-----------------------------------------------------------------------
   Пер. - В.Муравьев.
   Авт.сб. "Последний магнат. Рассказы. Эссе". М, "Правда", 1990.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 17 July 2001
   -----------------------------------------------------------------------



   1

   Род Джона Т.Ангера был на отменном счету в Геенне - есть такой  городок
на Миссисипи. Отец Джона из года в год в жарких боях завоевывал первенство
по гольфу среди любителей; миссис Ангер славилась, по местному  выражению,
"на все котлы и сковороды" своим зажигательным предвыборным  красноречием;
самому  Джону  Т.Ангеру  едва  исполнилось  шестнадцать,  однако  новейшие
нью-йоркские танцы он откалывал еще в коротких штанишках. И вот теперь ему
предстояло на какое-то время расстаться с родным домом. Вся провинция, как
известно, донельзя чтит учебные заведения Новой Англии:  на  алтарь  этого
почтения провинциалы приносят цвет своей молодежи,  и  родители  Джона  не
остались в стороне. Непременно надо было, чтобы он  отправился  в  колледж
святого Мидаса близ Бостона - не прозябать же их драгоценному и одаренному
сыну в Геенне!
   А в Геенне - кто бывал там, тот знает - фешенебельные закрытые школы  и
колледжи едва различают по названиям. Местные жители давным-давно  отстали
от мира сего и хоть и очень стараются поспеть за модой, но  живут  большей
частью понаслышке. Чикагской  ветчинной  принцессе  их  одежда,  манеры  и
литературные вкусы, конечно, покажутся "как-то слегка прошлогодними".
   Джон Т.Ангер был готов к отъезду. Миссис Ангер по-матерински набила его
чемоданы летними костюмами и вентиляторами,  а  мистер  Ангер  презентовал
сыну туго набитый асбестовый бумажник.
   - Помни, здесь тебе всегда будут рады, - сказал он. - Семейный очаг  не
остынет, будь уверен, мальчик.
   - Я знаю, - сглотнул комок Джон.
   - И не забывай, кто ты и откуда родом, - горделиво добавил отец, -  это
убережет тебя от неверных поступков. Ты - Ангер из Геенны.
   Родитель и сын  пожали  друг  другу  руки,  и  Джон  пустился  в  путь,
обливаясь  слезами.  Через  десять  минут,  покидая  пределы  города,   он
остановился и обернулся на прощанье. Старинная викторианская  надпись  над
вратами была ему чем-то отрадна. Отец все время предлагал  сменить  ее  на
что-нибудь бодрое и доходчивое, скажем: "Вот вы и в Геенне" или просто  на
"Добро пожаловать", а пониже выложить  лампочками  сердечное  рукопожатие.
Мистер Ангер считал, что старая надпись какая-то мрачноватая, но вот  поди
ж ты...
   Джон поглядел  -  и  обратился  навстречу  судьбе.  И  небесный  отсвет
оставленных позади огней Геенны был, казалось,  исполнен  теплой  и  яркой
прелести.


   От Бостона до колледжа святого Мидаса полчаса на "роллс-ройсе". Сколько
в милях - навеки останется тайной, ибо, кроме  Джона  Т.Ангера,  никто  не
приезжал туда иначе,  как  на  "роллс-ройсе",  да,  пожалуй,  никто  и  не
приедет. Это колледж для избранных - самый дорогой колледж в мире.
   Первые два года прошли очень приятно. Джон учился с отпрысками денежных
тузов и в каникулы гостил на модных курортах. Его гостеприимные сверстники
ему вполне нравились, но отцы их были все на один покрой; по молодости лет
он часто дивился их поразительной неразличимости. Когда он говорил, откуда
он, они неизменно шутили: "Ну и как у вас там, припекает?"  -  а  Джон  по
мере сил улыбался и отвечал: "Да не без того".  Он  бы,  может,  и  сказал
что-нибудь подходящее, но уж очень они все  одинаково  шутили,  разве  что
кто-нибудь спрашивал иначе: "Ну и как вам там, не  холодно?"  -  отчего  у
него опять-таки с души воротило.
   К концу третьего семестра среди одноклассников  Джона  появился  тихий,
изящный юноша по имени Перси Вашингтон. Новичок был приветлив в  обращении
и на редкость хорошо одет - даже в колледже святого Мидаса это бросалось в
глаза, - но держался как-то особняком. Близко он сошелся только  с  Джоном
Т.Ангером, но и с ним отнюдь не откровенничал насчет дома  и  семьи.  Ясно
было, что он из богатых и все такое, но вообще-то  Джон  почти  ничего  не
знал о своем приятеле, и любопытство его прямо-таки взыграло, когда  Перси
пригласил его на лето к себе, "на Запад". Он не заставил себя упрашивать.
   И только в поезде Перси впервые немного  разговорился.  Однажды,  когда
они обедали в вагоне-ресторане и язвительно обсуждали однокашников,  Перси
вдруг заметил совсем новым тоном:
   - Мой отец намного богаче всех в мире.
   - Да, - вежливо отозвался Джон. Непонятно было, что бы еще  сказать  на
такое признание. "Это замечательно" - не прозвучит,  и  он  чуть  было  не
сказал: "В самом деле?", -  но  вовремя  спохватился:  вышло  бы,  что  он
сомневается в словах Перси. А в таких  поразительных  словах  сомневаться,
пожалуй, не следовало.
   - Намного богаче, - повторил Перси.
   - Помню, я читал в справочнике, - решился Джон, - что  в  Америке  есть
один человек с годовым доходом пять миллионов и четверо, у кого свыше трех
миллионов...
   -   Тоже   мне   богачи.   -   Перси   брезгливо   скривил    рот.    -
Крохоборы-капиталистики, банкиришки, торгаши и  ростовщики.  Отец  мой  их
всех скупит и сам того не заметит.
   - Почему же тогда...
   - Почему его нет в справочнике? Да потому, что он не платит подоходного
налога. Платит какие-то там гроши, но не с дохода, а так.
   - Вот уж, наверно, богатый человек, - простодушно  заметил  Джон.  -  И
прекрасно. Я как  раз  люблю  очень  богатых.  Чем  богаче,  тем  лучше  -
по-моему, так. - Его смуглое лицо сияло искренностью. -  Прошлую  Пасху  я
гостил у Шнитцлеров-Мэрфи. И у Вивьен Шнитцлер-Мэрфи были рубины с куриное
яйцо и такие лучистые сапфиры, как фонарики...
   - Камни - это да, - восторженно поддержал Перси. - Конечно, в  колледже
об этом никому знать не надо, но у меня у самого есть неплохая  коллекция.
Камни собирать интереснее, чем марки.
   -  А  какие  алмазы  бывают,  -  мечтательно  продолжал   Джон.   -   У
Шнитцлеров-Мэрфи были алмазы с грецкий...
   -  Дребедень.  -  Перси  склонился  к  приятелю  и  глухо  зашептал:  -
Побрякушки. У моего отца алмаз - побольше, чем отель "Риц-Карлтон".



   2

   Закат в горах Монтаны сгустился между двумя  вершинами,  как  громадный
синяк, и темные вены  расползлись  от  него  по  изувеченному  небу.  Небо
отпрянуло  в  горную  высь  от  деревушки  Саваоф  -  крохотной,   унылой,
безвестной. По слухам, там жило двенадцать человек,  двенадцать  темных  и
загадочных душ, извлекавших пропитание  из  голого,  почти  совсем  голого
камня, на котором они произросли, неведомо как и почему. Они стали  особой
породой, эти двенадцать саваофцев, как будто природа, сперва  расщедрилась
на новую тварь, а потом опомнилась и оставила их копошиться и гибнуть.
   Из далекого иссиня-черного сгустка в скалистую пустошь выползла цепочка
огней, и двенадцать  саваофцев  возникли,  как  призраки,  у  станционного
сарайчика,  навстречу  семичасовому  трансконтинентальному  экспрессу   из
Чикаго. Примерно шесть раз в год трансконтинентальный экспресс,  повинуясь
непостижимому расписанию, останавливался  у  платформы  Саваоф,  и  кто-то
сходил с поезда, садился в коляску, поданную из сумерек, и исчезал во тьме
закатного  синяка.  Саваофцы  глазели  на   это   нелепое   и   диковинное
происшествие, словно соблюдали некий обряд. Глазели, и только:  в  них  не
было  ни  капли  того   одушевленного   воображения,   которое   побуждает
любопытствовать и размышлять, а то бы  вокруг  этих  таинственных  событий
народилась своя религия. Но саваофцы жили  помимо  всякой  религии:  самые
дикие и простые христианские верования и те не прижились бы на этой скале.
У них не было ни алтаря,  ни  жреца,  ни  жертвоприношений;  просто  народ
каждый день к семи вечера стекался к станционному сараю и возносил  взамен
молитвы смутное и вялое изумление.
   В этот июньский вечер Главный Кондуктор, которого саваофцы  считали  бы
богом, если б бог им был нужен, повелел, дабы  семичасовой  поезд  сгрузил
людей (или нелюдь) в Саваофе. В две минуты восьмого Перси Вашингтон и Джон
Т.Ангер сошли с подножки, промелькнули перед завороженными,  распахнутыми,
испуганными глазами двенадцати мужчин, уселись в коляску, которая  явилась
ниоткуда, и уехали.
   Через полчаса, когда полумрак сгустился дотемна, молчаливый  кучер-негр
окликнул что-то черное впереди. На  окрик  вспыхнул  рдяный  диск,  словно
воспаленный глаз злобно уставился  из  непроглядной  тьмы.  Они  подъехали
ближе, и Джон понял,  что  это  задний  фонарь  автомобиля,  громадного  и
роскошного. Металл его корпуса отливал  никелем  и  отблескивал  серебром;
втулки искрились зелено-желтым геометрическим узором - бисерным, а  может,
и самоцветным, - Джон не рискнул гадать.
   Два негра в расшитых ливреях,  как  с  картины  лондонской  королевской
процессии, стояли навытяжку у автомобиля и приветствовали  молодых  людей,
вылезших из коляски, на языке, непонятном гостю, но  похожем  на  исконное
негритянское наречие Юга.
   - Садись, - сказал Перси  приятелю,  когда  их  чемоданы  забросили  на
эбеновую крышу лимузина. - Жаль, что пришлось тебя  слегка  протрясти,  но
сам понимаешь - куда ж с таким автомобилем на глаза пассажирам  или  этому
разнесчастному саваофскому отребью.
   - Ух ты! Ну и авто! - вырвалось у Джона при виде внутреннего  убранства
автомобиля.  Его  взгляду  предстала  парчовая  обивка,  сплошь  затканная
тонкими шелковыми узорами, вся в крапинках драгоценных камней.
   Приятели  развалились  в  кресельных  сиденьях,  пышный  ворс   которых
переливался всеми оттенками страусиного пера.
   - Ну и авто! - повторил изумленный Джон.
   - Колымага-то? - рассмеялся Перси. - Да это старая рухлядь, она  у  нас
для поездок на станцию.
   Тем временем автомобиль мчался в темноте по направлению к перевалу.
   - Через полтора часа будем на месте, - сказал Перси, взглянув на  часы.
- Кстати уж скажу тебе, что ничего подобного ты в жизни не видел.
   Если и все прочее было под стать автомобилю,  то  Джона  в  самом  деле
ожидало необычайное. В  Геенне  простодушно  и  благочестиво  преклонялись
перед богатством с пеленок, всей душой  чтили  его,  и  не  дай  бог  Джон
нарушил бы эту заповедь умиления -  родители  отреклись  бы  от  него,  не
стерпев такого кощунства.
   Они достигли ущелья, углубились в него,  и  дорога  почти  сразу  стала
ухабистой.
   - Если б сюда пробивалась луна, посмотрел бы ты, какое ущелье, - сказал
Перси, щурясь в темное окошко. Он что-то приказал в микрофон, и лакей  тут
же включил прожектор, мощным лучом хлестнувши" по горным склонам.
   - Видишь, кругом осыпи. Обычный мотор разнесло бы на куски  в  полчаса.
Не зная дороги, здесь и на танке-то едва проберешься.  Вот  заметь,  вверх
пошло.
   Чувствовалось, что они едут  в  гору.  Через  минуту-другую  автомобиль
вынырнул у гребня, и вдали мелькнула  бледная,  юная  луна.  Внезапно  они
остановились, и вокруг возникли из темноты какие-то фигуры - снова  негры.
Молодых людей приветствовали все на  том  же  полувнятном  наречии;  затем
негры принялись за работу и зацепили  крючья  четырех  гигантских  тросов,
свисавших  откуда-то  сверху,  за  ступицы  огромных  самоцветных   колес.
Раздалось "Э-гей!" - и Джон ощутил, как автомобиль медленно  оторвался  от
земли и взмыл ввысь - над самыми высокими скалами с обеих  сторон,  и  еще
выше, и под ними открылась лунная долина,  такая  непохожая  на  покинутое
кремнистое крутогорье. Справа высилась скала - а  потом  и  ее  не  стало,
кругом было чистое небо.
   Очевидно, они перенеслись за каменное лезвие высокого горного отрога  и
все еще поднимались. И тут же  стали  спускаться  и  наконец,  подпрыгнув,
приземлились на равнине.
   - Остальное пустяки, - сказал Перси, глянув в окно. - Отсюда всего пять
миль, и дорога паша собственная - брусчатка - до самого дома. Как  говорят
отец, здесь Соединенные Штаты кончаются.
   - Мы разве в Канаде?
   - Нет, зачем же. Мы в Монтане, в Скалистых горах. Только вот этих  пяти
квадратных миль нет ни на одной карте.
   - А почему? Пропустили?
   - Да нет, - усмехнулся Перси, - три раза нас пробовали  засечь.  Первый
раз мой дед подкупил все геодезическое управление; другой раз ему  удалось
подправить официальную карту - и пятнадцать лет никто не совался.  Зато  в
последний  раз  была  сущая   морока.   Отец   мой   соорудил   сильнейшее
искусственное магнитное поле, чтобы отклонить  их  компасы.  Он  изготовил
целую партию геодезических приборов с изъяном, таких, чтоб пропускали  это
место, и подменил точные. Еще он отвел реку, и на берегу сделали кой-какие
постройки - чтоб казалось, будто это городок в долине, от  нас  за  десять
миль. В общем, отец мой только одного боится, - закончил он, - одна только
и есть для нас опасность в мире.
   - Какая?
   Перси перешел на шепот.
   - Аэропланы, - вздохнул он. - У нас есть с полдюжины  зениток,  и  пока
справляемся - правда, несколько убитых и  много  пленных.  Мы-то  с  отцом
понимаем, что это в порядке вещей, а мама с  девочками  огорчаются.  Но  в
другой раз все может обернуться не так благополучно.
   Зеленая луна сияла из-за мохнатых облаков, которые стелились перед  нею
в  изумрудном  небе,  словно  драгоценные  восточные  ткани   пред   очами
татарского хана. Джону померещилось, что сейчас день и что он видит в небе
авиаторов,  сыплющих  с  борта  назидательные  брошюрки  и   лекарственные
рекламки, обнадеживая унылое деревенское захолустье. Ему показалось, будто
они парят и вглядываются - разглядывают то, что  он  сейчас  увидит,  -  а
потом? А потом их как-нибудь хитростью заманивают на  землю  и  держат  до
скончания дней в заточении: ни  тебе  лекарств,  ни  брошюрок.  Или,  если
заманить не удается, откуда-то вылетает клуб дыма, рвется снаряд, аэроплан
обрушивается наземь, а мать и сестры Перси  "огорчаются"?  Джон  встряхнул
головой, и глухой смешок сорвался с его губ. Какие за  всем  этим  кроются
жестокости?  Как  властвует  этот  странный  Крез?  Что  это  за   жуткая,
вызолоченная тайна?..
   Шерстистые облака уплыли, и горная ночь была яснее дня.  Огромные  шины
катили по ровной брусчатке; дорога обогнула тихое, залитое луной  озеро  и
углубилась в прохладный, смолистый мрак сосновой рощицы; затем  вывела  на
луг, и Джон вскрикнул от восторга, а Перси коротко заметил: "Приехали".
   Осиянный звездным светом,  на  берегу  озера  стоял  дивный  дворец,  в
полвысоты горы, к которой он прильнул во всей  своей  мраморной  прелести,
ровно и мягко врисовываясь в густой нагорный сосняк. Бесчисленные башенки,
ажурные кружева  косых  балюстрад,  узорная  прорезь  тысячи  треугольных,
квадратных,  шестиугольных  окон,  излучавших  золотистый   свет,   зыбкое
смешенье синих теневых полос со  звездными  струями  -  все  это  отдалось
трепетным аккордом в душе Джона. Верхушка одной из башен, самой высокой  и
исчерна-темной снизу, была увенчана сказочным сонмом огней, и  когда  Джон
возвел к ним очарованный взгляд, до земли донеслось томное пение  скрипок:
таких изнеженных созвучий он никогда еще не слышал. Автомобиль остановился
перед просторным и длинным мраморным сходом, овеянным ароматами цветов. За
верхней ступенью бесшумно распахнулись стрельчатые двери, и в ночь  хлынул
янтарный свет, озаривший великолепный силуэт темноволосой дамы  с  высокой
прической. Она простерла к ним руки.
   - Мама, - произнес Перси, - это мой друг, Джон Ангер из Геенны.
   В памяти Джона этот первый вечер остался сумятицей красок,  мгновенных,
впечатлений, музыки, нежной, как любовное  признанье;  чарующим  хороводом
бликов и теней, мельканьем  движений  и  лиц.  Вспоминался  статный  седой
мужчина,  подносивший  к  губам  хрустальный  на  золотой  ножке  фиал   с
многоцветным питьем.  Вспоминалась  девушка  в  одеянии  феи,  с  лилейным
личиком, с сапфирами в волосах. Вспоминался  пышный  покой,  где  плотные,
золотые  стены  уступали  легкому  нажатию   руки;   и   покой,   подобный
платоновскому "узилищу идей" - сверху донизу устланный  сплошным  алмазным
слоем, бриллиантами всех форм и размеров: с фиолетовыми  светильниками  по
углам, он слепил белизной, ни с чем  не  сравнимой,  превыше  человеческих
помыслов и мечтаний.
   Приятели брели чередой покоев. Под ногами у них  вспыхивали  узоры:  то
буйная цветовая смесь, то пастельные разводы, то белоснежная  глубина,  то
мозаичные арабески, наверно, скопированные  в  какой-нибудь  адриатической
мечети. Под толстым хрустальным настилом расходились сине-зеленые струи, а
в них, между радужными сгустками водорослей, мелькали  пестрые  рыбы.  Они
шагали по разноцветным и разнообразным мехам, шли по коридорам, выложенным
от  пола  до  потолка  чистейшей  слоновой  костью,  сплошной,  словно  из
гигантских бивней динозавров, вымерших задолго до появления человека...
   Потом  они  как-то  вдруг  оказались  за  столом  -  и   тарелки   были
цельнобриллиантовые,  в  два  тончайших  слоя  с   прокладкой   изумрудной
филиграни, будто вырезанные из воздуха. Коридоры  источали  тихую  тягучую
музыку - и пуховое кресло, слитое с его спиной, нежило и дурманило его,  а
он пил свой первый стакан портвейна. Сквозь дремоту он пытался ответить на
чей-то вопрос - но липучая медвяная нега была поволокой сна: камни, ткани,
вина, золото - все расплывалось у него, в глазах сладостным туманом...
   - Да, - отозвался он из последних  сил,  -  да,  там  у  нас,  конечно,
припекает.
   Он даже чуть подхихикнул; а потом,  не  шелохнувшись  и  не  противясь,
словно бы отплыл от стола и от мороженого, алого, как сон... Он уснул.
   Он открыл глаза и почувствовал, что проспал несколько часов. Он  был  в
большой тихой комнате с агатовыми панелями  и  тусклой  подсветкой,  такой
слабой, такой мягкой. Его юный хозяин стоял над ним.
   - Ты уснул за обедом, - сказал Перси. - Я и сам чуть не уснул, так было
приятно слегка отдохнуть в нормальной обстановке после  года  в  колледже.
Пока ты спал, слуги тебя раздели и выкупали.
   - Я в постели или на облаке? -  выговорил  Джон.  -  Перси,  Перси,  не
уходи, мне надо извиниться перед тобой.
   - За что?
   - Что я не поверил тебе про алмаз больше отеля "Риц".
   Перси улыбнулся.
   - Я так и думал, что ты не поверишь. Это ведь гора.
   - Какая гора?
   - Возле которой дворец. "Она не так уж и велика. Но земли  и  камня  на
ней всего футов пятьдесят, а остальное  -  алмаз.  Сплошной  алмаз  чистой
воды, цельная кубическая миля. Ты слушаешь? Скажи...
   Но Джон Т.Ангер снова уснул.



   3

   Настало утро. Просыпаясь, он  ощутил,  как  спальня  сразу  наполнилась
солнцем. Эбеновые панели раздвинулись, и дневной свет хлынул во всю стену.
Огромный негр в белой ливрее стоял у его постели.
   - Добрый вечер, - пробормотал Джон, силясь очнуться от сонной одури.
   - Доброе утро, сэр. Примете ванну, сэр? Нет, не вставайте, я сейчас все
сделаю, только будьте добры, расстегните пижаму - вот так. Благодарю  вас,
сэр.
   С покорного Джона совлекли пижаму.  Ему  было  забавно  и  приятно,  он
ожидал оказаться на руках у этого услужливого  черного  Гаргантюа,  но  не
тут-то было:  ложе  его  медленно  накренилось,  и  он,  слегка  оторопев,
покатился  к  стене;  обивка  раздалась,  он  проскользил  два   ярда   по
бархатистому скосу и погрузился в упоительно теплую воду.
   Он огляделся. Спуск или скат, по которому он соскользнул,  свернулся  в
трубку и исчез. Он был в другой комнате  и  сидел  по  горло  в  бассейне,
голова над краем. Его окружал синий аквариум: за  стенами  комнаты  и  под
бассейном в янтарных лучах резвились рыбы, спокойно  проплывая  возле  его
ног, отделенных лишь слоем  хрусталя.  Солнечный  свет  пробивался  сверху
сквозь сине-зеленое стекло.
   - Полагаю, сэр, что нынче утром  вам  для  начала  будет  в  самый  раз
горячая розовая вода с мыльной пеной - а потом, пожалуй, холодная морская.
   Это над ним склонился негр.
   - Да, - нелепо ухмыльнувшись, согласился Джон, - вот именно.
   Не с его жалкими и  непритязательными  привычками  распоряжаться  таким
купаньем - это было бы по меньшей  мере  самонадеянно,  а  то  и  попросту
бессовестно.
   Негр нажал кнопку, и сверху хлынул теплый ливень; Джон сразу сообразил,
что это забил фонтанчик у края бассейна.  Вода  стала  бледно-розовой,  из
четырех моржовых рылец по углам брызнули мыльные струи.  Дюжина  маленьких
бортовых вертушек в минуту взбила облако сверкающей радужно-розовой  пены,
которая нежно окутала его, блистая и пузырясь.
   - Может, запустить синема, сэр?  -  почтительно  предложил  негр.  -  В
аппарат нынче заряжена хорошая смешная лента, а желаете, я  сейчас  заменю
на серьезную.
   - Нет, спасибо, - вежливо, но твердо отозвался  Джон.  Слишком  приятна
была ему ванна, и отвлекаться не стоило. Но отвлечься  все-таки  пришлось.
Через мгновение его слух заполнился совсем близким мелодическим  журчаньем
флейт,  прохладно-зеленоватым,  как  сама  ванная,  и  мелодию   их   вело
пузырчатое пикколо, ажурное, словно мыльное  кружево,  ласково  облекавшее
его.
   Взбодренный прохладной морской водой и холодным пресным душем, он вылез
из бассейна, был укутан в мохнатый халат, уложен  на  пушистую  кушетку  и
растерт маслом, спиртом и ароматами. Переместившись в  уютное  кресло,  он
был побрит и подстрижен.
   - Мистер Перси ждет вас в гостиной, - сообщил негр, закончив процедуры.
- Меня зовут Джигзэм, мистер  Ангер,  сэр.  Я  буду  прислуживать  мистеру
Ангеру по утрам.
   И Джон вышел в солнечную гостиную, где был накрыт завтрак  и  Перси,  в
ослепительно белых лайковых бриджах, курил, откинувшись в кресле.



   4

   За завтраком Перси вкратце поведал Джону историю семьи Вашингтонов.
   Отец нынешнего главы семьи, прямой потомок Джорджа Вашингтона  и  лорда
Балтимора,  был  родом  из  Виргинии.  К  концу  Гражданской   войны   ему
исполнилось двадцать пять; он имел чин полковника, опустошенную  плантацию
и тысячу долларов золотом.
   Фитцнорман Калпеппер Вашингтон - так звался молодой полковник  -  решил
оставить недвижимость в Виргинии младшему брату и податься  на  Запад.  Он
отобрал две дюжины негров - разумеется, преданных ему  до  обожания,  -  и
купил двадцать пять железнодорожных билетов; от имени  негров  можно  было
наарендовать земли и заняться скотоводством.
   В Монтане он поистратился за месяц, и дела пошли совсем скверно; тут-то
все и  случилось.  Он  поехал  в  горы,  заблудился,  остался  без  еды  и
проголодал день. Ружья при нем не было, и в погоне за белкой  он  заметил,
что та держит в зубах что-то блестящее.  Белке  не  было  суждено  утолить
собой его голод: она скрылась в дупло, но обронила свою  ношу.  Фитцнорман
присел в печальном раздумье и заметил рядом в траве какое-то мерцание.  За
десять секунд аппетит его пропал, а капитал возрос до ста тысяч  долларов.
Белка, никак не желавшая попасть  к  нему  в  желудок,  одарила  его  зато
крупным бриллиантом чистой воды.
   Ближе  к  ночи  он  отыскал  свой  лагерь;  еще  через   полсуток   все
мужчины-негры вгрызались в гору возле беличьего дупла. Он сказал  им,  что
напал на жилу горного хрусталя. Вряд ли хоть двоим из них случалось видеть
алмазы - и то маленькие, и ему поверили без лишних слов. Когда  он  понял,
на что наткнулся, начались затруднения. Гора оказалась алмазом -  цельным,
сплошным алмазом. Он набил сверкающими образчиками четыре седельные  сумки
и поскакал в Сент-Пол. Там он сбыл с рук полдюжины мелких камней, а  когда
вытащил один побольше, скупщик упал в обморок,  и  Фитцнормана  арестовали
как нарушителя общественного спокойствия. Он сбежал из тюрьмы  и  добрался
поездом до  Нью-Йорка,  где  продал  несколько  алмазов  средней  величины
примерно  за  двести  тысяч  долларов  золотом.  Крупные  он  не   рискнул
показывать - и покинул Нью-Йорк как раз вовремя. Среди  ювелиров  началось
страшное волнение - не оттого, что бриллианты были крупные, а потому,  что
они  появились  неизвестно  откуда.  Поползли   дикие   слухи,   будто   в
Кэтскильских горах, в Нью-Джерси,  на  Лонг-Айленде,  под  Вашингтон-сквер
обнаружились алмазные залежи. Из Нью-Йорка что ни час отбывали специальные
поезда: люди с кирками и совками разыскивали  окрестные  Эльдорадо.  Но  к
этому времени Фитцнорман уже катил назад в Монтану.
   Прошло еще две недели, и он подсчитал, что все мировые  алмазные  копи,
вместе взятые, вряд ли сравнятся с его горой. И в точности оценить ее было
невозможно: ведь это цельный алмаз, и если так и пустить его  на  продажу,
то он не только задавит рынок - в мире  просто  не  хватит  золота,  чтобы
купить его десятую часть. Да и кому нужен такой неимоверный бриллиант?
   Странная выходила история. Богаче его человека никогда и нигде не  было
- но чего стоит все его богатство?  Если  его  тайна  раскроется  -  почем
знать, что сделает государство, чтобы  избежать  золотой  и  бриллиантовой
лихорадки?  Скорее  всего,  его  собственность  реквизируют  и   установят
монополию.
   Оставалось только одно - распродавать гору втайне.
   Он вызвал с Юга младшего брата и  препоручил  ему  черных  -  тем  было
невдомек, что  рабство  упразднено.  Для  пущей  надежности  им  прочитали
самодельную декларацию о том, что генерал Форрест собрал рассеянные  южные
армии и в решающей битве разгромил врага. Негры  ничуть  не  усомнились  в
этом.  Они  единогласно  признали,  что  это  очень  хорошо,  и   устроили
благодарственное радение.
   Фитцнорман захватил с  собой  сотню  тысяч  долларов,  два  чемодана  с
неотделанными алмазами, крупными и помельче, и  отплыл  в  чужие  края.  В
Россию его доставила китайская джонка: через шесть месяцев он  был  уже  в
Санкт-Петербурге. Он снял невзрачную комнатенку  и  тут  же  отправился  к
придворному ювелиру с известием, что у него есть алмаз  для  государя.  Он
пробыл в  Санкт-Петербурге  две  недели,  спасаясь  от  убийц  постоянными
переездами, и за это время  всего  три-четыре  раза  прикоснулся  к  своим
чемоданам.
   Пообещав воротиться через год с гранеными  камнями  покрупнее,  он  был
отпущен в Индию. Но еще до этого императорское  казначейство  перевело  на
четыре разных счета в американских банках пятнадцать миллионов долларов.
   Он вернулся в Америку в 1868 году, пропутешествовав больше двух лет. Он
побывал в столицах  двадцати  двух  стран  мира  и  имел  беседы  с  пятью
императорами,  одиннадцатью  королями,  тремя  принцами,  шахом,  ханом  и
султаном. Свое состояние Фитцнорман к этому времени  исчислял  в  миллиард
долларов. Перед его тайной сами собой возникали  все  новые  заслоны.  Как
только он выпускал на  свет  какой-нибудь  крупный  бриллиант,  тот  через
неделю обрастал легендами, полными роковых совпадений, интриг, революций и
войн - такой длины, что родословную его можно было проследить  до  Первого
Вавилонского царства.
   С 1870-го до 1900-го - года смерти Фитцнормана  -  его  история  писана
золотыми буквами. Были, конечно, и  побочные  происшествия:  он  сбивал  с
толку топографов, женился  на  виргинской  уроженке,  которая  родила  ему
единственного сына;  пришлось,  ввиду  прискорбных  осложнений,  устранить
брата: он, к сожалению, пил без удержу и спьяну распускал язык. Но  это  и
немногие другие убийства не омрачили счастливых времен роста и прогресса.
   Перед самой смертью Фитцнорман повел дело по-новому: оставив в  резерве
всего несколько миллионов долларов, он на остальные оптом  закупил  редкие
вещества и разместил их в  банковских  сейфах  по  всему  миру  под  видом
антикварных коллекций. Сын его, Брэддок Тарлтон Вашингтон,  развил  ту  же
идею. Он обменял вещества на редчайший из всех элементов -  радий,  -  так
что миллиард долларов помещался у него в сигарной коробке.
   Через три года после смерти Фитцнормана его сын Брэддок решил, что дело
пора закрывать. Они с отцом выкачали из горы столько денег, что подсчитать
их в точности было уже  невозможно.  Шифрованные  записи  в  его  блокноте
обозначали, сколько примерно радия хранится в каждом из тысячи  банков,  в
которых он был вкладчиком, и на какие фамилии оформлены счета. И он сделал
самое простое - запечатал свои алмазные копи.
   Да, запечатал копи. Добытого хватит нескольким  поколениям  Вашингтонов
на самую роскошную жизнь. Оставалось только беречь свою  тайну:  если  она
откроется, будет паника, и все вкладчики всего  мира,  с  Вашингтонами  во
главе, станут нищими.
   У такой вот семьи в гостях оказался Джон Т.Ангер. И такую  вот  повесть
он услышал наутро по приезде в отведенной ему серебряной гостиной.



   5

   После завтрака Джон вышел на высокое  крыльцо  и  стал  с  любопытством
осматриваться. Вся долина, от алмазной горы до  гранитного  пика  за  пять
миль, была подернута  золотистой  утренней  дымкой,  млевшей  над  мягкими
луговыми склонами, над озерами и  садами.  Купы  вязов  скапливали  легкую
тень, и эти теневые островки были до странности непохожи  на  сине-зеленый
сосняк по взгорьям. На глазах у Джона три олененка цепочкой  выскочили  из
кущи в полумиле от дворца и веселой трусцой скрылись в ребристом полумраке
соседнего перелеска. Если бы среди деревьев показался козлоногий сатир  со
свирелью или в зелени мелькнула розовая нагота светлокудрой  дриады,  Джон
ничуть бы не удивился.
   В  тихом  уповании  на  чудо  он  сошел  по  мраморным  ступеням,  чуть
потревожив внизу дремоту двух лоснистых русских  волкодавов,  и  доверился
дорожке в синих и белых плитках, которая вела неведомо куда.
   Ему было несказанно хорошо. Юность - блаженная и ущербная пора: юные не
живут в настоящем, а примеряют его к своему  блистательному  воображаемому
будущему; цветы и золото, девушки  и  звезды  -  лишь  предзнаменования  и
предвестия этой недостижимой, несравненной юной мечты.
   Джон обогнул благоуханные розовые заросли, пошел прямиком через парк  и
набрел на мшистую лужайку. Ему никогда не случалось лежать на  мху,  и  он
решил проверить, правду ли об этом пишут. Вдруг он увидел,  что  навстречу
ему по траве идет девушка, самая красивая на свете.
   На ней было легкое белое платье чуть ниже колен и  веночек  из  резеды,
перевитый сапфирными нитями. Ее босые розовые ножки отрясали росу с травы.
Она была младше Джона - лет шестнадцати.
   - Здравствуйте, - нежно позвала она. - Я - Кисмина.
   Что было Джону до ее имени! Он приблизился к ней, ступая все осторожнее
- не наступить бы на ее босые пальчики.
   - Мы с вами еще не виделись, - сказал ее нежный голос,  а  синие  глаза
прибавили: "И как же вы много потеряли!.." - Вчера вечером вы  видели  мою
сестру Жасмину. А я отравилась салатным листом,  -  продолжал  голосок,  а
глаза говорили: "Я всегда такая прелесть - и больная и здоровая".
   "Я не могу на вас налюбоваться, - высказали глаза  Джона,  -  я  и  сам
вижу, какая вы..."
   -  Добрый  день,  -  сказал  его  голос.  -  Надеюсь,  сегодня  вы  уже
поправились. - "Вы чудесная", - досказал его трепетный взгляд.
   Джон заметил, что они снова идут по дорожке. Она предложила присесть на
мох, и он уже не мог понять, мягко ему или нет.
   К женщинам он  был  придирчив.  Пустяковый  изъян  -  будь  то  широкая
щиколотка,  низкий  голос  или  даже  очки  -  отрезвлял  его  до  полного
безразличия. И вот впервые в жизни рядом с ним была девушка,  которая,  на
его взгляд, воплощала истое совершенство.
   - А вы из восточных штатов? - мило поинтересовалась Кисмина.
   - Нет, - честно сказал Джон. - Я из Геенны.
   Или это слово ей ничего не говорило, или она не знала, как  бы  на  это
помилее отозваться, но она промолчала.
   - А я осенью поеду учиться на Восток, - сказала она. - Как вы  думаете,
мне там понравится? Я в Нью-Йорк поеду, в пансион мисс Балдж. У нее  очень
строго, но на уик-энды меня все равно будут отпускать домой - у  нас  свой
дом в Нью-Йорке, - а то папа слышал, что там девушки прогуливаются  парами
и следят друг за другом.
   - Ваш отец считает, что вы особенные, - заметил Джон.
   - Мы и есть особенные, - отвечала она, и глаза ее  гордо  сверкнули.  -
Нас никогда не наказывали. Папа сказал, что нас нельзя наказывать. Однажды
моя сестра Жасмина, когда была еще маленькая, столкнула его с лестницы - и
он встал, захромал и пошел. А мама - вы  знаете,  она  так  поразилась,  -
продолжала Кисмина, - когда услышала, что вы - ну,  оттуда.  Она  сказала,
что в детстве ей говорили -  ну,  сами  понимаете,  она  родом  испанка  и
воспитана по-старинному.
   - А вы ведь здесь не все время живете?  -  спросил  Джон,  стараясь  не
показать, что  слова  Кисмины  его  укололи.  Ему  как  будто  подчеркнуто
намекнули, что он провинциал.
   - Перси, Жасмина и я проводим здесь каждое лето, только  будущим  летом
Жасмина поедет в Ньюпорт, а потом, осенью, даже  в  Лондон.  Ее  ко  двору
представят.
   - А знаете, - помялся Джон, - я  было  сперва  подумал,  что  вы  такая
простая, а вы очень даже светская.
   - Ой, вовсе нет, - вскрикнула она. - Ой,  не  дай  бог.  По-моему,  они
такие все ужасно вульгарные, правда же? Вовсе я не светская,  ни  чуточки.
Еще так скажете, и я сейчас заплачу.
   Она так огорчилась, что у  нее  губы  задрожали.  Джону  пришлось  дать
задний ход.
   - Ну что вы, это я просто так, просто пошутил.
   - Да нет, потому что, если бы и светская, -  не  унималась  она,  -  то
ничего, пусть. Но ведь нет же.  Я  такая  неопытная,  совсем  девочка.  Ни
курить не умею, ни пить и читаю одни стихи. В  математике  и  в  химии  ну
прямо ничего не смыслю. И одеваюсь очень-очень просто, совсем почти  никак
не одеваюсь. Вот уж кто не светская, так это я. По-моему,  девушки  должны
расти, как цветы, и радоваться жизни.
   - Я тоже так думаю, - от души согласился Джон.
   Кисмина повеселела. Она улыбнулась ему, и непролитая слезинка скатилась
с ее ресниц.
   - Вы хороший, - доверительно прошептала она. - А вы все время будете  с
Перси  или  немножечко  и  со  мной?  Вы  только  представьте  -  я   ведь
совсем-совсем ничего ни про  что  не  знаю.  Даже  никто  в  меня  еще  не
влюблялся. Да я и вообще-то мальчиков не видела - одного Перси.  И  я  так
бежала сюда, чтоб скорее с вами повидаться.
   Крайне польщенный, Джон отвесил глубокий  поклон,  как  его  научили  в
Геенне, в танцклассе.
   - А сейчас давайте  пойдем,  -  пролепетала  Кисмина.  -  Мне  нужно  в
одиннадцать быть у мамы. Вы даже ни разу не попробовали меня поцеловать. А
я думала, мальчики теперь все такие...
   Джон горделиво расправил грудь.
   - Есть и такие, - сказал он, - но я не такой. И девушки у нас в  Геенне
этого не позволяют.
   И они рядышком побрели ко двору.



   6

   Брэддок Вашингтон предстал Джону в ярком солнечном свете. Ему было  лет
сорок с лишним, лицо строгое и гладкое, сам коренастый. По утрам  от  него
пахло конюшней - холеными лошадьми. В руке  он  держал  простую  березовую
трость с опаловой рукоятью. Они с Перси водили Джона по здешним владениям.
   - Вон там живут рабы,  -  его  трость  обратилась  влево,  к  мраморной
обители, изящно-готические очертания которой вливались в горный  склон.  -
Когда я был молод, на меня накатил  нелепейший,  бредовый  идеализм.  И  я
устроил им роскошную жизнь. Странно сказать, что у них при каждой  комнате
была кафельная ванная.
   - Вероятно, - заметил Джон, посмеиваясь, - они ссыпали в  ванны  уголь.
Мистер Шнитцлер-Мэрфи как-то рассказывал мне...
   - До мистера Шнитцлера-Мэрфи и его рассказов  лично  мне  нет  никакого
дела, - холодно прервал его Брэддок Вашингтон. - Нет,  мои  рабы  в  ванны
уголь не ссыпали. Им было ведено мыться с головы до ног каждый день, и они
мылись. Попробовали бы не мыться - я бы их искупал  в  серной  кислоте.  Я
прекратил все это по совершенно другой причине. Кое-кто из них простудился
и умер. Вода для некоторых людских пород опасна - годится  разве  что  как
питье.
   Джон  рассмеялся  было,  но  передумал  и  понятливо  кивнул.   Брэддок
Вашингтон был человек опасный.
   - Все эти негры - потомки тех, кого мой отец забрал с  Собой  сюда,  на
Север. Сейчас их сотни две с половиной. Вы, должно быть, заметили: они так
долго прожили вдали от мира, что даже  разговаривать  стали  на  несколько
невнятном  наречии.  Впрочем,  некоторые  говорят  и   по-английски:   мой
секретарь и еще двое-трое слуг.
   - А это поле для гольфа, - сказал он, проходя по бархатной вечнозеленой
траве. - Как видите, сплошной покров - ни плешин, ни тропинок, ни рытвин.
   Джону досталась милостивая улыбка.
   - Как дела с пленными, отец, много их? - внезапно спросил Перси.
   Брэддок Вашингтон споткнулся и выругался.
   - Одним меньше, чем надо, - сумрачно выговорил он и, помедлив, добавил:
- Тут у нас были неприятности.
   - Да, мать мне говорила, - воскликнул Перси. - Тот учитель-итальянец...
   - Ужасное упущение, - гневно сказал Брэддок Вашингтон. - Конечно,  вряд
ли он от нас уйдет. Может быть, он заблудился в лесу или  упал  с  обрыва.
Пусть даже и спасся -  будем  надеяться,  что  никто  ему  не  поверит.  И
все-таки я отправил за ним по окрестным городам человек двадцать.
   - И что же?
   - Да как сказать.  Четырнадцать  из  них  сообщили  моему  агенту,  что
прикончили  человека,  отвечающего  описанию;  они,  правда,  гонятся   за
наградой...
   Перед  ними  была  плотно  зарешеченная  впадина  размером  с   большую
карусель. Брэддок Вашингтон поманил Джона и  указал  тростью  на  решетку.
Джон подошел и глянул вниз. Оттуда взметнулись выкрики.
   - Давай к нам в преисподнюю!
   - Алло, паренек, как там погодка наверху?
   - Эй! Кидай веревку!
   - Не захватил с собой вчерашнего пирожка или хоть сандвичей?
   - Слышь, малый, столкни-ка нам сюда того типа, увидишь, что будет!
   - Врежь ему разок за меня, а?
   В глубине было темно, но, судя по немудрящему оптимизму  и  грубоватому
задору, голоса принадлежали американцам из простых, не привыкших  унывать.
Мистер Вашингтон коснулся тростью незримой кнопки в траве, и  внутренность
ямы осветилась.
   - Это те отважные  путешественники,  которые  имели  несчастье  открыть
Эльдорадо, - заметил он.
   У ног их разверзлась пропасть, словно чаша  с  отвесными,  остекленными
краями; на слегка вогнутом дне ее стояли десятка два мужчин в  полувоенных
костюмах  авиаторов.  Запрокинутые  лица  -  гневные,  злобные,   угрюмые,
бесшабашно-насмешливые -  обросли  донельзя;  некоторые  пленники  заметно
исчахли, но большей частью вид у них был сытый и бодрый.
   Брэддок Вашингтон придвинул плетеное кресло к самой решетке и уселся.
   - Ну, как дела, ребята? - дружелюбно спросил он.
   Ему отвечал дружный хор -  смолчали  только  вконец  отчаявшиеся,  -  и
солнечное утро огласилось  яростной  руганью,  которую,  впрочем,  Брэддок
Вашингтон выслушал вполне невозмутимо. Когда все затихло, он снова  поднял
голос:
   - Надумали, что мне с вами делать?
   В ответ донеслось несколько выкриков.
   - А, чем здесь плохо?
   - Нам бы только наверх, а там сами дорогу найдем!
   Брэддок Вашингтон подождал, пока они опять успокоятся. Потом он сказал:
   - Я уже все вам объяснил. Вы мне здесь ни к чему. Лучше бы нам  с  вами
никогда не встречаться. Всему виною ваше  собственное  любопытство,  но  я
готов  обсуждать  с  вами  любой  приемлемый  для  меня  способ  выйти  из
затруднения. Однако до тех пор, пока вы будете заниматься рытьем подземных
ходов - да, я знаю про тот, который вы  начали  рыть,  -  мы  с  места  не
сдвинемся. Не так уж вам здесь плохо, как вы изображаете, и  напрасно  все
это нытье о разлуке с близкими. Если бы вас так заботили ваши близкие,  вы
никогда не стали бы авиаторами.
   Высокий пилот отделился от  прочих  и  поднял  руку,  взывая  к  своему
тюремщику.
   - Позвольте вас спросить! - крикнул он. - Вот,  по-вашему,  вы  человек
справедливый?
   - Какой вздор! С какой стати я буду к вам справедлив? Вы бы еще от кота
потребовали справедливости к мышам.
   При этом сухом замечании два десятка мышей понурились, но  высокий  все
же продолжал.
   - Ладно! - крикнул он. - Это уже было обговорено. Вы не жалостливый, вы
не справедливый, но вы хоть человек, с этим-то вы не спорите - попробуйте,
поставьте себя на наше место и подумайте, как это... как это... как это...
   - Как это - что дальше? - холодно осведомился Вашингтон.
   - Как это бессмысленно...
   - Смотря для кого.
   - Ну - как жестоко...
   - Был уже об этом, разговор. Жестокость - пустое слово, когда дело идет
о самозащите. Вы воевали и сами это знаете. Что-нибудь поновее.
   - Ну хорошо, тогда как глупо...
   - Пожалуй, глуповато, - признал Вашингтон. - Но что прикажете делать? Я
предлагал всем желающим безболезненную  смерть.  Я  предлагал  похитить  и
доставить сюда ваших жен, невест, детей и матерей.  Я  согласен  расширить
ваше подземное помещение, согласен кормить и одевать вас  до  конца  ваших
дней. Если б можно было начисто лишить вас памяти, вы бы все у меня тут же
были оперированы и переброшены подальше от моих владений.  Больше  я  пока
ничего не могу придумать.
   - А может, поверите нам на слово, что мы болтать не станем? - выкрикнул
кто-то.
   - Если это предложение, то несерьезное,  -  пренебрежительно  отозвался
Вашингтон. - Я взял одного из вас наверх, учить мою дочь итальянскому.  На
прошлой неделе он сбежал.
   Две  дюжины  глоток  испустили  восторженный  вопль;  началось   буйное
ликование. В припадке  веселья  узники  приплясывали,  хлопали  в  ладоши,
дурашливо гоготали, тузили друг друга, а иные даже взбегали  по  отвесному
стеклу и грохались задом об пол. Высокий затянул песню, и все подхватили:

   Эх, повесим кайзера
   На зеленой яблоньке.

   Брэддок Вашингтон хладнокровно переждал, пока они допели.
   - Вот видите, - сказал он, когда восторги поутихли, - я на  вас  ничуть
не озлоблен. Мне приятно, что вы радуетесь. Поэтому я и недосказал.  Этого
- как его... Кричтикьелло? - подстрелили четырнадцать моих агентов.
   Было неясно, что речь идет о четырнадцати мертвецах, и ликование тут же
улеглось.
   - Но так или иначе, - гневно повысил голос Вашингтон,  -  он  попытался
сбежать. И после этого вы думаете, что я рискну  поверить  кому-нибудь  из
вас?
   Снизу снова кричали наперебой.
   - А как же!
   - Китайский дочка учить не хочет?
   - Эй, я умею по-итальянски! Моя мать оттуда родом!
   - Может, ей сначала надо по-нашенски?
   - Это, что ли, та, синеглазая? Зачем  ей  итальянский,  я  ее  кой-чему
поинтереснее научу!
   - А я знаю такие ирландские песни - сам пою, сам поддаю!
   Мистер Вашингтон вдруг протянул трость, надавил  кнопку  в  траве  -  и
пропасть погасла, осталась только впадина и черные зубья решетки.
   - Эй, - позвали снизу, - вы что же, так и уйдете? Благословить забыли!
   Но мистер Вашингтон с двумя юношами уже шествовал по полю для гольфа  к
девятой лунке, словно и яма и узники просто немного мешали ему играть и он
легко миновал эту помеху.



   7

   Под сенью алмазной горы тянулся июль с его глухими  ночами  и  теплыми,
парными днями. Джон с Кисминой были влюблены друг в друга. Он не знал, что
подаренный им золотой футбольный медальон с надписью "Pro deo et Patria et
St.Midas" ["За бога, отечество и св.Мидаса" (лат.)] покоится на платиновой
цепочке у ее сердца. Между тем так оно и было. А она тоже не  ведала,  что
крупный сапфир, который она как-то обронила из своей простенькой прически,
был заботливо уложен в Джонову заветную коробочку.
   Однажды к вечеру, когда в покое, убранном рубинами  и,  горностаем,  не
было музыки, они провели там час наедине. Он сжимал ее  руку,  и  она  так
посмотрела, что с губ у него  сорвалось  ее  имя.  Она  придвинулась  -  и
помедлила:
   - Ты сказал "Кисмина моя", - спросила она, - или просто...
   Она боялась ошибиться. Вдруг она неправильно расслышала.
   Целоваться они не умели, но через час это стало неважно.
   Так прошел вечер. А ночью они  лежали  в  бессонных  грезах,  перебирая
прошедший день минуту за минутой. Они решили пожениться как можно скорее.



   8

   Каждый день мистер Вашингтон ходил с мальчиками в лес на охоту  или  на
рыбалку, они играли в гольф на сонном лугу - и Джон всегда уступал  победу
хозяину - или купались в прохладном горном озере. Джон  обнаружил,  что  у
мистера Вашингтона трудный характер: чужие мысли и мнения  его  нимало  не
интересовали. Миссис Вашингтон всегда глядела свысока и была необщительна,
Дочерей своих она явно не жаловала, а в Перси души не чаяла  и  за  обедом
без конца разговаривала с ним по-испански.
   Старшая дочь Жасмина походила на Кисмину, только ноги чуть кривоваты, а
кисти и ступни великоваты, - но похожи они с сестрой были только  с  виду.
Жасмина больше всего любила книжки  про  убогих  девочек,  ухаживающих  за
вдовыми отцами. По рассказам Кисмины, Жасмина долго  пропадала  с  горя  и
тоски, что кончилась мировая война - а она только собралась было в  Европу
налаживать солдатское питание. Она чахла день ото дня, и Брэддок Вашингтон
даже затеял было новую войну на Балканах, но тут  ей  попалась  фотография
раненых сербов, и как-то у нее пропал ко всему этому интерес. Зато Перси и
Кисмина, видно, унаследовали от отца высокомерное,  сухое  и  великолепное
безразличие ко всему на свете. Они думали всегда только о себе - строго  и
неукоснительно.
   Дворец и долина чаровали Джона своими чудесами. Перси рассказывал,  как
по приказанию Брэддока Вашингтона сюда  доставили  садовода,  архитектора,
театрального декоратора  и  французского  поэта-декадента,  уцелевшего  от
конца века. Им было ведено распоряжаться неграми  по  усмотрению,  обещаны
любые, какие только бывают, материалы и вообще предписано  изобретать  как
можно смелее. И все они оказались полной бестолочью. Поэт-декадент тут  же
стал тосковать по весенним парижским бульварам - он  что-то  намекнул  про
ароматы, орангутангов и слоновую кость, -  и  только.  Декоратор  измышлял
трюки и хотел  превратить  всю  долину  в  парк  с  аттракционами,  а  это
Вашингтонов не прельщало. Архитектор и садовод прикидывали, как  привыкли.
То надо так, это - сяк.
   Зато свою дальнейшую судьбу они решили сами,  в  одно  прекрасное  утро
скопом свихнувшись после ночи споров о том, где устроить фонтан, -  и  все
вместе  очутились  в  лечебнице  для  умалишенных:  город  Уэстпорт,  штат
Коннектикут.
   - Но тогда, - полюбопытствовал Джон, -  кто  же  спланировал  все  ваши
гостиные и холлы, все подъезды и ванные?
   - Ты понимаешь, - отвечал Перси, - стыдно сказать, но  подвернулся  нам
такой киношник. Он один из всех привык  не  считаться  с  расходами,  хотя
запихивал салфетку за воротник и не умел ни читать, ни писать.
   К концу августа Джон начал грустить: скоро в колледж.  Они  с  Кисминой
назначили побег на будущий июнь.
   - Лучше бы, конечно, прямо здесь и пожениться, - вздыхала Кисмина, - но
разве папа позволит мне выйти за тебя? А раз так нельзя,  то  придется  уж
сбежать. Теперь богатые люди в Америке - прямо хоть не  женись:  всегда-то
нужно оповещать, что венчаешься в старинном уборе.  Это  значит,  на  тебе
нитка подержанного жемчуга и потертые кружева с плеча императрицы Евгении.
   - Вот-вот, - горячо соглашался Джон. - Был я у Шнитцлеров-Мэрфи,  а  их
старшая дочь Гвендолен вышла за одного там - отец его скупил пол-Виргинии.
Она написала домой, что он служит в банке и ему ужас как мало платят, а  в
конце  письма;  "Слава  богу,  хоть  у  меня  четыре  горничные,   кой-как
справляемся".
   - Ой, как не стыдно, - заметила Кисмина. - Подумать, сколько  миллионов
людей на свете - и рабочие и вообще,  -  и  все  обходятся  даже  с  двумя
горничными.
   Как-то под вечер, в самом конце августа,  Кисмина  обмолвилась  фразой,
которая все на свете изменила и повергла Джона в ужас.
   Они  были  в  любимой  аллейке,  и  между  поцелуями   Джона   охватили
романтические предчувствия, очень, на его взгляд, пикантные.
   - Иной раз мне кажется, что мы так и не поженимся, - грустно сказал он.
- Ты из такой богатой, из такой знатной семьи. Ты  совсем  не  такая,  как
другие,  как  бедные  девушки.  И  женюсь  я  в  конце  концов  на  дочери
какого-нибудь зажиточного оптовика-жестянщика из Омахи или Сиу-Сити и буду
радоваться на ее полмиллиона.
   - Дочь оптовика-жестянщика я видела, - заметила Кисмина. - Она бы  тебе
не понравилась. У сестры-была такая подруга, сюда приезжала.
   - О, так у вас здесь и другие бывали? - удивленно воскликнул Джон.
   Кисмина как будто пожалела о своих словах.
   - Да, да, - сказала она, - бывали и другие.
   - А вы - а ваш отец не боялся, что они как-нибудь проболтаются?
   - Ну, боялся, конечно, боялся, - отвечала она.  -  Давай  о  чем-нибудь
другом, более приятном.
   Но Джона проняло любопытство.
   - Более приятном! - возразил он. - А чего тут неприятного? Они вам что,
не пришлись по нраву?
   К его великому удивлению, Кисмина расплакалась.
   - О-о-ой, они были такие ми-и-илые. Я к ним  так  привя-а-азывалась.  И
Жасмина тоже, а она все равно приглашала. Вот уж этого  я  не  понимаю,  и
все.
   В сердце Джона зародилось темное подозрение.
   - Они, значит, проговорились, и ваш отец их ликвидировал?
   - Если бы хоть так, - пролепетала она. - У отца все заранее решено -  а
Жасмина все равно  писала  им,  чтобы  они  приезжали,  и  им  у  нас  так
нра-а-авилось!
   Она совсем разрыдалась.
   Ошеломленный жутким открытием, Джон сидел, разинув рот, а по нервам его
от позвоночника шло воробьиное трепыхание.
   - Вот  я  и  проболталась,  а  не  надо  было,  -  сказала  она,  вдруг
успокоившись и отерев свои темно-синие глаза.
   - Ты хочешь сказать, что твой отец умерщвлял их еще здесь?
   Она кивнула.
   - В конце августа это бывало - или в начале сентября.  Чтоб  мы  успели
как следует с ними порадоваться.
   - Какой ужас! Да нет, я, наверно, с ума схожу. Неужели ты правда...
   - Правда, - прервала Кисмина, дернув плечиком. - Нельзя же было держать
их, как этих авиаторов, - нас бы тогда каждый день совесть мучила. И  отец
очень жалел нас с Жасминой, он все это устраивал раньше, чем  мы  ожидали.
Так что и прощаться было не надо...
   - Значит, вы их убивали! Ой-ой, - вырвалось у Джона.
   -  И  все  очень  тихо  делалось.  Им  просто  давали  на  ночь   много
снотворного, а семьям потом сообщали, что они заболели в Бьюте скарлатиной
и умерли.
   - Но как же, и вы снова приглашали других?
   - Не приглашала я, - рассердилась Кисмина. - Никого  я  не  приглашала.
Это все Жасмина. Зато им здесь было очень  хорошо.  Она  им  делала  такие
чудные подарки под конец. И я, может, тоже буду приглашать  -  потом,  вот
стану  не  такая  чувствительная.  Какая  разница,  все  равно   ведь   им
когда-нибудь умирать, а нам  уж,  значит,  никакой  радости  в  жизни.  Ты
подумай, как бы здесь скучно было, если б никто никогда не приезжал.  Папа
с мамой даже своих лучших друзей не пожалели.
   - Значит, так, - вскипел Джон, - значит,  ты  позволяла  мне  за  собой
ухаживать, и сама меня завлекала, и соглашалась выйти за меня - и все  это
время ты прекрасно знала, что жить мне осталось...
   - Да нет же, - запротестовала она. - Уже теперь все не так.  Сначала  -
да. Вот ты приехал, что тут поделаешь, и я хотела, чтобы и тебе напоследок
и мне тоже было хорошо. А потом я в тебя влюбилась - и мне теперь, правда,
так жалко, что тебе... что тебя придется усыпить, хотя лучше пусть усыпят,
чем ты будешь целоваться с другой.
   - Ах, лучше, да? - яростно выкрикнул Джон.
   - Уж конечно, лучше. И еще мне говорили, что девушке гораздо интереснее
с мужчиной, за которого она знает, что не выйдет. Ой,  ну  зачем,  я  тебе
сказала! Я теперь, наверно, все тебе испортила, а мы ведь так  радовались,
покуда ты не знал. Вот так я и думала, что тебе грустно станет.
   - Ах, ты так и думала? - Джон трясся от гнева. - Нет уж, хватит с меня.
Раз в тебе нет ни чести, ни достоинства, раз ты могла крутить роман  почти
что с мертвецом, так я и знать тебя больше не хочу!
   - Ты не мертвец! - в ужасе встрепенулась она. - Ты никакой не  мертвец!
Не смей говорить, что я целовалась с мертвецом!
   - Да я не так сказал!
   - Нет, ты сказал! Ты сказал, что я целовала мертвеца!
   - Не говорил я этого!
   Они оба кричали, и оба разом смолкли: кто-то приближался. Шаги были все
слышнее,  розовые  кусты  раздвинулись:  перед   ними   возникло   гладкое
благородное лицо и проницательные глаза Брэддока Вашингтона.
   - Кто целовал мертвеца? - поинтересовался он с явным неодобрением.
   - Никто, - поспешно отвечала Кисмина. - Мы просто шутили.
   - А почему вы тут болтаетесь вдвоем? - резко  спросил  он.  -  Кисмина,
тебе сейчас надо... надо читать или играть в гольф с сестрой. Иди  читать!
Иди играть в гольф! Чтоб я тебя здесь больше не видел!
   Он кивнул Джону и удалился.
   - Ну что? - сердито сказала Кисмина, когда его шаги замерли. -  Вот  ты
все испортил. Теперь нам нельзя больше видеться. Он не позволит.  Знал  бы
он, что мы влюблены, он бы тебя отравил!
   - А мы и не  влюблены,  хватит!  -  взбесился  Джон.  -  Это  он  может
успокоиться. И не думай, пожалуйста, что  я  собираюсь  здесь  оставаться.
Через шесть часов я буду за горами - зубами прогрызусь - и поеду к себе на
Восток.
   Они стояли друг против друга, и тут Кисмина подошла к нему  вплотную  и
взяла его под руку.
   - И я с тобой.
   - С ума ты сошла...
   - Конечно, я с тобой, - отрезала она.
   - Да ни за что на свете. Ты...
   - Ладно, - спокойно сказала она. - Тогда мы сейчас догоним папу и все с
ним обсудим.
   Джон покорился с вымученной улыбкой.
   - Хорошо, милая, - сказал он,  тщетно  силясь  изобразить  нежность,  -
хорошо, бежим вместе.
   В сердце его снова вспыхнула и спокойно разгорелась любовь к ней. Ее  у
него не отнять - и она готова идти с ним на любой  риск.  Он  обнял  ее  и
жадно поцеловал. Все-таки она его любит: она же его и спасла.
   Они не спеша вернулись во дворец, обговорив все по дороге. Решено было,
что раз Брэддок Вашингтон застал их, то бежать надо  завтра  же  ночью.  И
все-таки Джон сидел за обедом с пересохшими губами и  страшно  поперхнулся
ложкой павлиньего супа,  который  угодил  ему  в  левое  легкое.  Пришлось
перенести его в темно-бирюзовую,  устланную  соболями  гостиную;  помощник
дворецкого хлопал его по спине, а Перси хохотал до упаду.



   9

   Далеко за полночь  Джон  вдруг  дернулся  во  сне  и  сел  на  постели,
вглядываясь  в  дремотные  завесы,  облекавшие  комнату.  Из  черно-синего
квадрата открытого окна донесся  какой-то  слабый  дальний  звук,  который
растворился в ветре, не коснувшись  его  сознания,  затянутого  тревожными
снами. Но вслед за ним отчетливо послышался другой звук, рядом, за  стеной
спальни - клацанье замка, шаги, шепот, - он не разобрал; живот  его  свело
судорогой, все тело заныло, он мучительно прислушивался. Потом завеса  как
будто отошла, и у  двери  засквозила  тень,  выплеск  темноты  в  складках
гардины, фигура корявая и зыбкая, неверная, как отражение в мутном стекле.
   В приступе решимости или страха Джон  нажал  кнопку  у  изголовья  -  и
очутился в полупустом зеленом бассейне:  от  холодной  воды  с  него  вмиг
соскочил всякий сон. Пижама намокла; оставляя за собой лужи, он кинулся  к
аквамариновой двери, которая  -  он  знал  -  вела  на  парадную  лестницу
слоновой кости, на площадку второго этажа.  Дверь  бесшумно  распахнулась.
Одинокая багряная люстра под высоким  куполом  освещала  роскошный  выгиб,
точеных ступеней во всей его невыносимой прелести. Джон застыл, пораженный
этим массивным и безмолвным великолепием: на мокрого человечка обрушились,
сметая его, мощные контуры и складки. И тут из  распахнувшейся  двери  его
гостиной в холл вынырнули три голых негра - и  почти  одновременно,  когда
Джон в диком ужасе метнулся  к  лестнице,  растворилась  другая  дверь,  в
другом конце коридора, и в просвете лифта  появился  Брэддок  Вашингтон  в
отороченной мехом куртке и высоких сапогах, натянутых поверх  ярко-розовых
пижамных брюк.
   Три негра - Джон их раньше никогда не видел и мгновенно догадался,  что
это палачи, - замерли, повернувшись к лифту, откуда раздалась команда:
   - Сюда! Все трое! Живо!
   Трое негров мигом заскочили в лифт, дверь задвинулась, стерев  световой
прямоугольник, и Джон снова остался один на лестнице. Он бессильно осел на
гладкие ступени.
   Наверно, случилось что-то очень важное, и такая мелочь, как его участь,
уже никого  не  волновала.  В  чем  дело?  Негры  восстали?  Или  авиаторы
прорвались сквозь железные  прутья  решетки?  Или,  может  быть,  саваофцы
перевалили через горы и пялятся - тускло и уныло -  на  волшебную  долину?
Откуда ему было знать. Воздух протрепетал; это лифт взмыл наверх  и  через
минуту спустился. Наверно, Перси спешил на подмогу отцу, и  Джон  подумал,
что теперь самое время  найти  Кисмину  и  сейчас  же  бежать.  Он  выждал
минуту-другую; потом, поеживаясь от ночной прохлады в своей мокрой пижаме,
вернулся к себе в комнату и быстро оделся. Он взбежал по длинному  пролету
и свернул в коридор, устланный соболями и ведущий к покоям Кисмины.
   Дверь ее будуара была распахнута, лампы  горели.  Кисмина,  в  пушистом
кимоно, стояла, вслушиваясь, у окна и обернулась на  беззвучное  появление
Джона.
   - А, это ты, - прошептала она, кинувшись к нему. - Ты услышал?
   - Я услышал, как рабы твоего отца...
   - Да нет, - перебила она. - Аэропланы!
   - Аэропланы? Ах да, может, я от них и проснулся.
   - Их дюжина, не меньше. Один сейчас только заслонял луну. Наш часовой у
скалы выстрелил, и отец проснулся. Сейчас они у нас получат.
   - А они ведь недаром прилетели?
   - Конечно - вот помнишь, тот итальянец...
   Слова ее заглушил  прерывистый  орудийный  треск.  Кисмина  вскрикнула,
бросилась к туалетному столику, нашарила в  ящике  монетку  и  побежала  к
выключателю. И тут же  весь  замок  погрузился  в  темноту:  она  пережгла
пробки.
   - Пошли! - позвала она. - Пойдем в сад на крышу, посмотрим!
   Она запахнулась в накидку, схватила его за руку, и они ощупью  отыскали
дверь. Несколько шагов - и они уже  были  в  башенном  лифте,  она  нажала
верхнюю кнопку, а он в темноте привлек ее к себе и отыскал губами ее  рот.
Момент был самый романтический. Они вышли на площадку,  белую  в  звездном
свете. В вышине возле туманной луны, среди встрепанных  облачных  клочьев,
кружилась и кружилась чернокрылая дюжина.  Снизу  в  них  метали  огненные
стрелы, грохотали разрывы. Кисмина радостно захлопала в ладоши, но тут  же
перепугалась: аэропланы начали, по какому-то  общему  сигналу,  сбрасывать
бомбы, и вся  долина  огласилась  тяжким  звуком  и  озарилась  мертвенным
светом.
   Нападающие вскоре стали точнее целиться по  зениткам,  и  одна  из  них
мгновенно превратилась в громадную  головню,  дотлевавшую  среди  зарослей
роз.
   - Кисмина, - позвал Джон, - ты хоть порадуйся, меня чуть-чуть не успели
убить. Если б я не услышал этот сигнальный выстрел, меня бы уже в живых не
было...
   - Не слышно! - прокричала Кисмина, не отрывая глаз  от  зрелища.  -  Ты
громче говори!
   - Я только говорю, - выкрикнул Джон, - что лучше  нам  уходить  отсюда,
пока они дворец не трогают!
   И вдруг расселся  весь  портик  негритянского  жилища:  из-под  колонны
взметнулось пламя, и осколки мрамора взбороздили озерную гладь.
   - Рабов там - на пятьдесят тысяч долларов! - вскрикнула  Кисмина.  -  И
это еще по  довоенным  ценам.  Американцы  вообще  такие  -  ни  малейшего
уважения к собственности.
   Джон никак не мог ее увести.  Бомбы  падали  все  точнее  и  точнее,  и
отвечали им только две зенитки.  Очевидно  было,  что  сжатый  в  огненном
кольце гарнизон долго не продержится.
   - Пойдем! - крикнул Джон, хватая Кисмину за руку, - пойдем  скорее.  Ты
хоть понимаешь, что, если попадешься авиаторам, тебе конец?
   Она нехотя подчинилась.
   - Надо только разбудить Жасмину, - сказала  она  по  пути  к  лифту.  И
добавила - восторженно,  по-детски:  -  Мы  будем  нищие,  правда?  Как  в
книжках. И я буду сирота и совсем свободная. Ни гроша  и  полная  свобода!
Ой! - Она остановилась и радостно поцеловала его.
   - Нет уж, либо ни гроша, либо полная свобода, - мрачно заметил Джон.  -
Это дело проверенное. По мне, так лучше полная свобода.  И  ты  на  всякий
случай ссыпь-ка в карманы свои камни, какие под рукой.
   Через десять минут обе девушки встретились с Джоном в темном коридоре и
спустились к главному входу. В  последний  раз  они  прошли  по  роскошным
залам, задержались на террасе и поглядели на  охваченный  пламенем  дом  и
пылающие остовы двух аэропланов на том берегу озера. Последняя зенитка все
еще упорно стреляла, и нападающие, видимо, не рисковали снижаться, окружая
ее фейерверком  взрывов,  один  из  которых  должен  был  вот-вот  стереть
чернокожий расчет орудия с лица земли.
   Джон и сестры сошли по мраморным ступеням, круто взяли  влево  и  стали
подниматься по узкой тропке, перевивавшей  алмазную  гору.  Кисмина  знала
один лесистый выступ, где можно укрыться  и  откуда  все  будет  видно,  а
потом, когда понадобится, они уйдут потайной тропой, выбитой  в  скалистом
ущелье.



   10

   Часам к  трем  они  добрались  до  места.  Вялая  и  послушная  Жасмина
немедленно прикорнула возле толстого дерева, а Джон с Кисминой  уселись  в
обнимку и следили за исходом  отчаянного  сражения,  вспышками  озарявшего
пепелище там,  где  еще  вчера  был  зеленый  сад.  Вскоре  после  четырех
последняя зенитка гулко лязгнула и смолкла, испустив алый клуб дыма.  Луна
почти зашла, но видно было, как крылатые чудища кругами носятся  все  ниже
над землей. Как только пилоты удостоверятся, что снизу им больше ничего не
грозит, они приземлятся, и сумрачному, блистательному царству  Вашингтонов
настанет конец.
   Пальба прекратилась, и долина затихла. Остовы  двух  аэропланов  рдели,
как глаза зверя, залегшего в зарослях. Темный и безмолвный дворец был  так
же прекрасен в ночи, как и в лучах солнца, а деревянные трещотки  Немезиды
сотрясали воздух жалобным стрекотом. И  Джон  почувствовал,  что  Кисмина,
вслед за сестрой, крепко уснула.
   Время близилось к пяти, когда он заслышал  шаги  по  тропке  и,  затаив
дыхание, пережидал, пока мимо них  пройдут.  Воздух  был  пронизан  слабым
трепетом, и роса застыла:  ясно  было,  что  скоро  начнет  светать.  Шаги
отдалились и стихли в высоте за кручей. Джон пошел следом.  На  полпути  к
обрывистой вершине деревья расступились: алмазную  гору  венчала  булыжная
седловина. Перед самым просветом он замедлил шаг:  чутье  подсказало  ему,
что впереди люди. Он подобрался к высокому  валуну  и  осторожно  выглянул
из-за него. Любопытствовал он не зря, и вот что он увидел.
   Брэддок Вашингтон стоял неподвижно - ни жеста, ни  звука:  безжизненный
силуэт, врезанный в серое небо.  На  востоке  занимался  рассвет,  устилая
землю холодной прозеленью, и одинокая фигурка противостояла новому дню.
   Джон смотрел и видел, что  владелец  дворца  погружен  в  непроницаемое
раздумье; потом он сделал знак неграм, скорчившимся у его ног,  поднять  с
земли  носилки.  Они  распрямились  навстречу  первому  солнечному   лучу,
заигравшему в бесчисленных гранях  огромного,  изумительно  отшлифованного
бриллианта, - и возжегшееся белое сияние было как отблеск утренней звезды.
Тяжесть поколебала носильщиков, их мышцы перекатились под влажным  глянцем
кожи и затвердели - и небесам, как бессильный вызов, предстали теперь  три
неподвижные фигурки.
   И белый человек поднял голову  и  медленно  воздел  руки,  призывая  ко
вниманию, словно смиряя несметную толпу, но толпы не было, а гора  и  небо
оглушительно молчали, и только птицы едва чирикали  в  ветвях.  Фигурка  в
скалистой седловине возвысила голос, надменный, как прежде.
   - Эй, там, - прерывисто выкрикнул он.  -  Эй,  там!  -  Он  помедлил  с
воздетыми руками, словно  ожидая  ответа.  Джон  силился  разглядеть,  кто
спускается сверху, но сверху никто не спускался. Над ними было только небо
и  пересвист  ветра  в  кронах  деревьев.  "Может,  Вашингтон  молится?  -
подумалось Джону. - Нет, конечно, так не молятся, так нельзя молиться".
   - Эй, там, наверху!
   Голос обрел силу и уверенность. Ни мольбы, ни отчаяния в нем  не  было.
Уж скорее какое-то невероятное снисхождение.
   - Эй, там...
   Слова  торопились,  набегали  друг  на  друга...  Джон  изо  всех   сил
вслушивался, улавливая отрывочные фразы, а голос срывался,  гремел,  снова
срывался - то мощный и убедительный, то озабоченно-нетерпеливый.  И  вдруг
его единственный слушатель начал понимать - и понял, и кровь бросилась ему
в голову; Брэддок Вашингтон торговался с богом!
   Да, да, конечно. А бриллиант на носилках  был  образец,  предлагался  в
задаток.
   И выкрики становились  все  понятнее  и  связнее.  Прометей  Озлащенный
свидетельствовал о забытых жертвоприношениях, древних ритуалах,  молитвах,
устарелых до рождества Христова. Он напомнил  богу  о  дарах,  на  которые
призревали небеса, - о  храмах,  воздвигнутых  ради  спасения  городов  от
моровой язвы, о приношениях миром и золотом, о человеческих  жертвах  -  о
прекрасных женщинах, плененных армиях, о детях и царицах, о зверях  лесных
и полевых, об овцах и козах, о градах и жатвах, о тех  покоренных  землях,
которые предавались  огню  и  мечу,  дабы  умилостивить  его,  умягчить  и
отвратить гнев господень - и вот теперь  он,  Брэддок  Вашингтон,  Владыка
Бриллиантов, царь и жрец нового золотого века, законодатель великолепия  и
роскоши, предлагает ему сокровище, о каком и не грезили былые  властители,
и предлагает не смиренно, а горделиво.
   Богу  причитается  от  него,  продолжал   он,   переходя   к   деталям,
несравненный бриллиант. Граней на нем  будет  в  тысячу  раз  больше,  чем
листьев на дереве, а обточен он  будет  так  же  тщательно,  как  алмаз  с
горошину. Обтачивать его будут многие годы, и оправой его  будет  огромный
храм чеканного золота с дивной резьбой и вратами, изукрашенными опалами  и
сапфирами. И в средине бриллианта будет выдолблена молельня с  алтарем  из
переливчатого, распадающегося, изменчивого  радия,  который  выжжет  глаза
всякому, кто оторвется от молитвы, - и на этом алтаре в  угоду  всевышнему
благодетелю  будет  принесен  в  жертву   всякий,   пусть   величайший   и
могущественнейший, человек на земле.
   А взамен требуются сущие пустяки, для бога ничуть не затруднительные, -
чтобы все стало так, как было вчера в тот  же  час,  и  чтобы  все  так  и
оставалось.  Совершеннейшие  пустяки.  Надо  всего-навсего,  чтобы  небеса
разверзлись, поглотили этих людей с их аэропланами и снова  сомкнулись.  И
рабы его пусть будут снова живы и здоровы.
   Ему  еще  никогда  и  ни  с  кем  не  приходилось  ни  торговаться,  ни
договариваться.
   Он только сомневался, сходную ли цену он предложил. У бога, конечно, на
все своя цена. Он был создан по образу и подобию человеческому, и  недаром
сказано в Писании: в какую цену оценили  Меня.  Сейчас  цена  предлагается
нешуточная - ни один  храм,  строившийся  много  лет,  ни  одна  пирамида,
воздвигавшаяся десятками тысяч рук, не сравнится с  этим  храмом,  с  этой
пирамидой.
   Он помолчал. Да, так вот его предложение. Все детали можно уточнить  по
желанию свыше, а что он сказал, что за такую цену просит пустяк, то и  тут
нет ничего зазорного. Он имел в виду, что Провидению это ничего не  стоит,
а уж там пусть решает само.
   К  концу  речи  фразы  его  начали   крошиться,   стали   короткими   и
неуверенными, и весь он напрягся, судорожно прислушиваясь, не донесется ли
отзыв, ответное содрогание  или  дуновение  из  необъятной  выси.  Рассвет
убелил его волосы, и он обратил лицо к небесам, как библейский пророк -  в
приступе величественного безумия.
   Джон глядел, не отрывая завороженных глаз, - и  ему  показалось,  будто
вдруг произошло что-то странное. Словно бы небо на миг померкло,  и  порыв
ветра отозвался в  ушах  смутным  рокотом,  трубным  завыванием,  шелковым
присвистом  гигантского  покрова  -  и  сумерки  разлились  вокруг:  птицы
замолкли, деревья застыли, из-за горы донеслось недоброе ворчание грома.
   И ничего больше. Ветер заглох в густых травах долины. Рассвет  вспыхнул
ярче  прежнего,  наступал  день.  и  взошедшее  солнце  проникало  повсюду
оранжевым маревом. Солнечная листва пересмеивалась,  сотрясая  деревья,  и
каждая  ветка  звонко  гомонила,  как  женская  школа  на  экскурсии.  Бог
отказался от сделки.
   С минуту Джон смотрел, как торжествует день. Потом он глянул вниз, и  в
глазах у него зарябило: у берега  озера  мелькали  бурые  крылья,  крылья,
крылья, словно золотой хоровод  ангелов  спустился  с  облаков.  Аэропланы
приземлились.
   Джон соскользнул с камня и помчался вниз по склону к перелеску, где обе
девушки уже проснулись и поджидали его. Кисмина вскочила  на  ноги,  в  ее
карманах бренчали алмазы, на кончике  языка  был  вопрос,  но  Джон  кожей
чувствовал, что сейчас не  до  разговоров.  Надо  было  как  можно  скорее
покинуть гору. Он схватил обеих за руки, и они молча побежали меж стволов,
омытых  солнцем,  окутанных  ранней  дымкой.  Долина  за  спиной   у   них
безмолвствовала:  только  слышались  далекие  павлиньи  жалобы  да  легкий
утренний шумок.
   Они прошли низиной около полумили и,  оставив  в  стороне  парк,  снова
побрели в гору узкой тропкой. Одолев подъем, они остановились и обернулись
к склону напротив, на котором недавно были, - их души сдавило сумрачное  и
жуткое предчувствие.
   На фоне неба был ясно  виден  согбенный  седовласый  человек,  медленно
сходивший по крутому склону; за ним шли два невозмутимых  черных  гиганта,
все с той же ношей, которая переливчато сверкала  в  солнечных  лучах.  На
полпути вниз к ним присоединились еще двое: Джон узнал миссис Вашингтон  с
сыном, на чью руку она опиралась. Авиаторы успели за это  время  выбраться
из своих аппаратов на широкий луг перед  дворцом  и  цепью  подвигались  к
алмазной горе, винтовки наперевес.
   А пятеро наверху, за  которыми  напряженно  следили  с  горы  напротив,
задержались на каменном уступе. Негры нагнулись и  отчинили  что-то  вроде
люка: вход внутрь горы. Он поглотил всех; первым - седовласого мужчину, за
ним - его жену и сына,  наконец  -  двух  негров,  чьи  островерхие  шапки
вспыхнули последним солнечным переливом перед тем, как люк затворился.
   Кисмина вцепилась Джону в руку.
   - Ой! - закричала она. - Куда они? Что они делают?
   - Они, наверно, подземным ходом...
   Его прервал слабый девичий взвизг.
   - Ты что, не понимаешь? - отчаянно прорыдала  Кисмина.  -  Проводка  по
всей горе!
   В тот же миг Джон заслонился ладонями. На его  глазах  вся  поверхность
горы вдруг раскалилась дожелта, и огонь пронизал  земляную  оболочку,  как
свет человеческую  руку.  Еще  мгновение  сияла  гора;  потом  она  словно
стряхнула  истлевшую  паутину  и  предстала  черной  пустошью,   курящейся
синеватым дымком, в котором была гарь растений и  человеческой  плоти.  От
авиаторов не осталось ничего - они исчезли так же бесследно,  как  пятеро,
углубившиеся в гору.
   Земля  содрогнулась,  и  дворец  поднялся  в  воздух,  разламываясь  на
огненные глыбы и осыпаясь дымным холмом, сползающим в  озеро.  Пламени  не
было - а дым смешался с солнечным светом, и на месте  драгоценного  дворца
расползалась бесформенная груда, а над нею  стояла  туча  мраморной  пыли.
Потом она осела, и в долине остались только трое.



   11

   К закату Джон и  его  спутницы  достигли  высокой  скалы,  пограничного
столба владений Вашингтонов.  Внизу  лежала  сумеречная  долина,  тихая  и
прелестная. Они уселись доедать остатки из корзинки Жасмины.
   - Вот! - сказала она, расстелив скатерть и сложив бутерброды аккуратной
горкой. - Правда, как аппетитно? Я и всегда думала, что  есть  вкуснее  на
воздухе.
   - Ай-ай-ай, - сказала Кисмина. - Жасмина у нас теперь совсем буржуазна.
   - Ты вот что, - радостно припомнил Джон, - ты выверни карманы и покажи,
что у нас есть. Если ты не сплоховала, то нам хватит до конца жизни.
   Кисмина послушно запустила руку в карман  и  вытряхнула  две  пригоршни
искристых камней.
   - Ух ты,  неплохо,  -  восхитился  Джон.  -  Некрупные,  правда,  но...
Погоди-ка! - Он поглядел камешек  на  солнце,  склонявшееся  к  западу,  и
улыбка сползла с его лица. - Да это же не алмазы! Что такое?
   - Бот тебе раз! - удивленно воскликнула Кисмина. - Какая я глупая!
   - Это же стекляшки!
   - Знаю, знаю. - Она рассмеялась. - Перепутала ящик. Они с платья  одной
девушки, Жасмининой гостьи. Я у нее их выменяла на алмазы. А то все  время
драгоценные камни, никаких других.
   - И все, больше ничего не захватила?
   - Да вот все. - Она грустно перебирала стекляшки.  -  Они  даже  лучше.
Как-то мне алмазы уж очень надоели.
   - Ну что ж, - мрачно сказал Джон. - Будем жить в Геенне. И ты до  самой
старости будешь попусту уверять  соседок,  что  ошиблась  ящиком.  Чековые
книжки твоего отца, к сожалению, тоже сгинули вместе с ним.
   - Ну и что, ну и в Геенне!
   - А то, что если я сейчас, в моем возрасте, вернусь  с  женой,  то  мой
отец и золы-то мне не подбросит, как у нас говорят.
   Вмешалась Жасмина.
   - Я люблю стирать, - сообщила она. - Я свои платки всегда сама стирала.
Открою прачечную и вас прокормлю.
   - А в Геенне прачки есть? - простодушно спросила Кисмина.
   - Конечно, - отвечал Джон. - Как и везде.
   - Я подумала - там у вас так жарко, и одеваться не нужно.
   Джон засмеялся.
   - Попробуй-ка! - сказал он. - Живо тебя упекут, не успеешь раздеться.
   - А отец тоже там будет? - спросила она.
   Джон изумленно обернулся к ней.
   - Отца твоего нет в живых, - хмуро отрезал он. - С чего бы ему  быть  в
Геенне? Ты спутала ее с другим местом - а его давно уже упразднили.
   Они поужинали, свернули скатерть и расстелили одеяла.
   - Такой был сон, - вздохнула Кисмина, глядя на звезды. -  Как  странно:
одно платье и жених без гроша!.. И звезды, звезды,  -  сказала  она.  -  Я
раньше звезд никогда не замечала; Я думала, это чьи-то  чужие  бриллианты.
Страшные они какие-то. И кажется, будто все приснилось, все, что было, вся
юность.
   - Приснилось, да, - спокойно заверил Джон. - Юность  всем  снится,  это
просто помешательство от неправильной работы организма.
   - Как хорошо быть помешанной!
   - Так мне и объясняли, - мрачно сказал Джон. -  А  теперь  я  не  знаю,
хорошо или нет. Все равно, давай будем  любить  друг  друга,  на  год  нас
хватит. Тоже дурман и одержимость, и тоже всякий может попробовать. Все на
свете алмазы, одни алмазы, и в них нам позволено  разочароваться.  Что  ж,
начну разочаровываться - вряд ли и в этом есть толк. - Его пробрала дрожь.
- Запахнись-ка, девочка,  а  то  ночь  холодная,  чего  доброго,  схватишь
воспаление легких. Вот кто был великий грешник -  тот,  кто  первый  начал
думать. Давай не думать - час, другой, третий.
   И он завернулся в одеяло и уснул.

   1922

Популярность: 42, Last-modified: Tue, 17 Jul 2001 16:33:14 GMT