего хорошего
не  принес  и  следующий  день.  А  потом  пришло  известие,  что  в  России
мобилизация  и  что  главные  силы  британского флота  вышли  из Спитхедской
гавани, будто бы  на маневры,  но  с запечатанным приказом.  Джордж вспомнил
офицера береговой охраны, который  однажды, выпив лишнего, проговорился, что
у него в  запечатанном пакете хранится  приказ на  случай войны. Быть может,
через  несколько  дней этому офицеру придется распечатать пакет, быть может,
он его уже распечатал. Джордж пытался работать  -- и не мог; отложил кисть и
краски,  взялся  за книгу  --  и поймал  себя  на  мысли:  Австрия,  Россия,
Германия, Франция,  а  там,  пожалуй, и Англия,-- да нет же,  нет,  не может
быть! Он  не находил себе места и наконец пошел к Элизабет. Легкими  мазками
она набрасывала пестрый букет летних цветов  в большой синей вазе. В комнате
стояла тишина. Одно из окон было открыто, за ним виднелся сад, сдавленный со
всех  сторон высокими домами.  В просвет между  полосатыми  черно-оранжевыми
занавесями влетела оса  и  с жужжаньем устремилась  к гроздьям винограда  на
большом испанском блюде.
     Что скажешь, Джордж?
     Комната  была  такая  безмятежно   спокойная   и   Элизабет   такая  же
невозмутимая, как всегда... Джордж вдруг и сам удивился своему волнению.
     Неспокойно мне, как бы не было войны.
     Ну, знаешь ли! Охота  тебе поднимать панику. Ведь Реджи сказал, что это
все пустяки, а у них в Кембридже всегда знают самые последние новости.
     Да, конечно, дорогая, но сейчас  речь  не о  Кембридже, а о Европе.  Уж
если  царь и  кайзер пожелают развязать войну,  они не станут спрашиваться у
кембриджских профессоров.
     Элизабет досадливо поморщилась, не отрываясь от мольберта.
     Что ж,--  сказала она, прикусив кисть.-- Я  тут ничем  помочь  не могу.
Впрочем, нас это не коснется.
     Нас это не коснется! Джордж чуть помедлил в нерешимости.
     Пожалуй, пойду узнаю, что нового.
     Ну, иди. Я сегодня ужинаю с Реджи.
     Ладно.
     В первые дни августа Джордж много бродил по Лондону, ездил в автобусах,
без конца покупал газеты. Город казался мирным и безмятежным, как обычно, и,
однако,  во всем сквозило скрытое  беспокойство. Быть может,  это было  лишь
отражение  внутренней  тревоги  Джорджа;   быть   может,  всему  виною  было
невиданное   множество   экстренных    выпусков    и    непрестанные   крики
мальчишек-газетчиков; мальчишки останавливались в самых  неожиданных местах,
окруженные   нетерпеливыми   покупателями,   и   едва  поспевали   раздавать
свежеотпечатанные листы. Те дни как-то слились в памяти Джорджа, и он не мог
потом  вспомнить последовательность  событий.  Две-три  разрозненные  сценки
отчетливо   стояли   перед  глазами,   остальное   расплывалось,   исчезало,
заслоненное видениями более страшными.
     Ему запомнился обед в клубе Беркли, в отдельном кабинете: их с Элизабет
и  кое-кого из их  друзей пригласил  один  богатый американец. Разговор то и
дело  возвращался  к войне  -- будет ли она  и какую позицию в  этом  случае
займут  Англия и Америка. Джордж все  еще цеплялся за спасительную  иллюзию,
будто  между  высокоразвитыми  промышленными странами  война невозможна.  Он
изложил  свою  точку  зрения  американцу,   тот  согласился  и  сказал,  что
Уолл-стрит и  Трэдниддл-стрит  соединенными  усилиями  могут остановить даже
звезды небесные.
     Если  война  все-таки  разразится,--  сказал Джордж,--  это  будет  как
стихийное бедствие:  чума, землетрясение. Но, по-моему,  все правительства в
своих же интересах объединятся и  предотвратят  ее или  хотя  бы  ограничат,
чтобы дело не пошло дальше Австрии и Сербии.
     А вам  не  кажется,  что  немцы  рвутся  в  драку? -- спросил кто-то из
англичан.
     Не знаю, просто не знаю. Да и что мы все знаем?  Наши правительства  не
сообщают нам,  что они делают и какие строят планы. Мы как слепые.  Мы можем
только гадать, но ничего не знаем наверняка.
     Похоже, что рано или поздно войны не миновать. Мир слишком тесен, чтобы
вместить и Германию, которая требует больше места  под солнцем, и Британскую
империю, которая не желает сокращаться.
     С одной  стороны  неодолимая  сила,  с  другой  --  неподвижная  косная
масса... Но сейчас речь не об Англии и Германии, а об Австрии и Сербии.
     Ну,  убийство эрцгерцога  просто предлог  -- это, наверно, было заранее
подстроено.
     Кем же,  Австрией или  Сербией?  По-моему,  это  совсем  не  похоже  на
театральное  представление,  где  на одной  стороне злодеи, а на  другой  --
прекраснодушные  герои.  Если,  как  вы говорите, убийство  эрцгерцога  было
подстроено, то  это  гнусность  и  подлость.  Значит,  одно  из  двух:  либо
правители всех  стран -- подлые  заговорщики,  готовые ради достижения своих
целей на любое  преступление и вероломство,  и  тогда, если они хотят войны,
нам  ее не избежать; либо они  обыкновенные более или менее порядочные люди,
как  и  мы с  вами,-- и  тогда они сделают все, чтобы ее предотвратить. А мы
ничего   не  можем  сделать.  Мы   бессильны.  У  них  и   власть  и  полная
осведомленность. У нас нет ни того, ни другого...
     Безупречные  лакеи-австрийцы  в  белых  перчатках неслышно  подавали  и
уносили блюдо за  блюдом.  Джордж  приметил  одного --  молодого, с  коротко
остриженными рыжими  волосами  и умным, подвижным лицом. Должно быть, бедный
студент из Вены или  из Праги,  который  пошел в лакеи,  чтобы заработать на
хлеб, пока он изучает английский язык. Они  были примерно одного  возраста и
роста. Джордж вдруг подумал: я и этот  лакей --  потенциальные враги. Что за
нелепость, что за бред!
     Пообедали, закурили. Джордж придвинул стул к раскрытому окну и  смотрел
вниз,  на залитую светом оживленную  Пикадилли. Сверху грохот  улицы казался
ровным, приглушенным гулом. Вывешенные возле отеля  Ритц  огромные плакаты с
последними газетными сообщениями были  особенно  крикливы  и воинственны.  А
сотрапезники Джорджа заговорили о другом: ведь они  уже  твердо  решили, что
всеобщей  войны  не  будет  и  быть  не  может.  Джордж,  свято  веривший  в
политическую проницательность мистера Бобба, просмотрел его последнюю статью
и  успокоился:  вот и  Бобб  говорит,  что  войны  не  будет. Это все просто
газетная  шумиха, спекуляция  и шантаж,  как на бирже...  Тут вошли  три или
четыре новых гостя, сразу, но не вместе, а явно каждый сам по себе. И Джордж
услышал, как  один из них, моложавый, в безукоризненном фраке, здороваясь  с
хозяином, возбужденно сказал:
     Я только что  обедал с Томми  Паркинсоном  из министерства  иностранных
дел. Ему пришлось рано уйти, он спешил назад, на Даунинг-стрит. По-видимому,
кабинет  заседает непрерывно.  Томми очень мрачно  настроен и не ждет ничего
хорошего.
     А что он говорит? -- нетерпеливо спросили сразу несколько голосов.
     Ну, он ведь не вправе распространяться. Ничего определенного не сказал,
просто был очень угрюм и рассеян.
     А вы не спросили, в Германии идет мобилизация?
     Я-то спросил, но он не ответил.
     Может быть, на него просто хандра напала.
     Среди гостей был высокий смуглый человек лет сорока,  державшийся очень
прямо. Он не принимал участия в общем разговоре  и  молча сидел на диванчике
рядом со своей женой -- она была моложе его, но такая  же молчаливая. Джордж
слышал,  как он, знакомясь с  кем-то, назвал себя: полковник  Томас. Немного
погодя Джордж подошел к нему:
     Моя фамилия Уинтерборн. А вы -- полковник Томас, если не ошибаюсь?
     Да.
     Что вы думаете  о  создавшемся  положении, о  котором  мы тут так  умно
толковали?
     Ничего не думаю. Солдату, знаете, не полагается рассуждать о политике.
     Ну хорошо, а как вы думаете, у немцев уже мобилизация?
     Не знаю. Думаю, что да. Но это еще не обязательно означает войну. Может
быть,  они  мобилизуются для маневров.  Вот  мы мобилизуемся для маневров на
Солсбери плейн.
     Мобилизуемся?! Британская армия мобилизуется?!
     Только для маневров.
     И вы тоже мобилизованы?
     Да, завтра утром еду.
     Боже праведный!
     О, это только маневры. Они всегда бывают летом.


     Запомнился еще один день -- должно быть, это было последнее воскресенье
перед четвертым августа,-- когда Джордж пошел на Трафальгарскую  площадь, на
социалистический  митинг  в  защиту мира.  Вокруг  памятника  Нельсону народ
теснился так густо, что Джордж не сумел пробраться поближе и почти не слышал
ораторов,  стоявших  на  цоколе  памятника,  над  головами толпы. Седовласый
человек  с резкими  чертами  лица  и аристократическим  произношением что-то
говорил  о  предрассудках  черни.  Видимо,  он   доказывал,   что   грозящая
человечеству война -- дело рук  Российской империи. Опять и опять доносились
слова "кнут", "казаки" и фраза "орлы войны расправляют крылья". По соседству
шел  другой митинг -- за  войну, и часть этой  воинственно настроенной толпы
двинулась  на  сторонников мира. Началась  свалка, но тут  вмешалась  конная
полиция. Толпа отхлынула с Трафальгарской  площади. Людским  потоком Джорджа
увлекло  к  Адмиралтейству  и дальше к Мэлл. Он решил, что можно вернуться и
этой дорогой и у вокзала Виктории сесть в автобус. Но у Букингемского дворца
путь преградила огромная толпа, в которую с трех сторон непрерывно вливались
новые массы  людей.  Дворцовые ворота были закрыты,  и перед ними выстроился
полицейский  кордон. Гвардейцы-часовые в красных  мундирах и меховых киверах
стояли "вольно" перед своими будками.
     Короля Георга! Короля Георга! -- хором выкликала толпа.
     Короля Георга!
     Спустя несколько минут распахнулось окно, выходящее на  средний балкон,
и появился  король. По площади прокатилось оглушительное "ура!", и  Георг  V
приветственно поднял руку. Тысячи глоток завопили:
     Хо-тим вой-ны! Хо-тим Вой-ны! Хо-тим ВОЙ-НЫ!
     И снова "ypa!". Король ничем не выразил ни одобрения, ни порицания.
     Речь!  --  вопила  площадь. -- Речь! ХО-ТИМ ВОЙ-НЫ! Король снова сделал
приветственный жест и скрылся. Толпа ответила ревом,  крики "ypa!" смешались
с  ропотом разочарования. Нашлись весельчаки -- без них не обходится ни одно
сборище -- и принялись кричать:
     Мы -- трусы?
     НЕ-ЕТ!
     А немцы?
     ДА-А-А!
     Может, мы немцев очень любим?
     НЕ-Е-ЕТ!
     Можно было  не сомневаться  в  том, каковы  чувства и  настроения  этой
частицы Англии...


     Но и тогда  Джордж еще цеплялся  за надежду,  что  мир  будет сохранен,
покупал только более миролюбивые радикальные газеты  и верил, что сэр Эдуард
Грей  "что-нибудь  предпримет". Только англичанин способен  так  трогательно
верить во всемогущество  своих правителей!  В конце концов сэр Эдуард был не
всемогущий  бог,  а всего  лишь мучимый тревогой  министр  иностранных  пел,
оказавшийся  в  весьма  затруднительном  положении и не  имевший единодушной
поддержки кабинета. Что же,  спрашивается, мог он предпринять?  Быть  может,
надо  было   в  июле  заявить   напрямик,  что,  если  Франция  или  Бельгия
подвергнутся  нападению, Англия  не  останется в стороне? Так говорят теперь
многие, но тогда это прозвучало бы как вызов... Кто мы такие, чтобы судить и
выносить приговор? И  могут ли народы безоговорочно изображать себя жертвами
своих  правителей? Ведь хорошо известно,  что во всех  столицах толпа во все
горло требовала войны. И хорошо известно, что самые многолюдные манифестации
в защиту мира состоялись в Германии...


     Когда пришла весть о том,  что  во Франции объявлена  мобилизация и что
немцы перешли бельгийскую границу, Джордж тотчас оставил всякую надежду.  Он
знал,  что  одна из  основ  британской  политики  --  ни  в  коем случае  не
допускать, чтобы  Антверпен оказался во  власти какой-либо  великой державы.
Этот принцип был установлен еще при королеве Елизавете, а может быть, и того
раньше. Кто это сказал: "Антверпен -- пистолет, нацеленный в висок  Англии"?
Вся Европа схватилась  за оружие,  и Англия  тоже будет воевать. Невозможное
совершилось. Предстоит  три  месяца  резни  и  всевозможных ужасов. Да,  три
месяца. Это не  может длиться больше. Пожалуй, даже меньше. Конечно, меньше.
Разразится  грандиозный  финансовый  крах,  и правительства будут  вынуждены
прекратить драку. Учетная ставка Английского банка  уже подскочила до десяти
процентов.  На углу у Хайд-парка Джордж  вскочил в  автобус и  сел  у  самом
двери.
     Какие новости? -- спросил кондуктор.
     Дело серьезное: во Франции мобилизация.
     А мы как же?
     Пока никак. Но, видно, это неизбежно.
     Так мы ж не объявляли войны, верно?
     Пока не объявляли.
     Ну, тогда еще  не все пропало. Лучше бы нам заниматься своими  делами и
не совать нос, куда не надо.
     Заниматься своими делами!  Как быстро это бескорыстное чувство вылилось
в национальный лозунг: дело остается делом!
     И  начался нескончаемый, невыносимый кошмар. Настало царство Лицемерия,
Лжи и Безумия. Я уже показал (и не без злости, что вполне извинительно), как
прежний режим Ханжества и Лицемерия губил и калечил сексуальную жизнь людей,
а тем самым и всю жизнь и характер их самих и их детей. Дети  же ударились в
другую крайность, поначалу вполне естественную и понятную. Просто необходимо
было найти какой-то  разумный  выход, надо  было  смотреть правде в глаза. И
каждый  сколько-нибудь мужественный человек говорил об этом  открыто, уже не
позволяя себя запугивать  сторонникам старого  режима, которые  затыкают вам
рот и твердят одно: "Живи, как жили деды  и прадеды,  и делай вид, будто все
обстоит прекрасно",-- и не смущаясь тем, что многочисленные выродки и идиоты
до тех  пор болтали  и захлебывались  слюной  и лопотали несусветную  чушь о
"вопросах пола", пока  самые эти слова не набили оскомину. Но пол и  в самом
деле  играет важную  роль  в  жизни  человека.  Нередко он  даже  становится
решающей силой или  одной из решающих. Нельзя писать о людях,  не затрагивая
эту сторону их существования; так,  ради всего святого,  давайте говорить об
этом  честно  и  прямо, в  полном согласии с  действительностью,  как мы  ее
понимаем,-- или уж  не будем притворяться,  что  мы  пишем правду о жизни  и
людях.  Хватит  лицемерить!  И тут  я имею в  виду  не  только  ханжество  и
лицемерие  флердоранжа  и  свадебных колоколов,  но и  ханжество и лицемерие
свободной любви...
     Если  вы  собираетесь  доказывать,  что  Лицемерие  необходимо  (старая
отговорка всех политиков), то баста, я в  эту игру не играю. Но оно вовсе не
необходимо. Без него не обойтись лишь там, где не обойтись без обмана, когда
приходится  понуждать  людей  действовать наперекор их коренным инстинктам и
подлинным интересам. Если вы хотите правильно  судить  о  человеке, движении
или государстве, спросите: не лицемерят  ли они? Будь каждый участник  войны
1914--1918  годов  искренне убежден  в своей  правоте,  ее  не  пришлось  бы
подкреплять нагромождением архинелепого  ханжества и лицемерия.  Единственно
честными людьми, если  таковые существовали, были те, кто говорил: "Все  это
-- гнусное зверство, но мы уважаем зверство и восхищаемся им и признаем, что
мы звери; мы даже гордимся тем, что мы -- звери". Тут, по крайней  мере, все
ясно.  "Война -- это ад". Да, генерал  Шерман, совершенно верно,-- кровавый,
жестокий  ад.  Спасибо за откровенность. Вы,  по крайней мере,  были честным
убийцей.
     Именно  лицемерие,  царившее  до  войны,  помогло  с  такой   легкостью
лицемерить  во  время войны. Когда мы достигли  совершеннолетия, викторианцы
великодушно  вручили  нам  славный  маленький  чек  на  пятьдесят  гиней  --
пятьдесят один месяц ада со всеми его последствиями. Милые они были люди, не
правда ли? Добродетельные и дальновидные. Но разве это  их вина? Ведь не они
развязали мировую  войну? Ведь это  все Пруссия и прусский милитаризм? О да,
еще бы, вы  совершенно правы! А кто  вывел Пруссию в великие державы, ссужая
деньгами Фридриха Второго, и тем самым подорвал Французскую империю? Англия.
Кто  поддерживал  Пруссию против Австрии, Бисмарка  -- против Наполеона III?
Англия. А чье лицемерие правило Англией  в  девятнадцатом  веке? Впрочем, не
обращайте внимания, если я и свожу кое-какие семейные счеты,-- считайте, что
я имею в виду викторианцев всех стран.
     Мозг  одного человека не в силах вместить, память -- удержать и перо --
описать беспредельное Лицемерие,  Ложь  и Безумие, вырвавшиеся на простор во
всем  мире в те четыре  года.  Тут бледнеет самая буйная  фантазия. Это было
невероятно -- должно быть, потому-то люди и  верили. То была непревзойденная
и  трагическая  вершина  Викторианского  Лицемерия,  ибо,   как  ни  говори,
викторианцы в четырнадцатом году еще цвели пышным цветом и всем  заправляли.
И что  же,  сказали  они  нам честно; "Мы совершили  безмерную,  трагическую
ошибку,  мы вовлекли вас,  всех и  каждого,  в  страшную  войну;  ее уже  не
остановить; помогите же нам, а мы обещаем при  первой возможности  заключить
мир,  прочный и надежный"?  Нет, ничего подобного. Они заявили, что им  жаль
нас терять, но идти драться -- наш долг. Они заявили, что король и отечество
нуждаются в нас. Они  заявили, что заключат нас в объятия, когда мы вернемся
(merci!  Таковы  плоды "Сердечного Согласия"?). Один из самых цивилизованных
народов мира они назвали варварами, гуннами. Они изобрели "фабрики  трупов".
Они уверяли, что народ, который  многие века славился  своей добротой,-- это
народ палачей,  которые только  тем  и занимаются,  что  убивают  младенцев,
насилуют женщин, распинают пленных. Они говорили, что "гунны" -- это жалкие,
подлые  трусы,  но не  объяснили, почему же  при  нашем  огромном  численном
превосходстве  потребовался  пятьдесят  один  месяц,  чтобы разбить  наконец
германскую армию. Они говорили, что сражаются за Свободу во  всем мире -- и,
однако, всюду стало куда  меньше свободы.  Они говорили, что не вложат Меч в
ножны  до тех  пор,  пока...  и прочее,  и  прочее, и  вся  эта  преступная,
высокопарная болтовня именовалась верхом патриотизма... Они говорили... но к
чему повторять все это? К чему продолжать? Это горько, очень горько. А потом
они смеют удивляться, почему молодежь цинична, и  разочарована, и озлоблена,
и не признает никаких  порядков и правил! И у них все еще есть  приверженцы,
которые  все еще смеют что-то  нам проповедовать! Живей!  Поклонимся богиням
Лицемерию и Бесстыдству...


     Не  знаю, понимал  ли все это Джордж,  мы  с ним  об  этом  никогда  не
говорили.  В  те  дни очень много было  такого,  о  чем  из осторожности  не
говорилось: мало ли кто мог услышать и "доложить". Я и сам еще до вступления
в армию  дважды был арестован за  то, что носил плащ, походил на иностранца,
да еще  смеялся на  улице; в одном батальоне на мне долго тяготело серьезное
подозрение,  потому что  у меня был томик  стихов  Гейне  и я  не скрыл, что
побывал  когда-то  за  границей;  в  другом  батальоне,  бог  весть  почему,
заподозрили,  что  я  не  я, а какое-то  подставное лицо.  Но  это  пустяки,
несравненно более  тяжкие преследования вытерпел Д.  Г.  Лоуренс, едва ли не
величайший английский романист наших дней, человек, которым, несмотря на все
его слабости, Англии следовало бы гордиться.
     Зато я знаю, что Джордж  безмерно страдал  с первого дня войны и  до ее
последних  дней, до самой  своей смерти. Должно быть,  он понимал весь  ужас
ханжества и разложения, так  как говорил не раз, что  теперь йэху всего мира
вырвались  на  свободу и захватили власть -- и он был прав, черт  возьми! Не
стану  описывать безнадежное разложение,  поразившее Англию в  последние два
военных  года:  во-первых,  сам  я  почти все это  время  провел  вне  ее, а
во-вторых,  Лоуренс  сделал  это  с  исчерпывающей  полнотой в  своей  книге
"Кенгуру", в главе под названием "Кошмар".
     В ту пору страданье стало  общей участью всех порядочных людей,  но для
Джорджа  все  оказалось  еще сложней  и  мучительней,  потому  что  тягостно
запутались  его личные дела -- и это было тоже  как-то связано  с войной. Не
забудьте,  он ведь не верил  в "высокие идеалы", во имя которых якобы велась
эта воина.  В  его  глазах  она  была чудовищным  бедствием  или  еще  более
чудовищным  преступлением.   Все  эти  разглагольствования  об   идеалах  не
убеждали.  Не  хватало   lan  -->   1  ,  убежденности,   того
пламенного  идеализма,  что  вопреки  всякому  вероятию  привел  оборванные,
необученные войска Первой французской республики  к победе  над соединенными
силами королей  Европы.  Неотступно  точило  подозрение,  что  за  всем этим
кроется мошенничество  и  обман.  Поэтому  Джордж воевал  без всякой веры  и
увлечения. С другой стороны, он понимал,  что стать  в  позу  исключительной
личности, искать легкой славы мученика, отказывающегося подчиниться приказу,
было бы отвратительным эгоизмом. Если он пойдет в армию,  в громадном пожаре
прибавится  еще один  уголек; если не пойдет, его  заменят другим  угольком,
быть  может, более слабым, которому  физически будет труднее. Совесть мучила
Джорджа, пока он не вступил в армию,-- и не меньше мучила потом. Только одно
утешало его: уж конечно на фронте тяжелее и опаснее, чем в тылу.
     Признаться,  я  так до  конца и не  понял  Джорджа.  Он терпеть  не мог
говорить о  своих затруднениях, но  непрестанно  мучился этими мыслями, и  в
голове  у него  все перепуталось. Его собственные  тревоги  каким-то образом
сплелись с тревогой о судьбах вселенной -- и, пытаясь определить свой взгляд
на  вещи,   он   вдруг  заносился  бог  весть  куда,  толковал  о  греческих
городах-государствах     или     о     макиавеллизме.     Его    откровенная
непоследовательность выдавала глубокий внутренний  разлад. С  самого  начала
войны он поддался неотвязным тревожным раздумьям, и чем дальше,  тем сильнее
овладевала им эта опасная привычка. Война  и его, Джорджа Уинтерборна, к ней
отношение, взаимоотношения с Элизабет и  Фанни, повседневные мелочи  военном
службы -- все тревожило его.  Такая неотвязная тревога не бывает вызвана тем
или иным событием, нет, это -- душевное состояние, при котором любое событие
превращается  в  повод  для  тревоги.  Это  форма неврастении, которая может
поразить   даже  вполне   здоровый   дух  после   какого-то  потрясения  или
непосильного напряжения. И вот месяц за месяцем  Джордж  бесплодно терзался,
даже не пытаясь одолеть эту грызущую тревогу.
     Когда Элизабет в конце четырнадцатого года  решила, что пора им с Реджи
осуществить принципы Свободы,  и, как полагается, сообщила об этом  Джорджу,
он тотчас  согласился. Быть  может,  ему  было  так тошно,  что  эта новость
оставила  его равнодушным;  или, может  быть, он  попросту  честно  исполнял
уговор.  Меня  удивляет другое: почему  он не  воспользовался случаем  и  не
сказал ей про  Фанни. Но, видно, он ни минуты не сомневался,  что Элизабет и
так все знает. Поэтому он испытал новое потрясение, убедившись,  что  ничего
она  не  знала, и еще  больше потрясен был  тем,  как повела она себя, узнав
правду. Когда дело касалось женщин, Джордж страдал каким-то помрачением ума.
Он слишком их идеализировал. Однажды я довольно резко сказал ему, что Фанни,
скорее всего, распутница, прикрывающаяся разговорами о "свободе", а Элизабет
-- узколобая обывательница, рассуждающая о "свободе", как  рассуждала бы она
о политико-эстетических  взглядах  Рескина и Морриса,  доведись  ей родиться
поколением  раньше,--  и он  очень рассердился.  Он обругал меня дураком. Он
заявил, что война сделала меня женоненавистником -- и это, вероятно, правда.
Я, видите ли,  не понимаю ни  Элизабет, ни Фанни, да и как  мне  понять двух
женщин, которых я в  жизни своей не видал, и откуда у меня такое нахальство,
что я берусь объяснять их ему, ему, который так хорошо знает их обеих?  Нет,
мои  суждения  уж  чересчур  прямолинейны,   упрощены  и  tranchant   -->
1 , и я не понимаю (должно быть, и не могу понять) более тонких и
сложных  движений души человеческой.  Он  наговорил мне еще многое в том  же
духе, всего и не припомнить. Мы едва не поссорились, хотя были очень одиноки
и каждый знал, что другого товарища у него нет. Это было в семнадцатом году,
в  офицерском учебном лагере, и нервы Джорджа были уже совершенно издерганы.
После этой вспышки я  уже не  пытался  выкладывать  ему начистоту  все,  что
думаю, и  только  всякий раз  давал  ему выговориться. Больше  ничего  и  не
оставалось. Его  существование  превратилось в  двойную  пытку:  пыткой была
война, пыткой стала и личная жизнь. Казалось,  они безнадежно переплелись  и
перепутались  между  собой.  Личная жизнь  стала невыносимой  из-за войны, а
война  --  из-за  разлада  в  личной  жизни.  Должно  быть,  чудовищно  было
напряжение, в котором он жил,-- пожалуй, он и сам был в  этом виноват. Но он
был  горд  и  потому  молчал. Как-то,  когда пришла  моя очередь командовать
курсантами,  я повел роту  на  строевые  учения. Джордж шел правофланговым в
первой шеренге  первого взвода, и я взглянул на него,  проверяя, туда  ли он
идет, куда надо. Меня испугало его  лицо -- такое жесткое, застывшее в таком
отчаянии, такое вызывающе страдальческое. В столовой, где мы сидели по шесть
человек за  столом, он почти никогда  не вступал  в разговор,--  разве  что,
вежливости  ради, выдавит из себя какую-нибудь ничего  не значащую фразу или
съязвит, но  так  туманно, что его мишень и не заметит насмешки. Пожалуй, он
чересчур  откровенно  презирал грубые,  непристойные разговоры  о  девках  и
гулянках, и  ему явно претили казарменные остроты.  И,  однако,  к  нему  не
питали особой неприязни. Его попросту считали чудаком и оставляли в покое.
     Быть может, больше всего угнетала Джорджа свара между Элизабет и Фанни.
Вокруг него  рушился  целый  мир  --  казалось бы,  не  диво,  что  рухнул и
Генеральный  План Идеальных Отношений  Между Полами. Джордж  не склонен  был
брюзжать  и  ныть, как сделал бы идеалист, который мечтал  исправить грешный
род людской и потерпел неудачу. Но  среди всеобщего  развала и  распада всех
человеческих отношений он особенно дорожил  этими двумя женщинами,-- слишком
дорожил, вот в чем беда. Они  стали для него каким-то таинственным символом.
Они  возмущались войной,  осуждали ее,  но  при этом оставались  непостижимо
далеки  от  нее.  Для Джорджа они  были воплощением всех надежд, всей веры в
людей, какую он еще  сохранил; казалось, они -- это все, что  еще уцелело от
цивилизации. Все остальное -- кровь  и зверство, гонения  и обман.  Они одни
еще связывают его с прежней жизнью. То были две крохотные мирные гавани, где
продолжалось  нормальное человеческое  существование  --  и  лишь  они  одни
помогали ему  хоть немного верить в будущее. Их  не отравил дух мстительного
разрушения, которым  так безобразно одержимы были  все  здравомыслящие люди.
Разумеется,  на  них  всячески   нападали,--  это  было  неизбежно.  Но  они
оставались  в  стороне  от  всеобщего безумия  и  сохранили  душу  живую.  К
несчастью,  они не  умели понять,  в  каком  нечеловеческом  напряжении  жил
Джордж,  и не  замечали пропасти,  которая все  ширилась  между  мужчинами и
женщинами их поколения. Да и где  им было понять? Друзья больного раком сами
раком не больны. Они полны сочувствия, но сами они -- не в числе обреченных.
Еще до того как Элизабет и Фанни  разругались  между собой, Джордж незаметно
стал  отдаляться от них,  совсем  того  не  желая,  напротив -- всеми силами
стараясь сохранить эту  близость и понимание.  Над  ним  и  его сверстниками
тяготел  рок;  это  великолепно,  хоть  и  жестоко  выразил  некий   чин  из
британского  штаба, обратившийся  к  своим подчиненным во Франции  с  такими
словами:
     "Вы -- военное поколение.  Вы рождены  для того, чтобы сражаться в этой
войне, ее нужно выиграть -- и вы ее выиграете,  это мы твердо решили. Что до
каждого из вас в отдельности --  не  имеет ни  малейшего значения, будете вы
убиты или нет. Вероятнее всего, вас убьют,--  во всяком случае, большинство.
Советую заранее с этим примириться".
     К  такому  крайнему  выражению  киплинговских  принципов  и  психологии
зада-империи-предназначенного-получать-пинки  Джордж не  был подготовлен.  В
душе его поднимался протест, горькое  негодование, но рок тяготел и над ним,
как над всеми его сверстниками. Раз уж  "мы" твердо  решили,  что они  будут
убиты, возражать мог бы лишь отъявленный нечестивец.
     После скандала между Элизабет и Фанни шире стала и пропасть, отделявшая
от них  Джорджа, а  когда  он  ушел  в армию, пропасть эта стала неодолимой.
Разумеется,  он  все  еще  отчаянно  цеплялся  за  них  обеих.  Он  писал им
длиннейшие письма,  пытаясь объяснить,  что творится у  него  в душе,  и они
сочувственно  ему отвечали. Никого,  кроме  них двух,  он  не хотел  видеть,
приезжая в отпуск,-- и они встречали его, исполненные сочувствия.
     Но все это  было напрасно.  Они  тянулись друг к другу, но их разделяла
бездна. Обе женщины еще не потеряли человеческий  облик; а он был уже просто
безликой  единицей, машиной  для убийства,  куском пушечного мяса.  И он это
знал. А они не знали.
     Но они чувствовали перемену  в нем  и  воображали, что он опустился, не
оправдал  надежд.  После  той  памятной  ссоры  Элизабет  и   Фанни  изредка
встречались и с улыбочкой подпускали друг другу шпильки. Но в одном они были
вполне  согласны: Джордж  ужасно  опустился с тех пор,  как  пошел в  армию!
Огрубел, отупел, и одному богу известно, как глубоко может он еще погрязнуть
в трясине солдатчины!
     --  Тут  ничего  нельзя  поделать,--  сказала  Элизабет.--  Он  человек
конченый. Никогда ему не  оправиться. Нам остается с этим примириться.  Все,
что было в нем необыкновенно и прекрасно, умерло. Душой он так же мертв, как
если бы его уже схоронили во французской земле.
     И Фанни с ней согласилась...




     Adagio



     Отряд,  которому  было  приказано  немедля  отправляться  во Францию  в
действующую армию, вновь выстроился в три тридцать.
     Вторым в первой шеренге стоял рядовой Уинтерборн Дж., номер 31819.
     В это утро их построили по ранжиру и  рассчитали, и теперь каждый  знал
свое  место  и  номер.  Построились  быстро,  без  разговоров  и,  дожидаясь
офицеров, стояли вольно на унылом, посыпанном гравием плацу унылой, одинокой
крепости.  Плац  был  прямоугольный, и  в  какую  сторону  ни  погляди, глаз
упирался  то в отсыревшую серую каменную кладку крепости, то в. грязно-рыжий
кирпич теснящихся к крепостному валу казарм.
     В отряде насчитывалось сто двадцать человек, приказ об отправке за море
они  получили  уже больше  недели  назад,  и  все  это время им  под страхом
военно-полевого  суда запрещено было  отлучаться из крепости. На часах всюду
стояли  солдаты  из  других  частей,  и  им  роздали по пять  патронов.  Эти
чрезвычайные  меры были вызваны нервозностью полковника, получившего недавно
нагоняй за чужую  вину: накануне  отправки предыдущего  отряда  два человека
дезертировали,  и пришлось в последнюю  минуту заменить их другими.  "Может,
старый  хрыч  боится,  что и мы  сбежим?" --  говорили  уязвленные  солдаты,
случайно узнав об этом.
     Пронизывающий ветер гнал  по серому зимнему небу грязные рваные тучи  и
порой швырялся  пригоршнями холодного дождя.  Солдаты переминались с ноги на
ногу, кто подался немного вперед,  чтоб ремни не так врезались в плечи,  кто
рывком вскидывал повыше  ранец; кое-кто, выступив из строя, как положено, на
шаг вперед, поправлял обмотки или складку штанов. Уинтерборн стоял, перенеся
всю тяжесть тела на правую ногу, вяло  опущенной правой  рукой держа  старую
учебную винтовку; он наклонил голову и невидящими глазами уставился в землю.
     Солдаты надеялись, что им дадут немного отдохнуть и написать письма, но
отряд  весь  день под  разными предлогами держали  в  строю.  Походную лавку
вывели из  крепости, чтобы  никто перед  отправкой  не  напился.  Дважды  их
строили для  поверки, несколько  раз водили в  интендантскую за новым зимним
обмундированием  и прочим, что понадобится на фронте. И солдат,  взвинченных
ожиданием  и   вынужденных  все  время   сдерживаться,  одолевали  досада  и
нетерпение.   Они  все   беспокойнее  переминались  с  ноги   на  ногу   под
укоризненными  взорами  унтер-офицеров  и  свирепым  взглядом   батальонного
старшины  --  старого  служаки  и отъявленного педанта;  но  вслух  никто им
замечаний не делал, ведь при стойке "вольно" двигаться разрешается.
     Внезапный порыв  ветра просвистал над  плацем, хлестнул ледяным дождем,
от чего настроение отряда отнюдь не стало лучше, и в эту минуту  из столовой
вышли несколько офицеров.
     Отря-ад! -- рявкнул батальонный старшина.
     Сто двадцать  рук сами собой скользнули по ружейным стволам,  и солдаты
вытянулись,  немые и  неподвижные,  глядя прямо  перед собой  и стараясь  не
покачнуться,  когда ветер, крепчая, вдруг налетал с особенной силой или  так
же неожиданно ослабевал.
     Тихо там! Порядок в строю!
     У каждого солдата впереди чуть оттопыривалась короткая форменная куртка
-- тут  в специальном кармане, так, чтобы легко достать правой рукой,  лежал
небольшой пакетик: два бинта, обернутых в клеенку, и пузырек с йодом.
     Отря-ад... смир-рно!
     Двести сорок каблуков щелкнули разом, и в тот же миг ружья были взяты к
ноге.   Солдаты   замерли,  пристально  глядя  прямо   перед  собой.  Кто-то
бессознательно   чуть  повернул   голову,  скосил   глаза,  пытаясь  увидать
приближающихся офицеров.
     Эй, ты, там! Голову прямо!
     Тишина,  только  ветер  подвывает  да скрипит  гравий  под  офицерскими
сапогами.  Легонько  позвякивают шпоры полковника и  адъютанта.  Батальонный
старшина, вытянувшись, рапортует:
     Все налицо, сэр!
     Полковник в ответ подносит руку к козырьку.
     Вторая шеренга, шаг назад... марш!
     Раз-два. Шестьдесят пар ног переступили разом, как одна.
     Вторая шеренга, стоять... вольно!
     Полковник обошел первую шеренгу, подолгу оглядывая  каждого, придираясь
к каждой мелочи. У одного солдата окоченели пальцы, и он уронил ружье.
     Сержант Хикс, запишите фамилию и номер, внесите в штрафной список.
     Слушаю, сэр.

     Потом  первая  шеренга  стояла вольно,  а полковник уже менее тщательно
проверял вторую.  Смеркалось, а  ему  предстояло  еще сказать  напутственное
слово.  Он  остановился  шагах  в тридцати  перед  строем, остальные офицеры
стояли   сзади.  Молодой  адъютант  держал  у  правого  бедра  хлыст,  точно
маршальский жезл. Полковник, чудаковатый, но безобидный болван,  которого  с
благодарностью возвратили из Франции в начале первого же похода, заговорил:
     Унтер-офицеры  и  солдаты  восьмого  Апширского   полка!  Вы...  э-э...
отправляетесь  в действующую армию. Э-э...  м-м...  верю, что  вы  исполните
свой...  э-э...  долг.  Мы  не  тратили...  м-м...  не  жалели  сил,   чтобы
подготовить из вас умелых воинов. Будьте всегда подтянутыми и опрятными и не
забывайте... э-э... не  теряйте  солдатской выправки.  Вы  должны...  э-э...
высоко  держать знамя вашего  полка, который...  э-э... м-м... всегда был на
отличном счету в британской армии. Я...
     Чуть   внятное:   "Дубина",  "Дерьмо   паршивое",   "Старый   индюк",--
прошелестело  в рядах,  так  тихо, что офицеры  не  услыхали, но  чуткое ухо
батальонного  старшины, не  различив  слов,  все  же уловило  непорядок,  и,
прерывая разглагольствования полковника, раздался его трубный глас:
     Тихо вы, там! Порядок в строю! Сержант Хикс, записать фамилии!
     Минута тишины. Потом батальонный старшина снова заорал:
     В  четыре  пятнадцать  построиться  перед  оружейным складом  в  чистой
рабочей одежде, сдать  оружие. Да чтоб ружья почистить и  смазать!  С  плаца
расходиться без разговоров!
     Тем временем адъютант говорил  о чем-то с полковником;  затем тот пошел
прочь; адъютант, отдав ему честь, направился к батальонному старшине.
     Ладно, старшина, вы и остальные унтер-офицеры,  которые не отправляются
с отрядом, можете быть свободны. Я сам отпущу людей.
     Слушаю, сэр.
     Адъютант подошел к  строю и остановился, упершись правой рукой в бедро.
Заговорил медленно, но решительно:
     Стоять вольно. Вольно. Забудьте, что вам тут сейчас сказал батальонный.
Ружья составьте в козлы, но постарайтесь, чтобы они у вас были чистые, не то
с  меня  взыщут... Боюсь, мы вас изрядно погоняли, ведь теперь такая система
-- усиленное обучение,  но, сами понимаете,  так полагается. Жаль, что мы не
отправляемся,  как  одна  часть,  но теперь всюду  батальоны  разбиваются на
отряды. Когда будете на месте,  не  забывайте беречь ноги, теперь за больные
ноги полагается военный суд.  Да не спешите высовывать головы из укрытия.  Я
скоро  должен  ехать вдогонку, так что, надеюсь,  в атаку пойдем  вместе. До
свиданья. Желаю всем вам всего самого лучшего.
     До свиданья, сэр! Спасибо, сэр. И вам того же, сэр. До свиданья, сэр.
     До  свиданья.  Отряд,  смирно!  На  плечо!  Разой-дись! Отряд  повернул
направо, и все разом вскинули ружья, отдавая честь адъютанту.

     Почти  уже  стемнело;  солдаты  шли  к  казарме  беспорядочной  толпой,
возбужденно переговариваясь:
     А дальше что будет?
     Строиться в восемь тридцать, отправка в девять.
     Кто сказал?
     Приказ по батальону.
     Болван  этот Брэндон, дерьмо  паршивое,  меня  прямо затошнило  от  его
болтовни. "Не теряйте  солдатской  выправки" -- черта с два!  В окопах-то, в
грязи по брюхо!
     Проклятый старый.......
     А вот адъютант парень неплохой.
     Ну, этот -- настоящий джентльмен, ничего не скажешь.
     Кто сам вышел из рядовых, того сразу видно.
     Хотел бы я знать, каково там, в окопах.
     Попадешь -- узнаешь.
     Завтра вечером об эту пору, верно, уж будем там.
     Заткнись, Ларкин, и не трусь.
     А я и не трушу.
     Капрал, а капрал! В котором часу нынче строиться?
     Спроси дежурного сержанта.
     Пора чай пить. Пошли, ребята!

     В  восемь  тридцать снова построились. Тьма  была  хоть глаз  выколи, с
запада порывами  налетал  холодный,  сырой ветер. Все унтер-офицеры  были на
плацу  с  зажженными  фонарями,  которые  двигались,  взлетали,  замирали  в
темноте,  точно  блуждающие  огоньки.  Солдаты  стояли  готовые к походу,  в
шинелях, без винтовок и холодного оружия. Минутами узда армейской выучки уже
не  могла  сдержать  их  возбуждения,  перешептыванье  в   рядах  нарастало,
переходило в глухой гул, но его тотчас обрывал окрик батальонного старшины:
     Эй, там! Отставить разговоры!
     Долго тянулась перекличка  по списку при неверном свете фонаря. Услыхав
свое имя, каждый, щелкнув каблуками, отзывался:
     Здесь, сэр.
     Номер тридцать одна тысяча восемьсот девятнадцать, Уинтерборн Джордж.
     Здесь, сэр.
     Кажется, все, старшина?
     Так точно, сэр!
     Через пять минут выступайте.
     Есть, сэр!
     В темноте строй  беспокойно колыхнулся.  Уннтерборн покосился налево --
шеренга едва  различимых силуэтов  уходила во  тьму, и дальних разглядеть не
удалось, словно строй этот тянулся в бесконечность.
     Отряд... смирно! Ряды вздвой! Правое плечо вперед... шагом... арш!
     Они оказались  вплотную  за полковым оркестром,  который  сразу  грянул
походную песню, хорошо знакомую всему отряду:
     Ну, как мне подзаправиться,
     Коль я не вестовой?
     Прошагали   по  надоевшему  плацу,   вышли   из   крепостных   ворот  к
раскачивающемуся  подъемному мосту, где  часовые, пропуская отряд,  взяли на
караул.
     Левое плечо вперед! Идти не в ногу!
     Оркестр  умолк. Отряд  спускался  с холма по длинной извилистой дороге,
ведущей  через  деревню  на  станцию.  Местные  жители,  все  больше молодые
девушки,  поодиночке,  по  две, дожидались по  обочинам  и  шли  рядом.  Они
окликали своих дружков и знакомых, и  солдаты, возбужденные крутой переменой
в своей  судьбе, осмелев, отвечали им,  хоть и шли в строю. Равнение держали
уже не так строго, а  когда вступили в  деревню, ряды  совсем сбились. После
непроглядной  тьмы свет редких газовых  фонарей на деревенской улице  слепил
глаза
     Опять заиграл оркестр. Шел уже одиннадцатый час. Но деревня не спала --
все высыпали на улицу  поглядеть на  уходящих  солдат. Меж стен  домов трубы
звучали  оглушительно как в  ущелье. Солдаты вдруг с изумлением увидели, что
они  в  центре  внимания: они так долго приучались считать себя безнадежными
ничтожествами, безликой массой, чье дело --  слушать и повиноваться. Со всех
сторон слышались голоса:
     Эй, Берт!
     До свиданья, Гарри!
     Здорово, Том!
     До свиданья, Джек!
     Уинтерборн,  шедший  в  первой  шеренге  оглянулся:  некоторые  девушки
замешались в ряды, каждая шагала  рядом со своим дружком,  крепко держась за
его руку. Казалось,  им очень весело. На  редкость  нестройная и  оживленная
толпа   проследовала  через  деревню,  опьяненная   бодрыми  звуками  марша,
приветственными криками жителей и всяческими знаками внимания.
     На железнодорожную платформу никого,  кроме военных, не пускали.  Когда
отряд  вливался  в  ворота, по  обе стороны  которых стояли  пикеты  военной
полиции, вновь раздался хор голосов:
     До свиданья, Берт!
     До свиданья, Гарри!
     До свиданья, Том!
     До свиданья, Джек!
     Счастливо!
     Возвращайтесь поскорей!
     До свиданья! Счастливо! До свиданья!
     Они набились в  дожидавшийся их воинский поезд -- он должен был по пути
подбирать  еще  и  другие  отряды.  По  двадцать  человек  в  каждое   купе.
Уинтерборну   посчастливилось  захватить   место  у  окна,   выходившего  на
платформу. Подошел адъютант
     Уинтерборн! Уинтерборн!
     Да, сэр?
     А, вот вы где. Я  вас искал.  Комендант  говорит, что ваш поезд идет на
Ватерлоо, а оттуда, наверно, в Фолкстон.
     Большое  вам спасибо,  сэр. Так гораздо приятнее  -- когда знаешь,  что
делаешь, куда и зачем едешь.
     Вам надо бы получить офицерский чин. Во Франции это будет не трудно.
     Да, сэр, но вы ведь знаете, почему я хотел остаться рядовым.
     Знаю. Но такие люди, как  вы,  нужны в командном составе.  Потери среди
офицеров огромные.
     Хорошо, сэр, я об этом подумаю.
     Ну, до свиданья, старина, всего вам лучшего,
     Спасибо, и вам также.
     Они пожали друг другу руки к невыразимому ужасу унтер-офицера.
     За барьером,  напротив головной части поезда, где станционные постройки
уже  не  загораживали  вагонов,  собралась  толпа.  Перед нею  на  платформе
выстроился оркестр.  Паровоз дал свисток.  Оркестр  грянул марш полка, потом
"3а  счастье прежних дней",  и поезд, окутавшись паром,  медленно  тронулся;
музыканты   играли   одной  рукой,  а  другой   неуклюже  махали   солдатам,
сгрудившимся у окон  проплывавших мимо вагонов. Раскатилось,  стихая и снова
нарастая,  долгое  "ура". Разгоряченные  лица  оставшихся на платформе  были
слегка  запрокинуты, рты широко  открыты,  правые руки  подняты  высоко  над
головой. Под гром оркестра,  под многоголосое "ура" поезд с солдатами,  тоже
кричавшими "ура", отошел от станции.
     До  свиданья, Берт. До свиданья,  Гарри. До свиданья, Том. До свиданья,
Джек. До свиданья.
     Последний, кого увидел Уинтерборн, был маленький полковник: он стоял на
самом краю  платформы,  под  газовым  фонарем, вытянувшись  в струнку, стоял
взволнованный,  стараясь совладать  с волнением,  и держал руку у  козырька,
отдавая честь своим солдатам, отбывающим на фронт.
     Он был не так уж плох, этот маленький человечек; он горячо верил в свою
армию.


     Четверть часа спустя сигареты были докурены, оживленные разговоры сошли
на нет, началась обычная дорожная скука. Люди устали, привычный час вечерней
зори  давно прошел. Глаза слипались.  Один, в углу напротив Уинтерборна, уже
спал. Шинели и  снаряжение  свалены были  в  багажные сетки.  Шторы на окнах
наглухо задернуты, как того требовали правила противовоздушной обороны.
     Уинтерборну  спать не хотелось.  Он перестал  разговаривать с соседом и
задумался.  Мысль рассеянно скользила,  он ни на чем не мог сосредоточиться.
Джорджу уже трудно было читать или связно и  последовательно думать о чем-то
одном. Настала первая стадия  оцепенения, через которую в дни войны проходит
каждый солдат; за  нею  следует полоса мучительного нервного  напряжения,  а
потом вновь наступает оцепенение -- и это уже безнадежно.
     Начиналось настоящее серьезное  испытание. Как все, кто там не побывал,
Джордж  совершенно   не   представлял   себе  жизни  в   окопах.   Газеты  и
иллюстрированные журналы  тут  мало помогают. Десятки раз он слышал рассказы
раненых, возвратившихся в строй. Но почти все они либо несли сплошной вздор,
либо  просто отмалчивались.  Лишь  изредка проскальзывала  многозначительная
подробность, яркое воспоминание:
     Как меня ранили, я  все  бредил,  и  все  мне  мерещились  эти  чертовы
ерапланы: будто вот кружат и кружат, да как кинутся прямо на меня.
     И щуплый солдатик, типичный житель лондонских трущоб:
     Вот лопни мои глаза:  повис я у бошей  на колючей  проволоке, зацепился
штанами  и  шинелью  -- и ни туда,  ни сюда. А в карманах у  меня понапихано
гранат,  и в  корзинках ручные гранаты.  И  одна корзинка тоже за  проволоку
зацепилась. Я и говорю себе, эх, говорю, Берт, ежели ты уронишь эти паршивые
гранаты,  крышка  твоей паршивой  башке  -- и костей  не соберешь. А бош  из
пулемета так и чешет -- та-та-та! Гляжу,  пули проволоку режут,  а сам  знай
ругаюсь,  как  чумовой. Ах  ты, мать  честная! И не  то чтобы  струсил. Зато
ранило меня подходяще -- схватил домашнюю, повидал своих.
     Где же он видел этого забавного  солдатика? А, да, в учебном батальоне,
на  другой  день  после  того,  как вступил  добровольцем.  В  казарме  было
несколько  солдат только  что  из  лазарета, и  все они охотно  рассказывали
всякую  всячину. Мысли Уинтерборна обратились к тому, что  пережил он сам за
последние  томительные  месяцы.  Ему  не  повезло   с  учебным   батальоном,
унтер-офицеры, как на подбор, оказались старые  кадровые служаки,  которых в
свое  время безжалостно гоняли и жучили и которые, надеясь избежать отправки
во  Францию,  с  утроенным  усердием гоняли  и  муштровали  новобранцев. Без
сомнения,  они еще и  вымещали  на вчерашних  штафирках  давнюю обиду:  ведь
известно,  что штатские  свысока  смотрят  на  кадрового  наемного  солдата.
Особенно ненавистен им был всякий оказавшийся у них под началом образованный
или  просто воспитанный  человек, и  они с наслаждением заваливали его самой
тяжелой  или  унизительной работой. Джорджу вспомнился один  такой  сержант,
который вздумал придраться к его религиозным воззрениям.
     Ты кто такой? Протестант? Методист? Или, может, католик?
     Я  не  принадлежу ни к какой официальной церкви. Запишите лучше, что  я
рационалист.
     Это еще  что  за чертовщина?  Какой такой  рициналист? Не  забывай,  ты
теперь солдат.
     Тем не менее я не исповедую никакой веры.
     Так  обзаведись какой-нибудь, черт  подери. Небось хочешь, чтоб тебя во
Франции прилично закопали? А через полгода тебя там закопают как миленького.
Никакой веры, видали! Тьфу, прямо с души воротит.
     Любезнейший   вояка.   Обуреваемый  религиозным   пылом,   он   посылал
Уинтерборна  по воскресеньям  в  наряд вне очереди на самую долгую  и  самую
грязную работу, пока наконец, самосохранения  ради,  тот не объявил о  своей
принадлежности к англиканской  церкви. Разумеется, в британской армии никому
не   навязывают  никаких  религиозных  верований;  вот   почему,  когда  вас
выстраивают на плацу для молитвы, это лишь построение и не более того.
     При мысли о нелепой стычке с сержантом Уинтерборн невольно улыбнулся. И
все  же это было мучительно.  Его чуть не стошнило при  одном воспоминании о
той грязи,  которую  он пытался выгрести  из офицерской кухни,  --  до него,
наверно, с полсотни не столь добросовестных дежурных к ней и не прикасались.
А ведь начальство проверяло кухню каждый день.
     В  ярком пятне  света, падавшего от вагонной лампочки,  он поглядел  на
свои  руки.  Они загрубели, растрескались, в  них  въелась грязь, которую не
отмоешь  ледяной водой. Ему  вспомнились  нежные руки  Фанни,  тонкие пальцы
Элизабет.
     На  плацу офицеры не сквернословили никогда, а  унтер-офицеры  -- очень
редко: это  запрещалось уставом. Не  в строю  -- другое дело. На ученьях они
бранились  вовсю, и порой даже  острили при этом.  Были шуточки,  освященные
веками,  к примеру: "Разбивай сердце своей мамаши, сукин  ты сын, а мое тебе
не разбить". Унтер, который  обучал их штыковому бою, парень неглупый, но на
редкость  неотесанный,  родом из  Уайтчепла, посылая новобранца  в "штыковую
атаку" на мешок с опилками, со вкусом командовал:
     Под брюхо коли!
     Он  же, оскорбленный  в  лучших чувствах видом толстенького новобранца,
довольно неуклюже выполнявшего приседание, отчитывал беднягу так:
     Эй, Фрост, чего раскорячился? Девка ты,  что ли? Приседай, как положено
солдату!
     Уинтерборн  снова  улыбнулся  про   себя.  Что  и  говорить,  на  нашем
прекрасном острове путь к славе чрезвычайно извилист.
     Каждый  день, неделю  за неделей,  от  утренней  зори  и до вечерней их
гоняли, и жучили, и изводили. Только и слышалось:
     Голову прямо!
     Голову выше, кому говорят! Под ноги глядеть нечего: коли там и валялись
денежки, так их давно подобрали!
     Смит,  ремни  не  так перекрещены.  Еще  раз  напутаешь  -- попадешь  в
штрафные.
     И голоса всех сержантов, оравших на свои взводы, неизменно покрывал рык
батальонного старшины:
     Тихо, вы там! Порядок в строю!
     Точь-в-точь сирена плавучего маяка  на  Южном  мысу, ревущая  в тумане.
Людей, привыкших к сидячему образу жизни или же только недавно оторванных от
плуга,  от станка, совсем изматывало это  вечное напряжение всех  душевных и
физических  сил.  Особенно мучительны были первые недели, все тело ныло,  за
ночь тяжелый сон  не  давал  облегчения. Уинтерборн переносил  все это лучше
других. Он привык к дальним  пешеходным прогулкам, любил плавать, и тело его
оставалось гибким. Он не  мог поднимать такие тяжести, как вчерашний ломовой
извозчик, или орудовать лопатой, как землекоп, но мог  отшагать больше всех,
бегал  быстрей всех, вдвое  скорей усваивал каждый  новый  прием; он успевал
разобрать  пулемет  Льюиса, пока остальные  только  еще  гадали,  как  снять
рукоятку; стреляя по  мишени, четыре  раза  из  пяти  попадал  в  яблочко  и
мгновенно понял, почему, окапываясь,  первым делом надо укрыть голову. Но  и
он уставал отчаянно. Запомнился один  особенно тяжкий день. Хоть дело было и
осенью,  жара  стояла  нестерпимая, а  их  с рассвета и  дотемна гоняли  без
роздыха:  ученье,  шагистика,  опять  ученье,  поверка...  В  семь  начались
"действия в ночных условиях" и продолжались три часа кряду.  В полночь  всех
подняли по  ложной пожарной тревоге, и  пришлось выскочить на улицу  в одних
штанах  и башмаках.  Уинтерборн  чуть  ли не на  себе  тащил одного солдата,
который  был до того измотан, что не мог  без посторонней помощи добежать до
плаца. Унтер-офицеры подгоняли их и сбивали в кучу, как овчарки стадо.
     Но не физическая  усталость больше  всего тяготила  Уинтерборна, хоть и
противно  было  так  опускаться:  ходить  летом в грубой,  плотной, чересчур
теплой одежде, в подбитых гвоздями башмаках, спать на нарах, есть прескверно
приготовленную  пищу.  Все  это  было неизбежно,  и он обтерпелся  и привык.
Тяжелей давалось душевное  потрясение, внезапный  переход из той среды,  где
выше  всего  ставились ценности духовные,  в  среду, где  их  по  невежеству
презирали.  Не с  кем  было словом перемолвиться. Тяжело  было жить в  одном
бараке с  тремя десятками солдат, когда ни на минуту нельзя остаться одному.
Тяжело было и оттого, что  одолевали неотвязные мысли об Элизабет и Фанни, о
пропасти, которая -- он  это знал -- все ширилась, отделяя его от них обеих,
и нестерпимо  тяжело было видеть, как тянется война, месяц за месяцем, и нет
числа  жертвам,  нет  меры  падению  человечества.  Казалось,   мир  гибнет,
распадается  на куски  под ударами безумцев,  одержимых  манией  убийства  и
разрушения. Уже  сами по  себе орудия  убийства были  ему отвратительны  как
некий   зловещий  символ.  Его  угнетал  один  вид  собственной  винтовки  и
снаряжения. Ему явственно представлялось то будущее, к которому все это было
лишь подготовкой, всем существом он ощущал близкую смерть. Ходили чудовищные
слухи -- увы, слишком верные!  -- о целых ротах и батальонах, уничтоженных в
несколько  минут   до  последнего  человека.  Понемногу   Уинтерборн   лучше
познакомился с унтер-офицерами, и каждый  уверял, что он -- единственный или
почти единственный  уцелевший  из всего взвода  или  роты.  И  они  говорили
правду. В  пехотных  частях  потери,  без сомнения, были огромные. Возможно,
Уинтерборн  оказался эгоистом,  ибо умирать  ему не хотелось, а ведь великое
множество  людей, которые, наверно,  были  куда  лучше  него, уже  перестали
существовать. Он и сам  чувствовал себя виноватым и пристыженным. Но  уж так
устроен человек, что даже в двадцать два -- двадцать три года насильственная
смерть внушает ему страх и отвращение...
     Поезд замедлил ход перед большой  узловой станцией, и Уинтерборн  разом
вернулся к действительности.  Вокруг все спали. Что  ж, с муштрой покончено,
больше  не надо  брать  на  караул и отдавать честь  по двадцать раз  кряду.
Теперь они в действующей армии. Какое облегчение! Отныне стоишь лицом к лицу
с подлинной опасностью,  но не с армейскими бурбонами  и хамами.  Как сказал
мне однажды  Уинтерборн, на войне  жизнь под началом англичан куда  страшней
боев с немцами.


     В  поезд  погрузились  еще несколько  отрядов  пополнения, и  он тяжело
покатил  дальше  сквозь  безмолвную  ночную тьму.  Солдаты спали.  В  вагоне
становилось  душно,  от  спертого  воздуха ломило  виски. Поглощенный своими
мыслями,  Уинтерборн  не заметил,  кто и когда закрыл  окна  и  вентиляторы.
Вечная история -- и  в  казармах и в бараках они непременно закупориваются и
спят в  духоте  и  вони. Он  тихонько  опустил окно дюйма на  два,  и  сразу
полегчало.  Непонятно,  почему  они  так   любят   духоту?  И  умственную  и
нравственную  духоту  тоже.  Бедняги.  Все они  сызмальства  приучены  низко
кланяться  каждому самому захудалому дворянину, делать что велено и работать
не  разгибая спины. Нечто вроде современных рабов. И, однако, они порядочные
люди,  с  характером, только  ума  не  хватает.  Вот  она,  настоящая война,
единственная  война,  в  которой стоит участвовать --  война  разума  протнв
косности и тупости... А все-таки разум не всегда терпит поражение; прошли же
мы каким-то образом немалый путь. О да! И вот до чего мы дошли!
     Его полусонная мысль все катилась по привычной колее. В чем же истинная
причина войн, этой войны? Нет, причина не одна, их много. Социалисты глупы и
фанатичны, когда уверяют, что во всем  виноваты элодеи-капиталисты.  Не верю
я, что капиталисты  хотели этой войны -- они слишком много потеряют  на этой
передряге. И не верю, что гнусные правительства всерьез хотели войны, просто
они были  игрушкой  могучих сил, которыми не умели  управлять,-- для этого у
них нет ни храбрости,  ни ума. Во  всем виновато слепое, безумное стремление
рожать и  жрать,  жрать  и  рожать!  Конечно,  не  все  войны  были  вызваны
перенаселением. Нет,  конечно, были распри между греческими  полисами, между
итальянскими республиками во времена средневековья,  свары, вызванные мелкой
завистью;  воевали ради выгоды, за  морские торговые пути  --  Пиза,  Генуя,
Венеция,  Голландия,  Англия; в  восемнадцатом веке война  -- спорт королей,
развлечение  аристократии;  и  потом  еще   --  фанатизм,  священные   войны
мусульман,  крестовые  походы;  переселения народов -- нашествия  варваров и
прочее.  В  основе  нынешней   войны,   должно  быть,  кроются  какие-нибудь
торгашеские расчеты, и весьма недальновидные -- торгаши уже потеряли больше,
чем  смогут  выгадать. Нет,  по существу  своему  это, конечно,  война из-за
перенаселения:  хлеба и  потомства,  потомства  и  хлеба! И ко  всему  этому
странным образом припутывается половой вопрос, над которым мы бились с таким
пылом, когда наши добродетельные предки взвалили на нас  эту  милую  заботу.
Это  все  та же слепая  жадность,  извечное стремление  побольше  сожрать  и
наплодить побольше детей. Вы подбодряете, подхлестываете людей: обзаводитесь
детьми, производите на свет побольше младенцев -- толпы, миллионы младенцев.
А они растут, их надо прокормить. Нужен хлеб. Всех нас кормит земля, Англия,
а  за  нею  и  весь  мир,  после промышленного переворота  просто рехнулись,
вообразили,  что  можно  питаться сталью  и железными  дорогами.  Но сталь и
рельсы  несъедобны.  Человечество  --  это  перевернутая  пирамида,  которая
опирается на  согбенные  плечи  пахаря  или  на  стальной  трактор,--  иными
словами,  на  землю. И  снова -- борьба с голодом  и  смертью,  "Плодитесь и
размножайтесь.  Экое  идиотство  -- распространять  на огромные  государства
сексуальные  запреты,  силою  обстоятельств  навязанные  крохотному  племени
кочевников-семитов, понятия не имевших о гигиене. Ведь у  них была ужасающая
детская  смертность! Если б они не плодились, как кролики, они  исчезли бы с
лица земли. К нам это не относится. Мы --  жертвы чрезмерного размножения. В
Европе  слишком  много  народу.  И  до  черта  младенцев.  Людям  можно  это
объяснить, они и сами начинают  это понимать, но  ничего  не желают понимать
ура-патриоты,   и  попы,   и   фанатики,   и   застенчивые   молокососы,   и
благонамеренные обыватели. Валяйте, мои милые, продолжайте в том же духе  --
плодитесь колоннами по четыре, батальонами, бригадами, дивизиямн, корпусами.
Дождетесь, что  население Англии  достигнет пятисот миллионов человек --  мы
будем как сельди  в бочке.  Прелестно.  Замечательно.  Англия  ber alles! Но
наступает  время,  когда  подрастающей   детворе  не  хватает  хлеба.  Тогда
заселяйте  колонии. Для чего?  Чтобы  производить больше хлеба или  товаров,
которые  можно  обменять на хлеб.  У Англии огромные колонии. У Германии  --
совсем маленькие. Немцы плодятся, как кролики. Мы, англичане, тоже плодимся,
как кролики, но не такие проворные. Что же делать с немцами? Перебить их  на
войне?  Великодушно.  Гуманно. Перебить их, захватить  их  земли,  завладеть
всеми правами и богатствами побежденных? Правильно.  А дальше что? О, все то
же:  плодитесь  и  размножайтесь. Вы  будете  великий и  сильной  нацией.  А
побежденные? Вдруг они начнут плодиться  и размножаться еще усердней? Что ж,
пусть будет еще  война,  будут  войны  без конца,--  это войдет в  привычку.
Каждые десять лет Европа будет устраивать пикник с трупами...
     Да, но  к  чему такая  чувствительность?  К  чему  поднимать  шум из-за
нескольких  миллионов убитых  и искалеченных? Каждую неделю  умирают  тысячи
людей, не проходит  дня, чтобы в Лондоне кого-нибудь  не задавили  на улице.
Неужели  этот  довод  вас  не  убеждает? Да, но ведь  этих людей не  убивают
умышленно.  А ваши  тысячи, которые умирают каждую  неделю  -- это старики и
больные;  на  войне  же гибнут  молодые,  крепкие, здоровые --  цвет и  сила
народа. И при этом одни  только мужчины. Не мудрено,  что между мужчинами  и
женщинами   возникает   взаимное  озлобление  и  все  шире  распространяется
однополая любовь. Громовое ура -- мы побеждаем. Да, но вернемся к вопросу об
убийстве: людей все время убивают, поглядите ни Чикаго. Поглядите на Чикаго!
Мы всегда ужасно  довольны собой  и свысока посматриваем на  безнравственный
город Чикаго. Но  когда там завязывается перестрелка между двумя бандитскими
шайками,  разве вы  это одобряете? Вы ведь не  вешаете победителям на  грудь
медали за храбрость, не  благословляете  их  продолжать  в том  же  духе, не
заключаете  их  в   объятия,  когда  они  возвращаются  после  драки,  и  не
устраиваете парады под оркестр, и не твердите гангстерам и убийцам,  что они
молодцы  и отличные парни? Вы ведь пока не возвели бандита  и убийцу в идеал
человечества?  Знаю я  все, что можно сказать о воинской славе и  о верности
долгу, я и сам солдат, милая дамочка. Благодарю покорно за ваши заботы. Если
насилие   и   убийства  --   естественные   занятия  человека,  так  бросьте
заговаривать нам зубы.  Насилие и убийство неминуемо порождают новые насилия
и убийства.  Разве  не этому  учат нас великие греческие трагедии?  Кровь за
кровь. Прекрасно, теперь мы знаем  что к  чему.  Убивать ли в  одиночку  или
скопом, в интересах  одного человека, разбойничьей  шайки или государства,--
какая  разница?   Убийство  есть   убийство.   Поощряя  его,   вы  насилуете
человеческую  природу.  А  миллион  убийц, которых подстрекают,  восхваляют,
которыми восхищаются, навлечет на вас разгневанные  легионы грозных Эвменид.
И  те,  кто  уцелеет,  будут  горько   расплачиваться  до  самой  смерти  за
непростимую свою вину. Все это неважно? Вы намерены гнуть свое? Надо плодить
еще детей,  они  скоро  восполнят  потери?  Так получите  еще одну  славную,
веселую войну, и чем скорей, тем лучше...
     О Авессалом, сын  мой Авессалом! Благодарение богу, у меня нет  сына. О
Авессалом мой, Авессалом, сын мой!


     Уинтерборн уснул в неловкой позе, клюя носом. Проснулся, как от толчка,
когда поезд замедлил ход -- у Лондонского моста, а не у Ватерлоо. Где это я?
Вокзал... А, да, наш отряд отправляют во Францию...
     Отряд  выгрузили на  платформе  Лондонского  моста и  построили  в  две
шеренги; солдаты зевали, потягивались, поправляли снаряжение. Сопровождавший
их офицер, тихий  кареглазый  молодой  человек, после  ранения  служивший во
внутренних войсках, объяснил,  что придется  ждать часа три. Может быть, они
хотят пойти в солдатскую лавку и купить чего-нибудь поесть?
     Так точно, сэр!
     Зашагали  по грязным безлюдным  улицам. Было уже около полуночи. Кто-то
затянул неизбежную походную песню. Офицер обернулся:
     Свистите, но не пойте. Люди спят. Они стали насвистывать:

     Где-то наши парни, где они теперь,
     Наши дружки-земляки?
     Они переходили по мосту через Темзу, и перед  Уинтерборном вновь возник
знакомый город. За то время, что его не было в Лондоне, уличные фонари стали
гореть  слабее,  и когда-то ярко освещенная столица словно пугливо сжалась в
темноте. Купол св. Павла можно было различить только очень привычным глазом,
зная  точно,  в  какой  стороне  его  искать.  Рядом  с  Уинтерборном  шагал
крестьянин  из Вустершира, он  никогда  прежде не  бывал в  Лондоне,  и  ему
непременно  хотелось увидать  знаменитый собор.  Уинтерборн тщетно показывал
ему   в   темноту,  тот  ничего  не  мог  разглядеть.  Так   и  не  довелось
вустерширскому  пахарю увидеть  собор св.  Павла:  два  месяца спустя он был
убит.
     Странно идти  по этому незнакомому Лондону: все как  будто по-прежнему,
и,  однако,  все  изменилось.  Тусклые,  едва  мерцающие  фонари,  тщательно
завешенные окна, улицы  какие-то запущенные, движения на них мало,  во  всем
подавленность и уныние...  Уинтерборну  стало не по себе. Казалось, огромный
город  обречен,  вершина  могущества  и  славы уже  пройдена --  и теперь он
возвращается  к  далекому,  глухому прошлому, медленно тонет среди холмов  и
болот,   на   которых  некогда  поднялся.  Как  будто  на  несколько   веков
приблизилось то время, когда какой-нибудь  уроженец Новой Зеландии,  сидя на
обломках Лондонского моста, будет зарисовывать в дорожном альбоме окружающие
руины.
     Где-то наши парни, где они теперь,
     Наши дружки-земляки?
     Может, гуляют на Лестер-сквер,
     Может, у Темзы-реки?
     Там их нет, не ищи, не пробуй,
     Покатили они в Европу...
     Солдаты опять и  опять с  назойливым упорством насвистывали мотив  этой
песенки, и под свист Уинтерборну  невольно вспоминались ее немудреные слова.
Странно вдруг  оказаться так близко от Фанни и Элизабет. Что-то  они  сейчас
делают?..
     Там их нет, не ищи, не пробуй!
     С дороги он телеграфировал Элизабет, но телеграмма, наверно, не дошла.
     Они набились  в лавку и принялись за сандвичи, за яичницу  с ветчиной и
имбирную шипучку.  Для  пива  было  слишком поздно. Наши  воины  --  образец
воздержанности -- не станут пить пиво среди ночи.


     Около  двух часов  они  вернулись  на  вокзал.  К  изумлению  и радости
Уинтерборна,  его  ждали  там Элизабет и Фанни. Его телеграмма,  несмотря на
неурочный  час,  все-таки  дошла. Элизабет  вызвала  по телефону  Фанни, они
вместе  поехали на  вокзал  Ватерлоо и убедились,  что  состава с  Апширским
отрядом здесь нет. Фанни пустила в ход все свое обаяние, от неравнодушного к
женским  чарам  коменданта  узнала,  где  надо искать апширцев,-- и  вот они
здесь. Все это  выложила Элизабет, явно волнуясь,  торопливо и отрывисто.  А
Фанни только стиснула левую  руку  Уинтерборна, и  уже не выпускала ее, и не
говорила  ни  слова.  До  отхода  поезда  оставалось  минут  десять. Офицер,
сопровождавший их  отряд,  заметил,  что Уинтерборн  разговаривает  с  двумя
женщинами, очевидно "из общества" -- и подошел.
     Можете сесть в любой вагон, Уинтерборн, только не упустите поезд.
     Слушаю, сэр, очень  вам благодарен,--  Джордж молодцевато  вытянулся  и
откозырял.
     Элизабет хихикнула:
     Ты каждый раз должен это проделывать?
     Таков порядок, В армии этому придают большое значение
     Какая нелепость!
     Ну, почему  же  нелепость?  -- возразила Фанни; она почувствовала,  что
Джорджа  задело презрение,  прозвучавшее  в голосе  Элизабет,--  Это  просто
условность.
     Поезд был битком  набит  новобранцами:  солдаты из разных  отрядов  уже
разошлись по  вагонам. На платформе остались  только  два  или  три офицера,
комендант  да  Уинтерборн с  двумя женщинами. Как часто бывает на  вокзале в
минуты расставанья, все трое казались смущенными и не  знали о чем говорить.
Уинтерборн чувствовал себя глупым и  неловким,  все слова вылетели у него из
головы. Он прощается  с ними, быть  может, навсегда, кроме  них,  он никогда
никого по-настоящему  не любил,-- и вот ему  нечего им сказать. Он только  и
чувствует, что глуп и неловок, и никак не одолеет тупой  отчужденности... На
Элизабет  н Фанни  новые шляпы, которых он раньше не  видел, н юбки  гораздо
короче  прежнего... Хоть бы  уж поезд тронулся! Конца нет этому ожиданию.  О
чем говорит Элизабет? Он прервал ее:
     Это что же, новая мода?
     Какая?
     Короткие юбки.
     Ну конечно, да и не такая уж новая. Ты что в первый раз заметил?
     Ну, там, где я был, деревня, глушь. Прилично одетой женщины я не  видел
с тех пор, как был в отпуске.
     Бестактность!  Те несколько дней он пропел с Фанни. Милая Фанни! Она --
молодчина.  Решила  тогда,  что  будет  ужасно  забавно  провести  субботу и
воскресенье с  самым обыкновенным томми.  Штабные офицеры ей уже надоели  до
смерти.  Одно было плохо;  в  сколько-нибудь приличные гостиницы и рестораны
рядовым доступа нет. Но Фанни  была настроена  вполне демократично. Элизабет
-- та вообще была равнодушна к подобным вещам.  Поглощенная своими чувствами
и переживаниями, она ничего такого не замечала.
     Несколько долгих, тягостных секунд они молчали. Потом  все разом начали
что-то говорить и оборвали на полуслове:
     Прости, я тебя перебил.
     Что ты хотел сказать?
     Да пустяки, уже не помню.
     И опять замолчали.
     Уинтерборн чувствовал, что немного робеет  в присутствии  этих нарядных
дам.   Непостижимо,  как  это  они  очутились  здесь  в  два  часа  ночи   и
разговаривают  с простым томми? Он  неуклюже прятал  руки,--  в  них въелась
грязь.  Черт  бы побрал этот поезд! Да тронется ли он  когда-нибудь? Джорджу
было  жарко  и неудобно  в  шинели,  и  он  начал ее  расстегивать.  Паровоз
свистнул.
     Все по вагонам! -- закричал комендант,
     Уинтерборн торопливо поцеловал Фанни, потом Элизабет.
     До свиданья, до  свиданья! Не  забывай писать.  Мы будем посылать  тебе
посылки.
     Большое спасибо. До свиданья.
     Он направился к  вагону, дверь которого  оставили для него открытой, но
там было битком набито. Следующим шел багажный вагон  с солдатскими пайками.
Уинтерборн вскочил в него.
     Тебе придется стоять! -- воскликнула Фанни,
     Ну, почему же. На полу сколько угодно места.
     Поезд тронулся.
     До свиданья!
     Уинтерборн помахал  рукой.  Он  не  испытывал  особого волнения, только
сильней  давила тяжесть, давно уже лежавшая на душе.  Две женщины,  махавшие
ему  платками, вместе с платформой поплыли назад. Красивые они  обе, и одеты
великолепно.
     Будьте  счастливы! --  крикнул  он на  прощанье  в порыве  бескорыстной
нежности к ним обеим. И потерял их из виду.
     Обе плакали.
     Что он крикнул? -- всхлипывая, спросила Элизабет.
     "Будьте счастливы".
     Как странно! И как это на него похоже! Ох, я знаю, никогда больше я его
не увижу.
     Фанни пробовала  ее утешить. Но Элизабет почему-то казалось, что имению
Фанни во всем виновата.

     Очутившись  в тряском  вагоне,  Уинтерборн минут десять  сидел на своем
ранце.  Было  почти  совсем темно, лишь тускло  светил  керосиновый  фонарь;
дежурный,  придвинувшись  к нему, пытался читать  газету.  Солдаты,  которым
поручено было  охранять продукты, чтобы не раскрали,  уже улеглись  на полу.
Уинтерборн  застегнул шинель,  поднял  воротник,  подложил под голову поверх
ранца шерстяной шарф и  растянулся на грязном полу рядом с остальными. Через
пять минут он уже спал.


     Еще  до рассвета они приехали  в  Фолкстон. Отряды, собранные из разных
воинских  частей, уже соединились, но все еще оставлялись под командой своих
офицеров.  Их провели  через скучный городишко и разместили в больших пустых
домах, вытянувшихся  в одну  линию,-- вероятно, бывших пансионах; домам этим
были присущи все неудобства небольших английских гостиниц. Солдаты умылись и
кое-как позавтракали. Настроение у всех было подавленное.
     В семь  часов утра  их отвели на  набережную,  а затем пришлось  шагать
обратно: офицер перепутал, выступать надо было не в семь, а в одиннадцать. И
снова  им  пришлось  ждать.  Так   впервые   они  столкнулись  с  любопытной
особенностью войны: большую часть времени на войне приходится чего-то ждать,
либо расхлебывать  кашу, которую кто-то из  начальства заварил по ошибке или
от  излишнего усердия.  Сидя  на  своих ранцах  в  пустой  комнате,  солдаты
оживленно  и  бесплодно спорили  о своем завтрашнем дне:  на какую  базу  их
направят,  в какую  дивизию  вольют,  на каком  участке  фронта?  Уинтерборн
подошел к незавешенному окну и выглянул наружу. Тяжелые, низко бегущие тучи,
грязно-серое неспокойное море. На  набережной ни  души. Навесы на трамвайных
остановках наполовину развалились, стекла почти всюду выбиты. Газовые фонари
уже давно не зажигались и как-то сиротливо висят на заржавелых  столбах. Еще
один город тяжело ранен, быть может, при смерти. Уныние, однообразие, скука.
Уинтерборн  взглянул  на часы. Еще  больше двух часов  ждать. Теперь,  когда
неизбежное уже произошло, ему не  терпелось  скорее попасть на фронт. Он был
теперь ко всему  равнодушен,  осталось  только жгучее  любопытство:  надо же
увидеть наконец своими глазами, что такое эта война.
     Будь они прокляты, эти бесконечные  проволочки! Он забарабанил пальцами
по  стеклу. За спиною все еще продолжался какой-то бестолковый, бессвязный и
никчемный разговор. Странно, а  вот он совсем не  волнуется. Вся его прежняя
жизнь казалась сном, все,  что  еще недавно  было так важно и дорого, теперь
ничуть его  не занимало,  честолюбивые надежды  и стремления развеялись, как
дым, старые друзья отошли куда-то в недосягаемую даль; даже Фанни и Элизабет
лишь  красивые  бесплотные  тени.  Уныние,  однообразие, скука --  но  скука
особенная:  в  ней  напряжение, и тревога, и  злость.  Хоть  бы уж двинуться
дальше.  Но хода нет, так, ради  всего святого, скорей покончим  с этим. Где
она,  пуля,  которая  нам  причитается? Мы  знаем, жребий брошен, так  пусть
смерть приходит скорее.
     Кто-то из солдат насвистывал:
     Что толку нам трево-ожиться?
     В самом  деле, что  толку? А попробуй отгони тревогу. И этот развеселый
болван мучается тревогой ничуть не меньше других. Пытка надеждой, совсем как
у  Вилье  де  Лиль  Адана. Когда твердо знаешь,  что твой  жребий брошен  по
крайней мере,  спокойно покоряешься судьбе.  Но ведь полной уверенности нет.
Даже в  пехоте кое-кто  остается  в  живых.  С  хорошей солидной раной можно
выбыть из строя на полгода, даже месяцев на девять. Это называется "схватить
домашнюю"  --  если  повезет,  тебя  отправят  домой,  в  Англию. И  солдаты
обсуждают  "домашние"  ранения.  Какое  лучше  всего? В  руку  или  в  ногу?
Большинство  считает,  что огромная удача -- потерять левую  руку или  ногу:
счастливчик  навсегда  избавляется  от этой  трижды  клятой  бойни,  да  еще
получает пенсию и наградные за ранение. Уинтерборн стоял спиной к  остальным
и  смотрел в  окно;  на набережной  теснились тени  праздных людей, гулявших
здесь минувшим летом. Лишиться левой руки или ноги.  Остаться калекой на всю
жизнь. Нет, нет, только не это! Вернуться целым и невредимым -- или уж вовсе
не  вернуться. Но как  эти люди любят жизнь, как  слепо  цепляются  за  свое
жалкое  существование! А ведь навряд ли у них  много радостей в жизни. И уж,
наверно, у них нет вот таких красивых, изысканно одетых Фанни  и Элизабет. А
впрочем,  у  них  есть "девчонки".  У  каждого  в солдатской книжке хранится
фотография  подружки, и что это  за  подружки! Настоящие  солдатские  девки.
Отборные солдатские девки.
     Он  резко  отошел  от  окна  и сел  начищать  пуговицы.  "Будьте всегда
подтянутыми и опрятными и не теряйте солдатской выправки..."
     Он повеселел и приободрился, когда  они строем двинулись в порт. Только
двенадцать  часов  назад  они выступили  из  лагеря,  а казалось  --  прошла
вечность. Да, видно, однообразие, бессмысленные ограничения на каждом шагу и
нескончаемые  дикие  придирки армейских педантов  довели  его  до полнейшего
отупения.  Какая  досада, что  их так долго продержали  в Англии! Во Франции
хоть можно что-то делать, а не торчать без толку на одном месте...
     Солдатские колонны непрерывным потоком стекали на пристань и по сходням
поднимались  на  борт  трех  выкрашенных  в  черное  воинских   транспортов.
Уинтерборн тотчас узнал  их -- это его старые друзья,  когда-то доставлявшие
через  Ламанш  почту, а  теперь  приспособленные  для  перевозки  войск.  На
причалах  огромные надписи  поясняли:  "Транспорт No  1--33-я дивизия,  19-я
дивизия, 42-я дивизия, 118-я бригада". Какой-то офицер кричал в рупор:
     Отпускники  -- направо, пополнение  -- налево! другой голос,  усиленный
рупором, командовал:  -- Частям Первой  армии  грузиться на транспорт  номер
один! Третьей и Четвертой армиям -- на транспорт номер три! Капитан Суонсон,
из   одиннадцатого  Сифорс-Хайлендерского   полка,   немедленно   явитесь  к
коменданту!
     Все это оживление, деловитость и даже суета поневоле волновали.
     Отряд  погрузился  на  транспорт и был загнан  в  конец верхней палубы.
Всюду полным-полно было возвращавшихся во Францию отпускников. Уинтерборн не
мог  отвести  от них  глаз: вот  они, настоящие солдаты, фронтовики, остатки
первого полумиллиона добровольцев, -- те, кто верил в войну и хотел воевать.
Они  были словно  сама армия  в миниатюре.  Здесь были представлены все виды
оружия:  легкая и тяжелая  артиллерия,  спешенные кавалеристы,  пулеметчики,
саперы,  связисты,  интенданты, врачи и санитары,  и пехота,  всюду  пехота.
Уинтерборн узнавал значки некоторых пехотных полков: рвущаяся граната -- это
Нортумберлендские  стрелки, тигр -- Лестерский полк, а  там --  Мидлсекский,
Бедфордский,    Сифорс-Хайлендерцы,   Ноттингемширцы,   шотландские   горцы,
Восточный  Кент...   Его  поразила  их  разномастная  и  весьма   живописная
внешность.  И сам он, и  все новобранцы были настоящие франты пуговицы так и
сверкают, обмотки тщательно пригнаны, башмаки начищены  до блеска, У фуражки
верх  на  проволочном каркасе  -- нигде ни морщинки,  ранец  уложен  ровно и
аккуратно, будто по линейке, шинель застегнута  на все пуговицы.  Отпускники
были одеты кое-как. У одних все снаряжение на кожаных ремнях, у других -- На
брезентовой перевязи,  и носили  они его не  по  уставу, а как кому удобнее,
пряжки и пуговицы, видно, не начищались месяцами. На некоторых были  шинели,
на других -- куртки из косматой козьей шкуры или грубо выделанной овчины.  У
многих полы шинелей на скорую руку обрезаны ножом -- чтоб  не  волочились по
грязи,  догадался Уинтерборн.  Новобранцы  все  еще  не могли  привыкнуть  к
тяжелому походному  снаряжению, а бывалые солдаты, видно, о  нем и не думали
-- носили как попало,  либо  небрежно швыряли на палубу  вместе с винтовкой.
Уинтерборн смотрел как завороженный. Его и смутило и позабавило, что почти у
всех отпускников затворы  и дула винтовок были туго  обмотаны  промасленными
тряпками.  Он внимательно вглядывался в  лица. Они были  исхудалые и странно
напряженные,  а ведь  все эти  солдаты целых  две  недели провели  вдали  от
фронта;  и  смотрели  они  как-то  по-особенному.  Все они  казались странно
усталыми  и очень взрослыми,  но полными  силы -- своеобразной, неторопливой
силы,  способной многое выдержать. Рядом с  ними новобранцы казались детьми,
лица у них были округлые, чуть ли не женственные.
     Впервые  с начала войны Уинтерборн почувствовал себя почти  счастливым.
Вот это  -- люди. В них было  что-то  глубоко мужественное, какая-то большая
чистота и притягательная сила, один их вид придал ему бодрости. Они побывали
там, где никогда не  бывали ни одна женщина и ни один слюнтяй,  таким бы там
не выдержать и часа. В  отпускниках чувствовалось  что-то отрешенное, как бы
ставившее  их вне времени и пространства,--  Уинтерборну  подумалось, что их
можно принять  и за  римских легионеров, и за  воинов Аустерлица,  и даже за
новых завоевателей  империи.  Было в  их  облике  что-то варварское,  но  не
зверское,  какая-то  непреклонность,  но не жестокость, Под  нелепой одеждой
угадывались худощавые, но сильные  и  выносливые  тела. Это  были  настоящие
мужчины. Но ведь пройдет два, три месяца,-- и, если только его не ранят и не
убьют,  он станет одним  из них, точно  таким же, как  они!  А сейчас просто
совестно  смотреть  им  в  глаза,  стыдно стоять перед ними  этаким  тыловым
франтом.
     "Да, вы -- мужчины, черт возьми, а не  паркетные  шаркуны  и не дамские
угодники,-- думал Уинтерборн.--  Мне наплевать, во имя чего вы воюете,  ваши
высокие идеалы почти наверняка -- гнусный вздор.  Но одно я знаю твердо:  до
вас  я  не  видел  настоящих  людей,  Клянусь,  ни одна  женщина  и ни  один
бесхребетный слюнтяй не стоят вашего мизинца. И, черт возьми, лучше я умру с
вами, чем останусь жить в мире, где нет таких, как вы".


     Он отошел  из  несколько  шагов  от  своих  и  стал  присматриваться  к
небольшой кучке отпускников. Один -- шотландец в форме английского линейного
полка -- был еще в полном  походном снаряжении. Он стоял, опершись на ружье,
и разговаривал с двумя другими пехотинцами, которые уже скинули с плеч ранцы
и  уселись на них. Один  из  пехотинцев,  капрал в грязной овчинной  куртке,
непозволительно обросший и лохматый, мирно раскуривал трубку.
     Нет, видали вы такое?-- рассказывал шотландец.-- Приехал я домой, а мне
говорят  -- идем  к  священнику  чай  пить,  а  потом  речь скажи  --  будет
благотворительный базар в пользу воинов!
     Вон как,-- промолвил капрал, попыхивая трубкой,-- Ну,  и ты им толковал
про поганых гуннов? А не сказал, что, мол, нам  на фронте требуется побольше
ванных с белым кафелем да девчонок, а вязаных шарфов да гранат с нас хватит?
     Нет,  я  только  сказал:  подай-ка мне вон ту  бутылку виски, жена,  да
придержи язык.
     Ты какой дивизии, приятель? -- спросил второй пехотинец.
     Тридцать третьей. Мы недурно  провели лето на Сомме, а теперь зимуем на
веселеньком курорте Ипр.
     А мы  сорок первой. Стоим  по  левую руку  от вас, в Сальяне.  Нас туда
месяц назад перебросили из Балликорта.
     Чудное местечко Балликорт, век бы его не видать...
     Уинтерборну не  удалось  дослушать -- рьяный  унтер-офицер  погнал  его
назад  к отряду. Он  нехотя подчинился. Он так ждал, что  тем троим  надоест
перебрасываться избитыми шуточками и они  заговорят о пережитом. Обидно, что
их  разговор оказался  таким будничным,  неинтересным. Право  же, они должны
были говорить  шекспировским белым  стихом --  и лишь  что-то  очень веское,
значительное. Их речи должны быть достойны  того, что они испытали, достойны
той  мужественной силы,  которую он в них чувствует и которой столь смиренно
восхищается...  Впрочем, нет, что за  чепуха лезет в голову. Ведь они  еще и
потому  так  поражают,  эти  люди,  что  они  буднично   просты  и  даже  не
догадываются  о  своей  необыкновенности.  Они  наверняка  оскорбятся,  если
сказать им: вы -- удивительные! Они не ведают своего величия... Очень быстро
Уинтерборн растворился среди этих людей,  стал одним из них и начисто  забыл
об этом первом  потрясающем впечатлении,  когда  ему показалось, будто перед
ним  новое,  невиданное  племя  --  племя мужественных. И  тогда он  стал  с
удивлением  смотреть на других людей. Он убедился,  что  настоящие  солдаты,
фронтовики, так же хорошо знают цену этой  войне, как и  он  сам. Они не так
возмущаются  ею,  не  терзаются такой  тоской, они  не пытались  додуматься,
почему  она  и зачем.  Они  воевали,  словно выполняя  мерзкую,  ненавистную
работу, потому  что им сказали: так надо! -- и они этому поверили. Они очень
хотели,  чтобы  война  кончилась,  хотели  избавиться  от  нее  и  вовсе  не
испытывали ненависти к противнику, к тем, кто был по другую  сторону "ничьей
земли".  По  правде говоря, они  им  почти сочувствовали. Ведь это такие  же
солдаты,  люди,  оторванные  от  мира и захваченные  необозримой  чудовищной
катастрофой. Как правило, враги не сходились в бою лицом к лицу, и казалось,
воюешь  не  с  другими  людьми, но  с  грозными  и  враждебными силами самой
природы. Ведь не видно, кто обрушивает на тебя неутихающий град снарядов, не
видно ни пулеметчиков, скосивших одной смертоносной очередью сразу  двадцать
твоих товарищей, ни  тех, кто выпускает по  вашему окопу мину за  миной, так
что  земля  сотрясается  от  оглушительных  разрывов,  ни даже таинственного
стрелка, что внезапно срежет  тебя невесть откуда прилетевшей пулей. Даже во
время  мелких  повседневных  вылазок  вы  едва успеваете заметить  где-то за
траверсом  чужие  каски --  и либо  вас  разорвут чужие  гранаты,  либо ваши
гранаты  разорвут тех, в  другом окопе.  Сходились  и врукопашную,  но очень
редко.  Эта война  велась  не  холодным оружием.  Это была война снарядов  и
убийственных,  наводящих   ужас  взрывчатых  веществ.  На   рассвете  глазам
открывалась  унылая  плоская  равнина,  иссеченная  кривыми  шрамами окопов,
изрытая язвами воронок, вся в щетине колючей проволоки, в мусоре обломков. В
поле зрения скрывались пять, а может быть  и десять тысяч  вражеских солдат,
но не видно ни одного. Как ни всматривайся день за  днем,  напрягая  зрение,
все  равно никого  не увидишь. По  ночам слышны звяканье  кирки  или лопаты,
вскрик раненого, даже  кашель,  если вдруг утихнут артиллерия и пулеметы. Но
все  равно никого не увидишь. С рассветом на так называемых "тихих" участках
фронта  часа  на  два устанавливалось что-то  вроде  перемирия после  ночной
напряженной работы и непрерывной  перестрелки.  После утренней зори солдатам
на передовых  позициях удавалось  немного поспать. Тогда тишина  становилась
противоестественной, пугающей.  Двадцать тысяч человек на протяжении мили --
и  ни  звука. Во  всяком случае, так казалось. Но только по контрасту. А  на
самом деле стрельба никогда не прекращалась -- откуда-то  сзади била тяжелая
артиллерия и почти всегда издалека доносился неумолчный гул сражения...
     Нет,  солдаты  не   пылали  мщением.   Не  так  уж  долго   верили  они
ура-патриотической болтовне.  Газеты  их только  смешили.  Если какой-нибудь
новичок начинал произносить пышные речи, его сразу же обрывали:
     Катись ты подальше со своим патриотизмом!
     И продолжали с упорством  отчаяния  делать свое дело, а  чего ради -- и
сами толком не  знали.  Власти предержащие  им явно не доверяли и  запрещали
читать пацифистскую "Нейшн", зато разрешалось читать всякие гнусности "Джона
Булля".  Но напрасно  не  доверяли  солдатам. Они  все так  же, с  упорством
отчаяния   делали   свое   солдатское   дело,   они   гнули  свое,  распевая
чувствительные песенки,  рассказывая  непристойные  анекдоты  и  беспрерывно
ворча; и  я нимало не сомневаюсь, что, если бы от них это потребовалось, они
бы тянули  лямку  по сей день.  Они не  сокрушались  из-за  поражений  и  не
ликовали в дни побед,-- упорство отчаяния помогало им подняться  выше этого.
Они гнули свое. Некоторые любят поиздеваться  над фронтовым  жаргоном. Я сам
слышал,  как  интеллигенты, отказывающиеся  идти  на  фронт  "в  силу  своих
убеждений",  острят над этим  самым выражением "гнуть свое". Так, видите ли,
можно и загнуться. Что ж, пусть их изощряются в остроумии.


     Транспорты  переправляли  войска  через  Ламанш  под  охраной  четверки
маленьких  юрких  торпедных катеров, выкрашенных  в  черный цвет.  В Ламанше
появились  немецкие подводные лодки. Утром  было потоплено  торговое  судно.
Уинтерборн ждал,  что ему будет страшно, но оказалось  -- он и  не думает об
опасности. И никого не пугали такие пустяки. Транспорты подошли к  Булони, у
входа  в гавань торпедные  катера повернули обратно, и  солдаты проводили их
криками "ура".
     По  своей  неопытности  Уинтерборн  думал,  что их тотчас  отправят  на
передовую и ночевать  он будет уже в окопах. Он забыл о неизбежном ожидании,
об осторожности, без которой немыслимо передвигать с места на место огромные
массы  людей,-- оттого-то  так медлительна и  неумолима  вся  эта гигантская
неповоротливая военная машина.  Ждешь,  ждешь, но в конце  концов  неминуемо
приведут в  движение и тебя -- крохотный, незаметный винтик. И в  этом  тоже
есть что-то обезличивающее: перестаешь чувствовать себя человеком, словно ты
просто  игрушка  судьбы.  Не  безумие  ли  воображать,  будто ты,  отдельный
человек, что-то значишь и чего-то стоишь.
     Пристань  в  Булони  была  завалена   военными  грузами,  и  все  очень
напоминало  какой-нибудь  английский  порт: повсюду  надписи  на  английском
языке,  британский  флаг,  английские офицеры  и солдаты,  и  даже  паровозы
английские.  Солдат,  вернувшихся из  отпуска, наскоро построили в колонны и
повели  грузиться  по  вагонам.  Каждый расспрашивал,  где теперь  стоит его
дивизия.
     Офицеры быстро и  энергично распределяли  их по назначению. Новобранцев
тоже построили в колонну и повели на отдых в лагерь, расположенный на холме.
Все  приободрились, тотчас объявился  неизбежный остряк родом из лондонского
Ист-Энда. Когда колонна поднималась в гору, из одного домишки  вышла старуха
француженка и  натруженными,  негнущимися  от  ревматизма  руками  принялась
качать воду  из колодца. Она  и не взглянула на проходящих солдат -- зрелище
было не в новинку. Остряк закричал:
     А вот и мы! Не вешай нос, мамаша: теперь войне скоро конец!


     Эту  ночь  они провели  в Булонском лагере  отдыха. Уинтерборну из  его
палатки открывался живописный вид на Ламанш, а заодно и на лагерную печь для
сжигания мусора. Его первой обязанностью в действующей армии  было подбирать
грязную бумагу  и всякие отбросы  и кидать в эту печь.  Новичкам ни слова не
говорили  о том, что с ними будет дальше: в армии полагают, что ваше дело --
повиноваться  приказу, а не  вопросы задавать. Безделье бесило  Уинтерборна.
Остальные без конца гадали, куда их отсюда пошлют.
     Пол  в палатках был  дощатый.  Каждому  выдали одеяло  и  прорезиненную
подстилку для защиты от сырости; спали по двенадцать человек в палатке. Было
жестковато, но все-таки уснуть можно. Уинтерборн долго лежал не смыкая глаз,
пытаясь  разобраться  в своих мыслях.  За этот день настроение  у него  явно
изменилось. Нет ли тут  противоречия?  Не значит ли это, что  он  перешел на
сторону  войны  и  ее поборников? Ничего  подобного.  Война ему  все так  же
ненавистна, ненавистно неумолкающее вокруг нее напыщенное пустословие, он ни
на грош не  верит в побуждения и доводы ее поборников и ненавидит  армию. Но
ему  по душе солдаты, фронтовики -- и не как солдаты, а как люди. Он уважает
их. Если немецкие солдаты похожи на тех, кого он видел утром на пароходе, он
и немецких солдат готов любить и  уважать. Он с ними, с этими людьми. С ними
-- да,  но  против кого  и чего?  --  размышлял он.  С ними потому,  что это
настоящие люди, потому, что  с такой простотой выносят они непомерные тяготы
и  опасности, а  опору  ищут  не в злобной ненависти к тем, кого называют их
врагами,  но  в солдатской  дружбе,  в верности  товарищу. У  них  есть  все
основания обратиться в диких зверей, но этого не произошло. Правда, в чем-то
они опустились, они грубы, резки, в них даже есть что-то животное, но вместе
с поразительной простотой  и скромностью в них  сохранилось и окрепло  самое
главное -- высокая человечность и мужественность. Итак, с ними до конца, ибо
они человечны  и мужественны.  С  ними --  еще и  потому, что человечность и
мужество существуют  отнюдь  не  по милости  войны,  но ей наперекор.  В час
неизмеримого  бедствия эти  люди спасли от гибели нечто очень важное, спасли
то,  чему   нет  цены  --  мужество  и  товарищескую  верность,  изначальную
человеческую суть, изначальное человеческое братство.
     Но  чему же  они  противостоят?  Где их  настоящий  враг?  Внезапно ему
открылся ответ,-- то была минута  горького просветления. Их враги -- враги и
немцев  и англичан --  те безмозглые  кретины, что послали  их убивать  друг
друга вместо того, чтобы друг другу  помогать. Их враги --  трусы и мерзавцы
без стыда и совести; их  враги  --  навязанные  им ложные  идеалы,  вздорные
убеждения,  ложь, лицемерие, тупоумие. Если  вот эти люди --  не исключение,
если  такова масса, значит, человечество  в  основе своей здорово, во всяком
случае --  здоровы,  не  испорчены  простые  рядовые  люди.  Что-то  неладно
наверху, среди тех,  кто ими  руководит, кто заправляет не войной, но мирной
жизнью. Народами управляют при  помощи вздорных  громких слов, приносят их в
жертву  лживым  идеалам  и  дурацким теориям. Предполагается, что  управлять
народами только  и  можно  при  помощи  подобного  вздора,-- но  откуда  это
известно?  Ведь  они еще никогда ничего другого не слышали. Избавьте  мир от
вздора. Безнадежно, безнадежно...
     Он  глубоко вздохнул  и,  кутаясь в  одеяло,  повернулся на другой бок.
Кто-то храпел. Кто-то  стонал во сне. Они лежали точно трупы -- человеческие
отбросы, сваленные  в брезентовой палатке  на холме над Булонью.  Солдатский
ранец -- подушка не из  мягких. А  может быть, он не  прав,  может быть, все
идет как надо и люди только для того и рождаются на свет, чтобы убивать друг
друга в гигантских, бессмысленных сражениях? Уж не сводят ли его понемногу с
ума  эти  неотвязные мысли  об  убийстве  и упорные, тщетные  усилия понять,
отчего же все это случилось, и  надрывающая душу тоска, и попытки додуматься
-- как же помешать, как сделать, чтобы это  не повторялось... В конце концов
так  ли  уж  это  важно?  Так ли  это важно,  в  самом-то деле?  Несколькими
миллионами  двуногих больше или меньше -- не все ли  равно? Стоит  ли  из-за
этого  терзаться? Самое большее,  что можно сделать,-- это умереть. Ну,  так
умри. Но, боже правый, неужели же это -- все? Рождаешься на свет, вовсе того
не желая,  вдруг  поймешь, что эта  жизнь, хоть и краткая, мимолетная, может
быть таким  чудом, таким несказанным счастьем, а навязывают тебе лишь вражду
и  предательство, и ненависть, и смерть! Рождаешься для бойни, точно теленок
или  свинья! И тебя насильно швыряют назад, в пустоту, в ничто. Ради чего? О
господи,  ради чего? Неужели в  мире только  и есть, что отчаяние и  смерть?
Неужели и  жизнь, и красота,  и любовь, и надежда, и  счастье -- все тщетно,
все  бесплодно?  "Война  во имя  того, чтобы  навсегда покончить с войнами!"
Неужели найдется болван, способный этому поверить? Скорее -- война для того,
чтобы породить новые войны...
     Он опять со  вздохом повернулся на другой бок. Все это ни  к чему, ни к
чему изводить себя, терзать  свой мозг  и нервы, растрачивать ночные  часы в
безмолвной  агонии, вместо того чтобы забыться сном. А еще лучше -- забвение
смерти.  В  конце  концов  на  свете  сколько угодно детей,  сколько  угодно
младенцев военного времени, с  какой стати терзаться из-за их будущего, ведь
во  времена Виктории люди не очень-то беспокоились о том, что  будет с нами.
Дети вырастут, младенцы военного времени  станут взрослыми. Быть может, им в
свой черед придется воевать, а может быть, и нет. Так или иначе, им-то будет
на нас наплевать. А  почему бы и  нет? Нас  ведь не очень-то заботит  судьба
тех, кто погиб при Альбуэре, разве что знаменитая атака мушкетеров  украшает
собою страничку  Непировых воспоминаний.  Четыре тысячи  убитых -- а в веках
остается  только  страничка  высокопарной  прозы.  Что  ж,  и  у  нас   есть
Бэрнфазер...
     Нет,  безнадежно.  Снова  и снова мысль  его  возвращалась к чудовищной
трагедии  человечества,  и снова  и снова  он приходил к одному: безнадежно.
Есть только два выхода: предоставь все  судьбе -- и будь  что будет. Или иди
на  фронт,  и  пусть тебя убьют.  И так или  иначе -- никого это особенно не
взволнует.


     Назавтра в  девять часов утра их построили,  незнакомый офицер небрежно
провел поверку и  приказал быть  наготове.  В  одиннадцать им роздали мясные
консервы и  сухари  и  приказали  через полчаса  снова  построиться  и  быть
готовыми  к  отправке.  Уинтерборн воспрянул духом. Наконец-то  они  куда-то
двинутся.  Сегодня вечером он  будет в окопах  и испытает судьбу наравне  со
всеми. Хватит переливанья из пустого в порожнее.
     Он  ошибся.  В  Булони  они  погрузились в  поезд,  который тащился как
черепаха и наконец привез их в Кале. Их просто перебросили на другую базу.
     Лагерь под  Кале  был  невероятно перегружен. Сюда  стянули пополнение,
предназначенное возместить потери  на Сомме, каждый день из Англии прибывали
новые и новые отряды. Сбившееся с ног командование не успевало  распределять
их по дивизиям. Вновь прибывших  распихали по наскоро раскинутым палаткам --
по двадцать два  человека в палатку, скотину  так  не  втиснешь, а для людей
это, пожалуй,  предел. Места едва  хватало,  чтобы  улечься  вплотную друг к
другу. После поверки  делать было нечего -- оставалось бродить в холоде и  в
темноте, либо вытянуться на узкой  полоске  пола, отведенной тебе в палатке,
либо  играть в кости и пить кофе с ромом, пока не закроются местные кабачки.
В город пускали только по увольнительным, а их давали не щедро.
     День ото дня становилось холоднее.  И от  этого еще тяжелей было людям,
обреченным  на  нескончаемое  ожидание  в   битком  набитых  палатках  и  на
вынужденное безделье. Каждое утро огромные  серые колонны выползали по песку
на плац  и  вытягивались в длиннейшие  шеренги. Конный офицер  выкрикивал  в
рупор команду. Ничего  существенного не происходило,  и колонны снова ползли
по  извилистой  дороге  в  гору. И  все  же  понемногу  они  приближались  к
таинственному  фронту. Им  выдали большие складные ножи  на  шнурах.  Выдали
противогазы и каска. Выдали боевые винтовки и штыки.
     Противогазы были еще старого образца -- что-то вроде  водолазного шлема
из  фланели,  пропитанной  химическим  составом.  От них  во  рту  оставался
какой-то острый, едкий, нечеловеческий вкус, и  от  долгого пребывания в них
кожа покрывалась сыпью. Новобранцев без конца гоняли и натаскивали, готовя к
газовым атакам, и они должны  были пять минут провести в камере, наполненной
хлором такой концентрации,  какая убивает  в  пять секунд.  Один  из солдат,
оказавшихся  в  камере  одновременно  с  Уинтерборном, потеряв  голову  стал
срывать  с  себя  маску.  Инструктор  с  проклятиями,  которые заглушал  его
собственный  противогаз,  кинулся  к обезумевшему человеку и при помощи  еще
двух  солдат  удерживал  его, пока  не  открылись двери  камеры.  Уинтерборн
заметил,  что  от  газа  потускнели  блестящие  медные  пуговицы  и   металл
снаряжения. После газовой  камеры одежда  еще  часа  два  нестерпимо  воняла
хлором.
     Солдаты тщательно чистили длинные стальные штыки, осматривали карабины.
На прикладе своего  карабина Уинтерборн обнаружил длинную  глубокую царапину
--  видимо,  по   дереву  скользнула  пуля,  и  на  затворе  остались  следы
ржавчины,--  несомненно, оружие подобрали  на  поле  боя  и вновь  привели в
порядок.  От  кого-то  достался  мне  в  наследство этот  карабин,-- подумал
Уинтерборн,-- и кому-то он достанется после меня...
     Дни  и ночи  становились все  холоднее.  Солнце  вставало и садилось  в
багровой дымке, а в полдень оно казалось застывшим кровавым пятном в тусклом
небе.  Канавы  затянула  ледяная корка, в  водопроводных  колонках замерзала
вода.  Все труднее становилось  умываться и бриться ледяной водой, скоро это
превратилось в  настоящую пытку. Легкий ветерок,  дувший  с севера,  делался
злей и злей с каждым днем, обветренные лица и руки растрескались. Негде было
выкупаться,  по  ночам нельзя  было  раздеться.  Солдаты скидывали  башмаки,
заворачивались в шинель, в одеяло -- и дрожали во сне и жались друг к другу,
точно овцы в  метель. Почти все  простудились  и кашляли. Один новобранец из
отряда Уинтерборна заболел плевритом, и его отправили в лазарет.
     Время  шло,  а  пополнение все  еще не  разослали  по дивизиям. Уныние,
однообразие, скука. В  четыре часа уже  темнело  -- и до рассвета следующего
дня нечего было  делать. В солдатских лавках и в кабачках  яблоку негде было
упасть.  На счастье, Уинтерборн  открыл,  что  часовых  можно  подкупить,  и
несколько  вечеров  ходил ужинать  в  Кале. Он  купил  французские  книги  и
пробовал читать,  но безуспешно. Понял, что не может  сосредоточиться, и  от
этого еще больше приуныл. Поверка теперь бывала не часто, оставалось вдоволь
времени для невеселых раздумий.
     Рождество  они  провели все в том же лагере. Английские газеты, которые
нетрудно было получить с  опозданием дня на два, трубили на все лады  о том,
что  страна не  жалеет  сил  и средств,  лишь  бы  угостить  славных  воинов
настоящим праздничным обедом. И они заранее предвкушали это удовольствие. По
случаю  праздника бараки, где обедали солдаты, были украшены остролистом. Но
рождественское пиршество оказалось просто-напросто порцией разогретых мясных
консервов и  кусочком холодного  пудинга размером в два  квадратных дюйма на
брата. Соседи Уинтерборна по палатке отчаянно злились. Они  столько ворчали,
что он с досадой набросился на них:
     Ну, что вы расшумелись из-за  этой  несчастной  подачки? Они  там хотят
дешево  откупиться  от собственной совести, а  вы  соглашаетесь? Да в  конце
концов это делалось, наверно, с самыми  благими  намерениями. Неужели вы  не
понимаете,  что до  нас тут,  на  базе,  никому нет  дела?  Все, что из дому
прислали хорошего,  пошло фронтовикам, они заслуживают куда большего, чем мы
с  вами. Мы пока  еще  ничего  не  сделали.  А может быть, все, что получше,
растащили по дороге. Да  какая  разница? Неужели  же вы пошли в  армию  ради
кусочка пудинга и рождественского пирога?
     Они молчали, не понимая его презрения. Разумеется, он был несправедлив.
Они были  просто  большие дети, рассерженные тем,  что их  лишили обещанного
лакомства.  Им непонятна была  его  ярость, вызванная причинами  куда  более
серьезными. Точно так же они не могли понять его волнения  по вечерам, когда
звучала вечерняя зоря.  Трубач был настоящий мастер своего дела, и когда над
громадным безмолвным  лагерем  разносился сигнал,  который в  армии звучит и
перед отходом ко сну, и над могилой павших, бесконечная скорбь поднималась в
груди. Сорок тысяч человек  в эти минуты готовятся уснуть, а пройдет полгода
-- и  многие ли останутся в  живых?  Казалось,  об этом-то и  думает трубач,
когда так  протяжно, с таким чувством выводит он  печальный, пронзающий душу
призыв:  "Последняя  стража!  Последняя  стража!"  Каждый  вечер  Уинтерборн
вслушивался  в   него.   Иногда  печаль  почти  утешала,  иногда  она   была
нестерпимой.   Он  написал  Элизабет  и   Фанни   об   этом   трубаче  и   о
солдатах-отпускниках,   которых  видел  на  пароходе.  Обе  решили,  что  он
становится ужасно сентиментальным.
     Un peu gaga --> 1 ? -- предположила Элизабет.
     Фанни пожала плечами.


     Через  два дня после рождества они наконец получили приказ. Они снимали
с себя снаряжение  после утренней поверки, когда в палатку заглянул дежурный
капрал:
     Вот вас и пристроили!
     Что? Как? Куда? -- послышалось со всех сторон.
     Едете  на фронт. Строиться в час тридцать в полной готовности, отправка
немедленно. Счастливого путн!
     А на какой участок?
     Не знаю. Сами увидите.
     А в какую дивизию?
     Не знаю. Некоторых назначили в саперный батальон.
     А что это такое?
     Испробуете на собственной шкуре. Не забудьте, строиться в час тридцать.
     И он  поспешил  к следующей палатке.  Все  возбужденно  заговорили,  по
обыкновению впустую гадая, как будет то, да как будет это. Уинтерборн отошел
от  вытянувшихся рядами палаток  и остановился поодаль, глядя на безотрадный
зимний  пейзаж. В полумиле виднелись новые ряды палаток -- еще один огромный
лагерь. Вдали по  прямой ровной  дороге  неуклюже ползли  военные грузовики.
Угрюмое серое небо начало крошиться  снегом. Каково-то спать в окопах, когда
идет  снег? Было холодно, изо рта  шел  пар. Уинтерборн  потуже обмотал шарф
вокруг шеи и стал  притопывать на  одном месте,  пытаясь согреть окоченевшие
ноги.  У него было  такое  чувство, словно разум его медленно  гаснет, а все
душевные  силы  сосредоточиваются  на  одном  --  вытерпеть,  не  свалиться,
как-нибудь  уцелеть.  Время длилось нескончаемо,  как  пытка. Кажется,  годы
прошли с тех пор, как он уехал из  Англии,  годы  тягот,  и уныния, и скуки.
Если таково  "легкое" начало, то  как  вынести все, что предстоит,--  месяцы
войны, быть может, годы?
     Мужество  быстро покидало его, никогда еще  он не  бывал  так угнетен и
подавлен. До сих пор его поддерживала просто энергия молодости; прошлое дало
ему некоторый  душевный  запал, который помог пережить много долгих, тягучих
дней. Хоть он и злился, мучился, тосковал, над многим  ломал себе  голову,--
но в душе его, наперекор  всему, жила надежда. Ему хотелось жить, потому что
бессознательно он всегда верил: жизнь хороша.  А  теперь что-то в нем начало
надламываться,  померкли  последние радужные краски юности -- и впервые он в
страхе  заглянул  в  лицо  мрачной  действительности.  Его  поразило и  даже
испугало овладевшее им  безразличие и безнадежность. Он казался себе клочком
бумаги, который, кружась и трепеща в сером сумраке, опускается в бездну.
     Зазвучала труба -- сигнал  на обед. Уинтерборн машинально повернулся  и
присоединился  к  толпе,  стекавшейся  к баракам.  Снег  повалил  гуще, люди
топтались  на месте, дожидаясь,  пока их впустят,  и  проклиная запоздавшего
повара. Потом  дверь  открылась и все,  по обыкновению, кинулись, как стадо,
спеша захватить порцию получше. Уинтерборн отошел в сторону,  предоставив им
толкаться. Выражение на  всех лицах было не из  приятных. Он подошел чуть ли
не последним, и ему досталось что похуже. С какой-то собачьей благодарностью
за  тепло жевал он вареную говядину,  ломоть хлеба  и сыр, больше похожий на
мыло; это было унизительно. Но он почти уже не чувствовал унижения.


     Поезд, который  должен  был  доставить их  к месту  выгрузки, еле  полз
окоченевшими полями,  припорошенными снегом. Начинало смеркаться.  За окнами
проплывали костлявые призраки голых низкорослых деревьев, гнувшихся на ветру
в  три  погибели.  В  нетопленном  вагоне  третьего  класса  было нестерпимо
холодно, в разбитое  окно врывался ледяной  режущий ветер со снегом. Солдаты
молчали,  кутались в шинели и мерно стучали ногами о пол в напрасной надежде
согреться.  Ноги Уинтерборна  до колен  совсем  застыли,  но  голова горела.
Кашель становился  все хуже,  и  он понял,  что у  него начинается жар.  Его
мучило  ощущение, что он грязен, ведь они столько времени не раздевались.  В
лагере вода всюду замерзла, и давно уже невозможно было вымыться.
     Медленно  сгущалась  темнота.  Все медленней и медленней тащился поезд.
Уинтерборн знал, что их  назначили в саперный  батальон, и спросил сержанта,
что это такое.
     О, это теплое местечко, куда лучше, чем простая пехота.
     А все-таки чем они занимаются, эти саперы?
     Гнут спину на "ничьей земле",-- ухмыльнулся сержант,-- а  как заварится
каша, прут в атаку.
     Миновали большую узловую станцию, и поезд пошел немного быстрее. Кто-то
сказал, что  это был Сент-Омер, другой  возразил  -- нет,  Сен-Поль,  третий
предположил, что проехали Бетюн. Никто не знал  толком, где они и куда едут.
Мили  через две  после узловой станции поезд остановился. Уинтерборн пытался
что-нибудь разглядеть в кромешной тьме за окном. Ни зги. Стекло было выбито,
он высунулся из окна, но услышал только  шипенье замершего на месте паровоза
и увидел слабый отсвет топки. И  вдруг слева, далеко впереди, мрак разорвала
мгновенная вспышка и донесся приглушенный  гром. Пушки!  Он ждал в леденящей
тьме, напрягая зрение и слух. Тишина. И снова вспышка.  Гром. Вспышка. Гром.
Очень  далекий, очень слабый, но ошибиться невозможно.  Пушки. Значит, фронт
близко.
     Поезд  опять  тронулся  и  пополз еле-еле.  За полчаса он несколько раз
нырял, точно  в  ущелья, в  узкие просветы между высокими, крутыми насыпями.
Потом впереди, но  на этот раз справа, сверкнула новая вспышка света, теперь
уже  гораздо ближе и  ярче, и  почти сейчас  же  --  грохот, которого не мог
заглушить даже стук колес. На этот раз его услышал не один Уинтерборн.
     Пушки!
     Еще несколько минут поезд  крался сквозь тьму. Люди  сгрудились у окон.
Вспышка. Грохот. Две минуты тишины. Вспышка. Грохот.
     Спустя  три  четверти  часа  они  в  непроглядной  тьме  выгрузились из
вагонов: здесь рельсы обрывались.


     В  окопах  война поначалу  обернулась к  Уинтерборну  далеко  не  самой
страшной своей стороной. В эти жестокие морозы  солдаты обеих армий только и
делали,  что болели воспалением  легких  да старались хоть как-то согреться.
Уинтерборн  оказался  на  спокойном  участке  фронта; в  четырнадцатом  году
французы отбили его у противника, в пятнадцатом, когда их сменили англичане,
здесь  шли  долгие,  ожесточенные бои.  В шестнадцатом  году  центр  тяжести
военных действий переместился на Сомму, а здесь потянулись будни позиционной
войны. Мелкие налеты на вражеские окопы в ту пору были еще  редкостью,  но в
масштабах батальона  или бригады атаки бывали  постоянно.  Немного позже  их
участок дорого заплатил за это затишье.
     Для Уинтерборна, как для очень и очень  многих, в годы войны  небывалый
смысл и  значение обрело время. Часы, легконогие божества, прежде бежали так
весело,  с  такой  насмешливой  стремительностью  ускользали  от  нас  своей
танцующей походкой,-- теперь они плелись медлительной, однообразной чередом,
словно сгибаясь под  непосильной ношей. Издали людям кажется, будто сражение
--  это  что-то героическое,  волнующее:  лихая  штыковая  атака  или  кучка
исполненных решимости воинов,  которые  ни  за что  не отступят, пока уцелел
хоть один пулемет... Это  все  равно что замечать в  жизни  одни праздничные
обеды с шампанским, как  будто  все остальное в  счет не идет.  На  войне от
солдата требуются  прежде всего  решимость и выносливость  -- нечеловеческая
выносливость.  Было бы куда  практичнее  вести современную  войну без людей:
пусть  бы  дрались друг с другом механические  роботы.  Но  ведь люди  стоят
дешевле... Правда, в  длительной войне  первоначальные  затраты  на  роботов
вполне окупятся, ведь содержать людей дороже, и притом чем дольше они воюют,
тем  худшими  солдатами  становятся.  Впрочем,  это  должны  решать  военные
министерства. Живые солдаты могли бы действовать гораздо успешнее, но беда в
том,  что  они  способны  чувствовать;   чтобы  сделать  человека  идеальным
солдатом, необходимо уничтожить чувства. Живым роботам минувшей  войны время
казалось  нескончаемо долгим, тошнотворно тягучим.  То, что зовется  "день",
тянулось  тогда почти как ныне  -- мера времени, называемая "месяц". Снова и
снова яростные стычки на западном фронте кончались ничем -- похоже было, что
ни  один  из  противников не сможет  добиться перевеса. В  шестнадцатом году
казалось,  что  прорвать  где-либо  фронт  просто невозможно:  ведь пока  на
опасные  участки прибывало  довольно подкреплений,  никакая  атака не  могла
принести успеха,-- а потоку подкреплений  не  видно  было конца.  Оставалось
ждать, у кого скорее иссякнут людские  резервы и кто раньше падет духом. Так
что и тут конца не предвиделось. Казалось, впереди только мучительные тяготы
и  лишения  до скончания века,  либо  смерть, увечье,  гибель  и  крах. Даже
ранению  не стоило очень  радоваться,  оно  давало  лишь недолгую передышку:
подлечившись, солдат должен был вновь и вновь возвращаться на фронт.


     Первые полтора-два месяца Уинтерборн, как и все его товарищи,  сражался
с одним врагом: с холодом. Он был теперь в саперной роте,  которая рыла ходы
к "ничьей земле" и готовила позади первой линии траншей позиции  для мортир.
Работали саперы по ночам, а  днем спали. Но земля промерзла насквозь, и дело
двигалось черепашьим шагом.
     Рота квартировала в разрушенном поселке позади резервной  линии окопов,
примерно в  миле  от  передовых позиций.  Местность  была  ровная, открытая,
кругом   ни  деревца,  лишь  кое-где  торчат  обрубки  стволов,  изувеченных
разорвавшимися снарядами;  и  на всем --  слой  смерзшегося  снега. Все дома
покалечило артиллерийским огнем,  а многие  сровняло с землей. Это был  край
рудокопов, всюду  высились горы  шлака  и причудливые  надшахтные механизмы,
обращенные снарядами в груды исковерканного, разъедаемого ржавчиной металла.
Вся  эта местность как  бы  клином  вдавалась  в  расположение противника, а
справа,  в  изгибе  у  основания  клина,  лежал  полуразрушенный,  покинутый
жителями,  городок  М.  На  сельском  кладбище  теснились могилы французских
солдат, могилами стали и дома, где не  оказалось погребов  для живых, могилы
везде, куда  ни  глянь.  Всюду на мерзлом снегу в  одиночку, по два,  по три
чернели невысокие деревянные солдатские кресты. Иные уже покосились, один --
на самом краю разрушенного поселка -- разбило снарядом, из снега торчал лишь
короткий обломок. На крестах  болтались ветхие,  истлевающие головные  уборы
мертвецов:  серые  немецкие бескозырки,  красные  с  синим  кепи  французов,
английские фуражки цвета хаки. В отдалении виднелись  два больших английских
кладбища  -- как по  линейке вычерченные плантации  деревянных  крестов. Это
было все равно что  жить на  каком-то вселенском кладбище:  мертвые деревья,
мертвые  дома,  мертвые  шахты, мертвые селенья, мертвые  люди. Живыми здесь
казались одни только длинноствольные пушки да грузовики и фургоны. В поселке
мирного населения не осталось, но  на полторы мили дальше в  тыл одна  шахта
все еще работала.
     За разбитым домом, где  квартировал Уинтерборн,  укрывались две большие
гаубицы. От грома их выстрелов сотрясались развалины вокруг, а пронзительный
замирающий вой уносящихся вдаль снарядов  странной печалью звучал в морозном
воздухе. Немцы  редко открывали ответный огонь -- берегли  боеприпасы.  Лишь
изредка  над головой, визжа, пролетал снаряд и  с грохотом разрывался  среди
развалин; взметался черный земляной фонтан, градом сыпались обломки черепицы
и кирпича. В воздухе жужжали стальные осколки.
     Но всего  сильней донимал холод. Стараясь хоть  немного  защититься  от
него, Уинтерборн, как и все солдаты, навьючивал на себя все, что мог, и одет
был престранно. Прямо на голое тело наматывал фланелевый пояс. Потом надевал
плотную  шерстяную фуфайку, рубашку  серой фланели, вязаный джемпер, длинные
шерстяные кальсоны и толстые носки. Поверх этого надевались форменная куртка
и штаны,  обмотки и башмаки; затем -- овчинная куртка, два шарфа вокруг шеи,
две  пары  шерстяных  перчаток,  а  на  них  натягивались  грубые солдатские
рукавицы. Дальше  шло  снаряжение: коробчатый противогаз на груди,  стальная
каска, винтовка  со  штыком. На ночь  раздеться было  нельзя, снимали только
башмаки.  Проглотив  котелок  горячего  чаю  с ромом,  укутав  ноги шинелью,
завернувшись в одеяло и подложив под голову ранец, удавалось согреться ровно
настолько, чтобы уснуть, когда уж очень устанешь.
     Через  пролом  в  крыше  Уинтерборн смотрел на  белый иней,  на ледяные
мерцающие звезды.  Когда он  просыпался поутру, от дыхания на одеяле оседала
изморозь  и  в коротко  подстриженных  усах  леденели  сосульки.  Промерзшие
башмаки не гнулись, и натягивать их было мученьем.  Хлеб в ранце замерзал до
того,  что  становился серым, а  вкус  мерзлого  хлеба отвратителен. В  сыре
хрустели ледяные иголки. Повидло в  жестянках застывало  так, что его нельзя
было есть, не разогрев  на огне. Мясные  консервы  приходилось выламывать из
банок  кусками  красноватого  льда.  Умыванье  превращалось в  пытку.  Сорок
человек  обходились тремя бачками воды в день.  Этого должно было хватить на
умыванье  и  на бритье  -- бачок на  десять --  пятнадцать человек.  Очередь
Уинтерборна -- новичка в  батальоне,-- разумеется, наступала последней. Вода
была точно  ледяные  помои.  Он  брезгливо погружал в  нее  грязные  руки  и
зажмуривался  от омерзения, когда надо было мыть лицо. Но и с этим унижением
он примирился.


     Навсегда запомнилась ему первая ночь на передовой. Около  четырех часов
они  построились на  улице  разрушенного поселка. Мороз  был  трескучий,  на
юго-западе  меркло  уже  знакомое  тускло-кровавое  пятно  заката.  Солдаты,
укутанные до  бровей,  в овчинных и козьих куртках, с коробками противогазов
на груди, казались нелепо грузными и неуклюжими. Почти все натянули на каски
лоскуты  мешковины,  чтобы сталь  не отсвечивала,  и  ноги  для  тепла  тоже
обмотали  мешковиной.  Они гулко  топали о промерзшую, твердую, как  камень,
землю; к ним  вышел из  своего жилья дрожащий, укутанный  до  бровей офицер.
Люди  разобрали сваленные в кучу лопаты и кирки и молча гуськом двинулись за
офицером по изуродованной обстрелом  улице. Примкнутые штыки чернели на фоне
холодного серого  неба. Идущий впереди круто свернул налево,  к разрушенному
дому. Уинтерборн последовал за ним, спустился по четырем неровным ступеням и
оказался и окопе. Стрелка с надписью указывала:
     ХОД ХИНТОНА
     К ПЕРЕДОВОЙ!
     Земляные стены укрыли  их от пронизывающего  ветра,  и это было немалым
облегчением. Над головой сияли прекрасные насмешливые звезды.
     Где-то сзади полевые пушки  принялись  изрыгать снаряд  за снарядом.  С
протяжным воплем они  уносились  прочь, потом  издалека  долетал еле слышный
треск  разрыва.  Уинтерборн  слепо  шагал  за  идущим  впереди.  По  цепочке
поминутно передавали:
     Осторожно, яма.
     Нагнись, проволока.
     Голову береги -- мост.
     И,  оступившись  в  яму, зацепив штыком за  провод  полевого телефона и
стукнувшись  каской  о низкий  мостик,  Уинтерборн  передавал предупреждение
идущему позади. Они миновали резервную линию  окопов,  затем  второй эшелон,
где недвижимо  стояли  на стрелковых  ступенях солдаты и из блиндажа  тянуло
странной  смесью -- запахом душного  жилья  и  горелого дерева. Через минуту
спереди по цепочке дошел краткий приказ:
     Отставить разговоры, лопатами не звенеть.
     Теперь  они были в  нескольких сотнях шагов от передовой линии немецких
окопов. Нечасто,  вразброд били орудия.  Снаряд  разорвался  за бруствером в
каких-нибудь пяти  ярдах  от  головы  Уинтерборна.  Это  была  всего  только
шрапнель,  но  его  непривычному  слуху  она  показалась  тяжелым  снарядом.
Шрапнель рвалась пачками по  четыре  -- трах, трах, трах, трах,-- боши брали
противника   в   вилку.   Поминутно  раздавался  резкий  треск   --   немец,
пристрелявшись, бил по  уборной или по какому-нибудь незащищенному переходу.
Дощатый  настил  под  ногами  был  весь в  трещинах  и  проломах. Уинтерборн
споткнулся о неразорвавшийся снаряд, дальше пришлось  перелезать через груду
земли -- за несколько минут перед тем здесь разрывом завалило окоп. Еще один
крутой  поворот -- и впереди на небе черным  силуэтом возникли каска и штык.
Вышли на передний край.
     Круто свернули  влево. Справа были стрелковые  ступени, солдаты  стояли
примерно в пятидесяти  ярдах друг от друга. Между ними  виднелись траверсы и
входы  в  блиндажи и  отогнутые кверху одеяла,  которыми завешивали вход для
защиты от  газа. Уинтерборн на  ходу старался заглянуть внутрь -- там тускло
горел  огонь,  слышался  невнятный  говор;  несло удушливым  запахом  дыма и
непроветренного жилья. Идущий впереди остановился и обернулся к Уинтерборну:
     Стой. Сегодня пароль -- "фонарь".
     Уинтерборн остановился и передал пароль следующему. Они ждали. Возле на
ступеньке стоял наблюдатель. Уинтерборн поднялся  и стал рядом, ему хотелось
увидеть наконец "ничью землю".
     Вы кто? -- тихо спросил наблюдатель.
     Саперы.
     У тебя огарка не найдется, друг?
     Не взыщи, друг, нету.
     Минеры, сволочи, все свечи забирают.
     У меня есть шоколад, хочешь?
     Спасибо, друг.
     Солдат отломил кусок шоколада и стал жевать.
     Холодище  сволочной,  вот что. Ноги у меня  совсем застыли. И  скучища,
сволочь.  А вон там бош  кашляет у  себя на посту --  здорово слышно,  будто
рядом. Слушай.
     Уинтерборн прислушался и явственно услыхал глухой кашель.
     Ихний наблюдатель,--  шепнул его собеседник.--  Бедняга, ему бы лакрицы
пососать, сукиному сыну.
     Пошли,-- сказал стоявший впереди.
     Уинтерборн соскочил в окоп и передал приказ дальше по цепочке.
     Доброй ночи, друг,-- сказал наблюдатель.
     Доброй ночи, друг.

     Уинтерборна  назначили в партию саперов,  рывших ход  к "ничьей земле".
Когда он уже спускался в сапу, офицер остановил его:
     Вы из нового пополнения?
     Так точно, сэр.
     Подождите минуту.
     Слушаю, сэр.
     Остальные вереницей спустились в сапу. Офицер негромко сказал:
     Первый час побудете в карауле. Идемте, только не выпрямляйтесь.
     Взошел  тонкий  серп молодого  месяца,  и в воздухе  разлился  холодный
слабый  свет. То  с немецкой, то с английской стороны взлетали осветительные
ракеты, и в слепящем сиянии  отчетливо  выступала  мертвая, пустынная земля,
вся  в клочьях колючей  проволоки, изрытая  воронками. Уинтерборн с офицером
перелезли через бруствер, поползли по  ямам и  рытвинам, миновали  то место,
где кончался подкоп. Офицер нырнул в воронку, вырытую снарядом как раз перед
проволочными заграждениями. Уинтерборн -- за ним.
     Лежите здесь,-- шепнул офицер.-- Смотрите в оба. Если заметите немецкий
дозор, стреляйте и поднимите тревогу. Направо, за проволоку ушел наш  дозор,
так что смотрите как  следует,  в кого стреляете.  Тут в воронке  припрятана
парочка ручных гранат. Через час вас сменят.
     Слушаю, сэр.
     Офицер пополз прочь, а Уинтерборн остался один на "ничьей земле", шагах
в  двадцати  пяти  от  передовой линии  английских  окопов.  Ему слышны были
глухие, мягкие  удары и  чуть  внятное  бормотанье --  это  саперы  работали
кирками и лопатами и переговаривались шепотом. С английской стороны, свистя,
взвилась  осветительная ракета,  и он  напряг  зрение, всматриваясь, нет  ли
поблизости  вражеского дозора.  Но увидел лишь путаницу немецких проволочных
заграждений,  вражеский бруствер,  кое-где  поврежденный, воронки,  какие-то
обломки да торчащий пень срезанного снарядом дерева. В тот миг, как пылающий
магний  стал опускаться к земле, дорисовывая ослепительную параболу, громко,
точно  мотоцикл,  затрещал пулемет, скрытый в тридцати шагах от Уинтерборна.
Он вздрогнул  от неожиданности  и едва не  спустил курок. Потом все  стихло.
Позади  кто-то  надрывно закашлялся;  тотчас  издали донесся  глухой  кашель
немецкого  наблюдателя. Странные,  пугающие  звуки  в мертвенном свете луны.
Щелкнул  выстрел.  Было  нестерпимо холодно. Уинтерборна  била дрожь -- и от
холода и от возбуждения.
     Тянулись нескончаемые  минуты. Он мерз все сильнее.  Порою то свои,  то
чужие снаряды  с воем  проносились над головой и  разрывались где-то далеко.
Слева,  ярдах  в  четырехстах  от  Уинтерборна,  раздались  один  за  другим
оглушительные взрывы. Напрягая зрение, он уловил  вспышку, и тотчас поднялся
черный  столб  дыма,  взлетели  обломки.  Он  еще  не знал, что  это  работа
минометов, грозных немецких "минни".
     Прошло  примерно  три  четверти часа, они не  принесли  ничего  нового.
Уинтерборн все сильнее коченел, ему казалось, что  он провел здесь часа три,
не  меньше. Должно  быть,  о нем  забыли! Его трясло от  холода.  Вдруг  ему
показалось,  что  справа  за  проволокой  что-то  шевелится.  Сжавшись,  как
пружина,  готовый  поднять тревогу,  он  глядел во все глаза.  Да,  там,  за
проволокой двигалось что-то темное. Замерло и словно растворилось в темноте.
Потом поблизости зашевелилась еще одна тень и еще. Это дозор, и направляется
он к проходу в  заграждениях,  что как раз  напротив  Уинтерборна. Свои  или
немцы?  Он нащупал  гранаты,  взял  карабин наизготовку  и ждал. Тени ближе,
ближе. Когда  они были  уже у  самой проволоки, Уинтерборн  громким  шепотом
окликнул:
     Стой! Кто идет?
     Все три тени мгновенно скрылись.
     Стой! Кто идет? -- повторил он.
     Свои,-- послышался тихий ответ.
     Пароль -- или буду стрелять.
     Фонарь.
     Ладно, идите.
     Один за другим они поползли к нему через  просвет в проволоке.  На всех
троих были вязаные шлемы, в руках -- револьверы.
     Вы -- дозор? -- прошептал Уинтерборн.
     А кто, по-твоему? Санта Клаус, что ли? Кой черт ты тут сидишь?
     Позади саперы работают, ярдах в пятнадцати.
     Ты сапер?
     Да.
     Огарка не найдется, друг?
     Нет, к сожалению. Нам свеч не выдали.
     Дозорные поползли дальше, Уинтерборн слышал, как их  тревожно окликнули
саперы  из подкопа, слышал отзыв: "Фонарь!" В ту самую минуту,  как дозорные
перелезали  через бруствер,  немцы пустили осветительную  ракету.  Выстрелил
немецкий наблюдатель, затрещал  пулемет. Дозорные кубарем скатились  в окоп.
Пулеметная очередь  хлестнула над Уинтерборном  --  взз... взз... взз...  Он
скорчился в своей воронке. Взз... взз... взз... И тишина. Он поднял голову и
продолжал  наблюдать. Минуты  две-три было  совсем  тихо. Саперы  в подкопе,
наверно,  бросили работу,  оттуда  не  доносилось  ни  звука. Он  напряженно
вслушивался. Ни звука. В жизни своей не слыхал он такого жуткого, гнетущего,
гробового  молчания.  Никогда  он  не  думал,  что смерть  так  убийственна.
Уничтожение, конец  бытия, мертвая планета мертвецов, застывшая неподвижно в
мертвом времени  и  пространстве...  Чувство  это пронизывало его  до  мозга
костей  вместе  с холодом.  Он содрогнулся.  Какой  оледеневший,  пустынный,
мертвый  мир,  все  разбито, изломано, все  оцепенело.  И вдруг --  крак! --
щелкнула винтовка, и где-то в полумиле справа грянули залпы полевой батареи.
Вновь затрещали пулеметы. И гром и треск были истинным облегчением после той
гнетущей мертвой тишины.
     Наконец приполз  унтер-офицер и привел ему  смену. Как  раз  когда  они
доползли до  него,  над головой вспыхнула немецкая ракета. Все трое замерли,
прильнув  к  земле, над  ними  засвистали пули:  взз... взз...  взз...-- это
немецкий  пулеметчик  длинной очередью,  как  метлой,  прошелся по брустверу
английского окопа.  Колючая  проволока перед Уинтерборном вдруг  взвилась  в
воздухе, перебитая низко пролетевшей пулей.  Совсем близко -- в каких-нибудь
шести дюймах над головой.
     Они  с унтер-офицером поползли назад к сапе. Уинтерборн мешком свалился
вниз  и оказался липом к  лицу с  взводным командиром, лейтенантом  Ивенсом.
Уинтерборн не  мог  унять дрожь, он  промерз  до  костей. Все тело  застыло,
пальцы  были  как деревянные,  ноги  до колен мучительно  ныли. Да,  недаром
адъютант  на прощанье советовал  солдатам  беречь ноги. Хватит  пренебрегать
гусиным салом и костяным маслом.
     Холодно? -- спросил лейтенант.
     Лютый холод, сэр,-- ответил Уинтерборн, стуча зубами.
     Выпейте-ка,-- Ивенс протянул ему фляжку.
     Окоченевшей,   трясущейся  рукой   Уинтерборн   взял  фляжку,  горлышко
застучало о зубы.  Он глотнул крепчайшего армейского рому и чуть не задохся,
глотку  обожгло,  на глазах выступили  слезы. И тотчас он  почувствовал, что
смертельный холод внутри начинает отпускать. Но его все еще трясло.
     Да  вы  совсем промерзли,  дружище,-- сказал  Ивенс.--  Такого  мороза,
кажется,  еще  не  бывало.  Не та погода,  чтобы  лежать  на "ничьей земле".
Капрал, придется сменять там часовых каждые полчаса, час на  таком морозе --
слишком много.
     Слушаю, сэр.
     Хотите еще рому? -- спросил Ивенс Уинтерборна.
     Нет,  спасибо,  сэр.  Я  уже отошел.  Поработаю  лопатой, тогда  совсем
согреюсь.
     Нет, берите винтовку и идите за мной.
     И лейтенант быстро зашагал по окопу: надо было  проверить, как работают
саперы  в  других  местах.  Отойдя на сотню  ярдов,  он  выбрался за тыльный
траверс;  Уинтерборн  тяжело  полез  следом  -- окоченевшие ноги  еще  плохо
слушались его, мешала винтовка и тяжелое снаряжение. Ивенс протянул ему руку
и помог взобраться наверх. Отшагав еще сотню ярдов по краю окопа, они пришли
к месту,  где несколько  партий  саперов  готовили  позиции  для  минометов.
Унтер-офицер заметил Ивенса и его спутника и вылез из ямы им навстречу.
     Как дела, сержант?
     Земля сильно промерзла, сэр.
     Знаю, но...
     Взз...   взз...  взз...--   засвистели  пули,   послышалось  торопливое
татаканье пулемета. Сержант низко пригнулся. Ивенс и  бровью не повел. Глядя
на него, не стал кланяться пулям и Уинтерборн.
     Я  знаю, что  земля  промерзла,--  продолжал  Ивенс,--  но  позиции для
минометов нужны до зарезу. Из штаба сегодня опять подгоняли. Посмотрю, как у
вас идет дело.
     Сержант  мигом  нырнул в  глубокий  окоп,  за  ним  не спеша  спустился
лейтенант Ивенс. Уинтерборн, оставшись наверху, слушал, как он поторапливает
людей. Та-та-та-та... взз... взз... взз... взз... На этот раз совсем близко.
По спине пошел холодок; но ведь Ивенс  не кланялся  пулям,  стало быть, надо
стоять спокойно. Ивенс обошел все  четыре будущие минометные  позиции, потом
двинулся к передовой. У тыльного траверса он приостановился.
     Здесь до немецких окопов совсем близко. Вон там, ярдах в ста пятидесяти
от нас, у бошей пулеметная точка.
     Та-та-та-та-та-та. Взз... взз... взз...
     Смотрите! Вот он!
     Уинтерборн едва успел заметить мгновенные вспышки.
     А, черт! Забыл я захватить буссоль,--  с досадой  сказал Ивенс.-- Мы бы
засекли  их  координаты  для  артиллерии,  от  них  бы  только мокрое  место
осталось.
     Он небрежно спрыгнул в окоп, Уинтерборн послушно двинулся следом. Шагов
через пятьдесят Ивенс остановился.
     В вашей солдатской книжке сказано, что до армии вы были художником.
     Да, сэр.
     Рисовали, писали красками?
     Да, сэр.
     Почему бы  вам  не  пойти в  штаб  дивизии чертежником? Чертежники  там
нужны.
     Видите ли,  сэр, не то чтобы я очень мечтал  о  геройской  смерти, но у
меня такое чувство, что мое место в окопах, со всеми.
     А... понимаю. Ходок вы хороший?
     До войны я любил дальние прогулки, сэр.
     Так вот, есть  приказ,  чтобы при каждом офицере был  вестовой.  Хотите
быть вестовым взводного командира? Вы должны будете всюду меня сопровождать,
а  если  меня  убьют,  вам  полагается выслушать  мой последний приказ.  Вам
придется  основательно изучить наше  расположение, чтобы, если надо, служить
проводником.  Вы должны будете сообщать мои  распоряжения унтер-офицерам,  и
разбираться  в  обстановке,  чтобы  помочь  им, если  я  выйду из  строя,  и
передавать всякие поручения.  Это, пожалуй,  опаснее, чем обычная солдатская
служба, и, может быть, вас будут гонять взад-вперед в неурочное  время, зато
не придется столько работать лопатой.
     Я был бы очень рад, сэр.
     Прекрасно. Я поговорю с майором.
     Очень вам благодарен, сэр.
     Найдете дорогу назад? Это ярдов двести отсюда по траншее.
     Конечно, найду, сэр.
     Ну, хорошо. Ступайте доложите капралу и беритесь за дело.
     Слушаю, сэр.
     Не забыли пароль?
     Нет, сэр: "Фонарь".
     Пройдя ярдов тридцать окопом, Уинтерборн услышал лязг затвора и едва не
наткнулся на штык, направленный ему  в  грудь.  Наблюдатель, поставленный  у
блиндажа ротного командира на случай газовой атаки, окликнул:
     Стой! Кто идет?
     "Фонарь"! -- отозвался Уинтерборн.
     Солдат неторопливо опустил ружье.
     Ну и сволочной же холодище, приятель.
     Да, черт его дери, холодно.
     Какого полка -- Бедфордского или Эссекского?
     Саперного батальона.
     Огарка не найдется, приятель? В блиндажах у нас темнотища сволочнейшая.
     Я бы дал, друг, да нету.
     Вечно  пехота выпрашивает огарки: воображают,  что саперам свеч  выдают
сколько душе  угодно. Но без свечки блиндаж, если он настолько глубок, что в
нем действительно можно укрыться, даже днем -- просто мрачная черная дыра. А
на  этом фронте блиндажи были  глубокие: их отбили у немцев и перестроили,--
вот почему они смотрят не в ту сторону.
     Ну, ничего, доброй ночи.
     Доброй ночи.
     Уинтерборн вернулся в  сапу и  еще дважды  по полчаса провел на посту в
воронке,  а  остальное время  долбил киркой  твердую, как  камень, землю или
лопатой  наваливал мерзлые комья в мешки. Потом  мешки  оттаскивали к первой
линии окопов и  укладывали  на  бруствер,  чтобы  сделать  его повыше.  Дело
подвигалось  медленно,  сапу  тщательно   маскировали,  чтобы   враг  ее  не
обнаружил. Уинтерборн  понятия не  имел,  для  чего все это  делается. Когда
около  часу  ночи они наконец бросили  работу, он  едва держался на  ногах и
глаза  у него слипались.  Смена  длилась восемь  часов, не считая времени на
дорогу в оба конца.  Саперы устало плелись  гуськом по окопу --  винтовка на
ремне через левое плечо, кирка и лопата -- на правом. Уинтерборн спотыкался,
он  совсем спал  на  ходу, измученный холодом  и  непривычной  работой. Нет,
пускай служба вестового  опаснее,-- если она опаснее,-- лишь бы не все время
рыть, и копать, и таскать мешки.
     Когда  миновали вторую  линию  окопов, молчаливые до этой  минуты  люди
начали  изредка  перекидываться словом-другим. Когда  прошли линию резервов,
разрешено  было курить. Каждый нашарил  в  кармане  окурок  и, спотыкаясь на
неровных  досках  настила,  с   наслаждением   закурил.   Переход  показался
Уинтерборну бесконечным,-- но вот они взобрались по четырем ступеням и вышли
на уже знакомую разрушенную обстрелом улицу. Она лежала тихая и призрачная в
слабом  сиянии  молодого  месяца.  Саперы сложили в кучу  кирки и  лопаты  и
отправились к повару  за  горячим чаем; чай кипел в  большом черном котле  и
противно  отдавал  стряпней. Потом все  вереницей  потянулись  мимо офицера,
который отмерял каждому порцию рому.
     Добравшись  до  своего  жилья, Уинтерборн  глотнул  чаю,  потом  скинул
башмаки, завернулся  в  одеяло  и  допил чай. Наконец-то  ему  стало немного
теплее.  Он был  зол  на себя: почему его  так  вымотала  эта легкая ночь на
легком  участке фронта?  Что  сказали бы Элизабет и Фанни, если бы  увидели,
какую животную радость ему доставляет чай с ромом. Фанни? Элизабет? Они были
теперь очень, очень далеки от него; не так  далеки, как все  другие, кого он
знал  прежде и кто отошел от него в даль нескольких световых лет, но все  же
очень далеки. "Элизабет" и "Фанни"-- теперь это были воспоминания да подписи
под  сочувственными,  но  несколько  отчужденными  письмами.  Глаза  у  него
слипались,  и очень  скоро  он уснул, вспоминая характерное  "взз... взз..."
свистящей над головой пулеметной  очереди.  Он  не слышал грохота, когда две
гаубицы за домом дали на рассвете добрую дюжину залпов.


     Если не считать  разговора с лейтенантом Ивенсом,  Уинтерборн следующие
восемь или десять ночей провел в точности так же, как эту. Когда смеркалось,
саперы шли  на передовую;  работали  под огнем;  дрожали  от  холода;  потом
возвращались в тыл, спали,  пытались кое-как почиститься  и умыться, и вновь
строились и шли на работу. Раза четыре-пять по дороге на передовую встречали
в окопах носилки с убитыми. Поистине, на Западном фронте все оставалось  без
перемен.
     Потом,  когда  это   однообразие  уже  начинало  становиться  таким  же
нестерпимым, как муштра  в  учебном  лагере  и бесконечные окрики  старшины:
"Тихо, вы,  там! Порядок  в строю!" -- им  дали ночь отдохнуть и  перевели в
дневную  смену. Но  это оказалось еще утомительней.  Строились с рассветом и
работали в Ходе Хинтона, примерно в двухстах  ярдах  от передовой. Надо было
разбивать промерзлую глину,-- а она не податливей мрамора,  извлекать из нее
старые,  негодные доски настила, копать  канавы  для стока  почвенных вод  и
настилать  новые доски. В  теплую погоду с  этой работой  за  полчаса  можно
управиться  вдвоем, но в такой  мороз у четверых саперов на нее уходил целый
день. Однажды, когда  Уинтерборн, не щадя себя, силился разбить твердую, как
мрамор, глину, в окопах появился генерал-лейтенант.
     Ну-с, чем вы тут заняты, мой друг?
     Меняем  настил, сэр,--  отвечал  Уинтерборн, проворно приставив кирку к
ноге и вытягиваясь по стойке "смирно" -- пятки вместе, носки врозь под углом
в сорок пять градусов.
     Что  ж,  продолжайте,  мой  друг,  продолжайте.  Vive l'empereur -->
l 
     Но были и кое-какие развлечения. Взять хотя бы  крыс. На  первых  порах
Уинтерборн, поглощенный другими сторонами своего нового существования, почти
не замечал их. А они днем старались не  попадаться на  глаза. Но однажды под
вечер,  на закате, в час, когда саперы возвращались по  Ходу Хинтона, в пути
случилась заминка.  Уинтерборн оказался  на скрещении хода  с  второй линией
окопов.  Перед ним  были  одетые  мешками  с  песком  траверсы,  там  и  тут
поврежденные вражеским огнем;  мешки громоздились и на  бруствере.  Немцы со
своей передовой пускали какие-то странные сигнальные ракеты,  и он устало, с
недоумением,   гадал,  что  бы  это  значило,   как   вдруг  огромная  крыса
прошмыгнула,  вернее, нахально  прошлась  у самого его лица. Тут он заметил,
что в  щелях между мешками  снуют  легионы крыс, да таких огромных и жирных,
каких он еще не видывал. Они кишели на бруствере и тыльном траверсе по всему
окопу, насколько видно было в  сумерках.  До  чего  откормленные крысы!  Его
передернуло, когда он сообразил, чем они, должно быть, питаются.
     Очень скоро он освоился с нечастым и  почти  безобидным погромыхиваньем
вражеских пушек, с винтовочными  выстрелами и пулеметными  очередями.  В его
роте  ни убитых,  ни раненых не  было, и ему  стало казаться, что  опасности
войны  всегда  почему-то преувеличивали,  а вот  связанные с нею  физические
неудобства, скука и однообразие куда мучительнее, чем  принято думать. Из-за
жестоких  холодов ему никак  не  удавалось избавиться  от  сильной простуды,
которую он подхватил еще в Кале, и в придачу он застудил печень. Та же хворь
одолевала добрую половину роты  -- и  новичков и  ветеранов; и все поголовно
страдали  поносом,  тоже вызванным простудой.  Итак,  еще одно  развлечение:
приходилось  поминутно  бегать в уборную. На передовой  уборные  были  самые
примитивные: несколько ящиков из-под солдатских сухарей  да  ведра; почти ко
всем немцы отлично пристрелялись, и пуля могла срезать всякого, кто  вздумал
бы  некстати выпрямиться.  Если у вас хватало сообразительности,  вы  ждали,
пока  не  просвистит пуля, и затем преспокойно  выходили; изредка кто-нибудь
забывал об  этой простейшей предосторожности и, случалось,  платился жизнью.
Уборная саперов,  находившаяся позади их жилья, была сооружением посолиднее,
на шесть  мест (не разделенных  на  кабинки), устроена  над  глубоким рвом и
обнесена столбами, а от столба к столбу натянута дерюга. Один столб  разбило
снарядом,  и в дерюге  было  множество прорех от осколков.  Здесь Уинтерборн
вынужден был проводить гораздо больше свободного времени,  чем хотелось бы в
такой холод.  Однажды он застал здесь одного артиллериста.  Тот  внимательно
разглядывал свою  серую фланелевую  рубашку, тело его сплошь  усыпали мелкие
красные точки. Какая-нибудь мерзкая  кожная  болезнь,-- подумал Уинтерборн и
занялся собственными, неотложными делами.
     Ужасный холод,-- заметил он.
     Сволочной холодище,--  подтвердил  артиллерист, все  так же  озабоченно
выискивая что-то на своей рубахе.
     Неприятная у тебя сыпь.
     Вши, черт бы их побрал. Весь дом завшивел, деваться от них некуда.
     Вши? Дом завшивел? Ну  конечно же,  артиллериста одолели  вши.  Он весь
искусан и расчесался до  крови. Уинтерборну стало не по себе. Что может быть
гнуснее паразитов.
     Где ты их подцепил? И разве нельзя от них избавиться?
     Где подцепил? Там же, где и все. А у тебя их  нет, что ли? И  от них не
избавишься.  После  душа белье выдают тоже вшивое. И в  домах всюду вши, и в
блиндажах; а уж коли они есть, от них не уйдешь.
     После  этой встречи в  жизни Уинтерборна  появилась  новая  забота: как
можно дольше уберечься  от вшей. Но  прошел  какой-нибудь месяц, и  он  тоже
примирился с вошью -- неизбежным спутником войны.

     Как  многие новобранцы, на  фронте он  первое  время  ничуть не  робел,
напротив,  был  даже  дерзок.  Когда  вблизи  окопа  разрывался  снаряд,  он
высовывал голову, чтобы поглядеть, и с любопытством прислушивался  к  свисту
пулеметной очереди. Люди более опытные отчитывали его:
     Не  выскакивай  ты, когда бош  бьет шрапнелью.  Успеешь налюбоваться. И
нечего каждый раз  башку высовывать. Твоей-то башки не жалко, черт с  тобой,
да ведь если бош тебя приметит, нам всем несдобровать.
     Уинтерборн в  своем высокомерии решил, что они просто трусы. Притом они
так поспешно и  низко кланялись каждому снаряду. А ведь очень многие снаряды
разрывались, не причиняя никакого вреда,-- его даже удивляло, что от них так
мало толку. Однажды  к вечеру немцы стали обстреливать Ход Хинтона шрапнелью
-- пачками по четыре. Саперы, опасливо прислушиваясь, продолжали делать свое
дело.  Уинтерборн чуть  высунулся  над краем  окопа  и смотрел,  как  рвутся
снаряды -- трах, трах, трах, трах! Осколки пели, как струны. Вдруг раздалось
особенно громкое  взз... жжик!  --  и большой кусок металла просвистал у его
виска и  вонзился в  твердую  меловую стену  окопа. Больше  удивленный,  чем
испуганный,  Уинтерборн спрыгнул вниз и киркой выковырял его.  Это оказалась
медная  головка  шрапнели,  она  была  еще  горячая.  Держа  ее  на  ладони,
Уинтерборн с любопытством разглядывал немецкую надпись. Солдаты насмешливо и
дружелюбно  поругивали  его.  А  ему все  казалось,  что  они преувеличивают
опасность -- нервы у него были пока не так издерганы, как у них.
     В  эту  ночь,  едва  он  успел  улечься,  тишину  вдруг  разорвал  гром
артиллерии. Подавали голос  одна  пушка за другой,--  он даже не подозревал,
что их здесь столько,  через  полминуты  били  уже пятьдесят  или шестьдесят
орудий разом. С передовой доносился непрерывный треск по меньшей мере дюжины
пулеметов  и  негромко,  точно  пробки,  хлопали   вдалеке  ручные  гранаты.
Уинтерборн поднялся и подошел к двери. Почти  все заслоняли развалины, но за
ними то и дело мелькали  вспышки  орудийных выстрелов, над коротким участком
фронта  стояло  красноватое  зарево   и  поминутно   взлетали  сигнальные  и
осветительные ракеты. Вошел невозмутимый капрал.
     Что там? -- спросил его Уинтерборн.-- Атака?
     Какая, к черту, атака. Верно, разведка боем.
     Заговорила  немецкая  артиллерия,  посреди  улицы   разорвался  снаряд.
Уинтерборн снова улегся на земляной пол.  Минут через сорок стрельба утихла;
только одна немецкая батарея не унималась,  и на  поселок и вокруг него  все
еще сыпались снаряды. Пожалуй, настоящий артиллерийский  налет куда опаснее,
чем редкая случайная стрельба из одного-двух орудий, какую он только и видел
до этого дня, подумалось Уинтерборну.
     Наутро  оказалось, что капрал был  прав. Когда рассвело,  саперы, шагая
Ходом  Хинтона на работу,  повстречали полдюжины угрюмых  личностей  в серых
шинелях под  конвоем одного томми; у всех шестерых головы  замотаны бинтами,
лиц почти не видно.
     Что за люди? -- спросил Уинтерборн конвоира.
     Боши. Пленные.
     Почему это они все ранены в голову?
     Получили дубинкой по кумполу. Бедняги, и трещит же у них, верно, башка!

     Через неделю  саперы  получили день  на отдых;  на поверку велено  было
построиться в пять вечера: предстояло опять работать в ночную смену. (Каждый
взвод по очереди работал неделю  днем и три недели ночью.) Сержант обернулся
к Уинтерборну:
     А тебе за четверть часа до поверки явиться в офицерскую столовую.
     Уинтерборн явился, с тревогой спрашивая себя, за какую  провинность его
требует начальство? В дверях он столкнулся с Ивенсом, тот как раз выходил из
столовой, замотавшись шарфом чуть не до бровей.
     А,  вот и  вы,  Уинтерборн.  Майор  Торп сказал, что я могу  взять  вас
вестовым,  так  что теперь вам надо  являться сюда  каждый вечер на четверть
часа раньше других.
     Слушаю, сэр.
     Все это время  Уинтерборн был совсем болен, и легче ему не становилось.
Непрерывный кашель, простуда  и понос тянулись неделями, и он очень ослабел.
Каждую ночь его била  лихорадка, озноб и дрожь  сменялись сильным жаром.  На
другой  день после прибытия на передовую  он подал рапорт о болезни, надеясь
получить какое-нибудь  лекарство  от надрывного кашля. Майор Торп вообразил,
что он просто хочет  увильнуть от своих обязанностей, и  накинулся на него с
бранью. После этого Уинтерборн решил,  что  и не заикнется о  своей болезни,
пока совсем не свалится. И он, как мог, тянул лямку. У санитара в его взводе
был  термометр.  Однажды  ночью,  перед  тем  как  отправляться  на  работу,
Уинтерборн  попросил  санитара  измерить ему  температуру. Оказалось сто два
--> 1 .
     Оставайся-ка дома, приятель,-- сказал санитар с грубоватым добродушием,
тронувшим Уинтерборна.-- Я доложу командиру, что ты захворал, а завтра улажу
это дело с нашим лекарем.
     Уинтерборн засмеялся:
     Спасибо, друг,  но  рапорта  я  не подам. Я  только  хотел проверить,--
может, мне просто мерещится.
     Ну и дурень. Мог бы чудно проспать ночку в постели.
     Понятно, что в должности вестового  Уинтерборну сразу  полегчало. Когда
наступало  дежурство Ивенса,  Уинтерборну  не приходилось  таскать  кирку  и
лопату  и  надрываться  на  тяжелой  работе.  Он  просто  всюду  сопровождал
лейтенанта и передавал его распоряжения унтер-офицерам. Что и  говорить, это
оказалось теплое местечко. Пожалуй, не хуже офицерского.


     Теперь Уинтерборн  оказался ближе к  Ивенсу  и  мог лучше  его  узнать.
Лейтенант держался дружески, и они о многом говорили, долгими часами мотаясь
по передовой. У Ивенса всегда  были  с собой  сандвичи  и фляжка  рому, и он
неизменно делился с вестовым,-- от этого у Уинтерборна становилось теплее на
душе.  Обычно  часов в десять вечера  они  садились где-нибудь  на  земляной
ступеньке  в  окопе,   под   льдистыми  мерцающими  звездами,  закусывали  и
разговаривали. Время от  времени над  головой,  завывая, проносились снаряды
или вдруг  слова заглушал  треск  пулемета.  Тихие голоса  странно  и  глухо
звучали в безжизненной холодной тишине.
     Ивенс был самый обыкновенный юноша, каких пачками выпускают  английские
школы:  на  удивленье  невежественный, на удивленье  неспособный  дать  волю
какому-то живому чувству, но при этом очень "порядочный" и добродушный. Сила
воли помогала ему исполнять все, что его обучили  считать своим  долгом.  Он
принимал  на веру все  предрассудки и  запреты, обязательные для английского
среднего буржуа,  и безоговорочно им повиновался. Английский  буржуа  всегда
прав и непогрешим, что бы  он ни думал  и как  бы ни поступал,  а все прочие
думают и поступают неправильно.  Иностранцев Ивенс  презирал. Он и  не читал
ничего, кроме Киплинга, Джеффри  Фарнола, Элинор  Глин и газет. И не одобрял
романы  Элинор  Глин, как "чересчур смелые".  К  Шекспиру был равнодушен,  о
русском балете  и не слыхивал, но любил "представления позабавнее". Полагал,
что  "Чу  Чин Чоу"  -- величайшее творение, какое  когда-либо  ставилось  на
сцене, а прекраснее индийских любовных песен ничего  на свете нет. В Париже,
полагал он, люди  только тем и живут, что содержат публичные дома и проводят
в них чуть  ли не все свое время. Все китайцы курят опиум, потом  напиваются
пьяные и насилуют  белых  рабынь,  похищенных из Англии.  Американцы -- люди
второго  сорта,  жители колонии, которая совершенно напрасно  отделилась  от
лучшего, совершеннейшего  в  мире  государства -- Британской империи. Высшее
общество  Ивенс  не  одобрял  за  "легкомысленные  нравы", но  полагал,  что
англичанин не должен упоминать об  этом легкомыслии  вслух, дабы не "уронить
наш престиж"  в глазах  "всяких иностранцев". Он был бесповоротно  убежден в
своем превосходстве над  "низшими классами",  но  Уинтерборн  никак  не  мог
постичь,  в  чем  же  заключается  это  превосходство.  Ивенс  был  типичный
"образованный"  питомец довоенной  закрытой английской школы, а  это значит,
что он помнил наизусть с полдюжины затасканных латинских цитат, мог с грехом
пополам  связать  несколько  слов   по-французски,  немножко  знаком  был  с
отечественной  историей и  вполне  правильно говорил  на  родном  языке. Его
обучили ко всем женщинам относиться с таким же уважением, как  к собственной
матери;  поэтому  он,  конечно,  оказался  бы   легкой  добычей  для  первой
попавшейся девки и, скорее  всего, женился бы на  ней. Он отлично бегал, был
полузащитником  в школьной футбольной команде и прославился игрой в  крикет.
Играл также в файвз, скуош,  гольф, теннис,  водное поло,  бридж  и двадцать
одно.  Такие азартные  игры,  как баккара,  рулетка и  petits chevaux -->
1 ,  не одобрял, но не упускал случая сыграть на скачках. Неплохо
ездил верхом,  управлял  автомобилем  и  очень жалел,  что его  не  взяли  в
авиацию.
     Война для него была делом простым и ясным. Англия всегда  права. Англия
объявила  войну Германии.  Значит, Германия  не права. Эти не слишком веские
доводы Ивенс изложил  Уинтерборну  так снисходительно, словно сообщал  некую
азбучную  истину полудикарю, о  чьем невежестве  остается  только  сожалеть.
Разумеется,  поговорив с Ивенсом  десять  минут,  Уинтерборн его  раскусил и
понял, что должен скрывать от него свои подлинные чувства и  мысли точно так
же, как  и от  всех в  армии.  Но порой он не  мог  устоять перед искушением
слегка озадачить Ивенса. Большего добиться было невозможно.  Ивенс отличался
истинно    британской   толстокожестью:   невежество,   самоуверенность    и
самодовольство,  точно тройная  носорожья  шкура, делали его  неуязвимым для
стрел разума. И все же Уинтерборну нравился Ивенс.
     Он  был   невыносимо  глуп,  но  честен,  отзывчив  и  совестлив,  умел
повиноваться приказу и добиваться  повиновения  от  других, и  по-настоящему
заботился о  солдатах. Можно было не сомневаться,  что  он  пойдет  первым в
самую безнадежную атаку, а в обороне будет стоять насмерть.  Таких, как  он,
были тысячи и десятки тысяч.


     Уинтерборн  заметил, что,  когда  они  обходили  позиции  ночью,  Ивенс
никогда  не спускался  в окопы,  а  шел верхом,  хотя это было  и труднее  и
дольше, так как путь  то и  дело  преграждали воронки, колючая проволока или
еще что-нибудь.  В то  время он не слишком задумывался  об  этом:  вероятно,
офицеру так  положено,  а  может быть,  Ивенс  просто  хочет  своим примером
подбодрить людей. Ивенс словно нарочно  шел навстречу  опасности и  при этом
всегда  оставался   невозмутимо  спокоен.  Если  им  случалось  попасть  под
артиллерийский обстрел или начинали бить вражеские пулеметы, он еще замедлял
шаг, еще размереннее говорил,-- казалось, он мешкает нарочно. Прошли месяцы,
Уинтерборн  и сам  уже многое испытал,--  и лишь тогда  он вдруг понял,  что
Ивенс старался успокоить не солдат,  но самого себя.  Он старательно убеждал
себя, что вражеский огонь ему ничуть не страшен.
     Если  человек провел на  фронте полгода (а  стало быть, почти наверняка
участвовал в  каком-нибудь большом сражении)  и  после этого  уверяет, будто
никогда не  испытывал  страха, будто нервы его никогда не сдавали  и  он  не
знает,  как  от испуга бешено  стучит сердце и пересыхает в горле,-- значит,
есть  в нем что-то  ненормальное, сверхчеловеческое, либо он попросту  лжет.
Солдаты,  только  что  попавшие  на  передовую,  как  правило,  меньше  всех
поддаются  страху.  Они  не  храбрее  других,   они  просто  еще  не  успели
вымотаться. Очень мало таких -- да и есть ли они  вообще? --  кто неделю  за
неделей, месяц  за месяцем безнаказанно выдерживал  бы физическое и душевное
напряжение.  Нелепо  делить людей  на храбрецов и  трусов. Не все  одинаково
восприимчивы,  не  все  одинаково  владеют   собой.   Чем  больше  испытаний
приходится  на  долю тонко чувствующего человека, тем  больше ему необходимо
самообладание. Но это непрерывное нервное напряжение становится все тяжелее,
все болезненней, и, чтобы держать себя в руках, требуется все больше усилий.
     В  первые недели опасность -- она тогда  была  невелика  --  вызывала у
Джорджа  Уинтерборна  главным  образом  любопытство  и  не   угнетала,  даже
подстегивала.  Ивенс же провел на фронте одиннадцать месяцев,  участвовал  в
двух больших сражениях, и теперь ему необходима была постоянная сознательная
выдержка. Когда поблизости  разрывался  снаряд,  они  оба с виду  оставались
одинаково  невозмутимыми.  Уинтерборн  и в  самом  деле  был  спокоен:  ему,
новичку, еще не измотанному фронтом,  не приходилось подавлять приобретенный
за долгие  месяцы военный невроз. Ивенс только казался  спокойным,  на самом
деле он, стыдясь  и  мучаясь, силился  подавить  совершенно  бессознательный
рефлекс, невольное движение ужаса.  Ему казалось, что это его "вина", что он
"трусит", и ему было нестерпимо стыдно.  А от этого, разумеется, становилось
только хуже.  С другой стороны,  нервы Уинтерборна  явно  должны были  сдать
гораздо  быстрее. Он был несравнимо  более  восприимчив и уязвим.  Он уже  и
раньше  терзался  бесконечными тревожными  раздумьями: о Фанни и Элизабет, о
войне  и  своем к ней отношении. И,  однако, он был слишком  горд,  а потому
держался из последних сил, когда другой на  его месте давно бы уже  изнемог.
Нервы его подвергались  тройному испытанию: его мучил разлад в личной жизни,
изводила армейская рутина и напряжения всех сил требовали бои.


     Кроме всего  Уинтерборн все  время  мучился ощущением,  что в  условиях
фронтовой жизни он опустился и физически и духовно, хотя в конце  концов так
же трудно и скверно жили миллионы людей; должно быть, тут повинны были Фанни
и Элизабет -- они  не высказывали вслух своих чувств, но взгляды их говорили
достаточно ясно. И в самом деле, он опускался -- сначала медленно, потом все
быстрее. Да и могло ли  быть  иначе? Долгие  часы тяжелого физического труда
под ярмом армейской дисциплины губительно действуют  на человеческий  разум.
Уинтерборн  чувствовал,  что  все  меньше   замечает   красоту,  все  меньше
наслаждения доставляет  ему работа ума. Прежде тончайшие оттенки прекрасного
или  сложная, глубокая мысль  были  для него  огромной  радостью; теперь ему
хотелось только самых примитивных развлечений. С ужасом видел он, как чахнет
его разум...  Неужели настанет  день  -- и  он  внезапно рассыплется прахом,
подобно телу  мистера  Вальдемара? С чувством жгучего унижения он убеждался,
что уже не способен, как бывало, мыслить сосредоточенно, глубоко, творчески.
Elan  --> 1  его прежней жизни поддерживал его в долгие месяцы
армейской тыловой  муштры; но, пробыв каких-нибудь два  месяца на фронте, он
почувствовал, что  ум  его понемногу притупляется. И это --  в годы, которые
должны  бы  стать  годами  расцвета всех  его творческих сил. Даже  если  он
останется  жив,  после  войны  он безнадежно отстанет  от своих не воевавших
сверстников, и те, кто  моложе, без труда его  обгонят. Горькая мысль. Ему и
без того не раз приходилось грудью пробивать преграды,  напряжением всех сил
одолевать препятствия. А  теперь  он потеряет на войне  долгие месяцы,  даже
годы, и от этого удара ему уже не оправиться.
     Падением, унижением  были  для него  эта грязь,  вши,  жизнь  в ямах  и
развалинах,  вечно  на людях,  в толчее,  несчетные трудности  и лишения. Он
страдал оттого, что превратился в какого-то бродягу,  которого только потому
и кормят, что он -- пушечное  мясо.  Он страдал  и за других,  обреченных на
такое же тяжкое существование; но это -- участь всех мужчин его поколения, а
стало быть, и он тоже должен терпеть. Тонкое лицо его огрубело, обратилось в
классическую  маску  "краснолицего  томми",--  этот  комплимент  сделал  ему
позднее некий добродушный приятель-американец. Руки тоже все больше грубели,
ноги   изуродовала  тяжелая  солдатская  обувь.  Тело,  прежде  безупречное,
покрывали вши, на спине  появилась какая-то  сыпь -- этого с ним еще никогда
не  бывало, должно быть, виною была  нечистая питьевая вода,  а  может быть,
заражено было белье, которое им давали после мытья.
     Несомненно, все это тяготило и унижало Уинтерборна тем сильнее, что он,
художник,  с  особенной  остротой чувствовал красоту и безобразие. Иначе как
объяснить ужас и стыд, терзавший его из-за случая, о котором почти каждый на
его месте  забыл  бы очень быстро? К тому времени он  пробыл на фронте около
месяца, и его все сильней мучил понос. Однажды ночью, сопровождая Ивенса, он
вынужден был  попросить разрешения отлучиться. До уборной было  ярдов двести
и, несмотря на все усилия, он не успел добежать  вовремя. Была одна из самых
холодных ночей  этой нескончаемой  лютой зимы,--  ниже  нуля по  Фаренгейту.
Уинтерборн остановился в ужасе,  охваченный отвращением  к себе. Что делать?
Как вернуться к Ивенсу? Он прислушался. Тишина, ни выстрела,--  кажется, при
нем еще  не было на фронте такой  тихой ночи. И не слышно, чтобы  кто-нибудь
шел по окопу. Дрожа от холода, он торопливо разделся, как мог, привел себя в
порядок и, скомкав испачканное белье, забросил его на  "ничью землю".  Потом
оделся  и  побежал  к Ивенсу,  который  резковато спросил его,  где  это  он
запропастился. Неловкость понемногу прошла, но унижение не забылось.


     Наконец-то миновал январь, прошла половина  февраля, а  морозы  все  не
кончались. Это было беспросветное существование. Сегодня  в  точности то же,
что вчера,  завтра -- то же, что сегодня:  тащиться на  передовую и обратно,
потом сон,  утром безнадежные попытки умыться и почиститься, поверка,  обед,
час-другой на то, чтобы написать письма, и снова -- строиться и  тащиться на
передовую. В конце февраля --  радостная новость: их на четыре дня отводят в
тыл  на отдых. В последнюю  ночь Ивенс  и  Уинтерборн наблюдали  за  работой
саперов, как вдруг раздались один за другим короткие резкие взрывы. Шагах  в
трехстах  они  увидели мутно-багровые вспышки: рвалась шрапнель  или  мелкие
мины.
     Это в нашей сапе! -- воскликнули оба в один голос.
     Ивенс спрыгнул в траншею и кинулся  к сапе, Уинтерборн  --  за  ним, на
бегу срывая чехол, предохранявший затвор винтовки от мороза, и засовывая его
в карман.  Трах-трах-трах били мелкокалиберные минометы  и внезапно смолкли,
когда Ивенс с Уинтерборном были всего шагах в сорока от сапы. Со всех сторон
взлетали  осветительные  ракеты,  стрекотали  английские  пулеметы.   Огибая
траверс,  Ивенс с  маху налетел на двух своих людей,--  оглушенные взрывами,
ничего не соображая и едва держась на ногах, они брели прочь от сапы.
     Что случилось?
     Они забормотали  что-то несвязное. Ивенс и Уинтерборн кинулись в  сапу.
Заслоняя ладонью карманный фонарик, Ивенс вглядывался в  темноту;  из-за его
плеча  Уинтерборн  увидел два окровавленных тела. Голова одного  сапера была
раздроблена  и наполовину отделена от  туловища,  какое-то  кровавое  месиво
заполняло  каску.  Другой  --  капрал -- был  тяжело ранен, но  еще  стонал.
Очевидно,  одна  мина  разорвалась  в  самой  сапе.  Справа  и  слева  опять
загрохотало.  Ивенс  подсунул  свою  полевую  сумку  под  голову  капрала  и
закричал, стараясь перекрыть треск и грохот:
     Найдите санитара и верните тех паршивых трусов.
     А как быть с наблюдателем? -- заорал в ответ Уинтерборн.
     Я схожу за ним. Бегите!
     Ивенс начал расстегивать  шинель капрала, чтобы перевязать его. Раненый
истекал кровью.  Триста  ярдов до  санитара, триста  --  обратно. Уинтерборн
бежал изо  всех  сил, он  знал -- когда  надо  спасать  человека с перебитой
артерией,  счет  идет  на  секунды.  И  все-таки  он  опоздал.  Когда  они с
санитаром, задыхаясь, вбежали в сапу, капрал был уже мертв.
     Тело наблюдателя нашли позже.


     Назавтра они отшагали четыре мили до другой деревушки, полуразрушенной,
но не  совсем покинутой жителями. Впервые за два месяца Уинтерборн  отомкнул
штык. Это было как символ  обещанного им четырехдневного  отдыха. Четыре дня
передышки! Огромный срок!  Солдаты повеселели и, повзводно шагая в тыл, пели
одну за другой фронтовые песни: "Где-то наши парни?", "Долгий, долгий вьется
путь", "Мне весело,  мне  весело, завидуйте,  друзья", "Брось, приятель,  не
горюй",  "Коль  вернусь на родину", "Хочу я домой возвратиться", "По  дороге
домой". Только  "Типперери" не пели. За  все время, что Уинтерборн пробыл во
Франции, он ни разу не слышал, чтобы солдаты пели "Типперери".
     Спал он плохо, ему все мерещилась кровавая раздробленная голова убитого
и слышались  стоны капрала. Ивенс  словно  бы немного побледнел.  Но они  не
говорили  о случившемся. И в конце концов  их ждал отдых, четыре дня отдыха.
Солдаты пели, и Уинтерборн  пробовал подпевать. Колонну  обогнал майор  Торп
верхом на лошади. Они подтянулись, приветствовали его по всей  форме.  И это
тоже как-то успокаивало.
     В деревне их разместили по просторным амбарам. Началась оттепель, таяло
так  быстро,  что  вышли  они  еще по  твердой, промерзлой  дороге,  а когда
вступили в деревню,  под ногами  уже хлюпала  грязь. Ночи по-прежнему стояли
холодные,  и  спать в старых,  развалившихся амбарах, на земляном полу, было
несладко.  В  деревне  не оказалось  воды,  умываться  приходилось в  лужах,
пробивая затянувший их тонкий ледок коченеющими пальцами. Но все  побывали в
душе и  сменили  белье. Душ был  устроен в поврежденной  снарядом пивоварне.
Партиями по тридцать -- сорок человек солдаты раздевались в одном помещении,
затем переходили  в  другое, где в восьми  футах  над  полом тянулись рядами
железные  трубы.  Через  каждые  шесть  футов   в  трубах  просверлены  были
отверстия. Станешь  под такое  отверстие,  и  на тебя сверху течет тоненькая
струйка  теплой  воды. На  то, чтобы  намылиться  и смыть с себя  всю грязь,
давалось   минут  пять.   На  другой  день  Уинтерборн  пришел  сюда   один.
Благоразумно подкупив  кого надо,  он вымылся основательно, по-офицерски,  и
получил новую смену белья. Какое это было наслаждение -- избавиться от вшей,
снова почувствовать себя чистым.
     Четыре дня пролетели мигом. Утром поверка, короткое  ученье, днем можно
было побегать  или  поиграть  в  футбол,  вечером --  заглянуть  в  кабачок.
Уинтерборн угостил свое  отделение пивом, а  сам выпил  полбутылки  барзака.
Остальные, все как  один, предпочитали пиво  и водку,  а  французские вина с
более  тонким  букетом  презрительно  именовали  "уксусом".  Когда  темнело,
солдаты тайком выходили на промысел: мешками  таскали  "ядра" -- лепешки  из
угольной пыли, смешанной с дегтем, и  потом  жгли их в жаровнях,  чтобы хоть
немного обогреть свои амбары. Уинтерборн сперва протестовал: все-таки кража!
Но других это не остановило, а так как краденый уголь грел  и его, он решил,
что  с  таким же  успехом  может и сам  участвовать  в преступлении. Правда,
топливо   это   принадлежало   французскому   правительству,   а  украсть  у
правительства --  не велик грех.  И все  же противно  было  чувствовать себя
вором. На  солдатском  языке  это  называлось "ухапить". Не  было на  фронте
человека, которого нужда не отучила бы  понемногу от  угрызений совести и не
заставила "хапать".
     На третью ночь Уинтерборну не повезло. Он был назначен в охранение. Всю
ночь солдаты по очереди стояли на часах, а сменившиеся сидели  вокруг ротной
походной кухни и пили чай. Каска и примкнутый штык назойливо напоминали, что
скоро надо  возвращаться  на передовую. За чаем  вспоминали Англию,  родных,
говорили,  что хорошо  бы  война  поскорей  кончилась, или,  может,  удастся
получить отпуск,  или,  на  худой  конец,  "схватить  домашнюю",  завидовали
офицерам,  которые спят в настоящей постели. Одни солдат все  ворчал, что  в
этой  деревне  нет "красного фонаря", Уинтерборн в  душе  этому порадовался,
Соблазн  его не  пугал  --  когда  он  не  любил,  он  был  фанатически,  до
ожесточения целомудрен, но его  бесила мысль, что крепкие, мужественные люди
пойдут в дрянные солдатские бордели  и  станут  обнимать  жалких французских
шлюх.
     То ли дело  в Бетюне,--  рассказывал ворчун.-- Там,  как  стемнеет, все
выстроятся у  красных фонарей, и сержант  с  ними. Как  хозяйка подает знак,
сержант командует: "Следующие две шеренги, правое плечо вперед, скорым шагом
марш!"  -- и ты идешь в дом. Хозяйка  на скорую руку всех  осматривает, дает
примочку  от  всякой заразы,  и у девкн тоже есть эта примочка. Хорошая  мне
попалась  девка,  верное  слово,  только   уж  больно  спешила  и  меня  все
поторапливала -- скорей мол, депеш . Я  еще и  застегнуться не успел, слышу,
сержант  уже командует следующие две  шеренги, правое плечо  вперед,  скорым
шагом марш!" А девка мне попалась хорошая, верное слово.
     Уинтерборн  поднялся и вышел  на  грязную,  раскисшую дорогу. В смутном
ночном небе слабо мерцали ласковые звезды, в чистом воздухе  чудилось первое
дуновение весны, О Андромеда, о Венера!
     На  рассвете  встрепенулись  птицы, несмело  зачирикали,  защебетали  в
холодном утреннем тумане. За рядами  тополей в золотой дымке взошло солнце и
осветило голую черную равнину.


     Они вернулись на  передовую,  но не на прежние позиции,  а тремя милями
правее. Квартировали они теперь в миле с лишним позади города М., как раз  в
углу  у основания  клина, вдававшегося во  вражеское  расположение.  Жили  в
погребах  и подвалах; маленький  шахтерский поселок был совсем разрушен, и в
нем не осталось никого из мирных жителей.  Длинная, прямая, не защищенная ни
единым деревцем дорога вела отсюда  к М. к высоте 91. За эту высоту шли едва
ли  не  самые  жестокие бои на этом фронте, вся  она  была иссечена окопами,
изрыта воронками от снарядов и глубокими язвами от минных  разрывов,  всюду,
точно  соты в улье, лепились переходы и галереи,-- и ни кустика ни травинки;
все  выжжено,  все  мертво.  У  высоты  91  линия  германских  окопов  круто
сворачивала влево, к длинному отвалу шлака,  поднимавшемуся ярдах в пятистах
от  развалин  поселка,  где теперь  квартировали саперы.  Поэтому,  хоть  от
поселка до высоты 91 было не близко, противник отлично мог  наблюдать  его и
обстреливать  из  пулеметов;  дорога  к  М.  тоже  простреливалась  насквозь
пулеметами, и по ней постоянно била артиллерия.  Прескверная позиция, отсюда
давным-давно следовало отойти, но "престиж" требовал во что бы  то  ни стало
удерживать  город М.  Недешево обошелся на  этом  клочке  фронта  британский
престиж.  Подсчитано, что в госпиталях  постоянно содержится столько солдат,
больных венерическими болезнями, что их хватило бы на целую дивизию,-- но их
не  отсылают   в  строй,  дабы  не  уронить  престиж  британской  чистоты  и
нравственности; должно  быть,  еще  одна  дивизия была  загублена,  лишь бы,
престижа ради, бессмысленно удерживать М.
     Они  прибыли  к одиннадцати, и  почти сейчас же денщик Ивенса пришел за
Уинтерборном:  ему приказано  явиться к офицерской столовой  в полной боевой
готовности, Ивенс его ждет.
     До сих пор в роте  не хватало людей и ею командовали под началом майора
Торпа всего два лейтенанта -- Ивенс и Пембертон, сменявшие друг друга. В дни
отдыха рота получила пополнение, в том числе прибыли еще три младших офицера
-- Франклин,  Хьюм  и Томпсон.  Tак  что теперь  она возвращалась на фронт в
полном  составе: сто двадцать солдат  и шесть  офицеров, из которых один  --
сверхштатный.  Ивенс,  продолжая  командовать взводом, стал  теперь  как  бы
неофициальным помощником ротного командира. Как  наиболее опытный из младших
офицеров, он должен был присматривать за новичками, пока они не свыкнутся со
своими новыми обязанностями. Все это он на ходу объяснил Уинтерборну.
     Вы должны мне  обещать, что  никому об  этом  не скажете,  но на  нашем
фронте  почти наверняка  скоро  станет жарко. Этак  через  месяц.  Смотрите,
никому не проговоритесь,
     Ну конечно, сэр.
     Боюсь,  что  нам придется работать по двенадцать  часов. Сегодня в пять
мне надо вести три  взвода  на высоту девяносто один, так что я хочу заранее
все разведать. Надо будет исправить и  обложить  мешками все ходы сообщения,
убрать  колючую  проволоку и  вэамен  поставить рогатки. И  надо привести  в
порядок  Саутхемптон  Роу  --  это основной  ход  сообщения  от  вас  влево.
Отправляясь  на позиции,  каждый раз  будем переносить туда  ручные гранаты,
мины или  патроны. Думаю, скучать  нам  теперь не придется. Я вчера  проехал
верхом  миль  десять и  насчитал  пятнадцать  тяжелых батарей,  и  у  дороги
замаскировано  много танков. Офицеры говорят, что их назначат  либо  на  наш
сектор, либо немного южнее.
     Они шли по узкой, прямой дороге, ведущей в М.  Чуть не каждую минуту на
город обрушивался снаряд из  тяжелого  орудия, а то  и  целый  залп.  К небу
взметался фонтан черного дыма и обломков, грохот взрыва потрясал все вокруг,
зловещим металлическим гулом отзывалась искалеченная сталь смятых и разбитых
шахтных механизмов, громким  эхом  отвечали меловые склоны высоты 91. Справа
тянулся  громадный отвал  шлака, весь  в язвах воронок. Ивенс указал на него
Уинтерборну.
     --  Перед  этой  штукой,  ярдов  за  четыреста  --  передовая  бошей. В
некоторых  местах между  их  окопами и  нашими  всего  каких-нибудь двадцать
ярдов. Дикое положение и не очень-то удобное. Почти все снабжение М. идет по
этой  дороге,  другого  пути  для  перевозок  нет,-- и  бедняги каждую  ночь
попадают  пол  зверский  орудийный  и  пулеметный  огонь.  А  пехота  должна
добираться по Саутхемптон Роу -- по тому самому ходу сообщения, что слева от
вас. Этот ход оборудован так, что можно будет использовать его как резервную
линию, в случае надобности засядем там.
     Они вышли  на разрушенные улицы  М. и сейчас  же заблудились. Вражеская
артиллерия сровняла  город с землей,  всюду одно и то  же: пыль, и  мусор, и
остатки стен  высотою едва  ли в три  фута. Над грудой раздробленного  камня
торчала  доска  с надписью: "Церковь". На  другой, подальше,  была  надпись:
"Почта". Ивенс достал походную карту, и они вдвоем пытались разобраться, как
же пройти к нужному  участку. Ззз... бум... трах! -- четыре тяжелых снаряда,
визжа и  воя, понеслись прямо на них  и разорвались с оглушительным грохотом
не дальше, чем в  сотне шагов. Один просвистел над самой головой и взорвался
всего шагах в двадцати. Четыре столба черного  дыма  взвились к  небу, точно
заработали четыре небольших вулкана; по всей  пустой  улице дробно застучали
обломки  кирпича,  зазвенели  осколки.  Прокатилось  протяжное  эхо,   точно
предсмертный стон  города. Уннтерборну казалось, что каждый взрыв с огромной
силой толкает его в грудь.
     Бьет   тяжелыми,--   очень   спокойно  сказал  Ивенс.--  Должно   быть,
восьмидюймовыми.
     Взззз-бумм! Трах! ТРРАХ! Еще четыре...
     Ну, здесь как будто становится не слишком приятно. Пойдемте-ка.
     Уинтерборн  промолчал. Впервые он начал понимать, что такое чудовищная,
бесчеловечная мощь тяжелой артиллерии. Шрапнель и даже шестидюймовки -- одно
дело, но  эти восьми-  и десятидюймовые  чудища,  рвущиеся  с  невообразимой
силой,-- нечто совсем другое.
     Взззз-бумм! ТРРАХ!
     Минута  за  минутой,  час  за  часом,  день  и ночь,  неделями  тяжелая
артиллерия без пощады громила злосчастный город.
     Взззз-бумм! ТРАХ, ТРРАХ!
     Нет, к этому  неистовству невозможно привыкнуть. Невозможно уже потому,
что  так  сильно  чисто физическое потрясение, страшный удар  в грудь, когда
совсем близко рвется огромный "чемодан".  Это становится  пыткой, неотвязным
бредом, кошмаром, преследующим тебя и во  сне и наяву. Когда идешь через М.,
поневоле весь внутренне сжимаешься и  напряженно, всем  существом ждешь: вот
сейчас взвоет  приближающийся снаряд, и  стараешься по звуку определить -- в
тебя летит или мимо...  С этого дня Уинтерборн  два с половиной месяца кряду
должен был проходить через М.-- и нередко  один -- по  меньшей мере дважды в
сутки.


     Подлинный  ужас,  только еще  начинался.  Прежде была  пытка  холодом и
болезнями,  теперь   настала  пытка   грязью,  ядовитым  газом,  непрерывной
артиллерийской пальбой, пытка усталостью и вечным недосыпанием.
     Нагрянула  оттепель,  и эта избитая снарядами  земля разом превратилась
изо  льда  в грязь.  Толстый  слой грязи  покрывал шоссе, вокруг  солдатских
"квартир"  грязь была  глубже,  на немощеных дорогах  -- еще глубже, и всего
глубже  -- в  окопах. Затравленная  память  Уинтерборна, в  которой  сцены и
образы  сходились  и  сталкивались,  точно  наложенные  друг на друга  кадры
кинопленки, от всей  этой весны удержала одно: грязь. Казалось, он  только и
делал, что тащился в грязи по  нескончаемым окопам --  в грязи по щиколотку,
по икры, по колено; или, лопату за лопатой,  ожесточенно выбрасывал грязь со
дна окопа на берму, а ночью -- с бермы за бруствер, а кругом рвались снаряды
и трещали пулеметы, и пули высекали из дорожных камней золотые искры. Или же
он  ножом счищал грязь  с башмаков и  с  одежды, пытался  просушить  носки и
обмотки и растирал застывшие, посиневшие,  ноющие ноги. Прежде  он  не знал,
что  от  холода и сырости так  долго,  мучительно болят  и  нипочем  они  не
согреваются ноги. Не знал, как трудно, сгибаясь под тяжелой ношей, брести по
густой,  глубокой  меловой  каше,  какого  усилия  требует каждый  шаг,  как
засасывает грязь одну ногу, пока удается вытащить другую. Не знал, что можно
так ненавидеть  неживую, косную материю.  Над головою  могло  сиять  солнце,
голубело неяркое  мартовское небо, все в  пушистых белых клубках шрапнельных
разрывов,  и от  них  стремительно ускользал в вышине крохотный  серебристый
аэроплан. Под ногами была грязь.  Солдатам некогда было смотреть на небо  --
согнувшись, едва волоча ноги, они брели по затопленным грязью траншеям.


     Ему  запомнилась благословенная  неделя  передышки: двенадцать часов  в
сутки он проводил  на корточках в подземной галерее  у  лебедки, переправляя
наверх,  в окопы, бесчисленные  мешки,  набитые мелом. Эти галереи, которыми
так никто никогда и  не воспользовался, вырыты  были  для того,  чтобы в них
могли укрыться две  или  даже три  дивизии перед внезапным  броском  вперед.
Тянулись они, должно быть,  на многие  мили.  Где-то впереди подземно-минный
отряд  -- сплошь  умелые шахтеры --  с поразительной  быстротой  и ловкостью
долбил и вырубал пласты мела.  Саперы наполняли мелом мешки и оттаскивали их
по галерее к  лебедке, а Уинтерборн беспрестанно  переправлял  мешки наверх.
Подземным минерам  давали  лучший паек, чем  пехоте и саперам,  чей  завтрак
состоял  из  хлеба  с  сыром.  Они  получали  на завтрак по  большому  куску
холодного мяса и крепкий чай с ромом. Однажды во время получасового перерыва
Уинтерборн забрел в конец галереи,  когда они ели.  Он не мог удержаться и с
жадностью покосился на них. Один солдат  заметил голодный взгляд  сапера  и,
показывая на свою порцию холодной говядины, сказал с набитым ртом:
     Что, малый, верно, вашему брату такой жратвы не дают?
     Нет,  но кормят очень хорошо... только  надоедает каждый день одно и то
же.
     Ну, ясно. А  вот  мы  народ  умелый и  в профсоюзе состоим.  Приходится
начальству кормить нас получше.
     Глядя и сочувственно  и  немного свысока, шахтер отрезал толстый ломоть
мяса и на широкой грязной ладони протянул Уинтерборну.
     На-ка, малый, пожуй.
     Нет, нет, спасибо! Вы очень добры, но...
     Бери, бери, не жмись. Больно ты тощий да замученный. Много ли ты  такой
наработаешь.
     Уинтерборн  колебался,   раздираемый  противоречивыми  чувствами,--   и
унижение  его  мучило,  и голод терзал, и  не хотелось обидеть  добродушного
шахтера отказом. В конце концов с острым чувством  какого-то прямо собачьего
унижения он взял подачку.  Мягкое  холодное мясо  было восхитительно вкусно.
Ведь он  уже несколько месяцев питался  одними консервами. Он отдал шахтерам
последние сигареты и вернулся к своей лебедке.


     Для Уинтерборна не было работы  ненавистней, чем выравнивать бермы. Час
за часом приходилось стоять в холодной липкой грязи и ту же грязь,  с трудом
выброшенную со дна окопа, укладывать и разравнивать лопатой, чтобы она вновь
не  сползла в  окоп  и  чтоб шире было расстояние  между его верхним краем и
бруствером. Тем  временем с вершины шлакового  отвала по саперам без  устали
строчили пулеметы. Однажды ночью Уинтерборн и сапер, работавший рядом с ним,
откопали кости, шинель, снаряжение и винтовку французского солдата, которого
наскоро  схоронили в  бруствере много месяцев назад. Из истлевшего  подсумка
высыпались  патроны,  они  еще и  сейчас  блестели  в  слабом  свете  звезд.
Уинтерборн  откопал череп -- большой, выпуклый, сразу видно, что когда-то он
принадлежал  французу.  Они  пытались  отыскать  личный  знак  мертвеца,  но
безуспешно. Пембертон,  дежуривший в ту  ночь, приказал им вновь  похоронить
останки в воронке.  На другой день они поставили над этой могилой деревянный
крест с надписью: "Неизвестный французский солдат".
     Лучше всего были те ночи, когда  дежурил  Ивенс, но  часто  спешка была
такая, что и вестовым и самим офицерам приходилось работать лопатой и киркой
и  таскать тяжести.  Особенно  тяжело и неудобно было перетаскивать  длинные
листы рифленого железа,  которыми обшивали бруствер. Их пришлось  переносить
по  дороге,  так  как они были слишком велики, чтобы  развернуться с  ними в
окопах,-- мешали траверсы. А когда тащишь в  темноте металлический лист, как
ни остерегайся, он непременно  звякнет либо о  винтовку, либо о лист в руках
идущего  впереди.  На  этот звук  откликались  пулеметы  с отвала, и  саперы
видели,  как  все  ближе  на  дороге  брызжут  искры,  высекаемые  из  камня
пулеметными  очередями. По железному  листу, который нес Уинтерборн,  что-то
сильно ударило, и  он  едва не вырвался из рук. Сапер, шедший впереди, упал,
загремело железо.
     Санитара! -- крикнул кто-то.
     Люди  побросали свою ношу и прильнули к земле.  Смятение охватило всех.
На  дороге  остались   стоять  только  Ивенс  и  Уинтерборн.  Ивенс  изругал
унтер-офицеров и заставил всех вновь вытянуться в затылок за Уинтерборном. В
темноте долго не удавалось  подобрать железные  листы, и все  время с отвала
яростно  строчил пулемет. Они  вернулись  в свои погреба  на несколько часов
позже обычного.


     Медленно тянулся  март; по ночам, гремя и лязгая в темноте,  подъезжали
все новые тяжелые орудия. Неподалеку от жилищ саперов замаскировался танк со
своим экипажем, а подальше,  вглубь от передовой, были и  еще танки. Немного
правее появилась  новая  пехотная дивизия,  и  говорили, что  позади, совсем
близко,  стоят наготове еще дивизии. На их участке с каждым днем становилось
жарче, но большого наступления все не было Уинтерборн попробовал расспросить
Ивенса,   тот   отвечал,  что  наступление  отложили,  чтобы  земля   успела
подсохнуть. Было на что надеяться!
     У  немцев  на  высоте  91  были отличные  наблюдательные  пункты,  и их
аэропланы  постоянно кружили  над  британскими  позициями и ближними тылами.
Разумеется, они прекрасно знали, что готовится наступление.  Каждую ночь  их
артиллерия била по М., по перекресткам ведущих к нему дорог, по всем огневым
точкам,  которые  немцам  удавалось  засечь, по  разрушенному  поселку,  где
квартировали  саперы.  Погреба  служили  неплохим укрытием от  осколков, но,
конечно,  не  могли выдержать  прямого  попадания  День  и  ночь  на поселок
сыпались  огромные   "чемоданы",   от  взрывов  дрожала  земля,  спать  было
невозможно.  Днем  Уинтерборн  иной раз  съеживался  у  выхода из  погреба и
смотрел  на  разрывы  .  Если  такой  снаряд  попадал  прямо в  какой-нибудь
полуразрушенный  дом,  последние остатки  стен  исчезали, разлетаясь облаком
черного дыма и розовой кирпичной пыли.
     А  потом  был  еще газ, снова и  снова  газ. В ту пору только  начинали
широко применять снаряды с отравляющими веществами,-- позднее их значительно
усовершенствовали.  Впервые Уинтерборн и его товарищи познакомились с ними в
одну мартовскую ночь  на  высоте 91.  Внезапной атакой на  небольшом участке
англичане  выбили противника из первой линии  его  окопов и, недешево за это
заплатив, продвинулись вперед ярдов на двести пятьдесят в глубину на участке
шириною  ярдов в восемьсот. Ивенс  объяснил  Уинтерборну, что  такие местные
атаки происходят по всему фронту -- нужно сбить немцев с толку, чтобы они не
разгадали,  откуда начнется наступление. Что-то  чересчур  хитро, и чересчур
дорого  эта  хитрость обходится,  подумал Уинтерборн: надо быть слепыми  или
сумасшедшими,  чтоб  не видеть, где  именно накапливаются  орудия и  войска.
Впрочем, "солдат не должен рассуждать".
     Три  взвода  саперов -- под командованием Ивенса, Пембертона и Хьюма --
должны были проложить новый  ход сообщения от прежней передовой к теперешней
линии  аванпоста: ее образовали воронки  снарядов,  кое-как связанные  между
собой наскоро отрытыми окопами. Ивенс сказал Уинтерборну, что кирку и лопату
брать не стоит.
     --  Пожалуй, там  будет несладко.  Боши  палят день и ночь. И черт меня
подери, если я знаю в  точности, где она должна быть, эта наша новая  линия.
Там повсюду немецкие окопы, как бы нам на них не напороться.
     Саперы  побрели  по Саутхемптон  Роу,  стороной  обошли М., над которым
стоял грохот разрывающихся немецких  снарядов. Наконец добрались до  другого
окопа, у подножья высоты 91. Вокруг с треском рвалась шрапнель, по десять --
двенадцать  штук  зараз,--  стреляли  сразу   несколько   батарей.  Ивенс  и
Уинтерборн шли впереди. Вдруг Уинтерборн остановился.
     Здесь как-то  странно пахнет,  сэр (он принюхался), как будто ананасами
или грушевой эссенцией.
     Ивенс втянул носом воздух.
     Да, похоже.
     Еще разрывы -- и запах сразу стал сильнее.
     О, черт,  да это слезоточивый газ! -- воскликнул Ивенс. -- Передайте по
цепочке: надеть маски.
     Люди  остановились,  ощупью   натягивая  противогазы,  потом  медленно,
спотыкаясь, двинулись дальше.  В  окопе и без  того было  темно,  а в  маске
Уинтерборн совсем ничего не видел: очки сразу запотели. Он снял противогаз.
     Так  мы  и  к утру не  дотащимся, сэр.  Газ слепит, так ведь и в  маске
ничего не видно. Лучше я ее сниму и пойду разведаю, что там впереди.
     Ивенс тоже снял противогаз,  велел сержанту  двигаться  следом,  и  они
пошли вперед, с трудом вытаскивая ноги из густой грязи окопа. Из глаз Ивенса
и Уинтерборна  ручьями  потекли слезы.  Оба поминутно утирали  их  платками,
точно наемные плакальщики на собственных похоронах.
     Трах,  трах-трах,  трах,  трах-трах-трах-трах -- новые  разрывы, и  еще
острей запахло ананасами.
     --А вдруг  они заодно лупят и отравляющими? -- сказал Ивенс.-- То-то мы
с  вами  будем  хороши! За этой грушевой вонью ничего  другого не разобрать.
Ф-фу! Прямо как на конфетной фабрике.
     Оба засмеялись -- и опять принялись утирать слезы.
     Через десять минут они вышли к самой большой воронке. Здесь, на вершине
холма, дул свежий ветер, он разогнал газ. Обожженным глазам стало полегче.
     Пришли,-- сказал Ивенс.--  А вот  и  бывшая "ничья земля".  Но  где,  к
черту, наша передовая -- хоть убейте, не пойму. Останьтесь  тут, Уинтерборн,
и велите сержанту Перкинсу ждать, пока я не вернусь. Я пойду на разведку.
     А я вернусь, сэр, и приведу всех сюда.
     Ладно.
     И лейтенант исчез  в  темноте.  Уинтерборн вернулся к  саперам, которые
ощупью уныло  брели по пропахшему газом окопу. Потом дождались Ивенса,  и он
по  бывшей  "ничьей  земле" провел  их  к какому-то очень  глубокому  окопу.
Повернули налево. Ивенс шепнул Уинтерборну:
     Тут сплошь  -- немецкие окопы. Смотрите, какие глубокие. Я  не видел ни
души, и  надписи всюду немецкие. Хоть убейте,  не знаю, где мы. По-моему, мы
просто залезли к бошам.
     Скинув с  плеча винтовку со штыком, Уинтерборн  пошел  впереди  Ивенса.
Изредка в небо  взмывали осветительные ракеты, но, странное дело,  казалось,
они  летят со всех  сторон --  не  только спереди и с  боков, но даже сзади.
Окопы  были  необычайно  глубоки  и темны, и  слабо  освещались  лишь  в  те
мгновенья, когда разгоралась в  небе  ракета  или  мелькали короткие вспышки
разрывов. А они все  шли  и  шли, то  и  дело  минуя  поперечные  ходы,  уже
совершенно не разбирая дороги, и может  быть, даже  кружили на одном  месте.
Они  слышали бормотанье и приглушенную ругань плетущихся  сзади  саперов. На
очередном перекрестке они в  отчаянье  остановились.  Уинтерборн поднялся на
какой-то  бугорок  посреди  широкого  окопа и  вглядывался  в темноту, Ивенс
посмотрел на светящийся циферблат ручных часов:
     Ох,  черт!  Мы бродим по этим проклятым окопам уже почти три часа. Если
не доберемся сейчас  же до места, будет совсем  поздно --  ничего  не успеем
сделать.
     Уинтерборн схватил его за руку:
     Смотрите!
     По  окопу к ним двигались какие-то тени, едва различимые на фоне  неба.
Тьма, касок не разглядеть. Свои или немцы?
     Окликните их,-- шепнул Ивенс. Уинтерборн вскинул ружье:
     Стой! Кто идет?
     Фронтширцы,-- отозвался усталый голос.
     Спросите, какая рота,-- подсказал Ивенс.
     Какая рота?
     Все четыре -- что осталось.
     Они  были  уже  так близко,  что Ивенс и  Уинтерборн  могли  разглядеть
английскую   форму.  Ивенс  по  цепочке  приказал  своим  податься  влево  и
пропустить фронтширцев. Они еле шли, спотыкаясь на неровном дне окопа.
     Мы держались, покуда  нас чуть не всех перебили, сэр,-- хрипло и словно
извиняясь сказал кто-то из них Ивенсу.
     Спрингширцев всех перебили, сэр, ну мы и попали под фланговый  огонь,--
прибавил другой.-- У нас только один офицер остался.
     Мимо саперов, тяжело волоча  ноги, прошли человек пятьдесят -- все, что
уцелело от разгромленного батальона. Последними шли старшина  и  молоденький
лейтенант. Ивенс остановил его и, коротко объяснив, зачем он здесь со своими
саперами,  спросил  дорогу  к  передовой. Лейтенант,  видимо,  изнемогал  от
усталости. Его шатало, он едва держался на ногах.
     Там... где-то там...-- с усилием выговорил он.
     А далеко?
     Не знаю... нет... не могу задерживаться... мне нельзя оставить людей...
     И он побрел дальше. Ивенс обернулся к Уинтерборну.
     Что ж, Уинтерборн, сойдите-ка с трупа этого боша и двинемся дальше.
     Уинтерборн в ужасе отскочил и  тут только заметил, что все время  стоял
на убитом немце.
     Они проплутали почти до рассвета, но  передовой так и не нашли. Дорогой
наткнулись на двух раненых немцев. Ивенс  приказал санитарам подобрать их. К
рассвету они вновь оказались там, где ночью  впервые вошли в старые немецкие
окопы, дальше местность была им знакома. Санитары с носилками спотыкались на
кочках и рытвинах, раненые немцы стонали от каждого толчка.


     Медленно, очень медленно  остатки Фронтширского  батальона  брели по М.
Вззз, бумм, ТРРАХ! -- рвались снаряды, но люди почти не слышали. Они слишком
устали.  Гуськом  они  прошли через  город.  Вышли  на  прямую  дорогу.  Тут
лейтенант остановил людей, кое-как  построил  в  две шеренги и стал во главе
колонны. И  они  поплелись дальше,  даже  не  пытаясь  держать  шаг,  устало
сгибаясь  под  тяжестью  снаряжения, невидящими  глазами  глядя под ноги, на
дорожную  грязь. Они  спотыкались о каждый камень и каждую выбоину; порою то
один, то другой  падал и его  с  трудом поднимали на ноги. Несколько человек
отстали и  плелись  далеко позади. Время  от  времени  лейтенант  и старшина
останавливались и давали людям  возможность  вновь  собраться и построиться.
Шли молча. Очень медленно миновали отвал, разбитый поселок, где квартировали
саперы, солдатское кладбище, развалины замка, закрытую  в  этот час столовую
Союза Молодых Христиан; и когда просветлело небо и забрезжило ясное весеннее
утро,  вошли  в  деревню, где  предстояло  разместиться на  отдых.  Стрельба
утихла, в прозрачном  чистом небе  звенели  жаворонки. В  предутреннем свете
небритые   лица   казались  мрачными  и   странно  старыми,--  серо-зеленые,
осунувшиеся, безмерно усталые. Люди шли, волоча ноги.
     У штаба  дивизии  стоял подтянутый, щеголеватый часовой. Увидав горстку
солдат, которые  устало  плелись по улице,  он  решил, что это идут раненые.
Шагах  в тридцати  от  часового  молодой  лейтенант  остановился  и еще  раз
построил своих людей. Часовой услышал его слова:
     Держитесь, фронтширцы.
     До  тылов  уже  докатилась весть, что Фронтширский  батальон почти весь
погиб,  отражая  яростный  натиск  врага --  из двадцати  офицеров и семисот
пятидесяти солдат остались в живых полсотни солдат и один офицер.
     Часовой вытянулся в струнку и сделал шаг  вперед. Вскинул  винтовку  --
раз,  два,  три, как на параде,--  и  стал смирно.  Когда  маленькая колонна
поравнялась с ним, он четко взял на караул.
     Молодой офицер устало поднял руку к каске. Солдаты не обратили внимания
на часового,  да и не поняли его. Он смотрел,  как они шли мимо, и в горле у
него стоял ком.
     На Западном фронте все еще было без перемен.



     Проспав  несколько  часов  и  наскоро  поев,  Ивенс  и Уинтерборн снова
отправились  на  передовую.  Ивенса  мучил  стыд  за  то,  что  накануне  он
заблудился,  да и майор его отчитал.  Ивенс выслушал  молча, хотя  мог бы  и
ответить: если майор так хорошо знал  дорогу,  напрасно он не потрудился сам
отвести саперов на место.
     Было около  двух  часов, день стоял холодный, ясный. Они обошли М., над
которым,  как всегда,  не  смолкал  сводящий с  ума  свист,  треск  и грохот
снарядов. В окопах, огибающих высоту  91, им повстречались  двое  раненых --
обросшие, по пояс в грязи. Один, с перевязанной головой, нес каску в руке; у
другого  левый рукав шинели  болтался  пустой,  рука от  кисти  до  плеча  в
нескольких   местах  забинтована.  Они   о   чем-то  хмуро,   сосредоточенно
разговаривали и не  обратили внимания на Ивенса с  его вестовым.  Уинтерборн
услышал, как один из них сказал:
     Я  два  раза  говорил  этой сволочи --  новому  офицеру,--  на дьявола,
говорю,  нам  тащиться  в  тот  сволочной  окоп,  там  какую-нибудь  сволочь
наверняка подстрелят.
     Сволочь он и больше никто,-- отозвался другой.
     Ивенс с Уинтерборном остановились на вершине холма, у старой передовой,
чтобы  отдышаться  немного, и  оглянулись. Голубое небо  пестрело  пушистыми
клубками  шрапнельных   разрывов  --  артиллерия   била  по  трем  вражеским
аэропланам. На М.,  лежавший  у их ног, с  грохотом сыпались снаряды. Дальше
расстилалась серо-зеленая  равнина, усеянная  пятнами  разрушенных  селений,
иссеченная  длинными  кривыми  шрамами   окопов.  Четко  выделялась  широкая
извилистая  полоса  "ничьей земли",  перепаханная  обстрелами  до того,  что
обнажился пласт мела. Видны были  вспышки тяжелых орудий и разрывы вражеских
снарядов  на  перекрестках дорог  и вокруг  позиций  английской  артиллерии.
Машина с красным  крестом,  переправлявшая раненых с  перевязочного  пункта,
пробиралась  через М.,-- и, преследуя ее по пятам, на дороге рвались снаряды
полевой артиллерии. Ивенс и  Уинтерборн не сводили глаз с этой машины, желая
ей уйти  невредимой. Раза два ее  скрывал черный дым разрывов,  и они уже не
надеялись  вновь  ее  увидеть,  но  она  появлялась   опять,  подскакивая  и
переваливаясь на выбоинах, и в конце концов  скрылась из виду в той стороне,
где начиналась железная дорога.
     Ах, негодяи! Как я рад, что  они ее  не накрыли!  -- сказал Уинтерборн,
вылезая из окопа.
     Ну, знаете,-- заметил  Ивенс,-- под красным крестом перевозят не только
раненых, это хитрость известная.


     При свете дня они без труда  нашли новую передовую. В окопах  на старых
немецких указателях  были  наспех  нацарапаны  английские  надписи,  и  даже
странно показалось, как  это они минувшей ночью сбились с дороги. Всюду было
полно  пехоты:  кто  стоял  на посту,  кто примостился,  сгорбясь,  на  краю
ступеней, многие лежали в узких и  длинных, точно  могилы, нишах, вырытых  в
стенке окопа. Ивенс и  Уинтерборн разыскали командира, и он провел их к тому
месту, где надо было копать новый ход сообщения. Обернувшись, чтобы ответить
Ивенсу на  какой-то вопрос,  Уинтерборн сильно стукнул прикладом  одного  из
спящих в нише. Тот не пошевельнулся.
     Крепко спят ваши ребята,-- заметил Ивенс.
     Да,-- устало отозвался офицер,-- но  он, может быть, не  спит, а  умер.
Санитары  выбились из  сил,  не успевают выносить  мертвецов. Тут и спящие и
убитые. Надо обходить всех подряд и каждому давать пинка, иначе не отличишь.
     Примерное  направление  нового окопа,  который предстояло  отрыть, было
намечено  заранее:  он  должен  был  соединить  прежнюю передовую  немцев  с
воронкой  от  мины  Конгрива,  где пока  устроили склад боеприпасов.  Грохот
разрывающихся снарядов приветствовал их, когда вышли осмотреть это место.
     Не завидую  я  вам,  не слишком  приятно  будет тут работать,--  сказал
пехотный офицер.--  Это, пожалуй, самое скверное  место на высоте  девяносто
один. Боши бьют по этому участку день и ночь. Ваш полковник разругался из-за
этого с самим  бригадным, но  наши ребята совсем валятся с ног, не могут они
больше копать.
     Дружно  разорвались  еще  несколько снарядов --  трах,  трах-трах-трах.
Пополз едкий, вонючий серо-зеленый дым.
     Это будет называться "траншея Нерона",-- прибавил офицер на прощанье.--
Сами видите, от  угля и шлака все черно,  как на пожарище.  Ну, до свиданья,
счастливо! Да смотрите, берегитесь газа.


     Работы  в траншее  Нерона оказались поистине пыткой. Немцы очень  точно
засекли это место и яростно обстреливали  саперов. Стреляли частыми залпами,
пять минут тишины были уже долгой передышкой. Ивенс с Уинтерборном и Хьюм со
своим вестовым без устали  обходили  саперов,  которые тревожно  и торопливо
работали  в  темноте,  спеша устроить  себе  хоть  неглубокое укрытие. Когда
снаряды рвались близко, люди падали на землю, съеживались в комок. При свете
первого утра обнаружилось,--  вместо того чтобы отрывать,  как положено, три
ярда окопа, каждый  попросту копал  яму, в  которую мог бы забраться сам.  В
иные  ночи огонь был  такой неистовый, что Ивенс  на время  отводил  людей в
старые окопы. Среди саперов были раненые и убитые.
     А  потом  немцы  начали  упорно, методически  обстреливать  разрушенные
деревни  близ английской  передовой химическими снарядами.  Это началось  на
вторую  же ночь  работ  в  траншее Нерона. С высоты  91 саперы заметили, что
огонь  противника усилился, и на обратном  пути,  когда проходили  через М.,
снаряды непрерывно свистели над головой. Но, странное дело, разрывов не было
слышно.
     Должно быть,  бьют по тылам,-- сказал Ивенс.-- Может, теперь начальство
призадумается и перестанет засыпать нас своими дурацкими бумажонками.
     Но, подходя к поселку, они  по звуку поняли, что снаряды  должны падать
где-то совсем  близко. Скоро они  услышали  и  привычное  взз... но за  ним,
вместо треска и грохота, следовало совсем непривычное глухое пфф...
     Не   может  быть,  чтобы  они  все  просто  не   разрывались,--  сказал
Уинтерборн.
     Еще  один снаряд упал совсем  рядом,  за  бруствером, снова послышалось
непонятное глухое шипенье. И тотчас в воздухе странно запахло  --  как будто
свежескошенным      сеном,     только      0x08      graphic
     острее. Ивенс и Уинтерборн принюхались и крикнули в один голос:
     Фосген! Газ!
     Поспешно,  неловкими  руками  саперы  натянули маски  и  пошли  дальше,
спотыкаясь, почти ощупью. Ивенс и Уинтерборн выбрались на дорогу и подошли к
поселку. Химические  снаряды  градом сыпались на поселок,  на  их  жилища --
вззз,  вззз, взз, взз, пфф-пфф-пфф-пфф. На мгновенье оба сняли  маски  --  в
воздухе стоял едкий запах фосгена.
     Ивенс  и  Уинтерборн  стояли  у  конца  окопа,  помогая   полуслепым  в
противогазах  саперам выбираться наружу.  Одна  за другой  шли  мимо нелепые
фигуры;  резиновые маски вместо  лиц, огромные мертво  поблескивающие  очки,
длинный хобот, протянувшийся  к коробке... точно погибшие души, искупающие в
новом  аду  какой-то  чудовищный  грех,--  подумалось Уинтерборну.  Входы  в
подвалы были наглухо  завешены для защиты от газа, и все же  он просачивался
внутрь.  Двоих солдат, наглотавшихся  газа,  унесли  на носилках. Лица у них
были страшные, на губах пена.


     Химический  обстрел продолжался, пока не  рассвело.  Уинтерборн  уснул,
чуть сдвинув маску противогаза.  До этого  дня, ложась спать, все они вешали
противогазы на гвоздь или клали вместе с остальным снаряжением;  опыт этой и
следующих  ночей приучил их спать с коробкой противогаза на груди и с маской
под рукой.
     Когда  рассвело,  опять  открыла огонь  тяжелая артиллерия.  Уинтерборн
проснулся оттого, что один снаряд разорвался совсем рядом с его погребом. Он
долго лежал на полу,  прислушиваясь к треску и  грохоту. Он слышал, как  два
еще кое-как державшихся дома разлетелись вдребезги от прямого  попадания,  и
сразу же подумал  -- а  остались ли целы  погреба? Оказалось --  разбиты. По
счастью, в них никого не было. Вскоре немцы перенесли огонь ярдов на пятьсот
влево и  начали обстреливать какие-то  артиллерийские позиции. Обрадовавшись
затишью,  Уинтерборн  решил умыться.  Он  выбежал  из погреба  в  рубашке  и
противогазе, с  брезентовым ведром  в  руках  и  увидел,  что  водоразборная
колонка рядом с его  домом разбита прямым попаданием.  Он  знал, что правее,
ярдах в трехстах, есть  еще  колонка; правда,  ему не случалось ходить в  ту
сторону.
     Утро и на этот  раз было холодное,  но солнечное,  в небе  всюду белели
неизбежные облачка шрапнельных разрывов. Он уже так привык к ним, что просто
их  не  замечал.  Изредка  сверху  доносился  далекий,  еле  уловимый  треск
пулеметной очереди -- слабый отзвук войны, идущей в воздухе; Уинтерборн знал
о ней почти так же мало, как те, кто оставался в Англии,-- о войне на суше.
     Он снял  маску и осторожно потянул носом воздух. Дул  свежий  ветер, и,
хотя  запах  фосгена еще  чувствовался, серьезной опасности  явно  не  было.
Уинтерборн   решился   не  надевать   маску.  Земля  была  изрыта  глубокими
коническими  воронками  тяжелых снарядов  и сплошь,  точно  оспой,  изъедена
мелкими впадинами от снарядов химических. Он нашел неразорвавшийся снаряд  и
с любопытством его осмотрел. Бурая оболочка, калибр примерно шесть дюймов.
     В этой части поселка дома  стояли  реже и в погребах никто не жил. Верх
почти у всех домов снесло, но первый этаж кое-где уцелел. На ходу Уинтерборн
заглядывал во  все  дома  подряд.  В  первом  обои  давным-давно  отстали  и
свалились  на  пол комьями  заплесневелой  бумаги. Всюду --  битый  кирпич и
черепица, обломки балок, дранка,  рассыпавшаяся в пыль штукатурка.  Из всего
этого  мусора  торчали  какие-то  остатки  изломанной  мебели,  искореженные
железные кровати, лохмотья, которые некогда были одеждой. Пошарив кругом, он
нашел  фотографии, письма --  бумага отсырела, чернила выцвели,--  сломанные
игрушки,  осколки  цветочных ваз, атласное подвенечное платье, все в грязи и
пыли, фату,  флердоранж.  Он  стоял, опустив голову, и смотрел на эти жалкие
осколки  чьих-то  разбитых  жизней; машинально закурил  и  тотчас  отшвырнул
сигарету -- она отдавала фосгеном.
     -- La gloire --> 1 ,-- пробормотал он.-- Deutschland  ber
alles --> 2 . Боже, храни короля.
     Следующий дом пострадал меньше других и  грубые деревянные  ставни  еще
держались на петлях. Уинтерборн заглянул в щель и увидел,  что внутри нет ни
мусора,  ни  обломков,  но  все  сплошь  заставлено  какими-то   деревянными
предметами. Заслонив глаза ладонями, он всмотрелся пристальней  -- сплошными
тесными   рядами  стояли   деревянные  кресты.  На  ближайших  он  разглядел
выведенную краской  надпись: R.  I. Р. --> 3 , ниже  оставлено
место  для имени,  а еще  ниже -- номер  одного  из батальонов  его дивизии,
текущий месяц и  год и место для числа. Какая предусмотрительность! -- думал
Уинтерборн, наполняя у колонки ведро  и фляжку. -- Превосходно  организована
эта война!


     К  девяти  часам  за   ним  пришел  денщик  Ивенса:  приказано  явиться
немедленно в полной боевой готовности. Усталый и сонный Уинтерборн  навьючил
на себя снаряжение,  вновь  застегнул  лямку  противогаза, вскинул  на левое
плечо винтовку со штыком. Он ждал вместе с денщиками, кто-то из них протянул
ему кусок  хлеба, обмакнутый в сало. Немного погодя из столовой вышел Ивенс,
и они двинулись в путь.
     Мне надо повидать командира роты минеров,-- сказал Ивенс.-- Будет новая
работа  на  высоте  девяносто один.  Это левее траншеи Нерона  и  дальше  --
придется еще полчаса тратить на дорогу.
     Уинтерборн решил,  что  сейчас  самое время  высказать  кое-какие  свои
соображения.
     Надеюсь, вы ничего не будете иметь против, сэр,  если я  скажу...  это,
конечно, не жалоба, просто я много об этом думал.
     Ну-ну, я слушаю.
     Видите ли, сэр, мне кажется, нас расквартировали в поселке,  а не прямо
на передовой для того, чтобы мы могли  лучше отдыхать и приходить  на работу
со  свежими силами.  Но  ведь  из  этого  ничего не получается,  особенно  в
последние две недели, и похоже, что дальше будет  еще хуже. Мне кажется, нам
было бы куда лучше разместиться в укрытиях резервной линии. Мы дважды в день
делаем длиннейший переход по грязи; нам  достается, когда немцы обстреливают
транспорт и кухни; на передовых мы тоже всю ночь под огнем; на обратном пути
-- тоже под огнем; и возвращаемся мы на квартиры, где полно газа, потому что
двадцать  часов  в сутки  немцы  бьют  не только  обычными  снарядами,  но и
химическими. Наши погреба -- не  защита от прямого  попадания. Сырости в них
больше, чем в блиндажах, и не светлее, и крыс не меньше. По передовым больше
бьют  минометы  и  легкая  артиллерия,  но  тяжелая артиллерия  их почти  не
задевает;  мы могли бы  разместиться  в блиндажах  хотя бы пятнадцатифутовой
глубины -- и спали бы, а в погребе  каждые десять минут просыпаешься, потому
что  рядом падает "чемодан". Мы теряем понапрасну много людей, сэр. Я сейчас
проходил мимо  кухни,  и  повар сказал,  что один  из его  помощников  ночью
отравился газом. И старшина сегодня совсем зеленый, тоже, видно, наглотался.
Вы не могли бы сделать так, чтобы нам перейти ближе к передовой, сэр?
     Ивенс призадумался.
     Пожалуй,  вы правы. Но перевести туда  людей я  не могу.  Это не в моей
власти.  А жаль.  Попрошу  майора доложить об  этом полковнику. Все,  что вы
сказали, совершенно справедливо. На прошлой неделе у  нас  во  время  работы
убито и  ранено  восемь  человек,  а  по дороге  на  передовую  и  назад  --
двенадцать. Но только ведь  скоро большое наступление, и, наверно, перед ним
не останется ни одного блиндажа свободного.
     Уинтерборн ощутил прилив  гордости:  Ивенс  не отмахнулся  от него,  не
высмеял! А Ивенс, помолчав немного, спросил:
     Кстати, Уинтерборн, вы никогда не думали о производстве в офицеры?
     Видите  ли, сэр, мне об этом  еще  в Англии  говорил  адъютант учебного
батальона. Думаю, что ему писал мой отец. Отца это очень волновало.
     Почему же вы не подали рапорта? Настал черед Уинтерборна призадуматься.
     Трудно объяснить, сэр. Причин много,  они вас, пожалуй, не убедят, но у
меня  было, да  и  есть, такое  чувство, что  я  должен остаться  рядовым на
передовой. Я предпочел бы попасть в пехоту, но  саперы как будто к ней ближе
всего.
     Знаете, начальство довольно часто подбирает желающих учиться и получить
офицерский  чин. Если хотите, в следующий раз я  вас внесу в список, и майор
отрекомендует вас полковнику.
     Благодарю вас, сэр. Я подумаю.


     Прошла еще ночь, за ней другая, третья, четвертая,  а большого сражения
все не было. И никуда их не перевели. Каждую ночь они под огнем отправлялись
на передовую, под огнем работали, под огнем  возвращались -- и попадали  под
дождь химических  снарядов. Каждый  день по  нескольку  часов вынуждены были
проводить в противогазах. Спали урывками, и уснуть  было страшно: как знать,
проснешься ли.
     Как  человек,  приближенный  к   Ивенсу,   да   притом  "образованный",
Уинтерборн  оказался  в  положении двусмысленном и неловком.  Все чаще Ивенс
поручал ему то, что обычно входит в обязанности унтер-офицера. А Уинтерборн,
с  присущим  ему  чувством долга, добросовестно  исполнял  любое  поручение.
Однажды  ночью  назначена   была  газовая   атака  --  возмездие  немцам  за
непрерывный  обстрел  химическими  снарядами.  Всем офицерам хотелось на это
посмотреть;  обстрел  должен  был  начаться  за  час до рассвета,  а значит,
пришлось  бы  либо  одному из  офицеров  отвести на  квартиры всю роту, либо
продержать  саперов два часа лишних на передовой, и тогда  они попали бы под
ожесточенный артиллерийский огонь, который, конечно,  не преминут в отместку
открыть  немцы.  Ивенс  распутал  этот  узел  очень  просто.  Он  послал  за
Уинтерборном.
     Уинтерборн, мы  хотим  задержаться и поглядеть на  представление. Может
быть, вы отведете роту? Я скажу сержанту Перкинсу, что это поручено вам; но,
разумеется, все  распоряжения  отдавайте  через него.  А  потом  вернетесь и
доложите мне.
     Слушаю, сэр.
     Британская   газовая  атака  не  состоялась,  зато   противник  устроил
серьезную,  по тем временам, химическую бомбардировку. В ту ночь он выпустил
около  тридцати тысяч химических  снарядов;  большинство  их  обрушилось  на
поселок, где квартировали саперы, и на его окрестности. Последние полмили им
пришлось  идти  в противогазах,  и  Уинтерборн боялся, что вообще не доведет
роту. Он  отыскал заброшенный, но довольно глубокий окоп, который  пересекал
поселок  и доходил почти до  самых солдатских  жилищ,-- и, вместо того чтобы
идти  улицей,  повел  роту  этим  окопом.  Так  было  немного  дальше,  зато
безопаснее.  Вокруг  градом  сыпались снаряды, а он  не желал  терять людей.
Вдвоем с сержантом Перкинсом они благополучно довели роту.
     Ну, спокойной ночи, сержант,-- сказал Уинтерборн.-- Мне надо  вернуться
на позиции и доложить мистеру Ивенсу.
     Неужто опять туда пойдешь?
     Да, мистер Ивенс приказал.
     Вот это да! Ну, спасибо, что он не мне приказал.
     Уинтерборн надел противогаз  и ощупью  выбрался  из погреба, где стояли
сержанты. Было тихо, тепло, сыро и очень  темно --  для обстрела химическими
снарядами ночь  самая  подходящая. Чуть заметный  ветерок тянул  со  стороны
вражеских позиций. Надо было тащиться по грязи длиннейшим окопом, либо пойти
дорогой,  где  ничто  не  защищало  от  обстрела; поколебавшись,  Уинтерборн
спустился  в  окоп:  в  противогазе  он  почти  ничего  не  видел  и  боялся
заплутаться. Жутковато было одному ощупью пробираться  по безлюдному  окопу,
когда вокруг без счета свистели и рвались химические снаряды. То и дело  они
шлепались  в  нескольких ярдах от него. Раза  три он  спотыкался  и  падал в
воронки,  вырытые снарядами уже после того, как он  проходил  тут  со  своей
ротой. Добрых полмили он шел сквозь облако  газа -- не  шел, а  еле плелся в
грязи и в темноте,  спотыкаясь и с трудом нащупывая  дорогу. Казалось, этому
не будет конца. Он держался левой  рукой за стенку окопа, а правую  протянул
вперед и  думал только о том, как бы не сбиться и не налететь на  что-нибудь
во тьме.
     Наконец зона обстрела  осталась позади, и он решился на  миг  выглянуть
из-под  маски.  И  тотчас  почувствовал, что дышать нечем:  воздух  отравлен
фосгеном. Ощупью он  прошел еще ярдов двести и повторил попытку.  Запах газа
был  еще силен, но Уинтерборн  решил рискнуть и  снял противогаз.  Теперь он
видел сносно и  пошел быстрей. До рассвета оставалось, около часа,  когда он
предстал перед Ивенсом.
     Противник  сыплет  химическими,  сэр,--  доложил он.--  Бьет по  нашему
поселку и  на  полмили  вокруг.  Поэтому  я так  задержался.  Вся  местность
заражена фосгеном.
     Ивенс присвистнул.
     А мы тут, по правде сказать, выпивали в блиндаже с пехотными офицерами,
и кое-кто хватил лишнего.
     Тогда  лучше дождаться  рассвета, сэр.  Если  выйти в окоп,  вы и  сами
услышите -- снаряды так и летят.
     Да я  вам верю на слово. Но майор требует, чтоб мы возвращались  сейчас
же. Оказывается, никакой газовой атаки не будет. Помогите-ка мне их довести.
     Слушаю, сэр.
     Майор  был  совершенно  трезв;  Ивенс  превосходно  владел  собой;   но
остальные  четверо  оказались  изрядно навеселе.  Вести их через отравленную
зону было истинным мученьем. Они уверяли, что опасности никакой нет, что газ
давно рассеялся, и поминутно пытались снять противогазы. Они пропускали мимо
ушей категорические приказы майора, так что Ивенсу и Уинтерборну приходилось
то  и  дело  снимать  противогазы  и  всячески  убеждать нетрезвых  офицеров
противогазы надеть. Уинтерборн чувствовал, как смертоносный фосген проникает
ему в легкие.
     Когда  рассвело,  они добрались  до погреба, где помещалась  офицерская
столовая, по счастью, без потерь. Уинтерборн наглотался газа, и его отчаянно
мутило. Майор снял противогаз и взялся за кувшин.
     Денщики,  черт  их  дери,  высосали  все  до  капли! --  крикнул  он  с
досадой.-- Уинтерборн, возьмите-ка бидон и подите принесите из кухни воды.
     Слушаю, сэр.
     Хоть  и рассвело, снаряды все еще сыпались  градом. До  кухни  было сто
ярдов, и трижды Уинтерборна едва не задело осколком. Он вернулся  в столовую
и поставил на стол бидон с водой.
     Большое спасибо,--  сказал ему Ивенс.-- Теперь можете идти, Уинтерборн.
Спокойной ночи.
     Спокойной ночи, сэр.
     Спокойной  ночи,--  сказал  и  майор.--  Спасибо,  что  принесли  воды,
Уинтерборн. Напрасно я вас посылал.
     Спасибо, сэр. Спокойной ночи.
     В  другой  части  погреба  за столом,  кое-как сколоченным из  сосновых
досок, сидели остальные офицеры; при тусклом свете воткнутой в бутылку свечи
лица казались  призрачными. Это было  надежное  убежище  от  газа, все  щели
наглухо закрыты туго натянутыми одеялами.
     Уинтерборн,-- окликнул один из офицеров.
     Да, сэр.
     Сбегайте к каптенармусу и принесите нам бутылку виски,
     Слушаю, сэр.
     Уинтерборн взобрался по лестнице, быстро поднял наружный противогазовый
занавес и вышел из погреба. В  лицо ударил нестерпимый  запах фосгена,  и он
рывком натянул маску противогаза. Снаряды  падали гуще прежнего. Один угодил
в стену дома, кирпичи и мелкие осколки забарабанили по каске Уинтерборна, по
плечам.  Он  прижался к тому, что уцелело  от стены.  До каптенармуса двести
ярдов.  Почти  четверть мили  под  смертоносным ливнем --  чтобы  полупьяный
офицер мог выпить лишний глоток виски. Уинтерборн постоял, подумал. Не пойти
-- значит  не  подчиниться приказу. Он круто  повернулся  и пошел к  себе. И
никогда ни словом не было упомянуто об этом случае неповиновения командиру в
непосредственной близости противника.
     Стоя  у входа  в  свой  погреб, Уинтерборн  снял  каску  и отогнул верх
противогаза, чтобы оглядеться, но зажим с носа не снял и большого резинового
мундштука изо рта не выпустил. В белесом свете утра все казалось  холодным и
смутным, и  с  безжалостной  настойчивостью  снова  и  снова  глухо  рвались
химические  снаряды.  Уинтерборн  следил  за  разрывами:  из каждой  воронки
всплывало кудрявое облачко желтого газа. Земля вокруг была вся рябая от этих
только  что  вырытых  воронок  и  сплошь  усыпана битым  кирпичом  и свежими
обломками. В  воронке у  самого порога валялась дохлая крыса  -- стало быть,
война не щадит и крыс! У  дома когда-то был  палисадник, в нем  рос стройный
молодой ясень. Снаряд разорвался у самых его корней, расщепил тонкий ствол и
швырнул деревцо наземь с переломанными ветвями. Молодая листва еще зеленела,
лишь  с  одной стороны листья съежились  и пожухли, обожженные газом. Трава,
еще неделю назад  по-весеннему нежная и яркая, тоже  болезненно пожелтела  и
поблекла. Уинтерборн повернулся и взялся за край противогазового занавеса, и
в  эту минуту послышался вой  и  грохот первого  тяжелого снаряда: начинался
дневной  артиллерийский  обстрел. Но  и стрельба  химическими  снарядами  не
прекращалась.
     В погребе было темно  -- хоть глаз выколи. Уинтерборн снял противогаз и
ощупью  спустился  по  разбитым  ступеням,  стараясь  не   разбудить  других
вестовых. Надо было обойтись одной спичкой -- спичек не хватало, они были на
вес  золота.  В лицо  пахнуло  тяжкой  духотой,  но запах  фосгена почти  не
чувствовался. Уинтерборн  устало усмехнулся:  давно ли  он яростно  воевал в
казармах за свежий воздух,-- а теперь вот радуется любой вони и духоте, лишь
бы она не была пополам с ядовитым газом. Он зажег свой огарок, медленно снял
снаряжение  и тотчас опять повесил на шею  противогаз.  На  башмаках наросла
толстая корка грязи, обмотки и штаны изодраны проволокой, перепачканы грязью
и засалены.  Пуля  вырвала  клок кожаной  куртки, на  каске глубокая длинная
царапина: задело осколком снаряда. Он  безмерно устал, его мутило.  Когда-то
ему случалось уставать после долгих прогулок, после  ожесточенных сражений в
регби или  состязаний в беге по пересеченной местности,--  но никогда  он не
испытывал такой  непреходящей, долгие  месяцы копившейся усталости. Движения
стали  медлительными  и  неуверенными,  точно  у измученного  тяжелым трудом
крестьянина или дряхлого  старика. Все сильней  мучила тошнота -- хоть бы уж
вырвало, тогда, может  быть, не будет так назойливо преследовать запах газа,
которым  он, кажется,  пропитался насквозь.  Он  долго напрягался, стоя  над
пустым  брезентовым ведром, пока  на  глаза не навернулись  слезы,  но рвоту
вызвать не удалось. Только теперь он заметил, как черны от грязи его ладони.
     Он уже  собирался  сесть на  свою постель  --  одеяло и ранец, покрытый
тщательно сложенной непромокаемой подстилкой, и тут заметил на ней сверток и
несколько писем. Кто-то из вестовых принес ему почту, добрая  душа!  Посылка
была от Элизабет -- какая она милая, что помнит о  нем! Да,  прислала все, о
чем просил, и не  навязала ему  бесполезных пустяков, какие обычно  посылают
солдату  на  фронт. Но пока  ничего нельзя трогать,  разве только  свечи,  а
остальное  утром  поделят по-братски все  обитатели  погреба.  Таков хороший
неписаный  закон,  один  из  многих:  каждую посылку  делят поровну  на  все
отделение, чтобы никто  не остался с пустыми руками, а  особенно --  те, кто
так беден или одинок, что ничего не получает из дому.  Какая Элизабет милая,
что помнит о нем!
     Он распечатал  письмо, руки  его  слегка  дрожали  от  усталости  и  от
разрывов,  сотрясавших  землю.  Спохватился,  зажег новую свечу,  поднеся  к
огрызку  старой,  задул  огарок  и  заботливо  спрятал,  чтобы  после отдать
кому-нибудь из пехоты. Письмо было прелестное, неожиданно нежное. Она только
что вернулась  из  Хэмптон-Корта,-- ходила  туда поглядеть  на  цветы.  Сады
сильно запущены, на Большой Аллее ни цветочка -- садовники ушли воевать, и в
Англии теперь  нет  денег на  цветы.  А помнит  ли он, как они бродили там в
апреле,  пять  лет  тому  назад? Да,  он помнил,  и сердце  его  сжалось  от
внезапной  мысли, что впервые в жизни он за  всю  весну  не видел ни  одного
цветка, не видел хотя бы первоцвета. Крохотная желтая мать-и-мачеха, которую
он так любит, вся загублена фосгеном. Дальше Элизабет писала:
     "На  прошлой неделе я  видела Фанни.  Она  изящна и очаровательна,  как
никогда,  и  на ней  изумительная шляпа!  Говорят,  она очень  привязалась к
одному блестящему молодому ученому, он химик и делает какие-то поразительные
вещи. Он смешивает  всякие  вещества и  делает  опыты  с дымом и  убивает им
десятки  бедных маленьких  обезьянок. Ужасно, правда? Но Фанни говорит,  что
это очень важно для войны".
     Его снова стало мутить. Он повернулся на бок и попытался вызвать рвоту,
но ничего не вышло.  Захотелось пить,  и  он глотнул затхлой воды из фляжки.
Какая Элизабет милая, что помнит о нем!
     Письмо Фанни было  очень бойкое и  веселое. Была там-то,  делала то-то,
видела то-то.  Как  поживает дорогой Джордж?  Она так рада, что  на Западном
фронте еще не было боев!
     "Недавно видела Элизабет,-- говорилось дальше в письме.--  Она немножко
озабоченная, но выглядит прелестно. С ней был очаровательный молодой человек
-- он американец и сбежал из Йэля, чтобы вступить в нашу авиацию".
     Тяжелые  снаряды рвались все ближе. Они падали по четыре,  на небольшом
расстоянии друг от друга: немцы пристреливались. За противогазовым занавесом
послышался  треск  --  остатки  дома  напротив   рухнули,  снесенные  прямым
попаданием. От каждого  разрыва все в погребе  вздрагивало, трепетал  огонек
свечи.
     Что ж,  это мило,  что Фанни  ему  написала.  Очень  мило. Она хорошая.
Уинтерборн взялся за остальные письма. В одном конверте, из Парижа, оказался
"Бюллетень писателей" -- список убитых  и раненых  французских литераторов и
художников и  вести  о  тех, кто на фронте. Он ужаснулся, увидев, как  много
погибло  его парижских  друзей.  Синим карандашом было отчеркнуто  несколько
запоздалое сообщение о том,  что мсье  Джордж Уинтерборн, le  jeune  peintre
anglais --> 1 , находится в учебном лагере в Англии.
     Еще  одно письмо  переслала ему Элизабет.  Лондонский агент по  продаже
картин извещал  Уинтерборна,  что  некий  американец приобрел  один  из  его
эскизов  за  пять  фунтов, но, узнав, что  сам  художник сейчас  на  фронте,
пожелал  вместо пяти уплатить двадцать пять. Прилагается чек на двадцать два
с   половиной  фунта  (за  вычетом  десяти  процентов  комиссионных).   Экое
нахальство, подумал  Уинтерборн,--  взять  проценты  за  комиссию  с  денег,
которые  я  получил  в подарок. Но,  понятно, Дело  остается Делом. А  какой
щедрый этот американец. На  редкость добрая  душа!  Солдатское жалованье  --
пять франков в неделю, так что эти деньги очень даже кстати. Надо написать и
поблагодарить...
     Последнее письмо оказалось от Апджона,  от которого больше года не было
ни  слуху ни духу.  Видимо,  Элизабет  просила его написать и сообщить,  что
нового. Мистер  Апджон в  письме  разливался  соловьем. Он  теперь на  улице
Уайтхолл,-- занят "делами государственной важности". Уинтерборн развеселился
при мысли: наконец-то государство оценило, сколь важен мистер Апджон! Мистер
Шобб съездил во  Францию,  провел три недели на фронте, а ныне  пребывает  в
тылу. Товарищ  Бобб  выступил как рьяный  противник  войны. Его  засадили на
полтора месяца в тюрьму. Его друзья "пробились" к некоему влиятельному лицу,
которое затем "пробилось" к секретарю  кого-то  власть  имущего--  и мистера
Бобба выпустили как человека, занятого  земледельческим трудом.  И теперь он
"трудится" на  ферме,  которую устроила  некая  дама-благотворительница  для
интеллигентов -- убежденных противников войны.  Мистер Уолдо Тобб обрел свое
призвание  в военной цензуре и блаженствует: пусть не в его  силах заставить
людей  говорить то, что хочет он, зато он  не допустит, чтобы  они  написали
хоть  слово,  оскорбительное  для  империи, дорогой  его  сердцу  как второе
отечество...
     Джордж усмехнулся  про  себя.  Забавный  малый  этот Апджон. Он вытащил
складной  нож -- надо соскрести грязь с  башмаков, не то их  не расшнуруешь.
Наверху  с  треском  рвались  снаряды.  Один  разорвался  совсем  близко  за
погребом. Казалось, крыша подпрыгнула, что-то ударило Уинтерборна по темени,
и свеча погасла. Не сразу удалось вновь ее зажечь. Проснулись остальные.
     Что стряслось?
     Да ничего, просто трахнуло рядом. Сейчас залягу.
     Далеко ходил?
     Опять на передовую, за офицерами.
     Как добрались?
     В  порядке,  все  целы.  Только  газа  кругом  до черта. Без  маски  не
вылезайте.
     Спокойной ночи, старина.
     Спокойной ночи, друг.


     Три  следующие ночи  прошли  как будто спокойнее. Газа  было не  так уж
много, но  немецкая  тяжелая  артиллерия  била  непрерывно. На  третью  ночь
умолкла и она, Уинтерборн улегся еще засветло и уснул крепким сном.

     Внезапно  он  проснулся и  сел. Кой  черт, что  случилось? Его  оглушил
чудовищный грохот  и рев, словно разом  началось извержение  трех вулканов и
сорвались с цепи десять бурь. Земля  содрогалась,  как будто по ней  мчались
галопом бешеные  табуны, стены  погреба  ходили  ходуном. Уинтерборн схватил
каску, бросился к выходу мимо вестовых, которые с криком повскакали на ноги,
отдернул было  противогазовый занавес -- и отпрянул. Была еще  ночь, но небо
сверкало сотнями  ослепительных огней. Палили две  тысячи британских орудий,
грохот  и пламя заполнили  небо  и  землю. На полмили к  северу  и насколько
хватал глаз к югу орудийные  вспышки по всему фронту слились в одну слепящую
цепь. Словно  руки исполина, все в перстнях, сверкающих прожекторами, дрожат
во тьме,  словно бесчисленные  гигантские алмазы  искрятся и  блещут  яркими
лучами.  Блеск,  и грохот, и ни  мгновенья  передышки.  Лишь двенадцати  или
четырнадцатндюй-мовое морское  орудие, стоявшее  совсем близко  за поселком,
ухало гулко и мерно, словно отбивая такт в этом аду.
     Уинтерборн,  спотыкаясь,  побежал вперед, где  развалины  не  заслоняли
происходящего.  Скорчившись  за остатками какого-то  разрушенного  дома,  он
поглядел в  сторону немецких  окопов. Там  длинной, неровной стеной поднялся
дым, раздираемый  бесчисленными багровыми молниями разрывов. А в глубине все
ярче и ярче сверкали орудийные вспышки: батарея за батареей открывала огонь,
и казалось -- грохот и пламя уже достигли предела, но они все нарастали, все
усиливались.  Уинтерборн  не  услышал  --  отдельных   звуков  нельзя   было
различить,-- но  увидел, как первый немецкий  снаряд разорвался, немного  не
долетев до их поселка. В  первых слабых лучах  рассвета смутно темнели  тучи
дыма над  немецкими окопами. То была артиллерийская подготовка  наступления,
которого  ждали  так долго. Уинтерборн ощутил дрожь в сердце,  та  же  дрожь
сотрясала землю, и воздух дрожал.
     Этого не  передать словами -- ужасающее зрелище,  чудовищная  симфония.
Художник-дьявол,  что поставил этот спектакль, был настоящий мастер, рядом с
ним  все  творцы  величественного и  страшного -- сущие младенцы.  Рев пушек
покрывал все остальные  звуки,  то была  потрясающая  размеренная  гармония,
сверхъестественный   джаз-банд   гигантских  барабанов,  полет  Валькирий  в
исполнении трех тысяч орудий. Настойчивый треск пулеметов вторил теме ужаса.
Было слишком темно, чтобы разглядеть идущие в атаку войска, но Уинтерборн  с
тоской  подумал,  что каждая нота  этой чудовищной симфонии  означает чью-то
смерть  или  увечье.  Ему  представилось,  как  неровные  шеренги английских
солдат, спотыкаясь, бегут сквозь дым и пламя и ревущий, оглушительный хаос и
валятся  под  немецким  заградительным   огнем  под  пулеметными  очередями,
которыми немцы  их  косят с резервной  линии. Представились  ему  и немецкие
окопы, уже сметенные свирепым ураганом взрывов и  летящего металла. Там, где
бушует  эта буря, не  уцелеет ничто живое  -- разве только чудом.  За первые
полчаса артиллерийского шквала, конечно, уже сотни и сотни людей безжалостно
убиты,  раздавлены,  разорваны   в  клочья,  ослеплены,  смяты,   изувечены.
Ураганный  огонь перекинулся с  передовой линии на резервную -- и чудовищный
оркестр,  казалось,  загремел  еще яростней. Сраженье  началось. Скоро  надо
будет добивать людей -- швырять ручные гранаты и взрывчатку  в блиндажи, где
прячутся уцелевшие.
     Немецкая тяжелая  артиллерия била  по М., перепахивала ходы сообщения и
перекрестки  дорог,  обрушила  ливень  металла  на  жалкие  остатки  поселка
саперов.   Уинтерборн  видел,   как  зашаталась   и  грянулась  оземь  труба
полуразрушенной фабрики. Два снаряда разорвались один справа от него, другой
слева, со  всех  сторон  летели  комья  земли, камни,  осколки  кирпича.  Он
повернулся и побежал к своему  погребу, спотыкаясь и  проваливаясь  в мелкие
воронки. У него на глазах в одинокий дом, стоявший поодаль, попали сразу два
тяжелых снаряда, и он разлетелся в пыль.
     На бегу он стиснул руки, глаза его были полны слез.



     Когда Уинтерборн вбежал в помещение вестовых, все они застегивали ранцы
и надевали снаряжение с той лихорадочной поспешностью, какая появляется лишь
в минуты крайнего возбуждения. Даже здесь, в погребе, за грохотом артиллерии
не слышно было друг друга, приходилось почти кричать.
     Какой приказ?
     Ждать в полной боевой готовности, с  минуты на минуту выступаем.  Ранцы
свалить на улице.
     Уинтерборн тоже лихорадочно заторопился  -- надел снаряжение, застегнул
ранец,  прочистил шомполом ствол винтовки.  Не выпуская из рук винтовки, они
стояли под  низким сводом  погреба,  готовые взбежать по  разбитым ступеням,
едва их кликнут.  В такие минуты, в минуты роковых потрясений, самое трудное
--  ждать. Гроза,  бушевавшая над  ними,  и страшила их и словно околдовала:
тянуло очертя голову кинуться  в нее, лишь бы скорей конец. Немецкие снаряды
рвались вокруг, но  грохот английской артиллерии заглушал их. Приказа все не
было. Люди беспокойно топтались на месте, нетерпеливо поругивались и наконец
один за другим опустились  на  свои  ранцы и умолкли,  вслушиваясь. Огромная
крыса  сбежала  с лестницы  и  принялась что-то грызть. Она сидела вровень с
головой  Уинтерборна.  Он  щелкнул затвором,  бормоча: "Зачем  живут собака,
лошадь, крыса, а в них дыханья нет?" Тщательно прицелился и спустил курок; в
тесной коробке погреба оглушительно грянул выстрел, мертвая крыса взлетела в
воздух.  Не  прошло и  десяти секунд, как  в  люке  погреба появилась голова
дежурного сержанта,-- лицо под стальной каской встревоженное, красное, все в
поту.
     Какого дьявола? Что у вас тут?
     Выпиваем -- слыхал, пробка хлопнула?
     Выпиваете, чтоб вас... Какой-то дьявол пальнул и  чуть меня не угробил.
Лопни мои глаза, если я не доложу по начальству про всю вашу шайку.
     Ого! Лучше заткнись!
     Пошел ты...
     Нынче вашему брату сержанту грош цена!
     Ладно, дьяволы, ступайте к своим офицерам. Да  поживей! Они взбежали по
разбитым  ступеням,  наставляя  на  него  штыки  и смеясь, пожалуй,  немного
истерически. Толстый, добродушный, коротышка-сержант пошел  прочь,  грозя им
кулаком, свирепо суля самые  страшные кары  и добродушно  ухмыляясь во  весь
рот.


     Для Уинтерборна этот бой был смятеньем без конца и края, все  слилось в
хаос  шума,  усталости, тоски и ужаса. Он  не знал, сколько дней и ночей это
длилось, не помнил, что случилось раньше, что позже, в памяти зияли провалы.
Но он знал, что этот бой оставил глубокий, неизгладимый след в его жизни и в
душе. Не то  чтобы  он испытал какое-то внезапное трагическое потрясение, он
не  поседел в одну ночь и  не  разучился улыбаться. С виду он не изменился и
вел себя точно так же,  как прежде. Но, в  сущности, он слегка помешался. Мы
говорим о контузиях, но кого же в той или иной мере не контузило? Перемена в
нем  была чисто психологическая  и  сказывалась она двояко. В нем поселилась
тревога, страх, какого он прежде никогда не  знал, приходилось напрягать все
силы,  чтобы  не шарахаться в  ужасе  от  артиллерийского  огня,  от  любого
разрыва. Странное дело, пулеметного огня, куда более смертоносного, он почти
не  опасался, а ружейного и вовсе не замечал.  И  при том он  был  угнетен и
подавлен, род людской внушал ему непобедимый ужас и отвращение...


     Смятенье без  конца  и  края.  Выскочив из погреба, вестовые врассыпную
кинулись  к  офицерскому  убежищу; согнувшись,  они  перебегали  под  градом
снарядов, пытаясь укрыться то у развалин дома, то в воронке. Уинтерборн, еще
не утративший самообладания,  спокойно пошел напрямик и явился первым. Ивенс
отвел его в сторону.
     Нам  приказано  действовать  как  отдельной  роте вместе  с  пехотой  и
поддерживать  ее. Постарайтесь,  пока мы  не  выступили,  раздобыть для меня
винтовку и штык.
     Слушаю, сэр.
     Возле  офицерского погреба  стоял открытый  ящик  с патронами, и каждый
получил по два запасных патронташа и повесил на грудь.
     Двинулись повзводно, потянулись улицей поселка, среди развалин, которые
вновь  и  вновь  дробил  и  крошил  в  пыль  снаряд  за снарядом.  Шел снег.
Наткнулись на  двух  только что убитых  лошадей.  Шеи  с коротко остриженной
гривой были  неловко подвернуты,  в  больших  остекленевших  глазах  застыло
страдание.  Немного дальше на дороге  валялся разбитый  орудийный передок, а
рядом -- убитый ездовой.
     В  окопе им  встретилось  человек  сорок пленных немцев, безоружных,  в
касках.  Зеленовато-бледные,   дрожащие,  они   прижались  к  стенке  окопа,
пропуская английских солдат, но никто не сказал им ни слова.
     Мело, снежные вихри мешались с дымом  орудийной пальбы,  было  хмуро  и
мрачно, совсем как  в Лондоне  в туманный  ноябрьский день.  Почти ничего не
было видно, и неизвестно, куда они идут, что делают и зачем. Сосредоточились
в  окопе  и  ждали.  И -- ничего. Все  так же перед глазами  торчала колючая
проволока и  летел снег и клочья дыма, так  же гремели орудия, да отчетливей
слышалась пулеметная трескотня.  Вокруг сыпались  снаряды.  Ивенс смотрел  в
бинокль и ругался: ни черта не  видно! Уинтерборн стоял рядом,  не  снимая с
левого плеча винтовку.
     Они ждали. Потом явился  вестовой майора Торпа  с  новым распоряжением.
Видимо,  майор  сначала спутал пометку  на карте и отправил их не туда, куда
следовало.
     Они потащились прочь по грязи и сосредоточились в другом окопе. И снова
ждали.
     Потом  Уинтерборн бежал за Ивенсом по земле, которая долгие месяцы была
ничьей.  Мимо скелета  в  английской форме, неуклюже  повисшего  на немецкой
колючей  проволоке; на  черепе была  еще  не каска, а  разбухшая от  сырости
фуражка. Мимо английских солдат,  убитых  в то утро,--  лица их были странно
бледны,  руки и  ноги  вывернуты под каким-то неестественным  углом. Одного,
видимо, в агонии рвало кровью.
     И вот  они  в  немецких  окопах,  усеянных  трупами  в  серых  шинелях.
Уинтерборн и Ивенс спустились в немецкий блиндаж. Тут не  оказалось ни души,
всюду раскидана солома, обрывки бумаги, походные плитки, забытое снаряжение,
сигары. Тут же загаженные французские столы и стулья.
     Пошли  дальше.   Навстречу  попалась  кучка   немцев,  поднявших  вверх
трясущиеся руки. Почти не глядя дали им пройти.
     Артиллерия била не переставая. Виною первых потерь был недолет своих же
снарядов.


     Майор  Торп  послал  Уинтерборна,  и,  на  всякий  случай,  еще  одного
вестового с одинаковым письменным донесением в штаб батальона. Они выбрались
из  окопа  и попробовали  пуститься  бегом.  Но  не смогли. Сердце  неистово
колотилось, в горле  пересохло.  Двинулись почти вслепую  неловкой рысцой,--
получалось  медленнее, чем  если бы  шли  скорым  шагом.  Казалось,  разрывы
тяжелых снарядов швыряют  их как  мячики.  Едкий  дым перехватывал  дыхание.
Снаряд разорвался неподалеку от Уинтерборна, и он едва устоял на ногах.  Его
неудержимо била дрожь. Зубы стучали, хоть он и стискивал их изо всех сил. Но
вот и знакомые места и наконец Саутхемптон Роу. До штаба  батальона путь был
не близкий.  В канцелярии на них накинулись с расспросами,  но они оба знали
меньше, чем те, кто оставался здесь, вдали от боя.
     Уинтерборн попросил воды и стал  жадно пить. И  он и его  спутник  были
оглушены  и  путались в  словах. Им дали  по записке с новым приказом и  еще
подробнейшие наставления, которые тут же вылетели у обоих из головы.
     Когда они двинулись в обратный путь,  ураганный огонь начал  стихать  и
понемногу перешел в обычную артиллерийскую стрельбу. Уже вечерело. Несколько
часов они кружили по незнакомым окопам, прежде чем нашли свою роту.


     Эту  ночь  провели в просторном  немецком блиндаже, где  кишели  крысы.
Сквозь сон Уинтерборн чувствовал, как они бегают у него по лицу и по груди,
     Наутро  вновь поднялся ураганный огонь. И опять  они  сосредоточились в
окопе, а  потом продвигались  вперед  сквозь дым  и изодранную  проволоку по
взрытой  снарядами земле. Навстречу шли  пленные.  Ночью, выбиваясь из  сил,
утопая в  грязи, оглушенные пальбой, несколько часов кряду выносили  с  поля
боя раненых. Майор Торп был смертельно ранен, его  вестовой убит; Хьюм и его
вестовой убиты;  Франклин  ранен;  Пембертон  убит;  сержант  Перкинс  убит;
санитары перебиты. Казалось, рота тает на глазах.


     Три дня  спустя  Ивенс и Томпсон отвели сорок пять солдат в разрушенный
поселок, на старые квартиры. Наступление на этом участке фронта провалилось.
Южнее британские  войска  значительно  продвинулись вперед и взяли несколько
тысяч пленных, но фронт противника прорвать не  удалось,  и  теперь немецкие
позиции были еще прочней и  надежней прежних. Стало быть,  и  здесь тоже все
кончилось неудачей.
     Из вестовых живы остались только Уинтерборн  и  Хендерсон;  и поскольку
ротой теперь командовал Ивенс, Уинтерборн стал вестовым роты. Двое уцелевших
вернулись  в  погреб  и  молча опустились  на  свои  ранцы. От  усталости  и
пережитого потрясения обоих била не сильная, но  непрестанная дрожь. Снаружи
яростно рвались  один за другим тяжелые снаряды. Оба в ужасе вскочили, когда
над головой с грохотом обвалились  остатки их дома и рухнули в смежную часть
погреба. Мгновенье  -- и вновь  оглушительный  удар,  полетели кирпичи,  все
окутала  пыль -- угол погреба обрушился. Лестница была  в другом его  конце,
они  кинулись  наверх,  новый взрыв  отшвырнул их в  сторону, и они едва  не
задохлись в черном дыму.
     Кое-как  они  добрались до погреба,  где укрывались  все, кто уцелел из
взвода, и попросились ночевать, так как от  их  убежища ничего  не осталось.
Молча  сидели они  при  тусклом свете свечи  -- шестеро солдат и капрал -- и
безучастно прислушивались к треску разрывов.


     В минуту затишья наверху послышался странный шум -- сначала  как  будто
застучали  колеса,  потом словно позвали на помощь. Никто не  пошевельнулся.
Снова крик о помощи.
     Кто пойдет? -- спросил капрал.
     Черта  с  два,--  отозвался  кто-то.--  С  меня  хватит.  Уинтерборн  и
Хендерсон  через силу  поднялись.  После  погреба,  где  горела  свеча, ночь
казалась еще черней. Они едва разглядели среди обломков какой-то темный ком.
И опять голос:
     Помогите! Ради бога, помогите!
     Снарядом разбило орудийный  передок. Раненые лошади немного  проволокли
его и  свалились у входа  в погреб. У одного ездового ноги были  оторваны по
колени. Он еще дышал, но  ясно было, что минуты его  сочтены. Не трогая его,
Уинтерборн  и Хендерсон  подняли  второго и перенесли его в погреб.  Большим
осколком снаряда  ему раздробило правое  колено. Он был в сознании, но очень
слаб. Достали  его  индивидуальный  пакет, залили рану йодом. От жгучей боли
раненый страшно побледнел  и едва  не потерял сознание. Уинтерборн  заметил,
что руки и одежда у него в крови.
     Теперь  надо  было  как-то доставить  раненого на  перевязочный  пункт.
Капрал и четверо солдат наотрез отказались выйти из погреба. Снаряды рвались
непрестанно.  Ощупью в  темноте Уинтерборн  двинулся  на  поиски санитара  с
носилками. Перед самым жилищем санитаров  он споткнулся, свалился в глубокую
воронку,  и  тотчас  рядом оглушительно грохнул  тяжелый  снаряд.  Не  упади
Уинтерборн, его разорвало бы  в клочья. Задыхаясь и дрожа, он кое-как  вылез
из воронки и почти скатился по ступенькам. В погребе горела свеча, он увидел
испуганные лица. Объяснил, что случилось. Санитар вскочил, схватил носилки и
сумку, и  они пошли. Уинтерборну казалось,  что  каждый падающий  поблизости
снаряд рвет его  тело на куски. Контуженный, издерганный этими  бесконечными
разрывами, он был оглушен, мысли его мешались. Добравшись до погреба, он как
сноп повалился на свое  место и словно оцепенел. Санитар перевязал раненого,
потом поглядел на Уинтерборна, пощупал ему пульс, дал глотнуть  рому и велел
лежать  и  не двигаться. Уинтерборн  заспорил:  сейчас  он  поможет  отнести
раненого! -- и пытался встать. Санитар насильно уложил его.
     Лежи смирно, друг, хватит с тебя на сегодня.



     Бои   на  их  участке  фронта  сошли   на  нет,  остались  нескончаемые
артиллерийские  дуэли,  бомбардировка  химическими  снарядами,  ожесточенные
атаки  и контратаки местного значения. Сражение вновь разгоралось южнее, там
опять и  опять  гремела  канонада.  Остатки  саперной роты вернулись к своей
обычной работе. В  одном отношении минувшие бои оказались им выгодны: немцев
оттеснили с отвала и с большей части высоты 91. Яростными контратаками немцы
вернули почти все свои  позиции на высоте 91,  но  вновь  завладеть огромным
шлаковым отвалом  им  так и не удалось. Это было уже невозможно: они слишком
далеко отступили на южном  участке.  Наконец-то клин,  где  работали саперы,
стал  менее  опасен,  они уже  не  были  вечно на глазах  у противника,  под
фланговым огнем его пулеметов.
     Им  дали  день  на отдых,  а  потом поручили  пустяковую  работенку  --
проложить новую дорогу от прежней  передовой через "ничью землю"  до  южного
края  высоты 91. Они оказались вне  поля  зрения вражеских  наблюдателей,  и
немецкие аэропланы обнаружили их  только через два дня -- эти два дня прошли
почти спокойно. После этого им, разумеется, дали жару.
     Пока  они  убирали  старые  проволочные  заграждения,  им   то  и  дело
попадались  страшные находки;  с любопытством разглядывали  они  примитивные
ручные гранаты и  другое  оружие девятьсот  четырнадцатого  --  пятнадцатого
годов, -- немало его ржавело вокруг. Уинтерборн увлекся прокладкой  дороги и
работал с таким пылом, что Ивенс  только диву  давался:  ведь до сих пор его
вестовой занимался саперным делом без малейшего интереса.
     Не  понимаю, Уинтерборн,  что это вы столько страсти вкладываете  в эту
дурацкую дорогу. Кажется, такой нудной работы у нас еще не бывало.
     Да  ведь  это  очень понятно,  сэр. Сейчас  мы строим, а  не разрушаем.
Снимаем проволочные  заграждения, а  не ставим новые. Засыпаем воронки, а не
оскверняем землю.
     Слова  "оскверняем землю" заставили Ивенса нахмуриться.  Они показались
ему напыщенными, притом он, хоть и был  туповат,  чувствовал, что Уинтерборн
молчаливо,  но твердо,  всем своим существом осуждает войну,--  и негодовал.
Сам  он  относился к войне с  каким-то суеверным  благоговением. Он верил  в
империю; символ  империи -- король-император; а король -- бедняга! -- всегда
вынужден  наряжаться  адмиралом, либо  фельдмаршалом, либо  еще каким-нибудь
высшим чином. А посему все армейское  и флотское обретает некую таинственную
значительность; но  ведь армия и  флот  предназначены  для  войны, а  отсюда
следует,  что войну надлежит чтить наравне с империей. Не раз Ивенс неуклюже
пытался вызвать Уннтерборна на откровенность:  пусть бы высказал  вслух свои
еретические  взгляды!  Но,  разумеется,  Уинтерборн  тотчас  разгадывал  его
нехитрые подходы и избегал ловушек.
     Похоже, что вы -- республиканец,--  сказал он как-то Уинтерборну, когда
тот  бездумно напевал себе под нос марсельезу.--  А  я  не верю  ни в  какие
республики. Подумайте, президенты с самого утра щеголяют в смокинге!
     Уинтерборн  чуть   не   расхохотался,--   немалого  труда   стоило  ему
сдержаться.  Он  заявил, что вовсе он никакой не приверженец республики, и с
комической серьезностью признал: да, безусловно, Ивенс подметил существенный
изъян республиканского строя.
     Но недолго радовался он прокладке новой дороги. На второй день работ, к
вечеру, он  увидел,  как батарея легкой  артиллерии  пересекла бывшую "ничью
землю" по проложенной ими дороге и двинулась дальше, по рытвинам и воронкам,
на новые позиции. Итак,  даже  эти крохи  созидательного  труда  вели лишь к
дальнейшему разрушению.
     Снова стали работать ночами, и Уинтерборн отличился: взялся  извлечь из
земли неразорвавшийся снаряд,  к которому остальные саперы и притронуться не
хотели, боясь, что  он взорвется. Все припали к  земле, пока  Уинтерборн изо
всех  сил  дергал и  тянул снаряд, а Ивенс, стоя рядом, уговаривал его  быть
поосторожнее. И  вдруг  Уинтерборн  отчаянно  расхохотался  и,  в  ответ  на
расспросы Ивенса,  насилу выговорил,  что  под  руками  у него, оказывается,
никакой не снаряд,  а просто  обрубок дерева, засунутый  в железное  кольцо.
Саперы  смущенно вернулись к  работе. В  награду  за  храбрость  Уинтерборну
разрешено  было  присоединиться  к  партии  саперов,  извлекавшей  настоящие
невзорвавшиеся снаряды из  шоссе, которое теперь, когда немцы отступили, уже
не  было  недосягаемым.  Снаряды приподнимали  рычагами и  вытаскивали очень
бережно, так как,  долго пролежав в земле, они теперь могли легко взорваться
от  малейшей неосторожности. Уинтерборн  от  души  порадовался, когда с этой
милой работенкой покончили.
     Ночные  обстрелы  химическими снарядами  становились все  ожесточенней,
иной раз Уинтерборн по двенадцать часов в сутки не  снимал противогаза. Люди
так часто пользовались противогазами, что пришлось выдать им новые фильтры.
     Ивенс  временно принял командование,  у него не было  помощников, кроме
Томпсона,  и  саперов  в строю  оставалось  всего  человек  сорок, а  потому
работали  теперь  в  одну  смену, которой  Ивенс  и  Томпсон командовали  но
очереди. Вся связь между ротой и штабом батальона  лежала на ротном вестовом
-- Уинтерборне. Зато  Ивенс в те ночи, когда не дежурил, всегда разрешал ему
отдохнуть.  Уинтерборн был бесконечно благодарен за эти ночи,  свободные  от
работы. Кашлять он начал еще  зимой, к этому прибавилась, вероятно, какая-то
инфекция,   занесенная   вшами,  и  теперь   его   одолевало   что-то  вроде
перемежающейся  лихорадки. Каждую  третью  ночь  он  то  обливался потом, то
трясся в ознобе. И куда приятней было лежать, хотя бы и в сыром погребе, чем
тащиться на работу, когда тебя лихорадит и ноги подкашиваются от слабости.
     ...Он  крепко  спал в  погребе, не слыша  рвущихся  снаружи  химических
снарядов, как вдруг его  разбудил Хендерсон -- второй уцелевший вестовой: он
споткнулся в темноте и едва не  свалился с лестницы. Уинтерборн зажег свечу.
Хендерсон только  что снял противогаз, волосы у него  были взъерошены,  лица
бледное, испуганное.
     Что такое? -- спросил Уинтерборн.-- Что случилось?
     Томпсона убило.
     О господи! Теперь Ивенс один остался. Чем это его?
     Шрапнелью.
     Где? Как?
     Боши пошли в атаку. Томпсон снял нас с работы и велел укрыться в окопе.
Сам  стоял  наверху,  а мне  велел спуститься в  окоп.  Шрапнель разорвалась
совсем рядом. Он и пяти минут не прожил.
     О господи! Успел он что-нибудь сказать?
     Да, он был  в  памяти и совсем спокоен. Сказал мне,  как  отвести назад
роту. Кланялся Ивенсу,  тебе  и  старшине. Велел мне взять у него из кармана
два письма и отослать жене и матери. Искалечило его страшно, правую руку всю
искромсало, правую ногу тоже, ребра  перебиты,  щека  разорвана. И он взял с
меня слово,  что  я  упрошу Ивенса  написать его родным, будто пуля попала в
сердце и он умер сразу, ни минуты не мучился.
     Черт возьми! Хороший был парень. Один из лучших наших офицеров.
     Защитный  занавес у входа  приподнялся,  и в погреб,  стаскивая  с лица
противогаз, ввалился денщик Ивенса.
     Уинтерборну срочно явиться в полной боевой готовности.
     Уинтерборн   поспешно  обулся,  навьючил   снаряжение,   рывком   надел
противогаз и под нескончаемым ливнем химических снарядов  рысцой пустился  к
офицерскому погребу. С удивлением,  с тревогой и стыдом он заметил, что весь
невольно  съеживается,  когда поблизости падает снаряд, и  ему  теперь стоит
большого труда не пригнуться, не припасть к земле.  В  ярости он честил себя
трусом, негодяем, тряпкой, всеми бранными словами, какие только приходили на
ум. И  все-таки  его  тело невольно съеживалось.  То  была  крайняя  степень
вызванного  войной напряжения, когда  вражеский аэроплан  -- и  тот  наводит
ужас.
     Ивенс что-то старательно писал. Просторный  погреб казался  как никогда
пустым и мрачным,  единственный обитатель терялся в нем -- ведь  меньше двух
недель назад их здесь было шестеро.
     Вы знаете, что мистер Томпсон убит?
     Да, сэр. Хендерсон мне сказал.
     Нечего делать вид, что у  нас тут рота,  когда я остался один, и у меня
сорока человек не наберется, годных  к работе,--  с горечью  сказал Ивенс.--
Вот получил бумажку из штаба дивизии -- жалуются, что у нас сейчас дело идет
много хуже, чем  месяц назад. Как будто  они не  знают, что были бои, что мы
вымотались и потеряли две трети людей.
     Потом он молча перечитал донесение, сложил его и протянул Уинтерборну.
     Отнесите  это в штаб батальона. Я  сделал пометку "весьма срочно". Если
полковник  спит,  добейтесь,   чтоб  его  разбудили.  Если  он   начнет  вас
расспрашивать,  объясните, в каком мы положении.  Я  его уже три  недели  не
видел: И скажите, что не уйдете, пока вам не дадут ответа.
     Слушаю, сэр.
     И вот что, Уинтерборн...
     Да, сэр?
     Тут пришла  еще одна бумажка,  требуют,  чтобы каждая рота послала двух
желающих в  офицерскую  школу.  Пойдет Хендерсон,  он мал,  да  удал.  А еще
вызвались этот неряха помощник повара и санитар. Оба остолопы. Я не стану их
рекомендовать. Но я хотел бы, чтобы пошли вы. Пойдете?
     Уинтерборн  колебался. Ему  совсем не хотелось отвечать  за людей, и он
считал, что его долг -- оставаться рядовым, на передовых позициях, исполнять
самую черную,  самую  тяжелую работу, разделить участь простых, обыкновенных
солдат.  Однако  согласился  же он стать  вестовым.  Да  и  трудно  было  не
поддаться искушению. Согласиться --  значит на несколько месяцев вернуться в
Англию,  снова увидеть  Фанни  и  Элизабет,  это означало  передышку.  Но --
странное  дело --  ему не  хотелось расставаться с  Ивенсом; он вдруг понял:
все,  что он делал в последние месяцы,  он делал главным образом потому, что
привязался  к  этому человеку,  заурядному и  невежественному, человеку того
сорта, который он всегда глубоко презирал,-- к великовозрастному школьнику.
     Ну, какие у вас там сомнения?
     Право, не знаю, сэр, как вы без меня обойдетесь,-- сам себе  удивляясь,
ответил Уинтерборн.
     Ивенс даже выругался от неожиданности.
     И потом,-- прибавил он,-- если  дальше так пойдет, я  не долго протяну.
Что ж, записать вас?
     Да, сэр.
     После он пожалел об этом "да".


     Написанное резко  и  без  обиняков  донесение Ивенса круто изменило  их
жизнь.  Их перевели на  место  другой саперной  роты,  на сравнительно тихий
участок  фронта.  Ивенс построил своих  сорок  саперов  как один взвод, и по
дороге  им встретились  один  за другим четыре взвода сменившей  их роты. На
ходу солдаты перекидывались ехидными шуточками.
     На новом  месте оказалось  не в пример  лучше  прежнего. У них появился
капитан,  формально  принявший  командование,  и  два  младших  офицера.  Но
рядовыми  роту  не  пополнили. Как  видно,  их неоткуда  было  взять. Саперы
поселились  в  блиндажах  и землянках линии резерва. Уинтерборн, Хендерсон и
еще  двое  вестовых  разместились  в  землянке  с двухфутовым перекрытием  в
нескольких  шагах  от  офицерского  блиндажа.  Уинтерборна  теперь  по  всем
правилам  назначили вестовым роты.  Он попеременно  проводил две  недели  на
передовой и две -- при штабе батальона.  Жизнь в штабе  казалась ему чуть ли
не раем: парусиновая койка,  снаряды  почти не долетают, и кормят неплохо, и
отдохнуть можно. Он не знал,  что его просьбе о производстве в офицеры сразу
был дан ход, и теперь о нем заботились.
     Спустя  два  дня  после того, как  они  перешли на  новые  квартиры,  к
вестовым заглянул встревоженный денщик Ивенса:
     Уинтерборн!
     Да?
     Иди скорей! Мистер Ивенс заболел.
     Заболел?!
     Когда  Уинтерборн  подбежал к  Ивенсу,  тот стоял,  прислонясь к стенке
окопа. Он был мертвенно бледен.
     Что с вами, сэр?
     Газ.  Наглотался этой мерзости.  Не  могу больше. Иду  на  перевязочный
пункт.
     Я достану носилки, сэр?
     Нет, к чертям, так дойду. Ноги еще держат. Берите мой ранец и пойдем.
     Через  каждые  несколько  шагов Ивенс  вынужден был  останавливаться  и
прислоняться  к стенке  окопа.  Его  мучительно  тошнило, но рвоты  не было.
Уинтерборн хотел взять  его под  руку,  но Ивенс только отмахнулся.  В конце
хода сообщения лежали на носилках два страшно изуродованных трупа. Оба молча
прошли мимо, но Ивенс подумал: "Все-таки  газ лучше", а в мозгу  Уинтерборна
мелькнуло: "Скоро ли и меня вот так положат?"
     Наконец, поддерживая Ивенса, он довел его  до перевязочного  пункта.  У
входа они пожали друг другу руки.
     Вас произведут в офицеры, Уинтерборн.
     Благодарю вас, сэр. Как вы  себя чувствуете? Может быть, мне остаться с
вами?
     Не надо. Вернитесь и доложите, что оставили меня здесь.
     Слушаю, сэр.
     Они еще раз пожали друг другу руки.
     Ну, до свиданья, дружище, всего вам наилучшего.
     До свиданья, сэр, до свиданья. Больше он Ивенса не видел.


     С  уходом Ивенса Уинтерборн разом утратил всякий  интерес к своей роте.
Новых офицеров он  не  знал,  капитан  был  ему  неприятен,  и,  разумеется,
отношения с ними у него были совсем не те, что с  Ивенсом. Хендерсон уехал в
Англию, в  офицерскую школу. Никогда еще  Уинтерборну не было так одиноко. И
он с отвращением  и  ужасом понял, что мужество ему изменило. Его ежедневные
походы были  теперь совсем не трудны  -- каких-нибудь полторы мили, только и
услышишь,   что  несколько  пулеметных   очередей,   да  три-четыре  десятка
"чемоданов"  разорвется.  Немцы  обнаружили  несколько  танков,  скрытых  за
отвалом шлака, мимо которого лежал путь Уинтерборна, и  пытались достать  их
из тяжелых  орудий. Уинтерборн  убедился,  что теперь ему  нелегко заставить
себя идти навстречу снарядам, по  тем  местам,  где  они рвутся. Ночами было
хуже всего. Однажды  ночью он сделал то,  чего  никогда еще не  делал, идя с
поручением: переждал минут десять, пока немного не утих обстрел.
     Как  ни  странно, эти десять минут спасли  ему  жизнь. Идя по окопу, он
слышал, что несколько снарядов разорвались  у самого штаба роты. Один снаряд
попал  прямиком  в  ненадежное  убежите  вестовых  и  разнес  его  в  куски,
отдыхавший там вестовой  Дженкинс, девятнадцатилетний  мальчик,  был убит на
месте. Но замешкайся Уинтерборн в пути на  эти самые десять минут, неминуемо
убило бы и  его.  Он чувствовал себя глубоко виноватым. Быть может, приди он
раньше,  мальчика  услали бы  с  ответом. Впрочем,  нет,  ответ  пришлось бы
отнести ему, а не Дженкинсу.
     Он  лишился  одеяла,  подстилки и  ранца.  Вестовых перевели в такую же
землянку,  двадцатью  ярдами дальше. Уинтерборну  тяжко было проходить  мимо
разбитой  снарядом землянки. Всякий  раз вспоминался Дженкинс,  его  нелепая
ребячья улыбка.  До армии Дженкинс служил рассыльным, потом -- приказчиком в
бакалейной  лавке,  в маленьком  провинциальном городишке.  Самая  заурядная
личность.  Читал "Джон  Булль" и принимал  его всерьез, свято  верил каждому
слову.  В  остальном же  серьезен  не  бывал, вечно  сыпал довольно плоскими
остротами,  и  по-мальчишески ухмылялся во весь рот,  и  никогда не брюзжал.
Уинтерборн жалел о нем.


     В дни, которые Уинтерборн проводил в штабе,  он пытался читать и понял,
что это ему не по силам. Ему попался старый номер "Спектейтора" со статьей о
Порсоне,  с автором он  когда-то был знаком. Он  даже не вспомнил, кто такой
Порсон,  пока не дочитал  статью до конца, и нередко самые простые выражения
ставили его в тупик, точно какого-нибудь  землепашца.  В отчаянии он швырнул
газету и попросил разрешения пойти  в кабачок.  Вина не  продавали, спиртное
было под  запретом. Он  сидел  в кабачке,  пил дрянное и  вполне  безобидное
французское пиво и вместе  с другими томми  однотонно  тянул душещипательные
песенки. У него вошло в привычку  совать взятку каптенармусу, чтоб тот давал
ему лишнюю порцию рому. Все, что угодно, лишь бы забыться.


     Кончались  очередные  две недели  житья при  штабе батальона, и он, как
обычно, явился к старшине:
     Уинтерборн, вестовой четвертой роты, сэр. Возвращаюсь на передовую.
     Старшина, поджав, губы, стал перелистывать какие-то бумаги.
     Сейчас посмотрим, сейчас по-смо-трим. Так, так,  так. Ага, вот: рядовой
Уинтерборн, номер тридцать один  восемьсот  девятнадцать. Так. В  пятницу вы
отправляетесь в  Англию, в  школу младших офицеров. В четверг  в четыре часа
дня  явитесь  в  канцелярию  за  своими  бумагами,  у  каптенармуса получите
неприкосновенный  запас.  В  пятницу  до  восьми утра  явитесь  на вокзале к
коменданту, и вас вычеркнут из списка личного состава. Все ясно?
     Да, сэр. Пожалуйста, дайте бумажку для начальства на передовой.
     Незачем. Сегодня  среда.  Оставайтесь  тут,  а на  ваше  место я  пошлю
другого вестового.
     Слушаю, сэр.
     Вестовой,  которого  назначили  на   смену   Уинтерборну,   обрадовался
донельзя.  Он был молод, неглуп, до войны готовился стать школьным учителем;
он так благодарил Уинтерборна, словно именно от него получил в  подарок свою
новую должность. Пуля уложила  его  наповал,  когда он выбирался из  окопа с
первым же поручением. Уинтерборну стало казаться, будто он в сговоре с самим
дьяволом, потому вместо него и гибнут другие.
     На  оставшиеся  два  дня его попросту освободили  от  службы. Разрешили
каждый  день ходить  в душ, и он отмылся дочиста и избавился от вшей. Выдали
ему совсем новое белье -- не то что изношенные грязные тряпки, полные дохлых
паразитов, какие  всегда выдавали в  душе; он получил новые обмотки  и штаны
вместо прежних,  грязных и драных, и сдал свою рваную кожаную куртку. У него
была парусиновая койка, и он спал по двенадцать часов  кряду. И  уже  не был
такой изможденный и затравленный, как в дни высоты 91.
     Ему очень  хотелось  вернуться в Англию, и все  же  сильней всех других
чувств было в нем вялое равнодушие. Вот уже приказано ехать, а ему, пожалуй,
все равно -- можно бы и остаться. Зачем длить эту  пытку? Если остаться, его
рано  или поздно  убьют, либо сделают вестовым  батальона,  что куда легче и
спокойнее, чем служить  младшим  офицером в  пехоте.  Впрочем, может,  и это
имеет смысл: ведь он опять увидит Элизабет и Фанни...
     Был  жаркий  летний день.  Он  брел  по прямой французской  дороге,  по
которой двумя нескончаемыми встречными потоками тянулись армейские грузовики
и орудия. На  заставе придирчиво подозрительные полевые жандармы и усиленный
караул приказали ему вернуться. Он  набрел  на неогороженный лужок, поросший
маками и  желтыми маргаритками, и  опустился наземь. Размеренно, неторопливо
била тяжелая артиллерия;  в небе появлялись  все новые  облачка  шрапнельных
разрывов, преследуя  вражеский  аэроплан; издалека  донесся едва различимый,
приглушенный  расстоянием  грохот: снаряд разорвался в  М. Странное это было
чувство -- сидишь на  траве, в  начищенных башмаках,  под жарким солнцем,  и
смотришь на полевые цветы, а невдалеке  виднеются два целых, не поврежденных
снарядами  дома, и незачем все время быть начеку. Он сидел, упершись локтями
в  колени, подбородком  --  в  кулаки, глядя  прямо  перед собой.  Тело  его
отдыхало,  но  душу  давила такая усталость,  такое  равнодушие,  что  он  с
радостью умер бы хоть сейчас без  мучений на этом лугу, даже не вернувшись в
Англию, не увидев больше Элизабет и Фанни. Он уже не мог забыться в  мечтах,
думать  о чем-нибудь долго  и связно,-- либо мыслей не было вовсе и в голове
стоял  туман,  либо вдруг  захлестывали  болезненно-яркие  воспоминания.  Не
верилось,  что  всего каких-нибудь семь  месяцев прошло с  тех  пор, как  он
покинул  Англию,--  казалось, прошло  семь  лет.  Им овладело  не  то  чтобы
презрение  к себе,  скорее -- равнодушие. Джордж Уинтерборн не возмущал его,
но и нимало  не занимал. Когда-то  он был ужасно занят  самим  собой, своими
желаниями и стремлениями; теперь ему все безразлично, ничего он не хочет, ни
к  чему  не  стремится.  Едва  ослабла  узда армейской дисциплины  и его  на
несколько  часов предоставили самому себе,-- и  он поник, вялый, безвольный,
ко всему равнодушный. Если бы в эту минуту ему сказали: ты уволен из  армии,
можешь идти на все четыре стороны,-- он бы не знал,  что с собой  делать,  и
так бы и сидел тут и тупо глядел бы на маки и маргаритки.
     Вечером, в канун его отъезда, вестовые и денщики раздобыли рому, пива и
шампанского и заставили  его  выпить  с ними. Уговаривали не забывать старых
товарищей, не измываться над солдатами, когда он станет офицером. Он обещал,
но ему было горько, что их уже разделила невидимая черта.
     Подумать только -- придется козырять нашему Джорджу! -- сказал кто-то.
     В самом деле,  подумать  только!  И  почему  он не остался с ними... Он
много пил и впервые за всю свою жизнь лег спать пьяный.


     Он  пришел на станцию за несколько минут  до восьми, задыхаясь,  весь в
поту  от  быстрой ходьбы  в полной выкладке под жарким  июльским солнцем. На
севере гремела  ожесточенная канонада.  Туда  через  два дня  приказано было
направиться  его  дивизии.  На  Ипре  готовилось  новое большое наступление.
Уинтерборн содрогнулся, мысленно он уже видел, как неистовый стальной ливень
хлещет взбаламученную землю, сечет и рвет в куски человеческую плоть, слышал
бьющий по нервам грохот бессчетных разрывов.
     Выслушав  наставления коменданта,  он  сел в поезд, уже готовый отойти.
Вагон  был  почти   пустой,  только  в  дальнем  конце  собрались  несколько
отпускников.  Он к  ним не подошел -- наконец-то  можно  хоть немного побыть
одному.
     Немецкая тяжелая артиллерия послала ему прощальный дружеский привет. На
конечную станцию воинской железнодорожной ветки посыпались снаряды. Знакомый
тошнотворный страх -- предчувствие взрыва  -- охватил его, он не сомневался,
что еще прежде, чем поезд тронется, снаряд угодит  в их вагон.  Он в  ярости
старался побороть это предчувствие, как будто единственным и самым главным в
жизни было подавить инстинкт страха. Снаряды падали по одному, с аккуратными
перерывами ровно в минуту. Он  прислушивался  к ним,  весь  в  поту,  крепко
стиснув винтовку. Пусть тронется  поезд или пусть  уж скорей конец. А  поезд
все стоял. Грохот  и треск  справа, грохот и треск слева; и  опять справа, и
опять  слева.  Так  он  сидел один тридцать пять минут, и  тридцать пять раз
подряд оглушал его треск и грохот разрывов. Почему-то это было  еще страшней
ураганного огня, пытка была еще нестерпимей.
     Наконец поезд дернулся и, пыхтя, медленно отошел от станции. Уинтерборн
сидел, не шевелясь, и прислушивался к разрывам,--  поезд  ускорял ход, и они
звучали все слабей  и  слабей.  И вот уже  их совсем не слышно за перестуком
колес. К фронту поезда подползали медленно,  осторожно, а этот мчался полным
ходом. Уинтерборн видел из окна не  тронутые снарядами  станции, на  которых
толпились   французские   крестьяне,  и  французские  солдаты-отпускники,  и
английские солдаты; видел  чудесные ивы  и тополя, точно на полотнах Коро,--
ветерок чуть шевелил листву, и она мерцала и переливалась на солнце; в лугах
паслись коровы,  мелькали в сырых  канавах желтые  ирисы, белели  на высоких
стеблях цветы  дикой петрушки. Луг, сплошь  покрытый алым клевером и  белыми
маргаритками, напомнил  ему  далекие дни в  Мартинс  Пойнте.  Трудно,  очень
трудно поверить, что тот  мальчик и  теперешний  Джордж Уинтерборн -- один и
тот  же человек. Едва ли не с любопытством  он поглядел  на  свою  привычную
форму хаки, на винтовку,--  как странно, что тот  мальчик десять лет  спустя
стал солдатом.  Потом он  спохватился, что  забыл вложить штык в ножны. Штык
так долго оставался примкнутым, что Уинтерборн насилу оторвал его. У выступа
осталось кольцо ржавчины.  Он достал промасленную тряпку и тщательно счистил
ржавчину. В ножнах оказалось полно засохшей грязи, пришлось вычистить и их.
     Из Булони он  отправил телеграмму Элизабет.  Комендант велел  ему сдать
все снаряжение,  с  собой можно было взять  только  личные пожитки.  Он снял
амуницию, положил рядом винтовку и исцарапанную, покрытую вмятинами каску, и
все  с таким  чувством,  словно свершал некий  странный прощальный обряд. На
борт парохода  он поднялся с крохотным пакетиком в  руках: в  чистый носовой
платок  цвета  хаки  завернуты  бритва,  мыло,  зубная  щетка,  гребешок  да
несколько писем. Все же он ухитрился протащить ранец и перевязь.
     Воинский  поезд,  шедший  из Фолкстона  в  Лондон,  был до отказа набит
отпускниками и ранеными, возвращавшимися из Франции. Когда он стал замедлять
ход на  стрелках,  солдаты  сгрудились  у окон. Параллельно железной  дороге
тянулось улица -- и все женщины и девушки, шедшие по ней,  стоявшие в дверях
или глядевшие из окон, махали платками, пронзительно выкрикивали приветствия
и  посылали воздушные поцелуи. Солдаты тоже возбужденно размахивали руками и
кричали. Уинтерборна поразила красота женщин, красота чуть ли не ангельская.
Семь месяцев он не видел женщины.
     Когда  прибыли  в Лондон,  было уже темно,  но  вокзал Виктория сверкал
огнями. Длинный  барьер отделял  толпу от солдат,  стремившихся  к  выходу в
конце  платформы. То здесь, то  там  какая-нибудь  женщина бросалась на  шею
солдату. По крайней мере,  в эту минуту  женщины были искренни. Они плакали,
плечи их вздрагивали; мгновенье солдат стоял совсем тихо, прижав к себе жену
или невесту, потом  отстранял ее. И женщина тотчас делала над собой усилие и
уже казалась веселой и беспечной.
     Многие  солдаты  очутились  в Лондоне  только проездом, и  их никто  не
встречал.
     Уинтерборн увидел Элизабет, она стояла там, где кончался барьер, на ней
была  шляпа  с большими  полями.  И  опять его  поразило,  что  женщины  так
прекрасны. Неужели он прежде знал такую красавицу, неужели осмеливался к ней
прикоснуться? Она  казалась такой стройной, юной,  такой прелестной. И такой
утонченно изящной.  Оробев, он попятился  и смотрел  на  нее  из  толпы. Она
пытливо всматривалась в лица  идущих мимо солдат; дважды она  взглядывала на
него  и сразу  отводила глаза.  Он пробрался  к ней  через толпу. Она  опять
внимательно посмотрела  на него --  и опять стала всматриваться в проходящих
солдат. Не колеблясь больше, он подошел и протянул ей обе руки:
     Элизабет!
     Она  сильно вздрогнула,  посмотрела  широко  раскрытыми  глазами, потом
поцеловала его через разделявший их барьер;
     Джордж, ты?! Как ты изменился! Я тебя не узнала!



     Уинтерборн получил двухнедельный отпуск, после чего должен был  явиться
в учебный  батальон. За это время было два или три воздушных налета, и ночью
он лежал без сна, прислушиваясь к хорошо знакомому тявканью зенитных орудий.
С  грохотом  рвались бомбы. Налеты были пустячные, полчаса -- и все кончено.
Однако Уинтерборн был неприятно поражен: он их не ждал.
     Первое  свободное  утро  он провел  в  одиноких  блужданьях  по  улицам
Лондона.  Он не  уставал  изумляться красоте женщин,  смотрел на них во  все
глаза -- и в то же время боялся их этим оскорбить. Дважды с ним заговаривали
проститутки, суля "восточные утехи". Он подносил руку  к козырьку и проходил
мимо. Вторая девица забормотала ругательства, он их не услышал.  Похоже, что
проституток в Лондоне стало куда больше прежнего.
     Лондонские мостовые изрядно  пострадали, но Уинтерборну  они показались
необыкновенно ровными  и гладкими,  ведь он  привык  к  дорогам,  иссеченным
глубокими колеями, изрытым воронками разрывов. И не чудо ли: такое множество
домов  --  и все  целы. И автобусы  катят  взад  и вперед.  И люди  ходят  с
зонтиками -- да, в самом деле, ведь  на свете существуют зонтики. И всюду --
форма  хаки. Из каждых трех  встречных один --  военный.  Ему  повстречались
солдаты  американской  морской  пехоты  --  авангард  громадной  армии,  что
готовилась по  ту сторону Атлантики. Это были крепкие  парни,  плечистые,  с
узкими бедрами; и каждый  уже успел подцепить себе девчонку.  По Лондону они
разгуливали хозяйской походкой, вразвалку, совсем как англичане во Франции.
     Патруль военной полиции  остановил  его и  грубо  спросил, что  он  тут
делает. Уинтерборн показал отпускное свидетельство.
     Извини, приятель,-- сказал  полицейский.-- Я  тебя принял за дезертира.
Смотри, никуда не ходи без свидетельства.
     Вечером второго дня Элизабет повела его в ресторан в Сохо ужинать с  ее
друзьями. Фанни там не оказалось,  зато присутствовали мистер Апджон, мистер
Уолдо  Тобб  и Реджи  Бернсайд.  Были  еще  несколько  человек,  Уинтерборну
незнакомых. В том числе некто, наделавший много шуму переводами из армянской
поэзии с  французских переводов Аршака Чобаняна.  Держалось  это  светило  с
величайшей  томностью,  словно  бы крайне  утомленное  работой мысли, и руку
Уинтерборну    пожало    еле-еле,    глядя    в    сторону   и    с    видом
изысканно-презрительным.
     Весь  ужин  Уинтерборн  просидел  молча, беспокойно скатывая  шарики из
хлеба. С удивлением  он понял, что бесконечно далек от всей этой компании  и
ему  совершенно  не о чем с  ними  говорить.  Они рассуждали о вещах, ему не
очень понятных, и превесело перемывали  косточки людям,  которых он не знал.
Элизабет была в  ударе, со всеми болтала,  смеялась и имела  большой  успех.
Уинтерборну  было  неловко: он тут совсем  не  ко  двору,  какое-то  мрачное
привидение, затесавшееся на веселый праздник. Мельком он увидел себя в одном
из зеркал и подумал, что просто смешно сидеть в ресторане  с таким серьезным
и несчастным лицом.
     За кофе многие поменялись местами, и двое или трое подошли и заговорили
с  ним.  На соседний  стул  плюхнулся  мистер Апджон, выпятил  подбородок  и
кашлянул:
     Окончательно возвратились в Лондон?
     Нет. Получил две недели отпуска, потом пойду в офицерскую школу.
     И после останетесь в Лондоне?
     Нет. Придется ехать назад, во Францию. Мистер Апджон с досадой пощелкал
языком.
     А  я  предполагал,  что  вы покончили с солдатчиной. В этой  одежде  вы
выглядите просто смехотворно.
     Да, но зато она очень практична.
     Я хочу  сказать,  вот  что главное -- эта самая война не должна  мешать
развитию цивилизации.
     Вполне с вами согласен. Я...
     Я  хочу сказать,  если у  вас есть  время,  зайдите ко  мне  в студию и
посмотрите мои новые картины. Вы все еще сотрудничаете в журналах?
     Уинтерборн улыбнулся:
     Нет. Я, видите ли, был порядком занят, и в окопах ведь...
     Я  хочу  сказать,  недурно  бы  вам написать  статью  о  моем  новейшем
открытии.
     О супрематизме?
     Да  нет  же!  С  этим  я  давно  покончил.  До  чего вы  невежественны,
Уинтерборн! Нет, нет. Теперь я  создаю конкавизм. Это  -- величайший вклад в
цивилизацию двадцатого века. Я хочу сказать...
     Уинтерборн больше не  слушал и  залпом осушил стакан вина. Почему Ивенс
не написал ему? Вероятно,  не выжил после того  отравления газом. Он  знаком
подозвал официанта:
     Принесите еще бутылку вина.
     Сию минуту, сэр.
     Джордж!  --  услышал  он предостерегающий и немного укоризненный  голос
Элизабет.-- Не пей лишнего!
     Он не ответил и мрачно уставился на свой кофе. Черт с  ней.  Черт с ним
-- с Апджоном. Черт с ними со всеми. Опрокинул еще  стаканчик  и ощутил, что
пьянеет: тихонько кружится  голова, и веселей,  легче становится на  душе --
приходит спасительное забвение. К черту их всех.
     Мистеру Апджону надоело просвещать кретина, у которого даже  не хватало
ума его слушать, и он незаметно исчез. Немного погодя его место занял мистер
Уолдо Тобб.
     Ну-с, дорогой Уинтерборн, рад  вас видеть.  Выглядите вы превосходно. В
армии вы просто расцвели. И я слышал от миссис Уинтерборн, что  вас  наконец
произвели в офицеры. Поздравляю, лучше поздно, чем никогда.
     Благодарю вас. Но, знаете ли, может быть, меня еще и не произведут. Мне
еще надо окончить офицерскую школу.
     О, это вам будет очень, очень на пользу.
     Надеюсь.
     А  чем вы во Франции  заполняете  свой досуг  --  все  так  же читаете,
занимаетесь живописью?
     Уинтерборн сухо, коротко засмеялся:
     Нет, чаще всего завалюсь где-нибудь и сплю.
     Грустно это слышать. Но, знаете,-- да простится мне такая смелость,-- у
меня никогда  не было уверенности, что Искусство -- истинное ваше призвание.
У меня всегда  было такое ощущение, что вам  больше подходит жизнь на свежем
воздухе. Разумеется, сейчас  вы делаете прекрасное дело, прекрасное. Империя
нуждается в каждом из  нас. А когда вы возвратитесь с победой,-- надеюсь, вы
вернетесь целый и невредимый,-- отчего бы вам не попытать счастья в одной из
наших колоний,  в Австралии  или  в Канаде?  Там  перед  каждым  открываются
огромные возможности.
     Уинтерборн опять засмеялся.
     Подождите, пока я вернусь, тогда видно будет. Выпьете вина?
     Нет, бла-а-дарю  вас,  нет. А  что это  за  красная ленточка у  вас  на
рукаве? Оспу прививали?
     Нет. Я ротный вестовой.
     Вестовой? Это который бегает? Надеюсь, вы не от противника бегаете?
     И мистер Тобб беззвучно засмеялся и одобрительно покивал головой, очень
довольный собственным остроумием.
     Что ж, и  так могло  бы случиться,  знать бы только, куда бежать,-- без
улыбки сказал Уннтерборн.
     О, но ведь наши солдаты такие молодцы, такие молодцы,  вы же знаете, не
то что  немцы.  Вы,  наверно,  уже  убедились,  что немцы народ  малодушный?
Знаете, их приходится приковывать к пулеметам цепью.
     Ничего  такого не  замечал. Надо сказать,  дерутся  они с поразительным
мужеством и упорством. Вам не кажется, что предполагать обратное не очень-то
лестно для наших солдат? Нам ведь пока не удалось толком потеснить немцев.
     Помилуйте, нельзя же так односторонне смотреть на вещи, вы за деревьями
леса  не видите.  В этой войне огромная роль принадлежит флоту.  Флоту -- и,
кроме  того, великолепной  организации тыла, о которой вы, конечно, знать не
можете.
     Да, конечно, и все-таки... Мистер Тобб поднялся.
     Счастлив  был   вас  повидать,  дорогой  мой   Уинтерборн.  Очень   вам
признателен за интереснейшие сведения о фронте.  Весьма ободряющие сведения.
Весьма ободряющие.
     Уинтерборну  хотелось  уйти, он  сделал  знак жене, но она словно и  не
заметила,  поглощенная  оживленным разговором с Реджи Бернсайдом. Уинтерборн
выпил еще вина и вытянул ноги. Тяжелые, подбитые гвоздями солдатские башмаки
уперлись в ноги человека, сидевшего напротив.
     Виноват. Надеюсь, я вас не ушиб? Прошу простить мою неловкость.
     Ничего,  ничего,  пустяки,-- сказал тот,  морщась  от  боли и  досады и
потирая  лодыжку.  Элизабет  сдвинула  брови  и  потянулась  через  стол  за
бутылкой. Уинтерборн перехватил бутылку, налил себе  еще стакан и лишь тогда
отдал  бутылку.  Элизабет  явно  была  рассержена  его неучтивостью.  А  он,
опьянев, чувствовал себя совсем недурно и плевать хотел на всех.
     Когда они в  такси  возвращались домой,  она кротко, но с  достоинством
попеняла ему: не следовало так много пить.
     Не забывай,  милый,  теперь  ты уже  не  среди неотесанной  солдатни. И
прости, что  я  об этом говорю, но  у тебя ужасно  грязные руки и ногти, ты,
наверно, забыл их вымыть. И вел себя не слишком вежливо.
     Он не отвечал, рассеянно глядел  в окно. Элизабет  вздохнула  и  слегка
пожала плечами. Эту ночь они спали врозь.


     Наутро за завтраком они были молчаливы и заняты каждый  своими мыслями.
Внезапно Джордж очнулся от задумчивости:
     Слушай, а как Фанни? Она что, уехала?
     Нет, кажется, она в Лондоне.
     А почему же она вчера с нами не ужинала?
     Я ее не приглашала.
     Как так не приглашала?! Почему?!
     Вопрос, видно, был неприятен Элизабет, но она попробовала  небрежно  от
него отмахнуться:
     Мы с  Фанни  теперь почти  не встречаемся.  Ты  же  знаешь,  она всегда
нарасхват.
     А   все-таки  почему  вы  не  встречаетесь?  --  бестактно  допытывался
Уинтерборн.-- Что-нибудь случилось?
     Не встречаемся, потому что я не хочу,-- отрезала Элизабет.
     Он промолчал. Так, значит,  из-за  него Элизабет и Фанни стали врагами!
Помрачнев еще больше,  он ушел к  себе. Наобум взял с  полки какую-то книгу,
раскрыл -- это  оказался Де Квинси "Убийство как одно из  изящных искусств".
Он  начисто  забыл,  что  существует  на  свете этот образчик  кладбищенской
иронии, и тупо уставился на крупно напечатанное заглавие. Убийство как  одно
из изящных искусств! Метко сказано,  черт подери! Он поставил книгу на место
и  принялся перебирать  свои  кисти  и краски.  Элизабет взяла себе  все его
альбомы, бумагу, все чистые холсты, остался только один.  Тюбики  с красками
высохли и стали  твердые, как камень, палитра была вся  в  ссохшихся жестких
комках  краски,-- так она  и  пролежала  без него  все  пятнадцать  месяцев.
Уинтерборн отчистил  ее  так  старательно, словно боялся за  грязную палитру
получить выговор от ротного командира.
     Он отыскал  свои старые эскизы и стал их просматривать. Неужели это все
его рук дело? Да, как ни странно,  на всех та же подпись: Дж. Уинтерборн. Он
неодобрительно поглядел на эскизы, потом, не торопясь, разорвал их, бросил в
пустой камин и, чиркнув спичкой, поджег. Он  следил, как пламя подбиралось к
бумаге и она корчилась, тлела, тускло багровея, потом чернела, съеживалась и
обращалась в прах. Прислоненные к стене, аккуратными пачками были составлены
его полотна. Он бегло просмотрел их,  точно колоду  карт, и так и  оставил у
стены. Остановился в недоумении, наткнувшись на свой  автопортрет, о котором
начисто забыл. Неужели и это его работа? Да, вот и подпись.  Но  когда и где
он  это писал? Он  держал небольшое полотно обеими руками, и вглядывался,  и
лихорадочно рылся в памяти, но так ничего и не припомнил. Даты не было, и он
даже  не вспомнил,  в  каком  году  это  могло  быть  написано.  Неторопливо
примерясь, он прорвал ногой  холст, полосу за полосой отодрал его  от рамы и
сжег.  Это  был   единственный   его  портрет,  он  никогда   не  соглашался
фотографироваться.
     На  фронте  строго  запрещалось  вести  дневник  или  делать какие-либо
зарисовки: ведь попади  они в  руки врага, он  мог бы  ими  воспользоваться.
Уинтерборн  закрыл  глаза.  И  тотчас  ему  живо  представилась  разрушенная
деревня, дорога,  ведущая в М.,  истерзанная,  оскверненная  земля,  длинный
отвал шлака, и он услышал раскатистый грохот рвущихся в М. тяжелых снарядов.
Он  прошел в  комнату  Элизабет  за  листом бумаги  и  мягким карандашом для
эскиза. Элизабет не было дома. Шаря у нее на столе, он наткнулся  на письмо,
написанное  незнакомым  почерком, перевернул и  невольно прочел  начало. Ему
бросилась в глаза дата -- день его возвращения  в Англию --  и первые слова:
"Дорогая,  говоря твоими словами  --  вот досада!  Ну,  ничего,  этот  визит
наверняка не затянется, и..." Уинтерборн поспешно прикрыл письмо чем попало,
чтоб не читать дальше.
     С  карандашом  и бумагой он  вернулся к себе и принялся набрасывать  ту
памятную  картину. И  с  удивлением заметил,  что рука  его, когда-то  такая
уверенная  и  твердая, едва уловимо, но несомненно дрожит. Вчерашняя выпивка
или контузия? Он упорно  трудился над эскизом, но все шло вкривь и вкось. Он
устал проводить линию за  линией и тут же со злостью их стирать. А  ведь вся
эта картина так и стояла в памяти, и он ясно понимал, какими средствами надо
бы  передать  ее  на  бумаге. Но  рука  и  мозг  ему  изменили,  он  простую
карандашную линию и ту уже не мог провести быстро и точно.
     Обронив карандаш и резинку на полустертый  набросок, он опять  пошел  к
Элизабет. Она еще  не вернулась. В комнате, залитой  солнцем, стояла тишина.
Прежних оранжево-полосатых занавесок  уже не было, вместо них висели длинные
широкие  занавеси   из  плотной   зеленой  саржи,  не   пропускавшие  света:
приходилось  соблюдать  правила затемнения. В большой  синей  вазе -- летние
цветы, на красивом  испанском блюде -- горка фруктов. Ему вспомнилось, как в
это  окно  три  года  назад, чуть  ли не день в  день,  влетела  оса,  точно
крохотный фоккер. И он с удивлением почувствовал, что в горле застрял ком  и
на глаза навертываются слезы.
     Часы на ближней колокольне пробили три  четверти. Он взглянул на ручные
часы: без четверти час. Надо бы пойти куда-нибудь поесть. Он забрел в первый
попавшийся  ресторан. Официантка предложила  ему мясных консервов,--  весьма
благодарен, консервами  он сыт  по горло. Перекусив, он позвонил Фанни, но к
телефону никто  не подошел.  Медленно, лениво он побрел к ней -- может быть,
она тем временем вернется домой. Но Фанни все не было. Он нацарапал записку,
прося ее встретиться с  ним,  как только  у  нее  найдется свободная минута,
потом сел в автобус, вернулся в Челси, лег на кровать и уснул. Около шести к
нему заглянула Элизабет и  на цыпочках  вышла. В семь она его  разбудила. Он
мгновенно проснулся, вскочил, по привычке протянул руку за винтовкой.
     Что там?
     На миг у Элизабет захолонуло сердце: он так внезапно вскинулся,  да еще
сам того не сознавая резко оттолкнул ее, наклонившуюся к нему.
     Ох, извини. Как ты вскочил! Я совсем не хотела тебя пугать.
     Ничего.  Я не испугался, это,  знаешь, привычка -- срываться  в спешке.
Который час?
     Семь.
     Боже милостивый! С чего это я так заспался?
     Я зашла спросить, хочешь поужинать сегодня со мной и с Реджи?
     А потом он придет сюда?
     Нет, конечно.
     Я сегодня собирался ужинать с Фанни.
     Хорошо, как хочешь.
     Можно мне взять второй ключ?
     Он,  кажется,  потерялся,--  солгала  Элизабет.--  Но я  оставлю  дверь
открытой, я ведь и сегодня не запирала.
     Хорошо, спасибо.
     Аи revoir --> 1 .
     Аи revoir.


     Уинтерборн умылся  и долго  изо всех  сил  тер  щеткой для ногтей  свои
загрубевшие руки, тщетно пытаясь соскрести глубоко и словно  навек въевшуюся
грязь. Руки стали почище, но по-прежнему  казались  отвратительно жесткими и
грубыми,-- все  бороздки и  трещины  на  пальцах  так и остались  черные. Из
телефонной будки он позвонил Фанни.
     Алло! Фанни, ты? Говорит Джордж.
     Милый! Как ты живешь? Когда вернулся?
     Дня три назад. Ты разве не видела моей записки?
     Я уезжала и вот только что вернулась и нашла ее,-- солгала Фанни.
     Ну, неважно. Давай пообедаем сегодня вместе, ладно?
     Милый, мне ужасно жаль, но я никак не могу. Обещала пойти в одно  место
и просто не могу не сдержать слова. Вот досада!
     "Говоря твоими словами  -- вот досада! Ну, ничего, этот визит наверняка
не затянется и..."
     Неважно, дорогая. А когда мы встретимся?
     Одну минуту, я посмотрю свою записную книжку.
     Короткое  молчание.  Откуда-то  чуть   слышно  донесся  обрывок  чужого
разговора: "Что ты говоришь!  Боже  мой,  неужели убит!  Да  ведь  недели не
прошло, как он вернулся на фронт!"
     И снова голос Фанни:
     Алло, Джордж! Ты слушаешь?
     Да.
     Сегодня среда.  Как-то так вышло, что я всю  эту  неделю ужасно занята.
Может, поужинаем вместе в субботу?
     Только в субботу? А  раньше нельзя? Понимаешь, у меня  отпуск  всего на
две недели.
     Ну, тогда, если  хочешь, позавтракаем вместе  в пятницу. Я  уговорилась
кое с кем, но ты тоже приходи. Хотя приятнее поужинать вдвоем, правда?
     Да, конечно. Стало быть, в субботу. В котором часу?
     В половине восьмого, там же, где всегда,
     Хорошо.
     До свиданья, милый.
     До свиданья, голубка.


     Он поужинал один, потом пошел в "Черкесское кафе"; кто-то  говорил ему,
что  в последнее  время  там собирается  цвет интеллигенции.  Кафе оказалось
битком набито,  но Уинтерборн не увидел ни одного  знакомого лица. Он все же
отыскал свободное место и  сел. Напротив него два  стола  занимало блестящее
общество элегантных молодых гомосексуалистов, из них двое -- в форме штабных
офицеров. Они окинули  Уинтерборна надменным взглядом, усмехнулись  и больше
его уже не замечали. Ему стало не по себе: уж не зря ли он затесался сюда  в
своей  солдатской  одежде?  Может  быть,   рядовым  в  это  кафе  ходить  не
полагается? Он уплатил за кофе и  вышел. Некоторое время слонялся по улицам,
потом забрел в кабачок на  Черинг-Кросс и подошел  к стойке, у которой  пили
пиво два томми. Это были унтер-офицеры тыловой службы, инструкторы какого-то
учебного  батальона, судя по их разговору: они бесконечно наслаждались  тем,
что  на  каком-то пустяке "утерли  нос"  офицеру,  оплошавшему  на  учениях.
Уинтерборн хотел было  распить  с  ними бутылочку  и  поболтать, но  тут ему
попалось  на глаза объявление, воспрещавшее  посетителям угощать друг друга.
Он расплатился и вышел.
     Потом он забрел  в какой-то мюзик-холл.  Тут  распевались  во множестве
сверхпатриотические  песни и разыгрывались патриотические  сценки с участием
девиц,  одетых  в  цвета  союзных  государств.   Снова  и  снова  поминалось
превосходство союзников и  ничтожество немцев,  и всякий  раз публика  бурно
аплодировала.  В  особо  остроумной  сценке  некий томми брал в  плен  сразу
нескольких  немцев,  заманив их привязанной  к штыку  сосиской. Хор девиц  в
довоенных  красных  мундирах пропел  песенку о  том, как  все  девушки любят
томми; при этом  они дружно  задирали ноги  в форменных  солдатских штанах и
совсем  не в  лад  отдавали  честь. И  в  заключение  грандиозный  финал  --
торжество Победы -- под звуки солдатской песни:
     Нам до Рейна прогуляться,
     Право слово, нипочем!
     Представление  кончилось,  оркестр   заиграл   "Боже,  храни   короля",
Уинтерборн, как и все солдаты в публике, вытянулся и стал "смирно".


     Одиннадцать часов.  Он решил  пойти в свой клуб и там  переночевать.  В
клубе было сумрачно и пусто, лишь четыре  почтенных старца горячо спорили  о
только что  сыгранной партии в  бридж.  Всюду висели объявления, призывающие
членов клуба  экономить  электричество. Вся  прислуга  была женская,  только
старший лакей  -- бледный  человечек  в очках, лет сорока пяти;  он объяснил
Уинтерборну,  что  переночевать здесь  ему не  удастся:  все спальни в клубе
реквизированы военным министерством. Странно было  снова услышать,  как тебя
называют "сэр".
     Я тоже получил предупреждение, сэр,-- сказал лакей.-- Не сегодня-завтра
меня призовут, сэр.
     Вы какой категории?
     Второй, сэр.
     Ну,  все будет  в порядке.  Вы только  всем говорите, что вы -- опытный
официант лондонского клуба, и вас наверняка возьмут в офицерскую столовую.
     Вы так думаете, сэр? Жена со страху за меня места себе не находит, сэр.
Простынешь, говорит, там, в окопах, да и помрешь. Я, знаете ли, слабогрудый,
сэр, вы уж простите, что я вам все это выкладываю.
     Уверен, что вас на передовую не пошлют.
     В  начале  1918 года  этот маленький  лакей  умер в военном лазарете от
двустороннего воспаления легких. Клубная  комиссия вручила  его вдове десять
фунтов стерлингов и постановила занести его имя на мемориальную доску павших
воинов -- членов клуба.


     Спать Уинтерборну не хотелось. Он слишком привык ночами бодрствовать  и
быть начеку,  а  спать  днем,--  не  так просто  оказалось  отстать  от этой
привычки.  До самого утра он  то бесцельно бродил  по  улицам,  то сидел  на
скамье где-нибудь на Набережной. Теперь мало кто ночевал тут на скамейках,--
как видно, война всем нашла работу. Странно, думал он, во время войны Англия
тратит ежедневно пять миллионов фунтов на убийство немцев, а в  мирное время
не  может потратить пять миллионов в  год на борьбу  с собственной  нищетой.
Дважды  с  ним  вполне  вежливо заговаривали  полицейские,  принимая  его за
отпускного  фронтовика, которому негде ночевать.  Он  кое-как объяснял,  что
просто  хочет  побыть  на  улице.  Один  постовой  отнесся  к  нему   совсем
по-отечески:
     Послушай меня, сынок, поди  к Молодым христианам. Они  за койку возьмут
недорого.  У  меня  вон тоже сын воюет, тебе ровесник. Был  бы  он  на твоем
месте, не хотел бы я, чтоб он попал к какой-нибудь лондонской потаскушке. Он
славный малый, верно тебе  говорю. А с  ним поступили не по совести, жестоко
поступили. Ни разу отпуска не дали, а он уже почти два года во Франции.
     Почти два года без отпуска! Что за чудеса!
     Да, вот когда из лазарета выписался, и то не пустили.
     А с чем он там лежал?
     Вроде  с воспалением легких, только мы-то думаем -- это он так написал,
чтоб нас не  тревожить, а на самом деле ранило его. Потому как  в другой раз
он спутался, написал, что хворал плевритом.
     А вы случайно не знаете, что это был за лазарет?
     Как же. Кс. П.
     Уинтерборн  невесело   усмехнулся:   он  знал,  что   это  означает  --
венерический.  Пока  солдат  находится  там  на  излечении,  ему  не  платят
жалованья и затем на год лишают отпуска. Но отцу незачем знать правду.
     Давно ваш сын выписался из лазарета?
     Да уже месяцев десять, а то и больше.
     Ну, тогда к рождеству ему наверняка дадут отпуск.
     Дадут,  по-твоему?  Право  слово? Он  у меня  славный  малый, красивый,
крепкий, любо посмотреть. Может,  повстречаешься  с ним,  когда вернешься на
фронт. Том Джонс его звать. Том Джонс, артиллерист.
     И опять Уинтерборн усмехнулся при мысли, каково было бы отыскивать Тома
Джонса  среди  тысяч  разбросанных по всем фронтам  артиллеристов.  Но вслух
сказал:
     Если повстречаемся, я ему скажу, что вы его ждете не дождетесь.
     И  сунул  в  руку  полицейского полкроны: пускай выпьет за  их  с Томом
здоровье. Полицейский козырнул ему и на прощанье назвал "сэр".


     Он позавтракал в закусочной Локхарта  копченой рыбой,  выпил чаю, потом
умылся в подземной уборной. Около десяти он был дома. Не подумавши, прошел в
комнату Элизабет. Она и  Реджи, сидя в халатах, пили чай. Извинившись  почти
униженно,  он ушел к  себе.  Скинул  башмаки  с  ноющих усталых  ног  и,  не
раздеваясь, растянулся  на постели. Через десять минут он  уже спал  крепким
сном.


     Свиданье с Фанни вышло какое-то неудачное. Она была на редкость весела,
прелестна,  нарядна  и  обаятельна,  сперва оживленно  болтала, потом храбро
старалась победить его неуклюжую молчаливость. Уинтерборн и сам  не понимал,
отчего он  так неловок и  молчалив.  Казалось,  ему попросту нечего  сказать
Фанни, он словно отупел --  половина  ее изящных  острот и тонких намеков до
него не доходила.  Похоже было,  что он держит устный  экзамен и  как  дурак
делает промах за промахом, ошибку за ошибкой. А  ведь он любит  Фанни, очень
любит, и Элизабет он тоже очень любит. Но ему почти нечего им сказать  и так
утомительно  слушать  их  небрежно-изысканную  болтовню.  Попытался он  было
рассказать Элизабет кое-что из пережитого на фронте,-- и когда описывал, как
их  обстреливали  химическими  снарядами  и   какие  страшные  лица  были  у
отравленных газом, вдруг заметил, что ее тонко очерченные губы покривились в
усилии скрыть зевок. Прервав рассказ  на полуслове, он попробовал заговорить
о другом. Фанни полна сочувствия, но и на нее, как видно, он наводит  скуку.
Да, разумеется, ей с ним скучно. И она и все они здесь по горло сыты войной,
о  которой непрестанно твердят газеты и все вокруг; они хотят забыть о войне
-- да, конечно, они хотят забыть. А тут является он, молчаливый,  угрюмый, в
хаки,  способный  хоть  немного оживиться,  только когда  изрядно  выпьет  и
заведет речь о фронте.
     Он отвез Фанни  домой в такси, по  дороге держал  ее  за руку  и  молча
смотрел прямо перед собой. У дверей он поцеловал ее.
     Спокойной  ночи,  Фанни,  родная моя. Огромное тебе спасибо, я так рад,
что ты со мной поужинала.
     Ты разве не зайдешь?
     Не сегодня, милая. Ужасно хочу спать... понимаешь, я немного устал.
     Ах, так. Спокойной ночи.
     Спокойной ночи, голуб...
     Дверь захлопнулась, отсекая последний слог.
     Он возвращался в Челси пешком.  Уличные фонари светили еле-еле. Впервые
в жизни  он  ясно  увидел звезды над Пикадилли.  Проходя  по Кингз  Роуд, он
услышал тревожные звуки труб,-- они возвещали воздушный налет. Дома он лег в
постель,   погасил   свет   и  лежал  с  открытыми   глазами,   настороженно
прислушиваясь. Заговорили зенитные орудия,  и тут он, к своему стыду, понял,
что  страх  перед  взрывами  вернулся к  нему; и, заслышав  грохот бомбы, он
всякий  раз вздрагивал.  А  они  падали  все  ближе, и  одна с оглушительным
треском  разорвалась на соседней  улице.  Он вдруг заметил,  что  обливается
потом.
     Элизабет не возвращалась домой до трех часов ночи. Они с Реджи укрылись
в  отеле Пикадилли. Когда она наконец вернулась, Уинтерборн  еще не спал, но
не окликнул ее.


     Отпуск кончился, и пять недель  Уинтерборн, как полагается, проболтался
на сборном пункте. Ему тошно было возвращаться к казарменному житью, и люди,
которые  теперь  его окружали, были ему не по душе.  Все они  уже побывали в
окопах,  но  здесь почему-то  казались  совсем  другими, чем на  фронте. Узы
товарищества распались, каждый думал только  о себе, недружелюбно косился на
остальных,  и все  раболепно  заискивали  перед  унтер-офицерами  в  надежде
получить увольнительную  в город.  Кажется,  они только  об увольнительных и
думали, только и мечтали что о девчонках да о кабаках. И без конца брюзжали.
Порой  кто-нибудь рассказывал случаи из  фронтовой жизни, от  которых волосы
вставали  дыбом,  но Уинтерборн  считал, что любой  из  этих  ужасов  вполне
правдоподобен, хотя,  конечно,  рассказчики могут и  приврать. В  память ему
врезался рассказ, верней, небольшой эпизод,  слышанный от  одного  пехотного
сержанта.
     И худо ж нам пришлось на Сомме,  черт ее дери. Нагляделся я там, бывало
такое -- век не забудешь.
     А что? -- спросил Уинтерборн.
     Да вот ранило одного  нашего офицера,  и видим -- бежит к нему  немец с
ручной гранатой. Подбежал, сдернул кольцо и  сунул ее раненому под голову. А
у офицера обе руки перебиты, и двинуться не может. Так он и лежал целых пять
секунд,-- граната шипит у него под ухом, а он дожидается,  чтоб она разнесла
ему  череп. Мы не успели  к  нему добежать. Того немца кто-то  пристрелил, а
потом наши  подобрали раненого  немецкого офицера и  швырнули  его живьем  в
горящий склад боеприпасов. И вопил же он, страшное дело!


     Со  сборного пункта его  отправили  в офицерскую школу,  дав перед  тем
отпуск на два  дня. Он все-таки  уговорил Элизабет встретиться  с Фанни, и в
день его отъезда они позавтракали все вместе. Фанни с Элизабет проводили его
на поезд и, выйдя с вокзала Ватерлоо, тут же разошлись в разные стороны.
     Потянулись  месяцы  нудной  муштры  в нудном  мрачном  лагере.  Посреди
обучения  он однажды  получил двухдневный  отпуск, а потом  его  произвели в
офицеры и снова отправили в отпуск, велев ждать приказа о новом назначении.


     Увидев его в новой форме, и Элизабет и Фанни пришли в восторг от покроя
и материала: теперь он точь-в-точь офицер, не хватает только знаков различия
да портупеи.  В  новеньком  офицерском  обмундировании,  с маленьким голубым
шевроном на левом рукаве -- знак принадлежности  к экспедиционным войскам --
он казался чуть ли не франтом. В обеих вновь вспыхнули самые нежные чувства,
и  весь  месяц  отпуска  они  усиленно  развлекали  и  ублажали  его.  Фанни
по-прежнему считала,  что он  несравненный любовник. Но только "в антрактах"
он уже не болтал весело и оживленно, а  сидел хмурый, молчаливый  или  пил и
говорил все о той же надоевшей ужасной  войне. Вот жалость -- ведь прежде он
был такой милый, интересный собеседник...
     Подошел к концу и  этот отпуск. Уинтерборн получил  назначение  и снова
отправился на сборный пункт, на север страны; деревянные бараки стояли среди
пустой, унылой вересковой степи, негде было  укрыться от дождя и ветра, и  в
эту сырую зиму холод пробирал до костей. Офицеры здесь резко делились на две
части  или  касты: в одной  -- те,  кто воевал с первых дней, был  ранен, но
выжил и переведен на постоянную службу в пределах  Англии; в другой -- вновь
произведенные  и  кое-кто  из  раненых, оставленные  во  внутренних  войсках
временно. Обедали в просторной общей столовой, но, кроме  того, были еще две
комнаты,  то  ли  курительные,  то  ли  гостиные,  и, словно  по молчаливому
уговору,  каждая   группа   держалась  обособленно.  Одни  лишь   выпускники
Сэндхерстского училища допускались в комнату избранников, которые оставались
в Англии.
     Делать  было  почти  нечего:  ротный строй,  поверка,  немного  ученья,
изредка  дежурство.  Офицеров-новичков,  ждавших  отправки   на   континент,
оказалось  так  много,  что казармы были  переполнены и  на плацу,  кажется,
офицеров  бывало больше,  чем рядовых. Похоже, что младшим пехотным офицерам
цена пятачок пучок, думал Уинтерборн.
     Наконец он получил приказ отправляться в действующую армию -- опять  во
Францию, а не в Египет или  Салоники, как  он надеялся. Ему дали еще два дня
отпуска, и  он поссорился с Элизабет, которая поймала его  на том, что он  в
первое же утро сел писать нежную записку Фанни. Он  ушел от нее, возмущенный
до глубины души,  и весь этот отпуск провел с Фанни. К Элизабет  он заглянул
только вечером накануне отъезда и  кое-как с нею помирился. Теперь  она была
вне себя от ревности,  потому что ночевал он у Фанни, однако "простила" его.
На войне он, видно, совсем поглупел,  заявила Элизабет,  и сам  не понимает,
что  делает. Но, поскольку  он сейчас опять уезжает на фронт,-- что ж, можно
расстаться друзьями.  Они поцеловались -- и Джордж  ушел, так как уговорился
поужинать с Фанни.
     Его поезд отходил назавтра в семь утра. Он поднялся  в половине шестого
и поцеловал Фанни, которая сквозь сон предложила сварить ему  кофе. Но он не
дал ей встать, наскоро оделся, сам сварил кофе, почувствовал, что ему не  до
еды, и  вернулся в спальню.  Фанни уже уснула. С  глубокой  нежностью,  едва
касаясь губами, чтобы не разбудить, он поцеловал ее и тихонько  вышел. Долго
не мог найти такси и отчаянно боялся  опоздать на поезд: еще заподозрят, что
он нарочно задержался сверх положенного срока. На перрон он  попал за минуту
до отхода поезда. Носильщиков не было, но он со  своим тяжелым чемоданом все
же  ухитрился  влезть  в  вагон, когда  поезд уже тронулся.  Вагон  оказался
пульмановским, но в него набилось столько  офицеров, что и сесть было негде,
и  Уинтерборну пришлось  стоять до самого Дувра. Почти у всех  в руках  были
газеты. Только что стали доходить вести о жестоком разгроме  Пятой армии. Их
посылали возместить потери.  Уинтерборну вспомнился один  разговор, это было
накануне вечером...


     Фанни непременно хотела, чтобы он на часок-другой заглянул с нею в один
дом, неподалеку от Темпла, где собиралось утонченно-интеллигентное общество.
Когда  они  с  кем-то  из  знакомых Фанни  шли  мимо  вокзала  Черинг-Кросс,
Уинтерборн  неожиданно  столкнулся с капралом  из своей прежней роты, только
что приехавшим в отпуск.
     Ты иди, дорогая,-- сказал он Фанни.-- Я  вас  догоню. На худой конец, я
ведь знаю адрес.
     И обернулся к капралу Хоббсу:
     Вы все там же?
     Нет, с ноября  в  другой части.  У Ипра захворал  ногами. Чуть  было не
подвели меня под полевой суд, да потом замяли дело. Теперь я прикомандирован
к базе.
     Повезло вам.
     Вы, верно, слыхали новости?
     Нет, что такое?
     Да, говорят, немцы вовсю наступают на Сомме, захватили нас врасплох. Мы
отходим, и  нашей старой дивизии, вроде, худо пришлось -- комендант говорил,
разбили ее вдребезги.
     Боже милостивый!
     Я так думаю, это правда. Отпусков никому  не дают, приказ  вышел.  Я  в
самый раз поспел, а  то бы не уехать. На  пароходе  отпускников было от силы
человек десять. И повезло же мне, вовремя вырвался.
     Ну, всего доброго, старина.
     А вы, я вижу, офицером стали.
     Да, вот опять еду на фронт.
     Счастливо вам!
     И вам счастливо.
     Потом  Уинтерборн  отыскал дом,  куда они  шли с Фанни.  Тут  собралось
человек  десять. Кое-кто был ему знаком.  Здесь уже слышали о неудачных боях
на Сомме, эту новость принес некто с улицы Уайтхолл, и теперь ее обсуждали.
     Это  тяжкое поражение,--  заявил осведомленный  гость.-- Мне  говорили,
что, как полагают в верхах, из-за него война будет  тянуться годом дольше, и
мы на этом потеряем по меньшей мере еще триста тысяч человек.
     Он назвал цифру небрежно, словно она не имела особого значения. И потом
Уинтерборн снова и  снова  слышал  эти слова  "триста тысяч  человек",--  их
произносили так, будто речь шла о коровах, пенсах  или  редиске. Он принялся
ходить взад  и вперед по просторной комнате, занятый своими мыслями, держась
подальше от  гостей  и  уже не слушая  их  болтовни.  Слова "дивизия разбита
вдребезги" гулко отдавались в мозгу. Ему хотелось  схватить всех, кто  был в
этой  комнате,  и  всех  власть  имущих, и  вообще всех  и каждого,  кто  не
сражается с оружием в руках, и крикнуть им в лицо:
     Дивизия  разбита!  Вы  понимаете, что это значит? Вы должны  прекратить
это, сейчас же, немедля прекратить! Дивизия разбита!..



     Уинтерборн напряженно прислушался. Да, так и есть!
     Слыхали, Бейкер? -- сказал он вестовому.
     Что, сэр?
     Слушайте.
     В  тишине  едва  можно было различить далекое жужжание аэроплана, потом
донесся совсем слабый, но внятный гул.
     Вот! Слыхали?
     Нет, сэр.
     Это тяжелая артиллерия бьет по М. Скоро и вы услышите. Ну, идемте,  нам
надо поторапливаться. Путь далекий, а надо бы обернуться до темноты.

     Ровно  год, чуть  ли не день в день, прошел  с тех пор, как  Уинтерборн
впервые попал в М., и вот теперь он возвращался туда командиром роты.
     Из Лондона он проехал прямиком в  Этапль  и несколько  дней жил здесь в
палатке под  соснами,  на склоне песчаного холма. На фронт прибыло множество
офицеров,  и  спать  приходилось  вчетвером  в   одной  палатке.  На  взгляд
Уинтерборна, места хватало с избытком, но остальные трое -- младшие офицеры,
впервые  попавшие во Францию,--  жаловались,  что  им негде расставить  свои
походные  койки   и   они   вынуждены  довольствоваться  спальными  мешками.
Уинтерборн не трудился везти с собой койку, зная, что вряд ли часто придется
на ней спать.
     В Этапле даже и офицеры, хоть им живется свободнее, не знали, как убить
время. Столовой служила  большая палатка, по которой  гуляли сквозняки; зато
имелся кинематограф, и  Уинтерборн бывал там  каждый вечер. На базе  служило
много женщин, и он заметил,  что некоторые беременны. Как  видно, никто и не
пытался  это скрывать; что ж, рождаемость в Англии быстро падает, а младенцы
совершенно  необходимы  для  следующей  войны.  Кладбище,  с  тех   пор  как
Уинтерборн несколько месяцев назад в последний раз видел его из окна вагона,
разрослось  вдвое. Дорого, должно быть, обошлось тогда наступление  на Ипре.
Вон на  сколько акров тянутся деревянные  кресты --  старые уже  покосились,
потемнели от непогоды, новые упрямо продвигаются все дальше в дюны. А теперь
вот  разгром на Сомме.  Хэг отдал  приказ  -- ни шагу  назад,  Фош возглавил
командование союзными войсками, в Америку летят  отчаянные мольбы немедленно
прислать  подкрепление. И  все  же фронт  день за  днем  подается  назад под
нажимом  непрерывных  немецких  атак.  Похоже,  что  эта  война  никогда  не
кончится.
     В  Этапле  Уинтерборн получил  назначение во  2-ю  роту  9-го батальона
Фодерширского полка; вместе с ним туда направлялись десятка полтора  младших
офицеров, почти никто  из  них  на фронте еще  не бывал. Батальон в эти  дни
находился  на отдыхе в крохотной  деревушке,  милях  в  двадцати  позади  М.
Фодерширский  полк  входил  в  одну из тех  самых дивизий,  что были разбиты
вдребезги, батальон понес тяжелые потери, выбыли из строя почти все офицеры,
в том  числе сам полковник, и большая часть рядового состава. Новый командир
батальона -- в прошлом капрал регулярных войск -- в офицеры был произведен в
самом начале  войны;  сноровка  и  педантизм  старого  служаки  помогли  ему
выдвинуться, и теперь он  получил временное звание  подполковника. Он был не
боец, не  воин, но  мастер муштровать  и обучать. Грубил и  запугивал людей,
точно сержант-инструктор на плацу, и  его "метод обучения" заключался в том,
чтобы всем своим подчиненным, будь то офицеры или рядовые солдаты, с утра до
ночи не давать ни минуты  покоя.  После недельного "отдыха" под его командой
Уинтерборн так вымотался,  словно  провел эту  неделю  на передовой. Еще  не
обстрелянные офицеры выбились из сил и пали духом.
     Впрочем, справедливости ради надо сказать, что подполковнику  Стрейкеру
приходилось тяжко и, не старайся он так явно  дорваться  до чинов и  званий,
карабкаясь в гору  хотя  бы  и по спинам  своих подчиненных, Уинтерборн  ему
посочувствовал  бы.  От  прежнего  батальона  мало  что  уцелело. Из  старых
офицеров  остались  четверо,  в  том  числе  адъютант  командира;  были  еще
несколько старых  унтер-офицеров да  горсточка  солдат -- больше  штабные  и
сигнальщики.  И ни одного  пулеметчика.  Две  роты  целиком  попали в  плен,
оставшиеся пробились из окружения ценою огромных потерь. А  взамен  прислали
желторотых новобранцев,  почти  необученных  восемнадцатилетних  юнцов,--  у
многих  поджилки  тряслись  при одной  мысли  об  окопах.  Чтобы  восполнить
нехватку унтер-офицеров, пришлось давать  повышение чуть ли не каждому,  кто
успел понюхать пороха, даже полуграмотным обозникам, которые  и  подписаться
толком не умели.
     Уинтерборн  надеялся,  что  поначалу  он будет на  фронте  сверхштатным
офицером и,  находясь неотлучно при командирах более опытных, присматриваясь
к ним  в деле,  постепенно освоится  с новыми  обязанностями.  Он ужаснулся,
когда его сразу же поставили командовать второй ротой, хотя это  и польстило
немножко его самолюбию. Так  или иначе, это  было  неизбежно.  Некоторые  из
новых  офицеров  были совсем  еще мальчики;  другие -- добровольцы из службы
тыла, прекрасно знавшие свое дело, но понятия  не имевшие об  окопной войне;
и, наконец, "незаменимые" служащие, за которых упорно держались коммерческие
фирмы вплоть до  переосвидетельствования 1917  года. Под началом Уинтерборна
оказались четыре младших офицера --  Хатчинсон, Кобболд, Пэйн  и Раштон. Все
неплохие ребята, но трое  вообще впервые попали в армию, а четвертый побывал
только в Египте.
     Уинтерборн  просто  в ужас пришел,  когда в  первый  день устроил смотр
своей роте. Он  понимал, что варварство посылать под выстрелы этих мальчиков
с испуганными лицами, не  укрепив  роту более опытными людьми. Было  бы куда
правильней  рассыпать  их по другим ротам. Пуговицы у них были  начищены  до
ослепительного  блеска;  на  ученьях  они  старательно  чеканили  шаг; делая
поворот  направо   или  налево,  почти  по-гвардейски  щелкали  каблуками  и
трепетали, когда к ним обращался офицер. Но где же им было справиться с тем,
что  их  ждало.  Уинтерборну  вспомнилось, каким беспомощным  щенком сам  он
впервые попал  на фронт, и еще сильней  сжалось сердце при мысли, что офицер
он совершенно неопытный и неумелый.  О том, как командовать ротой на фронте,
он  имел самое смутное понятие. Да, конечно, он прежде выслушивал и исполнял
чужие приказания, и в офицерской школе его в общих чертах обучали руководить
ротой... на бумаге. Но совсем  другое дело  -- взять на себя ответственность
за сто с лишним человек, причем почти все они -- просто испуганные мальчики,
которые в жизни своей не видали никаких окопов, кроме учебных, и не слыхали,
как разрывается снаряд. Что  ж, остается  только одно:  делать свое дело,  и
притом как можно лучше...
     Их дивизии предстояло сменить Канадский  корпус  на одном  из  участков
фронта у М.  Уинтерборн со  своей  ротой должен был занять  часть  резервной
линии окопов  влево  от  М. Все четыре ротных  командира со своими вестовыми
отправились на грузовике вперед, разведать позиции и уговориться с канадцами
о том,  когда, как и в каком порядке их сменять. Сугубо необходимо,-- внушал
Уинтерборну  батальонный,--  получить  и  внимательно  прочитать  письменные
распоряжения по обороне  участка, каковые  должны иметься у командира, коего
он сменяет.
     Предполагалось,  что их  встретят  проводники из Канадского корпуса, но
тех в  условленном месте  не оказалось.  Уинтерборн решил,  что дойдет и без
проводников,-- он  нашел  бы  дорогу  в  М. хоть  с завязанными  глазами  и,
наверно, раз  двадцать проходил  когда-то по окопу, где должна  была  теперь
разместиться его рота. Другие  офицеры, не надеясь на него, остались  ждать.
Он двинулся дальше вдвоем  с Бейкером,  своим денщиком и вестовым. Людей  не
хватало,  каждый  денщик  одновременно  был  и  вестовым  -- и,  разумеется,
прескверно   исполнял   обе   свои   роли.   Бейкера   навязал   Уинтерборну
деспот-батальонный,  который  вмешивался  в каждую  мелочь,  а  потом,  если
что-нибудь не ладилось, взыскивал  с  командира  роты. При такой  системе не
трудно приписать себе все заслуги в  случае успеха и  свалить на кого-нибудь
другого ответственность за неудачу.
     Уинтерборн,  будь  его воля, никогда не взял бы Бейкера  в  вестовые  и
понять не  мог, с  чего  батальонному  вздумалось  приставить  к  нему этого
парнишку. Бейкер до войны служил посыльным в шляпной мастерской,--  славный,
в сущности,  малый, но  уж  очень робкий, глуповатый и ленивый. Он, кажется,
воображал,  что наилучшим образом  исполнять долг вестового -- значит шагать
вплотную за офицером, наступая ему на пятки.
     Миновали хорошо  знакомые  Уинтерборну места: кладбище (оно стало  куда
больше),  разрушенный  поселок   (теперь  еще  более  разрушенный),  длинный
шлаковый отвал, прошли по Саутхемптон Роу.  Да, здесь все по-прежнему, разве
только  выглядит  еще  мрачней  и  безотрадней,  еще  больше  пострадало  от
обстрела. Несколько тяжелых снарядов  угодили  на  кладбище, видимо,  совсем
недавно  --  утром  или  прошлой  ночью;  иные  могилы  разворочены, повсюду
валяются  раскиданные   взрывом  кости,  клочья  одеял,  обломки  крестов...
Уинтерборн свернул  на  кладбище  и  прошел вдоль длинного  ряда могил,  где
лежали его товарищи-саперы. Постоял  у  могилы Томпсона. Крест  покосился: в
него попал осколок снаряда. Уинтерборн выпрямил его.


     Без  особого  труда  он  отыскал нужный окоп  и  спросил  у первого  же
канадского  стрелка,  как пройти  к  ротному  командиру.  Стрелок,  беспечно
опершись на бруствер, жевал резинку. Уинтерборна, который привык к тому, что
солдаты неизменно  величают офицера  "сэр", тянутся в струнку и покорно едят
глазами  начальство, слегка  покоробило,  когда канадец, ни слова не говоря,
небрежно ткнул большим пальцем через  левое плечо и вновь принялся задумчиво
жевать свою резинку. Ротного командира, майора, Уинтерборн застал  в отхожем
месте, рассчитанном на двоих; майор весьма демократически расположился здесь
и  перекидывался  добродушными шуточками  с каким-то солдатом.  В британской
армии уборные для офицеров всегда устраивались отдельно.
     Уинтерборн  вдруг развеселился и решил,  что канадцы ему  нравятся. Ему
тотчас предложили выпить стаканчик виски и сыграть партию в бридж. Все же он
уклонился от  этого  любезного приглашения и объяснил, что  пришел  он  сюда
ознакомиться  с  письменным  приказом  на  случай  обороны и  осмотреть  все
позиции.  Канадский майор посмотрел на него  круглыми  глазами и сказал, что
никаких письменных распоряжений у него нет.
     Ну, а что вы будете делать, если немцы вас атакуют?
     Да, наверно, придется занять фланговую оборону -- если уж немцы пройдут
мимо пулеметчиков в М.
     Майор  провел  Уинтерборна  по   канадским   позициям.  Наперекор  всем
правилам, он был без фуражки, и когда он шел по окопам, солдаты дружески ему
кивали в знак приветствия или даже коротко окликали. Уинтерборн заметил, что
они не ждут, чтобы офицер заговорил с ними первым, и не называют его  "сэр".
Забавно, подумал он:  канадцы,  бесспорно, лучшие солдаты во всей британской
армии, канадские части всегда посылают в самое пекло. И, однако, они даже не
называют офицера "сэр"!
     Встреча с канадцами, вероятно, была для Уинтерборна последним просветом
-- больше он уже не знал ни одной веселой или хотя бы спокойной минуты. Едва
он  вернулся в  свой  батальон, жизнь  его обратилась в  нескончаемый тяжкий
кошмар. На него обрушился бумажный поток, с него требовали каких-то сведений
и цифр,  и он просто не понимал, как отвечать на всю эту писанину.  Ошибкам,
промахам, упущениям его неопытных солдат не было числа, и педант-батальонный
вымешал  на  нем всякую мелочь.  Шли  дни, недели,  а он спал  лишь изредка,
урывками, ему даже ни разу  не удалось скинуть на  ночь башмаки. Приходилось
без  передышки  шагать взад и  вперед по окопу, особенно  в  те шесть  дней,
которые  рота  проводила  на передовой, да  и во  втором эшелоне,  когда она
сменялась,  было не легче. Каждый день  Уинтерборн  часами сидел, отвечая на
дурацкие письменные запросы, с которыми бегали к  нему загнанные вестовые, и
ломал голову  над  бесконечными приказами, подробными, дотошными и никому не
нужными. То  и дело его вызывали в  штаб  батальона и беспощадно распекали и
шпыняли за малейшую пустячную оплошность.  Наперекор  всем  правилам, он сам
шел в дозор, чтоб быть уверенным, что хоть один дозор  за ночь сделает  свое
дело  как следует,-- и  за это тоже получил нагоняй.  Солдаты, которых фронт
неожиданно избавил от надраиванья пуговиц, козырянья и муштры (а их приучили
думать, что это -- превыше всего),  самым прискорбным образом распустились и
стали  небрежны  в  делах  серьезных.  Они  теряли  снаряжение, разбрасывали
патроны,  не помнили  своих обязанностей  и засыпали  на посту; дни дрожали,
когда их посылали в  дозор, чуть  не плакали, оставаясь в секрете на "ничьей
земле",  раскидывали  по  всему  окопу  обрывки   бумаги,   жестянки  из-под
консервов, объедки, тут же в окопе мочились и  вечно "забывали", что им было
велено.  Пока  Уинтерборн,  надрываясь  до  седьмого  пота,  пытался  что-то
втолковать своим солдатам и  навести хоть  какой-то  порядок в  одном  конце
траншеи,  в другом конце  совершались все мыслимые  и немыслимые прегрешения
против   устава   и   дисциплины.  Бесполезно   было  "брать   на   заметку"
провинившихся, ведь  они  уже и так были на  передовой  --  наказания  более
тяжкого, пожалуй, не придумаешь. Однажды, выйдя из себя, Уинтерборн все-таки
велел  старшине взять на заметку тех, кто  проштрафился,-- и к концу  дня  в
списке  у  него оказалось  сорок две фамилии. Курам  на  смех. Унтер-офицеры
поняли, что это -- дело гиблое, и все осталось по-старому.
     Как  выяснилось,  почти  все   новобранцы  отчаянно  копались,  надевая
противогазы,  и, видно, до того отупели, что просто не понимали,  чем грозит
газ. Они совершали проступки дикие  и нелепые. Например, пулеметчики бросали
пулемет и  всем расчетом отправлялись обедать. Уинтерборн обнаружил это лишь
на  десятый день. Младшие офицеры, разумеется,  все видели, но не знали, что
обязаны ему  об  этом доложить. Уинтерборн подал  рапорт  на  унтер-офицера,
который был за это в ответе, чтоб другим неповадно было. Написал рапорт и на
рядового,  который  уснул на  посту, но  спохватился,  что за  столь  тяжкое
преступление  беднягу  могут  расстрелять,  и  поспешил  уничтожить  опасную
бумагу. Ко  всему он  постоянно  терзался мыслью, что  позиции,  занятые его
ротой,  никуда  не  годятся. Они растянулись  на пятьсот  с лишним  ярдов по
фронту.  На  линии охранения --  четыре  секрета и наблюдательных  поста, на
каждом -- полувзвод. За  ними, в  трехстах ярдах, основная  линия обороны, и
здесь  же его командный  пункт. Еще дальше  разбросаны отдельные  пулеметные
точки. Уинтерборн всячески  протестовал  против такого расположения  сил, но
поделать ничего не мог.
     Быть может, план обороны отлично выглядел на  бумаге  и  его удалось бы
осуществить, имея под рукой настоящих, обстрелянных солдат, но Уинтерборну с
его  ротой  на это надеяться  не приходилось.  После  первых же двух  ночей,
проведенных на передовой, он понял, что, если немцы  двинутся в атаку, он на
своих  позициях не продержится и десяти  минут. Он пытался  убедить  в  этом
подполковника, умоляя хоть  на время  изменить диспозицию -- разместить роту
на меньшем участке, чтобы командир  мог не  терять  своих  людей  из виду. И
услыхал  в ответ, что  он ничего не  смыслит и  даже в капралы  не  годится.
Уинтерборн возразил не без яда, что не всякому дано родиться капралом. Пусть
командиром роты поставят кого-нибудь другого, предложил он, но ему ответили:
нет, командовать будет он, если  не желает немедленно отправиться под арест,
а  уж полевой суд  покажет  ему, что  значит  на  фронте пренебрегать своими
обязанностями и не  повиноваться приказу. Разумеется,  состряпать "дело" для
военно-полевого суда ничего не стоит,-- и Уинтерборн волей-неволей продолжал
тянуть лямку.
     Ему очень  повезло: на первых  порах противник ни разу не  атаковал его
участок;  но  все  же  он потерял несколько  человек.  Двоих --  подносчиков
продовольствия --  ранило, когда они, посланные в  наряд, потеряли  своих  и
полночи плутали без дороги.  Еще одному  пробило пулей  шею, хотя Уинтерборн
трижды  приказывал каждому  унтер-офицеру,  чтобы  учили  людей остерегаться
вражеских  стрелков.  Как-то  утром  во  время поверки немцы  обстреляли  их
снарядами с  горчичным  газом.  О  том, как опасен  газ,  Уинтерборн твердил
солдатам  до  изнеможения. И  вот два снаряда упали  у самого бруствера;  по
другую сторону, на стрелковой ступени находились в это время шестеро солдат;
в минуту разрыва они пригнулись было, а потом тупо уставились на ярко-желтую
воронку, недоумевая, отчего это так странно пахнет. Трое отравились газом --
и двое не выжили.
     Каждую ночь  Уинтерборн  тащился  из окопа в  окоп по  своему огромному
участку, проверяя, все ли на местах. Однажды утром, когда  уже  рассвело, он
пошел проверить  секреты, даже  не пытаясь урвать  хоть час для сна,  словно
чуял  неладное. Постов было четыре, они укрывались  там,  где когда-то  была
передовая, отделенные один от другого расстоянием примерно в сотню ярдов. На
третьем посту он увидел только шесть винтовок, приставленных к стенке окопа,
и  --  ни  души. Всех  захватили в  плен  подкравшиеся  втихомолку вражеские
разведчики, а ведь было  уже совсем светло! Вероятно, все  спали. Взбешенный
Уинтерборн велел вестовому привести смену, а сам остался на страже. Вестовой
пропадал целую вечность, а вернувшись, робко  доложил, что сержант отказался
прийти. Уинтерборну совсем не хотелось, чтобы о захваченном в плен отделении
узнали на  других постах: еще перепугаются  все насмерть. Оставлять на посту
вестового было  бессмысленно -- едва дождавшись, когда командир повернется к
нему  спиной,  он  наверняка  побежит на другие  посты  и  поднимет  панику.
Уинтерборн поспешил назад; оказалось,  вестовой  передал его распоряжение до
того  путано  и бессвязно,  что  сержант  попросту ничего не понял  и  велел
переспросить  ротного  и  вернуться  с  точным  и  ясным  приказом. Конечно,
подполковник и  на  этот  раз обвинил  в  случившемся  Уинтерборна  и  опять
пригрозил военно-полевым судом. Тот стал возражать, они разругались, и после
этого батальонный начал преследовать  Уинтерборна с удвоенным  пылом. Когда,
проведя первые три недели  на  передовой, рота  получила четыре  дня отдыха,
Уинтерборн был  уже совсем подавлен и измучен,-- он и не думал, что можно до
такой  степени вымотаться. После нескончаемых окриков и  топтанья в темноте,
разведя  всех по квартирам, он как подкошенный свалился  на свою парусиновую
койку. Он проспал четырнадцать часов подряд.
     Несомненно,  Уинтерборн слишком принимал все это к сердцу, все казалось
ему трагедией. Положение, в которое он попал, жестоко обостряло грызущую его
болезненную  тревогу. Судьба, всегда склонная к злым  шуткам,  как  нарочно,
поставила  его в такие условия, что  он непрестанно  терзался душой и телом,
выбивался из последних  сил -- и все  впустую.  Быть  может, ему  просто  не
повезло, потому что по алфавиту он  оказался в конце списка и  послали его в
батальон,  так скверно сформированный и отданный под команду такого бурбона.
Офицерскую школу мы кончили  почти одновременно; но у меня все шло  довольно
гладко, а  на него валились все шишки. Его  одолевали  мрачные раздумья, все
казалось беспросветным и безнадежным: личная жизнь пошла прахом, в армии его
положение  -- хуже некуда, союзные войска снова и снова отступают, и похоже,
что война  будет длиться вечно,  и даже если он уцелеет, никогда  у  него не
хватит сил  начать  новую жизнь. Да  еще  его  сразу  опять послали в  М., с
которым для него неразделимы были  такие трагические воспоминания,  и оттого
вдвое  трудней  было обуздывать  издерганные  контузиями  нервы. Бессонница,
неотвязная  тревога,  потрясения, лихорадка, которая  возобновилась, едва он
вернулся на фронт, безмерная усталость, вечно  подавляемый  страх,-- все это
привело его на грань безумия,  и лишь гордость  и привычка владеть собой еще
помогали  ему держаться. Он потерпел крушение, и  его кружило,  как щепку, в
бешеном водовороте войны.


     Тянулись дни, недели, месяцы. Уинтерборн жил, точно  в бреду. Что бы он
ни  увидел, что  бы ни  услышал,  в мозгу отдавалось  одно: Смерть,  Смерть,
Смерть. Всюду на  полях сражений были гибель и смерть, казалось, они вошли в
него,  и теперь в  жилах течет отравленная кровь.  Он жил среди искромсанных
трупов,  среди  останков и праха,  на  каком-то  адовом  кладбище. Рассеянно
ковырнув  палкой  стенку  окопа,  он задевал  ребра  человеческого  скелета.
Приказал  вырыть  за  окопом  новую  яму  для  отхожего места  --  и  трижды
приходилось бросать работу, потому что всякий раз под  лопатами  оказывалось
страшное черное  месиво  разлагающихся  трупов.  Однажды  туманным утром  он
поднялся на высоту 91, где, наверно, при свете дня никто не бывал с тех пор,
как  ее отбили  у немцев. Вокруг была непривычная  тишина, все окутал густой
туман.  Вблизи фронт  словно замер, но и с севера и с юга доносились отзвуки
ожесточенной канонады.  Мертвая, опустошенная земля,  изрытая  воронками,  в
ржавых  обрывках  колючей проволоки, и  повсюду валяются скелеты в  стальных
касках, в клочьях  истлевшего  тряпья --  то  серого,  то  цвета  хаки.  Вот
костлявые  пальцы скелета все еще  сжимают обломок заржавелой  винтовки; вот
зияет  полусгнивший  башмак,  и в нем  виднеются тонкие  кости  с узловатыми
суставами. Вот скелет, искалеченный разрывом,-- череп  расколот надвое, зубы
раскидало по пласту обнажившегося мела; силой взрыва  монеты и металлический
карандаш вогнало в берцовые кости. В бетонном пулеметном гнезде три немецких
скелета  повисли  на пулемете,  умолкшее дуло которого  все  еще  смотрит  в
амбразуру.  К  пулеметчикам  подобрались  сзади  и  закидали  их  фосфорными
гранатами -- такая граната прожигает человеческую плоть, от нее не спастись.
На обнаженном  запястье скелета, на ссохшемся  кожаном ремешке  еще держатся
разбитые часы... Клубился туман, и в воздухе, сотрясавшемся от грома далекой
канонады,  медленно плыли его белые пряди, точно  тени убитых; а  Уинтерборн
все  стоял,  безмолвный,  застывший,  и  смотрел  на   последние  достижения
цивилизованного человечества.


     На их участке предпринята была  вылазка.  Из окопа Уинтерборн следил за
огневой завесой,  прикрывавшей отряд, посланный в расположение врага. Ночную
тьму   разрывали  осветительные  и  сигнальные  немецкие   ракеты.   Яростно
огрызалась немецкая артиллерия, минометы и пулеметы. Ветром несло клубы дыма
и  удушливого  газа.  Нескончаемо длилось тягостное  ожидание;  и вот,  едва
держась на ногах, возвратились офицер и трое солдат --  в крови, почерневшие
от дыма, одежда изорвана о колючую проволоку. Вылазка не удалась.

     На  передовую  с  базы  прислали  особую  химическую  команду,  и   она
обстреляла  противника  минами Стокса; каждая из нескольких  тысяч мин несла
смертоносный заряд ядовитого газа. Выпустив последнюю  мину, гости поспешили
убраться   восвояси.  На   передовую  обрушился   ответный  огонь   немецкой
артиллерии.  А  на  другое утро  Уинтерборн  видел  в  бинокль, как немцы на
носилках уносили своих мертвецов.

     На  "ничьей  земле"  упал  английский  аэроплан.  Пилот  был  еще  жив,
Уинтерборн  видел,  как  он  пытался  выбраться  из кучи обломков. Вражеский
пулемет дал по нему очередь, и  он  бессильно свесился  через  борт  кабины.
Аэроплан  вдребезги  разбила  своя  же  артиллерия,  чтобы  немцы  не  могли
использовать его конструкцию.

     Их передвинули на другой участок.  Опасались  вражеской атаки, и, когда
стемнело, рота принялась укреплять  поврежденные проволочные  заграждения на
"ничьей  земле".  Внезапно немецкий  фронт на  протяжении полумили  вспыхнул
сплошной полосой  огня. Послышался нарастающий  свист  и  вой  -- и вокруг с
треском   разорвались   тысячи  химических  снарядов.  Многих  убило  прямым
попаданием,  ранило  разлетающимися осколками. Каждый, кто больше  двух  раз
вдохнул смертоносный газ,  был обречен. Миновала ночь,  забрезжил медленный,
туманный рассвет,  а по  ходу  сообщения  все еще шагали  санитары; тела  на
носилках были недвижимы, на губах выступила пена.

     Немецкие  атаки  выдохлись,  началось  мощное контрнаступление  союзных
войск.   Полумертвые  от  голода  немецкие  армии  были  отброшены   в  свою
неприступную крепость--на линию Гинденбурга. Канадскому корпусу великолепным
штурмом удалось взять рубеж Дрокур -- Кеан.
     И вот Уинтерборн снова  на Сомме, в этой чудовищной пустыне, преследует
отступающего врага. Ночью они  прошли по  дороге  Бапом  -- Камбрэ,  наскоро
выкопав  неглубокие ямы в  песчаном откосе, устроились  на ночлег. В бледном
свете луны разоренная земля лежала оледенелая,  застывшая,  как сама Смерть.
Это безмерное  запустение подавляло,  люди говорили  шепотом.  При свете дня
стало видно, что все вокруг завалено мусором, оставшимся после разгромленных
немецких  армий. Изувеченные танки,  орудия  на разбитых  колесах  выступали
среди недвижного  океана  взрытой снарядами  земли, точно  остовы затонувших
кораблей. Всюду под ногами --  шинели, потрепанные ранцы, винтовки,  фляжки,
противогазы, гранаты, каски, лопаты и кирки, брошенные в минуту  панического
бегства.  Ночью  в  небе встало зарево  --  пылал  Камбрэ,  и черным  горбом
вырисовывалась на багровом фоне гора Бурлон.
     Выгнали немцев из  Камбрэ,  двинулись  дальше,  от  деревни  к деревне;
вражеский арьергард, отступая, непрерывно бил по ним из орудий  и пулеметов.
Немецкие  пулеметчики  -- осколки великолепной  армии первых  военных лет --
погибали на посту. Охваченная паникой немецкая пехота целыми подразделениями
сдавалась в плен.
     Трое  суток  кряду  рота Уинтерборна шла  впереди  других по незнакомой
местности;  он вел ее ночами, по компасу, а мысли его  путались. Нестерпимой
пыткой было  идти  в  непроглядной  тьме сквозь  град снарядов и  все  время
опасаться, что вот-вот по тебе застрочит из засады вражеский пулемет. Рота с
боем врывалась в деревни, больше  четырех лет пробывшие под  властью немцев.
Перепуганные жители забивались в погреба или, обезумев от ужаса, бежали куда
глаза  глядят. Спустя  час  после рассвета,  после  короткого,  но яростного
артиллерийского обстрела, рота заняла деревню Ф.  На дорогах вокруг нее шагу
нельзя было  ступить -- всюду мертвые немцы, разбитые  повозки, искалеченные
трупы лошадей. Убитые  немецкие  солдаты  валялись посреди улицы, среди груд
черепицы и  кирпича.  В каком-то  саду крестьянин, потерявший  рассудок, рыл
могилу  жене,  которую  разорвало  снарядом.  В  разрушенной сельской  школе
Уинтерборн  подобрал на  полу  книгу,  это  оказался  Паскаль  --  "Мысли  о
христианстве",
     Часть Камбрэ война сровняла с землей еще в 1914 году, остался печальный
памятник:  собранные  в кучи  обломки.  Другую  часть  уничтожил  пожар.  На
уцелевших улицах  многие дома были разграблены. Мебель переломана, картины и
фотографии сорваны  со стен, подушки вспороты штыками,  занавеси  рассечены,
ковры изрезаны  в куски. Перепортив все, что только попалось под руку, немцы
сваливали  вещи в кучу  посреди  комнаты,  мочились и испражнялись  на  них.
Уинтерборн  заглянул, по крайней мере, в десяток домов, и всюду было одно  и
то же. За Камбрэ деревни  разграбить не успели,  но грязь  была неимоверная,
гудели  тучи  мух.  Иные  домики,  стоявшие на  отшибе, были выпотрошены  до
последней  крохи.  В  одном  таком  домишке  Уинтерборн  увидел  изможденную
француженку и двух полумертвых от голода детей --  у них не осталось ничего,
буквально  ничего,  кроме соломы.  Он отдал им свой  неприкосновенный  запас
провизии  и  двадцать франков. Женщина  взяла их, лицо  ее застыло  в  тупой
безнадежности.
     Уже  недалека  была  бельгийская  граница.  Вечером   третьего   ноября
Уинтерборн  с двумя десятками солдат  ворвался  в деревню  К.,  с другого ее
конца поспешно отступали немцы. Приказ был -- по  возможности занять деревню
и остановиться здесь на ночлег.  Уинтерборн  расквартировал роту,  расставил
караулы  и  охранение, потом  решил осмотреть погреба.  Немцы  были  мастера
ставить    подрывные   ловушки,   которые   взрывались   при    неосторожном
прикосновении, а кроме того, Уинтерборн хотел удостовериться, что в погребах
не укрылись неприятельские солдаты и не нападут потом на спящих врасплох. Он
спускался в каждый  погреб  с  электрическим  карманным  фонариком  и  скоро
убедился,  что опасаться нечего. Немцы бежали в  такой спешке, что кое-где в
погребах остались винтовки  и снаряжение. Полы были устланы соломой. В одном
погребе  Уинтерборн  увидел  на  столе неоконченное  письмо,  оборванное  на
полуслове. В другом валялся  огромный черный пес,-- видно, хозяин пристрелил
его из боязни, что он попадет в чьи-нибудь недобрые руки.
     Подполковник   объяснял  по   карте   план  предстоящего  боя,  офицеры
записывали.  Приказ был излишне подробный,  но ясный и четкий. Кончили около
половины  четвертого, а в  половине седьмого  назначена была атака. Накануне
Уинтерборн  поднялся  в пять  утра,  и с тех  пор  непрерывно был на  ногах.
Хотелось спать, глаза резало, голова была такая тяжелая, что  он  с  большим
трудом понял и записал приказ.  Он еле  выводил слова дрожащим, неузнаваемым
почерком, путал и пропускал буквы.  Подолгу  не мог разобраться в ссылках на
карту и выводил батальонного из себя, снова и снова его переспрашивая.
     У  них  оставалось  около  часу до  выхода на боевые позиции. Остальные
офицеры  поспешили к  себе, чтобы  немного  вздремнуть. Уинтерборну отчаянно
хотелось спать,  но сон  не шел.  При одном мысли  о  том,  что  снова  надо
драться,   хотя  бы  и  с  разбитым,  потерявшим  всякую   надежду  немецким
арьергардом,   он  цепенел  от  ужаса.   Как  выдержать  еще   одно  огневое
заграждение? Он пытался написать Фанни и Элизабет, но на уме было другое, он
не мог собраться с мыслями, не мог связать нескольких самых простых фраз. Он
сидел на  стуле,  который  принес ему  денщик,  и,  подперев  голову руками,
остановившимся  взглядом  смотрел на  солому,  на  мертвого  черного пса. Он
жаждал одного:  покоя. Ему нужен, ему необходим покой.  Он  не может  больше
вынести, у него не осталось ни капли сил и энергии. Быть бы скелетом из тех,
что лежат на высоте 91, безыменным  трупом, каких много валяется  сейчас  на
улице.  У него  даже не хватило мужества взять  револьвер и застрелиться,  и
презрение к себе стало последней каплей, переполнившей чашу его отчаяния.

     Они  построились повзводно  на  деревенской  улице,  и  каждый офицер в
молчании  повел  свой  взвод к  отведенному  участку. Уинтерборн  со взводом
управления шел  следом и проверял,  так  ли разместился  каждый  взвод,  как
велено. Он пожал руку каждому офицеру.
     Хорошо помните приказ и рубеж, который вам надо занять?
     Да.
     Прощайте.
     Зачем так? Лучше -- до свнданья!
     Прощайте.
     Он  вернулся  на  свой  командный  пункт  и  стал  ждать.  Взглянул  на
светящиеся стрелки  ручных часов. Двадцать  пять минут седьмого. Через  пять
минут -- атака. Эту  холодную ноябрьскую ночь заполняла  необычайная тишина.
Тысячи  людей,  сотни  орудий стояли  друг  против друга, готовые  к бою, но
кругом не  слышалось  ни  звука. Он прислушался.  Все тихо. Вестовой  что-то
шепнул  сигнальщику, тот  шепотом  ответил. Еще три  минуты.  Тишина. Сердце
Уинтерборна сильно билось --  быстрей, чем тикали часы,  которые он поднес к
уху.
     ТРРАХ! Точно оркестр по  знаку дирижерской палочки, загрохотали  тысячи
орудий на севере  и  на юге. Тьмы как не бывало,  всюду  -- слепящие вспышки
выстрелов,  земля  содрогается  от  страшных ударов, в воздухе воют и визжат
снаряды.  Вспыхнула  огнями немецкая передовая, и, в  свой черед, заговорила
немецкая  артиллерия.   Бросаясь  вперед,   Уинтерборн  успел  увидеть,  как
двинулись в атаку первые отделения его  роты,  потом все смешалось в дыму  и
грохоте  рвущихся снарядов. Он  видел, как покачнулся и  упал  его вестовой,
когда  между  ними  разорвался снаряд;  потом исчез  капрал,-- его  разнесло
снарядом в клочки.  Уинтерборн добежал до  выемки, где проходила дорога, лег
на краю и стал всматриваться в рассветную мглу. Ничего не видно, только дым,
и он рванулся дальше. И вдруг со всех сторон -- немецкие каски. Он схватился
за револьвер. Потом заметил, что немцы безоружны и высоко подняли трясущиеся
руки.
     Строчили  немецкие  пулеметы,  непрестанно  свистели пули.  На ходу  он
увидел нескольких убитых солдат своей роты. Одно отделение уничтожил тяжелый
снаряд  --  все, до последнего человека.  В  других местах  мертвецы  лежали
поодиночке. Убит Джеймсон; убит Холлиуэл; а вот сразу трое убитых -- сержант
Мортон,  Тейлор  и  Фиш. Уинтерборн  выбрался  на шоссе,  отсюда до  рубежа,
который  им  надо  было  занять,  оставалось  всего  триста  ярдов.  Бешеный
пулеметный огонь не давал его роте ступить ни шагу дальше. Офицеры и солдаты
прижались к земле, солдаты палили из винтовок, пулеметы  расстреливали ленту
за лентой, ранен был второй  вестовой  Уинтерборна.  Он корчился  на земле и
стонал:
     Ради бога, добейте меня! Добейте! Не могу! Пытка! Добейте меня!
     Словно  что-то  сломалось в  мозгу Уинтерборна.  Он  почувствовал,  что
сходит с ума, и вскочил. Пулеметная очередь стальным бичом яростно хлестнула
его по груди. Вселенная взорвалась, и все поглотила тьма.

     ФРАНЦУЗСКАЯ РЕСПУБЛИКА
     ГЛАВНОЕ КОМАНДОВАНИЕ СОЮЗНЫМИ АРМИЯМИ СТАВКА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО
     12.XI.1918.
     ОФИЦЕРЫ, УНТЕР-ОФИЦЕРЫ И СОЛДАТЫ СОЮЗНЫХ
     АРМИЙ!
     Вы упорно сдерживали неприятеля, долгие месяцы вы с неизменной энергией
и решимостью атаковали его.
     Вы  выиграли величайшую  битву  в истории,  исполнили  священный  долг:
спасли свободу всего мира.
     Вы вправе гордиться собой.
     Вы овеяли свои знамена неувядаемой славой.
     Потомки вам благодарны.
     (Подпись) Ф. Фош,
     Маршал Франции,
     Главнокомандующий союзными армиями.



     Одиннадцать лет, как повержена Троя,--
     И мы, старики (иным уж под сорок),
     В солнечный день сошлись на валу крепостном,
     Пили вино, толковали.
     А в пыльной траве
     Ящерицы суетились и стрекотали кузнечики.

     Кто показывал старые раны.
     Кто вспоминал, как горела от жажды гортань
     И сердце стучало под грохот сраженья,
     Кто вспоминал о нестерпимых страданьях;
     Седы волосы были у всех
     И угасли глаза.

     Я поодаль сидел,
     В стороне от речей их и воспоминаний,--
     И услышал, как двадцатилетний юнец
     С нетерпеньем, с досадой подруге сказал:
     -- Да пойдем же! Ну, что ты заслушалась их?
     Мало слышала ты стариков?
     Не довольно с тебя болтовни об Ахилле, о Трое?
     И зачем они вечно твердят
     О распрях забытых, о скучных давних боях,
     Для чего повторяют имена мертвецов,
     Которых мы и не знали?

     И увлек ее прочь
     И она оглянулась, смеясь
     Всему, что о нас говорил он с презреньем,
     Но слов уже не было слышно.

     Я думал
     О несчетных могилах вкруг разрушенной Трои,
     И о всех молодых и красивых, обратившихся в прах,
     И о долгих терзаньях, и о том, как все это было напрасно,
     А тут те же речи мне в уши стучали.
     Словно ржавый клинок ударял о клинок.

     А двое
     Уходили все дальше
     И на ходу целовались,
     И смех доносился веселый.

     Я поглядел на запавшие щеки,
     На глаза, что смотрели устало, и седые виски
     Стариков, окружавших меня,-- им было под сорок,-
     И тоже пошел от них прочь,
     Сожаленьем и скорбью бессильной терзаясь.




     Стр.  3. Гораций  Уолпол  (1717--1797) --  автор первого  "готического"
романа ("Замок Отранто"). "Готические", или, как  их иначе называли, "романы
ужасов  и тайн", составили  направление предромантизма  в  английской  прозе
конца XVIII -- начала XIX в. Здесь цитируется письмо Уолпола, замечательного
мастера эпистолярного искусства.
     Стр. 5. Олкотт Гловер (1879?--1949)--английский  драматург и  романист,
участник первой мировой войны.
     Джордж Мур (1852--1933) --английский писатель. Романист, поэт, критик.
     Викторианство,  викторианский  век   --  время  правления  (1837--1901)
английской  королевы  Виктории,  объявленное буржуазными  историками  "веком
расцвета"  Англии.  Для  передового  англичанина  викторианство  --  синоним
лицемерного самовосхваления и ханжества.
     Стр. 8. ...книга  выйдет изуродованной...-- Настоящий перевод  сделан с
американского  издания  (1929),  менее  искаженного  цензурой,  чем  издания
английские.
     Стр. 9.  Allegretto.--  Форму  своего  романа Олдингтон определяет  как
"роман-джаз".  В подзаголовке каждой части "Смерти героя"  стоят музыкальные
термины, обозначающие темп: пролог -- allegretto -- умеренно-быстро;  первая
часть -- vivace -- оживленно, быстро;  вторая часть --  andante cantabile --
медленно, певуче; третья часть -- adagio -- медленно.
     Стр. 11.  Франциск Сальский (1567--1622) -- швейцарский епископ, Тереза
Лизьеская (1873--1897) -- французская монахиня; канонизированы  католической
церковью. Тереза канонизирована в 1925 г.
     Этель  Делл  (1881--1939)  --   английская  писательница,  автор   ряда
посредственных романов и новелл.
     Стр. 13.  Холман Хант  (1827--1910)  --один  из  основателей  "Братства
прерафаэлитов". Эта  группа,  созданная  в 1848  г. английскими  художниками
Хантом и Милле, поэтом и художником Росетти,  свою основную задачу  видела в
возрождении искусства предшественников Рафаэля.
     Жак-Бенинь  Боссюэ  (1627--1704) -- знаменитый французский проповедник;
епископ, богослов и историк.
     Стр. 14.  Роберт Парсонс  (1546--1610) и Генри  Гарнет (1555--1606)  --
иезуиты;  Парсонс  --  проповедник,  выполнявший  в  Англии секретную миссию
политико-религиозного  характера;   в  те  времена  пропаганда   католицизма
каралась по английским законам смертной казнью. Гарнет -- казнен  за участие
в неудавшемся Пороховом заговоре 1605 г. против короля Якова 1.
     ...точно шейх...-- Имеется в виду герой романа Эдит Халл "Шейх" (1921).
     Стр. 15. ...уже  4 августа  пошел в  армию  добровольцем -- то есть  на
четвертый день первой мировой войны, в день вступления в войну Англии.
     Стр.  16. "Джон  Блант" -- английский еженедельник,  названный по имени
богослова Джона Бланта (1794--1855).
     Стр. 18. Мадам  де Бренвилье.-- Отравила  отца, братьев и сестер, чтобы
завладеть  их  состоянием.  Казнена  в 1676  г, Молль  Флендерс  --  героиня
одноменного  романа  (1722) Дефо, проститутка  и воровка.  "Вязальщицами" во
время французской революции 1789--1794 гг. называли женщин, присутствовавших
на  заседаниях Конвента  и занимавшихся при этом вязанием. Впоследствии  они
часто изображались кровожадными "фуриями гильотины".
     Стр.  19. ...тайны  замка Удольфо...--  Здесь употреблено нарицательно.
"Удольфские  тайны" (1794) -- один из  лучших романов  Анны Радклиф (1764 --
1623), главной представительницы "готического" романа (см. прим. к стр. 3).
     ...возвращавшиеся из  бегов  аристократы.--В  1814 году,  после падения
империи Наполеона  I, была восстановлена монархия Бурбонов;  бежавшие в годы
революции аристократы возвращались во Францию.
     Стр. 20. Gott  strafe England -- лозунг немецких  милитаристов в период
первой  мировой  войны:  бог  должен  покарать Англию,  как  "предательницу"
германских  народов  (к  которым принадлежат  англичане),  за  то,  что  она
выступила в войне на стороне романских народов (Франция) и славян (Россия).
     Лимб -- первый круг ада в поэме Данте "Божественная комедия".
     ...подобной  судьбе  рода  Атреева...--  По  древнегреческим преданиям,
Агамемнона, сына микенского царя Атрея, преследовал злой рок за преступления
отца. Агамемнон был убит женой Клитемнестрой и отмщен сыном Орестом, ставшим
матереубийцей.
     Стр.  21. Генри Хэвлок Эллис (1859--1939)--английский  психолог,  много
писавший по вопросам пола.
     Стр. 23. Ахилл сражался с Гектором,  и Джордж  оказался  в роли убитого
Патрокла.-- В "Илиаде" Гомера один  из предводителей греков,  Ахилл, убивает
храбрейшего  вождя троянцев Гектора,  мстя за  смерть своего друга Патрокла,
погибшего от Гекторовой руки.
     Мери Годвин -- жена английского поэта Шелли. Эмилия Вивиани -- девушка,
в   которую   был  влюблен  Шелли.   Ей   посвящена   его  лирическая  поэма
"Эпипсихидион" (1821).
     Стр. 24. Дом Инвалидов -- здание в Париже, где находятся военные музеи,
покоится прах Наполеона и французских полководцев.
     Стр. 27. Уильям Батлер Иейтс (1865--1939) -- ирландский писатель, глава
декадентского литературного движения "Кельтское возрождение".
     Филиппе  Томазо   Маринетти   (1876--1944)  --  итальянский   писатель,
основоположник футуризма.
     Стр. 30. Две минуты молчания -- в память о жертвах первой мировой войны
(II ноября, в день перемирия, заключенного в  1918 г.) в странах  Британской
империи.
     ...несет  на  себе  проклятие,  подобно  Оресту...--  Только суд  Афины
Паллады  освобождает Ореста  (см.  прим.  к  стр. 20)  от  преследующих  его
призрака убитой им матери и богинь мщения Эвменид.
     Стр.  31.  Роберт  Льюис  Стивенсон  (1850--1894)--английский писатель.
"Оптимистичен"  Стивенсон  постольку,  поскольку  он  воспевал   жизнелюбие,
энергию, смелость.
     Дуайт  Лимэн  Муди   (1837--1899)  и   Аира  Дэвид  Сэнки  (1840--1908)
американские   миссионеры-евангелисты,   неоднократно   посещавшие   Англию.
Написанные ими "Евангельские гимны" получили большое распространение.
     Диззи  --  Бенджамен  Дизраэли  (1804--1881),  английский  политический
Деятель и писатель.
     Оскар Оскар Уайльд (1856--1900), английский писатель.
     ...поклоняется   Берн-Моррису...--   То   есть   является   поклонником
прерафаэлитов (см. прим. к стр. 13). Берн-Моррис -- ироническое слияние имен
Эдварда Берн-Джонса  (1833--1898) и  Уильяма  Морриса (1834--1896). Художник
Берн-Джонс, писатель и художник  Моррис примыкали к прерафаэлитам, составляя
особую группу "ремесленников-художников".
     Утилитаризм  --  буржуазная  этическая  теория,  признающая  полезность
поступка критерием его нравственности.
     Томас Генри Хаксли (1825--1895) -- крупный английский биолог, ближайший
соратник Дарвина, популяризатор дарвинизма.
     Отправимся туда, где выпивка дешевле...-- из английской песенки XIX в.
     Консоли  --   ценные  бумаги,  долгосрочные  или  бессрочные  облигации
английских государственных займов.
     Клод  Гамильтон   (1543?--1622)  --  английский  политический  деятель;
добивался  уничтожения  испанской  флотилии  Непобедимая  армада.  Олдингтон
намеренно смешивает его  имя  с именем Джорджа  Гамильтона  (1845--19277  --
своего  современника, Первого  лорда  Адмиралтейства.  Уильям Уайт (1845  --
1913)--крупнейший судостроитель; руководил  строительством английского флота
в 1881--1902 гг.
     Томас Харди  (1840--1928) -- выдающийся английский писатель. Начал свой
творческий путь как прозаик, описывая в романах сельскую Англию.
     Стр.  32, Тимон Афинский -- историческое  лицо, гражданин древних Афин;
прообраз героя одноименной трагедии  Шекспира; мизантроп, обманутый людьми и
проклинающий власть золота, подчинившую себе умы и души "почтенных" граждан.
     Методистская церковь -- многомиллионная секта, возникшая в первой трети
XVIII  в.  в  Англии.  С  1791  г.   методистская  церковь   отделилась   от
государственной -- англиканской.
     Джон Уэсли (1703--1791) -- основатель методистской церкви.
     Джон  Брайт (1811--1889)  --  видный  английский политический  деятель,
либерал.   Уильям   Гладстон   (1809--1898)   --  государственный   деятель,
возглавлявший  несколько  раз  английское правительство;  лидер  либеральной
партии.
     Стр. 33. Граф Биконсфилд -- Дизраэли, лидер  консервативной партии (см.
прим. к стр. 31).
     Стр. 34. Эдуард Роберт Булвер-Литтон (1803--1873)--английский романист.
Герои многих его книг -- искатели блестящей карьеры, светские щеголи.
     Джордж  Огест Сала (1828--1895) --  английский  писатель  и  журналист,
автор многочисленных путевых дневников.
     Генри Визетелли (1820--1894) -- крупный лондонский издатель, осужденный
английским судом за опубликование без сокращений романов Золя.
     Рамсгейт -- популярный курорт на юго-восточном побережье Англии.
     Уильям Вордсворт  (1770--1850),  Роберт Саути  (1774--1843)--английские
поэты, принадлежащие к так называемой "озерной школе".
     Поместье  Дингли  Делл --  принадлежит  мистеру  Уордлю,  герою  романа
Диккенса "Посмертные записки Пиквикского клуба".
     Филипп Сидней (1554--1586)--английский поэт.
     Стр.  35.  Кандахар  -- юго-восточная  область  Афганистана  с  главным
городом того же названия.
     Стр.  36.  "Путь  паломника"  --  аллегорический  роман  Джона  Беньяна
(1628--1688), крупного английского прозаика втором половины XVII в.
     Стр. 37. Я  не любил бы  так  тебя...--  из стихотворения поэта Ричарда
Ловласа (1618--1658) "Лукасте, отправляясь в битву".
     Стр.  45. ...забыла  о своем диссидентском лицемерии...-- Диссиденты --
крупнейшая в Англии протестантская секта.
     "Лорна  Дун" --  роман  Ричарда  Блекмора  (1825--1900),  написанный  в
1869г.;  одно из  первых  произведении  английского неоромантизма  последней
трети XIX в.
     Стр. 48. Младенец укажет им путь" -- фраза из Библии.
     Красавчик  Брюммель  (Джордж  Бриан, (1778--1840)--законодатель  мод  в
Англии в  1790--1800 гг. Граф д'Орсей (1801--1852) -- известный  французский
денди.
     Стр. 49. Моррис.-- См. прим. к стр. 31.
     Алджернон Чарлз Суинберн (1837--1909) -- английский поэт и критик.
     Росетти.-- См. прим. к стр. 13.
     Джон Рескин  (1819--1900)  -- популярнейший в 1860--70-е годы  в Англии
теоретик искусства и публицист.
     Уолтер  Пептер (1839--1894)  --писатель  и  критик,  теоретик  "чистого
искусства".
     Антиной  --  любимец  и  постоянный  спутник  древнеримского императора
Адриана, утонувший в 130г. в Ниле.
     Зенобия  --  правительница  рабовладельческого государства Пальмира  (в
Сирии; III в.).
     Бион  --  древнегреческий  пасторальный  поэт I  в.  до  и.  э.,  якобы
отравленный завистниками.
     ...слушал, как  Сократ  рассуждает  с  Алкивиадом  о  любви.--  Великий
древнегреческий философ-идеалист Сократ (469--399 до н. э.) оказывал большое
влияние  на  члена своего кружка полководца Алкивиада (451--404  до  н. э.).
Сократ,  рассуждающий в присутствии Алкивиада  о  любви,  выведен в диалоге.
Платона "Пир".-- См. прим. к стр. 80.
     Данте  и  "его  кружок".--  Имеются  в  виду  итальянские  поэты  эпохи
Возрождения  Гвндо  Кавальканти, Чино  де  Пистойя,  Лано  Джанни и  другие,
создавшие так называемый сладостный новый стиль.
     Франческо     Гвиччардини    (1483--1540)--итальянский     историк    и
государственный  деятель;   автор  "Истории   Италии",  охватывающей  период
расцвета Флоренции в эпоху Возрождения.
     Николо   Макиавелли   (1469--1527)--итальянский  писатель,  историк   и
политический деятель.
     Уильям Роско (1753--1831) --английский историк, публицист и поэт, автор
сочинений "Жизнь Лоренцо Медичи" (1796), "Жизнь папы Льва X" (1805).
     Джон Эверет Милле.-- См. прим. к стр. 13.
     Стр.  50.  Ариель.-- Так называли  поэта Шелли --  по имени  сказочного
духа, опоэтизированного Шекспиром в "Буре".
     Стр.  52.  Большая  Западная --  железная дорога, соединявшая  Лондон с
западным побережьем Англии.
     Стр. 53. ...воинство тосканское...-- То  есть злейший  враг; популярный
образ  из  стихотворения  "Гораций"  английского  государственного  деятеля,
историка  и   литератора   Томаса  Маколея   (1800--1859).  В  стихотворении
рассказывается  о  том,  как  древнеримский  герой  Гораций оборонял Рим  от
этрусков -- кителей древней Этрурии (ныне Тосканы).
     Гризельда  --  традиционный  образ  кроткой  супруги,  встречающийся  у
Петрарки, Боккаччо, Чосера и других.
     Стр. 55. Джироламо Савонарола  (1452--1498)  --итальянский проповедник,
религиозно-политический реформатор Флоренции.
     Стр.    57.   Альфред    Теннисон   (1809--1892)   --   крупнейший   из
поэтов-"викторианцев". Суинберн.-- См. прим. к стр. 49.
     Стр. 58.  ...дело Оскара Уайльда...-- В 1895 г. Уайльд был приговорен к
тюремному заключению по обвинению в гомосексуализме.
     За   то,   что   люди   любят   зеленый   цвет...--   Согласно   мнению
психоаналитиков, зеленый -- любимый цвет гомосексуалистов.
     Стр.  59. Масон или "франкмасон" (франц.-- "вольный  каменщик)  -- член
тайного религиозно-философского общества.  Масонские организации  возникли в
Англии в начале XVI11 в. Многие масонские  и близкие к  ним общества  (в том
числе  упомянутые  у Олдингтона общества "Чудаки", "Друиды", "Сердце  Дуба")
существуют до сих пор.
     Стр. 60. "Английские классики" -- книжная серия.
     Стр. 62. Джон Китс (1795--1821) -- английский поэт-романтик.
     Стр. 64. "Король Джон" -- историческая хроника Шекспира, рассказывающая
о царствовании короля Иоанна Безземельного.
     Стр. 65.  Джордж Крукшенк (1792--1878)  -- и Физ (Хэлбот Браун, 1815 --
1882) -- иллюстраторы первых изданий книг Диккенса.
     Адольф-Уильям Бугеро (1825--1905)--французский художник-академист.
     Галерея Тейта -- музей изобразительных искусств в Лондоне.
     Джордж  Уотс (1817--1904)  и  Фрэнсис Дикси (1853--1928) --  английские
художники-академисты.
     Уильям Тернер (1775--1851) -- крупнейший английский пейзажист.
     ...восхищался  примитивами.--   Здесь  имеются  в   виду   произведения
итальянского предвозрожденческого искусства XI11--XIV вв.
     Стр.  66. "Тогда,  мой  сын,  ты будешь  человек"  -- из  стихотворения
"Если".
     Стр. 68. "Волшебные окна" -- начало строки "Оды к соловью" Китса.
     Стр. 72. Темпл -- старинная церковь в одноименном лондонском районе.
     Стр. 73. Школа английских пейзажистов...-- так называется второй период
развития  акварельного  рисунка  в Англии,  отмеченный  влиянием  творчества
Тернера.
     Оттон  Фриз (1879--1949), Морис де Вламинк (1876--1958)  -- французские
художники,  принадлежавшие  к  группе "фовистов"  ("диких"),  Морис  Утрилло
(1883--1955) -- французский художник, мастер городского пейзажа.
     ...в издании Таухница...-- в дешевом  издании, выпущенном издательством
Таухница в Лейпциге.
     Стр. 75. Дафнис и  Хлоя --  герои древнегреческого пасторального романа
Лонга, влюбленные друг в друга.
     Стр. 78. Андерсеновские альбомы -- коллекции фотоснимков с произведений
китайского  и  японского  искусства, собранной  английским хирургом Уильямом
Андерсоном (1842--1900).
     Делла Роббиа --  флорентийская семья скульпторов и  архитекторов (XV--"
XVI вв.).
     Шарль Морис Талейран (1754--1838) --французский дипломат.
     "Младая  узница"  --  элегия  Андре  Шенье  (1762--1794),  французского
поэта-романтика периода Реставрации.
     Дидо  --  издательский  дом   во  Франции.  Несколько  поколений   Дидо
усовершенствовали технику печати и осуществили ряд ценных изданий.
     Стр. 79. ..."приятно изучать чужой язык  посредством глаз и губок милой
-- из "Дон-Жуана" Байрона.
     Пьер  Ронсар  (1524--1585) -- французский поэт эпохи Возрождения; глава
поэтической школы "Плеяда.
     Вторая империя -- период  правления  французского  императора Наполеона
111 (1852--1870).
     Стр. 80. "Где  ты бродишь, моя красотка?"-- начало первой  песенки шута
из "Двенадцатой ночи" Шекспира.
     Георгианский стиль.-- Этот архитектурный стиль расцвел в Англии в эпоху
правления первых четырех Георгов (XVIII -- середина XIX в.).
     Платон   (427--347   до   н.   э.)   --   выдающийся    древнегреческий
философ-идеалист.
     Стр.  81.  Мишель де  Монтень (1533--1592)--французский  философ  эпохи
Возрождения, скептик, противник теологии и схоластики.
     Стр.  83. "Мед  и  молоко  под  языком твоим"  --  из библейской "Песни
песней".
     Стр. 85. Фрейя -- скандинавская богиня плодородия, любви, света и мира.
     Ариель.-- См. прим. к стр. 50.
     Стр. 89. Флит-стрит -- газетный центр Лондона.
     ...в  театре  "Сари".--  В этом  театре, находившемся  на южном  берегу
Темзы, долгие голи ставились мелодрамы. Театр  закрылся в 20-х годах  нашего
века.
     Стр.  90. Двадцать лет я жил  на свете...-- из стихотворения "Когда мне
было двадцать  лет"  английского поэта и филолога  Эдварда Хаузмена  (1859--
1936).
     Стр.  91. Веризм --  направление в итальянской  литературе  и искусстве
конца XIX в., близкое к натурализму.
     Стр. 93. Ганнерсбери, Тернем-Грин -- парки на окраине Лондона.
     Хэммерсмит -- западный район Лондона.
     Стр. 94. Блумсбери -- район в центре Лондона,-
     "Блаженная  дева в  аду" -- издевка над сюжетом многих картин  и стихов
Данте  Габриэля  Росетти (см. прим.  к  стр. 13.),  воспевавшего  "Блаженную
Деву".
     Пуантилизм -- течение в живописи конца XIX --  начала XX в. Пуантилисты
накладывали  краски  отдельными  точками с расчетом  на оптическое  смешение
цветов.
     Стр.  95. Фовизм.-- См.  прим.  к  стр. 73.  Супрематизм --  течение  в
живописи XX в.  Супрематисты занимались комбинированием цветовых  плоскостей
или объемных форм.
     Цезарь Франк (1822--1890) -- французский композитор.
     Стр. 96.  Канопская ваза -- древнеегипетская ваза  (по названию  города
Древнем Египте).
     Обряд Урима и  Туммима -- гадание  с помощью священных жребиев  (особых
камней), которые бросали перед изображением божества. Упоминается в Библии.
     Стр.  97. Эпоха Регентства  -- последние  годы  правления  (1811--1820)
английского  короля  Георга  III,  признанного   умалишенным.  Принц-регент,
будущий король Георг IV, славился как законодатель мод и был прозван "первым
джентльменом Европы".
     ...неуязвимый, как  Ахилл,  в  стигийских глубинах самонадеянности...--
Герой  древнегреческих мифов Ахилл был  неуязвим  потому, что в младенчестве
мать купала его в священной реке Стикс.
     Стр. 98. Джеймс Мак-Нейл  Уистлер  (1834--1903) --известный  английский
художник.
     Альфред  Монд,   Уильям  Питт,  Герберт  Генри   Асквит  --  английские
государственные деятели.
     Кенсингтон Хай-стрит -- улица, где много дорогих магазинов.
     Нотинг-Хилл-Гейт -- скромная улица в центре Лондона.
     Стр.  99. ...в  ту  пору, когда Ламанш  был  устьем Рейна.-- Британские
острова в доисторические времена были частью европейского материка.
     Стр. 100.  Кемдентаунский  убийца.--  Кемден-таун  --  район  трущоб  в
Лондоне. И не вступил, как у Еврипида, трагический хор...-- Хор, непременное
действующее лицо античных трагедий, комментатор событий.
     Стр. 102.  Трапписты -- монахи католического ордена, принявшего один из
самых строгих у католиков уставов, требовавший соблюдения обета молчания.
     Стр.  104.  Терсит  --  персонаж   "Илиады"  Гомера;  греческий   воин,
отличавшийся безобразной внешностью и грубым нравом.
     Стр.   105.   Жан-Жак   Руссо   (1712--1778)--выдающийся    французский
просветитель.
     Стр. 106. Суфражистки -- участницы движения за  предоставление женщинам
избирательного права. Это движение, носившее анархический характер, возникло
в Англии во второй половине XIX в.
     Стр.  108.  Фелипо  (1643--1727)  --  морской  министр и министр  двора
Людовика XIV.
     Стр.  109.  Франсуа  Ларошфуко (1613--1680)  --  французский  писатель.
Наибольшей известностью пользуются его "Максимы и моральные  размышления" --
свод афоризмов, в  релятивистском духе трактующих  природу  эмоций,  морали,
религии. Здесь речь идет об афоризме: "Браки бывают удобные,  но  счастливых
браков не бывает".
     Стр. 113. "Матери Энеева рода..." -- начало философской поэмы  римского
поэта  Лукреция Кара  (I  в.  до  н.  э.)  "О  природе  вещей",  "При  Твоем
приближенье, богиня" -- из той же поэмы Лукреция Кара.
     Рене Декарт  (1596--1650)  -- выдающийся  французский  философ-дуалист,
физик, математик, физиолог. "Я мыслю, следовательно, существую" -- изречение
Декарта из его "Начал философии" (1644).
     Стр.  115.   Екатерина  Сиенская  (1347--1380)--итальянская   монахиня,
причисленная к  лику святых -- автор страстных религиозных  писем. Себастьян
-- причисленный к лику святых мученик, принявший смерть за христианскую веру
во   времена   римского  императора  Диоклетиана  (111  в.).   Хэмпстед   --
северо-западный район Лондона,
     Стр. 116. Шарль Бодлер (1822--1867) --французский поэт.
     Нонконформизм  --  оппозиция государственной  (англиканской) церкви.  К
нонконформистам   относятся    пресвитериане,    методисты,    индепенденты,
конгрегационалисты и другие.
     Армия спасения -- религиозно-филантропическая организация, основанная в
Англии в 1865г. методистским священником Бутом.
     Стр.     119.    Руссо-таможенник    (1844--1910)    --     французский
художник-примитивист,  самоучка.  Своим прозвищем  обязан  тому,  что служил
таможенным досмотрщиком.
     Аттила  -- предводитель гуннов, в годы  правления которого племя гуннов
совершило  ряд  опустошительных  набегов  на  территорию  Восточной  Римской
империи и в 452 г. предприняло осаду Рима.
     Хэмптон-Корт  --  окруженная  роскошными   парками  бывшая  королевская
резиденция в 12 милях к юго-западу от Лондона.
     Стр.  120.   Король  Вильгельм  --  английский   король  Вильгельм  III
(Оранский) (1650--1702).
     Хэмпшир, Экзмурские  холмы, Корнуэл  --  живописные места на юго-западе
Англии.
     Стр.  121. "Вести ниоткуда" --  утопический роман  (1891) Морриса  (см.
прим. к стр. 31.) о государстве будущего.
     Стр. 122. Роберт Броунинг (1812--1889) -- известный поэт "викторианец".
     Норман Энджел (1874--1967) -- английский экономист  и писатель, лауреат
Нобелевской  премии  1933г. "Великое заблуждение" (1910) -- его пацифистский
роман.
     Стр. 124. Джон Нэш (1752--1835)  -- архнтектор-неоклассик, проектировал
многие лондонские здания и некоторые районы города.
     Стр. 125. Аполлон Вейанский. -- Культ Аполлона отправлялся  и в древней
Этрурии.  На месте  этрусского города Вейи  археологи  обнаружили  памятники
античного искусства, в том числе статую Аполлона.
     Цибет -- сильное ароматическое вещество.
     Куинс Холл --  концертный зал  в Лондоне, разрушенный во  время  второй
мировой войны.
     Окшот -- городок вблизи Лондона.
     Стр.  126. ...Стендалевой...  теории  кристаллизации...-- В трактате "О
любви" (1822) Стендаль настаивает на следующей последовательности фаз любви:
удивление  или восхищение; жажда любви;  зарождение  надежды; начало  любви;
первая  "кристаллизация":  умножение  добродетелей  предмета любви в  глазах
любящего; сомнения в  возможности любви; вторая "кристаллизация": укрепление
желания добиться любви.
     Стр. 127. "Оставь мне жизнь..." -- из стихотворения "Антее" английского
поэта Роберта Херрика (1591--1674).
     Стр. 128.  "Поют, поют чуть  слышно..." --  из  стихотворения Теннисона
"Принцесса".
     Бернард Шоу,  Джильберт  Кейт  Честертон,  Хилэр Беллок  --  английские
писатели, признанные мастера парадокса.
     Александр   Поп   (1688    --    1744)   --    крупнейший    английский
поэт-просветитель, автор сатирической поэмы "Дунсиада" ("Дуракиада").
     Стр. 129. ...стариком из Вероны, которого описал Клавдиан? -- Речь идет
о   герое  стихотворения  римского  поэта  Клавдиана  (умер  в  404  г.)  --
счастливце, не  желавшем в  жизни ничего,  кроме спокойного труда  на  своем
клочке земли.
     Майкл  Арлен (1895--1956) --  английский писатель, автор  популярного в
20-е годы романа "Зеленая шляпа".
     Норман Хейр -- врач-австралиец,  практиковавший в Лондоне  и написавший
несколько работ о деторождении.
     Стр.  130.  Бонапарт в Фонтенбло. -- В  1814  г.  в  Фонтенбло Бонапарт
отрекся от престола.
     Стр. 131. Как листья, как листья на деревьях...-- из "Илиады" Гомера.
     ...последователя Фомы  Аквинского...--  то есть католика.  Богословская
догма  схоласта  Фомы  Аквинского  (XI11  в.) с  конца  XVIII в.  признается
Ватиканом философской доктриной католицизма.
     ...пролетариат в самом  прямом  смысле  слова...--  Слово  "пролетарий"
происходит   от   латинского  proles   --  "дитя",  "потомок",  "потомство".
Первоначально значило "производитель потомства".
     ...в  садах   Гесперид  --  иными  словами,  в   волшебных   садах.   В
древнегреческом  мифе  сад  с  золотыми  яблоками, подаренный Геей,  богиней
Земли, богине Гере, охраняли нимфы Геспериды.
     Стр.   133.   Томас  Мор   (1478--1535)   --   английский   философ   и
государственный деятель, автор романа "Утопия".
     Лисистрата --  героиня одноименной комедии Аристофана. По ее инициативе
женщины,   отказавшись   выполнять   супружеские   обязанности,   добиваются
прекращения войны.
     Стр. 134. Фрэнсис Бэкон (1561--1626) -- английский философ-материалист;
автор книги "Опыты", куда входит очерк "О садах".
     Флоризель и  Пердита -- влюбленные  друг в  друга принц и  принцесса из
"Зимней сказки" Шекспира.
     "Мировая скорбь" --  термин  буржуазного  литературоведения,  введенный
немецким писателем Жаном-Полем  Рихтером (1763--1825). Обозначает негативное
восприятие жизни, комплекс пессимистических настроений  (пресыщение  жизнью,
атрофия воли, презрение к обществу и бегство от него), в большей или меньшей
степени характерный  для  мироощущения некоторых писателей  конца  XVIII  --
начала XIX в.
     Стр. 135. Fuit Ilium -- выражение, комментирующее невозвратимую утрату.
     ...как рука мистера Хайда в фильме с участием  Барримора...-- Речь идет
об  экранизации рассказа  Стивенсона "Странная  история  доктора  Джекиля  и
мистера Хайда". Джон Барримор (1882--1942) -- американский киноактер.
     Сандро Ботичелли (1444?--1510) -- итальянский живописец.
     Стр.  136.   Фабианцы  --   участники  мелкобуржуазного  реформистского
движения,  проповедовавшие  постепенное  внедрение социализма  в  буржуазное
общество. "Фабианское общество" существовало в 1884--1900гг., а  затем вошло
в состав лейбористской партии.
     Шпенглерианство   --  учение   немецкого  философа  Освальда  Шпенглера
(1880--1936);   предсказывает  крушение   западной   цивилизации  и   гибель
европейской культуры. Получило широкое распространение в Англии после первой
мировой войны.
     Стр.  137. ...для царствования Эдуарда...-- Эдуард VII правил Англией с
1901 по 1910г.
     Стр. 138. Кардинал Уолси (1475?--1530) -- лорд-канцлер Генриха VIII. По
его заказу был выстроен дворцовый ансамбль Хэмптон-Корт, который он  подарил
королю.
     Стр. 140. Калибан -- персонаж "Бури" Шекспира; символ животного начала,
укрощаемого разумом.
     Стр.  141.  Фрэнк  Крейн  (1861--1928)  --   американский  священник  и
журналист.
     ...да разделят  они  участь мегатерия и дикого осла.-- То  есть вымрут,
как эти животные.
     Стр.  144. Миланский  эдикт.-- В 313г. римские императоры Константин  и
Лициний этим эдиктом предоставили христианам свободу вероисповедания.
     Стр.  145. ...как царю  Мидасу, не  терпелось  с  кем-нибудь поделиться
своей тайной...-- Тайной фригийского царя  Мидаса (персонаж древнегреческого
мифа) были ослиные уши, которыми его наделил бог Аполлон за то, что во время
состязания невежественный в музыке царь отдал  предпочтение перед ,  кифарой
Аполлона  простой свирели бога Пана. Мидас посвятил в свою тайну цирюльника.
Тот доверил тайну ямке,  из которой вырос камыш, шептавший на ветру: "У царя
Мидаса -- ослиные уши".
     Стр.  148.  Сафо  (VII--VI  вв.  до н.  э.)  -- великая древнегреческая
поэтесса, жившая на острове Лесбос.
     Стр. 149.  Сохо -- район в  центре Лондона, населенный  представителями
многих национальностей.
     Стр.  150.  Платонова  "идея"   глаз...  --   Согласно  идеалистической
философии  Платона, подлинную сущность вещей  составляет  не их  чувственный
образ, а  его "прообраз"  или "идея" -- причина, образец и недосягаемая цель
самого образа.
     Стр.  151. Джеймс  Элрой Флеккер  (1884--1915)  --  поэт  и  драматург,
изучивший в  Кембриджском университете  восточные языки  и много писавший  о
Востоке.
     Руперт Брук  (1887--1915)  --  поэт,  выпускник  Кембриджа;  деятельный
участник  университетских  политических,  научных,  драматических  и  других
обществ.
     Бертран Рассел (1872--1970) -- выдающийся английский математик, физик и
философ. Читал лекции в Кембридже, откуда был уволен в начале первой мировой
войны за антивоенную пропаганду.
     Стр. 152. Джонни Уокер -- сорт английского виски.
     Эзра  Паунд (1885--1972)  --  американский  поэт,  историк  и  теоретик
искусства.
     Жюль Ромен (1885--1972) -- французский романист, драматург и поэт.
     Амедео Модильяни (1884--1920) -- итальянский художник.
     Стр. 154. Кокни -- лондонец из низов, чаще всего уроженец Ист-Энда (см.
прим. к стр. 214.), говорящий на особом диалекте.
     Никола Буало (1636--1711) -- французский поэт, теоретик классицизма.
     Стр. 155.  Липтонский чай.  --  Назван  по  фамилии  английского  купца
Липтона -- владельца колониальных плантаций.
     "Дейли мейл" -- ежедневная лондонская газета.
     Сомерсет-Хаус -- правительственное  здание в  Лондоне,  где  помешается
архив завещаний, земельных купчих и других имущественных документов,
     Стр.  157.  ...настоящее искусство  "автохтонно"...--  то  есть  должно
следовать национальной традиции.
     Стр. 160. Мюррен -- городок-курорт в Швейцарии.
     Стр. 162. Линия Гинденбурга  -- система военных укреплений, возведенная
немцами между  Реймсом  и Аррасом в 1917г. и  названная  по  имени немецкого
фельдмаршала Гинденбурга (1847--1934).
     Стр. 167. ...тревожные  воспоминания о 1870 годе...-- См. прим. к стр..
79.
     Стр.  168. "Военные поэты" -- Уилфрид Оуэн (1893--1918), Зигфрид Сэссун
(родился в 1886 г.) и другие поэты, чьи произведения были  написаны во время
или по свежим следам войны.
     Стр. 169.  ...за это им дали  право голоса.-- В большинстве европейских
стран  избирательное право было представлено женщинам  после  первой мировой
войны.
     Стр. 173. Арчибальд Маршал (1866--1934) -- английский журналист.
     Стр. 179. Эдуард Грей (1862--1933)  -- министр иностранных дел Англии в
1905--1916 гг.
     Стр.  181. Трэдниддл-стрит  -- улица, на  которой  находится Английский
банк, выполняющий функции государственного банка.
     Стр.   186.  "Война--это  ад"  --  слова,  приписываемые  американскому
генералу  Уильяму Шерману (1820--1891)  --  участнику  Гражданской  войны  в
Америке.
     Стр.  187.  Дэвид-Герберт Лоуренс (1885--1930) -- известный  английский
писатель и критик.
     Йэху   --   фантастические   персонажи  последней  части   "Путешествий
Гулливера"  Свифта;  человекообразные  существа,  находящиеся  в  рабстве  у
лошадей.
     Стр.  197.  "За  счастье  прежних  дней"  --  шотландская "Застольная",
обработанная Робертом Бернсом.
     Стр. 199. Уайтчепл -- один из беднейших районов Лондона.
     Стр. 202. "Плодитесь и размножайтесь" -- фраза из Библии.
     Стр. 203. Англия  ber alles --  перифраз первой строки немецкого  гимна
"Германия, Германия -- превыше всего!"
     Стр.  204. Авессалом -- сын библейского  царя Давида, восставший против
отца и погибший.
     Стр. 208. Вилье де Лиль Адан (1838--1889) -- французский прозаик,  поэт
и драматург; символист; автор "Жестоких рассказов", основная идея которых --
неоправданность человеческих страданий.
     Стр. 211.  ...провели  лето на Сомме...  зимуем  на веселеньком курорте
Ипр. -- На реке Сомме в 1916 и 1918  гг. происходили грандиозные сражения. В
первом  из  них с обеих сторон насчитывался  миллион  с  четвертью убитых  и
раненых.  Бельгийский  городок Ипр стал местом  ожесточенных боев, о которых
напоминают близлежащие сорок кладбищ английских солдат.
     Стр. 213. ...гнусности Джона Булля.-- См. прим. к стр. 275.
     Стр. 214. Ист-Энд -- район Лондона, заселенный беднотой.
     Стр. 216.  ...тех, кто погиб при Альбуэре...-- Имеется в виду битва при
испанской  деревне Альбуэра между  французской и англо-испанской  армиями 16
мая 1811 г.
     Уильям Фрэнсис Патрик  Непир (1785--1860) --  английский военачальник в
писатель, автор шеститомной истории испанской кампании 1808--1814 гг.
     Брюс   Бэрнфазер   (1888--1959)   --    английский   журналист,   автор
иллюстрированных очерков с театра первой мировой войны.
     Стр. 227. Санта Клаус -- английский дед-мороз.
     Стр.236.  Джеффри  Фарнол  (1878--1952),  Элинор Глин  (1865--1943)  --
английские писатели, авторы сентиментальных романов.
     "Чу Чин Чоу"  -- музыкальная комедия, написанная в 1916 г. композитором
Оскаром Ашем (1871--1936) по мотивам "Тысячи и одной ночи".
     Файвз, скуош  --  игры,  напоминающие  теннис; первая  --  для  четырех
игроков; вторая для трех.
     Стр. 238. ...подобно телу мистера Вольдемара?. -- из рассказа Эдгара По
"Смерть мистера Вальдемара".
     Стр. 248. "...солдат не должен рассуждать"...-- из стихотворения "Атака
кавалерийской бригады Теннисона.
     Стр. 251. Союз Молодых христиан -- основан в Англии в 1844 г.
     Стр. 253.  Нерон --  римский император  (54--68  гг.  и. э.),  во время
правления которого в Риме произошел грандиозный пожар  (64г.), причем поджог
большинством историков приписывается самому императору.
     Стр. 255. ...Gloire ...  Deutschland... Боже, храни короля! -- слова из
начальных строк гимнов воевавших держав: Франции, Германии, Англии.
     Стр. 261. Йэль -- один из старейших университетов США.
     Стр. 264.  Полет Валькирий -- симфоническая  картина  из  оперы Вагнера
"Валькирия". Основную тему картины (мощную, победную и грозную) ведут медные
инструменты.
     Стр. 265.  "3ачем живут собака,  лошадь, крыса..."  -- из монолога Лира
("Король Лир" Шекспира) над трупом Корделии.
     Стр.  275.  "Джон  Булль"  --  иллюстрированный  еженедельник, название
которого восходит  к одноименной  серии памфлетов  английского  просветителя
Джона  Арбетнота (1667--1735).  Герой  этой серии,  солидный,  грубоватый  и
добродушный Булль, стал со временем нарицательным обозначением англичанина.
     Ричард Порсон (1759--1808) -- английский филолог и критик.
     Стр. 278. Жан-Батист Коро (1796--1875) -- французский пейзажист.
     Стр. 280. Аршак  Чобанян --  работавший в начале  нашего  века  историк
Армении и ее литературы, собиратель армянского фольклора и его переводчик на
французский язык.
     Стр. 281. Конкавизм -- от англ. concave -- "вогнутый".
     Стр.  283. Томас де Квинси  (1785--1859)--автор  "Исповеди  опиофага" и
многочисленных  философских, экономических,  историко-литературных  очерков.
Ввел в литературу мотивы наркотических видений и кошмаров.
     Стр.  294.  Дуглас  Хэг (1861--1928) --  с  1915  г.  главнокомандующий
английскими войсками во  Франции; Фердинанд Фош (1851--1929) -- военачальник
и военный теоретик; с 1918 г.-- главнокомандующий войсками Антанты.
     Стр.  302.  Блез  Паскаль  (1623--1662)   --   выдающийся   французский
математик, физик и философ.
     Стр. 306. Одиннадцать лет, как повержена Троя...-- Роман "Смерть героя"
написан через одиннадцать лет после окончания первой мировой войны.
     Д. Шестаков



     Смерть героя
     Олкотту Гловеру
     От автора
     Пролог. Allegretto
     Часть первая. Vivace
     Часть вторая. Andante Cantabile
     Часть третья. Adagio
     Эпилог
     Примечания Д. Шестакова

     РИЧАРД ОЛДИНГТОН
     Смерть героя
     Редактор Т. Бердикова
     Художественный редактор
     Д. Ермоленко
     Технический редактор
     Л. Витушкина
     Корректоры
     Г. Киселева и О. Наренкова.
     Сдано  в набор 2411 1976 г.  Подписано к  печати 21  VI 1976 г.  Бумага
типографская No 1. Формат 60Х901/16. 20,0 печ. л., 20,0 усл. печ.
л., 21.428  уч.-изд. л.  Тираж  1 000 000 (7-й завод 600 001--700 000)  экз.
Заказ No 3039. Цена 1 р. 12 к.
     Издательство "Художественная литература"  Москва. Б-78. Ново-Басманная.
19.
     Набрано   и   сматрицировано   в   Полиграфкомбннате   им.   Я.  Коласа
Государственного  комитета  Совета  Министров  БССР  по  делам  издательств,
полиграфии и  книжной торговли.  Минск. Красная. 23.  Отпечатано  на Фабрике
книги  производственного  объединения  полиграфических  предприятии  "Kiтап"
Государственного   комитета  Совета   Министров  Казахской   ССР  по   делам
издательств,  полиграфии  и  книжной  торговли.  480046,  г.  Алма-Ата,  пр.
Гагарина. 93. Заказ М 1444.

     В ожидании лучшего (франц.).
     Моя вина, моя вина, моя величайшая вина, радуйся, Мария... (лат)
     Quod erat demonstrandum -- что и требовалось доказать (лат.).
     Боже, покарай Англию (нем.).
     Однако терпенье. Завтра, завтра... (исп.)
     Смотри
     По существу (франц.).
     Так зачинается новая жизнь (лат.).
     Восторженно настроен (франц.)
     Волшебная ночь (франц.).
     В душе (итал.).
     Наиважнейшим (лат.).
     Произведениями искусства (франц.).
     Благородного отца (франц.).
     Здесь: увеличение или уменьшение (итал.).
     Категорические суждения (лат.).
     Нашему движению (франц.).
     Острота (франц.).
     В tе по-французски и "животное" и "глупец".
     Здесь: неизбежная тема (лат.).
     Я мог  бы умереть, ничто  не было бы для  меня легче.  Но  я должен еще
написать  о том,  что  мы  совершили...  (Бонапарт  в  Фонтенбло  -- оцените
эрудицию автора!) (франц.)
     Некогда был Илион (лат.).
     Между прочим, к слову (франц.).
     Друг мой (франц.).
     Валяйте, дети мои! Продолжайте в том же духе и будьте счастливы!
     Тем самым (лат.).
     Обожаю деток (франц)
     Любовников (франц.).
     Подружек (франц.).
     В ожидании лучшего (франц.)
     Увлечение (франц.).
     Специальность (франц.).
     Ошибка, грешок (франц
     За неимением лучшего" (франц.).
     Вполголоса (итал.).
     Дикарь (франц.).
     Здесь: фактическому (лат.)
     На постоянные роли (франц.)
     Временным заместителем
     облечен доверием
     Душевного подъема (франц.).
     Резки (франц.).
     Немножко спятил? (франц.)
     Да здравствует император! (франц.)
     102° по Фаренгейту=38,9° по Цельсию.
     "Лошадки" (франц.).
     Порыв, вдохновение (франц.).
     Слава (франц.).
     Германия превыше всего (нем:).
     Requiescat in pace --да почиет в мире (лат.).
     Молодой английский художник (франц.).
     До свидания (франц.).



Популярность: 13, Last-modified: Thu, 16 Feb 2006 05:49:36 GMT