--------------------------------------------------------------------------
 Источник: Зарубежная литература. Эпоха Возрождения. М:Просвещение, 1976,
 Изд. 2-е. Составитель Б.И.Пуришев. Стр. 135 -- 145.
 OCR: В.Есаулов, yes22vg@yandex.ru, 21 апреля 2003 г.
--------------------------------------------------------------------------

     Джамбаттиста  Джиральди  Чинтио  (Giraldi  Cintio, 1504-- 1573) -- ученый
гуманист  и  писатель.  Преподавал  в  Феррарском  университете  философию и
медицину,  исполнял  одно время обязанности секретаря при феррарском герцоге
Эрколе  II.  Вынужденный  в  1560  г. покинуть родину, он вел педагогическую
работу  в  ряде  городов  Италии,  пока в 1572 г. не вернулся в Феррару. Как
писатель  Джиральди  проявил  себя  в области поэтики, поэзии, драматургии и
новеллистики. Его книга новелл "Сто сказаний" ("Ecatommiti"), начатая в 1528
г.  и  напечатанная  в  Мантуе в 1565 г., рисует нравы итальянского общества
эпохи  феодально-католической  реакции. В книге преобладает мрачный колорит.
Автор   охотно  повествует  о  всякого  рода  преступлениях,  о  жестокости,
мстительности,  коварстве.  В духе "кровавого жанра" написана им и новелла о
венецианском   мавре,  вероятно  послужившая  источником  трагедии  Шекспира
"Отелло". Во всяком случае, новеллы Джиральди были весьма популярны в Англии
во времена Шекспира.





                       Перевод А.Г.Габричевского



     Некий военачальник из мавров женится на венецианской гражданке. Один из
его  поручиков обвиняет ее перед мужем в прелюбодеянии, и муж требует, чтобы
поручик  убил того, кого он считал прелюбодеем. Мавр убивает жену, и поручик
к изгнанию, а преступный поручик, задумав погибель еще одного  человека, сам
навлекает на себя жалкую смерть.




     В  Венеции в былые времена жил некий мавр, человек большой храбрости, и
правители  этого  города,  награждающие  доблестные  поступки  щедрее всякой
другой  когда-либо  существовавшей республики, весьма дорожили им как за его
личное мужество, так и за великую мудрость и живой ум, которые он проявлял в
бранных делах. Случилось так, что одна добродетельная женщина дивной красоты
по  имени Дисдемона, влекомая не женской прихотью, а доблестью мавра, в него
влюбилась,  а  он,  покоренный  ее  красотой  и  благородством  ее помыслов,
загорелся  таким  же  пламенем, и Амур был настолько к ним благосклонен, что
они  сочетались  браком, хотя ее родители и делали все, что могли, чтобы она
вышла  замуж  не  за  него, а за другого. И жили они вместе так дружно и так
безмятежно,  что,  пока  они  оставались  в Венеции, между ними не произошло
ничего,  что  не  было бы продиктовано любовью,-- ни одного грубого слова, не
говоря уже о поступках.
     Но  вот настало время, когда правители Венеции меняют гарнизон, который
они обычно держат на Кипре, и начальником отправляемых туда солдат назначили
мавра. И хотя он был очень счастлив, узнав об оказанной ему чести,-- ведь эта
высокая  должность  присуждается только благородным, сильным и верным людям,
доказавшим  свое  мужество,-- тем не менее радость его омрачалась всякий раз,
как он представлял себе продолжительность и невзгоды путешествия, раздумывая
о том, как трудно будет Дисдемоне его перенести. Она же, не имевшая на свете
ничего  дорогого, кроме мавра, и радуясь от всей души признанию, полученному
мужем  за  его  доблесть от республики, столь могущественной и почтенной, не
могла  дождаться  того  часа,  когда  ее  супруг  вместе  со  своими  людьми
отправится  в  путь  и  она последует за ним на столь почетное место. Однако
смущение мавра доставило ей великое огорчение, и, не подозревая причины, она
однажды за трапезой сказала ему:
     --  Как  это понимать, мой мавр, что, получив от синьории столь почетную
должность, вы так затосковали?
     И мавр отвечал Дисдемоне:
     --  Смущает  мою  радость,  вызванную оказанной мне честью, моя любовь к
тебе,  так  как  я вижу, что неизбежно должно случиться одно из двух: либо я
возьму  тебя  с  собой,  подвергая  тебя  опасностям морского плавания, либо
оставлю  в  Венеции,  чтобы  тебя от них уберечь. Нелегко мне будет в первом
случае,  ибо каждое перенесенное тобою лишение, каждая приключившаяся с нами
беда  будет  для  меня  мукой  непомерной,  а  во  втором,-- вынужденный тебя
покинуть,  я  возненавидел  бы  самого  себя,  ибо,  расставшись  с тобой, я
расстался бы с собственной жизнью.
     Услышав это, Дисдемона сказала:
     --  Увы,  супруг  мой,  что  за  мысли  приходят  вам  в  голову? Как вы
допускаете, чтобы все это вас смущало? Хочу ехать с вами куда бы то ни было,
хотя  бы мне пришлось пройти в одной рубашке сквозь пламя, а не то что плыть
по  воде  вместе с вами на надежном и хорошо оснащенном корабле. И пусть там
будут  невзгоды  и  опасности, я хочу делить их с вами, и я почитала бы себя
мало  вами  любимой,  если  бы вы решили оставить меня в Венеции, чтобы я не
сопровождала вас на море, или если бы вы убедили себя в том, что я предпочту
оставаться здесь в тиши, чем вместе с вами подвергаться общей опасности. Вот
я  и  хочу,  чтобы  вы  снаряжались  в  путь  со  всей той радостью, которую
заслуживает ваше высокое звание.
     На  это  мавр,  не  помня  себя  от счастья, бросился обнимать жену и с
нежным поцелуем сказал ей:
     --  Да  сохранит  нам  господь  такую любовь па долгие годы, дорогая моя
жена!
     И  вскоре,  собрав  свое снаряжение, приготовившись к пути, он вместе с
супругой и со всем своим отрядом взошел на галеру и, подняв паруса, пустился
в плавание; в течение всего пути до Кипра море было совершенно спокойно.
     А  был  у  него в отряде один поручик весьма красивой наружности, но по
природе  своей  такой  негодяй,  каких  свет  не видывал. Он был очень любим
мавром,  который не подозревал его гнусности, ибо тот, имея подлую душу, тем
не   менее   прятал  затаенную  им  в  сердце  подлость  за  возвышенными  и
высокопарными  словами  и  за своей обманчивой наружностью, а потому казался
скорее  похожим  на  какого-нибудь  Гектора  или  Ахиллеса. Злодей этот тоже
привез  на  Кипр  свою  жену,  красивую  и честную молодую женщину, которая,
будучи итальянкой, пользовалась большой любовью жены мавра и проводила с ней
большую  часть  дня.  В  том же отряде был еще и капитан, которым мавр очень
дорожил. Он очень часто бывал в доме у мавра и нередко обедал вместе с ним и
с  его  женой.  Поэтому  Дисдемона,  зная, насколько он был по душе ее мужу,
оказывала ему величайшее благоволение, что также было очень дорого мавру.
     Между  тем  подлый  поручик, нисколько не считаясь ни с верностью своей
жене,  ни  с дружбой, верностью и всем тем, чем он был обязан мавру, со всей
страстью  влюбился в Дисдемону и только и думал, как бы добиться возможности
ею обладать. Однако он не решался себя обнаружить, боясь, что мавр убьет его
на месте, если догадается об этом. Правда, он всякими способами пытался, как
можно  более  незаметно,  дать ей понять, что он ее любит, но она, имевшая в
мыслях  только мавра, не думала ни о поручике ни о ком другом. И все, что он
предпринимал,  чтобы  заронить к ней в душу искру любви к себе, не приводило
ни  к  чему.  Поэтому  он  вообразил,  будто  это  происходит оттого что она
воспылала  к  капитану,  и решил убрать его со своей дороги. И не только эта
мысль  им  овладела,  но любовь его к Дисдемоне превратилась в жесточайшую к
ней  ненависть,  и  он  стал упорно соображать, как бы добиться того, чтобы,
убив  капитана, лишить мавра возможности наслаждаться женщиной, раз и сам он
этой возможности лишен. И, перебирая в душе различные планы, одни преступнее
и   гнуснее   других,   он,   наконец,  решил  обвинить  ее  перед  мужем  в
прелюбодеянии,  дав  ему  понять,  что  прелюбодей не кто иной, как капитан.
Однако,  помня  об исключительной любви, которую мавр питал к Дисдемоне, и о
его  дружбе  с капитаном, он ясно понимал, что невозможно убедить мавра ни в
том,  ни  в  другом  иначе,  как  обманув  его  хитрой  ложью. И вот он стал
выжидать, пока удобное время и место не откроют ему пути к осуществлению его
преступного замысла.
     Прошло  немного  времени,  и  мавр разжаловал капитана за то, что тот в
карауле  обнажил  меч  и  нанес  несколько ран одному из солдат. Этот случай
глубоко огорчил Дисдемону, и она не раз пыталась примирить мужа с капитаном.
Между  тем  мавр  как-то  сказал  преступному поручику, что жена его так ему
досаждает по поводу этого капитана, что он боится, как бы ему в конце концов
не  пришлось  снова принять его. Из этого негодяй сделал вывод, что ему пора
приступать к выполнению своего коварного плана, и сказал:
     -- Быть может, у Дисдемоны и есть свои основания охотно с ним видеться.
     -- Это почему?--произнес мавр.
     --  Я  не хочу, -- отвечал поручик, -- ввязываться между мужем и женой, но
если вы откроете глаза, то сами увидите почему.
     Но  сколько  мавр  ни  добивался, поручик переводил разговор на другое,
хотя слова его, как острая заноза, засели в душе мавра, который упорно ломал
голову над их значением и совсем от этого загрустил.
     И  вот,  когда  в  один  прекрасный  день жена его, снова заведя речь о
капитане,  пыталась  смягчить  его гнев и умоляла из-за ничтожного случая не
забывать  многолетнюю  его  службу и дружбу, тем более, что раненый солдат и
капитан уже примирились, мавр пришел в ярость и сказал ей:
     --  Уж очень ты, Дисдемона, о нем заботишься, а ведь он тебе ни сват, ни
брат, чтобы так это принимать к сердцу.
     Она же ласково и кротко отвечала:
     --  Я  бы  не  хотела,  чтобы вы на меня сердились, но мне жалко, что вы
лишились  такого  доброго  друга, каким, как вы сами это утверждали, был для
вас  капитан.  Ведь  он  и не совершил такого уж тяжкого проступка, чтобы вы
настолько  его  возненавидели. Вы, мавры, так горячи, что выходите из себя и
жаждете мести из-за всякого пустяка.
     На эти слова, гневаясь пуще прежнего, мавр отвечал:
     --  Всякий,  кто  тому не верит, может испытать это на себе! Я так сумею
отомстить за обиды, что всласть упьюсь своей местью!
     Дисдемона  вся  обомлела  от  испуга  при  этих словах и, видя, как муж
впервые на нее вспылил, робко промолвила:
     --  Ничего,  кроме  добрых  намерений,  меня  не  заставляло вам об этом
говорить. Но чтобы вы на меня больше не сердились, я впредь об этом ни слова
вам не скажу.
     Мавр,  видя,  что  жена  снова  настаивает  на своем в пользу капитана,
вообразил,  что  в  словах,  сказанных ему поручиком, подразумевалась любовь
Дисдемоны  к  капитану, и, в глубокой тоске отправившись к негодяю-поручику,
стал  добиваться  от  него  более  открытых  признаний. Поручик же, решивший
погубить  несчастную  женщину,  сначала делал вид, что не хочет говорить ему
ничего  неприятного,  но, наконец, притворившись побежденным мольбами мавра,
сказал ему:
     --  Не  могу  отрицать,  что  мне  невероятно  тяжело говорить вам вещь,
досадней которой для вас и быть не может, но раз вы все-таки хотите, чтобы я
вам  ее сказал, и раз мой долг заботиться о чести моего господина также меня
к  тому  вынуждает,  я не хочу отказывать ни вашей просьбе, ни своему долгу.
Так  знайте  же:  опала  капитана  только потому огорчает вашу жену, что она
лишилась  того удовольствия, которое она от него получала, когда он приходил
в ваш дом,-- как женщина, пресытившаяся вашей чернотой.
     Слова  эти пронзили сердце мавра до самой глубины, но, чтобы узнать еще
больше  (хотя  он  верил  тому, что говорил поручик, ибо сомнение уже успело
зародиться в его душе), он произнес со свирепым видом:
     --  Не  знаю,  что  мне  мешает отрезать твой наглый язык, посмевший так
опозорить мою жену!
     На это поручик сказал:
     --  Иной  награды, полковник, и я не ожидал за свою дружескую услугу, но
раз  уж  чувство  долга и забота о вашей чести завели меня так далеко, я вам
повторю,  что  дело  обстоит  именно  так,  как  вы это слышали. Если же эта
женщина  так  сумела  отвести  вам глаза своей притворной любовью, что вы не
видите  того,  что  должны были видеть, то это еще не основание, чтобы слова
мои  были  неправдой.  А  говорил мне это сам капитан, как человек, которому
кажется,  что  счастье  его  не  полно, если он им не поделился с кем-нибудь
другим.--  И  он добавил:--Если бы я не страшился вашего гнева, я убил бы его,
отплатив  ему  по заслугам за его слова. Я сообщил вам то, что вам надлежало
знать более, чем кому-либо. Но, получив за это столь неподобающую награду, я
должен замолчать, чтобы не навлечь на себя вашу немилость.
     На что мавр, вне себя от ярости, сказал:
     --  Если  ты  мне  не  дашь  увидеть  собственными  глазами то, о чем ты
говорил,  будь  уверен,  я  дам тебе понять, что лучше было бы тебе родиться
немым.
     --  Мне  было бы нетрудно это сделать,-- возразил ему злодей,-- если бы он
приходил  к  вам  в  дом,  но  после того как вы его прогнали (не за то, что
следовало,  а  по пустому поводу), мне это будет нелегко. Правда, я полагаю,
что  он продолжает наслаждаться Дисдемоной всякий раз, как вы предоставляете
ему  эту возможность; тем не менее теперь, когда он навлек на себя ваш гнев,
ему  приходится  делать это гораздо более осторожно, чем раньше. Однако я не
теряю надежды показать вам то, чему вы отказываетесь верить.
     И на этом они расстались.
     Бедный мавр, словно пронзенный язвительнейшей стрелой, вернулся домой в
ожидании  дня,  когда  поручик  покажет  ему то, что должно было сделать его
несчастным   навсегда.  Однако  и  проклятому  поручику  не  меньшую  заботу
доставляла Дисдемона, которая, как он это знал, свято блюла свое целомудрие,
и  ему  казалось,  что  ему  так и не удастся заставить мавра поверить в его
клевету.  Наконец, перебрав в уме разные возможности, мерзавец задумал новую
хитрость.
     Жена мавра, как я уже говорил, часто навещала жену поручика и проводила
в  ее  доме большую часть дня. Заметив, что она иногда носит с собой носовой
платок,  и  зная, что платок этот был подарен ей мавром -- а был он тончайшей
мавританской  работы  --  и сама она, равно как и мавр, особенно им дорожила,
поручик  решил  тайком  похитить  его  и  этим  окончательно  ее погубить. У
поручика  была  трехлетняя  дочка,  которую  Дисдемона  очень  любила, и вот
однажды,  когда  несчастная  женщина  пришла  в  дом  этого негодяя, он взял
девочку  на  руки и передал ее Дисдемоне, и та, приняв ее, прижала девочку к
груди.  В  это время обманщик, отличавшийся большой ловкостью рук, вытащил у
Дисдемоны  платок  из-за  пояса  так  осторожно,  что она и не заметила, и в
полном  удовлетворении  отошел. Дисдемона, ничего не подозревая, отправилась
домой  и,  занятая другими мыслями, не вспоминала о платке. Однако несколько
дней спустя, хватившись его и не находя, совсем оробела, боясь, что мавр его
потребует  у  нее,  как  это  обычно  бывало.  А  между  тем подлый поручик,
дождавшись  удобного  случая,  зашел  к  капитану  и с изощренным коварством
оставил  платок  у  изголовья  его кровати. Капитан же заметил это только на
следующее  утро,  когда,  вставая  с постели, наступил на упавший платок. Не
представляя  себе,  как  он  к  нему  попал,  но признав, что он принадлежит
Дисдемоне, он решил его возвратить. Дождавшись, когда мавр уйдет из дому, он
подошел  к  заднему  входу  и  постучался. Но по воле судьбы, которая словно
сговорилась  с  поручиком,  чтобы погубить несчастную женщину, как раз в это
     -- Кто там стучит?
     Капитан,  услыхав  голос  мавра  и  боясь,  как  бы  он  на его беду не
спустился,  не  отвечая  ни  слова,  бросился  бежать.  Мавр,  спустившись с
лестницы  и  отворив  дверь,  вышел на улицу, но сколько ни искал, никого не
нашел.  Тогда,  вернувшись  в  дом,  он в досаде спросил жену, кто там внизу
стучал. Она, не кривя душой, ответила, что не знает, но мавр продолжал:
     -- Мне показалось, что это был капитан.
     -- Не знаю,-- сказала она,-- был ли то капитан или кто другой.
     Мавр  сдержал  свое бешенство, хотя весь пылал от гнева, и решил ничего
не  предпринимать,  не  поговорив  с  поручиком,  к  которому он тотчас же и
направился,  и,  рассказав о происшедшем, попросил его узнать от капитана по
возможности  все  обстоятельства  дела. Тот, обрадовавшись столь счастливому
случаю,  обещал  это сделать. И вот однажды он завязал разговор с капитаном,
когда  мавр  находился  в  таком месте, откуда он мог видеть, как они друг с
другом  беседуют.  Говоря  с  ним  о  чем  угодно, только не о Дисдемоне, он
корчился от смеха и, изображая изумление, проделывал разные движения головой
и руками, словно слыша всякие удивительные вещи. Как только мавр увидел, что
они  разошлись,  он  подошел  к  поручику,  чтобы узнать от него все то, что
говорил ему капитан. Поручик, заставив себя долго просить, наконец, сказал:
     --  Он  от меня ничего не скрывал и сказал, что наслаждается вашей женой
всякий  раз, как вы, уходя из дому, предоставляете ему на это возможность, и
что  в  последний  раз, когда он был с ней, она подарила ему носовой платок,
который вы дали ей как свадебный подарок.
     Мавр  поблагодарил  поручика  и  решил,  что  если у жены его платка не
окажется,  то  можно  считать  доказанным,  что  все обстоит так, как сказал
поручик.  Поэтому  однажды после обеда, заведя с женой разговор о том о сем,
он  попросил  у  нее  платок.  Несчастная,  которая  этого  так боялась, вся
зарделась  при  этом вопросе и, чтобы скрыть румянец, который мавр прекрасно
заметил,  бросилась  к  ларю,  делая  вид,  что  ищет. Наконец, после долгих
поисков, она сказала:
     -- Не знаю, как это я не могу его найти. Может быть, вы его взяли?
     --  Если  бы  я  его  брал,--  возразил  он,--  зачем я стал бы у тебя его
спрашивать? Другой раз поищешь на досуге.
     И  пошел,  раздумывая о том, как убить жену, а вместе с ней и капитана,
но так, чтобы его не обвинили в ее смерти. А думал он об этом и день и ночь,
и жена не могла не заметить, что он стал уже не тем в обращении с ней, каким
был раньше, и не раз ему говорила:
     --  Что  с вами? Чем вы так расстроены? Вы, прежде самый веселый человек
на свете, стали теперь самым угрюмым.
     Мавр  находил  всякие  отговорки,  которые  ее,  однако,  нисколько  не
удовлетворяли.  Она, правда, не знала за собой такого проступка, который мог
бы  вывести мавра из себя, но сомневалась, не пресытился ли он ею от избытка
наслаждения. И иногда в беседе с женой поручика она говорила:
     --  Не  знаю,  что  мне  и  думать  о мавре: он всегда бывал со мной так
ласков,  а теперь вот уже несколько дней, не припомню сколько, стал каким-то
совсем  другим.  Как  бы  мне не сделаться устрашающим примером для девушек,
которые  выходят  замуж  против  воли  своих родителей, и как бы итальянские
женщины  не  научились  от  меня не соединяться с человеком, от которого нас
отделяет  сама  природа,  небо и весь уклад жизни. Но так как я знаю, что он
большой  друг  вашего  мужа  и  обсуждает с ним все свои дела, я прошу вашей
помощи,  если  вы  только  узнаете  от мужа что-нибудь, о чем вы меня можете
предупредить.
     И  все это она говорила, обливаясь слезами. Жена поручика была обо всем
осведомлена,  так  как муж решил сделать ее соучастницей убийства Дисдемоны,
но  она  ни  за  что  на это не соглашалась; однако в страхе перед мужем она
боялась проговориться и отвечала лишь одно:
     --  Берегитесь только, как бы муж вас не заподозрил в измене, и всячески
пытайтесь убедить его в вашей любви и верности.
     -- Я так и делаю,-- говорила несчастная,-- но это мне не помогает.
     Между  тем  мавр  жаждал  еще  раз  убедиться  в  том,  чего ему втайне
обнаруживать  не  хотелось,  и  попросил поручика устроить так, чтобы он мог
увидеть  платок в руках капитана. Хотя негодяю и трудно было это сделать, он
тем  не  менее  обещал  приложить  все  старания  к  тому, чтобы мавр в этом
удостоверился.
     У  капитана в доме была женщина, которая чудесно вышивала по реймсскому
полотну  и  которая,  увидев платок и узнав, что он принадлежит жене мавра и
должен  быть  ей  возвращен,  начала  вышивать другой такой же платок с тем,
чтобы  закончить  его прежде, чем первый будет возвращен. Поручик же устроил
так,  что она во время работы сидела у окна на виду у прохожих и что мавр ее
увидел.
     И  теперь  мавр  уже не сомневался, что добродетельнейшая его супруга в
самом  деле  ему изменила, и он договорился с поручиком убить ее и капитана.
Когда оба они обсуждали, как за это взяться, мавр попросил его взять на себя
убийство  капитана,  обещая  ему, что будет навеки его должником. Но так как
поручик  отказывался  от  этого дела, очень трудного и опасного, ссылаясь на
то,  что капитан не менее осторожен, чем отважен, мавр после долгих уговоров
дал  ему,  наконец,  хорошую сумму денег и заставил обещать, что он попытает
счастья.  И  вот,  когда  все  было  решено  и когда однажды вечером капитан
выходил  от  одной  блудницы,  с  которой он развлекался, поручик, пользуясь
темнотой, подошел к нему с обнаженной саблей и ударил его по ногам, чтобы он
упал;  и  случилось так, что он ему рассек правое бедро, отчего несчастный и
повалился.  Поручик  бросился  к  нему,  чтобы  его  прикончить, но капитан,
человек  смелый,  видавший на своем веку немало крови, хотя был очень тяжело
ранен,  выхватил  шпагу и, приподнявшись для защиты, закричал во весь голос:
"Убивают!"   Услыхав,   что   сбегается   народ   и  солдаты,  которые  были
расквартированы поблизости, поручик, чтобы не попасться, бросился бежать, но
потом,  повернув  обратно,  сделал вид, что и он прибежал на шум. Стоя среди
других  и  увидев  отсеченную  ногу,  он  решил, что капитан, хотя и жив, но
наверняка  умрет  от  такой  раны,  и, как он ни ликовал в душе, все же стал
горевать над капитаном, как над родным братом.
     Наутро  молва  об этом распространилась по всему городу и дошла до ушей
Дисдемоны,  которая, как женщина большой доброты, не подозревая, какою бедою
ей  это  грозит, не скрывала своего величайшего горя по поводу случившегося.
Но мавр сделал из этого наихудшие выводы и, отправившись -к поручику, сказал
ему:
     --  Ты  знаешь,  эта ослица, моя жена, так волнуется из-за капитана, что
чуть с ума не сходит.
     --  А как же вы могли,-- сказал тот,-- ожидать другого, раз она в нем души
не чает?
     --  Души?  Ах,  вот как! -- отвечал мавр.-- Я сумею выгнать эту душу из ее
тела,  и  я  не  считал  бы  себя  мужчиной, если бы не избавил мир от такой
гадины.
     И  в  то  время,  как они рассуждали друг с другом о том, какой смертью
должна умереть эта женщина -- от яда или от ножа,-- и не могли остановиться ни
на том, ни на другом, поручик сказал:
     --  Мне  пришел  в  голову  один  способ,  который вас удовлетворит и не
вызовет  никаких  подозрений, а способ этот таков: дом, где вы живете, очень
стар, и потолок в вашей спальне весь в трещинах; Дисдемону я предлагаю убить
с  помощью  мешочка,  туго  набитого  песком  {Этот  способ казни применялся
инквизицией},  чтобы  на  ней  не было никаких следов от ушибов, а когда она
будет  мертвой,  мы  обрушим на нее часть потолка и проломим ей череп, чтобы
казалось,  будто  он  пробит  упавшей  балкой,  которая  и является причиной
смерти;  таким  образом  вас никто не заподозрит, считая, что она погибла от
несчастного   случая.   Мавру  понравился  этот  жестокий  совет  и,  выждав
подходящее  время,  однажды  ночью,  когда он находился с женой в постели, а
поручик,  спрятанный  им  в комнатке, выходившей в спальню, стал согласно их
уговору  производить в ней какой-то шум, мавр, услыхав это, тотчас же сказал
жене:
     -- Ты слышала шум?
     -- Слышала,-- отвечала она.
     -- Встань,-- продолжал он,-- и посмотри, в чем дело.
     Встала  злосчастная  Дисдемона  и  едва  подошла к комнатке, как из нее
вышел  поручик (а был он силачом, человеком двужильным) и нанес ей мешочком,
который  держал  наготове, жестокий удар по середине спины, отчего она сразу
упала,  не успев перевести дыхание. Но из последних оставшихся у нее сил она
слабым  голосом  позвала  мавра  на  помощь.  Он  же,  встав с постели, стал
говорить ей:
     --  Вот  тебе,  преступнейшая  из женщин, награда за твое бесчестие! Так
поступают  с  теми, кто притворяется, что любят своих мужей, и наставляет им
рога.
     Бедняжка,  услышав эти слова и чувствуя, что ей приходит конец, так как
поручик ударил ее еще раз, сказала, что она берет в свидетели своей верности
божественную  справедливость,  раз земная ей изменяет, и, призвав господа на
помощь,  она  осталась  недвижима,  убитая  третьим ударом, который ей нанес
нечестивец. Затем, положив ее на кровать и размозжив ей голову, они вдвоем с
мавром,  как уговорились, обрушили потолок спальни, и мавр стал кричать, что
рушится  дом,  и  звать на помощь. На его голос сбежались соседи и, разобрав
крышу, обнаружили под балками мертвую женщину.
     Смерть ее опечалила каждого, кто знал, сколь добродетельна она была при
жизни.
     На  следующий  день  Дисдемону  похоронили,  к  общему  огорчению  всех
жителей.  Однако  господь,  справедливый  блюститель  душ  человеческих,  не
допустил  того,  чтобы  столь  великое  злодейство  осталось  без достойного
возмездия.  И  действительно,  мавр,  которому  жена  его  была дороже глаз,
увидев,  что  лишился  ее, так по ней затосковал, что, как безумный, ходил и
искал ее по всему дому; поняв в глубине души своей, что поручик был причиной
того,  что  вместе с ней он потерял всю сладость жизни и самого себя, он так
возненавидел  изверга,  что  видеть  его  не  мог, и, если бы не страх перед
непреклонным правосудием венецианских правителей, он убил бы его на глазах у
всех.  Но,  отказавшись от этого намерения ради своей безопасности, он лишил
его  права  носить знамя и не стал его больше терпеть в своем отряде, отчего
между  ними  зародилась  жестокая  вражда,  больше  и  глубже которой себе и
представить невозможно.
     И  вот  поручик,  этот  последний  из  преступников,  направив все свои
помыслы  на погибель мавра, отыскал капитана, который уже выздоровел и ходил
с деревянной ногой вместо отрубленной, и сказал ему:
     --  Настало  время, когда ты сможешь отомстить за свою отрубленную ногу,
и,  как  только ты пожелаешь поехать со мной вместе в Венецию, я тебе скажу,
кто  был твоим обидчиком, так как здесь я не посмел бы тебе этого сказать по
многим причинам, и буду свидетельствовать в твою пользу перед судом.
     Капитан,  который чувствовал себя глубоко оскорбленным, но не знал кем,
поблагодарил поручика и отправился с ним в Венецию. Когда они туда приехали,
поручик  ему  сказал,  что ногу ему отрезал мавр, которому взбрело в голову,
что  он спал с Дисдемоной, и что по этой самой причине он убил и ее, а потом
распустил  слух, что виной этому обвалившийся потолок. Капитан, услышав это,
обвинил  мавра  перед синьорией и в том, что он лишил его ноги, и в том, что
он  убил  свою  жену, вызвав в свидетели поручика, который подтвердил и то и
другое, показав, что мавр во всем с ним советовался и хотел склонить его и к
тому  и  к  другому  преступлению  и  что,  когда он потом убил свою жену из
проснувшейся  в нем звериной ревности, то рассказал ему и о способе, которым
он  ее  умертвил.  Правители  Венеции,  услыхав  о  жестокости,  проявленной
варваром  по отношению к их согражданке, приказали схватить мавра на Кипре и
привезти  его  в Венецию; здесь его всячески пытали, чтобы дознаться истины.
Однако  он,  превозмогая  силой  духа  своего  любую  муку, столь упорно все
отрицал,  что  от  него так ничего и не добились. Но если он благодаря своей
стойкости  и  избежал  смерти, то все же после долгих дней, проведенных им в
тюрьме, он был осужден на вечное изгнание, где, наконец, и был убит родичами
своей жены, как того заслуживал.
     Поручик  же  вернулся  на  родину  и,  верный  своим привычкам, обвинил
некоего  своего  товарища  в  том,  что тот подстрекал его к убийству одного
своего  врага,  который  был  дворянином.  Обвиняемый  был взят и подвергнут
пытке. Но так как он отрицал возведенный на него поклеп, то на поверку стали
пытать  и поручика, которого так долго продержали на дыбе, что повредили ему
все внутренности, и он, вернувшись домой, погиб жалкой смертью.
     Так господь отомстил за невинность Дисдемоны.
     Жена  поручика,  знавшая обо всех этих событиях, рассказала о них после
смерти мужа именно так, как рассказал их вам я.


     (Декада третья, новелла VII.)



Популярность: 42, Last-modified: Sat, 26 Apr 2003 20:03:09 GMT