---------------------------------------------------------------
 (c) 1903, Wells, Herbert George "The Truth About Pyecraft"
 (c) перевод Е. Фролова
 (c) 1979, изд. "Правда". Составление
 [x] 04 Aug 2000, OCR & spellcheck: Denis Suhanov aka sadist
---------------------------------------------------------------


     Он сидит всего в десяти шагах  от  меня.  Стоит  мне  поглядеть  через
плечо, и я увижу его. И если я встречусь с ним взглядом (а  это  непременно
случится), то в его глазах...
     В общем это умоляющий взгляд, по все же с оттенком подозрения.
     К черту его подозрения! Если бы я захотел, я бы давно,  все  про  него
рассказал, Однако же я молчу, я ничего не  рассказываю,  и  он  может  быть
спокойным и чувствовать себя вольготно. Если, конечно, такое  громоздкое  и
жирное создание, как он, вообще может чувствовать себя вольготно.  Да  если
бы я и рассказал, кто бы мне поверил?
     Бедняга Пайкрафт! Экая неуклюжая бесформенная масса -  студень,  да  и
только! Самый толстый клубный завсегдатай в Лондоне.
     Он сидит за одним из столиков в большой нише около камина  и...  жует.
Что это он жует? Я оглядываюсь, будто невзначай, -  так  и  знал:  набивает
себе рот сдобной булкой с маслом, не спуская с меня глаз. А, чтоб ему с его
неотвязным взглядом!
     Ну  хорошо  же,  Пайкрафт!  Раз  вы  хотите  быть  несносным,  раз  вы
продолжаете вести себя так, будто сомневаетесь в моей порядочности, пеняйте
на себя! Вот тут, перед вашими заплывшими жиром глазами, я  все  напишу,  я
расскажу всю правду о Пайкрафте. Расскажу о  человеке,  которому  я  помог,
которого я покрывал и который отплатил мне тем, что превратил  моя  клуб  в
место, невыносимое для меня, совершенно невыносимое из-за этого водянистого
взгляда, умоляющего без конца об одном и том же: "Только, ради бога, никому
не говорите!"
     И потом, почему он все время ест?
     Так вот вам правда, вся правда,  правда  без  прикрас!  Пайкрафт...  Я
познакомился с ним здесь же, в курительной комнате. В  клубе  я  был  тогда
молодым и мнительным новичком, - и он это заметил. Я сидел  в  одиночестве,
жалел, что у меня еще так мало знакомых,  как  вдруг  ко  мне  приблизилась
некая туша, состоявшая из  нескольких  подбородков  и  живота.  Это  и  был
Пайкрафт. Он хрюкнул, сел рядом на стул,  посопел,  долго  чиркая  спичкой,
наконец закурил сигару и обратился ко мне.
     Не помню, что он сказал, - кажется, что-то о плохих спичках. Продолжая
говорить со мной, он останавливал каждого проходящего  официанта  и  бранил
спички своим тонким, певучим голоском. Так или иначе мы разговорились.
     Он болтал о разных вещах, затем перешел к спорту, а от спорта - к моей
фигуре и цвету лица.
     - Вы, должно быть, хорошо играете в крикет, - сказал он.
     Я считаю себя стройным, могу  даже  кое-кому  показаться  тощим.  Знаю
также, что я довольно смуглый, тем  не  менее...  Прабабушка  у  меня  была
индуска, и я этого ничуть не стыжусь, но я не хочу, чтобы каждый  встречный
при первом взгляде считал себя вправе строить догадки о моих  предках.  Вот
почему я с самого начала невзлюбил Пайкрафта.
     Но он-то завел разговор обо мне  только  для  того,  чтобы  перейти  к
собственной персоне.
     - Двигаетесь вы, наверное, не больше моего, - сказал он, - а едите  не
меньше... (Как и все очень тучные люди, он воображал, что ничего  не  ест.)
Однако же между нами есть разница, - добавил он, криво улыбаясь.
     И тут он начал без конца говорить о  своей  полноте.  О  том,  что  он
делал,  чтобы  избавиться  от  полноты,  что  с  обирается  делать,   чтобы
вылечиться от полноты, что ему советовали делать против полноты и  что,  он
слышал, делают другие люди, страдающие полнотой.
     - A priori, [независимо от опыта, заранее, наперед (лат.).]  -  сказал
он, - вы, наверно, думаете, что вопрос питания решается  диетой,  а  вопрос
усвоения пищи организмом - лекарствами.
     Это было невыносимо.  Слушая  этого  обжору,  я  чувствовал,  что  сам
начинаю пухнуть.
     Конечно, в  клубе  бывают  иногда  такие  встречи,  испытывающие  наше
терпение, но вскоре мне стало казаться, что этому надо положить конец. Было
совершенно ясно,  что  этот  субъект  не  отвяжется  от  меня.  Стоило  мне
появиться в курительной комнате, как он вразвалку шел  ко  мне,  а  иногда,
когда я завтракал, подсаживался к моему столу и  без  стеснения  предавался
чревоугодию. Порою он  прямо-таки  прилипал  ко  мне.  Нудный  человек!  Но
все-таки, неужели от его навязчивости должен страдать только  я?  С  самого
начала в его поведении было что-то такое, будто он знал,  будто  интуитивно
понял, что я мог бы... что во мне одном он мог видеть единственную надежду,
которой нигде больше не найдет.
     - Я все бы отдал, чтобы сбавить в весе, -  говорил  он,  -  решительно
все! - и, задыхаясь, пытливо всматривался в  меня  глазками,  утонувшими  в
пухлых щеках.
     Бедный Пайкрафт! Вот  он  позвонил,  -  наверно,  чтобы  заказать  еще
сдобной булки и масла.
     Однажды он перешел прямо к делу.
     - Наша фармакопея, - сказал он, - наша западная фармакопея  далеко  не
последнее слово в медицине. На Востоке, я слышал... - Он осекся и уставился
на меня. Мне показалось, что я стою перед аквариумом.
     Тут я вдруг на него рассердился.
     - Послушайте, - сказал я, - кто вам сказал о рецептах моей прабабушки?
     - Помилуйте! - попытался он увильнуть.
     - Вот уже целую неделю при каждой нашей встрече, - а встречались мы  с
вами частенько, - вы явно намекали мне о моей маленькой тайне.
     - Ну, хорошо, - промолвил он. - Раз так, я скажу все.  Признаюсь,  да,
верно... Я узнал...
     - От Пэттисона?
     - Косвенно, - сказал он, что, по-моему, означало "да".
     - Пэттисон, - сказал я, - принимал это снадобье на свой риск и страх.
     Он сжал губы и поклонился.
     - Рецепты моей прабабушки - с ними так просто обращаться нельзя.  Отец
хотел взять с меня обещание.
     - Но вы не обещали?
     - Нет. Но он меня предупредил. Он как-то сам воспользовался  одним  из
них, - всего раз!
     - Вот как! И вы думаете?.. Предположим,  предположим,  что  среди  них
найдется такой...
     - Эти рецепты - странная штука, - сказал я, - даже пахнут они...  Нет,
оставим это!
     Но я знал: раз уж я зашел так далеко, Пайкрафт от меня не отстанет.  Я
всегда немного побаивался, что, если вывести его из терпения,  он  внезапно
навалится на меня всей тушей и задавит.  Я  сознаю,  что  проявил  слабость
характера. Кроме того, Пайкрафт надоел мне. В этот  момент  я  был  так  не
расположен к нему, что не удержался и сказал:
     - Ну хорошо, рискните!
     С Пэттисоном, о котором я упомянул, дело было совсем другое. Что с ним
произошло,- это к рассказу не относится, но тогда я по крайней  мере  знал,
что лекарство не опасно для здоровья. В остальных рецептах  я  не  был  так
уверен  и  вообще  склонен  сомневаться  в  безопасности  лечебных  средств
прабабушки.
     Но если даже Пайкрафт и отравится...
     Должен сказать, что отравить колоссальное тело Пайкрафта казалось  мне
вовсе не простым предприятием.
     В тот же вечер я вынул из  сейфа  странный,  прописанный  своеобразным
запахом ящик из сандалового дерева и стал перебирать шуршащие куски кожи. У
джентльмена, который писал рецепты для моей  прабабушки,  было  несомненное
пристрастие к коже различного происхождения, и  он  отличался  на  редкость
неразборчивым почерком.  Некоторые  записки  были  вовсе  недоступны  моему
пониманию (несмотря на то, что в нашей семье, долго связанной с Ост-Индской
компанией, знание хинди передается из поколения в поколение), - и  не  было
ни одной, расшифровать которую было бы легко. Все же я довольно скоро нашел
то, что искал, и некоторое время сидел на полу  возле  сейфа,  рассматривая
рецепт.
     - Вот, глядите, - сказал я Пайкрафту на следующий день, держа  полоску
кожи подальше от его жадных рук. - Насколько я мог разобраться, это  рецепт
для тех, кто хочет сбавить в весе. (О! - воскликнул Пайкрафт.) Я не  совсем
уверен, но, кажется, так. Все  же,  если  хотите  послушать  моего  совета,
бросьте это дело. Потому что, знаете ли, насколько мне известно, мои предки
по этой линии были очень странные люди. Видите, я не  боюсь  чернить  своих
родичей в ваших интересах, Пайкрафт!
     - Дайте мне попробовать, - сказал  Пайкрафт.  Я  откинулся  на  стуле.
Огромным усилием воображения я попытался представить себе, каким он  станет
потом... но безуспешно.
     - А вы подумали, Пайкрафт, - сказал я, - на какого дьявола  вы  будете
похожи, когда похудеете?
     Он не внял голосу разума. Я  взял  с  него  слово  никогда  больше  не
говорить со мной  о  его  отвратительной  полноте  -  никогда,  что  бы  ни
случилось! - и только тогда отдал ему маленький лоскут кожи.
     - Тошнотворное снадобье, - сказал я.
     - Ничего, - ответил он и взял рецепт. Посмотрев на  него,  он  выпучил
глаза: - Но позвольте!..
     Только теперь он обнаружил, что рецепт был написан не по-английски.
     - Насколько это в моих силах, - сказал я, - я вам переведу.
     Я постарался перевести рецепт как можно лучше. Затем  в  течение  двух
недель мы не разговаривали. Как  только  Пайкрафт  ко  мне  приближался,  я
хмурился и делал знак, чтобы он отошел. Он соблюдал наш уговор но  к  концу
второй недели был такой же толстый, как и прежде. Наконец он не выдержал.
     - Я должен поговорить с вами, - сказал он. -  Так  не  годится!  Здесь
что-то не то. Не помогает. Не к чести вашей прабабушки...
     - Где рецепт?
     Он осторожно извлек его из бумажника.
     Я пробежал глазами перечень всех составных частей:
     - Вы тухлое яйцо взяли?
     - Нет. А разве нужно было... тухлое?
     - Это подразумевается во всех рецептах  моей  любезной  прабабушки,  -
сказал я. - Если качество  или  состояние  не  указано,  надо  брать  самое
худшее. Она была женщина решительная и не терпела паллиативов. Из остальных
веществ одно или два можно заменить другими. А яд гремучей змеи был свежий?
     - Я достал гремучую змею у Джемрака. Она обошлась мне...
     - Ну, это ваше дело. Теперь последняя часть состава...
     - Я знаю человека, который...
     - Прекрасно. Гм!.. Я напишу вам, какие составные части можно  заменить
и чем. Насколько я знаю язык, орфография в этом рецепте  особенно  хромает.
Между прочим, под словом "пес" здесь подразумевается бродячий пес.
     В продолжение месяца я постоянно видел Пайкрафта в клубе -  все  таким
же толстым и озабоченным. Он соблюдал соглашение и  только  иногда  нарушал
дух нашего договора, с сокрушением покачивая головой. Однажды в гардеробе у
него вырвалось:
     - Ваша прабабушка...
     - Не слова о ней! - оборвал я его, и он прикусил язык.
     Я уже считал, что он разочаровался в рецепте и отстал  от  меня.  Один
раз я видел, как он разговаривал (о своей полноте) с тремя  новыми  членами
клуба, как бы в поисках других  рецептов.  Как  вдруг,  совсем  неожиданно,
пришла телеграмма.
     - Мистеру Формалину! - под самым моим носом выкрикнул мальчик, который
состоит в клубе на побегушках. Я взял телеграмму и сразу распечатал ее:
     "Ради бога, приходите. Пайкрафт".
     - Гм! - пробормотал я.
     По правде сказать, я  так  обрадовался  этой  телегамме,  предвещавшей
реабилитацию моей прабабушки, что позавтракал с отменным аппетитом.
     Адрес я узнал у швейцара. Пайкрафт занимал верхнюю  половину  дома  на
Блумсбери, и я помчался туда, как только  выпил  кофе  с  бенедиктином.  Не
успел даже докурить сигару.
     - Мистер Пайкрафт дома? - спросил я внизу.
     Мне ответили, что он, вероятно, болен: два дня не выходил из дому.
     Я сказал, что он ждет меня, и мне предложили подняться.
     На площадке я позвонил у двери с решеткой.
     "Все-таки не следовало ему пробовать это  средство,  -  подумал  я.  -
Человек, который жрет, как свинья, должен и выглядеть, как свинья".
     Почтенного вида женщина с озабоченным лицом и кое-как  надетым  чепцом
появилась по ту сторону решетки.
     Я назвал себя, и она нерешительно отперла дверь.
     - Ну? - спросил я, когда мы остановились друг против друга в  прихожей
Пайкрафта.
     - Он сказал, что, если вы придете, чтобы шли прямо к нему,  -  наконец
заговорила она, продолжая неподвижно смотреть на меня,  вместо  того  чтобы
показать мне дорогу. Потом понизила голос: - Он заперся, сэр.
     - Заперся?
     - Заперся еще со вчерашнего утра и никого  не  впускает,  сэр.  И  все
время ругается. Беда, как бранится!
     Я посмотрел на дверь, которую она мне показала глазами.
     - Здесь? - спросил я.
     - Да, сэр.
     - Что с ним?
     Она печально покачала головой:
     - Все время еды требует, сэр! Тяжелой еды. Я  достаю  ему,  что  могу:
свинину, пудинг, колбасу, свежий хлеб. Все вот такое  тяжелое.  Оставляю  у
дверей, раз ему так хочется, а сама ухожу. А сколько он  ест,  сэр,  что-то
ужасное!
     В это время из-за двери раздался визгливый голос:
     - Это Формалин?
     - Это вы, Пайкрафт? - закричал я, подошел к двери и постучал.
     - Скажите, чтобы она ушла!
     Я велел ей уйти.
     И тогда за дверью послышалась возня, будто кто-то  нащупывал  ручку  в
темноте, и я услышал знакомое хрюканье Пайкрафта.
     - Все в порядке, - сказал я, - она ушла.
     Но дверь еще долго не отворялась.
     Наконец ключ повернулся, и голос Пайкрафта сказал:
     - Войдите!
     Я нажал на  ручку  и  открыл  дверь,  естественно  ожидая,  что  увижу
Пайкрафта.
     Но его не было.
     Никогда в жизни я  не  был  так  потрясен.  Я  увидел  его  кабинет  в
необыкновенном беспорядке: опрокинутые  стулья,  груды  грязных  тарелок  и
блюд, наваленных  вместе  с  книгами  и  письменными  принадлежностями.  Но
Пайкрафта...
     - Ладно, ладно, дружище, закройте дверь! - сказал он, и тут  я  увидел
его.
     Он был наверху, в  углу  над  дверью,  у  самого  карниза,  будто  его
приклеили к потолку. Лицо у него было смущенное и жалкое. Он пыхтел и махал
руками.
     - Закройте дверь, - попросил он. - Если  эта  женщина  узнает,  в  чем
дело...
     Я закрыл дверь, отошел на несколько шагов и, разинув рот,  смотрел  на
него.
     - Если только что-нибудь не выдержит и вы сорветесь, - сказал я, -  вы
сломаете себе шею.
     - Увы, я был бы этому рад, - просипел он.
     - Что за ребячество? В вашем возрасте и при вашем весе я бы не рискнул
заниматься такой гимнастикой...
     - Оставьте! - простонал он, и видно было, что он очень страдает.  -  Я
вам все объясню, - и он опять замахал руками.
     - Но как же, черт побери, вы там держитесь?
     И вдруг я понял, что ему и не  надо  было  держаться,  что  он  висел,
прижатый к потолку той же силой, которая заставляет  лететь  вверх  пузырь,
наполненный газом.
     Он  начал  отчаянно  барахтаться,  чтобы  оторваться  от   потолка   и
спуститься ко мне по стене.
     - Это все ваш рецепт, - пыхтел он, работая руками  и  ногами.  -  Ваша
праба...
     В этот момент он неосторожно схватился за висевшую на стене гравюру  в
рамке, она сорвалась, и он взлетел обратно к потолку, а картина  шлепнулась
на диван. Он ударился о потолок, и я понял, почему он на самых  выступающих
местах своего тела весь запачкан белым. Он снова начал спускаться, на  этот
раз осторожнее, держась за полку камина.
     Поистине   это   было   необыкновенное   зрелище:   большой,   жирный,
полнокровный человек лез головой вниз, стараясь изо всех сил  спуститься  с
потолка на пол.
     - Лекарство... - сказал он, - подействовало чересчур сильно.
     - Как так?
     - Потеря в весе - почти полная!
     И тут я, конечно, все понял.
     - Клянусь богом, Пайкрафт! - воскликнул я. -  Вы  хотели  лечиться  от
ожирения. Но вы всегда называли это "сбавлять в весе". Вы упорно  говорили:
"сбавить в весе".
     Признаться, я ликовал в душе.  В  эту  минуту  я  готов  был  полюбить
Пайкрафта.
     - Дайте я помогу вам, - сказал я, поймал его руку и потянул  вниз.  Он
лягался, стараясь встать на ноги. Ощущение у меня было примерно такое,  как
если бы я держал флаг в ветреный день.
     - Стол из крепкого красного дерева, и очень тяжелый, -  сказал  он.  -
Если можете, запихните меня под него.
     Я так и сделал, и вот он сидел и покачивался под столом, как привязной
воздушный шар, а я стоял на коврике  у  камина  и  разговаривал  с  ним.  Я
закурил сигару.
     - Расскажите, как все это случилось.
     - Я принял лекарство, - сказал он.
     - И какое оно на вкус?
     - Ужасная мерзость!
     Вероятно, и все эти снадобья такие. Судя по составным частям и  по  их
сочетанию, а  также  по  возможным  результатам,  почти  все  рецепты  моей
прабабушки были по меньшей мере чрезвычайно неаппетитны. Сам  бы  я  ни  за
что...
     - Сначала я отпил один глоток.
     - Да?
     - Примерно через час я почувствовал себя легче и лучше и  тогда  решил
проглотить все.
     - Но, милый Пайкрафт!..
     - Я зажал нос, - пояснил он. - Потом я почувствовал, что  делаюсь  все
легче и легче и, знаете, каким-то беспомощным.
     И вдруг он дал волю своей ярости.
     - Но что же, черт побери, мне теперь делать?! - завопил он.
     - Пока только ясно, чего вам не следует делать, - сказал я. - Если  вы
выйдете из дому, вы взлетите и будете подниматься все  выше  и  выше.  -  Я
помахал рукой, показывая ввысь. - Придется посылать в воздух Сантос-Дюмона,
чтобы вернуть вас на землю.
     - Может быть, со временем пройдет?
     Я покачал головой:
     - Не думаю, чтобы на это можно было рассчитывать.
     Новая вспышка ярости. В порыве гнева он ногами сшибал стулья и  стучал
по полу. Он вел себя так, как, собственно, и должен  вести  себя  в  минуту
испытания такой несуразный, жирный и невоздержанный человек, то есть  очень
скверно. Он  говорил  обо  мне  и  о  моей  прабабушке,  пренебрегая  всеми
правилами приличия.
     - Я не уговаривал вас принять лекарство, - сказал я.
     Великодушно пропуская мимо ушей оскорбления, которыми он меня  осыпал,
я уселся в его кресле и начал говорить с ним спокойным дружеским тоном.
     Я указал ему, что он сам навлек на себя беду. Это было похоже на некое
возмездие, на карающую руку Немезиды. Он слишком много ел.  С  этим  он  не
согласился, и мы начали спорить. Но он стал так кричать и шуметь, что я  не
настаивал на этом поучительном выводе и подошел к делу иначе.
     - Кроме того, - сказал  я,  -  вы  грешили  против  ясности  речи:  вы
изысканно именовали "весом" то, что было бы справедливее,  хотя  и  обиднее
для вас, называть просто "жиром". Вы...
     Он перебил меня, сказав, что все это он признает. Но теперь-то что ему
делать?
     Я предложил ему приспособиться  к  своему  новому  состоянию.  Так  мы
перешли к практической стороне вопроса. Я высказал мысль, что ему будет  не
так уж трудно научиться ходить на руках по потолку и...
     - Я не могу спать, - сказал он.
     - Ну это, - заметил я, - не такая уж трудная  проблема.  Вполне  можно
устроить постель  под  проволочным  матрацем,  прикрепить  все  необходимые
подстилки тесьмой, а одеяло, простыню и покрывало пристегивать на пуговицах
по бокам.
     Ему, видимо, придется довериться своей экономке.
     Мы поспорили, но затем он согласился. (Впоследствии было очень занятно
смотреть, с каким невозмутимо деловым видом добрая женщина приняла все  эти
удивительные нововведения.)  Можно  принести  в  его  комнату  библиотечную
лесенку и подавать ему обед на книжный шкаф. Мы изобрели  также  остроумное
приспособление, с помощью которого он мог в любое время спускаться па  пол.
Для этого надо было только  расставить  все  тома  Британской  энциклопедии
(десятое издание) на верхних книжных полках. Он вытаскивает  один  или  два
тома, берет их под мышку и опускается.  Мы  договорились,  что  вдоль  стен
должны быть укреплены железные скобы:  за  них  он  будет  держаться,  если
захочет путешествовать по комнате на более низком уровне.
     Чем дальше, тем больше я входил во вкус всего этого дела. Это я позвал
экономку и осторожно посвятил ее в нашу тайну. Я же сам,  почти  без  чужой
помощи, устроил ему перевернутую книзу постель. Целых два дня  я  провел  в
его квартире. Ведь я  изобретательный  и  ловкий  малый,  когда  вооружаюсь
отверткой, и  люблю  во  все  соваться,  Я  сделал  для  него  всевозможные
хитроумные приспособления: провел провод, чтобы  ему  легче  было  звонить,
переставил все электрические лампы так, чтобы они светили снизу вверх, а не
сверху вниз,  и  тому  подобное.  Все  это  было  необыкновенно  забавно  и
интересно для меня. Я очень развлекался, представляя  себе,  как  Пайкрафт,
подобно  огромной,  жирной  мухе,  станет  ползать  по  своему  потолку   и
перебираться через  притолоки  дверей  из  одной  комнаты  в  другую,  и  с
удовольствием думал, что никогда, никогда больше он не придет в клуб.
     Но вот однажды моя роковая  изобретательность  сыграла  со  мной  злую
шутку. Я сидел у его камина, попивал его виски, a on  в  своем  излюбленном
углу у карниза прибивал коврик к потолку,  как  вдруг  меня  осенила  новая
мысль.
     - Пайкрафт! - воскликнул я, - клянусь богом,  все  это  совершенно  не
нужно! - И прежде чем я успел рассчитать  все  последствия  своих  слов,  я
выпалил: - Свинцовые  подштанники!  -  И  непростительная  оплошность  была
совершена.
     Пайкрафт ухватился за мою идею, едва сдерживая слезы.
     - И я снова вернусь в нормальное человеческое состояние...  -  лепетал
он.
     Я выложил ему весь секрет, не подумав о том, к чему это приведет.
     - Купите свинцовый лист, - сказал я, - наштампуйте  из  него  кружков.
Зашейте их в белье, сколько нужно для нормального веса. Закажите сапоги  со
свинцовой подошвой, заведите себе свинцовый  чемодан  -  и  дело  в  шляпе!
Вместо того чтобы торчать здесь под потолком, вы сможете отправиться  опять
за границу, сможете путешествовать...
     Тут мне пришла в голову еще более блестящая мысль:
     - И никакие кораблекрушения для  вас  не  страшны.  Стоит  вам  только
скинуть с себя хотя бы часть одежды, взять в руки необходимый багаж,  и  вы
взлетите на воздух...
     Он так разволновался, что  уронил  молоток  и  чуть  не  проломил  мне
голову.
     - Боже правый! - воскликнул он. - И я смогу опять ходить в клуб!
     Я осекся, пораженный таким оборотом дела.
     - Да, да! - промолвил я упавшим голосом. - Конечно, сможете.
     Он пришел. Он приходит каждый день. Вот он сидит позади меня,  уплетая
- клянусь! - уже третью порцию сладкой булки с маслом.  И  никто  на  целом
свете, кроме его экономки и меня, не знает, что  он  фактически  ничего  не
весит, что он не что иное, как докучная масса ассимилирующей пищу  материи,
какая-то облачность в одежде человека, niente, nefas,  самый  ничтожный  из
людей. Вот он сидит и ждет, когда я кончу писать.  И  тогда  он  попытается
подкараулить меня. Он подойдет ко мне, колыхаясь...
     И будет снова говорить мне обо всем этом: как он себя чувствует и  как
он не чувствует того, что должен чувствовать, и как ему иногда кажется, что
стало чуточку лучше. И обязательно где-нибудь посреди  глупой,  бесконечной
болтовни вставит: "Ну как, не выдадим секрет, а?  Если  кто-нибудь  узнает,
это такой стыд... Знаете, когда человек в таком дурацком положении: ползает
по потолку, и все прочее..."
     Я кончил писать. Теперь  осталось  улизнуть  от  Пайкрафта,  занявшего
превосходную стратегическую позицию между дверью и мной.




Популярность: 49, Last-modified: Sun, 11 Feb 2001 12:06:54 GMT