-----------------------------------------------------------------------
   М., "Правда", 1989. Пер. - А.Кривцова.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 17 October 2000
   -----------------------------------------------------------------------




   Лицо Мак-Вира, капитана парохода "Нянь-Шань", по  закону  материального
отражения, точно воплощало его духовный облик; его нельзя было назвать  ни
энергичным, ни глупым; ярких характерных черт  в  нем  не  было,  -  самое
обыкновенное невыразительное и спокойное лицо.
   Пожалуй, иногда в нем можно было подметить  какую-то  застенчивость:  в
деловых конторах на берегу он обычно сидел с опущенными глазами, загорелый
и улыбающийся. Когда же он поднимал глаза, видно  было,  что  они  у  него
голубые, а взгляд прямой. Волосы, белокурые и очень тонкие, словно каемкой
пушистого шелка охватывали лысый купол его черепа от виска до виска.  Усы,
огненно-рыжие, походили на медную  проволоку,  коротко  подстриженную  над
верхней губой;  как  бы  тщательно  он  ни  брился,  огненно-металлические
отблески пробегали по его щекам всякий раз,  как  он  поворачивал  голову.
Роста  он  был,  пожалуй,  ниже  среднего,  слегка  сутуловатый,  и  такой
коренастый, что, казалось, костюм всегда чуточку его стеснял. Похоже  было
на то, что он не мог постигнуть требования различных  широт,  а  потому  и
носил всегда коричневый котелок,  коричневый  костюм  и  неуклюжие  черные
башмаки. Такое одеяние,  предназначавшееся  для  гавани,  придавало  этому
плотному человеку вид  натянутый  и  нелепо  франтоватый.  На  жилете  его
красовалась тоненькая серебряная цепочка, а  сходя  на  берег,  он  всегда
сжимал своим сильным волосатым кулаком  ручку  элегантного  зонтика;  этот
зонтик был самого высшего качества, но обычно не  бывал  свернут.  Молодой
Джакс, старший помощник, провожая своего  капитана  до  сходней,  часто  с
величайшей любезностью говорил: "Разрешите  мне,  сэр"  -  и,  почтительно
завладев  зонтом,  поднимал  его,  встряхивая  складки,  в  одну   секунду
аккуратно свертывал и возвращал капитану; все это он  проделывал  с  такой
торжественно-серьезной  физиономией,  что  мистер  Соломон  Раут,  старший
механик, куривший у люка свою утреннюю сигару, отворачивался, чтобы скрыть
улыбку. "О! Да! Зонт... Спасибо, Джакс, спасибо",  -  благодарно  бормотал
капитан Мак-Вир, не поднимая глаз.
   Воображения у него было ровно столько, сколько  требовалось  на  каждый
текущий день, и потому он был спокойно уверен в себе. По этой же причине в
нем не было ни капли тщеславия. Только наделенное воображением  начальство
бывает обидчиво, высокомерно, и ему трудно угодить, но каждое судно, каким
командовал капитан Мак-Вир, было плавучей обителью  мира  и  гармонии.  По
правде сказать, он так же неспособен был отдаться полету фантазии, как  не
может   часовщик   собрать   хронометр,   пользуясь   вместо   необходимых
инструментов двухфунтовым молотком и  пилой.  Однако  даже  пресная  жизнь
людей, всецело преданных голым фактам - и  только  фактам,  -  имеет  свою
таинственную сторону. Так, например, нельзя понять, что побудило  капитана
Мак-Вира,  примерного  сына  мелкого  торговца  колониальными  товарами  в
Белфасте, уйти  в  море.  А  ведь  именно  это  он  и  сделал,  когда  ему
исполнилось пятнадцать  лет.  Размышляя  о  подобном  факте,  вы  невольно
представляете себе гигантскую властную и невидимую руку,  просунувшуюся  в
земной муравейник, хватающую людей за  плечи,  сталкивающую  их  головами,
влекущую бессознательные толпы на неведомые пути, к непостижимым целям.
   Отец, в сущности, так и не простил ему такого непослушания и  глупости.
"Мы обошлись бы и без него, -  говаривал  он  впоследствии,  -  но  у  нас
торговое дело. А ведь он - единственный сын!" Мать долго плакала после его
исчезновения. Так как ему не пришло в голову, уходя, оставить записку, его
считали умершим в течение восьми месяцев, пока не пришло его первое письмо
из Талькагуано. Письмо было короткое и заключало, между прочим,  следующее
сообщение: "Во время плавания погода стояла очень хорошая". Но,  очевидно,
автор письма придавал значение лишь одному факту: в самый  день  написания
письма капитан принял его в судовую команду простым матросом. "Потому  что
я умею работать", - объяснил он.  Мать  снова  горько  заплакала,  а  отец
выразил свои чувства замечанием: "Том - осел". Отец был человек  тучный  и
обладал даром посмеиваться исподтишка; этим он  до  конца  своей  жизни  и
донимал сына, к которому относился с жалостью, словно считал его дурачком.
   Своих домашних Мак-Вир, в силу необходимости, навещал редко; в  течение
многих лет он посылал родителям письма, в которых  уведомлял  их  о  своих
успехах и странствиях по лицу земли. В этих  посланиях  встречались  такие
фразы: "Здесь стоит сильная жара". Или: "В первый день рождества в  четыре
часа пополудни мы повстречались с айсбергами". И старики  познакомились  с
названиями многих кораблей;  с  именами  шкиперов,  командовавших  ими;  с
именами шотландских  и  английских  судовладельцев;  с  названиями  морей,
океанов, проливов и мысов; с чужеземными названиями портов, откуда вывозят
лес, хлопок или рис; с названиями островов, с именем молодой жены их сына.
Ее звали Люси. Ему и в голову не пришло упомянуть, считает ли он  это  имя
красивым. А потом старики умерли.
   Великий день свадьбы Мак-Вира наступил сейчас же вслед за великим днем,
когда он получил первое свое командование.
   Все эти события произошли за много лет до  того  утра,  когда,  стоя  в
штурманской рубке парохода "Нянь-Шань",  он  созерцал  падение  барометра,
которому не имел причины не  доверять.  Падение  -  принимая  во  внимание
совершенство инструмента, время года и положение судна на  земном  шаре  -
носило характер зловеще-пророческий; но  красная  физиономия  капитана  не
выражала ни малейшего волнения. Зловещие предсказания не  имели  для  него
значения, и он неспособен был понять смысл пророчества, пока последнее  не
исполнилось под самым его носом.  "Барометр  упал,  что  и  говорить...  -
подумал он. - Должно быть, поблизости  разыгралась  на  редкость  скверная
буря".
   "Нянь-Шань" шел с юга в порт Фучжоу с кое-каким грузом в нижнем трюме и
двумястами  китайских  кули,  возвращавшихся  в  свои  родные  деревни   в
провинции Фуцзянь после нескольких  лет  работы  в  различных  тропических
колониях. Утро было ясное; маслянистое, тусклое  море  волновалось;  а  на
небе виднелось странное белое  туманное  пятно,  похожее  на  нимб  вокруг
солнца. Весь бак был усеян китайцами; мелькали темные одежды, желтые лица,
косы; блестели обнаженные  плечи,  потому  что  ветра  не  было  и  стояла
томительная  жара.  Кули  валялись  на   палубе,   болтали,   курили   или
перевешивались за борт; иные, втаскивая  на  палубу  воду,  обливали  друг
друга; кое-кто спал на  люках;  небольшие  группы  из  пяти-шести  человек
сидели на корточках вокруг железных подносов с тарелками риса и крохотными
чашечками. Каждый кули вез с собой все свое имущество - деревянный  сундук
с висячим замком и с медной обшивкой на углах; здесь  были  сложены  плоды
его трудов: кое-какая праздничная одежда; палочки ароматического вещества;
быть может, немного опиума; какой-нибудь хлам, почти  ничего  не  стоящий;
маленькая кучка серебряных долларов, заработанная  на  угольных  шаландах,
выигранная в игорных домах или нажитая мелкой торговлей, вырытая из земли,
в поте лица добытая на  рудниках,  на  железных  дорогах,  в  смертоносных
джунглях, под тяжестью непосильной ноши,  собранная  терпеливо,  заботливо
охраняемая, любимая неистово.
   Часов в десять от Формозского пролива пошли поперечные волны, не  очень
тревожа пассажиров-китайцев, так как "Нянь-Шань", со своим плоским дном  и
широким бимсом, пользовался репутацией парохода исключительно устойчивого.
Мистер  Джакс,  расчувствовавшись  на  суше,  громогласно   заявлял,   что
"старушка - красавица и умница". Капитану Мак-Виру никогда бы и  в  голову
не пришло выражать свое благосклонное мнение о корабле так  громко  и  так
оригинально.
   Судно, несомненно, было хорошее и отнюдь не  старое.  Его  построили  в
Думбартоне меньше трех лет назад, по заказу торговой фирмы в Сиаме - "Сигг
и Сын". Когда судно было спущено на воду, совершенно законченное и готовое
приступить к работе, строители созерцали его с гордостью.
   - Сигг просил нас  раздобыть  надежного  шкипера,  -  заметил  один  из
компаньонов.
   А другой, подумав секунду, сказал:
   - Кажется, Мак-Вир сейчас на суше.
   - В самом деле? В таком  случае,  телеграфируйте  ему  немедленно.  Это
самый подходящий человек, - заявил, ни на минуту не  задумываясь,  старший
компаньон.
   На следующее утро перед ними предстал невозмутимый  Мак-Вир,  прибывший
из  Лондона  с  ночным  экспрессом,  после  прощания   с   женой,   весьма
сдержанного, несмотря на неожиданный отъезд. Ее родители  некогда  знавали
лучшие дни.
   - Осмотрим вместе судно, капитан, - сказал старший компаньон.
   И трое мужчин отправились обследовать "Нянь-Шань" с носа до кормы  и  с
кильсона до клотов двух его приземистых мачт.
   Капитан Мак-Вир начал с того, что повесил свой пиджак на ручку парового
брашпиля, являвшегося последним словом техники.
   - Дядя дал о вас самый благоприятный  отзыв:  со  вчерашней  почтой  он
отправил письмо нашим добрым друзьям, мистерам Сигг, и, несомненно, они  и
в дальнейшем оставят за вами командование, - заметил младший компаньон.  -
Когда вы будете плавать у берегов Китая,  капитан,  вы  сможете  гордиться
тем, что командуете самым послушным судном, - прибавил он.
   - Да? Благодарю вас, - промямлил Мак-Вир.
   На него такая  перспектива  производила  не  большее  впечатление,  чем
красота широкого ландшафта на  подслеповатого  туриста.  Затем  глаза  его
остановились  на  секунду  на  замке  двери,  ведущей   в   каюту;   сразу
заинтересовавшись, он приблизился к двери и энергично задергал ручку, тихо
и очень серьезно приговаривая:
   - Никому не следует теперь доверять. Замок  новехонький,  а  никуда  не
годится. Заедает. Видите? Видите?
   Как только компаньоны вернулись к себе в контору,  племянник  с  легким
презрением заметил:
   - Вы расхваливали этого парня мистерам Сигг. Что вы в нем нашли?
   - Согласен, что он нимало не похож  на  твоего  воображаемого  шкипера.
Должно быть, ты это хотел сказать? - коротко отрезал старший компаньон.  -
Где десятник тех столяров, которые  работали  на  "Нянь-Шане"?..  Входите,
Бейтс. Как это вы не досмотрели? В двери каюты неисправный замок.  Капитан
заметил, как только взглянул  на  него.  Распорядитесь,  чтобы  немедленно
заменили другим. Знаете, в мелочах, Бейтс... в мелочах...
   Замок заменили, и через несколько дней "Нянь-Шань"  отошел  на  Восток.
Мак-Вир не сделал больше ни одного замечания о судне, и никто не слыхал от
него ни единого слова, указывающего на то, что он гордится  своим  судном,
благодарен за назначение или радуется видам на будущее.
   Мак-Вира нельзя было назвать ни словоохотливым, ни молчаливым,  но  для
разговоров он находил очень мало поводов. Эти поводы, конечно,  доставляло
исполнение служебных обязанностей: приказы, распоряжения и так далее; но к
прошлому, раз покончив с ним, он уже не возвращался; будущее для него  еще
не существовало; а повседневные события  комментариев  не  требовали,  ибо
факты могли говорить сами за себя с ошеломляющей точностью.
   Старый мастер Сигг любил людей немногословных, таких,  с  которыми  "вы
можете  быть  спокойны:  им  не  придет  в  голову   нарушать   полученные
инструкции". Мак-Вир этому требованию удовлетворял,  а  потому  и  остался
капитаном "Нянь-Шаня" и занялся навигацией в китайских морях. Судно  вышло
под английским флагом, но спустя некоторое время представители фирмы  Сигг
сочли более целесообразным переменить этот флаг на сиамский.
   Узнав о предполагавшемся поднятии сиамского флага, Джакс  заволновался,
словно ему нанесли личное оскорбление. Он бродил, бормоча что-то себе  под
нос и время от времени презрительно посмеиваясь.
   - Вы только представьте себе нелепого слона из Ноева ковчега  на  флаге
нашего судна! - сказал он однажды, просовывая голову в машинное отделение.
- Черт бы меня побрал, если я могу это вынести! Я откажусь от места. А  вы
что скажете, мистер Раут?
   Старший механик только  откашлялся  с  видом  человека,  знающего  цену
хорошему месту.
   В первое утро, когда новый флаг взвился над кормой  "Нянь-Шаня",  Джакс
стоял на мостике и с горечью созерцал его. Некоторое время он  боролся  со
своими чувствами, а потом заметил:
   - Чудно плавать под таким флагом, сэр.
   - В чем дело?  Что-нибудь  неладно  с  флагом?  -  осведомился  капитан
Мак-Вир. - А мне кажется, все в порядке.
   И он подошел к поручням мостика, чтобы получше разглядеть флаг.
   - Ну, а мне он кажется странным! - с отчаянием выпалил Джакс и убежал с
мостика.
   Такое поведение удивило капитана Мак-Вира. Немного погодя  он  спокойно
прошел в штурманскую рубку и раскрыл международный  код  сигналов  на  той
странице, где стройными пестрыми рядами вытянулись флаги  всех  наций.  Он
пробежал  по  ним  пальцем,  а  дойдя  до  сиамского,  очень   внимательно
всмотрелся в красное поле и белого слона. Ничего не могло быть  проще,  но
для большей наглядности он вынес книгу на мостик, чтобы  сравнить  цветной
рисунок с подлинным флагом на флагштоке. Когда Джакс,  исполнявший  в  тот
день свои обязанности с видом  сдержанно-свирепым,  очутился  случайно  на
мостике, капитан заметил:
   - Флаг такой, каким ему полагается быть.
   - Вот как! - пробормотал Джакс,  опускаясь  на  колени  перед  палубным
инструментальным ящиком и злобно извлекая оттуда запасной лотлинь.
   - Да. Я проверил по книге. В длину вдвое больше, чем в ширину,  а  слон
как раз посредине. Ведь эти береговые должны  знать,  как  делать  местный
флаг. Уж это само собой разумеется... Вы ошиблись, Джакс...
   - Да, сэр... - начал Джакс, возбужденно вскакивая, - все,  что  я  могу
сказать, это...
   Дрожащими руками он ощупывал бухту линя.
   - Ничего, ничего! - успокоил его капитан Мак-Вир, тяжело  опускаясь  на
маленький брезентовый складной стул, весьма им любимый. - Вам нужно только
следить за тем, чтобы не подняли слона вверх ногами, пока еще не  привыкли
к нему...
   Джакс швырнул новый лотлинь на бак, громко крикнул:
   - Боцман,  сюда!  Не  забудьте  его  вымочить!  -  Затем  с  величайшей
решимостью повернулся к своему капитану.
   Но капитан Мак-Вир, удобно положив локти на поручни мостика, продолжал:
   - ...потому что, полагаю, это было бы понято, как сигнал бедствия.  Как
вы думаете? Я считаю, что с этим слоном нужно обращаться так же, как  и  с
английским флагом...
   - В самом деле?! - заревел Джакс так громко, что все бывшие  на  палубе
поглядели на мостик. Потом  он  вздохнул  и,  с  неожиданной  покорностью,
кротко сказал: - Да, что и говорить, зрелище было бы прискорбное.
   Позже он конфиденциально обратился к старшему механику:
   - Послушайте-ка, я вам расскажу о последней выходке нашего старика!
   Мистер Соломон Раут (большей частью именуемый  "Длинный  Сол",  "Старый
Сол" или "Отец Раут") почти всегда оказывался выше всех  ростом  на  борту
любого корабля, где он служил; поэтому он приобрел привычку наклоняться не
спеша, со снисходительным видом. Волосы у  него  были  редкие,  рыжеватые,
щеки плоские и бледные, руки костлявые, длинные и тоже бледные, словно  он
всю свою жизнь не видел солнца.
   Он улыбнулся с высоты своего роста Джаксу, продолжая курить и  спокойно
глядеть  по  сторонам  с  видом   добродушного   дядюшки,   снисходительно
выслушивающего  болтовню  возбужденного  школьника.  Рассказ  немало   его
позабавил, но он только спросил бесстрастно:
   - И вы отказались от своей должности?
   - Нет! - крикнул обескураженный  Джакс,  устало  повышая  голос,  чтобы
перекричать хриплый скрежет лебедок "Нянь-Шаня".
   Работали все лебедки, подхватывая стропы с грузом и поднимая их высоко,
до конца длинных подъемных стрел, - казалось, для того только, чтобы затем
беззаботно дать им сорваться. Грузовые цепи стонали в ручных  лебедках,  с
бряцанием  ударялись  о  края  люков,  звенели  за   бортом,   все   судно
содрогалось, а длинные серые бока его дымились в облаках пара.
   - Нет, - крикнул Джакс, - не отказался! Что толку! С таким же успехом я
мог преподнести свою отставку вот этой переборке! Не думаю,  чтобы  такому
человеку можно было хоть что-нибудь втолковать. Он просто ошеломляет меня.
   В этот момент капитан Мак-Вир, вернувшийся с берега, появился на палубе
с зонтом  в  руке,  в  сопровождении  печального  и  сдержанного  китайца,
следовавшего за ним по пятам  также  с  зонтом  и  в  шелковых  туфлях  на
бумажной подошве.
   Капитан "Нянь-Шаня", говоря едва слышно и по обыкновению глядя на  свои
сапоги, сообщил, что в этот рейс необходимо будет заехать в Фучжоу.  Затем
он высказал пожелание, чтобы мистер Раут позаботился развести пары завтра,
ровно в час пополудни. Он сдвинул шляпу на затылок, чтобы вытереть лоб,  и
при этом заметил, что терпеть не может  сходить  на  берег.  Мистер  Раут,
возвышавшийся над ним, не удостоил произнести ни слова и  сумрачно  курил,
упершись правым локтем в  ладонь  левой  руки.  Далее  тем  же  пониженным
голосом было отдано  распоряжение  Джаксу  очистить  межпалубный  трюм  от
груза. Туда нужно будет поместить двести человек кули. "Компания  Бен-Хин"
отправляет эту партию на родину. Провиант - двадцать пять  мешков  рису  -
будет доставлен сейчас на сампане. Все кули прослужили семь  лет,  говорил
капитан Мак-Вир, и у каждого  есть  сундук  из  камфарного  дерева.  Нужно
поставить на работу плотника:  пусть  прибьет  трехдюймовые  планки  вдоль
нижней палубы на корме и на носу, чтобы эти ящики не сдвинулись с места во
время  плавания.  Джаксу  немедленно  следует  заняться  этим  делом.  "Вы
слышите, Джакс?.." Этот китаец поедет до Фучжоу, будет переводчиком. Он  -
клерк "Компании Бен-Хин" и хотел бы осмотреть  помещение,  предназначенное
для кули. Пусть Джакс проводит его на нос... "Вы слышите, Джакс?"
   Джакс  в  соответствующих  местах  вежливо,  без   всякого   энтузиазма
вставлял: "Да, сэр", потом бросил китайцу: "Иди, Джон. Твой смотреть", - и
тот немедленно последовал за ним по пятам.
   - Твой хочет смотреть, твой смотрит, - сказал Джакс, плохо  усваивавший
иностранные языки и сейчас безжалостно коверкавший английский  жаргон.  Он
показал на открытый люк: - Каждый кули свой мести спать. Понял?
   Джакс  имел  вид  суровый,  но  не  враждебный.  Китаец,   грустный   и
безмолвный, заглянул в темный люк;  казалось,  он  стоит  у  края  зияющей
могилы.
   - Дождь нет там, внизу, - понял? - указывал Джакс. - Хорошая  погода  -
кули идет наверх, - продолжал он, воодушевляясь. - Делает так:  п-у-у-у-у!
- он выпятил грудь и раздул щеки. - Понял,  Джон?  Дышать  свежий  воздух.
Хорошо. А? Кули мыть свои штаны, кушать наверху. Понял, Джон?
   Он подсевал губами и выразительно  покрутил  руками,  изображая  стирку
белья. Китаец, скрывая под кротким, меланхолическим видом свое недоверие к
этой пантомиме, переводил миндалевидные глаза с Джакса на люк и обратно.
   - Осень холосо, - произнес он безутешным шепотом и  плавно  понесся  по
палубе, ловко избегая попадавшиеся на пути препятствия. Наконец он  исчез,
низко пригнувшись под стропом с десятью  рогожными  мешками,  наполненными
каким-то дорогим товаром и издававшими отвратительный запах.
   Тем временем капитан Мак-Вир поднялся на мостик и вошел  в  штурманскую
рубку, где его ждало письмо, начатое два дня  назад.  Эти  длинные  письма
начинались словами: "Моя дорогая жена", и стюард, отрываясь от мытья полов
и стирания пыли с хронометров, то и дело урывал минутку, чтобы заглянуть в
них. Они интересовали его значительно больше, чем могли бы  заинтересовать
женщину, для которой предназначались; объяснялось это тем, что в письмах с
мельчайшими подробностями изображались все события плавания "Нянь-Шаня".
   Капитан, верный фактам, - только они и  доходили  до  его  сознания,  -
добросовестно трудился, излагая их на многих  страницах.  Дом  с  красивым
портиком, куда адресовались эти письма, находился  в  северном  пригороде;
перед окнами был крохотный садик, а в парадной двери  красовалось  цветное
стекло. За этот дом он платил сорок пять фунтов в год и не считал арендную
плату слишком высокой, ибо миссис Мак-Вир - претенциозная  особа  с  тощей
шеей и презрительной миной - считалась леди и была  признана  соседями  за
таковую. У нее была одна тайна: она смертельно боялась, как бы  ее  супруг
не вернулся с  намерением  навсегда  остаться  дома.  Под  той  же  крышей
проживали еще дочь Лидия и сын Том. Эти двое были едва  знакомы  с  отцом.
Они знали его как редкого гостя, привилегия которого - курить по вечерам в
столовой трубку и спать в доме.  Долговязая  девочка,  пожалуй,  стыдилась
его, а мальчик был к нему откровенно равнодушен и проявлял это  чувство  с
восхитительной прямотой, свойственной его возрасту.
   А капитан Мак-Вир писал домой с берегов Китая двенадцать раз  в  год  и
выражал странное желание, чтобы о нем "напоминали детям"; подписывался  он
всегда - "твой любящий супруг" - с таким спокойствием, словно эти  слишком
привычные слова совершенно стерлись  от  употребления  и  потеряли  всякий
смысл.
   Китайские моря - Северное и Южное - узкие моря. Они полны  повседневных
красноречивых фактов: острова, песчаные отмели, рифы, быстрые и изменчивые
течения говорят сами за себя, и всякому" моряку их язык кажется понятным и
точным. На капитана Мак-Вира,  знающего  цену  реальным  фактам,  их  речь
возымела такое действие, что он забросил свою  каюту  внизу  и  целые  дни
проводил на мостике судна, часто обедал  наверху,  а  спал  в  штурманской
рубке. Здесь же сочинял он и свои  письма  домой.  В  каждом  письме,  без
исключения, встречалась фраза: "В этот рейс погода стояла очень  хорошая",
или подобное же сообщение  в  несколько  иной  форме.  И  эта  удивительно
настойчивая фраза отличалась тою  же  безупречной  точностью,  как  и  все
остальное письмо.
   Мистер Раут также писал письма, только никто на борту  не  знал,  каким
многословным он мог быть с пером в руках, ибо у старшего механика  хватало
смекалки запирать свой письменный стол. Жена наслаждалась его слогом. Были
они бездетны, и миссис Раут, крупная веселая сорокалетняя женщина с пышным
бюстом, проживала в маленьком коттедже близ Теддингтона вместе с  беззубой
и почтенной матерью мистера Раута. С загоревшимися глазами  она  пробегала
свою корреспонденцию за завтраком, а интересные места радостно выкрикивала
во весь голос, чтобы ее услышала  глухая  старуха.  Вступлением  к  каждой
выдержке  служил  предупреждающий  крик:  "Соломон  говорит!"  Она   имела
обыкновение выпаливать изречения Соломона также и чужим людям, приводя  их
в изумление незнакомым текстом и шутливым  тоном  этих  цитат.  Однажды  в
коттедж явился с  визитом  новый  викарий.  Миссис  Раут  улучила  минутку
сообщить ему:
   - Как говорит Соломон: "Механики, отправляясь в море, созерцают  чудеса
морской жизни..." - но, заметив изменившееся лицо  гостя,  остановилась  и
вытаращила глаза.
   - Соломон... О!.. Миссис Раут, - заикаясь, выговорил молодой человек  и
сильно покраснел, - должен сказать, я не...
   - Это мой муж! - закричала она и откинулась на спинку стула.
   Поняв, в чем соль, она неудержимо  захохотала,  прикрыв  глаза  носовым
платком, а викарий силился выдавить улыбку, - в жизнерадостных женщинах он
ничего не понимал и теперь был глубоко  убежден,  что  видит  перед  собой
безнадежно помешанную. Впоследствии они очень подружились: узнав, что  она
не хотела быть непочтительной, он стал считать ее весьма достойной особой,
а со временем научился стойко выслушивать мудрые изречения Соломона.
   - "Для меня, - так цитировала она своего Соломона, - куда лучше,  когда
шкипер скучнейший болван, а не плут. С дураком можно иметь  дело,  а  плут
проворен и увертлив".
   Такое легкомысленное обобщение было сделано на  основании  лишь  одного
отдельного случая:  несомненная  честность  капитана  Мак-Вира  отличалась
тяжеловесностью глиняной глыбы.
   Что же касается мистера Джакса, - неспособный к обобщениям, неженатый и
непомолвленный, он по-иному  изливал  свои  чувства  старому  приятелю,  с
которым служил прежде на одном судне;  в  настоящее  время  этот  приятель
исполнял обязанности второго помощника  на  борту  парохода,  совершавшего
рейсы в Атлантическом океане.
   Прежде  всего  мистер  Джакс  настаивал  на  преимуществах  плавания  в
восточных морях, намекая, что это много лучше, чем служить в Атлантике. Он
превозносил небо, море, суда и легкую жизнь на  Дальнем  Востоке.  Пароход
"Нянь-Шань", по его словам, не имел себе равных.
   "У нас нет расшитых золотом мундиров, - писал он,  -  но  зато  мы  все
здесь, как братья. Обедаем  все  за  общим  столом  дружно  и  живем,  как
бойцовые петухи... Ребята из черной роты - приличные парни, а старина Сол,
старший механик, - молодчина! Мы с ним большие  друзья.  Что  же  касается
нашего старика, то более тихого шкипера ты не найдешь. Иногда кажется, что
у него не хватает ума разобрать, где непорядок. И, однако, это неверно. Он
командует уже много лет. Глупостей он не делает и управляет своим  судном,
никому  не  надоедая.  Мне  кажется,  у  него  не  хватает  мозгов  искать
развлечения  в  ссорах.  Его  слабостями  я  не  пользуюсь.   Считаю   это
недопустимым. За пределами своих обязанностей он  как  будто  понимает  не
больше половины того, что ему говорят. Над этим  мы  иногда  посмеиваемся;
но, в общем, скучно быть с таким  человеком  во  время  долгого  плавания.
Старина Сол уверяет, что капитан не очень  разговорчив.  Неразговорчив?  О
боже! Да он никогда не говорит! Как-то я разболтался под  его  мостиком  с
одним из механиков - а он, должно быть, нас слышал. Когда  я  поднялся  на
мостик принять вахту, он вышел из рубки, осмотрелся по сторонам, глянул на
боковые огни, бросил взгляд на компас, скосил  глаза  на  звезды.  Это  он
проделывает регулярно. Потом спросил: "Это вы разговаривали только  что  у
борта?" - "Да, сэр". - "С третьим механиком?" - "Да, сэр".  Он  отошел  на
правый борт и сел на маленький складной стул; в  течение  получаса  он  не
издавал ни единого звука,  разве  что  чихнул  один  раз.  Потом,  немного
погодя, слышу, он поднимается и идет  ко  мне  на  левый  борт.  "Не  могу
понять, как это вы находите, о чем говорить, - объявляет он. -  Битых  два
часа! Я вас не браню. Я видел, люди на берегу  занимаются  этим  по  целым
дням, а вечером сидят, пьют и опять говорят. Должно  быть,  повторяют  все
снова и снова одно и то же. Не понимаю". Слыхал ты что-нибудь подобное?  А
вид у него был такой терпеливый. Мне даже жалко его стало.  Но  иногда  он
раздражает. Конечно, никто не стал бы его злить,  даже  если  бы  и  имело
смысл это делать. Но в том-то и штука, что смысла нет. Он так  удивительно
наивен! Если бы тебе пришло в  голову  показать  ему  нос,  он  совершенно
серьезно недоумевал бы, что такое с тобой случилось. Как-то он сказал  мне
очень простодушно, что ему трудно понять, почему люди всегда поступают так
странно. Он слишком туп, чтобы размышлять, и в этом-то вся суть".
   Так, изливая свои чувства и отдаваясь  полету  фантазии,  писал  мистер
Джакс своему приятелю, плавающему на торговых судах Атлантики.
   Это было его искреннее мнение. Не имело смысла как-либо  воздействовать
на такого человека. Если бы на белом свете было много таких  людей,  жизнь
показалась бы Джаксу незанимательной и  ничего  не  стоящей.  Не  он  один
придерживался  такого  мнения  о  капитане.  Даже  море,  словно  разделяя
добродушную снисходительность мистера  Джакса,  никогда  не  пугало  этого
молчаливого человека, редко поднимающего глаза и невинно странствующего по
водам с единственной целью добыть  пропитание,  одежду  и  кров  для  трех
человек, оставшихся на суше. Конечно,  он  был  знаком  с  непогодой.  Ему
случалось и мокнуть, и уставать, терпеть невзгоды, но он тотчас же об этом
забывал. Потому-то он и имел основания в  своих  письмах  домой  неизменно
сообщать о хорошей  погоде.  Но  ни  разу  еще  не  довелось  ему  увидеть
непомерную силу и безудержный гнев, - гнев, который истощается, но никогда
не утихает, гнев и ярость неуемного моря. Он знал о нем подобно тому,  как
все мы знаем, что существуют на свете преступление и подлость.  Он  слыхал
об этом, как слышит мирный горожанин о битвах, голоде и наводнениях  -  и,
однако, не понимает значения этих событий, хотя, конечно, ему  приходилось
вмешиваться в уличную драку, оставаться иной раз без обеда  или  вымокнуть
до костей под  ливнем.  Капитан  Мак-Вир  плавал  по  морям  так  же,  как
некоторые люди  скользят  по  поверхности  жизни,  чтобы  затем  осторожно
опуститься в мирную могилу; жизнь до конца остается для них неведомой;  им
ни разу не открылись ее вероломство, жестокость и ужас. И  на  суше  и  на
море встречаются такие люди, счастливые... или забытые судьбой и морем.





   Следя за упорным падением барометра,  капитан  Мак-Вир  думал:  "Видно,
быть  скверной  погоде".  Мысль  его  выразилась  именно  в  такой  форме.
Неблагоприятную  погоду  он  знал  по  опыту,  а  определение   "скверная"
применялось к погоде, причиняющей моряку умеренные неудобства. Сообщи  ему
какое-нибудь  авторитетное  лицо,  что  близится  конец  мира   и   грозят
катастрофические атмосферные бури, он  воспринял  бы  это  сообщение,  как
предсказание скверной погоды - и только, ибо катаклизма он не  испытал,  а
вера не всегда влечет за собой понимание. Мудрость его страны выразилась в
акте парламента, и согласно этому акту он должен был ответить на некоторые
простые вопросы о вихревых штормах - об ураганах, циклонах, тайфунах,  для
того чтобы его признали годным принять командование судном; видимо, на эти
вопросы он ответил удовлетворительно, раз командовал теперь "Нянь-Шанем" в
китайских морях в сезон тайфунов. Но если он и ответил некогда на вопросы,
то  теперь  ничего  не  помнил.  Однако  он  чувствовал,  что  жара  стоит
невыносимая, тяжелая и липкая. Он вышел на мостик, но легче ему не  стало.
Воздух казался густым. Капитан Мак-Вир разевал рот, как рыба, и чувствовал
себя не в своей тарелке.
   "Нянь-Шань" оставлял борозду на поверхности моря, которая блестела, как
волнистый кусок серого шелка. Бледное и тусклое солнце изливало  свинцовый
жар и странно мерцающий свет. Китайцы лежали на  палубах.  Их  бескровные,
осунувшиеся желтые лица походили на лица больных желтухой. Капитан Мак-Вир
отметил двоих, лежавших врастяжку на палубе с  закрытыми  глазами,  -  они
казались мертвыми; другие трое ссорились на носу; какой-то  дюжий  парень,
полунагой, с широкими плечами, бессильно перевесился через лебедку; другой
сидел на палубе, по-девичьи подогнув колени и склонив голову  набок,  и  с
невероятной медлительностью заплетал косу; даже пальцы его двигались вяло.
Дым еле-еле выбивался из трубы, и его не относило в сторону, он растекался
зловещим облаком, испускавшим запах серы и осыпавшим сажей палубу.
   - Что вы там, черт возьми, делаете, мистер  Джакс?  -  спросил  капитан
Мак-Вир.
   Такая необычная форма обращения - правда, эти слова он не  произнес,  а
промямлил - заставила мистера Джакса подскочить, словно его  кольнуло  под
ребро. Он сидел на  низкой  скамейке,  принесенной  на  мостик;  ноги  его
обвивала веревка, на коленях лежал кусок парусины, и он энергично  работал
иглой. С удивлением  он  поднял  глаза;  выражение  его  лица  было  самое
невинное и простодушное.
   - Я сшиваю веревкой мешки из новой партии, которую  мы  заготовили  для
угля в последнее плавание, - коротко объяснил он. -  Нам  они  понадобятся
для следующей погрузки, сэр.
   - А что случилось со старыми?
   - Износились, сэр.
   Капитан Мак-Вир, нерешительно поглядев на  своего  старшего  помощника,
высказал мрачное и циничное  предположение,  что  больше  половины  мешков
отправились за борт, - "если бы только можно  было  узнать  правду",  -  и
удалился на другой  конец  мостика.  Джакс,  раздраженный  этой  ничем  не
вызванной атакой, сломал иглу на втором стежке и, бросив работу, вскочил и
вполголоса яростно проклял жару.
   Винт  стучал.  Три  китайца  на  корме  внезапно  прекратили  спор,   а
заплетавший косу обхватил руками колени и уныло уставился в  пространство.
Бледный солнечный свет бросал слабые, как будто болезненные тени. С каждой
секундой волны росли и  набегали  быстрее,  и  судно  тяжело  кренилось  в
глубоких выбоинах моря.
   - Интересно, откуда взялось это проклятое  волнение?  -  громко  сказал
Джакс, покачнувшись и с трудом удержавшись на ногах.
   - С северо-востока,  -  проворчал  с  другого  конца  мостика  Мак-Вир,
понимавший все в буквальном  смысле.  -  Погода  будет  скверная.  Пойдите
посмотрите на барометр.
   Джакс вышел из штурманской рубки с  изменившейся  физиономией:  он  был
задумчив и озабочен. Ухватившись  за  перила  мостика,  он  стал  смотреть
вдаль.
   Температура в машинном отделении поднялась до ста  семнадцати  градусов
[по Фаренгейту]. Из люка и через сетку в  переборках  котельной  вырывался
хриплый гул раздраженных голосов и сердитое звяканье и  бряцание  металла,
словно там, внизу, спорили люди с медными  глотками  и  железными  телами.
Второй механик ругал кочегаров за то, что они не  поддерживают  пара.  Это
был человек с руками кузнеца, и обычно его  побаивались;  но  в  тот  день
кочегары храбро огрызались в ответ и  с  бешенством  отчаяния  захлопывали
дверцы топки. Затем шум внезапно прекратился, из кочегарки вынырнул второй
механик, весь грязный и насквозь  мокрый,  как  трубочист,  вылезающий  из
колодца. Едва высунув голову,  он  принялся  бранить  Джакса  за  то,  что
вентиляторы кочегарки плохо  прилажены;  в  ответ  Джакс  умоляюще  развел
руками, словно желая сказать: "Ветра  нет,  ничего  не  поделаешь...  сами
видите..." Но тот не хотел внимать никаким доводам. Зубы сердито  блеснули
на грязном лице.  Он  берет  на  себя  труд  отщелкать  этих  пустоголовых
кочегаров там, внизу, - сказал он, - но, провались все  к  черту,  неужели
проклятые моряки думают, что можно поддерживать пар в этих  забытых  богом
котлах одними тумаками? Нет, черт возьми! Нужна еще и тяга.  Если  это  не
так, он готов на веки веков превратиться в палубного матроса,  у  которого
вместо головы швабра. А старший механик с полудня вертится у манометра или
носится, как помешанный, по машинному отделению. О чем думает Джакс?  Чего
он торчит здесь, наверху, если не может заставить своих ни на что негодных
калек повернуть вентиляторы к ветру?
   Отношения между "машинным" и "палубой" "Нянь-Шаня" были, как  известно,
братские; поэтому Джакс, перевесившись через поручни,  сдержанно  попросил
механика не прикидываться глупым ослом, - в  другом  конце  мостика  стоит
шкипер. Но второй механик возмущенно заявил, что ему нет дела до того, кто
стоит  в  другом  конце  мостика;  а   Джакс,   моментально   перейдя   от
высокомерного  неодобрения  к  крайнему  возбуждению,   весьма   нелюбезно
пригласил его подняться наверх, самому установить проклятые вентиляторы  и
поймать ветер, какой нужен его  ослиной  породе.  Второй  механик  взбежал
наверх и набросился на вентилятор у левого борта судна с  такой  энергией,
словно хотел его вырвать и швырнуть за борт. На самом же  деле  он  только
повернул раструб палубного вентилятора на несколько  дюймов,  затратив  на
это столько сил, что казался совсем истощенным. Он прислонился  к  рулевой
рубке, а Джакс подошел к нему.
   - О господи! - воскликнул слабым  голосом  механик.  Он  поднял  мутные
глаза к небу, потом поглядел на горизонт;  а  горизонт,  наклонившись  под
углом в сорок градусов, казалось, висел на откосе  и  медленно  оседал.  -
Господи! Что же это такое?
   Джакс, расставив свои длинные ноги,  как  ножки  циркуля,  заговорил  с
сознанием собственного превосходства:
   - На этот раз нас захватит. Барометр падает черт знает как, Гарри. А вы
тут стараетесь затеять дурацкую ссору...
   Слово  "барометр",  казалось,  воспламенило  гнев   второго   механика.
Собравшись с силами, он суровым  и  сдержанным  тоном  посоветовал  Джаксу
запихать себе в глотку этот гнусный инструмент. Кому  какое  дело  до  его
чертова барометра! Суть в том, что давление пара падает; а  у  него  жизнь
стала хуже собачьей, когда кочегары теряют  сознание,  а  старший  механик
одурел; ему лично наплевать, скоро ли все это взлетит к  черту!  Казалось,
механик готов расплакаться; затем он перевел дух, мрачно  пробормотал:  "Я
им покажу - терять сознание!" - и бросился к люку. Тут  он  задержался  на
секунду, чтобы погрозить кулаком неестественно бледному солнцу,  а  затем,
гикнув, прыгнул в темную дыру.
   Когда Джакс обернулся, его взгляд  упал  на  круглую  спину  и  большие
красные уши капитана Мак-Вира, который перешел на другой конец мостика. Не
глядя на своего старшего помощника, он тотчас заговорил:
   - Очень вспыльчивый человек - этот второй механик.
   - И прекрасный механик - проворчал Джакс. - Они не могут держать нужное
давление пара, - поспешно прибавил он и  ухватился  за  поручни,  предвидя
неминуемый крен.
   Капитан Мак-Вир, не подготовленный к этому, едва удержался на  ногах  и
налетел на пиллерс, поддерживающий тент.
   - Богохульник! - упрямо сказал он. - Если  так  будет  продолжаться,  я
должен буду от него отделаться при первом удобном случае.
   - Это все от жары, - сказал Джакс.  -  Погода  ужасная!  Тут  и  святой
начнет ругаться. Даже здесь голова обернута шерстяным одеялом.
   Капитан Мак-Вир поднял глаза.
   - Вы хотите сказать,  мистер  Джакс,  что  вам  случалось  заворачивать
голову в шерстяное одеяло? Зачем же вы это делали?
   - Это образное выражение, сэр, - бесстрастно ответил Джакс.
   - Ну и словечки же  у  вас!  А  это  что  значит  -  "и  святой  начнет
ругаться?" Я бы хотел, чтобы вы таких глупостей не говорили. Что же это за
святой, если он ругается? Такой же  святой,  как  вы,  я  думаю.  А  какое
отношение имеет к этому одеяло...  или  погода?  Я  же  не  ругаюсь  из-за
жары... ведь так? Просто скверный характер. Вот в чем тут  дело.  А  какой
смысл выражаться таким образом?
   Так выступил капитан Мак-Вир против образных выражений, а под  конец  и
совсем изумил Джакса: он презрительно фыркнул и сердито проворчал:
   - Черт возьми! Я его выкину отсюда, если он не будет осторожнее.
   А неисправимый Джакс подумал: "Вот  тебе  на!  Мой-то  старичок  совсем
неузнаваем. И характер у него появился. Как вам  это  нравится!  А  все  -
погода. Не иначе, как погода. Тут и ангел станет сварливым, не говоря уж о
святом..."
   Все китайцы на палубе, казалось, находились при последнем издыхании.
   Заходящее солнце - угасающий коричневый диск с уменьшенным диаметром  -
не излучало сияния, как будто с этого  утра  прошли  миллионы  столетий  и
близок конец мира. Густая гряда облаков зловещего темно-оливкового оттенка
появилась на севере и легла низко  и  неподвижно  над  морем  -  осязаемое
препятствие на пути  корабля.  Судно,  ныряя,  шло  ей  навстречу,  словно
истощенное существо, гонимое к смерти.  Медный  сумеречный  свет  медленно
угас; спустилась темнота, и над головой высыпал рой  колеблющихся  крупных
звезд; они мерцали, как будто кто-то их раздувал,  и  казалось  -  нависли
низко над землей.
   В восемь часов Джакс вошел в штурманскую рубку, чтобы внести пометки  в
судовой журнал. Он старательно выписал из записной книжки число пройденных
миль, курс судна; а в  рубрике,  озаглавленной  "Ветер",  нацарапал  слово
"штиль" сверху донизу,  -  с  полудня  до  восьми  часов.  Его  раздражала
непрерывная  монотонная  качка.  Тяжелая  чернильница  скользила,   словно
наделенная разумом, умышленно увертывалась от пера. Написав в рубрике  под
заголовком "Заметка" - "Гнетущая жара", он зажал зубами кончик ручки,  как
мундштук трубки, и старательно вытер лицо.
   "Крен сильный,  волны  высокие,  поперечные..."  -  начал  он  снова  и
подумал: "Сильный - совсем  неподходящее  слово".  Затем  написал:  "Заход
солнца угрожающий. На северо-востоке низкая гряда облаков. Небо ясное".
   Навалившись на стол, сжимая перо, он поглядел в сторону двери и в  этой
раме увидел, как все звезды понеслись  вверх  по  черному  небу.  Все  они
обратились в бегство  и  исчезли;  осталось  только  черное  пространство,
испещренное белыми пятнами, ибо море было такое же  черное,  как  и  небо,
усеянное клочьями пены.  Звезды  вернулись,  когда  судно  накренилось  на
другой бок, и вся мерцающая стая покатилась  вниз;  то  были  не  огненные
точки, а крохотные, ярко блестевшие диски.
   Джакс секунду следил за летучими звездами, а затем стал писать: "8 п.п.
Волнение усиливается. Крен сильный, палуба залита водой. Кули размещены на
ночь, люк задраен. Барометр все время падает". Он остановился  и  подумал:
"Может быть, ничего из этого не выйдет". Затем решительно  внес  последнюю
запись: "Все данные, что надвигается тайфун".
   Собравшись уйти, он должен был отступить в сторону, чтобы  дать  дорогу
капитану Мак-Виру. Тот вошел, не говоря ни слова, и не  делая  ни  единого
жеста.
   - Закройте дверь, мистер Джакс, слышите? - крикнул он из рубки.
   Джакс повернулся, чтобы исполнить приказание, и насмешливо пробормотал:
   - Верно, боится простудиться.
   Это была не его вахта, но он жаждал общения с себе подобными, а  потому
беззаботно заговорил со вторым помощником:
   - Кажется, дела не так уж плохи, как вы думаете?
   Второй помощник шагал взад и вперед  по  мостику;  ему  приходилось  то
быстро семенить ногами, то с трудом  карабкаться  по  вздыбленной  палубе.
Услышав голос Джакса, он остановился, не отвечая, и стал глядеть вперед.
   - Ого! Вот это здоровая волна! - сказал Джакс,  покачнувшись  так,  что
коснулся рукой пола.
   На этот раз второй помощник издал какой-то недружелюбный звук.
   Это был уже немолодой, жалкий  человечек  со  скверными  зубами  и  без
малейших признаков растительности на лице. Его  спешно  наняли  в  Шанхае,
когда прежний  второй  помощник  задержал  судно  на  три  часа  в  порту,
ухитрившись (каким образом, капитан Мак-Вир так и не мог понять) упасть за
борт и угодить на пустой угольный лихтер,  стоявший  у  борта.  Он  что-то
сломал себе,  получив  сотрясение  мозга,  и  был  отправлен  на  берег  в
больницу.
   Джакса такой недружелюбный звук не обескуражил.
   - Китайцы, должно быть, превесело проводят время там, внизу,  -  сказал
он. - Пусть хоть утешаются тем, что наша старушка - самое устойчивое судно
из всех, на каких мне приходилось плавать! Ну вот! Этот вал был хоть куда.
   - Подождите - и увидите, - буркнул второй помощник.
   Нос у него был острый, с красным кончиком; губы  тонкие,  поджатые;  он
всегда  имел  такой  вид,  словно  сдерживал  бешенство;  речь  его   была
лаконичной до грубости. Все свободное время он  проводил  в  своей  каюте,
всегда  закрывал  за  собой  дверь  и  затихал  там,  словно   моментально
погружался в сон; но когда наступало время его вахты  на  палубе,  матрос,
придя его будить, неизменно заставал его в одной и той же позе:  он  лежал
на койке,  голова  его  покоилась  на  грязной  подушке,  а  глаза  злобно
сверкали. Писем он никогда не писал и, казалось, ни от кого  их  не  ждал;
слыхали, как он упомянул однажды о Вест  Хартлпуле,  да  и  то  с  крайним
озлоблением в связи с грабительскими ценами в каком-то  пансионе.  Был  он
одним из тех людей, которых, в случае  необходимости,  можно  подобрать  в
любом  порту.  Такие  люди  бывают   в   достаточной   мере   компетентны;
по-видимому, всегда нуждаются; порочных  наклонностей  не  обнаруживают  и
неизменно носят на себе клеймо неудачника. На борт они попадают  случайно,
ни к одному судну не привязаны, живут, мало общаясь с  товарищами,  экипаж
судна ничего о  них  не  знает,  а  от  места  они  отказываются  в  самое
неподходящее время. Ни с кем  не  попрощавшись,  они  сходят  на  берег  в
каком-нибудь всеми забытом порту, где всякий другой  человек  побоялся  бы
высадиться, и тащат свой ветхий морской сундучок,  старательно  обвязанный
веревкой, словно там хранятся  какие-то  сокровища;  кажется,  будто  они,
уходя, посылают проклятие судну.
   - Подождите, - повторил он, раскачиваясь, чтобы сохранить равновесие, и
упорно поворачивая спину Джаксу.
   - Вы  хотите  сказать,  что  нам  придется  туго?  -  спросил  Джакс  с
мальчишеским любопытством.
   - Сказать?.. Я ничего не говорю.  Вы  меня  на  слове  не  поймаете,  -
отрезал второй  помощник  с  таким  презрительно-самодовольным  и  лукавым
видом, как будто вопрос Джакса был хитро расставленной ловушкой. - Э, нет!
Никто из вас не заставит меня свалять дурака, - пробормотал  он  себе  под
нос.
   Джакс поспешил вывести заключение: второй помощник - подлая скотина,  и
мысленно пожалел, что бедняга Джек Элен свалился на этот угольный  лихтер.
Далекая черная масса впереди судна казалась какой-то иной  ночью,  видимой
сквозь звездную ночь земли. Ночь эта  была  беззвездной  и  находилась  за
пределами вселенной; в ее зловещую тишину можно было заглянуть через узкую
щель в сияющей сфере, которая обволакивает землю.
   - Что бы там ни было впереди,  -  сказал  Джакс,  -  мы  несемся  прямо
навстречу ему.
   - Вы это сказали, - подхватил второй помощник, по-прежнему стоя  спиной
к Джаксу. - Вы это сказали, помните, - не я.
   - Ах, убирайтесь  вы  к  черту!  -  прорвало  Джакса;  второй  помощник
торжествующе хихикнул.
   - Вы это сказали, - повторил он.
   - Ну так что ж?
   - Я знавал действительно хороших людей, которым попадало от их шкиперов
из-за менее неосторожных  слов,  -  с  лихорадочным  возбуждением  ответил
второй помощник. - Э, нет! Меня вы не поймаете.
   -  Вы  как  будто  чертовски  боитесь  выдать  себя,  -  сказал  Джакс,
обозленный такой нелепостью. - Я бы не побоялся говорить то, что думаю.
   - Мне-то? Невелика храбрость. Я - нуль, и сам это знаю.
   Судно   после   сравнительно   устойчивого   положения   снова    стало
раскачиваться на волнах; качка усиливалась с  каждой  секундой;  и  Джакс,
старавшийся сохранить равновесие, был слишком занят, чтобы  ответить.  Как
только яростная качка несколько утихла, он проговорил:
   - Пожалуй, это уже слишком. Хорошенького понемногу! Надвигается что или
нет, а все-таки, мне кажется, следует повернуть судно против волны. Старик
только что пошел прилечь. Пойду-ка я поговорю с ним.
   Открыв дверь штурманской рубки, он увидел, что  капитан  читает  книгу,
Капитан Мак-Вир не лежал, а  стоял,  уцепившись  одной  рукой  за  книжную
полку, а в другой держа перед собой раскрытый толстый том. Лампа вертелась
в карданном подвесе;  книги  перекатывались  на  полке;  длинный  барометр
порывисто описывал круги, стол каждую секунду  менял  наклон.  Среди  этих
движущихся  и  вертящихся  предметов  стоял,  держась  за  полку,  капитан
Мак-Вир; подняв глаза, он спросил:
   - В чем дело?
   - Волнение усиливается, сэр.
   - Я это и здесь заметил, - пробормотал капитан  Мак-Вир.  -  Что-нибудь
неладно?
   Джакс, сбитый с толку серьезными  глазами,  глядевшими  на  него  из-за
книги, смущенно ухмыльнулся.
   - Качается, как старая калоша, - глупо сказал он.
   - Да! Качка очень сильная... Что вам нужно?
   Тут Джакс потерял точку опоры и начал заикаться.
   - Я подумал о наших пассажирах, - сказал он, как  человек,  хватающийся
за соломинку.
   - О пассажирах? - очень удивился капитан. - О каких пассажирах?
   - Да о китайцах, сэр, - пояснил Джакс, жалея о том, что заговорил.
   - О китайцах! Так почему вы так прямо и не скажете? Мне и  невдомек,  о
чем вы толкуете. Никогда  не  слыхал,  чтобы  кули  называли  пассажирами.
Пассажиры! Что это на вас нашло!
   Капитан Мак-Вир заложил книгу указательным пальцем, закрыл ее и опустил
руку. Вид у него был недоумевающий.
   - Почему вы думаете о китайцах, мистер Джакс? - осведомился он.
   Джакс, припертый к стенке, выпалил свое мнение:
   - Палубу заливает водой, сэр. Я подумал, что вы, может быть,  повернете
пароход... на время. Пока это волнение немножко не затихнет. А затихнет, я
полагаю, очень скоро... Повернете на восток...  Я  еще  не  видывал  такой
качки.
   Он едва устоял на пороге, а капитан Мак-Вир, чувствуя, что за полку ему
не удержаться, поспешил ее выпустить и тяжело рухнул на диван.
   - Повернуть на восток? - сказал он, пытаясь сесть. - Это больше чем  на
четыре румба от курса.
   - Да, сэр. Пятьдесят градусов... Как раз  повернуть  носом  так,  чтобы
встретить...
   Капитан Мак-Вир ухитрился сесть. Книгу он не уронил и заложенного места
не потерял.
   - На восток? - повторил он с возрастающим удивлением. - Но  во...  Как,
по вашему, куда мы  направляемся?  Вы  хотите,  чтобы  я  повернул  мощный
пароход на четыре румба от курса, чтобы не причинить неудобства  китайцам!
Ну, знаете ли, приходилось мне слышать, какие безумства творятся на свете,
но такого... Не знай я вас, Джакс, я бы подумал, что вы  пьяны.  Повернуть
на четыре румба... А потом что? Повернуть на четыре румба, чтобы  плавание
было приятно... Как вам пришло в голову, что я стану  вести  пароход  так,
словно это парусник?
   - Велико счастье, что это не парусник - с горькой  готовностью  вставил
Джакс. - За этот вечер мы потеряли бы все мачты.
   - Да! А вам оставалось бы только стоять и смотреть, как  их  уносит,  -
сказал капитан Мак-Вир, как будто несколько оживляясь.  -  Сейчас  мертвый
штиль, не так ли?
   - Да, сэр. Но несомненно надвигается что-то необыкновенное.
   - Возможно. Вы, видимо, думали, что я постараюсь увернуться с  пути,  -
сказал капитан Мак-Вир.
   И манеры его и тон были до крайности просты:  он  не  спускал  тяжелого
взгляда с непромокаемого плаща, валявшегося на  полу.  Вот  почему  он  не
заметил смущения Джакса, а тот был не только раздосадован, но  и  удивлен;
он почувствовал уважение к капитану.
   - Видите эту книгу? - серьезно продолжал капитан Мак-Вир,  хлопая  себя
закрытым томом по ляжке. - Я читал здесь главу о штормах.
   Это была правда. Он  действительно  читал  главу  о  штормах.  Входя  в
штурманскую рубку, он не имел намерения браться за  эту  книгу.  Что-то  -
быть может, то же  предчувствие,  какое  побудило  стюарда,  не  дожидаясь
приказания,  принести  в  рубку  морские  сапоги  и  непромокаемое  пальто
капитана, - заставило его руку потянуться к полке; не теряя времени на то,
чтобы  сесть,  он  добросовестно  силился  вникнуть  в  терминологию,   но
потерялся  среди  полукругов,  левых  и  правых   квадрантов,   возможного
местонахождения центра, перемен ветра и показаний  барометрической  шкалы.
Он пытался связать прочитанное с создавшимся положением и кончил тем,  что
почувствовал презрение и гнев, увидев в нагромождении слов и советов  лишь
одни измышления и предположения, без малейшего проблеска уверенности.
   - Это чертовская штука, Джакс! - сказал он. - Если  верить  всему,  что
здесь сказано, придется  большую  часть  своей  жизни  носиться  по  морю,
стараясь зайти в тыл непогоде.
   Он снова хлопнул книгой по ляжке, а Джакс  открыл  рот,  но  ничего  не
сказал.
   - Зайти в тыл непогоде! Вы  это  понимаете,  мистер  Джакс?  Величайшее
безумие! -  восклицал  капитан  Мак-Вир,  делая  паузы  и  глубокомысленно
уставившись в пол. - Можно подумать,  что  это  писала  старая  баба.  Это
превосходит мое понимание. Если книга преследовала  какие-нибудь  полезные
цели, то понимать  их  нужно  так:  я  должен  немедленно  изменить  курс,
свернуть к черту, в сторону, и явиться в Фучжоу с севера, тащась в  хвосте
этой бури, которая, видимо, бродит где-то на  нашем  пути.  С  севера!  Вы
понимаете, мистер Джакс? Триста лишних миль, и  в  результате  -  недурной
счет за уголь. Если бы каждое слово здесь было святой истиной, я  все-таки
не мог бы так поступить, мистер Джакс. Не ждите этого от меня...
   Джакс молча дивился такому красноречивому взрыву чувств.
   - Но суть в том, что вы не знаете, прав ли этот парень. Как  вы  можете
определить, что это за буря, пока вы на нее не натолкнулись? Ведь парня-то
на борту здесь нет, не так ли? Отлично! Вот здесь он  говорит,  что  центр
таких бурь находится на восемь румбов от ветра, но никакого  ветра  у  нас
нет, несмотря на падение барометра. Где же теперь его центр?
   - Ветер сейчас подымется, - пробормотал Джакс.
   -  И  пусть  подымется!  -  сказал  капитан   Мак-Вир   с   благородным
негодованием. - Отсюда вы можете заключить, мистер  Джакс,  что  в  книгах
всего не найдешь. Все эти правила, как увернуться от ветра и обойти  бурю,
мистер Джакс, кажутся мне сущим вздором, если здраво смотреть на дело.  Он
поднял глаза, увидел недоверчивую физиономию Джакса и постарался  пояснить
сказанное на примере.
   - Это так же нелепо,  как  и  ваше  необычайное  предложение  повернуть
судно, изменив курс неизвестно на сколько времени, ради удобства китайцев.
Если погода меня задержит, - отлично! На то имеется  ваш  судовой  журнал,
чтобы ясно говорить о погоде. Но, допустим, я изменю курс и прибуду на два
дня позже, а они меня спросят: "Где же это вы были,  капитан?"  Что  я  им
скажу? "Старался улизнуть  от  непогоды",  -  пришлось  бы  мне  ответить.
"Должно быть, погода была чертовски скверная?" - сказали бы они. "Не знаю,
- ответил бы я. - Я ловко от нее улизнул". Вы  понимаете,  Джакс?  Я  весь
вечер об этом размышлял.
   Он снова поднял глаза. Никто еще не  слыхивал  от  него  такой  длинной
тирады.  Джакс,  держась  руками  за  притолоку,  походил   на   человека,
созерцающего чудо. В  глазах  его  отражалось  безграничное  изумление,  а
физиономия казалась недоверчивой.
   - Буря есть буря, мистер Джакс, -  резюмировал  капитан,  -  и  пароход
должен встретить ее лицом к лицу. На  свете  немало  бурь,  и  нужно  идти
напролом, без всякой  "стратегии  бурь",  как  выражается  старый  капитан
Уилсон с "Мелиты". Недавно на берегу я слыхал, как он рассказывал о  своей
стратегии компании судовладельцев, они сидели за  соседним  столиком.  Мне
это показалось величайшим вздором... Маневрируя, - кажется, именно так  он
выразился, - ему-де удалось увернуться от  ужасного  шторма  и  все  время
держаться от него на расстоянии не менее пятидесяти миль. Он это  называет
мастерским ходом. Откуда  он  знал,  что  на  расстоянии  пятидесяти  миль
свирепствует  шторм,  -  никак  не  могу  понять.  Это  походило  на  бред
сумасшедшего. А  я  думал,  что  капитан  Уилсон  достаточно  стар,  чтобы
соображать, в чем дело.
   Капитан Мак-Вир минутку помолчал, потом спросил:
   - Сейчас не ваша вахта, мистер Джакс?
   Джакс, вздрогнув, пришел в себя.
   - Да, сэр.
   -  Дайте  распоряжение,  чтобы  меня  позвали  в  случае   какой-нибудь
перемены, - сказал капитан.  Он  дотянулся  до  полки,  поставил  книгу  и
подобрал ноги на диван. -  Закройте  дверь  так,  чтобы  она  не  хлопала,
слышите? Терпеть не могу, когда дверь хлопает. Должен сказать,  что  замки
на этом судне никуда не годятся.
   Капитан Мак-Вир закрыл глаза.
   Он хотел отдохнуть. Он устал и чувствовал  себя  духовно  опустошенным;
такое  состояние  наступает  после  утомительной  беседы,  когда   человек
высказал свои глубочайшие верования, созревавшие  в  течение  долгих  лет.
Действительно, он, сам того не подозревая, выразил свое кредо, и на Джакса
это произвело столь сильное впечатление, что  он  долго  стоял  по  другую
сторону двери и почесывал голову.
   Капитан Мак-Вир открыл глаза.
   Он подумал, что, должно быть,  спал.  Что  это  за  оглушительный  шум?
Ветер? Почему же его не позвали?  Лампа  вертелась  в  карданном  подвесе;
барометр описывал круги; стол каждую секунду наклонялся то в  одну,  то  в
другую сторону; пара морских сапог с осевшими  голенищами  скользила  мимо
дивана. Он быстро протянул руку и поймал один сапог.
   В приоткрытой двери показалось лицо Джакса, - только одно  лицо,  очень
красное, с вытаращенными глазами. Пламя лампы затрепетало; обрывок  бумаги
взлетел к потолку; поток  воздуха  охватил  капитана  Мак-Вира.  Натягивая
сапог, он вопросительно уставился на распухшее, возбужденное лицо Джакса.
   - Началось вдруг,  -  крикнул  Джакс,  -  пять  минут  назад...  совсем
неожиданно!
   Дверь хлопнула, и голова исчезла, за закрытой дверью послышались  плеск
и падение тяжелых капель, словно кто-то выплеснул на стену рубки  ведро  с
расплавленным свинцом.  В  глухом  вибрирующем  шуме  снаружи  можно  было
расслышать свист. Сквозной ветер разгуливал в  душной  рубке,  словно  под
открытым со всех сторон навесом. Капитан  Мак-Вир  ухватил  второй  сапог,
проносившийся по полу. Он не был взволнован, однако не сразу мог просунуть
ногу. Башмаки, которые он сбросил, метались по  каюте,  игриво  наскакивая
друг на друга, словно щенки. Поднявшись на ноги, он злобно лягнул  их,  но
промахнулся.
   Встав в позу фехтовальщика, он потянулся за своим непромокаемым пальто,
а затем, натягивая его, топтался по тесной каюте. Широко расставив ноги  и
вытянув  шею,  очень  серьезный,  он  начал  старательно  завязывать   под
подбородком тесемки своей зюйдвестки; толстые пальцы его  слегка  дрожали.
Он  походил  на  женщину,  надевающую  перед  зеркалом  капор,  -   когда,
прислушиваясь с напряженным вниманием, он,  казалось,  ждал  с  минуты  на
минуту услышать свое имя в гуле, внезапно наполнившем его судно.  Шум  все
усиливался,  оглушая  его,  пока  он  готовился  выйти  и  встретиться   с
неизвестным. Шум был грохочущий и очень громкий,  -  натиск  ветра,  удары
волн  и  длительная,  глухая  вибрация  воздуха,  словно  далекие  раскаты
барабана, предвещающие атаку бури.
   Секунду он стоял, освещенный лампой, толстый, неуклюжий, бесформенный в
своих доспехах, с напряженным, красным лицом.
   - Здоровая тяжесть, - пробормотал он.
   Едва он попытался открыть дверь, как ветер овладел ею. Капитан цеплялся
за ручку, но ветер вынес его из рубки через порог, и сразу  он  вступил  в
единоборство с ветром, поставив себе  целью  закрыть  дверь.  В  последний
момент струя воздуха ворвалась в рубку и слизнула пламя лампы.
   Впереди, за носом корабля, он увидел великую тьму, нависшую над  белыми
вспышками пены; с правого  борта  тускло  мерцали  несколько  изумительных
звезд над необъятным взбаламученным пространством,  просвечивающим  сквозь
бешено крутящееся облако дыма.
   На мостике смутно  виднелась  группа  людей,  с  невероятными  усилиями
выполнявших какую-то работу; тусклый свет из окон рулевой рубки  падал  на
их головы и  спины.  Вдруг  одно  окно  потемнело,  затем  другое.  Голоса
исчезнувших в темноте людей доносились до его слуха отрывистыми выкриками,
как обычно бывает при сильном ветре. Внезапно подле него  появился  Джакс;
он стоял с опущенной головой и орал:
   -  Вахта...  закрыть...  ставни...  рулевая  рубка...  боялся,  как  бы
стекла... не вылетели.
   Джакс расслышал упрек своего капитана:
   - Почему... не позвали... меня... когда началось?
   Он попытался объяснить, а рев бури, казалось, зажимал ему рот:
   - Легкий ветерок... оставался... мостике... вдруг...  северо-востока...
думал... услышите...
   Они зашли под прикрытие брезента и могли разговаривать, повысив  голос,
словно ссорясь.
   - Я велел команде закрыть все вентиляторы. Хорошо,  что  я  остался  на
палубе. Я не думал, что вы заснете... Что вы сказали, сэр? Что?
   - Ничего - крикнул капитан Мак-Вир. - Я сказал - хорошо!
   - На этот раз мы наскочили! - заорал Джакс.
   - Вы не изменили курса? - осведомился капитан Мак-Вир, напрягая голос.
   - Нет, сэр. Конечно, нет. Мы идем прямо против ветра. А вот идет  волна
с носа.
   Судно нырнуло, приостановилось и дрогнуло, словно наткнулось на  что-то
твердое. На один момент все затихло, затем порыв ветра и высоко взлетевшие
брызги хлестнули их по лицу.
   - Держитесь все время этого курса! - крикнул капитан Мак-Вир.
   Когда Джакс вытер с лица соленую воду, все звезды на небе уже исчезли.





   Джакс был расторопным человеком; на море можно встретить таких  молодых
смышленых помощников. Хотя злобное бешенство первого шквала немного  сбило
его с толку, он сейчас же взял себя в руки, кликнул  матросов  и  бросился
вместе с ними закрывать те отверстия на палубе, которые  не  были  закрыты
раньше.
   - Берись, ребята, помогай! - кричал он своим зычным  голосом,  руководя
работой и в то же время думая: "Как раз этого-то я и ждал".
   Но тут он начал сознавать, что буря превзошла его ожидания. С первым же
дуновением,   коснувшимся   его   щек,   ветер,   казалось,   понесся   со
стремительностью лавины. Тяжелые брызги окутывали "Нянь-Шань"  с  носа  до
кормы; равномерная качка прекратилась; судно, словно  обезумев  от  ужаса,
стало метаться и нырять.
   Джакс подумал: "Дело  нешуточное".  Пока  он  перекрикивался  со  своим
капитаном, внезапно спустилась тьма и упала перед их глазами,  как  что-то
осязаемое. Казалось, все светила вселенной погасли. Джакс, не разбираясь в
своих чувствах, был рад, что  его  капитан  тут,  под  рукой.  Присутствие
капитана его успокаивало, словно этот человек, выйдя на палубу, принял  на
свои плечи всю  тяжесть  бури.  В  этом  -  престиж,  привилегия  и  бремя
командования.
   Никто не мог помочь капитану Мак-Виру нести его бремя. Удел  того,  кто
командует, - одиночество. Он впился глазами во тьму, пытаясь что-нибудь  в
ней разглядеть, с тем напряженным вниманием моряка, который смотрит  прямо
навстречу ветру, словно в глаза противника, пытаясь проникнуть  в  скрытые
намерения, угадать цель и силу нападения. Сильный ветер налетал на него из
необъятной тьмы; под ногами он чувствовал свое растерявшееся  судно  и  не
мог  различить  даже  тень  его  контуров.  Он  хотел,   чтобы   положение
изменилось, и ждал, неподвижный,  чувствуя  себя  беспомощным  слепцом.  В
темноте да и при свете солнца ему свойственно было молчать.
   Джакс, стоявший подле, заорал между порывами ветра:
   - Должно быть, мы сразу попали в самую кашу, сэр!
   Затрепетала слабая молния; казалось, она вспыхнула в глубине пещеры,  в
темном тайнике моря, где вместо пола громоздились пенящиеся гребни.
   На один зловещий, ускользающий миг  она  осветила  рваную  массу  низко
нависших облаков, очертания накренившегося  судна,  черные  фигуры  людей,
застигнутых  на  мостике;  они   стояли   с   вытянутыми   шеями,   словно
приготовлялись боднуть,  и  в  этот  момент  окаменели.  Затем  спустилась
трепещущая тьма, и наконец-то пришло настоящее.
   Это было нечто грозное и стремительное, как внезапно разбившийся  сосуд
гнева. Казалось, все взрывалось вокруг судна, потрясая его  до  основания,
заливая волнами, словно  на  воздух  взлетела  гигантская  дамба.  В  одну
секунду люди потеряли друг друга.  Такова  разъединяющая  сила  ветра:  он
изолирует человека. Землетрясение,  оползень,  лавина  настигают  человека
случайно - как бы бесстрастно. А яростный шторм атакует его,  как  личного
врага, старается скрутить его  члены,  обрушивается  на  его  мозг,  хочет
вырвать у него душу.
   Джакс был оторван от своего капитана. Ему казалось, что он закружился в
воздухе. Исчезло все; на секунду он потерял даже способность думать; затем
рука его нащупала один из столбиков поручней. Он склонен был не  верить  в
реальность  происходящего,  но  отчаяние  его  от  этого  не  уменьшилось.
Несмотря на свою молодость, он уже видывал бури и никогда не сомневался  в
своей способности вообразить самое худшее, но это  настолько  превосходило
силу его фантазии, что казалось совершенно несовместимым с  существованием
какого бы то ни было судна. Быть может, он усомнился бы и  в  себе  самом,
если бы в данный момент не был всецело поглощен борьбой с неведомой силой,
пытавшейся оторвать его от поручней. Кроме того, в нем было убеждение - он
не совсем еще уничтожен, ибо чувствует, что полузадушен, разбит и тонет.
   Ему казалось, что долгое-долгое время он  оставался  один  у  столбика.
Дождь лил на него потоками, обрушивался на него, топил...  Он  ловил  ртом
воздух, и вода, которую он глотал, была то пресной,  то  соленой.  Большей
частью он оставался с закрытыми глазами, словно боялся потерять  зрение  в
этой сумятице стихий. Когда ему удавалось быстро  моргнуть,  он  испытывал
некоторое облегчение, видя  с  правого  борта  зеленоватый  огонек,  слабо
освещающий брызги дождя и пены. Он смотрел как раз  на  него,  когда  свет
упал на вздымающийся вал, погасивший огонь. Он видел, как гребень волны  с
грохотом перекинулся за борт, и этот грохот слился с  оглушительным  ревом
вокруг, и в ту же секунду столбик вырвало из  его  рук.  Он  грохнулся  на
спину, потом почувствовал, как  волна  подхватила  его  и  понесла  вверх.
Первой его мыслью было - все Китайское море обрушилось на  мостик.  Затем,
рассуждая более здраво, он вывел заключение, что  очутился  за  бортом.  И
пока волна трепала его, крутила и швыряла,  он  мысленно  повторял:  "Боже
мой, боже мой, боже мой, боже мой!"
   Вдруг, с бешенством отчаяния,  он  принял  безумное  решение  выбраться
отсюда. И он стал колотить руками и ногами. Но, едва начав эту мучительную
борьбу,  он  обнаружил,  что  тут,  подле  него,  находится  чье-то  лицо,
непромокаемое пальто и сапоги. Он яростно за  них  уцепился,  потерял  их,
снова нашел, еще раз  потерял  и  наконец  почувствовал,  что  его  крепко
обхватила пара толстых рук. И в свою  очередь  он  крепко  обнял  толстое,
сильное тело. Он нашел своего капитана.
   Они барахтались, сжимая друг друга в  объятиях.  Вдруг  вода  схлынула,
отбросив их к стенке рулевой рубки; задыхающиеся и избитые, они  поднялись
на ноги и уцепились за что попало.
   Джакс  был   потрясен,   словно   избежал   невероятного   оскорбления,
направленного лично против него. Его вера в себя ослабела. Он стал кричать
бесцельно тому, кого ощущал подле себя в этой зловещей темноте:  "Это  вы,
сэр? Это вы, сэр?" - пока виски у него не заболели. И в ответ  он  услышал
голос, с досадой выкрикнувший ему,  словно  издалека,  одно  слово:  "Да!"
Снова волны хлынули на мостик. Он, беззащитный, принял их  прямо  на  свою
непокрытую голову, цепляясь за что-то обеими "руками.
   Движения судна были нелепы.  Накренялось  оно  с  какой-то  устрашающей
беспомощностью: ныряя, оно словно летело в пустоту,  а  затем  всякий  раз
наталкивалось на стену. Стремительно ложась на бок, оно снова выпрямлялось
под таким невероятным ударом,  что  Джакс  чувствовал,  как  оно  начинает
вертеться, точно человек, оглушенный дубинкой и теряющий  сознание.  Ветер
выл и неистовствовал во тьме, и казалось - весь мир превратился  в  черную
пропасть. Бывали минуты, когда струя воздуха, словно всасываемая тоннелем,
ударяла о судно с такой силой, что оно как будто поднималось над  водой  и
висело в воздухе, трепеща всем корпусом. Затем  снова  начинало  метаться,
брошенное  в  кипящий  котел.  Джакс  силился  собраться   с   мыслями   и
хладнокровно обсудить положение.
   Море под тяжелым натиском ветра  вздымалось  и  обдавало  нос  и  корму
"Нянь-Шаня" снежными брызгами  пены,  растекающейся  в  темноте  по  обеим
сторонам судна. И на этом ослепительном покрове,  растянутом  под  черными
облаками и испускающем синеватый блеск, капитан  Мак-Вир  замечал  изредка
несколько крохотных пятнышек, черных,  как  эбеновое  дерево,  -  верхушки
люков и лебедок, подножие мачты, стену рубки. Вот все, что он  мог  видеть
на  своем  корабле.  Средняя  же  часть,  скрытая  мостиком,  на   котором
находились он сам и  его  помощник,  закрытая  рулевая  рубка,  где  стоял
рулевой, охваченный страхом, как бы  его  вместе  со  всей  постройкой  не
снесло за борт, - средняя  часть  походила  на  полузатопленную  скалу  на
берегу. Она походила на скалу, упавшую в кипящую  воду,  которая  заливала
ее, бурлила и с нее низвергалась, - на скалу во время прибоя,  за  которую
цепляются  потерпевшие  крушение  люди;  только  эта  скала   поднималась,
погружалась, раскачивалась без отдыха и срока,  словно,  чудесным  образом
оторвавшись от берега, шествовала, переваливаясь, по поверхности моря.
   Сокрушающий  шторм  с   бессмысленной   яростью   разрушителя   ограбил
"Нянь-Шань": трисели были сорваны с  линьков,  накрепко  привязанный  тент
тоже сорван, брезент разорвался, поручни согнулись, мостик смело, и снесло
две шлюпки. Никто не видел и не слышал, как они исчезли, - словно растаяли
под ударами и натиском волн. Уже  позднее,  на  фоне  белой  пены  высокой
волны, низвергающейся на середину судна, Джакс  мельком  увидел  две  пары
черных  шлюпбалок,  но  без  шлюпок,  вынырнувших  из   плотной   черноты,
развевающийся конец каната и окованный железом блок, прыгающий в  воздухе;
тут только узнал он о том, что произошло  за  его  спиной,  на  расстоянии
каких-нибудь трех ярдов.
   Он  вытянул  шею,  разыскивая  ухо  своего  капитана.  Он  нашел   его,
коснувшись губами, -  большое,  мясистое,  очень  мокрое.  И  взволнованно
крикнул:
   - Унесло наши шлюпки, сэр!
   И снова он услышал этот голос,  напряженный  и  слабый,  но  совершенно
спокойный в хаосе шумов, словно доносившийся откуда-то из  тихого  далека,
за пределами черных просторов, где бушевала буря; снова он  услышал  голос
человека  -  хрупкий  и  неукротимый  звук,   который   может   передавать
беспредельность мысли,  намерений  и  решений,  -  звук,  который  донесет
уверенные слова в тот последний день, когда обрушатся небеса  и  свершится
суд, - снова он услышал его; этот голос кричал ему откуда-то издалека:
   - Хорошо!
   Он подумал, что его не расслышали:
   - Наши шлюпки... я говорю, шлюпки... шлюпки, сэр! Две снесло!
   Тот же голос, на  расстоянии  фута  от  него,  -  и  такой  далекий,  -
прокричал резонно:
   - Ничего не поделаешь!
   Капитан Мак-Вир не повернул лица,  но  Джакс  расслышал  еще  несколько
слов, подхваченных ветром:
   - Чего можно ждать... когда пробираешься...  в  таком...  Приходится...
что-нибудь... оставить... позади... разумеется...
   Джакс напряженно прислушивался. Больше он ничего  не  услышал.  Капитан
Мак-Вир сказал все, что хотел сказать; а Джакс, не видя,  представил  себе
широкую, плотную спину, повернутую к нему. Непроницаемая  тьма  давила  на
призрачный блеск моря.  Джакса  охватила  тупая  уверенность,  что  делать
больше нечего.
   Если рулевые приводы выдержат; если огромные  массы  воды  не  проломят
палубы и не разобьют люков; если машины  не  сдадут;  если  удастся  вести
судно против этого ужасного ветра и оно не будет погребено одной  из  этих
чудовищных волн - Джакс время  от  времени  видел  только  зловещие  белые
гребни, вздымающиеся высоко  над  бортом,  -  тогда  есть  шанс  выбраться
благополучно. Казалось, что-то в нем перевернулось, и  он  особенно  остро
понял, что "Нянь-Шань" погиб.
   "Пришел ему конец", - сказал он себе  и  вдруг  почувствовал  волнение,
словно  в  этих  словах  открылся  какой-то  новый,   неожиданный   смысл.
Что-нибудь да случится. Теперь ничего нельзя сделать, ничем нельзя помочь.
От людей на борту помощи не будет, и судно долго не продержится. Эта  буря
чудовищна!
   Джакс почувствовал, как чья-то рука тяжело обхватила его  плечи,  и  на
это ответил очень разумно - крепко обнял за талию своего капитана.
   Так стояли они, обнявшись, в слепой  ночи,  поддерживая  друг  друга  в
борьбе с ветром, щека к щеке, а  губы  к  уху,  -  на  манер  двух  старых
негодных кораблей, связанных корма с носом.
   И Джакс услыхал голос своего командира, звучавший едва ли  громче,  чем
раньше, но ближе, словно он пошел наперерез чудовищному натиску урагана; в
нем было все то же странное спокойствие, как бы мирное сияние нимба.
   - Вы не знаете, где команда? - спросил этот голос, мощный  и  в  то  же
время угасающий, как будто сила ветра одолевала его и сейчас  же  относила
прочь от Джакса.
   Джакс не знал. Все матросы были  наверху,  когда  ураган  обрушился  на
судно. Он понятия не имел, куда они забрались.  В  данном  случае  их  все
равно что нигде не было, так как пользы от них быть  не  могло.  Почему-то
вопрос капитана расстроил Джакса.
   - Вам нужны матросы, сэр? - боязливо крикнул он.
   - Должен знать! - крикнул в ответ капитан Мак-Вир. - Держитесь крепко.
   Они держались. С неукротимым бешенством злобный напор  ветра  остановил
судно; в течение одной зловещей напряженной секунды  оно  только  качалось
быстро и легко, как детская люлька, а воздух - казалось, вся  атмосфера  -
яростно проносился мимо, с ревом отрываясь прочь от мрачной земли.
   Ветер душил их,  и,  закрыв  глаза,  они  крепче  сжали  друг  друга  в
объятиях. Судя по  силе  удара,  столб  воды,  скользивший  вертикально  в
темноте, налетел на судно, переломился и рухнул на  мостик,  погребая  его
под своей губительной тяжестью. Столб, при падении разбившийся  на  струи,
окутал их с головы до ног вихрем пены; соленая вода наполнила им уши, рот,
ноздри. Она  ударила  их  по  ногам,  рванула  второпях  за  руки,  быстро
забурлила под подбородком. Открыв глаза, они увидели  громоздящуюся  массу
пены, бушующую вокруг  того,  что  походило  на  обломки  судна.  Да,  оно
вынуждено было сдаться; и двое  задыхающихся  людей  тоже  были  побеждены
сокрушающим ударом. И вдруг судно рванулось вперед, чтобы  снова  отчаянно
вынырнуть, точно пытаясь выбраться из-под развалин.
   Валы набегали в темноте со всех сторон, чтобы отогнать судно назад, где
оно должно было погибнуть. Злобны были нападавшие  на  него  удары.  Судно
напоминало живое существо, отданное  на  растерзание  толпе:  его  жестоко
толкали, били, подкидывали, бросали вниз, топтали. Капитан Мак-Вир и Джакс
держались друг  за  друга,  оглушенные  шумом,  полузадушенные  ветром;  а
великое смятение, терзавшее их тела, словно  необузданный  взрыв  страсти,
вызывало в душе глубокую тревогу. Один из тех  диких  и  зловещих  воплей,
какие таинственно прорезают иногда рев урагана, как на крыльях, налетел на
судно, а Джакс постарался его перекричать:
   - Выдержит ли судно?
   Этот крик вырвался из его груди. Он был  так  же  не  преднамерен,  как
рождение мысли в голове, и Джакс сам его  не  слышал.  Он  сразу  угас,  -
исчезли и мысль, и намерение, и усилие, и неслышные вибрации  этого  крика
слились с воздушными волнами.
   Джакс ничего не ждал в ответ. Решительно ничего. Да и какой ответ можно
было дать? Но спустя некоторое время он  с  изумлением  расслышал  хрупкий
голос, звук-карлик, не побежденный в чудовищной сумятице:
   - Может выдержать!
   То был глухой вой, а уловить его было труднее, чем еле слышный шепот. И
снова раздался голос,  полузатопленный  треском  и  гулом,  словно  судно,
сражающееся с волнами океана.
   -  Будем  надеяться!   -   крикнул   голос,   маленький,   одинокий   и
непоколебимый, как будто не ведающий ни надежды, ни страха;  и  замелькали
бессвязные слова: - Судно... это... никогда... как-нибудь... к лучшему.
   Джакс уже не пытался расслышать.
   Тогда голос, словно внезапно напав на единственный  предмет,  способный
противостоять силе шторма, окреп и твердо выкрикнул  последние  отрывистые
слова:
   - Оно пробивается...  строили  его...  хорошие  люди...  есть  шансы...
машины... Раут... хороший парень.
   Капитан Мак-Вир снял руку с плеч Джакса, и было так темно, что он сразу
перестал  существовать  для  своего  помощника.   Джакс   после   крайнего
напряжения  дал  отдых  своим  мускулам,  сразу  ослабел.  Гложущая  тоска
уживалась с невероятной сонливостью, словно его избили и измучили до того,
что нагнали на него дремоту. Ветер завладел его головой и пытался  сорвать
ее с плеч; одежда, насквозь промокшая, была тяжела, как свинец; холодная и
мокрая, она походила на броню из тающего льда; он дрожал; это продолжалось
долго: крепко держась руками, он медленно  погружался  в  бездну  телесных
страданий; он сосредоточился лениво и бесцельно на  самом  себе;  а  когда
что-то сзади ударилось слегка о его ноги, он чуть не подпрыгнул.
   Качнувшись вперед, он натолкнулся на спину капитана  Мак-Вира;  тот  не
пошевельнулся. Потом чья-то  рука  схватила  Джакса  за  бедро.  Наступило
затишье, грозное затишье, словно шторм затаил дыхание. А Джакс чувствовал,
как кто-то ощупывает его всего. Это был  боцман.  Джакс  узнал  эти  руки,
такие толстые и огромные, что казалось - они принадлежат человеку какой-то
новой породы.
   Боцман поднялся на мостик и полз на четвереньках против ветра.  Тут  он
ткнулся головой в  ноги  старшего  помощника,  немедленно  присел  и  стал
исследовать особу Джакса, осторожно ощупывая его руками, словно  извиняясь
за свою смелость.
   Это  был  некрасивый   малорослый   грубый   моряк,   лет   пятидесяти,
коротконогий,  с  жесткими  волосами,  длиннорукий,  похожий   на   старую
обезьяну.  Силы  он  был  непомерной;  в  его  больших  неуклюжих   лапах,
напоминавших  коричневые  боксерские  перчатки,  самые  тяжелые   предметы
казались игрушечными. Не считая седоватых волос на груди, хриплого  голоса
и грозного вида, он был лишен всех  классических  атрибутов  боцмана.  Его
добродушие доходило почти до глупости: матросы делали с ним,  что  хотели,
инициативы у него не было ни на грош,  и  человек  он  был  покладистый  и
разговорчивый. По этой причине Джакс его недолюбливал; но капитан  Мак-Вир
как будто считал его первоклассным боцманом,  вызывая  этим  презрительное
неодобрение Джакса.
   Он ухватился за плащ Джакса и подтянулся, чтобы встать на  ноги;  такое
свободное обращение, да и то с величайшей осторожностью, он позволил  себе
лишь потому, что его вынуждал к этому ураган.
   - В чем дело, боцман, в чем дело? - нетерпеливо заревел  Джакс.  -  Что
нужно здесь, на мостике, этому плуту боцману?
   Тайфун действовал Джаксу  на  нервы.  Хриплый  рев  боцмана,  казалось,
выражал величайшее удовлетворение, но  слов  нельзя  было  разобрать.  Да,
несомненно, старый дурак чему-то обрадовался.
   Свободная  рука  боцмана  нашла  чье-то   другое   тело,   потому   что
изменившимся голосом он стал спрашивать:
   - Это вы, сэр? Это вы, сэр?
   Ветер заглушал его вопли.
   - Да! - крикнул капитан Мак-Вир.





   Напрягая голос, боцман добился лишь того, что капитан Мак-Вир расслышал
странное сообщение:
   - Всех китайцев меж палуб швыряет, сэр.
   Джакс, стоявший с подветренной стороны, слышал, как эти двое кричали на
расстоянии шести дюймов от него, словно их разделяло полмили; казалось,  в
тихую ночь два человека перекликаются через поле. Он слышал отчаянный крик
капитана Мак-Вира: "Что? Что?.." - и напряженный, хриплый  голос  боцмана:
"Всей кучей... сам их видел... Ужасное зрелище,  сэр...  Думал...  сказать
вам".
   Джакс  оставался  равнодушным,  словно   сила   урагана   сделала   его
безответным, уничтожив всякую мысль о действии. Кроме того, он  был  очень
молод; его всецело поглощало одно  занятие:  закалить  сердце  в  ожидании
самого худшего, и всякая иная форма  деятельности  вызывала  непреодолимое
отвращение. Он не был испуган: он это знал, ибо, твердо веря в то, что ему
не видать завтрашнего дня, оставался спокоен.
   Бывают такие моменты пассивного героизма,  им  поддаются  даже  храбрые
люди. Многие моряки, несомненно, могут припомнить случай из  своей  жизни,
когда подобное состояние каталептического  стоицизма  внезапно  овладевало
всем экипажем. Джакс же мало был знаком с людьми или штормами. Он сознавал
свое спокойствие, неумолимое спокойствие; в действительности  же  это  был
страх, -  правда,  не  тот  гнусный  страх,  который  заставляет  человека
порядочного испытывать отвращение к себе самому.
   Скорее  это  было  вынужденное  духовное   отупение.   Оно   вызывается
длительным  напряжением  во  время   бури,   предчувствием   надвигающейся
катастрофы;  тут  играет  роль  и  физическая  усталость:  человек  устает
цепляться  за  жизнь  среди  этого  хаоса.  Усталость,   пронизывающая   и
предательская, которая проникает глубоко в сердце  человека  и  заставляет
это сердце сжиматься, - сердце  неисправимое,  выбирающее  из  всех  даров
земли, включая и жизнь, только покой.
   Джакс был оглушен гораздо сильнее, чем предполагал. Он крепко держался,
весь мокрый, замерзший, оцепеневший. В  быстрой  смене  видений  мелькнули
воспоминания, никакого отношения не имеющие  к  его  настоящему  положению
(говорят, перед утопающим проносится таким  образом  вся  его  жизнь).  Он
вспомнил своего отца: после  деловой  катастрофы  этот  достойный  человек
спокойно улегся в постель и тотчас же, покорный, умер. Этих  обстоятельств
Джакс, конечно, не вспомнил,  но,  оставаясь  совершенно  безучастным,  он
отчетливо  увидел  лицо  несчастного  человека.  Вспомнилось,   как,   еще
мальчишкой, он, Джакс, играл в карты на борту корабля, в Тэйбл Бай, - этот
корабль погиб потом со всем  экипажем;  вспомнились  густые  брови  своего
первого шкипера; и мать он вспомнил без всякого волнения,  -  с  таким  же
спокойствием он, бывало, входил в ее комнату и заставал ее за книгой. Мать
его тоже умерла; решительная женщина, оставшись без всяких средств,  очень
энергично занималась его воспитанием.
   Это продолжалось не больше секунды, быть может - меньше.  Тяжелая  рука
легла на его плечи; капитан Мак-Вир кричал ему в ухо:
   - Джакс! Джакс!
   Он уловил в голосе озабоченную нотку. Ветер всею тяжестью навалился  на
судно, стараясь пригвоздить его среди волн. А волны образовали  брешь  над
ним, словно оно было  полузатонувшим  бревном;  чудовищные  пенистые  валы
грозили  ему  издали.  Валы  вылетали  из  тьмы,  а  гребни  их  светились
призрачным светом - светом морской  пены;  в  злобных  вскипающих  бледных
вспышках  видна  была  каждая  волна,  надвигающаяся,  падающая  и  бешено
терзающая хрупкое тело судна. Ни на одну секунду оно не могло освободиться
от воды. Окаменевший Джакс заметил  в  движении  судна  зловещие  признаки
метанья наобум. Оно уже не боролось разумно;  это  было  начало  конца;  и
озабоченная нотка в голосе капитана Мак-Вира подействовала  болезненно  на
Джакса, словно проявление слепого и гибельного безумия.
   Чары шторма овладели Джаксом, проникли в него, поглотили; он был опутан
ими, застыл в немом внимании. Капитан Мак-Вир настойчиво кричал, но  ветер
разъединял их, как прочный клин.  Капитан  повис  на  шее  Джакса,  словно
тяжелый жернов, и вдруг головы их столкнулись.
   - Джакс! Мистер Джакс! Слышите!..
   Он вынужден был ответить на этот голос, который не хотел умолкнуть.  Он
ответил привычными словами:
   - Да, сэр!
   И тотчас же сердце его, покоренное штормом, который  порождает  тягу  к
покою, восстало против тирании дисциплины и командования.
   Капитан Мак-Вир крепко зажал  согнутой  в  локте  рукой  голову  своего
помощника и заорал  ему  в  ухо.  Изредка  Джакс  прерывал  его,  поспешно
предостерегая:  "Осторожно,  сэр!"  -  или  капитан   Мак-Вир   выкрикивал
заклятье: "Держитесь  крепче!"  И  черная  вселенная,  казалось,  начинала
кружиться вместе с судном. Они умолкали. Судно еще  держалось.  И  капитан
Мак-Вир снова выкрикивал:
   - ...Он говорит... все китайцы... швыряет... Нужно разузнать...  в  чем
дело.
   Как только ураган обрушился на судно, на палубе нельзя было оставаться,
и матросы, ошеломленные и перепуганные, приютились  в  левом  проходе  под
мостиком. Дверь на корму они заперли. В проходе было очень темно,  холодно
и страшно. При каждом тяжелом  толчке  судна  они  стонали  в  темноте,  а
снаружи ударяли тонны воды, словно пытаясь проникнуть к ним сверху. Боцман
обратился к матросам с суровой речью, но,  как  говорил  он  впоследствии,
таких неразумных людей ему еще никогда не приходилось  встречать.  Там  им
было не так уж плохо, от непогоды они были укрыты, и никакой работы от них
не требовалось; и все же они только и делали, что ворчали  да  жаловались,
как малые ребята. Наконец один из них сказал, что дело обстояло бы не  так
плохо, будь здесь хоть какой-нибудь свет, чтобы можно было  видеть  дальше
своего носа. Он заявил, что сойдет  с  ума,  если  будет  лежать  здесь  в
темноте и ждать, когда проклятая калоша пойдет ко дну.
   - Чего же ты не выйдешь наружу и не покончишь с этим раз и навсегда?  -
накинулся на него боцман.
   Это вызвало бурю  проклятий.  На  боцмана  со  всех  сторон  посыпались
упреки. Они как будто обижались на то, что им не преподносят сию же минуту
лампы. Они хныкали, требовали лампу: если уж умирать,  так  при  свете.  И
хотя нелепость их ругани была очевидна, раз не было надежды  добраться  до
помещения, где хранились лампы, -  оно  находилось  на  носу,  -  все-таки
боцман сильно расстроился. Он считал, что они зря придираются к нему.  Так
он им сказал, чем вызвал взрыв возмущения. Поэтому он  искал  прибежища  в
молчании, исполненном горечи. Их  воркотня,  вздохи  и  ругань  очень  ему
надоели, но тут он вспомнил,  что  в  межпалубном  пространстве  находятся
шесть круглых ламп, и кули нисколько не пострадают,  если  забрать  у  них
одну лампу.
   На "Нянь-Шане" была угольная яма, расположенная поперек  судна;  иногда
туда помещали груз,  но  в  данный  момент  она  была  пуста.  С  передним
межпалубным пространством она сообщалась железной дверью, а ее люк выходил
в пароход под мостиком. Таким образом, боцман мог проникнуть в межпалубное
пространство, не выходя на палубу; но, к величайшему своему изумлению,  он
обнаружил, что никто не желает помочь ему снять крышку с люка. Он все-таки
стал нащупывать ее, но один  из  матросов,  лежавший  у  него  на  дороге,
отказался сдвинуться с места.
   - Да ведь я же хочу раздобыть вам проклятый свет, сами  же  просили!  -
чуть ли не умоляюще воскликнул он.
   Кто-то посоветовал ему убираться и  засунуть  голову  в  мешок.  Боцман
пожалел, что не узнал голоса и  в  темноте  не  мог  разглядеть,  кто  это
крикнул, иначе - потонет судно или нет, а  уж  он  бы  свернул  шею  этому
негодяю. Тем не менее он решил доказать им, что может достать  свет,  хотя
бы ему пришлось из-за этого умереть.
   Качка была настолько сильна,  что  всякое  движение  было  сопряжено  с
опасностью. Даже лежать ничком было делом нелегким. Он едва не сломал себе
шею, прыгая в угольную яму. Он упал на спину и стал беспомощно кататься из
стороны в сторону в опасной компании с  тяжелым  железным  ломом,  -  быть
может, с ломиком кочегара, - кем-то здесь оставленным. Лом действовал  ему
на нервы, словно это был дикий зверь; он не мог его видеть, так как в яме,
осыпанной угольной пылью, была непроглядная тьма; но он  слышал,  как  лом
скользит и звякает, ударяясь то здесь, то там, и всегда по соседству с его
головой. Казалось, он производил необычайный шум и ударял с  такой  силой,
словно был величиной с  хорошую  балку  моста.  На  это  обратил  внимание
боцман, пока его швыряло от  правого  борта  к  левому  и  обратно,  а  он
отчаянно  цеплялся  за  гладкие  стены,  стараясь  удержаться.   Дверь   в
межпалубное пространство была неплотно пригнана, и внизу  он  увидел  нить
тусклого света.
   Был он моряк и человек еще энергичный - и вскоре улучил удобный  момент
и поднялся на ноги; на свое  счастье,  он,  поднимаясь,  опустил  руку  на
железный ломик и подхватил его. В противном случае  ему  пришлось  бы  все
время опасаться, как бы эта штука не сломала ему ног или не  повалила  его
снова на пол. Поднявшись, он сначала стоял  неподвижно.  Ему  было  не  по
себе; в кромешной  тьме  качка  казалась  совсем  необычной,  неожиданной,
трудно было к ней приспособиться. На секунду он  так  растерялся,  что  не
смел двинуться с  места,  боясь  "новой  атаки".  Ему  вовсе  не  хотелось
разбиться вдребезги в этой угольной яме.
   Два раза он ударился головой и слегка одурел. В ушах  его  еще  звенели
удары и звяканье железного ломика, и он  крепче  сжал  кулак,  желая  себе
доказать, что он тут, в его руке. Он смутно подивился,  с  какой  ясностью
слышны здесь, внизу, завывания бури. Казалось, в этой  пустой  яме  что-то
человеческое слышится в вое и визге, человеческое бешенство  и  страдание;
звуки были пронзительные.  Когда  судно  накренялось,  раздавались  удары,
глухие тяжеловесные удары, словно какой-то  громоздкий  предмет,  весом  в
пять тонн, метался по трюму. Но никаких громоздких предметов  в  трюме  не
было. Что-нибудь на палубе? - не может быть. Или за бортом? - Невозможно.
   Все это он обдумал быстро, отчетливо и точно,  как  моряк,  и  в  конце
концов все-таки недоумевал. Этот заглушенный шум доносился снаружи  вместе
с плеском воды, лившейся на палубу над  его  головой.  Был  ли  то  ветер?
Должно быть. Но сюда, вниз,  шум  ветра  доносился,  как  рев  обезумевшей
толпы. И боцман вдруг тоже почувствовал странное желание  увидеть  свет  -
хотя бы утонуть при свете! - и тревожное стремление выбраться из этой ямы.
   Он откинул болт;  тяжелая  железная  доска  повернулась  на  петлях,  и
казалось - он распахнул дверь навстречу буре. Хриплый вой оглушил его: это
был  не  ветер,  а  шум  воды  над  головой,  который  придушили  горловые
пронзительные крики, сливавшиеся в отчаянный вопль. Он расставил  ноги  во
всю ширину двери и вытянул шею. И  прежде  всего  он  увидел  то,  за  чем
пришел: шесть маленьких желтых язычков пламени, раскачивающихся в  тусклом
полумраке.
   Помещение  было  устроено,  как  рудничная  шахта:   посредине   стояли
подпирающие  потолок  столбы,  над  головой  тянулись  поперечные   бимсы,
уходящие во мрак,  в  бесконечность.  С  левой  стороны  смутно  виднелась
какая-то огромная глыба, напоминающая склеп. Все помещение, и предметы,  и
тени  двигались,  двигались  непрерывно.  Боцман  вытаращил  глаза:  судно
накренилось на правый борт, и неясная глыба - не  то  склеп,  не  то  куча
обвалившейся земли - испустила громкий вой.
   Мимо со  свистом  пронеслись  куски  дерева.  "Доски",  -  подумал  он,
несказанно испуганный, и втянул голову в плечи.  У  его  ног,  скользя  на
спине, пролетел человек; глаза его были широко раскрыты, он простирал руки
в пустоту. Приблизился другой,  подскакивая,  словно  сорвавшийся  камень;
голова его была зажата  между  ногами,  руки  стиснуты.  Коса  взметнулась
вверх; человек попытался ухватить за колени боцмана, и из разжавшейся руки
выпал и покатился к ногам боцмана  белый  диск.  Он  разглядел  серебряный
доллар и заорал от удивления. Шарканье босых ног, гортанные крики - и гора
извивающихся тел, нагроможденных  у  левого  борта,  понеслась,  инертная,
скользящая, к правому борту и с глухим стуком  ударилась  об  него.  Крики
смолкли. Над ревом и  свистом  ветра  пронесся  протяжный  стон,  и  взору
боцмана предстала одна сплошная масса, состоящая из голов и плеч, из голых
ступней, дрыгающих в воздухе, поднятых кулаков и согнутых  спин,  из  ног,
кос и лиц.
   - О, бог ты мой! - крикнул он  в  ужасе  и  захлопнул  железную  дверь,
спасаясь от этого зрелища.
   Вот с каким докладом явился он на мостик. Он не  мог  держать  это  при
себе, а на борту  корабля  есть  только  один  человек,  с  которым  стоит
поделиться своей заботой. Когда он вернулся в проход, матросы обругали его
дураком. Почему он не принес этой лампы? Какое, черт подери,  им  дело  до
кули? А когда он вышел на палубу, все происходящее внутри судна показалось
ему ничтожным по сравнению с опасностью, грозящей пароходу.
   Сначала он подумал, что пароход начал идти ко дну в тот  самый  момент,
как он вышел. Трапы, ведущие на мостик, были  смыты;  но  огромная  волна,
залившая ют, подняла его наверх. После этого ему пришлось некоторое  время
пролежать на животе, держась за  рым-болт;  изредка  он  вбирал  воздух  в
легкие и глотал соленую воду. Дальше он пополз  на  четвереньках,  слишком
перепуганный и потрясенный, чтобы возвращаться назад. Так он  добрался  до
заднего отделения рулевой рубки. В этом сравнительно  защищенном  местечке
он нашел второго помощника. Боцман был приятно удивлен, - у него создалось
впечатление, будто все, находившиеся  на  палубе,  давным-давно  смыты  за
борт. Он с волнением спросил, где капитан.
   Второй помощник лежал ничком, как злобный зверек под забором.
   - Капитан? Отправился за борт, после того как Мы по его вине  попали  в
эту кашу. - И до первого помощника ему никакого дела не было...  Еще  один
дурак. Никакого значения не имеет. Все равно рано или поздно  очутится  за
бортом.
   Боцман снова выполз  наружу;  по  его  словам,  он  почти  не  надеялся
кого-нибудь найти, но ему хотелось поскорее убраться от  "того  человека".
Он полз вперед, как изгнанник навстречу безжалостному миру. Вот почему  он
так обрадовался, найдя  Джакса  и  капитана.  Но  то,  что  происходило  в
межпалубном пространстве, казалось  ему  теперь  делом  маловажным.  Да  и
трудно было добиться того, чтобы  тебя  услышали.  Все-таки  он  ухитрился
сообщить, что китайцы катаются по полу вместе со своими сундучками, а  он,
боцман, поднялся наверх, чтобы донести об этом. Что же  касается  команды,
то все в порядке. Затем, успокоенный, он уселся,  обвив  руками  и  ногами
стойку телеграфа машинного отделения - чугунный толстый столб.  Если  этот
столб смоет, тогда, размышлял он, и ему самому придет  конец.  О  кули  он
больше не думал.
   Капитан Мак-Вир дал понять Джаксу, чтобы он пошел вниз - посмотреть.
   - Что же я должен делать, сэр?
   Джакс промок и дрожал  всем  телом,  а  потому  голос  его  звучал  как
блеяние.
   - Раньше посмотрите... Боцман... говорит...
   - Боцман - проклятый дурак! - заревел трясущийся Джакс.
   Нелепость отданного приказания возмутила Джакса. Ему  так  не  хотелось
идти, словно судно должно было потонуть в тот  момент,  когда  он  оставит
палубу.
   - Я должен знать... не могу... уйти...
   - Они успокоятся, сэр.
   - Дерутся...  Боцман  говорит,  они  дерутся...  Почему?..  Не  могу...
допустить... чтобы дрались... на  борту  судна...  Хотел  бы...  чтобы  вы
оставались здесь... на случай... если меня снесет... за борт... Посмотрите
и скажите мне... в рупор  машинного  отделения...  Не  хочу,  чтобы  вы...
поднимались сюда... слишком часто... Опасно... ходить... по палубе...
   Джакс, голову которого сжимал капитан, с ужасом  прислушивался  к  этим
словам.
   - Не хочу... чтобы вы  погибли...  пока  судно...  держится...  Раут...
надежный парень. Судно может еще... пробиться...
   И вдруг Джакс понял, что должен идти.
   - Вы думаете, оно выдержит? - воскликнул он.
   Но  ветер  поглотил  ответ,  и  Джакс   уловил   одно   только   слово,
произнесенное с величайшей энергией:
   - Всегда...
   Капитан Мак-Вир освободил голову  Джакса  и,  наклонившись  к  боцману,
крикнул:
   - Ступайте назад с помощником!
   Джакс почувствовал только, что рука упала с его  плеч.  Его  отпустили,
отдав  приказание...  сделать  -  что?  Он  был  в  таком  отчаянии,   что
неосмотрительно разжал руки, цеплявшиеся за поручни, и  в  ту  же  секунду
ветер  подхватил  его.  Ему  казалось,  что  никакая  сила  не  может  его
остановить и он полетит прямо за корму. Он поспешно лег ничком, а  боцман,
следовавший по пятам, упал на него.
   - Не поднимайтесь пока, сэр! - крикнул боцман. - Не торопитесь!
   Волна  пронеслась  над  ними.  Джакс  разобрал  слова  захлебывающегося
боцмана: трапы были снесены.
   - Я спущу вас вниз за руки, сэр! - крикнул он; затем сообщил  что-то  о
дымовой трубе, которая, по всем  вероятиям,  также  может  отправиться  за
борт.
   Джакс считал это вполне возможным и представил себе, что огонь в топках
погас, судно беспомощно...
   Боцман продолжал орать над самым его ухом.
   - Что? Что такое? - отчаянно крикнул Джакс.
   А тот повторил:
   - Что бы сказала моя старуха, если б видела меня сейчас?
   В проходе, куда пробилась и плескалась  в  темноте  вода,  люди  лежали
неподвижно, как трупы. Джакс споткнулся об одного и злобно выругал его  за
то, что валяется на  дороге.  Тогда  два-три  слабых  голоса  взволнованно
спросили:
   - Есть надежда, сэр?
   - Что с вами, дурачье? - грубо сказал он.
   Он чувствовал, что готов  броситься  на  пол  подле  них  и  больше  не
двигаться. Но они как будто ободрились. Услужливо  повторяя:  "Осторожнее!
Не забудьте - здесь крышка лаза, сэр!" - они спустили его в угольную  яму.
Боцман прыгнул вслед за ними и, едва поднявшись на ноги, произнес:
   - Она бы сказала: "Поделом тебе, старый дуралей! Зачем совался в море?"
   У боцмана были кое-какие средства, и он любил  частенько  упоминать  об
этом. Его жена - толстая женщина - и две взрослые дочери держали  зеленную
лавку в Лондоне в Ист-Энде.
   В темноте Джакс, нетвердо держась  на  ногах,  прислушивался  к  частым
гулким ударам. Заглушенный визг раздавался  как  будто  у  самого  уха,  а
сверху давил на эти близкие звуки более громкий рев шторма. Голова у  него
кружилась. И ему также в этой угольной яме качка показалась чем-то новым и
грозным, подрывающим его мужество, как будто он впервые находился на море.
   Он почти готов был выбраться отсюда, но слова капитана Мак-Вира  делали
отступление невозможным. Ему был дан приказ - пойти и посмотреть. Хотел бы
он знать, кому это нужно!  Взбешенный,  он  говорил  себе,  что,  конечно,
пойдет и посмотрит. Но боцман, неуклюже шатаясь, предостерегал,  чтобы  он
осторожно  открывал  дверь:  там  идет  отчаянная  драка.  Джакс,   словно
испытывая невыносимую физическую  боль,  раздраженно  осведомился,  какого
черта они там дерутся.
   - Доллары! Доллары, сэр!.. Все их гнилые сундуки  разбились.  Проклятые
деньги рассыпались по всему  полу,  а  они  ловят  их,  катаются  кубарем,
дерутся и кусаются. Сущий ад!
   Джакс рванул дверь. Коротышка-боцман выглядывал из-под его руки.
   Одна из ламп погасла,  быть  может,  разбилась.  Злые  гортанные  крики
вырвались навстречу и какое-то странное  хрипение  -  напряженное  дыхание
всех этих людей. Что-то сильно ударило о борт судна; вода с  оглушительным
шумом обрушилась сверху, и в красноватой полутьме, где воздух был спертый,
Джакс увидел голову, бившуюся об пол, увидел две задранные  толстые  ноги,
обхватившие чье-то голое тело, показалось и исчезло  желтое  лицо  с  дико
выпученными глазами. Пустой сундук с грохотом перекатывался с боку на бок;
какой-то человек, подпрыгнув, упал головой вниз, словно его лягнули сзади;
а дальше, в полутьме, неслись другие люди, как груда камней, скатывающихся
по склону. Трап, ведущий к люку, был унизан кули, копошившимися, как пчелы
на ветке. Они висели на ступеньках  волнующейся  гроздью,  яростно  колотя
кулаками снизу по задраенному  люку,  а  сверху  в  промежутках  между  их
воплями доносился яростный рев волн.  Судно  накренилось  сильнее,  и  они
стали падать; сначала упал один, потом двое, наконец, с воем  сорвались  и
все остальные.
   Джакс был ошеломлен. Боцман с грубоватой заботливостью умолял его:
   - Не входите туда, сэр.
   Казалось, здесь все извивалось, каталось и  корчилось,  а  когда  судно
взлетело на гребень вала, Джаксу  почудилось,  что  эти  люди  всей  своей
массой налетят на него. Он отступил назад,  захлопнул  дверь  и  дрожащими
руками задвинул болт...
   Как только ушел помощник, капитан Мак-Вир, оставшийся один на  мостике,
шатаясь под напором ветра, боком добрался до рулевой  рубки.  Дверь  рубки
открывалась наружу, и чтобы  проникнуть  туда,  ему  пришлось  вступить  в
борьбу с ветром; когда же наконец он ухитрился войти, дверь моментально  с
треском захлопнулась, словно капитан Мак-Вир пулей прошел  сквозь  дерево.
Он остановился, держась за ручку.
   Рулевая машина пропускала пары, и в тесном  помещении  стекло  нактоуза
поблескивало мерцающим овалом в редком белом  тумане.  Ветер  выл,  гудел,
свистел, порывисто сотрясал двери и ставни, злобно  обдавая  их  брызгами.
Две бухты лотлиня и маленький брезентовый мешок,  подвешенные  на  длинном
талрепе, раскачивались и снова как бы прилипали  к  переборке.  Деревянная
решетка под ногами почти плавала  в  воде;  с  каждым  ударом  волны  вода
яростно пробивалась во все щели двери.  Рулевой  снял  фуражку,  куртку  и
остался в одном полосатом бумажном тельнике, открытом на груди; он  стоял,
прислонившись спиной к кожуху рулевой передачи. Маленький медный штурвал в
его руках казался блестящей хрупкой игрушкой. Жилы на шее его вытянулись и
напряглись; в ямке у горла виднелось темное пятно; лицо  было  неподвижно,
осунувшееся, как у мертвеца.
   Капитан Мак-Вир вытер глаза.  Волна,  едва  не  смывшая  его  за  борт,
унесла, к величайшей его досаде, зюйдвестку с его лысой  головы.  Пушистые
белокурые волосы, мокрые и потемневшие, походили на моток бумажных  ниток,
фестонами облепивших голый череп. Его лицо, блестевшее  от  соленой  воды,
побагровело от ветра и колючих брызг. У него  был  такой  вид,  словно  он
только что отошел, обливаясь потом, от раскаленной печи.
   - Вы здесь? - пробормотал он.
   Второй помощник незадолго  до  этого  пробрался  в  рулевую  рубку.  Он
забился  в  угол,  согнув  колени  и  сжимая  кулаками  виски;  эта   поза
свидетельствовала  о  его  бешенстве,  отчаянии,  покорности  и   какой-то
сосредоточенной мстительности. Он сказал горестно и вызывающе:
   - А я сейчас свободен от вахты!
   Рулевая машина стучала, останавливалась, снова стучала. У  штурвального
лицо было голодное,  глаза  вытаращены,  как  будто  картушка  компаса  за
стеклом нактоуза казалась ему куском мяса. Одному богу  известно,  сколько
времени простоял он здесь у штурвала, словно  забытый  своими  товарищами.
Склянок не отбивали; позабыли и о смене; заведенного судового порядка и  в
помине   не   было;   и   все-таки   он   пытался    держать    курс    на
северо-северо-восток. Откуда он мог знать, цел ли руль? Быть  может,  руль
снесен, огонь в топках погас, машины поломаны и судно готово опрокинуться,
как труп. Он боялся,  как  бы  ему  не  сбиться  с  толку  и  не  потерять
направления, ибо  картушка  компаса  раскачивалась,  вертелась  и  иногда,
казалось,  совершала  полный  оборот.   Рулевой   страдал   от   душевного
напряжения. Он очень боялся, как бы не снесло рулевую рубку. Водяные  горы
непрестанно на нее обрушивались. Когда судно ныряло в бездну,  уголки  его
рта подергивались.
   Капитан Мак-Вир посмотрел на часы в рулевой рубке. Они были  привинчены
к  переборке:  на  белом  циферблате  черные  стрелки,  казалось,   стояли
совершенно неподвижно. Было половина второго утра.
   - Близок день, - пробормотал он.
   Второй помощник расслышал эти слова и поднял голову: у него  было  лицо
человека, горюющего на развалинах.
   - Вы не увидите рассвета! - воскликнул он; руки его  и  колени  заметно
дрожали. - Нет, клянусь небом! Не увидите!
   Он снова сжал голову кулаками.
   Тело рулевого слегка пошевельнулось, но голова оставалась  неподвижной,
словно каменная голова,  насаженная  на  колонну.  Судно  накренилось  так
сильно, что капитан Мак-Вир еле устоял на ногах;  раскачиваясь,  чтобы  не
упасть, он сурово сказал:
   - Не обращайте внимания на слова этого парня.
   Затем, неуловимо изменив тон, он очень серьезно прибавил:
   - Он не на вахте...
   Матрос ничего не ответил.
   Ураган ревел, потрясая маленькую рубку,  казавшуюся  непроницаемой  для
воздуха. Огонь в нактоузе все время трепетал.
   - Тебя не сменили, - продолжал капитан Мак-Вир,  не  поднимая  глаз.  -
Все-таки  я  хочу,  чтобы  ты  стоял  у  штурвала,  пока  хватит  сил.  Ты
приноровился к ходу. Если на твое место встанет  другой,  может  случиться
беда. Это не годится. Не детская игра. А у матросов, должно быть,  хватает
работы внизу... Как ты думаешь, сможешь выдержать?
   Рулевая машина отрывисто звякнула и  тут  же  остановилась,  окутавшись
паром, как залитый костер; а неподвижный человек с остановившимся взглядом
страстно проговорил, словно вся жизнь его сосредоточилась в губах:
   - Ей-богу, сэр, я могу стоять у штурвала хоть вечность, если  никто  не
будет со мной говорить.
   - О да! Хорошо!
   Капитан впервые поднял глаза на этого человека: Хэкет.
   И, казалось, он тотчас же  перестал  об  этом  думать.  Наклонившись  к
рупору в машинное отделение, он крикнул в него, а  затем  опустил  голову.
Мистер Раут снизу ответил, и капитан приблизил к рупору губы.
   Вокруг ревела буря, а капитан прикладывал к рупору попеременно то губы,
то ухо. Снизу поднимался к нему голос механика; он говорил  резко,  словно
оторвался от горячей работы: один из кочегаров вышел из  строя,  остальные
сплоховали; второй  механик  и  старший  кочегар  поддерживали  огонь  под
котлами; третий механик стоял у штурвалов ручного управления машиной.
   - Каково там наверху?
   - Довольно скверно. Почти все зависит от вас, - сказал капитан Мак-Вир.
- Заходил ли туда помощник?.. Нет? Ну, так он скоро придет.  Пусть  мистер
Раут скажет ему, чтобы он подошел к  рупору...  к  рупору,  выходящему  на
капитанский мостик, так как он, капитан, сейчас снова туда выйдет. Китайцы
подняли возню. Дрались как будто. Он никоим  образом  не  может  допустить
драку...
   Мистер Раут отошел,  а  капитан  Мак-Вир,  прижимавший  ухо  к  рупору,
чувствовал пульсацию машин, словно  биение  сердца  судна.  Голос  мистера
Раута что-то отчетливо выкрикивал там, внизу. Судно зарылось носом,  и  со
свистящим шумом пульсация машин приостановилась.  Лицо  капитана  Мак-Вира
оставалось бесстрастным, глаза рассеянно уставились на  скорченную  фигуру
второго помощника. Снова  раздался  из  глубины  голос  мистера  Раута,  и
пульсирующие удары возобновились - сначала медленно, затем все ускоряясь.
   Мистер Раут вернулся к рупору.
   - Не имеет  значения,  что  они  там  делают,  -  быстро  сказал  он  и
раздраженно  прибавил:  -  Судно  ныряет  так,  словно  и  не   собирается
вынырнуть.
   - Ужасная волна! - крикнул в ответ капитан.
   - Не дайте мне загнать судно ко дну, - рявкнул в рупор Соломон Раут.
   - Темень и дождь! Впереди ничего не видно! - кричал капитан. - Нужно...
не... останавливаться, сохранить ход... чтобы можно было... управлять... а
там увидим, - раздельно выговорил он.
   - Я делаю все, что можно.
   - Нас здесь... здорово... швыряет, - коротко проговорил голос капитана.
- Все-таки справляемся недурно. Конечно, если рулевую рубку снесет...
   Мистер Раут, наклонивший ухо  к  рупору,  ворчливо  пробормотал  что-то
сквозь зубы.
   Но твердый голос сверху бодро спросил:
   - Что, Джакса еще нет?
   Затем, после короткой выжидательной паузы, прибавил:
   - Хочу, чтобы он здесь помог. Пусть поскорей покончит с  этим  делом  и
поднимется сюда, наверх, в случае, если что-нибудь... Смотреть за  судном.
Я совсем один. Второй помощник для нас потерян...
   - Что? - крикнул мистер Раут  в  машинное  отделение;  затем  заорал  в
рупор: - Смыт за борт? - и сейчас же прижался к рупору ухом.
   - Потерял рассудок от страха, - продолжал деловым тоном голос сверху. -
Чертовски не вовремя.
   Мистер Раут, прислушиваясь, опустил  голову,  вытаращил  глаза.  Сверху
донеслось к нему  отрывистое  восклицание  и  какой-то  шум,  напоминающий
драку. Он напрягал слух; все это  время  Биль,  третий  механик,  стоял  с
поднятыми руками, держа между ладонями  обод  маленького  черного  колеса,
выступающего сбоку большой медной трубы. Казалось, он  взвешивал  его  над
своей головой, примериваясь к какой-то игре.
   Чтобы удержаться на ногах, он прижимался плечом к белой переборке. Одно
колено было согнуто, заткнутая за пояс тряпка свешивалась  на  бедро.  Его
гладкие щеки разгорелись и были запачканы сажей; угольная пыль  на  веках,
словно подведенных черным карандашом, подчеркивала блеск белков,  придавая
юношескому лицу что-то женственное, экзотическое и чарующее.  Когда  судно
ныряло, он, поспешно перебирая руками, туго завинчивал маленькое колесо.
   - С ума сошел! - раздался вдруг в рупор голос капитана. - Набросился на
меня... Только что. Пришлось  сбить  его  с  ног...  Вот  сию  минуту.  Вы
слыхали, мистер Раут?
   - Ах, черт! - пробормотал мистер Раут. - Осторожно, Биль!
   Его  крик  прозвучал  в  железных  стенах   машинного   отделения   как
предупреждающий трубный сигнал. Покатые стены были окрашены белой  краской
и в тусклом  свете  палубного  иллюминатора  уходили  вверх;  все  высокое
помещение напоминало внутренность  какого-то  монумента,  разделенного  на
этажи железными решетками. Свет мерцал на различных уровнях, а  посредине,
между станинами работающих машин, под  неподвижными  вздутиями  цилиндров,
сгустился мрак. В спертом теплом  воздухе  бешено  резонировали  все  шумы
урагана. Пахло горячим металлом и маслом; в воздухе  висела  легкая  дымка
пара. Удары волн, казалось, проходили  из  конца  в  конец,  потрясая  все
помещение.
   Отблески, словно длинные бледные языки пламени, дрожали на полированном
металле. Снизу из-под настила поднимались, блестя медью и сталью, огромные
вращающиеся мотыли и снова опускались; шатуны,  похожие  на  руки  и  ноги
огромного скелета, казалось, сталкивали  их  вниз  и  снова  вытягивали  с
неумолимой  точностью;  а  внизу,  в  полутьме,  другие  шатуны  и   штоки
размеренно качались взад и вперед; кивали крейцкопфы; металлические  диски
терлись друг о друга медленно и нежно, в смешении теней и отблесков.
   Иногда все эти мощные и точные движения вдруг  замедлялись,  словно  то
были функции живого организма, внезапно пораженного гибельной слабостью; и
тогда длинное лицо мистера Раута желтело, а глаза казались темнее. Он  вел
эту битву, обутый в пару ковровых туфель. Короткая лоснящаяся куртка  едва
доходила ему до  бедер,  узкие  рукава  не  закрывали  белых  кистей  рук;
казалось, в этот критический момент он вырос, руки  вытянулись,  бледность
усилилась и глаза запали.
   Он двигался с неутомимой энергией, лазил наверх, исчезал где-то  внизу;
а когда стоял неподвижно, держась за поручни перед пусковым механизмом, то
все время глядел направо, на манометр, на водомер, прибитые к белой  стене
и освещенные раскачивающейся лампой. Раструбы двух рупоров нелепо зияли  у
его локтя, а  циферблат  машинного  телеграфа  походил  на  часы  большого
диаметра, с короткими словами команд вместо цифр. Буквы,  резко  черневшие
вокруг  оси  индикатора,  группировались   в   подчеркнуто   символические
восклицания: "Вперед! Задний ход! Тихий! Приготовиться! Стоп!" - а  жирная
стрелка указывала вниз, на "Полный ход", -  и  эти  слова,  таким  образом
выделенные,  притягивали  глаз,  подобно  тому  как   пронзительный   крик
привлекает внимание.
   Громоздкий цилиндр низкого давления в деревянном футляре  величественно
поглядывал сверху, испуская слабый свист при каждом толчке; за исключением
этого тихого свиста стальные члены машины работали быстро или медленно,  с
немой и точной плавностью. И все это  -  и  белые  переборки,  и  стальные
машины, и листы настила под ногами Соломона Раута, и железные решетки  над
его головой, тени и отсветы - все это непрерывно и  дружно  поднималось  и
опускалось под суровыми ударами волн о  борт  судна.  Высокое  сооружение,
гулко отзываясь на могучий голос ветра, раскачивалось вверху, как  дерево,
и накренялось то в одну, то в другую сторону под чудовищным натиском.
   - Вам нужно спешить наверх! - крикнул мистер Раут,  как  только  увидел
Джакса в дверях кочегарки.
   Глаза Джакса блуждали, как у пьяного, лицо опухло,  словно  он  слишком
долго спал. Ему пришлось совершить трудный путь, и он проделал этот путь с
невероятной быстротой, так как его возбуждение отразилось и  на  движениях
всего тела. Стремглав выскочив из угольной ямы,  он  споткнулся  в  темном
проходе о кучку недоумевающих людей; когда он наступил  на  них,  со  всех
сторон послышался испуганный  шепот:  "Как  наверху,  сэр?"  Он  сбежал  в
кочегарку,  второпях  перескакивая  через  железные   перекладины   трапа,
спустился в черный глубокий колодезь, раскачивающийся, как детские качели.
Вода в междудонном пространстве громыхала  при  каждом  нырянии  судна,  а
куски угля, подпрыгивая, носились из конца в конец,  грохоча,  как  лавина
камней, скатывающаяся по железному склону.
   Кто-то стонал от боли; видно было, как человек ползком перелезал  через
чье-то распростертое  тело,  быть  может,  труп;  кто-то  громко  ругался;
отблеск пламени  под  каждой  топочной  дверцей  походил  на  лужу  крови,
пылающей в бархатной черноте.
   Порыв ветра ударил Джакса по затылку, а через секунду он  почувствовал,
как ветер струится вокруг его мокрых лодыжек. Вентиляторы  жужжали;  перед
шестью топками две обнаженные по пояс фигуры,  пошатываясь  и  наклоняясь,
возились с двумя лопатами.
   - Здорово! Вот теперь  тяга  так  тяга!  -  тотчас  же  заревел  второй
механик, словно он все это время поджидал Джакса.
   Старший  кочегар  -  проворный  малый  с  ослепительно  белой  кожей  и
крохотными рыжеватыми усиками - работал в немом исступлении.  Они  держали
полное давление пара, и глубокий гуд  -  словно  пустой  мебельный  фургон
проезжал по  мосту  -  присоединялся  сдержанной  басовой  нотой  ко  всем
остальным звукам.
   - Все поддувает! - продолжал орать второй механик.
   Вдруг отверстие вентилятора выплюнуло на его плечо поток соленой воды с
таким шумом, как  будто  опустошили  сотню  кастрюль;  механик  разразился
ругательствами, проклиная все на свете, включая и свою  собственную  душу,
бесновался и неистовствовал и  ни  на  секунду  не  забывал  своего  дела.
Звякнула отрывисто металлическая дверца, жгучий ослепительный  блеск  огня
упал на его круглую голову, осветил брызжущие слюной губы и дерзкое  лицо,
снова звяканье, и дверца захлопнулась, словно  мигнул  раскаленный  добела
железный глаз.
   - Где обретается проклятое судно? Можете вы мне сказать? Черт бы побрал
мою душу! Под водой - или где? Сюда она вливается  тоннами.  Верно,  трубы
вентиляторов отправились в преисподнюю? А? А знаете вы что-нибудь или нет,
такой-сякой, беспутный моряк?
   Джакс на секунду был сбит с толку; судно  накренилось,  и  это  помогло
Джаксу пронестись дальше; как только он очутился в машинном отделении, где
было сравнительно светло и спокойно, судно глубоко  погрузилось  кормой  в
воду, и Джакс пулей полетел вниз головой на мистера Раута.
   Старший  механик  вытянул   длинную,   как   щупальце,   руку,   словно
выпрямившуюся на пружине, и, поймав  Джакса,  удержал  его  и  повернул  к
рупорам. При этом мистер Раут серьезно твердил:
   - Вам нужно поспешить наверх во что бы то ни стало.
   Джакс заревел в рупор:
   - Вы здесь, сэр? - и стал прислушиваться.
   Ничего.
   Вдруг вой ветра ударил ему прямо в ухо,  затем  слабый  голос  спокойно
пробился сквозь ревущий ураган:
   - Вы, Джакс? Ну как?
   Джакс не прочь был поговорить, но время для разговоров как  будто  было
неподходящее. Довольно  легко  было  дать  отчет  во  всем.  Он  мог  себе
представить, как  кули,  загнанные  в  вонючий  трюм,  лежали  испуганные,
страдая от морской болезни, между рядами сундуков. Потом один из  сундуков
- а может быть, сразу несколько - сорвался во время качки и разбил другие;
расщепились стенки, крышки отскочили, и китайцы бросились  подбирать  свое
добро. После этого всякий раз, как судно накренялось, всех их  швыряло  из
стороны в сторону в вихре  кружащихся  долларов,  разбитых  досок,  рваной
одежды. Раз начав борьбу, они уже  не  могли  остановиться.  Только  силой
можно было их удержать. Это была катастрофа. Он сам ее видел, и  это  все,
что он может сказать. Он предполагал, что среди них должны быть и мертвые.
Остальные все еще дерутся...
   Слова срывались с его губ,  перескакивали  друг  через  друга,  забивая
узкую трубу. Наверху  их  встречало  молчание,  словно  там,  на  мостике,
находился наедине со штормом человек, которому все понятно. А Джакс хотел,
чтобы его освободили, не заставляли принимать участие в  этой  мучительной
сцене, разыгравшейся в минуты великой опасности.





   Он ждал. Машины вращались перед ним  с  медлительным  напряжением  и  в
момент, предшествующий бешеному прыжку, останавливались при крике  мистера
Раута:  "Внимание,  Биль!"  Они  застывали   в   разумной   неподвижности,
приостановленные  на  ходу,  и  тяжелый  коленчатый  вал  прекращал   свое
вращение, как будто  сознавая  опасность  и  бег  времени.  Затем  старший
механик кричал: "Теперь  пускай!"  -  раздавался  свистящий  звук,  словно
дыхание сквозь стиснутые зубы, и машины снова  принимались  за  прерванную
работу.
   В их движениях были  осторожная,  мудрая  прозорливость  и  осмысленная
огромная  сила.  Да,  то  была  их  работа  -  это   терпеливое   движение
обезумевшего судна среди разъяренных волн, прямо навстречу  ветру.  Иногда
мистер Раут опускал подбородок на грудь и, сдвинув  брови,  погруженный  в
размышления, следил за машинами.
   Голос, отгонявший вой урагана от уха Джакса, заговорил:
   - Возьмите с собой матросов... - и неожиданно оборвался.
   - Что я могу с ними сделать, сэр?
   Внезапно раздался резкий, отрывистый,  требовательный  звон.  Три  пары
глаз обратились к циферблату телеграфа: стрелка прыгнула от "Полный ход" к
"Стоп", словно повернутая  дьявольской  рукой.  И  тогда  три  человека  в
машинном отделении почувствовали, что судно остановилось,  странно  осело,
как будто готовясь к отчаянному прыжку.
   - Остановить! - заревел мистер Раут.
   Один только  капитан  Мак-Вир  на  мостике  видел  белую  полосу  пены,
движущейся на такой высоте, что он не мог поверить своим глазам; но никому
не суждено было знать высоту  этой  волны  и  страшную  глубину  пропасти,
вырытой ураганом позади надвигающейся водной стены.
   Она ринулась навстречу судну, и "Нянь-Шань",  приостановившись,  поднял
нос и прыгнул. Пламя во всех  лампах  уменьшилось;  в  машинном  отделении
потемнело; одна лампа погасла. С  раздирающим  треском  и  яростным  ревом
тонны воды обрушились на палубу, как будто судно  проносилось  у  подножия
водопада.
   Там, внизу, люди, ошеломленные, посмотрели друг на друга.
   - Все смыто из конца в конец! - крикнул Джакс.
   Судно нырнуло вниз, в бездну, словно  бросаясь  за  пределы  вселенной.
Машинное отделение угрожающе наклонилось вперед, как внутреннее  помещение
башни, покачнувшейся при землетрясении. Страшный грохот падающих  железных
предметов донесся из топки. Судно довольно долго  висело  на  этом  жутком
откосе. Биль упал на колени и пополз, точно  намеревался  на  четвереньках
вылететь из машинного отделения, а мистер Раут медленно повернул голову  с
остановившимися, запавшими  глазами  и  отвисшей  челюстью.  Джакс  закрыл
глаза, и на секунду его лицо стало безнадежно  спокойным  и  кротким,  как
лицо слепого.
   Наконец судно  медленно  поднялось,  шатаясь,  словно  ему  приходилось
тащить на себе гору.
   Мистер Раут закрыл  рот,  Джакс  моргнул,  а  маленький  Биль  поспешно
поднялся на ноги.
   - Еще одна такая волна - и судну конец! - крикнул старший механик.
   Он и Джакс посмотрели друг на друга, и одна и та же мысль  мелькнула  у
них: капитан! Должно быть, все снесено за борт: рулевая рубка смыта; судно
- как бревно. Сейчас все будет кончено.
   - Бегите!  -  хрипло  крикнул  мистер  Раут,  глядя  на  Джакса  широко
раскрытыми, испуганными глазами.
   Тот ответил ему нерешительным взглядом.
   Звук  сигнального  гонга  тотчас  же  их   успокоил.   Черная   стрелка
перепрыгнула со "Стоп" на "Полный ход".
   - Теперь пускай, Биль! - крикнул мистер Раут.
   Тихо  зашипел  пар.  Штоки  поршней  опускались  и  поднимались.  Джакс
приложил ухо к рупору. Голос ждал его. Он сказал:
   - Подберите все деньги.  Сделайте  это  сейчас.  Вы  мне  нужны  здесь,
наверху.
   Это было все.
   - Сэр! - позвал Джакс.
   Ответа не было.
   Шатаясь, он пошел, как человек, потерпевший поражение  на  поле  битвы.
Каким-то образом он рассек себе лоб над левой бровью, рассек до кости.  Об
этом он и понятия не имел: волны Китайского моря -  из  них  каждая  могла
сломать ему шею - прошли над его головой, очистили,  промыли  и  просолили
рану. Она не кровоточила, а только разевала  красный  зев;  эта  рана  над
глазом,  растрепанные  волосы,  беспорядок  в  одежде  придавали  ему  вид
человека, побывавшего в кулачном бою.
   - Должен идти собирать доллары, - жалобно улыбаясь, сообщил он  мистеру
Рауту.
   - Это еще что такое? - раздраженно спросил мистер Раут.  -  Собирать?..
Мне нет дела!..
   Потом, дрожа всем телом, он заговорил подчеркнуто отеческим тоном:
   - Ради бога, убирайтесь теперь отсюда. Вы - палубная публика -  сведете
меня с ума! Там этот второй помощник накинулся на старика... Вы не  знали?
Вы, ребята, сбиваетесь с толку, потому что вам делать нечего...
   При этих словах Джакс обнаружил в себе первые  признаки  гнева.  Делать
нечего? Как бы не так!.. Пылая злобой на старшего механика, он повернулся,
чтобы уйти тою же дорогой, какой  пришел.  В  кочегарке  толстый  машинист
вспомогательной машины безмолвно, словно у него вырезали язык, возился  со
своей лопатой, но второй механик  держал  себя,  как  шумный  неустрашимый
маньяк, сохранивший способность поддерживать огонь под котлами.
   - Здорово, блуждающий помощник! Эй!.. Помогите мне избавиться  от  этой
золы! Она меня здесь совсем придушила. Черт  бы  ее  побрал!  Эй,  помните
устав: "Матросы и кочегары должны помогать друг другу"! Эй! Вы слышите?
   Джакс бешено карабкался наверх, а  механик,  подняв  голову,  орал  ему
вслед:
   - Говорить разучились? Чего вы суете сюда нос? Что вам нужно?..
   Джакс был взбешен. К тому времени, как он вернулся к матросам в  темный
проход, злоба его дошла до таких пределов, что он готов был  свернуть  шею
всякому, кто откажется идти за ним. Одна мысль об  этом  приводила  его  в
отчаяние. Он отказываться не мог. И они не должны.
   Стремительность,  с  какой  он  ворвался  к  ним,  произвела   на   них
впечатление.  Их  уже  раньше  взволновало  и  испугало  его  появление  и
исчезновение, его порывистые, злобные движения. Они,  пожалуй,  не  видели
его, а лишь чувствовали его присутствие, и  он  казался  им  внушительным,
занятым делами, не терпящими отлагательств, - вопросом жизни и смерти.  По
первому же его слову они послушно полезли один за другим в  угольную  яму,
тяжело падая вниз.
   Они не уяснили себе, что нужно делать.
   - Что такое? Что такое? - спрашивали они друг друга.
   Боцман попробовал объяснить. Шум в трюме удивил  их,  а  мощные  удары,
гулко отдающиеся в черной яме, напомнили о грозившей им  опасности.  Когда
боцман  распахнул  дверь,  казалось,  вихрь  урагана,  прокравшись  сквозь
железные бока судна, закрутил, как пыль, все эти тела; навстречу рванулись
неясный рев, замирающие вопли и топот ног, все это  сливалось  с  грохотом
моря.
   Секунду они толпились в дверях и с  изумлением  таращили  глаза.  Джакс
грубо растолкал их. Он ничего не сказал, а просто ринулся вперед.
   Кучка кули на трапе, пытавшаяся пробраться с опасностью для жизни через
задраенный люк на затопленную палубу, сорвалась, как и  в  первый  раз,  и
Джакс исчез под ними, словно застигнутый обвалом.
   Боцман отчаянно заорал:
   - Сюда! Помогите вытащить помощника. Его растопчут! Сюда!
   Они бросились вперед, наступая на лица, на животы, на  пальцы,  путаясь
ногами в куче тряпья, спотыкаясь о поломанные доски;  но  раньше  чем  они
успели до него добраться, Джакс  вынырнул,  скрытый  до  пояса  множеством
цепляющихся рук.
   - Оставьте меня в покое, черт бы вас побрал! Я целехонек!  -  взвизгнул
Джакс. - Гоните их вперед! Пользуйтесь моментом, когда судно  накреняется!
Вперед! Гоните их к переборке. Напирайте!
   Матросы заполнили кишевшее людьми межпалубное пространство. Казалось, в
кипящий котел плеснули холодной воды. Смятение на секунду затихло.
   Китайцы смешались в сплоченную  массу,  матросы,  сцепившись  руками  и
воспользовавшись  креном  судна,  отбросили  ее  вперед,  словно  сплошную
твердую глыбу. А за спинами матросов отдельные  тела  и  маленькие  группы
китайцев перекатывались из стороны в сторону.
   Боцман обнаружил чудовищную силу. Раскинув длинные  руки  и  уцепившись
огромными  лапами  за  столбы,  он  остановил  натиск  семи  переплетенных
китайцев, катившихся, как валун. Суставы его затрещали; он сказал: "Ха!" -
и  китайцы  разлетелись  в  разные  стороны.  Но  плотник  проявил  больше
сообразительности. Никому не сказав ни слова, он вышел в проход  и  принес
оттуда цепи и веревку, из которых изготовлялись поручни.
   Никакого сопротивления они, в сущности, не встретили. Борьба, с чего бы
она ни началась, превратилась в свалку, вызванную паническим страхом. Кули
бросились подбирать свои рассыпавшиеся доллары, но потом дрались только за
то, чтобы устоять на ногах. Они хватали друг  друга  за  горло,  чтобы  их
самих не свалили с  ног.  Тот,  кому  удалось  за  что-нибудь  ухватиться,
брыкался, отбиваясь от людей, цеплявшихся за  его  ноги,  пока  набежавший
вал, ударивший о судно, не швырял их всех вместе на пол.
   Появление  белых  дьяволов  вызвало  ужас.  Они  пришли,  чтобы  убить?
Оторванный от толпы человек словно обмякал в руках матросов. Иные, которых
оттащили  в  сторону  за  ноги,  лежали,  как  мертвецы,  широко   раскрыв
остановившиеся глаза. То здесь, то там какой-нибудь кули падал на  колени,
словно моля о пощаде; многие только из страха становились непокорными,  их
били крепкими кулаками по  переносице,  и  они  съеживались;  пострадавшие
легко уступали грубым рукам; не жалуясь, они только быстро моргали.  Кровь
струилась по лицам; с бритых голов была содрана кожа,  виднелись  ссадины,
синяки, рваные раны, порезы. В  них  повинен  был  главным  образом  битый
фарфор из сундучков. То здесь, то там  китаец  с  обезумевшими  глазами  и
расплетенной косой поглаживал окровавленную подошву.
   Их согнали в тесные ряды, а сначала задали встряску, чтобы  привести  к
повиновению,  угостили  для  успокоения  чувств  несколькими  затрещинами,
подбодрили грубоватыми словами, которые  звучали,  как  злые  посулы.  Они
сидели рядами, жалкие, обмякшие, а плотник с двумя матросами сновал взад и
вперед, натягивая и укрепляя спасательные веревки.
   Боцман, обхватив рукой и ногой столб, прижимал к груди лампу,  стараясь
ее разжечь, и все время ворчал, как усердная горилла. Матросы  то  и  дело
наклонялись, словно  подбирая  колосья,  и  все  добро  было  выброшено  в
угольную  яму:  одежда,  разбитые  доски,  осколки  фарфора   и   доллары,
рассованные по карманам. То один, то другой  матрос,  шатаясь,  тащился  к
дверям с охапкой всякого хлама, а страдальческие косые  глаза  следили  за
его движениями.
   Когда  судно  ныряло,  длинные  ряды  сидящих  небожителей  наклонялись
вперед, а при каждом сильном крене  бритые  головы  их  стукались  одна  о
другую. Когда на секунду замер на палубе шум стекающей воды,  Джаксу,  еще
дрожавшему после физического напряжения, почудилось, что здесь,  внизу,  в
этой  безумной  схватке,  он  каким-то  образом  поборол  ветер:  молчание
опустилось на судно, и в этом молчании слышались оглушительные удары волн.
   Межпалубное пространство было очищено от всех "обломков крушения",  как
говорили  матросы.  Они  стояли,  выпрямившись  и  покачиваясь  над  рядом
поникших голов. То тут, то там какой-нибудь кули, всхлипывая,  ловил  ртом
воздух. Когда падал на них свет,  Джакс  видел  выпяченные  ребра  одного,
желтое серьезное лицо другого, согнутые шеи; или встречал тусклый  взгляд,
остановившийся на его лице. Его удивило, что не оказалось трупов;  но  эти
люди как будто находились при последнем издыхании, и он жалел их  сильнее,
чем если бы все они были мертвы.
   Вдруг один из кули заговорил. По временам  свет  падал  на  его  худое,
напряженное лицо; он  вскинул  голову  вверх,  словно  лающая  гончая.  Из
угольной ямы доносились стук и  звяканье  рассыпавшихся  долларов.  Китаец
вытянул руку, зияла черная дыра рта, а непонятные гортанные  с  присвистом
звуки странно взволновали Джакса.
   Еще  двое  заговорили.  Джаксу  казалось,  что  они  злобно   угрожают;
остальные  зашевелились,  охая  и  ворча.  Он  приказал   матросам   выйти
немедленно из трюма. Сам он вышел последним, пятясь к  двери,  а  ворчанье
перешло в громкий ропот, и руки простирались ему вслед, словно указывая на
злодея. Боцман задвинул болт и нерешительно заметил:
   - Как будто ветер стих, сэр.
   Матросы рады были вернуться в проход. Втайне каждый из них думал, что в
последнюю минуту может выбежать на палубу, и находил в этом утешение. Есть
что-то страшное в мысли о том, что придется утонуть в закрытом  помещении.
Теперь, управившись с китайцами, они снова вспомнили о положении судна.
   Джакс, выйдя из прохода, погрузился по шею в бурлящую воду. Он добрался
до мостика  и  тут  обнаружил,  что  может  разглядеть  неясные  очертания
предметов, как будто зрение его неестественно обострилось. Он видел слабые
контуры. Они не вызывали  в  памяти  знакомых  очертаний  "Нянь-Шаня";  он
вспомнил нечто иное - старый расснащенный пароход,  гниющий  на  глинистой
отмели; он видел его несколько  лет  назад.  "Нянь-Шань"  походил  на  эту
развалину.
   Не было ни малейшего ветра, кроме слабого течения  воздуха,  вызванного
нырянием судна. Дым, вылетавший из трубы, опускался на палубу, Джакс дышал
им, пробираясь вперед. Он чувствовал осмысленную пульсацию  машин,  слышал
слабые звуки, словно  пережившие  великий  рев  бури:  стучали  поломанные
снасти, на  мостике  быстро  перекатывался  какой-то  обломок.  Он  смутно
различил коренастую  фигуру  своего  капитана,  раскачивающуюся  на  одном
месте, как будто пригвожденную к  доскам.  Капитан  держался  за  погнутые
поручни. Неожиданное затишье угнетающе подействовало на Джакса.
   - Мы покончили с этим, сэр, - задыхаясь, выговорил он.
   - Я думал, что вы справитесь, - сказал капитан Мак-Вир.
   - Думали? - буркнул Джакс.
   - Ветер вдруг спал, - продолжал капитан.
   Джакс взорвался:
   - Если вы думаете, что это было легко...
   Но капитан, уцепившись за поручни, пропустил его слова мимо ушей.
   - Судя по книгам, самое скверное еще впереди...
   - Среди них большинство были полумертвые от страха и  морской  болезни,
иначе ни один из нас не выбрался бы оттуда живым, - сказал Джакс.
   -  Должен  был  поступить  с  ними  по  справедливости,  -  флегматично
пробормотал Мак-Вир. - В книгах вы не все найдете...
   - Я думаю, они набросились бы на нас, если бы я  не  приказал  матросам
поскорей убраться! - с жаром продолжал Джакс.
   Раньше они надрывались от крика, но этот крик  был  не  громче  шепота:
теперь же, в  неподвижном  воздухе,  голоса  их  звучали  очень  громко  и
отчетливо. Им казалось, что они разговаривают в темной и гулкой пещере.
   Через рваное отверстие в куполе облаков свет звезд падал в черное море,
вздымающееся и опускающееся. Иногда верхушка водяного конуса  рушилась  на
судно, смешиваясь с крутящейся пеной на затопленной палубе, а  "Нянь-Шань"
тяжело переваливался на дне круглой цистерны из облаков. Это кольцо густых
паров,  бешено  вращающееся  вокруг  спокойного  центра,  окружало  судно,
подобно неподвижной сплошной стене, пугающей своим зловещим видом. В  этом
кольце море,  казалось,  сотрясалось  изнутри,  вздымалось  остроконечными
валами, которые наскакивали друг на друга и тяжело ударяли о борта  судна;
и тихий стонущий звук, бесконечная жалоба взбешенного шторма, слышался  за
пределами этого грозно притихшего круга. Капитан Мак-Вир молчал, и  чуткое
ухо Джакса уловило слабый протяжный  рев  какого-то  огромного  невидимого
вала, набегающего под покровом густой  тьмы,  зловеще  ограничивающей  его
кругозор.
   - Конечно, - начал он злобно, - они подумали, что мы пользуемся случаем
их ограбить. Ну еще бы! Вы сказали - соберите деньги. Легче  сказать,  чем
сделать. Откуда они могли знать, что мы замышляем? Мы вошли,  ворвались  -
прямо в самую гущу их. Пришлось брать их натиском.
   - Раз дело сделано... - пробормотал капитан, не  пытаясь  взглянуть  на
Джакса. - Я должен был поступить по справедливости.
   - Нам еще придется чертовски расплачиваться, - сказал  Джакс,  чувствуя
себя глубоко обиженным. - Дайте им только оправиться, а тогда увидите. Они
вцепятся нам в горло. Не забывайте, сэр, что теперь мы  не  на  британском
судне. Им это хорошо известно. Сиамский флаг.
   - Тем не менее мы находимся на борту, - заметил капитан Мак-Вир.
   - Опасность еще не миновала, - пророчески изрек Джакс,  покачнувшись  и
хватаясь за поручни. - Судно разбито, - прибавил он слабым голосом.
   - Опасность еще не миновала, - вполголоса подтвердил капитан Мак-Вир. -
Присмотрите минутку за судном.
   - Вы уходите с мостика, сэр? -  быстро  спросил  Джакс,  словно  шторм,
несомненно, должен был атаковать его, едва он останется один на мостике.
   Он следил, как судно, избитое  и  одинокое,  тяжело  пробиралось  среди
диких декораций - черных водяных гор, освещенных  блеском  далеких  миров.
Оно двигалось медленно, выдыхая в самое сердце урагана избыток своей  силы
- белое облако пара - с глухим вибрирующим звуком; казалось,  будто  живое
существо,  стремясь  возобновить  поединок,  посылало  вызывающий  трубный
сигнал. Внезапно он  смолк.  В  неподвижном  воздухе  поднялся  стон.  Над
головой Джакса несколько звезд  бросали  лучи  в  колодезь  черных  паров.
Чернильный край облачного диска, хмурясь, навис над судном,  пробирающимся
под клочком сияющего неба. И звезды пристально глядели на судно, словно  в
последний раз, и их блестящая гроздь казалась диадемой на хмуром челе.
   Капитан Мак-Вир отправился в штурманскую рубку. Света там не  было,  но
он почувствовал беспорядок в комнате, где привык  жить.  Его  кресло  было
опрокинуто. Книги рассыпались по полу; под ноги  попал  кусок  стекла.  Он
ощупью полез за спичками и нашел коробку на  полке  с  высокой  закраиной.
Зажег спичку и, прищурив глаза,  поднес  огонек  к  барометру,  все  время
кивавшему своей блестящей верхушкой из стекла и металла.
   Барометр стоял низко, невероятно низко, так низко, что капитан  Мак-Вир
заворчал. Спичка потухла, и толстыми  окоченевшими  пальцами  он  поспешно
достал другую.
   Снова маленький огонек вспыхнул  перед  кивающей  верхушкой  барометра.
Глаза капитана Мак-Вира сузились, внимательно вглядываясь в прибор, словно
ожидая неуловимого сигнала. Физиономия его была серьезна;  он  походил  на
обутого в сапоги безобразного  язычника,  курящего  фимиам  перед  капищем
своего идола. Ошибки не было. Никогда, во всю свою  жизнь,  он  не  видел,
чтобы барометр стоял так низко.
   Капитан Мак-Вир тихонько свистнул. Он погрузился в размышления;  огонек
съежился в синюю искру, обжег его пальцы и  погас.  Может  быть,  барометр
испортился!
   Над диваном был привинчен анероид. Он повернулся к нему и  снова  зажег
спичку: белый диск другого  прибора  многозначительно  глянул  на  него  с
переборки, с видом, не допускающим возражений, словно  равнодушие  материи
сделало непогрешимой мудрость  людей.  Теперь  сомнениям  не  было  места.
Капитан Мак-Вир недовольно фыркнул и бросил спичку.
   Значит худшее еще впереди, и если верить книгам, то это худшее окажется
очень  скверным.   Испытания   последних   шести   часов   расширили   его
представление о том, какова может быть непогода. "Будет что-то ужасное", -
мысленно произнес он. Зажигая спичку, он глядел только на барометр, но тем
не менее увидел, что его графин и два стакана вылетели из своих подставок.
Казалось, благодаря этому он  глубже  уяснил  себе,  какую  качку  вынесло
судно. "Я бы этому не поверил", - подумал он. И письменный  стол  его  был
очищен:  линейки,  карандаши,  чернильница  -  все  вещи,   имевшие   свое
определенное и надежное место, скатились, как будто  чья-то  злобная  рука
хватала их одну за другой и швыряла на мокрый пол.  Ураган  проник  в  его
аккуратно  прибранное  жилище.  Раньше  этого  никогда  не  случалось,  и,
несмотря на все свое хладнокровие, он почувствовал  страх.  А  худшее  еще
впереди! Он был  рад,  что  вовремя  обнаружил  беспорядки  в  межпалубном
пространстве. Если судну все-таки суждено затонуть, оно пойдет ко дну,  но
на нем не будет людей, сражающихся между собой зубами и когтями. Это  было
бы  отвратительно!  И  в  этом  чувстве  капитана  Мак-Вира  было   что-то
человеческое и смутное понимание того, чему надлежит быть.
   Эти мимолетные мысли были, однако, по  существу  своему  тяжеловесны  и
медлительны, соответственно характеру этого  человека.  Он  вытянул  руку,
чтобы положить коробку спичек в угол на полку. Там всегда лежали спички  -
по его приказанию. Это было давным-давно внушено стюарду: "Коробка  -  вот
здесь, видите? Не в глубине... Чтобы я мог  достать  рукой.  Может  спешно
понадобиться свет. На борту  судна  нельзя  предугадать,  что  тебе  может
понадобиться. Вы это запомните".
   И, конечно, сам он никогда не забывал класть коробку на прежнее  место.
Так поступил он и сейчас, но не  успел  отнять  руку,  как  ему  пришло  в
голову, что, быть может, не  представится  больше  случай  воспользоваться
этой коробкой. Очень отчетливая мысль  остановила  его,  и  на  бесконечно
малую долю секунды его пальцы снова сжали коробку, как будто она  являлась
символом тех маленьких привычек, какие  приковывают  нас  к  утомительному
колесу жизни. Наконец он выпустил ее из рук и,  усевшись  на  диван,  стал
прислушиваться, не поднимается ли ветер.
   Нет еще. Он слышал только шум воды, тяжелый плеск, глухие  удары  волн,
со всех сторон беспорядочно осаждающих судно. Оно никогда  не  освободится
от воды, заливающей палубу.
   Но спокойствие в воздухе казалось напряженным и ненадежным, словно  над
головой капитана Мак-Вира висел на тонком волоске меч.  И  во  время  этой
зловещей паузы шторм проник сквозь броню этого человека  и  разомкнул  его
уста. Один в непроглядно черной каюте, он заговорил, как  бы  обращаясь  к
другому существу, пробудившемуся в его груди.
   - Я бы не хотел потерять судно, - сказал он вполголоса.
   Он  сидел,  никем  не  видимый,   отделенный   от   моря,   от   судна,
изолированный, как бы оторванный от течения своей собственной жизни,  где,
конечно, не было места такой прихоти, как разговор с самим  собой.  Ладони
его  лежали  на  коленях,  он  пригнул  короткую  шею.  Он  тяжело  дышал,
поддаваясь  странной  усталости:  он  не  подозревал,  что  эта  усталость
являлась результатом сильного душевного напряжения.
   Со своего диванчика он мог дотянуться до дверцы умывального шкафа.  Там
должно быть полотенце. Да, хорошо... Он вынул  его,  обтер  лицо  и  начал
тереть мокрую голову. Он энергично  вытирался  в  темноте;  потом  застыл,
неподвижный, с полотенцем  на  коленях.  На  секунду  спустилась  глубокая
тишина; никто не заподозрил бы, что в  этой  каюте  сидит  человек.  Затем
послышался шепот:
   - Оно еще может выпутаться...
   Когда капитан Мак-Вир  порывисто  поднялся,  словно  вдруг  поняв,  что
отсутствовал слишком долго, и вышел на палубу,  затишье  продолжалось  уже
более пятнадцати минут - даже на него оно подействовало удручающе.  Джакс,
неподвижно стоявший на переднем конце мостика, сразу заговорил. Его голос,
тусклый и напряженный, словно он говорил сквозь стиснутые зубы, растекался
в темноте, снова сгустившейся над морем.
   - Я сменил рулевого. Хэкет начал жаловаться, что ему пришел  конец.  Он
улегся там, у рулевых приводов, и похож: на покойника. Сначала я никого не
мог вытащить снизу, чтобы  сменить  беднягу.  Я  всегда  говорил,  что  от
боцмана никакого толку нет. Думал, мне придется идти самому и притащить за
шиворот одного из них.
   - А... Хорошо, - пробормотал капитан; он  стоял,  настороженный,  подле
Джакса.
   - Второй помощник тоже там, в рулевой рубке.  Держится  за  голову.  Он
разбился, сэр?
   - Нет, рехнулся, - кратко сказал капитан Мак-Вир.
   - А похоже, будто он ударился.
   - Мне пришлось дать ему пинка, - объяснил капитан.
   Джакс нетерпеливо вздохнул.
   - Это налетит внезапно, - сказал  капитан  Мак-Вир,  -  вон  оттуда,  я
думаю. Хотя все это одному богу известно. Книги годятся лишь на то,  чтобы
забивать вам голову и действовать на нервы. Будет скверно, вот и все. Если
бы нам только удалось вовремя повернуть судно навстречу...
   Прошла минута. Несколько звезд быстро мигнули и скрылись.
   - А они там в безопасности? - неожиданно заговорил капитан,  как  будто
молчание стало невыносимым.
   - Вы говорите об этих кули, сэр? Я протянул там поперек веревку.
   - Да? Хорошо придумано, мистер Джакс.
   - Я... я не знал, что... вас интересует... - сказал Джакс;  крен  судна
прерывал его речь, как будто кто-то дергал его, пока  он  говорил,  -  как
я... справился с ними. Мы это сделали. А в конце концов, может  быть,  все
это ни к чему.
   - Я должен был поступить с ними по справедливости. Пусть  у  них  будет
столько же шансов, сколько у нас, черт возьми! Судно еще  не  затонуло.  И
без того скверно сидеть запертыми внизу во время шторма...
   - Я тоже так думал, когда вы приказали мне, сэр, - мрачно сказал Джакс.
   - И вдобавок они были  бы  искалечены!  -  продолжал  с  жаром  капитан
Мак-Вир. - Я не мог допустить этого на моем судне, даже если бы знал,  что
оно и пяти минут не продержится. Не мог допустить, мистер Джакс!
   Глухой шум, словно крик, прокатившийся в скалистом ущелье,  приблизился
к судну и снова отступил. Последняя звезда, вспыхнув, увеличилась, как  бы
превращаясь в огненный туман, из которого  образовалась;  она  боролась  с
глубокой, необъятной чернотой, нависшей над судном... и погасла.
   - Сейчас начнется, - пробормотал капитан Мак-Вир. - Мистер Джакс!
   - Здесь, сэр!
   Они оба с трудом могли разглядеть друг друга.
   - Судно должно пройти сквозь это и выйти с  другой  стороны.  Просто  и
ясно. Сейчас не время заниматься стратегией штормов капитана Уилсона.
   - Да, сэр!
   - Его снова в течение нескольких часов  будет  заливать  и  трепать,  -
бормотал капитан. - Что еще с палубы может снести вода?..  Разве  что  вас
или меня...
   - Обоих, сэр, - задыхаясь, прошептал Джакс.
   - Вы всегда торопитесь  навстречу  беде,  Джакс,  -  попрекнул  капитан
Мак-Вир. - Хотя, конечно, второй  помощник  никуда  не  годится.  Слышите,
мистер Джакс? Вы останетесь один, если...
   Капитан Мак-Вир оборвал фразу, а Джакс, озираясь по сторонам, молчал.
   - Не давайте сбить себя с  толку,  -  торопливо  продолжал  капитан.  -
Ведите судно навстречу. Пусть говорят все, что им угодно, но самые высокие
волны идут по ветру.  Навстречу,  всегда  навстречу,  -  вот  единственный
способ пробиться! Вы - молодой моряк. Ведите его навстречу. Вот  все,  что
должен знать каждый моряк. Не теряйте хладнокровия.
   - Да, сэр, - с замирающим сердцем прошептал Джакс.
   В течение  следующих  нескольких  секунд  капитан  говорил  в  рупор  с
машинным отделением и получил ответ.
   Джакс  почему-то  почувствовал  прилив  уверенности,  словно   к   нему
донеслось теплое дуновение и придало ему сил  встретить  любую  опасность.
Отдаленный ропот, шедший  из  тьмы,  коснулся  его  слуха.  Джакс,  полный
неожиданной веры в себя, отметил  его  спокойно,  как  встречает  человек,
облаченный в надежную кольчугу, острие меча.
   Судно упорно пробиралось среди черных  холмов  воды,  расплачиваясь  за
жизнь этой жестокой качкой. Из недр его вырвался гул;  белые  клочья  пара
вылетели  в  ночь;  а  мысль  Джакса  кружилась,  как  птица,  в  машинном
отделении, где мистер Раут, надежный парень,  стоял  наготове.  Когда  гул
замер, ему показалось, что смолкли все звуки, спустилась мертвая тишина, и
голос капитана Мак-Вира заставил его вздрогнуть.
   - Что такое? Ветерок? -  голос  звучал  громче,  чем  Джакс  когда-либо
слышал. - Это хорошо. Оно может еще выбраться.
   Рев ветра приближался. Сначала можно  было  различить  сонную  жалобную
песню, а вдали нарастал и ширился многоголосый вопль. Слышался бой  многих
барабанов, в нем звучала злобная вызывающая нота и что-то похожее на  гимн
марширующих толп.
   Джакс уже не мог  отчетливо  видеть  своего  капитана.  Тьма  буквально
громоздилась  на  судно.  Он  только  угадывал   его   движения,   заметил
расставленные локти, вскинутую голову.
   Капитан Мак-Вир пытался с непривычной торопливостью застегнуть  верхнюю
пуговицу своего непромокаемого пальто. Ураган, имеющий власть приводить  в
бешенство моря, топить суда, с корнем  вырывать  деревья,  рушить  крепкие
стены и даже птиц прибивать к земле, настиг и этого молчаливого человека и
ухитрился вырвать у него несколько слов. Раньше чем ветер с новой  яростью
устремился на судно, капитан Мак-Вир заявил раздраженным тоном:
   - Мне бы не хотелось его потерять!
   От этой неприятности он был избавлен.





   В яркий солнечный день "Нянь-Шань" вошел в Фучжоу; легкий бриз  относил
далеко вперед дым из трубы.  Его  прибытие  было  тотчас  же  замечено  на
берегу:
   - Смотрите! Видите этот пароход? Что это такое?  Под  сиамским  флагом,
кажется? Вы только посмотрите на него!
   Действительно, пароход, казалось, был использован как  плавучая  мишень
для батарей крейсера. Град мелкокалиберных  снарядов  не  мог  бы  сильнее
разбить, изодрать и опустошить его надводную часть; он казался  изношенным
и усталым, как будто побывал на краю света. И в самом  деле,  несмотря  на
короткий рейс, судно пришло  издалека:  поистине  оно  видело  берега  той
великой страны, откуда не возвращается  ни  один  корабль,  чтобы  предать
земле свой экипаж. Оно было инкрустировано серой  солью  до  самых  клотов
мачт и верхушки трубы, словно (как  заявил  один  веселый  моряк)  "экипаж
выудил  его  откуда-то  со  дна  моря  и  привел  сюда,   чтобы   получить
вознаграждение". И, в восторге от своей шутки, он предложил  за  судно  "в
том виде, как оно есть" пять фунтов.
   "Нянь-Шань" и часа не простоял  в  гавани,  как  из  сампана  вышел  на
набережную Иностранной концессии тощий  человек  с  покрасневшим  кончиком
носа; лицо его было искажено злобной гримасой; он  повернулся  и  погрозил
кулаком в сторону судна.
   Рослый человек, с ногами слишком тонкими для его круглого  живота  и  с
водянистыми глазами, подойдя к нему, заметил:
   - Только что с парохода? Быстро сработано.
   На тонкогрудом был запачканный костюм из синей фланели и  пара  грязных
ботинок для игры в крокет; грязно-серые усы свисали  над  губой,  а  между
полями и тульей его шляпы в двух местах проглядывал дневной свет.
   - А, здорово! Что вы тут делаете? - спросил бывший  второй  помощник  с
"Нянь-Шаня", торопливо пожимая руку.
   - Подыскиваю работу... Мне намекнули, чтобы я уходил, - объявил человек
в рваной шляпе, апатично засопев.
   Второй помощник снова погрозил кулаком в сторону "Нянь-Шаня".
   - Этот парень, вон там, не может командовать и шаландой, - объявил  он,
дрожа от злобы.
   Его собеседник равнодушно посматривал по сторонам.
   - Вот как!
   Но тут он заметил на набережной тяжелый морской  сундук,  завернутый  в
парусину и перевязанный новой манильской веревкой. Он поглядел на  него  с
пробудившимся интересом.
   - Я мог бы устроить скандал, не будь этого проклятого сиамского  флага.
Не к кому пойти, а то бы я ему показал! Негодяй! Объявил  своему  старшему
механику,  -  тоже  мошенник  первостатейный,  -  что  я  струсил.   Самые
невежественные дураки, какие когда-либо плавали по морю! Нет! Вы не можете
себе представить...
   -  Деньги  свои  получили?  -  внезапно  осведомился  его   потрепанный
собеседник.
   - Да. Рассчитался со мной на борту! -  бесновался  второй  помощник.  -
"Можете, - говорит, - позавтракать на суше".
   - Подлый хорек! - туманно высказал свое мнение рослый человек,  проводя
языком по губам. - Что вы скажете насчет того, чтобы выпить?
   - Он меня ударил, - прошипел второй помощник.
   - Что вы говорите?! Ударил? - сочувственно засуетился человек  в  синем
костюме. - Здесь невозможно разговаривать. Я  хочу  расспросить  подробно.
Ударил, а?.. Наймите какого-нибудь парня, пусть тащит ваш сундук.  Я  знаю
спокойное местечко, где есть пиво в бутылках...
   Мистер  Джакс,  изучавший  в  бинокль  берег,  сообщил  затем  старшему
механику, что "наш второй помощник не замедлил найти  себе  друга.  Парень
ужасно смахивает на бродягу. Я видел, как они вместе ушли с набережной".
   На судне производили необходимый ремонт, но стук  и  удары  молотка  не
мешали  капитану  Мак-Виру.  Он  писал  письмо  в   аккуратно   прибранной
штурманской рубке, и в этом письме стюард нашел столь интересные местечки,
что дважды едва не попался. Но миссис Мак-Вир в  гостиной  сорокафунтового
дома подавила зевок - должно быть, из уважения к себе самой, так  как  она
была одна в комнате.
   Она откинулась на спинку стоявшей  у  изразцового  камина  позолоченной
кушетки с обитой плюшем подножкой. Каминная доска была украшена  японскими
веерами,  а  за  решеткой  пылали  угли.  Она  лениво  пробегала   письмо,
выхватывая то тут, то там отдельные фразы. Не ее вина, что эти письма были
так прозаичны, так удивительно неинтересны - от "дорогая жена" в начале  и
до  "твой  любящий  супруг"  в  конце.  Не  могла  же  она  в  самом  деле
интересоваться всеми морскими делами? Конечно, она была  рада  услышать  о
нем, но никогда не задавала себе вопроса, почему именно.
   "...Их называют тайфунами. Помощнику как будто  это  не  понравилось...
Нет в книгах... Не мог допустить, чтобы это продолжалось..."
   Бумага громко зашелестела... "...затишье, продолжавшееся около двадцати
минут", - рассеянно читала она. Затем ей попалась фраза в начале следующей
страницы: "...увидеть еще раз тебя и детей..."  Она  сделала  нетерпеливое
движение. Вечно он думает о том, чтобы вернуться домой. Никогда еще он  не
получал такого хорошего жалованья. В чем дело?
   Ей не пришло в голову посмотреть предыдущую страницу. Она нашла бы  там
объяснение; между четырьмя и шестью полуночи 25  декабря  капитан  Мак-Вир
думал, что судно его не продержится и часа в такой шторм и ему не  суждено
больше увидеть жену и детей. Этого никто не узнал, - его письма всегда так
быстро терялись, - никто,  кроме  стюарда.  На  стюарда  же  это  открытие
произвело сильное впечатление. Такое сильное, что он попробовал поделиться
своим открытием с коком, торжественно заявив, что "все мы едва выпутались.
Сам старик чертовски мало надеялся на наше спасение".
   - Откуда ты знаешь? - презрительно спросил кок, старый солдат. - Уж  не
он ли тебе сказал?
   - Пожалуй, что он мне намекнул, - дерзко выпалил стюард.
   - Проваливай! В следующий раз он сообщит мне, - ухмыльнулся старик кок.
   Миссис   Мак-Вир    поспешно    пробегала    страницы:    "...Поступить
справедливо... Жалкие создания... Только у троих сломаны ноги,  а  один...
Подумал, что лучше не разрешать... Надеюсь, поступил справедливо..."
   Она  опустила  письмо.  Нет,  больше  не  было  ни  одного  намека   на
возвращение  домой.  Должно  быть,  хотел  лишь  высказать   благочестивое
пожелание. Миссис Мак-Вир успокоилась.  Скромно,  украдкой  тикали  черные
мраморные часы, оцененные местными  ювелирами  в  три  фунта  восемнадцать
шиллингов и шесть пенсов.
   Дверь распахнулась, и в комнату влетела девочка - в том возрасте, когда
коротенькая юбка не скрывает  длинных  ног.  Бесцветные,  довольно  жидкие
волосы рассыпались у нее по плечам. Увидев  мать,  она  остановилась  и  с
любопытством впилась своими светлыми глазами в письмо.
   - От отца, - прошептала миссис Мак-Вир. - Куда ты дела свою ленту?
   Девочка подняла руки к голове и надулась.
   - Он здоров, - томно продолжала Мак-Вир. - По крайней мере я так думаю.
Об этом он никогда не пишет.
   Она усмехнулась.
   Девочка слушала с  рассеянным,  равнодушным  видом,  а  миссис  Мак-Вир
смотрела на нее с гордостью и любовью.
   - Ступай надень шляпу, - сказала она, помолчав. - Я иду за покупками. У
Линома распродажа.
   -  Ах,  как  чудно!  -  воскликнула   девчонка   неожиданно   серьезным
вибрирующим голосом и вприпрыжку выбежала из комнаты.
   Был теплый день, небо было серо, а тротуары сухи.
   Перед мануфактурным магазином миссис Мак-Вир любезно улыбнулась грузной
женщине в черной мантилье, черном янтарном ожерелье;  в  ее  волосах,  над
желтым  немолодым  лицом,  цвели  искусственные  цветы.  Обе   защебетали,
обмениваясь приветствиями  и  восклицаниями,  с  такой  быстротой,  словно
мостовая готова была разверзнуться и поглотить их раньше, чем  они  успеют
выразить друг другу свою радость.
   За  их  спиной  вращались  высокие  стеклянные   двери.   Пройти   было
невозможно, и мужчины, отойдя в сторону, терпеливо  ждали,  а  Лидия  была
поглощена тем, что просовывала конец своего зонта между каменными плитами.
Миссис Мак-Вир говорила быстро:
   - Очень вам благодарна. Он еще не возвращается. Конечно,  грустно,  что
он не с нами. Но какое утешение знать, что  он  чувствует  себя  хороша  -
Миссис Мак-Вир перевела дыхание. - Климат очень ему подходит!  -  радостно
прибавила она, как будто бедняга Мак-Вир  плавал  в  китайских  морях  для
поправления своего здоровья.
   Старший механик также не собирался домой. Мистер  Раут  слишком  хорошо
знал цену своему месту.
   - Соломон говорит, что  чудесам  никогда  не  бывает  конца!  -  весело
крикнула миссис Раут старой леди, сидевшей в своем кресле у камина.
   Мать мистера Раута слегка пошевельнулась; ее сморщенные руки  в  черных
митенках покоились на коленях.
   Глаза жены механика жадно пробегали письмо.
   - Соломон говорит, что капитан  его  судна  -  глуповатый  человек,  вы
помните, мама? - сделал что-то умное.
   - Да, милая,  -  покорно  сказала  старуха;  ее  голова  с  серебряными
волосами была опущена;  она  казалась  невозмутимо  спокойной,  как  очень
старые люди, которые как будто следят за  последними  вспышками  жизни.  -
Кажется, помню.
   Соломон Раут, Старый Сол, Отец  Сол,  старший  механик,  "Раут  хороший
парень" - мистер Раут, снисходительный друг Джакса, был младшим из всех ее
многочисленных детей, к тому времени умерших. И лучше  всего  она  помнила
его десятилетним мальчиком, задолго до того, как он  отправился  на  север
работать где-то механиком. С тех пор она так редко его  видела  и  прожила
столько долгих лет, что  ей  приходилось  теперь  возвращаться  в  далекое
прошлое, чтобы разглядеть сына сквозь дымку времени. Иногда  ей  казалось,
что ее невестка говорит о каком-то постороннем человеке.
   Миссис Раут-младшая была разочарована.
   - Гм... Гм... -  Она  перевернула  страницу.  -  Какая  досада!  Он  не
объясняет, что это такое. Говорит, что мне не понять,  как  это  умно.  Ну
подумайте! Что бы это могло быть? Как ему не стыдно не сказать нам!
   Она продолжала читать без дальнейших замечаний, а потом стала глядеть в
камин. Старший механик написал о тайфуне всего два-три  слова,  но  что-то
побудило  его  сообщить  жизнерадостной  женщине,  что  он  чувствует  все
усиливающуюся потребность в ее обществе. "Не будь матери, за которой нужно
ухаживать, я сегодня же выслал бы  тебе  денег  на  дорогу.  Ты  могла  бы
поселиться здесь в маленьком домике. А я время от времени навещал бы тебя.
Ведь мы не молодеем..."
   - Он здоров, мама, - вздохнула, приходя в себя, миссис Раут.
   - Он всегда был крепким,  здоровым  мальчиком,  -  спокойно  отозвалась
старуха.
   Но мистер Джакс дал отчет действительно очень полный и живой. Его друг,
плававший в Атлантическом океане, поделился полученными  им  сведениями  с
другими помощниками на своем пароходе:
   - Один приятель описывает необычайный случай, происшедший на борту  его
судна во время тайфуна. Помните, мы читали об этом тайфуне в  газетах  два
месяца назад. Любопытная вещь! Да вот посмотрите сами, что он пишет. Я вам
покажу его письмо.
   Там  были  фразы,  рассчитанные  на  то,  чтобы   свидетельствовать   о
необузданной смелости и решимости. Джакс не лукавил:  в  момент  написания
письма он чувствовал именно так. Мрачными красками изобразил  он  сцену  в
межпалубном пространстве:
   "...мне пришло  в  голову,  что  несчастные  китайцы  не  могли  знать,
грабители мы или нет. Не очень-то легко отнять деньги у китайца,  если  он
сильнее тебя. Правда, чтобы идти на грабеж в  такую  бурю,  нам  следовало
быть отчаянными людьми, но что знали о нас эти бедняки? И  вот,  не  тратя
времени на размышления, я поторопился увести своих  ребят.  Свое  дело  мы
сделали  -  на  этом  настаивал  наш  старик.  Мы  убрались  восвояси,  не
потрудившись разузнать, как они себя чувствуют. Я уверен, что если бы  они
не были так ужасно избиты и запуганы - все до единого не могли  стоять  на
ногах, - нас разорвали бы в клочья. Ох, дело  было  жаркое,  уж:  поверьте
мне, а вы можете мотаться из края в край  по  своему  пруду  [так  шутливо
моряки, главным образом американские,  называют  Атлантический  океан]  до
конца веков, прежде чем свалится на вас такая работа".
   Далее он делал несколько  профессиональных  замечаний  о  повреждениях,
причиненных судну, а затем продолжал:
   "Когда шторм миновал, положение чертовски обострилось. Нам было  отнюдь
не легче оттого, что недавно мы перешли под  сиамский  флаг,  хотя  шкипер
никакой разницы уловить не  может,  "раз  мы  находимся  на  борту".  Есть
чувства, которых этот человек понять не в силах, - и конец делу.  С  таким
же успехом вы это можете растолковать столбу. Кроме того, судно, плавающее
в китайских морях,  чертовски  одиноко,  если  у  него  нет  консула,  нет
где-нибудь своей канонерки или какой-либо корпорации, куда в  случае  беды
можно обратиться.
   Я был того мнения, что нужно держать китайцев под замком еще пятнадцать
часов или около того: нам до Фучжоу оставалось часов пятнадцать пути.  Там
мы, вероятно, нашли бы какое-нибудь военное судно и под защитой его орудий
чувствовали бы себя в безопасности. Конечно, капитан любого военного судна
- английского, французского или  голландского  -  помог  бы  справиться  с
дракой на борту. Мы могли отделаться от  китайцев  вместе  с  их  деньгами
позднее, сдав их мандарину, или тао-таи, или... как там они называют  этих
парней в темных очках, - парней, которых таскают в портшезах.
   Старик почему-то не мог это уразуметь. Он не хотел поднимать шум. А раз
он вбил себе в голову эту мысль - и паровой лебедкой ее не  вытянешь.  Ему
хотелось поменьше шуму и в интересах судна, и в интересах  судовладельцев,
и в "интересах всех заинтересованных лиц", сказал он, пристально глядя  на
меня. Я разозлился. Конечно, такого  дела  не  скроешь;  но  сундуки  были
укреплены как следует и выдержали  бы  любую  бурю,  а  на  нас  обрушился
поистине адский шторм, о котором ты даже представления иметь не можешь.
   Между тем я едва держался на ногах. Все  мы  почти  тридцать  часов  не
знали ни минуты отдыха, а тут этот старик сидит и  трет  себе  подбородок,
трет макушку и так озабочен, что даже высокие сапоги позабыл стянуть.
   "Надеюсь, сэр, - говорю я, - вы их не выпустите на палубу, пока мы  так
или иначе не подготовимся к встрече".
   Заметьте,  я  не  очень-то  был  уверен,  что  мы  справимся  с   этими
несчастными, если они вздумают напасть. Возня с  грузом  китайцев  -  дело
нешуточное. К тому же я чертовски устал.
   "Вот если бы вы мне разрешили, - сказал я, - швырнуть им вниз  все  эти
доллары, и пусть они дерутся между собой, а мы пока отдохнем".
   "Чепуху вы говорите, Джакс! - говорит он и медленно поднимает глаза,  а
от этого вам почему-то становится совсем скверно. -  Мы  должны  придумать
выход, чтобы поступить справедливо по отношению ко всем".
   Работы у меня было по горло, как  ты  легко  можешь  себе  представить,
поэтому я отдал распоряжения матросам, а сам решил немножко  отдохнуть.  Я
не проспал и десяти минут в своей койке, как в каюту  врывается  стюард  и
начинает меня дергать за ногу.
   "Ради бога, мистер Джакс, идите скорей! Идите на палубу, сэр! Да  идите
же!"
   Парень совсем сбил меня с толку. Я не знал, что случилось: опять ураган
- или что? Но никакого ветра я не слышал.
   "Капитан их выпустил! Ох, он их выпустил!  Бегите  на  палубу,  сэр,  и
спасайте  нас!  Старший  механик  только  что  побежал  вниз,   за   своим
револьвером..."
   Вот что я понял из слов этого дурака, хотя, к слову сказать. Отец  Раут
клянется и  божится,  что  пошел  вниз  всего-навсего  за  чистым  носовым
платком. Как бы там ни было, а я в одну секунду натянул штаны и вылетел на
палубу, на корму.
   На мостике действительно слышался  шум.  Четверо  матросов  с  боцманом
работали на корме. Я передал им ружья  -  на  каждом  судне,  плавающем  у
берегов Китая, имеются ружья - и повел на мостик.  По  дороге  налетел  на
старину Раута; он сосал незажженную сигару, и вид у него был удивленный.
   "Бежим!" - крикнул я ему.
   Мы влетели, все семеро, в штурманскую рубку. Там уже все было  кончено.
Старик по-прежнему был в морских  сапогах,  закрывающих  ему  бедра,  и  в
рубахе, - видно, вспотел от своих  размышлений.  Франтоватый  клерк  фирмы
Бен-Хин стоял подле него, грязный, как трубочист; лицо у него все еще было
зеленое. Я сразу понял, что сейчас мне влетит.
   "Что это за идиотские штуки, мистер Джакс?" - спрашивает  старик  самым
своим сердитым тоном.
   По правде сказать, у меня язык отнялся.
   "Ради бога, мистер  Джакс,  говорит  он,  -  отберите  у  людей  ружья.
Кто-нибудь непременно себя изувечит,  если  вы  этого  не  сделаете.  Черт
возьми, на этом судне хуже, чем в  сумасшедшем  доме!  А  теперь  слушайте
внимательно. Я хочу, чтобы вы помогли здесь  мне  и  китайцу  от  Бен-Хина
пересчитать эти деньги. Может быть, и  вы  не  откажетесь  помочь,  мистер
Раут, раз уж вы здесь? Чем больше нас будет, тем лучше".
   Все это он успел обдумать, пока я спал. Будь мы английским  судном  или
отвози мы наших кули в  какой-нибудь  английский  порт,  вроде,  например,
Гонконга, - тогда конца бы не было расследованиям, неприятностям, искам  о
возмещении убытков и так далее. Но  эти  китайцы  знают  своих  чиновников
лучше, чем мы.
   Люки были уже открыты, и все они вылезли на палубу - после целых суток,
проведенных внизу. Становилось как-то не по себе при виде этих  исхудалых,
несчастных физиономий. Бедняги глядели на небо, на море, на судно,  словно
думали,  что  все   это   давным-давно   разлетелось   вдребезги.   Да   и
неудивительно! Они перенесли столько, что белый человек испустил бы дух...
Был там один парень, из наиболее пострадавших, которому  едва  не  вышибли
глаз. Глаз вылезал у него из орбиты, и был величиной с  половину  куриного
яйца. Белый провалялся бы после такой штуки месяц на спине, а этот  парень
расталкивал людей и разговаривал с соседями, как ни в чем не  бывало.  Они
здорово галдели, а всякий раз, как старик высовывал на мостик  свою  лысую
голову, они замолкали и глазели на него снизу.
   Видимо, старик, поразмыслив, заставил этого парня от Бен-Хин спуститься
вниз и разъяснить им, каким образом они могут получить свои деньги.  Потом
он мне все объяснил: так как все кули работали в одном и том же месте и  в
одно и то же время, он решил, что самым справедливым делом будет разделить
между ними поровну все деньги, какие мы подобрали. Доллары одного ничем не
отличаются от долларов другого, - сказал он  мне,  -  и  если  допрашивать
каждого, сколько денег он принес с собой на борт, может случиться, что они
солгут, и тогда он ничего не добьется.
   Он мог бы передать деньги какому-нибудь китайскому чиновнику,  которого
удалось бы откопать в Фучжоу, но он сказал, что с таким же  успехом  может
положить эти деньги сразу себе в карман, - все равно кули  их  не  увидят.
Полагаю, они думали то же самое.
   Мы закончили раздачу денег до темноты. Это было любопытное зрелище:  на
море - волнение, судно - развалина, и китайцы, один  за  другим,  шатаясь,
поднимаются на мостик, чтобы получить свою  долю;  а  старик,  все  еще  в
сапогах и в  рубахе,  обливаясь  потом,  раздает  деньги,  стоя  в  дверях
штурманской рубки, и время от времени накидывается на меня или на  старину
Раута, если ему что-нибудь приходилось не по  вкусу.  Долю  тех,  кто  был
изувечен, он отнес сам к люку N_2. Оставалось еще три доллара - их  отдали
трем наиболее пострадавшим кули - по доллару каждому. Затем мы вытащили на
палубу  кучу  мокрых  лохмотьев,  какие-то  обломки  и   прочий   хлам   и
предоставили им самим разыскивать владельцев.
   Конечно, это был наилучший способ не  поднимать  шума  и  удовлетворить
всех заинтересованных лиц. А каково твое  мнение,  избалованный  щеголь  с
почтового парохода? Старший механик говорит,  что  несомненно  -  это  был
единственный выход. Шкипер сказал мне как-то: "Есть вещи,  которых  вы  не
найдете в книгах". Если принять во внимание его ограниченность,  -  думаю,
он прекрасно выпутался из этого дела".

Популярность: 16, Last-modified: Wed, 18 Oct 2000 19:58:04 GMT