---------------------------------------------------------------
     Лейтенант Хорнблауэр: Роман в 3 кн. Кн. Пер. с англ. Е. Доброхотовой. -
М.: Континент-Пресс, 1994. - 416 с.
     (Хорнблауэр-4)
     OCR: Эльза, Spellcheck Zombie
     Origin: Библиотека Луки Бомануара - http://www.bomanuar.ru/
---------------------------------------------------------------






     Пройдя  шлюзы,  конный паром  двигался теперь  вдоль живописных берегов
Котсуолда.  Хорнблауэра радовало все: и перспектива  вскорости  принять  под
командование  новое  судно,  и  незнакомые  пейзажи,   и  необычный   способ
передвижения.  Вдобавок непредсказуемая английская погода решила  в середине
декабря порадовать  ясным солнечным деньком.  Несмотря на холод, путешествие
было чрезвычайно приятным.
     - Позвольте, мэм, - сказал Хорнблауэр.
     Мария  -  она   сидела  с  маленьким  Горацио  на  руках  -  вздохнула,
недовольная, что мужу не сидится на месте, и  подвинулась, пропуская его. Он
поднялся, пригибаясь под  низким потолком каюты первого класса,  и вышел  на
открытую палубу  парома. Встав на сундук, он оглядел  непривычное судно. Оно
имело футов  семьдесят  в длину и не более пяти  в ширину - те же несуразные
пропорции он видел у туземных долбленок в Вест-Индии.  Осадка едва ли фут  -
это  ясно по  тому,  как паром  несется  за  скачущими  галопом лошадьми  со
скоростью не  меньше восьми узлов. Девяти миль в час, поспешно поправил себя
Хорнблауэр. На речных судах скорость измеряют милями в час.
     Паром  шел из  Глостера в Лондон по Темзе и  Севернскому каналу. Трясло
меньше,  чем  в дилижансе,  и при  почти такой  же скорости поездка обошлась
значительно дешевле  -  всего пенни за  милю в  первом классе. Хорнблауэр  с
Марией и  ребенком  были единственными  пассажирами  первого  класса.  Когда
Хорнблауэр расплачивался, паромщик многозначительно скосил глаза  на  Мариин
живот и заявил, что, по-хорошему, им бы следовало заплатить не за  одного, а
за двух  детей. Марию  эта  бесцеремонность возмутила, других  же пассажиров
позабавила.
     Хорнблауэр, стоя на сундуке,  разглядывал берега: серые каменные стены,
разгораживающие владенья, серые каменные дома. Судно плавно и почти бесшумно
скользило  под ритмичный топот  конских  копыт.  Позади  расходились волны -
Хорнблауэр, обернувшись,  видел,  как далеко за кормой колышется  прибрежный
камыш. Паромщик резко забрасывал нос судна на гребень волны и  удерживал его
в таком  положении. Ага,  понятно  -  таким образом он преодолевает  влияние
турбуленции  и  сохраняет  такую  бешеную скорость.  Лошадей  меняли  каждые
полчаса, и они делали добрых  девять  миль  в час. Два  буксирных конца были
привязаны  к  верхним оконечностям шпангоутов на носу  и  на  корме. Один из
паромщиков  ехал  на задней  лошади форейтором, подгоняя переднюю  криками и
щелканьем  бича. На корме сидел другой паромщик,  угрюмый,  с крюком  вместо
правой руки; левой  он держал румпель и  вел  судно по  извилистому каналу с
мастерством, вызывавшим у Хорнблауэра восхищение.
     Вдруг конские копыта зацокали по каменной мостовой, и Хорнблауэр лишь в
последнюю  секунду успел  сообразить,  что  происходит. Лошади,  не  сбавляя
скорости,  неслись  теперь  под  низким  мостом,  едва  помещаясь  на  узком
бечевнике между водой  и  опорой  моста. Форейтор прижал  голову к лошадиной
гриве. Хорнблауэр едва успел соскочить  с сундука и присесть. Рулевой громко
рассмеялся, видя его замешательство.
     - На пароме  нужно поворачиваться  живо,  капитан, - крикнул он. - "Две
дюжины кошек тому, кто последний  спустится с рея! " У нас в Котсуолде такие
штучки  не  пройдут,  а  вот  вам  бы  размозжило  голову,  если  бы  вы  не
поторопились.
     -  Не позволяй ему грубить, Горацио, - послышался из каюты голос Марии.
- Вели ему замолчать.
     -  Это  не так просто, дорогая, - ответил  Хорнблауэр.  - Он  - капитан
этого судна, я - всего-навсего пассажир.
     - Тогда иди сюда, чтоб он не мог тебе грубить.
     - Да, дорогая, сейчас.
     Хорнблауэр предпочитал сносить насмешки рулевого,  лишь бы  не упустить
возможность  посмотреть  каналы, за  последние  тридцать  лет  преобразившие
английскую  экономику.  А  впереди   Саппертонский  туннель,  чудо  техники,
величайшее  достижение современной науки. Его непременно надо увидеть. Пусть
рулевой хоть лопнет от смеха. Видимо, это старый  матрос, списанный на берег
из-за увечья, и ему приятно подтрунивать над флотским капитаном.
     Впереди  показалось серое  здание шлюза. Смотритель  открыл ворота.  По
крику  форейтора  лошади  сбавили скорость. Судно  скользнуло вперед,  резко
замедлившись, как  только  нос его  спустился с гребня волны. Паром  вошел в
шлюз,  однорукий рулевой  выпрыгнул на берег, держа трос,  проворно набросил
его на швартовую тумбу, ловким движением почти остановил судно,  и, пробежав
вперед, закрепил трос на следующей тумбе.
     -  Киньте-ка  мне  этот конец,  капитан,  -  крикнул  он, и  Хорнблауэр
послушно  бросил ему  носовой  швартов. Морские  законы действительны  и  на
канале - судно важнее, чем личное достоинство.
     Смотритель  уже закрывал ворота, а  его  жена открывала  затвор верхних
ворот. Вода с шумом ринулась в шлюз. Под ее напором  с грохотом захлопнулись
нижние ворота, и судно начало подниматься  на  прибывающей воде. В мгновение
ока  сменили лошадей, форейтор  забрался в седло, и, пока  наполнялся  шлюз,
успел приложиться  к  маленькой черной  бутылочке. Рулевой  отцепил тросы  -
Хорнблауэр  принял  у него носовой швартов,  жена смотрителя  толкнула  одну
створку  верхних  ворот,  а  сам смотритель,  подбежавший от  нижних  ворот,
другую.  Форейтор закричал  и  щелкнул бичом,  паром понесся вперед, рулевой
прыгнул  на корму - ни одна  секунда не  пропала  даром. Без  сомнения,  эти
каналы  -  чудо современности,  и  особенно  приятно путешествовать на борту
самого  быстроходного из  паромов  - "Королевы  Шарлотты". На носу "Королева
Шарлотта"  несла  блестящее лезвие косы, гордый символ своего превосходства.
Этим  лезвием она  перережет буксирный трос  любой баржи, которая не  успеет
уступить ей  дорогу.  Полсотни крестьянок, сидящих со своими курами, утками,
яйцами  и маслом в каюте второго класса, едут на рынок аж  за двадцать миль,
твердо зная, что обернутся одним днем. Удивительно.
     Шлюзы  шли  один  за другим,  и  у  каждого  форейтор  прикладывался  к
бутылочке, крики его становились все  более хриплыми, а бич хлопал все чаще.
Хорнблауэр на каждом шлюзе послушно подавал  швартов, не обращая внимания на
Марию, убеждавшую его этого не делать.
     - Дорогая, - сказал Хорнблауэр, - это экономит нам время.
     - Но это  не дело, -  возразила Мария. - Он же знает,  что  ты флотский
капитан.
     - Он знает это слишком хорошо, - с  кривой усмешкой отвечал Хорнблауэр.
- И, в конце концов, мне предстоит принимать командование.
     - Как будто ты не можешь подождать! - фыркнула Мария.
     Трудно объяснить Марии, что для капитана  его  корабль -  все, и что ни
часа, ни минуты не хочет он терять на пути к военному  шлюпу, ожидающему его
в  устье Темзы. Он  страстно  желал увидеть "Атропу", с той смесью надежды и
страха,  с какой восточный жених приближается к скрытой покрывалом невесте -
хотя это сравнение и не стоит упоминать при Марии.
     Они достигли  самых  верховьев  канала  -  врез становился все глубже и
глубже, и стук копыт звонко отдавался в каменных  берегах. За этим поворотом
должен начаться Саппертонский туннель.
     - Стой, Чарли! -  заорал вдруг рулевой. В следующую секунду он бросился
к кормовому  буксирному  концу  и попытался отцепить  его от  шпангоута. Все
смешалось.  На  бечевнике слышались  крики, лошади  ржали  и били  копытами.
Хорнблауэр  видел,  как  передняя  лошадь, перепуганная  насмерть, бросилась
вверх по крутому  склону: прямо впереди виднелось сводчатое устье туннеля, и
лошади больше некуда было повернуть. "Королева Шарлотта" с размаху врезалась
в  берег.  Женщины из второго класса  завизжали.  Какое-то время Хорнблауэру
казалось,  что судно  опрокинется. Однако  оно  выровнялось  и остановилось,
буксирные тросы  провисли,  вторая лошадь, запутавшаяся в  веревках, ошалело
билась и, наконец,  высвободилась. Рулевой  выскочил на  бечевник и  намотал
кормовой швартов на тумбу.
     - Влипли, - сказал он.
     С  берега, откуда на  паром смотрели испуганно  ржавшие сменные лошади,
сбежал  еще  один человек. Он  взял под уздцы лошадей  "Королевы  Шарлотты".
Форейтор Чарли лежал на бечевнике, лицо его было залито кровью.
     - Ну-ка назад! - заорал  рулевой на женщин, начавших  было выползать из
каюты второго класса.  - Все в порядке. Назад.  Только позволь им вылезти на
берег, - добавил он,  обращаясь  к Хорнблауэру, - их  труднее будет собрать,
чем их же цыплят.
     - Что  случилось, Горацио? - спросила Мария,  появляясь  в дверях каюты
первого класса с ребенком на руках.
     - Ничего  страшного, дорогая, - ответил  Хорнблауэр.  -  Сиди спокойно.
Тебе не стоит волноваться.
     Он повернулся и увидел, как однорукий рулевой стальным  крюком  потянул
Чарли за куртку, пытаясь приподнять.  Голова  форейтора безвольно откинулась
назад, по щекам текла кровь.
     - От Чарли проку не  будет, - объявил рулевой, отпуская  форейтора. Тот
упал. Подходя, Хорнблауэр с трех  футов почуял,  что  из  окровавленного рта
разит джином. Наполовину  оглушен, наполовину  пьян. Точнее сказать, и  то и
другое больше чем наполовину.
     - А нам  пропихиваться через туннель,  - сказал  рулевой. -  Кто там  в
сторожке?
     - Никого, - ответил конюх. - Все грузовые суда прошли рано утром.
     Рулевой присвистнул.
      - Придется вам отправляться с нами, - сказал он.
     -  Вот уж нет.  У меня здесь шестнадцать лошадей - восемнадцать с этими
двумя. Не могу же я их бросить.
     Рулевой  выругался, удивив даже Хорнблауэра,  слышавшего в  своей жизни
немало крепких выражений.
     - Что значит "пропихиваться" через туннель? - спросил Хорнблауэр.
     Рулевой указал крюком на черное сводчатое устье.
     - Сами понимаете, капитан, бечевника в туннеле нет, - сказал он. -  Так
что мы оставляем лошадей тут и проталкиваемся ногами.  Мы кладем на нос пару
"крыльев"  - что-то  вроде  крамбол. Чарли  ложится  на  одно крыло,  я - на
другое, головами внутрь,  а ногами упираемся в стенки туннеля. Мы  вроде как
идем ногами  по стене,  и  судно движется, а  на южном  конце мы опять берем
лошадей.
     - Ясно, - сказал Хорнблауэр.
     -  Сейчас  я окачу  эту сволочь  водичкой,  -  сказал рулевой.  - Может
очухается.
     -  Может, - согласился Хорнблауэр.  Но вода не  произвела ни  малейшего
действия  на  Чарли  - у  того явно  было  сотрясение  мозга.  Рулевой снова
выругался.
     - За  вами идет  еще одно торговое судно,  - сказал конюх.  - Здесь оно
будет через пару часов. В ответ рулевой разразился потоком брани.
     - Нам нужно  засветло пойти запруды на Темзе, -  сказал он. - Два часа?
Если мы отправимся сейчас, мы только-только успеем до темноты.
     Он  посмотрел на врез канала, на устье  туннеля, на болтающих женщин  и
нескольких дряхлых стариков.
     - Мы опоздаем на двенадцать часов, - мрачно заключил он.
     "Я на день позже приму командование", - подумал Хорнблауэр.
     - Черт возьми, - сказал он. - Я помогу вам пропихаться.
     -  Спасибо, сэр,  -  ответил  рулевой, подчеркнуто сменив  панибратское
"капитан" на уважительное "сэр". - Думаете, справитесь?
     - Думаю, да, - сказал Хорнблауэр.
     - Тогда давайте приладим  крылья, - решился рулевой. То были  маленькие
навесы, отходившие с обеих сторон носа.
     - Горацио, - спросила Мария, - что ты там задумал?
     Именно  это  Мария должна была  спросить. Хорнблауэр подмывало ответить
словами,  слышанными  им  когда-то  на  "Славе"  -  "страуса  дою" -  но  он
сдержался.
     - Помогаю паромщику, дорогая, - спокойно ответил он.
     - Ты совсем не думаешь о своем достоинстве, - сказала Мария. Хорнблауэр
был  женат давно и твердо для себя уяснил: надо выслушать жену и сделать то,
что  считаешь нужным. Приладив "крылья", они с рулевым и помогавший с берега
конюх подтолкнули судно, и оно заскользило к устью туннеля.
     - Толкайте, - сказал рулевой, забираясь на левое крыло. Ясно, что легче
сохранять  небольшую скорость, чем  двигаться толчками. Хорнблауэр  поспешно
устроился  на правом крыле.  Судно  медленно вползало в  туннель. Хорнблауэр
почувствовал ногами кирпичную облицовку. Упираясь  в стену  и как  бы идя по
ней, он толкал судно вперед.
     - Крепитесь, сэр, - сказал  рулевой - его  голова была  совсем рядом  с
головой Хорнблауэра. - Впереди две мили.
     Двухмильный туннель, прорубленный в скальных породах  Котсуолда! Не зря
его называют чудом эпохи. Римляне со всеми их акведуками ничего подобного не
построили.  Дальше  и дальше  продвигалось  судно  вглубь  туннеля,  темнота
сгущалась и стала  наконец совершенно непроницаемой -  сколько Хорнблауэр ни
напрягал глаза,  он ничего не мог различить. При  входе  в  туннель  женщины
принялись болтать, смеяться и кричать, чтоб услышать отраженное от стен эхо.
     - Курицы несчастные, - процедил сквозь зубы рулевой.
     Теперь все, подавленные темнотой, смолкли - все, кроме Марии.
     - Надеюсь, ты не забыл, что на  тебе хороший костюм, Горацио, - сказала
она.
     - Да, дорогая, - ответил Хорнблауэр, радуясь, что она его не видит.
     Делом он  занимался  малодостойным и  отнюдь  не  приятным.  Уже  через
несколько минут он  почувствовал, что  навес под  ним  очень  жесткий. Потом
заболели  ноги. Он попытался изменить положение, и тут же  понял, что делать
это надо осторожно, иначе нарушается плавное движение судна. Рулевой сердито
заворчал,  поскольку  Хорнблауэр не  толкнул  вовремя правой  ногой и  паром
немного замедлился.
     - Толкайте, сэр, -  повторил он.  Так они и  двигались  в гипнотическом
кошмаре.  В  кромешной  тьме  не  слышалось  ни звука - при  такой  скорости
"Королева  Шарлотта"  совсем не поднимала волн. Хорнблауэр толкал и  толкал.
Ноги его ныли. Сквозь подметки башмаков он чувствовал, что кирпич кончился -
его  ноги упирались  в  голую скалу, грубо обработанную кирками проходчиков.
Это еще усложняло дело.
     Он услышал вдалеке негромкий звук, какое-то слабое бормотание, и понял,
что  уже  довольно  давно,  неосознанно,  слушает  его.  Звук  усиливался  и
постепенно перешел в громкий рев. Хорнблауэр не знал, что это, но, поскольку
рулевой явно не волновался, решил не спрашивать.
     - Подождите-ка,  сэр,  -  сказал рулевой, и  Хорнблауэр,  не зная,  что
думать, перестал толкать. Рулевой, по-прежнему  ничего не  говоря, завозился
рядом.  Потом  он накрыл их обоих брезентом, так что снаружи остались только
ноги. Под брезентом было не темнее, чем снаружи, но очень душно.
     - Давайте дальше, сэр, - сказал рулевой, и Хорнблауэр послушно уперся в
стену.
     Под  брезентом  непонятный  рев  казался  глуше.  Струйка  воды  громко
застучала по брезенту, потом другая, и тут Хорнблауэр понял.
     - Вот и он, - сказал рулевой.
     Сквозь потолок туннеля пробивался подземный ручей и с ревом низвергался
вниз. С оглушительным  ревом водопад  обрушился  на судно, грохоча по крышам
кают. Крики  женщин потонули  в шуме. Давление воды прижимало брезент. Затем
поток ослаб, сменился маленькими струйками, и, наконец, остался позади.
     - Там  впереди  только один такой,  - раздался в душной  темноте  голос
рулевого. - После сухого лета лучше.
     - Ты не промок, Горацио? - спросила Мария.
     - Нет, дорогая, - отозвался Хорнблауэр. Простой ответ произвел желаемое
действие,  не  давая повода  к  дальнейшему разговору.  Ноги у  Хорнблауэра,
естественно, промокли,  но после одиннадцати лет в море  это было  ему  не в
новинку  - больше  беспокоила  усталость. Казалось, прошла  целая  вечность,
прежде чем  по брезенту вновь застучала вода, и рулевой объявил: "Вот и он".
Судно  проползло  под водопадом, и  рулевой, со  вздохом облегчения,  стянул
брезент. Хорнблауэр, изогнув  шею, увидел  что-то далеко впереди. Глаза  его
давно привыкли  к темноте, и в этой-то темноте,  невероятно далеко виднелось
что-то крохотное, не больше песчинки. Это был дальний конец туннеля. С новой
силой  Хорнблауэр принялся толкать ногами.  Устье приближалось,  из песчинки
оно превратилось  в  горошину, приняло полукруглую  форму и продолжалорасти.
Стало  светлее.  Наконец  Хорнблауэр   различил   темную  поверхность  воды,
неровности  на своде  туннеля.  Вновь  пошла  кирпичная облицовка, двигаться
стало легче.
     - Шабаш, - сказал рулевой, толкнувшись в последний раз.
     Хорнблауэр все не мог поверить, что не нужно больше толкать ногами, что
они  вышли  на  свет,  что  на них не  обрушатся больше  подземные  речки не
придется опять  задыхаться  под брезентом. Судно  медленно  выскользнуло  из
устья  туннеля,  и,  хотя  солнце  светило  по-зимнему неярко, Хорнблауэр на
какое-то  время ослеп. Пассажиры громко заговорили  - голоса их звучали  как
грохот воды по брезенту.  Хорнблауэр сел и, моргая,  огляделся. На бечевнике
стоял человек с двумя  лошадьми, он поймал брошенный рулевым конец, и вместе
они  пришвартовали  паром  к  берегу. Здесь сходили  многие  пассажирки, они
начали  выбираться наружу  со  своими  кульками и  курами.  Другие  ждали на
берегу, готовясь сесть на судно.
     - Горацио,  - сказала Мария, выходя из каюты первого класса.  Маленький
Горацио проснулся и тихо ныл.
     - Да, дорогая?
     Хорнблауэр понял, что Мария заметила беспорядок в его одежде. Он понял,
что сейчас  она начнет  журить его, чистить, опекать  с  той  же материнской
заботой, с какой опекает его сына. Только этого ему сейчас не хватало.
     -  Минуточку,  дорогая,  с твоего  позволения, -  сказал он и,  неловко
ступив на бечевник, присоединился к беседе рулевого и конюха.
     - Здесь никого нет, - говорил последний. - И, поверьте мне, до Оксфорда
вы никого не найдете.
     Рулевой ответил примерно тем же, что и предыдущему конюху.
     - Ничего не поделаешь, - философски заметил конюх. - Придется вам ждать
грузовое судно.
     - Некому править лошадьми? - спросил Хорнблауэр.
     - Некому, сэр, - ответил рулевой, и, поколебавшись, спросил: - Ведь вы,
небось, не согласитесь править парой лошадок?
     -  Нет, - поспешно отвечал  Хорнблауэр.  Вопрос захватил  его врасплох.
Мысль, что придется, подобно несчастному Чарли, править  двумя лошадьми, его
испугала,  и  он не успел этого скрыть. И тут  же он понял, как восстановить
свое  достоинство и одновременно  вырваться из-под Марииной  опеки: -  Но  я
возьму руль.
     -  Конечно, сэр, - отвечал рулевой. -  Не впервой вам.  А с коняшками я
управлюсь. Плевать, что у меня эта штуковина железная.
     Он посмотрел на стальной крюк, заменявший отсутствующую руку.
     - Очень хорошо, - сказал Хорнблауэр.
     -  Я так благодарен вам, сэр, - сказал рулевой, и в подтверждение своей
искренности прибавил  несколько непечатных слов.  -  У меня на это  плаванье
контракт - два ящика  чая, первый китайский урожай. Вы спасли  мне несколько
фунтов, сэр, и мое доброе имя. Я вам благодарен, как...
     И    он    добавил    еще    несколько   ругательств,    долженствующих
засвидетельствовать его искренность.
     -  Хорошо, -  сказал Хорнблауэр, -  чем  раньше мы тронемся, тем раньше
будем на месте. Как вас зовут?
     - Дженкинс, сэр. Том  Дженкинс, рулевой - теперь форейтор. - Он потянул
себя за вихор. - Грот-марсовый на "Превосходном", капитан Китс, сэр.
     - Очень хорошо, Дженкинс. Тронулись.
     Конюх принялся  запрягать. Пока Дженкинс  разматывал  носовой  швартов,
Хорнблауэр отвязал кормовой  и  стоял наготове, оставив  на тумбе  лишь один
оборот. Дженкинс неуклюже взобрался в седло и намотал поводья на крюк.
     - Горацио! - воскликнула Мария. - О чем ты думаешь?!
     -  Я думаю, как нам  быстрее добраться  до Лондона, дорогая, -  ответил
Хорнблауэр. Тут щелкнул бич, и буксирные тросы натянулись.
     Хорнблауэру пришлось с  тросом в руке прыгать на  корму  и хвататься за
румпель. Если Мария и  продолжала ворчать, он уже ее не слышал. Удивительно,
как быстро  "Королева Шарлотта" набирает скорость.  Лошади  перешли на рысь,
под носом парома  запенился бурун. Теперь лошади  скакали легким  галопом, и
скорость   казалась   просто   фантастической.  Разгоряченному   воображению
Хорнблауэра чудилось,  будто теперь,  когда  он стоит  у руля,  судно мчится
гораздо быстрее, чем прежде, когда он был всего лишь беззаботным пассажиром.
Берега проносились  мимо. К счастью, в верховьях глубоко врезанный канал шел
поначалу почти прямо. Два  буксирных конца,  привязанные  к носу  и к корме,
удерживали  паром  параллельно берегу.  Хорнблауэру,  с  его  математическим
складом ума, нравилось это разумное приложение сил, однако, осторожно двинув
румпель, он почувствовал,  что ощущение  несколько необычное. Он с  тревогой
глядел на приближающийся поворот, поминутно переводил взгляд с одного берега
на другой, желая убедиться,  что держится середины канала. А почти  сразу за
поворотом мост - еще один  чертов  мост,  построенный для экономии. Бечевник
исчезал  под  аркой, и  середину быстро  суживающегося  канала  трудно  было
различить. Мария явно что-то говорила, маленький  Горацио отчаянно вопил, но
Хорнблауэру было не  до них.  Он повернул руль  и вписался в поворот. Копыта
передней лошади  уже стучали по брусчатке.  Господи! Он взял  слишком круто.
Дернул  в  другую  сторону. Опять  слишком круто! Повернул румпель обратно и
выровнял  судно, как  раз в ту минуту, когда оно уже входило  в узкое место.
Паром развернулся, даже быстрее, чем нужно - корма  с  грохотом  ударилась о
кирпичную облицовку канала. Однако вдоль борта были положены  толстые канаты
- очевидно, именно на такой случай - и они смягчили  удар. Пассажиры даже не
попадали со скамеек,  а вот Хорнблауэр, согнувшийся под аркой моста, чуть не
полетел лицом вниз. Думать некогда. Маленький Горацио, видимо,  шлепнулся на
палубу при ударе и теперь вопил громче прежнего, но и об этом думать некогда
- канал  снова изгибается.  Щелк,  щелк, щелк, щелк  - это Дженкинс  хлопает
бичом, подгоняя лошадей - неужели ему все  еще мало? Из-за поворота появился
встречный  паром.  Он  двигался неторопливо, влекомый  одной  лишь  лошадью.
Хорнблауэр понял, что Дженкинс четырежды щелкнул бичом, подавая сигнал, чтоб
их  пропустили. Оставалось надеяться, что владелец баржи подчинится сигналу.
Тот сидел  на лошади и, приблизившись к  "Королеве Шарлотте",  резко натянув
поводья, свернул с бечевника.  Его  жена круто  повернула руль,  и баржа  по
инерции вильнула к водорослям противоположного  берега.  Канат, тянущийся от
лошади к барже, провис на  бечевнике до  земли, остальная его часть довольно
глубоко  погрузилась  в  воду.  Лошади  Дженкинса  проскакали  над  канатом,
Хорнблауэр направил паром  в узкий промежуток между баржей и  бечевником. Он
догадывался, что  у берега мелко,  и что  хозяйка  баржи, полагаясь  на опыт
рулевого, оставила ему минимум свободного места. Нужно пройти почти вплотную
к барже. Хорнблауэр был близок к панике.
     Право руля - одерживай.  Лево руля - одерживай. Он командовал себе, как
командовал  бы рулевому  на  своей  шлюпке,  однако  в  его смятенном  мозгу
вспышкой пронеслось: он не может полагаться на свои неуклюжие  руки так, как
полагался бы на опытного рулевого. Паром вошел в промежуток между  баржей  и
берегом.  Корма все  еще  поворачивалась,  и Хорнблауэр в  последний  момент
повернул  руль,  выравнивая ее.  Баржа  пронеслась мимо -  женщина  крикнула
что-то, приветствуя Хорнблауэра, и  осеклась на  полуслове  увидев за  рулем
"Королевы Шарлотты" незнакомца. До Хорнблауэра  доносился звук ее голоса, но
слов он не разобрал - ему некогда было вникать.
     Баржа осталась позади, и Хорнблауэр перевел дыхание. Теперь он улыбался
- все хорошо в этом лучшем из миров, хорошо вести паром на  скорости  девять
миль в час по каналу Северн. Но Дженкинс снова  кричал - они приближались  к
шлюзу. Дженкинс замедлил  скорость. Шлюзовые ворота были открыты, смотритель
стоял  наготове.  Хорнблауэр направил паром в  шлюз. Задача облегчалась тем,
что скорость "Королевы Шарлотты" резко упала, как только впереди  нее прошла
поднятая ее же носом волна. Хорнблауэр  схватил кормовой  швартов и спрыгнул
на берег. Чудом не упал. Швартовая тумба в десяти футах впереди - он добежал
до нее, накинул петлю и затянул. Теоретически надо было бы  почти остановить
паром, дать ему войти в шлюз и остановить окончательно у следующей тумбы, но
трудно было ожидать от Хорнблауэра, что это удастся ему с первой попытки. Он
позволил тросу скользить сквозь  руки, а  потом потянул,  но слишком  резко.
Трос  и тумба  заскрипели,  "Королева  Шарлотта"  развернулась,  ударилась о
противоположный  берег  и  застряла   на  полпути  в  шлюз.  Подбежала  жена
смотрителя,  наклонилась, выровняла  нос  судна,  ухватила  носовой швартов,
перекинула  его через  крепкое  плечо,  и  протащила  судно последние десять
ярдов. Минуты две были  потеряны зря. Мало того. Паром миновал уже верховья,
этот   шлюз  был  спускной,  а  Хорнблауэр  оказался  начисто  к  этому   не
подготовлен. Совершенно неожиданно для него "Королева Шарлотта" резко ухнула
вниз  - это открыли передние ворота. Вода стала быстро убывать, и Хорнблауэр
еле-еле успел вытравить кормовой швартов, не то судно зависло бы на нем.
     - Эге,  приятель, плоховато ты управляешься  с паромом,  - сказала жена
смотрителя.  У  Хорнблауэра уши  вспыхнули  от стыда. Он  сдал  экзамены  по
навигации и судовождению, он часто вел в непогоду огромный линейный корабль.
И весь его опыт почти  бесполезен  в Глостершире -  или, может быть, это уже
Оксфордшир. В любом случае, вода спустилась, ворота открыты, буксирные концы
натянулись.   Хорнблауэру  пришлось  поспешно   перепрыгнуть  шесть   футов,
отделяющих  его  от кормы, не  забыв прихватить  кормовой  швартов. Ему  это
удалось, хотя и без особого изящества, и он услышал за спиной искренний смех
смотрительши. Она что-то говорила, но он уже не слушал - надо было хвататься
за  румпель  править  под  приближающийся  мост.  А он-то,  платя  за проезд
воображал себе беспечную жизнь паромщиков!
     О,  небо и земля! Мария пробралась через каюту  второго класса и теперь
стояла рядом.
     - Почему ты позволяешь этим людям грубить? - вопрошала она. - Почему не
сказал им, кто ты?
     - Дорогая...  - начал Хорнблауэр и замолк.  Если Мария не понимает, как
глупо   капитану  не  справиться  с   каким-то   паромом,  то   убеждать  ее
бессмысленно. Кроме того, ему некогда пререкаться.
     - И вообще,  все это ни к  чему, дорогой,  - продолжала  Мария. - Зачем
тебе так унижаться? Зачем вся эта спешка?
     Хорнблауэр обогнул  изгиб и  поздравил себя  с  тем,  что  уже  неплохо
управляется с румпелем.
     - Почему  ты  не отвечаешь?  - говорила Мария. - Обед ждет, а маленький
Горацио...
     Ее голос звучал голосом совести - собственно этим он и был.
     - Мария!  - рявкнул  Хорнблауэр.  -  Марш в  каюту! В  каюту, я говорю!
Вернись в каюту.
     - Но, дорогой!..
     - В каюту!
     Хорнблауэр уже орал - приближалась еще одна  баржа,  и ему некогда было
деликатничать.
     - Какой ты жестокий, - сказала Мария. - Ты забываешь, что я...
     Жестокий, возможно, но занятый, это  точно.  Хорнблауэр повернул  руль,
Мария поднесла  платок  к  глазам  и метнулась  -  насколько может метнуться
женщина  на  сносях -  обратно в каюту второго  класса. "Королева  Шарлотта"
ловко  проскользнула между баржей  и берегом.  У  Хорнблауэра  даже осталось
время взмахом руки  ответить на приветствие  хозяйки  баржи. Он  даже  успел
пожалеть  о том, как обошелся с Марией,  но лишь на минуту. Надо было  вести
паром.





     Было еще довольно светло, когда они вошли в долину Темзы, и Хорнблауэр,
глядя направо, видел, как бежит рядом небольшая еще речушка - собственно, не
такая уж небольшая, поскольку стояла зима и уровень воды был довольно высок.
С  каждым  поворотом и с  каждым  шлюзом  канал  все ближе подходил к  реке.
Наконец паром достиг  Инглешома.  Впереди виднелась  колокольня  Лечлейдской
церкви.  Здесь  канал  соединялся  с  рекой.  У  последнего  шлюза  Дженкинс
остановил лошадей и подошел к Хорнблауэру.
     - Теперь нам предстоит пройти три запруды на реке, - сказал он.
     Хорнблауэр  не  имел ни малейшего  представления, на что они  похожи, и
хотел  бы  узнать, прежде чем  придется  их  "проходить",  но  и  невежество
выказывать не хотелось. У Дженкинса хватило такта понять эти затруднения, во
всяком случае, он объяснил.
     -  Это  плотины  на реке,  сэр,  - сказал  он, - зимой вода  высокая, и
затворы со стороны бечевника постоянно держат  открытыми. Там водопад  футов
пять-шесть.
     - Пять-шесть? - в изумлении повторил Хорнблауэр.
     - Да, сэр.  Около  того. Но это не  настоящий  водопад,  если  вы  меня
понимаете, сэр. Просто порог.
     - И мы должны его пройти?
     - Да, сэр. Это довольно легко - наверху, по крайней мере.
     - А внизу?
     - Внизу, ясное  дело,  водоворот, сэр. Но если вы  будете  держать руль
прямо, коняшки вас вытянут.
     - Я буду держать руль прямо, - сказал Хорнблауэр.
     - Конечно, сэр.
     - Но за каким дьяволом там эти запруды?
     - Они поддерживают уровень воды для мельниц и для навигации, сэр.
     - Почему же тогда не сделали шлюзов?
     Дженкинс развел руками.
     - Не знаю, сэр. Ниже Оксфорда уже шлюзы. С этими запрудами одна морока.
Иной раз, чтоб втащить  на них старушку "Шарлотту", приходилось запрягать аж
по шесть лошадей.
     Хорнблауэр, обдумывая  тему запруд,  не дошел еще до вопроса, как паром
преодолевает  их на обратном пути  - ему было немного неприятно,  что он  не
спросил об этом сам. Он с мудрым видом кивнул.
     - Понятно, - сказал он. - Ну хорошо, сейчас нас это не касается.
     -  Да,  сэр, - сказал Дженкинс. Он указал  вперед. -  Первая  запруда в
полумиле за Лечлейдским мостом. В ней отверстие с  левой стороны. Вы его  не
пропустите.
     Хорнблауэр горячо надеялся, что это так и будет. Он занял свое место на
корме,  схватился за руль в  твердой решимостью  скрыть  сомнения  и помахал
смотрителю шлюза - он приноровился править паромом,  и, даже проходя ворота,
мог отвлекаться на пустяки.
     Они вылетели на  поверхность реки -  течение было довольно  сильное,  и
Хорнблауэр приметил водоворот у выхода из шлюза, но лошади скакали быстро, и
паром легко его проскочил.
     Впереди  Лечлейдский  мост, а  в полумиле за ним,  по словам Дженкинса,
запруда.  Несмотря  на холод, ладони  Хорнблауэра, сжимавшие руль, вспотели.
Ему стало совершенно ясно, что проходить запруду, не имея ни малейшего опыта
- чистая  авантюра. Он предпочел бы  не  испытывать судьбу,  но вынужден был
править под арку моста - лошади заплескали по воде, доходившей им до бабок -
а  потом уже поздно было  идти  на попятный.  Поперек  реки темнела  полоска
запруды, с левой стороны отчетливо различалось  отверстие.  Поверхность реки
за плотиной была скрыта от глаз. Вода стремительно неслась в отверстие, туда
же устремлялся плывущий по реке  сор, словно публика  к единственному выходу
из  театра. Хорнблауэр  направил  судно к середине отверстия. От волнения  у
него перехватило дыхание. Он почувствовал, как накренилось судно - нос пошел
вниз, корма вверх. Теперь они  летели вниз, вниз.  Там, где  кончался порог,
вода с обеих сторон закручивалась в водоворот, но судно по инерции двигалось
быстро, и  потому хорошо слушалось руля. Хорнблауэр  почувствовал мгновенное
искушение просчитать математическую сторону дела, но у него не  было  на это
ни  времени, ни по-настоящему  сильного желания. Нос судна рассек водоворот,
поднимая фонтан  брызг:  паром закачался, но буксирные тросы вновь  повлекли
его  вперед. Две секунды напряженной  работы рулем, и  вот они уже  миновали
водоворот.  Паром заскользил по блестящей, покрытой клочьями пены, но ровной
воде,  и  Хорнблауэр   громко  рассмеялся.  Все  это  было  просто,  но  так
захватывающе, что  он  позабыл  осудить себя за  прежние сомнения.  Дженкинс
обернулся в седле и помахал в ответ.
     - Горацио, ты  должен  пообедать! - крикнула  Мария. -  Ты оставил меня
одну на весь день.
     - Мы скоро будем в Оксфорде, дорогая, - ответил Хорнблауэр. Он старался
не подать виду, что напрочь позабыл о существовании жены и ребенка.
     - Горацио!..
     - Совсем скоро, дорогая, - сказал Хорнблауэр.

     Зимний  вечер  сгущался над  пашней  и лугом, над  остриженными  ивами,
стоящими  по колено в  воде,  над  одинокими  сельскими домиками и  сараями.
Хорнблауэру  хотелось,  чтоб  это  никогда  не  кончалось. Это было счастье.
Бурная  радость  сменилась  умиротворением,  как  гладкая  поверхность  воды
сменила водоворот. Вскоре он вернется  в  иную  жизнь,  вновь окунется в мир
войны  и  жестокости - мир, который он  оставил  в  устье  Северна  и  вновь
встретит в устье  Темзы. Как символично, что именно  здесь, в сердце Англии,
на середине своего пути, он на  мгновение достиг  вершины счастья. Неужели и
коровы на лугу, и бегущие меж  деревьев ручейки - тоже  кусочек его счастья?
Возможно, но не обязательно. Счастье исходило из него самого,  и зависело от
еще  более  неуловимых  причин.  Хорнблауэр как божественную поэзию впитывал
вечерний воздух. Тут он заметил, что Дженкинс, обернувшись, указывает вперед
бичом. Момент ушел.
     Дженкинс  указывал   на  следующую  запруду.  Нисколько   не  волнуясь,
Хорнблауэр  взял курс на  нее, провел паром  в отверстие, почувствовал,  как
накренилось  судно, как убыстрилось его движение,  блаженно оскалился,  летя
вниз, достиг водоворота  и провел судно через  него  без малейших колебаний.
Дальше,  дальше  в  сгущающейся  темноте.  Мосты;  еще  плотина -  к радости
Хорнблауэра,  последняя  (Дженкинс  не  зря говорил, что  проходить  их надо
засветло) - деревни, церкви. Совсем стемнело, он замерз и устал. Мария опять
вышла на  корму, и он поговорил с ней сочувственно, даже  посетовал,  что до
Оксфорда так далеко. Дженкинс зажег фонари - один на хомуте передней лошади,
другой  на  задней луке  седла,  в  котором ехал  сам.  Хорнблауэр  с  кормы
"Королевы Шарлотты"  видел, как пляшут на бечевнике огоньки -  они указывали
ему повороты, и все же судно  дважды задевало прибрежный камыш.  Оба  раза у
Хорнблауэра екало сердце.  Было совсем темно, когда судно вдруг замедлилось,
буксирные  тросы  провисли. По тихому  окрику Дженкинса Хорнблауэр  направил
паром  к  освещенному  фонарями  причалу. Умелые  руки  подхватили  концы  и
пришвартовали судно. Пассажиры хлынули на причал.
     - Капитан... сэр? - сказал Дженкинс.
     Сейчас  он  произнес  слово  "капитан"  совсем  не так, как при  первом
знакомстве. Тогда оно звучало панибратски, теперь он обращался, как матрос к
своему капитану.
     - Да? - сказал Хорнблауэр.
     - Это Оксфорд, сэр, здесь смена.
     В дрожащем  свете фонарей  Хорнблауэр  увидел  двух  людей,  на которых
указывал Дженкинс.
     - Значит, теперь я могу пообедать? - спросил он с легкой иронией.
     -  Да,  сэр, прошу  простить, что  из-за  меня  вам  пришлось так долго
оставаться без обеда. Сэр, я у вас в долгу. Сэр...
     - Все в порядке, Дженкинс, - сказал Хорнблауэр поспешно. -  У меня были
свои причины торопиться в Лондон.
     - Спасибо, сэр, и...
     - Далеко отсюда до Лондона?
     - Сто миль до Брентфорда, сэр, по реке. Вы успеете туда к рассвету. Как
будет прилив, Джим?
     - В  самом начале, - сказал сменщик. -  Там  вы сможете нанять лодку  и
через час будете на ступенях Уайт-холла, сэр.
     - Спасибо, - сказал Хорнблауэр. - Тогда я прощаюсь с вами, Дженкинс.
     - До свидания, сэр, и спасибо вам, вы настоящий джентльмен.
     Мария стояла на носу парома,  и  даже в  темноте Хорнблауэр чувствовал,
что она его не одобряет. Однако когда  она заговорила, по ее словам это было
незаметно.
     - Я раздобыла тебе горячий ужин, Горацио, - сказала она.
     - Отлично, клянусь Богом! - воскликнул Хорнблауэр. На причале девушки и
мальчишки  продавали  путешественникам  еду.  Внимание  Хорнблауэра  привлек
крепкий  паренек с тележкой,  на которой  лежал бочонок,  очевидно с  пивом.
Хорнблауэр ощутил, что пить хочет гораздо сильнее, чем есть.
     - Вот чего мне надо, - сказал он. - Дай-ка мне кварту.
     - У меня только пинты, сэр, - ответил парень.
     - Тогда две пинты, бестолочь.
     Хорнблауэр, не переводя дыхания, осушил деревянную кружку и принялся за
вторую. Тут  он  вспомнил  про  свои  манеры. Ему так хотелось пить,  что он
совсем о них позабыл.
     - Хочешь пива, дорогая? - спросил он Марию.
     -  Наверно,  я  не  отказалась  бы  от  пол-пинты,  -  ответила  Мария.
Хорнблауэр мог бы заранее угадать, что  Мария сочтет уместным для  леди пить
пиво пол-пинтами.
     - У меня только пинты, сэр, - упрямо повторил паренек.
     -  Хорошо, дай  леди пинту, а я  допью,  - сказал Хорнблауэр.  Он почти
опорожнил вторую кружку.
     - Все на борт! - закричал новый рулевой. - Все на борт!
     - С вас шиллинг, сэр, - сказал парень.
     - Восемь пенсов за кварту пива! - возмутилась Мария.
     - Недорого, - сказал Хорнблауэр. - На, держи! С беспечной веселостью он
дал  мальчику полкроны, и тот, прежде чем  сунуть  монету в карман, радостно
подкинул ее в  воздух. Хорнблауэр взял из рук Марии  кружку,  опорожнил ее и
отдал мальчику.
     - Все на борт!
     Хорнблауэр  шагнул  на  паром   и  аккуратно  помог  спуститься  Марии.
Неожиданно для себя он обнаружил, что на борту "Королевы Шарлотты" появилось
еще несколько пассажиров первого класса. Двое или трое мужчин и шесть женщин
сидели  в  освещенной  лампой каюте,  маленький Горацио спал в уголке. Мария
смутилась  -   она  хотела  поговорить  о  семейных  делах,   но  стеснялась
посторонних.  Она  зашептала,  указывая   на  сидящих   с  каменными  лицами
незнакомцев, давая понять, что если б не они, сказала бы куда больше.
     - Ты дал  этому мальчику два шиллинга шесть пенсов, дорогой, - говорила
она. - Зачем?
     - Это было чистое безумие, дорогая, - легкомысленно ответил Хорнблауэр.
Он был очень близок к правде.
     Мария вздохнула,  глядя на  своего необъяснимого мужа, который  сначала
швыряется деньгами, а затем во всеуслышание заявляет, что безумен.
     - А вот и ужин,  - сказала она. - Я его купила, пока  ты разговаривал с
этими  людьми. Надеюсь, он еще горячий. Ты весь день ничего не ел, а  хлеб и
мясо, которые я взяла с собой, уже наверняка зачерствели.
     - Я  готов  съесть  все,  что  у тебя есть, и  даже  больше,  -  сказал
Хорнблауэр. Если не считать кварты с лишком пива, желудок его был совершенно
пуст.
     Мария  указала  на деревянные  тарелки, стоящие  на  скамейке  рядом  с
маленьким Горацио.
     - Ложки и вилки я достала наши, - объяснила она. - А тарелки мы оставим
на пароме.
     - Отлично, - сказал Хорнблауэр.
     На каждой тарелке лежало по две колбаски и гороховый пудинг. От пудинга
еще шел  пар. Хорнблауэр сел,  поставил тарелку на колени и принялся за еду.
Колбаски, естественно,  оказались  говяжьи, если вообще не бараньи  или даже
козьи  или  конские,  и сделаны  были, похоже, из одних  хрящей.  Хорнблауэр
искоса взглянул на Марию, с явным удовольствием  поглощавшую свою порцию. За
сегодняшний день он доставил ей  столько огорчений и просто не мог  огорчить
ее еще раз, иначе он просто выбросил бы колбаски за борт, может, рыбы с ними
справятся. Но раз это невозможно, он мужественно попытался их съесть. К тому
времени, как он принялся за вторую  колбаску, стало  ясно, что это уже свыше
его сил. Левой рукой он вытащил носовой платок.
     -  Сейчас мы будем  проходить первый шлюз,  -  сказал  он Марии, правой
рукой указывая в окно. Мария выглянула, Хорнблауэр схватил колбаску  носовым
платком  и сунул в карман.  Он поймал взгляд пожилого джентльмена  напротив.
Тот был  одет в пальто,  закутан  шарфом,  шляпу  низко  надвинул на глаза и
из-под бровей неодобрительно следил  за каждым  движением Хорнблауэра. Видя,
как  недоброжелательное любопытство сменилось  на лице пожилого  джентльмена
полным изумлением, Хорнблауэр подмигнул ему - не заговорщицки,  нет, он и не
пытался  сделать вид,  будто каждый день  набивает карманы жирными  горячими
колбасками. Он просто хотел отбить  у пожилого джентльмена  охоту  обсуждать
или даже обдумывать это из ряда вон выходящее деяние. После этого Хорнблауэр
принялся доканчивать гороховый пудинг.
     - Ты так быстро ешь, - сказала Мария. - Ты испортишь себе желудок.
     Сама она отчаянно сражалась со своими колбасками.
     - Я так голоден, что съел бы лошадь,  - объявил Хорнблауэр. - Сейчас  я
примусь за обед, независимо от того, черствый он или нет.
     - Я очень рада, - сказала Мария. - Дай я...
     - Нет,  дорогая.  Сиди спокойно. Я  сам о себе  позабочусь.  Хорнблауэр
достал сверток.
     -  Превосходно,  -  сказал  он  с набитым  ртом.  Он всячески  старался
загладить свою вину. Чем  больше он съест, чем больший проявит  аппетит, тем
ей будет приятнее. Даже  такой пустяк, что он сам достал себе еду, порадовал
ее сверх всякой меры. Так легко сделать ее счастливой; так легко обидеть.
     - Мне очень жаль, что мы сегодня мало общались, дорогая, - сказал он. -
Я чувствую, как много потерял. Но  если  б я не помог вести судно, мы  бы до
сих пор сидели перед Саппертонским туннелем.
     - Да, дорогой, - сказала Мария.
     -  Я так хотел, чтобы  мы вместе любовались красотами природы, - сказал
Хорнблауэр, внутренне содрогаясь от собственного  лицемерия. - Надеюсь, тебе
и отсюда было хорошо видно.
     - Видно, но с тобой мне  было бы куда  интереснее,  -  ответила  Мария,
бесконечно растроганная его вниманием. Она обвела взглядом  сидящих  в каюте
женщин, надеясь прочесть в их глазах зависть.
     - Малыш хорошо себя вел? - спросил Хорнблауэр. - Он съел свою кашку?
     - Всю, - гордо отвечала Мария, глядя на  спящего  ребенка. -  Он иногда
начинал капризничать, но сейчас спит как ангел.
     - Будь он года на два  постарше, - сказал  Хорнблауэр - как бы ему было
интересно! Он бы помогал с тросами, и я поучил бы его, как держать руль.
     Говоря это, Хорнблауэр не лицемерил.
     - Он и сейчас всем интересовался, - сказала Мария.
     - А как его сестренка? - спросил Хорнблауэр. - Хорошо себя вела?
     - Горацио! - Мария была немного шокирована.
     -  Надеюсь,  дорогая,  она  не  безобразничала?  -  сказал  Хорнблауэр,
улыбаясь ее смущению.
     -  Нет,  конечно,  -  согласилась  Мария.  Паром  проскользнул  в шлюз.
Хорнблауэр услышал сзади скрип закрываемых ворот.
     - Ты явно не справляешься с колбасками, дорогая, - сказал он. - Давай я
их выкину, а ты поешь лучше хлеба с мясом, оно действительно очень вкусное.
     - Но, дорогой...
     - Я настаиваю.
     Он взял обе тарелки и  вышел в темноту. В одну секунду он ополоснул обе
тарелки  за бортом, в следующую  - выкинул колбаску из  кармана.  С  мокрыми
тарелками  он   вернулся  к  Марии  -  она  была  одновременно  восхищена  и
сконфужена, что ее муж снизошел до столь низменного занятия.
     - Темно,  ничего не увидишь, - сказал он (паром уже вышел из  шлюза). -
Мария, дорогая, когда ты поужинаешь, я  постараюсь устроить тебя на ночь как
можно удобнее.
     Он склонился над спящим ребенком, Мария убирала остатки ужина.
     - Ну, дорогая.
     - Не надо, Горацио. Пожалуйста, Горацио. Я тебя прошу...
     -  Ночью шляпка тебе ни к чему. Сними  ее. На  скамейке хватит для тебя
места. Ноги положи сюда.  И туфли ни к чему. Молчи, пожалуйста. Теперь  надо
придумать  подушку. Подойдет этот мешок.  Так  удобно?  Укройся плащом, тебе
будет теплее. Ну вот, спи спокойно, дорогая.
     Хорнблауэр действовал ласково, но настойчиво, не давая Марии возражать.
Она пролежала целых две  минуты, прежде чем  открыла глаза  и спросила мужа,
как же устроится он сам.
     - Мне будет очень удобно, дорогая, я ведь старый путешественник. Закрой
глаза и спи, дорогая.
     Хорнблауэру  было вовсе  не  удобно,  хотя он помнил  и  худшие ночи, в
открытых шлюпках, например.  Поскольку Мария с мальчиком занимали  почти всю
скамейку,  ему пришлось сидеть,  как  и всем остальным пассажирам.  В тесной
каюте  было  душно от  чадящей  лампы  и дыхания нескольких  человек. Ноги у
Хорнблауэра  затекли,  поясница  болела, сидеть  не шевелясь  было  тесно  и
неудобно.  Но в  конце концов это  всего лишь  одна  ночь. Он сунул  руки  в
карманы. Паром щел вниз  по реке  сквозь темноту,  останавливался в  шлюзах,
мягко стукался о  стенки и  вновь трогался в путь.  Реку  между Оксфордом  и
Лондоном Хорнблауэр совсем не знал,  и потому не догадывался, где он сейчас.
Но они идут вниз по реке, приближаются к его новому кораблю.
     Какая удача, что  он получил это назначение! Не фрегат, конечно, но все
же большой - двадцать две пушки -  шлюп, такой каким командует капитан, а не
капитан-лейтенант.  Это - лучшее,  на что может надеяться человек, еще месяц
назад  числившийся  шестьсот  первым  из  шестиста двух капитанов в  списке.
Колдекот, прежний капитан  "Атропы", подорвал свое здоровье, снаряжая  ее  в
Детфорде, и Хорнблауэра спешно вызвали на замену. Приказы пришли в тот самый
день, когда Англия узнала о победе Нельсона при Трафальгаре. С этого момента
никто  ни  о  чем,  кроме  Нельсона и  Трафальгара,  не  думал.  Вся  страна
праздновала  победу над Вильневом и  скорбела  о гибели Нельсона. Нельсон  -
Трафальгар - Нельсон -  Трафальгар - без них не обходилась ни одна колонка в
газете, ни один случайный разговор на улице. Отличия и награды лились рекой.
Объявили, что  Нельсона будут хоронить с почестями. Флоту раздавали титулы и
повышения.  Восстановили чин адмирала  Красного Флага, и двадцать капитанов,
старших  в  списке,  произвели  в  это  звание.  Два  капитана  погибли  при
Трафальгаре, еще двое умерли - теперь Хорнблауэр стал пятьсот семидесятым. В
то  же  время  щедро повышали  лейтенантов  и  капитан-лейтенантов. В списке
прибавился сорок один новый капитан  -  отрадно  сознавать,  что  ты  старше
сорока  двух  капитанов.  Однако  это  значит,  что  шестьсот   девятнадцать
капитанов  претендуют  на места -  а  столько не способен предоставить  даже
огромный Королевский флот. По крайней  мере сто (а  то и все сто  пятьдесят)
капитанов  останутся  на  половинном  жаловании,  в   запасе.  Это  разумно.
Во-первых,  среди  капитанов есть  старые  и  больные,  во-вторых, в  запасе
остаются те, кто доказал свою негодность к службе.
     Если только  у  них нет высокопоставленных  друзей.  Если  такие друзья
найдутся,   на   половинном  жалованье  останется  не  имеющий  покровителей
неудачник. Влиятельных  друзей у Хорнблауэра не было, и, хотя он только  что
поздравлял  себя с удачей, прежде  то и дело убеждался  в своей невезучести.
Вот и сейчас: он готовится принять под командование судно,  которое снарядил
другой; он не  знает  никого из  офицеров  и матросов  - этого  было  вполне
достаточно, чтоб возбудить обычные его мрачные опасения.
     Мария вздохнула  и повернулась на другой бок.  Хорнблауэр наклонился  и
поправил на ней плащ.





     Ранним  зимним  утром  в  Брентфорде  было  холодно,  сыро  и  неуютно.
Маленький  Горацио  беспрерывно скулил, Мария, усталая и измученная,  стояла
рядом  с Хорнблауэром, глядя, как ее чемодан и два его сундучка выгружают из
парома.
     - Далеко до Детфорда, дорогой? - спросила она.
     -  Порядком, - ответил Хорнблауэр. Между  Брентфордом и Детфордом лежит
весь Лондон,  а  река,  по которой  им  предстоит путешествовать,  постоянно
изгибается  туда  и  сюда.  Они  запоздали,  и  приливное течение  будет  им
навстречу.
     Лодочники наперебой предлагали свои услуги.
     - Лодку, сэр? Парные весла, сэр? Обычные весла, сэр?
     - Обычные, - сказал Хорнблауэр.
     За  лодку  с  двумя гребцами придется заплатить  вдвое  больше, чем  за
услуги одного гребца с парными  веслами,  но,  памятуя о приливном  течении,
стоит  пойти на такую трату. Хорнблауэр  помог Марии с ребенком забраться на
кормовое сиденье и проследил, как грузят багаж.
     - Давай, Билл. Весла  на воду,  - сказал загребной, и лодка заскользила
по серой воде.
     -  Ox,  -  выговорила  Мария,  немного  испуганная.  Весла  скрипели  в
уключинах, лодка плясала на волнах.
     - Говорят, наш старый король, когда убили  Нельсона, немного повредился
в  уме,  - сказал  загребной, указывая в сторону Кью. - Вот здесь  он живет,
сэр. Там дворец.
     - Да, - кивнул Хорнблауэр, не в  настроении обсуждать короля, Нельсона,
и вообще кого-либо.
     Ветер дул с запада - при восточном ветре волны были  бы больше, и лодка
двигалась бы  еще  медленнее,  так  что есть свои плюсы  даже  у этой  серой
погоды.
     - Суши весла, Гарри, - сказал баковый, и лодка начала огибать поворот.
     -  Ш-ш,  миленький.  Тебе  не нравится  гадкая  лодка? - сказала  Мария
маленькому Горацио, который явно выказывал свое недовольство,
     - Наверно мальчуган замерз, - предположил загребной.
     - Наверно, - согласилась Мария.
     Лодочник  и Мария, к  радости Хорнблауэра,  ушли  в  разговор.  Он смог
отдаться  своим  мыслям,  надеждам  и  опасениям  - последние преобладали  -
связанным  с  ожидавшим  его в устье реки кораблем. Через час-два  он сможет
подняться  на  борт.  Незнакомый  корабль,  незнакомые  офицеры,  незнакомые
матросы.
     - А здесь живет герцог, мэм. - Лодочник старался перекричать маленького
Горацио. - А там, за деревьями, дворец епископа.
     Мария  впервые  в  Лондоне  -  удачно,  что  им  попался  разговорчивый
лодочник.
     - Смотри, какие хорошенькие домики, - говорила Мария, покачивая ребенка
на коленях. - Смотри, какие хорошенькие лодочки.
     Дома  стояли все плотнее,  лодка проходила мост за мостом,  движение на
реке  становилось оживленней.  Хорнблауэр вдруг понял, что  они  на  окраине
Лондона.
     -  Вестминстер,  мэм, -  сказал  лодочник. - Я когда-то работал  тут на
перевозе, пока  не построили  мост. Теперь  с  каждого проходящего берут  по
полпенса, а честных лодочников оставили без заработка.
     - Да уж, - сочувственно сказала Мария. Она  успела позабыть, что должна
вести себя, как жена капитана.
     - Ступени Уайтхола мэм, а это Стрэнд.
     В  те  горькие дни,  когда  Хорнблауэр  остался  не у  дел  и  ходил  в
Адмиралтейство просить места, он часто, брал лодку до ступеней Уайтхола.
     - Собор Святого Павла, мэм.
     Теперь  они в  Лондонском  Сити. Хорнблауэр чувствовал запах  угольного
дыма.
     -  Суши весла, Гарри, - снова сказал баковый, оглядываясь через  плечо.
Лодки, лихтеры  и  баржи  шли  по  реке  густым  потоком.  Впереди  виднелся
Лондонский мост.
     - Греби,  - сказал баковый, и  оба  гребца налегли на весла, пробираясь
под мост  между  другими  лодками. Под  низкой  аркой река, зажатая опорами,
текла быстро и вновь замедлялась, выходя на свободу.
     -  Господи! -  воскликнула  Мария. Им открылся вид на  величайший  порт
мира. Одни корабли стояли  на якоре, другие  разгружались, и лишь посередине
оставался узкий  проход.  Угольные  бриги  из северных графств, рамсгейтские
траулеры, каботажные суда, корабли  с зерном и над всем этим - серая громада
Тауэра.
     - Темзу  за Лондонским  мостом стоит посмотреть, - сказал загребной.  -
Даже сейчас, когда война.
     Обилие торговых судов  лучше чего-либо иного свидетельствует о неуспехе
Бонапарта  в  его  войне  с  Англией. Англию  не  завоевать,  пока  ее  флот
господствует  на  море,  удушая  Европу и обеспечивая процветание британской
торговли.
     За  купеческими  судами  стоял  на якоре  военный  корабль без  стеньг.
Матросы в люльках  красили  снаружи борта. На  носу корабля высилась  грубая
деревянная  фигура - женщина в тунике, покрашенная алой и белой  краской.  В
коряво  вырезанных руках  она  держала большие  позолоченные  ножницы,  и по
ним-то Хорнблауэр  догадался,  что это за судно раньше даже, чем  насчитал в
борту одиннадцать пушечных портов, раньше, чем лодка прошла под кормой и  он
прочел название - "Атропа".  [Атропа  - в древнегреческой  мифологии  мойра,
перерезающая нить жизни.]
     Он  смотрел на нее, силясь  побороть волнение,  и  примечал  дифферент,
обводы, унтер-офицера  на вахте  -  все,  что  можно  было  приметить за эти
недолгие минуты.
     -  "Атропа",  двадцать  два,   -  сказал   рулевой,   заметив   интерес
Хорнблауэра.
     - Мой муж - ее капитан, - гордо сказала Мария.
     -  Вот как,  сэр? -  загребной  взглянул  на  Хорнблауэра с  уважением,
польстившим Марии.
     Лодка поворачивала - вот Детфордская бухта и Детфордский пирс.
     - Суши весла! - сказал баковый. -  Греби! Шабаш! Лодка  заскрежетала  о
причал. Путешествие из Глостера кончилось. Нет, не совсем, решил Хорнблауэр,
выбираясь из лодки. Еще столько хлопот впереди - найти жилье, перевезти туда
багаж, устроить Марию - и лишь потом он сможет отправиться на корабль. Жизнь
- это целая вереница неприятных обязанностей. Под пристальным взглядом Марии
Хорнблауэр  расплатился  с  лодочником.  К  счастью,  к  ним  сразу  подошел
отиравшийся у пристани паренек и предложил свои услуги. Он  раздобыл тележку
и погрузил на нее багаж. Хорнблауэр, поддерживая под локоть Марию с ребенком
на руках, повел ее по пирсу.
     - Поскорее  бы снять туфли,  - сказала Мария. -  И переодеть маленького
Горацио. - Сейчас, сейчас, мой хороший.
     К   счастью,  до   "Георга"   оказалось   недалеко.   Толстуха-хозяйка,
встретившая их на пороге, сочувственно оглядела Марию, провела их в  комнату
и тут же послала служанку за горячей водой и полотенцами.
     - Сейчас, мой сладенький, - успокаивала хозяйка маленького Горацио.
     - Ox, - сказала Мария, садясь на кровать и стаскивая туфли.
     Хорнблауэр стоял у двери, ожидая, пока внесут сундуки.
     - Скоро вам рожать,  мэм? - спросила хозяйка. В следующую секунду они с
Марией уже беседовали о повитухах и  всеобщей  дороговизне  - последнюю тему
затронула Мария, желавшая поменьше заплатить  за комнату.  Слуга с парнишкой
принесли  багаж  и  поставили  в  комнате,  прервав  разговор  двух  женщин.
Хорнблауэр торопливо вытащил из кармана ключи и встал на колени у сундука.
     - Горацио, дорогой, - сказала Мария, - мы обращаемся к тебе.
     - А... что? - рассеянно спросил Хорнблауэр через плечо.
     -  Хотите  чего-нибудь горяченького,  сэр, пока  готовится  завтрак?  -
предложила хозяйка. - Пунша? Чашечку чая?
     - Нет, спасибо, - ответил Хорнблауэр.
     Он уже открыл сундук и лихорадочно распаковывал вещи.
     -  Неужели  ты  не можешь подождать до  завтрака,  дорогой?  - спросила
Мария. - Тогда я все разберу сама.
     - Боюсь, что нет, мэм, - ответил Хорнблауэр, не поднимая головы.
     - Твои лучшие рубашки! Ты их помнешь! - возмутилась Мария.
     Хорнблауэр вытаскивал из-под них мундир. Положив его в другой сундучок,
он принялся искать эполет.
     - Ты собираешься на корабль! - воскликнула Мария.
     - Конечно, дорогая, - сказал Хорнблауэр.
     Хозяйка уже вышла, и разговаривать можно было свободно.
     - Но ты должен сначала позавтракать! - убеждала Мария.
     Хорнблауэр заставил себя согласиться.
     -  Ладно, пять  минут  на завтрак, после того, как я побреюсь, - сказал
он.
     Он разложил мундир  на  кровати, хмурясь,  что  тот  помялся,  развязал
лакированную коробку,  вынул  треуголку,  потом  скинул сюртук,  лихорадочно
развязал шейный  платок  и  снял  чулки.  Маленький  Горацио вновь  принялся
жаловаться на свою горькую жизнь.
     Пока   Мария  успокаивала   ребенка,  Хорнблауэр  развязал  мешочек   с
туалетными принадлежностями и вытащил бритву.
     - Я  снесу  Горацио вниз и дам ему хлеба с молоком,  дорогой, - сказала
Мария.
     - Да,  дорогая, - ответил  Хорнблауэр сквозь  пену. В зеркало он поймал
отражение  Марии, и оно мигом вернуло его  к действительности. Мария жалобно
смотрела ему в затылок. Он отложил бритву и стер полотенцем пену.
     - Ни  одного  поцелуя со вчерашнего дня! - сказал он. -  Мария,  милая,
тебе не кажется, что ты мной пренебрегаешь?
     Она упала в его объятья, глаза ее увлажнились, но нежность в его голосе
побудила ее улыбнуться.
     - Я считала, что это ты мной пренебрегаешь, - прошептала она.
     Она положила  руки ему на плечо, прижала его к своему отяжелевшему телу
и пылко поцеловала.
     - Я думал о своих обязанностях, - сказал Хорнблауэр,
     - В ущерб всему остальному. Ты меня простишь?
     - Простить тебя! - Она улыбалась сквозь слезы. - Не говори  так, милый.
Делай, что знаешь. Я твоя, я твоя.
     Хорнблауэр,  целуя  ее, чувствовал,  как в душе  его волной поднимается
искренняя нежность  - счастье, целая жизнь человеческого существа зависит от
его терпения и такта. Он не до конца вытерся - на лице у Марии была пена.
     - Любимая, - сказал он,  -  ты лучшее, что у  меня есть. Он целовал ее,
чувствуя себя неверным  мужем и лицемером, и  думал о качающейся  на  якорях
"Атропе".  Однако он  не зря сдерживал нетерпение - маленький Горацио  снова
закричал, и Мария первая разорвала объятья.
     - Бедный зайчик! - сказала она, подходя к ребенку. Склонившись над ним,
она обернулась и улыбнулась мужу.
     - Я должна позаботиться, чтоб обоих моих мужчин покормили.
     Хорнблауэр  кое-что должен  был  ей  сказать,  но  сказать  тактично, и
некоторое время подбирал слова.
     -  Милая, - начал он, -  я  не  против, пусть  весь свет видит,  что мы
целовались, но боюсь, ты засмущаешься.
     - Господи!  - воскликнула Мария, когда до нее дошел смысл его слов. Она
заспешила к  зеркалу  и  стерла  с лица  пену.  Потом  подхватила ребенка  и
сказала:
     - Пойду спущусь, прослежу, чтоб побыстрей приготовили завтрак.
     Она  улыбнулась  бесконечно счастливой улыбкой, и,  выходя  из комнаты,
послала  воздушный  поцелуй.  Хорнблауэр  снова  намазал  лицо   пеной.  Его
переполняли  мысли об "Атропе",  о жене,  о  сыне и  ребенке,  которому  еще
предстоит родиться. Вчерашнее мимолетное счастье было позабыто. Возможно, не
имея причин печалиться, он мог бы и сегодня чувствовать  себя счастливым, но
это, увы, не было ему дано. Позавтракав, он нанял наконец лодку и отправился
на корабль.  Сидя на корме, он поправил  треуголку  и приспустил  с  правого
плеча  плащ, чтоб виден был эполет - отличительный знак капитана с менее чем
трехлетним  стажем. Похлопав  по карману,  убедился, что приказы на месте, и
выпрямился,  стараясь изобразить достоинство.  Он легко  мог вообразить, что
творится  сейчас  на  "Атропе" - вахтенный  штурманский помощник  заприметил
треуголку и  эполет, посыльные  побежали к первому  лейтенанту, фалрепных  и
боцманматов срочно вызвали наверх, и  при  вести  о том,  что  капитан скоро
поднимется на борт, всех охватило беспокойное любопытство.
     - Эй, на лодке! - окрикнули с корабля. Лодочник  вопросительно поглядел
на  Хорнблауэра  и,  получив  утвердительный  кивок,  заорал во всю  луженую
глотку:
     - "Атропа!"
     Теперь на корабле окончательно убедились, что прибыл их капитан.
     - Подведите лодку к  борту, - сказал Хорнблауэр. "Атропа" имела ровную,
без  надстроек,  палубу  и  низкую осадку  -  нетрудно  было  дотянуться  до
бизань-русленя.
     Лодочник деликатно кашлянул.
     -  Вы  не  забудете  расплатиться,  сэр?  - спросил он,  и  Хорнблауэру
пришлось искать в кармане монетку.
     Он  шагнул  на руслень, стараясь не злиться  из-за  своей забывчивости.
Поднимаясь на палубу в свисте  дудок, он приветственно  поднес руку к  полям
треуголки, но, как  ни старался  подавить волнение, видел  лишь расплывчатые
пятна вместо лиц.
     - Джон Джонс, первый лейтенант, - послышался голос. - Добро пожаловать,
сэр.
     Новые имена, новые лица. Хорнблауэр не различал лиц, не слышал имен. Он
подавил желание сглотнуть и не без труда обрел голос.
     - Пожалуйста, соберите команду, мистер Джонс.
     - Свистать всех наверх! Свистать всех наверх!
     Крик разнесся  по всему  кораблю, засвистели и  завыли дудки. Зашлепали
ноги,  послышались  приглушенные  голоса.  Шкафут заполнило людское море, но
Хорнблауэр от волнения не различал лиц.
     - Команда собралась, сэр.
     Хорнблауэр поднес  руку к  полям  шляпы  -  он догадывался,  что  Джонс
козырнул, хотя не видел этого - вынул приказы и принялся читать:

     "Приказы  членов  Адмиралтейского   совета   во   исполнение   указаний
Верховного Адмирала Великобритании и Ирландии, флота Его Величества капитану
Горацио Хорнблауэру. Сим предписывается..."

     Он прочел приказы, сложил их и убрал карман. Теперь он законный капитан
"Атропы", и лишь  трибунал  - или парламент  - могут его сместить.  С  этого
момента  ему  идет  полное  жалованье  капитана шестого  класса. И,  как  ни
странно,  с  этого  же  момента  туман  перед  его  глазами начал  понемногу
рассеиваться. Он взглянул на скуластое, до синевы выбритое лицо Джонса.
     - Прикажите команде разойтись, мистер Джонс.
     - Есть, сэр.
     Сейчас уместно было бы произнести речь; собственно, этого от него ждут.
Но  речи Хорнблауэр  не  приготовил, и решил воздержаться, рассчитывая,  что
произведет  таким   образом  впечатление  человека   холодного,  жесткого  и
практичного. Он  повернулся к ожидавшим его лейтенантам - теперь он различал
их лица, лица людей, на которых  ему  придется опираться ближайшие несколько
лет - но имен напрочь вспомнить не мог. Он их действительно не слышал.
     - Спасибо, джентльмены,  - сказал он.  - Я не сомневаюсь,  вскорости мы
познакомимся поближе.
     Офицеры козырнули и пошли прочь, все, кроме Джонса.
     - Вас ждет адмиралтейское письмо, сэр, - сказал тот.
     Адмиралтейское  письмо! Приказы! Ключ  к  будущему - сейчас  Хорнблауэр
узнает, какая его ожидает судьба. Письмо может направить "Атропу" в Китай, в
Гренландию или в Бразилию. Хорнблауэр  почувствовал, как волнение,  не успев
схлынуть, вновь охватывает его. Он опять подавил желание сглотнуть.
     - Спасибо, мистер Джонс. Я прочту его, как только будет возможно.
     - Желаете спуститься вниз?
     - Спасибо.
     Капитану  на  "Атропе"  отводилось,  как  Хорнблауэр и  ожидал,  совсем
немного места:  две малюсенькие каюты, одна для работы,  другая для сна. Они
были  такие  крохотные,  что даже  не  разделялись  переборкой  - между ними
предполагался занавес, но занавеса тоже не было. Вообще ничего не было -  ни
койки ни стола, ни стула. Колдекот, покидая судно,  все  забрал с собой. Это
не удивительно, но очень неудобно. В каюте было темно и душно, зато  корабль
недавно из  сухого  дока, не успел еще пропитатася разнообразными запахами -
все впереди.
     -  Где  приказы?  -  спросил  Хорнблауэр. От  сдерживаемого волнения он
говорил резко.
     - У меня в столе. Сейчас принесу.
     Хорнблауэр, стоя под  небольшим световым люком, нетерпеливо ждал,  пока
вернется Джонс.  Получив  приказы, он минуту  помедлил.  Наступил переломный
момент. Вчерашнее  путешествие  длилось дольше,  но по сути это было  то же:
промежуток времени между двумя периодами жизни. В следующие несколько секунд
"Атропа" неизбежно начнет  преображаться из бездействующего корабля на Темзе
в боевой корабль на  море  - впередсмотрящие  на марсах, пушки готовы к бою,
опасности,  приключения и смерть за горизонтом -  если не  ближе. Хорнблауэр
сломал печать - "нечистый", запутавшийся  в канате  - адмиралтейский  якорь,
самая  неподобающая эмблема  для правящей морями  нации.  Подняв  глаза,  он
встретил взгляд Джонса -  первый лейтенант с волнением ожидал услышать,  что
же  им предстоит. Хорнблауэр  подумал, что следовало отослать Джонса прежде,
чем он сломает печать, но было уже поздно. Он прочел вступительные строчки -
первые несколько слов он мог бы угадать не глядя.

     Сим предписывается, сразу по получении нижеследующих приказов...

     Сейчас. Хорнблауэр еще полсекунды помедлил.

     ...  явиться в Геральдическую Коллегию  к  Генри  Паллендеру, эсквайру,
помощнику герольда и носителю голубой мантии...

     - Силы небесные! - воскликнул Хорнблауэр.
     - Что такое, сэр? - спросил Джонс.
     - Еще не знаю, - отвечал Хорнблауэр.

     ... для обсуждения  с ним  порядка проведения подготовки к погребальной
процессии по Темзе с телом покойного вице-адмирала лорда виконта Нельсона.

     - Вот, оно что, - сказал Хорнблауэр.
     - Что, сэр? - спросил Джонс, но Хорнблауэру было не до него.

     Сим  уполномочиваем  Вас принять  под свое командование всех  офицеров,
матросов и королевских морских пехотинцев, задействованных  в вышеупомянутой
процессии,  а  также  все суда,  шлюпки  и  барки,  принадлежащие лондонским
магистратам,  Вестминстеру и городским  торговым компаниям.  Вы уполномочены
издавать приказы, кои  для должного  проведения процессии  необходимы будут.
Вам  предписывается, по  согласованию  с  вышеупомянутым Генри  Паллендером,
эск.,  соблюсти  выполнение требований,  сим  церемониалом  предусмотренных.
Купно же  на  вас возлагается  строжайшая  обязанность тщательнейшим образом
учесть  приливно-отливные  движения  и  погодные  условия,  дабы  не  только
церемониал  был  соблюден,   но  и   ни  коего  ущерба   не  было  причинено
вышеупомянутым шлюпкам, баркам и судам, а также их командам и пассажирам.

     - Пожалуйста, сэр.
     Пожалуйста, сэр. Мысли Хорнблауэра вернулись в каюту.
     - Приказы адресованы лично мне, - сказал он. - Впрочем, ладно, читайте,
если хотите.
     Джонс, двигая губами, прочел приказы и поднял на Хорнблауэра удивленный
взгляд.
     - Так судно остается здесь, сэр? - спросил он.
     - Естественно. С этого момента оно  - флагман погребальной процессии, -
сказал  Хорнблауэр.  -  Мне немедленно потребуется шлюпка.  Да,  еще перо  и
бумага, чтоб написать записку жене.
     - Есть, сэр.
     - Проследите,  чтоб  в  шлюпке  был  надежный  унтер-офицер.  Она долго
пробудет у берега.
     - Есть, сэр. У нас каждый день бегут.
     Естественно,  матросы  бегут:  корабль  стоит  на  реке,  мимо  шныряют
бесчисленные  лодки, да  и вплавь до  берега добраться нетрудно,  а  там уже
рукой подать до лондонского Сити, где беглеца не сыщешь.  А с лодок украдкой
продают спиртное. Хорнблауэр пробыл на борту целых десять минут и еще ничего
не  разузнал   о  том,  что   живо  его  волновало  -   насколько   "Атропа"
укомплектована  офицерами и  матросами, чего недостает из снаряжения, каково
состояние  судна. Все эти вопросы придется  отложить на потом,  и заниматься
ими  в  промежутках между новыми странными  обязанностями. Даже на то,  чтоб
обставить каюту, потребуется  время, а времени  сейчас нет. Вчера Хорнблауэр
узнал  из  газет,  что тело Нельсона  в Hope, и  ждут  попутного ветра, чтоб
перевезти его в Гринвич. Время поджимает.
     Итак,  переходный  период закончился. Если б  Хорнблауэру  предложили с
тысячного раза угадать содержание  приказов, он бы не угадал.  Можно было бы
посмеяться, но  ему было не до  шуток. И все  же он рассмеялся. Мистер Джонс
растерянно посмотрев на него, счел своим долгом последовать примеру капитана
и подобострастно захихикал.





     - Черные бриджи? - изумленно переспросил Хорнблауэр.
     - Естественно.  Черные бриджи,  черные  чулки  и  траурные  повязки,  -
торжественно произнес мистер Паллендер.
     Он был немолод. Седые волосы, обрамляющие внушительных размеров лысину,
были собраны на затылке в хвостик и перевязаны черной лентой, бледно-голубые
старческие  глаза  слезились,  а  кончик длинного носа  не  то покраснел  от
холода, не то всегда был такой.
     Хорнблауэр записал, что понадобятся черные бриджи, чулки и повязки, про
себя  же  отметил,  что все  это,  неизвестно,  на  какие  деньги,  придется
раздобыть и для себя.
     -  Предпочтительно  было бы,  -  продолжал  мистер  Паллендер,  -  чтоб
процессия прошла через  Сити в  полдень.  Тогда у населения  будет  довольно
времени собраться, а подмастерья успеют поработать с утра.
     - Этого я обещать не могу, - сказал Хорнблауэр. - Все будет зависеть от
приливно-отливных течений.
     - От течений, капитан Хорнблауэр? Не  забывайте, речь идет о церемонии,
к которой глубокий интерес проявляют двор и лично Его Величество.
     -  И все же она  будет  зависеть от приливно-отливных течений, - сказал
Хорнблауэр. - И от ветра тоже.
     -  Вот  как? Его  Величество будет  крайне  недоволен, если к его  идее
отнесутся без должного внимания.
     - Понимаю, - сказал Хорнблауэр.
     Он хотел было заметить: хоть Его Величество и правит волнами, приливы и
отливы столь же неподвластны его воле, как неподвластны были его знаменитому
предшественнику,  королю  Кануту [Король  Англии начала XI  в.  По преданию,
Канут, желая высмеять  льстивых придворных,  которые утверждали,  что власть
его безгранична, приказал морю не переступать  черту на берегу, где он сидел
в  высоком кресле. Волна прилива нахлынула  и намочила одежды льстецов.], но
решил  воздержаться.   Мистер  Паллендер   вряд  ли  захочет  смеяться   над
ограниченностью  королевской  власти.  Хорнблауэр  счел  за  лучшее  принять
торжественный тон мистера Паллендера.
     - Поскольку дата церемонии еще не назначена, - сказал он, - можно будет
выбрать наиболее благоприятный в отношении прилива день.
     - Думаю, да, - неохотно согласился мистер Паллендер. Хорнблауэр отметил
на листке, что надо будет как можно скорее справиться с таблицей приливов.
     -  Лорд-мэр, -  продолжал  мистер  Паллендер, - лично присутствовать не
будет. Он пришлет представителя.
     - Ясно.
     Хорошо  хоть, что не придется отвечать за особу  лорд-мэра, но утешение
слабое - на церемонию  прибудут восемь старших адмиралов и  за них  отвечать
придется.
     - Вы категорически отказываетесь от бренди? - спросил мистер Паллендер,
легонько подталкивая графин.
     - Да, спасибо.
     Хорнблауэр не имел  ни  малейшего желания пить бренди в первой половине
дня, зато теперь он узнал, отчего у мистера Паллендера  красный  нос. Мистер
Паллендер отхлебнул, потом продолжал:
     - Теперь касательно  пушечных салютов... По пути следования процессии в
пятнадцати пунктах будут установлены пушки, и они должны будут  салютовать с
минутными  интервалами - Его Величество лично будет слушать, чтоб  салют был
точно выверен  во времени.  Хорнблауэр записывал. В процессии примут участие
тридцать восемь шлюпок и  барок. Их надо собрать  в коварном  устье Темзы  у
Гринвича, выстроить по порядку, провести к ступеням Уайтхолла и  распустить,
передав  тело   почетному  караулу,   который   будет   сопровождать  его  к
Адмиралтейству  -  там оно  пролежит ночь  перед  заключительным шествием  к
собору св. Павла.
     -  Не  могли  бы  вы  сказать  мне, сэр,  -  спросил Хорнблауэр,  - что
представляют из себя эти церемониальные барки?
     И  тут же пожалел о своем  вопросе. Мистер Паллендер изумился,  как это
можно  не  знать  церемониальных  барок,   но  напрасно  Хорнблауэр  пытался
разузнать у него, как эти барки ведут  себя в неспокойных водах, или хотя бы
сколько у них весел.  Хорнблауэр понял, что  чем раньше он испытает  одну из
этих барок в сходных с  требуемыми условиях, засекая время на каждом участке
пути, тем лучше.  Он  исписывал лист за листом, а  мистер Паллендер  излагал
самое   важное  -   порядок  следования  шлюпок,   состав  участников   (вся
Геральдическая   Коллегия,   включая   герольдмейстера   и   самого  мистера
Паллендера,  герцоги  королевской крови и  адмиралы,  главный  плакальщик  и
сопровождающий  его   паж,  специальные   служители,   идущие  за  гробом  и
поддерживающие концы покрова, семья усопшего). Посадка в шлюпки и высадка на
берег перечисленных особ должна  сопровождаться  почестями, соответствующими
их сану.
     -  Спасибо,  сэр, -  сказал  Хорнблауэр наконец,  собирая  записи. -  Я
немедленно начну приготовления.
     -  Премного вам  обязан,  сэр,  -  сказал  мистер Паллендер. Хорнблауэр
удалился.
     Предстоящая операция  требовала не  меньшей  тщательности,  чем высадка
Аберкромби на египетское побережье  [Аберкромби, Ральф,  английский  генерал
(1734 - 1801), командовал 18-тысячным десантом, посланным против Наполеона в
Египет.] - только тому не осложняли дело  приливы. Тридцать восемь шлюпок  с
командой  и гребцами, почетные караулы, плакальщики и официальные лица - под
командованием  Хорнбла-уэра окажется  не менее тысячи офицеров и матросов. А
когда он  получил наконец церемониальную барку из рук рабочих, прилаживавших
к ней гербы, то вовсе приуныл. Это  оказалась большая неуклюжая посудина, не
намного  меньше  и  ничуть  не маневреннее  грузового  лихтера. Сиденья  для
двенадцати  гребцов  располагались на  открытом  баке, а все пространство от
середины судна до кормы занимал огромный закрытый балдахином  помост. Барка,
предназначенная  для  перевозки  Тела (мистер  Паллендер  явно поизносил это
слово  с большой  буквы)  и  вовсе сверху  донизу  убрана  плюмажами  -  она
подхватит ветер,  как грот фрегата. На эту барку надо будет определить самых
сильных гребцов  -  а под балдахином  на всякий случай спрятать замену.  Но,
поскольку  барка  будет возглавлять процессию, важно не перестараться. Нужно
точно рассчитать время - вверх по реке  с приливом, чтоб  прибыть к ступеням
Уайтхола  в точности ко времени стояния прилива  и отлива -  тогда требуемые
маневры можно будет провести с  наименьшим  риском,  и двинуться  обратно  с
отливом, отпуская по дороге барки и команду.
     - Дорогой, - сказала ему Мария (разговор  происходил в  спальне). - Мне
кажется, ты меня не слушаешь.
     - Извини, дорогая. -  Хорнблауэр оторвался  от  разложенных  перед  ним
бумаг. Он продумывал, как обеспечить основательный завтрак для тысячи людей,
которые в течение всего последующего дня вряд ли смогут подкрепиться.
     -  Я  рассказывала  тебе,  что  сегодня  поговорила  с  повитухой.  Она
произвела на меня хорошее впечатление. С завтрашнего дня она свободна. Живет
она на соседней  улице  так  что не  придется поселять ее у нас.  Это  очень
кстати - ты ведь знаешь, как у нас мало денег, Горацио.
     - Да, дорогая, - сказал Хорнблауэр. - Черные бриджи еще не приносили?
     Переход  от  ожидаемых  родов  к  черным бриджам  был  для  Хорнблауэра
совершенно естественным - через деньги  - но Мария увидела в этом только его
бесчувственность.
     - Неужели тебе  бриджи важнее,  чем твой ребенок? - воскликнула она.  -
Или чем я?
     - Любимая, - сказал  Хорнблауэр.  Чтоб успокоить ее,  пришлось положить
перо  и встать. - Мне о стольком  приходится думать.  Не  могу выразить, как
меня это огорчает.
     Он ничуть  не кривил душой. Не только  весь  Лондон - вся  Англия будет
наблюдать за процессией. Оплошности ему  не простят. Но пришлось взять Марию
за руки и утешить.
     - Дорогая,  - сказал он, с  улыбкой  глядя  ей в глаза, - ты для меня -
все. Для меня нет в мире ничего, важнее тебя.
     - Хотела бы я в  это верить, - сказала Мария. Он крепче сжал ее руки  и
поцеловал их.
     - Что мне сказать, чтобы ты поверила? - спросил он, - Что я люблю тебя?
     - Мне было бы приятно это услышать, - сказала Мария.
     - Я люблю  тебя, дорогая,  -  сказал  он,  но поскольку  она  так  и не
улыбнулась, добавил: - Я люблю тебя даже сильнее, чем новые черные бриджи.
     - Ox! - сказала Мария.
     Ему  пришлось продолжать, чтоб наверняка донести  до нее  свою шутливую
нежность.
     - Сильнее, чем тысячу черных бриджей, - сказал он.
     - Можно ли требовать большего?
     Она улыбнулась, высвободила руки и положила их ему на плечи.
     - Этот комплимент я должна буду хранить вечно? - спросила она.
     - Это всегда будет так, дорогая, - ответил он.
     - Ты  самый добрый муж на  свете. - Говорила  она искренно  - голос  ее
дрогнул.
     - А ты - самая нежная жена, - сказал он. - Можно мне теперь вернуться к
работе?
     -  Конечно, милый. Конечно. Я такая эгоистка. Но...  но,  милый, я  так
тебя люблю. Я так тебя люблю!
     - Ну, ну, - сказал Хорнблауэр, похлопывая ее по плечу. Быть  может,  он
переживал не меньше нее, но у  него йыли и другие поводы переживать. Если он
что-нибудь упустит, готовя  церемонию, то  останется на половинном жалованье
до конца жизни, и будущему ребенку придется жить в бедности. А тело Нельсона
уже в Гринвиче. Процессия  назначена на послезавтра, когда прилив начнется в
одиннадцать,  и дел еще невпроворот.  Хорнблауэр с  облегчением  вернулся  к
недописанным  приказам. Еще с большим облегчением отправился он на "Атропу",
где тут же с головой окунулся в дела.
     - Мистер Джонс,  вы меня обяжете, прислав  сюда  мичманов и штурманских
помощников. Мне нужно человек шесть с хорошим почерком.
     Каюта стала  похожа на школьный класс: мичманы расселись на принесенных
из  кают-компании табуретках за импровизированными столами с чернильницами и
перьями   и  принялись  переписывать   составленные  Хорнблауэром  черновики
приказов. Сам  Хорнблауэр метался между ними, как белка в колесе, отвечая на
вопросы.
     - Простите, сэр, я не могу прочесть это слово.
     - Простите, сэр, мне начать с  красной строки? Это  тоже способ кое-что
разузнать о своих подчиненных, различить отдельных людей в том,  что  прежде
представлялось  ему безликой  массой. Одним  постоянно  требовалась  помощь,
другие схватывали на лету. Один  особенно тупой  мичман написал  несусветную
чепуху.
     - Черт возьми, - сказал Хорнблауэр, - неужели хоть один сумасшедший мог
бы сказать такое, а тем более написать?
     - Я так понял, сэр, - упорствовал мичман.
     - Господи, помилуй! - в отчаянии воскликнул Хорнблауэр.
     Но у этого мичмана оказался самый красивый почерк, и Хорнблауэр поручил
ему писать начало приказов:

     Его Величества судно "Атропа", в Детфорде
     6 января 1806 года
     Сэр,
     Властью, данной мне Адмиралтейским советом...

     Другие продолжали с этого места, и так выходило  быстрее.  Наконец было
написано девяносто  приказов и их копии, к полуночи их разослали. На  каждую
шлюпку и барку кое-как наскребли  матросов и унтер-офицеров, а также питание
для   них.  Всем   разослали   инструкции:   "Вы  проследуете   семнадцатыми
непосредственно за баркой Главнокомандующего военно-морскими силами в Hope и
непосредственно перед баркой Благочестивой Компании Рыботорговцев".
     В два  часа пополуночи Хорнблауэр в  последний раз  увиделся с мистером
Паллендером. Выйдя от него, он зевнул и решил, что сделал все. Нет, впрочем,
надо произвести одну замену.
     -  Мистер Хоррокс,  вы  со  мной и с телом отправитесь на первой барке.
Мистер  Смайли, вы будете  командовать второй  баркой,  предназначенной  для
главного плакальщика.
     Хоррокс  был самым  тупым  мичманом,  Смайли -  самым  толковым. Вполне
естественно, что Хорнблауэр поначалу решил взять с  собой Смайли, но, воочию
оценив тупость Хоррокса, предпочел приглядывать за ним лично.
     - Есть, сэр.
     Хорнблауэру   показалось,    что    Смайли    рад   вырваться    из-под
непосредственного надзора, и поспешил его огорчить:
     - Вашими пассажирами будут четыре капитана  и восемь  адмиралов, мистер
Смайли, - сказал он,  - включая Адмирала  Флота сэра Питера Паркера  и лорда
Сент-Винсента.
     Радость Смайли мигом улетучилась.
     -  Мистер Джонс, я  попрошу вас  к шести  часам  утра прислать барказ с
матросами к Гринвичскому причалу.
     - Есть, сэр.
     - А сейчас спустите, пожалуйста, мою гичку.
     - Есть, сэр.
     - До пяти я буду в "Георге". Посыльных отправляйте туда.
     У Хорнблауэра оставались и семейные дела: Марии совсем скоро рожать.
     Резкий западный ветер свистел в такелаже. Порывистый, отметил  про себя
Хорнблауэр, выходя на  палубу. Если ветер не стихнет,  барками нелегко будет
управлять. Хорнблауэр спустился в гичку.
     - К Детфордскому пирсу, - приказал  он рулевому и поплотнее закутался в
плащ  -  после жаркой  от свечей,  ламп и множества  людей каюты  ему  стало
холодно. Он прошел по пирсу  и постучался в гостиницу. Окошко рядом с дверью
слегка  светилось,  в его  комнате наверху  тоже  горел свет. Дверь  открыла
хозяйка.
     - А, это вы, сэр. Я думала, повитуха. Я только что послала Дэви за ней.
Ваша супруга...
     - Дайте пройти, - сказал Хорнблауэр.
     Мария в халате ходила по комнате. Горели две свечи, и тени от балдахина
над кроватью зловеще двигались по стене. Хорнблауэр вошел.
     - Милый! - воскликнула Мария. Хорнблауэр обнял ее.
     - С тобой все в порядке, дорогая? - спросил он.
     - Да, н-надеюсь.. Это только что началось, - сказала Мария.
     Они поцеловались.
     -  Милый, - сказала Мария,  - какой  ты добрый,  что пришел. Я... я так
хотела видеть тебя, пока... пока не пришло время.
     - Доброта тут не при чем,  - ответил  Хорнблауэр.  -  Я  пришел  просто
потому, что хотел придти. Я хотел тебя видеть.
     - Но ты так занят. Ведь процессия сегодня?
     - Да, - сказал Хорнблауэр.
     -  И  сегодня же родится наш  ребенок.  Девочка, дорогой?  Или еще один
мальчик?
     - Скоро узнаем,  - сказал  Хорнблауэр. Он знал, кого хочет Мария. - Кто
бы это не был, мы будем любить ее - или его.
     - Будем, - сказала Мария.
     Это слово она выговорила с заметным усилием, лицо ее напряглось.
     - Как ты, дорогая? - озабоченно спросил Хорнблауэр.
     - Всего лишь схватка. - Мария  улыбнулась, но  Хорнблауэр отлично знал,
что улыбка ее вымученная. - Пока они еще идут редко.
     -  Как бы  я  хотел тебе  помочь! - сказал Хорнблауэр, повторяя то, что
говорили до него бесчисленные миллионы отцов.
     - Ты помог мне уже тем, что пришел, милый, - ответила Мария.
     В дверь постучали, и вошла хозяйка с повитухой.
     -  Ну,   ну,  -  сказала  повитуха.  -   Значит,  началось?  Хорнблауэр
внимательно оглядел  ее. Она была  не  особенно  опрятна, но по крайней мере
трезва, и щербатая улыбка казалась доброй.
     -  Мне  надо осмотреть  вас, мэм, -  сказала  повитуха  и  нрибавила: -
Джентльмену придется выйти.
     Мария взглянула на мужа, изо всех сил стараясь держаться бодро.
     - Мы скоро увидимся, - сказал Хорнблауэр с таким же усилием.
     Он вышел из спальни, и хозяйка тут же принялась хлопотать.
     - Может выпьете бренди, сэр? Или стаканчик рому, горяченького?
     - Нет, спасибо.
     - Молодой джентльмен спит. С ним одна из служанок, - объяснила хозяйка.
- Он  не  плакал,  совсем не  плакал,  когда  мы  сносили  его  вниз.  Такой
хорошенький мальчуган, сэр.
     - Да, - кивнул Хорнблауэр. Вспомнив о сыне, он улыбнулся.
     - Вам лучше пройти в гостиную, сэр, - сказала хозяйка. -  Огонь в очаге
еще не погас.
     - Спасибо, - ответил Хорнблауэр и взглянул на часы.
     - Господи, как время бежит.
     - С  вашей супругой все будет  хорошо, - сказала  хозяйка с материнской
нежностью.  -  Ручаюсь,  это будет мальчик.  Я сразу определила  -  по форме
живота.
     - Может быть, вы правы, - ответил Хорнблауэр и опять взглянул на  часы.
Пора одеваться.
     - Теперь  я  вот  о чем  попрошу вас, -  сказал он  и замолчал, пытаясь
отвлечься  от  мыслей о  Марии и  от одолевшей  его  усталости. Потом начал,
загибая пальцы,  перечислять, что нужно принести из спальни. Черные бриджи и
чулки, эполет, парадную треуголку, шпагу и траурную повязку.
     - Я  все принесу, сэр. Можете  переодеться здесь  - в такое время никто
вас не побеспокоит.
     Она ушла и вернулась с охапкой одежды.
     -  Надо же,  совсем вылетело из головы,  что  сегодня похороны, сэр,  -
сказал она. - Всю прошлую неделю только о них и  говорили.  Вот  ваши  вещи,
сэр.
     Она внимательно посмотрела на Хорнблауэра.
     - Вам  стоит побриться,  сэр,  - продолжала она. - Если ваша  бритва на
корабле, можете взять у моего мужа.
     Кажется,  стоит только упомянуть о детях, в каждой  женщине просыпается
мать.
     - Очень хорошо, - сказал  Хорнблауэр. Он переоделся и снова поглядел на
часы.
     - Мне пора  уходить,  -  сказал он. - Не могли бы вы  узнать, можно мне
зайти к жене?
     - Я и так вам скажу, что нельзя, - ответила хозяйка.
     - Вы бы только слышали...
     Видимо, чувства  Хорнблауэра  ясно отразились  на его лице,  потому что
хозяйка поспешно добавила:
     - Через час все кончится, сэр. Не могли бы вы подождать?
     - Подождать? - повторил  Хорнблауэр, снова  глядя  на  часы.  - Нет, не
могу. Я должен идти.
     Хозяйка от свечи на камине зажгла его фонарь.
     - Боже милостивый, - сказала она. - Вы  прямо как картинка. Но на улице
холодно.
     Она застегнула верхнюю пуговицу его плаща.
     - Не хватало вам простудиться. Ну вот. Главное, не волнуйтесь.
     Хороший совет, думал  Хорнблауэр, шагая вниз к реке, но самому  лучшему
совету иногда нелегко  последовать.  Он  увидел свет на  шлюпке  у причала и
какое-то  шевеление в ней.  Видимо, команда  гички  поручила кому-то  одному
поджидать капитана, остальные же примостились вздремнуть, где  придется. Им,
конечно, тесно и неудобно, но  все равно лучше, чем ему. Хорнблауэр, дай ему
такую возможность, заснул бы на ватерштаге "Атропы". Он шагнул в гичку.
     - Вниз по  реке, - приказал он рулевому. На Гринвичской набережной было
совершенно  темно,  январский  рассвет  еще не думал  начинаться. Устойчивый
ветер дул  с запада. Днем он, вероятно, усилится.  На набережной Хорнблауэра
остановил громкий окрик.
     - Свой,  - сказал  Хорнблауэр, распахивая плащ, чтоб фонарь осветил его
мундир.
     - Приблизьтесь и назовите пароль!
     - Вечная  память, - сказал Хорнблауэр. Он сам выбрал этот пароль - одна
из тысячи мелочей, которые надо было предусмотреть вчера.
     - Проходите. Все  в порядке,  - сказал часовой. Это был ополченец  - на
время, пока тело лежит в Гринвиче, пришлось повсюду расставить часовых, чтоб
публика не забредала, куда не положено. Госпиталь был освещен,  и оттуда уже
слышался шум.
     - Губернатор  одевается, сэр, - сказал  одноногий лейтенант. - Мы ждем,
что официальные лица начнут прибывать в восемь.
     -  Да, -  сказал Хорнблауэр.  -  Я  знаю.  Он  сам составил расписание.
Государственные сановники  и высшие флотские офицеры  прибудут по  дороге из
Лондона,  чтобы  сопровождать  тело  по  воде.  А вот и само  тело, в гробу,
помост,  на котором  стоит гроб,  укрыт флагами, трофеями  и геральдическими
значками. А  вот и  губернатор, хромающий от ревматизма, его лысина  сияет в
свете ламп. - Доброе утро, Хорнблауэр.
     - Доброе утро, сэр.
     - Все готово?
     - Да, сэр. Но ветер с запада, и свежий. Он будет сдерживать нас.
     - Боюсь, что так.
     - Он, конечно, замедлит продвижение процессии, сэр.
     - Конечно.
     - Раз так,  сэр, вы бы премного меня обязали, проследив по возможности,
чтоб плакальщики отправились вовремя. Задерживаться нельзя никак.
     - Постараюсь, Хорнблауэр. Но  я  не могу  торопить Адмирала Флота. Я не
могу торопить лорда Сент-Винсента. Я  не  могу торопить лорд-мэра - ни  даже
его представителя.
     - Понимаю, это будет очень трудно, сэр.
     - Я постараюсь, Хорнблауэр. Но все равно они должны будут позавтракать.
     Губернатор  указал  на   соседнюю  комнату,  где  матросы  с  траурными
повязками накрывали на  стол под присмотром одноногого лейтенанта. На буфете
уже стояли  пироги, ветчина, запеченное мясо, на ослепительно белой скатерти
- серебряные приборы.  На маленьком буфете надежный унтер-офицер  расставлял
графины и бутылки.
     -  Хотите  подкрепиться?  -  спросил губернатор. Хорнблауэр взглянул на
часы - это уже вошло у него в привычку.
     - Спасибо, сэр. У меня есть три минуты. Приятно было поесть, тем более,
что  он  на это  совсем  не рассчитывал.  Приятно было проглотить  несколько
кусочков  ветчины,  которые иначе отправились бы в желудок адмирала Паркера.
На  глазах у изумленного  унтер-офицера  Хорнблауэр  запил  ветчину стаканом
воды.
     - Спасибо, сэр, - сказал он губернатору, - теперь мне пора идти.
     - До свиданья, Хорнблауэр. Удачи вам.
     На набережной уже начинало  светать  - достаточно, чтоб, по определению
Магомета, отличить черную нитку от белой. Река кишела разнообразными мелкими
судами. Ветер Доносил плеск весел и отрывистые морские команды. Вот шлюпка с
"Атропы", на корме ее Смайли и Хоррокс, здесь жe дежурные шлюпки. Прибыл еще
один отряд матросов.
     Начинался горячий денек. Да, горячий. Надо было распределить команду по
тридцати восьми шлюпкам,  расставить их  по порядку, растянув на целую милю.
Нашлись  дураки,  неправильно  понявщие  приказы,  и  дураки,  вовсе  их  не
понявшие.  Хорнблауэр носился на гичке туда-сюда, поминутно вынимая часы,  в
довершение ко  всему,  торговцы грогом  уже  шныряли в своих лодчонках между
шлюпками и, очевидно, заключили из-под полы не одну сделку - то  там, то сям
Хорнблауэр замечал красные носы и дурацкие усмешки. Хоррокс, на погребальной
барке, не рассчитал, подходя к причалу - неуклюжее судно, подгоняемое ветром
и  течением,   с  громким  треском  врезалось  правой  раковиной  в  причал.
Хорнблауэр открыл было  рот  чтоб  выругаться, но сдержался.  Если  орать по
всякому  поводу,  скоро  потеряешь  голос.   Достаточно   было   метнуть  на
несчастного  Хоррокса  гневный взгляд.  Здоровенный  детина  сник  под  этим
взглядом и тут же принялся орать на гребцов.
     Надо признать, что церемониальные  барки представляли собой, на  взгляд
моряка,  душераздирающее зрелище. Двенадцати  весел  с трудом хватало,  чтоб
удерживать  на курсе более чем  сорокафутовую посудину, а громадные кормовые
каюты действовали,  как хорошие паруса. Хорнблауэр оставил Хоррокса мучиться
со своей баркой  и опять шагнул в гичку. Они  прошли вниз по  течению, потом
вверх. Вроде все в порядке.
     Хорнблауэр опять вышел  на набережную, и, глядя на воду, убедился,  что
отлив кончился. Поздновато,  конечно,  но  все  равно  хорошо.  Из госпиталя
долетел  высокий и  чистый  звук трубы. Немузыкальному уху  Хорнблауэра  эти
звуки  не  говорили  ничего,  но  достаточно  было  их  услышать.  Ополченцы
выстроились  вдоль  дороги  от  госпиталя  до  набережной,  и  из  госпиталя
выступили сановники, попарно, впереди наименее важные. Шлюпки и барки начали
подходить  к причалу в  обратном  порядке  номеров  -  какого  труда  стоило
Хорнблауэру  втолковать  это  унтер-офицерам,   командующим  шлюпками.  Взяв
пассажиров, они выстраивались на реке, восстанавливая прежний порядок.  Одна
или две  шлюпки все-таки подошли не в очередь,  но сейчас это  некогда  было
исправлять. Сановников, не давая им возразить,  теснили в  чужие шлюпки. Все
более важные лица прибывали на причал.
     - Герольды и помощники герольдов,  среди  них  мистер  Паллендер. А вот
наконец  и главный плакальщик  - Адмирал  Флота сэр  Питер  Паркер,  за  ним
Блэквуд в  качестве  пажа несет  край мантии,  за ним  восемь  адмиралов,  с
печальными - как предписывает устав -  выражениями лиц. Может быть, лица  их
печальны и не только по уставу. Хорнблауэр смотрел, как все они сели  в свои
шлюпки. Прилив начался, течение стало уже заметным. Дорога каждая минута.
     Оглушительно громыхнула пушка, и Хорнблауэр от неожиданности вздрогнул.
Это начался салют - теперь он не смолкнет, пока тело не положат на временный
отдых в Адмиралтействе.  Для  Хорнблауэра это  означало, что тело вынесли из
госпиталя. Он  помог  сэру  Питеру Паркеру  спуститься  в  барку.  Полковник
выкрикнул приказ, солдаты перевернули ружья прикладами вверх  и замерли -  в
течение  последних  двух дней Хорнблауэр наблюдал,  как они отрабатывают это
движение.  Он  тоже  перевернул шпагу  эфесом  вверх,  стараясь  сделать это
по-военному  четко.  Дня  два назад,  Мария, зайдя в спальню, застала его за
этим упражнением  и  от  души посмеялась.  Барка  плакальщиков  отвалила,  и
Хоррокс  поспешно  подвел   к  причалу   свою.  Подошел  военный  оркестр  -
Хорнблауэру любая музыка казалась невыносимой, но эта, решил он, невыносимей
всех.  У  причала  оркестранты  свернули  направо, открывая дорогу матросам,
которые  медленным  шагом,  с низко  склоненными  головами, тащили орудийный
лафет.  Монотонно  громыхала   пушка  -  уходили  бесценные   минуты.  Лафет
придвинули к краю причала. Перегрузить гроб с лафета на барку было непросто.
До  слуха   Хорнблауэра  донеслись  ругательства   руководившего   погрузкой
унтер-офицера, и он  еле сдержал улыбку  - так мало грубые  слова вязались с
торжественной   обстановкой.  Но  гроб   благополучно   перегрузили,  быстро
принайтовили, и, пока укладывали венки  и флаги, Хорнблауэр подошел к барке.
Он  заставлял  себя  идти  медленно,  склонив  голову  и сохраняя  печальное
выражение лица. Шпагу он держал под мышкой эфесом вверх. С тем же  печальным
лицом он прыгнул на корму, позади навеса.
     - Отваливай! - приказал  он. Салют гремел не смолкая.  Барка отошла  от
причала. Хоррокс повернул румпель, и она вышла на середину реки. Хорнблауэр,
не поднимая  головы, искоса взглянул на  остальную  процессию.  Все  вроде в
порядке. Шлюпки  местами  растянулись, местами  сгрудились - естественно при
таком ветре - но когда они выйдут на середину реки, станет легче.
     - Не торопитесь  пока, -  приказал  Хорнблауэр  Хорроксу,  тот  передал
приказ гребцам. Надо было дать остальным шлюпкам время занять свою позицию.
     Хорнблауэру  хотелось  посмотреть на  часы.  Мало  того, он понял,  что
придется  смотреть  на  них  постоянно,   и  что  он  не  сможет  ежеминутно
вытаскивать  их  из  кармана. Основание  гроба  было совсем  близко. Быстрым
движением он вытащил часы вместе с цепочкой и привесил на гроб - здесь они и
раскачивались, прямо перед его носом. Все хорошо - они задержались на четыре
минуты, но в запасе еще одиннадцать.
     -  Шире  грести, -  приказал он Хорроксу. Теперь  они огибали  поворот.
Стоящие  на  якоре корабли  были  полны  любопытными. Народ  толпился  и  по
берегам,  несмотря  на  удаленность  от  Лондона.  Команда "Атропы",  как  и
приказывал Хорнблауэр, выстроилась  на  реях. Когда процессия приблизилась к
"Атропе", громыхнула ближайшая к корме девятифунтовка - она приняла эстафету
салюта  от  пушки  в  Гринвиче.  Пока  все  хорошо.  Из  всех  неблагодарных
обязанностей,  которые   могут  выпасть   на  долю  флотского  офицера,  эта
представлялась  Хорнблауэру  худшей. Как  бы  безупречно  он ее ни исполнил,
получит ли он хоть какую-нибудь благодарность? Нет, конечно. Никто  - даже в
Адмиралтействе -  не  задумается о  том,  сколько  труда  и  хлопот ушло  на
подготовку  самой  грандиозной в истории Лондона водной процессии в наименее
благоприятных  погодных  условиях.  А вот если что-нибудь пойдет не так, это
увидят сотни тысяч глаз, и сотни тысяч уст осудят виновного.
     - Сэр! Сэр!
     Занавески  с   задней  стороны  каюты  разошлись,  из-за  них  выглянул
озабоченный  матрос,  один  из  сменных  гребцов.  Он так  старался привлечь
внимание, что даже потянул Хорн-блауэра за черные бриджи.
     - Что такое?
     -  Сэр! Мы получили пробоину! Дьявол!  Стоило подумать о неприятностях,
как они начали происходить!
     - Насколько серьезно?
     - Не  знаю, сэр. Но  вода  выше  настила. Потому-то мы и узнали. Быстро
прибывает.
     Значит, это случилось, когда Хоррокс врезался в причал. Отлетела доска.
Уже выше  настила? Они не доберутся во время до ступеней Уайтхолла. Господи,
они могут затонуть посреди реки! Никогда, никогда, никогда Англия не простит
человека, без всяких церемоний затопившего тело Нельсона в грязи у Собачьего
острова.  Выгрузить его на  берег  и заделать  пробоину? Господи,  какой это
будет  позор!  Процессия смешается.  Без  всякого  сомнения,  они  пропустят
прилив, и разочаруют тысячи зрителей, не  говоря уже о Его Величестве. А  на
завтра   назначена   заключительная   церемония  -   перенесение   тела   из
Адмиралтейства  в  собор  св.  Павла.  Герцоги,  пэры,  королевская   семья,
многотысячные  войска, сотни тысяч  жителей должны участвовать в церемонии и
наблюдать  ее.  Затонуть  будет  полным  крахом. Остановиться  будет  полным
крахом.  Нет;  он  может  подойти  к  берегу  и  заняться  ремонтом,  сорвав
сегодняшнюю  церемонию, зато  гроб можно  будет доставить  в  Адмиралтейство
ночью и  завтрашнее погребение состоится. Карьеру Хорнблауэра  это  погубит,
однако это самая надежная полумера. Нет, нет, нет! Ко всем чертям полумеры!
     - Мистер Хоррокс!
     - Сэр!
     -  Я возьму руль. Спускайтесь вниз. Подождите, болван.  Выслушайте меня
прежде.  Оторвите  настил и разберитесь  с  пробоиной. Вычерпывайте  воду  -
шляпами или чем хотите. Найдите пробоину и  заткните, чем  сумеете - рубашку
возьмите у кого-нибудь из матросов. Подождите. Пусть никто не видит,  как вы
вычерпываете. Выплескивайте вот сюда, между моих ног. Ясно?
     - Э... да, сэр.
     - Тогда давайте руль. Спускайтесь. И  если  вы не справитесь, я спущу с
вас шкуру, хотя бы это было последним, что я успею в жизни. Спускайтесь.
     Хоррокс нырнул  за  занавески. Хорнблауэр взялся  за руль и встал  так,
чтоб гроб  не закрывал  ему обзор. Шпагу пришлось выпустить, и, конечно,  не
удалось сохранить печальное  выражение лица, но это было  неважно.  Западный
ветер  дул прямо в лоб, навстречу приливу, поднимая волны. Из-под носа барки
летели брызги, то одно, то другое весло поднимало  фонтан. Быть может, так и
пристало возвращаться домой герою, чье тело  лежало всего в нескольких ярдах
от  Хорнблауэра.  Они  обогнули  изгиб  реки,  свежий ветер с силой ударил в
кормовую надстройку, и баржа начала дрейфовать.
     - Налегай, что  есть мочи!  -  заорал Хорнблауэр,  позабыв  про  всякую
торжественность.
     Гребцы  сжали  зубы  и,  скалясь  от  напряжения,  налегли   на  весла,
выталкивая  упрямую  барку  вперед. Ветер,  дувший прямо навстречу  приливу,
поднимал вполне солидные волны, и барка подпрыгивала на них, то ныряя носом,
то круто идя  вверх, кренясь  из стороны в сторону  словно рыбачий баркас  в
штормовом  море. Трудно было устоять на корме, трудно  было  удержать  курс.
И... Когда барка  наклонилась  носом,  Хорнблауэр  услышал, как  вода  шумно
переливается вперед.
     -  Вы  до сих  пор  не оторвали настил, мистер  Хоррокс?  -  Хорнблауэр
старался говорить под навес, и вместе с тем не нагибаться на глазах у толпы.
     В эту самую минуту раздался треск, и Хоррокс выглянул из-за занавески.
     - Он  был  прочно прибит,  - сказал мичман. - Мне пришлось выворачивать
его рычагом. Мы здорово осели,  и нам в любом случае пришлось бы вычерпывать
воду.
     С гробом и запасными гребцами они неизбежно должны были осесть глубоко.
     - Сколько воды?
     - Пожалуй, больше фута, сэр.
      - Вычерпывайте!
     Не успел  Хоррокс  исчезнуть за занавеской, как оттуда выплеснули шапку
воды,  потом  еще и еще.  Немалая  часть  ее попала на новые  черные  бриджи
Хорнблауэра. Он ругался про себя, но жаловаться не приходилось. Они  подошли
к Бермондси. Хорнблауэр взглянул на часы. Они немного задерживаются, но пока
ничего  страшного.  Риск  пропустить  прилив был  гораздо меньше,  чем  риск
затонуть посреди реки. Хорнблауэр в мокрых штанах переступил  с ноги на ногу
и  оглянулся.  Процессия  не отставала  -  он видел  примерно  половину  ее,
остальная часть  еще  огибала поворот. Еще один поворот впереди, на этот раз
направо. Опять придется идти прямо против ветра.
     Так  и  вышло.  Барка снова запрыгала на волнах. В какой-то  момент она
зарылась  носом и по  палубе прокатилась  масса воды  - внутрь  налилось  не
меньше,  чем   Хоррокс   успел   вычерпать.  Хорнблауэр   снова   выругался,
окончательно позабыв про печальный вид. Он  слышал, как вода переливается по
дну барки. Но из-за занавески по-прежнему выплескивали воду между  -  и на -
ноги Хорнблауэра. Его уже не  беспокоило, что подумает  толпа, видя  как  из
погребальной барки  вычерпывают воду - любой моряк, а они в  толпе наверняка
найдутся, объяснит,  что при таких волнах приходится  вычерпывать без всякой
пробоины. Они обогнули изгиб реки - в какую-то минуту показалось, что  барка
вообще не движется. Но ветер ненадолго стих, и изгиб они обогнули.
     - Вы что, не можете заделать пробоину, мистер Хоррокс?
     - Это  не  просто,  сэр,  -  сказал  Хоррокс,  снова  выглядывая  из-за
занавески. -  Доску  вдавило  внутрь. Нагели  еле держат, сэр. Если я  нажму
слишком сильно...
     - Ладно, очень хорошо. Вычерпывайте дальше. Подойти к берегу? Здесь, за
Тауэром,  было  бы  самое  подходящее  место. Нет, ко всем чертям!  Никогда.
Вычерпывать,  вычерпывать.  Выбрать   такой  курс,  чтоб  наилучшим  образом
использовать течение и ту небольшую защиту от ветра, которую дают стоящие на
якоре корабли -  Хорнблауэр с головой  ушел  в расчеты.  Если б  у него было
время оглядеться, он бы увидел по берегам тысячи зрителей. Если...
     Господи, он  забыл про Марию! Он ушел, когда  она  рожала. Может быть -
скорее всего  - ребенок уже родился. Может  быть... может быть... нет, лучше
об этом не думать.
     Лондонский  мост  с  его   низкими  арками  и  коварными  водоворотами.
Хорнблауэр  уже два дня  назад убедился,  что весла под аркой не помещаются.
Нужно точно рассчитать время; к счастью, мост заслоняет от ветра. Хорнблауэр
выровнял судно, направил его прямо под арку.
     -  Налегай!  -  крикнул  он.  Барка,  подгоняемая  течением и  усилиями
гребцов, понеслась вперед. - Убрать весла!
     К  счастью, все  прошло хорошо. Они проскочили под арку. Ветер налетел,
свистя, но они продолжали  двигаться вперед.  Хорнблауэр  на  глаз  оценивал
расстояние.  Нос  барки,  попав  в  водоворот,  начал  разворачиваться,  но,
главное, он уже вышел из-под арки, хотя сам Хорнблауэр оставался под мостом.
     - Налегай! - заорал он - здесь, под мостом, можно было не думать, какое
впечатление он производит на зрителей.
     Весла  заскрежетали  в  уключинах.  Течение разворачивало барку,  весла
тянули ее вперед - наконец,  руль начал забирать. Водоворот остался  позади.
Вода по-прежнему  лилась  из-за занавески. Бриджи  давно промокли  до нитки.
Хотя вычерпывали быстро, Хорнблауэру не нравилось, как ведет себя барка. Она
какая-то  ленивая,  неповоротливая. Видимо, вода прибывает  быстрее, чем  ее
вычерпывают, и скоро достигнет критической отметки.
     - Гребите! - крикнул он,  и,  оглянувшись,  увидел, как барка с главным
плакальщиком  выскальзывает  из-под моста.  За  поворотом  виднелись  церкви
Стрэнда - ни один  потерпевший крушение моряк  не  испытывал такой  радости,
видя парус.
     - Воды почти до банок, сэр, - сказал Хоррокс.
     - Вычерпывайте, черт вас раздери!
     Сомерсет-хауз,  еще  один  поворот  -  тут мель - и  ступени Уайтхолла.
Хорнблауэр помнил  приказы,  которые  сам  и  составил  после  обсуждения  с
мистером Паллендером. Погребальная  барка  должна была дойти до Сюррея, чтоб
пять следующих подошли  к ступеням  и выгрузили своих пассажиров.  Те должны
были выстроиться, и лишь после того погребальная барка подошла бы к пристани
и выгрузили гроб. Но не с водой по самые банки! Не на барке, которая вот-вот
затонет прямо под ногами! Хорнблауэр обернулся. Смайли стоял на корме второй
барки,  склонив голову, как  и было ему  предписано. Но, к  счастью, рулевой
заметил и привлек внимание Смайли. Хорнблауэр жестами приказал остановиться.
Ему  пришлось повторить  свой жест,  лишь после этого Смайли понял и кивнул.
Хорнблауэр повернул румпель влево и барка неохотно двинулась  к берегу. Надо
ее развернуть - нет, при таком ветре и почти  полном  стоянии  прилива лучше
подойти к  пристани  носом  против течения  реки. Хорнблауэр выровнял  руль,
оценивая расстояние, и барка подошла к ступеням.
     - Суши весла!
     Слава Богу, они у причала! Вот и герольд в плаще и  при регалиях, рядом
с ним флотский офицер, начальник эскорта.
     - Сэр!  - запротестовал герольд  так страстно, как  только дозволял ему
печальный вид. - Вы нарушили приказ. Вы...
     - Заткнитесь!  -  заорал  Хорнблауэр, потом флотскому офицеру: - Быстро
сносите гроб на берег.
     Гроб  снесли  настолько  быстро,  насколько  позволяла  торжественность
обстановки. Хорнблауэр встал рядом с ним, склонив голову, шпагу держа эфесом
вверх.  Он облегченно вздохнул, увидев из-под опущенных  бровей,  как барка,
освободившись от груза, заметно приподнялась над водой. Не поднимая  головы,
он быстро выговорил:
     - Мистер  Хоррокс!  Отведите барку вон к тому причалу. Быстро!  Найдите
брезент, заделайте течь снаружи. Вычерпайте воду. Ну, давайте.
     Барка  отошла от ступеней. Хоррокс не  преувеличивал, говоря, что  вода
дошла до  банок.  Смайли,  не дожидаясь  приказа,  подвел  к ступеням  барку
главного плакальщика,  и Хорнблауэр, не забывая ступать  медленно, отошел  с
дороги.  Один   за  другим  высаживались  сэр  Питер  Паркер   с  Блэквудом,
Корнваллис,  Сент-Винсент.  Сент-Винсент,   на  раздутых   подагрой   ногах,
ссутуленный, со  склоненной головой, еле дождался, пока выйдет на ступени, и
сразу начал браниться, почти не разжимая губ.
     -  Какого  дьявола, Хорнблауэр?  - прошипел  он. -  Вы что, собственных
приказов не читали?
     Хорнблауэр прошел с ним несколько шагов - ступая медленно и печально.
     - Мы  получили пробоину, сэр, простите, милорд, - сказал он, тоже почти
не разжимая губ. - Мы чуть не затонули. Надо было торопиться.
     - Ха! - сказал Сент-Винсент. - Ладно, очень хорошо. Напишите рапорт.
     - Спасибо, милорд, - ответил Хорнблауэр.
     Он остановился и  стоял, склонив  голову, с  перевернутой шпагой,  пока
другие  плакальщики  проходили  мимо  него.  Церемония   шла  не  вполне  по
намеченному,  но  она  шла. Хорнблауэр  пытался стоять, как  статуя, хотя ни
одной статуе еще не  приходилось стоять в мокрых до нитки штанах. Он едва не
вздрогнул,  вспомнив про Марию.  Если б  он  только знал! И  снова  чуть  не
вздрогнул. Часы!  Они  все  еще висели  на гробе,  который уже поставили  на
катафалк.  Ладно,  сейчас никак до них не добраться. И никак не  узнать  про
Марию. В мокрых штанах стоять ему было холодно.





     Часовой у входа в Адмиралтейство был смущен, но непреклонен.
     - Простите,  сэр, но приказано никого  не пущать, будь он хошь адмирал,
сэр.
     -  Где  дежурный  унтер-офицер?  - спросил Хорнблауэр.  Унтер-офицер по
крайней мере согласился выслушать.
     - У нас приказ, сэр, - тем не менее сказал он. - Никак не могу, поймите
меня, сэр.
     Ни один флотский  унтер-офицер не откажет по своей воле капитану, пусть
и с менее чем трехлетним стажем.
     Хорнблауэр узнал лейтенанта, проходившего невдалеке.
     - Брейсгедл! - окликнул он.
     Брейсгедл  тоже   когда-то  был  мичманом  на  "Неустанном",  и  они  с
Хорнблауэром пережили вместе немало отчаянных  приключений.  Теперь он носил
лейтенантский  мундир с  аксельбантами,  означавшими  его  принадлежность  к
штабу.
     - Здравствуйте, сэр, - сказал он, подходя. Они обменялись рукопожатиями
и оглядели друг друга, как люди, встретившиеся после долгих лет, проведенных
на войне.  Хорнблауэр рассказал  про  часы  и спросил разрешения  сходить за
ними. Брейсгедл сочувственно присвистнул.
     - Плохо дело, - сказал он. - Если б не старик Джерви, я бы рискнул.  Но
это его личный  приказ. У меня нет ни малейшего  желания до конца своих дней
просить милостыню на паперти.
     Под "Джерви"  Брейсгедл  разумел  адмирала  лорда Сент-Винсента  -  тот
недавно снова  стал  первым  лордом  Адмиралтейства. Когда-то  он был  сэром
Джоном Джервисом, чья строгость наводила ужас на весь флот.
     - Вы его флаг-адъютант? - спросил Хорнблауэр.
     -  Именно, -  ответил  Брейсгедл. - Бывают должности и полегче. Я лично
предпочел бы  командовать пороховой баржей  в  аду. Впрочем, это от меня  не
уйдет. Когда я отслужу срок  своего рабства у Джервиса, мне предложат именно
эту должность.
     - Значит, я должен распрощаться со своими часами, - сказал Хорнблауэр.
     -  Даже  не поцеловавшись с ними на прощанье, - подхватил  Брейсгедл. -
Зато в будущие годы, посещая склеп в соборе св. Павла, вы сможете взирать на
могилу героя с удовлетворением, зная, что часы ваши покоятся вместе с ним.
     Это окончательно вывело Хорнблауэра из себя.
     -  Ваш  юмор  часто  неуместен, мистер  Брейсгедл, - сказал  он. -  Вы,
по-видимому,  забыли, что между  нами существует разница в чине, обязывающая
вас, как младшего по званию, к большей почтительности.
     Не  успел Хорнблауэр договорить, как уже пожалел о сказанном.  Он любил
Брейсгедла, их по-прежнему связывали воспоминания о пережитых опасностях и о
том, как весело балагурили  они мичманами. Да, по счастливой  случайности он
обогнал Брейсгедла по службе.  Тем более некрасиво пользоваться этим,  чтобы
обидеть  старого  друга  - а  он несомненно его  обидел - единственно, чтобы
сорвать на ком-нибудь свою злость.
     Брейсгедл вытянулся во фрунт.
     - Прошу прощения, сэр, - сказал он. - Я забылся. Надеюсь, вы не сочтете
это за обиду, сэр.
     Оба офицера  некоторое  время смотрели друг на друга,  потом  Брейсгедл
встал посвободнее.
     - Я еще не  сказал, как я сожалею о  ваших часах, сэр, - сказал он. - Я
искренно вам сочувствую. Честное слово, сэр.
     Хорнблауэр  хотел  было  произнести что-нибудь  примиряющее,  когда  за
спиной Брейсгедла  выросла  еще  одна  фигура  -  массивная,  нескладная,  в
парадном  мундире  с  золотым шитьем. Из-под  густых  белых  бровей  адмирал
Сент-Винсент  смотрел  на  двух офицеров.  Хорнблауэр  козырнул, и Брейсгедл
догадался, что начальник - у него за спиной.
     -  О  чем сожалеет  этот  молодой  человек,  а,  Хорнблауэр? -  спросил
Сент-Винсент.
     Хорнблауэр  вкратце объяснил, почти не спотыкаясь в этот раз  на  слове
"милорд".
     -   Я  рад,  что  мистер  Брейсгедл  исполняет  мой  приказ,  -  сказал
Сент-Винсент. -  Не  то  сюда  мигом  набились  бы зеваки.  Но вам,  капитан
Хорнблауэр, я даю персональное разрешение войти.
     - Спасибо, милорд. Премного благодарен.
     Сент-Винсент  заковылял  было  прочь,  но  остановился  и  осмотрел  на
Хорнблауэра  пристальнее,  чем прежде.  -  Вас  представляли Его Величеству,
молодой Хорнблауэр?
     - Нет, сэр... милорд.
     - А следовало бы.  Каждый  офицер должен  засвидетельствовать  почтение
своему королю. Я сам вас представлю.
     Хорнблауэр подумал о жене, о новорожденном, о корабле Детфорде. Подумал
про  мокрый  мундир, который придется отутюжить  до  неимоверной  гладкости,
прежде  чем в  нем можно будет  показаться  при  дворе.  Подумал о  богатых,
знатных  и могущественных  завсегдатаях  королевских  приемов, и понял,  что
окажется там  не к месту, будет все время сознавать это  и потому  мучиться.
Можно  найти   предлог  и   отказаться.  Но...  но  это  новое  приключение.
Препятствия, о которых он только что думал, бросали ему вызов, уклониться от
которого не позволяло самолюбие.
     -  Спасибо,  милорд, - сказал  он,  судорожно ища  в памяти  подходящие
слова. - Большая честь для меня. Буду премного вам обязан.
     - Ладно, договорились. Завтра  у нас понедельник? Приемы по  средам.  Я
отвезу вас в своем экипаже. Будьте здесь в девять.
     - Есть, сэр... милорд.
     - Проводите  мистера  Хорнблауэра внутрь,  мистер  Брейсгедл,  - сказал
Сент-Винсент и заковылял прочь.
     Брейсгедл провел  Хорнблауэра в Адмиралтейство. Часы по-прежнему висели
на  гробе,  там, куда он их  повесил. Он с  облегчением  отцепил  их и пошел
обратно. У входа он остановился и  протянул  Брейсгедлу  руку. Пока  длилось
рукопожатие, Брейсгедл смотрел на него, как бы что-то обдумывая.
     - Значит до двух склянок дополуденной вахты послезавтра, сэр, -  сказал
он, с легким ударением на слове "дополуденной".
     - Да,  тогда  и  увидимся, -  сказал  Хорнблауэр.  Он пошел к  ступеням
Уайтхолла, думая о более неотложных делах. Но, начав по привычке продумывать
планы  на  ближайшие два  дня,  он  вспомнил  это  слово  -  "дополуденной".
Брейсгедл  избавил Хорнблауэра  от  одного лишнего беспокойства - не позднее
завтрашнего утра тот начал  бы мучиться сомнениями,  на  утро или  на  вечер
назначил ему Сент-Винсент.
     Отлив уже шел: по обе стороны реки виднелись темные полосы грязи. Возле
Ламбетской  пристани  стояла  погребальная  барка,  Хоррокс  и  его  матросы
протаскивали под  днище  брезент.  Остальные суденышки,  принимавшие участие
процессии, были разбросаны повсюду. Хорнблауэр  с радостью увидел у ступеней
свою гичку. Он шагнул  в нее,  взял  рупор и приступил  к следующему  делу -
распустить  суда  в соответствии с приказами, которые  сам вчера и составил.
По-прежнему дул порывистый ветер, но, поскольку  шел отлив,  сильных волн не
было.  Единственную   новую  сложность  создавали   многочисленные  лодочки,
заполнившие   реку  -   это   любопытные   торопились  поближе   рассмотреть
церемониальные барки.
     Олдермены  и   представители   городских  компаний,  герольдмейстеры  и
адмиралы  давно разошлись  по  домам  обедать, и  январские  сумерки  начали
сгущаться, прежде чем Хорнблауэр отпустил в Гринвиче последних  подопечных и
приказал грести к Детфордскому пирсу. Усталый, голодный и замерзший добрался
он до "Георга". Этот день казался бы ему целой неделей, если б он не помнил,
что  только сегодня утром расстался с Марией,  у  которой начинались родовые
схватки.
     Первым, кого  он встретил  в  "Георге",  был  хозяин. Хорнблауэр прежде
видел его мельком раз или два - он был совершенно незаметен в доме, где всем
заправляла хозяйка.
     - Как моя жена? - спросил Хорнблауэр. Хозяин моргнул.
     - Не знаю, сэр, - сказал он. Хорнблауэр нетерпеливо  повернулся прочь и
взбежал по  лестнице. Взявшись за ручку двери, он замер. Сердце его отчаянно
колотилось.  Потом он услышал внутри  голоса и  открыл дверь. Мария  лежала,
откинувшись на подушки, повитуха что-то делала  у окна. Свеча слабо  озаряла
лицо Марии.
     - Горри! - воскликнула Мария. В голосе ее звучало радостное изумление.
     Хорнблауэр взял ее за руку.
     - Все в порядке, дорогая? - спросил он.
     - Да, - ответила Мария.
     Она  подставила губы  и тут же -  не  успел  он ее поцеловать -  повела
глазами к плетеной корзине, помещавшейся на столике у кровати.
     - Девочка, милый, - сказала она, - наша девочка.
     - И прелестная, притом, крошка, - добавила повитуха. Хорнблауэр  обошел
кровать  и заглянул в  корзину.  Он увидел крошечную фигурку  в  одеяле - он
совсем забыл, до чего же малы новорожденные  -  и красное сморщенное личико,
карикатуру  на человеческое  лицо. Он внимательно всмотрелся  в это  личико.
Крохотные губки раскрылись и испустили слабый писк - в сравнении с ним крики
маленього  Горацио,  которые  Хорнблауэр   прекрасно  помнил,  показался  бы
басистым ревом.
     - Она  красавица, - галантно  сказал Хорнблауэр. Писк не смолкал, и над
краем корзины появились крохотные сжатые кулачки.
     - Наша маленькая Мария, -  сказала  жена. - Я  уверена,  волосики у нее
будут виться.
     -  Ну,  ну, -  сердито вмешалась повитуха.  Это относилось не к смелому
предсказанию,  а к тому,  что  Мария,  желая  взглянуть на  ребенка,  начала
приподниматься на локте.
     - Если она вырастет  такой,  как ее  мать, - сказал  Хорнблауэр,  -  то
станет лучшей из всех дочерей. Мария улыбнулась ему и опустилась на подушки.
     - Маленький Горацио внизу, - сказала она. - Он видел свою сестренку.
     - И как она ему понравилась?
     - Он заплакал, когда заплакала она, - ответила Мария.
     - Пойду посмотрю, как он, - предложил Хорнблауэр.
     - Сходи,  пожалуйста, -  сказала Мария, однако удержала его  рукой. Он,
наклонившись, поцеловал ее в тыльную сторону ладони.
     -  Я безмерно  счастлив,  что  у тебя все  хорошо,  дорогая,  -  сказал
Хорнблауэр, уходя.
     Он спустился в гостиную и стоял, не зная куда идти. Из кухни высунулась
хозяйка.
     -  Маленький   джентльмен  здесь,  сэр,  -  сказала  она.  -  Заходите,
пожалуйста.
     Маленький Горацио сидел на  высоком стуле. При виде отца он  расцвел  -
ничего более лестного Хорнблауэр в жизни не испытывал - и запрыгал на стуле,
размахивая зажатой в кулаке коркой.
     -  Ах ты!  Как заулыбался, что  папочка  пришел!  -  сказала  хозяйка и
заколебалась, прежде чем предложить почти немыслимое:  - Ему скоро ложиться,
сэр. Хотите пока поиграть с ним, сэр?
     - Да, - сказал Хорнблауэр.
     - Ну, малыш! - воскликнула хозяйка. -  Папочка сейчас с тобой поиграет.
Пошли на ручки. Маленькая гостиная сейчас свободна,  сэр.  Сюда, сэр. Эмили,
принеси капитану свечу.
     Очутившись  на полу, маленький Горацио задумался, выбирая, какой способ
передвижения  более  пристал  почти  годовалому  человеку.  На четвереньках,
конечно, быстрее. С  другой  стороны, держась  за ножку стула, можно встать.
Это он  наконец и выбрал, и улыбка,  осветившая  его лицо, показывала, какое
удовольствие  ему доставил этот процесс. С  неимоверным трудом он повернулся
спиной к стулу, выпустил ножку и шагнул к отцу. Закончив шажок, он закачался
на  широко  расставленных  ногах,  и  шагнул  снова. До  сих  пор  ему редко
удавалось сделать шаг,  не шлепнувшись  на  пол.  Этот слог, которые он  все
время повторяет - похоже на "па" - неужели он пытается сказать "папа"?
     Это  снова  было  счастье,  мимолетное,  неуловимое  -  смотреть,   как
маленький сын с лучистой улыбкой идет к тебе неуверенными шажками.
     - Иди к папе, -  сказал  Хорнблауэр,  протягивая руки. Улыбка сменилась
хитрой гримаской,  и на четвереньках  маленький Горацио  галопом понесся  по
комнате.  Хорнблауэр  побежал  за ним,  подхватил,  поднял в  воздух.  Малыш
зашелся от  смеха.  Простое, чудесное удовольствие - и тут Хорнблауэр, держа
брыкающегося  ребенка  на  вытянутых  руках, вспомнил,  как висел  на вантах
"Неустанного", когда  упала бизань-мачта,  а  он был на марсе. Его сын  тоже
узнает опасность и... и страх - позже, когда  вырастет. Нет, пусть эта мысль
не  омрачает теперешнее счастье.  Хорнблауэр  опустил  ребенка на пол, потом
снова поднял  на  вытянутых руках -  успех, судя по счастливому  хохоту, был
сногсшибательный.
     Постучавшись, вошла хозяйка.
     - Какие  мы большие! - сказала она. Хорнблауэр постарался не смутиться,
что  его  поймали за  тем,  как  он  явно  наслаждается  игрой с собственным
ребенком.
     - Не знаю, что  на меня нашло,  -  сказала хозяйка. -  Совсем  позабыла
спросить, хотите ли вы ужинать.
     - Ужинать? - повторил Хорнблауэр. Последний раз он ел в Гринвиче.
     - Яичницу с ветчиной? - спросила хозяйка. - Вареного мяса?
     - И того, и другого, пожалуйста, - ответил Хорнблауэр.
     -  Я  мигом,  -  сказала   хозяйка.  -  Позанимайтесь  пока  с  молодым
джентльменом.
     - Я должен подняться к миссис Хорнблауэр.
     - Еще десять минут она без вас проживет, - весело сказала хозяйка.
     Яичница с  ветчиной  божественно благоухала.  Эмили понесла  маленького
Горацио  в постель,  Хорнблауэр с аппетитом принялся  за еду. Яичница, потом
холодное  мясо  с  маринованным  луком  и  кружка  пива.  Еще  одно  простое
удовольствие - наесться вволю и даже немного больше. Обычно он строго следил
за собой,  к обжорству же относился с презрением, и потому мысль, что он ест
слишком много,  придавала еде особый аромат.  Успешно выполнив  сегодня свой
долг, он, что редко с ним случалось, мог не волноваться завтрашнем дне, даже
зная, что послезавтра идти на прием королю. С Марией все в порядке, и теперь
у него есть дочь - дочь, которая станет такой  же прелестной, как и сын. Тут
он чихнул три раза подряд.





     - Ступени Уайтхолла, - сказал Хорнблауэр, садясь в гичку у Детфордского
пирса.
     Хорошо, когда есть своя гичка -  матросы  гребут быстрее лодочников и к
тому же им не надо платить.
     - Весла на воду! - крикнул рулевой.
     Конечно, шел  дождь, и по-прежнему дул западный ветер. Ливень стучал по
воде,  молотил по  дождевикам несчастных  матросов  и  громко  барабанил  по
зюйдвестке,  которую Хорнблауэр  надел,  предусмотрительно спрятав треуголку
под плащ.  Он  постоянно шмыгал носом - такого насморка  у него  не было еще
никогда. Хорошо бы высморкаться, но для этого надо лезть под плащ за носовым
платком,  что  нежелательно. Сидя в плаще,  как  в палатке,  накрытый сверху
зюйдвесткой,  Хорнблауэр  мог  надеяться,  что,  если  не  будет шевелиться,
доберется до Уайтхолла сухим. Он продолжал шмыгать.
     Вверх по реке, сквозь дождь. Под  Лондонский мост,  вдоль изгибов реки,
которые Хорнблауэр  так хорошо изучил за  последние дни.  Дрожа, он съежился
под плащом. Он точно знал, что ни разу  в жизни ему  не было так плохо. Надо
было лежать в постели, прикладывать к пяткам нагретые кирпичи и пить горячий
разведенный ром. Однако  нельзя  сослаться  на болезнь,  когда  Первый  лорд
Адмиралтейства собирается  представить тебя ко двору, даже если бьет озноб и
ноги как ватные.
     Ступени были скользкими после прилива, и Хорнблауэр, поднимаясь по ним,
едва держался  на ногах. На верхней  ступеньке он свернул и  сунул  в карман
зюйдвестку,   надел  треуголку   и,  пригнувшись,  заспешил  под  дождем   к
Адмиралтейству. Хотя  до  туда  было  всего  сто  пятьдесят ярдов, он  успел
забрызгать чулки, а  в треуголку  налилась вода. Войдя, он  с  Удовольствием
погрелся у  камина в капитанской  комнате,  пока  не  пришел Брейсгедл  и не
сказал, что его сиятельство ждет.
     Сент-Винсент стоял под портиком.
     - Доброе утро, Хорнблауэр, - сказал он.
     - Доброе утро, милорд.
     - Затишья все равно не дождешься, - сказал Сент-Винсент, глядя на дождь
и прикидывая на глаз расстояние до экипажа. - Идемте.
     Он мужественно  заковылял вперед, Хорнблауэр  и  Брейсгедл за ним.  Они
были  без  плащей -  Хорнблауэр оставил свой в  Адмиралтействе.  Им пришлось
ждать,  пока   Сент-Винсент  заберется  в  экипаж.  Потом  влез  Хорнблауэр,
Брейсгедл втиснулся  последним  и сел  на  откидное переднее сиденье. Экипаж
загромыхал  по мостовой, дрожание окованных железом колес сливалось с бившим
Хорнблауэра ознобом.
     - Все это конечно глупости, ездить  от Адмиралтейства до Сент-Джеймса в
экипаже,  - ворчал  Сент-Винсент,  -  я  три  мили  проходил по  шканцам  на
"Орионе".
     Хорнблауэр снова  шмыгнул носом. Он не мог даже  поздравить себя с тем,
что из-за вызванных болезнью мучений не испытывает  обычного своего волнения
- он так отупел, что утратил способность к самоанализу.
     -  Вчера я  прочел  ваш рапорт, Хорнблауэр, - продолжал Сент-Винсент. -
Удовлетворительно.
     - Спасибо, милорд. - Хорнблауэр собрал все свои силы.  -  Хорошо прошли
вчера похороны в соборе св. Павла?
     - Неплохо.
     Экипаж громыхал по дворцовой аллее.
     - Приехали, - объявил  Сент-Винсент.  - Я думаю,  обратно вы поедете со
мной, Хорнблауэр? Я не собираюсь задерживаться надолго. Девять часов утра, а
я не сделал и трети дневной работы.
     - Спасибо, милорд.
     Дверца  экипажа  открылась, Брейсгедл выскочил,  чтоб помочь  выбраться
адмиралу. У Хорнблауэра забилось сердце. Повсюду  виднелись красные, синие и
золотые мундиры, пудреные  парики.  Один  из  париков  -  темные  глаза  его
обладателя резко контрастировали  с белизной убора  - отделился  от прочих и
подошел к Сент-Винсенту.  Мундир на обладателе парика был черный с серебром,
рукоять шпаги вспыхивала мириадами граней.
     - Доброе утро, милорд.
     - Доброе утро, Катрик. Это мой протеже, капитан Горацио Хорнблауэр.
     Катрик окинул Хорнблауэра быстрым взглядом, схватывая все подробности -
сюртук,  бриджи, чулки, шпагу -  но лицо его не изменилось.  Можно подумать,
ему не в диковинку проводить к королю потрепанных флотских офицеров.
     - Я так понял, капитан,  что его сиятельство вас представляет. Пройдите
вместе с ним в приемный покой.
     Хорнблауэр  кивнул.   Он  гадал  про  себя,  какой  смысл  Сент-Винсент
вкладывает  в слово  "протеже".  Шляпу Хорнблауэр держал  в руке, и поспешно
сунул ее под мышку, следуя примеру остальных.
     - Идите за мной,  -  сказал  Сент-Винсент.  Вверх  по  ступеням,  внизу
караул, наверху  еще  один  черный с  золотом  мундир,  опять краткий  обмен
фразами.  Лакеи в  пудреных париках толпились у дверей. Прибывающих объявлял
хорошо поставленный голос, сдержанный, но отчетливый.
     -  Адмирал  досточтимый  граф Сент-Винсент. Капитан Горацио Хорнблауэр.
Лейтенант Энтони Брейсгедл.
     Приемный покой пестрел  яркими  красками. Здесь  были  представлены все
мыслимые мундиры.  Пехотинцы в  красном, легкие кавалеристы в  мундирах всех
цветов радуги, обшитых  тесьмой, галуном  и мехом, в  плащах, сабли едва  не
волокутся по полу, тяжелые  кавалеристы  в  высоких ботфортах,  иностранцы в
белых и зеленых мундирах. Грузный Сент-Винсент плыл среди них, словно боевой
корабль среди яхт. Король сидел на стуле с низкой  спинкой, похожем на трон,
в маленьком парике перевязанном сзади лентой, и до удивления походил на свои
портреты. За  ними полукругом  стояли люди в орденских  лентах со  звездами.
Ленты были  синие, красные, зеленые, через левое плечо и  через правое - это
кавалеры  орденов  Подвязки,  Бани,  св.  Патрика  -  великие  люди  страны.
Сент-Винсент с трудом склонился в низком поклоне.
     -  Рад  вас  видеть,  милорд,  рад  вас видеть,  - сказал король.  -  С
понедельника не было ни минуты свободной. Рад, что все прошло хорошо.
     -  Спасибо,  сэр.  Позвольте представить  вам  офицера,  отвечавшего за
водную процессию.
     - Пожалуйста.
     Король  посмотрел на Хорнблауэра. Глаза у него были  голубые, навыкате,
но добрые.
     -   Капитан  Горацио  Хорнблауэр,  -  сказал  Сент-Винсент.  Хорнблауэр
попытался  изобразить   поклон,  какой  ему   десять   лет  назад  показывал
французский  учитель танцев -  левая  нога вперед,  правая  рука  прижата  к
сердцу.  Он не  знал, как  низко  надо кланяться  и как долго  оставаться  в
согнутом  положении.  Наконец  он  выпрямился,  чувствуя  себя  так,  словно
вынырнул из-под воды.
     - Какого корабля, сэр? Какого корабля? - спросил король.
     - "Атропа", двадцать два, Ваше Величество.
     Лежа  без сна всю предыдущую  ночь,  Хорнблауэр продумывал,  о  чем его
могут  спросить.  Этот  вопрос  он  предвидел  и  потому  ответил почти  без
колебаний.
     - Где она сейчас?
     - В Детфорде, Ваше Величество.
     - Но вы скоро выходите в море?
     - Э... - этого Хорнблауэр не знал, но за него ответил Сент-Винсент.
     - Очень скоро, сир, - сказал он.
     - Ясно,  -  протянул  король,  - ясно.  Он  поднял руку  и, прежде  чем
произнести следующую фразу, потер лоб, демонстрируя безмерную усталость.
     - Мой внучатый племянник,  - сказал он. - Князь Эрнест -  я  не говорил
вам о нем, милорд?
     - Говорили, сир, - ответил Сент-Винсент.
     -  Как  вы  полагаете,  капитан  Хорнблауэр  подойдет для того,  что  я
задумал?
     - Да, сир. Вполне.
     - Стаж меньше трех лет, - задумчиво сказал король, разглядывая эполет у
Хорнблауэра на плече. - Впрочем, ладно. Хармонд!
     - Ваше Величество!
     Из полукруга выскользнул человек с лентой и при звезде.
     - Представьте капитана Хорнблауэра Его Княжеской Светлости.
     - Да, Ваше Величество.
     Голубые глаза короля ласково улыбались.
     - Спасибо, капитан, - сказал король. - Исполняйте свой долг, как вы его
исполняли, и ваша совесть всегда будет чиста.
     -  Да,  Ваше  Величество,  -   сказал  Хорнблауэр.  Сент-Винсент  снова
поклонился, поклонился и Хорнблауэр. Он  знал, что не  должен поворачиваться
спиной к королю - почти единственное, что  он знал о придворном этикете. Это
оказалось  не  так уж  трудно. Довольно много людей  ожидали  своей  очереди
подойти  к королю, и Хорнблауэр,  вслед за  Сент-Винсентом, бочком пробрался
мимо них.
     - Сюда, пожалуйста, - сказал Хармонд, ведя  их в дальний конец покоя. -
Подождите немного.
     -  С  кем  только  не  поведешься  на  королевской  службе,  -  заметил
Сент-Винсент,  пока  они ждали.  -  Не  думал,  что  это  навьючат  на  вас,
Хорнблауэр.
     - Я... я не совсем понял, - сказал Хорнблауэр.
     - Этот князь...
     - Сюда, пожалуйста, - сказал Хармонд, появляясь снова.
     Он подвел их  к  терпеливо ожидавшему юноше -  нет, даже мальчику  -  в
чужеземном зеленом с золотом мундире, с короткой шпагой на боку, в орденах -
несколько орденов висели  на груди, два - на шее.  За ним возвышался грузный
господин  в  таком  же,  но  более  скромном  мундире,  смуглый, с  толстыми
отвисшими щеками.  Сам мальчик был  красив, его  белокурые волосы  ниспадали
локонами,  глаза  были  честные,  голубые,  нос немного вздернутый.  Грузный
господин выступил вперед, не подпуская их к  мальчику. Хармонд  посмотрел на
него в упор.
     -  Сначала их  следует  представить мне,  -  объявил грузный  господин.
Говорил он басом, с немецким, как решил Хорнблауэр, акцентом.
     - Почему это, сэр? - спросил Хармонд.
     -  По  законам  Зейц-Бунау  лишь  обер-гофмейстер  вправе  представлять
кого-либо Его Княжеской Светлости.
     - И?
     - А я, сэр, обер-гофмейстер. Как вам известно.
     -  Очень хорошо,  сэр,  - покорился Хармонд. - Имею  честь представить:
адмирал досточтимый граф Сент-Винсент, капитан Горацио Хорнблауэр, лейтенант
Энтони Брейсгедл.
     Хорнблауэр  собирался  уже поклониться, когда заметил  краем глаза, что
Сент-Винсент по-прежнему стоит прямо.
     - Кому имею честь  быть представленным? - холодно спросил Сент-Винсент.
Похоже, он не жалует немцев.
     - Доктор Эйзенбейс, - сказал Хармонд.
     -  Его  Превосходительство  барон   фон  Эйзенбейс,  обер-гофмейстер  и
штатс-секретарь  Его  Светлости  князя  Зейц-Бунаусского, - пояснил  грузный
господин. - Очень рад познакомиться.
     Он  некоторое время выдерживал взгляд  Сент-Винсента, потом поклонился.
Сент-Винсент поклонился не раньше, чем начал кланяться Эйзенбейс. Хорнблауэр
и Брейсгедл последовали его примеру. Все четверо выпрямились одновременно.
     - А теперь, - сказал Эйзенбейс, - честь имею представить...
     Он  повернулся  к  князю  и   заговорил  по-немецки,  видимо,  повторяя
сказанное,  затем назвал имена. Маленький князь при  каждом  имени  наклонял
голову, но Сент-Винсент склонился низко, почти как перед королем. Хорнблауэр
поступил так же. Потом князь заговорил по-немецки.
     -  Его  Княжеская Светлость  говорит,  -  переводил  Эйзенбейс,  -  что
счастлив  познакомиться с  офицерами  флота  Его  Величества, поскольку  Его
Светлость желал бы вместе с ними воевать против французского тирана.
     - Скажите Его Княжеской Светлости, - сказал Сент-Винсент, - что мы тоже
счастливы.
     Эйзенбейс  перевел,  и  князь  каждому по  очереди улыбнулся. Наступила
неловкая пауза. Все смотрели друг на друга. Наконец Эйзенбейс  что-то сказал
князю и, получив ответ, повернулся к остальным.
     - Его Княжеская Светлость, - объявил он, - говорит что  больше не будет
вас задерживать.
     -  Хм,  - буркнул  Сент-Винсент, снова  складываясь пополам.  Остальные
сделали то же, и все отступили назад и вбок.
     -  Чертов  выскочка!  - проворчал  Сент-Винсент  себе  под  нос,  потом
добавил. - По крайней мере, дело сделано. Можно уходить. Идите за мной.
     Они  вышли  во двор.  Лакей подозвал  графский  экипаж,  они  забрались
внутрь.  Хорнблауэр ничего не  соображал от насморка и пережитого  волнения.
После  странного  инцидента,  в котором  он только что принимал  участие, он
окончательно перестал понимать, что к чему.
     - Итак, Хорнблауэр, это  ваш мичман,  - сказал Сент-Винсент. Голос  его
так походил на грохот колес по мостовой, что  Хорнблауэр не знал,  правильно
ли он расслышал - тем более адмирал сказал что-то очень странное.
     - Простите, милорд?
     -  Вы меня прекрасно слышали.  Я сказал,  что  это ваш  мичман  - князь
Зейц-Бунаусский.
     - Но кто он?
     - Один из немецких князей. В прошлом году Бони, по дороге к Аустерлицу,
выгнал  его  из  княжества. Страна кишит  немецкими  князьями,  которых Бони
повыгонял  из  их  княжеств. Но  этот,  как  вы  слышали, приходится  королю
внучатым племянником.
     - И он будет моим мичманом?
     - Именно.  В  отличие  от  прочих,  он молод  и  еще  может чему-нибудь
научиться.  По  большей части они поступают в армию. В штаб. Бедный штаб. Но
теперь  в  моде флот - впервые  с немецких  войн.  Видит Бог, мы  выигрываем
битвы, а  солдаты - нет. Так  что  всякие недоделанные  аристократы,  вместо
того,  чтоб идти в драгуны,  поступают  теперь  на флот. Его Величество  сам
выбрал карьеру для своего племянника.
     - Я понял, милорд.
     - Ему это будет не вредно. "Атропа", конечно, не дворец.
     - Я как раз подумал об этом, милорд. Мичманская каюта на "Атропе"...
     - И все-таки туда вы  его и поместите. Места на шлюпе мало. На линейном
корабле ему еще можно было бы выделить отдельную каюту, но на "Атропе" пусть
довольствуется,  чем  есть. Икры и дичи тоже не будет. Я пришлю на этот счет
приказы, конечно.
     - Есть, милорд.
     Заскрежетали тормоза.  Экипаж остановился  возле Адмиралтейства. Кто-то
открыл  дверцу, и  Сент-Винсент начал  приподниматься с  сиденья. Хорнблауэр
прошел с ним до портика.
     -  Желаю  вам  всего  хорошего,   Хорнблауэр,  -  сказал  Сент-Винсент,
протягивая руку.
     - До свиданья, милорд.
     Сент-Винсент глянул на него из-под бровей.
     -  У  флота  есть  две обязанности,  Хорнблауэр, -  сказал  он. - В чем
состоит одна, мы все знаем - сражаться с французами.
     - Да, милорд?
     - О другой мы  думаем реже. Мы обязаны оставить по себе флот не худший,
чем тот, в  котором служили. Сейчас у  вас стаж меньше трех лет, Хорнблауэр,
но со  временем вы станете  старше. Не успеете  вы оглянуться, как окажется,
что  у вас сорок  три года стажа,  как сейчас у меня.  Поверьте, время  идет
быстро. Возможно, тогда вы повезете ко двору другого молодого человека.
     - Э... да, милорд.
     -  Если это с вами случится,  Хорнблауэр,  выбирайте тщательно. Человек
может ошибаться, но пусть он ошибается честно.
     - Да, милорд.
     - Это все.
     Ничего не говоря, старик пошел прочь, оставив Хорнблауэра с Брейсгедлом
под портиком.
     - Джерви расчувствовался, - сказал Брейсгедл.
     - Похоже.
     - Я думаю, он хотел сказать, что вы ему приглянулись, сэр.
     -  Но  якорь  с  наветренной стороны он себе  тоже  оставил, -  заметил
Хорнблауэр, вспоминая слова Сент-Винсента, что человек может ошибаться.
     - Джерви никогда не прощает, сэр, - серьезно сказал Брейсгедл.
     - Что  ж... - Хорнблауэр пожал плечами. Служба на флоте  приучила его к
фатализму.  Не следует забивать себе голову  неприятностями, которые  только
могут произойти.
     - Я заберу свой плащ, если позволите, - сказал он,  - поблагодарю вас и
распрощаюсь.
     - Может, выпьете чего-нибудь? Чашку чаю? Может хотите поесть, сэр?
     - Нет, спасибо, мне пора.
     Мария  ждет в Детфорде,  изнывая от желания  услышать  про  двор  и про
короля.  Она  страшно  взволновалась,  когда Хорнблауэр  рассказал  ей, куда
собирается. Мысль, что ее муж встретится лицом к лицу с помазанником Божиим,
поразила ее - пришлось повитухе предупредить, что от излишних волнений у нее
может сделаться  горячка. А его  не  только представили королю. Король еще и
говорил с ним, обсуждал его  дела.  Мало  того,  определил к нему на корабль
мичманом  настоящего князя - низложенного, правда, но  зато своего внучатого
племянника, связанного с королевской  семьей узами крови. Марию это приведет
в такой же восторг, как и то, что Хорнблауэра представили ко двору.
     Она захочет узнать о приеме все,  и кто на нем был (Хорнблауэр пожалел,
что  не узнал никого  из стоявших за троном), и кто был во  что одет. На это
ответить будет легче, поскольку женщины на  утренний прием не допускаются, а
мужчины по  большей части были в мундирах. Рассказывать придется  осторожно,
чтоб не задеть ее чувства.  Сам  Хорнблауэр сражался за свою страну,  точнее
сказать -  за идеалы свободы и приличий против беспринципного тирана  по  ту
сторону Ла-Манша. Банальный штамп  "за короля и отечество" отнюдь не выражал
его  чувств. Если он готов был положить жизнь за своего короля, это не имело
никакого отношения к доброму пучеглазому старичку, с которым он разговаривал
утром.  Это  означало,  что он готов  умереть за систему свободы  и порядка,
которую этот старичок  олицетворяет. Но для Марии король  олицетворяет нечто
большее,  чем свободу  и  порядок - он -  помазанник Божий, и говорить о нем
надо не иначе как с благоговейным страхом. Повернуться к  королю спиной было
бы для Хорнблауэра нарушением некоего соглашения, сплачивающего страну перед
лицом  опасности, для Марии -  почти святотатством.  Надо следить  за собой,
чтоб не отозваться о старичке легкомысленно.
     И при этом, думал Хорнблауэр, пока  гичка везла его мимо  Тауэра, к его
службе во флоте Мария подобного пиетета не испытывает. Для нее это достойный
джентльмена   род   занятий,  он  дает  ей  общественное  положение,   иначе
недостижимое, способ прокормить ее обожаемого ребенка - детей, теперь, когда
родилась маленькая Мария. Но самопожертвование, честь, слава - эти категории
мало волновали Марию. Скорее всего она полагала их чисто мужскими выдумками,
изобретенными сильным полом для того, чтоб самоутверждаться над слабым, в то
время как женские уверенность в себе и сознание превосходства не нуждаются в
искусственных подпорках.
     С удивлением Хорнблауэр обнаружил, что  гичка приближается к  "Атропе".
Ему следовало смотреть  во  все  глаза: все ли там в порядке и достаточно ли
быстро вахтенный офицер приметил  идущую  по  реке  гичку. Теперь Хорнблауэр
едва успел ответить на приветствия лейтенанта  Джонса. Вот Детфордский  док,
за ним  Провиантский Двор.  Несколько человек перегоняли с  баржи  на причал
стадо свиней, предназначенных на убой и засолку.
     - По сторонам не глазеть! - рявкнул рулевой. Видимо, кто-то из матросов
шепотом отпустил шуточку по поводу свиней. Трудно было поверить, что твердые
как камень  куски  вещества, извлекаемые из бочек  с  рассолом,  ведут  свое
происхождение от  таких  достойных,  таких  приличных  животных.  Хорнблауэр
полностью разделял чувства своих матросов.
     Рулевой подвел гичку к Детфордскому пирсу, Хорнблауэр вышел на причал и
зашагал к  "Георгу", где ждала его семья. Сейчас  он сядет рядом с  Марией и
расскажет ей  о великолепии  Сент-Джеймского дворца.  Он подержит  на  руках
дочку, поиграет с сынишкой.  Может быть, в последний раз  -  в  любую минуту
могут  придти  приказы, и тогда  он поведет "Атропу" в  море.  Битва, шторм,
кораблекрушение, болезнь - какова вероятность, что он никогда не вернется? А
если вернется,  орущий младенец, которого он оставил, превратится в нарядную
маленькую  барышню,  играющую в  куклы.  Маленький Горацио начнет писать  на
грифельной доске цифры и буквы, а то и склонять  mensa  или  учить греческий
алфавит. А сам он?  Он надеялся, что сможет честно сказать: "Я выполнял свой
долг", надеялся, что слабости, о которых он слишком хорошо знал, не помешают
ему достичь чего-нибудь, чем его дети смогли бы гордиться.





     Итак, это будет Средиземное море. Хорнблауэр сидел на парусиновом стуле
в каюте "Атропы", перечитывая приказы.

     Сэр, Лорды члены Адмиралтейского совета поручили мне...

     Он  должен  со всей возможной поспешностью  подготовиться к  плаванию и
проследовать  в  Гибралтар. Там  его  будут ожидать  приказы  вице-адмирала,
командующего   Средиземноморским  флотом.   Если   эти  приказы  задержатся,
Хорнблауэру надлежит узнать вероятное местоположение вице-адмирала, с той же
поспешностью его разыскать и поступить под его командование.
     Это должен быть Катберт Коллингвуд [Колингвуд,  Катберт,  барон (1750 -
1810) флотоводец, друг Нельсона.] - лорд  Коллингвуд,  он стал  пэром  после
Трафальгара. Корабли, выигравшие  битву - по крайней мере те из них, кто еще
держался на  плаву  - отправили  в Средиземное море. Французский и испанский
флота разбиты,  и власть  британцев над Атлантикой укрепилась.  Теперь  флот
перенес свой вес в Средиземное море. Здесь он готов отразить любое нападение
Бонапарта,  после  Аустерлица  завладевшего  всей  континентальной  Европой.
Аустерлиц  -  Трафальгар.  Французская  армия  -  королевский   флот.   Одно
уравновешивало другое. В Европе не осталось преград для французских войск  -
доколе  есть  хоть узкая полоска суши,  по которой можно  шагать. На море не
осталось преград для британских судов - доколе есть хоть узкая полоска воды,
по которой можно плыть. В Средиземном море  с  его полуостровами и  заливами
военно-морские  силы лучше всего могли противостоять  сухопутным. Хорнблауэр
примет в  этом  участие.  Секретарь адмиралтейского  совета  подписался "Ваш
покорный слуга", но прежде выразил уверенность, что "Атропа" готова к выходу
в море и отбудет незамедлительно по  получении  последних приказов и  депеш.
Иными словами, Хорнблауэр  и его корабль  предупредили  о состоянии минутной
готовности.
     Хорнблауэр  почувствовал,   как  по  спине  его  побежали  мурашки.  Он
сомневался, что его корабль готов отбыть незамедлительно.
     Он крикнул часовому:
     - Позовите мистера Джонса!
     И услышал,  как  крик его  эхом подхватили  в твиндеке. Через несколько
минут торопливо вошел мистер Джонс, и только тогда Хорнблауэр сообразил, что
не знает, какие приказы отдавать и о чем спрашивать. Он вынужден был, ничего
не  говоря,  смотреть  на  своего  первого  лейтенанта.  Поглощенный  своими
мыслями,  он ничего не видел  перед  собой, но его пристальный взгляд смутил
несчастного  Джонса.  Тот  нервно коснулся  рукой  лица.  Хорнблауэр  увидел
засохшую пену под левым ухом Джонса, потом  заметил и кое-что еще: одна щека
у того была гладко выбрита, другая - покрыта густой черной щетиной.
     -  Простите, сэр, - сказал Джонс, - я брился, когда вы за мной послали,
и решил пойти сразу.
     -  Очень хорошо, мистер Джонс, -  ответил Хорнблауэр. Вот и  прекрасно,
что  Джонсу пришлось  оправдываться - сам он  успеет за  это время продумать
конкретные приказы, достойные хорошего офицера.
     Под его пристальным взглядом Джонс вынужден был снова заговорить.
     - Я вам нужен, сэр?
     - Да, - сказал Хорнблауэр. - Мы получили приказы в Средиземное море.
     -  Вот  как, сэр? -  Замечания  мистера  Джонса  не очень-то продвигали
разговор.
     - Я попрошу вас доложить, как скоро мы сможем выйти в море.
     - Э, сэр...
     Джонс снова коснулся  рукой лица - может быть,  оно было  такое длинное
из-за привычки тянуть себя за подбородок.
     - Провиант и вода загружены?
     - Видите ли, сэр...
     - Вы хотите сказать, нет?
     - Н-нет, сэр. Не совсем.
     Хорнблауэр хотел было потребовать объяснений, но передумал.
     - Сейчас я не буду спрашивать, почему. Чего не хватает?
     -  Ну,  сэр...  - Несчастный  Джонс  принялся  перечислять. Не  хватало
двадцати тонн воды. Сухари, ром, мясо.
     - Вы хотите сказать, что, стоя на якоре напротив  Провиантского  двора,
вы не загружали припасы?
     - Ну, сэр...  - Джонс попытался объяснить, что не считал нужным  делать
это  каждый  день.  - У матросов  было  много  работы,  сэр, они  занимались
починкой.
     - Вахтенные расписания? Боевые расписания?
     Хорнблауэр  имел  в  виду  списки, в  которых  указывались  обязанности
матросов и их боевые посты.
     - У нас не хватает двадцати марсовых, сэр, - жалобно сказал Джонс.
     - Тем больше оснований выжимать все из тех, кто есть.
     -  Да, сэр, конечно, сэр. - Джонс лихорадочно искал оправданий. - Часть
говядины, сэр... она... ее нельзя есть.
     - Хуже обычного?
     - Да, сэр. Наверно, из какой-то старой партии. Совсем испорченная.
     - В каком ярусе?
     - Я спрошу у баталера?
     - То есть вы не знаете?
     - Нет, сэр, то есть да, сэр.
     Хорнблауэр глубоко задумался,  но глаз с Джонса не сводил, и несчастный
лейтенант  никак  не  мог вернуть самообладание. На  самом деле,  Хорнблауэр
ругал  себя.  Вначале  он был слишком  занят  похоронами  Нельсона,  потом с
головой  ушел в семейные дела, но  это не оправдание. Капитан корабля обязан
постоянно знать, в каком состоянии его судно. Он злился на себя сверх всякой
меры. Он почти не  знает  своих офицеров, даже по именам, он  не знает,  как
"Атропа"  поведет себя в бою - и вместе с  тем,  не  успеет он спуститься по
реке, как, возможно, вынужден будет сражаться.
     -  Как  артиллерийские  припасы?  -  спросил он.  -  Порох? Ядра? Пыжи?
Картузы?
     -  Мне  послать  за артиллеристом,  сэр? - спросил Джонс.  Принужденный
постоянно  обнаруживать  свою  неосведомленность,  он  все  больше  впадал в
отчаяние.
     -  Пусть все соберутся  немедленно,  -  сказал Хорнблауэр.  -  Баталер,
артиллерист, боцман, купор, штурманский помощник.
     Это  были  начальники  подразделений, подчиненные первому лейтенанту  и
отвечающие перед капитаном за работу судна.
     - Есть, сэр.
     - Что там за шум? - спросил Хорнблауэр раздраженно. Уже несколько минут
на  шканцах  что-то  происходило. Сквозь  световой  люк  доносились  неясные
голоса.
     -  Я  пойду узнаю, сэр? - с  жаром  предложил Джонс, радуясь случаю  на
время прервать разговор, но тут в дверь постучали.
     -  Сейчас нам скажут,  - ответил Хорнблауэр.  -  Войдите!  Дверь открыл
мичман Хоррокс.
     - Мистер Стил свидетельствует вам  свое почтение, сэр, сообщает, что на
борт прибыли джентльмены с адмиралтейским письмом для вас.
     - Попросите их пройти сюда.
     Какие-то  новые  сложности,  решил  про  себя   Хорнблауэр.  Опять  его
отвлекают как раз тогда, когда он по  горло занят. Хоррокс пропустил в каюту
двоих. Один был маленький, другой крупный, оба в зеленом с золотом мундирах.
Последний раз Хорнблауэр  видел их вчера в Сент-Джеймском дворце -  немецкий
князек  и  его  поводырь.  Хорнблауэр встал.  Эйзенбейс  выступил  вперед  и
церемонно поклонился. Хорнблауэр коротко кивнул.
     - Да, сэр.
     Эйзенбейс торжественно вручил письмо. Хорнблауэр аккуратно вскрыл его и
прочел:

     Сим предписывается Вам  принять  на свое судно Его  Княжескую Светлость
Эрнеста,   князя  Зейц-Бунаусского,  зачисленного  во  флот  Его  Величества
мичманом. Вам следует всемерно наставлять Его Княжескую Светлость  в морских
науках,  а  также  способствовать  образованию  Его  Княжеской  Светлости  в
ожидании счастливого дня,  когда  он, по милости Божией, вновь  утвердится в
наследственных  владениях.  Вы  должны  также  принять  на  свое  судно  Его
Превосходительство  барона  Отто  фон  Эйзенбейса,  Его Княжеской  Светлости
гофмейстера и штатс-секретаря. Его Превосходительство в недавнем прошлом был
практикующим врачом,  ныне  же от  Морского  Министерства  выдан ему  патент
судового  врача. Его  Превосходительство  будет служить на  Вашем  судне  по
врачебной  части,  купно   же  исполнять  обязанности  гофмейстера  при  Его
Княжеской Светлости, насколько последнее флотской дисциплине и Своду Законов
Военного Времени противоречить не будет.

     -  Ясно,  -  сказал  Хорнблауэр  и  посмотрел  на  странную  парочку  в
сверкающих мундирах. - Добро пожаловать, Ваша Cветлость.
     Князь  кивнул и  улыбнулся, явно ничего не понимая. Хорнблауэр  сел,  и
Эйзенбейс  сразу  заговорил.  Сильный   немецкий  акцент   подчеркивал   его
возмущение.
     - Я заявляю протест, сэр, - сказал он.
     - Ну? - В тоне Хорнблауэра явственно слышалось предупреждение.
     - К Его  Княжеской Светлости отнеслись без должного почтения.  Когда мы
подошли к  вашему  судну,  я  послал  лакея  известить, чтоб  Его  Светлость
встретили королевскими почестями. В  этом мне  категорически отказали,  сэр.
Человек на палубе - полагаю, офицер,  - сказал,  что не получил на этот счет
указаний. Он вообще не пускал нас на борт, пока я не показал ему это письмо.
     - Совершенно верно. Он не получил указаний.
     - Надеюсь, в таком случае,  вы принесете извинения. Позвольте напомнить
вам так же, что вы сидите в присутствии царственной особы.
     - Называйте меня "сэр", - рявкнул Хорнблауэр, -  и  обращайтесь ко мне,
как следует подчиненному.
     Эйзенбейс от возмущения резко выпрямился и с  громким треском  ударился
головой  о  палубный  бимс  -  это прервало  поток  его красноречия  и  дало
Хорнблауэру возможность продолжать.
     - Как офицер королевской службы, вы  должны носить королевский  мундир.
Ваш дэннаж с вами?
     Эйзенбейс еще не  пришел  в себя,  чтобы отвечать, даже  если  и  понял
вопрос, и Хоррокс ответил за него.
     - Простите, сэр, он в шлюпке. Целая гора сундуков.
     - Спасибо, мистер Хоррокс. Итак, доктор,  насколько я понял,  вы имеете
достаточную квалификацию, чтоб работать судовым врачом. Это так?
     Эйзенбейс все еще пытался сохранить достоинство.
     -   Как  к   штатс-секретарю,   ко   мне   следует   обращаться   "Ваше
Превосходительство", - сказал он.
     - А  как к  судовому врачу,  к  вам будут  обращаться "доктор".  И  это
последний раз, когда я смотрю сквозь пальцы на отсутствие слова "сэр". Итак.
Ваша специальность?
     - Я врач... сэр.
     Последнее слово он торопливо прибавил после того, как Хорнблауэр поднял
брови.
     - Вы практиковали недавно?
     -  Два месяца назад... сэр. Я  был лейб-медиком в Зейц-Бунау. Но теперь
я...
     -  Теперь вы врач на корабле Его Величества "Атропа",  и бросьте ломать
комедию, что вы штатс-секретарь.
     - Сэр!
     - Помолчите, пожалуйста, доктор. Мистер Хоррокс!
     - Сэр!
     - Мои приветствия мистеру Стилу. Пусть поднимет на борт багаж этих двух
джентльменов.  Пусть  они немедленно  выберут  самое нужное,  по рундуку  на
каждого. Вы  можете  им посоветовать, что лучше  взять. Все остальное  через
десять минут  должно  быть  отправлено  назад с той  же  шлюпкой, которая их
доставила. Вам все ясно, мистер Хоррокс?
     - Есть, сэр. Простите, но с багажом еще двое лакеев.
     - Лакеев?
     - Да, сэр, в таких же мундирах. - Хоррокс указал на немцев.
     -  Еще  двое  матросов. Внесите в  списки  и пошлите  их на бак,  флоту
постоянно нужны  люди,  и двое  откормленных  лакеев могут со временем стать
дельными матросами.
     - Но, сэр... - начал Эйзенбейс.
     - Говорите,  когда к вам обращаются, доктор. Затем, мистер  Хоррокс, вы
отведете князя в мичманскую  каюту и  устроите его там.  Я  вас  представлю.
Мистер мичман Хоррокс... э, мистер мичман Князь.
     Хоррокс машинально протянул руку,  и князь так же  машинально ее пожал.
Не   заметно  было,  чтоб   он  как-то  сразу   изменился  от  прикосновения
человеческой плоти. Он робко улыбнулся, ничего не понимая.
     -  Также  передайте  мои  приветствия  штурманскому  помощнику,  мистер
Хоррокс. Попросите, пусть покажет доктору его койку.
     - Есть, сэр.
     - Итак, доктор, чтобы через полчаса вы оба были в королевских мундирах.
После этого  вы приступите  к своим  обязанностям. К тому времени  соберется
следственная  комиссия,  состоящая из  первого  лейтенанта, баталера  и вас.
Задача комиссии - установить, пригодно ли для употребления в пищу содержимое
некоторых бочек с солониной.  Вы  будете  секретарем  комиссии  и к  полудню
представите мне письменный рапорт. Теперь идите с мистером Хорроксом.
     Эйзенбейс  заколебался  под   твердым   взглядом   Хорнблауэра,   потом
повернулся и пошел к выходу, но у занавеса  его возмущение  вновь прорвалось
наружу:
     - Я напишу премьер-министру, сэр... он узнает, как обошлись с союзником
Его Величества.
     - Да, доктор. Если вы нарушите закон о мятеже, вас повесят на ноке рея.
Итак, мистер Джонс, мы говорили с вами о вахтенных и боевых расписаниях.
     Хорнблауэр повернулся к Джонсу, собираясь вновь заняться делами,  и тут
же  испытал  острое презрение к  себе.  Да, он  напустил  страху на  глупого
немецкого доктора.  Он радовался,  что  разобрался с  пустяковой  ситуацией,
которая  тем не менее  могла доставить  определенные сложности. Но гордиться
тут нечем - за своими прямыми обязанностями он недоглядел. Он потратил зазря
уйму времени.  В течение  последних  двух дней он дважды  играл с сыном;  он
сидел у  кровати жены и держал на руках дочурку, когда ему надлежало быть на
судне  и заниматься делами. Не  извиняет его и  то, что всем этим обязан был
заниматься Джонс - Хорнблауэр должен был Джонса проконтролировать. Флотскому
офицеру нельзя иметь жену и детей - он еще  раз убедился в  истинности этого
расхожего  высказывания. До  темноты  оставалось  еще  восемь часов.  Что-то
придется  делать самому в  частности,  обратиться  к  суперинтенданту  дока,
что-то можно будет  поручить подчиненным. Что-то можно будет делать на одной
половине судна,  оставляя другую свободной. Для чего-то понадобятся  опытные
моряки,  для  чего-то сгодятся  и неопытные.  Некоторые работы  нельзя будет
начать  пока не  закончатся  другие. Если он не  продумает  все как следует,
кому-то  из  офицеров придется  разрываться на части произойдет неразбериха,
задержки, глупые накладки. Но все удастся, если продумать как следует.
     В каюту  по очереди  заходили баталер  и  артиллерист,  боцман и купор.
Каждому Хорнблауэр  поручил  свои задачи,  каждому выделил людей.  Вскоре по
всему судну свистели дудки.
     - Команду в барказ!
     Вскоре барказ уже двигался по реке, наполненный пустыми бочками  - надо
было загрузить недостающие  двадцать тонн воды. Матросы побежали по вантам и
по  реям, подгоняемые боцманом - надо было основать исковые тали и  рей-тали
для погрузки.
     - Мистер Джонс! Я оставляю судно. Подготовьте рапорт о солонине к моему
возвращению.
     Хорнблауэр заметил, что на шканцах двое пытаются привлечь его внимание.
Это были доктор и князь.  Он оглядел их обмундирование - мичманский сюртук с
нашитым белым воротничком на князе и простой сюртук на докторе.
     - Годится,  - сказал он. -  Вас ждут ваши обязанности,  доктор.  Мистер
Хоррокс! Пусть сегодня князь держится рядом с вами. Спустите мою гичку.
     Капитан-суперинтендант   дока   выслушал  Хорнблауэра  с  безразличием,
приобретенным за долгие годы общения с вечно спешащими офицерами.
     -  Мои люди готовы прибыть за  ядрами, сэр.  Левая сторона  свободна, и
пороховая баржа может подойти к ней. Стояние прилива и отлива через полчаса,
сэр. Если надо, я  могу послать на баржу своих людей. Мне нужно всего четыре
тонны. Пороховая баржа на полчаса.
     - Вы говорите, что готовы?
     - Да, сэр.
     Капитан-суперинтендант взглянул на "Атропу".
     - Очень  хорошо.  Надеюсь,  так  оно  и есть - это  в  ваших интересах,
капитан. Можете верповать баржу - предупреждаю, через час она должна быть на
своем месте.
     - Спасибо, сэр.
     - Обратно на "Атропу".
     - На шпиль! Шкафутные! Парусные мастера! Санитар!
     Недра корабля очистили от людей, чтоб поставить их на шпиль - для этого
сгодится любая пара рук. Барабан гремел, не смолкая.
     - Погасить огни!
     Кок и его помощники  выбросили горевшие  на камбузе  уголья за  борт  и
неохотно двинулись к талям. Пороховая баржа подползла к "Атропе". У нее были
толстые, круто изогнутые борта и широкие люки, удобные  для быстрой выгрузки
взрывчатых  веществ.  Четыре  тонны пороха,  восемь бочонков  по английскому
центнеру  каждый, предстояло  вытащить  из  трюма баржи и  опустить  в  люки
"Атропы". Внизу  артиллерист, его помощники и запыхавшиеся матросы  работали
почти в полной  тьме, босые,  чтоб  из-за  трения  не  возникла  искра.  Они
расставляли  бочки  в пороховом  погребе.  Когда "Атропа" вступит в  бой, ее
жизнь будет  зависеть от того, правильно ли  расставлены бочонки, достаточно
ли быстро будут подавать порох.
     На палубу поднялись члены следственной комиссии.
     -  Мистер Джонс, покажите  доктору,  как правильно  составить рапорт. -
Потом баталеру: - Мистер Карслейк, к тому времени, когда будет готов рапорт,
подготовьте мне на подпись ордера.
     Последний  раз  оглядев палубу, Хорнблауэр  спустился вниз, взял  перо,
бумагу,  чернила  и стал  продумывать сопроводительное письмо в Провиантский
Двор.  Надо было изложить свою просьбу настойчиво и смиренно разом, добиться
от  администрации   Двора   желаемого  и   не  раздражать   слишком  твердой
уверенностью  в  их  непременном  согласии. "Сэр,  честь  имею  приложить  к
сему..." и до слов "для блага службы Его Величества, Ваш покорный слуга..."
     Потом  он  снова  поднялся  на  палубу,  посмотрел,  как  идут дела,  и
некоторое время  с  нетерпением ждал Джонса и Карслейка с бумагами.  Посреди
гама  и беготни ему пришлось, сосредоточиться и прочитать документы,  прежде
чем подписаться размашисто "Г.Хорнблауэр, капитан".
     -  Мистер Карслейк,  можете отправляться  в  Провиантский Двор на  моей
гичке.  Мистер  Джонс,  я полагаю, Провиантскому Двору понадобятся  матросы,
чтоб вести лихтер Позаботьтесь об этом, пожалуйста.
     Теперь  оставалось  немного  времени, чтоб  понаблюдать,  как  работают
матросы,  поправить на голове треуголку,  сжать руки за спиной и пройтись  с
видом  невозмутимым  и  хладнокровным,  словно  вся   эта  суета  -  явление
совершенно нормальное.
     - Стой тянуть рей-тали! Стой!
     Пороховой бочонок завис над палубой. Хорнблауэр принуждал себя говорить
спокойно,  будто  он вовсе и не волнуется. Одна планка у бочонка отошла.  По
палубе  пробежала  узенькая  пороховая  дорожка,  и  из  бочонка  продолжало
сыпаться.
     - Опустите бочонок обратно в баржу. Боцманмат, возьмите мокрую швабру и
уберите с палубы порох.
     Любая  случайность -  и  порох воспламенится, огонь быстро  побежит  по
судну. Четыре тонны пороха на "Атропе", сорок,  может  быть, на барже -  что
сталось  бы  с  тесно  стоящими  на  реке  кораблями?  Матросы  смотрели  на
Хорнблауэра - сейчас неплохо бы их подбодрить.
     -  Гринвичский госпиталь  совсем  близко, ребята.  - Хорнблауэр  указал
рукой  на  прекрасное  здание,  построенное  Кристофером  Реном.   -  Может,
некоторые из  нас  и закончат  там  свой жизненный  путь, но никому  неохота
перелететь туда по воздуху прямо сейчас.
     Немудреная шутка заставила кое-кого из матросов улыбнуться.
     - Продолжайте.
     Хорнблауэр пошел дальше -  невозмутимый капитан, однако и  он человек -
может изредка  отпустить  шутку. Подобным же  образом он  иногда притворялся
перед Марией, когда ей случалось быть не в настроении.
     К  правому борту подошел  лихтер с ядрами. Хорнблауэр заглянул в  него.
Девятифунтовые ядра для четырех длинных пушек (две располагались возле носа,
две   -  возле  кормы),  двенадцатифунтовые  -  для  восемнадцати  карронад,
составляющих основное  вооружение  шлюпа.  Двадцать тонн железа, лежавшие на
дне  лихтера,  казались  жалкой  кучкой  человеку,  служившему  на  линейном
корабле. На "Славе" они расстреливали двадцать тонн за два часа боя.  Однако
для "Атропы"  это немалый груз. Половину надо будет  равномерно распределить
по судну в "гирляндах". От того,  как  он  разместит  остальные десять тонн,
зависит, увеличится  ли  скорость "Атропы"  на узел или уменьшится, будет ли
она  прямо  идти  по  курсу  или рыскать, хорошо  ли будет  слушаться  руля.
Хорнблауэр не  мог  решить окончательно пока не загрузят все припасы и он не
посмотрит на  судно со  стороны. Он  внимательно оглядел  сетки,  в  которых
предстояло   поднимать   ядра,  принялся  вспоминать,  какова  же  прочность
манильской пеньки на разрыв. Эти сетки, как он мог заключить, прослужили уже
несколько лет.
     - Шестнадцать ядер за раз, - крикнул он в лихтер. - Не больше.
     - Есть, сэр.
     Характерная для Хорнблауэра черта: минуту или две он  представлял себе,
что случится, если  не выдержит одна из сеток -  ядра посыпятся в  лихтер  с
высоты  рея, пробьют его днище,  тяжело нагруженный лихтер камнем пойдет  на
дно и будет  лежать там, вблизи  фарватера, доставляя бесконечные неудобства
судам, пока ныряльщики не вытащат все  ядра, после чего можно  будет  убрать
лихтер  с  фарватера. Небольшой недосмотр  может серьезно нарушить  движение
судов в Лондонском порту.
     Торопливо подошел Джонс и козырнул.
     - Порох загружен, сэр.
     -  Спасибо,  мистер  Джонс.  Прикажите  отверповать баржу обратно.  Как
только подносчики  пороха  вернутся на  судно, пусть мистер  Оуэн  пошлет их
укладывать ядра в "гирлянды".
     - Есть, сэр.
     Вернулась гичка с Карслейком.
     - Ну,  мистер  Карслейк,  как  Провиантский  двор отреагировал на  ваши
ордера?
     - Принял, сэр. Завтра утром припасы будут на берегу.
     -  Завтра? Вы что,  не  слышали  моих приказов, мистер Карслейк? Мне не
хотелось бы  ставить против вашей фамилии отметку о плохом поведении. Мистер
Джонс! Я  отправляюсь в  Провиантский  Двор.  Вы  поедете  со  мной,  мистер
Карслейк.
     Провиантский   Двор   подчиняется   не   Адмиралтейству,   а   Морскому
Министерству, и к его служащим нужен совершенно иной подход. Можно подумать,
что два учреждения соперничают, а не общими усилиями стремятся  к победе над
смертельным врагом.
     -  Я могу привезти  своих людей, - сказал Хорнблауэр. - Вашим грузчикам
ничего не придется делать.
     - М-м, - сказал провиантский суперинтендант.
     - Я все сам перевезу на берег и погружу на лихтер.
     - М-м, - повторил суперинтендант чуть более заинтересовано.
     -  Я  был бы глубоко вам обязан, - продолжал  Хорнблауэр.  -  Вам нужно
всего-навсего  поручить  одному  из  ваших клерков, чтоб он показал  припасы
моему офицеру. Все остальное мы сделаем сами. Убедительнейше вас прошу, сэр.
     Приятно  служащему Морского  Министерства видеть,  как флотский капитан
молит его  чуть ли  не  на коленях. Еще  приятней  сознавать,  что флот  все
сделает сам, не требуя от Провиантского Двора ни малейших затрат. Хорнблауэр
видел  удовлетворение  на жирном  лице суперинтенданта.  Ему  очень хотелось
стереть эту  улыбку кулаком, но он продолжал держаться униженным просителем.
Его от этого не убудет,  и таким способом он подчинит суперинтенданта  своей
воле лучше, чем любыми угрозами.
     -  Теперь  о  тех  припасах,  что  вы  сочли непригодными...  -  сказал
суперинтендант.
     -  Моя следственная  комиссия была  проведена в  полном соответствии  с
правилами, - заметил Хорнблауэр.
     - Да, - задумчиво произнес суперинтендант.
     -  Я могу  вернуть  вам бочонки, - предложил Хорнблауэр.  - Я собирался
сделать это сразу, как опорожню их в реку.
     - Пожалуйста, не затрудняйтесь. Верните полные бочки.
     Простому  смертному  не понять,  что  творится  в голове  у  чиновника.
Хорнблауэру трудно было поверить -  хотя, возможно, так оно и было  - что  в
деле об  испорченной солонине у суперинтенданта есть свой корыстный интерес.
Однако то, что провиант признали негодным, может повредить его репутации или
репутации  Двора.  Если  Хорнблауэр  вернет  бочонки,  это  можно  будет  не
фиксировать официально, а солонину всучить на какое-нибудь другое судно - на
судно, которое выходит в море немедленно. Пусть голодают моряки, сражающиеся
за   свое  отечество,  лишь   бы   отчеты  Провиантского   Двора  оставались
безупречными.
     -  Я с радостью верну вам полные бочонки, сэр, - сказал Хорнблауэр. - Я
пришлю их с тем же лихтером, который привезет мне припасы.
     - Это было бы очень удобно, - согласился суперинтендант.
     - Я чрезвычайно рад  и, как уже  говорил, глубоко признателен вам, сэр.
Через десять минут я пришлю барказ с матросами.
     Хорнблауэр поклонился  как мог  подобострастно - не стоит портить все в
последний момент - и еще раз поклонился чтоб помешать продолжению разговора.
Но последними словами суперинтенданта было:
     - Не забудьте вернуть бочонки, капитан.
     Пороховую   баржу    отверповали    на   место.   Загрузить   остальные
артиллерийские припасы было в сравнении с порохом парой пустяков. На корабль
поднимали  тюки с  пыжами, стопки  пустых  саржевых картузов, связки  гибких
прибойников   запасные  пушечные   катки,  бухты   огнепроводного   шнура  -
разнообразное снаряжение для двадцати двух пушек. Хорнблауэр отослал мичмана
Смайли с матросами в Провиантский Двор.
     -  Теперь  давайте  вытащим   бочки  с  испорченной  солониной,  мистер
Карслейк. Я должен сдержать обещание и вернуть их.
     - Есть, сэр, - сказал Карслейк.
     Это был довольно молодой человек  с бычьей  головой и  невыразительными
голубыми  глазами. Сейчас  они  были  еще  невыразительней,  чем обычно.  Он
присутствовал  при  разговоре  Хорнблауэра  с суперинтендантом  и  никак  не
проявил  своих  чувств.  Хорнблауэр  не  знал, то ли  Карслейк  как  баталер
одобряет  желание  суперинтенданта  сплавить  испорченную солонину на другое
судно,  то  ли,  как  моряк, испытавший  в  море  немало  лишений, презирает
Хорнблауэра за малодушие.
     - Я помечу их, прежде чем вернуть, - сказал Хорнблауэр.
     Когда он так легко согласился с суперинтендантом, он думал о краске, но
это не  вполне  его удовлетворяло -  краску можно будет  смыть скипидаром. В
этот самый момент его осенило более удачное решение.
     - Прикажите коку  снова развести огонь, - приказал он.  -  Раскалите...
раскалите пару шомполов. Возьмите их у оружейника, пожалуйста.
     -  Есть,  сэр. Простите, сэр, но  обеденное  время  для  матросов давно
прошло.
     - Когда у меня будет время поесть, смогут пообедать и матросы, - сказал
Хорнблауэр.
     Очень  удачно, что  на  людной палубе  многие  услышали эти слова.  Сам
Хорнблауэр  уже некоторое время думал об обеде для матросов  и все никак  не
мог решить, стоит ли тратить на это время.
     Поскрипывая,  из трюма вылез  первый бочонок, покачался и  опустился на
палубу. Хорнблауэр посмотрел по  сторонам  и увидел  Хоррокса с юным князем,
обалдевшим от беспрестанной суеты.
     - Мистер Хоррокс, идите сюда, - сказал Хорнблауэп  взял лежавший  возле
доски и нактоуза кусочек мела и написал на бочонке "ИСПОРЧЕНО". - На камбузе
греются два шомпола.  Вы с мистером  Князем можете провести время выжигая на
этих бочках клейма. Сделаете такие же буквы на всех бочонках. Ясно?
     - Э... да, сэр.
     - Выжигайте как следует, поглубже, чтоб нельзя было состругать.
     - Есть, сэр.
     Следующий лихтер из  дока подошел к левому борту, освободившемуся после
ухода  пороховой баржи. Он привез  шкиперское  имущество,  тросы,  парусину,
краску. Усталые матросы цепляли к талям тюки. Казалось, "Атропа" никогда  не
будет  готова к плаванию. Хорнблауэр чувствовал  себя  загнанной лошадью, он
напрягся,  превозмогая  усталость, и увидел,  что  провиантский  лихтер  уже
отошел от берега. Чтоб провести громоздкое судно поперек отливного  течения,
Смайли  вынужден  был  постоянно  подгонять  гребцов. Со шканцев  Хорнблауэр
видел, что лихтер загружен бочками с  солониной,  с ромом,  мешками сухарей.
Вскоре запасы "Атропы"  будут укомплектованы. До ноздрей Хорнблауэра донесся
едкий  запах  -  это прижигали  каленым железом  пропитанные рассолом бочки.
Теперь их  не примут ни на одно  судно. Странное занятие  для  Его Княжеской
Светлости.  Как там говорится  в  приказах: "Вам следует всемерно наставлять
Его Княжескую Светлость в  морских науках". Что ж,  возможно, это не  плохое
введение в науку побеждать государственных служащих.
     Прошло довольно много времени, пока на шканцах появился мистер  Джонс и
козырнул.
     -  Все   припасы  загружены,  -  сказал   он.  -  Мистер  Смайли  повел
провиантский лихтер обратно.
     - Спасибо, мистер Джонс. Спустите, пожалуйста, мою гичку.
     Хорнблауэр шагнул  в  шлюпку,  чувствуя на  себе  множество  любопытных
взглядов. Начало смеркаться,  пошел  моросящий  дождик. Хорнблауэр  приказал
грести в  обход судна. Он оглядел его спереди,  с  боков, с  кормы, мысленно
представляя  себе  обводы днища.  Он  смотрел на  нижние  реи -  сюда  будет
приложено давление  ветра на  паруса,  и надо просчитать баланс  сил - ветер
против продольного сопротивления, руль против передних парусов. Надо оценить
не  только  скорость,  но и  маневренность. Наконец  Хорнблауэр  поднялся на
палубу, где ждал его Джонс.
     - Надо усилить  дифферент на нос,  - объявил он,  -  бочки  с солониной
поставьте ближе к баку, ядра - спереди от порохового погреба.
     Снова  засвистели  дудки,  матросы  принялись  перетаскивать  по палубе
припасы. Когда  все было закончено, Хорнблауэр снова спустился  в  гичку. На
корабле с волнением ждали, когда он вернется.
     - Пока хорошо, - объявил Хорнблауэр.
     То,  что  он  только что сказал, было очень  важно. Как только "Атропа"
отойдет от  берега, она  будет  в  опасности, возможно,  ей  сразу  придется
вступить в бой. Она такая маленькая - даже хорошо  вооруженный  капер  может
оказаться  для нее серьезным противником.  Догнать, если  понадобится;  если
понадобится  -  уйти  от погони, быстро  слушаться  руля, когда  надо занять
позицию в бою,  идти  круто к  ветру  вблизи подветренного  берега - все это
"Атропа" должна уметь, причем сегодня же  - завтра может  оказаться  поздно.
Жизнь его команды, его собственная, его репутация зависят от того, правильно
ли он сейчас решил.
     - Можете  все  спускать в трюм, мистер Джонс.  Постепенно  заставленная
палуба  начала  освобождаться.   Дождь  усилился,   ночь   сгущалась  вокруг
маленького корабля.  Огромные бочки спускали  вниз и  устанавливали впритык.
Содержимое  трюма должно представлять собой монолит, чтоб при качке ничто не
ерзало,  ничто  не  смещалось, не  то судно может  повредиться,  либо  даже,
увлекаемое катящимся грузом, опрокинуться. Флот не забыл сэра Эдварда Бэрри,
офицера, командовавшего  Нельсоновским "Авангардом" - у того  сломало  мачты
умеренным шквалом вблизи Сардинии.
     Хорнблауэр стоял у гакаборта, дождевые капли стекали по его лицу. Он не
ушел вниз - возможно,  он наказывал себя за то, что не  проследил вовремя за
подготовкой судна.
     - Палубы очищены, сэр, - сказал Джонс, возникая из темноты.
     - Очень хорошо, мистер Джонс.  После  того, как матросы  вымоют палубы,
они смогут пообедать.
     В маленькой каюте было темно  и неуютно. В  рабочей половине стоял стол
на козлах и два парусиновых стула,  в спальне не  было ровным счетом ничего.
Масляная  лампа  тускло  освещала  голые  доски  под ногами.  Хорнблауэр мог
приказать, чтоб спустили гичку,  она быстро доставила бы его к  Детфордскому
пирсу, где в  "Георге" ждут его жена и дети. Там жарко горит в камине уголь,
шипит на тарелке  бифштекс  с гарниром из капусты,  а  простыни  на  пуховой
кровати так поглажены грелкой, что до них горячо дотронуться. Замерзшее тело
и усталые ноги невыразимо жаждали заботы тепла. Но Хорнблауэр упрямо себе  в
этом отказывал. Дрожа от холода, он съел корабельный обед, приказал повесить
гамак, забрался в него и закутался сырым одеялом.  В гамаке он не спал с тех
пор, как  был  мичманом, и позвоночник отвыг  от нужного изгиба.  Он слишком
замерз,  слишком  устал,  чтоб  наслаждаться сознанием  хорошо  выполненного
долга.





     Над морем  стоял туман - густой, холодный, непроглядный. Ветра  не было
совсем.  Хорнблауэр с трудом различал черное  как бы стеклянное море  вокруг
корабля. Лишь у самого борта плескались крохотные волны, говорившие ему, что
идет отлив. Сгущаясь в такелаже наверху, туман печально висел над палубой, и
на  треуголку  Хорнблауэра  изредка падали случайные капли. Тяжелый  бушлат,
пропитанный  сыростью, казалось, смерзся.  Однако настоящего мороза не было,
хотя  Хорнблауэр и продрог до  костей  под многочисленными слоями одежды. Он
оторвался от мрачного созерцания и вернулся к делам.
     - Ну, мистер Джонс, - сказал он. - Начнем сначала. Мы спустим стеньги и
реи - весь верхний рангоут и такелаж. Приступайте, пожалуйста.
     - Есть, сэр.
     Все  утро  шли  парусные  учения - Хорнблауэр  воспользовался  туманным
штилем, чтоб потренировать команду. На корабле  множество  новичков, офицеры
не  знают своих дивизионов,  и  туман  пришелся  кстати.  Можно до  выхода в
Ла-Манш подтянуть умение  и дисциплину.  Хорнблауэр замерзшей рукой  вытащил
из-за  отворота  сюртука часы.  Тут  же,  словно вызванный  этим  движением,
послышался  звон  судового колокола - пять  склянок. Из  тумана откликнулись
другие колокола - возле Даунза стояло на якоре  множество застигнутых штилем
судов. Последний  удар смолк лишь несколько минут  спустя - песочные часы на
разных кораблях явно шли неодинаково.
     Колокола  еще  звенели,  когда  Хорнблауэр  заметил положение  минутной
стрелки  на  своих  часах  и  кивнул  Джонсу.  Тут  же  послышались  выкрики
унтер-офицеров,  матросы,  уже ставшие  по местам после  короткой передышки,
принялись за работу.  Хорнблауэр стоял у  гакаборта, держа  в руках часы. Он
видел лишь  нижнюю  часть такелажа грот-мачты, фок-мачту  полностью  скрывал
туман. Матросы бежали по  вантам,  Хорнблауэр примечал, многие ли неуверенно
знают свои Обязанности и посты. Он жалел, что не видит всего, но если  бы не
было тумана, не было б  и парусных учений, а "Атропа"  спешила бы сейчас  по
Ла-Маншу. Хорнблауэр увидел князя, Хоррокс торопил его,  подталкивая рукой в
плечо.
     - Давай, - сказал Хоррокс, прыгая на выбленки.
     Князь прыгнул следом. Хорнблауэр  видел его растерянное  лицо.  Мальчик
вряд  ли понимал,  что  делает. И все же,  без сомнения, он будет учиться  -
главное,  он  узнал:  царственную  особу,  королевского внучатого племянника
может подталкивать своей плебейской рукой обыкновенный мичман.
     Хорнблауэр отошел, чтоб не мешать спуску крюйселя.
     Подбежал орущий штурманский помощник с кучкой шкафутских - они ухватили
громоздкий  сверток  и  поволокли  его в  сторону.  На  бизань-мачте матросы
работали быстрее,  чем на грот-мачте - грот-марсель еще не спустили.  Джонс,
задрав  голову  и  выпятив  кадык,  выкрикивал  следующий  приказ.  С  мачты
отвечали. Матросы сбежали по вантам вниз.
     - Отдавай! Осади! Спускай!
     Крюйс-рей плавно  повернулся  и  начал  медленно  спускаться  с  мачты.
Тягостная  задержка  произошла, пока  прилаживали грот-сей-тали -  это  было
слабое  место - но наконец рей  спустили и уложили на ростры. Потом долго  и
мучительно спускали стеньги.
     - Час пятнадцать, мистер Джонс, ближе даже к  часу двадцати. Это никуда
не  годится. Полчаса  плюс пять  минут максимум - все,  что вы  можете  себе
позволить.
     - Есть, сэр, - сказал Джонс. Ничего другого ему не оставалось.
     Пока Хорнблауэр смотрел на Джонса, готовясь отдать следующий приказ, до
слуха  его  донесся  глухой хлопок. Ружейный  выстрел? Пистолетный  выстрел?
Похоже  именно на это,  но туман  искажает  звуки. Даже если это  выстрел на
одном из  бесчисленных кораблей,  скрытых  в  тумане,  для него можно  найти
тысячи невинных  объяснений; а может это и не выстрел. Может, уронили крышку
люка, может, что еще.
     Матросы собрались на  палубе,  бесцельно  вглядываясь  в туман и ожидая
следующего  приказа.  Хорнблауэр  догадывался, что они,  несмотря на  холод,
обливаются  потом.  Так  из  них быстрее  выветрится  лондонское пиво, но  и
загонять их совсем не стоит.
     - Пять минут  отдых, - сказал Хорнблауэр. - Да, мистер Джонс, вам стоит
поставить надежного офицера, у фок-сей-талей.
     - Есть, сэр.
     Хорнблауэр  отвернулся, чтоб не  мешать Джонсу.  Пытаясь согреться,  он
заходил по палубе. Часы  он по-прежнему  держал в руке,  просто  потому, что
забыл их убрать. Он остановился у борта и взглянул на черную  воду.  Что это
плывет рядом с судном? Что-то длинное и темное. Пока Хорнблауэр смотрел, оно
ударилось  о  борт  под грот-русленем  и  медленно  повернулось,  увлекаемое
отливом.  Это было  весло. Хорнблауэром  овладело  любопытство.  Конечно, на
тесной якорной стоянке неудивительно встретить плывущее весло, и все же...
     - Старшина-рулевой, - сказал Хорнблауэр. - Встаньте на бизань-руслень с
тросом и выловите это весло.
     Весло оказалось самое  обычное.  Кожаная манжета потерта - оно  явно не
новое. С  другой  стороны,  кожа не  совсем  намокла, значит, весло  недолго
пробыло  в воде  - минуты,  а не  дни.  На вальке  было  выжжено "27", и это
заставило  Хорнблауэра вглядеться  попристальнее. Нижняя палочка  у  семерки
перечеркнута. Ни один англичанин не напишет так цифру 7. А вот на континенте
так  пишут  все -  датчане,  шведы  и норвежцы, русские  и прусаки -  жители
нейтральных или  союзных Англии государств.  Но  французы  или  немцы, враги
Англии, пишут семерку так же.
     И он действительно слышал что-то,  похожее на выстрел. Весло и  выстрел
составляли  труднообъяснимую  комбинацию -  если они, конечно, связаны между
собой.  Хорнблауэр  по-прежнему держал в руке часы. Выстрел -  если  это был
выстрел - прозвучал как раз перед тем, как он скомандовал отдыхать, семь или
восемь минут назад. Скорость отлива два узла. Если  выстрел заставил кого-то
выронить весло, это произошло примерно в четверти мили - в  двух кабельтовых
-  по  направлению  отлива.  Старшина-рулевой,   по-прежнему   держа  весло,
удивленно  смотрел  на  Хорнблауэра,   Джонс   ожидал  следующего   приказа.
Хорнблауэру захотелось оставить непонятное происшествие без внимания.
     Однако  он  -  королевский  офицер   и  обязан  разобраться   с   любым
необъяснимым  явлением на море.  Он заколебался. Туман  очень  густой.  Если
отправить  шлюпку,  она  непременно  заблудится. Хорнблауэру  приходилось  в
шлюпке искать в тумане путь на якорной стоянке. Значит, отправляться  должен
он. Ему чуть не стало дурно, когда он представил, как блуждает в тумане - он
запросто  может опозориться перед  всей командой. С другой стороны, шагать в
нетерпении  по   палубе,   ожидая,  когда  вернется  шлюпка,  было   бы  еще
мучительней.
     - Мистер Джонс, - сказал он, - спустите мою гичку
     - Есть, сэр, - с нескрываемым изумлением отозвалси Джонс.
     Хорнблауэр  подошел к нактоузу и посмотрел, куда указывает нос корабля.
Он снял отсчет как можно тщательнее заботясь не только о своих спокойствии и
безопасности, но и  о  своей репутации.  Норд-тень-ост  и полрумба  к  осту.
Поскольку корабль  стоит на якоре, носом к  отливу, можно точно сказать, что
оттуда и приплыло весло.
     - Будьте любезны, мистер Джонс, мне понадобится в гичку хороший компас.
     - Есть, сэр.
     Хорнблауэр  заколебался. Надо было отдать последний решительный приказ,
после  которого всем  станет ясно, что он  ожидает  встретить в тумане нечто
серьезное. Но  не отдать этот приказ значило бы отцедить комара и проглотить
верблюда. Если  он  действительно  слышал выстрел,  значит где-то  произошла
стычка, и, возможно, придется хотя бы припугнуть их.
     - Пистолеты и  абордажные  сабли для команды  гички пожалуйста,  мистер
Джонс.
     -  Есть, сэр, - сказал  мистер Джонс таким  тоном,  словно ничто уже не
способно его удивить.
     Спускаясь в шлюпку, Хорнблауэр обернулся.
     -  Я засек время,  мистер  Джонс. Постарайтесь  подвесить  марса-рей за
полчаса - я вернусь раньше.
     - Есть, сэр.
     Матросы снова забегали, а Хорнблауэр уселся на кормовое сиденье шлюпки.
     - Я возьму руль,  - сказал  он  рулевому. -  Весла на воду.  Он  провел
шлюпку  вдоль  "Атропы",  последний  раз  взглянул  на  ее  нос,  бушприт  и
ватерштаг,  затем  их  поглотил  туман. Гичка  оказалась в  крохотном мирке,
ограниченном стенами тумана. Шум ведущихся на корабле работ быстро стих.
     -  Гребите ровно!  -  приказал Хорнблауэр. Если шлюпка  не  будет  идти
совершенно прямо,  через  десять  секунд  компас  покажет  в противоположную
сторону. Курс норд-тень-ост и полрумба к осту.
     - Семнадцать, - считал Хорнблауэр. - Восемнадцать. Девятнадцать.
     Он  считал  гребки  -  так  можно   приблизительно  оценить  пройденное
расстояние. Семнадцать футов гребок, четверть мили - чуть  меньше двух сотен
гребков. Но надо учитывать скорость отлива.  Значит, около пятисот  гребков.
Все  это  очень приблизительно,  но  в  таком  дурацком предприятии  ни одна
предосторожность не будет излишней.
     - Семьдесят четыре,  семьдесят пять, - считал Хорнблоуэр,  не отрываясь
от компаса.
     Несмотря на  сильное отливное течение, поверхность рд была гладкой, как
стекло - весла, поднимаясь, оставляли на ее поверхности водовороты.
     - Двести, - сказал Хорнблауэр и вдруг испугался, что сбился  со счета и
уже триста.
     Весла монотонно скрипели в уключинах.
     - Смотрите по сторонам,  -  велел Хорнблауэр рулевому - Если что-нибудь
увидите, скажите мне. Двести шестьдесят четыре.
     Кажется,  только вчера он  вел  ялик с  матросами "Неустанного"  устьем
Жиронды на операцию по захвату "Папийона".  Но с тех пор прошло более десяти
лет. Триста. Триста пятьдесят.
     - Сэр, - позвал рулевой.
     Хорнблауэр посмотрел.  Впереди  и немного слева  туман как бы сгущался,
что-то неясно вырисовывалось.
     - Суши весла, - сказал Хорнблауэр, и шлюпка заскользила по инерции.  Он
немного повернул  румпель,  правя  на  сгусток тумана.  Шлюпка  остановилась
раньше, чем они успели что-либо разглядеть, и  гребцы по приказу Хорнблауэра
вновь  налегли на весла. Из тумана послышался окрик - видимо, там расслышали
плеск весел.
     - Эй, на шлюпке!
     Во всяком случае,  окликали  по-английски. Теперь можно  было  различит
большой бриг. Судя по форме рангоута и обводам, это Вест-Индский пакетбот.
     - Что за бриг? - крикнул Хорнблауэр.
     - "Амелия Джейн" из Лондона, тридцать семь дней из Барбадоса.
     Это подтверждало первые впечатления Хорнблауэра.  Но вот  голос? Что-то
он  не  совсем  английский.  В  британском  торговом  флоте  служит   немало
иностранцев, но вряд ли они командуют Вест-Индскими пакетботами.
     - Суши весла, - приказал Хорнблауэр. Гичка  плавно заскользила по воде.
Пока он не видел ничего подозрительного.
     -  Держитесь на  расстоянии, -  сказали с брига. В этих словах  тоже не
было  ничего  странного. Корабль,  стоящий  на  якоре  в  двадцати милях  от
французского  побережья,  подвергается немалой  опасности,  и  его  капитан,
естественно  не захочет подпускать к себе в тумане незнакомую шлюпку. Но "р"
в слове  "расстояние"  было  какое-то странное. Хорнблауэр повернул румпель,
чтоб пройти под кормой у брига. Там было написано название:  "Амелия Джейн",
Лондон.  Тут  Хорнблауэр  заметил кое-что  еще  -  возл  грот-русленя  брига
болталась большая шлюпка. Этому можо найти сотню  невинных объяснений, и все
же это подозрительно.
     - Эй, на бриге! - крикнул Хорнблауэр. - Я поднимусь на борт.
     - Не приближайтесь! - крикнули с брига. Над бортом поднялись  головы, и
на гичку направились три или четыре ружейных ствола.
     - Я  -  королевский офицер,  - сказал Хорнблауэр. Он встал  на кормовое
сиденье  и  распахнул  бушлат  показывая  мундир. Тот,  кто говорил  с  ним,
некоторое время молчал, потом в отчаянии развел руками.
     - Да, - сказал он.
     Хорнблауэр взобрался на борт брига так быстро, как позволяли  застывшие
руки и ноги. Стоя на  палубе, он вдруг сообразил, что безоружен,  а  на него
враждебно смотрят  человек  пятнадцать,  некоторые с  ружьями  в  руках.  Но
команда  гички уже  взобралась  на  палубу  и  встала  позади  него,  сжимая
пистолеты и тесаки.
     - Капитан, сэр! - Это кричал один из двух оставленных в гичке матросов.
- Простите, сэр, в этой шлюпке убитый.
     Хорнблауэр  посмотрел  вниз. В  шлюпке действительно  лежал, согнувшись
пополам, мертвец. Теперь ясно,  откуда  взялось весло. Этого человека  убили
выстрелом с брига, когда шлюпка  подходила к борту  - бриг взяли на абордаж.
Хорнблауэр снова посмотрел на людей, толпившихся на палубе.
     - Французы? - спросил он.
     - Да, сэр.
     Этот  человек  понимает,   что   к  чему.  Он   не   пытается   оказать
сопротивление. Хотя у него пятнадцать человек, а у Хорнблауэра всего восемь,
ясно, что где-то поблизости  королевское судно  и  капитулировать все  равно
придется.
     - Где команда? - спросил Хорнблауэр.  Француз указал вперед, и по знаку
Хорнблауэра один из  его матросов поспешно освободил команду брига, запертую
на полубаке - человек шесть негров и двух офицеров.
     - Премного обязан вам, мистер, - сказал капитан, выходя вперед.
     -  Я  капитан Хорнблауэр  Его Величества  корабля  "Атропа",  -  сказал
Хорнблауэр.
     - Прошу прощения, капитан. - Это был пожилой человек,  его белые волосы
и голубые глаза резко констатировали с темно-коричневым загаром. - Вы спасли
мой корабль.
     - Да, - сказал Хорнблауэр. - Разоружите, пожалуйста, этих людей.
     - С удовольствием, сэр. Займись этим, Джек.
     Другой офицер - помощник, вероятно - забрал у франиузов ружья и шпаги.
     - Они вышли из тумана и взяли нас на абордаж чуть раньше, чем мы успели
их  заметить. Королевское судно забрало у  меня четырех лучших матросов, как
только мы прошли Старт,  не то я встретил бы их по-иному. Я успел выстрелить
только один раз.
     - Ваш  выстрел  и привел меня  сюда,  -  коротко заметил Хорнблауэр.  -
Откуда они взялись?
     - Я и сам себя об этом спрашиваю, - сказал капитан. - Из Франции они бы
в этой шлюпке не добрались.
     Оба  с  интересом  посмотрели  на  удрученных   французов.  Вопрос  был
чрезвычайно  важный.  Французы с какого-то судна, и судно это стоит на якоре
среди  английских   кораблей.  Если  так,  значит,  оно   замаскировано  под
английское или нейтральное, и подошло еще  до того, как спустился туман. Что
ж, такое случалось нередко -  это  довольно  простой  способ захватить приз.
Значит,  где-то  совсем  близко  затаился волк в  овечьей шкуре, французский
капер,  вероятно, битком набитый людьми - он мог взять и не один приз. Когда
поднимется ветер, начнется суматоха, все будут торопливо сниматься с якорей,
и капер, прихватив призы, ускользнет незамеченным.
     -  Когда спустился туман,  -  сказал  капитан, - ближе всех  к  нам был
рамсгейтский траулер. Он  встал на якорь одновременно с  нами. Как бы это не
был он.
     Вопрос был так важен, что Хорнблауэр не мог спокойно  стоять на  месте.
Он заходил по палубе, лихорадочно соображая. Он еще не додумал окончательно,
как уже повернулся и отдал приказ, необходимый для осуществления  его плана.
Он не знал, хватит ли у него твердости довести этот план до конца.
     - Лидбитер! - сказал он рулевому.
     - Сэр.
     - Свяжите им руки за спиной.
     - Сэр?
     - Вы меня слышали.
     Связать пленных было  почти  что против законов войны.  Когда  Лидбитер
подошел к французам, чтоб исполнить приказ, те явно возмутились. Послышались
возбужденные голоса.
     - Вы не можете этого сделать, - сказал тот, кто говорил по-английски.
     - Заткнитесь! - рявкнул Хорнблауэр.
     Он разозлился уже оттого, что отдал этот  приказ,  и злился еще сильнее
из-за своей неуверенности.  Безоружные французы не могли оказать  англичанам
никакого   сопротивления.   Громко   повозмущавшись,   они  вынуждены   были
подчиниться, и Лидбитер, переходя от одного к другому, связал им запястья за
спиной.  Хорнблауэру отвратительна  была роль, которую он  избрал, хотя игра
стоит свеч. Надо разыграть кровожадного злодея, одержимого  манией убийства,
Хорнблауэр  знал,  что   такие  люди  есть.  Изверги   встречались  и  среди
королевских  офицеров.  За последние десять лет войны  на море то  одна,  то
другая  сторона  изредка  учиняли  зверские  расправы.   Французы  не  знают
Хорнблауэра,  команда  пакетбота  тоже. Кстати, не знают его  и  собственные
матросы. Они недолго служат под его  началом, и не имеют причин усомниться в
его  человекоубийственных  устремлениях. Значит,  они  не выдадут его  своим
поведением. Хорнблауэр повернулся к одному из своих матросов.
     - Бегом наверх, - приказал  он. - Пропустите гордень через блок на ноке
грота-рея.
     Это значило  сделать виселицу.  Матрос смотрел  на него, не  веря своим
ушам,  но  Хорнблауэр  страшно оскалился,  и тот  быстро побежал  по вантам.
Хорнблауэр подошел к связанным французам. Они смотрели  то на матроса, то на
искаженное лицо Хорнблауэра. Их перешептывание смолкло.
     - Вы  -  пираты,  - медленно  и  отчетливо  сказал Хорнблауэр.  - Я вас
повешу.
     На  случай,  если  говорящий   по-английски  француз  не   знает  слова
"повесить", он указал  на нок рея. Это поняли  все.  Секунду или две пленные
молчали, и вдруг разом заговорили на французском, так быстро, что Хорнблауэр
не разбирал слов. Потом тот, кто говорил по-английски, возмущенно заявил:
     - Мы не пираты, - сказал он.
     - А я уверен, что вы пираты, - ответил Хорнблауэр.
     - Мы каперы, - сказал француз.
     -  Пираты, - повторил  Хорнблауэр. Французы снова заговорили все разом.
Хорнблауэр понял, что  главарь переводит товарищам его слова, а они убеждают
его объясниться полнее.  Хорнблауэр холодно посмотрел  на них и,  не обращая
больше внимания, отдал следующий приказ.
     -  Лидбитер,  - сказал  он, - завяжите  на  конце  удавку. Потом  опять
повернулся к французам.
     - Так кто вы, значит? - нарочито бесстрастно спросил он.
     - Мы с капера "Венжанс" из Дюнкерка, сэр. Я - Жак Лебон, призмастер.
     Выходя в море, каперы обычно имеют на борту  несколько лишних офицеров,
которые поведут трофеи во французский порт, пока остальная команда продолжит
плаванье.  Обычно на эту  роль выбирают офицеров,  знающих английский язык и
обычаи королевского  флота, и  они  называются  "призмастерами".  Хорнблауэр
повернулся  и  посмотрел на удавку - она выразительно раскачивалась  на ноке
рея - потом опять обратился к призмастеру.
     - У вас нет документов, - сказал он.
     При  этом  он  скривил  губы  в  презрительной усмешке.  Несчастным, не
сводившим глаз с его  лица усмешка эта показалась неестественной - такой она
и была. Хорнблауэр  блефовал. Если б призмастер  показал какую-нибудь бумагу
пришлось  бы менять  всю линию атаки, но риск был невелик. Будь документы  у
Лебона  в кармане,  он бы  уже упомянул  о  них,  попросил бы кого-нибудь их
достать. Это - первое движение француза, в чьей личности усомнились.
     -  Нет,  -  упавшим голосом подтвердил Лебон.  Мало  кто берет с  собой
документы, собираясь на абордаж.
     - Тогда я вас повешу, - сказал Хорнблауэр. - Всех до единого. Одного за
другим.
     Он заставил себя рассмеяться, и смех получился нечеловеческий, ужасный.
Каждый подумал  бы,  что смех этот вызван предвкушением приятного  зрелища -
мучительной  смерти  пятнадцати  человек. Седовласый  капитан  "Амелии",  не
вынеся этого, вмешался в разговор.
     - Сэр, - сказал он. - Что вы собираетесь делать?
     - Заниматься своим делом, сэр, - сказал Хорнблауэр, подражая тем наглым
офицерам, которых ему приходилось встречать  по службе. - Могу я попросить и
вас заниматься своим?
     - Но вы же не станете вешать этих бедолаг, - продолжал капитан.
     - Именно это я и сделаю.
     - Но не на моем корабле, сэр. Не сейчас. Без суда и следствия...
     -  Именно на вашем корабле, сэр, который  был захвачен  ими  по  вашему
упущению. И  немедленно. Пиратов, пойманных  на  месте преступления,  вешают
сразу, и вы это знаете, сэр. И я это сделаю.
     Какая удача,  что капитан  вмешался в разговор.  Его отчаяние, тон  его
возражений  были совершенно искренни - если б Хорнблауэр посвятил его в свой
план, он  говорил бы иначе.  Хорнблауэр  обошелся с ним жестоко, но так было
нужно.
     - Сэр, - настаивал капитан, - я уверен, что они - каперы.
     - Попрошу  вас не мешать королевскому офицеру исполнять  его  долг.  Вы
двое, подойдите.
     Двое матросов, на которых он указал, покорно приблизились. Возможно, им
случалось  видеть повешенье,  как  и другие  жестокости жестокой службы.  Но
перспектива лично принять  участие в казни их явно  смущала. Нежелание  было
явственно написано на  их  лицах,  но  они  дисциплинированы  и  послушаются
одного-единственного безоружного человека, потому что он их капитан.
     Хорнблауэр  смотрел на  французов.  Он вдруг  почувствовал тошнотворную
тяжесть в желудке, представив, будто и впрямь выбирает жертву.
     - Этого первым, - скомандовал он.
     Смуглый  человек  с  бычьей  шеей, на которого он  указал, вздрогнул  и
побледнел,  потом  отступил,  прячась за  спинами  товарищей. Все заговорили
разом, лихорадочно дергая связанными за спиной руками.
     - Сэр! - воскликнул Лебон. - Я прошу вас... Я умоляю...
     Хорнблауэр  неохотно  взглянул  на  него.  Лебон заговорил, страдая  от
недостаточного знания языка и невозможности жестикулировать.
     -  Мы - каперы. Мы сражаемся за  Империю, за  Францию.  -  Он  упал  на
колени. Из-за  того, что  руки его были связаны,  он ткнулся  лицом  в  полу
Хорнблауэрова бушлата. - Мы сдались. Мы не оказали сопротивления. Мы  никого
не убили.
     -  Оттащите  его,  -  сказал Хорнблауэр,  отступая.  Но Лебон пополз на
коленях, снова тыкаясь в бушлат и моля.
     - Сэр, - снова вмешался капитан-англичанин. - Не могли бы вы по крайней
мере отвезти их на берег для суда? Если они пираты, это выяснится достаточно
быстро.
     -  Я хочу видеть,  как  они  запляшут  на  pee,  -  сказал  Хорнблауэр,
лихорадочно подыскивая самое впечатляющее слово.
     Двое  матросов, воспользовавшись  разговором,  приостановили исполнение
приказа.  Хорнблауэр   посмотрел  на  удавку  -  она  неясно,   но   зловеще
вырисовывалась в тумане.
     -  Я и на секунду не поверил, - сказал он,  - что  вы  те, за кого себя
выдаете.  Вы шайка воров, пиратов.  Лидбитер, поставьте  к  веревке  четырех
матросов. Я прикажу когда тянуть.
     - Сэр! -  вскричал Лебон. -  Уверяю вас, даю слово чести,  мы с  капера
"Венжанс".
     - Ба! - ответил Хорнблауэр. - Где же он?
     -  Там.  -  Лебон не  мог  показать  рукой,  и  показал  одбородком  по
направлению левой раковины "Амелии Пжейн". Это  было не очень  точно, но уже
что-то давало.
     - Видели вы там  какое-нибудь  судно до того,  как  спустился туман?  -
спросил Хорнблауэр, поворачиваясь к английскому капитану.
     - Только рамсгейтский траулер, - неохотно ответил тот.
     - Это наш корабль! -  воскликнул Лебон.  -  "Венжанс".  Это дюнкеркский
траулер - мы замаскировали его.
     Вот  значит  что. Дюнкеркский  траулер.  Предназначенный  для рыбы трюм
битком набит вооруженными  людьми.  Немного изменить оснастку, нарисовать на
гроте "R",  написать на корме подходящее название -  судно может, не вызывая
подозрений, приближаться к английскому побережью и захватывать призы.
     - Так где он значит? - спросил Хорнблауэр.
     - Там... ой!
     Лебон осекся, поняв, как много он уже выболтал.
     -  Я  могу  довольно  точно  сказать,  где  он  находится,  -  вмешался
английский капитан. - Я видел... ой!
     Он осекся в  точности как  Лебон, но уже от изумления, и  воззрился  на
Хорнблауэра. Это походило на немую сцену в глупом фарсе. Пропавший наследник
наконец объявился.  Хорнблауэру  стало  противно: он представил, как скромно
признается, что он никакое не  кровожадное чудовище,  и выслушивает восторги
невольных  участников спектакля. Это было банально, это претило тому, что он
назвал  бы хорошим вкусом. Все, что  требовалось, он узнал - теперь  можно и
поразвлечься, насколько это не  помешает ему действовать немедленно. Прежняя
усмешка теперь, когда Хорнблауэр своего добился, стала вполне естественной.
     - Жалко,  не придется смотреть повешенье, - сказал он как бы про  себя,
переводя  взгляд  с  удавки на  дрожащих  французов - те еще не поняли,  что
произошло. - Если эту толстую шею немного сдавить...
     Он  не  докончил  фразы  и под взорами всех собравшихся  несколько  раз
прошелся по палубе.
     - Очень  хорошо, -  сказал  он,  останавливаясь.  -  Как  ни  жаль,  но
повешенье придется отложить. Где примерно был этот траулер, капитан?
     - Было стояние прилива и отлива, - начал просчитывать капитан. - Мы еще
не поворачивались. Приблизительно...  Капитан явно был наблюдателен и быстро
соображал.
     - Очень хорошо, - сказал Хорнблауэр, выслушав его.
     - Лидбитер, оставляю вас здесь с двумя матросами. Смотрите за пленными,
чтоб  они  не  захватили бриг.  Я  возвращаюсь  на  судно.  Ждите дальнейших
приказов.
     Он  спустился в гичку. Провожавший его  капитан явно  недоумевал, и это
было приятно. Он не мог до конца поверить, что Хорнблауэр - адское чудовище,
каким  притворяется,  и  его  жестокость  лишь  по  счастливой   случайности
заставила пленного проговориться.  С другой  стороны, трудно  поверить,  что
Хорнблауэр, применив хитрую уловку для достижения желаемого, пренебрег затем
возможностью  сорвать  аплодисменты  и насладиться  восторженным  изумлением
зрителей. И то, и  другое  сбивало с толку.  Это хорошо. Пусть себе  гадает.
Пусть  все  гадают  -  впрочем,  посерьезневшие  гребцы явно  ни  в  чем  не
сомневались. Не  зная, как  велика была ставка в игре, они твердо уверились,
что  их капитан показал свою истинную сущность -  его хлебом  не корми,  дай
посмотреть жестокую казнь. Пусть так и думают. Вреда  не  будет. Хорнблауэру
было  не  до того -  все его внимание сосредоточилось  на картушке  компаса.
Смешно было  бы  - ужасно комично  - если  б после всего он на обратном пути
проскочил  мимо  "Атропы"   и  потом  несколько   часов  блуждал  в  тумане.
Направление  на  "Амелию  Джейн"  было  норд-тень-ост  и  полрумба  к  осту.
Противоположное  - зюйд-тень-вест и полрумба  к весту,  и Хорнблауэр  твердо
держал гичку на этом курсе. Поскольку отлив еще не кончился, через несколько
секунд они  должны увидеть "Атропу". Какое облегчение он испытал,  когда они
действительно ее увидели!
     Мистер  Джонс  встретил Хорнблауэра  у борта. Он видел, что в  гичке не
хватает двух матросов и рулевого. Объяснить это было нелегко, и мистер Джонс
сгорал от любопытства. Он мог только гадать, что делал в тумане его капитан.
Любопытство  пересилило даже испуг при виде оскала,  по-прежнему искажавшего
лицо Хорнблауэра  - снова  оказавшись на  корабле,  тот  начал с  неприятным
страхом гадать,  как  члены  Адмиралтейского  совета расценят  его  отлучку.
Вопросы Джонса он оставил без внимания.
     - Я вижу, вы подвесили реи, мистер Джонс.
     -  Да, сэр. Поскольку вы  не вернулись,  я  послал матросов обедать.  Я
думал...
     - У них есть пять минут, чтобы докончить обед, не больше. Мистер Джонс,
если  бы вам пришлось отправлять  две шлюпки  для захвата  вражеского судна,
стоящего на  якоре в таком тумане,  как бы вы  это устроили? Какие бы отдали
приказы?
     - Ну, сэр, я бы... я бы...
     Мистер  Джонс  явно не отличался  сообразительностью, ни умением быстро
приноравливаться  к обстоятельствам.  Он  мямлил  и запинался.  Но на  флоте
крайне  мало  офицеров, которым  не  довелось  участвовать хотя  бы  в одной
операции по захвату вражеского судна.  Как это делается, Джонс отлично знал,
и постепенно это стало ясно.
     - Очень хорошо, мистер Джонс. Вы  спустите барказ и тендер. Проследите,
чтоб команда была полностью вооружена. Вы проследуете курсом норд-тень-ост и
полрумба к осту - запомните, мистер Джонс, норд-тень-ост и полрумба к осту -
четверть мили. Здесь вы увидите Вест-Индский бриг, "Амелию Джейн". Он только
что отбит у французской призовой команды, и на его борту мой рулевой с двумя
матросами. Оттуда вы двинетесь дальше к французскому каперу  "Венжанс".  Это
дюнкеркский  траулер, замаскированный под рамсгейтский траулер. Вероятно, на
нем большая  команда  -  не  меньше пятидесяти  человек.  Он стоит  на якоре
примерно в  трех кабельтовых к норд-весту  от "Амелии  Джейн".  Вы захватите
его, желательно  врасплох.  Мистер Стил будет  командовать второй шлюпкой. Я
выслушаю, как  вы будете его инструктировать, чтоб вам не пришлось повторять
мне мой приказ. Мистер Стил!

     Депеша, которую Хорнблауэр написал вечером и отправил на "Амелию Джейн"
для передачи в Адмиралтейство, была выдержана в обычных казенных выражениях.

     Сэр,
     Честь имею  доложить Вам для сведения  Их Сиятельств, что сегодня, стоя
на якоре  в  густом тумане у Даунза, я  получил  основания заподозрить,  что
неподалеку   произошла  стычка.  В  ходе  расследования   обстоятельств  мне
посчастливилось отбить  у французской призовой команды бриг "Амелия  Джейн",
возвращающийся в Англию с  Барбадоса. Используя сведения, полученные мною от
пленных,  я  отправил  мистера  Джонса  на  шлюпках  судна  Его  Величества,
находящегося  под моим командованием, атаковать французский капер  "Венжанс"
из Дюнкерка. Операция была успешно проведена мистером Джонсом, его офицерами
и матросами, включая мистера  Стили,  второго лейтенанта,  господ Хоррокса и
Смайли, а  также Его Княжескую Светлость князя Зейц-Бунаусского, мичманов. В
ходе   небольшой   стычки  двое  наших  матросов  получили  легкие  ранения.
Французский капитан, мсье Дюко,  был  тяжело ранен  при попытке организовать
сопротивление. "Венжанс" оказался французским траулером, замаскированным под
английское рыбачье  судно.  Включая  призовую  команду,  оно несло семьдесят
одного  офицера  и  матроса  и было  вооружено  четырехфунтовой  карронадой,
скрытой под сетью.
     Честь имею оставаться Ваш покорный слуга Горацио Хорнблауэр, капитан.

     Прежде  чем  запечатать письмо,  он  с  кривой  усмешкой  пробежал  его
глазами.  Он гадал, что можно прочесть  между строк этого сухого послания, о
чем догадаться, что вытекает логически. Туман, холод, омерзительная сцена на
борт "Амелии Джейн", игра чувств - угадает ли кто-нибудь правду?  И можно не
сомневаться, что команда гички уже разнесла по судну леденящий  душу рассказ
о  кровожадности  капитана.  Из  этого  Хорнблауэр  тоже  извлекал   мрачное
удовольствие. В дверь постучали. Неужели его никогда не оставят в покое?
     - Войдите, - сказал он.
     Это был Джонс. Он заметил перо в руках Хорнблауэра чернильницу и бумагу
на столе.
     - Простите, сэр, - сказал он. - Надеюсь, я не опоздал.
     - В чем дело? - спросил Хорнблауэр. Джонс со своей нерешительностью его
раздражал.
     -  Если вы  собираетесь отправлять  рапорт  в Адмиралтейство, сэр, а  я
думаю, вы собираетесь, сэр...
     - Да, конечно.
     -  Не знаю, собирались  ли вы упоминать мое имя, сэр...  Я не  хотел бы
спрашивать, собирались ли вы... Я не хотел бы...
     Если  Джонс  выпрашивает,  чтоб  его  специально  упомянули в  рапорте,
Хорнблауэр вовсе его не упомянет.
     - К чему вы все это говорите, мистер Джонс?
     -  Дело в  том, что у меня  очень распространенные имя и фамилия,  Джон
Джонс, сэр.  В  лейтенантском  списке двенадцать  Джонов  Джонсов. Не  знаю,
известно ли вам, сэр,  но  я  Джон  Джонс девятый,  сэр. Так  меня  знают  в
Адмиралтействе, сэр. Если вы этого не напишете, возможно...
     -  Очень  хорошо, мистер Джонс. Я понял. Я прослежу  чтоб  все  было по
справедливости.
     - Спасибо, сэр.
     Джонс ретировался, Хорнблауэр вздохнул, посмотрел на папорт и придвинул
чистый  лист бумаги. Вставить "девятый" после фамилии Джонс было  совершенно
невозможно. Оставалось  только  переписать все снова.  Странное занятие  для
кровожадного тирана.





     "Атропа"  скользила по  Гибралтарскому заливу, и Хорнблауэр внимательно
наблюдал  за  тем,  как матросы убирают  парус. Он мог  уверенно назвать  их
хорошо  вышколенной   командой.  Долгая  лавировка  по  Ла-Маншу,  борьба  с
бискайскими  штормами  сплотила их  воедино.  Никаких заминок, только  самые
необходимые  приказы.  Матросы сбегали  с реев.  Хорнблауэр видел, как двое,
презирая   ванты,  соскользнули  по  грот-стень-фордунам.  Они  одновременно
коснулись  палубы  и   обменялись  счастливыми   улыбками  -  очевидно,  они
соревновались, кто  быстрее. Один был Смайли, грот-марсовый мичман. Другой -
Его  Княжеская  Светлость  князь  Зейц-Бунаусский.  Мальчик преображается на
глазах. Если он когда-нибудь  воссядет на престол в столице своего немецкого
княжества,  ему  будет  о  чем   вспомнить.  Но  капитану  сейчас  не  время
отвлекаться.
     - Отдайте якорь, мистер Джонс,  - крикнул  он.  Якорь потащил перлинь в
клюз.  Хорнблауэр  наблюдал,   как  "Атропа"  натянула  канат  и  встала  на
намеченное место.  Он  смотрел  на башни  Гибралтара и дальше  на  испанский
берег. Ничто, казалось, не изменилось здесь с тех пор, как - много лет назад
- он бывал в Гибралтарском заливе. Солнечные лучи падали почти отвесно - так
приятно  было чувствовать  на лице  средиземноморское солнце, пусть  зимнее,
почти не греющее.
     - Спустите мою гичку, пожалуйста, мистер Джонс. Хорнблауэр сбежал вниз,
чтобы  нацепить  шпагу  и  вытащить  из  жестяной  коробки  лучшую  из  двух
треуголок. Он хотел, отправляясь на  берег  с официальным визитом, выглядеть
как  можно  представительнее. Его била нервная дрожь: подумать только, скоро
он  увидит приказы, открывающие новую страницу в  его приключениях - если бы
приключениях! Скорее же всего впереди бесконечная тоска блокадной службы.
     Но  когда Хорнблауэр прочел, наконец, приказы Коллингвуда, то обнаружил
в них абзац, повергший его в недоумение.

     Вы примете  на свое  судно мистера Маккулума, служащего  Достопочтенной
Ост-Индской компании, а также его подручных-туземцев, в качестве пассажиров,
а  затем  Вы,   в  соответствии  с  первым  параграфом  настоящих  приказов,
проследуете к месту встречи со мной.

     Мистер  Маккулум  ожидал  в  приемной  губернатора.   Это  был  ладный,
коренастый мужчина лет тридцати с лишком  голубоглазый, с  курчавыми черными
волосами.
     -  Капитан  Горацио   Хорнблауэр?  -  раскатистое  "р"   выдавало   его
шотландское происхождение.
     - Мистер Маккулум?
     - Служащий компании.
     Оба внимательно посмотрели друг на друга.
     - Вы будете пассажиром на моем судне?
     - Да.
     Маккулум держался независимо,  почти вызывающе, однако, судя по жидкому
серебряному позументу и по тому, что шпаги он не носил, положение в компании
занимал невысокое.
     - Кто такие ваши подручные-туземцы?
     - Трое сингальских ныряльщиков.
     - Сингальских?
     Хорнблауэр произнес это слово осторожно.  Он не слышал  его  прежде, по
крайней мере - в таком произношении. Он подозревал, что оно как-то связано с
Цейлоном, но не собирался признаваться в своем неведении.
     - Ловцы жемчуга с Цейлона.
     Значит, Хорнблауэр угадал.  Но зачем  Коллингвуду,  смертельной хваткой
сцепившемуся с французами в Средиземном море, ловцы жемчуга?
     - И какова ваша должность, мистер Маккулум?
     - Я руководитель аварийно-спасательных работ на Кормандельском Берегу.
     Этим вполне объяснялась нарочитая самоуверенность Маккулума. Видимо, он
из тех специалистов, кого ценят за опыт и знания. Вероятно, он попал в Индию
юнгой или подмастерьем, в юности занимался черной работой, теперь же  достиг
такого уменья, что сделался незаменим и может вознаградить себя за пережитые
унижения. Чем больше  золотого позумента видит он на  своем собеседнике, тем
резче с ним говорит.
     - Очень хорошо,  мистер Маккулум. Я отплываю немедленно, поэтому крайне
желательно, чтоб  вы  с вашими  подручными поднялись на борт  по возможности
быстрее. В течение часа. Нужно ли вам грузить какое-нибудь снаряжение?
     - Очень мало. Почти  ничего,  исключая мой сундук и узелки ныряльщиков.
Они готовы, готова и пища для них.
     - Пища?
     - Бедняги, - начал Маккулум, - отсталые язычники,  поклонники Будды. По
дороге сюда  они чуть  не померли  - они и прежде не знали, что такое набить
полное брюхо. Горстка овощей, капля масла, чуток рыбы. На этом они  привыкли
жить.
     - Масло? Овощи? Откуда все это возьмется на военном корабле?
     -  У меня есть  для  них бочка  испанского оливкового масла, -  пояснил
Маккулум.  - Его они соглашаются есть, хотя оно и не похоже на их буйволиное
масло.  Чечевица, лук  и морковь. Если дать им солонины, они умрут, что было
бы очень досадно, раз уж мы доставили их сюда вокруг мыса Доброй Надежды.
     Маккулум сказал это грубо, но Хорнблауэр заподозрил,  что  за нарочитой
черствостью  скрывается  жалость  к  несчастным  подчиненным, оторванным  от
родимого дома. Мистер Маккулум начал ему нравиться чуть больше.
     - Я прикажу, чтоб о них хорошо заботились, - сказал Хорнблауэр.
     -  Спасибо. - Это  был первый намек на вежливость в речи Маккулума. - В
Гибралтаре  бедняги  ужасно маялись  от  холода. Из-за  этого  они  тоскуют,
бедняги, да и впрямь они далеко от дома.
     - Зачем же их сюда послали? - спросил Хорнблауэр. Вопрос этот мучил его
уже довольно давно, но он не спрашивал, опасаясь нарваться на издевку.
     -  Потому  что  они могут нырять  на  шестнадцать с  половиной  морских
саженей, - ответил Маккулум, глядя ему прямо в глаза.
     Это  была не  вполне  издевка. Хорнблауэр  понял,  что Маккулум заметно
изменился к нему после того, как он пообещал  хорошо обходиться с туземцами.
Несмотря на  жгучее  любопытство, он  не  рискнул  спрашивать  дальше,  хотя
по-прежнему не знал, зачем  средиземноморскому флоту ловцы жемчуга, ныряющие
на  сотню  футов.  Он  ограничился  тем,  что  пообещал  прислать шлюпку  за
Маккулумом и его подручными.
     Сингальцы,  вступившие  на  палубу "Атропы", вид  имели  прежалкий. Они
кутались в белые хлопковые одежды, дрожа на  пронизывающем ветру, налетавшем
со  снежных испанских  гор. Они были хрупкого, даже хилого сложения,  и в их
умных глазах не мелькнуло ни тени любопытства, одна обреченность. Кожа у них
была  темно-коричневая, и это заинтересовало матросов  -  они  столпились  и
глазели   на   туземцев.  Те   не   смотрели  на   европейцев,   но  коротко
переговаривались между собой высокими музыкальными голосами.
     -  Поместите их в  самой теплой части  твиндека, мистер Джонс, - сказал
Хорнблауэр.  -  Проследите, чтоб им  было  удобно. Касательно  всего, что им
понадобится,  советуйтесь  с  мистером Маккулумом.  Позвольте представить  -
мистер Маккулум  - мистер Джонс. Вы  бы глубоко  меня обязали мистер  Джонс,
если б распространили на мистера Маккулума гостеприимство кают-компании.
     Хорнблауэру  пришлось  выразиться  так.  Теоретически  кают-компания  -
добровольное объединение офицеров,  и те сами выбирают, кого им принимать, а
кого нет.  Но  только очень смелые  офицеры не  допустили бы в свое общество
гостя  рекомендованного  капитаном,  и  Хорнблауэр  с  Джонсом прекрасно это
знали.
     - Вам надо также выделить мистеру  Маккулуму  койку, мистер  Джонс.  Вы
сами решите, куда ее поместить.
     Как хорошо, что  можно так сказать.  Хорнблауэр отлично  знал - знал  и
Джонс, судя по его легкому смятению - что на двадцатидвухпушечном  шлюпе нет
ни фута свободного. Теснота и без того невыносимая, а с появлением Маккулума
станет еще хуже. Но это уже трудности мистера Джонса.
     - Есть, сэр, - сказал тот не сразу - он явно прокручивал в голове, куда
же Маккулума поместить.
     - Превосходно, - сказал  Хорнблауэр. - Можно  заняться этим после того,
как мы снимемся с якоря. Не тратьте больше времени, мистер Джонс.
     Дорога каждая  минута. Ветер всегда  может  стихнуть или  перемениться.
Потерянный час может обернуться неделей. Хорнблауэр рвался поскорее провести
судно через пролив в Средиземное море, где  будет  простор для лавировки, на
случай, если  с востока задует левантер.  Мысленно он представлял себе карту
западной  части  Средиземного  моря - дующий  сейчас  северо-западный  ветер
быстро пронесет "Атропу" вдоль южного побережья Испании, мимо опасных  мелей
Альборана, а  за  мысом Гата испанский  берег круто поворачивает  к северу -
здесь они будут меньше стеснены в движениях. Хорнблауэр  не успокоится, пока
они не минуют мыс  Гата. Здесь была и  личная заинтересованность, Хорнблауэр
не  мог этого отрицать. Ему  хотелось действовать, хотелось узнать, наконец,
что же его  ждет, приблизить возможные приключения. Здесь его обязанности  и
его наклонности удачно  совпадали, а это, сказал он себе с мрачной усмешкой,
что не так уж часто случалось с тех пор, как он выбрал флотскую карьеру.
     По крайней мере он  вошел в Гибралтарский залив на  рассвете и покидает
его до заката. Его не упрекнешь  в напрасной трате времени. Они обошли  мол.
Хорнблауэр   посмотрел   на   нактоуз,  потом  на   вымпел  боевого   судна,
развевающийся на стеньге.
     - Круто к ветру, - приказал он.
     - Круто к ветру, сэр, - откликнулся старшина-рулевой.
     Резкий порыв  ветра, налетевший со Сьерра  де Ронда, накренил "Атропу",
лишь только  обрасопили реи. Судно  шло, накренясь, на него набегали крутые,
короткие волны - все, что осталось от атлантических валов,  прошедших  через
пролив.  Они  поднимали  корму  "Атропы",  и   она   резко  подпрыгивала  от
неестественного  сочетания ветра и волн. Брызги ударяли в  кормовой  подзор,
брызги  взлетали  над  раковиной,  когда судно  зарывалось  носом  в  волну.
"Атропа" была совсем крохотным суденышком, самым маленьким трехмачтовиком во
флоте,   самым   маленьким   кораблем,   на  который   требовался   капитан.
Величественные  фрегаты, мощные  семидесятичетырехпушечные  линейные корабли
могут  смотреть на  нее свысока. Хорнблауэр поглядел  на  зимнее Средиземное
море,  на  облака, скрывшие садящееся  солнце. Пусть волны мотают его судно,
пусть ветер кренит "Атропу", пока Хорнблауэр стоит на шканцах, он повелевает
ими.  Радостное  возбуждение  переполняло  его,  когда он  стоял на  шканцах
несущейся навстречу неизвестности "Атропы".
     Радостное возбуждение не оставило  и  позже, когда  он  ушел с палубы и
спустился в каюту. Обстановка здесь была крайне безрадостная. С тех пор, как
Хорнблауэр поднялся на борт своего судна в  Детфорде, он постоянно умерщвлял
свою  плоть. Совесть грызла  его, упрекая  за недолгие часы,  потраченные  с
женой и детьми.  Поэтому он покинул судно всего один  раз - чтоб  доложить о
готовности к отплытию. Он не попрощался  с еще не вставшей с постели Марией,
не взглянул  напоследок  на детей. И не купил ничего в каюту.  Все, что  его
окружало, сделал судовой плотник - парусиновые стулья, сколоченный на скорую
руку стол, койка  из грубой  рамы  с  натянутыми веревками, на которых лежал
соломенный матрас. Под голову - парусиновая подушка, набитая соломой, грубое
флотское  одеяло,  чтобы  укрываться. На  палубе под ногами  не  было ковра,
освещал каюту  чадящий судовой фонарь. Жестяной умывальный таз  в раме;  над
ним  в  переборке  полированное  стальное  зеркальце.  Самыми  существенными
предметами обстановки были два сундука,  стоявшие по углам - если не считать
их, каюта была скудна, как монастырская келья.
     Но Хорнблауэр,  согнувшийся в три погибели под  низким палубным бимсом,
готовясь ко сну, не испытывал жалости к себе. Он мало ждал от этой жизни. Он
мог уйти в себя, в свой внутренний мир, и это помогало ему стойко переносить
тяготы. К тому же, не обставив каюту, он сэкономил немало  денег. Эти деньги
пойдут на  то,  чтоб рассчитаться  с повитухой,  оплатить счет в "Георге"  и
проезд в почтовой  карете  Марии  с детьми  - она  отправлялась к  матери  в
Саутси. Хорнблауэр думал  о них - они, наверно, уже в дороге. Он  натянул на
себя  сыроватое одеяло и улегся на  жесткую подушку.  Ему пришлось отбросить
мысли  о Марии,  о детях и  подумать о деле. В  преддверии скорой встречи  с
флотом  надо  будет  потренировать  сигнальных  мичманов  и  старшин.  Этому
придется посвятить много часов, а времени  в обрез. Поскрипывание древесины,
крен судна - все говорило ему, что ветер устойчивый.
     Ветер так  и  не  ослабел.  На шестой  день,  вечером,  впередсмотрящий
крикнул:
     - Вижу парус! Прямо под ветром!
     -  Пожалуйста, возьмите  курс  на  него  мистер  Джонс. Мистер  Смайли!
Поднимитесь с подзорной трубой наверх и скажите, что видите.
     Это  было второе  место  встречи, упомянутое в приказах Коллингвуда. На
первом,  у  мыса  Карбонара,  они вчера  никого не  застали.  Вообще,  после
Гибралтара они не встретили ни  одного корабля. Фрегаты Коллингвуда очистили
море от французов  и испанцев, а  британский конвой  с Леванта пойдет только
через месяц. А что творится в Италии, известно одному Богу.
     - Капитан, сэр! Это фрегат. Один из наших.
     - Очень  хорошо. Сигнальный мичман! Подготовьте  кодовые сигналы и наши
позывные.
     Как хорошо,  что  за  последние  несколько  дней  он  провел  множество
сигнальных учений.
     - Капитан, сэр. Я вижу дальше верхушки мачт. Похоже на флот.
     - Очень хорошо. Мистер Джонс, будьте любезны сказать артиллеристу, чтоб
готовился салютовать флагману.
     - Есть, сэр.
     - Фрегат "Менада", двадцать восемь, сэр.
     - Очень хорошо.
     Вытянувшись,  словно  щупальца морского  чудовища,  шли  впереди  флота
четыре фрегата-разведчика, пятый дальше с наветренной стороны, откуда скорее
всего может появиться дружественное или враждебное судно.  Воздух  был чист:
Хорнблауэр, стоя  на  шканцах, видел  в подзорную  трубу два  ряда марселей.
Линейные корабли шли  в бейдевинд,  на строго одинаковом  расстоянии друг от
друга. Он видел и вице-адмиральский флаг на фок-мачте первого  в наветренной
колонне судна.
     - Мистер Карслейк! Приготовьте мешки с почтой!
     - Есть, сэр.
     Вот  и  средиземноморский  флот,  два  десятка линейных  кораблей двумя
колоннами медленно движутся по синему морю, под синим небом.
     Пакет с депешами для Коллингвуда лежал наготове у Хорнблауэра в каюте.
     - Сигнальный мичман! Вы что, не видите: флагман сигналит?!
     - Вижу, сэр, но флажки относит ветром, и я не могу их прочесть.
     - А для чего, по-вашему, повторяет их фрегат? Где ваши глаза?!
     - Общий сигнал. Номер сорок четыре. Это значит: "Лечь на другой галс".
     - Очень хорошо.
     Поскольку "Атропа"  официально  не присоединилась  к Средиземноморскому
флоту,  общий  сигнал к ней не относился. Флажок  спустили с  рея - сигнал к
исполнению. Реи флагмана повернулись, повернулись реи фрегатов-разведчиков и
первого корабля подветренной колонны. Один за одним, через равные промежутки
времени, повернулись  корабли  в  колонне.  Хорнблауэр видел  как  обстенили
крюйсели  -  это  позволяет  кораблям  так четко  сохранять дистанцию. Важно
отметить,  что учения проводились под  всеми обычными парусами, а не  только
под  "боевыми".  Зрелище   идеального  маневра  восхитило,  и   одновременно
несколько обеспокоило  Хорнблауэра -  он  засомневался,  сможет  ли  так  же
безупречно  управлять  "Атропой",  когда ей придет  черед  присоединиться  к
флоту.
     Маневр закончился, и эскадра, уже на  другом галсе, двинулась по синему
морю. На рее флагмана вновь появились флажки.
     - Общий сигнал, сэр. "Матросам обедать".
     - Очень хорошо.
     Хорнблауэр  почувствовал,  как внутри его закипает волнение.  Следующий
сигнал будет относиться к нему.
     -  Наши  позывные,  сэр!  "Флагман  "Атропе".  Занять  позицию  в  двух
кабельтовых с наветренной стороны от меня". - Очень хорошо. Подтвердите.
     Все  глаза  устремились  на  Хорнблауэра. Испытание приближалось.  Надо
пройти между фрегатами,  пересечь  колонну, ставшую  теперь  наветренной,  и
привестись  к ветру -  в нужное  время и в нужном месте. И вся эскадра будет
наблюдать за  маленьким  суденышком. Прежде всего,  надо оценить,  насколько
флагман  сместится  вправо, пока  "Атропа" будет  приближаться  к  нему.  Но
деваться некуда  - есть слабое утешение в  том, что  ты  флотский  офицер  и
обязан исполнять приказ.
     - Старшина-рулевой! Руль немного  влево. Одерживай!  Прямо руль! Мистер
Джонс! Держите судно на этом курсе!
     - Есть, сэр.
     Этого можно было и не говорить. Джонс волновался  не меньше Хорнблауэра
- во  всяком случае, его  волнение было  заметней. Он уже погнал  матросов к
брасам, чтоб развернуть  паруса  по  ветру. Хорнблауэр  посмотрел на  вымпел
боевого судна, на реи, убедился - они развернуты правильно. Шлюп уже миновал
"Менаду", и сейчас  проходил  мимо "Амфиона".  Хорнблауэр видел, как  фрегат
накренился, идя круто к ветру, и брызги летят  из-под его носа. Он оглянулся
на флагман, видимый  уже  целиком - он различал  два из трех рядов  пушечных
портов.
     - Немного лево руля! Прямо руль!
     Хорнблауэру  неприятно было отдавать этот приказ - он хотел бы дойти до
флагмана, ни разу не меняя курс.  Первое  судно  наветренной  колонны  - оно
несло контр-адмиральский флаг - было  прямо  на левом траверзе.  Между двумя
колоннами четыре кабельтова. "Атропа" должна оказаться с наветренной стороны
флагмана, значит, не на равном расстоянии между двумя  кораблями. Хорнблауэр
мысленно   представлял  себе   неравносторонний   треугольник,  образованный
"Атропой" и двумя флагманами.
     - Мистер Джонс! Крюйсель на гитовы.
     Теперь у "Атропы" есть запас скорости,  которым при необходимости можно
будет воспользоваться.  Хорнблауэр порадовался,  что  с  самого Детфорда без
устали тренировал команду.
     - Приготовиться у шкотов крюйселя.
     За  счет   меньшей   поверхности  крюйселя  "Атропа"  будет   медленней
приводиться к ветру - это надо помнить. Они быстро приближались к намеченной
позиции. Хорнблауэр  переводил  взгляд  с кораблей  наветренной  колонны  на
корабли подветренной - он видел одни с правого борта, другие с левого. Можно
было    бы    замерить   углы   секстаном,   но,   решая   такую   несложную
тригонометрическую задачку, Хорнблауэп  предпочитал полагаться на  глазомер.
Пора, наверное. Нос "Атропы" указывал на утлегарь флагмана.
     - Лево руля, - приказал он. Возможно, он ошибается. Возможно, маленькое
суденышко не  сразу послушается рулю. Может  быть... но  он должен  говорить
твердо. - Приведите к ветру.
     Штурвал   повернулся.   Прошли   одна-две  мучительных  секунды.  Потом
Хорнблауэр почувствовал, как судно  накренилось,  увидел возникший  на левом
траверзе "Атропы" флагман и понял, что она поворачивается.
     - Прямо руль!
     Реи  обрасопили. Сильные матросские руки садили галсы. Минуту  или  две
"Атропа"  набирала  скорость,  потерянную  при  повороте.  Несмотря на  это,
Хорнблауэр отчетливо видел, что флагман идет быстрее "Атропы".
     - Мистер Джонс! Обтянуть шкоты на крюйселе!
     Наполнив ветром крюйсель, "Атропа" нагонит флагман.
     - У брасов стоять!
     Обезветривая время  от времени  крюйсель можно будет поддерживать ту же
скорость,  что  и флагман. Хорнблауэр почувствовал ветер на тыльной  стороне
шеи.  Он посмотрел  на  вымпел и  на  флагман. "Атропа"  была  в  точности с
наветренной стороны от флагмана, в двух кабельтовых от него.
     -   Мистер   Джонс!  Можете   начинать   салют.  Пятнадцать   выстрелов
вице-адмиралу, шестнадцать минут.
     Достаточно времени,  чтоб придти  в себя  и унять сердцебиение.  Теперь
"Атропа"  -   часть  средиземноморского  флота,   самая   маленькая,   самая
незначительная  его  часть.  Хорнблауэр глядел на  огромные корабли  - двух,
трехпалубные, стопушечные, семидесятичетырехпушечные. Эти  корабли сражались
при Трафальгаре,  это они ревом своей канонады не дали  Бонапарту  пригубить
чашу с  пьянящим напитком мирового  господства,  которую  тот уже подносил к
устам.  На дальнем, не  видимом  отсюда  побережье  шагают армии, сажают  на
престол и свергают  с тронов королей, но судьбу мира в  конце  концов решают
эти корабли - пока их команды сохраняют свое уменье, пока  готовы переносить
тяготы  и  опасности,  пока  английское  правительство  остается  твердым  и
безбоязненным.
     - Наши позывные, сэр. "Флагман "Атропе". Добро пожаловать".
     - Ответьте флагману: "Почтительно приветствую".
     Ловкие руки быстро орудовали на сигнальных фалах.
     - Сигнальте:  "Атропа" флагману.  Имею на  борту  депеши  и письма  для
флота".
     - Флагман подтверждает, сэр.
     - Флагман  опять сигналит, - объявил Стил.  Стоя с наветренной стороны,
он  видел  в  подзорную  трубу  шканцы  флагмана,  и  хотя  они кренились  в
противоположную  от  него   сторону,  различил,  как   сигнальный   старшина
привязывает  к  фалам  новые  флажки. Темные  комки  взлетели на  нок рея  и
паспустились пестрыми флажками.
     - Общий сигнал. "Лечь в дрейф на правом галсе".
     - Подтвердите, мистер Джонс! Нижние прямые паруса на гитовы!
     Хорнблауэр  следил  за  матросами  у  гитов-талей  и  бак-горденей,  за
матросами у галсов и шкотов.
     - Сигнал спущен, сэр.
     Хорнблауэр видел.
     - Обстените крюйсель. Приведите к ветру.
     Стоило "Атропе" прекратить  борьбу с  ветром, покориться,  и  она пошла
легко,  как девушка,  которая, устав  сопротивляться, покорилась настойчивым
ласкам влюбленного юноши. Но сейчас не до сентиментальных сравнений: флагман
опять сигналит.
     - Общий сигнал. "Пришлите на - наши позывные - за почтой".
     - Мистер Карслейк! Немедленно вытащите на палубу мешки с почтой. Сейчас
с каждого корабля подойдет по шлюпке.
     По  крайней  мере месяц -  а то  и два - эскадра ничего  не получала из
Англии. Ни газеты,  ни весточки.  Возможно, на многих кораблях еще не видели
газет с  сообщениями о победе, одержанной  ими при Трафальгаре четыре месяца
назад.  "Атропа" внесла некоторое разнообразие в тоскливую  жизнь отрезанной
от всего мира эскадры. Сейчас шлюпки заспешат так  быстро, как только смогут
нести их весла или паруса, за жалостно-тощими мешками с почтой.
     Еще сигнал.
     - Наши позывные, сэр. "Флагман "Атропе". Доложитесь".
     - Спустите мою гичку.
     На Хорнблауэре был более потертый из двух его сюртуков. Когда он сбежал
вниз за  пакетом  с депешами, у  него еще  осталось время переменить сюртук,
пригладить  гребнем волосы и поправить галстук.  На палубе он  оказался в ту
минуту,  когда гичка  коснулась воды. Матросы, рьяно  налегавшие  на  весла,
быстро доставили его на флагман. Сбоку от корабля у самой воды, покачивалось
подвесное  сиденье-беседка. Волны  почти  лизали его,  набегая,  в следующую
секунду  они  откатывали, и беседка оказывалась высоко  над водой. Надо было
точно рассчитать,  когда в нее перелезть. Неприятный момент наступил,  когда
Хорнблауэр повис на руках, а гичка начала уходить из-под ног. Он изловчился,
сел,  и  беседка  взмыла  ввысь  - это матросы  наверху налегли на тали. Как
только голова  Хорнблауэра  поравнялась с главной палубой, засвистели дудки.
Беседка  опустилась на палубу. Хорнблауэр соскочил с нее, держа руку у полей
шляпы.
     Палуба была бела, как бумага, как рубахи и перчатки фалрепных. Позолота
сверкала  на  солнце,  концы  веревок  были  украшены   изящнейшей  турецкой
оплеткой. Едва ли  яхта самого короля  отделана лучше, чем шканцы "Океана" -
так и должен выглядеть флагман победоносного адмирала. Не следовало забывать
однако,  что  предыдущий  флагман Коллингвуда -  "Державный  Властелин"  при
Трафальгаре превратился в остов без  единой мачты, с четырьмя сотнями убитых
и раненых на борту.
     Вахтенный лейтенант был в белых штанах без единого пятнышка, без единой
складочки, его  подзорная  труба  сверкала  начищенной медью,  а пуговицы на
идеально подогнанном сюртуке  вспыхивали от  солнца. Хорнблауэру подумалось,
что нелегко поддерживать  такой образцовый  вид на обычном корабле. Служа на
флагмане, можно быстрее получить повышение, но "в этой постели из роз немало
скрыто шипов". Флаг-капитан, Ротергем - его имя упоминалось в сотнях отчетов
о Трафальгаре - и флаг-адъютант выглядели так же нарядно. Они приветствовали
Хорнблауэра.
     - Его  сиятельство  ожидает  вас внизу, сэр, - сказал  флаг-адъютант. -
Будьте любезны пройти сюда.
     В  большой каюте внизу  Коллингвуд пожал Хорнблауэру  руку. Адмирал был
высок,  сутул  и приветлив.  Он  с  жаром  выхватил  у  Хорнблауэра  пакеты,
посмотрел, кем они подписаны, одни оставил  у себя, другие отдал секретарю и
уже собирался сломать печати, но вспомнил про свои манеры.
     -  Садитесь,  пожалуйста,  капитан.  Харнес,  стакан  мадеры   капитану
Хорнблауэру. Или марсалы, хорошая марсала, рекомендую вам, сэр.  Попрошу вас
ненадолго извинить  меня.  Вы поймете, если я скажу, что это письма от  моей
жены.
     Хорнблауэр сел  в мягкое, обитое  тканью кресло. Под ногами был толстый
ковер,  переборку  украшали две картины в золоченых рамах. С палубного бимса
свисали  на  серебрянных  цепях  серебряные  лампы.  Пока  Коллингвуд быстро
просматривал письма, Хорнблауэр смотрел по сторонам и  представлял себе, как
это великолепие  торопливо убирают, готовя "Океан"  к бою. Больше всего  его
заинтересовали два длинных  яшика  под большим  кормовым окном.  В  них была
насыпана  земля и  росли  цветы  -  гиацинты  и  нарциссы,  цветущие.  Запах
гиацинтов чувствовался  даже там, где сидел Уорнблауэр. На корабле,  в море,
они выглядели особенно очаровательными.
     - В этом году мне повезло с луковицами, - сказал Коллингвуд, откладывая
письма и  проследив взгляд  гостя.  Он  подошел  к  ящику, чуткими  пальцами
потрогал лепестки нарцисса, заглянул в  открытый цветок. - Они прекрасны, не
правда ли?  Скоро нарциссы  расцветут и в Англии -  возможно, когда-нибудь я
увижу их вновь. Уже три года я не ступал на сушу.
     Главнокомандующие  достигают  титулов  и  богатства, но  и у  них  дети
растут,  не  зная своих  отцов. Коллингвуд ступал  по  изуродованным  ядрами
палубам в сотнях сражений, однако Хорнблауэр, глядя на его печальную улыбку,
думал  о  другом  -  о  трех тысячах  беспокойных матросов,  в  которых надо
поддерживать   дисциплину  и  сноровку,  о   трибуналах,  чьи  решения  надо
скреплять,  о  бесконечных  проблемах  с  провиантом  и  водой,  конвоями  и
блокадой.
     -  Вы доставите мне  удовольствие, отобедав со мной, капитан? - спросил
Коллингвуд.
     - Сочту за честь, милорд.
     Хорошо, что удалось почти без тени смущения выговорить эту фразу.
     - Превосходно. Тогда  вы и расскажете  мне все домашние сплетни. Боюсь,
другого случая не будет - "Атропа" не останется с флотом.
     - Да, милорд?
     Хорнблауэр  волновался -  скоро он узнает  свое  будущее. Но,  конечно,
нельзя  обнаружить волнение -  лишь сдержанный  интерес капитана, готового к
любому поручению.
     - Боюсь, что так. Да ведь вам, молодым капитанам  на  бойких  маленьких
кораблях, не больно хочется держаться за юбку мамочки-флота.
     Коллингвуд   снова  улыбнулся,  но  слова  его  навели  Хорнблауэра  на
неожиданную мысль.  Конечно, Коллингвуд  внимательно  наблюдал, как "Атропа"
приближалась к эскадре. Хорнблауэр вдруг понял, что если б "Атропа"  неловко
добиралась до позиции, или небыстро отвечала на  сигналы, его ждал бы совсем
иной прием. Он стоял бы сейчас навытяжку сжав зубы, выслушивал бы образцовый
в своей  резкости выговор.  При этой мысли по  спине  у Хорнблауэра побежали
мурашки, и вместо ответа он промычал нечто невразумительное.
     - Маккулум и его туземцы у вас на борту? - спросил Коллингвуд.
     - Да, милорд.
     Требовалось совсем немного  выдержки,  чтоб  не  спросить  куда же  его
пошлют - сейчас Коллингвуд сам все расскажет
     - Вы не знаете Левант?
     - Нет, милорд.
     Значит, Левант - турки, греки и сирийцы.
     - Скоро узнаете, капитан. Вы доставите мои депеши на Мальту, после чего
отправитесь  с  мистером  Маккулумом  в  Мармарисский залив.  Там  вы будете
помогать ему в его деятельности.
     Мармарисский залив? Это побережье  Малой  Азии.  Несколько лет назад он
был местом  встречи  транспортных  судов  и флота, атаковавшего  Египет.  Не
ближний свет от Детфорда.
     - Есть, милорд.
     - Насколько я понимаю, штурмана у вас на "Атропе" нет.
     - Нет, милорд. Два штурманских помощника.
     -  На  Мальте к вам  присоединится  штурман,  Джордж  Тернер. Он  знает
турецкие  воды и был с флотом в Мармарисском заливе. Он  делал замеры, когда
затонул "Стремительный".
     "Стремительный"? Хорнблауэр поворошил  в памяти. Транспортное  судно  с
таким названием перевернул на якорной стоянке в Мармарисском заливе внезапно
налетевший шквал. Оно затонуло.
     - Да, милорд.
     - На его  борту находилась казна  экспедиционных войск.  Не думаю, чтоб
это было вам известно.
     - Конечно нет, милорд.
     - Весьма значительная сумма в золотых и серебряных  монетах для выплаты
жалования и содержания войск - четверть миллиона фунтов стерлингов. Глубина,
на которой оно затонуло, для наших ныряльщиков  недостижима. Однако никто не
знает, на что способны наши любезные союзники турки, располагающие к тому же
неограниченным временем. Поэтому решено было сохранить происшествие в тайне,
и это пока удавалось.
     - Да, милорд.
     Действительно,  не  многие  знают,  что  на  дне  Мармарисского  залива
покоится четверть миллиона стерлингов.
     -  Посему  правительству  пришлось послать  в  Индию  за  нырялыциками,
способными достичь таких глубин.
     - Понятно, милорд.
     -  Итак, вы  отправитесь  в  Мармарисский залив  и с помощью  Тернера и
Маккулума поднимите эти сокровища.
     - Есть, милорд.
     Никакое воображение  не способно  охватить все невероятные обязанности,
которые  могут  выпасть  на  долю  флотского   офицера.  Но  слова,  которые
Хорнблауэр только что произнес - единственно возможные для флотского офицера
в такой ситуации.
     - Вам придется быть осторожным, имея дело с нашим другом султаном. Ваше
присутствие в Мармарисском  заливе  его  заинтересует,  и, когда  он  узнает
причину,  у  него могут появиться  возражения. Вам  придется действовать  по
обстоятельствам.
     - Есть, милорд.
     - В приказах вы этого не прочтете, капитан. Но вам следует уяснить, что
кабинет  не хочет  портить  отношения с турками.  Однако  четверть  миллиона
фунтов стерлингов были бы сегодня  - да и когда  угодно - для  правительства
манной небесной. Деньги очень нужны - но нельзя обидеть турок.
     "Пройти между Сциллой и Харибдой" - подумал про себя Хорнблауэр.
     - Я думаю, я понял, милорд.
     -  К  счастью,  это побережье малонаселенное.  Турки держат там  совсем
небольшое  войско и очень мало  судов. Из  этого  не следует, что  вы можете
действовать силой.
     Еще бы он попробовал действовать силой на "Атропе" с ее двадцатью двумя
пушечками. Впрочем, Хорнблауэр тут же осознал, что сарказм его неуместен. Он
понял, что имел в виду Коллингвуд.
     - Да, милорд.
     - Очень хорошо, капитан, спасибо.
     Стоявший рядом с Коллингвудом секретарь держал в руках  стопку открытых
депеш,  и ждал  паузы  в  разговоре, чтобы вмешаться;  флаг-адъютант  маячил
позади. Оба разом выступили вперед.
     - Обед будет через полчаса, милорд, - сказал флаг-эдъютант.
     - Неотложные письма, милорд, - сказал секретарь. Хорнблауэр в  смущении
встал.
     -  Быть  может,  капитан, вы  пока  прогуляетесь  по шканцам  - спросил
Коллингвуд.  -  Я  уверен,  что  флаг-капитан и флаг-адъютант  составят  вам
компанию.
     Когда вице-адмирал предполагает, что его капитан адъютант сделают то-то
и  то-то, можно не сомневаться, они это сделают. Но, расхаживая по шканцам и
отвечая на вежливые расспросы, Хорнблауэр жалел о заботливости  Koллингвуда.
Ему столько надо было обдумать.





     Мальта. С одной  стороны  мыс  Рикасоли, с  другой  -  форт  Сент-Эльмо
отвечает на салют "Атропы",  меж  них  -  вход в  Большую  Гавань  и  дворцы
Ла-Валетты на возвышении, повсюду - ярко раскрашенные маленькие суденышки. И
свежий северо-восточный ветер,  "грегаль",  как называют лоции.  Он-то  и не
позволял Хорнблауэру глазеть по сторонам. В закрытых водах  судно, идущее на
фордевинд, с дурацким упорством движется вперед, как бы ни уменьшали площадь
парусов.  Нужно  было  точно  рассчитать, когда привестись к ветру, погасить
скорость, взять паруса на гитовы и бросить якорь.
     Похоже было,  что  у  Хорнблауэра  не будет  свободного  времени и в те
несколько  часов,  которые  предстояло провести  на Мальте.  Депеши  удалось
передать в время официальных визитов, но время, которое он при этом выгадал,
немедленно пожрали мелкие заботы - так тучных коров из фараонова сна пожрали
тощие. И,  подобно  тому, как тощие коровы не стали толще, дел у Хорнблауэра
не  убавилось. Пока  письмо  с Мальты  доберется  до Англии,  наступит  день
квартальных платежей, значит, можно взять часть жалованья. Немного. конечно,
-  надо помнить о  Марии  и о детях  -  но достаточно, чтоб купить кое-какие
деликатесы  на  острове,  где хлеб  дорог, а  деликатесы  дешевы. Апельсины,
маслины и свежие овоши - маркитантские шлюпки уже ждали разрешения подойти к
борту.
     Маккулуму  требовались  ордера на снаряжение  для подъемных работ. Миля
полудюймового  троса  и  четверть  мили  медленного  огнепроводного  шнура -
фантастическое,  на  взгляд Хорнблауэра,  требование, но  Маккулуму  виднее.
Пятьсот футов  кожаного "фитильного шланга" -  о  таком Хорнблауэр  вовсе не
слыхивал. Подписывая ордер, Хорнблауэр задумался не взыщет ли с него Морское
Министерство за перерасход. Подняв голову, он обнаружил, что все его офицеры
рвутся  на берег,  и каждый представил  мистеру  Джонсу  неоспоримые доводы,
почему ему это нужно. Если б "Атропа" загорелась, едва ли они сильнее желали
бы ее покинуть.
     Еще одно затруднение - записка от  Его  Превосходительства губернатора.
Не отобедает ли капитан Хорнблауэр с одним из своих офицеров сегодня вечером
во  дворце. Об отказе нечего и думать - Его Превосходительство,  как и любой
смертный, жаждет  услышать  английские  сплетни  и  видеть  новые  лица.  Не
приходится и выбирать между офицерами. Его Превосходительство не простил  бы
Хорнблауэру, если  б  узнал, что  на  "Атропе"  находилось лицо  королевской
коови, а губернатора лишили счастья принять ее у себя.
     - Позовите мистера князя, - сказал Хорнблауэр, - и доктора.
     Доктор был  нужен, чтоб  переводить.  Хотя  за месяц  князь и подучился
английскому, лексикон мичманской каюты довольно своеобразен, и о предстоящем
приеме  у вице-короля на нем не поговоришь. Князь вошел, запыхавшись, нервно
оправляя одежду. Эйзенбейс тоже запыхался -  ему пришлось бежать  через весь
корабль.
     - Пожалуйста, объясните Его Княжеской Светлости, - сказал Хорнблауэр, -
что он отправится со мной обедать у губернатора.
     Эйзенбейс заговорил по-немецки, мальчик величаво кивнул. Немецкая  речь
пробудила в  нем  царственную  манеру,  дремавшую  под обличьем  британского
мичмана.
     - Его Княжеской Светлости надеть придворный наряд? - спросил Эйзенбейс.
     -  Нет, - ответил Хорнблауэр, - мундир. И если я еще хоть раз увижу его
в плохо вычищенных ботинках, я прикажу его выпороть.
     - Сэр!.. - Эйзенбейс от возмущения онемел, что оказалось весьма кстати.
     - Мне тоже быть в мундире, сэр? - спросил он, придя в себя.
     - Боюсь, доктор, что вас никто не приглашал, - сказал Хорнблауэр.
     - Но я  гофмейстер Его Княжеской Светлости, сэр, - взорвался Эйзенбейс.
-  Это   будет  церемониальный  визит,  и  по  основному  закону  Зейц-Бунау
представлять кого-либо Его Княжеской Светлости должен я.
     Хорнблауэр сдержался.
     - Я - представитель Его Британского Величества, - сказал он спокойно.
     - Но Его Британское Величество не желал бы, чтоб его союзника принимали
без  должной  торжественности.  Как  Штатс-секретарь,  я   вынужден  заявить
официальный протест.
     - Да, - сказал Хорнблауэр. Он протянул руку и нагнул князю голову. - Вы
бы лучше проследили, чтоб Его Княжеская Светлость мыл за ушами.
     - Сэр! Сэр!
     -  Пожалуйста, через полчаса будьте готовы и одеты как следует,  мистер
Князь.

     Обед  в  губернаторском  дворце  протекал   обычным  скучным  порядком.
Хорнблауэра и князя встретил  адъютант губернатора,  избавив  Хорнблауэра от
лишней  заботы:  кого  кому  представлять  -  Его  Княжескую  Светлость  Его
Превосходительству   или   наоборот.   Забавно  было   наблюдать,   как   Ее
Превосходительство засуетилось,  услышав титул  гостя  - ей  пришлось спешно
менять  порядок,  в  котором рассаживать гостей.  Хорнблауэр оказался  между
двумя скучными дамами -  у одной  были красные руки,  у другой - хронический
насморк. Хорнблауэр безуспешно пытался вести светскую беседу и был осторожен
со  своим  бокалом  -  только  отхлебывал,  когда  остальные  пили  большими
глотками.
     Губернатор   выпил   за   здоровье  Его   Княжеской   Светлости   князя
Зейц-Бунаусского,  а  князь  бодро  и  уверенно  провозгласил  тост  за  Его
Величество  короля  Великобритании.  Вероятно,  это были  первые  английские
слова,  которые  он  узнал раньше, чем  научился орать:  "Стой тянуть!"  или
"Давай-давай, салаги". Когда дамы удалились, Хорнблауэр выслушал соображения
Его Превосходительства по поводу  захвата  Бонапартом южной Италии  и о том,
насколько  вероятно  удержать  Сицилию.  Потом все вернулись в гостиную,  и,
выдержав  приличное время, Хорнблауэр взглядом поманил  князя. Странно  было
смотреть,  как  по  старой  привычке  мальчик  принимает  поклоны  мужчин  и
реверансы дам.  Скоро  он  вновь  окажется в мичманской каюте  -  Хорнблауэр
гадал, может ли он уже постоять за себя, и не получает  ли одни хрящи, когда
делят мясо.

     Гичка  проскользнула через гавань от ступеней  губернаторского дворца к
"Атропе". Хорнблауэр в свисте дудок поднялся на шканцы. Не успел он поднести
руку к полям шляпы, как понял: что-то тут не ладно. Он осмотрелся в багровом
свете заката. Судя по матросам, дело не в них. Три  цейлонских ныряльщика по
обыкновению одиноко сидели у недгедсов. Но офицеры собрались на корме, и вид
у  них был виноватый.  Хорнблауэр переводил  взгляд  с одного на  другого. с
Джонса на Стила, с Карслейка на Сильвера, вахтенного штурманского помощника.
Джонс, как старший, вышел вперед и доложил:
     - Простите, сэр.
     - В чем дело, мистер Джонс?
     - Простите, сэр, у нас была дуэль.
     Никогда не угадаешь, что следующее  обрушится  на голову капитану.  Это
могла  оказаться чума,  или  сухая  гниль  корабельной  древесины.  Судя  по
поведению Джонса, не только произошла дуэль, но и кто-то пострадал.
     - Кто дрался? - спросил Хорнблауэр.
     - Доктор и мистер Маккулум, сэр.
     Ладно, можно найти другого врача,  в  крайнем случае  вообще  без  него
обойтись.
     - И что же?
     - У  мистера  Маккулума  прострелено легкое,  сэр. Господи!  Это совсем
другое  дело.  Пуля в легком -  почти  наверняка смерть, а что,  скажите  на
милость,  делать без Маккулума? Его прислали  из  Индии. Чтоб  привезти  ему
замену,   потребуется    года    полтора.   Обычный    человек   с    опытом
аварийно-спасательных работ  не подойдет - нужно,  чтоб он умел обращаться с
цейлонскими  ныряльщиками.  Хорнблауэр  с  тошнотворным  отчаянием  думал  -
неужели  кому-нибудь когда-нибудь так не везло,  как ему?  Прежде  чем снова
заговорить, он сглотнул.
     - Где он сейчас?
     - Мистер Маккулум, сэр? В госпитале на берегу.
     - Он жив?
     Джонс развел руками.
     - Да, сэр. Полчаса назад он был жив.
     - Где доктор?
     - У себя внизу, сэр.
     - Пусть придет сюда. Нет, подождите. Я пошлю за ним позже.
     Хорнблауэр  хотел  подумать  -  он  хотел  подумать спокойно. Ему  надо
пройтись  по  палубе -  это единственный способ снять непомерное напряжение.
Ритмичная  ходьба  помогает  привести  в  порядок  мысли.  На  тесной палубе
толклись  свободные  от  дел  офицеры,  а  в   крохотную   каюту  идти  было
бессмысленно. Тут Хорнблауэр снова отвлек Джонс.
     - Мистер Тернер прибыл на борт, сэр.
     Мистер  Тернер?  Тернер?  Ах  да,  штурман,  знающий турецкие  воды. Он
выступил вперед - старый,  морщинистый с какими-то бумагами в руке - видимо,
это приказы, направляющие его на "Атропу".
     - Добро пожаловать, мистер Тернер. - Хорнблауэр принуждал себя говорить
сердечно,  но  про  себя  гадал,  придется ли  ему воспользоваться  услугами
мистера Тернера.
     - Ваш покорный слуга, сэр, - со старомодной учтивостыо произнес Тернер.
     - Мистер Джонс, устройте мистера Тернера.
     - Есть, сэр.
     Ничего другого  ответить Джонс не мог,  как  ни  трудо  для  исполнения
отданный ему  приказ.  Но  он колебался намереваясь  сказать  что-то  еще  -
видимо,  хотел  обсудить  не поселить  ли  ему  Тернера на место  Маккулума.
Хорнблауэру  решительно  не  хотелось  это  выслушивать, пока  он не  принял
окончательного   решения.  Закипавшее   в  нем  раздражение   побудило   его
действовать с самодурством, характерным для капитанов старой школы.
     - Убирайтесь вниз, все! - рявкнул он. - Очистите палубу!
     Офицеры смотрели на него так, словно не расслышали, хотя не слышать они
не могли.
     - Уйдите вниз, пожалуйста, - сказал  Хорнблауэр. "Пожалуйста" ничуть не
смягчило  его  грубое   требование.   -   Вахтенный  штурманский   помощник,
проследите,  чтоб на палубе никого не было, и сами не  попадайтесь  мне  под
ноги.
     Офицеры  ушли вниз, как  приказал капитан, который  (судя по  тому, что
рассказали  матросы с  гички)  чуть  не повесил дюжину  французских  пленных
единственно ради своего удовольствия. Так что он остался на  шканцах один, и
ходил  взад-вперед,  от  гакаборта  к  бизань-мачте   и   обратно  в  быстро
сгущающихся  сумерках.  Он  ходил  быстро,  резко  поворачиваясь,  снедаемый
раздражением и тоской.
     Надо  решать.  Проще  всего  доложить  Коллингвуду и  ждать  дальнейших
распоряжений.  Но  когда  еще   с  Мальты  отбудет  судно  с  депешами   для
Коллингвуда,  и  скоро ли прибудет ответ? Не раньше чем через месяц. Ни один
мало-мальски  стоящий капитан не  станет  месяц держать "Атропу"  без  дела.
Можно  представить  себе,   как  это  понравится  Коллингвуду.  Если  самому
отправиться на поиски вице-адмирала,  то встают те же  возражения. И как  он
явится  Коллингвуду  на  глаза вблизи Тулона  или Ливорно, или куда там  еще
превратности войны забросят эскадру, когда ему надлежит быть в  двух тысячах
миль оттуда? Нет, ни за что. По крайней мере, два варианта он исключил.
     Значит,  надо исполнять  приказы,  как  если бы  с Маккулумом ничего не
случилось. Значит,  поднимать  сокровища придется самому, а  он совершенно в
этом  не  сведущ.  Хорнблауэра  волной  захлестнул  гнев.  Идиот  Эйзенбейс,
обидчивый Маккулум. Какое право  они имели  ради удовлетворения своих личных
амбиций мешать Англии  в  ее  борьбе  с Бонапартом? Мирился же  Хорнблауэр с
занудством Эйзенбейса, почему Маккулум не мог поступать так же? А коли  нет,
почему Маккулум  не смог держать  пистолет прямее - почему он  не  застрелил
нелепого доктора  вместо  того,  чтоб  подставлять себя  под  пулю?  Но  эти
риторические  вопросы  ни  на  йоту  не  приближали  Хорнблауэра  к  решению
собственных проблем - так незачем об этом и думать. Мало  того, его начинало
грызть  раскаяние. Он не имел  права не  замечать,  что  у  него  на корабле
назревает ссора. Он вспомнил, как легкомысленно переложил на Джонса  заботу,
куда  Маккулума селить.  В кают-компании  доктор  и  Маккулум наверняка друг
друга  раздражали;  сойдя на  берег,  выпили  в  таверне  вина, окончательно
переругались  -  и  вот  дуэль.  Хорнблауэр   должен  был  предвидеть  такую
возможность и пресечь ее в зародыше. Как он недосмотрел? Кто он вообще после
этого? Быть может, он недостоин быть капитаном королевского судна.
     Мысль эта была невыносима, она вызвала в Хорнблауэре новую бурю чувств.
Он  должен доказать  себе,  что это не так, или сломаться. Если надо, он сам
произведет все работы по подъему сокровищ. Он должен. Должен.
      Итак,  он решился.  И  сразу  чувства  его улеглись, теперь он  мыслил
быстро, но  четко. Конечно, нужно  сделать  все  для  достижения  успеха, не
упустить  даже малейшую  возможность.  Маккулум  заказал "кожаный  фитильный
шланг". Исходя из этого, можно предположить, как  вести подъемные работы.  И
Маккулум, насколько Хорнблауэру известно, пока  жив. Может быть... нет,  так
не бывает. Никто еще не выжил с пулей в легком. И все же...
     - Мистер Нэш!
     - Сэр! - откликнулся вахтенный штурманский помощник.
     - Мою гичку! Я отправляюсь в госпиталь. Небо еще не  потемнело, но вода
была  уже  совсем черной,  и  огни  Ля-Валетты  отражались  в  ней  длинными
дрожащими  полосками.  Весла  ритмично  скрипели  в   уключинах.  Хорнблауэр
сдерживался, чтоб не покрикивать на гребцов. Как ни быстро они будут грести,
им не удовлетворить обуревающее его нетерпение.
     Гарнизонные  офицеры  сидели  в  столовой,  попивая  вино.  По  просьбе
Хорнблауэра  сержант сходил за  врачом. Это  оказался  молодой  человек,  по
счастью еще трезвый. Он внимательно выслушал вопросы Хорнблауэра.
     -  Пуля  вошла  в правую подмышку,  -  сказал  он,  - что  естественно,
учитывая, что пациент стоял боком  к противнику подняв правую  руку. Рана  в
подмышечной впадине, ближе к спине, иными словами, на уровне пятого ребра.
     Хорнблауэр знал, что  на  уровне пятого  ребра располагается  сердце, и
слова врача прозвучали для него зловеще.
     - Я полагаю, наружу пуля не вышла? - спросил он.
     - Нет,  - ответил врач. - Пистолетная пуля, задев легкое, редко выходит
наружу,  даже при  выстреле  с двенадцати  шагов.  Заряд  пороха всего  одна
драхма. Пуля скорее всего в грудной полости.
     - Так что он вряд ли выживет?
     -  Это очень  маловероятно,  сэр.  Странно что  он  прожил  так  долго.
Кровохарканье,  сэр,  было несильное. Обычно  раненные  в легкое  умирают от
внутреннего  кровоизлиянии  через  час или  два после  ранения,  но, видимо,
легкое лишь слегка задето. Под правой скапулой - под лопаткой, сэр - сильный
ушиб. Он указывает, что пуля остановилась там.
     - Близко к сердцу?
     - Близко  к сердцу,  сэр.  Как ни странно, однако,  ни  один из больших
кровеносных  сосудов  не задет, не  то он  умер бы в первые несколько секунд
после ранения.
     - Тогда почему бы ему не выжить?
     Доктор покачал головой.
     - Коль  скоро в грудной полости образовалось отверстие.  Шансы раненого
невелики,  если  же пуля осталась  внутри, они практически  равны нулю. Пуля
наверняка  затащила  с собой  обрывки одежды.  Следует ожидать возникновение
гангрены, накопление  дурных соков и неизбежную смерть в ближайшие несколько
дней.
     - Вы не пытались извлечь пулю?
     - Из грудной клетки? О чем вы, сэр!
     - Что же вы предприняли?
     - Перевязал  рану и  остановил  кровотечение. Наложил повязку на грудь,
чтобы  зазубренные  концы  сломанных  ребер не  причинили дальнейшего ущерба
легким. Я  выпустил две унции крови из левой основной артерии и дал больному
опиат.
     - Опиат? Значит, сейчас он спит?
     - Да, конечно.
     Хорнблауэр чувствовал,  что практически не продвинула вперед с тех пор,
как Джонс сообщил ему новость.
     - Вы сказали, он может прожить несколько дней. Сколько именно?
     - Я ничего не знаю об организме пациента, сэр. Но это сильный человек в
расцвете лет. Может неделю, может даже и больше. С другой стороны, если дела
примут плохой оборот, он может умереть завтра.
     - Если он проживет несколько дней, будет ли он это время в сознании?
     -  Весьма  возможно. Когда он начнет  терять сознание,  будет признаком
приближающегося конца. Тогда  следует  видать жар, беспокойство, лихорадку и
смерть.  Значит,  возможно,  что Маккулум несколько  дней будет сознании.  И
слабый-преслабый, крохотный шанс, что он выживет.
     - Предположим, я возьму его с собой в море? Станет ему лучше? Или хуже?
     - Поскольку у  него сломаны  ребра,  вы  должны  будете  обеспечить ему
неподвижность. Но в море  он  может прожить даже и дольше.  У нас на острове
распространена малярия.  Кроме того, есть  местная  эндемичная  лихорадка. У
меня в госпитале полно таких больных.
     Это помогло Хорнблауэру наконец определиться.
     - Спасибо, доктор, - сказал он.
     Всего  несколько  минут  ущло на  то,  чтоб  договориться  с  врачом  и
откланяться. Гичка в темноте отвезла  его по черной воде туда, где виднелись
огни "Атропы".
     - Немедленно передайте доктору, чтоб он явился ко мне в каюту, - сказал
Хорнблауэр приветствовавшему его вахтенному офицеру.
     Эйзенбейс вошел медленно. Он  был явно смущен, но держался  с напускной
храбростью. Он приготовился защищаться от града  гневных обвинений, и прием,
который он встретил,  оказался для него  совершенно  неожиданным.  Эйзенбейс
подошел  к столу,  за которым  сидел  Хорнблауэр, и посмотрел  на капитана с
виноватой дерзостью человека, только что застрелившего своего ближнего.
     -  Мистер  Маккулум, -  начал  Хорнблауэр. При  этом имени толстые губы
доктора искривились, - сегодня ночью будет доставлен на борт. Он еще жив.
     - Сюда? - переспросил застигнутый врасплох доктор.
     -  Обращайтесь  ко  мне  "сэр". Да, я приказал  доставить его  сюда  из
госпиталя. Вам же я приказываю приготовить все к тому, чтобы его принять.
     У доктора  вырвалось какое-то  немецкое слово  -  очевидно,  изумленное
восклицание.
     - Отвечайте мне "есть, сэр", - рявкнул Хорнблауэр и едва не задрожал от
долго сдерживаемых  чувств.  Кулаки  его непроизвольно сжались,  и  он  едва
устоял, чтоб не заколотить  ими по  столу. Чувства его были так сильны, что,
видимо, чередались телепатически.
     - Есть, сэр, - против воли вымолвил доктор.
     - Жизнь  мистера  Маккулума  невероятно  ценна,  доктор. Гораздо ценнее
вашей.
     В ответ Эйзенбейс промычал нечто невразумительное.
     - Ваша обязанность - сохранить ему жизнь.
     Хорнблауэр  разжал  кулаки и говорил теперь отчетливо, раздельно, после
каждой фразы постукивая по столу длиным указательным пальцем.
     - Вы должны сделать для него все возможное. Если вам потребуется что-то
особенное, сообщите мне, я  приложу в усилия, чтобы  это достать.  Жизнь его
надо  спасти  или,  если  это  невозможно,  продлить, насколько  удастся.  Я
посоветовал бы вам оборудовать для него место за  шестой  карронаде, правого
борта,  где меньше всего  будет сказываться качка и  можно натянуть тент  от
дождя.  За  этим  обратитесь  к  мистера  Джонсу.  Корабельных свиней  можно
переместить на бак.
     Хорнблауэр  замолчал  и  посмотрел на  доктора, вынуждая  его  ответить
"есть, сэр". Искомые слова слетели с  губ доктора, словно пробка из бутылки,
и Хорнблауэр продолжил.
     - Мы отплываем завтра на  заре. Мистер Маккулум должен жить, пока мы не
доберемся  до места  назначения, и  дольше, достаточно долго, чтоб исполнить
то, ради чего был выписан из Индии. Вам ясно?
     - Да, сэр, - ответил доктор,  хотя, судя по изумленному лицу, не вполне
уяснил приказ.
     - Для вас лучше, чтоб  он оставался жить, - продолжал Хорнблауэр. - Для
вас  лучше.  Если  он умрет, я буду  судить вас  за убийство  по  английским
законам. Не смотрите на меня так.  Я говорю  правду. Закон ничего не знает о
дуэлях. Я могу повесить вас, доктор.
     Эйзенбейс побледнел. Его большие руки пытались выразить то, чего не мог
сказать онемевший язык.
     - Но просто повесить вас было бы мало, доктор, - сказал Хорнблауэр. - Я
могу сделать  большее, и  я  это сделаю. У вас толстая мясистая спина, кошка
глубоко вопьется в нее. Вы видели,  как  секут  кошками  - видели дважды  на
прошлой неделе. Вы слышали, как кричат наказуемые. Вы тоже будете кричать на
решетчатом люке, доктор. Это я вам обещаю.
     - Нет! - воскликнул Эйзенбейс. - Вы не можете...
     - Обращайтесь ко мне "сэр" и не противоречьте. Вы слышали мое обещание?
Я его исполню. Я могу это сделать, и сделаю.
     Капитан корабля, находящегося в одиночном плавании, может все, и доктор
это знал.  Суровое  лицо  Хорнблауэра,  его  безжалостные  глаза  рассеивали
последние   сомнения.  Хорнблауэр  сохранял  твердое  выражение   лица,   не
показывая, о чем на самом деле думает.  Если в Адмиралтействе узнают, что он
приказал высечь судового доктора, возникнут бесконечные осложнения. Впрочем,
в Адмиралтействе могут и не слышать о том, что случилось на далеком Леванте.
Есть и другое сомнение - если Маккулум умрет, его уже ничем не воскресишь, и
Хорнблауэр  наверняка  не  станет  мучить  живого  человека  без  какой-либо
практической цели. Но пока Эйзенбейс об этом не догадывается, это неважно.
     - Теперь вам все ясно, доктор?
     - Да, сэр.
     - Тогда я приказываю вам начать приготовления.
     К изумлению Хорнблауэра, Эйзенбейс  медлил. Хорнблауэр хотел было снова
заговорить резко,  не обращая внимания  на  жесты больших рук, но  Эйзенбейс
обрел наконец дар речи.
     - Вы не забыли, сэр?
     -   Что  я,  по-вашему,  забыл?  -  спросил  Хорнблауэр.  Настойчивость
Эйзенбейса немного поколебала его.
     - Мистер Маккулум  и я... мы враги,  -  сказал Эйзенбейс. Хорнблауэр  и
впрямь  об  этом  позабыл.  Он так  глубоко ушел  в шахматную  комбинацию  с
человеческими пешками, что упустил из виду этот немаловажный фактор. Главное
в этом не признаваться.
     -  Ну и что с того?  - спросил  он  холодно, надеясь, что  смущение его
незаметно.
     -  Я в  него стрелял, - сказал Эйзенбейс. Правую руку он поднял,  будто
целясь из пистолета, и Хорнблауэр явственно представил себе  дуэль. - Что он
скажет, если я буду его лечить?
     - Кто кого вызвал? - спросил Хорнблауэр, оттягивая время.
     - Он меня, -  ответил Эйзенбейс. - Он сказал... он  сказал,  что я - не
барон, а я сказал, что он - не джентльмен. "Я убью вас за это", - сказал он.
И мы стали стреляться.
     Эйзенбейс  выбрал  те  самые  слова,  которые  должны   были  разъярить
Маккулума.
     - Вы убеждены,  что вы  -  барон? - спросил Хорнблауэр. Им двигало  как
любопытство,  так и  желание выгадать  время,  чтоб привести  в порядок свои
мысли.
     Барон выпрямился, насколько позволял палубный бимс иад головой.
     - Я знаю, что это так, сэр. Его  Княжеская Светлость лично подписал мое
дворянское свидетельство.
     - Когда он это сделал?
     - Как только...  как только мы остались  наедине. Лишь  двое  - я и Его
Княжеская Светлость - пересекли границу,  когда французские солдаты вступили
в  Зейц-Бунау.  стальные  пошли на службу к тирану. Не  пристало,  чтоб  Его
Княжеской  Светлости  прислуживал   простой  буржуа.  Тольц  дворянин  может
укладывать его в  постель и подавать  ем пищу. Ему  нужен был гофмейстер для
исполнения церемониала и штатс-секретарь для ведения иностранных дел, посему
Его  Княжеская  Светлость  возвел меня  в  дворянское  достоинство, наградил
титулом барона и поручил мне важные государственные посты.
     - По вашему совету?
     - У него не осталось других советчиков.
     Все это  было  очень  любопытно и весьма близко  к тому что  Хорнблауэр
предполагал,  но не имело отношения к делу. Как к этому  делу  подступиться,
Хорнблауэр уже решил.
     - На дуэли, - спросил он, - вы обменялись выстрелами?
     - Его пуля прошла над моим ухом, - ответил Эйзенбейс.
     -  Значит, честь удовлетворена с обеих сторон, - сказал  Хорнблауэр как
бы самому себе.
     Теоретически  так  оно и  было. Обмен  выстрелами,  тем  более пролитие
крови,  завершает дело чести. Принципалы могут встречаться  в обществе,  как
если  бы  между  ними ничего  не произошло.  Но  встречаться  как  доктор  и
пациент... Когда возникнет это неудобство, надо будет с ним разбираться.
     -   Вы   совершенно   правы,  доктор,   что   напомнили  мне   об  этом
обстоятельстве,  - сказал Хорнблауэр, изображая судейскую беспристрастность.
- Я буду его учитывать.
     Эйзенбейс отупело  смотрел  на  него; Хорнблауэр  снова  сделал суровое
лицо.
     - Но это  не отменяет моего вам обещания, - продолжал он. -  Мой приказ
остается в силе. Он - пауза - остается - пауза - в силе.
     Прошло несколько секунд, пока доктор выговорил неохотно:
     - Есть, сэр.
     - Не будете  ли вы любезны по  дороге передать новому штурману, мистеру
Тернеру, чтоб тот зашел ко мне.
     - Есть, сэр.
     Это была  просьба,  перед  этим  -  приказ, и хотя по  форме  они  были
различны, и то и другое надлежало исполнять.
     -  Итак,  мистер Тернер, - сказал Хорнблауэр,  когда  штурман  вошел  в
каюту. - Мы направляемся в  Мармарисский залив и отплываем завтра на заре. Я
хотел  бы знать, какие ветра мы можем ожидать  в  это  время года. Я не хочу
терять временя. Важен каждый час, можно сказать - каждая минута.
     Время  торопит  -  надо извлечь все,  что удастся, из  последних  часов
умирающего.





     В этих синих водах вершилась История,  не единожды и не дважды решались
судьбы цивилизации. Здесь греки сражались с персами, афиняне со спартанцами,
крестоносцы  с  сарацинами, госпитальеры  с  турками.  Эти  волны  бороздили
византийские  галеры-пентеконтеры и пизанские купеческие  драки.  Процветали
огромные, несказанно богатые города. Поямо за горизонтом на правом  траверзе
лежит Родос. Тот самый Родос, где в сравнительно небольшом городке воздвигли
одно из  Семи Чудес  Света,  так  что две  тысячи  лет спустя прилагательное
"колоссальный" вошло в  лексикон людей, чьи предки  носили  шкуры  и красили
себе лица соком вайды, когда жители Родоса обсуждали природу  бесконечности.
Теперь  роли  поменялись. "Атропа", ведомая секстаном и компасом, под научно
сбалансированными парусами, с длинными пушками и карронадами - одним словом,
чудо  современной  техники,  детище  одного  из  богатейших земных  пределов
входила в часть мира, разоренную  дурным управлением и болезнями, анархией и
войнами,  чьи  некогда  плодородные  поля  сменились  пустынями,   города  -
деревушками,  дворцы - лачугами. Но сейчас не время философствовать. Песок в
склянках медленно пересыпался, скоро надо будет менять курс.
     - Мистер Тернер!
     - Сэр!
     - Когда будет меняться вахта, мы повернем.
     - Есть, сэр.
     - Доктор!
     - Сэр!
     - Приготовиться к смене курса!
     - Есть, сэр.
     Больничное ложе Маккулума помещалось между шестой и седьмой карронадами
правого борта. К нему  были прикреплены тали, чтоб при смене курса сохранять
горизонтальное  положение ложа, как бы  ни кренилось судно. Следить за  этим
должен был доктор.
     - Идя этим  галсом, мы должны  будем увидеть на  горизонте  Семь мысов,
сэр, - сказал Тернер, подходя к Хорнблауэру.
     - Полагаю, так, - отвечал Хорнблауэр. От Мальты  они дошли быстро. Лишь
на  одну ночь штиль эадержал  их южнее Крита, но к утру с запада снова задул
ветер. Левантер не налетал  ни разу - до  равноденствия было далеко  - и  за
день они делали не меньше сотни миль. Маккулум был еще жив.
     Хорнблауэр  подошел к постели больного. Над ним склонился Эйзенбейс. Он
щупал пульс.  Поворот  закончился,  три  цейлонских  ныряльщика вернулись  к
больному. Они сидели на корточках возле постели, и не отрываясь  смотрел, на
своего хозяина.  Постоянно  чувствуя на себе  три пары печальных глаз  можно
было, по мнению Хорнблауэра, окончательно впасть в меланхолию,  но Маккулум,
очевидно не имел ничего против.
     - Все в порядке, мистер Маккулум? - спросил Хорнблауэр.
     - Нет... не совсем так, как мне хотелось бы.
     Грустно было видеть, как  медленно и  мучительно повернулась голова  на
подушке. Густая щетина, покрывавшая лицо, не могла скрыть, что со вчерашнего
дня  усилились  и худоба,  и  лихорадочный  блеск в  глазах. Ухудшение  было
заметно. В день отплытия Маккулум казался  легко  раненым на второй день ему
вроде  бы даже стало лучше -  он  сердился, что его держат в постели, однако
ночью  ему сделалось хуже, и с тех пор состояние  его  постоянно ухудшалось,
как и предсказывали Эйзенбейс с гарнизонным врачом.
     Конечно, Маккулум сердился не только на то,  что  его держат в постели.
Очнувшись  от  наркотического сна,  он  обнаружил, что за ним  ухаживает тот
самый  человек, который  в него стрелял. Это вызвало его  бурное возмущение.
Несмотря  на  слабость  и  повязки,  он   пытался  сопротивляться.  Пришлось
вмешаться  Хорнблауэру  -  к счастью,  когда  Маккулум  пришел  в  сознание,
"Атропа" оставила  гавань далеко позади. "Это  просто  низость  - продолжать
дело чести после  обмена выстрелами" - сказал Хорнблауэр, и потом - "За вами
ухаживает доктор, а  не барон",  - и наконец решительное - "Не дурите же. На
пятьдесят миль вокруг нет другого  врача. Вы  что, хотите умереть?". Наконец
Маккулум  покорился  и  доверил свое  измученное  тело  заботам  Эйзенбейса.
Возможно,   он  получал   некоторое  удовлетворение  от  того,  что  доктору
приходилось делать вещи грязные и малоприятные.
     Теперь его пыл угас.  Маккулум был очень, очень плох. Эйзенбейс положил
ему руку на лоб, и он закрыл глаза. Бледные губы шевельнулись, и  Хорнблауэр
услышал  отрывок  фразы  -  что-то  вроде  "огнепроводный  шнур под  водой".
Маккулум думал о предстоящих работах. Хорнблауэр встретил взгляд Эйзенбейса.
Глаза у доктора были озабоченные. Он  еле заметно покачал головой. Эйзенбейс
думает, что Маккулум умрет.
     - Больно... больно... - простонал Маккулум.
     Он  заметался. Эйзенбейс  сильными руками  перевернул его на левый бок,
поудобнее. Хорнблауэр заметил, что Эйзенбейс  одну pyкy положил Маккулуму на
правую лопатку, как бы что-то  исследуя, потом сдвинул ее ниже, на  ребра, и
Маккулум опять застонал. Лицо Эйзенбейса оставалось серьезным.
     Это  было  ужасно. Ужасно  видеть,  как умирает  великолепно устроенный
организм. Так же  ужасно  было Хорнблауэру  сознавать, что  к его сочувствию
примешиваются  эгоистические соображения.  Он не  мог представить себе,  как
будет  поднимать  со дна  сокровища, если  Маккулум  умрет  или будет так же
беспомощен. Он вернется с пустыми руками, на него обрушатся гнев и презрение
Коллингвуда.  Что   пользы   во   всех  его  ухищрениях.  Хорнблауэр   вдруг
вознегодовал на  дуэльное  уложение,  отнявшее  жизнь  у ценного  человека и
поставившее  под   угрозу  его,  Хорнблауэра,   профессиональную  репутацию.
Противоречивые чувства кипели в нем водоворотом.
     - Земля! Земля! Земля справа по курсу! Кричали  с  фор-марса. Этот крик
невозможно слышать без волнения. Маккулум приоткрыл глаза и повернул голову,
но  Эйзенбейс, склонившись  над  ним,  постарался его успокоить. Хорнблауэру
полагалось быть сейчас на  корме, и он  пошел туда,  стараясь  не показывать
слишком  очевидно,  что торопится.  Тернер был  уже  там, и  у подветренного
фальшборта собирались другие офицеры.
     - Мы вышли в точности, куда вы намечали, сэр, - сказал Тернер.
     - На час раньше, чем я ожидал, - заметил Хорнблауэр.
     - Здесь из-за западных ветров течение сворачивает к северу, сэр. Вскоре
мы увидим на левом траверзе Атавирос на Родосе, и тогда возьмем азимуты.
     - Да, - сказал Хорнблауэр. Он понимал,  что отвечает не совсем вежливо,
но едва ли  хорошо  понимал  отчего  - его  тревожило  присутствие на  борту
штурмана,  лучше  него знакомого с местными условиями,  хотя этого  штурмана
прикомандировали к нему специально, чтоб избавить от тревог.
     "Атропа"  мужественно  прокладывала путь меж  коротких, но крутых волн,
набегавших на левую скулу. Двигалась она легко  - площадь парусов в точности
соответствовала  ветру.  Тернер вынул  из  кармана  подзорную  трубу, прошел
вперед  и полез на грот-ванты. Хорнблауэр стоял с наветренной стороны, ветер
овевал его загорелые щеки. Тернер вернулся с довольной улыбкой.
     - Это Семь мысов, сэр, - сказал он. - Два румба на левой скуле.
     - Здесь, вы говорили, течение сворачивает к северу.
     - Да, сэр.
     Хорнблауэр подошел к  нактоузу, посмотрел  на  компас потом на разворот
парусов. Северное течение поможет, ветер юго-западный, но  все же не следует
без надобности приближаться к подветренному берегу.
     - Мистер Стил! Вы можете идти круче к ветру, чем сейчас.
     Хорнблауэру не  хотелось лавировать  против ветра в самом конце пути, и
он учитывал опасное течение у мыса Кум.
     Эйзенбейс козырнул, чтоб привлечь его внимание.
     - В чем дело, доктор? Матросы садили грота-галс.
     - Можно мне поговорить с вами, сэр?
     Именно  это он сейчас и делал, хотя время было далеко не самое удобное.
Но Эйзенбейс, очевидно, хотел поговорить наедине, и не на людной палубе.
     - Это по поводу  пациента, сэр, - добавил он.  - Мне кажется, это очень
важно.
     - Ладно, очень хорошо. - Хорнблауэр с  трудом удержал ругательство.  Он
прошел  впереди доктора в каюту, сел за стол и поднял голову. -  Ну? Что  вы
хотели сказать?
     Эйзенбейс явно нервничал.
     - Я создал теорию, сэр.
     Он все еще  говорил с немецким акцентом, и слово  "теория" прозвучало в
его устах так странно, что Хорнблауэр не с ходу его понял.
     - Что за теория? - спросил он наконец.
     -  Она касается  местонахождения пули,  сэр, - ответил Эйзенбейс -  ему
тоже потребовалось несколько секунд, чтоб переварить английское произношение
слова "теория".
     - Гарнизонный врач на Мальте сказал мне, что она в грудной полости. Вам
известно что-либо еще?
     Странное выражение "грудная  полость",  но гарнизонный  врач  употребил
именно  его. "Полость"  подразумевает  пустое, полое пространство,  и термин
явно  неудачен.  Легкие,  сердце  и  кровеносные  сосуды заполняют  все  это
пространство.
     - Я полагаю, она вовсе не там, сэр, - поколебавшись, выложил Эйзенбейс.
     -  Да? -  Если это так,  то новость невероятно важна. - Тогда почему же
ему так плохо?
     Решившись говорить,  Эйзенбейс опять сделался  многословен. Объяснения,
сопровождаемые резкими взмахами рук,  так и  сыпались из него.  Но понять их
было почти  невозможно. О медицинских материях  Эйзенбейс  думал  на  родном
языке, и ему приходилось переводить, используя термины, не известные ни ему,
ни тем более Хорнблауэру. Последний с трудом разобрал одну фразу  и уцепился
за нее.
     - Вы  думаете,  пуля, сломав ребро, отскочила обратно? - спросил  он, в
последний момент заменив  слово "срикошетила" на "отскочила"  в надежде, что
так будет понятнее.
     - Да, сэр. С пулями это случается часто.
     - И где, по-вашему, она теперь? Эйзенбейс попробовался дотянуться левой
рукой  далеко  за правую подмышку. Он был слишком  тучен,  чтоб  показать то
место, которое хотел. - Под скапулой, сэр... под... под лопаткой.
     -  Земля! Земля слева по курсу! |  Крик донесся через световой люк  над
головой Хорн-блауэра. Впередсмотрящий  увидел  Родос. Они входят в Родосский
пролив, а он сидит внизу, беседуя о  ребрах и лопатках. И все ж, одно так же
важно, как и другое.
     -  Я  не смогу долго задерживаться  внизу, доктор.  Расскажите, на  чем
основано ваше предположение.
     Эйзенбейс снова ударился в объяснения. Он говорил о лихорадке пациента,
о  том,   что   тот  поначалу   чувствовал  себя   относительно  хорошо,   о
незначительном кровохарканье. В самом разгаре объяснений в дверь постучали.
     - Войдите! - сказал Хорнблауэр.
     Вошел Его  Светлость князь  Зейц-Бунаусский и  произнес слова, которые,
очевидно, старательно готовил, пока спускался вниз.
     - Мистер  Стил свидетельствует свое почтение, сэр. Земля видна слева по
курсу.
     -  Очень хорошо,  мистер Князь. Спасибо.  - Какая жалость, что  некогда
похвалить   мальчика  за  успехи  в  английском.  Хорнблауэр  повернулся   к
Эйзенбейсу.
     - Итак, я думаю,  пуля со стороны спины, сэр. Кожа, она... она жесткая,
сэр, а ребра... ребра упругие.
     - Да?  -  Хорнблауэру и  прежде приходилось  слышать, как  пули обходят
вокруг тела.
     - А пациент очень мускулист. Очень.
     - Значит, вы думаете, что пуля застряла в спинной мускулатуре?
     - Да. Глубоко, у самых ребер. Под нижним краем скапулы, сэр.
     - А лихорадка? Жар?
     Судя  по сбивчивым фразам  Эйзенбейса, жар  объяснялся  присутствием  в
мускульной  ткани инородного тела, в  особенности же  тем, что пуля,  скорее
всего,  затащила  с  собой  обрывки  материи.  Все  это  звучало  достаточно
правдоподобно.
     -  Вы  хотите сказать, что  если пуля там,  а  не в грудной клетке,  вы
сможете ее извлечь?
     - Да, - с отчаянной решимостью выговорил Эйзенбейс
     - Вы думаете, вам это удастся? Вам придется использовать нож?
     Еще  не договорив,  Хорнблауэр сообразил, что  невежливо задавать сразу
два вопроса человеку,  которому и  на один-то  ответить  нелегко.  Эйзенбейс
долго думал, прежде чем сформулировал ответы.
     - Да, придется использовать нож, - сказал он наконец  -  Операция будет
сложная. Я не знаю, могу ли я ее сделать.
     - Но вы надеетесь, что сможете?
     - Надеюсь.
     - И вы думаете, что добьетесь успеха?
     - Не знаю. Только надеюсь.
     - А если вы успеха не добьетесь?
     - Он умрет.
     - Но вы думаете, что если операцию не сделать, он все равно умрет?
     Это  было  самое  главное.  Эйзенбейс  дважды открывал и закрывал  рот,
прежде чем ответил.
     - Да.
     Пока  Хорнблауэр изучал  выражение лица  Эйзенбейса, в световой люк еле
слышно донеслось с наветренного грот-русленя:
     - Дна нет! Дна нет!
     Тернер  и Стил  весьма разумно решили  бросать  лот, но глубины  как  и
следовало  ожидать,  были гораздо  большие, чем  длина  лотлиня.  Хорнблауэр
оторвался  от мыслей о  судне  и  вернулся к вопросу о Маккулуме. Последний,
возможно, вправе ждать,  что  с ним посоветуются. Но право это довольно-таки
иллюзорное. Жизнь Маккулума принадлежит его стране. У матроса  не спрашивают
разрешения, прежде чем отправить его в бой.
     - Значит, доктор, вы считаете так. В случае неуспеха вы сократите жизнь
пациента на несколько часов.
     - На  несколько часов. На несколько дней. Нескольких дней хватило бы на
подъемные работы -  но  Маккулум все  равно в таком состоянии, что проку  от
него  не будет. С другой стороны, неизвестно, сможет ли он  оправиться после
хирургического вмешательства.
     - В чем сложность операции? - спросил Хорнблауэр.
     -  Здесь  несколько   слоев   мускулов,   -   объяснил   Эйзенбейс.   -
Infraspinatus. Многие из них subscapularis. Мускульные волокна идут в разных
направлениях.  Поэтому трудно работать быстро и не причиняя большого ущерба.
Здесь проходит  большая субскапулярная артерия.  Пациент  и  так  уже слаб и
сильного шока не вынесет.
     - У вас есть все необходимое для операции?
     Эйзенбейс ссутулил жирные плечи.
     -  Два  ассистента - санитары,  как  вы их  называете,  сэр -  обладают
достаточным  опытом. Оба делали операции  во время боев. Инструменты у  меня
есть. Но мне бы хотелось...
     Эйзенбейсу явно требовалось что-то, по его мнению трудноосуществимое.
     - Что же?
     - Мне нужно, чтоб судно стояло на якоре. И хороший свет.
     Это перевесило чашку весов.
     -  Сегодня  же, - сказал  Хорнблауэр, - наше судно встанет  на  якорь в
защищенной от ветра гавани. Вы можете готовиться к операции.
     - Да, сэр. - Помолчав, Эйзенбейс задал тревоживший его вопрос: - А ваше
обещание, сэр?
     Хорнблауэру  не пришлось  долго думать, лучше  или хуже Эйзенбейс будет
оперировать под угрозой кошек или виселицы.  Совершенно ясно, он сделает все
возможное из  одной профессиональной гордости. Думая, что на карте стоит его
жизнь, он может запаниковать.
     - Я  беру свое  обещание  назад,  -  сказал  Хорнблауэр. -  Что  бы  ни
случилось, вам ничего не грозит.
     - Спасибо, сэр.
     - Дна нет! - крикнул лотовый на руслене.
     - Что ж, очень хорошо. До вечера у вас есть время подготовиться.
     - Да, сэр. Спасибо, сэр.
     Эйзенбейс   вышел.   Хорнблауэр   просидел   меньше  минуты,  обдумывая
побудительные причины  своего решения. Его судно сейчас  входит  в Родосский
пролив, и ему надо быть на палубе.
     - Ветер стал южнее на румб, сэр, - сказал Стил, козыряя.
     Это был первое, что Хорнблауэр увидел,  поднявшись по трапу  - "Атропа"
по-прежнему идет  так  круто  к  ветру,  как  только можно.  Стил  и  Тернер
действовали точно, не беспокоя капитана.
     - Очень хорошо, мистер Стил.
     Хорнблауэр вынул из кармана  подзорную трубу и обвел  горизонт. С одной
стороны дикий, скалистый берег,  с другой же низкий, песчаный.  Он склонился
над картой.
     - Справа мыс Ангистро, сэр, - сказал  рядом  с  ним Тернер,  -  Мыс Кум
позади левого траверза.
     - Спасибо.
     Все,  как и  должно  быть.  Хорнблауэр выпрямился и направил  подзорную
трубу  на  турецкий берег.  Он был  крутой, обрывистый,  вдалеке  вздымались
высокие горы.
     - Лишь в это время года они зеленые, -  пояснил Тернер. - Все остальное
время они коричневые.
     - Да.
     Хорнблауэр  прочитал о  восточном  Средиземноморье  все,  что мог,  и о
климатических условиях кое-что узнал.
     -  Людей  здесь немного, сэр, - продолжал Тернер. - Крестьяне. Пастухи.
Кое-где  в бухточках рыбачьи  поселки.  С  Родоса иногда заходят  купеческие
каяки - теперь редко, сэр. Воды эти кишат пиратами,  по причине вражды между
греками и турками. Торгуют понемногу медом и лесом.
     - Да.
     Удачно, что ветер стал южнее, даже так  ненамного. Это снимало одну  из
бесчисленных сложностей в сложной жизни Хорнблауэра.
     -  Вдоль всего  берега руины,  -  бубнил Тернер. - Города...  дворцы...
просто удивительно, сэр.
     Здесь  некогда  процветала  древнегреческая цивилизация.  Здесь  стояла
Артемизия и десяток других греческих городов, пышущих жизнью и красотой.
     - Да, - сказал Хорнблауэр.
     - Деревни  стоят  преимущественно на месте древних городов, - продолжал
Тернер.   -  Вокруг  них  руины.  Половина  домишек  построена  из   мрамора
разрушенных дворцов.
     - Да.
     При  других  обстоятельствах Хорнблауэр заинтересовался бы сильнее,  но
сейчас  Тернер только  отвлекал  его.  Хорнблауэру было о чем  подумать. Ему
предстояло провести "Атропу" в  Мармарисский  залив, вступить в переговоры с
турецкими властями,  решить, как начинать подъемные работы. Оставался вопрос
- жгучий, животрепещущий вопрос -  выживет ли Маккулум.  Оставались рутинные
обязанности - глядя  вокруг себя, Хорнблауэр видел,  что  офицеры  и матросы
толпятся  у борта, с интересом разглядывая берег. Меж мусульманских  селений
попадались и греческие  поселки  -  об  этом  важно  помнить,  чтоб  не дать
матросам  раздобыть  спиртное. Надо  будет наполнить  бочки водой; раздобыть
свежие овощи.
     Подошел Стил с одним из рутинных вопросов. Хорнблауэр кивнул.
     - Раздача рома!
     Крик  разнесся  по  маленькому судну.  Матросы отвернулись от  берега -
сейчас никакое  чарующее  пение  сирен  не  привлекло  бы их  внимания.  Для
большинства  из  них  это  главный  момент  дня   -  сейчас  они   вольют  в
разгоряченные  глотки  по  жалкой  порции  разведенного водой  рома.  Лишить
матроса выпивки  -  все  равно  что  не  допустить  святого  в  рай. Матросы
заключали между  собой  немыслимые сделки,  продавая, перепродавая и покупая
свои  "чарки".  Но  Хорнблауэр  подумал,  что  ему  нечего  чваниться  перед
человеческим  стадом,  свысока  представлять   матросов  этакими  цирцеиными
свиньями, глохчущими пойло. Да, это действительно главный момент в их жизни,
ни лишь потому,  что они не  видят лучшего  месяцами и  годами, ограниченные
деревянными бортами маленького корабля, частенько не получая за это время ни
шиллинга  денег, не встречая новых  лиц,  ни единой  человеческой  проблемы,
никакой пищи  для  ума. Наверно, лучше быть капитаном и иметь  слишком много
проблем.
     Матросы пошли обедать. Мыс Кум остался позади. Солнце светило все ярче,
бриз усилился. Тернер продолжал монотонно вещать.
     - Мыс Мармарис, сэр, - сказал он.
     Здесь  берег вдавался  вглубь,  открывая вид  на  невысокие горы.  Пора
убирать паруса.  Пришло  время решительных  действий  - сейчас  "Атропа"  из
мирного судна, безмятежно идущего  вне территориальных  вод,  превратится  в
буревестника,  чье появление  в  иностранной  гавани способно  вызвать шквал
дипломатических  нот,  тревожа  должностных  лиц  на  противоположном  конце
Европы.  Хорнблауэр  старался отдавать приказы  так,  словно его не тревожит
сложность ситуации.
     -  Все  наверх! Все наверх  убирать  паруса!  Все  наверх! Подвахтенные
бежали по местам. Офицеры занимали свои посты, те из них,  кто дремал внизу,
поспешно  выбирались  на  палубу. Нижние  прямые  паруса  и брамсели  быстро
убрали.
     - Мистер Джонс! - выкрикнул Хорнблауэр.
     - Сэр!
     -  Ослабьте  этот шкот и  снимите напряжение  с галса.  Где вы  учились
управлять судном?!
     - Есть, сэр, - жалобно отозвался  несчастный Джонс,  но приказ выполнил
быстро и ловко.
     Выговор был  вполне заслужен, но  Хорнблауэр подумал,  так ли резко  он
выразился  бы,  если не хотел показать команде, что груз  ответственности не
мешает ему следить за всем происходящим на  судне. В конце концов, решил  он
горько, это  все равно было излишне - ни один из спешащих по  палубе людей и
на секунду не задумался ни о  лежащей на капитане ответственности, ни о том,
прелюдией  к какому международному кризису  может  послужить исполняемый ими
маневр.
     - Мыс Ред Клиф, сэр, - сказал Тернер. - Остров Пэседж. За ним мыс Сари.
Восточный проход лучше, сэр, - посреди западного подводная скала.
     - Да, - ответил Хорнблауэр. На карте подробностей немного, но скала там
отмечена.  - Мы пойдем восточным  проливом. Старшина рулевой! Лево руля! Так
держать!
     С попутным ветром "Атропа", словно лань, понеслась в пролив, под одними
марселями и передними парусами. Вход в пролив вырисовывался все отчетливее -
два  крутых мыса  и низменный островок  между  ними.  Понятно,  откуда пошло
название Ред Клиф - это действительно был красный обрыв, остальные же мысы и
остров  заросли  елями.  На  возвышении  виднелись  прямоугольные  очертания
фортов.
     -  Там никого нет, сэр, - сказал Тернер. -  Обветшали и  рушатся, как и
все остальное.
     - Вы сказали, что восточный проход совершенно свободен?
     - Да, сэр.
     - Очень хорошо.
     "Атропа" вошла  в пролив, Хорнблауэр приказывал рулевому. Ни над  одним
фортом  не видно  было  флага, значит,  салютовать  пока не надо. Расстояние
между мысом и островом было с полмили или чуть меньше, дальше открывался вид
на Мармарисский залив, с трех сторон окруженный высокими горами.
     - Здесь город, сэр, - сказал Тернер. - Так себе городишко.
     Белая башня - минарет - отражала послеполуденное солнце.
     - Сейчас вы видите красный курган за городом, сэр.
     - Где затонул "Стремительный"? - спросил Хорнблауэр.
     - Левее от нас, сэр. Прямо на линии между красным курганом  и фортом на
острове Пэседж. Мыс Ада по азимуту зюйд-зюйд-ост и  полрумба к зюйду от того
места.
     - Сделайте  замеры сейчас,  -  приказал Хорнблауэр. Они  вошли в залив.
Вода была гладкой, не  настолько, впрочем, чтоб  отражать синее небо. Тернер
взял азимут на форт. Другой  азимут Хорнблауэр мог взять на глаз. Не  вредно
будет  встать  ближе  к  месту  намечающихся  работ.  Так  они  впоследствии
привлекут меньше внимания, чем  если сначала  встанут в одном месте, а потом
вынуждены будут менять стоянку.  Джонс без заминки убрал фор- и грот-марсели
передние паруса. "Атропа" тихо скользила по воде.
     -   Руль  круто  направо,  -  сказал   Хорнблауэр  рулевому.   "Атропа"
развернулась,  Джонс взял крюйсель  на гитовы  помогая  маневру. Судно почти
совсем остановилось, крохотные волны лизали его нос.
     - Отдать якорь!
     Заскрежетал канат. "Атропа" повернулась на якоре. Они в турецких водах.
То,  что они пересекли  трехмильную границу, даже  прошли  пролив, еще можно
было  бы впоследствии оспорить. Якорь же, зарывшийся рогами в песок, это уже
нечто определенное, на это можно указать в дипломатической ноте.
     - Позовите доктора, - сказал  Хорнблауэр. Дел много -  надо связаться с
турецкими  властями, если они не свяжутся с ним раньше. Но прежде, не  теряя
времени, надо  приготовиться к операции. Жизнь Маккулума висит на волоске, и
не только его жизнь.





     Хорнблауэр сидел у себя в каюте. "Несколько минут" - столько, по оценке
Эйзенбейса, потребуется на  операцию. Хорнблауэр знал,  что доктору придется
работать быстро, чтоб свести к минимуму шок.
     -   На  "Ганибале",  сэр,   -  сказал  санитар  в  ответ  на  расспросы
Хорнблауэра, - мы за полчаса отняли одиннадцать ног. Это было в Альхесирасе,
сэр.
     Но  ампутация - дело  сравнительно  простое. Половина раненых  выживала
после ампутации конечностей. Сам Нельсон лишился руки - ему ее отняли темной
ночью в шторм, в море, - и жил  после этого до тех пор, пока при Трафальгаре
его  не  настигла ружейная пуля. То,  что задумал Эйзенбейс - не  ампутация.
Если его диагноз неверен, это хуже чем бесполезно. Даже  если диагноз верен,
дело все равно может кончиться плохо.
     На  судне  воцарилась тишина. Вся  команда остро переживала  за  судьбу
"бедного джентльмена". Они жалели Маккулума, умиравшего от пули, которую ему
совершенно незачем  было получать. То  обстоятельство, что его будут резать,
вызывало  у них нездоровое любопытство. То,  что  через несколько секунд он,
возможно,  умрет,  пройдет  в  таинственные  врата,  страшившие   их  самих,
заставляло  их  смотреть  на  него  с  каким-то особым  почтением.  Пришлось
поставить  часовых,  чтоб  сдерживать и жалостливых,  и  любо-дытствующих, и
искателей острых  ощущений.  По  тишине на судне Хорнблауэр мог сказать, что
вся  команда  с замиранием  сердца ждет развязки, надеясь  уловить стон  или
вскрик.  Точно так  же они ожидали бы повешенья.  Хорнблауэр слышал  громкое
тиканье своих часов.
     Вдалеке послышался шум, но на деревянном корабле можно услышать столько
разных шумов.  Хорнблауэр поначалу не  позволял  себе думать,  что этот  шум
связан с окончанием операции. Но вот шаги и голоса раздались у входа в каюту
- сначала заговорил часовой, потом Эйзенбейс, потом в дверь постучали.
     -  Войдите, - сказал  Хорнблауэр нарочито безразличным  голосом. Увидев
Эйзенбейса,  он  сразу понял,  что  все в порядке. В тяжеловесных  движениях
доктора чувствовалась окрыленность.
     - Я нашел пулю, - сказал Эйзенбейс. - Она была там, где я и предполагал
- под нижней оконечностью лопатки.
     -  Вы ее  извлекли?  -  спросил Хорнблауэр. Эйзенбейс  позабыл  сказать
"сэр", а  Хорнблауэр его не одернул - верный признак,  что  он  вовсе не так
спокоен, как притворяется.
     - Да, - ответил Эйзенбейс.
     Он театральным движением выложил что-то на стол перед Хорнблауэром. Это
была пуля - бесформенная, сплющенная, со свежей царапиной.
     - Здесь на нее  наткнулся мой скальпель, - гордо  сказал Эйзенбейс. - Я
сразу вошел в нужное место.
     Хорнблауэр с жаром схватил пулю и осмотрел ее.
     - Все было,  - продолжал  Эйзенбейс, - как я и  говорил. Пуля ударила в
ребра,  сломала  их,  и  проскользнула вдоль  них,  пройдя  между  костью  и
мускулами.
     - Да, понятно, - сказал Хорнблауэр.
     -  И  вот что еще там было.  -  Эйзенбейс  с  гордым  видом ярмарочного
фокусника, извлекающего кролика из шляпы, положил перед  Хорнблауэром что-то
маленькое.
     -  Это  что,  пыж? -  спросил  Хорнблауэр, не  пытаясь  прикоснуться  к
отвратительному комочку.
     -  Нет,  -  сказал  Эйзенбейс.  -  Таким  его  вытащил мой  пинцет.  Но
поглядите...
     Эйзенбейс толстыми пальцами расправил комочек.
     -  Я  просмотрел  все это под  лупой. Вот  кусочек синем сюртука. Это -
кусок шелковой сорочки. Это клочки хлопчатобумажной  рубашки, а это  - нитки
вязаной нижнем рубахи.
     Эйзенбейс лучился торжеством.
     - Пуля затащила все это с собой? - спросил Хорнблауэп
     -  Именно  так.  Конечно.  Зажатая  между  пулей  и  костью ткань  была
разрезана, как ножницами, а пуля затащила клочки с собой. Я нашел их все. Не
удивительно, что рана гноилась.
     -  Обращайтесь ко мне "сэр". - Напряжение спало, и Хорнблауэр  заметил,
что Эйзенбейс не величает  его, как должно.  - В остальном операция была так
же успешна?
     -  Да... сэр, -  сказала Эйзенбейс. -  После  того,  как  были  удалены
чужеродные тела, а рана перевязана, пациенту сразу стало лучше.
     - Он пережил сильный шок?
     -  Не  очень.  Санитарам  почти не пришлось его держать. Он добровольно
позволил себя оперировать, как вам и обещал. Хорошо, что он  лежал спокойно.
Если б он сопротивлялся, сломанное ребро могло бы повредить легкое.
     -  Обращайтесь ко мне  "сэр",  - сказал  Хорнблауэр. -  Я последний раз
прощаю вам это упущение.
     - Да... сэр.
     - Сейчас пациент чувствует себя хорошо?
     - Когда я  уходил, он чувствовал себя хорошо... сэр. Понятно,  скоро  я
должен буду к нему вернуться.
     - Вы думаете, он выживет?
     Торжествующее  выражение  на  лице Эйзенбейса  несколько  поблекло.  Он
сосредоточился, формулируя ответ.
     - Теперь  он  скорее  всего  выживет,  сэр.  Но  никто не  может  знать
наверняка. Всегда возможно, что рана вдруг воспалится и убьет пациента.
     - Больше вы ничего не можете сказать?
     - Нет, сэр. Рана должна оставаться открытой для оттока гноя. Накладывая
швы, я вставил дренажную трубку.
     -  Очень хорошо,  - сказал Хорнблауэр, чувствуя, как на него накатывает
тошнота.  - Я понял.  Возвращайтесь  к пациенту. Я  глубоко признателен вам,
доктор, за то что вы сделали.
     Эйзенбейс ушел, но Хорнблауэра в покое не оставили. В дверь  постучали,
и вошел мичман Смайли.
     - Мистер Стил свидетельствует свое почтение, сэр, и сообщает, что к нам
с берега движутся лодки.
     - Спасибо. Я иду  наверх.  И если мистер Тернер не  на  палубе, скажите
ему, что он мне нужен.
     Несколько пестро раскрашенных  лодочек двигались на веслах, передняя же
шла очень  круто  к ветру под  латинским парусом.  Пока  Хорнблауэр смотрел,
матросы  убрали  парус, пазвернули  лодку и снова поставили  его  на  другом
галсе. У латинского паруса есть свои недостатки. На новом галсе  лодка легко
шла к "Атропе".
     - Послушайте, мистер Тернер, - сказал Хорнблауэр решение, два последних
дня  подспудно  зревшее  несмотря  на  множество  других  забот,  оформилось
окончательно.  - Когда  вы  будете  с ними  говорить,  скажите, что  мы ищем
французскую эскадру.
     - Прошу прощения, сэр?
     - Мы ищем  французскую  эскадру. Два корабля -  два корабля достаточно.
Линейный  корабль и  фрегат, прорвавшие  блокаду  на Корфу три недели назад.
Прежде всего спросите, не заходили ли они сюда.
     - Есть, сэр.
     Тернер еще не совсем понял.
     -  Адмирал...  адмирал  Харви  послал нас  на  разведку.  Он ищет их  с
четырьмя   линейными   кораблями   в  окрестностях   Крита.  Четыре  корабля
достаточно, чтоб они отнеслись к нам с уважением.
     - Я понял, сэр.
     - Вы действительно поняли?
     - Да, сэр.
     Хорнблауэра  раздражало,  что  приходится  полагаться  на  Тернера.   С
испанскими властями  или с  французскими  он разговаривал бы сам,  но это, к
сожалению, турки.
     - Помните, об  этом вы должны спросить прежде  всего. Заходили  ли сюда
два  французских корабля? После этого вы спросите разрешения заполнить водой
бочки. Если будет можно, мы купим овощей и пару бычков.
     - Да, сэр.
     - Все  время  помните, что  мы посланы на разведку  адмиралом Харви. Не
забывайте об этом ни на минуту, и все будет в порядке.
     - Есть, сэр.
     Лодка под латинским парусом быстро приближалась,  Развивая значительную
скорость  несмотря  на  слабый  вечерний  бриз.  Под  носом  у  нее  пенился
внушительный  бурун.  Лодка подошла к борту и легла в дрейф. Латинский парус
хлопал, пока его не подтянули наверх.
     - Это турки, сэр, не греки, - сказал Тернер.
     Хорнблауэр видел  это и без  подсказки.  Матросы  были  в грязных белых
одеждах,  головы  их  венчали   красные  шапки  обмотанные  грязными  белыми
тюрбанами.  Седобородый  человек, стоявший  на  корме,  был  подпоясан  алым
кушаком, г которого свисала кривая сабля. Высоким тонким голосом он окрикнул
"Атропу".  Тернер что-то  крикнул  в ответ  на  левантийском  лингва-франка.
Хорнблауэр попытался  понять, что тот говорит. В лингва-франка, как он знал,
смешались итальянский, французский, английский,  арабский,  греческий языки.
Странно было услышать свое имя -  Горацио  Хорнблауэр  - в  невразумительной
мешанине слов.
     - Кто это? - спросил он.
     -  Модир,   сэр.   Местный  чиновник.  Начальник   гавани.   Таможенный
досмотрщик. Он спрашивает о нашем карантинном свидетельстве.
     - Не забудьте спросить о французских кораблях, - сказал Хорнблауэр.
     - Есть, сэр.
     Разговор  продолжался.  Хорнблауэр   не  раз  уловил  слово  "fregata".
Седобородый турок развел руками и что-то сказал.
     - Он  говорит,  французские суда не заходили сюда  уже несколько лет, -
перевел Тернер.
     - Спросите его, не слышали ли о них на побережье или на островах?
     Седобородый турок утверждал, что ни о чем таком не слышал.
     -  Скажите ему, -  продолжал  Хорнблауэр, - что я  дам  пять золотых за
новости о французах.
     Было что-то заразительное в  атмосфере восточной беседы -  иначе трудно
объяснить, почему Хорнблауэр употребил  слово "золотой" -  он мог бы сказать
Тернеру "гинея". Седобородый  турок снова  потряс головой, но ясно было, что
предложение его впечатлило. Хорнблауэр задал еще вопрос, и Тернер перевел.
     - Я сообщил ему о присутствии поблизости британской  эскадры, - доложил
он.
     - Хорошо.
     Пусть  турки  думают,  будто  "Атропу"  поддерживает  сильная  эскадра.
Седобородый турок растопырил пятерню, отвечая на следующий вопрос Тернера.
     - Он хочет по пять пиастров за каждую бочку, которую мы наполним водой,
- сказал Тернер. - Это по шиллингу за бочку.
     - Скажите... скажите, что я дам ему половину.
     Разговор продолжался. Солнце садилось, небо  на западе начало краснеть.
Наконец  седобородый  турок  помахал  на прощанье рукой, и лодка,  расправив
парус, двинулась прочь.
     - Они возвращаются, чтоб  расстелить коврики для вечернего намаза, сэр,
-  сказал  Тернер.  - Я обещал ему  десять  гиней  за  все -  включая  право
высадиться на пристани, заполнить  бочки водой и сделать покупки на  базаре,
который откроется утром.  Он  получит  свою  долю  и  из  того,  что  мы там
заплатим, будьте уверены, сэр.
     - Очень хорошо, мистер Тернер. Мистер Джонс!
     - Сэр!
     -  Сразу как рассветет,  мы начнем  тралить, чтоб  найти остов корабля.
Трал надо приготовить сейчас.
     - Э... есть, сэр.
     -  Сто саженей  однодюймового  троса,  пожалуйста,  мистер  Джонс.  Два
девятифунтовых  ядра.  Сделайте  для  каждого  по  сетке и  привяжите  их на
расстоянии десяти саженей друг от друга посредине троса. Ясно?
     - Не... не совсем, сэр.
     Поскольку Джонс ответил честно, Хорнблауэр сдержался, чтоб не упрекнуть
его за непонятливость. - Возьмите сто  саженей троса и привяжите одно ядро в
сорока  пяти саженях  от  одного  конца, другое  - в сорока пяти саженях  от
другого. Теперь ясно?
     - Да, сэр.
     - Можете сейчас спустить на воду барказ и  тендер, чтоб они были готовы
к утру.  Они будут  тянуть трал между собой, чтоб ядра тащились по дну, пока
не наткнутся на  остов. Объясните  команде  шлюпок их обязанности. Как я уже
говорил, работы надо начать на рассвете. Нам понадобится кошки и буйки, чтоб
отметить место находки.  Ничего подозрительного - доски, к которым привязано
по семнадцать саженей троса. Это вам понятно?
     - Да, сэр.
     -  Приступайте.  Мистер Тернер,  я  попрошу  вас через пятнадцать минут
явиться  ко  мне  в  каюту.  Посыльный! Передайте  доктору мои приветствия и
попросите его немедленно зайти ко мне в каюту.
     Хорнблауэр  чувствовал себя ярмарочным  жонглером,  подкидывающим разом
полдюжины шаров. Он хотел услышать от доктора, как  пациент, хотел разузнать
у Тернера про местных чиновников, хотел приготовить все к  завтрашнему  дню,
хотел  подумать, как будет поднимать  сокровища,  если  Маккулум  не  сможет
ничего  посоветовать. Надо было  оставить  письменные  распоряжения на ночь,
учитывая, что они находятся в гавани весьма сомнительной нейтральности.
     Лишь поздно вечером он вспомнил  кое-что еще - ему  напомнило внезапное
ощущение пустоты в желудке. Он с  утра ничего  не ел. Ему принесли сухарей и
холодного мяса,  он  тороплив  прожевал жесткие  куски и  вышел  на палубу в
темноту.
     Ночь  была холодная, молодой  месяц уже  взошел. Ни  малейшее дуновение
ветерка  не  тревожило гладь воды заливе, такую ровную, что в ней отражались
звезды.  Черной  и  непроницаемой  была  вода,  скрывающая четверть миллиона
фунтов стерлингов. Столь же  непроницаемо и его будущее, подумал Хорнблауэр,
наклоняясь над фальшбортом. Разумный  человек, думал  он, сделав  все, что в
его силах, лег бы  в постель и уснул,  выкинув из головы все тревоги. Но ему
потребовалось  огромное  усилие  воли, чтоб  заставить себя лечь в койку  и,
поддавшись телесному и душевному изнеможению, забыться наконец сном.
     Когда  его разбудили, было  еще  темно, темно  и холодно.  Он  приказал
принести кофе,  и  выпил его, одеваясь.  Он  нарочно  велел  разбудить  себя
пораньше,  чтоб  одеться,   не  торопясь,  но  с  постели  встал  нервный  и
нетерпеливый.  Это  было   его  обычное   состояние  перед  ночным  захватом
вражеского судна или вылазкой  на берег.  Ему пришлось  останавливать  себя,
чтоб не натянуть одежду как попало и не выбежать на палубу. Он заставил себя
побриться, хотя  делать это пришлось  почти на  ощупь -  лампа едва освещала
зеркало.  Он  натянул  сыроватую рубашку  и  надевал  штаны, когда  в  дверь
постучал Эйзенбейс. Он явился в соответствии с оставленными вчера приказами.
     - Пациент спит хорошо, сэр, - объявил он.
     - Как его состояние?
     -  Я  решил  не беспокоить его, сэр.  Он спит тихо, так что я  не  могу
сказать, прошла ли лихорадка. Рану  я тоже осмотреть не мог. Если вы хотите,
сэр, я могу его разбудить.
     - Нет, ни в коем случае. Насколько я понимаю, то, что он спит - хороший
симптом.
     - Очень хороший, сэр.
     - Тогда не трогайте его, доктор. Если будут какие-то перемены, доложите
мне.
     - Есть, сэр.
     Хорнблауэр  застегнул  штаны  и  сунул   ноги   в  башмаки.  Нетерпение
возобладало над выдержкой, и сюртук он застегнул, уже  взбегая по трапу.  На
палубе чувствовалась атмосфера приближающейся атаки. Силуэты офицеров неясно
вырисовывались на фоне неба. Восток слабо алел, небо на четверть еле заметно
побледнело, приобретя едва различимый розоватый оттенок.
     - Доброе утро, - ответил Хорнблауэр на приветствия подчиненных.
     На шкафуте слышались отдаваемые вполголоса приказы как перед вылазкой.
     - Команда барказа на правую сторону, - прозвучал голос Смайли.
     -  Команда тендера  на  левую сторону.  -  Это  был князь.  Он  говорил
по-английски чище Эйзенбейса.
     - Над водой туман, сэр, - доложил Джонс, - но очень редкий.
     - Это я вижу, - ответил Хорнблауэр.
     - Вчера мы  встали в двух кабельтовых  от  остова,  - сказал Тернер.  -
Ночью, когда ветер стих, мы развернулись, но незначительно.
     - Скажите, когда рассветет достаточно, чтоб брать азимуты.
     - Есть, сэр.
     Вскоре  небо на  востоке изменилось.  Казалось, оно  даже потемнело. На
самом деле просто светало, и контраст стал менее резок.
     - Когда затонул "Стремительный", вы взяли третий азимут, мистер Тернер?
     - Да, сэр. Он составил...
     - Не важно.
     В таком простом деле можно полностью положиться на Тернера.
     - Не думаю, чтоб остов сместился хотя бы на дюйм, сэр, - сказал Тернер.
- Течения  тут  нет. Две речки, впадающие в залив, тоже никакого течения  не
создают.
     - А песок на дне плотный?
     - Плотный, сэр.
     Вот это действительно радует. Глина давно засосала бы остов.
     - Как вышло, что "Стремительный" перевернулся? - спросил Хорнблауэр.
     - По  чистому невезению, сэр. Корабль был старый, он  долго находился в
море.  На борта  под  ватерлинией густо наросли водоросли  и ракушки  -  его
покрыли медью на недостаточную высоту, сэр. Поэтому его накренили  и чистили
левый  борт.  Выкатили пушки правого борта,  и все  тяжелое, что можно  было
передвинуть, тоже сместили к  правому борту.  День  был безветренный, стояла
жара. И  не успел никто иазом моргнуть, как с  гор налетел  порыв ветра.  Он
налетел на  "Стремительный" точно  с левого траверза и накренил его  прежде,
чем  его  успели выровнять.  Орудийные порты были открыты, и  в них залилась
вода.  Судно  накренилось  еще  сильнее  - по крайней мере,  так  установила
следственна комиссия, сэр. Люки были открыты, вода поднялась выш комингсов и
залилась внутрь.
     - Он не выровнялся, пока тонул?
     - Нет,  сэр. Услышав  крик, я  посмотрел в  ту  сторону и  увидел  киль
"Стремительного".  Он так и ушел под воду  днищем вверх. Стеньги снесло. Они
вскоре всплыли  наверх грот-  и фор-стеньги  держались за  остов  уцелевшими
вантами Это помогло мне взять азимут.
     - Понятно, - сказал Хорнблауэр. Быстро светало. Казалось - конечно, это
был оптический обман - что краска на глазах заливает небо.
     - Достаточно светло, сэр, - сказал Тернер.
     -  Спасибо. Мистер Джонс,  можете  приступать.  Хорнблауэр смотрел, как
шлюпки отошли от корабля. Впереди был  Тернер  на  гичке, с инструментами  и
компасом,  за ним  Стил на барказе  и  Смайли на тендере.  Между барказом  и
тендером протянули трал.  Хорнблауэр  почувствовал, что  несмотря на выпитый
недавно кофе хочет позавтракать. И все  же он медлил. Мертвый утренний штиль
идеально подходил  для  намеченной  операции -  гичка  легко  займет  нужную
позицию и  без  особого  труда будет оставаться на  месте.  Шлюпки,  как  ни
медленно они  шли,  поднимали  волны,  и  волны  эти  далеко  разбегались по
стеклянной поверхности залива. Хорнблауэр видел, как гичка остановилась. Над
водой  отчетливо раздался  голос  Тернера -  он  переговаривался  в рупор  с
другими шлюпками. Они  неуклюже развернулись, словно связанные ниткой  жуки,
дали тралу  провиснуть,  еще  некоторое  время  неловко  маневрировали, чтоб
встать точно по нужному  азимуту. Потом  весла  начали двигаться,  медленно,
ритмично,  словно  маятник  судьбы.   Сердце  у   Хорнблауэра  забилось,  он
возбужденно сглотнул. Вокруг  него начиналась нормальная  корабельная жизнь.
Шлепая по доскам босыми ногами - звук этот не похож ни на какой  другой звук
в мире - подвахтенные выносили гамаки и укладывали их в сетки. Швабры, куски
песчаника, ведра  и помпы - те  из  матросов,  кто не был  занят на шлюпках,
принялись драить  палубу. Не  в первый раз Хорнблауэр позавидовал работающим
матросам. Их проблемы - самые простые, сомнения - самые ничтожные. Вычистить
песчаником кусок  палубы до белизны, которая удовлетворила бы унтер-офицера,
пройтись  по  ней  мокрой шваброй, вытереть насухо, весело работать рядом со
старыми друзьями,  шлепая босыми пятками по чистой воде - вот  и все, что от
них требуется. Они делали это  бесчисленное число  раз  и будут  сделать еще
бесчисленное число раз.  Хорнблауэр с радостью поменял бы  свое одиночество,
свою ответственность, клубок воих  проблем на их беспечный удел. Не успел он
так  подумать, как  рассмеялся  над собой.  Он прекрасно  знал, в какой ужас
повергла  бы его  эта перемена, если б  какой-нибудь каприз судьбы его к ней
вынудил.  Он  решил  подумать  другом  -  о  толстом  ломте  жирной,  хорошо
прожаренной свинины.  Свиная  нога вымачивалась для него  два дня, и снаружи
она, должно быть, уже не слишком соленая. Черт возьми, если отбивная,  когда
ее принесут с  камбуза,  не будет  щипеть на тарелке,  кое-кто пожалеет, что
родился на свет. Надо приказать, чтоб вместе  с отбивной  поджарили сухарные
крошки. Заесть же  отбивную можно будет сухарем, густо намазанным патокой. О
таком завтраке и подумать приятно.





     Хорнблауэр стоял  с  кошельком  в  руке.  Кошелек он  вынул  из нижнего
отделения  рундучка. Он в  точности  знал, сколько там гиней,  и старался не
желать, чтоб их  было больше.  Будь он богат, он мог бы проявить щедрость  к
команде, к кают-компании и к мичманской каюте.  Но коль скоро это  не так...
Он  тряхнул  головой.  Не  хотелось выглядеть  скрягой,  но  и дураком  себя
выставлять  незачем. Он подошел к  дверям кают-компании и остановился.  Стил
заметил его.
     - Пожалуйста, заходите, сэр.
     Офицеры приподнялись  со стульев - кают-компания была такая тесная, что
всем приходилось сидеть вокруг стола.
     - Не согласились  бы  вы,  - сказал  Хорнблауэр  Карелейку,  -  любезно
сделать для меня кое-какие покупки?
     - Конечно, сэр. Сочту за  честь, - ответил Карслейк. Ничего другого ему
не оставалось.
     - Несколько цыплят - полдюжины, скажем, - и яйца.
     - Да, сэр.
     - Намеревается ли кают-компания купить себе свежего мяса?
     - Ну, сэр...
     Этот вопрос обсуждался перед самым приходом Хорнблауэра.
     -  В это время года могут продавать барашков.  Я купил бы  одного-двух,
если они не дороги. Но вот бык - что мне желать с целым быком?
     Каждому в кают-компании приходилось когда-нибуп сталкиваться с подобной
проблемой.
     - Если кают-компания решит купить быка, я с радостью оплачу четверть, -
сказал Хорнблауэр. Это явно обрадовало кают-компанию.
     Капитан,  покупающий тушу вскладчину, наверняка получит  лучшие  куски.
Это в природе вещей.  Все знали капитанов  которые  оплатили бы  только свою
долю.  Учитывая,  что в  кают-компании  пять  офицеров,  Хорнблауэр  проявил
щедрость
     - Спасибо большое, сэр, - сказал Карслейк. - я думаю, что смогу продать
мичманской каюте несколько кусков.
     - Я полагаю, на выгодных условиях? - ухмыльнулся Хорнблауэр.
     Он  хорошо  помнил,  как   в  бытность  его  мичманом  кают-компания  и
мичманская каюта покупали тушу на паях.
     - Полагаю, что  так, сэр.  - Карслейк  сменил  тему:  -  Мистер  Тернер
говорит,  здесь разводят в основном  коз. Как  бы вы отнеслись к  козлятине,
сэр?
     - Молодой козленок, зажаренный с репой и морковью!  - воскликнул Джонс.
- Вещь стоящая, сэр!
     Худощавое   лицо   Джонса   осветилось.   Взрослые  мужчины,   месяцами
потребляющие  заготовленную впрок  пищу, при мысли о  свежем мясе становятся
похожи на детей у ярмарочного лотка со сладостями.
     - Покупайте, что хотите, - сказал Хорнблауэр. -  Я  согласен на барашка
или на козленка, или участвую в покупке быка, смотря что  есть на базаре. Вы
знаете, что будете покупать для команды?
     - Да, сэр, - ответил Карслейк.
     Прижимистые чиновники скаредного министерства будут дотошно изучать все
записи о расходах. Особенно много для матросов не купишь.
     -  Не  знаю,  сэр,  какие  овощи  мы  найдем  в  это  время года,  сэр.
Прошлогоднюю капусту, наверно.
     - Прошлогодняя капуста это тоже неплохо, - вмешался Джонс.
     -  Репа и морковь из зимних запасов, - продолжал Карслейк. - Они  будут
изрядно повядшие, сэр.
     - Лучше, чем ничего, - сказал Хорнблауэр. - На базаре не будет столько,
сколько   нам  надо,  по  крайней  мере  пока  слух  о  нашем  прибытии   не
распространится по окрестностям.  Это тоже  к лучшему - мы сможем объяснить,
почему мы тут задерживаемся. Вы будете переводить, мистер Тернер.
     - Да, сэр.
     - Держите глаза открытыми. И уши.
     - Есть, сэр.
     - Мистер Джонс, пожалуйста, займитесь бочками для воды.
     - Есть, сэр.
     Светская беседа закончилась - это были приказы.
     - Приступайте.
     Хорнблауэр   подошел   к   постели  Маккулума.  Раненый   полулежал  на
парусиновых подушках.  Хорнблауэра порадовало, что  выглядит он сравнительно
хорошо. Лихорадка прошла.
     - Рад видеть, что вам лучше, мистер Маккулум, - сказал Хорнблауэр.
     - Да, получше, - ответил Маккулум.
     Он говорил хрипло, но в общем вполне нормально.
     - Превосходно  проспал  всю ночь,  - сказал  Эйзенбейс, возвышавшийся с
другой  стороны   от   больного.   Он  уже  докладывал  Хорнблауэру  -  рана
заживляется, дренаж удовлетворительный.
     - А мы утром уже поработали, - сказал Хорнблауэр.
     - Вы слышали, мы нашли остов?
     - Нет, не слышал.
     - Нашли и отметили буйками, - сказал Хорнблауэр.
     -  Вы уверены, что это остов? -  прохрипел  Маккулум. -  Иногда  бывают
странные ошибки.
     - Это в точности там, где, согласно замерам,  затонуло судно,  - сказал
Хорнблауэр. - Оно, как показало  траление, в точности нужных размеров. Кроме
того, трал не встретил  других  препятствий.  Дно песчанистое, твердое,  как
вам, я полагаю, известно.
     - Звучит правдоподобно, -  проворчал  Маккулум. - И все же, я предпочел
бы лично руководить тралением.
     -  Вам придется  доверять  мне,  мистер  Маккулум,  -  спокойно  сказал
Хорнблауэр.
     - Я ничего  не  знаю ни о вас,  ни  о  ваших  способностях,  -  ответил
Маккулум.
     Хорнблауэр с  трудом подавил раздражение, про себя же подумал: странно,
что Маккулуму удалось дожить  до таких  лет,  его должны были  застрелить на
дуэли  гораздо раньше. Но Маккулум - незаменимый специалист, и  даже не будь
он так болен, ссориться с ним глупо и недостойно.
     -  Я  полагаю,   теперь  надо  послать  ваших  ныряльщиков,  чтоб   они
обследовали  остов,  - сказал  Хорнблауэр,  стараясь  говорить  вежливо,  но
твердо.
     - Без  сомнения,  именно это я и сделаю, как  только меня  выпустят  из
постели, - сказал Маккулум.
     Хорнблауэр вспомнил все, что говорил ему Эйзенбейс  ране, о возможности
гангрены  и  общего заражения  крови. Он знал  -  достаточно  вероятно,  что
Маккулум вообще не встанет.
     - Мистер Маккулум, - сказал Хорнблауэр. -  Дело это спешное. Как только
турки   проведают  о  наших  намерениях  они  стянут  сюда  силы,  чтоб  нам
воспрепятствовать, и мы уже  никогда не  сможем  провести подъемные  работы.
Чрезвычайно  важно,  чтоб  мы  начали   как  можно  раньше.   Я  думаю,   вы
проинструктируете ныряльщиков, чтоб они приступили к работе незамедлительно.
     - Значит, вы так думали? - ехидно переспросил Маккулум.
     Пришлось  несколько  минут терпеливо  его увещевать. Он никак  не хотел
сдаваться, и сразу выдвинул веское возражение.
     - Вода ледяная, - сказал он.
     -  Боюсь, что так, - согласился Хорнблауэр, - но это  мы предполагали и
раньше.
     - Восточное Средиземноморье в марте это вам не Бенгальский залив летом.
Мои люди долго не выдержат такого холода.
     Это  уже  победа:   Маккулум  признал,  что  они  вообще  способны  его
выдержать.
     -  Если они  будут  работать понемногу  и с  перерывами? -  предположил
Хорнблауэр.
     - Да. До остова семнадцать саженей?
     - Семнадцать саженей до дна вокруг него.
     -  На такой глубине  они  все  равно не смогли бы  работать долго. Пять
погружений  в день.  Иначе у них пойдет кровь из носа и ушей. Им понадобятся
тросы и грузы - сойдут девятифунтовые ядра.
     - Я прикажу их приготовить.
     Пока Маккулум инструктировал ныряльщиков, Хорнблауэр стоял рядом. Кое о
чем он смог  догадаться. Очевидно, один из ныряльщиков возражал: он обхватил
себя руками и затрясся, выразительно закатывая черные  печальные  глаза. Все
трое разом заговорили на своем щебечущем языке. В голосе Маккулума появились
суровые нотки. Он указал на Хорнблауэра, и туземцы посмотрели в его сторону.
Все  трое  ухватились  друг  за  друга и отпрянули, словно испуганные  дети.
Маккулум  продолжал  говорить  напористо.  Эйзенбейс наклонился  над  ним, и
уложил  на  одеяло его левую руку, которой  Маккулум жестикулировал - правая
была примотана к груди.
     - Не шевелитесь, - сказал Эйзенбейс. - Не то у нас будет воспаление.
     Маккулум уже не раз морщился от боли, сделав неосторожное  движение. Он
больше не выглядел довольным, только усталым.
     - Они начнут прямо сейчас, - сказал он, не отрывая голову от подушки. -
Вот этот - я называю его Луни - будет  за старшего. Я сказал им, что тут нет
акул.  Обычно, пока  один спускается  на дно, двое других  молятся - они все
трое заклинатели акул. Хорошо, что они видели, как секут кошками. Я пообещал
им, что если они будут артачиться, то испробуют кошек.
     Хорнблауэр сам  видел, в какой ужас это повергло щебечущих, похожих  на
птиц цейлонцев.
     - Забирайте их, - сказал Маккулум.
     Барказ  и тендер ушли  за водой  и провиантом,  остались только гичка и
ялик. В гичку набилось слишком много народу - четыре матроса на веслах, трое
ныряльщиков на носу, Хорнблауэр  и Лидбитер на  корме. Хорнблауэр не устоял,
чтоб  лично не  поучаствовать  в  первой  попытке.  Он  составил  достаточно
скептическое представление о том, насколько хорошо Маккулум говорит на языке
ныряльщиков. Объяснялся  он, как  полагал Хорнблауэр,  с помощью  нескольких
существительных  и глаголов,  а  также  жестов,  не стремясь  к  правильному
произношению   и   пренебрегая   грамматикой.  Маккулум   владел  цейлонским
несравненно  хуже,  чем  Хорнблауэр испанским  и  даже  французским,  и  это
Хорнблауэра огорчало. Он думал обо  всем этом, ведя гичку по легким волнам -
рассветный  штиль  уже  сменился  умеренным  бризом,  морщившим  поверхность
залива.
     Они  добрались  до  первого  буйка  -  доски  с  привязанной  веревкой,
подпрыгивающей  на волнах. Хорнблауэр взглядом поискал  остальные. Установив
гичку в центре отмеченной буйками области, он посмотрел на ныряльщиков.
     - Луни, - скомандовал он.
     Начав  приглядываться, он  вскоре  научился различать  цейлонцев  между
собой. Прежде они казались ему чуть ли не тройняшками.
     Луни встал и  бросил за борт шлюпочную  кошку.  Она быстро пошла вниз и
потащила  через  планширь свернутый  в бухту  трос. Луни  медленно  разделся
донага, потом сел на планширь и свесил ноги в воду. Как только они коснулись
ледяной  воды,  он  вскрикнул.   Двое  других   тоже  закричали  тревожно  и
сочувствующе.
     - Подтолкнуть его, сэр? - спросил баковый гребец.
     - Нет, - сказал Хорнблауэр.
     Луни  глубоко вдыхал,  расправляя  грудь, и с силой выдыхал. Хорнблауэр
видел,  как  ходят при каждом вдохе ребра. Один  из цейлонцев дал Луни ядро.
Тот прижал его к  голой груди, соскользнул с  планширя  и  исчез  под водой.
Гичка сильно закачалась.
     Хорнблауэр  вынул  часы.  Они были  без  секундной  стрелки  -  часы  с
секундной стрелкой  были  ему  не  по карману - но  приблизительно прикинуть
время  можно  было и по ним. Хорнблауэр следил, как кончик  минутной стрелки
переполз   с  одного   деления   на  другое,  затем  на   третье.   Он   так
сконцентрировался  на стрелке,  что  не услышал, как вынырнул  Луни.  Только
услышав восклицание Лидбитера, Хорнблауэр  увидел в двадцати ярдах за кормой
голову ныряльщика с длинной черной косой, перевязанной ленточкой.
     - Табань! - торопливо приказал Хорнблауэр. - Эй, вытравите трос!
     Цейлонцы то ли поняли его, то ли просто знали свое дело. Пока матросы в
два сильных  гребка  подвели  шлюпку  к  Луни,  один  из  цейлонцев  ослабил
привязанный  к  кошке трос. Луни ухватился  за  планширь,  и  двое товарищей
втянули его в  шлюпку.  Они громко говорили, но  Луни сидел на банке  молча,
уткнувшись лицом в колени. Потом  он поднял голову. Вода ручьями текла с его
мокрых волос. Видимо, он сказал, что ему холодно  - двое  других вытерли его
насухо и помогли одеться.
     Хорнблауэр не знал, как заставить их работать снова, но вмешиваться ему
не пришлось. Луни,  как  только  оделся, встал на нос шлюпки и  огляделся по
сторонам, раздумывая, потом, повернувшись  к  Хорнблауэру,  указал  место  в
нескольких футах впереди.
     - Гребите! - приказал Хорнблауэр.
     Когда шлюпка добралась  до указанного места,  другой цейлонец бросил за
борт  кошку.  Теперь  был его  черед раздеваться,  глубоко дышать,  раздувая
грудь,  и,  взяв  ядро,  прыгать  через  борт.  Ядра  стоят  денег,  подумал
Хорнблауэр, со временем они  понадобятся, чтоб стрелять по врагу. Надо будет
набрать на берегу камней подходящего размера. Ныряльщик выплыл, вскарабкался
в  шлюпку.  Товарищи  приняли его так же, как  перед  тем  Луни. Они  что-то
обсудили, потом  третий  спустился в том же месте, очевидно,  чтоб разрешить
спорный вопрос. Потом Луни попросил передвинуть гичку, разделся и нырнул.
     Цейлонцы работали усердно и, насколько  Хорнблауэр мог судить, толково.
Потом  Луни  с  одним  из  товарищей  нырнули  вместе.  Когда  они  выплыли,
Хорнблауэр заметил,  что ноги  у  Луни расцарапаны и  кровоточат.  Сперва он
подумал об  акулах и  тому подобных подводных опасностях, но  тут же  угадал
истинную причину. Луни лазал по  остову. Там, глубоко  под водой, подгнившие
доски поросли морскими желудями и острыми, как бритва, ракушками. Хорнблауэр
утвердился в своей догадке, когда Луни попросил  отметить  это место буйком.
Цейлонцы привязали к кошке доску, и снова нырнули неподалеку.
     Ныряльщики смертельно  устали. Они лежали у носовой банки съежившись  и
тесно прижавшись друг к другу.
     - Очень  хорошо, Луни,  - сказал Хорнблауэр  и  махнул  рукой в сторону
корабля.
     Луни устало кивнул.
     -  Поднимите  якорь,  -  приказал  Хорнблауэр,  и  шлюпка  двинулась  к
"Атропе".
     В отдалении  виднелись  люггерные паруса  тендера  и барказа -  большие
шлюпки тоже  возвращались.  Хорнблауэру  казалось, что ему никогда не  дадут
сосредоточиться на одном деле - не успел он ступить на палубу, как тендер  и
барказ  подошли  к  "Атропе".  Пока  усталые  ныряльщики  пошли  докладывать
Маккулуму, к Хорнблауэру обратились Карслейк и Тернер.
     - Бочки заполнены, сэр, - сказал Карслейк. - Я  набирал их из ручейка в
полумиле от города. Из того, что протекает через город, я решил не брать.
     - Совершенно  верно,  мистер  Карслейк,  -  сказал Хорнблауэр.  Памятуя
виденное  в Северной Африке,  он был  согласен, что не стоит  брать  воду из
ручья, текущего через турецкий город.
     - Что вам удалось купить?
     - К сожалению, очень немного, сэр.
     -  Это  всего-навсего  местный базар, сэр, -  добавил  Тернер.  - Модир
только  сегодня  сообщил,  чтоб  везли  продукты.  Их   доставят  не  раньше
завтрашнего дня.
     - Модир? - переспросил Хорнблауэр. Он уже слышал от Тернера это слово.
     -  Тот бородач, сэр, местный правитель. Старик  с саблей, он был  здесь
вчера на лодке.
     - Он и есть модир?
     -  Да,  сэр. Модир  подчиняется  каймакаму,  каймакам  - вали,  вали  -
главному визирю, а тот -  султану. По крайней мере, так считается,  на самом
деле никто из них не хочет никому подчиняться.
     - Понятно, - сказал Хорнблауэр. Всякий, кто хоть  немного интересовался
военной и  флотской  историей восточного  Средиземноморья знает об  анархии,
царящей в  турецкой империи на  протяжении последних  лет. Хорнблауэр  желал
знать,  как эта анархия сказываете здесь и сейчас. Он повернулся к Карслейку
и терпеливо выслушал, что тот уже купил и что намеревается купить позже.
     -  Я  скупил  все яйца, которые там  были.  Две с  половиной  дюжины, -
доложил Карслейк.
     -  Хорошо,  - сказал  Хорнблауэр  без  всякого  пыла.  Из  этого  можно
заключить,  что он  слушал вполуха, иначе мысль о вареных яйцах, яичнице или
омлете  его  бы наверняка взволновала. Из-за  трагического  происшествия  на
Мальте  он  так  ничего  там и  не  купил.  Он  даже  не  запасся в Детфорде
маринованными яйцами.
     Карслейк закончил, наконец, доклад.
     -  Спасибо, мистер  Карслейк, - сказал  Хорнблауэр.  -  Мистер  Тернер,
спуститесь вниз, я вас выслушаю.
     Тернер выполнил приказ капитана - он держал уши и глаза открытыми.
     - У модира  нет  практически  никакого войска,  -  сказал  Тернер.  Его
старческое лицо оживилось. -  Едва ли он  может собрать больше двадцати пяти
вооруженных людей. Он появляется с двумя телохранителями, такими же старыми,
как он сам.
     - Вы с ним говорили?
     - Да, сэр. Я дал ему  - мы с мистером Карслейком дали ему десять гиней,
чтоб он открыл для нас базар. Мы пообещали дать ему еще десять гиней завтра.
     Разумно - с местными властями следует ладить.
     - Он к нам расположен?
     - Н-ну, сэр... Я бы не  сказал. Он держится  достаточно любезно, но это
потому, что он  хочет получить  наши  деньги. Я бы  не сказал, что он к  нам
расположен.
     Модир осторожничает, решил Хорнблауэр,  не хочет действовать без указки
сверху  и  одновременно  не  прочь  заполучить  двадцать золотых. Хорнблауэр
полагал, что обычно модиру удается разжиться такой суммой примерно за год.
     - Вали увел отсюда  местное  войско, сэр, -  продолжал Тернер.  - Это я
понял  со  слов модира. А  вот  почему, я не  знаю,  сэр.  Может быть, опять
волнения среди греков. На архипелаге всегда волнения.
     Греки  -  подданные  Турции  -   бунтовали  постоянно.   Огонь  и  меч,
кровопролитие и опустошение волнами прокатывались по  островам и материку. А
теперь с  Семи  островов проникало французское влияние, Россия же  воспылала
подозрительной любовью к турецким подданным православного вероисповедания. И
то и другое - источник волнений и беспорядков.
     - Одно по крайней мере ясно,  - сказал Хорнблауэр.  - Сейчас этого вали
здесь нет.
     - Именно так, сэр.
     Пройдет время, пока весть о  прибытии британского  судна  доберется  до
вали или даже до его подчиненного - каймакала (Хорнблауэр с усилием вспомнил
незнакомый титул). Политическая ситуация  неимоверно  сложна. Когда Бонапарт
завоевал Египет, вторгся  в Сирию и  начал  угрожать Константинополю, Турция
заключила союз  с Британией.  Но  Россия  и  Турция - застарелые  враги,  за
последние полвека они воевали  раз пять. А теперь Россия - союзница Англии и
враг Франции, хотя  после Аустерлица они и не  могут  напасть друг на друга.
Без сомнения, французский  посол  в  Константинополе изо всех  сил  убеждает
Турцию  воевать с  Россией, а  та со времен  Екатерины  Великой  зарится  на
Константинополь и Дарданеллы.
     Греческое  восстание  -  несомненный  факт. Так  же несомненны  амбиции
местных властей.  Шаткое  правительство Турции воспользуется  любым случаем,
чтобы  стравить  возможных   противников  между   собой.  Очевидно,   оно  с
глубочайшим  подозрением отнесется к британской активности в своих владениях
- тут  надо учитывать и религиозный фактор. Поскольку Англия и Франция ведут
смертельную войну,  Турция  вправе заподозрить Англию  в  желании  подкупить
Россию, пообещав ей  часть турецких земель. К счастью,  в подобном намерении
легко заподозрить и Францию. Когда султан узнает -  если конечно узнает -  о
присутствии   в   Мармарисском   заливе  британского   военного   судна,  он
предположит, что это какая-то интрига с участием вали. Если султан или  вали
узнают, что  на дне Мармарисского залива лежит четверть миллиона  в золоте и
серебре, они потребуют себе львиную долю поднятых сокровищ.
     Из  всего этого  Хорнблауэр вывел только одно - то  же,  что вывел  уже
неделю назад -  надо поднимать сокровища  как можно скорее, а там пусть себе
дипломаты обсуждают fait  accompli [Совершившийся факт (фр.)]. Он  подошел к
Маккулуму, дабы из первых рук узнать, как этого достичь.
     Маккулум  только  что  выслушал  ныряльщиков. Они  сидели около него на
корточках, не сводя внимательных глаз с его лица, закутанные в свои одежды и
похожие на ульи.
     -  Это действительно  остов, -  сказал  Маккулум. Очевидно, он  заранее
приготовился  к  грандиозному недоразумению,  полагая  что  Хорнблауэр  либо
неправильно нанес месте пересечения азимутов, либо ошибся при тралении.
     - Рад это слышать. - Хорнблауэр изо всех сил старался  не забывать, что
перед ним незаменимый специалист и очень больной человек.
     - Он сильно зарос, исключая медную обшивку, но корпус цел.
     Деревянное судно, скрепленное деревянными  же гвоздями, если на него не
действуют  течения  или шторма, может лежать на песке  бесконечно долго и не
развалится.
     - Оно не выровнялось? - спросил Хорнблауэр.
     - Нет. Оно лежит днищем вверх. Мои люди умеют отличить нос от кормы.
     - Это хорошо, - сказал Хорнблауэр.
     - Да. - Маккулум взглянул  в записки,  которые  держал  свободной левой
рукой. - Деньги были в нижней  кладовой  под ахтерпиком, за бизань-мачтой  и
прямо под главной палубой. Полторы тонны золотых монет в железных сундуках и
почти четыре тонны серебряных монет в мешках.
     - Н-да. - Хорнблауэр пытался показать, что это в точности соответствует
его собственным расчетам.
     -  Перед  погрузкой денег кладовую  обшили дополнительным слоем дуба, -
продолжал Маккулум. - Я полагаю, сокровища по-прежнему там.
     - То есть?.. - Хорнблауэр был совершенно обескуражен.
     - То есть  они не высыпались на  морское дно, - снизошел до  объяснений
Маккулум.
     - Конечно, - торопливо сказал Хорнблауэр.
     - Главный  груз  "Стремительного"  составлял  артиллерийский  армейский
обоз, - продолжал Маккулум. - Десять длинных восемнадцатифунтовок. Бронзовые
пушки. И ядра к ним. Чугунные ядра.
     - Так вот почему он так быстро затонул, - сообразил Хорнблауэр. Пока он
говорил,  до  него  дошло, почему  Маккулум подчеркнул слова  "бронзовый"  и
"чугунный". Бронза сохраняется под водой дольше, чем железо.
     - Да, - сказал Маккулум. - Как только судно накренилось, пушки, и ядра,
и все остальное начало смещаться.  Готов  побиться об  заклад - я достаточно
насмотрелся   на  теперешних  первых   помощников.  В  военное  время  любой
недоучившийся юнец становится первым помощником.
     - Я сам с этим сталкивался, - печально сказал Хорнблауэр.
     -  Луни  говорит,  - продолжал  Маккулум,  - что большая  часть  остова
возвышается над песком. Он смог пролезть за уступ.
     По выразительному взгляду, которым Маккулум сопроводил последнюю фразу,
Хорнблауэр понял,  что  это  очень  приятное  сообщение,  но  никак  не  мог
сообразить, почему.
     - Да? - спросил он неуверенно.
     - Вы что думали, они будут  ломать корабельную обшивку ломами?  - резко
спросил  Маккулум. - Работая  в день по пять  минут каждый? Мы бы проторчали
здесь год.
     Хорнблауэр  вдруг  вспомнил  про  "кожаный  фитильный  щланг",  который
Маккулум выписал на Мальте. Как ни фантастична была догадка, он ее высказал:
     - Вы собираетесь взорвать остов?
     - Конечно.  Заряд пороха, заложенный под  таким углом, раскроет  корпус
именно в нужном месте.
     -  Естественно,  -  сказал Хорнблауэр.  Он  когда-то слышал,  что можно
взорвать заряд под водой, но как это делается, не представлял.
     - Сначала  мы попробуем  фитильный шланг,  - объявил Маккулум. - Но при
таких глубинах на него надежда плохая. Соединения не выдержат давления воды.
     - Наверно, так, - согласился Хорнблауэр.
     - Думаю, в  конце  концов  придется воспользоваться  быстрым запалом, -
сказал Маккулум. - Мои ребята его до смерти боятся. Но я это сделаю.
     Громоздкая фигура Эйзенбейса  нависла  над койкой. Доктор положил  одну
руку Маккулуму на лоб, другую - на запястье.
     - Уберите руки! - взревел Маккулум. - Я занят.
     -  Вам  нельзя переутомляться,  - сказал  Эйзенбейс.  -  Это  усиливает
образование дурных соков.
     - Убирайтесь ко всем чертям с вашими дурными соками! - заорал Маккулум.
     - Не глупите, - сказал  Хорнблауэр, теряя терпение. - Вчера он спас вам
жизнь. Вы  не помните,  как  вам было плохо? "Больно,  больно" -  вот как вы
говорили.
     Хорнблауэр произнес последние слова тонким голосом и повернул голову из
стороны в  сторону,  как  Маккулум  на подушке.  Видимо,  получилось похоже,
потому что даже Маккулум немного смутился.
     -  Может, мне  и было  плохо, - сказал он, -  но сейчас я чувствую себя
хорошо.
     Хорнблауэр посмотрел на Эйзенбейса.
     - Позвольте мистеру Маккулуму поговорить еще пять минут, - сказал он. -
Ну, мистер Маккулум,  вы упомянули фитильный шланг.  Не объясните ли вы мне,
как это делается?





     Хорнблауэр  пошел на бак.  Там артиллерист  и  его  помощники, сидя  на
корточках, изготовляли фитильный шланг согласно указаниям Маккулума.
     -  Я надеюсь, вы старательно заделываете стыки, мистеп  Клут,  - сказал
Хорнблауэр.
     - Так точно, - ответил Клут.
     Чтоб не испачкать смолой белоснежную палубу, подстелили старую парусину
и сидели на ней. Здесь же стоял чугунный горшочек с расплавленной смолой.
     - Быстрый огнепроводный  шнур  горит со скоростью пять  секунд  фут. Вы
сказали, один фут медленного огнепроводного шнура, сэр?
     - Да.
     Хорнблауэр наклонился, чтоб рассмотреть  работу.  Кожаные  шланги  были
разной  длины,  от трех до  пяти  футов.  Такова уж своенравная природа - из
шкуры животного не получишь  особо длинного  куска  кожи. Один из помощников
артиллериста длинным деревянным шилом проталкивал быстрый огнепроводный шнур
в  отрезок  шланга. Вытащив  шило  с  другого конца,  он  сдвинул  шланг  по
огнепроводному шнуру до соединения с предыдущим отрезком.
     - Поаккуратней, - сказал Клут. - Смотри, шнур не переломи.
     Другой помощник артиллериста двойным  швом пришивал клапан, соединяющий
новый отрезок  шланга с предыдущим. Когда стык был готов, Клут щедро замазал
его расплавленной  смолой. Предстояло продеть  в  шланг  сто двадцать  футов
огнепроводного шнура, сшить и просмолить все стыки.
     - Я взял два крепких бочонка на  пятьдесят фунтов каждый, сэр, - сказал
Клут. - И приготовил мешочки с песком, чтоб заполнить их доверху.
     -  Очень  хорошо,  - ответил Хорнблауэр.  Маккулум  рассчитал,  что для
заряда нужно взять тридцать фунтов пороха, не больше и не меньше.
     - Я не хочу разнести остов в щепки, - сказал он, - только раскрыть его.
     Это  -  та  область,  в  которой Маккулум  разбирается.  Хорнблауэр  не
догадался бы, какое количество пороха даст желаемый результат на глубине сто
футов.  Он знал, что, заряженные  в длинную девятифунтовую пушку,  три фунта
пороха вытолкнут ядро на полторы мили. Но тут совсем другое  дело, и вода, в
отличие от воздуха, несжимаемая среда.  Положив в пятидесятифунтовый бочонок
тридцать фунтов пороха,  надо заполнить оставшееся пространство чем-то вроде
песка, - Скажите  мне,  когда все будет готово,  - сказал Хорнблауэр и пошел
обратно на корму.
     Тернер, недавно вернувшийся  с  берега,  ждал,  пока капитан обратит на
него внимание.
     - Да, мистер Тернер?
     Судя  по  всему, Тернер хотел  поговорить  наедине.  Хорнблауэр подошел
поближе, и Тернер произнес тихо:
     - Простите,  сэр,  это  насчет  модира. Он хочет нанести вам визит.  Он
чего-то добивается, а чего, я выяснить не смог.
     - Что вы ему сказали?
     - Я  сказал - извините, сэр, я не знал, что еще сказать -  Я сказал, вы
будете очень  рады. Я боюсь,  тут что-то  нечисто.  Он  сказал, что прибудет
незамедлительно.
     - Вот значит как?
     В  этих беспокойных водах все нечисто, подумал  Хорнблауэр, и ему сразу
же не понравилось, как он это подумал.
     - Вахтенный мичман!
     - Сэр!
     - Что вы видите  со стороны города? Смайли  направил подзорную трубу на
противоположную сторону залива.
     - Лодка отошла от  берега, сэр, лодка с латинским парусом. Мы видели ее
прежде.
     - Флаг на ней есть?
     - Да, сэр. Красный. Похож на турецкий.
     - Очень  хорошо. Мистер  Джонс,  у нас  будет  официальный  посетитель.
Прикажите приготовиться к приему.
     - Есть, сэр.
     - Значит, мистер Тернер, вы не знаете, чего хочет модир?
     - Нет, сэр. Он хотел видеть вас, и поскорее. "El capitano" - вот и все,
что он сказал нам, когда мы сошли на берег. Там должен был открыться для нас
базар, но никого не было. Он сказал, что хочет видеть  капитана, и я сказал,
что вы его примете.
     - Никаких намеков с его стороны?
     - Нет, сэр. Он ничего не говорил. Но я видел, что он взволнован.
     - Что  ж, скоро  мы все узнаем,  - сказал Хорнблауэр. Модир поднялся на
борт с  достоинством, хотя трудный подъем нелегко дался его старым ногам. Он
внимательно  огляделся.  Понял  ли  он,  что  боцманматы   и  фларепные  его
приветствуют, сказать трудно. У него было умное ястребиное лицо, обрамленное
седой бородой. Живые черные глаза озирались по сторонам, и непонятно было, в
новинку для  него, это зрелище,  или  нет. Хорнблауэр  коснулся полей  шляпы
модир вежливо поднес руку к лицу.
     - Попросите его спуститься вниз, - сказал Хорнблаузп - Я покажу дорогу.
     У  себя  в каюте Хорнблауэр  с поклоном предложил модиру стул. Тот сел,
Хорнблауэр сел напротив,  Тернеп поместился  рядом с  ним. Модир  заговорил,
Тернер перевел
     -  Он  надеется,  что  Бог ниспослал вам доброе  здоровье сэр, - сказал
Тернер.
     -  Ответьте, что  полагается, - сказал Хорнблауэр.  С  этими словами он
посмотрел в проницательные глаза модира и вежливо улыбнулся.
     - Теперь он спрашивает, успешным ли было ваше плавание,  сэр, - доложил
Тернер.
     - Скажите, что сочтете уместным, - ответил Хорнблауэр.
     Обмен  любезностями  продолжался.  Хорнблауэр знал, что на Леванте  так
принято. Неприлично и бестактно сразу переходить к сути дела.
     - Надо ли предложить ему выпить? - спросил Хорнблауэр.
     - Ну, сэр, при деловых беседах обычно подают кофе.
     - Тогда, может быть, нам подать?
     - Видите ли, сэр, наш кофе это не вполне то, что они называют кофе.
     - Тут ничего не попишешь. Прикажите, пожалуйста, чтоб принесли.
     Беседа шла,  так и не приближаясь к сути. Интересно отметить, что такое
умное   и  подвижное  лицо,  как  у  модира,   может  оставаться  совершенно
бесстрастным.  Только кофе заставил его изменить выражение.  Сначала он,  не
показывая удивления,  смотрел  на  толстые  кружки,  на  облезлый  оловянный
кофейник;  от  кофе,  как  положено на  востоке,  сначала  отказался,  потом
согласился. Однако отхлебнув, он не смог сдержать изумления. Впрочем, он тут
же взял  себя  в  руки, всыпал в кофе  невероятное количество сахара  и стал
пить, не касаясь рукой чашки, а поднимая ее на блюдечке.
     - Полагается подавать конфеты и  печенье, сэр, - сказал Тернер. - Но мы
не можем предложить ему ром с сахаром и сухари.
     - Да, конечно, - согласился Хорнблауэр.
     Модир осторожно отхлебнул кофе и возобновил разговор.
     - Он  говорит,  у  нас  прекрасное судно, сэр,  -  сказал  Тернер. -  Я
полагаю, он скоро перейдет к делу.
     - Поблагодарите  его и скажите, что у него замечательная деревня,  если
считаете, что это подходящий ответ.
     Модир  откинулся  на стуле  - к  стульям  он явно не  привык  -  изучая
поочередно лица Тернера и Хорнблауэра. Потом он снова заговорил, взвешенно и
выразительно, как и прежде.
     - Он спрашивает, надолго ли задержится здесь "Атропа"  - сказал Тернер.
Этого вопроса Хорнблауэр ждал.
     - Скажите, что я  еще  не  закупил все  необходимое. Он был  совершенно
уверен,  что  предварительные операции  - траление, установка буйков, первые
погружения  ныряльщиков  -  остались   незамеченными  либо  непонятными  для
наблюдателей с берега. Пока Тернер переводил, а модир отвечал, Хорнблауэр не
сводил глаз с умного ястребиного лица.
     - Он  полагает, что вы покинете  залив, как только пополните припасы, -
сказал Тернер.
     - Скажите, что это весьма вероятно.
     - Он говорит, здесь вам было  бы  удобно подождать вестей о французских
кораблях,  сэр.  Сюда  часто  заходят  рыбачьи  лодки, они  привозят  свежие
новости.
     - Скажите ему, у меня приказы.
     Хорнблауэр  заподозрил,  что модир  не хочет расставаться с  "Атропой".
Может быть, он хочет задержать  ее, пока  не  будет  готова западня,  пока к
пушкам  в  фортах не поставят  солдат, пока не вернется  вали с войском. Это
удобный  способ вести дипломатическую  беседу.  Хорнблауэр  может  постоянно
следить  за  модиром,   если  же  скажет  что-нибудь   неосторожное,  сможет
впоследствии  отказаться  от своих слов, списав их на  неправильный  перевод
Тернера.
     - Он говорит, отсюда нам удобно будет наблюдать за Родосским  проливом,
сэр, - продолжал  Тернер.  - Им  скорее  всего  пойдут  французские корабли.
Похоже, он хочет получить свои двадцать гиней, сэр.
     - Может быть так. - Хорнблауэр постарался тоном показать Тернеру,  чтоб
тот воздерживался от комментариев. - Скажите,  что мои приказы оставляют мне
очень мало свободы.
     Раз разговор принял  такой  оборот, надо  сделать вид,  что он не хочет
задерживаться, но при  некоторой настойчивости его  можно переубедить.  Надо
надеяться, Тернер способен передать все эти оттенки на лингва-франка.
     Модир отвечал с большим оживлением, чем прежде.
     -  Он хочет, чтоб  мы  остались здесь, сэр, - сказал Тернер. - Если  мы
останемся, привезут свежие овощи и пригонят скот.
     Это, очевидно, не истинная причина.
     -  Нет, - сказал Хорнблауэр. - Если мы не получим припасы, мы уйдем без
них.
     Хорнблауэру  приходилось  следить за своим лицом. Од должен говорить  с
Тернером не показывая, что лукавит, а то модир сразу заметит подвох.
     -  Скоро он откроет  карты,  сэр, -  сказал Тернер.  -  он  просит  нас
остаться.
     - Спросите его, почему.
     На этот раз модир говорил долго.
     - Теперь все ясно, сэр, - сказал Тернер. - Пираты.
     - Пожалуйста, мистер Тернер, повторите в точности что он говорил.
     Тернер принял замечание.
     -  Пираты  по всему  побережью,  сэр.  Один  из  них  Михаил...  Михаил
Туркобойца,  сэр. Я о нем  слышал.  Он  орудует  на  этом  побережье.  Грек,
понятно. Он был в Фетхие два дня назад, сэр. Это совсем близко.
     - И модир боится, что теперь он нападет на его поселок?
     - Да, сэр, - сказал Тернер и, увидев взгляд Хорн-блауэра, добавил. -  Я
спрошу, чтобы удостовериться, сэр.
     Модир сделался красноречив. Тернер долго слушал, потом подытожил:
     - Михаил сжигает  дома, сэр,  угоняет  женщин и скот. Он заклятый  враг
магометан.  Вали с местным  войском  отправился  искать Михаила,  но не в ту
сторону. Он пошел в Адалию, отсюда это неделю ходу.
     - Ясно.
     Пока  "Атропа" стоит  в Мармарисском заливе, ни один пират не отважится
напасть на поселок, и модир со своими людьми  будет в  безопасности.  Теперь
ясно,  зачем явился модир: он  хочет  убедить  Хорнблауэра, чтобы  тот побыл
здесь, пока Михаил не обойдет  деревню стороной.  Это - невероятное везенье,
сполна вознаграждающее за историю с  Маккулумом. Когда  воюешь или играешь в
вист, удача рано или поздно приходит. Выигрыш следует за проигрышем - как ни
трудно в это поверить - так же неизбежно, как за выигрышем следует проигрыш.
Главное, не показывать, что обрадован.
     - Нам крупно повезло, сэр, - сказал Тернер.
     - Пожалуйста, держите свои соображения при себе, мистер Тернер, - резко
ответил Хорнблауэр.
     Тон его  голоса  и  убитое выражение на лице Тернера удивили модира, не
сводившего  с  собеседников  глаз.  Турок  терпеливо  ждал,  что же  ответят
неверные.
     - Нет, - решительно заявил Хорнблауэр и отрицательно помотал головой. -
Скажите ему, я не могу этого сделать.
     Тернер  еще  не  перевел,  как на  лице  модира отразилось отчаяние. Он
погладил седую бороду и снова заговорил, тщательно подбирая слова.
     - Он  предлагает нам взятку, сэр, - сказал  Тернер. - Пять барашков или
козлят за каждый день, что мы тут пробудем.
     - Уже  лучше, - ответил Хорнблауэр. - Скажите ему, что  я  предпочел бы
деньгами.
     Теперь пришла очередь модиру трясти головой. Хорнблауэр, пристально его
разглядывая, видел, что он искренен.
     - Он говорит, у него нет денег, сэр. Вали, когда был здесь в  последний
раз, забрал все.
     - У него есть наши двадцать гиней. Пусть  вернет их,  и пусть присылает
по шесть барашков - козлят я не возьму - в день. Тогда я останусь.
     На том в конце концов и порешили. Тернер в барказе отправился провожать
модира, Хорнблауэр  пошел  на  бак, смотреть,  как работает артиллерист. Тот
почти уже закончил. На палубе, аккуратно свернутый в бухту, лежал стофутовый
шланг,  одним  концом  уходивший  в  бочонок  с порохом.  Бочонок  зашили  в
парусину, и  сейчас  артиллерист  густо  обмазывал  его  смолой.  Хорнблауэр
внимательно  осмотрел  самое  слабое место -  то,  где  парусиновая  обшивка
бочонка соединялась со шлангом.
     - Я сделал, что мог, сэр, - сказал артиллерист. -  Но больно уж длинный
шланг.
     На глубине сто футов давление огромное.  Мельчайшая дырочка  в шланге -
ив нее проникнет вода.
     - Что ж, попробуем, - сказал Хорнблауэр. - Чем раньше, тем лучше.
     Так всегда.  Слова "чем раньше, тем лучше"  въелись в сознание  каждого
флотского офицера, как  пароль.  Спустить  гичку, проследить, чтоб погрузили
все  снаряжение,  загнать  ныряльщиков,  только  что  выслушавших  последние
наставления Маккулума, на бак, и отвалить,  не  теряя ни секунды. Только что
он пил кофе с модиром. Теперь руководит  подводными взрывными работами. Если
разнообразие придает жизни пряность, подумал Хорнблауэр, то  его  теперешнее
существование - типичное восточное кушание.
     - Суши весла! - приказал он, и гичка по инерции скользнула к буйку.
     Луни свое дело знал.  Перед ним стоял  завернутый  в парусину  бочонок,
обвязанный  тросом.  Луни  взял  еще кусок троса, одним  концом  привязал  к
бочонку, обмотал  вокруг  веревки, на которой держался  буек,  и  снова, уже
други-концом, привязал к бочонку.  Проверил, что  свободный конец фитильного
шланга крепко привязан к  пустому бочонку призванному  играть роль буйка,  и
что-то приказал одному  из  своих  товарищей. Тот разделся.  Луни  взялся за
пороховой бочонок, но тот был слишком тяжел для его худеньких рук
     -  Помогите ему,  вы  двое.  -  Хорнблауэр указал  на ближайших к  Луни
матросов. - Следите, чтоб не запутались трос и шланг.
     Луни показал, куда подтащить бочонок.
     - Отпускайте! Помалу! Помалу! - командовал Хорнблауэр.
     Это был  напряженный  момент -  еще один напряженный  момент. Пороховой
бочонок ушел под воду. Матрос  понемногу травил привязанный к  нему трос,  и
шланг постепенно разматывался. Благодаря петле, которой Луни обмотал якорный
трос буйка, бочонок должен опуститься на нужное место.
     - Дно, сэр, - сказал матрос.  Веревка  у него в руке провисла.  В лодке
осталось несколько футов шланга.
     Ныряльщик сидел на планшире  с противоположного  борта. На  шее  у него
висел складной  нож. Луни  подал ему ядро, и  он нырнул. Все  ждали, пока он
вынырнет, ждали, пока под воду уйдет следующий ныряльщик и пока вынырнет он,
ждали,   пока   Луни  погрузится  в  свой  черед.  Погружение  следовало  за
погружением - видимо,  не так-то  просто было поместить бочонок в намеченное
место за уступом полуюта.  Но наконец это, очевидно,  удалось. Луни вернулся
после сверхдолгого погружения - его  втащили через планширь, и он  некоторое
время  лежал  на баке, судорожно глотая  воздух.  Наконец он  сел и  показал
Хорнблауэру, будто высекает искру.
     - Зажгите огонь,  -  приказал  Хорнблауэр Лидбитеру. Сам  он  так  и не
научился делать этого как следует.
     Лидбитер  открыл трутницу,  ударил  раз,  другой. На  шестой  раз  трут
загорелся, Лидбитер раздул огонек, поджег кусок огнепроводного шнура, раздул
огонек на нем и посмотрел на Хорнблауэра.
     - Я подожгу, - сказал Хорнблауэр.
     Лидбитер протянул ему горящий шнур. Хорнблауэр подождал долю секунды, в
последний раз проверил, все ли готово. Он дрожал от волнения.
     - Приготовиться у бочки! -  приказал  он. - Лидбитер,  держите наготове
затычку.
     Из   фитильного  шланга   торчали  четыре   или  пять  дюймов  быстрого
огнепроводного шнура; Хорнблауэр прижал  к их  кончику горящий запал.  Через
секунду  быстрый  шнур  загорелся.  Хорнблауэр  смотрел,  как  огонек быстро
побежал по шнуру и исчез в шланге.
     -  Заткните шланг! - приказал  Хорнблауэр.  Лидбитер  всунул деревянную
пробку в шланг, ломая хрупкий сгоревший конец шнура.
     Теперь огонь со скоростью одна пятая фута в секунду движется вниз, вниз
по  шлангу,  глубоко под  водой.  На дальнем  конце,  непосредственно  перед
пороховым бочонком, оставался фут медленного огнепроводного шнура. Он  будет
гореть  пять  минут.  Времени довольно.  Торопиться незачем,  как ни  велико
желание побыстрей броситься наутек.
     -  Спустите  бочку  за борт!  - сказал  Хорнблауэр.  Лидбитер аккуратно
положил на воду  пустой бочонок, и тот остался лежать, поддерживая над водой
заткнутый пробкой конец фитильного шланга.
     -  Весла на  воду! - приказал Хорнблауэр. -  Гребите!  Гичка  двинулась
прочь  от бочонка.  Искра  все  еще белит по быстрому  огнепроводному шнуру,
решил  Хорнблауэр,  и  пройдет  несколько  секунд,  пока  она  доберется  до
медленного. Он вспомнил, что надо засечь время.
     - Правьте  к  кораблю, - приказал он  Лидбитеру  и  оглянулся на пустой
бочонок, прыгавший по волнам.
     Маккулум  сказал:  "Советую вам  держаться  подальше от  взрыва". Бочка
пороха,  даже  взорвавшись  глубоко под  водой,  вызовет  опасный водоворот.
Корабль  примерно в четверти мили  -  там  они будут  в безопасности.  Когда
баковый  зацепил багром за грот-руслень "Атропы", Хорнблауэр снова посмотрел
на часы. Они подожгли шнур пять минут назад. В любую секунду может произойти
взрыв.
     Естественно,  вдоль  всего  борта  толпились любопытные.  Подготовка  к
взрыву вызвала на судне самый живой интерес.
     Хорнблауэр решил не ждать в гичке и поднялся на борт.
     -  Мистер  Джонс!  - заорал  он. - Это  что,  редкое зрелище?!  Займите
матросов работой, пожалуйста.
     - Есть, сэр.
     Хорнблауэр  и   сам   хотел  посмотреть  взрыв,  но   боялся   проявить
любопытство,  несовместимое  с достоинством  капитана. И есть  вероятность -
согласно Маккулуму,  довольно  большая  -  что  никакого  взрыва  не  будет.
Хорнблауэр  взглянул  на  часы  и понял, что  времени  прошло уже многовато.
Напустив на себя абсолютно безразличный вид, он зашагал к постели Маккулума.
Тот выслушивал ныряльщиков.
     - Ничего? - спросил Маккулум.
     - Ничего.
     - Я  никогда  не  доверяю  фитильному  шлангу  на  глубине больше  пяти
саженей, - сказал Маккулум, - даже когда сам руковожу работами.
     Хорнблауэр сдержал  раздраженный  ответ  и  посмотрел  на  арену  своих
недавних действий. Время от времени на волнах мелькало едва различимое белое
пятнышко - пустой бочонок, к которому они привязали конец фитильного шланга.
Хорнблауэр снова посмотрел на часы.
     - Время прошло, - сказал он.
     -  Вода попала в  шланг.  Придется  вам  все-таки использовать  быстрый
запал.
     - Чем раньше, тем лучше, - сказал Хорнблауэр. - Как это сделать?
     Он  был рад,  что не уронил свое драгоценное достоинство, ожидая взрыва
на виду у всей команды.





     В этот раз Хорнблауэр приказал спустить не гичку,  а барказ - так много
людей  требовалось   для  новой  операции.  Три  цейлонских  ныряльщика   по
обыкновению сидели на баке. Рядом с ними на дне шлюпки стоял железный горшок
с  расплавленной  смолой,  возле  горшка на корточках  примостился  парусный
мастер.  Артиллерист  мистер  Клут помещался  посреди  барказа  с  пороховым
бочонком  между ног.  Парусиновый чехол на бочонке  был зашит не  до  конца.
Бросили кошку, и барказ закачался на легкой зыби подле бочонка с привязанным
к нему шлангом, памятника недавней неудаче.
     - Действуйте, мистер Клут, - сказал Хорнблауэр. Это было уже не  просто
волнительно. Это было по-настоящему опасно. Ныряльщики разделись и принялись
раздувать грудные клетки. Позже у них не  будет  на это времени. Клут достал
трутницу, высек  искру, поджег трут, плечами загораживая  огонек от  дувшего
над заливом бриза, запалил  огнепроводный шнур,  раздул его  и  посмотрел на
Хорнблауэра.
     - Действуйте,  я  сказал,  - произнес Хорнблауэр. Клут  прижал  горящий
огнепроводный  шнур  к  фитилю, торчавшему из порохового бочонка. Хорнблауэр
слышал неравномерное шипение  фитиля. Клут  ждал,  пока  огонек доберется до
отверстия. Совсем рядом с  ними, посреди шлюпки,  огонь подползал к тридцати
фунтам пороха.  Если  где-нибудь  просыпаны несколько зернышек пороха,  если
фитиль с небольшим  дефектом  -  грандиозный взрыв  разнесет их  в клочья. В
шлюпке не слышалось ни звука, лишь тихое шипение фитиля. Огонек подползал  к
отверстию. Сверху у  бочонка  было  двойное дно, результат тщательных усилий
корабельного купора. Между двумя донышками помещался свернутый фитиль, одним
концом уходивший в порох. По этому свернутому фитилю и бежал сейчас невидимо
для  глаз огонек, обходя  круг за  кругом, чтоб  скакнуть наконец вглубь,  в
порох.
     Клут  вытащил из  кармана  обшитую парусиной затычку  и  обмакнул ее  в
расплавленную смолу.
     - Работайте тщательно, мистер Клут, - сказал Хорнблауэр.
     Артиллерист забил затычку в отверстие верхнего донышка. Шипение стихло,
но  все  в шлюпке знали  огонек  по-прежнему  ползет  к пороху. Клут замазал
пробку смолой и отодвинулся от бочонка, освобождая место.
     - Давай, дорогой, - сказал он помощнику парусного мастера.
     Того можно было и  не  торопить. Он  быстро сел на место Клута  и зашил
отверстие в парусине.
     - Кладите маленькие стежки,  - приказал  Хорнблауэр. Помощник парусного
мастера,  склоненный  над  смертоносным  бочонком,  естественно,  нервничал.
Нервничал и Хорнблауэр,  но,  раздраженный недавним  провалом,  не желал его
повторения.
     Помощник парусного  мастера положил последний стежок, закрепил бечевку,
открыл  складной  нож и  отрезал конец.  Теперь зашитый в  парусину  бочонок
казался  исключительно безобидным. Казалось, что-то тупое,  безмозглое стоит
посреди шлюпки. Клут  уже  замазывал  новые швы смолой - боковые  швы  густо
промазали еще перед погрузкой бочонка в шлюпку.
     - Трос, - приказал Хорнблауэр.
     Как и в прошлый раз, трос сначала привязали к бочонку, потом пропустили
вокруг якорного троса буйка и опять привязали к бочонку.
     - Поднимите  его, вы двое. Опускайте. Помалу.  Бочонок  ушел  под воду,
раскачиваясь на веревке, которую  матросы потихоньку  травили,  перехватывая
руки. Напряжение спало, и все разом заговорили.
     - Молчать! - рявкнул Хорнблауэр.
     Бочонок, хоть и невидимый,  по-прежнему  смертоносен  -  матросам это и
невдомек. Один  из  ныряльщиков  уже  сидел  на планшире с ядром в  руках  -
Хорнблауэр  совершенно  не ко времени  вспомнил,  что  так  и не  удосужился
набрать камней. Грудь ныряльщика вздымалась и опускалась.  Хорн-блауэр хотел
бы сказать, чтоб  тот поставил бочонок  в точности куда нужно, но не мог, не
зная языка.  Он  ограничился  взглядом  -  отчасти  подбадривающим,  отчасти
угрожающим.  -  Дно,  сэр, - объявил  матрос,  спускавший бочонок. Ныряльщик
соскользнул с планширя и исчез под водой.  Внизу, рядом с пороховой бочкой и
горящим  фитилем он подвергается  еще большей опасности, чем  наверху.  "Они
видели, как одного их товарища разнесло в клочья быстрым  запалом неподалеку
от Кудалура",  -  сказал  Маккулум.  Хорнблауэру  не  хотелось,  чтоб  такое
приключилось сейчас.  Если это все  же произойдет,  барказ окажется  в самом
эпицентре взрыва и водоворота.  Непонятно, что  за таинственная  сила  вечно
толкает  его  на участие  в самых  опасных  предприятиях. Любопытство?  Нет,
скорее стыд. Про чувство долга он почему-то даже не вспомнил.
     Второй ныряльщик  сидел на планшире, сжимая  ядро, и глубоко дышал. Как
только  голова  первого ныряльщика показалась  над водой,  он соскользнул  с
борта и исчез. "Я напустил на  них страху, - сказал Маккулум. - Я убедил их,
если заряд взорвется не там, где нужно, они получат по две дюжины кошек. Еще
я сказал, что мы останемся тут. Неважно, сколько это займет времени,  мы все
равно поднимем деньги. Так что можете на них положиться - они будут работать
на совесть".
     Ныряльщики действительно работали на совесть. Теперь на  планшире сидел
Луни.  Как только показался второй ныряльщик, он исчез под  водой - цейлонцы
не хотели  терять время. В который раз  Хорнблауэр  смотрел на  воду, тщетно
пытаясь заглянуть вглубь.  Вода была прозрачная,  изумрудно-зеленая, но рябь
не  позволяла видеть через  нее. Хорнблауэру пришлось принять  на  веру, что
там, в глубине, в полумраке, в цепенящем холоде Луни тащит пороховой бочонок
к  остову  и  протаскивает через  уступ полуюта.  Бочонок  под  водой  весит
немного, благодаря  выталкивающей силе, открытой Архимедом двадцать столетий
назад.
     Луни  вынырнул,  и  первый   ныряльщик  вновь   исчез  под  водой.  Для
ныряльщиков это была игра  со  смертью, безумно  опасная лотерея. Если заряд
взорвется раньше времени, дело случая,  кто из них окажется при этом  внизу.
Но не так уж долго сдвинуть бочонок на несколько  ярдов по дну и дальше куда
следует. А  там, внизу,  огонек ползет по  свернутому фитилю, зажатому между
двумя  днищами бочонка. Ученые установили, что  фитиль, в отличие  от свечи,
может гореть и  без воздуха  - огонь поддерживает селитра, которой пропитана
веревка. Это открытие близко подходит к решению загадки жизни - человеческая
жизнь, подобно свече, без воздуха гаснет. Можно надеяться, что  скоро найдут
способ поддерживать жизнь без воздуха.
     Ушел  под  воду следующий ныряльщик.  Огонек  ползет  по  фитилю.  Клут
отмотал фитиля на час горения -  это время  должно быть не слишком коротким,
но и не слишком долгим. Чем  дольше бочонок подвергается давлению воды,  тем
больше вероятность, что вода проникнет внутрь. Кроме того, как  указал Клут,
по мере горения фитиля температура в тесном промежутке между донышками будет
повышаться, фитиль будет гореть все быстрее, и пламя может даже перекинуться
с одного витка на другой. Иными словами, скорость горения непредсказуема.
     Появившийся над водой  ныряльщик резко крикнул следующему - Луни - чтоб
тот  не  спускался.  Цейлонцы  обменялись  несколькими   словами,   и  Луни,
повернувшись к Хорнблауэру, замахал рукой.
     - Втащите его в шлюпку, - приказал Хорнблауэр. - Поднять якорь!
     Несколько гребков, и  барказ тронулся.  Цейлонцы на  носу щебетали, как
воробьи поутру.
     - К судну, - приказал Хорнблауэр.
     Он прямиком отправится на корабль и ни разу не обернется. Он  не  будет
рисковать  своим достоинством, ожидая взрыва, который может  и не произойти.
Румпель положили на борт и барказ двинулся к "Атропе".
     Все произошло  у  Хорнблауэра  за  спиной. Раздался  приглушенный  рев,
словно из далекой  пещеры. Хорнблауэр  повернулся и успел увидеть нагоняющую
их громадную волну.  Корма  накренилась, нос  взмыл вверх. Барказ закачался,
словно детская лодочка  в  корыте. Вода, плескавшаяся вокруг,  была  темной.
Волнение продолжалось лишь несколько секунд и тут же улеглось.
     - Взорвалось, сэр, - без всякой необходимости объявил Клут.
     Матросы шумели не хуже цейлонцев.
     -  Молчать  в  шлюпке! - приказал Хорнблауэр.  Его  злило, что, услышав
взрыв,  он подпрыгнул от  неожиданности.  Под  его  хмурым взглядом  матросы
быстро затихли.
     - Право руля!  - рявкнул Хорнблауэр. -  Гребите.  Барказ развернулся  и
двинулся к месту взрыва, туда, где по воде расплывалось грязное  пятно. Пока
Хорнблауэр  смотрел, на  поверхность всплыли  и  лопнули  несколько  больших
пузырей. Потом всплыло что-то еще  -  мертвая рыбина,  за  ней  другая.  Они
покачивались на волнах,  блестя на  солнце  белым пузом. Барказ прошел  мимо
одной  рыбины - она была не  совсем  мертвая и слабо извивалась. Наконец она
перевернулась и ушла в глубину.
     Матросы вновь принялись болтать.
     - Молчать! - приказал Хорнблауэр.
     В  тишине  барказ подошел  к  месту  взрыва.  Мертвые  рыбины,  грязное
пятно...  и  ничего  больше.  Ровным счетом ничего. Хорнблауэр  почувствовал
тошнотворное разочарование. Если б взрыв сделал свое дело, по воде бы сейчас
плавали обломки древесины. Раз их  нет, значит дыры в  остове не получилось.
Хорнблауэр  лихорадочно представлял, что же будет дальше.  Придется  сделать
новый быстрый  запал и застращать ныряльщиков обещанием  еще более  жестоких
кар,  чтоб они поставили  пороховой  бочонок куда  следует.  В этот  раз они
закончили  всего за  тридцать секунд до  взрыва,  и неохотно пойдут на новый
риск.
     Кусок дерева! Нет, всего лишь доска, служившая буйком.
     -  Вытащите этот  трос, - приказал  Хорнблауэр загребному.  Тот вытянул
десять фунтов  веревки  - она оборвалась. Вот  и  весь  результат  взрыва  -
оборвался буек.
     - Спустите новую кошку с тросом, - приказал Хорнблауэр. Буек  не должно
было отнести далеко - надо отметить хотя бы это место.
     Хорнблауэр посмотрел на Луни. Тот,  казалось, был не прочь нырнуть. Они
сэкономят время, если сейчас же осмотрят жалкие результаты своих усилий.
     - Луни. - Хорнблауэр указал  за борт.  После того, как он указал второй
раз, Луни  кивнул и начал раздеваться. Насколько Хорнблауэр  помнил,  он  не
сделал еще сегодня свои пять погружений.
     Луни  раздул  грудную  клетку и  соскользнул в воду.  Небольшие  волны,
набегавшие  на  барказ,  были  какие-то  необычные.  Они не  соответствовали
направлению ветра и шли, казалось, со всех сторон. Хорнблауэр понял, что это
отголоски вызванного взрывом водоворота.
     Над  водой показалась голова  Луни с  длинной черной косичкой. Цейлонец
скалил белые  зубы  - если б он не глотал ртом воздух, можно было бы счесть,
что  он улыбается.  Он ухватился за планширь,  что-то сказал товарищам, и те
громко защебетали. Очевидно, взрыв, оторвавший буек,  не отнес  его  далеко.
Ныряльщики возбужденно  переговаривались.  Луни прошел  на  корму,  шагая по
банкам между матросами. Он что-то тер краем одежды. Расплывшись в улыбке, он
протянул это что-то  Хорнблауэру - маленький диск, потемневший, изъеденный и
все же... все же...
     -  Разрази  меня  гром! -  воскликнул  Хорнблауэр.  Это был  английский
шиллинг.  Хорнблауэр вертел его в пальцах, не в  силах  выговорить ни слова.
Все  смотрели  на него;  догадались  даже  те, кто  не мог  рассмотреть  как
следует. Кто-то крикнул "ура! ", остальные подхватили. Хорнблауэр смотрел на
широко улыбающихся матросов. Даже Клут размахивал шляпой и орал.
     - Молчать! - рявкнул Хорнблауэр. - Мистер Клут, вам должно быть стыдно.
     Но шум стих  не сразу - все  были  слишком возбуждены. Наконец, матросы
смолкли и замерли в ожидании. Хорнблауэр, не продумавший, что делать дальше,
совершенно потерялся - неожиданный  поворот событий выбил  его из  колеи. На
этом надо пока закончить, решил  он наконец. Ясно,  что для подъема сокровищ
понадобится  новое оборудование.  Цейлонцы  на сегодня свое  отныряли. Кроме
того,  надо сообщить  Маккулуму о  результатах взрыва и выслушать,  что  тот
намерен  делать дальше. Хорнблауэр вдруг осознал: ни из чего не следует, что
дальше  все будет  просто. Один  шиллинг  -  это  еще не  четверть  миллиона
стерлингов. Возможно, потребуется еще немалый труд.
     - Весла!  - рявкнул он ожидающим  приказа матросам. Весла  застучали  в
уключинах, и матросы наклонились вперед, готовые грести. - Весла на воду!
     Лопасти погрузились в воду, барказ начал набирать скорость.
     - Правьте к кораблю, - хмуро сказал Хорнблауэр рулевому.
     Он продолжал хмуриться  всю  обратную дорогу. По его лицу можно было бы
счесть, что барказ возвращается после сокрушительной неудачи. На самом деле,
сердился  он  на  себя:  сердился, что у него не  хватило  сообразительности
отдать  необходимые приказы сразу, как  только ему положили в руку  шиллинг.
Вся команда барказа  видела его  в растерянности. Он уронил свое драгоценное
достоинство.  Поднявшись  на борт, он хотел было  проскользнуть  в каюту, но
здравый смысл возобладал. Хорнблауэр пошел к Маккулуму обсудить ситуацию.
     -   Водопад  серебра,  -  сказал  Маккулум.   Он  только  что  выслушал
ныряльщиков. -  Мешки истлели,  и, когда взорвали каюту, где они  хранились,
серебро высыпалось. Я думаю, с ним будет просто.
     А золото? - спросил Хорнблауэр.
     - О золоте Луни ничего пока сказать не смог, - ответил Маккулум. - Смею
полагать, что если бы я сам был на барказе, то разузнал бы больше.
     Хорнблауэр сдержал  ответную колкость. Маккулум хочет ссоры,  и незачем
доставлять ему это удовольствие.
     -  По  крайней  мере,  взрыв  свое  дело  сделал,  -  сказал Хорнблауэр
миролюбиво.
     - Вероятно.
     - Тогда почему, - задал Хорнблауэр давно мучивший его вопрос, -  почему
обломки корабля не всплыли на поверхность?
     - Вы действительно не знаете? - Сознание своей учености так и распирало
Маккулума.
     - Нет.
     -   Это   элементарный   научный   факт.  Древесина,  длительное  время
пролежавшая на большой глубине, пропитывается водой.
     - Да?
     -  Дерево плавает -  это,  я  полагаю,  вам известно  -  лишь благодаря
содержащемуся в его порах воздуху. Под давлением воды воздух этот постепенно
выходит, оставшийся же материал теряет свою плавучесть.
     - Понятно, - сказал Хорнблауэр. - Спасибо, мистер Маккулум.
     - Я уже привык,  - заметил Маккулум, - восполнять пробелы в образовании
королевских офицеров.
     -  Тогда я надеюсь,  - сказал  Хорнблауэр, сдерживая  гнев,  -  что  вы
займетесь и моим образованием. Что нам предстоит делать дальше?
     Маккулум поджал губы.
     -  Если б  этот чертов немецкий  лекарь выпустил меня из постели, я  бы
занялся этим сам.
     -  Скоро  он снимет  швы, - сказал  Хорнблауэр.  - Сейчас же  нам  надо
торопиться.
     Его  бесило,  что капитан вынужден терпеть такую  наглость  на своем же
собственном  корабле.  Он  подумал,  какие меры может принять официально. Он
может  поссориться с Маккулумом, бросить  всю  затею, и написать Коллингвуду
рапорт:  "по  причине  полного нежелания  сотрудничать  со  стороны  мистера
Уильяма Маккулума, служащего Достопочтенной Ост-Индской компании, экспедиция
закончилась  безуспешно".  Несомненно,  у Маккулума  будут  неприятности. Но
лучше добиться  успеха,  пусть даже  никто не узнает,  каких это ему  стоило
моральных  страданий, чем вернуться с кучей  оправданий и с  пустыми руками.
Если сейчас он спрячет свою гордость в карман и убедит Маккулума дать четкие
указания, это будет не менее достойно похвалы, чем если бы он повел матросов
на абордаж вражеского судна - хотя в последнем случае  вероятность заслужить
абзац в "Вестнике" была бы гораздо больше. Хорнблауэр принудил  себя  задать
нужные вопросы и выслушать, что Маккулум с большой неохотой отвечал.
     Зато  потом, за обедом,  Хорнблауэру было с  чем  себя поздравить -  он
выполнил свой долг, отдал необходимые приказы, все готово. К этому приятному
сознанию  добавлялось  воспоминание  о  том,   что  сказал  Маккулум.   Пока
Хорнблауэр ел, в памяти  постоянно всплывали слова  "серебряный водопад". Не
требовалось большого  воображения,  чтоб  представить  себе  мерцание  воды,
остов,  взорванную кладовую, застывший водопад серебра.  Грей  написал бы об
этом поэму.  А где-то, дальше в кладовой, еще и золото. Жизнь хороша, а он -
удачливый  человек. Он медленно  прожевал последний кусок жареной баранины и
принялся за листики салата - сочные, нежные, первые дары турецкой весны.





     Турецкая весна никак  не  сдавала свои позиции. Не желая уступать лету,
она призвала  на помощь уходящую зиму. Дул холодный северо-западный ветер, с
серого неба потоками  низвергался дождь.  Дождь молотил  по  палубе, ручьями
стекал  в  шпигаты, неожиданными  струями  лился  с  такелажа.  Дав матросам
возможность  постирать одежду в  пресной воде,  он не давал  им ее высушить.
"Атропа"  беспрестанно  поворачивалась на якоре под беспрестанно меняющимися
порывами  ветра.  Поверхность  залива испещрили белые барашки.  И  ветер,  и
дождь, казалось, пробирали до костей. Все  замерзли и промокли куда сильнее,
чем  если бы штормило в открытой Атлантике.  Палубы текли. Дух команды упал.
Матросы стали ленивы и раздражительны. Вынужденное безделье, сырость и холод
- все это плохо сказывалось на настроении команды.
     Хорнблауэр  в дождевике  ходил взад и  вперед по шканцам.  Прогулка эта
была для него вдвойне безрадостна. Пока ветер не стихнет, нечего и думать  о
подъемных работах. Где-то под пенистой  водой залива лежат сундуки с золотом
- Хорнблауэра бесило, что  попусту уходит время,  а он по-прежнему не знает,
можно ли это золото поднять.  Его бесила мысль, что надо сбросить оцепенение
и взбодрить команду, но он знал, что это необходимо.
     - Посыльный! - сказал  он. - Передайте мои приветствия мистеру Смайли и
мистеру Хорроксу и попросите их немедленно явиться ко мне в каюту.
     Спустя полчаса собрались обе вахты ("Я даю  вам полчаса на подготовку",
- сказал Хорнблауэр). Матросы были  в одних холщовых штанах, холодные  капли
стучали по  голым  плечам.  Многие  хмурились,  но  на лицах  марсовых  явно
читалось  оживление. Причиной  его было появление  на палубе  так называемых
"бездельников". ("Пусть соберутся все, - сказал  Хорнблауэр, -  шкафутные  и
трюмные,  команда артиллериста,  команда  парусного мастера"). Чувствовалось
обычное  возбуждение перед  соревнованием, кроме того,  команде приятно было
наблюдать,  как  три   старших  вахтенных  офицера,  Джонс,  Стил  и  Тернер
карабкаются по выбленкам на  салинги - оттуда они должны  были следить, чтоб
участники не нарушали правил. Хорнблауэр стоял у  недгедсов с рупором,  чтоб
ветер разносил его голос по всей палубе.
     - Раз! - выкрикнул он. - Два! Три! Марш! Это было что-то вроде эстафеты
- по вантам до верха каждой мачты и вниз. Пикантность соревнованию придавало
участие людей, редко или  вообще  не лазавших  на мачты.  Вскоре  дивизионы,
спустившиеся на палубу, уже нетерпеливо приплясывали, наблюдая, как медленно
карабкается неуклюжий помощник артиллериста или капрал судовой полиции. Пока
они слезут, остальные не могли бежать к следующей мачте.
     - Давай, толстяк!
     Легкокрылые марсовые, которым пара пустяков взбежать на мачту,  прыгали
по палубе, позабыв  про дождь, видя,  как их соперники из других дивизионов,
дождавшись последних. весело устремляются к следующей мачте.
     Матросы  спускались  и  поднимались.  По  палубе,  визжа  от  восторга,
промчался князь  Зейц-Бунаусский. Хоррокс и Смайли едва не надорвали голоса,
подбадривая и  направляя  свои команды.  Помощник  кока, последний  в  левой
вахте, был уже близко к верхушке  грот-мачты, когда Хоррокс, решивший бежать
последним в  своей, правой  вахте,  начал взбираться  с другой стороны.  Все
кричали и  махали руками. Хоррокс взлетел вверх, как обезьяна, ванты дрожали
под ним. Помощник кока долез до салинга и начал спускаться.
     - Давай, толстяк!
     Помощник  кока даже не  смотрел, куда ставит ноги,  он спускался  через
выбленку,  Хоррокс  добрался  до салинга  и  ухватился  за  стень-фордун. Он
соскользнул вниз, не жалея кожу на ладонях. Помощник кока и мичман оказались
на палубе одновременно, но Хорроксу было дальше бежать  до своего дивизиона.
Все завопили,  когда  оба, запыхавшись, добежали до места, но  помощник кока
опередил Хоррокса на целый ярд. Все повернулись к Хорнблауэру.
     - Левая  вахта  выиграла!  - объявил  он. -  Правая  вахта  дает завтра
вечером представление!
     Левая  вахта закричала  "ура!  ",  но  правая  (Хорнблауэр  внимательно
разглядывал лица  матросов)  не  производила впечатление  обиженной. Как  он
догадывался,  многие  не  прочь   продемонстрировать  свои  таланты  и   уже
продумывают номера. Он снова поднес рупор к губам:
     -  Смирно!  Мистер  Хоррокс!  Мистер Смайли! Прикажите  своим  командам
разойтись!
     Возвращаясь к себе, Хорнблауэр увидел  у дверей кают-компании человека,
которого поначалу не узнал. Он медленно двигался под наблюдением доктора.
     - Рад видеть вас на ногах, мистер Маккулум, - сказал Хорнблауэр.
     - Разрез  полностью затянулся, сэр, -  сказал  Эйзенбейс  гордо. - Я не
только снял швы, но и счел возможным удалить дренажную трубку.
     -  Превосходно! -  воскликнул Хорнблауэр. -  Значит, скоро  можно будет
вынуть руку из повязки. ?
     - Через несколько дней. Сломанные ребра срастаются хорошо.
     -  Вот  здесь тянет,  -  сказал  Маккулум,  левой  рукой  щупая  правую
подмышку.   Его    обычная   раздражительность   исчезла.   Конечно,   когда
выздоравливающий  делает первые шаги, тем более, если при этом обсуждают его
рану, он  чувствует  себя  в центре внимания, так  что благодушие его вполне
объяснимо.
     - Что ж, - сказал Хорнблауэр. - Пистолетная пуля  с  двенадцати шагов -
малоприятный гость. Мы  думали, мы вас потеряли. На Мальте сочли, что пуля у
вас в легких.
     -  Все было  бы  проще, - сказал Эйзенбейс,  - если б он  не  был таким
мускулистым. В этой массе мускулов невозможно было прощупать пулю.
     Маккулум  выудил  из  левого  кармана  штанов  и  протянул  Хорнблауэру
маленький предмет.
     - Видите? - спросил он.
     Это была  пуля,  извлеченная  Эйзенбейсом,  сплющенная и  бесформенная.
Хорнблауэр не  стал говорить,  что  видел ее прежде. Он в подобающих  словах
выразил свое изумление, чем немало польстил Маккулуму.
     - Я полагаю, - сказал  Хорнблауэр, - это событие надо достойным образом
отметить.  Я приглашу кают-компанию отобедать со мной, и вас, джентльмены, в
первую очередь.
     - Сочту за честь, - сказал Маккулум. Эйзенбейс поклонился.
     -  Скажем, завтра. Мы успеем пообедать  до представления, которое  дает
правая вахта.
     В каюту  Хорнблауэр  вернулся  вполне  довольный собой. Он  дал команде
возможность поразмяться, нашел  подходящий  случай  пригласить на обед своих
офицеров, его специалист по подъемным  работам вырвался из когтей смерти и в
лучшем настроении, чем обычно, а главное  - сокровища "Стремительного" лежат
на песчаном дне залива и ждут, пока их  поднимут.  Он был так доволен собой,
что  даже  вытерпел  концерт, назначенный на вечер  следующего дня. Красивый
молодой марсовый пел жалобные песни.  Их тягучая сентиментальность досаждала
Хорнблауэру  невыносимо,  мелодия терзала  его немузыкальное  ухо. "Цветы на
материнской  могиле"  и  "Пустая колыбель". Матросик  выжимал всю  скорбь из
своей похоронной  темы, а слушатели  (за  исключением Хорнблауэра), явно  ей
упивались. Пожилой  боцманмат громоподобным басом исполнил  несколько песен.
Хорнблауэр дивился, как опытные моряки  могут  слушать  подобную  белиберду.
Сумбур  в  морских  терминах был  невероятный.  Если бы  у него на  "Атропе"
"славное ветрило  зашелестело  на попутном ветру", он  бы  сказал вахтенному
офицеру  пару  ласковых  слов.  Под  "могучим остовом"  в  песне,  вероятно,
разумелся корпус. Особенно  раздражал  Хорнблауэра "седобородый капитан"  из
песни.  Он "не боялся  непогоды", даже  в  шторм "не  свертывал  парусов"  и
самолично держал штурвал, вперясь при этом в "туманную даль". Почему-то, для
красоты, наверное, сочинитель называл шпиль речным словом "кабестан". И вот,
под  "печальное  пение  кабестана"  "гордый  фрегат",  наконец,  "пристал  к
родимому  берегу",  но герой  песни  Том Боули  был уже  мертв,  равно как и
мифические мать и ребенок молодого  марсового.  Он  "ушел в  лучший мир",  к
вящей радости растроганных слушателей.
     Пляски  понравились  Хорнблауэру больше.  Матросы  танцевали  хорнпайп.
Хорнблауэр восхищался  легкостью  и грацией танцоров  и старался не замечать
пронзительные звуки флейты,  под которую  те танцевали.  На флейте играл тот
самый помощник кока, который принес победу  своей  команде. Видимо, без него
обойтись не смогли, хотя официально левая вахта была на  концерте зрителями.
Из  всего представления Хорнблауэру  интереснее  всего  было  наблюдать  эту
разницу в поведении  двух вахт: правая  вела  себя  как заботливые  хозяева,
левая  -  как придирчивые  гости. Вечером Хорнблауэр вновь  смог  поздравить
себя.   Он   с   пользой   провел   сегодняшний   день,   у   него   бодрая,
дисциплинированная команда и удовлетворительные офицеры.
     А следующее утро принесло ему  настоящий триумф.  Триумф этот ничуть не
умаляло  то  обстоятельство,  что  сам  Хорнблауэр  остался  на  корабле,  а
Маккулум, с  перевязанной рукой, с тендером, барказом и с новыми аппаратами,
сконструированными им для подъемных работ, направился к остову. Когда шлюпки
вернулись, Хорнблауэр стоял у борта, греясь на солнце. Маккулум  левой рукой
указал на большую груду, сваленную между центральными банками барказа; потом
повернулся и  показал  такую  же  на  тендере.  Серебро!  Ныряльщики  немало
потрудились на глубине, руками сгребая монеты в спущенные под воду бадьи.
     Шлюпки подошли  к  борту,  матросы  приготовились перегружать  серебро.
Маккулум  резким   окриком   остановил   цейлонцев,  направившихся   было  в
облюбованный  ими уголок на  баке.  Они  немного  сконфуженно посмотрели  на
Маккулума.  Тот что-то приказал  на  их языке, потом повторил. Они  медленно
начали  раздеваться.  Хорнблауэр  так часто  видел  это за несколько дней  -
казалось, несколько  недель  - прошедших с  начала подъемных  работ. Длинные
белые одеяния одно за другим ложились на палубу.
     - Держу пари, - сказал Маккулум, - фунтов пятьдесят они прикарманили.
       Одно из одеяний, несмотря на все усилия его обладателя, подозрительно
звякнуло.
     -  Старшина  корабельной полиции! - приказал  Хорнблауэр. -  Обыщите их
одежду!
     Матросы с ухмылками наблюдали как из швов и складок извлекают монету за
монетой.
     - Не было  случая, -  сказал Маккулум,  - чтоб они нырнули,  не выловив
чего-нибудь для себя.
     Хорнблауэр  пытался представить,  как совершенно голый человек, вылезая
из  моря  в  шлюпку,  может  незаметно спрятать монеты в  одежде.  Поистине,
человеческая изобретательность не знает границ.
     - Если б им удалось довезти эти деньги до Яффны, они бы стали богачами,
- заметил Маккулум'. Вновь  перейдя на цейлонский, он отпустил  ныряльщиков.
Те  взяли  одежду  и  исчезли. Маккулум повернулся к Хорнблауэру:  - Быстрее
взвесить монеты, чем их считать. Если поднимем все, будет четыре тонны.
     Тонны серебра! Парусный мастер уже шил для них мешки из новой парусины.
Как и на затонувшем "Стремительном", для  них надо  будет освободить  нижнюю
кладовую под ахтерпиком. Хорнблауэр почувствовал, что есть глубокая правда в
истории Мидаса, обращавшего в золото все, до чего коснется, не так далеко от
места,  где сейчас покачивалась на якоре  "Атропа". Подобно тому  как  Мидас
сделался несчастным  именно тогда, когда все почитали его  счастливейшим  из
смертных, Хорнблауэр, добившись своего, потерял  душевный покой. Как  только
монеты  сгрузили в кладовую, он начал тревожиться  об  их  сохранности.  Его
матросы изобретательны  и упорны. Многие  в прошлом были преступниками, иных
набрали  на флот  прямиком  из Ньюгейтской  тюрьмы. Матросы крадут ром всеми
мыслимыми и  немыслимыми способами,  но человек, укравший спиртное, рано или
поздно себя выдаст. Иное дело  деньги, серебряные монеты. От возможных воров
их  отделяет  лишь  тонкая переборка.  Пришлось, как и  на  "Стремительном",
обшивать палубы и переборки досками. Припасы в трюме переставили так, чтоб с
наружной  стороны стояли  самые большие  бочки  с солониной,  которые нельзя
сдвинуть без  помощи талей. И все равно Хорнблауэр  не спал ночей. Сперва он
придумывал, как можно проникнуть в кладовую, потом - как этого не допустить.
Беспокойство  росло по мере того, как увеличивалась груда мешков с серебром.
В тот великий  день, когда  ныряльщики  Маккулума добрались  до  золота, оно
выросло стократ.
     Маккулум действительно знал свое  дело. Однажды он сообщил Хорнблауэру,
что найден  один  из  сундуков  с  золотом.  На  следующее  утро  Хорнблауэр
наблюдал, как от  "Атропы" отошли тендер и барказ с продольными брусьями  на
корме. На брусьях были укреплены блоки и тали, в  шлюпках лежали мили троса,
свернутые в бухты, доски,  бадьи, все,  до  чего  могла  дойти  человеческая
изобретательность. В  подзорную  трубу Хорнблауэр видел, как шлюпки  сошлись
над  остовом,  как  раз за разом  уходили  под воду  ныряльщики, как  в воду
опустили  идущие  от талей  лини  с грузами. Несколько раз  матросы начинали
тянуть  тали  и несколько раз  останавливались,  ждали,  пока кто-нибудь  из
ныряльщиков  спустится вниз - видимо, распутать лини. Потом стали тянуть уже
без  задержек.  Они тянули  и тянули, сматывая в  бухты трос, пока что-то не
появилось над водой. До корабля донеслись радостные возгласы.
     Что-то большое поставили на корму барказа - Хорнблауэр видел, как корма
просела, а нос поднялся.  Он уже подсчитал, что кубический фут  золота весит
полтонны. А золото сейчас в  цене - за  унцию  дают пять  и  больше бумажных
гиней. В  этом сундуке -  поистине баснословная сумма. Хорнблауэр смотрел на
сундук.  Тот  лежал на  дне  идущего к судну  барказа,  странный, наполовину
скрытый водорослями предмет.
     -  Видимо, он  окован лучшей суссекской сталью,  -  говорил Хорнблауэру
Маккулум, пока Джонс руководил погрузкой сундука на корабль. - Обычная сталь
проржавела и рассыпалась бы год назад, а эта местами еще  цела. На древесине
наросли водоросли больше ярда длинной -  моим  ребятам пришлось их обрезать,
прежде чем привязывать тали.
     - Помалу! Помалу! - кричал Джонс.
     - Стой тянуть на ноке рея! - закричал боцман. - Теперь пошли сей-тали!
     Сундук закачался над палубой.
     - Помалу! Трави, нок рея! Помалу! Трави, сей-тали! Помалу!
     Сундук  опустился  на  палубу;  из  него  еще  сочилась  вода.  Золота,
спрятанного в сундуке,  хватило бы, чтоб построить,  вооружить и экипировать
всю "Атропу", наполнить  ее трюмы годовым  запасом провианта, выдать команде
жалованье за месяц вперед, и еще осталась бы приличная сумма.
     - Ну  ладно, это первый, -  сказал  Маккулум.  -  Я  чувствую,  с двумя
другими будет посложнее. Мне еще ни разу не приходилось делать такую простую
работу, как с этим.  Нам повезло.  Вы при  вашей неопытности и вообразить не
можете, как нам повезло.
     Но Хорнблауэр  знал, как ему повезло. Повезло, что Маккулум выжил после
ранения. Повезло,  что цейлонцы выдержали путешествие из Индии вокруг Африки
и дальше в Малую Азию.  Повезло  - неимоверно  повезло - что турки позволили
ему провести  подъемные работы  в  заливе,  так ни  о чем и не  догадавшись.
Сознание своей  неимоверной удачливости  отчасти  уравновешивало  тревогу  о
сокровищах в нижней кладовой. Он самый удачливый человек на земле, но в этом
есть и его заслуга -  притом  немалая. Он очень умно поступил с модиром. Как
ловко он принял взятку, чтоб остаться в заливе, притворившись будто не хочет
делать именно того, к чему на самом  деле всей  душой стремился. Коллингвуд,
без сомнения, будет доволен.  Хорнблауэр поднял серебро; он поднял уже треть
золота.  Одобрение начальства ему обеспечено, даже если Маккулум и не сможет
поднять остальное золото.





     Прекрасно утро в Средиземном море. Приятно подняться на палубу на заре;
ночной ветер обычно стихает, вода в  заливе становится ровной, стеклянной, и
в  ней отражается синеющее небо.  Солнце поднимается над горами.  В  воздухе
чувствуется бодрящая прохлада - не такая, чтоб надо было надевать бушлат, но
все же после нее особенно  приятно  тепло встающего солнца.  Прогуливаясь по
палубе и продумывая на досуге планы на сегодняшний день, Хорнблауэр впитывал
свежесть  и красоту. В уголке его сознания теплилась  мысль  - она придавала
прогулке особую прелесть - мысль,  что  спустившись в каюту, он позавтракает
кофе и  яичницей.  Красота пейзажа,  пробуждающийся  аппетит  и  перспектива
вскорости его удовлетворить - Хорнблауэр ощущал себя счастливым человеком.
     Впрочем  сегодня  он  был счастлив менее обычного  - вместо  того, чтоб
бродить в одиночестве, приходилось выслушивать Маккулума.
     -  Мы попробуем  еще раз, - говорил тот.  - Я опять пошлю ребят вниз  и
послушаю,  что  они  скажут. Но  боюсь,  пока  сундук для нас недоступен.  Я
заподозрил это уже вчера.
     Два дня назад подняли второй сундук, но лишь после  того,  как взорвали
еще часть остова.
     - Нелегко заставить их лезть вглубь корабля.
     -   Естественно,  -  согласился   Хорнблауэр.  Невыразимо  страшно,  из
последних сил сдерживая дыхание, ползти меж перепутанных обломков, в тусклом
полумраке, на глубине, под давлением стофутовой толщи воды.
     -  От  пролома,  образованного  взрывом, палуба  идет  вниз,  -  сказал
Маккулум. -  Полагаю,  во время  последнего  взрыва сундук мог скатиться.  В
таком случае, сейчас он под самым остовом.
     - И что вы предполагаете делать?
     - Я думаю, тут  работы  недели на две.  Штук пять зарядов -  с быстрыми
запалами, разумеется - и я  разнесу остов на куски. Но должен официально вас
уведомить, что и тогда результат может быть неудовлетворительный.
     - Вы хотите сказать, что и тогда можете не найти золота?
     - Могу не найти.
     Две  трети  золота  и почти все серебро  уже  лежат  в нижней  кладовой
"Атропы". Тоже  неплохой  результат,  но, как  всякий неплохой  результат  -
далеко не идеальный.
     - Я уверен, вы сделаете все, что будет в ваших силах, мистер Маккулум.
     Уже задул утренний бриз. Первый слабый порыв развернул "Атропу", доселе
недвижно стоящую на воде,  и  теперь она мягко покачивалась.  Ветер продувал
палубу, и Хорнблауэр чувствовал его дыхание на затылке.
     Последние  несколько  секунд  Хорнблауэра  что-то  беспокоило. Пока  он
говорил последнюю  фразу,  он что-то неосознанно заметил - так  краем  глаза
видишь иногда мошку. Он  посмотрел на поросшие елями склоны полуострова Ада,
на прямоугольные очертания  форта. Недавно  столь прекрасное утро, казалось,
стало серым и пасмурным; довольство сменилось столь же сильным отчаянием.
     -   Дайте  мне  подзорную  трубу!  -   крикнул  Хорнблауэр   вахтенному
штурманскому помощнику.
     Собственно,  подзорная труба была уже ни к чему.  Мысль дорисовала  то,
чего  не  мог  различить  невооруженный  глаз,  а  прибор  лишь окончательно
подтвердил догадку. Над  фортом развевался  флаг -  красное  турецкое  знамя
реяло там,  где вчера никакого знамени не  было.  Его  не было там с  самого
прибытия "Атропы" в  Мармарисский залив.  Означать это могло  одно: в  форте
появился гарнизон.  Хорнблауэр жестоко  ругал себя. Он  дурак, бессмысленный
идиот. Он был слеп, он слишком положился на свою  хитрость. Теперь, когда он
все  осознал, мозг его работал с лихорадочной быстротой.  Седобородый модир,
искренно  озабоченный,  чтоб "Атропа"  осталась в  заливе -  модир  сыграл с
Хорнблауэром ту  же шутку,  что  Хорнблауэр  намеревался  сыграть с ним.  Он
усыпил его бдительность и  получил время на то, чтоб стянуть обратно войска,
пока Хорнблауэр  думал, что  это он получил время  на  проведение  подъемных
работ.  С горьким презрением к себе  Хорнблауэр  осознал, что  за  каждым их
шагом внимательно следили с берега. Даже  у турок  есть подзорные трубы. Они
все-все видели.  Они поняли, что  сокровища  подняты  со  дна, и  теперь они
охраняют все входы и выходы из залива.
     Отсюда с кормы Хорнблауэр не видел остров Пэседж - его загораживал  мыс
Ред Клиф. Ничего не говоря  изумленному  штурманскому  помощнику, Хорнблауэр
бросился к фок-мачте и полез на ванты. Он взбирался бегом, задыхаясь, словно
участники  недавней  дурацкой  эстафеты;  вися  спиной  вниз,  он  пролез по
путенс-вантам,  затем по фор-вантам  добрался до фор-салинга. Над  фортом на
острове Пэседж  тоже  реял флаг. В  подзорную трубу Хорнблауэр различил  две
шлюпки, вытащенные на берег в небольшой бухточке - ночью, или на заре, в них
перевезли  солдат.  Пушки  острова Пэседж  вместе с  пушками полуострова Ада
перекроют огнем и весь пролив, и даже коварный проход между островом и рифом
Кайя. "Атропа" заперта в ловушке.
     И не  одними пушками.  Низкое солнце у  Хорнблауэра за спиной  осветило
далеко, на горизонте маленький треугольник и два прямоугольника. Это паруса,
паруса турецкого корабля.  очевидно,  это не простое совпадение -  флаги над
фортами и  паруса на  горизонте.  Флаги подняли сразу, как  только  заметили
корабль -  презираемые  турки  оказались способны на  хорошо  спланированную
операцию. Через  час - меньше чем через час - корабль закроет  вход в залив.
Ветер дует прямо  оттуда, нет ни малейшей надежды прорваться, тем более, что
пока  он  будет  лавировать  против  ветра,  пушки  Ады  собьют  ему  мачты.
Хорнблауэр с силой сжимал низкие перильца. Глубочайшее отчаяние охватило его
-   отчаяние    человека,   окруженного   многократно   превосходящими   его
противниками, и  одновременно горькое  презрение  к себе. Его провели вокруг
пальца,  обдурили. Воспоминания  о недавней самонадеянной  гордости,  словно
смех жестоких зрителей, мучили его, затмевали мысли, лишали воли к действию.
     Эти  секунды,  проведенные Хорнблауэром на  фор-салинге,  были  ужасны.
Возможно, они были худшими  в его жизни. Самообладание постепенно вернулось,
хотя надежда  ушла  без следа.  Глядя  в подзорную трубу  на  приближающиеся
паруса, Хорнблауэр понял, что руки у него трясутся - дрожащий окуляр задевал
о ресницы,  мешая смотреть. Он мог, как ни горько это было, согласиться, что
он - дурак. Но согласиться, что он - трус? Нет, этого Хорнблауэр  не мог.  А
все же,  стоит ли прилагать  еще какие-то усилия? Что проку, коль увлекаемая
смерчем пылинка  сохранит  свое достоинство? Преступник по дороге на Тайберн
может держать себя в руках,  скрывать человеческие слабости и страх, дабы не
уронить себя в глазах безжалостной толпы. Но что  с того -  через пять минут
он будет  мертв.  В  какую-ту  ужасную секунду  Хорнблауэр  подумал о легком
исходе. Надо  только отпустить  руки и упасть вниз,  вниз, вниз, пока удар о
палубу  не положит всему конец. Это будет  куда легче, чем встретить,  делая
вид, будто не замечаешь, жалость или презрение окружающих. То было искушение
броситься вниз; им сатана искушал Христа.
     И тут Хорнблауэр снова  сказал себе, что он  - не трус. Он  успокоился.
Пот,  градом катившийся по лицу,  холодил  кожу.  Он резко сложил  подзорную
трубу,  и щелчок отчетливо  прозвучал в шуме ветра.  Он не  знал,  что будет
делать дальше. Чтоб спуститься вниз, чтоб переставлять ноги  с  выбленки  на
выбленку, чтоб удержаться, несмотря на слабость во  всем теле, потребовалось
значительное   физическое   усилие,   и   оно  действовало  на   Хорнблауэра
благотворно. Он  ступил  на  палубу.  Что  ж, это  тоже хорошее  упражнение:
сохранять совершенно невозмутимый  вид, вид пылинки, с которой даже смерч не
может ничего поделать, хотя Хорнблауэр чувствовал, что щеки  его  побледнели
несмотря на сильный загар. Привычка  тоже иногда  полезная вещь - стоило ему
откинуть голову и выкрикнуть приказ, как заработал внутренний механизм.  Так
иногда достаточно встряхнуть  вставшие часы, и они начинают тикать, и дальше
уже идут сами.
     - Мистер Маккулум! Отмените  все  приготовления, пожалуйста!  Вахтенный
офицер! Свистать всех наверх! Поднимите барказ. Тендер пусть пока остается.
     По команде "свистать всех наверх! " на палубу выбежал изумленный Джонс.
     - Мистер Джонс!  Пропустите  трос через кормовой порт. Мне нужен шпринг
на якорном канате.
     - Шпринг, сэр? Есть, сэр!
     Джонс  изумленно  пробормотал  первые  два  слова,  но  строгий  взгляд
капитана  заставил его выговорить  и  вторые  два. Это, пусть  в малой мере,
вознаградило Хорнблауэра за его собственные страдания. Люди, которые выходят
в  море, тем паче,  если они  выходят в море на военном корабле, должны быть
готовы в любой момент выполнить самый невероятный приказ - даже если им ни с
того ни с сего  приказывают  положить шпринг  на  якорный  канат  - то  есть
пропустить в  кормовой  порт и  прикрепить  к  якорному канату  трос. Тогда,
выбирая трос  шпилем, корабль можно будет  повернуть на месте, и пушки будут
стрелять  в  желаемом направлении.  Так случилось,  что это был  едва ли  не
единственный  маневр,  который  Хорнблауэр  не  отрабатывал  прежде  с  этой
командой на учениях.
     - Слишком  медленно, мистер Джонс! Старшина судовой  полиции,  запишите
имена этих троих!
     Мичман Смайли в барказе принял конец троса.  Джонс побежал на  бак и до
хрипоты выкрикивал указания  Смайли, матросам на шпиле, матросам у кормового
порта. Канат выбрали; канат вытравили.
     - Шпринг готов, сэр.
     - Очень хорошо, мистер Джонс. Поднимите тендер и  приготовьте корабль к
бою.
     - Э... есть,  сэр! Свистать всех по  местам! Корабль к бою! Барабанщик!
Боевая тревога!
     Морских  пехотинцев  на крохотную  "Атропу" не полагалось.  Назначенный
барабанщиком юнга заколотил  палочками. Тревожный рокот  - нет  звука  более
воинственного, чем  барабанный бой -  прокатился  над заливом, бросая берегу
вызов.  Барказ,  качаясь, опустился  на  киль-блоки.  Возбужденные  грохотом
барабана  матросы  набросили  на шлюпку  лини  и  закрепили  ее.  Другие уже
направили в шлюпку  струвд от  помпы  - необходимая  предосторожность  перед
боем, чтоб с одной стороны, уберечь от огня саму шлюпку, с другой  - - иметь
достаточный  запас  воды  на  случай борьбы  с  пожаром.  Матросы,  тянувшие
шлюпочные тали, побежали, чтоб заняться другими делами.
     - Пожалуйста зарядите и выдвиньте пушки, мистер Джонс.
     - Есть, сэр.
     Джонс  опять изумился.  Обычно во время учебной тревоги  матросы только
делали вид, что заряжают пушки, дабы не тратить понапрасну заряды и пыжи. По
приказу Джонса  подносчики пороха бросились  за  картузами  вниз  к  мистеру
Клуту. Один из канониров что-то выкрикнул, всем телом налегая на тали,  чтоб
выдвинуть пушку.
     - Молчать!
     Матросы вели  себя  неплохо. Несмотря  на  возбуждение,  они,  если  не
считать  одного этого вскрика,  работали  молча. Сказывались  многочисленные
тренировки и железная дисциплина.
     - Корабль к бою готов! - доложил Джонс.
     - Пожалуйста, натяните абордажные  сетки.  Занятие это  было  сложное и
муторное.  Вытащить и разложить вдоль бортов сетки, закрепить за руслени  их
нижние края, а  в  верхние пропустить лини, идущие  через ноки реев  и конец
бушприта.  Выбирая ходовые концы талей, сетки  поднимали  до  нужной высоты,
чтоб они свешивались над морем, и, окружая корабль  с носа до кормы, служили
преградой для нападающих.
     - Стой! - приказал Джонс, когда лини натянулись.
     - Слишком туго, мистер Джонс! Я говорил вам это прежде. Трави тали!
     Втугую натянутые сетки выглядят, конечно,  образцово, но пользы  от них
никакой. Провисшую сетку труднее перерезать, по  ней гораздо труднее влезть.
Хорнблауэр следил, как сетка провисла неопрятными фестонами.
     - Стой.
     Так-то  лучше. Эти сетки предназначены не  для  адмиральского смотра, а
для того, чтоб отразить нападение.
     - Спасибо, мистер Джонс.
     Хорнблауэр говорил слегка рассеянно - он смотрел не на Джонса, а вдаль.
Джонс машинально посмотрел туда же.
     - Господи! - выдохнул он.
     Большой  корабль  огибал  мыс  Ред Клиф.  Остальные тоже  заметили его.
Послышались восклицания.
     - Молчать!
     Большой корабль,  аляповато раскрашенный в алый и желтый цвета, вступил
в  залив  под  марселем.  На  его  грот-мачте  развевался  брейд-вымпел,  на
флагштоке  -  знамя  Пророка.   Это  была  огромная,  неуклюжая,  невероятно
старомодная  посудина,  непропорционально  широкая,  с двумя  рядами  пушек,
расположенными неестественно  высоко  над водой. Бушприт был задран  гораздо
круче,  чем  принято было  в то время в европейских флотах. Но  первое,  что
бросалось  в  глаза  -  это  латинское  вооружение  бизань-мачты.  Последнюю
латинскую  бизань  в королевском флоте заменили квадратным  крюйселем  более
тридцати лет  назад. Когда  Хорнблауэр в первый раз увидел в подзорную трубу
треугольник  бизани рядом  с двумя  квадратными  марселями,  он  безошибочно
определил  национальную принадлежность  судна.  Оно  походило  на  старинную
гравюру.  Если  б  не  флаг,  оно  с  легкостью  могло  бы  занять  место  в
кильватерной колонне Дрейка или Ван Тромпа.  Вероятно, это один из последних
в  мире  маленьких  линейных  кораблей,  чье  место  ныне  заняли  величавые
семидесятичетырехпушечные суда. Да маленькое, да, неуклюжее, но ему довольно
одного бортового залпа, чтоб разнести в щепки крохотную "Атропу".
     -  Это   -   брейд-вымпел,   мистер   Джонс,  -  сказал  Хорнблауэр.  -
Поприветствуйте его.
     Говорил он краем  рта,  поскольку,  не  отрываясь,  смотрел в подзорную
трубу на  турецкое  судно. Пушечные  порты были открыты, на  низком полубаке
суетились похожие на муравьев человечки,  готовясь  к отдаче  якоря. Вообще,
людей  на  корабле было  невероятное  множество.  Когда убирали  паруса, они
побежали  и  по  наклонному  рею  бизани.  Хорнблауэр   не  думал,  что  ему
когда-нибудь  доведется  такое  увидеть,   тем  более,  что   на   матросах,
перегнувшихся через рей, были длинные  белые рубахи, вроде платьев, и рубахи
эти с силой хлопали на ветру.
     Резко громыхнула носовая  девятифунтовка - кто-то из подносчиков пороха
сбегал за однофунтовыми зарядами  для  салюта. Над бортом турецкого  корабля
появился  клуб  дыма, затем  послышался  звук  выстрела -  турки отвечали на
приветствие. Грот-марсель  был взят  на гитовы за  середину - тоже  странное
зрелище в этих обстоятельствах. Большой корабль медленно входил в залив.
     - Мистер Тернер! Пожалуйста, подойдите ко мне. Вам придется переводить.
Мистер  Джонс,  я  попрошу вас поставить  матросов  к  шпилю.  Приготовьтесь
выбирать  шпринг, если понадобится  направить  пушки на это  судно. Турецкий
корабль приближался.
     -  Окликните  его,  -  сказал Хорнблауэр  Тернеру.  Тернер  крикнул,  с
большого корабля что-то крикнули в ответ.
     - Это "Меджиди", сэр, - доложил Тернер. - Я видел его прежде.
     - Скажите им,  чтоб держались на расстоянии. Тернер крикнул в рупор, но
"Меджиди" по-прежнему приближался.
     - Скажите  им, чтоб держались на  расстоянии.  Мистер Джонс!  Выбирайте
шпринг. Приготовиться у пушек!
     "Меджиди"  подходил  все  ближе   и  ближе.   "Атропа"  поворачивалась,
направляя на него пушки. Хорнблауэр схватил рупор.
     -  Не приближайтесь, не то открою огонь! "Меджиди" едва уловимо изменил
курс и  прошел  мимо  "Атропы", так  близко,  что  Хорнблауэр различил  лица
стоящих у борта матросов, усатые и бородатые лица, темные, почти шоколадные.
Турки круто развернули взятый на гитовы  за середину грот-марсель, несколько
секунд шли в крутой бейдевинд, потом убрали парус, привели корабль к ветру и
бросили  якорь  в  четверти  мили  от  "Атропы".  Возбуждение  спало,  и  на
Хорнблауэра   нахлынула  прежняя  безысходная   тоска.   Матросы  у   пушек,
взволнованные  увиденным,   оживленно  гудели  -  сейчас  их  замолчать   не
заставишь.
     - К нам направляется лодка с латинским парусом, сэр, - доложил Хоррокс.
     Судя по  тому, с какой поспешностью лодка отвалила от берега, она ждала
лишь  прибытия  "Меджиди".  Хорнблауэр  видел, как  она  прошла  под  кормой
большого  корабля.  Те,  кто  был в  лодке, обменялись несколькими словами с
теми, кто был на корабле, потом лодка резво заскользила к "Атропе". На корме
сидел седобородый модир - он что-то крикнул.
     - Он хочет подняться на борт, сэр, - доложил Тернер.
     -  Пусть  поднимается,  - сказал Хорнблауэр.  -  Отцепите  сетку  ровно
настолько, чтоб он смог пролезть.
     Модир спустился  в каюту. Он ничуть не  изменился, его  худое лицо было
по-прежнему бесстрастным, по  крайней мере,  он не  обнаруживал  ни малейших
признаков торжества. Что ж, он умеет выигрывать, как джентльмен. Хорнблауэр,
у которого на руках не осталось ни единого козыря, намеревался показать, что
и он умеет проигрывать, как джентльмен.
     - Передайте ему мое  сожаление, - сказал Хорнблауэр Тернеру, - что я не
могу  предложить  кофе. Когда  корабль  подготовлен  к  бою,  на  нем нельзя
разводить огонь.
     Модир жестом показал, что любезно  прощает  отсутствие кофе.  Произошел
обмен вежливыми  фразами, которые Тернер почти  не затруднялся переводить, и
наконец модир перешел к делу.
     - Он  говорит,  вали  с  войском в  Мармарисе,  - сообщил  Тернер. - Он
говорит, форты полны людей, и пушки заряжены.
     - Скажите ему, что мне это известно.
     - Он говорит, что этот корабль - "Меджиди", сэр, на нем пятьдесят шесть
пушек и тысяча человек.
     - Скажите, что мне известно и это.
     Прежде чем пойти дальше, модир погладил бороду.
     - Он говорил, вали разгневан, что мы подняли сокровища со дна залива.
     - Скажите ему, это британские сокровища.
     - Он говорит,  они  лежат  в турецких водах,  и все затонувшие  корабли
принадлежат султану.
     В Англии затонувшие корабли принадлежат королю.
     - Скажите ему, что султан и король Георг - друзья. На это модир отвечал
долго.
     - Бесполезно,  сэр, - сказал  Тернер.  -  Он говорит, Турция  в  мире с
Францией и  потому  нейтральна. Он говорит... он  говорит, у  нас  здесь  не
больше прав, чем если б мы были неаполитанцами.
     На Леванте трудно сильнее выразить свое презрение.
     -  Спросите, видел ли он неаполитанцев с заряженными пушками и горящими
запалами.
     Хорнблауэр знал,  что его игра проиграна, но не собирался бросать карты
и отдавать оставшиеся  взятки без борьбы, хотя и не видел  возможности взять
хотя бы одну. Модир  снова погладил бороду. Он заговорил.  Его  бесстрастные
глаза смотрели прямо на Хорнблауэра, как бы сквозь него.
     -  Видимо, он с берега  следил  за нами  в подзорную  трубу,  - заметил
Тернер, - или это рыбачьи лодки шпионили. Во всяком случае, он знает  и  про
золото,  и про  серебро, сэр. По-моему, сэр, они давно знают про  сокровища.
Видимо, тайна хранилась не так строго, как полагают в Лондоне.
     - Спасибо, мистер Тернер, но выводы я могу сделать и сам.
     Пусть  модир обо всем знает  или догадывается - Хорнблауэр не собирался
подтверждать его догадки.
     - Скажите ему, что мы получили большое удовольствие, беседуя с ним.
     Когда модиру перевели  эту фразу, он  какое-то  мгновение едва  заметно
изменился в лице, но заговорил прежним бесстрастным тоном.
     -  Он говорит, если  мы отдадим  то, что уже подняли, вали разрешит нам
остаться  здесь  и взять себе  то, что нам еще  удастся поднять,  -  сообщил
Тернер.
     Он  переводил так,  будто его это не  касается,  но на старческом  лице
проступало явное  любопытство. Он ни за что не отвечает,  он может позволить
себе роскошь - удовольствие - гадать, как его капитан примет это требование.
Даже в  этот ужасный  момент  Хорнблауэр поймал себя на  том, что вспоминает
циничную эпиграмму Ларошфуко - об удовольствии, которые  доставляют нам беды
наших друзей.
     - Скажите ему, - произнес Хорнблауэр, - что мой повелитель король Георг
разгневается, узнав, что подобные  вещи говорили  мне, его слуге, и что друг
короля султан разгневается, узнав что подобные слова говорил его слуга.
     Но возможные международные осложнения не тронули  модира. Много,  много
воды  утечет, пока официальный  протест  доберется  из Мармариса в Лондон  и
оттуда в Константинополь. Как догадывался Хорнблауэр, малой  толики сокровищ
хватит,  чтоб  купить  поддержку  визиря.   Лицо  модира  было  неумолимо  -
испуганному ребенку в страшном сне может привидеться такое лицо.
     - К черту! - воскликнул Хорнблауэр. - Я это не сделаю!
     Сейчас  ему  больше  всего  на  свете хотелось  нарушить  непрошибаемое
спокойствие модира.
     - Скажите ему,  - продолжал Хорнблауэр,  -  я скорее выброшу  золото  в
море, чем отдам его. Клянусь Богом, я  это сделаю. Я выброшу  его на  дно, и
пусть вытаскивают его сами - они отлично знают, что не смогут этого сделать.
Скажите ему, я готов поклясться в этом Кораном, или бородой Пророка, или чем
там они клянутся.
     Тернер кивнул,  удивленно  и  одобрительно - ему такой ход в  голову не
пришел.   Он   пылко  начал  переводить.   Модир  выслушал   с  безграничным
спокойствием.
     - Бесполезно, сэр, - сказал Тернер, после того, как модир ответил. - Вы
его этим не напугаете. Он говорит... Тернер перевел следующую фразу модира.
     -   Он   говорит,   после  того   как   наш  корабль   будет  захвачен,
идолопоклонники - так он назвал цейлонских ныряльщиков, сэр - будут работать
на него так же, как работали на нас.
     Хорнблауэр в отчаянии подумал о том, чтобы перерезать цейлонцам глотки,
после того, как  выбросит за борт сокровища.  Это  вполне соответствовало бы
восточной  атмосфере. Но  прежде, чем он облек эту  ужасную мысль  в  слова,
модир снова заговорил.
     - Он говорит, не лучше ли  вернуться назад с частью сокровищ, сэр - что
нам еще удастся поднять - чем потерять  все?  Он  говорит...  он  говорит...
прошу  прощения, сэр, но  он говорит, что если это судно  будет схвачено  за
нарушение закона, ваше имя не будет в почете у короля Георга.
     Это  еще  мягко  сказано. Хорнблауэр легко мог  вообразить,  что скажут
лорды Адмиралтейства. Даже в лучшем случае, то есть если он будет  сражаться
до последнего,  человека,  Лондон  без всякой  благосклонности  отнесется  к
капитану,   заварившему  международный   кризис,   из-за  которого  придется
направлять на Левант эскадру и войско, чтоб восстановить британский престиж,
в то время как каждый; корабль и каждый солдат нужны для войны с Бонапартом.
А в  худшем случае... Хорнблауэр представил, как его крошечный корабль берут
на  абордаж тысяча турок, захватывают, забирают  сокровища и с презрительным
высокомерием  отпускают  обратно  на  Мальту, где ему придется рассказать  о
грубом произволе турецких властей, но главное - о своем поражении.
     Потребовались все его моральные силы до последней  капли, чтоб скрыть -
как от  модира, так и от Тернера - отчаяние и безысходность. Некоторое время
он  сидел  молча,  потрясенный,  словно  боец  на  ринге,  который   пробует
оправиться от  сокрушительного  удара.  Как и  бойцу,  чтоб  оправиться, ему
требовалось время.
     - Очень  хорошо, -  произнес он наконец,  -  скажите ему, я  должен это
обдумать. Скажите ему, это слишком важно, чтоб я смог сразу принять решение.
     - Он говорит, - перевел Тернер ответ  модира, - он говорит,  что завтра
утром явится принимать сокровища.




     Давным-давно, служа мичманом  на  "Неустанном", Хорнблауэр участвовал в
стольких операциях  по захвату вражеских судов, что  и не  упомнишь.  Фрегат
находил  каботажное судно,  укрытое  под защитой береговых батарей  или  сам
загонял  его в небольшую гавань. Потом ночью - иногда даже среди бела  дня -
спускали шлюпки. На каботажном судне делали все  возможное - заряжали пушки,
натягивали  абордажные  сетки, несли на шлюпках дозор вокруг судна - все без
толку. Нападающие прорывались  на  палубу,  раскидывали  защитников, ставили
паруса  и уводили  судно из-под носа  береговой охраны.  Он часто  видел это
вблизи, участвовал в этом  сам, и без  особого сочувствия наблюдал те жалкие
предосторожности, которые принимали жертвы.
     Теперь он  оказался в  их  шкуре.  Даже  хуже - ведь  "Атропа" лежит  в
Мармарисском  заливе  не   защищенная  береговыми  батареями,  ее   окружают
бесчисленные  враги. Модир сказал,  что  придет за сокровищами утром,  но не
стоит   доверять  туркам.  Может  быть,  они  вновь  пытаются  усыпить   его
бдительность и ночью захватить "Атропу". Капитан "Меджиди" способен посадить
в шлюпки больше людей, чем вся команда "Атропы", с берега же могут доставить
в    рыбачьих    лодках   солдат.   Если    двадцать   лодок,    наполненные
фанатиками-мусульманами, нападут со  всех  сторон  одновременно, как от  них
защититься? Можно натянуть абордажные сетки  - уже натянули. Можно  зарядить
пушки  -  уже  зарядили, картечь  поверх  ядра, и пушки наклонены  так, чтоб
простреливалась  поверхность залива вблизи корабля. Можно нести непрестанный
дозор  -  Хорнблауэр сам обошел судно, проверил, чтоб  не дремали  дозорные,
чтоб не заснули слишком глубоко  лежащие на жесткой палубе у пушек орудийные
расчеты. Остальные матросы расположились у фальшбортов с пиками и тесаками.
     Это было  новое  для  Хорнблауэра ощущение  -  он мышка,  а  не  кошка,
обороняется, а  не нападает, с  тревогой ожидает восхода луны,  вместо того,
чтоб  поспешно атаковать,  пока еще темно.  Можно счесть  это новым  уроком,
который преподносит ему война. Теперь он знает,  что думает и  что чувствует
жертва. Когда-нибудь он сможет использовать этот урок, перенеся на  капитана
корабля, который  соберется  атаковать, свои  теперешние  мысли,  и  заранее
угадает все предосторожности, которые примет его будущий противник.
     Еще  одно доказательство его легкомыслия и непостоянства - сказал  себе
Хорнблауэр.  Его  вновь  охватила горькая  тоска.  Он  думает  о  будущем, а
никакого будущего у него  нет. Никакого  будущего. Завтра  -  конец. Он  еще
точно  не  знал, что сделает. У  него был  неясный  план,  на  заре очистить
корабль от  команды - кто не умеет плавать пусть сядут в шлюпки, кто умеет -
пусть  плывут до  "Меджиди",  а самому спуститься с заряженным  пистолетом в
пороховой  погреб,  взорвать  сокровища,  корабль  и себя  вместе со  своими
честолюбивыми надеждами и  своей любовью  к детям  и жене.  Но не  лучше  ли
поторговаться? Не лучше ли вернуться с целой и невредимой "Атропой" и с теми
сокровищами,  которые Маккулуму, возможно, удастся  поднять? Его долг спасти
судно, если  он может, а он может. Семь тысяч  фунтов это далеко не четверть
миллиона,  но  и  они будут  подарком  для  Англии,  отчаянно  нуждающейся в
деньгах. Флотский капитан не может иметь личных  чувств; он должен исполнять
свой долг.
     Пусть так, но Хорнблауэр содрогался от невыносимых  мучений, не в силах
превозмочь беспросветную тоску. Он посмотрел на черный силуэт "Меджиди", и к
тоске  прибавилась  жгучая ненависть. Громада турецкого корабля  уходила  за
раковину "Атропы"  -  слабый ночной ветер, как  и  следовало ожидать,  менял
направление, и корабли поворачивались на якорях.  Светили звезды, там  и сям
закрываемые клочьями едва  угадываемых облаков. За "Меджиди" небо было  чуть
посветлее - скоро над горами встанет луна. Прекраснейшая ночь,  какую только
можно  себе вообразить, слабый бриз...  Слабый бриз! Хорнблауэр  обернулся в
темноте, словно боялся, что кто-то раньше времени отгадает его мысли.
     - Я на несколько минут спущусь вниз, мистер Джонс, - мягко сказал он.
     - Есть, сэр.
     Тернер,   конечно,  все   рассказал.   Кают-компания  знает,   в  каком
затруднительном положении  оказался их  капитан.  Даже в двух  словах Джонса
отчетливо сквозило любопытство.
     Хорнблауэр  послал  за свечами. Они  осветили всю  маленькую  каюту,  и
только скудная  мебель отбрасывала черные тени. Но карта, которую Хорнблауэр
разложил на  столе, была ярко освещена. Он склонился над  ней, вглядываясь в
мелкие циферки, отмечавшие замеры глубин. Он вспомнил их сразу, как только о
них подумал  -  можно было и не освежать свою память. Мыс Ред  Клиф,  остров
Пэседж, риф Кайя, мыс Сари за рифом Кайя. Если бриз  будет дуть по-прежнему,
он сможет  пройти на ветре  риф Кайя. Господи,  надо торопиться!  Хорнблауэр
задул свечи и на ощупь выбрался из каюты.
     - Мистер Джонс! Позовите двух надежных боцманматов, тихо пожалуйста.
     Бриз дул, немного более порывистый, чем хотелось бы. Луна еще не встала
над горами.
     - Слушайте меня  внимательно, вы двое. Тихо  обойдите судно,  разбудите
всех,  кто  спит.  Ни  звука  -  слышали? Марсовые  пусть тихо  соберутся  у
основания мачт. Тихо.
     - Есть, сэр - прошептали боцманматы.
     - Приступайте. Теперь, мистер Джонс...
     Под  тихое  шлепанье  босых ног  -  это  матросы  собирались  у  мачт -
Хорнблауэр  шепотом  отдавал Джонсу приказы.  "Меджиди"  совсем  близко, там
тысяча пар ушей, и каждое может расслышать любой необычный звук -  например,
звук топора, который кладут на палубу, или вымбовок шпиля, которые аккуратно
освобождают  из  пазов.  К окружавшей Хорнблауэра  группе  офицеров  подошел
боцман и  заговорил  шепотом, до  крайности не соответствующим  его  могучей
фигуре.
     - Палы шпиля откинуты, сэр.
     - Очень  хорошо.  Вам начинать. Вернитесь  назад,  сосчитайте  до ста и
начинайте выбирать шпринг. Шесть оборотов, и держите так. Ясно?
     - Есть, сэр.
     - Тогда ступайте. Остальным тоже все ясно? Мистер Карслейк вы с топором
у  якорного  каната.  Я  с  топором  у  шпринга.  Мистер  Смайли   у  шкотов
фор-марселя. Мистер Хант у шкотов грот-марселя. По местам.
     Все было  тихо. Над  горами  возникла узенькая полоска  луны  и  тут же
расширилась,  осветив  "Атропу",  мирно  стоящую   на  якоре.  Она  казалась
недвижной, неспособной  к действиям. Матросы бесшумно вскарабкались на реи и
ждали  приказаний.  Тихо-тихо  заскрипел, натягиваясь, шпринг,  но шпиль  не
щелкнул ни разу - палы  сбросили с храповика.  Матросы  тихо обходили шпиль.
Шесть  кругов, и они  встали, грудью упершись в вымбовки, а ногами в палубу,
удерживая  корабль.  Сейчас он был под  углом  к  бризу. Не  придется терять
время,  двигаясь сперва кормой  вперед,  а потом спускаться под  ветер.  Как
только они поднимут паруса, они начнут набирать скорость.
     Луна встала над горами; медленно шли секунды.
     Динг-динг  -  прозвенел  корабельный колокол.  Две склянки -  сигнал  к
действию.
     Дружно зашлепали ноги,  заскрипели  шкивы в блоках, и в то же мгновение
фор-марса-рей  и  фока-штаг расцвели  парусами. На корме и на баке застучали
топоры, перерубая канат и  шпринг.  Когда  натяжение шпринга  ослабло, шпиль
закрутился, расшвыривая по палубе матросов. Но никто не обращал внимания  на
синяки и  ссадины -  "Атропа" набирала  скорость.  За пять секунд, никого не
предупреждая,  она ожила,  и теперь  скользила к  выходу из залива. Бортовой
залп "Меджиди" ей не угрожает - у турок нет шпринга на якорном канате,  чтоб
развернуть  судно. Им  придется  поднимать  якорь, либо  перерубать  якорный
канат,  набирать  скорость,  а потом  уваливаться под ветер,  чтоб направить
пушки в  нужную сторону. Даже если  команда бодрствует  и  готова  исполнять
приказания,  на это потребуется несколько секунд - достаточно, чтоб "Атропа"
отошла на полмили и больше.
     Она набирала скорость, и была уже вне досягаемости для пушек "Меджиди",
когда турецкий корабль  обнаружил первые признаки жизни.  Над водой разнесся
глухой  рокот  барабана  -  не  звонкая  дробь,  которую  выбивал барабанщик
"Атропы", но глухой и монотонный голос басового барабана.
     -  Мистер  Джонс!  - сказал  Хорнблауэр.  -  Уберите  абордажные сетки,
пожалуйста.
     Луна ярко светила, освещая море перед ними.
     - Один румб вправо, - сказал Хорнблауэр рулевому.
     - Один румб вправо, - машинально ответил тот.
     - Вы пойдете западным проходом, сэр? - спросил Тернер.
     Как штурман  и навигатор он должен был находиться на  шканцах  рядом  с
капитаном и имел полное право задать этот вопрос.
     - Вряд ли, - ответил Хорнблауэр.
     Барабан  на  "Меджиди" гремел, не  смолкая. Если  его слышат  в  форте,
канониры  уже  начеку. В ту секунду,  когда Хорнблауэр принял  окончательное
решение, за кормой  блеснула оранжевая вспышка,  словно на  миг приоткрылась
печная дверца. Через секунду раздался звук выстрела: это палили с "Меджиди".
Хорнблауэр не слышал, чтоб пролетело ядро, но даже если выстрел холостой, из
форта его видели и слышали.
     - Я пройду у мыса Сари, - сказал Хорнблауэр.
     - У мыса Сари, сэр?!
     - Да.
     Тернер замолчал -  не  из  субординации, а от изумления.  Тридцать  лет
прослужив в торговом флоте, он уверился, что никогда  не следует добровольно
подвергать судно навигационным опасностям. Служба  в  военном флоте не особо
поколебала его убеждение. Его долг - оберегать корабль от мелей и штормов, а
капитан пусть себе  думает о пушечных ядрах. Ему  и  в голову  бы не  пришло
вести "Атропу"  в узкий проход между рифом Кайя и мысом  Сари даже  днем,  а
ночью тем более. Полнейшая неожиданность такого предложения и заставила  его
онеметь.
     Еще одна вспышка за кормой; снова грохот выстрела.
     - Возьмите  подзорную  трубу  и идите  на  бак,  - сказал Хорнблауэр. -
Смотрите за прибоем.
     - Есть, сэр.
     - Захватите рупор. Я должен вас слышать.
     - Есть, сэр.
     В  фортах   слышали  выстрелы.  Солдаты  у  пушек  успеют  окончательно
проснуться, разжечь фитильные пальники и открыть перекрестный огонь.  Может,
турецкие  канониры и не очень  опытны,  но  восточный  проход  узок, они  не
промахнутся. Западный проход между островом и рифом  Кайя может обстреливать
лишь одна батарея,  но здесь дистанция еще меньше. "Атропе"  дважды придется
поворачивать,  (она  будет  все  равно  что  сидящая утка).  Никаких  шансов
проскочить. Лишенная мачт, или даже с порванным такелажем, она станет легкой
добычей  для "Меджиди", который легко  пройдет восточным  проходом.  Потеряв
управление, "Атропа" может сесть на мель.  Она такая маленькая,  ее  обшивка
такая тонкая - большие каменные ядра, какими стреляют турки, падая с высоты,
разнесут  ее  в  щепки, продырявят  днище, потопят ее в несколько секунд. Он
должен идти у мыса Сари. Это удвоит, утроит  дистанцию для пушек на острове.
Это  будет неожиданный шаг - пушки скорее всего направлены на риф Кайя, чтоб
перекрыть  проход в  самом узком месте. Канонирам придется торопливо  менять
угол  подъема, а часть пути риф будет заслонять "Атропу" от  ядер. Это - его
единственная надежда.
     - Один  румб вправо, - сказал  он рулевому. Так бывает  в висте: первый
круг,  две карты  уже положены, и ты кладешь короля, не зная, у кого туз. По
теории вероятности это самое разумное, и  потому, приняв  решение, надо  ему
следовать.
     Бриз дул по-прежнему. Это им  на руку: во-первых, "Атропа" будет хорошо
слушаться  руля,  во-вторых,   о  подножие  рифа  Кайя  и  мыса  Сари  будут
разбиваться волны, а значит,  Тернер в подзорную трубу  различит  освещенный
лунным светом  бурун. Хорнблауэр  отчетливо видел мыс Ада,  а вот  выход  из
залива  под этим углом разглядеть было нельзя - казалось,  "Атропа" скользит
прямо к сплошному берегу.
     -  Мистер  Джонс,  пожалуйста,  поставьте  матросов  к брасам  и шкотам
передних парусов.
     Канониры на Аде сейчас отчетливо видят судно, резко очерченное в лунном
свете.  Они  будут  ждать,  пока оно  повернет.  Остров  Пэседж  и мыс  Сари
по-прежнему казались одним целым. Хорнблауэр правил прямо.
     - Буруны справа по курсу! Это кричал Тернер с бака.
     - Буруны  впереди! -  Долгое молчание, потом пронзительный  от волнения
голос Тернера: - Буруны впереди!
     - Мистер Джонс, скоро мы будем поворачивать через фордевинд.
     Хорнблауэр хорошо все  видел. Он  держал карту перед мысленным взором и
мог соотнести с ней туманные очертания берегов.
     - Буруны впереди!
     Чем ближе они подойдут, тем лучше. Берег обрывистый.
     - Ну,  мистер  Джонс. Рулевой! Руль круто направо! Корабль развернулся,
словно танцор. Слишком быстро!
     - Одерживай! Так держать!
     Нужно  некоторое  время сохранять этот курс,  "Атропа"  успеет  набрать
потерянную при крутом повороте скорость.
     - Буруны впереди! Буруны справа по курсу! Буруны слева по курсу!
     Цепочка ярких вспышек за левой раковиной. Грохот пальбы прокатился  над
холмами.
     - Руль круто направо. Обрасопьте паруса бейдевинд, мистер  Джонс. Круто
к ветру!
     Они  повернулись.  Мыс  Сари был рядом с ними, и  не только рядом, но и
впереди - берег изгибался.
     - Держите так же круто!
     - Сэр... сэр-Голос рулевого хрипел от волнения: еще чуть-чуть и корабль
потеряет  ветер.  Передние  паруса  хлопали.  Корабль  терял  скорость,  его
сносило. Еще немного, и он сядет на мель.
     - Немного лево руля.
     Так они еще немного протянут. Слева  отчетливо виднелась черная громада
Кайя. Мыс  Сари  справа и впереди, ветер прямо  в лоб. Но  должен - должен -
быть боковой поток ветра от  мыса  Сари. Иначе  просто не может быть  -  так
устроен берег.  Передние паруса  вновь  захлопали  -  рулевой метался  между
опасностью налететь на обрывы и опасностью потерять ветер.
     - Не так круто!
     - Сэр!
     Боковой поток должен ощущаться у самого берега. А, вот и он! Хорнблауэр
обостренным  чутьем  моряка почувствовал перемену: ветер  на мгновение стих,
потом  коснулся  другой  щеки.  Передние  паруса  снова  захлопали,  но  уже
по-иному. Раньше, чем Хорнблауэр успел что-либо приказать, рулевой со стоном
облегчения повернул штурвал. У них всего одна или две секунды. За это  время
надо снова набрать скорость, и отойти подальше от обрывов.
     - Приготовиться к повороту оверштаг.
     Сейчас  главное -  набрать скорость. Грохот  выстрела с острова Пэседж.
Риф почти полностью скрыл от них вспышку; возможно, он заслонил их от  ядра.
Это первая  из  пушек,  которую  успели перезарядить.  Опять вспышка,  опять
грохот,  но  сейчас  некогда о  них  думать.  Судя  по тому, как  ведет себя
корабль, ветер опять встречный.
     - Шкоты передних парусов! Еще секунда. Пора!
     - Руль круто направо!
     Судно послушалось. Оно  поворачивается. Оно не  потеряет ветер.  Теперь
оно шло в бейдевинд на новом галсе.
     - Буруны прямо по курсу!
     Это, конечно, риф Кайя. Но нужно снова набрать скорость.
     - Приготовиться  к повороту оверштаг. Надо идти вперед, пока бушприт не
окажется у самой скалы. Терпение... Ну!
     - Руль на борт!
     Штурвал повернулся.  Корабль  артачился. Да... нет... да. Фока-стаксель
начал  забирать  ветер.   Корабль   поворачивался.   Матросы   ходом  тянули
подветренные  брасы.  Секундное  колебание,  и  вот  "Атропа"  уже  набирает
скорость на новом галсе, скользя мимо рифа Кайя. Мыс Сари впереди, идя  этим
галсом, его не обогнуть.
     - Приготовиться к повороту оверштаг!
     Надо  протянуть  как можно дольше. Это  -  последний поворот. Что-то  с
ревом пронеслось над головой. Это стреляют с острова Пэседж.
     - Приготовиться. Руль на борт!
     Корабль развернулся. Отчетливо  видны были рифы у подножия мыса Сари, к
которым они так  близко подошли. Сильный  порыв  ветра -  это снова  боковой
поток. Но  судно лишь  на  мгновение  заколебалось, и  тут же его  подхватил
настоящий бриз.  Еще  немного  пройти  этим  курсом -  риф  Кайя  близко  на
траверзе. Ну вот, они в безопасности.
     - Мистер Джонс! Курс зюйд-тень-вест.
     - Курс зюйд-тень-вест, сэр!
     Они правят в  открытое море. Родос справа, Турция осталась позади,  а в
кладовой под ахтерпиком - баснословное богатство. Правда, на дне залива тоже
осталось  сказочное  богатство,  но  Хорнблауэр вспоминая  о  нем,  почти не
испытывал угрызений совести.





     Его Величества военный шлюп  "Атропа" была самым  маленьким кораблем  в
британском  флоте.  Были  бриги и меньше ее размером, были  совсем маленькие
шхуны и тендеры,  но она была самым маленьким из принадлежащих королю Георгу
кораблей  в техническом,  так сказать,  смысле,  то  есть с  тремя мачтами и
капитаном. Но Хорнблауэру вполне  хватало  и ее.  Заглядывая  в  капитанский
список, он  видел ниже своей фамилии еще пятьдесят и замечал, как постепенно
убывает  число   старших   капитаном  -  кто-то  умирал,  кто-то  становился
адмиралом.  Ему  думалось, что, если повезет, он со временем  получит фрегат
или даже линейный корабль. Но пока ему вполне хватало "Атропы".
     Он выполнил  одно поручение и  приступил к следующему.  В Гибралтаре он
выгрузил двести тысяч фунтов стерлингов в  золотой  и серебряной монете, там
же оставил сварливого Маккулума и цейлонских ныряльщиков. Теперь деньги ждут
отправки в Лондон,  где  составят  часть "британского золота".  Того  самого
"британского  золота", которое поддерживает  упавших  духом союзников и дает
бонапартистской  прессе  пищу  для беспрестанных  нападок.  Маккулум  и  его
ныряльщики ждали попутного ветра, чтоб отправиться в противоположную сторону
-  вокруг  Африки  и дальше  в  Индию.  "Атропа"  же, подгоняемая  штормовым
западным  ветром, неслась в третьем направлении, обратно в Средиземное море,
чтоб встретиться с Коллингвудом и его эскадрой.
     Она легко летела  по  бурным волнам,  избавясь от  бремени  сокровищ, и
кренилась  то с боку на  бок, то  с  носа на  корму. Хорнблауэр после  шести
месяцев в море не пробыл на берегу и шести часов. Он не  испытывал сейчас ни
малейших признаков морской болезни. Отчасти  от этого, на сердце у него было
легко.  Прежде, чем  отправить  его с  сокровищами в  Гибралтар,  Коллингвуд
одобрил  донесение о действиях  в  Мармарисском заливе и  на возвратный путь
отдал приказы, порадовавшие бы любого предприимчивого молодого капитана. Ему
поручалось прочесать  средиземноморское  побережье южной Испании, расстроить
каботажные  торговые  перевозки,  пронаблюдать  за гаванями и  взглянуть  на
Корсику, прежде чем  у берегов Италии присоединиться к  флоту, сдерживающему
там  полчища  Бонапарта. Неаполь  пал,  но  Сицилия еще держится. Чудовищная
власть Бонапарта  кончается  там, где  соленая вода  доходит до подпруги его
скакуна. Его солдаты идут, не зная преград, но его суда  заперты в  портах и
отваживаются лишь на краткие вылазки.  В то  же время  крохотная "Атропа"  с
двадцатью двумя пушечками дважды пересекла Средиземное море от Гибралтара до
Мармариса и обратно, ни разу не встретив трехцветный флаг.
     Неудивительно, что Хорнблауэр, стоя на кренящейся палубе и не испытывая
ни малейших признаков тошноты был  доволен собой. Он  смотрел на зазубренные
очертани;,  далеких  испанских гор. Он смело прошел на  расстояний пушечного
выстрела  от гаваней и рейдов, он видел Малагу, Мотриль и Альмерию;  рыбачьи
лодки  и  каботажные  суда завидев  его, бросались  врассыпную,  как  мелкая
рыбешка при виде щуки. Он  обогнул  мыс Гата и  лавировал обратно к  берегу,
чтоб  посмотреть на Картахену. В Мальте и Альмерии военных кораблей не было.
Это  отрицательная  информация,  но  и  она может  пригодиться  Коллингвуду,
который  управляет  действиями  огромного флота,  обеспечивает  безопасность
британской торговли на пространстве в две тысячи миль, держит руку на пульсе
десятков международных конфликтов.
     Главная  военно-морская  база  испанцев  -  в Картахене. Заглянув туда,
можно  будет  узнать, удалось  ли несостоятельному испанскому  правительству
восстановить  разбитый  при  Трафальгаре  флот.   Возможно,  там  укрываются
один-два французских корабля, намеренных атаковать британский конвой.
     Хорнблауэр  посмотрел  на  туго  натянутый  такелаж,  почувствовал, как
кренится под ногами  судно.  Марсели  взяли уже в два рифа. Он  подумал было
взять третий  риф,  но  тут  же  отбросил эту мысль. "Атропа" спокойно может
нести такие паруса. Мыс Копэ на левом траверзе. Хорнблауэр в подзорную трубу
различил стайку каботажных судов, укрывшихся с подветренной стороны мыса. Он
смотрел на них  с вожделением, но их защищали батареи. В  такой шторм он все
равно не  мог бы  их атаковать  -  шлюпкам  пришлось бы  грести прямо против
ветра. Он отдал приказ  рулевому,  и  "Атропа" повернула к Картахене.  Свист
ветра,  белый  пенистый след корабля,  бегущий  почти  из-под  ног,  бодрили
Хорнблауэра.  Он с улыбкой следил, как Тернер проводит занятия по навигации.
Тернер  собрал  мичманов и  штурманских  помощников  и обучал  их  искусству
прибрежного   судовождения.  Он   пытался   загрузить   их   пустые   головы
основательной математикой - "бегущие координаты", "удвоенный курсовой угол",
"определение положения по трем азимутам" -  но внимание  учеников  постоянно
рассеивалось. Ветер трепал  карту  в руках  у  Тернера,  мешал молодым людям
держать грифельные доски.
     -  Мистер  Тернер, -  сказал  Хорнблауэр.  -  Докладывайте мне о каждом
случае невнимательности, я с ним разберусь.
     Молодые  люди  заметно  притихли.  Смайли,  собравшийся уже  подмигнуть
князю, сделал  внимательное  лицо,  а князь, вместо  того  чтоб  загоготать,
виновато улыбнулся.  Мальчик стал похож на  человека.  Как далек  чопорный и
душный  немецкий замок, где он родился, от открытой ветрам  палубы "Атропы".
Если он когда-нибудь воссядет на отцовский престол, ему не придется мучиться
с секстаном, но, возможно, он  с сожалением вспомнит  эти  ветреные  деньки.
Внучатый племянник  короля Георга. Хорнблауэр  смотрел на него,  делая  вид,
будто внимательно изучает нацарапанный на  доске равнобедренный треугольник.
Он  улыбнулся,   вспомнив  в  какой  ужас  привел  Эйзенбейса,  сказав,  что
августейшего отрока можно  подвергнуть телесному  наказанию. Пока  до  этого
дело не доходило, но вполне может дойти.
     Пробило четыре склянки,  перевернули  песочные  часы.  Сменилась вахта,
Тернер отпустил учеников.
     - Мистер Смайли! Мистер Хоррокс! Мичманы повернулись к капитану.
     - Поднимитесь  на  мачты  с подзорными  трубами. Зоркие  молодые  глаза
смогут больше разглядеть в Картахене. Хорнблауэр заметил умоляющее выражение
на лице князя.
     -  Очень хорошо, мистер Князь. Вам тоже  можно. На фор-стеньги-салинг с
мистером Смайли.
     Обычно молодых  офицеров  отправляли на салинг в  наказание, но сейчас,
когда предстояло  заглянуть  во  вражескую гавань,  это наказанием не  было.
Картахена  быстро  приближалась:  за островом  Ла  Эскомбрера  уже виднелись
дворцы  и  колокольни.  Западный ветер помогал идти прямо на город;  скоро с
мачты можно будет заглянуть во внутреннюю гавань.
     - Эй, на  палубе!  Капитан, сэр!  Это кричал с  салинга  Смайли.  Ветер
относил слова, и, чтоб расслышать, Хорнблауэру пришлось пройти на бак.
     - В  заливе  стоит  военный корабль,  сэр!  Похож на испанский. Один из
больших фрегатов. Реи подвешены.
     Вероятно, это  "Кастилья",  одно  из  немногих  судов,  уцелевших после
Трафальгара.
     - Рядом с ним на якоре семь каботажных судов, сэр. Там они для "Атропы"
недосягаемы.
     - Что во внутренней гавани?
     - Четыре... нет, пять кораблей, сэр. И два корпуса.
     - Что вы о них скажете?
     - Четыре линейных, сэр, один  фрегат. Реи не подвешены.  По-моему, сэр,
они стоят на приколе.
     В прежние  времена  испанское правительство строило прекрасные корабли,
но продажный Годой оставил их гнить на приколе, не обеспечив ни командой, ни
припасами. О четырех линейных  кораблях  и одном фрегате уже сообщалось. Тут
никаких перемен. Тоже отрицательная, но полезная информация для Коллингвуда.
     - Он ставит паруса!
     Это кричал  князь пронзительным  от  волнения голосом. Через секунду  к
нему присоединились Смайли и Хоррокс.
     - Фрегат, сэр! Он ставит паруса!
     - Я вижу его крест, сэр!
     Испанцы, готовясь к бою, обыкновенно поднимают  на бизань-мачте большие
деревянные  кресты.  Пора  отступать. Большой испанский  фрегат,  такой  как
"Кастилья", несет сорок четыре пушки,  в два раза больше "Атропы". Если б за
горизонтом было другое британское судно, к  которому они могли  бы подманить
"Кастилью"!  Это  следует  запомнить  и   предложить  Коллингвуду.   Капитан
"Кастильи"   энергичен,   предприимчив   и,  вполне  возможно,  способен  на
опрометчивые  поступки.  Позор  Трафальгара  до  сих  пор  гнетет  его,  он,
вероятно, жаждет отмщенья - можно будет выманить его из гавани и уничтожить.
     - Он снялся с якоря, сэр!
     - Поставили фор-марсель! Поставили грот-марсель, сэр!
     Нет смысла подвергаться  чрезмерной  опасности, хотя ветер  и  позволит
"Атропе" уйти от преследования.
     -  Спуститесь  на  румб,  -  сказал  Хорнблауэр  рулевому,  и  "Атропа"
повернулась к испанцу кормой.
     - Он выходит из гавани, сэр! -  крикнул Хоррокс с грот-стеньги-салинга.
- Марсели зарифлены. По-моему, два рифа, сэр.
     Хорнблауэр   направил   подзорную   трубу   за  корму.  Когда  "Атропа"
приподнялась  на   волне,  над   горизонтом  возник  белый  прямоугольник  -
зарифленный фор-марсель "Кастильи".
     - Она идет прямо на нас, - доложил Смайли. Кильватерная погоня "Атропе"
не страшна -  она недавно  обшита медью и может идти ходко.  Сильные ветер и
волнение будут, конечно, играть на  руку  большому  судну. "Кастилья"  может
удержать "Атропу" в поле зрения, хотя шансов догнать у нее никаких. Офицерам
и матросам полезно  будет потренироваться, выжимая из  "Атропы" максимальную
скорость.  Хорнблауэр снова посмотрел на паруса и такелаж. Теперь  о третьем
рифе не могло быть и речи. Он должен, как и "Кастилья",  нести все возможные
паруса. Подошел Стил с рутинным вопросом.
     - Пожалуйста, мистер Стил.
     - Раздача рома!
     Несмотря на то, что  за ними гонится могучий противник, жизнь  "Атропы"
течет своим  чередом. Матросы выпили грогу и пошли обедать, сменилась вахта,
сменили рулевых. Мыс Палое исчез за  левой раковиной, и "Атропа" вылетела  в
открытое  море.  Белый  прямоугольник  по-прежнему  маячил  на  горизонте  -
заметное достижение для испанского фрегата.
     -  Позовите меня,  если будут  какие-нибудь  перемены, мистер Джонс,  -
сказал Хорнблауэр, складывая подзорную трубу.
     Джонс нервничает - похоже,  он  уже вообразил себя в испанской  тюрьме.
Пусть  остается на  палубе за  старшего, это ему  не  повредит. Впрочем, сам
Хорнблауэр у себя в каюте недолго усидел за столом: вскоре он вскочил и стал
смотреть  в  боковое  отверстие, не  нагоняет ли  их  "Кастилья".  Он еще не
закончил обед, когда в дверь постучали и вошел посыльный.
     - Мистер Джонс  свидетельствует вам свое  почтение, сэр. Он думает, что
ветер немного ослаб.
     - Иду, - сказал Хорнблауэр, с облегчением откладывая нож и вилку.
     При умеренном ветре "Атропа" за час-два оставит "Кастилью" вне пределов
видимости, и дальнейшее ослабление ветра будет на руку "Атропе", лишь бы она
несла все возможные  паруса.  Требовался  однако точный  расчет, чтоб отдать
рифы вовремя  - не рисковать рангоутом с одной стороны и не уменьшить разрыв
между  кораблями с другой. Выйдя  на палубу,  Хорнблауэр  с первого  взгляда
понял, что нужный момент подоспел.
     -  Вы  совершенно  правы,  мистер  Джонс.  -  Не  вредно  иногда  его и
похвалить. - Мы отдадим один риф.
     - Команде отдавать рифы!
     Хорнблауэр посмотрел назад в подзорную трубу; когда  "Атропа" поднимала
корму, он  видел в  самой  середине поля зрения фор-марсель  "Кастильи".  Он
мучительно  пытался  понять,  ближе она  или нет,  но ему  это не удавалось.
Видимо, она остается в точности на том же расстоянии. Тут дрожащий в окуляре
прямоугольник марселя  превратился в квадрат. Хорнблауэр дал глазу отдохнуть
и  посмотрел снова.  Так  и есть.  Капитан "Кастильи"  тоже счел, что пришло
время отдать один риф.
     Хорнблауэр   поднял  глаза   на  грот-марса-рей   "Атропы".   Марсовые,
перегнувшись через  рей  на  головокружительной высоте, развязали риф-сезни.
Вот они сбежали с реев. Смайли находился на правом ноке, Его Светлость князь
Зейц-Бунаусский - на левом. Они по  обыкновению соревновались - оба прыгнули
на  стень-фордуны,  и, очертя голову, заскользили вниз.  Приятно видеть, что
мальчик  вполне освоился на  корабле -  сейчас,  впрочем, его захватил азарт
погони - и что Смайли так трогательно его опекает.
     Отдав риф, "Атропа"  пошла быстрее. Хорнблауэр чувствовал, как паруса с
новой силой влекут корабль,  а тот с новой  энергией  прыгает по волнам.  Он
внимательно  посмотрел  наверх.   Совсем  некстати  будет,  если  что-нибудь
оторвется.  Джонс стоял  возле  штурвала.  Ветер  дул с  правой  раковины  и
маленький корабль хорошо слушался руля, но присматривать  за рулевым было не
менее  важно,  чем  следить,  чтоб  не  разорвался   марсель.  Потребовалась
некоторая решимость, чтоб вновь оставить  Джонса за  старшего  и вернуться к
прерванному обеду.
     Когда постучал посыльный и сообщил, что ветер снова слабеет, Хорнблауэр
испытал неприятное чувство - такое  было с ним раз или два  - будто все  это
уже происходило.
     -  Мистер  Джонс свидетельствует вам свое почтение, сэр. Он думает, что
ветер немного ослаб.
     Хорнблауэр заставил себя ответить иначе, чем в первый раз.
     -  Передайте  мистеру  Джонсу  мои приветствия и скажите,  что я сейчас
поднимусь на палубу.
     Как  и  тогда, он почувствовал,  что судно может  идти  быстрее. Как  и
тогда, он обернулся, чтоб направить подзорную трубу на марсель "Кастильи". И
в точности как прошлый раз, прежде чем он повернулся обратно, матросы начали
спускаться с рея. И в  этот миг  события  пошли совсем в другую сторону. Как
обычно, непредвиденная ситуация возникла в самый неподходящий момент.
     От волнения князь совсем ошалел. Хорнблауэр, подняв голову, увидел, что
мальчик стоит на левом  ноке рея, даже не стоит, а приплясывает, переступает
с ноги на ногу и подбивает Смайли на правом ноке сделать то же самое.  Одной
рукой  он уперся  в  бок,  другую поднял над головой.  Хорнблауэр  собирался
заорать на  него. Он открыл рот, набрал в  грудь воздуха, но раньше,  чем он
выкрикнул хоть  слово, князь  оступился. Хорнблауэр видел, как он закачался,
пытаясь сохранить равновесие, и упал, описав в воздухе полный круг.
     Позже Хорнблауэр из  любопытства  попробовал  подсчитать.  Князь упал с
высоты более семидесяти футов, и, если б не сопротивление  воздуха, пролетел
бы их примерно за две секунды. Но  сопротивление воздуха пренебрегать нельзя
- воздух  раздул  бушлат и значительно замедлил падение.  Поэтому мальчик не
убился  насмерть,  а  лишь  на  мгновение  потерял  сознание,  ударившись  о
грот-ванты.  Вероятно,  прошло  секунды  четыре, пока  он  долетел до  воды.
Хорнблауэр просчитывал  это  позже, вспоминая случившееся,  но он  отчетливо
помнил все мысли и чувства, которые пронеслись у него в голове за эти четыре
секунды. Вначале это была  злость, потом озабоченность, потом он  постарался
быстро представить  себе  ситуацию  в  целом. Если он  ляжет в  дрейф,  чтоб
вытащить мальчика, "Кастилья"  успеет их нагнать.  Если  он  не остановится,
мальчик  утонет. Если он  не  остановится, придется докладывать Коллингвуду,
что  он бросил королевского  внучатого племянника  на произвол судьбы.  Надо
думать  быстро.  Быстро.  Он  не  вправе  рисковать   судном  ради  спасения
одного-единственного человека.  Но...  но...  Если  б мальчика убило  в  бою
бортовым залпом, это было бы другое дело. Сразу же за этой  мыслью появилась
другая -  это  начало  прорастать  зерно, посеянное возле Картахены.  За  те
четыре  секунды мысль не успела оформиться -  Хорнблауэр начал действовать в
тот момент, когда проклюнулся первый зеленый росток замысла.
     К  тому  времени, как  мальчик  долетел  до воды,  Хорнблауэр сорвал  с
гакаборта спасательный буй и бросил за левую раковину. Корабль шел быстро, и
в этот самый момент мальчик поравнялся с Хорнблауэром. Буй шлепнулся на воду
совсем  близко от него.  Воздух,  который  Хорнблауэр набрал в  грудь,  чтоб
обругать князя, вырвался наконец залпом громогласных приказов.
     - Бизань-брасы! Обстенить крюйсель! Спустить дежурную шлюпку!
     Вероятно - Хорнблауэр  не мог  потом в точности вспомнить - все кричали
одновременно,  но,  во  всяком  случае,  приказы  исполняли  с  молниеносной
быстротой,  какая дается  месяцами тренировок. "Атропа"  резко  привелась  к
ветру, мгновенно погасив скорость. Смайли - Бог весть  как он успел за такое
время  скатиться с  правого  нока грот-марса-рея  -  спустил за борт ялик  с
четырьмя  матросами и бросился  на  выручку другу.  Крохотная шлюпка  бешено
запрыгала  на волнах. Раньше, чем "Атропа" легла в дрейф,  Хорнблауэр  начал
осуществлять другую часть своего плана.
     - Мистер Хоррокс! Сигнальте: "Вижу неприятеля с наветренной стороны".
     Хоррокс вытаращился на Хорнблауэра  и не двинулся  с места.  Хорнблауэр
чуть было не заорал: "Делай, что сказано,  черт тебя побери!", но сдержался.
Хоррокс не отличается сообразительностью, он не может понять, зачем посылать
сигналы  пустому  горизонту.  Обругать значило бы  просто  повергнуть его  в
полную прострацию и еще задержать исполнение приказа.
     - Мистер  Хоррокс,  будьте добры,  как можно быстрее  поднимите сигнал:
"Вижу неприятеля с наветренной стороны". Побыстрее, пожалуйста.
     К счастью,  сигнальный старшина оказался сообразительнее. Это был  один
из  немногих  обитателей  нижней  палубы,  умеющий  читать  и писать. Он уже
подбежал  к  фалам  и открыл ящик с флажками.  Его  пример вывел Хоррокса из
оцепенения. Флаги побежали по  ноку грот-марса-рея, яростно плеща  на ветру.
Хорнблауэр про себя отметил, что этот старшина, хоть и не был прежде моряком
- а был он подмастерьем  в  Сити и  завербовался  в Детфорде,  чтоб избежать
каких-то крупных неприятностей - заслуживает повышения.
     -  Теперь еще  один  сигнал,  мистер  Хоррокс. "Неприятель -  фрегат на
расстоянии семи миль к весту идет курсом ост".
     Разумно посылать те самые сигналы, которые он поднял, если бы и в самом
деле увидал английский корабль. Быть может, с "Кастильи" смогут их прочесть,
или  хотя бы примерно  угадать их  смысл. Если б с подветренной стороны было
английское судно (Хорнблауэр  помнил, что собирался предложить Коллингвуду),
он ни за что бы не лег в дрейф, но продолжал бы двигаться вперед, увлекая за
собой "Кастилью". Однако испанцам это неизвестно.
     - Оставьте этот сигнал.  Теперь пошлите утвердительный  сигнал,  мистер
Хоррокс. Очень хорошо. Теперь спустите  его. Мистер Джонс! Положите судно на
правый галс.
     Большое английское судно,  будь  оно  и впрямь на горизонте, несомненно
приказало  бы   "Атропе"   сблизиться   с  "Кастильей".   Хорнблауэр  должен
действовать  так, как если б это  было на  самом деле. Лишь  когда  Джонс, у
которого,  подобно  Хорроксу от  изумления  опустились руки, занялся наконец
тем,  чтоб  вновь тронуть "Атропу"  с места,  Хорнблауэр  смог посмотреть  в
подзорную трубу. Он увидел далекий марсель "Кастильи" - не такой уж теперь и
далекий. Хорнблауэр со  страхом и  отчаянием видел, что враг приближается. И
пока он смотрел, квадратный парус сузился до вертикального прямоугольника, и
еще  два   прямоугольника   появились  рядом   с   ним.  В  ту   же  секунду
впередсмотрящий закричал:
     -  Эй,  на  палубе! Неприятель  привелся к ветру, сэр!  Конечно,  так и
должно быть. Разочарование и страх мгновенно улетучились. Капитан испанского
фрегата  высунувший бушприт  за  пределы охраняемого порта,  будет неизбежно
мучиться страхом.  За горизонтом всегда может оказаться  британская эскадра,
готовая обрушиться на него. Он пылко погнался  за крохотным  военным шлюпом,
но  увидев, как шлюп посылает сигналы и  смело идет ему навстречу, счел, что
зашел слишком далеко. Он вообразил, что прямо за  горизонтом военные корабли
на всех парусах мчатся,  чтоб отрезать его  от Картахены, и, не теряя больше
ни минуты, двинулся обратно. Те две минуты, что "Атропа" лежала в дрейфе, он
еще  колебался,  но  последний  смелый  маневр решил  все.  Если  б  испанец
задержался  еще ненадолго, он  различил бы ялик на волнах и догадался  бы, в
чем дело.
     Однако  этого  не произошло, и  "Кастилья" в  крутой бейдевинд  неслась
прочь от несуществующих врагов.
     - Эй, на мачте! Вы видите шлюпку?
     - Они все еще гребут, сэр, прямо против ветра.
     - Вы видите мистера Князя?
     - Нет, сэр, не вижу.
     При  таких  волнах даже с  салинга не  различишь плывущего  человека на
расстоянии двух миль.
     - Мистер Джонс,  положите судно  на другой галс. Лучше держать "Атропу"
по возможности прямо по ветру от шлюпки, чтобы той  проще было возвращаться.
На "Кастилье" все равно не поймут, к чему этот маневр.
     -  Эй,  на  палубе!  Шлюпка  перестала грести,  сэр.  Мне кажется,  они
вытащили мистера Князя.
     - Положите судно в  дрейф,  пожалуйста, мистер Джонс. Доктор Эйзенбейс,
приготовьте  все  на  случай,  если мистеру  Князю  понадобится  медицинская
помощь.
     Средиземное  море  летом теплое, скорее  всего,  с  мальчиком ничего не
случилось. Ялик, приплясывая на волнах,  подошел к  корме "Атропы", где  мог
укрыться от ветра. Его Княжеская Светлость, мокрый, оборванный, но ничуть не
пострадавший поднялся  на борт под  пристальными  взглядами всей команды. Он
сконфуженно   улыбался.   Эйзенбейс   суетливо   выскочил  вперед  и  громко
затараторил по-немецки. Потом он повернулся к Хорнблауэру.
     -  Я приготовил  теплое  одеяло,  сэр.  И  тут  у  Хорнблауэра  лопнуло
терпение.
     - Теплое одеяло!  Он у меня  и без  одеяла  живо  согреется! Боцманмат!
Передайте  мои  приветствия боцману и попросите  его ненадолго одолжить  вам
свою трость. Доктор, я попрошу вас заткнуться. Ну, молодой человек...
     Гуманисты  много  и  веско  возражали  против телесных  наказаний.  Но,
описывая вред, который  экзекуция причиняет жертве,  они совершенно упустили
из  виду  удовлетворение,  которое  она  приносит  остальным.  Для  отпрыска
королевской  семьи  это  был  случай  показать   заимствованную  у  англичан
твердость, сдержать  крик, который  пыталась  вырвать  у  него  направляемая
мощной рукой трость, а после, почти не морщась, не  потирая августейший зад,
выпрямиться, и моргая  глазами, мужественно удержать готовые брызнуть слезы.
Трудно сказать, испытал ли Хорнблауэр удовлетворение тогда, но  впоследствии
он немного сожалел об этом случае.





     Все было  за  то,  чтоб  еще  какое-то  время  держать  "Кастилию"  под
наблюдением, и почти  ничего против. Недавняя погоня  показала, что "Атропа"
идет быстрее даже под зарифленными марселями, значит, при более слабом ветре
она будет в безопасности - а ветер стихал. "Кастилья" была теперь в тридцати
милях под ветром от Картахены. Полезно будет выяснить - Коллингвуд наверняка
захочет это  узнать  - намерена ли  она лавировать обратно или  направится в
другой  испанский порт.  Идя  в  крутой бейдевинд, она  может  добраться  до
Аликанте или даже до Альмерии на юге. Сейчас  она  шла в бейдевинд на правом
галсе, то  есть  двигалась  на  юг.  А  может, ее  капитан  вовсе  не  хочет
возвращаться в  Испанию,  а намерен поискать добычу в Средиземном море. Этим
курсом  он  может  дойти до  берберийского  побережья  и  захватить  парочку
провиантских  судов  с хлебом  и  скотом для британского  средиземноморского
флота.
     Хорнблауэру  приказано, заглянув в Малагу и Картахену, присоединиться к
Коллингвуду  вблизи  Сицилии.  Он не  везет  спешных депеш,  и,  видит  Бог,
"Атропа"  не прибавит  эскадре особой силы.  С другой  стороны, долг каждого
английского капитана, встретив в открытом море вражеское военное судно,  как
можно  дольше  не упускать  его из  виду.  "Атропа"  не  может  сразиться  с
"Кастильей",  однако  может держать  ее под  наблюдением,  предупреждать  об
опасности торговые суда, а если повезет встретить большой британский корабль
- настоящий, не вымышленный - то указать ему на врага.
     - Мистер Джонс, - сказал Хорнблауэр. - Пожалуйста, снова положите судно
на правый галс, круто к ветру.
     - Есть, сэр.
     Джонс,  конечно, не смог скрыть  изумление, видя  что корабли  меняются
ролями  - преследуемый  становится преследователем. Это еще раз  доказывает,
что  Джонс не  способен  мыслить стратегически.  Но  ему  пришлось исполнить
приказ,  и  "Атропа"   двинулась  на   юг,  параллельно  "Кастилье",  но  на
значительном  удалении от  нее. Хорнблауэр направил подзорную  трубу на едва
различимые  марсели. Глядя, как меняются их пропорции, можно определить, как
меняется курс "Кастильи".
     - Эй,  на мачте! -  крикнул  он. - Следите за неприятелем. Докладывайте
обо всем, что увидите.
     - Есть, сэр.
     Сейчас "Атропа"  походила на терьера, который с тявканьем бежит по полю
за быком. Роль не слишком достойная, а бык в любой момент может обернуться и
броситься на терьера. Капитан "Кастильи" рано  или поздно осознает,  что его
провели, что "Атропа" сигналила несуществующим  кораблям. Неизвестно, как он
надумает  поступить, когда убедится, что  никакой поддержки  у "Атропы" нет.
Тем  временем  ветер  по-прежнему  слабел. Можно  прибавить парусов. Лавируя
против ветра, "Атропа" лучше всего ведет себя под всеми возможными парусами.
Стоит держаться так близко к врагу, как только позволяет ветер.
     - Пожалуйста, мистер Джонс, попробуйте поставить грот.
     - Есть, сэр.
     Грот - большой  парус, и когда обтянули шкоты  и объединенными усилиями
половины вахты  вытянули галс до галс-клампов,  крохотная "Атропа" казалось,
обрела  крылья. Она смело неслась сквозь  летний  вечер,  кренясь  на ветру,
правой скулой  рассекая  голодные  волны. Фонтаном вздымались  брызги,  лучи
заходящего  солнца  вспыхивали в каплях  воды  яростно-прекрасными радугами,
позади судна пенился белый, мимолетный след. В такие  минуты,  несясь против
ветра, чувствуешь  полноту жизни.  Война  на море часто  невыносимо  скучна,
томительное  ожидание тянется  дни  и  ночи,  вахту за вахтой, но иногда она
приносит  минуты  высочайшего упоения, впрочем, как  и минуты беспросветного
отчаяния, страха, стыда.
     - Вы можете отпустить подвахтенных, мистер Джонс.
     - Есть, сэр.
     Хорнблауэр оглядел палубу. Вахту нес Стил.
     - Позовите меня, если будут какие-то перемены,  мистер Стил. Если ветер
еще ослабнет, надо будет прибавить парусов.
     - Есть, сэр.
     Момент  высочайшего  восторга  прошел.   За  весь   день,  с  рассвета,
Хорнблауэр  почти  не присел, ноги его  гудели. Если  остаться на палубе, он
устанет еще  больше. В каюте  лежали две  книги,  за которые он  заплатил  в
Гибралтаре  далеко  не  лишние  гинеи  -  "Обзор  современного политического
состояния  Италии"  лорда  Ходжа и "Новейшие  методы определения  долготы  с
замечаниями  о  некоторых  несоответствиях в  недавно  составленных  картах"
Барбера. Хорнблауэр желал ознакомиться с обоими трудами. Лучше заняться этим
сейчас, чем торчать на палубе, с каждым часом уставая все больше.
     На  закате он  вновь поднялся  наверх. "Кастилья"  шла  прежним курсом.
Хорнблауэр  посмотрел  на  далекие  марсели,   прочел   на   доске   отметки
сегодняшнего пути и  подождал,  пока  снова  бросят лаг. Если  б  "Кастилья"
намеревалась вернуться в Картахену, она уже повернула бы оверштаг. Она очень
далеко  сместилась на юг,  и если ветер отойдет  к северу -  что в это время
года весьма вероятно - ее усилия сведутся на нет.  Если она  не повернет  до
темноты, значит, она направляется не в Картахену. Хорнблауэр  ждал. Небо  на
западе  побледнело,   над   головой  появились   первые  звездочки.  Теперь,
всматриваясь до боли в глазах, Хорнблауэр не мог различить в подзорную трубу
паруса "Кастильи". Но когда он видел ее последний раз, она по-прежнему шла к
югу. Тем больше поводов держать ее под наблюдением.
     Кончилась вторая собачья вахта.
     - Я уберу грот, мистер Тернер, - сказал Хорнблауэр.
     В слабом свете нактоуза он написал приказы на ночь: идти в бейдевинд на
правом галсе, позвать его, если ветер изменится больше чем на два румба, и в
любом случае позвать  его перед восходом луны. Темная маленькая каюта - свет
лампы не  проникал в ее  углы  -  походила на звериное логовище. Он лег,  не
раздеваясь,  и принялся  гадать, что же намерены делать  испанцы. Он  убавил
парусов - они, вероятно, сделали то же самое. Если нет, днем  он постарается
их  нагнать. Если они  повернут  оверштаг или через  фордевинд...  что ж, он
предпринял все возможное, чтоб найти их на будущий день. Глаза его смежились
от усталости и не открывались, пока кто-то не  пришел доложить, что  настала
полуночная вахта.
     Слабый западный ветер нанес облаков. Звезд не было видно, бледно светил
тоненький лунный серп. "Атропа" по-прежнему  шла круто  к ветру, заигрывая с
волнами, набегавшими на ее правую скулу, изящно встречая  их,  как красавица
на сцене встречает героя любовника. Темная вода, казалось, поддалась  общему
настроению и нежно  нашептывала  что-то соответствующее.  Все было  тихим  и
мирным, ничто не предвещало опасности. Минуты проходили в уютной праздности.
     -  Эй, на палубе!  - крикнул впередсмотрящий. - Мне кажется,  я  что-то
вижу. Справа по курсу.
     -  Поднимитесь  наверх  с  трубой  ночного  видения,  юноша,  -  сказал
штурманскому помощнику Тернер - он нес вахту.
     Прошла минута, две.
     - Да,  сэр, - послышался новый  голос  с мачты.  - Это  силуэт корабля.
Три-четыре мили справа по курсу. Тернер и Хорнблауэр направили свои трубы.
     - Может быть, - сказал Тернер.
     В  ночи   вырисовывалось  что-то  еще  более  черное  -  ничего   более
определенного  Хорнблауэр сказать не мог. Он мучительно вглядывался. Похоже,
пятно смещается.
     -  Держите  ровнее, - рявкнул Хорнблауэр на рулевого. В какую-то минуту
он  засомневался, уж  не мерещится ли  ему черное пятно - были случаи, когда
вся команда воображала, будто что-то  видит. Нет, пятно,  несомненно,  есть,
оно  движется  поперек их курса.  Мало  того, оно смещается слишком  сильно,
чтобы  это  можно  было  отнести  за  счет  небрежности   рулевого,  который
недостаточно прямо ведет "Атропу". Это  "Кастилья" - она развернулась в ночи
и теперь мчится  на фордевинд в  надежде захватить преследователей врасплох.
Если б Хорнблауэр  не убавил парусов,  она  бы вышла прямо на них. Испанские
впередсмотрящие явно зевали, потому что "Кастилья" шла прежним курсом.
     - Ложитесь в  дрейф, мистер Тернер, -  приказал  Хорнблауэр и зашагал к
левому  борту,  чтоб видеть  "Кастилью", когда  "Атропа" приведется к ветру.
"Кастилья"  уже почти потеряла преимущества,  которые  давало ей наветренное
положение,  через  несколько  минут  она  потеряет их окончательно.  Облака,
медленно  плывущие над  головой,  разошлись,  и  меж  них  проглянула  луна,
скрылась на мгновение и засияла ярко.  Да, это  корабль. Это "Кастилья". Она
далеко под ветром.
     - Эй, на палубе! Я хорошо  ее  вижу,  сэр. На  левой раковине. Капитан,
сэр! Она поворачивает!
     "Кастилья" и  впрямь поворачивала.  На мгновение  в  лунном  свете ярко
блеснули ее паруса. Первая попытка захватить "Атропу" врасплох не увенчалась
успехом, испанский капитан решил попробовать еще раз.
     - Положите судно на  левый галс, мистер Тернер. В такую погоду "Атропа"
может  безнаказанно  играть  в  кошки-мышки с  любым  большим фрегатом.  Она
развернулась кормой к преследователю и двинулась круто к ветру.
     - Эй, на мачте! Какие паруса поставил неприятель?
     - Бом-брамсели, сэр. Все прямые паруса до бом-брамселей.
     - Свистать всех наверх, мистер Тернер. Поставьте все прямые паруса.
     Ветер   был   сильный.   "Атропа",   поставив  дополнительные   паруса,
накренилась и стрелой понеслась  вперед.  Хорнблауэр оглянулся на  марсели и
бом-брамсели "Кастильи"  - теперь -  они ясно вырисовывались в лунном свете.
Вскоре ему стало ясно,  что "Атропа" движется быстрее. Он уже раздумывал, не
убавить ли парусов, когда необходимость принимать решение отпала сама собой.
Черные паруса на фоне неба резко сузились.
     - Эй,  на палубе!  -  крикнули с  мачты. - Неприятель привелся к ветру,
сэр.
     -  Очень хорошо.  Мистер  Тернер,  пожалуйста,  разверните  судно через
фордевинд. Направьте бушприт прямо на "Кастилью" и уберите фок.
     Терьер отбежал от разъяренного быка и теперь вновь с тявканьем бежит за
ним по  пятам. Остаток ночи нетрудно  было следовать  за  "Кастильей". Когда
луна скрывалась, впередсмотрящий особенно пристально  вглядывался в темноту,
чтоб испанцы не повторили  недавнюю  хитрость  "Атропы".  Впереди забрезжила
заря.  Бом-брамсели  и марсели "Кастильи" стали  чернильно-черными, по  мере
того,  как небо  голубело, они светлели и сделались наконец жемчужно-серыми.
Можно  вообразить,   с   каким  бешенством  испанский   капитан  смотрит  на
неотступного  преследователя, с наглой  неуязвимостью  висящего  у  него  на
хвосте. Между кораблями семь миль, но для больших восемнадцатифунтовых пушек
"Кастильи"  это все  равно что семьдесят. Ветер, дующий прямо от "Атропы"  к
"Кастильи"   давал  шлюпу  дополнительную   защиту,  оберегал  его,   словно
заколдованный стеклянный щит из итальянской поэмы. "Атропа", в семи милях на
ветре, была, подобно сарацинскому чародею, разом видна и неуязвима.
     Хорнблауэр вновь почувствовал усталость. Он пробыл на ногах с полуночи,
а перед  этим  отдыхал  меньше  четырех часов.  Он  страстно желал  вытянуть
усталые ноги;  столь же страстно он  желал закрыть измученные  глаза. Гамаки
вынесли наверх, палубы вымыли, оставалось только следовать  за  "Кастильей",
но в любой момент может потребоваться быстрое решение, и он не смел оставить
палубу.  Занятно,  что теперь, когда  они  были на  ветре,  в  безопасности,
ситуация была  более динамичная чем вчера, когда они были под ветром. Но это
так: "Кастилья"  может в  дюбой момент привестись к  ветру, кроме  того, оба
корабля несутся по Средиземному морю, полному любых неожиданностей.
     - Принесите  мне сюда матрац, - сказал Хорнблауэр.  Матрац  принесли  и
положили на  баке  у шпигата с  наветренной стороны. Хорнблауэр лег, вытянул
ноги, опустил голову на подушку и закрыл глаза. Корабль качался из стороны в
сторону, убаюкивая, море мирно шумело под  кормовым подзором  "Атропы"  Свет
пробегал  взад  и вперед по  лицу  - это  двигались вместе с  кораблем  тени
парусов  и  снастей. Он уснул. Он уснул и спал, тяжело, без сновидений, пока
судно  неслось  по Средиземному морю,  пока меняли  вахту, пока бросали лаг,
пока  брасопили реи, чтоб их разворот  в  точности  соответствовал  ставшему
более северным ветру.
     Он  проснулся  за  полдень,  побрился,  примостив  зеркальце на коечную
сетку, освежился под помпой для мытья палубы, послал вниз за чистой рубашкой
и  переоделся.  Сидя на  палубе,  он  поел  холодной говядины  с  последними
остатками  чудесного   Гибралтарского  хлеба.  Хлеб,   даже  черствый,   был
бесконечно вкуснее корабельных сухарей. Масло тоже было из Гибралтара и тоже
чудесное - его хранили в холоде в глиняном горшке. Когда Хорнблауэр закончил
есть, пробило семь склянок.
     - Эй, на палубе! Неприятель  меняет курс! Хорнблауэр мигом  оказался на
ногах - тарелка покатилась в шпигат - и поднес к глазам подзорную трубу. Все
это  произошло  без какого-либо сознательного  усилия  с его стороны.  Так и
есть. "Кастилья" сменила курс на  более северный и теперь шла вполветра. Что
ж, не  удивительно: они отошли от Картахены  на две с лишним сотни  миль,  и
если испанцы не  намерены идти  дальше в Средиземное море,  им  самое  время
брать  курс  на  Менорку.  В  таком  случае терьер последует  за  быком  и в
последний  раз  облает   его  у  Порт-Маона.  Впрочем,  возможно  "Кастилья"
развернулась не за тем, чтоб  идти на Менорку. Сейчас они в тех самых краях,
где проходят британские конвои с Сицилии и Мальты.
     - Лево руля, пожалуйста, мистер Стил. Держитесь параллельным курсом.
     Разумно будет, пока возможно, идти с наветренной стороны от "Кастильи".
Приятное  довольство, которое Хорнблауэр испытывал  несколько  минут  назад,
сменилось волнением. По  коже  побежали мурашки.  Девять из десяти,  что эта
смена  курса ничего  не  означает,  но есть  и десятая возможность... Восемь
склянок. Матросов вызвали на первую собачью вахту.
     - Эй, на палубе! Вижу парус впереди неприятеля! Вот оно что.
     - Поднимитесь  наверх, мистер Смайли. Вы тоже можете подняться,  мистер
Князь.
     Это  покажет Его  Княжеской  Светлости, что на  флоте наказание смывает
вину, и что ему верят: он больше не наделает глупостей. Эту мелочь надо было
упомнить, несмотря  на волнение,  вызванное  криком впередсмотрящего.  Он не
знал, что там впереди за  парус, невидимый пока с палубы. Но есть  шанс, что
это британское судно, прямо на пути "Кастильи".
     - Два  паруса! Три паруса! Капитан, сэр,  это похоже на караван,  прямо
под ветром!
     Караван может быть только британским: значит, где-то на пути "Кастильи"
английский военный корабль.
     -  Руль  на  ветер  и правьте прямо  на врага.  Свистать  всех  наверх,
пожалуйста, мистер Стил. Приготовьте корабль к бою.
     Пока длилась погоня, Хорнблауэр не готовил корабль к бою.  Он не  желал
боя с  огромной "Кастильей"  и  намерен был его избежать.  Теперь  он жаждал
сразиться - жаждал, хотя по коже у него  бежал  мороз, вызывая у Хорнблауэра
приступ  ненависти  к  себе,  тем  более острой,  что  высыпавшие на  палубу
подвахтенные по-ребячески весело скалились, предвкушая схватку. Мистер Джонс
выбежал  на палубу, застегивая сюртук - видимо, он дремал у себя внизу. Если
с Хорнблауэром что-нибудь случится - ядро  оторвет ему ногу или разнесет его
в кровавые клочья -  командование  "Атропой"  перейдет к Джонсу. Странно, но
мысль о Джонсе  во главе "Атропы" была так же неприятна,  как мысль  о ядре.
Тем не менее Джонса надо  ввести в курс дела, что  Хорнблауэр и сделал тремя
короткими фразами.
     -  Ясно,  сэр,  - сказал  Джонс, трогая длинный  подбородок. Хорнблауэр
сомневался, что Джонсу все ясно, но времени больше тратить не мог.
     - Эй, на мачте! Что караван?
     - Один корабль сменил галс, сэр. Он направляется к нам.
     - Что за корабль?
     - Похож на военный, сэр. Я вижу только его бом-брам-сели, сэр.
     Корабль, который направляется к  "Кастилье", может быть только военным,
сопровождающим конвой. Хорнблауэ-ру  оставалось  надеяться,  что это большой
фрегат, способный на равных помериться силами с "Кастильей". Но он знал, что
большинство фрегатов Коллингвуда - "Сириус",  "Наяда", "Гермиона" - несут по
тридцать две двенадцатифунтовых пушки. Это -  не противники для "Кастильи" с
ее сорока четырьмя восемнадцатифунтовками, разве что капитан проявит большое
искусство,  "Кастилья"  же, напротив,  будет сражаться плохо,  и  к  тому же
успеет вмешаться "Атропа". Хорнблауэр до боли напрягал глаза, но британского
корабля не видел. "Кастилья" смело  неслась на фордевинд. Корабль был  почти
готов к бою; отвязывали пушки.
     - Сигнал, сэр.
     Хоррокс листал книгу, с мачты кричали о флажках.
     -  Правильный  ответ  на  кодовые  сигналы,   сэр.  Вот  его  позывные.
"Соловей", сэр, двадцать восемь. Капитан Форд, сэр.
     Едва  ли   не   самый   маленький   фрегат,  вооруженный  всего-навсего
девятифунтовками.  Дай  Бог, чтоб  у  Форда  хватило  ума  не  сближаться  с
"Кастильей".  Ему  надо маневрировать,  не подпускать  ее  близко,  пока  не
подоспеет "Атропа". Тогда,  применив  умелую  тактику, они собьют "Кастилье"
мачты,  после  чего  смогут  обстрелять  ее  продольным  огнем, ослабить  и,
наконец,   уничтожить.   Капитан  "Кастильи"   правильно   оценил  ситуацию.
Оказавшись  между  двумя враждебными судами, он решил атаковать  то, которое
для него  доступнее.  "Кастилья"  по-прежнему несла  все паруса  - она хочет
вступить в бой  раньше, чем вмешается  "Атропа". Испанец решил разделаться с
"Соловьем", а  после повернуться к "Атропе". Если ему  это удастся - о, если
ему это удастся!
     - перед Хорнблауэром встанет ужасный выбор: принимать или  не принимать
бой.
     - Корабль к бою готов, сэр, - доложил Джонс.
     - Очень хорошо.
     Хорнблауэр наконец различил  в подзорную трубу парус - далеко-далеко за
"Кастильей". Пока он смотрел, под бом-брамселями корабля появились брамсели,
бом-брамсели исчезли.  "Соловей" оставил только "боевые паруса".  Хорнблауэр
немного слышал о Форде. У него репутация хорошего боевого капитана. Дай Бог,
чтоб  у  него  хватило  и  рассудительности.  Форд   старше   Хорнблауэра  в
капитанском списке - ему никак не прикажешь держаться в  стороне. "Кастилья"
по-прежнему неслась к "Соловью".
     - Сигнал, сэр. Номер семьдесят два. "Сблизьтесь с неприятелем! "
     - Подтвердите.
     Хорнблауэр  почувствовал на себе взгляды Тернера  и Джонса. Возможно, в
сигнале скрывается упрек, Форд намекает, что он не торопится вступить в бой.
С  другой стороны, сигнал  может  просто  означать  что бой  неизбежен.  Над
горизонтом  уже  появились марсели "Соловья"  -  фрегат  в бейдевинд  мчался
навстречу "Кастилье". Если б Форд протянул еще полчаса -  "Атропа" медленно,
но  верно нагоняла "Кастилью". Нет, он по-прежнему мчится вперед - он играет
на  руку  "Кастилье".  Испанцы взяли нижние прямые паруса на гитовы и убрали
бом-брамсели,  готовясь к  схватке. Два  корабля  стремительно  сближались -
белые паруса над  синим морем  под синим небом. Они были в точности на одной
линии - настолько, что Хорнблауэр не  мог определить  расстояние между ними.
Вот они повернулись - "Соловей" спустился под ветер. Зрительно казалось, что
их мачты  слились. Только бы Форд держался на  отдалении и  постарался сбить
мачту!
     Внезапно корабли  окутались  дымом -  первые бортовые  залпы.  Издалека
казалось, что они  уже сошлись  борт о борт -  конечно, этого не может быть.
Еще рано  убирать  нижние прямые  паруса и бом-брамсели  -  чем  быстрее они
доберутся до места схватки, тем лучше. До "Атропы" долетел громоподобный рев
первых бортовых залпов. Ветер  отнес дым, и  тут же корабли вновь  окутались
клубами:  пушки перезарядили и выдвинули  по новой. Мачты по-прежнему совсем
близко -  неужели Форд такой дурак, что сцепился ноками  реев? Снова грохот.
Корабли поворачивались  в  плотном облаке  дыма.  Одна  из мачт над  облаком
наклонилась,  но чья  она,  Хорнблауэр разглядеть не мог.  Падала  мачта,  с
парусами, с реями
     -  как ни страшно  об этом думать, похоже, это  грот-стеньга "Соловья".
Мучительно тянулось время.  Дым, грохот. Хорнблауэр  не  хотел верить  своим
глазам, хотя чем ближе они подходили, тем яснее он видел. Два корабля прочно
сцеплены, в этом не может быть  сомнений. "Соловей" лишился грот-стеньги. Он
был повернут носом к "Кастилье". Ветер по-прежнему разворачивал оба корабля,
уже как единое целое. "Соловей" зацепился за "Кастилью" - не  то бушп-ритом,
не  то   якорем  за  ее  фор-руслень.  При  таком  угле   пушки   "Кастильи"
простреливают  палубу  "Соловья"   продольным  огнем,  пушки  же   "Соловья"
практически бесполезны. Неужели он не  может  отцепиться? Тут  на  "Соловье"
упала фок-мачта - теперь для него все кончено.
     Видя это, матросы завопили.
     - Молчать! Мистер Джонс, уберите нижние прямые паруса.
     Что  ему  делать? Надо пройти  под носом  или под  кормой у "Кастильи",
обстрелять ее продольным огнеу, повернуть обратно и обстрелять снова. Трудно
стрелять  по носу "Кастильи", не  задев "Соловья", трудно пройти  у  нее под
кормой
     -  при  этом  "Атропа"  окажется  под ветром,  и не сможет снова быстро
вступить в бой. Два корабля снова разворачивались
     - это  не только  ветер, но и отдача  пушек. Предположим, он  подождет,
пока "Соловей" пересечет  линию огня, а потом будет лавировать обратно, чтоб
вступить  в бой?  Это будет позор, все,  кто  об этом узнает,  решат, что он
сознательно  уклонился от  огня.  Предположим, он  подойдет к другому  борту
"Кастильи" - но первый же бортовой залп напрочь искалечит "Атропу". И вместе
с тем, "Соловей" уже искалечен - помочь ему надо немедленно.
     До двух кораблей всего миля, они быстро приближаются.  Многолетний опыт
подсказывал Хорнблауэру, как быстро пробегут последние секунды.
     - Соберите орудийные расчеты левого борта, - сказал он. - Всех матросов
и  канониров. Вооружите  их  для  абордажа.  Вооружите  всех  незанятых.  Но
оставьте матросов у бизань-брасов.
     - Есть, сэр.
     - Пики,  пистолеты  и  абордажные сабли,  ребята,  - сказал  Хорнблауэр
столпившимся  у  оружейных ящиков матросам. - Мистер Смайли, соберите  своих
марсовых у карронады номер один правого борта. Приготовьтесь к атаке.
     Юный Смайли  подойдет лучше других,  лучше нервного Джонса,  туповатого
Стила или престарелого Тернера. Ему надо поручить другой конец судна - здесь
на корме руководить  будет сам Хорнблауэр.  Его шпага - та, что он одевал на
королевский прием -  дешевая. Клинок у нее ненадежный - он так и не  выкроил
денег на хорошую шпагу. Он  шагнул к оружейному ящику и выбрал  себе  тесак,
вытащил его,  бросил ненужные ножны на палубу, затянул на запястье  петлю  и
стоял с обнаженной саблей. Солнце светило ему прямо в лицо.
     Они  приближались к "Кастилье". До  нее всего кабельтов -  кажется, уже
ближе. Нужно в точности рассчитать время.
     - Один румб вправо, - скомандовал Хорнблауэр рулевому.
     -  Один  румб  вправо,  -  последовал   ответ.   Рулевой,  как   ему  и
предписывалось, занимался только своим делом,  ни на что не отвлекаясь, хотя
с левого  борта "Кастильи" уже  открылись орудийные порты, хотя совсем рядом
выглянули пушечные  жерла,  и  в  открытые порты  явственно различались лица
канониров. О, Господи, сейчас!
     - Право помалу. Потихоньку поворачивайте.
     Бортовой  залп "Кастильи" показался  концом  света.  Ядра обрушились на
судно -  крики, жуткий треск,  в воздухе повисла пыль, поднятая ударяющими в
древесину ядрами, полетели щепки. И тут корабль вошел в клубы дыма, плывущие
из орудий. Но думать надо только об одном.
     -  Руль  круто   влево!  Брасы!  Обстенить  крюйсель!  Между  кораблями
оставался  крохотный,  в несколько  дюймов, разрыв.  Если "Атропа" толкнется
слишком сильно, она отскочит; если не погасить скорость, может проскользнуть
вперед  и  развернуться.  Пушечные  порты  "Кастильи"  -  чуть  выше  портов
"Атропы".  У  шлюпа  нет  "завала  бортов".  Его  фальшборт  коснется  борта
"Кастильи". На это Хорнблауэр рассчитывал.
     - Правая сторона, огонь!
     Адский грохот бортового залпа. Над палубой заклубился дым, подсвеченный
оранжевым пламенем. Ядра ударили в "Кастилью" -  но  и об этом сейчас думать
некогда.
     - Вперед!
     Через борт  "Кастильи" в  клубах  прорезанного солнечными лучами  дыма;
через борт, с  абордажной саблей в руке, обезумев  от ярости.  Ошалелое лицо
впереди.  Размахнуться  тяжелой  саблей,  как  топором,  рубануть  наотмашь.
Вытащить лезвие, ударить снова, уже другого. Вперед. Золотой позумент, узкое
смуглое лицо с полоской черных усов, тонкое лезвие шпаги, направленное прямо
в  грудь. Парировать удар и  рубить,  рубить, рубить, сколько  достанет сил.
Отбить еще удар и снова рубиться,  не зная жалости. Обо что-то споткнуться и
снова  выпрямиться.  Глаза  рулевого - он в  испуге  озирается по  сторонам,
прежде чем броситься бежать. Солдат в белой портупее протягивает руки,  моля
о  пощаде.  Неизвестно откуда  взявшаяся  пика вонзается  в  его беззащитную
грудь.  Шканцы очищены, но отдыхать не приходится С криком "вперед"  дальше,
на главную палубу.
     Что-то ударило  в  лезвие  абордажной сабли, и у Хорн-блауэра  от  боли
онемела рука  -  видимо, это пистолетная  пуля.  Возле  грот-мачты собралась
кучка  испанцев,  но  не успел  Хорнблауэр добежать,  как  матросы с  пиками
раскидали  ее.  Контратака  испанцев,  пистолетные  выстрелы.  Вдруг  пальба
стихла,  Хорнблауэр  увидел перед собой безумные глаза  и  понял,  что видит
английскую форму,  незнакомое английское лицо. Это - мичман с  "Соловья", он
возглавил отряд, перебравшийся на "Кастилью" по бушприту своего корабля.
     Теперь  можно остановиться и  оглядеться по сторонам. Везде разрушение,
трупы. Безумие схлынуло. Пот заливал Хорнблауэру глаза.  Нужно  взять себя в
руки и подумать.
     Нужно  остановить  бойню, разоружить  пленных  и согнать их к борту. На
шкафуте  он увидел Смайли, покрытого копотью и кровью, и вспомнил,  что надо
его  поблагодарить. Появился  Эйзенбейс, громадный -  грудь его  вздымается,
абордажная   сабля  в  руке  кажется  игрушечной.   Это  зрелище  разгневало
Хорнблауэра.
     -  Какого дьявола вы  тут, доктор? Возвращайтесь на корабль и займитесь
ранеными. Вы не имели права их оставлять.
     Улыбка  для князя, и  тут внимания  Хорнблауэра  потребовал  тонконосый
человечек с длинным крысиным лицом.
     - Капитан  Хорнблауэр?  Меня  зовут  Форд. Хорнблауэр  собрался  пожать
протянутую ладонь, но  обнаружил, что прежде  надо отцепить  петлю,  которой
прикрепил к запястью абордажную саблю, и переложить оружие в другую руку.
     -  Все  хорошо, что хорошо  кончается,  -  сказал  Форд. -  Вы  успели,
капитан, но успели едва-едва.
     Не  следует  указывать   старшему   на   его  ошибки.   Они  обменялись
рукопожатиями  на шкафуте захваченной  "Кастильи",  глядя  на три сцепленных
вместе,  разбитых  ядрами корабля.  Далеко с подветренной стороны  над синим
морем плыл шлейф порохового дыма и медленно растворялся в воздухе.





     Было жаркое,  дремотное утро. В Палермо звонили колокола. Перезвон плыл
над заливом  Конка д'Оро,  золотой  раковиной,  хранящей  в  себе  жемчужину
Палермо.  Хорнблауэр, проводя "Атропу" в  залив, слышал, как  мелодичный гул
эхом разносится от Монте Пелегрино  до Заффарано. Он вообще не любил музыки,
эта же была  просто  невыносима. Он посмотрел на фрегат,  ожидая, когда  тот
начнет  салют  и  заглушит  сводящий с ума  перезвон. Если  б  не  колокола,
Хорнблауэр мог бы назвать эти  минуты вполне счастливыми. Во  всяком случае,
они  были  исполнены  подлинного драматизма.  "Соловей" шел  под  временными
мачтами, с него струями лилась вода - это работали помпы, с трудом удерживая
его  на плаву. Борта  "Атропы"  покрывали свежие  заплаты, "Кастилья",  тоже
изрядно  потрепанная, гордо несла английский военно-морской флаг над красным
с  золотом испанским. Такое зрелище должно впечатлить даже сицилийцев.  Мало
того - на якоре в порту стоят три английских корабля: уж их-то команды точно
глазеют на гордую процессию, уж они-то поймут, что стоит за появлением этого
трио в  порту,  они представят себе грохот  и  ярость битвы,  стоны раненых,
печальную торжественность похорон.
     Палермо  лениво  смотрел,  как  корабли встали  на якорь, как  спустили
шлюпки (даже шлюпки  были  разбиты  ядрами  и наспех  починены).  Предстояло
перевести  в береговой  госпиталь  раненых,  шлюпку за  шлюпку  стонущих или
молчащих от боли людей. Потом перевезли пленных -  тоже несколько шлюпок. То
было печальное зрелище:  представителей гордого народа, заклейменных позором
поражения, вели,  чтоб запереть в четырех тюремных стенах. Потом последовали
еще  перевозки  -  сорок  матросов  с  "Атропы",  временно  направленных  на
"Соловья",  заменили другими  сорока. Матросы  вернулись  грязные, заросшие,
исхудалые. Они  засыпали,  сидя  на  банках,  засыпали, поднимаясь на  борт,
падали, как подкошенные, возле пушек.  Одиннадцать дней и ночей после победы
они вели изрешеченный ядрами "Соловей".
     Дел было  так много, что только под  вечер у Хорнблауэра дошли руки  до
двух ожидавших  его личных  писем. Второе  было написано всего шесть  недель
назад.  Оно быстро добралось из Англии  и почти не ждало "Атропу" в Палермо,
новой базе Средиземноморского  флота. Дети и  Мария здоровы. Она писала, что
маленький  Горацио бегает повсюду, словно  мячик, маленькая  Мария -  просто
золотце.  Она почти  не плачет, хотя  похоже, скоро у  нее прорежется первый
зубик.  Огромное  достижение, ведь ей всего  пять месяцев. Самой Марии очень
хорошо с матерью в Саутси, хотя она скучает  по мужу, и мать слишком  сильно
балует детей - Мария опасается, что это не понравится ее любимому.
     Письма из  дому. Письма о детях, о  мелких  домашних трениях. Ненадолго
приоткрылась щелочка в  иной  мир,  так не похожий  на  все, что Хорнблауэра
окружало  -  опасности,  тяготы,  невыносимое напряжение.  Маленький Горацио
бегает повсюду на  коротеньких  ножках,  у  маленькой  Марии  режется первый
зубик, а в это время ведомые тираном полчища прошли всю Италию и собрались у
Мессинского пролива. Они ждут следующей весны, чтоб захватить  Сицилию. Путь
им преграждает лишь  миля воды и - Королевский флот. Англия из последних сил
сражается со всей Европой,  объединенной  под властью дьявольски хитроумного
тирана.
     Нет, не всей Европой. У Англии  оставались  союзники  - Португалия  под
властью больной королевы, Швеция под  властью  безумца и Сицилия под властью
ничтожества. Фердинанд,  король Сицилийский  и Неаполитанский  - король двух
Сицилий  - жестокий и  самовлюбленный,  брат  испанского короля,  ближайшего
союзника  Бонапарта.   Фердинанд,  тиран  еще  более  кровожадный,  чем  сам
Бонапарт, коварный и вероломный Фердинанд. Он потерял один из своих тронов и
удержался на втором лишь  благодаря  поддержке британского флота. Он предаст
союзников ради  удовлетворения малейшей своей прихоти. Его тюрьмы ломятся от
политических  заключенных,  его  виселицы трещат под  тяжестью казненных  по
малейшему подозрению.  Честные  люди, смелые  люди  умирают по  всему  миру,
покуда Фердинанд охотится в  сицилийских заповедниках, его порочная королева
лжет, интригует и предает, а Мария пишет простенькие письма о своих малышах.
     Лучше  думать  о непосредственных  обязанностях, чем  ломать голову над
неразрешимыми   противоречиями.  Вот  записка   от  лорда  Уильяма  Бентика,
британского посланника в Палермо.
     Из последних  сообщений  вице-адмирала, командующего  Средиземноморским
флотом, явствует, что в самом скором времени можно  ожидать  его  прибытия в
Палермо.  Посему  Его  Превосходительство  просит  сообщить капитану Горацио
Хорнблауэру,  что,  по   мнению  Его  Превосходительства,  капитану  Горацио
Хорнблауэру  следовало бы  немедленно  приступить  к  починке "Атропы".  Его
Превосходительство  попросит   военно-морские  учреждения  Его  Сицилийского
Величества оказывать капитану Горацио Хорнблауэру всяческое содействие.
       Лорд  Уильям,  без  сомнения,  человек  твердой  воли  и  либеральных
взглядов,  необычных в герцогском сыне,  но  о  работе  сицилийского дока он
знает маловато. За три последующих дня Хорнблауэр так ничего и не добился от
местных   чиновников.   Тернер   изливался  перед   ними  на  лингва-франка,
Хорнблауэр,  отбросив всякое достоинство,  молил  по-французски,  добавляя к
словам "о" и "а".  Он  надеялся,  что так  итальянцы его  поймут,  но они не
удовлетворяли  его  просьбы  даже  тогда, когда  понимали.  Парусина? Тросы?
Листовой свинец, чтоб  заделать пробоины? Можно подумать, они впервые слышат
эти слова. Промучившись три дня,  Хорнблауэр отверповал  "Атропу" обратно  и
принялся  за  починку, используя свои  материалы и  своих матросов,  которым
пришлось работать под открытым солнцем. Некоторое удовлетворение Хорнблауэру
приносила  мысль, что  Форду приходится еще хуже. Тот вынужден  был килевать
судно, чтоб  заделать  пробоины в  днище. Пока  оно лежало  на  килен-банке,
приходилось постоянно охранять от  вороватых сицилийцев выгруженные припасы.
Тем  временем  его матросы разбредались по аллеям Палермо и меняли одежду на
крепкое сицилийское вино.
     Когда в Палермо гордо вошел "Океан",  неся на  фор-стеньге адмиральский
флаг, Хорнблауэр вздохнул с облегчением. Он  был уверен: как только доложит,
что  "Атропа"  готова  к отплытию, ему немедленно прикажут присоединиться  к
флоту. Именно к этому он всей душой стремился.
     Приказы  пришли этим же  вечером,  после того как Хорнблауэр  явился на
флагман,  устно  доложился вице-адмиралу  и  передал  письменные  донесения.
Коллингвуд выслушал  его, очень  любезно  поздравил с  победой,  проводил по
обыкновению вежливо  и, конечно,  сдержал свое обещание - вечером же прислал
приказы.  Хорнблауэр  прочел  их  у   себя  в  каюте.  Ему  коротко  и  ясно
предписывалось "послезавтра, семнадцатого числа  сего  месяца" направиться к
острову  Искья, доложиться коммодору  Харрису  и присоединиться  к  эскадре,
блокирующей Неаполь.
     Так что  на следующий день команда "Атропы"  в поте  лица  готовилась к
выходу в  море.  Хорнблауэр  почти не обращал внимания на шлюпки,  сновавшие
между   "Океаном"   и   берегом  -   так   и  должно   быть,  когда  флагман
главнокомандующего стоит  в союзном порту. Мимо прошел адмиральский катер, и
Хорнблауэр  пожалел,  что  матросов  пришлось  отрывать  от  работы.  То  же
случилось, когда мимо  "Атропы", направляясь к  "Океану", прошла королевская
барка,  украшенная  национальными  сицилийскими  штандартами  и  бурбонскими
лилиями.  Но  этого и  следовало  ожидать.  Наконец  жаркий день  перешел  в
прекрасный вечер.  Хорнблауэр решил потренировать матросов в  соответствии с
новыми  боевыми и вахтенными расписаниями - их  пришлось изменить, так много
было убитых и раненых. Он стоял в свете заката, глядя, как матросы, поставив
марсели, сбегают по вантам.
     Мысли его прервал Смайли.
     - Флагман сигналит, сэр, - доложил он. -  "Флагман "Атропе". Явиться на
борт".
     - Спустите гичку,  - приказал Хорнблауэр. - Мистер Джонс, вы принимаете
судно.
     Он торопливо сбежал вниз, переоделся в лучший мундир, быстро перебрался
через борт  и  прыгнул  в  гичку. Коллингвуд принял  его  в  памятной каюте.
Серебряные  лампы  горели,   в  ящиках  под  большим  кормовым  окном  цвели
диковинные растения, чьих имен Хорнблауэр не знал. Лицо  у Коллинг-вуда было
какое-то  странное  -  оно  выражало смущение  и  жалость, и  вместе  с  тем
раздражение.  Хорнблауэр замер, сердце  его заколотилось. Он  едва не  забыл
поклониться.  У  него  закралась  мысль  -  Форд   в  неблагоприятном  свете
представил его поведение в бою  с "Кастильей". Быть может, его ждет трибунал
и крах.
     Рядом с  Коллингвудом  стоял высокий  элегантный джентльмен  в парадном
мундире, со звездой и орденской лентой.
     - Милорд, -  сказал Коллингвуд, - это  -  капитан  Горацио  Хорнблауэр.
Насколько я понимаю, вы уже состояли в переписке с Его  Превосходительством,
капитан. Лорд Уильям Бентик.
     Хорнблауэр  снова  поклонился.  Он лихорадочно соображал  - нет,  бой с
"Кастильей"  тут  ни  при чем. К посланнику это не имеет  отношения, да и не
стал бы Коллингвуд впутывать постороннего во внутренний служебный скандал.
     - Рад с вами познакомиться, сэр, - сказал лорд Уильям.
     - Спасибо, милорд.
     Два  лорда  смотрели  на  Хорнблауэра,  а  Хорнблауэр  смотрел  на них,
стараясь выглядеть невозмутимым.
     После затянувшегося молчания Коллингвуд печально сказал:
     - Плохие новости для вас, Хорнблауэр.
     Хорнблауэр  сдержался,  чтоб не  спросить:  "В  чем дело?".  Он  только
вытянулся  еще   прямее   и  постарался   без   колебаний  встретить  взгляд
Коллингвуда.
     - Его Сицилийскому Величеству, - продолжал Коллингвуд, - нужен корабль.
     - Да, милорд?
     Хорнблауэр все еще ничего не понимал.
     -   Весь  сицилийский   флот   достался  Бонапарту.   Разгильдяйство...
дезертирство...  в  общем,  можете  себе  представить.  В  распоряжении  Его
Величества нет ни одного корабля.
     - Да, милорд. - Хорнблауэр начинал понимать, к чему клонится разговор.
     -   Сегодня   утром,   посещая   "Океан",   Его   Величество    заметил
свежепокрашенную "Атропу". Вы замечательно отремонтировали ее, капитан.
     - Спасибо, милорд.
     - Его Величество считает несправедливым,  чтоб он, островной монарх, не
имел своего корабля.
     - Я понимаю, милорд.
     Бентик вмешался, сказав резко:
     - Суть в том,  Хорнблауэр,  что Его Величество попросил  передать  ваше
судно под его флаг.
     - Да, милорд.
     Теперь ничто не важно, ничто не имеет никакого значения.
     - И я сказал Его Сиятельству, - Бентик кивнул в  сторону Коллингвуда, -
что ради высших  государственных  интересов ему следовало бы согласиться  на
эту передачу.
     Венценосному недоумку приглянулась свежепокрашенная игрушка. Хорнблауэр
не удержался и возразил:
     - Мне трудно поверить, что это необходимо, милорд.
     Некоторое время посланник изумленно  смотрел  на младшего  капитанишку,
усомнившегося  в  правильности  его   суждений,  но  Его  Превосходительство
великолепно владел собой. Он даже снизошел до объяснений.
     - У меня  на острове шесть тысяч британских солдат, - сказал  он тем же
резким голосом. - По крайней  мере,  они называются британскими. Половина из
них корсиканские бродяги и французские дезертиры в британских мундирах. Но с
ними я могу удержать пролив, пока  король на нашей стороне. Без  него - если
сицилийская армия обратится против нас - мы проиграем.
     -  Вы,  вероятно,  слышали   о  короле,  капитан,   -  мягко  промолвил
Коллингвуд.
     - Немного, милорд.
     - Ради  своего  каприза  он погубит  все, - сказал  Бентик. -  Бонапарт
понял,  что  не  может  перейти  пролив,  и  постарается  заключить  союз  с
Фердинандом.  Он пообещает сохранить ему трон. Если мы  обидим Фердинанда он
впустит сюда французские войска, лишь бы насолить нам.
     - Понятно, милорд, - сказал Хорнблауэр.
     - Когда у меня будет больше солдат, я буду  говорить с ним по-иному,  -
продолжал Бентик. - Но сейчас...
     - "Атропа" - самое маленькое  судно у меня в Средиземноморском флоте, -
добавил Коллингвуд.
     -  А я - самый младший капитан, - сказал Хорнблауэр. Он не удержался от
этого горького замечания. Он даже забыл добавить "милорд".
     -  Это тоже верно,  - заметил Коллингвуд. Только дурак жалуется  на то,
что  с  ним поступают соответственно  его  положению. Ясно, что вся  история
глубоко неприятна Коллингвуду.
     - Я понял, милорд, - сказал Хорнблауэр.
     - Лорд  Уильям предложил одну вещь, которая могла  бы смягчить  для вас
удар.
     Хорнблауэр перевел взгляд.
     - Вы можете и дальше командовать  "Атропой",  сказал Бентик.  Радостный
миг, один  короткий  миг.  -  Если  перейдете  на  сицилийскую  службу.  Его
Величество назначит вас коммодором, и вы  поднимете брейд-вымпел.  Я уверен,
он также сделает вас кавалером высокого ордена.
     - Нет, - ответил Хорнблауэр. Ничего другого он сказать не мог.
     - Я знал, что вы так ответите, - сказал Коллингвуд. - Если мое письмо в
Адмиралтейство будет иметь хоть какой-нибудь вес, вы, сразу по возвращении в
Англию, получите фрегат, соответствующий вашему теперешнему стажу.
     - Спасибо, милорд. Значит, я должен вернуться в Англию?
     Он увидит Марию и детей.
     -  Боюсь, капитан, ничего другого не остается. Но  если Их  Сиятельства
сочтут  уместным  послать вас  с вашим новым кораблем  сюда, я буду безмерно
рад.
     - Что за человек ваш первый лейтенант? - спросил Бентик.
     - Ну,  милорд,  - Хорнблауэр  посмотрел сперва  на  Бентика,  потом  на
Коллингвуда. Ему было неловко  прилюдно обличать даже никчемного  Джонса.  -
Неплохой  в общем человек. То,  что  он Джон  Джонс девятый  в лейтенантском
списке, очевидно, затрудняло его продвижение по службе.
     В холодных глазах Бентика мелькнула усмешка.
     - Полагаю, в списке сицилийского флота он будет Джоном Джонсом первым.
     - Полагаю, что так, милорд.
     - Вы думаете, он согласится стать капитаном у короля двух Сицилий?
     - Меня удивил бы его отказ.
     У  Джонса  не  будет  другого  случая  сделаться  капитаном,  и  Джонс,
вероятно, это знает, хотя, наверно, оправдает свое решение какими-то другими
мотивами.
     Коллингвуд снова вмешался в разговор.
     - Жозеф  Бонапарт  в Неаполе  недавно тоже  объявил себя  королем  двух
Сицилий. Всего получается четыре Сицилии.
     Теперь все трое  улыбались,  и  лишь  в  следующую минуту к Хорнблауэру
вернулось  сознание  его  потери. Он  вспомнил, что придется оставить судно,
доведенное  им  до  совершенства, команду,  которую он  с такими  стараниями
вымуштровал, службу в Средиземноморском флоте. Он повернулся к Коллингвуду.
     - Каковы будут ваши распоряжения, милорд?
     - Вы, конечно, получите их в письменном виде. Устно же я приказываю вам
не двигаться с места до официального уведомления о передаче вашего судна под
Сицилийский  флаг. Вашу  команду я  раскидаю  по  эскадре  -  применение  им
найдется.
     В  этом  можно  не  сомневаться -  любой  из капитанов  будет  счастлив
заполучить превосходных моряков.
     - Есть, милорд.
     - Князя я возьму на флагман - у меня есть вакансия.  Князь семь месяцев
прослужил  на военном шлюпе и многому научился. На флагмане  он не узнал  бы
этого и за семь лет.
     - Есть, милорд. - Хорнблауэр помолчал - ему трудно было продолжать. - А
ваши приказы мне лично?
     - "Орел" - пустое транспортное судно для перевозки войск  -  отбывает в
Портсмут без  сопровождения. Это быстроходное  судно. Собирается ежемесячный
конвой, но это дело долгое. Как  вы знаете, я обязан обеспечить охрану судов
только  до  Гибралтара,  поэтому, если вы решите  следовать  на  королевском
судне,  там   вам  придется  пересесть.  Насколько  сейчас  можно   сказать,
эскортировать конвой будет "Пенелопа". А когда я смогу отпустить "Темерэр" -
Бог весть, когда это будет - я отправлю его прямиком в Англию.
     - Да, милорд.
     -  Выбирайте сами,  капитан,  что  вам  удобнее,  а я  составлю приказы
соответственно.  Можете  отплыть  на "Орле",  на  "Пенелопе"  или  подождать
"Темерэр" - как вам будет угодно.
     "Орел" отплывает в Портсмут прямо  сейчас, это быстрое судно и оно идет
в  одиночку.  Через  месяц,  а  если ветер  будет  попутный  то  и  быстрее,
Хорнблауэр сойдет на берег в полумиле ходьбы от Марии, от детей. Через месяц
он сможет подать в Адмиралтейство  прошение  о новом назначении. Быть может,
ему действительно дадут фрегат - он не хотел упускать свой шанс. Чем раньше,
тем лучше. И он увидит Марию и детей.
     - Я предпочел бы приказы на "Орел", если вы будете так добры, милорд.
     - Я так и думал.
     Такие вот новости  привез Хорнблауэр  на корабль.  Тоскливая  маленькая
каюта,  которую  он  так  и  не  сумел  обставить,   вдруг   показалась  ему
по-домашнему уютной. И вновь, как  и много раз прежде, он  лежал  без сна на
парусиновой подушке.  Как больно было  прощаться с  офицерами и матросами, с
хорошими и плохими. Он немного отвлекся от печальных мыслей, глядя на Джонса
в цветастом сицилийском мундире и  на двадцать  добровольцев,  которым Джонс
разрешил завербоваться  на сицилийскую  службу.  Это,  конечно, были  сплошь
плохие  матросы,  и  остальные  смеялись  над  ними,   променявшими   добрые
английские грог и сухари на  сицилийские макароны и ежедневную  кварту вина.
Но даже с  плохими матросами прощаться было тяжело - Хорнблауэр обозвал себя
сентиментальным глупцом.
     Два  невыносимо  тяжелых   дня,  пока   "Орел"  готовился  к  отплытию,
Хорнблауэр  провел  в  ожидании.  Бентик  советовал ему  посетить  дворцовую
часовню, съездить в  Монреаль и посмотреть тамошние фрески.  Но Хорнблауэр с
упрямством обиженного ребенка делать  этого не пожелал. Прекрасный, как сон,
город Палермо  повернулся к морю  спиной,  и Хорнблауэр  повернулся спиной к
Палермо. Он  не  смотрел на него, пока "Орел"  не обогнул Монте  Пеллегрино.
Тогда  Хорнблауэр,  стоя  у  гакаборта,  взглянул  назад,  на  "Атропу",  на
"Соловья", все еще лежащего на боку, на дворцы Палермо. Он был всеми покинут
и одинок, никому не нужный пассажир в суматохе ставящего паруса судна.
     - Разрешите, сэр, - сказал матрос, спешивший к дирик-фалу. Еще немного,
и он оттолкнул бы Хорнблауэра плечом.
     - Доброе утро,  сэр, - кивнул ему капитан корабля и тут  же закричал на
матросов,  выбиравших  фалы  марселя.  Капитан наемного транспорта не станет
поощрять  королевского офицера к разговору о том, как управляется его судно.
Королевские офицеры слишком много о себе  мнят, и над собой  признают только
Бога и адмирала, да и то неохотно.
     "Орел"  приспустил  флаг,  проходя  мимо  "Океана".  Флагман ответил на
приветствие, медленно  приспустив и вновь подняв белый военно-морской  флаг.
Это  -  последнее,  что  Хорнблауэр запомнил о Палермо  и о  путешествии  на
"Атропе". "Орел" круто обрасопил  паруса и, подхваченный порывом  берегового
бриза, смело понесся  на  север.  Сицилия  медленно  таяла на  горизонте,  а
Хорнблауэр,  чтоб  разогнать  безотчетную  тоску,  старался думать о  скорой
встрече с  Марией и детьми. Стоит ли унывать: впереди новый  корабль,  новые
приключения.   Флаг-адъютант  Коллингвуда   сообщил  ему  последние   слухи:
Адмиралтейство по-прежнему  поспешно  снаряжает  новые  корабли.  К отплытию
готовится  фрегат "Лидия", вполне  подходящий для капитана с  его стажем. Но
ощущение потери уходило медленно и неохотно, как медленно и неохотно капитан
"Орла"  начал  привечать  его во  время  полуденных  прогулок, как  медленно
тянулись  дни, пока "Орел"  лавировал  к Гибралтарскому  проливу и дальше  в
Атлантику.
     За  Гибралтарским  проливом  осень уже  вступила в  свои  права. Задули
западные равноденственные ветра,  шторм налетал за штормом. К счастью, ветра
эти помогали им держаться  на безопасном  удалении от португальского берега,
когда  им пришлось  ложиться  в  дрейф на  широте Лиссабона, потом на широте
Порту,  потом  в  Бискайском заливе.  С последними  отголосками  шторма  они
долетели до Ла-Манша; потрепанные, с текущими палубами,  под  взятыми в  три
рифа  марселями  и  с непрерывно работающими  помпами.  Вот и  Англия,  едва
различимая, но такая знакомая.  На ее  неясно  проступающий берег невозможно
было смотреть  без  сердечного трепета. Старт, мыс  Сент-Катеринс. Целый час
было непонятно, удастся ли им пройти  с подветренной  стороны  острова Уайт,
или же их вынесет дальше в Ла-Манш. К счастью, шторм ненадолго поутих, и они
достигли закрытых от  ветра  вод  Солента.  Невероятно  зеленый  остров Уайт
оказался  слева от них. Они добрались до Портсмута и бросили якорь. Было так
тихо и спокойно, что казалось - шторм только пригрезился им.
     Береговая лодка  отвезла  Хорнблауэра к пристани Салли Порт.  Он  вновь
вступил на английскую землю, испытав прилив истинного  волнения, поднялся по
ступеням  и  увидел хорошо знакомые дома. Старик-попрошайка,  поджидавший на
берегу, увидев Хорнблауэра, побежал за тачкой. Он был такой  дряхлый, что не
смог в одиночку поднять сундучки, и Хорнблауэру пришлось ему помогать.
     - Благодарствую, капитан,  благодарствую, - сказал старик.  Он  говорил
"капитан" машинально, не зная, в каком Хорнблауэр чине.
     Никто  в  Англии  -  даже Мария - не  знает, что  Хорнблауэр  вернулся.
Кстати,  никто  в Англии не знает и о последних подвигах "Атропы", о захвате
"Кастильи".  Копии донесений Форда и Хорнблауэра  Коллингвуду в запечатанном
пакете  вручили капитану  "Орла" -  тот  передаст  их в  Адмиралтейство "для
сведения  Их  Сиятельств".  Денька  через  два  они появятся  в  "Вестнике".
Возможно даже, их перепечатают "Военно-Морские Хроники" и ежедневные газеты.
Конечно,  слава  и  честь  достанутся  Форду,  но  и  Хорнблауэру  перепадут
какие-нибудь крохи.  Хорнблауэр  с удовольствием  думал об этом, слушая  как
стучат по мостовой деревянные колеса тележки.
     Горечь, испытанная  им при  расставании с "Атропой", почти улетучилась.
Он вернулся в Англию,  он идет  к Марии и детям.  Он  свободен от тревог, он
может радоваться, может тешить себя честолюбивыми мечтами о фрегате, который
ему возможно  дадут Их  Сиятельства. Он  может  отдохнуть, слушая счастливую
болтовню  Марии,  и  глядя,  как  маленький Горацио  носится  по комнате,  а
маленькая Мария делает героические попытки подползти к отцу. Колеса  тележки
весело стучали в такт его мыслям.
     Вот и дом, и  хорошо  знакомая  дверь. Он постучал, услышал,  как  стук
молотка эхом прокатился по  дому, помог старику сиять сундуки, сунул шиллинг
в дрожащую руку и быстро повернулся, услышав, как открывают дверь. На пороге
стояла Мария с ребенком в  руках. Она целую секунду смотрела на Хорнблауэра,
не узнавая. Наконец она заговорила, как во сне.
     - Горри! - сказала она. - Горри!
     На ее изумленном лице не было ни тени радости.
     - Я вернулся домой, милая, - сказал Хорнблауэр.
     - Я... я думала, это аптекарь, - медленно выговорила Мария. -  М-малыши
нездоровы.
     Она  протянула  ему  ребенка.  Видимо,  это была  маленькая  Мария,  но
Хорнблауэр   не  узнал   красное,  пышущее  жаром  личико.  Закрытые  глазки
приоткрылись,  и тут же зажмурились - свет  раздражал их. Малышка недовольно
отвернулась и захныкала.
     - Ш-ш. -  Мария опять прижала ребенка к груди. Потом снова поглядела на
Хорнблауэра.
     - Зайди, - сказала она. - Холодно.
     Памятная прихожая. Боковая  комната, где он сделал Марии предложение...
Лестница в спальню. Над  кроватью склонилась миссис Мейсон; даже в полумраке
занавешенной комнаты было видно, что ее седые волосы растрепаны и неопрятны.
     - Аптекарь? - спросила она, поднимая голову.
     - Нет, мама. Это вернулся Горри.
     - Горри? Горацио?
     Миссис Мейсон обернулась.  Хорнблауэр подошел  к кровати. Мальчик лежал
на боку, тоненькой ручонкой сжимая палец миссис Мейсон.
     - Он болен, - сказала миссис Мейсон. - Бедненький. Он очень болен.
     Хорнблауэр  встал  на  колени  и  потрогал  горячую  щеку сына. Мальчик
повернулся,  и  Хорнблауэр коснулся  его  лба. На  ощупь  лоб  был  какой-то
странный - словно  под мягкую ткань насыпали дробинок. Хорнблауэр знал,  что
это означает. Он  знал  это  в точности, и  должен был твердо осознать  сам,
прежде чем сказать женщинам. Оспа.
     Прежде чем встать  с колен, он  твердо  решил еще одно.  Остается долг.
Долг перед королем и отечеством, перед флотом, долг перед Марией. Марию надо
поддержать, утешить. Он будет поддерживать ее всегда, до конца жизни.



Популярность: 17, Last-modified: Fri, 10 Oct 2003 05:28:33 GMT