----------------------------------------------------------------------------
     Перевод Е. Бируковой
     Кристофер Марло, Сочинения, Государственное издательство художественной
     литературы, М., 1961
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------


                              Действующие лица

     Хор.
     Доктор Фауст.
     Папа.
     Кардинал Лотарингский.
     Император.
     Герцог Ангальтский.
     Герцогиня Ангальтская.

     Вальдес  |
              }  друзья Фауста.
     Корнелий |

     Вагнер, слуга Фауста.
     Робин.
     Ралф.
     Шут.
     Трактирщик.
     Лошадиный барышник.

     Рыцарь |
            } из свиты императора.
     Старик |

     1-й студент.
     2-й студент.
     3-й студент.
     Монахи, свита и пр.
     Люцифер.
     Вельзевул.
     Мефистофель.
     Добрый ангел.
     Злой ангел.
     Семь смертных грехов.
     Дьяволы.

               Духи, принявшие образ Александра Великого, его
                         супруги и Елены Троянской.




                                Входит Хор.

                                    Хор

                    Не шествуя равниной Тразименской,
                    Где с Марсом силой мерялись пунийцы,
                    Не забавляясь играми любви
                    В дворце, где позабыл монарх величье,
                    Не блеском гордых, дерзостных деяний
                    Прославит муза стих небесный свой.
                    На суд ваш Фауста судьбу представим,
                    И добрую и злую. Господа!
                    У вас вниманья просим и терпенья,
                    О детстве Фауста расскажем вам,
                    Он был рожден незнатными людьми
                    В германском городке названьем Рода;
                    Позднее перебрался в Виттенберг,
                    Там возмужал, семьей родных воспитан,
                    И так он преуспел в священном знанье,
                    Так вертоград схоластики украсил,
                    Что званьем Доктора украшен был;
                    Всех превзошел мужей, что любят страстно
                    Предметы богословья обсуждать.
                    Потом, исполнен дерзким самомненьем,
                    Он ринулся в запретные высоты
                    На крыльях восковых; но тает воск -
                    И небо обрекло его на гибель,
                    Занятьям дьявольским предался он,
                    Плоды златые знанья поглощает
                    И бредит некромантией проклятой;
                    Превыше рая магию вознес;
                    Она ему милей всего на свете, -
                    И вот он сам в рабочем кабинете.
                                 (Уходит.)




                       Кабинет Фауста. Входит Фауст.

                                   Фауст

                  В свои занятья, Фауст, углубись,
                  Исследуй все, чтоб укрепиться в знанье.
                  По-прежнему будь с виду богословом,
                  Но корень всех наук стремись постигнуть,
                  Твореньям Аристотеля будь верен.
                  Ты, "Аналитика", меня пленила!
                  Bene disserere est finis logices? {*}
                  {* Перевод дан в следующей строчке.}
                  Цель логики быть сильным в рассужденье?
                  Она не явит нам иного чуда?
                  Так больше не читай, - ты мастер в этом!
                  Предмет важнейший Фаусту подходит.
                  On kai me on, прощай! {*} Приди, Гален!
                  {* Марло имеет в виду формулу Аристотеля:
                  сущее и не сущее (греч.).}
                  Ubi desinit Philosophus ibi incipit Medicus{*},
                  {* Там, где кончается философ, начинается врач (лат.).}
                  Врачом будь, Фауст, деньги загребай,
                  Прославь себя чудесным излеченьем.
                  Summum bonum medicinae sanitas {*}.
                  {* Перевод дан в следующей строчке.}
                  Цель медицины высшая - здоровье.
                  Так разве не достиг ты этой цели?
                  Не повторяют ли твои слова,
                  Как Изреченья мудрости высокой?
                  Иль не хранят, как памятники славы,
                  Твои рецепты, что чуму изгнали
                  Из городов и тысячи других
                  Недугов безнадежных побороли?
                  И все же, Фауст, ты лишь человек!
                  Вот если б мог ты людям дать бессмертье
                  Или умерших к жизни вновь призвать,
                  Тогда была б в почете медицина.
                  Так прочь ее! Где ты, Юстиниан?
                           (Заглядывая в книгу.)
                  "Si una eadcmque res legatur duobus, alter rem,
                  alter vatorem rei" etc {*} -
                  {* Если одна и та же вещь завещана двоим, то одному
                  достается сама вещь, а другому стоимость вещи (лат.).}
                  Пример прекрасный завещаний вздорных!
                              (Снова читает.)
                  "Ex haereditare filium non potest
                  pater nisi" etc {*} -
                  {* Отец не может лишить сына наследства,
                  если только не... (лат.).}
                  Таков предмет обычный институций
                  И основных законов. Вот наука,
                  Достойная наемников презренных,
                  Что век корпят над мертвой шелухой.
                  Претит мне рабский дух науки этой!
                  Отвергнув все, приходим к богословью.
                  Вот библия, - ее исследуй, Фауст.
                      (Берет библию и раскрывает ее.)
     "Stipendium  peccati  mors  est".  Ха!  "Stipendium  peccati  mors est"
{Перевод в следующей строчке.} -
     "За грех возмездье - смерть!" О, как жестоко!
     "Si peccasse negamus fallimur et nulla est in nobis veritas" {Перевод в
следующей строчке.} -
     "Если  мы  говорим, что не имеем греха, обманываем самих себя, и истины
нет в нас".
     Так, значит, мы должны грешить и, следовательно, умереть.
                  Да, вечной смерти мы обречены!..
                  Что за учение! "Che sera, sera"! {*} -
                  {* Итальянская пословица. Перевод в следующей строчке.}
                  Так будь что будет! Богословье, прочь!
            (Закрывает библию и обращается к магическим книгам.)
                  Божественна премудрость этих магов
                  И книги некромантии могучей:
                  Фигуры, буквы, символы, круги.
                  Да, это Фаусту всего желанней!
                  О, что за мир сокровищ и восторгов,
                  Могущества, и почестей, и власти
                  Здесь ревностный искатель обретет!
                  Отныне будет мне подвластно все,
                  Что движется меж полюсов спокойных.
                  Цари и короли повелевают
                  В пределах стран своих; они не в силах
                  Прорвать завесу туч иль вызвать бурю;
                  Но тот, кто магом совершенным стал,
                  Имеет власть во всем подлунном мире.
                  Могущественный маг подобен богу.
                  Итак, свой разум, Фауст, изощряй,
                  Стремясь божественной достигнуть власти.

                               Входит Вагнер.

                  Привет мой, Вагнер, передай друзьям.
                  Скажи: пускай придут ко мне скорее
                  Корнелий и любимый мною Вальдес.

                                   Вагнер

                  Исполню, господин.
                                 (Уходит.)

                                   Фауст

                  Беседа с ними будет плодотворней,
                  Чем все мои занятия наукой.

                     Входят добрый ангел и злой ангел.

                                Добрый ангел

                  О Фауст, не читай проклятой книги.
                  Прочь, прочь ее! Ты встретишь в ней соблазн
                  И навлечешь суровый гнев господень!
                  Кощунство здесь! Писанье лишь читай!

                                 Злой ангел

                  В искусстве славном, Фауст, подвизайся,
                  В нем все сокровища природы скрыты.
                  Будь на земле, как в небесах Юпитер -
                  Владыкой, повелителем стихий!

                               Ангелы уходят.

                                   Фауст

                  Как завладела мною эта мысль!
                  Смогу ль заставить духов мне служить,
                  Все разрешать мои недоуменья,
                  Желанья дерзостные исполнять?
                  Их в Индию за золотом пошлю,
                  Велю в морях искать восточный жемчуг,
                  Все уголки обшарить в новом мире,
                  Достать редчайших лакомств и плодов;
                  Велю поведать чуждую мне мудрость,
                  Открыть мне тайны королей заморских.
                  Велю стеною медной окружить
                  Германию и быстрый Рейн принудить,
                  Чтоб лентой опоясал Виттенберг.
                  Наполнить школы прикажу шелками
                  И всех студентов нарядить богато.
                  На деньги, что мне духи принесут,
                  Найму я многочисленное войско
                  И, князя Пармского изгнав из края,
                  Над всеми областями воцарюсь!
                  Велю изобрести орудья битвы
                  Чудеснее, чем огненный корабль,
                  Что вспыхнул у Антверпенского моста.

                         Входят Вальдес и Корнелий.

                  Привет мой вам, Корнелий мой и Вальдес!
                  Меня беседой мудрой усладите!
                  Корнелий мой любезный, друг мой Вальдес,
                  Узнайте: ваша речь меня склонила
                  Заняться магией, наукой тайной.
                  Склоняет к этому меня и разум,
                  Он ни о чем другом не хочет ведать -
                  Лишь некромантию познать стремится.
                  Несносна философия, темна.
                  Лишь для глупцов - закон и медицина;
                  Но богословие ничтожней всех:
                  Оно презренно, грубо, низко, лживо.
                  Лишь магия, лишь магия желанна!
                  Скорей мне в этом помощь окажите, -
                  И я, искусством сжатых силлогизмов
                  Смутивший пастырей германской церкви,
                  Своим ученьем, смелыми речами
                  Привлекший цвет и гордость Виттенберга,
                  Как души в царстве тьмы привлек Мусей,
                  С Агриппою сравняюсь, что стяжал
                  В Европе славу властью над тенями.

                                  Вальдес

                  Фауст!
                  Твой разум, опыт наш и эти книги
                  Людей заставят чтить нас как святых.
                  Как мавры Индии испанцам служат,
                  Так духи - обитатели стихий -
                  Служить готовы будут нам троим:
                  Как львы, стеречь нас будут; коль прикажем,
                  Как рейтары, в бой с копьями помчатся;
                  Предстанут, как лапландские гиганты;
                  То примут облик жен, то юных дев,
                  Таящих больше чар в чертах воздушных,
                  Чем груди белые самой Венеры;
                  К нам из Венеции суда примчат,
                  А из Америки - руно златое,
                  Что в сундуки Филиппа щедро льется.
                  Так будет, если ты в решенье тверд.

                                   Фауст

                  Я, Вальдес, в этом столь же тверд, как ты
                  В своем желанье жить: скорей за дело!

                                  Корнелий

                  Те чудеса, что магия свершит,
                  Тебя от прочих знаний отвратят.
                  Кто астрологии постиг основы, -
                  Обогащен познаньем языков,
                  Уразумел природу минералов,
                  Тот всем владеет, что потребно магу.
                  Достигнешь славы ты и тайным знаньем,
                  Поверь мне, больше привлечешь народа,
                  Чем древле привлекал оракул в Дельфах.
                  Ведь духи властны осушить моря,
                  Достать сокровища судов погибших
                  И все богатства, что похоронили
                  В земных обильных недрах наши предки.
                  Чего же будет нам недоставать?

                                   Фауст

                  Мы все, Корнелий, обретем. О, радость!
                  Так покажи мне, друг, свое уменье,
                  Чтоб мог я духов заклинать в дубраве
                  И всеми наслажденьями владеть.

                                  Вальдес

                  Ступай скорей в безлюдную дубраву;
                  Возьми с собою Бекона творенья,
                  Псалтырь, евангелье, труды Альбана,
                  А что еще понадобится, скажем
                  Пред тем, как кончить наше совещанье.

                                  Корнелий

                  Ему поведай, Вальдес, наши тайны.
                  Когда ж все ритуалы - он постигнет,
                  Пусть сам свое уменье испытает.

                                  Вальдес

                  Я сообщу тебе начатки знанья, -
                  Со временем ты превзойдешь меня.

                                   Фауст

                  Пора, друзья, за трапезу; мы после
                  Обсудим все. Сегодня перед сном
                  Себя я должен испытать, и духов
                  Я вызову, хотя б ценою жизни!

                                  Уходят.




                        Площадка около дома Фауста.
                            Входят два студента.

                               Первый студент

     Хотел  бы  я  знать,  что  сталось с Фаустом. Ведь еще недавно его "Sic
probo!" {Так доказываю! (лат.).} гремели в наших аудиториях.

                               Второй студент

     Сейчас узнаем: смотри, вот идет его слуга.

                      Входит Вагнер с бутылками вина.

                               Первый студент

     Ну, что, любезный, где твой хозяин?

                                   Вагнер

     Это одному богу известно.

                               Второй студент

     Как! Ты не знаешь?

                                   Вагнер

     Как же, знаю. Но такое следствие не вытекает.

                               Первый студент

     Ну, полно тебе, любезный, брось свои шутки и скажи нам, где он.

                                   Вагнер

     Из ваших аргументов отнюдь не вытекает, что вам как лиценциату надлежит
на   этом   настаивать.   Итак,   признайте  свою  ошибку  и  впредь  будьте
осмотрительней,

                               Второй студент

     Да разве ты нам не сказал, что знаешь?

                                   Вагнер

     А есть тому свидетели?

                               Первый студент

     Да, любезный, я сам слышал, как ты это говорил.

                                   Вагнер

     Спросите у моего сообщника, вор я или нет.

                               Второй студент

     Так ты не хочешь нам сказать?

                                   Вагнер

     Скажу, сударь, скажу. Но не будь вы ослами, вы никогда не задали бы мне
подобного  вопроса. Разве хозяин мой не есть corpus naturale {Тело, входящее
в  состав  природы  (лат.).},  а  следовательно, mobile? {Подвижное, имеющее
способность  передвижения  (лат.).}  Так  зачем  же  было задавать мне такой
вопрос?  Не  будь  я по природе флегматик, которого трудновато разозлить, но
легко склонить к распутству, то есть, я хотел сказать, к любви, - не подойти
бы вам сейчас и на сорок шагов к месту казни, хоть я и не сомневаюсь, что вы
оба будете повешены в одну из ближайших сессий. Теперь, разбив вас наголову,
я  напущу  на  себя  вид  пуританина  и  заговорю вот так (ханжеским тоном):
поистине,   мои  дорогие  братья,  мой  хозяин  сейчас  дома  за  трапезой в
обществе  Вальдеса  и  Корнелия,  и  если  бы  вино обладало даром речи, оно
сообщило  бы  об  этом  вам,  милостивые  государи. Итак, да благословит вас
господь  и  да соблюдет и да сохранит вас, мои дорогие братья, мои дражайшие
братья. (Уходит.)

                               Первый студент

     Вот  оно как! Боюсь, что он предался проклятой науке, из-за которой оба
его друга стяжали дурную славу во всем мире.

                               Второй студент

     Даже будь он чужеземцем или посторонним человеком, я и то бы сокрушался
о  нем.  Пойдем-ка  расскажем об этом ректору; быть может, он своими мудрыми
увещаниями образумит Фауста.

                               Первый студент

     Боюсь, его ничто не образумит.

                               Второй студент

     Попытку все же сделать надлежит.

                                  Уходят.




               Роща. Входит Фауст, собираясь вызывать духов.

                                   Фауст

                     Теперь, когда унылый взгляд земли,
                     В тоске по влажным взорам Ориона,
                     Бежит из антарктического мира
                     И тьмою застилает небеса,
                     К заклятьям, Фауст, приступи. Испробуй,
                     Заставишь ли повиноваться бесов,
                     К ним устремив мольбы и приношенья.
                 (Чертит жезлом на земле магический круг.)
                     Здесь в этом круге имя Иеговы
                     Начертано в двух разных анаграммах.
                     Вот в сокращенье имена святых,
                     Обозначенья всех светил небесных,
                     Бродячих звезд и знаков Зодиака;
                     Они принудят духов мне предстать.
                     Так будь же твердым, Фауст, и познай,
                     Что может совершить искусство мага.
     "Sint  mihi  Dei  Acherontis  propitii!  Valeat  numen triplex Jehovae!
Ignei,  aerii,  aquatani  spiritus,  salvete!  Orientis  princeps  Belzebub,
inferni  ardentis  monarcha,  et  Demogorgon, propitiamusvos, ut appareat et
surgat Mephistophilis. Quid tu moraris? Per Jehovam, Gehennam et consecratam
aquam  quam  nunc  spargo,  signumque  crucis  quod  nunc facio, et per vota
nostra, ipse nunc surgat nobis dicatus Mephistophilis" {*}.
     {*  Да  будут  боги  Ахерона  ко  мне  благосклонны!  Да восторжествует
тройственное имя Иеговы! Духи огня, воздуха, земли и воды, привет вам! Князь
Востока  Вельзевул, пылающего ада властелин, и ты, Демогоргон, заклинаю вас:
пусть  явится  и  встанет предо мною Мефистофель. Зачем ты медлишь? Заклинаю
Иеговой,  и  геенной,  и  святой  водой,  которую  сейчас кроплю, и крестным
знамением, которое сейчас творю, и нашими обетами, - пусть предстанет сейчас
пред нами названный Мефистофель! (лат.).}.

                               Входит дьявол.

                     Исчезни, бес, и облик измени:
                     Чтоб мне служить, ты слишком безобразен;
                     Вернись ко мне монахом-францисканцем:
                     Священный облик подобает бесу.

                               Дьявол уходит.

                     Я вижу: речи посвященных властны.
                     Кто б не желал владеть искусством мага?
                     Как мне покорен этот Мефистофель,
                     Уступчив и смиренен! Такова
                     Власть чар моих и магии. Да, Фауст,
                     Ты овладел искусством заклинаний!
                     Прислужник твой - великий Мефистофель,
                     Quin regis Mephistophilis trains imagine {*}.
                     {* Ибо властвуешь ты в образе брата твоего
                     Мефистофеля (лат.).}

                Входит Мефистофель (в одежде францисканца).

                                Мефистофель

                     Чего же Фауст от меня желает?

                                   Фауст

                     Ты должен мне служить всю жизнь мою,
                     Все делать, что тебе прикажет Фауст,
                     Хотя б желал он, чтоб луна упала
                     С небес иль океан всю землю залил.

                                Мефистофель

                     Мой господин - великий Люцифер,
                     Пока не повелит он, не могу я
                     Тебе служить, - ему лишь мы подвластны.

                                   Фауст

                     Не он ли приказал тебе явиться?

                                Мефистофель

                     Нет, я пришел по собственной охоте.

                                   Фауст

                     Так не заклятьем призван ты? Скажи!

                                Мефистофель

                     Оно - причина, но per accidens {*}.
                     {* Благодаря случайности (пользуясь как поводом) (лат.).}
                     Услышав, как хулят господне имя,
                     Священное писанье отвергают
                     И самого спасителя клянут,
                     Летим, чтоб дерзкой завладеть душою.
                     Мы не придем, коль не прибегнешь к средствам,
                     Что вечным осуждением грозят.
                     А посему, кто хочет заклинать,
                     Вернейший путь - от бога отреченье
                     И жаркая молитва князю тьмы.

                                   Фауст

                     Все это
                     Исполнил Фауст. Он уверен твердо,
                     Что нет владыки, кроме Вельзевула;
                     Ему отныне предается Фауст
                     И не страшится слова "осужденье".
                     В Элизиум он превращает ад,
                     Там встретит он всех древних мудрецов!
                     Но этот вздор и суету оставим.
                     Скажи, кто властелин твой Люцифер?

                                Мефистофель

                     Владыка тьмы и повелитель духов.

                                   Фауст

                     Но не был ли он ангелом когда-то?

                                Мефистофель

                     Да, Фауст, и у господа любимым.

                                   Фауст

                     Так почему же стал он князем тьмы?

                                Мефистофель

                     Через гордыню и дерзанье злое,
                     За что господь его низринул с неба.

                                   Фауст

                     Кто вы, пошедшие за Люцифером?

                                Мефистофель

                     Мы те, что пали вместе с Люцифером,
                     На господа восстали с Люцифером
                     И осужденье терпим с Люцифером.

                                   Фауст

                     Где осужденье терпите?

                                Мефистофель

                                            В аду.

                                   Фауст

                     Но как же ты сейчас вне сферы ада?

                                Мефистофель

                     О нет, здесь ад, и я всегда в аду.
                     Иль думаешь, я, зревший лик господень,
                     Вкушавший радость вечную в раю,
                     Тысячекратным адом не терзаюсь,
                     Блаженство безвозвратно потеряв?
                     О Фауст, брось бесплодные вопросы,
                     Что ужасом гнетут мой скорбный дух.

                                   Фауст

                     Как! Мефистофель страждет оттого,
                     Что он лишился радостей небесных?
                     У Фауста заимствуй твердость духа.
                     И презирай утраченную радость!
                     Ступай, скажи владыке Люциферу,
                     Что Фауст вечной смерти обречен,
                     На божество Юпитера восстав.
                     Скажи: ему я душу продаю,
                     С тем чтобы двадцать и четыре года
                     Он дал мне жить, вкушая все блаженства;
                     Хочу тебя иметь всегда слугою,
                     Чтоб ты давал мне все, что прикажу,
                     Чтоб отвечал на все мои вопросы,
                     Чтоб помогал друзьям, сражал врагов
                     И был всегда моей покорен воле,
                     Ступай, вернись к владыке Люциферу,
                     А в полночь в кабинет ко мне приди
                     И сообщи решенье властелина.

                                Мефистофель

                     Исполню, Фауст.
                                 (Уходит.)

                                   Фауст

                     Имей я столько душ, как в небе звезд,
                     Их все за Мефистофеля б я отдал!
                     Он даст мне власть; царем великим стану,
                     Воздушный мост построю над простором
                     И перейду с войсками океан.
                     Солью холмистый берег африканский
                     С Испанией в единую страну,
                     Которая подвластна будет мне;
                     Во всем мне покорится император
                     И прочие германские монархи.
                     Теперь, желанного добившись, буду,
                     Об избранном искусстве размышлять,
                     Доколе не вернется Мефистофель.
                                 (Уходит.)




                        Улица. Входят Вагнер и шут.

                                   Вагнер

     Эй, молодчик, пойди-ка сюда.

                                    Шут

     Что  это  еще за молодчик! Черт побери! Много вы встречали молодчиков с
бородкой клинышком вроде моей? Хорош молодчик!

                                   Вагнер

     Скажи, любезный, ты вхож сюда?

                                    Шут

     Вхожу и выхожу. Можете удостовериться.

                                   Вагнер

     Ах  ты  жалкая  тварь!  Посмотрите,  как этот оборвыш веселится в своей
наготе!  Мошенник  гол,  без  работы и так голоден, что охотно отдал бы душу
черту за баранью ногу, хотя бы и сырую!

                                    Шут

     Что?  Отдать душу черту за баранью ногу, хотя бы и сырую? Ну нет, милый
друг, клянусь святой девой, уж если так дорого за нее платить, то она должна
быть хорошо поджарена и под вкусным соусом.

                                   Вагнер

     Ладно,  хочешь поступить ко мне на службу? Ты будешь у меня ходить, как
qui mihi discipulus {Тот, кто мой ученик (лат.).}.

                                    Шут

     Как! В стихах?

                                   Вагнер

     Нет, любезный, в истрепанных шелках и в шляпе на вшивой башке.

                                    Шут

     Как!  Как!  Во вшивой шляпе? А я думал, что вам ее оставил в наследство
ваш отец. Слышите? Мне жалко лишать вас вашего добра.

                                   Вагнер

     Дурень! Я сказал: в шляпе на вшивой башке!

                                    Шут

     Ох! Ох! Вшивая башка! Уж не значит ли это, что, если я поступлю к вам в
слуги, меня будут жрать вши?

                                   Вагнер

     Конечно,  будут,  все  равно,  поступишь  ты  ко  мне  или нет. Однако,
любезный,  перестань  зубоскалить и сейчас же поступай в мое распоряжение на
семь  лет,  а  не  то я превращу всех твоих вшей в домовых, и они растерзают
тебя на клочки.

                                    Шут

     Скажите  пожалуйста!  Но  можете не трудиться, сударь: они и без того у
меня  как  дома.  Черт  подери! Они так на мне хозяйничают, словно платят за
обед и выпивку.

                                   Вагнер

     Слушай, любезный, бери-ка эти флорины.

                                    Шут

     Хлорины? Это что еще за штука?

                                   Вагнер

     Как что? Французские кроны.

                                    Шут

     Провалиться  мне,  если  во  французских  кронах  больше  толку,  чем в
английских жетонах! На что мне они?

                                   Вагнер

     Как  на  что, плут? Тебе дается час на размышленья, а потом тебя отыщет
дьявол, куда бы ты ни спрятался.

                                    Шут

     Нет, нет, берите назад ваши хлорины.

                                   Вагнер

     Клянусь, ни за что не возьму!

                                    Шут

     Клянусь, вы их возьмете!

                                   Вагнер

     Будьте свидетелями, что я дал их ему.

                                    Шут

     Будьте свидетелями, что я возвратил их ему.

                                   Вагнер

     Прекрасно,  я  сейчас  позову  двух  дьяволов,  и они живо утащат тебя.
Балиол! Белчер!

                                    Шут

     Пусть  только  придут  ваш  Балиол  и ваш Белчер, я их так отлуплю, как
никто  еще не лупил с тех пор, как они ходят в дьяволах. Знаете, что обо мне
будут  говорить,  если  я  убью одного из них? "Посмотри вон на того рослого
молодца  в  шароварах. Он убил дьявола!" Пожалуй, во всем приходе меня будут
величать дьяволоубийцей.

                            Входят два дьявола.
                       Шут с криком мечется по сцене.

                                   Вагнер

     Балиол, Белчер! Духи, прочь!

                              Уходят дьяволы.

                                    Шут

     Ну, что, ушли они? Пропади они пропадом! У них чертовски длинные когти.
Это  были  дьявол  и  дьяволица. Я научу вас, как их распознавать: у дьявола
рога, а у дьяволицы раздвоенные копытца на ногах.

                                   Вагнер

     Ну, плут, иди за мной.

                                    Шут

     Послушайте-ка:  если  я  стану  вашим  слугой, вы меня научите вызывать
Баниоса и Белчеоса?

                                   Вагнер

     Я  научу  тебя превращаться во всякую всячину; в собаку, в кота, в мышь
или крысу, во все что угодно.

                                    Шут

     Как!  Христианина  -  в собаку или в кота, в мышь или в крысу! Ну, нет,
сударь.  Если  уж  вам  угодно  превратить меня во что-нибудь, пусть я стану
маленькой  хорошенькой  резвой  блошкой,  чтобы мог я прыгать здесь и там по
всяким  местам. О, я таки пощекочу смазливых бабенок под юбками, ей-богу, не
отвяжусь от них.

                                   Вагнер

     Ладно, любезный; идем.

                                    Шут

     Но, послушайте, Вагнер...

                                   Вагнер

     Опять? Балиол, Белчер!

                                    Шут

     О  господи!  Прошу  вас,  сударь,  оставьте  вы  в покое этих Балиола и
Белчера.

                                   Вагнер

     Дурень!  Зови  меня:  мейстер  Вагнер,  и  чтоб  твой  левый  глаз  был
диаметрально   устремлен  на  мою  правую  пятку,  quasi  vestigiis  nostris
insistere {Как будто ходишь за мною по пятам (лат.).}. (Уходит.)

                                    Шут

     Прости,   господи,  он  мелет  трескучий  вздор  по-голландски.  Ладно,
последую за ним. Уж буду служить ему - ничего не поделаешь. (Уходит.)






                       Кабинет Фауста. Входит Фауст.

                                   Фауст

                   Теперь, о друг мой Фауст,
                   Ты осужден, и нет тебе спасенья!
                   К чему мне размышлять о небесах?
                   Прочь, вздорные мечты и безнадежность!
                   Отчайся в боге, Вельзевулу верь.
                   Назад ни шагу, Фауст! Будь же твердым!
                   Зачем колеблешься? О, кто-то шепчет:
                   "Брось магию и к богу возвратись".
                   Да, Фауст снова к богу возвратится...
                   Как, к богу? Он тебя не любит.
                   Ты служишь прихоти своей, как богу, -
                   Таков закон владыки Вельзевула.
                   Ему построю храм, и на алтарь
                   Кровь теплую пролью новорожденных!

                     Входят добрый ангел и злой ангел.

                                Добрый ангел

                   Брось, милый Фауст, мерзкое искусство.

                                   Фауст

                   Раскаянье, молитва, скорбь? Что в них?

                                Добрый ангел

                   Они тебе пути откроют к небу.

                                 Злой ангел

                   Одни иллюзии! Плоды обмана!
                   Они дурачат тех, кто верит им.

                                Добрый ангел

                   О небе думай, Фауст, о небесном.

                                 Злой ангел

                   Нет, Фауст, думай о богатстве, славе!

                                  Уходят.

                                   Фауст

                   Да, о богатстве!
                   И Эмден будет мне принадлежать.
                   Когда служить мне станет Мефистофель,
                   Мне бог не страшен, - буду защищен,
                   Сомненья прочь! Приди, о Мефистофель,
                   От Люцифера с добрыми вестями.
                   Уж полночь! Так приди же, Мефистофель!
                   Veni, veni, Mephistophile! {*}
                   {* Приди, приди, Мефистофель! (лат.).}

                            Входит Мефистофель.

                   Что говорит владыка Люцифер?

                                Мефистофель

                   Что буду я служить тебе до гроба,
                   Коль за услуги ты душой заплатишь.

                                   Фауст

                   Уж Фауст для тебя рискнул душой.

                                Мефистофель

                   Но должно, Фауст, сделать завещанье
                   и кровью дарственную написать:
                   Уверенным быть хочет мой владыка.
                   Коль не согласен ты, я в ад вернусь.

                                   Фауст

                   Останься и поведай мне, зачем
                   Ему моя душа.

                                Мефистофель

                                  Он хочет этим
                   Свое расширить царство.

                                   Фауст

                   Так с этой целью нас он искушает?

                                Мефистофель

                   Solamen miseris socios habuisse doloris {*}.
                   {* Спутников в горе иметь - утешенье страдальца (лат.).
                   (Строка неизвестного поэта.).}

                                   Фауст

                   Как! Разве вас терзает боль, как смертных?

                                Мефистофель

                   Такая ж боль, как и у душ людских,
                   Ну, Фауст, отдаешь свою мне душу?
                   Как раб тебе служить тогда я стану
                   И больше дам, чем можешь пожелать.

                                   Фауст

                   Да, Мефистофель, я ее отдам.

                                Мефистофель

                   Тогда надрежь ножом ты руку смело
                   И клятву принеси, что в некий день
                   Отдашь навеки Люциферу душу, -
                   И будь тогда велик, как Люцифер!

                                   Фауст
                          (вонзая нож в свою руку)

                   Вот, Мефистофель, из любви к тебе
                   Я ранил руку и своею кровью
                   Свидетельствую, что душа отходит
                   К владыке вечной ночи, Люциферу.
                   Кровь брызжет! Пусть она залогом будет
                   Свершения желанья моего!

                                Мефистофель

                   Но, Фауст, должен ты
                   Мне дарственную запись написать.

                                   Фауст

                   Что ж, я согласен.
                          (Берет свиток и пишет.)
                                      Однако, Мефистофель,
                   Кровь застывает - не могу писать.

                                Мефистофель

                   Я принесу огня - растает кровь.
                                 (Уходит.)

                                   Фауст

                   Застыла кровь, - что это означает?
                   Не хочет, чтоб я грамоту писал?
                   Зачем не бьет она живой струею?
                   "Я душу отдаю..." Здесь остановка!
                   Зачем? Иль не хозяин ты души?
                   Так повтори: "Я душу отдаю..."

                       Входит Мефистофель с жаровней.

                                Мефистофель

                   Вот и огонь. Поди сюда, дай руку.

                                   Фауст

                   Опять течет свободно кровь моя.
                   Немедленно закончу это дело.
                                  (Пишет.)

                                Мефистофель
                                (в сторону)

                   О, лишь бы завладеть его душой!

                                   Фауст

                   Так. Сonsummatum est {*}.  Готова запись,
                   {* Свершилось (лат.).}
                   Я душу Люциферу завещал.
                   Но что за надпись на руке я вижу:
                   "Homo, fuge!" {*} Куда же мне бежать?
                   {* Человек, спасайся! (лат.).}
                   К всевышнему? Он в ад меня низринет.
                   Солгали чувства: надписи здесь нет.
                   Нет, вижу я отчетливую надпись:
                   "Homo, fuge!" Но я бежать не должен...

                                Мефистофель
                                (в сторону)

                   Мне надо чем-нибудь его развлечь.
                                 (Уходит.)

 Мефистофель возвращается с дьяволами, которые дают Фаусту короны, богатые
                     одежды, танцуют и затем удаляются.

                                   Фауст

                   Скажи, что это значит, Мефистофель?

                                Мефистофель

                   Да ничего; развлечь тебя хотел я
                   И показать магические действа.

                                   Фауст

                   Коль захочу, смогу я вызвать духов?

                                Мефистофель

                   Да, и свершать деянья поважнее.

                                   Фауст

                   Тогда и тысячу бы душ я отдал!
                   Вот, Мефистофель, дарственная запись
                   На тело и на душу; свиток - твой,
                   Но при условье, что исполнишь свято
                   Все, что я в списке этом обозначил.

                                Мефистофель

                   Геенною клянусь и Люцифером,
                   Что все твои условия исполню!

                                   Фауст

                   Так выслушай меня.
"На следующих условиях:
     Во-первых, Фауст может быть духом по образу и сущности.
     Во-вторых, Мефистофель будет его слугой и будет полностью подчинен ему.
     В-третьих,  Мефистофель  будет  ему   служить  и  доставать все, что он
пожелает.
     В-четвертых,  Мефистофель  будет  незримо пребывать в его комнате или в
доме.
     И, наконец, он будет являться названному Иоганну Фаусту в любое время и
во всяком образе и подобии, какие последнему будут угодны.
     Я,  Иоганн  Фауст  из  Виттенберга,  доктор, на вышеозначенных условиях
отдаю  свою душу, и тело Люциферу, князю Востока, и слуге его Мефистофелю, и
засим  по  истечении  двадцати  четырех  лет,  при соблюдении вышеупомянутых
условий, предоставляю им полное право послать за означенным Иоганном Фаустом
и  забрать  его  душу  и  тело,  плоть и кровь, а также его имущество в свое
обиталище, где бы оно ни находилось.
     Подписано мною:
                                                      Иоганн Фауст".

                                Мефистофель

                   Ты отдаешь мне этот документ?

                                   Фауст

                   Бери его, да будет дьявол в помощь!

                                Мефистофель

                   Теперь скажи, чего ты хочешь?

                                   Фауст

                   Сперва хочу спросить тебя про ад.
                   Где место, называемое адом?

                                Мефистофель

                   Под небесами.

                                   Фауст

                                  Но где же именно?

                                Мефистофель

                   Он, Фауст, в недрах тех стихий вселенских,
                   Где вечно мы в терзаньях пребываем.
                   Единым местом ад не ограничен,
                   Пределов нет ему; где мы, там ад;
                   И там, где ад, должны мы вечно быть.
                   А потому, когда весь мир погибнет
                   И каждое очистится творенье,
                   Все, кроме неба, превратится в ад.

                                   Фауст

                   Ну, полно, ад, мне думается, басня.

                                Мефистофель

                   Что ж, думай так, но переменишь мненье.

                                   Фауст

                   Как! Значит, Фауст будет осужден?

                                Мефистофель

                   Да, не избегнуть этого. Вот свиток,
                   Где душу Люциферу продаешь.

                                   Фауст

                   В придачу к ней и тело. Что же дальше?
                   Иль думаешь, что Фауст так безумен,
                   Что после смерти ожидает мук?
                   Вздор! Это все - лишь бредни старых баб!

                                Мефистофель

                   Но, Фауст, пред тобой пример зловещий:
                   Я осужден и, видишь, я в аду.

                                   Фауст

                   Как! Ты в аду?
                   Ну, если ад таков, он мне не страшен.
                   Как! Говорить, расхаживать и спорить,
                   Все это - ад? Но, впрочем, бросим это.
                   Прошу тебя, в супруги мне достань
                   Германии прекраснейшую деву.
                   Распутен я и похотлив, - не в силах
                   Жить без жены.

                                Мефистофель

                                  Как! Хочешь ты жениться?
                   Не говори мне, Фауст, про жену!

                                   Фауст

                   Нет, раздобудь жену мне, Мефистофель;
                   Она мне так нужна!

                                Мефистофель

                   Во имя дьявола, ее достану.
                   Побудь один, я скоро вновь предстану.
                                 (Уходит.)

    Мефистофель возвращается с дьяволом, одетым как женщина. Фейерверк.

                                Мефистофель

                   Что, Фауст, нравится ль тебе жена?

                                   Фауст

                   Смерть адской потаскушке!

                                Мефистофель

                                             Тише, Фауст!
                   Брак - только церемония смешная;
                   Коль ты мне друг, забудь об этом думать.
                   Я соберу прекрасных куртизанок
                   И буду к ложу твоему поутру
                   Их приводить: любую выбирай,
                   Хотя б чиста была, как Пенелопа,
                   И, как царица Савская, умна,
                   Как до паденья Люцифер, прекрасна.
                   Вот книга, изучи ее подробно.
                  (Кладет перед Фаустом раскрытую книгу.)
                   От сочетания вот этих линий
                   Родится золото; начертишь круг -
                   Возникнут вихри, бури, гром и молньи;
                   А это трижды про себя скажи
                   Благоговейно - воины предстанут
                   И все свершат, что пожелаешь ты.

                                   Фауст

                   Благодарю тебя, но я хотел бы
                   Иметь такую книгу, где б я мог
                   Все заклинания найти и чары,
                   Чтоб вызвать духов, если пожелаю.

                                Мефистофель

                   Они вот в этой книге.
                  (Переворачивает страницу и показывает.)

                                   Фауст

     Мне хотелось бы еще иметь книгу, где я мог бы найти все знаки и планеты
небесные и познать их движения и расположенье.

                                Мефистофель

                   Они вот здесь.
                  (Переворачивает страницу и показывает.)

                                   Фауст

     Нет, ты дай мне еще одну книгу, и с меня будет достаточно, книгу, где я
мог бы найти все растения, травы и деревья, какие только есть на земле.

                                Мефистофель

     Вот они.

                                   Фауст

     Ты ошибаешься!

                                Мефистофель

     Да нет же! Я тебе ручаюсь. (Переворачивает страницу и показывает.)

                                  Уходят.




                              Кабинет Фауста.

                        Входят Фауст и Мефистофель.

                                   Фауст

                    Едва взгляну на небо, горько каюсь;
                    Будь проклят ты, презренный Мефистофель,
                    Меня лишивший радостей небесных.

                                Мефистофель

                    Да что ты, Фауст!
                    Иль думаешь, полно величья небо?
                    Поверь мне, Фауст, ты его прекрасней,
                    И всякий, кто родится на земле.

                                   Фауст

                    Как мне докажешь это?

                                Мефистофель

                    Сотворено для человека небо,
                    И потому он лучше всех небес.

                                   Фауст

                    Для человека - значит, для меня.
                    Я магию отвергну и раскаюсь!

                     Входят добрый ангел и злой ангел.

                                Добрый ангел

                    Раскайся, Фауст, сжалится господь.

                                 Злой ангел

                    Ты дух; не может сжалиться господь.

                                   Фауст

                    Кто это в уши мне жужжит: "Ты дух"?
                    Снискать прощенье может даже дьявол.
                    Бог сжалится, коль от души покаюсь.

                                 Злой ангел

                    Пусть так; но не покаешься вовек.

                               Ангелы уходят.

                                   Фауст

                    Окаменело сердце у меня,
                    К раскаянию сил недостает.
                    Едва скажу: "спасенье", "вера", "небо", -
                    В раскатах грома ловит слух слова:
                    "Ты проклят, Фауст!" Предо мною меч,
                    Петля, ружье, отравленная сталь, -
                    Чтоб от себя я мог освободиться;
                    И я давно покончил бы с собой,
                    Когда бы сладость чувственных отрад
                    Отчаянье во мне не побеждала.
                    Не предо мною ли слепец Гомер
                    Страсть Александра пел, конец Эноны?
                    И он, воздвигший стены древних Фив
                    Пленительными звуками кифары,
                    Не услаждал ли нас, мой Мефистофель?
                    Зачем же смерть иль злая безнадежность?
                    Нет, Фауст не раскается вовек!
                    Давай опять вести с тобой беседы,
                    Об астрологии священной спорить.
                    Скажи мне, много ль над луной небес?
                    Не образуют ли светила шар,
                    Подобный формою земле центральной?

                                Мефистофель

                    Узнай: подобно мировым стихиям,
                    Заключены одна в другую сферы,
                    И, Фауст,
                    Все вкруг одной вращаются оси,
                    Конец которой - полюс мирозданья.
                    Не басня - Марс, Юпитер и Сатурн;
                    Они - блуждающие звезды.

                                   Фауст

     Но  не  одно  ли,  скажи,  у них у всех движение - situ et tempora? {По
своему направлению и во времени (лат.).}

                                Мефистофель

     Все  совокупно  совершают движение с востока на запад в двадцать четыре
часа  вокруг  полюсов мира, но движутся с различной скоростью вокруг полюсов
Зодиака.

                                   Фауст

                    Молчи!
                    В подобных пустяках судья и Вагнер.
                    Иль Мефистофель большего не знает?
                    Кто не знаком с двойным планет движеньем?
     Одно  свершается в теченье суток. Другое таково: Сатурн совершает его в
тридцать  лет, Юпитер - в двенадцать, Марс - в четыре года, Солнце, Венера и
Меркурий  -  в  год,  Луна  - в двадцать восемь дней. Э, да это мудрость для
новичков!  Скажи мне, присуща ли каждой сфере своя власть или intelligentia?
{Разум (лат.).}

                                Мефистофель

     Да.

                                   Фауст

     Сколько же всего небес или сфер?

                                Мефистофель

     Девять: сферы семи планет, твердь и эмпирей.

                                   Фауст

     Так.  Ответь  теперь  на  следующий  мой  вопрос:  почему  соединения и
противостояния   планет,   аспекты,  а  также  затмения  не  происходят  все
одновременно: в некоторые годы их бывает больше, в другие - меньше?

                                Мефистофель

     Per  inaequalem motum respectu totius {Из-за неравномерного движения по
отношению к целому (лат.).}.

                                   Фауст

                    Так. А теперь скажи, кто создал мир?

                                Мефистофель

                    Я не скажу.

                                   Фауст

                    Скажи мне, милый Мефистофель.

                                Мефистофель

                    Не приставай, я не скажу тебе.

                                   Фауст

                    Плут! Клялся ты на все мои вопросы
                    Давать ответы!

                                Мефистофель

                    Коль нашу власть они не подрывают.
                    Об аде думай, Фауст. Проклят ты!

                                   Фауст

                    О боге думай, Фауст, мир создавшем.

                                Мефистофель

                    Так помни же!
                                 (Уходит.)

                                   Фауст

                    Ступай, проклятый дух, в свой мерзкий ад!
                    Ты на мученья Фауста обрек.
                    Не поздно ли теперь?..

                     Входят добрый ангел и злой ангел.

                                 Злой ангел

                                           Уж поздно.

                                Добрый ангел

                    Нет, никогда не поздно, лишь раскайся.

                                 Злой ангел

                    Раскайся - бесы разорвут тебя!

                                Добрый ангел

                    Раскайся - и к тебе не прикоснутся!

                               Ангелы уходят.

                                   Фауст

                    Христос, мой искупитель!
                    Спаси мою страдающую душу!

                  Входят Люцифер, Вельзевул и Мефистофель.

                                  Люцифер

                    Христос твоей души спасти не может, -
                    Он справедлив; лишь я пекусь о ней.

                                   Фауст

                    О, кто ты, столь чудовищный на вид?

                                  Люцифер

                    Я Люцифер,
                    А это мой сподвижник - князь геенны.

                                   Фауст

                    О Фауст, за твоей пришли душой!

                                  Люцифер

                    Явились мы сказать, что ты вредишь наш
                    Толкуешь о Христе, нарушив слово.
                    Забудь о нем, о дьяволе лишь думай.

                                   Фауст

                    Прости меня. Тебе клянется Фауст,
                    Что больше не поднимет взора к небу,
                    Забудет бога и молитвы, станет
                    Писанье жечь, монахов убивать
                    И духам повелит разрушить храмы.

                                  Люцифер

     Поступай так - и мы щедро наградим тебя. Фауст, мы пришли из ада, чтобы
тебя  развлечь.  Садись.  Сейчас  ты  увидишь  все семь смертных грехов в их
подлинном облике.

                                   Фауст

                    Картина эта будет мне отрадна,
                    Как рай Адаму в день его созданья.

                                  Люцифер

     Не  говори  о  рае, о сотворении мира, но смотри внимательно. Говори, о
дьяволе и больше ни о чем. Отойди в сторону!

                        Входят семь смертных грехов.

Ну, Фауст, спроси, как их зовут и каковы их наклонности.

                                   Фауст

     Ты, первая, кто будешь?

                                  Гордость

     Я  -  Гордость.  Гнушаюсь  мыслью,  что  у  меня могли быть родители. Я
подобна  Овидиевой  блохе: могу забраться в любую складочку тела девки. Иной
раз, как парик, я восседаю у нее на лбу или подобно вееру из перьев целую ее
в  губы.  Право  же, я это делаю... Да чего только я не делаю?.. Фу, фу! Как
здесь  воняет!  Я  не  скажу больше ни слова, пока пол не польют духами и не
устелют драгоценными коврами.

                                   Фауст

     Ты, вторая, кто будешь?

                                  Алчность

     Я  -  Алчность;  родилась я от старого скряги в ветхой кожаной мошне; и
мне  так  хотелось бы, чтобы этот дом со всеми его обитателями превратился в
золото, - тут я и упрятала бы вас в свой сундук! О, любезное мое золото!

                                   Фауст

     Ты, третья, кто будешь?

                                   Ярость

     Я  -  Ярость.  Нет  у  меня  ни отца, ни матери. Я выскочила из львиной
пасти,  когда  мне  было всего полчаса от роду, и с той поры ношусь по всему
свету  с  этими  рапирами и сама себя поражаю, когда мне не с кем драться. Я
родилась в аду, и, думается, один из вас должен быть мне отцом.

                                   Фауст

     Ты, четвертая, кто будешь?

                                  Зависть

     Я  -  Зависть. Отец мой трубочист, а мать торговка устрицами. Я не умею
читать  и  потому  хотела бы, чтоб сожгли все книги на свете! Я худею, когда
вижу,  как  другие  едят.  О,  если бы на весь мир напал голод и уморил всех
людей,  а я одна осталась бы в живых! Вот тогда бы я разжирела! Но почему ты
сидишь, а я должна стоять? Проклятье на твою голову!

                                   Фауст

     Прочь, завистливая гадина! Ты, пятая, кто будешь?

                                Чревоугодие

     Кто я? Я, сударь, Чревоугодие. Все мои родные умерли, не оставив мне ни
гроша,  черт  возьми!  И  вот  я  получаю  только  скудное содержание: всего
каких-нибудь тридцать обедов в день да десяток прохладительных, но это сущие
пустяки,  -  еле-еле  перебиваюсь.  О,  ведь  я царского рода. Мой дедушка -
свиной  окорок;  моя  бабушка  -  бочка  кларета;  мои крестные отцы - Питер
Маринованная  Селедка  и  Мартин  Вяленая  Солонина. Ну, а моя крестная была
веселой  особой,  и  по  всем  городам и селам ее крепко любили. Она звалась
миссис  Марджери  Мартовское пиво. Теперь, Фауст, ты знаешь весь мой род. Не
угостишь ли меня ужином?

                                   Фауст

     Ну, нет. Пусть тебя скорей повесят, а не то ты сожрешь все мои припасы.

                                Чревоугодие

     Чтоб тебя удавил дьявол!

                                   Фауст

     Сама удавись, обжора! Ты, шестая, кто будешь?

                                  Леность

     Я  -  Леность.  Родилась  я на солнечном побережье и всю жизнь только и
делаю,  что  там  валяюсь.  Вы причинили мне изрядную неприятность, заставив
прийти сюда. Пусть Чревоугодие и Распутство доставят меня обратно. Больше не
скажу ни слова, хоть бы вы меня озолотили.

                                   Фауст

     А вы кто будете, госпожа жеманница, седьмая и последняя?

                                 Распутство

     Кто  я,  сударь?  Я та, кому дюймовый кусочек сырой баранины милей, чем
аршинный кусище жареной трески, и мое имя - Распутство - прямо на лбу у меня
написано.

                                  Люцифер

                    Прочь, прочь отсюда! В ад!

                               Грехи уходят.

                    Что, Фауст, нравится тебе все это?


                                   Фауст

                    О, это пища для души моей!

                                  Люцифер

                    Да, Фауст, все услады есть в аду.

                                   Фауст

                    О, увидать бы ад и вновь вернуться!
                    Вот было б счастье!

                                  Люцифер

                                        Ты его увидишь,
                    Я за тобой пришлю сегодня в полночь.
                    Вот книга, с ней покамест ознакомься -
                    И сможешь принимать какой угодно образ.

                                   Фауст

                    Благодарю, могучий Люцифер!
                    Как жизнь свою, ее хранить я стану.

                                  Люцифер

                    Прощай! О дьяволе лишь думай, Фауст.

                                   Фауст

                    Прощай! Идем со мною, Мефистофель.

                                  Уходят.




                                   Пролог

                                Входит Хор.

                                    Хор

                     Премудрый Фауст,
                     Чтобы тайны астрономии познать,
                     Начертанные в книге горней тверди,
                     Вознесся на Олимпа высоту
                     В сверкающей, как солнце, колеснице,
                     Могучими драконами влекомой.
                     Он географию решил познать,
                     Должно быть, в Рим отправится сначала,
                     Чтобы увидеть папу и прелатов
                     И в торжествах участие принять,
                     Что празднуются в честь Петра святого.
                                 (Уходит.)




                             Рим. Дворец папы.

                        Входят Фауст и Мефистофель.

                                   Фауст

                     Мы осмотрели, милый Мефистофель,
                     С восторгом величавый город Трир,
                     Грядами гор туманных окруженный,
                     Стеной кремнистой и глубоким рвом -
                     В защиту от враждебных государей.
                     Париж покинув, обогнули мы
                     Пределы Франции вдоль побережий
                     И видели, как Майн впадает в Рейн,
                     Где на брегах лоза златая зреет;
                     Оттуда мы направили свой путь
                     В Кампанью изобильную, в Неаполь,
                     Где зданья пышностью пленяют взор,
                     И улицы мощеные, прямые
                     Весь город делят на четыре части.
                     Там видели Марона золотую
                     Гробницу; к ней ведет длиною в милю
                     Проход в скалах, что за ночь сделал он.
                     Позднее мы Венеции достигли,
                     И Падуи, и прочих городов.
                     В одном из них стоит роскошный храм,
                     Грозящий звездам дерзкою главою.
                     Так Фауст время проводил доныне.
                     Теперь скажи, что это за чертоги?
                     Привел ли ты меня покорно,
                     Как я тебе велел, в ограду Рима?

                                Мефистофель

     Да,  Фауст,  и  чтобы нам ни в чем не терпеть недостатка, я занял покои
его святейшества.

                                   Фауст

                     Надеюсь, папа встретит нас радушно.

                                Мефистофель

                     Э! Какое нам дело, друг!
                     Обойдемся и без его гостеприимства.
                     Теперь я расскажу тебе, мой Фауст,
                     Чем может Рим тебя очаровать.
                     Стоит сей город на семи холмах,
                     Что твердою ему основой служат.
                     Посередине плавно Тибр струится
                     И рассекает город пополам.
                     Четыре моста над рекой висят,
                     Связуя меж собою части Рима.
                     Один из них - мост Ангела Святого:
                     Могучий замок высится над ним,
                     В его стенах орудий много скрыто,
                     А близ ворот немало грозных пушек,
                     С двойными дулами, с резьбою медной;
                     Не меньше в замке их, чем дней в году.
                     Увидишь и громады пирамид, -
                     Из Африки привез их Юлий Цезарь.

                                   Фауст

                     Клянусь державой мощной адских сил,
                     Теченьем Ахерона, влагой Стикса,
                     Горящей вечно бездной Флегетона,
                     Я жажду памятники увидать
                     Блистающего гордой славой Рима.
                     Итак, идем скорей!

                                Мефистофель

                     Стой, Фауст! Покажу тебе я папу
                     И праздник в честь апостола Петра.
                     Там ты увидишь полк монахов лысых,
                     Чье summum bonum * - брюхо услаждать.
                     {* Высшее благо (лат.).}

                                   Фауст

                     Охотно я сыграю с ними шутку,
                     Их глупостью натешимся мы вволю,
                     Так зачаруй меня, чтоб, невидим,
                     Мог в Риме все я делать, что угодно.

                       Мефистофель зачаровывает его.

                                Мефистофель

                     Теперь, мой Фауст,
                     Что хочешь делай, - будешь ты незрим.

             Трубные звуки. В трапезную входят папа и кардинал
                   Лотарингский; их сопровождают монахи.

                                    Папа

     Монсеньер Лотарингский, благоволите приблизиться.

                                   Фауст

     Приступайте, и удави вас дьявол, если вам что-нибудь достанется.

                                    Папа

     Что такое? Кто это сказал? Братья, осмотритесь по сторонам.

                                   Монахи
                          (осматривая все кругом)

     С разрешения вашего святейшества, здесь никого нет.

                                    Папа

     Монсеньер, вот изысканное блюдо; его прислал мне Миланский епископ.

                                   Фауст

     Благодарю покорно. (Выхватывает блюдо.)

                                    Папа

     Что  это?  Кто  у  меня вдруг похитил яство? Вы ослепли? Монсеньер, это
блюдо мне прислал Флорентийский кардинал.

                                   Фауст

     Вы сказали правду. Я его съем! (Выхватывает блюдо.)

                                    Папа

     Опять? Монсеньер, я пью за вашу милость.

                                   Фауст

     За вашу милость! (Выхватывает бокал.)

                           Кардинал Лотарингский

     Святой  отец,  это,  верно, какая-нибудь душа только что ускользнула из
чистилища и пришла просить отпущения грехов у вашего святейшества.

                                    Папа

     Возможно,   что   это   так.   Отслужим  панихиду,  чтобы  усмирить  ее
неистовство. Монсеньер, еще раз прошу вас, кушайте. (Крестится.)

                                   Фауст

                     Вот как! Перекрестились вы? Но я
                     Советую вам, бросить эти шутки.

                           Папа снова крестится.

                     Опять? Но в третий раз вы не креститесь!
                     Предупреждаю вас.

      Папа снова крестится. Фауст дает ему пощечину. Все разбегаются.

     Ну, Мефистофель, что ж мы будем делать?

                                Мефистофель

     Право,  не  знаю. Нас предадут проклятью с колокольным звоном, пением и
свечами.

                                   Фауст

                     Как! Звон, молитвы, пенье, свечи, свечи!
                     На Фауста падут проклятий речи!
                     Ослиный крик, мычание коровы
                     И хрюканье свиньи - все в честь святого!

               Возвращаются монахи, чтобы отслужить панихиду.

                                Первый монах

     Братия, приступим с благоговением к священному обряду.

                                   Поют.

Maledicat Dominus! {Да проклянет господь! (лат.).}

     Будь проклят тот, кто похитил пищу со Стола святого отца.
Maledicat Dominus!
     Будь проклят тот, кто ударил святого отца по ланите!
Maledicat Dominus!
     Будь проклят тот, кто ударил брата Сандело по тонзуре!
Maledicat Dominus!
     Будь проклят тот, кто нарушил святую сию панихиду!
Maledicat Domimis!
     Будь проклят тот, кто унес вино у святого отца!
Maledicat Dominus!
Et omnes sancti! Amen! {И все святые! Аминь! (лат.).}

      Мефистофель и Фауст бьют монахов, бросают в них шутихи и уходят.




                              Постоялый двор.

          Входит Робин, конюх постоялого двора, с книгой в руках.

                                   Робин

     Вот здорово! Я стянул у доктора Фауста одну волшебную книгу и, ей-богу,
поищу  там  каких-нибудь этаких кругов себе по вкусу. Теперь я заставлю всех
девушек  нашего  прихода  плясать для моего увеселения в чем мать родила. Уж
насмотрюсь я всякой всячины, - мне раньше и во сне такое не снилось!

                        Входит Ралф и зовет Робина.

                                    Ралф

     Робин,  иди  же  скорей!  Там  один  господин ждет не дождется лошади и
требует,  чтобы  вычистили  ему  платье  и сапоги. Он из-за этого сцепился с
хозяйкой, и она послала меня за тобой. Ступай-ка поживей.

                                   Робин

     Прочь,  прочь,  Ралф!  А  не  то взлетишь на воздух, и тебя разорвет на
клочки! Прочь! Я занят чертовски страшным делом.

                                    Ралф

     Ну,  полно,  чего  ты  там  возишься  с  этой книгой? Ведь ты не умеешь
читать.

                                   Робин

     А вот умею! И хозяин с хозяйкой в том сами убедятся; он почувствует это
у себя на лбу, а она у себя на кровати. Она затем и родилась, чтоб выдержать
меня - иначе ни к черту не годно все мое искусство.

                                    Ралф

     Скажи, Робин, что это за книга?

                                   Робин

     Что  за  книга?  Это  самая  зловредная  из всех колдовских книг, какие
только выдумал бурый дьявол.

                                    Ралф

     И ты можешь заклинать по ней?

                                   Робин

     Могу  вытворять  с  ее  помощью все что угодно. Во-первых, могу сделать
так,  что  ты  даром напьешься допьяна иппокрасом в любом кабаке Европы. Вот
тебе образец моего колдовства.

                                    Ралф

     Господин пастор сказывал, что все это, мол, чепуха.

                                   Робин

     Верно  говорю,  Ралф.  И  мало  того,  Ралф:  ежели тебе по сердцу наша
судомойка  Нен Спит, - ты сможешь в полночь вертеть ее и так и этак, - она и
не пикнет.

                                    Ралф

     О  славный Робин! Нен Спит будет моей, и я буду вертеть ею, как захочу?
В  таком случае я готов по гроб жизни даром кормить твоего дьявола лошадиным
хлебом.

                                   Робин

     Ни  слова больше, любезный Ралф. Пойдем и вычистим сапоги, чтобы они не
висели у нас над душой, а потом за дело - начнем заклинать во имя дьявола.

                                  Уходят.




                  Входят Робин и Ралф с серебряным кубком.

                                   Робин

     Ну,  Ралф,  не  говорил  ли  я  тебе,  что эта книга доктора Фауста раз
навсегда  уладит  наши с тобой дела? Ecce signum {Вот знамение (лат.).}, для
конюхов  это  прямо  клад:  лошади наши не будут есть сена, покуда будет так
продолжаться.

                                    Ралф

     Смотри, Робин, вот идет трактирщик.

                                   Робин

     Тсс! Я его обморочу самым сверхъестественным манером.

                             Входит трактирщик.

Хозяин,  надеюсь,  вы получили по счету сполна? Да хранит вас господь! Идем,
Ралф.

                                 Трактирщик

     Стойте, сударь. Послушайте, что я вам скажу. Мне надобно получить с вас
за кубок, пока вы еще не уехали.

                                   Робин

     Мне  -  платить  за  кубок?  Ралф! Мне - за кубок? Плюю вам в глаза! Вы
самый настоящий... Мне - за кубок? Обыщите меня.

                                 Трактирщик

     С вашего позволения, я это сделаю, сударь. (Обыскивает Робина.)

                                   Робин

     Ну, что вы теперь скажете?

                                 Трактирщик

     Мне  надобно  шепнуть  два  словечка  вашему товарищу. За вами очередь,
сударь.

                                    Ралф

     За мной, сударь, за мной! Ищите себе на здоровье.

                         Трактирщик обыскивает его.

Ну, сударь, стыд вам и срам, что вы возводите напраслину на честных людей.

                                 Трактирщик

     Что ни говорите, а кубок у одного из вас.

                                   Робин
                                (в сторону)

     Врешь,  малый,  он  передо мной. (Трактирщику.) Я вам покажу, любезный,
как  клеветать  на честных людей. Посторонитесь! Я проучу вас за этот кубок!
Посторонитесь,  говорю  вам! Заклинаю вас именем Вельзевула! (Ралфу.) Береги
кубок, Ралф!

                                 Трактирщик

     Что это значит, любезный?

                                   Робин

     Сейчас  узнаете,  что  это  значит.  (Читает по книге.) "Sanc tobulorum
Periphrasticon"  {Набор  бессмысленных  слов.} Попляшете вы у меня, господин
трактирщик.  (Ралфу.) Береги кубок, Ралф! (Читает.) "Polypragmos Belseborams
framanto pacostiphos tostu, Mephistophilis", etc {То же.}.

          Входит Мефистофель, бросает им в спину шутихи и уходит.
                           Они мечутся по сцене.

                                 Трактирщик

     О  nomine  Domine  {Имя божие (искаж. лат.).}. Что это значит, Робин? У
тебя нет кубка?

                                   Робин

     Peccatum  peccatorum  {Грех  грешников (искаж. лат.).}. Вот твой кубок,
добрый  трактирщик. (Отдает кубок трактирщику, тот уходит.) Misericordia pro
nobis!  {Милосердие  над  нами!  (лат.).} Что мне делать? Милый черт, прости
меня, - я больше никогда не буду обкрадывать твою библиотеку.

                            Входит Мефистофель.

                                Мефистофель

                   Князь ада, перед чьим величьем черным
                   Склоняются монахи, полны страха,
                   На чей алтарь приносят сотни душ!
                   Как смеют заклинать меня мерзавцы?
                   Константинополь я покинул ради
                   Забавы этих дерзостных рабов.

                                   Робин

     Как!  Из  Константинополя?  Вы  проделали  немалый  путь! Вот вам шесть
пенсов, можете заплатить за свой ужин; а затем - марш отсюда!

                                Мефистофель

     Хорошо  же,  негодяи,  за  вашу наглость я превращаю тебя в обезьяну, а
тебя в собаку, и затем - марш отсюда! (Уходит.)

                                   Робин

     Как! В обезьяну? Вот здорово! То-то я позабавлюсь с мальчишками! У меня
будет вдосталь и орехов и яблок.

                                    Ралф

     А мне так быть собакой!

                                   Робин

     Клянусь, не оторвать тебе башки от суповой миски.

                                  Уходят.




                                  Пролог.

                                Входит Хор.

                                    Хор

                     Увидев много редкостных явлений
                     И посетив дворы монархов, Фауст
                     Скитанья кончил и домой вернулся.
                     И все, кто о его скорбел отъезде
                     (Я разумею близких и друзей),
                     Приветствуют его словами ласки,
                     Подробно обсуждая, что случилось
                     С ним в странствиях по небу и земле.
                     Об астрологии вопросы ставят.
                     Такую проявляет он ученость,
                     Что все дивятся мудрости его.
                     Во всех краях о нем гремит молва.
                     О нем проведал также император
                     Карл Пятый, в чьем блистательном дворце
                     Средь знатных окружен почетом Фауст.
                     Что он свершил, явив свое искусство,
                     Я не скажу; сейчас узрите вы.
                                 (Уходит.)




                       Дворец императора в Инсбруке.

                  Входят император, Фауст, рыцарь и свита.

                                 Император

     Мейстер  доктор  Фауст,  я  наслышался  диковинных  рассказов  о  твоих
познаниях в чернокнижии: говорят, будто нет человека в моей державе и даже в
целом мире, который сравнился бы с тобой в искусстве высокой магии. Говорят,
при  тебе  состоит некий дух, с помощью которого ты можешь совершать все что
угодно.  И  я  очень  тебя  прошу,  покажи мне свое искусство, - мне хочется
увидать  собственными  глазами  чудеса,  о которых все толкуют. Клянусь моею
честью  венценосца,  что  бы  ты ни сделал, никто не посмеет тебя в чем-либо
упрекнуть или оскорбить.

                                   Рыцарь
                                (в сторону)

     Честное слово, у него вид заправского заклинателя.

                                   Фауст

     Мой  милостивый  повелитель,  хотя я далеко не так могуществен, как обо
мне  вещает  молва,  и  отнюдь  не  достоин  внимания  вашего императорского
величества, однако любовь и долг обязывают меня, и я охотно исполню все, что
вы прикажете мне, государь.

                                 Император

                    Так выслушай меня, почтенный Фауст.
                    Когда порой в рабочем кабинете
                    Сижу один, меня волнуют мысли
                    О доблести и славе наших предков.
                    Такие подвиги они свершили,
                    Завоевали столько стран богатых,
                    Что нам, наследие от них принявшим,
                    И тем, что нам наследуют, боюсь,
                    Век не достичь могущества такого,
                    Такой высокой не стяжать хвалы.
                    Средь тех царей был Александр Великий,
                    Величия достойный образец,
                    Чьих дивных дел пресветлое сиянье
                    Лучами славы озаряет мир,
                    Едва о муже дивном упомянут.
                    Скорблю душой, что не видал его.
                    И если ты своим искусством можешь
                    Поднять его из сводчатого склепа,
                    Где погребен завоеватель грозный,
                    И с ним его прекрасную подругу,
                    Призвать обоих в подлинном их виде,
                    В одежде, их при жизни облекавшей, -
                    Прошу, мое желание исполни
                    И дай мне повод век тебя хвалить.

                                   Фауст

     Мой милостивый повелитель, я готов исполнить вашу просьбу и сделаю все,
что в моих силах, с помощью подвластного мне духа.

                                   Рыцарь
                                (в сторону)

     Уверен, что все это вздор.

                                   Фауст

     С разрешения вашего величества, не в моей власти показать вам тела этих
двух усопших монарших особ, ибо они давно уже превратились в прах.

                                   Рыцарь
                                (в сторону)

     Черт побери, мейстер доктор, это признание делает вам честь.

                                   Фауст

     Но  перед  вашим  величеством  предстанут  духи,  которые примут образы
Александра  Великого  и его подруги, и вы увидите их обоих в цвете лет. Я не
сомневаюсь, что ваше величество будете вполне удовлетворены.

                                 Император

     Приступайте, мейстер доктор, покажите мне их немедленно.

                                   Рыцарь

     Послушайте,  мейстер доктор! Это вы вызовете Александра и его подругу и
покажете их императору?

                                   Фауст

     Ну, и что из того, сударь?

                                   Рыцарь

     Ей-богу, это так же верно, как то, что Диана превратила меня в оленя.

                                   Фауст

     Нет,   сударь,  но  когда  Актеон  умер,  он  завещал  вам  свои  рога.
Мефистофель, ступай!

                            Уходит Мефистофель.

                                   Рыцарь

     Ну, если вы приступаете к заклинаниям, то я удаляюсь. (Уходит.)

                                   Фауст

     Я  сейчас расквитаюсь с вами - покажу вам, как меня прерывать! Вот они,
мой милостивый повелитель.

               Входит Мефистофель с духами, принявшими образ
                         Александра и его подруги.

                                 Император

     Мейстер  доктор,  я слышал, что у этой дамы было что-то вроде бородавки
или родинки на шее. Могу ли я удостовериться в этом?

                                   Фауст

     Ваше величество можете смело подойти и посмотреть.

                         Император подходит ближе.

                                 Император

     Готов  поклясться,  что  это не духи, а настоящие тела усопших монарших
особ.

                                Духи уходят.

                                   Фауст

     Не  угодно  ли теперь вашему величеству послать за рыцарем, который был
так любезен со мной?

                                 Император

     Позовите его.

                           Уходит один из свиты.
                     Входит рыцарь с рогами на голове.

                                 Император

     Как  же  это  так, господин рыцарь? Я считал тебя холостяком, но теперь
вижу,  что  у  тебя  есть жена, которая не только наставляет тебе рога, но и
заставляет их носить. Пощупай-ка свою голову.

                                   Рыцарь
                                  (Фаусту)

                    Ах ты проклятый изверг, мерзкий пес,
                    Рожденный в недрах скал, в пещере темной!
                    Как смеешь ты вельможу оскорблять?
                    Наглец! Скорей исправь, что натворил!

                                   Фауст

     Потише,  сударь:  спешить  некуда!  Но,  может  быть,  вы  помните, как
вмешались  в  мою  беседу  с  императором?  Мне  кажется,  теперь  я  с вами
расквитался.

                                 Император

     Добрый  мейстер  доктор,  прошу  тебя,  - освободи его от рогов: он уже
достаточно наказан.

                                   Фауст

     Мой  милостивый  повелитель,  я  расквитался  достойным  образом с этим
наглым  рыцарем не столько потому, что он оскорбил меня в вашем присутствии,
сколько  из желания вас позабавить. Мне только этого и надо было, и теперь я
охотно   избавлю   его   от  рогов.  Впредь,  господин  рыцарь,  отзывайтесь
почтительнее об ученых. Мефистофель, преобрази его скорей.

                        Мефистофель уничтожает рога.

Теперь,   мой   добрый  повелитель,  я  исполнил  свой  долг  и  почтительно
откланиваюсь.

                                 Император

                    Прощайте, мейстер доктор. До отъезда
                    Награды щедрой ждите от меня,

                             Император уходит.

                                   Фауст

                    Да, Мефистофель, молча и бесстрастно
                    Свершает бег безжалостное время,
                    Нить дней моих цветущих сокращая, -
                    И близится расплаты грозный час.
                    Поэтому, любезный Мефистофель,
                    Скорее в Виттенберг!

                                Мефистофель

                    Верхом поедем иль пешком пойдем?

                                   Фауст

                    Вот этот луг зеленый и цветущий
                    Я перейду пешком.

                                  Уходят.




                                Дом Фауста.

                         Входит лошадиный барышник.

                             Лошадиный барышник

     Битый день ищу я некоего мейстера Фустиана.

                        Входят Фауст и Мефистофель.

Черт возьми, вот и он! Да благословит вас бог, мейстер доктор!

                                   Фауст

     А, лошадиный барышник! Добро пожаловать!

                             Лошадиный барышник

     Слушайте, сударь. Я принес вам сорок долларов за вашу лошадь.

                                   Фауст

     Я не отдам ее за такую цену. Если дашь пятьдесят, тогда по рукам.

                             Лошадиный барышник

     Увы,  сударь,  у меня больше нет ни гроша. Прошу вас, замолвите за меня
словечко.

                                Мефистофель

     Прошу  вас,  отдайте  ему  коня.  Он  - честный малый, и у него большие
расходы: ни жены, ни детей.

                                   Фауст

     Хорошо, давай деньги.

                 Лошадиный барышник вручает Фаусту деньги.

Мой  слуга  передаст тебе коня. Но я должен предупредить тебя об одном, пока
ты еще не взял его: ни под каким видом не въезжай на нем в воду.

                             Лошадиный барышник

     Как, сударь, он вовсе не пьет воды?

                                   Фауст

     Пить-то он пьет, но только не въезжай на нем в воду: скачи на нем через
изгороди и рвы, всюду, где тебе вздумается, но смотри не въезжай в воду.

                             Лошадиный барышник

     Ладно,  сударь. (В сторону.) Ну, теперь я обеспечен до гробовой доски и
за  дважды  сорок  долларов  не  отдам  эту лошадь, ежели у нее все статьи в
порядке.  Здорово я заживу с ней! Зад у нее гладкий, все равно как шелк. Ну,
счастливо  оставаться,  сударь. Пускай ваш слуга передаст мне лошадь. Только
послушайте,  сударь:  если  моя лошадь прихворнет либо занеможет, вы скажете
мне, в чем дело, ежели я принесу вам ее мочу?

                                   Фауст

     Пошел прочь, негодяй! Коновал я тебе, что ли?

                         Лошадиный барышник уходит.

                  О, кто ты, Фауст? Осужденный на смерть!
                  К концу подходят роковые сроки.
                  Отчаянье мою терзает душу.
                  Спокойным сном я заглушу страданья.
                  Христом спасен разбойник на кресте,
                  Так почивай невозмутимо, Фауст.

              Вбегает лошадиный барышник, весь мокрый, крича.

                             Лошадиный барышник

     Беда!  Беда!  Доктор  Фустиан!  Эй, вы! Черт подери! Доктор Лопус и тот
никогда  не был таким доктором! Дал мне слабительного и ослабил мою мошну на
сорок  долларов:  только я их и видал! Да и я-то, осел этакий, не послушался
его  - ведь он мне не велел въезжать в воду. А мне взбрело на ум: уж, верно,
у  моей  лошади  есть  какое-нибудь редкостное качество, которое он хочет от
меня  утаить,  и,  как желторотый мальчишка, я возьми да и поскачи на ней на
окраину  города,  в  глубокий  пруд. Не успел я доплыть и до середины пруда,
глядь,  - лошади нет как нет, а я сижу на охапке сена: чуть-чуть не утоп! Но
я отыщу этого доктора и заставлю его вернуть мне мои сорок долларов! А не то
ему  дорого  обойдется  эта  лошадь!  А,  да  вот и его прихвостень. Эй, вы!
Фокусник! Где ваш хозяин?

                                Мефистофель

     Что вам угодно, сударь? Вам не удастся поговорить с ним.

                             Лошадиный барышник

     Но мне до зарезу нужно поговорить с ним?

                                Мефистофель

     Что делать! Он спит как убитый. Зайдите в другой раз.

                             Лошадиный барышник

     Мне  надобно  поговорить с ним сейчас же, а не то я разобью окно у него
над головой.

                                Мефистофель

     Говорю тебе: он не спал целую неделю.

                             Лошадиный барышник

     Хоть  бы он не спал целых семь недель, все равно мне надобно поговорить
с ним!

                                Мефистофель

     Посмотри, как он крепко спит.

                             Лошадиный барышник

     Ну  да, это он! Да благословит вас бог, мейстер доктор, мейстер доктор,
мейстер доктор Фустиан! Сорок долларов, сорок долларов за охапку сена!

                                Мефистофель

     Ты же видишь, что он тебя не слышит?

                             Лошадиный барышник

     Эй,  го-го!  Эй,  го-го! (Кричит ему на ухо.) Приснитесь же наконец! Не
уйду,  пока  не  разбужу вас. (Тащит Фауста за ногу и, отрывает ее.) Беда! Я
пропал! Что мне теперь делать!

                                   Фауст

     О  нога  моя,  нога!  Помоги,  Мефистофель! Беги за полицией! Нога моя,
нога!

                                Мефистофель

     Ну, негодяй, идем к констеблю.

                             Лошадиный барышник

     Господи боже мой! Отпустите меня, сударь! Я вам дам еще сорок долларов.

                                Мефистофель

     Где они?

                             Лошадиный барышник

     Да  у  меня  их  нет  с  собой. Пойдемте со мной в харчевню, и я вам их
отдам.

                                Мефистофель

     Пошел, живо!

                        Лошадиный барышник убегает.

                                   Фауст

     Что, ушел? Счастливого пути! У Фауста нога опять на месте, а лошадиному
барышнику полагается охапка сена за хлопоты. Превосходно! За эту проделку он
заплатит еще сорок долларов.

                               Входит Вагнер.

Ну что, Вагнер, какие у тебя новости?

                                   Вагнер

     Сударь, герцог Ангальтский убедительно просит вас посетить его.

                                   Фауст

     Герцог  Ангальтский! Это достойный человек - и я охотно покажу ему свое
искусство. Идем к нему, Мефистофель.

                                  Уходят.




                        Дворец герцога Ангальтского.

            Входят Фауст и Мефистофель. К ним выходят навстречу
                            герцог и герцогиня.

                                   Герцог

     Честное слово, мейстер доктор, вы доставили мне изрядное удовольствие.

                                   Фауст

     Мой  милостивый  повелитель,  я  счастлив, что так вам угодил. Но, быть
может,  вам,  ваша  светлость,  это  ничуть  не  по  вкусу?  Я слышал, будто
беременным  женщинам  всегда  хочется  лакомств  или каких-нибудь изысканных
блюд.  Чего  бы вам хотелось, ваша светлость? Скажите только, и ваше желание
будет сразу же исполнено.

                                 Герцогиня

     Благодарю  вас,  добрый мейстер доктор. Если уж вы так любезны и хотите
меня  порадовать, я открою вам свое желание: будь сейчас лето, а не январь -
самая  глухая  пора  зимы,  -  мне  ничего  бы  так не хотелось, как спелого
винограда.

                                   Фауст

     Ах,  ваша  светлость,  да  это  сущий пустяк. (В сторону.) Мефистофель,
ступай!

                            Мефистофель уходит.

Даже  если  бы  вашу просьбу оказалось куда труднее выполнить, я раздобыл бы
для вас все что угодно, лишь бы доставить вам удовольствие.

                      Входит Мефистофель с виноградом.

Вот вам и виноград, ваша светлость. Не угодно ли отведать?

                                   Герцог

     Честное  слово,  мейстер  доктор,  больше  всего меня удивляет, как вам
удалось в самую глухую зимнюю пору, в январе месяце раздобыть этот виноград.

                                   Фауст

     С  разрешения  вашей светлости, в отношении времен года весь мир земной
делится  на  два  круга, и когда у нас зима, в противоположном круге - лето,
например  в  Индии,  в  стране  Савской и дальше на восток; и вот, с помощью
проворного  духа  я, как видите, доставил вам виноград. Как вы его находите,
ваша светлость? Хорош ли он?

                                 Герцогиня

     Уверяю  вас,  мейстер  доктор,  никогда  в  жизни  мне  не  приходилось
пробовать такого превосходного винограда.

                                   Фауст

     Я рад, ваша светлость, что он вам так нравится.

                                   Герцог

     Пойдемте,  сударыня,  во  внутренние  покои,  и  там вы должны достойно
наградить этого ученого мужа за его великую к вам доброту.

                                 Герцогиня

                    Извольте, повелитель мой. Всю жизнь
                    Любезность доктора я буду помнить.

                                   Фауст

                    Благодарю покорно вашу светлость.

                                   Герцог

     Итак, мейстер доктор, следуйте за нами и получите заслуженную награду.

                                  Уходят.






                       Кабинет Фауста. Входит Вагнер.

                                   Вагнер

                   Готовится хозяин, верно, к смерти:
                   Ведь он мне отдал все свое добро.
                   И все ж мне кажется: будь смерть близка,
                   Не стал бы Фауст бражничать так шумно
                   В кругу студентов. Вот они сейчас
                   За ужином и так распировались,
                   Как Вагнеру не приходилось видеть.
                   Смотри, идут. Наверно, кончен пир.
                                 (Уходит.)

                 Входит Фауст с двумя или тремя студентами
                               и Мефистофель.

                               Первый студент

     Мейстер  доктор  Фауст,  мы  беседовали  с  вами  о красавицах - о том,
которая  из  них всех прекрасней, и пришли к заключению, что Елена греческая
превосходила  красотой  всех  женщин на свете. Итак, мейстер доктор, если вы
соблаговолите  показать  нам  эту  несравненную дочь Эллады, величию которой
дивится весь мир, - мы будем вам весьма признательны.

                                   Фауст

                   Я знаю, господа,
                   Что чувства дружбы вашей не притворны.
                   Я не привык друзьям в разумных просьбах
                   Отказывать, - сейчас узрите вы
                   Красой прославленную дочь Эллады
                   В величии, каким она сияла,
                   Когда Парис переплывал моря,
                   В Дарданию везя свою добычу.
                   Теперь - ни слова: говорить опасно.

                Раздается музыка, и Елена проходит по сцене.

                               Второй студент

                   Я слишком прост, - воздам ли той хвалу,
                   Чьей гордой красоте весь мир дивится?

                               Третий студент

                   Не мудрено, что греки в яром гневе
                   Вели сраженья десять лет за эту
                   Царицу, превзошедшую всех жен.

                               Первый студент

                   Увидев гордость матери-природы,
                   Высокий совершенства образец,
                   Уйдем. За это славное деянье
                   Благословен вовек пусть будет Фауст!

                                   Фауст

                   И вам, друзья мои, всех благ. Прощайте.

                              Уходят студенты.
                               Входит старик.

                                   Старик

                   О доктор Фауст, если бы я мог
                   Вернуть твои стопы на путь спасенья,
                   Чтоб, шествуя стезею благодатной,
                   Небесного покоя ты достиг!
                   Свое разбей ты сердце, кровь пролей,
                   Смешай ее с горючими слезами
                   Раскаянья и скорби о пороках,
                   Которых смрад наполнил дух заразой,
                   Таких злодейств и несказанных скверн,
                   Что никакое в мире милосердье
                   Их не изгонит, лишь любовь Христа, -
                   Твой тяжкий грех своей он смоет кровью.

                                   Фауст

                   О Фауст, где ты? Что соделал ты?
                   Ты, Фауст, осужден! Ты осужден!
                   Отчайся и умри! Громовым гласом
                   Взывает ад: "Приди! Твой час настал!
                   Приди!" И Фауст свой исполнит долг!

                       Мефистофель подает ему кинжал.

                                   Старик

                   Стой, Фауст, стой! Замедли шаг безумный!
                   Над головой твоей, я вижу, ангел
                   Парит, вздымая чашу благодати,
                   Ее готов он на тебя излить.
                   Беги отчаянья, моли пощады!

                                   Фауст

                   Ах, добрый друг, словами
                   Ты облегчаешь мой скорбящий дух!
                   Дай время мне - подумать о грехах.

                                   Старик

                   Я ухожу, но с тяжким сердцем, Фауст,
                   Скорбя о гибнущей твоей душе.
                                 (Уходит.)

                                   Фауст

                   Проклятый Фауст, где найдешь прощенье?
                   Я каюсь, - но отчаиваюсь вновь.
                   Ад с благодатью борется в груди.
                   Что делать, чтоб избегнуть сети смертной?

                                Мефистофель

                   Изменник, душу в плен твою беру
                   За ослушанье моему владыке!
                   Коль возмутишься, разорву тебя!

                                   Фауст

                   Нет, Мефистофель, умоли владыку
                   Простить самонадеянность мою;
                   Готов я снова кровью подтвердить
                   Обет свой прежний, данный Люциферу.

                                Мефистофель

                   Опять ему предайся - всей душою,
                   Не то накличешь на себя напасть.

                                   Фауст

                   Мой друг, какие только есть мученья,
                   Их все на старца дряхлого обрушь,
                   Что с Люцифером разлучил меня!

                                Мефистофель

                   Я не могу души его коснуться, -
                   Он в вере тверд; но тело истерзаю
                   Жестоко, хоть и мало в этом толку.

                                   Фауст

                   Слуга мой добрый, об одном прошу:
                   Пыл сердца моего ты утоли;
                   Пускай моей возлюбленною станет
                   Елена в блеске красоты небесной,
                   Чтоб угасил я в сладостных объятьях
                   Сомнения, что раздирают душу,
                   И Люциферу свой сдержал обет.

                                Мефистофель

                   Чего бы ты ни захотел, мой Фауст,
                   Исполню вмиг желание твое.

                             Появляется Елена.

                                   Фауст

                   Так вот краса, что в путь суда подвигла
                   И Трои башни гордые сожгла!
                   Елена! Дай бессмертье поцелуем!
                                (Целует ее.)
                   Ее уста мою исторгли душу.
                   Смотри, она летит. Верни ее,
                   Елена! Жить хочу в устах твоих.
                   В них - небо! Все, что не Елена, - прах!
                   Я - твой Парис! Пусть за любовь твою
                   Разграбят вместо Трои Виттенберг,
                   Сражаясь с жалким Менелаем, шлем
                   Я перьями твоих цветов украшу.
                   Я снова поражу в пяту Ахилла
                   И вновь к тебе вернусь за поцелуем.
                   О, ты прекраснее небес вечерних,
                   Одетых красотой несчетных звезд,
                   Светлее, чем блистающий Юпитер,
                   Представший пред злосчастною Семелой,
                   Пленительней, чем властелин небес
                   В объятиях лазурных Аретузы.
                   Лишь ты моей возлюбленною будешь!

                           Уходят. Входит старик.

                                   Старик

                   Проклятый Фауст, жалкий человек,
                   Небесное отвергший милосердье,
                   Бежавший прочь от высшего суда!

                              Входят дьяволы.

                   Меня гордыней искушает демон.
                   Пусть бог мою испытывает веру
                   В горниле этом! Знай, зловредный ад,
                   Восторжествует вера над тобой!
                (Угрожает дьяволам, они шарахаются от него.)
                   Смотрите, демоны: с презреньем небо
                   Над вашим поражением смеется.
                   Прочь, ад! Отсюда к богу воспарю!

             Уходят дьяволы в одну сторону, старик - в другую.




                Кабинет Фауста. Входит Фауст со студентами.

                                   Фауст

     Ах, господа!

                               Первый студент

     Что это с Фаустом?

                                   Фауст

     Ах,  милый  мой  товарищ по комнате! Если б я жил с тобой неразлучно, я
здравствовал  бы  и  поныне. А теперь я погибну навеки! (В ужасе.) Смотрите:
ведь это он идет! он идет!

                               Второй студент

     О чем это Фауст говорит?

                               Третий студент

     Вероятно, он занемог оттого, что вел чересчур уединенную жизнь.

                               Первый студент

     Если   так,   то   мы   раздобудем  врачей,  и  они  его  вылечат.  Это
просто-напросто пресыщенье. Мужайся, друг!

                                   Фауст

     Да, пресыщенье смертными грехами, которые погубили и тело и душу.

                               Второй студент

     И  все  же,  Фауст,  устреми  взор  к  небу и вспомни: милосердье божие
безгранично.

                                   Фауст

     Но  преступления Фауста никогда не будут прощены. Змий, искусивший Еву,
может  спастись,  но  не  Фауст.  Ах, друзья, выслушайте меня терпеливо и не
содрогайтесь  от  слов моих, хотя сердце мое замирает и трепещет при мысли о
том,  что я изучал здесь науки целых тридцать лет! О, если бы мне никогда не
видеть  Виттенберга,  не читать ни одной книги! А какие чудеса я совершал, -
это  может  подтвердить  не  только  вся  Германия, но и весь мир. Но за эти
чудеса Фауст лишился и Германии, и всего мира, и даже самого неба, неба, где
престол  господень,  обитель  благословенных,  царство радости, - и я должен
вечно  пребывать  в аду! В аду! Ах, навеки в аду! Милые друзья, каково будет
Фаусту вечно гореть в аду!

                               Третий студент

     И все же, Фауст, взывай к богу.

                                   Фауст

     К  богу,  от  которого Фауст отрекся? К богу, на которого Фауст изрекал
хулу?  О господи, рыдания рвутся из сердца, но дьявол сушит мои слезы. Пусть
вместо  слез  хлынет  кровь,  пусть  покинет  меня  жизнь  и дух мой! Ах! Он
сковывает мне язык! Мне хочется воздеть руки... Но смотрите, они держат меня
за руки, за руки!

                                    Все

     Кто, Фауст?

                                   Фауст

     Люцифер  и  Мефистофель!  Ах,  друзья  мои,  я  продал  им  душу за эту
премудрость.

                                    Все

     Не допусти, господи!

                                   Фауст

     Господь  не  велит,  я  знаю, но Фауст совершил это. За двадцать четыре
года  суетных  наслаждений  Фауст  утратил  вечную  радость  и блаженство. Я
написал договор с Люцифером собственной кровью; срок истекает; близится час,
когда он должен явиться за мной.

                               Первый студент

     Почему  же  ты,  Фауст, раньше не сказал нам об этом, - ведь священники
могли бы помолиться за тебя!

                                   Фауст

     Не раз думал я об этом, но дьявол грозил, что растерзает меня в клочья,
если я произнесу имя божие, грозил, что явится за моим телом и душой, если я
хоть  раз  преклоню  ухо  свое  к  слову  божию.  А  теперь  слишком поздно.
Уходите, друзья, не то и вы погибнете со мной.

                               Второй студент

     О, что нам сделать, чтобы спасти Фауста?

                                   Фауст

     Не говорите обо мне: спасайте самих себя и уходите.

                               Третий студент

     Господь укрепит меня. Я не покину Фауста!

                               Первый студент

     Не  искушай  бога,  милый  друг.  Уйдем  в  другие  комнаты и там будем
молиться за него.

                                   Фауст

     О,  помолитесь  за  меня! Помолитесь за меня! Что бы вы ни услышали, не
входите, ибо уже ничто не может меня спасти.

                               Второй студент

     Молись,  Фауст,  а  мы  будем  молить  бога, чтобы он смилостивился над
тобой.

                                   Фауст

     Прощайте,  друзья  мои.  Если  я доживу до утра, я приду к вам; если же
нет, значит, Фауст в аду!

                                    Все

     Прощай, Фауст!

                  Студенты уходят. Часы бьют одиннадцать.

                                   Фауст

                    Ах, Фауст!
                    Один лишь час тебе осталось жить, -
                    И будешь ты навеки осужден!
                    Свой бег остановите, сферы неба,
                    Чтоб время прекратилось, чтоб вовек
                    Не наступала полночь роковая!
                    Природы око, воссияй! Пусть вечный
                    Настанет день, иль этот час продлится
                    Год, месяц иль неделю - хоть бы день,
                    Чтоб Фауст мог, раскаявшись, спастись.
                    О, lente, lente currite, noctis equi!
                    {* О, тише, тише бегите вы, кони ночи! (лат.).}
                    Светила движутся, несется время;
                    Пробьют часы, придет за мною дьявол,
                    И я погибну. О, я к богу рвусь!
                    Кто ж тянет вниз меня? Смотри, смотри!
                    Вот кровь Христа по небесам струится.
                    Одной лишь каплей был бы я спасен.
                    Христос!..
                    Не рвите грудь за то, что звал Христа!
                    Услышь мой зов! Пощады, Люцифер!
                    Где кровь Христа? Исчезла. Вижу: бог
                    Простер десницу, гневный лик склоняя!
                    Громады гор, скорей, скорей обрушьтесь
                    И скройте вы меня от гнева божья!
                    Нет, нет!
                    Мне лучше в бездну ринуться стремглав!
                    Земля, разверзнись! Нет, меня не примет!
                    Вы, звезды, зревшие мое рожденье,
                    Вы, чье влиянье смерть несло и ад,
                    Умчите Фауста, как легкий дым,
                    В набухшие утробы грузных туч,
                    Чтоб их дымящаяся пасть извергла
                    Мои раздробленные члены в воздух,
                    Душа же вознеслась бы к небесам!

                            Часы бьют половину.

                    Вот полчаса прошло! И скоро все пройдет!
                    О боже!
                    Пусть нет спасенья мне, но ради крови,
                    Что за меня мой искупитель пролил,
                    Моим терзаньям положи предел!
                    Пусть Фауст много, много тысяч лет
                    Живет в аду, но под конец спасется.
                    О, нет конца для осужденных душ!
                    Зачем ты не бездушное созданье?
                    Иль почему душа твоя бессмертна?
                    Ах, Пифагор, когда б метемпсихоз
                    Был правдою,
                    Моя душа покинула б меня
                    И стал бы я скотом; скоты счастливы:
                    Едва умрут -
                    Их души тотчас в воздухе растают,
                    Моя же будет жить для адских мук.
                    Проклятье вам, родившие меня!
                    Нет, проклинай себя и Люцифера,
                    Что горнего тебя лишил блаженства!

                             Часы бьют полночь.

                    О, бьют, бьют! Тело, в воздух превратись,
                    Иль в ад тебя утащит Люцифер.

                               Гром и молния.

                    Душа моя, стань каплями дождя
                    И в океан пади, будь там незримой!

                              Входят дьяволы.

                    О боже! Боже! Не взирай так гневно!
                    Ехидны! Змеи! Дайте мне вздохнуть!
                    Ад мерзкий, не зияй! Прочь, Люцифер!
                    Я книги все сожгу! А! Мефистофель!..

                         Уходят дьяволы с Фаустом.
                                Входит Хор.

                                    Хор

                    Побег, взраставший гордо, отсечен,
                    И сожжена ветвь лавра Аполлона -
                    Пал в бездну ада сей ученый муж!
                    На гибель Фауста взирайте все!
                    Его судьба да отвратит разумных
                    От области познанья заповедной,
                    Чья глубина отважные умы
                    Введет в соблазн - творить деянья тьмы.
                                 (Уходит.)
                    Terminat hora diem, terminat auctor opus.
                    {* Полночь закончила день, автор закончил свой труд (лат.).}




     Литературным источником пьесы Марло послужила народная книга о  Фаусте,
вышедшая в 1587 г. в издании Иоганна Шписа (Франкфурт-на-Майне), Она, в свою
очередь, опиралась на устные предания и записи отдельных эпизодов легенды  о
"знаменитом  чародее  и  чернокнижнике"  докторе  Фаусте,  жившем  в  первой
половине XVI в. в различных немецких городах.  Народная  книга  вскоре  была
переведена на многие языки; в Англии не позднее 1592 г. появилась
     "История достойной осуждения жизни и заслуженной смерти  доктора  Джона
Фауста" - вольный и обладающий  хорошими  литературными  качествами  перевод
народной книги. Марло пользовался текстом этого перевода; в пьесе есть почти
дословные заимствования из него, в том числе и таких деталей,  каких  нет  в
немецком оригинале.
     Датировка "Трагической истории  доктора  Фауста"  спорна.  Традиционное
мнение относит время ее создания к 1589  г.,  что  подкрепляется  некоторыми
внутренними основаниями, а также тем, что пьеса Роберта Грина "Монах Бэкон и
монах Бэнгей", в которой он подражал "Фаусту", была написана около  1589  г.
Однако целый ряд исследователей считает, что пьеса Марло была создана в 1592
или даже в 1593 г., главным образом потому, что найти более  раннее  издание
перевода народной книги, чем издание 1592 г., не удалось.
     Впервые упоминание о постановке "Трагической  истории  доктора  Фауста"
встречается в дневнике театрального антрепренера Хенсло за 1594 г.
     Первое из известных изданий "Фауста" относится  к  1604  г.  (так  наз.
текст А). Уже в нем присутствуют добавления и,  возможно,  целые  сцены,  не
принадлежащие Марло. Гораздо больше инородных наслоений в  издании  1616  г.
(так наз. текст В): в нем добавлено 550 строк, внесены изменения  в  прежний
текст. В тексте В заметно стремление сгладить  "кощунственные"  высказывания
героев и усилить комические элементы пьесы. Настоящий перевод  опирается  на
текст А, наиболее близкий авторскому замыслу.
     Первые переводы из "Трагической истории доктора Фауста" на русский язык
имеют столетнюю давность. В декабре 1859  г.  в  журнале  "Современник"  был
опубликован отрывок из трагедии в переводе  Д.  Минаева.  В  следующем  году
журнал "Русское слово"  (февраль)  напечатал  перевод  заключительной  сцены
трагедии, принадлежащий М. Михайлову. Первый  полный  перевод  трагедии  был
сделан Д. Минаевым (журнал "Дело",  1871,  май).  К.  Бальмонту  принадлежит
второй перевод ("Жизнь", 1899, кн. 7 и 8). В переводе Е. Бируковой  трагедия
была издана в 1949 г. (Гослитиздат) и в 1959 г.  ("Искусство");  в  сборнике
"Легенда о  докторе  Фаусте"  (изд-во  АН  СССР,  1958,  стр.  258-314)  был
опубликован перевод трагедии, выполненный Н. Амосовой.

     Входит Хор. - В английском театре  эпохи  Возрождения  Хором  назывался
персонаж, произносящий пролог к пьесе, а иногда и комментирующий действие.

     Не шествуя равниной  Тразименской,  ||  Где  с  Марсом  силой  мерились
пунийцы... - При Тразименском озере в Италии карфагенские войска во главе  с
Ганнибалом нанесли в 217 г. до н. э. поражение  римским  войскам,  Пунийцами
древние римляне называли жителей Карфагена и  других  городов  на  побережье
Северной Африки. Марс считался отцом основателей Рима и покровителем римлян.

     Рода - город в Тюрингии, близ Веймара.

     Виттенберг - город в Саксонии; университет в Виттенберге был основан  в
1502 г.

     Вертоград (церковнослав.) - сад.

     Он ринулся в запретные высоты || На крыльях восковых; но тает воск || И
небо  обрекло  его  на  гибель.  -  Хор  сравнивает  Фауста   с   персонажем
древнегреческого мифа Икаром. На крыльях, изготовленных из перьев,  воска  и
льняных нитей, скульптор и зодчий Дедал и его сын Икар спаслись  из  неволи.
Во время полета Икар неосторожно приблизился к солнцу, воск растаял от жары,
и юноша упал в море.

     Некромантия - одна из магических "наук": умение вызывать души  умерших,
главным образом для предсказания будущего.

     "Аналитика". - Два основных труда по логике древнегреческого ученого  и
философа Аристотеля (384-322 гг. до н. э.) - "Первая  аналитика"  и  "Вторая
аналитика". В первом из этих трактатов содержится теория умозаключения,  или
силлогизма, во втором -  теория  научного  доказательства.  В  средневековых
университетах по "Аналитикам" изучалась логика.

     Bene disserere est finis logices (лат.) (Цель логики  -  уменье  хорошо
рассуждать)  -  фраза  из  трактата  "Диалектика"  французского  философа  и
филолога Рамуса (Пьера  де  ла  Раме,  1515-1572),  который  сближал  задачи
риторики и логики.

     On kai me on (греч.) (Сущий  и  не  сущий)  -  выражение  Аристотеля  в
трактате   "Метафизика",   относящееся   к   определению   общих   принципов
доказательства.

     Гален Клавдий (ок. 130 - ок. 200) - римский врач и  естествоиспытатель,
автор сочинений по философии,  логике  и,  в  особенности,  по  медицине.  В
средние века Гален считался одним из величайших авторитетов в медицине,  его
труды, в частности "Об искусстве врачевания", изучались в университетах.

     Ubi desinit Philosophus ibi incipit Medicus (лат.) (Там, где  кончается
философ, начинается врач)  -  перевод  фразы  из  сочинения  Аристотеля  "Об
ощущении".

     Summum  bonum medicinaesanitas (лат.) {Высшая цель медицины - здоровье)
- перевод изречения Аристотеля в так называемой "Никомаховой этике".

     Изреченья. -  Имеются  в  виду  медицинские  советы  и  изречения;  так
назывался знаменитый трактат древнегреческого врана Гиппократа  (ок.  460  -
ок. 357 гг. до н. э.).

     Где  ты,  Юстиниан?  -  Имеется  в  виду   свод   гражданского   права,
регулировавшего имущественные отношения римского рабовладельческого общества
(так наз. "Корпус юрис  цивилис"),  который  был  составлен  в  царствование
Юстиниана I (527-565), императора Восточной Римской  империи.  В  этот  свод
входят сборник императорских  указов  ("Юстинианов  кодекс"),  институции  -
очерки применяемого права с историческими введениями к отдельным юридическим
институтам, дигесты - извлечения из трудов классических римских  юристов,  а
также новеллы  -  сборник  законов,  изданных  Юстинианом  после  завершения
основного свода. В средневековых университетах материалы, входящие в "Корпус
юрис цивилис", служили основой юридического образования.

     Stipendium peccati mors est (лат.)  (Возмездие  за  грех  -  смерть)  -
новозаветный текст (Послание к римлянам, VI, 23). Здесь и в дальнейшем Фауст
цитирует библию по латинскому переводу Иеронима (ок.  340-420).  С  середины
XVI в. этот перевод получил официальное признание  католической  церкви  как
имеющий силу оригинала.

     Sipeccasse negamus fallimur etnulla est in nobis veritas  (лат.)  (Если
говорим, что не имеем греха - обманываем самих себя, и истины нет в  нас)  -
фраза из Первого послания Иоанна (I, 8).

     Che sera, sera (итал). (Будь что будет) - итальянская пословица; sera -
старая форма sara (будет).

     Отныне будет мне подвластно все, || Что движется меж полюсов  спокойных
- то есть небесные тела.  Полюсы  -  здесь  конечные  точки  оси  мира.  См.
коммент. к стр. 132.

     ...как в небесах Юпитер. - В английской  литературе  эпохи  Возрождения
обычно употребление имени Юпитера для обозначения христианского бога.

     Велю... || Все уголки  обшарить  в  новом  мире...  -  Имеется  в  виду
американский континент, открытый в конце XV в.

     ...князя Пармского изгнав из края... - Александр  Фарнезе  (1545-1592),
герцог Лармский, полководец и государственный деятель испанской монархии.  С
1578 г.  став  наместником  испанского  короля  Филиппа  II  в  Нидерландах,
Александр Фарнезе возглавил кровавую борьбу против нидерландской  буржуазной
революции. Нидерланды до 1648 г. считались частью Священной Римской империи,
в которую входили и немецкие земли; этим  объясняется  употребление  Фаустом
слова "край". С 1590 г. Фарнезе вел военные действия во Франции;  эта  фраза
свидетельствует, что пьеса была написана Марло не позднее 1589 г.

     ...огненный корабль, || Что вспыхнул у Антверпенского  моста.  -  Марло
упоминает об одном из эпизодов войны, которую вели испанцы,  чтобы  задушить
нидерландскую буржуазную революцию. Во время  осады  Антверпена  (1584-1585)
Александр Фарнезе, желая отрезать город от моря, приказал возвести  ниже  по
течению реки Шельды береговые  укрепления  и  мост  через  реку.  Осажденным
удалось сделать брешь в мосте при  помощи  брандера  -  корабля,  груженного
бочками с порохом, камнями и снабженного взрывателем замедленного  действия.
"Огненный корабль" считался современниками чудом военной техники.

     Как души  в  царстве  тьмы  привлек  Мусей...  -  Мусей  -  легендарный
древнегреческий поэт и прорицатель, сын или ученик мифического поэта и певца
Орфея. В VI песни поэмы "Энеида" римского поэта  Вергилия  рассказывается  о
том, как Эней и сопровождавшая его пророчица Сибилла встретили  в  подземном
царстве Мусея, окруженного толпой душ умерших.

     С Агриппою сравняюсь, что стяжал || В Европе славу властью над  тенями.
- Генрих Корнелий Агриппа Неттесгеймский (1486-1535)  -  ученый,  близкий  к
гуманистам, автор ряда сочинений, в том числе трактата "О тайной философии",
где  излагаются  способы  вызывать  души  умерших.  Агриппа  прожил   полную
приключений жизнь, скитаясь по городам Западной Европы. Современники считали
его чернокнижником; вокруг его имени сложилось немало легенд.

     Как мавры Индии испанцам служат... -  Слово  "мавр"  во  времена  Марло
употреблялось англичанами в очень широком смысле: им обозначали всех людей с
темной кожей. Здесь имеется в виду население испанских  колоний  в  Америке.
"Индией" Америку называли в XVI в. очень часто; существовало выражение  "обе
Индии", то есть страна, в которую Колумб искал морского пути, и новооткрытый
континент.

     Рейтары - наемники-кавалеристы немецкого происхождения.

     Лапландские  гиганты.   -   Лапландия   -   название   северной   части
Скандинавского и  западной  части  Кольского  полуостровов.  Гиганты  -  см.
коммент. к стр. 130.

     А из Америки - руно златое, || Что в сундуки Филиппа  щедро  льется.  -
Имеется в виду испанский  король  Филипп  II  (1527-1598).  Испанская  казна
ежегодно получала из Америки большое количество драгоценных металлов.

     Возьми  с  собою  Бэкона  творенья,  ||  Псалтырь,   евангелье,   труды
Альбана... - Бэкон Роджер (ок. 1214 - 1294) - английский ученый  и  философ,
монах францисканского ордена, подвергся преследованиям церкви  и  много  лет
провел в заключении. Бэкон был приверженцем опытного знания и боролся против
отвлеченного схоластического метода в науке. Опыты, которые производил Бэкон
в своей лаборатории, породили суеверную легенду о том, что он якобы  пытался
с помощью  дьявола  заставить  говорить  голову,  изготовленную  из  бронзы.
Псалтырь,  евангелье.  -  Средневековые   чернокнижники   пользовались   для
заклинаний  псалмами  царя  Давида,  этой  же  цели  служили  первые  строки
евангелия от Иоанна. Альбан.  -  Марло  мог  иметь  в  виду  Пьетро  д'Абано
(1250-1316) -  итальянского  врача  и  алхимика,  который  считался  автором
трактата о магии "Гептамерон".
     В  ряде  изданий  "Трагической  истории  доктора   Фауста"   текстологи
восстанавливают употребленное  в  тексте  А  имя  Альбертус,  которое  могло
относиться к Альберту Великому (Альберт фон Больштадт, 1193-1280), немецкому
философу и теологу; благодаря занятиям  естественными  науками  он  приобрел
репутацию мага.

     Sic  probo!  (лат.)   (Так   доказываю!)   -   выражение,   обычное   в
схоластических диспутах.

     Лиценциат -  в  средневековых  университетах  -  звание,  дающее  право
готовиться  к  получению  степени  магистра  или  доктора  и  преподавать  в
университете.

     Corpus naturale... mobile (лат.) (Тело, входящее  в  состав  природы...
подвижное) - схоластическое определение предмета физики.

     Сессия. - Здесь имеется в виду очередное заседание уголовного суда.

     В тоске по влажным взорам Ориона... - Орион  (греч.  миф.)  -  охотник,
возлюбленный богини зари Эос; после смерти он  был  превращен  в  созвездие.
Астрономический восход и заход Ориона совпадал в Греции с периодами дождей.

     Здесь в этом круге имя Иеговы || Начертано в двух разных анаграммах.  -
Иегова -  одно  из  имен  бога.  Анаграмма  -  перестановка  букв  в  слове,
образующая новое слово. Анаграмма слова 'god' (бог) - слово  'dog'  (собака)
(англ.).

     ...светил небесных, || Бродячих звезд и знаков Зодиака. - Хотя в Англии
конца  XVI  в.  уже  было   известно   учение   Коперника,   астрономические
представления Mapло - целиком средневековые и  основаны  на  геоцентрической
системе Птоломея (II в.). По  этой  системе  мироздание  состоит  из  восьми
расположенных друг в друге сфер; вокруг  неподвижного  центрального  шара  -
Земли - движутся с востока на запад прозрачные  сферы  семи  планет  (Марса,
Венеры, Сатурна, Меркурия, Юпитера,  а  также  Солнца  и  Луны,  считавшихся
планетами). Сферы планет приводятся в движение сферой Primum Mobile (Первого
Двигателя)  или  "твердью".  На  ее  непрозрачной   внутренней   поверхности
прикреплены неподвижные звезды. Бродячими, или блуждающими, звездами планеты
назывались потому, что в отличие от неподвижных звезд, каждая из  них  якобы
совершает движение не только с востока на запад, но и с запада на восток  по
одному из семи концентрических кругов  с  различной  скоростью.  За  твердью
находится Эмпирей (см. коммент. к стр. 26). Знаки  Зодиака  -  символические
изображения двенадцати созвездий, расположенных  вдоль  круга,  по  которому
совершается видимое годичное движение Солнца.

     Боги Ахерона - боги подземного мира. В  греческой  мифологии  Ахерон  -
одна из рек подземного царства мертвых.

     Князь Востока Вельзевул - сиро-финикийское  по  происхождению  божество
Ваалзевув в христианской демонологии стало  отождествляться  с  главой  злых
духов. См. также коммент. к слову Люцифер.

     Люцифер - имя сатаны, предводителя дьяволов. По  преданию,  Люцифер  до
своего отпадения от бога был одним из четырех ангелов, поставленных  Иеговой
управлять миром.  Областью,  над  которой  властвовал  Люцифер,  был  Восток
(отсюда частое наименование его как "князя Востока").

     Per accidens (лат.)  -  схоластический  термин,  обозначающий  причину,
производящую эффект благодаря сопутствующему действию.

     В Элизиум он превращает ад, || Там встретит он всех древних мудрецов! -
Элизиум - см. коммент. к  стр.  118.  По  христианскому  учению,  души  всех
язычников обречены на пребывание в аду. Поэтому Фауст полагает,  что  в  аду
должен находиться и Элизиум. Смешение античных мифологических и христианских
представлений - нередкое явление в искусстве эпохи Возрождения,

     Во всем мне покорится император.  -  Имеется  в  виду  глава  Священной
Римской империи.

     Qui mihi discipulus (лат.)  -  первые  слова  латинского  стихотворения
английского гуманиста-педагога Уильяма Лили (1468-1522)  "Песнь  ученикам  о
благонравии",

     Кровь теплую пролью новорожденных. -   В  средние  века  чернокнижникам
приписывались убийства детей с магической целью.

     Эмден - богатый торговый город на реке Эмс, в XVI в. - центр  Восточной
Фрисландии.  В  эпоху  нидерландской  буржуазной   революции   Эмден   бурно
развивался,   так    как    в    него    стекались    богатые    голландские
эмигранты-протестанты, а английские торговые компании  перевели  в  него  из
Антверпена свои склады.

     Consummatum est! (лат.) (Свершилось!) - по евангелию  от  Иоанна  (XIX,
30) - предсмертный возглас Христа.

     И как царица Савская умна... - По библейскому преданию, царица  Савы  -
страны, находившейся в южной части  Аравийского  полуострова,  -  отличалась
острым умом. Услышав о необычайной мудрости царя иудеев Соломона, она решила
проверить достоверность слухов и явилась к нему, чтобы испытать его мудрость
(3 книга Царств, гл. X),

     ...слепец  Гомер  ||  Страсть  Александра  пел,  конец  Эноны...  -  По
преданию,  сын  троянского  царя  Приама  Парис  провел  свою  юность  среди
пастухов; от них он получил прозвище Александр (защитник мужей) за  то,  что
храбро защищал пастухов и стада от обидчиков. Парис  был  обручен  с  нимфой
Эноной, но затем покинул ее. Во  время  Троянской  войны  Парис  был  тяжело
ранен. Зная, что Энона обладает даром исцелять раны, он обратился к  ней  за
помощью. Оскорбленная изменой Париса, Энона ответила отказом. Парис умер  от
раны, а Энона терзаемая раскаянием, покончила с собой.

     И он, воздвигший стены древних Фив || Пленительными звуками кифары... -
По греческому мифу, сын Зевса Амфион обладал талантами  певца  и  музыканта.
Когда Амфион вместе со своим братом стал царем Фив, он предпринял  постройку
стен вокруг нижнего города; при этом камни сами слагались в стены под  звуки
лиры (здесь - кифары) Амфиона.

     Полюс мироздания - см. коммент. к стр. 216.

     ...вокруг полюсов Зодиака... - см. коммент. к стр. 222.

     ...Марс - в четыре года ... - Цифра ошибочная; период обращения  Марса,
в астрономических трактатах XVI в, указывается равным двум годам.

     Скажи мне, присуща ли каждой сфере своя  власть  или  intelligentia?  -
Некоторые средневековые ученые полагали, опираясь на Платона  и  Аристотеля,
что в небесных телах и их сферах  заключены  частицы  божественного  разума,
которые оказывают воздействие на земную жизнь.

     Соединения,  противостояния,  аспекты  -  астрологические  термины  для
различных положений звезд по отношению друг к другу.

     Я подобна Овидиевой блохе...  -  Имеется  в  виду  "Песнь  о  блохе"  -
анонимное средневековое латинское стихотворение эротического содержания. Оно
приписывалось Овидию, автору "Метаморфоз", главным образом по  той  причине,
что  в  нем  использован  мотив  превращения  (человека  в  блоху).  На  эту
способность превращения намекает Гордость.

     ...мои крестные отцы - Питер  Маринованная  Селедка  и  Мартин  Вяленая
Солонина. - Чревоугодие кощунственно  выбирает  себе  в  крестные  отцы  тех
святых, с которыми так или иначе были связаны представления о пище. Так,  по
евангельскому преданию, апостол Петр был рыбаком; он  иногда  изображался  с
рыбой в руках. Праздник св. Мартина - 11 ноября - был  связан  с  некоторыми
обрядами языческого происхождения: в этот  день  устраивались  пиры,  жарили
гусей. В Англии XVI в. в день св. Мартина начинали заготовку мяса на зиму.

     Xор. - В тексте А этот монолог произносит Вагнер, в тексте В  -  Хор,
что,  вероятно,  более  правильно.  Причиной  ошибки  первых  изданий  могло
послужить то обстоятельство, что роли Хора и  Вагнера  поручались  одному  и
тому же исполнителю.

     Космография   -   описание   видимой   вселенной,   включает   в   себя
астрономические сведения и физическую географию.

     ...в торжествах участие принять,  ||  Что  празднуются  в  честь  Петра
святого. - По католическим верованиям,  римские  первосвященники  -  папы  -
являются преемниками апостола Петра, основавшего якобы епископство  в  Риме.
Поэтому день св. Петра (29 июня) празднуется в Риме особенно торжественно.

     ... величавый город Трир, || Грядами гор туманных окруженный, || Стеной
кремнистой и глубоким рвом... -  Трир,  расположенный на р.  Мозель,  был  в
древности  центром  римской  провинции   Бельгики.   От   времени   римского
владычества в городе остались обширные крепостные укрепления  (в  частности,
знаменитые "Черные ворота"), множество памятников архитектуры.

     Там видели Марона золотую || Гробницу; к ней ведет  длиною  в  милю  ||
Проход в скалах, что за ночь сделал он. -  Гробница  римского  поэта  Публия
Вергилия Марона (70-19 гг. до н.  э.)  находится  вблизи  Неаполя  на  холме
Позилиппо. В основании холма еще в незапамятные времена был  пробит  широкий
сквозной ход, который служит до сих  пор  путем  между  Неаполем  и  городом
Поццуоли. В средние века было широко распространено мнение о Вергилии как  о
чародее  и  прорицателе,  была  составлена  его  биография,   полная   самых
фантастических эпизодов. В частности, считалось, что  ход  в  Позиллипо  был
прорыт Вергилием с помощью магических заклинаний.

     ...роскошный храм, || Грозящий  звездам  дерзкою  главою.  -  Возможно,
имеется в виду собор св. Марка в Венеции, колокольня которого достигает 98 м
в высоту.

     Увидишь и громады пирамид - || Из Африки привез их  Юлий  Цезарь.  -  В
1586-1589 гг. в Риме по  приказу  папы  Сикста  V  были  реконструированы  и
воздвигнуты перед собором св. Петра четыре обелиска, привезенные  в  Рим  из
Египта еще в эпоху цезарей. Англичане XVI в. называли их "пирамидами", желая
подчеркнуть величину обелисков и трудность их постройки, Юлий Цезарь в 48-46
гг. до н. э. вел военные действия в Африке; из Африки Цезарь вывез множество
ценностей.

     ...монахов лысых... - При посвящении в монашество католики выбривают на
макушке кружок (тонзуру).

     Нас предадут проклятью  с  колокольным  звоном,  пением  и  свечами.  -
Католический обряд "большого" отлучения от церкви, или "анафемы", совершался
в театральной обстановке. В конце обряда гасились три  свечи,  что  означало
погружение души грешника в тьму.

     Иппокрас - напиток, приготовлявшийся из вина, сахара и пряностей.

     Лошадиный хлеб - хлеб из муки  грубого  помола  с  добавкой  отрубей  и
бобов, употреблявшийся как корм для лошадей.

     Император Карл Пятый (1500-1558) - король Испании с 1517 г. и император
Священной Римской империи с 1519 г.

     И с ним его прекрасную подругу... -  Имеется  в  виду  жена  Александра
Македонского Роксана.

     Диана превратила меня в оленя, -  По  античному  мифу,  охотник  Актеон
увидел, богиню целомудрия и охоты Артемиду (Диану),  когда  она  купалась  в
источнике. Разгневанная богиня превратила Актеона в  оленя,  а  псы  Актеона
растерзали его.

     Мейстера Фустиана. - Игра слов: fustian (англ.) - надутый,  напыщенный,
никчемный; напыщенная белиберда.

     Доллар -  английское  название  талера  -  серебряной  монеты,  имевшей
хождение в Германии с начала XVI в.

     ... вы скажете мне, в чем дело, ежели я принесу  вам  ее  мочу?  -  См.
коммент. к стр. 205.

     Христом спасен разбойник на кресте - то есть грешник может раскаяться и
спастись в самый последний момент жизни. По евангельскому преданию (от Луки,
XIII, 39-43), рядом с Христом на крестах были распяты два  разбойника.  Один
из них, умирая, уверовал в Христа; за это ему было обещано вечное спасение.

     Доктор Лопус и тот никогда не был таким  доктором!  -  Имеется  в  виду
придворный врач королевы Елизаветы доктор Родриго Лопес, казненный в 1594 г.
как испанский шпион. Ему  было  предъявлено  обвинение  в  попытке  отравить
королеву. Эта фраза является позднейшей вставкой, так как в то время,  когда
создавалась трагедия, Лопес был еще жив.

     Герцог Ангальтский. - Ангальт - немецкое герцогство.

     ...когда у нас зима, в противоположном круге - лето, например, в Индии,
в стране Савской и дальше на восток. - Марло  следует  здесь  за  английским
переводом  "Истории  о  докторе  Фаусте",  где  Сава   считается   областью,
граничащей с Индией.

     Дардания - троянская земля, по имени легендарного родоначальника  царей
Трои Дардана.

     Сражаясь с жалким Менелаем, шлем || Я перьями твоих  цветов  украшу.  -
Фауст описывает Троянскую войну в духе средневековых романов о Трое.

     Я снова поражу в пяту Ахилла... - По "Илиаде", Ахилл  должен  погибнуть
от руки  Париса,  направленной  Аполлоном.  Однако  в  "Иллиаде"  ничего  но
говорится о "пяте Ахилла" и о неуязвимости  его  тела,  это  предание  более
архичесное.

     Светлее,  чем  блистающий  Юпитер,  ||  Представший  пред   злосчастною
Семелой... -  По  греческому  мифу,  Зевс  (Юпитер)  поклялся  своей  земной
возлюбленной Семеле исполнить любое ее желание. Семела пожелала,  чтобы  бог
явился ей во всем своем величии. Зевс, связанный клятвой, появился в  сиянии
молний и грохоте громов; Семела была испепелена небесным огнем.

     ...властелин небес || В объятиях лазурных Аретузы. - В  древнегреческой
мифологии Аретуза - нимфа, которую Артемида, спасая от преследования речного
бога Алфея, превратила в источник. Елена сравнивается с солнцем,  отраженным
вместе с голубизной неба в воде ручья.

     Змий, искусивший Еву, может спастись, но не Фауст... -  По  библейскому
преданию, змий  был  инициатором  "первородного  греха":  он  соблазнил  Еву
преступить повеление бога не вкушать плоды от райского древа познания  добра
и зла и был проклят за это богом.

     О lente, lente currite,  noctis  equi  (лат.)  -  несколько  измененная
строка из "Любовных элегий" Овидия (1. 13. 40).

     Вы, звезды, зревшие мое рожденье, || Вы, чье  влиянье  смерть  несло  и
ад... - см. коммент. к стр. 45.

     Ах, Пифагор, когда б метемпсихоз || Был правдою, || Моя душа покинула б
меня || И стал бы я скотом...  -  Учение  о  многократном  возрождении  души
(метемпсихоз),  возникшее  в  глубокой  древности,   разделялось   греческим
философом Пифагором  из  Самоса  (около  580-500  гг.  до  н.  э.).  По  его
воззрениям, душа человека - частица божественного огня -  в  зависимости  от
добрых  или  дурных  его  поступков,  после  смерти  или  воссоединялась   о
центральным огнем, или переселялась в низшие сферы животной жизни.

     ...сожжена ветвь лавра Аполлона... - В  древней  Греции  лавр  считался
деревом, посвященным  Аполлону.  Лавровая  ветвь  была  наградой  выдающимся
людям.

                                                                 А. Парфенов

Популярность: 57, Last-modified: Wed, 22 Jan 2003 09:06:01 GMT