===================================================================
     Шарль Кро (1842-1888)
     Текст приведен по изданию: "Поэзия Франции. Век 19", М. "Художественная
Литература", 1985 г., с. 283-288
     Составитель: С. Великовский
     OCR: Кот Силантий
     =========================================================================



     Спустилась я в долину,
     К реке, под сень берез,
     Чтоб наломать жасмину
     И диких алых роз.

     Мой друг несмелый мимо
     По склону шел на плес
     Сквозь заросли жасмина
     И диких алых роз.

     "Тихоня! Ну и мина!" --
     Смеялась я до слез
     Среди кустов жасмина
     И диких алых роз.

     Потом пошла к плотине
     И села возле лоз,
     Забыв и о жасмине,
     И о букете роз.

     "Какой же ты мужчина!
     Ты, верно, безголос?
     Смотри, мелькают спины
     Двух ящерок меж роз.

     От глаз чужих в ложбине
     Веселый рой стрекоз
     Нас стережет в жасмине
     И в ветках диких роз".

     Объятьем скромник чинный
     Ответил на вопрос.
     "Ты вся как цвет жасминный,
     А губы ярче роз".

     Все он! Я неповинна,
     Что вдаль поток унес
     Большой букет жасмина
     И ветки алых роз.
     Перевод И. Кузнецовой



     Под розгами дождя, в порыве мятежа,
     Иду вдоль тополей, стоящих в ряд, как стража,
     К неясной цели, вдаль куда-то путь держа.

     Как приторны цветы весеннего пейзажа!
     А летом, осенью румяный круглый плод
     Так пошло выглядит! В снегу -- и то есть сажа!

     Так пусть же воронье меня когтями рвет
     И печень жрет, чтоб желчь не клокотала боле,
     Пусть сохнет мой скелет на солнце круглый год,
     И пусть слова мои развеет ветер в поле!

     Перевод И. Кузнецовой



     Морису Роллина
     Мне грезилось, помню,-- в саду на заре
     Мы тешимся с милой в любовной игре,
     И замок волшебный горит в серебре...

     Ей было шестнадцать и столько же мне.
     От счастья хмелея, в лесу по весне
     Я ехал с ней рядом на рыжем коне...

     Прошла-пролетела мечтаний пора,
     Душа одряхлела. В кармане дыра.
     Зато в шевелюре полно серебра.

     Ушедших друзей вспоминаю в тоске.
     А грезы, как звезды,-- дрожат вдалеке.
     А смерть караулит меня в кабаке.

     Перевод М. Ваксмахера




     Возле высокой белой стены -- голой, голой, голой,
     Стояла лестница, а на земле -- рядом, рядом, рядом,
     Лежала под ней копченая сельдь -- сухая, сухая, сухая.

     Кто-то подходит, держа в руках -- грязных, грязных, грязных,
     Большой молоток, огромный гвоздь -- острый, острый,
     острый, И еще клубок бечевы -- толстый, толстый, толстый.

     По лестнице он залезает наверх -- медленно, медленно, медленно,
     И забивает свой острый гвоздь -- тук, тук, тук,
     В самую кромку белой стены -- голой, голой, голой.

     Потом он кидает свой молоток -- вниз, вниз, вниз,
     К гвоздю привязывает бечеву -- длинную, длинную, длинную,
     А к бечеве копченую сельдь -- сухую, сухую, сухую.

     Затем oн слезает по лестнице вниз -- медленно, медленно, медленно,
     Уносит ее и свой молоток -- тяжелый, тяжелый, тяжелый,
     И прочь удаляется не спеша -- вдаль, вдаль, вдаль.

     И с этих пор копченая сельдь -- сухая, сухая, сухая,
     На самом кончике той бечевы -- длинной, длинной, длинной,
     Раскачивается едва-едва -- влево, вправо, влево.

     Я сочинил этот рассказ -- простой, простой, простой,
     Чтобы позлить взрослых людей -- важных, важных, важных,
     А заодно позабавить детей -- маленьких, маленьких, маленьких...

     Перевод М. Яснова




     Он ходит в смутный час, вечерний и неяркий,
     Неся свой длинный шест, когда двойною аркой
     Рябую воду мост обводит на весу.
     Жара не спала, а на пиво нет ни су.
     Но где б он ни прошел, там сразу свет заветный
     Затепливается. Фонарщик незаметный,
     Он к ужину спешит и вот, обняв жену
     И свечку тонкую, грошовую, одну
     Поставив на столе,-- сидит и знать не знает,
     Что он алмазами весь город осыпает.

     Перевод М. Яснова




     Есть три окна в моем жилище:
     Росток, расцвет, распад --
     Земля, деревья, небосвод.

     О женщина, мой тяжкий клад!

     Орган, и ладан, и кладбище --
     Распад, росток, расцвет --
     Любить, единственный исход!

     О женщина, весенний свет!

     В сентябрьский вечер, желтый, нищий,--
     Расцвет, распад, росток --
     Вкусить забвенья сладкий плод!

     О женщина, мой гроб, мой рок!

     Перевод Ю. Денисова



     Всей землей, неся унынье,
     Смрадный ветер завладел.
     Мы мертвы, без нас отныне
     Пир счастливых опустел.

     Нас принцессы, как рабыни,
     Манят негой стройных тел,
     Но презренье и гордыня
     Прочь влекут того, кто смел,

     Тьма окутывает дали,
     Мы любуемся луной...
     А мораль? -- Да нет морали...

     Я целую в час ночной
     Темный локон. Ты со мной,
     И уходят прочь печали.
     Перевод И. Кузнецовой




     Для вас я враг. По своему сложенью
     Я словно создан, чтоб служить мишенью.
     Стреляйте, ваши тетивы крепки,
     Вы, слуги власти, честные стрелки!

     Летит стрела в живот, за ней вторая
     И, плоть мою свирепо раздирая,
     Гортань пронзает: алая струя
     Взметнулась к небу -- это кровь моя.

     Я гибну. Птицы в небе трель выводят,
     Ослы с медведями в долине бродят,
     Но лучше ни медведя, ни осла
     Не впутывать в небесные дела.



     Я вечные стихи слагать умею. Люди
     Правдивым голосом моим восхищены.
     Я знанье высшее, какому нет цены,
     В наследство получил, как дивный клад в сосуде.

     Я трогал женский стан, огонь, плоды на блюде,
     Я испытал жару, мороз, приход весны,
     Я не свернул с пути ни у одной стены...
     Удача, твой секрет в каком искать талмуде?

     Я вижу сквозь стекло, бросая в лавки взгляд,
     Перчатки, трюфели, вино -- дары карманов,
     Где счастье -- палочка с шестью нулями в ряд.

     Как странно, ведь ценой я выше всех султанов,
     Послов, епископов и королей стократ,
     Но я лишен тепла, напитков и бананов!

     Перевод И. Кузнецовой



     Жить безупречно, как велят,
     Иметь на жизнь серьезный взгляд --
     Уж лучше сразу выпить яд!

     Я не хочу зевать от скуки,
     Долой болезни, хвори, муки!
     Я слышу радостные звуки:

     Я слышу дождь, ему вослед
     Грохочет гром, сверкает свет.
     Искусство вечно, юность -- нет.

     Пусть так! Я рад и апельсинам,
     И свежим девушкам, и винам,
     И языкам пожара длинным!

     Мы все рождаемся, растем,
     Друг друга любим и поем,
     И за абсентом смерть найдем.

     Перевод И. Кузнецовой



     Когда в душе погаснет свет,
     Как уличный рожок без газу,
     И ум, блиставший столько лет,
     Как тряпка, полиняет сразу,

     Плоть, яркая, как самоцвет,
     Впитает плесени проказу
     И оборвет бессвязный бред
     Мою изысканную фразу,

     И, пьяный, где-нибудь в пыли
     Умру, то знайте, не с земли
     И не из Франции я родом.

     Но я живых и этот край
     Не прокляну: рассветный paй
     Открыт, и я иду к воротам.

     Перевод И. Кузнецовой



Популярность: 60, Last-modified: Mon, 03 Mar 2008 19:28:59 GMT