---------------------------------------------------------------
   Историческое повествование из VII века римской эры
   RAFFAELLO GIOVAGNOLI. SPARTACO. RACCANTO STORICO DEL SECOLO VII
DELL'ERA ROMANA
   Перевод с итальянского А. Ясной
   Москва, "Хужожественная литература", 1986
   OCR: Michael Seregin
---------------------------------------------------------------


                                                  Капрера, 25 июня 1874 г.
                         Дорогой мой Джованьоли,
   Я залпом прочел вашего "Спартака" несмотря на то, что у меня совсем нет
времени для чтения; я от него в восторге и восхищен вами.
   Надеюсь,   что   наши   сограждане  оценят  великие  достоинства  этого
произведения   и,   читая   его,   убедятся   в   необходимости  сохранять
непоколебимую стойкость, когда речь идет о борьбе за святое дело свободы.
   Вы,  римлянин,  описали не лучший, но наиболее блестящий период истории
величайшей республики -  период,  когда надменные властелины мира начинали
уже  погрязать в  тине порока и  разврата,  но,  несмотря на  то  что  это
поколение  было  источено  испорченностью  и  разложением,   оно  породило
исполинов,  равных которым не было ни у одного из предыдущих поколений, ни
у одного народа и ни в одну эпоху.
   "Из  всех  великих людей величайшим был  Цезарь",  -  сказал знаменитый
философ. И действительно, деяния Цезаря возвеличили описанную вами эпоху.
   Вы  изваяли  Спартака,   этого  Христа  -   искупителя  рабов,   резцом
Микеланджело.  Я,  как раб,  получивший свободу,  благодарю вас за это,  а
также за то глубокое волнение, которое я испытал, читая ваше произведение.
   Не  раз слезы катились из  глаз моих,  не раз чудесные подвиги рудиария
приводили меня в  волнение,  и я был немало огорчен тем,  что ваша повесть
оказалась такой краткой.
   Пусть  же  воспрянет дух  наших  сограждан при  воспоминании о  великих
героях,  почивших в  нашей родной земле,  земле,  где  больше не  будет ни
гладиаторов, ни господ.
                                         Неизменно ваш Джузеппе Гарибальди






   За  четыре  дня  до ноябрьских ид (10 ноября) в 675 году римской эры, в
пору  консульства  Публия  Сервилия  Ватия  Исаврийского  и  Аппия Клавдия
Пульхра, едва только стало светать, на улицах Рима начал собираться народ,
прибывавший из всех частей города. Все шли к Большому цирку.
   Из  узких  и кривых, густо населенных переулков Эсквилина и Субуры, где
жил  преимущественно простой люд, валила разношерстная толпа, люди разного
возраста  и  положения;  они  наводняли  главные улицы города - Табернолу,
Гончарную, Новую и другие, направляясь в одну сторону - к цирку.
   Ремесленники,   неимущие,   отпущенники,   отмеченные  шрамами  старики
гладиаторы,  нищие,  изувеченные ветераны  гордых  легионов -  победителей
Азии,  Африки  и  кимвров,  женщины из  простонародья,  шуты,  комедианты,
танцовщицы  и   стайки   резвых  детей   двигались  нескончаемой  чередой.
Оживленные  веселые   лица,   беззаботная  болтовня,   остроты   и   шутки
свидетельствовали о  том,  что  люди  спешат  на  всенародное  излюбленное
зрелище.
   Вся  эта пестрая и  шумная многочисленная толпа наполняла великий город
каким-то неясным, смутным, но веселым гулом, с которым могло бы сравниться
лишь жужжание тысяч ульев, расставленных на улицах.
   Римляне сияли от удовольствия;  их нисколько не смущало небо,  покрытое
серыми, мрачными тучами, предвещавшими дождь, а отнюдь не хорошую погоду.
   С  холмов  Латия  и  Тускула  дул  довольно  холодный  утренний ветер и
пощипывал  лица.  Многие  из  граждан  натянули на голову капюшоны плащей,
другие  надели  широкополые  шляпы  или  круглые  войлочные шапки; мужчины
старались  закутаться  поплотнее  в  зимние  плащи  и  тоги, а женщины - в
длинные просторные столы и паллии.
   Цирк,  построенный в  138  году  от  основания Рима  первым  из  царей,
Тарквинием Древним, после взятия Апиол был расширен и разукрашен последним
из царей, Тарквинием Гордым; он стал называться Большим с 533 года римской
эры,  когда  цензор  Квинт  Фламиний выстроил другой  цирк,  названный его
именем.
   Большой  цирк,  воздвигнутый в  Мурсийской долине  между  Палатинским и
Авентинским холмами,  к  началу  описываемых событий еще  не  достиг  того
великолепия и  тех  обширных размеров,  какие придали ему  Юлий Цезарь,  а
затем Октавиан Август.  Все же это было грандиозное и внушительное здание,
имевшее в  длину две тысячи сто восемьдесят и в ширину девятьсот девяносто
восемь римских футов;  в  нем  могло поместиться свыше ста  двадцати тысяч
зрителей.
   Цирк этот имел почти овальную форму. Западная часть его была срезана по
прямой линии,  а  восточная замыкалась полукругом.  В  западной части  был
расположен  оппидум  -   сооружение  с  тринадцатью  арками,  под  средней
находился главный вход -  так называемые Парадные ворота;  через них перед
началом ристалищ на арену входила процессия, несшая изображения богов. Под
остальными двенадцатью арками расположены были конюшни,  или  "камеры",  в
которых ставили колесницы и лошадей,  когда в цирке происходили бега,  а в
дни  кровопролитных состязаний,  любимого зрелища римлян,  там  находились
гладиаторы и дикие звери.  От оппидума амфитеатром шли многочисленные ряды
ступенек,   служивших  скамьями  для   зрителей;   ступеньки  пересекались
лестницами:  зрители всходили по  ним  чтобы  занять свои  места.  К  этим
лестницам примыкали другие,  по которым народ направлялся к многочисленным
выходам из цирка.
   Вверху ряды оканчивались аркадами, предназначенными для женщин, которые
пожелали бы воспользоваться этим портиком.
   Против  Парадных ворот устроены были Триумфальные ворота, через которые
входили  победители,  а  с правой стороны оппидума были расположены Ворота
смерти;  через эти мрачные ворота служащие цирка при помощи длинных багров
убирали  с  арены  изуродованные и окровавленные тела убитых или умирающих
гладиаторов.
   На площадке оппидума находились скамьи для консулов, высших должностных
лиц, для весталок и сенаторов, тогда как остальные места ни для кого особо
не предназначались и не распределялись.
   По арене между оппидумом и Триумфальными воротами тянулась низкая стена
длиной приблизительно в пятьсот футов,  именовавшаяся хребтом; она служила
для  определения дистанции  во  время  бегов.  На  обоих  ее  концах  было
несколько столбиков,  называемых метами.  На  середине "хребта" возвышался
обелиск  солнца,  а  по  обеим  его  сторонам  расположены  были  колонны,
жертвенники  и  статуи,  среди  которых  стояли  статуи  Цереры  и  Венеры
Мурсийской.
   Внутри цирка по всей его окружности шел парапет высотой в  восемнадцать
футов, он назывался подиумом. Вдоль него пролегал ров, наполненный водой и
огороженный железной решеткой. Все это предназначалось для охраны зрителей
от возможного нападения диких зверей,  которые рычали и  свирепствовали на
арене.
   Таково   было   в   675   году   это  грандиозное  римское  сооружение,
предназначенное  для  зрелищ.  В  огромное  здание цирка, вполне достойное
народа,  чьи  победоносные  орлы,  уже  облетели  весь  мир,  устремилась,
ежечасно,  ежеминутно  увеличиваясь, нескончаемая толпа не только плебеев,
но  и  всадников,  патрициев,  матрон;  вид  у всех был беззаботный, как у
людей, которых ждет веселая и приятная забава.
   Что  же  происходило в  этот  день?  Что  праздновалось?  Какое зрелище
привлекло в цирк такое множество народа?
   Луций Корнелий Сулла Счастливый, властитель Италии, человек, наводивший
страх на весь Рим,  -  быть может,  для того,  чтобы отвлечь свои мысли от
неисцелимой кожной болезни,  которая мучила его  уже  два  года,  -  велел
объявить несколько недель назад, что в продолжение трех дней римский народ
будет пировать за его счет и наслаждаться зрелищами.
   Уже  накануне  на  Марсовом  поле  и  на берегу Тибра восседали римские
плебеи  за  столами,  накрытыми  по приказу свирепого диктатора. Они шумно
угощались  до  самой  ночи,  а  затем  пир  перешел  в разнузданную оргию.
Заклятый  враг  Гая  Мария  устроил  это  пиршество с неслыханной, царской
пышностью;  в  триклинии, наскоро сооруженном под открытым небом, римлянам
подавались в изобилии самые изысканные кушанья и тонкие вина.
   Сулла  Счастливый  проявил  неслыханную  щедрость: на эти празднества и
игры,  устроенные  в  честь  Геркулеса, он пожертвовал десятую часть своих
богатств.  Избыток  приготовленных  кушаний  был  так велик, что ежедневно
огромное  количество  яств  бросали  в  реку; вина подавали сорокалетней и
большей давности.
   Так  Сулла  дарил  римлянам левой  рукой  часть тех  богатств,  которые
награбила его  правая рука.  Квириты,  в  глубине души смертельно ненавидя
Луция Корнелия Суллу,  принимали,  однако, с невозмутимым видом угощение и
развлечения, которые устраивал для них человек, страстно ненавидевший весь
римский народ.
   День  вступал в  свои права.  Животворные лучи солнца то  тут,  то  там
прорывались сквозь  тучи  и,  разгораясь,  золотили вершины десяти холмов,
храмы,  базилики  и  беломраморные  стены  патрицианских  дворцов.  Солнце
согрело  благодатным теплом  плебеев,  разместившихся на  скамьях Большого
цирка.
   В цирке уже сидело свыше ста тысяч граждан в ожидании самых излюбленных
римлянами  зрелищ:  кровопролитного  сражения  гладиаторов  и боя с дикими
зверями.
   Среди  этих  ста  тысяч  зрителей восседали на  лучших  местах матроны,
патриции,   всадники,   откупщики,  менялы,  богатые  иностранцы,  которые
приезжали со всех концов Италии и стекались со всего света в Вечный город.
   Несмотря на то что баловни судьбы являлись в цирк позже неимущего люда,
им  доставались  лучшие  и  более  удобные  места.  Среди  разнообразных и
малоутомительных занятий  многих  римских граждан,  у  которых зачастую не
было хлеба,  а временами и крова, но которых никогда не покидала гордость,
всегда готовых воскликнуть:  "Noli me tangere -  civis romanus sum!"  ("He
прикасайтесь ко  мне  -  я  римский  гражданин!") была  одна  своеобразная
профессия,  заключавшаяся в  том,  что  нищие  бездельники заблаговременно
отправлялись на  публичное зрелище и  занимали лучшие  места  для  богатых
граждан и патрициев;  те приезжали в цирк,  когда им заблагорассудится, и,
заплатив три или четыре сестерция, получали право на хорошее место.
   Трудно  вообразить  ту  величественную картину, какую являл собою цирк,
заполненный  более  чем  стотысячной  толпой  зрителей  обоего  пола, всех
возрастов  и  всякого положения. Представьте себе красивые переливы красок
разноцветных   одежд  -  латиклав,  ангустиклав,  претекст,  стол,  туник,
пеплумов,   паллиев;  шум  голосов,  похожий  на  подземный  гул  вулкана;
мелькание  голов  и  рук,  подобное  яростному и грозному волнению бурного
моря!  Но все это может дать только отдаленное понятие о той великолепной,
несравненной картине, которую представлял собою в этот час Большой цирк.
   То  тут,  то  там простолюдины,  сидевшие на скамьях,  извлекали запасы
захваченной из дома провизии.  Ели с большим аппетитом -  кто ветчину, кто
холодное вареное мясо или  кровяную колбасу,  а  кто  пироги с  творогом и
медом или сухари.  Еда сопровождалась всяческими шутками и прибаутками, не
очень  пристойными остротами,  беззаботной болтовней,  громким  хохотом  и
возлияниями вин: велитернского, массикского, тускульского.
   Повсюду шла бойкая торговля: продавцы жареных бобов, лепешек и пирожков
сбывали  свой  товар  плебеям,  раскупавшим эти  дешевые лакомства,  чтобы
побаловать своих жен и  детей.  А затем благодушно настроенным покупателям
приходилось,  разумеется, подзывать и продавцов вина, чтобы утолить жажду,
вызванную  жареными  бобами.  Они  пили  налитую  в  стаканчики кислятину,
которую разносчики без зазрения совести выдавали за тускульское.
   Семьи богачей,  всадников и патрициев, держась отдельно от плебса, вели
веселую, оживленную беседу, выказывая подчеркнутое достоинство в манерах.
   Разодетые в  пух и  прах щеголи расстилали циновки и  ковры на  жестких
каменных сиденьях,  держали раскрытые зонты над головами прекрасных матрон
и очаровательных девушек, оберегая их от жгучих лучей солнца.
   В  третьем  ряду,   почти  у  самых  Триумфальных  ворот,  между  двумя
патрициями сидела  матрона блистательной красоты.  Гибкий  стан,  стройная
фигура,  прекрасные плечи свидетельствовали о  том,  что это была истинная
дочь Рима.
   Правильные черты лица, высокий лоб, тонкий красивый нос, маленький рот,
губы,  на которых,  казалось, горело желание страстных поцелуев, и большие
черные живые глаза -  все в  этой женщине дышало неизъяснимым очарованием.
Черные,  как вороново крыло,  густые и  мягкие кудри падали ей  на плечи и
были скреплены надо лбом диадемой,  осыпанной драгоценными камнями. Туника
из белой тончайшей шерсти,  обшитая внизу золотой полосой, обрисовывала ее
прелестную фигуру.  Поверх  туники,  ниспадавшей красивыми складками,  был
накинут белый паллий с пурпурной каймой.
   Этой  роскошно  одетой красавице не было, вероятно, еще и тридцати лет;
то  была Валерия - дочь Луция Валерия Мессалы, единоутробная сестра Квинта
Гортензия,  знаменитого оратора, соперника Цицерона, который стал консулом
в  685  году.  За несколько месяцев до начала нашего повествования Валерия
была   отвергнута   мужем   под  благовидным  предлогом  ее  бесплодия;  в
действительности  же  причиной  развода  были  ходившие по Риму слухи о ее
скандальном  поведении.  Молва  считала  Валерию  распутной  женщиной,  ей
приписывали  не  слишком  целомудренные отношения со многими поклонниками.
Как бы то ни было, при разводе были соблюдены приличия, и честь Валерии не
пострадала.
   Рядом  с  Валерией сидел Эльвий Медуллий -  существо длинное,  бледное,
худое, холеное, прилизанное, надушенное, напомаженное и разукрашенное; все
пальцы его были унизаны золотыми кольцами с  самоцветными камнями,  с  шеи
спускалась  золотая  цепь  с  фалерами  тонкой  работы.  Элегантный  наряд
дополняла тросточка из  слоновой  кости,  которой  Медуллий  играл  весьма
изящно.
   На неподвижном и невыразительном лице аристократа лежала печать скуки и
апатии; ему было только тридцать пять лет, а уже все на свете ему надоело.
Эльвий   Медуллий  принадлежал  к   высшей   римской  знати,   изнеженной,
проводившей жизнь в кутежах и празднествах и предоставлявшей плебеям право
сражаться  и  умирать  за  отечество и  его  славу.  Высокородные олигархи
возлагали на  простолюдинов заботу покорять царства и  народы,  а  на себя
брали  только  труд  жить  в  роскоши  и  праздности,  проматывать родовые
богатства или же грабить провинции, которыми они управляли.
   По  другую руку Валерии Мессалы сидел Марк Деций Цедиций,  патриций лет
пятидесяти,  с открытым веселым и румяным лицом,  приземистый,  коренастый
толстяк с брюшком; выше всего он почитал утехи чревоугодия и бОльшую часть
времени  проводил  за  столом  в  триклинии.  Полдня  у  него  уходило  на
отведывание  изысканнейших  лакомых  блюд  и  соусов,  приготовляемых  его
знаменитым поваром,  который славился своим искусством на весь Рим; вторую
половину  дня  этот  патриций  занят  был  мыслями  о  вечерней трапезе  и
предвкушением радостей,  которые он  снова испытает в  триклинии.  Словом,
Марк Деций Цедиций, переваривая обед, мечтал об ужине.
   Спустя несколько времени сюда пришел и Квинт Гортензии, чье красноречие
снискало ему мировую славу.
   Квинту Гортензию не  было  еще  тридцати шести лет.  Он  посвятил много
времени и  труда  изучению пластики,  различных приемов выражения мыслей и
достиг столь  высокого совершенства в  искусстве сочетать жесты  с  речью,
что,  где бы он ни появлялся - в сенате ли, в триклинии ли, в любом другом
месте,  -  каждое его движение было исполнено достоинства и  благородства,
которое казалось врожденным и  поражало всех.  Одежда  его  неизменно была
темного цвета,  но зато складки латиклава ниспадали так гармонично и  были
уложены так  обдуманно,  что  выгодно оттеняли его  красоту и  величавость
осанки.
   К  этому времени он уже успел отличиться в  сражениях против италийских
союзников в  Марсийской,  или  гражданской,  войне и  за  два года получил
сначала чин центуриона, а затем и трибуна.
   Надо сказать,  что  Гортензий выделялся не  только ученостью и  высоким
даром слова,  -  он был также искуснейшим актером; половиной своего успеха
Гортензий обязан был  прекрасно звучавшему голосу и  тонким декламаторским
приемам,  которыми он владел в  совершенстве и пользовался так умело,  что
известнейший трагик Эзоп и  знаменитый Росций спешили на  Форум,  когда он
произносил речь:  оба пытались постигнуть тайны декламаторского искусства,
которыми Гортензий пользовался с таким блеском.
   Пока Гортензий, Валерия, Эльвий и Цедиций вели беседу и, по выраженному
Валерией желанию,  вольноотпущеннику было приказано принести таблички,  на
которых значились имена гладиаторов,  сражавшихся в  тот  день,  процессия
жрецов с  изображениями богов уже обошла "хребет",  и на его площадке были
установлены эти изображения.
   Неподалеку от того места,  где сидела Валерия и ее собеседники,  стояли
два  подростка,  одетые  в  претексты -  белые  тоги  с  пурпурной каймой;
мальчиков  сопровождал  воспитатель.   Одному   из   его   питомцев   было
четырнадцать лет,  другому двенадцать, и обоих отличал чисто римский склад
лица -  худощавого с  резкими чертами и  широким лбом.  Это  были Цепион и
Катон из рода Порциев,  внуки Катона Цензора, который прославился во время
второй Пунической войны непримиримой враждой к Карфагену,  -  он требовал,
чтобы Карфаген был разрушен во что бы то ни стало.
   Младший   из   братьев,   Цепион,   казавшийся  более  разговорчивым  и
приветливым,  часто  обращался  к  своему воспитателю Сарпедону, тогда как
юный  Марк Порций Катон стоял молчаливый и надутый, с брюзгливым, сердитым
видом,  совсем  не  соответствовавшим  его  возрасту.  Уже с ранних лет он
обнаруживал  непреклонную  волю,  стойкость  и  непоколебимость убеждений.
Рассказывали,  что,  когда  ему  было еще только восемь лет, Марк Помпедий
Силон,  один  из  военачальников во время войны итальянских городов против
Рима  за  права  гражданства,  явился  в дом дяди мальчика, Друза, схватил
Катона  и  поднес  к  окну,  угрожая  выбросить  его  на мостовую, если он
откажется  просить  дядю  за  итальянцев.  Помпедий  тряс его и грозил, но
ничего  не  добился:  Марк Порций Катон не проронил ни слова, не сделал ни
одного   движения,  ничем  не  выразил  согласия  или  страха.  Врожденная
твердость  духа,  изучение  греческой  философии,  в особенности философии
стоиков, и подражание суровому деду выработали у этого четырнадцатилетнего
юноши  характер  доблестного  гражданина. Впоследствии он лишил себя жизни
после  сражения  в  Утике,  унеся  в  могилу  поверженное  знамя латинской
свободы, в которое он завернулся, как в саван.
   Над Триумфальными воротами,  неподалеку от  одного из  выходов,  сидел,
также  со  своим  наставником,  мальчик из  другой патрицианской семьи,  с
воодушевлением разговаривавший с  юношей лет семнадцати.  Хотя юноша и был
одет в тогу,  которую полагалось носить по достижении совершеннолетия, над
губой у него едва пробивался пушок. Он был небольшого роста, болезненный и
слабенький,  но на бледном лице,  обрамленном черными блестящими волосами,
сияли большие черные глаза; в них светился высокий ум.
   Этот  семнадцатилетний юноша был  Тит  Лукреций Кар.  Он  происходил из
знатного  римского рода  и  впоследствии обессмертил свое  имя  поэмой  "О
природе  вещей".  Его  собеседнику,  сильному и  смелому двенадцатилетнему
мальчику Гаю  Кассию Лонгину,  сыну  бывшего консула Кассия,  было суждено
сыграть одну из самых заметных ролей в событиях,  предшествовавших падению
республики.
   Лукреций  и  Кассий  вели  оживленную  беседу.   Будущий  великий  поэт
последние два-три года часто бывал в  доме Кассия,  научился ценить в юном
Лонгине его острый ум и  благороднейшую душу и  сильно привязался к  нему.
Кассий также любил Лукреция, их влекли друг к другу одни и те же чувства и
стремления,  оба  они одинаково мало ценили жизнь,  одинаково относились к
людям и богам.
   Поблизости  от  Лукреция  и Кассия сидел Фавст, сын Суллы, хилый, худой
рыжеволосый подросток; с его бледного лица еще не сошли синяки и ссадины -
следы  недавней  драки;  голубые его глаза смотрели злобно и спесиво - ему
льстило, что на него указывают пальцем как на счастливого сына счастливого
диктатора.
   На  арене сражались с  похвальным жаром,  хотя и  без  ущерба для себя,
молодые,  еще  необученные  гладиаторы,  вооруженные учебными  палицами  и
деревянными мечами. Этим зрелищем развлекали зрителей до прибытия консулов
и Суллы, устроившего для римлян любимую забаву и развлечение.
   Бескровное сражение, однако, не доставляло никому удовольствия и никого
не  интересовало,  кроме  ветеранов-легионеров и  рудиариев,  оставшихся в
живых  после сотни состязаний.  Вдруг по  всему огромному амфитеатру гулко
прокатились шумные и довольно дружные рукоплескания.
   - Да здравствует Помпей!.. Да здравствует Гней Помпей!.. Да здравствует
Помпей Великий! - восклицали тысячи зрителей.
   Помпей,  вошедший в  цирк,  занял место на  площадке оппидума,  рядом с
весталками,  которые  собрались тут  в  ожидании кровавого зрелища,  столь
любимого этими девственницами, посвятившими себя культу богини целомудрия.
Помпеи приветствовал народ изящным поклоном и,  поднося руки  к  губам,  в
знак благодарности посылал поцелуи.
   Гнею  Помпею  было  около  двадцати  восьми  лет;  он был высок ростом,
крепкого, геркулесовского сложения; густые волосы, покрывавшие его крупную
голову,  росли  на лбу очень низко, чуть не срастаясь с бровями, нависшими
над  большими  черными  глазами красивого миндалевидного разреза; впрочем,
глаза  у  него  были малоподвижны и невыразительны; строгие и резкие черты
лица  и  могучие  формы  тела  создавали впечатление мужественной красоты.
Конечно,  внимательно  присмотревшись к его неподвижному лицу, наблюдатель
нашел  бы,  что  на  нем  не  отразились  великие мысли и деяния человека,
который в течение двадцати лет занимал первое место в Римской империи. Как
бы то ни было, уже в возрасте двадцати пяти лет он вернулся победителем из
похода  в Африку, заслужил триумф и даже самим Суллой - вероятно, в минуту
какого-то  особого  благоволения  -  был назван Великим. Каково бы ни было
мнение  о  Помпее,  его заслугах, деяниях, удачах, но в тот день, когда он
вошел в Большой цирк, 10 ноября 675 года, симпатии римского народа были на
его стороне. В двадцать пять лет он уже был триумфатором и заслужил любовь
своих   легионов,  состоявших  из  ветеранов,  закаленных  в  невзгодах  и
опасностях тридцати сражений: они провозгласили его императором.
   Может  быть,  подчеркнутое пристрастие  к  Помпею  отчасти  объяснялось
тайной  ненавистью плебеев  к  Сулле:  не  имея  возможности проявить  эту
ненависть иным путем,  они изливали ее в  бурных рукоплесканиях и похвалах
молодому  другу  диктатора,  единственному человеку,  способному совершать
ратные подвиги, равные подвигам Суллы.
   Вслед  за  Помпеем прибыли консулы Публий Сервилий Ватий  Исаврийский и
Аппий Клавдий Пульхр,  которые должны были  оставить свои  посты 1  января
следующего  года.  Впереди  Сервилия,  исполнявшего обязанности консула  в
текущем месяце,  шли ликторы,  а впереди Клавдия, исполнявшего обязанности
консула в прошлом месяце, шли ликторы с фасциями.
   Когда консулы появились на площадке оппидума, в цирке все встали, чтобы
выразить должное уважение к высшей власти в республике.
   Сервилий и  Клавдий опустились на свои места,  вслед за ними сели и все
зрители;  сели и  два будущих консула -  Марк Эмилий Лепид и Квинт Лутаций
Катулл, которые выбраны были на следующий год в сентябрьских комициях.
   Помпей  приветствовал Сервилия и  Клавдия,  они  ответили ему  любезно,
почти подобострастно;  затем Помпеи поднялся и  подошел пожать руку  Марку
Лепиду,  обязанному ему  своим  избранием:  Гней  Помпеи  использовал свою
большую популярность в его пользу, вопреки желанию Суллы.
   Лепид   встретил   молодого   императора   почтительными   изъявлениями
преданности;  они  стали  беседовать; второму же консулу, Лутацию Катуллу,
Помпеи поклонился сдержанно и важно.
   Несмотря  на  то  что  во  время  избрания  консулов  Сулла  уже не был
диктатором,  он  сохранил  свое  могущество  и  теперь  употребил все свое
влияние  против  кандидатуры  Лепида,  считая - и не напрасно, - что тот в
душе  был его противником и сторонником Гая Мария. Но именно эта оппозиция
Суллы  и  благосклонная поддержка Помпея создали в комициях положение, при
котором  кандидатура  Лепида  взяла верх над кандидатурой Лутация Катулла,
имевшего  поддержку  олигархической  партии. За это Сулла упрекал Помпея и
твердил,  что  он  на  выборах  в консулы поддерживал худшего из граждан и
препятствовал избранию лучшего.
   Как   только   прибыли   консулы,   выступление   молодых   гладиаторов
прекратилось,  а те гладиаторы, которым действительно предстояло сражаться
в этот день,  приготовились к выходу из камер,  чтобы,  - согласно обычаю,
продефилировать перед властями; они ждали только сигнала.
   Все глаза были устремлены на оппидум,  все ждали, когда консулы подадут
знак к  началу боя.  Но  консулы,  окидывая взглядом ряды амфитеатра,  как
будто искали кого-то, желая испросить разрешения. Действительно, они ждали
Луция Корнелия Суллу,  человека,  сложившего с себя звание диктатора и все
же оставшегося властителем Рима.
   Наконец раздались рукоплескания -  сначала слабые и  редкие,  затем все
более шумные и  дружные,  отдаваясь эхом по арене.  Взгляды присутствующих
устремились  к  Триумфальным  воротам,   через  которые,  в  сопровождении
сенаторов, друзей и приверженцев, в это время входил Луций Корнелий Сулла.
   Этому удивительному человеку было  тогда пятьдесят девять лет.  Он  был
довольно высок ростом, хорошо и крепко сложен; шел он медленно и вяло, как
человек,  силы  которого истощились,  -  это  было следствием непристойных
оргий, которым он предавался всю жизнь, а теперь более, чем когда-либо. Но
главной   причиной  его   расслабленной  поступи   была   изнурительная  и
неизлечимая болезнь,  наложившая на  его черты,  на  весь его облик печать
преждевременной и печальной старости.
   Лик  Суллы был  поистине ужасен.  Правда,  черты его  были  правильны и
гармоничны:  высокий лоб,  крупный нос с раздувающимися ноздрями, словно у
льва,  рот несколько большой, с выпуклыми властными губами. Его можно было
бы  назвать даже  красивым,  в  особенности представив себе  эти  черты  в
обрамлении  густых  белокурых  волос  с   рыжеватым  оттенком;   лицо  это
освещалось серо-голубыми глазами, живыми, глубокими и проницательными. Это
были светлые орлиные зеницы,  но нередко они походили и на глаза гиены;  в
жестоком их взгляде можно было прочесть желание повелевать и жажду крови.
   Когда Сулла воевал в Азии против Митридата, его попросили уладить спор,
возникший  между  царем  каппадокийским  Ариобарзаном  и царем парфянским,
отправившим   к   нему  своего  посла  Оробаза.  Сулла  был  тогда  только
проконсулом, но, желая, чтобы первенство оставалось за Римом, а также и за
ним  самим,  Суллой,  он,  явившись  на аудиенцию, сел в среднее кресло из
трех,  поставленных  в  зале, ничуть не сомневаясь, что это почетное место
предназначено именно ему; по правую руку он посадил Оробаза, представителя
наиболее  могущественного  царя  Азии,  по левую - Ариобарзана. Парфянский
царь   почувствовал  себя  настолько  оскорбленным  и  униженным,  что  по
возвращении  Оробаза  казнил  его.  В  посольской  свите Оробаза был некий
халдеец,  знаток  магии,  который  по  лицам  людей  определял их душевные
способности.  Всматриваясь  в  черты  Суллы,  он  подивился выразительному
блеску его звериных глаз и сказал: "Этот человек непременно будет великим,
и  я  удивлен,  как  он  терпит,  что  до сих пор еще не стал первым среди
людей".
   Возвращаясь  к  Сулле,  портрет  которого  мы здесь набросали, нам надо
объяснить,  почему мы назвали его лицо ужасным; оно было поистине ужасным:
покрытое  какой-то  грязноватой  сыпью,  с  рассеянными  там  и сям белыми
пятнами,  оно было похоже, согласно злой остроте одного афинского шутника,
на лицо мавра, осыпанное мукой.
   Если лицо Суллы было таким в молодости, то легко понять, каким страшным
оно стало с  годами;  в  жилах диктатора текла дурная золотушная кровь,  а
оргии,  которым он  усердно предавался,  обострили болезнь.  Белые пятна и
струпья,  уродовавшие его лицо,  увеличились числом,  и  теперь уж все его
тело было усеяно гнойными прыщами и язвами.
   Ступая медленно,  с  видом пресыщенного человека,  Сулла вошел в  цирк.
Вместо национального паллия или же традиционной тоги на нем была наброшена
поверх  туники  из  белоснежной шерсти,  затканной  золотыми  арабесками и
узорами,  нарядная хламида огненно-красного цвета, отороченная золотом; на
правом плече она скреплялась золотой застежкой,  в  которую были вправлены
драгоценные камни,  искрившиеся и  переливавшиеся в  лучах солнца.  Сулла,
презиравший весь род людской,  и в особенности своих сограждан, был первым
из  немногих,  надевших греческую хламиду.  У  него  была палка с  золотым
набалдашником,  на котором с величайшим искусством был выгравирован эпизод
из  битвы  под  Орхоменом в  Беотии,  где  Сулла  разбил наголову Архелая,
наместника Митридата.  Резчик  изобразил,  как  коленопреклоненный Архелай
сдается Сулле.  На  безымянном пальце правой руки  диктатора было кольцо с
большой камеей из кроваво-красной яшмы, оправленной в золото; на камне был
изображен акт выдачи Бокхом царя Югурты.  Сулла носил это кольцо не снимая
до   дня  триумфа  Гая  Мария  и   постоянно  хвастался  им,   что  вполне
соответствовало его  характеру.  Это кольцо стало первой искрой,  зажегшей
пламя пагубного раздора между Суллой и Марием.
   При громе рукоплесканий сардоническая улыбка искривила губы Суллы, и он
вполголоса произнес:
   - Рукоплещите, рукоплещите, глупые бараны!
   В  это  время консулы подали сигнал к  началу зрелищ;  сто  гладиаторов
вышли из камер и колонной двинулись по арене.
   В  первом  ряду  выступали ретиарий и  мирмиллон,  которые должны  были
сражаться первыми,  и  хотя недалека была та  минута,  когда одному из них
было суждено убить другого,  они шли,  спокойно беседуя. За ними следовало
девять лаквеаторов,  в  руках они держали трезубцы и сети,  которые должны
были накидывать на девятерых секуторов,  вооруженных щитами и мечами; если
секуторы  не   попадали  в   сети   лаквеаторов,   последние  преследовали
спасавшихся бегством секуторов.
   Вслед за  этими девятью парами шли тридцать пар гладиаторов:  сражаться
должны были по тридцать бойцов с  каждой стороны,  как бы повторяя в малых
размерах  настоящее  сражение.  Тридцать  из  них  были  фракийцы,  другие
тридцать  -   самниты;  все  -  красивые  и  молодые,  рослые,  сильные  и
мужественные люди.
   Гордые фракийцы были вооружены короткими, кривыми мечами; в руках у них
были небольшие квадратные щиты с выпуклой поверхностью, на головах - шлемы
без забрала;  это было их национальное вооружение. Все они были в коротких
ярко-красных туниках,  на  их  шлемах развевались по  два  черных пера.  У
тридцати самнитов было  вооружение воинов  народа Самния:  короткий прямой
меч,  небольшой  закрытый  шлем  с  крыльями,  маленький квадратный щит  и
железный  наручник,  закрывавший правую  руку,  не  защищенную  щитом,  и,
наконец,  наколенник,  который защищал левую ногу.  Самниты были в голубых
туниках, на шлемах у них развевались белые перья.
   Шествие завершали десять пар андабатов в  белых туниках;  вооружены они
были только короткими клинками,  скорее похожими на ножи,  чем на мечи; на
головах их были шлемы с опущенными глухими забралами,  в которых прорезаны
были неправильно расположенные и чрезвычайно маленькие отверстия для глаз.
Эти  двадцать несчастных,  брошенных на  арену,  сражаясь друг  с  другом,
словно  играли в  жмурки;  они  долго  развлекали публику,  вызывая взрывы
хохота,  до  тех  пор,  пока  лорарии,  подгоняя  противников раскаленными
железными прутьями,  не  сталкивали их  вплотную,  чтобы они  убивали друг
друга.
   Сто  гладиаторов обходили арену  под  рукоплескания и  крики  зрителей.
Подойдя к  тому месту,  где  сидел Сулла,  они подняли голову и,  согласно
наставлению, данному ланистой Акцианом, воскликнули хором:
   - Привет тебе, диктатор!
   - Ну  что  ж,  хороши!  -  заметил Сулла,  обращаясь к  окружающим.  Он
осматривал дефилировавших мимо  него гладиаторов опытным глазом победителя
во многих сражениях.  -  Храбрые и  сильные юноши!  Нам предстоит красивое
зрелище.  Горе Акциану, если будет иначе! За эти пятьдесят пар гладиаторов
он взял с меня двести двадцать тысяч сестерций, мошенник!
   Процессия гладиаторов обошла  арену  цирка  и,  приветствовав консулов,
вернулась в камеры.  На арене,  сверкающей,  как серебро, остались лицом к
лицу только два человека: мирмиллон и ретиарий.
   Все затихло,  и глаза зрителей устремились на двух гладиаторов, готовых
к схватке.  Мирмиллон, галл по происхождению, белокурый, высокий, ловкий и
сильный красавец,  в одной руке держал небольшой щит, а в другой - широкий
и  короткий меч,  на голове у него был шлем,  увенчанный серебряной рыбой.
Ретиарий,  вооруженный только трезубцем и. сетью, одетый в простую голубую
тунику,  стоял в двадцати шагах от мирмиллона и,  казалось, обдумывал, как
лучше поймать его в сеть.  Мирмиллон, подавшись корпусом вперед и опираясь
на вытянутую левую ногу, держал меч почти прижатым к правому бедру, ожидая
нападения.
   Внезапно,  сделав огромный прыжок, ретиарий очутился в нескольких шагах
от  мирмиллона и  с  быстротою молнии бросил на  противника сеть.  Но  тот
отскочил и, пригнувшись к самой земле, увернулся от сети, затем ринулся на
ретиария,  который,  поняв  свой  промах,  пустился  стремительно  бежать.
Мирмиллон бросился преследовать его,  но  ретиарий,  более ловкий,  описав
полный круг, успел добежать до того места, где лежала сеть, и подобрал ее.
Едва он выпрямился,  как мирмиллон настиг его, и в тот миг, когда он готов
был  обрушить  на  ретиария  страшный  удар,  тот  повернулся и  кинул  на
противника сеть,  но мирмиллон на четвереньках отполз в  сторону,  быстрым
прыжком вскочил на  ноги,  и  ретиарий,  уже направивший на него трезубец,
только царапнул остриями по  щиту  галла.  Тогда  ретиарий снова  бросился
бежать.
   Толпа  недовольно загудела:  она  считала  себя  оскорбленной тем,  что
гладиатор осмелился выступать в  цирке,  не  умея  в  совершенстве владеть
сетью.
   На этот раз мирмиллон,  вместо того чтобы бежать за ретиарием, повернул
в ту сторону,  откуда мог ожидать приближения противника,  и остановился в
нескольких шагах от сети. Ретиарий, разгадав его маневр, помчался обратно,
держась около "хребта" арены. Добежав до Триумфальных ворот, он перескочил
хребет и  очутился в  другой части  цирка,  около  своей сети.  Мирмиллон,
поджидавший его тут,  набросился на него и  стал наносить удары,  а тысячи
голосов кричали в ярости:
   - Бей его,  бей!  Убей ретиария!  Убей разиню!  Убей труса! Убей, убей!
Пошли его ловить лягушек на берегах Ахеронта!
   Ободренный криками толпы,  мирмиллон продолжал наступать на ретиария, а
тот,   сильно  побледнев,   старался  держать  противника  на  расстоянии,
размахивал трезубцем,  кружил  вокруг  мирмиллона,  напрягая  все  силы  и
стараясь схватить свою сеть.
   Неожиданно  мирмиллон,  подняв  левую  руку,  отбил  щитом  трезубец  и
проскользнул под ним; его меч готов был поразить грудь ретиария, как вдруг
последний ударил трезубцем по щиту противника и  бросился к  сети,  однако
недостаточно ловко  и  быстро:  меч  мирмиллона ранил его  в  левое плечо,
брызнула сильной струёй кровь.  Но  ретиарий все же убежал со своей сетью;
сделав шагов тридцать, он повернулся к противнику и громко закричал:
   - Рана легкая! Пустяки!..
   Минуту спустя он стал напевать:

   Приди, приди, красавец галл.
   Я не тебя ищу, а рыбу...
   Приди, приди, красавец галл!

   Веселый взрыв  смеха послышался после строфы,  пропетой ретиарием;  его
хитрая   выдумка  удалась:   он   завоевал  симпатии  публики;   раздались
аплодисменты в честь безоружного,  раненого,  истекающего кровью человека,
которому жизненный инстинкт подсказал,  что  надо  найти в  себе  мужество
шутить и смеяться.
   Взбешенный насмешками противника,  загоревшись завистью, ибо толпа явно
выказывала теперь симпатию к  ретиарию,  мирмиллон с яростью набросился на
него. Но ретиарий, отступая прыжками и ловко избегая ударов, крикнул:
   - Приди, галл! Сегодня вечером я пошлю доброму Харону жареную рыбу!
   Эта  новая шутка еще больше развеселила толпу и вызвала новое нападение
мирмиллона.  На  этот  раз ретиарий очень удачно набросил, свою сеть - его
враг запутался в ней. Толпа неистово рукоплескала.
   Мирмиллон,  стараясь  освободиться,  все  больше  запутывался  в  сети;
зрители  громко  хохотали.  Ретиарий  помчался к  тому  месту,  где  лежал
трезубец, поднял его и, возвращаясь бегом, закричал:
   - Харон получит рыбу! Харон получит рыбу!
   Однако  когда он приблизился к своему противнику, тот отчаянным усилием
могучих рук разорвал сеть, и она упала к его ногам, освободив ему руки. Он
мог теперь встретить нападение врага, но двигаться ему было невозможно.
   Толпа  снова  разразилась рукоплесканиями.  Она  напряженно следила  за
каждым движением, за каждым приемом противников. Исход поединка зависел от
любой случайности.  Лишь только мирмиллон разорвал сеть, ретиарий подбежал
к нему и,  изловчившись,  нанес сильный удар трезубцем.  Мирмиллон отразил
удар с такой силой,  что щит разлетелся на куски.  Трезубец все-таки ранил
гладиатора,  брызнула кровь - на его обнаженной руке были теперь три раны.
Но  почти  в  то  же  мгновение мирмиллон схватил левой  рукой трезубец и,
бросившись всей  тяжестью тела на  противника,  вонзил ему  лезвие меча до
половины в  правое  бедро.  Раненый  ретиарий,  оставив  трезубец в  руках
противника,  побежал, обагряя кровью арену, и, сделав шагов сорок, упал на
колено,  затем  рухнул  навзничь.  Мирмиллон,  увлеченный  силой  удара  и
тяжестью своего тела,  тоже свалился,  затем поднялся,  высвободил ноги из
сетей и ринулся на упавшего противника.
   Толпа бешено рукоплескала в эти последние минуты борьбы, рукоплескала и
тогда,  когда  ретиарий,  опираясь на  локоть  левой  руки,  приподнялся и
обратил  к  зрителям  свое  лицо,   покрытое  мертвенной  бледностью.   Он
приготовился  бесстрашно  и   достойно  встретить  смерть  и  обратился  к
зрителям,  прося даровать ему жизнь не потому,  что надеялся спасти ее,  а
только следуя обычаю.
   Мирмиллон поставил ногу на тело противника и  приложил меч к его груди;
подняв голову, он обводил глазами амфитеатр, чтобы узнать волю зрителей.
   Свыше  девяноста  тысяч  мужчин,  женщин и детей опустили большой палец
правой  руки  книзу:  это  был  знак  смерти,  и  меньше  пятнадцати тысяч
добросердечных  людей  подняли  руку,  сжав  ее в кулак и подогнув большой
палец, - в знак того, что побежденному гладиатору даруется жизнь.
   Среди  девяноста  тысяч  человек,  обрекших  ретиария на смерть, были и
непорочные,   милосердные   весталки,  желавшие  доставить  себе  невинное
удовольствие: зрелище смерти несчастного гладиатора.
   Мирмиллон уже приготовился прикончить ретиария,  как вдруг тот, схватив
меч  противника,  с  силой вонзил его  себе  в  сердце по  самую рукоятку.
Мирмиллон быстро  вытащил меч,  покрытый дымящейся кровью.  Тело  ретиария
выгнулось в жестокой агонии, он крикнул страшным голосом, в котором уже не
было ничего человеческого:
   - Проклятые! - и мертвым упал навзничь.






   Зрители  неистово  аплодировали.  Все  принялись обсуждать происшедшее;
цирк гудел сотней тысяч голосов.
   Мирмиллон  вернулся в камеру, откуда вышли Плутон, Меркурий и служители
цирка;  они  крюками  вытащили  с арены труп ретиария через Ворота смерти,
прикоснувшись  предварительно  раскаленным  железом к телу умершего, чтобы
удостовериться  в  его  смерти. Из небольших мешков, наполненных блестящим
порошком   толченого   мрамора,   доставленного  из  соседних  Тиволийских
карьеров,  засыпали  то  место, где оставалась большая лужа крови, и арена
снова засверкала, как серебро, под лучами солнца.
   Толпа рукоплескала и выкрикивала:
   - Да здравствует Сулла!
   Сулла повернулся к своему соседу,  Гнею Корнелию Долабелле, бывшему два
года назад консулом, и сказал:
   - Клянусь Аполлоном Дельфийским,  моим покровителем,  вот подлая чернь!
Ты думаешь, она рукоплещет мне?.. Нет, моим поварам, приготовившим для них
вчера вкусное и обильное угощение.
   - Почему ты не занял место на оппидуме? - спросил Гней Долабелла.
   - Не думаешь ли ты, что от этого возрастет моя слава? - ответил Сулла и
тут же добавил:  - А ведь товар, проданный мне ланистой Акцианом, недурен,
а?
   -  О  как  ты  щедр, как ты велик! - воскликнул сидевший рядом с Суллой
сенатор Тит Аквиций.
   - Да поразит Юпитер-громовержец всех подлых льстецов! - вскричал бывший
диктатор и, в ярости схватившись рукой за плечо, стал усиленно чесать его,
пытаясь   заглушить  мучительный  зуд,  похожий  на  укусы  отвратительных
паразитов.
   Через минуту он добавил:
   - Я отказался от власти, ушел от дел, а вы все еще видите во мне своего
господина! Презренные, вы можете жить только рабами!
   - Не все,  о Сулла,  рождены для рабства,  - смело возразил патриций из
свиты Суллы, сидевший неподалеку от него.
   Этот бесстрашный человек был Луций Сергии Катилина.  В  ту пору ему шел
двадцать седьмой год. Природа наделила его высоким ростом, могучей грудью,
широкими плечами, крепкими мышцами рук и ног. У него была большая голова с
целой  копной  черных  вьющихся  волос,   широкое  в  висках,   смуглое  и
мужественное лицо с энергичными чертами; пересекая большой лоб, спускалась
к  самой  переносице толстая  набухшая  вена;  темно-серые  глаза  хранили
выражение  жестокости,   а  нервное  подергивание,  пробегавшее  по  этому
властному,   решительному  лицу,   раскрывало   внимательному  наблюдателю
малейшие движения души Катилины.
   К  тому  времени,  о  котором  повествуется  в этой книге, Луций Сергий
Катилина  снискал  славу страшного человека, все боялись его вспыльчивого,
необузданного нрава. Он убил патриция Гратидиана, когда тот спокойно гулял
по  берегу  Тибра,  - убил только потому, что тот отказался дать под залог
имущества  Катилины  крупную  сумму  денег, нужную ему для уплаты огромных
долгов:   из-за   этих  долгов  Катилина  не  мог  получить  ни  одной  из
государственных   должностей,   на   которые   притязал.   То  было  время
проскрипций,  когда  ненасытная  жестокость Суллы утопила Рим в крови. Имя
Гратидиана  не  значилось в проскрипционных списках, - более того, он даже
был  сторонником  Суллы,  но  был  он  очень  богат,  а  имущество  людей,
занесенных  в  проскрипционные  списки,  подлежало  конфискации.  И  когда
Катилина  притащил  в  курию, где заседал сенат, труп Гратидиана и, бросив
его к ногам диктатора, заявил, что он убил этого человека, как врага Суллы
и  врага  родины,  диктатор  оказался  не  очень щепетильным: он посмотрел
сквозь  пальцы  на  убийство,  обратив  все  свое  внимание  на  несметные
богатства убитого.
   Вскоре после этого Катилина поссорился со  своим братом,  оба  обнажили
мечи,  но  Сергий Катилина,  отличавшийся необычайной силой,  был так же и
первым фехтовальщиком в  Риме.  Он убил брата,  наследовал его имущество и
тем спасся от разорения, к которому его привели расточительность, кутежи и
разврат.  Сулла и на сей раз постарался ничего не заметить,  квесторы тоже
не стали придираться к братоубийце.
   В ответ на смелые слова Катилины Луций Корнелий Сулла спокойно повернул
голову в его сторону и сказал:
   - А как ты думаешь,  Катилина?  Сколько в Риме граждан столь же смелых,
как ты,  и обладающих такой же,  как ты,  широтой души и в добродетели и в
пороках?
   - Не могу я,  о прославленный Сулла,  -  ответил Катилина, - глядеть на
людей и взвешивать события с высоты твоего величия.  Знаю только, что я от
рождения люблю свободу и  не выношу никаких уз.  И прямо скажу -  ненавижу
тиранию,  хотя  бы  она  скрывалась под  маской великодушия,  хотя  бы  ею
пользовались лицемерно,  якобы для блага родины.  А ведь родина наша, даже
раздираемая мятежами и  междоусобными войнами,  жила бы  лучше под властью
многих,  чем под деспотической властью одного!  И, не входя в разбор твоих
действий,  скажу тебе  откровенно,  что  я,  как  и  прежде,  порицаю твою
диктатуру.  Я  верю,  я  хочу верить,  что в Риме есть еще немало граждан,
готовых претерпеть любые  муки,  лишь  бы  снова не  подпасть под  тиранию
одного человека,  если  он  не  будет называться Луцием Корнелием Суллой и
чело его не будет увенчано,  как твое,  лаврами победы в сотнях сражений и
если его диктатура хотя бы отчасти не будет оправдана,  как была оправдана
твоя диктатура, преступными деяниями Мария, Карбона и Цинны.
   - Так почему же,  -  спокойно спросил Сулла с  еле заметной насмешливой
улыбкой, - почему же вы не призываете меня на суд перед свободным народом?
Я  отказался от  диктатуры.  Почему же  мне  не  было  предъявлено никаких
обвинений? Почему вы не потребовали отчета в моих действиях?
   -  Дабы  не видеть снова убийств и траура, которые в течение десяти лет
омрачали  Рим...  Но  не будем говорить об этом, в мои намерения не входит
обвинять  тебя: ты, быть может, совершил немало ошибок, зато ты совершил и
много  славных  подвигов;  воспоминания  о  них не перестают волновать мою
душу, ибо, как и ты, Сулла, я жажду славы и могущества. А скажи все же, не
кажется  ли  тебе,  что  в жилах римского народа все еще течет кровь наших
великих  и  свободных  предков? Вспомни, как несколько месяцев назад, ты в
курии,  при  всем  сенате,  добровольно  сложил  с себя власть и, отпустив
ликторов  и  воинов,  направился  с  друзьями домой - и как вдруг какой-то
неизвестный  юноша  стал  бесчестить и поносить тебя за то, что ты отнял у
Рима  свободу,  истребил и ограбил его граждан и стал их тираном! О Сулла,
согласись, что нужно обладать непреклонным мужеством, чтобы произнести все
то,  что  сказал  он,  -  ведь  тебе достаточно было только подать знак, и
смельчак  тотчас поплатился бы жизнью! Ты поступил великодушно, - я говорю
это  не  из  лести:  Катилина  не  умеет  и не желает льстить никому, даже
всемогущему  Юпитеру!  -  ты  поступил  великодушно, не наказав его. Но ты
согласен  со  мной:  если  у нас существуют безвестные юноши, способные на
такой  поступок,  -  я так жалею, что не узнал, кто он, - то есть надежда,
что отечество и республика еще могут быть спасены!
   - Да,  это  был,  конечно,  отважный поступок,  а  я  всегда восхищался
мужеством и  любил храбрецов.  Я  не  захотел мстить смельчаку за  обиду и
стерпел все его оскорбления и  поношения.  Знаешь ли ты,  Катилина,  какие
последствия будут иметь поступок и слова этого юноши?
   - Какие?  -  спросил Сергий Катилина,  устремив испытующий взор в глаза
диктатора, затуманенные в этот момент.
   - Отныне,  -  ответил Сулла,  -  никто из  тех,  кому удастся захватить
власть в республике, не пожелает от нее отказаться.
   Катилина в раздумье опустил голову,  затем,  овладев собой, поднял ее и
сказал:
   - Найдется ли  еще  кто-нибудь,  кто сумеет и  захочет захватить высшую
власть?
   - Ну... - произнес, иронически улыбаясь, Сулла. - Видишь толпы рабов? -
И  он  указал на ряды амфитеатра,  переполненные народом.  -  В  рабах нет
недостатка... Найдутся и господа.
   Весь  этот  разговор  происходил под аккомпанемент бурных рукоплесканий
толпы,  увлеченной  кровопролитным  сражением происходившим на арене между
лаквеаторами и секуторами; вскоре оно завершилось смертью семи лаквеаторов
и  пяти  секуторов.  Оставшиеся  в  живых гладиаторы, раненые и истекающие
кровью,  удалились  в  камеры,  а  зрители бешено аплодировали, смеялись и
весело шутили.
   В  то  время  когда  лорарии вытаскивали из  цирка  двенадцать трупов и
уничтожали  следы  крови  на  арене,  Валерия,  внимательно наблюдавшая за
Суллой,  который сидел  неподалеку от  нее,  вдруг поднялась и,  подойдя к
диктатору сзади,  выдернула шерстяную нитку из его хламиды. Удивленный, он
обернулся и, сверкнув своими звериными глазами, принялся рассматривать ту,
которая прикоснулась к нему.
   - Не  гневайся,  диктатор!  Я  выдернула эту нитку,  чтобы иметь долю в
твоем счастье, - произнесла Валерия с чарующей улыбкой.
   Почтительно приветствуя его,  она,  по обычаю,  поднесла руку к губам и
направилась к своему месту. Сулла, весьма польщенный ее любезными словами,
учтиво поклонился и,  повернув голову, проводил красавицу долгим взглядом,
которому постарался придать ласковое выражение.
   - Кто это? - спросил Сулла, опять повернувшись в сторону арены.
   - Это Валерия, - ответил Гней Корнелий Долабелла, - дочь Мессалы.
   - А-а!.. - заметил Сулла. - Сестра Квинта Гортензия?
   - Именно.
   И   Сулла  вновь  повернулся  к  Валерии,   которая  смотрела  на  него
влюбленными глазами.
   Гортензий встал со своего места и пересел поближе к Марку Крассу, очень
богатому  патрицию,  известному  своей  скупостью  и  честолюбием -  двумя
противоречивыми  страстями,   прекрасно  уживавшимися,   однако,   в  этой
своеобразной натуре.
   Марк Красс сидел неподалеку от гречанки необыкновенной красоты; так как
ей  предстоит играть большую роль  в  нашем  повествовании,  задержимся на
мгновение и поглядим на нее.
   Звалась  эта  девушка  Эвтибидой;  по  покрою  одежды  в ней можно было
признать  гречанку;  сразу бросалась в глаза красота ее высокой и стройной
фигуры.  Талия была так тонка, что, казалось, ее можно было охватить Двумя
руками.  Прелестное лицо поражало алебастровой белизной, оттененной нежным
румянцем. Изящной формы лоб обрамляли кольца рыжих пушистых волос. Большие
миндалевидные  глаза  цвета  морской  волны  горели сладострастным огнем и
непреодолимо  влекли к себе. Чуть вздернутый, красиво очерченный носик как
будто подчеркивал выражение дерзкой смелости, запечатлевшейся в ее чертах.
Меж   полуоткрытых,   чувственных  и  слегка  влажных  алых  губ  сверкали
белоснежные   зубы   -  настоящие  жемчужины,  соперничавшие  прелестью  с
очаровательной   ямочкой  на  маленьком  округлом  подбородке.  Белая  шея
казалось  изваянной  из  мрамора,  плечи  были  достойны Юноны, грудь была
упругая  и  высокая,  и  пышность  ее  не вязалась с тонкой талией, но это
придавало  гречанке еще больше привлекательности. Кисти обнаженных точеных
рук и ступни ног были крошечные, как у ребенка.
   Поверх  короткой  туники  из  тончайшей белой  ткани,  густо  затканной
серебряными  звездочками и  уложенной  изящными  складками,  под  которыми
угадывались, а иногда просвечивали скульптурные формы девушки, был накинут
паллий из  голубой шерсти,  тоже  весь  в  звездочках.  Надо  лбом  волосы
скрепляла  небольшая диадема.  В  маленькие уши  были  вдеты  две  крупные
жемчужины со  сверкающими подвесками из  сапфиров в  форме звездочек.  Шею
обвивало жемчужное ожерелье, с которого на полуобнаженную грудь спускалась
большая  сапфировая звезда.  Руки  украшали  четыре  серебряных браслета с
выгравированными на  них  цветами  и  листьями.  Талию  охватывал обруч  с
острым,  угловатым концом,  тоже  из  драгоценного металла.  На  маленьких
розовых ножках были короткие котурны, состоявшие из подошвы и двух полосок
голубой  кожи,  пересекавшихся  у  щиколоток;  выше  щиколоток  ноги  были
схвачены двумя серебряными ножными браслетами тончайшей чеканной работы.
   Девушке этой было не более двадцати четырех лет.  Она была хороша собой
и  изысканно  одета;  все  в  ней  прельщало и  манило.  Казалось,  Венера
Пафосская сошла с  Олимпа,  чтобы доставить наслаждение смертным лицезреть
ее чудесную красоту.
   Такова была  юная Эвтибида,  неподалеку от  которой сел  Марк Красс,  с
восторгом любовавшийся ею.
   Когда к нему подошел Гортензий,  Красс всей душой предавался созерцанию
очаровательной девушки.  Красавица же,  явно скучая,  в эту минуту зевала,
открыв  маленький  ротик;  правой  рукой  она  играла  сапфировой звездой,
искрившейся на ее груди.
   Крассу  исполнилось  тридцать  два  года;  он был выше среднего роста и
крепкого  сложения,  но склонен к тучности. На могучей шее сидела довольно
крупная    голова,    гармонировавшая    с    мощным   телом,   но   лицо,
бронзово-золотистого  оттенка,  было худым; черты лица мужественные, чисто
римского  склада  -  орлиный нос, выдающийся, резко очерченный подбородок;
глаза  серые,  с  желтизной,  -  они  то блестели необычайно ярко, то были
неподвижны,   бесцветны,   как  будто  угасали.  Родовитость,  необычайное
красноречие,  огромное  богатство, приветливость и учтивость завоевали ему
не  только  известность,  но  и  славу  и влиятельность. К тому времени, с
которого начинается наше повествование, он уже не раз доблестно сражался в
гражданской  войне  на  стороне Суллы и занимал различные административные
посты.
   - Здравствуй,  Марк Красс,  - сказал Гортензий, выводя его из состояния
оцепенения. - Ты, видимо, погружен в созерцание звезд?
   - Ты угадал, клянусь Геркулесом! - ответил Красс. - Эта...
   - Эта? Которая?
   - Вон та красавица гречанка, которая сидит двумя рядами выше нас...
   - А! Я тоже заметил ее... Это Эвтибида.
   - Эвтибида? Что ты хочешь этим сказать?
   - Ничего.  Я  назвал  тебе  ее  имя...  Она  действительно  гречанка...
куртизанка... - сказал Гортензий, усаживаясь рядом с Крассом.
   - Куртизанка?  А  по  виду  настоящая богиня.  Сама  Венера?..  Клянусь
Геркулесом,  я  не  могу представить более совершенного воплощения красоты
прославленной дочери Юпитера.
   - Ты прав, - улыбаясь, сказал Гортензий. - Но разве жена Вулкана так уж
недоступна?  Разве  не  дарит  она  щедро свои  милости и  сокровища своей
красоты  богам,  полубогам,  а  временами даже  и  простым смертным,  если
кому-нибудь выпало счастье понравиться ей?
   - А где она живет?
   - На Священной улице... около храма Верхнего Януса.
   Видя,  что  Красс не  слушает его  и,  погрузившись в  свои мысли,  все
смотрит, как зачарованный, на прекрасную Эвтибиду, он добавил:
   - Стоит ли  тебе сходить с  ума по этой женщине,  когда тебе достаточно
истратить одну  только тысячную Долю твоих богатств,  чтобы подарить ей  в
собственность дом, в котором она живет!
   Глаза Красса вспыхнули огнем, каким они иногда загорались, но он тут же
погас, и, обернувшись к Гортензию, Красс спросил:
   - Тебе надо поговорить со мной?
   - Да, о тяжбе с банкиром Трабулоном.
   - Я слушаю тебя.
   Пока  они  беседовали  об  упомянутой Гортензием тяжбе  и  пока  Сулла,
несколько месяцев назад похоронивший свою  четвертую жену Цецилию Метеллу,
а  теперь вновь попавший в  сети Амура,  затевал на пятьдесят девятом году
жизни позднюю любовную игру с прекрасной Валерией,  послышался звук трубы.
Это  был  сигнал  к  началу  боя  между  тридцатью фракийцами и  тридцатью
самнитами, уже построенными в ряды друг против друга.
   Разговоры,  шум,  смех  прекратились;  все  взоры  были  устремлены  на
сражающихся.  Первое  столкновение  было  ужасно:  среди  глубокой тишины,
царившей в цирке, резко прозвучали удары мечей по щитам, по арене полетели
перья,  осколки  шлемов,  куски  разбитых  щитов,  а  возбужденные, тяжело
дышавшие  гладиаторы  наносили друг другу удар за ударом. Не прошло и пяти
минут  после  начала  боя,  а  на арене уже лилась кровь: трое гладиаторов
корчились на земле в агонии, а сражающиеся топтали их ногами.
   Невозможно ни описать, ни вообразить себе напряжение, с которым зрители
следили за  кровавыми перипетиями этого боя.  О  нем  можно составить себе
лишь слабое представление,  судя по тому, что восемьдесят тысяч человек из
числа собравшихся в  цирке бились об заклад на сумму от десяти до двадцати
сестерциев и  даже до пятидесяти талантов,  смотря по своему состоянию,  -
одни  держали пари  за  пурпурно-красных фракийцев,  другие -  за  голубых
самнитов.
   По мере того как ряды гладиаторов редели,  все чаще и  чаще раздавались
рукоплескания и громкие поощрительные возгласы.
   По прошествии одного часа сражение уже подходило к концу. По всей арене
то  тут,  то  там  лежали  пятьдесят гладиаторов,  убитые  или  смертельно
раненные;   умирающие   корчились   в   судорогах   агонии   и   испускали
душераздирающие крики.
   Зрители,  державшие пари  за  самнитов,  казалось,  могли  быть  вполне
уверены в их победе.  Семеро самнитов окружили и теснили трех оставшихся в
живых фракийцев,  последние же, тесно став спиной друг к другу, образовали
треугольник  и   оказывали  яростное   сопротивление  превосходящим  силам
самнитов.
   Среди  трех, еще живых, фракийцев был Спартак. Его атлетическая фигура,
поразительная  сила  крепких  мышц,  совершенная гармония всех линий тела,
несокрушимая,  непреодолимая  храбрость, несомненно, должны были выдвинуть
этого  человека,  особенно  в  ту эпоху, когда физическая сила и твердость
характера являлись главным условием успеха в жизни.
   Спартаку исполнилось тридцать лет,  и  все  те  выдающиеся качества,  о
которых мы говорили,  сочетались в  нем с образованностью,  редкой для его
общественного положения,  с  возвышенным образом  мыслей,  благородством и
величием души, блестящие доказательства которых он давал не раз.
   Длинные  белокурые  волосы  и  густая  борода  обрамляли  его  красивое
мужественное лицо  с  правильными чертами,  озаренное светом голубых глаз,
полных жизни, чувства, огня; они придавали его лицу, когда он был спокоен,
выражение  какой-то  печальной  доброты.   Но  в  бою  Спартак  совершенно
преобразился:  на  арене  цирка сражался гладиатор с  искаженным от  гнева
лицом, глаза его метали молнии, вид его был ужасен.
   Спартак  родился  во  Фракии,  в  Родопских  горах.  Он сражался против
римлян,  вторгшихся  в его страну, попал в плен и за свою силу и храбрость
был  зачислен  в  легион,  где  проявил необычайную доблесть. Затем он так
отличился  в  войне  против  Митридата  и  его союзников, что был назначен
деканом  -  начальником  отряда  из  десяти  человек,  и заслужил почетную
награду  -  гражданский  венок. Но когда римляне снова начали войну против
фракийцев, Спартак бежал и стал сражаться в рядах соотечественников против
римлян.  Раненный,  он  снова попал в плен к своим врагам; смертная казнь,
предписанная законом, была заменена ему службой гладиатором. Он был продан
одному ланисте, впоследствии перепродавшему его Акциану.
   Прошло  не  более  двух  лет  с  тех  пор,  как  Спартак попал  в  ряды
гладиаторов; со своим первым ланистой он объездил почти все города Италии,
участвовал более чем в  ста боях и  ни разу не был серьезно ранен.  Другие
гладиаторы  тоже  были  мужественны  и   сильны,   но   Спартак  настолько
превосходил  их,  что  постоянно  оставался  победителем и  заслужил  себе
великую славу во всех амфитеатрах и цирках Италии.
   Акциан купил его за очень большие деньги -  двенадцать тысяч сестерций.
Спартак принадлежал ему уже шесть месяцев,  но  Акциан ни разу не выпускал
его  в  римских  амфитеатрах  -   то  ли  потому,  что  высоко  Ценил  как
преподавателя фехтования,  борьбы и  гимнастики в своей школе гладиаторов,
то  ли  потому,  что он  слишком дорого обошелся ему,  чтобы рисковать его
жизнью: в случае смерти Спартака плата за него не возместила бы понесенных
ланистой убытков.
   Теперь  Акциан  впервые  выпустил  Спартака  на арену цирка, потому что
Сулла  заплатил  за  сто  гладиаторов,  отобранных  для  боя  в этот день,
огромную  сумму  -  в двести двадцать тысяч сестерций и такая щедрая плата
покрывала  убыток, который ланиста мог понести в случае смерти Спартака. И
все   же,  несмотря  на  то  что  гладиаторы,  оставшиеся  в  живых  после
состязаний,  поступали  в  собственность ланисты, исключая тех, кому народ
даровал  свободу,  Акциан,  взволнованный  и  бледный, опершись на одну из
дверей  камеры,  следил  за  последними  моментами  борьбы;  для того, кто
захотел  бы  понаблюдать  за ним, конечно, не могло бы пройти незамеченным
его беспокойство за Спартака. Он напряженно следил за каждым движением, за
каждым ударом, нанесенным или отбитым фракийцем.
   - Смелее,  смелее, самниты! - кричали тысячи зрителей, державших за них
пари.
   - Бейте их! Рубите этих трех варваров!
   - Задай им, Небулиан! Прикончи их, Крикс! Подминай, подминай, Порфирий!
- кричали зрители, в руках которых были таблички с именами гладиаторов.
   В  ответ  на  эти  выкрики  гремел  не  менее  мощный  хор  сторонников
фракийцев;  у них,  правда,  было мало надежды, но они храбро держались за
единственную  оставшуюся  им  соломинку.   Спартак,  еще  не  раненный,  с
неповрежденным щитом 'и шлемом, как раз в этот момент пронзил мечом одного
из   окруживших  его   самнитов.   При  этом  взмахе  меча  раздался  гром
рукоплесканий и возгласы тысячи зрителей:
   - Смелее, Спартак! Браво, Спартак! Да здравствует Спартак!
   Двое других фракийцев,  которые сражались бок  о  бок с  бывшим римским
солдатом, были оба тяжело ранены; они вяло наносили и вяло отражали удары,
- силы их иссякли.
   - Защищайте мне спину! - крикнул Спартак; размахивая с быстротою молнии
своим коротким мечом,  он  вынужден был  одновременно отражать удары мечей
всех самнитов,  дружно нападавших на него.  -  Защищайте мне спину!..  Еще
немного... и мы победим!
   Голос  его  прерывался,  грудь порывисто вздымалась,  по  бледному лицу
катились крупные капли  пота.  Глаза  его  сверкали:  в  них  горела жажда
победы, гнев, отчаяние...
   Вскоре недалеко от  Спартака,  заливая арену своею кровью,  упал другой
самнит, раненный в живот, за ним тащились его кишки; он хрипел в агонии и,
неистово ругаясь, слал проклятия. Вслед за ним свалился с разбитым черепом
один из фракийцев, стоявших за спиной Спартака.
   Весь  цирк  гудел  от  рукоплесканий,  криков и  возгласов;  взоры всех
зрителей были прикованы к сражающимся,  ловили малейшее движение, малейший
жест. Луций Сергий Катилина, вскочив, стоял рядом с Суллой; он едва дышал,
не видел ничего,  кроме этой кровавой бойни, и не отрываясь смотрел на меч
Спартака, так как держал пари за фракийцев; казалось, нить его собственной
жизни была связана с этим мечом.
   Третий  самнит,  пораженный Спартаком в  сонную артерию,  последовал за
своими товарищами,  лежавшими на  арене;  в  это же мгновение и  фракиец -
последняя и  единственная поддержка Спартака,  -  пронзенный тремя мечами,
упал мертвый, даже не вскрикнув.
   По  цирку пронесся гул  огромной толпы,  похожий на  рев  зверя;  затем
наступила  такая  тишина,   что   можно  было   ясно  расслышать  тяжелое,
прерывистое дыхание  гладиаторов.  Нервное  напряжение зрителей  было  так
велико,  что вряд ли  оно могло быть сильнее,  если бы даже от исхода этой
схватки зависела судьба Рима.
   Борьба уже  длилась более  часа.  Спартак благодаря своей  непостижимой
ловкости и  удивительному искусству фехтования получил только  три  легких
раны, вернее - царапины, но теперь он оказался один против четырех сильных
противников.  Хотя  все  четверо были  ранены  более  или  менее  тяжело и
истекали кровью,  все же  они еще оставались грозными врагами,  так как их
было четверо.
   Как  ни  был  силен  и  отважен Спартак,  однако  после  гибели  своего
последнего товарища он понял, что настал смертный час.
   Вдруг  глаза его загорелись; ему пришла в голову спасительная мысль: он
решил  воспользоваться  старинной тактикой Горациев против Куриациев, - он
бросился бежать. Самниты пустились вслед за ним.
   Толпа загудела, словно пчелиный рой.
   Не  пробежав  и  пятидесяти  шагов,  Спартак  вдруг  сделал неожиданный
поворот,  обрушился  на  ближайшего  преследователя  и  вонзил ему в грудь
кривой  меч.  Самнит  закачался,  взмахнул  руками, как будто ища опоры, и
упал, а в это время Спартак, набросившись на второго врага и отражая щитом
удары  его  меча, Уложил его на месте под восторженные крики зрителей, ибо
теперь уже почти все были на стороне Фракийца.
   Как  только  самнит  упал, подоспел его товарищ - третий, весь покрытый
ранами,  самнит.  Спартак  ударил  его  щитом  по голове, не считая нужным
пустить  в  ход  меч  и,  видимо, не желая убивать его. Оглушенный ударом,
самнит  перевернулся и рухнул на арену. В это время на помощь ему поспешил
последний из его товарищей, совсем уже выбившийся из сил. Спартак напал на
него   и,   стараясь  не  наносить  ран,  несколькими  ударами  обезоружил
противника, выбив из его рук меч, потом охватил его своими мощными руками,
повалил на землю и прошептал ему на ухо:
   - Не бойся, Крикс, я надеюсь спасти тебя...
   Он стал одной ногой на грудь Крикса, а коленом другой на грудь самнита,
которого оглушил ударом щита; в этой позе он ждал решения народа.
   Единодушные,  долгие и громовые рукоплескания, словно гул от подземного
толчка, прокатились по всему цирку! Почти все зрители подняли вверх кулак,
подогнув большой палец - обоим самнитам была дарована жизнь.
   - Какой храбрый человек!  - сказал, обращаясь к Сулле, Катилина, по лбу
которого градом катился пот. - Такому сильному человеку надо было родиться
римлянином!
   Между тем слышались сотни возгласов:
   - Свободу храброму Спартаку!
   Глаза гладиатора засверкали необычным блеском; он побледнел как полотно
и  приложил руку к сердцу, как бы желая унять его бешеные удары, вызванные
этими словами, этой надеждой.
   - Свободу, свободу! - повторяли тысячи голосов.
   - Свобода!  -  прошептал еле  слышно гладиатор.  -  Свобода!..  О  боги
Олимпа,   не  допустите,  чтобы  это  оказалось  сном!  -  И  ресницы  его
увлажнились слезами.
   - Нет,  нет!  Он бежал из наших легионов,  -  раздался громкий голос, -
нельзя давать свободу дезертиру!
   И  тогда многие из  зрителей,  проигравшие пари из-за  отваги Спартака,
закричали с ненавистью:
   - Нет, нет! Он дезертир!
   По  лицу  фракийца пробежала судорога.  Он  резко повернул голову в  ту
сторону,  откуда раздался обвинительный возглас,  и стал искать глазами, в
которых сверкала ненависть, того, кто бросил это обвинение.
   Но тысячи и тысячи голосов кричали:
   - Свободу, свободу, свободу Спартаку!..
   Невозможно описать чувства гладиатора в те минуты, когда решался вопрос
всей  его  жизни;  тревога, мучительное ожидание отразились на его бледном
лице,  в  игре  мускулов  и  блеске  глаз, которые красноречиво говорили о
происходившей  в нем борьбе отчаяния и надежды. Этот человек, полтора часа
боровшийся  со  смертью и ни на одну секунду не терявший присутствия духа,
человек,  который  сражался  один  против  четверых  и не терял надежды на
спасение,  гладиатор,  убивший двенадцать или четырнадцать своих товарищей
по несчастью, не обнаруживая при этом своего волнения, вдруг почувствовал,
что у него подкосились ноги, и, чтобы не упасть без чувств на арене цирка,
он оперся о плечо одного из лорариев, явившихся убирать трупы.
   - Свободу, свободу! - продолжала неистовствовать толпа.
   - Он ее достоин! - сказал на ухо Сулле Катилина.
   - И  он  удостоится ее!  -  воскликнула Валерия,  которой в  эту минуту
восхищенно любовался Сулла.
   - Вы  этого  хотите?  -  произнес Сулла,  вопросительно глядя  в  глаза
Валерии,  светившиеся  любовью,  нежностью,  состраданием:  казалось,  она
умоляла о милости к гладиатору. - Хорошо. Да будет так!
   Сулла наклонил голову в  знак согласия,  и  Спартак получил свободу под
шумные рукоплескания зрителей.
   - Ты свободен! - сказал лорарий Спартаку. - Сулла даровал тебе свободу.
   Спартак не  отвечал,  не  двигался и  боялся  открыть глаза,  чтобы  не
улетела мечта, страшился обмана и не решался поверить своему счастью.
   - Злодей,  ты разорил меня своей храбростью! - прошептал кто-то над его
ухом.
   От  этих  слов  Спартак  очнулся,  открыл  глаза и посмотрел на ланисту
Акциана,  -  хозяин Спартака явился на арену вместе с лорариями поздравить
гладиатора,  надеясь,  что  тот  останется  его  собственностью. Теперь же
Акциан   проклинал  храбрость  фракийца:  глупейшее  милосердие  народа  и
великодушие Суллы лишили его двенадцати тысяч сестерций.
   Слова  ланисты убедили фракийца в  том,  что  это  не  сон.  Он  встал,
величественно выпрямился  во  весь  свой  гигантский  рост,  поклонился  -
сначала Сулле,  потом народу и через двери, ведущие в камеры, ушел с арены
под новый взрыв рукоплесканий.
   - Нет,  нет,  не боги создали все окружающее,  -  как раз в  эту минуту
сказал Тит Лукреций Кар, возобновляя беседу, которую он вел с юным Кассием
и молодым Гаем Меммием Гемеллом,  своим близким Другом,  сидевшим во время
зрелища  рядом  с  ним.  Гай  Меммий  Гемелл  страстно  любил  литературу,
искусство и увлекался философией.  Впоследствии Лукреций посвятил ему свою
поэму "De rerum naturae" ("О природе вещей"), над которой он размышлял уже
в это время.
   - Но кто же тогда создал мир? - спросил Кассий.
   -  Вечное  движение материи и соединение невидимых молекулярных тел. Ты
ведь видишь на земле и на небе массу возникающих тел и, не понимая скрытых
производящих начал, считаешь, что все они созданы богами. Никогда ничто не
могло и не может возникнуть из ничего.
   - Что  же  такое  тогда Юпитер,  Юнона,  Сатурн?  -  спросил пораженный
Кассий, которому очень нравилось слушать рассуждения Лукреция.
   - Да  это  все порождение людского невежества и  страха.  Я  познакомлю
тебя, милый мой мальчик, с единственно верным учением - с учением великого
Эпикура,  который  не  страшился ни  грома  небесного,  ни  землетрясений,
наводящих на  людей ужас,  ни  могущества богов,  ни  воображаемых молний.
Борясь с  закоренелыми предрассудками,  он,  полный нечеловеческой отваги,
осмелился проникнуть в  самые  сокровенные тайны природы и  в  ней  открыл
происхождение и природу вещей.
   В  эту  минуту  воспитатель  Кассия  напомнил  ему  о  приказании  отца
вернуться  домой  засветло и стал торопить его. Мальчик послушно встал; за
ним  поднялись Лукреций и Меммий, и все они стали спускаться по ступенькам
к  ближайшему  запасному  выходу. Однако, чтобы попасть туда, Кассий и его
друзья  должны  были  пройти  мимо того места, где сидел Фавст, сын Суллы;
около  него  стоял,  ласково  разговаривая с ним, Помпеи Великий, который,
оставив  оппидум,  пришел  сюда  приветствовать  знакомых матрон и друзей.
Кассий  пробежал  было  мимо  него, но вдруг, круто остановившись, сказал,
обращаясь к Фавсту:
   -  А  ну-ка, Фавст, повтори при таком знаменитом гражданине, как Помпей
Великий, безумные свои слова, которые ты произнес третьего дня в школе. Ты
ведь  говорил,  что  твой  отец очень хорошо поступил, что отнял свободу у
римлян  и  стал тираном нашей родины. Мне бы хотелось это услышать от тебя
еще раз. За эти слова я расшиб тебе кулаком лицо, и синяки еще не прошли у
тебя. Теперь я при самом Помпее вздую тебя еще раз, да покрепче!
   Такие слова и действия двенадцатилетнего мальчика,  его решительность и
железная воля не  под  стать худосочным и  безвольным людям,  которыми так
богато  наше  время.  Кассий  напрасно ждал  от  противника ответа:  Фавст
склонил голову перед удивительным мужеством мальчика,  который не побоялся
поколотить и обругать сына властителя Рима,  побуждаемый пламенной любовью
к  свободе,  горевшей  в  его  доблестном сердце.  И  Кассий,  почтительно
поклонившись Помпею, а также Меммию и Лукрецию, удалился из цирка со своим
воспитателем.
   Как  раз  в  это  время из  рядов,  расположенных над  Воротами смерти,
выходил  юноша  лет  двадцати  шести,  одетый  в  очень  длинную,  длиннее
обычного,  тогу,  которая закрывала его худые и тонкие ноги.  Он был высок
ростом и обладал величественной, внушительной внешностью, хотя лицо у него
было  болезненное и  нежное.  Встав  со  скамьи,  он  простился  со  своей
соседкой,  молодой женщиной,  окруженной поклонниками - юными патрициями и
изысканно одетыми щеголями.
   - Прощай, Галерия, - сказал юноша, целуя руку красавице.
   - Прощай,  Марк Туллий,  -  ответила она.  -  Не забудь,  послезавтра в
театре Аполлона дают "Электру" Софокла, и я там участвую. Приходи.
   - Приду обязательно.
   - Будь здоров!  Прощай,  Туллий!  -  послышалось одновременно несколько
голосов.
   - Прощай,  Цицерон,  -  сказал,  пожимая ему руку, красивый и осанистый
человек лет пятидесяти пяти, нарумяненный и надушенный.
   - Да покровительствует тебе Талия,  искуснейший Эзоп,  - ответил юноша,
пожимая руку великому актеру.
   Подойдя  к  очень  красивому человеку  лет  сорока,  сидевшему рядом  с
Галерией, он также пожал ему руку, промолвив при этом:
   - Да  реют  над  тобой  все  девять муз,  непревзойденный Квинт Росций,
любимейший из друзей моих.
   Цицерон  отошел  медленно,  с  изысканной вежливостью пробираясь сквозь
толпу, заполнившую все проходы, направился к тому месту около Триумфальных
ворот,  где,  как  он  заметил,  сидели два племянника Марка Порция Катона
Цензора.
   Группа  зрителей, с которыми простился Марк Туллий Цицерон, состояла из
служителей   искусства:  Галерии  Эмболарии,  красивой  двадцатитрехлетней
женщины   и   самой   выдающейся   актрисы   того   времени,   выступавшей
преимущественно в трагических ролях; известного трагического актера Эзопа,
несмотря  на  свои  пятьдесят пять лет всегда надушенного, нарумяненного и
нарядного, и его соперника - Квинта Росция, великого актера, заставлявшего
своей  игрой  плакать,  смеяться  и  чувствовать заодно с ним весь римский
народ; он сидел рядом с Эмболарией. Это к нему относился прощальный привет
Цицерона, исполненный горячей дружбы.
   Росцию недавно исполнилось сорок  лет.  Его  дарование достигло полного
расцвета,  он был уже очень богат. Его боготворил весь Рим, самые именитые
граждане гордились дружбой  с  ним;  Сулла,  Гортензий,  Цицерон,  Помпеи,
Лукулл, Квинт Метелл, Цецилий Пий, Сервилий Ватий Исаврийский, Марк Красс,
Корнелий Скрибониан,  Курион,  Публий Корнелий Сципион Азиатский наперебой
приглашали его,  осыпали ласками и превозносили не только как искуснейшего
актера,  но  и  как  человека доблестного и  одаренного;  это  искреннее и
восторженное преклонение было  особенно  ценно,  потому  что  исходило  от
великих людей, возвышавшихся умом и духом над обыденной толпой.
   Вокруг  трех  знаменитых актеров группировались звезды меньшей величины
из  артистической плеяды,  пленявшей в  те  годы римскую публику,  которая
толпами шла в театры смотреть трагедии Эсхила, Софокла, Еврипида и Пакувия
и комедии Аристофана, Менандра, Филемона и Плавта.
   Вокруг Эмболарии,  Эзопа,  Росция и их сотоварищей теснились назойливые
поклонники,   тупые  бездельники,   одержимые  манией  величия,  глупейшим
тщеславием и жаждой впечатлений и сильных ощущений.
   До какой степени дошло в ту пору в Риме поклонение актерам, можно легко
понять по  их  огромным доходам и  их богатству.  Достаточно сказать,  что
Росций зарабатывал по тысяче денариев за спектакль, а в год это составляло
сто сорок шесть тысяч денариев.
   Марк Туллий Цицерон,  пройдя ряды,  отделявшие его от Катона и Цепиона,
подошел к  ним  и,  после  дружеского приветствия,  сел  рядом,  вступив в
разговор с Катоном, к которому испытывал большое расположение.
   Марку  Туллию  Цицерону, как мы уже говорили, в это время было двадцать
шесть  лет,  он был молод, хорош собой и имел величавый облик, несмотря на
свое   болезненное,   слабое   телосложение.  У  него  была  длинная  шея,
мужественное  лицо  с  выразительными,  энергичными и правильными чертами,
необычайно  широкий  лоб,  сообразно его могучему уму, густые взъерошенные
брови,  из-под  которых  сверкали  большие  глаза; он был близорук. На его
губах  совершенной  формы  почти  всегда  играла  улыбка,  зачастую улыбка
ироническая,  но  даже в самой иронии своей носившая отпечаток добродушия.
Одаренный  прозорливым  умом,  блестящей  памятью  и красноречием, Цицерон
благодаря  упорному,  прилежному  труду,  которому  он отдавался с большой
любовью,  в  двадцать  шесть лет прославился одновременно как философ, как
оратор и как блестящий, всеми признанный поэт.
   Цицерон изучал поэтику еще  в  очень  молодые годы  у  греческого поэта
Архия, которого он защищал впоследствии в одной из своих знаменитых речей.
Архий  пользовался  громкой  известностью  благодаря  своему  поэтическому
дарованию и душевным качествам;  в ту пору он жил в доме великого Лукулла,
победителя Митридата и Тиграна,  обучая его детей искусству стихосложения;
одновременно он  открыл в  Риме  школу,  которую посещали молодые люди  из
патрицианских семей.  Ко  времени  нашего  повествования Архий  сочинил  и
опубликовал поэму "О войне кимвров",  где превозносил отважного Гая Мария,
единственного из  всех  римлян,  который  в  период  республики  семь  раз
избирался консулом.
   Доблестные подвиги Гая  Мария не  только доставили ему честь победы над
Югуртой,  но  спасли также республику от губительного нападения тевтонов и
кимвров, и он удостоился наименования третьего основателя Рима.
   Еще  будучи учеником в  школе  Архия,  пятнадцатилетний Цицерон написал
поэму "Главк Понтий",  которая плавностью стиха и красотой стиля заставила
заговорить о нем;  тогда еще не было Лукреция,  Катулла, Вергилия, Овидия,
Горация,   обогативших  латинский   язык   своими   дивными   поэтическими
творениями.
   Посещение школы  Архия  не  мешало  Цицерону усердно  слушать лекции  -
сначала  философа-эпикурейца  Федра,  потом  стоика  Диодота  и  академика
Филона,   бежавших  из  Афин,   которыми  завладел  Митридат;   он  слушал
замечательные лекции по красноречию,  которые читал в  Риме в течение двух
лет  знаменитый  Молон  Родосский,   прибывший  на  берега  Тибра,   чтобы
исхлопотать у  сената  возмещение  издержек,  понесенных городом  Родосом,
сражавшимся на стороне римлян в войне против Митридата. Красноречие Молона
было столь необыкновенным,  что  он  первым получил разрешение выступать в
сенате на греческом языке без посредничества переводчика.
   Цицерон с  большим усердием изучал законоведение под руководством обоих
братьев Сцевол, сенаторов и Ученых юристов: старший был авгуром, младший -
верховным  жрецом.   Они  обучали  его  самым  тонким  приемам  и   тайнам
юриспруденции.
   Когда ему было только восемнадцать лет, он участвовал в Марсийской, или
союзнической,  войне под  началом Помпея Великого,  и,  как  он  сам потом
рассказывал, его поражала храбрость и постоянные удачи Суллы.
   За  два  года  до  описываемых событий Марк  Туллий впервые появился на
Форуме и произнес речь в защиту Квинтия.  Некий кредитор, которого защищал
знаменитый  Гортензий,  требовал  у  Квинтия  возврата  своего  имущества.
Цицерон,  будучи еще в самом начале своей карьеры,  решительно отказывался
выступать против грозного Гортензия,  но  актер Росций,  с  которым он был
очень дружен,  просил за своего родственника Квинтия. Цицерон согласился и
выступил;  он говорил столь убедительно и так обворожил судей, что выиграл
тяжбу.
   Потом Цицерон выступил с большим подъемом в защиту прав одной гражданки
из  Арретия против декрета Суллы,  по  которому жители Арретия были лишены
прав гражданства.  Цицерон,  по  характеру скорее робкий и  нерешительный,
говорил с  большим мужеством,  и  в  этом сказалась его душевная чистота и
честность. Дело это наделало много шума.
   Но речь, явившаяся венцом славы юного Туллия и доставившая ему огромную
известность,  была  им  произнесена в  защиту  Секста  Росция Америйского,
обвинявшегося отпущенником  Суллы  Корнелием  Хрисогоном  в  отцеубийстве.
Защитительная  речь   Цицерона   была   необыкновенно  страстной,   живой,
убедительной и красноречивой.  Росций Америйский был оправдан,  а Цицерона
объявили  достойным  соперником Гортензия,  -  он  на  этот  раз  выступал
противником Гортензия и одержал над ним победу.
   В  те  дни  среди  различных слоев населения Рима ходила по рукам поэма
Цицерона.  Она  еще  больше  усилила  всеобщее  восхищение одаренностью ее
автора;  Цицерону  суждено  было  в  дальнейшем вознести латинский язык на
недосягаемую высоту своими произведениями, и трудно сказать, чем следует в
них  больше восхищаться: теоретической ли глубиной, чистотой нравственного
чувства,   величием  мыслей,  блеском  стиля  или  же  очарованием  формы,
отличающейся аттическим изяществом.
   Поэма,  о которой мы упомянули, называлась "Марий"; от нее дошел до нас
лишь  небольшой  фрагмент.  Несмотря  на  явные  олигархические воззрения,
которых до  этого  придерживался автор,  поэма была  написана в  честь Гая
Мария, родившегося как и Цицерон, в Арпине, и безмерно им почитаемого.
   Мы должны просить прощения у наших читателей за частые отступления,  но
они  вызываются как  самой  темой,  так  и  необходимостью давать наброски
портретов выдающихся людей последнего века  свободного Рима,  отличавшихся
либо мужеством и  добродетелями,  либо мрачными и ужасными пороками,  либо
чудесными деяниями;  и,  право,  не лишним будет освежить в памяти внуков,
утративших мужество и идущих к вырождению, исторические воспоминания об их
дедах.
   Теперь же восстановим прерванную нить нашего повествования.
   - Неужели,  о  великие боги,  то,  что рассказывают о тебе,  правда?  -
спросил с удивлением Цицерон юного Катона.
   - Да, правда, - отвечал, насупившись, мальчик. - А разве я не был прав?
   - Ты  был прав,  храбрейший из юношей,  -  тихо ответил Цицерон,  целуя
Катона в  лоб,  -  но,  к  сожалению,  не  всегда возможно громко говорить
правду, нередко право должно уступать силе.
   И оба на секунду замолчали.
   - Но как же случилось,  что?..  -  спросил Туллий Сарпедона, наставника
обоих юношей.
   - Из-за  ежедневных  убийств,  совершавшихся  по  приказанию  Суллы,  -
прервал его Сарпедон,  -  я  должен был раз в  месяц бывать у  диктатора с
двумя  своими воспитанниками,  для  того  чтобы Сулла,  при  его  безумной
страсти к  истреблению,  относился к  ним благосклонно,  считал их в числе
своих друзей и  чтобы ему в  голову не  пришла шальная мысль занести их  в
проскрипционные   списки.   Сулла   действительно   всегда   принимал   их
благосклонно и, обласкав обоих мальчиков, отпускал с приветливыми словами.
Как-то раз,  выйдя от него и пересекая Форум,  мы услышали душераздирающие
стоны, доносившиеся из-под сводов Мамертинской тюрьмы...
   - И я спросил у Сарпедона,  -  прервал его Катон: - "Кто это кричит?" -
"Это граждане,  которых убивают по приказу Суллы",  -  ответил он мне. "За
что же их убивают?" -  спросил я.  "За то, что они любят свободу и преданы
ей".
   - Тогда  этот  безумец,  -  сказал Сарпедон,  в  свою  очередь прерывая
Катона,  -  сказал мне  изменившимся голосом и  очень громко,  так что,  к
несчастью,  слышали все окружающие:  "Почему ты не дал мне меч, ведь я мог
несколько минут назад убить этого лютого тирана моей родины?"
   Немного помолчав, Сарпедон прибавил:
   - Так как слух об этом дошел до тебя...
   - Многие слышали об этом,  - ответил Цицерон, - и говорят с восторгом о
мужестве мальчика...
   - А если,  на беду его,  это дойдет до Суллы?  -  воскликнул в отчаянии
Сарпедон.
   - Что мне до того?  -  презрительно произнес,  нахмурив брови, Катон. -
Все, что я сказал, я могу повторить и в присутствии того, перед кем вы все
трепещете. Хотя я еще очень молод, клянусь всеми богами Олимпа, меня он не
заставит дрожать!
   Цицерон   и   Сарпедон,   пораженные,   переглянулись,   а   мальчик  с
воодушевлением воскликнул:
   - Если бы на мне была уже тога!
   - Что же  ты тогда сделал бы,  безумец?  -  спросил Цицерон,  но тут же
добавил: - Да замолчишь ли ты наконец!
   - Я  бы  вызвал на суд Луция Корнелия Суллу и  всенародно предъявил ему
обвинение...
   - Замолчи,  замолчи же!  -  воскликнул Цицерон.  -  Ты  всех нас хочешь
погубить!  Я неразумно воспевал подвиги Мария, я защищал на двух процессах
моих клиентов,  которые не  были приверженцами Суллы,  и,  разумеется,  не
снискал  этим  расположения бывшего диктатора.  Неужели ты  хочешь,  чтобы
из-за  твоих безумных слов  мы  последовали за  неисчислимыми жертвами его
свирепости?  А  если нас убьют,  избавим ли  мы  тем самым Рим от мрачного
могущества тирана?  Ведь страх оледенил в  жилах римлян их  древнюю кровь,
тем  более что Сулле действительно сопутствуют счастье и  удача,  -  и  он
всесилен...
   - Вместо того  чтобы называться Счастливым,  лучше бы  ему  именоваться
Справедливым,   -  ответил  Катон  уже  шепотом,  повинуясь  настоятельным
увещаниям Цицерона, и, бормоча что-то, он мало-помалу успокоился.
   В  это  время  андабаты развлекали народ  фарсом  -  кровавым,  мрачным
фарсом,  участники которого,  все двадцать злосчастных гладиаторов, должны
были расстаться с жизнью.
   Сулла уже пресытился зрелищем,  он был занят одной-единственной мыслью,
завладевшей им;  он встал и направился туда,  где сидела Валерия,  любезно
поклонился,  лаская  ее  долгим  взглядом,  которому  постарался  придать,
насколько мог, выражение нежности, покорности, приветливости, и спросил:
   - Ты свободна, Валерия?
   -  Несколько месяцев назад я была отвергнута мужем, но не по какой-либо
постыдной причине, напротив...
   - Я  знаю,  -  ответил  Сулла,  на  которого Валерия смотрела ласково и
влюбленно своими черными глазами.
   - А меня,  -  спросил бывший диктатор после минутной паузы,  -  меня ты
полюбила бы?
   - От всей души,  -  ответила Валерия,  опустив глаза, и обворожительная
улыбка приоткрыла ее чувственные губы.
   - Я тоже люблю тебя,  Валерия. Мне кажется, никогда еще я так не любил,
- произнес Сулла дрожащим от волнения голосом.
   Оба умолкли. Бывший диктатор Рима взял руку красавицы матроны и, горячо
поцеловав ее, добавил:
   - Через месяц ты будешь моей женой.
   И в сопровождении своих друзей он покинул цирк.






   На  одной  из  самых  дальних  узких  и  грязных  улиц Эсквилина, около
старинной   городской   стены   времен   Сервия  Туллия,  а  именно  между
Эсквилинскими  и  Кверкветуланскими  воротами,  находилась открытая днем и
ночью,  а  больше  всего  именно  ночью,  таверна, названная именем Венеры
Либитины,  или Венеры Погребальной, - богини мертвых, смерти и погребения.
Таверна эта, вероятно, называлась так потому, что близ нее с одной стороны
было  маленькое  кладбище  для  плебеев,  все  усеянное зловонными мелкими
могилами, - тут хоронили покойников как попало, а с другой стороны, вплоть
до  базилики  Сестерция,  тянулось  поле, куда бросали трупы слуг, рабов и
самых бедных людей; лишь волки да коршуны справляли по ним тризну. На этом
смрадном   поле,   заражавшем  воздух  окрестностей,  на  этой  тучной  от
человеческих  трупов  земле  полвека  спустя  баснословно  богатый Меценат
насадил  свои  знаменитые  огороды  и  сады;  и  как  это легко можно себе
представить,  они приносили обильный урожай. Эти сады и огороды поставляли
к  столу  их  владельца  прекрасные  овощи  и чудесные фрукты, выросшие на
земле, удобренной костями плебеев.
   Над входом в  таверну находилась вывеска с  изображением Венеры,  более
похожей на отвратительную мегеру,  чем на богиню красоты,  -  очевидно, ее
рисовал незадачливый художник.  Фонарь,  раскачиваемый ветром, освещал эту
жалкую Венеру, но она ничуть не выигрывала оттого, что ее можно было лучше
рассмотреть.  Все  же  этого  скудного  освещения было  достаточно,  чтобы
привлечь  внимание прохожих к  высохшей буковой  ветке,  прикрепленной над
входом в  таверну,  и  несколько рассеять мрак,  царивший в  этом  грязном
переулке.
   Войдя  в  маленькую,  низкую дверь и  спустившись по  камням,  небрежно
положенным один на  другой и  служившим ступеньками,  посетитель попадал в
дымную, закопченную и сырую комнату.
   Направо от  входа,  у  стены,  находился очаг,  где  ярко пылал огонь и
готовились  в   оловянной  посуде  разные  кушанья,   среди  которых  была
традиционная кровяная колбаса  и  неизменные битки;  никто  не  пожелал бы
узнать,  из чего они делались.  Готовила всю эту снедь Лутация Одноглазая,
хозяйка и распорядительница этого заведения.
   Рядом с очагом,  в небольшой открытой нише,  стояли четыре терракотовые
статуэтки,  изображавшие ларов -  покровителей домашнего очага; в их честь
горела лампада и лежали букетики цветов и венки.
   У  очага  стоял небольшой, весь перепачканный столик и скамейка некогда
красного  цвета  с  позолотой;  на  ней сидела Лутация, хозяйка таверны, в
минуты, свободные от обслуживания посетителей.
   Вдоль стен,  направо и  налево,  а  также перед очагом расставлены были
старые  обеденные  столы,  а  вокруг  них  -  длинные  топорные  скамьи  и
колченогие табуретки.
   С потолка свешивалась жестяная лампада в четыре фитиля,  которая вместе
с  огнем,  шумно  горевшим  в  очаге,  рассеивала тьму,  царившую  в  этом
подземелье.
   В  стене  напротив  входной  двери  была пробита дверь, которая вела во
вторую  комнату, поменьше и чуть почище первой. Какой-то, видимо, не очень
стыдливый  художник для забавы разрисовал в ней стены самыми непристойными
картинами.  В  углу  горел  светильник  с  одним фитилем, слабо освещавший
комнату; в полумраке виден был только пол и два обеденных ложа.
   Десятого  ноября  675 года, около часа первого факела, в таверне Венеры
Либитины  было  особенно  много  народу,  -  шум и гам наполняли не только
лачугу,  но  и  весь переулок. Лутация Одноглазая вместе со своей рабыней,
черной,    как   сажа,   эфиопкой,   суетилась,   стараясь   удовлетворить
раздававшиеся    одновременно    со    всех   сторон   шумные   требования
проголодавшихся посетителей.
   Лутация Одноглазая, сорокапятилетняя женщина, высокая, сильная, плотная
и краснощекая,  с изрядной проседью в каштановых волосах, была в молодости
красавицей.  Но  лицо ее  обезобразил шрам,  шедший от  виска до  носа,  у
которого был  отхвачен край  одной  ноздри.  Шрам  проходил Через вытекший
правый глаз,  веко его закрывало пустую глазницу.  За это уродство Лутацию
много лет называли "монокола", то есть одноглазая.
   История  этой  раны  относится  к  давним  временам. Лутация была женой
легионера  Руфино, больше года храбро сражавшегося в Африке против Югурты.
Когда  Гай  Марий  победил  этого царя и Руфино вместе с Марием вернулся в
Рим,   Лутация   была   в  расцвете  красоты  и  не  во  всем  подчинялась
предписаниям, касающимся брака и изложенным в Законах двенадцати таблиц. В
один  прекрасный  день  муж  приревновал  ее  к  мяснику,  свежевавшему по
соседству  свиней,  выхватил меч и прикончил его, затем ударом меча вбил в
голову  жене,  что  необходимо  соблюдать указанные законы; память об этом
осталась  у  нее  навеки.  Руфино  думал, что убил ее. Боясь, что придется
отвечать перед квесторами - не столько за смерть жены, сколько за убийство
мясника,  как  за  убийство  "родственника",  -  он  поспешил в ту же ночь
уехать. Сражаясь под начальством боготворимого им полководца Гая Мария, он
был  убит  во  время  памятного  боя  при Аквах Секстиевых, где доблестный
уроженец  Арпина,  разбив наголову тевтонские орды, спас Рим от величайшей
опасности.
   Через  много месяцев оправившись от  ужасной раны,  Лутация собрала все
свои сбережения,  кое-какие даяния и сколотила небольшую сумму, на которую
могла  купить  обстановку  для  таверны.  Прибегнув  к  великодушию Квинта
Цецилия Метелла Нумидийского, она получила в дар эту жалкую лачугу.
   Несмотря на свое обезображенное лицо,  услужливая и веселая Лутация еще
привлекала некоторых посетителей; не раз из-за нее происходили драки.
   Заходили  в  таверну  Венеры  Либитины  бедняки  -  плотники,  гончары,
кузнецы,  а  также  самые  отпетые забулдыги: могильщики, атлеты из цирка,
комедианты   и   шуты   самого   низкого   пошиба,   гладиаторы  и  нищие,
притворявшиеся калеками, распутные женщины.
   Но  Лутация  Одноглазая  не  отличалась  щепетильностью и  не  обращала
внимания на всякие тонкости, - тут ведь было не место для менял, всадников
и  патрициев.  К  тому же добродушная Лутация думала,  что по воле Юпитера
солнце сияет на небе одинаково как для богатых,  так и для бедных,  и если
для богачей открыты винные и  пирожные лавки,  трактиры и гостиницы,  то и
бедняки должны иметь свои кабаки.  А кроме того, Лутация успела убедиться,
что  квадрант,  асе  и  сестерций из  кармана  бедняка  или  какого-нибудь
мошенника ничем не отличаются от таких же монет зажиточного горожанина или
надменного патриция.
   - Лутация,  черт возьми,  скоро ты подашь эти проклятые битки?  -  орал
старый гладиатор, лицо и грудь которого были покрыты шрамами.
   - Ставлю  сестерций,  что  Лувений доставляет ей  с  Эсквилинского поля
мертвечину, не доеденную воронами. Вот из какого мяса Лутация готовит свои
дьявольские битки! - кричал нищий, сидевший рядом со стариком гладиатором.
   Громкий   хохот   раздался   в   ответ   на   зловещую  шутку   нищего,
притворявшегося калекой. Однако могильщику Лувению, коренастому толстяку с
багровым и  угреватым лицом,  выражавшим тупое равнодушие,  не пришлась по
вкусу шутка нищего, и в отместку он громко заявил:
   - Лутация, послушай честного могильщика: когда готовишь битки для этого
чумазого Велления (так звали нищего),  клади в  них  тухлую говядину -  ту
самую,  которую он привязывает веревкой к своей груди и выдает за кровавые
раны.  Никаких ран у  него и  в  помине нет,  только надувает сердобольных
людей, чтобы ему подавали побольше.
   За этой репликой последовал новый оглушительный взрыв хохота.
   - Не будь Юпитер лентяем и не спи он так крепко, уж он истратил бы одну
из своих молний и мигом испепелил бы тебя! Прощай тогда могильщик Лувений,
бездонный, зловонный бурдюк!
   - Клянусь  черным  скипетром  Плутона,  я  так  отделаю  кулаками  твою
варварскую рожу,  таких шишек насажаю,  что тебе не придется и  обманывать
людей, попрошайка, будешь молить о жалости по праву.
   -  А  ну  подойди,  подойди, пустомеля! - вскочив с места, вопил во все
горло  нищий,  потрясая кулаками. - Подойди. Я тебя живо отправлю к Харону
и, клянусь крыльями Меркурия, прибавлю тебе из своих денег еще одну медную
монетку: всажу ее тебе в твои волчьи зубы, держи крепче!
   - Перестаньте вы, старые клячи! - заревел Гай Тауривий, огромного роста
атлет из цирка,  увлеченный игрой в кости. - Перестаньте, а не то, клянусь
всеми богами Рима,  я  так вас стукну друг о дружку,  что перебью все ваши
трухлявые кости и превращу вас в трепаную коноплю!
   К счастью,  в эту минуту Лутация Одноглазая и ее рабыня -  эфиопка Азур
внесли и  поставили на стол два огромнейших блюда,  наполненные дымящимися
битками.  На  них  с  жадностью набросились две  самые большие компании из
числа собравшихся в таверне.
   Сразу  воцарилась тишина.  Удачники,  первыми получившие еду,  придя  в
веселое   настроение,   пожирали   битки   и   находили  стряпню   Лутации
превосходной. А в это время за другими столами играли в кости, перемешивая
игру с  грубым богохульством и  разговорами на злободневную тему -  о  бое
гладиаторов в цирке, на котором посчастливилось присутствовать кое-кому из
посетителей,  являвшихся свободными гражданами. Они рассказывали чудеса на
удивление тем, кто принадлежал к сословию рабов и не допускался на зрелища
в цирк. Все превозносили до небес мужество и силу Спартака.
   Лутация сновала взад и вперед, подавала на столы колбасу. Мало-помалу в
таверне Венеры Либитины установилась тишина.
   Первым нарушил молчание старый гладиатор.
   - Я двадцать два года бился в амфитеатрах и цирках, - громко сказал он.
- Меня,  правда, немножко продырявили, распороли и опять сшили, а все-таки
я спас свою шкуру,  значит,  храбростью и силой меня не обидели боги.  Но,
скажу вам, я еще не встречал и не видывал такого гладиатора, такого силача
и такого фехтовальщика, как Спартак Непобедимый!
   - Родись он римлянином,  -  добавил покровительственным тоном атлет Гай
Тауривий (сам он родился в Риме), - его можно было бы возвести в герои.
   - Как жаль,  что он варвар!  -  воскликнул Эмилий Варин, красивый юноша
лет  двадцати,  хотя  его  лицо  уже  избороздили морщины  -  явные  следы
развратной жизни, состарившей его прежде времени.
   -  Ну  и  счастливец  же  этот  Спартак!  -  заметил  старый  легионер,
сражавшийся в Африке; лоб его пересекал широкий рубец, а из-за раны в ноге
он  охромел.  -  Хоть  он и дезертир, а ему даровали свободу! Слыханное ли
дело! Сулла, видно, был в добром расположении - вот и расщедрился!
   - Вот, должно быть, злился ланиста Акциан! - сказал старый гладиатор.
   - Да, он всем плакался: ограбили, разорили, погубили!..
   - Ничего, за свой товар он получил звонкой монетой!
   - Да,  надо правду сказать, товар был хорош! Такие молодцы - один лучше
другого!
   - Кто же спорит, товар был хорош, но и двести двадцать тысяч сестерциев
тоже деньги немалые.
   - Да еще и какие! Клянусь Юпитером Статором!
   - Клянусь Геркулесом! - воскликнул атлет. - Мне бы их, эти денежки! Как
мне  хочется познать власть  золота  во  всяческих делах,  в  которых наши
чувства могут получить удовлетворение с помощью денег!
   - Ты?..  А мы-то что же?  Ты думаешь, Тауривий, мы не сумели бы вкусить
наслаждение, заполучив двести двадцать тысяч сестерциев?
   - Сорить деньгами нетрудно, да не всякий умеет скопить их.
   - Только  вы  уж  не  убеждайте меня,  что  Сулле  трудом достались его
богатства!
   - Он  начал  с  того,  что  получил наследство от  одной женщины...  из
Никополя...
   - Она уже была в  летах,  когда влюбилась в  него;  а  он был тогда еще
молод и если не красив, то уж, наверно, не так уродлив, как теперь.
   - Умирая, она завещала ему все свои богатства.
   - А  в  молодости он был беден.  Я  знал одного гражданина,  у которого
Сулла долго жил в доме на хлебах,  - сказал атлет, - он получал три тысячи
сестерциев в год.
   -  В  войне с Митридатом, при осаде и взятии Афин Сулла сумел захватить
львиную  долю  добычи.  Вот  тогда  он  приумножил свое богатство. А потом
наступили  времена  проскрипций,  и по приказу Суллы убито было семнадцать
консулов, шесть преторов, шестьдесят эдилов и квесторов, триста сенаторов,
тысяча  шестьсот  всадников  и  семьдесят тысяч граждан. И как вы думаете,
куда  пошло  все их имущество? Прямо в казну? А Сулле так-таки ничего и не
перепало?
   - Хотелось бы  мне  получить хотя бы  самую малую толику того,  что ему
досталось во времена проскрипций!
   - И все же, - задумчиво сказал Эмилий Варин, хорошо образованный юноша,
склонный  в  этот  вечер  пофилософствовать,  -  пусть  Сулла  из  бедняка
превратился  в  богача,  пусть  он  возвысился  из  неизвестности  и  стал
диктатором  Рима,  триумфатором,  пусть ему воздвигли золотую статую перед
рострами с надписью: "Корнелий Сулла Счастливый, император". А все же этот
всемогущий  человек  страдает  неизлечимой  болезнью,  которую  не в силах
победить ни золото, ни науки.
   Слова  эти  произвели глубокое  впечатление на  весь  собравшийся здесь
сброд; и все единодушно воскликнули:
   - Да, верно, верно!..
   - Так ему и надо!  -  со злобой крикнул хромой легионер,  сражавшийся в
войсках Гая Мария в  Африке и благоговевший перед его памятью.  -  Поделом
ему!  Пускай помучится. Он бешеный зверь, чудовище в человеческом обличье!
Это ему зачлась пролитая им кровь шести тысяч самнитов.  Они сдались Сулле
при  условии сохранения им  жизни,  и  все  эти  шесть  тысяч человек были
умерщвлены в цирке. Когда в них метали там стрелы, сенаторы, собравшиеся в
курии  Гостилия,   услыхав  душераздирающие  крики  несчастных,  в  страхе
вскочили с  мест,  а  Сулла преспокойно продолжал свою речь и лишь холодно
заметил сенаторам,  чтобы они слушали его внимательно и не беспокоились по
поводу того, что происходит снаружи: там просто дают, по его приказу, урок
кучке негодяев.
   - А резня в Пренесте, где он, за исключением человека, связанного с ним
узами гостеприимства,  за одну ночь, не щадя ни пола, ни возраста, перебил
все злосчастное население города - двенадцать тысяч человек?
   - Не он ли разрушил и  сровнял с землей Сульмон,  Сполетий,  Интерамну,
Флоренцию  -   самые  цветущие  города  Италии,   за  то,   что  они  были
приверженцами Мария и нарушили верность Сулле?
   - Эй,  ребята,  замолчите! - крикнула Лутация; она сидела на скамейке и
клала на сковороду зайчатину,  которую собиралась жарить.  -  Вы,  сдается
мне,  хулите диктатора Суллу Счастливого?  Предупреждаю,  держите язык  за
зубами!  Я  не хочу,  чтобы в моей таверне поносили величайшего гражданина
Рима!
   - Так вот оно что!  Оказывается,  косоглазая-то -  сторонница Суллы! Ах
ты, проклятая! - воскликнул старый легионер.
   - Эй ты,  Меттий,  -  заорал могильщик Лувений,  - говори с уважением о
нашей любезной Лутации!
   - Клянусь щитом Беллоны, ты у меня замолчишь! Вот еще новость! Какой-то
могильщик смеет приказывать африканскому ветерану!
   Неизвестно,  чем бы закончилась эта новая перепалка,  как вдруг с улицы
послышался нестройный хор  женских  голосов,  безобразно фальшививших,  но
явно претендовавших на хорошее пение.
   - Это Эвения, - заметил один из гостей.
   - Это Луцилия.
   - Это Диана.
   Все взгляды устремились на дверь,  в которую входили, горланя и танцуя,
пять девиц в  чересчур коротких одеяниях;  лица их были нарумянены,  плечи
обнажены. Непристойными словами отвечали они на шумные приветствия.
   Мы  не будем останавливаться на сцене, последовавшей за появлением этих
несчастных,  отметим  лучше  то  усердие,  с  которым  Лутация и ее рабыня
накрывали на стол, - судя по приготовлениям, ужин обещал быть роскошным.
   - Кого это ты  ждешь сегодня вечером в  свою харчевню,  для кого жаришь
драных кошек и хочешь выдать их за зайцев? - спросил нищий Веллений.
   - Не ждешь ли ты, часом, к ужину Марка Красса?
   - Нет, она ждет самого Помпея Великого!
   Смех  и  остроты  продолжались,  как  вдруг  в  дверях таверны появился
человек  огромного  роста  и могучего телосложения; хотя волосы у него уже
были с сильной проседью, он все еще был хорош собой.
   - А, Требоний!
   - Здравствуй, Требоний!
   - Добро  пожаловать,  Требоний!  -  послышалось одновременно из  разных
углов таверны.
   Требоний был ланистой;  несколько лет назад он закрыл свою школу и  жил
на  сбережения,  скопленные от  этого прибыльного занятия.  Но  привычка и
склонность тянули его  в  среду гладиаторов,  и  он  был завсегдатаем всех
дешевых трактиров и кабаков Эсквилина и Субуры, в которых шумно веселились
эти пасынки судьбы.
   Поговаривали,  что он,  несмотря на  то  что гордился происхождением из
гладиаторов и  связью с ними,  продавал свои услуги и патрициям:  во время
гражданских  смут   ему   поручали  нанимать  большое  число  гладиаторов.
Говорили,  что  под  началом Требония были  целые полчища гладиаторов,  во
главе которых он появлялся то на Форуме,  то в комициях,  когда обсуждался
какой-нибудь важный вопрос и  кое-кому выгодно было навести страх на судей
или  создать замешательство,  а  подчас и  затеять драку во  время выборов
судей или же  должностных лиц.  Утверждали,  что Требоний извлекал большую
выгоду из своих встреч с гладиаторами.
   Как бы то ни было,  Требоний был их другом и  покровителем,  и  в  этот
день,   по  окончании  зрелищ  в  цирке,   на  которых  он,   как  всегда,
присутствовал,  он  дождался Спартака у  входа,  обнял его,  расцеловал и,
поздравив, пригласил на ужин в таверну Венеры Либитины.
   Требоний пришел в  таверну Лутации в  сопровождении Спартака и  десятка
других гладиаторов.
   Спартак все еще был в той пурпурной тунике, в которой сражался в цирке.
На  плечи его  был  накинут плащ,  покороче тоги;  солдаты обычно подобные
плащи  носили  поверх доспехов.  Спартак получил этот  плащ  во  временное
пользование у одного центуриона, друга Требония.
   Завсегдатаи таверны встретили гостей шумными приветствиями.  Побывавшие
в тот день в цирке с гордостью показывали другим героя дня,  мужественного
Спартака.
   - Отважный Спартак,  представляю тебе прекрасную Эвению, самую красивую
из всех красоток, посещающих эту таверну, - сказал старик гладиатор.
   - Счастлива, что могу обнять тебя, - добавила Эвения, высокая, стройная
брюнетка, не лишенная известной привлекательности. И, не дожидаясь ответа,
она обвила обеими руками шею Спартака и поцеловала его.
   Фракиец постарался улыбкой скрыть неприятное чувство, которое вызвало у
него  поведение  девушки; отведя ее руки и мягко отстраняя от себя Эвению,
он сказал:
   - Благодарю  тебя,  девушка...  Сейчас  я  предпочитаю подкрепить  свои
силы... я в этом очень нуждаюсь...
   - Сюда,   сюда,  доблестный  гладиатор,  -  сказала  Лутация,  опережая
Спартака и  Требония и  приглашая их  в  другую комнату,  -  тут  для  вас
приготовлен ужин.  Идите, идите, - добавила она, - твоя Лутация, Требоний,
позаботилась о тебе. Угощу тебя отменным жарким: такого зайца не подадут к
столу даже у Марка Красса!
   -  Что ж, попробуем, оценим твои кушанья, плутовка ты эдакая! - отвечал
Требоний,  легонько  похлопывая  Лутацию  по плечу. - А пока что подай нам
амфору старого велитернского. Только смотри, старого!
   - Всеблагие  боги!  -  воскликнула Лутация,  заканчивая приготовления к
ужину,  когда гости сели за стол. - Всеблагие боги! Он еще предупреждает -
"старого"!   Да  я   самого  лучшего  приготовила!..   Подумать  только!..
Пятнадцатилетней выдержки!  Такое вино, что хранится со времен консульства
Гая Целия Кальда и Луция Домиция Агенобарба!
   Пока Лутация занимала гостей, ее рабыня, эфиопка Азур, принесла амфору.
Она сняла печать, которую гости принялись рассматривать, передавая ее один
другому,  и  налила часть  вина  в  высокий сосуд из  толстого стекла,  до
половины наполненный водой,  а  остаток вина перелила из амфоры в  меньший
сосуд,  предназначенный для чистого, неразбавленного вина. Оба сосуда Азур
поставила на стол,  а Лутация перед каждым из гостей поставила чаши. Между
сосудами она поместила черпак,  им наливали в чаши чистое или разбавленное
вино.
   Вскоре  гладиаторы  получили  возможность  оценить  искусство  Лутации,
приготовившей жаркое из  зайца,  а  также решить,  сколько лет насчитывало
вино.  Если велитернское и  не вполне соответствовало дате,  помеченной на
амфоре,  когда ее  запечатывали,  все же  вино было признано выдержанным и
весьма недурным.
   Ужин  удался,  вина  было  вволю,  гладиаторы веселились от  души.  Все
располагало к  дружеской беседе и оживлению,  и вскоре действительно стало
очень шумно.
   Один  только  Спартак,  которого  осыпали  восторженными похвалами,  не
разделял общего веселья,  не шутил, ел как бы нехотя, - быть может, он все
еще был во  власти пережитого за  этот день и  не  успел прийти в  себя от
ошеломляющего сознания  нежданно  обретенной свободы.  Казалось,  над  его
головой нависло облако печали и тоски,  -  и ни острой шуткой, ни ласковым
словом сотрапезникам не удавалось разогнать его грусть.
   - Клянусь Геркулесом...  милый Спартак,  я  не  могу  понять тебя!..  -
обратился к  нему  Требоний  и  хотел  было  налить  велитернского в  чашу
Спартака,  но заметил,  к своему удивлению,  что она полна. - Что с тобою?
Почему ты не пьешь?
   - Отчего ты такой грустный? - спросил один из гостей.
   - Клянусь Юноной, матерью богов! - воскликнул другой гладиатор, судя по
говору  -  самнит.  -  Можно подумать, что мы собрались не на товарищескую
пирушку,  а  на поминальную тризну. И ты, Спартак, как будто празднуешь не
свою свободу, а оплакиваешь смерть своей матери!
   - Матери!  -  с  громким вздохом повторил Спартак,  словно  потрясенный
этими словами.
   И  так как он  опечалился еще больше,  бывший ланиста Требоний встал и,
подняв свою чашу, воскликнул:
   - Предлагаю выпить за свободу!
   - Да здравствует свобода! - дружно закричали гладиаторы; при одном этом
слове у них засверкали глаза. Все встали и высоко подняли свои чаши.
   - Ты счастлив,  Спартак,  что добился свободы при жизни,  -  с  горечью
сказал белокурый молодой гладиатор,  - а к нам она придет только вместе со
смертью!
   При  возгласе  "свобода" лицо Спартака прояснилось; улыбаясь, он высоко
поднял свою чашу и звучным сильным голосом воскликнул:
   - Да здравствует свобода!
   Но  печальные слова молодого гладиатора так взволновали его,  что он не
мог  допить чашу -  вино не  шло ему в  горло,  и  Спартак скорбно опустил
голову.  Он  поставил  чашу  и  сел,  погрузившись  в  глубокое  раздумье.
Наступило  молчание,   глаза   десяти   гладиаторов  были   устремлены  на
счастливца,  получившего свободу,  в  них  светилась  зависть  и  радость,
веселье и печаль.
   Вдруг  Спартак прервал молчание.  Задумчиво устремив неподвижный взгляд
на  стол,  медленно отчеканивая слова,  он  произнес вслух строфу знакомой
всем песни, - ее обычно пели гладиаторы в часы фехтования в школе Акциана:

   Он родился свободным
   Под отеческим кровом,
   Но в железные цепи
   Был врагами закован.
   Не за родину ныне
   Бьется он на чужбине,
   Не за милый, далекий,
   За родительский кров
   Льется в битве жестокой
   Гладиатора кровь[*].
   [* Перевод стихотворных текстов М. Талова.]

   - Наша песня! - шептали удивленно и радостно некоторые из гладиаторов.
   Глаза  Спартака засияли от счастья, но тотчас, как бы желая скрыть свою
радость,  причину  которой  не  мог  уяснить  себе Требоний, Спартак опять
помрачнел. Он задал вопрос своим сотрапезникам:
   - Из какой вы школы гладиаторов?
   - Ланисты Юлия Рабеция.
   Спартак взял  свою чашу и,  с  равнодушным видом выпив вино,  произнес,
повернувшись к  выходу,  словно  обращался  к  служанке,  входившей в  эту
минуту:
   - Света!
   Гладиаторы  переглянулись,  а  молодой  белокурый  самнит  промолвил  с
рассеянным видом, как будто продолжая прерванный разговор:
   - И свободы!.. Ты ее заслужил, храбрый Спартак!
   И  тут  Спартак  обменялся  с  ним быстрым выразительным взглядом - они
поняли друг друга.
   Как  раз  в  то  мгновение,  когда юный гладиатор произносил эти слова,
раздался громкий голос какого-то человека, появившегося в дверях:
   - Ты заслужил свободу, непобедимый Спартак!
   Все  повернули  головы  и  увидели  у  порога могучую фигуру неподвижно
стоявшего  человека  в  широкой  пенуле темного цвета: то был Луций Сергий
Катилина.
   При  слове  "свобода",  которое  подчеркнул  Катилина,  Спартак  и  все
гладиаторы, за исключением Требония, остановили на нем вопрошающий взгляд.
   - Катилина!  - воскликнул Требоний; он сидел спиной к дверям и не сразу
заметил вошедшего.
   Он  поспешил  навстречу  Катилине,  почтительно поклонился  ему  и,  по
обычаю, поднеся в знак приветствия руку к губам, сказал:
   - Привет  тебе,   славный  Катилина!..   Какой  доброй  богине,   нашей
покровительнице,  обязаны мы честью видеть тебя среди нас в  такой час и в
таком месте?
   - Я искал тебя,  Требоний,  -  ответил Катилина,  -  а также и тебя,  -
добавил он, повернувшись к Спартаку.
   Услыхав  имя   Катилины,   известного  всему  Риму  своей  жестокостью,
убийствами,  силой и отвагой,  гладиаторы переглянулись;  некоторые,  надо
заметить,  испугались и  побледнели.  Даже сам Спартак,  в  груди которого
билось  бесстрашное сердце,  невольно вздрогнул,  услышав  голос  грозного
патриция; нахмурив лоб, он пристально смотрел на Катилину.
   - Меня? - спросил удивленный Спартак.
   - Да,  именно тебя, - спокойно ответил Катилина, сев на скамью, которую
ему пододвинули,  и  сделал знак,  приглашая всех садиться.  -  Я не думал
встретить тебя тут,  даже и не надеялся на это, но я был почти уверен, что
застану здесь Требония и он научит меня, как найти отважного и доблестного
Спартака.
   Спартак с еще большим изумлением смотрел на Катилину.
   - Тебе дали свободу,  и  ты  достоин ее.  Но  у  тебя нет денег,  чтобы
прожить до той поры,  пока ты найдешь заработок. А так как благодаря твоей
храбрости я  выиграл больше десяти тысяч сестерциев,  держа пари  с  Гнеем
Корнелием Долабеллой,  я и искал тебя,  чтобы вручить тебе часть выигрыша.
Она  твоя:  если  я  рисковал деньгами,  то  ты  в  продолжение двух часов
рисковал своей жизнью.
   Среди  присутствующих пробежал  шепот  одобрения  и  симпатии  к  этому
аристократу,   который   снизошел   до   встречи   с   презираемыми  всеми
гладиаторами, восторгался их подвигами и помогал им в их бедах.
   Спартак, не питая доверия к Катилине, был тем не менее тронут участием,
проявленным к нему столь высокой особой,  - он отвык от такого отношения к
себе.
   - Благодарю тебя,  о славный Катилина, за твое благородное намерение! -
ответил он.  -  Однако я не могу,  не имею права принять твой дар.  Я буду
преподавать приемы борьбы,  гимнастику и фехтование в школе моего прежнего
хозяина и, надеюсь, проживу своим трудом.
   Катилина постарался отвлечь внимание сидевшего рядом с  ним Требония и,
протянув ему свою чашу,  приказал разбавить велитернское водой,  а сам тем
временем наклонился к Спартаку и едва слышным шепотом торопливо сказал:
   - Ведь  и  я  терплю  притеснение олигархов,  ведь  я  тоже  раб  этого
мерзкого,  растленного римского  общества,  я  тоже  гладиатор среди  этих
патрициев, я тоже мечтаю о свободе... и знаю все...
   Спартак,  вздрогнув,  откинул голову и  посмотрел на него с  выражением
недоумения, а Катилина продолжал:
   - Да,  я знаю все... и я с вами... буду с вами... - А затем, поднявшись
со  своего места,  он произнес громким голосом,  чтобы все его слышали:  -
Ради этого ты и не отказывайся принять кошелек с двумя тысячами сестерциев
в  красивых новеньких ауреях.  -  И,  протянув Спартаку изящный  маленький
кошелек,  Катилина добавил: - Повторяю, это вовсе не подарок, ты заработал
эти деньги, они твои; это твоя доля в нашем сегодняшнем выигрыше.
   Все присутствующие осыпали Катилину почтительными похвалами, восхищаясь
его щедростью,  а  он взял в  свою руку правую руку Спартака,  и  при этом
рукопожатии гладиатор встрепенулся.
   - Теперь ты веришь, что я знаю все? - спросил его вполголоса Катилина.
   Спартак был поражен,  он никак не мог понять,  откуда патрицию известны
некоторые тайные знаки и слова, - но ясно было, что Катилина действительно
их знает;  поэтому он ответил Луцию Сергию рукопожатием и, спрятав кошелек
на груди под туникой, сказал:
   - Сейчас я  слишком взволнован и озадачен твоим поступком,  благородный
Катилина,  и  плохо могу выразить тебе благодарность.  Завтра утром,  если
разрешишь, я явлюсь к тебе, чтобы излить всю свою признательность.
   Произнося медленно  и  четко  каждое  слово,  он  испытующе взглянул на
патриция. В ответ Катилина наклонил голову в знак понимания и сказал:
   - У меня в доме, Спартак, ты всегда желанный гость. А теперь, - добавил
он,  быстро повернувшись к Требонию и к другим гладиаторам,  - выпьем чашу
фалернского, если оно водится в такой дыре.
   - Если уж моя ничтожная таверна,  - любезно сказала Лутация Одноглазая,
стоявшая позади  Катилины,  -  удостоилась чести  принять в  своих  убогих
стенах  такого  высокого гостя,  такого прославленного патриция,  как  ты,
Катилина,  то,  видно,  сами боги-провидцы помогли мне:  в  погребе бедной
Лутации  Одноглазой  хранится  маленькая  амфора  фалернского,   достойная
пиршественного стола самого Юпитера.
   И, поклонившись Луцию Сергию, она ушла за фалернским.
   - А  теперь выслушай меня,  Требоний,  -  обратился Катилина к  бывшему
ланисте.
   - Слушаю тебя со вниманием.
   Гладиаторы  смотрели  на  Катилину  и  изредка  вполголоса обменивались
одобрительными замечаниями по  поводу его  физической силы,  могучих рук с
набухшими узловатыми мускулами,  а он тем временем вполголоса вел беседу с
Требонием.
   - Я слышал, слышал, - заметил Требоний. - Это меняла Эзефор, у которого
лавка на углу Священной и Новой улицы, недалеко от курии Гостилия...
   - Вот именно.  Ты  сходи туда и,  как будто из  желания оказать Эзефору
услугу,  намекни, что ему грозит опасность, если он не откажется от своего
намерения вызвать  меня  к  претору для  немедленной уплаты  пятисот тысяч
сестерциев, которые я ему должен.
   - Понял, понял.
   -  Скажи  ему,  что,  встречаясь  с  гладиаторами,  ты  слышал, как они
перешептывались  между  собой  о  том,  что  многие  из молодых патрициев,
связанные  со мной дружбой и признательные мне за щедрые дары и за льготы,
которыми  они  обязаны  мне,  завербовали,  - разумеется, тайно от меня, -
целый манипул гладиаторов и собираются с ним сыграть плохую шутку...
   - Я  все понял,  Катилина,  не  сомневайся.  Выполню твое поручение как
должно.
   Тем временем Лутация поставила на стол фалернское вино;  его разлили по
чашам и,  попробовав,  нашли неплохим, но все же не настолько выдержанным,
как это было бы желательно.
   - Как ты его находишь, о прославленный Катилина? - спросила Лутация.
   - Хорошее вино.
   - Оно хранится со времен консульства Луция Марция Филиппа и Секста Юлия
Цезаря.
   - Всего лишь двенадцать лет! - воскликнул Катилина. При упоминании имен
этих  консулов  он  погрузился в  глубокую задумчивость;  пристально глядя
широко открытыми глазами на  стол,  он машинально вертел в  руке оловянную
вилку.  Долгое  время  Катилина  оставался безмолвным среди  воцарившегося
вокруг молчания.
   Судя по  тому,  как внезапно загорелись огнем его глаза,  дрожали руки,
судорога пробегала по  лицу  и  вздулась жила,  перерезавшая лоб,  в  душе
Катилины,  по-видимому,  происходила борьба различных чувств,  и  какие-то
мрачные мысли теснились в его мозгу.  Человек прямой и открытый по натуре,
он оставался таким и в минуты проявления своей жестокости. Он не хотел, да
и  не  мог скрыть бушевавшую в  его груди бурю противоречивых страстей,  и
она, как в зеркале, отражалась на его энергичном лице.
   - О  чем  ты  думаешь,  Катилина?  Ты  чем-то  огорчен?  -  спросил его
Требоний, услышав вырвавшийся у него глухой стон.
   - Старое вспомнил,  -  ответил Катилина,  не  отводя взора  от  стола и
нервно вертя в руках вилку.  -  Мне вспомнилось,  что в том же году, когда
была запечатана амфора этого фалернского,  предательски был убит в портике
своего дома трибун Ливии Друз и другой трибун Луций Апулей Сатурнин,  а за
несколько лет  до  того  были  зверски убиты Тиберий и  Гай  Гракхи -  два
человека самой светлой души,  которые когда-либо  украшали нашу родину!  И
все они погибли за одно и  то же дело -  за дело неимущих и угнетенных;  и
всех их погубили одни и те же тиранические руки - руки подлых оптиматов.
   И, минуту подумав, он воскликнул:
   - Возможно ли,  чтобы  в  заветах  великих богов  было  начертано,  что
угнетенные никогда не будут знать покоя,  что неимущие всегда будут лишены
хлеба,  что  земля всегда должна быть разделена на  два лагеря -  волков и
ягнят, пожирающих и пожираемых?
   - Нет!  Клянусь всеми богами Олимпа!  -  вскричал Спартак громоподобным
голосом  и  стукнул  большим своим  кулаком по  столу;  лицо  его  приняло
выражение глубокой ненависти и гнева.
   Катилина вздрогнул и  устремил свои глаза на  Спартака.  Тот  заговорил
более спокойно, могучим усилием воли подавив свое волнение.
   - Нет,   великие  боги  не  могли  допустить  в   своих  заветах  такую
несправедливость!
   Снова  наступило молчание,  которое  прервал  Катилина.  В  его  голосе
звучали печаль и сострадание:
   - Бедный Друз...  Я знал его...  Он был еще так молод...  благородный и
сильный духом человек.  Природа щедро наделила его дарованьями,  а  он пал
жертвой измены и насилия.
   - И я его помню,  -  сказал Требоний. - Помню, как он произносил речь в
комиции,  когда вновь предлагал утвердить аграрные законы. Выступая против
патрициев,  он сказал: "При вашей жадности вы скоро оставите народу только
грязь и воздух".
   - Злейшим  его  врагом  был  консул  Луций  Марций  Филипп,  -  заметил
Катилина,  -  однажды народ восстал против него, и Филипп, несомненно, был
бы убит, если бы Друз не спас его, уведя в тюрьму.
   - Он немножко запоздал:  у  Филиппа все лицо было в синяках,  а из носа
текла кровь.
   - Рассказывали, - продолжал Катилина, - что Друз, увидев окровавленного
Филиппа,  воскликнул:  "Это вовсе не кровь, а подливка к дроздам", намекая
этим на безобразные кутежи, которым каждую ночь предавался Филипп.
   Пока  происходила эта  беседа,  в  передней  комнате  в  соответствии с
количеством поглощаемого пьяницами вина стоял невероятный шум и  гам и все
громче  раздавались  непристойные  восклицания.   Вдруг  Катилина  с   его
сотрапезниками услышали, как все хором закричали:
   - Родопея, Родопея!
   При этом имени Спартак вздрогнул.  Оно напомнило ему родную Фракию,  ее
горы, отчий дом, семью! Сладостные и вместе с тем горькие воспоминания.
   - Добро пожаловать!  Добро пожаловать,  прекрасная Родопея, - закричало
человек двадцать бездельников сразу.
   - Попотчуем красавицу вином за то,  что она пожаловала к нам,  - сказал
могильщик, и все присутствующие окружили девушку.
   Родопея была  молода,  не  больше двадцати двух  лет,  и  действительно
хороша собой: высокая, стройная, беленькая, черты лица правильные, длинные
белокурые волосы, голубые живые и выразительные глаза. Ярко-голубая туника
с серебряной каймой,  серебряные запястья,  голубая шерстяная повязка явно
свидетельствовали о  том,  что она не  римлянка,  а  рабыня и  ведет жизнь
блудницы, возможно против своей воли.
   Судя по сердечному и  довольно почтительному отношению к  ней дерзких и
бесстыдных посетителей таверны Венеры Либитины,  можно  было  понять,  что
девушка  она  хорошая,   очень  тяготится  жизнью,  на  которую  обречена,
несчастлива,   несмотря  на   показную  веселость,   и   сумела  заслужить
бескорыстное расположение этих грубых людей.
   Нежное личико, скромное поведение, доброта и учтивость Родопеи покорили
всех.  Однажды она попала в кабачок Лутации вся в крови и слезах от побоев
хозяина,  сводника по  профессии;  её  мучила жажда,  ей дали глоток вина,
чтобы немного подкрепиться. Это случилось за два месяца до начала событий,
о  которых мы  повествуем.  С  тех пор через два-три дня,  когда позволяло
время,   Родопея  забегала  на  четверть  часика  в  таверну.   Здесь  она
чувствовала себя  свободной и  испытывала блаженство,  вырвавшись хоть  на
несколько минут из того ада, в котором ей приходилось жить.
   Родопея остановилась у  столика Лутации,  ей  поднесли чашу  албанского
вина,  и  она  стала  прихлебывать  из  нее  маленькими  глоточками.  Шум,
вызванный ее  приходом,  стих.  Вдруг  из  угла  комнаты опять донесся гул
голосов.
   Могильщик Лувений,  его  товарищ по  имени  Арезий  и  нищий  Веллений,
разгоряченные обильными возлияниями,  начали  громко судачить о  Катилине,
хотя все знали, что он сидит в соседней комнате. Пьяницы всячески поносили
Катилину  и  всех  патрициев  вообще,  хотя  сотрапезники призывали  их  к
осторожности.
   -  Ну нет, нет! - кричал могильщик Арезий, такой широкоплечий и высокий
малый,  что мог бы поспорить с атлетом Гаем Тауривием. - Нет, нет, клянусь
Геркулесом  и  Каком!  Эти  проклятые пиявки живут нашей кровью и слезами.
Нельзя пускать их сюда. Пусть они не оскверняют места наших собраний своим
гнусным присутствием!
   - Да уж, хорош этот богач Катилина, погрязший в кутежах и пороках, этот
лютый палач,  приспешник Суллы!  Явился сюда  в  своей роскошной латиклаве
только затем,  чтобы поиздеваться над нашей нищетой. А кто виноват в нашей
нищете? Он сам и его присные, его друзья патриции.
   Так злобно кричал Лувений,  стараясь вырваться из рук удерживавшего его
атлета, чтобы ринуться в соседнюю комнату и затеять там драку.
   - Да  замолчи ты,  проклятый пьянчужка!  Зачем его оскорблять?  Ведь он
тебя не трогает?  Не видишь разве -  с ним целый десяток гладиаторов;  они
раздерут в клочья твою старую шкуру!
   - Плевать мне на гладиаторов! Плевать на гладиаторов! - в свою очередь,
вторя  могильщику,  орал,  как  бесноватый,  дерзкий Эмилий  Варин.  -  Вы
свободные граждане и  тем не менее,  клянусь всемогущими молниями Юпитера,
боитесь этих презренных рабов, рожденных лишь для того, чтобы убивать друг
друга  ради  нашего  удовольствия!..  Клянусь божественной красотой Венеры
Афродиты,  мы должны дать урок этому негодяю в  роскошной тоге,  в котором
соединились все  пороки  патрициев и  самой  подлой черни,  надо  навсегда
отбить у него охоту любоваться горем несчастных плебеев!
   - Убирайся на Палатин! - кричал Веллений.
   - Хоть в Стикс, только вон отсюда! - добавил Арезий.
   - Пусть эти проклятые оптиматы оставят нас, нищих, в покое и не лезут к
нам -  ни в Целий,  ни в Эсквилин,  ни в Субуру, пусть убираются отсюда на
Форум,  в  Капитолий,  на Палатин и  погрязнут в  своих бесстыдных пирах и
оргиях.
   - Долой  патрициев!   Долой  оптиматов!   Долой  Катилину!   -  кричали
одновременно восемь - десять голосов.
   Услышав этот  шум,  Катилина грозно нахмурил брови и  вскочил с  места;
глаза  его  загорелись дикой  злобой.  Оттолкнув  Требония  и  гладиатора,
которые пытались удержать его,  заверяя, что они сами расправятся с подлым
сбродом, он бросился вперед и стал в дверях, мощный, свирепый, скрестив на
груди  руки  и  высоко  подняв голову.  Гневно оглядев присутствующих,  он
крикнул громким голосом:
   -  О  чем вы тут расквакались, безмозглые лягушки? Зачем пачкаете своим
грязным  рабским языком достойное уважения имя Катилины? Чего вам нужно от
меня, презренные черви?
   Грозный звук его голоса на минуту как будто устрашил буянов,  но вскоре
снова раздался возглас:
   - Хотим, чтобы ты убрался отсюда!
   - На Палатин! На Палатин! - послышались другие голоса.
   - На Гемонскую лестницу,  там твое место! - вопил пронзительным голосом
Эмилий Варин.
   - Идите сюда все!  А ну-ка,  живее!  Эй вы, мерзкий сброд! - воскликнул
Катилина и расправил руки, словно приготовлялся к драке.
   Плебеи пришли в замешательство.
   - Клянусь богами Аверна!  -  крикнул могильщик Арезий.  - Меня-то ты не
схватишь сзади, как бедного Гратидиана! Геркулес ты, что ли?
   И он ринулся на Катилину,  но получил такой страшный удар в грудь,  что
зашатался и рухнул на руки стоявших позади него;  могильщик Лувений, также
бросившийся на  Катилину,  упал  навзничь  у  ближайшей  стены,  сраженный
ударами мощных кулаков,  которыми Катилина с быстротою молнии,  то правой,
то левой рукой, барабанил по его лысому черепу.
   Женщины,  сбившись  в  кучу,  с  визгом  и  плачем прятались за стойкой
Лутации.  Поднялась  суматоха:  люди метались взад и вперед, отшвыривали и
опрокидывали скамьи, били посуду; стояли грохот, крик, оглушительный шум и
гам,  сыпались  проклятия  и  ругань.  Из  другой  комнаты долетали голоса
Требония,  Спартака  и других гладиаторов, упрашивавших Катилину отойти от
дверей, чтобы дать им возможность вмешаться в драку и положить ей конец.
   Тем  временем Катилина мощным  пинком в  живот  свалил нищего Велления,
который бросился на него с кинжалом.
   При виде упавшего Велления враги Катилины, столпившиеся у дверей задней
комнаты,  отступили,  а  Луций  Сергий,  обнажив короткий меч,  бросился в
большую комнату и, нанося удары плашмя по спинам пьяниц, прерывисто кричал
диким голосом, похожим на рев зверя:
   - Подлая чернь, дерзкие нахалы! Всегда готовы лизать ноги тому, кто вас
топчет, и оскорблять того, кто снисходит до вас и протягивает вам руку!..
   Вслед за  Катилиной,  как только он  освободил вход в  большую комнату,
ворвались один за другим Требоний, Спартак и их товарищи.
   Под  натиском  гладиаторов  вся  толпа, которая уже стала отступать под
градом ударов Катилины, бросилась со всех ног на улицу. В таверне остались
только  хрипло  стонавшие  Веллений  и  Лувений,  распростертые  на  полу,
оглушенные  ударами,  и  Гай  Тауривий,  не  принимавший участия в свалке;
скрестив  на  груди  руки,  он  стоял  в  углу около очага как безучастный
зритель.
   - Мерзкое отродье! - кричал, тяжело дыша, Катилина; он до самого выхода
преследовал убегающих. Повернувшись к женщинам, не прекращавшим стенания и
плач,  он крикнул:  - Да замолчите же, проклятые хныксы! На тебе, - сказал
он,  бросая пять золотых на стол,  за которым сидела Лутация, оплакивавшая
свои убытки:  разбитую посуду и  скамьи,  кушанья и  вина,  не  оплаченные
сбежавшими буянами. - На тебе, несносная болтунья! Катилина платит за всех
этих мошенников!
   В эту минуту Родопея,  смотревшая на Катилину и его друзей расширенными
от страха глазами,  вдруг побледнела как полотно и, вскрикнув, бросилась к
Спартаку.
   - Я не ошиблась!  Нет,  нет,  не ошиблась!  Спартак!.. Ведь это ты, мой
Спартак?
   - Как!.. - закричал не своим голосом гладиатор, с невыразимым волнением
глядя на девушку.  -  Ты?  Возможно ли это?  Ты?  Мирца!.. Мирца!.. Сестра
моя!..
   Брат и сестра бросились друг другу в объятия среди воцарившейся мертвой
тишины.  Но после первого порыва нежности,  поцелуев и  слез Спартак вдруг
вырвался из  объятий сестры,  схватил ее  за  руки,  отодвинул от  себя  и
осмотрел с ног до головы, бледнея и шепча дрожащим голосом:
   - Ведь  ты?..   ты?..  -  воскликнул  он  и  с  горьким  презреньем,  с
отвращением оттолкнул от себя девушку. - Ты стала...
   - Рабыня я!..  - крикнула она голосом, полным слез. - Я рабыня... А мой
господин -  негодяй!.. Он истязал меня, пытал раскаленным железом... Пойми
же, Спартак, пойми!..
   - Бедная!   Несчастная!   -   дрожащим  от  волнения  голосом  произнес
гладиатор.  -  Прийди ко мне,  на грудь,  сюда,  сюда! - Он привлек к себе
сестру и, крепко целуя, прижимал к своей груди.
   Через минуту,  вскинув вверх глаза, полные слез и сверкающие гневом, он
с угрозой поднял свой мощный кулак и со страшным негодованием воскликнул:
   - Да где же молнии Юпитера?.. Да разве Юпитер - бог? Нет, нет, Юпитер -
просто шут! Юпитер - жалкое ничтожество!
   А Мирца, прильнув к широкой груди брата, плакала горькими слезами.
   Прошла минута тяжкого молчания,  и  вдруг  Спартак крикнул голосом,  не
похожим на человеческий:
   - Да  будет  проклята позорная память о  первом человеке на  земле,  из
семени которого произошли два разных поколения: свободных и рабов!





   Со времени событий, описанных в предыдущих главах, прошло два месяца.
   Накануне январских ид  (12  января) следующего 676 года на  улицах Рима
утром бушевал сильный северный ветер, нагоняя серые тучи, придававшие небу
унылое однообразие.  На  мокрую и  грязную мостовую медленно падали мелкие
хлопья снега.
   Граждане,  пришедшие на Форум по делам, собирались там кучками. Но лишь
немногие толпились в  этот  день  на  открытом воздухе,  -  тысячи  римлян
теснились кто  под портиками Форума,  а  кто под портиками курии Гостилия,
Грекостаза,  базилик Порция,  Фульвия,  Эмилия,  Семпронии,  храмов Весты,
Кастора и  Поллукса,  Сатурна,  храма Согласия,  воздвигнутого в  388 году
римской эры Фурием Камиллом,  во времена его последней диктатуры,  в честь
достижения мирного соглашения между патрициями и плебеями. Прогуливались и
под   портиками   храма   богов,   покровителей  Рима.   Величественный  и
вместительный  римский  Форум  был  окружен  замечательными  зданиями;  он
тянулся  от  теперешней площади  Траяна  до  площади Монтанара и  от  арки
Константина до Пантанов,  а в прежнее время занимал все пространство между
холмами  Капитолийским,  Па-латинским,  Эсквилином  и  Виминалом.  Поэтому
современный  римский  Форум   представляет  собою  лишь   бледное  подобие
древнего.  Много народа было внутри базилики Эмилия, великолепного здания,
состоявшего из  обширного портика с  чудесной колоннадой,  от которого шли
два других, боковых портика. Здесь вперемежку толпились патриции и плебеи,
ораторы и  деловой люд,  горожане и  торговцы,  которые стояли  маленькими
группами  и  обсуждали  свои  дела.  Толпа  беспрестанно двигалась взад  и
вперед, слышался шумный говор.
   В  глубине главного портика,  напротив входной двери,  но вдали от нее,
высокая   длинная  балюстрада  отделяла  часть   портика  от   базилики  и
образовывала как бы  отдельное помещение,  где разбирались судебные тяжбы;
сюда  не  доходил шум,  и  ораторы могли произносить тут  свои  речи перед
судьями.  Над  колоннадой вокруг всей базилики шла галерея,  откуда удобно
было наблюдать за всем, что происходило внизу.
   В  этот  день на  балюстраде,  окружавшей галерею,  работали каменщики,
штукатуры и  кузнецы:  они  украшали ее  бронзовыми щитами,  на  которых с
изумительным искусством были изображены подвиги Мария в войне с кимврами.
   Базилика Эмилия была воздвигнута предком Марка Эмилия Лепида, который в
этом  году  был  избран  в  консулы вместе  с  Квинтом Лутацием Катуллом и
приступил к исполнению обязанностей первого января.
   Марк  Эмилий  Лепид,   как  мы  уже  говорили,   принадлежал  к   числу
приверженцев Мария;  став  консулом,  он  прежде  всего  приказал украсить
базилику, построенную его прадедом в 573 году римской эры, вышеупомянутыми
щитами,  желая  заслужить  признательность партии  популяров в  противовес
Сулле,  разрушившему  все  арки  и  памятники,  воздвигнутые в  честь  его
доблестного соперника.
   Среди  праздного люда,  глазевшего с  верхней галереи на  снующую внизу
толпу,  стоял Спартак;  облокотясь на  мраморные перила и  подпирая голову
руками,  он  рассеянно и  равнодушно смотрел на  весь  этот  суетившийся и
волновавшийся народ.
   На  нем  была  голубая  туника  и   короткий  паллий  вишневого  цвета,
схваченный на  правом  плече  серебряной тонкой  работы  застежкой в  виде
щитка.
   Неподалеку  от  него  оживленно разговаривали трое граждан. Двое из них
уже  известны  нашим  читателям: атлет Гай Тауривий и наглый Эмилий Варин.
Третий был одним из многочисленных бездельников, живших за счет ежедневных
подачек  какого-нибудь  патриция;  обычно  они  объявляли себя "клиентами"
этого  аристократа и сопровождали его на Форуме, в комиции, подавали голос
по  его  желанию  и  приказанию,  превозносили  его,  льстили  и надоедали
непрестанным попрошайничеством.
   То было время, когда после побед в Азии и в Африке Рим утопал в роскоши
и  погряз  в  восточной  лени;  когда Греция, побежденная римским оружием,
победила  своих  покорителей,  заразив  их изнеженностью, развращенностью,
привычкой  к  роскоши;  когда  неисчислимое  и все возрастающее количество
рабов   исполняло  все  работы,  которыми  до  того  занимались  свободные
трудолюбивые  граждане.  Все  это убило труд - самый мощный источник силы,
нравственности,   благоденствия,  и  Рим,  еще  носивший  личину  величия,
богатства  и  мощи,  уже  чувствовал, как в нем самом развиваются зловещие
зародыши  приближающегося  упадка.  Клиенты  были  страшной язвой эпохи, о
которой  мы  повествуем, она особенно способствовала разложению и повлекла
за  собою  гибельные  последствия,  сказавшиеся  в  новых законах Гракхов,
Сатурнина,  Друза,  в  междоусобных  раздорах  Суллы и Мария. В дальнейшем
стало  еще  хуже:  начались  ежедневные  стычки,  пошли мятежи - Катилины,
Клодия  и Милона, и все это привело к триумвирату Цезаря, Помпея и Красса.
Любой  патриций,  любой  консул,  любой  богатый  честолюбец  имел свиту в
пятьсот  -  шестьсот клиентов, - были даже такие, у которых число клиентов
доходило  до тысячи. Граждане, вполне способные к труду, избирали, однако,
профессию  клиентов - так же точно, как их предки в былые времена избирали
сапожное,  плотничье  ремесло  или становились кузнецами, каменщиками; это
были нищие в грязной одежде, преступные и продажные приверженцы какой-либо
партии,   нарядившиеся  в  гордую  тогу  римлянина;  они  жили  подачками,
сплетнями, интригами, низкопоклонством.
   Человек, болтавший в галерее базилики Эмилия с Гаем Тауривием и Эмилием
Варином,  как  раз  и  был одним из  этих вырождающихся римлян.  Его звали
Апулеем Тудертином,  потому что предки его пришли в Рим из Тудера;  он был
клиентом Марка Красса.
   Все  трое стояли недалеко от  Спартака,  толкуя об  общественных делах.
Спартак,  углубившись в  серьезные и  печальные размышления,  не слушал их
разговоров.
   С  тех  пор  как фракиец нашел свою сестру в  столь позорном положении,
первой мыслью,  первой его  заботой было  вырвать Мирцу из  рук  человека,
оскорбившего и  унизившего ее.  Катилина с свойственной ему щедростью,  на
этот раз не вполне бескорыстной, отдал в распоряжение рудиария и остальные
восемь тысяч сестерциев,  которые он выиграл в  тот день у  Долабеллы:  он
хотел помочь Спартаку выкупить Мирцу.
   Спартак с благодарностью взял деньги,  обещая вернуть их, хотя Катилина
и  отказывался от этого;  и тотчас же фракиец отправился к хозяину сестры,
чтобы выкупить ее.
   Разумеется,  хозяин Мирцы, видя тревогу Спартака за судьбу сестры и его
горячее  желание  освободить  ее,  непомерно  поднял цену. Он говорил, что
Мирца   обошлась   ему  в  двадцать  пять  тысяч  сестерциев  (он  приврал
наполовину),  указывал  на  то,  что  она  молода,  красива,  скромна,  и,
подытожив свои расчеты, объявил, что девушка представляет собою капитал по
меньшей мере в пятьдесят тысяч сестерциев. Он поклялся Меркурием и Венерой
Мурсийской, что не уступит ни одного сестерция.
   Легче себе  представить,  чем  описать отчаяние бедного гладиатора.  Он
просил,  он  умолял  отвратительного торговца женским телом,  но  негодяй,
уверенный в  своих правах,  знал,  что закон на его стороне,  и,  находясь
таким образом в выгодном положении, был . непоколебим.
   Тогда Спартак в  бешенстве схватил мерзавца за горло и  наверно задушил
бы  его,  если б  его  не  удержала одна мысль,  -  это  было счастьем для
сводника, иначе он испустил бы дух в страшных объятиях фракийца, - Спартак
подумал о Мирце, о своей родине, о задуманном им тайном деле, которое было
для него священным; он знал, что без него дело это обречено на гибель.
   Спартак опомнился и  выпустил хозяина Мирцы.  У  сводника глаза чуть не
выскочили из орбит,  лицо и  шея посинели,  он был оглушен и почти потерял
сознание.  После  нескольких минут  раздумья Спартак  спокойно обратился к
нему,  хотя  все  еще  был  бледен и  весь  дрожал от  гнева и  пережитого
волнения:
   - Так ты сколько хочешь?.. Пятьдесят тысяч?..
   - Я...  больше не хо...  чу...  ни...  чего...  уби...  райся!.. Уби...
райся...  к черту...  или я со... зову... всех сво... их... ра... бов!.. -
выкрикивал хозяин заикаясь.
   - Прости  меня,  извини!..  Я  вспылил.  Бедность виновата...  любовь к
сестре... Выслушай меня, мы столкуемся.
   - Столковаться с  таким,  как  ты?  Ты  ведь  сразу  бросаешься  душить
человека! - возразил сводник, уже несколько успокоившись и ощупывая шею. -
Вон! Вон отсюда!
   Спартаку удалось  кое-как  успокоить негодяя,  и  от  пришли  к  такому
соглашению:  Спартак вручит ему тут же две тысячи сестерциев,  с условием,
что Мирце отведут особое помещение в  доме и Спартаку будет разрешено жить
вместе с ней. Если через месяц Спартак не выкупит сестру, она опять станет
рабыней.
   Золотые   монеты   сверкали  очень  заманчиво,  условие  было  довольно
выгодным:  хозяин  получал  тут  чистого  дохода  по  меньшей  мере тысячу
сестерциев, ничем не рискуя. И он согласился.
   Убедившись в  том,  что  Мирцу поместили в  удобной маленькой комнатке,
расположенной за перистилем дома,  Спартак попрощался с нею и направился в
Субуру, где жил Требоний.
   Он рассказал ему все, что случилось, и просил у него совета и помощи.
   Требоний постарался успокоить Спартака. Он пообещал ему свое содействие
и помощь,  сказав,  что он похлопочет и найдет способ избавить Спартака от
забот,  даст  ему  возможность если  не  совсем освободить сестру,  то  по
крайней мере устроить так,  чтобы впредь никто не мог обидеть и  оскорбить
ее.
   Обнадеженный обещаниями Требония,  Спартак пошел  в  дом  Катилины и  с
благодарностью вернул ему свой долг - восемь тысяч сестерциев: сейчас он в
них не  нуждался.  Мятежный патриций долго беседовал со Спартаком в  своей
библиотеке;  говорили они, видимо, о делах секретных и весьма важных, судя
по  предосторожностям,  принятым Катилиной для того,  чтобы посторонние не
помешали их беседе...  Никто не знает,  о чем они говорили, но с этого дня
Спартак стал часто бывать в доме патриция;  теперь их связывали узы дружбы
и взаимного уважения.
   С  того самого дня,  как  Спартак получил свободу,  его прежний ланиста
Акциан ходил за  ним  по  пятам и  надоедал ему бесконечными разговорами о
шаткости  его  положения,  о  необходимости устроиться  прочно  и  надежно
обеспечить себя. Кончил он тем, что напрямик предложил Спартаку заведовать
его школой или же  снова запродать себя ему в  гладиаторы,  причем посулил
такую сумму, какой он никогда не заплатил бы даже свободнорожденному.
   Свободнорожденными назывались люди, родившиеся от свободных граждан или
же вольноотпущенников, - от свободного и служанки или от слуги и свободной
гражданки.  Не следует забывать, что, кроме людей, попадавших в рабство во
время войн и проданных затем в качестве гладиаторов, иногда в наказание за
какие-либо провинности, были еще и гладиаторы-добровольцы. Обычно это были
бездельники,   кутилы  и  забияки,   погрязшие  в  долгах,   не  способные
удовлетворить свои необузданные прихоти и страсть к удовольствиям,  буяны,
не дорожившие жизнью.  Продаваясь в гладиаторы, они давали клятву, формула
которой дошла и до наших дней,  - закончить свою жизнь на арене амфитеатра
или цирка.
   Спартак,  разумеется, решительно отверг все предложения своего прежнего
хозяина и  попросил ланисту не  беспокоить его впредь своими заботами,  но
Акциан не переставал преследовать Спартака и вертеться около него, подобно
злому гению или предвестнику несчастья.
   Тем временем Требоний,  который полюбил Спартака,  а может быть, имел и
некоторые виды на него в  будущем,  усердно занялся судьбой Мирцы.  Будучи
другом Квинта Гортензия и горячим поклонником его ораторского таланта,  он
имел возможность порекомендовать Валерии,  сестре Гортензия, купить Мирцу,
которая была  воспитанной и  образованной девушкой,  говорила по-гречески,
умела умащивать тело  маслами и  благовониями,  знала толк в  притираниях,
употреблявшихся знатными патрицианками, и могла быть полезной для ухода за
ее особой.
   Валерия не возражала против покупки новой рабыни,  если та подойдет ей.
Она пожелала ее увидеть, поговорила с ней и, так как Мирца ей понравилась,
тут же купила ее за сорок Пять тысяч сестерциев.  Вместе с  другими своими
рабынями она увезла ее в дом Суллы,  женой которого она стала пятнадцатого
декабря прошлого года.
   Хотя  это  и  не  совпадало с планами Спартака, мечтавшего о том, чтобы
сестра  его  стала  свободной,  все же в ее положении это оказалось лучшим
выходом:  по крайней мере, она была избавлена - и, возможно, навсегда - от
позора и бесчестия.
   Почти  перестав беспокоиться о  судьбе  Мирцы,  Спартак занялся другими
серьезными и,  по-видимому,  требующими тайны делами,  судя по  частым его
беседам с Катилиной и ежедневным продолжительным свиданиям с ним. Фракиец,
кроме  того,  усердно  посещал все  школы  гладиаторов,  а  когда  в  Риме
происходили состязания,  то он бывал во всех кабачках и  тавернах Субуры и
Эсквилина, где постоянно искал встреч с гладиаторами и рабами.
   О чем же он мечтал, за какое дело взялся, что он замыслил?
   Об этом читатель вскоре узнает.
   Итак,  стоя на верхней галерее базилики Эмилия,  Спартак был погружен в
глубокое раздумье;  он не слышал ничего,  что говорилось вокруг, и ни разу
не  повернул головы в  ту  сторону,  где  громко болтали между  собой  Гай
Тауривий, Эмилий Варин и Апулей Тудертин, не слышал их крикливых голосов и
грубых острот.
   - Очень хорошо,  отлично,  - говорил Гай Тауривий, продолжая разговор с
товарищами.  -  Ах,  этот милейший Сулла!..  Он решил, что можно разрушить
памятники славы Мария?.  Ах! Ах! Счастливый диктатор думал, что достаточно
свалить статую,  воздвигнутую в честь Мария на Пинцийском холме,  и арку в
Капитолии,  воздвигнутую в  честь победы над  тевтонами и  кимврами,  -  и
память о Марии исчезнет!  Да,  да, он считал, что -этого достаточно, чтобы
стереть всякий след,  всякое воспоминание о  бессмертных подвигах уроженца
Арпина,  несчастный безумец!.. Из-за его свирепости и страшного могущества
в наших городах, пожалуй, не осталось бы жителей и вся Италия превратилась
бы в груду развалин. Но, как бы то ни было, Югурту победил не он, а Марий!
И не кто иной, как Марий, одержал победу при Аквах Секстиевых и Верцеллах!
   - Бедный глупец!  -  визгливо кричал Эмилий Варин. - А вот консул Лепид
украшает базилику чудесными щитами,  на  которых увековечены победы  Мария
над кимврами!
   - Я  и  говорил,  что этот Лепид будет бельмом на  глазу у  счастливого
диктатора!
   - Брось  ты!..   Лепид  -  ничтожество!  -  сказал  тоном  глубочайшего
презрения  клиент  Красса,   толстенький  человечек  с  брюшком.  -  Какую
неприятность может он доставить Сулле? Не больше, чем мошка слону!
   - Да  ты не знаешь разве,  что Лепид не только консул,  но еще и  очень
богат, богаче твоего патрона Марка Красса?
   - Что он богат, это я знаю; но что он богаче Красса, этому я не верю.
   - А портики в доме Лепида ты видел?  Самые красивые, самые великолепные
портики не только на Палатине, но и во всем Риме!
   - Ну и что ж из того, что у него дом самый красивый в Риме?
   - Да  ведь  это  единственный  дом,  в  котором  портики  построены  из
нумидийского мрамора!
   - Ну и что ж? Этим, что ли, он устрашит Суллу?
   - Это доказывает,  что он  могуществен;  он силен тем,  что народ любит
его.
   - Его  любят плебеи.  А  разве они  мало упрекают его за  бессмысленную
роскошь и безудержное мотовство?
   - Не  плебеи,  а  завистливые патриции,  которым  не  под  силу  с  ним
тягаться.
   - Запомните мои слова,  -  прервал их  Варин,  -  в  этом году случится
что-нибудь необыкновенное.
   - Почему же?
   - Потому, что в Аримине произошло чудо.
   - А что там случилось?
   - На вилле Валерия петух заговорил человеческим голосом.
   - Ну,   если  это  правда,   то  действительно  такое  диво  предвещает
удивительные события!
   - Если это правда? Да в Риме все только об этом и говорят. Рассказывали
об этом чуде сам Валерий и его семья,  вернувшаяся из Аримина,  да и слуги
их тоже подтверждают это.
   - Действительно,  необыкновенное  чудо,  -  бормотал  Апулей  Тудертин;
человек религиозный, полный предрассудков, он был глубоко потрясен и искал
тайный смысл в явлении,  которое,  как он твердо верил, представляло собою
предупреждение богов.
   - Коллегия авгуров уже собиралась для разгадки тайны,  скрытой в  таком
странном явлении,  -  произнес своим  скрипучим голосом  Эмилий  Варин,  а
затем, подмигнув атлету, добавил: - Я хоть и не авгур, а мне все ясно.
   - О! - воскликнул с удивлением Апулей.
   - Чему тут удивляться?
   - О-о!  -  на этот раз насмешливо воскликнул клиент Марка Красса.  -  А
ну-ка,  объясни нам,  разве ты лучше,  чем авгуры, понимаешь скрытый смысл
этого чуда?
   - Это  предупреждение богини  Весты,  оскорбленной поведением одной  из
своих весталок.
   - Ах, ах!.. Теперь я понял! А ведь правда... недурно придумано... иначе
и быть не может! - смеясь, сказал Гай Тауривий.
   - Ваше  счастье,  что  вы  понимаете  друг  друга  с  полуслова,  а  я,
признаюсь, недогадлив и ничего не понял.
   - Что ты притворяешься? Как это ты не понимаешь?
   - Нет, право, клянусь двенадцатью богами Согласия, не понимаю...
   - Да  ведь  Варин намекает на  преступную связь одной из  дев-весталок,
Лицинии, с твоим патроном!
   - Злостная клевета!  -  возмущенно воскликнул верный  клиент.  -  Какая
наглая ложь! Этого не только вымолвить, но и подумать нельзя!
   - И  я  говорю то  же  самое,  -  сказал Варин с  насмешливой улыбкой и
издевательским тоном.
   -  Так-то  оно  так,  а  вот поди наберись храбрости и внуши это добрым
квиритам!  Они  все  в  один  голос  настойчиво твердят об этом и осуждают
святотатственную любовь твоего патрона к прекрасной весталке.
   - А я повторяю: .это сплетни!
   - Я понимаю,  милейший Апулей Тудертин, что ты должен так говорить. Это
очень хорошо и вполне понятно.  Но нас-то не надуешь,  нет, клянусь жезлом
Меркурия!  Любви не скроешь. И если бы Красс не любил Лицинию, он не сидел
бы  рядом с  ней на всех собраниях,  не выказывал бы особой заботливости о
ней, не смотрел бы на нее так нежно и... Ну, мы-то понимаем друг друга! Ты
вот говоришь "нет",  а  мы  говорим "да".  В  благодарность за все подачки
Красса проси и моли Венеру Мурсийскую, - если только у тебя хватит духу, -
чтобы он в один прекрасный день не попал в лапы цензора.
   В   эту   минуту  к   Спартаку  подошел  человек  среднего  роста,   но
широкоплечий,  с мощной грудью, сильными руками и ногами, с лицом, дышащим
энергией,    мужеством   и   решимостью,   чернобородый,   черноглазый   и
черноволосый.  Он  легонько ударил фракийца по  плечу и  этим вывел его из
задумчивости.
   - Ты так погружен в свои мысли, что никого и ничего не видишь.
   - Крикс!  -  воскликнул Спартак и провел рукой по лбу,  как будто желал
отогнать осаждавшие его мысли. - Я тебя и не заметил!
   - А ведь ты на меня смотрел,  когда я прогуливался внизу вместе с нашим
ланистой Акцианом.
   - Будь он проклят!  Ну как там,  рассказывай скорей! - немного подумав,
спросил Спартак.
   - Я встретился с Арториксом, когда он вернулся из поездки.
   - Он был в Капуе?
   - Да.
   - Виделся он с кем-нибудь?
   - С  одним  германцем,  неким  Эномаем;  его  считают  среди  всех  его
товарищей самым сильным, как духом, так и телом.
   - Хорошо,   хорошо!   -  воскликнул  Спартак;  глаза  его  сверкали  от
радостного волнения. - Ну и что же?
   - Эномай полон надежд и мечтает о том же, о чем и мы с тобою; он принял
поэтому наш план,  присягнул Арториксу и обещал распространять нашу святую
и  справедливую идею  (прости меня,  что  я  сказал "нашу",  я  должен был
сказать "твою") среди наиболее смелых гладиаторов школы Лентула Батиата.
   -  Ах,  если  боги,  обитающие  на  Олимпе,  будут  покровительствовать
несчастным  и угнетенным, я верю, что не так далек тот день, когда рабство
исчезнет на земле! - тихо промолвил глубоко взволнованный Спартак.
   - Но Арторикс сообщил мне, - добавил Крикс, - что Эномай, хотя и смелый
человек, он слишком легковерен и неосторожен.
   - Это плохо, очень плохо, клянусь Геркулесом!
   - Я тоже так думаю.
   Оба  гладиатора некоторое время  молчали.  Первым  заговорил Крикс,  он
спросил Спартака:
   - А Катилина?
   - Я все больше и больше убеждаюсь,  - ответил фракиец, - что он никогда
не примкнет к нам.
   - Значит,  о  нем идет ложная слава?  И  пресловутое величие души его -
пустые россказни?
   - Нет,  душа у него великая и ум необычайный, но благодаря воспитанию и
чисто латинскому образованию он  впитал в  себя всяческие предрассудки.  Я
думаю,  что ему хотелось бы воспользоваться нашими мечтами, чтобы изменить
существующий порядок  управления,  а  не  варварские законы,  опираясь  на
которые Рим сделался тираном всего мира.
   После минуты молчания Спартак добавил:
   - Я  буду у  него сегодня вечером,  встречусь там  и  с  его друзьями и
постараюсь договориться с  ними  относительно общего  выступления.  Однако
опасаюсь, что это ни к чему не приведет.
   - Катилине и его друзьям известна наша тайна?
   - Если даже они и знают о ней,  нам все равно не грозит опасность:  они
нас не предадут,  если мы даже и не придем к соглашению с ними. Римляне не
особенно боятся рабов;  нас,  гладиаторов,  они не  считают сколько-нибудь
серьезной угрозой их власти.
   - Да,  это  так,  мы  в  их  представлении  не  люди.  Даже  с  рабами,
восставшими восемнадцать лет  назад в  Сицилии под началом сирийца Эвноя и
ожесточенно боровшимися с римлянами, они считались больше, чем с нами.
   - Да, те для них были почти что людьми.
   - А мы какая-то низшая раса.
   - О Спартак, Спартак! - прошептал Крикс, и глаза его засверкали гневом.
- Больше,  чем  за  жизнь,  которую ты  мне  тогда спас в  цирке,  я  буду
благодарен тебе,  за то,  что ты стойко будешь бороться с препятствиями и.
доведешь до конца трудное дело,  которому себя посвятил.  Объедини нас под
своим началом,  чтобы мы могли,  обнажив мечи,  померяться силой в  ратном
поле с этими разбойниками и показать им,  что гладиаторы не низшая раса, а
такие же люди, как и они!
   - О,   я  буду  с  непоколебимой  волей,  с  беспредельной  энергией  и
упорством,  всеми силами души бороться до конца моей жизни за наше дело! Я
неуклонно буду вести борьбу за свободу до победы - или умру за нее смертью
храбрых!
   В словах Спартака чувствовалась глубокая убежденность и вера.  Он пожал
руку Крикса; тот поднес ее к сердцу и произнес в сильном волнении:
   - Спартак,  спаситель мой,  тебя ждут великие дела! Такие люди, как ты,
рождаются для подвигов и высоких деяний. Из таких людей выходят герои...
   - Или  мученики...  -  тихо сказал Спартак;  лицо его было печально,  и
голова склонилась на грудь.
   В эту минуту раздался пронзительный голос Эмилия Варина:
   - Пойдемте,  Гай и  Апулей,  в храм Раздора,  узнаем новости о решениях
сената!
   - А  разве  сенат собирается сегодня не  в  храме Согласия?  -  спросил
Тудертин.
   - Ну да, - ответил Варин.
   - В старом или в новом?
   - Какой  же  ты  дурак!  Если  бы  он  собрался в  храме Фурия Камилла,
посвященном истинному согласию,  я сказал бы тебе: пойдем в храм Согласия.
Но ведь я звал тебя в храм Раздора,  -  не понимаешь разве, что я говорю о
храме, воздвигнутом нечестивым Луцием Опимием на костях угнетенного народа
после позорного и подлого убийства Гракхов?
   - Варин прав,  -  сказал Гай  Тауривий,  -  храм Согласия действительно
следовало бы назвать храмом Раздора.
   И  трое  болтунов направились к  лестнице,  ведущей к  портику базилики
Эмилия; за ними последовали оба гладиатора.
   Как только Спартак и  Крикс приблизились к  портику,  какой-то  человек
подошел к фракийцу и сказал ему:
   - Ну, что же, Спартак, когда ты решишь вернуться в мою школу?
   Это был ланиста Акциан.
   - Да  поглотят тебя  живым воды Стикса?  -  закричал,  дрожа от  гнева,
гладиатор.   -   Долго  ли   ты   будешь  надоедать  мне  своими  мерзкими
приставаниями? Скоро ли дашь мне жить спокойно и свободно?
   - Но  ведь  я  беспокою тебя,  -  сладким  и  вкрадчивым голосом сказал
Акциан,  -  для твоего же собственного блага,  я забочусь о твоем будущем,
я...
   -  Послушай,  Акциан, и хорошенько запомни мои слова. Я не мальчик и не
нуждаюсь в опекуне, а если бы он мне и понадобился, я никогда не выбрал бы
тебя.  Запомни  это,  старик,  и  не попадайся мне больше на глаза, не то,
клянусь  Юпитером Родопским, богом отцов моих, я так хвачу тебя кулаком по
лысому  черепу,  что  отправлю прямехонько в преисподнюю, а потом будь что
будет!
   Через минуту он добавил:
   - Ты ведь знаешь,  какая сила в  моем кулаке.  Помнишь,  как я  отделал
десятерых твоих рабов-корсиканцев,  которых обучал ремеслу гладиаторов,  а
они в  один прекрасный день набросились на  меня,  вооруженные деревянными
мечами?
   Ланиста рассыпался в  извинениях и уверениях в дружбе.  Спартак в ответ
прибавил:
   - Уходи, и чтоб я тебя больше не видел. Не приставай ко мне!
   Оставив  смущенного  и  сконфуженного  Акциана  посреди  портика,   оба
гладиатора направились через Форум к повороту на Палатин, - там, у портика
Катулла, Катилина назначил свидание Спартаку.
   Дом Катулла,  который был консулом вместе с  Марием в  652 году римской
эры,  то  есть за  двадцать четыре года до нашего повествования,  считался
одним  из  самых  красивых и  роскошных в  Риме.  Перед  домом  возвышался
великолепный портик,  украшенный военной  добычей,  отнятой у  кимвров,  и
бронзовым быком,  перед которым эти  враги Рима приносили присягу.  Портик
служил  местом  встреч молодых римлянок,  они  совершали здесь  прогулки и
занимались гимнастическими упражнениями.  Само собой разумеется,  что сюда
же  приходили и  молодые  щеголи  -  патриции  и  всадники -  полюбоваться
прекрасными дочерьми Квирина.
   Когда оба гладиатора дошли до портика Катулла,  они увидели вокруг него
толпу патрициев, любовавшихся женщинами, которых тут собралось больше, чем
обычно,  так  как  была ненастная погода -  шел  дождь,  перемежавшийся со
снегом.
   Сверкающие белизной  точеные  руки,  едва  прикрытые  прелестные груди,
плечи,  как  у  олимпийских  богинь,  пышность  нарядов  и  блеск  золота,
жемчугов, яхонтов и рубинов, пестрота оттенков нарядных одежд представляли
очаровательное зрелище. Тут можно было увидеть изящнейшие пеплумы, паллии,
столы, туники из тончайшей шерсти и других чудесных тканей.
   Собравшиеся в портике женщины поражали своей красотой. Там были Аврелия
Орестилла,  возлюбленная  Катилины;  молодая,  прекрасная и величественная
Семпрония,  которая  за  душевные  свои достоинства и высокие качества ума
названа  была  впоследствии  великой:  она  погибла  в  бою, сражаясь, как
храбрый  воин,  бок о бок с Катилиной, в битве при Пистории; Аврелия, мать
Цезаря;  Валерия,  жена Суллы; весталка Лициния; Целия, бывшая жена Суллы,
уже  давно  отвергнутая  им;  Ливия,  мать юного Катона; Постумия Регилия,
предок  которой  одержал  победу над латинянами при Регильском озере. Были
там  и  две  красавицы  девушки из знаменитого рода Фабия Амбуста; Клавдия
Пульхра, жена Юния Норбана, бывшего два года назад консулом; прекраснейшая
Домиция,  дочь  Домиция  Агенобарба,  консула  и  прадеда  Нерона; Эмилия,
прелестная  дочь Эмилия Скавра, и молоденькая развратная Фульвия; весталка
Вителия,  известная  необыкновенной белизной кожи, и сотни других матрон и
девушек, принадлежащих к самой родовитой римской знати.
   Внутри  обширного портика молодые патрицианки упражнялись в  гимнастике
или  же  забавлялись игрой в  мяч -  любимейшей игрой римлян обоего пола и
любого возраста.
   В   этот  холодный  зимний  день  большинство  собравшихся  тут  женщин
прогуливались взад и вперед, чтобы согреться.
   Подойдя  к  портику  Катулла,  Спартак и  Крикс  остановились несколько
поодаль от  толпы  патрициев и  всадников,  как  полагалось людям  низкого
звания.  Они искали глазами Луция Сергия;  он  стоял у  колонны с  Квинтом
Курионом,  патрицием,  предававшимся  оргиям  и  разврату  (благодаря  ему
впоследствии был раскрыт заговор Катилины).  С  ними стоял и молодой Луций
Кальпурний Бестиа, трибун плебеев в год заговора Катилины.
   Стараясь  не  привлекать  внимания  собравшихся  здесь  знатных  людей,
гладиаторы  приблизились к  Катилине.  А  Луций  Сергий  в  эту  минуту  с
саркастическим смехом говорил своим друзьям:
   - Хочу  на  днях  познакомиться с  весталкой Лицинией,  с  которой  так
любезничает толстяк  Марк  Красс,  и  рассказать ей  о  похождениях его  с
Эвтибидой.
   - Да,  да,  -  воскликнул Луций Бестиа, - скажи ей, что Красс преподнес
Эвтибиде двести тысяч сестерциев.
   - Марк  Красс  дарит  женщине двести  тысяч  сестерциев?..  -  удивился
Катилина. - Ну, это чудо куда занимательнее ариминского чуда. Там будто бы
петух заговорил по-человечьи.
   -  Право, это удивительно только потому, что Марк Красс жаден и скуп, -
заметил Квинт Курион. - В конце-то концов для него двести тысяч сестерциев
псе  равно  что  песчинка  в  сравнении со всем песком на берегах светлого
Тибра.
   - Ты  прав,  -  сказал  с  алчным  блеском в  глазах  Луций  Бестиа.  -
Действительно,  для  Марка Красса это сущая безделица.  Ведь у  него свыше
семи тысяч талантов!..
   - Да, значит, больше полутора биллионов сестерциев!
   - Какое богатство!  Сумма показалась бы  невероятной,  если бы  не было
доподлинно известно, что это именно так!
   - Вот  как  хорошо живется в  нашей  благословенной республике людям  с
низкой душой, тупым и ничтожным. Им широко открыт путь к почестям и славе.
Я  чувствую в  себе силы и  способность довести до победы любую войну,  но
никогда я  не мог добиться назначения командующим,  потому что я беден и у
меня долги.  Если завтра Красс из тщеславия вздумает получить назначение в
какую-нибудь  провинцию,   где   придется  воевать,   он   добьется  этого
немедленно: он богат и может купить не только несчастных голодных плебеев,
но и весь богатый, жадный сенат.
   - А  ведь надо сказать,  что источник его обогащения,  -  добавил Квинт
Курион, - не так уж безупречен.
   - Еще бы!  -  подтвердил Луций.  -  Откуда у него все эти богатства? Он
скупал  по  самой  низкой цене  имущество,  конфискованное Суллой у  жертв
проскрипций.  Ссужал деньги под  огромные проценты.  Купил  около  пятисот
рабов,  -  среди них были и архитекторы и каменщики, - и построил огромное
количество домов  на  пустырях,  землю  приобрел почти даром;  там  прежде
стояли хижины плебеев,  уничтоженные частыми пожарами, истреблявшими целые
кварталы, населенные бедняками.
   - Теперь,  -  прервал его Катилина, - половина домов в Риме принадлежит
ему.
   - Разве это справедливо? - пылко воскликнул Бестиа. - Честно ли это?
   - Зато удобно, - с горькой улыбкой отозвался Катилина.
   - Может ли и должно ли это продолжаться? - спросил Квинт Курион.
   - Нет, не должно, - пробормотал Катилина. - И кто знает, что написано в
непреложных книгах судьбы?
   -  Желать  -  значит  мочь,  - ответил Бестиа. - Четыреста тридцать три
тысячи  граждан  из  четырехсот  шестидесяти  трех тысяч человек, согласно
последней  переписи населяющих Рим, живут впроголодь, у них нет земли даже
на  то, чтобы зарыть в нее свои кости. Но погоди, найдется смелый человек,
который  объяснит  им,  что  богатства,  накопленные  остальными тридцатью
тысячами граждан, приобретены всякими неправдами, что богачи владеют этими
сокровищами  не  по  праву!  А  тогда,  ты увидишь, Катилина, обездоленные
найдут  силы  и  средства  внушить  гнусным  пиявкам,  высасывающим  кровь
голодного и несчастного народа, уважение к нему.
   - Не  бессильными жалобами  и  бессмысленными выкриками  можно,  юноша,
бороться со злом,  - серьезным тоном сказал Катилина. - Нам следует в тиши
наших  домов  обдумать  широкий  план  и  в  свое  время  привести  его  в
исполнение.  Души наши должны быть сильными,  а  деяния великими.  Молчи и
жди,  Бестиа!  Быть  может,  скоро  наступит день,  когда мы  обрушимся со
страшной силой на это прогнившее общественное здание,  в темницах которого
мы стонем.  Несмотря на свой внешний блеск,  оно все в  трещинах и  должно
рухнуть.
   - Смотри,  смотри,  как весел оратор Квинт Гортензии,  - сказал Курион,
как бы желая дать другое направление разговору. - Должно быть, он радуется
отъезду Цицерона: теперь у него нет соперников в собраниях на Форуме.
   - Ну что за трус этот Цицерон!  -  воскликнул Катилина. - Как только он
заметил,  что попал у  Суллы в  немилость за  свой юношеский восторг перед
Марием, он немедленно же удрал в Грецию!
   - Скоро два месяца как его нет в Риме.
   - Мне бы его красноречие! - прошептал Катилина, сжимая мощные кулаки. -
В два года я стал бы властителем Рима!
   - Тебе не хватает его красноречия, а ему - твоей силы.
   - Тем не менее,  -  сказал с  задумчивым и серьезным видом Катилина,  -
если мы не привлечем его на свою сторону,  - а это сделать нелегко при его
мягкотелости:   Цицерон   весь   пропитан  перипатетической  философией  и
ослабляющими дух платоновскими добродетелями,  - то в один прекрасный день
он может превратиться в руках врагов в страшное орудие против нас.
   Трое патрициев умолкли.
   В   эту  минуту  толпа,  окружавшая  портик,  немного  расступилась,  и
показалась  Валерия,  жена  Суллы,  в  сопровождении нескольких патрициев,
среди  которых  выделялись тучный, низкорослый Деций Цедиций, тощий Эльвий
Медулий,  Квинт  Гортензий и некоторые другие. Валерия направилась к своей
лектике,  задрапированной  пурпурным  шелком  с  золотой вышивкой; лектику
держали у самого входа в портик Катулла четыре могучих раба каппадокийца.
   Выйдя из  портика,  Валерия завернулась в  широчайший паллий из тяжелой
восточной ткани темно-голубого цвета, и он скрыл от жадных взглядов пылких
поклонников те прелести, которыми так щедро наделила ее природа и которые,
насколько это было дозволено, Валерия выставляла напоказ внутри портика.
   Она  была очень бледна,  взгляд ее  больших широко открытых черных глаз
оставался неподвижным;  ее  скучающий вид  казался  странным для  женщины,
вышедшей замуж немногим больше месяца назад.
   Легкими кивками головы и  кокетливой усмешкой отвечала она  на  поклоны
собравшихся у  портика  патрициев и,  скрывая  под  милой  улыбкой зевоту,
пожала руки двум щеголям -  Эльвию Медулию и  Децию Цидицию.  Это были две
тени  Валерии,  неотступно следовавшие за  ней.  Конечно,  они  никому  не
пожелали уступить честь помочь ей войти в лектику. Усевшись в ней, Валерия
задернула занавески и знаком приказала рабам двинуться в путь.
   Каппадокийцы,  подняв лектику, понесли ее; впереди шел раб, расчищавший
дорогу, а позади следовал почетный конвой из шести рабов.
   Когда   толпа   поклонников  осталась  позади,   Валерия   вздохнула  с
облегчением и, поправив вуаль, стала смотреть по сторонам, окидывая унылым
взглядом то мокрую мостовую, то дождливое серое небо.
   Спартак стоял  вместе  с  Криксом позади  толпы  патрициев;  он  увидел
красавицу,  которая поднималась в  лектику,  и  сразу узнал в  ней госпожу
своей сестры,  его охватило какое-то необъяснимое волнение. Толкнув локтем
товарища, он шепнул ему на ухо:
   - Погляди, ведь это Валерия, жена Суллы!
   - Как она хороша! Клянусь священной рощей Арелата, сама Венера не может
быть прекраснее!
   В этот момент лектика супруги бывшего счастливого диктатора поравнялась
с ними;  глаза Валерии, рассеянно смотревшей в дверцу лектики, задержались
на Спартаке.
   Она  почувствовала  какой-то  внезапный  толчок,  как от электрического
тока,  и  вышла из задумчивости; по ее лицу разлился легкий румянец, и она
устремила  на Спартака черные сверкающие глаза. Когда лектику уже пронесли
мимо  двух  смиренных  гладиаторов, Валерия раздвинула занавеси и, высунув
голову, еще раз посмотрела на фракийца.
   - Ну и дела!  -  крикнул Крикс,  заметив несомненные знаки благоволения
матроны к  его счастливому товарищу.  -  Дорогой Спартак,  богиня Фортуна,
капризная и своенравная женщина,  какой она всегда была,  схватила тебя за
вихор,  или, вернее, ты поймал за косу эту непостоянную богиню!.. Держи ее
крепко,  держи,  а то она еще вздумает убежать,  так пусть хоть что-нибудь
оставит в твоих руках. - Эти слова он добавил, когда повернулся к Спартаку
и заметил, что тот изменился в лице и чем-то сильно взволнован.
   Но Спартак быстро овладел собой и с непринужденной улыбкой ответил:
   - Замолчи,  безумец!  Что ты там болтаешь о Фортуне,  о каком-то вихре?
Клянусь палицей Геркулеса, ты видишь не больше любого андабата!
   И,  чтобы прекратить смущавший его разговор, бывший гладиатор подошел к
Луцию Сергию Катилине и тихо спросил его:
   - Приходить ли мне сегодня вечером в твой дом, Катилина?
   Обернувшись к нему, тот ответил:
   - Конечно.  Но не говори "сегодня вечером",  -  ведь уже темнеет: скажи
"до скорого свиданья".
   Поклонившись патрицию, Спартак удалился, сказав:
   - До скорого свиданья.
   Он подошел к Криксу и стал что-то говорить ему вполголоса, но с большим
воодушевлением;  тот несколько раз утвердительно кивнул головой; затем они
молча пошли по той дороге, которая вела к Форуму и к Священной улице.
   - Клянусь Плутоном!  Я  окончательно потерял нить,  которая до  сих пор
вела меня по запутанному лабиринту твоей души,  - сказал Бестиа, изумленно
смотревший на Катилину, который фамильярно беседовал с гладиатором.
   - А что случилось? - наивно спросил Катилина.
   - Римский патриций удостаивает своей дружбой презренную и низкую породу
гладиаторов!
   - Какой  срам!  -  саркастически улыбаясь,  сказал патриций.  -  Просто
ужасно,  не правда ли?  - И, не дожидаясь ответа, добавил, изменив и тон и
манеры:  - Жду вас сегодня у себя: поужинаем, повеселимся... и поговорим о
серьезных делах.
   Направляясь  по  Священной  улице  к  Палатину,  Спартак  и Крикс вдруг
увидели изысканно одетую молодую женщину, которая шла с пожилой рабыней, а
за  ними  следовал  педисеквий.  Она  появилась  с той стороны, откуда шли
гладиаторы.
   Женщина эта была необыкновенно хороша собой,  хороши были рыжие волосы,
белоснежный цвет  лица,  хороши были  большие глаза  цвета  морской волны.
Крикс был поражен и, остановившись, сказал, глядя на нее:
   - Клянусь Гезом, вот это красавица!
   Спартак, грустный и озабоченный, поднял опущенную голову и посмотрел на
девушку;  та,  не  обращая  внимания  на  восторги Крикса, остановила свой
взгляд на фракийце и сказала ему по-гречески:
   - Да благословят тебя боги, Спартак!
   - От всей души благодарю тебя,  - слегка смутившись, ответил Спартак. -
Благодарю тебя, девушка, и да будет милостива к тебе Венера Гнидская!
   Приблизившись к Спартаку, девушка прошептала:
   - Свет и свобода, доблестный Спартак!
   Фракиец вздрогнул при этих словах и, с изумлением глядя на собеседницу,
нахмурив брови, ответил с явным недоверием:
   - Не понимаю, что означают твои шутки, красавица.
   - Это не шутка,  и ты напрасно притворяешься.  Это пароль угнетенных. Я
куртизанка Эвтибида, бывшая рабыня, гречанка, - ведь и я тоже принадлежу к
угнетенным...  -  И  с  чарующей улыбкой взяв  большую руку Спартака,  она
ласково пожала ее своей маленькой, нежной ручкой.
   Гладиатор, вздрогнув, пробормотал:
   - Она произнесла пароль, она знает тайный пароль...
   С  минуту он  молча смотрел на  девушку;  в  ее  улыбке было  выражение
торжества.
   - Итак, да хранят тебя боги! - сказал он.
   - Я живу на Священной улице,  близ храма Януса.  Приходи ко мне, я могу
оказать тебе небольшую услугу в благородном деле, за которое ты взялся.
   Спартак стоял в раздумье, она настойчиво повторила:
   - Приходи!..
   - Приду, - ответил Спартак.
   - Привет!  -  сказала по-латыни куртизанка,  сделав приветственный жест
рукой.
   - Привет! - ответил Спартак.
   - Привет тебе,  богиня красоты!  -  сказал Крикс, который при разговоре
Спартака с Эвтибидой находился на некотором расстоянии от них и не спускал
глаз с прелестной девушки.
   Он  замер  неподвижно,  глядя  вслед удаляющейся Эвтибиде.  Неизвестно,
сколько времени он простоял бы в таком оцепенении, если бы Спартак не взял
его за плечи и не сказал:
   - Ну, что же, Крикс, уйдешь ли ты наконец отсюда?
   Галл очнулся и пошел рядом с ним,  то и дело оборачиваясь. Пройдя шагов
триста, он воскликнул:
   - А  ты  еще  не  хочешь,  чтобы я  называл тебя любимцем Фортуны!  Ах,
неблагодарный!..  Тебе  следовало  бы  воздвигнуть храм  этому  капризному
божеству, которое распростерло над тобой свои крылья.
   - Зачем заговорила со мной эта несчастная?
   - Не знаю и знать не хочу,  кто она!  Знаю только,  что Венера,  - если
только Венера существует, - не может быть прекраснее!
   В эту минуту один из рабов-педисеквиев,  сопровождавших Валерию, нагнал
гладиаторов и спросил:
   - Кто из вас Спартак?
   - Я, - ответил фракиец.
   - Сестра твоя Мирца ждет тебя сегодня около полуночи в доме Валерии, ей
надо поговорить с тобой по неотложному делу.
   - Я буду у нее в назначенный час.
   Педисеквий удалился, а оба друга продолжали свой путь и вскоре скрылись
за Палатинским холмом.





   Дом  Катилины,  расположенный  на  южном  склоне Палатинского холма, не
принадлежал  к числу самых больших и величественных в Риме; полвека спустя
он  вместе  с  домом  оратора  Гортензия  вошел в состав владений Августа.
Однако  по  своему  внутреннему устройству и убранству он не уступал домам
самых  именитых патрициев того времени, а триклиний, где возлежали, пируя,
в  час  первого  факела Луций Сергий Катилина и его друзья, прославился на
весь Рим своим великолепием.
   Продолговатый просторный зал был разделен на две части шестью колоннами
тиволийского мрамора, увитыми плющом и розами, разливавшими свежесть полей
в   этом  месте,   где  искусство  служило  пресыщенному  сладострастию  и
чревоугодию.
   Вдоль стен,  также убранных благоухающими гирляндами, стояли прекрасные
статуи,  блистая бесстыдной красотой.  Пол был из драгоценной мозаики;  на
нем с великим искусством были изображены вакхические танцы нимф, сатиров и
фавнов;  богини сплетались в хоровод, не скрывая манящих форм, которыми их
наделила фантазия художника.
   В глубине зала, за колоннами, стоял круглый стол из редкостного мрамора
и вокруг него три большие и высокие ложа на бронзовых постаментах; пуховые
подушки  были  застланы  покрывалами  из  дорогого  пурпура.   С   потолка
спускались золотые и  серебряные светильники замечательной работы,  озаряя
зал  ярким светом и  разливая опьяняющий аромат,  и  от  этого сладостного
дурмана замирали чувства и цепенела мысль.
   У  стен стояли три бронзовых поставца тончайшей работы,  все в чеканных
гирляндах и  листьях.  В этих поставцах хранились серебряные сосуды разной
формы  и  разных размеров.  Между  поставцами находились бронзовые скамьи,
покрытые  пурпуром,  а  двенадцать бронзовых  статуй  эфиопов,  украшенные
драгоценными ожерельями  и  геммами,  поддерживали серебряные  канделябры,
усиливавшие и без того яркое освещение зала.
   На ложах, облокотясь на пуховые пурпурные подушки, возлежали Катилина и
его  гости:  Курион,  Луций  Бестиа - пылкий юноша, ставший позже народным
трибуном;  Гай  Антоний  -  молодой  патриций,  человек апатичный, вялый и
обремененный  долгами;  впоследствии  он  оказался  соучастником  заговора
Катилины в 691 году, а затем соратником Цицерона по консульству. Благодаря
энергии  Цицерона  Гай  Антоний в том Же году уничтожил Катилину, прежнего
своего  единомышленника.  Здесь  был  и  Луций  Калпурний  Писон Цесоний -
распутный  патриций,  тоже  запутавшийся  в долгах, которые не в силах был
заплатить;  он  не  смог  Спасти  Катилину  в  691  году,  зато  ему  было
предназначено.  судьбой  отомстить  за  него  в  696  году,  когда он стал
консулом  и употребил все силы, чтобы отправить Цицерона в изгнание. Писон
был  человек  грубый,  необузданный,  похотливый и невежественный. Рядом с
Писоном  возлежал  на  втором  ложе,  стоявшем  в  середине  и считавшемся
почетным,   юноша  лет  двадцати;  его  женоподобное  красивое  лицо  было
нарумянено,  волосы  завиты  и  надушены,  глаза  подведены,  щеки же были
дряблыми,  а  голос  хриплым  от чрезмерных возлияний. Это был Авл Габиний
Нипот,  близкий  друг  Катилины;  в  696  году он вместе с Писоном усердно
содействовал  изгнанию  Цицерона. Габинию хозяин предоставил "консульское"
место  на  почетном  ложе:  он  возлежал  в  том конце, который приходился
направо от входа в триклиний, и, следовательно, считался царем пира.
   Рядом с ним, на другом ложе, возлежал молодой патриций, не менее других
развращенный и  расточительный,  Корнелий Лентул  Сура,  человек храбрый и
сильный;  в 691 году его задушили в тюрьме по приказанию Цицерона, бывшего
тогда  консулом;  это  произошло накануне восстания Катилины,  в  заговоре
которого Корнелий Сура принимал самое деятельное участие.
   Возле него возлежал Гай Корнелий Цетег -  юноша задорный и  смелый;  он
тоже  мечтал о  восстании,  об  изменении государственного строя  Рима,  о
введении  новшеств.  Последним на  этом  ложе  расположился Гай  Веррес  -
жестокий и алчный честолюбец, которому вскоре предстояло стать квестором у
Карбона, проконсула Галлии, и затем претором в Сицилии, где он прославился
своими грабежами.
   Триклиний,  как  мы  видим,  был полон;  тут собрались далеко не  самые
добродетельные римские граждане и  отнюдь  не  для  благородных подвигов и
деяний.
   Все приглашенные были в пиршественных одеждах тончайшего белого полотна
и в венках из плюща,  лавра и роз. Роскошный ужин, которым Катилина угощал
своих гостей,  подходил к  концу.  Веселье,  царившее в  кругу этих девяти
патрициев,  остроты,  шутки, звон чаш и непринужденная болтовня безусловно
свидетельствовали о  достоинствах  повара,  а  еще  больше  -  виночерпиев
Катилины.
   Прислуживавшие  у  стола  рабы,  одетые  в  голубые  туники,  стояли  в
триклинии  напротив  почетного  ложа  и   были  готовы  по  первому  знаку
предупредить любое желание гостей.
   В углу залы расположились флейтисты, актеры и актрисы, в очень коротких
туниках,   украшенные  цветами;   время  от   времени  они  проносились  в
сладострастном танце под музыку, усиливая шумное веселье пира.
   - Налей мне фалернского, - крикнул хриплым от возлияний голосом сенатор
Курион,  протянув  руку  с серебряной чашей ближайшему виночерпию. - Налей
фалернского.  Хочу  восхвалить  великолепие  и  щедрость Катилины... Пусть
убирается  в  Тартар  этот  ненавистный  скряга Красс вместе со всем своим
богатством.
   - Вот  увидишь,  сейчас  этот  пьянчужка Курион  начнет коверкать стихи
Пиндара.  Развлечение не из приятных,  - сказал Луций Бестиа своему соседу
Катилине.
   - Хорошо еще,  если память ему не  изменит.  Пожалуй,  он  уже час тому
назад утопил ее в вине, - ответил Катилина.
   - Красс, Красс!.. Вот мой кошмар, вот о ком я всегда думаю, вот кто мне
снится!.. - со вздохом произнес Гай Веррес.
   - Бедный  Веррес!  Несметные богатства Красса не  дают  тебе  спать,  -
ехидно сказал Авл Габиний,  испытующе глядя на  своего соседа и  поправляя
белой рукою локон своих завитых и надушенных волос.
   - Неужели же не наступит день равенства? - воскликнул Веррес.
   - Не понимаю, о чем думали эти болваны Гракхи и этот дурень Друз, когда
решили поднять в  городе мятеж  для  того,  чтобы  поделить между плебеями
поля!  -  сказал Гай Антоний.  -  Во всяком случае, о бедных патрициях они
совсем  не  подумали.  А  кто  же,  кто  беднее  нас?  Ненасытная жадность
ростовщиков пожирает  доходы  с  наших  земель,  под  предлогом  процентов
ростовщик  задолго  до  срока  уплаты  долга  накладывает  арест  на  наши
доходы...
   - И впрямь, кто беднее нас! Из-за неслыханной скупости неумолимых отцов
и всесильных законов мы обречены проводить лучшие годы молодости в нищете,
томиться  неосуществимыми  пылкими  желаниями,  -  добавил  Луций  Бестиа,
оскалив зубы и судорожно сжимая чашу, которую он осушил.
   - Кто беднее нас?  Мы в насмешку родились патрициями!  Только издеваясь
над  нами,  можно  говорить о  нашем могуществе,  только смеха ради  можно
утверждать,  что мы  пользуемся почетом у  плебеев,  -  с  горечью заметил
Лентул Сура.
   - Оборванцы в тогах - вот кто мы такие!
   - Нищие, облачившиеся в пурпур!
   - Мы  обездоленные бедняки...  нам  нет  места  на  празднике  римского
изобилия!
   - Смерть ростовщикам и банкирам!
   - К черту Законы двенадцати таблиц!..
   - И преторский эдикт!..
   - К Эребу отцовскую власть!..
   - Да ударит всемогущая молния Юпитера-громовержца в  сенат и  испепелит
его!
   - Только предупредите меня  заблаговременно,  чтобы я  в  этот  час  не
приходил в сенат, - забормотал, выпучив глаза, пьяный Курион.
   Неожиданное и  глубокомысленное заявление пьяницы вызвало взрыв  смеха,
которым  и   закончился  длинный  перечень  горестей  и  проклятий  гостей
Катилины.
   В  эту минуту раб,  вошедший в триклиний,  приблизился к хозяину дома и
прошептал несколько слов ему на ухо.
   - А,  клянусь богами ада!  -  громко и радостно воскликнул Катилина.  -
Наконец-то! Веди его сюда, пусть с ним идет и его приятель.
   Раб  поклонился и  собрался уже удалиться,  но  Катилина остановил его,
сказав:
   - Окажите  им  должное внимание.  Омойте  ноги,  умастите благовониями,
облачите в пиршественную одежду и украсьте головы венками.
   Раб снова поклонился и вышел. А Катилина крикнул дворецкому:
   - Эпафор,  сейчас же распорядись, чтобы убрали со стола и поставили две
скамьи напротив консульского ложа:  я  ожидаю двух  друзей.  Вели очистить
залу  от  мимов,  музыкантов и  рабов  и  позаботься,  чтобы  в  зале  для
собеседований было все готово для долгого, веселого и приятного пира.
   В  то  время как дворецкий Эпафор передавал полученные приказания и  из
триклиния удаляли мимов,  музыкантов и рабов,  гости пили пятидесятилетнее
фалернское,   пенившееся  в  серебряных  чашах,   с  нетерпением  и  явным
любопытством ожидая гостей, о которых было доложено. Слуга вскоре ввел их;
они появились в белых пиршественных одеждах с венками из роз на головах.
   Это были Спартак и Крикс.
   - Да  покровительствуют боги  этому дому и  его  благородным гостям,  -
сказал Спартак.
   - Привет вам, - произнес Крикс.
   - Честь и слава тебе,  храбрейший Спартак,  и твоему другу!  -  ответил
Катилина, поднявшись навстречу гладиаторам.
   Он взял Спартака за руку и подвел к ложу,  на котором до этого возлежал
сам. Крикса он усадил на одну из скамей, стоявших напротив почетного ложа,
и сам сел рядом с ним.
   - Почему ты,  Спартак,  не пожелал провести этот вечер за моим столом и
отужинать у  меня  вместе с  такими благородными и  достойными юношами?  -
обратился к нему Катилина, указывая на своих гостей.
   - Не пожелал?  Не мог,  Катилина.  Я ведь предупредил тебя...  Надеюсь,
твой привратник передал тебе мое поручение?
   - Да, я был предупрежден, что ты не можешь прийти ко мне на ужин.
   - Но ты не знал причины,  а сообщить ее тебе я не мог,  не полагаясь на
скромность привратника...  Мне  надо  было побывать в  одной таверне,  где
собираются гладиаторы,  чтобы встретиться кое с кем. Я повидался с людьми,
пользующимися влиянием среди этих обездоленных. л
   - Итак, - заметил тогда Луций Бестиа, и в тоне его прозвучала насмешка,
- мы,  гладиаторы,  думаем о своем освобождении,  говорим о своих правах и
готовимся защищать их с мечом в руке!..
   Лицо  Спартака вспыхнуло,  он  стукнул кулаком по  столу  и,  порывисто
встав, воскликнул:
   - Да,  конечно,  клянусь всеми молниями Юпитера!..  Пусть...  - Оборвав
свой возглас,  он изменил тон, слова, движения и продолжал: - Пусть только
будет  на  то  воля  великих  богов  и   ваше  согласие,   могущественные,
благородные патриции,  -  тогда во  имя свободы угнетенных мы возьмемся за
оружие.
   - Ну и голос у этого гладиатора?  Ревет,  как бык! - бормотал в дремоте
Курион, склоняя лысую голову то на правое, то на левое плечо.
   - Такая  спесь  под  стать разве что  Луцию Корнелию Сулле Счастливому,
диктатору, - добавил Гай Антоний.
   Катилина,   предвидя,  к  чему  могут  привести  саркастические  выпады
патрициев,  приказал рабу налить фалернского вновь прибывшим и, поднявшись
со своего ложа, сказал:
   - Благородные римские патриции,  вам,  кого  немилостивая судьба лишила
тех благ, которые по величию душ ваших принадлежат вам, ибо вы должны были
бы  в  изобилии пользоваться свободой,  властью  и  богатством,  вам,  чьи
добродетели и храбрость мне известны,  вам, верные и честные друзья мои, я
хочу  представить отважного и  доблестного человека  -  рудиария Спартака,
который по своей физической силе и душевной стойкости достоин был родиться
не фракийцем,  а  римским гражданином и патрицием.  Сражаясь в рядах наших
легионов,  он  выказал великое мужество,  за  которое заслужил гражданский
венок и чин декана...
   - Однако это не  помешало ему дезертировать из нашей армии,  как только
представился удобный случай, - прервал его Луций Бестиа.
   - Ну  и  что же?  -  все больше воодушевляясь,  воскликнул Катилина.  -
Неужели вы  станете вменять ему в  вину то,  что он покинул нас,  когда мы
сражались против его родной страны,  покинул для того, чтобы защищать свое
отечество,  своих родных,  свои  лары?  Кто  из  вас,  находясь в  плену у
Митридата и  будучи зачислен в  его войска,  не счел бы своим долгом,  при
первом же появлении римского орла, покинуть ненавистные знамена варваров и
вернуться под знамена своих сограждан?
   Слова   Катилины   вызвали   гул   одобрения.   Ободренный  сочувствием
слушателей, он продолжал:
   - Я,  вы,  весь Рим смотрели и  восхищались мужественным и  бесстрашным
борцом,  совершившим в цирке подвиги, достойные не гладиатора, а храброго,
доблестного воина.  И этот человек,  стоящий выше своего положения и своей
злосчастной судьбы,  -  раб,  как и  мы,  угнетенный,  как мы,  -  вот уже
несколько  лет  устремил  все  свои  помыслы  на  трудное,   опасное,   но
благородное дело:  он  составил тайный заговор между гладиаторами,  связав
священной клятвой,  он  замыслил поднять  их  в  определенный день  против
тирании,  которая обрекает их на позорную смерть в  амфитеатре ради забавы
зрителей, он хочет дать рабам свободу и вернуть им родину.
   Катилина умолк и после короткой паузы продолжал:
   - А разве вы и я не задумываетесь над этим,  и уже давно?  Чего требуют
гладиаторы?  Только свободы!  Чего требуем мы?  Против чего, как не против
той же олигархии,  хотим мы восстать? С тех пор как в республике властвует
произвол немногих,  лишь только им  платят дань цари,  тетрархи,  народы и
нации;  а  все  остальные,  достойные,  честные граждане -  люди знатные и
простой народ -  стали последними из последних,  несчастными, угнетенными,
недостойными и презренными людьми.
   Трепет  волнения  охватил  молодых  патрициев;   глаза  их   засверкали
ненавистью, гневом и жаждой мести.
   Катилина продолжал:
   -  В домах наших - нищета, мы кругом в долгах; наше настоящее плачевно,
будущее - еще хуже. Что нам осталось, кроме жалкого прозябания? Не пора ли
нам пробудиться?
   - Проснемся же!  -  произнес сиплым голосом Курион,  услышав сквозь сон
слова Катилины;  смысл этих слов не доходил до него, и, пытаясь их понять,
он усиленно тер глаза.
   Хотя заговорщики и  были увлечены речью Катилины,  однако никто не  мог
удержаться от смеха при глупой выходке Куриона.
   -  Ступай  к  Миносу,  пусть  он  судит тебя по твоим заслугам, поганое
чучело,  винный  бурдюк!  -  кричал  Катилина,  сжимая  кулаки и проклиная
незадачливого пьяницу.
   - Молчи и спи,  негодный!  -  крикнул Бестиа и так толкнул Куриона, что
тот растянулся на ложе.
   Катилина медленно отпил несколько глотков фалернского и  немного погодя
продолжал:
   - Итак,  славные юноши, я вас созвал сегодня, чтобы совместно обсудить,
не  следует ли  нам для блага нашего дела объединиться со Спартаком и  его
гладиаторами.  Если мы  решим выступить против нобилитета,  против сената,
которые сосредоточили в своих руках высшую власть, владеют государственной
казной и грозными легионами, то одни мы не сможем добиться победы и должны
будем искать помощи у тех,  кто умеет отстаивать свои права,  кто хочет их
завоевать,  кто  умеет  мстить за  обиду.  Война неимущих против владеющих
всем,  война  рабов  против  господ,  угнетенных против угнетателей должна
стать и нашим делом. Я не могу понять, почему нам не привлечь гладиаторов,
которые  будут  находиться под  нашим  руководством и  будут  превращены в
римские легионы?  Убедите меня в  противном,  и  мы  отложим осуществление
этого плана до лучших времен.
   Нестройный ропот сопровождал речь Катилины,  -  она явно не понравилась
большинству.   Спартак,   взволнованно  слушавший  Катилину  и   испытующе
следивший  за  настроением молодых  патрициев,  заговорил спокойным тоном,
хотя лицо его было бледно:
   -  Я  пришел  сюда,  чтобы  доставить  удовольствие  тебе,  о Катилина,
человеку  достойнейшему,  которого  я  уважаю  и  почитаю,  но  я вовсе не
надеялся,   что   этих   благородных   патрициев  убедят  твои  слова.  Ты
чистосердечно  веришь тому, о чем говоришь, хотя в глубине души ты и сам в
этом  не совсем убежден. Позволь же мне и да позволят мне достойные друзья
твои  говорить  без  обиняков  и  открыть  вам душу. Вас, людей свободных,
граждан   знатного   происхождения,   держат   в   стороне  от  управления
государственными  делами,  вас лишают богатств и власти - виной тому каста
олигархов,   враждебная   народу,  враждебная  людям  смелым,  сторонникам
нововведений,  каста,  чья  власть  более ста лет омрачает Рим раздорами и
мятежами;  теперь она окончательно сосредоточила в своих руках всю полноту
власти, она господствует и распоряжается вами по своему произволу. Для вас
восстание  -  это  свержение  нынешнего сената, замена действующих законов
другими  законами,  более  справедливыми  для  народа,  предусматривающими
равномерное  распределение  богатства и прав и замена теперешних сенаторов
другими,  выбранными  среди  вас  и  ваших  друзей.  Но для вас, как и для
нынешних  властителей,  народы,  живущие за Альпами или за морем, навсегда
останутся  варварами,  и  вы  захотите, чтобы они все по-прежнему были под
вашей  властью  и  вашими  данниками;  вы захотите, чтобы дома ваши, как и
подобает  патрициям,  были  полны  рабов,  а  в амфитеатрах, как и теперь,
устраивались  бы  любимые  зрелища  - кровавые состязания гладиаторов; они
будут  служить  развлечением,  отдыхом  от  тяжелых государственных забот,
которыми  вы,  победители,  завтра  будете  обременены.  Только этого вы и
можете желать; для вас важно одно: занять место нынешних властителей.
   Нас   же,   обездоленных   гладиаторов,   волнуют  иные  заботы.  Всеми
презираемые  "низкие  люди",  лишенные воли, лишенные родины, принужденные
сражаться  и  убивать  друг  друга на потеху другим, мы добиваемся свободы
полной  и  совершенной;  мы  хотим  отвоевать  нашу отчизну, наши дома! И,
следовательно,  целью  нашего  восстания  является борьба не только против
теперешних  властителей,  но и против тех, которые придут им на смену, как
бы  они не назывались: Суллой или Катилиной, Цетегом или Помпеем, Лентулом
или  Крассом.  С  другой  стороны,  можем  ли мы, гладиаторы, надеяться на
победу,  если  будем  предоставлены  самим  себе  и  одни восстанем против
страшного  и  непобедимого  господства  Рима?..  Нет, победа невозможна, а
значит,  и  задуманное  нами  дело  безнадежно.  Пока  я надеялся, что ты,
Катилина,  и  твои  друзья  станете  нашими  верными  вождями,  пока я мог
предполагать, что люди консульского звания и патриции будут во главе наших
гладиаторских  легионов, дадут им свое имя и сообщат свое достоинство, мне
удавалось  согреть  надежды  своих  сотоварищей  по  несчастью  жаром моих
собственных надежд. Но теперь я вижу, из долгих бесед с тобой, о Катилина,
я  понял,  что  взращенные  вашим воспитанием предрассудки не позволят вам
быть  нашими  вождями, и я убежден в несбыточности своих надежд, которые я
долго  лелеял  в  тайниках  своей  души, мечтаний, не покидавших меня и во
сне...  С  чувством  беспредельного сожаления я с этой минуты торжественно
отказываюсь  от  них,  как  от невообразимого безумия. Разве можно назвать
иначе наше восстание, даже если бы нам удалось поднять пять - десять тысяч
человек?  Какой авторитет мог бы иметь, например, я или кто-нибудь другой,
мне  равный? Какого влияния достигнет он, даже если бы это был человек еще
сильнее  меня? Через какие-нибудь пятнадцать дней от наших легионов ничего
не  осталось  бы,  -  так  случилось  двадцать  лет  назад с теми тысячами
гладиаторов,  которых  доблестный  римский  всадник,  по имени Минуций или
Веций,  собрал  близ  Капуи.  Они были рассеяны когортами претора Лукулла,
несмотря  на  то, что гладиаторов вел предводитель высокого рода, смелый и
отважный духом...
   Трудно описать впечатление,  произведенное речью Спартака,  презренного
варвара в глазах большинства гостей.  Одних поражало красноречие фракийца,
других -  возвышенность его мыслей, третьих - глубина политических идей, и
в  то  же время всем понравилось преклонение перед Римом,  которое выказал
Спартак.  Рудиарий искусно польстил самолюбию патрициев, и они рассыпались
в похвалах храброму фракийцу;  все они,  -  а больше всех Луций Бестиа,  -
предлагали ему свое покровительство и дружбу.
   Долго еще длилось обсуждение всех вопросов, было высказано немало самых
различных мнений;  и  решено  было  отложить  осуществление задуманного до
лучших  дней;   ждать  от   времени  доброго  совета,   а   от  Фортуны  -
благоприятного случая для смелого дела.
   Спартак предложил Катилине и  его друзьям свои услуги и услуги немногих
гладиаторов,  веривших в него и уважавших его,  -  как бы невзначай он все
время подчеркивал слово "немногих".  После того как  Спартак,  а  с  ним и
Крикс выпили из чаши дружбы, которая пошла вкруговую, и бросили в нее, как
и  другие гости,  лепестки роз  из  своих венков,  гладиаторы простились с
хозяином  дома  и  его  друзьями,  невзирая  на  старания  удержать их  на
празднестве,   подготовлявшемся  в  соседней  зале.   Наотрез  отказавшись
остаться, Спартак с Криксом покинули дом патриция.
   Выйдя на улицу, Спартак в сопровождении Крикса направился к дому Суллы.
Не сделали они и четырех шагов, как Крикс первый нарушил молчание.
   - Ты объяснишь мне, надеюсь...
   - Замолчи во имя Геркулеса!  -  вполголоса прервал его Спартак. - Позже
все узнаешь.
   Они прошли молча шагов триста. Первым заговорил рудиарий; он повернулся
к галлу и тихо сказал:
   - Там было слишком много народа, и не все они на нашей стороне, да и не
все  эти  юноши  владели  рассудком,  чтобы  можно  было им довериться. Ты
слышал:  для  них  наш  заговор  перестал  существовать, он рассеялся, как
видение безумного. Ступай сейчас же в школу гладиаторов Акциана и перемени
наш пароль приветствия и тайный знак при рукопожатии. Теперь паролем будет
не  Свет  и  Свобода,  а  Верность  и  Победа;  а условным знаком - не три
коротких  рукопожатия, а три легких удара указательным пальцем правой руки
по правой ладони другого.
   И  Спартак,   взяв  правую  руку  Крикса,   три  раза  легонько  ударил
указательным пальцем по ладони его руки, говоря:
   - Вот так, ты понял?
   - Понял, - ответил Крикс.
   - А теперь иди,  не теряя времени.  Пусть каждый из начальников манипул
предупредит своих пятерых гладиаторов о  том,  что наш заговор едва не был
раскрыт.  Каждому,  кто произнесет прежний пароль и применит старые знаки,
надо отвечать,  что  всякая надежда потеряна и  совершенно оставлена мысль
осуществить безумную попытку. Завтра рано утром мы встретимся в школе Юлия
Рабеция.
   Пожав руку Крикса, Спартак быстро зашагал к дому Суллы. Он быстро дошел
туда,   постучался.  Ему  открыли,  и  привратник  ввел  его  в  комнатку,
отведенную Мирце в покоях Валерии.
   Девушка завоевала расположение своей  госпожи и  уже  занимала при  ней
важную должность -  ведала туалетом Валерии.  Мирца тревожилась за  брата.
Как только он вошел в  комнату,  девушка бросилась к нему и,  обвив руками
шею Спартака, осыпала его поцелуями.
   А когда утих бурный порыв нежности,  Мирца, сияя от радости, рассказала
Спартаку,  что она никогда не позвала бы его в такой час, если бы на то не
было  приказания ее  госпожи.  Валерия часто  и  подолгу говорит с  нею  о
Спартаке,  расспрашивает о  нем и выказывает такое теплое участие к судьбе
Спартака,  какое  не  часто  встретишь у  знатной  матроны к  рудиарию,  к
гладиатору.  Узнав,  что он  еще не поступил на службу,  Валерия приказала
позвать его  сегодня вечером;  собирается предложить ему  управлять школой
гладиаторов, которую Сулла недавно устроил на своей вилле в Кумах.
   Спартак весь преобразился от радости;  слушая Мирцу,  он то бледнел, то
краснел;  в  мозгу  его  возникали странные мысли,  и  он  энергично мотал
головою, словно хотел отогнать их.
   - Если я  соглашусь управлять этой маленькой школой гладиаторов,  будет
ли Валерия требовать,  чтобы я  опять продался в  рабство,  или я останусь
свободным? - спросил он наконец сестру.
   - Об этом она ничего не говорила,  -  ответила Мирца, - но ведь она так
расположена к тебе и бесспорно согласится, чтобы ты остался свободным.
   - Значит, Валерия очень добрая?
   - Да, да, она и добрая и красивая...
   - О, значит, ее доброта беспредельна!
   - Тебе она очень нравится, не правда ли?
   - Мне?..  Очень,  но  чувство мое -  почтительное благоговение.  Именно
такое чувство и должен питать к такой знатной матроне человек, находящийся
в моем положении.
   - Тогда...  пусть тебе будет известно...  только умоляю тебя, никому ни
слова...  она  запретила мне  говорить это тебе...  Слушай,  такое чувство
внушили тебе,  без  сомнения,  бессмертные боги!  Это долг благодарности к
Валерии, - ведь это она в цирке уговорила Суллу подарить тебе свободу!
   - Как, что ты сказала? Правда ли это? - спросил Спартак, вздрогнув всем
телом и бледнея от волнения.
   - Правда, правда! Но только, повторяю тебе, не подавай вида, что ты это
знаешь.
   Спартак задумался. Через минуту Мирца сказала ему:
   - Теперь  я  должна  доложить  Валерии,   что  ты  пришел,  и  получить
разрешение ввести тебя к ней.
   Легкая,  словно мотылек, Мирца исчезла, проскользнув в дверцу. Спартак,
погруженный в свои мысли, не заметил ее ухода.
   В первый раз рудиарий увидел Валерию полтора месяца назад:  придя в дом
Суллы навестить сестру,  он столкнулся с ней в портике, когда она выходила
к носилкам.
   Бледное лицо,  черные сияющие глаза и черные, как смоль, волосы Валерии
произвели на  Спартака очень сильное впечатление.  Он  почувствовал к  ней
странное,  необъяснимое влечение, которому трудно было противиться; у него
зародилось пламенное желание,  мечта поцеловать хотя  бы  край туники этой
женщины, которая казалась ему прекрасной, как Минерва, величественной, как
Юнона, и обольстительной, как Венера.
   Хотя  знатность  и  высокое  положение  супруги  Суллы  обязывали  ее к
сдержанности  в  отношении  человека,  находящегося  в таком унижении, как
Спартак,  - все же и у нее, с первого взгляда, как мы это видели, возникло
такое  же  чувство,  какое  взволновало  душу гладиатора, когда он впервые
увидал Валерию.
   На  первых  порах  бедный фракиец пытался изгнать из  своего сердца это
новое для  него чувство;  рассудок подсказывал ему,  что  мысль о  любви к
Валерии ни с чем не сравнимое безумие,  ибо на пути ее стоят непреоборимые
препятствия. Но мысль об этой женщине возникала вновь и вновь, настойчиво,
упорно,  овладевала им  среди всех забот и  дел,  возвращалась ежеминутно,
волнуя и тревожа его;  разгораясь все больше, она вскоре овладела всем его
существом.  Бывало так,  что он,  сам того не  замечая,  влекомый какой-то
неведомой силой,  оказывался за колонной в  портике дома Суллы и  ждал там
появления Валерии.  Не  замеченный ею,  он  видел ее  не раз и  каждый раз
находил ее  все прекраснее,  и  с  каждым днем все сильнее становилось его
чувство к ней;  он преклонялся перед ней,  любил ее нежно,  боготворил ее.
Никому, даже самому себе, он не мог бы объяснить это чувство.
   Один только раз Валерия заметила Спартака.  И  на  миг бедному рудиарию
показалось,   что  она  взглянула  на  него  благосклонно,   ласково;  ему
почудилось даже, что ее взгляд светился любовью, но он тут же отбросил эту
мысль, сочтя ее мечтой безумца, видением, вымыслом разгоряченной фантазии,
- он понимал, что подобные мысли могут свести его с ума.
   Вот что творилось в  душе бедного гладиатора,  и  поэтому легко понять,
какое впечатление произвели на него слова Мирцы.
   "Я здесь,  в доме Суллы,  -  думал несчастный,  -  всего лишь несколько
шагов отделяют меня от этой женщины...  Нет,  не женщины,  а богини,  ради
которой я готов пожертвовать жизнью,  честью, кровью; я здесь и скоро буду
близ нее,  может быть наедине с  нею,  я услышу ее голос,  увижу вблизи ее
черты,  ее глаза,  улыбку..." Никогда он еще не видел улыбки Валерии,  но,
должно быть,  улыбка у  нее  чудесная,  как весеннее небо,  и  отражает ее
величественное,   возвышенное,   божественное  существо.  Всего  несколько
мгновений отделяет его от беспредельного счастья,  о  котором он не только
не мог мечтать,  но которое даже во сне ему не снилось...  Что случилось с
ним?  Быть  может,  он  стал жертвой волшебной грезы,  пылкого воображения
влюбленного?  А может быть,  он сходит с ума? Или, к несчастью своему, уже
лишился рассудка?
   При этой мысли он вздрогнул, испуганно озираясь и широко раскрыв глаза,
растерянно  отыскивая  сестру...  Ее  не было в комнате. Он поднес руки ко
лбу,  как  будто  хотел  сдержать  бешеное биение крови в висках, рассеять
наваждение и еле слышно прошептал:
   - О великие боги, спасите меня от безумия!
   Он  вновь  огляделся  вокруг  и  мало-помалу  начал  приходить в  себя,
узнавать место, где он находился.
   Это была комнатка его сестры:  в одном углу стояла ее узенькая кровать,
две  скамейки из  позолоченного дерева у  стены,  чуть подальше деревянный
шкаф с  бронзовыми украшениями,  на  нем терракотовый масляный светильник,
окрашенный в зеленый цвет, - он представлял собой ящерицу, изо рта которой
высовывался горевший фитиль; дрожащий огонек рассеивал мрак в комнате.
   Ошеломленный,  почти в бреду,  Спартак все еще был во власти той мысли,
что все это либо снится ему,  либо он сходит с ума.  Он подошел к шкафу и,
протянув   левую   руку,   дотронулся  указательным  пальцем   до   фитиля
светильника,  и только когда пламя больно обожгло его,  он пришел в себя и
постепенно усилием воли усмирил волнение в крови.
   Когда пришла Мирца и позвала его,  чтобы проводить до конклава Валерии,
он  внешне был  уже довольно спокоен и  даже весел,  хотя чувствовал,  как
колотится сердце. Мирца заметила, что он бледен, и заботливо спросила:
   - Что с тобой, Спартак? Ты плохо чувствуешь себя?
   - Нет,  нет,  напротив,  никогда еще мне не было так хорошо!  - ответил
рудиарий, идя вслед за сестрой.
   Они спустились по лесенке (рабы в  римских домах всегда жили в  верхнем
этаже) и направились к конклаву, где их ждала Валерия.
   Конклавом  римской матроны называлась комната, в которой она уединялась
для  чтения  или  принимала  близких  друзей,  вела  интимные  беседы.  На
современном  языке  мы  бы назвали эту комнату кабинетом; естественно, что
она примыкала к тем покоям, где жила хозяйка дома.
   Конклав  Валерии  находился  в  ее зимних покоях (в патрицианских домах
обычно было столько отдельных апартаментов, сколько времен года); это была
небольшая  уютная  комната,  в  которой трубы из листового железа, искусно
скрытые  в складках роскошных занавесей из восточной ткани, распространяли
приятное тепло, доставлявшее тем большее удовольствие, чем холоднее стояла
погода.  Стены  были  задрапированы  красивым голубым шелком, причудливыми
складками  и  фестонами  спускавшимся  с  потолка  почти до самого пола, а
поверх  была  наброшена  тонкая,  словно  облачко, белая вуаль; в изобилии
разбросанные по ней свежие розы наполняли комнату нежным благоуханием.
   С  потолка свисал золотой чеканный светильник с тремя фитилями,  в виде
большой розы среди листьев,  - произведение греческого мастера, поражавшее
искусной  работой.  Разливая  голубоватый  матовый  свет  и  тонкий  запах
аравийских  благовоний,  которые  были  смешаны  с  маслом,  пропитывавшим
фитили, светильник только наполовину рассеивал мрак в конклаве.
   В этой комнате, убранной в восточном духе, не было другой мебели, кроме
ложа с одной спинкой, на котором лежали мягкие пуховые подушки в чехлах из
белого шелка с  голубой каймой;  там стояли еще скамьи,  покрытые таким же
шелком,  и  маленький серебряный комодик вышиной не более четырех пядей от
земли,  на  каждом из  четырех его ящиков были искусно выгравированы сцены
четырех побед Суллы.
   На комоде стоял сосуд из горного хрусталя с выпуклыми узорами и цветами
ярко-пурпурного цвета,  работы знаменитых аретинских мастерских; в нем был
подогретый сладкий фруктовый напиток,  часть  которого была  уже  налита в
фарфоровую чашку,  стоявшую тут же.  Эту чашку Валерия получила от Суллы в
качестве свадебного подарка.  Она представляла собою целое сокровище,  ибо
стоила не  меньше тридцати или  сорока миллионов сестерциев;  такие  чашки
считались большой редкостью и высоко ценились в те времена.
   В этом уединенном,  спокойном и благоуханном уголке покоилась на ложе в
тихий час ночи прекрасная Валерия,  завернувшись в белую, тончайшей шерсти
тунику  с  голубыми  лентами.  В  полумраке блистали  красотой  ее  плечи,
достойные  олимпийских богинь,  округлые,  словно  выточенные из  слоновой
кости руки,  белая полуобнаженная грудь, прикрытая волной черных, небрежно
распущенных волос.  Опираясь локтем на  широкую подушку,  она поддерживала
голову маленькой, как у ребенка, белоснежной рукой.
   Глаза ее были полузакрыты,  лицо неподвижно,  -  казалось, она спала; в
действительности же она так углубилась в свои думы и думы эти, верно, были
такими сладостными,  что она как будто находилась в  забытьи и не заметила
появления Спартака,  когда  рабыня  ввела  его  в  конклав.  Она  даже  не
пошевельнулась при легком стуке двери, которую Мирца отворила и тотчас же,
выйдя из комнаты, затворила за собой
   Лицо Спартака было белее паросского мрамора, а горящие глаза устремлены
на красавицу; он замер, погруженный в благоговейное созерцание, вызывавшее
в его душе неописуемое, доныне еще не испытанное им смятение.
   Прошло несколько мгновений.  И  если бы  Валерия не  позабыла обо  всем
окружающем,  она могла бы  отчетливо услышать бурное,  прерывистое дыхание
рудиария.  Вдруг она вздрогнула,  словно кто-то  позвал ее и  шепнул,  что
Спартак здесь.  Приподнявшись,  она  обратила к  фракийцу свое  прекрасное
лицо,  сразу  покрывшееся румянцем,  и,  глубоко вздохнув,  сказала нежным
голосом:
   - А... ты здесь?
   Вся кровь бросилась в  лицо Спартаку,  когда он услышал этот голос;  он
сделал шаг к Валерии,  приоткрыл рот,  словно собираясь что-то сказать, но
не мог вымолвить ни одного слова.
   - Да покровительствуют тебе боги,  доблестный Спартак!  - с приветливой
улыбкой произнесла Валерия,  успев овладеть собой.  -  И... и... садись, -
добавила она, указывая на скамью.
   На  этот раз Спартак,  уже придя в  себя,  ответил ей,  но  еще слабым,
дрожащим голосом:
   - Боги покровительствуют мне больше,  чем я того заслужил, божественная
Валерия,  раз  они  оказывают мне  величайшую милость,  какая только может
осчастливить смертного: они дарят мне твое покровительство.
   -  Ты  не  только  храбр,  -  ответила  Валерия,  и глаза ее засияли от
радости, - ты еще и хорошо воспитан.
   Затем она вдруг спросила его на греческом языке:
   - До того, как ты попал в плен, ты был у себя на родине одним из вождей
своего народа, не правда ли?
   - Да,  -  ответил Спартак на том же языке; он говорил на нем, если не с
аттической,  то во всяком случае с александрийской изысканностью.  - Я был
вождем одного из самых сильных фракийских племен в Родопских горах.  Был у
меня и дом, и многочисленные стада овец и быков, и плодородные пастбища. Я
был богат,  могуществен,  счастлив, и, поверь мне, божественная Валерия, я
был полон любви к людям, справедлив, благочестив, добр...
   Он  на  миг  замолчал,  а  потом,  глубоко  вздохнув,  сказал  голосом,
дрожавшим от сильного волнения:
   - И   тогда  я  не  был  варваром,   не  был  презренным  и  несчастным
гладиатором!
   Валерии  стало  жаль  его,  в  ее  душе  зашевелилось какое-то  хорошее
чувство,  и,  подняв на рудиария сияющие глаза, она сказала с нескрываемой
нежностью:
   - Мне много и часто рассказывала о тебе твоя милая Мирца;  мне известна
твоя  необыкновенная отвага.  И  теперь,  когда  я  говорю  с  тобой,  мне
совершенно ясно, что презренным ты не был никогда, а по уму, воспитанности
и манерам ты более подобен греку, чем варвару.
   Невозможно описать,  какое впечатление произвели на Спартака эти слова,
сказанные нежным голосом.  Глаза его увлажнились, он ответил прерывающимся
голосом:
   - О,  будь благословенна...  за эти сочувственные слова, милосерднейшая
из женщин...  и пусть великие боги... окажут тебе предпочтение перед всеми
людьми...  как ты этого заслуживаешь,  и  сделают тебя самой счастливой из
всех смертных!
   Валерия не могла скрыть своего волнения,  его выдавали ее выразительные
глаза, частое и бурное дыхание, вздымавшее ее белую грудь.
   Спартак  был сам не свой; ему казалось, что он жертва каких-то чар, что
он попал во власть какой-то фантасмагории, возникшей в его мозгу, и тем не
менее   он  всей  душой  отдавался  этому  сладостному  сновидению,  этому
колдовскому призраку счастья. Он смотрел на Валерию восторженным взглядом,
полным  смирения  и  обожания;  он с жадностью слушал ее мелодичный голос,
казавшийся  ему  гармоничными  звуками арфы Аполлона, упивался ее горящим,
страстным  взором,  сулившим, казалось, несказанные восторги любви и, хотя
он  не мог верить и не верил тому, что явно отражалось в ее глазах, считал
все это лишь галлюцинацией, плодом разгоряченного воображения, - все же он
не  спускал влюбленных глаз, пылающих, как огненная лава, сияющих, как луч
солнца, с дивных очей Валерии; сейчас в них был для него весь смысл жизни;
все его чувства, все мысли принадлежали ей одной.
   Вслед  за  последними словами  Спартака наступила тишина,  слышно  было
только дыхание Валерии и  фракийца.  Почти помимо их  сознания,  они  были
погружены в  одни и  те  же мысли,  от одних и  тех же чувств трепетали их
души; оба они были в смятении.
   Валерия первая решила прервать опасное молчание и сказала Спартаку:
   - Теперь  ты  совершенно свободен.  Не  хочешь  ли  управлять школой из
шестидесяти рабов,  из которых Сулла решил сделать гладиаторов? Он устроил
эту школу у себя на вилле в Кумах.
   -  Я  готов  на  все, что только ты пожелаешь, - ведь я раб твой и весь
принадлежу  тебе,  -  тихо  сказал  Спартак, глядя на Валерию с выражением
беспредельной нежности и преданности.
   Валерия молча посмотрела на него долгим взглядом, потом встала и, точно
ее  снедала  какая-то  тревога,  прошлась  несколько  раз  по  комнате  и,
остановившись перед рудиарием,  опять безмолвно устремила на него глаза, а
затем очень тихо спросила:
   - Спартак,  скажи  мне  откровенно:  что  ты  делал  много дней  назад,
спрятавшись за колонной в портике моего дома?
   Тайна  Спартака уже  перестала быть  его  сокровенной тайной.  Валерия,
верно,  насмехается в  глубине души  над  дерзостью какого-то  гладиатора,
поднявшего свой взор на. одну из самых прекрасных и знатных римлянок.
   Точно пламя разлилось по бледному лицу гладиатора,  он опустил голову и
ничего  не  ответил.   Тщетно  пытался  он  поднять  глаза  на  Валерию  и
заговорить, - его удерживало чувство стыда.
   И  тут  он  почувствовал  всю  горечь  своего  незаслуженного позорного
положения;  он проклинал в  душе войну и  ненавистное могущество Рима;  он
стиснул зубы, дрожа от стыда, от горя и гнева.
   Не зная,  чем объяснить молчание Спартака, Валерия сделала шаг к нему и
едва слышно, голосом, еще более нежным, чем прежде, спросила:
   - Скажи мне... что ты там делал?
   Рудиарий,   не  поднимая  головы,  упал  перед  Валерией  на  колени  и
прошептал:
   - Прости, прости меня! Прикажи своему надсмотрщику сечь меня розгами...
пускай распнут меня на Сестерцевом поле, я заслужил это!
   - Что с тобой?  Встань!..  -  сказала Валерия,  беря Спартака за руку и
заставляя его подняться.
   - Я  боготворил тебя,  как  боготворят Венеру и  Юнону!  Клянусь тебе в
этом.
   - Ах!  -  радостно воскликнула матрона.  -  Ты приходил,  чтобы увидеть
меня?
   - Чтобы поклоняться тебе. Прости меня, прости!..
   - Встань,  Спартак,  благородное сердце!  - сказала Валерия дрожащим от
волнения голосом, с силой сжимая его руку.
   - Нет, нет, здесь у твоих ног, здесь мое место, божественная Валерия!
   И, схватив край ее туники, он горячо и страстно целовал его.
   - Встань, встань, не тут твое место, - вся дрожа прошептала Валерия.
   Спартак,  покрывая жаркими поцелуями руки Валерии, поднялся и, глядя на
нее  влюбленными глазами,  повторял точно  в  бреду глухим и  еле  слышным
голосом:
   - О дивная... дивная... дивная Валерия!..






   Прекрасная куртизанка, гречанка Эвтибида, возлежала на пурпурных мягких
подушках  в  зале для собеседования у себя в доме на Священной улице, близ
храма Януса.
   - Итак,  -  сказала она,  -  ты что-нибудь знаешь?  Понял ты, в чем тут
дело?
   Собеседником  ее  был  человек  лет  пятидесяти,  с  безбородым  лицом,
изрезанным морщинами,  которые плохо скрывал густой слой румян и белил; по
манере одеваться в нем тотчас же можно было признать актера.  Эвтибида, не
дождавшись ответа, добавила:
   - Хочешь,  я скажу,  что я думаю о тебе,  Метробий?  Я никогда особенно
высоко тебя не ценила, а сейчас вижу, что ты и вовсе ничего не стоишь.
   - Клянусь маской Мома,  моего  покровителя!  -  ответил актер писклявым
голосом.   -   Если  бы   ты,   Эвтибида,   не  была  прекраснее  Дианы  и
обворожительней Венеры,  даю тебе слово Метробия,  близкого друга Корнелия
Суллы,  хранящего эту  дружбу  ни  мало  ни  много  тридцать  лет,  что  я
рассердился бы  на  тебя!  Поговори со  мной так кто-нибудь другой,  и  я,
клянусь Геркулесом Победителем,  повернулся бы  и  ушел,  пожелав дерзкому
приятного путешествия к берегам Стикса!
   - Но что же ты сделал за это время? Что разузнал об их планах?
   - Сейчас скажу... И много и ничего...
   - Как это понять?
   -  Будь  терпелива, и я все тебе объясню. Надеюсь, ты не сомневаешься в
том,  что  я,  Метробий,  старый  актер,  вот уже тридцать лет исполняющий
женские  роли  во  время народных празднеств, обладаю искусством обольщать
людей.   К   тому  же  речь  идет  о  варварах,  невежественных  рабах,  о
гладиаторах,  несомненных варварах. Я, конечно, сумею добиться своей цели,
тем более что располагаю необходимым для этого средством - золотом.
   - Потому-то  я  и  дала тебе это поручение,  я  не сомневалась в  твоей
ловкости, а ты...
   - Но  пойми,  прелестнейшая Эвтибида,  если  моя  ловкость должна  была
проявиться в раскрытии заговора гладиаторов,  то тебе придется испытать ее
на чем-нибудь другом и иным образом,  ибо заговор гладиаторов никак нельзя
раскрыть - его, попросту говоря, и в помине нет.
   - Так ли? Ты в этом уверен?
   - Уверен, совершенно уверен, о прекраснейшая из девушек.
   - Два месяца назад...  да,  не больше двух месяцев,  я имела сведения о
том,  что у  гладиаторов заговор,  что они объединились в  какое-то тайное
общество,  у  них  был  свой пароль,  свои условные знаки,  свои гимны,  и
кажется, они замышляли восстание, похожее на восстание рабов в Сицилии.
   - И ты серьезно верила в возможность восстания гладиаторов?
   - А почему бы и нет?.. Разве они не умеют сражаться, не умеют умирать?
   - В амфитеатрах...
   - Вот именно.  Если они умеют сражаться и  умирать на потеху толпы,  то
почему бы им не подняться и не повести борьбу не на жизнь,  а на смерть за
свою свободу?
   - Ну что же,  если ты утверждаешь,  что это тебе было известно, значит,
это правда...  и действительно у них был заговор... но могу тебя заверить,
что теперь у них никакого заговора нет.
   -  Ax, - произнесла с легким вздохом прекрасная гречанка, - я, кажется,
знаю, по каким причинам; боюсь, что я угадываю их!
   - Тем лучше! А я их не знаю и нисколько не стремлюсь узнать!
   - Гладиаторы сговорились между собой и  подняли бы  восстание,  если  б
римские патриции, недовольные существующими законами и сенатом, возглавили
их борьбу и приняли командование над ними!
   - Но так как римские патриции,  как бы подлы они ни были,  еще не такие
низкие подлецы, чтобы стать во главе гладиаторов...
   - А ведь был такой момент...  Впрочем,  довольно об этом.  Скажи лучше,
Метробий...
   - Сперва удовлетвори мое любопытство,  -  сказал актер,  -  от  кого ты
узнала о заговоре гладиаторов?
   - От одного гладиатора... моего соотечественника...
   - Ты, Эвтибида, более могущественна на земле, чем Юпитер на небе. Одной
ногой ты попираешь Олимп олигархов, а другой грязное болото черни...
   - Что ж, я делаю, что могу, стараюсь добиться...
   - Добиться чего?
   - Власти,  добиться власти! - воскликнула Эвтибида дрожащим от волнения
голосом;  она  вскочила,  лицо  ее  исказилось от  гнева,  глаза  сверкали
зловещим блеском,  они были полны глубокой ненависти,  отваги,  решимости,
которых никак  нельзя было  предположить в  этой  очаровательной,  хрупкой
девушке.  - Я хочу добиться власти, стать богатой, могущественной, всем на
зависть...  -  И шепотом,  со страстной силой, она добавила: - Чтобы иметь
возможность отомстить!
   Метробий хотя и  привык к  самому разнообразному притворству на  сцене,
все же  был поражен;  открыв рот,  он смотрел на искаженное лицо Эвтибиды;
гречанка заметила это и, опомнившись, вдруг громко расхохоталась.
   - Не правда ли,  я  недурно сыграла бы Медею?  Может быть,  не с  таким
успехом,  как Галерия Эмболария,  но все же... Ты от изумления обратился в
столб,  бедный  Метробий.  Хотя  ты  старый и  опытный актер,  а  навсегда
останешься на ролях женщин и мальчиков!..
   И Эвтибида снова захохотала, приведя Метробия в полное замешательство.
   - Чтобы  добиться чего?  -  спросила через  минуту куртизанка.  -  Чего
добиться, старый, безмозглый чурбан?
   Она щелкнула Метробия по носу и, не переставая смеяться, сказала:
   -  Добиться  того,  чтобы стать богатой, как Никопола, любовница Суллы,
как Флора, старая куртизанка, которая по уши влюблена в Гнея Помпея и даже
серьезно  заболела,  когда он ее бросил. Со мной-то таких болезней никогда
не  случится,  клянусь  Венерой  Пафосской!  Стать богатой, очень богатой,
понимаешь  ты  это,  старый  дуралей,  для  того, чтобы наслаждаться всеми
радостями, всеми удовольствиями жизни, потому что, когда жизнь кончится, -
всему  конец, небытие, как учит божественный Эпикур. Ты понял, ради чего я
пользуюсь  всем  своим  искусством,  всеми средствами обольщения, которыми
меня  наделила природа? Ради чего стараюсь одной ногой стоять на Олимпе, а
другой в грязи, и...
   - Но грязь ведь может замарать?
   - Всегда можно отмыть ее.  Разве в Риме мало бань и душей? Разве в моем
доме нет ванны?  Но  великие боги!  Подумать только,  кто смеет читать мне
трактат о  морали!  Человек,  который всю свою жизнь провел в болоте самой
постыдной мерзости, в самой гадкой грязи!
   - Ну, перестань! К чему рисовать такими живыми красками мой портрет; ты
рискуешь сделать  его  настолько похожим,  что  люди  будут  удирать сломя
голову, завидев такую грязную личность. Ведь "я говорил шутя. Моя мораль у
меня в пятках, на что мне она?
   Метробий приблизился к Эвтибиде и, целуя ее руку, проговорил:
   - Божественная, когда же я получу награду от тебя? Когда?
   - Награду?  За  что  давать  тебе  награду,  старый  сатир?  -  сказала
Эвтибида,  отнимая руку и  опять дав Метробию щелчок.  -  А ты узнал,  что
задумали гладиаторы?
   - Но,  прекраснейшая Эвтибида,  -  жалобно  хныкал  старик,  следуя  за
гречанкой,  которая ходила взад и вперед по зале,  -  мог ли я открыть то,
что не существует? Мог ли я, любовь моя, мог ли я?
   - Ну,  хорошо,  -  сказала куртизанка и,  повернувшись, бросила на него
ласковый взгляд, сопровождаемый нежной улыбкой, - если ты хочешь заслужить
мою благодарность, хочешь, чтобы я доказала тебе мою признательность...
   - Приказывай, приказывай, божественная...
   - Тогда продолжай следить за ними.  Я не уверена в том,  что гладиаторы
окончательно бросили мысль о восстании.
   - Буду следить в Кумах, съезжу в Капую...
   - Если хочешь что-нибудь узнать, больше всего следи за Спартаком!
   И, произнеся это имя, Эвтибида покраснела.
   - О, что касается Спартака, вот уже месяц как я хожу за ним по пятам, -
не только ради тебя, но и ради самого себя; вернее, ради Суллы.
   - Как?  Почему? Что ты? - с любопытством спросила куртизанка, подойдя к
Метробию.
   Озираясь вокруг,  как будто боясь,  что его услышат,  Метробий приложил
указательный палец к губам, а потом вполголоса сказал Эвтибиде:
   - Это мое подозрение...  моя тайна.  Но так как я  могу и ошибиться,  а
дело касается Суллы... то я об этом не стану говорить ни с одним человеком
на свете, пока не буду убежден, что мои предположения правильны.
   По  лицу  Эвтибиды  пробежала  тень  тревоги,  которая  была  непонятна
Метробию.  Как  только куртизанка услышала,  что он  ни  за  что не  хочет
открыть  ей  свой  секрет,  она  загорелась  желанием  все  узнать.  Кроме
таинственных причин,  побуждавших гречанку допытываться,  в  чем  тут было
дело,  ее,  возможно,  подстрекало женское любопытство,  а  может быть,  и
желание посмотреть,  насколько велика власть ее  очарованья даже над  этим
старым развратником.
   - Может быть, Спартак покушается на жизнь Суллы?
   - Да что ты! Что тебе вздумалось!
   - Так в чем же дело?
   - Не могу тебе сказать... потом, когда-нибудь...
   - Неужели  ты  не  расскажешь  мне,  мой  дорогой,  милый  Метробий?  -
упрашивала Эвтибида,  взяв  актера  за  руку  и  тихонько поглаживая своей
нежной ладонью его увядшее лицо.  - Разве ты сомневаешься во мне? Разве ты
еще не убедился,  как я  серьезна и как отличаюсь от всех других женщин?..
Ты ведь не раз говорил,  что я могла бы считаться восьмым мудрецом Греции.
Клянусь тебе Аполлоном Дельфийским,  моим покровителем,  что никто никогда
не  узнает того,  что  ты  мне  расскажешь!  Ну,  говори же,  скажи  своей
Эвтибиде, добрый мой Метробий. Моя благодарность будет беспредельной.
   Она  кокетничала и  ласкала  старика,  дарила  его  нежными  улыбками и
чарующими взглядами и вскоре, подчинив его своей воле, добилась своего.
   - От  тебя,  видно,  не отделаешься,  пока ты не поставишь на своем,  -
сказал Метробий.  -  Так вот,  знай!  Я подозреваю, - и у меня на это есть
основания, - что Спартак влюблен в Валерию, а она в него.
   - О,  клянусь  факелами эриний!  -  вскричала молодая женщина,  страшно
побледнев и яростно сжимая кулаки. - Возможно ли?
   - Меня все убеждает в этом,  хотя доказательств у меня нет... Но помни,
никому ни слова!..
   - Ax, - воскликнула Эвтибида, вдруг став задумчивой и будто говоря сама
с  собой.  -  Ах... вот почему. Да, иначе и быть не могло!.. Только другая
женщина... Другая!.. Другая!.. - воскликнула она в ярости. - Значит... она
превзошла  меня  красотой... Ах, я несчастная, безумная женщина!.. Значит,
есть другая... она тебя победила!..
   И, закрыв лицо руками, куртизанка зарыдала.
   Легко  себе  представить,  как  был  поражен  Метробий этими  слезами и
нечаянно вырвавшимся у Эвтибиды признанием.
   Эвтибида,  красавица Эвтибида,  по  которой  вздыхали самые  знатные  и
богатые патриции,  Эвтибида,  никого никогда не  любившая,  теперь сама до
безумия увлеклась храбрым гладиатором;  женщина,  привыкшая презирать всех
своих  многочисленных  поклонников  из  римской  знати,  оказалась  теперь
отвергнутой простым рудиарием!
   К чести Метробия надо сказать,  что он от души пожалел бедную гречанку;
он подошел к ней, попытался утешить и, лаская ее, говорил:
   - Но...  может быть,  это и не правда...  я мог ошибиться... может, это
мне только так показалось...
   - Нет,  нет,  ты не ошибся! Тебе не показалось... Это правда, правда! Я
знаю,  я  это чувствую,  -  ответила Эвтибида,  утирая горькие слезы краем
своего пурпурового паллия.
   А через минуту она добавила мрачным и твердым тоном:
   - Хорошо, что я об этом знаю... хорошо, что ты мне это открыл.
   - Да, но умоляю... не выдай меня...
   - Не бойся,  Метробий,  не бойся.  Напротив,  я  тебя отблагодарю,  как
смогу;  и если ты поможешь мне довести до конца то,  что я задумала, ты на
деле увидишь, как Эвтибида умеет быть благодарной.
   И после минутного раздумья она сказала прерывающимся голосом:
   - Слушай,  поезжай в Кумы... Только отправляйся немедленно, сегодня же,
сейчас же... Следи за каждым их шагом, каждым словом, вздохом... раздобудь
улики, и мы отомстим и за честь Суллы и за мою женскую гордость!
   Дрожа  от   волнения,   девушка  вышла  из  комнаты,   бросив  на  ходу
ошеломленному Метробию:
   - Подожди минутку, я сейчас вернусь.
   Она действительно тотчас же вернулась, принесла с собой толстую тяжелую
кожаную сумку и, протянув ее Метробию, сказала:
   - На,  возьми.  Здесь тысяча аурей.  Подкупай рабов, рабынь, но привези
мне улики, слышишь? Если тебе понадобятся еще деньги...
   - У меня есть...
   - Хорошо,  трать их не жалея,  я возмещу тебе...  Но поезжай... сегодня
же...  не задерживаясь в дороге...  И возвращайся... как можно скорее... с
уликами!
   И,  говоря это,  она выталкивала беднягу из комнаты, торопя с отъездом;
она проводила его по  коридору мимо гостиной,  мимо алтаря домашним ларам,
потом мимо бассейна для дождевой воды, устроенного во дворе, провела через
атрий в переднюю до самой входной двери и сказала рабу-привратнику:
   - Видишь,  Гермоген, этого человека?.. Когда бы он ни пришел... в любой
час, веди его немедленно ко мне.
   Еще  раз простившись с  Метробием,  она вернулась к  себе,  закрылась в
своей комнате и долго ходила взад и вперед,  то замедляя, то ускоряя шаги.
Тысячи  желаний теснились в  душе,  тысячи  надежд  и  планов  рождались в
воспаленном мозгу,  сознание ее  то  затуманивалось,  то  вдруг  озарялось
мрачным светом,  и  в чувствах,  отражавшихся в ее глазах,  не было ничего
человеческого, а только лютая, звериная ярость.
   Наконец она бросилась на ложе и,  зарыдав, произнесла вполголоса, кусая
белыми зубами свои руки:
   - О,  эвмениды!  Дайте мне  отомстить...  я  воздвигну вам великолепный
алтарь!.. Мести, мести я жажду!.. Мести!..
   Чтобы  понять  этот  безумный  гнев  красавицы Эвтибиды,  нам  придется
вернуться назад.  Мы кратко расскажем читателям, какие события произошли в
течение двух  месяцев с  того  дня,  как  Валерия,  побежденная страстью к
Спартаку, отдалась ему.
   У  гладиатора был мужественный облик,  удивительной красоты сложение и,
как помнят читатели,  необыкновенно привлекательное лицо, освещенное милой
улыбкой,  когда гнев не  искажал его черты;  оно носило отпечаток доброты,
кротости,   силы  чувств,   отражавшихся  в   больших  синих  глазах.   Не
удивительно,  что он  зажег в  сердце Валерии страсть такую же  глубокую и
сильную,  как  и  та,  что  завладела его душой.  Вскоре знатная римлянка,
открывавшая в возлюбленном все новые и новые качества,  новые достоинства,
всецело была покорена им, и не только безмерно полюбила его, но и уважала,
почитала его,  -  так несколько месяцев тому назад ей казалось,  что будет
если не любить, то хотя бы уважать и почитать Луция Корнелия Суллу.
   Мнил  ли  себя  Спартак счастливым или действительно был счастлив - это
легче  понять,  чем описать. Впервые познав упоительные восторги любви, он
был   переполнен  своим  счастьем,  поглощен  им  и,  как  все  счастливые
любовники,  стал  эгоистом:  он  забыл  о  цепях,  которые еще так недавно
сковывали  его,  забыл  святое  дело свободы, о котором так долго мечтал и
которое  поклялся  довести до конца. Да, он забыл обо всем, потому что был
всего лишь человеком, и страстная любовь усыпила в нем все другие чувства,
так же как страсть одурманила бы Помпея, и Красса, и Цицерона.
   И  в эти дни,  когда Спартак был весь поглощен своей любовью,  когда он
считал  себя  любимым  и  действительно  был  любим,  Эвтибида  много  раз
настойчиво приглашала его к себе - якобы по очень важному делу, связанному
с  заговором гладиаторов.  Спартак наконец внял ее призывам и отправился в
дом к куртизанке.
   Гречанке Эвтибиде,  как мы  уже говорили,  еще не было двадцати четырех
лет. За восемь лет до описываемых нами событий, то есть в 668 году римской
эры,  она попала в  рабство,  когда Сулла после продолжительной осады взял
Афины,  в  окрестностях которых родилась Эвтибида.  Юная  рабыня досталась
распутному  патрицию  Публию  Стацию  Апрониану,   и   он   развратил  эту
завистливую,    злую,   тщеславную   девушку   с   прирожденными   дурными
наклонностями.  Получив  вскоре  свободу благодаря любовной связи  с  этим
сладострастным стариком, Эвтибида стала куртизанкой и постепенно приобрела
влияние, силу и богатство. Кроме редкой красоты, природа щедро наделила ее
недюжинным  умом,  и  она  стала  вдохновительницей всевозможных интриг  и
коварных козней.  Узнав все тайны зла, пресытившись наслаждениями, изведав
все страсти,  Эвтибида возненавидела позорную жизнь,  которую она вела.  И
как  раз  в  это время она встретила Спартака,  поразившего ее  сочетанием
геркулесовой силы  и  необыкновенной красоты.  В  душе  Эвтибиды  зажглась
чувственная прихоть, и она не сомневалась, что гладиатор откликнется на ее
призыв.
   Когда ей удалось обманом заманить Спартака в дом, она пустила в ход все
средства  обольщения,  какие  подсказывали ей  утонченная развращенность и
порочная натура,  но, к своему удивлению, увидела, что рудиарий равнодушен
ко всем ее чарам; ей пришлось убедиться, что существует человек, способный
отвергнуть ее  ласки,  тогда как все другие так жадно искали и  добивались
их.  Как  раз этот презревший ее  гладиатор был единственным человеком,  к
которому она питала какое-то чувство,  и тут прихоть куртизанки постепенно
и  безотчетно разрослась в настоящую страсть,  страшную и опасную,  потому
что она горела в порочной душе.
   Став ланистой в  школе гладиаторов Суллы,  Спартак вскоре уехал в город
Кумы,  в окрестностях которого у диктатора была роскошная вилла; там Сулла
поселился со всем своим двором и семьей.
   Самолюбие Эвтибиды было  глубоко  оскорблено,  чувство ее  осталось без
ответа,  и  она  догадывалась  о  тайных  причинах  такого  пренебрежения:
несомненно,  у  нее  была  соперница,  какая-то  другая  женщина завладела
любовью Спартака.  Гречанка инстинктивно чувствовала,  что  только  другая
любовь,  образ другой женщины могли остановить Спартака, и лишь поэтому он
не  бросился  в  ее  объятия.  Она  употребила все  усилия,  чтобы  забыть
рудиария,  изгнать из  памяти  всякое  воспоминание о  нем,  но  все  было
напрасно.  Так уж создано человеческое сердце,  и так было всегда: то, что
не дается,  становится особенно желанным, и чем больше препятствий на пути
к исполнению желания, тем упорнее мы стремимся удовлетворить его.
   До этого дня Эвтибида была счастлива и  беззаботна,  а теперь оказалась
самым   несчастным  созданием,   влачившим   жалкое   существование  среди
богатства, удовольствий и поклонения ей.
   Читатели видели,  с  какой радостью Эвтибида ухватилась за  возможность
отомстить любимому и  в  то  .же  время ненавистному ей  человеку и  своей
счастливой сопернице.
   В то время как Эвтибида,  запершись у себя в комнате,  давала волю злым
порывам порочной души,  а Метробий мчался на прекрасном скакуне в Кумы,  в
таверне Венеры  Либитины происходили не  менее  важные события,  грозившие
большой опасностью Спартаку и делу освобождения угнетенных,  за которое он
решил бороться.
   В  сумерки  семнадцатого дня  апрельских календ  (16  марта)  676  года
римской  эры  в   таверне  Лутации  Одноглазой  собралось  довольно  много
гладиаторов,   чтобы  угоститься  сосисками,  жареной  свининой  и  выпить
велитернского и  тускуланского вина.  Ни  у  кого из двадцати гладиаторов,
сидевших за  столом,  не  было недостатка в  хорошем аппетите,  в  желании
выпить и повеселиться.
   На  почетном  месте  за  столом  сидел  гладиатор Крикс,  распорядитель
пиршества.  Сила и  храбрость Крикса,  как мы  уже говорили,  снискали ему
авторитет среди товарищей, а также доверие и уважение Спартака.
   Стол  для  гладиаторов  был  накрыт  во  второй  комнате  таверны.  Они
чувствовали  себя  здесь  свободно,   уютно  и   могли  без  опаски  вести
откровенную беседу,  тем более что рядом, в большой комнате, посетителей в
этот  час  было  немного,   да  и  тот,   кто  заходил,  выпивал  поспешно
тускуланского и тут же уходил.
   Усевшись за  стол  со  своими товарищами,  Крикс заметил,  что  в  углу
комнаты на небольшом столе стояли тарелки с остатками еды,  - очевидно, за
этим столом недавно кто-то ужинал.
   - Скажи-ка,  Лутация Кибела, мать богов... - обратился Крикс к хозяйке,
хлопотавшей у стола и подававшей кушанья.
   - Правильно,   я   мать,   да  и  только  не  богов,   а  неблагодарных
мошенников-гладиаторов, таких вот, как вы! - прервала его Лутация.
   - А ваши боги разве не были гладиаторами, да к тому же хорошими?
   - О,  да простит мне великий Юпитер!  Какие богохульства приходится мне
выслушивать! - в сердцах воскликнула Лутация.
   - Клянусь Гезом,  я  не лгу и  не богохульствую!  Я  не буду говорить о
Марсе и его деяниях,  напомню лишь о Бах усе и Геркулесе;  уж если они оба
не были отличными и  храбрыми гладиаторами и  не совершали дел,  достойных
амфитеатра и  цирков,  то  пусть молнии Юпитера поразят тут  же  на  месте
нашего прекрасного ланисту Акциана!
   За столом грянул дружный хохот, и со всех сторон послышалось:
   - Если бы!.. Если бы!.. Было бы только небу угодно!..
   Когда шум прекратился, Крикс спросил:
   - Скажи, Лутация, кто ужинал за этим маленьким столом?
   Лутация обернулась и с удивлением воскликнула:
   - Куда ж он делся?.. Вот так так! - и, поглядев вокруг, она добавила: -
О, да поможет мне Юнона Луцина!..
   - Поможет при родах твоей кошки! - пробормотал один из гладиаторов.
   - Он ушел!  Не заплатил по счету!  -  ужаснулась Лутация и  бросилась к
опустевшему столу.
   - Он?  Да  кто  ж  этот неизвестный?  Кто  скрывается под именем он?  -
спросил ее Крикс.
   -  Ax!  -  воскликнула  Одноглазая, вдруг успокоившись. - Напрасно я на
него  наговорила! Я ведь знала, что он порядочный человек. Вот, глядите, -
оставил  мне  на столе восемь сестерциев в уплату по счету... даже больше,
чем надо. Ему полагается сдачи четыре с половиной асса.
   - Чтобы тебя разорвало! Скажешь ты наконец?..
   - Ах,  бедняга! - продолжала Лутация, убирая со стола. - Он забыл стиль
и дощечку с записями.
   - Пусть Прозерпина съест сегодня вечером твой  язык  под  кисло-сладким
соусом,  старая  мегера!  Скажешь  ты  наконец имя  твоего  посетителя?  -
вскричал Крикс, выведенный из себя болтовней Лутации.
   - Скажу,   скажу,  дураки!  Вы  любопытнее  всякой  бабы!  -  ответила,
рассердившись,  Лутация.  -  За тем малым столом ужинал торговец зерном из
Сабинской земли;  он  приехал в  Рим  по  своим делам и  приходит сюда уже
несколько дней подряд, всегда в одно и то же время.
   - Покажи-ка,  - сказал Крикс и, взяв из рук Лутации деревянную дощечку,
покрытую воском,  и  костяную палочку,  оставленные на столе,  стал читать
записи торговца.
   В  этих  записях действительно были  отмечены закупленные партии зерна,
цена, на которой сторговались, и имена людей, продавших хлеб; по-видимому,
они получили от скупщика задатки, так как против их имен стояли цифры.
   - Вот только никак не пойму,  - говорила Лутация Одноглазая, - когда он
ушел,  этот купец?  Готова поклясться,  что когда вы  входили,  он еще был
здесь!..  А-а, понимаю! Наверно, он меня позвал, а я была занята, готовила
для вас сосиски и свинину.  Он звал,  звал, да и ушел - должно быть, очень
торопился, - а деньги на столе оставил. Вот благородный человек!
   И  Лутация,  отобрав у Крикса дощечку и стиль,  ушла,  бормоча себе под
нос:
   - Завтра он придет... обязательно придет. Я все и отдам ему в целости.
   Проголодавшиеся гладиаторы ели,  почти не разговаривая,  и только через
некоторое время один из них спросил:
   - Так как же? О солнце[*], значит, ничего не слышно?
   [*  Условный  язык  гладиаторов,  принятый ими, чтобы иметь возможность
говорить  без  боязни в гладиаторских школах и в присутствии людей, чуждых
их заговору. Солнце - это великий учитель, то есть Спартак.]
   - Солнце за тучи спряталось[*], - ответил Крикс.
   [* Он не прислал приказов и хранит еще молчание.]
   - Однако странно, - сказал один из гладиаторов.
   - Непонятно, - прошептал другой.
   - А что слышно о муравьях?[*]
   [* А заговорщики?]
   -  Число их увеличивается, и они усердно занимаются своим делом, ожидая
наступления лета[*].
   [* Сигнала восстания.]
   -  Пусть  же  скорее придет лето и пусть солнце, сверкая всемогуществом
своих лучей, обрадует трудолюбивых пчел и опалит крылья злым трутням[*].
   [* Римлянам.]
   - Скажи мне, Крикс, сколько звезд в поле зрения?[*]
   [* Каково число сторонников?]
   - Две тысячи двести шестьдесят на вчерашний день.
   - А новые появляются?
   -  Все  время.  Они  будут  появляться  до  тех  пор, пока над миром не
засверкает лучезарный свод небес, покрытый мириадами звезд.
   -  Гляди  на  весло[*],  -  сказал  гладиатор,  увидев, что вошла Азур,
рабыня-эфиопка, принесшая вино.
   [* Внимание, кто-то идет.]
   Когда она вышла, гладиатор-галл сказал на ломаном латинском языке:
   - Мы  ведь  здесь одни  и  можем говорить свободно,  не  затрудняя себя
условным языком,  я  примкнул к  вам  недавно и  еще  не  научился ему как
следует. Я попросту спрошу вас: увеличивается ли число сторонников? Каждый
ли  день мы растем?  Когда наконец мы сможем подняться и  начать настоящее
сражение? Когда покажем нашим высокомерным и безмозглым господам, что и мы
тоже люди храбрые, а может, и храбрее их?..
   - Ты слишком нетерпелив, Брезовир, - ответил Крикс, улыбаясь. - Не надо
так  спешить  и  горячиться!  Число  наших  сторонников  изо  дня  в  день
увеличивается;    число   защитников   святого   дела   растет   ежечасно,
ежеминутно... Сегодня, например, ночью назначено собрание в священной роще
богини  Фурины,  за  Сублицийским  мостом,  между  Авентином  и  Яникулом:
соблюдая предписанный обряд,  будут  принимать в  члены  нашего союза  еще
одиннадцать гладиаторов, верных и испытанных людей.
   - В роще богини Фурины! - сказал пылкий Брезовир. - Там, где еще стонет
среди  листвы  вековых дубов неотомщенный дух Гая Гракха, чьей благородной
кровью ненавистники патриции напитали эту священную, заповедную землю! Да,
именно  в  этой  роще  должны  собраться угнетенные, чтобы объединиться и,
выступив, завоевать свободу!
   - А я вот что скажу, - заметил гладиатор-самнит, - я жду не дождусь той
минуты,  когда вспыхнет восстание; но не потому, что верю в счастливый его
исход,  а  потому,  что давно мечтаю сразиться с  римлянами,  отомстить за
самнитов и марсийцев, погибших в священной гражданской войне.
   - Нет,  если бы я не верил в то,  что наше правое дело победит, я бы не
вошел в Союз угнетенных.
   - Я все равно обречен на смерть, так уж лучше умереть на поле сражения,
чем в цирке. Вот почему я вступил в Союз.
   В  эту минуту один из гладиаторов уронил меч и перевязь,  на которой он
висел,  -  придя в таверну,  он положил их себе на колени.  Гладиатор этот
сидел  на  скамейке,  напротив двух  обеденных лож,  на  которых возлежали
некоторые из  его  товарищей.  Он  нагнулся,  чтобы поднять меч,  и  вдруг
крикнул:
   - Под ложем кто-то есть!
   Действительно, из-под ложа торчала чья-то нога, обмотанная от колена до
щиколотки широкой белой  тесьмой,  которую в  то  время многие носили (она
называлась круралис), и виднелся край зеленой тоги.
   Гладиаторы вскочили со своих мест, встревоженные и взволнованные.
   Крикс приказал:
   -  Гляди  на  весло! Брезовир и Торквато будут гнать насекомых[*], а мы
будем жарить рыбу[**].
   [* Пусть охраняют вход.]
   [** Захватим шпиона.]
   Исполняя приказ,  двое гладиаторов подбежали к двери и, прислонившись к
притолоке, стали беззаботно болтать друг с другом, а остальные в мгновение
ока  подняли ложе и  вытащили спрятавшегося под  ним молодца лет тридцати.
Когда четыре мощные руки схватили его, он взмолился о пощаде.
   - Ни звука!  -  тихо,  но внушительно сказал ему Крикс.  -  И ни одного
движения, а не то живо прикончим тебя на месте!
   Блеснули острые  клинки  десяти мечей,  предупредив попавшегося шпиона,
что  если он  попытается только подать голос,  то  вмиг отправится на  тот
свет.
   - А,  так это ты и  есть сабинский купец?  Зерном торгуешь да по столам
пригоршни сестерциев раскидываешь? - сказал Крикс, и его налившиеся кровью
глаза сверкнули мрачной ненавистью.
   -  Поверьте  мне,  доблестные  люди...  -  лепетал  шпион, позеленев от
страха.
   - Замолчи,  мерзавец!  - крикнул гладиатор, сильно ударив его кулаком в
живот.
   - Эвмакл! - с упреком произнес Крикс. - Подожди... пусть он скажет, кто
его  подослал  сюда.  -  И,  обратившись к  мнимому  торговцу  зерном,  он
воскликнул:   -   Не   на   зерне  ты  наживаешься,   а   на  шпионстве  и
предательстве...
   - Во   имя  великих  богов...   умоляю  вас!   -   произнес  соглядатай
прерывистым, дрожащим голосом.
   - Кто ты? Кто тебя подослал сюда?..
   -  Сохраните  мне жизнь... я все открою... Но из милосердия, из жалости
сохраните мне жизнь!
   - Это мы потом решим... пока что говори!
   - Меня зовут Сильвий Гордений Веррес...  я грек... бывший раб... теперь
отпущенник Гая Верреса.
   - А, так ты явился сюда по его приказу?..
   - Да, по его приказу.
   - А  что мы  сделали Гаю Верресу?  Почему он шпионит и  доносит на нас?
Ведь если он захотел узнать цель наших тайных собраний,  то, очевидно, для
того, чтобы донести об этом сенату.
   - Не знаю... не знаю... - сказал дрожа отпущенник Гая Верреса.
   - Не хитри... и не притворяйся дураком. Если Веррес решил поручить тебе
такое тонкое и опасное дело,  значит,  он считает тебя достаточно ловким и
способным  довести  его  до  конца.  Говори  все  начистоту,  а  вздумаешь
отпираться - это плохо для тебя кончится.
   Сильвий  Гордений  понял,  что  тут  не  до  шуток;  понял,  что смерть
подстерегает  его, и, как утопающий хватается за соломинку, решил говорить
все  начистоту,  чтобы  спасти  свою  шкуру,  если только это возможно. Он
рассказал все, что знал.
   Гай  Веррес  на  пиру  у Катилины узнал о существовании какого-то Союза
гладиаторов,  решивших  поднять  восстание  против  существующих законов и
власти.  Он  был  вполне уверен, что эти храбрые люди, презирающие смерть,
так  легко не откажутся от своего замысла, - ведь им терять было нечего, а
выиграть  они  могли  все,  -  и нисколько не поверил, когда Спартак в тот
вечер,  в  триклинии  Катилины, заявил с видом горького разочарования, что
решено  оставить  всякую мысль о восстании. Веррес, напротив, был убежден,
что  тайный  заговор  существует, Союз гладиаторов усиливается, растет и в
один прекрасный день они сами, без участия и содействия римских патрициев,
поднимут знамя восстания.
   Веррес  долго  обдумывал,  как  ему  поступить  в данном случае. Он был
непомерно  жаден  к  деньгам  и  считал, что все средства хороши - была бы
выгода;  поэтому  он  и  решил  следить  за гладиаторами, разузнать все их
планы, овладеть всеми нитями заговора и донести о нем сенату. В награду за
это  он  надеялся  получить крупную сумму денег или управление провинцией,
где  ему  предоставят  возможность законно разбогатеть, грабя жителей, как
это  всегда делало большинство квесторов, преторов, проконсулов. Известно,
что  жалобы угнетенного населения не тревожили развращенный и развращающий
римский сенат.
   Для  достижения  цели  Веррес  месяц назад поручил своему отпущеннику и
верному слуге Сильвию Гордению ходить за гладиаторами по пятам, следить за
каждым их движением, разузнавать о всех их тайных собраниях.
   И  вот  уже  месяц  Сильвий  Гордений терпеливо посещал  многочисленные
притоны и  дома терпимости,  кабачки,  харчевни и таверны в самых бедных и
отдаленных районах Рима, где гладиаторы собирались чаще всего.
   Беспрестанно  подслушивая,   наблюдая  и   присматриваясь,   он  собрал
кое-какие  улики  и  уже  сделал некоторые выводы.  Он  понял,  что  после
Спартака самым уважаемым и влиятельным среди гладиаторов был Крикс, именно
в  его  руках находились главные нити  заговора,  если таковой существует;
поэтому он  стал следить за  Криксом.  Так как галл был частым посетителем
таверны Венеры Либитины,  Сильвий в  течение шести-семи дней приходил туда
ежедневно,   а  иногда  и  по  два  раза  в  день.  После  долгих,  зрелых
размышлений,  узнав,  что  в  этот  вечер  в  таверне соберутся начальники
манипул и Крикс тоже примет участие в этом сборище, он решился на хитрость
- забрался под обеденное ложе как раз в момент прибытия гладиаторов, когда
внимание Лутации Одноглазой было отвлечено, и никто не обратил внимания на
его неожиданное исчезновение.
   Сильвий  Гордений рассказывал все  это  вначале отрывисто и  бессвязно,
дрожащим,  прерывающимся голосом,  а к концу весьма живописно и витиевато.
Крикс,  внимательно наблюдавший за ним,  несколько секунд молчал,  а затем
медленно и очень спокойно произнес:
   - А ведь ты редкостный негодяй!
   - Ты меня переоцениваешь, благородный Крикс, я, право...
   - Нет,  нет, ты опаснее, чем кажешься на первый взгляд! С виду ты сущий
баран и  труслив,  как  кролик,  -  а  посмотри-ка,  сколько у  тебя ума и
хитрости!
   - Я  же  не сделал вам ничего дурного...  я  лишь выполнял приказ моего
господина...  Простите ради моей искренности...  А кроме того, клянусь вам
всеми богами Олимпа и Аида,  что я никому,  никому, даже Верресу, не скажу
ни слова о том,  что здесь случилось. Мне думается, вы можете подарить мне
жизнь и отпустить на все четыре стороны.
   - Не торопись,  добрый Сильвий,  мы еще поговорим об этом, - с усмешкой
ответил Крикс и,  подозвав к себе семь или восемь гладиаторов, обратился к
ним: - Выйдемте на минуту.
   Выходя первым, он повернулся к остальным и сказал:
   - Стерегите его... только не причиняйте ему вреда.
   Вместе  с  теми,  кого  он  позвал.  Крикс прошел через главную комнату
таверны и вышел с ними в переулок.
   - Как поступить с этим негодяем?  -  спросил Крикс товарищей,  когда те
окружили его.
   - Чего там спрашивать?  -  ответил Брезовир.  - Прикончить, как бешеную
собаку!
   - Отпустить его  -  это  все  равно что  самим предать себя,  -  сказал
другой.
   - Оставить  живым  или  держать  его  где-нибудь  заложником опасно,  -
заметил третий.
   - Да и где могли бы мы его спрятать? - спросил четвертый.
   - Итак,   смерть?   -  сказал  Крикс,  окидывая  товарищей  вопрошающим
взглядом.
   - Улица пустынна.
   - Отведем его на самый верх холма, на другой конец улицы...
   -  Mors  sua,  vita  nostra[*],  - поучительным тоном заметил Брезовир,
нещадно коверкая произношение этих четырех латинских слов.
   [* Его смерть, наша жизнь (лат.).]
   - Да,  это  необходимо,  -  подтвердил Крикс,  сделал несколько шагов к
двери таверны, потом остановился и спросил: - Кто его убьет?
   Наступило долгое молчание, и наконец кто-то сказал:
   - Убить безоружного и беззащитного...
   - Был бы у него меч... - произнес другой.
   - Если бы он мог и хотел защищаться,  я взял бы это на себя,  -  сказал
Брезовир.
   - Но убить безоружного... - сказал самнит Торквато.
   - Вы храбрые и благородные люди,  -  сказал с волнением Крикс,  - люди,
достойные свободы!  Но  для нашего общего блага кто-нибудь должен победить
свое отвращение и выполнить приговор,  который вынес в моем лице суд Союза
угнетенных.
   Все умолкли и наклонили головы в знак согласия и повиновения.
   - К тому же,  - сказал Крикс, - разве он пришел сразиться с нами равным
оружием и в открытом бою?  Разве он не шпион?  Если бы мы его не накрыли в
его тайнике,  разве он не донес бы на нас спустя два часа? Завтра нас всех
потащили  бы  в  Мамертинскую тюрьму,  а  через  два  дня  распяли  бы  на
Сестерциевом поле.
   - Да, верно, верно, - тихо произнесли несколько гладиаторов.
   - Итак,  именем суда Союза угнетенных,  приказываю Брезовиру и Торквато
убить этого человека.
   Оба гладиатора, которых назвал Крикс, в знак согласия наклонили головы,
и все возвратились вместе с Криксом в таверну.
   Сильвий Гордений Веррес с тревогой ожидал решения своей судьбы;  минуты
ему казались часами,  а может быть,  даже веками.  Когда он остановил свой
взгляд на Криксе и  его спутниках,  входивших в таверну,  он побледнел как
полотно, и глаза его наполнились ужасом, - он не прочел на их лицах ничего
утешительного.
   - Скажите,  вы простили меня?  - спросил он, и в голосе его послышались
слезы.  -  Вы сохраните мне жизнь?..  Да?..  На коленях молю вас, заклинаю
жизнью ваших  отцов и  матерей ваших,  всем,  что  дорого вам...  Смиренно
умоляю вас!..
   - Мы лишены отцов и  матерей,  -  мрачно ответил Брезовир,  и  лицо его
потемнело.
   - У нас отняли все, что было нам дорого! - произнес другой гладиатор, и
глаза его блеснули гневом и местью.
   - Встань, мерзавец! - приказал Торквато.
   - Молчите!  -  крикнул Крикс и,  обернувшись к отпущеннику Гая Верреса,
добавил:  -  Ты пойдешь с  нами.  В конце этого переулка мы посовещаемся и
решим твою судьбу.
   Сделав  знак,  чтобы подняли и увели Сильвия Гордения которому оставили
последнюю надежду для того, чтобы он не оглашал улицу воплями, Крикс вышел
в  сопровождении  гладиаторов,  тащивших  полумертвого  отпущенника; он не
сопротивлялся, не произнес ни слова.
   Один из гладиаторов остался, чтобы расплатиться с Лутацией за кушанья и
вино.  Среди  вышедших  двадцати  гладиаторов  она  и не заметила торговца
зерном;  остальные,  повернув  направо  от  таверны,  стали  подыматься по
грязному  и  извилистому  переулку, заканчивавшемуся у городской стены, за
которой начиналось открытое поле.
   Здесь  гладиаторы остановились.  Сильвий Гордений бросился на  колени и
начал плакать, моля гладиаторов о пощаде.
   - Хочешь ты, подлый трус, сразиться с кем-нибудь из нас равным оружием?
- спросил Брезовир отпущенника, когда тот умолк в отчаянии.
   - Пожалейте! Пожалейте!.. Ради детей моих молю о милосердии!
   - У нас нет детей! - вскричал один из гладиаторов.
   - Мы обречены никогда не иметь семьи! - сказал другой.
   - Так ты способен только прятаться и  шпионить?  -  сказал Брезовир.  -
Честно сражаться ты не умеешь?
   - Пощадите!.. Помилуйте!.. Умоляю!..
   -  Так  иди  же  в  ад,  трус!  -  крикнул Брезовир, вонзив ему в грудь
короткий меч.
   - И  пусть с  тобой погибнут все подлые прислужники,  у  которых нет ни
чести, ни доблести! - сказал Торквато, дважды поразив мечом упавшего.
   Гладиаторы  окружили  умирающего и  молча  следили  за  его  последними
судорогами; лица их были задумчивы и мрачны. Брезовир и Торквато несколько
раз воткнули клинки в землю,  чтобы стереть с мечей кровь, пока она еще не
запеклась, и вложили их в ножны.
   Затем  все  двадцать  гладиаторов,  серьезные и молчаливые, вышли через
пустынный переулок на более оживленные улицы Рима.
   Через  неделю  после  описанных  здесь  событий, вечером, в час первого
факела,  со  стороны  Аппиевой  дороги в Рим въехал через Капенские ворота
всадник,  закутанный в плащ, представлявший малую защиту от дождя, который
лил  уже  несколько  часов без перерыва, затопив улицы города. У Капенских
ворот всегда было очень людно: они выходили на Аппиеву дорогу - эту царицу
дорог,  ибо от нее ответвлялись дороги, которые вели в Сетию, Капую, Кумы,
Салерн, Беневент, Брундизий и Самний. Сторожа у Капенских ворот, привыкшие
видеть,  как  прибывали  и  выходили  во  все  часы дня и ночи люди любого
сословия  и  одетые  по-разному,  то  пешком,  то верхом, то в носилках, в
колеснице   и  в  паланкинах,  запряженных  двумя  мулами,  тем  не  менее
удивились,  глядя  на  всадника  и  его скакуна: оба были в поту, измучены
долгой дорогой, забрызганы грязью.
   Миновав ворота,  лошадь,  пришпоренная всадником, продолжала мчаться во
весь опор,  и стража слышала, как удалялось и наконец затерялось вдали эхо
от звонкого топота копыт по мостовой.
   Вскоре  лошадь  проскакала по  Священной улице  и  остановилась у  дома
Эвтибиды. Всадник соскочил с коня и, схватив бронзовый молоток, висевший у
двери,  несколько раз сильно ударил им; в ответ раздался лай собаки, - без
сторожевого пса не обходился ни один римский дом.
   Вскоре  всадник,   стряхивая  воду  с  намокшего  плаща,  услышал  шаги
привратника, - он шел по двору, громко окликая собаку, чтобы та замолчала.
   - Да благословят тебя боги, добрый Гермоген!.. Я - Метробий; только что
прибыл из Кум...
   - С приездом!
   - Я  весь  мокрый,  словно  рыба...  Юпитер,  властитель дождей,  желая
позабавиться,  показал мне,  как  много  у  него  запасено воды  в  хлябях
небесных... Позови кого-нибудь из рабов Эвтибиды и прикажи ему отвести мою
бедную лошадь в конюшню на соседний постоялый двор,  пусть ее там поставят
в стойло и зададут овса.
   Привратник,  взяв  лошадь под  уздцы,  громко щелкнул пальцами,  -  так
вызывали рабов, - и сказал Метробию:
   - Входи, входи, Метробий! С расположением дома ты знаком. Возле галереи
ты  найдешь Аспазию,  рабыню  госпожи;  она  доложит о  тебе.  О  лошади я
позабочусь; все, что ты приказал, будет сделано.
   Метробий  стал  осторожно  спускаться по  ступенькам у  входной  двери,
стараясь не поскользнуться,  так как это было бы плохим предзнаменованием,
вошел  в  переднюю и  при  свете  бронзового светильника,  спускавшегося с
потолка,  прочел  на  мозаичном  полу  выложенные там,  по  обычаю,  Salve
(привет);  как  только гость  делал  несколько шагов,  это  слово повторял
попугай в клетке, висевшей на стене.
   Миновав  переднюю  и  атрий,  Метробий  вошел в коридор галереи, там он
увидел Аспазию и приказал ей доложить о своем приезде Эвтибиде.
   Рабыня сначала была в нерешительности и колебалась, но актер настаивал.
Аспазия боялась,  что  госпожа накричит на  нее  и  прибьет,  если она  не
доложит о  Метробии,  с  другой же  стороны,  бедняжка опасалась,  как  бы
Эвтибида не разгневалась, что ее побеспокоили. Наконец она все же решилась
доложить госпоже о приезде Метробия.
   А в это время, удобно усевшись на мягком красивом диване в своем зимнем
конклаве,  где стояла изящная мебель, где было тепло от топившихся печей и
чудесно  пахло  благовониями,  куртизанка  была  поглощена-  выслушиванием
любовных признаний юноши,  сидевшего у  ее  ног.  Дерзкой  рукой  Эвтибида
перебирала его мягкие и густые черные кудри, а он смотрел на нее страстным
взором и пылкими поэтическими словами говорил ей о своей любви и нежности.
   Юноша этот был среднего роста и хрупкого сложения;  на бледном лице его
с правильными, привлекательными чертами выделялись необычайно живые черные
глаза;  одет он был в белую тунику с пурпурной каймой из тончайшей шерсти,
что свидетельствовало о его принадлежности к высшему сословию. Это был Тит
Лукреций Кар.  С ранних лет он усвоил философию Эпикура;  в его гениальном
мозгу уже  зарождались основы бессмертной поэмы,  а  в  жизни он  следовал
догмам своего учителя и,  не стремясь к серьезной,  глубокой любви,  искал
мимолетных любовных приключений, боясь

   Себя обречь на горе и заботы
   Мучительные, ибо рана сердца,
   Питаясь ими, с каждым днем все жгучей,
   Покуда сердце не покроют струпья...
   . . . . . . . . . . . . . . . . .
   . . . . . . чтобы от старых стрел любви
   Искать спасенья в новых . . . . . . . . .
   Как из бревна клин вышибают клином,
   Так быстро с кратковременного чувства
   Срывая . . . . . . . . . . сладкий плод.

   Впрочем,  это  не  помешало ему кончить жизнь самоубийством в  возрасте
сорока четырех лет и,  как все заставляет предполагать, из-за безнадежной,
неразделенной любви.
   Лукреций, красивый, талантливый юноша, приятный, остроумный собеседник,
был богат и не жалел денег на свои прихоти. Он часто приходил к Эвтибиде и
проводил в  ее  доме по  нескольку часов,  и  она принимала его с  большей
любезностью, чем других, даже более богатых и щедрых своих поклонников.
   - Ты  любишь меня?  -  кокетничая,  спрашивала юношу куртизанка,  играя
кольцами его кудрей. - Я не надоела тебе?
   - Нет, я люблю тебя еще более страстно, потому что

   Здесь неизменно одно: чем полнее у нас обладанье,
   Тем все сильнее в груди распаляется дикая страстность.

   В эту минуту кто-то тихонько постучался в дверь.
   - Кто там? - спросила Эвтибида.
   Аспазия робко ответила:
   - Прибыл Метробий из Кум...
   - Ax!  -  вся  вспыхнув,  радостно  воскликнула Эвтибида  и  вскочила с
дивана.  -  Приехал?..  Проводи его в  кабинет...  я  сейчас приду,  -  и,
повернувшись к Лукрецию,  который тоже поднялся с видимым неудовольствием,
торопливо сказала прерывающимся, но ласковым голосом: - Подожди меня... Не
слышишь разве,  какая на  дворе непогода?..  Я  сейчас вернусь...  И  если
вести, привезенные этим человеком, - а я их страстно жду вот уже неделю, -
будут  хорошими и  если  я  утолю  сегодня вечером мою  ненависть желанной
местью... мне будет весело, и частицей моей радости я поделюсь с тобой.
   Эвтибида вышла  из  конклава в  сильном  возбуждении,  оставив Лукреция
изумленным,   недовольным  и   заинтригованным.   Он  покачал  головой  и,
задумавшись, стал прохаживаться взад и вперед по комнате.
   На дворе бушевала буря.  Частые молнии, одна за другой, озаряли конклав
мрачными вспышками,  а  ужасные  раскаты  грома  сотрясали дом  до  самого
основания. Между раскатами грома как-то необыкновенно отчетливо слышен был
стук града и  шорох дождя,  а  сильный северный ветер дул с  пронзительным
свистом в двери, в окна и во все щели.
   - Юпитер,   бог  толпы,  развлекается,  показывая  свое  разрушительное
могущество, - тихо произнес юноша с легкой иронической улыбкой.
   Походив еще несколько минут, он сел на диван и долго сидел задумавшись,
как бы отдавшись во власть ощущений,  вызванных этой борьбой стихий; затем
вдруг  взял  одну  из  навощенных дощечек,  лежавших на  маленьком изящном
комодике,  серебряную палочку с  железным наконечником и  с  вдохновенным,
горящим лицом стал быстро что-то писать.
   Гречанка  вошла  в  кабинет, где ее ждал Метробий. Он уже снял плащ и с
досадой  разглядывал  его, плащ был в ужасном состоянии. Эвтибида крикнула
рабыне, собиравшейся уйти:
   - Разожги пожарче огонь в  камине и принеси одежду,  чтобы наш Метробий
мог переодеться. И подай в триклиний хороший ужин.
   Повернувшись к  Метробию,  она схватила обе его руки и,  крепко пожимая
их, спросила:
   - Ну как? Хорошие вести ты привез мне, славный мой Метробий?
   - Из Кум - хорошие, а вот с дороги плохие.
   - Вижу,  вижу,  бедный мой Метробий.  Садись поближе к огню. - Эвтибида
пододвинула скамейку к камину.  - Скажи мне поскорее, добыл ли ты желанные
доказательства?
   - Прекрасная  Эвтибида,  как  тебе  известно,  золото  открыло  Юпитеру
бронзовые ворота башни Данаи...
   - Ах,  оставь болтовню...  Неужели даже  ванна,  которую ты  только что
принял, не подействовала на тебя и ты не можешь говорить покороче?..
   - Я  подкупил одну  рабыню и  через маленькое отверстие в  дверях видел
несколько раз,  как  между тремя и  четырьмя часами ночи  Спартак входил в
комнату Валерии.
   -  О  боги  ада, помогите мне! - воскликнула Эвтибида с дикой радостью.
Обратив  к  Метробию искаженное лицо с расширенными зрачками горящих глаз,
раздувавшимися  ноздрями,  дрожащими  губами, похожая на тигрицу, жаждущую
крови,  она спросила, задыхаясь: - Так, значит, каждый день... эти негодяи
бесчестят славное имя... Суллы?
   - Думаю,  что в пылу страсти они не обращают внимания даже на запретные
дни.
   - О,  для них наступит запретный день, потому что их проклятые головы я
посвящаю богам ада! - торжественно произнесла Эвтибида.
   Она   сделала  движение,  собираясь  уйти,  но  вдруг  остановилась  и,
повернувшись к Метробию, сказала:
   - Перемени одежду, подкрепись в триклинии и подожди меня там.
   "Не хотел бы  я  впутываться в  какое-нибудь скверное дело,  -  подумал
старый комедиант, идя в комнату, предназначенную для гостей, чтобы сменить
одежду.  - Горячая голова... от нее всего можно ожидать... Боюсь, натворит
невесть что!"
   Вскоре  актер,  сменив  одежду,  отправился  в  триклиний, где его ждал
роскошный ужин. Вкусная еда и доброе фалернское заставили доблестного мужа
забыть злополучное путешествие и изгнали предчувствие какого-то близкого и
тяжелого несчастья.
   Не  успел  он  еще  закончить ужин,  как  в  триклиний вошла  Эвтибида,
бледная,  но спокойная;  в  руках она держала свиток папируса в обложке из
пергамента,  раскрашенного сурьмой;  этот  свиток  был  перевязан  льняной
тесьмой,  скрепленной по  краям  печатью из  воска с  изображением Венеры,
выходящей из пены морской.
   Метробий, несколько смутившийся при виде письма, спросил:.
   - Прекраснейшая Эвтибида...  я  желал бы...  я  хотел бы знать...  кому
адресовано это письмо?
   - И ты еще спрашиваешь?.. Конечно, Луцию Корнелию Сулле...
   - О,  клянусь маской бога Мома, не будем спешить, обдумаем получше наши
решения, дитя мое.
   - Наши решения?.. А при чем здесь ты?..
   - Но да поможет мне великий всеблагой Юпитер!..  А  что,  если Сулле не
понравится, что кто-то вмешивается в его дела!.. Что, если он, вместо того
чтобы разгневаться на жену,  обрушится на доносчиков?.. Или, что еще хуже,
- а это вероятнее всего, - он разгневается на всех?..
   - А мне-то что за дело?
   - Да,  но...  то есть...  Осторожность не мешает,  дитя мое.  Для тебя,
может быть, безразличен гнев Суллы... а для меня это очень важно...
   - А кому ты нужен?
   - Мне,  мне самому,  прекрасная Эвтибида,  любезная богам и людям!  - с
жаром сказал Метробий. - Мне! Я очень себя люблю.
   - Но  я  даже  имени твоего не  упоминала...  Во  всем том,  что  может
произойти, ты ни при чем.
   - Понимаю...  очень хорошо понимаю... Но, видишь ли, девочка моя, я уже
тридцать лет близок с Суллой...
   - Знаю,  знаю...  и  даже более близок,  чем это нужно для твоей доброй
славы...
   - Это не важно...  Я хорошо знаю этого зверя...  то есть... человека...
При всей дружбе, которая нас связывает уже столько лет, он вполне способен
свернуть мне голову, как курице, а потом прикажет почтить мой прах пышными
похоронами  и  битвой  пятидесяти  гладиаторов  у  моего  костра.   Но,  к
несчастью, мне-то самому уж не придется насладиться всеми этими зрелищами!
   - Не бойся,  не бойся,  - сказала Эвтибида, - ничего плохого с тобой не
случится.
   - Да помогут мне боги, которых я всегда чтил!
   -  А  пока воздай хвалу Бахусу и  выпей в  его  честь пятидесятилетнего
фалернского. Я сама тебе налью.
   И она ковшиком налила фалернского в чашу комедианта.
   В эту минуту в триклиний вошел раб в дорожной одежде.
   - Помни мои наставления, Демофил: до самых Кум нигде не останавливайся.
   Раб взял из рук Эвтибиды письмо и, засунув его между рубашкой и верхней
одеждой,  привязал  у  талии  веревкой,  потом,  простившись  с  госпожой,
завернулся в плащ и ушел.
   Эвтибида успокоила Метробия,  которому фалернское развязало язык,  и он
снова  пытался говорить о  своих  страхах.  Заверив его,  что  они  завтра
увидятся,  она вышла из триклиния и возвратилась в конклав,  где Лукреций,
держа в руке дощечку, перечитывал написанное им.
   - Прости,  я задержалась дольше,  чем предполагала...  но,  я вижу,  ты
времени не терял.  Прочти мне твои стихи.  Я знаю, ты можешь писать только
стихами, и стихами прекрасными.
   - Ты и буря,  что бушует сегодня, вдохновили меня... Ты права, я должен
прочесть эти стихи тебе первой.  А потом,  возвращаясь домой,  я прочту их
буре.
   Лукреций встал и с необычайным изяществом продекламировал:

   Ветер, во-первых, морей неистово волны бичует,
   Рушит громады судов и небесные тучи разносит,
   Или же, мчась по полям, стремительным кружится вихрем,
   Мощные валит стволы, неприступные горные выси,
   Лес, низвергая, трясет порывисто: так, налетая,
   Ветер, беснуясь, ревет и проносится с рокотом грозным.
   Стало быть, ветры - тела, но только незримые нами.
   Море и земли они вздымают, небесные тучи
   Бурно крутят и влекут внезапно поднявшимся вихрем;
   И не иначе текут они, все пред собой повергая,
   Как и вода, по природе своей хоть и мягкая, мчится
   Мощной внезапно рекой, которую, вздувшись от ливней,
   Полнят, с высоких вершин низвергаясь в нее, водопады,
   Леса обломки неся и стволы увлекая деревьев.
   Крепкие даже мосты устоять под внезапным напором
   Вод неспособны: с такой необузданной силой несется
   Ливнем взмущенный поток, ударяя в устои и сваи.
   Опустошает он все, грохоча; под водою уносит
   Камней громады и все преграды сметает волнами.
   Так совершенно должны устремляться и ветра порывы,
   Словно могучий поток, когда, отклоняясь в любую
   Сторону, гонят они все то, что встречают, и рушат,
   Вновь налетая и вновь; а то и крутящимся смерчем
   Все, захвативши, влекут и в стремительном вихре уносят.

   Как  мы  уже  говорили,   Эвтибида  была  гречанка,   притом  гречанка,
получившая хорошее образование. Она не могла не почувствовать и не оценить
силу,  красоту и  гармонию этих стихов,  тем более что латинский язык в то
время не был совершенен и,  кроме Энния,  Плавта,  Луцилия и Теренция,  не
имел других поэтов, которые пользовались бы известностью.
   Эвтибида выразила свое восхищение словами,  полными искреннего чувства,
на что поэт, прощаясь с ней, сказал с улыбкой:
   - За свое восхищение ты поплатишься дощечкой: я уношу ее с собой.
   - Но ты мне сам принесешь ее, как только перепишешь стихи на папирус.
   Пообещав Эвтибиде вскоре прийти к ней, Лукреций удалился. Душа его была
полна  только что  созданными стихами,  их  подсказало ему  наблюдение над
природой,  поэтому  они  получились такими  сильными,  звучными и  полными
чувства.
   Эвтибида как будто была вполне удовлетворена.  В  сопровождении Аспазии
она  удалилась в  свою  спальню,  решив перед сном  подумать на  свободе и
вкусить всю несказанную радость мести.  Но,  к ее великому удивлению,  эта
радость  оказалась  совсем  не  такой  полной,   как  она  думала,  и  она
удивлялась,  что чувствует столь слабое удовлетворение. Совсем неожиданные
мысли осаждали ее,  когда она  ложилась.  Она приказала Аспазии удалиться,
оставив зажженным ночной светильник, лишь слегка затемнив его.
   Долго перебирала она в  памяти все,  что ею было сделано,  и размышляла
над  возможными последствиями своего  письма.  Быть  может,  Сулла  сумеет
сдержать свой гнев до  глубокой ночи,  выследит любовников и,  застав их в
объятиях друг друга, убьет обоих...
   Мысль  о  том,  что  она  скоро  узнает о смерти и позоре Валерии, этой
надменной  и  гордой  матроны,  которая смотрела на нее свысока, хотя сама
была  порочной  и  презренной  женщиной,  лицемеркой,  в  тысячу раз более
преступной  и  виновной,  чем  она,  Эвтибида,  - эта мысль наполняла душу
куртизанки  радостью  и  смягчала  муки ревности, все еще терзавшей ее. Но
чувства  ее  к Спартаку были совсем иные. Эвтибида старалась оправдать его
проступок  и,  хорошенько подумав, даже решила, что фракиец менее виновен,
чем  Валерия.  В конце концов он только бедный рудиарий и жена Суллы, хотя
бы  даже  и  некрасивая,  должна  была  казаться  ему  богиней. Эта подлая
женщина,  наверно, обольстила его ласками, околдовала, довела до того, что
у  него не было сил сопротивляться... Наверно, все случилось именно так, а
не  иначе.  Разве сам по себе гладиатор осмелился бы поднять глаза на жену
Суллы? А снискав ее любовь, бедный Спартак, естественно, оказался в полной
ее власти и уже не мог, не смел даже на мгновение подумать о другой любви,
о  другой женщине. Смерть Спартака теперь не казалась Эвтибиде заслуженной
карой, - нет, ее ничем нельзя было оправдать.
   Эвтибида долго не могла уснуть и ворочалась с боку на бок,  погруженная
в  печальные  думы,  охваченная самыми  противоречивыми чувствами,  горько
вздыхала,  трепеща  от  страшных мыслей.  Время  от  времени,  побежденная
усталостью,  она забывалась дремотой,  но потом, вздрогнув, снова начинала
метаться в  постели,  пока  наконец  не  уснула  тяжелым сном.  В  комнате
воцарился на  некоторое время покой,  нарушаемый лишь прерывистым дыханием
спящей. Вдруг Эвтибида вскочила и в испуге закричала голосом, полным слез:
   - Нет,  Спартак!..  Нет,  это не  я  убиваю тебя...  это она...  Ты  не
умрешь!..
   Несчастная была поглощена неотвязной мыслью, которая во время короткого
сна  перешла в видение; образы, отягощавшие ее мозг, претворились во сне в
один образ Спартака, умирающего и молящего о пощаде.
   Вскочив  с  постели,  бледная,  с  искаженным от  страдания лицом,  она
накинула широкое белое  одеянье,  позвала Аспазию и  велела  ей  разбудить
Метробия.
   Немалых трудов стоило ей уговорить актера немедленно отправиться в путь
и,  догнав Демофила,  взять у него обратно письмо,  написанное ею три часа
назад, - теперь она не хотела, чтобы оно попало в руки Суллы.
   Метробий  устал  с  дороги,  осоловел  от  выпитого вина,  разнежился в
приятном тепле постели,  и  Эвтибиде понадобилось все ее искусство и чары,
чтобы через два часа он решился отправиться в путь.
   Буря прекратилась,  все небо было усыпано звездами и только свежий,  но
довольно резкий ветерок мог потревожить нашего путника.
   - Демофил опередил тебя на пять часов,  -  сказала гречанка Метробию, -
поэтому ты должен не скакать, а лететь на твоем коне.
   - Да, если бы он был Пегасом, я заставил бы его лететь.
   - В конце концов так будет лучше и для тебя!..
   Через  несколько минут послышался стремительный топот лошади, скакавшей
во  весь  опор; он будил сынов Квирина; они настороженно прислушивались, а
потом  снова  закутывались в одеяла и, с наслаждением вытягиваясь в теплой
постели,  радовались  ей  еще  больше  при  мысли,  что  многие несчастные
находятся  сейчас  в поле, в пути под открытым небом и мерзнут на холодном
ветру, который яростно завывает на дворе.






   Всякому,  кто  выезжал  из  Рима  через  Капенские ворота и, проехав по
Аппиевой дороге, после Ариции, Сутрия, Суэссы-Пометии, Таррацины и Кайеты,
добирался  до  Капуи,  где  дорога  разветвляется  (направо  она  идет  на
Беневент,  а  налево  -  в  Кумы).  и  затем  сворачивал  в  сторону  Кум,
открывалась картина несравненной красоты.
   Путешественнику,  который  мог  бы  охватить  взглядом окрестные холмы,
оливковые и апельсиновые рощи,  виноградники,  фруктовые сады, плодородные
нивы  в  золоте  урожая,  зеленые луга  с  буйными благоухающими травами -
излюбленные  пастбища  многочисленных  стад  овец  и   коров,   оглашающих
окрестности призывным блеянием и тоскливым мычанием,  представилось бы все
чудесное солнечное побережье, тянущееся от Литерна до Помпеи.
   Там,  на  этих  благодатных  берегах,  словно  по какому-то волшебству,
неподалеку  друг  от  друга  возникли Литерн, Мизены, Кумы, Байи, Путеолы,
Неаполь,  Геркуланум  и  Помпея,  а  вокруг  них  выросли  богатые  храмы,
роскошные  виллы  и термы, веселые солнечные сады, многочисленные деревни,
озера  -  Ахерузское,  Авернское,  Ликоли,  Патрия и многие другие, дома и
фермы.  Все  это  побережье  казалось  единым  огромным  городом, а дальше
виднелось  спокойное лазоревое море, покоящееся в объятиях берегов залива,
заботливо  охраняющих  его,  а  еще  дальше - кольцо прелестных островов с
термами,  дворцами,  роскошной  растительностью:  Исхия,  Прохита, Несида,
Капрея. И все это богатство, вся красота природы, сосредоточены в цветущем
уголке  земли,  которому  боги и люди, казалось, уговорились дать все, что
существует в мире наиболее прекрасного и пленительного, в цветущем уголке,
залитом солнцем и овеваемом ласковым дуновением мягкого, теплого ветра.
   Весь  этот  пейзаж  был  поистине сказочно прекрасен!  Недаром об  этих
местах в  те времена сложилась легенда,  что именно здесь умерших поджидал
со своей лодкой Харон, перевозивший их из этого мира в элисий.
   Приехав   в   Кумы,   путешественник   видел   великолепный,   богатый,
густонаселенный город,  расположенный частью на  крутой,  обрывистой горе,
частью на  ее пологом склоне и  на равнине у  моря.  В  сезон купаний сюда
съезжались  римские  патриции;   некоторые  из  них,  у  кого  не  было  в
окрестностях Кум своей виллы, проводили здесь также часть осени и весны.
   В  Кумах имелись все удобства,  роскошь и уют,  которыми богачи и знать
того времени могли окружить себя в  самом Риме,  -  были там и портики,  и
базилики, и форумы, и цирки, грандиозный великолепный амфитеатр (развалины
его сохранились и доныне),  а на горе,  в Акрополе, высился чудесный храм,
посвященный богу Аполлону, один из самых красивых и роскошных в Италии.
   Кумы  были  основаны  в  очень  отдаленные времена.  Известно,  что  за
пятьдесят лет  до  основания Рима  Кумы были уже  в  таком расцвете и  так
могущественны,  что переселенцы из  этого города основали в  Сицилии город
Занклу,  который  позже  стал  называться Мессана.  Несколько  позже  была
основана другая колония, Палеополис, - очевидно, нынешний Неаполь.
   Во  время  второй  Пунической  войны  Кумы  были  независимым  городом,
дружественно настроенным союзником,  а не данником Рима.  Хотя в это время
многие другие города Кампаньи перешли на сторону карфагенян, Кумы остались
верны Риму,  -  поэтому Ганнибал,  собрав большие силы,  напал на них.  Но
консул Семпроний Гракх пришел им  на помощь и  разбил Ганнибала,  истребив
великое множество карфагенян.
   С  тех пор римские патриции оказывали предпочтение Кумам,  хотя в эпоху
описываемых событий знатные люди стали больше посещать Байи,  и вследствие
этого Кумы начали постепенно приходить в упадок.
   Недалеко  от Кум, на чудесном холме, откуда открывался великолепный вид
на  побережье и на залив, стояла роскошная вилла Луция Корнелия Суллы. Все
то,  что  тщеславный,  сумасбродный, одаренный безудержной фантазией Сулла
мог придумать в смысле удобств и роскоши, было осуществлено на этой вилле;
сады  ее  простирались  до  самого  моря,  и в них диктатор велел устроить
специальный  бассейн для прирученных рыб, за которыми был установлен самый
тщательный уход.
   Вилла Суллы не уступала в роскоши римским домам. Там была баня - вся из
мрамора,  с пятьюдесятью отделениями для горячих,  теплых и холодных ванн,
на  устройство которых Сулла не  пожалел средств.  Были на вилле теплицы с
редкими цветами и  вольеры для  птиц,  были заповедники,  где  жили олени,
козули, лисицы и разная дичь.
   Всемогущий диктатор уже два месяца уединенно жил в  этом очаровательном
уголке, где воздух был необычайно мягок и полезен для здоровья.
   Своим  многочисленным  рабам  он  приказал  проложить  дорогу,  которая
ответвлялась от  Аппиевой дороги,  на  небольшом расстоянии от того места,
где та сворачивала на Кумы, и вела прямо на виллу.
   Здесь Сулла проводил свои дни  в  размышлениях и  писал "Воспоминания",
которые  собирался  посвятить -  и  впоследствии действительно посвятил  -
Луцию Лицинию Лукуллу, известному богачу, который в это время вел успешные
войны,  а  тремя  годами позже  был  избран консулом и  одержал победу над
Митридатом в Армении и в Месопотамии;  впоследствии он стал знаменит среди
римлян,  и память о нем дошла до потомков,  хотя прославился он не столько
своей доблестью и победами,  сколько утонченной роскошью,  которой окружил
себя, и неисчислимыми своими богатствами.
   На  вилле  в  окрестностях Кум  Сулла  проводил все  ночи  в  шумных  и
непристойных оргиях; солнце не раз заставало его еще возлежащим за столом,
пьяным и  сонным,  среди  еще  более  пьяных мимов,  шутов и  комедиантов,
обычных участников его кутежей.
   Время от времени он совершал прогулку в  Кумы,  а  иной раз в  Байи или
Путеолы,  хотя  там  он  бывал значительно реже.  И  всюду граждане любого
сословия выказывали ему  знаки  уважения и  почтения,  не  столько за  его
великие деяния, сколько из страха перед его именем.
   Три дня спустя после событий, описанных в конце предыдущей главы, Сулла
вернулся в  колеснице из  Путеол,  где он улаживал спор между патрициями и
плебеями;  он уже приезжал сюда десять дней назад для той же цели;  в этот
же день он в качестве арбитра скрепил акт соглашения.
   Вернувшись под вечер, он приказал приготовить ужин в триклинии Аполлона
Дельфийского,   самом   обширном  и  великолепном  из  четырех  триклиниев
огромного мраморного дворца.
   При свете факелов,  горевших в каждом углу,  среди благоуханных цветов,
возвышавшихся пирамидами  у  стен,  среди  сладострастных улыбок,  манящей
прелести полунагих танцовщиц и веселых звуков флейт,  лир и цитр пиршество
вскоре превратилось в разнузданную оргию.
   В  обширной зале  вокруг трех  столов было установлено девять обеденных
лож;  на  них  возлежали двадцать пять пирующих,  не  считая самого Суллу.
Место любимца Суллы, Метробия, оставалось пустым.
   Бывший диктатор,  в  белоснежной застольной одежде,  в  венке  из  роз,
занимал место на  среднем ложе  у  среднего стола,  рядом с  любимым своим
другом Квинтом Росцием, который был царем этого пира.
   Судя по громкому смеху Суллы,  "речам и  частым возлияниям,  можно было
подумать,  что бывший диктатор веселится от души и никакая печаль, никакая
забота не терзают его.
   Но внимательный наблюдатель легко заметил бы, как он постарел и похудел
за  эти четыре месяца, стал еще безобразнее и страшнее. Его лицо исхудало,
и  кровоточащие  нарывы,  покрывавшие  его,  увеличились: волосы из седых,
какими  они  были за год до этого, стали совсем белыми; на всем его облике
лежал  отпечаток  усталости,  слабости  и страдания - это были последствия
бессонницы, на которую он был обречен мучившим его страшным недугом.
   Тем не менее в его проницательных серо-голубых глазах -  и даже больше,
может быть,  чем всегда,  -  горела жизнь,  сила,  энергия и всепокоряющая
воля.  Усилием воли он  старался скрыть от  других свои нестерпимые муки и
успешно  добивался этого,  -  иногда,  в  особенности в  часы  оргий,  он,
казалось, даже сам забывал о своей болезни.
   - А ну-ка, расскажи, расскажи, Понциан, - сказал Сулла, поворачиваясь к
патрицию из Кум,  возлежавшему на ложе за другим столом,  -  я хочу знать,
что говорил Граний.
   - Я не расслышал,  что он говорил,  -  сказал Понциан,  побледнев и,  в
явном замешательстве, не зная что ответить.
   - Ты  ведь  знаешь,  Понциан,  у  меня тонкий слух,  -  промолвил Сулла
спокойно,  но грозно нахмурив при этом брови,  -  я ведь слышал то, что ты
сейчас сказал Элию Луперку.
   -  Да  нет  же...  -  возразил  в  смущении  патриций,  - поверь мне...
счастливый и всемогущий... диктатор...
   - Ты  вот  что  сказал:  "Когда  Грания,  теперешнего  эдила  в  Кумах,
заставили уплатить в казну штраф,  наложенный на него Суллой, он отказался
сделать это,  заявив...", но тут ты поднял на меня глаза и, заметив, что я
слышу твой рассказ,  вдруг замолчал. Предлагаю тебе повторить точно, слово
в слово, все сказанное Гранием.
   - Сделай милость, о Сулла, величайший из вождей римлян...
   - Я  не нуждаюсь в  твоих похвалах,  -  вскричал Сулла хриплым от гнева
голосом, и глаза его засверкали; приподнявшись на ложе, он с силой стукнул
кулаком по  столу.  -  Подлый льстец!  Похвалы себе я  сам начертал своими
деяниями и  подвигами,  все  они значатся в  консульских фастах,  и  я  не
нуждаюсь,  чтобы ты  мне повторял их,  болтливая сорока!  Я  хочу услышать
слова Грания,  я хочу их знать, и ты должен их мне повторить, или, клянусь
арфой  божественного  Аполлона,  моего  покровителя,  -  да,  Луций  Сулла
клянется тебе,  -  что  ты  живым отсюда не  выйдешь и  твой труп послужит
удобрением для моих огородов!
   Призывая Аполлона,  которого Сулла  уже  много лет  назад избрал особым
своим покровителем,  диктатор дотронулся правой рукой до золотой статуэтки
этого бога,  которую он захватил в Дельфах и почти всегда носил на золотой
цепочке тонкой работы.
   При  этих словах,  при этом движении Суллы и  его клятве все друзья его
побледнели   и   умолкли,   растерянно  переглядываясь;   утихла   музыка,
прекратились танцы; шумное веселье сменилось могильной тишиной.
   Заикаясь от страха, незадачливый Понциан произнес наконец:
   -  Граний  сказал:  "Я  сейчас платить не стану: Сулла скоро умрет, и я
буду освобожден от уплаты".
   - А!  - произнес Сулла, и багровое его лицо вдруг стало белым, как мел,
от гнева.  -  А!.. Граний с нетерпением ждет моей смерти?.. Браво, Граний!
Он уже сделал свои расчеты. - Сулла весь дрожал, но пытался скрыть бешеную
злобу,   сверкавшую  в  его  глазах.  -  Он  уже  все  рассчитал!..  Какой
предусмотрительный!.. Он все предвидит!..
   Сулла умолк на миг, затем, щелкнув пальцами, крикнул:
   - Хрисогон!  - и тут же грозно добавил: - Посмотрим! Не промахнуться бы
ему в своих расчетах!
   Хрисогон, отпущенник Суллы и его доверенное лицо, приблизился к бывшему
диктатору;  Сулла  мало-помалу пришел в себя и уже спокойно отдал какое-то
приказание;  отпущенник,  наклонив  голову,  выслушал  его  и направился к
двери.
   Сулла крикнул ему вслед:
   - Завтра!
   Повернувшись к  гостям и  высоко подымая чашу с  фалернским,  он весело
воскликнул:
   - Ну,  что же вы?  Что с вами? Вы все словно онемели и одурели! Клянусь
богами Олимпа,  вы, кажется, думаете, трусливые овцы, что присутствуете на
моем поминальном пире?
   - Да избавят тебя боги от подобных мыслей!
   - Да  пошлет  тебе  Юпитер  благополучие и-  да  покровительствует тебе
Аполлон!
   - Многие лета могущественному Сулле! - в один голос закричали почти все
гости, подымая чаши с пенистым фалернским.
   - Выпьем все за  здоровье и  славу Луция Корнелия Суллы Счастливого!  -
воскликнул своим чистым и звучным голосом Квинт Росций, подымая чашу.
   Все  провозглашали тосты,  все  пили,  и  Сулла,  внешне снова веселый,
обнимая, целуя и благодаря Росция, крикнул кифаристам и мимам:
   - Эй вы там,  дураки,  что делаете? Умеете только пить мое фалернское и
обкрадывать меня,  проклятые бездельники!  Пусть  вас  сейчас  же  охватит
вечный сон смерти!
   Едва лишь смолкла площадная ругань Суллы,  - он всегда отличался грубой
речью и плоскими шутками,  -  музыканты снова заиграли и вместе с мимами и
танцовщицами,  которые  подпевали  им,  принялись отплясывать комический и
непристойный танец  сатиров.  По  окончании танцев  на  среднем столе,  за
которым возлежали Сулла  и  Росций,  появилось невиданное жаркое:  орел  в
полном  оперении,  точно  живой;  в  клюве  он  держал  лавровый  венок  с
пурпуровой лентой,  на  которой  золотыми буквами  было  написано "Sullae,
Felici,  Epafrodito",  что означало:  "Сулле Счастливому, Любимцу Венеры".
Прозвище "Любимец Венеры" особенно нравилось Сулле.
   Под рукоплескания гостей Росций вынул венок из клюва орла и передал его
Аттилии Ювентине, хорошенькой отпущеннице Суллы, сидевшей с ним рядом; она
и  несколько патрицианок, приглашенных из Кум, возлежали рядом с мужчинами
на обеденных ложах, что и составляло одну из главных приманок пиршества.
   Аттилия  Ювентина возложила поверх венка из роз, уже украшавшего голову
Суллы, лавровый венок и нежным голосом сказала:
   - Тебе,   любимцу  богов,  тебе,  непобедимому  императору,  эти  лавры
присудил восторг всего мира!
   Сулла несколько раз поцеловал Аттилию, присутствующие зааплодировали, а
Квинт  Росций,  встав  со  своего  ложа,  продекламировал  своим  чудесным
голосом, с чувством и жестами, достойными великого актера:

   . . . . . . Увидел он над Тибром,
   Как повелитель жезл схватил, которым
   Владел когда-то, в землю водрузил.
   И вот дала побег верхушка жезла,
   Оделась ветвь его листвою пышной
   И землю всю квиритов осенила.

   Искусно введенные в  текст намеки показывали,  что Росций был не только
незаурядным актером,  но  и  человеком тонкого ума.  И  снова в  триклинии
раздались рукоплескания, еще более шумные.
   Тем  временем Сулла ножом надрезал орла в  том  месте,  где была зашита
кожа нафаршированной птицы,  и на блюдо выпало множество яиц,  которые тут
же  были поданы гостям;  в  каждом яйце оказалось мясо жареного бекаса под
острым соусом. Все смаковали изысканное кушанье, превознося щедрость Суллы
и  искусство его  повара,  а  двенадцать красивых рабынь-гречанок в  очень
коротких  голубых  туниках  обходили  стол,   наливая  в   чаши   чудесное
фалернское.
   Немного спустя была подана новая диковинка - огромный медовый пирог, на
корке которого с  изумительной точностью была  вылеплена из  теста круглая
колоннада храма,  и  как  только пирог был разрезан,  оттуда вылетела стая
воробьев -  по числу гостей.  У каждого воробья на шее была ленточка,  а к
ней был прикреплен подарок с именем гостя, которому он предназначался.
   Новые   рукоплескания  и   новый   взрыв   восхищений   встретили   это
поразительное произведение искуснейшего повара  Суллы.  Долго  шла  шумная
погоня за  птицами,  тщетно пытавшимися улететь из наглухо запертого зала,
наконец диктатор прекратил эту охоту. Оторвавшись на мгновение от поцелуев
Ювентины, он воскликнул:
   - О,  нынче вечером я  в  веселом расположении духа,  и мне хотелось бы
потешить вас зрелищем,  редким на пирах... Послушайте меня, любимые друзья
мои... Хотите увидеть в этом зале бой гладиаторов?
   -  Хотим!  Хотим!  - закричало пятьдесят голосов со всех сторон, потому
что  такого  рода  зрелище  любили не только гости Суллы, но и кифаристы и
танцовщицы,  которые  с  восторгом отвечали: "Хотим! хотим!", позабыв, что
вопрос был предложен не им.
   - Да,  да,  гладиаторов,  гладиаторов!  Да здравствует Сулла, щедрейший
Сулла!
   Немедленно послали раба в школу гладиаторов,  находившуюся здесь же при
вилле,  с приказом Спартаку привести в триклиний пять пар гладиаторов. Тем
временем  многочисленные  рабы  освободили  часть  зала,  где  должен  был
происходить бой, и перевели танцовщиц и музыкантов в другой конец комнаты,
ближе к столам.
   Хрисогон ввел в  зал десять гладиаторов:  пятерых в  одежде фракийцев и
пятерых в одежде самнитов.
   - А где же Спартак? - спросил Сулла Хрисогона.
   - Его нет в школе. Должно быть, он у сестры.
   В  эту  минуту  в триклиний вошел запыхавшийся Спартак. Приложив руку к
губам, он приветствовал Суллу и его гостей.
   - Спартак,  -  обратился Сулла  к  рудиарию,  -  я  хочу  оценить  твое
искусство в  обучении фехтованию.  Сейчас посмотрим,  чему научились и что
умеют делать твои гладиаторы.
   - Они всего только два месяца упражняются в  фехтовании и еще мало чему
успели у меня научиться.
   - Посмотрим,  посмотрим,  - сказал Сулла; затем, повернувшись к гостям,
добавил:  -  Я  не  внес  ничего  нового  в  наши  обычаи,  устраивая  бой
гладиаторов во время пира;  я только возродил обычай,  который существовал
два века назад у обитателей Кампаньи, ваших достойных предков, о сыны Кум,
первых жителей этой области.
   Спартак установил сражающихся;  он был бледен,  волновался, заикался и,
казалось, плохо соображал, что делает и что говорит.
   Это   утонченное   варварство,    эта   умышленная   жестокость,    эта
отвратительная сладострастная кровожадность, обнаруженная столь откровенно
и  с  таким зверским спокойствием,  возбудили ярый гнев в сердце рудиария.
Невыносимо мучительно было для него сознавать,  что не злая воля толпы, не
звериный инстинкт неразумной черни,  а  каприз одного свирепого и  пьяного
человека и подлая угодливость тридцати паразитов обрекли десять несчастных
гладиаторов,  честных и достойных,  здоровых и сильных юношей, драться без
какой-либо неприязни или вражды друг к  другу и  бесславно умереть гораздо
раньше срока, назначенного им природой.
   Кроме этих  причин,  было  еще  одно  обстоятельство,  усиливавшее гнев
Спартака:  на  его  глазах  подвергался  смертельной  опасности  его  друг
Арторикс,  двадцатичетырехлетний галл необыкновенно благородной внешности,
чудесно сложенный,  с бледным лицом и светлыми вьющимися волосами. Спартак
очень любил его,  предпочитая всем гладиаторам из школы Акциана.  Арторикс
тоже был сильно привязан к Спартаку. И как только рудиарию предложено было
перейти в школу Суллы, он попросил купить Арторикса, объясняя это тем, что
галл необходим ему как помощник по управлению школой.
   Расставляя бойцов  одного  против другого,  Спартак в  сильном волнении
спросил шепотом молодого галла:
   - Почему ты пришел?
   -  Несколько  времени  назад,  -  ответил Арторикс, - мы бросили кости,
чтобы  решить,  кому идти последним навстречу смерти, и я оказался в числе
проигравших:   сама   судьба  хочет,  чтобы  я  был  среди  первых  десяти
гладиаторов Суллы, которые должны сражаться друг с другом.
   Рудиарий ничего не  ответил,  но  через минуту,  когда было все готово,
подошел к Сулле и сказал:
   - Великодушный Сулла,  разреши послать в  школу за  другим гладиатором,
чтобы поставить его на  место вот этого,  -  и  он указал на Арторикса,  -
он...
   - Почему же он не может сражаться? - спросил бывший диктатор.
   - Он много сильнее остальных,  и  отряд фракийцев,  в котором он должен
сражаться, будет значительно сильнее отряда самнитов.
   - И ради этого ты хочешь заставить нас ждать еще?  Нет, пусть сражается
и этот, мы больше не желаем ждать. Тем хуже для самнитов!
   Видя  овладевшее всеми нетерпение,  которое ясно  можно было прочесть в
глазах гостей, Сулла сам подал знак к началу сражения.
   Борьба,  как  это можно было себе представить,  длилась недолго:  через
несколько минут один  фракиец и  два  самнита были  убиты,  а  двое других
несчастных лежали на полу тяжело раненные, умоляя Суллу пощадить их жизнь,
и им была дарована пощада.
   Последний самнит  отчаянно защищался против четырех нападавших на  него
фракийцев,  но вскоре, весь израненный, поскользнулся в крови, растекшейся
по мозаичному полу,  и его друг Арторикс,  глаза которого были полны слез,
желая избавить умирающего от  мучительной агонии,  из  сострадания пронзил
его мечом.
   Переполненный триклиний загремел единодушными рукоплесканиями.
   Их прервал Сулла, закричав Спартаку хриплым, пьяным голосом:
   - А  ну-ка,  Спартак,  ты  самый сильный,  возьми щит одного из убитых,
подыми меч этого фракийца и  покажи свою силу и  храбрость:  сражайся один
против четырех оставшихся в живых.
   Предложение Суллы  встретили шумным одобрением,  а  бедный рудиарий был
ошеломлен,  как будто его ударили дубиной по шлему. Ему показалось, что он
потерял рассудок,  ослышался,  в ушах у него гудело,  он застыл,  устремив
глаза на Суллу и шевеля губами, тщетно пытаясь что-то сказать; бледный, он
стоял неподвижно и  чувствовал,  как по  спине его катятся капли холодного
пота.
   Арторикс видел ужасное состояние Спартака и вполголоса сказал ему:
   - Смелее!
   Рудиарий вздрогнул при  этих словах,  огляделся вокруг несколько раз  и
опять  пристально поглядел  в  глаза  Суллы;  наконец,  сделав  над  собой
страшное усилие, он проговорил:
   - Но...  преславный и  счастливый диктатор...  Я  позволю себе обратить
твое  внимание на  то,  что  я  ведь  больше не  гладиатор;  я  рудиарий и
свободный  человек,  а.  у  тебя  я  исполняю  обязанности  ланисты  твоих
гладиаторов.
   - А-а! - закричал с пьяным сардоническим смехом Луций Корнелий Сулла. -
Кто  это  говорит?  Ты,  храбрый  Спартак?  Ты  боишься смерти!  Вот  она,
презренная порода  гладиаторов!  Нет,  погоди!  Клянусь  палицей Геркулеса
Победителя,  ты будешь сражаться!  Будешь!.. - повелительным тоном добавил
Сулла  и,  сделав короткую паузу,  ударил кулаком по  столу.  -  Кто  тебе
даровал  жизнь  и  свободу?  Разве  не  Сулла?  И  Сулла  приказывает тебе
сражаться!   Слышишь,  трусливый  варвар?  Я  приказываю  -  и  ты  будешь
сражаться! Клянусь богами Олимпа, ты будешь сражаться!
   Смятение  и  тревога,  овладевшие чувствами и  мыслями  Спартака в  эти
мгновения, были ужасны, и как молнии в грозу - то вспыхивают, то гаснут на
небе,  мелькают чередой и скрещиваются на тысячу ладов,  - так на лице его
отражалась буря,  бушевавшая в  душе!  Глаза  его  сверкали,  по  лицу  то
разливалась восковая бледность,  то  оно все чернело,  то багровый румянец
покрывал щеки, и под кожей перекатывались желваки мускулов.
   Уже  несколько раз  Спартаку  приходила мысль  схватить меч  одного  из
мертвых гладиаторов,  с  быстротою молнии,  с  яростью тигра  броситься на
Суллу и изрубить его на куски,  прежде чем пирующие успели бы подняться со
своих мест. Но он каким-то чудом сдерживал себя. Всякое новое оскорбление,
которое  выкрикивал  Сулла,  вызывало  у  гладиатора  негодование,  и  ему
приходилось  усилием   воли   подавлять  неудержимое  желание   растерзать
диктатора на части.
   Наконец,  изнемогая  от  долгих  и  нестерпимых душевных  мук,  Спартак
стряхнул с себя оцепенение,  и,  глухо застонав,  - стон этот похож был на
рычание зверя,  - он машинально, почти не сознавая, что делает, подобрал с
полу щит, схватил меч и дрожащим от гнева голосом громко воскликнул:
   - Я  не  трус и  не варвар!..  Я  буду сражаться,  чтобы доставить тебе
удовольствие, о Луций Сулла. Но клянусь тебе всеми твоими богами, если, по
несчастью, мне придется ранить Арторикса...
   Вдруг пронзительный женский крик неожиданно и  как  нельзя более кстати
прервал  безумную  речь  гладиатора.   Все  повернулись  туда,  откуда  он
раздался.
   В  глубине залы,  в  задней стене,  спиной к  которой возлежал Сулла  и
многие из гостей,  была дверь,  скрытая зеленой портьерой, такой же, какие
висели на остальных дверях триклиния, которые вели в различные покои дома.
Сейчас на  пороге этой  двери  неподвижно,  как  статуя,  стояла мертвенно
бледная Валерия.
   Когда раб пришел звать Спартака от имени Суллы,  он был у Валерии. Этот
вызов  да  еще  в  такой  час  удивил и  смутил рудиария и  сильно напугал
Валерию,  которая поняла, что Спартаку угрожает опасность более серьезная,
чем та,  которой он подвергался до сих пор.  Движимая любовью к  фракийцу,
Валерия   отбросила   все    приличия,    все   правила   осторожности   и
предусмотрительности.  Она велела рабыням одеть ее в одежду из белоснежной
льняной ткани,  усыпанную розами,  и  по  длинному коридору дошла  до  той
двери, которая вела из ее покоев в триклиний, где в этот вечер шел пир.
   Валерия,  конечно,  вооружилась твердым  намерением  казаться  веселой,
ищущей  на  этом  пиру  развлечений,   но  не  могла  совладать  с  собой:
осунувшееся бледное лицо выдавало ее тревогу, заботы и страх.
   Спрятавшись  за  портьерой, она с отвращением и негодованием следила за
яростным   сражением   гладиаторов   и  особенно  за  последующей  сценой,
разыгравшейся  между  Спартаком  и Суллой. При каждом их слове, при каждом
движении  она  вздрагивала и трепетала. Она чувствовала, что силы покидают
ее,  но  все  ждала и не входила, не теряя надежды на благополучный исход.
Когда   же   она  увидела,  что  Сулла  принуждает  Спартака  сражаться  с
Арториксом,  которого,  как  она  знала,  Спартак  очень  любил, когда она
увидела, что рудиарий, вне себя от гнева и отчаянья, готов уже начать бой,
и  услыхала  его  возбужденную  речь,  которая,  несомненно,  должна  была
закончиться  угрозой  и  проклятием  Сулле,  -  она  поняла,  что  без  ее
немедленного вмешательства Спартак неминуемо погибнет!
   Испустив крик,  исходивший из  самой  глубины  сердца,  она,  раздвинув
портьеру,  появилась на  пороге и  сразу  привлекла к  себе  внимание всех
гостей и Суллы.
   - Валерия!..  -  удивленно  воскликнул Сулла,  стараясь  приподняться с
ложа,  к  которому,  казалось,  его пригвоздили обильные яства и возлияния
фалернского. - Валерия!.. Ты здесь?.. в этот час?..
   Все  встали,  вернее  - пытались встать, так как не все могли сохранить
равновесие  и  удержаться на ногах; но - более или менее почтительно - все
молча приветствовали матрону.
   Лицо  вольноотпущенницы  Ювентины сначала покрылось пурпуровой краской,
под  стать  пурпуровой  кайме  ее  тоги,  затем страшно побледнело; она не
поднялась  с  ложа,  а,  стараясь  сделаться  как  можно меньше, сжаться в
комочек,  постепенно  незаметно сползла под стол и спряталась за складками
скатерти.
   - Привет всем, - сказала Валерия минуту спустя, окинув быстрым взглядом
обширный  зал  и  стараясь  успокоиться.   -   Да  покровительствуют  боги
непобедимому Сулле и его друзьям!
   В то же время она обменялась взглядом взаимного понимания со Спартаком.
Гладиатор еще  не  начинал боя  и,  как  зачарованный,  не  мог отвести от
Валерии глаз: ее появление в такую минуту казалось ему чудом.
   От  внимания Валерии не  ускользнуло соседство Суллы с  Ювентиной и  ее
исчезновение. То, что она увидела, заставило ее покраснеть от негодования;
тем не  менее,  сделав вид,  будто ничего не заметила,  она приблизилась к
столу.  Сулле в  конце концов удалось подняться,  но он шатался,  с трудом
держался на ногах, и видно было, что недолго сможет сохранить вертикальное
положение.
   Он  все еще не  мог прийти в  себя от удивления,  вызванного появлением
Валерии в  таком месте и  в  такой час;  и хотя его глаза смотрели тусклым
взглядом,  он несколько раз испытующе посмотрел на жену. Она же, улыбаясь,
сказала:
   - Ты   столько  раз  приглашал  меня,   Сулла,   на  твои  пиршества  в
триклиний...  Сегодня вечером мне не  спалось,  а  меж тем до меня долетал
отдаленный шум веселья,  -  и  вот я решила облечься в застольную одежду и
явиться сюда,  чтобы выпить с  вами чашу дружбы,  а  потом уговорить тебя,
ради  твоего здоровья,  удалиться на  покой.  Но,  придя сюда,  я  увидела
сверкание мечей и трупы,  лежащие на полу. Что же это наконец? - вскричала
матрона с  чувством беспредельного негодования.  -  Вам  мало бесчисленных
жертв  в  цирках  и  амфитеатрах!  Вы  с  диким  наслаждением  воскрешаете
запрещенные,  давно  забытые варварские обычаи,  чтобы на  пиру  упиваться
предсмертными муками гладиаторов,  повторять губами, непослушными от вина,
судорожные движения губ умирающих, гримасы отчаяния и агонии...
   Все молчали,  низко опустив головы. Сулла, пытавшийся связать несколько
слов,  пробормотал что-то  нечленораздельное и  кончил тем,  что замолчал,
подобно обвиняемому, стоящему лицом к лицу со своим обвинителем.
   Только гладиаторы,  особенно Спартак и  Арторикс,  смотрели на  Валерию
глазами, полными благодарности и любви.
   После минутного молчания жена Суллы приказала рабам:
   - Немедленно уберите трупы и предайте их погребению. Вымойте здесь пол,
обрызгайте благовониями,  налейте в  мурринскую чашу  Суллы  фалернского и
обнесите ее вкруговую гостям в знак дружбы.
   Пока  рабы  исполняли приказания Валерии,  гладиаторы удалились.  Среди
гробового молчания чаша дружбы,  в  которую лишь немногие из гостей кинули
лепестки роз из своих венков,  обошла круг пирующих, после чего все встали
из-за стола и,  пошатываясь,  вышли из триклиния;  одни удалились в покои,
отведенные для  гостей  в  этом  обширнейшем дворце,  другие отправились в
находившиеся неподалеку Кумы.
   Сулла молча опустился на  ложе;  казалось,  он был погружен в  глубокое
раздумье,  в действительности же -  попросту отупел от вина, как это часто
бывает в хмельном угаре. Встряхивая его за плечо, Валерия сказала:
   - Ну, что же! Ночь миновала, приближается час рассвета. Не пора ли тебе
наконец удалиться к себе в спальню?
   При  этих  словах Сулла протер глаза, медленно и важно поднял голову и,
глядя на жену, произнес, с трудом ворочая языком:
   - Ты...  поставила все вверх дном...  в триклинии...  ты лишила меня...
удовольствия...  Клянусь Юпитером Статором,  это ни  на что не похоже!  Ты
вознамерилась  умалить  всемогущество...   Суллы  Счастливого...   любимца
Венеры... диктатора... Клянусь великими богами! Я владычествую в Риме и во
всем мире и не желаю, чтобы кто-нибудь мною командовал... Не желаю!..
   Его остекленевшие зрачки расширились:  чувствовалось,  что он  пытается
обрести  власть  над  своими  словами,  над  чувствами,  над  силами  ума,
побежденными опьянением, но голова его снова тяжело упала на грудь.
   Валерия молча смотрела на него с жалостью и презрением.
   Сулла, снова подняв голову, сказал:
   - Метробий!..  Где ты,  любимый' мой Метробий!  Приди,  помоги мне... я
хочу прогнать...  хочу отвергнуть эту...  вот эту... И пусть она заберет с
собой ребенка, которым она беременна... Я не признаю его своим...
   Искра  гнева  вспыхнула в  черных  глазах Валерии,  с  угрожающим видом
сделала она шаг к ложу, но затем с невыносимым отвращением воскликнула:
   - Хрисогон,  позови рабов  и  перенеси твоего господина в  спальню.  Он
пьян, как грязный могильщик!
   В  то  время как Хрисогон с  помощью двух рабов скорее тащил,  чем вел,
грубо ругавшегося и  бормотавшего нелепости Суллу в  его  покои,  Валерия,
вполне владея собой, устремила пристальный взгляд на скатерть, покрывавшую
стол,  под  которой все  еще  пряталась Ювентина,  затем  с  презрительной
гримасой отвернулась и, выйдя из залы, возвратилась к себе.
   Сулла,  которого уложили в  постель,  проспал весь  остаток ночи и  все
утренние часы следующего дня,  а Валерия, как об этом можно догадаться, не
сомкнула глаз.
   Около  полудня Сулла,  особенно сильно  страдавший в  последние дни  от
своей болезни,  которая вызывала нестерпимый зуд во всем теле,  поднялся с
постели,   накинул  на  себя  поверх  нижней  рубашки  широкую  тогу  и  в
сопровождении рабов,  приставленных к его особе,  опираясь на плечо своего
любимого Хрисогона,  направился в баню,  - она примыкала к дому; туда надо
было  идти  через  обширный  атрий,  украшенный  великолепной колоннадой в
дорическом стиле.
   Войдя  в  термы  и  минуя залу ожидания, Сулла направился в комнату для
раздевания  -  изящную  залу  с . мраморными стенами и мозаичным полом. Из
этой комнаты три двери вели - в душевую комнату, в залу с бассейном теплой
воды и в парильню.
   Сулла  сел  в   мраморное  кресло,   покрытое  подушками  и  пурпуровым
покрывалом, разделся с помощью рабов и вошел в парильню.
   Эта  комната  также  была облицована мрамором; через отверстия в полу в
нее  нагнетался  горячий  воздух,  проходивший по трубам из котла, который
нагревали под комнатой. Направо от входа был полукруглый мраморный альков,
а в противоположной стороне - небольшой бассейн с горячей водой.
   Как только Сулла очутился в парильне, он вошел в альков и стал подымать
гири,  выбрав сначала из  множества гирь разного веса две самых маленьких.
Гири  служили  для  того,   чтобы  купающиеся,  проделывая  гимнастические
упражнения,  вызывали  таким  способом  пот.  Постепенно переходя к  более
тяжелым гирям,  Сулла вскоре почувствовал,  что  тело  у  него покрывается
испариной, и бросился в бассейн с горячей водой.
   Сев на  мраморную ступеньку,  он  ощутил приятное успокоение,  -  тепло
приносило  облегчение  его  страданиям;  об  этом  можно  было  судить  по
выражению блаженства, появившемуся на его лице.
   - Ах, как хорошо! Сколько часов я ждал этого счастья... Скорее, скорее,
Диодор!.. - обратился он к одному из рабов, который обычно умащивал его. -
Возьми поскорее скребницу и потри мне больные места. Зуд нестерпимый!
   Диодор взял  бронзовую скребницу,  с  помощью которой обычно после бани
растирал диктатора,  перед тем  как  умастить его благовонными маслами,  и
стал осторожно тереть его измученное тело.
   В это время Сулла обратился к Хрисогону:
   - Завернул ли  ты  в  пурпуровый пергамент двадцать вторую  книгу  моих
"Воспоминаний", которую я позавчера закончил диктовать и вручил тебе?
   - Да,  господин;  и  не только твой экземпляр,  но и  все десять копий,
сделанных рабами-переписчиками.
   - Молодец Хрисогон!..  Ты,  значит,  позаботился,  чтобы сделали десять
копий? - спросил с явным удовольствием Сулла.
   -  Да, конечно. И копии сняты не только с последнего тома, но и со всех
предыдущих,  для  того  чтобы  один экземпляр оставался в библиотеке твоей
виллы,  другой  -  в  библиотеке  твоего римского дома и еще один - в моей
библиотеке.  А  кроме  того, по одной копии каждого тома подарим Лукуллу и
Гортензию.  Распределяя  такое  количество экземпляров по разным местам, я
хотел,  чтобы  твои  "Воспоминания"  были  в  целости и сохранности даже в
случае  пожара  либо  какого-нибудь  другого  бедствия,  пока ты не решишь
опубликовать  их,  или  же  до  тех  пор, пока смерть твоя - да отдалят ее
великие  боги!  -  даст  это  право  Лукуллу,  как об этом указано в твоем
завещании.
   - Да,  в моем завещании...  В завещании я позаботился обо всех вас... о
тех  немногих,  которые  всегда  оставались мне  верными друзьями во  всех
превратностях моей жизни...
   - О,  не  говори  так,  прошу  тебя!  -  воскликнул смущенный  Корнелий
Хрисогон. - Постой, я слышу какой-то шум в раздевальной...
   И отпущенник вышел.
   Сулла,  лицо  которого -  возможно,  после  ночного кутежа  -  казалось
особенно постаревшим и  бледным,  жаловался на  ужасные боли,  в  бане ему
стало  еще  хуже,  он  чувствовал какое-то  необычное  стеснение в  груди.
Поэтому  Диодор,  закончив растирание,  вышел,  чтобы  позвать Сирмиона из
Родоса, отпущенника и медика Суллы, неотлучно находившегося при нем.
   Между тем Суллой овладела дремота,  он  опустил голову на край бассейна
и, казалось, уснул; рабы, прислуживавшие в бане, неслышно ступая, отошли и
стали в углу около алькова, в безмолвном страхе наблюдая за тем человеком,
который даже легким движением бровей приводил их в трепет.
   Несколько минут спустя Хрисогон вернулся.  Сулла вздрогнул и повернул в
его сторону голову.
   - Что с тобой? - спросил отпущенник, в испуге подбежав к бассейну.
   - Ничего!.. Сонливость какая-то!.. Знаешь, я сейчас видел сон...
   - Что же тебе снилось?
   - Я  видел во сне любимую свою жену Цецилию Метеллу,  умершую в прошлом
году; она звала меня к себе.
   - Не обращай внимания, Сулла. Все это суеверие.
   - Суеверие?  Отчего ты такого мнения о снах,  Хрисогон?  Я всегда верил
снам и  постоянно делал то,  что  в  них  указывали мне  боги.  И  мне  не
приходилось жалеть об этом.
   - Всегда ты преуспевал благодаря своему уму и  доблести,  а  не оттого,
что тебе внушалось что-то в сновидениях.
   - Больше,  чем ум и доблесть,  Хрисогон,  мне помогала судьба,  которая
всегда была милостива ко  мне,  потому что зачастую я  полагался только на
нее.  Верь  мне,  наилучшие мои  деяния были  те,  которые я  предпринимал
безотчетно, не предаваясь раздумью.
   Хотя Сулла совершил в своей жизни много гнусного, все же были у него за
плечами и  поистине высокие,  славные подвиги;  воспоминания о них вернули
покой душе  бывшего диктатора,  и  лицо его  несколько просветлело.  Тогда
Хрисогон  счел  возможным  доложить,   что,  по  приказу,  данному  Суллой
накануне, во время пира, Граний приехал из Кум и ждет его распоряжений.
   Лицо  Суллы  сразу  исказилось  от  ярости,  он  покраснел,  глаза  его
сверкнули, словно у дикого зверя, и он злобно крикнул хриплым голосом:
   - Введи его...  сюда...  немедленно...  ко мне...  этого наглеца!..  Он
единственный посмел издеваться над  моими приказаниями!..  Он  жаждет моей
смерти!
   И Сулла судорожно ухватился худыми, костлявыми руками за края бассейна.
   - Не подождешь ли ты до выхода из бани?..
   - Нет, нет... сейчас же... сюда!.. Хочу... чтоб он был передо мной...
   Хрисогон вышел и тотчас же вернулся вместе с эдилом Гранием.
   Это был человек лет сорока, крепкого сложения; на его заурядном, грубом
лице  отражались  хитрость  и  лукавство.  Но,  войдя  в  баню  Суллы,  он
побледнел,  и  ему никак не удавалось скрыть свой страх.  Низко кланяясь и
прижимая к губам руки, Граний произнес дрожащим от волнения голосом:
   - Да хранят боги Суллу, счастливого и великодушного!
   - А  что  ты  говорил третьего дня,  подлый негодяй?  Ты  высмеивал мой
приговор,  которым я справедливо присудил тебя к уплате штрафа в казну! Ты
кричал,  что не станешь платить, потому-де, что не сегодня завтра я умру и
с тебя сложат штраф!
   - Нет,  нет,  никогда!..  Не  верь такой клевете!  -  в  ужасе бормотал
Граний.
   - Трус!  Теперь ты  трепещешь?  Ты  должен был  трепетать тогда,  когда
оскорблял самого могущественного и счастливого из людей!.. Подлец!
   Выпучив глаза,  налившиеся кровью,  и весь дрожа от злобы, Сулла ударил
по  лицу  Грания.  Несчастный простерся на  полу около бассейна и,  рыдая,
молил о пощаде.
   - Пощади! Смилостивись!.. Умоляю, прости меня!.. - кричал он.
   - Пощадить?  -  завопил Сулла,  окончательно выйдя из себя.  - Пощадить
негодяя, оскорбившего меня... в то время как я мучаюсь от ужаснейшей боли?
Нет,  ты умрешь,  презренный,  здесь, сейчас же, на моих глазах!.. Я жажду
насладиться твоими последними судорогами, твоим предсмертным хрипением...
   Беснуясь и корчась,  как безумный,  Сулла расчесывал обеими руками свое
изъеденное болезнью тело и глухим от бешенства голосом кричал рабам:
   - Эй,  лентяи!..  Чего  смотрите?  Хватайте его,  бейте!..  Забейте  до
смерти, здесь при мне... задушите его... убейте!...
   И  так как рабы,  видимо,  были в нерешительности,  он напряг последние
силы и закричал страшным голосом:
   - Задушите его,  или,  клянусь факелами и  змеями эриний,  я  всех  вас
прикажу распять!
   Рабы бросились на несчастного эдила, повалили его на пол, начали бить и
топтать ногами,  а Сулла метался и бесновался,  как дикий зверь, почуявший
кровь:
   - Так,  так!  Бейте,  топчите!  Сильнее!  Душите  негодяя!  Душите его,
душите! Ради богов ада, душите его!
   Четыре  раба, которые были сильнее Грания, движимые животным инстинктом
самосохранения,  выполняя  приказ,  избивали эдила. Он пытался защищаться;
наносил  им  удары  своими мощными кулаками, отчаянно отбивался и старался
вырваться.  Сначала  рабы  били  его  не  очень  сильно,  только из боязни
ослушаться  своего господина, но постепенно, распалившись в драке от боли,
от  ругани  и  бешеных криков Суллы, сдавили Грания с такой силой, что тот
уже  не  в  состоянии  был  пошевелиться.  Один из рабов стиснул ему горло
обеими  руками,  изо  всех сил нажал коленом на грудь и в несколько секунд
задушил его.
   Сулла, у которого глаза почти что вылезли из орбит и на губах выступила
пена, наслаждался зрелищем избиения, упивался им с жестоким сладострастием
хищника и выкрикивал слабеющим голосом:
   - Так... так... сильнее!.. Дави его... души!
   В  смертную  минуту  Грания  Сулла,  изнуренный своей  яростью,  своими
воплями,  приступом бешенства,  запрокинул голову и  угасшим,  еле слышным
голосом вскричал:
   - На помощь!.. Умираю! На помощь!..
   Подбежал  Хрисогон,  а  вслед за ним и другие рабы; они подняли Суллу и
посадили, прислонив плечами к стенке бассейна. Лицо бывшего диктатора было
безжизненно,   веки   закрылись,   стиснутые   зубы  были  оскалены,  губы
искривились, он весь дрожал.
   Хрисогон и  другие рабы хлопотали вокруг него,  стараясь привести его в
чувство,  но  вдруг судорога прошла по  всему телу Суллы,  начался приступ
сильнейшего кашля,  затем изо рта хлынула кровь,  и, издавая глухие стоны,
не открывая глаз, он умер.
   Так  закончил свою жизнь в возрасте шестидесяти лет этот человек, столь
же  великий,  сколь  и  свирепый: высокий ум и силы души подавлялись в нем
жестокостью  и  сладострастием.  Он  совершил великие деяния, но навлек на
свою   родину   немало  несчастий  и,  будучи  прославлен  как  выдающийся
полководец,  оставил  по  себе  память  в истории как о худшем гражданине;
обозревая  все  совершенное  им  в  жизни, трудно решить, чего было у него
больше  -  мужества  и энергии или же коварства и притворства. Консул Гней
Папирий Карбон, сторонник Мария, долго и отважно сражавшийся против Суллы,
говорил,  что  когда он боролся против льва и лисицы, живших в душе Суллы,
то наибольшего труда стоила ему борьба с лисицей.
   Сулла умер,  насладившись всем, что может быть доступно человеку и дает
ему удовлетворение,  всем, чего только может человек пожелать: он заслужил
славу Счастливого,  -  если счастье заключается в том,  чтобы получить то,
что желаешь.
   Лишь  только Сулла  испустил дух,  в  баню  вошел раб  Диодор с  врачом
Сирмионом и еще в дверях закричал:
   - Из Рима прибыл гонец с чрезвычайно важным посланием от...
   Но  голос  его  замер  в   гортани:   он  увидел  смятение  окружающих,
потрясенных смертью Суллы.
   Сирмион вбежал  в  комнату,  велел  вынуть  тело  умершего из  ванны  и
положить на  ложе из  подушек,  приготовленное тут же  на  полу.  Он начал
исследовать тело Суллы,  пощупал пульс, выслушал сердце и, грустно покачав
головой, промолвил:
   - Все кончено... он умер!
   Раб Эвтибиды,  который привез письмо от  нее,  последовал за Диодором в
баню;  он  долго  стоял в  углу,  пораженный и  испуганный случившимся,  и
наблюдал за происходившим.  Потом, приняв Хрисогона за самое важное в доме
лицо, гонец подошел к нему и, подавая письмо, сказал:
   -  Прекрасная Эвтибида, моя госпожа, велела мне отдать это письмо Сулле
в  собственные руки, но боги пожелали наказать меня, заставив явиться сюда
лишь  затем,  чтобы  увидеть мертвым величайшего из людей. Предназначенное
ему  письмо я вручаю тебе, ибо, судя по слезам на твоих глазах, ты один из
самых близких ему людей.
   Вне себя от горя, Хрисогон машинально взял письмо и, не обратив на него
никакого внимания,  спрятал между  туникой и  рубашкой,  вновь  принявшись
хлопотать около своего господина и благодетеля,  тело которого в это время
натирали благовониями.
   Весть о  смерти Суллы уже  успела распространиться;  в  доме  все  были
подняты на ноги. Рабы сбежались в баню, и оттуда доносились теперь стоны и
громкий плач.  В  это время появился прибывший из Рима комедиант Метробий,
еще не отдышавшийся от стремительной скачки; его платье было в беспорядке,
по бледному лицу текли слезы.
   - Нет, нет, не может этого быть!.. Нет, нет, неправда!.. - кричал он.
   Увидев окоченевший труп Суллы, он разразился рыданиями и, упав на пол у
бездыханного тела, стал покрывать поцелуями лицо умершего, восклицая:
   - Ты умер без меня,  несравненный, любимый Друг мой!.. Не привелось мне
услышать твои последние слова...  принять твой последний поцелуй. О Сулла,
мой любимый, дорогой мой Сулла!..






   Слух  о  смерти Суллы с быстротою молнии разнесся по всей Италии. Легче
себе   представить,   чем  описать,  волнение,  поднявшееся  повсюду  и  в
особенности в Риме.
   На первых порах все были поражены, и весть о кончине Суллы была принята
молча.  Затем пошли толки,  расспросы -  как, почему и когда произошла эта
внезапная смерть.
   Партия  олигархов,  патрициат  и  богачи  оплакивали смерть  Суллы  как
народное  бедствие  и  непоправимую утрату.  Испуская громкие  вопли,  они
требовали,  чтобы при  похоронах герою были оказаны императорские почести,
воздвигнуты статуи и храмы, как спасителю республики и полубогу.
   Им вторили десять тысяч освобожденных Суллой рабов. В честь Суллы и его
имени,  после  победы его  партии,  они  составили трибу  из  десяти тысяч
Корнелиев,  и  Сулла наделил их частью имущества,  конфискованного у жертв
проскрипций.
   Эти десять тысяч человек,  всем обязанные Сулле,  всегда стояли за него
из благодарности,  из боязни,  что после его смерти у них будут отняты все
его щедрые даяния.
   В  Италии еще было более ста двадцати тысяч легионеров,  сражавшихся на
стороне Суллы  против Митридата,  а  затем  в  гражданской войне -  против
Мария.  Множество этих легионеров осело в  городах,  поддерживавших Мария:
Сулла во время борьбы с Марием истреблял или изгонял коренных жителей этих
городов,  а  легионерам раздавал имущество побежденных.  Эти  сто двадцать
тысяч солдат боготворили своего вождя и  благодетеля и готовы были оружием
защищать все дарованное им Суллой.
   Итак,  огромная и  могущественная партия приверженцев Суллы  скорбела о
его смерти.  Зато ликовали тысячи высланных, тысячи жертв его лютости, все
многочисленные и сильные сторонники Мария,  открыто проклинавшие убийцу их
родственников и друзей,  отнявшего все их достояние.  Они жаждали перемен,
волновались,  взывали к мщению и надеялись отомстить. К ним присоединились
плебеи,  ибо  Сулла отнял у  них  многие права и  немаловажные привилегии,
которые  они  хотели  вернуть  себе.  Словом,  известие о  смерти  бывшего
диктатора вызвало в Риме брожение,  толки,  оживленное движение на улицах,
равного которому не замечалось уже много лет.
   На Форуме,  в базиликах, под портиками, в храмах, в лавках, на рынках -
повсюду собирались люди  всех  возрастов и  званий и  сообщали друг  другу
новости.  Кто  громко оплакивал несчастье,  а  кто еще громче благословлял
богов,  пославших смерть  тирану и  освободивших,  наконец,  республику от
порабощения.  Поднимались ссоры,  раздавались взаимные угрозы,  вспыхивали
затаенные  обиды,   скрытая  ненависть,   разгорались  страсти,  возникали
противоречивые желания, опасения и надежды.
   Волнения  разрастались  и  становились все серьезнее. Поскольку консулы
принадлежали  к двум враждующим партиям и с давних пор вели скрытую борьбу
между собой, теперь страсти забурлили, противники приготовились к бою. Обе
партии  имели  вождей, равных по своему значению и влиянию. Таким образом,
гражданская война была близка и неизбежна.
   Пользовавшиеся  авторитетом  граждане,  сенаторы  и консулары старались
унять  волнение,  обещая провести реформы, издать новые законы, возвратить
плебеям  старинные  привилегии,  но речи их имели мало успеха: страсти все
разгорались.
   Многие  сенаторы,  граждане  и  отпущенники  из  трибы Корнелиев в знак
траура  не  брили  бороды,  надели темные тоги и ходили по городу с унылым
видом;  женщины,  тоже в трауре, с распущенными волосами, бегали из одного
храма  в  другой,  призывая  покровительство богов, - как будто со смертью
Суллы Риму угрожала небывалая опасность.
   Их   осыпали  упреками  и   насмешками  враги  Суллы,   которые  весело
прогуливались по Форуму и улицам Рима, радуясь смерти диктатора.
   Через  три  дня  после  смерти Суллы  в  центральной части  города,  на
мраморных досках и  преторских альбумах,  где обнародовались распоряжения,
висевшие там в течение трех базарных дней, появилась следующая эпиграмма:

   Диктатор Сулла гордый
   Намеревался править Римом твердо.
   За это сей наглец
   Наказан был богами наконец.
   В мечтах высокомерных
   Он видел павшим Рим к его стопам.
   Для мук неимоверных
   За то был отдан на съеденье вшам.

   В  других  местах  можно  было  прочесть:  "Долой законы о  расходах на
роскошь!"  -  в  этих  законах  особенно  явно  проявился ненавистный всем
деспотизм  Суллы.   На   стенах   зданий  было   написано:   "Мы   требуем
неприкосновенности трибунов!"  -  эта  неприкосновенность была  уничтожена
Суллой. Иногда появлялась надпись: "Слава Гаю Марию!"
   Все эти факты и  дерзкие выходки доказывали,  что настроение умов резко
изменилось.
   Вот  почему Марк  Эмилий Лепид,  при  жизни  Суллы не  скрывавший своей
неприязни к  нему,  теперь стал действовать и  говорить еще более открыто,
хорошо зная, что за него партия Мария и народ.
   В  противоположность  ему,   другой  консул,  Лутаций  Катулл,  человек
известный своим  умом  и  добродетелями,  хотя  и  был  связан  с  партией
олигархов,   давал   понять,   не   прибегая  к   дерзким  выступлениям  и
подстрекательствам, что он будет твердо стоять на стороне сената и закона.
   В смуту, конечно, впутался и Катилина: он поддерживал хорошие отношения
с Суллой,  но честолюбивые помыслы,  долги и страсти толкали его на поиски
чего-то нового, - а тут он мог извлечь многие выгоды, сам ничего не теряя.
Поэтому он и его молодые пылкие друзья суетились и возбуждали недовольных,
подливая масло в огонь, разжигая ненависть к олигархии.
   Курион и Лентул Сура,  Цетег и Габиний,  Веррес и Луций Бестиа, Писон и
Порций Лекка старались поднять народ и, распаляя его гнев, обещали мщение,
возмездие, восстановление в правах, призывали к резне.
   И  только  Гней  Помпеи  и  Марк  Красс  употребили всю  свою  огромную
популярность и авторитет, чтобы всеми средствами внести мир и успокоение в
умы,  внушить гражданам уважение к  законам,  призывали пожалеть родину  и
республику, которым новая гражданская война принесла бы только урон.
   Сенат собрался в курии Гостилия,  чтобы обсудить, какие почести воздать
умершему триумфатору, победителю Митридата.
   Курия Гостилия,  воздвигнутая царем Тулом Гостилием примерно за пятьсот
шестьдесят лет до того времени,  когда произошли описываемые нами события,
была расположена у  подножия Палатинского холма,  вход в нее был обращен в
сторону комиций.  В этой курии обычно собирался сенат,  и хотя она не была
храмом,  на  нее  смотрели как  на  священное место.  Вход устроен был под
портиком, напоминающим преддверие храма, сама же курия состояла из большой
квадратной залы, со всех четырех сторон украшенной колоннадой, над которой
тянулась галерея.  В важных случаях - таких, как описываемые нами события,
- на галерею разрешался доступ гражданам.
   Внизу находились расположенные полукругом три ряда мраморных скамей для
сенаторов;  они покрыты были шелковыми тканями или звериными шкурами, и на
них  лежали подушки.  Напротив входной двери  стоял мраморный стол  и  два
роскошных  курульных кресла,  предназначавшиеся для  консулов;  в  глубине
мраморного полукруга, в середине верхнего ряда скамей, было отведено место
старшему из сенаторов;  напротив консулов,  спиной к входной двери, сидели
народные трибуны,  которые только лет  сто  тому  назад  получили место  в
курии,  -  прежде их  кресла стояли в  портике перед входом в  курию,  где
обсуждались постановления сената.
   В тот день, когда сенат должен был обсуждать вопрос о почестях, которые
следовало воздать умершему Сулле, галерея курии Гостилия была переполнена.
Переполнены были и комиции, где собралось четыре или пять тысяч человек из
трибы  Корнелиев,  с  небритыми  бородами  и  в  темных туниках; они шумно
восхваляли  Суллу,  тогда  как остальные семь или восемь тысяч граждан, по
большей части неимущее простонародье, ругали и проклинали его.
   На скамьях сенаторов царило необычайное оживление.
   Председательствовал Публий Сервилий Ватий  Исаврийский,  бывший консул,
известный своими доблестями и мудростью.  Открыв заседание, он предоставил
слово консулу Квинту Лутацию Катуллу.  В скромной и благожелательной речи,
ничем  не  задевая противников Суллы,  Катулл напомнил о  славных деяниях,
совершенных умершим,  -  о  Югурте,  взятом в  плен в Африке,  об Архелае,
разбитом при Херонее,  о Митридате, побежденном и отогнанном в глубь Азии,
о взятии Афин,  о прекращении гибельного пожара гражданской войны.  Катулл
обратился к сенату с просьбой, чтобы такому человеку были оказаны почести,
достойные его и народа римского,  вождем и полководцем которого он был.  В
заключение Катулл  предложил  перевезти останки  Суллы  из  Кум  в  Рим  с
торжественной пышностью и похоронить его на Марсовом поле.
   Краткая речь  Катулла была  встречена шумным одобрением почти  на  всех
сенаторских скамьях и бурным порицанием на галерее.
   Когда шум постепенно утих, выступил Лепид.
   -  Сожалею,  -  сказал  он, - горько сожалею, отцы сенаторы, что должен
сегодня  разойтись  во  мнениях  с  моим  именитым сотоварищем Катуллом, в
котором я первый признаю и ценю доблесть и благородство души. Но я считаю,
что  только  по  своей  бесконечной доброте, а не в интересах и не к чести
нашей родины, он внес предложение не только неуместное, но даже пагубное и
нарушающее  справедливость. Только по своему великодушию счел он возможным
привести  именно те доводы в пользу умершего Луция Корнелия Суллы, которые
могли  бы  побудить  высокое  собрание  согласиться оказать праху усопшего
императорские  почести  и  устроить  царские похороны на Марсовом поле. От
избытка  доброты  своей  мой  сотоварищ  напомнил  нам  только  заслуги  и
благородные  деяния  Суллы,  но он позабыл, - вернее, пожелал забыть - обо
всех несчастьях и бедствиях, причиненных этим диктатором нашей родине, обо
всем  горе, всех смертях, в которых он повинен, и - скажем откровенно, без
боязливого  притворства  и  смущения,  -  забыл о преступлениях и пороках,
запятнавших  его  имя, о таких злодействах, что даже одного из них было бы
достаточно,  чтобы  навсегда  изгнать  из  нашей памяти все его доблестные
деяния и одержанные им победы.
   На  этот  раз  сенаторы отозвались сильным  ропотом,  а  галерея  шумно
рукоплескала.
   Ватий Исаврийский подал знак  трубачам,  и  звук  труб  призвал народ к
молчанию.
   - Да, будем откровенны, - продолжал свою речь Эмилий Лепид, - имя Суллы
звучит зловеще для Рима.  Пороками и  преступлениями он  так запятнал свое
имя,  что  стоит только произнести его,  как  всем  вспоминаются попранные
законы  отечества,  втоптанные в  грязь  авторитет трибунов и  достоинство
консулов,   деспотизм,   возведенный  в  принцип  управления,  беззаконные
убийства  тысяч   и   тысяч   неповинных  граждан,   позорные,   проклятые
проскрипции,  грабежи, изнасилования, хищения и прочие деяния, совершенные
по  его  приказу и  во  имя  его,  во  вред  родине,  в  целях уничтожения
республики.  И  такому человеку,  имя которого каждому честному гражданину
напоминает только о несчастьях,  человеку, который любую свою прихоть, все
свои страсти возводил в закон,  - такому человеку мы сегодня хотим воздать
торжественные почести,  устроить царские  похороны и  объявить всенародный
траур по нем?
   Как же так?  Неужели мы похороним Луция Суллу,  разрушителя республики,
на  Марсовом поле,  где  высится всеми  почитаемая могила  Публия  Валерия
Публиколы,  одного из основателей республики? Возможно ли допустить, чтобы
на  Марсовом поле,  где по  особым постановлениям сената погребены останки
наиболее знаменитых и  выдающихся граждан  прошлых времен,  покоилось тело
того,  кто  отправил в  ссылку или  убил  самых  благородных и  выдающихся
граждан нашего времени?  Разве мы  имеем право сегодня отмечать порок тем,
чем наши отцы в прошлом вознаграждали добродетель?  И почему,  во имя чего
мы  станем совершать такое дело,  низкое и  противное достоинству нашему и
совести нашей?
   Может  быть, из страха перед двадцатью семью легионами, сражавшимися за
его  дело и готовыми сейчас выступить за него, которых он расселил в самых
красивых  местностях  Италии  -  там,  где он больше всего и сильнее всего
проявил  свою жестокость? Или же мы поступим так, испугавшись десяти тысяч
подлых  рабов,  освобожденных  им  по  личному  произволу и деспотическому
капризу, вопреки нашим обычаям и законам, и возведенных в самое почетное и
уважаемое  звание  римских граждан? Я допускаю, что вследствие упадка духа
нашего  или страха, внушаемого роковым самоуправством Суллы, при его жизни
никто не решался призвать народ и сенат к соблюдению законов нашей родины,
но,  во  имя всех богов покровителей Рима, спрашиваю я вас, отцы сенаторы,
что  же  теперь  принуждает  нас признавать справедливым несправедливого и
прославлять  как  человека  высокой  души того, кто был порочным и гнусным
гражданином?  Декретировать  воздаяние  почестей,  которых достойны только
великие и добродетельнейшие, самому худшему и мерзкому из сынов Рима?
   О дайте, дайте мне, отцы сенаторы, возможность не отчаиваться за судьбу
нашей  родины,   дайте  мне  возможность  питать  надежду,  что  мужество,
добродетель,  чувство собственного достоинства и совесть еще присущи этому
высокому собранию!  Докажите мне,  что не низкий страх,  а высокое чувство
собственного величия преобладает еще в душах римских сенаторов.  Отклоните
этот повод для новых гражданских смут,  которые разгорятся,  словно факел.
Отклоните,  как недостойное и  бесчестное,  предложение о погребении Луция
Корнелия  Суллы  на  Марсовом  поле  с  почестями,   подобающими  великому
гражданину и знаменитому императору.
   Шумными  рукоплесканиями были  встречены  слова  Марка  Эмилия  Лепида.
Аплодисментами воздали хвалу этой прочувствованной и смелой речи не только
плебеи, сидевшие на галерее, но и многие сенаторы.
   Действительно,  слова  Марка  Эмилия  произвели большое  впечатление на
собрание и  вызвали  волнение,  которого никак  не  ожидали  и  не  желали
сторонники Суллы.
   Поэтому,  как  только  утих шум после речи консула, Гней Помпеи Великий
поднялся  со  своего  места.  Это  был один из наиболее молодых, любимых и
уважаемых  государственных  деятелей  Рима  и  самый  популярный  из  всех
сенаторов.  В  своей  речи,  не  столь  плавной  и  изящной,  -  он не был
красноречив,  - но полной чувств, словами, идущими прямо от сердца, воздал
Помпеи  посмертную  хвалу  Луцию  Корнелию  Сулле.  Он  не превозносил его
блестящие  подвиги  и благородные деяния, не защищал и не порицал позорные
действия,  -  он  обвинял  в  них  не  Суллу, а те ненормальные условия, в
которых   оказалась   пришедшая   в   расстройство   республика,  властную
необходимость,  диктуемую тем ужасным временем, когда Сулла стоял во главе
государства,  привычное нарушение законов, бешеный разгул страстей в делах
общественных и развращенность нравов как простого народа, так и патрициев.
   Откровенная,  простая и проникновенная речь Помпея произвела на всех, а
в  особенности на  сенаторов,  большое и  сильное впечатление.  После речи
Помпея все выступления были излишни,  но все же против предложения консула
Квинтия Лутация Катулла блестяще говорил Лентул Сура  и  очень  неудачно -
Квинт Курион.  Предложение Катулла было поставлено на голосование. За него
голосовали четыре пятых присутствовавших сенаторов;  среди них были Публий
Ватий Исаврийский,  Гней Помпеи,  Марк Красс, Гай Скрибониан, Курион, Гней
Корнелий Долабелла,  Марк Аврелий Котта,  Гай  Аврелий Котта,  Марк Туллий
Декула,  Корнелий Сципион Азиатский,  Луций Лициний Лукулл,  Аппий Клавдий
Пульхр,  Кассий Варр,  Луций Геллий Попликола, Квинт Гортензий и множество
других   людей   консульского  звания,   известных   своими   деяниями   и
добродетелями.
   Среди голосовавших против предложения Катулла были  Марк  Эмилий Лепид,
Сергий  Катилина,  Лентул  Сура,  Луций  Кассий Лонгин,  Цетег,  Аутроний,
Варгунтей,  Ливии Анний, Порций Лекка и Квинт Курион. Все они впоследствии
участвовали в заговоре Катилины.
   По  требованию некоторых сенаторов было произведено тайное голосование.
Оно дало следующие результаты: триста двадцать семь голосов за предложение
Катулла и девяносто три против.
   Победу одержали сторонники Суллы.  После  этого собрание было  закрыто.
Весь   народ  охватило  крайнее  возбуждение;   волнение  распространилось
повсюду:  из курии Гостилия оно перебросилось в комиции,  оно проявилось в
бурных манифестациях различных партий.  Одни аплодировали Лутацию Катуллу,
Ватию Исаврийскому,  Гнею Помпею, Марку Крассу - то были явные приверженцы
Суллы.  Другие еще более шумно и  торжественно приветствовали Марка Эмилия
Лепида,  Сергия Катилину и Лентула Суру, о которых стало известно, что они
настойчиво боролись против предложения Катулла.
   Когда  из  курии  вышли  Помпеи  и  Лепид,  горячо  обсуждая только что
закончившиеся прения,  в толпе возбужденных людей,  теснившихся у портика,
чуть  не  произошло  столкновение,   которое  могло  стать  гибельным  для
республики,   ибо   оно  грозило  повлечь  за   собой  гражданскую  войну,
последствия которой трудно было предвидеть.
   Тысячи  и  тысячи голосов горячо приветствовали консула Лепида.  Тысячи
других граждан,  главным образом Корнелии,  в  знак  протеста рукоплескали
Помпею   Великому.   Начались   взаимные   угрозы,   слышались  проклятия,
оскорбления.  Все это,  несомненно,  окончилось бы кровопролитием, если бы
Помпеи и  Лепид,  проходя через толпу под руку,  оба громко не уговаривали
своих сторонников.  Они призывали к  порядку и спокойствию,  просили мирно
разойтись по домам.
   Эти увещевания временно потушили вспышку,  но все же не оградили Рим от
волнений:  в  тавернах,  харчевнях,  на самых оживленных перекрестках,  на
Форуме,  в базиликах,  под портиками, тоже обычно очень людными, возникали
ожесточенные ссоры и  кровопролитные драки.  В  эту ночь многие оплакивали
своих родных -  убитых и раненных в уличных схватках; самые горячие головы
из народной партии делали попытки поджечь дома видных приверженцев Суллы.
   В то время как в Риме разыгрывалось все это,  в Кумах произошли другие,
не менее важные для нашего повествования события.
   Спустя несколько часов  после  внезапной смерти Суллы,  когда на  вилле
бывшего диктатора царил  переполох,  из  Капуи  приехал человек,  судя  по
внешности и по одежде - гладиатор. Он сразу же спросил, где можно повидать
Спартака: видно, ему не терпелось встретиться с ним.
   Приезжий   отличался   громадным  ростом,   геркулесовым  сложением  и,
несомненно,  обладал  незаурядной физической силой,  которая угадывалась с
первого взгляда.  Он был некрасив, почти безобразен: лицо смуглое, темное,
изрытое оспой,  в  грубых его чертах застыло угрюмое,  малопривлекательное
выражение.  Что-то  свирепое,  звериное было  в  его  черных живых глазах,
горевших, однако, огнем отваги; впечатление дикости довершала густая грива
каштановых волос и запущенная борода.
   И все же, несмотря на такую неблагодарную внешность, этот великан сразу
располагал  к  себе: чувствовалось, что он человек бесстрашный, грубый, но
искренний, дикий - и все же исполненный благородной гордости, сквозившей в
каждом его движении.
   Пока посланный раб бегал за Спартаком в школу гладиаторов, помещавшуюся
довольно  далеко  от  главного  здания,  приезжий  прогуливался по  аллее,
которая  вела  от  дворца  Суллы  к  гладиаторской школе,  и  рассматривал
чудесные статуи, в изобилии украшавшие виллу.
   Не прошло и четверти часа, как раб вернулся, а вслед за ним шел быстрым
шагом,  почти бежал,  Спартак. Приезжий бросился ему навстречу. Гладиаторы
обнялись и несколько раз поцеловались. Спартак заговорил первым:
   - Ну, Эномай, рассказывай новости!
   - Новости все старые,  - ответил гладиатор приятным, звучным голосом. -
По-моему,  кто не  бодрствует,  не действует и  ничего не хочет делать,  -
негодный лентяй.  Спартак,  дорогой друг,  пора  нам  взять в  руки меч  и
поднять знамя восстания!
   - Замолчи,  Эномай!  Клянусь богами, покровителями германцев, ты хочешь
погубить наше дело!
   - Напротив, я хочу, чтобы оно увенчалось великой победой...
   - Горячая голова!  Разве криками окажешь помощь делу?  Надо действовать
осторожно, благоразумно - только так мы добьемся успеха.
   - Добьемся успеха?  Но когда же?  Вот что мне надо знать. Я хочу, чтобы
это произошло при моей жизни, на моих глазах.
   - Мы поднимемся, когда заговор созреет.
   - Созреет?  Так,  значит,  со временем... когда-нибудь... А знаешь, что
ускоряет созревание таких плодов, как заговор и планы восстания? Смелость,
мужество,  дерзость!  Довольно медлить!  Начнем,  а там,  вот увидишь, все
пойдет само собой!
   - Выслушай  меня...  Наберись  терпения,  нетерпеливейший из  смертных.
Сколько человек удалось тебе привлечь за  эти  три месяца в  школе Лентула
Батиата?
   - Сто тридцать.
   - Сто тридцать из десяти тысяч гладиаторов!..  И тебе уже кажется,  что
плод наших более чем годовых усилий уже созрел? Или, по крайней мере, семя
проросло и пустило буйные ростки, и труды наши не пропали даром?
   - Как только вспыхнет восстание, примкнут все гладиаторы. Произойдет то
же, что бывает с вишнями: одна тянет за собой другую.
   - Да  как же  они могут примкнуть к  нам,  не  зная -  кто мы,  к  чему
стремимся,  какими средствами располагаем для  осуществления нашего плана?
Победа будет тем вернее, чем глубже будет доверие к нам наших товарищей.
   Неистовый Эномай ничего не  ответил,  он  обдумывал эти слова.  Спартак
добавил:
   - Например, ты, Эномай, - ты ведь самый сильный и смелый из всех десяти
тысяч  гладиаторов  в школе Лентула Батиата, а что ты успел сделать за это
время?  Как  ты  употребил  свое влияние на гладиаторов, которым ты обязан
твоей  силе  и  мужеству?  Сколько человек ты собрал и привлек в наш Союз?
Многим  ли  известна  суть  задуманного нами дела? Разве нет таких, кто не
особенно  доверяет  тебе и побаивается твоего необузданного нрава и твоего
легкомыслия?  А  многие  ли  знают  Крикса  или  меня,  относятся  к нам с
уважением и ценят нас?
   - Вот именно потому,  что я не такой ученый, как ты, и не умею говорить
так красно и  убедительно,  ты  и  должен быть среди нас.  И  я  добился -
правда,  не  без  труда,  -  чтобы  наш  ланиста  Батиат  пригласил,  тебя
преподавателем фехтования  в  свою  школу.  Смотри,  вот  его  письмо.  Он
приглашает тебя  в  Капую.  -  Эномай  вытащил из-за  пояса  тонкий свиток
папируса и подал его Спартаку.
   У Спартака загорелись глаза;  он схватил свиток, сорвал печать дрожащей
от волнений рукой и стал читать письмо,  в котором ланиста Батиат сообщал,
что,   наслышавшись  об  искусстве  и  доблести  Спартака,   он,  ланиста,
приглашает его в свою школу гладиаторов в Капую для занятий с учениками, а
в вознаграждение дает ему превосходный стол и крупное жалованье.
   - Так  почему же  ты,  безумный Эномай,  не  дал мне письмо сразу,  как
приехал,  а  столько времени потратил на разговоры?  Ведь именно этого я и
ждал,  хотя боялся надеяться.  Там,  там,  среди десяти тысяч товарищей по
несчастью,  мое место!  -  восклицал гладиатор,  сияя от радости и  полный
энтузиазма.  -  Там я  постепенно переговорю с  каждым в  отдельности и со
всеми вместе, я зажгу в них ту веру, которая согревает мою грудь. Оттуда в
назначенный день по условному знаку выступит армия в  десять тысяч бойцов!
Десять тысяч рабов разобьют свои  цепи и  бросят звенья этих цепей в  лицо
угнетателям!  Из  железа позорных своих  цепей  десять тысяч  рабов выкуют
клинки непобедимых мечей!.. Ах, наконец-то, наконец-то я заберусь в гнездо
и  отточу зубы  змеенышам,  которые будут  жалить крылья дерзких и  гордых
римских орлов!
   И, не помня себя от радости, рудиарий еще раз перечитал письмо Батиата,
а  затем спрятал его на  груди.  Он то обнимал товарища,  то быстрым шагом
ходил по аллее,  то возвращался к  Эномаю и,  словно помешанный,  бормотал
какие-то бессвязные слова.
   Эномай смотрел на него, не зная - дивиться ему или радоваться, и, когда
Спартак немного успокоился, сказал:
   - Я счастлив,  что ты так доволен.  А как обрадуются сто тридцать наших
товарищей,  вступивших в Союз! Они с нетерпением ждут тебя и надеются, что
ты совершишь великие дела.
   - Это плохо, что они ждут слишком многого...
   - Вот ты переедешь к нам и успокоишь наших буянов.
   - Но ведь это самые твои близкие друзья и,  значит, такие же неистовые,
как и ты...  Да,  да, понимаю. Действительно, мое пребывание в Капуе будет
полезно, а то они погубят все дело. Я удержу их от опрометчивых вспышек.
   - Спартак,  клянусь,  я предан тебе всей душой, я буду слушаться тебя и
во всем буду тебе верным помощником.
   Оба умолкли.
   Эномай  пристально смотрел на  Спартака,  и  обычно суровый его  взгляд
выражал нежность и любовь. Вдруг он воскликнул:
   - А знаешь,  Спартак,  с тех пор как мы встретились впервые,  -  больше
месяца  назад,  на  собрании в  Путеолах,  -  ты  стал  красивее и  как-то
женственнее...  Прости меня,  я  не  то  хотел сказать...  просто ты  стал
мягче... слово "женственнее" к тебе не подходит...
   И тут Эномай вдруг умолк,  потому что Спартак сразу переменился в лице,
побледнел и,  проведя рукой по лбу, тихо сказал несколько слов - так тихо,
что гигант Эномай не расслышал их:
   - Великие боги! А как же она?..
   И  несчастный рудиарий,  которого любовь к  свободе и братская любовь к
угнетенным,  жажда  возмездия и  надежда на  победу привели в  необычайное
волнение,  вдруг угас,  поник головой и  стоял молча,  отдавшись во власть
воспоминаний.
   Молчание длилось  долго.  Спартак,  погруженный в  горестные мысли,  не
проронил ни слова;  в душе у него шла мучительная борьба,  грудь его тяжко
вздымалась.  Эномай,  не нарушая его размышлений, стоял, скрестив на груди
руки, и с сочувствием смотрел на страдальческое лицо рудиария.
   Наконец он не выдержал и,  стараясь не задеть товарища,  сказал мягко и
сердечно:
   - Значит, ты покидаешь нас, Спартак?
   - Нет,  нет,  никогда!  Никогда!..  -  воскликнул, весь дрожа, фракиец,
подняв на Эномая свои ясные голубые глаза,  на которых выступили слезы.  -
Скорее я покину сестру, скорее покину... - и, запнувшись, продолжал:
   -  Все  я  брошу,  все...  но никогда не оставлю дела угнетенных, всеми
покинутых  рабов...  Никогда!..  Никогда!..  -  И, помолчав, добавил: - Не
обращай на меня внимания, Эномай... Иди за мной. Хотя сегодня в доме Суллы
день  глубочайшего  траура,  на  кухне мы найдем чем тебе подкрепиться. Но
только,  смотри, ни слова о нашем Союзе, ни одной вспышки гнева, ни одного
проклятия!..
   Сказав это, Спартак повел гладиатора ко дворцу.



   На   тринадцатый   день  после  опубликования  постановления  сената  о
похоронах  Луция  Корнелия  Суллы  за  счет  государства и о воздаянии ему
торжественных,   царских   почестей,  похоронное  шествие,  сопровождавшее
останки  Суллы, двинулось из виллы диктатора по направлению к Риму, городу
на семи холмах.
   Почтить усопшего съехались со  всех  концов Италии.  Когда погребальная
колесница тронулась из  Кум,  впереди нее  и  за  ней  шли,  кроме консула
Лутация  Катулла,   двухсот  сенаторов  и  такого  же  количества  римских
всадников, все патриции из Кум, Капуи, Байи, Геркуланума, Неаполя, Помпеи,
Путеол,   Литерна  и  других  городов  и  деревень  Кампаньи.  Здесь  были
представители всех  муниципий и  городов Италии,  двадцать четыре ликтора,
консульские знамена,  орлы всех легионов,  сражавшихся за Суллу,  и  свыше
пятидесяти тысяч  легионеров,  добровольно прибывших в  полном вооружении,
чтобы  отдать последний долг  полководцу.  Несколько тысяч отпущенников из
трибы Корнелиев,  прибывших из Рима, шли за колесницей в траурных одеждах;
шли многочисленные отряды трубачей, флейтистов и кифаристов; тысячи матрон
в серых стОлах и в строгом трауре;  двигались нескончаемые толпы прибывших
в Кумы из разных местностей Италии.
   На  роскошной  колеснице, которую везли шесть черных, словно выточенных
из   черного   дерева  коней,  покоилось  набальзамированное  и  умащенное
благовониями тело диктатора, завернутое в золотисто-багряную императорскую
мантию - палудамент. Первыми шли за колесницей. Фавст и Фавста, дети Суллы
от Цецилии Метеллы, Валерия, Гортензий, Публий и Сервий Сулла, дети Сервия
Суллы,  брата  усопшего;  за  ними - близкие родственники, одетые в темные
тоги,  отпущенники,  великое  множество  друзей  и  знакомых,  -  все  они
старательно показывали свое безутешное горе и скорбь.
   Десять  дней медленно двигалось похоронное шествие. В каждом селении, в
каждом  городе  к  нему присоединялись люди и, умножая его ряды, придавали
процессии еще больше торжественности и невиданную пышность.
   Около десяти тысяч римлян вышли из Рима и  двинулись по Аппиевой дороге
навстречу похоронному шествию, провожавшему останки Суллы.
   Когда   кортеж   достиг   Капенских  ворот,   десигнатор  -   то   есть
распорядитель,  которому,  по  указанию сената,  была доверена организация
похорон  Суллы,  -  принялся  наводить  порядок  в  толпе,  чтобы  усилить
великолепие церемонии.  Часа два он размещал народ.  И,  наконец,  шествие
вступило в город.
   Впереди  всех  шел  распорядитель  похорон  в  сопровождении двенадцати
ликторов в  темно-серых тогах.  Затем шли музыканты,  игравшие на  длинных
погребальных  флейтах.  За  ними  следовало  свыше  пятисот  плакальщиц  в
траурных одеждах;  они плакали и  вопили за  определенную почасовую плату,
рвали на себе волосы и громко славили деяния и доблести усопшего.
   Так  как  распорядитель предупредил плакальщиц,  что  за  эти  похороны
государственная казна будет расплачиваться очень щедро, то слезы и плач по
Сулле казались вполне искренними,  исходившими от  сердца,  а  добродетели
бывшего диктатора Рима,  если послушать плакальщиц,  были так велики,  что
все добродетели Камилла и Цинцинната,  Фабриция и Фабия Максима,  Катона и
Сципиона, вместе взятые, не могли с ними сравниться.
   За   плакальщицами  следовали  музыканты,   оглашая  воздух  печальными
мелодиями.  За музыкантами шла колонна, состоявшая более чем из двух тысяч
легионеров,  граждан и  Корнелиев,  которые несли свыше двух  тысяч спешно
изготовленных  золотых  венков.   Это   были  дары  городов  и   легионов,
сражавшихся на стороне Суллы, а также дары его друзей.
   Затем  следовал виктимарий, который должен был зарезать у погребального
костра  любимейших  животных  усопшего.  За  виктимарием  шли  рабы,  неся
восковые   изображения  предков  Луция  Корнелия  Суллы,  в  том  числе  и
изображение  Руфина Суллы, прадеда диктатора; он дважды избирался консулом
во  время  нашествия Пирра на Италию; это был честный и храбрый человек, и
тем  не  менее  по решению цензора его изгнали из сената, так как, вопреки
действовавшим  тогда  законам,  он  имел  свыше  десяти  фунтов  серебра в
различных  изделиях.  Кроме  изображений предков, приближенные Суллы несли
трофеи  его побед в Греции, в Азии, в италийских войнах - венки, ожерелья,
боевые награды, заслуженные им.
   За  ними  следовала другая группа музыкантов, а после них шел Метробий,
загримированный  так,  чтобы  возможно  больше походить на своего умершего
друга;  на  нем  была  одежда  покойного,  его  знаки отличия. Актеру было
поручено изображать Суллу таким, каким он был в жизни.
   Сразу же  за Метробием,  на которого во все глаза смотрела толпа людей,
живой изгородью стоявших вдоль дороги,  самые,  молодые и сильные сенаторы
попеременно несли  на  плечах  золотые  носилки,  украшенные  драгоценными
камнями,  на  которых покоилось тело  Луция Корнелия Суллы,  все  покрытое
богатейшими императорскими знаками отличия.  За носилками шли жена,  дети,
племянники и другие близкие родственники и друзья покойного,  все в трауре
и по виду глубоко удрученные скорбью.
   Вслед за  родственниками тело  усопшего провожали все  коллегии жрецов:
сначала шли жрецы коллегии авгуров,  в руках у каждого из них был загнутый
посох.  - отличительный знак авгуров; за ними следовала коллегия фламинов;
впереди всех шел диал - жрец Юпитера, затем марциал - жрец Марса, квиринал
- жрец  Ромула,  фламины Флоры и  Помоны и  другие,  все  в  торжественном
облачении и  в  головных уборах,  похожих  на  митру:  на  их  верхушках к
обвитому шерстью жгутику была прикреплена миртовая ветвь.
   За фламинами шли двенадцать салиев - жрецов "Марса, шествующего в бой",
в  расшитых туниках,  стянутых в  талии  широким военным бронзовым поясом,
поверх была накинута роскошная пурпуровая трабея, на левом боку висел меч,
в левой руке они держали щит,  в правой -  железный жезл; время от времени
они ударяли им по священным щитам, которые несли на шесте их служители.
   Позади  салиев  шли  гаруспики -  гадатели  по  внутренностям животных;
фециалы -  жрецы,  объявляющие войну  и  заключающие мир;  арвалы -  жрецы
богини Цереры;  гадатели по  внутренностям жертвы,  которые несли ножи  из
слоновой  кости   -   символ  их   действия  во   время  жертвоприношения;
благородная,  высокочтимая коллегия  целомудренных,  непорочных весталок в
коротких льняных туниках,  поверх которых была  надета стОла,  и  в  белых
покрывалах с пурпуровой каймой,  спускавшихся с головы вдоль плеч,  а надо
лбом белая повязка, придерживающая собранные на затылке волосы.
   За весталками следовало семь жрецов-эпулонов, приготовлявших жертвенные
пиршества для двенадцати богов Согласия.  В честь этих богов, как во время
всенародных празднеств,  так  и  в  дни общественных бедствий устраивались
роскошные пиры.  Изысканные кушанья пожирались потом,  как  об  этом легко
догадаться,  самими жрецами,  так  как  своими мраморными челюстями статуи
двенадцати богов Согласия вряд ли могли жевать пищу.
   Затем  следовали  децемвиры  сивиллиных  книг  и  тридцать  курионов  -
служителей культа, избранных по одному от каждой из тридцати курий. Кортеж
жрецов   замыкали   двенадцать   понтификов,  блиставших  пышностью  своих
латиклавий,  во  главе  с  верховным  жрецом.  Позади  жрецов  шел  сенат,
всадники,  матроны,  самые  знатные  патрицианки и горожанки, бесчисленная
толпа  граждан,  а  за ними следовали слуги и рабы покойного; они вели его
боевого коня, а также других его любимых коней и собак, которых полагалось
принести в жертву во время сожжения останков.
   В конце кортежа шли легионы,  сражавшиеся под началом Суллы,  -  войско
весьма внушительное,  соблюдавшее строгий порядок и  дисциплину.  Это было
приятное и  вместе с  тем  устрашающее зрелище для бесконечного количества
плебеев, заполнявших все улицы, по которым двигалась похоронная процессия;
большинство из них были исполнены злобы и ненависти.
   Миновав  Капенские ворота,  шествие проследовало по  длинной и  широкой
улице  того  же  названия,  свернуло на  улицу,  ведущую к  храму  Юпитера
Статора,  и по Священной улице,  пройдя арку,  воздвигнутую в честь Фабия,
победителя аллоброгов,  вступило на Форум,  где в курии,  как раз напротив
ростральной трибуны, был установлен саркофаг Суллы.
   Сенат  первым  разразился  горестными воплями,  затем  всадники,  потом
войско и последним -  народ. Так как Фавст не достиг еще зрелого возраста,
не был облачен в тогу мужа и,  согласно обычаю,  не мог поэтому произнести
похвальное надгробное слово,  то  первым  говорил  Публий  Сервилий  Ватий
Исаврийский,  потом консул Катулл,  а последним -  Помпеи Великий. Все они
вспоминали доблесть и  высокие деяния  усопшего и  говорили о  нем  только
самое похвальное,  под  аккомпанемент плача и  стенаний всех тех,  кто  по
какой-либо причине при  жизни Суллы был  сторонником его  самого и  партии
олигархов и опасался теперь,  что после смерти диктатора эта партия вскоре
придет в упадок.
   Затем в прежнем порядке кортеж двинулся дальше,  к Марсову полю: пройдя
через  Мамертинский переулок,  вышел  на  Ратуменскую улицу,  а  затем  по
широкой  и   нескончаемой  улице  Лата,   вдоль  которой  были  специально
воздвигнуты арки,  увитые гирляндами из ветвей мирта и кипарисов, дошел до
середины обширного Марсова поля,  где  и  должно  было  произойти сожжение
останков Суллы.
   Все  было уже приготовлено для погребальной церемонии. Носилки опустили
рядом  с  костром.  Подошла  Валерия,  закрыла покойнику глаза и, согласно
обычаю,  вложила  ему  в рот медную монету, которой он должен был уплатить
Харону  за перевоз через волны Ахеронта; затем вдова поцеловала умершего в
губы  и,  по  обычаю,  произнесла:  "Прощай!  В  порядке,  предначертанном
природой,  и  мы  все  последуем  за  тобой". Музыканты заиграли печальные
мелодии,  и  под их звуки виктимарии принесли в жертву множество животных,
кровь  которых,  смешанную  с молоком, медом и вином, разбрызгали по земле
вокруг костра.
   После всего этого провожавшие начали лить  в  костер благовонные масла,
бросать  различные ароматические вещества,  неисчислимое количество венков
из цветов и лавров,  так что они покрыли весь костер и легли широким слоем
вокруг него.
   И  тогда  начался  бой  гладиаторов из школы Суллы; не участвовал в нем
лишь  один  Арторикс: по просьбе Спартака Валерия приказала ему остаться в
Кумах.  Очень  скоро  все гладиаторы пали мертвыми, так как в погребальных
сражениях нельзя было даровать жизнь ни одному из этих несчастных.
   Когда погребальные обряды были закончены,  Помпеи Великий взял факел из
рук  либитинария и,  чтобы  воздать наивысшую почесть умершему другу,  сам
пожелал поджечь погребальный костер,  на  котором покоились останки Суллы,
завернутые в асбестовую простыню, не поддающуюся действию огня.
   Гул громких рукоплесканий прокатился по  всему Марсову полю в  ответ на
эту дань уважения покойному, принесенную молодым триумфатором, покорителем
Африки.  Пламя  вспыхнуло в  одно  мгновенье и,  быстро распространившись,
охватило  костер  извивающимися  огненными  языками,  окутав  его  облаком
густого благовонного дыма.
   Полчаса спустя от тела того,  кто на протяжении стольких лет приводил в
трепет весь Рим  и  Италию и  чье имя прогремело по  всему миру,  осталась
только  кучка  костей  и  пепла.   С  горестными  слезами  и  причитаниями
плакальщицы тщательно собрали их  и  сложили в  бронзовую урну с  богатыми
чеканными украшениями и чудесными инкрустациями.
   Урна  с  прахом  была  временно  установлена  в  храме,  который  Сулла
несколько  лет  тому  назад  велел  построить  в   том  самом  месте  близ
Эсквилинских ворот, где он победил сторонников Гая Мария. Он посвятил этот
храм  Геркулесу Победителю.  Урна  должна  была  находиться там  впредь до
перенесения ее в роскошную гробницу, сооруженную, согласно декрету сената,
на государственный счет,  в  том месте Марсова поля,  где был погребальный
костер.
   Пока  плакальщицы собирали в урну прах Суллы, виктимарии набрали двести
двадцать  корзин ароматических веществ, оставшихся от огромного количества
благовоний,  принесенных  женщинами  на  Марсово  поле; и в память бывшего
диктатора  вылепили  из  душистых смол и воска две статуи: одна изображала
Суллу, другая - ликтора.
   Спартак  как  ланиста,  находившийся на службе у Суллы, тоже должен был
надеть   серую  тунику  и  серый  плащ,  чтобы  участвовать  в  шествии  и
присутствовать  при  сражении гладиаторов. С трудом сдерживая негодование,
смотрел  он,  как  убивали  друг  друга  его ученики, которых он не только
обучил искусству фехтования, но и посвятил в тайны Союза угнетенных. Когда
закончилась  церемония  похорон,  он вздохнул с облегчением: теперь он мог
идти,  куда  ему заблагорассудится. Пользуясь своей геркулесовой силой, он
пробился  сквозь  толпу  и  двинулся прочь от Марсова поля. Это стоило ему
немалого  труда,  так  как  на похоронах присутствовали сотни тысяч людей;
словно  волны  морские,  они  шумели,  ревели,  вливались  в  улицу Лата и
двигались к городу.
   Солнце зашло,  уже наступили сумерки,  и  над вечным городом спускалась
ночь,  но  на  горизонте еще  горели огнем  багровые,  точно  раскаленные,
облака,  похожие на зарево чудовищного пожара, охватившего вершины холмов,
обступивших Рим.
   Многотысячная толпа  двигалась  медленно  более  плотными  рядами,  чем
воинский легион,  шествовавший сомкнутым строем,  и  в  гуще ее  слышались
самые разнообразные толки и  отзывы о  торжественных похоронах и  о  самом
Сулле, которого почтили такими похоронами.
   По  сравнению  с  остальными  Спартак шел очень быстро и на каждом шагу
оказывался  рядом  с  новыми людьми, слышал все время самые противоречивые
мнения по поводу событий, занимавших все умы в этот день.
   - Как тебе кажется,  долго простоит урна с его прахом в храме Геркулеса
Победителя?
   - Надеюсь, что, к чести Рима и народа нашего, разгневанная толпа вскоре
разобьет вдребезги эту урну, а прах развеет по ветру.
   - Наоборот,  будем  надеяться,  что  для  блага  Рима  таких,  как  вы,
головорезов-марианцев, скоро передушат в Туллиане.
   А в другом месте слышался такой разговор:
   - Говорил я тебе -  несчастный Рим,  все мы несчастные!  Торе нам!  При
жизни Суллы, даже в его отсутствие, никто не смел и помыслить о переменах.
   - Зато теперь... Да не допустит этого Юпитер!.. Несчастные законы!..
   -  Законы?  Какие  законы?..  Послушай-ка,  Вентудей, вот этот называет
законами   надругательство   Суллы   над  всеми  человеческими  правами  и
повелениями богов!..
   - Законы?  Кто говорит о  законах?  А знаете ли вы,  что такое закон?..
Паутина! В ее тенетах запутывается мошка, а осы разрывают их.
   - Верно, Вентудей!
   - Браво, Вентудей.
   - Клянусь кузницей Вулкана!  Я  спрашиваю:  если  тому,  кто  ежедневно
осквернял и  грязнил свое имя,  оказывают царские почести,  что же  будет,
если  вдруг завтра -  да  убережет нас  от  этого Юпитер!  -  умрет Помпеи
Великий?
   - Послушай, как этот кузнец корчит из себя перипатетика!..
   - Да он за Мария, этот поклонник Вулкана...
   - Ну, а знаешь ли ты, что произошло бы, если б умер Помпеи?
   - Его сбросили бы с Гемоний.
   - И правильно поступили бы!..
   - Зачем же нас учат быть добродетельными и честными, если только пороку
обеспечено богатство и могущество в жизни, а после смерти - обожествление?
   - Ты  прав!  Добродетель пусть отправляется в  непотребный дом,  там ей
место!
   - Справедливость надо сбросить с Тарпейской скалы!
   - К старьевщику всю эту ветошь!
   - В пропасть все эти достоинства и могущество!
   - Да здравствует Сулла!
   - Да здравствует свобода, сестра палача!
   - Да здравствуют во веки веков незыблемые Законы двенадцати таблиц! Они
теперь стали похожи на плащ Диогена:  патрицианские мечи понаделали в  них
столько дыр, что теперь уж ничего не разберешь на этих скрижалях!
   - Хороши законы! Понимай их и толкуй как кому вздумается, - не уступишь
любому законоведу!
   Остроты и злые насмешки,  словно туча дротиков,  непрерывно сыпались на
олигархов.  Спартак все  время слышал их,  пока  не  дошел до  Ратуменских
ворот,  где столпились провожавшие; когда кортеж спускался к Марсову полю,
они были в хвосте,  а теперь, по возвращении в город, оказались впереди. В
большинстве своем это были плебеи,  пришедшие на  похороны из любопытства.
Они ненавидели Суллу.
   Усердно работая локтями, Спартак одним из первых очутился у крепостного
вала и  вошел через заставу в город.  Рим как будто вымер -  так безлюдны,
пустынны были улицы,  обычно очень оживленные в  этот час.  Спартак быстро
дошел  до  гладиаторской школы  Юлия  Рабеция,  где  он  назначил свидание
Криксу, с которым увиделся мельком утром за Капенскими воротами.
   Беседа  между  двумя  рудиариями  была  задушевная,   долгая  и   очень
оживленная.  Крикс, так же как и Спартак, возмущался убийством гладиаторов
у  костра Суллы;  фракиец все еще не мог прийти в  себя от этой бойни,  на
которой присутствовал поневоле.
   Крикс  торопил Спартака принять предложение Лентула Батиата и  ехать  в
Капую,  в  его  школу,  для  того  чтобы  в  возможно более  короткий срок
завербовать как можно больше приверженцев их делу.
   -  Теперь  успех  нашего  замысла,  -  заметил  галл в заключение своей
грубоватой, но горячей речи, - всецело зависит от тебя: все в твоих руках,
Спартак;  если душа твоя полна другим чувством, более сильным, чем желание
освободить  рабов,  то  вся надежда увидеть торжество нашего великого дела
для нас погибнет навсегда.
   При этих словах Спартак побледнел и, глубоко вздохнув, сказал:
   - Каким бы  сильным чувством ни  была  полна моя  душа,  Крикс,  ничто,
слышишь ты,  ничто в  мире  не  отвлечет меня  от  служения великому делу.
Ничто,  даже на мгновение,  не заставит меня свернуть с  пути,  избранного
мною, ничто и никто не заставит меня отказаться от моих намерений!
   Они еще долго беседовали друг с другом. Договорившись обо всем, Спартак
простился  с  ним  и,  выйдя  из  школы  Юлия  Рабеция,  направился к дому
наследников  Суллы,  быстро  шагая  по улицам, которые уже заполняла толпа
людей, возвращавшихся с похорон.
   Спартак  переступил порог  дома,  остиарий  сказал  ему,  что  Мирца  с
нетерпением ждет  его  в  комнате рядом  с  конклавом,  куда  вдова  Суллы
уединилась от непрошеных взглядов и назойливых соболезнований.
   Сердце Спартака забилось,  словно от  предчувствия какого-то несчастья;
он  побежал в  апартаменты Валерии и  встретил там  свою сестру,  которая,
завидев его, воскликнула:
   - Наконец-то! Госпожа ожидает тебя уже больше часа!
   Она доложила о нем Валерии и по ее приказу ввела Спартака в конклав.
   Валерия,  очень бледная,  унылая,  в  темной столе и серой вуали,  была
особенно прекрасна.
   - Спартак!..  Спартак мой!..  - произнесла она, вставая с ложа и сделав
несколько шагов к  нему.  -  Любишь ли ты меня?  Все ли еще ты любишь меня
больше всего на свете?
   Спартак,  поглощенный иными,  мучительными мыслями, которые в последние
дни тревожили его,  раздираемый борьбой противоречивых чувств, был поражен
этим неожиданным вопросом и ответил не сразу.
   - Почему,  Валерия, ты спрашиваешь меня? Я чем-нибудь огорчил тебя? Дал
тебе  повод усомниться в  моей  нежности,  в  моем  благоговении,  в  моей
преданности тебе?  Ведь ты заменила мне мать,  которой больше нет в живых,
мою несчастную жену,  погибшую в  неволе под плетью надсмотрщика.  Ты  мне
дороже всего в мире.  Ты единственная любовь моя;  в моем сердце я воздвиг
тебе алтарь.
   - Ax!  -  радостно воскликнула Валерия, и глаза ее засияли. - Вот так я
всегда мечтала быть любимой.  Так долго и  тщетно мечтала.  И  это правда?
Спартак,  ты  любишь меня так,  как говоришь?  Но всегда ли ты будешь меня
любить?
   - Да,  да!  Всегда!  - произнес он дрожащим от волнения голосом. Потом,
опустившись на колени,  он сжал руки Валерии в своих руках и,  покрывая их
поцелуями, говорил: - Всегда буду поклоняться тебе, моя богиня, если даже,
когда даже...
   Он больше не мог произнести ни слова и разрыдался.
   - Что с тобой?  Что случилось?  Почему ты плачешь?..  Спартак...  скажи
мне...  скажи мне,  -  прерывающимся от тревоги голосом повторяла Валерия,
всматриваясь в  глаза рудиария,  и целовала его в лоб,  прижимала к своему
сердцу.
   В эту минуту кто-то тихо постучал в дверь.
   - Встань,  -  шепнула ему Валерия;  и,  подавив,  насколько могла, свое
волнение и придав твердость голосу, спросила: - Что тебе, Мирца?
   - Пришел Гортензий, он спрашивает тебя, - ответила за дверью рабыня.
   - Уже?  -  воскликнула Валерия и  тут же  прибавила:  -  Пусть подождет
минутку, попроси его подождать немного...
   - Хорошо, госпожа...
   Валерия  прислушалась и,  как  только  затихли  шаги  Мирцы,  торопливо
произнесла:
   - Вот он  уже пришел...  поэтому-то я  так тревожилась,  ожидая тебя...
поэтому я  и  спросила,  готов ли  ты всем пожертвовать ради меня...  Ведь
ему... Гортензию... все известно... Он знает, что мы любим друг друга...
   - Не  может  быть!..  Как  же?..  Откуда?..  -  взволнованно воскликнул
Спартак.
   - Молчи!.. Я ничего не знаю... Сегодня он обронил только несколько слов
об этом... обещал прийти вечером... Спрячься... здесь... в этой комнате, -
указала Валерия,  приподняв занавес на  одной из дверей,  -  тебя никто не
увидит, а ты все услышишь... и тогда ты узнаешь, как любит тебя Валерия.
   Спрятав рудиария в соседней комнате, она прибавила шепотом:
   - Что бы ни случилось -  ни слова, ни движения. Слышишь? Не выдай себя,
пока я не позову.
   Опустив портьеру,  она  приложила обе руки к  сердцу,  как будто хотела
заглушить его биение,  и села на ложе;  минуту спустя,  овладев собою, она
непринужденно и спокойно, своим обычным голосом позвала рабыню:
   - Мирца!
   Девушка показалась на пороге.
   - Я велела тебе,  - обратилась к ней матрона, - передать Гортензию, что
я одна в своем конклаве. Ты это исполнила?
   - Я все передала, как ты приказала.
   - Хорошо, позови его.
   Через минуту знаменитый оратор с  небритой пятнадцать дней  бородой,  в
серой тунике и темного цвета тоге,  нахмурив брови,  важно вошел в конклав
своей сестры.
   - Привет тебе, милый Гортензий, - сказала Валерия.
   - Привет тебе,  сестра, - ответил Гортензий с явным неудовольствием. И,
оборвав свою речь, он надолго погрузился в унылое молчание.
   - Садись  и  не  гневайся,  дорогой брат,  говори  со  мной  искренне и
откровенно.
   - Меня  постигло огромное горе  -  смерть  нашего  любимого Суллы,  но,
видимо,  этого было мало,  -  на меня обрушилось еще другое,  неожиданное,
незаслуженное несчастье:  мне пришлось узнать, что дочь моей матери, забыв
уважение к себе самой, к роду Мессала, к брачному ложу Суллы, покрыла себя
позором,  вступив в  постыдную связь с презренным гладиатором.  О Валерия,
сестра моя!.. Что ты наделала!..
   - Ты порицаешь меня,  Гортензий,  и слова твои очень обидны.  Но прежде
чем защищаться, я хочу спросить тебя, - ибо имею право это знать, - откуда
исходит обвинение?
   Гортензий поднял голову, потер лоб рукой и отрывисто ответил:
   - Из  многих мест...  Через  шесть  или  семь  дней  после смерти Суллы
Хрисогон передал мне вот это письмо.
   Гортензий подал Валерии измятый папирус.  Она  тотчас развернула его  и
прочла:

   "Луцию Корнелию Сулле,
   Императору, Диктатору, Счастливому, Любимцу Венеры, дружеский привет.
   Теперь  вместо обычных слов: "Берегись собаки!" - ты мог бы написать на
двери твоего дома: "Берегись змеи!", вернее: "Берегись змей!" - так как не
одна, а две змеи устроили себе гнездо под твоей крышей: Валерия и Спартак.
   Не поддавайся первому порыву гнева, проследи за ними, и в ночное время,
в  час пения петухов,  ты убедишься в том,  что твое имя оскверняют,  твое
брачное  ложе  позорят,   издеваются  над  самым  могущественным  в   мире
человеком, внушающим всем страх и трепет.
   Да сохранят тебя боги на долгие годы, и избавят от подобных несчастий".

   Вся кровь бросилась в лицо Валерии при первых же строчках письма; когда
же она прочла его до конца, восковая бледность разлилась по ее лицу.
   - От кого Хрисогон получил это письмо?  - спросила она глухим голосом и
стиснула зубы.
   -  К сожалению, он никак не мог вспомнить, кто ему передал это письмо и
от  кого  оно  было.  Помнит только, что раб, доставивший письмо, прибыл в
Кумы  через несколько минут после смерти Суллы. Хрисогон был тогда в таком
отчаянии  и  так  взволнован,  что, получив письмо, машинально взял его, и
только  через  шесть  дней  оно оказалось у него в руках. Он решительно не
помнит, как и от кого получил письмо.
   - Я не стану убеждать тебя, - после минутного молчания спокойно сказала
Валерия,  -  что безыменный донос не доказательство и на основании его ты,
Гортензий,  брат  мой,  не  можешь обвинять меня,  Валерию Мессала,  вдову
Суллы...
   - Есть  еще  иное доказательство:  Метробий,  безутешно горюя о  смерти
своего друга и  считая священным долгом отомстить за поруганную его честь,
через  десять или  двенадцать дней  после  смерти Луция  пришел ко  мне  и
рассказал о твоей связи со Спартаком.  Он привел рабыню,  которая спрятала
Метробия в  комнате,  смежной с  твоим конклавом во дворце в Кумах,  и там
Метробий собственными своими  глазами видел,  как  Спартак входил  к  тебе
поздно ночью.
   - Довольно,  довольно!  - вскрикнула Валерия, меняясь в лице при мысли,
что ее поцелуи,  слова,  тайна ее любви стали известны презренной рабыне и
такому жалкому существу, как Метробий. - Довольно, Гортензий! И так как ты
уже высказал свое порицание, то теперь выслушай, буду говорить я.
   Она  встала,  скрестила руки на  груди и,  глядя сверкающими глазами на
брата, гордо подняв голову, сказала:
   - Да,  я люблю Спартака,  ну и что же? Да, люблю, люблю его страстно!..
Ну, и что же?
   - О  великие  боги,  великие боги!  -  воскликнул совсем  растерявшийся
Гортензий и, вскочив, схватился в отчаянии за голову.
   - Оставь в покое богов, они тебя не слышат. Лучше выслушай то, что буду
говорить я.
   - Говори...
   - Да, я любила, люблю и буду любить Спартака.
   - Валерия, замолчи! - прервал ее Гортензий, гневно глядя на нее.
   - Да,  люблю,  люблю его и буду вечно любить,  - настойчиво и вызывающе
повторяла Валерия. - И я спрашиваю тебя: что ж из этого?
   - Да  защитит тебя Юпитер,  мне  просто страшно за  тебя,  Валерия,  ты
совсем обезумела!..
   -  Нет,  я всего лишь женщина, которая решилась нарушить и нарушит ваши
деспотические законы, отбросит все ваши бессмысленные предрассудки, сорвет
все  нестерпимые  золотые  цепи,  в  которые вы, победители мира, заковали
женщин!  Вот  чего  я хочу и уверяю тебя, брат мой, что стремление к этому
вовсе  не  свидетельствует о потере разума, о помрачении рассудка, а может
быть,  как раз наоборот: это признак просветления разума. Ах, так, значит,
меня  обвиняет  Метробий  -  Метробий,  этот мерзкий шут и паяц, настолько
подлый  и  порочный,  что  вызывает  ревность  у  всех  женщин,  чьи мужья
встречаются  с  ним? Он меня обвиняет! Воистину изумительно! Я не понимаю,
как  ты,  Гортензий, придавая такой вес обвинениям Метробия, не предложишь
сенату  избрать  его цензором нравов. Он был бы цензором, вполне достойным
римских   нравов.   Метробий,  охраняющий  целомудренных  весталок!  Волк,
сопровождающий  ягнят на пастбище! Только этого не достает вашему гнусному
Риму, где Сулле, осквернившему город убийствами, воздвигают статуи и храмы
и  где  под  сенью  Законов  двенадцати  таблиц ему было дозволено на моих
глазах,  рядом  с моими покоями проводить все ночи в безобразных оргиях. О
законы  нашего  отечества!  Как  вы  справедливы  и  как  широко можно вас
толковать!..  Эти  законы  мне тоже кое-что разрешали: мне предоставлялось
право  оставаться  спокойной  свидетельницей  всего  происходящего  и даже
проливать  слезы,  но  тайком,  в подушки вдовьего ложа, и, наконец, право
быть  отвергнутой  в любой день по той единственной причине, что я не дала
наследника своему господину и повелителю!
   Лицо Валерии горело от возбуждения,  она говорила с  возрастающим жаром
и,  наконец,  умолкнув  на  минуту,  повернулась  к  Гортензию,  изумленно
смотревшему на  нее  широко раскрытыми,  неподвижными глазами.  Затем  она
продолжала:
   -  Да,  конечно,  перед  лицом  таких законов я нарушила свой долг... Я
знаю...  признаю  это...  Но  я  не  собираюсь  ни  защищаться, ни просить
прощения:  я  нарушила  свой  долг тем, что не имела мужества уйти из дома
Суллы  со Спартаком. Я не могу считать себя преступной за то, что полюбила
этого  человека, я горжусь моей любовью. У него благородное и великодушное
сердце  и  ум, достойный великих дел; если бы он победил во Фракии римские
легионы,  им восхищались бы больше, чем Суллой и Марием, боялись бы больше
Ганнибала  и  Митридата!..  Но  он  был  побежден,  и  вы  сделали из него
гладиатора,  потому  что  вы  в течение многих веков привыкли обращаться с
побежденными  народами  по  правилу  "горе  побежденным", которое когда-то
галлы  применили  по  отношению к вам. Вы считаете, что боги создали людей
для  вашей забавы. И только потому, что вы сделали из Спартака гладиатора,
потому,  что  вы  так  назвали  его, вы думаете, что изменили его природу.
Напрасно  вы  полагаете,  что  достаточно  вашего повеления, чтобы вселить
отвагу  и  смелость  в  душу  труса и разум в голову безумца, а человека с
высокой душой и умом обратить в безмозглого барана!..
   - Итак, ты восстаешь против законов нашей родины, против наших обычаев,
против всякой благопристойности и приличия?  - изумленно и грустно спросил
великий оратор.
   - Да,   да,   да...   Восстаю,   восстаю...   отказываюсь  от  римского
гражданства,  от своего имени,  от своего рода...  Я  ничего ни от кого не
требую... Уеду жить на уединенную виллу, в какую-нибудь далекую провинцию,
или  же  во  Фракию,  в  Родопские горы,  со  Спартаком,  и  вы,  все  мои
родственники, больше не услышите обо мне... Только бы быть свободной, быть
самой собою, свободно распоряжаться своим сердцем, своими привязанностями.
   Обессилев от волнения, от наплыва бурных чувств, изливавшихся в гневных
словах, Валерия побледнела и упала на ложе в полном изнеможении.
   Вот  уже более получаса Валерия была в  сильном нервном возбуждении,  -
это,  несомненно,  мешало ей понять все значение сказанного ею и осмыслить
последствия ее признаний.  Может быть,  она и  не была права в такой мере,
как ей это казалось. Жизнь ее в прошлом нельзя было назвать безупречной, и
даже в  своей любви к Спартаку,  единственной настоящей любви,  от которой
действительно затрепетало ее сердце,  она вела себя легкомысленно.  Но все
же Валерия в  страстной,  хотя,  может быть,  и  не вполне логичной,  речи
обрисовала те страдания,  тот гнет и даже,  скажем прямо,  то унижение, на
которое римские законы обрекали женщину.  Такое  положение следует отчасти
приписать  испорченности  нравов  того  времени.  Развращенность  римского
общества  безудержно  росла   от   беспрерывно  возраставшей  необузданной
роскоши,  непристойных оргий,  которым предавались отцы и мужья, а главным
образом,  от  владычества бесстыдных куртизанок,  в  богатстве  и  роскоши
сравнявшихся с матронами;  во всех общественных местах совершенно открыто,
бесстыдно,   нагло  ими  любовались  и   восхищались  фатоватая  молодежь,
патриции, всадники и другие римские граждане.
   В  печальном  положении  женщин  и  в  еще  худшем  положении  сыновей,
страдавших от неограниченной власти отцов,  во все более расширявшемся зле
безбрачия,   в   разрушении  семьи  и   семейных  устоев,   во  все  более
распространявшемся рабовладении,  при котором всю работу во  всех областях
вели  рабы,  пусть даже  и  не  очень усердно,  а  свободные граждане вели
праздную  жизнь,  последствием которой  было  обнищание,  -  вот  в  каких
явлениях кроется истинная причина,  первоисточник упадка Рима и разложения
огромной  империи,  которую  за  короткое время  создала  ассимилирующая и
объединяющая сила грубой, воинственной и доблестной Римской республики.
   Конечно,   Гортензий  не  мог  в  эту  минуту  заниматься  всеми  этими
исследованиями и  размышлениями,  несмотря на свой блестящий ум;  он долго
смотрел с состраданием на сестру, а затем ласково сказал ей:
   - Я вижу, дорогая Валерия, что ты сейчас себя плохо чувствуешь.
   - Я?  -  воскликнула матрона, быстро поднявшись. - Нет, нет, я чувствую
себя совсем хорошо, я...
   - Нет,  Валерия,  поверь мне,  ты нездорова,  право нездорова... Ты так
взволнована,  возбуждена. Это лишает тебя трезвой ясности ума, необходимой
при разговоре о таких серьезных вещах.
   - Но я...
   - Отложим нашу беседу до завтра,  до послезавтра,  до более подходящего
момента.
   - Но предупреждаю тебя, я все решила бесповоротно.
   - Хорошо,  хорошо...  Мы еще об этом поговорим...  когда увидимся...  А
пока я  молю богов,  чтобы они  не  лишили тебя своего покровительства,  и
прощаюсь с тобой. Привет тебе, Валерия, привет!
   - Привет тебе, Гортензий.
   Оратор  вышел  из  конклава.   Валерия  осталась  одна,  погруженная  в
глубокое,  печальное раздумье.  От этих грустных мыслей ее отвлек Спартак.
Войдя в  конклав,  он бросился к  ногам Валерии и,  обнимая,  целуя ее,  в
бессвязных словах  благодарил ее  за  любовь к  нему  и  за  выраженные ею
чувства.
   Вдруг он  вздрогнул,  вырвался из  объятий Валерии и,  сразу побледнев,
насторожился,  как будто сосредоточенно, всеми силами души прислушивался к
чему-то.
   - Что с тобой? - взволнованно спросила Валерия.
   - Молчи, молчи, - прошептал Спартак.
   В  эту  минуту в глубокой тишине оба ясно услышали хор чистых и звучных
молодых   голосов,  хотя  до  конклава  Валерии  долетало  только  слабое,
отдаленное  его  эхо.  Хор  пел  где-то  далеко, на одной из четырех улиц,
которые   вели  к  дому  Суллы,  стоявшему  очень  уединенно,  как  и  все
патрицианские  дома; пели песню, сложенную на полуварварском языке - смеси
греческого с фракийским:

   Сестра богинь, Свобода, зажигай
   На подвиг благородный
   Сердца твоих сынов,
   Сестра богинь, Свобода, гнев народный
   Ты окрыли, святая,
   В огне освободительных боев!
   В мечи, в мечи оковы
   Перекуют рабы;
   Долг их призвал суровый,
   И даже робкий храбр в пылу борьбы.

   Сестра богинь, Свобода, в свете славы
   Ты искрою одною
   Священного огня
   Зажги пожар везде, где пот кровавый
   Течет и где страдает раб, стеня,
   Чтобы тиран за чашей круговою
   Мог нежиться в чертогах!
   Свобода, сердце каждого борца
   Ты воодушевляй на всех дорогах!
   Отвагу влей в сердца,
   В синеющие жилы
   Влей кровь свою, удвой наш гнев и силы!..

   Сестра богинь, Свобода, за тобой
   С напевом грубым ринемся мы в бой.

   Широко раскрыв глаза,  Спартак замер и весь обратился в слух, как будто
вся  его  жизнь зависела от  этой  песни.  Валерия могла уловить и  понять
только  немногие греческие слова.  Она  молчала,  и  на  ее  бледном,  как
алебастр, лице отражалось страдание, написанное на лице рудиария, хотя она
и не понимала причину его душевной муки.
   Оба не произнесли ни слова;  когда же стихло пение гладиаторов, Спартак
схватил руки  Валерии и,  целуя их  с  лихорадочной горячностью,  произнес
прерывающимся от слез голосом:
   - Не могу...  не могу...  Валерия... Моя Валерия... прости меня... Я не
могу всецело принадлежать тебе... потому что сам не принадлежу себе...
   Валерия вскочила,  увидев в  этих  бессвязных словах намек на  какую-то
прежнюю любовь рудиария. В волнении она воскликнула:
   - Спартак!..  Что ты  говоришь!..  Что ты  сказал?  Какая женщина может
отнять у меня твое сердце?
   -  Не женщина... нет, - ответил гладиатор, печально качая головой, - не
женщина запрещает мне быть счастливым... самым счастливым из людей... Нет!
Это...  это...  Нет,  не  могу  сказать...  не  могу  говорить... Я связан
священной  и  нерушимой  клятвой...  Я  больше  не  принадлежу  себе...  И
достаточно  этого...  потому  что,  повторяю  тебе,  я  не могу, не должен
говорить...  Знай  только  одно, - добавил он дрожащим голосом, - вдали от
тебя,  лишенный  твоих божественных поцелуев... я буду несчастлив... очень
несчастлив...  -  И голосом, в котором звучало глубокое горе, он сказал: -
Самый несчастный из всех людей.
   - Что с  тобой?  Ты сошел с  ума?  -  испуганно произнесла Валерия,  и,
схватив  своими  маленькими руками  голову  Спартака,  сдвинув брови,  она
пристально смотрела черными сверкающими глазами в его глаза,  как бы желая
прочесть в них и понять, не лишился ли он действительно рассудка.
   - Ты  сходишь с  ума?..  Что  ты  говоришь?  Что ты  мне говоришь?  Кто
запрещает тебе  принадлежать мне,  одной  мне?..  Говори  же!  Рассей  мои
сомнения, избавь меня от мук, скажи мне - кто?.. Кто тебе запрещает?..
   -  Выслушай,  выслушай  меня,  моя  божественная,  обожаемая Валерия, -
сказал  дрожащим  голосом  Спартак;  на  его  искаженном  лице  можно было
прочесть  жестокую борьбу противоречивых чувств, бушевавших в его груди. -
Выслушай  меня... Я не смею говорить... не в моей власти сказать тебе, что
отдаляет  меня  от  тебя...  знай  только,  что  никакая другая женщина не
может...  не  могла  бы  заставить  меня  забыть  твои чары. Ты должна это
понять.  Ты  для  меня  выше и больше, чем богиня. Ты должна знать, что не
может в моей душе зародиться чувство к какой-нибудь другой женщине... будь
в  этом  уверена.  Клянусь  тебе своей жизнью, своей честью, клянусь твоей
честью  и жизнью, я говорю искренне, честно и даю клятву: вблизи или вдали
я  всегда буду твоим, только твоим, твой образ, память о тебе всегда будет
в моем сердце. Тебе одной я буду поклоняться и только тебя боготворить...
   - Но  что же с  тобой?  Если ты так любишь меня,  почему говоришь мне о
твоих страданиях?  -  спрашивала бедная женщина, едва сдерживая рыдания. -
Почему ты не можешь доверить мне свою тайну?  Разве ты сомневаешься в моей
любви,  в  моей  преданности тебе?  Разве я  мало дала тебе доказательств?
Хочешь еще других?.. Говори... говори... приказывай... Чего ты хочешь?..
   -  Какая  мука!  - вне себя вскричал Спартак. Он рвал на себе волосы, в
отчаянии   ломал  и  кусал  свои  руки.  -  Любить,  обожать,  боготворить
прекраснейшую  из женщин, быть любимым ею и бежать от нее... не имея права
сказать  ей...  не имея права ничего сказать... потому что... Я не могу...
не могу... - прокричал он в отчаянии. - Несчастный я, я не смею говорить!
   Валерия, рыдая, обнимала его; он вырвался из ее объятий.
   - Но  я  вернусь,  вернусь...  когда  получу  разрешение нарушить  свою
клятву... вернусь завтра, послезавтра, скоро. Валерия, это не моя тайна. И
ты простишь меня тогда и еще больше будешь любить... если ты можешь любить
еще  сильнее,  если  существует чувство более  сильное,  чем  то,  которое
связывает нас... Прощай, прощай, моя обожаемая Валерия!
   И  сверхчеловеческим усилием  воли  он  заставил себя  разжать  объятия
любимой женщины, которая плакала, моля о сострадании. Шатаясь, как пьяный,
Спартак вышел  из  конклава,  а  Валерия,  лишившись чувств  от  пережитых
волнений, упала на пол.






   За  пятнадцать  дней  до  мартовских  календ (15 февраля) в 680 году от
основания  Рима,  почти  через  четыре  года  после похорон Луция Корнелия
Суллы,  квириты  праздновали  луперкалии.  Этот  праздник  был  установлен
Ромулом  и  Ремом  в  честь  основания  Рима, а также в честь их кормилицы
Луперки  и  бога  Пана,  оплодотворителя  полей,  а  кроме  того, в память
чудесного детства Ромула и Рема.
   Луперкалием  называлась  пещера   или   грот,   находившийся  в   роще,
посвященной богу Пану и  украшавшей тот склон Палатинского холма,  который
был обращен в  сторону римского Форума,  -  точнее,  находился между Новой
улицей и священным Палатинским скатом, напротив руминальной смоковницы.
   Эти  пастушеские  празднества  восходят, как считали тогда, да и теперь
многие  историки так считают, еще ко временам существования Аркадии. Когда
аркадийцы  переселились  в  эти края и жили здесь под властью Эвандра, они
устраивали  в  этом месте празднества в честь бога Пана наподобие тех игр,
какие происходили на горе Ликии в Аркадии.
   Как  бы  то  ни  было,  происхождение этих  игр  не  вполне  достоверно
известно;  несомненно только, что эти празднества устраивались всегда и не
считались устаревшими даже  в  последние годы республики;  Цезарь-диктатор
издал специальный декрет о праздновании луперкалий.
   Руминальная смоковница,  стоявшая  перед  луперкалием,  была  священным
древом богов,  потому что,  по преданию,  волчица вскормила Ромула и  Рема
именно под смоковницей,  росшей как раз в  этом месте;  поэтому смоковница
стала называться руминальной, то есть смоковницей-кормилицей; когда первая
смоковница отжила  свой  век,  ее  заменили другой,  посаженной жрецами  с
торжественными обрядами,  и всякий раз,  когда дерево, одряхлев, погибало,
его  заменяли  с  той  же  торжественностью  другим.   Среди  римлян  было
распространено поверье, что, пока смоковница-кормилица зеленеет, Рим будет
процветать.
   Итак,  луперкалии приходились на 15 февраля и  в 680 году праздновались
согласно традиции со всей предписанной ею торжественностью.
   Рано  утром в  луперкальный грот собрались луперки -  жрецы,  выбранные
среди наиболее выдающихся юношей патрицианских родов;  они  ожидали начала
жертвоприношения.
   Среди луперков можно было  увидеть Луция Домиция Агенобарба,  красивого
белокурого юношу двадцати одного года, который в 700 году римской эры стал
консулом;  Луция  Корнелия Лентула,  Квинта Фурия  Калена,  обоим было  по
двадцать четыре года,  впоследствии они  также стали консулами -  первый в
705  году,  второй в  706  году;  Вибия Панса,  которому в  это время едва
исполнилось двадцать пять лет, в 710 году вместе с Аттилием Гирцием он был
избран консулом; Вибий Панса сражался под Мутиной против Марка Антония, но
ему не  довелось увидеть победу своих легионов,  так как он  пал вместе со
своим сотоварищем Гирцием на поле брани.
   В  то  время  как  молодые патриции, принадлежащие к коллегии луперков,
стояли  в  луперкальной  пещере,  в жреческих одеяниях, туда явилась целая
толпа патрицианской молодежи; они привели с собой Марка Клавдия Марцелла и
Сервия  Сульпиция  Руфа  -  юношей  двадцати  одного  года;  отцы  их были
консулами,  впоследствии  и  сыновья  стали  консулами. Оба пришли в белых
тогах  и в венках из плюща, потому что им предстояло выполнять важную роль
в предстоящих жертвоприношениях.
   Как только собралась вся эта молодежь,  виктимарии взяли ножи и предали
закланию двенадцать козлов и  столько же  щенят.  Затем один  из  луперков
принял из  рук  другого приготовленный меч  и,  обмакнув его в  жертвенную
кровь, дотронулся до лба Клавдия Марцелла и Сульпиция Руфа. Другие луперки
стали  вытирать пятна крови,  оставшиеся на  лбу  двух  молодых патрициев,
намоченной в молоке шерстью.  Как только кровь была удалена, Марцелл и Руф
согласно обычаю разразились громким хохотом.  Эта церемония,  по традиции,
символизировала очищение пастухов.
   Вслед за этим в особом отделении пещеры был совершен обряд омовения.  А
затем луперки вместе с  очистившимися юношами и  их друзьями сели за стол,
где их ожидали вкусные яства и самые лучшие вина.
   Пока жрецы-луперки пировали,  пещера стала наполняться народом; в роще,
посвященной Пану,  где находилась пещера,  на  дороге к  священному склону
Палатинского холма и  на всех прилегающих улицах толпился народ.  Особенно
много было тут женщин и среди них немало патрицианок - как замужних, так и
девушек,   явившихся   в   сопровождении  рабов,   слуг   и   гладиаторов,
принадлежащих их семьям.
   Чего ожидала вся эта толпа,  стало ясно,  как только веселые и хмельные
луперки вышли из-за стола;  они надели поверх туник широкие полосы из шкур
жертвенных животных, взяли в руки ремни и плети, сделанные из тех же шкур,
шумной  толпой  выбежали из  грота  и,  промчавшись по  улицам,  принялись
хлестать плетью всех, кто попадался им на пути.
   Так  как девушки верили, что удары плети, освященной богами, помогут им
выйти  замуж,  а  бездетные  замужние  женщины  были  проникнуты  верой  в
оплодотворяющую  силу  этих  плетей,  то по всем улицам навстречу луперкам
бежали  матроны  и  девушки,  сами  подставляя под удары свои руки. Царило
буйное  веселье. Толпа встречала луперков криками и веселыми возгласами, и
так  они  пробежали  по  всем  главным  улицам  Рима. Часть молодых жрецов
направилась к цирку, оттуда, по улице храма Беллоны, на Трумфальную улицу,
затем,  свернув  направо,  они  понеслись  по  предместью  Януса,  еще раз
свернули  направо  и  двинулись  по  улице Флументаль к Тибрскому острову.
Другая  часть  луперков  прошла  по  Новой  улице  и  по улице Табернола и
повернула  по Африканскому переулку к Эсквилинским воротам. Здесь луперков
ждали  присланные  их  семьями  запряженные  четверкой  лошадей колесницы,
раззолоченные  или украшенные бронзовой чеканкой; молодые жрецы садились в
эти  колесницы  и в сопровождении многочисленной свиты из римских граждан,
также  ехавших  на  лошадях,  направлялись по дороге, ведущей к Тиволи, за
несколько  миль  от  города в Альбунейскую рощу - в то место, где и до сих
пор   бьет   знаменитый   серный   источник.  Ежегодно  в  день  праздника
луперкалиев,  после жертвоприношения, совершались поездки в эту рощу, где,
по  преданию,  обитали  фавны,  потомки  Фавна,  мифического царя Латия. В
уединенных уголках зеленой чащи луперки якобы вещали священные прорицания.
Другая  группа  луперков  направилась,  как  мы  уже говорили, к Тибрскому
острову; пройдя до половины улицы Флументаль, шествие свернуло налево и по
короткому  Тибрскому  переулку  быстро  добралось  до  деревянного  моста;
одиннадцать  лет  спустя,  то  есть  в 691 году, по декрету сената тут был
заложен  каменный  мост,  названный  в честь Фабриция, куратора дорог, его
именем.
   На  Тибрском острове,  в  то  время еще малонаселенном,  находилось три
известных памятника:  храм  Эскулапия,  храм  Юпитера и  храм Фавна.  Храм
Эскулапия, самый большой и самый великолепный из них, воздвигли в 462 году
римской эры  по  случаю ужасной эпидемии чумы,  унесшей тысячи жертв.  Это
произошло во время консульства Квинта Фабия Гургита и Юлия Брута Сцевы. Из
Рима  направили  послов  в  Эпидавр,  греческий город,  посвященный культу
Асклепия,   бога  медицины.   Когда  римские  послы  находились  в   храме
бога-целителя,  к  ним подползла одна из  живших в  храме священных змей -
прирученная безвредная змейка желто-коричневой окраски.  Послы  приняли ее
появление за божественное знамение:  змея, посвященная богу врачевания, по
своей доброй воле приблизилась к  ним.  Они отправились к  своим кораблям,
следом за ними поползла и  змея;  ее взяли на корабль и  привезли в Остию,
здесь  корабль вошел в  устье Тибра и  поплыл вверх по  течению;  когда он
достиг Тройных ворот,  змея вдруг выползла и,  бросившись с  судна в реку,
скрылась на Тибрском острове. Авгуры истолковали этот каприз змеи как волю
бога Эскулапия,  пожелавшего,  чтобы в этом месте ему был воздвигнут храм,
что и было сделано.
   В  552 году от основания Рима, по обету претора Фурия Пурпореона, рядом
с  большим храмом Эскулапия был построен другой храм, меньших размеров, но
не уступавший ему в роскоши, - храм Юпитера.
   А в 558 году,  то есть шесть лет спустя,  народные эдилы,  Гней Домиций
Агенобарб и  Гай  Скрибоний Курион,  наложили  денежные взыскания на  трех
крупных  торговцев  скотом  и  на  эти  деньги  построили рядом  с  храмом
Эскулапия, почти напротив храма Юпитера, третий храм - в честь бога Фавна.
   Итак,   на  маленьком  Тибрском  острове  было  три  храма,   а  это  с
очевидностью доказывает,  что еще до сооружения каменных мостов Фабриция и
Цестия  сообщение между  городом и  островом поддерживалось не  только при
помощи  лодок  и   паромов,   но  и   через  деревянные  мосты,   подобные
Сублицийскому мосту, построенному на сваях.
   Пройдя по деревянному мосту, луперки и сопровождавшая их толпа вступили
на остров,  чтобы принести здесь жертву богу Фавну,  который был, согласно
мифам,  связан родственными узами с  богом Паном.  Завершился же  праздник
новым пиршеством,  уже подготовленным в харчевне,  открытой рядом с храмом
Эскулапия и известной своей прекрасной кухней и тонкими винами.
   Не  менее весело,  чем луперки,  решили закончить свой день и  те,  что
вышли через Эсквилинские ворота и  отправились посетить Фавна в его гротах
и рощах близ серного источника.
   Как в древних,  так и в современных религиях таинственные обряды культа
служили  предлогом  для   веселого  и   более   или   менее  непристойного
времяпровождения,  и  совершались эти  обряды  хитрецами,  пользовавшимися
легковерием толпы.  Луперки  из  тщеславия устраивали празднества на  свой
счет,  жреческие обязанности считались весьма почетными,  и,  кроме  того,
веселым  жрецам  доставляло немалое  удовольствие без  стеснения  хлестать
своей плетью красивых девушек и  пленительных матрон и  получать за  это в
награду нежные улыбки и любезные слова.
   У  храма  Фавна, прислонившись к одной из колонн портика, стоял человек
лет  двадцати  пяти,  равнодушно  наблюдая  за  движением толпы и беготней
луперков;  он  был  высок  ростом, прекрасно сложен и, несомненно, обладал
большой  физической  силой;  в  нем  все  было  красиво:  крепкая,  словно
изваянная  скульптором  шея,  гордая  посадка  головы, благородная осанка.
Завитые  и  надушенные  волосы,  блестящие,  как  черное  дерево, оттеняли
белизну  высокого и широкого лба и глаза - выразительные, проницательные и
властные  глаза  очень  красивого разреза; взгляд этих улыбающихся, полных
благожелательности  глаз  привлекал  сердца  и  покорял всех железной воле
этого  человека,  которая  временами  сквозила  в  его  огненном  взоре, в
морщине,  перерезавшей  лоб, в густых и черных почти сросшихся бровях. Нос
был  прямой,  четко  и  красиво очерченный, рот скорее маленький, в складе
довольно  толстых,  пухлых  губ  запечатлелись две страсти - властолюбие и
чувственность.  Едва  заметный  оливковый  оттенок  матовой  белизны  лица
придавал  еще  больше  привлекательности этому высокому и величественному,
сильному и красивому человеку.
   Это был Гай Юлий Цезарь.
   Он был одет с  непревзойденным аттическим изяществом.  Поверх туники из
белой  льняной  ткани,   отороченной  пурпуром  и  перехваченной  в  талии
пурпуровым шерстяным шнуром,  была наброшена тоже белая тога из  тончайшей
шерсти, отделанная широкой голубой каймой. Обдуманная гармония ниспадающих
складок  туники   и   тоги   выгодно  выделяла  прекрасную  фигуру   этого
необыкновенно красивого человека.
   Юлию Цезарю к тому времени исполнилось двадцать шесть лет -  он родился
12  июля 654 года.  Он  уже пользовался в  Риме безграничной популярностью
благодаря своей  образованности,  красноречию,  приветливости,  храбрости,
энергии и изысканным вкусам.
   Гай  Юлий Цезарь, приходившийся со стороны своей тетки Юлии племянником
Гаю  Марию,  по  своим  связям,  дружбе  и личным симпатиям был марианцем;
восемнадцати  лет  он  женился  на  Корнелии, дочери Луция Корнелия Цинны,
который  четыре  раза  избирался  консулом  и  тоже  был  ярым сторонником
победителя  тевтонов  и кимвров. Как только Сулла, уничтожив своих врагов,
стал  диктатором, он приказал убить двух членов семьи Юлиев, расположенных
к  Марию,  и потребовал от молодого Гая Юлия Цезаря, чтобы тот отверг свою
жену  Корнелию. Цезарь, однако, проявил непреклонную твердость характера и
не захотел подчиниться. За это он был присужден Суллой к смертной казни, и
только  заступничество  некоторых влиятельных сторонников Суллы и коллегии
весталок спасло его от гибели в числе многих жертв проскрипций.
   Но  все же Цезарь не чувствовал себя в  Риме в  безопасности,  пока там
властвовал человек,  который в  ответ на просьбы многих о даровании Цезарю
жизни сказал:  "Вы ничего не понимаете,  а я предвижу,  что этот юный Юлий
стоит  многих  Мариев!"  Цезарь  удалился  в  Сабинскую  область;  там  он
скрывался в горах Латия и Тибертина до тех пор, пока не умер Сулла.
   Вернувшись  в  Рим, он тотчас же отправился в поход под началом претора
Минуция   Терма  и  участвовал  в  осаде  Митилен.  Он  отличался  большой
храбростью,  лучше  всех владел оружием, и про него говорили: "Храбрости у
него  больше,  чем  это  допускает  человеческая  природа  и воображение".
Действительно,  не  раз он проявлял исключительную отвагу; однажды, рискуя
своей  жизнью,  спас  в бою жизнь одного солдата; за это ему был пожалован
гражданский  венок.  Затем Цезарь отправился в Вифинию, к царю Никомеду, с
которым  через  короткое  время  у  него завязалась тесная дружба; об этом
пошли  разные  сплетни,  и в сатирах того времени Цезаря прозвали "царицей
Вифинии".
   Когда Публию Сервилию Ватию было  поручено выступить во  главе римского
войска  против  пиратов  Киликии,  которые избрали центром своих  действий
город  Исавр,  Цезарь  отправился вместе  с  ним  и,  участвуя  во  многих
сражениях, показал себя доблестным воином.
   По  окончании  похода  он  направился в Грецию, намереваясь слушать там
знаменитых  философов  и  посещать школы самых известных ораторов. Но близ
Яссайского  залива и Формакуссы, одного из Спорадских островов Архипелага,
корабль,  на  котором  плыл  Юлий  Цезарь  со своими слугами, был захвачен
пиратами,  и  все они стали пленниками морских разбойников. Цезарь и здесь
проявил  не  только  необычайное  мужество,  но  и  врожденную способность
повелевать,  которая  впоследствии  дала  ему  власть над миром. На вопрос
Цезаря,  какой  выкуп  требуют  за  него,  пираты  назвали большую сумму -
двадцать талантов; на это последовал высокомерный ответ: "Я стою дороже, и
вам  уплатят  за меня пятьдесят талантов", - и тут же Цезарь добавил, что,
лишь только ему возвратят свободу, он отправится в погоню за разбойниками,
захватит  их  и велит распять. Этот смелый ответ, достойный гордых сыновей
Рима,   свидетельствовал  о  стойком  характере  и  сознании  собственного
достоинства.  Цезарь  не сомневался, что человеку из рода Юлиев поверят на
слово  и  он  быстро  достанет  даже такую значительную сумму. Он отправил
своих  слуг  в  Эфес  и  Самое  и другие ближние города, чтобы собрать там
пятьдесят  талантов;  деньги были вскоре присланы ему, и он вручил пиратам
выкуп.  Но  лишь  только  пленника  отпустили  на  свободу,  он снарядил в
соседних  портах несколько трирем и отправился в погоню за пиратами, напал
на  них, разбил, взял в плен и передал претору, с тем чтобы тот их распял.
Узнав,  что  вместо казни претор намерен продать пиратов в рабство, Цезарь
самовольно  приказал  их  всех  распять,  объявив, что за свой поступок он
готов отвечать перед сенатом и римским народом.
   Все  это  доставило Юлию Цезарю широкую популярность,  которая возросла
еще  больше,  когда  он  открыто и  смело  выступил против  Гнея  Корнелия
Долабеллы,  сторонника  Суллы,  обвиняя  его  в  преступных действиях  при
управлении  вверенной  ему  провинцией  Македонией.   Он   поддержал  свое
обвинение с твердостью и с таким красноречием,  что даже красноречивейшему
Цицерону с трудом удалось добиться оправдания Долабеллы,  да и то опираясь
на огромные богатства своего подзащитного, его влияние и связи.
   Цезарь, славившийся как самый изысканный щеголь, самый ловкий, искусный
фехтовальщик и  гимнаст,  как неизменный победитель на ристалищах в цирке,
снискал большую популярность в  Риме  и  даже  во  время своего отсутствия
пользовался всеобщей симпатией.  Поэтому не удивительно,  что в начале 680
года,  после смерти Аврелия Котты,  одного из  членов коллегии понтификов,
Цезарь был возведен в этот высокий сан.
   Таков был  человек,  который стоял у  входа в  храм Фавна и  смотрел на
толпу, двигавшуюся взад и вперед по острову, перед храмами бога медицины и
Фавна.
   - Привет Гаю Юлию Цезарю,  понтифику!  - воскликнул, проходя мимо него,
Тит Лукреций Кар.
   - Приветствую тебя, Кар, - ответил Цезарь, пожимая руку будущего творца
поэмы "О природе вещей".
   Вместе с  Лукрецием шли,  собираясь повеселиться,  молодые патриции,  и
каждый  из  них  обратился  к   будущему  покорителю  Галлии  с   ласковым
приветственным словом.
   - Честь и хвала божественному Юлию, - сказал, низко кланяясь и припадая
к  руке,  мим  Метробий,  выйдя  из  храма  Эскулапия  в  обществе  других
комедиантов и акробатов.
   - А,  Метробий! - воскликнул с иронической улыбкой Юлий Цезарь. - Ты, я
вижу,  не  теряешь зря  времени,  не  так  ли?  Не  пропускаешь ни  одного
праздника, ни одного, даже самого ничтожного, повода повеселиться.
   - Что  поделаешь,   божественный  Юлий!..  Будем  наслаждаться  жизнью,
дарованной нам богами... Ведь Эпикур предупреждает нас...
   - Знаю,  знаю, - прервал его Цезарь, избавляя актера от труда приводить
цитату.  И  через  минуту,  почесав голову мизинцем левой  руки,  чтобы не
испортить  прическу,   он  указательным  пальцем  правой  поманил  к  себе
Метробия.
   - Послушай, - произнес он.
   Метробий  тотчас  покинул  своих  товарищей  по  искусству и  торопливо
подошел к Цезарю; один из мимов крикнул ему вдогонку:
   - Мы будем ждать тебя в харчевне Эскулапия!
   - Сейчас  приду,   -   ответил  Метробий  и,  приблизившись  к  Цезарю,
вкрадчиво, с медоточивой улыбкой произнес:
   - Очевидно,   какой-то  бог  покровительствует  мне  сегодня,   раз  он
предоставляет мне случай оказать тебе услугу,  божественный Гай, украшение
рода Юлиев.
   Цезарь улыбнулся своей обычной, чуть презрительной улыбкой и ответил:
   - Услуга,  о которой я хочу просить тебя, добрейший Метробий, невелика.
Ты ведь бываешь в доме Гнея Юлия Норбана?
   - Еще бы! - с хвастливой фамильярностью воскликнул Метробий. - Милейший
Норбан расположен ко мне...  очень расположен...  и  с  давних пор...  еще
когда был жив мой знаменитый друг, бессмертный Луций Корнелий Сулла...
   На лице Цезаря промелькнула еле заметная гримаса отвращения,  но он тут
же ответил с притворным добродушием:
   - Ну,  так вот,  знаешь ли...  - На миг он задумался, а затем сказал: -
Приходи ко  мне сегодня вечером на ужин,  Метробий.  На досуге я  расскажу
тебе, в чем дело.
   - Какое  счастье!..   Какая  честь!..   Как  я   признателен  тебе,   о
добросердечнейший Юлий!..
   - Ну,  довольно,  довольно благодарностей!  Иди,  тебя  ждут  приятели.
Вечером увидимся.
   И величественным жестом Цезарь простился с Метробием. Актер, рассыпаясь
в  благодарностях и  низких поклонах,  отошел и  направился в  близлежащую
харчевню Эскулапия.
   В   приветственном   жесте,   исполненном  важности  и  достоинства,  в
пренебрежительном  тоне,  которым  говорил  Цезарь  с  Метробием, сказался
властный его характер. Так как человек, к которому он обратился, отличался
низкой  угодливостью,  а  Цезарь  славился  своими  победами  над женскими
сердцами, то вполне возможно было, что сведения, которые он хотел получить
от Метробия, касались каких-нибудь любовных дел.
   Пока народ толпился вокруг трех храмов, оглашая воздух громким говором,
Метробий,  сияя от радости, что ему выпала великая честь побывать гостем в
доме Юлия,  явился в  харчевню Эскулапия и принялся хвастливо рассказывать
своим друзьям,  уже сидевшим за столом,  о приглашении Цезаря. Несмотря на
предстоящий роскошный ужин,  мим на радостях усердно ел и еще усерднее пил
превосходное  велитернское,  которое  хозяин  харчевни  держал  для  своих
посетителей.  А  посетителей в этот день набралось великое множество,  все
были в  хорошем расположении духа,  все запаслись хорошим аппетитом,  и  в
харчевне  стоял  гул  от  возбужденных голосов,  звяканья  посуды  и  чаш,
наполненных вином.
   Шутки,  остроты,  хохот  и оживление, царившие за тем столом, где сидел
Метробий, вскружили ему голову, и он не замечал, как быстро бежало время и
какое  множество  чаш  велитернского  он  успел  осушить.  Два часа спустя
бедняга  уже  еле  ворочал  языком  от чересчур обильных возлияний, однако
кое-что еще соображал и понял, что оказался в опасном положении: через час
он совсем потеряет способность двигаться и, стало быть, не попадет на ужин
к  Цезарю.  Приняв решение покинуть сотрапезников, он тяжело оперся обеими
ладонями  о  стол,  с  трудом  поднялся,  попрощался с обществом, стараясь
говорить  развязно,  и  объяснил,  что  должен уйти, так как его ждут - он
ужинает у Це...це...разя.
   Обмолвка комедианта была  встречена взрывом хохота,  градом  острот,  и
когда Метробий,  пошатываясь,  двинулся к  выходу,  его  до  самого порога
провожали насмешками и язвительными замечаниями.
   - Хорош ты будешь у "Церазя"! - кричал ему вдогонку сосед.
   - Бедный Метробий, у него язык отнялся! - кричал другой.
   - Нет, не язык, а ноги, гляди, как шатается!
   - Метробий, не танцуй, ведь ты не на сцене!
   - Держись прямо, Метробий, все стены вытер!
   - Зря стараешься, Метробий, - хозяин не заплатит!
   - Ну и походка! Петляет, как змея!
   Меж тем Метробий уже вышел на улицу, бормоча про себя:
   - Смей...тесь... смей...тесь, оборванцы! А я... иду ужинать к Цезарю...
Он  человек  порядочный...  замечательный  человек...  Цезарь...  он любит
ар...ар...артистов!..  Клянусь Юпитером Капи... Капи...толийским! Никак не
пойму...   как  это...  как  это  случилось...  Это  велитернское...  туда
подмешали... оно коварно... как душа Эв... Эв...битиды!..
   Пройдя шагов двадцать по направлению к мосту,  ведущему в город, старый
пьяница остановился;  его шатало из  стороны в  сторону.  Так он  простоял
несколько минут в раздумье; наконец его осенила блестящая мысль, он не без
усилия  повернулся  и  пошел,  подпрыгивая,  в  другую  сторону.  Шатаясь,
переходя то на одну,  то на другую сторону улицы, он направился по второму
деревянному  мосту,  соединявшему Тибрский  остров  с  Яникульским холмом.
Перебравшись по  мосту через Тибр,  он  побрел по  дороге,  которая вела к
вершине холма, пересек дорогу к Катуларским воротам и продолжал взбираться
по склону холма,  пока не дошел до перекрестка,  где дорога разветвлялась:
направо она подымалась к  вершине,  а  налево сворачивала к  Сублицийскому
мосту и, следовательно, приводила к Тригеминским воротам и в центр города.
   На   перекрестке  зигзагообразное  передвижение  Метробия   прервалось:
комедиант остановился в  замешательстве,  не зная,  какой путь предпочесть
для   своей   уединенной  прогулки.   Было   ясно,   что   Метробий  решил
воспользоваться двумя часами,  остававшимися в его распоряжении до ужина в
доме Юлия Цезаря,  для  того чтобы воздух и  движение помогли ему прийти в
себя от чересчур усердных возлияний.  Мысль была недурна и доказывала, что
Метробий  не  лишился  здравого  смысла;  остановившись на  перекрестке  и
покачиваясь  на  ослабевших,   нетвердых  ногах,  он  бормотал,  приставив
указательный палец правой руки ко лбу:
   - Куда бы лучше пойти? На вершину? Там, конечно, воздух свежее... а мне
так жарко... так жарко... а календарь будет меня уверять... что февраль...
зимний  месяц...  Ах,  февраль бывает зимой?.. Пусть зимний... для того, у
кого  нет  ни  цекубского,  ни  фалернского  вина...  Но  клянусь  Бахусом
Дионисием!..  Воздух  здесь чистый... я взберусь... туда наверх... А что я
увижу  там?.. Гробницу этого доброго царя Нумы... хотя... я-то... я ничуть
не  уважаю  этого  Нуму... потому что он не любил вина... Вино ему, видите
ли,  не  нравилось...  А я не верю, что не нравилось... Я готов поклясться
двенадцатью  богами  Согласия...  что  он с нимфой Эгерией... беседовал не
только  о  государственных  делах... Как бы не так!.. Наверняка были там и
любовные  дела...  было... и вино... Не хочу взбираться туда... надоело...
Пойду-ка я по ровному месту... да вот пойду...
   Так  болтал  пьяный  Метробий,  искренне  возмущенный воздержанием Нумы
Помпилия;  он свернул к крепости с проложенной дороги,  которая привела бы
его  к  гробнице этого  царя,  открытой свыше  ста  лет  назад  у  подошвы
Яникульского холма, и двинулся по дороге, которая вела к Тройным воротам.
   Метробий по-прежнему шел зигзагами,  хотя в  голове у  него уже не  так
шумело  и  винные пары  немного рассеялись;  выписывая ногами замысловатые
фигуры,   он  продолжал  свои  нападки  на  трезвость  и  трезвенников,  в
особенности на бедного царя Нуму.  Вскоре он дошел до рощи Фурины,  богини
бурь, находившейся на полпути между мостами Цестия и Сублицийским.
   Войдя  в  зеленую  сень  рощи,  Метробий удовлетворенно вдохнул  полной
грудью и углубился в чащу поискать покойного прохладного уголка, в котором
он так нуждался.  Блуждая по тропинкам,  он вдруг увидел небольшую круглую
поляну в самой середине рощи,  а на поляне - развесистое дерево. Он сел на
травке, прислонившись к стволу этого векового дерева.
   - Вот чудеса!  - бормотал он. - Никак не думал, что найду успокоение от
бури,  бушующей во  мне,  именно в  священной роще богини бурь!..  А  надо
сказать,  хорошо на лоне природы!  Право же, привлекательность пастушеской
жизни  не  только поэтический вымысел.  Великолепная штука  -  пастушеская
жизнь!  Вдали  от  городского шума...  среди  величавого покоя полей...  в
приятном уединении...  на нежной мураве... козочки скачут, ягнята блеют...
ручейки шумят... соловьи поют... Ах, какая прекрасная жизнь!.. Пастушеская
идиллия!..  -  Веки у Метробия стали тяжелыми,  его одолевала дремота. Но,
пораженный какой-то новой мыслью,  он вдруг сразу пришел в  себя;  щелкнув
пальцами,  он  пробормотал,  как  будто  разговаривая с  кем-то:  -  Да...
прекрасная жизнь,  вот только бы в  ручейке вместо чистой и  холодной воды
текло фалернское... О, вода!.. Я не мог бы примириться с этим... Нет, нет,
никогда!..  Пить воду?..  Да  я  бы  умер через несколько дней от тоски!..
Вода!.. Какая скука!.. Безвкусный напиток!
   Ведя эти рассуждения,  Метробий то открывал,  то закрывал глаза,  мысли
его  путались,   сонливость  затемняла  рассудок,   а   он   все  бормотал
заплетающимся языком:
   - Фалернское, да... Но обязательно хорошее... А то в харчевне Эскулапия
подают  предательское  велитернское...  От  него...  у  меня голова кругом
идет... до сих пор... в ушах шумит... как будто я попал... в улей... и...
   И  тут  Метробий  заснул.  Снились  ему  беспорядочные и  странные сны,
похожие на те обрывки мыслей, под впечатлением которых он уснул.
   Ему снилось,  что он находится в высохшем,  бесплодном поле, под лучами
палящего солнца.  Как сильно жгло это солнце!  Метробий обливался потом, в
горле у  него  пересохло,  его  томила жажда,  мучительная жажда...  и  он
чувствовал стеснение в груди...  Какое-то беспокойство, тревогу... И вот -
какое счастье!  Он услышал журчание ручейка...  и побежал к нему...  но он
хотел бежать быстро, а ноги как будто прирастали к земле, а ручеек еще был
далеко. Метробий никак не мог понять, каким образом это случилось, - но он
знал, что в ручье струится фалернское... и, странно, шум ручейка напоминал
собой людские голоса.  Метробий умирал от жажды, ему хотелось пить, он все
бежал,  бежал и  наконец добежал до  ручья,  но только он припал к  ручью,
чтобы насладиться фалернским... перед ним вырос Нума Помпилий и не дал ему
пить.  У Нумы Помпилия была длинная-длинная белая борода и грозный вид; он
сурово глядел на Метробия,  осыпал его бранью и  упреками.  Какой звучный,
металлический голос  был  у  этого Нумы  Помпилия!  Нума  Помпилий говорил
сердитые слова,  а  Метробий слышал гул  голосов,  как будто исходивших из
ручья...  И  вдруг вода в ручье стала совсем непохожей на фалернское,  она
обратилась в  кровь.  А  Нума  еще  пуще упрекал бедного Метробия,  грозно
наступал на него и кричал:
   - У  тебя жажда!  Ты  крови жаждешь,  тиран?  Пей  кровь твоих братьев,
негодяй!
   Сон становился все более страшным, у Метробия сжималось сердце, суровый
голос  неумолимого  старца  приводил  его  в  ужас;  он  бросился  бежать,
споткнулся о корни, наконец упал и проснулся...
   В  первую  минуту  Метробий никак не мог понять, где он, спит ли он еще
или бодрствует; он протер глаза, осмотрелся вокруг и увидел, что находится
в  лесу,  что  уже  кругом  темно и лишь кое-где свет луны, пробиваясь меж
густых ветвей, рассеивает мрак. Он попытался собраться с мыслями, привести
их  в  порядок, но никак не мог. Ему все еще слышался голос Нумы Помпилия,
произносивший  гневные  слова точь-в-точь, как это было во сне, и в первую
минуту Метробий подумал, что он еще спит и все это ему грезится. Но вскоре
он  убедился,  что  уже  проснулся, начал смутно припоминать, как он попал
сюда,  и  наконец  понял, что голос, который он слышал во сне, был голосом
живого человека, находившегося неподалеку от него, на полянке.
   - Смерть за  смерть!  Лучше умереть за  наше счастье и  благо,  чем  на
потеху наших поработителей!  -  говорил кто-то горячо и  страстно,  должно
быть продолжая начатый разговор. - Эти бешеные звери в образе человеческом
жаждут крови, как тигры Ливийской пустыни, вид крови угнетенных радует их;
так пусть же они сами выступят со своими мечами против наших мечей,  пусть
потечет и их кровь,  смешиваясь с нашей,  пусть они поймут, что у рабов, у
гладиаторов,  у  обездоленных бьется в груди человеческое сердце.  Клянусь
всеми богами,  обитающими на  Олимпе,  они  убедятся,  что  великий Юпитер
создал всех равными,  что  солнце сияет для всех,  а  земля приносит плоды
всем  людям без  разбора и  что  все  люди  без  исключения имеют право на
счастье и радость в жизни.
   Мощный,  но  приглушенный рокот одобрения был ответом на  эту страстную
речь, раздававшуюся в ночной тишине.
   Метробий сразу сообразил,  что тут собрались люди, очевидно замышлявшие
что-то  против республики.  Звучный голос невидимого оратора показался ему
знакомым.
   Но чей это был голос? Где Метробий слышал его? Когда? Этого он никак не
мог  припомнить,   хотя  и   старался  с   вернувшейся  к  нему  быстротой
сообразительности перебрать свои воспоминания.
   Во всяком случае комедиант понял, что надо остаться незамеченным, иначе
ему предстоит провести несколько весьма неприятных минут.
   Передвигаясь ползком,  он спрятался за толстый ствол дерева, у которого
сидел,  и, затаив дыхание, напрягал все силы, стараясь как можно лучше все
расслышать.
   - Можем  ли  мы  сказать,  что  после  четырех  лет  тайной,  упорной и
настойчивой работы  взошла  наконец  заря  избавления?  -  спросил  кто-то
хриплым и низким голосом, коверкая латынь.
   - Можем ли мы начать бой?  -  спросил другой,  у которого голос был еще
более хриплым и низким, чем у первого.
   - Можем!  -  ответил тот же голос, который услышал Метробий, как только
проснулся. - Арторикс поедет завтра...
   При этом имени Метробий узнал по голосу говорившего -  несомненно,  это
был Спартак; и тогда Метробий сразу сообразил, что тут происходит.
   - Завтра Арторикс поедет в Равенну,  - сказал Спартак. - Он предупредит
Граника,  чтобы тот держал наготове свои пять тысяч двести гладиаторов,  -
первый легион нашего войска. Вторым легионом будешь командовать ты, Крикс,
- он состоит из семи тысяч семисот пятидесяти членов нашего Союза, живущих
в  Риме.  Третьим и  четвертым будем командовать я и Эномай;  в них войдут
десять тысяч гладиаторов, находящихся в школе Лентула Батиата в Капуе.
   - Двадцать тысяч собранных в  легионы гладиаторов!  -  громко,  с дикой
радостью воскликнул Эномай.  - Двадцать тысяч!.. Отлично!.. Клянусь богами
ада,  хорошо!..  Бьюсь об заклад, что мы увидим, как застегиваются доспехи
на спинах гордых легионеров Суллы и Мария!
   - А теперь, когда мы обо всем договорились, прошу вас: помните каждый о
своей угнетенной отчизне и во имя ее страданий, во имя священной верности,
соединяющей нас, - сказал Спартак, - будьте осторожны и благоразумны. Ведь
каким-нибудь безрассудством можно поставить под  удар  все  наше дело.  Мы
отдали ему четыре года неустанного,  большого труда. Любая несвоевременная
вспышка,  смелый,  но  необдуманный  шаг  был  бы  сейчас  непростительным
преступлением.  Через пять  дней  вы  услышите о  наших первых действиях и
узнаете,  что Капуя -  в  руках восставших.  Хотя Эномай и  я выведем наши
отряды в открытое поле, но при первой же возможности мы попытаемся нанести
смелый удар столице Кампаньи;  а  тогда вы,  кто в  Равенне,  кто в  Риме,
собирайте все свои силы и  идите на  соединение с  нами.  Но пока Капуя не
восстанет, пусть внешне по-прежнему среди вас царят мир и спокойствие.
   Затем,  когда  Спартак  умолк,  последовала оживленная и  беспорядочная
беседа, в которой приняли участие почти все гладиаторы, собравшиеся здесь;
их  было  не  более  двадцати пяти,  это  было  главное  руководство Союза
угнетенных.
   Обменявшись друг  с  другом  советами,  словами  ободрения  и  надежды,
воспоминаниями,  братскими  приветствиями,  гладиаторы стали  расходиться.
Оживленно беседуя,  они направились как раз в  ту  сторону,  где спрятался
Метробий, но вдруг Спартак окликнул их:
   -  Братья, зачем же всем идти в одну сторону? Идите по двое, по трое, и
на расстоянии пятисот, шестисот шагов друг от друга. В город возвращайтесь
кто через Цестиев мост, кто через Сублицийский или через Эмилиев мост.
   В  то  время  как  гладиаторы,  повинуясь приказу,  выбирались из  рощи
разными  дорогами,  Спартак,  проходя мимо  дерева,  за  которым притаился
дрожащий Метробий, сказал Криксу, сжимая его руку в своей:
   - С  тобой мы увидимся позже,  у Лутации Одноглазой:  там ты расскажешь
мне,  можно ли  рассчитывать на прибытие в  ближайшие пять дней обещанного
груза с доспехами.
   - Я  как  раз  иду  повидаться  с  погонщиком  мулов;   он  обещал  мне
переправить этот груз как можно скорее,
   - Да ну!  -  воскликнул презрительно Эномай.  - К чему нам эти доспехи?
Наша вера - наши мечи, наша храбрость - вот наши доспехи.
   Крикс  ушел,  быстро шагая по  направлению к  Цестиеву мосту;  Спартак,
Эномай и Арторикс повернули к Сублицийскому мосту.
   "Вот так так!  - подумал наш доблестный Метробий, становясь все храбрее
и храбрее,  по мере того как удалялись гладиаторы.  -  Черт возьми!  Какие
тучи собираются на горизонте нашей республики!  Двадцать тысяч вооруженных
гладиаторов!  Этого  вполне достаточно,  чтобы вспыхнула новая гражданская
война,  как  это было в  Сицилии!..  Тем более что Спартак по  храбрости и
предприимчивости  стоит  куда   выше  Эвноя,   сирийского  раба,   который
возглавлял восстание рабов в Сицилии. Да, конечно, само провидение привело
меня в  эту рощу.  Великие боги,  несомненно,  избрали меня своим орудием,
чтобы спасти республику и Рим от гибели...  Именно так,  а не иначе. Разве
не пригодились некогда для такого же дела гуси?.. Почему же я не гожусь?..
Гуси!.. Ну и взбредет же спьяну на ум такое сравнение!"
   И  Метробий,  крайне  оскорбленный  выводом,  к  которому  его  привело
собственное  сравнение,  поднялся  и  стал  прислушиваться,  потом  сделал
несколько нерешительных шагов по роще,  желая убедиться, все ли гладиаторы
ушли, не оставили ли кого-нибудь на страже.
   Он вспомнил,  что Цезарь ждал его к ужину в сумерки, а теперь уже около
полуночи,  час поздний,  и это очень огорчило его;  но тотчас он утешился,
подумав,  что,  лишь только он безопасно выйдет из рощи богини Фурины,  он
поспешит к  Цезарю,  расскажет ему  о  случайно раскрытом им  заговоре,  и
Цезарь тотчас же простит его.
   Убедившись в  том,  что все гладиаторы удалились,  он  вышел из  рощи и
быстрым шагом направился к  Цестиеву мосту,  рассуждая про себя,  что,  не
будь он пьян, ему не пришлось бы очутиться в роще Фурины во время собрания
гладиаторов; он должен благословлять и свое опьянение и свое пристрастие к
вину;  даже то  самое велитернское из  харчевни Эскулапия,  которое он еще
недавно проклинал,  теперь казалось ему  божественным.  Из  всего этого он
вывел заключение,  что  Бахусу следует воздвигнуть новый храм как  особому
покровителю Рима и что пути богов неисповедимы, если такой простой случай,
как опьянение Метробия, мог повести к спасению республики.
   Рассуждая таким образом,  он  дошел до дома Цезаря и,  войдя,  попросил
передать хозяину,  что просит его тотчас же прийти в  библиотеку,  где он,
Метробий,  сообщит ему сведения огромной важности, от которых, быть может,
зависят судьбы Рима.
   Цезарь сначала не  придал значения словам Метробия,  так как считал его
пьяницей  и  сумасбродом.   Но,  подумав,  все  же  решил  выслушать  его.
Извинившись  перед  гостями,   он  вышел  из  триклиния  и   направился  в
библиотеку,  где  взволнованный Метробий кратко рассказал ему  о  заговоре
гладиаторов.
   Сообщение это показалось Цезарю странным.  Он  задал несколько вопросов
комедианту,  чтобы удостовериться в  том,  что рассказ его не галлюцинация
пьяного человека.  Убедившись в  противном,  он  сдвинул брови и  простоял
несколько мгновений в глубоком раздумье.  Затем,  очевидно приняв какое-то
решение, он с улыбкой недоверия обратился к Метробию:
   - Я не подвергаю сомнению приведенные тобой факты,  но,  право, все это
скорее похоже на  сказку.  -  Не  сложилась ли  она  в  твоем возбужденном
воображении от  возлияний велитернского,  которым ты усиленно предавался в
харчевне Эскулапия?
   - О божественный Юлий,  я не отрицаю,  что очень люблю велитернское,  в
особенности хорошее,  -  с обиженным видом ответил Метробий,  - я не стану
отвергать,  что и сегодня вечером голова моя не совсем была в порядке,  но
что касается слов,  которые я  слышал в  роще Фурины,  могу поклясться,  о
божественный Юлий,  что  я  действительно слышал  и  все  передал  тебе  в
точности. Крепкий сон и свежий воздух у подножия Яникульского холма к тому
времени отрезвили меня, и я окончательно пришел в себя. Неужели ты намерен
оставить республику в такой серьезной опасности и не предупредишь консулов
и сенат?
   Цезарь, склонив голову, думал о чем-то.
   - С каждым мгновением опасность растет.
   Цезарь молчал.
   Замолчал  и Метробий, но по его позе и судорожным движениям было видно,
что его терзает нетерпение. Не выдержав, он спросил Цезаря:
   - Так как же?
   Цезарь поднял голову и ответил:
   - Насколько  серьезна  опасность,   угрожающая  родине,   я  хотел  бы,
Метробий, судить сам!
   - А как же можешь ты... - начал было комедиант, но Цезарь прервал его:
   - Я сам хочу судить, если ты мне позволишь...
   - О,   что  ты  говоришь,   божественный  Юлий!..   Я   пришел  к  тебе
посоветоваться.  Если ты пожелаешь,  я охотно уступлю тебе честь раскрытия
этого заговора,  потому что  знаю  и  твердо верю,  что  Гай  Юлий  Цезарь
великодушен и не забывает оказанных ему услуг.
   - Благодарю тебя,  Метробий,  за  твои  чувства  ко  мне,  благодарю за
предложение,  которое ты мне сделал.  Но не для того, чтобы извлечь выгоду
из  тайны,  которую случай открыл тебе,  я  хочу проверить и  точно узнать
положение дела,  -  нет,  я  должен это сделать для того,  чтобы правильно
рассудить, как тут следует поступить.
   Метробий знаком показал, что он согласен с Цезарем, и тот добавил:
   - Иди в триклиний и жди меня там.  Но смотри, Метробий, никому ни слова
о том, что ты слышал в роще Фурины, о нашем с тобой разговоре и о том, что
я сейчас выйду из дому.  Через час я вернусь, и тогда мы обсудим, что надо
сделать для блага родины.
   - Я выполню твое приказание, Цезарь.
   - И ты останешься доволен;  я умею быть признательным,  а в книге судеб
не написано,  что Гаю Цезарю суждено умереть увенчанным всего лишь лаврами
побед на ристалищах в цирке.
   Сказав   это,   Гай  Юлий  вышел  в  соседнюю  с  библиотекой  комнату,
предоставив  Метробию  размышлять  над  этими  многозначительными словами.
Минуту  спустя  он  вернулся;  через  правую  руку  у него была перекинута
плотная  темная  пенула,  несомненно  принадлежащая кому-нибудь из слуг, и
пурпуровая   перевязь,  на  которой  висел  его  меч.  Цезарь  снял  белую
пиршественную  одежду,  надел через плечо перевязь, закутался в пенулу, на
голову  натянул  капюшон  и  простился  с Метробием, еще раз повторив ему,
чтобы  он  шел  в  триклиний и ждал его там, но никому не проболтался бы о
заговоре  гладиаторов;  затем  он  вышел  из  дому  в сопровождении раба и
поспешно направился в переулок, куда выходила таверна Венеры Либитины.
   Кроме дома на Палатине,  у  Цезаря был еще другой дом,  в  самом центре
Субуры;  в  то  время он  даже чаще жил  в  Субуре,  надеясь таким образом
завоевать симпатии бедняков,  населявших этот район Рима.  Не  раз,  надев
грубую тунику вместо нарядной латиклавии,  Цезарь обходил грязные,  темные
переулки Субуры  и  Эсквилина и  с  беспримерной щедростью оказывал помощь
обездоленным.  Цезарь знал,  как  свои  пять пальцев,  все  самые глухие и
грязные закоулки этой омерзительной клоаки, полной горя и позора.
   Таверна  Венеры  Либитины находилась неподалеку от  маленького,  но  со
вкусом устроенного дома Цезаря,  и  он  быстро дошел до грязного переулка,
где  глубокую ночную  тишину  нарушали возгласы,  доносившиеся из  таверны
Лутации Одноглазой.
   Войдя  в  таверну в  сопровождении раба,  Цезарь окинул беглым взглядом
большую  комнату,  где  по  обыкновению шумно  кутили  продажные  женщины,
простолюдины,  могильщики, бездельники, притворявшиеся нищими, калеками, и
прочие подонки римского общества.  Посмотрев на этих людей,  Цезарь прошел
во  вторую  комнату и  сразу  же  увидел  там  человек десять  рудиариев и
гладиаторов, сидевших за столом.
   Цезарь  обратился  к ним с обычным приветствием и сел вместе с рабом на
скамью   в   углу  комнаты,  приказав  рабыне-эфиопке  принести  две  чаши
цекубского вина; приняв равнодушный вид, он обменивался со своим спутником
короткими  общими  фразами,  а  в  то  же  время  зорко следил за тем, что
делается в компании гладиаторов, и прислушивался к их разговору.
   Спартак сидел между Эномаем и Криксом бледный, грустный, задумчивый. За
четыре года,  истекшие со дня смерти Суллы, внешность фракийца изменилась,
и теперь в его облике появилась черта суровости,  которой раньше не было в
нем;  широкий  лоб  пересекала  глубокая  морщина,  свидетельствовавшая  о
тревогах и тяжких думах.
   Когда товарищи назвали Спартака по  имени,  Цезарь,  знавший его только
понаслышке,  убедился,  что верны были догадки, сразу же возникшие у него,
что  Спартаком мог быть только этот рослый красивый человек,  выделявшийся
свой осанкой, полной достоинства, своим энергичным и умным лицом.
   Гай  Юлий  Цезарь вглядывался в рудиария со все возраставшей симпатией,
которую   почувствовал   к   нему  с  первого  взгляда.  С  прозорливостью
гениального  человека Цезарь угадал величие души Спартака, его одаренность
и понял, что судьба предназначала его для великих дел и высоких подвигов.
   Рабыня Азур принесла вино,  и  Цезарь,  взяв одну чашу,  указал рабу на
вторую:
   - Пей.
   Раб отпил из своей чаши,  а  Цезарь сделал только вид,  что пьет;  вино
даже не коснулось его губ. Цезарь не пил ничего, кроме воды.
   Через несколько минут он поднялся и подошел к столу гладиаторов.
   -  Привет  тебе, храбрый Спартак! - сказал он. - Пусть всегда улыбается
тебе  судьба,  как  ты  того  заслуживаешь. Не уделишь ли ты мне некоторое
время? Я хочу побеседовать с тобой.
   Все обернулись, послышались удивленные возгласы:
   - Гай Юлий Цезарь!
   - Юлий Цезарь? - промолвил, вставая, Спартак, удивленный не менее своих
товарищей; он еще никогда не видел Цезаря и поэтому не знал его в лицо.
   - Молчите!  -  остановил их будущий диктатор. - А иначе завтра весь Рим
узнает,  что  один  из  понтификов ночами  шатается по  кабакам  Субуры  и
Эсквилина!
   Спартак с  изумлением смотрел на  нежданного гостя.  Цезарь еще не  был
прославлен великими деяниями,  но  имя его уже гремело в  Риме и  во  всей
Италии. Вглядываясь в его черты, носившие отпечаток необыкновенной энергии
и отваги,  рудиарий дивился красоте его лица,  орлиному взору, совершенной
гармонии телосложения,  величавому спокойствию и  мощи  всего его  облика.
Некоторое время он молча смотрел на потомка рода Юлиев, а затем ответил:
   - Я буду счастлив, Гай Юлий, если чем-либо могу быть тебе полезным.
   - Тебе придется ненадолго покинуть общество твоих храбрых товарищей;  я
хотел пройтись с тобою до вала.
   Пораженные гладиаторы переглянулись. Спартак ответил:
   - Большая честь для бедного и безвестного рудиария совершить прогулку с
одним из самых знаменитых и благородных сыновей Рима.
   - Храбрый никогда не  бывает бедным,  -  ответил Цезарь,  направляясь к
выходу и сделав знак рабу ожидать его в таверне.
   - Ax, - вздохнув, сказал Спартак, следуя за Цезарем, - зачем льву сила,
когда он в цепях!
   Два эти необыкновенных человека прошли через главную комнату таверны и,
выйдя в  переулок,  направились в молчании к валу -  как раз к тому месту,
где четыре года назад гладиаторами был казнен отпущенник Гая Верреса.
   В  небе  светила  полная  луна,  заливая  грустным своим  сиянием сады,
огороды и  виноградники,  пышно зеленевшие за городской стеной,  и широкие
просторы  полей,  тянувшихся  до  самой  гряды  холмов  Тускула  и  Латия,
черневших вдали, как тени гигантов.
   На пустынном поле, расположенном между последними домами города и валом
Сервия  Туллия,  в  ночной  тишине Цезарь и  Спартак,  освещенные бледными
лучами  луны,  издали могли  показаться какими-то  белыми призраками.  Они
остановились  один  против  другого,   молчаливые  и  неподвижные,  словно
старались понять и изучить друг друга; оба сознавали, что они олицетворяют
собой два  противоположных начала,  два  знамени,  два  мира:  деспотизм и
свободу.
   Цезарь первый нарушил молчание, обратившись к Спартаку:
   - Сколько тебе лет?
   - Тридцать три,  -  ответил фракиец и  внимательно посмотрел на Цезаря,
как бы стараясь угадать его мысли.
   - Ты фракиец?
   - Да.
   - Фракийцы -  храбрый  народ,  такими  я  знавал  их  в  сражениях и  в
опасности. Ты же можешь похвалиться еще и учтивостью и образованием.
   - Откуда ты это знаешь?
   - От  одной женщины.  Но  сейчас не время говорить об этом,  ибо тебе и
делу, которому ты посвятил себя, грозит величайшая опасность.
   - О  какой  опасности  ты  говоришь?  -  встревоженно спросил  Спартак,
отпрянув от него.
   - Мне все известно,  и я пришел сюда не для того,  чтобы причинить тебе
вред,  Спартак.  Напротив,  я хочу спасти тебя.  Некто, сидя под деревом в
роще Фурины, невольно слышал вашу беседу этой ночью.
   - О,  проклятье богам!  -  с отчаянием вскричал Спартак и, сжав кулаки,
погрозил небу.
   - Он  еще  ничего не  сообщил консулам:  я  задержал его насколько было
возможно,  но он это непременно сделает сегодня же ночью или завтра утром,
и все твои четыре легиона будут рассеяны, прежде чем успеют собраться.
   Спартак был в страшном отчаянии,  он рвал на себе волосы.  Вперив,  как
безумный,  неподвижные широко открытые глаза  в  ствол дерева,  освещенный
луной, он шептал голосом, прерывавшимся от рыданий, как будто разговаривал
сам с собой:
   - Пять лет веры,  труда,  надежд,  борьбы,  и  все погибнет в мгновение
ока!..  Всему конец,  у угнетенных не останется никакой надежды... Рабами,
рабами будем мы влачить эту подлую жизнь!..
   На  одухотворенном лице  Спартака отражались глубокие душевные муки,  и
Цезарь с  участием,  с  состраданием и  почти с уважением смотрел на этого
большого,   сильного  человека,   отдавшегося  своему  горю.   Полководец,
исполненный безмерной гордости  от  сознания  своей  гениальности,  Цезарь
считал,  что в  мире нет человека,  достойного его преклонения;  теперь же
почти против воли он восхищался этим гладиатором,  который, почерпнув силы
в  святой любви к свободе,  задумал совершить подвиг,  достойный греческих
или  римских  героев,  и,  вооружившись упорством,  предусмотрительностью,
рожденной высоким умом,  окрыленный верой  в  свое  дело,  полный отваги и
бьющей через край  энергией,  сумел создать регулярное войско из  двадцати
тысяч гладиаторов.
   При  мысли  об  этих  легионах  взгляд  Цезаря  загорелся алчным  огнем
властолюбия,  у него закружилась голова, дрожь пробежала по всему телу; он
устремил широко раскрытые глаза на вершины Альбанских холмов и  погрузился
мыслью в беспредельный мир мечтаний.  О, если бы ему дали четыре легиона -
двадцать тысяч воинов,  которых он мог бы повести в  бой!  Через несколько
лет он покорил бы мир,  стал бы владыкой Рима,  но не как Сулла,  которого
боялись и ненавидели,  а любимым властелином, грозою патрициев с их мелкой
борьбой самолюбии и кумиром плебеев!
   Оба молчали -  один удрученный, другой, предаваясь честолюбивым мечтам.
Первым нарушил молчание Спартак.  Он  пришел в  себя,  и,  грозно нахмурив
брови, в приливе суровой энергии, сказал с твердостью:
   - Нет, клянусь молниями Юпитера, этого не будет!
   - А  что же ты сделаешь?  -  спросил Цезарь,  словно очнувшись при этом
восклицании.
   Спартак устремил горящий взгляд в глаза Цезаря. вновь ставшие ясными, и
через минуту спросил:
   - Но ты, Цезарь, кто ты - друг наш или враг?
   - Хотел бы быть другом и уж во всяком случае никогда не буду врагом.
   - Ты можешь все сделать для нас!
   - Каким образом?
   - Выдай нам человека, владеющего нашей тайной!
   - Как?  Ты хочешь,  чтобы я,  римлянин,  допустил восстание всех рабов,
грозящее Риму гибелью?  Чтобы я  допустил это восстание,  имея возможность
его предотвратить?
   - Ты прав. Я позабыл, что ты римлянин.
   - И я желаю, чтобы весь мир был подвластен Риму.
   - Ну,  конечно.  Ты  -  олицетворение тирании Рима  над  всеми народами
земли.  Ты лелеешь мечту, которая превосходит безмерные замыслы Александра
Македонского.  Когда римские орлы раскинут крылья над народами всей земли,
ты хочешь заковать эти народы в  цепи,  зажать их в железный кулак.  Рим -
властитель народов, ты - владыка Рима?
   В  глазах Цезаря блеснула радость,  но  тут же  он  принял свой обычный
спокойный вид и, улыбаясь, сказал Спартаку:
   - О чем я мечтаю,  никому не дано знать.  Может быть,  я и сам этого не
знаю.  Да и мне еще надо набраться сил, чтобы вылететь из гнезда на поиски
своего  счастья.  А  вот  ты,  Спартак...  Ты  с  удивительной энергией  и
мудростью великого полководца собрал армию рабов,  создал из  них стройные
легионы и готов вести их в бой.  Скажи же мне,  что ты задумал, Спартак?..
На что ты надеешься?
   -  Я  надеюсь, - сказал Спартак, весь горя страстной убежденностью, - я
надеюсь  сокрушить  ваш  развращенный  римский  мир  и увидеть, как на его
развалинах расцветет независимость народов. Я надеюсь уничтожить постыдные
законы,  принуждающие  человека  простираться  ниц перед другим человеком,
законы, повелевающие, чтобы из двух людей, рожденных женщиной и наделенных
одинаковой  силой,  одинаковым умом, один трудился в поте лица, возделывая
землю, не ему принадлежащую и кормил другого, коснеющего в пороках, лени и
праздности.  Я  надеюсь  заплатить кровью угнетателей за стоны угнетенных,
разбить  цепи несчастных, прикованных к колеснице римских побед. Я надеюсь
перековать  цепи  порабощения  в  мечи,  чтобы с помощью этих мечей каждый
народ  мог прогнать вас назад, в пределы Италии, которая дана вам великими
богами и границы которой вы не должны были бы переступать. Я надеюсь сжечь
все  амфитеатры,  где  народ-зверь,  называющий  нас  варварами, упивается
убийствами   несчастных   людей,   рожденных  для  счастья,  Для  духовных
наслаждений,  для  любви  и вместо этого вынужденных убивать друг друга на
потеху  тиранам  мира.  Клянусь  молниями  всемогущего  Юпитера, я надеюсь
увидеть,  как  воссияет  солнце свободы и исчезнет позор рабства на земле!
Свободы  я добиваюсь, свободы жажду, свободу призываю, свободу для каждого
отдельного  человека  и  для  народов,  великих  и малых, могущественных и
слабых.  А  со свободой придет мир, благоденствие, и справедливость, и все
то  высшее  счастье,  которым  бессмертные  боги дают человеку возможность
наслаждаться на земле!
   Цезарь стоял,  не  двигаясь,  и  слушал;  на  губах его мелькала улыбка
сострадания. Когда же Спартак умолк, он покачал головой и спросил:
   - А потом, благородный мечтатель, а потом?
   - Потом  придет  власть  права  над  грубой  силой,  власть  разума над
страстями,  -  ответил рудиарий, и на пылающем лице его отражались высокие
чувства,  горевшие в его груди.  -  Потом наступит равенство между людьми,
братство между народами, торжество добра во всем мире.
   - Бедный мечтатель! И ты веришь, что все эти фантазии могут воплотиться
в жизнь?  - сказал Юлий Цезарь с насмешливой жалостью. - Бедный мечтатель!
- И,  помолчав минуту,  он продолжал:  - Выслушай меня, Спартак, и обдумай
хорошенько мои слова; они продиктованы добрым чувством. Расположение мое к
тебе гораздо сильнее и прочнее, чем ты думаешь. Помни, что я не принадлежу
к числу людей, которые легко дарят свою приязнь и тем более свое уважение.
Осуществить то,  что ты задумал,  более чем невозможно: это фантастическая
мечта,  химера и по целям,  которые ты себе поставил,  и по тем средствам,
которые у тебя есть.
   Спартак хотел было возразить, но Цезарь остановил его:
   -  Не  прерывай  меня  и выслушай; ведь я пришел поговорить с тобой для
твоего  же  блага. Ты, конечно, и сам не считаешь, что твои двадцать тысяч
гладиаторов  повергнут  Рим  в трепет. Разумеется, ты этого не думаешь. Ты
рассчитываешь  на  то,  что  слово  "свобода"  привлечет  под твои знамена
огромную  массу  рабов.  Но  пусть  число  этих  рабов  достигнет ста, ста
пятидесяти  тысяч  (а  этого  никогда  не будет), пусть они благодаря тебе
будут  спаяны  железной  дисциплиной, пусть они будут доблестно сражаться,
воодушевленные  мужеством отчаяния. Пусть будет так! Но неужели ты веришь,
что  они  победят  четыреста  тысяч  легионеров,  покоривших  царей Азии и
Африки, и что эти легионеры, свободные граждане, живущие по всей Италии на
своем  клочке  земли,  в  своем  доме,  не будут с величайшим ожесточением
драться  с  рабами,  лишенными всякого имущества, с людьми, победа которых
грозит  им  разорением?  Вы  будете  сражаться,  движимые отчаянием, они -
инстинктом  самосохранения,  вы  -  за  то, чтобы получить права, они - за
сохранение  своей собственности. Кому достанется победа, угадать нетрудно.
Численно  они  превосходят  вас,  а  кроме того, в каждом городе, в каждой
муниципии  у  них  окажутся  союзники, а у вас - враги. К их услугам - все
богатства  государственной  казны  и  - что еще важнее - крупные состояния
патрициев,  на  их  стороне  авторитет  римского  имени, искусство опытных
полководцев,  интересы  всех  городов  и  всех  римских граждан, несчетное
количество  судов  республики,  вспомогательные  войска, собранные со всех
концов  мира.  Достаточно  ли  будет  твоей  доблести,  твердости и твоего
великого  ума,  чтобы  внести  порядок и дисциплину в толпы упрямых, диких
варваров, пришельцев из разных стран, не связанных благородными традициями
или  иными,  материальными  узами,  и даже не вполне понимающих те цели, к
которым  ты стремишься? Я поверил было на минуту, что это тебе удастся, но
нет, это решительно невозможно... Ты наделен крепкой волей и умом и вполне
способен  командовать  войсками,  -  я это признаю. Но добьешься ты только
того,  что скроешь на время недостатки своего войска, как скрывают язвы на
теле.  Ты  можешь  поколебать у противника надежду на победу, но, совершив
чудеса мудрости и доблести, одержишь ли ты победу?
   - Ну, так что ж! - воскликнул Спартак с величественным равнодушием. - Я
умру славной смертью за правое дело,  и кровь, пролитая нами, оплодотворит
древо  свободы,  выжжет новое клеймо позора на  лбу  угнетателей,  породит
бесчисленных мстителей.  Пример для  подражания -  вот  лучшее наследство,
которое мы можем оставить потомкам.
   -  Великое  самопожертвование,  но  бесплодная  и  напрасная  жертва. Я
показал  тебе,  что  средства,  которыми ты располагаешь, недостаточны для
достижения   цели,  и  я  докажу  тебе,  что  и  сама  твоя  цель  -  плод
возбужденного  воображения,  манящая  мечта,  неуловимый  для человечества
призрак:  издали  он кажется живым, влечет, но убегает от тебя тем дальше,
чем  упорнее  ты  гонишься за ним. Когда ж тебе кажется, что ты уже настиг
его,  он вдруг исчезает у тебя на глазах. С тех пор как люди покинули леса
и  стали  жить  совместно,  исчезла свобода и возникло рабство, ибо каждый
закон,  ограничивая и сужая права одного в пользу всех, тем самым посягает
на  свободу  отдельного  человека.  Повсюду и всегда самый сильный и самый
хитрый  будет  господствовать над толпой, и всегда найдется простой народ,
готовый   повиноваться.  Даже  самые  лучшие,  разумнее  всего  устроенные
республики  не  могут  избегнуть  этого  закона, источник которого в самой
природе  человека; тому свидетельство бесславный конец Фив, Спарты и Афин.
В  самой нашей Римской республике, основанной на принципе верховной власти
народа,  всю  власть, как ты видишь, зажала в кулак кучка патрициев, - она
владеет  всеми  богатствами,  а  следовательно,  на их стороне и сила; они
устроили  так, что власть над республикой стала передаваться по наследству
в их касте. Можно ли считать свободными четыреста тысяч римских граждан, у
которых  нет хлеба и крова, нет одежды, чтоб укрыться от зимней стужи? Они
-  жалкие  рабы  первого  встречного,  кто пожелает купить их голос; право
голоса  -  вот  единственное  достояние, единственное богатство этих нищих
повелителей мира. Поэтому слово "свобода" лишено у нас смысла. Это струна,
которая  всегда  будет  находить отзвук в сердцах масс, но иной раз именно
тираны  прекрасно  умеют  играть  на  этой  струне.  Спартак, я страдаю от
наглого высокомерия патрициев, сочувствую горю и мукам плебеев и вижу, что
только  на гибели первых может быть основано благополучие последних; чтобы
уничтожить  господство  касты олигархов, надо поощрять страсти плебеев, но
держать  их  в узде и руководить ими властно, с железной твердостью. И так
как  человек  человеку волк, так как род человеческий разделен на волков и
ягнят,  коршунов  и  голубков, на пожирающих и пожираемых, то я уже сделал
выбор и поставил себе определенную цель. Не знаю, удастся ли мне разрешить
такую  трудную  задачу,  но  я задумал захватить власть и в корне изменить
судьбы  обеих  сторон:  сделать  угнетателей  -  угнетенными, пожирающих -
пожираемыми.
   - Стало быть, ты, Цезарь, отчасти разделяешь мои взгляды?
   - Да,  я  жалею рабов и  всегда был к  ним снисходителен,  я сочувствую
гладиаторам и,  если устраивал зрелища для  народа,  никогда не  допускал,
чтобы  гладиаторы  варварски  убивали  друг   друга  ради   удовлетворения
необузданных инстинктов толпы. А чтобы достигнуть цели, которую я поставил
перед  собой  (если  только  мне   когда-нибудь  удастся  достигнуть  ее),
понадобится гораздо больше искусства,  чем насилия,  больше ловкости,  чем
силы,  понадобятся и  смелость и  осторожность -  неразлучные спутники при
всяком опасном начинании.  Я  чувствую,  что  мне предназначено достигнуть
высшей власти,  я  должен,  я  хочу ее  достигнуть и  достигну.  Мне  надо
обратить себе на пользу всякую силу,  встречающуюся на моем пути,  подобно
тому как река собирает в  свое лоно все притоки и вливается в море бурной,
могучей рекой.  И  вот  я  обращаюсь к  тебе,  доблестный Спартак,  как  к
человеку,  которому судьбой предначертаны великие деяния.  Скажи, согласен
ли ты оставить безумную мысль о невозможном восстании и вместо этого стать
помощником и спутником счастья Цезаря?  У меня есть своя звезда -  Венера,
моя  прародительница,  она  ведет  меня  по  тропе жизни и  предрекает мне
высокое  назначение.  Рано  или  поздно  я  получу  управление  какой-либо
провинцией и  командование легионами,  буду побеждать и  получать триумфы,
стану  консулом,  буду  низвергать  троны,  покорять  народы,  завоевывать
царства...
   Возбужденная речь  Цезаря,  его  решительное  лицо,  сверкающие  глаза,
взволнованный голос,  уверенность,  глубокая убежденность, звучавшие в его
речи,  -  все это придавало его облику такую величавость и значительность,
что Спартак на мгновение был очарован и покорен.
   Цезарь остановился на минуту, и Спартак, словно освободившись от власти
собеседника, спросил суровым и проникновенным голосом:
   - А что будет потом?
   В  глазах  Цезаря  вспыхнуло  пламя.  Побледнев от  волнения,  дрожащим
голосом, но твердо он произнес:
   - А потом... власть над всем миром!
   Короткое молчание последовало за этими словами, в которых сказалась вся
душа  будущего  диктатора.  С юных лет в нем жила только одна эта мысль, к
этой  цели  были  направлены  все  его  стремления, каждое слово, весь его
необычайный ум, всепокоряющая воля.
   -  Откажись  от  своего  замысла,  оставь  его,  - сказал Цезарь, вновь
обретая  безмятежное  спокойствие.  -  Оставь  его,  дело твое обречено на
гибель  в  самом  зародыше:  Метробий  не замедлит сделать консулам донос.
Убеди  своих  товарищей  по несчастью претерпеть все для того, чтобы у них
осталась  некоторая  надежда  завоевать  свои права законным путем, а не с
оружием  в  руках.  Будь  моим  другом,  ты  последуешь за мной в походах,
которые  мне  будет  поручено  совершить,  ты  возглавишь храбрых воинов и
проявишь  в  полном  блеске  необыкновенные воинские способности, которыми
тебя наградила природа.
   - Невозможно,  невозможно!..  - воскликнул Спартак. - Благодарю тебя от
всей  души,  Гай  Юлий,  за  твое  уважение  ко  мне  и  за  твои  лестные
предложения,  но я должен идти по пути, указанному моей судьбой. Я не могу
и  не  хочу  покинуть моих  братьев по  рабству.  Если бессмертные боги на
Олимпе  озабочены  судьбами  людей,  если  там,  наверху,  еще  существует
справедливость,  которой здесь больше нет,  наше дело не погибнет. Если же
люди и боги будут сражаться против меня,  я не покорюсь и, как Аякс, сумею
пасть мужественно, со спокойной душой.
   Цезарь  вновь  почувствовал невольное восхищение и,  крепко пожав  руку
Спартака, сказал:
   - Да  будет  так!   Если  ты  столь  бесстрашен,  я  предсказываю  тебе
счастливый  удел  -   я  знаю,   насколько  бесстрашие  помогает  избегать
несчастий. Тем больше я желаю, чтобы тебе сопутствовало счастье, ибо знаю,
что счастье играет во всяком деле большую роль,  особенно в делах военных.
Нынче вечером ты готов считать свое дело погибшим,  а завтра вмешательство
судьбы может привести его к  успеху.  Я не могу,  я не имею права помешать
Метробию;  он  отправится  к  консулам  и  раскроет  ваш  заговор.  Ты  же
постарайся попасть в Капую раньше гонцов сената,  и,  может быть,  счастье
будет на твоей стороне... Прощай.
   - Да покровительствуют тебе боги, Гай Юлий... Прощай.
   Понтифик и  рудиарий еще раз обменялись крепким рукопожатием и,  так же
как прежде,  в молчании,  но совсем в ином расположении духа спустились по
пустынному переулку,  по которому поднимались до вала. Вскоре они дошли до
таверны Венеры Либитины.  Цезарь расплатился с хозяйкой и направился домой
в сопровождении раба. Спартак, созвав своих товарищей, стал с лихорадочной
поспешностью отдавать им срочные приказы,  которые считал в  данном случае
наилучшими: Криксу он приказал уничтожить все следы заговора среди римских
гладиаторов;  Арториксу -  мчаться в  Равенну к  Гранику.  Затем  вместе с
Эномаем Спартак оседлал двух сильных коней и,  взяв с  собой пять талантов
из кассы Союза угнетенных,  чтобы иметь возможность в пути раздобыть новых
лошадей, во весь опор поскакал через Капенские ворота в Капую.
   Когда  Цезарь  возвратился и прошел в триклиний, он узнал, что от новых
возлияний  фалернского Метробий вновь загорелся пламенной любовью к родине
и,  обеспокоенный  долгим  отсутствием  Цезаря,  боясь,  как  бы  с ним не
случилось  несчастья,  отправился  к  консулу  спасать  республику: "Пойду
прямехонько к консулу", - заявил он привратнику, но, по словам последнего,
шатался из стороны в сторону.
   Цезарь долго стоял,  погрузившись в глубокое раздумье;  потом,  придя в
спальню, сказал про себя:
   "Теперь гладиаторы и  гонцы  сената будут состязаться в  скорости.  Как
знать, кто придет первым!"
   И после короткого раздумья добавил:
   "Как  часто  от  самых ничтожных причин зависят важнейшие события!  Вот
сейчас все зависит от коня!"






   Веселая,  богатая,  привыкшая  к  жизни,  полной  удовольствий,  Капуя,
столица  Кампаньи,  самой  плодородной,  самой  цветущей, самой прекрасной
провинции  во  всей  Италии,  в  те  времена, о которых мы повествуем, уже
находилась  в  упадке  по  сравнению с прежним великолепием и могуществом,
которым,  до  похода Ганнибала в Италию, завидовали ее богатые соперники -
Карфаген и Рим.
   Капуя, как предполагают, была основана осками, примерно за два столетия
до  основания  Рима,  на  чудесных  берегах  Вултурна  и,  вероятно,  тоже
называлась Вултурном -  по наименованию реки.  В течение трех столетий она
была столицей Союза двенадцати городов,  основанных в  этом краю,  который
этруски  завоевали у  осков,  авзонов и  аурумов;  от  этих  народов,  уже
обладавших  высокой  культурой,  Италия  заимствовала  начала  цивилизации
гораздо раньше, чем от греков.
   Три  столетия  спустя,  а  именно  в  332  году  со дня основания Рима,
этруски,  теперь  уже  изнеженные, утратившие энергию под влиянием мягкого
климата.  щедрой  природы,  а  также  воцарившихся развращенных нравов, не
могли отразить набегов своих соседей - суровых горцев самнитов - и подпали
под  власть  Самния. Самниты заняли их территорию и стали господствовать в
покоренных  этрусских  городах;  вероятно,  они  и назвали город Вултурн -
Капуей,   по   имени  какого-нибудь  выдающегося  своего  вождя.  Самниты,
получившие  господство  в  Кампанье,  но  тоже со временем потерявшие свою
былую   силу,  вели  постоянные  войны  с  дикими  пастушескими  племенами
близлежащих Апеннин, и через сто лет эти войны привлекли туда победоносных
римских  орлов,  покоривших  к  тому  времени бОльшую часть Италии. Жители
Кампаньи  призвали  римлян  в  качестве  союзников,  и  они  осели  в этой
прекрасной  провинции,  которая  получила лишь номинальную независимость и
слабое  подобие  муниципальных  прав,  фактически  же принадлежала Риму. В
Капую  стекались  в  большом числе римские граждане и патрицианские семьи,
привлеченные  сюда красотой природы и теплой зимой, и в короткое время она
возродилась, расцвела, стала богатым, многолюдным городом.
   После победы Ганнибала над римлянами у  Требии и  Тразименского озера и
окончательного  поражения  их   при   Каннах  Капуя  перешла  на   сторону
победителя,  и  он  сделал из  этого очаровательного города базу для своих
дальнейших военных  действий.  Но  вскоре  Ганнибал потерпел поражение,  и
вслед  за  этим  звезда Капуи  закатилась;  город вновь подпал под  власть
римлян,  они частью перебили его жителей,  частью изгнали или же продали в
рабство,  а  Капую  заселили  колонистами  -  горцами  и  землепашцами  из
окрестностей.  Колонисты  были  сторонниками римлян  и  оставались верными
Риму, когда он попадал в трудное положение.
   Прошло  сто  тридцать восемь  лет;  всемогущее покровительство Суллы  и
созданные им вокруг Капуи колонии легионеров помогли ей вернуть свое былое
- благоденствие.  Теперь в  ней было до  ста тысяч жителей;  ее опоясывали
прочные стены,  общая протяженность которых достигала шести миль; в городе
были  прекрасные улицы,  а  на  них  стояли богатейшие храмы,  грандиозные
портики,  дворцы,  бани,  амфитеатры.  Своим внешним видом Капуя не только
соперничала с  Римом,  но  даже превосходила его,  тем  более что  над ней
всегда сияло солнце,  природа одарила ее чудесным,  мягким климатом, - она
была не так щедра к семи холмам, на которых гордо возвышался прославленный
вечный город Ромула.
   Итак,  двадцатого февраля 680 года от  основания Рима,  на  исходе дня,
когда солнце,  окруженное воздушной грядой розовых,  белоснежных, багряных
облаков,  светившихся  фосфорическим  блеском,  медленно  закатывалось  за
вершины холмов,  спускавшихся за Литерном к  морю,  на улицах Капуи царили
обычные в этот час оживление,  суета,  толкотня.  Ремесленники заканчивали
свою  работу,   закрывались  лавки,  горожане  выходили  из  дому,  другие
возвращались  домой;  на  смену  кипучей  дневной  деятельности  близились
наконец тишина и покой ночи.
   Граждане всех возрастов и положения,  проходившие по широкой и красивой
Албанской улице,  которая тянулась от Флувиальских до Беневентских ворот и
почти пополам делила город,  на мгновение останавливались, изумленно глядя
вслед отряду из десяти всадников, с декурионом во главе, летевшему во весь
опор  со  стороны Аппиевой дороги;  лошади были все  в  грязи и  пыли,  из
ноздрей их валил пар, удила были в пене - все свидетельствовало о том, что
всадники мчались с каким-то особо важным поручением.
   - Клянусь скипетром Юпитера Тифатского, - сказал один пожилой гражданин
своему молодому спутнику,  -  мне  довелось видеть такую  скачку мною  лет
назад,   когда  гонцы  привезли  вести  о  победе,   одержанной  Суллой  в
окрестностях  нашего  города,   у  храма  Дианы  Тифатской,  над  консулом
Нарбаном, сторонником Мария.
   - Любопытно, какие вести везут вот эти всадники! - сказал юноша.
   - Едут, должно быть, из Рима, - высказал предположение кузнец, снимая с
себя кожаный прожженный фартук, который испокон веков носят все кузнецы.
   - Везут, верно, какую-нибудь новость.
   - Может, какая опасность нам грозит?
   - Или  раскрыли наш  заговор?  -  побледнев,  сказал  вполголоса своему
товарищу молодой гладиатор.
   Тем временем декурион и  десять всадников,  усталые,  измученные долгой
дорогой,  проехав по Албанской улице,  свернули на улицу Сепласия - другую
очень  красивую  улицу,  где  находились многочисленные лавки  парфюмерных
товаров -  благовоний и всяческих притираний,  помад и эссенций,  которыми
Капуя  снабжала  всю  Италию  и   особенно  Рим  к   удовольствию  матрон,
раскупавших все это.  На середине улицы Сепласия стоял дом Меттия Либеона,
римского префекта, управлявшего городом.
   Всадники остановились у этого дома, декурион спешился, вошел в портик и
потребовал,  чтобы  о  нем  тотчас же доложили, так как он должен передать
префекту срочные письма от римского сената.
   Вокруг собралась толпа любопытных. Одних удивлял жалкий вид всадников и
лошадей, изнуренных скачкой; другие строили догадки, зачем приехал отряд и
почему  он  так  спешил;  третьи  пытались завязать разговор с  солдатами,
тщетно пробуя что-нибудь выведать у них.
   Все  попытки и  догадки праздных капуанцев не  привели ни  к  чему.  Из
скупых,  отрывистых слов,  которые им с  трудом удалось вытянуть у солдат,
они  узнали только то,  что  отряд прибыл из  Рима;  это известие разожгло
любопытство толпы, но нисколько не разъяснило таинственного события.
   Вдруг  несколько рабов вышли из  дома  префекта и  быстро направились в
разные стороны по улице Сепласия.
   - Ого! - воскликнул кто-то из толпы. - Дело-то выходит нешуточное!
   - Какое дело?
   - Да кто ж его знает...
   - Глядите, как бегут рабы префекта!.. Будто олени спасаются от борзых в
лесу на Тифатской горе!
   - Стало быть, случилось что-то важное.
   - Ну, понятно. Куда ж это помчались рабы?
   - Вот тут-то и загвоздка! Попробуй угадай!
   - Эх,  кабы узнать!  С охотой отдал бы за это десять банок самых лучших
своих румян,  - сказал рослый, толстый краснощекий торговец благовониями и
косметикой, вышедший из соседней лавки; он пробрался вперед, горя желанием
узнать что-нибудь.
   - Ты прав,  Кальмис,  - заметил какой-то капуанец, - ты прав: произошло
что-то очень серьезное,  это несомненно.  А вот мы ничего не можем узнать,
хотя нам-то нужно знать, что случилось. Просто невыносимо!
   - Ты думаешь, грозит какая-нибудь опасность?
   - А  как же!  Разве сенат отправил бы ни с  того ни с  сего целый отряд
всадников да  приказал бы им лететь во весь дух?  Наверно,  немало лошадей
они загнали в дороге.
   - Клянусь крыльями Ириды, вестницы богов, я что-то вижу вон там...
   - Где, где видишь?
   - Вон там, на углу Албанской улицы...
   - Да  помогут  нам  великие боги!  -  воскликнул,  побледнев,  торговец
благовониями. - Ведь это военный трибун!
   - Да, да... Это он! Тит Сервилиан!..
   - Посмотри, как он спешит вслед за рабом префекта!
   - Что-то будет!
   - Да покровительствует нам Диана!
   Когда военный трибун Тит Сервилиан вошел в дом префекта,  уже всю улицу
Сепласия запрудила толпа,  и  всю Капую охватило волнение.  А  в это время
вдоль акведука,  который доставлял воду в  Капую с близлежащих холмов и на
довольно большом расстоянии тянулся у  самых городских стен,  ехали верхом
два человека огромного роста и  могучего сложения;  оба они тяжело дышали,
были бледны, испачканы грязью и пылью; по одежде и оружию в них легко было
признать гладиаторов.
   Это были Спартак и Эномай; они выехали из Рима в ночь с пятнадцатого на
шестнадцатое того же месяца, скакали во весь опор, меняя лошадей на каждом
привале,  и довольно скоро прибыли в Суэссу-Пометию,  но здесь их опередил
декурион с десятью всадниками, - он мчался в Капую предупредить префекта о
готовившемся восстании. Гладиаторам пришлось не только отказаться от мысли
сменить лошадей,  но вдобавок время от времени они должны были сворачивать
с Аппиевой дороги на боковые дороги.
   В  одном месте им удалось купить двух лошадей,  и благодаря силе воли и
сверхчеловеческой твердости характера они продолжали путь,  то  сворачивая
на проселки, то блуждая, то наверстывая потерянное время скачкой напрямик,
- там,  где  Аппиева  дорога  делала  повороты  и  петли,  удлинявшие путь
солдатам, и наконец выехали на дорогу, ведущую из Ателлы в Капую.
   Они надеялись, что опередили гонцов сената на час - это было бы победой
и  великой удачей!  Но  вдруг,  в  шести милях от  скал,  где берет начало
Кланий, примерно в семи милях от Капуи, лошадь, на которой скакал Спартак,
обессилев,  упала,  увлекая за  собой и  седока.  Желая поддержать лошадь,
Спартак обхватил ее шею, но несчастное животное опрокинулось, придавив ему
руку, и плечо у него оказалось вывихнутым.
   Несмотря  на  сильную  боль,  Спартак ничем ее не выдал и только легкие
подергивания  его  бледного  лица открыли бы внимательному взгляду, как он
страдал. Однако физическая боль была ничто в сравнении с Душевными муками,
терзавшими этого человека железной воли. Неожиданная неудача привела его в
отчаяние: он надеялся добраться до школы Лентула Батиата на полчаса раньше
своих  врагов,  теперь  же  он  приедет  после  них, и на его глазах будет
разрушено,  уничтожено  здание, над сооружением которого он упорно работал
пять лет.
   Вскочив на  ноги,  Спартак,  ни  минуты  не  думая  о  вывихнутой руке,
испустил вопль  отчаяния,  похожий  на  рев  смертельно раненного льва,  и
мрачно произнес:
   - Клянусь Эребом, все, все кончено!..
   Эномай  слез с лошади, подошел к Спартаку и заботливо ощупал его плечо,
желая удостовериться, что ничего серьезного не случилось.
   - Что  ты!..  Что  ты  говоришь!..  Как это может быть,  чтобы все было
кончено, когда наши руки свободны от цепей и в руках у нас мечи? - пытался
он успокоить Спартака.
   Спартак молчал; потом, бросив взгляд на коня Эномая, воскликнул:
   - Семь миль!  Осталось всего только семь миль, а мы - да будут прокляты
враждебные нам боги! - должны отказаться от надежды приехать вовремя! Если
бы  твой конь был в  силах нести нас обоих еще три-четыре мили,  остальной
путь мы  быстро прошли бы пешком.  Ведь мы и  так выиграли у  наших врагов
один час,  да после прибытия гонцов им понадобится,  по крайней мере,  еще
один час, чтобы отдать всякие приказы и попытаться сокрушить наши планы.
   - Ты рассчитал верно,  -  ответил германец, потом, повернувшись к своей
лошади,  заметил: - Но сможет ли это бедное животное нести нас обоих рысью
хотя бы только две мили?
   Гладиаторы  осмотрели  несчастную лошадь  и  убедились,  что  она  едва
жива...  Она тяжело дышала,  судорожно поводя боками, от нее шел пар. Ясно
было,  что  и  вторая лошадь скоро последует за  первой;  ехать на  ней  -
значило подвергаться опасности сломать не только руку,  но и ноги,  а то и
голову.  Посоветовавшись, гладиаторы решили бросить лошадей и идти в Капую
пешком.
   Изнуренные,  ослабевшие  от долгой скачки и от голода (они почти ничего
не ели несколько дней), гладиаторы с лихорадочной поспешностью пустились в
путь,  чтобы  поскорее  преодолеть расстояние, отделявшее их от Капуи. Они
шли молча, оба были бледны, с обоих лил пот, но воля их не ослабевала; они
шли  со  стремительной  быстротой и меньше чем в полтора часа добрались до
городских  ворот.  Тут  они ненадолго остановились: им надо было перевести
дух и немного прийти в себя, чтобы не привлекать внимания стоявшей у ворот
стражи,   которая,   возможно,  уже  получила  распоряжение  наблюдать  за
входящими в город и задерживать людей, подозрительных по виду и поведению.
Затем  они  снова  пустились  в  путь,  и,  входя  в ворота, оба старались
казаться  самыми  обыкновенными  голодными  оборванцами,  но  сердце у них
колотилось, по лбу стекали капли холодного пота от томившей их невыразимой
тревоги.
   В  ту  минуту,  когда они вошли под арку ворот,  Спартак в  предвидении
возможного ареста уже имел наготове план действий:  надо в  одно мгновение
ока схватить меч и  напасть на стражу,  -  убить,  ранить,  но любой ценой
проложить себе  дорогу  и  добежать  до  школы  гладиаторов;  рудиарий  не
сомневался в успехе своего замысла, зная силу Эномая и свою собственную. А
двенадцать легионеров, стоявших у заставы, почти все старые инвалиды, вряд
ли  могли  бы  оказать достаточное сопротивление мощным ударам мечей  двух
искусных  гладиаторов.   Однако  эта  отчаянная  мера  была  не   очень-то
желательна.  Когда Спартак подошел к воротам,  его неукротимое сердце, еще
не знавшее страха,  хотя он много раз смотрел смерти в глаза, его отважное
сердце,  никогда не трепетавшее в минуту грозной опасности, билось с такой
силой, что, казалось, вот-вот разорвется.
   Два  стража спали,  растянувшись на  деревянных скамьях;  трое играли в
кости,  присев на мраморных ступенях,  которые вели к крепостному валу,  а
двое других -  один,  развалившись на скамье,  другой стоя - болтали между
собой и зубоскалили,  глядя на прохожих,  входивших в город или выходивших
оттуда.
   Впереди гладиаторов,  в  двух  шагах,  шла  бедная старуха-крестьянка и
несла  несколько  головок  мягкого  сыра,  уложенных  в  круглые  плетеные
корзиночки. Один из легионеров сказал ухмыляясь:
   - Рано ты идешь на рынок, старая колдунья!
   - Да благословят вас боги!  - смиренно ответила старуха, продолжая свой
путь.
   - Посмотри-ка на нее!  -  насмешливо воскликнул другой легионер.  - Вот
красавица!  Ни  дать ни взять Атропос,  самая старая и  самая уродливая из
трех парок!
   - А какая у нее морщинистая кожа,  будто из старого пергамента,  да еще
такого, что покоробился на огне.
   - Подумать только -  она продает сыр!  Да я его бы в рот не взял,  хоть
озолоти меня.
   -  Ну ее к Эребу, эту мерзкую старуху, вестницу несчастья! - воскликнул
один  из  игравших  и  с  досадой бросил на ступеньку деревянный стакан, в
котором  лежали игральные кости; кости высыпались и покатились на землю. -
Зловредная  старуха!  Все  это  из-за  нее!..  Вот  уже третий раз выходят
одинаковые цифры. Проклятая "собака"!
   В  эту  минуту Спартак и  Эномай,  едва  дыша  от  волнения,  мертвенно
бледные, стараясь стать незаметными, проходили под сводом ворот.
   - А вот и почетный конвой старухи парки!  -  закричал, указывая на них,
один  из   стражей.   -   Да,   клянусь  Юпитером  Охраняющим,   эти  двое
бродяг-гладиаторов до  того грязны и  худы,  словно только что  вылезли из
Стикса!
   - Хоть бы вас поскорее дикие звери растерзали,  проклятый убойный скот!
- воскликнул легионер,  проигравший в кости, и энергично встряхнул стакан,
решив снова попытать счастья.
   Спартак и  Эномай,  ничего  не  ответив на  обидные слова,  прошли мимо
стражей и  уже  миновали первую арку,  где на  особых цепях была подвешена
подъемная  решетка,   затем  миновали  проход,  где  начиналась  лестница,
поднимавшаяся к  валу,  и  уже намеревались пройти вторую арку,  в которой
собственно и находились ворота в город,  как вдруг увидели, что со стороны
города навстречу им спешит центурион в сопровождении тринадцати легионеров
в полном вооружении -  в шлемах,  в латах,  со щитами,  копьями,  мечами и
дротиками.  Центурион,  шагавший впереди,  также был в боевом вооружении и
держал  в  руке  жезл,  знак  своего звания;  войдя  под  арку  ворот,  он
скомандовал:
   - К оружию!
   Сторожевые легионеры  вскочили;  хотя  среди  них  произошло  некоторое
замешательство,  они выстроились в  шеренгу с  быстротой,  которой от  них
трудно было ожидать.
   По знаку центуриона Спартак и Эномай остановились; сердце у них сжалось
от отчаяния.  Отступив на несколько шагов,  они переглянулись,  и рудиарий
успел удержать германца, уже схватившегося за рукоять меча.
   - Разве так несут охранную службу, негодяи? - гулко разнесся под сводом
строгий голос центуриона среди воцарившегося глубокого молчания.  -  Разве
так несут охрану, бездельники? - И он ударил жезлом одного из двух спавших
на скамье легионеров, которые с опозданием заняли свое место в строю.
   - А  ты,  -  добавил  он,  повернувшись к  декану,  стоявшему с  весьма
смущенным видом на левом фланге,  - ты, Ливии, очень плохо исполняешь свои
обязанности и  не  следишь за  дисциплиной.  Лишаю тебя  звания начальника
поста.  Будешь  теперь подчиняться Луцию  Мединию,  декану второго отряда,
который я привел для усиления охраны этих ворот. - И, помолчав, он сказал:
- Гладиаторы угрожают восстанием. Сенатские гонцы сообщили, что дело может
оказаться очень серьезным. Поэтому надо опустить решетку, запереть ворота,
держаться  начеку,  как  во  время  войны,  расставить  часовых  и  вообще
действовать, как положено, когда угрожает опасность.
   Пока  новый начальник поста Луций Мединий выстраивал весь  отряд в  две
шеренги, центурион, насупив брови, принялся допрашивать Спартака и Эномая:
   - Вы кто такие? Гладиаторы?
   - Гладиаторы,  -  твердым  тоном  ответил  Спартак,  с  трудом  скрывая
мучительную тревогу.
   - И, конечно, из школы Лентула?
   - Ошибаешься, доблестный Попилий, - ответил Спартак, и проблеск надежды
засветился в его глазах. - Мы на службе у префекта Меттия Либеона.
   - Ты меня знаешь? - удивленно спросил центурион.
   - Я много раз видел тебя в доме нашего господина.
   - В  самом  деле...   -   заметил  Попилий,  пристально  вглядываясь  в
гладиаторов.  Однако  наступившая темнота  скрывала их  черты,  и  он  мог
различить только их гигантские фигуры. - В самом деле, мне кажется...
   - Мы -  германцы,  приставленные для услуг к  благородной матроне Лелии
Домиции, супруге Меттия, мы постоянно сопровождаем ее носилки.
   За  четыре года службы в школе Лентула Батиата Спартак успел привлечь в
Союз  угнетенных  нескольких гладиаторов, принадлежащих семьям патрициев в
Капуе,  и  поэтому  он  хорошо знал двух гладиаторов-германцев гигантского
роста,  рабов  Меттия Либеона; они рассказывали ему о порядках и обычаях в
доме префекта. Легко понять, с какой радостью Спартак, пользуясь темнотой,
ухватился  теперь  за эту хитрость, - это был единственный путь к спасению
дела, близкого к гибели.
   - Верно!  -  подтвердил центурион.  -  Ты говоришь правду. Теперь я вас
узнаю.
   - Даже, представь себе... я помню, что встречал тебя, - добавил Спартак
с  деланным простодушием,  -  в самый тихий час ночи у входа в дом трибуна
Тита Сервилиана.  Я  с товарищем сопровождал туда носилки Домиции!  Да уже
наша госпожа так часто совершает таинственные ночные прогулки, что...
   - Замолчи ты,  ради твоих варварских богов,  мерзкий кимвр!  - закричал
Попилий,  не желая допустить, чтобы в присутствии легионеров сплетничали о
не слишком добродетельном поведении жены префекта.
   Минуту спустя,  в течение которой оба гладиатора не могли удержаться от
вздоха облегчения, центурион спросил Спартака:
   - А откуда вы сейчас идете?
   Спартак замялся было, но тотчас ответил самым естественнным тоном:
   - С  куманской виллы  нашего господина:  сопровождали груз  драгоценной
утвари. Возим ее туда со вчерашнего дня.
   - Хорошо, - ответил Попилий после некоторого раздумья.
   Вновь  наступило молчание,  и  опять  его  нарушил  центурион,  спросив
гладиаторов:
   - А вам ничего не известно о восстании?  Ну, о том, что затеяли в школе
Лентула?
   - А  что  же  мы  можем знать?  -  самым наивным тоном ответил Спартак,
словно услышал совершенно непонятный для  него  вопрос.  -  Если  буйные и
дерзкие ученики Лентула и  решились на  какое-нибудь  сумасбродство,  они,
конечно,  не  станут нам  рассказывать об  этом,  ведь они завидуют нашему
счастью. Нам-то очень хорошо живется у нашего доброго господина.
   Ответ  был  правдоподобен,  и  Спартак говорил так  непринужденно,  что
центурион перестал колебаться. Однако он тут же добавил:
   - Но  если  сегодня  вечером нам  действительно угрожает столь  дерзкое
восстание...  Мне просто смешна мысль о восстании гладиаторов, но если это
правда...   мой   прямой  долг   принять  все   зависящие  от   меня  меры
предосторожности.  Приказываю вам сдать ваши мечи... Хотя добрейший Меттий
обращается  со  своими  рабами  очень  хорошо,  гораздо  лучше,  чем  того
заслуживает  весь  этот  сброд,  особенно  вы,  гладиаторы,  подлые  люди,
способные на что угодно... Отдайте сейчас же мечи!..
   Услышав этот  приказ,  вспыльчивый и  неосторожный Эномай чуть  было не
погубил все дело.
   Он в  ярости схватился за обнаженный уже меч,  но Спартак спокойно взял
правой рукой клинок Эномая,  левой извлек из ножен свой и  с  болью в душе
почтительно подал  центуриону оба  меча.  Чтобы  не  дать  времени  Эномаю
разразиться еще какой-нибудь вспышкой, он поспешно заговорил с Попилием:
   - Нехорошо ты поступаешь,  Попилий!  Зачем сомневаешься в нас? Я думаю,
префект,  наш  господин,  будет недоволен таким недоверием.  Ну,  это дело
твое. Вот наши мечи, дай нам дозволенье вернуться в дом Меттия.
   - Как и  что я  сделал,  презренный гладиатор,  я дам отчет не тебе,  а
твоему господину. Убирайтесь отсюда.
   Спартак сжал руку дрожащего от гнева Эномая и, поклонившись центуриону,
направился вместе с  германцем в город;  они шли быстрым шагом,  стараясь,
однако, не возбуждать никаких подозрений.
   Еле переводя дух после всех пережитых волнений и опасностей, которых им
чудом удалось избежать,  оба гладиатора шли по Албанской улице,  и  тут их
внимание привлекло необычное движение,  шум, беготня, волнение, царившее в
городе;  они поняли теперь,  что заговор раскрыт и,  несмотря на  все свои
усилия, они придут в школу Батиата слишком поздно!
   Отойдя от  ворот на выстрел из лука,  они свернули влево,  на широкую и
красивую улицу,  на которой были великолепные дворцы.  Стремительно пройдя
ее всю,  они свернули направо,  в  уединенную тихую улицу,  а  оттуда -  в
запутанный лабиринт переулков,  и  чем дальше они углублялись в него,  тем
переулки становились темнее, грязнее и уже. Наконец они добрались до школы
Лентула Батиата. Школа помещалась на окраине Капуи, близ крепостной стены,
как  раз в  центре пересекающихся друг с  другом переулков,  о  которых мы
только что  говорили.  Домишки,  стоявшие здесь,  были  населены женщинами
легкого  поведения,  постоянными  посетительницами  окрестных  харчевен  и
кабачков - обычных мест свиданий десяти тысяч гладиаторов школы Лентула.
   На  первых порах в  этой  школе было всего несколько сот  учеников,  но
мало-помалу  она  разрослась,  быстро увеличивая благосостояние владельца.
Помещалась она в  многочисленных строениях,  мало чем отличавшихся друг от
друга  и  внешним своим  видом и  внутренним устройством.  Каждое из  этих
строений,  предназначенных для одной и  той же  цели,  состояло из четырех
корпусов, окружавших широкий внутренний Двор, в центре которого гладиаторы
упражнялись,  когда  не  было  дождя;  в  ненастную погоду они  занимались
гимнастикой и фехтованием в больших залах, отведенных для таких занятий.
   В  четырех  флигелях,  замыкавших  двор  со  всех четырех сторон, как в
верхних, так и в нижних этажах вдоль длиннейшего коридора шел нескончаемый
ряд  комнатушек.  В каждой из них мог с трудом поместиться один человек; в
этих клетушках на подстилках из сухих листьев или соломы спали гладиаторы.
   Во всех строениях,  кроме зала для фехтования, имелась еще одна большая
комната,  служившая складом оружия.  Ключи  от  этих  складов,  снабженных
железной решеткой и прочными дубовыми дверьми,  ланиста держал при себе; в
складах хранились щиты, мечи, ножи, трезубцы и другие виды оружия, которым
ланиста  обязан  был   снабжать  гладиаторов,   посылая  их   сражаться  в
амфитеатрах.
   В  больших  залах,  где  размещалось по  триста  пятьдесят -  четыреста
человек,  поддержание порядка  возлагалось на  рудиария  или  на  ланисту,
которого Лентул  нанимал вне  школы  или  назначал из  среды  гладиаторов.
Обязанности  стражи  несли  обычно  старые  солдаты,  назначаемые  на  эту
должность префектом,  а  для черной работы имелось определенное количество
доверенных рабов Лентула.
   Восемнадцать или  двадцать  домов,  построенных для  школы  без  всякой
заботы о  красоте архитектуры,  сообщались друг с другом посредством узких
улочек и переулочков,  которые некогда находились в черте города, но после
попытки к восстанию, произошедшей за двадцать восемь лет до тех событий, о
которых  мы  повествуем (вдохновителем восстания являлся  римский всадник,
называвший себя Вецием или Минуцием), все эти дома, по требованию римского
префекта и сената,  обнесли высокой стеной. Таким образом, школа Лентула с
ее  двумя  десятками  строений,  огороженных стенами  высотою  в  двадцать
восемь,  а  местами в тридцать футов,  была своего рода крепостью,  особым
городком  внутри  большого  города.   Все  улицы,  которые  вели  к  школе
гладиаторов,  были  предместьем городка  гладиаторов,  и  мирные  граждане
избегали их, как будто они были зачумлены.
   Вечером  двадцатого февраля  произошел  совершенно небывалый  до  этого
случай:  все  гладиаторы остались в  своих  помещениях внутри школы.  Одни
находились в  фехтовальном зале  и,  упражняясь в  искусстве  нападения  и
защиты,  сражались деревянными мечами  -  единственным безобидным оружием,
которым им  было разрешено пользоваться во время обучения;  другие были во
дворе,  собираясь  то  тут,  то  там  в  большие  отряды.  Они  занимались
гимнастикой или  же  пели  свои родные таинственные песни,  слова и  смысл
которых сторожа не понимали;  иные прогуливались по переулкам, соединявшим
строения школы,  а  некоторые толпились в  коридорах или же спали в  своих
комнатушках.
   Все  эти  несчастные,  привыкшие  страдать  и  скрывать  свои  чувства,
старались  казаться  равнодушными,   однако  достаточно  было   пристально
всмотреться в  их лица,  чтобы понять,  что все они чем-то взволнованы,  о
чем-то тревожатся, на что-то надеются и ждут каких-то важных и необычайных
событий.
   - Разве гладиаторы сегодня не выйдут на прогулку?  - спросил одноглазый
и безрукий сторож, старый легионер Суллы, другого ветерана, у которого все
лицо было обезображено шрамами.
   - А  кто их знает!..  Как будто собираются провести вечер в школе.  Вот
чудеса!
   - Придется поскучать их  грязным  любовницам,  -  напрасно будут  ждать
своих дружков в  кабаках и  харчевнях.  Вместо кутежей и веселья там нынче
будет тишина и покой.
   - Странно! Клянусь могуществом Суллы, это странно!
   - Даже очень странно, и, признаться, я даже беспокоюсь.
   - Что? Неужели опасаешься бунта?
   - Да как тебе сказать...  Не то чтобы настоящего восстания или бунта, -
полагаю,  что  настоящего восстания  не  может  быть,  -  но  какие-нибудь
беспорядки, смута... Сказать по правде, я не только опасаюсь, но даже жду,
что так и будет.
   - Пусть попробуют!  Клянусь фуриями ада,  у меня руки так и чешутся!  И
если...
   Но тут легионер, прервав разговор, сделал знак своему сотоварищу, чтобы
тот замолчал, так как к ним подходил руководитель и владелец школы, Лентул
Батиат.
   Лентулу  Батиату шел  тридцать первый  год,  он  был  высок,  худощав и
бледен;  маленькие черные  глазки  его  смотрели на  людей  хитрым и  злым
взглядом;  на  всем  облике  лежал  отпечаток сухости и  жестокости.  Свое
заведение он  унаследовал от  отца,  Лентула Батиата,  сумевшего благодаря
стечению  обстоятельств превратить  свою  небольшую  школу  с  несколькими
сотнями  гладиаторов в  первоклассную гладиаторскую школу,  славившуюся во
всей  Италии.  Торгуя  кровью  и  жизнью человеческой,  он  нажил  большое
состояние.
   После смерти отца,  умершего несколько лет  назад,  сын стал владельцем
школы; не удовлетворившись богатым отцовским наследством, он решил удвоить
капитал, успешно продолжая "честный" промысел своего родителя.
   Когда  Лентул  подошел,  оба  легионера  почтительно  поклонились  ему;
ответив на их приветствия, он спросил:
   - Не  знает ли  кто-нибудь из  вас,  по какой такой причине гладиаторы,
против обыкновения,  почти все остались в  школе?  В этот час школа всегда
пустеет.
   - Не... не знаю... - пробормотал один из легионеров.
   - Да  мы  не меньше тебя удивляемся этому,  -  ответил более откровенно
другой.
   - Что такое происходит?  -  спросил Батиат,  насупив брови, с мрачным и
свирепым выражением лица. - Не готовится ли что-нибудь?
   Легионеры  молчали.   Ответом  на  вопрос  торговца  гладиаторами  было
появление одного из его рабов,  -  бледный,  с выражением ужаса на лице он
шел впереди отпущенника префекта, тоже крайне взволнованного.
   Отпущенник  был  послан  своим  господином  к   Лентулу  с  приказанием
немедленно предупредить ланисту об  опасности,  грозившей не только школе,
но  и  городу  и  республике.  Префект советовал Лентулу строго  пресекать
всякую попытку нападения на склад оружия,  закрыть все ворота школы, а сам
в  свою  очередь обещал прислать Батиату,  не  позже  чем  через  полчаса,
трибуна Тита  Сервилиана с  двумя  когортами солдат  и  отрядом капуанской
городской стражи.
   Услышав такие вести,  которые гонец префекта сообщил дрожащим от страха
голосом,  Лентул Батиат остолбенел,  не мог выговорить ни слова, как будто
был  в  беспамятстве...  Неизвестно,  сколько  времени  он  пребывал бы  в
оцепенении,  если б  окружающие не  заставили его  опомниться,  торопя его
принять энергичные меры против грозящей опасности.
   Придя  в  себя,  Лентул  немедленно приказал вооружить двести пятьдесят
легионеров и двести пятьдесят рабов, приставленных для обслуживания школы,
стараясь сделать все  это  незаметно для гладиаторов.  Все они поспешили к
Фортунатским воротам,  служившим для сообщения школы с  той частью города,
где  находился храм  Фортуны Кампанской;  здесь  Лентул  должен  был  дать
дальнейшие распоряжения.
   Бледный,  перепуганный  Батиат  побежал за оружием и первым примчался к
Фортунатским   воротам.  Постепенно  туда  подходили  вооруженные  рабы  и
легионеры;  он  разбивал  их  на  отряды  по двадцать - тридцать человек в
каждом,  поручая  командование ими своим храбрым ветеранам, и отправлял их
охранять склады оружия и выходы из школы.
   Лентул принимал все эти меры предосторожности,  но в  голове у него был
какой-то сумбур,  сердце трепетало, потому что никто лучше его не понимал,
что представляют собой десять тысяч гладиаторов,  на что они способны, как
велика и страшна опасность.  Прибыл трибун Тит Сервилиан,  молодой человек
лет двадцати восьми,  крепкого сложения;  он презирал опасности, отличался
большой  самонадеянностью и  легкомыслием.  Чтобы  доставить  удовольствие
префекту и исполнить его просьбу,  он сам явился в школу во главе одной из
двух когорт, которые находились в его распоряжении в Капуе.
   - Ну, что у вас тут происходит? - спросил он.
   - Ox! - воскликнул Лентул, испустив глубокий вздох удовлетворения. - Да
защитит тебя Юпитер и да поможет тебе Марс!.. Добро пожаловать!
   - Расскажи мне наконец, что здесь произошло... Где бунтовщики?
   - Да пока еще. ничего не случилось, нет никаких признаков мятежа.
   - А что ты сделал? Какие дал распоряжения?
   Вкратце рассказав трибуну о своих распоряжениях,  Лентул прибавил,  что
целиком полагается на его мудрость и будет слепо подчиняться его приказам.
   Тит  Сервилиан,   обдумав,   что  надо  предпринять,  усилил  двадцатью
легионерами из своих когорт каждый из отрядов, посланных Лентулом охранять
склады оружия и  выходы,  и  приказал запереть все ворота,  за исключением
Фортунатских,  -  здесь он остался сам с  главными силами,  состоявшими из
двухсот шестидесяти легионеров,  готовых прийти на помощь там,  где бы она
понадобилась.
   Пока исполнялись все эти распоряжения, стало совсем темно. Гладиаторами
овладело сильное волнение;  они собирались группами во дворах и переулках,
к  ним  присоединялись все  новые  и  новые  гладиаторы,  все  они  громко
разговаривали между собой.
   - Запирают склады оружия!
   - Значит, нас предали!
   - Им все известно!
   - Мы пропали! Вот если бы с нами был Спартак!
   - Ни он, ни Эномай не приехали, - их, наверно, распяли в Риме!
   - Беда! Беда!
   - Да будут прокляты несправедливые боги!
   - Запирают двери!
   - А у нас нет оружия!
   - Оружия!.. Оружия!..
   - Кто даст нам оружие?..
   Все возраставший гул голосов десяти тысяч человек,  выкрикивавших слова
проклятий и брани,  вскоре уж напоминал раскаты грома или рев моря в грозу
и бурю. Только благодаря трибунам и центурионам (Спартак мудро организовал
десять тысяч своих товарищей по несчастью в  легионы и  когорты,  назначив
везде начальников) гладиаторы успокоились и  разошлись по  своим когортам.
Когда мрак спустился на землю,  в  двадцати громадных дворах,  где недавно
царили беспорядок, шум и отчаяние, наступили тишина и спокойствие.
   В  каждом из дворов собралась когорта гладиаторов; из-за ограниченности
места они построились походной сомкнутой колонной - по шестнадцати человек
в  глубину  и  тридцать  два в ширину. Они стояли молча, с трепетом ожидая
решения   трибунов   и  центурионов,  собравшихся  на  совет  в  одном  из
фехтовальных  зал.  Решалась  судьба  святого  дела,  во  имя которого все
объединились и дали торжественную клятву.
   Все  это  происходило как  раз в  те  минуты,  когда Спартак и  Эномай,
преодолев столько препятствий и опасностей, добрались до школы Лентула. Им
пришлось остановиться,  так как неподалеку,  при свете факелов, заноженных
неопытными легионерами,  опасавшимися заблудиться в  лабиринте  переулков,
вдруг блеснули пики, копья, мечи и шлемы.
   - Это легионеры, - вполголоса сказал Эномай Спартаку.
   - Да,  -  ответил рудиарий, у которого сердце надрывалось при виде этой
картины.
   - Значит, опоздали... Школа окружена. Что нам делать?
   - Подожди!
   И Спартак,  напрягая слух, пытался уловить, не донесется ли издали хоть
малейший звук голоса или шум,  и, широко раскрыв глаза, тревожно следил за
движением факелов,  которые перемещались по переулкам с  востока на запад,
постепенно удалялись и наконец совсем исчезли.
   Тогда Спартак сказал Эномаю:
   - Стой и молчи.
   С  величайшими  предосторожностями,  неслышно  ступая,  он  двинулся по
переулку  к  тому  месту,  где только что прошли римские легионеры; сделав
шесть-семь  шагов, фракиец остановился; его внимание привлек едва уловимый
шорох;  он  приложил  руку  щитком ко лбу и, напрягая зрение, через минуту
различил  какую-то  черную массу, двигавшуюся в конце улицы. Тогда наконец
он  вздохнул  с облегчением, осторожно возвратился к Эномаю и, взяв его за
руку,  пошел  вместе  с  ним  вниз  по переулку, повернул налево и, пройдя
десять шагов по новой тропинке, остановился и тихо сказал германцу:
   - Они только еще начали окружение школы.  Сейчас они расставляют отряды
солдат на всех перекрестках, но мы лучше их знаем здешние переулки и будем
на десять минут раньше их у стены,  окружающей школу. С этой стороны стена
немного обвалилась, и высота ее не больше двадцати восьми футов. Отсюда мы
проберемся в школу.
   Так,  со спокойствием,  которое редко встретишь даже у храбрейших, этот
необыкновенный человек отчаянно боролся с  превратностями судьбы и  каждую
минуту черпал в  своей  мудрости и  энергии все  новые  и  новые силы  для
спасения дела, которому угрожала такая большая опасность.
   Все  произошло  так,   как  и  предвидел  фракиец.  Быстро  и  неслышно
пробираясь по  темным извилистым переулкам,  он и  Эномай достигли стены в
намеченном месте. Здесь Эномай с ловкостью, которой трудно было ожидать от
такого гиганта,  стал взбираться по стене, пользуясь выступами и выбоинами
в  старой каменной стене,  лишенной штукатурки.  Вскоре он  добрался до ее
гребня и  начал спускаться по другой стороне стены,  что оказалось труднее
подъема.  Как только германец скрылся из глаз, Спартак оперся правой рукой
о выступающий из стены камень и стал подыматься по этому подобию лестницы.
Он забыл о своей вывихнутой левой руке,  оперся на нее и,  вдруг вскрикнув
от острой боли, упал навзничь на землю.
   - Что случилось,  Спартак?  -  спросил приглушенным голосом Эномай, уже
соскочивший со стены во двор школы.
   - Ничего,  - ответил рудиарий и, усилием воли заставив себя подняться и
не обращая внимания на сильнейшую боль в распухшей руке, снова с ловкостью
дикой козы стал подыматься по стене. - Ничего... вывихнутая рука...
   - Ах,  клянусь всеми змеями ада!  - воскликнул, с трудом приглушив свой
голос,  Эномай.  -  Ты прав... об этом мы не подумали... Подожди меня... Я
сейчас подымусь наверх и помогу тебе.
   И он стал уже подыматься, но услышал голос Спартака:
   - Ничего... ничего... Говорю тебе, ничего не случилось!.. Не трогайся с
места... Я сейчас доберусь к тебе сам... Мне помощь не нужна.
   И  действительно,  едва  смолкли  эти  слова,  как  над  гребнем  стены
показалась мужественная фигура фракийца,  а вслед за этим германец увидел,
как Спартак спускается по щербатой стене, точно по лестнице. Наконец одним
прыжком фракиец очутился на земле и подошел к Эномаю.
   Эномай хотел было спросить у  Спартака о  руке,  но,  увидев,  что лицо
рудиария бледно до синевы,  глаза точно остекленели и  что он скорее похож
на привидение, чем на человека, германец только произнес вполголоса:
   - Спартак!  Спартак! - В этом восклицании прозвучала такая нежность, на
какую,   казалось,  не  был  способен  этот  гигант.  -  Спартак,  ты  так
страдаешь!..  Это выше человеческих сил...  Спартак...  тебе плохо... сядь
вот тут...
   Ласково  обняв  Спартака,  германец усадил  его  на  большой  камень  и
прислонил к стене.
   Спартак действительно был  без  сознания,  его доконала жестокая боль в
вывихнутой руке,  прибавившаяся ко  всем физическим и  моральным мученьям,
которые ему пришлось вынести за последние пять дней.  Лицо у него было как
у  покойника,  но  холодный,  словно  мрамор,  лоб  покрылся каплями пота,
побелевшие губы судорожно подергивались от боли, он бессознательно скрипел
зубами. Едва лишь Эномай прислонил его к стене, он склонил на плечо голову
и застыл неподвижно. Он казался мертвым.
   Эномай,  суровый германец,  волею  случая  превратившийся в  заботливую
сиделку,  не  знал  что  делать  и  растерянно смотрел  на  своего  друга.
Осторожным,  мягким движением,  не вязавшимся с его мощным телом,  он взял
руку Спартака и,  тихонько приподняв ее,  откинул рукав туники. Оказалось,
что рука сильно вздулась,  опухла, и Эномай подумал, что сейчас нужно было
бы подвесить кисть па перевязи.  Он тотчас же приступил к делу и,  опустив
руку  товарища,  стал  отрывать край  своего коричневого плаща.  Но  когда
пострадавшая  рука,  соскользнув  с  колена,  резко  опустилась  к  земле,
Спартак,   вздрогнув,   застонал  и  открыл  глаза;  мало-помалу  сознание
вернулось к нему.
   От боли он лишился чувств и от боли пришел в себя.  И как только пришел
в  себя,   он  посмотрел  вокруг  и,   собравшись  с  мыслями,  насмешливо
воскликнул:
   -  Ну  и  герой!..  Клянусь Юпитером Олимпийским, Спартак превратился в
жалкую бабу! Наших братьев убивают, наше дело гибнет, а я, как трус, падаю
в обморок!
   С  трудом Эномай убедил фракийца,  что все вокруг спокойно и они придут
вовремя,  чтобы вооружить гладиаторов;  обморок его длился не  больше двух
минут, но рука его в очень плохом состоянии.
   Крепко забинтовав руку Спартака, германец обвязал длинный конец повязки
вокруг шеи и придал руке горизонтальное положение на уровне груди.
   - Вот теперь тебе будет не так больно.  А  Спартаку хватит одной правой
руки, чтобы быть непобедимым!
   - Лишь  бы  нам  удалось  достать  мечи!   -  ответил  фракиец,  быстро
направляясь к ближайшему дому.
   Вскоре оба гладиатора вошли туда;  передний зал оказался пустым. Пройдя
через него, они вышли во двор.
   Там  стояли молча,  разделенные на  когорты,  пятьсот гладиаторов.  При
неожиданном появлении  Спартака  и  Эномая  гладиаторы,  сразу  узнав  их,
испустили крик радости и надежды.
   - Тише! - крикнул Спартак своим могучим голосом.
   - Тише! - повторил за ним Эномай.
   - Молчите и стойте в порядке;  сейчас не время для восторгов, - добавил
фракиец.
   И как только настала тишина, он спросил:
   - А где трибуны, центурионы, руководители?
   - Рядом,  в школе Авроры,  совещаются о том,  что нам делать, - ответил
декан,  выходя из рядов.  -  Школа окружена римскими когортами,  а  склады
оружия охраняются многочисленными Отрядами легионеров.
   - Знаю,  -  ответил Спартак и,  повернувшись к Эномаю, сказал: - Идем в
школу Авроры.
   Затем,  обращаясь к  пятистам  гладиаторам,  собравшимся во  дворе,  он
произнес громко, так, чтобы все слышали:
   - Ради  всех  богов  неба  и  ада,  приказываю вам  соблюдать порядок и
тишину!
   Выйдя из  Старой школы (так называлось здание,  в  котором они  пробыли
несколько минут),  Спартак отправился в  другую,  носившую название "школы
Авроры",  налево от которой находилась школа Геркулеса; до школы Авроры он
дошел  очень  скоро,  по-прежнему  в  сопровождении Эномая.  Они  вошли  в
фехтовальный зал,  где  собралось около двухсот предводителей гладиаторов,
считая   трибунов,   центурионов  и   членов   высшего  руководства  Союза
угнетенных;  при  свете  немногих  Факелов  они  обсуждали  план,  который
следовало принять при таком опасном положении.
   - Спартак!  -  воскликнули тридцать  голосов  при  появлении  бледного,
искалеченного фракийца.
   - Спартак!  -  повторили остальные,  и в голосах их звучали изумление и
радость.
   - Мы погибли! - сказал председательствовавший на собрании гладиатор.
   - Нет еще, - ответил Спартак, - если нам удастся захватить хотя бы один
склад оружия.
   - Да разве мы сможем?
   - Мы безоружны.
   - И скоро римские когорты нападут на нас.
   - Изрубят всех в куски!
   - Есть ли у вас факелы? - спросил Спартак.
   - Есть, триста пятьдесят или четыреста факелов.
   - Вот  наше  оружие!  -  воскликнул Спартак,  и  глаза  его  засияли от
радости.
   Через минуту он добавил:
   - Среди всех  десяти тысяч гладиаторов,  собранных в  этой  школе,  вы,
несомненно,  самые смелые,  доблестные воины, и ваши товарищи по несчастью
не ошиблись,  избрав вас начальниками.  Сегодня вечером вы должны доказать
это своей отвагой и мужеством. Готовы ли вы ко всему?
   - Ко всему, - единодушно и твердо ответили все двести гладиаторов.
   - Готовы ли вы сражаться даже безоружными против вооруженных и  пасть в
сражении?
   - Мы  готовы ко  всему,  мы готовы на все,  -  повторили с  еще большим
подъемом гладиаторы.
   - Тогда скорей...  все факелы сюда.  Удвоим,  утроим их число, если это
возможно.  Зажжем их  и  вооружимся ими.  Мы бросимся на стражу ближайшего
склада оружия,  обратим ее в бегство,  подожжем дверь этого зала и получим
столько  оружия,   сколько  нам  понадобится,   чтобы  одержать  верную  и
окончательную победу.  Нет,  клянусь  священными  богами  Олимпа,  не  все
потеряно,  когда остается вера;  не  все  потеряно,  пока  есть  мужество;
напротив, победа обеспечена, если мы все решили победить или умереть!
   И   бледное   лицо   рудиария   в   этот   момент   как   будто  озарил
сверхъестественный  свет:  так  сверкали его глаза, так прекрасно было его
лицо;  вера  и  энтузиазм воодушевляли этого человека, чьи физические силы
как  будто  уже  истощились.  Его  энтузиазм,  словно электрическая искра,
проник в сердца собравшихся тут гладиаторов; в мгновение ока все бросились
в  комнатку,  в  которой  предусмотрительный  Спартак  посоветовал собрать
факелы,  имевшиеся не только в школе Авроры, но и в остальных семи школах.
Там  были  самые  различные  факелы: из пакли, пропитанной смолой и салом,
пучки  смолистой драни, вставленные в трубки с воспламеняющимся веществом,
или  же  факелы  из  скрученных  веревок,  пропитанных смолой, и восковые.
Гладиаторы  размахивали ими, как мечами, затем зажгли их и, полные ярости,
решили при помощи этого, казалось бы, жалкого оружия добиться спасения.
   А  в  это время центурион Попилий,  усилив все сторожевые посты у ворот
города,  привел к  школе  гладиаторов триста легионеров и  передал их  под
начало  трибуна  Тита  Сервилиана.  Одновременно  к  Фортунатским  воротам
подошло около семисот солдат капуанской городской стражи, находившихся под
командой своих  центурионов и  непосредственно подчиненных префекту Меттию
Либеону.
   Меттий  Либеон  был  высокий,  полный человек лет  пятидесяти;  на  его
свежем,  румяном  лице  запечатлелось желание  покоя,  мира,  стремление к
непрерывным эпикурейским наслаждениям в триклинии за чашей и трапезой.
   Уже  много  лет  Меттий  состоял  префектом  Капуи и широко пользовался
привилегиями,  предоставляемыми его высоким и завидным постом. В спокойное
время круг его обязанностей был крайне ограничен и не доставлял ему особых
хлопот.  Гроза  застигла  его  неподготовленным,  врасплох,  поразила, как
человека,  еще не вполне пробудившегося от приятнейшего сна; растерявшийся
чиновник запутался, как цыпленок в куче пакли.
   Но серьезность положения,  чреватого опасностями, необходимость принять
безотлагательно решения,  страх  перед  наказанием,  энергичные  настояния
жены,  честолюбивой и  решительной матроны  Домиции,  и,  наконец,  советы
отважного трибуна Сервилиана взяли верх, и Меттий, не вполне сознавая, что
происходит,   решился  наконец  кое-что  предпринять,   сделать  кое-какие
распоряжения,  совершенно  не  представляя себе,  к  чему  все  это  может
привести.
   В  конце  концов непредвиденным последствием всего этого было  то,  что
спешно  собравшиеся  и  плохо  вооруженные семьсот  самых  храбрых  солдат
городской милиции Капуи потребовали,  чтобы их  повел в  бой  сам префект,
которому они доверяют, как высшему начальнику города. Перепуганный Меттий,
не  чувствуя  себя  в  безопасности даже  в  своем  дворце,  принужден был
испытать на себе всю тяжесть вытекавших из этого последствий.
   Сначала    бедняга,    обуреваемый   страхом,   энергично   отказывался
удовлетворить    просьбу    отряда,    выдвигая    различные    извиняющие
обстоятельства, и придумывал отговорки: твердил, что он человек тоги, а не
меча,  что  он  не  был  с  детства  обучен  искусству  владеть  оружием и
заниматься военным делом, уверял, что его присутствие необходимо во дворце
префектуры,   чтобы   все   предусмотреть,   обо   всем   позаботиться   и
распорядиться;  но под давлением капуанских сенаторов, требований солдат и
упреков  жены  несчастный  принужден  был  покориться и надеть шлем, латы,
перевязь  с  мечом.  Наконец  он  двинулся  с  солдатами  по направлению к
гладиаторской школе, но не как начальник, который, возглавляя войско, идет
сразиться с неприятелем, а как жертва, влекомая на заклание.
   Как  только  отряд  капуанской стражи  подошел к  Фортунатским воротам,
навстречу префекту вышел трибун Сервилиан в сопровождении Попилия, Лентула
Батиата  и  другого  центуриона,   Гая  Элпидия  Солония,  и  заявил,  что
необходимо созвать совет и возможно скорее обсудить план действий.
   - Да...  совещание,  совещание...  Легко  сказать,  совещание...  нужно
заранее удостовериться,  все ли знают...  все ли могут, - бормотал, совсем
запутавшись,  Меттий; его смущение все больше возрастало от желания скрыть
овладевший им страх.
   - Потому что...  в  конце  концов...  -  продолжал он  после  минутного
молчания,  делая вид,  будто он  что-то обдумывает.  -  Я  знаю все законы
республики  и   при  случае  сумею  владеть  и  мечом...   и  если  родине
понадобится...   когда  понадобится...   могу  отдать  свою  жизнь...   но
руководить солдатами... вот так... с места в карьер... не зная даже против
кого...  Как?..  Где?..  Потому что...  если бы речь шла о враге, которого
видишь...  в  открытом поле...  я  знал  бы,  что  делать...  я  сумел  бы
сделать... но...
   Его путаное красноречие иссякло;  и,  сколько он ни старался, почесывая
то  ухо,  то нос,  подыскать слова,  чтобы довести до конца свою речь,  он
ничего не придумал,  -  так, вопреки правилам грамматики, этим словом "но"
бедный префект ее и закончил.
   Трибун Сервилиан улыбнулся; он прекрасно знал характер префекта, видел,
в какое затруднительное положение попал Меттий,  и, чтобы выручить его и в
то же время исполнить все, что он наметил сам, сказал:
   -  Я  считаю,  что есть только одна возможность избавиться от опасности
заговора этой черни, а именно - стеречь и защищать склады оружия; запереть
все  ворота  школы  и  охранять  их,  чтобы  помешать бегству гладиаторов;
загородить  все улицы и запереть все городские ворота. Обо всем этом я уже
позаботился.
   - Ты прекрасно сделал,  доблестный Сервилиан,  предусмотрев все это,  -
заметил с  важным видом  префект,  очень довольный,  что  его  избавили от
хлопотливой обязанности давать распоряжения,  а также и от ответственности
за них.
   - Теперь,  -  добавил Сервилиан, - у меня остается около ста пятидесяти
легионеров.  Соединив их с твоими храбрыми солдатами,  я мог бы решительно
выступить против бунтовщиков,  заставить их разойтись и  вернуться в  свои
клетки.
   - Прекрасно!  Превосходно задумано!  Именно это я и хотел предложить! -
воскликнул Меттий Либеон,  никак не  ожидавший,  что  Сервилиан возьмет на
себя руководство всей операцией.
   - Что касается тебя,  мудрый Либеон,  то  раз ты  из  усердия к  службе
желаешь принять прямое участие в действиях...
   - О...  когда ты здесь...  человек храбрый,  испытанный в боях... и еще
хочешь, чтобы я домогался... о нет!.. Никогда не будет, чтобы я...
   - Так как тебе это желательно, - продолжал трибун, прерывая префекта, -
то можешь остаться с сотней капуанских солдат у ворот школы Геркулеса; она
отсюда не дальше, чем на два выстрела из лука. Вы будете охранять вместе с
уже поставленными там легионерами выход...
   - Но...  ты же понимаешь,  что... в общем я ведь человек тоги... но тем
не менее... если ты думаешь, что...
   - А-а,  понимаю: ты желал бы принять участие в схватке с этой чернью, с
которой нам,  может быть,  придется столкнуться...  но все же охрана ворот
Геркулеса - дело важное, и поэтому я прошу тебя принять на себя выполнение
этой задачи.
   Затем вполголоса, скороговоркой сказал на ухо Либеону:
   - Ты не подвергнешься ни малейшей опасности!
   И уже громко продолжал:
   - Впрочем, если ты намерен распорядиться иначе...
   -  Да  нет...  нет...  -  произнес, несколько осмелев, Меттий Либеон. -
Ступай  разгонять  бунтовщиков,  храбрый  и прозорливый юноша, а я пойду с
сотней  воинов  к  указанному мне посту, и если кто попытается выйти через
эти  ворота...  если  пойдут  на меня в атаку... если... то увидите... они
увидят.  Плохо  им придется... хотя... в конце концов... я человек тоги...
но я еще помню свои юношеские военные подвиги... и горе этим несчастным...
если...
   Бормоча  и  храбрясь,  он  пожал  руку  Сервилиану  и  в  сопровождении
центуриона и капуанских солдат,  переданных в его распоряжение, направился
к своему посту,  оплакивая в глубине души прискорбное положение, в которое
его поставили дурацкие бредни десяти тысяч мятежников, и страстно мечтая о
возврате безмятежного прошлого.
   А  в  это  время  гладиаторы,   то  увлекаемые  надеждой,  то  терзаясь
отчаяньем, все еще стояли .во дворах, ожидая приказаний своих начальников,
вооруженных факелами и  приготовившихся во  что бы  то  ни  стало овладеть
складом оружия в  школе Геркулеса,  вход в  которую охранялся пятьюдесятью
легионерами и рабами, решившими биться насмерть.
   Но  в  ту  минуту,  когда  Спартак,  Эномай и  их  товарищи готовы были
ворваться в коридор,  ведший к складу оружия,  звук сигнала нарушил ночную
тишину и печальным эхом отозвался во дворах, где собрались гладиаторы.
   - Тише!  - воскликнул Спартак, внимательно прислушиваясь и останавливая
движением правой руки своих соратников, вооруженных факелами.
   Действительно,  вслед  за  звуками фанфары раздался голос глашатая.  От
имени римского сената он предлагал мятежникам разойтись и вернуться в свои
конуры, предупреждая, что в случае неповиновения они после второго сигнала
будут рассеяны военной силой республики.
   Ответом на  это  требование был  мощный  и  долгий рев,  но  объявление
глашатая,  словно эхо  в  горах,  повторилось многократно у  входа во  все
дворы, где стояли строем гладиаторы.
   Спартак  несколько минут  колебался,  собираясь с  мыслями.  Мрачным  и
страшным было его лицо,  глаза устремлены в землю, как у человека, который
советуется с самим собой.  Затем он повернулся к товарищам и громко,  так,
чтобы все могли его слышать, сказал:
   - Если  атака,  которую мы  сейчас  предпримем,  закончится удачно,  мы
получим мечи,  и  они  помогут нам  завладеть другими складами в  школе  и
одержать победу.  Если же  нас постигнет неудача,  у  нас останется только
один  выход для  спасения дела  свободы от  окончательной гибели.  Старшие
центурионы обоих легионов выйдут отсюда и возвратятся к нашим товарищам; и
если  через  четверть часа  они  не  услышат нашего гимна  свободы,  пусть
предложат всем молча вернуться в свои комнаты:  это будет знаком того, что
нам  не  удалось захватить оружие.  Мы  же  свалим на  землю или  подожжем
калитку,  находящуюся на  расстоянии половины выстрела из  лука  от  ворот
Геркулеса, и, проникнув в харчевню Ганимеда, вооружимся тем, что попадется
под руку,  преодолеем все препятствия на  своем пути и,  сколько бы нас ни
осталось в живых -  сто,  шестьдесят,  тридцать, - разобьем лагерь на горе
Везувий и  там  поднимем знамя свободы.  Пусть наши братья проберутся туда
самым коротким путем, безоружные или вооруженные, группами или поодиночке.
Оттуда начнется война угнетенных против угнетателей.
   После очень короткой паузы, видя, что старшие центурионы колеблются, не
решаясь  оставить  место,  где  в  данную  минуту  угрожала самая  большая
опасность, он прибавил:
   - Армодий, Клувиан! Именем верховного руководства приказываю вам идти!
   Оба юноши, склонив головы, удалились скрепя сердце в разные стороны.
   Тогда Спартак, обернувшись к своим товарищам, сказал:
   - А теперь... вперед!
   Он  первый вошел в  коридор,  где  находился склад оружия,  и  вместе с
Эномаем,  как вихрь, бросился на легионеров, начальник которых, одноглазый
и безрукий ветеран, ожидая атаки, кричал:
   - Вперед!.. Вперед!.. Ну-ка, гнусные гладиаторы... Впе...
   Но  он  не  успел докончить:  протянув во  всю длину руку,  вооруженную
толстым и длинным пылающим факелом, Спартак ударил его по лицу.
   Старый легионер вскрикнул и  отступил,  в  то  время как солдаты делали
тщетные попытки поразить мечами  Эномая и  Спартака,  которые с  отчаянной
дерзостью боролись  этим  невиданным оружием,  сделавшимся страшным  в  их
руках.  Они наступали на  стражу,  теснили ее  и  наконец отбросили ее  от
дверей склада.
   В   это   время  легионеры  под  предводительством  Тита  Сервилиана  и
капуанские  солдаты,   разделенные  на  два  отряда,  которые  возглавляли
центурионы Попилий и  Элпидий Солоний,  после  того  как  снова прозвучали
трубы,  двинулись одновременно к  трем  дворам  и  стали  метать дротики в
столпившихся там безоружных гладиаторов.
   Это  была  страшная  минута.  Под  густым  дождем смертоносных дротиков
безоружные  гладиаторы с диким воем, проклятиями, ревом отступали к разным
выходам из двора и, словно в один голос, кричали:
   - Оружия!.. Оружия!.. Оружия!..
   А  дождь дротиков не утихал. Скоро отступление гладиаторов превратилось
в  паническое  бегство.  Началась  давка  у  входов, толкотня в коридорах,
гладиаторы мчались к своим конурам, падали, давили, топтали друг друга, во
все  концы  школы  Лентула доносились их проклятья, крики, вопли, просьбы,
мольбы, стоны раненых и умирающих.
   Избиение гладиаторов в первых трех дворах и их бегство вызвали панику и
упадок  духа  в  когортах,  находившихся в других дворах; ряды гладиаторов
стали  быстро  редеть,  пришли  в беспорядок и вскоре совсем расстроились.
Будь у этих людей оружие, они могли бы сражаться и умерли бы все до одного
или  одержали  бы  полную  победу  даже  над двумя римскими легионами. Но,
безоружные,  обреченные  на  избиение,  гладиаторы  не  могли  и не хотели
оставаться  вместе  даже  и  четверти  часа, - каждый думал только о своем
спасении.
   В  это  время Спартак и  Эномай бок  о  бок с  двумя другими товарищами
дрались,  как  львы.  Теснота  коридора не  позволяла сражаться более  чем
четверым в  ряд,  и  в  короткое время  им  удалось отогнать легионеров от
двери;  энергично преследуя их,  они  очень  скоро  оттеснили легионеров в
атрий,  где собралось более сотни гладиаторов с факелами. Одних легионеров
они  окружили,  обезоружили  и  убили,  а  другие,  с  обожженными лицами,
ослепленные,  обратились в бегство;  в это время гладиаторы, ворвавшиеся в
коридор,  свалили факелы в  кучу  перед дверью оружейного склада,  пытаясь
поджечь ее и таким образом открыть туда доступ.
   Легионеры,  воя  от  боли, разбегались, как безумные, в разные стороны;
некоторые  из  них оказались в толпе преследуемых гладиаторов и, попав под
ноги  бегущих,  были затоптаны ими, другие же очутились в середине. когорт
Сервилиана,  Попилия  и  Солония,  которые шли сомкнутым строем, преследуя
отступавших   гладиаторов.   Трибун  и  центурион  были  предупреждены  об
угрожавшей им опасности, которая могла вырвать из их рук победу, так легко
доставшуюся  им.  Поэтому  Попилий  поспешил к школе Геркулеса, бросился в
коридор,  где  уже  загорелась  дверь оружейного склада, и, сообразив, что
действовать  мечом  против  факелов невозможно, приказал своему арьергарду
метать   в   неприятеля  дротики.  Это  оружие  и  здесь  оказалось  столь
убийственным,  что  быстро принесло победу над мужеством восставших. Отряд
Спартака  отступил,  но  так  как  здесь  были  самые  храбрые  и  сильные
гладиаторы,  то  он  отступал  в  полном  порядке,  кидая в римлян факелы.
Гладиаторы  вынимали  дротики  из тел раненых и убитых товарищей и уносили
это  оружие  с собой; отойдя в глубь коридора к атрию, действуя дротиками,
как мечами, они яростно оспаривали у легионеров выход из коридора.
   Оказавшись вместе с  Эномаем и  с сотней гладиаторов во дворе,  Спартак
увидел беспорядочно бегущих гладиаторов.  По крикам, воплям и возгласам он
понял, что внутри дворов все кончено; оставался лишь один путь к спасению:
вырваться из школы и искать убежища на Везувии.
   Вернувшись в  атрий,  он  крикнул громовым голосом,  который был слышен
среди шума боя:
   - У кого есть меч, стойте здесь и защищайте этот выход от легионеров!
   Несколько  гладиаторов,  вооружившись  мечами  и  копьями,  отнятыми  у
сторожей оружейного склада,  стали живой стеной у  выхода,  которым тщетно
пытался овладеть отряд Попилия;  раненный в  правую руку и  в голову,  сам
Попилий храбро сражался в первом ряду.
   - Следуйте за мной!  -  кричал Спартак и,  размахивая высоко в  воздухе
факелом, подавал этим знак другим гладиаторам.
   Быстрым шагом он вместе с Эномаем направился к стене, окружавшей школу,
- к тому самому месту, где была узкая и низкая калитка, заколоченная много
лет назад. Она могла стать теперь единственным путем к спасению.
   Но  чтобы поджечь ее,  потребовалось бы  не  менее получаса,  между тем
победители,   продвигаясь  по  всем  проходам  и  переулкам,  не  дали  бы
гладиаторам возможности использовать драгоценные минуты,  а  у гладиаторов
не было ни секир,  ни молотков,  чтобы выломать дверь.  Что же делать? Как
открыть возможно скорее этот выход?
   В  волнении и  тревоге все  искали средство добиться этой  цели.  Вдруг
Эномай, заметив мраморную колонну, лежавшую неподалеку, крикнул товарищам:
   - Самые сильные, вперед!
   И  тотчас  семь  или  восемь  самых  рослых и сильных гладиаторов вышли
вперед  и стали перед Эномаем; окинув их опытным взглядом, он нагнулся над
колонной  и,  подложив  руки под один ее конец, сказал высокому и могучему
самниту, почти такому же гиганту, как и он сам:
   - А ну-ка покажи свою силу. Бери эту колонну за другой конец.
   Все   поняли  намерение  Эномая.   Гладиаторы  освободили  место  перед
калиткой,  а германец и самнит без труда подняли и перенесли колонну ближе
к калитке. Затем, раскачав эту огромную глыбу, они обрушили ее на дверь, и
та затрещала под страшным ударом.
   Гладиаторы  дважды  повторили  этот  удар,   а   на  третий  раз  дверь
раскололась и  рухнула на  землю.  Погасив и  бросив факелы,  гладиаторы в
молчании вышли через этот проход вслед за  Спартаком и  по  темным,  узким
улицам города направились к харчевне Ганимеда.
   Харчевня эта была самой близкой к  школе Лентула и наиболее посещаемой,
потому что хозяином ее  был рудиарий,  большой друг Спартака.  Он принимал
участие в заговоре и оказал немало услуг Союзу угнетенных.
   Над  входом  в  это  питейное  заведение висела  безобразная вывеска  с
изображением   отвратительного   Ганимеда,    наливающего   красный,   как
свернувшаяся  кровь,   нектар,   в  чашу  такого  же  уродливого  Юпитера.
Находилась харчевня на  расстоянии выстрела из  лука  от  тех  ворот,  где
стояли на  посту капуанские солдаты,  возглавляемые толстым и  благодушным
префектом Меттием Либеоном.
   Спартак  и  двести  гладиаторов  продвигались в  глубоком  молчании  со
всевозможными предосторожностями.  Они  неслышно шли друг за  другом и  по
данному вполголоса приказу все остановились.
   Фракиец, германец и еще семь или восемь человек вошли в кабак. Владелец
его,  рудиарий,  был  в  страшной  тревоге  за  исход  борьбы,  о  которой
догадывался по  крикам  и  шуму,  доносившимся сюда  из  школы.  Он  вышел
навстречу гладиаторам и участливо спросил:
   - Ну как?.. Какие вести?.. Как идет сражение?
   Но Спартак прервал расспросы, сказав:
   - Вибиний, давай нам все оружие, какое только у тебя есть. Дай нам все,
что в руках отчаявшихся людей может стать оружием!
   И, подбежав к очагу, Спартак схватил огромный вертел, а Эномай - топор,
висевший на  стене.  Собрав в  охапку вертела,  ножи и  косы,  он вышел из
трактира  и  распределил  это  оружие  между  гладиаторами.   Его  примеру
последовали остальные,  и вскоре все были вооружены; они захватили с собой
также  три  небольших лестницы,  которые  нашлись в  кабаке,  и  несколько
веревок.
   Первым двинулся Спартак,  а  следом за  ним  молча шли все остальные по
направлению к той улице,  где стояли римские солдаты.  Не успели легионеры
подать сигнал тревоги,  как гладиаторы с яростью диких зверей бросились на
них,  нанося страшные удары,  убивая их на месте с быстротой и неслыханным
неистовством.
   Сражение длилось  всего  несколько минут;  отчаянный напор  гладиаторов
быстро закончился разгромом многочисленных отрядов легионеров и  городских
солдат.
   Молодой центурион Квинт Волузий старался воодушевить солдат и кричал:
   - Вперед,  капуанцы!..  Смелее,  во имя Юпитера Тифатского!.. Меттий...
доблестный Меттий!.. Ободряй солдат!
   Внезапный натиск гладиаторов привел Меттия Либеона в замешательство,  и
он поспешил укрыться в хвосте своего небольшого отряда.  Когда он услышал,
что его настойчиво призывают к выполнению долга,  он начал кричать, сам не
понимая, что он говорит:
   -   Конечно...   несомненно.   Капуанцы,   смелее!  Вперед!  Доблестные
капуанцы...   Я  буду  командовать...  вы  будете  сражаться!  Не  бойтесь
ничего... Бейте!.. Убивайте!..
   И при каждом слове он пятился все дальше.
   Бесстрашный  Квинт  Волузий  пал,  пронзенный  насквозь страшным ударом
вертела,   которым   вооружился   Спартак,   а   гладиаторы,  прорвавшись,
опрокидывая  все  вокруг,  промчались  мимо несчастного префекта, который,
став как будто меньше ростом, рухнул на колени и принялся молить дрожащим,
прерывающимся от рыданий голосом:
   - Я   человек  тоги...   я   ничего  не  сделал...   ничего  плохого...
Милосердия... милосердия... о доблестные!.. Пощады!..
   Его хныканье быстро прекратилось,  потому что Эномай, пробегавший в эту
минуту,  дал  ему пинка с  такой силой,  что толстяк отлетел на  несколько
шагов и, упав на землю, лишился сознания.
   Когда  гладиаторы  пробежали  шагов  триста,   Спартак  остановился  и,
задыхаясь, сказал Эномаю:
   - Половина из  нас  должна остаться здесь,  надо  хотя  бы  на  полчаса
задержать наших  преследователей,  чтобы дать  возможность другой половине
перебраться Через городскую стену.
   - Я останусь, - сказал Эномай.
   - Нет, ты поведешь их к Везувию, а я останусь.
   - Нет,  нет, ни в коем случае! Если я умру, ты будешь продолжать войну,
а погибнешь ты - все будет кончено.
   - Беги,  беги ты, Спартак, - воскликнули восемь или десять гладиаторов,
- мы останемся с Эномаем!
   Слезы показались на глазах Спартака при этом благородном соревновании в
самоотверженности и братской любви; пожав руку германцу, он сказал:
   - Прощайте!.. Я жду вас на Везувии!
   В   сопровождении  части  гладиаторов,  к  которым  по  приказу  Эномая
присоединились  те,  что  несли  лестницы,  Спартак  исчез,  углубившись в
лабиринт  тропинок,  которые вели к городской стене, в то время как Эномай
приказал  оставшимся  гладиаторам  войти  в соседние дома и выбрасывать из
окон  скамейки,  кровати  и  другую мебель, чтобы забаррикадировать улицу,
готовясь  к  длительному  и  упорному сопротивлению приближавшимся римским
когортам.






   Через  два  часа после событий, описанных в предыдущей главе, небольшой
отряд  гладиаторов,  бежавших  из  школы  Лентула,  после  быстрого  марша
остановился   около   виллы  Гнея  Корнелия  Долабеллы,  расположенной  на
живописном холме между Ателланской и Куманской дорогами, примерно в восьми
милях от Капуи.
   В  то  время  как  Эномай,  укрывшись  за  баррикадами,  которыми  были
перегорожены  улицы,  отражал  натиск  римских  легионеров,  Спартак и его
товарищи  при  помощи  трех  связанных  между собой лестниц под прикрытием
темноты  взобрались на крепостной вал; затем с большим трудом, подвергаясь
немалой  опасности,  они  втащили лестницу наверх, приставив ее к наружной
стороне стены, и благополучно спустились вниз. Здесь они развязали эти три
лестницы,  положили  их  одна  на  другую и перекинули через глубокий ров,
наполненный  водой  и  тиной,  через  который  иначе  не могли бы перейти.
Сбросив  лестницы в ров, они опять быстрым маршем двинулись напрямик через
открытое  поле,  простиравшееся  между  двумя  дорогами  -  Ателланской  и
Куманской.
   Дойдя  до  железной  решетки  виллы  Долабеллы,  Спартак  несколько раз
позвонил;  в  ответ  раздался  лай  собак,  который  разбудил задремавшего
привратника,   старого  раба-фессалийца.   Прикрывая  левой  рукой  медный
светильник,  который он  нес  в  правой  руке,  старик подошел к  калитке,
бормоча по-гречески:
   - Вот нахалы,  полуночники.  Кто это шатается без спросу по ночам? Нет,
погоди, я тебя жалеть не буду! Завтра же донесу управителю.
   Старик подошел к самой калитке;  за ним,  оскалив клыки и неистово лая,
бежали две молосские собаки.
   - Да будет к  тебе благосклонен Юпитер Олимпийский и  пусть всегда тебе
помогает Аполлон Пегасский,  -  сказал Спартак по-гречески.  - Мы - греки,
рабы,  такие же несчастные, как и ты. Мы бежали из Капуи. Открой поскорее,
не вынуждай нас применять насилие, а то тебе придется плохо.
   Легко себе представить,  как перепугался старый фессалиец,  услышав эти
слова и увидев отряд измученных, странно вооруженных людей.
   Оцепенев от ужаса,  он стоял с поднятым вверх светильником и больше был
похож  на  статую,  чем  на  живого  человека.  После  минутного молчания,
прерываемого  только  лаем  молосских  собак,  Спартак  вывел  старика  из
столбняка своим мощным голосом:
   - Ну  что  же,  во  имя вековых лесов Оссы и  Пелиона,  решишься ли  ты
наконец открыть нам добровольно?  Уймешь ли ты своих надоедливых псов? Или
ты хочешь, чтобы мы взялись за топоры?
   Эти слова не  допускали никаких колебаний;  привратник вытащил ключи и,
отпирая калитку, отодвигая засов, покрикивал на собак:
   - Замолчи,  Пирр!..  Тихо,  Алкид!..  Да помогут вам боги, мужественные
люди!..  Сейчас отопру...  Тише вы,  проклятые...  Располагайтесь, как вам
будет  удобно!..   Сейчас  выйдет  управитель...  Он  тоже  грек...  Очень
достойный человек... Вы здесь найдете, чем подкрепиться.
   Как  только  гладиаторы вышли  на  главную аллею  виллы,  Спартак велел
запереть  калитку  и  поставил  там  стражу  из  пяти  человек,   затем  в
сопровождении остальных  в  несколько минут  дошел  до  большой  площадки,
обсаженной деревьями  различных пород  и  кустами  Душистых  роз,  мирт  и
можжевельника,   которые  росли   перед  виллой  патриция  Гнея   Корнелия
Долабеллы, уже ставшего консулом.
   Здесь  Спартак  произвел  смотр  своим  соратникам: всего в отряде было
семьдесят восемь человек, включая и его самого.
   Рудиарий на минуту задумался,  опустил голову,  затем, вздохнув, сказал
стоявшему  рядом  с  ним  галлу,  высокому  юноше  хрупкого  телосложения,
белолицему,  рыжеволосому,  с  голубыми глазами,  горевшими огнем отваги и
энергии:
   - Да, Борторикс!.. Если счастье будет сопутствовать нашей храбрости, то
вот  этот наш  маленький отряд в  семьдесят восемь человек сможет положить
начало великой войне и благородному делу!..
   И тут же добавил:
   - История,  к  сожалению,  судит о  благородстве деяний по  их  удачным
последствиям!  А, впрочем, как знать, не оставлено ли на страницах истории
этим семидесяти восьми место рядом с тремястами защитниками Фермопил?  Кто
знает!..
   Прервав  свои  размышления,  он  распорядился поставить стражу  у  всех
выходов,  затем вызвал к себе управителя Долабеллы. Явился грек-управитель
Пеодофил,  уроженец Эпира.  Спартак его успокоил, сказав, что на вилле они
возьмут только пищу,  некоторые необходимые им вещи,  а  также все оружие,
которое здесь найдется; ни он, ни его товарищи не причинят никакого убытка
хозяину виллы;  не будет допущено ни воровства, ни грабежа. Спартак убедил
управителя добровольно снабдить отряд  всем,  что  ему  понадобится,  если
хочет избежать насилия.
   Таким  образом, гладиаторы вскоре получили пищу и вино для подкрепления
своих  сил и по приказу Спартака запаслись продовольствием на три дня. Сам
же  он  почти  не притронулся к яствам и вину, хотя уже много дней не знал
отдыха  и  более  тридцати  часов  ничего  не  ел.  Зато на вилле римского
патриция  он  неожиданно для себя среди девяноста рабов, выполнявших здесь
домашние  и  полевые  работы,  нашел врача-грека по имени Дионисий Эвдней.
Этот  раб занимался врачеванием, лечил заболевших рабов и самого владельца
виллы,  когда тот жил здесь. Врач с большим старанием принялся лечить руку
рудиарию.  Он  вправил  кость,  обложил  руку  лубками,  скрепил их особой
повязкой  и при помощи повязки, обхватившей шею, подвесил ее горизонтально
у  груди.  Закончив  все  это, он посоветовал своему пациенту хоть немного
подкрепить  свои  силы  сном  и  отдыхом, предупредив его, что в противном
случае  он  рискует  заболеть  горячкой,  так  как  у него была лихорадка,
вызванная усталостью и тревогами последних дней.
   Отдав самые подробные и  точные распоряжения Борториксу,  Спартак лег в
удобную кровать и  заснул крепким сном.  Он проспал до утра,  хотя и велел
галлу разбудить его на  заре;  однако тот,  по совету Дионисия Эвднея,  не
будил его, пока он сам не проснулся.
   Сон  подкрепил  фракийца,  он  встал  полный  бодрости,  уверенности  и
надежды.  Солнце уже  больше трех  часов заливало светом роскошную виллу и
окрестные холмы. С одной стороны зеленели лесистые, крутые склоны Апеннин,
с  другой  -  открывалась ласкающая глаз  панорама  города  и  видны  были
красивые виллы, спускавшиеся до самого моря.
   Спартак  тотчас же созвал всех рабов Долабеллы на площадку перед виллой
и  в  сопровождении  управителя домом и надзирателя за рабами направился к
тюрьме,  составлявшей  непременную  принадлежность  всех римских вилл. Там
находились  закованные  в  цепи  рабы;  их  заставляли работать в железных
наручниках и ножных кандалах.
   Спартак освободил этих несчастных -  их было свыше двадцати человек - и
присоединил ко всем остальным,  стоявшим на площадке. В горячей и понятной
всем  речи  он  объяснил этой  толпе  рабов,  почти  целиком состоявшей из
греков,  причины побега  гладиаторов из  Капуи  и  сущность задуманного им
дела,  которому он  решил  посвятить всю  свою  жизнь.  Яркими красками он
обрисовал святую цель,  за которую решили бороться восставшие: отвоевать у
тиранов-угнетателей права для угнетенных,  уничтожить рабство,  освободить
все человечество -  такова была благороднейшая цель войны,  к  которой они
все готовились.
   - Кто  из  вас  хочет быть  свободным и  предпочитает почетную смерть с
мечом в руках на поле брани жалкой жизни раба, кто чувствует себя смелым и
сильным, готовым вынести все тяготы и опасности войны против поработителей
всех народов,  кто чувствует весь позор ненавистных цепей -  пусть берет в
руки любое оружие и следует за нами!
   Проникновенные слова  Спартака  произвели сильное  впечатление на  всех
обездоленных, еще не ослабевших духом, не отупевших в рабстве. Послышались
восторженные восклицания,  слезы  радости заблестели на  глазах  у  рабов;
свыше   восьмидесяти  рабов   Долабеллы   вооружились  топорами,   косами,
трезубцами  и   тут  же  вступили  в  Союз  угнетенных,   принеся  клятву,
объединявшую всех братьев Союза.
   Спартак,  Борторикс и  храбрейшие из  гладиаторов вооружились мечами  и
копьями,  найденными на  вилле.  Фракиец предусмотрительно разместил рабов
Долабеллы  среди  испытанных  своих  соратников,   для   того   чтобы  они
поддерживали бодрость духа у  новичков,  и построил в строгом порядке свою
маленькую когорту, в которой было уже более ста пятидесяти человек. За два
часа до  полудня он оставил виллу Долабеллы и  по глухим тропинкам,  через
поля и виноградники, направился в сторону Неаполя.
   После быстрого перехода,  не отмеченного какими-либо важными событиями,
отряд  гладиаторов в  сумерках подошел  к  Неаполю и  по  приказу Спартака
сделал  остановку  в  нескольких  милях  от  города,  возле  виллы  одного
патриция.  Приказав своим  товарищам запастись провизией на  следующие три
дня  и  забрать все  оружие,  которое они найдут,  фракиец строго запретил
чинить насилия и грабежи.
   Через  два  часа  отряд ушел  оттуда,  получив пополнение в  количестве
пятидесяти  гладиаторов  и  рабов,  сбросивших  свои  цепи,  чтобы  начать
благородную борьбу за свободу, к которой призывал их Спартак.
   Всю  ночь  Спартак продолжал свой  поход  с  ловкостью и  осторожностью
искуснейшего полководца;  он вел свою когорту по извилистым дорогам, через
благоухающие поля и живописные холмы, тянувшиеся между Неаполем и Ателлой.
Он останавливался у каждой виллы,  каждого дворца, встречавшегося по пути,
но  лишь  на  столько времени,  сколько ему  требовалось,  чтобы запастись
оружием и призвать рабов к восстанию. Таким образом, он достиг на рассвете
Везувия и вышел на дорогу,  которая тянулась по склону этой горы от Помпеи
к  виллам и  местам увеселительных прогулок патрициев,  туда,  где  горный
хребет весело сияет, а леса и обрывы делают его диким и мрачным.
   Спартак  остановился  приблизительно  в  двух  милях от Помпеи и, заняв
несколько   садов,   находившихся  у  самой  дороги,  разместил  за  живой
благоухающей  изгородью из акаций, мирт и розмарина своих товарищей, число
которых  возросло  за  сутки  до  трехсот  человек;  здесь  он приказал им
оставаться до восхода солнца.
   Вскоре  на  вершине горы,  которая в  ночной темноте будто  упиралась в
голубой свод  небес,  стали  появляться то  сероватые,  то  белые  облака;
постепенно светлея,  они  походили на  легчайшие клубы дыма,  предвестника
пожара,   казалось  неожиданно  возникшего  и  разгоравшегося  на  склонах
соседних Апеннин и на самом Везувии.
   Облака из белых превращались в розовые,  из розовых в пурпурные; вскоре
они заиграли золотыми блестками,  и  по  горе,  которая до  этого высилась
черной   и   грозной   гранитной   громадой,    вдруг   разлились   потоки
животвотворного, яркого солнечного света, обрисовавшего его величественные
очертания,    склоны    близких    хребтов,    покрытые   мрачной   густой
растительностью,  страшные пропасти,  зиявшие меж  пепельно-серых  пластов
застывшей лавы,  и  залитые  солнцем  цветущие холмы,  которые тянулись на
несколько миль  окрест  и,  словно у  ног  горделивого гиганта,  раскинули
чудесный разноцветный ковер, сотканный из зелени и цветов.
   В те времена Везувий имел совсем иную форму, чем теперь; он не был, как
в наше время,  бушующим и страшным чудовищем.  Вулканические извержения из
его недр происходили в столь отдаленные эпохи,  что даже память о них едва
сохранилась к  началу нашего повествования.  Следами их  остались на много
миль  тянувшиеся вокруг горы  слоистые отложения лавы,  на  которых осками
были воздвигнуты города Стабии,  Геркуланум и Помпея.  Огонь, клокочущий в
жерле вулкана, уже много веков не нарушал блаженства этих чудесных холмов,
где  под  сапфировым небом,  согретые  нежащим  теплом,  вдыхая  напоенный
благоуханиями чистый воздух,  освежаемые прохладой голубых тирренских вод,
жили  счастливейшие народы,  воспетые  поэтами  как  обитатели  преддверия
элисия.  Да,  ни в одном уголке земного шара поэты не могли бы найти такой
прелести и  даже  во  вдохновенном полете фантазии не  могли создать более
чарующих картин, действительно достойных быть преддверием элисия.
   Единственным,  что  нарушало счастье жителей Кампаньи,  были  подземные
толчки  и  раскаты  грома,  временами пугавшие население;  но  толчки  эти
повторялись так  часто и  были так  безвредны,  что  к  ним  здесь все уже
привыкли и  не обращали на них внимания.  Поэтому вся нижняя часть Везувия
была сплошь покрыта оливковыми и  плодовыми деревьями,  роскошными садами,
виноградниками,  рощами,  застроена виллами  и  дворцами и  казалась одним
сплошным садом, единым огромным городом.
   Везувий и  весь Байский,  или Неаполитанский,  залив,  озаренные лучами
восходящего солнца,  являли в это утро такую грандиозную, такую прекрасную
и величественную картину,  что она вызвала возгласы Удивления и восторга у
гладиаторов и  их  предводители.  Они  умолкли  и  в  изумлении  предались
созерцанию этого зрелища.
   Они  увидели Помпею,  как  будто  отданную на  произвол волн,  богатую,
царственную Помпею, лишенную крепостных стен, что напоминало об участии ее
обитателей восемнадцать лет назад в гражданской войне против римлян; город
был  тогда  взят  войсками Суллы,  и,  оказав ему  милосердие,  победитель
разрушил только его стены. А неподалеку от Помпеи находились разрушенные и
сожженные Стабии,  на развалинах которых только еще начали возводить новые
дома, - по всему видно было, как жестоко поступил с их обитателями все тот
же Сулла.
   Как  ни  прекрасна  была  эта  величественная картина  восхода  солнца,
пленявшая душу любого человека,  Спартак быстро освободился от ее чар.  Он
окинул  взглядом  вершину  горы,  стараясь определить,  как  далеко  вверх
тянется  мощенная  лавой  дорога,   у   которой  он  находился  со  своими
товарищами,  и  доходит ли  она до  самой верхушки горы.  Но  густые леса,
покрывавшие вершину,  не  давали возможности проследить,  где оканчивалась
эта  дорога.  После  недолгого раздумья Спартак решил послать Борторикса и
тридцать  наиболее ловких  товарищей разведать дорогу,  а  сам  с  главной
частью отряда намеревался обойти соседние виллы и  дворцы,  чтобы поискать
оружия и  освободить рабов.  Ядро отряда из шестидесяти гладиаторов должно
было оставаться на прежнем месте,  скрываясь за живой изгородью;  здесь же
Борторикс и Спартак уговорились встретиться после разведки.
   Все было сделано, как приказал Спартак. Борторикс возвратился через три
часа.  Спартак  уже  был  на  месте;  он раздобыл еще некоторое количество
оружия  и  пополнил  свой  отряд,  в  который влились двести гладиаторов и
рабов,  освобожденных  на  соседних  виллах.  Рудиарий  составил  из своих
пятисот  воинов  когорту  в  пять  манипул.  В  один  из манипул, во главе
которого  был  поставлен  Борторикс,  вошли  восемьдесят  самых  молодых и
храбрых  гладиаторов.  Спартак  вооружил  их  пиками  и  копьями и назвал,
согласно римскому строю, гастатами, то есть копьеносцами. Остальные четыре
манипула,  по  сто  человек  каждый,  назывались  так: фальгиферы - бойцы,
вооруженные  косами; ретиарии - вооруженные трезубцами и вертелами; первый
и  второй  манипулы  фракийцев  - гладиаторы, вооруженные мечами, ножами и
другим  коротким  оружием.  Во  главе  каждой  группы  в десять человек он
поставил декана, а во главе каждого манипула - по два центуриона, младшего
и  старшего.  И  тех  и  других  он  выбрал  из  числа  шестидесяти восьми
гладиаторов,  бежавших  вместе  с ним из Капуи, так как знал их мужество и
отвагу и мог вполне на них положиться.
   Борторикс сообщил Спартаку,  что  дорога,  около которой они находятся,
примерно на  две мили пролегает по  склону горы,  затем переходит в  узкую
тропинку,  которая ведет через леса к вершине,  но, достигнув определенной
высоты, теряется среди недоступных скал и обрывов.
   - О,  наконец-то  после  стольких испытаний великие  боги  начинают нам
покровительствовать!  -  ликуя, воскликнул Спартак. - Там, наверху, в этой
лесной глуши,  где гнездятся орлы и устраивают свое логово дикие звери,  в
местах,  недоступных для человека, мы водрузим наше знамя свободы. Лучшего
места судьба не могла бы нам предоставить... Идемте!
   И  как  только когорта гладиаторов двинулась по  направлению к  вершине
Везувия,  Спартак вызвал к  себе  девять гладиаторов из  школы  Лентула и,
щедро  снабдив  их   деньгами,   приказал  немедленно  по  разным  дорогам
отправиться  троим  в  Рим,  троим  в  Равенну  и  троим  в  Капую,  чтобы
предупредить товарищей по несчастью,  живших в школах этих трех городов, о
том,  что  Спартак  с  пятьюстами  гладиаторами  расположился  лагерем  на
Везувии,  и сказать,  что те, кто готов бороться за свободу в одиночку ли,
манипулами или легионами, должны поскорее явиться к нему.
   Посылая трех гонцов в  каждый из  указанных городов,  Спартак рассудил,
что  даже  в  худшем случае,  если некоторые будут схвачены в  дороге,  по
крайней  мере  трое  из  девяти  дойдут  до  назначенного  места.  Спартак
простился  с   этими  девятью  гладиаторами  и  посоветовал  им  держаться
осторожно.  В то время как они спускались к подошве горы,  рудиарий догнал
головной отряд колонны, быстрым маршем поднимавшейся к вершине.
   Вскоре  когорта  гладиаторов оставила дорогу,  по  обе  стороны которой
тянулись сады,  домики и виноградники, и добралась до лесистой части горы;
чем круче делался подъем, тем уединеннее становились места, тем глуше была
тишина, царившая в этих лесах. Постепенно кустарники и низкорослые деревья
сменились  терновником,  падубами,  вязами,  вековыми  дубами  и  высокими
тополями.
   В  начале  подъема  гладиаторы встречали по дороге много земледельцев и
крестьян,  которые  несли в корзинках или везли на осликах зелень и фрукты
для продажи на рынке в Помпее, Неаполе и Геркулануме. На отряд вооруженных
людей  они  смотрели с изумлением и страхом. Когда гладиаторы углубились в
леса,  им  попадались  только одинокие пастухи с маленькими стадами овец и
коз, которые паслись среди кустарников, скал и круч.
   Время от времени эхо грустно повторяло блеяние этих жалких стад.
   Через два  часа трудного подъема когорта Спартака добралась до  большой
площадки,  расположенной на  вулканической скале,  на  несколько сот шагов
ниже главной вершины Везувия,  покрытой,  точно огромной пеленой, глубоким
слоем вечного снега.  Здесь Спартак решил сделать привал и.  пока  солдаты
отдыхали,  обошел всю  площадку;  с  одной стороны "от  нее вилась крутая,
скалистая тропинка:  по  ней поднялись сюда гладиаторы;  с  другой стороны
высились неприступные скалы;  с  третьей открывался вид на противоположный
склон горы,  у подножия которой ниже лесистых обрывов расстилались залитые
солнцем поля,  виноградники,  оливковые рощи  и  луга;  это  были обширные
цветущие  области  Нолы  и   Нуцерии,   тянувшиеся  до   склонов  Апеннин,
видневшихся на  горизонте.  Всходить и  спускаться здесь было еще труднее,
чем со  стороны Помпеи,  и,  следовательно,  с  этой стороны площадка была
защищена от нападения.
   Место,   выбранное  Спартаком  для  лагеря,   было  также  безопасно  и
неприступно и с юга,  со стороны Салерна,  так как площадка обрывалась тут
на  краю  пропасти с  такими отвесными стенками,  что  она  была похожа на
колодец, - взобраться по ним не могли не только люди, но даже и козы.
   Пропасть,   в  которую  свет  проникал  только  через  расщелины  скал,
заканчивалась пещерой,  а  из  нее неожиданно открывался выход на цветущую
часть горного склона, тянувшегося на много миль, вплоть до равнины.
   Тщательно исследовав площадку,  Спартак убедился,  что место, выбранное
для лагеря,  очень удачно,  - здесь можно было продержаться, пока подойдут
подкрепления из  Капуи,  Рима и  Равенны.  Он приказал манипулу фракийцев,
вооруженных топорами и  секирами,  нарубить в ближайшем лесу дров и зажечь
костры,  которые должны  были  защитить гладиаторов от  ночных заморозков,
весьма ощутительных в феврале на такой высоте.
   Он  поставил  небольшую  охрану  у  почти  неприступного края площадки,
выходившего  на  восточный  склон  горы,  а  другой  отряд  численностью в
полманипула  нес охрану со стороны Помпеи, откуда они поднялись к вершине;
с  тех  пор площадка стала именоваться лагерем гладиаторов и сохранила это
название надолго.
   В сумерки вернулся манипул,  отправленный за дровами; фракийцы принесли
не только дров для костров,  но и ветви и хворост,  чтобы сделать шалаши и
заграждения,  насколько  это  позволяла  каменистая почва.  Гладиаторы под
руководством  Спартака  перегородили  тропинку,  по  которой  они  пришли,
завалив ее деревьями и каменистыми глыбами, вырыли поперек нее широкий ров
и  забросали деревья и  камни землей,  так  что за  короткое время выросла
земляная насыпь, укрепившая лагерь с единственно уязвимой стороны. За этим
заграждением  расположилась половина  манипула,  выделенного  для  несения
охраны,  а впереди нее, на некотором расстоянии друг от друга, расставлены
были  часовые  таким  образом,  что  самый  отдаленный пост  находился  на
расстоянии полумили от лагеря.
   Вскоре  гладиаторы,  утомленные  заботами  и  трудами  последних  дней,
уснули,   и  уже  в  час  первого  факела  на  площадке  царили  тишина  и
спокойствие. Догоравшие костры освещали неподвижные фигуры спящих и черные
скалы, служившие фоном этой фантастической картины.
   Бодрствовал  один  только  Спартак;  его  высокая  атлетическая фигура,
освещенная угасающими огнями костров, четко выделялась в полумраке, словно
призрак одного из  тех гигантов,  которые,  согласно мифическим сказаниям,
объявили  войну  Юпитеру  и  разбили  лагерь  на  Флегрейских полях  возле
Везувия, решив взгромоздить здесь горы на горы, чтобы штурмовать небо.
   Среди  величавой всеобъемлющей тишины Спартак долго стоял неподвижно и,
подложив правую руку под левую,  висевшую на  перевязи,  смотрел на  море,
расстилавшееся внизу у  подножия,  не отрывая взгляда от огонька одного из
кораблей, которые стояли в гавани Помпеи.
   Но  в  то  время как  взгляд его  был  устремлен на  этот свет,  сам он
погрузился в  думы и размышления,  которые увели его далеко-далеко.  Мысль
его  витала  над  горами родной Фракии,  ему  вспомнились годы  беспечного
детства  и  юности,   счастливые  годы,  которые  пронеслись,  как  легкое
дуновение  нежного  ветерка.  Неожиданно  лицо  его,  ставшее  было  таким
спокойным  и  ясным,  опять  омрачилось:  он  вспомнил  нашествие  Римлян,
кровопролитные  битвы,   поражение  фракийцев,   их   уничтоженные  стада,
разрушенные дома, рабство близких и...
   Вдруг Спартак,  уже  более двух часов погруженный в  эти воспоминания и
мысли,  вздрогнул и  прислушался,  повернув голову к  тропинке,  идущей со
стороны Помпеи,  по которой сюда пришли гладиаторы. Ему почудился какой-то
шум.  Но  повсюду было тихо,  только легкий ветерок порой шевелил листву в
лесу.
   Спартак уже  собирался прилечь под навесом,  который,  несмотря на  все
протесты,  товарищи соорудили для  него  из  ветвей  деревьев,  покрыв  их
козлиными шкурами и  шкурами овец,  взятыми из  дворцов и  вилл,  где  они
побывали  за   последние  дни.   Но  сделав  несколько  шагов,   он  снова
остановился,  опять прислушался и сказал про себя: "Нет, так и есть... Там
солдаты взбираются на гору!"
   Он повернул к насыпи,  сооруженной накануне вечером,  и прошептал,  как
будто говорил с самим собой:
   - Так скоро? Не верится!
   Он  не дошел еще до того места,  где стояла на страже половина манипула
гладиаторов,  как  оттуда  до  него  долетел  неясный  говор  приглушенных
голосов,  и  в тишине ночи он ясно услышал громкий окрик стоявшего впереди
часового:
   - Кто идет?..
   И сейчас же, еще громче:
   - К оружию!
   За  валом на  мгновение произошло некоторое замешательство:  гладиаторы
вооружались и выстраивались в боевом порядке позади прикрытия.
   В эту минуту к сторожевому посту подошел Спартак с мечом в руке и очень
спокойно сказал:
   - На нас готовится нападение... Но с этой стороны никто не проберется.
   - Никто! - единодушно воскликнули гладиаторы.
   - Пусть один из вас пойдет в  лагерь,  подаст сигнал тревоги и от моего
имени потребует соблюдения порядка и тишины.
   Тем временем часовой услышал от подходивших условный пароль "Верность и
победа", и, пока декан побежал с восемью или десятью солдатами посмотреть,
кто идет,  весь лагерь уже проснулся.  В несколько секунд,  без шума,  без
смятения,  все  гладиаторы были  вооружены,  каждый  занял  свое  место  в
манипуле,  и  когорта  выстроилась,  как  будто  она  состояла  из  старых
легионеров Мария или Суллы, готовая мужественно отразить любую атаку.
   В   то   время   как  декан,  соблюдая  всевозможные  предосторожности,
разузнавал,  что  за  отряд  приближается  к  лагерю,  Спартак с половиной
сторожевого  манипула  молча  стоял  за  насыпью,  повернувшись  в сторону
тропинки;  они  прислушивались, стараясь узнать, что там происходит. Вдруг
раздался радостный голос декана:
   - Это Эномай!
   И сейчас же все следовавшие за ним гладиаторы повторили:
   - Эномай!
   Через секунду послышался громоподобный голос германца:
   - Верность и победа!  Да,  это я,  а со мной девяносто наших товарищей,
бежавших из Капуи.
   Легко  себе  представить радость  Спартака.  Он  бросился через  насыпь
навстречу Эномаю.  Они обняли друг друга крепко, по-братски, причем Эномай
старался не задеть больной руки рудиария.
   - О  Эномай,  дорогой  мой!  -  воскликнул фракиец  в  порыве  глубокой
радости. - Я не надеялся так скоро увидеть тебя!
   - Я тоже,  - ответил германец, поглаживая своими ручищами светловолосую
голову Спартака и время от времени целуя его в лоб.
   Когда окончились приветствия, Эномай принялся рассказывать Спартаку все
по  порядку.  Его отряд больше часа отбивался от  римских когорт;  римляне
разделились на две части,  одна вступила в  рукопашную схватку,  а  другая
направилась по улицам Капуи в  обход,  намереваясь ударить с тыла.  Эномай
разгадал их план; бросив защиту заграждений, сооруженных поперек дороги, и
зная,  что скрывшимся со  Спартаком товарищам достаточно было одного часа,
чтобы  уйти  от  опасности,  он  решил  отступить,  приказав  гладиаторам,
сражавшимся вместе с ним,  рассыпаться,  спрятаться где-нибудь,  а завтра,
сменив одежду,  выйти  поодиночке из  города.  Встреча была  назначена под
арками акведука;  Эномай должен был  ждать товарищей до  вечера,  а  затем
отправиться в путь. Он рассказал также о том, как более двадцати товарищей
по  несчастью погибли в  ночном сражении около школы Лентула,  как из  ста
двадцати гладиаторов,  сражавшихся с  ним против римлян и  потом,  по  его
совету,  рассыпавшихся поодиночке,  к  акведуку  пришло  только  девяносто
человек;  выступив в  прошлую ночь,  они обходными путями дошли до Помпеи,
где встретили одного из гонцов Спартака,  посланного в Капую.  От него они
получили самые  точные сведения о  том  месте,  где  Расположились лагерем
беглецы из школы Лентула.
   Приход  этого  шестого  манипула  вызвал  в  лагере огромную радость. В
костры  подбросили  дров,  приготовили  вновь прибывшим скромное угощение:
хлеб,  сухари,  сыр,  фрукты  и  орехи.  В  общем шуме голосов нельзя было
разобрать,  кто  встречал  и  кого  встречали. Все смешалось: восклицания,
вопросы,  ответы, рассказы. "О, ты здесь?" - "Как поживаешь?" - "Как шли?"
-  "Как  добрались  сюда?"  - "Место удобное, здесь можно защищаться..." -
"Да,  мы  счастливы!"  -  "А как было в Капуе?" - "А как товарищи?" - "Как
Тимандр?"  - "Бедняга!" - "Умер?.." - "Смертью храбрых!" - "А Помпедий?" -
"С  нами!"  -  "С  нами?"  -  "Эй,  Помпедий!"  - "А как школа Лентула?" -
"Растает, как снег на солнце". - "Все придут?" - "Все". Подобные вопросы и
восклицания слышались со всех сторон.
   В  шумных разговорах,  в излияниях надежд и чаяний,  воскресших в душах
гладиаторов  с  приходом  товарищей,   прошло  немало  времени.  Соратники
Спартака еще  долго  не  спали,  и  только глубокой ночью  тишина и  покой
воцарились в лагере восставших.
   На рассвете,  по приказу Спартака,  десять человек рабов и  гладиаторов
затрубили в рожок, заиграли на свирелях и флейтах, чтобы разбудить спавших
гладиаторов. Построив товарищей в боевом порядке, Спартак и Эномай сделали
им смотр,  отдавая новые приказания, внося необходимые изменения в те, что
были даны раньше, воодушевляя и ободряя каждого воина, старались вооружить
всех как можно лучше. Затем была произведена смена караула и отправлены из
лагеря два манипула -  один на поиски продовольствия,  другой в  -  лес за
дровами.
   Гладиаторы,  оставшиеся в  лагере,  следуя  примеру Спартака и  Эномая,
взяли топоры и разные земледельческие орудия,  которых оказалось немало, и
принялись вытаскивать из  скал камни,  которые могли быть использованы для
метания в  неприятеля из  пращей,  изготовленных из веревок,  которыми они
располагали.  Камни  эти  гладиаторы предусмотрительно заостряли  с  одной
стороны и  складывали в  огромные кучи  по  всему  лагерю.  Особенно много
камней  было  заготовлено и  сложено  в  той  части  лагеря,  которая была
обращена  к  Помпее,   так  как  прежде  всего  отсюда  следовало  ожидать
нападения.
   Эта работа заняла у  гладиаторов весь день и  всю ночь.  На третий день
весь лагерь разбудили на рассвете крики часовых:  "К оружию!"  Две когорты
римлян  численностью около  тысячи  человек  во  главе  с  трибуном  Титом
Сервилианом карабкались по горе со стороны Помпеи,  намереваясь напасть на
гладиаторов в их убежище.
   Через два дня после той бурной ночи,  когда Сервилиану удалось помешать
восстанию  десяти  тысяч  гладиаторов школы  Лентула,  ему  сообщили,  что
Спартак и  Эномай с  несколькими сотнями восставших ушли по  направлению к
Везувию и  якобы грабят виллы,  мимо  которых проходят (это была заведомая
ложь,  кем-то распространявшаяся клевета), что Спартак освобождает рабов и
призывает их  всех браться за  оружие (это было верно).  Трибун помчался в
капуанский сенат и  в сенат республики.  Перепуганные,  дрожащие от страха
сенаторы  собрались  в  храме  Юпитера  Тифатского.   Рассказав  обо  всем
происшедшем и  о  том,  что он предпринял для спасения Капуи и республики,
Сервилиан испросил у  сената разрешения высказать свое мнение и предложить
меры,  которые,  как  он  полагал,  позволят  подавить  восстание в  самом
зародыше.
   Получив  такое  разрешение,   отважный  юноша,   надеявшийся  заслужить
подавлением восстания великие  почести и  повышение,  принялся доказывать,
насколько опасно было  бы  оставить Спартака и  Эномая в  живых и  дать им
возможность свободно передвигаться по  полям хотя бы в  течение нескольких
дней,  так  как к  восставшим ежечасно присоединяются рабы и  гладиаторы и
опасность  все  увеличивается.  Сервилиан утверждал,  что  необходимо идти
вслед за бежавшими, настигнуть их и уничтожить, а головы их для устрашения
всех  десяти  тысяч  гладиаторов насадить на  копья  и  выставить в  школе
Лентула Батиата.
   Этот совет понравился капуанским сенаторам, пережившим немало тревожных
часов; они страшились мятежа гладиаторов; тревога и беспокойство отравляли
их  мирное, беспечальное, праздное существование. Они одобрили предложение
Тита  Сервилиана  и  опубликовали  декрет,  в котором за головы Спартака и
Эномая была назначена награда в два таланта. Вместе с товарищами их заочно
приговорили  к распятию на крестах, как людей подлых, а теперь ставших еще
более  подлыми,  ибо  они превратились в разбойников с большой дороги. Как
свободным,  так и рабам, под угрозой самых строгих наказаний, воспрещалось
оказывать  им  какую-либо помощь. Вторым декретом капуанский сенат поручал
трибуну  Титу  Сервилиану  возглавить  командование  одной  из двух когорт
легионеров,   находившихся   в  Капуе,  другой  же  когорте,  совместно  с
городскими  солдатами,  под  началом  центуриона  Попилия,  приказано было
остаться  для наблюдения за школой Лентула и для защиты города. Сервилиану
также  было  предоставлено  право  взять в соседнем городе Ателле еще одну
когорту и с этими силами отправиться для подавления "безумного восстания".
   Декреты были переданы на  утверждение префекту Меттию Либеону,  который
все еще не мог прийти в себя от мощного пинка Эномая.  Либеон с ума сходил
от страха, его трясла лихорадка; два дня он не вставал с постели; он готов
был подписать не  два,  а  десять тысяч декретов,  только бы избавиться от
опасности пережить  еще  раз  такие  страсти,  как  в  ту  памятную  ночь,
последствия которой он еще живо помнил.
   Тит Сервилиан выступил в ту же ночь; в Ателле он получил вторую когорту
и  во  главе  тысячи двухсот человек,  совершив переход по  самой короткой
дороге,  появился у Везувия.  Жители окрестных деревень показали ему,  где
укрылись гладиаторы.
   Ночь Тит Сервилиан простоял у подошвы горы и на заре, произнеся краткую
пылкую речь  перед  своими солдатами,  приступил к  штурму вершины;  когда
солнце стало всходить, он уже находился вблизи лагеря гладиаторов.
   Хотя  римские  когорты  и  продвигались молча,  соблюдая  осторожность,
стоявший впереди часовой гладиаторов заметил их  на расстоянии выстрела из
самострела.  Прежде чем  они  приблизились к  часовому,  он  подал  сигнал
тревоги и  отступил к  соседнему часовому,  и  так,  передавая сигнал один
другому,  они подняли в  лагере всех на  ноги и  отступили за насыпь,  где
находились  гладиаторы  сторожевого полуманипула.  Вооружившись пращами  и
метательными снарядами, часовые были готовы обрушить на римских легионеров
град камней.
   Когда  прозвучал среди  одиноких  горных  скал  сигнал  тревоги  и  эхо
повторило его  в  недоступных пещерах,  гладиаторы поспешно  выстроились в
боевом порядке.  Тем  временем трибун Сервилиан первым бросился вперед,  и
его яростный боевой клич повторили ряд за  рядом тысяча двести легионеров.
Этот крик вскоре перешел в зловещий рев,  похожий на рев бушующего моря, -
протяжный,  дикий  и  оглушительный клич  атаки  -  подражание крику слона
"барра", с которым римские легионеры обычно бросались на врагов.
   Но едва только Сервилиан и передние ряды когорты приблизились к насыпи,
как пятьдесят гладиаторов,  стоявших позади нее,  обрушили на  римлян град
камней.
   - Вперед!..  Вперед во имя Юпитера Статора! Смелее! Смелее! - восклицал
отважный трибун.  - В один миг мы ворвемся в лагерь этих грабителей и всех
изрубим в куски!
   Град  камней становился все гуще, но римляне, несмотря на ушибы и раны,
продолжали  бежать  к  валу,  а достигнув его, пустили в ход свое оружие и
принялись  что было силы метать дротики в тех гладиаторов, которые не были
защищены насыпью.
   Крики  усиливались,  схватка  переходила в  ожесточенное кровопролитное
сражение.
   Спартак следил за всем происходившим с вершины скалы, на которой стояло
в  боевом порядке его войско; с проницательностью, достойной Ганнибала или
Александра  Македонского,  он  сразу  заметил,  к  какой  серьезной ошибке
привели   римского   начальника   юношеская   опрометчивость   и   дерзкая
самоуверенность.  Солдаты  Сервилиана  вынуждены  были сражаться сомкнутым
строем  на  узкой  тропинке.  Там  их  фронт  не мог быть шире, чем десять
человек  в  ряд.  Вследствие  этого  глубокая  и  плотная  колонна  римлян
оказалась  под  градом  камней,  которыми их осыпали гладиаторы, и ни один
камень  не  падал  бесцельно. Спартак понял эту ошибку и воспользовался ею
так,  как это ему позволяла обстановка. Он выдвинул своих воинов вперед и,
расположив  их  в  два  ряда во всю ширину площадки на той стороне, откуда
началась  атака,  приказал метать в неприятеля камни непрерывно и изо всех
сил.
   - Не пройдет и четверти часа,  - воскликнул Спартак, заняв первое место
на краю площадки и  бросая камни в легионеров,  -  как римляне обратятся в
бегство, а затем, следуя за ними по пятам, мы мечами довершим свое дело!
   Все  произошло так, как предвидел Спартак. Невзирая на то, что отважный
трибун  Сервилиан  и  многие  храбрые легионеры достигли насыпи и, поражая
копьями  гладиаторов,  старались проникнуть на вал, им было оказано мощное
сопротивление.  Легионеры,  бежавшие  в  хвосте  колонны,  даже  не  имели
возможности  воспользоваться  копьями  и  мечами,  а между тем град камней
усиливался  с  каждой минутой. Камни дробили шлемы и латы, наносили ушибы,
вызывали  кровоподтеки,  попадали в голову, оглушали, валили с ног. Вскоре
колонна  нападавших  дрогнула,  подалась  назад  и  пришла в расстройство.
Напрасно  Сервилиан, надрывая и без того охрипший голос, требовал от своих
солдат  невозможного,  -  чтобы  они  выдерживали  страшный ураган камней.
Наступавшие  в  задних  рядах,  сильнее страдавшие от метательных снарядов
гладиаторов,  все  энергичнее  напирали  на передних, и это вызывало общий
беспорядок.  Началась  давка,  легионеры опрокидывали друг друга и топтали
упавших, спасаясь бегством.
   Римляне  обратились  в  бегство;  те,  что были сзади, очутились теперь
впереди.  Гладиаторы,  пылая  жаждой мести, преследовали нападавших, и вся
эта  длинная  вереница  людей,  несшихся  от  насыпи  вниз,  издали  могла
показаться огромной змеей, ползущей и извивающейся по склону горы.
   Тогда гладиаторы выскочили за  насыпь и  бросились преследовать римлян.
Легионеры были разбиты наголову.
   Короткое  сражение,  неожиданно  окончившееся полным поражением римлян,
отличалось  одной  особенностью:  свыше  двух  тысяч  его участников, одни
убегая, другие преследуя, не могли сражаться. Римляне, даже того желая, не
могли  бы остановиться, оттого что бежавших впереди теснили сзади, а они в
свою  очередь  теснили передних. По той же причине не могли остановиться и
гладиаторы.  Узкая тропинка, замкнутая скалами, и крутизна каменного ската
придавали  этому  людскому  потоку  роковую  быстроту; подобно сорвавшейся
лавине, он мог остановиться только у подошвы горы.
   И действительно,  только там, где тропинка переходила в широкую дорогу,
а  склон горы стал более отлогим,  убегавшие могли рассыпаться по соседним
полям  и  ближайшим садам.  Только  там  гладиаторы смогли развернуться и,
окружив легионеров, рубить их направо и налево.
   Сервилиан остановился около нарядной виллы;  напрягая все силы, он звал
к   себе   своих   солдат,   продолжая   оказывать   гладиаторам   упорное
сопротивление. Но лишь немногие из легионеров откликнулись на его призыв и
попытались отбросить неприятеля;  центуриону Гаю  Элпидию  Солонию удалось
собрать человек пятьдесят легионеров,  и  этот  отряд,  яростно отбиваясь,
приостановил преследование.  То тут, то там какой-нибудь оптион или декан,
побеждавшие когда-то  тевтонов  и  кимвров  в  легионах  Мария,  греков  и
Митридата под началом Суллы, пытались собрать горсточку храбрецов, все еще
надеясь,  что боевое счастье улыбнется им. Но все их усилия были напрасны.
Основная масса легионеров пришла в смятение,  охваченные паникой легионеры
разбежались в разные стороны; каждый думал только о собственном спасении.
   Спартак  с   манипулом  гладиаторов  теснил  Сервилиана  и   сотню  его
храбрецов.  Схватка была жестокой и кровопролитной.  Сервилиан пал от руки
Спартака.  Число гладиаторов,  окруживших отряд, росло с каждой минутой, и
вскоре римляне были перебиты.  А в это время Эномай,  раскроив ударом меча
череп отважному центуриону Солонию, преследовал уцелевших его легионеров.
   Обе   когорты  римлян  потерпели  полное  поражение:  более  четырехсот
легионеров  были  убиты,  свыше  трехсот  ранены; пленных обезоружили и по
приказу  Спартака  отпустили на волю. Победители потеряли тридцать человек
убитыми и около пятидесяти - ранеными.
   Немного позже полудня гладиаторы, захватив добычу, надев взятые у врага
шлемы и латы,  вооружившись их копьями,  стрелами и опоясавшись их мечами,
вернулись на  Везувий  в  свой  лагерь.  Они  принесли  с  собой  огромное
количество оружия,  которым  теперь  могли  снабдить  своих  товарищей,  в
большом числе стекавшихся к ним на помощь.






   Как  только  весть  о  поражении  когорт  Сервилиана,  отправленных для
преследования гладиаторов, бежавших из Капуи, облетела соседние города, по
всей  Кампанье  поднялась  сильная  тревога;  все  были  ошеломлены, узнав
подробности разгрома легионеров.
   Нола,  Нуцерия, Геркуланум, Байи, Неаполь, Мизены, Кумы, Капуя и другие
города   этой   плодороднейшей  провинции  спешно  готовились  к  обороне;
вооруженные  граждане  дни  и ночи стояли на страже у городских ворот и на
бастионах.  Помпея,  стены  которой  были  снесены,  не  дерзнула  оказать
сопротивление    гладиаторам,    не   раз   появлявшимся   в   городе   за
продовольствием. К удивлению жителей, они вели себя не как враги или толпа
дикарей, а как самое дисциплинированное войско.
   Тем  временем  префекты  городов слали одного за другим гонцов к Меттию
Либеону,  префекту всей провинции, требовали принятия безотлагательных мер
против  растущей  опасности.  Растерявшийся,  перепуганный  Меттий, в свою
очередь,  посылал  гонцов в римский сенат, заклиная его поскорее направить
подкрепление.
   В  Риме,  по-видимому,  не  были  склонны  серьезно  считаться с бунтом
гладиаторов.  Только  Сергий  Катилина  и  Юлий Цезарь понимали, насколько
значительно  и опасно это восстание рабов; им были известны его корни, все
его  нити  и размах, они знали и храбрейшего вождя гладиаторов. Кроме них,
никто  не  думал о когортах, наголову разбитых гладиаторами, тем более что
солдаты, спасшиеся бегством, рассказывая подробности сражения, с некоторым
основанием  обвиняли  во  всем  самонадеянного  и  невежественного трибуна
Сервилиана,  прозванного  ими  в  насмешку  "маленьким Варроном". С другой
стороны,  Рим  в  это  время вынужден был вести войны с более серьезными и
опасными  врагами:  против  его  владычества восстала почти вся Испания во
главе  с  бесстрашным  и  осторожным  Серторием.  Храбрость юного Помпея и
тактика  старого,  опытного  Метелла  пасовали перед его умом и смелостью.
Одновременно  против  римлян  выступил  и  могущественный  Митридат; он же
разбил  Марка  Аврелия  Котту, бывшего в том году консулом вместе с Луцием
Лицинием Лукуллом.
   Хотя  консул  Лукулл  находился  еще  в  Риме,  все  его  помыслы  были
направлены на то, чтобы собрать назначенные для похода легионы и выступить
против  Митридата,  победы которого тревожили Рим  и  сенат;  с  одобрения
сената  Лукулл  послал в  Кампанью против гладиаторов храброго и  опытного
трибуна Клодия Глабра,  дав ему для борьбы с восставшими шесть когорт,  то
есть около трех тысяч легионеров.
   Пока Клодий Глабр снаряжал отданные в  его распоряжение когорты,  чтобы
выступить  против  гладиаторов,  последние  умело  воспользовались плодами
своих побед:  за двадцать дней число их с шестисот,  каким оно было в день
сражения с Титом Сервилианом, возросло до тысячи двухсот теперь уже хорошо
вооруженных воинов, готовых отдать свою жизнь за дело свободы.
   Спартак,  прекрасно зная  боевые порядки греческих фаланг,  фракийского
войска,  армий Митридата, а также и латинских легионов, в рядах которых он
сражался,  был  страстным приверженцем римского строя и  полагал,  что нет
лучшей  и  более  разумной тактики,  чем  тактика римлян,  этого  поистине
народа-воина.  Бесчисленные  победы  латинян  над  презирающими  смерть  и
отлично владеющими оружием народами он приписывал прежде всего дисциплине,
боевому порядку и  структуре римских легионов,  а  завоевание Римом  почти
всего мира - военной доблести латинян.
   Спартак,  как  это  уже было сказано,  старался создать и  сформировать
войско  гладиаторов,  следуя принципам боевого строя  и  порядков римского
войска.
   И  когда после победы над  Титом Сервилианом он  вступил в  Помпею,  то
заказал значок для  первого легиона гладиаторов.  На  древке,  там,  где у
римлян  был  укреплен  орел,  Спартак  велел  прикрепить красную  шапку  -
головной убор рабов,  которых господа их  собирались отпустить на свободу;
под шапкой он велел прибить небольшое бронзовое изображение кошки,  потому
что кошку - самое свободолюбивое животное, согласно мифологии, - помещали,
как символ,  у ног статуи Свободы.  Кроме того,  по римскому же обычаю, он
назначил значки и  центуриям;  к  древку были прикреплены две  соединенные
руки,  тоже из бронзы,  а  под ними -  маленькая Шапка с  двумя номерами -
когорты и  легиона.  Спартак,  хотя  и  смог  выступить лишь  с  небольшим
вооруженным отрядом, нисколько не сомневался, что к нему присоединятся все
гладиаторы Италии и  что  со  временем возглавляемая им  армия будет иметь
много легионов и много когорт.
   Обосновавшись  на  Везувии  и  прилегающих  к  нему  равнинах,  Спартак
ежедневно  и   подолгу  заставлял  свои   отряды  упражняться  и   изучать
тактические приемы римских легионов:  раздвигать и смыкать ряды, сходиться
в  намеченном пункте,  делать  обходные маневры,  поворачиваться направо и
налево,  строиться в  колонну и  в три боевые линии,  из третьей,  перейдя
через  вторую,  занимать место  в  первой линии  и  т.  д.  Собрав трубы и
букцины,   отнятые  у  легионеров  Сервилиана,  Спартак  составил  оркестр
трубачей и научил их трубить утреннюю зорю, сбор и сигнал к атаке.
   Таким образом,  Спартак с прозорливостью истинного полководца с пользой
употребил время,  которое поневоле дал ему противник,  и занялся обучением
своих  солдат  военному мастерству,  тактике  ведения  боя:  он  готовился
оказать упорное сопротивление врагу,  нападения которого ожидал со  дня на
день.
   Действительно,  Клодий Глабр не замедлил явиться.  Собрав свои когорты,
он ускоренным маршем двинулся против гладиаторов.
   Энергично поддерживая строжайшую дисциплину среди своих воинов, Спартак
в короткое время завоевал симпатии местных пастухов и дровосеков;  поэтому
еще за сутки до появления Клодия он уже знал,  что враг подходит и сколько
у  него  войска.   Спартак  понимал,  что  тысяча  двести  воинов  -  сила
недостаточная для  сражения в  открытом поле  против трех  с  лишним тысяч
римских легионеров.  Он  отступил в  свой лагерь на  Везувий и  здесь стал
ожидать неприятеля.
   Атака,  по  всей  видимости,  должна  была  начаться  после  полудня, в
двадцатый  день  пребывания  гладиаторов  на Везувии. Примерно около этого
часа  манипул  легко  вооруженных  пехотинцев, рассыпавшись цепью по лесу,
тянувшемуся  по  обеим  сторонам  тропинки,  и  медленно  взбираясь вверх,
приблизился   к  лагерю  гладиаторов  и  стал  осыпать  его  стрелами.  Но
расстояние,  отделявшее  стрелков  от  лагеря, было значительным, и стрелы
существенного  вреда  не  причиняли;  несколько гладиаторов, в том числе и
Борторикс,  были  ранены.  Самому  неприятелю почти не причинил вреда град
камней,  которые метали гладиаторы, - легионеры укрывались за деревьями, а
в  тот  момент, когда Спартак приготовился выйти из лагеря и атаковать их,
пращники  вдруг  быстро  отошли, совершенно прекратив наступление. Фракиец
понял, что поражение Сервилиана послужило хорошим уроком новому полководцу
римлян,  научив  его  считаться  как  с  местоположением,  так  и тактикой
неприятеля.  Спартаку  было  ясно,  что  атаки против его лагеря, подобные
первой,  больше  не  повторятся.  Клодий  прибегнет  к  иному  маневру: он
постарается  выманить  гладиаторов  с площадки для того, чтобы сразиться с
ними в выгодных для римлян условиях.
   Именно с  этой целью Клодий послал легкую пехоту наверх разведать,  все
ли  еще  гладиаторы находятся  в  своем  лагере.  Удостоверившись в  этом,
Клодий,  прекрасно знавший  эти  края  -  во  время  гражданской войны  он
сражался здесь под начальством Суллы и прошел всю Кампанью, - потирал себе
руки и  с улыбкой удовлетворения,  которая редко появлялась на его толстых
строгих губах и так не шла к его загорелому сердитому лицу, воскликнул:
   - Значит, мышь в западне!.. Через пять дней все они сдадутся на милость
победителя.
   Окружавшие его центурионы и  оптионы недоуменно смотрели друг на друга,
не понимая слов трибуна;  но вскоре все стало ясно:  Клодий привел с собою
две тысячи человек; третью тысячу он оставил на широкой консульской дороге
у  подошвы горы  под  начальством центуриона Марка Валерия Мессалы Нигера;
своим  четырем  когортам  он  приказал следовать дальше  вверх  по  склону
Везувия, до того места, где начинались леса и вместо дороги шла извилистая
тропинка,  по которой только и можно было проникнуть в лагерь гладиаторов.
Там  он  остановил свое войско и,  выбрав удобное место,  приказал разбить
лагерь. Вслед за этим он немедленно послал одного из помощников центуриона
к   Валерию  Мессале  Нигеру  с   приказанием  точно  осуществить  заранее
условленный маневр.
   Марку  Валерию  Мессале  Нигеру,  которому  предстояло через девять лет
после  описываемых  нами  событий  стать  консулом,  было  тогда  не более
тридцати  трех  лет;  он отличался смелостью, честолюбием и жаждал военных
отличий.  Во  время  гражданской  войны Мессала сражался в войсках Суллы и
проявил  там  доблесть,  а  за  четыре  года  до  выступления  гладиаторов
отправился  с  Аппием  Клавдием  Пульхром  в  Македонию  сражаться  против
недовольных  Римом  провинций,  главным  образом против фракийцев, которые
поднялись на борьбу с невыносимым гнетом римлян.
   За  храбрость,  проявленную Валерием Мессалой в  сражении на  Родопских
горах,  он был награжден гражданским венком и званием центуриона.  Немного
времени спустя хилый  Аппий  Клавдий Пульхр умер,  война  прекратилась,  и
молодой Мессала вернулся в  Рим.  В тот день,  когда в Рим прибыли вести о
восстании гладиаторов,  Мессала готовился следовать за консулом Лукуллом к
Черному морю.  Но так как Лукулл собирался отправиться в эту экспедицию не
раньше весны,  Мессала испросил разрешение следовать за  Клодием Глабром и
принять  участие в  карательной экспедиции против  гладиаторов.  Надменный
Валерий Мессала принадлежал к  числу тех  патрициев,  у  которых одна лишь
мысль о войне с гладиаторами вызывала улыбку жалостливого презрения.
   К   жажде  славы  у   Мессалы  Нигера  в  данном  случае  примешивалась
безудержная ненависть к  Спартаку.  Он  был родственником Валерии Мессалы,
вдовы  Суллы,  и,  когда до  него  дошли вести о  ее  любовной связи со  '
Спартаком,  он воспылал безумным гневом,  считая эту связь позором;  он не
пожелал больше  видеть свою  родственницу,  а  Спартака возненавидел всеми
фибрами души, считая, что подлый гладиатор осквернил имя Мессалы.
   Получив приказ трибуна Клодия Глабра,  Мессала Двинулся со своими двумя
когортами вдоль  подножия Везувия,  огибая гору.  Через несколько часов он
достиг склона, обращенного в сторону Нолы и Нуцерии, затем вышел на плохую
горную  дорогу,  по  которой его  войска шли  до  тех  пор,  пока  она  не
оборвалась среди  пропастей,  скал  и  обвалов.  Здесь  Мессала  остановил
когорты и приказал разбить лагерь.
   Мы  не  станем  описывать, как оба римских отряда, один по одну сторону
горы,  другой  по  другую,  за  два часа с небольшим соорудили лагеря, как
обычно,  квадратной  формы,  окружили  их  рвом,  а с внутренней стороны -
земляным  валом, защищеннным вверху густым частоколом. Быстрота, с которой
римляне  строили  свои  прекрасно  укрепленные  лагеря,  всем  известна по
хвалебным  описаниям  историков  и военных специалистов, и нам осталось бы
только повторять эти восхваления.
   Итак,  Клодий Глабр с одной стороны Везувия, а Мессала Нигер - с другой
к  вечеру  расположились со  своими  войсками и  заперли  оба  имевшихся в
распоряжении гладиаторов выхода из их лагеря.
   Теперь римские когорты поняли план  своего предводителя;  они  ликовали
при мысли, что мышь действительно оказалась запертой в мышеловке.
   Предусмотрительный  и  осторожный  Клодий  послал  только  одну  тысячу
человек охранять тропинку,  ведшую к  Ноле:  он  знал,  что почти отвесная
крутизна горы  с  этой  стороны была  очень  серьезным препятствием спуску
гладиаторов.  Главные же силы он сосредоточил у  дороги со стороны Помпеи;
здесь  спуск был  несравненно удобнее,  и,  вероятнее всего,  именно здесь
следовало ожидать атаку.
   На заре следующего дня Спартак,  обходя по своему обыкновению площадку,
увидел под  скалами,  обращенными к  Ноле,  лагерь врагов и,  хотя еще  не
заметил лагеря Клодия -  его закрывали леса,  -  все же  заподозрил что-то
недоброе.  Решив  выяснить  положение,  он  во  главе  двух  манипул  стал
спускаться по тропинке,  ведущей к Помпее.  Не прошел он и двух миль,  как
его  авангард  обнаружил  часовых  римского  лагеря  и  обменялся  с  ними
несколькими дротиками и  стрелами.  Спартак остановил свой  отряд,  а  сам
направился к тому месту,  где находился его авангард,  и тут перед глазами
пораженного гладиатора предстал римский лагерь во всей его грозной мощи.
   Спартак  побледнел  и,   не  произнеся  ни  слова,  устремил  глаза  на
подымающийся перед ним  вал,  который произвел на  него такое впечатление,
какое на  заживо погребенного при пробуждении произвело бы прикосновение к
холодной и тяжелой крышке гроба.
   Римские  часовые  при  первом  появлении  авангарда  гладиаторов подали
сигнал тревоги,  тотчас же  из лагеря выступила одна центурия и  двинулась
вперед,  пуская стрелы в Спартака.  Фракиец, поняв, что гладиаторы заперты
врагом и  обречены на  верную гибель,  не  двигался,  не замечал дротиков,
падавших со свистом вокруг него, хотя любой мог его поразить.
   Его пробудил от оцепенения декан авангарда, сказав:
   - Спартак, что же нам делать? Идти вперед и сразиться или отступать?
   - Ты прав, Алкест, - печально ответил фракиец. - Надо отступать.
   Авангард возвращался быстрым шагом, вслед за ним медленно шел Спартак к
двум ожидавшим его манипулам.
   В глубокой задумчивости он повел их обратно.
   Римская центурия некоторое время  преследовала гладиаторов,  осыпая  их
стрелами, но вскоре получила приказ вернуться в лагерь.
   Взойдя на площадку, Спартак призвал к себе Эномая и Борторикса, который
хотя и  был ранен,  но не утратил уверенности и рвения;  были приглашены и
другие наиболее опытные и храбрые военачальники.  Фракиец повел их всех по
направлению к  Ноле.  Он  показал  им  раскинувшийся внизу  неприятельский
лагерь,  объяснил, в каком критическом положении они оказались, и спросил,
что,   по   их   мнению,   следовало  бы   предпринять  в   таких  трудных
обстоятельствах.
   Мужественный, презирающий смерть и безрассудно горячий Эномай крикнул:
   - Клянусь эриниями,  что  нам  только и  остается обрушиться с  яростью
диких  зверей  на  каждый  римский  лагерь.   Тысяча  погибнет,  а  двести
пробьются!
   - Если бы это было возможно! - произнес Спартак.
   - А почему это невозможно? - спросил полный решимости германец.
   - Подобная мысль промелькнула и у меня.  Но принял ли ты в расчет,  что
вражеские  лагеря  расположены  как  раз  там,  где  крутые  и  обрывистые
тропинки,  ведущие  из  нашего  лагеря,  выходят  на  свободную,  открытую
местность?  Подумал ли ты,  что ни с той,  ни с другой стороны мы не можем
развернуть фронт больше, чем в десять воинов? Нас тысяча двести человек, а
участвовать в сражении смогут не больше двадцати человек.
   Довод  Спартака  был  настолько убедителен и  все  его  соображения так
правильны,  что Эномай опустил голову на грудь и глубоко вздохнул.  Вокруг
них, безмолвные, подавленные, стояли гладиаторы.
   - Да и  продовольствия у нас хватит всего лишь на пять,  шесть дней,  -
продолжал Спартак. - Ну... а потом?
   Вопрос,  заданный Спартаком печальным и мрачным тоном,  встал перед его
соратниками  во  всей  своей  неоспоримой  и  угрожающей  силе,  гнетущий,
неумолимый, страшный вопрос.
   Вывод был  слишком ясен.  Семь,  восемь,  десять дней еще можно было бы
продержаться здесь... А потом?..
   Выхода не было... Либо сдаться, либо умереть...
   Долго  длилось скорбное молчание двадцати мужественных гладиаторов, для
которых   было   горько  и  мучительно  сознавать  крушение  всех  надежд,
поддерживавших их существование в течение пяти лет, согревавших кровь в их
жилах,  одухотворявших их жизнь. Как ужасно было видеть такой жалкий конец
их  дела  в  тот  момент,  когда,  казалось, победа была близка, торжество
обеспечено! Что значила смерть в сравнении с таким страшным несчастьем?
   Спартак первый прервал это мрачное молчание:
   - Пойдемте со мной,  обойдем эту площадку и  внимательно посмотрим,  не
найдется ли  какой-нибудь  путь  к  спасению,  нет  ли  еще  какого-нибудь
способа,  каким бы  трудным и  опасным он  ни  был,  выйти живыми из  этой
могилы,  даже  если только сотне из  нас  удастся избежать смерти,  а  все
остальные погибнут ради торжества нашего святого дела.
   В сопровождении своих соратников Спартак,  безмолвный, сосредоточенный,
начал обход лагеря.  Время от времени он останавливался;  он походил в эти
минуты на льва, запертого в железной клетке, когда он, рыча и фыркая, ищет
способа сломать решетку своей темницы.
   Гладиаторы подошли к  тому месту,  где  стеной высились отвесные скалы,
отделявшие площадку от  вершины горы.  Спартак посмотрел на  эту  страшную
крутизну и прошептал:
   - Белка и та не поднялась бы! - И, подумав минуту, добавил: - А если бы
даже мы поднялись?.. Мы только усугубили бы опасность положения.
   Наконец  предводители гладиаторов дошли  до  южного  конца  площадки  и
остановились у  края  глубокой пропасти,  пытаясь  определить на  глаз  ее
глубину.   Но   тотчас  почти   все   в   ужасе   отвели  глаза  от   этой
головокружительной бездны.
   - Тут только камни могут достигнуть дна,  -  сказал один из начальников
манипул.
   Неподалеку сидели на земле десятка два гладиаторов-галлов и  с  большой
ловкостью  плели  щиты  из  толстых  ивовых  прутьев,  которые  они  затем
обтягивали кусками  твердой  кожи.  Блуждающий взгляд  Спартака,  все  еще
погруженного в  свои мысли,  случайно упал на  щиты,  на  эти  примитивные
изделия товарищей по несчастью.
   Сначала глаза его машинально задержались на этих щитах, и он безотчетно
рассматривал их.
   Видя, что Спартак пристально смотрит на щиты, один из галлов, улыбаясь,
сказал:
   - Кожаных и  металлических щитов у  нас  в  лагере наберется не  больше
семисот,  и  чтобы снабдить остальных пятьсот воинов щитами,  мы и  решили
сделать,  ну,  хотя бы такие...  Мы их будем делать...  пока у  нас хватит
кожи.
   - Гез  и  Тетуан щедро вознаградят вас в  будущей жизни!  -  воскликнул
Спартак,  тронутый  любовной  заботой  бедных  галлов:  они  отдавали делу
освобождения угнетенных даже в минуты отдыха все свои силы и способности.
   После  короткого молчания,  когда Спартак,  как  будто позабыв о  своих
заботах, ласково смотрел на молодых галлов и их работу, он спросил:
   - А много ли у вас осталось кожи?
   - Нет, немного, десятка на два щитов.
   - Вот эту кожу мы достали в Помпее, когда в последний раз ходили туда.
   - Жаль, что воловьи шкуры не растут в лесах, как ивовые прутья!
   Глаза  Спартака снова  устремились на  эти  толстые,  крепкие и  гибкие
прутья; небольше кучки их лежали около новоявленных оружейников.
   Фракийца поразили последние слова  галла,  в  ответ  на  его  вопрос он
встрепенулся и,  точно готовясь к прыжку, нагнулся к земле и набрал горсть
ивовых прутьев.  И вдруг, просияв от радости, он во всю мощь своего голоса
крикнул:
   - О,   клянусь  Юпитером,  всеблагим  и  величайшим  Освободителем,  мы
спасены!
   Эномай,  Борторикс и другие центурионы,  оптионы и деканы, ошеломленные
этим возгласом, повернулись к Спартаку.
   - Что ты сказал? - спросил Эномай.
   - Мы спасены? - переспросил Борторикс.
   - Кто же нас спасет? - задал вопрос еще кто-то.
   - Кто сказал?..
   - Каким образом?
   Спартак молчал,  внимательно рассматривая прутья. Наконец он повернулся
к товарищам и сказал:
   - Вы видите эти прутья? Мы из них сделаем нескончаемо длинную лестницу,
верхний конец прикрепим к  этой  скале и  спустимся по  одному вот  в  это
глубокое ущелье,  а  из него выйдем внезапно в тыл римлянам и изрубим их в
куски.
   Грустная улыбка сомнения скользнула по  лицам почти всех сопровождавших
его товарищей, а Эномай, безнадежно покачав головой, сказал:
   - Спартак, ты бредишь!
   - Сплести лестницу в восемьсот -  девятьсот футов длиной? - недоверчиво
спросил Борторикс.
   - Для того, кто сильно захочет, - твердо и уверенно возразил Спартак, -
нет ничего невозможного.  Напрасно вас смущает мысль об этой лестнице: нас
тысяча двести человек, и мы сплетем ее за три часа.
   Вселяя  своей  горячей верой  и  убежденностью энергию и  бодрость и  в
остальных,   рудиарий  послал  четыре  манипула  гладиаторов,  вооруженных
топорами,  в соседние леса заготовить прутьев потолще, чтобы они подходили
для намеченной цели.
   Остальным он  приказал разместиться на  площадке по  манипулам,  в  два
ряда,  захватив с  собой все имеющиеся в лагере веревки,  повязки,  ремни,
пригодные  для  связывания отдельных частей  той  необыкновенной лестницы,
которую предполагалось соорудить.
   Меньше чем  через  час  посланные за  ивовыми прутьями гладиаторы стали
возвращаться группами по  восемь,  по  десять,  по  двадцать человек.  Они
приносили громадные вязанки, и Спартак первый стал сплетать толстые стебли
ивняка,  приказывая всем принять участие в этой работе.  Одни подготовляли
материал, другие связывали, третьи складывали готовые части необыкновенной
лестницы, которая должна была принести им спасение.,
   Все  работали  с  величайшим усердием,  вполне  сознавая всю  опасность
нависшей угрозы.  На  площадке,  где  одновременно работала тысяча воинов,
царили  порядок и  тишина.  Лишь  изредка раздавались вполголоса просьбы о
помощи или совете: все старались как можно лучше выполнить общее дело.
   За  два  часа  до захода солнца лестница длиною почти в девятьсот футов
была наконец готова. Тогда Спартак приказал четырем гладиаторам развернуть
ее:  он  хотел  сам осмотреть каждое звено лестницы, проверить прочность и
правильность  соединения. По мере того как Спартак просматривал и ощупывал
одно за другим все звенья лестницы, четыре гладиатора сматывали ее.
   Когда  наступили  сумерки,  Спартак  приказал  лагерю сняться, соблюдая
полную  тишину;  каждый  полуманипул  должен  был  связать свое оружие все
вместе,  потому  что  во  время  предстоявшего  спуска  людей  нельзя было
обременять  никакой  лишней тяжестью. Скрученную по его приказу веревку из
полос  различных  тканей  Спартак велел прикрепить к связке оружия первого
полуманипула,  с  тем  чтобы, когда воины этого полуманипула, спускаясь по
одному,  достигнут  дна  пропасти,  связка с оружием опустилась бы туда на
конце этой веревки.
   Затем Спартак приказал прикрепить к нижнему концу лестницы два огромных
камня  и  распорядился опустить  ее  потихоньку  вдоль  отвесных  обрывов,
являвшихся стенами  пропасти.  Фракиец разумно рассудил,  что  этой  мерой
предосторожности он добьется двух результатов,  одинаково важных для того,
чтобы этот бесконечно трудный спуск закончился удачно. Во-первых, вес двух
больших камней был больше,  чем вес любого атлета,  и если бы лестница,  к
которой привязали эти  камни,  дошла без  разрывов до  дна  пропасти,  это
оказалось бы гарантией благополучного спуска людей. Во-вторых, камни будут
прочно держать лестницу на дне бездны и ослабят опасное колебание, которое
было неизбежно вследствие гибкости хрупкого и легкого сооружения,  которое
под тяжестью людей стало бы качаться.
   Когда все  было  сделано и  тьма  вокруг горы  стала сгущаться,  Эномай
первым начал готовиться к опасному спуску.
   Гигант-германец  ухватился руками  за  верхушку скалы,  к  которой  был
прочно привязан другой конец лестницы;  он был немного бледен:  этот спуск
был  таким  видом  опасности,  которой  ему  еще  никогда  не  приходилось
подвергаться,  и  против  бездонной  скалистой пропасти  ничего  не  могли
сделать ни  сила рук,  ни  неукротимая энергия духа;  мужественный великан
пошутил при этом:
   - Клянусь  всеведением  и  всемогуществом Вотана,  я  думаю,  что  даже
Геллия,  самая  легкая из  Валькирий,  не  чувствовала бы  себя  в  полной
безопасности при этаком необыкновенном спуске!
   Пока  он  произносил  эти  слова,   его  гигантская  фигура  постепенно
скрывалась за скалами,  окружавшими пропасть; вскоре исчезла и его голова.
Спартак,  согнувшись,  следил за ним,  и при каждом колебании,  при каждом
покачивании лестницы по  всему его  телу  пробегала дрожь.  Он  был  очень
бледен;  казалось,  что всем своим существом он прикован к этой невиданной
подвижной лестнице.
   Гладиаторы столпились у  края  площадки,  точно их  притягивала мрачная
бездна. Те, что стояли позади, поднимались на носки и смотрели на скалу, к
которой была привязана лестница;  все стояли неподвижно и  безмолвно,  и в
ночной тишине слышалось лишь  тяжелое дыхание тысячи двухсот человек,  чья
жизнь и судьба в этот миг зависели от хрупкой снасти из ивовых прутьев.
   Сильное,  размеренное колыхание и  вздрагивание лестницы  отмечало  все
увеличивающееся число  ступеней,  преодолеваемых Эномаем,  и  гладиаторы в
тревоге считали их.
   Волнообразное колебание лестницы  длилось  не  больше  трех  минут,  но
гладиаторам эти  три  минуты показались тремя  олимпиадами,  тремя веками.
Наконец колебание прекратилось, и тогда на площадке тысяча людей, движимых
единым порывом,  единой мыслью,  повернулась в сторону пропасти и напрягла
слух, - неописуемые чувства отражались на их лицах.
   Прошло  несколько  мгновений;  у  тысячи  гладиаторов замерло  в  груди
дыхание,  и  вдруг  послышался глухой голос -  сперва он  казался неясным,
далеким,  но,  постепенно усиливаясь,  становился звонким,  как  будто  бы
человек, которому он принадлежал, быстро приближался. Он кричал:
   - Слушай!.. Слушай!..
   Из тысячи грудей вырвался мощный, как завывание бури, вздох облегчения,
ибо   донесшийся  крик  был  условленным  сигналом:   Эномай  благополучно
спустился на дно пропасти.
   Тогда гладиаторы с лихорадочной поспешностью,  каждый стараясь быть как
можно  более  ловким,  начали один  за  другим спускаться по  удивительной
лестнице,  которая -  теперь это всем было ясно -  спасала их  от смерти и
возвращала к жизни, вела от позорного крушения к славной победе.
   Спуск длился целых тридцать шесть часов, и лишь на рассвете второго дня
все оказались внизу,  на  равнине.  На  горе остался только Борторикс;  он
спустил вниз  оружие  последнего манипула и  связки  с  косами,  топорами,
трезубцами,  которые Спартак приказал взять с  собой и хранить:  ими можно
было временно вооружать товарищей,  присоединявшихся к восставшим. Наконец
спустился и Борторикс.
   Невозможно описать,  как  велика была  благодарность гладиаторов и  как
бурно  они  изъявляли свою  любовь  и  преданность Спартаку,  чьей  мудрой
догадливости они были обязаны жизнью.
   Но Спартак просил их соблюдать тишину и каждому манипулу велел укрыться
в окружающих ущельях и скалах и ждать там наступления ночи.
   Бесконечно долгими  показались эти  часы  нетерпеливым воинам;  но  вот
солнце стало склоняться к  западу,  и  едва  лишь  стали меркнуть лазурные
краски небосвода,  две когорты гладиаторов вышли из своих укромных убежищ,
построились   и,   двигаясь   с   величайшими  предосторожностями,   молча
направились -  одна,  под началом Эномая,  к морскому берегу,  другая, под
командой Спартака, по направлению к Ноле.
   Расстояние,  которое должны были пройти обе  когорты гладиаторов,  было
примерно одинаковым,  и  они  обе  зашли в  тыл двух римских лагерей почти
одновременно - за час до полуночи.
   Подойдя совсем близко к  лагерю Мессалы Нигера,  Спартак приказал своей
когорте  остановиться и,  соблюдая осторожность,  один  направился к  валу
римского лагеря.
   - Кто  идет?  -  окликнул часовой,  которому послышался шум в  соседнем
винограднике, откуда пробирался к лагерю Спартак.
   Фракиец остановился и  замер.  Кругом  царила тишина;  часовой римского
лагеря напрягал слух, но все как будто было спокойно.
   Вскоре Спартак услышал звук мерных шагов патруля, совершавшего вместе с
деканом  обход  часовых.  Услышав  оклик  "кто  идет",  патруль поспешил к
часовому, чтобы узнать, что случилось.
   Была уже глубокая ночь и так тихо, что фракиец мог расслышать следующий
разговор, хотя он и велся вполголоса.
   - Что случилось? - спросил кто-то, вероятно декан.
   - Мне послышался шорох в кустах...
   - А после оклика "кто идет" ты что-нибудь слышал?
   - Нет, сколько я ни прислушивался.
   - Должно быть, лисица бежала по следам куропатки.
   - Я тоже подумал,  что листья зашуршали под ногами какого-то зверька. О
гладиаторах нечего и говорить. Сидят наверху, им уже не выбраться...
   - Правильно. Центурион сказал, что мышь в мышеловке.
   - Да уж будь спокоен, Клодий Глабр - старый кот, ему справиться с таким
мышонком, как этот Спартак, - детская игрушка.
   - Ну, еще бы, клянусь Юпитером Охраняющим!
   Последовала  недолгая  пауза.  Спартак  насмешливо  улыбнулся,  а декан
продолжал:
   - Стереги получше, Септимий, и не принимай лисиц за гладиаторов.
   -  Чересчур  много  чести  было  бы  для гладиаторов, - сострил в ответ
солдат Септимий.
   И снова все затихло.
   Тем  временем  глаза  Спартака  уже  привыкли  к  темноте,  и  он начал
различать  то, что его интересовало: форму рва и вала римского лагеря. Ему
надо было узнать, какие из четырех ворот находились ближе.
   Как раз в это время патруль,  возвратившись на свой пост,  развел почти
погасший  костер,  и  вскоре  красные,  сверкающие языки  ожившего пламени
осветили частокол на валу; он оказал помощь Спартаку в задуманном им деле:
теперь ему  было нетрудно рассмотреть,  где находились декуманские ворота,
то  есть ворота,  которые в  римских лагерях были дальше всего от позиций,
занятых неприятелем.  В  лагере Мессалы Нигера эти  ворота были обращены в
сторону Нолы.
   Как только Спартак ознакомился с расположением вала,  он пошел обратно,
добрался до своей когорты и со всевозможными предосторожностями повел ее в
обход к декуманским воротам. Отряд шагал молча и бесшумно, пока не подошел
к  римскому лагерю настолько близко,  что  гул  шагов уже  невозможно было
скрыть от часовых.
   - Кто идет? - раздался голос легионера Септимия.
   По  тону  оклика Спартак понял,  что  на  этот раз  легионер не  сделал
ошибки,  приняв лисиц  за  гладиаторов,  а  хорошо различил топот  идущего
войска.
   Не  получив  ответа,  бдительный Септимий  несколько раз  подал  сигнал
тревоги.
   Но  гладиаторы,  бросившись  бегом,  спустились в  ров,  с  неслыханной
быстротой перебрались через  него,  влезая на  плечи  один  другому,  и  в
мгновение ока  очутились наверху вала;  Спартак же,  рука  которого совсем
зажила, благодаря своей необыкновенной ловкости первым появился наверху; с
присущей ему стремительностью он напал на легионера Септимия, который вяло
и  с  большим трудом защищался от  ударов Спартака,  крикнувшего ему своим
громоподобным голосом:
   - Эй,  ты... насмешник Септимий! Твоей милости было бы куда лучше, если
б тебе пришлось отбиваться не от меня,  а от лисицы.  Ты ведь почитаешь ее
больше, чем гладиаторов!
   Не   успев  договорить  эти  слова,   фракиец  насквозь  пронзил  мечом
легионера.  А  тем  временем гладиаторы группами по  три,  по  четыре,  по
восемь,  по десять человек врывались в лагерь, - и началась резня, как это
обычно бывает при внезапных ночных нападениях.
   Римляне  спали крепким сном, как люди, которым нечего опасаться; они не
боялись  врага, полагая, что он крепко заперт в своем стане. Теперь же все
их  усилия  и  попытки оказать сопротивление яростному натиску гладиаторов
были  безуспешны.  Число  нападавших  все  возрастало,  они  уже  овладели
декуманскими  воротами, врывались в палатки, кидались на сонных безоружных
легионеров, рубили, душили их.
   По всему римскому лагерю слышны были страшные крики, проклятья, мольбы;
там  царили паника,  смятение,  смерть.  Это  была даже не  кровопролитная
битва,  а истребление,  уничтожение врагов; за полчаса с небольшим погибло
свыше четырехсот легионеров, остальные опрометью бежали куда глаза глядят.
   Лишь  человек сорок  самых  храбрых воинов под  началом Валерия Мессалы
Нигера,  наскоро вооруженных мечами,  пиками и  дротиками,  но  без  лат и
щитов,  собрались у  преторских ворот,  то  есть  у  главных ворот лагеря,
расположенных против  декуманских.  Отважным сопротивлением они  старались
сдержать  натиск  гладиаторов в  надежде,  что  это  даст  время  беглецам
собраться и снова вступить в бой.  Среди этих храбрецов особенно выделялся
Мессала Нигер;  доблестно сражаясь,  он ободрял римлян и  время от времени
призывал Спартака, крови которого он жаждал, померяться с ним силами.
   - Эй!  Спартак!.. - кричал он. - Подлый вождь гнуснейших разбойников...
Где ты?..  Подлый раб,  поди сюда, грабитель! Встань лицом к лицу со мной!
Скрести свой меч с мечом свободного гражданина...  Спартак, разбойник, где
ты?
   Несмотря на  крики,  стоны,  звон  оружия  и  страшный шум,  стоявший в
лагере,  фракиец услышал наконец дерзкие слова римлянина;  могучими руками
он проложил себе дорогу среди своих воинов, столпившихся вокруг этой кучки
легионеров, и, разыскивая человека, вызывавшего его на бой, в свою очередь
звал его:
   - Эй,  римский разбойник! Почему ты поносишь меня за глаза? Грабитель и
сын  грабителя,  оставь для  себя  свои прозвища,  они  твое единственное,
действительно тебе принадлежащее достояние!  Римлянин,  вот я...  Что тебе
надо?
   И с этими словами он вступил в бой с Мессалой, который, яростно нападая
на него, тяжело дыша, прерывистым голосом кричал:
   - Я хочу пронзить тебя своим клинком...  осквернить честный меч Валерия
Мессалы... твоею кровью...
   Оскорбительные  выкрики  центуриона  вызывали  гнев  Спартака; он отбил
бешеную  атаку  римлянина  и, сам перейдя в нападение, одним ударом разбил
щит  Мессалы в щепки, другим, пробив его кольчугу, серьезно ранил в бок, а
затем,  как  раз  когда  Мессала произносил последние из приведенных здесь
слов,  Спартак с такой неистовой силой нанес ему удар по гребню шлема, что
несчастный центурион был совершенно оглушен, зашатался и рухнул наземь. Но
счастье  сопутствовало ему: имя Валерии Мессалы воскресило воспоминания, и
любовь, возгоревшаяся в душе гладиатора, смирила его гнев и удержала руку,
готовую поразить врага насмерть.
   Мессала  не   был  бахвалом,   способным  только  на   вызов,   он  был
действительно силен и  храбр;  но  как  ни  велики были его  силы,  умение
владеть оружием и  львиное мужество,  он  не  мог устоять против Спартака,
бесспорно заслужившего наименования самой  сильной руки  и  самого мощного
меча тех времен.
   Фракиец остановил свой меч в тот миг,  когда он был на расстоянии всего
лишь  нескольких дюймов от  груди упавшего центуриона,  и,  повернувшись в
сторону  двух  оптионов,   прибежавших  на  помощь  Мессале,   несколькими
стремительными ударами выбил меч  из  рук одного,  ранил в  живот другого,
крикнув:
   - Иди, юноша, и скажи своим римлянам, что подлый гладиатор подарил тебе
жизнь!
   Расправившись с  обоими оптионами,  он  вернулся к  Мессале,  помог ему
встать и  поручил двум гладиаторам охранять его от гнева вновь прибывающих
бойцов.
   Вскоре кучка  храбрецов,  пытавшихся сдержать натиск гладиаторов,  была
почти  полностью  уничтожена,   и   римский  лагерь  оказался  во   власти
восставших.
   То  же  самое произошло и  в  лагере Клодия Глабра.  Эномай очень скоро
наголову разбил  когорты Глабра  и,  обратив их  в  стремительное бегство,
овладел лагерем.
   Таким     образом,     благодаря    мужеству,     проницательности    и
предусмотрительности Спартака  тысяча  с  небольшим  гладиаторов  одержала
блестящую победу над  тремя с  лишним тысячами римлян,  тысяча римлян была
убита, а их оружие, значки, имущество и лагерь достались восставшим.
   На  следующий день оба  отряда гладиаторов соединились в  лагере Клодия
Глабра;  победители не  скупились на  насмешки и  шутки над ним,  называли
Глабра кошкой, сбежавшей от мыши, и сочинили песенку приблизительно такого
содержания:

   Жил-был кот один когда-то.
   Серой мышки враг заклятый,
   Он ее подстерегал
   И, прикидываясь сонным,
   С огоньком в глазах зеленым
   Неподвижно поджидал.

   Только мышь была ученой,
   Хитрой, жизнью умудренной:
   Взобралась коту на хвост
   И, перехитрив бахвала,
   Торжествуя, ликовала.
   План у этой мышки прост.

   Радуясь затее ловкой,
   К кончику хвоста бечевкой.
   Привязала вмиг звонок.
   Перепуганный трезвоном,
   Кот под смех мышей со стоном
   Убежал, не чуя ног.

   Можно   себе   представить,   какой  дружный  хохот  стоял  в   лагере,
превратившемся из римского в гладиаторский, когда сочинители этих куплетов
переложили их на очень популярный в то время мотив и распевали их по всему
лагерю.
   Между  тем  в  лагерь  на  Везувии  сотнями  стекались гладиаторы школы
Лентула Батиата;  они убегали из  Капуи толпами,  не то что ежедневно,  а,
можно сказать,  ежечасно;  меньше чем через двадцать дней, протекших после
победы  Спартака  над   Клодием  Глабром,   пришло  свыше   четырех  тысяч
гладиаторов.  Они  были  вооружены копьями,  мечами и  щитами,  отнятыми у
римлян.  Присоединив к  ним  тысячу  двести человек,  уже  сражавшихся под
знаменем восставших,  Спартак образовал первый легион армии угнетенных.  В
ближайшем будущем эта армия должна была стать грозной и опасной силой.
   Хотя  в  Риме были заняты более важными и  неотложными военными делами,
все же поражение,  нанесенное Клодию Глабру,  вызвало тревогу: как сенату,
так  и  народу  римскому  казалось  позором  для  римлян,  что  легионеры,
победители мира, были разбиты и изрублены толпами подлых гладиаторов.
   А  тем временем эти подлые, - а их было уже свыше пяти тысяч человек, -
построенные в манипулы, когорты и легион, возглавляемые таким мужественным
и  дальновидным  человеком,  каким  был  Спартак,  в  один прекрасный день
появились  у  Нолы, цветущего, богатого и многолюдного города Кампаньи, и,
прежде   чем   начать  штурм  города,  предложили  гражданам  предоставить
гладиаторам  право свободного входа в город, обещая сохранить за это жизнь
и имущество жителей.
   Перепуганные  жители Нолы собрались на форуме. Стоял невообразимый шум,
слышались  противоречивые восклицания: одни кричали, что город надо сдать,
другие  требовали  защиты.  Наконец  верх  одержали  более храбрые: ворота
города заперли, горожане поспешили к стенам отражать нападение; в Неаполь,
Брундизий и Рим были посланы гонцы с просьбой о подкреплении.
   Но все эти посланцы попали в руки Спартака, так как он приказал следить
не только за дорогами,  но и за тропинками,  за дорожками,  и оборона Нолы
свелась к  бессильной,' тщетной попытке жителей удержать город.  Обитатели
его были плохо вооружены и малосведущи в военном деле. Борьба продолжалась
не больше двух часов: гладиаторы, имевшие теперь много лестниц, быстро и с
ничтожными для себя потерями овладели городскими стенами, проникли в город
и, раздраженные его сопротивлением, стали избивать и грабить жителей.
   Это произошло потому,  что,  хотя Спартак и  насаждал в  своих легионах
самую строгую дисциплину, хотя солдаты любили и уважали его, они поддались
опьянению кровью,  их обуяла жажда разрушения,  охватывающая солдат против
воли,  когда  они,  ворвавшись в  захваченный город,  вынуждены сражаться,
рисковать жизнью и видеть, как гибнут их товарищи по оружию.
   Спартак  побежал  по   улицам  города,   чтобы   обуздать  гладиаторов,
прекратить грабежи и убийства. Благодаря его громадной силе воли и энергии
он   с   помощью  своих   военачальников  через  несколько  часов  добился
прекращения резни и грабежей.
   Вскоре букцины протрубили сбор,  и  со  всех сторон на  призыв послушно
стали стекаться гладиаторы.  Распространился слух, что по приказу Спартака
легион  должен  в  полном  составе  явиться  на  грандиозный  форум  Нолы,
славившийся великолепными старинными храмами, базиликами и портиками.
   Меньше чем через час легион гладиаторов выстроился на площади в  полном
боевом порядке в три ряда. Спартак появился на ступеньках храма Цереры; он
был  бледен,  лицо его  было грозным.  Несколько мгновений он  стоял среди
глубокой тишины с опущенной на грудь головой, в скорбном раздумье. Наконец
он  поднял  голову  и,  гневно сверкая глазами,  воскликнул своим  могучим
голосом, прозвучавшим на всю площадь:
   -  Вы  что же, дикие и преступные люди, желаете добиться, клянусь всеми
богами ада, имени грабителей и славы разбойников и убийц?
   И он умолк.
   Несколько минут никто не проронил ни слова, а затем Спартак продолжал:
   - Неужели это та свобода,  которую мы несем рабам,  та дисциплина,  при
помощи которой мы стараемся стать людьми,  достойными отнятых у  нас прав?
Это ли  благородные поступки,  которыми мы  привлечем к  себе расположение
италийцев,  это ли добродетель, пример которой мы должны показывать? Разве
вам мало того,  что против нас -  величие и могущество римского имени,  вы
еще  желаете,  чтобы  на  вас  обрушились проклятия и  месть всех  народов
Италии?  Видно,  вам  мало той  печальной славы,  которую создали нам наши
угнетатели,  -  она  идет впереди нас  и  поддерживает утвердившееся с  их
легкой руки мнение, что мы - варвары, грабители и самые подлые люди? Всего
этого  вам  мало,  и,  вместо  того  чтобы  славными деяниями,  строжайшей
дисциплиной,  образцовым поведением опровергнуть клевету,  жертвой которой
мы  являемся,  вы  хотите подкрепить ее и  еще усилить мерзким поведением,
позорными и подлыми поступками!..
   Все в Италии глядят на нас с опаской,  подозрительно,  недоверчиво; кто
нам не явный враг,  уж,  наверно,  и не друг; наше святое дело и знамя, за
которое мы  сражаемся,  самое высокое из всех когда-либо развевавшихся под
солнцем на  полях сражений от  края и  до края полуострова,  не пользуются
никакой симпатией.  Чтобы завоевать расположение к себе, у нас есть только
одно средство: дисциплина.
   Железная дисциплина -  это  непроницаемая и  непобедимая броня  римских
легионов;  они не сильнее и не храбрее всех солдат на свете,  - существуют
народы,  не уступающие им ни в отваге,  ни в силе, но среди всех армий нет
более дисциплинированной, чем римская, и вот почему римляне побеждают всех
своих врагов.
   Не помогут вам ни необычайная сила ваших мускулов, ни ваше беспримерное
мужество,  если вы  не изучите и  не примените на деле их дисциплину.  Как
переняли вы  от  римлян их  боевой порядок,  так должны вы  перенять и  их
дисциплину.
   Если вы хотите,  чтобы я  был вашим вождем,  то я  требую от вас умения
повиноваться,  быть сдержанными и умеренными,  потому что сила войска -  в
порядке,  в повиновении,  в сдержанности.  Каждый должен поклясться своими
богами,  и  все вы  должны поклясться мне своей честью,  что с  этого часа
никогда не  совершите даже  самого  незначительного проступка,  никогда не
дадите мне основания упрекнуть вас в распущенности и неподчинении.
   Для  обеспечения победы необходимо, чтобы я нашел в себе силу поступать
подобно  консулу  Манлию  Торквату,  который приказал сыну отрубить голову
своему   другу,   ежели   он   окажется   виновным  в  малейшем  нарушении
установленных  законов  и  порядков.  Восхищенные  историки рассказывают о
римских  легионах,  что  однажды они разбили лагерь возле яблони; когда же
сняли  палатки, оказалось, что с яблони не было сорвано ни одного плода. Я
хочу,  чтобы  и  о вас могли сказать то же самое! Лишь при этом условии мы
будем  достойны  свободы,  которой мы добиваемся, лишь при этом условии мы
можем одержать победу над самым сильным и самым храбрым войском в мире.
   Гул  одобрения  сопровождал пламенную  речь  Спартака.  Гладиаторы были
покорены грубоватой, но страстной и прочувствованной речью своего вождя; а
когда он кончил говорить, долго не смолкали единодушные возгласы одобрения
и рукоплескания.
   Спартак вывел свою армию из Нолы и  приказал разбить лагерь вблизи нее,
на одном из холмов.  Две когорты,  которые он сменял ежедневно,  стояли на
страже у города.  В Ноле он добыл большое количество оружия,  лат, щитов и
сложил их  все  в  своем  лагере,  чтобы  вооружить рабов  и  гладиаторов,
стекавшихся под знамя восстания.
   Близ  Нолы Спартак провел больше двух месяцев,  неустанно совершенствуя
боевое мастерство и уменье владеть оружием своих солдат, число которых все
возрастало и достигло восьми тысяч; вскоре он уже мог составить из них два
легиона.  Порядок и дисциплина,  которые насаждал в своей армии доблестный
фракиец,   поражали  жителей  Кампаньи:   их  собственность  и   жизнь  не
подвергались никакой опасности,  гладиаторы ничем и  никогда не беспокоили
их.
   В  Риме  меж  тем  было решено отправить против взбунтовавшихся рабов и
гладиаторов  претора  Публия  Вариния  с  легионом,  в  большинстве  своем
состоявшем из добровольцев и молодых новобранцев,  - ветераны и легионеры,
уже  испытанные  в  бранных  походах,   были  посланы  против  Сертория  и
Митридата.
   Но   за  несколько  дней  до  выступления  из  Рима  Публия  Вариния  с
шеститысячным   войском,  к  которому  был  присоединен  отряд  всадников,
сформированный союзниками-италийцами, численностью свыше трехсот копий, из
Эпицинийского   леса,   расположенного  между  Сутри  и  Суэссой-Пометией,
неподалеку  от  Аппиевой  дороги,  вечером вышло свыше двух тысяч человек;
многие  из  них  были вооружены чем попало: косами, трезубцами, топорами и
серпами,  а  иные  просто-напросто  заостренными  кольями, и лишь немногие
имели копья и мечи.
   Это  были  гладиаторы из  школ Акциана,  Юлия Рабеция и  других римских
ланист;  по  приказу,  полученному от Крикса,  они собрались поодиночке и,
встав  под  его  команду,  были  разделены на  четыре  когорты и  двадцать
манипул.  Теперь они двигались по направлению к  Везувию,  на соединение с
легионами Спартака.
   Утром  пятнадцатого февраля,  после  того  как  Метробий  отправился  с
доносом о  заговоре гладиаторов к  консулам Котте и Лукуллу,  Крикс обошел
школу за школой,  предупреждая гладиаторов о  случившемся и  призывая их к
спокойствию и осторожности.
   В  одной из школ его арестовали и  препроводили в  Мамертинскую тюрьму;
его держали там свыше двух месяцев,  секли розгами,  и, несмотря на то что
он  твердо и  решительно отрицал свое  участие в  заговоре Спартака,  его,
пожалуй,  присудили бы к распятию,  если бы не гладиаторы, которые умолили
своих  ланист ходатайствовать за  Крикса перед  Цетегом,  Лентулом,  Юлием
Цезарем и Катилиной и добились наконец его освобождения.
   Крикса выпустили из тюрьмы,  но он понимал,  что за ним строго следят и
что все школы и все гладиаторы,  без сомнения,  находятся под наблюдением.
Он решил притвориться ничего не знающим, ко всему совершенно безучастным и
тем самым если не  уничтожить,  то  хотя бы  уменьшить подозрения ланист и
властей.
   Поэтому-то  бедный  галл,  несмотря  на  все  настояния  Спартака,  был
принужден смирить тревогу,  гнев и желания,  кипевшие в его душе, и не мог
ни  сам двинуться на  Везувий,  ни  послать или повести туда хотя бы  один
манипул.
   После  всяческих  ухищрений  и уловок, серьезнейших опасностей и бурных
тревог  Криксу  наконец  удалось через четыре с лишним месяца после начала
восстания  и  двух побед, одержанных армией Спартака над римлянами, бежать
из  Рима  и  укрыться  в Эпицинийском лесу; он был уверен, что если не все
гладиаторы,  которым он здесь назначил свидание, то во всяком случае очень
многие из них придут сюда.
   Так  и  случилось.  Два  дня  галл  скрывался  в тенистых уголках леса,
поджидая товарищей, а затем отправился на Везувий. Проделав четырехдневный
тяжелый переход, он прибыл туда во главе двадцати манипул.
   Радость, торжество, ликование по поводу их прибытия неописуемы. Спартак
встретил  Крикса  действительно  по-братски  - он любил и ценил его больше
всех.
   Две тысячи гладиаторов,  приведенных Криксом, были немедленно вооружены
и  распределены равномерно по  двум легионам,  из которых одним командовал
Эномай,   а   вторым  Крикс.   Спартак  под  единодушные  приветствия  был
провозглашен верховным вождем войска гладиаторов.
   Два дня спустя после прибытия Крикса разведчики доложили Спартаку,  что
по  Аппиевой  дороге  ускоренным маршем  идет  против  них  претор  Публий
Вариний.  Вождь гладиаторов приказал войску тихо сняться с  лагеря и ночью
быстро двинулся навстречу неприятелю.






   Публию  Варинию  было  сорок  пять  лет.  Он происходил из плебеев, был
крепкого телосложения, неукротимого, гордого нрава и обладал всеми лучшими
качествами  римского воина, представляя собой его ярко выраженный тип. Как
в  пище,  так  и  в  питье был воздержан и неприхотлив; привычен к холоду,
жаре,  большим  переходам,  бессонным  ночам  и  иным военным тяготам; был
угрюм,  молчалив и храбр до дерзости. Если бы при этих ценнейших качествах
Вариний  еще  отличался  большим  умом,  если  бы шире был его кругозор, а
образование  -  не  столь поверхностным и односторонним, у него имелись бы
все  основания  стать консулом, полководцем, триумфатором. Но, к несчастью
для  него,  он не обладал высоким умом, равным благородству его души, и за
двадцать  восемь лет боевой службы добился всего лишь звания претора, да и
то  присвоили  ему это звание из уважения к его суровой беспристрастности,
испытанной  храбрости,  превосходному  знанию  военного  дела и соблюдению
предписаний  уставов.  Римские  воины,  сражавшиеся  с  ним  бок  о бок, и
полководцы,  под  началом  которых  он  служил,  восхищались его усердием,
доблестью, духовной и физической силой.
   Семнадцати  лет  от  роду  он  под  предводительством Гая Мария впервые
участвовал  в  войне  с  тевтонами  и  кимврами, отличился и был награжден
гражданским венком и званием декана; затем он сражался под знаменем Помпея
Страбона,  отца  Помпея  Великого,  в гражданской войне, несколько раз был
ранен  и  награжден  вторым  гражданским  венком.  Под  началом  Суллы  он
участвовал  в  войне  против  Митридата,  получил несколько ранений, а при
осаде  Афин  был  награжден  крепостным  венком и удостоен звания младшего
центуриона.  Он  сопутствовал Сулле во всех перипетиях гражданской войны и
за  новые  доблестные деяния получил звание сначала старшего центуриона, а
потом  трибуна.  Затем  он  последовал  за  Помпеем  Великим в Африку, где
сражался  в его армии против Домиция и Ярбы; в эту войну он получил звание
квестора,   в  котором  оставался  и  при  Аппии  Клавдии,  воевал  против
восставших  фракийцев  и  македонян.  После  смерти Клавдия, когда военные
действия  во  Фракии  были  закончены,  Вариний  вернулся  в  Рим, надеясь
получить  от  консула  Аврелия  Котты,  собиравшего  легионы  для борьбы с
Митридатом,  звание  наместника или, по крайней мере, утверждение в звании
квестора. Однако к тому времени, как Вариний прибыл в Рим, Котта уже уехал
в  Азию,  а  другой  консул,  Луций  Лициний  Лукулл, уже сформировал свое
войско,  но,  желая  воспользоваться  опытом  Вариния,  которого он высоко
ценил,  добился  избрания  его претором Сицилии, поручив ему ликвидировать
позорящую Рим войну с гладиаторами.
   Вот  что представлял собою человек, выступивший из Рима через Капенские
ворота  в  восемнадцатый день до июльских календ (четырнадцатого июня) 680
года  от  основания Рима и направившийся по Аппиевой дороге в поход против
гладиаторов, которых возглавлял Спартак. У Публия Вариния было шесть тысяч
легионеров,   триста  всадников,  тысяча  велитов  и  шестьсот  пращников,
приданных  легиону  по  настоянию  претора  и  Лукулла,  ибо в такой войне
необходимо  было  иметь  в  своем  распоряжении легко вооруженные части, -
всего восемь тысяч молодых, сильных, отлично вооруженных воинов. Квестором
у   Публия   Вариния   состоял   тридцатипятилетний  Гней  Фурий,  человек
мужественный,  умный  и  отлично  знающий  военное дело, но кутила, буян и
скандалист. Среди шести трибунов, находившихся под началом Вариния, были и
выходцы  из  знатных  патрицианских  семей: Калпурний Бибул, который в 695
году стал консулом совместно с Гаем Юлием Цезарем; совсем юный Квинт Фабий
Максим,  который  во  время  диктатуры  Цезаря  был консулом в 709 году от
основания  Рима;  самым старшим в чине между трибунами был Лелий Коссиний,
грубый и недалекий человек лет пятидесяти. Он участвовал в пятидесяти семи
сражениях,  одиннадцати  осадах  и ста двадцати схватках, получил двадцать
две раны и заслужил два гражданских венка, но за тридцать два года военной
службы  из-за  своего  невежества  и  тупости  дослужился только до звания
трибуна, в котором и оставался в продолжение одиннадцати лет.
   Быстрым маршем, в три дня, Публий Вариний дошел до Кайеты. Разбив здесь
лагерь,  он вызвал к  себе Павла Гардения Тибуртина,  префекта конницы,  и
приказал  ему  немедленно  пробраться  за  Капую,  собрать  там  точные  и
подробные  сведения  о   месте  расположения  восставших,   об  их  числе,
вооружении и, по возможности, об их планах.
   Молодой  Тибуртин  добросовестно  и  осмотрительно  выполнил данное ему
поручение и побывал не только в Капуе, но и в Кумах, в Байиях, в Путеолах,
в  Геркулануме  и  Неаполе,  и  даже в Помпее и Ателле; повсюду он собирал
сведения  о  неприятеле  у  римских  властей,  а также у местных жителей и
пастухов. Через четыре дня он вернулся в лагерь Вариния. Кони его были все
в мыле, он почти загнал их, но привез весьма важные сведения о продвижении
гладиаторов и общем их положении. Тибуртин мог доложить претору, что число
восставших  доходит  до  десяти  тысяч, что они хорошо вооружены и обучены
римской тактике ведения боя, что их лагерь находится близ Нолы, откуда они
делают  вылазки  по  окрестностям и как будто не предполагают менять место
своего  лагеря; судя по основательным лагерным укреплениям, они, очевидно,
будут здесь ожидать наступления римлян.
   Получив  все  эти  сведения,  Вариний,  сидя  в  своей  палатке,  долго
обдумывал план действий;  наконец он решил разделить свои силы и наступать
на лагерь гладиаторов по двум почти параллельным направлениям, с тем чтобы
напасть на них одновременно с  двух сторон.  Таким тактическим маневром он
надеялся добиться сразу решительной победы.
   Он   поручил   квестору  Гнею  Фурию  командование  четырьмя  когортами
легионеров,  тремястами велитов, двумястами пращников и сотней всадников и
приказал  ему  идти  по  Аппиевой  дороге  до  Суэссы; здесь ему надлежало
свернуть  с  Аппиевой  дороги  на  Домициеву,  которая от этого города шла
берегом моря через Литерн, Кумы, Байи и Неаполь к Сурренту. Дойдя до Байи,
Фурий  должен был тут на неделю остановиться, а затем двинуться в Ателлу и
там  ожидать  дальнейших  распоряжений Вариния. Сам же Вариний, в то время
как  Фурий  будет  в  походе, подымется по реке Лирис до Интерамны, там он
перейдет  Латинскую  дорогу  -  она  вела  от  Рима  через  Тускул, Норбу,
Интерамну,  Теан  и Аллифы до Беневента; у Аллиф он, перейдя с консульской
Латинской   дороги   на   преторскую,  которая  тянулась  от  Аллиф  вдоль
Кавдинского  ущелья  и  вела  в  город  Кавдий, зайдет таким образом в тыл
гладиаторам.  Здесь  он  задержится  на  один  день, а затем отдаст приказ
своему  квестору  Фурию  двинуться  из  Ателлы  и  атаковать мятежников; а
последние,  увидя, что они числом превосходят Фурия, пойдут ему навстречу,
бросив  сюда  все  свои  силы;  тут-то  Вариний  нападет на врага с тыла и
уничтожит его.
   Таков был  план  Публия Вариния,  и,  надо сказать,  план сам  по  себе
неплохой, но его успешное выполнение было бы возможно только в том случае,
если бы гладиаторы оставались на месте,  ожидая римлян у  Нолы,  а  в этом
Вариний, считавший Спартака чем-то вроде нечистого животного, но отнюдь не
разумным человеком, нисколько не сомневался.
   Тем  временем фракиец,  разведав,  что  претор выступил против него,  и
узнав, что тот уже в Кайете, тут же двинулся по Домициевой дороге в Литерн
и прибыл туда, совершив два утомительных, но быстрых перехода.
   Квестор Гней Фурий,  продвигавшийся по  той же Домициевой дороге,  но с
другой стороны,  дошел до Тиферна.  Здесь его разведчики доложили ему, что
Спартак  со  всем  своим  войском  неожиданно пришел  в  Литерн  и  теперь
находится на расстоянии не более одного дня пути от римского войска.
   Гней  Фурий  как  солдат  не  прочь  был  бы померяться силами с каждым
гладиатором в отдельности, в том числе и со Спартаком, но как предводитель
войска,  имеющий определенное задание, он не счел возможным вступать в бой
с  неприятелем, численностью превосходящим его, ибо не надеялся на победу.
Бегство  же  он  считал низостью и малодушием, которого не могут оправдать
даже  соображения благоразумия, так как отступление римлян к Латии дало бы
возможность  Спартаку легко настигнуть их и уничтожить. Поэтому Гней Фурий
решил  оставить  консульскую  дорогу,  свернуть налево и подняться до Кал,
откуда  он  мог  в  несколько  часов  дойти до Капуи; две тысячи восемьсот
человек  его  солдат,  соединившись с капуанским гарнизоном, получившим за
это  время  подкрепление, могли бы отразить нападение гладиаторов. Если бы
Спартак  вздумал  продвигаться  в  сторону  Латия, у Гнея Фурия хватило бы
времени  призвать  на  помощь Вариния, соединиться с ним и, обрушившись на
дерзкого мятежника с тыла, разгромить его. Если бы Спартак отступил, Фурий
надеялся  выполнить  данный  ему приказ: либо опять вернуться на Домициеву
дорогу,  либо  из  Капуи  по преторской дороге прийти в назначенный день в
Ателлу.
   Все эти мудрые рассуждения и  принятое в  результате их не менее мудрое
решение свидетельствовали об уме и  способностях Фурия;  будь на его месте
сам Помпеи Великий, и тот не мог бы поступить иначе.
   Фурий решил сняться с лагеря за два часа до рассвета и, соблюдая полную
тишину,  направиться в  Калы,  послав предварительно по консульской дороге
трех  разведчиков,  переодетых в  крестьянское платье.  Они  должны  были,
невзирая на риск и опасности, сообщить врагу ложные сведения о продвижении
Гнея Фурия и  попытаться уверить гладиаторов,  что он отправился в Кайету,
то есть повернул назад.
   Но Спартак уже знал от своих разведчиков,  что часть неприятельских сил
расположилась лагерем в  Тиферне;  он  сразу понял,  какую ошибку совершил
претор Вариний,  разделив свои  силы  пополам с  целью  поймать Спартака в
мешок;  фракиец  полностью разгадал  планы  квестора и  с  прозорливостью,
свойственной только  гениальным умам,  тотчас же  сообразил,  как  следует
поступить: стремительным броском врезаться между вражеских войск и разбить
каждое из  них в  отдельности,  обрушив все силы сначала на одну часть,  а
затем и на другую.
   Одним  из  наиболее  выдающихся  качеств Спартака как полководца, столь
прославивших  его  во  время  этой войны, была быстрота, с которой он умел
оценивать,   анализировать   обстановку,   предвидеть,  вырабатывать  план
действия  и тут же приводить его в исполнение. Военный талант Наполеона во
многом  был  схож  с  талантом  Спартака.  Фракиец  восхищался  тактикой и
обученностью  римского  войска,  тщательно  изучал  их  сам  и обучал свои
легионы,  отвергая,  однако,  педантизм  римских  полководцев, запрещавший
отходить   от  некоторых  установленных  правил,  норм,  навыков.  Спартак
сообразовывал  свои  действия - передвижение войска, маневры, переходы - с
местностью, с обстоятельствами, с позицией неприятеля; он усовершенствовал
и  применял  на  практике  самую простую, но вместе с тем самую логичную и
выгодную  тактику - тактику стремительной быстроты, введенную Гаем Марием;
впоследствии  она  помогла Юлию Цезарю покорить мир. Все большие сражения,
выигранные  Спартаком и справедливо поставившие его в ряды самых блестящих
полководцев  того времени[*], были выиграны не только благодаря мужеству и
отваге его солдат, грудью защищавших свободу, но и благодаря стремительной
быстроте передвижения его войска.
   [*  Следует  заметить  раз и навсегда: восстание или война гладиаторов,
являющаяся   сюжетом  нашего  повествования,  римлянами  и  их  историками
расценивалась  как  война,  позорящая,  бесчестящая Рим. Поэтому историки,
щадя римскую гордость, очень скупо сообщают о ней и упоминают вскользь как
о  печальном  факте,  о  котором  горько  вспоминать, стараются снизить ее
значение  и  величие.  Но  все  же  им пришлось рассказать об этом событии
достаточно,  чтобы  прославить  обездоленных  гладиаторов, а в особенности
Спартака,  которого как полководца, мы не колеблясь, ставим рядом с Марием
и  Цезарем.  Сам Луций Флор, который нетерпимее всех историков относился к
этой  войне  и,  повествуя  обо  всем  этом историческом периоде, не жалел
презрительных эпитетов как в отношении гладиаторов, так и их вождя, все же
принужден  был признаться: "Спартак, храбро сражаясь в первых рядах, пал в
венце славы почти что достойнейшего полководца".]
   Возвратимся к нашему повествованию. Приняв решение, Спартак обратился с
краткой речью  к  своему  войску,  чтобы  ободрить и  воодушевить уставших
солдат,  которым  для  блага  их  общего  дела  предстояло проделать новый
утомительный переход.  Отдав  приказ  сняться  с  лагеря,  Спартак оставил
Домициеву дорогу и  по  трудному пути,  пролегавшему меж  холмов,  которые
тянутся  от  Капуи  через  Казилин,  а  затем  спускаются к  самому  морю,
пробрался до  Вултурна,  с  шумом несущего меж  крутых берегов свои бурные
воды.
   Этот  переход  дал  возможность Спартаку быстро,  до  наступления зари,
перебросить свои  войска к  Капуе;  в  Трех  милях от  города он  приказал
раскинуть палатки и  разрешил своему войску отдохнуть в течение нескольких
часов, а в это время квестор Фурий тронулся в путь по направлению к Калам.
В  полдень Спартак снова  велел  трубить поход;  посмеиваясь над  страхом,
объявшим защитников Капуи,  которые заперли все ворота, спустили решетки и
взобрались на вал,  с  трепетом ожидая неминуемого штурма,  он прошел мимо
города парфюмеров,  оставшегося по  правую руку,  и  направился в  сторону
Казилина,  куда пришел к  вечеру,  в  тот  самый час,  когда квестор Фурий
явился в Калы.
   Казилин,  небольшой, оживленный и густонаселенный город, был расположен
на   правом  берегу  Вултурна,  омывавшего  его  стены;  он  находился  на
расстоянии  семи  миль  от  Капуи, одиннадцати - от Кал и почти в двадцати
двух  милях  от  устья  Вултурна.  При  таком расположении сил сражающихся
Казилин становился самым важным стратегическим пунктом предстоящих военных
операций.  Овладение  этим  пунктом  являлось  насущной необходимостью для
Спартака,  он получал тогда возможность господствовать над обоими берегами
и  долиной Вултурна. Расположившись там лагерем со своими легионами, он не
только  окончательно разъединил бы оба вражеских войска, но и не дал бы им
возможности  получить подкрепление из Капуи или укрыться в ее стенах и мог
бы  разбить эти войска одно за другим. Так как жители Казилина, напуганные
неожиданным    появлением    гладиаторов,   послали   навстречу   Спартаку
представителей   власти,  почтительно  просивших  его  смилостивиться  над
жителями,  то  ему  незачем  было  применять  силу,  чтобы  войти в город.
Приказав  расставить  стражу  у  ворот  и  оставив  в городе одну когорту,
фракиец  ушел оттуда со своими легионами и расположился лагерем на удобной
возвышенной  местности,  за  Римскими  воротами, откуда дорога шла прямо к
Калам.
   За  время,  истекшее с  момента поражения Клодия  Глабра до  того,  как
Публий  Вариний  был  послан  против  гладиаторов,  Спартак  мог  свободно
передвигаться почти по всей Кампанье;  он велел наиболее ловким и искусным
конникам  объездить большое  число  молодых  лошадей,  которых  гладиаторы
изловили  на  плодородных пастбищах  этой  провинции.  Таким  образом,  он
составил отряд в  шестьсот конников,  префектом которого Спартак предложил
поставить   храброго   и   достойного   Борторикса,   передавшего   Криксу
командование вторым легионом, которое ему временно было поручено.
   Как  только лагерь был разбит, Спартак разрешил своим уставшим солдатам
отдых  на  несколько дней, чтобы они могли восстановить силы, пока квестор
Фурий,  -  Спартак предполагал, что тот продолжает двигаться по Домициевой
дороге, - дойдет до Литерна; тогда фракиец рассчитывал ударить ему в тыл и
уничтожить его когорты.
   Все же Спартак,  будучи чрезвычайно предусмотрительным,  призвал к себе
Борторикса и  приказал ему  после  шестичасового отдыха,  около  полуночи,
разделить своих конников на  два  отряда -  один  отправить по  Домициевой
дороге  почти  до  Тиферна,  чтобы  получить сведения о  вражеском войске,
другой же  отряд,  ради осторожности,  отвести на  Аппиеву дорогу до Кал и
обследовать местность;  на  заре  оба  отряда  должны были  возвратиться в
лагерь и сообщить о результатах разведки.
   За  час  до  восхода  солнца  первыми,  к  немалому удивлению Спартака,
вернулись  конники,   отправленные  к  Калам;   они  сообщили,   что  враг
продвигается  со  стороны  Казилина.   Сначала  Спартак  не  поверил  этим
сведениям,  но,  расспросив подробно начальника разведчиков и поразмыслив,
он  понял,  что произошло:  гладиаторы отошли с  Домициевой дороги вправо,
чтобы дать проход Фурию,  а  потом зайти ему в тыл,  но в этот же момент и
римлянин свернул влево, чтобы избежать встречи с гладиаторами и укрыться в
Капуе:  таким образом,  оба войска,  желая избегнуть столкновения,  ушли с
консульской дороги и теперь должны были встретиться на преторской дороге.
   Спартак тотчас велел трубить подъем;  не снимая с  лагеря всего войска,
он приказал выступить первому легиону и построил его в боевой порядок.  По
фронту он  поставил две  тысячи велитов и  пращников,  предназначенных для
атаки врага в  расчлененном строю,  как только он  покажется;  позади этой
первой  линии  он  расположил весь  остальной состав легиона,  вооруженный
пиками и дротиками.
   Второй  легион  он  разделил  на  две  части  и  направил  через поля и
виноградники  - одних в левую сторону; других в правую, приказав им отойти
подальше  и  укрыться,  а  как  только  завяжется  бой,  не давая римлянам
опомниться, окружить их и атаковать с флангов и тыла.
   Солнце уже взошло,  и лучи его золотили окрестные долины,  ярко-зеленые
виноградники,  нивы с  налитыми колосьями,  цветущие луга.  В  этот момент
показался авангард римлян.  Навстречу ему  двинулась цепь легковооруженных
гладиаторов,  осыпая  врагов  градом камней и  свинцовых шариков.  Римляне
тотчас  же  повернули  обратно  с  целью  предупредить  квестора  Фурия  о
приближении неприятеля.  Тогда Спартак,  который во время переходов всегда
шел  в  пешем  строю  вместе  со  своими товарищами,  вскочил на  могучего
вороного  коня,   которого  постоянно  держали  наготове  на  случай  боя.
Мужественная фигура  Спартака красиво  выделялась на  статной  лошади;  он
велел протрубить сигнал к атаке ускоренным маршем, чтобы напасть на врага,
пока тот не успел построиться в боевой порядок.
   Получив  известие  о неожиданном для него продвижении гладиаторов, Гней
Фурий  тотчас  же  дал  приказ  своей  колонне легионеров остановиться и с
самообладанием,  никогда  не покидающим людей действительно храбрых, велел
пращникам  и  велитам  рассыпаться  цепью;  удлиняя  свой  фронт, он хотел
избежать,   насколько  это  зависело  от  него,  окружения  своего  войска
превосходящими силами неприятеля. Легионерам он приказал занять позиции на
близлежащем  холме,  рассчитывая,  что  в  то  время как велиты и пращники
примут на себя первый удар гладиаторов, когорты построятся в боевую линию.
   Несмотря  на  сумятицу и  беспорядок,  всегда  сопровождающие внезапное
нападение, все приказания квестора были выполнены быстро и точно.
   Едва  римляне выполнили приказания квестора,  как  гладиаторы атаковали
фронт  пращников;   те   мужественно  приняли  удар,   но   под   натиском
превосходящих сил принуждены были отступить до  подножия холма,  где Фурий
едва  успел  расположить в  боевом  порядке свои  четыре когорты.  Римляне
протрубили  атаку,  и  легионеры,  под  началом  Фурия,  так  стремительно
обрушились  на  вражеских  велитов,   что  тем  в  свою  очередь  пришлось
отступить.  Спартак приказал подать  сигнал к  отступлению,  и  тогда  две
тысячи   легковооруженных  гладиаторов,   бросив   последние   дротики   в
неприятеля,   скрылись   в   промежутках  между   колоннами  надвигавшихся
гладиаторов,  которые  с  громовым криком  "барра",  гулко  разнесшимся по
окрестным холмам и долинам,  бросились на римлян. Вскоре слышен был только
страшный гул от ударов по щитам, лязг мечей и дикие вопли сражающихся.
   Сражение  длилось  около  получаса  с   равным  ожесточением  и  равным
мужеством,  но римлян было значительно меньше, чем гладиаторов, и они не в
силах  были  долго  противостоять  страшному  натиску  восставших.  Вскоре
легионеры Фурия,  теснимые со всех сторон,  стали отступать. В этот момент
из  засады появился Крикс  со  своим  вторым легионом.  В  одно  мгновение
римляне были окружены,  атакованы с тыла и флангов, ряды их смешались, они
дрогнули  и  в  беспорядке бросились бежать.  Немногим  удалось  спастись,
большинство оказались замкнутыми в кольцо и пали смертью храбрых; одним из
первых среди них пал Фурий.  Так,  менее чем за два часа,  закончилась эта
битва,  которую с  большим основанием можно  было  бы  назвать резней  под
Казилином.
   На следующий день после этой новой победы, которую гладиаторы одержали,
понеся  потери незначительные по сравнению с римлянами, - ибо те почти все
погибли,  -  Спартак,  не теряя времени, свернул свой лагерь у Казилина, и
труднейшими  переходами,  преодолев  отроги  Апеннин,  пройдя  через Калы,
направился к Теану Сидицинскому, и под вечер прибыл туда. Его легионы были
утомлены  долгим  переходом.  Расположившись лагерем немного выше Теана, в
нескольких  милях  от  него,  он  отправил туда кавалерию с целью получить
сведения  о  преторе Публии Варинии, который, по расчетам Спартака, должен
был пройти здесь дня два-три назад, направляясь в Аллифы.
   Из  сообщений возвратившихся разведчиков Спартак заключил,  что  он  не
ошибся в  своих  расчетах:  Публии Вариний вышел из  Теана и  Аллиф только
накануне.
   После длительного размышления, взвесив все преимущества, которые давала
ему одержанная им накануне победа, а также учитывая выгоды своих позиций в
районе  Теана  Сидицинского,  Спартак  предпочел  пойти  наперерез претору
Варинию  и  вступить  с  ним  в  бой  до  того,  как  к  римлянам подойдут
подкрепления от городов и союзников, потому что тогда победа над когортами
претора далась бы  труднее.  Итак,  на следующий день фракиец оставил Теан
Сидицинский и двинулся по правому берегу Вултурна к Кавдинскому ущелью; он
прибыл туда через восемь часов и  расположился лагерем на берегу реки.  На
следующее  утро   он   приказал  срубить   множество  толстых  деревьев  и
перебросить бревна через речку, которая в это время года всегда мелела; по
этому  мосту  он  переправил своих  воинов на  левый берег,  неподалеку от
Кавдинских гор  занял  ключевую  позицию,  господствовавшую над  Латинской
дорогой, и стал поджидать врага.
   Римляне  не  замедлили явиться;  в  полдень следующего дня  со  стороны
Аллиф, на возвышенностях, обрамлявших долину Вултурна, напротив Кавдинских
гор, показались когорты Публия Вариния. Спартак уже успел расположить свои
войска для атаки,  и  вскоре началось сражение.  Жестокий и кровопролитный
бой  длился  до  самого  вечера.  Римляне сражались храбро,  мужественно и
делали все,  что могли, но на закате солнца они потерпели полное поражение
и  отступили  в  беспорядке.   Первой  бросилась  их  преследовать  пехота
гладиаторов,  которая,  врубаясь в  ряды  бегущих  римлян,  уничтожала их;
пехота гналась за  отступающими,  пока римляне,  у  которых от  страха как
будто  выросли крылья,  не  оставили своих  преследователей далеко позади.
Тогда  Спартак приказал трубить отбой,  и  едва  только пехота гладиаторов
покинула поле битвы,  как их  кавалерия кинулась во  весь опор за  толпами
беглецов и принялась крушить их.
   Свыше  двух  тысяч  римлян  погибло в этой роковой для римлян битве при
Кавдинском  ущелье.  Более  тысячи  пятисот  было  ранено, в том числе сам
Вариний  и  его  трибуны  Коссиний,  Фабий,  Максим и Бибул. Большая часть
раненых  попала  в руки победителей, но Спартак, разоружив их, отпустил на
свободу;  он  решил,  пока  на его стороне не окажется большого количества
городов,  не  брать  пленных,  ибо  присутствие  их в лагере при известных
обстоятельствах  могло  оказаться опасным. Гладиаторы в этом сражении тоже
понесли немалые потери: погибло свыше двухсот пятидесяти, а ранено чуть ли
не вдвое больше.
   В  великом унынии и  отчаянии явился Публий Вариний в  Аллифы и за ночь
собрал там,  сколько мог,  бежавших;  здесь же  он услышал роковую весть о
гибели своего квестора.  Опасаясь нового нападения победителя, которому он
не мог бы противостоять, проклиная всех богов неба и ада, свою злосчастную
судьбу  и  ненавистного гладиатора,  Вариний  быстрым  маршем  двинулся по
труднопроходимым дорогам среди ущелий Апеннин, ушел из Кампаньи и, вступив
в Самний, поспешил укрыться в Бовиане.
   Две блестящие победы,  одержанные Спартаком за три дня,  прославили его
войско,  и  его имя сделалось еще более грозным и прогремело по всей Южной
Италии.
   Не  теряя напрасно времени,  фракиец спустился из Кавдинского ущелья до
Кавдия и  встретился там  с  Брезовиром -  гладиатором-галлом,  с  которым
читатели уже познакомились в  связи с  событиями,  происшедшими в  таверне
Венеры Либитины в Риме в тот самый день,  когда Союз угнетенных присудил к
смерти отпущенника Гая Верреса,  шпионившего за  гладиаторами;  Брезовир с
пятьюдесятью товарищами бежал из Капуи в лагерь Спартака.
   По   совету  Брезовира,   фракиец  решил   осуществить  смелый  маневр,
рассчитывая таким  способом беспрепятственно вывести из  Капуи пять  тысяч
гладиаторов, еще остававшихся в школе Лентула Батиата.
   Через три  дня после сражения у  Кавдинского ущелья Спартак,  во  главе
своих десяти тысяч воинов,  появился у  стен Капуи;  он  отправил в  город
глашатая,  требуя,  чтобы  префект и  сенат  беспрепятственно выпустили из
города пять тысяч гладиаторов,  находящихся в  школе Лентула;  в случае же
если  власти  откажутся выполнить это  требование,  Спартак  угрожал,  что
начнет штурм  города,  завладеет им  силой,  предаст его  огню  и  мечу  и
уничтожит всех жителей города, невзирая на возраст и пол.
   Весть  о  победах  Спартака, приукрашенная молвой, уже дошла до Капуи и
повергла  ее  жителей  в  страх.  Появление  грозного врага у ворот города
вселило ужас в души жителей; требования и угрозы Спартака довершили дело -
всех охватила паника.
   Сенат собрался в  храме Дианы,  а  около храма,  на  форуме,  собралась
огромная толпа  народа.  Все  лавки в  течение какого-нибудь получаса были
заперты,  женщины,  распустив волосы,  бросились в  храмы  молить богов  о
помощи,  на улицах раздавались возгласы плебеев, которые настаивали, чтобы
требования гладиаторов выполнили и  тем  самым  избавили город  от  угрозы
ужасной резни.
   Меттий  Либеон,  бледный,  с  искаженным от  страха лицом,  заикаясь от
волнения,  изложил сенату требование Спартака.  Сенаторы,  бледные,  как и
префект,   в  ужасе  молча  смотрели  друг  на  друга,  никто  не  решался
высказаться и посоветовать что-либо в такую опасную минуту.
   Воспользовавшись молчанием и замешательством сенаторов, военный трибун,
храбрый солдат,  весьма  опытный в  военных делах,  командовавший четырьмя
когортами,  присланными несколько месяцев назад римским сенатом для защиты
Капуи, попросил разрешения высказать свое мнение.
   Нисколько не  поддавшись панике,  он  грубо,  но красноречиво и  весьма
убедительно доказывал,  что  все  требования Спартака  не  что  иное,  как
дерзкие  угрозы,   имеющие  целью   запугать  жителей  города,   а   затем
воспользоваться их страхом;  что гладиатор не может и не станет штурмовать
Капую и осаждать ее, так как город хорошо защищен прочными укреплениями, а
войско,  у  которого нет ни  скорпионов,  ни  таранов,  ни  катапульт,  ни
баллист, ни пробоев с серповидным концом, не отважится на штурм города.
   Страх,  обуявший  тупых, расслабленных капуанских сенаторов, тот страх,
который  за минуту до этого лишил их дара речи, заставил их прийти в себя;
они  вскочили  со  своих  скамей,  точно укушенные тарантулом, и все хором
завопили,  что  трибун  сошел  с  ума;  ведь  гладиаторы овладели Нолой за
каких-нибудь  два  часа,  а  тогда  их  было  куда  меньше,  чем сейчас, и
вооружены  они  были гораздо хуже. В городе победители разрушили все дома,
убили  всех  жителей;  они,  сенаторы,  не желают жертвовать собой в угоду
честолюбию трибуна; выслать из Капуи пять тысяч гладиаторов было бы мерой,
весьма благоразумной и осторожной. Это избавит город от опасности мятежа и
резни.   Приводились   и   другие  подобного  рода  соображения.  К  этому
присоединились   и   настояния   собравшегося  на  площади  народа,  шумно
требовавшего,  чтобы  предложение  Спартака  было  принято и таким образом
город  был  бы  спасен.  Меттию  Либеону,  не  помнившему себя от радости,
пришлось   поставить   на   голосование  поддержанное  многими  сенаторами
предложение  -  согласиться  на  требования Спартака; это предложение было
принято почти единогласно.
   Таким образом,  пять тысяч гладиаторов,  запертых в школе Лентула, были
выпущены из города и направились к Спартаку,  который расположился лагерем
у подножия близлежащей горы Тифаты. Они были встречены радостными криками,
сейчас же получили оружие и составили третий легион,  командование которым
было поручено Борториксу, а Брезовира назначили префектом конницы.
   Вскоре Спартак возвратился в  Нолу,  расположился лагерем и  пробыл там
около тридцати дней,  ежедневно с  увлечением обучая новый легион.  В  это
время  фракиец получил сведения,  что  претор  Вариний пополняет солдатами
свои легионы, намереваясь напасть на гладиаторов.
   Спартак решил опередить Вариния.  Он оставил Крикса с двумя легионами в
Ноле,  взял  с  собой  первый легион,  которым командовал Эномай,  перешел
Апеннины и, вступив в Самний, появился под Бовианом.
   Вариний сообщил римскому сенату о  злоключениях и  неудачах,  постигших
его на этой войне,  внушавшей отныне серьезные опасения. Чтобы положить ей
конец,  требовалось  подкрепление  численностью не  менее  двух  легионов.
Напоминая о своих прежних заслугах перед отечеством, честный солдат просил
сенат оказать ему,  ветерану многих сражений,  милость -  дать возможность
смыть  со  своей  совести позор  понесенного поражения и  довести войну до
конца, чтобы одолеть превратности судьбы.
   Сенат внял справедливым просьбам храброго Вариния и  послал ему  восемь
когорт,  в  составе которых было  свыше четырех тысяч ветеранов,  а  также
разрешил ему  набрать среди марсов,  самнитов и  пицентов еще  шестнадцать
когорт,  с  тем  чтобы  он  имел  возможность  сформировать  два  легиона,
необходимых ему для подавления мятежа гладиаторов.
   Претор, который считал, что старшинство чина и продолжительность службы
в  армии  давали  неоспоримые  преимущества, назначил на место, оставшееся
свободным  после  смерти Фурия, Лелия Коссиния, хотя среди бывших у него в
подчинении  трибунов  многие  были  и умнее и дальновиднее этого человека.
Вариний  доверил  ему  командование  над  восемью  когортами,  только  что
присланными  из  Рима,  приказав  ему  остаться  в Бовиане, чтобы помешать
Спартаку  продвинуться  вглубь Самния, сам же с двумя тысячами легионеров,
уцелевших после поражения у Кавдинского ущелья, отправился в страну марсов
и пицентов набирать там солдат.
   Когда  Спартак  подошел к  Бовиану,  намереваясь навязать Коссинию бой,
тот,  действуя согласно полученным им  распоряжениям,  заперся  в  городе;
негодуя на то,  что ему запрещено выступить,  он,  однако, решил терпеливо
переносить все оскорбления и вызовы гладиаторов.
   Но  Спартак разгадал план Вариния и  решил не  дать ему времени набрать
солдат в  Самнии и  Пицене.  Оставив под Бовианом Эномая с одним легионом,
который  расположился лагерем  близ  города,  сам  он  с  отрядом конников
возвратился в Нолу.
   Здесь его  ожидали хорошие вести.  Первой и  самой приятной был  приход
гладиатора Граника,  который привел с  собою  свыше  пяти  тысяч  человек:
галлов,  германцев  и  фракийцев  из  нескольких  школ  Равенны.  С  таким
подкреплением войско гладиаторов,  разделенное на четыре легиона, доходило
до двадцати тысяч человек, и Спартак почувствовал себя непобедимым. Второй
неожиданной и  не менее приятной новостью был приезд Мирцы.  Спартак обнял
сестру,  покрывая лицо ее горячими поцелуями.  А девушка целовала то лицо,
то руки брата, то его одежду и прерывающимся от рыданий голосом говорила:
   - Спартак!..  Ах,  Спартак!..  Любимый брат мой!  Как  я  боялась,  как
трепетала за тебя...  Я думала о всех опасностях, которым ты подвергаешься
в этой кровопролитной войне!..  Я не знала ни минуты покоя...  просто жить
не могла...  все думала:  "Может быть,  он ранен и  ему нужна моя помощь!"
Ведь никто,  дорогой Спартак,  никто не мог бы так ухаживать за тобой, как
я... если бы... когда... да спасут тебя великие боги! И я плакала по целым
дням и все просила Валерию,  милую мою госпожу...  чтобы она разрешила мне
поехать к тебе...  и она,  бедняжка,  исполнила мою просьбу.  Да окажет ей
покровительство Юнона за  ее доброту...  Она отпустила меня к  тебе...  И,
знаешь,   она  даровала  мне  свободу!..  Я  теперь  свободная...  я  тоже
свободная... И я теперь навсегда останусь с тобой.
   Она щебетала и  ласкалась к  брату,  как ребенок,  а  из глаз ее лились
слезы,  но бедная девушка улыбалась брату, и во всех ее движениях сквозила
радость, переполнявшая ее сердце.
   Недалеко от  них  молча стоял,  наблюдая эту сцену,  белокурый красавец
Арторикс.  Лицо его то озарялось радостью,  то затуманивалось печалью.  Он
тоже   всего  несколько  дней   назад  прибыл  с   Граником  из   Равенны.
Приблизившись к Спартаку, он застенчиво сказал:
   - А  меня,  дорогой Спартак,  непобедимый наш вождь,  меня ты  разве не
обнимешь и не поцелуешь?..
   Говоря это, Арторикс окинул беглым взглядом девушку, как бы прося у нее
прощения за то, что похищает у нее поцелуй брата.
   - Арторикс!  -  воскликнул Спартак и,  крепко обняв его, прижал к своей
груди. - Любимый мой друг!.. Дай я тебя поцелую, благородный юноша!
   Так,  в  дополнение  ко  всем  радостям,  которые  изведал  Спартак  за
последние  месяцы,  к  счастью  блестящих побед  и  замечательных успехов,
которых он добился с первых дней ужасной войны, судьбе угодно было послать
ему еще одну радость: он мог обнять свою сестру и Арторикса, самых дорогих
его сердцу людей.
   Но вскоре лицо Спартака, сиявшее счастьем, затуманилось. Склонив голову
на грудь, он глубоко вздохнул и погрузился в скорбные мысли. Простившись с
друзьями,  он  вместе  с  сестрой  ушел  в  свою палатку: ему так хотелось
расспросить  Мирцу  о  Валерии, но какое-то чувство стыдливости мешало ему
заговорить об этом с сестрой.
   К  счастью для Спартака,  девушка щебетала о  том о сем,  и фракийцу не
пришлось расспрашивать ее,  так как Мирца сама завела разговор о  Валерии:
ей  никогда и  в  голову не  приходило,  что  между  матроной и  рудиарием
существовали иные отношения, кроме дружеских.
   -  О, поверь, поверь мне, Спартак, - повторяла девушка, приготовляя для
брата  скромный  ужин  на пне, который в палатке фракийца служил столом, -
если  бы все римские матроны были похожи на Валерию... Верь мне, я на себе
испытала  всю  ее доброту, благородство ее чувств... рабство давно было бы
отменено  законом...  потому  что  дети, родившиеся от подобных женщин, не
могли  бы,  не пожелали бы терпеть существования тюрем, наказаний розгами,
распятий на крестах, не допустили бы, чтобы с гладиаторами обращались, как
с убойной скотиной...
   - О,  я  это  знаю!  -  взволнованно  воскликнул  Спартак.  И  тут  же,
спохватившись, добавил: - Да, да, я верю тебе.
   -  И  ты  должен  этому  верить...  потому  что, видишь ли, она уважает
тебя...  гораздо  больше,  чем любая другая матрона на ее месте уважала бы
ланисту  своих  гладиаторов.  Она  часто  разговаривала  со мной о тебе...
восхищалась тобой, в особенности с тех пор, как ты расположился лагерем на
Везувии, при каждом известии о тебе... Когда мы услыхали, что ты победил и
разбил  трибуна  Сервилиана...  когда  узнали  о  твоей победе над Клодием
Глабром,  она  часто  говорила:  "Да,  природа  щедро  наградила его всеми
достоинствами великого полководца!"
   - Она так говорила? - нетерпеливо переспросил Спартак, на лице которого
отражались воскресшие в душе чувства и воспоминания.
   - Да,  да,  она так говорила!..  -  ответила Мирца,  продолжая готовить
ужин.  -  Мы долго здесь останемся? Я хочу позаботиться о твоей палатке...
Эта совсем не  подходит для доблестного вождя гладиаторов...  В  ней такой
беспорядок... и нет самого необходимого... У любого солдата жилье лучше...
Ну  да,  она  так говорила...  И  как-то  раз она спорила со  своим братом
оратором Гортензием,  ты ведь знаешь его? Так вот она защищала тебя от его
нападок,  говорила,  что война,  которую ты начал, - справедливая война, и
если боги пекутся о делах людских, то ты победишь.
   - О,  божественная Валерия!  -  чуть слышно произнес Спартак, бледнея и
дрожа от волнения.
   - И она, бедняжка, так несчастлива, - продолжала девушка, - так, знаешь
ли, несчастлива!
   - Несчастлива?.. Несчастлива?.. Почему?.. - живо спросил фракиец.
   - Она несчастлива,  я  это знаю...  Я  не раз заставала ее в  слезах...
часто глаза ее бывали опухшими от слез... часто я слышала, как она глубоко
вздыхала, очень часто. Но почему она плачет и вздыхает, я не знаю, не могу
догадаться.  Может быть,  из-за неприятностей с  ее родственниками из рода
Мессалы...  А может быть, горюет о муже... Хотя едва ли... нет, не знаю...
Единственное ее  утешение -  ее  дочка,  Постумия.  Такая  милочка,  такая
прелестная крошка!..
   Спартак глубоко вздохнул, смахнул рукой несколько слезинок, скатившихся
из глаз, резко повернулся и, обойдя кругом палатку, спросил у Мирцы, чтобы
переменить тему разговора:
   - Скажи,  сестра...  ты  ничего  не  слышала  о  Марке  Валерии Мессале
Нигере...  двоюродном брате Валерии?..  Я  с  ним встретился...  мы с  ним
бились...  я  его ранил...  и  пощадил его...  Не знаешь ли ты случайно...
выздоровел ли он?
   - Конечно,  выздоровел!.. И об этом твоем великодушном поступке мы тоже
слышали!..  Валерия  со  слезами  благословляла тебя.  Нам  все  рассказал
Гортензий,  когда  приехал на  тускуланскую виллу...  После  смерти  Суллы
Валерия почти круглый год живет там.
   В  эту минуту на  пороге палатки появился один из деканов гладиаторов и
доложил,  что  молодой солдат,  только что прибывший из  Рима,  настойчиво
просит разрешения поговорить со Спартаком.
   Спартак вышел из палатки на преторскую площадку; лагерь гладиаторов был
построен  в  точности  по  образцу  римских лагерей. Палатка Спартака была
разбита  на  самом  возвышенном месте, и перед ней было отведено место для
военного  суда.  Эта  площадка у римлян называлась преторской. За палаткой
Спартака находилась другая палатка, где хранились знамена; возле нее стоял
караул  из  десяти  солдат  во  главе с деканом. Выйдя из палатки, Спартак
увидел  идущего к нему навстречу юношу, о котором ему только что доложили;
юноше  этому  в  богатом военном одеянии было на вид не более четырнадцати
лет.
   На нем была кольчуга,  облегавшая плечи и тонкий, гибкий стан; она была
сделана из блестящих серебряных колец и  треугольников,  соединенных между
собой в непрерывную сеть,  и доходила ему почти до колен. Панцирь этот был
стянут в талии кожаным ремешком, отделанным серебряной насечкой с золотыми
гвоздиками.
   Ноги  были  защищены  железными  наколенниками,  затянутыми позади  икр
кожаными ремнями, правую руку защищал железный нарукавник, а в левой юноша
держал  небольшой  бронзовый  щит,  украшенный чеканными  фигурками тонкой
работы. С правого плеча вместо перевязи спускалась к левому боку массивная
золотая цепь, на которой висел изящный короткий меч. Голову юноши покрывал
серебряный шлем,  на  котором вместо шишака возвышалась золотая змейка,  а
из-под шлема выбивались золотистые кудри, обрамлявшие прекрасное юношеское
лицо  -  нежное,  словно  выточенное из  мрамора.  Большие миндалевидные и
лучистые глаза  цвета  морской волны придавали этому милому,  женственному
лицу выражение отваги и решительности,  что никак не соответствовало всему
хрупкому, нежному облику юноши.
   Спартак  недоуменно посмотрел  на  юношу,  затем  повернулся к  декану,
вызвавшему его из палатки,  как бы спрашивая его, этот ли воин желал с ним
говорить,  и  когда декан утвердительно кивнул головой,  Спартак подошел к
юноше и спросил его удивленным тоном:
   - Так это ты хотел меня видеть? Кто ты? Что тебе нужно?
   Лицо юноши вспыхнуло,  затем вдруг сразу побледнело,  и после минутного
колебания он твердо ответил:
   - Да, Спартак, я.
   И после короткой паузы добавил:
   - Ты не узнаешь меня?
   Спартак пристально вглядывался в тонкие черты юноши, словно отыскивая в
памяти какие-то стершиеся воспоминания,  какой-то отдаленный отзвук. Затем
он ответил, не сводя глаз с своего собеседника:
   - В  самом деле...  Мне кажется...  я  где-то  видел тебя...  но где?..
когда?..
   Затем  снова  наступило молчание,  и  гладиатор,  первым  прервав  его,
спросил:
   - Ты римлянин?
   Юноша  покачал головой и,  улыбнувшись печальной,  какой-то  вымученной
улыбкой, как будто ему хотелось заплакать, ответил:
   - Память твоя, доблестный Спартак, не так сильна, как твоя рука.
   При этой улыбке и  этих словах точно молния осветила сознание фракийца;
он широко открыл глаза и  со все возрастающим удивлением вперил их в юного
солдата и неуверенным тоном воскликнул:
   - Вот как!  Неужели!.. Может ли быть?.. Юпитер Олимпиец! Да неужели это
ты?
   - Да,  это я,  Эвтибида.  Да,  да,  Эвтибида,  -  ответил юноша, вернее
девушка,   так   как   перед  Спартаком  действительно  стояла  переодетая
куртизанка Эвтибида.  Он  смотрел на нее и  никак не мог прийти в  себя от
удивления. Тогда она сказала:
   - Разве я  не  была  рабыней?..  Разве я  не  видела,  как  родных моих
обратили   в   рабство?..   Разве   я   не   утратила   отечества?   Разве
развратники-римляне не превратили меня в презренную куртизанку?
   Девушка говорила, еле сдерживая гнев, а последние слова произнесла чуть
слышно, но со страстным негодованием.
   - Я понимаю,  понимаю тебя...  -  задумчиво и грустно сказал Спартак, -
может быть,  в  эту минуту он вспомнил о  своей сестре.  Минуту он молчал,
затем,  подняв голову, добавил с глубоким, печальным вздохом: - Ты слабая,
изнеженная женщина,  привыкшая к роскоши и наслаждениям...  Что станешь ты
здесь Делать?
   -  О!  -  гневно  воскликнула  девушка.  Никто  не  подумал бы, что она
способна  на  такую вспышку. - О, Аполлон Дельфийский, просвети его разум!
Он  ничего  не понимает. Во имя фурий-мстительниц! Говорю тебе, что я хочу
отомстить  за  своего  отца,  за  братьев, за порабощенную отчизну, за мою
молодость,  оскверненную  распутством наших угнетателей, за мою поруганную
честь, за мою загубленную жизнь, за мой позор, а ты еще спрашиваешь, что я
собираюсь делать в этом лагере?
   Лицо девушки и прекрасные ее глаза горели гневом. Спартак был растроган
этой дикой энергией и силой и, протянув руку гречанке, сказал:
   - Да будет так!  Оставайся в лагере...  шагай бок о бок с нами, если ты
можешь... сражайся вместе с нами, если ты в силах,
   - Я все смогу,  что захочу,  -  нахмурив лоб и брови, ответила отважная
девушка. Она взяла и судорожно сжала протянутую ей руку Спартака.
   Но  от  этого прикосновения вся  энергия,  вся жизненная сила как будто
ослабела в ней.  Эвтибида вздрогнула,  побледнела, ноги у нее подкосились,
она была близка к обмороку.  Заметив это, фракиец подхватил ее левой рукой
и поддержал, чтобы она не упала.
   От  этого невольного объятия дрожь пробежала по всему ее телу.  Фракиец
заботливо спросил:
   - Что с тобой? Чего ты хочешь?
   - Поцеловать твою  руку,  твои могучие руки,  покрывшие тебя славой,  о
доблестный Спартак!  -  шептала она и,  мягко склонясь к рукам гладиатора,
приникла к ним жарким поцелуем.
   Точно  туманом заволокло глаза  великого полководца,  кровь  закипела в
жилах и  огненной струёй ударила в голову.  На миг у него возникло желание
сжать девушку в своих объятиях, но он быстро овладел собой, освободился от
ее чар и, отдернув свои руки, отодвинувшись от нее, сдержанно сказал:
   - Благодарю  тебя...   достойная  женщина...   за   участие  в   судьбе
угнетенных...  Благодарю за выраженное тобой восхищение,  но ведь мы хотим
уничтожить рабство и поэтому должны устранять любое его проявление.
   Эвтибида  стояла  молча,   с  опущенной  головой,  не  двигаясь,  точно
пристыженная. Гладиатор спросил:
   - В какую часть нашего войска ты желаешь вступить?
   -  С  того  дня, как ты поднял знамя восстания, и до вчерашнего дня я с
утра до вечера училась фехтовать и ездить верхом... Я привела с собой трех
великолепных  коней,  -  ответила куртизанка, мало-помалу приходя в себя и
наконец,  окончательно овладев собой, подняла глаза на Спартака. - Желаешь
ли ты, чтобы я была твоим контуберналом?
   - У меня нет контуберналов, - ответил вождь гладиаторов.
   - Но если ты ввел в войско рабов,  борющихся за свободу, римский боевой
строй,  то теперь,  когда эта армия выросла до четырех легионов,  а вскоре
будет насчитывать восемь -  десять легионов,  необходимо,  чтобы и ты,  их
вождь,  имел,  по  римским обычаям,  как консул,  подобающую твоему званию
свиту и поднял этим свой престиж. Контуберналы тебе будут необходимы уже с
завтрашнего дня,  так как, командуя армией в двадцать тысяч человек, ты не
можешь попасть в одно и то же время в различные места,  у тебя должны быть
связные для передачи твоих распоряжений начальникам легионов.
   Спартак с  удивлением смотрел на  девушку и,  когда она  умолкла,  тихо
произнес:
   - Ты необыкновенная женщина!
   -  Скажи  лучше,  пылкая  и твердая душа в слабом женском теле, - гордо
ответила гречанка.
   И через минуту продолжала:
   - У  меня  сильный характер и  пытливый ум,  я  одинаково хорошо владею
латынью и греческим языком,  я могу оказать серьезные услуги нашему общему
делу, на которое я отдала все свое достояние... около шестисот талантов, а
с этого дня я посвящаю ему всю свою жизнь.
   С  этими  словами она  обернулась к  проходившей в  нескольких шагах от
претория  главной  дороге  лагеря,   по  которой  сновали  взад  и  вперед
гладиаторы,  и  позвала кого-то резким долгим посвистом;  тотчас на дороге
появился раб, подгонявший лошадь; на спине ее в двух небольших мешках было
сложено золото Эвтибиды,  которое она приносила в  дар восставшим.  Лошадь
остановилась перед Спартаком.
   Фракиец  был  ошеломлен  смелостью  и  широтой  души  молодой гречанки;
несколько  секунд  он  был  в  смущении  и не знал, что ей ответить; затем
сказал,  что  так  как  это  лагерь  рабов,  объединившихся для завоевания
свободы,  то  он,  конечно,  открыт  для  тех,  кто хочет примкнуть к ним;
следовательно,  и  Эвтибиду охотно примут в лагерь гладиаторов; вечером он
соберет  руководителей  Союза,  чтобы  поговорить  об ее щедром даре армии
гладиаторов,  составляющем  все  ее  достояние;  что  же  касается желания
Эвтибиды  быть  его  контуберналом, то он ничего не может обещать ей: если
будет   постановлено,   что   при   вожде   гладиаторов   Должны  состоять
контуберналы, он о ней не забудет.
   Спартак  прибавил  несколько  слов  благодарности,   согласно  правилам
греческой  учтивости,  но  произнес  эти  ласковые  слова  признательности
строгим,  почти мрачным тоном; потом, простившись с Эвтибидой, он вернулся
в свою палатку.
   Застыв неподвижно, словно статуя, девушка следила взглядом за Спартаком
и,  когда он скрылся в палатке,  еще долго не спускала с него глаз. Потом,
тяжело вздохнув,  она сделала над собой усилие и, опустив голову, медленно
пошла  в  тот  конец  лагеря,  который  по  римскому обычаю  отводился для
союзников и  где ее рабы,  которых она привезла с  собой,  разбили для нее
палатку. Она тихо шептала:
   - И все же я люблю, люблю его!..
   Тем  временем Спартак велел  позвать в  свою  палатку Крикса,  Граника,
Борторикса,  Арторикса,  Брезовира и других трибунов,  являвшихся и прежде
военачальниками Союза, и до поздней ночи держал с ними совет.
   На  этом  собрании  были  приняты  следующие решения:  принять  деньги,
принесенные в дар куртизанкой Эвтибидой,  и большую часть их употребить на
приобретение  оружия,  щитов  и  панцирей  у  всех  оружейников  окрестных
городов;  гречанку удостоить просимой ею должности контубернала и  в  этом
чине, совместно с девятью юношами, которых Спартак выберет в гладиаторских
легионах,  приписать к  главному штабу.  Всеми было признано,  что  теперь
вождя должны сопровождать контуберналы для  передачи его приказаний.  Было
постановлено  также  двести  талантов  из  шестисот,   принесенных  в  дар
Эвтибидой,  истратить на  покупку уже объезженных лошадей,  для того чтобы
возможно  скорее  создать  кавалерийский  корпус  и  теснее  сочетать  его
действия  с   действиями  многочисленной  пехоты,   основной  силы  войска
гладиаторов.
   Относительно военных операций было решено,  что Крикс останется с двумя
легионами  в  Ноле  и  совместно  с  Граником  будет  руководить обучением
равеннского  легиона,  прибывшего  в  лагерь  два  дня  назад;  Спартак  с
легионом,  которым командовал Борторикс,  соединится в Бовиане с Эномаем и
нападет на  Коссиния и  Вариния,  прежде чем  они  закончат комплектование
своей новой армии.
   И  вот  на  рассвете следующего дня  Спартак во  главе легиона вышел из
лагеря и  через Кавдинские горы  направился в  Аллифы.  Сколько Эвтибида и
Мирца ни просили его взять их с собой,  он не согласился,  заявив им,  что
идет не на войну,  а  только на разведку,  и скоро вернется;  он просил их
оставаться в лагере и ждать его возвращения.
   Когда Спартак прибыл в  Бовиан,  он уже не застал там Эномая,  которому
надоело без  дела сидеть в  лагере.  Два дня назад он  снялся с  лагеря и,
предоставив Коссинию сидеть за стенами Бовиана, направился в Сульмон, где,
по донесениям разведчиков и шпионов,  находился Вариний для набора солдат.
Эномай надеялся напасть на него и разбить.
   Но  случилось  то,  чего  ограниченный ум  Эномая  не  мог  предвидеть:
Коссиний,  на следующий же день после ухода германца, тайно оставил Бовиан
и  направился по следам гладиаторов с намерением атаковать их с тыла,  как
только они встретятся с Варинием.
   Спартак сразу  понял  всю  опасность положения Эномая;  он  дал  своему
легиону только несколько часов для отдыха,  а  затем отправился по  следам
Коссиния, который опередил его уже на два дня. Коссиний, старый солдат, но
бесталанный полководец,  слепо  благоговел перед старинными правилами;  он
двигался, как это обычно полагалось, переходами по двадцать миль в день, а
Спартак,  совершив два  перехода по  тридцать,  догнал его через два дня у
Ауфидены и напал на него. Нанеся Коссинию жестокое поражение, Спартак стал
преследовать бегущих римлян.  Коссиний со стыда и отчаяния бросился в гущу
гладиаторов и погиб.
   Продолжая продвигаться все с той же скоростью, Спартак вовремя подоспел
на помощь Эномаю и  неминуемое его поражение превратил в победу.  Германец
вступил в  бой с  Варинием между Маррувием и озером Фуцин.  У Вариния было
около  восьми  тысяч  человек.   Под   натиском  римлян  ряды  гладиаторов
заколебались,  но  в  этот  момент  явился  Спартак  и  сразу  изменил ход
сражения.  Вариний,  потерпев  поражение и  понеся  тяжелый  урон,  быстро
отступил к Корфинию.
   После этого Спартак дал своим легионам трехдневный отдых, а затем снова
двинулся в  поход,  вновь перешел Апеннины близ Ауфидены и  овладел Сорой,
которая сдалась без  сопротивления.  Не  чиня  здесь  никаких насилий,  он
только освободил рабов и гладиаторов и вооружил их.
   За два месяца он исходил вдоль и поперек весь Латий, побывал в Анагнии,
Арпине,  Ферентине,  Казине,  Фрегеллах и,  пройдя  через  Лирис,  овладел
Норбой,   Суэссой-Пометией  и  Приверном,  внушив  сильную  тревогу  Риму,
которому чудилось, что разбойник уже стоит у его ворот.
   Во  время  этих набегов Спартак набрал столько Рабов и гладиаторов, что
за  два  месяца  составил  два  новых  легиона и полностью вооружил их. Но
предусмотрительного  Спартака  не  соблазняла  мысль  об  осаде  Рима.  Он
понимал,  что  двадцати  и  даже  тридцати  тысяч  солдат, которыми он мог
располагать, вызвав легионы, находившиеся в Кампанье, было бы недостаточно
для такой военной операции.
   Тем временем Публий Вариний,  набрав с разрешения сената среди пицентов
огромное количество солдат и  получив подкрепления из  Рима,  желая  смыть
позор  поражения,   в   конце  августа  выступил  из  Аскула  и  во  главе
восемнадцати  тысяч  солдат  большими  переходами  двинулся  на  Спартака.
Спартак,  отошедший за эти дни к  Таррацине,  узнав о приближении Вариния,
двинулся  ему  навстречу и  обнаружил его  лагерь  близ  Аквина.  Накануне
сентябрьских ид (19 сентября) войска сошлись, и завязалось сражение.
   Сражение  это  было  долгим  и  кровопролитным,  но  к  вечеру  римляне
дрогнули,  заколебались и  вскоре под  натиском бешеной атаки  гладиаторов
обратились в  бегство.  Эта  последняя атака  была  столь  стремительной и
сильной, что легионы Вариния были разбиты наголову.
   Сам  Вариний,  стремясь  поддержать честь  Рима,  сражался с  отчаянной
храбростью и  большим  упорством,  но,  раненный Спартаком,  принужден был
оставить  в  его  руках  своего  коня  и  благодарить  богов  за  спасение
собственной  жизни.   Свыше   четырех   тысяч   римлян   погибло  в   этом
кровопролитном бою.  Гладиаторы завладели  их  оружием,  обозом,  лагерным
оборудованием и знаменами, взяли в плен даже ликторов из свиты претора.






   После  поражения  под  Аквином претор Публий Вариний с десятью тысячами
воинов  -  остатками  своих  разбитых  легионов - отступил в Норбу; там он
укрепился, намереваясь защищать одновременно и Аппиеву и Латинскую дороги,
на  тот  случай  если  бы ненавистный ему гладиатор, вопреки всем правилам
тактики,   традициям  и  указаниям  самых  опытных  полководцев,  дерзнул,
невзирая на надвигающуюся зиму, двинуться к стенам Рима.
   В  свою  очередь Спартак после  блестящей победы  под  Аквином послал в
лагерь под  Нолой гонцов с  извещением об  этой победе,  а  своим легионам
разрешил отдых в  лагере,  оставленном римлянами.  Там  он  вызвал в  свою
палатку Эномая и передал ему командование четырьмя легионами,  взяв с него
клятву,  что до  его возвращения он ни в  коем случае не оставит аквинский
лагерь.  Эномай дал  клятвенное обещание.  В  два  часа пополуночи Спартак
тайно покинул лагерь гладиаторов и  во главе трехсот конников отправился в
поход, цель которого была известна только ему одному.
   За  два  месяца похода Спартака в  Самний и  Латий в  лагерь под  Нолой
прибыло со  всех концов такое количество рабов и  гладиаторов,  что  Крикс
сформировал три  новых  легиона,  численностью свыше  пяти  тысяч  человек
каждый,  и  отдал  их  под  начало Арторикса,  Брезовира и  одного старого
атлета-кимвра,  который еще юношей был взят в  плен Марием в  сражении при
Верцеллах.  Кимвра  звали  Вильмиром;  несмотря  на  свой  буйный  нрав  и
пьянство,   он   пользовался  большим   уважением  среди   гладиаторов  за
геркулесову силу и исключительную честность.
   Легионы,  выполняя приказ Спартака, ежедневно упражнялись в обращении с
оружием,  в тактическом маневрировании; солдаты занимались этим охотно и с
большим  прилежанием.  Надежда обрести свободу и  увидеть торжество своего
правого дела воодушевляла этих несчастных, насильственно отторгнутых Римом
от отчизны,  от семей,  от родных и  близких.  Сознание,  что они солдаты,
борющиеся  под   святым   знаменем  свободы,   повышало  в   них   чувство
человеческого достоинства,  поверженное в прах угнетателями, и подымало их
в собственных глазах;  жажда мести за все перенесенные обиды зажигала в их
груди желание с  оружием в  руках померяться силами с  угнетателями,  и  в
лагере под Нолой на  лицах воинов и  во всех их поступках сквозила отвага,
сила, мужество, вера в непобедимость своей только что созданной армии; это
воодушевление  подкреплялось  доверием  гладиаторов  к  своему  вождю,   к
которому они питали беспредельное уважение и любовь.
   Когда  в  лагерь пришло известие о победе Спартака над легионами Публия
Вариния  под  Аквином,  гладиаторов  охватила  радость.  Всюду слышны были
веселые  песни,  победные возгласы и оживленные разговоры. Среди суматохи,
которая  царила  в  лагере,  напоминавшем в эти дни волнующееся море, быть
может  одна  только  Мирца  не  знала причины этого всеобщего веселья. Она
выглянула  из палатки, где сидела в одиночестве целыми днями, и спросила у
солдат, чем вызвано столь бурное ликование.
   - Спартак опять победил!
   - Он наголову разбил римлян!
   - Да так, что они надолго запомнят!
   - Где? Как? Когда? - с жадным нетерпением расспрашивала их девушка.
   - Под Аквином.
   - Три дня назад.
   - Он разбил претора, захватил его коня, ликторов и знамена!
   В  эту  минуту  у  главной  палатки  на  преторской площадке  показался
Арторикс;  он  шел к  Мирце по  вполне основательному поводу:  сообщить ей
подробности о победе,  одержанной ее братом над римлянами.  Но,  подойдя к
девушке, галл покраснел от смущения и не знал, как начать разговор.
   - Вот  в  чем  дело...  Здравствуй,  Мирца,  -  бормотал  юноша,  боясь
взглянуть на нее и теребя перевязь,  спускавшуюся с левого плеча к правому
боку.  - Ты уж, верно, знаешь... Это было под Аквином... Как ты поживаешь,
Мирца?
   И после короткой паузы прибавил:
   - Так вот, значит, Спартак победил.
   Арторикс понимал, что он смешон, и это еще больше смущало его; язык его
словно прилипал к гортани, и он, запинаясь, произносил какие-то бессвязные
слова.  Он  предпочел бы  в  эту минуту оказаться в  самом пекле сражения,
лицом к  лицу с опасным противником,  чем оставаться тут с глазу на глаз с
Мирцей.  А все дело было в том,  что Арторикс, человек нежной и кристально
чистой души, боготворивший Спартака, с некоторого времени начал испытывать
еще  не  знакомое  ему  смятение  чувств.  Завидев  Мирцу,  он  приходил в
смущение,  голос ее вызывал в нем необъяснимый трепет,  а ее речи казались
ему  нежнейшими звуками сапфической арфы,  которые помимо его воли уносили
его в неведомые блаженные края.
   На первых порах он безотчетно предавался этим сладостным восторгам,  не
думая  о  причине,   их  порождавшей;   он  давал  убаюкивать  себя  этими
таинственными гармоническими звуками,  которые опьяняли его;  он находился
во  власти неясных грез и  сладостных переживаний,  не  понимая и  даже не
стараясь понять, что с ним происходит.
   С того дня, как Спартак отправился в Самний, молодому гладиатору не раз
случалось  подходить к палатке полководца, где была теперь Мирца, и он сам
не  знал,  каким образом и для чего он тут очутился; нередко бывало и так,
что,  сам  того  не  замечая,  он вдруг оказывался где-то среди поля или в
винограднике за несколько миль от лагеря и не мог сообразить, как он попал
туда и зачем пришел.
   Но  через  месяц  после  отъезда  Спартака случилось нечто  такое,  что
заставило  молодого  галла  поразмыслить  над   опасностью  своих  сладких
мечтаний  и  призвать  на  помощь  разум,  чтобы  внести  порядок  в  хаос
взбудораженных чувств.
   А  произошло  вот  что.  На  первых  порах  Мирца  не придавала особого
значения  частым  посещениям  Арторикса и доверчиво болтала с ним, радуясь
его дружбе; но по мере того как их встречи учащались, она, завидев его, то
краснела,   то   бледнела,  становилась  задумчивой,  смущенной.  Все  это
заставило  юношу  внимательнее  разобраться  в своих чувствах, и вскоре он
убедился, что полюбил сестру Спартака.
   Странное,  непонятное  поведение  Мирцы  он истолковывал как проявление
презрения  к  нему; ему и в голову не приходило, что Мирца сама испытывала
такие  же  чувства,  какие  переполняли  и  его  сердце. Он не осмеливался
надеяться на то, что девушка тоже любит его, и совсем не думал, что именно
любовью  и  объясняется ее смущение при встречах с ним. Оба вынуждали себя
подавлять  свои  чувства  в  постоянной  тревоге, с трудом скрывая друг от
друга  волнения души; старались они даже избегать друг друга, хотя лелеяли
мечту  о  встрече; пытались отдалиться друг от друга, а видались все чаще;
желая  говорить,  молчали; встретившись друг с другом, стремились поскорее
разлучиться  и,  не  в  силах  расстаться, стояли, опустив глаза, время от
времени  украдкой  бросая друг на друга быстрый взгляд, словно считали его
преступлением.
   Поэтому  Арторикс с  радостью воспользовался случаем  повидать Мирцу  и
отправился сообщить ей о новой победе Спартака,  по пути рассуждая с самим
собою о том,  что более удачного повода для встречи с любимой ему не могло
представиться;  он  пытался  уверить себя,  что  вовсе  не  воспользовался
случаем -  не  пойти  к  ней  и  не  сообщить такую приятную новость из-за
какой-то  глупой стеснительности и  робости было бы не только ребячеством,
но и попросту дурным поступком!
   И  он  поспешил к ней; сердце его билось от радости и надежды. Он шел к
девушке,   твердо   решив  побороть  свое  смущение,  непонятную  тревогу,
овладевавшую   им  при  встрече  с  Мирцей.  Он  решил  поговорить  с  ней
откровенно,  с  решимостью, подобающей мужчине и воину, и смело открыть ей
всю  свою  душу.  "Так как положение создалось очень странное, - думал он,
направляясь  к палатке Спартака, - то надо с ним покончить раз навсегда, -
давно  уже  пора  принять какое-нибудь решение и избавиться от невыразимой
мучительной тоски".
   Но как только Арторикс очутился перед Мирцей, все его планы рассеялись,
как  дым; он стоял перед ней, словно школьник, пойманный учителем на месте
преступления;  поток  красноречивых  излияний  внезапно  иссяк,  так  и не
излившись,   и  Арториксу  с  трудом  удалось  произнести  лишь  несколько
бессвязных  слов.  Горячая  волна  крови  прихлынула к лицу девушки; после
минутной  паузы,  усилием  воли подавив смущение, она постаралась овладеть
собой и наконец сказала Арториксу слегка дрожащим голосом:
   - Что же ты, Арторикс? Разве так рассказывают сестре о бранных подвигах
ее брата?
   Юноша покраснел при  этом  укоре и,  призвав на  помощь свое утраченное
было мужество, подробно передал девушке все, что гонцы сообщили о сражении
под Аквином.
   - А Спартак не ранен?  - спросила Мирца, взволнованно слушавшая рассказ
гладиатора. - Это правда, что он не ранен? Ничего с ним не случилось?
   - Нет.  Жив и невредим,  как всегда, невзирая на все опасности, которые
угрожали ему.
   - О,  эта его сверхчеловеческая отвага!  - воскликнула Мирца голосом, в
котором звучало уныние. - Из-за нее-то я ежечасно и ежеминутно тревожусь!
   - Не страшись,  не бойся, благороднейшая из девушек: до тех пор, пока в
руке Спартака меч, нет такого оружия, которое могло бы пронзить его грудь.
   - О,  я верю,  -  воскликнула, вздохнув, Мирца, - что он непобедим, как
Аякс, но я знаю и то, что он так же уязвим, как Ахилл.
   - Великие боги  явно  покровительствуют нашему правому делу и  сохранят
драгоценную жизнь нашего вождя!
   Оба умолкли.
   Арторикс  влюбленными глазами  смотрел  на  белокурую девушку,  любуясь
правильными чертами ее лица и стройным станом.
   Мирца не подымала глаз,  но чувствовала устремленный на нее пристальный
взгляд юноши, и этот взгляд, полный пламенной любви, вызывал у нее радость
и тревогу, был ей приятен и беспокоил ее.
   Тягостное для Мирцы молчание длилось не более минуты, но оно показалось
ей  вечностью.  Сделав над  собой усилие,  она решительно подняла голову и
посмотрела прямо в лицо Арториксу.
   - Разве ты не собираешься сегодня проводить учение с твоим легионом?
   - О  Мирца,  неужели я  так  надоел  тебе!  -  воскликнул огорченный ее
вопросом юноша.
   - Нет,  Арторикс,  нет!  -  опрометчиво ответила  девушка,  но  тут  же
спохватилась и,  покраснев,  добавила заикаясь: - Потому что, да потому...
ты ведь всегда с такой точностью исполняешь свои обязанности!
   - В  честь  одержанной Спартаком победы Крикс приказал дать  отдых всем
легионам.
   Разговор снова прервался.
   Наконец  Мирца,  сделав  решительное движение,  собираясь  вернуться  в
палатку, сказала, не глядя на гладиатора:
   - Прощай, Арторикс!
   - Нет,  нет, выслушай меня, Мирца, не уходи, пока я не скажу тебе того,
что  уже  много  дней  собираюсь сказать...  и  сегодня должен  сказать...
обязательно,  -  торопливо промолвил Арторикс,  опасаясь,  как бы Мирца не
ушла.
   - Что ты хочешь сказать мне?..  О  чем ты хочешь говорить со мной?..  -
спросила сестра  Спартака,  более  встревоженная,  чем  удивленная словами
галла.  Она  уже стояла у  входа в  палатку,  но  лицо ее  было обращено к
Арториксу.
   - Вот видишь ли... выслушай меня... и прости... Я хотел сказать тебе...
я должен сказать...  но ты не обижайся...  мои слова.., потому что... я не
виноват... и притом... вот уже два месяца, как...
   Пролепетав еще несколько бессвязных фраз,  он  замолчал.  Но вдруг речь
его полилась порывисто и быстро, словно поток, вышедший из русла:
   -  Почему  я  должен скрывать это от тебя? Ради чего должен я стараться
скрывать  любовь,  которую  я  больше не в силах заглушить в себе, которую
выдает каждое мое движение, каждое слово, взгляд, каждый вздох? До сих пор
я  не открывал тебе своей души, боясь оскорбить тебя или быть отвергнутым,
отвратить  тебя...  Но  я  больше  не могу, не могу противиться очарованию
твоих  глаз,  твоего голоса; не могу бороться с неодолимой силой, влекущей
меня  к тебе. Верь мне, эта тревога, эта борьба истерзали меня, я не могу,
не  хочу  больше  жить  в таких мучениях... Я люблю тебя, Мирца, красавица
моя!  Люблю, как люблю наше знамя, как люблю Спартака, гораздо больше, чем
люблю  самого  себя.  Если  я  оскорбил  тебя  своей любовью, прости меня;
какая-то  таинственная  могучая  сила покорила мою волю, мою душу, и, верь
мне, я не могу освободиться от ее власти.
   Голос Арторикса дрожал от волнения. Наконец он умолк и, склонив голову,
покорно, с трепещущим сердцем ждал ее приговора.
   Юноша  говорил со  все  более возрастающим жаром,  порожденным глубоким
чувством,  и  Мирца слушала его с  нескрываемым волнением:  глаза ее стали
огромными,  и  в  них  стояли  слезы;  она  с  трудом  сдерживала рыдания,
подступавшие к  горлу.  Когда Арторикс умолк,  девушка от  волнения дышала
порывисто. Она стояла неподвижно, не чувствуя, что по лицу ее текут слезы,
а  полным  нежности взглядом смотрела на  склоненную перед  ней  белокурую
голову   юноши.   Спустя  минуту  она   промолвила  еле   слышно  голосом,
прерывающимся от рыданий:
   - Ах,  Арторикс,  лучше бы ты никогда не думал обо мне!  Еще лучше было
бы, если бы ты никогда не говорил мне о своей любви...
   - Значит,  ты равнодушна ко мне,  я противен тебе?  -  печально спросил
галл, обратив к ней побледневшее лицо.
   -  Ты  мне  не  безразличен и не противен, честный и благородный юноша.
Любая  девушка,  богатая и прекрасная, могла бы гордиться твоей любовью...
Но  эту  любовь...  ты  должен  вырвать  из  своей  души...  мужественно и
навеки...
   - Почему же?  Почему?..  - спросил с тоскою бедный гладиатор, с мольбой
протягивая к ней руки.
   - Потому что ты не можешь любить меня, - ответила Мирца, и голос ее был
еле слышен сквозь рыдания. - Любовь между нами невозможна...
   - Что?..  Что ты сказала?  -  прервал ее юноша,  сделав к ней несколько
шагов, как бы желая схватить ее за руку. - Что ты сказала?.. Невозможна?..
Почему' невозможна? - горестно восклицал он.
   - Невозможна!  -  повторила она твердо и сурово.  - Я уже сказала тебе:
невозможна!
   И  она повернулась,  чтобы войти в палатку.  Но так как Арторикс сделал
движение,  словно желая последовать за ней, она остановилась и, решительно
подняв правую руку, сказала прерывающимся голосом:
   - Во имя гостеприимства, прошу тебя никогда не входить в эту палатку!..
Приказываю это тебе именем Спартака!
   Услышав имя  любимого вождя,  Арторикс остановился на  пороге,  склонив
голову.  А Мирца, мертвенно бледная, подавленная горем, с трудом сдерживая
слезы, скрылась в палатке.
   Галл долго не мог прийти в себя. Изредка он шептал почти беззвучно:
   - Не-воз-мож-на!.. Не-воз-мож-на!..
   Из  этого состояния его  вывели оглушительные звуки военных фанфар:  то
праздновали победу  Спартака.  Охваченный страстью юноша,  сжимая  кулаки,
посылал проклятия небу.
   - Пусть  ослепит меня  своими  молниями,  пусть  испепелит меня  Таран,
прежде чем я потеряю рассудок!
   И,  схватившись руками за  голову,  он  покинул преторскую площадку;  в
висках у  него стучало,  он  шатался,  как пьяный.  Из палаток гладиаторов
доносились песни,  гимны и  радостные возгласы в честь победы под Аквином,
одержанной Спартаком.
   А  Спартак тем временем во  главе своих трехсот конников скакал во весь
опор по  римской дороге.  Хотя последняя победа гладиатора навела страх на
население латинских городов,  Спартак  считал  опасным  появиться днем  на
Аппиевой дороге и  прилегающих к ней преторских дорогах с немногочисленным
отрядом в  триста человек;  поэтому фракиец пускался в путь,  только когда
сгущались сумерки,  а  с  наступлением рассвета укрывался в  лесу  или  на
чьей-нибудь патрицианской вилле,  расположенной вдали  от  дороги,  или  в
таком месте,  где  можно было укрепиться в  случае неожиданного нападения.
Так,   быстро  продвигаясь,  он  на  третьи  сутки  после  выступления  из
аквинского лагеря в  полночь достиг Лабика,  города,  отстоящего на равном
расстоянии от  Тускула и  Пренесты,  между Аппиевой и  Латинской дорогами.
Расположившись со своими всадниками лагерем в укромном и безопасном месте,
вождь гладиаторов вызвал к  себе командовавшего отрядом самнита и приказал
ему дожидаться его тут в течение двадцати четырех часов.  В случае же если
он не вернется по истечении этого срока,  самнит должен был возвратиться в
Аквин со всеми тремястами конниками той же дорогой и тем же порядком,  как
они шли сюда.
   И Спартак один поскакал по преторской дороге,  которая от Пренесты вела
через Лабик в Тускул.
   На очаровательных холмах,  окружавших этот старинный город, расположены
были  многочисленные виллы  римских  патрициев,  которые в  летние  месяцы
приезжали сюда  подышать  целительным воздухом Латая  и  часто  оставались
здесь до глубокой осени.
   Когда Спартак находился в  двух милях от города,  уже начинало светать;
он спросил у какого-то крестьянина,  направлявшегося с мотыгой в поле, как
проехать на виллу Валерии Мессалы,  вдовы Луция Суллы. Крестьянин подробно
рассказал.  Спартак поблагодарил его, пришпорил своего вороного скакуна и,
свернув на указанную тропинку,  вскоре подъехал к  вилле.  Спешившись,  он
опустил на  лицо забрало шлема,  позвонил и  стал ждать,  когда привратник
впустит его.
   Тот,  однако, не торопился, и когда наконец вынужден был открыть, то ни
за что не соглашался разбудить домоправителя и сообщить ему, что из Фракии
прибыл солдат из когорты Марка Валерия Мессалы Нигера, который находится в
этих краях на зимних квартирах в  армии консула Лукулла и просит допустить
его к Валерии, чтобы передать ей важные вести от ее двоюродного брата.
   Спартаку наконец  удалось  уговорить привратника,  но  очутившись перед
домоправителем,   он  столкнулся  с   еще  большими  трудностями:   старик
домоправитель оказался еще более упрямым и несговорчивым,  чем привратник,
и ни за что не соглашался разбудить свою госпожу в такой ранний час.
   - Вот что,  -  сказал наконец Спартак,  решивший пуститься на хитрость,
чтобы добиться желаемого, - ты, добрый человек, знаешь греческое письмо?
   - Не только греческие, я и латинские-то буквы плохо разбираю...
   - Да неужели на вилле не найдется ни одного раба-грека,  который мог бы
прочесть рекомендательное письмо, с которым трибун Мессала направил меня к
своей двоюродной сестре?
   Ожидая  с  некоторой тревогой ответа домоправителя, он делал вид, будто
ищет  пергамент  за панцирем; если бы на вилле действительно оказался раб,
умеющий читать по-гречески, Спартак заявил бы, что потерял письмо.
   Но расчеты его оправдались:  домоправитель, вздохнув, покачал головой и
горько усмехнулся.
   - Все рабы бежали с  этой виллы...  и  греки и  не  греки...  в  лагерь
гладиатора...  -  И,  понизив голос, угрюмо добавил: - Да испепелит Юпитер
своими молниями этого гнусного, проклятого гладиатора!
   Спартака обуял гнев,  и  хотя перед ним был старик,  он с удовольствием
двинул  бы  ему  кулаком  под  дых,  но,  одолев  это  искушение,  спросил
домоправителя виллы Валерии:
   - Почему же ты говоришь так тихо, когда ругаешь гладиатора?
   - Потому...  потому... - бормотал смущенный домоправитель, - потому что
Спартак принадлежал к челяди Валерии и ее супруга,  великого Суллы; он был
ланистой  их  гладиаторов,   и  Валерия,   моя  добрейшая  госпожа,  -  да
покровительствуют ей на многие лета великие боги!  -  проявляет слабость к
этому Спартаку,  считает его великим человеком...  и  решительно запрещает
дурно говорить о нем...
   - Вот злодейка! - воскликнул Спартак с веселой иронией,
   - Эй ты,  солдат!  - вскричал домоправитель и, попятившись от Спартака,
смерил его с  ног до  головы суровым взглядом.  -  Мне кажется,  ты дерзко
говоришь о моей превосходнейшей госпоже!..
   - Да нет же!..  Я  не хочу сказать ничего дурного,  но если благородная
римская матрона сочувственно относится к гладиатору...
   - Да я ведь сказал тебе... это ее слабость...
   - Ага,  понимаю!  Но если ты,  раб, не желаешь и не можешь порицать эту
слабость, мне, свободному, надеюсь, ты это разрешишь!
   - Да ведь во всем виноват Спартак!
   - Ну,  конечно,  клянусь скипетром Плутона!..  Я  тоже говорю:  во всем
виноват Спартак...  клянусь Геркулесом! Подумать только, осмелился внушить
к себе симпатию жалостливой матроны!
   - Да, внушил. Этакий мерзкий гладиатор!
   - Вот именно мерзкий!
   Но тут, прервав свою речь, гладиатор спросил совсем другим тоном:
   - Скажи мне все-таки,  что тебе сделал дурного Спартак?  За  что ты так
сильно ненавидишь его?
   - И ты еще спрашиваешь, что мне сделал Спартак плохого?
   - Да,  спрашиваю. Ведь говорят, этот плут провозгласил свободу рабам, а
ведь  ты  тоже раб,  и,  мне  кажется,  было бы  естественно,  если бы  ты
чувствовал симпатию к этому проходимцу.
   И, не дав старику времени ответить, тут же Добавил:
   - Если только ты не притворяешься!
   - Я притворяюсь?! Это я-то притворяюсь?.. О, пусть Минос будет милостив
к  тебе  в  день  суда  над  тобою...  Да и к чему мне притворяться? Из-за
безумной  затеи  этого негодяя Спартака я стал самым несчастным человеком.
Хотя  я и был рабом у добрейшей Валерии, при мне были мои сыновья, и я был
счастливейшим  из  смертных!.. Двое красавцев! Если бы ты их видел!.. Если
бы  ты  их  знал!  Они  близнецы!  Да хранят их боги. Такие красавцы и так
похожи друг на друга, как Кастор и Поллукс!..
   - Но что же случилось с ними?
   - Оба бежали в лагерь гладиатора,  и вот уже три месяца, как нет от них
никаких  вестей...  Кто  знает,  живы  ли  они  еще?..  О  великий Сатурн,
покровитель самнитов,  сохрани жизнь моим дорогим,  моим прекрасным,  моим
горячо любимым детям!
   Старик горько заплакал, и его слезы растрогали Спартака.
   Помолчав немного, он сказал домоправителю:
   - Ты,  значит, считаешь, что Спартак поступил плохо, решив дать свободу
рабам?  Ты  думаешь,  что твои сыновья поступили дурно,  присоединившись к
нему?
   -  Клянусь  всеми богами, покровителями самнитов! Конечно, они нехорошо
поступили,  восстав  против  Рима.  О  какой  такой  свободе  болтает этот
сумасброд-гладиатор?   Я   родился  свободным  в  горах  Самния.  Началась
гражданская   война...   Наши  вожди  кричали:  "Мы  хотим  добиться  прав
гражданства,  которыми  пользуются  латиняне,  как для нас, так и для всех
италийцев!"  И мы подняли восстание, мы дрались, рисковали жизнью... Ну, а
потом? А потом я, свободный пастух-самнит, стал рабом Мессалы. Хорошо еще,
что  я  попал  к  таким благородным и великодушным хозяевам. Рабыней также
стала и жена свободного самнита и родила детей в рабстве, и... - Старик на
минуту  умолк, затем продолжал: - Бредни! Мечты! Выдумки! Мир был и всегда
будет  делиться  на  господ  и  рабов,  богатых  и  бедных,  благородных и
плебеев...  и  так он всегда будет разделен... Выдумки! Мечты! Бредни!.. В
погоне  за  ними  льется драгоценная кровь, кровь наших детей... И все это
ради  чего?  Что мне до того, что в будущем рабы будут свободны, если ради
этого  погибнут  мои  дети?  Зачем  мне  тогда  свобода?  Для  того, чтобы
оплакивать  моих  сыновей?  О,  я  тогда  буду богат и счастлив... и смогу
проливать  слезы,  сколько мне будет угодно! Ну, а если дети мои останутся
живы...  и  все пойдет как нельзя лучше, и завтра мы все будем свободны?..
Ну,  и  что ж? Что мы будем делать с нашей свободой, раз у нас ничего нет?
Сейчас  мы  живем  у доброй госпожи, живем у нее в избытке, есть у нас все
необходимое  и  даже  больше  того.  Мы живем в довольстве. А завтра, став
свободными,  мы  пойдем работать на чужих полях за такую скудную плату, на
которую  не  купишь даже самого необходимого... О, как мы будем счастливы,
когда получим свободу... умирать с голоду!.. О, как мы будем счастливы!..
   Старый домоправитель закончил свою речь,  вначале грубую и  бессвязную,
но, по мере того как он говорил, приобретавшую силу и энергию.
   Выводы,  которые он сделал, произвели на Спартака глубокое впечатление;
фракиец склонил голову, погрузившись в глубокие и скорбные думы.
   Наконец он встрепенулся и спросил домоправителя:
   - Значит, здесь на вилле никто не знает греческого языка?
   - Никто.
   - Дай-ка мне палочку и дощечку.
   Разыскав то и другое,  домоправитель подал их солдату. Тогда Спартак на
слое воска,  покрывавшем дощечку,  написал по-гречески две строки из поэмы
Гомера:

   Я пришел издалека, о женщина, милая сердцу,
   Чтобы пылко обнять твои, о царица, колени.

   Протянув домоправителю дощечку, Спартак сказал:
   - Отдай  это  сейчас же  служанке твоей  госпожи.  Пускай она  разбудит
матрону и передаст ей эту дощечку, не то и тебе и рабыне плохо придется.
   Домоправитель внимательно  рассмотрел  дощечку  с  начертанными на  ней
непонятными  значками,   поглядел  на  Спартака,  который  в  задумчивости
медленно  прогуливался  по  дорожке,   и,  решив,  по-видимому,  исполнить
приказание, направился к вилле.
   Спартак продолжал прохаживаться по дорожке и,  то убыстряя, то замедляя
шаги,  дошел до площадки,  расположенной перед самой виллой. Слова старого
самнита смутили фракийца.
   "Да ведь он прав, клянусь всеми богами Олимпа?.. Умрут его сыновья, что
же  будет  радовать его на старости лет? - думал Спартак. - Мы победим, но
ему-то  что даст свобода, которая придет рука об руку с нищетой, голодом и
холодом?..  Он прав!.. Да... Но тогда? Чего же я хочу, к чему стремлюсь?..
Кто я?.. Чего добиваюсь?.."
   Он остановился на мгновение, словно испугавшись заданных им самому себе
вопросов;  потом опять медленно стал шагать,  склонив на  грудь голову под
бременем гнетущих мыслей.
   "Следовательно,  то,  чего  я  добиваюсь,  лишь химера,  пленившая меня
обманчивым обликом правды,  и я гоняюсь за призраком, которого мне никогда
не догнать? Если я и настигну его, он рассеется, словно туман, а мне будет
казаться,  что я крепко держу его.  Что же это?  Только сновидение, греза,
пустая  фантазия?  И  ради  своих  бредней я  проливаю потоки человеческой
крови?.."
   Подавленный этими мыслями, он остановился, потом сделал несколько шагов
назад,  как человек,  на  которого наступал невидимый,  но  грозный враг -
раскаяние.  Но тотчас же придя в  себя,  он высоко поднял голову и зашагал
твердо и уверенно.
   - Клянусь молниями всемогущего Юпитера Олимпийского!  - прошептал он. -
Где  же  это  сказано,  что  свобода неразлучна с  голодом и  человеческое
достоинство может  быть  облачено только в  жалкие лохмотья самой  грязной
нищеты? Кто это сказал? На каких божественных скрижалях это начертано?
   Поступь Спартака вновь стала твердой и решительной;  видно было,  что к
нему возвращалась обычная бодрость.
   "О,  -  размышлял  он, - теперь ты явилась ко мне, божественная истина,
сбросив  с  себя  маску  софизмов,  теперь  ты  передо мной в сиянии твоей
целомудренной  наготы,  ты вновь укрепила мои силы, успокоила мою совесть,
придала мне бодрости в моих святых начинаниях! Кто, кто установил различия
между  людьми? Разве мы не рождаемся равными друг другу? Разве не у всех у
нас  то же тело, те же потребности, те же желания?.. Разве не одни и те же
у  всех  у  нас  чувства, восприятия, ум, совесть?.. Разве не все мы дышим
одним  и тем же воздухом?.. Разве жизненные потребности не являются общими
для  всех?  Разве  не  все  мы  вдыхаем  один и тот же воздух, не питаемся
одинаково  хлебом,  не  утоляем  все  одинаково  жажду  из  одних и тех же
источников? Может ли быть, чтобы природа установила различия между людьми,
населяющими землю?.. Может ли быть, чтобы она освещала и согревала теплыми
лучами  солнца  одних,  а  других  обрекала  на вечный мрак?.. Разве роса,
падающая с неба, для одних полезна, а для других пагубна? Разве не родятся
все  люди одинаково через девять месяцев после зачатия, будь то дети царей
или  дети  рабов?  Разве  боги  избавляют  царицу  от родовых мук, которые
испытывает  несчастная рабыня?.. Разве патриции наслаждаются бессмертием и
умирают  по-иному  - не так, как плебеи?.. Разве тела великих мира сего не
подвергаются  тлену  так  же, как и тела рабов?.. Или, может быть, кости и
прах богачей отличаются чем-либо от праха и костей бедняков?.. Кто же, кто
установил  это различие между одним человеком и другим, кто первый сказал:
"Это  -  твое, а это - мое", и присвоил себе права своего родного брата?..
Это,  конечно,  был  насильник, который, пользуясь своей физической силой,
придавил своим могучим кулаком выю слабого и угнетенного!.. Но если грубая
сила  послужила  для  того,  чтобы была совершена первая несправедливость,
насильственно присвоены чужие права и установлено рабство, отчего же мы не
можем  воспользоваться своей силой для того, чтобы восстановить равенство,
справедливость,  свободу?  И  если  мы проливаем пот на чужой земле, чтобы
вырастить и прокормить наших сыновей, отчего же мы не можем проливать нашу
кровь для того, чтобы освободить их и добиться для них прав?.."
   Спартак остановился и,  вздохнув,  с  глубоким удовлетворением закончил
свои размышления:
   "Да ну его!..  Что он сказал?..  Бессильный,  малодушный, закосневший в
рабстве,  он совсем забыл, что он человек, и, подобно ослу, бессознательно
влачит тяжесть своих цепей,  как  скот,  прозябая,  забыв о  достоинстве и
разуме!"
   В  эту минуту вернулся домоправитель и  известил Спартака,  что Валерия
поднялась и ждет его в своих покоях.
   С сильно бьющимся сердцем Спартак поспешил на зов;  его ввели в конклав
Валерии.  Матрона  сидела  на  маленьком диванчике.  Спартак  запер  дверь
изнутри, поднял забрало и бросился к ногам Валерии.
   Не  проронив ни  звука,  она обвила руками его шею,  и  уста влюбленных
слились  в  долгом,  горячем  и  трепетном поцелуе;  они  словно  застыли,
прильнув друг  к  другу,  безмолвные и  неподвижные,  охваченные восторгом
безмерного счастья.
   Наконец  почти  в  один  и  тот  же  миг они освободились от объятий и,
откинувшись  назад,  стали  созерцать друг друга, бледные, взволнованные и
потрясенные.  Валерия  была  одета  в  белоснежную столу, ее черные густые
волосы  были  распущены  по  плечам,  глаза  сияли от счастья, и все же на
ресницах дрожали крупные слезы. Она первая прервала молчание.
   - О Спартак!  Мой Спартак!..  Как я счастлива, как счастлива, что снова
вижу тебя! - тихо произнесла она.
   А  затем  опять обняла его  и,  лаская,  целуя,  говорила прерывающимся
голосом:
   - Как я боялась за тебя!..  Как я страдала!.. Сколько слез пролила, все
думала об опасностях, которые угрожают тебе, и так за тебя боялась... Ведь
только ты один владеешь всеми моими помыслами, каждое биение моего сердца,
верь   мне,   посвящено  одному   тебе...   ты   первая   и   последняя...
единственная... настоящая любовь в моей жизни! "
   И, продолжая ласкать его, она засыпала его бесчисленными вопросами:
   - Скажи мне,  мой  дивный Аполлон,  скажи мне,  как ты  решился явиться
сюда?..  Ты,  может быть, идешь со своим войском на Рим? Не грозит ли тебе
какая-нибудь опасность, пока ты находишься тут? Ты расскажешь мне подробно
о  последнем сражении?  Я слышала,  что под Аквином ты разбил восемнадцать
тысяч легионеров...  Когда же окончится эта война, которая заставляет меня
каждый час дрожать от страха за тебя?  Ты ведь добьешься свободы?  А тогда
ты сможешь вернуться в свою Фракию, в счастливые края, где некогда обитали
боги...
   И, помолчав, она продолжала еще более нежным и проникновенным голосом:
   - Туда...  последую за  тобой и  я...  буду жить там вдали от всех,  от
этого шума,  рядом с тобой...  и буду всегда любить тебя, доблестного, как
Марс,  и прекрасного,  как Аполлон,  я буду любить тебя всеми силами души,
возлюбленный мой Спартак!
   Гладиатор грустно  улыбнулся:  то  были  только  чарующие,  несбыточные
мечты,  которыми влюбленная женщина  старалась расцветить их  будущее,  и,
лаская ее черные волосы,  целуя ее в  лоб и  прижимая к своему сердцу,  он
тихо произнес:
   - Война будет долгой и суровой...  И я почту за счастье для себя,  если
мне удастся увести освобожденных рабов в  их родные страны...  А  для того
чтобы установить справедливость и  равенство на  земле,  понадобится война
народов,  которые восстанут не  только  против Рима,  властителя мира,  но
также и  против хищных волков,  против ненасытных патрициев,  против касты
привилегированных в собственной стране каждого!
   Эти  последние  слова гладиатор произнес с такой горечью и так печально
покачал  головой, что было ясно, как мало он верил в возможность дожить до
победы великого начинания.
   Поцелуями и  ласками Валерия старалась успокоить вождя гладиаторов;  ей
удалось развеять печаль, омрачавшую его чело.
   Вскоре их затопила волна любовного блаженства; отдавшись восторгам, они
не  замечали, как проходили часы. Присутствие маленькой Постумии, ее милые
шалости,  улыбки,  детское  щебетанье увеличивали их счастье. Милое личико
девочки  освещалось  живым блеском больших черных глаз, которые были таким
прелестным  контрастом  с  густыми  белокурыми  локонами,  украшавшими  ее
головку.
   Надвигались сумерки,  и  тогда печаль закралась в  ту  радость,  что на
краткие  часы  посетила уединенный конклав  Валерии;  вместе  с  солнечным
светом, казалось, уходило и счастье из этого дома.
   Спартак рассказал возлюбленной,  как  ему удалось пробраться к  ней,  и
прибавил,  что как предводитель восстания, которому до сих пор сопутствует
счастье,  он считает своим непреложным, священным долгом вернуться этой же
ночью в  Лабик,  где его ждет отряд конницы.  Слова его повергли Валерию в
отчаяние;  она велела увести Постумию и  со  слезами на глазах бросилась в
объятия возлюбленного.
   Все шесть часов - с полночи и до рассвета - Спартак и Валерия провели в
объятиях   друг   друга.   Валерия   не   переставала  твердить   голосом,
прерывающимся от рыданий, что ее сердце сжимается от тяжкого предчувствия;
если она теперь отпустит Спартака, то больше никогда уж не увидит его, что
она  в  последний раз  обнимает,  ласкает его  и  слышит его голос,  голос
человека, пробудившего в ее душе истинное, глубокое чувство.
   Спартак старался успокоить Валерию,  осушить ее слезы; горячо целуя ее,
шептал нежнейшие слова,  ободрял и утешал ее, смеясь над ее предчувствиями
и  страхами.  Но страх,  по-видимому,  закрался также и в сердце Спартака:
улыбка его была вымученной, печальной; слова не шли с его языка, не было в
них огня,  не было жизни.  Он чувствовал,  как помимо его воли им овладели
мрачные мысли и  в  душу закралось уныние,  от  которого он  никак не  мог
освободиться.
   В  таком  состоянии  оба  они  пребывали до того мгновения, когда вода,
капавшая  в  стеклянный  шар  клепсидры,  стоявшей на поставце у стены, не
дошла  до  шестой  черты,  обозначавшей  шестой  час  утра. Тогда Спартак,
который  часто  тайком  от Валерии поглядывал на клепсидру, освободился из
объятий возлюбленной, вскочил с ложа и стал надевать латы, шлем и меч.
   Тогда  поднялась,  плача,  и  дочь  Мессалы и,  нежно  обвив руками шею
Спартака,  прижалась бледным лицом к его груди,  подняв на гладиатора свои
блестящие черные глаза,  выражавшие глубокую нежность; в этот миг она была
так  прекрасна,  что  превосходила  красотою  греческих  богинь.  Дрожащим
голосом, подавленная горем, она говорила:
   - Нет,  Спартак,  нет,  нет...  не уезжай, не уезжай... ради всех твоих
богов...  ради дорогих твоему сердцу...  умоляю тебя...  заклинаю...  Дело
гладиаторов на  верном пути...  у  них  храбрые военачальники...  Крикс...
Граник...  Эномай...  Они поведут их,  не ты...  нет... нет!.. Спартак, ты
останешься здесь...  моя нежность... безграничная преданность... безмерная
любовь... окружат лаской... радостью... твое существование...
   - Валерия,  дорогая Валерия...  Ты  не  можешь желать,  чтобы я  сделал
подлость...  чтобы  я  совершил  позорный  поступок,  -  говорил  Спартак,
стараясь высвободиться из  объятий любимой подруги.  -  Я  не  могу...  не
могу...  не имею права...  Да разве я могу изменить тем,  кого я призвал к
оружию...  тем,  кто  доверился мне...  кто ждет меня...  кто зовет меня к
себе?..  Валерия, я боготворю тебя, но не могу изменить своим товарищам по
несчастью...  Не  требуй от  меня,  чтобы я  стал  недостойным тебя...  не
вынуждай меня стать существом презренным в  глазах людей и  самого себя...
Не старайся властью своих чар лишить меня мужества, лучше поддержи меня...
подыми мой дух... отпусти... отпусти меня, любимая моя Валерия!
   Валерия  в   отчаянии  прижималась  к  возлюбленному,   а  он  старался
освободиться из  ее объятий:  в  конклаве слышались то звуки поцелуев,  то
слова горячей мольбы.
   Наконец Спартак,  бледный,  с набегающими на глаза слезами,  призвав на
помощь  все  свое  мужество  и  пересиливая самого  себя,  разжал  объятия
Валерии, отнес ее, обессилевшую от горя, на ложе; она, закрыв лицо руками,
разразилась громкими рыданиями.
   Тем временем фракиец, бессвязно бормоча слова надежды и утешения, надел
латы,  шлем  и  опоясался мечом,  собираясь проститься и  в  последний раз
поцеловать любимую женщину. Но когда он готов уже был покинуть ее, Валерия
вдруг порывисто поднялась и,  сделав шаг,  в отчаянии упала у двери; обняв
колени своего возлюбленного, она шептала, задыхаясь от рыданий:
   - Спартак,  дорогой Спартак...  я чувствую вот здесь, - и она указывала
на свое сердце,  - что я больше не увижу тебя... Если уедешь, ты больше не
увидишь меня...  я знаю это...  я это чувствую...  Не уезжай...  нет... не
сегодня...  не  сегодня...  умоляю  тебя...  ты  уедешь  завтра...  но  не
сегодня... нет... заклинаю тебя... не сегодня... не сегодня... молю тебя!
   - Я не могу, я не могу... я должен ехать.
   - Спартак...  Спартак,  -  говорила она  слабеющим голосом,  с  мольбой
простирая к нему руки, - умоляю тебя... ради нашей дочери... ради до...
   Она не успела договорить - фракиец поднял ее с пола, судорожно прижал к
груди и,  прильнув дрожащими губами к ее холодным, как лед, губам, прервал
ее речь и рыдания.
   Несколько мгновений они не двигались,  прижавшись друг к другу,  слышно
было только их дыхание, слившееся воедино.
   Овладев собой, Спартак тихим и нежным голосом сказал Валерии:
   - Валерия,  дивная Валерия!.. В моем сердце я воздвиг тебе алтарь, ты -
единственная богиня,  которой я  поклоняюсь,  перед которой благоговею.  В
минуты самой грозной опасности ты внушаешь мне мужество и стойкость, мысли
о  тебе вызывают у  меня благородные помыслы и вдохновляют меня на великие
дела,  так неужели ты хочешь, Валерия, чтобы я обесчестил себя, чтобы меня
презирали и современники и потомки!
   - Нет,  нет...  я не хочу твоего бесчестия... хочу, чтобы имя твое было
великим и славным,  -  шептала она,  -  но ведь я только бедная женщина...
пожалей меня...  уезжай  завтра...  не  сегодня...  не  сейчас...  не  так
скоро...
   Бледное заплаканное лицо  ее  покоилось на  груди Спартака;  печально и
нежно улыбнувшись, она прошептала:
   - Не  отнимай у  меня этого изголовья...  Мне  здесь так хорошо...  так
хорошо!
   И  она  закрыла глаза,  как бы  желая еще больше насладиться прекрасным
мгновением;  по  ее  лицу блуждала улыбка,  но оно походило скорее на лицо
умершей, чем живой женщины.
   Склонившись  к  Валерии,   Спартак  смотрел  на  нее  взглядом,  полным
глубокого  сострадания,   нежности,   любви,   и  голубые  глаза  великого
полководца, презиравшего опасности и смерть, наполнились крупными слезами;
они катились по  его лицу,  падали на латы...  Валерия,  не открывая глаз,
шептала в изнеможении:
   - Смотри,  смотри  на  меня,  Спартак...  вот  так,  с  нежностью...  с
любовью...  Я  ведь вижу,  даже не открывая глаз...  я вижу тебя...  Какое
ясное чело...  какие глаза,  сияющие и  добрые!  О мой Спартак!...  Как ты
прекрасен!
   Так  прошло  еще  несколько минут.  Но  стоило  только Спартаку сделать
легкое движение,  -  он хотел поднять Валерию и отнести ее на ложе,  - как
она,   не  открывая  глаз,   еще  сильнее  обвив  руками  шею  гладиатора,
прошептала:
   - Нет... нет... не двигайся!..
   - Мне пора.  Прощай...  моя Валерия!..  -  шептал ей на ухо дрожащим от
волнения голосом бедный рудиарий.
   - Нет,  нет!..  Подожди!..  -  произнесла Валерия,  испуганно  открывая
глаза.
   Спартак не  ответил ей.  Взяв в  руки ее  голову,  он покрывал горячими
поцелуями ее лоб; а она, ласкаясь к нему, как ребенок, говорила:
   - Ведь ты не уедешь этой ночью?..  Ты уедешь завтра...  Ночью... в поле
так пустынно,  ты ведь знаешь,  так темно...  такая мрачная тишина...  так
страшно ехать ночью... когда я подумаю об этом, меня охватывает озноб... я
вся дрожу...
   Бедная женщина действительно задрожала всем телом и  теснее прижалась к
возлюбленному.
   - Завтра!..  На рассвете!..  Когда взойдет солнце и  вся природа начнет
оживать...  на  тысячи ладов  весело запоют птицы...  после того,  как  ты
обнимешь меня...  после того,  как  покроешь поцелуями головку Постумии...
после того, как оденешь на шею под тунику вот эту цепочку с медальоном...
   И она показала ему осыпанный драгоценными камнями медальон,  который на
тоненькой золотой цепочке висел на ее белой шее.
   - Внутри  этого  медальона,   Спартак,  находится  драгоценный  амулет,
который спасет тебя от  любой опасности...  Угадай же,  угадай...  что там
внутри, что это за амулет?
   И  так как гладиатор не отвечал,  а  только смотрел,  не отрываясь,  на
красавицу, она, улыбнувшись сквозь слезы, произнесла с нежным укором:
   - Неблагодарный! Ты не догадываешься, что там может быть?
   Сняв с шеи цепочку и открыв медальон, Валерия сказала:
   - В нем черный локон матери и белокурый локон дочери!
   И показала рудиарию две прядки волос внутри медальона.  Спартак схватил
его, поднес к губам и покрыл горячими поцелуями.
   Взяв  медальон у  Спартака,  Валерия в  свою очередь поцеловала его  и,
надев цепочку на шею гладиатора, сказала:
   - Носи его под панцирем,  под туникой,  на  груди -  вот где он  должен
быть!
   У  Спартака сердце щемило от  невыносимой тоски,  говорить он  не  мог,
только прижимал к груди свою любимую, и крупные слезы тихо катились по его
лицу.
   Вдруг  послышался звон  оружия  и  чьи-то  громкие  голоса;  этот  шум,
раздававшийся на площадке перед виллой,  достиг уединенного конклава,  где
находились Спартак и Валерия.
   Оба они, сдерживая дыхание, напрягли слух.
   - Мы  не откроем ворот таким разбойникам,  как вы!  -  кричал кто-то на
ломаном латинском языке.
   - А мы подожжем дом, - слышались в ответ озлобленные голоса.
   - Клянусь Кастором и Поллуксом, мы будем метать в вас стрелы! - отвечал
первый голос.
   - Что?  Что  там  могло  случиться?..  -  в  сильном  волнении спросила
Валерия, подняв испуганные глаза на Спартака.
   - Может быть,  разузнали,  что я  здесь,  -  ответил фракиец,  стараясь
освободиться из  объятий Валерии,  которая при первой же донесшейся угрозе
еще теснее прижалась к Спартаку.
   - Не  выходи...   не  двигайся...   умоляю...  Спартак...  умоляю!..  -
взволнованно шептала несчастная женщина,  и  на  мертвенно-бледном ее лице
отражались мучительный страх и тревога.
   - Значит,  ты  хотела бы,  чтобы я  отдался живым в  руки  врагов?..  -
произнес тихо,  но гневным голосом вождь гладиаторов.  -  Ты хочешь видеть
меня распятым на кресте?..
   - О  нет,  нет!..  Клянусь всеми  богами ада!..  -  в  ужасе вскрикнула
Валерия  и,  выпустив  из  объятий  возлюбленного,  отступила  от  него  в
смятении.
   Решительным  движением  она  выхватила  из ножен тяжелый испанский меч,
висевший  у Спартака на поясе, и, с трудом подняв его двумя руками, подала
гладиатору, сказав чуть слышно, стараясь придать своему голосу твердость:
   - Спасайся,  если это возможно...  а если суждено тебе умереть - умри с
мечом в руке!
   - Благодарю тебя!.. Благодарю, моя Валерия! - сказал Спартак, приняв от
нее меч; глаза его сверкали, он шагнул к дверям.
   - Прощай,  Спартак! - произнесла дрожащим голосом бедная женщина, обняв
гладиатора.
   - Прощай! - ответил он, сжав ее в объятиях.
   Но  губы  Валерии  вдруг побелели, и рудиарий почувствовал, что ее тело
как  мертвое  повисло  у  него  на  руках, а голова бессильно упала на его
плечо.
   - Валерия!..   Валерия!..   Дорогая  Валерия!..   -  восклицал  фракиец
прерывающимся голосом  и  с  невыразимой тревогой  всматривался в  любимую
женщину.  Лицо его, еще недавно пылавшее гневом, теперь покрылось восковой
бледностью.
   - Что с тобой?..  Да поможет нам Юнона!.. Валерия!.. Красавица моя, что
с тобой? Мужайся! Умоляю тебя!
   Бросив на  пол меч,  он  поднял любимую,  осторожно отнес ее на ложе и,
став перед ней на колени,  ласкал,  ободрял,  согревал ее своим дыханием и
поцелуями.
   Валерия лежала неподвижная,  бесчувственная ко  всем  его  ласкам,  как
будто  не  обморок,  а  смерть сковала ее.  Страшная мысль  пронизала мозг
Спартака.  Быстро вскочив, он всматривался в лицо красавицы расширившимися
от страха глазами.  Бледная,  недвижимая,  она была еще прекраснее;  дрожа
всем  телом,  он  глядел  на  ее  бледные уста,  стараясь уловить признаки
дыхания; приложив руку к ее груди, он почувствовал, что сердце ее медленно
и  слабо бьется.  Вздохнув с  облегчением,  он бросился к маленькой двери,
которая вела в другие покои Валерии,  и, подняв занавес, крикнул несколько
раз:
   - Софрония!.. Софрония!.. Скорее сюда!.. Софрония!
   В эту минуту послышался осторожный стук в дверь, в которую он собирался
выйти.  Спартак  прислушался:  сильный  шум  и  крики, долетавшие снаружи,
прекратились, но тотчас же снова раздался стук, и мужской голос произнес:
   - Великодушная Валерия!.. Госпожа моя!
   В мгновение ока Спартак поднял меч и, слегка приоткрыв дверь, спросил:
   - Что тебе нужно?
   -  Пятьдесят  всадников...  сюда...  прискакали...  -  ответил, дрожа и
заикаясь,  старик  домоправитель;  глаза  у  него,  казалось,  готовы были
выскочить  из  орбит;  при  свете  факела,  который  он держал в руках, он
разглядывал  Спартака.  -  Они  говорят...  и  кричат... требуют, чтобы им
вернули... их... вождя... и уверяют, что ты - Спартак!..
   - Иди и передай, что через минуту я выйду к ним.
   И  фракиец  захлопнул  дверь  перед  самым носом старого домоправителя,
превратившегося в статую от удивления и ужаса.
   Когда  Спартак  подходил  к  дивану,  на  котором все так же неподвижно
лежала Валерия, в другую дверь вошла рабыня.
   - Ступай принеси эссенции,  -  сказал ей Спартак,  - и приведи еще одну
рабыню, чтобы оказать помощь твоей госпоже, она в обмороке.
   - О  моя  добрейшая,  о  моя  бедная  госпожа!  -  запричитала  рабыня,
всплеснув руками.
   - Скорее! Беги и не болтай! - прикрикнул на нее Спартак.
   Софрония убежала  и  вскоре  вернулась с  двумя  другими рабынями;  они
принесли  всевозможные  ароматные  и  крепкие  эссенции;  рабыни  окружили
лежавшую в обмороке Валерию Нежными заботами,  и несколько минут спустя на
ее  бледном лице выступил легкий румянец,  а  дыхание стало более ровным и
глубоким.
   Спартак все  время  стоял неподвижно,  скрестив на  груди руки,  и,  не
отрываясь,  смотрел на возлюбленную. Увидев, что к ней возвращается жизнь,
он  глубоко вздохнул и  поднял к  небу глаза,  как бы желая возблагодарить
богов;  потом,  отпустив рабынь,  он стал на колени,  поцеловал белую руку
Валерии, бессильно свисавшую с дивана, поднялся, запечатлел долгий поцелуй
на ее лбу и быстро вышел из конклава.
   В  одну  минуту он  добежал до  площадки,  где  расположились пятьдесят
конников, державших лошадей в поводу.
   - Ну?  -  спросил он  строгим голосом.  -  Что вы тут делаете?  Что вам
нужно?
   - По  приказу  начальника  Мамилия,  -  отвечал  командовавший  отрядом
декурион, - мы в отдалении следовали за тобой, боясь...
   - На коней! - крикнул Спартак.
   В  один миг все пятьдесят всадников,  ухватившись левой рукой за  гривы
лошадей, вскочили на своих скакунов, покрытых простыми синими чепраками.
   Немногочисленные рабы,  оставшиеся на вилле, преимущественно старики, в
страхе молча столпились у  входа;  факелы в  их  руках освещали эту сцену.
Спартак повернулся к ним и приказал:
   - Приведите моего коня!
   Трое  или  четверо  рабов  поспешили  в соседние конюшни, вывели оттуда
вороного  и  подвели к Спартаку. Он вскочил на коня и, обращаясь к старому
домоправителю, спросил:
   - Как зовут твоих сыновей?
   - О  великий Спартак,  -  со  слезами в  голосе  ответил старик,  -  не
наказывай моих детей за необдуманные слова, сказанные мною вчера утром!
   - Низкая, рабская душа! - воскликнул в негодовании Спартак. - Ты, стало
быть,  считаешь меня таким же подлым трусом,  как ты?  Если я спросил, как
зовут доблестных юношей,  отцом которых ты  не  достоин быть,  то лишь для
того, чтобы позаботиться о них!
   - Прости меня,  славный Спартак...  Аквилий и  Атилий -  вот  как зовут
их...  сыновья Либедия...  Позаботься о них,  о великий военачальник, и да
покровительствуют тебе боги и Юпитер!..
   - В  ад  низких  льстецов!  -  вскричал гладиатор.  И,  пришпорив коня,
приказал своим конникам: - Галопом - марш!
   И  весь отряд,  следуя за  Спартаком,  пустил коней галопом по дорожке,
которая вела к воротам виллы.
   Старые слуги Мессалы стояли на  площадке,  словно онемев.  Они пришли в
себя  только через несколько минут,  когда цокот копыт,  становившийся все
глуше и глуше, наконец совсем затих вдалеке.
   Невозможно  описать  горе  Валерии,  ее  мучения  и  слезы,  когда  она
благодаря заботам рабынь пришла в себя и узнала об отъезде Спартака.
   Спартак  же  замкнулся  в  себе;  на  лице  его  отражались только  что
пережитые страдания,  морщины перерезали его  лоб,  и  он  все пришпоривал
коня,  как  будто хотел унестись прочь от  терзавшей его  тревоги и  горя,
гнавшегося за  ним.  И  конь  его  летел,  как  вихрь,  опередив почти  на
расстояние двух выстрелов из лука весь отряд, скакавший во весь опор.
   Спартак все  думал о  Валерии,  о  том,  как будет она горевать и  лить
слезы,  когда придет в себя.  Невольным, судорожным движением он пришпорил
коня,  и  тот мчался,  распустив по  ветру гриву,  тяжело дыша и  раздувая
ноздри, из которых валил пар.
   Образ  Валерии  неотступно  стоял  перед  глазами  Спартака, он пытался
отогнать  его,  но  тогда  перед ним возникало личико Постумии, прелестной
белокурой  девочки,  живой, смышленой, которая во всем, кроме черных глаз,
унаследованных   от   матери,   была   точной   копией   отца.  Какая  она
очаровательная!  И  такая  ласковая!  Такая милая! Вот она тут, перед ним,
весело протягивает к нему свои пухлые ручонки... И он с тоскою думал, что,
может быть, никогда больше не увидит ее. И снова безотчетно вонзал шпоры в
окровавленные бока своего злосчастного скакуна.
   Неизвестно,  что сталось бы с конем и всадником, если бы, к счастью для
них обоих, в голову Спартаку не пришли другие мысли:
   - А вдруг Валерия так и не очнулась?  Или,  быть может, при вести о его
неожиданном отъезде ее  опять сразил обморок,  еще более продолжительный и
опасный, чем первый? А может быть, она больна и больна серьезно? А вдруг -
но это невероятно,  этого не может,  не должно быть -  любимая женщина,  к
величайшему несчастью...
   При этой.  мысли он изо всей силы стиснул коленями бока лошади,  сильно
дернул повод и сразу остановил благородное животное.
   Вскоре Спартака догнали его товарищи и остановились позади него.
   - Мне нужно вернуться на виллу Мессалы,  - мрачно произнес Спартак, - а
вы следуйте в Лабик.
   - Нет!..
   - Ни за что! - ответили в один голос конники.
   - Почему же? Кто может мне это запретить?
   - Мы! - раздались голоса.
   - Наша любовь к тебе! - крикнул кто-то.
   - Твоя честь! - добавил третий.
   - Твои клятвы! - вскричали другие.
   - Наше дело, которое без тебя погибнет!
   - Долг! Твой долг!
   Послышался ропот, нестройные возгласы, почти единодушные просьбы.
   - Но вы не понимаете,  клянусь всемогуществом Юпитера, что там осталась
женщина,  которую я боготворю. Быть может, она сейчас умирает от горя... и
я не могу...
   -  Если, к несчастью - да не допустят этого боги! - она умерла, ты себя
погубишь, а ее не спасешь; если же твои опасения напрасны, то для твоего и
ее спокойствия достаточно будет послать туда гонца, - сказал декурион, - и
в голосе его звучали уважение к горю Спартака и трогательная преданность.
   - Стало быть,  чтобы избежать опасности,  которая может угрожать мне, я
вместо себя подвергну ей  другого?  Нет,  призываю в  свидетели всех богов
Олимпа, никто не скажет, что я способен на такую низость!
   - Я,  ничем не рискуя,  вернусь на виллу Мессалы, - громко и решительно
произнес один из конников.
   - Каким образом? Кто ты?
   -  Я  один  из  преданных  тебе  людей  и готов отдать за тебя жизнь, -
отвечал конник, подъехав на своем скакуне к Спартаку. - Я не рискую ничем,
потому  что  я  латинянин, хорошо знаю эти края и язык страны. В первой же
крестьянской  хижине  я  переоденусь в крестьянское платье и отправлюсь на
виллу Валерии Мессалы. Прежде чем ты доедешь до Нолы, я привезу тебе самые
подробные вести о Валерии.
   - Если я не ошибаюсь, - сказал Спартак, - ты свободнорожденный Рутилий.
   - Да,  -  ответил всадник,  -  я Рутилий. Я рад и горжусь, Спартак, что
после  всех  твоих  блестящих побед  ты  узнал  меня  среди  десяти  тысяч
гладиаторов!
   Рутилий  был  храбрый  и  благоразумный  юноша;   на  него  можно  было
положиться,  поэтому Спартак уступил просьбам своих солдат и согласился на
предложение латинянина.  Продолжая путь  во  главе отряда,  фракиец вскоре
очутился у небольшой виллы. Пока Рутилий переодевался, Спартак на дощечке,
которую ему дал владелец виллы,  написал по-гречески нежное письмо Валерии
и передал его юноше.  Рутилий пообещал отдать письмо Валерии в собственные
руки.
   Немного  успокоившись,   Спартак  пустил   своего  коня   рысью   и   в
сопровождении гладиаторов поскакал по  дороге,  которая вела из  Тускула в
Лабик.
   На  рассвете они  прибыли туда,  где  их  с  нетерпением ждал Мамилий с
двумястами пятьюдесятью всадниками. Начальник этого отряда конницы доложил
вождю, что за истекшие сутки жители были сильно напуганы набегом на Лабик,
поэтому он  считает более благоразумным,  не дожидаясь наступления вечера,
немедленно покинуть эти места и ускоренным маршем идти к Аквину.
   Спартак  согласился с  разумными доводами Мамилия;  не  теряя  времени,
отряд выступил из  маленького лагеря у  Лабика и  отправился по преторской
дороге к  Пренесте.  Город  остался по  левую  руку,  а  конники повернули
направо  и  выехали на  Латинскую дорогу.  Они  скакали весь  день  и  всю
следующую ночь и только на рассвете,  почти совсем загнав лошадей, прибыли
в Алетрий, где Спартак велел отряду сделать привал и отдыхать весь день.
   На  следующую ночь он направился быстрым маршем в Ферентин, прибыл туда
через  два часа после восхода солнца и тотчас двинулся дальше, в Фрегеллы,
так  как узнал от римских легионеров, дезертировавших в лагерь гладиаторов
из  войска  Вариния,  стоявшего  в  Норбе,  что  многие  из жителей Лабика
приходили  к  Варинию и рассказывали ему об отряде гладиаторских конников,
замеченных  около  Тускула,  и  что  претор разделил свою кавалерию на два
отряда,  по  пятьсот человек в каждом; один отправил в погоню за врагом до
самого  Тускула,  а  другой  с минуты на минуту мог появиться в Ферентине,
куда  его  направил Вариний для того, чтобы преградить дорогу гладиаторам,
возвращавшимся  после  набега,  и  отрезать  им  путь к спасению, лишив их
возможности вернуться в аквинский лагерь.
   Спартак  немедленно оставил Ферентин, не давая отдыха своим конникам до
тех  пор, пока они не добрались до Фрегелл; оттуда в полночь он двинулся в
Аквин, куда и прибыл на рассвете.
   Вечером приехал Рутилий и привез фракийцу утешительные вести о здоровье
Валерии,  а также и письмо от нее,  очень нежное, хотя и полное упреков, в
ответ на несколько страстных строк Спартака.
   В  письме Валерия сообщала своему возлюбленному,  что  теперь она будет
посылать ему  в  лагерь  письма через  Либедия,  старика домоправителя,  и
настойчиво просила,  чтобы  Спартак писал  ей  и  пересылал письма тем  же
путем.  Что касается Либедия,  то он всегда готов был с радостью исполнить
любое  желание  своей  госпожи,  и  нетрудно  себе  представить,  с  каким
восторгом он принял предложение ездить в лагерь гладиаторов,  где он будет
иметь возможность повидать и обнять своих сыновей.
   На следующий день,  посоветовавшись с  Эномаем,  Борториксом и  другими
начальниками легионов,  Спартак,  как  это и  было решено раньше,  оставил
Аквин и во главе двадцати тысяч гладиаторов направился в Нолу, куда прибыл
после  пятидневного перехода.  Трудно описать,  с  какою радостью двадцать
пять  тысяч  гладиаторов,  стоявших  лагерем  под  Нолой,  встретили своих
собратьев, покрывших себя славою побед и возвращающихся из Аквина.
   В  продолжение  трех  дней  весь  лагерь  в Ноле пел и веселился. Совет
военных   руководителей   Союза  угнетенных  решил  оставить  здесь  армию
гладиаторов  на зиму, зная, что с наступлением холодов, дождей и снегопада
можно  не  опасаться  Вариния,  даже  если  бы  войско  у  него  было  еще
многочисленнее и сильнее и не пришло бы в расстройство после поражения под
Аквином.  Но  гладиаторы  понимали  также,  что было бы безумием мечтать о
походе  на Рим, против которого Даже в дни поражения при Каннах, когда Рим
был  в  полном  упадке,  а  карфагеняне  действовали в более благоприятных
условиях,  чем  теперь  гладиаторы,  ничего  не  мог сделать сам Ганнибал,
величайший полководец того времени, - Спартак ставил его много выше Кира и
Александра Македонского.
   Гладиаторы покинули прежний лагерь и разбили новый,  более обширный,  с
глубокими рвами и высоким частоколом.
   Как только гладиаторы расположились в своем новом лагере, Спартак решил
произвести  давно   уже   задуманную  им   реорганизацию  своих  легионов:
сформировать их по национальностям,  к которым принадлежали восставшие, то
есть распределить их с таким расчетом,  чтобы одни легионы состояли только
из германцев, другие - только из галлов, третьи - из фракийцев, греков или
самнитов.  Хотя  этот новый порядок представлял некоторые неудобства,  так
как мог вызывать соперничество и распри между отдельными легионами,  но он
имел  и  огромное преимущество -  более тесную сплоченность воинов каждого
легиона.  Вождь гладиаторов преследовал при этом и другую, не менее важную
цель:  разбив  свое  войско на  отдельные корпуса по  национальностям,  он
хотел,   чтобы  во   главе  каждого  корпуса  стоял  военачальник  той  же
национальности, чтобы солдаты больше доверяли ему.
   Ежедневно  в  лагерь  прибывали  все новые группы гладиаторов, и войско
восставших уже насчитывало пятьдесят тысяч человек. Спартак сформировал из
них  десять  легионов,  по  пяти  тысяч человек в каждом, подразделив свою
армию  следующим  образом:  два  первых легиона, состоявшие из германцев и
подчиненные  Вильмиру  и  Мероведу,  образовали  первый корпус под началом
Эномая;  третий,  четвертый,  пятый  и  шестой  легионы,  в состав которых
входили  галлы,  подчиненные  Арториксу,  Борториксу, Арвинию и Брезовиру,
образовали  второй  корпус,  и  во  главе его был поставлен Крикс; седьмой
легион,  состоявший  из  греков,  возглавлял  храбрый Фессалоний, родом из
Эпира;   начальником   восьмого  корпуса,  состоявшего  из  гладиаторов  и
пастухов-самнитов,  был  назначен  латинянин  Рутилий; в восьмом и девятом
легионах  были  собраны  фракийцы, и командование над ними Спартак поручил
двум  начальникам,  их  соотечественникам, отличавшимся мужеством, большой
силой  воли,  греческой  образованностью  и  острым  умом.  Один  из  них,
начальник  девятого корпуса, пятидесятилетний Мессембрий, был беспредельно
предан  Спартаку,  исполнителен  и усерден; десятый легион возглавлял юный
Артак,   которого   фракийцы  считали  самым  отважным  гладиатором  после
Спартака.  Последние  четыре  легиона образовали третий корпус под началом
Граника,  родом  из  Иллирии;  этот  тридцатипятилетний иллириец, высокий,
смуглый  и черноволосый красавец, всегда был серьезен, спокоен, молчалив и
пользовался  славой  храбрейшего  из  десяти  тысяч гладиаторов равеннских
школ.
   Конницу, насчитывавшую до трех тысяч всадников, Спартак разбил на шесть
отрядов.  Командование ею он поручил Мамилию. Верховным военачальником под
единодушные восторженные клики пятидесяти трех тысяч гладиаторов был снова
избран Спартак, доказавший свою доблесть и искусство полководца.
   Через неделю после такого переустройства армии фракиец решил произвести
смотр своему войску.
   Когда Спартак,  в  обычных своих доспехах,  верхом на коне под скромным
чепраком,  с простой уздечкой и поводьями,  показался на равнине,  где три
корпуса  были  построены в  три  линии,  из  груди  пятидесяти трех  тысяч
гладиаторов вырвалось единодушное приветствие, подобное раскатам грома:
   - Слава Спартаку!..
   Возглас  этот  гремел  многократно  с  неистовой силой; когда же стихли
приветственные  клики  и  отзвучал  исполненный  на фанфарах гимн свободы,
который  стал боевым гимном гладиаторов, появился Эномай на высоком гнедом
апулийском  коне,  и,  остановившись  перед  первой  линией войск, крикнул
громовым голосом:
   - Гладиаторы! Слушайте меня!
   Во  всех  рядах  воцарилась  глубокая  тишина. Германец, сделав краткую
паузу, сказал:
   - Если  наша  армия во  всем,  до  самых мелочей,  создана по  римскому
образцу,  отчего же  наш верховный вождь не  имеет ни  знаков отличия,  ни
почестей, которые воздают римским консулам в их войсках?
   - Императорские знаки отличия Спартаку! - вскричал Крикс.
   - Императорские знаки отличия Спартаку!  - в один голос воскликнули все
пятьдесят три тысячи воинов.
   Наконец шум  утих,  и  Спартак,  лицо  которого побледнело от  сильного
волнения, подал знак, что хочет говорить.
   - От всего сердца благодарю вас,  мои соратники и Дорогие мои братья по
несчастью,  - сказал он, - но я Решительно отказываюсь от знаков отличия и
почестей.  Мы  взялись  за  мечи  не  для  того,  чтобы  утверждать чье-то
превосходство,  устанавливать преимущества и  почести,  а для того,  чтобы
завоевать свободу, права и равенство.
   - Ты наш император, - вскричал Рутилий, - ты стал императором благодаря
своей   мудрости,   своей  храбрости,  своим  достоинствам  и  необычайным
качествам  своей  души  и  своего ума; ты наш император, в это звание тебя
возвели  твои  победы; ты наш император - таково наше единодушное желание.
Если  ты  отказываешься от почестей, то мы требуем, чтобы почести эти были
оказаны  нам,  нашим  знаменам,  во имя этого ты должен надеть палудамент,
тебя должны сопровождать контуберналы и ликторы.
   - Палудамент Спартаку! - требовали гладиаторы.
   - Контуберналов и ликторов! - воскликнул Эномай, а за ним все легионы.
   И через минуту Крикс воскликнул своим мощным голосом:
   - Пусть римские ликторы,  которых он взял в плен под Аквином,  шествуют
впереди него с фасциями!
   Требование  это   вызвало  такой   неистовый  взрыв  восторга  и   гром
рукоплесканий,  'что, казалось, от них заколебалась земля, и тысячеголосый
этот гул еще долго повторяло эхо в далеких горах.
   И действительно,  эта мысль,  естественно зародившаяся у бесхитростного
Крикса,  была  так  велика  в  своей  простоте,  что  справедливо  вызвала
необычайный энтузиазм.  Заставить  римских  ликторов,  ранее  шествовавших
впереди самых знаменитых римских консулов,  таких,  как Гай Марий и  Луций
Сулла,  идти впереди презренного в глазах римлян гладиатора было не только
унижением римской гордыни,  не только признанием человеческого достоинства
за бедными рабами,  - это знаменовало собою самую блестящую из всех побед,
одержанную гладиаторами над гордыми легионами надменных завоевателей мира.
И  хотя  Спартак,  всегда скромный,  всегда верный самому себе как  в  дни
несчастья,  так и  в дни своих побед и величия,  противился желаниям своих
легионов,  ему,  однако,  пришлось покориться их решению и  надеть на себя
дорогой  блестящий панцирь  из  серебра,  специально заказанный Криксом  в
Помпее знаменитому мастеру, серебряный шлем тонкой работы и испанский меч,
золотая рукоять которого была осыпана драгоценными камнями, и набросить на
плечо пурпурный плащ из тончайшей шерсти,  с  золотой каймой шириною в три
пальца.
   Когда  вождь  гладиаторов облекся  в  императорское одеяние и  появился
перед  войском верхом на  своем вороном коне,  у  которого простую кожаную
сбрую  заменили красивыми поводьями и  серебряной уздечкой и  покрыли  его
чудесным  голубым   чепраком  с   серебряной  оторочкой,   раздался  взрыв
рукоплесканий, и все в один голос воскликнули:
   - Приветствуем тебя, Спартак-император!
   Две присутствовавшие при этом женщины плакали.  Но слезы были не только
на глазах у них - у Спартака, у Арторикса, у тысяч гладиаторов увлажнились
глаза  от  пережитого волнения.  Две  женщины  пристально,  не  отрываясь,
смотрели на фракийца, и несказанную любовь выражали их взгляды, обращенные
на вождя этих бесстрашных воинов. То были Мирца и Эвтибида.
   Сестра гладиатора смотрела на него своими голубыми, спокойными и ясными
глазами,  и  в  этом  взгляде отразилась вся  чистота ее  любви  к  брату;
гречанка же  ласкала его  своими  сверкающими глазами,  мрачными,  полными
желания, - ее взгляд горел огнем чувственной страсти.
   Вдруг  появились  шесть  ликторов  претора  Публия Вариния, плененные в
сражении  под  Аквином.  Их  держали  под  стражей в особой палатке; декан
подвел  их  к  Спартаку  -  отныне  они  должны были шествовать с фасциями
впереди  него  всякий раз, когда верховный вождь будет выходить пешком или
выезжать на коне; такой же почет оказывали они прежде консулам и преторам.
   Все  шесть  ликторов  были  высокого роста,  носили  длинные  волосы  и
отличались воинственной,  полной  достоинства осанкой.  Поверх панцирей на
них были короткие плащи из  грубой шерсти,  скреплявшиеся пряжкой на левом
плече и доходившие до колен;  в левой руке каждый держал,  прижав к плечу,
пучок фасций,  в  которые во время войны вкладывался топорик,  а  в правой
руке  нес  розгу.  При  виде  ликторов у  гладиаторов вырвался крик  дикой
радости;  он становился все громче, и, не смолкая, длился до тех пор, пока
Спартак не приказал трубачам призвать легионы к порядку и спокойствию.
   Вождь гладиаторов сошел с  коня и с ликторами впереди,  в сопровождении
Крикса,  Граника и  Эномая,  стал обходить фронт двух германских легионов,
образовавших первый корпус.  Закончив смотр  первой линии воинов,  Спартак
похвалил их за бережное хранение оружия, за точное соблюдение распорядка и
боевую выправку.
   Ликторы смиренно шли,  опустив головы,  но  лица  их  то  бледнели,  то
краснели от стыда и еле сдерживаемого гнева.
   - Какой  позор!..  какой позор!..  -  восклицал один  из  них  дрожащим
голосом и  так  тихо,  что  расслышать эти слова мог только его сотоварищ,
шагавший рядом с ним.
   - Лучше  бы  мне  умереть  под  Аквином,  чем  пережить такой  срам,  -
отозвался тот.
   Первый  из  этих ликторов был человек лет сорока пяти, рослый, крупного
сложения;   лицо  у  него  было  загорелое,  вид  решительный,  звали  его
Оттацилий;   другой  был  седовласый  старик,  лет  шестидесяти,  высокий,
сухощавый, с худым и строгим лицом, лоб у него пересекал широкий шрам, нос
был  с  горбинкой,  во взгляде серых живых глаз, как и во всем его облике,
чувствовалась мужественная энергия; его звали Симплициан.
   Когда ликторы, вынужденные шествовать перед Спартаком, решились бросить
взгляд на  гладиаторские легионы,  свидетелей их унижения,  на лицах своих
врагов  они   видели  злорадство,   а   на   устах  издевательскую  улыбку
победителей, попирающих достоинство побежденного.
   - Повергнуто в прах величие Рима!  -  прошептал Оттацилий после долгого
молчания, украдкой обратив к Симплициану лицо, по которому катились слезы.
   - Боги,  покровители Рима,  скоро избавят меня от такой муки,  - мрачно
ответил старик Симплициан.  Но нервные подергивания его сурового лица ясно
говорили о его душевных страданиях.
   За  три часа Спартак обошел фронт всех своих легионов,  он поднимал дух
своих воинов,  хвалил их.  говорил о необходимости соблюдать самую строгую
дисциплину - основу каждой армии и залог желанной победы.
   Закончив смотр,  он вскочил на своего коня и, вынув меч из ножен, подал
знак,   и  фанфары  протрубили  сигнал.   По  приказу  Спартака,   легионы
гладиаторов с  безукоризненной точностью  выполнили  несколько упражнений,
потом три корпуса поочередно пошли в атаку - сначала беглым шагом, затем в
едином  неудержимом натиске,  оглашая воздух  воинственным кличем "барра",
напоминавшим рев  слона.  Как  только  закончилась учебная  атака  третьей
линии,  легионы построились на холме, а затем продефилировали в образцовом
порядке перед своим вождем, вновь с энтузиазмом приветствуя его как своего
императора, и возвратились один за другим в лагерь.
   Спартак вступил туда последним;  его сопровождали Эномай, Крикс, Граник
и  все  остальные  начальники легионов;  ликторы  все  так  же  шествовали
впереди.
   При  сооружении нового лагеря гладиаторы втайне от Спартака разбили для
него  палатку,  достойную вождя. В столь торжественный для восставших день
решено  было  устроить в этой палатке чествование Спартака; на празднестве
должны  были  присутствовать  десять  начальников  легионов, три помощника
вождя и начальник конницы. Чествование должно было быть скромным, чтобы не
вызвать  неудовольствия Спартака, который всю жизнь, с самых юных лет, был
умерен  в  пище  и воздержан в питье и до сих пор чурался роскоши шумных и
пышных   пиров,  но  не  из-за  того,  что  хотел  поддержать  свою  славу
знаменитого  полководца,  а  просто  потому,  что  по  своему  характеру и
привычкам не был расположен к кутежам и бражничеству.
   Приглашенные воздержались от обильных яств и чрезмерных возлияний, хотя
это  шло вразрез с  аппетитами большинства гостей,  -  Эномай,  Борторикс,
Вильмир, Брезовир, Рутилий и многие другие охотно бы попировали без всяких
запретов.  Однако  за  столом  царило  сердечное,  дружеское веселье,  шла
искренняя и задушевная беседа.
   В  конце  трапезы  поднялся  Рутилий,  держа  в  руке  чашу  пенящегося
цекубского  вина.  Приглашая  товарищей последовать его примеру, он высоко
поднял чашу и громко воскликнул:
   - За свободу рабов, за победу угнетенных, за храбрейшего и непобедимого
императора нашего Спартака!
   И  он  осушил  чашу  до  дна  под  рукоплескания и  возгласы товарищей,
последовавших его примеру; один только Спартак едва пригубил свою чашу.
   Когда  утих  шум  рукоплесканий,  Спартак тоже  высоко  поднял  чашу  и
выразительным сильным голосом произнес:
   - В  честь Юпитера Освободителя!  За чистую непо-рочную богиню Свободы!
Да обратит она на нас свои божественные очи, да просветит нас и окажет нам
покровительство.  Пусть  будет  она  нашей заступницей перед всеми богами,
обитающими на Олимпе!
   Хотя галлы и  германцы не верили ни в Юпитера,  ни в других греческих и
римских  богов,  они  все  же  осушили свои  чаши.  Эномай  произнес тост,
испрашивая помощь Одина,  а  Крикс -  благоволение Геза к войску и святому
делу  гладиаторов.   Наконец  уроженец  Эпира,   Фессалоний,  который  был
эпикурейцем и  не  верил ни  в  каких богов,  поднявшись в  свою  очередь,
сказал:
   -  Я  отношусь к вашим верованиям с уважением... и завидую вам... Но не
разделяю  их,  потому что боги - это вымысел, порожденный страхом черни, -
так  гласит  учение  божественного  Эпикура.  Когда  нас постигают великие
невзгоды,  неплохо прибегнуть к вере в сверхъестественную силу и черпать в
этой  вере  бодрость и утешение!.. Но когда вы убедитесь, что природа сама
все  творит  и  уничтожает,  во  всем пользуясь только своими собственными
силами,  не  всегда  нам  известными,  то  разве  возможно  верить  в  так
называемых  богов?  Разрешите же мне, друзья, восславить наше святое дело,
согласно с моими представлениями и убеждениями.
   И, помолчав с минуту, он сказал:
   -  За содружество душ, за неустрашимость сердец, за мощь мечей в лагере
гладиаторов!
   Все  присоединились к тосту эпикурейца и осушили свои чаши; затем снова
сели, продолжая веселую, оживленную беседу.
   Мирца  распоряжалась  приготовлениями  к  празднеству,  но с гостями не
садилась  и  стояла  в стороне, закутавшись в пеплум из голубой полотняной
ткани  с  узкими  серебряными  полосками,  и  не сводила любящего, полного
нежности взгляда со Спартака, славные победы которого праздновались в этот
день.  Ее  бледное  и  обычно  печальное лицо, на котором уже давно скорее
можно  было  увидеть  слезы,  чем улыбку, в тот день светилось безмятежным
счастьем;  но  нетрудно  было понять, как мимолетно ее счастье и как плохо
она скрывает какую-то тайную боль и страдания.
   Арторикс смотрел на Мирцу влюбленными глазами. Казалось, он преследовал
ее своими нежными взглядами; она украдкой, как будто против воли, время от
времени  поднимала  глаза  на  достойного юношу; он побледнел и похудел за
последние  дни,  страдая от неразделенной любви, заполонившей его душу, не
дававшей  ему  ни  минуты  отдыха  и  покоя.  Любовь  эта,  словно  недуг,
подтачивала его цветущее здоровье.
   Уже давно Арторикс не обращал ни на кого внимания и не принимал участия
в  веселой беседе гостей Спартака; безмолвный и неподвижный, он смотрел на
Мирцу, а она, не отрываясь, смотрела на брата. Своей преданностью Спартаку
и  безграничным восхищением им Мирца становилась еще дороже Арториксу, еще
прекраснее  в  его  глазах;  он  долго глядел на девушку и вдруг, в порыве
восторга, вскочил со скамьи и неожиданно, позабыв про свою робость, высоко
поднял чашу:
   -  Выпьем,  друзья,  за  счастье  Мирцы, любимой сестры нашего дорогого
вождя.
   Все  выпили, и никто, кроме Мирцы, не заметил в пылу возлияний румянца,
вспыхнувшего на лице юноши; девушка вздрогнула, когда Арторикс произнес ее
имя,  быстро  повернулась  в его сторону и почти бессознательно бросила на
него благодарный и вместе с тем укоризненный взгляд. Затем, поняв, что она
перешла  границу  сдержанности,  которую  решила  всегда соблюдать в своих
отношениях  с  Арториксом,  она тоже сильно покраснела и стыдливо опустила
голову.  Больше  она  не  подымала  глаз  ни  на  кого  из гостей и стояла
неподвижно на своем месте, не произнося ни слова.
   Пир продолжался еще с час, время протекало в оживленной беседе, веселых
шутках  и  остротах,  подобающих людям,  связанным между  собою  искренней
дружбой.
   Когда друзья Спартака простились с ним,  солнце клонилось уже к закату.
Человек,  по  натуре склонный к  задумчивости и  мечтательности,  Спартак,
проводив своих гостей, еще долго стоял у входа в палатку. Он окинул взором
огромный лагерь гладиаторов и залюбовался закатом.
   В  голове его бродили разные мысли;  он  думал о  могуществе волшебного
слова "свобода",  которое менее чем  за  один год  подняло пятьдесят тысяч
угнетенных,   лишенных  всех  прав,   всякого  будущего,  всякой  надежды,
огрубевших от своего униженного состояния,  утративших человеческий облик.
Слово "свобода" подняло их, сделало лучшими солдатами в мире, вселило в их
души   беззаветную   храбрость,    самоотверженность,    сознание   своего
достоинства;  и он думал о чудесном, магическом свойстве этого слова - оно
превратило его, бедного, презренного гладиатора, в отважного, грозного для
врагов вождя доблестного войска.  Оно так закалило его волю,  что он  смог
победить в  себе все страсти,  даже то благородное и великое чувство,  что
соединяло его с  Валерией,  -  он любил ее в тысячу раз более,  чем самого
себя, но не сильнее того святого Дела, которому посвятил всю свою жизнь.
   Валерия! Эта благородная женщина бросила вызов всем предрассудкам своей
касты, пренебрегла своей знатностью, обрекла себя на презрение сограждан и
ненависть родных;  в  порыве непобедимой любви она отдала ему свое сердце,
свою честь, все свое существо!
   Валерия   дала   ему   счастье   стать  отцом  прелестного  ребенка  и,
соединившись  с  ним,  навсегда  отказалась от всякой надежды на блестящее
будущее, а может быть, и на счастье, ибо Спартак не обманывался и понимал,
что  если  даже  он  будет  и  в дальнейшем одерживать победы над римскими
легионами и останется жив и невредим вопреки опасностям, которые еще долго
будут  угрожать  ему,  если  даже  он  достигнет  поставленной себе цели и
закрепит  победу  при  помощи почетного мира, самым счастливым будущим для
него   окажется   возможность   укрыться  от  ненависти.  А  там  Валерия,
властительница  его  мыслей и чувств, будет обречена на жизнь в бедности и
безвестности.  А разве вынесет это римская матрона, рожденная в богатстве,
привыкшая  к  пышности  и роскоши, принадлежащая к самому избранному кругу
патрицианских семейств?
   Отдавшись  таким  размышлениям,  вождь  гладиаторов  почувствовал,  что
сердце его  ноет  от  непривычной тоски;  стойкий,  непоколебимый воин пал
духом.  Он думал о том, что, может быть, больше никогда не увидит Валерию,
не  увидит Постумию...  У  него как-то странно сжалось горло,  и,  проведя
рукой по глазам,  он заметил, что она стала мокрой от слез, которые лились
незаметно для него. Рассердившись на себя за такую слабость, простительную
только женщинам, он опомнился и быстро зашагал по направлению к ближайшему
квесторию.  Все  так же  в  волнении он  пересек квесторий и  отправился в
обширную и пустынную часть лагеря, находившуюся, как и у римлян, в стороне
от  претория,  квестория и  форума:  это место,  тянувшееся до декуманских
ворот, предназначалось для палаток союзников и случайных подкреплений.
   В  обширном лагере под  Нолой  на  этом  месте  сооружались палатки для
гладиаторов и рабов, бежавших от своих господ в лагерь восставших, - здесь
они жили, пока их не зачисляли в какой-нибудь из манипулов одной из когорт
того или иного легиона.  Тут находилась и  палатка Эвтибиды;  а  в  другой
палатке жили под стражей шесть ликторов, взятых в плен под Аквином.
   Здесь  Спартак,  наедине с  самим  собой,  укрытый от  посторонних глаз
сумраком ночи,  уже  спускавшейся на  землю,  долго  ходил взад  и  вперед
быстрым шагом,  как будто его подгоняла внутренняя тревога;  он шел, шумно
вздыхая,  из груди его вырывались стоны,  похожие на глухое рычание зверя;
казалось,   от  этой  стремительной  прогулки  ему  становилось  легче,  и
мало-помалу он пришел в себя. Походка его стала более ровной, спокойной, и
он погрузился в иные, менее мрачные размышления.
   Он  долго  шагал,   все  так  же  углубившись  в  свои  думы;  на  всем
пространстве  огромного  лагеря  воцарилась  тишина,  где  до  наступления
темноты  пятьдесят тысяч  беспечных,  жизнерадостных,  полных  сил  юношей
непрестанно сновали взад и вперед по всем направлениям,  ели,  пили, шумно
веселились, прославляли и праздновали свои победы.
   Когда  шум  постепенно начал  утихать,  до  слуха  Спартака стало  ясно
доноситься  звучание  каких-то  непонятных  слов;  кто-то  вполголоса  вел
разговор в  одной из  палаток,  предназначенных для  рабов и  гладиаторов,
ежедневно прибывавших в лагерь своих товарищей по несчастью,  взявшихся за
оружие.  В  тишине слова были слышны более отчетливо и  привлекли внимание
Спартака.  Вождь  гладиаторов  остановился у  этой  палатки;  вход  в  нее
находился в противоположной стороне от той,  где стоял он;  напрягая слух,
Спартак  услышал,   как  кто-то   резким,   сильным  голосом  произнес  на
превосходной латыни:
   - Ты прав,  Симплициан,  позорна и  незаслуженна судьба,  на которую мы
обречены.  Но  разве мы  повинны в  столь великом несчастье?  Разве мы  не
дрались  храбро,  презирая опасность,  чтобы  спасти  претора  Вариния  от
яростных ударов Спартака?..  Он  опрокинул тебя...  А  я  был ранен...  Мы
попали в плен, нас осилило великое множество врагов! Что могли мы сделать?
Если  великие  боги  покинули римлян  и  допустили позорное их  бегство от
презренного гладиатора, тогда как до сей поры они охраняли славных римских
орлов от  всех превратностей судьбы,  то что могли,  что можем сделать мы,
ничтожные смертные?
   - Будь осторожен, думай о том, что и как ты говоришь, Оттацилий, - тихо
сказал кто-то сиплым голосом,  в котором чувствовался страх,  - тебя может
услышать часовой, и нам из-за твоего языка плохо придется.
   - Ах,  да замолчи ты наконец!  - ответил ему кто-то сурово и строго, но
это  не  был  голос  говорившего прежде.  -  Молчи,  Меммий,  забудь  свой
постыдный страх.
   - К тому же, - заметил тот, кого назвали Оттацилием, - часовой ни слова
не  понимает  по-латыни...  Это  грубый  варвар-галл.  Я  думаю,  он  даже
своего-то языка не знает...
   -  Ты  не так говоришь, - строгим и суровым тоном прервал его последний
из  трех  говоривших. - Если даже этот низкий гладиатор понимает наш язык,
что  же,  по-твоему,  мы  не  смеем говорить так, как это подобает римским
гражданам?   Что   за  подлая  трусость!  Клянусь  Кастором  и  Поллуксом,
покровителями  Рима, которые за нас сражались против латинян на Регильском
озере,  разве  ты  по  меньшей мере пятьдесят раз не стоял лицом к лицу со
смертью  на  поле  сражения?  Разве для тебя не лучше было бы умереть, чем
пережить   такой  позор  -  быть  обязанными  шествовать  впереди  низкого
гладиатора с консульскими фасциями!
   Говоривший умолк,  и Спартак приблизился к палатке,  в которой,  как он
понял, находились под стражей шесть пленных ликторов Публия Вариния.
   - Ах,   клянусь   двенадцатью   богами   Согласия!   Клянусь   Юпитером
Освободителем!  Клянусь  Марсом,  покровителем  народа  Квирина,  -  опять
послышался после минутного молчания голос ликтора Симплициана, - я никогда
не  думал,  что  мне  в  шестьдесят два  года доведется стать соучастником
такого позора!  Когда мне было только шестнадцать лет, в шестьсот тридцать
пятом  году  римской эры,  я  сражался под.  началом консула Луция Цецилия
Метеллы,  победителя далматов;  потом я  сражался в  Африке против Югурты,
сперва под началом Квинта Цецилия Метеллы Нумидийского,  а  затем славного
Гая-  Мария;  я  участвовал в  боях и разгроме тевтонов и кимвров,  шел за
триумфальной колесницей непобедимого уроженца Арпина,  прославившегося еще
более тем,  что за ним следовали,  закованные в цепи,  два царя:  Югурта и
Бокх;  я  был восемь раз ранен и  за это получил два гражданских венка;  в
награду за оказанные родине услуги я  был приписан к  корпусу ликторов;  в
течение двадцати шести  лет  я  шествовал перед  всеми римскими консулами,
начиная от  Гая  Мария,  который семь раз  был удостоен чести избрания его
консулом,  в  шестьсот пятьдесят третьем году в  последний раз,  и  кончая
Луцием  Лицинием  Лукуллом  и  Марком  Аврелием  Коттой,  которые  избраны
консулами на текущий год.  Клянусь Геркулесом!  Неужели же я должен теперь
шествовать впереди гладиатора,  которого я  собственными глазами видел  на
арене цирка участником позорного зрелища?  Нет,  клянусь всеми богами, это
выше  моих  сил...  слишком  жестокий  жребий...  Я  не  могу  подчиниться
судьбе... не могу перенести...
   В  голосе ликтора слышалось такое  глубокое отчаяние,  что  Спартак был
почти растроган. Он считал, что в горе старого и неизвестного солдата было
столько достоинства,  благородной гордости, такое суровое величие, которые
заслуживали и вызывали сочувствие и уважение.
   - Ну и что ж?  Что ты хочешь и что можешь ты сделать против воли богов?
Как будешь бороться с превратностями несчастливой судьбы?  - спросил после
минутного молчания у Симплициана ликтор Отгацилий.  - Придется тебе, как и
нам,   примириться  с   незаслуженным  несчастьем  и  позором,   посланным
судьбой...
   - Клянусь всеми богами неба и ада,  -  гордо ответил Симплициан, - я не
склоню благородного чела римлянина перед таким непереносимым позором и  не
подчинюсь несправедливой судьбе!  Я  римлянин,  и  смерть избавит меня  от
поступков,  недостойных того,  кому  боги  ниспослали счастье  родиться на
берегах Тибра...
   И  из  палатки  до  Спартака донесся крик.  Это  в  ужасе  кричали пять
ликторов; слышен был топот сбегавшихся людей, голоса, восклицания:
   - О, что ты сделал?
   - Несчастный Симплициан!
   - Да, это настоящий римлянин!
   - Помогите, помогите ему!
   - На помощь, на помощь!
   - Подними его! Берись с этой стороны!
   - Положи здесь!
   В  одну секунду Спартак обошел вокруг палатки и  оказался у  ее  входа,
куда,   привлеченные  криками,   сбежались  жившие   в   соседней  палатке
гладиаторы, сторожившие пленных.
   - Пропустите меня! - крикнул фракиец.
   Гладиаторы  с  уважением расступились и дали дорогу своему вождю, перед
глазами  которого  предстало  ужасное  зрелище. Старый Симплициан лежал на
куче  соломы,  его  окружали и поддерживали остальные пять ликторов; белая
туника  его  была разорвана и вся в крови; она лилась из глубокой раны под
левым  соском, которую он только что нанес себе. Один из ликторов поднял с
земли  и  держал  в  руке  тонкий и острый кинжал - его Симплициан с силой
вонзил себе в грудь по рукоятку.
   Кровь  текла  из  раны  непрерывной  струёй,   а   по  загорелому  лицу
неустрашимого старого ликтора быстро разливалась смертельная бледность; но
ни  один  мускул не  дрогнул на  этом  суровом,  спокойном лице,  ни  одно
движение не обличало раскаяния или муки.
   - Что  ты  сделал,  мужественный старик!  -  сказал  умирающему Спартак
дрожащим  от  волнения голосом,  с  почтительным удивлением глядя  на  это
зрелище.  -  Почему ты  не попросил,  чтобы я  избавил тебя от обязанности
шествовать передо мной с фасциями, раз тебе это было так тяжело?.. Сильный
всегда поймет сильного, я понял бы тебя и...
   - Рабы  не  могут понять свободных,  -  торжественно произнес слабеющим
голосом умирающий.
   Спартак покачал головой и, горько улыбнувшись, сказал сочувственно:
   - О,  душа,  рожденная  великой,  но  измельчавшая  от  предрассудков и
чванства,  в которых ты был воспитан... Кто же установил на земле два рода
людей,  разделил их на рабов и свободных?  До завоевания Фракии разве я не
был  свободным,  а  разве ты  не  стал бы  таким же  рабом,  как я,  после
поражения при Аквине?
   - Варвар... ты не ведаешь, что бессмертные боги... дали римлянам власть
над   всеми   народами...   не   омрачай   мои   последние  минуты   своим
присутствием...
   И Симплициан обеими руками отстранял своих товарищей, которые старались
перевязать его рану лоскутами, оторванными от туник.
   - Бесполезно... - произнес он, задыхаясь от предсмертного хрипа. - Удар
был... точно рассчитан... а если бы меня постигла тут неудача, завтра же я
повторил бы...  Римский ликтор... шествовавший впереди Мария и Суллы... не
станет   позорить...   свои   фасции...   шествуя   впереди  гладиатора...
бесполезно... беспо...
   Он упал, откинув назад голову, и испустил дух.
   - Эх, старый глупец, - произнес вполголоса один из гладиаторов.
   - Нет,  он старец,  достойный уважения,  -  строго сказал Спартак, лицо
которого побледнело,  стало  серьезным и  задумчивым.  -  Он  великой души
человек и  смертью своей мог бы доказать,  что народ,  среди которого есть
подобные ему, действительно имеет право властвовать над миром!






   Между  тем поворот дел в Кампанье после разгрома претора Публия Вариния
под  Аквином  несколько  напугал  спесивых  победителей  Африки и Азии, и,
несмотря  на  заботы,  связанные  с  ведением  войны  против  Митридата  и
Сертория,   Рим   стал  серьезно  и  настороженно  следить  за  восстанием
гладиаторов.   Пятьдесят   тысяч  вооруженных  гладиаторов,  возглавляемых
человеком,  которого  теперь  уже  все,  хотя  и  краснея  от  стыда, были
вынуждены  признать  отважным,  доблестным  и  даже  до  некоторой степени
опытным  полководцем,  были  полными хозяевами провинции Кампаньи, где, за
исключением нескольких незначительных городов, господство и влияние римлян
было подорвано; пятьдесят тысяч вооруженных гладиаторов, угрожавших Самнию
и  Латию  -  этим,  можно сказать, подступам к Риму, - представляли весьма
серьезную  силу,  и  в  дальнейшем борьбу с ними нельзя было считать делом
незначительным и относиться к ней с недопустимым легкомыслием.
   В комициях,  собравшихся в этом году,  римский сенат единодушно доверил
управление  провинцией  Сицилией  и  подавление  позорящего Рим  восстания
гладиаторов патрицию Гаю Анфидию Оресту вместо претора Публия Вариния.
   Гай Анфидий Орест,  человек лет сорока пяти,  весьма опытный в  военном
деле,  много лет  был трибуном,  три года квестором и  во  время диктатуры
Суллы уже избирался претором.  Его храбрость,  ум и прозорливость снискали
ему широкую известность и расположение как среди плебеев, так и в сенате.
   В  первые  месяцы 681  года,  следующего за  тем,  в  котором произошли
события,  рассказанные в  пяти  предыдущих главах,  Гай  Анфидий Орест,  с
согласия новых консулов Теренция Варрона Лукулла и Гая Кассия Вара, собрал
сильное войско,  состоявшее из  трех  легионов:  в  одном были римляне,  в
другом  только  италийцы,  в  третьем  союзники  -  далматы  и  иллирийцы.
Численность этих  трех  легионов достигала двадцати тысяч человек;  к  ним
претор  присоединил десять  тысяч  солдат,  спасшихся после  поражения под
Аквином,  и  у него образовалась армия в тридцать тысяч воинов.  обучением
которых он и  занялся в Латии.  С этой армией он надеялся разбить Спартака
наголову наступающей весной.
   Пришла  весна  и  принесла  с  собой  тепло,  щедро  разливаемое вокруг
солнцем,  прозрачную синеву неба, опьяняющее благоухание цветов, роскошный
ковер Душистых трав.  Во  славу ее  запели птицы свои  гимны,  таинственно
прозвучали их любовные призывы.  В  эту пору двинулись одновременно войска
римлян и гладиаторов -  одно из Латия,  другое из Кампаньи,  чтобы оросить
человеческой кровью зазеленевшие поля Италии.
   Претор  Анфидий  Орест  выступил из Норбы и пошел по Аппиевой дороге до
Фунди;  он  проведал,  что  навстречу  ему по Домициевой дороге из Литерна
продвигается  Спартак.  Тогда  претор  расположился лагерем в Фунди, заняв
позиции,   дававшие   ему   возможность   сразу  ввести  в  сражение  свою
многочисленную кавалерию, численностью в шесть тысяч человек.
   Через несколько дней Спартак прибыл в  Формии и расположился лагерем на
двух  холмах,  заняв  таким  образом господствующее положение на  Аппиевой
дороге;  затем со своими тремястами конниками он приблизился к  вражескому
лагерю, чтобы изучить позиции и выяснить намерения врага.
   Но претор Анфидий Орест, более сведущий в военном деле, чем полководцы,
с которыми до сего времени приходилось сражаться Спартаку, тотчас же напал
на  него,  пустив в ход свою грозную кавалерию; после короткой, не имевшей
решающего  значения  схватки,  в  которой гладиаторы все же потеряли около
сотни человек, Спартак должен был поспешно отступить к Формиям.
   Здесь он  решил подождать врага,  полагая,  что претор,  воодушевленный
столь  легко  достигнутым успехом,  предпримет новую  попытку нападения на
гладиаторов.  Однако Спартак напрасно потерял пятнадцать дней;  Анфидия не
так-то легко было завлечь в западню.
   Тогда  Спартак  пустился на  одну  из  тех  военных хитростей,  которые
приходят в  голову  только  выдающимся полководцам.  С  наступлением ночи,
соблюдая полнейшую тишину, он вышел с восемью легионами из лагеря, оставив
там  Эномая с  двумя легионами и  кавалерией;  всю  ночь Спартак шел вдоль
берега и  забирал с собой в качестве заложников всех встречавшихся по пути
крестьян,  колонов и  рыбаков любого возраста и  пола,  чтобы вести о  его
продвижении не дошли до врага. Быстрым маршем он прошел через лес, который
и ныне окружает Таррацину,  расспрашивая о дороге дровосеков и угольщиков,
и расположился лагерем на его опушке, в тылу врага.
   Орест был немало удивлен,  узнав,  что его сумели обойти,  но, действуя
благоразумно и  осторожно,  он  всячески сдерживал пыл  своих  легионеров,
которые рвались в бой при виде пращников-гладиаторов,  подходивших почти к
самому частоколу лагеря римлян.
   В  продолжение восьми дней Спартак тщетно вызывал на бой врага:  тот не
двигался с  места и  не скрывал,  что не желает сражаться в невыгодных для
него условиях.
   Тогда   изобретательный   вождь   гладиаторов   решил   воспользоваться
создавшимся  положением  и удобными условиями местности; в один прекрасный
день  Анфидий  Орест,  к  своему  великому удивлению и немалому огорчению,
узнал  от  своих  разведчиков,  что,  кроме  лагеря в лесу под Таррациной,
гладиаторы  раскинули  еще  один  лагерь  в хорошо укрепленном месте между
Фунди  и  Интерамной  и  другой  -  между Фунди и Пиверном, завладев таким
образом ключевыми позициями над Аппиевой дорогой.
   Действительно,  Спартак в  несколько ночных переходов перебросил четыре
легиона  под  началом Граника от  Интерамны и,  приказав им  расположиться
лагерем на  возвышенном месте,  велел  обнести лагерь высоким частоколом и
окружить широким рвом;  два  дня и  две ночи эту работу прилежно выполняли
двадцать тысяч  гладиаторов;  одновременно Крикс с  двумя своими легионами
занимал и укреплял место,  определенное Спартаком для лагеря между Фунди и
Пиверном.
   Таким  образом  Спартак  полностью  окружил  лагерь  Анфидия  Ореста  и
принудил претора или принять бой, или через восемь дней сдаться на милость
врагу, понуждаемый голодом.
   Претор попал в тяжелое положение;  необходимость заставляла его напасть
на один из лагерей гладиаторов, чтобы выйти из затруднения; у него не было
ни малейшей надежды победить неприятеля,  уничтожить его, так как ему было
известно,  что придется иметь дело еще с  тремя частями вражеского войска,
ибо,  как  бы  ни  было  кратковременно сопротивление  легионов  Крикса  и
Граника, оно во всяком случае продлилось бы не менее трех часов, тем более
что их воодушевляла бы вера в то, что скоро подойдут подкрепления; а через
три часа Крикс пришел бы  на помощь Гранику или Граник -  Криксу;  Спартак
тогда обрушится на тыл претора;  потом к месту сражения подойдет Эномай, и
римское войско будет разгромлено.
   Орест, печальный и озабоченный, дни и ночи думал и не находил выхода из
такого  крайне  опасного  положения.  Легионеры  впали в уныние; на первых
порах  они  только  шепотом  ругали претора, а потом стали во всеуслышание
называть  его неумелым и малодушным полководцем, который в то время, когда
была  надежда  на победу, уклонялся от боя; теперь же они были обречены на
поражение и верную смерть; со страхом вспоминали они позорный разгром близ
Кавдинского ущелья и громко сетовали, что Анфидий Орест еще невежественнее
консулов  Постумия  и  Ветурия.  Ведь те оказались в безвыходном положении
вследствие  крайне  невыгодных  условий  местности, а Анфидий из-за своего
недомыслия допустил, чтобы враг на открытом месте преградил ему путь.
   Таким  было  положение,   когда  претор  решил  прибегнуть  к   обману,
обратившись к жрецам,  к чему, к сожалению, прибегают люди, слабые духом и
умом,  а  также люди хитрые,  которые стараются подчинить себе большинство
людей,  пользуясь в своих личных темных целях их суеверием и страхом перед
сверхъестественными силами.
   По  всему  римскому лагерю было  объявлено о  больших жертвоприношениях
Юпитеру,  Марсу и  Квирину,  чтобы они  вдохновили авгуров,  а  те  своими
вещаниями научили бы, как спасти римское войско от поражения.
   Направо от претория в римском лагере находилось место,  предназначенное
для жертвоприношений.  Там стоял жертвенник - земляная глыба круглой формы
с углублением наверху,  где зажигали огонь;  с одной стороны в жертвеннике
находилось отверстие,  в  которое  должно  было  стекать  вино  жертвенных
возлияний, а вокруг высились шесты, украшенные фестонами, розами и другими
цветами;  сюда сошлись жрецы трех божеств:  Юпитера,  Марса и Квирина.  На
всех жрецах были длинные плащи из белой шерстяной ткани, схваченные на шее
булавкой;  на  голове  у  них  были  остроконечные шапки  также  из  белой
шерстяной ткани.
   Позади  жрецов  стояли авгуры, одетые в свои жреческие одеяния, в руках
они  держали  загнутый  авгурский посох, похожий на теперешние пастушеские
посохи;  то  был их знак отличия. За ними следовал помощник жреца, который
подводил  животных  к  жертвеннику и убивал их, и другой помощник, который
закалывал  малые  жертвы  и  выпускал кровь из жил. Оба они были в длинных
передниках, спускавшихся до ступней и отороченных внизу пурпуром. Первый -
пОпа  -  поддерживал правой рукой секиру, лежавшую у него на плече; второй
держал  широкий отточенный кинжал с ручкой из слоновой кости; у них обоих,
а также и у жрецов и авгуров, на голове были венки из цветов, шею обвивала
украшенная  кисточками  из  белой  и красной шерсти лента, спускавшаяся по
одежде.  Такими  же  венками, лентами и кисточками украшались голова и шея
быка,  овцы  или  свиньи,  приносимых  в  жертву.  Затем шествовали низшие
служители,  несшие  деревянный  молот,  которым  попа  должен  был сначала
оглушить  быка, поразив его в затылок, жертвенный пирог, серебряный ларчик
для  благовоний,  где  хранился  фимиам,  серебряную  жертвенную  чащу для
курений,  из  которой  наполняли  кадильницу,  амфору  с вином, и патеру -
особую  чашу  для жертвенных возлияний. Последним шел цыплятник, хранитель
священных   кур;  он  нес  в  клетке  жертвенных  птиц.  Шествие  замыкали
флейтисты, сопровождавшие музыкой пение во время жертвоприношений.
   За жертвенной процессией шло все римское войско, за исключением солдат,
оставленных  для  охраны  лагеря. Когда вся толпа во главе с претором Гаем
Анфидием  Орестом  расположилась  вокруг  жертвенника,  жрецы приступили к
совершению  установленного обрядом омовения, положили фимиам в кадильницы,
посыпали жертвенных животных мукой, совершили жертвоприношение жертвенными
пирогами  и  возлияние  вина,  затем  пОпа,  с  помощью  низших служителей
приподняв  голову  быка  -  так  как  только в том случае, когда приносили
жертвы  подземным  богам,  голова  жертвенного  животного должна была быть
обращена  вниз,  к  земле,  -  ударил  молотком  животного  в лоб, а затем
прикончил  его  топором,  в  то  время как помощники разрезали горло малым
жертвам  и выпускали кровь из их жил; кровью этой вскоре был обрызган весь
жертвенник,  а  часть  мяса  тут  же  была  положена  на огонь, горевший в
углублении в середине жертвенника. Внутренности жертв осторожно собрали на
специально  для этого предназначенную немного вогнутую посредине бронзовую
доску, стоявшую на четырех бронзовых подставках.
   Когда все  эти обряды были закончены,  внутренности жертвенных животных
передали авгурам,  которые с серьезным и важным видом принялись определять
по ним будущее.
   Хотя знакомство с греческой философией и быстрое распространение учения
Эпикура помогло большей части римской молодежи избавиться от  нелепой веры
в богов и открыло ей глаза на недостойное поведение лицемерных жрецов, все
же  среди народных масс,  людей непросвещенных и  темных преданность богам
была  еще  так  сильна,  что  из  тридцати тысяч человек,  стоявших вокруг
жертвенника  в  лагере  под  Фунди,  -  а  это  были  доблестные  солдаты,
испытанные в боях, - не нашлось ни одного, который чем-либо нарушил бы так
Долго  длившийся  священный  обряд.   Только  через  полтора  часа  авгуры
объявили,   что  знамения,  согласно  их  наблюдениям  над  внутренностями
животных,  благоприятны для римлян:  они не увидели ни малейшего пятнышка,
которое могло бы быть истолковано, как плохое предзнаменование.
   Наконец  пришла  очередь кормления священных кур; должно быть, их долго
мучили  голодом, потому что, как только им бросили зерно, они тут же стали
жадно пожирать его под шумные рукоплескания обрадованных солдат, увидевших
в  хорошем  аппетите  кур  явное предзнаменование высокого покровительства
Юпитера, Марса и Квирина, готовых помочь римскому войску.
   Эти  благоприятные вещания вселили храбрость в  души  суеверных римлян;
прекратились  жалобы  и   проклятия,   укрепилась  дисциплина  и   вера  в
полководца.  Анфидий  Орест  не  преминул  воспользоваться  этим  подъемом
настроения  своих  солдат,  чтобы  осуществить  задуманный  им  план  и  с
наименьшими потерями выйти из тяжелого положения,  в  которое его поставил
Спартак.
   На  следующий день  после  кормления священных кур  и  вещаний авгуров,
предсказавших по  внутренностям жертвенных животных  победу  римлян,  пять
дезертиров из римского лагеря явились к Спартаку. Когда их привели к вождю
гладиаторов,  все они,  каждый на свой лад,  рассказали ему одно и  то же:
претор  намеревается  тайно  выйти  из  лагеря  этой  ночью,   напасть  на
гладиаторов,  расположившихся близ  Формий,  разбить их,  а  затем быстрым
маршем двинуться в  направлении Кал  с  целью  укрыться за  стенами Капуи.
Дезертиры объясняли свое бегство из  римского лагеря тем,  что  не  хотели
идти  на  верную  гибель,  так  как  на  победу  они  совершенно не  могли
надеяться;  они утверждали,  что план Ореста не  может увенчаться успехом,
потому что Спартак,  окружив римские легионы,  поставил их  в  безвыходное
положение.
   Спартак внимательно выслушал дезертиров,  задавая им различные вопросы,
всматриваясь в  их лица своими голубыми глазами,  строгими и  испытующими.
Взгляд Спартака,  пронизывающий, словно острый клинок, приводил в смущение
дезертиров;  они не раз путались в  своих ответах Спартаку,  противоречили
себе.  После  длительного молчания,  во  время  которого фракиец,  склонив
голову на грудь,  погрузился в глубокое раздумье, он поднял наконец голову
и произнес, как бы рассуждая с самим собой:
   - Понимаю... да, так и есть...
   Затем,  обратившись к  одному из  контуберналов,  которых ему  пришлось
назначить, - один из них находился у преторской палатки, - добавил:
   - Флавий, отведи их в палатку и прикажи страже наблюдать за ними.
   Контубернал увел дезертиров.
   Спартак молча постоял несколько минут,  затем позвал начальника легиона
Артака, отвел его в сторону и сказал ему:
   - Эти дезертиры - шпионы...
   - Да ну! - удивленно воскликнул молодой фракиец.
   - Они подосланы сюда Анфидием Орестом, чтобы ввести меня в заблуждение.
   - Неужели?
   - Он хочет,  чтобы я поверил в россказни дезертиров,  в то время как он
сам поступит как раз наоборот.
   - А как именно?
   - Вот как: естественнее и логичнее всего не только для Ореста, но и для
всякого,  оказавшегося в  его положении,  было бы  попытаться прорвать наш
фронт со  стороны Рима,  но  никак не со стороны Капуи.  После того как он
прорвется через  фронт наших мечей с  неизбежно расстроенным,  ослабленным
потерями войском и  укроется в  Капуе,  нам будет открыт путь в Латий,  по
которому мы свободно можем пройти до самых ворот Рима. Он должен двинуться
к Риму, чтобы защитить его от нас; Рим - его база, и если Рим будет у него
в  тылу,  он,  даже с  войском численностью меньшим,  чем  то,  которым он
располагает теперь, будет для нас серьезной угрозой. Поэтому именно с этой
стороны он отважится на отчаянную попытку,  а не со стороны Формий, как он
желал меня убедить через подосланных дезертиров.
   - Клянусь Меркурием, ты правильно рассудил.
   - Поэтому вечером мы оставим наш лагерь, так хорошо защищенный лесом, и
двинемся по  той  стороне Аппиевой дороги;  там мы  расположимся лагерем в
наиболее  безопасном  месте;  благодаря  этому  маневру  мы  приблизимся к
Криксу,  на которого,  если я  не ошибаюсь,  завтра утром римляне направят
свои основные силы. Эномай сегодня вечером покинет свой лагерь близ Формий
и продвинется поближе к вражескому.
   - Таким образом ты еще туже затянешь петлю на шее врага, - воскликнул с
искренним восхищением молодой фракиец, которому теперь стал ясен весь план
вождя, - и...
   - И,  -  прервал его Спартак, - по какой бы дороге он ни пошел, я займу
такую  позицию,  которая обеспечит мне  победу.  Потому что,  если  претор
двинет  свои  легионы  против  Эномая,   он  подойдет  ближе  к  Фунди,  а
следовательно, и к нам, поэтому мы сможем тут же оказать помощь германским
легионам.
   Он  призвал к себе трех контуберналов, приказав им скакать во весь опор
в  лагерь  под  Формиями,  так чтобы между ними было полчаса расстояния, и
передать  Эномаю  распоряжение  приблизиться  на  шесть-семь миль к Фунди;
кроме  того,  контуберналы  должны  были предупредить Крикса о возможности
вражеского нападения на него.
   Гонцы Спартака прибыли к  Эномаю под вечер,  и  через два часа после их
прибытия войска германца с  авангардом в  три тысячи конников двинулись по
направлению к  Фунди,  соблюдая всяческие предосторожности.  В полночь,  в
полной тишине, Эномай велел своим легионам остановиться у холма, поросшего
ежевикой и полесьем,  и разбить лагерь;  несмотря на мелкий, пронизывающий
до  костей дождь,  начавшийся с  наступлением ночи и  не  прекращавшийся в
течение нескольких часов, германец приказал и первым подал пример рыть рвы
и ставить частокол для нового лагеря.
   Все  произошло  именно  так, как предвидел фракиец; на рассвете часовые
перед  лагерем  Крикса  -  некоторые  из  них стояли почти что на Аппиевой
дороге - сообщили о приближении врага.
   Два легиона -  третий и четвертый, - находившиеся при нем, вооруженные,
в полной боевой готовности уже начиная с полуночи, Крикс вывел из лагеря и
построил в боевом порядке, приказав пращникам быстро продвинуться вперед и
метать в римлян дротики и камни.
   Как  только были  пущены первые дротики,  Орест  повел  свои  легионы в
наступление;  он тотчас же приказал велитам и пращникам выйти за интервалы
главных линий расположения легионов;  растянувшись цепью, они двинулись на
гладиаторов.
   Легкая римская пехота, пустив несколько дротиков, тотчас же отступила к
главной  линии,  освободив место  трем  тысячам  кавалеристов,  которые  с
неудержимым натиском бросились на  вражеских пращников.  Крикс  тотчас  же
приказал трубить сбор,  но  пехота не  могла быстро отступить,  и  римская
кавалерия настигла врагов, внося в их ряды беспорядок и панику. Гладиаторы
понесли большие потери.  В  одно  мгновение было  убито  более  четырехсот
человек;  по счастью,  широкий ручей преградил путь римлянам, и гладиаторы
укрылись на противоположном берегу.
   Когда Крикс двинул первый легион к ручью, на берегу которого находилась
римская  кавалерия,  в  нее  тотчас  же  полетела  туча  дротиков,  и  она
принуждена была в беспорядке отступить.
   Орест  отозвал  кавалерию и  стремительно направил свои  легионы против
легионов Крикса,  ибо ему необходимо было не только победить,  но победить
быстро,  без  промедления,  потому что  каждые лишние четверть часа давали
возможность врагам подвести подкрепления, а это погубило бы его.
   Поэтому римляне обрушились на  гладиаторов с  такой силой,  что  третий
легион восставших дрогнул и  едва не  пришел в  расстройство.  Гладиаторов
воодушевляли  пример  и   слова  мужественного  Арторикса  и   необычайная
храбрость Крикса,  который,  сражаясь в  первых рядах,  каждым ударом меча
поражал   врага.   Гладиаторы   противопоставили   натиску   римлян   свою
беспримерную отвагу; этот бой был необычайно кровопролитным.
   Небо было мрачным,  серым; мелкий пронизывающий дождь лил беспрестанно;
лязг оружия и крики сражающихся разносились по окрестности.
   Еще  один  римский легион направился в  обход справа,  чтобы ударить во
фланг  гладиаторов.  Против  него  выступил четвертый легион  во  главе  с
Борториксом,  но едва лишь он вступил в  сражение с врагом,  как последний
легион  из  войска Ореста также  двинулся в  обход  гладиаторов с  другого
фланга.  Теперь не мужество,  не бесстрашие,  а  численность решали судьбу
сражения;  Крикс понимал,  что  через полчаса он  будет замкнут в  кольцо,
разбит наголову и его десять тысяч воинов погибнут.
   Успеет ли Спартак через полчаса подоспеть ему на помощь?
   Этого  Крикс  не  знал, поэтому он велел Борториксу отступать, сохраняя
порядок  и  продолжая  сражаться;  такое  же  приказание  он  дал третьему
легиону.
   Хотя гладиаторы и проявили невиданную доблесть, отступление все же было
не  совсем  организованным и  связано  с  большими потерями;  под  сильным
напором римлян  гладиаторы хотели  отойти  в  лагерь  под  прикрытием двух
когорт, которыми пришлось пожертвовать ради спасения остального войска.
   Эта  тысяча  галлов проявила чудеса храбрости,  они  умирали не  только
бесстрашно,  но даже с  радостью;  за короткое время пало более четырехсот
человек:  почти все  они  были ранены в  грудь.  Чтобы спасти остальных от
верной смерти,  гладиаторы, вернувшиеся в лагерь, взобрались на частокол и
стали  метать  дротики и  камни  в  римлян  в  таком  количестве,  что  те
принуждены были отступить и прекратить сражение.
   Тогда Орест подал знак трубить сбор и, стараясь всеми силами привести в
порядок  свои  легионы,  сильно  пострадавшие от жестокого боя, длившегося
почти два часа, приказал им, соблюдая предосторожность, идти к Пиверну. Он
поздравлял  себя  за  примененную  им  военную хитрость и считал, что этот
маневр заставит Спартака отойти от Таррацины и приблизиться к Формиям.
   Но  не  успел еще авангард римского войска пройти две мили по  Аппиевой
дороге,  как пращники из  легионов Спартака напали на левый фланг легионов
претора, шедших в направлении к Пиверну и Риму.
   Увидев это,  Орест пал духом;  тем we  менее он  приказал своим войскам
остановиться,   бросил   часть   кавалерии  против  пращников  Спартака  и
одновременно выстроил четыре свои легиона таким образом-,  чтобы они  были
повернуты фронтом к Спартаку,  а два других опирались на тыл первых, с тем
чтобы быть готовыми отразить атаку Крикса,  так как Орест понимал, что тот
снова сделает такую попытку.
   И действительно, как только пятый и шестой легионы гладиаторов вступили
в  бой  с  римлянами,   Крикс  построил  свои  сильно  поредевшие  легионы
(гладиаторы понесли большие потери, много было раненых и убитых), вышел из
своего лагеря и атаковал легионы претора.
   Бой  был  жестоким  и  кровопролитным.  Он длился около получаса, но ни
одной  из  сторон  не  удалось  добиться  преимущества.  Вдруг на вершинах
холмов,  скрывавших  Фунди от взоров сражавшихся, появился авангард войска
Эномая;  завидев  сражение, происходившее внизу в долине, легионы Эномая с
громким  криком  "барра"  устремились  на  римлян;  те,  окруженные с трех
сторон, с трудом сдерживали все возраставший натиск численно превосходящих
сил  гладиаторов; они дрогнули и вскоре обратились в беспорядочное бегство
по Аппиевой дороге в направлении к Пиверну.
   Гладиаторы начали преследование бегущих;  Спартак приказал ни на минуту
не  прекращать погони,  с  тем чтобы сковать действия вражеской кавалерии,
которая не могла атаковать рассыпавшихся в разные стороны гладиаторов,  не
уничтожая одновременно и спасавшихся бегством римлян.
   Последним  вместе со своим войском на поле битвы прибыл Граник, так как
он  стоял  дальше  всех.  Его  приход  ускорил  приближение  полной победы
гладиаторов.  Граник,  умный,  рассудительный  и  опытный  в  военном деле
человек,  получив  уведомление  от  Крикса,  направился к Аппиевой дороге,
проделав  между  Фунди  и  Пиверном  трудный  переход, взяв направление по
диагонали,  приведшей его ближе к Пиверну, чем к Фунди. Он предвидел, что,
придя  на  поле  сражения  последним,  он  застанет римлян уже разбитыми и
атакует правый фланг войска претора как раз в момент их бегства. Так это и
произошло.
   Побоище было беспримерным:  свыше семи тысяч было убито и около четырех
тысяч взято в плен.
   Только  кавалерия,  почти  вся  уцелевшая после  сражения,  укрылась  в
Пиверне, куда за ночь сошлись изнуренные остатки разбитых легионов.
   Потери гладиаторов были  тоже  велики.  Они  потеряли свыше двух  тысяч
убитыми и столько же ранеными.
   На рассвете следующего дня,  когда гладиаторы предавали с почетом земле
своих павших в  бою товарищей,  претор Анфидий Орест,  покинув с остатками
своего войска Пиверн, стремительно отступил к Норбе.
   Так  через  полтора месяца закончился этот едва начавшийся второй поход
римлян   против  Спартака;  вождь  гладиаторов  приобрел  славу  грозного,
наводящего   страх  полководца;  его  имя  приводило  в  трепет  римлян  и
заставляло серьезно задуматься сенат.
   Через несколько дней после сражения при Фунди Спартак собрал на военный
совет начальников гладиаторов,  на  котором они  единодушно признали,  что
бессмысленно предпринимать что-либо против Рима, так как там каждый житель
был  солдатом,  и  поэтому  Рим  в  несколько  дней  мог  противопоставить
гладиаторам армию в  сто  десять тысяч воинов;  было  решено направиться в
Самний,  а  оттуда в  Апулию,  пройти через эти  области,  где гладиаторам
теперь ничто не угрожало,  с тем чтобы собрать там всех рабов,  восставших
против своих угнетателей.
   Осуществляя этот план,  Спартак во главе своего войска беспрепятственно
прошел  через  Бовиан,  вступил  в  Самний  и  оттуда  короткими  дневными
переходами направился в Апулию.
   Тем временем распространившиеся в Риме вести о поражении претора Ореста
под Фунди повергли в  страх жителей Рима.  Сенат,  собравшись на секретное
заседание,  стал обсуждать вопрос о том,  как покончить с этим восстанием,
которое сначала представлялось смехотворным мятежом,  а в действительности
превратилось в серьезную войну, запятнавшую позором римское войско.
   Каково  было  решение  сенаторов, осталось тайной, известно было только
то,  что  ночью  того  дня, когда состоялось заседание сената, консул Марк
Теренций Варрон Лукулл в сопровождении немногих слуг, без знаков отличия и
ликторов,  как  частное  лицо,  выехал  верхом через Эсквилинские ворота и
поскакал по Пренестинской дороге.
   Через  месяц  после  сражения  под  Фунди  Спартак  со   своим  войском
расположился близ  Венусия  и  занялся обучением двух  легионов,  один  из
которых состоял из фракийцев,  а  другой -  из галлов;  свыше десяти тысяч
рабов этих двух национальностей стеклось за  месяц из апулийских городов в
лагерь гладиаторов;  около полудня Спартаку доложили о  прибытии в  лагерь
посла римского сената.
   - О,  клянусь  молниями Юпитера?  -  воскликнул Спартак,  и  глаза  его
засияли радостью.  -  Неужели так  низко пала  латинская надменность,  что
римский сенат решился вступить в переговоры с презренным гладиатором?
   И через минуту добавил:
   - О,  клянусь великими богами  Олимпа,  видимо,  я  человек достойный и
совершил в своей жизни немало важных и доблестных дел,  если они удостоили
меня такой чести и дали возможность испытать такое удовлетворение!
   И  он  накинул на  плечи свой плащ темного цвета -  императорские знаки
отличия  он   надевал  только  в   торжественные  дни,   чтобы   доставить
удовольствие своим легионам,  -  сел на скамейку,  стоявшую у  входа в его
палатку,  перед преторской площадкой и, повернувшись к Арториксу, Эвтибиде
и  другим пяти или шести своим контуберналам,  которые сопровождали его во
время  прогулок,  стал  дружески  беседовать  с  ними.  В  это  время  его
оповестили  о  прибытии  посла  от  сената,  тогда  Спартак  сказал  своим
собеседникам улыбаясь:
   - Простите меня,  я должен покинуть вас, хотя ваше общество мне было бы
гораздо  приятнее,  чем  встреча с  послом  из  Рима,  но  мне  необходимо
выслушать его.
   Попрощавшись  со   своими   товарищами  дружеским  жестом   руки,   он,
улыбнувшись, обратился к декану, доложившему о прибытии посла от сената:
   - А теперь вели проводить сюда этого римского посла.
   Посол прибыл на преторскую площадку в сопровождении четырех своих слуг.
Согласно обычаю,  на  глазах у  них были повязки,  за ними шли гладиаторы,
указывавшие им дорогу.
   - Теперь,  римлянин,  ты  находишься на  претории нашего лагеря,  перед
нашим  вождем,  -  сказал  декан,  обращаясь к  человеку,  назвавшему себя
послом.
   - Привет тебе,  Спартак,  -  тотчас же внушительно и  уверенно произнес
римлянин. Он сделал приветственный жест, полный достоинства и направленный
в  ту  сторону,  куда он  был  обращен лицом и  где,  как он  предполагал,
находился Спартак.
   - Привет и тебе, - ответил Спартак.
   - Мне надо с тобой поговорить с глазу на глаз, - добавил посол.
   - Мы останемся с тобой наедине, - ответил Спартак.
   И,  обратившись  к  декану  и  солдатам,  которые  сопровождали пятерых
римлян, сказал:
   - Отведите их в соседнюю палатку, снимите повязки с глаз и накормите.
   Когда декан,  гладиаторы и спутники посла удалились,  Спартак подошел к
римлянину,  развязал повязку,  закрывавшую ему глаза, и, указывая рукой на
деревянную скамью,  стоявшую  напротив  той,  на  которой  сидел  он  сам,
произнес:
   - Садись,  ты  можешь  теперь беспрепятственно рассматривать и  изучать
лагерь презренных и ничтожных гладиаторов.
   Спартак снова сел;  он  не спускал испытующего взгляда с  присланного к
нему из Рима патриция.  О том, что это был патриций, свидетельствовала его
отороченная пурпуровой полосой ангустиклава.
   Посол был человек лет пятидесяти,  высокого роста,  крепкий и несколько
тучный;  волосы у  него  были  седые,  коротко подстриженные,  черты  лица
благородные и выразительные;  осанка величественная и даже надменная; ему,
как  видно,   хотелось  скрыть  эту  надменность  изысканной  любезностью,
проявлявшейся в  улыбке,  жестах,  в  том,  как он  склонял голову,  когда
отвечал Спартаку.  Как  только фракиец снял с  его глаз повязку,  он  стал
внимательно всматриваться в лицо вождя гладиаторов.
   Оба молчали, рассматривая друг друга. Спартак заговорил первым:
   - Садись же; правда, эта скамья ничуть не похожа на курульное кресло, к
которому ты  привычен,  но  сидеть на  ней тебе будет все же удобнее,  чем
стоять.
   - Благодарю тебя от  всего сердца,  о  Спартак,  за твою любезность,  -
ответил патриций, садясь напротив гладиатора.
   Римлянин  смотрел на огромный лагерь, расстилавшийся перед его глазами;
с  возвышенности,  на которой был расположен преторий, лагерь был весь как
на ладони. Посол не мог сдержать вырвавшегося у него восклицания удивления
и восторга.
   - Клянусь двенадцатью богами Согласия,  я  никогда еще не  видал такого
лагеря.  Только лагерь Гая Мария под Акве Секстиле,  возможно,  мог с  ним
сравниться!
   - О, - ответил с горькой иронией Спартак, - то был римский лагерь, а мы
всего лишь презренные гладиаторы.
   - Я  пришел к тебе не для того,  чтобы ссориться с тобой;  не для того,
чтобы оскорблять тебя и выслушивать от тебя оскорбления.  - с достоинством
ответил римлянин. - Оставь, о Спартак, иронию, я действительно восхищен.
   И  он  умолк.  Долго глазами опытного,  старого солдата рассматривал он
устройство лагеря. Затем, повернувшись к Спартаку, сказал:
   - Клянусь Геркулесом,  Спартак,  ты не был рожден для того,  чтобы быть
гладиатором.
   - Ни я, ни шестьдесят тысяч обездоленных, находящихся в этом лагере, ни
миллионы равных вам  людей,  которых вы  с  помощью грубой силы обратили в
рабство, не были рождены, чтобы стать рабами себе подобных.
   - Рабы  были всегда,  -  ответил посол и,  как  бы  в  знак сочувствия,
покачал головой,  -  с  того  самого дня,  как  человек поднял меч,  чтобы
поразить своего ближнего.  Человек человеку зверь  по  своей  природе,  по
своему характеру;  верь мне,  Спартак,  твои мечты -  несбыточные мечтания
благородной души:  таков  закон человеческой природы;  должны существовать
господа и рабы; так было и так будет всегда.
   -  Нет,  не  всегда  существовало  это  постыдное  различие,  - с жаром
произнес  Спартак.  -  Оно  началось  с  того  дня,  когда земля перестала
приносить  плоды  своим  обитателям; с того дня, когда земледелец перестал
возделывать землю, на которой родился и которая должна была кормить его; с
того  дня,  когда  справедливость, жившая среди сельских жителей, покинула
поля,  это  свое  последнее  убежище,  и  удалилась  на  Олимп; тогда-то и
родились неумеренные аппетиты, неудержимые страсти, роскошь, бражничество,
раздоры, войны, истребление...
   - Ты хочешь вернуть людей в  их первобытное состояние.  И ты надеешься,
что сможешь достигнуть этого?
   Спартак  молчал; он был потрясен, он пришел в ужас от этого страшного в
своей простоте вопроса, который как будто раскрыл ему неосуществимость его
благородных мечтаний. Патриций продолжал:
   - Если  бы  к  тебе присоединился даже всемогущий римский сенат,  то  и
тогда  не  восторжествовало бы  задуманное тобой  дело.  Только богам дано
изменить человеческую природу.
   - Но если,  -  возразил Спартак после нескольких минут раздумья,  -  на
земле неизбежно существование богатых и бедных, то разве также неизбежно и
существование рабства?  Разве  необходимо,  чтобы  победители потешались и
ликовали при  виде того,  как несчастные гладиаторы истребляют друг друга?
Неужели   этот   кровожадный  и   жестокий   животный   инстинкт  является
неотъемлемым свойством человеческой природы,  разве он необходимый элемент
человеческого счастья?
   Теперь  умолк  и  римлянин;  он  был  поражен  справедливостью вопросов
гладиатора; склонив голову на грудь, он погрузился в глубокое размышление.
   Спартак первым нарушил молчание, обратившись к собеседнику:
   - Какова цель твоего приезда?
   Патриций пришел в себя и ответил:
   - Имя мое Гай Руф Ралла,  я принадлежу к сословию всадников и прислан к
тебе консулом Марком Теренцием Варроном Лукуллом с двумя поручениями.
   Спартак улыбнулся;  улыбка его выражала насмешку и недоверие. Он тотчас
же спросил римского всадника:
   - Первое?
   - Предложить тебе на  основании соглашения с  тобой вернуть нам римлян,
взятых тобою в плен в сражении при Фунди.
   - А второе?
   Посол,  казалось,  смутился;  он  открыл было  рот,  намереваясь что-то
сказать, но колебался и наконец Промолвил:
   - Я желал бы, чтобы ты сначала ответил на мое первое предложение.
   - Я  верну вам четыре тысячи пленных в  обмен на Десять тысяч испанских
мечей,  десять тысяч щитов,  Десять тысяч панцирей и  сто  тысяч дротиков,
отлично сделанных вашими лучшими оружейниками.
   -  Как?  -  переспросил  Гай  Руф  Ралла,  и  в  его голосе послышалось
одновременно и изумление и негодование. - Ты требуешь... ты желаешь, чтобы
мы сами снабдили тебя оружием для продолжения войны с нами?
   -  И  повторяю  тебе, я требую, чтобы это было самое лучшее оружие; оно
должно  быть  доставлено  в  мой  лагерь  через двадцать дней; в противном
случае эти четыре тысячи пленных не будут вам возвращены.
   Через минуту он добавил:
   - Я  мог бы  заказать это оружие в  соседних городах,  но  на это уйдет
слишком  много  времени,  а  мне  необходимо как  можно  скорее  полностью
вооружить еще два легиона рабов, пришедших за последние дни, и...
   - И именно поэтому, - ответил разгневанный посол, - пленные останутся у
тебя,  а оружия ты не получишь. Мы - римляне, и Геркулес Мусагет и Аттилий
Регул научили нас  своими деяниями,  что даже ценою любых жертв никогда не
следует делать того, что может принести пользу врагу и вред-родине.
   - Хорошо,  -  спокойно ответил Спартак,  -  через двадцать дней вы  мне
пришлете требуемое оружие.
   - Клянусь Юпитером Феретрийским,  - с трудом сдерживая гнев, воскликнул
Руф Ралла,  -  ты, верно, не понял того, что я тебе сказал? Ты не получишь
оружия, повторяю тебе: не получишь! А пленные пусть останутся у тебя.
   - Так,  так,  -  нетерпеливо сказал Спартак,  -  посмотрим.  Изложи мне
второе предложение консула Варрона Лукулла.
   И он снова иронически улыбнулся.
   Римлянин  несколько  минут  молчал,   затем  спокойно,  почти  мягко  и
вкрадчиво, произнес:
   - Консул поручил мне предложить тебе прекратить военные действия.
   - О!  -  невольно  вырвалось у  Спартака.  -  Интересно,  на  каких  же
условиях?
   - Ты любишь и любим одной знатной матроной прославленного рода, ибо род
Валериев происходит от  сабинянина Волузия,  пришедшего в  Рим с  Тацием в
царствование Ромула,  основателя Рима,  а  Волузий  Валерий  Публикола был
первым консулом Римской республики.
   При  первых словах Руфа Раллы Спартак вскочил,  лицо его пылало,  глаза
горели гневом; затем он понемногу успокоился, сразу побледнел, снова сел и
спросил у римского посланника:
   - Кто  это сказал?...  Что об  этом может быть известно консулу?  Какое
дело вам  до  моих личных отношений?  При  чем  они в  делах военных,  при
переговорах о мире, который вы мне предлагаете?..
   Услышав  эти  вопросы,  посол  смутился;  в нерешительности он произнес
несколько  односложных  слов; наконец, приняв твердое решение, он быстро и
уверенно сказал:
   -  Ты  любишь  Валерию Мессалу, вдову Суллы, и любим ею, и сенат, чтобы
избавить  ее  от  порицания,  которое  она  могла  бы навлечь на себя этой
любовью,  готов  сам  просить  Валерию  стать твоей женой; когда ты будешь
женат  на  любимой  женщине,  консул  Варрон  Лукулл  предложит тебе право
выбора: пожелаешь ты проявить свою доблесть на поле брани - ты отправишься
в  Испанию  в  звании  квестора  под началом Помпея; предпочтешь спокойную
жизнь  под  сенью  домашних  лар, - ты будешь назначен префектом в один из
городов Африки, по своему выбору. Туда ты сможешь взять к себе и Постумию,
дитя  твоей  греховной  связи  с  женой Суллы; в ином случае ребенок будет
поручен  опекунам  Фавста и Фавсты, других детей диктатора, и ты не только
потеряешь  право называть ее своей дочерью, но и всякую надежду на то, что
когда-нибудь ты сможешь обнять ее.
   Спартак  встал;  левую  руку  он поднял на уровень подбородка, а правой
приглаживал  бороду;  на его губах играла насмешливая улыбка, глаза горели
гневом  и презрением, он не сводил их с посла, внимательно слушая все, что
тот  говорил.  Даже  когда римлянин умолк, гладиатор продолжал смотреть на
него в упор, временами покачивая головой и постукивая правой ногой.
   Молчание длилось долго, наконец Спартак спокойно и тихо спросил:
   - А мои товарищи?
   -  Войско  гладиаторов  должно  быть распущено: рабы должны вернуться в
эргастулы, а гладиаторы в свои школы.
   - И...  всему конец?  -  произнес Спартак,  медленно выговаривая каждое
слово.
   - Сенат забудет и простит.
   - Покорно благодарю!  -  насмешливо воскликнул Спартак. - Как добр, как
великодушен и милостив сенат!
   - А разве не так?  -  надменно ответил Руф Ралла- - Сенат должен был бы
приказать распять всех  мятежных рабов,  а  он  прощает их;  неужели этого
недостаточно?
   - О!  Даже  слишком...  Сенат прощает врага вооруженного и  к  тому  же
победителя...  Действительно,  достойный и невиданный пример несравненного
великодушия!
   Он умолк на мгновение, потом с горечью произнес:
   - Итак, восемь лет моей жизни, все мои способности, все душевные силы я
отдал  святому,  правому  и  благородному делу; я бесстрашно шел навстречу
всем  опасностям:  я  призвал  к оружию шестьдесят тысяч моих товарищей по
несчастью,  я вел их к победе, а теперь в одно прекрасное утро я скажу им:
"То,  что  вам казалось победой, - не что иное, как поражение, свободы нам
не завоевать; возвращайтесь к своим господам и снова протяните руки, чтобы
их заковали в привычные цепи". Но почему же, почему?
   - Значит,  ты  не  ценишь чести,  которую оказывают тебе,  варвару;  из
низкого рудиария ты превратишься в  римского квестора или префекта;  кроме
того, тебе будет дозволено жениться на знатной римской матроне.
   - Так  велико могущество сената римского?  Он  распоряжается не  только
всей землей, но даже чувствами людей, живущих на ней?
   Оба умолкли; затем Спартак спокойно спросил Руфа Раллу:
   - А  если гладиаторы,  несмотря на  мои советы и  уговоры,  не пожелают
разойтись?
   - Тогда... - медленно и нерешительно произнес римский патриций, опустив
глаза  и  перебирая руками конец своей тоги,  -  тогда...  такому опытному
полководцу,  как  ты...  который в  конце  концов  только для  блага  этих
несчастных...   не  может  не  представиться...  ему  всегда  представится
случай... отвести войска... в места...
   - Где консул Марк Теренций Варрон Лукулл,  -  продолжал Спартак,  вдруг
страшно побледнев;  его  гневные и  полные ненависти глаза  придавали лицу
жестокость, но говорил он сдержанно и спокойно, - будет ждать их со своими
легионами;  он окружит их,  они неизбежно сдадутся ему без всякого шума, и
консул даже  сможет приписать себе  честь этой легкой,  заранее устроенной
победы. Не правда ли?
   Римлянин еще ниже опустил голову и не произносил ни слова.
   - Не правда ли?  -  воскликнул Спартак громким голосом,  который вызвал
дрожь у Руфа Раллы.
   Посол окинул взглядом Спартака: вождь гладиаторов был так гневен, в его
глазах сверкала такая ненависть, что римлянин невольно отступил на шаг.
   - О, клянусь всеми богами Олимпа, - произнес фракиец гордо и с угрозой,
-   благодари  богов,  покровительствующих  тебе,  за  то,  что  низкий  и
презренный  гладиатор  умеет  уважать права другого и что гнев, охвативший
меня,  не  помутил  моего  рассудка и я не позабыл, что ты явился ко мне в
качестве  посла...  Ты  пришел предложить мне измену, низкую и бесчестную,
как  твой  сенат,  как  твой народ, измену, самую позорную и гнусную!.. Ты
старался  коснуться  самых  сокровенных  тайников  души моей!.. Ты пытался
прельстить  человека,  возлюбленного,  отца,  чтобы обманом добиться своей
цели там, где ты не мог одержать победу силой своего оружия.
   - О  варвар!  -  воскликнул  с  негодованием  Руф  Ралла,  отступая  на
несколько шагов и не сводя глаз со Спартака,  -  ты, кажется, забыл, с кем
говоришь!
   - Это  ты,  римский консул  Марк  Теренций Варрон Лукулл,  бесчестный и
низкий,  это ты позабыл, где находишься и с кем говоришь! О, ты думал, что
я не узнал тебя?  Ты пришел сюда под вымышленным именем,  тайком, обманом,
чтобы попытаться совратить меня, ты судил по себе, а поэтому считал и меня
способным на  те низости,  на которые способен ты,  о  подлейший из людей!
Уходи...  возвращайся в Рим... собери новые легионы и приходи сражаться со
мной в  открытом поле;  там,  если ты посмеешь стать со мной лицом к лицу,
как  стоишь  сейчас,  я  дам  тебе  достойный  ответ  на  твои  злодейские
предложения.
   - И  ты  надеялся  или  еще  надеешься,  бедный  глупец,  -  произнес с
величайшим презрением консул Варрон Лукулл,  -  что  долгое время  сможешь
противостоять натиску наших легионов,  ты  льстишь себя  надеждой одержать
полную  победу  над  могущественным  Римом,  которому  всегда  сопутствует
счастье?
   - Я надеюсь вывести эти толпы несчастных рабов на их родину,  и там,  в
наших краях,  я  хочу  поднять восстание всех угнетенных народов против их
угнетателей, я надеюсь положить конец вашему проклятому господству.
   Повелительным жестом правой руки Спартак приказал консулу удалиться.
   Консул Варрон Лукулл с  достоинством завернулся в  свою тогу и,  уходя,
сказал:
   - Увидимся на поле брани.
   - Да допустят это боги... только не верю я этому...
   И  когда  Теренций  направился  по  дороге,  которая шла ниже претория,
Спартак окликнул его и сказал:
   -  Выслушай  меня,  римский  консул...  Так  как  мне  известно, что те
немногие  из  моих солдат, которые попали в ваши руки во время этой войны,
были все Распяты, и так как я вижу, что вы, римляне, не признаете за нами,
гладиаторами,  человеческих  прав,  то  я  предупреждаю  тебя:  если через
двадцать  дней  я  не  получу  вот здесь, в моем лагере, оружие и доспехи,
которые  мне требуются, четыре тысячи ваших солдат, попавших ко мне в плен
под Фунди, также будут распяты нами.
   - Как?.. Ты посмеешь?.. - произнес консул, побледнев от гнева.
   - Все дозволено по  отношению к  таким людям,  как вы,  для которых нет
ничего святого,  нет ничего, к чему бы они питали уважение... Бесчестье за
бесчестье,  убийство за  убийство,  резня за резню -  вот как с  вами надо
поступать. Иди!
   И он приказал консулу удалиться.
   На призыв Спартака прибежали декан и  гладиаторы,  ранее сопровождавшие
посла и его слуг; фракиец приказал им проводить их всех до ворот лагеря.
   Оставшись один, Спартак долго ходил взад и вперед перед своей палаткой,
то  ускоряя,  то замедляя шаги,  погруженный в  самые мрачные и  печальные
думы; он был очень взволнован.
   Некоторое время спустя он  призвал к  себе Крикса,  Граника и  Эномая и
сообщил им о посещении лагеря Теренцием Варроном Лукуллом, о предложениях,
сделанных ему,  за исключением тех, которые касались его сокровенной тайны
- любви  к   Валерии.   Товарищи  одобрили  действия  своего  вождя,   они
восхищались благородством души Спартака и его великодушным самоотречением;
они ушли от него,  преисполненные еще большей любовью и уважением к своему
доблестному другу и верховному вождю.
   Спартак  направился  в  свою  палатку,  когда  уже  стало  темнеть;  он
поговорил с  Мирцей,  которая,  видя,  что  брат задумчив и  хмур,  начала
заботливо хлопотать вокруг него, желая отвлечь от мрачных мыслей; потом он
удалился  в  ту  часть  своей  огромной  палатки,  построенной'  для  него
солдатами,  где находилось его ложе из свежей соломы, покрытое несколькими
бараньими шкурами.
   Сняв  с  себя  панцирь и  оружие,  которые носил весь  день не  снимая,
Спартак лег и  долго ворочался с  боку на  бок,  тяжело вздыхая;  уснул он
очень поздно, забыв потушить светильник из обожженной глины, в котором еще
горел фитиль.
   Он проспал,  вероятно, часа два, сжимая во сне медальон, подаренный ему
Валерией,  который всегда носил на шее, как вдруг его разбудил длительный,
горячий поцелуй в губы.  Он проснулся, сел на постели и, повернув голову в
ту сторону, откуда ему послышалось прерывистое дыхание, воскликнул:
   - Кто это?.. Кто здесь?..
   У  его  ложа стояла на коленях красавица Эвтибида; ее густые рыжие косы
были  распущены по плечам и разметались по белоснежной груди; она умоляюще
сложила свои маленькие руки, прошептав:
   - Пожалей, пожалей меня... Спартак, я умираю от любви к тебе!
   - Эвтибида!  -  воскликнул пораженный вождь гладиаторов,  сжимая в руке
медальон. - Ты, ты здесь?.. Зачем?..
   -  Уже  много-много ночей, - произнесла тихо девушка, дрожавшая, словно
лист,  -  вот в этом углу, - и она указала рукой на угол, - я жду, пока ты
уснешь,  потом  становлюсь  на  колени  у твоего ложа, созерцая лицо твое,
такое  величественно прекрасное; я поклоняюсь тебе и плачу в тишине, ибо я
боготворю тебя, Спартак, поклоняюсь тебе, как поклоняются богам; уже более
пяти  лет,  пять  долгих, бесконечных, как вечность, лет, я люблю тебя без
всякой  надежды,  как безумная, как одержимая, отвергнутая тобой. Напрасно
старалась  я  изгнать  твой  образ  из  моей  памяти...  он врезался в нее
огненными  письменами;  напрасно старалась я предать забвению свою великую
страсть,  я  хотела потопить ее в вине, в утехах, в разгульных оргиях... Я
напрасно искала душевного покоя, избегая тех мест, где я узнала тебя, но и
в Греции ты был передо мной, как ив Риме; даже места, где я родилась, даже
воспоминания  невинной юности моей, звук родной мне речи - ничто, ничто не
могло изгнать тебя из моего сердца... Я люблю тебя, я люблю тебя, Спартак,
и  любовь мою не в силах выразить человеческая речь... Сила моей любви так
велика,  что она бросила к твоим ногам такую женщину, как я, у ног которой
были  знаменитейшие мужи Рима! О, сжалься надо мной, не отталкивай меня, я
буду  твоей  служанкой,  рабыней...  только не отталкивай меня, молю тебя;
если  ты  снова отвергнешь меня, то заставишь меня решиться на все... Даже
на самые ужасные, самые страшные преступления!
   Так  в волнении молила влюбленная девушка; она схватила руку Спартака и
покрывала  ее  горячими  поцелуями.  От  этого  неудержимого потока слов и
поцелуев,   чувственных   и  горячих,  лицо  Спартака  то  вспыхивало,  то
становилось  белее  полотна, дрожь пробегала по всему его телу, и тогда он
сжимал  в  руке медальон, в котором были волосы Валерии и Постумии; только
этот амулет давал ему силу устоять против чар красавицы гречанки.
   Он сделал над собой усилие и, мягко освободив свою руку из сжимавшей ее
руки Эвтибиды, ласково, стараясь быть спокойным, почти отечески сказал ей:
   - Успокойся...  успокойся...  безумная ты девушка...  Я люблю другую...
божественно прекрасную женщину...  она мать моего ребенка...  Знай,  что у
Спартака только одна вера, и так же, как душа моя отдана делу угнетенных и
я  живу для  него и  умру за  него,  так и  люблю я  только одну женщину и
никогда  не  полюблю другую...  Прогони всякую  мысль  обо  мне  из  своей
разгоряченной головы...  не высказывай мне чувств,  которых я не разделяю,
не говори мне о любви, которую я не могу питать к тебе...
   - Ах,  клянусь божественными эриниями,  - воскликнула Эвтибида, которую
при  последних словах Спартак слегка отстранил от  себя,  -  это  Валерия,
проклятая Валерия,  это  она,  неизменно она похищает у  меня твои ласки и
поцелуи!
   - Женщина! - воскликнул возмущенный Спартак, и лицо его стало мрачным и
грозным.
   Эвтибида замолчала,  кусая свои руки;  вождь гладиаторов, сдержав гнев,
произнес через минуту более спокойно, но не менее строго:
   - Уходи из моей палатки и никогда больше не появляйся здесь.  Завтра ты
отправишься с другими контуберналами в штаб Эномая:  моим контуберналом ты
больше не будешь.
   Куртизанка,  опустив голову,  с  трудом сдерживая рыдания и кусая руки,
медленно вышла из палатки, в то время как Спартак, открыв медальон, поднес
его к губам и покрыл поцелуями хранившиеся в нем пряди волос.






   Эвтибида  была  женщиной незаурядной. Ум ее всегда был подчинен порывам
страсти,  а  страсть  ее  была  неумеренной, и нередко все доводы рассудка
уничтожались бурным полетом ее безудержной фантазии. Одаренная необычайной
энергией,  так не соответствовавшей всему ее хрупкому и изящному сложению,
гречанка  была скорее похожа на юную девушку, чем на женщину; читатель уже
знает,  что  с  самого  раннего  возраста  от,  подчиняясь  сладострастным
желаниям  одного развращенного патриция, участвовала в бесстыдных оргиях и
сатурналиях. Она утратила два самых лучших качества женщины: стыдливость и
способность отличать добро от зла.
   Она не  умела сдерживать свои желания и  добивалась того,  чего хотела,
любыми  средствами:   для   нее   добром  было  достижение  желаемого;   с
непоколебимым упорством шла она к намеченной цели, и благодаря невероятной
силе воли ей всегда удавалось удовлетворять свои желания.
   Пресыщенная  наслаждениями,  очень  богатая,  избалованная  поклонением
наиболее элегантных щеголей и  богатых патрициев,  она увидела Спартака во
всем блеске его красоты,  храбрости,  отваги, победителем в кровопролитной
схватке на арене цирка,  как раз в  тот самый момент,  когда ничто в жизни
уже не  прельщало ее,  когда ее  больше не пленяли никакие соблазны и  она
изверилась в  возможности счастья  для  себя;  Эвтибида увидела Спартака и
увлеклась им;  ей казалось, что она без особого труда сможет удовлетворить
этот свой каприз;  а  может быть,  это была и любовь -  Эвтибида на первых
порах сама не  знала и  не  понимала того чувства,  которое,  почти помимо
воли,  влекло  ее  к  этому  сильному гладиатору.  В  своем  разгоряченном
воображении она  уже предвкушала опьянение этой новой страстью,  сулившей,
как  ей  казалось,  столько  радостей и  нарушавшей однообразие ее  жизни,
которая становилась невыносимой.
   Когда же возникли непредвиденные препятствия,  когда она убедилась, что
Спартак равнодушен к ее чарам,  которые покорили столько сердец, когда она
Узнала,  что другая женщина оспаривает у нее власть над любимым человеком,
неудовлетворенное  желание,  безумная  ревность  воспламенили  воображение
куртизанки;  кровь ее  забурлила,  сердце затрепетало,  как еще никогда не
трепетало,  и, как мы уже видели, ее сладострастное желание превратилось в
безудержную  страсть;   страсть  этой   испорченной,   полной   энергии  и
Решительной женщины вскоре достигла наивысшей своей точки.
   Она  хотела  забыть  этого  человека и предалась безумству разнузданных
оргий;   в  ее  римском  дворце  раздавались  фесценийские  песни,  оттуда
доносились  непристойные крики, но ничто не могло вытеснить Спартака из ее
сердца. Она отправилась путешествовать, побывала в родной Греции, поразила
Коринф  и  Афины  своей  бесстыдной красотой, но неудовлетворенная страсть
сопутствовала   ей  повсюду,  мешала  ей  жить;  тогда  она  решила  снова
попытаться  овладеть  душой  гладиатора,  ставшего  теперь  грозной силой,
исполином, поднявшим знамя борьбы угнетенных против владычества Рима.
   Прошло четыре года. Спартак мог забыть Валерию, возможно, и забыл ее, и
Эвтибида подумала,  что  теперь  пришло время,  когда  она  может  всецело
предаться своей любви к фракийцу. Гречанка продала все свои драгоценности,
собрала все свои богатства и отправилась в лагерь гладиаторов;  она решила
с  безграничной  преданностью восточной  рабыни  посвятить  себя  служению
человеку, который зажег в ее душе такую горячую, сильную страсть.
   Если бы Спартак заключил ее в свои объятия,  она была бы счастлива, и -
кто  знает?  -  может  быть,  она  стала бы  добродетельной женщиной.  Она
чувствовала себя  способной на  любой честный и  смелый поступок,  лишь бы
снискать любовь человека,  который в ее глазах теперь принял блистательный
образ полубога.
   Она ждала,  она надеялась, и она обманулась в своих ожиданиях... Второй
раз он отверг ее. Эвтибида вышла из палатки вождя гладиаторов с искаженным
лицом,  в  слезах;  глаза ее сверкали гневом,  лицо залил румянец стыда от
пережитого унижения.
   Сначала она шла,  ничего не  замечая,  по затихшему лагерю,  охваченная
глубоким  волнением.  Гречанка  шла,  словно  ощупью,  она  спотыкалась  о
подпорки палаток,  ударялась о  столбы  веревочных загородок для  лошадей;
сама  не  зная  почему,   она  очутилась  у   частокола.   Мысли  ее  были
беспорядочными,  в  воспаленном мозгу не  было  ни  ясного представления о
собственных переживаниях, ни правильного восприятия внешнего мира; звенело
в  ушах,  она сознавала лишь,  что страдания ее ужасны и она жаждет мести,
мести беспощадной и кровавой.
   Утренний ветерок,  свежий и чистый,  пронизывал тело Эвтибиды,  холодил
грудь и плечи, и постепенно он вывел ее из состояния какого-то оцепенения,
призвав  к   действительности.   Эвтибида  завернулась  в   свой   пеплум,
осмотрелась вокруг,  как  будто  придя в  себя  после бреда или  обморока,
пытаясь собрать мысли и понять, где она находится. Наконец она сообразила,
что  стоит  среди  палаток восьмого легиона,  и  постаралась попасть самым
коротким путем на  Квинтанскую улицу,  а  оттуда,  идя по дороге,  которая
отделяла расположения шестого легиона от пятого, вышла к своей палатке.
   Эвтибида вдруг заметила,  что руки ее в  крови,  и вспомнила,  что сама
безжалостно искусала их;  она  остановилась,  подняв  свои  зеленые глаза,
искрившиеся гневом,  и маленькие окровавленные руки к небу;  и мысленно, с
глубокой  ненавистью в  душе  поклялась  всеми  богами  неба  отомстить за
оскорбления и унижения,  перенесенные ею,  и на крови, обагрившей ее руки,
дала обет принести в  жертву фуриям-мстительницам и подземным богам голову
Спартака.
   На  следующий день Спартак,  который с  того момента,  как  окружил под
Фунди лагерь претора Анфидия Ореста, постановил, чтобы у Граника, Крикса и
Эномая было четыре контубернала для связи между ними,  сообщил Эномаю, что
посылает ему для услуг одного из своих контуберналов.
   Эномай этому не  удивился,  но как велико было его изумление,  когда он
увидел перед  собой Эвтибиду;  он  не  раз  любовался красотой ее  лица  и
стройностью  стана,   но  никогда  не  разговаривал  с   ней,   считая  ее
возлюбленной Спартака.
   - Как!..  ты!..  -  воскликнул пораженный германец.  - Это тебя Спартак
направляет ко мне контуберна лом?
   - Да,  именно меня!  -  ответила девушка; на ее бледном лице отражались
забота и глубокая печаль. - Почему ты так удивлен?
   - Почему... почему... Я думал, что ты Спартаку очень дорога...
   - О!   -  ответила  с  горькой  усмешкой  девушка.  -  Спартак  человек
добродетельный и думает только о нашей победе.
   - Но это не могло помешать ему заметить, что ты красивая девушка, самая
прекрасная из тех, которые вдохновляли резец скульпторов, самая прекрасная
из всех родившихся под солнцем Греции.
   Красота  Эвтибиды настолько поразила Эномая,  что  медведь  сразу  стал
ручным и грубый дикарь вдруг превратился в учтивого человека.
   - Надеюсь,  ты  не  вздумаешь объясняться мне в  любви!  Я  пришла сюда
бороться с  нашими угнетателями;  во имя этого святого дела я  пренебрегла
богатством,  любовью,  жизнью в  роскоши и удовольствии.  Учись у Спартака
быть воздержанным и скромным.
   Надменно  произнеся  эти  слова,  она  повернулась спиной  к  Эномаю  и
направилась к палатке, стоявшей Рядом, в которой жили его контуберналы.
   -  Клянусь божественной красотой Фреи, матери всего сущего, эта девушка
не  менее прекрасна и горда, чем самая гордая и прекрасная из валькирий! -
воскликнул  Эномай,  пораженный красотой и поведением гречанки; неожиданно
для самого себя он стал думать с несвойственной ему нежностью о прелестном
сложении и очаровательном личике девушки.
   Нетрудно  догадаться  о  том,  что задумала Эвтибида: она решила увлечь
гордого  германца.  Кто  мог бы сказать, какую цель она преследовала этим?
Очевидно,  любовь германца к Эвтибиде должна была иметь какое-то отношение
к планам мести, замышлявшейся гречанкой.
   Как бы то ни было, такой женщине, как Эвтибида, красивой и обаятельной,
владеющей  всеми  тайнами  обольщения,  нетрудно  было  в  короткое  время
полностью завлечь в свои сети грубого и простодушного германца; вскоре она
безраздельно властвовала над ним.
   Тем  временем Спартак в  лагере под  Венусией неутомимо обучал военному
искусству два новых легиона.  Ровно через восемнадцать дней после свидания
и  беседы с  консулом Марком Теренцием Варроном Лукуллом для этих легионов
были доставлены в лагерь гладиаторов десять тысяч панцирей,  щиты,  мечи и
дротики,  затребованные в  обмен  на  четыре тысячи пленных,  которые были
полностью разоружены и отправлены в Рим.
   Как  только  были  вооружены  два  последних  легиона,   один  из  них,
одиннадцатый,  состоявший  из  галлов,  был  придан  к  четырем,  которыми
командовал  Крикс,  а  другой,  состоявший из  фракийцев,  был  отдан  под
командование Граника. Спартак оставил лагерь в Венусии и малыми переходами
двинулся в Апулию. Сначала он отправился в Барий, а затем подошел к стенам
Брундизия,  самого  значительного  и  важного  военного  порта  римлян  на
Адриатическом море.  Во  время этого перехода,  длившегося два месяца,  не
произошло ни одной значительной стычки между римлянами и гладиаторами, так
как  стычками никак  нельзя  было  назвать  слабое,  легко  преодолеваемое
сопротивление, которое оказывали армии Спартака некоторые города.
   В конце августа Спартак,  отойдя от превосходно укрепленного Брундизия,
в который он даже не пытался вступить, расположился лагерем близ Гнатии, в
хорошо  укрепленном месте,  которое он  по  своему обыкновению укрепил еще
более,  окружив его  широкими рвами,  так как фракиец решил перезимовать в
этой провинции,  где плодородная почва, прекрасные пастбища и обилие скота
обеспечивали его войско продовольствием.
   В  то  же  время вождь гладиаторов подолгу обдумывал,  что следовало бы
сделать,  чтобы начатая им война приняла более решительный характер. После
зрелых  размышлений он  созвал своих  военачальников на  секретное военное
совещание;  там долго обсуждался вопрос о  том,  что надо предпринять;  по
всей вероятности,  были приняты важные решения,  но  в  лагере гладиаторов
никому не удалось узнать этой тайны.
   Ночью,  после совещания, закончившегося к вечеру, Эвтибида сняла с себя
оружие,  наполовину  завернулась в  пеплум,  искусно  полуобнажив плечи  и
грудь, и села на скамью внутри своей палатки.
   Небольшой  медный  светильник  опускался  со  столба,   поддерживавшего
палатку, и слабо освещал ее.
   Эвтибида была бледна,  ее мрачный и злой взгляд был устремлен на вход в
палатку;  она как будто машинально направила туда свое внимание, тогда как
голову ее наполняли совсем иные мысли.  Внезапно она вскочила и,  напрягая
слух,  стала прислушиваться;  глаза ее  вдруг загорелись от  радости,  шум
шагов доносился все явственнее и,  казалось, подтверждал приход того, кого
она ждала и желала видеть.
   Вскоре  на  пороге палатки показалась огромная фигура Эномая,  которому
пришлось наклонить голову,  чтобы проникнуть в храм Венеры, как он в шутку
называл палатку Эвтибиды.
   Приблизившись к гречанке,  гигант стал перед ней на колени и,  взяв обе
ее руки, поднес их к губам.
   - О моя божественная Эвтибида! - произнес он.
   Стоя на коленях,  Эномай все же был на голову выше девушки, сидевшей на
скамье;  только встав  на  корточки,  он  мог  взглянуть своими маленькими
черными глазками в лицо красавицы.
   Две  эти  головы  являли  необычайный  контраст: лравильные черты лица,
белизна   кожи   Эвтибиды   еще   сильнее  подчеркивали  грубость  черт  и
землисто-смуглый   цвет   лица   Эномая,  а  его  всклокоченные  волосы  и
взъерошенная   борода  пепельно-каштанового  Цвета  еще  сильнее  оттеняли
красоту рыжих кос красавицы-куртизанки.
   - Долго   продолжалось   совещание?    -   спросила   Эвтибида,   глядя
доброжелательно и ласково на огромного германца, простертого у ее ног.
   -  Да, долго... к сожалению, чересчур долго. - ответил Эномай. - Уверяю
тебя, мне так наскучили эти совещания. Я солдат, и, клянусь молниями Тора,
не по душе мне все эти собрания.
   - Но  ведь и  Спартак тоже человек действия,  и  если к  его  храбрости
прибавить  осторожность,  то  это  будет  только  способствовать торжеству
нашего дела.
   - Так-то оно так...  я не отрицаю этого... но я предпочел бы идти прямо
на Рим.
   - Безумная мысль!  Только когда у  нас будет армия в  двести тысяч,  мы
сможем сделать такую смелую попытку.
   И   оба  умолкли.   Эномай  смотрел  на  гречанку  с  выражением  такой
преданности и  нежности,  на  которую,  казалось,  не  был  способен  этот
неуклюжий  человек  с  огромными  руками  и  ногами.   Эвтибида  старалась
изобразить пылкие чувства,  которые она,  конечно,  не могла испытывать, и
притворно  нежными  взглядами,  подсказанными  ей  искусством  обольщения,
ласкала простодушного германца.
   - И  вы обсуждали серьезные и  важные дела на сегодняшнем совещании?  -
как бы между прочим рассеянно спросила гречанка.
   - Да...  серьезные и важные...  так они говорят...  Спартак, и Крикс, и
Граник...
   - Да, вы, наверно, говорили о планах предстоящих военных действий?..
   - Не совсем так...  но то,  о чем мы совещались,  почти непосредственно
относится  к  этому.  Мы  обсуждали...  ах,  да,  -  воскликнул он,  сразу
спохватившись,   -  мы  ведь  связали  друг  друга  священной  клятвой  не
разглашать того,  что там обсуждалось. А я-то, даже и сам того не замечая,
чуть все не выболтал.
   - Ведь не врагу же ты сообщаешь о своих планах... я надеюсь.
   - О  моя обожаемая Венера...  Неужели ты могла подумать,  что если я не
рассказываю тебе о наших решениях, то только потому, что не доверяю тебе!
   - Этого  бы  еще  не  хватало!  -  воскликнула возмущенная гречанка.  -
Клянусь Аполлоном Дельфийским!  Этого еще не  хватало!  Неужели после того
как  я  отдала делу угнетенных все  мои богатства,  принесла в  жертву все
преимущества жизни  среди  роскоши  и  наслаждений  и  из  слабой  девушки
превратилась  в  борца  за  свободу,  ты  или  кто-либо  другой  осмелится
усомниться в моей преданности?
   - Да  избавит меня Один!..  Верь мне,  что я  не  только боготворю твою
красоту,  но  и  высоко  чту  благородство и  твердость твоего  духа...  Я
настолько уважаю тебя,  что,  несмотря на данную клятву,  я  хочу сообщить
тебе о...
   - Нет,  нет ни за что! - сказала девушка, делая вид, что она еще больше
рассержена,  и стараясь отделаться от ласк германца.  -  Какое мне дело до
ваших тайн? Я о них ничего не хочу знать...
   - Ну  вот,  ты  опять по обыкновению сердишься на меня...  За что ты на
меня обиделась?..  О моя обожаемая девушка!..  - смиренно произнес Эномай,
нежно лаская Эвтибиду,  и  в  его голосе чувствовались слезы.  -  Выслушай
меня, прошу тебя... знай, что...
   - Замолчи,  замолчи,  я не хочу, чтобы ты нарушил клятву и поставил под
угрозу наше дело,  -  с  иронией сказала куртизанка.  -  Если бы  ты верил
мне...  уважал меня... любил, как говоришь... если бы я была для тебя, как
ты для меня,  частью меня самой...  ты понял бы, что твоя клятва обязывала
тебя держать все,  что говорили,  втайне от всех,  но не от меня... если я
для тебя,  по твоим словам, душа твоей души и все помыслы твои обращены ко
мне...  Но  ты  не  любишь меня любовью чистой,  преданной,  безграничной,
делающей человека рабом любимого...  ты любишь во мне только мою проклятую
красоту,  ты жаждешь только моих поцелуев... а любви искренней, глубокой у
тебя нет, я разочаровалась... это было только мечтой...
   В  голосе Эвтибиды почувствовались дрожь,  волнение,  слезы,  и наконец
девушка разразилась притворными безудержными рыданиями.
   Впечатление,  произведенное кокетством  и  всеми  ухищрениями Эвтибиды,
было как раз то,  какого она и ожидала; за последние два месяца она не раз
испытывала на Эномае силу своих чар.
   Гигант  был  вне  себя;  встревоженный,  бормоча  бессвязные слова,  он
бросился целовать ноги девушки,  стал просить у нее прощенья,  клялся, что
никогда ни в чем не мог подозревать ее; горячо и искренне уверял ее в том,
что,  с тех пор как он узнал ее,  он любит и обожает ее как нечто для него
священное, боготворит, как боготворят богов. И так как гречанка продолжала
сердиться,  уверяя в том,  что она не желает знать никаких чужих секретов,
германец стал  заклинать ее  всеми  богами своей  религии и  начал  горячо
просить Девушку выслушать его,  уверяя,  что  теперь и  впредь,  какой  бы
клятвой он  ни  был связан,  он всегда будет поверять ей все,  так как она
душа души его и жизнь его жизни.
   И   он   вкратце   рассказал  девушке  все,  что  обсуждали  начальники
гладиаторов. Он сообщил, что, после вымазанных соображений о необходимости
иметь  на  своей  стороне часть патрициев и римской молодежи, обремененной
долгами,  жаждущей  перемен  и  мятежно настроенной, было решено завтра же
отправить  надежного  гонца к Катилине с просьбой принять командование над
войском гладиаторов; выполнить это поручение взялся Рутилий.
   Несмотря на  то  что  германец поведал все тайны Эвтибиде,  что и  было
целью всех ухищрений и уловок гречанки, она продолжала еще некоторое время
хмуриться  и  притворяться  недовольной,  но  вскоре  повеселела  и  стала
улыбаться Эномаю,  который простерся на  полу и,  поставив маленькие ножки
гречанки себе на голову, сказал:
   - Вот...   Эвтибида...  разве  я  не  раб  твой...  топчи  меня  своими
ножками... я повержен в прах... голова моя служит скамьей для ног твоих.
   - Встань... встань, о мой возлюбленный Эномай, - произнесла куртизанка;
голос ее звучал тревожно и робко,  между тем как лицо сияло от радости,  а
глаза мрачно блестели при виде колосса, распростертого у ее ног. - Встань,
не твое это место, встань... и иди сюда, ко мне... ближе, к моему сердцу.
   С этими словами она схватила гладиатора за руку, нежно притянув к себе;
тот вскочил и в порыве страсти обнял девушку,  поднял ее на руки,  едва не
задушив своими бешеными поцелуями.
   Когда Эвтибида могла наконец произнести несколько слов, она сказала:
   - Теперь... оставь меня... я должна пойти к моим лошадям, каждый день я
проверяю,  задал ли им корму и  позаботился ли о них Зенократ...  Увидимся
позже...  когда все в лагере утихнет.  Под утро ты, как всегда, придешь ко
мне...  Помни, никто не должен знать о нашей любви, никто... в особенности
Спартак!
   Германец послушно опустил ее  на  землю  и,  в  последний раз  крепко и
горячо поцеловав, вышел первым и направился к своей палатке, расположенной
недалеко от палатки Эвтибиды.
   Через несколько минут вышла и гречанка,  она направилась в палатку, где
рядом  с  ее  лошадьми  находились двое  ее  верных  слуг,  безгранично ей
преданных. Она размышляла про себя:
   "Да,  да!..  Задумано  недурно...  недурно: призвать Катилину, чтобы он
возглавил  шестьдесят  тысяч  рабов!.. Это значило бы облагородить армию и
самое  восстание...  За  ним пошли бы все самые знатные и отважные римские
патриции...  возможно, восстали бы и тибрские плебеи... и восстание рабов,
которое неминуемо будет подавлено, превратилось бы в серьезную гражданскую
войну,   следствием  которой  явилось  бы,  по  всей  вероятности,  полное
изменение  государственного  строя...  Нечего надеяться на то, что влияние
Спартака поколеблется, если Катилина станет вождем: Катилина слишком умен,
он  поймет,  что  без  Спартака  ему  не справиться с этими дикими толпами
гладиаторов...  О  нет,  нет, это в мои планы не входит... и доблестный, и
добродетельный Спартак ничего этим не добьется!"
   Так размышляя,  она дошла до  палатки своих верных слуг;  там,  отозвав
Зенократа в  сторону,  она  вполголоса,  по-гречески,  долго  и  оживленно
разговаривала с ним.
   Ранним утром следующего дня тот, кто находился бы на консульской дороге
Гнатия,  которая ведет от  Брундизия к  Беневенту,  увидел бы  стройного и
сильного юношу в  обыкновенной тунике из простой и  грубой шерсти;  на его
плечи была накинута широкая темная пенула,  на голове меховая шапка. Юноша
ехал  верхом на  гнедом апулийском коне,  который шел  рысью по  дороге от
Гнатии в  сторону Бария.  И  если бы кто-нибудь встретился с ним и обратил
внимание на  открытое смуглое лицо юноши,  на  его довольный,  спокойный и
непринужденный вид,  то  по  одежде и  внешности принял бы его за местного
зажиточного земледельца, направляющегося по своим делам на рынок в Барий.
   Три  часа  спустя  путник  прибыл  на  почтовую станцию,  расположенную
примерно на полпути между Гнатией и Барием; там он остановился, чтобы дать
передышку своему коню и немного подкрепиться самому.
   - Привет тебе,  друг  мой,  -  обратился он  к  слуге  хозяина станции,
пришедшему принять его коня.
   Юноша соскочил с  лошади и  добавил,  обращаясь к толстому краснощекому
детине, появившемуся в этот момент на пороге дома:
   - Да покровительствуют боги тебе и твоему семейству!
   - Да  хранит тебя  Меркурий во  время  твоего путешествия!  Ты  желаешь
отдохнуть и  подкрепиться после  Долгого пути?  Судя  по  усталости твоего
благородного красавца апулийца, ты издалека.
   - Он уже шесть часов в пути, - ответил путешественник и тут же добавил:
- Тебе нравится мой апулиец? Не правда ли, хороший конь?
   - Клянусь  крыльями  божественного Пегаса,  такого  красавца  не  часто
увидишь!
   -  Эх,  бедняга!  Кто  знает, какой он будет через месяц! - произнес со
вздохом путешественник, входя в дом хозяина станции.
   -  Почему  же?  -  спросил  тот,  следуя  за своим гостем. Он тотчас же
предложил  путешественнику  сесть  на  скамью  за  один  из трех столиков,
стоявших вдоль стен зала.
   -  Не  желаешь  ли  чего-нибудь  поесть? - предложил он. - А почему это
бедное  животное...  Не  хочешь  ли  ты  старого  формианского,  оно может
поспорить своим изысканным вкусом с нектаром Юпитера... А почему твой конь
через  месяц  будет  в  таком  плохом  состоянии?..  Не желаешь ли жареной
баранины?..  Барашек  нежный  и  сладкий,  как молоко, которым его кормила
мать.  Могу  тебе  предложить  также  вкусного  масла...  свежего сыра, со
слезой,  похожей  на  росу  на нежной траве, где паслись коровы, из молока
которых  он  приготовлен...  А  этот  бедный конь, о котором ты только что
говорил...
   Путешественник  поднял  голову  и посмотрел то ли с удивлением, то ли с
легкой   насмешкой   на  хозяина  станции,  суетившегося,  хлопотавшего  и
болтавшего  без  умолку,  не  поспевая  даже  взглянуть  на  своего гостя;
накрывая на стол, он то и дело сновал взад и вперед.
   Болтовня  хозяина  была  прервана приездом нового гостя, соскочившего в
этот  момент  с  сильного  и горячего коня, у которого раздувались ноздри,
пена  покрыла  удила  и  бока  вздымались от частого прерывистого дыхания:
вероятно, коню пришлось пробежать немалое расстояние.
   Новый   гость  был  человек  высокий  и  плотный,  с  сильно  развитыми
мускулами, у него было смышленое загорелое, безбородое лицо; по одежде его
можно  было  принять  за  раба  или отпущенника, служившего в какой-нибудь
богатой родовитой семье.
   -  Да  сопутствуют тебе боги! - произнес хозяин, обращаясь к входившему
путешественнику.  -  Да  ниспошлют  они  силы  твоему  крепкому  коню; он,
по-видимому,  очень сильный, но если ты заставишь его бежать так и дальше,
то  он  долго  не  протянет. Издалека ли едешь?.. Не желаешь ли присесть и
подкрепиться?  Не  угодно ли тебе отведать жареного барашка? Барашек такой
нежный,  как  травка,  на  которой паслась его мать... Путь твой был такой
длинный,  и  ты так мчался... ты, видно, едешь издалека... Могу предложить
тебе  старого  формианского, его не превзойдет нектар, который подается на
трапезе  самого  Юпитера.  Что  может  быть лучше чаши крепкого вина после
такого  долгого  пути, а ты ведь проехал много миль, не правда ли? Потом я
дам  тебе чудесного масла и сыру, а запах-то у него какой!.. Да садись же,
ты, вероятно, очень устал...
   -  От  твоей  болтовни!..  Да,  признаюсь,  она  мне  надоела,  клянусь
Сатурном!  -  в  нетерпении  резко ответил новый путник. - Было бы гораздо
лучше, если бы ты, вместо того чтобы набивать наш желудок твоими дурацкими
вопросами  и восхвалениями яств, которыми собираешься нас потчевать, подал
сразу  к  столу  этого  жареного  барашка,  масло,  сыр,  вино... - сказал
путешественник,  прибывший  первым;  и,  обращаясь  к  вновь  приехавшему,
спросил его: - Не правда ли?
   -  Привет тебе, - произнес раб или отпущенник; приветствуя апулийца, он
с уважением поднес руки к губам. - Конечно.
   С этими словами он сел за стол, в то время как хозяин почтовой станции,
закончив приготовления, сказал:
   - Сейчас подам!.. И через минуту вы сами сможете судить, был ли я прав,
расхваливая свои кушанья.
   И он ушел.
   - Хвала Юпитеру всеблагому, великому, освободителю, - сказал апулиец, -
за то, что он избавил нас от глупой болтовни этой плакальщицы.
   - Скучнейший человек! - ответил отпущенник.
   И разговор двух путешественников на этом прекратился.
   В то время как отпущенник, казалось, был погружен в свои мысли, апулиец
разглядывал его проницательными глазами, играя ножом, лежавшим на столе.
   Вернулся хозяин и принес каждому на небольшом блюде обещанного жареного
барашка,  и  оба  путешественника  стали  есть  с  большим  аппетитом. Тем
временем  хозяин  поставил перед каждым сосуд с пресловутым формианским, и
хотя  его  и  не  нашли  достойным  трапезы  Юпитера,  но  все же признали
недурным, чтобы как-нибудь оправдать преувеличенные похвалы красноречивого
хозяина.
   -  Итак, - сказал апулиец после недолгого молчания, когда он покончил с
жарким, - я вижу, что тебе нравится моя лошадь, не так ли?
   -  Клянусь  Геркулесом!..  Нравится  ли мне она?.. Конечно, нравится...
Настоящий   апулиец...   стройный...  горячий...  со  слегка  приподнятыми
боками...  а ноги у него тонкие, нервные; шея такого изящного изгиба... Он
обладает  всеми  достоинствами  этой  породы. Я больше двадцати лет состою
хозяином  этой  почтовой  станции  и,  согласитесь  сами,  должен  кое-что
понимать  в  лошадях,  и  я  знаю  в  них толк; кроме того, я сам родом из
Апулии,  мне  досконально известны все преимущества и все недостатки наших
лошадей. Представьте себе...
   - Дашь ты мне,  -  спросил, потеряв терпение, апулиец, - в обмен на мою
одну из твоих двадцати лошадей?
   - Из сорока, гражданин, из сорока, потому что моя станция первого, а не
последнего разряда, знаешь...
   - Ну,  так даешь мне одну из твоих сорока,  из ста,  из тысячи, которые
стоят у тебя на конюшнях?  - раздраженно крикнул апулиец. - Да пошлет тебе
Эскулапий типун на язык.
   - Э...  вот... скажу я тебе, поменяешь лошадь, которую я хорошо знаю...
на другую...  хотя и красивую... она как будто и молодая... да, но я-то ее
не знаю...  - ответил с плохо скрытым смущением, почесывая за ухом, хозяин
станции,  не  обращая внимания на  ругательства апулийца.  -  Меня это  не
очень-то прельщает...  потому что,  должен тебе сказать, лет пять назад со
мной приключился как раз такой случай...
   - Я  вовсе не  желаю уступать тебе лошадь,  не  променяю я  ее на самую
лучшую из твоих:  я хочу оставить ее у тебя в залог... Ты дашь мне одну из
твоих,  чтобы доехать до ближайшей станции;  там я оставлю твою,  и возьму
другую, и так далее, пока не доеду до...
   Тут апулиец остановился и  бросил недоверчивый взгляд не  на болтливого
хозяина почты,  а  на  молчаливого и  почтительного отпущенника или  раба.
Затем закончил свою речь:
   - Пока не доеду,  куда мне надо... Когда я поеду обратно, я проделаю то
же  самое  и,  приехав к  тебе,  заберу своего Аякса;  моего гнедого зовут
Аяксом.
   - Ну уж о нем ты не беспокойся;  ты его найдешь упитанным,  сильным;  я
знаю,  как надо ухаживать за лошадьми... Ты не сомневайся. Но, вот видишь,
я сразу догадался,  что ты спешишь и что ехать тебе далеко...  Наверно,  в
Беневент?
   - Может быть, - улыбаясь, ответил апулиец.
   - Или, может быть, даже в Капую?
   - Может быть.
   - Кто знает, может быть, тебе надо ехать даже и в Рим?
   - Может быть.
   Оба замолчали.
   Апулиец,   оказывавший  честь  маслу  и  сыру,   принесенным  хозяином,
продолжал  улыбаться,   глядя   на   добродушного  болтуна,   который  был
разочарован и недоволен,  потому что остался в дураках от всех этих "может
быть", ничуть не удовлетворявших его любопытство.
   - Ну,  что же ты молчишь? - спросил путешественник. - Может быть, я еду
в  Корфиний,  Аскул,  Камерин,  в Сену галльских сенонов,  в Равенну?..  А
отчего бы  мне  не  поехать также  в  Фалерии,  Сполетий,  Хиос,  Кортону,
Арретий,  Флоренцию? В страну галльских боийев или к лигурийцам? Почему бы
мне не...
   - Да  сопутствует тебе великий Юпитер!  Не смеешься ли ты надо мной?  -
спросил сконфуженный хозяин станции.
   - Я пошутил,  -  ответил апулиец, добродушно улыбаясь и подавая хозяину
чашу,  наполненную формианским вином.  - Выпей из чаши дружбы, не обижайся
на меня,  когда я шучу и разжигаю твое любопытство. Ты, по всей видимости,
человек хороший... только болтун и излишне любопытен...
   - Но не ради дурного,  - ответил добродушный хозяин, - и, клянусь всеми
богами неба и  преисподней,  человек я  благочестивый и честный,  а если я
лгу, пусть погибнут от чумы моя жена и дети!
   - Да ты не накликай бедствий, я тебе верю. Пей!
   - Желаю тебе счастливого путешествия и  благополучия,  -  сказал хозяин
станции и,  отпив из  чаши два-три глотка формианского,  передал ее  затем
апулийцу.
   Апулиец чаши не взял, сказав:
   - Передай ее теперь другому гостю и выпей сначала за его здоровье.
   И, обратившись к отпущеннику, апулиец добавил:
   - Ты, кажется, отпущенник?
   - Да,  я вольноотпущенный, - почтительно ответил этот могучего сложения
человек, - я из рода Манлия Империозы...
   - Знаменитый и  древний род,  -  заметил хозяин станции,  -  один из их
предков  Марк  Манлий  Вулсон  был  консулом в  двести  восьмидесятом году
римской эры, а другой...
   - Я  еду в Рим известить Тита Манлия об убытках,  причиненных его вилле
близ Брундизия мятежными гладиаторами, явившимися в наши края.
   -  А,  гладиаторы!  -  вполголоса  произнес  хозяин  станции,  невольно
вздрогнув.  - Не говорите о них во имя Юпитера Статора! Я вспоминаю, какой
страх я испытал два месяца назад, когда они проходили здесь, направляясь в
Брундизий...
   - Да будут прокляты они и  их презренный вождь!  -  с  жаром воскликнул
апулиец, сильно стукнув по столу кулаком.
   Затем он спросил у хозяина станции:
   - Они причинили тебе большой ущерб?
   - По  правде говоря,  нет...  надо сказать правду...  они  с  уважением
отнеслись ко  мне  и  к  моей семье...  взяли у  меня сорок лошадей...  но
заплатили за них золотом...  Они правда не дали того, что стоили лошади...
но ведь... могло быть и хуже...
   - В конце концов,  - сказал отпущенник, прерывая хозяина станции, - они
могли увести лошадей, не дав тебе ни гроша.
   - Конечно!  Надо  признаться,  что  эта  война,  ставшая такой ужасной,
унизительна для  римлян,  -  сказал хозяин станции все  также  испуганно и
вполголоса.   -   О,  видели  бы  вы  их,  когда  они  здесь  проходили!..
Неисчислимое войско...  Конца  не  было  видно...  А  в  каком порядке шли
легионы!..  Если бы  не  было кощунством сравнивать наших славных солдат с
этими разбойниками,  я  бы  сказал,  что их легионы ничем не отличались от
наших...
   - Говори без обиняков, - прервал его отпущенник, - пусть это будет даже
позорным,  но  надо  быть  справедливым:  Спартак  великий полководец,  из
шестидесяти тысяч рабов и гладиаторов он сумел создать войско в шестьдесят
тысяч храбрых и дисциплинированных солдат.
   - Клянусь  римскими  богами  Согласия!   -  с  негодованием  воскликнул
удивленный апулиец, обращаясь к вольноотпущеннику. - Как? Низкий гладиатор
опустошил  виллу   твоего  хозяина  и   благодетеля,   а   ты,   негодный,
осмеливаешься защищать его и превозносить его добродетели?
   - Во  имя  великого Юпитера не  думай  так!  -  почтительно и  смиренно
возразил вольноотпущенник.  -  Я  этого не говорил!..  Но я должен сказать
тебе, что гладиаторские легионы вовсе не разорили виллу моего господина...
   - Почему же  ты только что рассказывал,  что едешь в  Рим сообщить Титу
Манлию  Империозе,   владельцу  виллы,  об  ущербе,  понесенном  им  из-за
появления в этих местах гладиаторов?
   -  Но  ущерб, о котором я упомянул, гладиаторы нанесли не самой вилле и
не  землям  моего  господина...  Речь  идет  о пятидесяти четырех рабах из
шестидесяти,  обслуживающих  виллу: все они были освобождены гладиаторами,
которые  предоставили  им  право решать, желают ли они следовать за ними и
бороться  под  их  знаменами.  И из шестидесяти только шестеро остались со
мной на вилле - это были старики и инвалиды; а все остальные ушли в лагерь
Спартака.  Ну,  что  ты  теперь  скажешь? Разве это малый ущерб? Кто будет
теперь работать, кто будет пахать, сеять, подрезать виноградники, собирать
урожай в поместьях моего хозяина?
   - К  Эребу  Спартака и  гладиаторов!  -  гордо и  презрительно произнес
апулиец. - Выпьем за то, чтобы их уничтожили, и за наше процветание.
   И   после   того   как   хозяин  станции  снова   выпил   за   здоровье
вольноотпущенника,  последний выпил  за  благополучие своих собеседников и
передал  чашу  апулийцу,  который в  свою  очередь выпил  за  благополучие
хозяина и вольноотпущенника.
   Затем  апулиец,  уплатив по  счету,  поднялся,  собираясь отправиться в
конюшни и выбрать там лошадь.
   - Подожди минуточку,  уважаемый гражданин, - сказал хозяин станции. - Я
не хочу,  чтобы кто-нибудь говорил, что добропорядочный человек побывал на
станции у Азеллиона и не получил от него гостевой таблички.
   И он вышел из комнаты, где остались апулиец и отпущенник.
   - Видно, он действительно человек порядочный, - заметил отпущенник.
   - Конечно,  -  ответил апулиец;  он  встал в  дверях,  расставив ноги и
заложив за спину руки, и запел излюбленную пастухами и крестьянами Самния,
Кампаньи и Апулии песенку в честь бога Пана.
   Вскоре  вернулся хозяин почтовой станции и  принес Деревянную табличку,
на  которой стояло его  имя -  Азеллион.  Он  разделил ее  пополам и  одну
половинку, на которой было написано: "лион", отдал апулийцу.
   -  Эта  половинка  таблички  поможет тебе; при ее предъявлении хозяевам
других  почтовых  станций  они  будут  тебе оказывать всевозможные услуги,
дадут лучших лошадей и прочее, как это всегда бывало со всеми, у кого была
такая  половинка моей гостевой таблички. Я помню, как семь лет назад здесь
проезжал Корнелий Хрисогон, отпущенник знаменитого Суллы...
   - От всей души благодарю тебя,  - сказал апулиец, прерывая Азеллиона, -
за  твою  любезность и  будь уверен,  что,  несмотря на  твою беспрерывную
болтовню,  Порций Мутилий,  гражданин Гнатии,  не  забудет твоей доброты и
сохранит к тебе чувство искренней дружбы.
   - Порций Мутилий!..  -  повторил Азеллион.  - Хорошо... Чтобы не забыть
твоего имени,  я  запишу его  в  дневник моих воспоминаний,  написанный на
папирусе...  ведь  здесь  ежедневно  проезжает столько  народу...  столько
разных имен, столько дел... нетрудно и...
   Он  ушел,  но вскоре снова вернулся,  чтобы проводить в  конюшни Порция
Мутилия, который должен был там выбрать лошадь.
   В эту минуту прибыл еще один путешественник;  по его одежде видно было,
что он чей-то слуга;  он сам отвел свою лошадь на конюшню, где в это время
находился Порций Мутилий,  наблюдавший за тем, как конюх седлал выбранного
им  коня.  Только  что  прибывший слуга  обратился с  обычным приветствием
"привет тебе" к Порцию и Азеллиону, и сам поставил своего коня у одного из
отделений мраморных яслей,  расположенных вдоль стены конюшни, снял с него
уздечку и сбрую и положил перед ним мешок с овсом.
   В  то  время  как  слуга  был  занят всеми этими хлопотами,  в  конюшне
появился отпущенник Манлия Империозы;  он  пришел посмотреть свою  лошадь,
стал ласкать ее,  и,  незаметно для Порция Мутилия и Азеллиона,  обменялся
быстрым взглядом с вновь прибывшим слугой.
   Последний,  закончив уход  за  своей  лошадью,  направился к  выходу и,
проходя мимо отпущенника,  сделав вид,  будто только что  заметил и  узнал
его, воскликнул:
   - Клянусь Кастором!.. Лафрений!..
   - Кто это?  -  спросил тот,  быстро обернувшись.  -  Кребрик?..  Какими
судьбами?.. Откуда едешь?
   - А ты куда?.. Я еду из Рима в Брундизий.
   - А я из Брундизия в Рим.
   Эта встреча и восклицания привлекли внимание Порция Мутилия,  и он стал
незаметно наблюдать за  слугой и  отпущенником.  Однако те  заметили,  что
Мутилий украдкой поглядывает на них и прислушивается к их разговорам.  Они
стали  говорить вполголоса и  вскоре разошлись,  пожав друг  другу руку  и
что-то шепнув один другому,  но недостаточно тихо,  так что Порций, сделав
вид, будто собирается уходить, приблизился к ним, как бы не обращая на них
никакого внимания, и услышал следующее:
   - У колодца!
   Слуга вышел из  конюшни,  а  отпущенник продолжал ласкать свою  лошадь.
Вышел и Порций, тихонько напевая песенку гладиаторов:

   Этот кот, весьма ученый,
   Хитрый, жизнью умудренный...
   Мигом мышь поймал за хвост.

   Вольноотпущенник  Лафрений  тоже  напевал  какую-то   песенку,   но  на
греческом языке.  Как только Порций Мутилий вышел из  конюшни,  он  сказал
Азеллиону:
   - Подожди меня здесь минутку... я скоро вернусь.
   И,  обойдя дом хозяина станции, он очутился во дворе. Там действительно
оказался  колодец,  из которого брали воду для поливки огорода; за круглой
его  стеной  спрятался  Порций, как раз с той стороны, которая выходила на
огород.
   Он  не  пробыл там  и  трех  минут,  как  вдруг услышал шаги  человека,
приближавшегося с  правой стороны дома;  почти одновременно кто-то шел и с
левой стороны.
   - Итак? - спросил Лафрений. (Порций сразу узнал его голос.) - Мне стало
известно,  что мой брат Марбик,  - быстро и тихо проговорил другой (Порций
догадался,  что говорил слуга), - ушел в лагерь наших братьев; я убежал от
своего хозяина и направляюсь туда же.
   -  А я, - тихо сказал Лафрений, - под предлогом, что еду в Рим сообщить
Титу  Империозе  о  бегстве  его рабов, на самом деле еду за своим любимым
сыном Гнацием: я не хочу оставлять его в руках угнетателей; а потом вместе
с ним я также отправлюсь в лагерь нашего доблестного вождя.
   - Будь осторожен,  нас могут заметить;  этот апулиец посматривал на нас
так подозрительно...
   - Да, я боюсь, что он за нами наблюдает.
   - Привет, желаю тебе счастья!
   - Верность!
   - И победа!
   Порций Мутилий услышал, как слуга и отпущенник быстро удалились.
   Тогда  он  вышел  из  своего  укрытия и удивленно огляделся вокруг; ему
казалось,  что  это  был  сон; он сам себя спросил, была ли это та великая
тайна,  которую он собирался раскрыть, были ли это враги, которых он хотел
захватить  врасплох.  И,  думая  о  происшедшем,  он  покачивал  головой и
улыбался;  затем  он  снова  стал прощаться с Азеллионом; хозяин без конца
кланялся Порцию, желая ему счастливого пути и скорого возвращения и обещал
к  тому  времени  приготовь  великолепное  массикское вино, которое затмит
нектар  Юпитера.  Когда  же  Порций  вскочил  на  коня  и,  пришпорив его,
поскакал,   направляясь  к  Барию,  Азеллион  пробежал  за  ним  десять  -
двенадцать шагов и все кричал:
   - Доброго пути!  Пусть боги сопутствуют вам  и  хранят вас!..  Ах,  как
чудесно он  скачет!..  Как  великолепно он  выглядит на  моем Артаксерксе!
Отличный конь,  мой Артаксеркс!.. Прощай, прощай, Порций Мутилий!.. Что и.
говорить!.. Я полюбил его... и мне жаль, что он уезжает...
   В эту минуту он потерял из виду своего гостя, исчезнувшего за поворотом
дороги недалеко от станции.
   Опечаленный Азеллион отправился домой, рассуждая про себя:
   "Бесполезно... таков уж я... чересчур добрый".
   И он тыльной стороной руки отер слезу, катившуюся по щеке.
   А   Порций  Мутилий,   в   котором  читатели,   конечно,   уже   узнали
свободнорожденного начальника легиона Рутилия,  посланного в Рим гонцом от
Спартака  к  Катилине,   все  время  ехал  рысью,   размышляя  о  странном
происшествии, и спустя час после наступления сумерек добрался до Бария, но
даже не заехал туда,  а остановился в трактире на дороге в Гнатию.  Там он
велел  отвести  на  конюшню  Артаксеркса,  который  действительно оказался
резвым и сильным конем, а затем нашел для себя постель, чтобы отдохнуть до
рассвета.
   На следующий день,  еще до восхода солнца, Рутилий уже мчался по дороге
Гнатия,  которая вела  к  Бутунту;  на  эту  станцию он  прибыл пополудни,
поменял  Артаксеркса на  вороную  кобылу  с  кличкой  Аганиппа и,  немного
подкрепившись, поскакал в Канузий.
   Под  вечер,  на  полпути  между  Бутунтом и  Канузием,  Рутилий заметил
впереди столб  пыли:  очевидно,  ехал  какой-нибудь всадник.  Осторожный и
предусмотрительный  Рутилий  пришпорил  свою  Аганиппу  и   вскоре  догнал
ехавшего впереди всадника.  Это  был  не  кто  иной,  как вольноотпущенник
Лафрений, которого он встретил на станции Азеллиона, близ Бария.
   - Привет!  -  произнес  отпущенник,  даже  не  повернув  головы,  чтобы
посмотреть, кто его обгоняет.
   - Привет тебе, Лафрений Империоза! - ответил Рутилий.
   - Кто это? - с удивлением спросил тот, быстро обернувшись.
   Узнав Рутилия, он произнес, облегченно вздохнув:
   - А, это ты, уважаемый гражданин!.. Да сопутствуют тебе боги!
   Благородный  и  великодушный  Рутилий  был  растроган,   узнав  бедного
отпущенника,   ехавшего  в  Рим,   чтобы  похитить  своего  сына  и  затем
отправиться вместе с  ним в лагерь гладиаторов.  Он молча смотрел на него.
Ему  захотелось подшутить  над  отпущенником,  и  он  сказал  ему  строгим
голосом:
   - Так ты едешь в Рим,  чтобы украсть своего сына из дома твоих хозяев и
благодетелей,  а  потом убежишь вместе с  ним в  лагерь низкого и  подлого
Спартака!
   - Я?  Что ты говоришь?..  -  пробормотал Лафрений в смущении;  лицо его
страшно побледнело, или это только показалось Рутилию.
   - Я  все  слышал  вчера,  потому что  стоял  позади колодца на  станции
Азеллиона;  мне все известно, коварный и неблагодарный слуга... как только
мы приедем,  в  первом же городе я  прикажу арестовать тебя,  и  ты должен
будешь перед претором, под пыткой признаться в измене.
   Лафрений остановил коня; Рутилий также.
   - Я   ни   в   чем  не  сознаюсь,   -   произнес  мрачно  и   угрожающе
вольноотпущенник, - потому что я не боюсь смерти.
   - Не побоишься даже распятия на кресте?
   - Даже распятия... потому что знаю, как освободиться от этого.
   - А как? - спросил, будто бы удивившись, Рутилий.
   - Убью такого доносчика,  как  ты!  -  воскликнул разъяренный Лафрений,
вытащив короткую,  но  увесистую железную палицу,  спрятанную под чепраком
лошади;  он  пришпорил своего  коня  и  бросился на  Рутилия;  тот  громко
расхохотался и крикнул:
   - Остановись, брат!.. Верность и...
   Лафрений левой  рукой остановил лошадь,  а  правую,  которой он  сжимал
палицу, поднял вверх и удивленно произнес:
   - О!..
   - ...и?..  -  спросил Рутилий,  ожидая в ответ от Лафрения вторую часть
пароля.
   - ...и  победа!  -  пробормотал тот,  еще не вполне пришедший в себя от
изумления.
   Тогда  Рутилий  протянул ему руку и три раза нажал Указательным пальцем
на  ладонь левой руки отпущенника и этим окончательно успокоил его. Сам он
теперь  был  уверен в своем собеседнике и спутнике, не колеблясь признав в
нем товарища, также состоявшего в Союзе угнетенных.
   Стемнело.  Всадники обнялись и поехали рядом,  рассказывая друг другу о
своих невзгодах.
   - Ты  действительно можешь удивляться,  как  это я,  свободнорожденный,
продался ланисте в гладиаторы. Знай же, я родился и вырос в богатстве; как
только я надел претексту,  я тотчас же погряз в кутежах и расточительстве.
А  тем  временем мой отец проиграл в  кости почти все свое состояние.  Мне
было двадцать два года,  когда он умер; долги полностью поглотили все, что
он оставил; моя мать и я впали в крайнюю нищету. Меня нужда не испугала, я
был  молод,  силен,  храбр и  отважен,  но  моя  бедная мать...  Я  собрал
двенадцать или пятнадцать тысяч сестерций -  все,  что осталось от  нашего
прежнего благосостояния,  присоединил сюда то,  что  выручил,  продав себя
ланисте,  и  таким образом обеспечил мою  бедную родительницу до  глубокой
старости...  Только во  имя этого я  продал свою свободу,  которую теперь,
через  восемь  лет,  испытав бесчисленные страдания и  опасности,  теперь,
когда умерла моя мать, получил возможность обрести снова.
   Рутилий  закончил  свой  рассказ  дрожащим голосом,  несколько слезинок
скатилось по щекам, побледневшим от волнения.
   Мрак  сгущался; братья поднимались в это время по крутой дороге, по обе
стороны которой тянулся лес; широкие рвы отделяли его от дороги.
   Оба всадника продолжали молча ехать еще с четверть часа по этой дороге,
как вдруг лошадь Лафрения Империозы,  то  ли  испугавшись тени от  дерева,
отбрасываемой на  дорогу светом восходящей луны,  то ли по какой-то другой
неизвестной  причине,   вздыбилась,  сделала  два-три  безумных  прыжка  и
свалилась в ров, тянувшийся вдоль обочины по левой стороне дороги, .ведшей
от Бутунта в Канузий.
   Услышав крики  Лафрения,  звавшего на  помощь,  Рутилий сразу остановил
своего коня,  спешился, привязал его за повод к кустарнику и, бросившись в
ров, поспешил на помощь другу.
   Но  не  успел он  сообразить,  что  произошло,  как  вдруг почувствовал
сильнейший удар в  спину.  От этого удара Рутилий свалился,  и в то время,
как он пытался понять, что происходит, получил второй удар в плечо.
   Рутилий  понял,  что  попал  в ловушку, расставленную ловко и хитро; он
выхватил  из-под  туники  кинжал,  но в это время Лафрений молча нанес ему
третий  удар  по  голове.  Рутилию  удалось  приподняться,  и  он с криком
бросился на своего убийцу, поражая его в грудь.
   -  Презренный,  мерзкий  предатель!..  Ты  не посмел открыто напасть на
меня!
   Но тут Рутилий понял, что у убийцы под туникой был панцирь.
   Произошла короткая отчаянная схватка между  раненым и  почти  умирающим
Рутилием и Лафрением, сильным и невредимым, который, казалось, растерялся,
пораженный мужеством и  душевным благородством своего  противника.  Слышны
были только стоны, ругательства, глухие проклятия.
   Вскоре  послышался шум  падающего  безжизненного тела  и  слабый  голос
Рутилия, воскликнувшего:
   - О, подлое предательство!..
   Потом все затихло.
   Лафрений наклонился над упавшим и  прислушался,  желая убедиться в том,
что тот больше не  дышит.  Затем он поднялся и,  вскарабкавшись на дорогу,
стал что-то шептать, направляясь к лошади Рутилия.
   - Клянусь Геркулесом,  -  вдруг  воскликнул убийца,  почувствовав,  что
теряет сознание, - я вижу... Что же это со мной?..
   И он зашатался.
   - Мне больно,  вот здесь...  -  простонал он слабеющим голосом и поднес
правую руку к шее, но тотчас отнял ее. Рука была в крови.
   - О,  клянусь  богами!..  Он...  поразил  меня...  как  раз  сюда...  в
единственное... незащищенное место.
   Он  зашатался и  рухнул в  лужу  крови,  которая била ключом из  сонной
артерии.
   Здесь,  на этой пустынной дороге,  среди ночной тишины,  тщетно пытаясь
приподняться  и  призывая  на  помощь,   человек,   назвавшийся  Лафрением
Империозой,  а в действительности низкое орудие мести Эвтибиды, в жестоких
муках ужасной агонии умер в нескольких шагах от того рва,  в котором лежал
труп бедного Рутилия, погибшего от руки убийцы, нанесшего ему восемь ран.






   Четырнадцатый  день  перед  январскими  календами  682  года со времени
основания   Рима  (19  декабря  681  года)  был  днем  шумного  веселья  и
празднества у потомков Квирина; веселые, ликующие толпы людей двигались по
дорогам,  заполняли  Форум,  храмы, базилики, главные улицы, винные лавки,
таверны,  харчевни и кабаки, предавались самому безудержному, бесшабашному
разгулу.
   В  этот день начинались сатурналии,  которые длились три  дня.  То  был
праздник в  честь бога Сатурна,  и  по древнему обычаю,  восходившему,  по
мнению одних,  ко временам Януса, царя аборигенов, то есть существовавшему
задолго до  основания Рима,  а  по  мнению других,  ко  временам пеласгов,
спутников Геркулеса,  или  же,  как думали иные,  ко  временам царя Туллия
Гостилия,  учредившего эти празднества после счастливого окончания войны с
альбанцами  и  сабинянами,   во  время  сатурналий  рабам  предоставлялось
некоторое  подобие  свободы:   смешавшись  со  свободными  гражданами,   с
сенаторами,  всадниками,  плебеями обоего  пола  и  разного возраста,  они
совершенно открыто сидели с  ними  вместе за  столом и  все  эти  три  дня
веселились как умели.
   Надо,  однако,  признать более достоверным,  что  сатурналии ведут свое
начало  с  незапамятных  времен,  но  самый  порядок  их  празднования был
установлен двумя консулами -  Авлом Семпронием Атратином и Марком Минуцием
Авгурионом,  которые воздвигли на улице,  ведущей от Форума к Капитолию, у
подошвы Капитолийского холма,  храм  Сатурну;  это  было  в  257  году  от
основания Рима, или в 13 году после изгнания царей.
   По  всей  вероятности,  именно  к  этой  эпохе  следует  отнести первое
регулярное  празднование сатурналий,  во  время  которых  жрецы  совершали
жертвоприношения с  непокрытой головой,  тогда как жертвоприношения другим
богам жрецы производили в жреческих головных уборах.
   Празднества,  посвященные  Сатурну  как  богу  земледелия, вначале были
сельскими  и  пастушескими;  свобода  же, предоставлявшаяся рабам во время
трехдневных  оргий  и зачастую переходившая в распущенность, давалась им в
память  о  "золотом  веке" Сатурна, - о тех счастливых временах, когда, по
преданию,  не  существовало  рабства и все люди были свободны и равны друг
другу.
   Пусть читатель представит себе огромный город Рим, стены которого в той
далекой  древности  имели  свыше  восьми  миль в окружности и двадцать три
входа  с воротами, город, украшенный величественными храмами, грандиозными
дворцами,  изящными  портиками,  пышными  базиликами. Представьте себе эту
столицу,  число  жителей  которой  по  последней  переписи,  сделанной  за
одиннадцать  лет  до  восстания гладиаторов, во время третьего консульства
Луция  Корнелия  Цинны  и  первого консульства Папирия Карбона доходило до
четырехсот  шестидесяти трех тысяч человек, где жило, кроме того, не менее
двух  миллионов  рабов;  представьте  себе  этот  город  с  несметным  его
населением,   к   которому   надо  добавить  жителей  окрестных  деревень,
окруженных  плодородными  полями,  а  также  обитателей  соседних городов,
тысячами  стекавшихся на празднование сатурналий; представьте себе эти три
миллиона  людей,  празднично  настроенных, которые сновали по улицам и как
одержимые  вопили:  "Io,  bona  Saturnalia!  Io,  bona  Saturnalia!"  ("Да
здравствуют  веселые  сатурналии!")  Но,  даже  представив  себе  все это,
читатель   получит   очень   бледное   представление  о  том  необычайном,
величественном,  внушительном  зрелище,  которое  открылось  перед глазами
бродячего фокусника, попавшего в Рим 19 декабря 681 года.
   Фокусника сопровождала собака;  за  спиной  он  нес  маленькую лесенку,
несколько свернутых веревок и железные обручи разной величины,  а на левом
плече у  него сидела маленькая обезьянка.  В  таком виде он вступил в  Рим
через Эсквилинские ворота, выходившие на консульскую Пренестинскую дорогу.
   Фокусник был  красивый белокурый юноша,  статный,  гибкий и  ловкий,  с
худощавым бледным лицом,  которое озаряли голубые умные глаза,  словом, он
обладал привлекательной и  располагающей к  себе наружностью.  На нем была
меховая пенула,  наброшенная на короткую тунику из грубой серой шерсти,  а
на голове войлочная шляпа.
   Этим фокусником был Арторикс.
   Когда  он вошел в город, улицы, примыкающие к воротам, были безлюдными,
пустынными  и  тихими.  Но  даже  на  этой  окраине Рима до него доносился
какой-то  смутный  гул, словно жужжал пчелиный рой в огромном улье: то был
отголосок  бесшабашного  веселья,  царившего  в  центре  великого  города.
Постепенно  продвигаясь  вперед,  Арторикс углубился в лабиринт извилистых
улиц   Эсквилина;   здесь  отдаленный  шум  становился  все  явственнее  и
отчетливее,  а  как  только  он  попал  в  первые переулки Субуры, до него
долетел многоголосый крик:
   - Io, bona Saturnalia! Io, bona Saturnalia!
   Когда же  он очутился на улице Карин,  перед ним оказалась толпа людей,
самых разнообразных по своему облику и положению;  впереди нее шли певцы и
кифаристы;  они плясали, как одержимые, распевая во все горло гимн в честь
Сатурна. Пели и танцевали также и в толпе.
   Арторикс,  знакомый  с  римским  укладом, вскоре начал различать в этой
разношерстной  толпе  отдельные  смешавшиеся между собою сословия: рядом с
ангустиклавами  всадников  он  видел  серые  туники, матрона в белоснежной
столе шла рядом с бедным рабом в красном кафтане.
   Фокусник отступил в  сторону и  прижался к стене,  чтобы пропустить это
беспорядочное шествие, которое двигалось с неистовыми криками. Он всячески
силился не  привлекать к  себе  внимания,  спрятать обезьянку,  лестницу и
обручи,  выдававшие его профессию:  у  него не  было ни  малейшего желания
показывать свое искусство этим бесноватым и прерывать свой путь.
   Желание его, однако, не сбылось; из толпы его заметили и сразу признали
в  нем  фокусника.  Послышались громкие требования,  чтобы  шедшие впереди
остановились;  приостановились и  сами  кричавшие,  заставив таким образом
остановиться и тех, кто шел позади.
   - Io,  circulator! Io, circulator! (Да здравствует фокусник!) - кричали
зеваки и весело хлопали в ладоши.
   - Да здравствует, да здравствует фокусник! - закричали все хором.
   - Покажи свои фокусы! - вопил один.
   - Почти Сатурна! - кричал другой.
   - А  ну,  посмотрим,  что  умеет делать твоя  обезьянка!  -  воскликнул
третий.
   - Пускай попрыгает собака!
   - Нет, обезьянку, обезьянку!
   - Собаку!.. Собаку!
   - Шире, шире круг!
   - Освободите для него место!
   - Становитесь в круг!
   - Расступитесь! Расступитесь!
   Кругом кричали,  требовали,  чтобы все расступились и  освободили место
для  фокусника;  началась  толкотня,  давка,  каждому  хотелось пробраться
вперед;  Арторикса совсем прижали к  стене,  так что он  не  мог не только
начать представление, но и сделать хотя бы шаг.
   Те,  что  стояли  поближе,  принялись уговаривать,  улещать  фокусника,
упрашивать его позабавить всех своими фокусами.
   - Не бойся, бедняжка!
   - Ты хорошо заработаешь!
   - Набросаем тебе полную шапку терунций!
   - Угостим тебя самым лучшим массикским.
   - Какая славненькая обезьянка!
   - А пес! Какой чудесный эпирский пес!
   Одни  ласкали собаку, другие - обезьянку; кто щупал лесенку, кто трогал
веревки   и  железные  обручи,  высказывая  самые  невероятные  догадки  и
предположения.  Арториксу, наконец, надоели весь этот шум и толкотня, и он
сказал:
   - Хорошо,  хорошо,  я  дам  для  вас  представление!  Я  и  мои артисты
постараемся достойно почтить Сатурна, а вам доставить удовольствие. Но для
этого, уважаемые квириты, дайте мне место.
   - Правильно!
   - Он верно говорит!
   - Правильно, правильно!
   - Сделаем пошире круг!
   - Отойдите назад!
   - Отступите!
   Но все только кричали, и никто не двигался.
   Вдруг кто-то громко крикнул:
   - Пусть идет вместе с нами в Каринскую курию!..
   - Да,  да,  в  Каринскую  курию,  -  раздалось  сначала  Десять,  потом
двадцать, потом сто голосов.
   - В Каринскую курию! В Каринскую курию!
   Но  хотя  все  выражали  горячее  желание направиться в курию, никто не
двигался  с  места,  пока  наконец  зрители,  стоявшие рядом с фокусником,
работая  локтями,  не  повернули  вспять - в ту сторону, где была курия, а
вслед за ними двинулись туда и все остальные.
   От  этого передвижения те, что находились в хвосте, теперь оказались во
главе  колонны, а музыканты и певцы, которые раньше шли впереди, очутились
позади всех; это обстоятельство ничуть не помешало им петь и играть гимн в
честь Сатурна, а тысячеголосый хор подхватывал припев каждой строфы:
   - Io, bona Saturnalia!
   Толпа  все  возрастала,  в  нее  вливались все встречавшиеся по дороге;
вскоре шествие достигло открытого места, где возвышалось здание третьей из
тридцати  курий,  на  которые  делился  город,  -  курия  Карин,  и  толпа
растеклась  во  все  стороны,  словно  бурный поток; она доставила немалое
беспокойство  тем,  кто пришел сюда раньше и уже сидел за столом в наскоро
сделанных  триклиниях:  там  всецело  были заняты поглощением всевозможных
яств  и  возлияниями,  без  конца  шутили, неистово кричали и хохотали над
разными забавными сценками.
   Сначала на  площади возник беспорядок,  слышался смутный гул проклятий,
угрозы  и  брань;  но  среди  этих  пререканий  раздавались и  примиряющие
возгласы,  увещания,  призывы к спокойствию, наконец распространился слух,
что здесь,  на  площади,  какой-то фокусник собирается дать представление;
все обрадовались,  вновь началась давка,  зрители проталкивались в  первый
ряд круга,  образовавшегося на середине площади. Любопытные становились на
цыпочки, взбирались на скамьи, на столы, на ступеньки, влезали на железные
решетки,  защищавшие окна в нижних этажах соседних домов. Вскоре наступила
полная  тишина,  все  замерли в  напряженном ожидании,  устремив глаза  на
Арторикса, который уже готовился к представлению.
   Фокусник  постоял  несколько  минут  в  раздумье,   разложив  на  земле
различные предметы своего реквизита, потом подошел к одному из зрителей и,
дав ему шарик из слоновой кости, сказал:
   - Пусти его вкруговую.
   Затем он дал еще один шарик подвыпившему рабу,  который стоял в  первом
ряду круга;  лицо его раскраснелось и расплылось в улыбке,  у него был вид
счастливого человека,  ожидающего еще  больших  радостей.  Фокусник сказал
ему:
   - Пусти шарик по рукам.
   Потом   молодой   галл   вышел  на  середину  освобожденного  для  него
пространства  и  кликнул  свою собаку; большой эпирский пес черной масти с
белыми подпалинами сидел на задних лапах, устремив на хозяина умные глаза.
   - Эндимион!
   Собака   вскочила,   завиляла  хвостом  и.   пристально  посмотрела  на
фокусника,  как  будто  хотела  сказать,  что  готова  исполнить все  .его
приказания.
   - Ступай и сейчас же найди белый шарик!..
   Собака  тотчас  побежала  в  ту  сторону,  где стоявшая в кругу публика
передавала друг другу из рук в руки белый шарик.
   - Нет, ищи красный, - сказал Арторикс.
   Эндимион  быстро  повернул  в ту сторону, где стоял раб, который держал
красный  шарик,  успевший  уже  побывать  в  тридцати руках; собака хотела
проскользнуть  под ногами зрителей и подбежать к тому, у кого в эту минуту
находился   красный   шарик,   как  вдруг  Арторикс  крикнул  так,  словно
скомандовал манипулу солдат:
   - - Стой!
   Собака остановилась как вкопанная. Затем, обратившись к толпе, фокусник
сказал:
   - Те,  к кому попали в эту минуту шарики,  пусть оставят их у себя и не
передают дальше: моя собака подойдет и заберет их.
   В  толпе пробежал шепот не  то любопытства,  не то недоверия,  и  снова
настала тишина. Тысячи глаз внимательно следили за собакой.
   Арторикс, скрестив на груди руки, приказал:
   - Найди и принеси мне белый шарик.
   Эндимион постоял с  минуту,  подняв кверху морду,  и  затем  решительно
направился  к  одному  определенному  месту,   быстро  пролез  под  ногами
зрителей, подошел к тому, кто спрятал белый шарик, и, положив обе лапы ему
на  грудь,  как будто просил своими умными,  выразительными глазами отдать
ему шарик.
   Тот достал из-под тоги спрятанный там белый шарик;  судя по  пурпуровой
полосе,  окаймлявшей тунику, этот зритель был патриций; он протянул шарик,
собака осторожно взяла его в пасть и помчалась к хозяину.
   Раздались шумные  возгласы одобрения,  а  затем  оглушительные крики  и
рукоплескания,  когда  собака так  же  проворно нашла  обладателя красного
шарика.
   Тогда Арторикс раздвинул принесенную им с собою лесенку,  состоявшую из
двух частей,  вверху соединенных между собой, и укрепил ее на земле. Потом
он привязал конец веревки, на которую надел три железных обруча, к верхней
ступеньке одной из половинок лестницы,  взял в руку другой конец и, отойдя
на некоторое расстояние, натянул веревку на высоте четырех футов от земли.
Поставив на веревку свою обезьянку,  сидевшую у  него на плече,  он сказал
ей;
   - Психея,  покажи  всем  этим  славным  сынам  Квирина свою  ловкость и
уменье!
   Обезьянка,  став на задние лапки,  довольно ловко пошла по веревке, а в
это время Арторикс крикнул собаке, не спускавшей с него глаз:
   -  А  ты,  Эндимион,  покажи-ка именитым гражданам города Марса, как ты
умеешь взбираться на лестницу.
   Пока обезьянка шла по канату,  собака под аплодисменты толпы с  немалым
трудом и напряжением взбиралась со ступеньки на ступеньку; сначала хлопали
довольно жидко,  но  когда  обезьянка дошла  до  первого железного обруча,
забралась внутрь этого обруча,  и,  сделав в нем несколько оборотов, снова
поднялась на  веревку,  добралась до  второго  обруча  и  проделала в  нем
сальто-мортале, раздались бурные, единодушные рукоплескания.
   Собака тем  временем взобралась на  верхушку лестницы.  Тогда Арторикс,
покачав головой, жалостливо сказал:
   - Что  ж  ты  теперь  будешь делать,  бедный Эндимион?  Как  ты  отсюда
спустишься?
   Собака смотрела на хозяина, помахивая хвостом.
   - Влезть-то  ты  влез сюда,  хотя и  с  немалым трудом,  а  вот  как ты
спустишься,  не знаю!  -  крикнул ему Арторикс,  в  то время как обезьянка
кружилась в третьем и последнем обруче.
   Собака по-прежнему помахивала хвостом, глядя на хозяина.
   - Как же  ты  выйдешь из  затруднительного положения?  -  опять спросил
Арторикс Эндимиона.
   Собака одним прыжком очутилась на земле и, с победоносным видом оглядев
зрителей, уселась на задние лапы.
   Толпа встретила долгими единодушными рукоплесканиями прыжок догадливого
Эндимиона,   придумавшего  такой   остроумный  способ  разрешения  трудной
проблемы,  предложенной ему фокусником;  а в это время обезьяна,  дойдя до
самой верхней ступеньки лестницы, уселась там на задние лапы, также стяжав
одобрение зрителей.
   - Дай мне твою шапку, - сказал Арториксу вышедший из толпы всадник. - Я
устрою сбор, если не для тебя, то хотя бы для твоих чудесных животных.
   Арторикс снял шапку и  передал ее  всаднику;  тот  первым бросил в  нее
сестерций  и  отправился по  кругу  собирать  деньги;  в  шапку  фокусника
полетели ассы, семиссы и терунции.
   Тем  временем фокусник вытащил из-под  туники  два  маленьких игральных
кубика из слоновой кости, кружку и сказал, обращаясь к своим артистам:
   - А  теперь,  Психея  и  Эндимион,  сыграйте партию в  кости.  Покажите
благородным и щедрым зрителям, кому из вас везет и кто умеет жульничать.
   Под громкий смех столпившихся вокруг зевак соба-ка и обезьяна, усевшись
друг  против друга,  начали играть.  Эндимион бросил кости первым,  ударил
лапой по кружке, поставленной перед ним хозяином, и перевернул ее так, что
кости рассыпались и  покатились очень далеко,  к ногам некоторых зрителей:
все  заинтересовались  необыкновенной  партией  и,   наклонясь,  старались
рассмотреть число очков,  полученных Эндимионом.  Многие, хлопая в ладоши,
кричали:
   - "Венера"!.. "Венера"!.. Молодец Эндимион!
   Собака  весело помахивала хвостом,  как  будто  понимала,  что  сделала
удачный бросок.
   Арторикс собрал кости, снова положил их в кружку и подал обезьянке.
   Психея  взяла  кружку  в  свои  лапки  и,  с  бесконечными  ужимками  и
гримасами, вызвавшими общий восторг и веселье, встряхнула кружку и бросила
кости на землю.
   - "Венера"!..  "Венера"!..  И у нее "Венера"!  -  кричали в толпе. - Да
здравствует Психея! Молодчина Психея!
   Обезьянка вскочила на задние лапки и  принялась посылать публике в знак
благодарности воздушные поцелуи, под бурные аплодисменты и хохот толпы.
   Римский всадник,  который делал сбор в пользу фокусника, подошел к нему
и подал ему шапку,  наполненную мелкими монетами; Арторикс поблагодарил за
благосклонное внимание и  пересыпал деньги в  кожаный мешочек,  висевший у
него на поясе.
   Галл уже  собирался было заставить своих игроков еще раз бросить кости,
как вдруг внимание толпы отвлекли громкие крики,  раздававшиеся со стороны
длинной улицы,  которая начиналась от Капенской улицы,  у  Большого цирка,
затем огибала Палатин и, пересекая две курии - Салиев и Цереры, - выходила
на площадь,  где стояла курия Карин и где Арторикс,  окруженный зрителями,
давал представление.
   Внимание толпы, любовавшейся фокусами собаки и обезьяны, было отвлечено
громкими  криками  и  шумом: на площади показались мимы и шуты, причудливо
загримированные  или же в необыкновенных, гротескных масках; они прыгали и
плясали  под аккомпанемент флейт и кифар, а за ними валила огромная толпа;
все двигались в направлении Каринской курии.
   Зеваки,  окружавшие  Арторикса, бросились навстречу новому развлечению;
музыканты,  которых  Арторикс  встретил  на  улице  Карин, налегли на свои
инструменты,   и  вновь  раздался  оглушительный  хор  голосов,  славивших
Сатурна.  Галл  ненадолго остался один. Он сложил лесенку, собрал все свои
принадлежности  для фокусов, посадил обезьянку на плечо и вошел в трактир,
неподалеку от здания курии, чтобы отделаться от назойливой толпы зрителей;
он  заказал  в  трактире  чашу  цекубского  и  залпом  выпил  ее.  Как  он
рассчитывал, так и вышло: вскоре площадь снова оказалась заполненной двумя
толпами, слившимися в одну, и мимы, взобравшись на ступеньки курии, начали
представление  -  забавную,  смешную и непристойную пантомиму, фарс самого
низкого пошиба, вызывавший взрывы бесстыдного хохота и одобрительные крики
толпы, наводнившей площадь.
   Арторикс воспользовался благоприятной минутой и, пробираясь вдоль стен,
попытался украдкой выбраться с площади.  Это удалось ему с трудом,  - лишь
через четверть часа он наконец попал на улицу, ведущую к Большому цирку.
   Пока  он  идет  по  этой улице,  переполненной празднично настроенной и
шумно  ликующей толпой,  расскажем кратко нашим читателям,  как  и  почему
Арторикс, переодетый фокусником, попал в Рим.
   На  следующий день  после  убийства бедного Рутилия отряд гладиаторской
конницы отправился за  фуражом почти под  самый Барий.  Там  они  узнали о
Таинственном  преступлении,  совершенном  накануне  на  дороге  к  Гнатии:
недалеко один от другого были найдены два трупа никому не известных людей.
По  виду один из  убитых был  зажиточный крестьянин из  этой местности,  а
другой вольноотпущенник, слуга богатой патрицианской семьи.
   Начальник  отряда  воспользовался происшествием,  чтобы  навестить свою
возлюбленную, хорошенькую крестьянку из Канузия, с которой он познакомился
месяца два  назад,  когда  войско повстанцев стояло лагерем близ  Венусии.
Теперь  он   повел  туда  свой  отряд  Якобы  с   намерением  расследовать
преступление,  совершенное  на  консульской дороге:  его  могли  приписать
гладиаторам,  хозяевам этих краев,  меж  тем  как они соблюдали строжайшую
дисциплину и полное уважение к чужой собственности и к местным жителям.  В
действительности же  начальник конного отряда  просто хотел  повидать свою
милую.
   К  великому  своему  удивлению,  конники  опознали в  одном  из  убитых
начальника легиона их войска,  храброго Рутилия, переодетого (они не могли
понять зачем) апулийским крестьянином.
   Вот  каким образом Спартак получил эту печальную весть.  Хотя у  него и
возникло подозрение,  что какой-то предатель,  решивший противодействовать
осуществлению его замыслов и разрушать его планы,  скрывается, может быть,
в самом лагере гладиаторов,  он все же не мог установить, погиб ли Рутилий
оттого,  что  попал  в  расставленную  ловушку,  или  же  это  убийство  -
непредвиденный случай,  быть может,  результат ссоры,  возникшей по дороге
между Рутилием и его противником.
   Как бы то ни было после торжественных похорон Рутилия пришлось подумать
об  отправке  другого  человека в  Рим  к  Катилине.  И  так  как  советом
начальников уже было принято решение послать гонца к Катилине,  то Спартак
полагал,  что теперь незачем ни с  кем советоваться о выборе кандидата для
такого сложного и  важного поручения,  и  остановил свой выбор на верном и
дорогом своем друге Арториксе, о чем никто в лагере не должен был знать.
   Во  избежание всяческих препятствий и  опасностей,  которые  могли  ему
грозить,  Арторикс решил отправиться в Рим под видом фокусника, научившись
мастерству затейника у профессионалов. В бытность свою в школе гладиаторов
он  любил на досуге заниматься фокусами -  они с  юношеских лет составляли
его любимое развлечение.
   Теперь он велел привести в лагерь фокусника из окрестностей и, соблюдая
строжайшую тайну,  обучался в  своей палатке приемам его искусства;  плоды
своих трудов он показал в  Риме на площади у  Каринской курии;  у этого же
фокусника он купил собаку и  обезьяну и  с  августа до ноября беспрестанно
упражнялся в фокусах,  стараясь приобрести необходимую ловкость.  Затем он
тайком ушел из лагеря гладиаторов,  на третий день пути снял свои доспехи,
переоделся в одежду фокусника и малыми переходами,  останавливаясь почти в
каждом городе и  в  каждой деревне,  Добрался до Рима,  где ему предстояло
выполнить поручение. Читатели видели, как ему пришлось неожиданно показать
перед  добрыми квиритами свое  искусство Теперь же  последуем за  отважным
юношей.  Пройдя по той улице, что огибала Палатин и вела к Большому цирку,
он  довольно скоро  достиг курии  Салиев,  где  за  столами сидело великое
множество людей  разных  сословий  и  положения;  оттуда  неслись  веселые
восклицания, шум и гам.
   Любимой   пищей   во   время   сатурналий   была  свинина,  из  которой
приготовлялись различные кушанья.
   - Итак,  да  здравствует  Сатурн!  -  кричал  раб-каппадокиец огромного
роста,  сидевший за  столом,  около  которого остановился Арторикс.  -  Да
здравствует  Сатурн  и  великолепные  сосиски,  приготовленные  знаменитым
трактирщиком Курионом!  Никто не может с  ним соперничать в  приготовлении
кушаний из свинины.
   - Да избавят меня боги от тщеславия!  - отвечал Курион, толстый, пухлый
и   кругленький  человечек,   принесший  большое  блюдо  горячей  колбасы,
предназначенное для сидевших за  соседним столом.  -  Но  могу сказать без
хвастовства, что таких колбас, вымени и потрохов, как в моем заведении, вы
нигде не  отведаете.  Даже у  самого Лукулла и  Марка Красса так не  едят,
клянусь черными косами Юноны, покровительницы моего дома.
   - Io,  bona Saturnalia!  -  заорал какой-то захмелевший раб.  Как будто
выполняя  обязанности  предводителя  пира,   он   встал  и   поднял  чашу,
наполненную вином.
   - Io,  io,  bona Saturnalia!  -  закричали все сотрапезники раба,  тоже
поднявшись с мест, и все залпом выпили вино.
   - Да   окажут  нам  свое  благоволение  великие  боги!   -   воскликнул
каппадокиец, когда шум утих; он один продолжал стоять, когда все остальные
снова сели на свои места.  - Пусть вернется золотой век Сатурна и исчезнет
всякий след рабства на земле!
   - Но  тогда  тебе  уж  не  придется есть  сосисок  Куриона и  пить  это
превосходное цекубское.
   - Ну и что же!  -  воскликнул с негодованием раб.  -  Разве цекубское и
фалернское так уж необходимы для жизни?  Разве ключевая вода в моих родных
горах не утоляет жажду свободного человека?
   - Отличная вода... для омовений и купанья, - ответил с насмешкой другой
раб. - Мне милее цекубское.
   - И розги тюремщика!  -  добавил каппадокиец.  -  Эх,  Гинезий,  эх ты,
афинский выродок! Как тебя унизило долголетнее рабство!
   Остановившись,  чтобы выпить чашу тускуланского, Арторикс прислушивался
к разговору каппадокийца и грека.
   - Ого! - воскликнул какой-то гражданин, обращаясь к каппадокийцу. - Ты,
милейший Эдиок,  под защитой сатурналий,  кажется, ведешь пропаганду среди
рабов в пользу Спартака!
   - К  Эребу  проклятого гладиатора!  -  крикнул  с  возмущением какой-то
патриций, услышав страшное имя.
   - Пусть Минос в  аду  даст ему  в  неразлучные спутники всех эриний!  -
воскликнул тут же один из граждан.
   - Будь он проклят!  -  закричали остальные шесть или семь сотрапезников
каппадокийца.
   - О доблестные, о храбрые! - произнес каппадокиец со спокойной иронией.
- Стоит ли вам метать дротики в низкого,  презренного гладиатора, когда он
находится так далеко от вас?
   - Клянусь богами,  покровителями Рима,  ты,  подлый раб,  осмеливаешься
оскорблять нас, римских граждан! Выступаешь защитником гнусного варвара!
   - Потише вы там!  -  сказал Эдиок.  -  Никого я не оскорбляю,  и меньше
всего вас, уважаемые патриции и граждане, тем более, что один из вас - мой
господин.  За Спартаком я не пойду, как не пошел до сих пор, потому что не
верю в  успех его дела,  потому что против него -  счастливая судьба Рима,
любимого богами; но хоть я и не последовал за ним, я все же не считаю себя
обязанным ненавидеть его и проклинать по вашему примеру:  Спартак надеется
завоевать свободу для себя и  для своих собратьев,  он  взялся за оружие и
отважно сражается против римских легионов.  Я  имею  право  говорить,  что
хочу,  ведь священными обычаями сатурналий в  эти  три  дня  предоставлена
полная свобода действий и слов.
   В  ответ на  речи каппадокийца послышался громкий ропот неодобрения,  а
его господин сердито воскликнул:
   - О,  во  имя  белых  повязок  богини  целомудрия,  что  мне  привелось
услышать!..  Ты меньше обидел бы меня, безумный раб, если бы обругал меня,
мою жену, оскорбил честь моего дома!.. Проси, моли своих богов, чтобы я не
вспомнил твоих нелепых речей, когда пройдут дни сатурналий!
   - Защищает гладиатора! Каково!
   - Превозносит его подлые деяния!
   - Восхваляет подлого разбойника!
   - Клянусь Кастором и Поллуксом!
   - Клянусь Геркулесом!.. Это просто наглость!
   - И как раз сегодня,  именно сегодня, когда мы, как никогда, испытываем
гибельные последствия его восстания! - воскликнул хозяин Эдиока. - Как раз
теперь,  когда по  милости этого Спартака в  Риме не  осталось даже сотни,
даже  десятка гладиаторов.  Некого нынче  зарезать в  цирке  в  честь бога
Сатурна!
   - Неужели?  - печально и с удивлением воскликну -ли семь или восемь его
сотрапезников.
   - Клянусь  Венерой  Эрициной,   покровительницей  дома   Фабиев,   моей
повелительницей,   в   этом   году   сатурналии  будут  праздноваться  без
гладиаторских боев.
   - Вот  беда!  -  насмешливо воскликнул про  себя Арторикс,  прихлебывая
маленькими глотками тускуланское.
   - А между тем, согласно древнему обычаю, всегда свято соблюдавшемуся, -
сказал патриций, - Сатурну надо приносить человеческие жертвы: ведь Сатурн
первоначально был божеством преисподней, а не тверди небесной, и его можно
было умилостивить только человеческой кровью.
   - Да  испепелит Сатурн этого  мерзкого гладиатора!  Спартак -  вот  кто
единственный виновник такого  несчастья!  -  воскликнула свободнорожденная
гражданка,  сидевшая рядом с патрицием; лицо ее раскраснелось от возлияний
цекубского.
   - Нет, клянусь всеми богами, мы не допустим такого позора! - воскликнул
патриций,  вскочив с места.  -  Мы чтим бога Сатурна, и раз ему полагаются
человеческие жертвы,  он  их  получит.  Я  первый подам пример и  отведу к
жрецам одного раба для заклания на  алтаре бога;  найдутся и  еще набожные
люди,  Рим  недаром  славится  своим  благочестием;  они  последуют  моему
примеру,  и  Сатурн так же,  как и  в  прежние годы,  получит человеческие
жертвы.
   - Да, но кто порадует нас любимым нашим зрелищем - боями гладиаторов?
   -  Кто,  кто нас порадует? - воскликнула римлянка с глубоким сожалением
и, подавив вздох, поспешила утешиться десятой чашей цекубского.
   - Кто,  кто нам предоставит любимое зрелище?  - скорбно воскликнули все
восемь сотрапезников.
   На мгновение наступило молчание.  Арторикс закрыл лицо руками, ему было
стыдно при мысли, что и он также принадлежит к человеческой породе.
   - Об  этом  позаботятся наши  доблестные воины Луций Геллий Публикола и
Гней Корнелий Лентул Клодиан,  избранные консулами на будущий год.  Весною
они выступят против гладиатора,  -  сказал патриций, и глаза его сверкнули
жестокой радостью.  - У них будет две армии, почти тридцать тысяч солдат У
каждого...  Тогда  посмотрим,  клянусь Геркулесом Победителем,  посмотрим,
удастся ли этому варвару,  похитителю скота, оказать сопротивление четырем
консульским легионам, их вспомогательным частям и союзникам!
   -  Можно  подумать, - с усмешкой произнес вполголоса каппадокиец, - что
легионы, разбитые им под Фунди, не были консульскими легионами.
   - О-о!  Между  преторским войском и  двумя консульскими армиями большая
разница.  Тебе,  варвару,  этого  не  понять!  Клянусь чудесным мечом бога
Марса,  гладиаторов быстро разгромят,  и пленные попадут к нам в тюрьмы, а
оттуда тысячами будут отправлены в цирки на уничтожение.
   - Без пощады!..
   - Никакой жалости к этим разбойникам!..
   - Вот тогда уж мы вознаградим себя!  А  то что ж  это такое!  Нет и нет
гладиаторских боев! Изволь-ка терпеть!..
   - Да, уж клянусь Геркулесом Мусагетом, мы вознаградим себя!
   - Устроим невиданные гладиаторские бои, - такие, чтоб шли целый год.
   - Я  хочу насладиться муками агонии,  предсмертным хрипом этих тридцати
тысяч разбойников!..
   - То-то будет праздник! То-то будет ликованье!..
   - Потешимся! Повеселимся!
   - Еще посмотрим,  -  пробормотал сквозь зубы Арторикс, побледнев и весь
дрожа от гнева.
   И  в  то время как эти звери в  человеческом образе упивались в  мечтах
будущими кровавыми побоищами,  фокусник заплатил за  выпитое вино и  ушел,
захватив  четвероногих  артистов  и  принадлежности  своего  ремесла.   Он
направился в  сторону Палатина и  свернул на  верхнюю Священную улицу,  по
которой с неистовыми криками медленно двигалась толпа, сквозь которую он с
трудом пробился, усердно работая локтями.
   Толпа эта,  пройдя верхнюю Священную улицу,  наводнила затем все  улицы
вокруг Палатинского холма,  по  которым фокусник должен был пройти,  чтобы
добраться до верхушки северного склона холма, где стоял дом Катилины.
   Арториксу  до  отвращения  надоели  толчея и давка, он чуть не оглох от
этого неистового шума и гама. Наконец он дошел до портика, украшавшего дом
патриция.  В  портике оказалось великое множество клиентов, отпущенников и
рабов  фамилии  Сергия;  рассевшись,  как попало, они пировали, предаваясь
обожорству  и пьянству. Весь дом высокомерного и неукротимого сенатора был
полон гостей, судя по доносившимся оттуда крикам и песням.
   Появление фокусника было встречено бешеными рукоплесканиями,  и  вскоре
ему  пришлось повторить перед этой  ордой пьяниц свои фокусы,  которыми он
три часа назад развлекал случайную публику на улице Карин.
   Как  и  тот  раз,  Эндимион и  Психея  отлично исполнили свои  номера и
вызвали   нескончаемые  рукоплескания,   неистовый   смех   и   восхищение
фокусником.
   Пока   один  из   гостей  Катилины  собирал  вознаграждение  фокуснику,
Арторикс,   потешая  публику,   не  переставал  наблюдать  за  всем,   что
происходило вокруг него.  Заметив в портике управителя домом,  которого он
узнал по одежде и по властному тону его приказании рабам,  приставленным к
кухне,  он подошел и попросил доложить о себе, сказав, что принес Катилине
важные сведения.
   Домоправитель смерил его  взглядом с  ног до  головы;  затем небрежно и
почти презрительно ответил:
   - Господина нет дома.
   И повернулся спиной к фокуснику, собираясь уйти.
   - А  что,  если я  пришел к  нему с Тускуланских холмов и у меня есть к
нему поручение от Аврелии Орестиллы? - тихо сказал Арторикс.
   Домоправитель остановился, повернулся к нему и вполголоса сказал:
   -  Ах...  ты  пришел?..  -  И  с  лукавой улыбкой добавил: - Понимаю...
Ремесло  фокусника  не  мешает  быть  крылатым вестником богов... А-а-а...
понимаю.
   - Ты необычайно проницателен! - с тонкой иронией ответил Арторикс.
   И тут же добродушно добавил:
   - Что поделаешь! Делаю, что могу.
   - Да что ж,  я  ничего не имею против,  -  сказал домоправитель и через
минуту добавил:  - Если хочешь повидать Катилину, спустись к Форуму... Там
ты наверняка найдешь его.
   И он удалился.
   Как  только Арториксу удалось избавиться от  своих  новых  поклонников,
осыпавших его похвалами,  он спустился с  Палатина и  с  той поспешностью,
которую только дозволяли переполненные народом улицы, направился к Форуму,
где давка и  шум были,  разумеется,  еще больше,  чем в любой другой части
города.
   Здесь   медленно   двигался   в   двух   противоположных   направлениях
трехтысячный поток людей обоего пола, всех возрастов и состояний: одни шли
к храму Сатурна, другие возвращались 'от него.
   Все  портики  вокруг  Форума  -  портики  храмов  Согласия,  Кастора  и
Поллукса,  Весты,  Грекостаза, Курии Гостилия и базилик Порции, Семпронии,
Фульвии и Эмилии -  были переполнены патрициями,  всадниками, плебеями и в
особенности самыми красивыми женщинами всех сословий. Отсюда, где зрителей
меньше  толкали  и  жали,  они  любовались внушительной картиной,  которую
представлял собою  обширнейши  Форум,  переполненный ликующей  праздничной
толпой.
   Почитатели  Сатурна,   желавшие  поклониться  богу,  в  честь  которого
установлен был этот праздник,  сталкивались с богомольцами, выходившими из
храма; впереди как той, так и другой толпы шли мимы, флейтисты, музыканты,
кифаристы;  все  пели  гимны в  честь великого отца Сатурна и  исступленно
выкрикивали его имя.
   Неописуемый,   оглушительный  шум  еще  больше  усиливали  разноголосые
выкрики  бесчисленных  скоморохов,   продавцов  игрушек,  всякой  снеди  и
разносчиков мелочных товаров.
   Попав  в  людской  поток,  Арторикс  поневоле должен  был  отдаться его
течению и,  увлекаемый его медлительной,  но непрестанной волной, дошел до
храма божества, чествуемого в тот день.
   Толпа продвигалась на несколько шагов, останавливалась на минуту, снова
двигалась дальше,  и,  шагая в тесных ее рядах,  Арторикс бросал взгляд то
направо, то налево, надеясь увидеть Катилину.
   Собака бежала рядом с  хозяином,  и время от времени Арторикс слышал ее
жалобные  повизгивания,   -   хотя  бедное  животное  ловко  и   осторожно
пробиралось под ногами людей, в этой страшной давке ей неизбежно наступали
то на одну, то на другую лапу.
   На несколько шагов впереди Арторикса шел какой-то старик и двое молодых
людей.  На  старике была богатая, даже роскошная одежда, но Арторикс сразу
распознал  в  нем  мима;  человеку  этому,  несомненно,  Уже перевалило за
пятьдесят:  густой слой белил и румян не мог скрыть глубоких морщин на его
безбородом,  женоподобном  истасканном  лице,  отражавшем  самые низменные
страсти.  Двое  юношей,  шедшие  рядом  с  мимом,  были  патриции,  о  чем
свидетельствовала  пурпурная  кайма  на их белых туниках. Один из них, лет
двадцати  двух  -  двадцати  трех, был выше среднего роста, хорошо сложен;
густые черные кудри подчеркивали бледность его лица, полного тихой грусти;
выразительные  черные  глаза искрились умом. Второй юноша, лет семнадцати,
невысокий  и  хилый  с  виду, привлекал внимание своим прекрасным лицом; в
четких,   правильных  его  чертах  запечатлелась  чистота  души,  глубокие
чувства,  твердая воля и решительный характер. Старик этот был Метробий, а
юноши - Тит Лукреций Кар и Гай Кассий Лонгин.
   - Клянусь  славой  моего  бессмертного друга  Луция  Корнелия Суллы!  -
говорил  комедиант,  обращаясь  к  своим  спутникам и,  видимо,  продолжая
начатый разговор. - Клянусь, я никогда не видел женщины красивее Клодии!
   - Старый сластолюбец,  может быть,  ты  и  встречал в  своей развратной
жизни таких красавиц,  но уже другой такой распутницы, конечно, не знавал,
верно, старый плут?
   - Поэт,  поэт,  не дразни меня,  - сказал комедиант, польщенный словами
Лукреция. - Клянусь Геркулесом Мусагетом, мы и о тебе кое-что знаем.
   -  О,  клянусь  Мнемосиной,  я  без ума от Клодии! - воскликнул Кассий,
устремив  взгляд  на  портик  храма  Весты,  около  которого  в эту минуту
собралась  толпа;  там  была  и  Клодия, и Кассий не сводил горящих глаз с
красавицы, стоявшей рядом со своим братом, на вид еще мальчиком. - Как она
хороша?.. Божественно прекрасна!
   - Победа над Клодией -  дело нетрудное,  Кассий,  -  сказал,  улыбаясь,
Лукреций, - если ты действительно решил добиться ее поцелуев.
   - О,  она  не  заставит себя  долго просить,  уверяю тебя,  -  прибавил
Метробий.
   - Ты заметил, как она похожа на своего брата?
   - Они словно две миндалины в  одной скорлупе...  Если бы  Клодия надела
мужское платье, их невозможно было бы отличить друг от друга.
   В  эту  минуту  толпа,  как  это  случалось  через каждые десять шагов,
остановилась, и Арторикс мог рассмотреть вблизи женщину, на которую Кассий
бросал  влюбленные взоры. Она стояла у колонны портика, высокая, стройная,
молодая,  -  ей  было  не  больше  двадцати  лет; короткая белая туника из
тончайшей  шерсти,  окаймленная  пурпурной  полосой и туго перехваченная в
талии, обрисовывала ее гибкий стан и сладострастные изгибы роскошных форм.
Как  ни  была  ослепительна  белизна  ее  рук и плеч, лицо ее казалось еще
белее,  и только нежный румянец, игравший на щеках, говорил, что это лицо,
эта  шея,  эти плечи и эта грудь принадлежат живой женщине, а не статуе из
прозрачного  паросского мрамора, изваянной резцом бессмертного Фидия. Лицо
ее  обрамляли густые и мягкие рыжие кудри и оживляли голубые сияющие глаза
со  смелым  и  даже  дерзким  выражением.  Рядом  с  этой  красавицей, уже
отвергнутой  первым  мужем,  стоял поразительно похожий на нее Клодий; ему
едва  исполнилось четырнадцать лет, и по детскому открытому его лицу никто
не   мог   бы   угадать   в  нем  будущего  мятежного  народного  трибуна,
жестокосердного  человека,  которому  суждено  было  в  недалеком  будущем
навлечь на Рим бедствие раздоров, распрей и убийств.
   - Венера или Диана,  какими их представляет себе легковерный народ,  не
могли бы быть прекраснее ее!  - воскликнул Кассий после минуты безмолвного
восторга.
   - Венера, конечно Венера, - сказал, улыбаясь, Тит Лукреций Кар, - Диану
уж оставь в покое; она слишком чиста для того, чтобы можно было сравнивать
с ней эту продажную женщину, эту квадрантарию.
   - Кто это дал такое постыдное прозвище Клодии?.. Кто смеет так поносить
ее? - воскликнул взбешенный Кассий.
   - Завистницы-матроны, не менее развратные, чем она, но менее бесстыдные
и  менее красивые.  Они не выносят ее и  потому превратили ее в мишень для
своих острот и неутолимой ненависти.
   - Вот  она,  смотрите!  -  воскликнул Метробий.  -  Вон та,  что первая
наградила Клодию этой кличкой.
   И он указал на высокую женщину,  патрицианку,  судя по одежде. Она была
хорошо сложена,  но  лицо  ее  носило печать строгости и  даже  суровости.
Стояла она неподалеку от колонны,  где были Клодия и ее брат.  Рядом с ней
стоял человек лет тридцати с лишним,  высокого роста, величественного вида
и осанки,  у него был очень широкий лоб, густые косматые брови, близорукие
глаза с каким-то потухшим взглядом и орлиный нос.  Лицо было незаурядное и
поражало своим сосредоточенным выражением.
   - Кто это? Теренция? Жена Цицерона?..
   - Да, именно она... Вон она стоит рядом с почтенным своим мужем!
   - О,  ей-то  вполне  пристало бичевать пороки  и  разврат!  -  заметил,
иронически улыбаясь,  Лукреций.  -  Недаром  ее  сестра,  весталка  Фабия,
прославилась своей кощунственной связью с  Катилиной!  Клянусь Геркулесом,
если  цензору придется разбираться в  безнравственном поведении Клодии,  у
него  будет  больше  оснований заняться еще  более  безнравственной жизнью
Фабии.
   -  Эх!  - с недоверчивым видом покачал головою Метробий. - Мы уже дошли
теперь  до  такого  позора, что если бы строгий и неподкупный Катон, самый
суровый  и  непреклонный из всех цензоров, которые были до сих пор в Риме,
жил  в  наше  время,  он не знал бы, с чего начать исправление распущенных
нравов. Клянусь Кастором и Поллуксом, если бы ему пришлось изгнать из Рима
всех  женщин, не имеющих права тут находиться, Рим превратился бы в город,
населенный  только  мужчинами,  как  в  блаженные  времена  Ромула,  и для
сохранения   рода   Квирина  пришлось  бы  снова  прибегнуть  к  похищению
сабинянок. Впрочем, стоят ли нынешние сабинянки того, чтобы их похищали?
   - Браво,  браво,  вот это я понимаю,  клянусь божественным Эпикуром!  -
воскликнул Лукреций.  - Метробий произносит филиппику против распущенности
нравов!  При  первых же  выборах я  подам  за  тебя  голос  и  буду  вести
пропаганду, чтобы тебя избрали цензором!
   В  этот  момент толпа  снова  двинулась,  и  Кассий со  своими друзьями
оказался почти у самых ступенек лестницы портика "храма Весты, недалеко от
Клодии.  Кассий  приветствовал ее,  приложив правую руку  к  губам,  затем
воскликнул:
   - Привет тебе, о Клодия, прекраснейшая из всех прекрасных женщин Рима!
   Клодия взглянула на него и ответила на поклон легким наклонением головы
и нежной улыбкой, бросив юноше долгий огненный взгляд.
   - Взгляд этот обещает многое, - улыбаясь, сказал Лукреций Кассию.
   - Твой пыл вполне оправдан, славный Кассий, - сказал Метробий. - Право,
я  никогда еще не видел женщины красивее,  за исключением одной;  она была
так же прекрасна, как Клодия, - греческая куртизанка Эвтибида!
   Лукреций  вздрогнул при  этом  имени  и,  помолчав,  спросил  с  легким
вздохом:
   - Красавица Эвтибида! Где-то она теперь?..
   - Ты не поверил бы собственным глазам, ведь она в лагере гладиаторов!
   - Напротив, я нахожу это вполне естественным, - ответил Лукреций. - Там
для нее самое подходящее место!
   - Но знай,  что Эвтибида находится в лагере этих разбойников только для
того,  чтобы  добиться  любви  одного  из  них:  она  безумно  влюблена  в
Спартака...
   - Браво! Клянусь Геркулесом!.. Теперь наконец у нее любовник, достойный
ее!
   -  Ошибаешься, клянусь Юпитером Статором!.. Спартак с презрением отверг
ее.
   Все трое на мгновение умолкли.
   - А вот ты и не знаешь,  - продолжал через минуту Метробий, обращаясь к
Лукрецию,  - что красавица Эвтибида не раз приглашала меня, звала приехать
в лагерь гладиаторов.
   - А что тебе там делать? - удивленно спросил Лукреций.
   - Пьянствовать,  что ли?  - добавил Кассий. - Но этим ты вполне успешно
занимаешься и в Риме...
   - Вы все смеетесь, шутите... а я бы не прочь туда отправиться...
   - Куда?
   - Да  в  лагерь Спартака.  Поехал бы туда переодетый и  под вымышленным
именем вошел бы  к  нему в  доверие и  приобрел его  расположение,  а  тем
временем разузнал бы все его планы и  намерения,  разведал бы,  что он там
подготовляет, и обо всем тайком сообщил бы консулам.
   Оба патриция громко расхохотались. Метробий обиделся и сердито сказал:
   - Ах,  вы  смеетесь?  А  разве не  я  предупредил консула Луция Лициния
Лукулла два года назад о подготовлявшемся восстании гладиаторов?  Разве не
я открыл их заговор в роще богини Фурины?
   "А-а,  запомним!" -  подумал Арторикс.  Лицо его вспыхнуло, и он мрачно
взглянул на Метробия, шедшего неподалеку от него.
   В  этот  момент толпа  подошла к  подножию Капитолия и  очутилась перед
храмом Сатурна;  это было величественное и прочное сооружение,  где, кроме
жертвенника Сатурну, хранились также утвержденные законы и государственная
казна;  тут теснилось великое множество народа и  движение замедлялось еще
больше.
   - Клянусь богами,  покровителями Рима,  -  воскликнул Кассий,  -  здесь
можно задохнуться!
   - Да, это вполне возможно, - сказал Лукреций.
   - Так оно и будет, клянусь венком из плюща Вакха Дионисия! - воскликнул
Метробий.
   -  Не  понимаю,  к  чему  нам  было забираться в эту сутолоку! - сказал
Лукреций.
   Толпа  все  больше  нажимала, толкотня и давка были невыносимы; наконец
через  четверть  часа,  двигаясь  черепашьим  шагом,  почти  задохнувшись,
Метробий, Лукреций и Кассий, а также и Арторикс попали в храм, где увидели
бронзовую  статую  бога  Сатурна  с  небольшим  серпом  в  руке, как будто
собравшегося  на  жатву.  Статуя была окружена земледельческими орудиями и
аллегорическими  изображениями сельских работ и сцен из пастушеской жизни.
Статуя Сатурна была полая и наполнялась оливковым маслом в знак изобилия.
   - Смотри,  смотри,  вот божественный Цезарь,  верховный жрец,  - сказал
Метробий.  -  Он  только что  совершил жертвоприношение в  честь Сатурна и
теперь, сняв жреческое облачение, выходит из храма.
   - Как на него смотрит Семпрония, прекрасная и умная Семпрония!..
   - Ты бы лучше сказал - необузданная Семпрония.
   - Черноокая красавица! Клянусь двенадцатью богами Согласия, совершенный
тип римской зрелой красоты!..
   - Погляди,  словно молния,  сверкает пламя страсти в  ее черных глазах!
Какие улыбки шлет она красавцу Юлию!
   - А сколько еще матрон и девушек нежно поглядывают на Цезаря!
   - Посмотри на рыжую Фавсту.
   - Дочь  моего  бессмертного друга  Луция  Корнелия  Суллы  Счастливого,
диктатора.
   - Что ты был другом,  да еще бесстыдным другом этого чудовища,  нам уже
давно известно, и тебе незачем повторять это на каждом шагу.
   - Что это опять за шум?
   - Что за крики?
   Все  повернули головы ко  входу  в  храм,  откуда опять неслись громкие
восхваления Сатурну.
   Вскоре толпу,  заполнявшую храм, оттеснила к колоннаде и к стенам новая
толпа,  явившаяся на поклонение Сатурну, и в ней человек пятьдесят мрачных
и исхудалых богомольцев,  словно в триумфальном шествии,  несли городского
претора; у каждого в руке была железная цепь.
   - Ах да,  понимаю!  Это преступники,  сидевшие в  Мамертинской тюрьме в
ожидании приговора: согласно обычаю, они помилованы, - сказал Лукреций.
   - И,  как  установлено обычаем,  они принесли сюда свои кандалы,  чтобы
повесить их на алтарь божественного Сатурна, - добавил Метробий.
   - Смотри,  смотри,  вон  там  страшный Катилина,  гроза  всего Рима!  -
воскликнул Кассий,  указывая в  сторону жертвенника бога,  возле  которого
стоял  гордый  и  распутный патриций,  погрузившись в  созерцание коллегии
весталок, и пожирал взглядом одну из молодых жриц. - Отрицать бесполезно -
этот человек жесток даже в  любви.  Видите,  с какой звериной алчностью он
глядит на сестру Теренции.
   В  то время как Лукреций и Метробий судачили с молодым Лонгином Кассием
о  кощунственной любви  Катилины,  Арторикс увидел патриция,  и  глаза его
радостно засияли.  Он начал осторожно проталкиваться через толпу, стараясь
добраться до Катилины.
   Но  одно дело желать, другое - исполнить желание; только через полчаса,
да  и  то  лишь  следуя  движению толпы, направлявшейся к выходу из храма,
молодой  галл  мог приблизиться к Луцию Сергию, по-прежнему погруженному в
созерцание весталки. Арторикс тихо сказал ему на ухо:
   - Свет и свобода.
   Катилина вздрогнул,  стремительно повернулся и, нахмурив брови, сурово,
почти с  угрозой спросил фокусника,  пристально вглядываясь в  него своими
серыми глазами:
   - Что это значит?
   - Я от Спартака,  - тихо ответил Арторикс. - Прибыл в таком вот виде из
Апулии. Мне надо переговорить с тобою о важных делах, славный Катилина.
   Патриций еще с минуту смотрел на фокусника, потом сказал:
   - Хорошо...  Иди рядом, пока нам не удастся выбраться из храма... Потом
следуй за мной издали, пока мы не дойдем до уединенного места.
   С презрением, отличающим сильных и дерзких самоуправцев, - а у Катилины
оно доходило до грубости и  полного пренебрежения к людям,  -  он принялся
расталкивать толпу  своими  мощными  руками  и  зычным  голосом приказывал
окружающим посторониться.  Действуя таким способом, Катилина скорее других
достиг выхода из храма; за ним неотступно, точно пришитый, шел Арторикс.
   Продвигаясь таким же точно образом, они прошли через портик и очутились
на  улице,  а  через  полчаса, выбравшись из толпы, направились к Скотному
рынку,  где  толпились  продавцы  и  покупатели  волов;  на  этой огромной
площади,  отведенной для торговли скотом, народу оказалось не так много, и
путникам  не  стоило  большого труда добраться до круглого храма Геркулеса
Триумфального; Арторикс следовал за Катилиной на некотором расстоянии.
   Миновав  храм Геркулеса, Катилина подошел к небольшому храму Целомудрия
патрицианок;  там он остановился, поджидая фокусника, и Арторикс подошел к
нему.
   Как  это  и  было  поручено  Арториксу, он изложил Катилине предложение
Спартака;  красочно,  правдиво,  убедительно  описал он мощь гладиаторских
легионов; доказал, что отвага этих шестидесяти тысяч рабов, уже испытанных
во  многих  боях,  удесятерилась  бы,  встань  во  главе  их  Луций Сергий
Катилина,  и  за  короткое время число их удвоилось бы; на основании всего
этого,  нисколько  не  преувеличивая,  можно  было с полной достоверностью
рассчитывать  на  ряд  побед  и  через год подойти с непобедимым войском к
воротам Рима.
   При  этих  словах  глаза  Катилины  налились  кровью;  на выразительном
свирепом  лице  заходили  желваки  мускулов, время от времени он угрожающе
сжимал  мощные  кулаки,  из  груди  его  вырывались вздохи удовлетворения,
весьма похожие на звериный рык.
   Когда Арторикс закончил свою речь,  отрывисто и  взволнованно заговорил
Катилина:
   - Ты искушаешь меня... о юноша... я, право, не знаю... Не хочу скрывать
от тебя,  что мне,  патрицию и римлянину...  противно даже подумать, что я
могу стать во главе войска рабов... храбрых, отважных, пусть так... но все
же мятежных рабов. Однако мысль о том, что в моем распоряжении будет такая
мощная армия и  я  смогу ее вести к  победе...  Ведь я  рожден для великих
деяний  и  никогда  не  имел  возможности получить  управление  какой-либо
провинцией,  где  мог бы  мне представиться случай совершить высокие дела;
чувствую, что эта мысль...
   - Такая  мысль  пусть  не  опьянит  тебя,  не  одурманит твоего  разума
настолько,  чтобы ты мог забыть,  что ты римлянин и рожден патрицием;  что
олигархия,   господствующая  над  нами,   должна  быть  уничтожена  руками
свободнорожденных  и   римским  оружием,   а   не  с   преступной  помощью
варваров-рабов.
   Слова эти произнес человек лет тридцати,  высокого роста, с благородной
осанкой и  надменным лицом.  Он  шел следом за  Катилиной и  в  эту минуту
выступил из-за  угла  храма Целомудрия,  около которого вели  беседу Луций
Сергий и Арторикс.
   - Лентул Сура! - удивленно воскликнул Катилина. - Ты здесь?..
   - Я  пошел за  тобою,  потому что мне показался подозрительным человек,
как будто преследовавший тебя.  Я  не  раз предсказывал тебе,  что судьбой
предначертано трем  Корнелиям  властвовать над  Римом;  Корнелий  Цинна  и
Корнелий Сулла уже  исполнили это предначертание,  ты  -  третий избранный
судьбой быть  властелином Рима.  Я  хочу  помешать тебе  совершить ошибку:
ложный шаг, вместо того чтобы приблизить тебя к цели, отдалит тебя от нее.
   - Стало быть,  Лентул, ты думаешь, что может представиться другой столь
же благоприятный случай, как предложение Спартака? Значит, ты думаешь, что
в дальнейшем нам удастся иметь под нашим началом легионы,  подобные войску
гладиаторов, и осуществить наши планы?
   - Я думаю,  что если бы мы воспользовались предложением Спартака, мы не
только  навлекли бы  на  себя  ненависть народа  нашего  и  проклятие всей
Италии,  но  это послужило бы  не  на  благо римским плебеям,  не на благо
лишенным наследства,  неимущим и обремененным долгами,  а только на пользу
варварам,  врагам римского народа. Если благодаря влиянию* и помощи друзей
наших они станут господствовать в Риме,  неужели ты думаешь, что они будут
подчиняться каким-нибудь  законам,  и  мы  чем-нибудь  сможем обуздать их?
Неужели ты думаешь, что они предоставят нам право управлять и властвовать?
Каждый римский гражданин в  их  глазах будет врагом;  они  вовлекут нас  в
резню и убийства, а ведь мы, по своему чрезмерному простодушию, собирались
сокрушить одних только оптиматов!
   Лентул  говорил твердо и  спокойно,  и  постепенно возбуждение Катилины
ослабевало,  каждое его движение выдавало,  что пыл его остывает,  и когда
Сура закончил свою речь,  убийца Гратидиана устало склонил голову на грудь
и с глубоким вздохом тихо сказал:
   - Логика твоя убийственна, словно отточенный клинок испанского меча.
   Арторикс что-то  хотел сказать Лентулу,  но  тот,  сделав повелительный
жест, произнес твердым тоном:
   - Иди,  возвращайся к Спартаку.  Передай ему,  что мы восхищаемся вашим
мужеством,  но  что мы прежде всего римляне.  Все распри на Тибре утихают,
когда   нашей   родине  угрожает  большая  опасность.   Скажи,   чтобы  он
воспользовался благоприятствующей ему судьбой и повел бы вас по ту сторону
Альп,  каждого в  его  страну:  дальнейшая война  в  Италии будет для  вас
роковой. Иди, и да сопутствуют тебе боги.
   С  этими  словами Лентул Сура  взял  под  руку  мрачного и  безмолвного
Катилину,  стоявшего в  глубоком раздумье,  и повел его в сторону Скотного
рынка.
   Арторикс  еще  долго  провожал  растерянным  взглядом  две  удалявшиеся
фигуры. Его вывел из задумчивости Эндимион, который прыгнул на него и стал
лизать  ему  руки;  тогда  мнимый фокусник решил уйти и медленно зашагал к
Гермальской курии, по дороге к древним Мугионским воротам.
   Когда  галл  подошел к  курии,  где  также толпился веселившийся народ,
солнце уже  близилось к  закату.  Арторикс был  погружен в  свои печальные
мысли,  вызванные словами Суры,  и даже не заметил, что уже довольно долго
за ним следит Метробий, - то идет позади, то забегает вперед и внимательно
его  разглядывает.  Только выйдя на  площадь,  где  находилась Гермальская
курия,  он заметил мима и сразу же узнал его,  так как долгое время жил на
вилле Суллы в Кумах и знал комедианта, частого гостя в доме диктатора; при
виде Метробия Арторикс взволновался,  боясь,  как бы  он не признал в  нем
гладиатора Суллы.
   Поразмыслив  немного,  галл решил выйти из затруднительного положения и
ускорил  шаги  в  надежде на то, что Метробий оказался здесь случайно и не
узнал  его;  в  худшем случае он надеялся, затерявшись в толпе, скрыться с
глаз преследователя.
   Казалось, судьба покровительствовала Арториксу. У входа в дом какого-то
патриция толпились его клиенты;  каждый держал в руке по свече:  по случаю
праздника сатурналий они,  согласно  обычаю,  принесли  эти  свечи  в  дар
сенатору - хозяину этого дома и своему патрону.
   Арторикс в  одну  минуту добежал до  этой  толпы клиентов,  и,  работая
локтями,  протиснулся в  нее  и  вместе с  ними пробрался в  дом патриция;
привратнику,  спросившему у него,  зачем и куда он идет, Арторикс ответил,
что  хочет предложить хозяину дома дать представление для  его  клиентов и
таким способом сенатор отблагодарит их за принесенные ему дары.
   Привратник пропустил фокусника вместе  с  клиентами своего господина из
передней в атрий.  Арторикс, хорошо знакомый с расположением домов богатых
римлян,  обычно построенных на один лад, тотчас же пробрался во внутренний
двор,  посредине которого стоял жертвенник с алтарем для ларов, и поискал,
нет  ли  другого выхода,  через  сад;  такой выход действительно оказался.
Пользуясь суматохой,  которая царила в  доме из-за сатурналий и  еще более
увеличилась с  приходом  толпы  клиентов,  он  прокрался через  имплувий в
перистиль, оттуда в парадный зал, потом прошел по длинному коридору в сад,
а  оттуда  -  до  выхода,  имевшегося  на  другой  стороне  дома;  второму
привратнику  он  рассказал,   что  дал  представление  в  присутствии  его
господина и  теперь спешит по  своим делам,  время ему дорого,  его ждут в
других  местах,  поэтому  он  очень  просит  выпустить его  через  садовую
калитку,  ибо у главного входа толпится очень уж много народа.  Привратник
счел  эту  просьбу  уважительной и,  отворив калитку,  выпустил фокусника,
провожая  его  самой  приветливой улыбкой.  Арторикс очутился в  переулке,
выходившем на Новую улицу.
   Уже  начали  сгущаться сумерки, и Арторикс решил как можно скорее выйти
из города через ближайшие ворота. Он спустился кратчайшим проездом к Новой
улице,  которая  вела от Большого цирка к реке, и очутился на великолепной
набережной,  проложенной  по  левому  берегу  Тибра,  от  Флументанских до
Тройных  ворот.  Арторикс тотчас же повернул налево, направляясь к Тройным
воротам,  так  как  они были ближе других. Улица эта, удаленная от центра,
была  пустынна;  фокусник  шел  быстро  и  встретил  всего лишь нескольких
граждан,  спешивших  в цирк и на Форум; тишину и спокойствие нарушало лишь
журчанье  воды в реке, мутной и вздувшейся от недавно прошедших дождей, да
смутные отголоски шума, долетавшие из центра огромного города.
   Не  успел Арторикс пройти и  триста шагов по  этой улице,  как  услышал
позади чьи-то  торопливые шаги.  Он  остановился на минуту,  прислушался -
шаги становились все явственнее, все приближались. Тогда он засунул правую
руку за кафтан и, вытащив оттуда кинжал, быстро двинулся дальше.
   Но  тот,  кто  шел  позади,  видимо,  старался догнать его;  шум  шагов
слышался все  ближе.  Тогда,  воспользовавшись поворотом,  который  делала
улица,  Арторикс остановился у  одного из  старых дубов,  осенявших улицу,
спрятался за толстый его ствол и затаил дыхание:  он хотел убедиться,  был
ли  то  Метробий или же какой-нибудь гражданин,  спешивший по своим делам.
Вскоре   фокусник  услышал  тяжелое  дыхание  приближавшегося  человека  и
увидел... Метробия.
   Не   видя  больше  перед  собой  Арторикса,   Метробий  остановился  и,
оглядевшись вокруг, сказал удивленно:
   - Куда же он делся?
   -  Я  здесь,  милейший Метробий, - сказал Арторикс, выходя из укромного
места,  где  он спрятался. Галл решил прикончить комедианта, отомстить ему
за   все  обиды,  за  предательство  и  за  весь  вред,  причиненный  делу
гладиаторов,  а  вместе  с  тем  избавиться  от  опасности,  которая  ему,
несомненно, угрожала.
   Метробий отступил на  несколько шагов к  той стороне улицы,  где низкая
стена  высотой  примерно в  половину человеческого роста  ограждала берега
реки, и, обращаясь к Арториксу, вкрадчиво заговорил сладеньким голоском:
   - Ах,  оказывается, это действительно ты, красавец-гладиатор!.. Я узнал
тебя...  поэтому и шел за тобою... Мы познакомились с тобой на вилле Суллы
в  Кумах...  Я  хочу пригласить тебя поужинать со  мной...  выпьем доброго
старого фалернского...
   - Ты приглашаешь меня на ужин в Мамертинскую тюрьму,  старый предатель,
- тихо и с угрозой сказал Арторикс,  приближаясь к миму. - Меня распяли бы
на кресте, а тело мое пошло бы на ужин эсквилинскому воронью!..
   - Да что ты!  Что это пришло тебе в голову?  - дрожащим голосом ответил
Метробий,  отступая по  диагонали в  ту сторону,  откуда он пришел.  -  Да
испепелит меня Юпитер своими молниями,  если я  лгу!  Я собирался угостить
тебя отличнейшим фалернским!..
   - Нет,  проклятый пьяница,  тебе  придется попить  сегодня мутной  воды
Тибра,  -  пробормотал гладиатор и,  отбросив  далеко  от  себя  лестницу,
веревки и обезьянку, ринулся на старого комедианта.
   - На помощь!  Помогите... друзья... он убивает меня!.. Сюда! На помощь!
- кричал комедиант,  убегая по направлению к  Новой улице,  но он не успел
закончить своего вопля о  помощи:  Арторикс,  бежавший за ним с кинжалом в
зубах, настиг его и схватил за горло. Голос Метробия пресекся.
   Арторикс пробормотал сквозь зубы:
   - Ах,  негодяй,  ты пригласил еще и приятелей своих к ужину, на который
звал меня!.. Да, да, вот они... бегут сюда...
   И он крепко сжал в правой руке кинжал,  а Метробий вновь принялся звать
на  помощь рабов  и  клиентов из  дома  сенатора,  где  недавно нашел себе
убежище Арторикс; по наущению Метробия, они бросились по следам Арторикса.
При свете факелов,  которые были в руках преследующих, Метробий и Арторикс
увидели,  что  с  Новой  улицы  по  набережной Тибра  бежит  целая  толпа,
спешившая на крики и вопли комедианта. Тогда Арторикс несколько раз вонзил
кинжал в грудь Метробия и, задыхаясь от гнева, глухо произнес:
   - Тебя они  спасти не  успеют,  а  меня им  также не  удастся схватить.
Подлый негодяй!..  -  И,  подняв обеими руками полумертвого мима,  который
стонал слабым голосом, исходя кровью, Арторикс бросил его в реку, крикнув:
- Нынче вечером,  старый пьяница, выпьешь воды, - в первый и последний раз
в жизни.
   Вслед за этими словами послышался всплеск,  отчаянный вопль, и Метробий
исчез в мутных волнах бурливой реки.
   - Вот и мы!.. Метробий...
   - Не бойся!..
   - Мы распнем подлого гладиатора!
   - Не скроется он от нас!  -  кричали в один голос рабы и сбежавшиеся на
шум  граждане.  Преследователи были  уже  не  более  как  в  пятидесяти  -
шестидесяти шагах от Арторикса.
   Гладиатор,  сбросив с  себя пенулу,  схватил Эндимиона и кинул собаку в
реку, потом взлез на парапет и сам тоже бросился в Тибр.
   - Помогите!..   умираю!..   Помо...   -  еще  раз  вскрикнул  Метробий,
показавшийся на  поверхности реки,  но мутные волны помчали его к  Тройным
воротам.
   Бежавшие на  помощь достигли того места,  где произошла кровавая драма;
запыхавшись,  все метались у  стены,  кричали,  но  никто ничего не делал,
чтобы спасти утопавшего.
   Арторикс между тем быстро плыл наперерез течению, направляясь к другому
берегу.
   Собравшиеся на  берегу  слали  ему  проклятия и  горевали  над  судьбой
Метробия,  который уже больше не появлялся из речной пучины;  а гладиатор,
переплыв на другой берег,  быстро зашагал к Яникульскому холму,  скрывшись
во мраке, все более сгущавшемся над вечным городом.






   Когда исчезла всякая надежда на то, что Сергий Катилина возглавит армию
гладиаторов,  восставшие  приняли предложение Спартака: решено было весной
двинуться   к   Альпам  и  после  перехода  через  них  распустить  войско
гладиаторов;  каждый отправится в свою страну; там они постараются поднять
ее  население против Рима. Спартак обладал здравым умом и дальновидностью,
что  делало его одним из лучших полководцев своего времени, и он прекрасно
отдавал  себе  отчет,  что  дальнейшая  война с Римом на территории Италии
могла бы окончиться только победой квиритов.
   И вот в конце февраля 682 года Спартак выступил из Апулии с двенадцатью
легионами по пяти тысяч человек в каждом; кроме того, у него было еще пять
тысяч  велитов  и  восемь  тысяч  конников,  -  в  общей  сложности  свыше
семидесяти тысяч солдат,  отлично обученных и  превосходно вооруженных;  с
этим войском он двинулся к Самнию, держась ближе к морю.
   После десятидневного похода он  дошел до области пелигнов,  где получил
сведения,  что  консул Лентул Клодиан собирает в  Умбрии армию в  тридцать
тысяч человек с  целью перерезать гладиаторам дорогу к  реке  Паду,  а  из
Латия  идет  другой  консул,   Геллий  Публикола,   с  тремя  легионами  и
вспомогательными войсками и  собирается напасть  на  него  с  тыла,  чтобы
отрезать ему путь к возвращению в Апулию, а следовательно, к спасению.
   Раздражение,   вызванное  в   сенате   позором  восстания  и   чувством
оскорбленного достоинства,  уступило место страху и сознанию опасности,  и
сенат отправил против восставших,  как на одну из труднейших и  опаснейших
войн,  двух консулов;  им  были даны две  большие армии и  поручено раз  и
навсегда покончить с гладиатором.
   Через несколько дней  после своего назначения оба  консула собрали свои
войска,  -  один в  Латии,  а  другой в  Умбрии;  однако опыт этой войны и
поражения, которые потерпели претор Вариний, квестор Коссиний и сам Орест,
ничему не  научили ни  Лентула,  ни Геллия,  и  они были далеки от мысли о
совместном выступлении против Спартака то  ли  из  чувства соперничества и
жажды личной славы,  то ли из-за неправильных тактических соображений; так
или иначе,  но они решили врозь наступать на Спартака, так что Спартак мог
одолеть и  разбить каждую армию  в  отдельности,  как  он  это  и  делал в
истекшие два года.
   В  Риме все же  возлагали большие надежды на поход этих двух консулов и
рассчитывали,  что  теперь навсегда будет покончено с  этой  позорящей Рим
войной против рабов.
   Узнав  о  намерениях своих  врагов,  Спартак ускорил продвижение своего
войска через Самний и  решил сперва напасть на Геллия,  который должен был
наступать на него из Латия.  Фракиец надеялся повстречаться с  консулом на
дороге между Корфинием и Амитерном.
   Но,  придя в эту местность, Спартак узнал от рабов окрестных городов, -
они  не отваживались убежать в лагерь гладиаторов, но оказывали им большие
услуги  сообщением  важных сведений, - что Геллий еще находится в Анагнии,
где  ждет прибытия своей кавалерии, и двинется оттуда недели через две, не
раньше.
   Вождь гладиаторов решил идти дальше и  направился в Пицентскую область,
надеясь встретиться там  с  Лентулом,  идущим  из  Умбрии,  разбить его  в
сражении,  вернуться затем назад и  разбить Геллия,  а потом направиться к
Паду или же,  не завязывая сражения ни с  тем,  ни с другим,  идти прямо к
Альпам.
   Дойдя до  Аскула на  реке Труенте,  он  узнал от своих многочисленных и
преданных разведчиков,  что Лентул идет из  Перузии с  войском в  тридцать
тысяч с лишним человек, и двинулся навстречу ему в Камерин. Спартак выбрал
для себя сильную позицию и,  расположившись на ней лагерем, хорошо укрепил
его;  здесь он  решил выждать четыре-пять дней,  то  есть столько времени,
сколько требовалось консулу,  чтобы прибыть в  Камерин,  где Спартак решил
дать бой.
   Итак,  гладиаторы разбили лагерь близ Аскула. На следующее утро Спартак
выехал во  главе тысячи конников для  осмотра окрестностей.  Он  ехал один
впереди своего отряда,  погруженный в глубокое и невеселое раздумье,  судя
по его мрачному лицу.
   О чем думал он?
   С  того дня, как Эвтибида сделалась любовницей Эномая, германец, подпав
под  власть  куртизанки,  мало-помалу становился все угрюмее, мрачнее и не
раз  показывал, что у него больше нет прежней любви и уважения к Спартаку.
На последнем совещании военачальников в лагере под Гнатией, после известия
об  отказе  Катилины стать во главе войска гладиаторов, один только Эномай
высказался  против принятого решения отойти за Альпы и каждому вернуться в
свою  страну. Противореча предложениям Спартака, он употребил по отношению
к  нему  грубые  и  резкие  выражения,  произносил  какие-то  загадочные и
угрожающие  фразы,  бормотал  что-то  бессвязное о несносном деспотизме, о
надменности, злоупотреблении властью, которых больше невозможно терпеть, о
равноправии,  ради  завоевания  которого  гладиаторы взялись за оружие; он
заявлял, что оно теперь стало пустым звуком из-за диктаторской власти, под
которую гладиаторы подпали, что уже пришло время перестать ей подчиняться.
Хвала богам, они уже не дети, которые страшатся розги наставника!
   Спартак  вскочил с места, разгневанный нелепой выходкой германца, затем
снова  сел и заговорил дружески и ласково, стараясь успокоить дорогого ему
человека.  Но  Эномай,  видя,  что Крикс, Граник и другие военачальники на
стороне  Спартака,  в  бешенстве  выбежал  из  палатки,  не  желая  больше
участвовать в совещании своих соратников.
   Фракийца очень беспокоило поведение Эномая:  в  течение нескольких дней
он  избегал встреч со  Спартаком,  а  если  они  случайно встречались,  не
заговаривал и  смущенно молчал,  уклоняясь от объяснений,  которых Спартак
хотел от него добиться.
   А  происходило вот  что:  под  влиянием Эвтибиды Эномай стал  дерзким и
раздражительным,  но когда оказывался лицом к лицу с фракийцем,  весь гнев
его угасал перед добротой,  сердечностью и бесконечной простотой Спартака,
не изменявшей ему и в дни его величия; честная совесть германца восставала
против  злобных  вымыслов гречанки,  и,  встречаясь с  великим вождем,  он
чувствовал  стыд  и  поневоле  бывал  вынужден  признать  его  душевное  и
умственное превосходство;  он всегда любил и  уважал Спартака и  теперь не
мог относиться к нему с неприязнью.
   Спартак  доискивался и  никак  не  мог  найти  причины  этой  внезапной
перемены в Эномае, к которому он питал искреннюю глубокую привязанность.
   Эвтибида,  превратив Эномая в кроткого,  послушного ей ягненка,  сумела
окружить глубокой тайной свою преступную связь с военачальником германцем,
и  Спартаку -  по  натуре честному и  благородному -  даже не  приходила в
голову  мысль,  что  всему  причиной коварные ухищрения и  темные  интриги
куртизанки,  в которые она необычайно ловко вовлекла Эномая; он и подумать
не мог,  что в странном, необъяснимом поведении германца повинна Эвтибида;
он  о  ней совершенно позабыл,  а  она избегала встреч с  верховным вождем
гладиаторов.
   Как  только Спартак,  печальный и  задумчивый,  вернулся из  поездки по
окрестностям Аскула,  он  удалился в  свою  палатку и  приказал одному  из
контуберналов позвать к нему Эномая.
   Контубернал отправился выполнить приказание вождя, а Спартак, оставшись
один, погрузился в свои думы; контубернал вернулся очень скоро и доложил:
   - Я встретил Эномая, он сам шел к тебе; да вот он уже тут.
   И  контубернал  отошел  в  сторону,   чтобы  пропустить  Эномая.   Тот,
насупившись, подошел к Спартаку.
   - Привет тебе,  верховный вождь гладиаторов,  -  начал он.  -  Мне надо
поговорить с тобой и...
   -  И  я  хотел поговорить с тобой, - прервал его Спартак, поднявшись со
скамьи, и сделал знак контуберналу, чтобы тот удалился. Затем, обратившись
к Эномаю, он сказал мягко и ласково:
   - Привет тебе! Добро пожаловать, брат мой, Эномай, говори, что ты хотел
сказать мне.
   - Я  хотел...  -  произнес с  угрозой в  голосе и с презрительным видом
германец,  все же опустив перед Спартаком глаза.  - Я устал, и мне надоело
быть игрушкой...  твоих прихотей...  Если быть рабом...  то я  предпочитаю
быть в рабстве у римлян... я хочу воевать, а не прислуживать тебе...
   - Ах,   клянусь  молниями  Юпитера?   -  воскликнул  Спартак,  горестно
всплеснув руками,  и с сожалением поглядел на германца. - Не иначе, как ты
сошел с ума, Эномай, и...
   - Клянусь  чудесными косами  Фреи!  -  прервал его  германец и,  подняв
голову,  посмотрел на Спартака своими маленькими сверкающими глазами.  - Я
пока еще в своем уме.
   - Да помогут тебе боги! О каких таких прихотях ты говоришь? Когда это я
пытался тебя или кого другого из наших товарищей по несчастью и  по оружию
превратить в игрушку?
   - Я этого не говорю...  и не знаю,  ты ли... - в замешательстве ответил
Эномай,  вновь опустив глаза.  -  Не знаю,  ты ли... но только знаю, что в
конце концов я тоже человек...
   - Разумеется!  Честный,  мужественный и  храбрый человек!  Таким ты был
всегда и  таким  можешь быть  и  в  будущем,  -  сказал Спартак,  устремив
сверкающий,   зоркий  взгляд  на  Эномая,  как  бы  желая  прочесть  самые
сокровенные его мысли.  -  Но  какое отношение имеет все сказанное тобой к
тому,  о  чем  ты  хотел поговорить со  мной?  Когда же  это я  ставил под
сомнение твой авторитет в  нашем лагере?  Как  могла прийти тебе в  голову
мысль,  что я не то что презираю тебя,  но хотя бы не отдаю тебе должного?
Ведь твоя храбрость, твоя смелость внушают уважение каждому, кто тебя хоть
сколько-нибудь знает!  Как же ты мог так подумать обо мне?  Откуда у  тебя
такие  подозрения?  Какая  причина вызвала твое  непонятное,  необъяснимое
отношение ко мне?  Чем я  обидел тебя?..  В  чем я  провинился перед тобой
лично или перед нашим общим делом, которое я взялся осуществить и которому
безраздельно посвятил всю свою жизнь?
   -  Обидел...  провинился...  да,  собственно говоря... нет... по правде
сказать,  ты  ничем  не  обидел меня... ни в чем не провинился перед всеми
нами...  Напротив,  ты  опытный,  искусный  полководец...  ты  это  не раз
доказал...  Тебе всегда сопутствовала удача, ты многократный победитель...
Толпы    гладиаторов,    пришедшие   к   тебе,   ты   поднял   до   уровня
дисциплинированного   войска,   которое  внушает  страх  врагам...  Что  и
говорить... мне не на что жаловаться...
   Так  отвечал  Эномай,   и  речь  его,   вначале  грубая  и  заносчивая,
мало-помалу, незаметно для него самого, стала мягкой, покорной, и закончил
он ее совсем в другом тоне, ласковом и дружелюбном.
   -  Но почему же ты вдруг так изменил отношение ко мне? Почему так плохо
говоришь  обо  мне?  Ведь  я  всегда  только  и  думаю  о благе и о победе
гладиаторов;  я  ничего  не  делал и не добивался звания верховного вождя,
хотя  меня  не  раз избирали; со всеми своими товарищами по несчастью, а с
тобою в особенности, я всегда жил в дружбе и вел себя с ними, как истинный
друг их и соратник.
   Так  говорил  Спартак,   и  его  благородное  лицо  выражало  печаль  и
огорчение; он беседовал с Эномаем, стараясь проникнуть в тайники его души.
   - Погоди,  Спартак,  -  не надо так говорить,  не смотри на меня такими
глазами! - сердито бормотал Эномай, однако по голосу чувствовалось, что он
растроган и  с  большим трудом  сдерживает свое  волнение.  -  Я  ведь  не
говорил... У меня и в мыслях не было... Я не хотел сказать...
   -  Если я отстаивал мысль о возвращении каждого в его страну, то только
потому, что после долгого и зрелого обсуждения я убедился, что, сражаясь в
одной только Италии, мы никогда не одержим полной победы над Римом. Рим!..
Победить  Рим,  сокрушить  его  могущество...  уничтожить его тираническую
власть!  Неужели  же  ты  думаешь, что мысль об этом не нарушает ночью мой
покой,  не  преследует  меня  в  сновиденьях?..  Стать выше Бренна, Пирра,
Ганнибала!..  Свершить  то,  чего  не могли достигнуть самые прославленные
полководцы!..  Да  разве  это  не было бы для меня великой честью? Но ведь
Рим,  с  которым  воюют  в  пределах  Италии,  -  это Антей: побежденный и
поверженный Геркулесом, он встает еще более сильным, чем прежде. Допустим,
что  мы разобьем с великим трудом римские легионы, прольем немало крови, -
через  несколько  дней Рим выставит против нас новые и новые армии, двинет
на  нас еще шестьдесят, семьдесят легионов, пока не разобьет, не уничтожит
нас  окончательно.  Чтобы  победить Антея, божественный Геркулес не поверг
его  на  землю,  а  задушил, подняв на воздух своими мощными руками; чтобы
победить  Рим,  мы  должны поднять против него одновременно все угнетенные
народы,  мы  должны  взять  империю в кольцо и наступать со всех сторон на
Италию, все теснее и теснее сжимать это кольцо вокруг стен Сервия Туллия и
с  армией в шестьсот - семьсот тысяч воинов осилить, задушить этот роковой
народ  и  роковой  город.  Это  единственная возможность победить Рим, это
единственный  путь  к  уничтожению  его  могущества;  если  нам не удастся
совершить это, наши внуки, наши правнуки этого добьются, но это произойдет
только  так:  никакая  иная война, никакая иная борьба с Римом невозможна;
Митридат  будет  побежден так же, как был побежден Ганнибал, народы Рейна,
парфяне   и  карфагеняне,  греки  и  иберийцы;  только  единый  союз  всех
угнетенных  против  единого  угнетателя даст им победу над этим гигантским
вампиром,  который  медленно, постепенно, но непреодолимо протягивает свои
огромные щупальца по всей поверхности земли.
   Спартак воодушевился и,  весь  горя,  говорил со  страстью вдохновения,
глаза его сверкали;  и,  слушая его,  Эномай, честный, искренний человек и
преданный друг Спартака,  чувствовал, как его, почти помимо воли, влечет к
фракийцу;  он был очарован его красноречием и  чувствовал,  как в душе его
утихает гнев,  который Эвтибида разожгла с таким трудом своими хитроумными
ухищрениями.  Когда же  вождь гладиаторов умолк,  германец,  сам  того  не
замечая,  оказался совсем близко около него  и,  умоляюще протянув руки  к
прекрасному и  величественному спасителю рабов,  окруженному в  эту минуту
каким-то ореолом волшебного сияния, произнес дрожащим от волнения голосом:
   - О, прости, Спартак, прости меня... ты не человек, ты полубог!..
   - Нет...  я самый счастливый из людей,  потому что в тебе я вновь обрел
своего брата! - воскликнул рас-троганный фракиец, открывая объятия Эномаю,
который порывисто бросился к нему.
   - Ах,  Спартак,  Спартак...  я  люблю тебя и  почитаю еще  больше,  чем
прежде!
   Оба друга молчали, соединившись в братском объ-ятии. Первым освободился
из  объятий  Спартак  и  голосом,  в  котором еще  чувствовалось пережитое
вол-нение, спросил германца:
   - Теперь скажи мне, Эномай, зачем ты пришел ко мне?
   - Я?..  Но...  да я уж и не знаю... - ответил германец сконфуженно. - К
чему вспоминать?.. Не стоит и говорить об этом!
   Он умолк на мгновение, а затем с живостью добавил:
   - Раз уж я пришел и ты,  верно,  считаешь,  что пришел попросить тебя о
чем-то,  то  я  прошу тебя,  чтобы я  и  мои германцы заняли самые опасные
позиции в предстоящем сражении с консулом Лентулом.
   Спартак поглядел на него ласково, с любовью и воскликнул:
   - Ты  верен себе!  Так же храбр,  как и  честен!..  Будешь сражаться на
самом опасном участке.
   - Ты твердо обещаешь это?
   - Да,  - ответил Спартак, протягивая Эномаю руку, - ты ведь знаешь, что
в моей душе нет места ни лжи, ни страху.
   И,  беседуя с  другом,  Эномай  ушел  с  претория вместе со  Спартаком,
который хотел проводить его до палаток германцев.
   Не  успел Спартак отойти и  на  четверть стадия от преторской площадки,
как его догнал спешивший к  нему Арторикс,  которого вождь гладиаторов три
дня  назад  отправил во  главе тысячи конников на  разведку в  направлении
Реаты собрать сведения о войске Геллия. Узнав, что Спартак только что ушел
с  Эномаем,  Арторикс пошел вслед за ними и догнал их у палаток германских
легионов.
   - Привет тебе,  Спартак!  -  сказал он.  -  К  Геллию пришла часть  его
кавалерии;  они  уже выступили из  Анагнии и  идут в  Карсеолы,  а  завтра
вечером направятся оттуда в  Реату и  нападут на  тебя не  позже чем через
пять дней.
   Спартак стал размышлять над этим известием и  после некоторого раздумья
сказал:
   - Завтра вечером мы снимемся с  лагеря и пойдем в направлении Камерина;
придем  мы   туда  послезавтра,   за  несколько  часов  до  полудня  после
десятичасового перехода,  который будет  нелегким;  по  всей  вероятности,
Лентул прибудет туда послезавтра вечером,  самое позднее на четвертый день
утром;  его войска придут усталыми,  а мы к тому времени уже отдохнем и со
свежими силами обрушимся на  Геллия;  не может быть,  чтобы мы не одержали
над  ним  победу.  После этого мы  беспрепятственно продолжим свой путь до
Альп. Что ты об этом думаешь, Эномай?
   - Превосходный план, достойный великого полководца, - ответил Эномай.
   Когда Спартак отпустил Арторикса,  германец при-гласил друга к  себе  в
палатку и усадил за стол вместе со своими контуберналами, среди которых не
хватало  только  Эвтибиды:   у   нее   было  слишком  много  оснований  не
показываться на глаза Спартаку.
   В   дружеской   беседе,   сопровождавшейся  возлияниями  терпкого,   но
превосходного вина,  быстро  проходили часы,  и  уже  настала ночь,  когда
Спартак вышел из палатки Эномая.  Германец, уже успевший охмелеть, так как
по своему обыкновению пил,  не зная меры, хотел было проводить Спартака до
преторской площадки но  фракиец не позволил ему этого,  и,  только уступая
просьбам контуберналов Эномая, вождь гладиаторов разрешил им проводить его
до преторской палатки.
   Лишь только Спартак ушел и  Эномай остался один,  на  пороге небольшого
отделения,  отведенного для нее в палатке начальника германцев,  появилась
Эвтибида,  бледная,  с  распущенными  по  плечам  густыми  рыжими  косами;
скрестив на груди руки,  она стала перед скамьей, на которой сидел Эномай,
охваченный думами о фракийце.
   - Так  вот  что...  -  начала  Эвтибида,  устремив на  него  гневный  и
презрительный взгляд.  -  Значит,  Спартак опять  поведет тебя,  куда  ему
вздумается, как ведет за собою свою лошадь, опять будет пользоваться твоей
силой и храбростью, чтобы возвеличиться самому?
   - Ах,  ты опять?  -  глухо и  с угрозой произнес Эномай,  бросив на нее
дикий взгляд.  - Когда же ты наконец прекратишь свою подлую клевету? Когда
перестанешь отравлять мне  душу  ядом  своих  измышлений?  Ты  злее  волка
Фенриса, проклятая женщина!
   - Хорошо,  хорошо!..  Клянусь всеми богами Олимпа! Теперь ты, грубиян и
дикарь, животное, лишенное разума, обрушиваешься на меня со всей злобой...
а я,  глупая, недостойная женщина, люблю тебя, вместо того чтобы презирать
и не обращать на тебя никакого внимания... Поделом мне!
   - Но почему же,  если ты любишь меня,  тебе непременно надо внушать мне
ненависть к  Спартаку,  благороднейшему человеку,  человеку великой души и
светлого ума? Я не обладаю ни одной из украшающих его добродетелей.
   -  Ах,  глупый  человек,  ведь  и я тоже была введена в заблуждение его
мнимыми  высокими  качествами  и  добродетелью,  я тоже считала, что он не
человек,  а полубог, хотя я умом и образованностью выше тебя. Долгое время
я  верила,  что  в  душе  его  живут самые высокие чувства, но, к великому
своему сожалению убедилась в том, что Спартак - лжец, каждый его поступок,
каждое   его   слово  -  притворство,  лицемерие  и  в  сердце  его  горит
одно-единственное  чувство - честолюбие; я узнала, я поняла, я убедилась в
этом, а ты глупец, глупее барана...
   - Эвтибида!  -  весь дрожа,  произнес Эномай,  и голос его был похож на
глухое рычание льва.
   - Глупее барана, - храбро продолжала Эвтибида, и глаза ее засверкали от
гнева.  -  Ты  ничего  не  увидел и  не  видишь.  Ведь  только что,  среди
неумеренных возлияний, ты простирался перед ним ниц, как самый жалкий раб,
и пел ему гимны.
   - Эвтибида! - еле сдерживаясь, повторил германец.
   - Не боюсь я твоих угроз,  -  презрительно ответила гречанка. - Зачем я
поверила твоим словам любви,  теперь я  могла бы  ненавидеть тебя  так  же
сильно, как я презираю тебя.
   - Эвтибида!  -  громовым голосом воскликнул Эномай; он в ярости вскочил
и, угрожающе подняв кулаки, подошел к девушке.
   -  Посмей  только!  -  надменно произнесла Эвтибида и вызывающе топнула
ногой,  гордо  глядя  на гладиатора. - А ну-ка, смелей, ударь, бей, задуши
бедную  девушку своими звериными лапами... Это принесет тебе больше чести,
чем убивать своих соотечественников в цирке... Ну, смелее! Смелей!..
   При  этих словах Эвтибиды Эномай в  ярости бросился к  ней и  готов был
задушить ее,  но,  подойдя к  любовнице,  вдруг опомнился и,  задыхаясь от
гнева, глухо произнес, потрясая кулаками:
   - Уходи...  Эвтибида...  уходи,  ради богов твоих...  пока я не потерял
последнюю каплю рассудка!..
   -  И  это  все,  что  ты  можешь  ответить женщине, которая любит тебя,
единственному  на  земле существу, любящему тебя? Так-то ты платишь мне за
мою  любовь?  Вот  она,  благодарность  за все заботы, которыми я окружила
тебя,  признательность за то, что вот уже сколько месяцев я думаю только о
тебе,  о  твоей  славе,  о  твоем  добром имени! Хорошо же! Отлично! Этого
следовало  ожидать! Вот, делайте добро людям, - добавила она более мягко и
нервно  забегала  взад и вперед по палатке, как только увидела, что Эномай
опустился  на  скамью.  - Думаешь о счастии и благополучии людей, близкого
человека  -  и  вот  награда!  Как я глупа! К чему мне было думать о тебе,
заботиться  о  твоей славе? За что ты обрушил на меня свой зверский гнев и
эти  страшные  проклятия,  за  что? Ведь я старалась спасти тебя от черных
козней, которые замыслили против тебя.
   И помолчав, она добавила дрожащим, взволнованным голосом:
   - Нет, напрасно я так поступала. Мне не надо было вмешиваться. Пусть бы
тебя растоптали,  пусть привели бы к гибели...  О,  если бы я только могла
остаться к этому равнодушной!  По крайней мере, я избежала бы сегодня этих
страданий,  они для меня тяжелее смерти...  Терпеть оскорбление от тебя...
от человека,  которого я так любила...  который мне дороже жизни... О, это
слишком!..  Я  так страдаю...  Как бы ни были велики грехи мои в  прошлом,
такого горя я не заслужила!
   И Эвтибида зарыдала.
   Этого было более чем  достаточно,  чтобы сбить с  толку бедного Эномая;
его ярость стихла и  уступила место сомнению,  неуверенности,  затем в нем
заговорила жалость,  нежность и, наконец, любовь, и когда Эвтибида, закрыв
лицо руками,  пошла к выходу,  он вскочил и, загородив ей дорогу, произнес
смиренно:
   - Прости меня, Эвтибида... я сам не знаю, что говорю... что делаю... не
покидай меня так... прошу тебя!
   - Отойди,  во имя богов, покровителей Афин! - сказала куртизанка, гордо
подняв голову и  глядя на германца с презрением;  глаза ее были еще влажны
от пролитых слез.  - Отойди... оставь меня в покое и дай мне вдали от тебя
пережить свой позор,  свое горе,  предаться сладким воспоминаниям о  своей
отвергнутой, разбитой любви.
   - О нет...  нет... я не допущу того, чтобы ты ушла... я не отпущу тебя,
не позволю,  чтобы ты так ушла...  -  говорил германец, схватив девушку за
руки и  ласково увлекая ее  в  глубь палатки.  -  Ты  должна выслушать мои
оправдания...  Прости меня...  прости меня,  Эвтибида...  прости,  если  я
обидел тебя...  сам не  знаю...  как будто бы не я  говорил...  гнев обуял
меня... Выслушай меня, молю тебя.
   -  Неужели я опять должна выслушивать поношения и оскорбления? Отпусти,
отпусти  меня,  Эномай,  я не хочу испытать самого ужасного горя: увидеть,
как  ты  снова  набросишься  на  меня. Я не хочу умереть от твоей руки, со
страшной мыслью, что ты - мой убийца!
   -  Нет,  нет,  Эвтибида,  не считай меня способным на это, не пользуйся
правом,   данным   мною   тебе   сегодня,  презирать  меня,  не  пользуйся
благоприятным  положением, в какое тебя поставила моя звериная злоба... не
своди  меня  с  ума;  выслушай  меня,  выслушай,  Эвтибида,  или,  клянусь
священной змеей Мидгард, я перережу себе горло на твоих глазах!
   И он выхватил кинжал, висевший у него за поясом.
   - Ах,  нет,  нет!..  Во  имя  молний  Юпитера!  -  с  притворным ужасом
восклицала куртизанка, умоляюще протягивая к великану руки.
   И слабым голосом она произнесла печально:
   - Твоя жизнь слишком дорога для  меня...  слишком драгоценна...  о  мой
обожаемый Эномай, о любовь моя!
   - О Эвтибида!  О моя Эвтибида!  -  произнес он нежно голосом, в котором
звучала искренняя любовь.  -  Прости  меня,  прости  мой  неразумный гнев,
прости, прости меня...
   - Ах,  золотое  сердце,  благородная  душа!  -  растроганно проговорила
девушка,  улыбаясь, и обвила руками шею колосса, простершегося у ее ног. -
Прости и ты меня за то, что я разгневала тебя и довела до ярости.
   Крепко прижав Эвтибиду к груди,  германец покрывал поцелуями ее лицо, а
она шептала:
   - Я так люблю тебя!  Я не могла бы жить без тебя!  Простим друг друга и
забудем о случившемся.
   - Добрая... великодушная моя Эвтибида!
   И оба умолкли, слившись в тесном объятии. Эномай стоял на коленях перед
Эвтибидой.
   Первой нарушив молчание, она вкрадчиво спросила:
   - Веришь ли ты, что я люблю тебя?
   - Верю,  так же,  как верю во всемогущество бессмертного Одина и  в то,
что он разрешит мне в тот день, когда душа моя расстанется с телом, пройти
по  великому трехцветному мосту в  великий град блаженных и  отдохнуть под
сенью исполинского ясеня Идразила.
   - Тогда скажи,  во имя золотых стрел Дианы,  как же ты мог хотя бы одно
мгновение усомниться в том, что я желаю тебе добра?
   - Я никогда в этом не сомневался.
   - А  если ты  в  этом не  сомневался и  не  сомневаешься,  почему же ты
отвергаешь мои  советы,  почему веришь вероломному другу,  который предает
тебя,  а не женщине, которая тебя любит больше жизни и хочет, чтобы ты был
великим и счастливым?
   Эномай вздохнул и,  ничего не  ответив,  поднялся и  стал ходить взад и
вперед по палатке.
   Эвтибида украдкой наблюдала за ним; она сидела на скамье, облокотившись
на  стол,  и,  подпирая  голову  правой  рукою,  левой  играла  серебряным
браслетом,  изображавшим змею, кусавшую свой хвост; браслет этот она сняла
с руки и положила на стол.
   Так прошло две минуты.  Оба молчали,  потом Эвтибида,  как будто говоря
сама с собой, сказала:
   - Может быть,  я  предупреждаю его  из  корысти?  Предостерегаю его  от
чрезмерной откровенности его благородного сердца,  от  слепой доверчивости
его  честной натуры;  указываю ему на  все хитросплетения козней,  которые
самая черная измена готовит ему и бедным гладиаторам, восставшим в надежде
на  свободу,  совершающим чудеса храбрости,  меж  тем  как они обречены на
участь во сто крат худшую,  чем прежняя их судьба, - может быть, делая все
это, я забочусь о своей выгоде, не так ли?
   - Но кто же так говорил когда-нибудь?  Ни у  кого этого и  в  мыслях не
было! - воскликнул Эномай, остановившись перед девушкой.
   - Ты! - строго сказала куртизанка. - Ты!
   - Я?! - переспросил пораженный Эномай, приложив обе руки к груди.
   -  Да,  ты. Одно из двух: либо ты веришь, что я люблю тебя и желаю тебе
добра,  и тогда ты должен поверить мне, что Спартак предает вас и изменяет
вам;   либо   ты  уверен,  что  Спартак  -  воплощение  честности  и  всех
добродетелей,  а  тогда  ты  должен  считать,  что  я лживая притворщица и
изменница.
   - Да нет же, нет! - чуть не плача, восклицал бедный германец; он не был
силен  в  логике и  в  спорах,  и  ему  хотелось избежать разрешения такой
мучительной дилеммы.
   - Невозможно понять,  по  какой  причине я  могла  бы  предать тебя,  -
продолжала Эвтибида.
   - Прости меня,  моя божественная Эвтибида,  я не только не понимаю, я и
подумать не мог,  что ты можешь или хочешь предать меня.  Ведь ты дала мне
столько доказательств своей любви...  но прости меня... я не вижу, не могу
понять, по какой причине Спартак может меня предать?
   - По какой причине?  По какой причине?  -  вскочив, спросила Эвтибида и
подошла к Эномаю, который склонил голову, словно боясь ее ответа.
   - О!.. - воскликнула через минуту девушка, сло-жив свои маленькие ручки
и подняв сверкающие глаза к небу. - И ты еще спрашиваешь? Слепой безумец!
   И, помолчав, она добавила:
   -  Скажи  мне,  легковерный ты человек, разве после сражения у Фунди не
говорил  вам  Спартак,  что консул Варрон Лукулл явился к нему и предлагал
ему  высокие  посты  в  испанской  армии  или же префектуру в Африке в том
случае, если он согласится покинуть вас на произвол судьбы?
   - Да, он это говорил, но ты ведь знаешь, что Спартак ответил консулу...
   - Ах  ты,  бедный глупец!  Ты не понимаешь,  почему он так ответил?  Да
потому,  что  ему  предлагали слишком  мало  за  услуги,  которых от  него
требовали.
   Эномай, не произнеся ни звука, ходил взад и вперед, склонив голову.
   - Он   считал  недостаточным  для   себя  чин  квестора  или  должность
префекта...
   Эномай молчал, продолжая свою прогулку.
   - Теперь ему сделали новые предложения,  удвоили,  утроили посулы, а он
вам об этом ничего не сказал.
   - Откуда  ты  это  знаешь?   -   спросил  Эномай,  остановившись  перед
Эвтибидой.
   - А   как   ты   думаешь,   зачем   Рутилий,   переодевшись  апулийским
крестьянином,  отправился в  Рим?  Думаешь,  для  того,  чтобы  предложить
Катилине принять командование над войском гладиаторов?
   - Да, думаю...
   - Спартак мог,  конечно,  уверить вас в  этом,  -  он хитрый и коварный
человек...  Но  меня ему не обмануть,  я  прекрасно поняла,  что гонец был
послан в  Рим  для  возобновления переговоров,  начатых в  Фунди  консулом
Лукуллом.
   Эномай опять зашагал по палатке.
   - А если это не так, то почему же был отправлен Рутилий, именно Рутилий
- латинянин и свободнорожденный?
   Эномай молчал.
   - А   почему  же,   когда  Рутилий  таинственно  погиб,   Спартак,   не
посоветовавшись ни с кем из вас, хотя вы такие же военачальники, как и он,
и,  может быть,  более достойные и  храбрые,  чем  Спартак,  почему же  он
самовольно  отправил  в   Рим   преданного  ему   Арторикса,   переодетого
фокусником?  Почему именно Арторикса,  любовника сестры его Мирцы?  Почему
именно его, и никого другого?
   И Эвтибида сделала паузу, глядя на Эномая, шагавшего по палатке из угла
в угол, и продолжала:
   -  И  скажи,  мой  любимый, откуда такие перемены? Лишь только Арторикс
вернулся  из  Рима,  Спартак  настоял  на  том, чтобы принято было решение
покинуть Италию и вернуться во Фракию, в Галлию, Иллирию и Германию?
   Эномай  остановился и,  опустив  голову,  устремил  неподвижный,  дикий
взгляд  на   одно  из  железных  колец,   державших  натянутое  полотнище,
прикрепленное к крюку, вбитому в землю; он грыз ногти пальцев правой руки,
а левой машинально уперся в бок.
   - Разве все это естественно? Логично? Справедливо и честно?.. - сказала
через минуту Эвтибида и,  помолчав,  добавила:  - Как! Обессиленный Рим не
знает где набрать легионы,  чтобы противопоставить их победоносным войскам
Сертория в  Испании,  Митридата в Азии,  а у нас,  в этот роковой для Рима
час,   имеется  семидесятитысячная  армия,  прекрасно  дисциплинированная,
отлично  вооруженная,  одержавшая столько  побед,  и,  вместо  того  чтобы
повести ее в  наступление на вражеский город и  без труда овладеть им,  мы
бежим от него! Разве это логично? Разве это естественно?
   Эномай стоял, застыв на одном месте, и только медленно время от времени
покачивал головой.
   - Лентул,  Геллий,  две их армии.  Да ведь это просто басни, выдуманные
Спартаком для  того,  чтобы  оправдать и  чем-нибудь объяснить постыдное и
непонятное бегство,  скрыть от  глаз  обманутых людей  страшное и  слишком
очевидное  предательство!  Геллий!..  Лентул!..  Их  армии!  -  продолжала
рассуждать Эвтибида,  как будто говорила сама с собой.  -  Но почему же на
разведку  о  движении  пресловутого войска  Лентула  отправился он  сам  с
тысячей всадников?  Почему же  наблюдать за  воображаемым войском Геллия у
Реаты он  послал Арторикса?  Почему этот Арторикс все  время разъезжает то
сюда, то туда? Почему он никого другого из вас не посылает?
   - Ты права!.. К сожалению... ты права... - бормотал едва слышно Эномай.
   -  О,  клянусь  всеми  богами  небесных  сфер!  - вскричала Эвтибида. -
Проснись  же  от роковой летаргии, в которую тебя ввергла измена, проснись
во  имя  всех  твоих  богов,  открой глаза, взгляни, тебя завлекли на край
страшной  бездны  и  хотят  низвергнуть  в  нее. Вот куда тебя завела рука
твоего  друга...  И  если  тебе  нужны  еще доказательства измены, если ты
желаешь  знать  причины,  которые могли толкнуть на нее этого человека, то
вспомни,  что  он безумно любит римскую партицианку Валерию Мессала, вдову
Суллы,  и ради нее и ради своей любви он всех вас предаст римскому сенату,
а  тот  в  награду за предательство даст ему в жены любимую патрицианку, а
вдобавок виллы, богатства, почести и славу...
   - Постой!  Это  правда!  Правда!..  -  крикнул  Эномай  пораженный этим
последним доводом и окончательно побежденный роковым скоплением улик.  Все
вместе  взятые  они  с  полной очевидностью доказывали измену фракийца!  -
Спартак  -  проклятый предатель!  Так  пусть  же  чудовищный,  мерзкий пес
Манигармор вечно терзает его в пропастях Нифльгейма.
   При  этих  проклятиях германца глаза  Эвтибиды загорелись огнем  дикого
злорадства, она подошла к Эномаю и, задыхаясь, зашептала торопливо:
   - Чего же  ты  медлишь?  Неужели ты  хочешь,  чтобы тебя и  верных тебе
германцев завели  в  какое-нибудь  горное  ущелье,  где  они  лишены будут
возможности сражаться и  поневоле позорно сложат оружие?  И  вы все будете
распяты или отданы на растерзание диким зверям на арене цирка!
   - О  нет,   клянусь  всеми  молниями  Тора!   -  громоподобным  голосом
воскликнул,  не помня себя от гнева,  германец.  Он поднял лежавшие в углу
палатки  гигантские латы  и  облекся в  них;  надевая шлем,  пристегивая к
перевязи меч,  надевая на руку щит,  он выкрикивал:  - Нет... я не допущу,
чтобы он  предал меня...  и  мои  легионы...  Немедленно,  сейчас же...  я
оставлю лагерь изменника.
   -  А  завтра  за  тобой  последуют  все  остальные:  галлы, иллирийцы и
самниты.  С  ним  останутся  только  фракийцы и греки... Тебя провозгласят
верховным  вождем.  Тебе,  тебе  одному достанется честь и слава за взятие
Рима...  Иди... иди... И пусть твои германцы подымутся тихо-тихо... Сделай
так,  чтобы  бесшумно  поднялись  и все легионы галлов... И уходи... Уйдем
этой же ночью... Послушайся моих советов. Ведь я так люблю, боготворю тебя
и хочу, чтобы ты покрыл себя славой и был самым великим среди всех людей.
   И,  говоря так, Эвтибида тоже надевала на себя латы и шлем; увидев, что
Эномай выходит из палатки, она крикнула ему вслед:
   - Иди, я прикажу седлать лошадей!
   Через несколько минут букцины германских легионов протрубили сигнал,  и
менее  чем  через  час  десять  тысяч  солдат  Эномая  свернули палатки и,
выстроившись в боевом порядке, приготовились выступить из лагеря.
   Часть  лагеря,  занятая  легионами германцев, была расположена у правых
боковых  ворот.  Эномай  сказал пароль начальнику стражи, стоявшему у этих
ворот,  и  приказал  своим  легионам  без шума выходить из лагеря. Букцины
германцев  разбудили  и  галлов,  их  соседей; некоторые решили, что всему
войску приказано сняться с лагеря, другие - что к лагерю подошел враг; все
вскочили,  наспех  надели  доспехи,  вышли из своих палаток, и без всякого
приказа  трубачи  затрубили подъем. Вскоре весь лагерь был на ногах, и все
легионы  взялись  за  оружие  среди  суматохи и беспорядка, которые всегда
возникают даже в самом дисциплинированном войске при неожиданном появлении
неприятеля.
   Одним  из  первых  вскочил  Спартак  и,  выглянув из палатки, спросил у
стражи, стоявшей на претории, что случилось.
   - Как будто неприятель приближается, - получил он ответ.
   - Как так?  Откуда? Какой неприятель?.. - спрашивал Спартак, удивленный
таким ответом.
   Он бросился в палатку,  но так как на войне ничего нет невозможного, то
Спартак подумал,  -  хотя  это  его  чрезвычайно удивило,  -  что  один из
консулов  мог   прийти  из   Аскула  ускоренным  маршем  по   какой-нибудь
неизвестной дороге;  и,  бросившись  в  палатку,  фракиец  поспешно  надел
доспехи и тотчас направился к центру лагеря.
   Там он  узнал,  что Эномай со  своими легионами выходит из лагеря через
правые  боковые ворота  и  что  другие  легионы,  вооружившись,  готовятся
последовать его  примеру  в  полной  уверенности,  что  приказ  исходит от
Спартака.
   - Да как же это? - воскликнул Спартак, ударив себя по лбу ладонью. - Да
нет же, не может быть!
   И  при свете горевших там и  сям факелов он  быстрым шагом направился к
указанным воротам.
   Когда он пришел туда, второй германский легион уже выходил из лагеря.
   Прокладывая себе  путь  своими мощными руками,  Спартак успел  обогнать
последние ряды  и  очутился  за  воротами.  Тогда  он  бросился вперед  и,
пробежав расстояние в четыреста -  пятьсот шагов,  достиг того места,  где
Эномай  верхом  на  коне,  окруженный своими  контуберналами,  ждал,  пока
закончится прохождение его второго легиона.
   Какой-то человек,  тоже в полном вооружении,  обогнал Спартака; фракиец
сразу узнал его:  это был Крикс. Когда они оба добежали до Эномая, Спартак
услышал, как Крикс своим звучным голосом, запыхавшись от бега, кричал:
   - Эномай,  что ты делаешь? Что случилось? Почему ты поднял на ноги весь
лагерь? Куда ты направляешься?
   - Подальше от лагеря изменника,  - получил он ответ. Голос у Эномая был
мощный, вид невозмутимый. - Советую и тебе сделать то же самое, если ты не
хочешь  стать  жертвой  подлого обмана  и  предательства со  всеми  твоими
легионами. Уходи со мной. Пойдем на Рим сообща!
   Крикс собирался ответить на  эти поразившие его слова,  но в  это время
подоспел Спартак и, тяжело переводя дыхание, спросил:
   - О каких предателях ты говоришь, Эномай? На кого намекаешь?
   - О тебе говорю,  тебя имею в виду.  Я воюю против Рима и пойду на Рим,
не  хочу  я  идти к  Альпам,  чтобы попасться среди горных теснин в  когти
неприятелю, "по несчастной случайности", разумеется!
   - Клянусь  всеблагим  и  всесильным  Юпитером,  -  вне  себя  от  гнева
воскликнул Спартак,  -  ты, верно, шутишь, но шутка твоя самая скверная из
всех, до каких может додуматься только безумный человек.
   - Я не шучу,  клянусь Фреей...  не шучу... Я говорю серьезно и в полном
рассудке.
   - Ты меня считаешь предателем? - крикнул Спартак, задыхаясь от гнева.
   - Не  только считаю,  но  совершенно уверен в  этом и  объявляю это  во
всеуслышанье.
   - Ты лжешь,  пьяный дикарь! - закричал Спартак громоподобным голосом и,
вытащив из ножен огромный меч, бросился на Эномая; тот тоже выхватил меч и
погнал лошадь на Спартака.
   Но  тотчас контуберналы Эномая уцепились за  него,  а  Крикс,  стоявший
рядом с ним, схватил его лошадь под уздцы и, осадив назад, закричал:
   - Эномай,  если ты не сошел с ума, о чем свидетельствуют твои поступки,
то я утверждаю,  что предатель не он, а ты! Ты подкуплен римским золотом и
действуешь по подсказке Рима...
   - Что ты говоришь, Крикс?.. - воскликнул, весь дрожа, германец.
   - Ах,   клянусь  всемогущими  лучами  Белена,  -  произнес  галл,  кипя
возмущением, - только какой-нибудь римский консул, если бы он был на твоем
месте, мог действовать так, как действуешь ты!
   Между  тем  Спартака окружили Граник, Арторикс, Борторикс, Фессалоний и
двадцать  других высших начальников, но в порыве гнева, увеличившем силу й
мощь его мускулов, он оттолкнул всех окружавших его и добрался до Эномая.
   Подойдя к  нему,  он  спокойно вложил меч в  ножны и  устремил на  него
глаза,  за минуту перед тем горевшие ненавистью и гневом, а теперь влажные
от слез; пристально глядя на Эномая, он произнес дрожащим голосом:
   - Не  иначе  как  одна  из  эриний говорит твоими устами.  Да,  да,  не
сомневаюсь...  Эномай,  товарищ мой, вместе со мною прошедший опасный путь
от Рима до Капуи, товарищ всех пережитых тревог и радостей с самого начала
восстания не  мог  так говорить,  как говорил сегодня.  Я  не  знаю...  не
понимаю...  Или,  может быть,  и  ты  и  я  -  жертвы какого-то  страшного
заговора,  нити которого тянутся из  Рима,  только не  могу понять,  каким
образом он  проник в  наш лагерь...  Но  это неважно.  Если бы  кто-нибудь
другой, а не ты, которого я всегда любил, как брата, осмелился сказать то,
что ты  сказал сейчас,  его уже не было бы в  живых...  А  теперь уходи...
покинь дело  твоих  братьев и  твои  знамена...  здесь,  перед лицом твоих
братьев,  я клянусь прахом моего отца, памятью моей матери, жизнью сестры,
всеми богами небес и  ада,  что я не запятнал себя подлостями,  которые ты
мне приписывал,  многого я  даже уразуметь не могу.  И если я,  хотя бы на
мгновение,   хотя  бы  малейшим  образом,   нарушил  какое-либо  из  своих
обязательств,  как  брата и  вождя,  пусть испепелят меня  молнии Юпитера,
пусть имя мое будет проклято из поколения в  поколение и  перейдет к самым
отдаленным потомкам с неизгладимым позорным клеймом предательства, и пусть
тяготеет на  нем  во  веки веков проклятие,  еще страшнее,  чем на  именах
братоубийцы Тиеста, детоубийцы Медеи и гнусного Долона!
   Спартак был бледен,  но полон спокойствия, уверенности в своей правоте,
и  клятва  его,  произнесенная твердо и  торжественно,  произвела глубокое
впечатление на всех услышавших ее; по-видимому, она поколе-бала даже дикое
упрямство Эномая,  но  вдруг  близ  правых боковых ворот затрубили букцины
третьего (первого галльского) легиона, ошеломив всех стоявших за валом.
   - Что это такое? - спросил Борторикс.
   - Что все это означает? - изумился Арторикс.
   - Клянусь богами преисподней!  - воскликнул Спартак, и бледное лицо его
побагровело. - Стало быть, и галлы уходят?
   Все побежали к выходу из лагеря.
   Эвтибида в  шлеме  с  опущенным забралом,  верхом на  своей  небольшой,
изящной лошадке держалась возле Эномая;  ее  почти и  не было видно за его
грузной фигурой.  Она  взяла  его  лошадь за  повод  и  быстро повлекла на
дорогу,  по  которой уже  успели  пройти два  легиона;  а  за  германцем и
гречанкой последовали и другие контуберналы Эномая.
   В  то время как Крикс и Спартак быстро шли обратно,  к боковым воротам,
из них выехал конный отряд в тридцать германцев-лучников,  задержавшихся в
лагере;  они скакали по дороге,  чтобы догнать своих соотечественников, и,
увидев Спартака и Крикса, шедших им навстречу, загудели возмущенно:
   - Вот Спартак!
   - Вот он, предатель!
   - Убить его!
   Каждый поднял свой лук,  и  отряд прицелился в  обоих вождей.  Декурион
крикнул:
   - Вот тебе, Спартак, и тебе, Крикс! Получайте, предатели!
   И тридцать стрел, прожужжав, вылетели из луков, нацеленные в Спартака и
Крикса.
   Они  едва  успели  защитить головы щитами,  в  которые впилась не  одна
стрела; а Крикс, подняв щит и прикрыв своим телом Спартака, крикнул:
   - Во имя любви к нашему делу прыгай через ров!
   Спартак  мгновенно перескочил через  ров,  тянувшийся вдоль  дороги,  и
очутился на  соседнем лугу;  Крикс благоразумно последовал за ним,  и  оба
таким образом спаслись от  дезертиров,  а  те,  больше не  обращая на  них
внимания, поскакали дальше, догоняя легионы германцев.
   - Проклятые дезертиры! - воскликнул Крикс.
   - Пусть уничтожит вас консул Геллий, - добавил Спартак в порыве гнева.
   Оба  они  продолжали свой  путь по  краю рва  и  вскоре дошли до  ворот
лагеря,  где  Арторикс и  Борторикс с  большим трудом,  то  просьбами,  то
бранью,  старались задержать солдат третьего легиона, которые также хотели
уйти из лагеря и последовать за двумя германскими.
   Их  удержал  Крикс;  мощным голосом он принялся осыпать их бранью на их
родном  языке, угрожал им, называл негодным сбродом, сборищем разбойников,
толпой предателей и вскоре заставил замолчать самых задорных; в заключение
своей  речи  он  поклялся Гезом, что, как только настанет день, он разыщет
виновных, подкупленных предателей, зачинщиков бунта и предаст их распятию.
   Галлы немедленно успокоились и тихо, послушно, словно ягнята, вернулись
в свой лагерь.
   Но,  заканчивая свою  речь,  Крикс  вдруг сильно побледнел,  голос его,
вначале сильный и  звучный,  стал хриплым,  ослабел,  и едва только первые
ряды  взбунтовавшегося  легиона  повернули  назад,   он   вдруг  зашатался
почувствовал себя плохо и упал на руки Спартака, который стоял с ним рядом
и успел его поддержать.
   -  О,  клянусь  богами,  -  горестно воскликнул фракиец, - тебя ранили,
когда ты прикрывал меня от их стрел!
   Крикс действительно был ранен стрелой в бедро,  а другая,  пробив петли
кольчуги, вонзилась ему в бок между пятым и шестым ребрами.
   Крикса перенесли в палатку, стали заботливо ухаживать за ним, и хотя он
потерял много крови, все же врач успокоил Спартака, который стоял, бледный
и  взволнованный,  у  ложа друга:  ни  та,  ни другая рана не представляли
опасности.
   Спартак  всю  ночь  бодрствовал  у  постели  больного,   погруженный  в
печальные мысли,  вызванные всем случившимся в этот день;  он был возмущен
Эномаем и его непонятным дезертирством и,  кроме того,  крайне встревожен,
предвидя  опасности,   навстречу  которым  неизбежно  шли   десять   тысяч
германцев.
   На заре следующего дня, согласно намеченному плану, побуждаемый Криксом
Спартак велел  своим  легионам сняться с  лагеря  и  отправился в  путь  в
направлении Камерина,  куда, согласно его плану, он пришел поздно ночью; а
консул  Лентул с  тридцатью шестью тысячами человек явился почти  на  день
позже.
   Консул  был  не слишком опытен в ратном деле; зато, как истый патриций,
преисполненный  латинской  спеси  и высокомерия, считал невероятным, чтобы
четыре  римских  легиона,  в  составе  двадцати четырех тысяч бойцов и еще
двенадцати  тысяч  вспомогательных  сил не могли бы в двадцать четыре часа
разбить  скопище из семидесяти тысяч гладиаторов, плохо вооруженных, плохо
дисциплинированных,  без  чести  и  веры;  правда,  они  разгромили войска
преторов, но не в силу своей доблести, а вследствие невежества преторов.
   Поэтому,   заняв  выгодную  позицию  на  склонах  нескольких  холмов  и
произнеся перед своими войсками напыщенную и пылкую речь для воодушевления
легионеров,  он  на  следующий  день  вступил в бой со Спартаком. Но тот с
мудрой   предусмотрительностью   сумел   извлечь   выгоду   из  численного
превосходства  своего  войска  и  менее  чем  за  три часа почти полностью
окружил врага, легионы которого, хотя и сражались с большим мужеством, все
же вынуждены были отступить, опасаясь нападения с тыла.
   Спартак  искусно  использовал  замешательство неприятеля  и,  появляясь
лично  в  различных  местах  поля  битвы,  примером  своей  необыкновенной
храбрости поднял дух  гладиаторов,  и  они  с  такой  силой  обрушились на
римлян,  что за несколько часов полностью разбили их и рассеяли,  захватив
их лагерь и обоз.
   Остатки легионов Лентула бежали -  одни к сеннонам, другие в Этрурию, и
среди них был сам консул.
   Но,  несмотря на  радость этой  новой  и  блестящей победы,  тем  более
славной,  что она была одержана над одним из консулов, Спартака .тревожила
мысль о Геллии,  другом консуле,  который мог напасть на Эномая и перебить
его войско.
   Поэтому на  следующий же  день после сражения при Камерине он  снялся с
лагеря  и  повернул назад,  в  направлении Аскула,  по  своему обыкновению
выслав    вперед   многочисленную   конницу   под    командованием   самых
предусмотрительных военачальников;  продвигаясь  далеко  вперед,  они  все
время доставляли сведения о вражеском войске.
   Отдохнув  под  Аскулом,  Спартак  и  его  войско  пустились в  путь  по
направлению к  Требулу;  под  вечер они  нагнали Мамилия,  начальника всей
конницы,  и  он  сообщил им,  что  Эномай расположился лагерем близ гор  у
Нурсии и  что  Геллий,  узнав,  что  отряд в  десять тысяч германцев из-за
несогласия и недоверия к Спартаку отделился от него, собирается напасть на
них и уничтожить.
   Дав  своим  воинам  шестичасовой отдых,  Спартак в  полночь выступил из
Требула и  двинулся через суровые скалы каменистых Апеннин,  направляясь к
Нурсии.
   Но  в  то  время как  Спартак продвигался к  Нурсии,  ночью явился туда
консул Геллий Публикола с  армией в двадцать восемь тысяч человек и,  едва
взошла заря,  со  всей силой напал на Эномая;  германец необдуманно принял
неравный бой.
   Схватка  была  жестокой и кровопролитной; два часа бой шел с переменным
успехом,  оба войска сражались с одинаковой яростью и упорством. Но вскоре
Геллий растянул фронт своего войска, и ему удалось окружить оба германских
легиона; а для того чтобы сильнее сжать их в кольцо, он приказал отступить
двум  своим легионам, сражавшимся с гладиаторами лицом к лицу; это едва не
погубило   римлян.   Видя,  что  легионеры  консула  отступают,  германцы,
воодушевленные  примером Эномая, бросились на врага с неудержимой силой, а
у  римлян  ряды  несколько  расстроились; из-за их хитроумного маневра они
принуждены  были  действительно  отступить,  и  в  войске Геллия произошло
сильное замешательство.
   Но тут на гладиаторов напала с флангов легкая пехота римлян, а вслед за
ними обрушились на них с тыла далматские пращники,  и вскоре германцы были
стиснуты в этом кольце смерти.  Убедившись,  что спасение невозможно,  они
решили пасть смертью храбрых и  сражались с  невиданной яростью свыше двух
часов; они все погибли, нанеся большой урон римлянам.
   Последним пал Эномай.  Он собственноручно убил одного военного трибуна,
одного центуриона,  великое множество легионеров и  с  необычайной отвагой
продолжал сражаться среди мертвых тел,  лежавших грудами вокруг него. Весь
израненный,  он  был  наконец  поражен  в  спину  ударами нескольких мечей
одновременно и  рухнул с  диким стоном рядом с  Эвтибидой,  упавшей раньше
него.
   Так закончилось сражение,  в  котором Геллий уничтожил все десять тысяч
германцев, - ни один из них не уцелел.
   Но едва прекратился бой,  раздался резкий звук букцин,  предупреждавший
победителей о нападении на них нового врага.
   Это  был  Спартак,  только что появившийся на  поле сражения.  Хотя его
легионы устали от  трудного перехода,  он  сразу  расположил их  в  боевом
порядке,  призвал отомстить за  гибель угнетенных братьев,  и  они лавиной
обрушились на легионы консула Геллия, среди которых царило смятение.
   Геллий  сделал  все  возможное,  чтобы  привести свои  войска в  боевую
готовность,  быстро и  в порядке произвести перегруппировку для сражения с
новым врагом. Загорелся бой, еще более жестокий и более яростный.
   Умирающий Эномай стонал, время от времени произнося имя Эвтибиды.
   Новое сражение отвлекло римлян в  другую сторону,  и прежнее поле битвы
германцев было пустынным; на этом огромном поле, устланном трупами, слышны
были только стоны и вопли раненых и умирающих, то громкие, то еле слышные.
   Кровь лилась ручьями из бесчисленных ран,  покрывавших исполинское тело
Эномая,  но все же сердце его еще билось;  в свой смертный час он призывал
любимую девушку,  а  в  это время она поднялась с земли и,  оторвав лоскут
ткани от  туники одного из погибших контуберналов,  лежавших рядом с  ней,
обернула им свою левую руку;  ее щит разлетелся в  куски,  и на руке у нее
была  довольно большая  кровоточившая рана.  Из-за  неожиданного нападения
Геллия Эвтибида не успела дезертировать в лагерь римлян или же удалиться с
поля  сражения,  и  ей  поневоле пришлось принять участие в  битве.  Когда
гречанка была ранена,  она  решила,  что  для  нее  безопаснее всего будет
упасть среди восьми - десяти трупов, лежавших около Эномая, и притвориться
мертвой.
   -  О Эвтибида!.. Обожаемая моя... - шептал Эномай слабеющим голосом; на
бледное  его лицо медленно надвигалась завеса смерти. - Ты жива?.. жива?..
Какое  счастье!  Я  умру  теперь  спокойно...  Эвтибида, Эвтибида!.. Жажда
мучает  меня...  в  горле пересохло... губы потрескались... дай мне глоток
воды... и последний поцелуй!
   Бледное  лицо  Эвтибиды  исказило  выражение свирепого злорадства,  тем
более  жестокого,  что  вокруг  простиралось необозримое  поле,  устланное
человеческими  трупами;   зеленые  глаза  куртизанки  взирали  на  него  с
удовлетворением хищного зверя;  она даже не обернулась на слова умирающего
и,  только  вволю  насладившись страшным  зрелищем,  равнодушно  повернула
голову в ту сторону, где лежал Эномай.
   Сквозь туман,  застилавший глаза умирающего, Эномай разглядел девушку в
одежде, обагренной ее собственной кровью и кровью убитых, лежавших рядом с
нею; он со страхом подумал, что и она при смерти, но по мрачному блеску ее
глаз  и  силе ее  движений,  когда она  отшвыривала ногой трупы,  усеявшие
землю,  он понял,  что она только ранена, и может быть, даже ранена легко,
внезапно ужасная мысль мелькнула в его сознании, но он постарался отогнать
ее и уже чуть слышным голосом произнес:
   - О Эвтибида!.. Один только поцелуй... подари мне... Эвтибида!
   - Мне некогда!  - ответила гречанка, проходя мимо умирающего, и бросила
на него равнодушный взгляд.
   -  Ах!  Да  поразят  ее...  молнии  Тора!  -  воскликнул  Эномай; делая
последнее  усилие,  он  приподнялся  и,  широко  раскрыв  глаза,  крикнул,
насколько  у  него  еще  хватило  голоса: - О теперь я все понял!.. Подлая
куртизанка...  Спартак  ни  в  чем  не виновен... Ты изверг... была и есть
преступница... будь проклята... про...
   Он  свалился  на  землю  и больше уж не проронил ни слова, не сделал ни
одного движения.
   При первых словах проклятий германца Эвтибида повернулась, взглянула на
него гневно и угрожающе,  паже сделала несколько шагов к нему,  но, увидя,
что он умирает, остановилась, протянула свою маленькую белую руку, залитую
кровью, и с жестом проклятия крикнула:
   - К  Эребу!..  Наконец-то  я  увидела  тебя  умирающим в  отчаянии!  Да
ниспошлют мне  великие боги,  чтобы я  увидела также и  мучительную смерть
проклятого Спартака!..
   И она направилась в ту сторону, откуда доносился гул нового сражения.






   Исход  сражения  между  Спартаком  и Геллием нетрудно было предсказать.
Пробираясь  около полудня между трупами на поле битвы, Эвтибида уже издали
увидела,  что  римляне оказывают слабое сопротивление неукротимому натиску
гладиаторских  легионов,  уже  начавших  охватывать  справа  и слева фронт
консульских войск с явным намерением атаковать неприятеля с флангов.
   В то время как храбрая женщина наблюдала за сражением, думая о том, что
поражение римлян лишит ее  возможности мести,  о  которой она так мечтала,
мимо нее  промчался белый конь под  голубым чепраком и  в  чудесной сбруе;
ошалев от  страха,  насторожив уши,  с  диким  взглядом,  он  мчался,  как
бешеный,   бросаясь  то  туда,  то  сюда,  спотыкался  о  трупы,  пятился,
перепрыгивал через  убитых  и  снова  наступал нечаянно копытом на  другой
труп.
   Эвтибида  узнала  коня:  он  принадлежал  Узильяку,  юному контуберналу
Эномая,  который  на  ее  глазах пал утром одним из первых в кровавом бою.
Среди  ее  лошадей одна тоже была белой масти; своим дальновидным умом, от
которого  ничто не ускользало, Эвтибида сразу сообразила, какую выгоду для
своих коварных замыслов может она извлечь, завладев этой лошадью.
   Она осторожно двинулась в ту сторону,  где конь метался в испуге, стала
звать его,  прищелкивая языком и пальцами, всячески стараясь его успокоить
и подманить к себе.
   Но  благородное животное,  охваченное страхом,  как  будто предчувствуя
ожидавшую его  судьбу,  не  только не  успокаивалось и  не  приближалось к
куртизанке,  но чем больше та звала его,  тем дальше в  испуге отбегало от
нее.  Вдруг,  споткнувшись о  труп,  конь упал и  никак не  мог подняться;
Эвтибида подбежала и, схватив его за уздечку, помогла ему встать.
   Поднявшись на ноги, конь попытался освободиться из-под власти Эвтибиды;
он бешено тряс головой,  дергая уздечку,  за которую Эвтибида держала его,
прыгал, становился на дыбы, бешено лягался, но девушка крепко держала его,
старалась успокоить жестами и голосом; наконец разгоряченный конь пришел в
себя, покорился своей судьбе, перестал бояться, разрешил погладить себя по
шее и по спине и отдался на волю гречанки, которая повела его за уздечку.
   В  это  время  войска  консула Геллия,  разбитые и  окруженные численно
превосходящими войсками гладиаторов,  отступали в  беспорядке к тому полю,
где ими были уничтожены войска германцев; солдаты Спартака, оглашая воздух
дикими  криками  "барра",  бросились  за  отступающими  и  с  ожесточением
накидывались на  них  с  тыла,  горя  желанием отомстить в  кровопролитной
схватке за гибель десяти тысяч своих товарищей.  Все ближе раздавался лязг
щитов,  звон  мечей  и  страшные крики сражающихся;  картина боя,  вначале
смутная,  становилась все более ясной;  Эвтибида,  следившая за  сражением
ненавидящими,  злыми  глазами,  стиснув в  гневе свои  белые зубы,  мрачно
воскликнула вполголоса, говоря сама с собой:
   -  Ах,  клянусь величием Юпитера Олимпийского! Где же справедливость? Я
столько  сделала,  чтобы  удалить  из  гладиаторского  лагеря германцев, в
надежде,  что  за ними последуют и галлы, а галлы остались в лагере; я все
сделала  для  -того,  чтобы Геллий уничтожил эти десять тысяч германцев, в
надежде,  что  два консула сожмут Спартака в железном кольце, а он тут как
тут  со  всеми  войсками  и  бьет  Геллия, после чего нападет на Лентула и
разобьет  его,  а  может  быть,  уже  и  разбил. Да что же это! Неужели он
непобедим? О Юпитер Мститель, неужели он непобедим?
   Римляне, окруженные со всех сторон, отбивались от нападающих, все ближе
подходя к полю,  где утром шла такая ужасная резня.  Эвтибида,  бледная от
бешенства,  досады и  гнева,  ушла с  того места,  откуда она наблюдала за
ходом боя;  ведя под уздцы белую лошадь контубернала,  покорно следовавшую
за  ней,  она направилась к  тому месту,  где лежал холодный,  бездыханный
Эномай;  остановившись там  между  телами погибших,  она  вынула из  ножен
короткий меч,  который нашла  на  земле,  когда лежала здесь,  притворяясь
мертвой,  и  вдруг  дважды  всадила  его  в  грудь  бедного коня.  Раненое
животное,  отпрянув назад с громким отчаянным ржанием, попыталось убежать,
но Эвтибида крепко держала его за повод.  Сделав два-три прыжка, конь упал
на колени,  затем простерся на земле,  обагренный кровью, лившейся из двух
широких и глубоких ран, и вскоре, дрожа и дергаясь всем телом, околел.
   Тогда гречанка улеглась на  земле рядом с  мертвым конем,  подложив под
его шею свою ногу так, чтобы всякому, кто подойдет, было ясно, что всадник
и конь упали вместе,  поверженные рукой врага,  -  хозяин тяжелораненый, а
лошадь, пораженная насмерть.
   Шум  битвы  все  возрастал  и  приближался к  тому  месту,  где  лежала
Эвтибида;  все  явственнее слышны  были  проклятия,-  которые слали  галлы
латинянам,  и жалобные вопли латинян. Эвтибида все более убеждалась в том,
что римляне потерпели полное поражение.
   Размышляя о  столь неожиданном и несвоевременном появлении Спартака и о
своих надеждах,  утраченных с  поражением Геллия,  о неудавшейся мести,  о
трудностях и опасностях,  связанных с новыми вероломными кознями,  которые
она замышляла,  чтобы окончательно погубить и  Спартака и дело восставших,
Эвтибида чувствовала какую-то растерянность;  борьба противоречивых чувств
подтачивала ее душевные и телесные силы,  она была в изнеможении, какое-то
непонятное недомогание,  овладевшее ею,  ослабляло ее ненависть и  дерзкую
смелость.
   Вдруг  ей  показалось,  будто  солнце  затуманилось  и  в  глазах у нее
потемнело;  она  ощущала  резкую  боль  в  левой руке. Прикоснувшись к ней
правой  рукой, она почувствовала, что левая вся мокрая от крови. Тогда она
приподнялась  на  левом  локте,  взглянула  на  раненую  руку: повязка вся
пропиталась  кровью. Бледное лицо Эвтибиды стало восковым; взор помутился,
она  хотела  позвать  на  помощь,  но из побелевших ее уст вырвался только
глухой  стон;  попробовала  приподняться,  но  не  могла  этого сделать и,
запрокинув  голову,  упала навзничь, застыв без единого слова, без единого
движения.
   Тем  временем  римляне  обратились  в  беспорядочное  бегство,  яростно
преследуемые гладиаторами,  которые неистово их  истребляли,  увидев трупы
павших  своих  товарищей,  жертв  убийственной резни.  Войско  Геллия было
разбито наголову, в страшной сече гладиаторы уничтожили свыше четырнадцати
тысяч римлян.  Сам  же  Геллий,  раненный,  спасся только благодаря своему
быстроногому коню.  Остатки консульского войска  бросились бежать  во  все
стороны. Армия, казавшаяся могучей и грозной, пришла в такое расстройство,
что не  уберегла ни  обоза,  ни  знамени,  растеряла и  воинский порядок и
боевую силу.
   Радость этой  блестящей победы была омрачена печалью;  Спартак приказал
считать этот день не  праздником торжества,  а,  напротив,  днем траура по
погибшим.
   На  следующий  день  гладиаторы  приступили к  сожжению  трупов  павших
собратьев;  все окрестные поля покрылись гигантскими кострами,  и  на  них
лежали  сложенные сотнями  трупы  гладиаторов,  которых предстояло предать
огню.
   Вокруг  костра,   на  котором  покоилось  тело  одного  только  Эномая,
безмолвно стояли опечаленные вожди и построенные в каре четыре легиона.
   На  теле  доблестного великана-германца было двадцать семь ран.  Сперва
его  обмыли  и  умастили благовонными мазями и  ароматическими веществами,
присланными по  требованию  Спартака  жителями  соседнего  города  Нурсии,
трепетавшими  от  страха.  Затем  труп  завернули  в  белую  плащаницу  из
тончайшего полотна и, осыпав цветами, возложили на костер; Спартак подошел
к нему и много раз поцеловал;  весь бледный, с глубокой печалью в душе, он
произнес речь,  прерываемую рыданиями.  Он восславил непоколебимую отвагу,
честность, мужество Эномая, затем, взяв факел, первым поджег костер; вслед
за  ним  подожгли костер  сотнями других  факелов,  и  он  запылал тысячью
багровых огненных языков, пронизывающих облака ароматного дыма.
   Прах  германца был собран в несгораемую ткань из волокна горного льна и
пересыпан  в  бронзовую  урну, также доставленную жителями Нурсии. Спартак
взял ее с собой и хранил у себя как самую дорогую ему реликвию.
   Из  десяти  тысяч  германцев,  сражавшихся  с  Эномаем,  уцелело только
пятьдесят  семь  человек;  их  нашли ранеными на поле битвы; девять из них
выжили,  и  среди  них - Эвтибида. Все считали, что она храбро сражалась и
упала  тяжело  раненная  в  левую  руку;  белый конь, придавивший ее своей
тяжестью,  несомненно,  был  убит под ней, когда Эвтибида спешила передать
войскам какие-то приказания Эномая.
   В  легионах гладиаторов превозносили храбрость столь достойной девушки,
все  восхищались ее  доблестью;  сам Спартак,  великодушный и  благородный
человек,   всегда  с   уважением  относившийся  к  благородным  и  высоким
поступкам,  оказал  гречанке высокую  честь:  он  наградил ее  гражданским
венком через двадцать два дня после сражения под Нурсией на  том же  самом
поле битвы под громкие рукоплескания всего войска гладиаторов.
   Эвтибида приняла столь ценный знак отличия с видимым волнением, которое
она всеми силами старалась побороть: она была бледна как полотно и дрожала
всем телом. Гладиаторы сочли это волнение признаком скромности и смущения.
Как знать, может быть оно было вызвано раскаянием!
   Получив награду "за самоотверженность и  храбрость",  Эвтибида,  еще не
вполне оправившаяся после раны,  -  забинтованная рука  ее  еще  висела на
повязке,  спускавшейся с  шеи,  -  объявила о  своем  желании следовать за
армией угнетенных; она просила оказать ей честь, назначив ее контуберналом
Крикса, и получила на это согласие Спартака и Крикса.
   Дав  воинам восстановить свои  силы,  Спартак через двадцать пять  дней
после сражения под  Нурсией двинулся оттуда к  Апеннинам и,  перейдя через
них,  вновь направился по области пицентов к области сеннонов, намереваясь
дойти по Эмилиевой дороге до Пада и, перейдя реку, проникнуть в Галлию.
   Совершив двухдневный переход,  он дошел до Равенны,  где и расположился
лагерем в  нескольких милях от города,  чтобы составить три новых легиона,
примерно из пятнадцати тысяч рабов и  гладиаторов,  примкнувших к  нему во
время его продвижения по области сеннонов.
   Во  главе  этих  новых  легионов  были  поставлены  три  военачальника:
свободнорожденный  гладиатор  Гай  Канниций,  галл  Каст и фракиец Идумей,
отличившийся  исключительной  доблестью в сражениях при Камерине и Нурсии.
Таким  образом,  у  Спартака  образовалась  армия  в  семьдесят пять тысяч
человек, с ней он и двинулся в направлении к Паду.
   В это время Гай Кассий,  который был консулом в прошлом году,  а теперь
получил место претора Цизальпинской Галлии, узнав о поражениях, понесенных
консулами Лентулом и  Геллием,  и о грозном продвижении Спартака,  наскоро
собрал,  сколько  мог,  отрядов  римской милиции и  вспомогательных войск;
вскоре  у  него  оказалось  десять  тысяч  солдат  милиции  и  столько  же
вспомогательных сил. С этим двадцатитысячным войском он перешел реку Пад у
Плацентии, желая помешать дальнейшему продвижению гладиаторов.
   Последние  же  в  два  перехода  достигли  Бононии  и вечером по своему
обыкновению  расположились  лагерем  у города, который они и не собирались
осаждать;  Спартак  хотел  выждать здесь несколько дней, пока посланные им
конные  разведчики  разузнают о планах и намерениях врага, привезут точные
сведения о его войске и действиях военачальников.
   На  рассвете  следующего  дня,  когда  гладиаторы  занимались в  лагере
установленными упражнениями  (каждый  из  пятнадцати  тысяч  новых  солдат
обучался у  одного из гладиаторов школ Равенны или же Капуи,  образовавших
ядро ветеранов в  войске Спартака),  Эвтибида явилась в палатку верховного
вождя и спросила Мирцу.
   Мирца вышла к ней навстречу,  приняла ее ласково и радушно,  восхищаясь
ею как необыкновенной женщиной, которую все войско почитало за храбрость и
стойкость.
   Началась беседа,  и  среди  дружеских,  искренних излияний простодушной
сестры Спартака и притворных уверений в любви со стороны коварной гречанки
Эвтибида сказала Мирце,  что всегда питала к ней живейшую симпатию, и, так
как  во  всей  армии есть  только две  женщины,  ей  представляется вполне
естественным, чтобы их связывала тесная и нежная дружба.
   Мирца  с  радостью,  свойственной ее  благородной душе,  приняла  слова
Эвтибиды за чистую монету,  и  они поклялись во взаимной и  вечной дружбе,
скрепив этот союз на  жизнь и  на  смерть горячим поцелуем.  Они провели в
задушевной беседе больше двух  часов,  поверяли друг  другу  свои  тайны и
всякие пустяки;  эта милая болтовня женщин, целиком состоящая из безделиц,
напоминала собой щебетание птиц,  такое ласковое,  красноречивое,  хоть  и
непонятное.
   Наконец Эвтибида решилась расстаться с  Мирцей и,  обняв и поцеловав ее
на прощанье,  пообещала опять прийти,  если войско не отправится в  поход;
она ушла,  развеселив и  очаровав свою новую приятельницу,  ловко пустив в
ход  все  свои чары,  чтобы подчинить себе ничего не  подозревавшую сестру
фракийца.
   Что за планы созрели в голове куртизанки, для осуществления каких целей
ей понадобилась дружба Мирцы,  мы увидим из дальнейшего,  а пока последуем
за Эвтибидой в ту сторону лагеря, где стояли палатки галлов.
   В уличках,  отделявших один ряд палаток от другого,  обучались военному
строю пять тысяч гладиаторов,  из которых состоял сформированный в области
сеннонов четырнадцатый легион:  к  десяти легионам,  которые первоначально
составляли войско гладиаторов в Кампанье, добавлены были еще два в Апулии,
а  недавно,  под Равенной,  еще три;  таким образом,  в  данный момент под
Бононией  у   гладиаторов  было  тринадцать  легионов,   ибо  первые  два,
состоявшие целиком из германцев, были уничтожены консулом Геллием.
   Итак,  в  лагере  шли  занятия;  против  каждого  солдата-новичка стоял
ветеран,  вооруженный деревянным мечом,  и обучал его ударам и парированию
по  всем  правилам  фехтования.  От  возгласов  команды  этих  пяти  тысяч
преподавателей, раздававшихся одновременно в этой обширной части лагеря, в
воздухе стоял непрерывный гул.
   - В позицию!
   - Выше щит!
   - Ниже острие меча!
   - Смотри мне в глаза!
   - Голову выше!
   - Смотри смелее!
   - Отбей щитом удар в голову! Рази мечом!
   - Побыстрее, именем Тарана!.. В руках у тебя меч, а не прялка!
   - Шаг вперед!.. Шаг назад!.. Быстро! Живей, ради Геза!
   - В позицию!
   - Колю в голову, отведи удар!
   - Прыжок направо!
   - Бей!
   - Полкруга мечом налево!
   - В позицию!
   - Прыжок назад!
   - Живо! Вперед! Нападай на меня! Вперед!..
   Пять тысяч решительных воинственных голосов энергично выкрикивали слова
команды, десять тысяч человек одновременно двигали двадцатью тысячами рук,
-  это  придавало  лагерю  галлов  весьма оживленный вид; глазам того, кто
наблюдал издали, представлялось удивительное и внушительное зрелище.
   Эвтибида дошла до Квинтанской улицы,  которая отделяла палатки третьего
и  четвертого легионов от  палаток  пятого  и  шестого;  она  остановилась
посмотреть на эту необыкновенную картину,  как вдруг ее внимание привлекли
голоса,  доносившиеся из соседней палатки, которая, судя по знамени пятого
легиона,  находившемуся около нее,  принадлежала начальнику этого легиона,
галлу Арвинию.
   В  палатке шла оживленная беседа,  вернее спор,  насколько могла понять
Эвтибида:  несколько голосов раздавалось одновременно,  затем смолкали,  и
один голос, более сильный, заглушал остальные каскадом убедительных слов.
   Почти  все эти голоса были знакомы Эвтибиде; постепенно она все яснее и
отчетливее   различала  их.  Притворяясь  увлеченной  интересным  зрелищем
военных  упражнений галлов, она с самым невинным видом все ближе подходила
к палатке.
   - В  конце  концов,  -  кричал кто-то  хриплым голосом (Эвтибида узнала
голос Орцила,  начальника одиннадцатого легиона, состоявшего из нумидийцев
и африканцев), - в конце концов мы не стадо баранов, которое гонит пастух!
   - А кем бы он был без нас?  - послышался другой знакомый Эвтибиде голос
(говорил свободнорожденный Гай Канниций,  начальник тринадцатого легиона).
Кем бы он был?
   - Самым обыкновенным человеком...  и  даже меньше...  всеми презираемым
низким гладиатором, - со злостью произнес Брезовир.
   - Я и мои африканцы в Галлию не пойдем,  клянусь величием бога Ваала!..
Клянусь, не пойдем! - добавил Орцил.
   - Прав был Эномай...  -  кричал Каст, начальник четырнадцатого легиона,
того самого,  в  котором состояли пять тысяч юных галлов,  как  раз в  это
время обучавшихся военному делу.
   - Бедный Эномай!..  Жертва явного предательства Спартака.  Теперь мы  в
этом убедились,  -  сказал самнит Онаций, назначенный после смерти Рутилия
начальником восьмого легиона.
   - О,  во  имя  всемогущей силы  естества!  -  гневно  воскликнул мощным
голосом  эпирот  Фессалоний,   начальник  седьмого  легиона.   -   Спартак
предатель?.. Ну, это уж чересчур, чересчур!..
   -  Да,  предатель,  а  заодно  с  ним  Крикс  и Граник; они предают нас
римскому сенату.
   - Все вы предатели и изменники,  все,  кто хочет вести нас за реку Пад,
подальше от Рима.
   - В Рим! Мы хотим идти на Рим!
   Семь или восемь голосов единодушно воскликнули:
   - На Рим!.. На Рим!..
   - Я верю Спартаку -  он самый благородный, самый честный из всех людей.
Я  верю Криксу и Гранику -  это люди благородной души,  самые лучшие после
Спартака в  нашем  лагере.  И  со  своим  легионом,  который верит мне,  я
последую за ними, а не за вами!
   - И я! - восклинул Борторикс.
   - Ну и  ступайте с  ними.  А  мы с нашими семью легионами,  -  произнес
решительно Гай  Канниций,  -  завтра утром  выйдем на  Равеннскую дорогу и
двинемся к Риму.
   - О,  без мудрости и  опыта Спартака,  который ведет нас,  вы  свершите
великие, достойные деяния! - насмешливо произнес Борторикс.
   - Вас изрубит в  куски первый же  претор,  который наткнется на вас,  -
добавил Фессалоний.
   - Восстали и взялись за оружие,  чтобы получить свободу,  -  насмешливо
воскликнул Гай Канниций,  - а теперь стали рабами такого же раба, как и вы
сами, да еще этот ваш кумир Спартак, может быть, даже ниже вас.
   - Если свободой вы считаете беспорядок,  анархию,  смуту, такой свободы
нам  действительно не  нужно!  -  крикнул Фессалоний.  -  Мы  предпочитаем
дисциплину и  порядок и останемся с тем,  кто за два с лишним года показал
себя мудрым и доблестным полководцем.
   В  эту  минуту  резкий  звук  труб,  призывавший к  оружию  гладиаторов
третьего легиона,  прервал спор и разрушил радость Эвтибиды,  воспрянувшей
духом  от  этих  изъявлений ненависти  к  Спартаку  и  недовольства многих
начальников легионов.
   Гречанка,  вздрогнув, повернулась в ту сторону лагеря, откуда доносился
сигнал тревоги,  и  направилась туда в  ту самую минуту,  когда начальники
легионов,  собравшиеся в  палатке  Арвиния,  заслышав  неожиданный сигнал,
вышли все вместе и поспешно отправились к стоянкам своих легионов.
   Вскоре сигнал тревоги был повторен букцинами четвертого, затем пятого и
вскоре всеми фанфарами лагеря гладиаторов.
   Солдаты побежали в  свои  палатки,  надели панцири и  шлемы,  захватили
оружие и распределились по манипулам и когортам.
   Затем  прозвучал новый  сигнал,  данный  фанфарой  третьего  легиона  и
повторенный  всеми  остальными,  сигнал,  означавший  приказ  сниматься  с
лагеря.
   Два часа спустя гладиаторы снялись с  лагеря,  и все легионы,  в полном
порядке,  соблюдая дисциплину,  приготовились к походу. Тогда новый сигнал
созвал начальников легионов к верховному вождю.
   Пришпоривая лошадей, все поспешили на преторий, где Спартак сообщил им,
что претор Гай Кассий идет на них и  прибудет в Мутину к вечеру этого дня,
а поэтому надо сейчас же выступить с целью напасть на него завтра,  пока к
нему еще  не  подошли остальные части его  войска и  не  помешали переходу
через реку Пад.
   Когда  Спартак закончил свою  речь,  никто  не  отозвался на  нее.  Гай
Канниций,  помявшись немного,  нарушил молчание и,  опустив глаза, в явном
смущении сказал вполголоса:
   - Против Кассия мы будем сражаться, а через Пад переходить не станем.
   - Что такое?  - воскликнул пораженный Спартак. И, словно бы не уразумев
того,  что  сказал  Гай  Канниций,  переспросил,  вперив в  самнита глаза,
блестевшие из-под насупленных бровей: - Что ты сказал?
   - Он сказал, что мы не последуем за тобой на ту сторону Пада, - ответил
нумидиец Орцил, дерзко глядя на Спартака.
   - Семь легионов,  -  сказал Гай Канниций, - отказываются возвратиться в
свои родные страны, они требуют, чтобы мы шли на Рим.
   - Ах,  так?  -  гневно и  вместе с тем с грустью воскликнул Спартак.  -
Снова  мятеж?  Несчастные,  вам  недостаточно печального  примера  бедного
Эномая?
   Раздался ропот, но никто ничего не ответил.
   - Клянусь  всеми  богами,  -  после  минутного молчания  твердо  сказал
Спартак, - вы или безумцы, или предатели!
   Мятежные начальники молчали; после краткой паузы фракиец сказал:
   - Сейчас на нас подымается враг, и вы все будете мне повиноваться, пока
мы  не  разгромим Кассия.  После этого мы устроим совещание и  решим,  что
лучше для нашего блага. А теперь ступайте.
   И  повелительным жестом он отпустил начальников легионов. Но в то время
как  они  уже  собирались  пришпорить своих коней, он добавил своим мощным
голосом:
   - Смотрите  же,  чтобы  не  было  ни  малейшего неповиновения во  время
перехода и в бою,  или,  клянусь всевышним Юпитером,  первый, кто позволит
себе хотя бы слово или движение ослушания, погибнет от моего меча, никогда
еще не дававшего промаха.
   И   снова  он  жестом  отпустил  начальников.   Покорясь  превосходству
Спартака, они молча отправились к своим легионам.
   Войско  гладиаторов выступило  в  направлении Мутины  и  после  ночного
перехода прибыло  туда  за  час  до  рассвета.  Кассий  расположился здесь
лагерем на двух высоких холмах,  укрепив его крепким частоколом и широкими
рвами.
   Около полудня Спартак двинул свои  шесть легионов против войска претора
Цизальпинской Галлии,  который,  выведя свои легионы из лагеря, расположил
их у подошвы холмов,  на довольно выгодной для себя позиции.  Но численное
превосходство гладиаторов и пыл,  с которым они бросились в атаку,  вскоре
пересилили мужество двадцати тысяч римлян: хотя в большинстве своем войско
претора состояло из ветеранов Мария и  Суллы,  сражавшихся весьма отважно,
немногим более чем за два часа оно было разбито и окружено со всех сторон,
обращено в бегство и уничтожено все возраставшим натиском гладиаторов.
   В  этом  бою,  длившемся несколько часов,  полегло почти  десять  тысяч
римлян,  остальные  были  рассеяны  и  разбежались  по  окрестностям;  под
претором была убита лошадь,  сам он спасся каким-то чудом.  Палатки и обоз
римлян попали в  руки  победителей,  потери которых в  этом  сражении были
невелики.
   На  следующий  день  после  этой  победы,  третьей  победы,  одержанной
Спартаком  над   римлянами  в   течение  какого-нибудь   месяца,   легионы
гладиаторов были собраны на равнине у  берега реки Скультенны и  построены
там четырехугольником:  их призвали для того, чтобы решить, идти ли вперед
к  переправе через  Пад  и  возвратиться каждому в  родную  страну или  же
повернуть назад, если будет решено идти на Рим.
   Спартак   говорил   горячо,   живо   описывая   гладиато-рам  пользу  и
преимущества  первого  предложения и гибельные последствия, неминуемые при
втором  реше-нии;  он  напомнил  об  услугах,  оказанных  им  святому делу
угнетенных, которому он беззаветно служит уже десять лет. Спартак напомнил
об этом не из тщеславия, но для того, чтобы лучше убедить своих братьев по
несчастью,  сотоварищей по войне, по горестям, радостям и победам, убедить
их,  что  если он ратует за оставление Италии, то лишь потому, что считает
эту  страну  могилой  для  гладиаторов,  как  была  она могилой для галлов
Бренна,  греков  Пирра,  для  карфагенян, тевтонов и кимвров, для стольких
чужестранцев,  вторгавшихся  в  нее и желавших воевать на ее земле. Он дал
торжественную  клятву  в  том,  что  только  благо гладиаторов заставило и
заставляет  его  защищать этот план: пускай они решают сами, он подчинится
воле  большинства.  Военачальником  ли,  простым ли солдатом, но всегда он
будет биться бок о бок с ними и будет счастлив, если судьбой предначертано
ему пасть и умереть вместе с ними.
   Гром рукоплесканий раздался в ответ на слова Спартака.  Возможно,  если
бы  тотчас же  перешли к  голосованию,  его  предложение было  бы  принято
большинством.  Но  многочисленные блестящие победы,  которые гладиаторы на
протяжении двух лет  одерживали над  римлянами,  главным образом благодаря
Спартаку, внушили им дерзкую самонадеянность: многие из них, хотя и были в
глубине  души  приверженцами фракийца,  противились  железной  дисциплине,
которую  он  ввел  в  войсках,  -  дисциплина не  допускала  мародерства и
хищений.  Возникло недовольство и ропот,  вначале у отдельных лиц, втайне,
но  мало-помалу,  словно зараза,  оно распространилось,  проникло в  массы
легионов  и  Эвтибиде уже  казалось,  что  для  нее  пробил  час  мести  и
торжества:  теперь  можно  будет  извлечь пользу  из  этого  недовольства,
свившего себе гнездо в стольких душах,  и поднять легионы против Спартака.
Мы видели,  как для этой цели она искусно подчинила себе Эномая,  которого
восставшие могли  бы  признать достойным преемником Спартака,  по  крайней
мере по  храбрости и  мужеству.  Но  благодаря своей беспредельной энергии
Крикс удержал легионы галлов,  они не последовали за германцами, и поэтому
планы гречанки рухнули.
   Пример германцев,  разбитых наголову,  отнюдь не подействовал на других
отрезвляюще, у многих он только разжег желание идти на Рим: одним хотелось
отомстить за  уничтоженные легионы,  другие  мечтали о  грабежах,  которые
принесут им богатую добычу,  и наконец,  многие думали,  что,  одобряя тот
план,  за  который  ратовал и  погиб  со  своими  германцами любимый всеми
Эномай,  они выражают ему свою любовь совершают что-то приятное его душе и
достойное его памяти.
   Из всех этих бурливших в  легионах страстей и мимолетных настроений Гай
Канниций сумел извлечь выгоду.  До  того как  продаться в  гладиаторы,  он
шатался по Форуму,  заводя всевозможные знакомства,  был краснобаем и умел
говорить убедительно.  Теперь он выступил с речью после Спартака, и, чтобы
отвести от себя подозрения в недоброжелательном отношении к фракийцу,  что
снизило   бы   действие  его   слов,   он   сначала   воздал   хвалу   его
предусмотрительности и мужеству, затем яркими красками живописал печальное
положение римлян,  невозможность для  них в  данную минуту оказать должное
сопротивление грозному войску гладиаторов, состоявшему из семидесяти тысяч
доблестных меченосцев;  он  призывал легионы не терять счастливого случая,
который,  может быть,  никогда больше не представится, и овладеть Римом; в
заключение он предложил завтра же двинуть к Тибру всю армию угнетенных.
   - На Рим!  На Рим!..  -  раздался, словно раскаты грома, рев пятидесяти
тысяч голосов, когда Канниций закончил свою речь.
   - На Рим! На Рим!
   Голосование  дало  следующие  результаты:   семь  легионов  единогласно
поддержали   предложение   Канниция,   остальные   шесть   отклонили   его
незначительным  большинством,   и   только  кавалерия  почти   единогласно
высказалась за предложение Спартака: следовательно, свыше пятидесяти тысяч
гладиаторов выразили  желание  идти  на  Рим,  а  за  предложение фракийца
голосовало менее двадцати тысяч.
   Легко  понять,   как   был   опечален  Спартак  непредвиденным  исходом
голосования,  которое  разрушало  все  его  планы  и,  вместо  того  чтобы
приблизить, отдаляло Цель восстания - сокрушить тираническую власть Рима.
   Долгое время он стоял мрачный,  подавленный, безмолвный, наконец поднял
голову и  обратил побледневшее лицо к Криксу,  Гранику и Арториксу,  молча
стоявшим возле него и потрясенным не менее своего вождя:
   - О, клянусь богами Олимпа, - с горькой усмешкой произнес он, - немного
же  я  завоевал  сторонников  среди  гладиаторов  после  стольких  трудов,
опасностей,  забот  и  испытаний,  перенесенных  мною  ради  них!.. Правду
сказать,  если  бы  меня  не удерживало чувство долга и голос совести, мне
следовало бы сейчас пожалеть, что я отказался от предложений консула Марка
Теренция Варрона Лукулла! Так, хорошо... Отлично! Клянусь Геркулесом!
   Он снова задумался,  потом,  встрепенувшись,  обвел глазами легионы,  в
молчании ожидавшие исхода совещания, и громко произнес:
   - Пусть так,  я  подчиняюсь вашему решению:  вы пойдете на Рим,  но под
руководством другого.  Я  отказываюсь от  звания  вашего верховного вождя,
отказываюсь от  чести,  оказанной вами мне:  изберите себе другого,  более
достойного.
   - Нет...  во  имя богов!  -  крикнул самнит Ливии Грандений,  начальник
двенадцатого легиона.  -  Ты  всегда будешь нашим  верховным вождем,  ведь
среди нас нет никого равного тебе.
   - Утвердим еще раз Спартака нашим верховным вождем! - крикнул Борторикс
что было мочи.
   - Спартак -  наш верховный вождь!  Спартак - верховный вождь! - кричали
вокруг семьдесят тысяч гладиаторов, потрясая в воздухе щитами.
   Когда  возгласы наконец  утихли,  Спартак крикнул во  всю  силу  своего
голоса:
   - Нет...  никогда!..  Я  против похода на  Рим и  не поведу вас туда!..
Изберите того, кто уверен в победе.
   - Ты вождь!..  Ты вождь...  Спартак!.. Ты вождь! - повторяли тридцать -
сорок тысяч голосов.
   Чтобы прекратить шум,  Крикс подал знак,  что  хочет говорить.  Настала
тишина, и он сказал:
   - Пусть нас будет сто тысяч гладиаторов с оружием в руках...  пусть нас
будет только сто...  но  лишь один должен быть нашим вождем...  Победитель
под Аквином,  под Фунди,  Камерином,  Нурсией и Мутиной, только он может и
должен быть нашим вождем!.. Да здравствует император Спартак!
   По всей долине Панара,  на краю которой собрались гладиаторы,  разнесся
оглушительный крик:
   - Да здравствует Спартак, император!
   Возмущенный   фракиец  отказывался,  протестовал,  не  желал  принимать
предлагаемого звания, делал все возможное, чтобы избавиться от настойчивых
просьб  друзей,  но  его  уговаривали,  понуждали, осаждали все начальники
легионов, и в первую очередь Арвиний, Орцил и Гай Канниций, все шестьдесят
пять  военных  трибунов,  центурионы  и  деканы, которых манипулы и отряды
послали  к  нему,  чтобы  они  настаивали  и просили его оставить за собой
верховное   командование   гладиаторскими   легионами.   Наконец  Спартак,
растроганный  этим  бурным  проявлением любви и уважения к нему со стороны
товарищей,  хотя  и  не  согласных  с  ним  и воспротивившихся его планам,
сказал:
   - Вы этого хотите?..  Пусть будет по-вашему.  Я  принимаю командование,
так  как  понимаю,  что  избрание кого-либо другого неизбежно повело бы  к
внутренним раздорам;  я  согласен бороться бок  о  бок с  вами и  умереть,
возглавляя вас.
   И  в  то  время  как  его  благодарили,  целовали его  одежду  и  руки,
восхваляли мужество и заслуги, он добавил с грустной улыбкой:
   - Я не обещаю, что приведу вас к победе, в этой необдуманной войне я не
очень-то надеюсь на победу.  Но,  как бы то ни было, пойдем на Рим. Завтра
выступим в направлении Бононии.
   Спартак был принужден взяться за  дело,  которое считал неосуществимым.
На  следующий день гладиаторы оставили лагерь и  двинулись через Бононию к
Аримину.
   Однако  в   рядах  войска  гладиаторов  все   чаще   стали  проявляться
неповиновение и  нарушение  дисциплины.  Грозное  войско,  одержавшее  под
руководством прозорливого полководца Спартака столько  побед  над  армиями
первого народа мира, начало разлагаться и ослабевать, поддавшись страсти к
грабежам.
   Как ни старался Спартак воспрепятствовать этому,  ничто не помогало: то
один,  то  другой  легион,  а  иногда  даже  несколько нападали на  города
сеннонов,  через страну которых они шли,  и грабили их.  Вред был двоякий:
необузданная страсть  к  грабежам лишила  легионы  гладиаторов заслуженной
славы хорошо организованного войска,  на  них смотрели теперь как на банду
разбойников,   они   возбуждали  ненависть  и   проклятия  обиженного  ими
населения, а постоянные остановки замедляли быстроту переходов, которая до
тех пор была главным залогом побед Спартака.
   Как   сильно  огорчал  Спартака  этот  упадок  дисциплины,  легче  себе
представить,   чем   рассказать.  Сначала  он  сердился  и  осыпал  бранью
тринадцатый легион, которым командовал Гай Канниций, потому что они первые
подали  пример грабежа; он кричал на них, проклинал их; ему правда удалось
немного утихомирить их, но не уничтожить зло в корне; через два дня, когда
Спартак  шел  в  Фавенцию,  пятый  и  шестой легионы, двигавшиеся в хвосте
колонны,  вошли  в  Форум  Корнелия  и разграбили его; Спартаку и Криксу с
тремя   легионами  фракийцев  пришлось  вернуться  назад,  чтобы  призвать
грабителей  к  порядку.  А  в  то  время  как  он  исполнял  эту печальную
обязанность,  одиннадцатый  легион  (африканский)  выступил  из лагеря под
Фавенцией,  ворвался  в  Бертинор, небольшой городок сеннонов, и разграбил
его.   Спартаку   пришлось  пойти  и  туда  и  там  учинить  расправу  над
распущенными солдатами.
   Между тем в  Рим быстро донеслись вести о разгроме консулов,  а затем и
претора  Цизальпинской  Галин.   Сенат  и  римский  народ  обуяло  великое
смятение,  а когда пришла весть о том, что гладиаторы приняли решение идти
на Рим, всех охватил ужас.
   Комиции  для выборов консулов на будущий год еще не собирались, а после
разгрома  Лентула и Геллия число желающих добиться избрания на эти высокие
должности  сильно уменьшилось. И все же как раз последние поражения римлян
воодушевили  Гая  Анфидия Ореста и побудили его добиваться консульства; по
его  мнению,  не следовало вменять ему в вину его неудачи под Фунди, когда
он с малыми силами был разбит Спартаком, ведь та же судьба постигла и двух
консулов с шестьюдесятьютысячной армией. Сражения под Камерином и Нурсией,
по   его   словам,   также   служили   ему  оправданием,  больше  того,  -
восстановлением   его   заслуг,  которые  несправедливо  отрицались  и  не
признавались,  ибо, утверждал он, сражение под Фунди для римлян было менее
сокрушительным,  а  для  гладиаторов  более смертоносным, чем сражения под
Камерином и Нурсией, в которых Спартак разбил наголову войска консулов.
   Соображения довольно странные и грешили против здравого смысла,  ибо то
обстоятельство, что он причинил меньше зла, чем другие, еще не доказывало,
что у него, Анфидия Ореста, все обстояло благополучно, но состояние умов в
Риме,  в  связи с войной против гладиаторов,  было таким подавленным,  что
рассуждения Анфидия Ореста  сочли  вполне логичными,  да  и  кандидатов на
консульские должности было  очень мало.  Вот  почему на  этот высокий пост
избрали на  следующий год  упомянутого Анфидия Ореста  и  Публия  Корнелия
Лентула  Фура,  родственника консула  Лентула  Клодиана,  которого Спартак
разбил под Камерином.
   Спартак меж тем не мог продолжать наступление на Рим из-за безобразного
поведения  и  неповиновения  тех  самых  легионов,  которые  так  неистово
требовали,  чтобы  их  туда  вели;  пришлось  на целый месяц задержаться в
Аримине.  Спартак отказался от командования и несколько дней не выходил из
палатки,  несмотря  ни на какие просьбы, пока наконец все войско не пришло
на преторий и, простершись перед палаткой Спартака, стало громко каяться в
своих мерзких поступках и просить за них прощения.
   Тогда Спартак вышел к войску,  бледный,  исхудавший, измученный; на его
открытом благородном лице  лежала печать страданий,  которые причинило ему
поведение его  солдат,  глаза его  были  красны,  веки припухли от  долгих
горьких слез.  При  виде  Спартака покаянные возгласы,  крики,  выражавшие
любовь и уважение к нему, стали еще громче.
   Он подал знак,  что хочет говорить,  и когда воцарилось молчание,  стал
строго и  сурово порицать поведение легионов,  говорил,  что  из-за  своих
гнусных поступков они  перестали быть людьми,  стремящимися к  свободе,  а
превратились в  самых  подлых  разбойников,  совершающих мерзкие дела.  Он
остается непреклонным в  своем решении и  дальше не  пойдет с  ними,  если
только они  не  предоставят ему  полное и  неограниченное право подвергать
любому наказанию подстрекателей к грабежу и бунту.
   Лишь после того как  все  легионы единодушно согласились на  требование
Спартака,  он  снова взял  на  себя  командование и  начал суровыми мерами
возрождать в  гладиаторах угасшее  чувство  долга  и  внушать им  сознание
необходимости строжайшей дисциплины.
   Он приговорил к смерти нумидийца Орцила как самого дикого и непокорного
из  всех  начальников легионов и  запятнавшего себя  в  Бертиноре гнусными
преступлениями;  в  присутствии всех  легионов  Спартак  приказал  распять
Орцила его же  нумидийцам.  Затем он  велел наказать розгами и  изгнать из
лагеря  двух  других  начальников легионов:  галла  Арвиния и  самнита Гая
Канниция.  Кроме  того,  он  приказал распять двести двадцать гладиаторов,
которые,  как было засвидетельствовано их товарищами,  отличились зверской
жестокостью при налетах на население.
   После всего этого он распустил все легионы и  перестроил их,  но уже не
по национальностям;  напротив,  теперь в каждый манипул,  в каждую когорту
входило  соразмерное количество  солдат  различных  национальностей;  так,
манипул в  сто двадцать человек состоял теперь из сорока галлов,  тридцати
фракийцев,  двадцати самнитов,  десяти иллирийцев,  десяти греков и десяти
африканцев.
   Перестроенное таким  образом войско было  подразделено на  четырнадцать
легионов, начальниками которых были назначены следующие гладиаторы:

   1-й легион - Брезовир, галл.
   2-й >> - Фессалоний, эпиреец.
   3-й >> - Каст, галл.
   4-й >> - Онаций, самнит.
   5-й >> - Мессембрий, фракиец.
   6-й >> - Ливий Грандений, самнит.
   7-й >> - Идумей, фракиец.
   8-й >> - Борторикс, галл.
   9-й >> - Артак, фракиец.

   Начальником 10-го  легиона  был  назначен отважный македонянин Эростен;
11-го  -  нумидиец Висбальд,  строгий  и  серьезный человек  воинственного
облика,   презирающий  опасности;  12-го  -  Элиал,  пожилой,  бесстрашный
гладиатор-галл,  который на пятидесятом году своей жизни уже насчитывал на
своем теле пятьдесят рубцов от  ран.  Во главе 13-го легиона стоял молодой
иллириец  двадцати  пяти  лет  по  имени  Теулопик;  он  был  благородного
происхождения,  родился в Либурнии, в богатой семье, попал в рабство и был
отдан  в  гладиаторы;  этот  иллириец,  питавший  глубокую привязанность к
Гранику,  отличался поразительной отвагой;  начальником 14-го и последнего
легиона  был  назначен  огромный бородатый галл  дикого  вида;  звали  его
Индутиомар.  Он славился необычайной силой и храбростью,  которые снискали
ему большой авторитет среди соотечественников.
   Из всех этих легионов Спартак образовал три корпуса: первый, состоявший
из первых шести легионов,  был отдан под начало Крикса; второй, состоявший
из 7-го,  8-го,  9-го и 10-го легионов,  был передан Гранику,  третий,  из
четырех последних легионов, был поручен Арториксу.
   Начальником  конницы,  в  которой  было  восемь  тысяч человек, остался
Мамилий.
   Закончив переустройство своего войска,  Спартак решил,  что  необходимо
укрепить и сплотить новые легионы,  перед тем как идти на Рим.  От Аримина
через Форум Семпрония и  Арретий он  малыми переходами двинулся к  Умбрии,
чтобы  дать  своим солдатам время познакомиться друг  с  другом,  а  также
освоиться со своими новыми начальниками.
   В  Рим тем временем дошли вести о грабеже гладиаторов у сеннонов, вести
преувеличенные  и  приукрашенные,  раздутые  молвой  и ненавистью к самому
имени  гладиаторов,  а  также  и  страхом  перед  ними. Волнения и тревога
усилились,  и  народные  трибуны стали громко говорить на Форуме, что пора
наконец подумать о спасении родины, находящейся в опасности.
   Собрался  сенат.  Одни  выражали  сожаление, что отцы-сенаторы, по вине
бесталанных   полководцев,   которых   до  сего  времени  посылали  против
гладиаторов,  вынуждены  теперь  серьезно  заняться  мятежом  гладиаторов,
казавшимся  смехотворным,  но  превратившимся  в настоящую войну, в угрозу
самому Риму; другие кричали, что "раз уж дошли до такого позора, наступило
наконец  время подняться и со всеми вооруженными силами республики идти на
гладиаторов".
   С  другой стороны,  сенат видел,  что оба побежденных консула с позором
разбиты Спартаком, а из двух консулов, избранных на будущий год, один тоже
был разбит гладиаторами,  второй же  по  неспособности к  военному делу не
внушал  больших  надежд.   Учитывая  все  это,  сенат  вынес  обязательное
постановление ("Senatus  consultum"),  запрещавшее консулам  вмешиваться в
эту  войну;  ведение  ее  предлагалось возложить на  опытного  полководца,
предоставив в  его  распоряжение большую армию и  дав  ему  неограниченные
полномочия,  чтобы  он  как  можно  скорее  покончил с  дерзким Спартаком,
который,  не  удовлетворяясь одержанными  победами,  осмеливается угрожать
стенам Рима.
   Поэтому было  решено  поручить поход  против  Спартака претору Сицилии,
избрание которого предстояло в  ближайшие дни.  Как  только стало известно
это  постановление сената,  все  претенденты на  должность претора Сицилии
тотчас сняли  свои  кандидатуры,  испугавшись предстоящей серьезной войны;
день комиций приближался,  все были в растерянности:  никто не являлся для
избрания.
   Большинство граждан  сожалело об  отсутствии Метелла и  Помпея:  первый
благодаря своему опыту,  а  второй благодаря своей отваге могли бы довести
до благополучного конца это трудное дело. Некоторые предлагали отозвать из
Азии Лукулла,  слывшего доблестным и  прозорливым полководцем,  и поручить
ему ведение войны.
   Друзья  Юлия  Цезаря уговаривали его  возглавить эту  кампанию,  обещая
испросить для  нее  у  сената  и  народа  римского  восемь  легионов;  они
доказывали Юлию  Цезарю,  что,  располагая армией  из  сорока восьми тысяч
легионеров и  двадцати или двадцати двух тысяч легковооруженных пехотинцев
и союзнической кавалерии, он без труда одержит победу над гладиаторами.
   Однако  Цезарь,  которому  не  давали  спать  триумфы  и победы Помпея,
решительно  отказался  от  вмешательства  в  эту  войну. Она была не менее
трудна,  чем  война с Марианом Домицием и царем Ярбой в Африке (как раз за
африканскую  войну  Гней  Помпеи  и  получил  триумф),  но  в  то же время
невыгодна в том отношении, что победитель не был бы награжден ни триумфом,
ни  даже  овацией,  ибо  римская  гордость  не допускала, чтобы презренным
гладиаторам была оказана честь признания их воюющей стороной.
   - Нет,  уж если я приму на себя ведение войны, то только такой, чтобы в
случае победы я  мог надеяться на триумф,  который послужит мне ступенью к
званию консула.
   Так  отвечал  Цезарь своим друзьям. Возможно также, что в душе своей он
таил  другую  причину, побуждавшую его отклонить предложение. Цезарь своим
орлиным   взором  видел  все  язвы,  подтачивавшие  в  это  время  Римскую
республику,   открыл  их  причины  в  прошлом  и  взвешивал  их  возможные
последствия в будущем; он ясно видел, что гладиаторы, взявшиеся за оружие,
несчастные  рабы, примкнувшие к ним, нищие волопасы из Самния, ставшие под
их  знамена,  как  раз  и  представляли  собой  те  три  класса неимущих и
угнетенных,  стремления и силы которых он собирался использовать для того,
чтобы  навсегда  сломить  и  уничтожить  тиранию  надменных  олигархов; он
понимал,  что  если  он  хочет  привлечь  симпатии и завоевать любовь этих
обездоленных  и намеревается предстать перед ними в качестве их спасителя,
то  ему не следует пятнать себя кровью гладиаторов. Поэтому в день комиций
вместо  Цезаря  на  Форум  явился,  завернувшись  в белоснежную тогу, Марк
Лициний  Красс  и выставил свою кандидатуру в преторы Сицилии; сделать это
его  уговаривали  самые  влиятельные сенаторы, бесчисленные его клиенты, а
главным  образом, его подталкивало собственное честолюбие, не дававшее ему
покоя:  ему  уже мало было считаться первым в Риме по богатству и влиянию,
его  мучило ненасытное желание добиться военных лавров, которыми уже много
лет был увенчан Помпей.
   Марку  Лицинию  Крассу в это время было около сорока лет, и, как мы уже
говорили,  он  несколько  лет  сражался  под  началом  Суллы  -  сначала в
гражданскую  войну,  потом во время мятежей и успел дать доказательства не
только  стойкости  и  необычайного мужества, но и большого благоразумия, а
также обнаружил задатки крупного полководца.
   Когда  Красс появился в  одежде кандидата на  должность претора,  народ
приветствовал его долгими,  несмолкаемыми возгласами,  показывая тем самым
свое  высокое доверие к  нему  в  эту  пору  волнений и  страха и  великие
надежды, которые возлагали на его будущие действия против гладиаторов.
   Наконец воцарилось молчание.  Народный трибун Луций Аквилий Леннон взял
слово и  призвал сенат и народ единодушно голосовать за Красса,  так как в
такое  тяжелое время  лучшего полководца в  войне против Спартака нельзя и
желать Все же  необходимо,  добавил трибун,  надлежащим образом обеспечить
Красса вооруженными силами,  которые дали бы ему возможность закончить эту
позорную войну, длящуюся уже три года.
   Все согласились со  словами Аквилия,  и  Красс единогласно,  под бурные
рукоплескания,  был избран претором Сицилии.  Ему было предоставлено право
набрать  шесть  легионов с  соответствующими вспомогательными войсками,  а
также  собрать  и  организовать разбитые  легионы  Лентула  и  Геллия.  Из
остатков этих легионов новый претор мог  бы  составить еще четыре легиона.
Таким образом у  Красса образовалась армия в шестьдесят тысяч легионеров и
двадцать четыре тысячи вспомогательных войск,  а  всего восемьдесят четыре
тысячи человек;  это  была  очень сильная армия;  такой еще  не  бывало со
времени возвращения Суллы в Италию после войны с Митридатом.
   На  следующий день  после  своего избрания Красс  опубликовал эдикт,  в
котором призывал граждан к  оружию  -  сражаться против  Спартака.  Особым
решением сената  были  обещаны  высокие награды ветеранам Суллы  и  Мария,
которые пожелали бы принять участие в этом походе.
   Это  решение и  эдикт  Красса  подняли дух  римских граждан,  впавших в
уныние;   сердца   зажглись   воинственным  пылом,   возникло  благородное
соревнование между  юношами  самых  знатных семейств:  все  они  явились к
Крассу, требуя внесения их в списки его легионеров.
   Красс  с  лихорадочной энергией занялся формированием своей  армии;  он
выбрал квестора и трибунов среди самых известных в Риме военных людей,  не
считаясь  с  их  общественным положением.  Так,  на  должность квестора он
назначил  Публия  Элия  Скрофу,  землевладельца  из  Тибуртина,  ветерана,
принимавшего участие в  одиннадцати войнах и  в  ста  тридцати сражениях и
стычках, у него было двадцать, два шрама от ран, он получил много наград и
венков и теперь жил на покое.
   Красс  не  погнушался  отправиться к нему лично и попросить его принять
участие  в  войне,  которая раз и навсегда покончит с гладиаторами. Скрофа
был  тронут  посещением  Красса  и  охотно согласился быть квестором в его
войске.  Расставшись  с  мирной  жизнью  и  веселыми холмами Тибуртина, он
последовал  за  Крас-сом  в  Рим;  оттуда  через  две  недели после своего
избрания  претором  Марк Лициний Красс выступил во главе четырех легионов,
состоявших  из  старых солдат, набранных им в Риме и в соседних областях и
направился  в  Отрикул,  город,  находившийся  на границе между владениями
эквов  и  умбров,  где  один  из  его  заместителей, Авл Муммий, собирал и
организовывал два других легиона и вспомогательные отряды.
   При  выступлении из  Рима  его  радостно приветствовал весь народ:  все
сбежались провожать его за  Ратуменские ворота,  где находился его лагерь.
Претору сопутствовали не только добрые пожелания граждан всех сословий, но
также и покровительство богов,  благосклонных к нему и его предприятию, по
уверениям гаруспиков, гадавших по внутренностям жертвенных животных.
   В  первом легионе были  две  когорты,  -  около тысячи человек отборных
воинов; это были юноши из богатых и знатных семейств, пожелавшие следовать
за Крассом в качестве простых солдат.  Среди них были:  Марк Порций Катон,
Тит  Лукреций Кар,  Гай  Лонгин Кассий,  Фавст,  сын  Суллы,  Анний Милон,
Корнелий Лентул Крус,  Публий Ватиний, Коссиний Ребил, Вибий Панса, Марций
Цензорин,  Норбан Флакк, Гней Азиний Поллион и сотни других из консульских
семейств,  которые в будущем и сами стали консулами, а также сотни молодых
людей из семейств всадников.
   Родственники,  друзья и клиенты этих юношей провожали легионы Красса до
Мильвийского моста,  где войско перешло с Фламиниевой дороги на Кассиеву и
двинулось в  направлении к  Баккане.  После четырехдневного перехода Красс
пришел в  Отрикул,  где расположился лагерем;  он решил приступить здесь к
учениям со своими войсками,  уверенный в  том,  что в  этом месте он может
защитить Рим от нападения гладиаторов, если Спартак пойдет прямо из Умбрии
или же пройдет через область пиценов.
   Почти целый месяц Красс в  Отрикуле и Спартак в Арретии стояли в полном
бездействии;  оба  были  заняты  только  подготовкой к  военным действиям,
каждый придумывал новые планы,  новые военные хитрости,  новые ловушки для
неприятеля.
   Когда Спартак решил, что наступило время действовать, он в одну темную,
грозовую  ночь  приказал  своим легионам сняться с лагеря, соблюдая полную
тишину;  в  лагере  он  оставил семь тысяч конников под началом Мамилия, а
тысячу  всадников  выслал  вперед в качестве разведчиков. Воспользовавшись
ураганом,  он  шел  без  остановки  всю  ночь и почти весь день и прибыл в
Игувий,  откуда  намеревался двинуть войско через Камерин, Аскул, Сульмон,
Фуцинское озеро и Сублаквей на Рим.
   Конники,  оставшиеся в  лагере под  Арретием,  продолжали свои набеги и
разведку  и,  по  установившемуся порядку,  делали  в  близлежащих городах
запасы провианта,  необходимые для  шестидесятитысячной армии,  внушая тем
самым  трепещущим от  страха  жителям убеждение,  что  войско  гладиаторов
находится еще  под  Арретием;  Спартак рассчитывал,  что  об  этом сообщат
Крассу, и таким образом претор будет введен в заблуждение.
   А фракиец тем временем шел вдоль цепи Апеннин утомительными переходами:
войско его  делало не  менее  двадцати пяти  -  тридцати миль  в  день  и,
пересекая область пицентов,  спешило к Риму,  к стенам которого оно должно
было  подойти неожиданно,  если  только  случай  не  откроет Марку  Крассу
стратегические планы Спартака.
   Через три  дня  после отбытия войска гладиаторов из-под  Арретия Красс,
убедившись в том,  что враг не выходит из своих окопов,  задумал атаковать
его и в решительном бою сразу положить конец войне.
   Он  двинулся из  Отрикула самым ускоренным маршем -  дальновидный Красс
понял,  что  Спартака надо бить его  же  приемами,  -  и  через четыре дня
подошел к  лагерю под  Арретием;  Мамилий,  узнав  о  приближении римского
войска,  согласно приказу верховного вождя гладиаторов,  удалился ночью из
лагеря со всей конницей,  соблюдая полную тишину.  Когда разведчики Красса
на  рассвете следующего дня  дошли до  самого вала  лагеря повстанцев,  им
пришлось убедиться, что войско Спартака покинуло лагерь.
   Красс  был  поражен таким  известием и,  чтобы узнать,  какой путь  мог
избрать Спартак, тотчас же отправил свою кавалерию обследовать все дороги,
тянувшиеся  от  Арретия,  приказав  вести  разведку  на  тридцать  миль  в
окружности.
   Вскоре  ему стало известно, что конница гладиаторов, ушедшая из Арретия
при  его  приближении,  направилась через Игувий к Камерину; через Игувий,
как  ему  донесли,  несколько  дней  назад  прошел и Спартак со всем своим
войском.  Тогда  Красс  с  дальновидностью выдающегося полководца придумал
контрманевр.  Спартак шел по дороге вдоль восточного склона Апеннин, Красс
же  решил  немедленно  вернуться к Риму, держась западного склона Апеннин.
Таким  образом, двигаясь параллельно Спартаку, Красс шел, однако, почти по
прямой  линии;  путь  его был гораздо короче, чем у Спартака: один переход
Красса  равнялся  трем переходам фракийца; такое преимущество было на руку
Крассу,  раз он хотел выиграть время и пространство, составлявшие до этого
момента преимущество гладиаторов.
   За пять дней очень трудных переходов,  совершенных римскими легионами с
похвальным рвением, Красс достиг Реаты, где он дал своим войскам один день
отдыха.
   Между тем Спартак,  продвигаясь с большой скоростью,  дошел до Клитерна
близ Фуцинского озера,  но,  к несчастью, тут его задержала непредвиденная
помеха -  разлив реки Велин;  из-за сильных дождей,  которые не переставая
лили  несколько  дней,   ему  пришлось  остановиться  на  два  дня,  чтобы
перебросить через  реку  плавучий мост,  да  еще  сутки  ушли  у  него  на
переправу войска.
   Тем временем Красс,  имевший десять тысяч человек кавалерии, которую он
всегда  высылал  вперед  для  разведки  далеко  за  пределы  лагеря,   был
предупрежден разведчиками о том,  что Спартак приближается к Клитерну.  Он
приказал Авлу Муммию переправиться через Велин у Реаты с двумя легионами и
шестью  тысячами солдат из  вспомогательных войск  и  двинуться ускоренным
маршем по левому берегу к Альфабуцелу,  перейти там на правый берег и идти
дальше до  Клитерна.  Но он велел Муммию,  своему заместителю,  ни в  коем
случае не вступать в бой со Спартаком,  все время отходить,  - до тех пор,
пока Красс не догонит его и не атакует Спартака с тыла.
   Муммий в  точности выполнил все приказы Красса и на рассвете следующего
дня прибыл в  Альфабуцел,  но не мог расположиться тут лагерем и  вынужден
был оставить это место, так как туда уже подходил Спартак.
   Хотя  солдаты были  чрезвычайно утомлены переходом,  Муммий  провел  их
через  ущелья Апеннин к  Сублаквею,  где  занял  очень  сильную позицию на
обрывистом, скалистом склоне горы, намереваясь уйти оттуда на следующий же
день.
   Но  трибуны  стали уговаривать его, что теперь не время отступать перед
врагом,    -   надо   воспользоваться   благоприятным   случаем,   который
предоставляет  ему  судьба,  и  разбить  Спартака без помощи Красса, ибо в
тесных  горных  ущельях  гладиатору  не  удастся воспользоваться численным
превосходством  своего  войска;  убеждая Муммия дождаться Спартака на этих
сильных позициях, трибуны предрекали ему от имени своих легионов блестящую
победу.
   Муммия увлекала надежда на победу, которая казалась ему обеспеченной, и
на следующий день,  когда поблизости появился Спартак,  он вступил с ним в
бой.  Фракиец же увидел,  что на этой позиции его четырнадцать легионов не
дадут  ему   никакого  преимущества,   и   поэтому,   пока  тринадцатый  и
четырнадцатый легионы сражались с  врагом,  он  собрал в  один корпус всех
велитов и  пращников других легионов,  приказал им  взобраться на  вершины
окружающих гор и  ударить по  римлянам с  тыла,  сбрасывая на них огромные
камни и поражая стрелами.
   Легковооруженные  отряды гладиаторов с большим рвением исполнили приказ
Спартака,  и  через  три  часа  после  начала битвы, в которой обе стороны
сражались  с одинаковым упорством, римляне с удивлением, похожим на испуг,
вдруг увидели, что все соседние вершины покрыты неприятельскими пращниками
и  велитами;  на легионеров обрушились целые тучи разного рода метательных
снарядов,  а  затем враги начали спускаться, заходя в тыл и с флангов. При
виде  этого  римляне  обратились в бегство, бросая по дороге оружие, щиты,
все доспехи, чтобы легче было бежать.
   Но  тогда на  беглецов стремительно бросились те  два легиона,  которые
сражались с ними до тех пор, и легкая пехота, спускавшаяся со всех утесов,
со  всех  скалистых вершин;  сражение  превратилось в  кровавую  бойню,  в
которой пало свыше семи тысяч римлян.






   Несмотря  на  то что сражение у Сублаквея было губительным для римлян и
Крассу  не удалось восстановить понесенный им урон, Спартак не мог извлечь
из  своей  победы  никакой  существенной выгоды для себя. Обратив римлян в
бегство,  Спартак  узнал  от  Мамилия,  которому поручено было обследовать
берега  Велина,  что  главные  силы Красса переправились в этот день через
реку,  из  чего  фракиец  заключил, что, имея у себя в тылу Красса, ему не
следует идти на Рим; поэтому вечером того же дня он выступил из Сублаквея,
перешел  Лирис у его истоков и направился в Кампанью. Что касается Красса,
то  он  пустился  в  путь лишь вечером того дня, когда гладиаторы оставили
Сублаквей, так как вести о разгроме его заместителя дошли до него только к
вечеру следующего дня.
   Претор был вне себя от возмущения,  вызванного поведением Муммия, а еще
более его легионов, так как беглецы подошли к самым стенам Рима и в городе
началась  страшная  паника,  когда  там  распространилась  весть  о  новом
поражении.  Успокоение наступило только  после  того,  как  явились  гонцы
Красса,  которым удалось убедить римлян,  что  сражение под  Сублаквеем не
имеет  того  значения,  какое ему  придает страх;  они  доложили сенату об
истинном положении дела,  предложив ему в то же время немедленно отправить
обратно в лагерь претора всех беглецов из легионов Муммия.
   Через  несколько дней  все  беглецы вернулись в  лагерь,  и  легко себе
представить,  как они были пристыжены и  в каком угнетенном состоянии духа
они находились.
   Красс собрал на  преторской площадке все  свои войска и  построил их  в
каре,  посреди которого поставил обезоруженных, посрамленных и подавленных
беглецов из  легионов Муммия.  Красс,  обладавший даром слова,  выступил с
красноречивым обвинением;  резко и сурово укорял он беглецов за малодушие,
которым они запятнали себя,  обратившись в бегство, словно толпа трусливых
баб,   и,  побросав  оружие,  при  помощи  которого  их  предки,  перенеся
несравненно более  тяжелые испытания,  завоевали весь  мир.  Он  доказывал
необходимость положить конец глупым страхам,  благодаря которым в  течение
трех лет  по  всей Италии свободно бродят полчища гладиаторов,  презренных
рабов,  которые кажутся сильными и  доблестными не  по  заслугам своим,  а
вследствие  трусости  римских  легионов,  некогда  стяжавших  славу  своей
непобедимой мощью, а ныне ставших посмешищем всего мира.
   Красс заявил,  что больше не  потерпит позорного бегства:  пришло время
доблестных дел  и  блестящих побед;  раз для этого недостаточно самолюбия,
чувства собственного достоинства и  чести римского имени,  то  он добьется
побед  железной дисциплиной и  спасительным страхом перед самыми жестокими
наказаниями.
   -  Я  снова  введу  в  силу,  -  сказал в заключение Красс, - наказание
децимацией, к которой в редчайших случаях прибегали наши предки; первым ее
применил  в  своих легионах децемвир Аппий Клавдий в триста четвертом году
римской  эры.  Уже  почти  два  столетия  не  было печальной необходимости
прибегать  к такой мере, но раз вы только и делаете, что бежите от врагов,
да  еще  от  каких  врагов, и притом позорно бросаете свое оружие, клянусь
богами  Согласия,  я применю к вам эту кару, начиная с сегодняшнего дня, и
подвергну  ей  те  девять  тысяч  трусов,  которые стоят здесь перед вами,
чувствуя  всю тяжесть своего позора. Посмотрите на них, они стоят бледные,
понурив  от  стыда  головы, и из глаз у них катятся слезы слишком позднего
раскаяния.
   Как ни упрашивали Красса самые почтенные трибуны и патриции,  которых в
лагере было очень много,  он  остался неумолим,  не  захотел отказаться от
принятого им  сурового решения  и  приказал привести его  в  исполнение до
наступления вечера.  Бросили жребий,  и  из  каждого десятка солдат  один,
отмеченный злополучным роком,  передавался сперва ликторам,  которые секли
его розгами, а затем ему отрубали голову.
   Эта  ужасная  кара,  зачастую  постигавшая как  раз  того,  кто  храбро
сражался и  вовсе не был повинен в  бегстве товарищей,  произвела в лагере
римлян глубокое и чрезвычайно горестное впечатление. Во время этой мрачной
экзекуции,  когда за  несколько часов было  обезглавлено девятьсот солдат,
произошло четыре или  пять тягостных эпизодов.  За  чужую трусость понесли
наказание пятеро или шестеро доблестных легионеров Муммия, чья отвага была
отмечена всеми под Сублаквеем.  Среди этих пятерых или шестерых храбрецов,
оплакиваемых всеми,  наибольшее сочувствие вызывал двадцатилетний юноша по
имени  Эмилий  Глабрион,  до  последней  минуты  мужественно выдерживавший
натиск гладиаторов;  он получил две раны и  не тронулся с места;  раненого
подхватило потоком всеобщего бегства и  отнесло далеко от  поля  сражения.
Это было известно всем,  все это громогласно подтверждали, но его поразила
неумолимая судьба, - жребий пал, и он должен был умереть.
   Этот  отважный юноша  предстал перед  претором среди  всеобщих рыданий;
бледный как смерть,  но  полный спокойствия и  стойкости,  достойной Муция
Сцеволы и Юния Брута, он громко сказал:
   -  Децимация,  примененная  тобою,  не  только полезна и необходима для
блага  республики,  но и справедлива: два наших легиона заслужили ее своим
постыдным поведением в последнем сражении. Судьба не благоприятствует мне,
и  я  должен умереть. Но поскольку ты, Марк Красс, знаешь, как знают и все
мои  товарищи  по  оружию, что я не был трусом и не бежал, а сражался, как
подобает сражаться римлянину, мужественно и отважно, хотя я был ранен, как
ты   видишь,  -  и  он  указал  на  свою  перевязанную  левую  руку  и  на
окровавленную  повязку,  стягивавшую  его  грудь  под  одеждой, - я все же
оказывал  сопротивление  натиску врага, и если ты признаешь мою храбрость,
прошу у тебя милости: да не коснется меня розга ликтора, пусть меня только
обезглавят!
   Плакали все собравшиеся около претора,  который был бледен и расстроен.
На слова юноши он ответил:
   - Я  согласен  исполнить  твою  просьбу,  доблестный  Эмилий  Глабрион.
Сожалею,  что  строгий закон  наших  предков запрещает мне  сохранить тебе
жизнь, как ты того заслужил...
   - Умереть ли  на  поле брани от  руки врага или  здесь на  претории под
топором ликтора - одно и то же, потому что жизнь моя принадлежит родине. Я
рад, что все здесь знают, и в Риме узнает мать моя, узнает сенат и римский
народ,  что я  не  был трусом...  Смерть не страшна мне,  раз я  спас свою
честь.
   - Ты не умрешь, юноша герой! - закричал один из солдат, выходя из рядов
войска Муммия;  он подбежал к претору и, проливая слезы, громко воскликнул
дрожавшим от волнения голосом:
   - Славный Красс,  я - Валерий Аттал, римский гражданин и солдат третьей
когорты третьего легиона,  одного из  двух,  которые участвовали в  бою  и
потерпели поражение под Сублаквеем.  Я  находился рядом с этим отважнейшим
юношей и видел, как он, раненный, продолжал разить врага в то время как мы
все обратились в  бегство,  в которое и он был вовлечен помимо своей воли.
Так как топор ликтора должен поразить одного из десяти бежавших,  пусть он
поразит меня,  бежавшего,  но не его, потому что он, клянусь всеми богами,
покровителями Рима, вел себя, как истый римлянин старого закала.
   Поступок этого солдата,  который в минуту паники обратился в бегство, а
теперь проявил такое благородство,  усилил всеобщее волнение; но, несмотря
на трогательное соревнование между Атталом и Глабрионом, из которых каждый
требовал кары для себя,  Красс остался неумолимым,  и Глабрион был передан
ликторам.
   Стенания  в  обоих  легионах, подвергнутых децимации, стали еще громче;
лица  тысяч  солдат  других  легионов  выражали сострадание, глаза их были
полны слез; тогда Глабрион, обратившись к своим соратникам, сказал:
   - Если вы  считаете смерть мою  несправедливой и  судьба моя вызывает у
вас сострадание,  если вы желаете, чтобы душа моя возрадовалась и обрела в
тишине элисия сладостную надежду и утешение,  поклянитесь богами Согласия,
что  вы  все  скорее умрете,  чем  обратитесь в  бегство перед  проклятыми
гладиаторами.
   - Клянемся!.. Клянемся!..
   - Именем  богов  клянемся!..   -  словно  оглушительный  раскат  грома,
загудели одновременно шестьдесят тысяч голосов.
   - Да  покровительствуют Риму  великие  боги!  Я  умираю  счастливым!  -
воскликнул злополучный юноша.
   И  он  подставил обнаженную шею  под  топор ликтора,  который быстрым и
метким  ударом  отсек  светлокудрую  голову;   орошая  землю  кровью,  она
покатилась среди общего крика ужаса и жалости.
   Марк Красс отвернулся, чтобы скрыть слезы, катившиеся по его лицу.
   Когда экзекуция была закончена, Марк Красс снова роздал оружие беглецам
из легионов,  сражавшихся под Сублаквеем,  и в кратком наставлении выразил
надежду, что они больше никогда в жизни не обратятся в бегство.
   Приказав предать земле девятьсот убитых,  он на следующий день снялся с
лагеря   и   принялся   преследовать  Спартака,   который,   убедившись  в
невозможности наступления на Рим, быстрым темпом пересек Кампанью и Самний
и снова повел свои легионы в Апулию, желая увлечь Красса подальше от Рима,
который  мог  бы  ежечасно  присылать ему  подкрепление.  Он  намерен  был
сразиться с Крассом и, окончательно разгромив его легионы, идти на Тибр.
   Спартак продвигался очень быстро,  но  не  менее быстро шли  и  легионы
Красса,  которые после  децимации терпеливо сносили все  тяготы и  жаждали
новых боев.
   За пятнадцать дней претор догнал гладиатора в Давнии,  где расположился
лагерем близ Сипонта. Красс прибыл сюда с намерением прижать гладиаторов к
морю  и  поэтому выбрал для  лагеря место между Арпами и  Сипонтом и  ждал
благоприятного случая сразиться со Спартаком.
   Уже  минуло  три  дня,  с  тех пор как оба войска оказались друг против
друга;  в  самый  тихий  час  ночи, когда в римском лагере наступил полный
покой,   Красса  разбудил  его  контубернал,  вошедший  в  его  палатку  с
сообщением,  что  явился  гонец  от  гладиаторов, заявивший, что он должен
поговорить с претором о весьма важных делах.
   Красс вскочил:  он  был  чрезвычайно воздержан и  уделял сну очень мало
времени; он приказал контуберналу привести к нему гладиатора.
   Гонец был небольшого роста,  в  чудесных доспехах,  в шлеме с опущенным
забралом.  Только когда он увидел перед собой Красса, он поднял забрало, и
претор увидел его бледное женственное лицо.
   Это была Эвтибида, явившаяся к Крассу, чтобы предать своих собратьев по
оружию.
   - Ты не узнаешь меня, Марк Лициний Красс? - спросила она с усмешкой.
   - Да...  верно...  лицо твое мне знакомо...  да...  - несвязно бормотал
претор,  роясь в своей памяти, стараясь вспомнить имя, воскресить образ. -
Но ведь ты не юноша,  клянусь всемогущими богами, ты женщина! Возможно ли?
Клянусь Венерой Эрициной!.. Ты?..
   - Так  скоро ты  позабыл поцелуи Эвтибиды,  которых не  может забыть ни
один мужчина?
   - Эвтибида!  -  воскликнул пораженный Марк  Красс.  -  Клянусь молниями
Юпитера!  Эвтибида!..  Ты  здесь?  Откуда  ты?  В  такой  час?  И  в  этих
доспехах?..
   Вдруг он отступил назад и, скрестив на груди руки, недоверчиво вперил в
Эвтибиду  свои  серовато-желтые,  тусклые  глаза,  неожиданно оживившиеся,
загоревшиеся огнем.
   - Если ты являешься,  чтобы расставить мне сети,  - сурово сказал он, -
предупреждаю: ты ошиблась, я не Клодий, не Вариний и не Анфидий Орест...
   - Это не мешает и  тебе быть дурачком,  бедный Марк Красс,  -  ответила
гречанка с дерзкой усмешкой,  кинув на претора быстрый и злобный взгляд. -
Ты самый богатый, - продолжала она после минутного молчания, - но уж никак
не самый умный римлянин.
   - Чего ты хочешь?.. К чему клонишь?.. Говори поскорее.
   Эвтибида с минуту молчала и,  покачивая головой,  с насмешливой улыбкой
разглядывала римского претора, потом сказал:
   - Клянусь славой Юпитера Олимпийского,  я  принесла тебе победу и никак
не думала, что буду так принята! Вот извольте делать добро людям!.. Уж они
отблагодарят вас, клянусь богами!..
   - Скажешь ты наконец,  зачем ты пришла?  -  нетерпеливо произнес Красс,
по-прежнему глядя на нее с недоверием.
   Тогда   Эвтибида  красочно  и  пылко  объяснила  Крассу  причины  своей
неугасимой  ненависти  к Спартаку; рассказала о разгроме при ее содействии
десяти тысяч германцев, поведала претору, как после этого сражения она, по
милости эриний, приобрела среди гладиаторов славу доблестной воительницы и
теперь  к  ней  питают  безграничное  доверие;  она  заключила  свою  речь
уверением,  что  и  это  доверие  и свою должность контубернала Крикса она
желает  использовать  для  того,  чтобы  помочь  римлянам захватить войско
гладиаторов,  разделенное  теперь  на  две  части,  и  доставить  римлянам
блестящую и решительную победу.
   Красс  выслушал  Эвтибиду  с  большим  вниманием,   не  спуская  с  нее
пристального  испытующего  взгляда,  и,  когда  она  кончила,  медленно  и
спокойно сказал ей:
   - А может быть, вся твоя болтовня - не что иное, как ловушка: ты хочешь
завлечь меня в сети,  расставленные Спартаком.  А?  Что ты на это скажешь,
красавица  Эвтибида?  Кто  мне  поручится  за  искренность  твоих  слов  и
намерений?
   - Я  сама.  Отдаю свою жизнь в  твои руки:  вот  залог правдивости моих
обещаний.
   Красс, казалось, раздумывал о чем-то и минуту спустя сказал:
   - А может быть,  и это тоже военная хитрость?..  Может быть, жизнь тебе
не дорога и ты приносишь ее в жертву ради торжества дела этих нищих рабов?
   - Клянусь  твоими  богами,   Красс,   ты  слишком  недоверчив.  Это  уж
неразумно.
   - А не думаешь ли ты,  -  медленно произнес претор Сицилии, - что лучше
быть чересчур недоверчивым, чем слишком доверчивым?
   Эвтибида ничего не ответила,  только посмотрела на Красса, и во взгляде
ее была не то насмешка,  не то желание выведать что-то.  Помолчав немного,
она сказала:
   - Да кто знает?  Может быть,  ты и  прав.  Как бы то ни было,  выслушай
меня,  Марк Красс.  Как я  уже говорила тебе,  я пользуюсь полным доверием
Спартака,  Крикса и остальных вождей гладиаторов.  Я знаю, что злоумышляет
против тебя проклятый фракиец в связи с твоим прибытием в Арпы.
   - Ты правду говоришь?  -  спросил Красс полусерьезно, полуиронически. -
Что же он замыслил? Послушаем.
   -  Завтра среди бела дня и с возможно более широкой оглаской, так чтобы
до  тебя возможно скорее достигла молва, два корпуса под началом Граника и
Арторикса  -  восемь  легионов  и конница, всего сорок тысяч человек - под
общим  руководством Спартака выйдут из Сипонта и двинутся к Барлетте якобы
с  намерением  направиться в область пицентов, а Крикс со своим корпусом в
тридцать  тысяч человек останется в Сипонте, распустив среди жителей слух,
что  он  отделился  от Спартака из-за непримиримых разногласий между ними.
Как  только  тебе станет известно, что Спартак ушел, ты, конечно, нападешь
на Крикса, но, лишь только между вами завяжется сражение, Спартак, который
спрячется  со  своим  войском  в  лесах,  окаймляющих дороги от Сипонта до
Барлетты,  быстро вернется, нападет на тебя с тыла, и все твое- доблестное
войско будет разбито наголову...
   - О-о! - воскликнул Красс. - Вот у них какой план!..
   - Да.
   - Увидим, попаду ли я в ловушку.
   - Без моего предупреждения, поверь мне, Красс, ты попал бы обязательно.
Хочешь ты сделать нечто большее,  а не только избегнуть их ловушки? Хочешь
ты поймать их в те самые сети,  которые они расставят тебе? Хочешь разбить
и  окончательно уничтожить  тридцать  тысяч  легионеров  Крикса,  а  затем
напасть на Спартака, имея почти вдвое больше сил, чем у него?
   - А ну-ка! Что мне надо сделать для этого?
   - Уйди отсюда завтра до  рассвета и  направляйся в  Сипонт;  ты придешь
туда,  когда  Спартак будет на  расстоянии пятнадцати -  двадцати миль  от
города.  Он  будет  ждать  от  меня  сведений  о  твоем  продвижении  (это
ответственное поручение будет доверено мне)  и  сообщений о  том,  что  ты
находишься в  пути и скоро,  попадешь в расставленные тебе сети,  а вместо
этого  я  скажу  ему,  что  ты  и  не  думал сниматься с  лагеря.  Затем я
возвращусь к  Криксу и скажу,  что Спартак приказал ему отправиться к горе
Гарган и,  в  случае если ты  нападешь на  него,  защищаться там,  сколько
хватит сил. Как только Крикс отойдет дальше от Сипонта и будет подходить к
горе Гарган,  ты нападешь на него и  успеешь разбить его наголову,  прежде
чем  подоспеет Спартак,  даже  если  бы  он  каким-либо  образом узнал  об
опасности, угрожающей Криксу, и поспешил ему на помощь.
   Красс  с  удивлением внимал  тому,  что  говорила  ему  эта  преступная
женщина,  с  таким тонким искусством и  глубокой прозорливостью излагавшая
законченный план военных операций,  быть может гораздо лучший,  чем он мог
бы придумать сам.
   Долго смотрел Красс на куртизанку, щеки которой алели ярким румянцем от
сильного возбуждения, и вдруг воскликнул:
   - Клянусь Юпитером Освободителем, ты страшная женщина!
   - Такой  меня  сделали  мужчины,   -   с  жаром  ответила  Эвтибида  и,
запнувшись, добавила с горькой усмешкой, но спокойным тоном: - Не стоит об
этом говорить. Что ты скажешь о моих планах и моих расчетах?
   - В  самых  страшных  глубинах  Эреба  не  придумали  бы  ничего  более
ужасного,  кровавого и изощренного.  Но только, повторяю, я не верю тебе и
не полагаюсь на тебя...
   - Хорошо,  выслушай меня.  Выступи завтра из  лагеря за  два или за три
часа  до  полудня,   выслав  вперед  из  предосторожности  разведчиков,  и
направляйся к Сипонту,  - чем ты рискуешь? Если я, допустим, предала тебя,
в худшем случае,  ты очутишься перед всем войском Спартака.  А разве ты не
хотел бы вступить с ним в решительный бой?  Что за беда, если я, допустим,
солгала тебе  и,  вместо  того  чтобы  встретиться только  с  Криксом,  ты
застанешь с ним вместе и Спартака?
   Красс подумал еще немного, а затем сказал:
   - Хорошо...  Я верю тебе...  вернее, хочу верить. Обещаю тебе, если все
пойдет именно так,  как ты ловко и умно задумала, я щедро вознагражу тебя,
и  еще большую награду ты  получишь от  сената,  когда я  сообщу о  важных
услугах, оказанных тобой ему и народу римскому.
   - Что  мне  ваши награды?  Что  мне народ римский!  -  сказала гречанка
возбужденным голосом,  бросив  на  Красса злобный и  презрительный взгляд;
глаза ее  блестели от  негодования и  гнева.  -  Я  пришла предложить тебе
победу,  но не ради римлян и  не ради тебя -  это моя месть.  Можешь ли ты
понять эту божественную,  невыразимую отраду, которую доставляет несчастье
ненавистного врага?  Его  слезы,  его  кровь!  Какое  это  упоенье,  какой
восторг! Лишь бы я смогла стать коленом на грудь умирающего Спартака среди
погибших его сотоварищей, услышать его предсмертный хрип на поле, усеянном
трупами! Что мне твои дары, что мне награда сената!
   Куртизанка  была  бледна,  глаза ее лихорадочно блестели, губы дрожали;
низким,  мрачным  голосом  произносила  она  эти  слова, в которых звучали
ненависть  и жажда крови; черты ее исказились, вид ее был ужасен; в Крассе
она  возбуждала  почти что отвращение, по его телу пробежала дрожь, словно
ему стало страшно.
   Однако  Красс,  серьезно  задумавшись  над исходом войны, решил не быть
щепетильным  в  выборе  средств,  которые  могли  привести  его  к победе.
Эвтибида вскочила на коня и тихонько выехала из римского лагеря; потом она
пустила горячего коня крупной рысью и направилась в лагерь гладиаторов.
   На рассвете Красс приказал сняться с лагеря и, выслав вперед пять тысяч
конников,  дал им  указание осторожно продвигаться на расстоянии трех миль
от  колонны легионов и  обследовать окрестности во  избежание какой-нибудь
неожиданной  опасности  или   засады;   вскоре  после  восхода  солнца  он
направился к Сипонту,  передвигаясь медленно,  то ли во избежание ловушки,
то ли не желая утомлять свое войско на случай внезапной встречи с врагом.
   Между тем Спартак,  снявшись с лагеря, направился с восемью легионами и
кавалерией к Барлетте. Крикс со своими шестью легионами остался в Сипонте,
и в окрестностях его пошел слух, что войско восставших, из-за несогласий и
споров между Спартаком и  Крик-сом,  разделилось на две части:  одна часть
задумала напасть на римские легионы,  расположившиеся лагерем близ Арп,  а
другая решила идти через Беневент на Рим.
   Такая молва действительно распространилась, и об этом разведчики тотчас
же сообщили Крассу.
   "Пока что  сообщения Эвтибиды точны.  Обмана нет,  -  подумал про  себя
предводитель римлян. - Это хорошее предзнаменование".
   Так оно и было в действительности.
   На следующую ночь,  в то время как войска Красса неподвижно и безмолвно
стояли в  засаде в  лесистых ущельях Гарганских гор,  в  четырех милях  от
Сипонта,  Эвтибида мчалась  во  весь  опор  к  Барлетте с  приказом Крикса
передать Спартаку,  что неприятель вышел из Арп и  попал в  засаду,  пусть
Спартак немедленно идет обратно к Сипонту.
   Гречанка  явилась  к  Спартаку,   который  скрывался  со  всеми  своими
легионами в  зарослях,  шедших вдоль дороги от  Сипонта до Барлетты.  Он с
тревогой спросил ее:
   - Ну, как?
   - Красс еще  не  двинулся из  Арп.  Хотя он  и  отправил разведчиков до
самого Сипонта,  но наши лазутчики сообщили Криксу,  что римские легионы и
не думают сниматься с лагеря.
   - Клянусь богами,  -  воскликнул фракиец,  - этот Красс умнее и хитрее,
чем я предполагал!
   Он задумался, затем, повернувшись к Эвтибиде, сказал:
   - Вернись к Криксу и передай ему, чтобы он не снимался с лагеря, что бы
ни  случилось;  если же  явится Красс и  нападет на него,  то,  как только
начнется бой,  пусть Крикс отправит ко  мне трех контуберналов,  одного за
другим с  промежутками в четверть часа,  чтобы предупредить меня:  один из
трех доедет,  что бы ни случилось. Странно. Мне кажется, что это нежелание
Красса  воспользоваться благоприятным случаем  разбить меня  и  Крикса  по
отдельности - дурное предзнаменование для нас.
   И  фракиец несколько раз  провел рукой по  лбу,  как бы  желая отогнать
печальные мысли; затем он спросил Эвтибиду:
   - Сколько времени ехала ты из нашего лагеря сюда?
   - Меньше двух часов.
   - Ты мчалась во весь опор?
   - Посмотри, в каком состоянии мой конь.
   Спартак опять задумался, потом сказал:
   - И назад скачи во весь опор.
   Эвтибида простилась со Спартаком и,  повернув лошадь, помчалась галопом
в направлении Сипонта.
   Приехав туда, она сказала Криксу, что Спартак приказал ему двинуться из
Сипонта к подошве горы Гарган и постараться занять там крепкую позицию.
   Эвтибида приехала в  лагерь легионов Крикса за  два  часа до  рассвета;
галл отдал приказ сняться с лагеря и в полной тишине еще до восхода солнца
пустился в путь к горе Гарган.
   Четыре  часа  спустя они  уже  дошли  до  подошвы высокой горы,  откуда
открывался  широкий  вид  на  прозрачное  Адриатическое  море,  на  волнах
которого медленно покачивались парусные лодки рыбаков с  побережья.  Когда
Крикс,  находившийся на  последнем отроге цепи Гарганских гор,  как  раз у
самого моря,  в  Удобном и защищенном месте,  отдавал приказ расположиться
здесь лагерем, его легионеры вдруг крикнули:
   - Римляне! Римляне!
   Это были легионы Красса:  они пришли, чтобы напасть на тридцатитысячное
войско  Крикса,  находившееся на  расстоянии  семи  часов  пути  от  войск
Спартака.
   Крикс  не  растерялся  при  этой  неожиданной  атаке; со спокойствием и
твердостью  мужественного  полко водца он расположил свои шесть легионов в
боевом  порядке,  применительно к неровностям почвы; четыре легиона стояли
разомкнутым  строем  перед неприятелем, и, для того чтобы противопоставить
римлянам  возможно  более  длинную линию фронта, он протянул ее направо до
холма,  на  котором предполагал разбить лагерь и который охранялся пятым и
шестым легионами, оставленными в резерве; левый фланг фронта он протянул к
обрывистым  и  неприступным  скалам,  у  подножия  которых  с легким шумом
плескалось море.
   Вскоре шесть римских легионов ринулись сомкнутым строем на гладиаторов.
Дикие крики сражающихся,  оглушительный шум ударов мечей по щитам нарушали
извечный покой пустынного лесистого берега;  эхо от  пещеры к  пещере,  от
скалы к  скале повторяло эти необычные здесь,  печальные и  мрачные звуки.
Крикс объезжал свои ряды,  Красс -  свои, оба воодушевляли войска. Бой был
ужасен;  ни  та,  ни другая сторона не отступали ни на шаг,  дрались не на
жизнь, а на смерть.
   Так как римляне шли в  атаку сплошным строем,  то  левое крыло легионов
Крикса  не  подверглось  нападению,   поэтому  свыше  трех  тысяч  человек
четвертого легиона,  развернувшись в боевом порядке, стояли: в бездействии
и  были пассивными зрителями боя,  горя нетерпением принять в нем участие.
Видя это,  начальник легиона самнит Онаций поспешил вперед и стал во главе
этих трех тысяч солдат;  скомандовав:  "Поворот направо",  -  он двинул их
против правого крыла  римлян,  и  гладиаторы обрушились на  врага с  такой
силой,  сея смерть в  его рядах,  что легион,  составлявший крайнее правое
крыло римского войска,  теснимый с фронта и фланга, вскоре пришел в полное
расстройство.  Но это была только кратковременная победа;  начальник этого
крыла,  квестор Скрофа,  пришпорил свою лошадь и,  прискакав к тому месту,
где стояла в  резерве римская кавалерия,  приказал командовавшему ею  Гнею
Кввинтию с  семью  тысячами всадников атаковать левый  фланг  гладиаторов,
оставшийся открытым и  незащищенным,  несмотря на  благие намерения Онация
обойти врага слева и зайти ему в тыл. Квинтий помчался исполнить приказ, и
вскоре третий и  четвертый легионы гладиаторов подверглись натиску римской
кавалерии с  тыла,  в  результате чего ряды их  были расстроены,  охвачены
паникой и подверглись страшной резне.
   Тем  временем  Красс  направил  два  легиона  и шесть тысяч пращников с
приказом  обойти  правый фланг Крикса; с неописуемым пылом и быстротой они
взобрались  на  вершину  находившегося  позади  холма,  где  стоял  резерв
гладиаторов,  и,  спустившись  вниз полукругом, стремительно обрушились на
пятый  и  шестой  легионы;  но  те,  вытянув  свой правый фланг, насколько
позволяла  местность,  образовали  новую  боевую  линию так что оба фронта
гладиаторов  представляли  две  стороны  треугольника, основанием Которого
было море, а вершиной - холм.
   И тут также завязалось ожесточенное сражение.
   Красс  заметил искусный маневр  начальников пятого и  шестого легионов,
Мессембрия и Ливия Грандения и убедившись в том,  что ему так и не удастся
окружить правый  фланг  гладиаторов,  воспользовался промахом Онация,  так
ловко уже использованным Скрофой,  и  бросил сюда не  только остаток своей
Кавалерии,  но и два других легиона,  приказав им напасть на гладиаторов с
тыла.
   И  вот,  несмотря на  чудеса  храбрости,  проявленные в  этом  сражении
тридцатью тысячами гладиаторов против восьмидесяти тысяч римлян, менее чем
в  три  часа  были  уничтожены шесть легионов Крикса,  окруженные со  всех
сторон втрое превосходящими силами врага; они даже не пытались спастись и,
сражаясь с мужеством отчаяния, пали с честью на этом огромном поле смерти.
   Крикс  сражался  до  конца с присущей ему отвагой и до самого конца все
еще  надеялся на приход Спартака; когда же он увидел, что пало большинство
его  товарищей,  он  остановил своего коня (то был уже третий в этот день,
так как две лошади были убиты под ним) и бросил взгляд, полный невыразимой
муки,  на  открывшееся  перед  ним  ужасное  побоище; по щекам его потекли
горячие слезы, он взглянул в ту сторону, откуда должен был прийти Спартак,
и  с  дрожью  в  голосе, в котором звучала вся его великая любовь к другу,
воскликнул:
   - О Спартак!  Ты не поспеешь вовремя ни для того,  чтобы помочь нам, ни
для того,  чтобы отомстить за нас!..  Каково будет у тебя на сердце, когда
ты  увидишь  достойную жалости гибель  тридцати тысяч  твоих  мужественных
товарищей!
   Он  поднес  левую  руку  к  глазам,  решительным жестом отер  слезы  и,
обратившись к своим контуберналам,  среди которых с самого начала сражения
не было Эвтибиды, сказал своим спокойным, звучным голосом:
   - Братья! Пришел наш черед умирать!
   Схватив  свой  меч,  обагренный кровью римлян, убитых им в сражении, он
пришпорил  коня и обрушился на манипул пеших римлян, окруживших восемь или
десять    гладиаторов,   сплошь   покрытых   ранами,   но   все   же   еще
сопротивлявшихся.  Вращая  своим  мощным мечом, Крикс кричал громоподобным
голосом:
   - Эй  вы,  храбрые римляне,  вы  всегда смелы,  когда вас  трое  против
одного! Держитесь, иду на смерть!
   Крикс и  четверо его  контуберналов валили на  землю,  топтали конями и
разили мечами римлян, которые, несмотря на то, что их было восемьдесят или
девяносто,  с  трудом  защищались от  этого  града  могучих  ударов.  Ряды
легионеров-латинян пришли даже в некоторое .расстройство и отступили,  но,
по  мере того как к  ним подходили по  два,  по  четыре,  по  десять новых
сотоварищей,  они  все  теснее  и  теснее замыкали в  кольцо этих  пятерых
смельчаков,  лошади  которых уже  пали,  пронзенные мечами,  а  всадники с
неслыханной яростью  дрались  теперь  пешими;  римляне разили  спереди,  с
боков,  сзади, и вскоре сотней ударов прикончили их. Пал и Крикс, все тело
которого было покрыто ранами;  падая,  он обернулся и  пронзил своим мечом
римлянина,  ранившего его в спину.  Но клинок остался в груди легионера: у
Крикса уже не было сил извлечь его; пораженный в грудь стрелой, пущенной в
него на расстоянии пяти шагов, он тихо произнес:
   - Пусть улыбнется тебе, Спартак... победа и...
   Уста  его  сомкнулись,  и в эту минуту другой легионер, метнув дротик в
его израненную, окровавленную грудь, крикнул:
   - А пока что довольствуйся поражением. Смерть тебе!
   - Клянусь ларами и пенатами,  - воскликнул один из ветеранов, - сколько
я  сражался  под  началом  Суллы,  а  никогда  не  видел  такого  живучего
человека!..
   - Такого сильного и бесстрашного воина я не видел даже при Марии, когда
мы сражались против тевтонов и кимвров, - добавил другой ветеран.
   - Да  разве вы  не видите,  клянусь Марсом!  -  сказал третий легионер,
указывая на трупы римлян,  грудами лежавшие вокруг Крикса.  -  Посмотрите,
сколько он уничтожил наших, да поглотит его душу Эреб!
   Так  закончилось сражение у  горы Гарган,  длившееся три  часа:  римлян
погибло десять тысяч, а гладиаторов истреблено было тридцать тысяч.
   Только  восемьсот  из них, по большей части раненые, были взяты в плен.
Красс  приказал  распять  их  на  крестах вдоль дороги, по которой римляне
собирались  пройти  ночью. Вскоре после полудня Красс распорядился трубить
сбор  и  велел  предать  сожжению  трупы  римлян. Он приказал не спешить с
устройством  лагеря,  предупредив  трибунов и центурионов, чтобы легионы и
когорты были готовы двинуться в путь еще до полуночи.
   Весь день и  всю ночь Спартак в  невыразимой тревоге ждал контуберналов
Крикса с известиями о передвижении римлян -  никто не явился;  на рассвете
он послал двух своих контуберналов,  каждого с сотней конников - одного за
другим через  полчаса -  в  сторону Сипонта,  приказав им  незамедлительно
привезти сведения о  неприятеле и  о  Криксе,  тем  более что его солдаты,
выступив из лагеря,  захватили с  собою продовольствия только на три дня и
по истечении этого срока остались бы без пищи.
   Когда  первый  контубернал Спартака прибыл в лагерь под Сипонтом, он, к
своему  великому  изумлению, увидел, что гладиаторов там уже нет. Не зная,
что   делать,   он   решил   дождаться  прибытия  второго  контубернала  и
посоветоваться   с  ним,  что  им  следует  предпринять.  Однако  оба  они
оставались   в   сомнении  и  нерешительности  и  вдруг  увидели,  что  по
направлению к лагерю, на запыленных, тяжело дышащих конях мчатся всадники;
это  были  контуберналы,  посланные  Криксом  к  Спартаку  при  первом  же
появлении  римлян:  основываясь  на донесении Эвтибиды, Крикс предполагал,
что  Спартак  давно уже находится на пути в Сипонт, и хотел, чтобы фракиец
ускорил переход.
   Легко  понять,  в  каком  состоянии были контуберналы, когда они поняли
предательский  замысел Эвтибиды и то ужасное положение, в котором очутился
Крикс.  В этих тяжелых обстоятельствах им оставалось одно: мчаться во весь
дух и предупредить Спартака.
   Так  они  и  сделали;  но  когда они прибыли в то место, где гладиаторы
Спартака стояли в засаде, битва у горы Гарган уже приближалась к концу.
   - О,  во  имя  богов  преисподней!  -  зарычал Спартак и  побледнел как
полотно,  услышав злополучную весть о гнусной измене, страшные последствия
которой мгновенно стали  ему  ясны.  -  В  поход,  немедленно в  поход,  к
Сипонту!
   Садясь на  коня,  он подозвал Граника и  голосом,  в  котором слышались
рыдания, сказал:
   - Тебе я поручаю вести форсированным маршем все восемь легионов:  пусть
у  каждого  вырастут  крылья  на  ногах...   Это  день  великого  для  нас
несчастья...  пусть У каждого сердце будет твердым, как алмаз... Летите...
летите...  Крикс погибает!.. Братья наши гибнут тысячами... Я иду к ним на
помощь;  помчусь впереди вас с кавалерией...  Во имя всего для вас святого
летите, летите!..
   Сказав так,  он  стал  во  главе восьми тысяч конников и  во  весь опор
помчался по дороге к Сипонту.
   За  полтора часа  всадники примчались туда  на  взмыленных,  измученных
лошадях;  и  когда Спартак оказался на том месте,  где Крикс недавно стоял
лагерем,   он  увидел  там  семь  или  восемь  окровавленных,   еле  живых
гладиаторов, которые каким-то чудом спаслись из этого ада!
   - Ради Юпитера Мстителя,  скажите,  что здесь произошло?  -  задыхаясь,
спросил Спартак.
   - Мы разбиты... мы уничтожены... от наших легионов осталось одно только
название!
   - О,  мои несчастные братья!..  О,  любимый мой Крикс!..  -  воскликнул
Спартак и, закрыв лицо руками, зарыдал.
   Начальники  конницы  и   контуберналы  молча  стояли  вокруг  Спартака,
разделяя  его   благородное,   святое  горе;   растерянность  и   тревога,
отражавшиеся на  всех лицах,  усилились при виде слез их  вождя,  сильного
духом и телом.
   Долго  длилось  молчание,  пока  наконец  Мамилий,  стоявший  рядом  со
Спартаком, не сказал ему голосом, полным любви и срывавшимся от волнения:
   - Приди в себя, благородный Спартак... будь тверд в несчастье...
   - О,  мой Крикс!..  Мой бедный Крикс!..  - в отчаянии вскричал фракиец,
обняв Мамилия за шею, и, положив голову ему на плечо, снова зарыдал.
   Так  он  стоял несколько минут;  затем поднял бледное,  залитое слезами
лицо и вытер глаза тыльной стороной руки. Мамилий говорил ему:
   - Мужайся,  Спартак!..  Нам надо подумать,  как спасти остальные восемь
легионов.
   - Да,  ты прав!  Мы должны предотвратить грозящую нам гибель и  сделать
менее пагубными последствия мерзкого предательства этой гнусной фурии.
   Он погрузился в размышления и долго молчал, пристально глядя на главные
ворота, видневшиеся через частокол соседнего лагеря.
   Наконец, придя в себя, он сказал:
   - Надо бежать!..  После кровопролитного боя,  в  котором они уничтожили
наших братьев,  легионы Красса будут в  состоянии двинуться от горы Гарган
не раньше,  как через восемь - десять часов; мы должны выиграть это время,
поправить наше положение.
   И, обратившись к одному из контуберналов, он добавил:
   -  Лети  к  Гранику  и скажи ему, чтобы он не шел дальше, а вернулся со
своими легионами назад, на пройденную уже им дорогу.
   И когда контубернал пустил галопом коня, он снова обратился к Мамилию:
   - Через Минервий и  Венусию,  делая по  тридцать миль в  день по горным
дорогам,  мы за пять-шесть дней придем в Луканию;  там присоединятся к нам
новые рабы,  и,  если даже мы не будем еще в силах сразиться с Крассом, мы
можем пройти в область бруттов,  оттуда пробраться в Сицилию и разжечь там
еще не совсем погасшее пламя восстания рабов.
   После получасового отдыха,  который они дали коням, уставшим от бешеной
скачки,  он  приказал всадникам повернуть назад,  захватив с  собою восемь
измученных,  раненых гладиаторов,  спасшихся после разгрома у горы Гарган;
затем Спартак направился к восьми легионам, остановившимся на полпути.
   Призвав к  себе Граника,  он уединился с  ним и  сообщил ему свой план,
который  иллириец  нашел  превосходным;  привести в  исполнение этот  план
фракиец  поручил  ему,  посоветовав в  течение двенадцати часов  идти  без
остановки до  Гердония,  а  сам с  тремястами конников решил отправиться к
горе Гарган и подобрать труп Крикса.
   Граник пытался отговорить Спартака,  указывая на опасности, которые его
подстерегают;  он  мог  презирать их  как  человек,  но  как вождь и  душа
великого, святого дела не имел права подвергать себя этим опасностям.
   - Я не погибну и догоню вас не позже, чем через три дня, на Апеннинском
хребте, я в этом уверен. Но даже если бы мне и пришлось погибнуть, у тебя,
мой доблестный и храбрый Граник,  хватит опыта,  мудрости и .  авторитета,
чтобы стойко и энергично продолжать войну против наших угнетателей.
   Сколько Граник ни  отговаривал Спартака,  тот  не  отказался от  своего
намерения.
   Он взял с  собой отряд конников,  обнял Граника и  Арторикса,  которому
велел  беспрекословно исполнять  приказания доблестного иллирийца,  и,  не
простившись со своей сестрой Мирцей, лишь поручив ее заботам своих друзей,
молчаливый и  печальный,  он расстался со своими легионами.  Послушные его
приказу,  они  Ушли  с  преторской  дороги  и  отправились  через  поля  и
виноградники в направлении Гердония.
   Вечером  Спартак  прибыл  в  окрестности  Сипонта  и  выслал  вперед на
расстояние  в  несколько  миль  отряд  конников в направлении горы Гарган,
чтобы   разузнать   о   передвижении  неприятеля;  получив  успокоительные
известия,  он  приказал  своим  конникам спешиться и, ведя коней в поводу,
чему он сам подал пример, войти в лес, окаймлявший дорогу, которая вела от
Сипонта  через  гору  Гарган  к  морю.  Чтобы пробраться с лошадьми сквозь
лесную  чащу,  пришлось  мечами  рубить  ветки кустов и деревьев. Медленно
продвигаясь  этим  трудным  путем,  они  через  два с лишним часа дошли до
небольшой  поляны,  со  всех  сторон  окруженной дубами и елями; на поляне
стояли хижины нескольких дровосеков, проводивших большую часть года в этом
лесу.
   Первой  заботой  Спартака  было   задержать  всех   этих  дровосеков  и
приставить к  ним стражу,  чтобы лишить их  возможности донести римлянам о
его пребывании в этих местах;  затем,  уверив дровосеков в том,  что он не
собирается причинить им  зло,  он  приказал потушить все  костры,  которые
могли   привлечь  внимание  врага,   велел   соблюдать  полную   тишину  и
прислушиваться к малейшему шороху.
   Все  произошло так,  как предвидел Спартак.  Немного позже часа первого
факела  Красс  приказал своим  легионам сняться  с  места  и  следовать по
дороге,  ведущей к Сипонту;  и когда чуть забрезжила заря,  окоченевшие от
ночного холода  гладиаторы,  прислушивавшиеся в  глубине леса  к  шуму  на
преторской дороге,  услышали шум шагов пехоты, цокот лошадиных копыт и гул
многих  тысяч  голосов:   римское  войско  без   особых  предосторожностей
следовало   по   указанной   ему   дороге;   легионеры   чувствовали  себя
победителями,  знали,  что  неприятель  бежал,  и  уверены  были,  что  он
находится далеко.
   К счастью для гладиаторов,  римляне,  охмелев от радости победы,  шли с
большим шумом, иначе они легко могли бы обнаружить присутствие гладиаторов
в  лесу:  кони,  почуяв приближение коней  римского войска,  стали  громко
ржать.
   Прохождение римлян,  победителей в сражениях у горы Гарган, закончилось
после восхода солнца,  и Спартак,  бледный, подавленный, мог наконец выйти
из лесу со своим отрядом в триста всадников;  пустив лошадей галопом,  они
через два часа оказались на поле битвы,  которое тянулось от подножья горы
Гарган до самого моря.
   У  Спартака  сжалось  сердце  и  потемнело  в  глазах при виде ужасного
зрелища:  все  поле,  насколько  мог  охватить глаз, было усеяно тридцатью
тысячами  трупов  гладиаторов;  гигантские  костры,  которые еще дымились,
распространяя  острый  запах горелого мяса, свидетельствовали, что на этом
поле  недавно  лежали  также  многие тысячи трупов римских воинов. На этом
мрачном  и  безмолвном поле, где еще так недавно кипела и бурлила жизнь, а
теперь   царила   неумолимая  немая  смерть,  Спартака  охватило  страшное
сомненье: имел ли он право оторвать стольких людей от жизни, пусть тяжкой,
лишенной достоинства, но все же жизни, и бросить их в объятия смерти? Имел
ли он право на это? Правильно ли он поступал?
   И  в  то  время как  его товарищи предавались скорбным,  тяжелым думам,
сердце  его  тисками  сжимали  жестокие  сомнения,  овладевшие им,  и  ему
казалось, что он задыхается под их гнетом.
   Он  с  силой  пришпорил  своего  коня,  стараясь  освободиться от  этих
мучительных размышлений,  и  двинулся по  полю  сражения,  вплоть до  того
места,  где груды трупов мешали ехать дальше. Тут он сошел с коня, передал
его  одному  из  всадников и  приказал половине отряда  следовать за  ним;
остальные сто  пятьдесят всадников стояли у  края  поля битвы и  сторожили
коней.  Спартак с отчаяньем в душе обходил это мрачное поле, где на каждом
шагу он  видел знакомые,  но покрытые смертной бледностью,  обезображенные
лица друзей, и глаза его наполнялись слезами.
   Он   увидел   бедного   Фессалония,    жизнерадостного,   великодушного
эпикурейца:  обагренный кровью,  излившейся из множества ран,  он лежал на
боку, и рука его еще сжимала меч.
   Он с трудом узнал Брезовира,  грудь которого пронзили восемь или десять
мечей,  а  голова была растоптана лошадиными копытами.  В  другом месте он
наткнулся на  труп  храброго самнита Ливия  Грандения,  начальника шестого
легиона, почти погребенного под мертвыми телами убитых им врагов; затем он
увидел труп Онация,  а  дальше лежал еще живой,  но  весь израненный Каст,
начальник третьего легиона.  Слабым голосом звал он на помощь.  Гладиатора
подняли,  перевязали, как могли, его раны и перенесли на руках в то место,
где  сто  пятьдесят человек сторожили коней.  Товарищи окружили его самыми
сердечными заботами.
   Побродив еще  два часа с  отчаянием в  душе по  этому полю,  устланному
мертвецами,  Спартак  наконец нашел  окровавленный,  почти  изрубленный на
куски  труп   Крикса;   только  лицо  его   оставалось  нетронутым;   даже
безжизненное,  оно хранило тот же отпечаток благородной гордости и отваги,
отличавший его при жизни.
   При  виде  его  у  Спартака снова сжалось сердце от боли и нежности, он
бросился  на землю и, покрывая поцелуями лицо своего друга, говорил сквозь
слезы и рыдания:
   - Дорогой  друг  мой,  ты  пал  жертвой самого  гнусного предательства!
Крикс,  ты погибал, а я не мог прийти тебе на помощь, ты пал неотомщенным,
благородный, любимый мой Крикс!..
   Он умолк, прижимая к груди руку доблестно погибшего гладиатора. И вдруг
Спартак  разразился проклятиями,  лицо  его  запылало гневом,  он  крикнул
мощным голосом:
   - Здесь,   на  этом  месте,   я  клянусь  всевышними  богами  и  богами
преисподней,  фуриями-мстительницами,  подземной Гекатой,  даю  клятву над
твоим  бездыханным  телом,   что  за  твою  смерть,  брат  мой,  проклятую
предательницу постигнет возмездие,  даже  если  она  скроется  в  глубоких
пучинах океана или в неведомых безднах Тартара!..  Клянусь и призываю всех
богов в свидетели моей клятвы:  чтобы твоя душа обрела покой,  я принесу в
жертву у твоего костра триста римлян самых знаменитых и славных!..
   Он  поднялся с  земли,  глаза его налились кровью и  блестели от гнева;
подняв голову, он простер руки к небу. Затем он взял на руки труп Крикса и
в  сопровождении солдат принес его на берег моря;  там он с  помощью своих
соратников  снял  с  него  окровавленную  одежду  и  изрубленные  доспехи,
погрузил тело  в  морские волны,  омыл  его  и,  сняв с  себя темную тогу,
закрывавшую его латы,  завернул в  нее труп умершего гладиатора и приказал
отнести туда, где его ждали остальные конники со своими лошадьми.
   Каста,  который был в очень тяжелом состоянии, невозможно было везти на
лошади по  крутым горным дорогам,  и  Спартак поручил его управителю одной
патрицианской виллы близ Сипонта.  Управитель этот, весьма расположенный к
гладиаторам,  обещал  позаботиться о  Касте.  Затем,  тщательно  завернув,
мертво