-----------------------------------------------------------------------
   М., "Правда", 1982. Пер. - Г.Островская.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 17 October 2000
   -----------------------------------------------------------------------




   Дверь отворилась, Майкл Госселин поднял глаза. В комнату вошла Джулия.
   - Это ты? Я тебя не задержу.  Всего  одну  минутку.  Только  покончу  с
письмами.
   -  Я  не  спешу.  Просто  зашла  посмотреть,   какие   билеты   послали
Деннорантам. Что тут делает этот молодой человек?
   С безошибочным чутьем опытной актрисы приурочивая  жест  к  слову,  она
указала движением изящной головки на комнату,  через  которую  только  что
прошла.
   - Это бухгалтер. Из конторы Лоренса и Хэмфри. Он здесь уже три дня.
   - Выглядит очень юным.
   - Он у них в учениках  по  контракту.  Похоже,  что  дело  свое  знает.
Поражен тем, как ведутся у нас  бухгалтерские  книги.  Он  не  представлял
себе, что можно поставить театр на деловые рельсы.  Говорит,  в  некоторых
фирмах счетные книги в таком состоянии, что поседеть можно.
   "Джулия  улыбнулась,  глядя   на   красивое   лицо   мужа,   излучающее
самодовольство.
   - Тактичный юноша.
   - Он сегодня кончает. Не взять ли его  с  собой  перекусить  на  скорую
руку? Он вполне хорошо воспитан.
   - По-твоему, этого достаточно, чтобы приглашать его к ленчу?
   Майкл не заметил легкой иронии, прозвучавшей в ее голосе.
   - Если ты возражаешь, я не стану его звать. Я просто подумал,  что  это
доставит ему большое удовольствие. Он страшно тобой восхищается. Три  раза
ходил на последнюю пьесу. Ему до смерти хочется познакомиться с тобой.
   Майкл нажал кнопку, и через секунду на пороге появилась его секретарша.
   - Письма готовы, Марджори. Какие на сегодня у меня назначены встречи?
   Джулия вполуха слушала список, который читала  Марджори,  и  от  нечего
делать оглядывала комнату, хотя помнила  ее  до  мелочей.  Как  раз  такой
кабинет и должен быть у антрепренера  первоклассного  театра.  Стены  были
обшиты панелями (по себестоимости)  хорошим  декоратором,  на  них  висели
гравюры на театральные сюжеты, выполненные Зоффани и де  Уайльдом.  Кресла
удобные, большие. Майкл сидел в чиппенделе [стиль английской мебели  XVIII
века] - подделка, но куплена в известной мебельной фирме, -  его  стол,  с
тяжелыми  пузатыми  ножками,  тоже  чиппендель,   выглядел   необыкновенно
солидно. На столе стояли ее фотография в массивной серебряной рамке и, для
симметрии, фотография Роджера, их сына. Между ними помещался  великолепный
серебряный чернильный прибор, который она подарила как-то  Майклу  в  день
рождения, а впереди бювар из красного сафьяна с  богатым  золотым  узором,
где Майкл держал бумагу, на случай, если ему вздумается написать письмо от
руки. На бумаге был адрес: "Сиддонс-театр", на конвертах  эмблема  Майкла:
кабанья голова, а под ней девиз: "Nemo m impune lacessit" [никто не тронет
меня безнаказанно (лат.)]. Желтые тюльпаны в серебряной  вазе,  выигранной
Майклом на  состязаниях  по  гольфу  среди  актеров,  свидетельствовали  о
заботливости Марджори. Джулия бросила на нее задумчивый  взгляд.  Несмотря
на коротко стриженные, обесцвеченные перекисью волосы и густо  накрашенные
губы, у  нее  был  бесполый  вид,  отличающий  идеальную  секретаршу.  Она
проработала с Майклом пять лет, должна была вдоль и поперек изучить его за
это время. Интересно, хватило у нее ума влюбиться в него?
   Майкл поднялся с кресла.
   - Ну, дорогая, я готов.
   Марджори подала ему черную фетровую шляпу и распахнула дверь. Когда они
вышли в контору, юноша, которого заметила, проходя,  Джулия,  обернулся  и
встал.
   - Разрешите познакомить вас с миссис Лэмберт,  -  сказал  Майкл.  Затем
добавил с видом посла, представляющего атташе царственной особе, при дворе
которой он аккредитован:
   - Это тот джентльмен, который любезно  согласился  привести  в  порядок
наши бухгалтерские книги.
   Юноша залился ярким румянцем. На теплую улыбку Джулии, всегда бывшую  у
нее наготове, он ответил деревянной улыбкой. А сердечно  пожав  ему  руку,
она отметила, что ладонь его стала влажной  от  пота.  Его  смущение  было
трогательно. Так, верно,  чувствовали  себя  те,  кого  представляли  Саре
Сиддонс [Сидонс Сара (1755-1831) - знаменитая английская актриса].  Джулия
подумала, что не очень-то любезно  ответила  Майклу,  когда  он  предложил
позвать мальчика  на  ленч.  Она  посмотрела  ему  прямо  в  глаза  своими
огромными темно-карими лучистыми  глазами.  Без  всякого  усилия,  так  же
инстинктивно, как отмахнулась бы от докучавшей  ей  мухи,  она  вложила  в
голос чуть ироничное, ласковое радушие:
   - Может быть,  вы  не  откажетесь  поехать  с  нами  перекусить?  Майкл
привезет вас обратно после ленча.
   Юноша опять покраснел, кадык на его тонкой шее судорожно дернулся.
   - Это очень любезно с вашей стороны. - Он  встревоженно  осмотрел  свой
костюм. - Но я невероятно грязен.
   - Вы сможете умыться и почиститься, когда приедете к нам.
   Машина  ждала  у  служебного  входа:  длинный   черный   автомобиль   с
хромированными деталями, сиденья  обтянуты  посеребренной  кожей,  эмблема
Майкла скромно украшает дверцы. Джулия села сзади.
   - Садитесь со мной. Майкл поведет машину.
   Они  жили  на  Стэнхоуп-плейс.  Когда  они  приехали,   Джулия   велела
дворецкому показать юноше, где он может помыть руки. Сама она поднялась  в
гостиную. В то время как она красила губы, появился Майкл.
   - Я сказал ему, чтобы он шел сюда, как только будет готов.
   - Между прочим, как его зовут?
   - Понятия не имею.
   - Милый, надо же нам знать. Я  попрошу  его  расписаться  в  книге  для
посетителей.
   - Слишком много  чести.  -  Майкл  просил  расписываться  только  самых
почетных гостей. - Мы видим его здесь в первый и последний раз.
   В этот момент молодой  человек  появился  в  дверях.  В  машине  Джулия
приложила все старания, чтобы успокоить его, но он, видно, все еще  робел.
Их уже ждал коктейль, Майкл разлил его по бокалам. Джулия вынула сигарету,
и молодой человек зажег спичку, но рука его так сильно дрожала, что ей  ни
за что бы не удалось прикурить, поэтому она сжала ее своими пальцами.
   "Бедный  ягненочек,  -  подумала  Джулия,  -   верно,   сегодня   самый
знаменательный день в его жизни. Будет на седьмом небе от  счастья,  когда
начнет рассказывать об этом. Он станет героем в своей конторе,  и  все  от
зависти лопнут".
   Язык Джулии сильно разнился, когда  она  говорила  сама  с  собой  и  с
другими "людьми.  С  собой  она  не  стеснялась  в  выражениях.  Джулия  с
наслаждением сделала  первую  затяжку.  Право  же,  если  подумать,  разве
неудивительно, что ленч с ней  и  получасовой  разговор  придаст  человеку
столько важности, сделает его крупной персоной в его жалком кружке.
   Юноша выдавил из себя фразу:
   - Какая потрясающая комната.
   Джулия  одарила  его  очаровательной  улыбкой,  слегка  приподняв  свои
прекрасные брови, что он, наверное, не раз видел на сцене.
   - Я очень рада, что она вам нравится, - голос у нее был низкий  и  чуть
хрипловатый. По тону Джулии можно  было  подумать,  что  его  слова  сняли
огромную  тяжесть  с  ее  души.  -  Мы  в  семье  считаем,  что  у  Майкла
превосходный вкус.
   Майкл самодовольно оглядел комнату.
   - У меня такой богатый опыт. Я  всегда  сам  придумываю  интерьеры  для
наших пьес. Конечно, у нас есть человек для черновой работы, но идеи мои.
   Они переехали в этот дом два года назад, и Майкл так же, как и  Джулия,
знал, что они отдали его в руки опытного декоратора, когда  отправились  в
турне по провинции, и тот взялся полностью его подготовить к  их  приезду,
причем бесплатно, за то, что они предоставят ему работу  в  театре,  когда
вернутся. Но к чему было сообщать эти скучные подробности  человеку,  даже
имя которого было им неизвестно. Дом был отлично обставлен, в  нем  удачно
сочетались антиквариат и модерн, и Майкл мог с полным правом сказать,  что
это, вне сомнения, дом джентльмена. Однако Джулия настояла на  том,  чтобы
спальня была такой, как она хочет, и, поскольку  ее  абсолютно  устраивала
спальня в их старом доме в Ридженс-парк,  где  они  жили  с  конца  войны,
перевезла ее сюда всю целиком. Кровать и туалетный  столик  были  обтянуты
розовым шелком, кушетка и кресло - светло-голубым, который так любил Натье
[Натье, Жан Марк  (1685-1766)  -  французский  портретист];  над  кроватью
порхали пухлые позолоченные херувимы, держащие лампу под розовым абажуром,
такие же пухлые позолоченные херувимы окружали гирляндой трюмо.  На  столе
атласного дерева стояли в богатых рамах фотографии с автографами:  актеры,
актрисы и члены королевской фамилии. Декоратор презрительно поднял  брови,
но это была единственная комната  в  доме,  где  Джулия  чувствовала  себя
по-настоящему уютно. Она писала письма за бюро из атласного  дерева,  сидя
на позолоченном стуле.
   Дворецкий объявил, что ленч подан, и они пошли вниз.
   - Надеюсь, вы не останетесь голодны,  -  сказала  Джулия.  -  У  нас  с
Майклом очень плохой аппетит.
   И действительно: на столе их ждали жареная камбала, котлеты со шпинатом
и компот. Эта еда могла утолить законный голод, но не  давала  потолстеть.
Кухарка, предупрежденная Марджори, что к ленчу  будет  еще  один  человек,
приготовила на скорую руку жареный  картофель.  Он  выглядел  хрустящим  и
аппетитно пахнул. Но ел его только гость. Майкл уставился на блюдо с таким
видом, словно не совсем  понимал,  что  там  лежит,  затем,  чуть  заметно
вздрогнув, очнулся от мрачной задумчивости и сказал: нет,  благодарю.  Они
сидели за длинным и узким обеденным столом, Джулия  и  Майкл  на  торцовых
концах, друг против друга, в величественных итальянских  креслах,  молодой
человек - посредине, на  не  очень  удобном,  но  гармонирующем  с  прочей
мебелью  стуле.  Джулия  заметила,  что  он  посматривает  на   буфет,   и
наклонилась к нему с обаятельной улыбкой.
   - Вам что-нибудь нужно?
   Он покраснел.
   - Нельзя ли мне ломтик хлеба?
   - Конечно.
   Джулия бросила на дворецкого выразительный взгляд - он  в  этот  момент
как раз наливал белое сухое вино в бокал Майкла, - и тот вышел из комнаты.
   - Мы с Майклом не едим хлеба. Джевонс сглупил, не подумав, что  вам  он
может понадобиться.
   - Разумеется, есть хлеб -  это  только  привычка,  -  сказал  Майкл.  -
Поразительно, как легко от нее отучаешься, если твердо решишь.
   - Бедный ягненочек, худой, как щепка, Майкл.
   - Я отказался от хлеба не потому, что боюсь потолстеть. Я  не  ем  его,
так как не вижу в этом смысла. При моем моционе я могу есть все, что хочу.
   Для пятидесяти двух лет у Майкла  была  еще  очень  хорошая  фигура.  В
молодости его густые  каштановые  волосы,  чудесная  кожа,  большие  синие
глаза, прямой нос и маленькие уши завоевали  ему  славу  первого  красавца
английской сцены. Только тонкие губы  несколько  портили  его.  Высокий  -
шести футов роста, - он отличался к  тому  же  прекрасной  осанкой.  Столь
поразительная внешность и побудила Майкла пойти на сцену, а не в  армию  -
по стопам отца. Сейчас его каштановые волосы почти совсем поседели,  и  он
стриг их куда короче, лицо стало шире,  на  нем  появились  морщины,  кожа
перестала  напоминать  персик,  по  щекам  зазмеились  красные  жилки.  Но
благодаря великолепным глазам и стройной фигуре он все еще был  достаточно
красив. Проведя пять лет на войне, Майкл усвоил военную выправку, и,  если
бы вы не знали, кто он (что вряд ли было возможно, так как фотографии  его
по тому или другому поводу вечно появлялись в  иллюстрированных  газетах),
вы бы приняли его за офицера высокого  ранга.  Он  хвастал,  что  его  вес
сохранился таким, каким был в двадцать лет, и многие годы вставал в  любую
погоду  в  восемь  часов  утра,  надевал  шорты  и  свитер  и   бегал   по
Риджентс-парку.
   - Секретарша сказала мне, что вы были на репетиции сегодня утром,  мисс
Лэмберт, - заметил юноша. - Вы собираетесь ставить новую пьесу?
   - Отнюдь, - ответил Майкл. - Мы делаем полные сборы.
   - Майкл решил, что мы немного разболтались, и назначил репетицию.
   - И очень этому рад. Я обнаружил, что кое-где вкрались трюки, которых я
не давал  при  постановке,  и  во  многих  местах  актеры  позволяют  себе
вольничать с текстом. Я очень педантичен в этих  вопросах  и  считаю,  что
надо строго придерживаться авторского слова,  хотя,  видит  бог,  то,  что
пишут авторы в наши дни, немногого стоит.
   - Если вы хотите посмотреть эту пьесу, - любезно сказала  Джулия,  -  я
уверена, Майкл даст вам билет.
   - Мне бы очень хотелось пойти еще раз, - горячо сказал юноша. - Я видел
спектакль уже три раза.
   - Неужели? - изумленно воскликнула Джулия, хотя она прекрасно  помнила,
что Майкл ей об этом говорил. - Конечно, пьеска  эта  не  так  плоха,  она
вполне отвечает своему назначению, но я не представляю, чтобы  кому-нибудь
захотелось трижды смотреть ее.
   - Я не столько ради пьесы, сколько ради вашей игры.
   "Все-таки я вытянула из него это", - подумала Джулия и добавила вслух:
   - Когда мы читали пьесу, Майкл еще сомневался. Ему не очень понравилась
моя роль. Вы знаете, по сути, это - не для ведущей актрисы. Но  я  решила,
что сумею кое-что из нее сделать. Понятно, на  репетициях  вторую  женскую
роль пришлось сильно сократить.
   - Я не хочу сказать, что мы заново переписали пьесу, - добавил Майкл, -
но, поверьте, то, что вы видите сейчас  на  сцене,  сильно  отличается  от
того, что предложил нам автор.
   - Вы играете просто изумительно, - сказал юноша.
   ("А в нем есть свой шарм".)
   - Рада, что я вам понравилась, - ответила Джулия.
   - Если вы будете очень любезны с Джулией, она, возможно, подарит вам на
прощанье свою фотографию.
   - Правда? Подарите?
   Он  снова  вспыхнул,  его  голубые  глаза  засияли.  ("А  он  и  впрямь
очень-очень мил".) Красивым юношу, пожалуй, назвать было нельзя, но у него
было  открытое   прямодушное   лицо,   а   застенчивость   казалась   даже
привлекательной.  Волнистые  светло-каштановые   волосы   были   тщательно
приглажены, и Джулия подумала, насколько больше бы ему пошло, если  бы  он
не пользовался бриллиантином. У него был свежий цвет лица, хорошая кожа  и
мелкие красивые зубы. Джулия заметила с одобрением, что  костюм  сидит  на
нем хорошо и он умеет его носить. Юноша выглядел чистеньким и славным.
   - Вам, верно, раньше не приходилось бывать за кулисами? - спросила она.
   - Никогда. Вот почему мне до смерти хотелось получить  эту  работу.  Вы
даже не представляете, что это для меня значит!
   Майкл и Джулия благожелательно ему  улыбнулись.  Под  его  восхищенными
взорами они росли в собственных глазах.
   - Я никогда не разрешаю посторонним присутствовать  на  репетиции,  но,
поскольку вы теперь наш бухгалтер, вы вроде бы входите в труппу,  и  я  не
прочь сделать для вас исключение, если  вам  захочется  прийти,  -  сказал
Майкл.
   - Это чрезвычайно любезно с вашей стороны. Я еще ни разу в жизни не был
на репетиции. А вы будете играть в новой пьесе, мистер Госселин?
   -  Нет,  не  думаю.  Я  теперь  не  очень-то  стремлюсь  играть.  Почти
невозможно найти роль на мое амплуа. Понимаете, в  моем  возрасте  уже  не
станешь играть любовников, а авторы перестали писать роли, которые в  моей
юности были в каждой пьесе. То, что французы называют  "резонер".  Ну,  вы
знаете, что я имею в виду - герцог, или министр, или известный королевский
адвокат, которые говорят остроумные вещи и обводят всех вокруг пальца.  Не
понимаю, что случилось с авторами. Похоже, они вообще  разучились  писать.
От нас ожидают, что мы построим здание, но где кирпичи? И вы думаете,  они
нам благодарны?  Авторы,  я  хочу  сказать.  Вы  бы  поразились,  если  бы
услышали, какие условия у них хватает наглости ставить!
   - Однако факт остается фактом: нам без них не  обойтись,  -  улыбнулась
Джулия. - Если пьеса плоха, ее никакая игра не спасет.
   - Все дело в том, что и публика перестала по-настоящему  интересоваться
театром. В великие дни расцвета английской сцены люди не  ходили  смотреть
пьесы, они ходили смотреть актеров. Не важно,  что  играли  Кембл  [Кембл,
Джон (1757-1823) - английский актер]  или  миссис  Сиддонс.  Публика  шла,
чтобы смотреть на их игру. И хотя я  не  отрицаю,  если  пьеса  плоха,  мы
горим. Все же, когда она хороша, даже  теперь  зрители  приходят  смотреть
актеров, а не пьесу.
   - Я думаю, никто с этим не станет спорить, - сказала Джулия.
   - Такой актрисе, как Джулия, нужно одно - произведение, где  она  может
себя показать. Дайте ей его, и она сделает все остальное.
   Джулия  улыбнулась  юноше  очаровательной,  но  чуть-чуть  извиняющейся
улыбкой.
   - Не надо принимать моего мужа слишком всерьез. Боюсь,  там,  где  дело
касается меня, он немного пристрастен.
   - Если молодой человек что-нибудь в этом смыслит, он должен знать,  что
в области актерского искусства ты можешь все.
   - Я просто остерегаюсь делать то, чего не могу. Отсюда и моя репутация.
   Но тут Майкл взглянул на часы.
   - Ну, юноша, нам следует ехать.
   Молодой человек проглотил залпом то, что еще оставалось у него в чашке.
Джулия поднялась из-за стола.
   - Вы не забыли, что обещали мне фотографию?
   - Думаю, у Майкла в кабинете найдется что-нибудь подходящее.  Пойдемте,
вместе выберем.
   Джулия  провела  его  в   большую   комнату   позади   столовой.   Хотя
предполагалось, что это будет кабинет Майкла -  "Надо  же  человеку  иметь
место, где он может посидеть без помех и выкурить трубку", -  использовали
ее главным образом как гардеробную, когда у них бывали гости.  Там  стояло
прекрасное бюро красного дерева, на нем фотографии  Георга  V  и  королевы
Марии с их личными подписями. Над камином  висела  старая  копия  портрета
Кембла  в  роли  Гамлета  кисти  Лоренса  [Лоренс,  Томас  (1769-1830)   -
английский живописец]. На столике лежала  груда  напечатанных  на  машинке
пьес. По стенам шли книжные полки, закрытые снизу дверцами. Открыв дверцу,
Джулия вынула пачку своих последних  фотографий.  Протянула  одну  из  них
юноше.
   - Эта, кажется, не так плоха.
   - Очаровательна.
   - Значит, я здесь не настолько похожа, как думала.
   - Очень похожи. В точности, как в жизни.
   На этот раз улыбка ее была иной, чуть лукавой; Джулия опустила  на  миг
ресницы, затем, подняв их, поглядела на  юношу  с  тем  мягким  выражением
глаз,  которое  поклонники  называли  ее  бархатным   взглядом.   Она   не
преследовала  этим  никакой  цели,  сделала  это  просто  механически,  из
инстинктивного желания  нравиться.  Мальчик  был  так  молод,  так  робок,
казалось, у него такой милый характер, и она никогда больше его не увидит,
ей не  хотелось,  так  сказать,  остаться  в  долгу,  хотелось,  чтобы  он
вспоминал об этой встрече, как об одном из великих моментов  своей  жизни.
Джулия снова взглянула на фотографию. Неплохо бы на самом  деле  выглядеть
так. Фотограф посадил ее, не без ее помощи, самым выгодным образом. Нос  у
нее был слегка толстоват, но, благодаря искусному освещению, это совсем не
заметно;  ни  одна  морщинка  не  портила  гладкой  кожи,  от  взгляда  ее
прекрасных глаз невольно таяло сердце.
   - Хорошо. Получайте эту. Вы сами  видите,  я  не  красивая  и  даже  не
хорошенькая. Коклен  [Коклен,  Бенцо  Констан  (1841-1909)  -  французский
актер] всегда говорил, что у меня  beaute  du  diable  [бесовская  красота
(франц.)]. Вы ведь понимаете по-французски?
   - Для этого - достаточно.
   - Я надпишу ее вам.
   Джулия села за бюро и своим четким плавным почерком написала: "Искренне
Ваша, Джулия Лэмберт".





   Когда мужчины ушли, Джулия снова пересмотрела фотографии перед тем, как
положить их на место.
   "Неплохо для сорока шести лет, - улыбнулась она. -  Я  тут  похожа,  не
приходится спорить. - Она оглянулась в поисках зеркала,  но  не  нашла.  -
Чертовы декораторы. Бедный Майкл. Чего  удивляться,  что  он  редко  здесь
сидит. Конечно, я никогда не была особенно фотогенична".
   У Джулии вдруг возникло желание взглянуть на старые снимки.  Майкл  был
человек деловой и  аккуратный.  Все  ее  фотографии  хранились  в  больших
картонных коробках, в  хронологическом  порядке.  Его  собственные,  также
датированные, были в других коробках в том же шкафу.
   -  Когда  кто-нибудь  захочет  написать  историю  нашей  карьеры,  весь
материал будет под рукой, - говорил он.
   С тем же похвальным  намерением  он  с  самого  первого  дня  на  сцене
наклеивал все газетные вырезки в большие конторские книги, и их накопилась
уже целая полка.
   Там были детские карточки Джулии и снимки, сделанные в  ранней  юности;
Джулия в первых своих ролях, Джулия - молодая замужняя женщина с  Майклом,
а затем с Роджером, тогда еще  младенцем.  Одна  их  фотография  -  Майкл,
мужественный и неправдоподобно красивый, она сама, воплощенная нежность, и
Роджер, маленький  кудрявый  мальчик,  -  имела  колоссальный  успех.  Все
иллюстрированные газеты отдали  ей  по  целой  странице;  ее  печатали  на
программках.  Уменьшенная  до  размеров  художественной  открытки,  она  в
течение многих лет продавалась в провинции. Так досадно, что,  поступив  в
Итон,  Роджер  наотрез  отказался  фотографироваться  вместе  с   матерью.
Удивительно - не хотеть попасть в газеты!
   - Люди подумают, что ты - урод или еще что-нибудь, - сказала она.  -  В
этом нет ничего зазорного. Пойди на премьеру, посмотри, как все эти дамы и
господа из общества толпятся вокруг фотографов, все эти министры, судьи  и
прочие. Они делают вид, будто им это ни к чему, но надо видеть, какие позы
они принимают, когда им кажется, что фотограф нацелил на них объектив.
   Однако Роджер стоял на своем.
   На глаза Джулии попалась ее фотография в  роли  Беатриче.  Единственная
шекспировская роль в ее жизни. Джулия знала, что плохо выглядит в костюмах
той эпохи, хотя никогда не могла понять почему: никто лучше  нее  не  умел
носить современное платье. Она все шила себе в Париже - и для сцены, и для
личного обихода; портнихи говорили, что ни от  кого  не  получают  столько
заказов. Фигура у нее прелестная, все это признают: длинные  ноги  и,  для
женщины, довольно высокий рост. Жаль, что  ей  не  выпало  случая  сыграть
Розалинду, ей бы  очень  пошел  мужской  костюм.  Разумеется,  теперь  уже
поздно, а может, и хорошо, что она не стала рисковать. Хотя при ее блеске,
ее лукавом кокетстве и чувстве юмора она, наверное,  была  бы  идеальна  в
этой роли. Критикам не очень понравилась ее  Беатриче.  Все  дело  в  этом
проклятом белом стихе. Ее голос, низкий, глубокий, грудной голос  с  такой
эффектной хрипотцой, от которой в чувствительном пассаже у  вас  сжималось
сердце, а смешные строки казались еще смешнее, совершенно не  годился  для
белого стиха. Опять же, ее артикуляция: она всегда была  настолько  четка,
что Джулии не приходилось нажимать, и так каждое слово слышно в  последних
рядах галерки; говорили, что из-за этого стихи звучат у  нее,  как  проза.
Все дело в том, думала Джулия, что она слишком современна.
   Майкл начал с Шекспира. Это было еще до их знакомства. Он играл Ромео в
Кембридже,  и  после  того  как,  окончив  университет,   провел   год   в
драматической  школе,  его  ангажировал  Бенсон  [Бенсон,   Франк   Роберт
(1858-1939) - английский актер и  режиссер,  посвятивший  себя  постановке
шекспировских пьес, организатор ежегодных фестивалей на родине Шекспира  -
в Стратфорде-на-Эйвоне]. Майкл гастролировал по провинции  и  играл  самые
разные роли. Он скоро понял, что с Шекспиром далеко не уедешь, и  если  он
хочет стать ведущим актером,  ему  надо  научиться  играть  в  современных
пьесах.  В  Миддлпуле  был  театр  с  постоянной  труппой   и   постоянным
репертуаром, привлекавший к себе  большое  внимание;  им  заведовал  некий
Джеймс Лэнгтон. Проработав  в  труппе  Бенсона  три  года,  Майкл  написал
Лэнгтону, когда они собирались в очередную поездку в Миддлпул, и  спросил,
нельзя ли с ним повидаться. Джимми Лэнгтон,  толстый,  лысый,  краснощекий
мужчина сорока пяти лет, похожий на одного из зажиточных бюргеров Рубенса,
обожал театр. Он был  эксцентричен,  самонадеян,  полон  кипучей  энергии,
тщеславен и неотразим. Он любил играть, но его внешние данные годились для
очень немногих ролей, и слава богу, так как актер он был плохой. Он не мог
умерить  присущую  ему  экспансивность,  и,  хотя  внимательно  изучал   и
обдумывал свою роль, все они превращались в гротеск. Он  утрировал  каждый
жест, чрезмерно подчеркивал каждое слово. Но  когда  он  вел  репетицию  с
труппой - иное дело, тогда он не переносил  никакой  наигранности.  Ухо  у
Джимми было идеальное, и хотя сам он и слова не мог  произнести  в  нужной
тональности, сразу замечал, если фальшивил кто-то другой.
   - Не _будьте_ естественны, - говорил он актерам. - На  сцене  не  место
этому. Здесь все - притворство. Но извольте _казаться_ естественными.
   Джимми выжимал из актеров все  соки.  Утром,  с  десяти  до  двух,  шли
репетиции, затем он  отпускал  их  домой  учить  роли  и  отдохнуть  перед
вечерним спектаклем. Он распекал их, он кричал на них, он  насмехался  над
ними. Он недостаточно им платил. Но если они хорошо исполняли трогательную
сцену, он плакал, как ребенок, и когда смешную фразу произносили так,  как
ему хотелось, он хватался за бока. Если он был доволен, он прыгал по сцене
на одной ножке, а когда сердился, кидал пьесу на пол и топтал ее, а по его
щекам катились гневные слезы. Труппа смеялась над  Джимми,  ругала  его  и
делала все, чтобы ему угодить.  Он  возбуждал  в  них  покровительственный
инстинкт, все они,  до  одного,  чувствовали,  что  просто  не  могут  его
подвести. Они говорили, что он дерет с них три шкуры, у них и минутки  нет
свободной, такой жизни даже скотина не выдержит, и при этом им  доставляло
какое-то особое удовольствие выполнять его непомерные требования. Когда он
с чувством пожимал руку старого актера, получающего семь фунтов в  неделю,
и говорил: "Клянусь богом,  старина,  ты  был  просто  сногсшибателен",  -
старик чувствовал себя Чарлзом Кином [Кин,  Чарлз  Джефри  (1811?-1868)  -
известный английский актер].
   Случилось так, что когда Майкл приехал в Миддлпул на встречу, о которой
просил в письме, Джимми  Лэнгтону  как  раз  требовался  актер  на  амплуа
первого любовника. Он догадался, по какому поводу Майкл хочет его  видеть,
и пошел накануне в театр посмотреть на его игру.  Майкл  выступал  в  роли
Меркуцио и не очень ему понравился, но когда тот вошел к нему  в  кабинет,
Джимми был поражен его красотой. В коричневом сюртуке и  серых  брюках  из
легкой  шерсти  он,  даже  без  грима,  был  так  хорош,  что  прямо   дух
захватывало.  У  него  были  непринужденные  манеры,  и  говорил  он,  как
джентльмен. Пока Майкл излагал цель своего визита, Джимми  внимательно  за
ним наблюдал. Если он хоть как-то может играть, с  такой  внешностью  этот
молодой человек далеко пойдет.
   - Я видел вашего Меркуцио вчера, - сказал он.  -  Что  вы  сами  о  нем
думаете?
   - Отвратительный.
   - Согласен. Сколько вам лет?
   - Двадцать пять.
   - Вам, наверное, говорили, что вы красивы?
   - Потому-то я и пошел на сцену, а не в армию, как отец.
   - Черт побери, мне бы вашу внешность, какой бы я был актер!
   Кончилась встреча тем, что Майкл подписал контракт. Он пробыл у  Джимми
Лэнгтона два года. Вскоре он сделался любимцем труппы. Он был добродушен и
отзывчив, не жалел труда, чтобы  оказать  услугу.  Его  красота  произвела
сенсацию в Миддлпуле, и у  служебного  входа  вечно  торчала  куча  девиц,
поджидавших, когда он выйдет. Они писали ему любовные  письма  и  посылали
цветы. Майкл принимал их поклонение как должное, но не позволял  вскружить
себе голову. Он стремился к успеху и твердо  решил,  что  не  свяжет  себя
ничем, что может этому помешать. Джимми Лэнгтон скоро пришел к заключению,
что, несмотря на настойчивость Майкла и горячее желание преуспеть, из него
никогда не получится хороший актер. Спасала. Майкла только красота.  Голос
у  него  был  тонковат  и  в  особо  патетические  моменты   звучал   чуть
пронзительно. Это скорее было похоже на истерику, чем на  бурную  страсть.
Но самым большим его недостатком в качестве героя-любовника было  то,  что
он не умел изображать любовь. Он свободно вел обычный диалог, умел донести
"соль" произносимых им строк, но когда  доходило  до  признания  в  любви,
что-то его сковывало. Он смущался, и это было видно.
   - Черт  вас  подери,  не  держите  девушку  так,  словно  это  мешок  с
картофелем! - кричал на него Джимми Лэнгтон.  -  Вы  целуете  ее  с  таким
видом, будто боитесь заразиться простудой! Вы влюблены в нее.  Вам  должно
казаться,  будто  вы  таете,  как  воск,  и  если  через   секунду   будет
землетрясение и земля вас поглотит, черт с ним, с этим землетрясением!
   Но  все  было  напрасно.  Несмотря  на  свою   красоту,   изящество   и
непринужденные  манеры,  Майкл  оставался  холодным  любовником.  Это   не
помешало Джулии страстно им увлечься. Произошло это сразу же,  как  только
Майкл присоединился к их труппе.
   У самой Джулии все шло без сучка  без  задоринки.  Родилась  Джулия  на
Джерси, где ее  отец,  уроженец  этого  острова,  практиковал  в  качестве
ветеринара. Сестра ее матери вышла  замуж  за  француза,  торговца  углем,
который жил в Сен-Мало, и Джулию отправили к ней учиться в местном  лицее.
По-французски  она  говорила,  как   настоящая   француженка.   Она   была
прирожденная актриса, и, сколько себя  помнила,  ни  у  кого  не  вызывало
сомнений, что она пойдет на сцену.  Ее  тетушка,  мадам  Фаллу,  была  "en
relations" ["в добрых отношениях" (франц.)] со старой актрисой,  бывшей  в
молодости societaire [постоянный  член  труппы  "Комеди  Франсез";  здесь:
актриса (франц.)] в Comedie Francaise ["Комеди Франсез" (франц.)]. Уйдя из
театра, та переселилась в Сен-Мало и жила там на небольшую пенсию, которую
назначил ей один из ее любовников,  когда  они  наконец  расстались  после
многих лет верного внебрачного сожительства. К тому времени, когда  Джулии
исполнилось двенадцать, эта актриса превратилась в толстую, громогласную и
деятельную старуху  шестидесяти  лет  с  лишком,  больше  всего  на  свете
любившую вкусно поесть. У нее был  звонкий,  раскатистый  смех  и  зычный,
низкий, как  у  мужчины,  голос.  Она-то  и  давала  Джулии  первые  уроки
драматического искусства и научила всем приемам, которые сама в свое время
узнала  в  Conserwatoire  [высшее  музыкальное   и   театральное   училище
(франц.)]. Она же рассказывала  ей  о  Рейхенберг,  выступавшей  в  амплуа
инженю до семидесяти лет,  о  Саре  Бернар  [Бернар,  Сара  (1844-1923)  -
знаменитая французская актриса]  и  ее  золотом  горле,  о  величественном
Муне-Сюлли [Муне-Сюлли, Жан (1841-1916) - известный французский  актер]  и
великом Коклене. Она читала Джулии длинные отрывки из трагедий  Корнеля  и
Расина так, как привыкла произносить их в  Comedie  Francaie,  и  следила,
чтобы  та  разучивала  их   подобным   же   образом.   Девочка   прелестно
декламировала полные истомы и страсти  монологи  Федры,  подчеркивая  ритм
александрийского стиха и выговаривая слова так аффектированно и  вместе  с
тем так драматично. В свое время Жанна Тэбу, должно быть, играла  в  очень
нарочитой манере, но она научила Джулию превосходной артикуляции,  научила
ходить и держаться на сцене, научила ее не бояться собственного  голоса  и
отшлифовала  ее  интуитивное  умение  установить  нужный   ритм,   которое
впоследствии стало одним из самых больших ее достоинств.
   - Не делай паузы, если в этом  нет  крайней  необходимости,  -  гремела
старая актриса, колотя кулаком по столу, - но уж если  сделала,  тяни  ее,
сколько сможешь.
   Когда Джулии исполнилось шестнадцать и она пошла в Королевскую академию
драматического искусства на Говер-стрит, она уже  знала  многое  из  того,
чему там учили. Ей  пришлось  избавиться  от  некоторых  приемов,  которые
выглядели старомодно, и приучиться к более разговорной манере  исполнения.
Но она занимала первые места на всех конкурсах, в которых  участвовала,  и
как  только  окончила  школу,  почти  сразу  получила,  благодаря   своему
превосходному французскому, небольшую роль горничной в одном из лондонских
театров. Какое-то время казалось, что ее знание французского языка обречет
ее только на такие роли, где требуется иностранный акцент, так как  следом
за французской горничной она играла  австрийскую  официантку.  Прошло  два
года, прежде чем  ее  открыл  Джимми  Лэнгтон.  Джулия  гастролировала  по
провинции   с   мелодрамой,   хорошо   принятой   в   Лондоне,   в    роли
итальянки-авантюристки, чьи интриги в конце концов оказываются раскрытыми;
она  старалась,  без  особого  успеха,  изобразить  сорокалетнюю  женщину.
Поскольку ведущая актриса,  блондинка  зрелого  возраста,  играла  молодую
девушку, все представление было лишено правдоподобия. Джимми дал сам  себе
короткий отпуск, который он проводил, посещая театр за театром,  в  разных
городах. После окончания спектакля он  пошел  за  кулисы  познакомиться  с
Джулией. Джимми был достаточно известен в  театральных  кругах  для  Того,
чтобы его комплименты польстили ей, и когда он  пригласил  ее  назавтра  к
ленчу, Джулия согласилась.
   Не успели они сесть за столик, как он без обиняков приступил к делу.
   - Я этой ночью и глаз не сомкнул, все думал о вас.
   - Вот это  сюрприз!  И  какие  же  у  вас  были  мысли  -  честные  или
бесчестные?
   Джимми пропустил мимо ушей легкомысленный ответ.
   - Я участвую в этой игре  уже  двадцать  пять  лет.  Я  был  мальчиком,
вызывающим актеров на сцену, рабочим сцены, актером, режиссером, рекламным
агентом, был даже критиком, черт побери.  Я  живу  среди  кулис  с  самого
детства, с тех пор, как вышел из школы, и то, чего я не знаю о  театре,  и
знать не стоит. Я думаю, что вы - огромный талант.
   - Очень мило с вашей стороны.
   - Заткнитесь.  Говорить  предоставьте  мне.  У  вас  идеальные  данные.
Подходящий рост, подходящая фигура, каучуковое лицо...
   - Очень лестно.
   - Еще как. Такое лицо и нужно актрисе. Лицо, которое может быть  любым,
даже прекрасным, лицо, на котором отражается каждая мысль, проносящаяся  в
уме. Такое лицо было у Дузе  [Дузе,  Элеонора  (1859-1924)  -  итальянская
актриса]. Вчера вечером, хотя вы по-настоящему и  не  думали  о  том,  что
делали, время от  времени  слова,  которые  вы  произносили,  были  просто
написаны у вас на лице.
   - Это ужасная роль. Там и думать-то не о чем. Вы слышали, какую  ерунду
я должна пороть?
   - Ужасными бывают только актеры, а не роли. У вас необыкновенный голос,
голос, который может перевернуть всю душу. Как вы в комических ролях  -  я
не знаю, но готов рискнуть.
   - Что вы этим хотите сказать?
   - Ваше чувство ритма почти безупречно.  Этому  нельзя  научить,  должно
быть, оно у вас от природы. И это куда лучше.  Перехожу  к  сути  дела.  Я
навел о вас справки. Вы в совершенстве говорите по-французски, поэтому вам
дают роли, где нужен ломаный английский язык. На этом, знаете,  далеко  не
уедешь.
   - Это все, что я могу получить.
   - Вас удовлетворит всю жизнь изображать такие персонажи? Вы  застрянете
на них, и публика не станет принимать вас ни в  каком  другом  амплуа.  Вы
всегда будете на второстепенных ролях. Самое большое - двадцать  фунтов  в
неделю и гибель большого таланта.
   - Я всегда думала, что наступит день, и к получу настоящую роль.
   - Когда? Вы можете прождать десять лет. Сколько вам сейчас?
   - Двадцать.
   - Сколько вы получаете?
   - Пятнадцать фунтов в неделю.
   - Неправда. Вы получаете двенадцать, и это куда  больше  того,  что  вы
сейчас стоите. Вам еще всему надо учиться. Ваши жесты банальны. Вы даже не
догадываетесь, что каждый  жест  должен  что-то  означать.  Вы  не  умеете
заставить публику смотреть на вас до того, как вы заговорите.  Вы  слишком
грубо накладываете грим. С таким лицом, как у вас, чем меньше  грима,  тем
лучше. Вы хотите стать звездой?
   - Кто же не хочет?
   - Переходите ко мне, и я сделаю  вас  величайшей  актрисой  Англии.  Вы
быстро запоминаете текст? Наверное, да, в вашем возрасте...
   - Думаю, могу слово в слово запомнить любую роль через двое суток.
   - Вам нужен опыт, и я - для того, чтобы вас сделать. Переходите ко мне,
и вы будете иметь двадцать ролей в  год.  Ибсен,  Шоу,  Баркер,  Зудерман,
Хэнкин, Голсуорси. В вас есть огромное обаяние, но, судя по всему, вы  еще
не имеете  ни  малейшего  представления  как  им  пользоваться.  -  Джимми
засмеялся коротким смешком. - А если бы имели,  эта  старая  карга  в  два
счета выжила бы вас  из  труппы.  Вы  должны  брать  публику  за  горло  и
говорить: "Эй вы, собаки, глядите-ка на меня". Вы должны  властвовать  над
ней. Если у человека нет таланта, никто ему его не даст,  но  если  талант
есть, можно научить им пользоваться. Говорю вам, у вас  есть  все  задатки
великой актрисы. Я еще никогда в жизни ни в чем не был так уверен.
   - Я знаю, что мне не хватает опыта. Конечно, мне надо подумать о  вашем
предложении. Я бы не прочь перейти к вам на один сезон.
   - Идите к черту. Вы воображаете, я смогу за один сезон сделать  из  вас
актрису? Стану тянуть из себя жилы,  чтобы  вы  дали  несколько  приличных
представлений, а потом уехали в Лондон играть какую-нибудь ничтожную  роль
в коммерческой пьесе? За какого же кретина вы меня принимаете! Я подпишу с
вами контракт на три года, я буду платить вам восемь фунтов  в  неделю,  и
работать вам придется, как лошади.
   - О восьми фунтах в неделю не может быть и  речи.  Это  смешно.  Такого
предложения я принять не могу.
   - Прекрасно можете. Это все, чего вы  сейчас  стоите,  и  все,  что  вы
будете получать.
   Джулия пробыла в театре три  года  и  успела  к  этому  времени  многое
узнать. К тому же Жанна Тэбу, не отличавшаяся строгой моралью,  поделилась
с ней массой полезных сведений.
   - А не рассчитываете ли вы случайно, что за эти же деньги я стану спать
с вами?
   - О господи, неужели вы думаете, у меня есть  время  крутить  романы  с
актрисами моей труппы? У меня куча куда более  важных  дел,  детка.  И  вы
увидите, что после четырех часов  репетиций,  не  говоря  уж  об  утренних
представлениях, да после того, как вы сыграете вечером  в  спектакле  так,
что я буду вами доволен, у вас  тоже  не  будет  ни  времени,  ни  желания
заниматься  любовью.  Когда  вы  ляжете  наконец  в  постель,  вам  одного
захочется - спать.
   Но тут Джимми Лэнгтон ошибся.





   Джулия, захваченная энтузиазмом  и  фантастической  энергией  Лэнгтона,
приняла предложение. Джимми начал с ней со скромных ролей, которые под его
руководством она играла так,  как  никогда  раньше.  Он  заинтересовал  ею
критиков,  польстил  им,  сделав  вид,  будто  это   они   открыли   новый
необыкновенный талант, и, незаметно  для  них  самих,  выудил  предложение
показать  ее  публике  в  роли  Магды  [героиня  драмы  Германа  Зудермана
(1857-1928) "Родина"]. Джулия имела колоссальный успех, и тогда Джимми дал
ей одну за другой Нору в "Кукольном доме" [драма Г.Ибсена], Энн в "Человек
и сверхчеловек" [пьеса Б.Шоу] и Гедду Габлер  [героиня  одноименной  драмы
Г.Ибсена]. Миддлпульцы были в восторге, обнаружив в своем театре  актрису,
которая могла затмить  любую  лондонскую  звезду,  и,  чтобы  увидеть  ее,
ломились на такие спектакли, на которые раньше ходили только  из  местного
патриотизма. О Джулии  стали  упоминать  в  столичных  газетах,  и  многие
восторженные  ценители  драмы  специально  приезжали  в  Миддлпул  на  нее
посмотреть. Они возвращались, превознося  ее  до  небес,  и  два  или  три
лондонских антрепренера послали своих представителей, чтобы они дали о ней
свой отзыв. Те колебались. В драмах Шоу и Ибсена она была хороша, а  какой
она окажется в обычной пьесе? У  антрепренеров  уже  был  печальный  опыт.
Прельстившись выдающейся игрой какого-нибудь актера в одной из этих чудных
пьес, они подчас заключали с ним контракт, а потом обнаруживалось, что  во
всех остальных пьесах он играет ничуть не лучше других.
   Когда Майкл присоединился к их труппе, Джулия играла  в  Миддлпуле  уже
целый год. Джимми выпустил  его  в  роли  Марчбенкса  в  "Кандиде"  [пьеса
Б.Шоу]. Это оказался правильный выбор, как того и следовало ожидать, ибо в
этой  роли  красота  Майкла  была  большим  преимуществом,  а   отсутствие
темперамента не являлось недостатком.
   ...Джулия протянула руку и взяла первую из картонных коробок, в которых
лежали фотографии Майкла. С удобством расположившись на полу,  она  быстро
просматривала его ранние фотографии в поисках той, которая  была  сделана,
когда он впервые приехал в  Миддлпул.  Когда  она  наконец  нашла  снимок,
сердце ее вдруг сжалось от острой боли. Несколько секунд  Джулия  боролась
со слезами. Такой он тогда и был. Кандиду играла немолодая актриса, обычно
выступавшая в характерных ролях или в ролях матерей и  старых  тетушек,  и
Джулия, которая была занята только по вечерам, посещала все репетиции. Она
влюбилась в Майкла с первого взгляда. Джулия никогда  в  жизни  не  видела
такого красавца и  стала  упорно  добиваться  его.  Выждав  время,  Джимми
поставил "Привидения" [драма Г.Ибсена], с  риском  навлечь  на  себя  гнев
респектабельного Миддлпула. Майкл играл в нем юношу, Джулия - Регину.  Они
читали друг другу свои роли, а после репетиции вместе перекусывали - очень
скромно, - чтобы их обсудить. Вскоре они стали неразлучны. Джулия не могла
совладать с собой и безудержно льстила Майклу. Он не был тщеславен:  зная,
что красив,  он  выслушивал  комплименты  по  этому  поводу  не  то  чтобы
безразлично, но так, словно речь шла о  прекрасном  старом  доме,  который
переходил в их семье из поколения в поколение. Было известно, что это один
из  лучших  образчиков  архитектуры  своей  эпохи,  им  гордились,  о  нем
заботились, но в том, что  он  существовал,  не  было  ничего  особенного,
владеть им казалось так же естественно, как дышать.  Майкл  был  неглуп  и
честолюбив; он знал, что красота - пока его главный козырь, но знал также,
что она недолговечна, и  твердо  решил  стать  хорошим  актером,  чтобы  в
дальнейшем опираться на кое-что еще, кроме внешних данных. Он  намеревался
научиться у Джимми Лэнгтона всему, чему можно, а затем уехать в Лондон.
   -  Если  я  хорошо  использую  обстоятельства,  может  быть,  я   найду
какую-нибудь  старуху,  которая  субсидирует  меня   и   поможет   открыть
собственный театр. Это единственный способ сколотить состояние.
   Джулия скоро обнаружила, что Майкл не очень-то любит тратиться, и когда
они завтракали или отправлялись по воскресеньям на небольшую прогулку,  не
забывала вносить свою долю в их расходы. Джулия  ничего  не  имела  против
этого. Ей нравилось, что он считает пенни, и, будучи сама  склонна  сорить
деньгами, вечно запаздывая на неделю, а то и на две с  квартирной  платой,
она восхищалась тем, что он терпеть не может влезать в долги  и  даже  при
своем скудном жаловании умудряется регулярно  кое-что  откладывать.  Майкл
хотел скопить достаточную сумму к тому времени, как переберется в  Лондон,
чтобы иметь возможность  не  хвататься  за  первую  предложенную  роль,  а
подождать, пока подвернется  что-нибудь  стоящее.  Родители  его  жили  на
небольшую пенсию и должны были  лишить  себя  самого  необходимого,  чтобы
послать его в  Кембридж.  Однако  отец,  которому  не  очень-то  нравилось
намерение Майкла идти на сцену, был тверд.
   - Если ты решил стать актером, я, по-видимому, не смогу тебе  помешать,
- сказал он, - но, черт подери, я настаиваю, чтобы ты получил образование,
приличествующее джентльмену.
   Джулия с удовлетворением  узнала,  что  отец  Майкла  был  полковник  в
отставке, на нее  произвел  большое  впечатление  рассказ  об  их  предке,
проигравшем при регентстве в карты все свое состояние, ей нравилось кольцо
с печаткой, которое носил Майкл, где была выгравирована кабанья  голова  и
девиз: "nemo me impune lacessit".
   - Мне кажется, ты больше гордишься своей семьей, чем тем, что похож  на
греческого бога, - нежно говорила она ему.
   - Кто угодно может быть красив, - отвечал он со  своей  привлекательной
улыбкой, - но не всякий может похвалиться добропорядочной семьей.  Сказать
по правде, я рад, что мой отец - джентльмен.
   Джулия собралась с духом и сказала:
   - А мой - ветеринар.
   На секунду лицо Майкла окаменело, но он тут  же  справился  с  собой  и
рассмеялся.
   - Конечно, это не имеет особого значения, кто  у  тебя  отец.  Я  часто
слышал, как мой отец вспоминал о полковом ветеринаре.  Он  был  у  них  на
равных с офицерами. Отец всегда говорил, что он был один из лучших людей в
полку.
   Джулия была рада, что Майкл окончил Кембридж. Он был в гребной  команде
своего колледжа, и одно время поговаривали о том,  чтобы  включить  его  в
университетскую сборную.
   - Я, понятно, очень этого хотел. Это бы так пригодилось  в  дальнейшем.
Можно было бы прекрасно использовать для рекламы.
   Джулия не могла сказать, знает он, что она в него  влюблена,  или  нет.
Сам он никогда никаких авансов не делал. Ему  нравилось  ее  общество,  и,
когда они оказывались в компании, он почти не отходил от  нее.  Иногда  их
приглашали в воскресенье в гости, на обед или на роскошный холодный  ужин,
и ему казалось вполне естественным, что они  идут  туда  вместе  и  вместе
уходят. Он целовал ее, прощаясь у двери,  но  так,  как  мог  бы  целовать
пожилую  актрису,  с  которой  играл  в  "Кандиде".  Майкл  был  сердечен,
добродушен, ласков, но, как ей это ни было  больно,  Джулия  не  могла  не
видеть, что он для него всего лишь товарищ. Однако знала она и то, что  ни
в кого другого он тоже не влюблен. Любовные письма, которые ему писали, он
со смехом читал ей вслух, а когда женщины  присылали  ему  цветы,  тут  же
отдавал их Джулии.
   - Вот идиотки, - говорил он. - Какого черта они хотят этим достичь?
   - Мне кажется, об этом нетрудно догадаться,  -  сухо  отвечала  Джулия.
Хотя ей было известно, что он ни во что не ставит эти знаки внимания,  она
все равно злилась и ревновала.
   - Я был бы последним дураком, если бы связался с  кем-нибудь  здесь,  в
Миддлпуле. В большинстве это все желторотые девчонки. Не успею я и  глазом
моргнуть, как на меня накинется  разгневанный  родитель  и  скажет:  а  не
хотите ли вы под венец?
   Джулия пыталась узнать, не было ли у него интрижки, когда  он  играл  в
труппе Бенсона. Она постепенно выяснила, что некоторые из  молодых  актрис
были склонны ему докучать, но он считал, что связываться  с  женщинами  из
своей труппы - страшная ошибка. Это никогда не доводит до добра.
   - Ты же знаешь, какие актеры сплетники! Всем все будет  известно  через
двадцать четыре часа. И когда начнешь что-нибудь в этом роде,  никогда  не
скажешь заранее, чем все кончится. Нет, я не собирался рисковать.
   Когда Майклу хотелось поразвлечься,  он  ждал,  пока  они  не  окажутся
неподалеку от Лондона,  мчался  туда  и  подцеплял  девчонку  в  ресторане
"Глобус". Конечно, это было дорого и, по сути дела, не стоило  затраченных
денег; к тому же у Бенсона он много играл в крикет и, если  представлялась
возможность, в гольф, а всякие такие вещи вредны для глаз.
   Джулия выдала ему наглую ложь:
   - Джимми говорит, я куда лучше играла бы, если бы завела роман.
   - Не верь ему. Он просто грязный старикашка. С кем?  Наверное,  с  ним?
Все равно что сказать, будто я лучше сыграл бы Марчбенкса, если  бы  писал
стихи.
   Они столько разговаривали друг с другом, что рано или поздно она должна
была выяснить его взгляды на брак.
   - Я думаю, актер - просто дурак, если он женится молодым. Я  знаю  кучу
примеров, когда это совершенно загубило человеку карьеру. Особенно если он
женится на актрисе. Он делается звездой, и тогда она камнем висит  у  него
на шее. Она хочет играть с ним, и, если у него своя  труппа,  он  вынужден
отдавать ей первые роли, а пригласи он  кого-нибудь  другого,  она  станет
устраивать ему ужасные сцены. Всегда есть опасность,  что  у  нее  родится
ребенок, и ей придется отказаться  от  превосходной  роли.  Она  на  много
месяцев исчезнет с глаз публики, а ты сама знаешь, что такое публика  -  с
глаз долой, из сердца вон. Если она не видит тебя каждый день, она  вообще
забывает о твоем существовании.
   Замужество! Что ей было замужество? Сердце таяло у нее в  груди,  когда
она смотрела в его глубокие ласковые глаза, она трепетала от  мучительного
восторга, когда любовалась его блестящими каштановыми кудрями. Что бы  она
ему ни отдала, если бы он попросил? Но мысль об этом ни разу не  закралась
в его красивую голову.
   "Конечно, я ему нравлюсь, - сказала себе Джулия. - Нравлюсь больше, чем
кто-либо другой, он даже восхищается мной,  но  я  не  привлекаю  его  как
женщина".
   Джулия сделала все, чтобы его соблазнить, разве что не легла к  нему  в
постель, и то лишь по одной причине - не представлялось  удобного  случая.
Она стала опасаться, что они чересчур хорошо узнали Друг друга, вряд ли их
отношения смогут теперь принять другой характер, и горько упрекала себя за
то, что не довела дела до конца, когда  они  только  познакомились.  Майкл
слишком искренне сейчас к ней привязан, чтобы стать ее любовником.  Джулия
разузнала, когда у него день рождения, и подарила ему золотой портсигар  -
вещь, которую ему хотелось иметь больше всего  на  свете.  Он  стоил  куда
дороже, чем она могла себе  позволить,  Майкл  с  улыбкой  попенял  ей  за
мотовство. Он и не догадывался, с каким экстатическим наслаждением тратила
она на него деньги. Когда настал ее  день  рождения,  Майкл  преподнес  ей
полдюжины  шелковых  чулок.  Джулия  сразу  увидела,  что  они   неважного
качества. Бедный ягненочек, ему трудно было заставить себя войти в большой
расход, но она была очень тронута тем, что он вообще сделал ей подарок,  и
чуть не расплакалась.
   - Ну и чувствительная ты, крошка, - сказал Майкл, однако он был  умилен
- ему польстили ее слезы.
   Его бережливость казалась Джулии привлекательной чертой.  Майкл  просто
не мог сорить деньгами. Он был не то чтобы скуп,  просто  расчетлив.  Один
или два раза в ресторане ей показалось, что он  недостаточно  дал  на  чай
официанту, но когда она отважилась запротестовать, он и ухом не повел.  Он
давал ровно десять процентов и, если у него не было мелочи  и  он  не  мог
дать точной суммы, спрашивал сдачу.
   "В долг не бери и взаймы не давай", - цитировал он Полония.
   Когда кто-либо из членов труппы, оказавшись временно на  мели,  пытался
занять у Майкла деньги, это  было  пустой  затеей.  Но  отказывал  он  так
бесхитростно, с такой сердечностью, что на него не обижались.
   - Дружище, я был бы счастлив одолжить тебе пару монет, но  я  и  сам  в
кулак свищу. Не представляю, как заплачу за жилье в конце недели.
   В течение первых месяцев Майкл так был занят собственными  ролями,  что
не  имел  возможности  заметить,  какая  Джулия  прекрасная  актриса.  Он,
конечно, читал отзывы в газетах, где полно было похвал по  ее  адресу,  но
читал бегло, пока не доходил до строк, посвященных  лично  ему.  Он  бывал
доволен, когда его одобряли, и не расстраивался, когда его бранили.  Майкл
был слишком скромен, чтобы возмущаться нелестными отзывами.
   - Наверное, я и вправду был ужасен, - говорил он.
   Самой приятной чертой  в  характере  Майкла  было  его  добродушие.  Он
переносил все громы и молнии Джимми  Лэнгтона  с  полной  невозмутимостью.
Когда после долгой репетиции у остальных актеров начинали  сдавать  нервы,
он оставался безмятежен. С ним было просто невозможно поссориться. Однажды
Майкл сидел в зрительном зале и смотрел репетицию того акта, где сам он не
играл. В конце была очень сильная и трогательная сцена, в  которой  Джулия
имела возможность  показать  свой  талант.  Пока  готовили  декорации  для
следующего акта, Джулия прошла в зал и села рядом с Майклом. Он  продолжал
сидеть молча, сурово глядя прямо перед собой.
   Джулия удивилась: не улыбнуться ей, не бросить дружеского слова  -  это
было на него непохоже. И тут она увидела, что он  стискивает  зубы,  чтобы
они не стучали, и что глаза его полны слез.
   - Что случилось, милый?
   - Не  заговаривай  со  мной.  Маленькая  чертовка,  ты  заставила  меня
плакать.
   - Ангел!
   На глаза Джулии тоже навернулись слезы и потекли по щекам. Она была так
счастлива, так польщена!
   - А, пропади оно все пропадом, - всхлипнул Майкл. - Ничего  не  могу  с
собой поделать.
   Он вынул из кармана платок и вытер глаза.
   ("Я люблю его, люблю, люблю!")
   Майкл высморкался.
   - Стало немного лучше, но, клянусь богом, ты меня потрясла.
   - Неплохая сцена, правда?
   - При чем тут сцена? Все дело в тебе.  Ты  перевернула  мне  всю  душу.
Критики правы, черт побери, ты - настоящая актриса, ничего не скажешь.
   - И ты только сейчас это увидел?
   - Я знал, что ты хорошо играешь, но и понятия не имел, что так  хорошо.
Мы все рядом с тобой ничто. Ты будешь звездой. Что бы ни стояло у тебя  на
пути.
   - Тогда ты будешь моим партнером.
   - Черта лысого это мне удастся у лондонских антрепренеров.
   Джулию осенило:
   -  Значит,  ты  сам  должен  стать   антрепренером   и   сделать   меня
исполнительницей главных ролей.
   Майкл помолчал. Он был немного тугодум, и ему требовалось время,  чтобы
оценить по достоинству новую мысль.
   - Знаешь, а это совсем неплохая идея.
   За ленчем они обсудили ее  поподробнее.  Говорила  в  основном  Джулия,
Майкл слушал с глубоким интересом.
   - Конечно, единственный способ  постоянно  иметь  хорошие  роли  -  это
самому быть антрепренером труппы, - сказал он.
   Все упиралось в деньги. Они  прикинули,  с  чего  можно  начать.  Майкл
считал, что им надо минимум пять тысяч фунтов. Но как, скажите на милость,
им раздобыть такую сумму? Конечно, некоторые из миддлпульских  фабрикантов
просто  купаются  в  золоте,  однако  вряд  ли  можно  ожидать,  что   они
раскошелятся на пять тысяч фунтов,  чтобы  помочь  двум  молодым  актерам,
заслужившим только местную славу. К  тому  же  они  ревниво  относились  к
Лондону.
   - Придется тебе поискать богатую старуху, - весело сказала Джулия.
   Она лишь наполовину верила всему, что  говорила,  но  ей  было  приятно
обсуждать проект, который еще больше сблизил бы ее с Майклом. Однако Майкл
был вполне серьезен.
   - Я не думаю, что в  Лондоне  можно  добиться  успеха,  пока  тебя  как
следует не узнают.  Самое  верное  -  года  три-четыре  поиграть  в  чужих
труппах;  нужно  разведать  все  ходы  и  выходы.  Это  имеет   еще   одно
преимущество  -  у  нас  будет  время  познакомиться  с  пьесами.  Безумие
открывать свой театр, не имея в запасе по крайней мере трех пьес. Одна  из
них должна стать гвоздем сезона.
   - Конечно, и нам надо непременно играть вместе, чтобы публика  привыкла
видеть наши имена на одной и той же афише.
   - Не думаю, чтобы это имело особое  значение.  Главное  -  завоевать  в
Лондоне хорошую репутацию, тогда нам куда легче будет найти людей, которые
финансируют наше предприятие.





   Дело шло к пасхе, а Джимми Лэнгтон всегда закрывал театр  на  страстную
неделю. Джулия не представляла, куда ей себя девать; вряд ли стоило  ехать
в Джерси на такое короткое время. Однажды утром  она  неожиданно  получила
письмо от миссис Госселин, матери Майкла, где говорилось, что она доставит
им с полковником большое удовольствие, если приедет на недельку  вместе  с
Майклом к ним в Челтнем. Когда она показала письмо Майклу, он просиял.
   - Я попросил ее тебя пригласить. Я  думал,  это  будет  приличнее,  чем
просто взять тебя с собой.
   - Ты - душка. Конечно, я буду очень рада поехать.
   Сердце Джулии трепетало от счастья. Что могло быть восхитительней,  чем
провести целую неделю вместе с Майклом! И это так на него  похоже:  прийти
на выручку, когда ему  стало  известно,  что  она  не  знает,  что  бы  ей
предпринять. Но тут она увидела, что он чем-то обеспокоен.
   - В чем дело?
   Майкл смущенно рассмеялся.
   - Понимаешь, дорогая, мой отец немного старомоден, есть  вещи,  которые
ему уже трудно постигнуть. Конечно, я не хочу, чтобы ты лгала,  но  боюсь,
ему покажется странным, что твой отец был ветеринар. Когда я спросил их  в
письме, могу ли я тебя привезти, я написал, что он был врач.
   - Ну, это не имеет значения.
   Джулия сразу увидела, что полковник далеко  не  так  страшен,  как  она
ожидала. Он был худой, невысокого роста, с  морщинистым  лицом  и  коротко
подстриженными  седыми  волосами.  В   его   чертах   сквозило   несколько
подержанное благородство. Он вызывал в памяти профиль на  монете,  которая
слишком долго находилась в обращении. Держался он любезно,  но  сдержанно.
Он не был ни раздражителен, ни деспотичен, как боялась Джулия, знакомая  с
полковниками только по сцене. Она не представляла себе, как этим  учтивым,
довольно холодным голосом  можно  выкрикивать  слова  команды.  По  правде
говоря, полковник Госселин вышел в отставку с почетным званием шефа  полка
после ничем не выдающейся службы и уже много лет довольствовался тем,  что
копался у себя в саду и играл в  бридж  в  клубе.  Он  читал  "Тайме",  по
воскресеньям ходил в церковь и  сопровождал  жену  на  чаепития  в  гости.
Миссис Госселин была высокая полная пожилая женщина, куда выше  мужа;  при
взгляде на нее чудилось, будто она все время  старается  съежиться.  В  ее
лице еще сохранились следы былой привлекательности, и можно было поверить,
что в молодости она была настоящая красавица. Она носила волосы на  прямой
пробор и закручивала их узлом на затылке. Благодаря росту  и  классическим
чертам лица миссис Госселин показалась Джулии при  первой  встрече  весьма
внушительной, но вскоре она обнаружила, что  та  на  редкость  застенчива.
Движения ее  были  неловки  и  скованны,  одета  она  была  безвкусно,  со
старомодной роскошью, которая совсем ей не шла. Джулия, не смущавшаяся  ни
при каких обстоятельствах, нашла конфузливость этой немолодой уже  женщины
трогательной.  Миссис  Госселин  никогда  не  приходилось  встречаться   с
актрисой, и  она  не  знала,  как  себя  держать  в  этом  затруднительном
положении. Дом отнюдь  не  был  великолепным  -  небольшой  оштукатуренный
особнячок в саду с живой изгородью из лавровых кустов. Поскольку Госселины
несколько лет провели в Индии, в комнатах стояли большие медные подносы  и
вазы, на замысловатых резных столиках лежали индийские  вышивки.  Все  это
была дешевка,  которую  там  продают  на  базарах,  и  приходилось  только
удивляться, что кто-то счел нужным везти все это домой, в Англию.
   Джулия была далеко не глупа. Ей не понадобилось  много  времени,  чтобы
увидеть, что полковник, при всей его сдержанности, и миссис Госселин,  при
всей ее робости, критически изучают и оценивают ее. У нее мелькнула мысль,
что Майкл привез ее родителям на смотрины. Зачем? Ответ  мог  быть  только
один, и когда он пришел Джулии в голову, сердце подскочило у нее в  груди.
Она видела: ему очень хочется, чтобы она  произвела  хорошее  впечатление.
Джулия интуитивно поняла, что должна скрыть в себе актрису и, без  всякого
усилия, без сознательного намерения, просто потому, что чувствовала -  это
должно понравиться, стала  играть  роль  простой,  скромной,  простодушной
девушки,  всю  жизнь  спокойно  жившей  на  лоне  природы.  Она  гуляла  с
полковником по саду  и,  затаив  дыхание,  слушала  разглагольствования  о
горохе и спарже; она помогала миссис Госселин  поливать  цветы  и  стирала
пыль  с  бесчисленных  безделушек,  которыми  была  забита  гостиная.  Она
говорила с ней о Майкле. Рассказывала, как  талантливо  он  играет,  какой
пользуется популярностью, восхищалась его красотой. Джулия видела:  миссис
Госселин очень им гордится, и  внутренний  голос  ей  подсказал,  что  той
понравится,  если  она  покажет,  конечно,  чрезвычайно  тактично,  словно
предпочла бы держать это в тайне и лишь нечаянно  выдала  себя,  как  она,
Джулия, прямо по уши влюблена в ее сына.
   - Разумеется, мы надеемся, что он добьется  успеха,  -  сказала  миссис
Госселин. - Мы не очень-то были рады, когда он задумал идти на  сцену;  мы
по обеим линиям потомственные военные, но он ни о чем другом и слышать  не
хотел.
   - Да, конечно, я понимаю, о чем вы говорите.
   - Я знаю, сейчас все иначе, чем в дни моей молодости, но ведь он все же
настоящий джентльмен.
   - О, теперь, знаете, на сцену идут самые порядочные люди. Теперь не то,
что в старые времена.
   - Вероятно, да. Я так  рада,  что  он  привез  вас  к  нам.  Я  немного
волновалась. Я  думала,  вы  будете  накрашены  и...  возможно,  несколько
вульгарны. Ни одна живая душа не догадалась бы, что вы - актриса.
   ("Еще бы, черт побери. Никто бы так не сыграл сельскую барышню,  как  я
это делаю вот уже два дня".)
   Полковник начал отпускать по ее адресу шуточки  и  даже  иногда  игриво
дергал ее за ухо.
   - Право, полковник, вы не должны со мной флиртовать! - восклицала  она,
кидая на него очаровательный плутовской взгляд. - Только потому, что  я  -
актриса, вы думаете, можно позволить себе со мной вольности!
   - Джордж, Джордж, -  улыбалась  миссис  Госселин.  Затем,  обращаясь  к
Джулии, добавляла: - Он всегда был любитель поухаживать.
   ("Черт возьми, все идет как по маслу!")
   Миссис Госселин рассказывала ей об Индии, о том, как странно было,  что
все слуги - темнокожие, но  общество  там  было  очень  приличное,  только
правительственные чиновники и военные, однако дома все  же  лучше,  и  она
была очень рада, когда приехала обратно в Англию.
   Возвращаться они должны были  в  понедельник,  на  второй  день  пасхи,
потому что уже был назначен спектакль,  и  накануне  вечером  после  ужина
полковник сказал, что ему надо пойти в кабинет написать  несколько  писем;
через несколько минут миссис Госселин  тоже  поднялась  с  места  -  пошла
поговорить с кухаркой. Когда они остались  одни,  Майкл  закурил,  стоя  у
камина.
   - Боюсь, здесь было не очень-то весело. Надеюсь, ты не слишком скучала?
   - Здесь было божественно.
   - Ты имела колоссальный успех у родителей. Ты им страшно понравилась.
   "Господи, я достаточно потрудилась для этого", -  подумала  Джулия,  но
вслух она сказала:
   - Откуда ты знаешь?
   - Вижу. Отец говорит, ты -  настоящая  леди,  ни  капли  не  похожа  на
актрису, а мать утверждает, что ты очень благоразумна.
   Джулия опустила глаза, словно похвалы эти  были  слишком  преувеличены.
Майкл пересек комнату и стал перед ней. У нее вдруг мелькнула  мысль,  что
он сейчас похож на красивого молодого лакея, который просит взять  его  на
службу. Он был непривычно взволнован. Сердце чуть не выскакивало у нее  из
груди.
   - Джулия, дорогая, ты выйдешь за меня замуж?
   Всю эту неделю она спрашивала себя, сделает ли он  ей  предложение,  но
теперь, когда это  наконец  свершилось,  она  почувствовала  себя  странно
смущенной.
   - Майкл!
   - Я не хочу сказать: немедленно. Когда мы станем на  ноги,  продвинемся
хотя бы на один шаг по пути к успеху. Я знаю, на  сцене  мне  с  тобой  не
тягаться, но вместе мы легче добьемся победы, а когда откроем  собственный
театр, из нас выйдет неплохая упряжка. Ты ведь знаешь, что ты  мне  ужасно
нравишься. Я хочу сказать, ни одна девушка и в подметки тебе не годится.
   ("Дурак несчастный! Ну чего он городит  всю  эту  чепуху?!  Неужели  не
понимает, что я до смерти хочу за него выйти? Почему он не целует меня? Ну
почему? Почему? Хватит у меня духу сказать, что я просто больна от любви к
нему?")
   - Майкл, ты так красив. Кто может тебе отказать?
   - Дорогая!
   ("Я лучше встану. Он не догадается сесть. Господи, сколько  раз  Джимми
заставлял его репетировать эту сцену!")
   Джулия встала на ноги и подняла к нему лицо. Он заключил ее в объятия и
поцеловал.
   - Я должен сказать матери.
   Он отстранился от Джулии и пошел к двери.
   - Мама, мама!
   Через секунду полковник и миссис Госселин вошли  в  комнату.  На  лицах
было счастливое ожидание.
   ("Черт подери, это все было подстроено!")
   - Мама, отец, мы обручились.
   Миссис Госселин заплакала. Своей неловкой тяжелой  поступью  подошла  к
Джулии, обняла ее и поцеловала сквозь слезы. Полковник горячо  пожал  сыну
руку и, высвободив Джулию из объятий  жены,  тоже  ее  поцеловал.  Он  был
глубоко растроган. Все эти изъявления чувств подействовали на  Джулию,  и,
хотя она счастливо улыбалась, у нее  по  щекам  заструились  слезы.  Майкл
сочувственно наблюдал эту умилительную сцену.
   - Как вы смотрите, не  открыть  ли  нам  бутылочку  шампанского,  чтобы
отметить это событие? - спросил он. - Похоже, что  мама  и  Джулия  совсем
расстроились.
   - За дам, благослови их господь, - сказал полковник, когда бокалы  были
наполнены.





   Теперь Джулия  держала  в  руках  фотографию,  где  она  была  снята  в
подвенечном платье.
   "Господи, ну и пугало!"
   Они решили сохранить помолвку в тайне, и Джулия сказала  о  ней  только
Джимми Лэнгтону, двум или трем девушкам в труппе и своей  костюмерше.  Она
брала с них слово молчать и удивлялась, каким образом через двое суток все
в театре обо всем знали. Джулия была  на  седьмом  небе  от  счастья.  Она
любила Майкла еще более страстно, чем раньше, и с радостью выскочила бы за
него немедля, но его благоразумие оказалось сильнее. Что они  такое?  Двое
провинциальных актеров. Начинать завоевание Лондона в качестве соединенной
узами брака пары - значило ставить на карту  возможность  достичь  успеха.
Джулия намекнула так прозрачно,  как  смогла,  яснее  некуда,  что  вполне
готова стать его любовницей, но  на  это  он  не  пошел.  Он  был  слишком
порядочен, чтобы воспользоваться ее любовью.
   - "Ты  б  не  была  мне  так  мила,  не  будь  мне  честь  милее!"  [из
стихотворения Ричарда Лавлейса (1618-1658) "Лукасте, уходя  на  войну"]  -
процитировал он.
   Майкл был уверен, что, когда они поженятся, они будут горько  сожалеть,
что стали жить как муж  и  жена  еще  до  свадьбы.  Джулия  гордилась  его
принципами. Он был внимателен,  ласков,  нежен,  но  довольно  скоро  стал
смотреть на нее как на что-то привычное, само собой разумеющееся;  по  его
манере, дружеской, но немного небрежной, можно было  подумать,  будто  они
женаты уже много лет. Однако с присущей ему добротой он  снисходительно  и
даже благосклонно принимал все знаки  ее  любви.  Джулия  обожала  сидеть,
прижавшись к Майклу - его рука обнимает ее за талию, ее щека прижата к его
щеке, - а уж если она могла приникнуть алчным  ртом  к  его  довольно-таки
тонким губам, это было поистине райским блаженством. И хотя  Майкл,  когда
они сидели вот так, предпочитал обсуждать роли, которые  они  играли,  или
планы на будущее, она все равно была счастлива. Ей  никогда  не  надоедало
восхищаться его красотой. Было сладостно чувствовать, когда  она  говорила
ему, какой точеный у него  нос,  как  прекрасны  его  кудрявые  каштановые
волосы, что рука Майкла чуть крепче сжимает ей талию,  видеть  нежность  в
его глазах.
   - Любимая, я стану тщеславен, как павлин.
   - Но ведь просто глупо отрицать, что ты божественно хорош.
   Джулия на самом деле так думала и говорила  об  этом,  потому  что  это
доставляло ей удовольствие, но не только потому - она знала, что  и  он  с
удовольствием слушает ее комплименты. Майкл относился к ней с нежностью  и
восхищением, ему было легко с ней, он  ей  доверял,  но  Джулия  прекрасно
знала, что он в нее не влюблен. Она утешала себя тем, что он любит ее так,
как может, и думала, что, когда они поженятся, ее страсть пробудит  в  нем
ответную страсть. А пока она призвала на помощь весь свой такт и проявляла
максимальную сдержанность. Она знала, что  не  может  позволить  себе  ему
докучать. Знала, что не должна быть ему  в  тягость,  что  он  никогда  не
должен чувствовать, будто обязан чем-то поступаться ради  нее.  Майкл  мог
оставить ее ради игры в гольф или завтрака со  случайным  знакомым  -  она
никогда  не  показывала  ему  даже  намеком,  что  ей  это  неприятно.  И,
подозревая,  что  ее  сценический  успех  усиливает  его  чувство,  Джулия
трудилась, как каторжная, чтобы хорошо играть.
   На второй год их помолвки в Миддлпул приехал американский  антрепренер,
выискивавший новые таланты и прослышавший про труппу Джимми  Лэнгтона.  Он
был очарован Майклом. Он послал ему за кулисы записку с приглашением зайти
к нему в гостиницу на  следующий  день.  Майкл,  еле  живой  от  волнения,
показал  записку  Джулии;  означать  это  могло  только  одно:  ему  хотят
предложить ангажемент. У Джулии упало сердце, но она сделала вид, что  она
в таком же восторге, как он, и на следующий день пошла вместе с  ним.  Она
осталась в холле, а Майкл отправился беседовать с великим человеком.
   - Пожелай мне удачи, - шепнул он, подходя к кабине лифта. - Это слишком
хорошо, чтобы можно было поверить.
   Джулия сидела в кожаном кресле и всем сердцем желала, чтобы антрепренер
предложил Майклу такую роль, которую он отвергнет, или жалованье,  принять
которое Майкл сочтет ниже  своего  достоинства.  Или,  наоборот,  попросит
Майкла прочитать роль, на которую хочет его пригласить, и увидит, что  она
ему не по зубам. Но когда полчаса спустя Майкл спустился  в  холл,  Джулия
поняла по его сияющим глазам и легкой походке, что контракт  заключен.  На
какой-то миг Джулии показалось, будто ей сейчас станет дурно,  и,  пытаясь
выдавить на губах счастливую  улыбку,  она  почувствовала,  что  мышцы  не
повинуются ей.
   - Все в порядке. Он говорит, это  чертовски  хорошая  роль  -  молодого
парнишки, девятнадцати лет. Восемь или девять недель  в  Нью-Йорке,  затем
гастроли по стране. Сорок недель, как одна, в труппе Джона Дру [Дру,  Джон
(1853-1927) - американский актер]. Двести пятьдесят долларов в неделю.
   - Любимый, я так за тебя рада.
   Было ясно, что он ухватился за предложение обеими руками. Мысль о  том,
чтобы отказаться, даже не пришла ему в голову.
   "А я... я, - думала она, - если  бы  мне  посулили  тысячу  долларов  в
неделю, я бы не поехала, чтобы не разлучаться с ним".
   Джулия была  в  отчаянии.  Она  ничем  не  сможет  ему  помешать.  Надо
притворяться, будто она на седьмом небе  от  счастья.  Майкл  был  слишком
возбужден, чтобы сидеть на месте, и они вышли на людную улицу.
   - Это редкая удача. Конечно, в Америке  все  дорого,  но  я  постараюсь
тратить от силы пятьдесят долларов в  неделю;  говорят,  американцы  очень
гостеприимны, и я смогу угощаться на даровщинку. Не вижу, почему бы мне не
скопить за сорок недель восемь  тысяч  долларов,  а  это  тысяча  шестьсот
фунтов.
   ("Он не любит меня. Ему на меня плевать. Я его ненавижу. Я  готова  его
убить. Черт побери этого американца!")
   - А если он оставит меня на второй год, я буду получать триста долларов
в неделю. Это значит, что за два года я скоплю большую  часть  нужных  нам
четырех тысяч фунтов. Почти достаточно, чтобы начать дело.
   - На второй год?! - На какой-то миг Джулия перестала "владеть собой,  и
в голосе ее послышались слезы. - Ты хочешь  сказать,  что  уедешь  на  два
года?
   - Ну, летом я, понятно, вернусь. Они оплачивают мне обратный проезд,  и
я поеду домой, чтобы поменьше тратиться.
   - Не знаю, как я тут буду без тебя!
   Она произнесла  эти  слова  весело,  даже  небрежно,  словно  из  одной
вежливости.
   - Мы с тобой великолепно проведем время летом, и, знаешь, год, даже два
пролетят в мгновение ока.
   Майкл шел куда глаза глядят, но Джулия все время  незаметно  направляла
его к известной ей цели, и как раз  в  этот  момент  они  оказались  перед
дверьми театра. Джулия остановилась.
   - Пока. Мне надо заскочить повидать Джимми.
   Лицо Майкла омрачилось.
   - Неужели ты хочешь меня бросить? Мне же не с кем поговорить. Я  думал,
мы зайдем куда-нибудь, перекусим перед спектаклем.
   - Мне ужасно жаль. Джимми меня ждет, а ты сам знаешь, какой он.
   Майкл улыбнулся ей своей милой, добродушной улыбкой.
   - Ну, тогда иди. Я не буду таить на тебя зла за то, что ты подвела меня
раз в жизни.
   Он направился дальше, а Джулия вошла  в  театр  через  служебный  вход.
Джимми Лэнгтон устроил себе в  мансарде  крошечную  квартирку,  попасть  в
которую можно было через балкон первого яруса. Джулия позвонила  у  двери.
Открыл ей сам Джимми. Он был удивлен, но рад.
   - Хелло, Джулия, входи.
   Она прошла мимо него, не говоря ни слова, и лишь когда оказалась в  его
захламленной,  усеянной  листами  рукописей,  книгами  и  просто   мусором
гостиной, обернулась и посмотрела ему в лицо. Зубы ее были стиснуты, брови
нахмурены, глаза метали молнии.
   - Дьявол!
   Одним движением она  подскочила  к  нему,  схватила  обеими  руками  за
расстегнутый ворот рубахи и встряхнула. Джимми попытался высвободиться, но
она была сильная, к тому же разъярена.
   - Прекрати!
   - Дьявол, свинья, грязная, подлая скотина!
   Джимми  размахнулся  и  отпустил  ей  пощечину.   Джулия   инстинктивно
выпустила его и прижала руку к лицу, так  как  ударил  он  больно.  Джулия
заплакала.
   - Негодяй! Шелудивый пес! Бить женщину!
   - Это ты говори кому-нибудь другому, милочка. Ты разве не знаешь,  что,
если меня ударят, пусть даже и женщина, я ударю в ответ?
   - Я вас не трогала.
   - Ты чуть не задушила меня.
   - Вы это заслужили. О господи, да я готова вас убить.
   - Ну-ка, сядь, цыпочка, и я дам тебе капельку виски, чтобы ты пришла  в
себя. А потом все мне расскажешь.
   Джулия оглянулась в поисках кресла, куда бы она могла сесть.
   - Господи, настоящий свинушник.  Почему  вы  не  пригласите  поденщицу,
чтобы она здесь убрала?
   Сердитым жестом она скинула на пол книги с кресла, бросилась в  него  и
расплакалась, теперь уже всерьез. Джимми налил ей порядочную  дозу  виски,
добавил каплю содовой и заставил выпить.
   - Ну, а теперь объясни, по какому поводу  вся  эта  сцена  из  "Тоски"?
[опера Джакомо Пуччини (1858-1924), итальянского композитора]
   - Майкл уезжает в Америку.
   - Да?
   Она вывернулась из-под руки, обнимавшей ее за плечи.
   - Как вы могли? Как вы могли?
   - Я тут совершенно ни при чем.
   - Ложь. Вы, верно, не знаете  даже,  что  этот  мерзкий  антрепренер  в
Миддлпуле? Это ваша работа, нечего и сомневаться. Вы сделали это  нарочно,
чтобы нас разлучить.
   - Душечка, ты несправедлива ко мне. По правде говоря, я сказал, что  он
может забрать у меня любого члена труппы, кроме Майкла Госселина.
   Джулия не видела выражения его глаз при этих словах, иначе она спросила
бы себя, почему у него такой довольный вид, словно ему удалось  сыграть  с
кем-то очень хорошую шутку.
   - Даже меня? - спросила она.
   - Я знал, что актрисы ему не нужны. У них и  своих  хватает.  Им  нужны
актеры, которые умеют носить костюмы и не плюют в гостиной на пол.
   - О, Джимми, не отпускайте Майкла. Я этого не переживу.
   - Как я могу ему помешать?  Его  контракт  со  мной  истекает  в  конце
нынешнего сезона. Это приглашение - большая удача для него.
   - Но я его люблю. Я хочу его. А вдруг он в Америке кого-нибудь  увидит?
Вдруг какая-нибудь богатая наследница увлечется им?
   - Если любовь к тебе его не остановит, что ж, скатертью дорожка, сказал
бы я.
   Его слова вновь привели Джулию в ярость.
   - Поганый евнух, что вы знаете о любви?!
   - Ох уж эти мне женщины, - вздохнул Джимми. -  Если  пытаешься  лечь  с
ними в постель, они называют тебя грязным старикашкой, если нет -  поганым
евнухом...
   - Ах, вы не понимаете! Он так потрясающе красив, они станут  влюбляться
в него одна за другой, а он так легко поддается лести. За два года  многое
может случиться.
   - За два года?
   - Если его хорошо примут, он останется еще на год.
   - Ну, насчет этого можешь не волноваться. Он вернется в  конце  первого
же сезона, и вернется  навсегда.  Этот  антрепренер  видел  его  только  в
"Кандиде". Единственная роль, в которой он более или менее сносен.  Помяни
мое  слово,  не  пройдет  и  месяца,  как  они  обнаружат,  что  совершили
невыгодную сделку. Его ждет провал.
   - Что вы понимаете в актерах!
   - Все.
   - Я бы с радостью выцарапала вам глаза.
   - Предупреждаю, если  ты  попробуешь  меня  тронуть,  на  этот  раз  не
отделаешься легким шлепком, такую получишь затрещину, что неделю сесть  не
сможешь.
   - О господи, и не сомневаюсь. И вы называете себя джентльменом?
   - Только когда я пьян.
   Джулия хихикнула, и Джимми понял, что худшее осталось позади.
   - Ты знаешь не хуже меня, что на сцене ему до тебя далеко. Говорю тебе:
ты  будешь  величайшей  актрисой  после  миссис   Кендел   [Кендел,   Мэдж
(1849-1935) - английская актриса]. Зачем тебе связывать себя с  человеком,
который всегда будет камнем у тебя на шее?  Вы  хотите  иметь  собственный
театр, он будет претендовать на роль твоего  партнера.  Майкл  никогда  не
станет хорошим актером.
   - У него есть внешность. Я могу вытащить его.
   - От скромности ты не умрешь. Но тут  ты  ошибаешься.  Если  ты  хочешь
добиться успеха, ты не можешь позволить себе иметь  партнера,  который  не
дотягивает до тебя.
   - Мне наплевать. Я скорее выйду замуж за него и потерплю провал, чем за
кого-нибудь другого, чтобы добиться успеха.
   - Ты девственница?
   Джулия снова хихикнула.
   - Это вас не касается, но, представьте, да.
   - Так я и думал. Ну, если это тебе не так важно, почему бы вам с ним не
отправиться на пару недель в Париж, когда мы закроемся? Он не  отплывет  в
Америку раньше августа. Может, тогда утихомиришься!
   - Он не хочет. Он не такой человек. Он джентльмен.
   - Даже высшие классы производят себе подобных.
   - Ах, вы не понимаете! - надменно проговорила Джулия.
   - Спорю, что и ты - тоже.
   Джулия не снизошла до ответа. Она действительно была очень несчастна.
   - Я не могу без него жить, говорю вам. Что мне с собой делать, когда он
уедет?
   - Оставаться у меня. Я ангажирую тебя еще на год. У меня есть для  тебя
куча новых ролей, и я приглядел актера на  амплуа  первого  любовника.  Не
актер, а находка. Ты не поверишь,  насколько  легче  играть  с  партнером,
когда есть отдача. Я буду платить тебе двенадцать фунтов в неделю.
   Джулия подошла к нему и испытующе посмотрела в глаза.
   - И вы все это подстроили, чтобы  заставить  меня  пробыть  у  вас  еще
сезон? Разбили мне сердце, разрушили всю мою жизнь только ради того, чтобы
удержать в своем паршивом театре?!
   - Клянусь, что  нет.  Ты  мне  нравишься,  я  восхищаюсь  тобой.  И  за
последние два года дела у нас идут как никогда.  Но,  черт  подери,  такой
подлости я бы не совершил.
   - Лгун, грязный лгун!
   - Клянусь, это чистая правда.
   - Докажите это тогда! - горячо сказала она.
   - Как я могу доказать?  Ты  сама  знаешь,  я  действительно  порядочный
человек.
   - Дайте мне пятнадцать фунтов в неделю, и я вам поверю.
   - Пятнадцать фунтов в неделю! Тебе известно, какие у нас  сборы.  Я  не
могу. А, ладно... Но мне придется  добавлять  три  фунта  из  собственного
кармана.
   - Не моя печаль!





   После двух недель  репетиций  Майкла  сняли  с  роли,  на  которую  его
ангажировали, и три или четыре недели он ждал, пока ему подыщут что-нибудь
еще. Начал он в пьесе, которая  не  продержалась  в  Нью-Йорке  и  месяца.
Труппу послали в турне, но спектакль принимали все  хуже  и  хуже,  и  его
пришлось изъять из репертуара. После очередного перерыва Майклу предложили
роль в исторической пьесе, где его  красота  предстала  в  таком  выгодном
свете, что никто не заметил, какой он посредственный актер; в этой роли он
и закончил сезон. О возобновлении контракта не было и  речи.  Пригласивший
его антрепренер говорил весьма язвительно:
   - Я бы много отдал, чтобы сквитаться с этим типом, Лэнгтоном, сукин  он
сын! Он знал, что делает, когда подсовывал мне этого истукана.
   Джулия регулярно писала Майклу толстые письма, полные любви и  сплетен,
а он отвечал раз в неделю четким, аккуратным почерком, каждый  раз  четыре
страницы,  не  больше  не  меньше.  Он  неизменно  подписывался   "любящий
тебя...",  но  в  остальном  его  послания  носили  скорее  информационный
характер.  При  всем  том  Джулия  ожидала  каждого  письма  со  страстным
нетерпением и без конца его перечитывала. Тон у Майкла был бодрый, но хотя
он почти ничего не  говорил  о  театре,  упоминал  только,  что  роли  ему
предложили дрянные, а  пьесы,  в  которых  пришлось  играть,  ниже  всякой
критики, в театральном мире быстро  все  узнают,  и  Джулия  слышала,  что
успеха он не имел.
   "Конечно, это с моей стороны свинство, - думала она, - но я так рада!"
   Когда Майкл сообщил день приезда, Джулия не помнила  себя  от  счастья.
Она заставила Джимми так построить программу, чтобы она смогла  поехать  в
Ливерпуль встретить Майкла.
   - Если корабль придет поздно, я, возможно, останусь на ночь, -  сказала
она Джимми.
   Он иронически улыбнулся.
   - Ты, видно, думаешь, что в суматохе возвращения домой тебе удастся его
совратить?
   - Ну и свинья же вы!
   - Брось, душенька. Мой тебе совет: подпои его, запрись с ним в  комнате
и скажи, что не выпустишь, пока он тебя не обесчестит.
   Но когда  Джулия  собралась  ехать,  Джимми  проводил  ее  до  станции.
Подсаживая в вагон, похлопал по руке:
   - Волнуешься, дорогая?
   - Ах, Джимми, милый, я безумно счастлива и до смерти боюсь.
   - Ну, желаю тебе удачи. И не забывай: он  тебя  не  стоит.  Ты  молода,
хороша собой, и ты - лучшая актриса Англии.
   После отхода поезда Джимми направился в  станционный  буфет  и  заказал
виски с содовой. "Как безумен род людской" [Вильям Шекспир, "Сон в  летнюю
ночь"] - вздохнул он. А Джулия в это время стояла в пустом купе и  глядела
в зеркало.
   "Рот слишком велик, лицо слишком тяжелое, нос  слишком  толстый.  Слава
богу, у меня красивые глаза и красивые ноги. Не чересчур ли  я  накрашена?
Майкл не любит грима вне сцены. Но я жутко выгляжу  без  румян  и  помады.
Ресницы у меня что надо. А, черт побери, не такая уж я уродина".
   Не зная до  последнего  момента,  отпустит  ли  ее  Джимми,  Джулия  не
предупредила Майкла, что встретит его. Он был удивлен  и  откровенно  рад.
Его "прекрасные глаза сияли.
   - Ты стал еще красивее, - сказала Джулия.
   - Ах, не болтай глупостей, - засмеялся он, обнимая ее. - Ты ведь можешь
задержаться до вечера?
   - Я могу задержаться до завтрашнего утра.  Я  заказала  две  комнаты  в
"Адельфи", чтобы мы могли вволю поболтать.
   - А не слишком "Адельфи" роскошно для нас?
   - Ну, не каждый  же  день  ты  возвращаешься  из  Америки.  Плевать  на
расходы.
   - Мотовочка, вот ты кто. Я не знал, когда  мы  войдем  в  док,  поэтому
написал домой, что сообщу телеграммой  время  приезда.  Телеграфирую,  что
приеду завтра.
   Когда они оказались в отеле, Майкл по приглашению Джулии  пришел  в  ее
комнату, чтобы поговорить без помех. Она села к нему на колени, обвила его
шею рукой, прижалась щекой к щеке.
   - Ах, как приятно снова быть дома, - вздохнула она.
   - Можешь мне этого не говорить, - отозвался он, не догадавшись, что она
имеет в виду его объятия, а не Англию.
   - Я тебе все еще нравлюсь?
   - Еще как!
   Она горячо поцеловала его.
   - Ты не представляешь, как я по тебе скучала!
   - Я полностью провалился в Америке, - сказал Майкл. - Не хотел тебе  об
этом писать, чтобы зря не расстраивать.  Они  считали,  что  я  никуда  не
гожусь.
   - Майкл! - вскричала она, словно не могла этому поверить.
   - Думаю, я для них слишком типичный англичанин. Я им больше не нужен. Я
так и предполагал, но все же  для  проформы  спросил,  собираются  ли  они
продлить контракт, и они ответили: нет, ни за какие деньги.
   Джулия молчала. Вид у нее был озабоченный, но сердце громко  билось  от
радости.
   - Но мне все  равно,  честно.  Мне  не  понравилась  Америка.  Конечно,
спорить не приходится,  это  удар  по  самолюбию,  но  что  мне  остается?
Улыбнуться, и все. Как-нибудь переживем. Если бы ты знала, с какими типами
там приходилось якшаться! Да по  сравнению  с  некоторыми  из  них  Джимми
Лэнгтон - настоящий джентльмен. Даже если бы они попросили меня  остаться,
я бы отказался.
   Хотя Майкл делал хорошую мину при плохой игре, Джулия  видела,  что  он
глубоко уязвлен. С чем только, должно быть, ему не  приходилось  мириться!
Ей было ужасно  его  жаль,  но,  ах,  какое  она  испытывала  колоссальное
облегчение.
   - Какие у тебя теперь планы? - спокойно спросила она.
   - Ну, побуду какое-то время дома и все как  следует  обдумаю.  А  потом
поеду в Лондон, посмотрю, не удастся ли получить роль.
   Она знала, что предлагать ему вернуться  в  Миддлпул  было  бесполезно.
Джимми Лэнгтон его не возьмет.
   - Ты, вероятно, не захочешь поехать со мной?
   Джулия не верила собственным ушам.
   - Я? Любимый, ты же знаешь, что я с тобой - хоть на край света.
   - Твой контракт кончается в конце этого сезона,  и,  если  ты  намерена
чего-то достичь, пора уже завоевывать Лондон. Я экономил в Америке  каждый
шиллинг. Они называли меня скупердяем, но я и ухом не  вел.  Привез  домой
около полутора тысяч фунтов.
   - Как это тебе удалось, ради всего святого?
   - Ну, я не очень-то раскошеливался, - радостно улыбнулся он. - Конечно,
театр на это не откроешь,  но  на  то,  чтобы  жениться,  хватит;  я  хочу
сказать, нам будет на что опереться, если мы не получим сразу  ангажемента
или потом окажемся временно без работы.
   Джулии понадобилось несколько секунд, чтобы осознать его слова.
   - Ты хочешь сказать - пожениться сейчас?
   - Конечно, это рискованно, когда у нас нет  ничего  в  перспективе,  но
иногда стоит пойти и на риск.
   Джулия взяла его лицо в ладони и прижалась губами к его губам. Затем от
всего сердца вздохнула.
   - Любимый, ты замечательный, и ты красив, как греческий бог,  но  ты  -
самый большой глупец, какого я знала в жизни.
   Вечером они пошли в театр, а за ужином  заказали  бутылку  шампанского,
чтобы отпраздновать их воссоединение и поднять тост за счастливое будущее.
Когда Майкл проводил Джулию до дверей ее комнаты, она подставила ему щеку.
   - Ты хочешь, чтобы я пожелал тебе доброй  ночи  в  коридоре?  Может,  я
зайду к тебе на минуту?
   - Лучше нет, любимый, - ответила она со спокойным достоинством.
   Джулия ощущала себя высокородной девицей,  которая  должна  блюсти  все
традиции своей знатной  и  древней  фамилии;  ее  чистота  была  бесценной
жемчужиной.  Она  также  видела,  что  производит  на   редкость   хорошее
впечатление.  Майкл  был  настоящий  джентльмен,  и,   черт   подери,   ей
приличествовало вести  себя  настоящей  леди.  Джулия  была  так  довольна
разыгранной ею мизансценой, что,  войдя  в  комнату  и,  пожалуй,  излишне
громко защелкнув дверь, она гордо прошлась  взад-вперед,  милостиво  кивая
направо и налево своим раболепным вассалам. Она  протянула  лилейную  руку
для поцелуя трепещущему старому мажордому (в детстве он часто качал ее  на
колене), и, когда он прижался к ней бледными  губами,  она  почувствовала,
как на нее что-то капнуло. Слеза.





   Первый год их брака был бы очень бурным, если  бы  не  ровный  характер
Майкла. Лишь радость, когда он получал хорошую роль,  лихорадка  во  время
премьеры или возбуждение после вечеринки, на которой  он  выпил  несколько
бокалов шампанского, были  способны  обратить  практический  ум  Майкла  к
любви. Никакая лесть, никакие соблазны не могли  его  совратить,  если  на
следующий день его ждала деловая встреча, для которой  требовалась  свежая
голова, или предстоял раунд в гольф, для которого был нужен  верный  глаз.
Джулия закатывала ему безумные сцены. Она ревновала  его  к  приятелям  по
артистическому клубу, к играм, которые уводили его от нее,  к  официальным
завтракам, которые он не  пропускал  под  тем  предлогом,  что  необходимо
заводить  знакомства  среди  людей,  которые  могут  им  пригодиться.   Ее
приводило в ярость, что, когда она доходила до истерического припадка,  он
сидел совершенно спокойно, скрестив на коленях руки, с добродушной улыбкой
на красивом лице, словно все это просто забавно.
   - Ты же не думаешь, что я бегаю за другими женщинами? - спрашивал он.
   - Почем я знаю? Слепому видно, что на меня тебе наплевать.
   - Тебе прекрасно известно, что ты  для  меня  единственная  женщина  на
свете.
   - О боже!
   - Я не понимаю, чего ты хочешь.
   - Я хочу любви. Я думала, что  вышла  за  самого  красивого  мужчину  в
Англии, а я вышла за портновский манекен.
   - Не говори глупостей. Я - обыкновенный  нормальный  англичанин,  а  не
итальянский шарманщик.
   Джулия  величаво  расхаживала  взад-вперед  по  комнате.  У  них   была
небольшая квартирка на Бэкингем-гейт, и развернуться там  было  негде,  но
Джулия старалась как могла. Она вздымала руки к небесам.
   - Я могла бы быть кривой и  горбатой.  Мне  могло  бы  быть  пятьдесят.
Неужели я настолько  непривлекательна?  Так  унизительно  вымаливать  твою
любовь. Ах, как я несчастна!
   - А это был удачный жест, дорогая. Словно ты посылаешь вперед крикетный
мяч. Запомни его.
   Она бросала на него презрительный взгляд.
   - Единственное, о чем ты способен думать. У меня разрывается сердце,  а
ты говоришь о каком-то случайном жесте.
   Но он видел по выражению ее лица, что она откладывала его в  памяти,  и
знал: когда представится случай, она воспользуется им.
   - В конце концов любовь еще не все. Она хороша в положенное время  и  в
положенном месте. Мы неплохо развлекались во время медового месяца, на  то
он и предназначен, а теперь пора браться за работу.
   Им повезло. Оба они умудрились получить вполне приличные роли в  пьесе,
которая имела успех. У Джулии была одна сильная сцена,  всегда  вызывавшая
бурные аплодисменты; удивительная красота  Майкла  произвела  своего  рода
сенсацию.  Майкл  с  его  корректной  предприимчивостью,  с  его   веселым
добродушием создал  им  прекрасную  рекламу,  фотографии  их  обоих  стали
появляться в иллюстрированных  газетах.  Их  часто  приглашали  на  званые
вечера, и Майкл, несмотря  на  свою  бережливость,  не  колеблясь,  тратил
деньги на прием людей, которые могли оказаться им  полезны.  Джулию  прямо
поражала его щедрость в этих случаях. Антрепренер театра,  в  котором  они
играли, предложил Джулии главную роль в следующей пьесе, и,  хотя  там  не
было ничего подходящего для Майкла и ей очень хотелось отказаться,  он  ей
этого не разрешил. Он сказал, что они не могут позволить  чувствам  мешать
делу. А вскоре и Майкл получил роль в исторической пьесе.
   Они оба играли, когда разразилась война. К гордости и  отчаянию  Джулии
Майкл тут же записался в  добровольцы,  но  с  помощью  одного  из  старых
отцовских сослуживцев, который был важной персоной в Военном министерстве,
ему очень скоро присвоили офицерское звание.  Когда  Майкл  отправился  во
Францию, Джулия горько сожалела о всех тех упреках, которыми она так часто
осыпала его, и решила, если он будет убит, покончить с собой.  Она  хотела
стать сестрой милосердия и тоже поехать на фронт - по крайней мере  станет
ходить по одной земле с ним; но Майкл объяснил, что ее патриотический долг
- продолжать выступления, и она была не в силах отказать  ему  в  просьбе,
которая могла оказаться последней. Майкл от души  наслаждался  войной.  Он
пользовался большой популярностью в  полковом  клубе,  и  старые  кадровые
офицеры приняли его как своего,  несмотря  на  то,  что  он  был  актером.
Казалось,  будто  семья  потомственных  военных,  из  которой  он   вышел,
поставила на нем свою печать, так что он  инстинктивно  стал  держаться  и
даже думать, как профессиональный офицер. Майкл был  тактичен,  умел  себя
вести и искусно пускал в ход свои связи, он просто  неминуемо  должен  был
попасть  в  свиту  какого-нибудь  генерала.  Он   проявил   себя   хорошим
организатором   и   последние   три   года   войны   провел    в    ставке
главнокомандующего. Вернулся Майкл майором с крестом и  орденом  Почетного
легиона.
   Тем временем Джулия сыграла ряд крупных ролей и  была  признана  лучшей
актрисой младшего поколения. Театр во  время  войны  процветал,  и  Джулия
немало выгадывала тем, что играла в спектаклях, которые долго  не  сходили
со сцены. Жалованье возросло, и с  помощью  разумных  советов  Майкла  она
умудрилась, хотя и с трудом,  выжимать  из  антрепренеров  по  восемьдесят
фунтов в неделю. Майкл приезжал в Англию в отпуск, и Джулия бывала безумно
счастлива. Хотя  он  не  был  бы  в  большей  безопасности,  занимайся  он
разведением овец  в  Новой  Зеландии,  Джулия  вела  себя  так,  будто  те
коротенькие периоды, что он с ней проводил, - последние дни, которыми  ему
суждено наслаждаться в этом мире, будто он только что вырвался из  кошмара
окопной жизни. Она была с ним нежна, заботлива и нетребовательна.
   А незадолго до конца войны Джулия его разлюбила.
   Она была в то время беременна. По мнению Майкла, заводить тогда ребенка
было довольно опрометчиво, но Джулии было уже под тридцать, и она  решила,
что если они вообще хотят иметь детей, то откладывать  больше  нельзя.  Ее
положение в театре настолько упрочилось,  что  она  могла  позволить  себе
исчезнуть со сцены на несколько месяцев, и  притом,  что  Майкла  могли  в
любой момент убить, - конечно, он говорил, что  ему  абсолютно  ничего  не
грозит, но он просто успокаивал  ее,  даже  генералов  и  тех  убивали,  -
удержать ее в жизни мог только его ребенок. Роды предстояли в конце  года.
Джулия ждала следующего отпуска Майкла как никогда раньше. Чувствовала она
себя прекрасно, но немного растерянно и беспомощно, страшно  тосковала  по
его объятиям, ей так  нужны  были  его  защита  и  покровительство.  Майкл
приехал. Он был удивительно  красив  в  своей  хорошо  скроенной  форме  с
нашивками штабиста и  короной  на  погонах.  Он  загорел  и  в  результате
лишений, которые испытывал в ставке,  довольно  сильно  пополнел.  Коротко
стриженный, с бравой выправкой и беспечным видом, он выглядел  военным  до
кончиков ногтей. Настроение у него было великолепное, и не только  потому,
что он выбрался на несколько дней домой, -  уже  был  виден  конец  войны.
Майкл намеревался уйти из армии как можно скорее.  Что  толку  иметь  хоть
какие-то связи,  если  не  использовать  их?  Так  много  молодых  актеров
покинули сцену - кто из  патриотизма,  кто  потому,  что  оставшиеся  дома
патриоты сделали их жизнь невыносимой, кто по призыву, - что главные  роли
попали в руки людей или непригодных для военной службы, или  уволенных  из
армии по ранению. Обстановка  была  на  редкость  благоприятная,  и  Майкл
понимал, что если не будет терять времени,  он  сможет  выбирать  роли  по
своему усмотрению. А когда он вновь напомнит о себе  публике,  они  начнут
присматривать театр и при той  репутации,  которой  добилась  Джулия,  без
риска начнут собственное дело.
   Они проговорили обо всем этом за полночь,  а  потом  легли  в  постель.
Джулия страстно  прильнула  к  нему,  он  ее  обнял.  После  трех  месяцев
воздержания Майкл был настроен на любовный лад.
   - Ты моя милая женушка, - прошептал он.
   Он прижался  губами  к  ее  губам.  И  вдруг  Джулию  охватило  смутное
отвращение. Она  еле  удержалась,  чтобы  его  не  оттолкнуть.  Раньше  ей
казалось, что его тело, его юное прекрасное тело пахнет цветами  и  медом,
она жадно вдыхала этот сладостный аромат, такие вот ощущения и приковывали
ее к Майклу, но теперь каким-то таинственным образом  Майкл  утратил  свое
очарование. Джулия осознала, что он потерял аромат юности  и  стал  просто
мужчиной. Она почувствовала легкую тошноту. Она не могла ответить  на  его
пыл, больше всего ей хотелось, чтобы  он  поскорее  удовлетворил  желание,
перевернулся на другой бок и уснул. Джулия долго лежала без сна. Она  была
в смятении. Сердце ее  щемило,  она  знала,  что  лишилась  чего-то  очень
дорогого, ей было себя жаль, она готова была заплакать, но в то  же  время
ее переполняло торжество; казалось, она мстит ему за свои  прошлые,  такие
горькие муки. Она была свободна от уз, которые привязывали ее к Майклу,  и
ликовала. Теперь она будет  с  ним  на  равных.  Джулия  вытянула  ноги  и
облегченно вздохнула: "Господи, как прекрасно быть самой себе хозяйкой".
   Они позавтракали в спальне, Джулия - в постели, Майкл  -  за  маленьким
столиком рядом. Она всматривалась в него, в то время как он читал  газету,
острым, оценивающим взглядом. Неужели каких-то три месяца  могли  так  его
изменить? А может быть, все годы она смотрела на Майкла  глазами,  которые
впервые увидели  его,  когда  он  вышел  в  Миддлпуле  на  сцену  во  всем
великолепии юности  и  красоты  и  поразил  ее  любовью,  как  смертельной
болезнью? Майкл все еще был удивительно хорош собой. В  конце  концов  ему
всего тридцать шесть, но юность  осталась  позади;  с  коротко  стриженной
головой, обветренной кожей, легкими морщинками, уже начинающими  бороздить
его гладкий лоб и появляться  у  уголков  глаз,  он  был  -  решительно  и
бесповоротно - мужчиной. Он утратил свою щенячью грацию, жесты  его  стали
однообразны. Взятые в отдельности, это были мелочи, но, собранные  вместе,
они абсолютно все меняли. Майкл постарел.
   Они по-прежнему жили в квартирке, снятой, когда они только  приехали  в
Лондон. Хотя последнее время Джулия очень неплохо зарабатывала,  казалось,
нет смысла переезжать, пока Майкл находится в  действующей  армии.  Однако
теперь, когда они ожидали  ребенка,  квартира,  безусловно,  была  слишком
мала.  Джулия  присмотрела  дом  в  Риджентс-парке,   который   очень   ей
понравился. Она хотела заблаговременно там обосноваться и ждать родов.
   Дом выходил окнами в сад. Над бельэтажем,  где  помещались  гостиная  и
столовая, были две спальни, а на втором этаже  еще  две  комнаты,  которые
можно было использовать как дневную и ночную  детские.  Майклу  все  очень
понравилось, даже цена  показалась  ему  умеренной.  Джулия  за  последние
четыре года зарабатывала настолько больше него, что предложила меблировать
дом за свой счет. Они стояли в одной из двух спален.
   - Я могу перевезти для своей спальни то, что у нас есть, - сказала она.
- А для тебя куплю хороший гарнитур у Мейпла.
   - Я бы не стал входить в большие расходы на мою  комнату,  -  улыбнулся
он, - вряд ли я часто стану ею пользоваться.
   Майкл любил спать с ней в одной постели. Не будучи  страстным,  он  был
нежен, и ему доставляло животное наслаждение чувствовать ее рядом с собой.
Много лет это было ее величайшей радостью. Сейчас мысль об этом привела ее
в раздражение.
   - О, я не уверена, что мы сможем позволить себе эти глупости,  пока  не
родится ребенок. До тех пор тебе придется спать одному.
   - Я об этом не подумал. Если ты считаешь, что для малыша так лучше...





   Майкл демобилизовался буквально в тот же день, как кончилась  война,  и
сразу получил ангажемент. Он вернулся на сцену куда  лучшим  актером,  чем
раньше. Беспечные замашки, приобретенные им в армии, были на сцене  весьма
эффектны. Непринужденный,  спортивный,  всегда  веселый  малый,  с  легкой
улыбкой и сердечным смехом, он хорошо  подходил  для  салонных  пьес.  Его
высокий голос придавал особую  пикантность  фривольной  реплике,  и,  хотя
серьезная страсть по-прежнему  выглядела  у  него  неубедительно,  он  мог
предложить руку и сердце словно в шутку, объясниться с таким видом,  будто
сам над собой смеется, и так провести задорную любовную сцену, что публика
была в восторге. Майкл никогда и не пытался играть  никого,  кроме  самого
себя.   Он   специализировался   на   ролях   жуиров,    богатых    повес,
джентльменов-игроков,   гвардейцев   и   славных   молодых   бездельников.
Антрепренеры любили его. Майкл усердно  работал  и  подчинялся  указаниям.
Главное для него было получить роль, а какую - не имело особого  значения.
Он упорно добивался жалованья, которого, считал, заслуживает, но, если ему
это не удавалось, предпочитал  согласиться  на  меньшее,  чем  сидеть  без
работы.
   Майкл тщательно продумал свои планы. Зимой, сразу  после  конца  войны,
разразилась эпидемия инфлюэнцы.  Родители  Майкла  умерли.  Он  получил  в
наследство около четырех тысяч фунтов, что вместе  с  его  сбережениями  и
деньгами Джулии составило почти семь тысяч. Однако  плата  за  театральное
помещение чудовищно подскочила, жалованье актерам и  рабочим  сцены  также
возросло, и для того, чтобы открыть собственный театр, требовалось  теперь
куда больше денег. Суммы, которой  до  войны  с  избытком  могло  хватить,
теперь  было  далеко  не  достаточно.  Оставалось  одно  -  заинтересовать
богатого человека, который вошел бы с ними  в  пай,  чтобы  один  или  два
неудачных спектакля не выбили их из  седла.  Говорили,  что  всегда  можно
найти простофилю, который выпишет чек на кругленькую сумму для  постановки
новой пьесы, но когда вы переходили от слов к  делу,  обнаруживалось,  что
главную роль в этой пьесе должна играть какая-нибудь красотка, которой  он
покровительствует, и деньги будут даны только при этом условии. Много  лет
назад Майкл и Джулия часто шутили насчет того,  что  какая-нибудь  богатая
старуха влюбится в Майкла и поможет ему открыть свой  театр,  но  они  уже
давно поняли, что молодому актеру, у которого  жена  -  актриса  и  он  ей
верен, никакой такой богатой старухи не  отыскать.  И  все  же  они  нашли
женщину с деньгами, причем отнюдь не старуху,  но  интересовалась  она  не
Майклом, а Джулией.
   Долли де Фриз была вдова. Эта низенькая, тучная, несколько мужеподобная
женщина с красивым орлиным  носом,  красивыми  темными  глазами,  неуемной
энергией, экспансивная и вместе с тем неуверенная в  себе  обожала  театр.
Когда Джулия и Майкл решили попытать счастья в Лондоне, Джимми Лэнгтон,  к
которому она порой приходила на выручку, когда казалось, что ему  придется
закрыть театр, дал к ней рекомендательное письмо с просьбой по возможности
им помочь. Миссис де Фриз уже видела  Джулию  в  Миддлпуле.  Она  устроила
несколько  званых   вечеров,   чтобы   познакомить   молодых   актеров   с
антрепренерами, и пригласила их в свой великолепный дом  возле  Гилдфорда,
где они окунулись в роскошь, которая  никогда  им  не  снилась.  Майкл  ей
совсем не понравился. Джулия восхищалась цветами, которые  Долли  де  Фриз
присылала к ней на квартиру и в уборную театра,  была  в  восторге  от  ее
подарков: сумочек, несессеров, бус из полудрагоценных камней,  брошей,  но
никак не показывала, что  догадывается,  чем  вызвана  щедрость  Долли,  и
принимала ее исключительно как дань своему таланту. Когда  Майкл  ушел  на
войну, Долли настаивала на том, чтобы Джулия переехала к ней, в ее дом  на
Монтегью-сквер, но Джулия, пылко поблагодарив, отказалась, причем в  такой
тактичной  форме,  что  Долли,  вздохнув  и  уронив  слезу,  не  могла  не
восхищаться ею еще сильней. Когда родился Роджер, Джулия пригласила  Долли
быть его крестной матерью.
   Некоторое время Майкл подумывал, не обратиться ли к Долли.  Но  он  был
достаточно проницателен и понимал, что даже если бы она и  сделала  что-то
для Джулии, она ничего не сделает для него. А  Джулия  наотрез  отказалась
прибегать к ее помощи.
   - Она и так была к нам очень добра, право, я не могу еще что-то  у  нее
клянчить, и будет так неприятно, если она откажет.
   - Игра стоит свеч, а она, если и потеряет  на  этом  кое-что,  даже  не
почувствует. Я уверен, что ты могла бы ее уломать, если бы захотела.
   Джулия ничуть в этом не  сомневалась.  Майкл  так  наивен  в  некоторых
вещах; она не считала нужным указывать ему на очевидные факты.
   Но Майкл был не из тех, кто легко отступается  от  того,  что  задумал.
Госселины ехали в Гилдфорд, чтобы провести субботу и воскресенье у  Долли,
в новой машине, которую  Джулия  подарила  Майклу  ко  дню  рождения.  Был
прекрасный, теплый вечер,  Майкл  только  недавно  купил  преимущественное
право на постановку трех пьес, которые им обоим понравились,  и  слышал  о
здании театра, которое можно было снять на приемлемых условиях.  Все  было
готово, чтобы начать дело, не хватало одного  -  денег.  Майкл  уговаривал
Джулию воспользоваться предстоящим визитом.
   - Сам попроси, если тебе так хочется, - нетерпеливо сказала  Джулия.  -
Говорю тебе: я просить не стану.
   - Мне она не даст. А ты можешь из нее веревки вить.
   - Мы с тобой уже хорошо знаем, при каких  условиях  финансируют  пьесы.
Или человек хочет получить славу, пусть даже плохую, или он в  кого-нибудь
влюблен. Куча людей болтает об искусстве,  но  редко  увидишь,  чтобы  они
платили за него чистоганом, если не надеются извлечь из  этого  что-нибудь
для самих себя.
   - Что ж, предоставим Долли всю славу, какую она захочет.
   - Ей нужно совсем другое.
   - Что ты имеешь в виду?
   - А ты не догадываешься?
   Только тут его осенило. Майкл был так  изумлен,  что  сбавил  скорость.
Неужели Джулия права? Он всегда  считал,  что  не  нравится  Долли,  а  уж
предполагать, что она в него влюблена, - это  ему  и  в  голову  не  могло
прийти. Конечно, Джулия - женщина проницательная, ничего не пропустит,  но
она так ревнива, крошка, ей вечно кажется, будто женщины вешаются  ему  на
шею. Спору нет, Долли подарила ему к рождеству запонки, но он-то  полагал,
она просто не хочет, чтобы он был в обиде,  -  ведь  Джулии  она  подарила
брошь, которая стоит не меньше  двухсот  фунтов.  Должно  быть,  это  было
сделано для отвода глаз. Ну, он может, положа руку на сердце, сказать, что
никогда не подавал ей надежд. Джулия хихикнула:
   - Нет, милый, она влюблена, но не в тебя.
   Майкл смутился. И как это Джулия всегда угадывает, о чем он думает? Да,
от нее ничего не скроешь.
   - Тогда зачем ты навела  меня  на  эту  мысль?  Выражайся,  ради  всего
святого, так, чтобы тебя можно было понять.
   Это Джулия и сделала.
   - В жизни не слышал такой чепухи! - воскликнул Майкл. - У  тебя  просто
грязное воображение, Джулия.
   - Брось, милый.
   - Нет, я не верю ни единому твоему слову. В конце концов  у  меня  тоже
есть глаза. Неужели я бы ничего не заметил?
   Джулия еще никогда не видела его таким рассерженным.
   - И даже если это правда, я думаю, ты сумеешь  за  себя  постоять.  Это
один шанс на тысячу, просто безумие его пропустить.
   - Клавдио и Изабелла в "Мера за меру" [комедия Вильяма Шекспира].
   - Подло так говорить, Джулия. Я все же джентльмен.
   "Nemo me impune lacessit".
   Остаток пути прошел в грозовом молчании.
   Миссис де Фриз не спала и поджидала их.
   - Я не хотела ложиться, пока не увижу  вас,  -  сказала  она,  заключая
Джулию в объятия и целуя в обе щеки. Майклу она едва пожала руку.
   Джулия с удовольствием провалялась все  утро  в  постели,  просматривая
воскресные газеты. Она начинала с театральных новостей, затем переходила к
светской хронике, затем к женской странице и, наконец, скользила  взглядом
по заголовкам остальных статей.  Рецензии  на  книги  она  не  удостаивала
вниманием, ей было вообще непонятно, зачем на них тратят так много  места.
Майкл, спавший в соседней комнате, заглянул пожелать  ей  доброго  утра  и
вышел в сад. Вскоре раздался негромкий  стук  в  дверь,  вошла  Долли.  Ее
большие черные глаза сияли. Она села на край кровати  и  взяла  Джулию  за
руку.
   - Дорогая, я разговаривала с Майклом. Я хочу финансировать ваш театр.
   У Джулии громко забилось сердце.
   - О, Майкл не должен был вас просить. Я не хочу. Вы и так  уже  столько
для нас сделали.
   Долли наклонилась и поцеловала Джулию в губы. Голос ее  был  ниже,  чем
обычно, и слегка дрожал.
   - Ах, моя любовь, разве вы не знаете, что я сделала бы для вас  все  на
свете! Это будет так замечательно, это так сблизит нас, и я буду так  вами
горда!
   Они услышали, что по коридору, насвистывая, идет Майкл; когда он  вошел
в комнату и Долли обернулась к нему, ее глаза были полны слез.
   - Я ей рассказала.
   Майкл не мог сдержать радости.
   - Вот это женщина! - Он присел на  кровать  с  другой  стороны  и  взял
Джулию за руку, которую только что отпустила Долли.  -  Ну,  что  скажешь,
Джулия?
   Она задумчиво взглянула не него.
   - Vous l'avez voulu, Georges Dandin" ["Ты  этого  хотел,  Жорж  Данден"
(франц.)].
   - Что это?
   - Мольер.
   Как только был подписан договор товарищества и Майкл снял помещение  на
осенний сезон, он нанял агента по рекламе. В газеты были  посланы  краткие
извещения об открытии нового театра. Майкл  вместе  с  агентом  приготовил
интервью для Джулии и  для  себя  самого,  которые  они  дадут  прессе.  В
еженедельных газетах появились их фотографии - поодиночке, вдвоем и вместе
с Роджером, - они взяли семейный тон и старались выжать из  него  все  что
можно. Они еще не решили, которой из трех пьес лучше начать. И вот  как-то
днем, когда Джулия сидела у себя в спальне и читала роман, вошел  Майкл  с
рукописью в руке.
   - Послушай, я хочу, чтобы ты просмотрела эту пьесу.  Агент  только  что
прислал ее. По-моему, ее ждет сногсшибательный успех. Но ответ  надо  дать
сразу.
   Джулия отложила роман.
   - Я сейчас за нее возьмусь.
   - Я буду внизу. Передай, когда кончишь,  я  приду,  и  мы  с  тобой  ее
обсудим. Там для тебя изумительная роль.
   Джулия  читала  быстро,  лишь  проглядывая  те  сцены,  которые  ее  не
интересовали, уделяя все внимание роли героини, -  ведь  ее,  естественно,
будет играть она. Окончив, она дернула колокольчик  и  попросила  служанку
(которая была также ее костюмершей) сказать Майклу, что она его ждет.
   - Ну, что ты думаешь?
   - Пьеса хорошая. Она должна иметь успех.
   Он услышал в ее голосе некоторое сомнение.
   - В чем же тогда вопрос? Твоя роль замечательная. Такие вещи ты  умеешь
делать лучше всех. Много комедийных сцен, и чувств хоть отбавляй.
   - Роль чудесная, я не спорю; меня смущает мужская роль.
   - Она тоже совсем неплоха.
   - Да, но ему пятьдесят, и если ты сыграешь его моложе,  пропадет  самая
соль. А роль пожилого человека тебе ни к чему.
   - Да я и не собирался его играть. На нее  годится  только  один  актер,
Монт Верной. И мы заполучим его. А я буду играть Джорджа.
   - Но это такая крошечная роль. Зачем она тебе?
   - А почему нет?
   - Я думала, мы откроем собственный театр  для  того,  чтобы  оба  могли
выступать в главных ролях.
   - Ну, мне на это наплевать. Если в пьесе есть стоящая  роль  для  тебя,
меня нечего принимать в расчет.  Может  быть,  в  следующей  пьесе  больше
повезет.
   Джулия откинулась в кресле, и слезы потекли у нее по щекам.
   - Ах, какая я свинья!
   Майкл улыбнулся. Его улыбка была так  же  обаятельна,  как  прежде.  Он
подошел и опустился рядом с ней на колени, обнял.
   - Что с тобой сегодня, старушка?
   Глядя на него теперь, Джулия никак не могла понять, что вызывало в  ней
раньше такую безумную страсть. Теперь мысль об интимных отношениях  с  ним
возбуждала в ней тошноту. К счастью,  Майклу  очень  понравилась  спальня,
которую она для него обставила. Постель никогда не была для него на первом
месте, и  он  испытал  даже  облегчение,  увидев,  что  Джулия  больше  не
предъявляет  к  нему  никаких  претензий.  Он  удовлетворенно  думал,  что
рождение ребенка успокоило ее, он на это и надеялся, и лишь  сожалел,  что
они не  завели  его  гораздо  раньше.  Раза  два  он  пытался,  больше  из
любезности, чем по иной причине, возобновить их супружеские отношения,  но
Джулия выдвигала тот или иной предлог: она устала, не  очень  хорошо  себя
чувствует, у нее завтра  два  выступления,  не  считая  утренней  примерки
костюмов. Майкл принял это с полнейшим спокойствием. С Джулией теперь было
куда легче ладить, она не устраивала больше сцен,  и  он  чувствовал  себя
счастливее, чем прежде. У него на редкость удачный брак; когда  он  глядел
на другие пары, он не мог не видеть,  как  ему  повезло.  "Джулия  славная
женщина и умна, как сто чертей, с ней можно поговорить обо всем на  свете.
Лучший  товарищ,  какой  у  меня  был,  клянусь  вам.  Да,  я  не  стыжусь
признаться, что скорее проведу с ней день  наедине,  чем  сыграю  раунд  в
гольф".
   Джулия с удивлением обнаружила, что стала жалеть Майкла с тех пор,  как
разлюбила его. Она была добрая женщина и понимала,  каким  это  будет  для
него жестоким ударом по самолюбию, если он хотя бы  заподозрит,  как  мало
сейчас значит для нее. Она продолжала ему льстить. Джулия заметила, что он
уже  вполне  спокойно  выслушивает  дифирамбы  своему  точеному   носу   и
прекрасным глазам. Она посмеивалась про себя, видя, как он  глотает  самую
грубую лесть. Больше она не боялась хватить через край. Взгляд ее все чаще
останавливался на его тонких губах. Они  делались  все  тоньше  -  к  тому
времени, когда он состарится, рот его превратится в узкую  холодную  щель.
Бережливость  Майкла,  которая  в  молодости   казалась   забавной,   даже
трогательной чертой, теперь внушала ей отвращение. Когда люди  попадали  в
беду, а с актерами это бывает нередко, они могли надеяться на сочувствие и
хорошие слова, но никак не на звонкую монету.  Он  считал  себя  чертовски
щедрым, когда расставался с гинеей, а  пятифунтовый  билет  был  для  него
пределом мотовства. Скоро он обнаружил, что  Джулия  тратит  на  хозяйство
много денег, и, сказав, что хочет  избавить  ее  от  хлопот,  взял  бразды
правления в свои руки. После этого ничто не пропадало  зря.  Каждый  пенни
был на учете. Джулия не понимала, почему прислуга их не  бросает.  Видимо,
потому, что Майкл был с ними мил. Своим сердечным, приветливым,  дружеским
обращением он добивался того,  что  все  они  стремились  ему  угодить,  и
кухарка разделяла его  удовлетворение,  когда  находила  мясника,  который
продавал на пенс с фунта дешевле,  чем  все  остальные.  Джулия  не  могла
удержаться от смеха, думая, какая пропасть лежит между ним, с его страстью
к экономии в жизни, и теми бесшабашными  мотами,  которых  он  так  хорошо
изображает на сцене. Она была уверена, что Майкл не  способен  на  широкий
жест, и вот вам, пожалуйста, словно ничего не может быть естественней,  он
готов отойти в сторону, чтобы  дать  ей  хороший  шанс.  Джулия  была  так
глубоко растрогана, что не могла говорить. Она горько упрекала себя за  те
дурные мысли, которые все последнее время возникали у нее в голове.





   Они поставили эту пьесу, и она имела  успех.  После  того  они  ставили
новые пьесы год за годом. Майкл вел театр  тем  же  методом  и  с  той  же
бережливостью, что и дом, извлекая каждое пенни из тех спектаклей, которые
имели успех, когда же  спектакль  проваливался,  что,  естественно,  порой
случалось, потери их  бывали  сравнительно  невелики.  Майкл  льстил  себя
мыслью, что во всем Лондоне не найдется театра, где бы так мало тратили на
постановки.  Он  проявлял  великую  изобретательность,  преображая  старые
декорации в новые, а используя на все лады мебель, которую  он  постепенно
собрал на складе,  не  должен  был  тратиться  на  прокат.  Они  завоевали
репутацию смелого и инициативного театра, так как Майкл был готов пойти на
риск и  поставить  пьесу  неизвестного  автора,  чтобы  иметь  возможность
платить высокие отчисления известным. Он  выискивал  актеров,  которые  не
имели случая создать себе имя и не претендовали поэтому на высокую оплату.
И сделал несколько очень удачных находок.
   Когда прошло три года, положение их  настолько  упрочилось,  что  Майкл
смог  взять  в  банке  ссуду,  чтобы  арендовать  только  что  построенное
театральное помещение. После длительных дебатов  они  решили  назвать  его
"Сиддонс-театр". Пьеса, которой они открыли тот сезон,  потерпела  фиаско,
то же произошло и со следующей. Джулия испугалась и пришла в  уныние.  Она
решила, что новый театр неудачливый, что она надоела публике. Вот тогда-то
Майкл оказался на высоте. Он был невозмутим.
   - В нашем деле всякое бывает, сегодня хорошо,  а  завтра  плохо.  Ты  -
лучшая актриса в  Англии.  В  труппе  есть  всего  три  человека,  которые
приносят деньги в кассу независимо от пьесы, и ты - одна из них. Ну,  было
у нас два провала. А  следующая  пьеса  пойдет  на  ура,  и  мы  с  лихвой
возместим все убытки.
   Как только Майкл твердо  почувствовал  себя  на  ногах,  он  попробовал
откупиться от Долли де Фриз, но  она  и  слушать  его  не  хотела,  а  его
холодность ничуть не трогала  ее.  Наконец-то  Майкл  встретил  достойного
противника. Долли не видела  никаких  оснований  вынимать  свой  вклад  из
предприятия, которое, судя  по  всему,  процветает  и  участие  в  котором
позволяет ей быть в тесном контакте с Джулией. И  вот  теперь,  набравшись
мужества, он снова попытался  избавиться  от  нее.  Долли  с  негодованием
отказалась покинуть их в беде, и  Майкл  в  результате  махнул  рукой.  Он
утешался тем,  что  Долли,  наверное,  оставит  своему  крестнику  Роджеру
кругленькую сумму. У нее не было никого, кроме племянников в Южной Африке,
а при взгляде на Долли сразу  было  видно,  что  у  нее  высокое  кровяное
давление. А пока что Майкла вполне устраивало иметь загородный  дом  возле
Гилдфорда, куда можно было  приехать  в  любое  время.  Это  избавляло  от
расходов на собственную дачу. Третья пьеса имела большой успех,  и  Майкл,
естественно, напомнил Джулии свои слова - теперь она  видит,  что  он  был
прав. Майкл говорил так, будто вся заслуга принадлежит ему одному.  Джулия
чуть было не пожелала,  чтобы  эта  пьеса  тоже  провалилась,  как  и  две
предыдущие, - так ей хотелось хоть  немного  сбить  с  него  спесь.  Майкл
чересчур высокого мнения о себе. Конечно, нельзя отрицать, что он в  своем
роде умен, нет, скорее, хитер и практичен, но далеко не так умен,  как  он
воображает. Не было такой вещи на свете, в которой  бы  он  не  разбирался
лучше других - по его собственному мнению.
   Мало-помалу Майкл все реже стал появляться на сцене.  Его  куда  больше
привлекала административная деятельность.
   - Я хочу поставить наш театр на такие же деловые рельсы, на каких стоит
любая фирма в Сити, - говорил он.
   Майкл считал, что с большей пользой потратит вечер, если,  в  то  время
как  Джулия  выступает,  будет  посещать  периферийные  театры  в  поисках
талантов. У него была записная книжка, куда он вносил имена всех  актеров,
которые, как  ему  казалось,  подавали  надежды.  Затем  Майкл  взялся  за
режиссуру. Его всегда  возмущало,  что  режиссеры  требуют  такие  большие
деньги за постановку спектакля, а в последнее время кое-кто  из  них  даже
претендовал на долю со сборов. Наконец выпал случай, когда два  режиссера,
которые больше  всего"  нравились  Джулии,  были  заняты,  а  единственный
оставшийся из тех, кому она доверяла, не мог уделить им все свое время.
   - Я бы не прочь сам попытать счастья, - сказал Майкл.
   Джулия  колебалась.  Майкл  не  отличался  фантазией,  идеи  его   были
банальны. Она не была уверена, что актеры станут слушать его указания.  Но
режиссер, которого они  могли  заполучить,  потребовал  такой  несусветный
гонорар, что им оставалось одно - дать Майклу попробовать  свои  силы.  Он
справился куда лучше, чем она ожидала. Он был  добросовестен,  внимателен,
скрупулезен. Он не жалел труда. И, к своему изумлению, Джулия увидела, что
он извлекает из нее больше, чем любой другой режиссер. Он знал, на что она
способна, и,  знакомый  с  каждой  ее  интонацией,  каждым  выражением  ее
чудесных глаз, каждым движением ее  грациозного  тела,  мог  преподать  ей
советы, которые помогли ей создать одну из своих лучших ролей. С  актерами
труппы он был взыскателен, но дружелюбен. Когда  у  них  начинали  сдавать
нервы, его добродушие, его  искренняя  доброжелательность  сглаживали  все
острые углы. После этого спектакля у них уже не возникал вопрос о том, кто
будет ставить  их  пьесы.  Авторы  любили  Майкла,  так  как,  не  обладая
творческим воображением, он был  вынужден  предоставлять  пьесам  говорить
самим за себя, и часто, не  вполне  уверенный  в  том,  что  именно  хотел
сказать автор, он должен был выслушивать их указания.
   Джулия стала богатой женщиной. Она не могла не признать, что Майкл  так
же осмотрителен с ее деньгами, как со своими собственными. Он следил за ее
вложениями и, когда ему удавалось выгодно продать ее акции, был доволен не
меньше, чем если бы они принадлежали  ему  самому.  Он  положил  ей  очень
большой оклад и с гордостью заявлял, что она  -  самая  высокооплачиваемая
актриса в Лондоне, но, когда играл сам, никогда не  назначал  себе  больше
того, что, по его мнению, стоила его роль,  а  ставя  пьесу,  записывал  в
статью расхода гонорар, который они дали бы второразрядному режиссеру.  За
дом и образование Роджера они платили пополам.  Роджера  записали  в  Итон
через неделю после рождения. Нельзя было отрицать,  что  Майкл  щепетильно
честен и справедлив. Когда Джулия осознала, насколько она богаче его,  она
захотела взять все издержки на себя.
   - Не вижу для этого никаких оснований, - сказал Майкл. -  До  тех  пор,
пока я смогу вносить свою долю, я буду это  делать.  Ты  получаешь  больше
меня потому, что стоишь дороже. Я назначаю тебе такую плату потому, что ты
зарабатываешь ее.
   Можно было только восхищаться его самоотречением, тем, как он жертвовал
собой ради нее. Если у него и были раньше честолюбивые планы  относительно
себя самого, он отказался от них, чтобы способствовать  ее  карьере.  Даже
Долли, не любившая его, признавала его  бескорыстие.  Какая-то  непонятная
стыдливость мешала Джулии худо говорить о нем с Долли, но  Долли,  при  ее
проницательном уме, уже давно разглядела, как невероятно Майкл  раздражает
свою жену, и считала долгом время от времени напоминать, насколько  он  ей
полезен. Все его хвалили. Идеальный муж. Джулии казалось, что никто, кроме
нее,  не  представляет,  каково  жить  с  мужем,  который  так   чудовищно
тщеславен. Его самодовольный вид, когда он выигрывал у своего противника в
гольф или брал над кем-нибудь верх при сделке, совершенно  выводил  ее  из
себя. Майкл упивался своей ловкостью. Он был  зануда,  жуткий  зануда!  Он
всегда все рассказывал Джулии, делился замыслами, возникавшими у него. Это
было очень приятно в те времена, когда находиться рядом с  ним  доставляло
ей наслаждение, но уже многие годы его прозаичность  была  ей  невыносима.
Что бы Майкл ни описывал, он входил в мельчайшие подробности. И он кичился
не только своей деловой хваткой - с возрастом он стал невероятно  кичиться
своей внешностью. В молодости его  красота  казалась  Майклу  чем-то  само
собой разумеющимся, теперь же он начал обращать на нее большое внимание  и
не жалел никаких трудов, чтобы  уберечь  то,  что  от  нее  осталось.  Это
превратилось у него в навязчивую идею. Он чрезвычайно  заботился  о  своей
фигуре; не брал в рот ничего, что грозило бы  ему  прибавкой  веса,  и  не
забывал про моцион. Когда ему показалось, что он начинает лысеть,  он  тут
же обратился к врачу-специалисту, и Джулия не сомневалась, что если бы  он
мог сохранить это в тайне, он пошел бы на пластическую операцию и подтянул
кожу лица. Он взял обыкновение сидеть  немного  задрав  вверх  подбородок,
чтобы не так были видны морщины на шее, и  держался  неестественно  прямо,
чтобы не отвисал живот. Он не мог пройти мимо зеркала, не взглянув в него.
Он всячески напрашивался на комплименты и сиял от удовольствия, когда  ему
удавалось добиться их. Хлебом его не корми - только скажи, как  он  хорош.
Джулия горько усмехалась, думая, что  сама  приучила  к  этому  Майкла.  В
течение многих лет она твердила ему, как он прекрасен, и теперь он  просто
не может жить без лести. Это была его ахиллесова пята. Безработной актрисе
достаточно было сказать ему в глаза, что он  неправдоподобно  красив,  как
ему начинало казаться, будто она подходит для той  роли,  на  которую  ему
нужен человек. В течение многих лет, насколько Джулии было известно, Майкл
не имел дела с женщинами, но, перевалив за сорок пять,  он  стал  заводить
легкие интрижки. Джулия подозревала, что  ни  к  чему  серьезному  они  не
приводили. Он был осторожен, и нужно ему было по-настоящему только одно  -
чтобы им восхищались. Джулия слышала,  что,  когда  его  дамы  становились
слишком  настойчивы,  он  использовал  жену  как  предлог,  чтобы  от  них
избавиться. Или он не мог рисковать тем, что она будет оскорблена в  своих
чувствах, или она подозревала что-то, или устраивала сцены ревности  -  не
одно, так другое, - но, "пожалуй, будет лучше, если их дружба кончится".
   - И что они находят в нем? - воскликнула  Джулия,  обращаясь  к  пустой
комнате.
   Она взяла наугад десяток его последних  фотографий  и  пересмотрела  их
одну за другой. Пожала плечами.
   - Что ж, не мне их винить. Я тоже влюбилась в него. Конечно,  тогда  он
был красивее.
   Джулии взгрустнулось при мысли, как сильно она любила его. Ей казалось,
что жизнь обманула ее, потому что ее любовь умерла. Она вздохнула.
   - И у меня так болит спина, - сказала она.





   В дверь постучали.
   - Войдите, - сказала Джулия.
   Вошла Эви.
   - Вы не собираетесь лечь отдохнуть, мисс Лэмберт? -  Она  увидела,  что
Джулия сидит на полу, окруженная кучей фотографий.  -  Что  это  вы  такое
делаете?
   - Смотрю сны. - Джулия подняла две фотографии. - "Взгляни  сюда  -  вот
два изображенья" [Вильям Шекспир, "Гамлет"].
   На одной Майкл был снят в роли Меркуцио, во всей  сияющей  красе  своей
юности, на другой -  в  своей  последней  роли:  белый  цилиндр,  визитка,
полевой бинокль через плечо. У него был невероятно самодовольный вид.
   Эви шмыгнула носом.
   - Потерянного не воротишь.
   - Я думала о прошлом, и у меня теперь страшная хандра.
   - Нечего удивляться. Коли начинаешь думать о прошлом,  значит,  у  тебя
уже нет будущего.
   - Заткнись, старая корова, -  сказала  Джулия:  она  могла  быть  очень
вульгарной.
   - Ну хватит, пошли, не то вечером вы ни  на  что  не  будете  годны.  Я
приберу весь этот разгром.
   Эви была горничная и костюмерша Джулии. Она появилась у нее в Миддлпуле
и приехала вместе с ней  в  родной  Лондон  -  она  была  кокни  [уроженец
Ист-Энда  (рабочий  квартал  Лондона);  речь  кокни   отличается   особым,
нелитературным произношением и грамматическими  неправильностями].  Тощая,
угловатая, немолодая,  с  испитым  лицом  и  рыжими,  вечно  растрепанными
волосами, которые не мешало помыть; у нее не хватало спереди  двух  зубов,
но, несмотря на неоднократное предложение Джулии дать ей деньги  на  новые
зубы, Эви не желала их вставлять.
   - Сколько я ем, для того и моих зубов много. Только мешать будет,  коли
напихаешь себе полон рот слоновьих клыков.
   Майкл  уже  давно  хотел,  чтобы  Джулия  завела  себе  горничную,  чья
внешность больше соответствовала бы их положению, и пытался  убедить  Эви,
что две должности слишком трудны для нее,  но  Эви  и  слышать  ничего  не
желала.
   - Говорите что хотите, мистер Госселин,  а  только  пока  у  меня  есть
здоровье да силы, никто другой не будет прислуживать мисс Лэмберт.
   - Мы все стареем. Эви, мы все уже немолоды.
   Эви, шмыгнув носом, утерла его пальцем.
   - Пока мисс Лэмберт достаточно молода,  чтобы  играть  женщин  двадцати
пяти  лет,  я  тоже  достаточно  молода,  чтобы  одевать  ее  в  театре  и
прислуживать ей дома, - Эви кинула на  него  проницательный  взгляд.  -  И
зачем это вам надо платить два жалованья - такую кучу денег!  -  когда  вы
имеете всю работу заодно?
   Майкл добродушно рассмеялся:
   - В этом что-то есть, Эви, милочка.
   ...Эви выпроводила Джулию из комнаты и погнала ее наверх. Когда не было
дневного спектакля, Джулия обычно  ложилась  поспать  часа  на  два  перед
вечерним, а затем делала легкий  массаж.  Она  разделась  и  скользнула  в
постель.
   - Черт подери, грелка совершенно остыла.
   Джулия взглянула на стоявшие  на  камине  часы.  Ничего  удивительного,
грелка прождала ее чуть не час. Вот уж не думала, что так долго пробыла  в
комнате Майкла, разглядывая фотографии и перебирая в памяти прошлое.
   "Сорок шесть. Сорок шесть. Сорок шесть. Я уйду со сцены в шестьдесят. В
пятьдесят восемь - турне по Южной Африке и Австралии. Майкл  говорит,  там
можно изрядно набить карман. Сыграю все свои старые роли. Конечно, даже  в
шестьдесят я смогу играть сорокапятилетних. Но откуда их взять?  Проклятые
драматурги!"
   Стараясь припомнить пьесу, в которой была бы хорошая роль  для  женщины
сорока пяти лет, Джулия уснула. Спала  она  крепко  и  проснулась  только,
когда пришла массажистка. Эви принесла вечернюю  газету,  и,  пока  Джулии
массировали длинные стройные ноги и плоский живот, она, надев очки, читала
те самые театральные новости, что  и  утром,  ту  же  светскую  хронику  и
страничку для женщин. Вскоре в комнату вошел  Майкл  и  присел  к  ней  на
кровать.
   - Ну, как его зовут? - спросила Джулия.
   - Кого?
   - Мальчика, которого мы пригласили к ленчу.
   - Понятия не имею. Я отвез его в театр и думать о нем забыл.
   Мисс Филиппе, массажистке, нравился Майкл. С ним тебя не  ждут  никакие
неожиданности. Он всегда говорит одно и то же, и знаешь, что  отвечать.  И
нисколько не задается. А красив!.. Даже трудно поверить!
   - Ну, мисс Филиппе, сгоняем жирок?
   - Ах, мистер Госселин, да на мисс Лэмберт  нет  и  унции  жира.  Просто
чудо, как она сохраняет фигуру.
   - Жаль, что вы не можете массировать меня, мисс  Филиппе.  Может  быть,
согнали бы и с меня лишек.
   -  Что  вы  такое  говорите,  мистер  Госселин!   Да   у   вас   фигура
двадцатилетнего юноши. Не представляю, как вы этого  добиваетесь,  честное
слово, не представляю.
   - "Скромный образ жизни, высокий образ мыслей" [Цицерон,  "Из  писем  к
близким"].
   Джулия не обращала внимания на  их  болтовню,  но  ответ  мисс  Филиппе
достиг ее слуха:
   - Конечно, нет ничего лучше массажа, я  всегда  это  говорю,  но  нужно
следить и за диетой, с этим не приходится спорить.
   "Диета, - подумала Джулия. - Когда мне стукнет шестьдесят, я  дам  себе
волю. Буду есть столько хлеба с маслом, сколько захочу, буду есть  горячие
булочки на завтрак, картофель  на  ленч  и  картофель  на  обед.  И  пиво.
Господи, как я люблю пиво! Гороховый суп, суп с томатом, пудинг с  патокой
и вишневый пирог. Сливки, сливки, сливки. И, да поможет мне бог, никогда в
жизни больше не прикоснусь к шпинату".
   Когда массаж  был  окончен,  Эви  принесла  Джулии  чашку  чаю,  ломтик
ветчины, с которого было  срезано  сало,  и  кусочек  поджаренного  хлеба.
Джулия встала с постели, оделась и поехала с Майклом в театр.  Она  любила
приезжать туда за час до начала спектакля. Майкл пошел обедать в клуб. Эви
еще раньше приехала в кэбе, и, когда Джулия вошла в свою уборную, там  уже
все было готово. Джулия снова  разделась  и  надела  халат.  Садясь  перед
туалетным столиком, чтобы наложить грим, Джулия  заметила  в  вазе  свежие
цветы.
   - Цветы? От кого? От миссис де Фриз?
   Долли  всегда  присылала  ей  огромные  букеты  к  премьере,  к  сотому
спектаклю и к двухсотому, если он бывал,  а  в  промежутках,  всякий  раз,
когда заказывала цветы для своего дома, отправляла часть их Джулии.
   - Нет, мисс.
   - Лорд Чарлз?
   Лорд Чарлз Тэмерли был самый давний и самый  верный  поклонник  Джулии;
проходя мимо цветочного магазина, он обычно заходил  туда  и  выбирал  для
Джулии розы.
   - Там есть карточка, - сказала Эви.
   Джулия взглянула не нее. Мистер Томас Феннел. Тэвисток-сквер.
   - Ну и название. Кто бы это мог быть, как ты думаешь, Эви?
   - Верно, какой-нибудь бедняга, которого ваша роковая  красота  стукнула
обухом по голове.
   - Стоят не меньше фунта. Тэвисток-сквер звучит  не  очень-то  роскошно.
Чего доброго, неделю сидел без обеда, чтобы их купить.
   - Вот уж не думаю.
   Джулия наложила на лицо грим.
   - Ты чертовски не романтична, Эви. Раз я не хористка, ты не  понимаешь,
почему мне присылают цветы. А ноги у  меня,  видит  бог,  получше,  чем  у
большинства этих дев.
   - Идите вы со своими ногами, - сказала Эви.
   - А я тебе скажу, очень даже недурно, когда мне в  мои  годы  присылают
цветы. Значит, я еще ничего.
   - Ну, посмотрел бы он на вас сейчас, ни в жисть бы  не  прислал,  я  их
брата знаю, - сказала Эви.
   - Иди к черту!
   Но когда Джулия кончила гримироваться и Эви надела ей  чулки  и  туфли,
Джулия воспользовалась теми несколькими минутами, что  у  нее  оставались,
чтобы присесть к бюро и написать своим  четким  почерком  благодарственную
записку мистеру Томасу Феннелу за  его  великолепные  цветы.  Джулия  была
вежлива от природы, а кроме того взяла себе за  правило  отвечать  на  все
письма поклонников ее таланта. Таким образом она поддерживала  контакт  со
зрителями. Надписав конверт, Джулия кинула карточку в мусорную  корзину  и
стала надевать костюм,  который  требовался  для  первого  акта.  Мальчик,
вызывающий актеров на сцену, постучал в дверь уборной:
   - На выход, пожалуйста.
   Эти слова все еще вызывали у Джулии глубокое волнение,  хотя  один  бог
знает, сколько раз она их слышала. Они подбадривали ее,  как  тонизирующий
напиток.  Жизнь  получала  смысл.  Джулии  предстояло  перейти   из   мира
притворства в мир реальности.





   На следующий день Джулию пригласил к ленчу  Чарлз  Тэмерли.  Его  отец,
маркиз Деннорант, женился на богатой наследнице,  и  Чарлзу  досталось  от
родителей значительное состояние. Джулия часто бывала у него  на  приемах,
которые он любил устраивать в своем особняке на Хилл-стрит. В глубине души
она питала глубочайшее презрение к важным дамам и благородным господам,  с
которыми встречалась у него, ведь сама она зарабатывала  хлеб  собственным
трудом и была художником в своем деле, но она понимала, что может  завести
там полезные связи. Благодаря им газеты писали о великолепных премьерах  в
"Сиддонс-театре", и когда Джулия фотографировалась на  загородных  приемах
среди кучи аристократов, она знала, что это хорошая реклама. Были одна-две
первые актрисы моложе ее, которым не очень-то нравилось, что она зовет  по
крайней мере трех герцогинь по имени. Это не огорчало  Джулию.  Джулия  не
была блестящей собеседницей, но глаза ее так сияли, слушала  она  с  таким
внимательным видом,  что,  как  только  она  научилась  жаргону  светского
общества, с ней никому не было скучно. У Джулии был большой подражательный
дар, который она обычно сдерживала, считая, что это может  повредить  игре
на сцене, но в этих кругах она обратила его  в  свою  пользу  и  приобрела
репутацию остроумной женщины. Ей было приятно нравиться им, этим праздным,
элегантным дамам, но она смеялась про себя над тем, что  их  ослепляет  ее
романтический ореол. Интересно, что бы они подумали, если бы узнали, как в
действительности прозаична жизнь преуспевающей актрисы, какого она требует
неустанного труда, какой постоянной заботы о  себе,  насколько  необходимо
вести при этом монотонный, размеренный образ жизни! Но  Джулия  давала  им
благожелательные советы, как  лучше  употреблять  косметику,  и  позволяла
копировать фасоны своих платьев. Одевалась она всегда великолепно.  Майкл,
наивно полагавший, что она покупает свои  туалеты  за  бесценок,  даже  не
представлял, сколько она в действительности тратит на них.
   Джулия имела репутацию добропорядочной женщины  в  обоих  своих  мирах.
Никто не сомневался, что ее брак с Майклом - примерный брак. Она считалась
образцом супружеской верности. В то же время многие люди  в  кругу  Чарлза
Тэмерли были убеждены, что она - его любовница.  Но  эта  связь,  полагали
они, тянется так долго, что стала вполне респектабельной, и когда их обоих
приглашали на конец  недели  в  один  и  тот  же  загородный  дом,  многие
снисходительные хозяйки помещали их в соседних комнатах. Слухи об их связи
распустила в свое время леди Чарлз Тэмерли, с которой Чарлз Тэмерли  давно
уже не жил, но  в  действительности  в  этом  не  было  ни  слова  правды.
Единственным основанием для этого служило то, что Чарлз вот  уже  двадцать
лет был безумно влюблен в Джулию и, бесспорно, разошлись супруги  Тэмерли,
и так не очень между собой ладившие, из-за нее. Забавно, что свела  Джулию
и Чарлза сама леди Чарлз. Они трое случайно оказались на  вилле  Долли  де
Фриз, когда Джулия, в то время молоденькая актриса, имела в  Лондоне  свой
первый успех. Был большой прием, и ей все уделяли усиленное внимание. Леди
Чарлз, тогда женщина лет за тридцать, с репутацией красавицы, хотя,  кроме
глаз, у нее не было ни одной красивой черты, и она умудрялась  производить
эффектное  впечатление  лишь  благодаря   дерзкой   оригинальности   своей
внешности, перегнулась через стол с милостивой улыбкой:
   - О мисс Лэмберт, я, кажется, знала вашего батюшку, я тоже с Джерси. Он
был врач, не правда ли? Он часто приходил в наш дом.
   У Джулии засосало под ложечкой. Теперь она  вспомнила,  кто  была  леди
Чарлз до замужества, и увидела приготовленную  ей  ловушку.  Она  залилась
смехом.
   - Вовсе нет, - ответила она.  -  Он  был  ветеринар.  Он  ходил  к  вам
принимать роды у сук. В доме ими кишмя кишело.
   Леди Чарлз не нашлась сразу, что сказать.
   - Моя мать очень любила собак, - ответила она наконец.
   Джулия радовалась, что на приеме не было Майкла. Бедный ягненочек,  это
страшно задело бы его гордость. Он всегда называл ее отца "доктор Ламбер",
произнося имя на французский лад, и когда, вскоре после войны, он  умер  и
мать Джулии переехала к сестре на Сен-Мало, стал называть тещу  "мадам  де
Ламбер". В начале ее карьеры все это еще как-то трогало Джулию, но теперь,
когда она твердо стала на ноги и утвердила свою репутацию большой актрисы,
она по-иному смотрела на вещи. Она была склонна, особенно  среди  "сильных
мира сего", подчеркивать, что ее отец - всего-навсего ветеринар. Она  сама
не могла бы объяснить почему, но чувствовала, что ставит их этим на место.
   Чарлз Тэмерли догадался, что его жена хотела намеренно унизить  молодую
актрису, и рассердившись, лез из кожи вон, чтобы быть с ней  любезным.  Он
попросил разрешения нанести ей визит и преподнес чудесные цветы.
   Ему было тогда около сорока. Изящное тело венчала маленькая головка,  с
не очень красивыми, но весьма аристократическими чертами лица. Он  казался
чрезвычайно хорошо воспитанным, что  соответствовало  действительности,  и
отличался утонченными  манерами.  Лорд  Чарлз  был  ценителем  всех  видов
искусства. Он покупал современную живопись и собирал старинную мебель.  Он
очень любил музыку и был на  редкость  хорошо  начитан.  Сперва  ему  было
просто забавно приходить в крошечную квартирку на Бэкингем-плейс-роуд, где
жили двое молодых актеров. Он видел, что они бедны, и ему приятно щекотало
нервы знакомство с -  как  он  наивно  полагал  -  настоящей  богемой.  Он
приходил к ним несколько раз, и  для  него  было  настоящим  приключением,
когда его пригласили на ленч, который  им  подавало  форменное  пугало  по
имени Эви, служившее у  них  горничной.  Лорд  Чарлз  не  обращал  особого
внимания на Майкла, который, несмотря на  свою  бьющую  в  глаза  красоту,
казался ему довольно заурядным молодым человеком, но Джулия покорила  его.
У нее были темперамент, характер и кипучая энергия, с которыми ему еще  не
приходилось сталкиваться. Несколько раз лорд Чарлз ходил в театр  смотреть
Джулию и сравнивал ее исполнение с игрой великих актрис мира,  которых  он
видел в свое время. Ему казалось, что у нее очень яркая  индивидуальность.
Ее обаяние было бесспорно. Его сердце затрепетало от  восторга,  когда  он
внезапно понял, как она талантлива.
   "Вторая Сиддонс, возможно,  больше,  чем  Эллен  Терри"  [Терри,  Эллен
Алисия (1848-1928) - английская актриса].
   В те дни Джулия не считала нужным ложиться днем  в  постель,  она  была
сильна, как лошадь, и никогда не уставала, и они  часто  гуляли  вместе  с
лордом Чарлзом в парке. Она чувствовала, что ему хочется видеть в ней дитя
природы. Джулии это вполне подходило. Ей не надо  было  прилагать  усилий,
чтобы казаться искренней, открытой и девически восторженной.  Чарлз  водил
ее в Национальную галерею, в музей Тейта [музей классической и современной
живописи в Лондоне] и Британский музей, и она испытывала  от  этого  почти
такое  удовольствие,  какое  выказывала.  Лорд  Тэмерли   любил   делиться
сведениями, Джулия была рада их получать. У нее была цепкая память, и  она
очень много от него узнала.  Если  впоследствии  она  могла  рассуждать  о
Прусте [Пруст, Марсель  (1871-1922)  -  французский  писатель]  и  Сезанне
[Сезанн, Поль (1839-1906)  -  французский  живописец]  в  самом  избранном
обществе так, что все поражались ее высокой  культуре,  обязана  этим  она
была лорду Чарлзу. Джулия поняла, что он влюбился в нее, еще до  того  как
он сам это осознал. Ей казалось это довольно забавным. С ее точки  зрения,
лорд Чарлз был пожилой мужчина, и она думала о нем, как  о  добром  старом
дядюшке. В то время Джулия  еще  была  без  ума  от  Майкла.  Когда  Чарлз
догадался, что любит ее, его манера обращения с ней немного изменилась, он
стал стеснительным и часто, оставаясь с ней наедине, молчал.
   "Бедный ягненочек, - сказала она себе, - он такой  большой  джентльмен,
что просто не знает, как ему себя вести".
   Сама-то она уже давно решила, какой ей держаться линии поведения, когда
он откроется ей в любви, что  рано  или  поздно  обязательно  должно  было
произойти. Одно она даст ему понять без обиняков: пусть не воображает, раз
он лорд, а она - актриса, что ему стоит только поманить и  она  прыгнет  к
нему в постель. Если он  попробует  с  ней  такие  штучки,  она  разыграет
оскорбленную добродетель и, вытянув вперед руку - роскошный жест, которому
ее научила Жанна Тэбу, - укажет ему пальцем на дверь.  С  другой  стороны,
если он будет скован, не сможет выдавить из себя путного слова от смущения
и расстройства чувств, она и сама будет робка и трепетна, слезы в голосе и
все в этом духе; она скажет, что ей и в  голову  не  приходило,  какие  он
испытывает к ней чувства, и -  нет,  нет,  это  невозможно,  это  разобьет
Майклу сердце. Они хорошо выплачутся вместе, и потом все будет  как  надо.
Чарлз прекрасно воспитан и не станет ей надоедать, если она раз и навсегда
вобьет ему в голову, что дело не выгорит.
   Но когда объяснение наконец произошло, все  было  совсем  не  так,  как
ожидала Джулия. Они  с  Чарлзом  гуляли  в  Сент-Джеймс-парке,  любовались
пеликанами и обсуждали - по ассоциации,  -  будет  ли  она  в  воскресенье
вечером играть Милламант [героиня комедии "Пути светской жизни" У.Конгрива
(1670-1729), английского комедиографа]. Затем они вернулись домой к Джулии
выпить по чашечке чаю. Съели пополам сдобную лепешку.  Вскоре  лорд  Чарлз
поднялся, чтобы уйти. Он вынул из кармана миниатюру и протянул Джулии.
   - Портрет Клэрон. Это актриса восемнадцатого века,  у  нее  было  много
ваших достоинств.
   Джулия взглянула на хорошенькое  умное  личико,  окаймленное  пудреными
буклями, и подумала, настоящие ли бриллианты на рамке или стразы.
   - О, Чарлз, это слишком дорогая вещь. Как мило с вашей стороны!
   - Я так и думал, что она вам понравится. Это - нечто вроде  прощального
подарка.
   - Вы уезжаете?
   Джулия была удивлена, он ничего ей  об  этом  не  говорил.  Лорд  Чарлз
взглянул на нее с легкой улыбкой.
   - Нет. Но я намерен больше не встречаться с вами.
   - Почему?
   - Я думаю, вы сами это знаете не хуже меня.
   И тут Джулия совершила позорный поступок. Она села  и  с  минуту  молча
смотрела на миниатюру. Выдержав идеальную паузу, она подняла  глаза,  пока
они  не  встретились  с  глазами  Чарлза.  Она  могла  вызвать  слезы   по
собственному желанию, это был один из ее самых эффектных трюков, и теперь,
хотя она не издала ни звука, ни всхлипа, слезы заструились у нее по  лицу.
Рот чуть-чуть приоткрыт, глаза, как у обиженного  ребенка,  -  все  вместе
создавало на редкость  трогательную  картину.  Лорд  Чарлз  не  мог  этого
вынести; его черты исказила гримаса боли. Когда он  заговорил,  голос  его
был хриплым от обуревавших его чувств:
   - Вы любите Майкла, так ведь?
   Джулия чуть заметно кивнула. Сжала губы, словно пытаясь овладеть собой,
но слезы по-прежнему катились у нее по щекам.
   - У меня нет никаких шансов?
   Он подождал ответа, но она лишь подняла руку  ко  рту  и  стала  кусать
ногти, по-прежнему глядя на него полными слез глазами.
   - Вы не представляете, какая для меня мука видеть вас. Вы хотите, чтобы
я продолжал с вами встречаться?
   Она снова чуть заметно кивнула.
   - Клара устраивает мне сцены. Она догадалась,  что  я  в  вас  влюблен.
Простой здравый смысл требует, чтобы мы расстались.
   На этот раз Джулия слегка покачала головой.  Всхлипнула.  Откинулась  в
кресле и отвернулась. Вся ее поза говорила о том, сколь глубока ее скорбь.
Кто бы мог устоять? Чарлз сделал шаг  вперед  и,  опустившись  на  колени,
заключил сломленное горем, безутешное существо в свои объятия.
   - Улыбнитесь, ради всего святого. Я не могу этого  вынести.  О  Джулия,
Джулия!.. Я так вас люблю, я  не  могу  допустить,  чтобы  из-за  меня  вы
страдали. Я на все согласен. Я не буду ни на что претендовать.
   Джулия повернула к нему залитое слезами  лицо  ("Господи,  ну  и  видок
сейчас у меня!") и протянула ему губы. Он нежно ее поцеловал. Поцеловал  в
первый и единственный раз.
   - Я не хочу терять вас, - глухим от слез голосом произнесла она.
   - Любимая! Любимая!
   - И все будет, как раньше?
   - В точности.
   Она глубоко и удовлетворенно вздохнула и минуты две  оставалась  в  его
объятиях. Когда лорд Чарлз ушел, Джулия встала с  кресла  и  посмотрела  в
зеркало. "Сукина ты дочь", - сказала она самой себе. Но тут же засмеялась,
словно ей вовсе не стыдно, и пошла в ванную комнату вымыть лицо  и  глаза.
Она была в приподнятом настроении. Услышав,  что  пришел  Майкл,  она  его
позвала:
   - Майкл, посмотри, какую миниатюру подарил мне только что Чарлз. Она на
каминной полочке. Это настоящие драгоценные камни или подделка?
   Когда леди Чарлз оставила  мужа,  Джулия  несколько  встревожилась:  та
грозила подать в суд на развод,  и  Джулии  не  очень-то  улыбалась  мысль
появиться в роли соответчицы. Недели две-три она  сильно  нервничала.  Она
решила ничего не рассказывать Майклу без крайней  необходимости,  и  слава
богу, так как впоследствии выяснилось, что угрозы леди Чарлз  преследовали
единственную цель: заставить ни в чем не повинного  супруга  назначить  ей
как можно более солидное содержание. Джулия удивительно ловко  управлялась
с Чарлзом. Им было ясно без слов, что при ее любви к  Майклу  ни  о  каких
интимных отношениях не может быть и речи, но в остальном он  был  для  нее
всем: ее другом,  ее  советчиком,  ее  наперсником,  человеком,  к  помощи
которого она всегда  могла  обратиться  в  случае  необходимости,  который
утешит ее при любой неприятности.  Джулии  стало  немного  трудней,  когда
Чарлз, с присущей ему чуткостью, увидел, что она больше не  любит  Майкла;
пришлось призвать на помощь весь свой такт. Конечно, она, не  задумываясь,
без особых угрызений совести сделалась бы его любовницей. Будь он, скажем,
актером и люби ее так давно и сильно, она бы легла с ним в постель  просто
из дружеских чувств; но с Чарлзом это было невозможно. Джулия относилась к
нему с большой нежностью, но он  был  так  элегантен,  так  воспитан,  так
культурен, она просто не могла представить его в роли любовника. Все равно
что лечь в постель с object d'art [предметом искусства (франц.)]. Даже его
любовь к театру вызывала в ней легкое презрение. В конце концов  она  была
творцом, а он - всего-навсего зрителем. Чарлз хотел, чтобы она ушла к нему
от Майкла. Они купят в Сорренто, на берегу Неаполитанского залива, виллу с
огромным садом, заведут шхуну и будут проводить долгие дни  на  прекрасном
темно-красном море. Любовь, красота и искусство вдали от мира.
   "Чертов дурак, - думала  Джулия.  -  Как  будто  я  откажусь  от  своей
карьеры, чтобы похоронить себя в какой-то дыре".
   Джулия сумела убедить Чарлза, что она слишком многим обязана Майклу,  к
тому же у нее ребенок; не может же она допустить,  чтобы  его  юная  жизнь
омрачилась сознанием того, что его мать  -  дурная  женщина.  Апельсиновые
деревья - это, конечно, прекрасно, но на его великолепной вилле у  нее  не
будет и минуты душевного покоя от мысли, что  Майкл  несчастен,  а  за  ее
ребенком присматривают чужие люди.  Нельзя  думать  только  о  себе,  ведь
правда? О других тоже  надо  подумать.  Джулия  была  так  прелестна,  так
женственна! Иногда она спрашивала Чарлза, почему он  не  разведется  и  не
женится на какой-нибудь милой девушке. Ей невыносима мысль, что из-за  нее
он зря тратит свою жизнь. Чарлз отвечал, что  она  единственная,  кого  он
любит и будет любить до конца своих дней.
   - Ах, это так печально, - говорила Джулия.
   Тем не менее она всегда была начеку, и если ей чудилось,  что  какая-то
женщина собирается подцепить Чарлза на крючок, Джулия  делала  все,  чтобы
испортить ей игру. Если опасность  казалась  особенно  велика,  Джулия  не
останавливалась перед сценой ревности. Они уже давно пришли к  соглашению,
конечно,  не  прямо,  а  при  помощи  осторожных  намеков   и   отдаленных
иносказаний, со всем тактом, которого можно было ждать от лорда Чарлза при
его воспитанности, и от Джулии, при ее добром сердце, что если  с  Майклом
что-нибудь  случится,  они  так  или  иначе  избавятся  от  леди  Чарлз  и
соединятся узами брака. Но у Майкла было идеальное здоровье.
   В  этот  день  Джулия  получила  огромное  удовольствие  от  ленча   на
Хилл-стрит. Был большой прием. Джулия никогда не потворствовала  Чарлзу  в
его стремлении приглашать к себе актеров  и  драматургов,  с  которыми  он
где-нибудь случайно встретился, и сегодня она была единственной из гостей,
кто когда-либо сам зарабатывал себе на жизнь.  Она  сидела  между  старым,
толстым, лысым и словоохотливым членом кабинета министров, который лез  из
кожи вон, чтобы ее занять, и молодым герцогом Уэстри, который был похож на
младшего конюха и гордился тем, что знает французское  арго  лучше  любого
француза. Услышав, что Джулия говорит по-французски, он потребовал,  чтобы
она беседовала с ним только  на  этом  языке.  После  ленча  ее  уговорили
продекламировать  отрывок  из  "Федры"  так,  как  это  делают  в  "Комеди
Франсез", и так, как его произнес бы английский  студент,  занимающийся  в
Королевской академии драматического искусства. Джулия  заставила  общество
сильно смеяться и ушла с приема упоенная успехом. Был  прекрасный  погожий
день, и Джулия решила пройти пешком от Хилл-стрит до Стэнхоуп-плейс. Когда
она пробиралась сквозь толпу на Оксфорд-стрит, многие ее узнавали, и, хотя
она смотрела прямо перед собой, она ощущала на себе их взгляды.
   "Черт знает что. Никуда нельзя пойти, чтобы на тебя не пялили глаза".
   Джулия замедлила шаг. День, действительно, был прекрасный.
   Она  открыла  дверь  дома  своим  ключом  и,  войдя  в  холл,  услышала
телефонный звонок. Машинально сняла трубку.
   - Да?
   Обычно она меняла голос, отвечая на звонки, но сегодня забыла.
   - Мисс Лэмберт?
   - Я не знаю, дома ли она. Кто говорит? - спросила она на этот раз  так,
как говорят кокни. Но первое односложное  словечко  выдало  ее.  В  трубке
послышался смешок.
   - Я только хотел поблагодарить вас за записку. Вы зря  беспокоились.  С
вашей стороны было так любезно пригласить меня к ленчу, и  мне  захотелось
послать вам несколько цветков.
   Звук его голоса, не говоря о словах, объяснил ей,  кто  ее  собеседник.
Это был тот краснеющий юноша, имени которого она так  и  не  узнала.  Даже
теперь, хотя  она  видела  его  карточку,  она  не  могла  вспомнить.  Она
запомнила только то, что он живет на Тэвисток-сквер.
   - Очень мило с вашей стороны, - ответила она своим голосом.
   - Вы, наверное, не захотите выпить со мной чашечку  чаю  как-нибудь  на
днях?
   Ну  и  наглость!  Да  она  не  пойдет  пить  чай  и  с  герцогиней!  Он
разговаривает с ней, как с какой-нибудь хористочкой. Смех, да и только.
   - Почему бы и нет?
   - Правда? - в голосе зазвучало волнение. ("А у него приятный голос".) -
Когда?
   Ей совсем не хотелось сейчас ложиться отдыхать.
   - Сегодня.
   - О'кей. Я  отпрошусь  из  конторы  пораньше.  В  половине  пятого  вас
устроит? Тэвисток-сквер, 138.
   С его стороны было очень мило пригласить ее  к  себе.  Он  мог  назвать
какое-нибудь модное место, где все бы на нее таращились. Значит, дело не в
том, что ему просто хочется показаться рядом с ней.
   На Тэвисток-сквер Джулия поехала в  такси.  Она  была  довольна  собой.
Всегда приятно сделать доброе дело. С каким удовольствием он  будет  потом
рассказывать жене и детям, что сама Джулия Лэмберт  приезжала  к  нему  на
чай, когда он еще был мелким клерком в бухгалтерской конторе. Она была так
проста, так естественна. Слушая ее болтовню, никто бы  не  догадался,  что
она - величайшая актриса Англии. А если они ему не поверят, он покажет  им
ее фотографию, подписанную: "Искренне Ваша, Джулия Лэмберт". Он скажет  со
смехом, что, конечно, если бы он не был таким желторотым мальчишкой, он бы
никогда не осмелился ее пригласить.
   Когда Джулия подъехала к дому и отпустила такси,  она  вдруг  подумала,
что так и не вспомнила его имени и когда ей откроют дверь, не будет знать,
кого попросить. Но, подойдя к двери, увидела, что там не  один  звонок,  а
целых восемь, четыре ряда по  два  звонка,  и  рядом  с  каждым  приколота
карточка или клочок бумаги с именем. Это был старый  особняк,  разделенный
на квартиры.  Джулия  без  особой  надежды  стала  читать  имена  -  вдруг
какое-нибудь из них покажется ей знакомым, - как тут дверь распахнулась, и
он собственной персоной возник перед ней.
   - Я видел, как вы подъехали,  и  побежал  вниз.  Простите,  я  живу  на
четвертом этаже. Надеюсь, вас это не затруднит?
   - Конечно, нет.
   Джулия стала подниматься по голой  лестнице.  Она  немного  запыхалась,
когда добралась до последней площадки. Юноша легко прыгал со ступеньки  на
ступеньку - как козленок, подумала она, - и Джулии не хотелось просить его
идти помедленнее. Комната, в которую он ее провел, была довольно  большая,
но бедно обставленная - выцветшие обои, старая мебель с вытертой обшивкой.
На столе стояла тарелка с кексами, две чайные чашки, сахарница и молочник.
Фаянсовая посуда была из самых дешевых.
   - Присядьте, пожалуйста, - сказал он. - Вода уже кипит.  Одну  минутку.
Газовая горелка в ванной комнате.
   Он вышел, и она осмотрелась кругом.
   "Ах ты, ягненочек! Видно, беден, как церковная мышь".
   Комната напомнила Джулии многие меблированные  комнаты,  в  которых  ей
приходилось  жить,  когда  она  впервые  попала  на  сцену.  Она  заметила
трогательные попытки скрыть тот факт, что жилище это было  и  гостиной,  и
столовой, и спальней одновременно. Диван у стены, очевидно,  ночью  служил
ему ложем. Джулия точно скинула с плеч два десятка лет. В воображении  она
вернулась к дням своей молодости. Как весело жилось в  таких  комнатах,  с
каким удовольствием  они  поглощали  самые  фантастические  блюда,  снедь,
принесенную в бумажных кульках, или зажаренную на газовой горелке  яичницу
с беконом!.. Вошел хозяин, неся коричневый чайник с кипятком. Джулия съела
квадратное бисквитное пирожное, облитое розовой глазурью. Она не позволяла
себе такой роскоши уже много лет. Цейлонский чай, очень крепкий, с сахаром
и молоком, вернул ее к тем дням, о которых она,  казалось,  давно  забыла.
Она снова была молодой,  малоизвестной,  стремящейся  к  успеху  актрисой.
Восхитительное чувство. Оно требовало какого-то жеста, но Джулии пришел на
ум лишь один, она сняла шляпу и встряхнула головой.
   Они завели разговор. Юноша казался робким, куда более  робким,  чем  по
телефону;  что  ж,  нечему  удивляться,  теперь,  когда  она  здесь,   он,
естественно, смущен, очень волнуется, и Джулия решила,  что  ей  надо  его
ободрить. Он рассказал ей, что родители его живут в Хайгейте, его  отец  -
поверенный в делах, раньше он жил вместе с ними, но захотел быть сам  себе
хозяином и сейчас, в последний год учения, отделился от семьи и  снял  эту
крошечную квартирку. Он готовится к последнему экзамену. Они заговорили  о
театре. Он смотрел Джулию во всех ее ролях, с тех пор как ему  исполнилось
двенадцать лет. Он рассказал, что стоял однажды после дневного спектакля у
служебного входа, и, когда она вышла, попросил ее расписаться в его  книге
автографов. Да, юноша очень мил: эти  голубые  глаза  и  светло-каштановые
волосы! Как жаль, что он их  прилизывает.  И  такая  белая  кожа  и  яркий
румянец на скулах; интересно, нет ли у него чахотки? Дешевый костюм  сидит
хорошо,  он  умеет  носить  вещи,  ей  это   нравится;   и   он   выглядит
неправдоподобным чистюлей.
   Джулия спросила, почему он поселился на Тэвисток-сквере.  Это  недалеко
от центра, объяснил он, и тут есть деревья. Так приятно  глядеть  в  окно.
Джулия поднялась взглянуть; это хороший предлог, чтобы встать, а потом она
наденет шляпу и попрощается с ним.
   - Да, очаровательно. Добрый старый Лондон;  сразу  делается  весело  на
душе.
   Юноша стоял рядом с ней, и при этих словах Джулия обернулась. Он  обнял
ее за талию и поцеловал в губы. Ни одна женщина на свете не  удивилась  бы
так. Джулия не верила сама себе и стояла как вкопанная. У него были мягкие
губы, и вокруг него витал аромат юности - довольно приятный аромат. Но то,
что он делал, не лезло ни в какие ворота. Он раздвигал  ей  губы  кончиком
языка и обнимал ее теперь уже двумя руками. Джулия не рассердилась,  но  и
не чувствовала желания рассмеяться, она сама не знала, что чувствует.  Она
видела, что он нежно тянет ее куда-то - его губы  все  еще  прижаты  к  ее
губам, - ощущала явственно жар его тела, словно там, внутри, была печка  -
вот удивительно! - а затем обнаружила, что лежит на диване, а он  рядом  с
ней и целует ее рот, шею, щеки, глаза. У Джулии непонятно  почему  сжалось
сердце, она взяла его голову обеими руками и поцеловала в губы.
   Через некоторое время она стояла у камина перед  зеркалом  и  приводила
себя в порядок.
   - Погляди на мои волосы!
   Он протянул ей гребень, и она  провела  им  по  волосам.  Затем  надела
шляпу.  Он  стоял  позади  нее,  и  она  увидела  над  своим  плечом   его
нетерпеливые голубые глаза, в которых сейчас мерцала легкая усмешка.
   - А я-то думала, ты  такой  застенчивый  мальчик,  -  сказала  она  его
отражению.
   Он коротко засмеялся.
   - Когда я снова тебя увижу? - спросил он.
   - А ты хочешь меня снова видеть?
   - Еще как!
   Мысли быстро проносились в ее голове.  Это  все  было  слишком  нелепо;
конечно, она не собиралась больше с ним встречаться, достаточно глупо было
сегодня позволить  ему  вести  себя  таким  образом,  но,  пожалуй,  лучше
спустить все на тормозах. Он может стать  назойливым,  если  сказать,  что
этот эпизод не будет иметь продолжения.
   - Я на днях позвоню.
   - Поклянись.
   - Честное слово.
   - Не откладывай надолго.
   Он настоял на том, чтобы проводить ее вниз и посадить в  такси.  Джулия
хотела спуститься одна, взглянуть на карточки у звонков. "Должна же я,  по
крайней мере, знать его имя".
   Но он  не  дал  ей  этой  возможности.  Когда  такси  отъехало,  Джулия
втиснулась в угол сиденья и чуть не захлебнулась от смеха.
   "Изнасилована, голубушка. Самым натуральным образом. В мои-то  годы!  И
даже без всяких  там  "с  вашего  позволения".  Словно  я  -  обыкновенная
потаскушка. Комедия восемнадцатого века, вот что это такое. Я  могла  быть
горничной. В  кринолине  с  этими  смешными  пышными  штуками  -  как  они
называются, черт побери? - которые они носили, чтобы подчеркнуть бедра,  в
передничке и косынке на шее". И, припомнив с  пятого  на  десятое  Фаркера
[Фаркер, Джордж (1677-1707)  -  англо-ирландский  драматург]  и  Голдсмита
[Голдсмит,  Оливер  (1728-1774)  -  английский   писатель],   она   начала
воображаемый диалог: "Фи, сэр, как не стыдно воспользоваться  неопытностью
простой  сельской  девушки!  Что  скажет  миссис  Эбигейл,  камеристка  ее
светлости, когда узнает, что  брат  ее  светлости  похитил  у  меня  самое
дорогое сокровище, каким владеет девушка моего  положения,  -  лишил  меня
невинности".
   Когда Джулия вернулась домой, массажистка уже ждала  ее.  Мисс  Филиппе
болтала с Эви.
   - Куда это вас носило, мисс Лэмберт? -  спросила  Эви.  -  И  когда  вы
теперь отдохнете, хотела бы я знать!
   - К черту отдых!
   Джулия сбросила платье и белье, с размаху расшвыряла  его  по  комнате.
Затем, абсолютно голая, вскочила на кровать, постояла на ней  минуту,  как
Венера, рожденная из пены,  затем  кинулась  на  постель  и  вытянулась  в
струнку.
   - Что на вас нашло? - спросила Эви.
   - Мне хорошо.
   - Ну, кабы я вела себя так, люди сказали бы, что я хватила лишку.
   Мисс Филиппе начала массировать Джулии ноги.  Она  терла  ее  несильно,
чтобы дать отдых телу, а не утомить его.
   - Когда вы сейчас, как вихрь, ворвались в комнату, - сказала она,  -  я
подумала, что вы помолодели на двадцать лет.
   - Ах, оставьте эти разговоры для мистера  Госселина,  мисс  Филиппе!  -
сказала Джулия, затем добавила, словно сама тому удивляясь: -  Я  чувствую
себя, как годовалый младенец.
   То же самое было позднее в театре. Ее партнер Арчи Декстер зашел к  ней
в уборную о чем-то спросить. Джулия только кончила гримироваться.  На  его
лице отразилось изумление.
   - Привет, Джулия. Что это с тобой сегодня? Ты выглядишь грандиозно.  Да
тебе ни за что не дать больше двадцати пяти!
   - Когда сыну шестнадцать, бесполезно  притворяться,  будто  ты  так  уж
молода. Мне сорок, и пусть хоть весь свет знает об этом.
   - Что ты сделала с глазами? Я еще не видел, чтобы они так у тебя сияли.
   Джулия давно не чувствовала себя в таком ударе. Комедия  под  названием
"Пуховка", которая шла в тот вечер, не сходила со сцены уже много  недель,
но сегодня Джулия играла так, словно была  премьера.  Ее  исполнение  было
блестящим. Публика смеялась как никогда.  В  Джулии  всегда  было  большое
актерское обаяние, но сегодня казалось, что его лучи осязаемо  пронизывают
весь зрительный зал. Майкл случайно оказался в театре  на  последних  двух
актах и после спектакля пришел к ней в уборную.
   - Ты знаешь, суфлер говорит, мы кончили на девять минут позже обычного,
- так много смеялась публика, - сказал он.
   - Семь вызовов. Я думала, они никогда не разойдутся.
   - Ну, вини в этом только себя,  дорогая.  Во  всем  мире  нет  актрисы,
которая смогла бы сыграть так, как ты сегодня.
   - Сказать по правде, я и сама получала удовольствие. Господи,  я  такая
голодная! Что у нас на ужин?
   - Рубец с луком.
   - Великолепно! - Джулия обвила Майкла руками  и  поцеловала.  -  Обожаю
рубец с луком. Ах, Майкл, если ты меня любишь, если в твоем твердокаменном
сердце есть хоть искорка нежности ко мне, ты разрешишь мне выпить  бутылку
пива.
   - Джулия!
   - Только сегодня. Я  не  так  часто  прошу  тебя  что-нибудь  для  меня
сделать.
   - Ну что ж, после того, как ты провела этот спектакль, я, наверное,  не
смогу сказать "нет", но, клянусь богом, уж я прослежу, чтобы мисс  Филиппе
не оставила на тебе завтра живого места.





   Когда Джулия легла в постель и вытянула ноги,  чтобы  ощутить  приятное
тепло грелки, она с удовольствием  окинула  взглядом  свою  розово-голубую
спальню  с  позолоченными  херувимчиками  на  туалете   и   удовлетворенно
вздохнула. Настоящий будуар мадам де Помпадур. Она погасила свет, но спать
ей не хотелось. С  какой  радостью  она  отправилась  бы  сейчас  к  Квэгу
потанцевать, но не с Майклом, а с Людовиком XV, или  Людовиком  Баварским,
или Альфредом де Мюссе. Клэрон и Bal de  l'Opera  [бал  в  Оперном  театре
(франц.)]. Она вспомнила миниатюру, которую когда-то подарил ей Чарлз. Вот
как она сегодня себя чувствовала. У нее уже целую вечность не было  такого
приключения. Последний раз нечто подобное случилось восемь лет  назад.  Ей
бы, конечно, следовало стыдиться этого  эпизода,  и  как  она  потом  была
напугана! Все так, но, что греха таить, она не могла вспоминать о нем  без
смеха.
   Произошло все тоже случайно. Джулия играла много недель без перерыва, и
ей необходимо было отдохнуть. Пьеса переставала привлекать публику, и  они
уже собирались начать репетиции новой, как Майклу удалось сдать  помещение
театра на шесть недель французской труппе. Это  позволяло  Джулии  уехать.
Долли сняла в Канне дом на весь сезон, и Джулия  могла  погостить  у  нее.
Выехала она как раз накануне пасхи. Поезда были так переполнены,  что  она
не смогла достать купе  в  спальном  вагоне,  но  в  железнодорожном  бюро
компании Кука ей сказали, чтоб она  не  беспокоилась  -  при  пересадке  в
Париже ее будет ждать спальное место. К ее крайнему смятению, на вокзале в
Париже, судя по всему, ничего об этом не знали, и chef de train [начальник
поезда; главный кондуктор (франц.)] сказал ей, что спальные  места  заняты
все до одного, разве что  ей  повезет  и  кто-нибудь  в  последний  момент
опоздает. Джулии совсем не улыбалась мысль просидеть всю ночь в углу  купе
вагона первого класса, и она пошла в вокзальный ресторан  обедать,  весьма
всем этим взволнованная. Ей  дали  столик  на  двоих,  и  вскоре  какой-то
мужчина занял свободное  кресло.  Джулия  не  обратила  на  него  никакого
внимания. Через некоторое время к ней подошел chef  de  train,  и  сказал,
что, к величайшему сожалению, ничем не может ей  помочь.  Джулия  устроила
ему сцену, но все было напрасно. Когда тот ушел, сосед Джулии обратился  к
ней. Хотя он бегло говорил по-французски, она поняла по его  акценту,  что
он не француз. В ответ на его вежливые  расспросы  она  поведала  ему  всю
историю и поделилась с ним своим  мнением  о  компании  Кука,  французской
железнодорожной компании и всем человеческом роде. Он  выслушал  ее  очень
сочувственно и сказал, что после обеда сам пройдет по составу и посмотрит,
нельзя ли что-нибудь организовать. Чего только  не  сделает  проводник  за
хорошие чаевые!
   - Я страшно устала, - вздохнула Джулия, - и с  радостью  отдам  пятьсот
франков за спальное купе.
   Между ними завязался разговор. Собеседник  сказал  ей,  что  он  атташе
испанского посольства в Париже  и  едет  в  Канн  на  пасху.  Хотя  Джулия
проговорила с ним уже с четверть часа, она не потрудилась как следует  его
рассмотреть. Теперь она заметила, что у него  черная  курчавая  бородка  и
черные курчавые усы. Бородка росла очень странно: пониже уголков губ  были
два голые пятна, что придавало ему  курьезный  вид.  Эта  бородка,  черные
волосы, тяжелые полуопущенные веки и довольно длинный  нос  напоминали  ей
кого-то,  но  кого?  Вдруг  она  вспомнила  и  так  удивилась,   что,   не
удержавшись, воскликнула:
   - Знаете, я  никак  не  могла  понять,  кого  вы  мне  напоминаете.  Вы
удивительно похожи на тициановский портрет Франциска I, который я видела в
Лувре.
   - С этими его поросячьими глазками?
   - Нет, глаза у вас большие. Я думаю, тут все дело в бороде.
   Джулия внимательно всмотрелась в него: кожа под  глазами  гладкая,  без
морщин, сиреневатого оттенка. Он еще совсем молод,  просто  борода  старит
его; вряд  ли  ему  больше  тридцати.  Интересно,  вдруг  он  какой-нибудь
испанский гранд? Одет он не очень элегантно,  но  с  иностранцами  никогда
ничего не поймешь, и не очень хорошо скроенный костюм  может  стоить  кучу
денег. Галстук, хотя и довольно кричащий, был явно куплен у Шарвье.  Когда
им подали кофе, он попросил разрешения угостить ее ликером.
   - Очень любезно с вашей стороны. Может быть, я тогда лучше буду спать.
   Он  предложил  ей  сигарету.  Портсигар  у  него  был  серебряный,  что
несколько обескуражило Джулию, но, когда он его  закрыл,  она  увидела  на
уголке крышки золотую коронку. Верно, какой-нибудь граф или  почище  того.
Серебряный портсигар с золотой короной - в этом есть свой шик.  Жаль,  что
ему приходится носить современное платье. Если бы его одеть как  Франциска
I, он выглядел бы весьма аристократично. Джулия  решила  быть  с  ним  как
можно любезней.
   - Я, пожалуй, лучше признаюсь вам, - сказал  он  немного  погодя,  -  я
знаю, кто вы. И разрешите добавить, что я очень восхищаюсь вами.
   Джулия одарила его долгим взглядом своих чудесных глаз.
   - Вы видели мою игру?
   - Да. Я был в Лондоне в прошлом месяце.
   - Занятная пьеска, не правда ли?
   - Только благодаря вам.
   Когда к ним подошел официант со счетом, ей пришлось  настоять  на  том,
чтобы расплатиться за свой обед. Испанец проводил ее до купе и сказал, что
пойдет по вагонам, может быть, ему удастся найти для нее  спальное  место.
Через четверть часа он вернулся с проводником и сказал,  что  нашел  купе,
пусть она даст проводнику свои вещи, и он проводит ее туда. Джулия была  в
восторге. Испанец кинул шляпу на сиденье, с которого  она  встала,  и  она
пошла следом за ним по проходу. Когда они добрались до купе, испанец велел
проводнику отнести чемодан и сумку, лежавшие в сетке,  в  тот  вагон,  где
была мадам.
   - Неужели вы отдали мне собственное место? - вскричала Джулия.
   - Единственное, которое я мог найти во всем составе.
   - Нет, я и слышать об этом не хочу.
   - Alles [идите (франц.)], - сказал испанец проводнику.
   - Нет, нет...
   Незнакомец кивнул проводнику, и тот забрал вещи.
   - Это не имеет значения. Я могу спать где угодно, но я  бы  и  глаз  не
сомкнул от мысли, что такая великая актриса будет вынуждена провести  ночь
с тремя чужими людьми.
   Джулия продолжала протестовать, но не слишком рьяно. Это так мило,  так
любезно с его стороны! Она не знает, как его  и  благодарить.  Испанец  не
позволил ей даже отдать разницу за билет. Он умолял ее, чуть не со слезами
на глазах, оказать ему честь, приняв от него этот  пустяковый  подарок.  У
нее был с собой только  дорожный  несессер  с  кремами  для  лица,  ночной
сорочкой и принадлежностями для вечернего туалета, и испанец  положил  его
на столик. Его единственная просьба - разрешить у нее посидеть, пока ей не
захочется лечь, и выкурить  одну-две  сигареты.  Джулии  трудно  было  ему
отказать. Постель уже была приготовлена, и они сели поверх  одеяла.  Через
несколько  минут  появился  проводник  с  бутылкой  шампанского  и   двумя
бокалами.   Недурное   приключеньице!   Джулия   искренне    наслаждалась.
Удивительно любезно с его стороны. Да,  эти  иностранцы  знают,  как  надо
вести себя с большой актрисой! С Сарой Бернар такие вещи, верно, случались
каждый день. А Сиддонс! Когда она входила в гостиную, все вставали, словно
вошла сама королева.
   Испанец отпустил ей  комплимент  по  поводу  того,  как  прекрасно  она
говорит по-французски. Родилась на острове Джерси, а образование  получила
во Франции? Тогда понятно. Но  почему  она  решила  играть  на  английской
сцене, а не на французской? Она завоевала бы не меньшую славу,  чем  Дузе.
Она и в самом деле напоминает ему Дузе: те же великолепные глаза  и  белая
кожа, та же эмоциональность и потрясающая естественность в игре.
   Когда они наполовину опорожнили бутылку с шампанским,  Джулия  сказала,
что уже очень поздно.
   - Право, я думаю, мне пора ложиться.
   - Ухожу.
   Он встал и поцеловал ей руку. Когда он вышел, Джулия  заперла  дверь  в
купе и разделась. Погасив все  лампы,  кроме  той,  что  была  у  нее  над
головой, она принялась читать.  Через  несколько  минут  раздался  стук  в
дверь.
   - Да?
   - Мне страшно неловко вас беспокоить. Я оставил в туалете зубную щетку.
Можно мне войти?
   - Я уже легла.
   - Я не могу спать, пока не вычищу зубы.
   "А он по крайней мере чистоплотен".
   Пожав плечами, Джулия протянула руку к двери и  открыла  задвижку.  При
создавшихся  обстоятельствах  просто  глупо  изображать  из  себя  слишком
большую скромницу. Испанец вошел в купе, заглянул в туалет и через секунду
вышел, размахивая зубной щеткой. Джулия заметила ее,  когда  сама  чистила
зубы, но решила, что ее оставил человек из соседнего купе. В те времена на
два купе был один туалет. Джулия перехватила взгляд испанца, брошенный  на
бутылку с шампанским.
   - Меня ужасно мучит жажда, вы не возражаете, если я выпью бокал?
   На какую-то долю секунды Джулия задержалась с ответом. Шампанское  было
его, купе - тоже. Что ж, назвался груздем - полезай в кузов.
   - Конечно, нет.
   Он налил себе шампанского, закурил сигарету и присел на  край  постели.
Она чуть посторонилась, чтобы ему было свободнее.  Он  держался  абсолютно
естественно.
   - Вы не смогли бы заснуть в том купе, - сказал он, - один из попутчиков
ужасно сопит. Уж лучше бы храпел. Тогда можно было бы его разбудить.
   - Мне очень неловко.
   - О, неважно. На худой конец  свернусь  калачиком  в  проходе  у  вашей
двери.
   "Не ожидает же он, что я приглашу его спать здесь, со мной,  -  сказала
себе Джулия. - Уж не подстроил ли он все это специально? Ничего не выйдет,
голубчик". Затем произнесла вслух:
   - Очень романтично, конечно, но не очень удобно.
   - Вы очаровательная женщина!
   А все же хорошо, что у нее нарядная ночная сорочка и она еще не  успела
намазать лицо кремом. По правде говоря, она даже  не  потрудилась  стереть
косметику. Губы у нее были пунцовые, и она  знала,  что,  освещенная  лишь
лампочкой для чтения за головой,  она  выглядит  очень  даже  неплохо.  Но
ответила она иронически:
   - Если вы решили, что я соглашусь с вами переспать за то, что  уступили
мне свое купе, вы ошибаетесь.
   - Воля ваша. Но почему бы нет?
   - Я не из тех "очаровательных" женщин, за которую вы меня приняли.
   - А какая вы женщина?
   - Верная жена и нежная мать.
   Он вздохнул.
   - Ну что ж, тогда спокойной ночи.
   Он раздавил в пепельнице окурок и поднес к  губам  ее  руку.  Поцеловал
ладонь. Медленно провел губами  от  запястья  до  плеча.  Джулию  охватило
странное чувство. Борода слегка щекотала ей кожу. Затем  он  наклонился  и
поцеловал ее в губы. От его бороды исходил  какой-то  своеобразный  душный
запах. Джулия не могла понять, противен он ей  или  приятен.  Удивительно,
если подумать, ее еще ни разу в жизни не целовал бородатый мужчина. В этом
есть что-то не совсем пристойное. Щелкнул выключатель, свет погас.
   Он ушел лишь  тогда,  когда  узкая  полоска  между  неплотно  закрытыми
занавесками возвестила, что настало утро. Джулия была совершенно  разбита,
морально и физически.
   "Я буду выглядеть форменной развалиной, когда приеду в Канн".
   И так рисковать! Он мог ее убить или  украсть  ее  жемчужное  ожерелье.
Джулию бросало то в  жар,  то  в  холод  от  мысли,  какой  опасности  она
подвергалась. И он тоже едет в Канн. А вдруг он станет претендовать там на
ее знакомство! Как она объяснит, кто он, своим друзьям? Она была  уверена,
что Долли он не понравится. Еще попробует ее  шантажировать...  А  что  ей
делать, если ему вздумается повторить сегодняшний  опыт?  Он  страстен,  в
этом сомневаться не приходится. Он спросил, где она остановится,  и,  хотя
она не сказала ему, выяснить это при желании не составит  труда.  В  таком
месте, как Канн, вряд ли  удастся  избежать  встречи.  Вдруг  он  окажется
назойлив? Если он так влюблен в нее, как говорит, он от нее не  отвяжется,
это ясно. И с этими иностранцами ничего нельзя сказать заранее, еще станет
устраивать ей публичные сцены. Утешало ее одно: он сказал, что едет только
на пасху; она  притворится,  будто  очень  устала  и  хочет  первое  время
спокойно побыть на вилле.
   "Как я могла так сглупить!"
   Долли, конечно, приедет ее встречать, и если  испанец  будет  настолько
бестактен и подойдет к ней прощаться, она скажет Долли, что он уступил  ей
свое купе. В этом нет ничего такого. Всегда лучше придерживаться правды...
насколько это возможно. Но в Канне на платформе была куча народу, и Джулия
вышла со станции и села в машину Долли, даже не увидев испанца.
   - Я никого не приглашала на сегодня, - сказала Долли. -  Я  думала,  вы
устали, и хотела побыть наедине с вами хотя бы один день.
   Джулия нежно стиснула ей плечо.
   Чудеснее и быть не может. Будем сидеть на вилле, мазать лицо кремами  и
сплетничать, сколько душе угодно.
   Но на следующий день они были приглашены к ленчу,  а  до  этого  должны
были встретиться с пригласившими их в баре на рю Круазет и  выпить  вместе
коктейли. Когда они вышли из машины, Долли задержалась, чтобы дать  шоферу
указания, куда за ними  заехать,  и  Джулия  поджидала  ее.  Вдруг  сердце
подскочило у нее в груди: прямо к ним  направлялся  вчерашний  испанец;  с
одной стороны, держа его под руку, шла молодая женщина, с  другой  он  вел
девочку. Отворачиваться было поздно. Долли присоединилась к ней, надо было
перейти на другую сторону улицы. Испанец подошел вплотную,  кинул  на  нее
безразличный взгляд и, оживленно беседуя со своей  спутницей,  проследовал
дальше. Джулия поняла, что он так же мало жаждет видеть ее, как она - его.
Женщина и девочка были, очевидно, его жена и дочь,  с  которыми  он  хотел
провести в Канне пасху. Какое облегчение! Теперь  она  может  безбоязненно
наслаждаться жизнью. Но, идя за Долли к бару, Джулия подумала,  какие  все
же скоты эти мужчины! С них просто нельзя спускать глаз. Стыд и срам, имея
такую  очаровательную  жену  и  прелестную  дочурку,  заводить  в   поезде
случайное  знакомство!  Должно  же  у  них  быть  хоть  какое-то   чувство
пристойности!
   Однако с течением времени негодование Джулии поостыло,  и  она  даже  с
удовольствием думала об этом  приключении.  В  конце  концов  они  неплохо
позабавились. Иногда она позволяла себе предаваться мечтам и перебирать  в
памяти все подробности этой единственной в своем роде  ночи.  Любовник  он
был великолепный, ничего не скажешь. Будет  о  чем  вспомнить,  когда  она
постареет. Все дело в бороде - она так странно щекотала ей лицо - и в этом
душном  запахе,  который  отталкивал  и  одновременно  привлекал  ее.  Еще
несколько лет Джулия высматривала мужчин с бородами; у нее  было  чувство,
что если бы один из них приволокнулся за ней, она  была  бы  просто  не  в
силах ему отказать. Но бороды вышли из моды, и слава богу, потому что  при
виде бородатого мужчины у Джулии подгибались колени; к тому же ни один  из
бородачей, которых она все же  изредка  встречала,  не  делал  ей  никаких
авансов. Интересно все же, кто он, этот испанец. Джулия видела  его  через
несколько дней после  приезда  в  казино  -  он  играл  в  chemin  de  fer
["шмэн-де-фер" - азартная карточная игра (франц.)]  -  и  спросила  о  нем
двух-трех знакомых. Но никто из них не был  с  ним  знаком,  и  он  так  и
остался в ее памяти и в ее крови безымянным.  Забавное  совпадение  -  как
зовут юношу, столь удивившего ее сегодня днем, Джулия тоже не знала.
   "Если бы я представляла,  что  они  намерены  позволить  себе  со  мной
вольности,  я  бы  по  крайней  мере  заранее  попросила  у  них  визитные
карточки".
   С этой мыслью она благополучно уснула.





   Прошло несколько дней, и однажды утром, когда Джулия лежала в постели и
читала новую пьесу, ей позвонили по  внутреннему  телефону  из  цокольного
этажа и спросили, не поговорит ли она с мистером  Феннелом.  Имя  ей  было
незнакомо, и она уже было сказала "нет", как ей пришло в голову, не тот ли
это юноша из ее приключения. Любопытство побудило  ее  сказать,  чтобы  их
соединили. Джулия сразу узнала его голос.
   - Ты обещала позвонить, - сказал он. - Мне надоело  ждать,  и  я  звоню
сам.
   - Я была ужасно занята все это время.
   - Когда я тебя увижу?
   - Когда у меня будет свободная минутка.
   - Как насчет сегодня?
   - У меня дневной спектакль.
   - Приходи после него выпить чаю.
   Она улыбнулась. ("Нет, малыш, второй раз ты меня на  ту  же  удочку  не
поймаешь".)
   - Не получится, - сказала она. - Я всегда остаюсь в театре,  отдыхаю  у
себя в уборной до вечернего представления.
   - А мне нельзя зайти в то время, как ты отдыхаешь?
   Какую-то секунду она колебалась. Пожалуй, это будет  лучше  всего.  При
Эви, которая без конца входит в уборную, в  ожидании  мисс  Филиппе  ни  о
каких глупостях не может быть и речи. Удобный случай  дружески  -  мальчик
так мил! - но твердо сказать ему, что продолжения не будет.  В  нескольких
удачно подобранных словах она объяснит ему, что это - безрассудство  и  он
весьма ее обяжет, если вычеркнет из памяти весь этот эпизод.
   - Хорошо. Приходи в полшестого, я угощу тебя чашкой чаю.
   Три часа, которые она проводила  у  себя  в  уборной  между  дневным  и
вечерним спектаклями, были самым любимым временем в  ее  загруженном  дне.
Остальные члены труппы уходили из театра,  оставались  лишь  Эви,  готовая
удовлетворить все ее желания, и швейцар, следивший, чтобы никто не нарушил
ее покоя. Уборная казалась  Джулии  каютой  корабля.  Весь  остальной  мир
оставался где-то далеко-далеко, и Джулия  наслаждалась  своим  уединением.
Она словно попадала в магический круг, который делал ее еще свободней. Она
дремала, читала или, улегшись на мягкий удобный  диван,  позволяла  мыслям
блуждать без определенной цели.  Думала  о  роли,  которую  ей  предстояло
играть, и о своих прошлых ролях. Думала о  своем  сыне  Роджере.  Приятные
полумечты-полувоспоминания  неторопливо  проходили  у  нее  в   уме,   как
влюбленные в зеленом лесу.  Джулия  любила  французскую  поэзию  и  иногда
читала вслух Верлена.
   Ровно в половине шестого Эви подала ей карточку. "Мистер Томас Феннел",
- прочитала она.
   - Проводи его сюда и принеси чай.
   Джулия еще утром решила, как она будет с  ним  держаться.  Любезно,  но
сухо. Проявит дружеский интерес к его  работе,  спросит  насчет  экзамена.
Затем расскажет о Роджере. Роджеру было семнадцать, через год он  поступит
в Кембридж.  Она  постарается  исподволь  внушить  юноше,  что  по  своему
возрасту годится ему в матери. Она будет вести себя так, словно между ними
никогда ничего не было, и он уйдет, чтобы никогда  больше  ее  не  видеть,
иначе как при свете рампы, почти поверив, что  все  это  было  плодом  его
фантазии. Но когда Джулия взглянула на него, такого хрупкого, с чахоточным
румянцем и  голубыми  глазами,  такого  юного  и  прелестного,  сердце  ее
пронзила внезапная боль. Эви вышла  и  закрыла  дверь.  Джулия  лежала  на
диване;  она  протянула  ему  руку  с  милостивой  улыбкой  мадам  Рекамье
[Рекамье, Жюли (1777-1849) -  знаменитая  французская  красавица,  хозяйка
блестящего парижского салона во  времена  Директории  и  Консульства,  где
собирались известные писатели тех дней], но он  кинулся  рядом  с  ней  на
колени и страстно приник к ее  губам.  Джулия  ничего  не  могла  с  собой
поделать, она обвила его шею руками и так же страстно вернула ему поцелуй.
   ("Господи, где мои благие намерения? Неужели я в него влюбилась?")
   - Сядь, ради бога. Эви сейчас принесет чай.
   - Скажи, чтобы она нам не мешала.
   - Что ты имеешь в виду?
   Но что он имел в виду, было более  чем  очевидно.  Сердце  ее  учащенно
забилось.
   - Это смешно. Я не могу. Может зайти Майкл.
   - Я тебя хочу.
   - И что подумает Эви? Просто идиотизм так рисковать. Нет, нет, нет.
   В дверь постучали, вошла Эви с чаем. Джулия велела ей придвинуть столик
к дивану и поставить кресло для молодого человека с  другой  стороны.  Она
задерживала Эви ненужным разговором и чувствовала на себе его взгляд.  Его
глаза быстро следовали за ее жестами, следили за выражением ее  лица,  она
избегала их, но все равно ощущала нетерпение, горящее в  них,  и  пыл  его
желания. Джулия  была  взволнована.  Ей  казалось,  что  голос  ее  звучит
неестественно. ("Какого черта! Что это со мной? Я еле дышу!")
   Когда Эви подошла к дверям, юноша сделал  движение,  которое  было  так
безотчетно, что Джулия уловила его не столько зрением, сколько  чувствами,
и, не удержавшись, взглянула на него. Его лицо совсем побелело.
   - О Эви, - сказала Джулия, - этот джентльмен хочет поговорить со мной о
пьесе. Последи, чтобы нам не мешали. Я позвоню, когда ты мне понадобишься.
   - Хорошо, мисс.
   Эви вышла и закрыла за собой дверь.
   ("Я просто дура. Последняя дура".)
   Но он уже отодвинул столик и стоял возле нее на коленях, она уже была в
его объятиях.
   ...Джулия отослала его незадолго до прихода мисс Филиппе  и,  когда  он
ушел, позвонила Эви.
   - Хорошая пьеса? - спросила Эви.
   - Какая пьеса?
   - О которой он говорил с вами.
   - Он неглуп. Конечно, еще очень молод...
   Эви смотрела на туалетный столик. Джулия любила, чтобы ее  вещи  всегда
были на своем месте, и если вдруг не находила баночки с кремом или  краски
для ресниц, устраивала скандал.
   - Где ваш гребень?
   Он причесывался ее гребнем и нечаянно положил  его  на  чайный  столик.
Увидев его там, Эви с минуту задумчиво на него глядела.
   - Как, ради всего  святого,  он  сюда  попал?  -  беззаботно  вскричала
Джулия.
   - Вот и я об этом думаю.
   У Джулии душа ушла в пятки. Конечно, заниматься такими вещами в театре,
в своей уборной, просто безумие. Да тут даже нет ключа в двери. Эви держит
его у себя. А все же риск придает всему этому особую пикантность.  Приятно
было думать, что она способна до такой степени потерять  голову.  Так  или
иначе, теперь они назначили свидание. Том - она спросила,  как  его  зовут
дома, и он сказал  "Томас",  но  у  нее  не  поворачивался  язык  так  его
называть, - Том хотел пригласить ее куда-нибудь на ужин, чтобы  они  могли
потанцевать, а Майкл уезжал на днях в  Кембридж  на  репетицию  нескольких
одноактных пьес, написанных студентами, так что у них будет куча времени.
   - Ты сможешь вернуться рано утром, когда станут развозить молоко.
   - А как насчет спектакля на следующий день?
   - Какое это имеет значение?
   Джулия не разрешила ему зайти за ней в театр,  и,  когда  она  вошла  в
выбранный ими ресторан, Том ждал ее в холле.  При  виде  Джулии  лицо  его
засветилось.
   - Уже так поздно. Я испугался, что ты совсем не придешь.
   - Мне очень жаль. Ко мне зашли после спектакля разные скучные люди, и я
никак не могла отделаться от них.
   Это была неправда. Весь вечер Джулия волновалась, как  девушка,  идущая
на первый бал. Она тысячу раз повторяла себе, что это  просто  нелепо.  Но
когда она сняла сценический грим и снова накрасилась, чтобы идти на  ужин,
результаты не удовлетворили ее. Она наложила голубые тени на веки и  снова
их стерла, накрасила щеки и вымыла их, затем попробовала другой оттенок.
   - Что это вы такое делаете? - спросила Эви.
   - Пытаюсь выглядеть на двадцать, дурочка.
   - Ну, коли вы сейчас не перестанете, будете выглядеть на все свои сорок
шесть.
   Джулия еще  не  видела  Тома  в  смокинге.  Мальчик  сиял,  как  медная
пуговица. Среднего роста, он выглядел высоким из-за своей  худобы.  Джулию
тронуло, что хотя ему хотелось  казаться  человеком  бывалым  и  светским,
когда дошло до заказа, он оробел перед официантом.  Они  пошли  танцевать.
Танцевал он неважно, но  и  в  неловкости  его  ей  чудилось  своеобразное
очарование.  Джулию  узнавали,  и  она  чувствовала,  что  он  купается  в
отраженных лучах ее славы. Молодая пара,  закончив  танец,  подошла  к  их
столику поздороваться. Когда они отошли, Том спросил:
   - Это не леди и лорд Деннорант?
   - Да, я знаю Джорджа еще с тех пор, как он учился в Итоне.
   Он следил за ними взглядом.
   - Ее девичье имя - леди Сесили Лоустон, да?
   - Не помню. Разве?
   Для нее это не представляло интереса. Через несколько  минут  мимо  них
прошла другая пара.
   - Посмотри, леди Лепар.
   - Кто это?
   - Разве ты не помнишь, у них был большой прием в их загородном  доме  в
Чешире несколько недель назад; присутствовал сам принц Уэльский.  Об  этом
еще писали в "Наблюдателе".
   А-а, вот откуда он черпает все свои сведения! Бедный крошка!  Он  читал
об этих титулованных господах в газетах и изредка, в ресторане или театре,
видел их во плоти. Конечно, он трепетал от восторга. Романтика. Если бы он
только знал, какие они все зануды.  Это  невинное  увлечение  людьми,  чьи
фотографии помещают в  иллюстрированных  газетах,  делало  его  невероятно
простодушным в ее глазах, и она нежно посмотрела на него через стол.
   - Ты приглашал когда-нибудь актрису в ресторан?
   Он пунцово покраснел.
   - Никогда.
   Джулии было очень неприятно, что он платит по счету,  она  подозревала,
что сумма равняется его недельному заработку,  но  не  хотела  ранить  его
гордость, предложив заплатить самой. Она спросила мимоходом, который  час,
и он привычно взглянул на запястье.
   - Ой, я забыл надеть часы.
   Она испытующе посмотрела на него.
   - А ты случайно не заложил их?
   Он снова покраснел.
   - Нет. Я очень спешил, когда одевался.
   Достаточно было взглянуть на его галстук, чтобы  увидеть,  что  это  не
так. Он ей лгал. Он отнес в заклад часы, чтобы пригласить ее  на  ужин.  В
горле у Джулии застрял комок. Она была готова, не  сходя  с  места,  сжать
Тома в объятиях и целовать его голубые глаза. Она обожала его.
   - Давай уйдем, - сказала Джулия.
   Они взяли такси и отправились в его квартирку на Тэвисток-сквер.





   На следующий день Джулия пошла к Картье и купила часы, чтобы послать их
Тому вместо тех, которые он заложил, а две или три недели  спустя,  узнав,
что у него день рождения, купила ему золотой портсигар.
   - Ты знаешь, это вещь, о которой я мечтал всю свою жизнь.
   Джулии показалось, что у него в глазах слезы. Он страстно ее поцеловал.
   Затем, то под одним предлогом,  то  под  другим,  Джулия  подарила  ему
булавку  для  галстука,  жемчужные  запонки  и  пуговицы  для  жилета.  Ей
доставляло острую радость делать ему подарки.
   - Так ужасно, что я ничего не могу тебе подарить, - сказал он.
   - Подари мне часы, которые ты заложил, чтобы пригласить меня на ужин, -
попросила она.
   Это были небольшие  золотые  часы,  не  дороже  десяти  фунтов,  но  ей
нравилось иногда их надевать.
   После ночи, которую они провели вместе вслед  за  ужином  в  ресторане,
Джулия наконец призналась себе, что влюблена. Это открытие ее потрясло.  И
все равно она была на седьмом небе от счастья.
   "А ведь я думала, что уже никогда не влюблюсь. Конечно,  долго  это  не
протянется. Но почему бы мне не порадоваться, пока можно?"
   Джулия решила, что постарается снова пригласить его на  Стэнхоуп-плейс.
Вскоре ей представилась такая возможность.
   - Ты помнишь этого своего молодого бухгалтера? - сказала она Майклу.  -
Его зовут Том Феннел. Я встретила его на днях на званом ужине и предложила
прийти к нам в следующее воскресенье. Нам не хватает одного мужчины.
   - Ты думаешь, он подойдет?
   У них ожидался грандиозный  прием.  Потому  она  и  позвала  Тома.  Ему
доставит удовольствие познакомиться с людьми, которых он  знал  только  по
фотографиям в газетах. Джулия уже увидела, что он немного сноб. Что ж, тем
лучше, все  фешенебельное  общество  будет  к  его  услугам.  Джулия  была
проницательная, она прекрасно понимала, что Том не влюблен в нее. Роман  с
ней льстил его тщеславию. Он был чрезвычайно пылок и наслаждался  любовной
игрой.  Из  отдельных  намеков,  из  рассказов,  которые  она   постепенно
вытягивала из него, Джулия узнала, что с семнадцати лет у  него  уже  было
очень много женщин. Главным для него был сам акт, с кем - не имело особого
значения. Он считал это самым большим удовольствием  на  свете.  И  Джулия
понимала, почему он пользуется таким успехом. Была своя  привлекательность
в его худобе - буквально кожа да кости, вот почему на нем так хорошо сидит
костюм, - свое очарование в его  чистоте  и  свежести.  Он  казался  таким
трогательным. А его застенчивость в сочетании с бесстыдством  была  просто
неотразима. Как ни странно, женщинам льстит, когда на них смотрят с  одной
мыслью - повалить поскорей на кровать.
   "Да, секс эпил - вот чем он берет".
   Джулия понимала, что своей миловидностью он обязан  лишь  молодости.  С
возрастом он высохнет, станет костлявым, изможденным  и  морщинистым;  его
прелестный румянец сделается багровым, нежная кожа - дряблой и пожелтелой,
но чувство, что его прелесть так  недолговечна,  лишь  усиливало  нежность
Джулии. Том вызывал в ней  непонятное  сострадание.  Он  всегда,  как  это
свойственно юности, был в приподнятом настроении, и Джулия  впитывала  его
веселость с такой же жадностью, как котенок лакает молоко.  Но  развлекать
он не умел. Когда Джулия рассказывала что-нибудь забавное, он смеялся,  но
сам ничего  забавного  рассказать  не  мог.  Ее  не  смущало  то,  что  он
скучноват. Напротив, действовало успокаивающе на нервы. У нее еще  никогда
не было так легко на сердце, как в его обществе, а блеска  и  остроумия  у
нее с избытком хватало на двоих.
   Все окружающие продолжали твердить Джулии, что она выглядит  на  десять
лет моложе и никогда еще она не играла так хорошо. Джулия знала,  что  это
правда, и знала - почему. Но ей следует быть осмотрительной. Нельзя терять
головы. Чарлз Тэмерли всегда говорил, что актрисе не  так  нужен  ум,  как
благоразумие, наверное, он прав. Быть может, она и неумна, но  чувства  ее
начеку, и она доверяет им. Чувства подсказывали Джулии, что она не  должна
признаваться Тому в своей любви. Она постаралась дать ему понять,  что  не
имеет никаких притязаний, он сам себе хозяин. Она  держалась  так,  словно
все происходящее между ними - пустяк, которому ни он, ни  она  не  придают
особого значения. Но она делала все, чтобы привязать его к себе. Том любил
приемы, и Джулия брала его с собой на приемы. Она заставила Долли и Чарлза
Тэмерли звать его к ленчу. Том любил танцевать,  и  Джулия  доставала  ему
приглашения на балы. Ради него она тоже шла туда на часок и видела,  какое
ему доставляет удовольствие то, что она пользуется таким огромным успехом.
Джулия знала, что у него кружится голова в присутствии важных персон, -  и
знакомила его со всякими именитыми людьми.  К  счастью,  Майклу  он  очень
нравился. Майкл любил поговорить, а  Том  был  прекрасным  слушателем.  Он
превосходно знал свое дело. Однажды Майкл сказал ей:
   - Толковый парень Том. Съел собаку на подоходном налоге.  Научил  меня,
как сэкономить две-три сотни фунтов с годового дохода, когда буду  платить
налог в следующий раз.
   Майкл, посещавший в поисках новых талантов чужие театры в самом Лондоне
или пригородах, часто брал Тома по вечерам с собой;  после  спектакля  они
заезжали за Джулией и ужинали втроем. Время от времени Майкл звал  Тома  в
воскресенье на партию гольфа  и,  если  они  не  были  никуда  приглашены,
привозил к ним обедать.
   - Приятно, когда в доме молодежь, - говорил он, - не дает  самому  тебе
заржаветь.
   Том всячески старался  быть  полезен.  Играл  с  Майклом  в  трик-трак,
раскладывал с Джулией пасьянсы, и, когда они заводили граммофон,  был  тут
как тут, чтобы менять пластинки.
   - Он будет хорошим товарищем Роджеру, - сказал Майкл.  -  У  Тома  есть
голова на плечах, к тому же он старше  Роджера.  Окажет  на  него  хорошее
влияние. Почему бы тебе не пригласить его пожить у нас во время отпуска?
   ("К счастью, я хорошая актриса".)
   Но Джулии понадобилось  значительное  усилие,  чтобы  голос  звучал  не
слишком радостно, а лицо не выдало восторга, от которого  неистово  билось
сердце.
   - Неплохая идея, - ответила она. - Я приглашу его, если хочешь.
   Театр не закрывался до конца августа, и Майкл снял дом в Тэплоу,  чтобы
они могли провести там самые жаркие дни лета. Джулия  ездила  в  город  на
спектакли, Майкл - когда  его  призывали  дела,  но  будни  до  вечера,  а
воскресенье целый день они оставались  за  городом.  Тому  полагалось  две
недели отпуска, и он с готовностью принял их приглашение.
   Как-то раз Джулия заметила, что Том  непривычно  молчалив.  Он  казался
бледен, всегдашняя жизнерадостность покинула его. Она поняла, что  у  него
что-то случилось, но он не пожелал говорить ей, в чем дело, сказал только,
что у него неприятности. Наконец Джулия вынудила его  признаться,  что  он
влез в долги и кредиторы настойчиво требуют, чтобы он расплатился.  Жизнь,
в которую Джулия втянула Тома, была ему  не  по  карману;  стыдясь  своего
дешевого костюма на великосветских приемах, куда она его брала, он заказал
себе новые у дорогого портного. Он поставил деньги  на  лошадь  в  надежде
выиграть и рассчитаться с долгами, а лошадь пришла последней.  Для  Джулии
его долг - сто двадцать пять фунтов - был чепуховой суммой, и ей  казалось
нелепым, чтобы  такой  пустяк  мог  кого-нибудь  расстроить.  Она  тут  же
сказала, что даст ему эти деньги.
   - Нет, я не могу. Я не могу брать деньги у женщины.
   Том покраснел до корней волос; ему стало стыдно от одной только  мысли.
Джулия приложила все свое искусство, применила все уловки, чтобы уговорить
его. Она приводила ему разумные доводы, притворялась, будто обижена,  даже
пустила в ход слезы, и, наконец, Том согласился, так и быть, взять  у  нее
эти деньги взаймы. На следующий день  Джулия  послала  ему  в  письме  два
банковских билета по сто фунтов. Том позвонил и сказал, что  она  прислала
гораздо больше, чем нужно.
   - О, я знаю, люди никогда  не  признаются,  сколько  они  задолжали,  -
сказала она со смехом. - Я уверена, что ты должен больше, чем мне сказал.
   - Честное слово, нет. Я бы не стал тебе лгать ни за что на свете.
   - Тогда держи остаток у себя, на всякий случай. Мне неприятно, что тебе
приходится расплачиваться в ресторане. И за такси, и за прочее.
   - О нет, право, не могу. Это так унизительно.
   - Какая ерунда! Ты же знаешь, у меня столько денег, что мне  девать  их
некуда.  Неужели  тебе  трудно  доставить  мне  удовольствие  и  позволить
вызволить тебя из беды?
   - Это ужасно мило с твоей стороны. Ты не  представляешь,  как  ты  меня
выручила. Не знаю, как тебя и благодарить.
   Однако голос у него был встревоженный. Бедный ягненочек, не может выйти
из плена условностей. Но  Джулия  говорила  правду,  она  еще  никогда  не
испытывала такого наслаждения, как сейчас, давая ему деньги; это  вызывало
в ней неожиданный взрыв чувств. И у нее был в уме еще один проект, который
она надеялась привести в исполнение за те две недели, что Том  проведет  у
них  в  Тэплоу.  Прошло  то  время,  когда   убогость   его   комнаты   на
Тэвисток-сквер казалась ей очаровательной, а скромная меблировка  умиляла.
Раз или два Джулия встречала на лестнице людей, и ей показалось,  что  они
как-то странно на нее смотрят. К Тому приходила убирать и готовить завтрак
грязная,  неряшливая  поденщица,  и  у  Джулии  было   чувство,   что   та
догадывается об их отношениях и шпионит за ней. Однажды, когда Джулия была
у Тома,  кто-то  повернул  ручку  двери,  а  когда  она  вышла,  поденщица
протирала перила лестницы и бросила на Джулию хмурый  взгляд.  Джулии  был
противен затхлый запах прокисшей пищи, стоявший на лестнице, и  ее  острый
глаз скоро увидел, что комната Тома отнюдь не блещет  чистотой.  Выцветшие
пыльные занавеси, вытертый ковер, дешевая мебель  -  все  это  внушало  ей
отвращение. Случилось  так,  что  Майкл,  все  время  выискивающий  способ
выгодно  вложить   деньги,   купил   несколько   гаражей   неподалеку   от
Стэнхоуп-плейс - раньше там были конюшни. Он решил, что, сдавая  часть  из
них, он окупит те, которые были нужны  им  самим.  Над  гаражами  был  ряд
комнат. Майкл сделал из них две квартирки, одну - для их шофера, другую  -
для сдачи внаем. Она все еще стояла пустая, и Джулия  предложила  Тому  ее
снять. Это будет замечательно. Она сможет забегать к нему на часок,  когда
он будет  возвращаться  из  конторы,  иногда  ей  удастся  заходить  после
спектакля, и никто ничего не узнает. Никто им не будет мешать.  Они  будут
совершенно свободны. Джулия говорила Тому, как интересно будет  обставлять
комнаты; у них на Стэнхоуп-плейс куча ненужных вещей, он просто обяжет ее,
взяв их "на хранение". Чего не хватит, они купят с ним вместе. Тома  очень
соблазняла мысль иметь собственную квартиру,  но  о  чем  было  мечтать  -
плата, пусть и невысокая, была ему не по средствам. Джулия об этом  знала.
Знала она и то,  что,  предложи  она  платить  из  своего  кармана,  он  с
негодованием откажется. Но ей казалось, что в течение праздных двух недель
на берегу реки в их роскошном загородном доме она  сумеет  превозмочь  его
колебания.  Она  видела,  как  прельщает  Тома  ее   предложение,   и   не
сомневалась,  что   найдет   какой-нибудь   способ   убедить   его,   что,
согласившись, он на самом деле окажет ей услугу.
   "Людям не нужен резон, чтобы сделать то, что они  хотят,  -  рассуждала
Джулия, - им нужно оправдание".
   Джулия с волнением ждала Тома в Тэплоу. Как приятно будет гулять с  ним
утром у реки, а днем вместе сидеть в саду! Приедет Роджер, и Джулия твердо
решила, что между нею и Томом не будет никаких  глупостей,  этого  требует
простое приличие. Но как божественно быть рядом с ним чуть не  весь  день!
Когда у нее будут дневные спектакли. Том сможет развлекаться чем-нибудь  с
Роджером.
   Однако все вышло совсем не так, как она ожидала. Джулии и в  голову  не
могло прийти, что Роджер и Том так подружатся. Между ними  было  пять  лет
разницы, и Джулия полагала - хотя, по правде говоря, она вообще об этом не
задумывалась, - что Том будет смотреть на Роджера, как на  ребенка,  очень
милого, конечно, но с которым обращаются соответственно его возрасту -  он
у всех на побегушках, и его можно отослать  поиграть,  когда  он  надоест.
Роджеру  только  исполнилось  семнадцать.  Это  был  миловидный  юноша   с
рыжеватыми  волосами  и  синими  глазами,  но  на  этом  и  кончались  его
привлекательные черты. Он не унаследовал ни живости и выразительности лица
матери, ни классической красоты отца. Джулия была несколько  разочарована,
он не оправдал ее надежд. В детстве, когда она постоянно фотографировалась
с ним вместе, он был прелестен. Теперь он сделался слишком флегматичным, и
у него всегда был серьезный вид. Пожалуй, единственное, чем он мог  теперь
похвастать, это волосы и зубы. Джулия, само собой, очень  любила  его,  но
считала скучноватым. Когда она оставалась с  ним  вдвоем,  время  тянулось
необыкновенно долго. Джулия проявляла живой интерес к вещам,  которые,  по
ее мнению, должны были его занимать - крикету и тому подобному,  но  у  ее
сына не находилось, что сказать по этому поводу. Джулия опасалась, что  он
не очень умен.
   - Конечно, он еще мальчик, - оптимистически говорила она, - возможно, с
возрастом он разовьется.
   С того времени, как Роджер пошел в подготовительную школу, Джулия  мало
его видела. Во время каникул она все вечера бывала занята в театре,  и  он
уходил куда-нибудь с отцом или друзьями, по  воскресеньям  они  с  Майклом
играли в гольф. Случалось, если Джулию приглашали к ленчу, она не виделась
с ним несколько дней подряд, не считая двух-трех  минут  утром,  когда  он
заходил к ней в комнату  пожелать  доброго  утра.  Жаль,  что  он  не  мог
навсегда остаться прелестным маленьким мальчиком, который тихо, не  мешая,
играл в ее комнате и, обвив мать ручонкой за шею, улыбался на  фотографиях
прямо в объектив. Время от времени Джулия ездила повидать  его  в  Итон  и
пила с ним чай. Ей польстило, когда она увидела в  его  комнате  несколько
своих фотографий. Она прекрасно сознавала, что ее приезд  в  Итон  вызывал
всеобщее  волнение,  и  мистер  Брэкенбридж,  старший   надзиратель   того
пансиона, где жил Роджер, считал  своим  долгом  быть  с  нею  чрезвычайно
любезным. Когда кончилось  полугодие,  Джулия  и  Майкл  уже  переехали  в
Тэплоу, и Роджер явился прямо туда. Джулия пылко расцеловала  его.  Роджер
не проявил восторга оттого, что он наконец дома, как она ожидала. Держался
он довольно небрежно. Казалось, он вдруг повзрослел не по летам.
   Роджер сразу же объявил Джулии, что желает покинуть Итон на  рождество.
Он получил там все, что мог, и теперь намерен поехать в Вену на  несколько
месяцев поучить немецкий, перед тем как поступить в Кембридж. Майкл хотел,
чтобы он стал военным, но против этого Роджер решительно воспротивился. Он
еще не решил, кем быть. И Майкла и Джулию чуть не с самого  рождения  сына
мучил страх, что вдруг он вздумает пойти на сцену, но, по-видимому, Роджер
не имел ни малейшей склонности к театру.
   - Так или иначе, толку бы из него все равно не вышло, - сказала Джулия.
   Роджер жил в Тэплоу сам по себе. С  утра  уходил  на  реку,  валялся  с
книгой в саду. На день рождения Джулия подарила ему быстроходный  дорожный
велосипед,  и  теперь  он  разъезжал  на  нем  по  проселочным  дорогам  с
головокружительной скоростью.
   - Одно утешение, - говорила Джулия, - что  с  ним  никаких  хлопот.  Он
вполне способен сам себя занять.
   По воскресеньям из города к ним наезжала куча людей - актеры,  актрисы,
какой-нибудь случайный писатель и кое-кто из  их  более  именитых  друзей.
Джулию это развлекало, и она знала, что люди любят ездить к ним в гости. В
первое воскресенье после приезда Роджера  к  ним  нахлынула  целая  толпа.
Роджер был очень вежлив с гостями. Выполнял обязанности сына хозяина  дома
как настоящий светский человек. Но Джулии  показалось,  что  внутренне  он
отчужден, словно играет роль, которой не может  целиком  отдаться.  У  нее
было неуютное чувство, что он не принимает всех этих людей  такими,  какие
они есть,  но  хладнокровно  судит  их  со  стороны.  У  Джулии  создалось
впечатление, что сын не смотрит на них всерьез.
   Они договорились с Томом, что он приедет в следующую субботу, и  Джулия
привезла его в своей машине после спектакля. Стояла лунная ночь, и в такой
час дороги были пусты. Это была волшебная поездка. Джулия хотела бы, чтобы
она длилась вечно. Она прильнула к нему, время от времени он целовал ее  в
темноте.
   - Ты счастлив? - спросила она.
   - Абсолютно.
   Майкл и Роджер уже легли, но в столовой их ждал  ужин.  Безмолвный  дом
вызывал в них ощущение, будто они забрались туда  без  разрешения  хозяев.
Словно они - два странника, которые проникли  из  ночного  мрака  в  чужое
жилище и нашли там приготовленную для них роскошную трапезу. Было  в  этом
что-то от сказок "Тысяча и одной ночи". Джулия показала Тому его  комнату,
рядом с комнатой Роджера, и пошла спать. На следующее утро она  проснулась
поздно. Был прекрасный день. Джулия никого не пригласила из города,  чтобы
весь день провести вместе с Томом. Когда она оденется, они пойдут с ним на
реку. Джулия позавтракала, приняла  ванну.  Надела  легкое  белое  платье,
которое подходило для прогулки и очень ей  шло,  и  широкополую  шляпу  из
красной  соломки,  бросавшую  теплый  отсвет  на  лицо.  Почти  совсем  не
накрасилась. Джулия поглядела в зеркало  и  довольно  улыбнулась.  Она  и,
правда, выглядела очень хорошенькой и молодой. Беспечной  походкой  Джулия
направилась в сад. На лужайке, спускавшейся  к  самой  воде,  она  увидела
Майкла в окружении воскресных газет. Он был один.
   - Я думала, ты пошел поиграть в гольф.
   - Нет, пошли мальчики. Я решил, им будет приятней,  если  я  отпущу  их
одних, - он улыбнулся своей дружелюбной улыбкой. - Они для  меня  чересчур
активны. В восемь утра они уже купались и, как только проглотили  завтрак,
унеслись в машине Роджера играть в гольф.
   - Я рада, что они подружились.
   Джулия сказала это искренне. Она  была  немного  разочарована,  что  не
смогла погулять с Томом у реки, но ей очень хотелось, чтобы он  понравился
Роджеру, у нее было  подозрение,  что  Роджер  весьма  разборчив  в  своих
симпатиях и антипатиях. В конце концов Том пробудет у них  еще  целых  две
недели.
   - Не скрою от тебя, рядом с ними я чувствую себя настоящим стариком,  -
заметил Майкл.
   - Какая ерунда! Ты куда красивее, чем любой из  них,  и  прекрасно  это
знаешь, мой любимый.
   Майкл выдвинул подбородок и втянул живот.
   Мальчики вернулись к самому ленчу.
   - Простите за опоздание, - сказал Роджер. - Была чертова  куча  народу,
приходилось ждать у каждой метки для меча. Мы загнали шары в лунки, сделав
равное число ударов.
   Они были "чертовски" голодны, возбуждены и очень довольны собой.
   - Как здорово, что сегодня нет гостей, - сказал Роджер. - Я боялся, что
пожалует вся шайка-лейка и нам придется вести себя пай-мальчиками.
   - Я решила, что не мешает отдохнуть, - сказала Джулия.
   Роджер взглянул на нее.
   - Тебе это не повредит, мамочка. У тебя очень утомленный вид.
   ("Ну и глаз, черт побери. Нет, нельзя показывать, что меня это трогает.
Слава богу, я умею играть".)
   Она весело засмеялась.
   - Я не спала всю ночь, ломала  себе  голову,  как  тебе  избавиться  от
прыщей.
   - Да, ужасная гадость. Том говорит, у него тоже были.
   Джулия перевела  глаза  на  Тома.  В  открытой  на  груди  тенниске,  с
растрепанными волосами, уже немного подзагоревший, он  казался  невероятно
юным. Не старше Роджера, по правде говоря.
   - А у него облезает нос, - продолжал со  смехом  Роджер.  -  Вот  будет
пугало!
   Джулия ощутила легкое беспокойство. Казалось, Том скинул несколько  лет
и стал ровесником Роджеру не только по годам. Они болтали чепуху. Уплетали
за обе щеки и осушили по нескольку кружек  пива,  и  Майкл,  который,  как
всегда, пил и ел очень умеренно, смотрел на них с улыбкой. Он радовался их
юности и хорошему настроению. Он напоминал Джулии  старого  пса,  который,
чуть помахивая хвостом, лежит на солнце и наблюдает за возней двух  щенят.
Кофе пили на лужайке. Было так приятно сидеть в тени, любуясь  рекой.  Том
выглядел очень стройным  и  грациозным  в  длинных  белых  брюках.  Джулия
никогда раньше не видела, что он курит трубку. Ее это  почему-то  умилило.
Но Роджер стал подсмеиваться над ним.
   - Ты почему куришь - потому  что  это  тебе  нравится  или  чтобы  тебя
считали взрослым?
   - Заткнись, - сказал Том.
   - Ты кончил кофе?
   - Да.
   - Тогда пошли на реку.
   Том нерешительно взглянул на Джулию. Роджер это заметил.
   - О, все в порядке, о моих почтенных родителях можешь не  беспокоиться.
У них есть воскресные газеты. Мама подарила мне недавно гоночный ялик.
   ("Спокойно, спокойно... Держи себя в руках.  Ну  и  дура  я  была,  что
подарила ему гоночный ялик!")
   - Хорошо, - сказала она со снисходительной улыбкой, -  идите  на  реку,
только не свалитесь в воду.
   - Ничего не случится, если и свалимся. К чаю вернемся. Папа,  теннисный
корт размечен? Мы хотели поиграть после чая.
   - Пожалуй, твой отец сможет  кого-нибудь  найти,  сыграете  два  против
двух.
   - А, не  беспокойтесь,  одиночная  игра  еще  интереснее,  да  и  лучше
разомнемся, - и, обращаясь к Тому: -  Кто  первый  добежит  до  сарая  для
лодок?
   Том вскочил на ноги и бросился бежать, Роджер -  вдогонку.  Майкл  взял
одну из газет и принялся искать очки.
   - Они хорошо поладили, правда?
   - По-видимому.
   - Я боялся, Роджеру будет здесь скучно с нами.  Хорошо,  что  теперь  у
него есть компания.
   - Тебе не кажется, что Роджер ни с кем, кроме себя, не считается?
   - Это ты насчет тенниса? Да мне, по правде говоря,  все  равно,  играть
или нет. Вполне естественно, что мальчикам хочется поиграть вдвоем.  С  их
точки зрения, я старик и только испорчу им игру. В конце концов главное  -
чтобы им было хорошо.
   Джулия почувствовала угрызения совести. Майкл был прозаичен, прижимист,
самодоволен, но он необычайно добр и уж совсем  не  эгоист!  Он  не  знает
зависти. Ему доставляет удовольствие - если это только не  стоит  денег  -
делать других счастливыми. Майкл был для Джулии  раскрытой  книгой.  Спору
нет, все его мысли банальны; с другой стороны, ни одна из  них  не  бывает
постыдна. Ее выводило из себя, что при всех его достоинствах, вместо  того
чтобы вызывать в ней любовь, Майкл вызывал такую мучительную скуку.
   - Насколько ты лучше меня, моя лапушка, - сказала она.
   Майкл улыбнулся своей милой дружелюбной улыбкой и покачал головой.
   - Нет, дорогая, у меня  был  замечательный  профиль,  но  у  тебя  есть
огромный талант.
   Джулия засмеялась.  Это  даже  забавно  -  разговаривать  с  человеком,
который никогда не догадывается, о чем идет речь. Но  что  имеют  в  виду,
когда говорят об актерском таланте?
   Джулия часто спрашивала себя, что именно поставило ее  на  голову  выше
других  современных  актеров.  В  первые  годы  ее  карьеры  у  нее   были
недоброжелатели. Ее сравнивали - и не  в  ее  пользу  -  с  той  или  иной
актрисой, пользовавшейся благосклонностью публики. Но уже давно  никто  не
оспаривал у нее пальмы первенства. Конечно, известность  ее  была  не  так
велика, как у кинозвезд. Джулия попытала удачи в кино, но не имела успеха;
ее лицо, такое подвижное и выразительное на  сцене,  на  экране  почему-то
проигрывало, и после первой же пробы она, с  одобрения  Майкла,  отвергала
все предложения, которые получала время от времени.  Играть  в  кино?  Это
ниже ее достоинства. Ее позиция сделала Джулии прекрасную рекламу.  Джулия
не завидовала кинозвездам: они  появлялись  и  исчезали,  она  оставалась.
Когда выпадал случай, она  ходила  смотреть  игру  других  ведущих  актрис
Лондона. Джулия не скупилась на  похвалы  и  хвалила  от  чистого  сердца.
Иногда чужая игра казалась ей  настолько  хорошей,  что  она  искренно  не
понимала,  почему  люди  поднимают  такой  шум  вокруг  нее,  Джулии.  Она
прекрасно знала, какой высокой репутацией пользуется у  публики,  но  сама
была о себе достаточно скромного мнения. Джулию всегда удивляло, что  люди
восторгаются какой-нибудь ее интонацией или жестом, которые приходят к ней
так естественно, что ей кажется просто невозможным сыграть иначе.  Критики
восхищались ее  разносторонностью.  Особенно  хвалили  способность  Джулии
войти в образ.  Не  то  чтобы  она  сознательно  кого-нибудь  наблюдала  и
копировала, просто когда, она бралась за новую  роль,  на  нее  неизвестно
откуда мощной волной набегали смутные воспоминания,  и  она  обнаруживала,
что знает о своей новой героине множество вещей, о  которых  раньше  и  не
подозревала. У Джулии часто возникал в памяти кто-нибудь из  знакомых  или
даже случайный человек, которого она видела на улице или  на  приеме.  Она
сочетала  эти  воспоминания  с  собственной   индивидуальностью,   и   так
создавался характер, основанный  на  реальной  жизни,  но  обогащенный  ее
опытом, ее владением актерской техникой и личным  обаянием.  Люди  думали,
что она играет только те два-три часа, что  находится  на  сцене;  они  не
знали, что олицетворяемый ею персонаж подспудно жил в  ней  весь  день;  и
когда она,  казалось  бы,  увлеченно  с  кем-нибудь  беседовала,  и  когда
занималась каким-нибудь делом. Джулии часто казалось, что в ней сочетаются
два  лица:  популярная  актриса,  всеобщая  любимица,   женщина,   которая
одевается лучше всех в Лондоне, но это - лишь иллюзия, и героиня,  которую
она изображает каждый вечер, и это - ее истинная субстанция.
   "Будь я проклята, если я знаю, что такое актерский талант,  -  говорила
она себе, - но зато  я  знаю  другое:  я  бы  отдала  все,  что  имею,  за
восемнадцать лет".
   Однако  это  была  неправда.  Если  бы  ей  представилась   возможность
вернуться назад в юность, еще не известно, пожелала бы  она  это  сделать.
Скорее нет. И не популярность, даже если хотите - слава, была  ей  дорога,
не ее власть над зрителями и не та искренняя любовь,  которую  они  к  ней
питали, и уж, конечно, не  деньги,  которые  принес  ей  талант;  нет,  ее
опьяняло другое - та неведомая сила, которую она ощущала в себе, ее власть
над материалом. Она могла получить роль, и даже не очень хорошую  роль,  с
глупым текстом, и  благодаря  своим  личным  качествам,  благодаря  своему
искусству, благодаря владению актерским ремеслом, на  котором  она  собаку
съела, вдохнуть в  нее  жизнь.  Тут  ей  не  было  равных.  Иногда  Джулия
чувствовала себя божеством.
   "И к тому же, - засмеялась она, - Тома не было бы еще на свете".
   В конце  концов,  только  естественно,  что  ему  нравится  возиться  с
Роджером. Ведь они почти ровесники. Они принадлежат  к  одному  поколению.
Сегодня первый день его отпуска, пусть повеселятся, впереди еще целых  две
недели. Тому скоро надоест проводить время с семнадцатилетним  мальчишкой.
Роджер очень мил, но скучен, материнская любовь  не  ослепляет  ее.  Нужно
следить за собой и ни в коем  случае  не  показывать,  что  она  сердится.
Джулия с самого начала решила, что не будет  предъявлять  к  Тому  никаких
требований; если  он  почувствует,  что  чем-либо  ей  обязан,  это  может
оказаться для нее роковым.
   - Майкл, почему бы тебе не  предложить  вторую  квартирку  над  гаражом
Тому?  Теперь,  когда  он  сдал  последний  экзамен   и   получил   звание
бухгалтера-эксперта, ему просто неприлично жить в  той  его  меблированной
комнате.
   - Неплохая мысль. Я у него спрошу.
   - Сэкономишь на плате агенту по сдаче внаем. Поможем ему обставиться. У
нас стоит без дела куча старой мебели. Пусть лучше Том ею пользуется,  чем
она будет просто гнить на чердаке.
   Том и Роджер вернулись к чаю, проглотили  кучу  бутербродов  и  дотемна
играли в теннис. После  обеда  они  засели  за  домино.  Джулия  разыграла
блестящую сцену - молодая мать с нежностью следит  за  сыном  и  его  юным
другом. Спать она легла рано. Вскоре мальчики тоже  поднялись  наверх.  Их
комнаты были расположены прямо над ее спальней. Она  слышала,  как  Роджер
зашел к Тому. Они принялись болтать; окна и у нее и у них были открыты, до
нее доносились их оживленные голоса. О чем, ради всего святого, они  могли
столько  говорить?!  Она  ни  разу  не  видела  ни  одного  из  них  таким
разговорчивым. Через некоторое время раздался голос Майкла:
   - А ну, марш в постель, мальчики! Болтать будете завтра.
   Они засмеялись.
   - Хорошо, папочка! - закричал Роджер.
   - Ну и болтуны вы!
   Снова послышался голос Роджера:
   - Спокойной ночи, старина.
   И сердечный ответ Тома:
   - Спокойной ночи, дружище.
   "Идиоты!" - гневно вскричала про себя Джулия.
   На следующее утро, в то время как она завтракала в постели, к ней зашел
Майкл.
   - Мальчики уехали в Хантерком играть в гольф. Они намерены сыграть  два
раунда и спросили, обязательно ли им возвращаться к ленчу. Я ответил,  что
нет.
   - Не скажу, чтобы я была в восторге оттого, что Том смотрит на наш дом,
как на гостиницу, - заметила Джулия.
   - Милая, они же мальчишки. Право, пусть развлекаются как хотят.
   Значит, сегодня она вообще не увидит Тома - между  пятью  и  шестью  ей
надо выезжать, если она хочет попасть  в  театр  вовремя.  Майклу  хорошо,
отчего ему не быть добрым... Джулия была обижена. Ей хотелось плакать. Он,
должно быть, совершенно к ней равнодушен - теперь она думала о Томе,  -  а
она-то решила, что сегодня  будет  иначе,  чем  вчера.  Она  проснулась  с
твердым намерением быть терпимой и принимать вещи такими, каковы они есть,
но ей и в голову не приходило, что ее ждет такое разочарование.
   - Газеты уже принесли? - хмуро спросила Джулия.
   В город она уехала разъяренная.
   Следующий день был немногим лучше. Мальчики решили не играть  в  гольф,
зато с утра до вечера сражались в  теннис.  Их  неуемная  энергия  страшно
раздражала Джулию. В шортах, с голыми ногами,  в  спортивной  рубашке  Том
казался не старше шестнадцати лет. Так как они купались по три-четыре раза
в день, он  не  мог  прилизывать  волосы,  и,  стоило  им  высохнуть,  они
закручивались непослушными кольцами. От этого он  казался  еще  моложе  и,
увы, еще прелестней. Сердце Джулии терзала  мука.  Ей  казалось,  что  его
манера вести  себя  странно  изменилась;  постоянно  находясь  в  обществе
Роджера, он потерял облик светского человека, который так следит за  своей
внешностью, так разборчив в том, что ему надеть, и снова  стал  неряшливым
подростком. Ни намеком, ни взглядом он не выдавал, что он -  ее  любовник;
он относился к ней так,  как  приличествует  относиться  к  матери  своего
приятеля. Каждым замечанием, проказами, даже самой  своей  вежливостью  он
заставлял ее чувствовать, что она принадлежит к другому поколению.  В  его
обращении к ней не было и следа рыцарственной галантности, которую молодой
человек должен проявлять по отношению  к  обворожительной  женщине;  такую
снисходительную доброжелательность скорее пристало  выказывать  незамужней
старой тетушке.
   Джулию возмущало, что Том послушно идет на поводу  у  мальчишки  моложе
себя. Это говорило о бесхарактерности. Но она не винила  его;  она  винила
Роджера. Его  эгоизм  вызывал  в  ней  отвращение.  Все  это  прекрасно  -
толковать, что он еще молод. Его безразличие ко всему, кроме  собственного
удовольствия,  говорит   о   безудержном   себялюбии.   Он   бестактен   и
невнимателен. Он ведет себя так, словно и дом, и прислуга, и мать, и  отец
существуют лишь для его удобства. У Джулии уже не раз сорвалось бы  резкое
слово, но она не осмеливалась при Томе читать Роджеру нотации.  Незавидная
роль. К тому же стоило побранить Роджера, у  него  сразу  делался  глубоко
обиженный вид, глаза - как у раненого олененка, и вы чувствовали, что были
жестоки и несправедливы к нему. Это доводило Джулию до исступления. Джулия
и сама так умела, это выражение глаз Роджер унаследовал от нее, она тысячу
раз пользовалась им на сцене с соответствующим эффектом и знала,  что  оно
ровно ничего не значит, но когда оно появлялось в глазах сына, это страшно
расстраивало ее.  Даже  мысль  об  этом  вызвала  в  ней  нежность.  Столь
внезапная перемена чувств открыла Джулии правду -  она  ревновала  Тома  к
Роджеру, безумно ревновала.
   Это открытие ее потрясло; она не знала,  смеяться  ей  или  сгорать  со
стыда. Несколько минут она размышляла.
   "Ну, я тебе обедню испорчу".
   Уж теперь воскресенье пройдет  совсем  иначе,  чем  в  прошлый  раз.  К
счастью. Том - сноб. "Женщина привлекает к себе  мужчин,  играя  на  своем
очаровании,  и  удерживает  их  возле  себя,  играя  на  их  пороках",   -
пробормотала Джулия и подумала: интересно, сама она придумала этот афоризм
или припомнила его из какой-нибудь пьесы.
   Джулия позвонила кое-кому.  Пригласила  на  конец  недели  Деннорантов,
Чарлза Тэмерли - тот гостил в Хенли у  сэра  Мейхью  Брейнстона,  министра
финансов. Он принял приглашение приехать и пообещал привезти сэра Мейхью с
собой. Чтобы  их  развлечь  -  Джулия  знала,  что  аристократы  вовсе  не
интересуются друг другом, когда окунаются, как они воображают, в богему, -
она позвала своего партнера по сцене Арчи Декстера и его хорошенькую жену,
игравшую под своим девичьим именем - Грейс Хардуил. Джулия не сомневалась,
что, если на горизонте появятся маркиза и маркиз, в  обществе  которых  он
сможет вращаться, и член кабинета, на которого  ему  захочется  произвести
впечатление, Том не пойдет кататься на ялике или играть в гольф. На  таком
приеме Роджер займет подобающее ему место школьника, на которого никто  не
обращает внимания, а Том увидит, какой  она  может  быть  блестящей,  если
пожелает.  Предвкушая  свое  торжество,  Джулия  смогла  стойко  перенести
оставшиеся дни. Она почти не видела Тома и Роджера, а когда у  нее  бывали
утренние спектакли, не видела их совсем. Если они не играли в  теннис  или
гольф, то носились по окрестностям в машине Роджера.
   Джулия привезла Деннорантов после спектакля. Роджер лег спать, но Майкл
и Том ждали их к ужину. Это был чудесный ужин. Слуги тоже уже легли, и они
сами себя  обслуживали.  Джулия  заметила,  как  Том  старается,  чтобы  у
Деннорантов было все, что им нужно, с какой готовностью вскакивает,  чтобы
им услужить. Его вежливость казалась чуть  ли  не  назойливой.  Денноранты
были скромной молодой парой, им и в голову  не  приходило,  что  их  титул
может иметь хоть какое-то значение, и Джордж Деннорант порядком  смутился,
когда Том забрал  у  него  грязную  тарелку  и  протянул  ему  чистую  для
следующего блюда.
   "Думаю, завтра Роджеру не с кем будет играть в гольф", -  сказала  себе
Джулия.
   Они просидели за разговорами до трех часов,  и  Джулия  заметила,  что,
когда Том желал ей спокойной ночи,  глаза  его  сияли,  но  от  любви  или
шампанского - этого она не могла сказать. Он сжал ей руку.
   - Чудесный вечер! - воскликнул он.
   Было уже позднее утро, когда Джулия в платье из органди [батист жесткой
выделки] вышла в сад во всем блеске своей красоты. Роджер сидел в шезлонге
с книгой в руках.
   - Читаешь? - спросила Джулия, поднимая действительно прекрасные  брови.
- Почему вы не играете в гольф?
   У Роджера был надутый вид.
   - Том говорит, что слишком жарко.
   - Да? - отозвалась она с очаровательной улыбкой. - А я испугалась,  что
ты счел своим долгом  остаться,  чтобы  занять  моих  гостей.  Будет  куча
народу, мы вполне сможем без тебя обойтись. Где все остальные?
   - Не знаю. Том ухлестывает за Сесили Деннорант.
   - Она очень хорошенькая.
   - Похоже, сегодня будет жуткая скука.
   - Надеюсь, Том этого не скажет, - проговорила  Джулия  с  таким  видом,
словно это ее сильно беспокоит.
   Роджер ничего не ответил.
   День прошел в точности так, как ожидала Джулия. Правда, она мало видела
Тома, но Роджер видел его еще меньше. Том очень понравился Деннорантам; он
объяснил им, каким образом избежать огромного подоходного налога,  который
им приходилось платить. Он почтительно  слушал  министра  финансов,  в  то
время как тот рассуждал о театре, и Арчи Декстера, когда тот излагал  свои
взгляды на политическую ситуацию. Джулия  еще  никогда  не  была  в  таком
ударе. Арчи Декстер обладал живым умом, неисчерпаемым запасом  театральных
историй и удивительным даром их рассказывать,  и  во  время  ленча  они  с
Джулией на пару заставили весь стол хохотать, а после чая, когда игроки  в
теннис  устали,  Джулию  уговорили  (нельзя  сказать,  чтобы  она   сильно
сопротивлялась) доставить  всем  удовольствие  своей  пародией  на  Глэдис
Купер, Констанс Колье и Герти Лоренс. Однако Джулия не забыла,  что  Чарлз
Тэмерли - ее преданный и бескорыстный воздыхатель,  и  улучила  минутку  в
сумерки, чтобы погулять с ним вдвоем. С Чарлзом она не старалась  быть  ни
веселой, ни остроумной, с ним она была мечтательна и нежна.  На  сердце  у
Джулии было тоскливо, несмотря на блестящий спектакль, который она  играла
весь день; когда вздохами, печальными взглядами и  недомолвками  она  дала
Чарлзу понять, что жизнь ее пуста и, несмотря на  свою  успешную  карьеру,
она не может не чувствовать, что упустила нечто  очень  важное,  она  была
почти искренна. Как часто она вспоминает о вилле  в  Сорренто,  на  берегу
Неаполитанского  залива...  Прекрасная  мечта.  Возможно,  там  ее   ждало
настоящее счастье, стоило лишь руку протянуть. Она сделала  глупость.  Что
все ее сценические триумфы? Иллюзия. Pagliacci [шутовство  (итал.)].  Люди
не понимают, насколько  это  верно.  Vesti  lagiubba  [буквально:  сменная
одежда; здесь маскарад (итал.)] и прочее. Она так одинока. Естественно, не
было необходимости  говорить  Чарлзу,  что  сердце  ее  тоскует  не  из-за
утерянных  возможностей,  а  из-за  того,  что   некий   молодой   человек
предпочитает играть в гольф с ее сыном, а не заниматься любовью с ней.
   А потом Джулия и Арчи Декстер сговорились  и  после  обеда,  когда  все
собрались в гостиной, без предупреждения, начав  с  нескольких  ничего  не
значащих слов, устроили друг другу ужасную  сцену  ревности,  словно  были
любовниками. В первый момент остальные не догадались, что  это  шутка,  но
вскоре их взаимные обвинения стали  столь  чудовищны  и  непристойны,  что
потонули  во  всеобщем  хохоте.  Затем  они  разыграли   экспромтом,   как
подвыпивший   джентльмен   подбирает    уличную    девку-француженку    на
Джермин-стрит. После этого с  невозмутимой  серьезностью  изобразили,  как
миссис Элвинг из "Привидений" пытается  соблазнить  пастора  Мэндерса.  Их
небольшая  аудитория  покатывалась  со  смеху.  Закончили  они  "номером",
который часто показывали на  театральных  приемах  и  отшлифовали  его  до
блеска. Это был кусок из чеховской пьесы; весь текст шел по-английски,  но
в особо патетических  местах  они  переходили  на  тарабарщину,  звучавшую
совсем как русский язык. Джулия призвала на помощь весь  свой  трагедийный
талант,  но  произносила  реплики  с  таким  шутовским  пафосом,  что  это
производило неотразимо комический  эффект.  Джулия  вложила  в  исполнение
искреннюю душевную муку, но с присущим ей живым чувством юмора сама же над
ней подсмеивалась. Зрители хохотали до упаду, держались за  бока,  стонали
от неудержимого смеха. Быть  может,  это  было  ее  лучшее  представление,
Джулия играла для Тома, и только для него.
   -  Я  видел  Сару  Бернар  и  Режан  [Режан,  Габриэль  (1857-1920)   -
французская актриса], - сказал министр финансов. - Я видел  Дузе  и  Эллен
Терри, видел миссис Кендел. "Nunc  Dimittis"  ["Ныне  отпущаеши"  (лат.)].
Сподобился.
   Джулия, сияющая, кинулась  в  кресло  и  одним  глотком  осушила  бокал
шампанского.
   "Черт меня побери, если я не испортила Роджеру обедню", - подумала она.
   Но, несмотря на все это, когда  она  спустилась  на  следующее  утро  к
завтраку,  мальчики  уже  ушли  играть  в  гольф.  Майкл   успел   отвезти
Деннорантов в город. Джулия чувствовала себя усталой. Ей пришлось  сделать
над собой усилие, чтобы весело болтать, когда Роджер и Том пришли к ленчу.
Днем они втроем отправились на реку, но у Джулии  было  чувство,  что  они
взяли ее с собой не потому, что им хотелось, а потому, что не сумели этого
избежать. Она подавила вздох, когда  подумала,  как  ждала  отпуска  Тома.
Теперь она считала дни, оставшиеся до его конца. Она испытала  облегчение,
когда села наконец в машину, чтобы ехать в Лондон. Джулия не сердилась  на
Тома, но была глубоко уязвлена; сердилась она на себя за то, что  потеряла
над собой власть. Однако, когда Джулия вошла в театр,  она  почувствовала,
что стряхнула это наваждение, как дурной сон,  от  которого  пробуждаешься
утром. Здесь, в своей уборной,  она  вновь  стала  себе  хозяйкой,  и  все
события повседневной жизни утратили важность. Ей ничто не страшно, пока  в
ее власти есть такая возможность обрести свободу.
   Так прошла вторая неделя. Майкл, Роджер и Том наслаждались жизнью.  Они
купались, играли в теннис и гольф, слонялись у реки. Осталось четыре  дня.
Осталось три дня.
   ("Ну, теперь уж я дотерплю до конца. Все изменится, когда мы вернемся в
Лондон. Нельзя показывать, как я несчастна. Нужно делать вид,  что  все  в
порядке".)
   - Повезло нам, отхватили такой кусок хорошей погоды, - сказал Майкл.  -
А Том пользовался успехом, правда? Жаль, что он не может остаться  еще  на
недельку.
   - Да, ужасно жаль.
   - Я думаю, Роджеру хорошо иметь такого товарища. Абсолютно  нормальный,
чистый английский юноша.
   - О, да, абсолютно. ("Ну и дурак! Ну и дурак!")
   - Прямо удовольствие глядеть, как они едят.
   - О, да, аппетит у них завидный. ("Господи, хоть бы они подавились!")
   Том должен был возвращаться в Лондон с  ранним  поездом  в  понедельник
утром. Декстеры, у которых был загородный дом в Борн-энде,  пригласили  их
всех в воскресенье на ленч.  Ехать  туда  собирались  на  моторной  лодке.
Теперь, когда отпуск Тома закончился, Джулия была рада, что ни разу  ничем
не  выдала  своего  раздражения.  Она  была  уверена,  что  Том  даже   не
догадывается, какую боль он ей  причинил.  Надо  быть  снисходительной;  в
конце концов, он - всего только мальчик, и если уж ставить точки над  "i",
она годится ему в матери. Конечно, печально, что она потеряла  из-за  него
голову, но что поделаешь, слезами горю не поможешь, она  с  самого  начала
сказала себе, что он не должен  чувствовать,  будто  она  как-то  на  него
притязает. В воскресенье они никого не  ждали  к  ужину.  Джулии  хотелось
побыть вдвоем с Томом в этот последний вечер. Конечно, это невозможно, но,
во всяком случае, они смогут погулять вместе в саду.
   "Интересно, он заметил, что ни разу меня не поцеловал с  тех  пор,  как
сюда приехал?"
   Можно было бы покататься на ялике. Как божественно будет хоть несколько
мгновений побыть в его объятиях, это вознаградило бы ее за все.
   У Декстеров собрались в основном  актеры.  Грейс  Хардуил,  жена  Арчи,
играла в музыкальной комедии, и там была целая куча  хорошеньких  девушек,
танцевавших в оперетте, в которой  Грейс  тогда  пела.  Джулия  с  большой
естественностью изображала примадонну, которая ничего из себя  не  строит.
Она очаровательно улыбалась девицам с обесцвеченным перекисью перманентом,
зарабатывающим в хоре три фунта в неделю. У многих  гостей  были  с  собой
фотоаппараты, и  она  любезно  позволяла  себя  снимать.  Она  восторженно
аплодировала, когда Грейс исполнила свою знаменитую арию под аккомпанемент
самого композитора. Она громче всех смеялась, когда комедийная  "старуха",
изобразила ее, Джулию, в  одной  из  самых  известных  ролей.  Было  очень
весело, шумно и беззаботно. Джулия искренно наслаждалась, но когда пробило
семь,  без  сожаления  собралась  уезжать.  В  то  время  как  она  горячо
благодарила хозяев дома за приятный вечер, к ней подошел Роджер.
   - Послушай, мам, тут собралась компания,  едут  в  Мейднхед  ужинать  и
потанцевать и зовут нас с Томом. Ты ведь не возражаешь?
   Кровь прихлынула к щекам Джулии. Она не  могла  совладать  с  собой,  и
голос ее прозвучал довольно резко.
   - А как вы вернетесь?
   - Не беспокойся, все будет в порядке. Кто-нибудь нас подкинет.
   Джулия беспомощно взглянула на сына. Ей нечего было возразить.
   - Будет страшно весело, мама. Том безумно хочет поехать.
   Ее сердце упало. Лишь с величайшим трудом ей удалось овладеть  собой  и
не закатить ему сцену.
   - Хорошо, милый. Только не возвращайся слишком поздно. Помни, что  Тому
вставать чуть свет.
   В это время Том сам к ним подошел и услышал ее последние слова.
   - Вы действительно ничего не имеете против? - спросил он.
   - Конечно, нет. Надеюсь, вы хорошо проведете там время.
   Она весело улыбнулась, но глаза ее сверкали холодным блеском.
   - А я рад, что мальчики уехали, - сказал Майкл, садясь в  лодку.  -  Мы
уже целую вечность не были с тобой вдвоем.
   Джулия  стиснула  зубы,  чтобы  не  взорваться  и  не   попросить   его
попридержать свой  дурацкий  язык.  Ее  душила  черная  ярость.  Это  было
последней каплей. Том не замечал  ее  все  две  недели,  он  даже  не  был
элементарно вежлив, а она -  она  вела  себя,  как  ангел.  Какая  женщина
проявила бы столько терпения? Любая другая  на  ее  месте  велела  бы  ему
убираться вон, если он не  знает,  что  такое  простое  приличие.  Эгоист,
дурак, грубиян - вот что он такое. Жаль, что  он  уезжает  завтра  сам.  С
каким удовольствием она выставила бы его за дверь со всеми его  пожитками!
Как он осмелился так с ней обращаться, этот  ничтожный  маленький  клерк?!
Поэты, члены кабинета министров, пэры Англии с радостью отменили бы  самую
важную встречу, лишь бы поужинать с ней,  а  он  бросил  ее  и  отправился
танцевать с кучей крашеных блондинок, которые совершенно не умеют  играть.
Ясно, что он глуп как пробка. Что уж  тут  говорить  о  благодарности.  За
последнюю тряпку, которая надета на  нем,  плачено  ее  деньгами.  А  этот
портсигар, которым он так гордится, разве не она подарила его?  А  кольцо?
Ну, нет, это ему даром не пройдет, она с ним сквитается. И она даже  знает
как. Она знает его самое уязвимое  место,  знает,  как  ранить  его  всего
больней. Уж она сумеет задеть его за живое! Джулии стало немного  полегче,
когда она принялась в подробностях придумывать план мести. Ей не терпелось
поскорее привести его в исполнение, и не успели они вернуться  домой,  как
она поднялась к себе в спальню. Вынула из сумочки четыре купюры  по  фунту
стерлингов и одну - на десять шиллингов. Написала короткую записку:

   "Дорогой Том.
   Вкладываю деньги, которые надо оставить слугам, так как не  увижу  тебя
утром. Три фунта дай дворецкому,  фунт  -  горничной,  которая  чистила  и
отглаживала тебе костюмы, десять шиллингов - шоферу.
   Джулия".

   Она позвала Эви и велела, чтобы горничная, которая разбудит Тома завтра
утром,  передала  ему  конверт.  Когда  Джулия  спустилась  к  ужину,  она
чувствовала себя гораздо лучше. Пока они ели, вела  с  Майклом  оживленный
разговор, потом они сели играть в безик. Даже если  бы  она  целую  неделю
ломала себе голову, как сильней уколоть Тома, она не придумала  бы  ничего
лучшего.
   Но уснуть Джулия не смогла. Она лежала в постели  и  ждала  возвращения
Роджера и Тома.  Ей  пришла  в  голову  мысль,  прогнавшая  весь  ее  сон.
Возможно, Том поймет, как он мерзко себя вел. Если он хоть на  секунду  об
этом задумается, он увидит, как он ее огорчил; быть может, он пожалеет  об
этом, и  когда  они  вернутся  и  Роджер  пожелает  ему  доброй  ночи,  он
прокрадется к ней в комнату. Если Том это сделает, она  ему  все  простит.
Письмо, наверное, лежит в буфетной, ей будет нетрудно спуститься  тихонько
вниз и забрать его. Наконец подъехала машина. Джулия включила свет,  чтобы
взглянуть на часы. Три часа. Она слышала, как  юноши  поднялись  наверх  и
разошлись по своим комнатам. Джулия ждала. Зажгла ночник у кровати,  чтобы
Тому было видно, когда он откроет дверь.  Она  притворится,  что  спит,  а
когда он подойдет к ней на цыпочках, медленно откроет  глаза  и  улыбнется
ему. Джулия ждала. В тишине ночи она  услышала,  как  он  лег  в  постель;
щелкнул выключатель. С минуту она глядела прямо перед собой, затем,  пожав
плечами, открыла ящичек в тумбочке возле кровати и взяла из  пузырька  две
таблетки снотворного.
   "Если я не усну, я сойду с ума".





   Когда Джулия проснулась, был двенадцатый час.  Среди  писем  она  нашла
одно, которое не пришло по почте. Она  узнала  аккуратный,  четкий  почерк
Тома и вскрыла конверт. Там не было ничего, кроме четырех фунтов и  десяти
шиллингов. Джулия почувствовала легкую  дурноту.  Она  и  сама  не  знала,
какого ждала  ответа  на  свое  снисходительное  письмо  и  оскорбительный
подарок. Ей не пришло в голову, что он может просто  его  вернуть.  Джулия
была вчера встревожена и расстроена, она хотела его унизить,  сделать  ему
больно, но теперь испугалась, что зашла слишком далеко.
   "Надеюсь все же, что он дал прислуге на чай", - пробормотала она, чтобы
себя подбодрить. Джулия пожала плечами. "Ничего, опомнится, ему не  вредно
узнать, что я тоже не всегда сахар".
   Но весь день она  оставалась  в  задумчивости.  Когда  Джулия  приехала
вечером в театр, ее ждал там пакет. Как только она взглянула  на  обратный
адрес, она поняла, что в нем. Эви спросила, вскрыть ли пакет.
   - Не надо.
   Но не успела Джулия остаться одна, как сама  его  вскрыла.  Там  лежала
булавка для галстука, и пуговицы для жилета, и жемчужные запонки, и  часы,
и золотой портсигар - гордость Тома. Все до одной вещи,  которые  она  ему
подарила. И никакого письма. Ни слова объяснения.  Сердце  ее  упало,  она
заметила, что вся дрожит.
   "Какая я была идиотка! Почему не сдержалась?!"
   Каждый удар сердца причинял Джулии боль. Она не в  состоянии  выйти  на
сцену, когда ее терзает такая адская мука. Она будет ужасно  играть.  Чего
бы ей это ни стоило, она должна с ним поговорить. В его доме был телефон с
отводом к нему в комнату. Джулия набрала номер. К счастью, Том был дома.
   - Том!
   - Да?
   Он немного помолчал  перед  тем,  как  ответить,  и  голос  его  звучал
раздраженно.
   - Что все это значит? Почему ты прислал мне все эти вещи?
   - Ты получила утром деньги?
   - Да. Я абсолютно ничего не понимаю. Я тебя обидела?
   - О, нет, - ответил он. - Мне, конечно, очень приятно,  чтобы  со  мной
обращались, как с содержанкой. Мне, конечно, приятно, когда мне бросают  в
лицо упрек, что даже чаевые и те я не могу сам заплатить. Удивительно еще,
что ты не вложила в конверт деньги на билет третьего класса до Лондона.
   Хотя Джулия чуть не  плакала  от  боли  и  тревоги  и  с  трудом  могла
говорить, она невольно улыбнулась. Ну и глупыш!
   - Неужели ты думаешь, что я хотела тебя оскорбить? Ты достаточно хорошо
меня знаешь и должен понимать, что это мне и в голову не могло прийти.
   - Тем хуже. ("Будь я проклята", - подумала Джулия.) Мне  не  надо  было
брать у тебя эти подарки, мне не надо было занимать у тебя деньги.
   -  Не  понимаю,  о  чем  ты  говоришь.  Все  это  -  какое-то   ужасное
недоразумение. Зайди за мной после спектакля, и мы во всем  разберемся.  Я
все тебе объясню.
   - Я иду обедать к родителям и останусь у них ночевать.
   - Тогда завтра.
   - Завтра я занят.
   - Я должна увидеться с тобой, Том. Мы слишком много  значили  друг  для
друга, чтобы вот так расстаться. Как ты можешь осуждать меня, не выслушав?
Это несправедливо - наказывать человека, когда он ни в чем не виноват.
   - Я думаю, будет гораздо лучше, если мы перестанем встречаться.
   Джулия совсем потеряла голову.
   - Но я люблю тебя, Том. Я тебя люблю. Разреши мне еще раз увидеть тебя,
и если ты по-прежнему будешь сердиться на меня, что ж, будем считать,  что
дело кончено.
   Его молчание тянулось до бесконечности. Наконец, он ответил:
   - Хорошо, я зайду во вторник после дневного спектакля.
   - Не думай обо мне слишком плохо. Том.
   Что бы там ни было, он придет. Джулия  снова  завернула  присланные  им
вещи и спрятала их туда, где их не увидит  Эви.  Она  разделась,  накинула
старый розовый  халат  и  начала  гримироваться.  Настроение  у  нее  было
ужасное: она впервые  призналась  Тому  в  своей  любви.  Ее  грызло,  что
пришлось унизительно умолять его, чтобы он к ней пришел.  До  сих  пор  он
искал ее общества. Было невыносимо думать, что их роли переменились.
   Джулия очень плохо играла на дневном представлении во  вторник.  Стояла
страшная жара, публика принимала спектакль вяло. Джулии было все равно. Ее
сердце терзали дурные предчувствия. Что ей до того, как  идет  пьеса!  ("И
какого черта им вообще надо в театре в такой день?") Она была рада,  когда
представление окончилось.
   - Я жду мистера Феннела, - сказала она Эви. - Я  не  хочу,  чтобы  меня
беспокоили, пока он будет у меня.
   Эви не ответила. Джулия взглянула на нее: у Эви был очень хмурый вид.
   ("Ну ее к черту. Плевать мне, что она там думает!")
   Том уже должен был к этому времени прийти: шел шестой час. Он не мог не
прийти, ведь он же обещал. Джулия надела халат, не  тот  старый  халат,  в
котором обычно гримировалась, а мужской, из темно-вишневого шелка. Эви все
еще возилась, прибирая ее вещи.
   - Ради бога, Эви, перестань суетиться. Я хочу побыть одна.
   Эви не отвечала. Она  продолжала  методично  расставлять  на  туалетном
столике предметы в том порядке,  в  каком  Джулия  всегда  желала  их  там
видеть.
   - Черт подери, ты почему не отвечаешь, когда я с тобой говорю?
   Эви обернулась и посмотрела на Джулию. Задумчиво подтерла пальцем  нос.
"Может, вы и великая актриса, но..."
   - Убирайся к черту!
   Сняв сценический грим, Джулия совсем не стала краситься, лишь чуть-чуть
подсинила под глазами. У нее была гладкая, белая кожа, и без губной помады
и румян она выглядела бледной и изнуренной. В мужском халате она  казалась
беспомощной, хрупкой и вместе с тем  элегантной.  На  сердце  у  нее  было
тяжело, ее снедала тревога, но,  взглянув  в  зеркало,  она  пробормотала:
"Мими в последнем акте "Богемы".  Сама  не  замечая  того,  она  раза  два
кашлянула, словно у нее чахотка. Джулия погасила яркий свет  у  туалетного
столика и прилегла на диван. Вскоре в дверь постучали, и  Эви  доложила  о
мистере Феннеле. Джулия протянула ему белую худую руку.
   - Прости, я лежу, мне что-то  нездоровится.  Возьми  себе  стул.  Очень
мило, что ты пришел.
   - Нездоровится? Что с тобой?
   - О, ничего страшного, -  бескровные  губы  шевельнулись  в  вымученной
улыбке. - Просто не очень хорошо спала последние две-три ночи.
   Джулия  обратила  к  Тому  свои  прекрасные  глаза  и  несколько  минут
пристально смотрела на него в молчании. Вид  у  него  был  хмурый,  но  ей
показалось, что он испуган.
   - Я жду, что ты объяснишь мне, в чем моя вина.  Что  ты  имеешь  против
меня? - сказала Джулия наконец тихим голосом.
   Она  заметила,  что  голос  ее  чуть  дрожал,  но  вполне  естественно.
("Господи, да я, кажется, испугана").
   - Нет смысла к этому возвращаться. Я хотел  сказать  тебе  единственную
вещь: боюсь, я не смогу сразу выплатить  тебе  те  двести  фунтов,  что  я
должен, у меня их просто  нет,  но  постепенно  я  все  отдам.  Мне  очень
неприятно просить у тебя отсрочку, но нет другого выхода.
   Джулия приподнялась и приложила обе руки к своему разбитому сердцу.
   - Я не понимаю. Я две ночи пролежала без сна, все думала, в чем дело. Я
боялась, что сойду с ума. Я пыталась понять. И не могу. Не могу. ("В какой
пьесе я это говорила?")
   - Не можешь? Ты все прекрасно понимаешь.  Ты  рассердилась  на  меня  и
решила меня наказать. И сделала это. Ты расквиталась со мной как надо!  Ты
не могла придумать лучшего способа выразить свое презрение.
   - Но почему бы мне было тебя наказывать? За что? Почему я  должна  была
на тебя сердиться?
   - За то, что я поехал в Мейднхед с Роджером на эту  вечеринку,  а  тебе
хотелось, чтобы я вернулся домой.
   - Но я же сама сказала, чтобы вы ехали. Я пожелала вам хорошо  провести
время.
   - Да, конечно, но твои глаза сверкали от ярости. У меня не было  особой
охоты туда ехать, но Роджеру уж так загорелось. Я  говорил  ему,  что  нам
лучше вернуться и поужинать с тобой и Майклом, но он сказал  -  вы  будете
только рады сбыть нас с рук, и я решил не поднимать из-за  этого  шума.  А
когда я увидел, что ты разозлилась, уже было поздно идти на попятную.
   - Я вовсе не разозлилась. Не представляю, как это могло прийти  тебе  в
голову. Вполне естественно, что вам хотелось пойти на  вечеринку.  Неужели
ты думаешь, я такая свинья, чтобы быть недовольной, если ты поразвлечешься
в свой отпуск? Мой бедный ягненочек, я боялась только одного  -  что  тебе
будет там скучно. Я так мечтала, чтобы ты весело провел время!
   - Тогда почему ты написала мне эту записку и вложила  эти  деньги?  Это
было так оскорбительно.
   Голос Джулии сорвался. Губы задрожали, она не могла совладать со  своим
лицом. Том смущенно отвернулся - сам того не желая, он был тронут.
   - Мне было невыносимо думать,  что  ты  выкинешь  свои  деньги  на  мою
прислугу. Я знаю, что ты не так уж богат и потратил кучу денег на  чаевые,
когда играл в гольф. Я презираю женщин, которые идут куда-нибудь с молодым
человеком и позволяют ему за себя платить. Форменные эгоистки. Я поступила
с тобой так, как поступила бы с Роджером. Я никак не  думала,  что  задену
твое самолюбие.
   - Поклянись!
   - Честное слово. Господи, неужели после всех этих месяцев ты так  плохо
меня знаешь! Если бы то, что ты  подумал,  было  правдой,  какой  я  тогда
должна  быть  подлой,  жестокой,  жалкой  женщиной,  какой  хамкой,  какой
бессердечной вульгарной бабой! Ты такой меня считаешь, да?
   Трудный вопрос.
   - Ну, да неважно. Все равно, мне не следовало принимать от тебя дорогие
подарки и брать взаймы деньги. Это поставило  меня  в  ужасное  положение.
Почему я думал, что ты меня презираешь? Да потому, что сам чувствую  -  ты
имеешь на это право. Я действительно не могу  позволить  себе  водиться  с
людьми, которые настолько меня богаче. Я был дурак, думая, что  могу.  Мне
было очень весело и интересно, я великолепно проводил время, но  теперь  с
этим покончено. Больше мы видеться не будем.
   Джулия глубоко вздохнула.
   - Тебе просто на меня наплевать. Вот что все это означает.
   - Это несправедливо.
   - Ты для меня - все на свете. Ты сам это знаешь. Я  так  одинока.  Твоя
дружба так много значит для меня. Я окружена паразитами и  прихлебателями,
а тебе от меня ничего не надо. Я чувствовала, что могу на тебя положиться.
Мне было так с тобой хорошо. Ты - единственный, с кем я  могла  быть  сама
собой. Разве ты не понимаешь, какое для  меня  удовольствие  хоть  немного
тебе помочь? Я не ради тебя дарила эти мелочи, а ради  себя;  я  была  так
счастлива, видя, что ты пользуешься вещами, которые я купила.  Если  бы  я
что-нибудь для тебя значила, тебя бы это не унижало, ты был бы тронут.
   Джулия снова посмотрела на него долгим взглядом. Ей и  всегда  нетрудно
было заплакать, а сейчас она чувствовала себя такой  несчастной,  что  для
этого не требовалось даже малейшего усилия. Том еще ни разу  не  видел  ее
плачущей. Она умела плакать  не  всхлипывая,  -  прекрасные  глаза  широко
открыты, лицо почти неподвижно, и по нему катятся большие  тяжелые  слезы.
Ее оцепенение, почти полная  неподвижность  трагической  позы  производили
удивительно волнующий эффект. Джулия не плакала так с тех пор, как  играла
в "Раненом сердце". Господи,  как  эта  пьеса  выматывала  ее!  Джулия  не
глядела на Тома, она глядела прямо перед собой; она обезумела от боли.  Но
что это? Другое, внутреннее ее "я" прекрасно понимало, что она делает. Это
"я" разделяло ее боль и  одновременно  наблюдало,  как  она  ее  выражает.
Уголком глаза Джулия увидела, как Том побледнел,  ощутила,  как  внезапная
мука пронзила его до глубины души, почувствовала, что его  плоть  и  кровь
просто не в состоянии выдержать ее страдания.
   - Джулия!
   Голос изменил ему. Она медленно  перевела  на  него  подернутые  влагой
глаза. Перед ним была не плачущая  женщина,  перед  ним  была  вся  скорбь
человеческого рода, неизмеримое, безутешное горе - вечный удел людей.  Том
кинулся на колени и привлек ее в свои объятия. Он был потрясен.
   - Любимая! Любимая!
   Джулия не двигалась. Казалось, она не осознает, что он тут, рядом.  Том
целовал ее плачущие глаза, искал губами  ее  губы.  Она  отдала  их  Тому,
словно была беспомощна перед ним, словно она не понимает,  что  с  ней,  и
утеряла всю свою волю. Почти незаметным движением Джулия прижалась к  нему
всем телом, руки ее словно ненароком обвились вокруг его шеи. Она лежала в
объятиях Тома не то чтобы совсем мертвая, но так, будто все ее  силы,  вся
энергия оставили ее. Он чувствовал во рту соленый вкус ее  слез.  Наконец,
утомленная, все еще обвивая  его  мягкими  руками,  Джулия  откинулась  на
диван. Том прильнул к ее губам.
   Глядя на нее четверть часа спустя,  такую  спокойную  и  веселую,  лишь
немного раскрасневшуюся, никто бы не догадался, что совсем недавно она так
горько плакала. Они выпили оба по бокалу  виски  с  содовой,  выкурили  по
сигарете и с нежностью смотрели сейчас Друг на друга.
   "Он - душка", - подумала Джулия.
   Ей пришло в голову, что она может доставить Тому удовольствие.
   - Сегодня на спектакле будут герцог и герцогиня Рикби, потом мы  пойдем
вместе ужинать в "Савой". Ты, наверное,  не  пожелаешь  разделить  с  нами
компанию? Я без кавалера.
   - Если ты этого хочешь, пойду с удовольствием.
   Румянец, сгустившийся у него на щеках, явственно сказал ей о  том,  как
он  взволнован  возможностью  встретиться  с  такими   высокопоставленными
особами. Джулия не стала говорить ему, что чета Рикби  готова  отправиться
куда угодно, лишь бы  угоститься  за  чужой  счет.  Том  взял  обратно  ее
подарки; смущенно, правда, но  взял.  Когда  он  ушел,  Джулия  присела  к
туалетному столику и посмотрела на себя в зеркало.
   "Как удачно, что у меня не распухают от слез глаза, - сказала она.  Она
немного помассировала веки. - И все равно, до чего мужчины глупы!"
   Джулия была счастлива. Теперь все будет  хорошо.  Она  заполучила  Тома
обратно.
   Но где-то в самых тайниках души, она чувствовала к Тому хоть и  слабое,
но презрение за то, что ей удалось так легко его провести.





   Ссора, каким-то  непонятным  образом,  сломав  разделявший  их  барьер,
сблизила Джулию и Тома еще больше. Том не так  сильно  сопротивлялся,  как
она ожидала, когда она снова подняла вопрос о квартире. Казалось, после их
примирения, взяв обратно ее подарки и  согласившись  забыть  о  долге,  он
сделался глух к  угрызениям  совести.  Как  увлекательно  было  обставлять
квартиру! Жена шофера убирала ее и готовила Тому завтрак.  У  Джулии  были
свои ключи, и иногда она заходила туда и сидела в гостиной, поджидая  Тома
из конторы. Раза три в неделю они ужинали где-нибудь вместе,  танцевали  и
возвращались на такси к нему. Эта осень была для Джулии очень  счастливой.
Пьеса, которая тогда шла, имела успех. Джулия чувствовала себя  энергичной
и молодой. Роджер должен был приехать к рождеству, но  дома  он  собирался
провести всего две недели, а затем поехать в Вену. Джулия понимала, что он
опять завладеет Томом, и решила не расстраиваться по этому поводу.  Юность
естественно тяготеет к юности, и нет никаких причин  волноваться,  если  в
течение нескольких дней мальчики будут так поглощены друг другом, что  Том
и думать забудет о ней. Теперь она крепко держала его.  Он  гордился  тем,
что он ее любовник, это придавало ему уверенности в себе. Ему льстило быть
так  близко  знакомым  со  многими  более  или  менее  высокопоставленными
особами, а это было для него  возможно  только  через  нее.  Тому  страшно
хотелось вступить в хороший клуб, и Джулия подготавливала для этого почву.
Чарлз никогда ни в чем ей не отказывал, и она  не  сомневалась,  что  если
взяться за дело тактично, она уговорит его, и он предложит  Тома  в  члены
одного из своих клубов. Тратить свободно деньги также было для Тома  новым
и восхитительным ощущением; Джулия  потворствовала  его  расточительности.
Она вбила себе в голову, что он привыкнет к такому образу жизни и  поймет,
что без нее ему просто не обойтись.
   "Понятно, это не может длиться вечно, - убеждала она себя, -  но  когда
все кончится, ему будет о чем вспомнить. И это так  много  ему  даст!  Это
сделает из него настоящего мужчину".
   Но хотя Джулия говорила себе, что их связь не может длиться  вечно,  на
самом деле она не понимала, почему бы и нет. Со временем Том повзрослеет и
постареет, и разница между ними не будет такой уж большой. Через десять  -
пятнадцать лет он не будет так молод, а она стареть не собирается. Им было
очень хорошо вместе. Мужчины - рабы привычек,  это  помогает  женщинам  их
удержать. Джулия не чувствовала себя старше его и на день, и  конечно  же,
сам он и не вспоминает о разнице их лет. Правда, был один момент, когда ее
охватило по  этому  поводу  некоторое  беспокойство.  Том  причесывался  у
туалетного столика. Джулия, в чем мать родила, лежала  на  его  постели  в
позе тициановской Венеры, которую как-то видела в одном  загородном  доме.
Она чувствовала, что представляет собой прелестную картину,  и,  абсолютно
убежденная  в  этом,  не  меняла   положения.   Она   была   счастлива   и
удовлетворена.
   "Как в настоящем любовном романе",  -  думала  она,  и  быстрая  легкая
улыбка порхала на ее губах.
   Том заметил ее отражение в зеркале, повернулся и, не говоря  ни  слова,
быстрым движением натянул на нее простыню. Хотя  она  одарила  его  нежной
улыбкой, внутри у нее все перевернулось. В чем дело - он боится,  что  она
простудится, или, по присущей всем англичанам  стыдливости,  шокирован  ее
наготой? А вдруг теперь, когда его юношеское вожделение удовлетворено, ему
просто противно глядеть на ее стареющее  тело?  Вернувшись  домой,  Джулия
вновь разделась догола перед трюмо и подвергла себя внимательному осмотру.
Она решила не щадить себя. Она посмотрела  на  шею  -  никаких  следов  ее
возраста, особенно если держать повыше подбородок. Грудь у нее маленькая и
упругая, совсем девичья. Живот плоский, бедра неширокие, жира на них самая
малость, да и у кого его нет; можно  приказать  мисс  Филиппе,  чтобы  она
согнала его совсем. Никто не скажет, что у  нее  нехороши  ноги:  длинные,
стройные, прекрасной формы. Джулия провела руками по всему телу; кожа  как
атлас, ни  пятнышка,  ни  шрама.  Конечно,  под  глазами  уже  прорезалось
несколько морщинок, но  нужно  очень  пристально  вглядываться,  чтобы  их
заметить; говорят, существует пластическая операция,  при  помощи  которой
можно от них избавиться, надо будет разузнать. К счастью,  она  совсем  не
седеет, как хорошо ни покрасишь волосы, от крашеных волос грубеет лицо;  у
нее они до сих пор сохранили свой сочный темно-каштановый цвет. Зубы  тоже
в полном порядке.
   "Излишняя скромность, вот что это было, только и всего".
   Однако с того дня Джулия старалась держать себя соответственно понятиям
Тома о благопристойности.
   У Джулии была такая прочная  репутация,  что  она  считала:  ей  нечего
бояться показываться с Томом  в  публичных  местах.  Для  нее  было  внове
посещать ночные клубы, она наслаждалась  этими  вылазками,  и  хотя  никто
лучше нее не знал, что, где бы она ни появилась,  она  привлекает  к  себе
внимание, Джулии и  в  голову  не  приходило,  что  такая  перемена  в  ее
привычках может вызвать в  городе  толки.  Имея  за  спиной  двадцать  лет
супружеской верности - Джулия, естественно, не принимала в расчет испанца,
такой инцидент мог произойти с кем угодно, - она была убеждена, что  никто
и на миг не вообразит, будто у нее роман с мальчиком, который годится ей в
сыновья. Она не подумала, что сам Том  не  всегда  ведет  себя  достаточно
осмотрительно. Она не подумала также, что ее собственные глаза, когда  они
с Томом танцуют, выдают ее с головой.  Джулия  считала,  что  она  -  выше
подозрений, ей было невдомек, что о ней уже начинают судачить.
   Когда сплетни достигли ушей Долли де Фриз, та только расхохоталась.  По
просьбе Джулии она приглашала Тома к себе на приемы и  раза  два  звала  в
свой загородный дом на  уик-энд,  но  она  никогда  не  обращала  на  него
внимания. Славный мальчик, удобный телохранитель для Джулии,  когда  Майкл
занят, но абсолютный нуль. Один из тех людей, которых никто  не  замечает,
чьего лица не можешь вспомнить на следующий день. Человек, которого  зовут
в последний момент на обед, если не хватает  кавалера.  Джулия  со  смехом
называла его "мой поклонник" или "мой воздыхатель"; вряд ли  она  говорила
бы о нем так спокойно, так откровенно, если бы между ними что-нибудь было.
К тому же Долли знала, что для Джулии  существуют  только  двое  мужчин  -
Майкл и Чарлз Тэмерли. Но, конечно, странно - всю жизнь заботиться о своей
репутации и вдруг зачастить в ночные клубы. Три-четыре раза в  неделю,  не
реже. Долли редко видела Джулию в последнее время и,  сказать  по  правде,
была несколько  задета  ее  невниманием.  У  Долли  было  много  друзей  в
театральном мире, и она стала осторожно их  расспрашивать.  Ей  крайне  не
понравилось то, что она услышала. Она не знала, что и  думать.  Одно  было
очевидно: Джулия не подозревает, какие вещи о ней говорят.  Кто-то  должен
ей об этом сказать. У самой Долли не хватит на это  смелости.  Даже  после
стольких лет знакомства Долли ее немного побаивалась. Джулия была  женщина
уравновешенная, и, хотя язык ее частенько бывал резким и даже грубым, мало
что могло вывести ее из себя. Однако было в ней что-то, пресекающее всякую
фамильярность; казалось, если зайдешь с ней слишком далеко,  горько  потом
раскаешься. Но надо же что-то сделать! Целых  две  недели  Долли  тревожно
обдумывала этот вопрос. Она постаралась забыть о своей уязвленной гордости
и рассматривать его только с точки зрения того, что полезно или вредно для
репутации самой Джулии. Наконец она пришла к заключению, что поговорить  с
Джулией должен Майкл. Долли он никогда не нравился, но в конце  концов  он
муж, ее долг рассказать ему, чтобы он пресек то, что  происходит,  неважно
даже - что.
   Долли позвонила Майклу и условилась встретиться с ним в  театре.  Майкл
любил Долли не больше, чем она его, хотя и по другой причине, и,  услышав,
что она хочет его видеть, чертыхнулся.  Его  бесило,  что  ему  так  и  не
удалось убедить ее продать свой пай, и  любое  ее  предложение  он  считал
недопустимым вмешательством.
   Но  когда  Долли  провели  к  нему  в  кабинет,  он   встретил   ее   с
распростертыми объятиями и поцеловал в обе щеки.
   - Располагайтесь поудобнее,  будьте  как  дома.  Заглянули  посмотреть,
продолжает ли фирма загребать для вас дивиденды?
   Долли де Фриз уже стукнуло шестьдесят. Она  сильно  растолстела,  и  ее
лицо с крупным носом и полными красными губами казалось больше натуральной
величины. Было что-то неуловимо мужское  в  покрое  ее  черного  атласного
платья, но на шее у нее висела двойная нитка жемчуга,  на  поясе  сверкала
бриллиантовая пряжка, другая  красовалась  на  шляпе.  Коротко  стриженные
волосы были выкрашены в густой рыжий цвет. Губы  и  ногти  были  пунцовые.
Говорила  она  громко,  низким  гортанным  голосом;  когда   приходила   в
возбуждение, слова обгоняли Друг друга и обнаруживался еле заметный акцент
кокни.
   - Майкл, меня очень расстраивает Джулия.
   Майкл - как всегда, безупречный джентльмен - слегка поднял брови и сжал
тонкие губы. Он не собирался обсуждать свою жену даже с Долли.
   - Мне кажется, она заходит слишком  далеко.  Не  понимаю,  что  на  нее
нашло. Все эти вечеринки, на  которые  она  зачастила...  Ночные  клубы  и
всякое  такое...  В  конце  концов  она  уже  не  так  молода,  она  может
переутомиться.
   - Ерунда. Она здорова, как лошадь, и прекрасно себя чувствует. Она  уже
давно не выглядела  так  молодо.  Неужели  вам  жалко,  если  она  немного
повеселится, когда закончит свою работу? Роль, которую она сейчас  играет,
не  забирает  ее  всю  целиком,  я  очень  рад,  что  ее  еще  хватает  на
развлечения, это показывает, сколько в ней жизненной силы.
   - Она никогда раньше не увлекалась такими вещами. Странно,  право,  что
она вдруг полюбила танцевать допоздна, да еще в ужасной духоте.
   - Для нее это единственная физическая разрядка. Нельзя же ожидать,  что
она наденет шорты и побежит вместе со мной по парку.
   - Я думаю, вам следует знать, что о ней уже начинают чесать языки.  Это
сильно вредит ее репутации.
   - Что вы хотите этим сказать, черт подери?
   - Ну, что  просто  нелепо  в  ее  годы  ходить  повсюду  с  молоденьким
мальчиком. Это, естественно, бросается всем в глаза.
   С минуту Майкл глядел на Долли недоуменным взглядом, когда же  до  него
дошел наконец смысл ее слов, он разразился громким смехом.
   - С Томом? Не говорите глупостей, Долли.
   - Это не глупости. Я знаю, о чем говорю. Когда женщина пользуется такой
известностью, как Джулия, и ее все время видят с одним и тем же  мужчиной,
люди начинают болтать.
   - Но Том такой же друг мне, как и ей. Вы прекрасно  знаете,  что  я  не
могу водить Джулию на танцы.  Мне  нужно  вставать  каждое  утро  ровно  в
восемь, чтобы  успеть  перед  работой  сделать  свой  моцион.  Полагаю,  я
как-никак научился разбираться в людях, пробыв в театре тридцать лет.  Том
- типичный английский юноша, чистый, честный, даже можно сказать - в своем
роде джентльмен. Я не спорю, он  обожает  Джулию,  мальчики  его  возраста
часто думают, что они влюблены в женщину старше себя; вряд ли это причинит
ему вред, напротив, только пойдет на пользу.  Но  вообразить,  что  Джулия
способна смотреть на него всерьез... Бедная моя Долли, не смешите меня!
   - Он надоедлив, скучен, вульгарен, и он сноб.
   - Ну если он таков, не кажется ли вам тем более странным, чтобы  Джулия
могла им увлечься?
   - Только женщина знает, на что способна другая женщина.
   - Неплохая реплика, Долли. Мы  закажем  вам  следующую  пьесу.  Давайте
выясним все до конца. Вы можете положа руку на сердце  утверждать,  что  у
Джулии роман с Томом?
   Долли взглянула Майклу в лицо. В ее глазах была мука. Хотя  сперва  она
только смеялась, слушая, что ей рассказывают  о  Джулии,  она  была  не  в
состоянии полностью подавить  сомнения,  все  больше  обуревавшие  ее.  Ей
вспоминались десятки мелких подробностей, на которые она в свое  время  не
обращала внимания,  но  которые,  если  хладнокровно  на  них  посмотреть,
выглядели очень и очень  подозрительно.  Она  не  думала,  что  можно  так
терзаться. Доказательства? У  нее  не  было  никаких  доказательств,  лишь
интуиция, которая никогда не обманывала ее. Долли хотелось ответить  "да",
это желание казалось неудержимым, но Долли пересилила себя. Она  не  могла
предать Джулию. Вдруг этот дурак Майкл пойдет и  все  ей  выложит?  Джулия
больше никогда в жизни не станет с ней разговаривать. Вдруг  установит  за
Джулией слежку и поймает ее на месте преступления?! Кто знает,  что  может
случиться, если она, Долли, скажет ему правду.
   - Нет, не могу.
   Слезы переполнили глаза Долли и покатились по  массивным  щекам.  Майкл
видел, что она страдает. Он считал ее комичной, но понимал,  что  горе  ее
неподдельно и, будучи по натуре добрым, принялся ее утешать:
   - Ну, вот видите. Вы же знаете, как  хорошо  Джулия  к  вам  относится,
право, не надо ревновать ее к другим друзьям.
   - Бог свидетель, мне ничего для нее не жалко, - всхлипнула Долли. - Она
так изменилась ко мне за последнее время. Стала так холодна. Я всегда была
ей верным другом, Майкл.
   - Да, дорогая, я в этом не сомневаюсь.
   - "Служи  я  небесам  хоть  вполовину  с  таким  усердьем,  как  служил
монарху..." [Вильям Шекспир, "Генрих VIII"]
   - Ну, полно, полно, не так уж все плохо, как кажется. Вы знаете,  я  не
из тех людей, что обсуждают свою жену  с  другими.  Я  всегда  считал  это
ужасно дурным тоном. Но, честно говоря, вам  неизвестно  о  Джулии  самого
главного. Физическая любовь для нее ничто. Когда мы  только  поженились  -
другое дело. И могу вам признаться - ведь все это было так  давно,  -  что
мне тогда нелегко пришлось. Я не хочу сказать, что  она  была  нимфоманкой
или что-нибудь в этом роде, но  порой  она  бывала  немного  утомительной.
Постель, конечно, вещь по-своему  неплохая,  но  в  жизни  существует  еще
многое  другое.  К  счастью,  после  рождения   Роджера   она   совершенно
переменилась. Стала куда более уравновешенной. Все  ее  инстинкты  ушли  в
игру. Вы читали Фрейда, Долли, как он это называет, когда так происходит?
   - Ах, Майкл, что мне до Фрейда!
   - Сублимация, вот как. Я часто  думаю:  потому-то  она  и  стала  такой
великолепной актрисой. Актерская игра - такое дело, которое требует  всего
твоего времени, и если хочешь  чего-нибудь  достичь,  надо  отдавать  себя
целиком. Меня просто возмущает наша публика: думают, что актеры и  актрисы
черт знает чем занимаются. Да у нас для этого просто нет времени.
   Слова Майкла так рассердили Долли, что помогли взять себя в руки.
   - Но, Майкл, пусть мы с вами и знаем, что Джулия  не  совершает  ничего
дурного, то, что она повсюду разгуливает с этим жалким  мальчишкой,  очень
вредит ее репутации. В конце концов примерная супружеская жизнь была одним
из ваших самых верных козырей. Все  вас  уважали.  Зрителям  было  приятно
думать о том, какая вы преданная и дружная пара.
   - Но мы такие и есть, черт побери!
   Долли начала терять терпение.
   - Говорю вам, по городу ходят сплетни. Вы же не глупы.  Неужели  вы  не
понимаете, что иначе и быть не может. Я хочу сказать, если бы она заводила
один скандальный роман за другим, никто бы теперь и внимания  не  обратил,
но  после  примерного  поведения  в  течение  стольких   лет   вдруг   так
сорваться... Естественно, начались пересуды. Это может повредить театру.
   Майкл кинул на нее быстрый взгляд.
   - Я понимаю, о чем вы толкуете, Долли. В ваших словах, пожалуй,  что-то
есть, и  при  создавшихся  обстоятельствах  вы  имеете  полное  право  так
говорить. Вы так нам помогли, когда  мы  начинали,  мне  крайне  неприятно
теперь вас подводить. Знаете, что я предлагаю? Я откуплю у вас пай.
   - Откупите у меня пай?
   Долли выпрямилась.  Ее  лицо,  еще  минуту  назад  искаженное  горем  и
тревогой, окаменело. Она  была  объята  негодованием.  А  Майкл  вкрадчиво
продолжал:
   - Я вижу, куда вы клоните. Если Джулия будет болтаться черт  знает  где
целыми ночами, это  скажется  на  ее  исполнении.  С  этим  не  приходится
спорить. У Джулии есть забавные поклонницы. На дневные спектакли  приходит
куча старых дам, потому что они считают  ее  такой  милой  добропорядочной
женщиной. Не могу отрицать - если ей начнут перемывать косточки, это может
отразиться на сборах. Я знаю Джулию достаточно  хорошо;  она  не  допустит
никакого вмешательства в свою жизнь. Я ее муж и должен с этим мириться. Вы
- нет. Я не стану вас порицать, если вы  захотите  выйти  из  предприятия,
пока оно еще на мази.
   Долли насторожилась. Она была далеко не  глупа  и  в  деловых  вопросах
вполне могла потягаться с Майклом. Гнев вернул ей самообладание.
   - Я думала, что после стольких лет знакомства, Майкл,  вы  знаете  меня
лучше. Я считала своим долгом  вас  предупредить,  но  меня  не  испугаешь
превратностями судьбы. Я не из тех, кто бежит с тонущего корабля. Осмелюсь
сказать, я скорее могу позволить себе потерять деньги, чем вы.
   Долли с большим удовольствием наблюдала, как у Майкла вытянулось  лицо.
Она знала, как много значат для него деньги, и  надеялась,  что  ее  слова
крепко засядут у него в голове. Майкл быстро овладел собой.
   - Что ж, подумайте еще, Долли.
   Она взяла сумочку, и они расстались со взаимными заверениями в любви  и
пожеланиями удачи.
   - Старая ведьма, - произнес Майкл, когда за Долли закрылась дверь.
   - Старый осел, - произнесла Долли, спускаясь в лифте.
   Но когда она села  в  свой  великолепный  и  очень  дорогой  лимузин  и
вернулась к себе на Монтегью-сквер,  она  не  смогла  сдержать  горьких  и
жгучих слез. Долли чувствовала  себя  старой,  одинокой,  несчастной.  Она
отчаянно ревновала.





   Майкл  гордился  своим  чувством  юмора.  Вечером  в  воскресенье,   на
следующий день после разговора с Долли, он вошел в  комнату  Джулии  в  то
время, как она одевалась. Они собирались в кино после раннего ужина.
   - Кто идет, кроме Чарлза? - спросил он.
   - Я не смогла никого найти и позвала Тома.
   - Прекрасно. Я хотел его видеть.
   Майкл засмеялся при мысли о шутке, которую он для них припас. Джулия  с
удовольствием предвкушала ожидающий их  вечер.  В  кино  она  сядет  между
Чарлзом и Томом, и тот не выпустит ее руки,  в  то  время  как  она  будет
вполголоса болтать с Чарлзом.  Дорогой  Чарлз,  как  мило  с  его  стороны
столько лет так преданно ее любить; она в лепешку расшибется,  чтобы  быть
ему приятной. Чарлз и Том приехали вместе. Том в первый  раз  надел  новый
смокинг, и они с Джулией обменялись украдкой взглядом; в его  глазах  было
удовольствие, в ее - восхищение.
   - Ага, попался, молодой человек, - весело сказал Майкл, потирая руки, -
а знаешь, что я о тебе слышал? Я слышал, что ты компрометируешь мою жену.
   Том испуганно взглянул на него и  залился  краской.  Привычка  краснеть
страшно его угнетала, но отучиться от нее он не мог.
   - О, господи! - воскликнула весело Джулия. -  Как  чудесно!  Всю  жизнь
мечтала, чтобы  кто-нибудь  меня  скомпрометировал!  Кто  тебе  рассказал,
Майкл?
   - Сорока на хвосте принесла, - лукаво ответил он.
   - Что ж. Том, если Майкл со  мной  разведется,  знаешь,  тебе  придется
жениться на мне.
   Чарлз улыбнулся добрыми грустными глазами.
   - Что вы такое натворили, Том? - спросил он.
   Чарлз держался  нарочито  серьезно;  Майкл,  которого  забавляло  явное
смущение Тома, шутливо; Джулия, хотя внешне  разделяла  их  веселье,  была
настороже.
   - Оказывается, юный распутник водит Джулию по ночным клубам, в то время
как ей давно пора "бай-бай".
   Джулия завопила от восторга.
   - Ну как, Том, признаемся или будем начисто все отрицать?
   - И знаете, что я сказал этой сороке, - прервал ее Майкл, -  я  сказал:
до тех пор, пока Джулия не тащит меня в ночные клубы...
   Джулия перестала прислушиваться к его словам. Долли,  подумала  она  и,
как ни странно, употребила те же самые два слова, что и  Майкл.  Объявили,
что ужин подан, и их веселая болтовня обратилась к  другим  предметам.  Но
хотя Джулия принимала в ней живейшее участие, хотя, судя по ее  виду,  она
уделяла гостям все свое внимание и даже с величайшим  интересом  выслушала
одну из театральных  историй  Майкла,  которую  слышала  по  меньшей  мере
двадцать раз, все это время она вела про себя оживленную беседу  с  Долли.
Долли все больше и больше съеживалась от страха, пока Джулия говорила  ей,
что именно она о ней думает.
   "Вы, старая корова, - сказала она Долли. - Кто вам позволил совать  нос
в мои дела? Молчите. Не пытайтесь оправдываться. Я знаю слово в слово, что
вы сказали Майклу. Этому нет оправдания. Я думала, вы мне друг. Думала - я
могу на вас положиться. Ну, теперь конец. Больше я вас знать не  хочу.  Ни
за что. Думаете, мне очень нужны  ваши  вонючие  деньги?  И  не  пытайтесь
говорить, что не имели в виду ничего дурного. Да что бы вы были,  если  бы
не я, хотела бы я знать? Если вы хоть кому-нибудь известны, если что-то  и
представляете собой, так только потому,  что  случайно  знакомы  со  мной.
Благодаря кому все эти годы ваши приемы имели такой успех?  Думаете,  люди
приходили любоваться на  вас?  Они  приходили  посмотреть  на  меня.  Все.
Конец".
   По правде сказать, это был скорее монолог, чем диалог.
   Позже, в кино, она сидела рядом с Томом, как и  собиралась,  и  держала
его за руку, но рука казалась на редкость безжизненной. Как рыбий плавник.
Видно, его встревожили слова Майкла, и теперь он сидит и думает о них. Как
бы улучить минутку и остаться с ним наедине? Она сумела бы его  успокоить.
В конце концов никто, кроме нее, не выпутался  бы  из  положения  с  таким
блеском. Апломб - вот точное слово. Интересно все-таки, что  именно  Долли
сказала Майклу. Надо будет  узнать.  Майкла  спрашивать  не  годится,  еще
подумает, что она придала какое-то значение  его  словам;  надо  узнать  у
самой Долли. Пожалуй, не стоит ссориться  с  ней.  Джулия  улыбнулась  при
мысли, какую сцену она разыграет с Долли. Она будет со старой коровой сама
нежность, она подластится к ней и выспросит все, та и не  догадается,  как
она, Джулия, на нее сердита. Любопытно все-таки... Ее прямо мороз по  коже
пробрал при мысли, что о ней болтают. В конце концов, если  она  не  может
поступать как хочет, кто тогда может? Ее личная жизнь никого не  касается.
Однако, если люди начнут над ней смеяться, хорошего будет мало. Интересно,
что выкинет Майкл, если узнает правду? Не очень-то ему удобно будет с  ней
развестись и оставаться ее антрепренером. Самое умное с его  стороны  было
бы закрыть глаза, но в некоторых  отношениях  Майкл  -  человек  странный:
нет-нет да и  вспоминает,  что  его,  родитель  -  полковник,  и  начинает
изображать из себя бог весть что. Он вполне может вдруг  сказать:  пропади
оно все пропадом, я должен поступить как джентльмен. Мужчины такие дураки,
они способны наплевать в собственный колодец. Конечно, она не  очень-то  и
расстроится. Поедет на гастроли в Америку на год или два, пока скандал  не
затихнет, а потом найдет себе нового антрепренера. Но это такая докука!  И
потом, у них есть Роджер, об этом тоже  нельзя  забывать;  он  так  станет
переживать, бедный ягненочек, все это  будет  для  него  так  унизительно.
Нечего закрывать глаза: она будет крайне глупо выглядеть, разводясь  в  ее
возрасте из-за мальчишки двадцати трех лет. Конечно, замуж она за Тома  не
выйдет, на это у  нее  достанет  ума.  А  Чарлз  женится  на  ней?  Джулия
обернулась и посмотрела в полумраке на его аристократический  профиль.  Он
безумно любит ее уже много лет, он - один из  тех  великодушных  галантных
идиотов, которых женщины запросто обводят вокруг пальца; возможно,  он  не
откажется выступать в суде в роли соответчика при расторжении брака вместо
Тома. Это был бы прекрасный выход. Леди  Чарлз  Тэмерли.  Звучит  неплохо.
Возможно, она и правда была несколько  безрассудна.  Она  всегда  следила,
чтобы ее никто не заметил, когда шла к Тому, но ее мог увидеть  кто-нибудь
из шоферов по пути туда или обратно и  вообразить  невесть  что.  У  таких
людей всегда только непристойности на уме. Что до  ночных  клубов,  она  с
радостью ходила бы с Томом в тихие местечки, где бы их никто не увидел, но
он не хотел. Он любил, чтобы была куча  народу,  ему  нравилось  вращаться
среди элегантных людей, на них посмотреть и себя показать. Он хотел, чтобы
их видели вместе.
   "Черт подери! - сказала себе Джулия. - Черт подери! Черт подери!"
   Да, вечер в кино оказался далеко не таким приятным, как она ожидала.





   На следующий день Джулия позвонила Долли по ее личному аппарату.
   - Милочка, я не видела вас тысячу лет. Что вы поделывали все это время?
   - Да ничего особенного.
   Голос Долли был холоден.
   - Послушайте, завтра возвращается Роджер. Вы знаете, он совсем  бросает
Итон. Я пошлю утром за ним машину и хочу, чтобы вы  приехали  к  ленчу.  Я
никого не зову. Только вы и я, Майкл и Роджер.
   - Я уже приглашена на завтра к ленчу.
   За двадцать лет Долли ни разу не была занята,  если  Джулия  хотела  ее
видеть. Голос на другом конце провода казался враждебным.
   - Долли,  как  вы  можете  быть  такой  злючкой?  Роджер  будет  ужасно
разочарован. Его первый день дома; к тому же я сама хочу вас видеть. Я уже
целую вечность не видела вас и страшно соскучилась. Вы не можете  отложить
вашу встречу? Один только раз, милочка, и  мы  с  вами  всласть  поболтаем
после ленча вдвоем, лишь вы да я.
   Когда Джулия чего-нибудь хотела, ей  просто  немыслимо  было  отказать;
никто не мог вложить столько нежности в  голос,  быть  такой  обаятельной,
такой неотразимой. Наступило молчание, и Джулия поняла, что Долли  борется
со своими оскорбленными чувствами.
   - Хорошо, дорогая, я как-нибудь ухитрюсь это уладить.
   - Милочка! - но, дав  отбой,  Джулия  процедила  сквозь  зубы:  "Старая
корова!"
   Долли приехала. Роджер вежливо выслушал, что  он  сильно  вырос,  и  со
своей серьезной улыбкой отвечал как положено на все то,  что  она  считала
уместным сказать мальчику его лет. Роджер ставил Джулию в тупик. Хотя  сам
он говорил мало,  он,  казалось,  внимательно  слушал  все,  что  говорили
другие, и все же ее не оставляло странное чувство, будто голова его занята
собственными мыслями. Казалось, он наблюдает за ними со стороны с  тем  же
любопытством, с каким мог бы наблюдать за зверьми в зоопарке. Это вызывало
в ней легкую тревогу. При первом удобном случае Джулия произнесла реплику,
которую заранее приготовила ради Долли:
   - Роджер, милый, твой несчастный отец занят  сегодня  вечером.  У  меня
есть два билета в "Палладиум" на второе представление,  и  Том  звал  тебя
обедать в Кафе-Ройял.
   - Да? - секундное молчание. - Ладно.
   Джулия повернулась к Долли.
   - Так хорошо, что у нас есть Том. Можно всюду пускать  с  ним  Роджера.
Они большие друзья.
   Майкл бросил  на  Долли  многозначительный  взгляд.  В  глазах  у  него
заплясали чертики.
   -  Том  -  очень  приличный  молодой  человек.  Он  не   даст   Роджеру
набедокурить, - сказал он.
   - Мне кажется, Роджеру интереснее общаться со своими друзьями по Итону,
- отозвалась Долли.
   "Старая корова, - думала Джулия, - старая корова!"
   После ленча она позвала Долли к себе в комнату.
   - Мне надо  отдохнуть.  Я  лягу,  а  вы  мне  расскажете  все  новости.
Хорошенько посплетничать, вот чего я хочу.
   Она нежно обвила рукой  массивную  талию  Долли  и  повела  ее  наверх.
Какое-то время они болтали о том о сем: о  нарядах,  прислуге,  косметике;
позлословили об общих  знакомых;  затем  Джулия,  облокотившись  на  руку,
доверительно посмотрела Долли в глаза.
   - Долли, мне надо с вами кое о чем поговорить. Мне нужен совет, а вы  -
единственный человек на свете, к кому я обращусь за советом. Я  знаю,  что
вам я могу доверять.
   - Ну, конечно, дорогая.
   - Оказывается, обо мне пошли гадкие сплетни. Кто-то сказал Майклу,  что
в городе болтают обо мне и бедном Томе Феннеле.
   Хотя  глаза  ее  хранили  все  то  же  обворожительное  и  трогательное
выражение, перед которым - она это знала - Долли не могла устоять,  Джулия
внимательно следила за ней.  Напрасно:  Долли  не  вздрогнула,  налицо  не
шевельнулся ни один мускул.
   - Кто рассказал Майклу?
   - Понятия не имею. Он не говорит. Сами  знаете,  какой  он,  когда  ему
вздумается изображать из себя джентльмена.
   Ей  только  показалось  или  лицо  Долли  действительно   стало   менее
напряженным?
   - Мне нужна правда, Долли.
   - Я так рада, что вы обратились ко мне,  дорогая.  Я  терпеть  не  могу
вмешиваться, куда меня  не  просят,  если  бы  вы  сами  не  затеяли  этот
разговор, ничто не заставило бы меня его начать.
   - Милочка, кому, как не мне, знать, какой вы верный друг.
   Долли скинула туфли и уселась поудобнее в кресле,  затрещавшем  под  ее
тяжестью. Джулия не спускала с нее глаз.
   - Люди злы, для вас это не тайна. Вы всегда вели такой спокойный  образ
жизни. Так редко выезжали и то лишь с Майклом или Чарлзом Тэмерли. Чарлз -
другая  статья:  всем  известно,  что  он  вздыхает  по  вас  тысячу  лет.
Естественно, все удивились, что вы вдруг, ни с  того  ни  с  сего,  начали
разгуливать по развеселым местам  с  клерком  фирмы,  которая  ведет  ваши
бухгалтерские книги.
   - Ну, это не совсем так. Том не клерк. Отец купил ему пай в деле. Он  -
младший компаньон.
   - Да, и получает четыреста фунтов в год.
   - Откуда вы знаете? - быстро спросила Джулия.
   На этот раз Джулия была уверена в том, что Долли смутилась.
   - Вы уговорили меня  обратиться  к  его  фирме  по  поводу  подоходного
налога. Один из главных компаньонов мне и сказал. Немного странно, что  на
такие деньги он в состоянии платить за квартиру,  одеваться  так,  как  он
одевается, и водить вас в ночные клубы.
   - Возможно, он получает денежную помощь от отца.
   - Его отец - стряпчий в северной части Лондона. Вы прекрасно понимаете,
что, если он купил ему пай в фирме, он не станет  помогать  ему  наличными
деньгами.
   - Может быть, вы вообразили, будто я его содержу? - сказала  Джулия  со
звонким смехом.
   - Я ничего не воображаю, дорогая. Но люди - да.
   Джулии не понравились ни слова, произнесенные Долли, ни то, как она  их
произнесла. Но она никак не выдала своей тревоги.
   - Какая нелепость! Том - друг Роджера. Конечно,  я  с  ним  выезжаю.  Я
почувствовала, что мне надо встряхнуться. Я устала от однообразия,  только
и знаешь - театр и забота о самой себе. Это  не  жизнь.  В  конце  концов,
когда мне и повеселиться, как не сейчас? Я старею, Долли, что уж отрицать.
Вы знаете, что такое Майкл. Конечно, он душка, но такая зануда!
   - Не больше, чем был все эти годы, - сказала Долли ледяным тоном.
   - Мне кажется, я - последняя, кого можно обвинить в шашнях с  мальчиком
на двадцать лет моложе меня.
   - На двадцать пять, - поправила Долли. - Мне бы тоже  так  казалось.  К
сожалению, ваш Том не очень-то осторожен.
   - Что вы хотите этим сказать?
   - Ну, он обещал Эвис Крайтон, что получит для нее роль  в  вашей  новой
пьесе.
   - Что еще за Эвис Крайтон?
   - О, одна моя знакомая молодая актриса. Хорошенькая, как картинка.
   - Он просто глупый мальчишка. Верно, надеется  уломать  Майкла.  Вы  же
знаете, как Майкл любит молодежь.
   - Он говорит, что может  вас  заставить  сделать  все,  что  хочет.  Он
говорит - вы пляшете под его дудку.
   К счастью, Джулия была хорошая актриса. На миг сердце ее  остановилось.
Как он мог так сказать? Дурак. Несчастный дурак! Но она  тут  же  овладела
собой и весело рассмеялась:
   - Какая чепуха! Да я не верю ни единому слову.
   - Он  очень  заурядный,  вульгарный  молодой  человек.  Вы  так  с  ним
носитесь, ничего удивительного, если это вскружило ему голову.
   Джулия, добродушно улыбаясь, посмотрела на Долли невинным взглядом.
   - Но, милочка, надеюсь, вы не думаете, что Том - мой любовник?
   - Если и нет, я единственная, кто так не думает.
   - Но вы думаете или нет?
   Долли молчала. С минуту они, не отводя глаз, смотрели друг на друга;  в
сердце каждой из  них  горела  черная  ненависть,  но  Джулия  по-прежнему
улыбалась.
   - Если вы поклянетесь, что это не так, конечно, я вам поверю.
   Голос Джулии сделался тихим, торжественным, в нем звучала  неподдельная
искренность.
   - Я еще ни разу вам не солгала,  Долли,  и  уже  слишком  стара,  чтобы
начинать. Я даю вам честное слово, что Том никогда не был мне никем, кроме
друга.
   - Вы снимаете тяжесть с моей души.
   Джулия знала, что Долли ей не верит, и Долли это было  известно.  Долли
продолжала:
   -  Но  в  таком  случае,  Джулия,  дорогая,  ради  самой  себя   будьте
благоразумны. Не разгуливайте повсюду с этим  молодым  человеком.  Бросьте
его.
   - Не могу. Это будет равносильно признанию, что люди были правы,  когда
злословили о нас. Моя совесть чиста. Я могу позволить себе высоко  держать
голову. Я стала бы презирать  себя,  если  бы  руководствовалась  в  своих
поступках тем, что кто-то что-то обо мне думает.
   Долли сунула  ноги  обратно  в  туфли  и,  достав  из  сумочки  помаду,
накрасила губы.
   - Что ж, дорогая, вы не ребенок и знаете, что делаете.
   Расстались они холодно.
   Однако две или три оброненные Долли  фразы  явились  для  Джулии  очень
неприятной неожиданностью. Они не выходили у  нее  из  головы.  Хоть  кого
приведет в замешательство, если слухи о нем так близки к истине. Но  какое
все это имеет значение? У миллиона женщин есть любовники, и это никого  не
волнует. Она же актриса. Никто не  ожидает  от  актрисы,  чтобы  она  была
образцом добропорядочности.
   "Это все моя проклятая благопристойность. Она всему причина".
   Джулия  приобрела  репутацию  исключительно   добродетельной   женщины,
которой не грозит злословие, а теперь было  похоже,  что  ее  репутация  -
тюремная стена, которую она сама вокруг себя  воздвигла.  Но  это  бы  еще
полбеды. Что имел в виду Том, когда говорил, что она пляшет под его дудку?
Это глубоко уязвило Джулию. Дурачок. Как он осмелился?! С этим она тоже не
знала, что предпринять. Ей бы хотелось отругать его, но что толку? Он  все
равно не сознается. Джулии оставалось одно - молчать. Она  слишком  далеко
зашла: снявши голову, по  волосам  не  плачут;  приходится  принимать  все
таким, как оно есть. Ни к чему закрывать глаза на правду: Том ее не любит,
он стал ее любовником потому,  что  это  льстит  его  тщеславию,  что  это
открывает ему доступ ко многим приятным вещам и потому,  что,  по  крайней
мере в его собственных глазах, это дает ему своего рода положение.
   "Если бы  я  не  была  дурой,  я  бы  бросила  его.  -  Джулия  сердито
засмеялась. - Легко сказать! Я его люблю".
   И вот что самое странное: заглянув в  свое  сердце,  она  увидела,  что
возмущается нанесенной ей обидой не Джулия Лэмберт - женщина; той было все
равно. Ее уязвила обида, нанесенная Джулии Лэмберт -  актрисе.  Она  часто
чувствовала, что ее талант - критики называли его  "гений",  но  это  было
слишком громкое слово, лучше сказать, ее дар - не она сама и не часть  ее,
а что-то вне ее, что пользовалось ею, Джулией Лэмберт, для  самовыражения.
Это была неведомая ей духовная субстанция,  озарение,  которое,  казалось,
нисходило на нее свыше и посредством нее, Джулии, свершало то, на что сама
Джулия была неспособна. Она была  обыкновенная,  довольно  привлекательная
стареющая женщина. У ее дара не было ни внешней формы,  ни  возраста.  Это
был дух, который играл на ней, как скрипач  на  скрипке.  Пренебрежение  к
нему, к этому духу, вот что больше всего ее оскорбило.
   Джулия попыталась уснуть. Она так привыкла спать днем,  что  стоило  ей
лечь, сразу же засыпала, но сегодня она беспокойно ворочалась  с  боку  на
бок, а сон все не  шел.  Наконец  Джулия  взглянула  на  часы.  Том  часто
возвращался с работы после пяти. Она страстно  томилась  по  нему,  в  его
объятиях был покой, когда она была рядом с ним,  все  остальное  не  имело
значения. Джулия набрала его номер.
   - Алло! Да! Кто говорит?
   Джулия в панике прижала трубку к уху. Это был голос Роджера.  Она  дала
отбой.





   Ночью Джулия тоже почти не спала. Она все еще  лежала  без  сна,  когда
услышала, что вернулся Роджер, и, повернув выключатель, увидела, что  было
четыре часа. Она нахмурилась. Утром он с грохотом сбежал по ступеням, в то
время как она еще только собиралась вставать.
   - Можно войти, мамочка?
   - Входи.
   Он все еще был в пижаме и халате. Она улыбнулась ему: он выглядел таким
свежим, таким юным.
   - Ты очень поздно вернулся вчера.
   - Не очень. Около часа.
   - Врунишка! Я поглядела на часы. Было четыре утра.
   - Ну, четыре так четыре, - весело согласился он.
   - Что вы делали до такого времени, ради всего святого?
   - Поехали после спектакля в одно место ужинать. Танцевали.
   - С кем?
   - С двумя девушками, которых мы там встретили. Том знал их раньше.
   - Как их зовут?
   - Одну Джил, другую Джун. Фамилий их я не знаю.  Джун  -  актриса.  Она
спросила, не смогу ли я устроить ее дублершей в твоей следующей пьесе.
   Во всяком случае, ни одна из них не  была  Эвис  Крайтон.  Это  имя  не
покидало мыслей Джулии с той минуты, как Долли упомянула его.
   - Но ведь такие места закрываются не в четыре утра.
   - Да. Мы вернулись к Тому. Том взял с меня слово, что я тебе не  скажу.
Он думал, ты страшно рассердишься.
   - Ну, чтобы я рассердилась,  нужна  причина  поважней.  Обещаю,  что  и
словом ему не обмолвлюсь.
   - Если кто и виноват, так только я. Я зашел к нему вчера днем, и мы обо
всем  сговорились.  Вся  эта  ерунда  насчет  любви,  которую  слышишь  на
спектаклях и читаешь в книгах... Мне скоро  восемнадцать.  Я  решил,  надо
самому попробовать, что это такое.
   Джулия села в постели и, широко раскрыв глаза,  посмотрела  на  Роджера
вопросительным взглядом.
   - Роджер, ради всего святого, о чем ты толкуешь?
   Он был, как всегда, сдержан и серьезен.
   - Том сказал, что он знает двух девчонок, с которыми можно поладить. Он
сам с ними обеими уже переспал. Они живут вместе. Ну, мы  позвонили  им  и
предложили  встретиться  после  спектакля.  Том  сказал  им,   что   я   -
девственник, пусть кидают жребий, кому я достанусь. Когда мы  вернулись  к
нему в квартиру, он пошел в спальню с Джил, а мне оставил гостиную и Джун.
   На какой-то миг мысль о Томе была вытеснена ее тревогой за Роджера.
   - И знаешь, мам, ничего в этом нет особенного. Не понимаю, чего  вокруг
этого поднимают такой шум.
   У Джулии сжало горло. Глаза наполнились слезами, они потоком хлынули по
щекам.
   - Мамочка, что с тобой? Почему ты плачешь?
   - Но ты же еще совсем мальчик!
   Роджер подошел к ней и, присев на край постели, крепко обнял.
   -  Ну  что  ты,  мамочка!  Ну,  не  плачь.  Если  бы  я  знал,  что  ты
расстроишься, я бы не стал ничего тебе рассказывать. В конце концов,  рано
или поздно это должно было случиться.
   - Но так скоро... Так скоро! Я чувствую себя теперь совсем старухой.
   - Ты - старуха?! Только не ты, мамочка. "Над ней не  властны  годы.  Не
прискучит ее разнообразие вовек" [Вильям Шекспир, "Цезарь и Клеопатра"].
   Джулия засмеялась сквозь слезы.
   - Глупыш ты, Роджер. Думаешь, Клеопатре понравилось бы то, что сказал о
ней этот старый осел? Ты бы мог еще немного подождать.
   - И хорошо, что этого не сделал. Теперь я все знаю. По  правде  говоря,
все это довольно противно.
   Джулия глубоко вздохнула. Ее обрадовало, что он так нежно ее  обнимает,
но было ужасно жалко себя.
   - Ты не сердишься на меня, дорогая? - спросил он.
   - Сержусь? Нет. Но уж если это должно было случиться, я  бы  предпочла,
чтобы не так прозаично. Ты говоришь об этом, точно  о  любопытном  научном
эксперименте, и только.
   - Так оно и было, в своем роде.
   Джулия слегка улыбнулась сыну.
   - И ты на самом деле думаешь, что это и есть любовь?
   - Ну, большинство так считает, разве нет?
   - Нет, вовсе нет. Любовь - это боль и мука, стыд, восторг,  рай  и  ад,
чувство, что ты живешь в сто раз напряженней, чем  обычно,  и  невыразимая
тоска, свобода и рабство, умиротворение и тревога.
   В неподвижности, с которой  он  ее  слушал,  было  что-то,  заставившее
Джулию  украдкой  взглянуть  на  сына.  В  глазах  Роджера  было  странное
выражение. Она не  могла  его  прочесть.  Казалось,  он  прислушивается  к
звукам, долетающим до него издалека.
   - Звучит не особенно весело, - пробормотал Роджер.
   Джулия сжала  его  лицо,  с  такой  нежной  кожей,  обеими  ладонями  и
поцеловала в губы.
   - Глупая я, да? Я все еще вижу в тебе того  малыша,  которого  когда-то
держала на руках.
   В его глазах зажегся лукавый огонек.
   - Чему ты смеешься, мартышка?
   - Чертовски хорошая была фотография, да?
   Джулия не могла удержаться от смеха.
   - Поросенок. Грязный поросенок.
   - Послушай, как  насчет  Джун?  Есть  для  нее  надежда  получить  роль
дублерши?
   - Скажи, пусть как-нибудь зайдет ко мне.
   Но когда  Роджер  ушел,  Джулия  вздохнула.  Она  была  подавлена.  Она
чувствовала себя очень одиноко. Жизнь ее всегда была так заполнена  и  так
интересна, что у нее просто не  хватало  времени  заниматься  сыном.  Она,
конечно, страшно волновалась, когда он подхватывал коклюш или  свинку,  но
вообще-то ребенок он был здоровый и обычно не особенно занимал  ее  мысли.
Однако сын всегда был к ее услугам, если  на  нее  находила  охота  с  ним
повозиться. Джулия часто думала, как будет приятно, когда  он  вырастет  и
сможет разделять ее интересы. Мысль о том, что она потеряла  его,  никогда
по-настоящему не обладая им, была для Джулии ударом. Когда она подумала  о
девице, укравшей у нее сына, губы Джулии сжались.
   "Дублерша! Подумать только! Ну и ну!"
   Джулия так была поглощена своей болью, что почти  не  чувствовала  горя
из-за измены Тома. Джулия и раньше не сомневалась, что он  ей  неверен.  В
его возрасте, с его темпераментом, при том,  что  сама  она  была  связана
выступлениями и всевозможными встречами, к которым ее обязывало положение,
он, несомненно, не упускал возможности удовлетворять свои желания.  Джулия
на все закрывала глаза. Она хотела немногого  -  оставаться  в  неведении.
Сейчас впервые ей пришлось столкнуться лицом к лицу с реальным фактом.
   "Придется примириться с этим, - вздохнула она.  В  ее  уме  одна  мысль
обгоняла другую. - Все равно что лгать и не подозревать,  что  лжешь,  вот
что самое фатальное. Все же лучше знать, что ты дурак, чем быть дураком  и
не знать этого".





   На рождество Том уехал  к  родителям  в  Истбурн.  У  Джулии  было  два
выступления  в  "день  подарков"  [второй  день  рождества,  когда  слуги,
посыльные и т.п. получают подарки], поэтому они остались в городе и  пошли
в "Савой" на грандиозную встречу Нового года, устроенную  Долли  де  Фриз.
Через несколько дней Роджер отправлялся в Вену. Пока  он  был  в  Лондоне,
Джулия почти не видела Тома. Она не расспрашивала Роджера, что они делают,
когда носятся вместе по городу, - не хотела знать; она старалась не думать
и отвлекала свои мысли, отправляясь на одну вечеринку за другой. И  с  ней
всегда была ее работа. Стоило Джулии  войти  в  театр,  как  ее  боль,  ее
унижение, ее ревность утихали. Словно на дне баночки с гримом она находила
другое существо, которое не задевали никакие мирские тревоги.  Это  давало
Джулии ощущение силы, чувство торжества. Имея под рукой  такое  прибежище,
она может выдержать все что угодно.
   В день отъезда Роджера Том позвонил ей из конторы.
   - Ты что-нибудь делаешь сегодня вечером? Не пойти ли нам кутнуть?
   - Не могу. Занята.
   Это была неправда, но губы сами за нее ответили.
   - Да? А как насчет завтра?
   Если бы Том выразил разочарование, если бы попросил  отменить  встречу,
на которую, она сказала, идет, у Джулии достало бы сил порвать с  ним  без
лишних слов. Его безразличие сразило ее.
   - Завтра? Хорошо.
   - О'кей. Захвачу тебя из театра после спектакля. Пока.
   Джулия была уже готова и ждала его, когда Том вошел к  ней  в  уборную.
Она была в страшной тревоге. Когда Том увидел ее, лицо его озарилось, и не
успела Эви выйти Из  комнаты,  как  он  привлек  Джулию  к  себе  и  пылко
поцеловал.
   - Вот так-то лучше, - засмеялся он.
   Глядя на него, такого юного, свежего, жизнерадостного, душа нараспашку,
нельзя было поверить, что он  причиняет  ей  жестокие  муки.  Нельзя  было
поверить, что он обманывает ее. Том даже не заметил, что они  не  виделись
почти две недели. Это было совершенно ясно.
   ("О боже, если бы я могла послать его ко всем чертям!")
   Но Джулия взглянула на  него  с  веселой  улыбкой  в  своих  прекрасных
глазах.
   - Куда мы идем?
   - Я заказал столик у Квэга. У них в  программе  новый  номер.  Какой-то
американский фокусник. Говорят - первый класс.
   Весь ужин Джулия оживленно болтала. Рассказывала  Тому  о  приемах,  на
которых она была, и о театральных  вечеринках,  на  которые  не  могла  не
пойти. Создавалось впечатление, будто они не  виделись  так  долго  только
потому, что она,  Джулия,  была  занята.  Ее  обескураживало  то,  что  он
воспринимал это как должное. Том был рад ей, это не вызывало сомнений;  он
с интересом слушал ее  рассказы  о  ее  делах  и  людях,  с  которыми  она
встречалась, но не вызывало сомнения и то, что  он  нисколько  по  ней  не
скучал. Чтобы увидеть,  как  Том  это  примет,  Джулия  сказала  ему,  что
получила приглашение поехать с их пьесой на гастроли в Нью-Йорк. Сообщила,
какие ей предлагают условия.
   - Но это же чудесно! - воскликнул Том, и глаза его заблестели. - Это же
верняк. Ты ничего не теряешь и можешь заработать кучу денег.
   - Да, все так, но мне не очень-то хочется покидать Лондон.
   - Почему, ради всего святого? Да я бы на твоем месте  ухватился  за  их
предложение обеими руками. Пьеса  уже  давно  не  сходит  со  сцены,  чего
доброго, к пасхе театр  совсем  перестанут  посещать,  и  если  ты  хочешь
завоевать Америку, лучшего случая не найдешь.
   - Не вижу, почему бы ей не идти все лето. К тому же я  не  люблю  новых
людей. Предпочитаю оставаться с друзьями.
   - По-моему, это глупо. Твои друзья прекрасно без тебя  проживут.  И  ты
здорово проведешь время в Нью-Йорке.
   Ее звонкий смех звучал вполне убедительно.
   - Можно подумать, ты просто мечтаешь от меня избавиться.
   - Конечно же, я буду чертовски по тебе скучать. Но ведь мы  расстанемся
всего на несколько месяцев. Если бы мне представилась  такая  возможность,
уж я бы ее не упустил.
   Когда они кончили ужинать и швейцар вызвал  им  такси,  Том  дал  адрес
своей квартиры, словно это разумелось само собой. В такси он  обвил  рукой
ее талию и поцеловал, и позднее,  когда  она  лежала  в  его  объятиях  на
небольшой односпальной кровати, Джулия почувствовала,  что  вся  та  боль,
которая терзала ее последние две недели, - недорогая  цена  за  счастливый
покой, наполнивший теперь ее сердце.
   Джулия продолжала ходить с Томом в модные рестораны  и  ночные  кабаре.
Если  людям  нравится  думать,  что  Том  ее  любовник,  пускай,  ей   это
безразлично. Но все чаще, когда Джулии хотелось куда-нибудь с  ним  пойти,
Том оказывался занят. Среди ее  аристократических  друзей  распространился
слух, что Том Феннел может дать толковый совет, как  сократить  подоходный
налог. Денноранты пригласили его на уик-энд в свой загородный  дом,  и  он
встретил там кучу их приятелей,  которые  были  рады  воспользоваться  его
профессиональными  познаниями.   Том   начал   получать   приглашения   от
неизвестных Джулии персон. Общие знакомые могли сказать ей:
   - Вы ведь знаете Тома Феннела? Очень неглуп, правда? Я слышал, он помог
Джиллианам сэкономить на подоходном налоге несколько сот фунтов.
   Джулии все это сильно не нравилось.  Раньше  попасть  к  кому-нибудь  в
гости Том мог только через нее. Похоже,  что  теперь  он  вполне  способен
обойтись без ее помощи. Том был любезен и скромен, очень хорошо одевался и
всегда имел свежий и аккуратный вид, располагающий к нему людей; к тому же
мог помочь им сберечь деньги. Джулия достаточно хорошо изучила тот  мирок,
куда он стремился проникнуть, и понимала, что он скоро  создаст  себе  там
прочное положение. Джулия была не очень высокого мнения  о  нравственности
женщин, которых он там встретит, и  могла  назвать  не  одну  титулованную
особу, которая будет рада его подцепить. Единственное, что ее утешало: все
они были скупы - снега зимой не выпросишь. Долли сказала, что он  получает
четыреста фунтов в год; на такие деньги в этих кругах не проживешь.
   Джулия решительно отказалась от поездки в  Америку  еще  до  того,  как
говорила об этом с Томом; зрительный зал каждый день  был  переполнен.  Но
вот неожиданно во всех  театрах  Лондона  начался  необъяснимый  застой  -
публика почти совсем перестала их посещать, что  немедленно  сказалось  на
сборах. Похоже, спектакль действительно не продержится дольше пасхи. У них
была в запасе новая пьеса,  на  которую  они  возлагали  большие  надежды.
Называлась она "Нынешние времена", и они намеревались открыть  ею  осенний
сезон. В ней была великолепная роль для Джулии и то  преимущество,  что  и
Майклу тоже  нашлась  роль  в  его  амплуа.  Такие  пьесы  не  выходят  из
репертуара по году. Майклу не очень-то улыбалась мысль ставить ее  в  мае,
когда впереди лето, но иного выхода, видимо, не было, и он начал подбирать
для нее актерский состав.
   Как-то днем во время  антракта  Эви  принесла  Джулии  записку.  Она  с
удивлением узнала почерк Роджера.

   "Дорогая мама!
   Разреши представить тебе мисс Джун Денвер; о которой я тебе говорил. Ей
страшно хочется попасть в "Сиддонс-театр", и она будет счастлива, если  ты
возьмешь ее в дублерши даже на самую маленькую роль".

   Джулия улыбнулась официальному тону записки; ее позабавило, что ее  сын
уже такой взрослый, даже пытается составить протекцию своим  подружкам.  И
тут она вдруг вспомнила, кто такая эта Джун Денвер. Джун и Джил. Та  самая
девица, которая совратила бедного Роджера. Джулия  нахмурилась.  Любопытно
все же взглянуть на нее.
   - Джордж еще не ушел?
   Джордж был их привратник. Эви кивнула и открыла дверь.
   - Джордж!
   Он вошел.
   - Та дама, что принесла письмо, сейчас здесь?
   - Да, мисс.
   - Скажите ей, что я приму ее после спектакля.
   В последнем действии Джулия появлялась  в  вечернем  платье  с  треном;
платье было очень роскошное и выгодно подчеркивало ее прекрасную фигуру. В
темных волосах сверкала бриллиантовая диадема, на  руках  -  бриллиантовые
браслеты. Как и требовалось по роли, поистине величественный  вид.  Джулия
приняла Джун  Денвер  сразу  же,  как  закончились  вызовы.  Она  умела  в
мгновение ока переходить с подмостков  в  обычную  жизнь,  но  сейчас  без
всякого усилия со своей стороны Джулия  продолжала  изображать  надменную,
холодную, величавую, хотя и учтивую героиню пьесы.
   - Я и так заставила вас долго ждать и подумала, что не буду откладывать
нашу встречу, потом переоденусь.
   Карминные губы Джулии улыбались улыбкой  королевы,  ее  снисходительный
тон держал на почтительном расстоянии. Она с первого взгляда  поняла,  что
представляет собой девушка, которая вошла в  ее  уборную.  Молоденькая,  с
кукольным личиком  и  курносым  носиком,  сильно  и  не  очень-то  искусно
накрашенная.
   "Ноги слишком коротки, - подумала Джулия, - весьма заурядная девица".
   На ней, видимо, было ее парадное платье, и тот же  взгляд  рассказал  о
нем Джулии все.
   ("Шафтсбери-авеню. Распродажа по сниженным ценам".)
   Бедняжка страшно нервничала. Джулия указала ей  на  стул  и  предложила
сигарету.
   - Спички рядом с вами.
   Когда девушка попыталась зажечь спичку, Джулия увидела, что руки у  нее
дрожат. Первая сломалась, второй пришлось три раза  чиркнуть  по  коробку,
прежде чем она вспыхнула.
   ("Если бы Роджер видел ее сейчас! Дешевые румяна, дешевая помада, и  до
смерти напугана. Веселая девчушка, так он о ней думал".)
   - Вы давно на сцене, мисс... Простите, я забыла ваше имя.
   - Джун Денвер.  -  В  горле  девушки  пересохло,  она  с  трудом  могла
говорить. Сигарета ее погасла, и она беспомощно держала ее в руке.  -  Два
года, - ответила она на вопрос Джулии.
   - Сколько вам лет?
   - Девятнадцать.
   ("Врешь. Добрых двадцать два".)
   - Вы знакомы с моим сыном?
   - Да.
   - Он только что окончил Итон.  Уехал  в  Вену  изучать  немецкий  язык.
Конечно, он еще очень молод, но мы с  его  отцом  решили,  что  ему  будет
полезно провести несколько месяцев за границей,  прежде  чем  поступать  в
Кембридж. А в каких амплуа вы выступали? Ваша сигарета  погасла.  Возьмите
другую.
   - О, неважно, спасибо. Я играла в провинции.  Но  мне  страшно  хочется
играть в Лондоне.
   Отчаяние придало ей храбрости, и она произнесла  небольшую  речь,  явно
заготовленную заранее:
   - Я невероятно восхищаюсь вами, мисс Лэмберт. Я всегда говорила, что вы
- величайшая актриса английской сцены. Я научилась у вас  больше,  чем  за
все годы, что провела в  Королевской  академии  драматического  искусства.
Мечта моей жизни - играть в вашем театре, мисс Лэмберт. Если бы вы  смогли
дать мне хоть самую маленькую роль! Это величайший шанс, о котором  только
можно мечтать.
   - Снимите, пожалуйста, шляпу.
   Джун Денвер сняла  дешевенькую  шляпку  и  быстрым  движением  тряхнула
своими коротко стриженными кудряшками.
   - Красивые волосы, - сказала Джулия.
   Все с той же  чуть  надменной,  но  беспредельно  приветливой  улыбкой,
улыбкой королевы, которую  та  дарует  подданным  во  время  торжественных
процессий, Джулия пристально глядела на Джун. Она ничего не говорила.  Она
помнила афоризм Жанны Тэбу: "Не делай  паузы,  если  в  этом  нет  крайней
необходимости, но уж если  сделала,  тяни  ее  сколько  сможешь".  Джулия,
казалось, слышала, как  громко  бьется  сердце  девушки,  видела,  как  та
съеживается  в  своей  купленной  на  распродаже  одежде,  съеживается   в
собственной коже.
   - Что навело вас на  мысль  попросить  у  моего  сына  рекомендательное
письмо?
   Джун так покраснела, что это было видно даже под  румянами,  и,  прежде
чем ответить, проглотила комок в горле:
   - Я встретила его у одного своего приятеля и сказала ему,  как  я  вами
восхищаюсь, а он сказал, что, возможно, у вас найдется что-нибудь для меня
в следующей пьесе.
   - Я сейчас перебираю в уме все роли.
   - Я и не мечтаю о роли. Если  бы  я  могла  быть  дублершей...  Я  хочу
сказать, это дало бы мне возможность посещать  репетиции  и  изучить  вашу
технику. Это уже само по себе школа. Все так говорят.
   ("Дурочка, пытается мне польстить. Словно  я  сама  этого  не  знаю.  А
какого черта я буду ее учить?")
   - Очень мило с вашей стороны так на это смотреть. Я самая  обыкновенная
женщина, поверьте. Публика так ко мне добра, так добра... Вы - хорошенькая
девушка. И молоденькая. Юность прекрасна. Мы всегда старались предоставить
молодежи возможность себя показать. В конце  концов  мы  не  вечны,  и  мы
считаем своим долгом перед публикой готовить смену,  которая  займет  наше
место, когда придет срок.
   Джулия произнесла эти слова своим прекрасно  поставленным  голосом  так
просто, что Джун Денвер воспрянула  духом.  Ей  удалось  обвести  старуху,
место дублерши у нее в кармане! Том  Феннел  сказал,  если  она  не  будет
дурой, то знакомство с Роджером вполне может к чему-нибудь привести.
   - Ну, это случится еще не скоро, мисс Лэмберт,  -  сказала  она,  и  ее
глазки, хорошенькие темные глазки, засверкали.
   ("Тут ты права, голубушка, еще как права. Поспорю,  сыграю  лучше  тебя
даже в семьдесят".)
   - Я должна подумать. Я еще не знаю, какие дублеры понадобятся  нам  для
следующей пьесы.
   - Поговаривают, что Эвис Крайтон  будет  играть  девушку.  Я  могла  бы
дублировать ее.
   Эвис Крайтон. На лице Джулии не дрогнул ни один  мускул;  никто  бы  не
догадался, что это имя для нее что-нибудь значит.
   - Мой муж упоминал о ней, но еще ничего не решено. Я ее совсем не знаю.
Она талантлива?
   - Думаю, что да. Я была вместе с ней в театральной школе.
   - И говорят, хорошенькая, как картинка. - Поднявшись,  чтобы  показать,
что аудиенция окончена,  Джулия  сбросила  с  себя  королевский  вид.  Она
изменила тон и в одну секунду стала славной, добродушной актрисой, которая
с радостью окажет дружескую услугу, если это в ее силах.  -  Ну,  милочка,
оставьте мне ваше имя и адрес, и если что-нибудь появится, я вам сообщу.
   - Вы не забудете про меня, мисс Лэмберт?
   - Нет, милочка, обещаю, что нет. Было так приятно с вам  познакомиться.
Вы славная девочка. Найдете сами выход? До свиданья.
   "Черта лысого она получит что-нибудь в моем театре, - подумала  Джулия,
когда та ушла. - Грязная шлюха, совратить моего сыночка! Бедный ягненочек.
Стыд и срам, да и только; таких надо карать по всей строгости закона".
   Снимая свое великолепное платье, Джулия посмотрела в зеркало. Взгляд  у
нее был жесткий, губы кривила ироническая усмешка. Она обратилась к своему
отражению:
   - И могу сказать тебе, подруга, есть еще один человек, который не будет
у нас играть ни в "Нынешних временах", ни вообще. Это Эвис Крайтон.





   Но неделю спустя Майкл упомянул ее имя.
   - Послушай, ты слышала о девушке, которую зовут Эвис Крайтон?
   - Никогда.
   - Говорят, она очень неплоха. Леди и  все  такое  прочее.  Ее  отец  из
военных. Я подумал, не подойдет ли она на роль Онор.
   - Как ты о ней узнал?
   - От Тома. Он знаком с ней. Говорит, у нее есть  талант.  Через  неделю
будет выступать в  воскресном  театре.  Том  считает,  что  стоит  на  нее
посмотреть.
   - Что ж, пойди и посмотри.
   - Я собирался поехать на уик-энд в Сэндуич поиграть в гольф. Тебе очень
не хочется идти? Пьеса наверняка дрянь, но ты сможешь  сказать,  стоит  ли
давать ей читать роль. Том составит тебе компанию.
   Сердце Джулии неистово билось.
   - Разумеется, я пойду.
   В  воскресенье  она  позвонила  Тому  и  пригласила  его  зайти  к  ним
перекусить перед театром. Том появился раньше, чем Джулия была готова.
   - Я задержалась или ты поспешил? - спросила она, входя в гостиную.
   Джулия увидела, что Том с трудом сдерживает нетерпение. Он нервничал  и
сидел как на иголках.
   - Третий звонок ровно в  восемь,  -  ответил  он.  -  Терпеть  не  могу
приходить в театр после начала спектакля.
   Его возбуждение сказало Джулии все, что она хотела знать. Она не  стала
торопиться, когда пила свой коктейль.
   - Как зовут актрису, которую мы идем смотреть? - спросила она.
   - Эвис Крайтон. Мне страшно хочется  услышать  твое  мнение  о  ней.  Я
думаю, что она - находка. Она знает, что ты  сегодня  придешь,  и  страшно
волнуется, но у сказал ей, что для этого нет оснований.  Ты  сама  знаешь,
что такое воскресные спектакли: репетиции наспех и все такое; я сказал ей,
что ты это понимаешь и примешь все в расчет.
   В течение обеда Том беспрестанно посматривал на часы.  Джулия  занимала
его великосветской беседой. Она говорила то на одну тему,  то  на  другую,
хотя Том еле слушал. Как только ему удалось, он опять перевел разговор  на
Эвис Крайтон.
   - Конечно, я ей об этом и не заикнулся, но, по-моему, она подойдет  для
Онор. - Он уже прочел "Нынешние времена", как  читал  все  пьесы,  которые
ставились у них в театре, еще до постановки. - Она просто создана для этой
роли. Ей пришлось побороться, чтобы встать на ноги, и,  конечно,  это  для
нее замечательный шанс. Она невероятно тобой восхищается и  страшно  хочет
сыграть вместе с тобой.
   - Ничего удивительного. Это значит - пробыть на сцене не меньше года  и
показаться куче антрепренеров.
   - Она - очень светлая блондинка; как раз то, что  нужно:  будет  хорошо
оттенять тебя.
   - Ну, при помощи перекиси водорода блондинок на сцене хоть пруд пруди.
   - Но она - натуральная блондинка.
   - Да?  Я  сегодня  получила  от  Роджера  большое  письмо.  Похоже,  он
прекрасно проводит время.
   Том сразу потерял интерес к разговору. Поглядел на часы.  Когда  подали
кофе, Джулия сказала, что его нельзя  пить.  Она  велела  сварить  другой,
свежий.
   - О, Джулия, право, не стоит. Мы опоздаем.
   - Какое это имеет значение, даже если мы пропустим несколько минут?
   В голосе Тома зазвучало страдание:
   - Я обещал, что мы придем вовремя. У нее очень хорошая  сцена  почти  в
самом начале.
   - Мне очень жаль, но, не выпив кофе, я идти не могу.
   Пока они его ждали, Джулия поддерживала оживленный разговор.  Том  едва
отвечал и нетерпеливо посматривал на дверь. Когда наконец  принесли  кофе,
Джулия пила его со сводящей с ума медлительностью. К тому времени, как они
сели в машину, Том был в состоянии  холодного  бешенства  и  просидел  всю
дорогу с надутой физиономией, не глядя на нее. Джулия была вполне довольна
собой. Они подъехали к театру за две минуты до поднятия занавеса, и  когда
Джулия появилась в зале, раздались  аплодисменты.  Прося  извинить  ее  за
беспокойство, Джулия пробралась на свое место в середине  партера.  Слабая
улыбка  выражала  признательность  за   аплодисменты,   которыми   публика
приветствовала ее на редкость своевременное появление, а  опущенные  глаза
скромно отрицали, что они имеют к ней хоть какое-то отношение.
   Поднялся занавес, и после короткой вступительной сценки  появились  две
девушки, одна - очень  хорошенькая,  и  молоденькая,  другая  -  не  такая
молоденькая и некрасивая. Через минуту Джулия повернулась к Тому.
   - Которая из них Эвис Крайтон - молодая или та, что постарше?
   - Молодая.
   - Да, конечно же, ты ведь говорил, что она блондинка.
   Джулия взглянула на него. Лицо  Тома  больше  не  хмурилось,  на  губах
играла счастливая улыбка. Джулия обратила  все  внимание  на  сцену.  Эвис
Крайтон была  очень  хороша  собой,  с  этим  не  приходилось  спорить,  с
прелестными  золотистыми  волосами,  выразительными  голубыми  глазами   и
маленьким прямым носиком, но Джулии не нравился такой тип женщин.
   "Преснятина, - сказала она себе. - Так, хористочка".
   Несколько минут она очень внимательно следила  за  ее  игрой,  затем  с
легким вздохом откинулась в кресле.
   "Абсолютно не умеет играть" - таков был ее приговор.
   Когда опустился занавес, Том  с  жадным  интересом  повернулся  к  ней.
Плохого настроения как не бывало.
   - Что ты о ней думаешь?
   - Хорошенькая, как картинка.
   - Это я и сам знаю. Я спрашиваю о ее игре. Ты согласна со  мной  -  она
талантлива?
   - Да, у нее есть способности.
   - Ты не можешь  пойти  за  кулисы  и  сказать  ей  это?  Это  очень  ее
подбодрит.
   - Я?
   Он просто не понимает, о чем просит. Неслыханно! Она,  Джулия  Лэмберт,
пойдет за кулисы поздравлять какую-то третьеразрядную актрисочку!
   - Я обещал, что приведу тебя после второго акта. Ну  же,  Джулия,  будь
человеком! Это доставит ей такую радость.
   ("Дурак! Чертов дурак! Хорошо, я и через это пройду".)
   - Конечно, если ты думаешь, что это что-нибудь для нее значит,  я  -  с
удовольствием.
   После второго акта они прошли через  сцену  за  кулисы,  и  Том  провел
Джулию в уборную Эвис Крайтон. Она делила ее с той некрасивой девушкой,  с
которой появилась в первом  акте.  Том  представил  их  друг  другу.  Эвис
несколько аффектированно протянула Джулии вялую руку.
   -  Я  так  рада  познакомиться  с  вами,  мисс  Лэмберт.  Простите   за
беспорядок. Что толку было убирать здесь на какой-то один вечер.
   Она отнюдь не нервничала. Напротив,  казалась  достаточно  уверенной  в
себе.
   "Прошла огонь и воду. Корыстная.  Изображает  передо  мной  полковничью
дочь".
   - Так любезно с вашей стороны было зайти ко мне. Боюсь, пьеса не  очень
интересная, но, когда начинаешь,  приходится  брать,  что  дают.  Я  долго
колебалась, когда мне прислали ее почитать, но мне понравилась роль.
   - Ваше исполнение прелестно, - сказала Джулия.
   - Вы очень добры! Конечно, если бы было  больше  репетиций...  Вам  мне
особенно хотелось показать, что я могу.
   - Ну, знаете, я уже не первый год на сцене. Я всегда  считала,  если  у
человека есть талант, он проявит его в любых условиях. Вам не кажется?
   - Я понимаю, что вы имеете в виду. Конечно, мне не хватает опыта, я  не
отрицаю, но главное - удачный случай. Я чувствую, что могу играть.  Только
бы получить роль, которая мне по зубам.
   Эвис замолчала, предоставляя Джулии возможность сказать, что в их новой
пьесе есть как раз такая  роль,  но  Джулия  продолжала  с  улыбкой  молча
глядеть на нее. Джулию  забавляло,  что  та  обращается  с  ней  как  жена
сквайра, желающая быть любезной с женой викария.
   - Вы давно в театре? - спросила она, наконец. - Странно, что я  никогда
о вас не слышала.
   - Ну, какое-то время я выступала в ревю, но почувствовала, что  впустую
трачу время. Весь прошлый сезон я была в турне. Мне бы не  хотелось  снова
уезжать из Лондона.
   - В Лондоне актеров больше, чем ролей, - сказала Джулия.
   - О, без сомнения. Попасть на сцену почти безнадежно,  если  не  имеешь
поддержки. Я слышала, вы скоро ставите новую пьесу.
   - Да.
   Джулия продолжала улыбаться мало сказать сладко - прямо приторно.
   - Если бы для меня нашлась там роль, я  была  бы  счастлива  сыграть  с
вами. Мне очень жаль, что мистер Госселин не смог сегодня прийти.
   - Я расскажу ему о вас.
   -  Вы  правда  думаете,  что  у  меня  есть  шансы?  -  Сквозь  всю  ее
самоуверенность, сквозь манеры хозяйки загородного поместья,  которую  она
решила разыграть,  чтобы  произвести  впечатление  на  Джулию,  проглянула
жгучая тревога. - Ах, если бы вы замолвили за меня словечко!
   Джулия кинула на нее задумчивый взгляд.
   - Я следую советам мужа чаще, чем он моим, - улыбнулась она.
   Когда она выходила  из  уборной  Эвис  Крайтон  -  той  пора  уже  было
переодеваться к третьему акту, -  Джулия  поймала  вопросительный  взгляд,
брошенный на Тома, в то время как она прощалась. Джулия была уверена, хотя
не заметила никакого движения, что он чуть качнул головой. Все чувства  ее
в тот момент были обострены, и она перевела немой диалог в слова:
   "Пойдешь ужинать со мной после спектакля?"
   "Нет, будь оно все проклято, не могу. Надо проводить ее домой".
   Третий акт Джулия слушала с суровым видом. И вполне естественно - пьеса
была серьезная. Когда спектакль окончился и  бледный  взволнованный  автор
произнес с бесконечными паузами и запинками несколько положенных слов, Том
спросил, где бы ей хотелось поужинать.
   - Поедем домой и поговорим, - сказала Джулия. -  Если  ты  голоден,  на
кухне наверняка что-нибудь найдется поесть.
   - Ты имеешь в виду Стэнхоуп-плейс?
   - Да.
   - Хорошо.
   Джулия почувствовала, что у него отлегло от сердца: он боялся,  как  бы
она не поехала к нему. В машине Том молчал, и Джулия  знала,  почему.  Она
догадалась, что  где-то  устраивается  вечеринка,  на  которую  идет  Эвис
Крайтон, и Тому хочется быть там. Когда они подъехали  к  дому,  там  было
темно и тихо. Слуги уже спали. Джулия  предложила,  чтобы  они  спустились
вниз, в кухню, и раздобыли себе какой-нибудь еды.
   - Я не голоден, но, может быть, ты хочешь есть, - сказал Том.  -  Выпью
виски с содовой и лягу спать. У меня завтра трудный день в конторе.
   - Хорошо, принеси мне тоже в гостиную. Я зажгу свет.
   Когда Том вошел, Джулия пудрилась  и  красила  губы  перед  зеркалом  и
перестала только, когда он налил виски и сел. Тогда  она  обернулась.  Том
выглядел  таким  молодым,  таким  неправдоподобно   прелестным   в   своем
великолепно сшитом костюме, когда сидел вот так, утонув в большом  кресле,
что вся горечь этого вечера, вся жгучая ревность, снедавшая  ее  последние
дни, внезапно исчезли, растворились в ее страстной любви  к  нему.  Джулия
села на ручку кресла и нежно провела рукой по его волосам. Он  отпрянул  с
сердитым жестом.
   - Не делай этого, - сказал он. - Терпеть не  могу,  когда  мне  треплют
волосы.
   Словно острый нож вонзился Джулии в сердце. Том еще никогда не  говорил
с ней таким тоном. Но она беспечно рассмеялась и, взяв со столика бокал  с
виски, которое он ей налил, села в кресло напротив. Его слова и жест  были
непроизвольны, Том даже сам слегка смутился. Он не глядел ей в глаза, лицо
снова стало хмурым. Это был решающий момент. Несколько минут они  молчали.
Каждый удар сердца  причинял  Джулии  боль.  Наконец  она  заставила  себя
заговорить.
   - Скажи мне, - сказала, улыбаясь, - ты спал с Эвис Крайтон?
   - Конечно, нет! - вскричал он.
   - Почему же? Она хорошенькая.
   - Она не из таких. Я ее уважаю.
   Лицо Джулии не выдало ни одного из охвативших ее чувств.  Никто  бы  не
догадался по ее тону, что речь идет о самом главном  для  нее  -  так  она
могла бы говорить о падении империй и смерти королей.
   - Ты знаешь, что бы я сказала? Я бы  сказала,  что  ты  в  нее  безумно
влюблен.
   Том все еще избегал ее взгляда.
   - Ты с ней случайно не помолвлен?
   - Нет.
   Теперь он глядел на нее, но взгляд его был враждебным.
   - Ты просил ее выйти за тебя замуж?
   - Как я могу?! Я, последняя дрянь!..
   Он говорил с таким пылом, что Джулия даже удивилась.
   - О чем, ради всего святого, ты болтаешь?
   - Зачем играть в прятки? Как я могу предложить руку приличной  девушке?
Кто я? Мужчина, живущий на содержании, и - видит бог! - тебе это  известно
лучше, чем кому-нибудь другому.
   -  Не  болтай  глупостей.  Столько  шума  из-за  несчастных  нескольких
подарков.
   - Мне не следовало их брать. Я с самого начала знал, что это дурно. Все
делалось так постепенно, я и сам не понимал, что происходит, пока не  увяз
по самую шею. Мне не по карману жизнь, в которую ты меня  втравила.  Я  не
знал, как выйти из положения. Пришлось взять деньги у тебя.
   - Почему бы и нет? В конце концов я очень богата.
   - Будь проклято твое богатство!
   Том держал в руке  бокал  с  виски  и,  поддавшись  внезапному  порыву,
швырнул его в камин. Бокал разбился на мелкие осколки.
   - Ну, разбивать счастливый семейный очаг все же не стоит, -  улыбнулась
Джулия.
   - Прости. Я не хотел. - Том снова кинулся в кресло и отвернулся от нее.
- Я стыжусь самого себя! Потерял к  себе  всякое  уважение.  Думаешь,  это
приятно?
   Джулия промолчала. Она не нашлась, что сказать.
   - Казалось вполне естественным помочь тебе, когда ты попал в беду.  Для
меня это было удовольствие.
   - О, ты поступала всегда с таким тактом! Ты уверила меня, что я чуть ли
не оказываю тебе услугу, когда разрешаю платить мои  долги.  Ты  облегчила
мне возможность стать подлецом.
   - Мне очень жаль, если ты так думаешь.
   Голос ее зазвучал колко. Джулия начала сердиться.
   - Тебе не о чем жалеть. Ты хотела  меня,  и  ты  меня  купила.  Если  я
оказался настолько низок, что позволил себя купить, тем хуже для меня.
   - И давно ты так чувствуешь?
   - С самого начала.
   - Это неправда.
   Джулия знала, что пробудило в нем угрызения совести - любовь к  чистой,
как он полагал, девушке. Бедный дурачок! Неужели он не понимает, что  Эвис
Крайтон ляжет в постель хоть со вторым помощником режиссера,  если  решит,
что тот даст ей роль.
   - Если ты влюбился в Эвис Крайтон, почему не сказал мне об этом?
   Том поглядел на нее жалкими глазами и ничего не ответил.
   - Неужели ты боялся, что я помешаю ей принять  участие  в  нашей  новой
пьесе? Ты бы мог уже достаточно хорошо меня знать и  понимать,  что  я  не
позволю чувствам мешать делу.
   Том не верил своим ушам.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Я думаю, что Эвис - находка. Я собираюсь сказать Майклу, что она  нам
вполне подойдет.
   - О  Джулия,  ты  -  молодчина!  Я  и  не  представлял,  что  ты  такая
замечательная женщина!
   - Спросил бы меня, я бы тебе сказала.
   Том облегченно вздохнул.
   - Моя дорогая! Я так к тебе привязан.
   - Я знаю, я тоже. С тобой так весело всюду ходить, и ты так великолепно
держишься и одет со вкусом,  любая  женщина  может  тобой  гордиться.  Мне
нравилось с тобой спать, и мне казалось, что тебе тоже  нравится  со  мной
спать, но надо смотреть фактам в лицо: я никогда не была в тебя  влюблена,
как и ты - в меня.  Я  знала,  что  рано  или  поздно  наша  связь  должна
кончиться. Ты должен  был  когда-нибудь  влюбиться,  и  это,  естественно,
положило бы всему конец. И теперь это произошло, да?
   - Да.
   Джулия сама хотела это услышать от него, но боль, которую причинило  ей
это короткое слово, была ужасна. Однако она дружелюбно улыбнулась.
   - Мы с тобой очень неплохо проводили время, но  тебе  не  кажется,  что
пора прикрыть лавочку?
   Джулия говорила таким естественным, даже шутливым тоном, что  никто  не
заподозрил бы, какая невыносимая  мука  разрывает  ей  сердце.  Она  ждала
ответа со страхом, вызывающим дурноту.
   -  Мне  ужасно  жаль,  Джулия,  но  я  должен  вернуть   себе   чувство
самоуважения. - Том взглянул  на  нее  встревоженными  глазами.  -  Ты  не
сердишься на меня?
   - За что? За то, что ты перенес свои ветреные чувства с  меня  на  Эвис
Крайтон? - Ее глаза заискрились лукавым смехом. - Конечно, нет,  милый.  В
конце концов актерской братии ты не изменил.
   - Я так благодарен тебе за все, что ты для меня сделала. Не думай,  что
нет.
   - Полно, малыш, не болтай чепухи. Ничего  я  не  сделала  для  тебя.  -
Джулия поднялась. - Ну, теперь тебе и правда пора ложиться. У тебя  завтра
тяжелый день в конторе, а я устала как собака.
   У Тома гора с плеч свалилась. И все же что-то скребло у него на сердце,
его озадачивал тон Джулии, такой благожелательный и вместе с тем чуть-чуть
иронический; у него было смутное чувство, будто его оставили в дураках. Он
подошел к Джулии, чтобы поцеловать ее на ночь. Какую-то долю  секунды  она
колебалась, затем с дружеской улыбкой подставила по очереди обе щеки.
   - Ты ведь знаешь дорогу к себе в комнату? -  Она  прикрыла  рот  рукой,
чтобы скрыть тщательно продуманный зевок. - Ах, я так хочу спать!
   Когда Том вышел, Джулия погасила  свет  и  подошла  к  окну.  Осторожно
посмотрела наружу через занавески. Хлопнула  входная  дверь,  и  на  улице
появился Том. Оглянулся по сторонам. Джулия догадалась, что он ищет такси.
Видимо, его не было, и Том зашагал пешком  по  направлению  к  парку.  Она
знала, что он  торопится  на  вечеринку,  где  была  Эвис  Крайтон,  чтобы
сообщить ей радостные новости. Джулия упала  в  кресло.  Она  играла  весь
вечер,  играла,  как  никогда,  и  сейчас  чувствовала   себя   совершенно
измученной. Слезы  -  слезы,  которых  на  этот  раз  никто  не  видел,  -
покатились у нее по щекам. Ах, она так несчастна! Лишь  одно  помогало  ей
вынести горе - жгучее презрение, которое она  не  могла  не  испытывать  к
глупому мальчишке: предпочел ей третьеразрядную актрисочку,  которая  даже
не представляет, что такое настоящая игра! Это было нелепо.  Эвис  Крайтон
не знает, куда ей девать руки; да что там, она даже ходить по сцене еще не
умеет.
   "Если бы у меня осталось чувство юмора,  я  бы  смеялась  до  упаду,  -
всхлипнула Джулия. - Ничего смешнее я не видела".
   Интересно, как поведет себя Том?  В  конце  квартала  надо  платить  за
квартиру.  Почти  вся  мебель  принадлежит  ей.  Вряд  ли  ему   захочется
возвращаться в свою жалкую комнату на Тэвисток-сквер. Джулия подумала, что
при ее помощи Том завел много новых  друзей.  Он  держался  с  ними  умно,
старался быть им полезным; они его не оставят. Но водить Эвис всюду,  куда
ей захочется, ему будет не так-то легко. Милая крошка весьма меркантильна,
Джулия не сомневалась, что она и думать о  нем  забудет,  как  только  его
деньги иссякнут. Надо быть дураком, чтобы попасться на ее удочку. Тоже мне
праведница! Любому ясно, что она использовала его, чтобы получить  роль  в
"Сиддонс-театре", и, как только добьется своего, выставит  его  за  дверь.
При этой мысли Джулия вздрогнула. Она обещала Тому взять  Эвис  Крайтон  в
"Нынешние времена"  потому,  что  это  хорошо  вписывалось  в  мизансцену,
которую она разыгрывала,  но  она  не  придала  никакого  значения  своему
обещанию. У нее всегда был в запасе Майкл, чтобы воспротивиться этому.
   - Черт подери, она получит эту роль, - громко  произнесла  Джулия.  Она
мстительно засмеялась. - Видит бог, я женщина незлобивая,  но  всему  есть
предел.
   Будет так приятно отплатить Тому и Эвис Крайтон той же монетой.  Джулия
продолжала сидеть,  не  зажигая  света;  она  обдумывала,  как  это  лучше
сделать. Однако время от времени она вновь принималась плакать, так как из
глубины подсознания всплывали картины, которые были для  нее  пыткой.  Она
вспоминала стройное, юное тело Тома, прижавшееся к ней, его жаркую наготу,
неповторимый вкус его губ, застенчивую и  вместе  с  тем  лукавую  улыбку,
запах его кудрявых волос.
   "Дура, дура, зачем я не промолчала! Пора  мне  уже  его  знать.  Это  -
очередное увлечение. Оно бы прошло, и он снова вернулся бы ко мне".
   Джулия была полумертвой от усталости. Она поднялась к себе  в  спальню.
Проглотила снотворное. Легла в постель.





   Но проснулась она рано,  в  шесть  утра,  и  принялась  думать-о  Томе.
Повторила про себя все, что она сказала ему, и все, что он сказал ей.  Она
была измучена и несчастна. Утешало ее лишь сознание, что она  провела  всю
сцену их разрыва с беззаботной веселостью и Том вряд  ли  мог  догадаться,
какую он нанес ей рану.
   Весь день Джулия была не в состоянии думать ни о чем другом и сердилась
на себя за то, что она не в силах выкинуть Тома  из  головы.  Ей  было  бы
легче, если бы она могла поделиться своим горем  с  другом.  Ах,  если  бы
кто-нибудь ее утешил, сказал, что Том не стоит ее волнений,  заверил,  что
он безобразно с ней поступил. Как правило,  Джулия  рассказывала  о  своих
неприятностях Чарлзу или Долли. Конечно, Чарлз посочувствует ей  от  всего
сердца, но это будет для него страшным ударом, в конце концов  он  безумно
любит ее вот уже двадцать лет, и просто  жестоко  говорить  ему,  что  она
отдала самому  заурядному  мальчишке  сокровище,  за  которое  он,  Чарлз,
пожертвовал  бы  десятью  годами  жизни.  Она  была  для  Чарлза  кумиром,
бессердечно с ее стороны свергать этот кумир с пьедестала.  Мысль  о  том,
что  Чарлз  Тэмерли,  такой  аристократичный,  такой  образованный,  такой
элегантный, любит ее все с той же преданностью, несомненно,  пошла  Джулии
на пользу. Долли, конечно, была бы в восторге, если бы  Джулия  доверилась
ей. Они редко виделись последнее время, но  Джулия  знала,  что  стоит  ей
позвонить - и Долли мигом прибежит. Долли страшно возмутится  и  сойдет  с
ума от ревности, когда Джулия сама чистосердечно ей  во  всем  признается;
хотя Долли и так подозревает  правду.  Но  она  так  обрадуется,  что  все
кончено, она простит. С  каким  удовольствием  они  станут  костить  Тома!
Разумеется, признаваться, что Том дал ей отставку, удовольствие маленькое,
а Долли не проведешь, она и не подумает поверить, если наврать  ей,  будто
Джулия сама бросила его. Джулии хотелось хорошенько выплакаться, а с какой
стати плакать, если ты своими руками разорвала связь. Для Долли это очко в
ее пользу, при всем ее  сочувствии  она  всего-навсего  человек  -  вполне
естественно, если она порадуется в глубине  души,  что  с  Джулии  немного
сбили  спесь.  Долли  всегда  боготворила  ее.  Джулия  не  была  намерена
обнаруживать перед ней свое слабое место.
   "Похоже, что единственный, к кому я  могу  сейчас  пойти,  -  Майкл,  -
усмехнулась Джулия. - Но, пожалуй, все же не стоит".
   Она в точности представила себе, что он скажет:
   "Дорогая, право же, это  не  очень  удобно  -  рассказывать  мне  такие
истории. Черт подери, ты ставишь меня в крайне неловкое положение. Я  льщу
себя мыслью, что достаточно широко смотрю на вещи. Пусть  я  актер,  но  в
конечном счете я джентльмен, и... ну...  ну,  я  хочу  сказать...  я  хочу
сказать, это такой дурной тон".
   Майкл вернулся домой только днем, и когда он зашел  в  комнату  Джулии,
она отдыхала. Он рассказал, как  провел  уик-энд  и  с  каким  результатом
сыграл в гольф. Играл он очень хорошо, некоторые из его ударов были просто
великолепны, и он описал их во всех подробностях.
   - Между прочим, как эта  девушка,  которую  ты  ходила  смотреть  вчера
вечером, ничего? Будет из нее толк?
   - Ты знаешь, да. Очень хорошенькая. Ты сразу влюбишься.
   - Дорогая, в моем возрасте! А играть она может?
   - Она, конечно, неопытна. Но мне кажется, в ней что-то есть.
   - Что ж, надо ее вызвать и внимательно к ней присмотреться. Как  с  ней
связаться?
   - У Тома есть ее адрес.
   - Пойду ему позвоню.
   Майкл снял трубку и набрал номер Тома. Том был дома,  и  Майкл  записал
адрес в блокнот.
   Пауза - Том что-то ему говорил.
   - Вот оно что, старина... Мне очень жаль это слышать. Да, не повезло.
   - В чем дело? - спросила Джулия.
   Майкл сделал ей знак молчать.
   - Ну, я на тебя нажимать не буду. Не беспокойся. Я  уверен,  мы  сможем
прийти к какому-нибудь соглашению, которое тебя устроит. -  Майкл  прикрыл
рукой трубку и обернулся к Джулии. - Звать его к обеду?
   - Как хочешь.
   - Джулия спрашивает, не придешь ли ты к нам  пообедать  в  воскресенье.
Да? Очень жаль. Ну, пока, старина.
   Майкл положил трубку.
   - У него свидание.  Что,  молодой  негодяй  закрутил  романчик  с  этой
девицей?
   - Уверяет, что нет. Говорит, что уважает ее. У нее отец полковник.
   - О, так она леди?
   - Одно не обязательно вытекает из другого, - отозвалась Джулия  ледяным
тоном. - О чем вы с ним толковали?
   - Том  сказал,  что  ему  снизили  жалованье.  Тяжелые  времена.  Хочет
отказаться от квартиры. - У Джулии вдруг кольнуло в  сердце.  -  Я  сказал
ему, пусть не тревожится. Пусть живет бесплатно до лучших времен.
   - Не понимаю этого твоего бескорыстия.  В  конце  концов  у  вас  чисто
деловое соглашение.
   - Ну, ему и без того не повезло, а он еще так молод. И знаешь,  он  нам
полезен: когда не хватает кавалера к обеду, стоит его позвать,  и  он  тут
как тут, и так удобно иметь кого-нибудь под рукой, когда хочется  поиграть
в гольф. Каких-то двадцать пять фунтов в квартал.
   - Ты - последний человек на свете, от  которого  я  ждала  бы,  что  он
станет раздавать свои деньги направо и налево.
   - О, не волнуйся. Что потеряю на одном, выиграю на другом, у  разбитого
корыта сидеть не буду.
   Пришла массажистка и положила конец разговору. Джулия  была  рада,  что
приближается время идти в театр, - скорее пройдет этот  злосчастный  день.
Когда она вернется, опять примет  снотворное  и  получит  несколько  часов
забвения. Ей казалось, что через несколько дней худшее  останется  позади,
боль притупится; сейчас самое главное - как-то  пережить  эти  дни.  Нужно
чем-то отвлечь  себя.  Вечером  она  велела  дворецкому  позвонить  Чарлзу
Тэмерли, узнать, не пойдет ли он с ней завтра на ленч к Ритцу.
   Во время ленча Чарлз был на редкость мил. По его  облику,  его  манерам
было видно, что он принадлежит совсем к другому миру, и Джулии вдруг  стал
омерзителен тот круг, в котором она вращалась из-за  Тома  весь  последний
год. Чарлз говорил о политике, об искусстве, о книгах, и  на  душу  Джулии
снизошел покой. Том был  наваждением,  пагубным,  как  оказалось,  но  она
избавится от него. Ее настроение поднялось. Джулии не хотелось  оставаться
одной, она знала, что, если пойдет после ленча домой, все равно не  уснет,
поэтому спросила Чарлза, не сведет ли он ее в Национальную галерею. Она не
могла доставить ему большего удовольствия: он любил говорить о картинах  и
говорил о них хорошо. Это вернуло  их  к  старым  временам,  когда  Джулия
добилась своего первого успеха в Лондоне и они гуляли вместе в  парке  или
бродили по музеям. На следующий  день  у  Джулии  был  дневной  спектакль,
назавтра после этого она была куда-то приглашена, но, расставаясь,  они  с
Чарлзом договорились опять встретиться в пятницу и  после  ленча  пойти  в
галерею Тейта.
   Несколько дней спустя Майкл сообщил Джулии, что пригласил для участия в
новой пьесе Эвис Крайтон.
   - По внешности она прекрасно  подходит  к  роли,  в  этом  нет  никаких
сомнений, она будет хорошо оттенять тебя. Беру ее на основании твоих слов.
   На следующее утро ей позвонили из цокольного этажа и  сказали,  что  на
проводе мистер Феннел. Джулии показалось, что у нее остановилось сердце.
   - Соедините меня с ним.
   - Джулия, я хотел тебе сказать: Майкл пригласил Эвис.
   - Да, я знаю.
   - Он сказал, что берет ее по твоей рекомендации. Ты молодец!
   Джулия - сердце ее теперь билось с  частотой  ста  ударов  в  минуту  -
постаралась овладеть своим голосом.
   - Ах, не болтай чепухи, - весело засмеялась она. - Я же тебе  говорила,
что все будет в порядке.
   - Я страшно рад, что все уладилось. Она взяла роль, судя о  ней  только
по тому, что  я  ей  рассказывал.  Обычно  она  не  соглашается,  пока  не
прочитает всю пьесу.
   Хорошо, что он не видел в ту минуту лица Джулии. Ей  бы  хотелось  едко
ответить ему, что, когда они приглашают третьеразрядную  актрису,  они  не
имеют обыкновения давать ей для ознакомления всю пьесу,  но  вместо  этого
она произнесла чуть ли не извиняющимся тоном:
   - Ну, я думаю, роль ей понравится. Как  по-твоему?  Это  очень  хорошая
роль.
   - И знаешь, уж Эвис выжмет из нее  все  что  можно.  Я  уверен,  о  ней
заговорят.
   Джулия еле дух перевела.
   - Это будет  чудесно.  Я  имею  в  виду,  это  поможет  ей  выплыть  на
поверхность.
   - Да, я тоже ей говорил. Послушай, когда мы встретимся?
   - Я тебе позвоню, ладно? Такая досада, у меня куча приглашений  на  все
эти дни...
   - Ты ведь не собираешься бросить меня только потому...
   Джулия засмеялась низким, хрипловатым смехом, тем самым смехом, который
так восхищал зрителей.
   - Ну, не будь дурачком. О боже, у меня переливается ванна. До свидания,
милый.
   Джулия  положила  трубку.  Звук  его  голоса!  Боль   в   сердце   была
невыносимой. Сидя на постели, Джулия качалась от муки взад-вперед.
   "Что мне делать? Что мне делать?"
   Она надеялась, что сумеет справиться  с  собой,  и  вот  этот  короткий
дурацкий разговор показал, как она ошибалась - она по-прежнему его  любит.
Она хочет его. Она тоскует по нем. Она не может без него жить.
   "Я никогда себя не переборю", - простонала Джулия.
   И снова единственным прибежищем для нее был  театр.  По  иронии  судьбы
главная сцена пьесы, в которой она тогда играла, сцена, которой вся  пьеса
была обязана своим успехом, изображала расставание любовников. Спору  нет,
расставались они из чувства долга, и в пьесе Джулия приносила свою любовь,
свои мечты о счастье и все, что было ей дорого, на алтарь чести. Эта сцена
сразу привлекла Джулию. Она всегда была в ней очень трогательна. А  сейчас
Джулия вложила в нее всю муку души; не у героини  ее  разбивалось  сердце,
оно разбивалось на глазах у зрителей у самой Джулии. В жизни она  пыталась
подавить страсть, которая - она сама это знала - была смешна и  недостойна
ее, она ожесточала себя, чтобы  как  можно  меньше  думать  о  злосчастном
юноше, который вызвал в ней такую бурю; но когда  она  играла  эту  сцену,
Джулия отпускала вожжи и давала себе волю. Она была в  отчаянии  от  своей
потери, и та любовь, которую она изливала  на  партнера,  была  страстная,
всепоглощающая  любовь,  которую  она  по-прежнему  испытывала   к   Тому.
Перспектива  пустой  жизни,  перед  которой  стояла  героиня  пьесы,   это
перспектива ее собственной жизни. Джулии казалось, что никогда еще она  не
играла так великолепно. Хоть это ее утешало.
   "Господи, ради того, чтобы так играть, стоит и помучиться".
   Никогда еще она до такой степени не вкладывала в роль самое себя.
   Однажды вечером, неделю или две спустя, когда  Джулия  вернулась  после
конца спектакля в уборную, вымотанная столь бурным проявлением чувств,  но
торжествующая, так как вызывали ее без конца, она неожиданно обнаружила  у
себя Майкла.
   - Привет. Ты был в зале?
   - Да.
   - Но ты же был в театре несколько дней назад.
   - Да, я смотрю спектакль с начала до  конца  вот  уже  четвертый  вечер
подряд.
   Джулия принялась раздеваться. Майкл поднялся с  кресла  и  стал  шагать
взад-вперед по комнате. Джулия взглянула на него: он хмурился.
   - В чем дело?
   - Это я и хотел бы узнать.
   Джулия вздрогнула.  У  нее  пронеслась  мысль,  что  он  опять  услышал
какие-нибудь разговоры о Томе.
   - Куда запропастилась Эви, черт ее подери? - спросила она.
   - Я попросил ее выйти. Я  хочу  тебе  кое-что  сказать,  Джулия.  И  не
устраивай мне истерики. Тебе придется выслушать меня.
   У Джулии побежали по спине мурашки.
   - Ну ладно, выкладывай.
   - До меня кое-что дошло, и я решил  сам  разобраться,  что  происходит.
Сперва  я  думал,  что  это  случайность.  Вот  почему  я   молчал,   пока
окончательно не убедился. Что с тобой, Джулия?
   - Со мной?
   - Да. Почему ты так отвратительно играешь?
   - Что? - вот уж чего она не ожидала. В ее глазах засверкали  молнии.  -
Дурак несчастный, да я в жизни не играла лучше!
   - Ерунда. Ты играешь чертовски плохо.
   Джулия вздохнула с облегчением - слава богу, речь не о Томе,  но  слова
Майкла были так смехотворны, что, как ни была Джулия сердита, она невольно
рассмеялась.
   - Ты просто идиот, ты сам не понимаешь, что городишь. Чего я не знаю об
актерском мастерстве, того и знать не надо. А что знаешь  ты?  Только  то,
чему я тебя научила. Если из тебя и вышел толк, так лишь благодаря мне.  В
конце концов, чтобы узнать, каков пудинг,  надо  его  отведать:  судят  по
результатам. Ты слышал, сколько раз меня сегодня вызывали? За  все  время,
что идет пьеса, она не имела такого успеха.
   - Все это мне известно. Публика - куча ослов. Если ты вопишь, визжишь и
размахиваешь руками,  всегда  найдутся  дураки,  которые  будут  орать  до
хрипоты. Так, как играла ты эти последние  дни,  играют  бродячие  актеры.
Фальшиво от начала до конца.
   - Фальшиво? Но я прочувствовала каждое слово!
   - Мне неважно, что ты чувствовала. Ты утрировала, ты  переигрывала,  не
было момента, чтобы ты звучала убедительно.  Такой  бездарной  игры  я  не
видел за всю свою жизнь.
   - Свинья чертова! Как ты смеешь так со мной говорить?! Сам ты бездарь!
   Взмахнув рукой. Джулия закатила ему звонкую пощечину. Майкл улыбнулся.
   - Можешь меня бить, можешь меня ругать, можешь вопить, как сумасшедшая,
но факт остается фактом - твоя  игра  никуда  не  годится.  Я  не  намерен
начинать репетиции "Нынешних времен", пока ты не придешь в форму.
   - Тогда найди кого-нибудь, кто исполнит эту роль лучше меня.
   - Не болтай глупости, Джулия. Сам я, возможно, и не очень хороший актер
и никогда этого о себе не думал, но хорошую игру от плохой отличить  могу.
И больше того - нет такого, чего бы я не знал о тебе. В субботу  я  повешу
извещение о том, что мы закрываемся, и хочу, чтобы ты сразу же  уехала  за
границу. Мы выпустим "Нынешние времена" осенью.
   Спокойный, решительный тон  Майкла  утихомирил  Джулию.  Действительно,
когда речь шла об ее игре, Майкл знал о ней все.
   - Это правда, что я плохо играла?
   - Чудовищно.
   Джулия задумалась. Она поняла, что произошло. Она  не  сумела  сдержать
свои эмоции, она выражала свои чувства. По спине у Джулии  опять  побежали
мурашки. Это было серьезно. Разбитое сердце и прочее - все это  прекрасно,
но если это отражается на ее искусстве... Нет, нет,  нет.  Дело  принимает
совсем другой оборот! Ее игра важней любого романа на свете.
   - Я постараюсь взять себя в руки.
   - Что толку насиловать себя? Ты очень устала. Это моя вина. Я давно уже
должен был заставить тебя уехать в отпуск.  Тебе  необходимо  как  следует
отдохнуть.
   - А как же театр?
   - Если мне не удастся сдать помещение,  я  возобновлю  какую-нибудь  из
старых пьес, в которых у меня есть роль. Например, "Сердца -  козыри".  Ты
всегда терпеть ее не могла.
   - Все говорят, что сезон будет очень неудачный. От старой пьесы многого
не дождешься. Если я не буду участвовать, ты ничего не заработаешь.
   - Неважно. Главное - твое здоровье.
   - О боже! - вскричала Джулия. - Не будь  так  великодушен.  Я  не  могу
этого вынести.
   Неожиданно она разразилась бурными рыданиями.
   - Любимая!
   Майкл обнял ее, усадил на диван, сел рядом. Она  отчаянно  прильнула  к
нему.
   - Ты так добр ко мне,  Майкл.  Я  ненавижу  себя.  Я  -  скотина,  я  -
потаскуха, я - чертова сука, я - дрянь до мозга костей!..
   - Вполне возможно, - улыбнулся Майкл, - но  факт  остается  фактом:  ты
очень хорошая актриса.
   - Не представляю, как у тебя хватает на меня терпения. Я так  мерзко  с
тобой обращаюсь. Ты такой замечательный, а я бессердечно принимаю все твои
жертвы.
   - Полно, милая, не говори вещей, о которых сама будешь жалеть.  Смотри,
как бы я потом не поставил их тебе в строку.
   Нежность Майкла растрогала Джулию, и она горько корила себя за то,  что
так плохо относилась к нему все эти годы.
   - Слава богу, у меня есть ты. Что бы я без тебя делала?
   - Тебе не придется быть без меня.
   Майкл крепко ее обнимал, и хотя Джулия все еще  всхлипывала,  ей  стало
полегче.
   - Прости, что я так грубо говорила сейчас с тобой.
   - Ну что ты, любимая.
   - Ты правда думаешь, что я - плохая актриса?
   - Дузе в подметки тебе не годится.
   - Ты честно так считаешь? Дай мне твой носовой платок.  Ты  никогда  не
видел Сары Бернар?
   - Нет.
   - Она играла очень аффектированно.
   Они посидели немного молча, и постепенно у Джулии  стало  спокойнее  на
душе. Сердце ее захлестнула волна любви к Майклу.
   - Ты все еще самый красивый мужчина в Англии,  -  тихонько  проговорила
она наконец. - Никто меня в этом не переубедит.
   Она почувствовала, что он втянул живот и выдвинул подбородок, и на этот
раз ей это показалось умилительным.
   - Ты прав. Я совершенно вымоталась. У  меня  ужасное  настроение.  Меня
словно выпотрошили. Мне действительно надо уехать, только  это  и  поможет
мне.





   Джулия была  рада,  что  решила  уехать.  Возможность  оставить  позади
терзавшую ее муку помогла ей легче ее переносить. Были  повешены  афиши  о
новом  спектакле,  Майкл  набрал  актеров  для  пьесы,  которую  он  решил
возобновить, и начал репетиции. Джулии было интересно смотреть  из  первых
рядов партера, как другая актриса репетирует роль, которую  раньше  играла
она сама. С первого дня, как Джулия пошла  на  сцену,  она  не  могла  без
глубокого волнения сидеть в  темном  зале  на  покрытом  чехлом  кресле  и
наблюдать, как актеры постепенно лепят  образы  своих  героев,  и  сейчас,
после стольких лет, она все еще испытывала  тот  же  трепет.  Даже  просто
находиться в театре  служило  ей  успокоением.  Глядя  на  репетиции,  она
отдыхала и к вечернему спектаклю, когда ей надо было выступать самой, была
вполне свежа. Джулия поняла, что все, сказанное Майклом,  верно,  и  взяла
себя в руки. Отодвинув свои личные  переживания  на  задний  план  и  став
хозяйкой  своего  персонажа,  она   опять   стала   играть   с   привычной
виртуозностью. Ее игра перестала быть средством, при помощи  которого  она
давала выход собственному  отчаянию,  и  вновь  сделалась  проявлением  ее
творческого начала. Она добилась прежнего господства над  материалом,  при
помощи которого выражала себя. Это опьяняло  Джулию,  давало  ей  ощущение
могущества и свободы.
   Но победа доставалась Джулии нелегко, и вне театра она была апатична  и
уныла. Она утратила свою кипучую энергию. Ее обуяло непривычное  смирение.
У нее появилось чувство, что ее счастливая пора миновала. Она  со  вздохом
говорила себе, что больше никому не нужна. Майкл предложил  ей  поехать  в
Вену, да ей и самой хотелось быть  поближе  к  Роджеру,  но  она  покачала
головой:
   - Я только помешаю ему.
   Джулия боялась, что будет сыну в тягость. Он получает  удовольствие  от
своей жизни в Вене, зачем стоять у него на пути.  Джулии  была  невыносима
мысль, что он сочтет для себя докучной обязанностью водить  ее  по  разным
местам и время от времени приглашать на обед или ленч. Вполне естественно,
что ему интереснее с ровесниками-друзьями, которых он там завел.
   Джулия решила погостить у матери. Миссис Лэмберт - "мадам  де  Ламбер",
как упорно называл ее Майкл, - уже много лет жила со своей сестрой,  мадам
Фаллу, на острове Сен-Мало. Каждый год  она  проводила  несколько  дней  в
Лондоне у Джулии, но в этом году не приехала, так как у нее  было  неважно
со здоровьем. Она была уже стара - ей давно перевалило за семьдесят,  -  и
Джулия знала, что она будет счастлива, если дочь приедет  к  ней  надолго.
Кому в Вене нужна английская актриса? Там она будет никто.  А  в  Сен-Мало
она  окажется  важной  персоной,  и  двум   старушкам   доставит   большое
удовольствие хвастаться ею перед  своими  друзьями:  "Ma  fille,  la  plus
grande actrice d'Angleterre"  [моя  дочь,  величайшая  английская  актриса
(франц.)] и прочее.
   Бедняжки так стары, жить им осталось совсем  недолго,  а  влачат  такое
тоскливое, монотонное существование. Конечно, ей будет смертельно  скучно,
но зато какая радость для них! Джулия признавалась себе, что, возможно, на
своем блестящем и триумфальном жизненном пути она  несколько  пренебрегала
матерью. Теперь она все ей возместит. Она приложит все усилия, чтобы  быть
очаровательной. Ее теперешняя  нежность  к  Майклу  и  не  оставляющее  ее
чувство, что она многие годы была к  нему  несправедлива,  переполняли  ее
искренним раскаянием. Она была эгоистка и деспот, но постарается  искупить
свою вину. Ей хотелось принести себя в жертву, и она написала матери,  что
обязательно приедет к ней погостить.
   Джулия сумела самым естественным образом  не  встречаться  с  Томом  до
последнего дня. Заключительное представление пьесы, в которой она  играла,
было за день до отъезда. Поезд отходил вечером. Том пришел  попрощаться  с
ней около шести. В доме, кроме  Майкла,  был  Чарлз  Тэмерли  и  несколько
друзей, так что ей даже на минуту не грозило  остаться  с  Томом  наедине.
Джулии оказалось совсем нетрудно разговаривать с ним самым  непринужденным
тоном. Она боялась, что при взгляде  на  Тома  испытает  жгучую  муку,  но
почувствовала в сердце лишь тупую  боль.  Время  и  место  отъезда  Джулии
хранились в тайне, другими  словами  -  их  представитель,  поддерживающий
связь с прессой, позвонил всего  в  несколько  газет,  и  когда  Джулия  с
Майклом прибыли на вокзал, там было лишь с десяток газетчиков,  среди  них
три фоторепортера.  Джулия  сказала  им  несколько  любезных  слов.  Майкл
добавил к ним еще несколько своих, затем их представитель отвел газетчиков
в сторону и коротко сообщил о дальнейших планах Джулии. Тем  временем  при
свете блиц-вспышек фоторепортеры запечатлевали Джулию и Майкла: идущих  по
перрону под руку, обменивающихся прощальным поцелуем - и  последний  кадр:
Джулия, наполовину высунувшись из окна вагона,  протягивает  руку  Майклу,
который стоит на перроне.
   - Ну и надоела мне вся эта публика, - сказала Джулия. - Никуда  от  них
не спрячешься.
   - Не представляю, как они пронюхали, что ты уезжаешь.
   Небольшая толпа,  собравшаяся  на  платформе,  стояла  на  почтительном
расстоянии. Подошел их пресс-представитель и сказал Майклу, что репортерам
хватит материала на целый столбец. Поезд тронулся.
   Джулия отказалась взять с собой Эви. У нее было чувство,  что  ей  надо
полностью оторваться от старой жизни, если она хочет вновь  обрести  былую
безмятежность. Эви будет не ко двору в этом французском доме. Мадам Фаллу,
тетушка Кэрри, выйдя за француза совсем молоденькой  девушкой,  сейчас,  в
старости, с большей легкостью говорила  по-французски,  чем  по-английски.
Она вдовела уже много лет, ее единственный сын был убит  во  время  войны.
Она жила в высоком узком каменном  доме  на  вершине  холма,  и  когда  вы
переступали его порог, вас охватывал покой прошлого столетия.  За  полвека
здесь ничто не изменилось. Гостиная была  обставлена  гарнитуром  в  стиле
Людовика XV, стоявшим в чехлах,  которые  снимались  раз  в  месяц,  чтобы
почистить шелковую обивку. Хрустальная люстра была обернута  кисеей  -  не
дай бог мухи засидят. Перед камином стоял экран из  искусно  расположенных
между  двумя  стеклами  павлиньих  перьев.  Хотя   комнатой   никогда   не
пользовались, тетушка Кэрри каждый день  собственноручно  вытирала  в  ней
пыль. В столовой стены  были  обшиты  деревянными  панелями,  мебель  тоже
стояла в чехлах.  На  буфете  красовались  серебряная  epergne  [ваза  для
середины  обеденного  стола,  обычно  из  нескольких   отделений,   ярусов
(франц.)], серебряный кофейник, серебряный заварочный чайник и  серебряный
поднос. Тетушка Кэрри и мать  Джулии,  миссис  Лэмберт,  проводили  дни  в
длинной узкой комнате с мебелью в стиле ампир. На стенах в овальных  рамах
висели  писанные  маслом  портреты  тетушки  Кэрри,  ее  покойного   мужа,
родителей ее мужа, и пастель, изображающая их убитого сына ребенком. Здесь
стояли их шкатулки для рукоделия, здесь они читали газеты  -  католическую
"Ла Круа", "Ревю де Де-Монд" и местную ежедневную газету, здесь  играли  в
домино по вечерам, кроме  среды,  когда  к  обеду  приходили  Abbe  [аббат
(франц.)] и  Commandant  La  Garde  [майор  гвардии  (франц.)],  отставной
офицер, здесь же они и ели, но когда  приехала  Джулия,  они  решили,  что
будет удобнее есть в столовой.
   Тетушка Кэрри все еще носила траур по  мужу  и  сыну.  Лишь  в  редкие,
особенно теплые дни она снимала небольшую черную шаль, которую  сама  себе
вывязывала тамбуром. Миссис Лэмберт тоже ходила в черном, но когда к обеду
приходили господин аббат и майор, она накидывала на плечи белую  кружевную
шаль, подаренную ей Джулией. После обеда они вчетвером  играли  в  plafond
[плафон - карточная игра (франц.)] со ставкой  два  су  за  сотню.  Миссис
Лэмберт, много лет прожившая на Джерси и до сих  пор  ездившая  в  Лондон,
знала все  о  большом  свете  и  говорила,  что  теперь  многие  играют  в
бридж-контракт, но майор возражал, что это годится для американцев, его же
вполне удовлетворяет  plafond,  а  аббат  добавлял,  что  он  лично  очень
сожалеет о висте, который совсем  забыли  в  последнее  время.  Ничего  не
поделаешь, люди редко бывают довольны тем, что они имеют, им  подавай  все
новое да новое, и так без конца. Каждое рождество Джулия посылала матери и
тетке дорогие подарки, но они никогда не пускали их в ход. Они с гордостью
показывали  подарки  приятельницам  -  все  эти  чудесные  вещи,   которые
прибывали из Лондона, - а затем заворачивали в папиросную бумагу и прятали
в шкаф. Джулия предложила матери автомобиль, но  та  отказалась.  Они  так
редко и недалеко выходили, что вполне могли проделать  свой  путь  пешком;
шофер станет воровать бензин; если он будет  питаться  вне  дома,  это  их
разорит, если в доме - выведет из душевного равновесия Аннет.  Аннет  была
их кухарка, экономка и горничная. Она прослужила у тетушки Кэрри  тридцать
пять лет. Черную работу делала  ее  племянница  Анжель;  но  та  была  еще
молода, ей не исполнилось и сорока, вряд ли удобно, чтобы в доме все время
находился мужчина.
   Джулию поместили в ту же комнату,  где  она  жила  девочкой,  когда  ее
прислали к тетушке  Кэрри  на  воспитание.  Это  вызвало  в  ней  какое-то
особенно сентиментальное настроение; по правде говоря, несколько минут она
была на грани слез. Но Джулия очень легко  втянулась  в  их  образ  жизни.
Выйдя замуж, тетушка Кэрри  приняла  католическую  веру,  и  когда  миссис
Лэмберт потеряла мужа и навсегда поселилась в Сен-Мало, она  под  влиянием
аббата в надлежащее время сделала  то  же.  Обе  старые  дамы  были  очень
набожны. Каждое утро они ходили к мессе, а  по  воскресениям  -  еще  и  к
торжественной мессе. Но, кроме церкви, они не бывали почти нигде.  Изредка
наносили визит какой-нибудь соседке,  которая  лишилась  одного  из  своих
близких или, наоборот, отмечала помолвку внучки. Они читали одни и  те  же
газеты и один и тот же журнал, без конца что-то шили  с  благотворительной
целью, играли в домино и слушали подаренный им Джулией радиоприемник. Хотя
аббат и майор обедали у них раз в неделю много лет  подряд,  каждую  среду
старушки  приходили  в  страшное  волнение.  Майор,  с  присущей   военным
прямотой,  как  они  полагали,  мог,  не  колеблясь,  сказать,   если   бы
какое-нибудь блюдо пришлось  ему  не  по  вкусу,  и  даже  аббат,  хоть  и
настоящий святой, имел свои  склонности  и  предубеждения.  Например,  ему
очень нравилась камбала, но  он  не  желал  ее  есть,  если  она  не  была
поджарена на сливочном масле, а при тех ценах  на  масло,  которые  стояли
после войны, это сущее разорение. Утром в среду тетушка Кэрри брала  ключи
от винного погреба и собственноручно вынимала бутылку кларета. То,  что  в
ней оставалось после гостей, они с сестрой приканчивали к концу недели.
   Старушки принялись  опекать  Джулию.  Пичкали  ее  ячменным  отваром  и
страшно волновались, как бы ее где-нибудь не продуло.  По  правде  говоря,
значительная часть их жизни была занята тем, что они избегали  сквозняков.
Они заставляли Джулию лежать на диване и заботливо следили за  тем,  чтобы
она прикрывала при этом ноги. Они урезонивали Джулию по поводу ее  одежды.
Эти шелковые чулки такие тонкие, что сквозь них все видно! А что она носит
под платьем? Тетушка Кэрри не удивится, если  узнает,  что  ничего,  кроме
сорочки.
   - Она и сорочки не носит, - сказала миссис Лэмберт.
   - Что же тогда на ней надето?
   - Трусики, - сказала Джулия.
   - И, вероятно, soutien-gorge [бюстгальтер (франц.)].
   - Конечно, нет, - колко возразила Джулия.
   - Значит, племянница, ты совсем голая под платьем?
   - Практически - да.
   - C'est de la folie [ну, это безумие (франц.)], -  воскликнула  тетушка
Кэрри.
   -  C'est  vraiment  pas  raisonnable,  ma  fille   [это   действительно
неразумно, дочь моя (франц.)], - согласилась миссис Лэмберт.
   - И хоть я не ханжа, - добавила тетушка Кэрри, - я должна сказать,  что
это просто неприлично.
   Джулия продемонстрировала им все свои наряды, и в Первую же среду после
ее прибытия начался спор по поводу того, что ей надеть  к  обеду.  Тетушка
Кэрри и миссис Лэмберт чуть не поссорились друг с другом.  Миссис  Лэмберт
считала, что раз Джулия привезла вечерние платья, ей и следует надеть одно
из них, а тетушка Кэрри полагала это вовсе не обязательным.
   - Когда я приезжала к тебе в Джерси и к  обеду  приходили  джентльмены,
мне помнится, ты надевала нарядный капот.
   - О да, это прекрасно бы подошло.
   Обе старые дамы с надеждой посмотрели на Джулию. Она покачала головой.
   - Я скорее надену саван.
   Тетушка Кэрри носила по средам черное  платье  с  высоким  воротничком,
сшитое из тяжелого шелка, и нитку гагата, а  миссис  Лэмберт  -  такое  же
платье, с белой кружевной шалью и стразовым  ожерельем.  Майор,  низенький
крепыш с лицом как печеное  яблоко,  седыми  волосами,  подстриженными  en
brosse  [бобриком  (франц.)],  и  внушительными  усами,   выкрашенными   в
иссиня-черный цвет, был весьма галантен и, хотя ему  давно  перевалило  за
семьдесят, во время обеда пожимал Джулии под столом  ножку,  а  когда  они
выходили из столовой, воспользовался случаем ущипнуть ее за зад.
   "Секс эпил", - пробормотала про себя  Джулия,  с  величественным  видом
следуя за старыми дамами в гостиную.
   Они носились с Джулией не потому,  что  она  была  великая  актриса,  а
потому, что ей нездоровилось и она нуждалась в отдыхе. К  своему  великому
изумлению, Джулия довольно скоро обнаружила, что они не только не гордятся
ее известностью, а, напротив, стесняются.  Куда  там  хвалиться  ею  перед
знакомыми - они даже не звали ее с собой, когда наносили  визиты.  Тетушка
Кэрри привезла из Англии обычай  пить  в  пять  часов  чай  и  твердо  его
придерживалась. Однажды, вскоре после приезда Джулии, они пригласили к чаю
нескольких дам, и за завтраком  миссис  Лэмберт  обратилась  к  Джулии  со
следующими словами:
   -  Дорогая  моя,  у  нас  в  Сен-Мало  есть  несколько  очень   хороших
приятельниц, но, понятно, они все еще смотрят на нас, как на чужаков, хотя
мы прожили здесь уже столько лет, и нам не хотелось бы делать ничего,  что
показалось бы им эксцентричным. Естественно, мы не просим тебя лгать,  но,
если это не будет абсолютно необходимо, тетя Кэрри считает, тебе лучше  не
говорить, что ты - актриса.
   Джулия была поражена, но чувство юмора восторжествовало, и она чуть  не
расхохоталась.
   - Если кто-нибудь из наших приятельниц спросит, кто твой муж,  сказать,
что он занимается коммерцией, не значит погрешить против истины?
   - Ни в коей мере. - Джулия позволила себе улыбнуться.
   - Мы, конечно, знаем, что английские актрисы отличаются от французских,
- добавила тетушка Кэрри от доброго сердца. - Почти у  каждой  французской
актрисы обязательно есть любовник.
   - Боже, боже, - сказала Джулия.
   Лондонская жизнь - со всеми  треволнениями,  триумфами  и  горестями  -
отодвинулась далеко-далеко. Скоро Джулия обнаружила, что  может  с  полной
безмятежностью думать о Томе и своей любви к нему. Она поняла, что  ранено
было больше ее самолюбие, чем сердце. Каждый день в Сен-Мало был похож  на
другой.  Единственное,  что  заставляло   ее   вспоминать   Лондон,   были
прибывающие по понедельникам воскресные газеты. Джулия забирала всю  пачку
и читала их до самого вечера. В этот день у нее было немного  тревожно  на
душе. Она уходила на крепостные валы  и  глядела  на  острова,  усеивающие
залив. Серые облака заставляли ее тосковать по серому небу  Англии.  Но  к
утру вторника она вновь погружалась в покой провинциальной  жизни.  Джулия
много читала: романы, английские и французские, которые покупала в местном
магазине, и своего любимого Верлена. В его стихах была нежная  меланхолия,
которая,  казалось  ей,  подходит  к  этому  серому  бретонскому  городку,
печальным старым каменным  домам  и  тихим,  крутым,  извилистым  улочкам.
Мирные привычки  двух  старых  дам,  рутина  их  бедной  событиями  жизни,
безмятежная болтовня возбуждали в Джулии жалость. Ничего  не  случалось  с
ними за долгие годы, ничего уже не случится до самой их смерти, и как мало
значило их существование! Самое странное, что они вполне им удовлетворены.
Им  была  неведома  злоба,  неведома  зависть.  Они  достигли  свободы  от
общественных уз, которую Джулия ощущала, стоя у рампы и кланяясь  в  ответ
на аплодисменты восторженной публики. Иногда ей казалось, что эта  свобода
- самое драгоценное из всего, чем она обладает. В  ней  она  была  рождена
гордостью, в них - смирением. В обоих случаях она давала  один  неоценимый
результат: независимость духа, только у них она была  более  надежной.  От
Майкла приходили раз в неделю короткие деловые  письма,  где  он  сообщал,
каковы сборы и как он готовится к постановке  следующей  пьесы,  но  Чарлз
Тэмерли писал каждый день.  Он  передавал  Джулии  все  светские  новости,
рассказывал своим очаровательным культурным  языком  о  картинах,  которые
видел, и книгах, которые прочел. Его письма были полны нежных  иносказаний
и шутливой эрудиции. Он  философствовал  без  педантизма.  Он  писал,  что
обожает ее. Это  были  самые  прекрасные  любовные  письма,  какие  Джулия
получала в жизни, и  ради  будущих  поколений  она  решила  их  сохранить.
Возможно, когда-нибудь кто-нибудь их опубликует, и люди  станут  ходить  в
Национальную галерею, чтобы посмотреть на ее  портрет,  тот,  что  написал
Мак-Эвой [Мак-Эвой (1878-1927) -  английский  портретист],  и  со  вздохом
вспоминать о романтической любовной истории, героиней которой была она.
   Чарлз удивительно поддержал ее в первые две недели ее утраты, Джулия не
представляла, что бы она делала без него. Он всегда был к ее услугам.  Его
беседа, унося Джулию совсем в иной мир, успокаивала ей нервы. Душа  Джулии
была замарана грязью, и она отмывалась в чистом источнике его духа.  Какой
покой  снисходил  на  нее,  когда  она  бродила  с  Чарлзом  по  картинным
галереям... У Джулии имелись  все  основания  быть  ему  благодарной.  Она
думала о долгих годах его поклонения. Он ждал ее вот уже двадцать с лишним
лет. Она была не очень-то к нему благосклонна. Обладание ею  дало  бы  ему
такое счастье, а от нее, право, ничего не убудет.  Почему  она  так  долго
отказывала ему? Возможно, потому, что он был беспредельно ей  предан,  его
самозабвенная любовь - так почтительна и робка; возможно,  только  потому,
что ей хотелось сохранить в его уме  тот  идеал,  который  сам  он  создал
столько лет назад. Право, это глупо,  а  она  -  просто  эгоистка.  Джулию
охватил возвышенный восторг при мелькнувшей  у  нее  внезапно  мысли,  что
теперь  наконец  она  сможет  вознаградить  его  за  всю   его   нежность,
бескорыстие и  постоянство.  Джулией  все  еще  владело  вызванное  в  ней
добротой Майкла чувство, что она его недостойна, все еще мучало  раскаяние
за то, что все эти годы она была нетерпима по отношению  к  нему.  Желание
пожертвовать собой, с которым она покидала Англию, по-прежнему горело в ее
груди ярким пламенем. Джулия подумала, что Чарлз - отличный объект для его
осуществления. Она засмеялась, ласково и  участливо,  представив,  как  он
будет поражен, когда поймет ее  намерение;  в  первый  миг  он  просто  не
поверит себе, но потом - какое блаженство, какой экстаз!  Любовь,  которую
он сдерживал столько  лет,  прорвет  все  преграды  и  затопит  ее  мощным
потоком.  Сердце  Джулии  переполнилось  при  мысли  о   его   бесконечной
благодарности. И все же ему будет трудно  поверить,  что  фортуна  наконец
улыбнулась ему; когда все останется  позади  и  она  будет  лежать  в  его
объятиях, она прижмется к нему и нежно шепнет: "Стоило ждать столько лет?"
- "Ты, как Елена, дала мне бессмертье поцелуем" [перефразированная  строка
из "Трагической истории доктора Фауста" К.Марло:  "Елена,  дай  бессмертье
поцелуем"]. Разве неудивительно даровать своему ближнему столько счастья?
   "Я напишу ему перед самым отъездом из Сен-Мало", - решила Джулия.
   Весна перешла в лето, и к концу июля наступило  время  ехать  в  Париж,
надо было позаботиться о своих  туалетах.  Майкл  хотел  открыть  сезон  в
первых числах сентября, и репетиции новой пьесы  должны  были  начаться  в
августе. Джулия взяла пьесу с собой  в  Сен-Мало,  намереваясь  на  досуге
выучить  роль,  но  та  обстановка,  в  которой  она  жила,  сделала   это
невозможным. Времени у нее было предостаточно, но в этом  сером,  суровом,
хотя и уютном городке,  в  постоянном  общении  с  двумя  старыми  дамами,
интересы которых ограничивались приходскими и домашними делами, пьеса, как
ни была хороша, не могла увлечь Джулию.
   "Мне давно пора возвращаться, - сказала она себе. - Что будет, если я в
результате решу, что театр не стоит всего того шума, который  вокруг  него
поднимают?"
   Джулия распрощалась с матерью и тетушкой Кэрри. Они были  очень  к  ней
добры, но она подозревала,  что  они  не  будут  слишком  сожалеть  об  ее
отъезде, который позволит им вернуться к привычной жизни. К  тому  же  они
успокоятся, что им больше не будет грозить эксцентричная выходка,  которую
всегда  можно  ожидать  от  актрисы,  не  надо  будет   больше   опасаться
неблагосклонных комментариев дам Сен-Мало.
   Джулия приехала в Париж днем и, когда ее провели в апартаменты в  отеле
"Ритц", удовлетворенно вздохнула. Какое  удовольствие  опять  окунуться  в
роскошь! Несколько "друзей прислали  ей  цветы.  Джулия  приняла  ванну  и
переоделась. Чарли Деверил, всегда шивший для нее и уже давно  ставший  ее
другом, зашел, чтобы повести ее обедать в "Буа".
   - Я чудесно провела время, - сказала ему  Джулия,  -  и,  конечно,  мой
приезд  доставил  большую  радость  старым  дамам,  но  у  меня  появилось
ощущение, что еще один день - и я умру со скуки.
   Поездка по Елисейским  полям  в  этот  прелестный  вечер  наполнила  ее
восторгом. Как приятно было  вдыхать  запах  бензина!  Автомобили,  такси,
звуки клаксонов, каштаны, уличные огни,  толпа,  снующая  по  тротуарам  и
сидящая за столиками у кафе, - что может быть чудесней? А когда они  вошли
в "Шато де Мадрид", где было так весело, так цивилизованно и  так  дорого,
как приятно было снова увидеть элегантных,  умело  подкрашенных  женщин  и
загорелых мужчин в смокингах.
   - Я чувствую себя, как королева, вернувшаяся из изгнания.
   Джулия провела в Париже несколько счастливых дней, выбирая себе туалеты
и делая первые примерки. Она наслаждалась каждой минутой. Однако она  была
женщина с характером и когда принимала решение, выполняла его. Прежде  чем
уехать в Лондон, она послала Чарлзу коротенькое письмецо. Он был в Гудвуде
и Каузе и должен был задержаться на сутки в Лондоне по пути в Зальцбург.

   "Чарлз, милый.
   Как замечательно, что я скоро вас снова увижу. В среду я буду свободна.
Пообедаем вместе. Вы все еще любите меня?
   Ваша Джулия".

   Опуская конверт в ящик, она пробормотала: "Bis dat qui cito dat"  ["Кто
скоро даст, тот дважды даст" (лат.) - изречение Сенеки]. Это была  избитая
латинская цитата, которую  всегда  произносил  Майкл,  когда  в  ответ  на
просьбу о пожертвовании на благотворительные цели посылал  с  обратной  же
почтой ровно половину той суммы, которую от него ждали.





   Утром в среду Джулия сделала массаж и  завилась.  Она  никак  не  могла
решить, какое платье надеть к обеду: из пестрой органди, очень нарядное  и
весеннее, приводящее на ум  боттичеллевскую  "Весну"  [Боттичелли,  Сандро
(1445-1510) -  флорентийский  живописец],  или  одно  из  белых  атласных,
подчеркивающих ее стройную девичью фигуру и очень целомудренное,  но  пока
принимала ванну, остановилась на белом атласном: оно должно было послужить
тонким  намеком  на  то,  что  приносимая  ею  жертва  была  своего   рода
искуплением за ее длительную неблагодарность к Майклу.  Джулия  не  надела
никаких драгоценностей, кроме нитки жемчуга и бриллиантового браслета;  на
том  же  пальце,  где  было  обручальное  кольцо,  сверкал   бриллиантовый
перстень. Ей хотелось напудриться пудрой цвета загара, это молодило  ее  и
очень ей шло, но, вспомнив, что  ей  предстоит,  она  отказалась  от  этой
мысли. Не могла же она, как актер,  чернящийся  с  ног  до  головы,  чтобы
играть  Отелло,  покрыть  всю  себя  искусственным  загаром.  Как   всегда
пунктуальная, Джулия спустилась в холл в  ту  самую  минуту,  как  швейцар
распахнул входную дверь перед Чарлзом Тэмерли. Джулия  приветствовала  его
взглядом, в который вложила нежность,  лукавое  очарование  и  интимность.
Чарлз носил теперь свои поредевшие волосы довольно длинно,  с  годами  его
интеллигентное,  аристократическое  лицо  несколько  обвисло,  он  немного
горбился, и костюм выглядел так, словно его давно не касался утюг.
   "В странном мире мы живем, - подумала Джулия.  -  Актеры  из  кожи  вон
лезут, чтобы быть похожими  на  джентльменов,  а  джентльмены  делают  все
возможное, чтобы выглядеть, как актеры".
   Не было сомнения, что она произвела надлежащий эффект.  Чарлз  подкинул
ей великолепную реплику, как раз то, что нужно для начала.
   - Почему вы так прелестны сегодня? - спросил он.
   - Потому что я предвкушаю наше с вами свидание.
   Своими прекрасными выразительными глазами Джулия  глубоко  заглянула  в
глаза Чарлза. Слегка приоткрыла губы, как на портрете леди Гамильтон кисти
Ромни [Ромни, Джордж (1734-1802) - английский портретист], - это придавало
ей такой обольстительный вид.
   Обедали они в "Савое". Метрдотель дал им столик у прохода, так  что  их
было превосходно видно. Хотя предполагалось, что все  порядочные  люди  за
городом, ресторан был переполнен. Джулия  улыбалась  и  кивала  направо  и
налево, приветствуя друзей.  У  Чарлза  было  что  ей  рассказать,  Джулия
слушала его с неослабным интересом.
   - Вы самый лучший собеседник на свете, Чарлз, - сказала она ему.
   Пришли они в ресторан поздно, обедали не торопясь, и  к  тому  времени,
как Чарлз кончал бренди, начали собираться посетители к ужину.
   - Господи боже мой, неужели уже  окончились  спектакли?  -  сказал  он,
взглянув на часы. - Как быстро  летит  время,  когда  я  с  вами.  Как  вы
думаете, они уже хотят избавиться от нас?
   - Не имею ни малейшего желания ложиться спать.
   - Майкл, вероятно, скоро будет дома?
   - Вероятно.
   - Почему бы нам не поехать ко мне и не поболтать еще?
   Вот это называется понять намек!
   - С удовольствием,  -  ответила  Джулия,  вкладывая  в  свою  интонацию
стыдливый румянец, который, как она чувствовала, так  хорошо  выглядел  бы
сейчас на ее щеках.
   Они сели в машину и поехали на Хилл-стрит. Чарлз провел Джулию к себе в
кабинет. Он находился на первом этаже. Двустворчатые, до самого пола окна,
выходящие в крошечный садик, были распахнуты настежь. Они сели на диван.
   - Погасите верхний свет и впустите в комнату ночь, - сказала Джулия.  И
процитировала строчку из "Венецианского купца": -  "В  такую  ночь,  когда
лобзал деревья нежный ветер..."
   Чарлз выключил все лампы, кроме одной, затененной абажуром, и когда  он
снова сел, Джулия прильнула к нему. Он обнял ее за талию, она положила ему
голову на плечо.
   - Божественно, - прошептала она.
   - Я страшно тосковал по вас все это время.
   - Успели набедокурить?
   - Да. Купил рисунок  Энгра  [Энгр,  Жан  Огюст  Доминик  (1780-1867)  -
французский  художник-классицист]  и  заплатил   за   него   кучу   денег.
Обязательно покажу его вам, прежде чем вы уйдете.
   - Не забудьте. Где вы его повесили?
   С первой минуты, как они вошли в дом, Джулия задавала себе вопрос:  где
должно произойти обольщение - в кабинете или наверху.
   - У себя в спальне, - ответил Чарлз.
   "И правда, там будет куда удобнее", - подумала Джулия.
   Она засмеялась в кулак при мысли, что бедняга Чарлз не додумался ни  до
чего лучшего, чтобы завлечь ее к себе в постель. Ну и глупы  эти  мужчины!
Слишком уж  они  решительны,  вот  в  чем  беда.  Сердце  Джулии  пронзила
мгновенная боль - она вспомнила о Томе. К черту Тома! Чарлз такой душка, и
она  не  отступит  от  своего  решения  наградить   его   за   многолетнюю
преданность.
   - Вы были мне замечательным другом, Чарлз, - сказала она своим грудным,
чуть хрипловатым  голосом.  Она  повернулась  к  нему  так,  что  ее  лицо
оказалось рядом с его лицом, губы - опять, как у леди  Гамильтон,  -  чуть
приоткрыты. - Боюсь, я не всегда была достаточно с вами ласкова.
   Джулия выглядела такой пленительно податливой - спелый персик,  который
нельзя не сорвать, - что поцелуй казался неизбежным. Тогда она обовьет его
шею своими белыми нежными руками и... Но Чарлз только улыбнулся.
   - Не говорите так. Вы всегда были божественны.
   ("Он боится, бедный ягненочек!")
   - Меня никто никогда не любил так, как вы.
   Он слегка прижал ее к себе.
   - Я и сейчас люблю вас. Вы сами это знаете. Вы - единственная женщина в
моей жизни.
   Поскольку  Чарлз  не  принял  предложенные  ему   губы,   Джулия   чуть
отвернулась. Посмотрела задумчиво на электрический камин. Жаль, что он  не
зажжен. В этой мизансцене камин был бы очень кстати.
   - Наша жизнь могла бы быть совсем иной, если бы мы тогда сбежали вдвоем
из Лондона. Хей-хоу!
   Джулия никогда не знала, что означает это восклицание, хотя  его  очень
часто употребляли в пьесах,  но,  произнесенное  со  вздохом,  оно  всегда
звучало очень печально.
   - Англия потеряла бы свою величайшую актрису. Теперь я понимаю, каким я
был ужасным эгоистом, когда предлагал вам покинуть театр.
   - Успех еще не все. Я иногда  спрашиваю  себя,  уж  не  упустила  ли  я
величайшую ценность ради того,  чтобы  удовлетворить  свое  глупое  мелкое
тщеславие. В конце концов любовь - единственное, ради чего стоит жить.
   Джулия снова посмотрела на него. Глаза ее, полные неги, были прекрасны,
как никогда.
   - Знаете, если бы я снова была молода, я думаю,  я  сказала  бы:  увези
меня.
   Ее рука скользнула вниз, нашла его руку. Чарлз грациозно ее пожал.
   - О, дорогая...
   - Я так часто думаю об  этой  вилле  нашей  мечты!  Оливковые  деревья,
олеандры и лазурное море. Мир и покой. Порой  меня  ужасают  монотонность,
скука и вульгарность моей жизни. Вы предлагали мне Красоту. Я знаю, теперь
уже поздно; я сама не понимала тогда, как вы мне дороги, я и не помышляла,
что с годами вы будете все больше и больше значить для меня.
   - Блаженство слышать это от вас, любимая.  Это  вознаграждает  меня  за
многое.
   - Я бы сделала для вас все на свете. Я была эгоистка. Я  погубила  вашу
жизнь, ибо сама не ведала, что творю.
   Низкий голос Джулии дрожал, она откинула голову, ее шея вздымалась, как
белая колонна. Декольте открывало -  и  изрядно  -  ее  маленькую  упругую
грудь; Джулия прижала к ней руки.
   - Вы не должны так говорить, вы не должны так думать, -  мягко  ответил
Чарлз. - Вы всегда были само совершенство. Другой вас  мне  не  надо.  Ах,
дорогая, жизнь так коротка, любовь так  преходяща.  Трагедия  в  том,  что
иногда мы достигаем желаемого. Когда я оглядываюсь сейчас назад,  я  вижу,
что вы были мудрее, чем я. "Какие мифы из тенистых рощ..." Вы помните, кар
там дальше? "Ты, юноша прекрасный, никогда не бросишь петь,  как  лавр  не
сбросит листьев; любовник смелый, ты не стиснешь  в  страсти  возлюбленной
своей - но не беда: она неувядаема, и счастие с тобой,  пока  ты  вечен  и
неистов".
   ("Ну и идиотство!")
   - Какие прелестные строки, - вздохнула Джулия. - Возможно, вы и  правы.
Хей-хоу!
   Чарлз  продолжал  читать  наизусть.  Эту  его  привычку  Джулия  всегда
находила несколько утомительной.
   - "Ах, счастлива весенняя листва, которая не знает увяданья, и счастлив
тот, чья музыка нова и так же бесконечна, как  свиданье"  ["Ода  греческой
вазе"  английского   поэта-романтика   Джона   Китса   (1795-1821);   пер.
О.Чухонцева].
   Но  сейчас  это  давало  ей  возможность  подумать.  Джулия  уставилась
немигающим взором на незажженный камин,  словно  завороженная  совершенной
красотой стихов. Чарлз просто ничего не  понял,  это  видно  невооруженным
глазом. И чему тут удивляться. Она была глуха к его  страстным  мольбам  в
течение двадцати лет, вполне естественно,  если  он  решил,  что  все  его
упования тщетны. Все равно что  покорить  Эверест.  Если  бы  эти  стойкие
альпинисты, так долго и безуспешно пытавшиеся добраться  до  его  вершины,
вдруг обнаруживали пологую лестницу, которая туда ведет, они бы просто  не
поверили своим глазам; они бы подумали, что  перед  ними  ловушка.  Джулия
почувствовала, что надо поставить точки  хоть  над  несколькими  "i".  Она
должна, так сказать, подать руку помощи усталому пилигриму.
   - Уже поздно, - мягко сказала она. - Покажите мне новый  рисунок,  и  я
поеду домой.
   Чарлз встал, и она протянула ему обе руки, чтобы он помог ей  подняться
с дивана. Они  пошли  наверх.  Пижама  и  халат  Чарлза  лежали  аккуратно
сложенные на стуле.
   - Как вы, холостяки, хорошо устраиваетесь.  Такая  уютная,  симпатичная
спальня.
   Чарлз снял оправленный в рамку рисунок со стены и поднес его  к  свету,
чтобы Джулия могла лучше его рассмотреть.  Это  был  сделанный  карандашом
портрет полноватой женщины в чепчике и платье с низким вырезом и  рукавами
с буфами. Женщина показалась Джулии некрасивой, платье - смешным.
   - Восхитительно! - вскричала она.
   - Я знал, что вам понравится. Хороший рисунок, верно?
   - Поразительный.
   Чарлз повесил картинку обратно на гвоздь. Когда он  снова  обернулся  к
Джулии, она стояла у кровати, как  черкешенка-полонянка,  которую  главный
евнух привел на обозрение великому  визирю;  в  ее  позе  была  прелестная
нерешительность - казалось, она вот-вот отпрянет назад - и  вместе  с  тем
ожидание непорочной девы, стоящей на  пороге  своего  королевства.  Джулия
испустила томный вздох.
   - Дорогой,  это  был  такой  замечательный  вечер.  Я  еще  никогда  не
чувствовала себя такой близкой вам.
   Джулия медленно подняла руки из-за спины и с тем поразительным чувством
ритма, которое было даровано  ей  природой,  протянула  их  вперед,  вверх
ладонями, словно держала невидимое взору роскошное блюдо,  а  на  блюде  -
свое, отданное ему сердце. Ее прекрасные глаза были нежны  и  покорны,  на
губах порхала робкая улыбка: она сдавалась.
   Джулия увидела, что лицо Чарлза застыло. Теперь-то он наконец понял,  и
еще как!
   ("Боже, я ему не нужна! Это все было блефом".)
   В первый момент это открытие совершенно ее потрясло.
   ("Господи, как мне  из  этого  выпутаться?  Какой  идиоткой  я,  верно,
выгляжу!")
   Джулия чуть не потеряла равновесие, и душевное и физическое. Надо  было
что-то придумать, да побыстрей. Чарлз стоял перед  ней,  глядя  на  нее  с
плохо скрытым замешательством. Джулия была в панике. Что ей делать с этими
держащими роскошное блюдо руками? Видит бог, они невелики, но  сейчас  они
казались ей окороками, висящими на крюке в  колбасной  лавке.  И  что  ему
сказать? С каждой секундой ее поза и вся ситуация  становились  все  более
невыносимы.
   ("Дрянь, паршивая дрянь! Так дурачить меня все эти годы!")
   Джулия приняла единственно возможное решение. Она сохранила свою  позу.
Считая про себя, чтобы не спешить, она соединила ладони и, сцепив пальцы и
откинув голову назад, очень медленно подняла руки к шее. Эта поза была так
же прелестна, как и прежняя, и она  подсказала  Джулии  нужные  слова.  Ее
глубокий полнозвучный голос слегка дрожал от избытка чувств.
   - Когда я думаю о нашем прошлом, я радуюсь,  что  нам  не  в  чем  себя
упрекнуть. Горечь жизни не в том, что мы смертны, а  в  том,  что  умирает
любовь. ("Что-то в этом роде произносилось в какой-то пьесе"). Если бы  мы
стали любовниками, я бы вам давным-давно надоела,  и  что  бы  нам  теперь
осталось? Только сожалеть о своей слабости. Повторите эту строчку из Шелли
- "...она неувядаема...", - которую вы мне только что читали.
   - Из Китса, - поправил он, - "...она неувядаема, и счастье..."
   - Вот, вот. И дальше.
   Ей надо было выиграть время.
   - "...с тобой, пока ты вечен и неистов".
   Джулия раскинула руки в стороны широким жестом и встряхнула кудрями. То
самое, что ей надо.
   - И это правда. Какие бы мы были глупцы, если бы, поддавшись  минутному
безумию, лишили себя величайшего счастья, которое принесла нам дружба. Нам
нечего стыдиться. Мы чисты. Мы можем ходить с  поднятой  головой  и  всему
свету честно глядеть в глаза.
   Джулия нутром чувствовала, что эта реплика - под занавес, и, подкрепляя
слова жестом, высоко держа голову,  отступила  к  двери  и  распахнула  ее
настежь.
   Сила  ее  таланта  была  так  велика,  что  она  сохранила   настроение
мизансцены  до  нижней  ступеньки  лестницы.  Там  она  сбросила  его   и,
обернувшись к Чарлзу, идущему за ней по пятам, сказала донельзя просто:
   - Мою накидку.
   - Машина ждет, - сказал он, закутывая ее. - Я отвезу вас домой.
   - Нет, разрешите мне уехать одной. Я  хочу  запечатлеть  этот  вечер  в
своем сердце. Поцелуйте меня на прощание.
   Она протянула ему губы. Чарлз поцеловал их,  Джулия,  подавив  рыдание,
вырвалась от него и, одним движением растворив входную дверь,  побежала  к
ожидавшему ее автомобилю.
   Когда она добралась домой и очутилась в собственной спальне, она издала
хриплый вопль облегчения.
   "Дура чертова. Так попасться. Слава богу, я благополучно выпуталась. Он
такой осел, что, верно, даже не додумался, куда я клоню". Но его застывшая
улыбка все же приводила ее в смущение. "Ну, может, он  и  заподозрил,  что
тут нечисто, точно-то он знать не мог, а уж потом и совсем  убедился,  что
ошибся. Господи, что я несла! Но  все  сошло  в  наилучшем  виде,  он  все
проглотил. Хорошо, что я вовремя спохватилась. Еще минута, и я бы  скинула
платье. Тут было бы не до шуток".
   Джулия захихикала. Конечно, ситуация была унизительная, она оказалась в
дурацком положении, но если у тебя есть хоть какое-то  чувство  юмора,  во
всем найдешь свою смешную сторону. Как  жаль,  что  никому  нельзя  ничего
рассказать! Пусть даже она выставила  бы  себя  на  посмешище,  это  такая
великолепная история. Смириться она не могла с одним - с тем, что поверила
всей этой комедии о нетленной любви, которую он  разыгрывал  столько  лет.
Конечно, это была только поза, ему  нравилось  выступать  в  роли  верного
воздыхателя, и, по-видимому, меньше всего он  хотел,  чтобы  его  верность
была вознаграждена.
   "Обвел меня вокруг пальца, втер очки, замазал глаза!"
   Но тут Джулии пришла в голову мысль, стершая улыбку  с  ее  лица.  Если
мужчина  отвергает  авансы,  которые  делает  ему  женщина,  она   склонна
приходить  к  одному  из  двух  заключений:  или  он  гомосексуалист,  или
импотент. Джулия  задумчиво  зажгла  сигарету.  Она  спрашивала  себя,  не
использовал ли ее Чарлз как ширму  для  прикрытия  иных  склонностей.  Она
покачала головой. Нет, уж на это кто-нибудь ей да намекнул бы. После войны
в обществе практически не говорили ни о чем другом. А  вот  импотентом  он
вполне мог быть. Она подсчитала  его  годы.  Бедный  Чарлз!  Джулия  снова
улыбнулась. Если таково положение вещей, не она, а он оказался в  неловком
и даже смешном положении. Он, должно быть, до смерти  перепугался,  бедный
ягненочек. Ясно, это не из тех вещей, в которых мужчина охотно  признается
женщине, особенно если он безумно в нее влюблен. Чем больше Джулия об этом
думала, тем более вероятным казалось ей это объяснение. Она  почувствовала
к Чарлзу прямо-таки материнскую жалость.
   "Я знаю, что я сделаю, - сказала она, начиная раздеваться.  -  Я  пошлю
ему завтра большой букет белых лилий".





   На следующее утро Джулия некоторое время пролежала  в  постели,  прежде
чем позвонить. Она  думала.  Вспоминая  свое  вчерашнее  приключение,  она
похвалила себя за то, что проявила такое присутствие  духа.  Сказать,  что
она вырвала победу из  рук  поражения,  было  бы  преувеличением,  но  как
стратегический маневр отход ее был мастерским.  При  всем  том  у  нее  на
сердце кошки скребли. Могло быть еще одно объяснение  странному  поведению
Чарлза. Вполне возможно, что она не  соблазнила  его  просто  потому,  что
больше не была соблазнительна. Джулия вдруг подумала об этом ночью.  Тогда
она тут же выбросила эту мысль из  головы:  нет,  это  невероятно;  однако
приходилось признать, что утром  она  показалась  куда  серьезней.  Джулия
позвонила. Поскольку Майкл часто  заходил  к  ней  в  комнату,  когда  она
завтракала  в  постели,  Эви,  раздвинув  занавески,  обычно  подавала  ей
зеркальце,  гребень,  помаду  и  пудреницу.  Сегодня,  вместо  того  чтобы
провести гребнем по волосам и почти  не  глядя  обмахнуть  лицо  пуховкой,
Джулия не пожалела труда. Она тщательно  подкрасила  губы,  подрумянилась,
привела в порядок волосы.
   - Говоря бесстрастно и беспристрастно, - сказала она, все еще  глядя  в
зеркало, в то время как Эви ставила на постель поднос с завтраком,  -  как
по-твоему, Эви, я - красивая женщина?
   - Я должна знать, как это мне отольется, прежде чем отвечать  на  такой
вопрос.
   - Ах ты, чертовка! - вскричала Джулия.
   - Ну, знаете, ведь красавицей вас не назовешь.
   - Ни одна великая актриса не была красавицей.
   - Ну, как вы вырядитесь в пух и прах, вроде как вчера вечером,  да  еще
свет будет сзади, так и похуже вас найдутся.
   ("Черта лысого это мне вчера помогло!")
   - Мне вот что интересно: если я вдруг очень захочу  закрутить  роман  с
мужчиной, как ты думаешь, я смогу?
   - Зная, что такое мужчины, я бы не удивилась. А с кем вы сейчас  хотите
закрутить?
   - Ни с кем. Я говорила вообще.
   Эви шмыгнула носом.
   - Не шмыгай носом. Если у тебя насморк, высморкайся.
   Джулия медленно ела крутое яйцо. Ее голова была  занята  одной  мыслью.
Она посмотрела на Эви. Старое пугало, но - кто знает?..
   - А к тебе когда-нибудь приставали на улице, Эви?
   - Ко мне? Пусть бы попробовали!
   - Сказать по правде, я бы тоже  хотела,  чтобы  кто-нибудь  попробовал.
Женщины вечно рассказывают, как мужчины преследуют их на улице, а если они
останавливаются у витрины, подходят и  стараются  перехватить  их  взгляд.
Иногда от них очень трудно отделаться.
   - Мерзость, вот как я это называю.
   - Ну, не знаю, по-моему, скорее лестно. И понимаешь, странно,  но  меня
никто никогда не преследовал.  Не  помню,  чтобы  кто-нибудь  когда-нибудь
пытался ко мне приставать.
   - Прогуляйтесь как-нибудь вечерком по Эдвард - роуд. Не отвяжетесь.
   - И что мне тогда делать?
   - Позвать полисмена, - мрачно ответила Эви.
   - Я знаю одну девушку, так она стояла у витрины  шляпного  магазина  на
Бонд-стрит, и к ней подошел мужчина и спросил, не  хочется  ли  ей  купить
шляпку. Очень, ответила она, и они вошли внутрь. Она выбрала себе  шляпку,
дала продавцу свое имя и адрес, и мужчина тут  же  расплатился  наличными.
Тогда она сказала ему: "Большое спасибо", - и  вышла,  пока  он  дожидался
сдачи.
   - Это она вам так сказала. - Эви скептически шмыгнула  носом,  затем  с
удивлением поглядела на Джулию. - К чему вы все это клоните?
   - Да ни к чему. Просто  я  подумала,  почему  это  мужчины  ко  мне  не
пристают. Вроде бы "секс эпила" во мне достаточно.
   А вдруг его и правда нет? Джулия решила проверить это на опыте.
   В тот же день, после того как она отдохнула, Джулия встала, накрасилась
немного сильней, чем обычно, и, не позвав Эви, надела платье не совсем  уж
простое, но и не дорогое на вид и широкополую шляпу из красной соломки.
   "Я не хочу быть похожей на уличную девку, - сказала она себе,  глядя  в
зеркало.  -  С  другой  стороны,  слишком  респектабельный  вид  тоже   на
подойдет".
   Она на цыпочках спустилась по лестнице,  чтобы  ее  никто  не  услышал,
тихонько прикрыла за собой входную дверь. Джулия  немного  нервничала,  но
волнение это было ей приятно; она чувствовала: то,  что  она  затеяла,  не
лезет  ни  в  какие  ворота.  Джулия  пересекла  Конот-сквер  и  вышла  на
Эдвард-роуд. Было около пяти часов дня. Сплошной лентой тянулись автобусы,
такси, грузовики, мимо них, с риском для  жизни,  прокладывали  себе  путь
велосипедисты. Тротуары были забиты людьми. Джулия  медленно  двинулась  в
северном  направлении.  Сперва  она  шла,  глядя  прямо  перед  собой,  не
оборачиваясь ни направо, ни налево, но вскоре поняла, что так  она  ничего
не добьется. Надо смотреть на людей, если хочешь  чтобы  они  смотрели  на
тебя. Два или  три  раза,  увидев,  что  перед  витриной  стоит  несколько
человек, Джулия тоже останавливалась, но никто из них не  обращал  на  нее
никакого  внимания.  Она  двигалась  дальше.  Прохожие  обгоняли  ее,  шли
навстречу. Казалось, все они куда-то спешат. Ее никто не  замечал.  Увидев
одинокого мужчину, приближающегося к  ней,  Джулия  смело  посмотрела  ему
прямо в глаза, но он прошел мимо с  каменным  лицом.  Может  быть,  у  нее
слишком суровое выражение? На губах Джулии запорхала легкая  улыбка.  Двое
или трое мужчин подумали, что она улыбается им,  и  быстро  отвели  глаза.
Джулия оглянулась на одного из них, он тоже оглянулся, но тут  же  ускорил
шаг. Джулия почувствовала себя уязвленной и решила не  глазеть  больше  по
сторонам. Она шла все дальше и дальше. Ей часто приходилось  слышать,  что
лондонская толпа самая приличная в мире, но  в  данном  случае  -  это  уж
чересчур!
   "На улицах Парижа, Рима  или  Берлина  такое  было  бы  невозможно",  -
подумала Джулия.
   Джулия решила дойти до Мэрилибоун-роуд  и  повернуть  обратно.  Слишком
унизительно возвращаться домой, когда  на  тебя  ни  разу  никто  даже  не
взглянул. Джулия шла так медленно, что прохожие иногда  ее  задевали.  Это
вывело ее из себя.
   "Надо было пойти на Оксфорд-стрит, - подумала она. - Эта дура  Эви!  На
Эдвард-роуд толку не будет".
   Внезапно сердце Джулии торжествующе  подпрыгнуло.  Она  поймала  взгляд
какого-то молодого человека, и ей  показалось,  что  она  заметила  в  нем
огонек. Молодой человек прошел мимо, и она с трудом удержалась,  чтобы  не
оглянуться. Джулия вздрогнула, так как через минуту он  ее  обогнал  -  на
этот раз он уставился прямо на нее. Джулия скромно  опустила  ресницы.  Он
отстал на несколько шагов, но она чувствовала, что он следует  за  ней  по
пятам. Все в порядке. Джулия остановилась перед витриной, молодой  человек
- тоже. Теперь она знала,  как  себя  вести.  Джулия  сделала  вид,  будто
всецело поглощена товарами,  выставленными  на  витрине,  но,  прежде  чем
двинуться дальше, сверкнула на него своими  слегка  улыбающимися  глазами.
Молодой человек был невысок, в сером костюме и  мягкой  коричневой  шляпе.
Клерк или  продавец  скорее  всего.  Если  бы  Джулии  предложили  выбрать
мужчину, который бы к ней пристал, она вряд ли остановила бы свой выбор на
этом человеке, но что поделаешь, на безрыбье и рак рыба - пристать  к  ней
собирался именно он. Джулия  забыла  про  усталость.  Ну,  а  что  теперь?
Конечно, она не собирается заходить слишком далеко, но все  же  любопытно,
какой будет его следующий шаг. Что он ей скажет? Джулия  была  в  приятном
возбуждении, у нее прямо камень с души свалился. Она медленно шла  вперед,
молодой человек - за ней. Джулия остановилась у витрины, на  этот  раз  он
остановился прямо позади нее. Ее сердце неистово билось.  Похоже,  что  ее
ждет настоящее приключение.
   "Куда он меня поведет? В гостиницу? Вряд ли, это  ему  не  по  карману.
Скорее, в кино. Вот будет забавно!"
   Джулия посмотрела ему прямо в лицо, ее губы слегка  улыбались.  Молодой
человек снял шляпу.
   - Мисс Лэмберт, если не ошибаюсь?
   Она так и подскочила. Сказать по правде, она была захвачена врасплох  и
так растерялась, что даже не подумала это отрицать.
   - Мне показалось, что я сразу узнал вас, вот почему я  вернулся,  чтобы
убедиться наверняка. Я сказал себе: я  буду  не  я,  если  это  не  Джулия
Лэмберт. А тут мне совсем подвезло - вы остановились у витрины, и  я  смог
вас разглядеть. Я почему только  сомневался?  Что  встретил  вас  тут,  на
Эдвард-роуд.  Не  очень-то  подходящее  место  для  чистой   публики.   Вы
понимаете, что я хочу сказать?
   Дело было еще более нечисто, чем он думал. Однако,  раз  он  догадался,
кто она, это теперь не имеет значения. И как она не подумала, что рано или
поздно ее обязательно узнают. Судя по манере говорить, молодой  человек  -
кокни; у него было бледное одутловатое  лицо,  но  Джулия  улыбнулась  ему
веселой дружеской улыбкой. Пусть не подумает, что она задирает нос.
   - Простите, что я заговорил с вами, когда мы незнакомы и вообще,  но  я
не мог упустить эту возможность. Не дадите ли вы мне ваш автограф?
   У Джулии перехватило дыхание. И ради этого он  следовал  за  ней  целых
десять минут! Быть не может. Это просто предлог, чтобы с  ней  заговорить.
Что ж, она ему подыграет.
   - С удовольствием. Но не могу же я писать на улице. Люди начнут  пялить
глаза.
   - Верно. Слушайте, я как раз шел пить чай. В кондитерскую  Лайонза,  на
следующем углу. Почему бы вам тоже не зайти выпить чашечку чаю?
   Что ж, все идет как по маслу.  Когда  они  выпьют  чай,  он,  вероятно,
пригласит ее в кино.
   - Хорошо, - сказала Джулия.
   Они двинулись по улице и вскоре подошли к кондитерской, сели за столик.
   - Две чашки чаю, пожалуйста, мисс, - сказал молодой человек  официантке
и обратился к Джулии: - Может быть, съедите чего-нибудь? - И когда  Джулия
отказалась, добавил: - И одну ячменную лепешку, мисс.
   Теперь Джулия могла как следует его рассмотреть. Низкий и коренастый, с
прилизанными черными волосами, он был, однако, недурен, особенно хороши ей
показались глаза; однако зубы у него были плохие, а бледная кожа придавала
лицу нездоровый вид. Держался он довольно  развязно,  что  не  особенно-то
нравилось Джулии, но как она разумно  рассудила,  вряд  ли  можно  ожидать
особой скромности от человека, который пристает к женщинам на Эдвард-роуд.
   - Давайте прежде всего напишем этот автограф, э? "Не отходя от кассы" -
вот мой девиз.
   Он вынул из кармана перо, а из пухлого бумажника карточку.
   - Карточка нашей фирмы, - сказал он. - Ничего, сойдет.
   Джулии казалось глупым, что он все еще продолжает  ломать  комедию,  но
она благодушно расписалась на обратной стороне карточки.
   - Вы собираете автографы? - спросила она с легкой усмешкой.
   - Я? Нет. Чушь это, я так считаю. Моя невеста собирает. У нее уже  есть
Чарли Чаплин, Дуглас Фербенкс и бог весть кто еще. Хотите посмотреть на ее
фото?
   Молодой человек извлек из бумажника моментальный снимок девицы довольно
дерзкого   вида,   показывающей   все   свои    зубы    в    ослепительной
кинематографической улыбке.
   - Хорошенькая, - сказала Джулия.
   - Еще бы! Идем с ней сегодня в кино. Вот удивится, когда  я  ей  покажу
ваш автограф. Как я вас узнал на улице,  так  перво-наперво  сказал  себе:
умру, а достану для Гвен автограф Джулии Лэмберт. Мы  с  ней  поженимся  в
августе, когда у меня будет отпуск,  поедем  на  остров  Уайт  на  медовый
месяц. Ну и повеселюсь я сегодня. Она ни в жисть не поверит, что мы с вами
пили чай, а тут я покажу ей автограф. Ясно?
   Джулия вежливо слушала его, но улыбка с ее лица исчезла.
   - Боюсь, мне пора идти, - сказала она. - Я и так задержалась.
   - У меня и самого немного времени. Раз я иду на свидание, хочу уйти  из
магазина минута в минуту.
   Официантка принесла чек вместе с чаем, и, вставая из-за  стола,  Джулия
вынула шиллинг.
   - Это еще к чему? Неужто думаете, я дам вам платить? Я вас пригласил.
   - Очень любезно с вашей стороны.
   - Но я вам вот что скажу: разрешите мне привести мою невесту как-нибудь
к вам в уборную. Просто поздоровайтесь с ней, и все. Она с ума  сойдет  от
радости. Будет рассказывать всем встречным и поперечным до самой смерти.
   За последние минуты обращение Джулии делалось все холодней,  а  сейчас,
хотя все еще любезное, казалось чуть ли не высокомерным.
   - Я очень сожалею, но мы не пускаем посторонних людей за кулисы.
   - Простите. Вы не в обиде, что я спросил, нет? Я хочу сказать,  я  ведь
не для себя.
   - Ничуть. Я вполне вас понимаю.
   Джулия подозвала такси, медленно ползущее вдоль обочины, и подала  руку
молодому человеку.
   - До свидания, мисс Лэмберт. Всего хорошего, желаю успеха и все  такое.
Спасибо за автограф.
   Джулия сидела в уголке такси вне себя от ярости.
   "Вульгарная скотина. Пропади он пропадом вместе со  своей...  невестой!
Какая наглость! Спросить, нельзя ли привести ее за кулисы, и  к  кому?  Ко
мне!"
   Дома она сразу поднялась к себе в комнату. Сорвала шляпу с головы  и  в
сердцах швырнула ее на кровать. Подошла стремительно к туалетному  столику
и пристально посмотрела на себя в зеркало.
   -  Старуха,  старуха,  -  пробормотала  она.  -  С  какой  стороны   ни
посмотришь:  у  меня  абсолютно  нет   "секс   эпила".   Невероятно,   да?
Противоречит здравому смыслу?  Но  как  же  иначе  все  это  объяснить?  Я
вышагиваю из конца в конец всю Эдвард-роуд, и одетая, как надо для роли, и
хоть бы один мужчина на меня  взглянул,  кроме  этого  мерзкого  продавца,
которому понадобился для его барышни мой автограф.  Это  нелепо.  Бесполые
ублюдки! Не представляю, куда катится Англия. Британская империя, ха!
   Последние слова были произнесены с таким презрением, которое  могло  бы
испепелить  весь  кабинет  министров.  Джулия  начала  подкреплять   слова
жестами.
   - Смешно предполагать, что я достигла бы своего положения, если  бы  во
мне не было "секс  эпила".  Почему  люди  приходят  в  театр  смотреть  на
актрису? Да потому, что им хотелось бы с ней переспать.  Думаете,  публика
ходила бы три месяца подряд на эту дрянную  пьесу,  да  так,  что  в  зале
яблоку упасть негде, если бы у меня не было "секс  эпила"?  Что  такое,  в
конце концов, этот "секс эпил"?
   Джулия приостановилась, задумчиво посмотрела на свое отражение.
   "Бесспорно, я могу изобразить "секс эпил". Я могу изобразить все".
   Джулия принялась  перебирать  в  памяти  актрис,  которые  пользовались
скандальной славой секс-бомб. Особенно хорошо она  помнила  одну  из  них,
Лидию Мейн, которую всегда ангажировали на амплуа  обольстительниц-"вамп".
Актриса она была неважная, но в определенных  ролях  производила  огромный
эффект. Джулия всегда прекрасно подражала, и вот она принялась  копировать
Лидию Мейн. Веки ее опустились, сладострастно  прикрыли  глаза,  тело  под
платьем   начало   извиваться   волнообразным   движением.   Взгляд   стал
соблазнительно бесстыдным, как у Лидии, змеившиеся жесты -  манящими.  Она
заговорила, как и та, слегка растягивая  слова,  отчего  каждая  ее  фраза
казалась чуть непристойной.
   - Ах, мой дорогой, я так часто слышу подобные вещи. Я не  хочу  вносить
раздор в вашу семью. Почему мужчины не могут оставить меня в покое?
   Это была безжалостная карикатура. Джулия не знала пощады. Ей стало  так
смешно, что она расхохоталась.
   "Что ж, одно не вызывает сомнений: может, у меня и нет "секс эпила", но
кто увидел бы, как я копирую Лидию Мейн, не нашел бы его потом и у нее".
   У Джулии стало куда легче на душе.





   Начались репетиции и отвлекли  растревоженные  мысли  Джулии  в  другую
сторону. Старая пьеса, которую Майкл поставил,  когда  Джулия  уезжала  за
границу, давала весьма средние сборы, но  он  предпочитал,  чем  закрывать
театр, не снимать ее с репертуара, пока не будет готов их новый  спектакль
"Нынешние времена". Поскольку сам он два  раза  в  неделю  выступал  днем,
Майкл решил, что они не будут репетировать до упаду.  У  них  был  впереди
целый месяц.
   Хотя Джулия уже  много  лет  играла  в  театре,  репетиции  по-прежнему
приводили  ее  в  радостный  трепет,  а  на  первой  репетиции   она   так
волновалась, что чуть не заболевала. Это было началом нового  приключения.
Она в это время совсем не ощущала себя ведущей актрисой  театра,  ей  было
тревожно и весело, словно она вновь молоденькая девушка, исполняющая  свою
первую крошечную роль.  И  вместе  с  тем  она  испытывала  восхитительное
чувство собственного могущества. Ей вновь предоставлялась возможность  его
проявить.
   В одиннадцать часов Джулия поднялась на сцену.  Актеры  праздно  стояли
кто где. Джулия расцеловалась с теми актрисами и пожала руки тем  актерам,
с которыми была знакома, Майкл учтиво  представил  ей  тех,  кого  она  не
знала. Джулия сердечно приветствовала Эвис Крайтон. Сказала ей, какая  она
хорошенькая и как ей, Джулии, нравится ее новая  шляпка,  поведала  о  тех
костюмах, которые выбрала для нее в Париже.
   - Вы видели Тома в последнее время?
   - Нет. Он уехал в отпуск.
   - Ах, так? Славный мальчик, правда?
   - Душка.
   Обе женщины улыбнулись, глядя в глаза друг  другу,  Джулия  внимательно
следила за Эвис, когда та читала свою роль, вслушивалась в  ее  интонации.
Она хмуро улыбнулась. Конечно, другого она и не ждала. Эвис  была  из  тех
актрис, которые абсолютно уверены в себе с  первой  репетиции.  Она  и  не
догадывалась, что ей предстоит. Том теперь ничего не значил для Джулии, но
с Эвис она собиралась свести счеты и сведет. Потаскушка!
   Пьеса была современной версией "Второй миссис  Тэнкори"  [пьеса  Артура
Уинга Пинеро, (1855-1934), английского драматурга], но поскольку у  нового
поколения были и нравы другие, автор сделал из нее  комедию.  В  нее  были
введены некоторые старые персонажи, во втором акте появлялся, уже  дряхлым
стариком, Обри Тэнкори. После смерти Полы он женился в третий раз.  Миссис
Кортельон решила вознаградить его за злосчастный  второй  брак;  сама  она
превратилась к этому времени в сварливую и высокомерную старую даму. Элин,
его дочь, и Хью Ардейл решили забыть прошлое - кто  старое  помянет,  тому
глаз вон - и заключили супружеский союз; казалось, трагическая смерть Полы
стерла воспоминания об его экстрабрачных отношениях. Хью в этой пьесе  был
бригадный генерал в отставке, который играл в гольф и  сетовал  по  поводу
упадка Британской империи ("Черт побери, сэр, была бы на то  моя  воля,  я
поставил бы всех этих проклятых социалистов к стенке"), а Элин, теперь уже
далеко  не  молодая,  превратилась  из   жеманной   барышни   в   веселую,
современную, злую на язык женщину. Персонажа, которого играл Майкл,  звали
Роберт Хамфри. Подобно Обри из  пьесы  Пинеро,  он  был  вдовец  и  жил  с
единственной дочерью. В течение  многих  лет  он  был  консулом  в  Китае;
разбогатев, вышел в отставку и поселился в  поместье,  оставленном  ему  в
наследство, неподалеку от того места, где по-прежнему  жили  Тэнкори.  Его
дочь Онор (на роль которой как раз и взяли Эвис Крайтон) изучала  медицину
с целью практиковать в Индии. Растеряв всех старых  друзей  за  много  лет
пребывания за границей и не  заведя  новых,  Роберт  Хамфри  знакомится  в
Лондоне с известной дамой полусвета  по  имени  миссис  Мартен.  Это  была
женщина того же пошиба, что Пола, но  менее  разборчивая;  она  "работала"
летний и зимний сезон в  Канне,  а  в  промежутках  жила  в  квартирке  на
Элбе-марл-стрит, где принимала офицеров бригады его величества. Она хорошо
играла в бридж и еще лучше в гольф. Роль прекрасно подходила Джулии.
   Автор почти не  отходил  от  старого  текста.  Онор  объявляет  мистеру
Хамфри, что отказывается от медицинской карьеры, так как  она  только  что
обручилась с молодым  гвардейцем,  сыном  Элин,  и  до  своего  замужества
собирается жить с отцом. В некотором замешательстве тот открывает ей  свое
намерение жениться на миссис Мартен. Онор  принимает  сообщение  с  полным
спокойствием.
   "Ты, конечно, знаешь, что она шлюха?" - хладнокровно произносит она.
   Отец, еще более смущенный, говорит о несчастной жизни миссис Мартен и о
том, как он хочет вознаградить ее за страдания.
   "Ах, не болтай чепухи, - отвечает ему дочь, - это великолепная  работа,
если только можешь ее иметь".
   Сын Элин был одним из бесчисленных любовников миссис Мартен, точно  так
же, как муж Элин был в свое время любовником Полы  Тэнкори.  Когда  Роберт
Хамфри привозит  свою  новую  жену  в  загородное  поместье  и  этот  факт
обнаруживается, они решают, что следует  сообщить  обо  всем  Онор.  К  их
ужасу, она и бровью не повела: ей уже было об этом известно.
   "Я была страшно рада, когда узнала,  -  сказала  она  своей  мачехе.  -
Понимаете, душечка, теперь вы можете сказать мне, хорош ли он в постели".
   Это была лучшая мизансцена Эвис Крайтон: она продолжалась целых  десять
минут, и Майкл с самого начала понял, как она важна и эффектна.  Холодная,
сухая, миловидная Эвис - то самое, что здесь нужно.  Но  после  нескольких
репетиций Майкл стал подозревать, что ничего, кроме  этого,  она  дать  не
сможет и решил посоветоваться с Джулией.
   - Как, по-твоему, Эвис?
   - Трудно сказать. Еще слишком рано.
   - Я расстроен из-за нее. Ты говорила, она  актриса.  Пока  я  этого  не
вижу.
   - Да это готовая роль. Ее просто невозможно испортить.
   - Ты знаешь не хуже меня, что нет такой вещи, как готовая роль. Как  бы
роль ни была хороша, ее надо сыграть, из нее надо извлечь все, что  в  ней
заложено. Может быть, лучше расстаться с Эвис, пока  не  поздно,  и  взять
вместо нее кого-нибудь другого?
   - Это не так просто. Я все же думаю,  надо  дать  ей  возможность  себя
показать.
   - Она так неуклюжа, ее жесты так бессмысленны!
   Джулия задумалась. У нее были все основания желать, чтобы Эвис осталась
в числе исполнителей пьесы. Она уже достаточно ее изучила и была  уверена,
что если ее  уволить,  она  скажет  Тому,  будто  Джулия  сделала  это  из
ревности. Том ее любит и поверит каждому  ее  слову.  Еще,  чего  доброго,
подумает, что Джулия преднамеренно нанесла ей оскорбление  в  отместку  за
его уход. Нет, нет, Эвис должна остаться. Она должна исполнить свою роль и
провалить  ее.  Том  должен  собственными  глазами  увидеть,   какая   она
никудышная актриса. Они с Эвис думали, будто пьеса поможет ей "выплыть  на
поверхность". Дураки! Пьеса утопит ее.
   - Ты же умелый режиссер, Майкл. Я уверена,  ты  сумеешь  ее  натаскать,
если постараешься.
   - В том-то и беда: она совсем не слушает указаний. Я объясняю  ей,  как
надо произнести реплику, и - нате вам! - она опять говорит ее на свой лад.
Ты  не  поверишь,  но  иногда  у  меня  создается  впечатление,  что   она
воображает, будто все знает лучше меня.
   - Ты ее нервируешь. Когда ты велишь ей что-нибудь сделать, она пугается
и просто перестает соображать.
   - Господи, да с кем легче работать, чем со мной! Я ни разу не сказал ей
ни одного резкого слова.
   Джулия нежно улыбнулась ему.
   - И ты хочешь уверить меня, будто не догадываешься, что с ней?
   - Нет. А что?
   Майкл глядел на Джулию недоумевающим взглядом.
   - Брось притворяться, милый. Она по уши в тебя влюблена.
   - В меня? Да я думал, она помолвлена с  Томом.  Глупости.  Твои  вечные
фантазии.
   - Но это же видно невооруженным глазом. В конце концов, она  не  первая
жертва твоей роковой красоты и, думаю, не последняя.
   - Видит бог, я не хочу подкладывать свинью бедняге Тому.
   - Ты-то в чем виноват?
   - Так как же, по-твоему, мне поступить?
   - Будь с ней ласков. Она  еще  так  молода,  бедняжка.  Ей  нужна  рука
помощи. Если бы ты прошел  несколько  раз  роль  только  с  ней  одной,  я
уверена, вы сотворили бы чудеса. Почему бы тебе как-нибудь  не  пригласить
ее к ленчу и не поговорить наедине?
   Джулия увидела, что глаза Майкла чуть заблестели,  на  губах  появилась
тень улыбки: он обдумывал ее слова.
   - Конечно, главное - чтобы пьеса прошла как можно лучше.
   - Я понимаю, что для тебя это обуза,  но  ради  пьесы...  Право,  стоит
того.
   - Ты же знаешь, Джулия,  я  ни  за  что  на  свете  не  хотел  бы  тебя
расстраивать. Я бы с удовольствием выставил ее и взял кого-нибудь другого.
   - Я думаю,  это  будет  большой  ошибкой.  Я  убеждена,  что,  если  ты
поработаешь с Эвис как следует, она прекрасно сыграет.
   Майкл  прошелся  раза  два  взад-вперед  по   комнате.   Казалось,   он
рассматривает вопрос со всех сторон.
   - Что ж, моя работа  в  том  и  заключается,  чтобы  заставить  каждого
исполнителя  играть  как  можно  лучше.  И  в  каждом  конкретном   случае
приходится искать самый правильный подход.
   Майкл выдвинул  подбородок  и  втянул  живот.  Выпрямил  спину.  Джулия
поняла, что  Эвис  Крайтон  останется  в  труппе.  На  следующий  день  на
репетиции Майкл отвел Эвис в сторонку и долго с ней говорил. По его манере
Джулия  в  точности  знала,  что  именно,  и,  поглядывая  искоса,  вскоре
заметила, как Эвис Крайтон улыбнулась и кивнула головой.  Майкл  пригласил
ее на ленч. Джулия, успокоенная, углубилась в собственную роль.





   Репетиции шли уже две недели, когда  Роджер  вернулся  из  Австрии.  Он
провел несколько недель на Коринфском озере и собирался пробыть в  Лондоне
день-два, а затем ехать к друзьям в Шотландию. Майкл должен был  пообедать
пораньше и уйти в театр,  и  встречала  Роджера  одна  Джулия.  Когда  она
одевалась, Эви, шмыгая, по обыкновению, носом, заметила, что  уж  она  так
старается, так старается выглядеть покрасивее, словно  идет  на  свидание.
Джулии хотелось, чтобы Роджер ею гордился, и действительно, она  выглядела
молоденькой и хорошенькой в своем летнем платье, когда ходила  взад-вперед
по платформе. Можно было подумать - и напрасно,  -  что  она  не  замечает
взглядов, обращенных на нее.  Роджер,  проведя  месяц  на  солнце,  сильно
загорел, но от прыщей так и не избавился и казался еще  более  худым,  чем
когда уезжал из Лондона на Новый год. Джулия обняла его  с  преувеличенной
нежностью. Он слегка улыбнулся.
   Обедать они должны были вдвоем. Джулия спросила, куда  он  хочет  потом
пойти: в театр или в кино. Роджер ответил, что предпочел бы остаться дома.
   - Чудесно, - сказала она, - посидим с тобой, поболтаем.
   У нее и правда был  один  предмет  на  уме,  который  Майкл  просил  ее
обсудить с Роджером, если предоставится такая возможность. Совсем скоро он
поступит в Кембридж, пора уже было решать, чем он  хочет  заняться.  Майкл
боялся, как бы он не потратил там попусту время, а потом пошел  служить  в
маклерскую контору или еще, чего доброго, на  сцену.  Считая,  что  Джулия
сумеет сделать это тактичнее и что она имеет больше влияния на сына, Майкл
настоятельно просил ее нарисовать  Роджеру,  какие  блестящие  возможности
откроются перед ним, если он пойдет на дипломатическую службу или займется
юриспруденцией. Джулия была уверена, что  на  протяжении  двух-трех  часов
разговора сумеет навести  Роджера  на  эту  важную  тему.  За  обедом  она
пыталась расспросить сына о Вене, но он отмалчивался.
   -  Ну  что  я  делал?  То,  что  делают   все   остальные.   Осматривал
достопримечательности и усердно изучал немецкий. Шатался по пивным.  Часто
бывал в опере.
   Джулия спросила себя, не было ли у него там интрижек.
   - Во всяком случае, невесты ты  себе  там  не  завел,  -  сказала  она,
надеясь вызвать его на откровенность.
   Роджер кинул на нее задумчивый, чуть  иронический  взгляд.  Можно  было
подумать, что он разгадал, что у нее на уме. Странно: родной сын, а  ей  с
ним не по себе.
   - Нет, - ответил он, - я был слишком  занят,  чтобы  тратить  время  на
такие вещи.
   - Ты, верно, перебывал во всех театрах.
   - Ходил раза два-три.
   - Ничего не видел, что могло бы нам пригодиться?
   - Знаешь, я совершенно забыл об этом.
   Слова  его  могли   показаться   весьма   нелюбезными,   если   бы   не
сопровождались улыбкой, а улыбка у него  была  премилая.  Джулия  снова  с
удивлением подумала, как это  вышло,  что  сын  унаследовал  так  мало  от
красоты отца и очарования матери. Рыжие волосы  были  хороши,  но  светлые
ресницы лишали лицо выразительности. Один бог знает, как он умудрился  при
таких родителях иметь неуклюжую, даже грузноватую фигуру. Ему  исполнилось
восемнадцать,  пора  бы  уже  ему  стать  стройнее.  Он  казался   немного
апатичным, в нем  не  было  ни  капли  ее  бьющей  через  край  энергии  и
искрящейся жизнерадостности. Джулия представляла,  как  живо  и  ярко  она
рассказывала бы о пребывании в Вене, проведи  она  там  полгода.  Даже  из
поездки на Сен-Мало к матери и тетушке Кэрри она состряпала такую историю,
что люди плакали от хохота. Они говорили, что ее рассказ  ничуть  не  хуже
любой пьесы, а сама Джулия скромно полагала, что он куда лучше большинства
из них. Она расписала свое пребывание в Сен-Мало Роджеру. Он слушал ее  со
своей медленной спокойной улыбкой, но у Джулии возникло неловкое  чувство,
что ему все это кажется не таким забавным, как ей.  Джулия  вздохнула  про
себя. Бедный ягненочек, у него, видно, совсем нет  чувства  юмора.  Роджер
сделал какое-то  замечание,  позволившее  Джулии  заговорить  о  "Нынешних
временах". Она изложила ему сюжет пьесы, объяснила, как  она  мыслит  себе
свою роль, обрисовала занятых в ней актеров и декорации. В конце обеда  ей
вдруг пришло в голову, что она говорит только о своем. Как  это  вышло?  У
нее закралось подозрение, что Роджер сознательно направил разговор  в  эту
сторону, чтобы избежать расспросов о себе и собственных делах.  Нет,  вряд
ли. Он для этого недостаточно умен. Позднее, когда они сидели в  гостиной,
курили и  слушали  радио,  Джулия  умудрилась  наконец  задать  ему  самым
естественным тоном приготовленный заранее вопрос:
   - Ты уже решил, кем ты хочешь быть?
   - Нет еще. А что - это спешно?
   - Ты знаешь, я сама в этом ничего не смыслю, но твой отец говорит,  что
если  ты  намерен  быть  адвокатом,  тебе   надо   изучать   в   Кембридже
юриспруденцию. С другой стороны, если тебе больше по вкусу дипломатическая
служба, надо браться за современные языки.
   Роджер так долго глядел на нее с привычной спокойной задумчивостью, что
Джулии с трудом удалось удержать на лице шутливое, беспечное  и  вместе  с
тем нежное выражение.
   - Если бы я верил в бога, я  стал  бы  священником,  -  сказал  наконец
Роджер.
   - Священником?
   Джулия  подумала,  что  она  ослышалась.  Ее  охватило  острое  чувство
неловкости. Но его ответ проник в сознание, и, словно при вспышке  молнии,
она  увидела  сына  кардиналом,  в  окружении  подобострастных   прелатов,
обитающих в роскошном палаццо в Риме, где  по  стенам  висят  великолепные
картины, затем -  в  образе  святого  в  митре  и  вышитой  золотом  ризе,
милостиво раздающим хлеб беднякам. Она увидела себя в  парчовом  платье  и
жемчужном ожерелье. Мать Борджиа.
   - Это годилось для шестнадцатого века, - сказала  она.  -  Ты  немножко
опоздал.
   - Да. Ты права.
   - Не представляю, как это пришло тебе в голову. -  Роджер  не  ответил.
Джулия была вынуждена продолжать сама. - Ты счастлив?
   - Вполне, - улыбнулся он.
   - Чего же ты хочешь?
   Он опять поглядел на мать  приводящим  ее  в  замешательство  взглядом.
Трудно было сказать, говорит ли он на самом деле  всерьез,  потому  что  в
глазах у него поблескивали огоньки.
   - Правды.
   - Что, ради всего святого, ты имеешь в виду?
   - Понимаешь, я  прожил  всю  жизнь  в  атмосфере  притворства.  Я  хочу
добраться до истинной сути вещей.  Вам  с  отцом  не  вредит  тот  воздух,
которым вы дышите, вы и не  знаете  другого  и  думаете,  что  это  воздух
райских кущ. Я в нем задыхаюсь.
   Джулия внимательно слушала, стараясь понять, о чем говорит сын.
   - Мы - актеры, преуспевающие актеры, вот почему мы смогли окружить тебя
роскошью с  первого  дня  твоей  жизни.  Тебе  хватит  одной  руки,  чтобы
сосчитать по пальцам, сколько актеров отправляли своих детей в Итон.
   - Я благодарен вам за все, что вы для меня сделали.
   - Тогда за что же ты нас упрекаешь?
   - Я не упрекаю вас. Вы дали мне все что могли. К несчастью, вы отняли у
меня веру.
   - Мы никогда не вмешивались в твою веру. Я знаю, мы не  религиозны.  Мы
актеры, и после восьми спектаклей в неделю хочешь хотя  бы  в  воскресенье
быть свободным. Я, естественно, ожидала, что всем этим займутся в школе.
   Роджер помолчал. Можно было подумать,  что  ему  пришлось  сделать  над
собой усилие, чтобы продолжать.
   - Однажды - мне было тогда четырнадцать, я был еще совсем мальчишкой  -
я стоял за кулисами и смотрел, как ты играла. Это  была,  наверное,  очень
хорошая сцена, твои слова звучали так искренно, так трогательно, что я  не
удержался и заплакал. Все во мне горело, не знаю,  как  тебе  это  получше
объяснить. Я чувствовал необыкновенный душевный подъем. Мне было так  жаль
тебя, я был готов на любой подвиг. Мне казалось, я никогда больше не смогу
совершить подлость или учинить что-нибудь тайком.  И  надо  же  было  тебе
подойти к заднику сцены, как раз к тому месту, где я стоял. Ты повернулась
спиной к залу - слезы все еще струились у тебя по лицу - и самым будничным
голосом сказала режиссеру: "Что этот чертов осветитель делает с  софитами?
Я велела ему не включать синий".  А  затем,  не  переводя  дыхания,  снова
повернулась к зрителям с громким криком,  исторгнутым  душевной  болью,  и
продолжала сцену.
   - Но, милый, это и есть игра. Если бы актриса испытывала все те эмоции,
которые она изображает, она бы просто разорвала в клочья  свое  сердце.  Я
хорошо помню эту сцену. Она всегда вызывала оглушительные аплодисменты.  В
жизни не слышала, чтобы так хлопали.
   - Да, я был, наверное, глуп, что попался на твою удочку.  Я  верил:  ты
думаешь то, что говоришь. Когда я понял, что это одно притворство, во  мне
что-то надломилось. С тех пор я перестал тебе верить. Во  всем.  Один  раз
меня оставили в дураках; я твердо решил,  что  больше  одурачить  себя  не
позволю.
   Джулия улыбнулась ему прелестной обезоруживающей улыбкой.
   - Милый, тебе не кажется, что ты болтаешь чепуху?
   - А тебе, конечно, это кажется. Для тебя нет разницы  между  правдой  и
выдумкой. Ты всегда  играешь.  Эта  привычка  -  твоя  вторая  натура.  Ты
играешь, когда принимаешь гостей. Ты играешь перед слугами,  перед  отцом,
передо  мной.  Передо  мной  ты  играешь  роль  нежной,   снисходительной,
знаменитой матери. Ты не существуешь. Ты - это только  бесчисленные  роли,
которые ты исполняла. Я часто спрашиваю себя: была ли ты когда-нибудь сама
собой или с самого начала служила лишь средством воплощения в  жизнь  всех
тех персонажей, которые ты изображала. Когда ты заходишь в пустую комнату,
мне иногда хочется внезапно распахнуть дверь туда, но я ни разу не решился
на это - боюсь, что никого там не найду.
   Джулия быстро взглянула на сына. Ее била  дрожь,  от  слов  Роджера  ей
стало жутко. Она слушала внимательно, даже с некоторым волнением:  он  был
так серьезен. Она поняла, что он пытается  выразить  то,  что  гнетет  его
много лет. Никогда в жизни еще Роджер не говорил с ней так долго.
   - Значит, по-твоему, я просто подделка? Или шарлатан?
   - Не совсем. Потому что это и есть ты. Подделка для  тебя  правда.  Как
маргарин - масло для людей, которые не пробовали настоящего масла.
   У Джулии возникло ощущение, что  она  в  чем-то  виновата.  Королева  в
"Гамлете": "Готов твое я сердце растерзать, когда бы можно  в  грудь  твою
проникнуть". Мысли ее отвлеклись. ("Да, наверное,  я  уже  слишком  стара,
чтобы сыграть Гамлета. Сиддонс и Сара Бернар его играли. Таких ног, как  у
меня, не было ни у одного актера, которых  я  видела  в  этой  роли.  Надо
спросить Чарлза, как он думает. Да, но там тоже этот проклятый белый стих.
Глупо не написать "Гамлета"  прозой.  Конечно,  я  могла  бы  сыграть  его
по-французски в Comedie Francaise. Вот был бы номер!")
   Она увидела себя в черном камзоле  и  длинных  шелковых  чулках.  "Увы,
бедный Йорик". Но Джулия тут же очнулась.
   - Ну, про отца ты вряд ли можешь сказать, что он не существует. Вот уже
двадцать лет он играет самого себя. ("Майкл подошел бы для роли короля, не
во  Франции,  конечно,  а  если  бы  мы  рискнули  поставить  "Гамлета"  в
Лондоне".)
   - Бедный отец. Я полагаю, дело он свое знает, но он не больно-то  умен.
И слишком занят тем" чтобы оставаться самым красивым мужчиной в Англии.
   - Не очень это хорошо с твоей стороны так говорить о своем отце.
   - Я сказал тебе что-нибудь, чего ты не знаешь?  -  невозмутимо  спросил
Роджер.
   Джулии хотелось улыбнуться, но она продолжала хранить вид оскорбленного
достоинства.
   - Наши слабости, а  не  наши  достоинства  делают  нас  дорогими  нашим
близким, - сказала она.
   - Из какой это пьесы?
   Джулия с трудом удержалась от раздраженного  жеста.  Слова  сами  собой
слетели с ее губ, но, произнеся их, она вспомнила, что  они  действительно
из какой-то пьесы. Поросенок! Они были так уместны здесь.
   - Ты жесток, - грустно сказала Джулия.  Она  все  больше  ощущала  себя
королевой Гертрудой. - Ты совсем меня не любишь.
   - Я бы любил, если бы мог тебя найти. Но где ты? Если  содрать  с  тебя
твой эксгибиционизм, забрать твое мастерство, снять, как снимают шелуху  с
луковицы, слой за слоем  притворство,  неискренность,  избитые  цитаты  из
старых ролей и обрывки поддельных чувств, доберешься ли наконец  до  твоей
души? -  Роджер  посмотрел  на  нее  серьезно  и  печально,  затем  слегка
улыбнулся. - Но ты мне очень нравишься.
   - Ты веришь, что я тебя люблю?
   - Да. По-своему.
   На лице Джулии внезапно отразилось волнение.
   - Если  бы  ты  только  знал,  как  я  страдала,  когда  ты  болел.  Не
представляю, что бы со мной было, если бы ты умер.
   - Ты продемонстрировала бы  великолепное  исполнение  роли  осиротевшей
матери у гроба своего единственного сына.
   - Ну, для великолепного исполнения мне нужно хоть несколько  репетиций,
- отпарировала она. - Ты не понимаешь одного: актерская игра не жизнь, это
искусство, искусство же - то, что ты сам творишь. Настоящее горе уродливо;
задача актера представить его не только правдиво, но и красиво. Если бы  я
действительно умирала, как умираю в полдюжине пьес, думаешь, меня заботило
бы, достаточно ли изящны мои жесты и слышны  ли  мои  бессвязные  слова  в
последнем ряду галерки? Коль  это  подделка,  то  не  больше,  чем  соната
Бетховена, и я такой же шарлатан, как пианист, который играет ее.  Жестоко
говорить, что я тебя не люблю. Я привязана к тебе. Тебя одного я только  и
любила в жизни.
   - Нет, ты была привязана ко мне, когда я был малышом и ты могла со мной
фотографироваться.   Получался   прелестный   снимок,    который    служил
превосходной  рекламой.  Но  с  тех  пор  ты  не  очень  много   обо   мне
беспокоилась. Я, скорее, был для тебя обузой. Ты всегда была  рада  видеть
меня, но тебя вполне устраивало, что я могу сам себя занять и тебе не надо
тратить на меня время. Я тебя не виню: у тебя никогда не было  времени  ни
на кого, кроме самой себя.
   Джулия начала терять терпение. Роджер  был  слишком  близок  к  истине,
чтобы это доставляло ей удовольствие.
   - Ты забываешь, что дети довольно надоедливы.
   - И шумны, - улыбнулся он. - Но тогда зачем же притворяться, что ты  не
можешь разлучаться со мной? Это тоже игра.
   - Мне очень тяжело все это слышать. У меня такое чувство,  будто  я  не
выполнила своего долга перед тобой.
   - Это неверно. Ты была очень хорошей матерью. Ты сделала то, за  что  я
всегда буду тебе благодарен: ты оставила меня в покое.
   - Не понимаю все же, чего ты хочешь.
   - Я тебе сказал: правды.
   - Но где ты ее найдешь?
   - Не знаю.  Возможно,  ее  вообще  нет.  Я  еще  молод  и  невежествен.
Возможно, в Кембридже, читая книги, встречаясь с людьми, я выясню, где  ее
надо искать. Если окажется, что она только в религии, я пропал.
   Джулия  обеспокоилась.   То,   что   говорил   Роджер,   не   проникало
по-настоящему в ее сознание, его слова нанизывались в строки, и важен  был
не смысл их, а "доходили" они или нет,  но  Джулия  ощущала  его  глубокое
волнение. Конечно, ему всего восемнадцать, было  бы  глупо  принимать  его
слишком всерьез, она невольно думала, что он набрался этого у  кого-нибудь
из  друзей  и  во  всем  этом  много  позы.  А  у  кого  есть  собственные
представления и кто не позирует, хоть самую чуточку? Но, вполне  возможно,
сейчас он ощущает все, о чем  говорит,  и  с  ее  стороны  будет  нехорошо
отнестись к его словам слишком легко.
   - Теперь мне ясно, что ты имеешь в виду, - сказала  она.  -  Мое  самое
большое желание - чтобы ты был счастлив. С отцом я  управлюсь  -  поступай
как хочешь. Ты должен сам искать спасения своей души, это я  понимаю.  Но,
может быть, твои мысли просто вызваны плохим самочувствием и склонностью к
меланхолии? Ты был совсем один в Вене и, наверное,  слишком  много  читал.
Конечно, мы с отцом принадлежим к другому поколению и вряд  ли  во  многом
сумеем тебе помочь. Почему бы тебе не обсудить все эти вещи  с  кем-нибудь
из ровесников? С Томом, например?
   - С Томом? С этим несчастным снобом? Его единственная мечта в  жизни  -
стать джентльменом, и он не видит, что чем больше он старается, тем меньше
у него на это шансов.
   - А я думала, он тебе нравится. Прошлым летом в Тэплоу ты бегал за ним,
как собачонка.
   - Я ничего не имею против него. И он был мне полезен. Он рассказал  мне
кучу вещей, которые я хотел знать. Но я считаю его глупым и ничтожным.
   Джулия вспомнила, какую безумную ревность вызывала  в  ней  их  дружба.
Даже обидно, сколько муки она приняла зря.
   - Ты порвала с ним, да? - неожиданно спросил Роджер.
   Джулия чуть не подскочила.
   - Более или менее.
   - И правильно сделала. Он тебе не пара.
   Роджер глядел на Джулию спокойными задумчивыми глазами, и  ей  чуть  не
стало дурно от страха: а вдруг  он  знает,  что  Том  был  ее  любовником.
Невозможно, говорила она себе, ей внушает это нечистая совесть.  В  Тэплоу
между  ними  ничего  не  было.  Невероятно,  чтобы  до  ушей  сына   дошли
какие-нибудь мерзкие слухи; и все же выражение его лица неуловимо говорило
о том, что он знает. Джулии стало стыдно.
   - Я пригласила Тома в Тэплоу только потому, что  думала  -  тебе  будет
приятно иметь товарища твоего возраста.
   - Мне и было приятно.
   В глазах Роджера вспыхнули насмешливые огоньки. Джулия была в отчаянии.
Ей бы хотелось спросить его, что его забавляет, но  она  не  осмеливалась.
Джулия была оскорблена в лучших чувствах.  Она  бы  заплакала,  но  Роджер
только рассмеется. И что она может ему сказать? Он не верит ни единому  ее
слову. Игра! С ней никогда этого не бывало,  но  на  этот  раз  Джулия  не
смогла найти выхода из положения. Она столкнулась с чем-то,  чего  она  не
знала, чем-то таинственным и пугающим. Может, это и есть правда? И тут она
услышала, что к дому подъехала машина.
   - Твой отец! - воскликнула Джулия.
   Какое облегчение! Вся эта сцена  была  невыносима,  благодарение  богу,
приезд Майкла положил ей конец. Через минуту в комнату стремительно  вошел
Майкл - подбородок выдвинут, живот втянут - невероятно красивый для  своих
пятидесяти с лишним лет, и с радушной улыбкой протянул руку - как  мужчина
мужчине  -   своему   единственному   сыну,   вернувшемуся   домой   после
шестимесячной отлучки.





   Через три дня Роджер уехал  в  Шотландию.  Джулия  приложила  всю  свою
изобретательность, чтобы больше не оставаться надолго с ним наедине. Когда
они случайно  оказывались  вместе  на  несколько  минут,  они  говорили  о
посторонних вещах. В глубине души Джулия была рада, что он уезжает. Она не
могла выкинуть из ума тот странный разговор, который произошел в день  его
возвращения. Особенно встревожили Джулию его слова о том,  что,  если  она
войдет в пустую комнату и кто-нибудь неожиданно откроет  туда  дверь,  там
никого не окажется. Ей было от этого не по себе.
   "Я никогда не считала себя сногсшибательной красавицей, но в одном  мне
никто не отказывал - в моем собственном  "я".  Если  я  могу  сыграть  сто
различных ролей на сто различных ладов, нелепо говорить, что  у  меня  нет
своего лица,  индивидуальности.  Я  могу  это  сделать  потому,  что  я  -
чертовски хорошая актриса".
   Джулия попыталась вспомнить, что происходит, когда она  входит  одна  в
пустую комнату.
   "Но я никогда не бываю одна, даже в пустой комнате. Рядом всегда Майкл,
или Эви, или Чарлз, или зрители, не во плоти,  конечно,  а  духовно.  Надо
поговорить о Роджере с Чарлзом"...
   К сожалению, Чарлза Тэмерли не было в городе. Однако  он  скоро  должен
был вернуться - к генеральной репетиции и премьере; за двадцать лет он  ни
разу не пропустил этих событий, а после генеральной репетиции  они  всегда
вместе ужинали. Майкл задержится  в  театре,  занятый  освещением  и  всем
прочим, и они с Чарлзом будут одни. Они смогут как следует поговорить.
   Джулия готовила свою роль. Она не то чтобы сознательно лепила персонаж,
который должна была играть. У нее был дар влезть,  так  сказать,  в  шкуру
своей героини, она начинала думать ее мыслями и чувствовать ее  чувствами.
Интуиция подсказывала Джулии сотни мелких штрихов, которые потом  поражали
зрителей своей правдивостью, но когда Джулию  спрашивали,  откуда  она  их
взяла, она не могла ответить. Теперь  ей  хотелось  показать,  что  миссис
Мартен, которая любила гольф и была своей в мужской компании, при всем  ее
кураже и кажущейся беззаботности по  сути  -  респектабельная  женщина  из
средних слоев общества, страстно мечтающая о замужестве, которое  позволит
ей твердо стоять на ногах.
   Майкл никогда не разрешал, чтобы  на  генеральную  репетицию  приходила
толпа народу, а на этот раз, желая поразить  публику  во  время  премьеры,
пустил в зал, кроме Чарлза, только тех людей - фотографа и  костюмеров,  -
присутствие которых было абсолютно необходимо. Джулия играла вполсилы. Она
не собиралась выкладываться и давать все,  что  она  может,  до  премьеры.
Сейчас достаточно, если ее исполнение будет  просто  профессионально.  Под
опытным руководством Майкла все шло без сучка без задоринки,  и  в  десять
вечера Джулия и Чарлз уже сидели в зале "Савоя".  Первый  вопрос,  который
она ему задала, касался Эвис Крайтон.
   - Совсем  недурна  и  на  редкость  хорошенькая.  Во  втором  акте  она
прелестно выглядела в этом платьице.
   - Я не хочу надевать на премьеру то платье,  в  котором  была  сегодня.
Чарли Доверил сшил мне другое.
   Чарлз не видел злорадного огонька,  который  сверкнул  при  этом  в  ее
глазах, а если бы и видел, не понял бы, что он значит.  Майкл,  последовав
совету Джулии, не пожалел усилий, чтобы натаскать Эвис. Он  репетировал  с
ней одной у себя в кабинете и вложил в нее каждую интонацию, каждый  жест.
У Джулии были все основания полагать, что  он  к  тому  же  несколько  раз
приглашал ее к ленчу и возил ужинать. Все это дало свои результаты -  Эвис
играла на редкость хорошо. Майкл потирал руки.
   - Я ею очень  доволен.  Уверен,  что  она  будет  иметь  успех.  Я  уже
подумываю, не заключить ли с ней постоянный контракт.
   - Я бы пока не стала, - сказала Джулия. - Во всяком случае, подожди  до
премьеры. Никогда нельзя быть уверенным в том, как пойдет спектакль,  пока
не прокатишь его на публике.
   - Она милая девушка и настоящая леди.
   - "Милая девушка", вероятно,  потому,  что  она  от  тебя  без  ума,  а
"настоящая леди" - так как отвергает твои ухаживания, пока ты не подпишешь
с ней контракта?
   - Ну, дорогая, не болтай глупостей. Да я ей в отцы гожусь!
   Но при этом Майкл самодовольно улыбнулся. Джулия прекрасно  знала,  что
все его ухаживания сводились к пожиманию ручек да одному-двум  поцелуям  в
такси, но она знала также, что ему  льстят  ее  подозрения  в  супружеской
неверности.
   Удовлетворив аппетит  с  соответствующей  оглядкой  на  интересы  своей
фигуры, Джулия приступила к предмету, который был у нее на уме.
   - Чарлз, милый, я хочу поговорить с вами о Роджере.
   - О да, он на днях вернулся. Как он поживает?
   - Ах, милый, случилась ужасная вещь. Он  стал  страшным  резонером,  не
знаю, как с ним и быть.
   Джулия изобразила - в своей интерпретации - разговор с сыном.  Опустила
одну-две подробности, которые ей казалось неуместным упоминать, но в целом
рассказ ее был точен.
   - Самое трагическое в том, что у него абсолютно нет  чувства  юмора,  -
закончила она.
   - Ну, в конце концов ему всего восемнадцать.
   - Вы представить себе не можете, я просто онемела от  изумления,  когда
он все это мне выложил. Я чувствовала себя в точности  как  Валаам,  когда
его ослица завязала светскую беседу.
   Джулия весело взглянула на него, но Чарлз даже не улыбнулся.  Ее  слова
не показались ему такими уж смешными.
   - Не представляю, где он всего этого набрался. Нелепо думать, будто  он
своим умом дошел до этих глупостей.
   - А вам не кажется, что мальчики этого возраста думают гораздо  больше,
чем  представляем  себе  мы,  старшее  поколение?  Своего  рода   духовное
возмужание.   Результаты,   к   которым   оно   приводит,   часто   бывают
удивительными.
   - Таить такие мысли все эти годы и даже словечком  себя  не  выдать!  В
этом есть что-то вероломное. Он ведь обвиняет меня. - Джулия засмеялась. -
Сказать по правде, когда  Роджер  говорил  со  мной,  я  чувствовала  себя
матерью Гамлета. - Затем, почти без паузы:  -  Интересно,  я  уже  слишком
стара, чтобы играть в "Гамлете"?
   - Роль Гертруды не слишком выигрышная.
   Джулия откровенно расхохоталась.
   - Ну и дурачок вы, Чарлз. Я вовсе не собираюсь играть  королеву.  Я  бы
хотела сыграть Гамлета.
   - А вы считаете, что это подходит женщине?
   - Миссис Сиддонс играла его, и Сара Бернар. Это бы скрепило печатью мою
карьеру. Вы  понимаете,  что  я  хочу  сказать?  Конечно,  там  есть  своя
трудность - белый стих.
   - Я слышал, как некоторые актеры читают его, - не отличишь от прозы.
   - Да, но это все же не одно и то же, не так ли?
   - Вы были милы с Роджером?
   Джулию удивило, что Чарлз вернулся к старой теме так внезапно,  но  она
сказала с улыбкой:
   - Обворожительна.
   - Трудно относиться спокойно ко всем глупостям молодежи; они  сообщают,
что дважды два - четыре, будто это для нас новость, и  разочарованы,  если
мы не разделяем их удивления по поводу того, что курица несет яйца.  В  их
тирадах полно ерунды, и  все  же  там  не  только  ерунда.  Мы  должны  им
сочувствовать, должны стараться их понять. Мы должны помнить,  что  многое
нужно забыть и многому научиться, когда впервые лицом к лицу сталкиваешься
с жизнью. Не так это легко - отказаться от своих идеалов, и жестокие факты
нашего повседневного бытия - горькие  пилюли.  Душевные  конфликты  юности
бывают очень жестоки, и мы так мало можем сделать, чтобы как-то помочь.
   - Неужели вы действительно думаете, будто во всей этой чепухе,  которую
нес Роджер, хоть что-то есть? Я полагаю, это бредни; он  наслушался  их  в
Вене. Лучше бы мы его туда не отпускали.
   - Возможно, вы и правы. Возможно, года через два он перестанет витать в
облаках и стремиться к небесной славе, примирится с  цепями.  А  возможно,
найдет то, чего ищет, если не в религии, так в искусстве.
   - Мне бы страшно не хотелось, чтобы Роджер пошел на сцену, если вы  это
имеете в виду.
   - Нет, вряд ли это ему понравится.
   - И само собой, он не может быть драматургом, у него совсем нет чувства
юмора.
   - Да, пожалуй, дипломатическая служба подошла бы Роджеру больше  всего.
Там это стало бы преимуществом.
   - Так что вы мне советуете?
   - Ничего, Не трогайте его. Это, вероятно, самое лучшее, что вы для него
можете сделать.
   - Но я не могу не волноваться.
   - Для этого нет никаких  оснований.  Вы  считали,  что  родили  гадкого
утенка; кто знает - настанет день, и он превратится в белокрылого лебедя.
   Чарлз разочаровал Джулию,  она  хотела  от  него  совсем  другого.  Она
надеялась встретить у него сочувствие.
   "Он стареет, бедняжка, - думала она. - Стал хуже разбираться в вещах  и
людях; он, наверное, уже много  лет  импотент.  И  как  это  я  раньше  не
догадалась?"
   Джулия спросила, который час.
   Пожалуй, мне пора идти. Надо как следует выспаться этой ночью.
   Спала Джулия хорошо и проснулась с ощущением душевного подъема. Вечером
премьера. Она с  радостным  волнением  вспомнила,  что,  когда  она  после
репетиции уходила вчера из  театра,  у  касс  начали  собираться  люди,  и
сейчас, в десять часов утра, там, вероятно, уже стоят длинные очереди.
   "Им повезло сегодня с погодой".
   В прежние, такие далекие теперь времена  Джулия  невыносимо  нервничала
перед премьерой. Уже с утра ее начинала подташнивать, и по мере  того  как
день склонялся к вечеру, она приходила в  такое  состояние,  что  начинала
подумывать, не оставить ли ей театр. Но сейчас, пройдя  через  это  тяжкое
испытание столько раз, Джулия в  какой-то  степени  закалилась.  В  первую
половину дня она чувствовала себя счастливой  и  чуть-чуть  взволнованной,
лишь под вечер ей делалось немного не по себе. Она становилась  молчаливой
и просила оставить ее одну. Она становилась также раздражительной, и Майкл
знал по горькому опыту, что в это время лучше не попадаться ей  на  глаза.
Руки и ноги у  нее  холодели,  а  когда  Джулия  приезжала  в  театр,  они
превращались в ледышки. И все же тревожное ожидание, томившее ее, было  ей
даже приятно.
   Утро у нее было свободно - ехать в театр на прогон всего спектакля  без
костюмов надо было лишь в полдень, поэтому встала  она  поздно.  Майкл  не
появился к ленчу, так как должен  был  еще  повозиться  с  декорациями,  и
Джулия ела одна. Затем легла и проспала, не  просыпаясь,  целый  час.  Она
намеревалась отдыхать до самого спектакля. Мисс Филиппе  придет  в  шесть,
сделает ей легкий массаж; к семи Джулия хотела снова быть  в  театре.  Но,
проснувшись, она почувствовала себя такой свежей  и  отдохнувшей,  что  ей
показалось скучно  лежать  в  постели:  она  решила  пойти  погулять.  Был
прекрасный солнечный день.  Так  как  городской  пейзаж  она  предпочитала
загородному и дома ей нравились больше, чем деревья,  Джулия  не  пошла  в
парк, а стала медленно прогуливаться по соседним улицам, пустынным  в  это
время года, глядя от нечего делать  на  особняки  и  думая,  насколько  их
собственный нравится ей больше. У нее  было  спокойно  и  легко  на  душе.
Наконец Джулия решила, что, пожалуй, пора возвращаться. Только она подошла
к углу Стэнхоуп-плейс, как услышала голос, звавший ее по имени, не  узнать
который она не могла.
   - Джулия!
   Она обернулась, и Том, расплывшись  в  улыбке,  догнал  ее.  Джулия  не
видела его еще после возвращения из Франции. Он был  весьма  элегантен,  в
нарядном сером костюме и коричневой шляпе. Лицо покрывал густой загар.
   - Я думала, тебя нет в Лондоне.
   - Вернулся в понедельник. Не звонил, так как знал,  что  ты  занята  на
последних репетициях. Я сегодня буду в театре.  Майкл  дал  мне  кресло  в
партере.
   - Прекрасно.
   Не вызывало сомнений, что он очень рад ее видеть. Он  сиял,  глаза  его
блестели. Джулия с  удовлетворением  отметила,  что  встреча  с  Томом  не
всколыхнула никаких чувств в ее душе. И в то  время,  как  они  продолжали
разговор, задавалась про себя вопросом,  что  в  нем  раньше  так  глубоко
волновало ее.
   - С чего, ради всего святого, ты вздумала бродить одна по городу?
   - Вышла подышать. Как раз собиралась возвращаться и выпить чаю.
   - Пойдем выпьем чаю у меня.
   Его квартира была за углом. Том заметил Джулию, когда подходил к  своим
дверям.
   - Ты так рано вернулся с работы?
   - Сейчас в конторе не особенно много дел. Знаешь, один  из  компаньонов
умер около двух месяцев назад, и у меня увеличился пай. А это значит - мне
все же удастся не расставаться с квартирой. Майкл  вел  себя  на  редкость
порядочно, сказал, что я могу не платить до лучших времен. Мне  ужасно  не
хотелось уезжать отсюда. Заходи. Я с удовольствием приготовлю  тебе  чашку
чаю.
   Том болтал так оживленно, что Джулии стало смешно. Слушая  его,  никому
бы и в голову не пришло, что между ними когда-нибудь  что-нибудь  было.  В
нем не заметно было ни малейшего смущения.
   - Хорошо. Но у меня есть всего одна минута.
   - О'кей.
   Они свернули к его дому, Джулия первой пошла по узкой лестнице наверх.
   - Проходи дальше, в гостиную, а я поставлю воду на огонь.
   Джулия вошла в комнату и села. Огляделась. В  этих  стенах  разыгралась
трагедия ее жизни. Здесь ничего не изменилось.  Ее  фотография  стояла  на
старом месте, но на каминной полке появилась еще  одна  -  большой  снимок
Эвис Крайтон. На ней было написано: "Тому от Эвис". Чтобы увидеть все это,
Джулии хватило одного взгляда. Комната казалась ей декорацией,  в  которой
она когда-то давно Играла; была знакома, но ничего больше не  значила  для
нее.  Любовь,  которая  снедала  ее,  ревность,  которую  она   подавляла,
исступленный восторг поражения - все это было не более реально, чем  любая
из ее бесчисленных прошлых ролей. Джулия наслаждалась  своим  равнодушием.
Вошел Том - в  руках  его  была  подаренная  ею  скатерть  -  и  аккуратно
расставил чайный сервиз, который тоже  подарила  она.  Джулия  и  сама  не
понимала, почему при мысли, что он так вот бездумно  пользуется  всеми  ее
подарками, ее начал разбирать смех. Том принес чай, и они выпили его, сидя
бок о бок на диване. Он продолжал рассказывать  ей,  насколько  улучшилось
его положение. Как всегда,  стараясь  быть  любезным,  он  признался,  что
больший пай в фирме ему дали за  то,  что  он  привлек  туда  много  новых
клиентов, а это ему удалось только благодаря ей,  Джулии.  Рассказал,  как
провел отпуск. Джулии было ясно, что Том даже не подозревает, какие жгучие
страдания он некогда ей причинял. От этого ей тоже захотелось рассмеяться.
   - Я слышал, тебя ждет сегодня колоссальный успех.
   - Неплохо бы, правда?
   - Эвис говорит, вы оба, ты и  Майкл,  замечательно  относитесь  к  ней.
Смотри, как бы она тебя не обошла.
   Том хотел ее подразнить, но Джулия спросила себя, уж не обмолвилась  ли
ему Эвис, что надеется на это.
   - Вы обручены?
   - Нет. Эвис нужна  свобода.  Она  говорит,  что  помолвка  помешает  ее
карьере.
   - Чему? - Слово само собой сорвалось у Джулии с  губ,  но  она  тут  же
поправилась: - Ах, да, ясно.
   - Естественно, я не хочу стоять у нее на пути. Вдруг после  сегодняшней
премьеры она получит приглашение в Америку? Конечно, я понимаю,  ничто  не
должно помешать ей его принять.
   Ее карьера! Джулия улыбнулась про себя.
   - Знаешь, я и вправду думаю: ты -  молодец,  что  так  ведешь  себя  по
отношению к Эвис.
   - Почему?
   - Ну, тебе самой известно, что такое женщины.
   Говоря это. Том обнял ее за талию и поцеловал. Джулия рассмеялась ему в
лицо.
   - Ну и забавный ты мальчик!
   - Может, позанимаемся немного любовью?
   - Не болтай глупостей.
   - Что в этом глупого? Тебе не кажется, что мы и так слишком долго  были
в разводе?
   - Я за полный развод. И как же Эвис?
   - Ну, это другое. Пойдем, а?
   - У тебя совсем выскочило из памяти, что у меня сегодня премьера?
   - У нас еще куча времени.
   Том привлек ее к себе и снова нежно поцеловал. Джулия глядела  на  него
насмешливыми глазами. Внезапно решилась:
   - Хорошо.
   Они поднялись и пошли в спальню. Джулия сняла шляпу и сбросила  платье.
Том обнял ее, как обнимал раньше. Он целовал ее закрытые глаза и маленькие
груди, которыми она так гордилась. Джулия отдала ему  свое  тело  -  пусть
делает с ним что хочет, - но душу ее это не  затрагивало.  Она  возвращала
ему поцелуи из дружелюбия, но поймала себя на  том,  что  думает  о  роли,
которую ей сегодня предстоит играть. В ней словно сочетались две  женщины:
любовница в объятиях своего возлюбленного и актриса,  которая  уже  видела
мысленным взором огромный полутемный зал и  слышала  взрывы  аплодисментов
при своем появлении. Когда немного поздней они лежали рядом друг с другом,
ее голова на его руке,  Джулия  настолько  забыла  о  Томе,  что  чуть  не
вздрогнула, когда он прервал затянувшееся молчание.
   - Ты меня совсем не любишь больше?
   Она слегка прижала его к себе.
   - Конечно, люблю, милый. Души не чаю.
   - Ты сегодня такая странная.
   Джулия поняла, что он разочарован. Бедняжка, она  вовсе  не  хочет  его
обижать. Право же, он очень милый.
   - Я сама не своя, когда у меня впереди премьера. Не обращай внимания.
   Окончательно убедившись, что ей ни жарко ни холодно от того, существует
Том или нет, Джулия невольно почувствовала к  нему  жалость.  Она  ласково
погладила его по щеке.
   - Леденчик мой. ("Интересно, не забыл ли Майкл послать тем, кто стоит в
очереди, горячий чай? Стоит это  недорого,  а  зрители  так  это  ценят".)
Знаешь, мне и правда пора. Мисс Филиппс придет ровно в шесть. Эвис  с  ума
сойдет. Она и так, верно, голову себе ломает, что со мной стряслось.
   Джулия весело болтала все время, пока одевалась. Она видела,  не  глядя
на Тома, что он не в своей тарелке. Джулия надела шляпу, затем  сжала  его
лицо обеими руками и дружески поцеловала.
   - До свидания, мой ягненочек. Надеюсь, ты хорошо проведешь вечер.
   - Ни пуха ни пера.
   Он неловко улыбнулся. Она догадалась, что он не может ее понять. Джулия
выскользнула из квартиры, и,  если  бы  она  не  была  ведущей  английской
актрисой и женщиной, которой далеко за сорок, она бы проскакала  на  одной
ножке до самого дома. Она была страшно довольна. Джулия  открыла  парадную
дверь своим ключом и захлопнула ее за собой.
   "А в словах Роджера, пожалуй, что-то есть. Любовь и  вправду  не  стоит
всего того шума, который вокруг нее поднимают".





   Четыре часа спустя все было уже позади.  Пьесу  прекрасно  принимали  с
самого начала; публика, самый бомонд, несмотря на неподходящее время года,
была рада после летнего перерыва вновь очутиться в театре, и  ей  нетрудно
было угодить. Это было удачным началом  театрального  сезона.  Каждый  акт
завершался бурными аплодисментами. После окончания спектакля  было  больше
десяти вызовов. На последние два Джулия выходила одна,  и  даже  она  была
поражена горячим приемом. Прерывающимся от волнения голосом она произнесла
несколько  слов,  -  приготовленных  заранее,  -  которых  требовал   этот
торжественный случай. Затем на сцену вышла вся труппа, и  оркестр  заиграл
национальный гимн. Джулия, довольная, взволнованная, счастливая, вернулась
к себе в уборную. Никогда еще она не была так уверена в своем  могуществе.
Никогда еще не играла с таким блеском, разнообразием и изобретательностью.
Пьеса кончалась длинным монологом, в котором Джулия - удалившаяся на покой
проститутка - клеймит легкомыслие, никчемность и аморальность  того  круга
бездельников, в который она попала благодаря замужеству. Монолог занимал в
тексте целые две страницы, и вряд ли в  Англии  нашлась  бы  еще  актриса,
которая могла бы  удержать  внимание  публики  в  течение  такого  долгого
времени. Благодаря своему тончайшему  чувству  ритма,  богатому  оттенками
прекрасному голосу, мастерскому  владению  всей  палитрой  чувств,  Джулия
сумела, при ее блестящей актерской технике, сотворить  чудо  -  превратить
свой монолог в захватывающий, эффектный, чуть  не  зримый  кульминационный
пункт всей пьесы. Самые острые  сюжетные  ситуации  не  могли  быть  столь
волнующими, никакая, самая неожиданная развязка - столь поразительной. Все
актеры играли превосходно, за одним исключением - Эвис Крайтон.
   Направляясь в уборную, Джулия весело мурлыкала что-то себе под нос.
   Майкл зашел почти вслед за ней.
   - Что ж, победа за нами, - сказал он и, обняв Джулию, поцеловал  ее.  -
Господи, как ты играла!
   - Ты и сам был очень хорош, милый.
   - Ну, такую  роль  я  могу  сыграть,  стоя  на  голове,  -  ответил  он
беззаботно, как всегда скромный в отношении собственных возможностей. - Ты
слышала, какая тишина была в зале во  время  твоего  последнего  монолога?
Критики будут сражены.
   - Ну, ты знаешь, что такое критики. Все внимание чертовой пьесе  и  три
строчки под конец - мне.
   - Ты - величайшая актриса Англии, любимая,  но,  клянусь  богом,  ты  -
ведьма.
   Джулия широко  открыла  глаза,  на  ее  лице  было  самое  простодушное
удивление.
   - Что ты хочешь этим сказать, Майкл?
   - Не изображай из себя невинность. Ты прекрасно знаешь. Старого воробья
на мякине не проведешь.
   Его глаза весело поблескивали, и Джулии было очень трудно удержаться от
смеха.
   - Я невинна, как новорожденный младенец.
   - Брось. Если кто-нибудь когда-нибудь подставлял другому ножку, так это
ты сегодня - Эвис. Я не мог на тебя сердиться, ты так красиво это сделала.
   Тут уж Джулия была не в состоянии скрыть легкую улыбку. Похвала  всегда
приятна артисту. Единственная большая мизансцена Эвис была во втором акте.
Кроме нее, в ней участвовала Джулия, и Майкл поставил сцену так,  что  все
внимание  зрителей   должно   было   сосредоточиться   на   девушке.   Это
соответствовало и намерению драматурга. Джулия, как всегда,  следовала  на
репетициях всем указаниям Майкла. Чтобы оттенить цвет глаз  и  подчеркнуть
белокурые волосы Эвис, они одели ее в бледно-голубое платье. Для контраста
Джулия выбрала себе  желтое  платье  подходящего  оттенка.  В  нем  она  и
выступала на  генеральной  репетиции.  Но  одновременно  с  желтым  Джулия
заказала себе другое, из  сверкающей  серебряной  парчи,  и,  к  удивлению
Майкла и ужасу Эвис, в нем она и появилась на премьере во втором акте. Его
блеск и то, как оно отражало свет, отвлекало  внимание  зрителей.  Голубое
платье Эвис выглядело рядом с ним линялой тряпкой.  Когда  они  подошли  к
главной мизансцене, Джулия вынула откуда-то -  как  фокусник  вынимает  из
шляпы кролика - большой платок из пунцового шифона и стала им играть.  Она
помахивала им, она расправляла  его  у  себя  на  коленях,  словно  хотела
получше рассмотреть, сворачивала  его  жгутом,  вытирала  им  лоб,  изящно
сморкалась в него. Зрители, как завороженные, не могли  оторвать  глаз  от
красного лоскута. Джулия уходила в глубину сцены, так что, отвечая  на  ее
реплики, Эвис приходилось обращаться к залу спиной,  а  когда  они  сидели
вместе на диване, взяла девушку за руку, словно бы  повинуясь  внутреннему
порыву, совершенно  естественным,  как  казалось  зрителям,  движением  и,
откинувшись назад, вынудила Эвис повернуться в профиль к  публике.  Джулия
еще на репетициях заметила, что в профиль Эвис  немного  похожа  на  овцу.
Автор вложил в уста Эвис строки, которые были так забавны, что  на  первой
репетиции все актеры покатились со смеху. Но сейчас Джулия  не  дала  залу
осознать, как они смешны, и тут же кинула ей  ответную  реплику;  зрители,
желая услышать  ее,  подавили  свой  смех.  Сцена,  задуманная  как  чисто
комическая, приобрела сардонический оттенок, и персонаж,  которого  играла
Эвис, стал  выглядеть  одиозным.  Эвис,  не  слыша  ожидаемого  смеха,  от
неопытности испугалась и потеряла над собой контроль,  голос  ее  зазвучал
жестко, жесты стали неловкими. Джулия отобрала у Эвис мизансцену и сыграла
ее с поразительной виртуозностью. Но ее последний удар был  случаен.  Эвис
должна была  произнести  длинную  речь,  и  Джулия  нервно  скомкала  свой
платочек; этот жест почти автоматически повлек  за  собой  соответствующее
выражение: она поглядела на Эвис встревоженными  глазами,  и  две  тяжелые
слезы покатились по ее щекам. Вы чувствовали, что она сгорает со стыда  за
ветреную девицу, вы видели ее боль из-за того, что все ее скромные идеалы,
ее жажда честной, добродетельной жизни  осмеиваются  столь  жестоко.  Весь
эпизод продолжался не больше минуты, но за эту минуту  Джулия  сумела  при
помощи слез и муки,  написанной  на  лице,  показать  все  горести  жалкой
женской доли. С Эвис было покончено навсегда.
   - А я, дурак, еще хотел подписать с ней контракт, - сказал Майкл.
   - Почему бы и не подписать...
   - Когда ты имеешь против нее зуб? Да ни за что. Ах ты, гадкая девчонка,
- так ревновать! Неужели ты думаешь,  Эвис  что-нибудь  для  меня  значит?
Могла бы уже знать, что для меня нет на свете никого, кроме тебя.
   Майкл вообразил, что Джулия сыграла свою злую шутку с Эвис  в  отместку
за  довольно  бурный  флирт,  который  он  с  ней  завел,  хотя,  конечно,
сочувствовал Эвис - ей чертовски не повезло! - не мог не быть польщенным.
   - Ах ты, старый осел, - улыбнулась Джулия,  слово  в  слово  читая  его
мысли и смеясь про себя над его заблуждением. - В конце концов ты -  самый
красивый мужчина в Лондоне.
   - Полно, полно. Но что скажет автор? Эта мартышка бог весть что мнит  о
себе, а то, что ты сегодня сыграла,  и  рядом  не  лежит  с  тем,  что  он
написал.
   - А, предоставь его мне! Я все улажу.
   Послышался  стук,  и  -  легок  на  помине  -  в  дверях  возник  автор
собственной персоной. С  восторженным  криком  Джулия  подбежала  к  Нему,
обвила его шею руками и поцеловала в обе щеки.
   - Вы довольны?
   - Похоже, что пьеса имела успех, - ответил он довольно холодно.
   - Дорогой мой, она не сойдет со сцены и через год.  -  Джулия  положила
ладони ему на плечи и пристально посмотрела в лицо. - Но вы гадкий, гадкий
человек!
   - Я?
   - Вы едва не погубили мое выступление. Когда я дошла до этого  местечка
во втором акте и вдруг поняла, что вы имели в виду, я чуть не растерялась.
Вы же знали, что это за сцена, вы - автор,  почему  же  вы  позволили  нам
репетировать ее так, будто в ней нет ничего,  кроме  того,  что  лежит  на
поверхности? Мы только актеры, вы не можете ожидать от  нас,  чтобы  мы...
чтобы мы постигли всю вашу тонкость и глубину.  Это  лучшая  мизансцена  в
пьесе, а я чуть было не испортила ее. Никто,  кроме  вас,  не  написал  бы
ничего подобного. Ваша пьеса великолепна, но в этой сцене виден не  просто
талант, в ней виден гений!
   Автор покраснел. Джулия глядела на него с благоговением. Он  чувствовал
себя смущенным, счастливым и гордым.
   ("Через сутки этот олух будет воображать, что он и  впрямь  именно  так
все и задумал".)
   Майкл сиял.
   - Зайдемте ко мне, выпьем по бокальчику виски с содовой. Не сомневаюсь,
что вам нужно подкрепиться после всех этих переживаний.
   В то время, как они выходили из комнаты, вошел Том. Его лицо горело  от
возбуждения.
   - Дорогая,  это  было  великолепно!  Ты  поразительна!  Черт,  вот  это
спектакль!
   - Тебе понравилось? Эвис была хороша, правда?
   - Эвис? Ужасна.
   -  Милый,  что   ты   хочешь   этим   сказать?   Мне   она   показалась
обворожительной.
   - Да от нее осталось одно мокрое место! Во  втором  акте  она  даже  не
выглядела хорошенькой. ("Карьера Эвис!") Послушай, что ты делаешь вечером?
   - Долли устраивает прием в нашу честь.
   - Ты не можешь как-нибудь от него отделаться и пойти ужинать со мной? Я
с ума по тебе схожу.
   - Что за чепуха! Не могу же я подложить Долли такую свинью.
   - Ну пожалуйста!
   В его глазах горел огонь. Джулия видела, что никогда еще не вызывала  в
нем такого желания, и  порадовалась  своему  триумфу.  Но  она  решительно
покачала головой. В коридоре послышался шум  множества  голосов:  они  оба
знали, что в уборную, обгоняя друг друга, спешат друзья, чтобы  поздравить
ее.
   - Черт их всех подери! Как  мне  хочется  тебя  поцеловать!  Я  позвоню
утром.
   Дверь распахнулась, и Долли,  толстая,  потная,  бурлящая  энтузиазмом,
ворвалась в уборную во главе толпы, забившей комнату так, что в ней  нечем
стало дышать. Джулия подставляла щеки  для  поцелуев  всем  подряд.  Среди
прочих присутствующих там были три или четыре  известные  актрисы,  и  они
тоже  не  скупились  на  похвалы.  Джулия  выдала  прекрасное   исполнение
неподдельной скромности. Теперь уже и коридор был  забит  людьми,  которые
хотели взглянуть  на  нее  хоть  одним  глазком.  Долли  пришлось  локтями
прокладывать себе дорогу к выходу.
   - Постарайтесь прийти не очень поздно, - сказала она  Джулии.  -  Вечер
должен быть изумительным.
   - Приду сразу же, как смогу.
   Наконец  удалось  избавиться  от  последних  посетителей,   и   Джулия,
раздевшись, принялась снимать грим. Вошел Майкл в халате.
   - Послушай, Джулия, придется тебе идти  к  Долли  без  меня.  Мне  надо
повидаться с газетчиками, и я не успею управиться. Ну и наплету я им!
   - Ладно.
   - Меня уже ждут. Увидимся утром.
   Майкл вышел, в комнате осталась  одна  Эви.  На  стуле  лежало  платье,
которое Джулия собиралась надеть на прием. Джулия намазала лицо  очищающим
кремом.
   - Эви, завтра  утром  мне  будет  звонить  мистер  Феннел.  Скажи  ему,
пожалуйста, что меня нет дома.
   Эви поймала в зеркале взгляд Джулии.
   - А если он позвонит снова?
   - Мне очень жаль обижать бедного ягненочка, но почему-то  кажется,  что
все ближайшее время я буду очень занята.
   Эви  громко  шмыгнула  носом  и  подтерла  его  указательным   пальцем.
Отвратительная привычка!
   - Понятно, - сухо сказала она.
   - Я всегда говорила, что ты не так глупа, как кажешься. Зачем  тут  это
платье?
   - Это? Вы же говорили, что наденете его на прием.
   - Убери его. Я не могу идти на прием без мистера Госселина.
   - С каких это пор?
   - Заткнись, старая карга. Позвони туда  и  скажи,  что  у  меня  ужасно
разболелась голова и я вынуждена  была  уехать  домой  и  лечь,  а  мистер
Госселин придет попозже, если сможет.
   - Прием устроен в вашу  честь.  Неужели  вы  так  подведете  несчастную
старуху?
   Джулия топнула ногой.
   - Я не хочу идти на прием и не пойду!
   - Дома пусто, вам нечего будет есть.
   - Я не собираюсь ехать домой. Я поеду ужинать в ресторан.
   - С кем?
   - Одна.
   Эви изумленно взглянула на нее.
   - Но пьеса имела успех, так ведь?
   - Да. Все было прекрасно. Я на  седьмом  небе  от  счастья.  Мне  очень
хорошо. Я хочу быть одна и полностью этим насладиться. Позвони к Баркли  и
скажи, чтобы мне оставили столик на одного в малом зале. Они поймут.
   - Что с вами такое?
   - У меня в жизни больше не  будет  подобной  минуты.  Я  ни  с  кем  не
намерена ее делить.
   Сняв грим, Джулия не накрасила губы,  не  подрумянилась.  Снова  надела
коричневый костюм, в котором пришла в театр,  и  ту  же  шляпу.  Это  была
фетровая шляпа с полями,  и  Джулия  низко  надвинула  ее,  чтобы  получше
прикрыть лицо. Одевшись, посмотрела в зеркало.
   - Я похожа на портниху со швейной фабрики, которую бросил муж, - и  кто
его обвинит? Не думаю, чтоб меня узнали.
   Эви ходила звонить к служебному входу, и, когда она  вернулась,  Джулия
спросила, много ли народу поджидает ее на улице.
   - Сотни три.
   - Черт! - Джулию охватило внезапное желание никого не видеть и ни с кем
не встречаться. Захотелось хоть на один час скрыться  от  своей  славы.  -
Попроси пожарника, чтобы выпустил меня с парадного входа. Я возьму  такси,
а как только я уеду, скажешь людям, что ждать бесполезно.
   - Один бог знает, с чем только мне не приходится  мириться,  -  туманно
произнесла Эви.
   - Ах ты, старая корова!
   Джулия взяла лицо Эви обеими руками и поцеловала  ее  в  испитые  щеки,
затем выскользнула тихонько из комнаты на сцену, а оттуда - через пожарный
ход в темный зал.
   Незатейливый   маскарадный   костюм   Джулии,   по-видимому,   оказался
достаточным, потому что, когда она вошла в малый  зал  у  Баркли,  который
особенно любила, метрдотель не сразу ее узнал.
   - У вас не найдется уголка, куда бы вы могли меня сунуть? -  неуверенно
произнесла Джулия.
   Ее голос и вторично брошенный взгляд сказали ему, кто она.
   - Ваш столик ждет вас, мисс Лэмберт. Нам передали, что вы будете  одни.
- Джулия кивнула, и он провел ее к столику в углу зала. - Я слышал, что вы
имели большой успех сегодня, мисс Лэмберт.
   Хорошие вести не лежат на месте!
   - Что будем заказывать?
   Метрдотель был удивлен тем, что Джулия ужинала  одна,  но  единственное
чувство,  которое   он   считал   уместным   показывать   клиентам,   было
удовольствие, которое он испытывал, видя их.
   - Я очень устала, Анджело.
   - Немного икры для начала, мадам, или устрицы?
   - Устрицы, Анджело, только жирные.
   - Я собственноручно их отберу, мисс Лэмберт, а потом?
   Джулия глубоко вздохнула -  наконец-то  она  могла  с  чистой  совестью
заказать то, о чем мечтала с самого конца второго акта.  Она  чувствовала,
что  заслужила  хорошее  угощение,  чтобы  отпраздновать  свой  триумф,  и
собиралась в кои-то веки забыть о благоразумии.
   - Бифштекс с луком, Анджело, жареный картофель и  бутылку  басса  [сорт
пива]. Принесите его в серебряной кружке с крышкой.
   Джулия не ела жареного картофеля, пожалуй, лет  десять.  Но  этот  день
стоил  того.  Ей  удалось  утвердить  свою  власть   над   публикой,   дав
представление, которое она не могла назвать иначе  как  блестящим,  свести
старые счеты, одним остроумным ходом избавившись от Эвис и  показав  Тому,
какого он свалял дурака, и - это было самое главное - доказать  себе,  что
она свободна от раздражавших и подавлявших ее пут.  Везет  так  уж  везет.
Мысли ее на миг задержались на Эвис.
   - Дурочка, захотела сунуть мне палку в колеса. Ладно, завтра я  позволю
публике посмеяться.
   Принесли устрицы; Джулия лакомилась ими с наслаждением. Она  съела  два
куска черного хлеба с маслом с восхитительным  чувством,  что  губит  свою
бессмертную душу, и отпила большой глоток из высокой пивной кружки.
   - "О пиво, славное пиво!" [начало стихотворения "Пиво" Чарлза С.Коверли
(1831-1884), английского поэта] - пробормотала Джулия.
   Она представляла, как вытянулось бы у Майкла лицо, если  бы  он  узнал,
что она делает. Бедный Майкл! Воображает, будто она  испортила  мизансцену
Эвис  из-за  того,  что  он  проявил  слишком  большое  внимание  к   этой
блондиночке. Право, жалость берет, когда  подумаешь,  как  глупы  мужчины.
Говорят, женщины тщеславны; да они просто сама скромность по  сравнению  с
мужчинами. Джулия не могла без смеха думать о Томе. Он  хотел  ее  сегодня
днем и еще больше - сегодня вечером. Только подумать, что он значит теперь
для  нее  не  больше,  чем  один  из  рабочих  сцены.   Как   замечательно
чувствовать, что твое сердце принадлежит тебе  одной,  это  вселяет  такую
веру в себя.
   Зал, в котором она сидела, был  соединен  тремя  арочными  проходами  с
большим залом ресторана. Среди наполнявшей  его  толпы,  несомненно,  были
люди, видевшие ее сегодня в театре. Вот бы удивились они, узнай, что тихая
женщина, лицо которой наполовину скрыто полями фетровой шляпы, за столиком
в уголке соседней комнаты, - Джулия Лэмберт. Было так приятно  сидеть  тут
незамечаемой и неизвестной, это давало сладостное ощущение  независимости.
Теперь посетители ресторана были актерами, разыгрывающими перед ней пьесу,
а она - зрителем. Джулия видела их мельком, когда они проходили мимо арок:
молодые мужчины и молодые женщины; молодые мужчины и немолодые женщины;  -
мужчины с лысиной, с брюшком; старые греховодницы, отчаянно цепляющиеся за
раскрашенную личину юности, надетую  ими  на  себя.  Одни  были  влюблены,
другие равнодушны, третьи - сгорали от ревности.
   Подали бифштекс. Он был приготовлен точно по ее вкусу, с  подрумяненным
хрустящим  луком.  Джулия  ела  жареный  картофель,  деликатно  держа  его
пальцами, смакуя каждый ломтик, с таким видом, словно хотела  воскликнуть:
"Остановись, мгновение, ты прекрасно!"
   "Что такое любовь по сравнению с бифштексом?" - спросила  себя  Джулия.
Как восхитительно было сидеть  одной  и  бесцельно  переходить  мыслями  с
предмета на предмет. Джулия вновь подумала о Томе и пожала в душе плечами.
"Это было забавное приключение и кое-что мне дало".
   Несомненно, в будущем она извлечет из  него  пользу.  Фигуры  танцоров,
двигающихся мимо полукруглых проходов, напоминали ей  сцену  из  пьесы,  и
Джулия вновь подумала о том, что впервые пришло ей  в  голову,  когда  она
гостила на Сен-Мало. Та мука, которая терзала ее,  когда  Том  ее  бросил,
привела ей на память "Федру" Расина [согласно греческой мифологии,  Федра,
дочь критского царя Миноса, супруга Тезея, оклеветала перед Тезеем  своего
пасынка Ипполита, который отверг ее любовь,  и  после  его  насильственной
смерти повесилась], которую она разучивала в ранней юности с Жанной  Тэбу.
Джулия перечитала трагедию. Страдания, поразившие супругу Тезея,  были  те
же, что поразили и ее. Джулия не могла не  видеть  удивительного  сходства
между своей и ее судьбой. Эта роль была создана для нее; уж кому,  как  не
ей, знать, что такое быть отвергнутой юношей намного моложе тебя, когда ты
его любишь. Вот это было бы представление! Теперь Джулия понимала,  почему
весной играла так плохо, что Майкл предпочел снять пьесу и закрыть  театр.
Это произошло из-за того, что она на самом  деле  испытывала  те  чувства,
которые должна была изображать. От этого мало проку. Сыграть чувства можно
только после того, как преодолеешь  их.  Джулия  вспомнила  слова  Чарлза,
как-то сказавшего ей, что поэзия проистекает из чувств, которые  понимаешь
тогда, когда они позади, и становишься безмятежен. Она ничего не смыслит в
поэзии, но в актерской игре дело обстоит именно так.
   "Неглупо со стороны бедняжки Чарлза дойти до такой оригинальной  мысли.
Вот как неверно поспешно судить о людях. Думаешь, что аристократы  -  куча
кретинов, и вдруг один из них выдаст такое, что прямо дух захватывает, так
это чертовски хорошо".
   Но Джулия всегда считала, что Расин совершает  большую  ошибку,  выводя
свою героиню на сцену лишь в третьем акте.
   "Конечно, я такой нелепости не потерплю, если  возьмусь  за  эту  роль.
Пол-акта, чтобы подготовить мое появление, если хотите, но и  этого  более
чем достаточно".
   И правда, что ей мешает заказать кому-нибудь из драматургов вариант  на
эту тему, в прозе или в стихах, только  чтобы  строчки  были  короткие.  С
такими стихами она бы справилась, и с  большим  эффектом.  Неплохая  идея,
спору нет, и она знает, какой  костюм  надела  бы:  не  эту  развевающуюся
хламиду, которой обматывала себя Сара Бернар, а короткую греческую тунику,
какую она видела однажды на барельефе, когда ходила с Чарлзом в Британский
музей.
   "Ну, не забавно ли? Идешь во все эти музеи и галереи и  думаешь:  ну  и
скучища, а потом, когда  меньше  всего  этого  ждешь,  обнаруживаешь,  что
можешь  использовать  какую-нибудь  вещь,  которую  ты  там  увидел.   Это
доказывает, что живопись  и  все  эти  музеи  -  не  совсем  пустая  трата
времени".
   Конечно, с ее ногами только и надевать тунику,  но  удастся  ли  в  ней
выглядеть трагически?  Джулия  две-три  минуты  серьезно  обдумывала  этот
вопрос. Когда она будет изнывать от тоски по равнодушному Ипполиту (Джулия
хихикнула,  представив   себе   Тома   в   его   костюмах   с   Сэвил-роу,
замаскированного под юного греческого охотника), удастся  ли  ей  добиться
соответствующего эффекта без кучи тряпок? Эта трудность  лишь  подстегнула
ее. Но тут Джулии пришла в голову мысль, от которой  настроение  ее  сразу
упало.
   "Все это прекрасно, но где взять хорошего драматурга? У Сары был  Сарду
[Сарду,  Викторьен  (1831-1908)  -  французский  драматург],  у   Дузе   -
Д'Аннунцио [Д'Аннунцио, Габриэль (1863-1938) -  итальянский  писатель].  А
кто есть у меня? "У королевы Шотландии прекрасный сын, а  я  -  смоковница
бесплодная" [перефразированные слова королевы Елизаветы I,  приведенные  в
"Мемуарах сэра Джеймса Мелвилла", деятеля эпохи Реформации].
   Однако Джулия не допустила, чтобы эта печальная мысль надолго лишила ее
безмятежности. Душевный подъем был так велик,  что  она  чувствовала  себя
способной создавать драматургов из ничего, как Девкалион создавал людей из
камней,  валявшихся  на  поле  [Девкалион  в  греческой  мифологии  -  сын
Прометея, супруг Пирры, вместе с нею спасся на ковчеге  во  время  потопа,
который должен был по воле  Зевса  погубить  греховный  род  человеческий;
ковчег после потопа остановился на горе Парнас; новый род  людской  возник
из брошенных по воле оракула Девкалионом и Пиррою за спину камней].
   "О какой это ерунде толковал на днях Роджер? А  бедный  Чарлз  еще  так
серьезно отнесся к этому. Глупый маленький резонер, вот он кто".
   Джулия протянула руку к большому залу. Там притушили огни, и с ее места
он еще больше напоминал подмостки, где разыгрывается представление.
   "Весь мир - театр,  в  нем  женщины,  мужчины  -  все  актеры"  [Вильям
Шекспир, "Как вам это нравится"]. Но  то,  что  я  вижу  через  эту  арку,
всего-навсего иллюзия, лишь мы, артисты, реальны в этом мире.  Вот  в  чем
ответ Роджеру. Все люди - наше сырье. Мы вносим смысл в их  существование.
Мы берем  их  глупые  мелкие  чувства  и  преобразуем  их  в  произведения
искусства, мы создаем из них  красоту,  их  жизненное  назначение  -  быть
зрителями, которые  нужны  нам  для  самовыражения.  Они  инструменты,  на
которых мы играем, а  для  чего  нужен  инструмент,  если  на  нем  некому
играть?"
   Эта мысль развеселила Джулию, и несколько  минут  она  с  удовольствием
смаковала ее; собственный ум казался ей удивительно ясным.
   "Роджер утверждает, что мы не существуем. Как раз наоборот, только мы и
существуем. Они тени, мы  вкладываем  в  них  телесное  содержание.  Мы  -
символы всей этой беспорядочной,  бесцельной  борьбы,  которая  называется
жизнью,  а  только  символ  реален.  Говорят:  игра  -  притворство.   Это
притворство и есть единственная реальность".
   Так Джулия своим умом додумалась до  платоновской  теории  "идей".  Это
преисполнило ее торжества. Джулия ощутила, как ее внезапно залила  горячая
волна симпатии к  этой  огромной  безымянной  толпе,  к  публике,  которая
существует лишь затем, чтобы дать ей возможность выразить себя.  Вдали  от
всех, на вершине своей славы, она рассматривала кишащий у ее  ног,  далеко
внизу, людской муравейник. У нее было удивительное чувство свободы от всех
земных уз, и это  наполняло  ее  таким  экстазом,  что  все  остальное  по
сравнению с ним не имело цены.  Джулия  ощущала  себя  душой,  витающей  в
райских кущах.
   К ней подошел метрдотель и спросил с учтивой улыбкой:
   - Все в порядке, мисс Лэмберт?
   - Все великолепно. Знаете, просто удивительно,  какие  разные  у  людей
вкусы. Миссис Сиддонс обожала  отбивные  котлеты;  я  в  этом  на  нее  ни
капельки не похожа, я обожаю бифштекс.

Популярность: 224, Last-modified: Wed, 18 Oct 2000 19:58:08 GMT