=========================================================
     Теофиль Готье (1811-1872)
     Текст приведен по изданию: "Поэзия Франции. Век 19", М. "Художественная
Литература", 1985 г., с. 190-197
     Составитель: С. Великовский
     OCR: Кот Силантий
     ======================================================


     СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
     Мессир Ивен могуч и силен,
     Его древний замок рвом окружен,
     Крепкие стены из гладких камней.
     Башня с дозорной вышкой над ней,
     Щели бойниц, парапеты, зубцы,
     И всюду готовые к битве бойцы.
     Старинное фаблио
     В погоне за стихом, за ускользнувшим словом,
     Я к замкам уходить люблю средневековым:
     Мне сердце радует их сумрачная тишь,
     Мне любы острый взлет их черно-сизых крыш,
     Угрюмые зубцы на башнях и воротах,
     Квадраты стеклышек в свинцовых переплетах,
     Проемы ниш, куда безвестная рука
     Святых и воинов врубила на века,
     Капелла с башенкой -- подобьем минарета,
     Аркады гулкие с игрой теней и света;
     Мне любы их дворы, поросшие травой,
     Расталкивающей каменья мостовой,
     И аист, что парит в сиянии лазурном,
     Описывая круг над флюгером ажурным,
     И над порталом герб,-- на нем изображен
     Единорог иль лев, орел или грифон;
     Подъемные мосты, глубоких рвов провалы,
     Крутые лестницы и сводчатые залы,
     Где ветер шелестит и стонет в вышине,
     О битвах и пирах рассказывая мне...
     И, погружен мечтой в былое, вижу вновь я
     Величье рыцарства и блеск средневековья.



     СХВАТКА ВСАДНИКОВ
     Привиделся мне бой -- я пил в тот день немало,--
     Бой конных на мосту, закованных в металл:
     Сияла медь кольчуг, железо лат блистало,
     И ветер бахрому попон переплетал.
     На шлемах вздыбились драконы, выгнув шеи,
     Глаза Медуз, разя, струили злость свою
     С раскрашенных щитов, и яростные змеи
     С повязок на руках роняли чешую.
     Порой, сражен копьем, терял опору воин
     И, выронивши меч, стремглав летел туда,
     Где крокодилы ждут, где со злорадным воем
     Поверженных добьет бурлящая вода.
     Уснувшие в гробах предавших вас доспехов,
     О мысли -- это вы, желанья -- это вы!
     Моста не одолев, до цели не доехав,
     На вязком дне реки, под грузом вод -- мертвы...



     ЗМЕИНАЯ НОРА
     Проглянет луч -- и в полудреме тяжкой,
     По-старчески тоскуя о тепле,
     В углу между собакой и бродяжкой
     Как равный я улягусь на земле.

     Две трети жизни растеряв по свету,
     В надежде жить, успел я постареть
     И, как игрок последнюю монету,
     Кладу на кон оставшуюся треть.

     Ни я не мил, ни мне ничто не мило;
     Моей душе со мной не по пути;
     Во мне самом готова мне могила --
     И я мертвей умерших во плоти.

     Едва лишь тень потянется к руинам,
     Я припаду к остывшему песку
     И, холодом пронизанный змеиным,
     Скользну в мою беззвучную тоску.



     ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ
     "ВЕНЕЦИАНСКОГО КАРНАВАЛА"

     1. НА УЛИЦЕ
     Мотив заигранный, запетый,
     Кто не дружил с тобой и как!
     Шарманок дряхлые фальцеты
     Под разъяренный лай собак,

     И музыкальные шкатулки,
     И канарейки -- кто сильней?
     И скрипки в каждом переулке,
     И юность бабушки моей...

     Кто скажет, что в убогом зале,
     Среди гирлянд и толчеи,
     Под эту дудку не плясали
     Ремесленники и швеи?

     Что в кабачках среди сирени,
     От воскресенья охмелев,
     Гуляки разных поколений
     Твой не горланили припев?

     Его на хнычущем фаготе
     Тянул слепец и вдоль и вширь,
     Подхватывал на верхней ноте
     Четвероногий поводырь,

     И худосочные певички,
     В кисейных платьицах дрожа,
     Его чирикали, как птички,
     Меж столиков кафе кружа...

     Но вот случилось Паганини
     Своим божественным смычком
     Коснуться темы, что доныне
     Слыла истертым пятачком --

     Чтоб вновь пустить на круговую,
     Варьяциями расцветив,
     Затасканный напропалую




     МАЖОРНО-БЕЛАЯ СИМФОНИЯ
     Над Рейном раздается пенье,
     И сказочною чередой
     Дев-лебедей скользят виденья
     По темной заводи речной.

     Их крылья чище снегопада,
     Но нагота еще светлей,
     Чем пух девичьего наряда,
     Уроненного меж ветвей.

     И в наше бытие земное
     Одна из них слетит на миг --
     Таким сияньем под луною
     Сквозит заоблачный ледник;

     Под красотой заледенелой
     Пленительно утаена,
     Нам чудится, сжигает тело
     Неистовая белизна!

     С камелиями и шелками
     Ведет она великий бой,
     С заносчивыми смельчаками
     Соперничая белизной,

     И перед этой грудью снежной
     Сдаются платье и цветы.
     Их пораженье неизбежно,
     Они от ревности желты!

     Плечо играет искрой белой,
     Мерцает ледяным огнем,
     Как будто изморозь осела
     За ночь полярную на нем.

     Навеяна слюдою снега,
     По волокну ль извлечена
     Из тростникового побега
     Слепящей кожи белизна?

     Что это? Ворс морозной пыли
     На зимнем небе голубом;
     Морская пена; мякоть лилий,
     Подернутая серебром;

     Холодный мрамор, чьи глубины
     Богинями населены;
     Опал, что зыбкой сердцевиной
     Из млечной брезжит пелены;

     Слоновая ли кость резная,
     Что пальцы беглые зовет
     Кружиться мотыльковой стаей
     Над лепетаньем хрупких нот;

     Пушок ли горностая чистый,
     Чья белизна влечется лечь
     Герба глазурью серебристой
     Или покровом зябких плеч?

     Что? Ртутной наледи узоры,
     В окне сплетенные венком;
     Резьба фонтанных чаш, в которой
     Ундины слезы узнаем,

     Или боярышник, застылый
     В цветочном инее весной,
     И алебастр, унынью милый
     Своей бескровной белизной?

     Что? Голубиный пух над крышей
     Усадебного флигелька
     Иль сталактит, слезой нависший
     И камнем ставший на века?

     За Серафитою летела
     Она от скандинавских скал?
     Мороз ли этот призрак белый --
     Мадонну снега изваял,

     Что, заметенная лавиной,
     Простор полярный стережет,
     Как сфинкс, храня в груди невинной
     Загадок потаенный лед?

     Кто в это сердце пыл заронит,
     Проточит снега пелену
     И розовым волненьем тронет
     Бестрепетную белизну?

     ДЫМ
     Там, похожая на горбуна,
     Скрыта хижина темной листвой;
     Кровля съехала; ветха стена;
     Зарастают ступени травой.

     Глухи ставни; и кажется пуст
     Старый дом, но, как в холоде зим
     Дуновения дышащих уст,--
     Голубеет дыханье над ним.

     Это штопором дым завитой
     Тонкой нитью вращает струю,--
     Так душа той лачуги слепой
     Богу весть посылает свою.

     КАРМЕН
     Кармен тоща -- глаза Сивиллы
     Загар цыганский окаймил;
     Ее коса -- черней могилы,
     Ей кожу -- сатана дубил.

     "Она страшнее василиска!" --
     Лепечет глупое бабье,
     Однако сам архиепископ
     Поклоны бьет у ног ее.

     Поймает на бету любого
     Волос закрученный аркан,
     Что, расплетясь в тени алькова,
     Плащом окутывает стан.

     На бледности ее янтарной,--
     Как жгучий перец, как рубец,--
     Победоносный и коварный
     Рот -- цвета сгубленных сердец.

     Померься с бесом черномазым,
     Красавица,-- кто победит?
     Чуть повела горящим глазом,
     Взалкал и тот, что страстью сыт!

     Ведь в горечи ее сокрыта
     Крупинка соли тех морей,
     Из коих вышла Афродита
     В жестокой наготе своей...


     ИСКУССТВО
     Чем злей упорство ваше,
     Слог, мрамор и эмаль,
     Тем краше
     Стих, статуя, медаль.

     Ходить в корсете дурно,
     О муза! -- но ремни
     Котурна
     Потуже затяни!

     Чтоб не увязли ноги
     В болоте общих мест,
     Дороги
     Ищи крутой окрест!

     Простись, художник, с лепкой:
     К чему творить такой
     Некрепкой,
     Рассеянной рукой?

     Хранитель форм и линий --
     Каррарский монолит;
     Не глине
     Вверяться надлежит!

     Возьми у камня прочность,
     У бронзы Сиракуз
     И точность,
     И благородный вкус.

     Резцом в слоях агата
     Тобой осуществлен,
     Тогда-то
     Воскреснет Аполлон!

     Не надо акварели!
     Оттенки, что любил
     Доселе,
     Крепи в огне горнил!

     Лишь в пламенном крещенье
     Надежность обретут
     Сплетенья
     Фантазий и причуд:

     Красавицы морские,
     Грифоны в облаках,
     Марии
     С младенцем на руках...

     Проходит все, натура
     Любая -- прах и тлен...
     Скульптура
     Останется взамен.

     Запечатлен в металле,
     Тиран или герой
     С медали
     Увидит век иной.

     И боги и кумиры
     Сокроются во мгле;
     Звук лиры
     Пребудет на земле.

     Творите и дерзайте,
     Но замысла запал
     Влагайте
     В бессмертный матерьял!

Популярность: 70, Last-modified: Sun, 30 Mar 2008 10:23:19 GMT