--------------------
Роберт Силверберг.
Наблюдатели [= Трое спасшихся].
Robert Silverberg. Three Survived (1969)
========================================
HarryFan SF&F Laboratory: FIDO 2:463/2.5
--------------------







     Ослепительная вспышка расцвела на черном небе Нью-Мексико.  Тем,  кто
видел это, - а таких оказалось немало, - почудилось будто в одно мгновение
родилась новая звезда, распустив бело-голубые раскаленные лепестки.
     Яркая  белая-белая  полоса  пересекла  небо   с   северо-востока   на
юго-запад. С треском и шипением она пронеслась  над  священными  горами  к
востоку от Таоса и неистово вспорола  небо  над  долиной  Рио-Гранде,  над
пыльными индейскими деревушками и шумным городом Санта-Фе. Сразу же к  югу
от Санта-Фе она  засияла  с  такой  яркостью,  что  резала  глаз,  и  люди
волей-неволей отводили взгляд. Затем интенсивность излучения стала падать.
То ли источник  света  угас,  то  ли  его  затмило  зарево  уличных  огней
растянувшегося на многие километры Альбукерке. Огненный шар прокатился над
Ислета-Пуэбло и затерялся где-то в районе Меса-дель-Оро.
     И тьма вновь нахлынула на небо Нью-Мексико, будто приливная волна.
     На просторной площади деревушки Сан-Мигель, в сорока милях к  югу  от
Санта-Фе, Чарли Эстансио потер кулачками  глаза,  пытаясь  унять  боль,  и
снова устремил взгляд на черный купол неба.
     - Падающая звезда! - ликовал мальчуган. - Падающая  звезда!  Красота!
Красотища!
     Он рассмеялся. Это был  тощий  -  кожа  да  кости,  -  но  для  своих
одиннадцати лет довольно развитый мальчик. Ему частенько доводилось видеть
рваные следы болидов, прочерчивавших небо над пустыней. Он, один  во  всей
деревне, знал, что это такое.
     Но подобного зрелища Чарли еще никогда не  наблюдал.  Пылающий  хвост
обжигал сетчатку даже сквозь веки, и долго еще огненная линия стояла перед
глазами.
     В этот вечер на площади было полно  народа:  деревушка  готовилась  к
пляскам Общины Огня. Через неделю из  городов  понаедет  множество  белых,
чтобы глазеть на них, фотографировать и, конечно,  тратить  деньги.  Чарли
слышал  удивленные  возгласы,   видел   воздетые   к   небу   руки   своих
многочисленных родичей.
     - Майани! - пробормотал кто-то поблизости. - Духи!
     При упоминании демонов, пугливый шепот перерос в крики  ужаса.  Чарли
увидел, как два его дяди со стороны матери помчались  к  кива  -  высокому
круглому сооружению, без окон для совершения обрядов, - чтобы спрятаться в
нем. Его сестра Росита схватила  распятие,  висевшее  у  нее  на  груди  и
прижала к щеке, как  амулет.  Брат  отца,  Хуан,  стал  креститься.  Слово
"майани" металось  в  воздухе,  как  летучая  мышь.  Хотя  деревня,  будто
щетиной, была покрыта телевизионными антеннами,  а  рядом  с  глинобитными
домами стояли сверкающие автомобили, но стоило мелькнуть падающей  звезде,
как всех наполнил суеверный ужас.  Чарли  топнул  от  злости.  Мимо  него,
насмерть перепуганная, неслась сестра, Лупе.  Мальчик  бросился  к  ней  и
схватил за тонкую руку.
     - Куда это ты?
     - В дом. В небе демоны!
     - Конечно. Это идут кахинас. Они сами решили исполнить  Пляски  Огня,
потому что мы разучились делать это, - засмеялся Чарли.
     Лупе  не  разделяла  веселья  брата  и  стала  извиваться,   стараясь
вырваться.
     - Давай убежим! Убежим!
     Лупе было двенадцать, и она была всего лишь девчонка,  но  силенок  у
нее было  побольше,  чем  у  него.  Она  ткнула  брата  в  худую  грудь  и
одновременно выдернула руку. Чарли упал на спину и только сейчас  заметил,
что небо приняло свой прежний вид. Лупе в  слезах  убежала.  Чарли  встал,
отряхнулся и покачал головой. Они все посходили с ума. Потеряли голову  от
страха, от суеверий. Почему они не хотят думать? Почему они  все  согласны
оставаться  неотесанными  дикарями?  Глядите-ка,  разбежались  как  стадо,
разбрасывая  кукурузные  початки   и   выпаливая   скороговоркой   древние
заклинания, слова которых для них лишь пустой  звук,  опрометью  ныряют  в
кива, галопом несутся к церкви!
     - Падающая звезда! - крикнул Чарли.  -  Нечего  бояться!  Всего  лишь
крупная падающая звезда!
     Никто, как обычно, не обращал на него внимания. Его  считали  немного
помешанным, этого худющего мальчишку, голова  которого  набита  мечтами  и
бреднями белых людей.
     Слова его унес ночной ветер. Он покрутил пальцем у виска. Ох  уж  эти
люди!
     А! Вот и падре! Чарли улыбнулся.
     Из побеленной церквушки вышел священник и поднял вверх обе руки,  что
по мнению Чарли, было жестом утешения.
     - Не бойтесь! - крикнул он по-испански. - Все в  порядке!  В  церковь
все идите, в церковь, и не волнуйтесь!
     Некоторые из женщин направились к церкви. Большинство же мужчин  было
уже в кива, и,  разумеется,  женщинам  доступ  туда  был  запрещен.  Чарли
наблюдал за священником. Отец Эррера, лысый коротышка, приехал из Эль-Пасо
несколько лет тому назад, когда умер старый священник. Здесь ему  пришлось
туго.  Население  Сан-Мигеля  разрывалось  между  католицизмом,  и   верой
предков. Поэтому при потрясениях, подобных  этому,  люди  разбегались  кто
куда, причем очень мало кто искал спасения у отца Эрреры, что  вызывало  у
него справедливое неудовольствие.
     Мальчик подошел к священнику.
     - Что это было, падре? Падающая звезда, правда?
     Священник просиял.
     - Скорее всего, Чарли, это знамение с небес.
     - Я видел собственными глазами! Это была падающая звезда!
     На лице отца Эрреры мелькнула  лицемерная  улыбка,  он  отвернулся  и
снова стал призывать обеспокоенную паству в храм божий.
     Чарли понял, что разговор окончен.  Священник  сказал  как-то  Росите
Эстансио, что ее младший брат - заблудшая овца.  Этот  отзыв  в  некотором
роде даже польстил мальчику.
     Чарли с надеждой поднял глаза к небу. Но  падающих  звезд  больше  не
было. Площадь опустела. Индейцы попрятались кто куда.  Чарли  взглянул  на
стоящую  в  противоположном  конце  площади  сувенирную  лавку.  Дверь  ее
отворилась, оттуда вышел Марти  Мачино.  В  руке  у  него  была  банка  со
спиртным, из уголка рта свешивалась сигарета.
     - Куда это все подевались? - спросил Марти.
     - Разбежались. От страха! - Чарли криво ухмыльнулся. - Жаль,  что  ты
не видел, как они драпали!
     Он немного побаивался Марти Мачино и не любил его, но в то  же  время
испытывал  невольное  почтение  к  этому   дерзкому   юнцу,   уже   немало
повидавшему. Марти было девятнадцать лет. Два года тому назад  он  покинул
деревню и стал жить в Альбукерке. Считали, что он бывал повсюду, вплоть до
самого Лос-Анджелеса. Насмешник и смутьян, он дольше, чем кто-либо  другой
из местных жителей прожил в мире белых. Теперь  Марти  вернулся,  так  как
потерял работу. Болтали, что он закрутил любовь с Роситой Эстансио. За это
и ненавидел его Чарли. И все же  он  чувствовал,  что  ему  нужно  многому
научиться у Марти Мачино. Чарли и сам  надеялся  когда-нибудь  сбежать  из
Сан-Мигеля.
     Они стояли посреди пустой площади рядом - Чарли, низенький и худой, и
Марти, высокий и стройный. Марти предложил Чарли сигарету. Тот взял  ее  и
умело стряхнул пепел. Они улыбнулись друг другу, как братья.
     - Ты видел ее? Падающую звезду?
     Марти кивнул и, подняв банку с распылительной головкой, брызнул  себе
в рот виски.
     - Я был во дворе лавки и все видел. Только никакая  это  не  падающая
звезда!
     - Значит, кахинас пожаловали, а?
     Марти расхохотался.
     - Малыш, ты не понял ни  черта.  Это  где-то  над  Таосом  взорвалась
летающая тарелка!


     Кэтрин Мэйсон увидела свет на небе случайно. Обычно после  двенадцати
в эти темные зимние ночи она не выходила  наружу.  В  доме  было  тепло  и
уютно, и ее совсем не тянуло на улицу. Но уже три дня, как пропал  котенок
ее дочери, и это нарушило мир в семье Мэйсонов. Кэтрин почудилось, что она
слышит слабое мяуканье за дверью. Она выглянула  наружу,  надеясь  увидеть
пушистый черно-белый комочек, царапающий половичок. Но котенка  за  дверью
не было.
     Вдруг в небе затанцевала полоса света. Кэтрин не  знала,  что  полоса
уже начала затухать. Ничего ярче она никогда не видела: огонь так  ослепил
глаза, что пришлось прикрыть  их  руками.  Помедлив,  она  убрала  руки  и
заставила себя смотреть, как неизвестное тело завершает  свою  пламенеющую
траекторию.
     Что бы это могло быть?
     Неужели взорвался истребитель и кто-то из ребят с  базы  в  Киртлэнде
нашел свою смерть во время тренировочного полета? Конечно же!  Конечно!  И
стало одной вдовой больше. Кэтрин задрожала. Но, к ее удивлению,  на  этот
раз глаза остались сухими.
     Светящаяся лента загнулась к югу, к центру Альбукерке, и  померкла  в
ярком  зареве,  полыхавшем  над  городом.  Мгновенно  воображение   Кэтрин
нарисовало новую катастрофу, ибо крах личного  мира  заставил  ее  жить  в
ожидании беды. Она представила, как горящий самолет врезается  в  один  из
домов на центральной улице, перепахивает десяток кварталов,  унося  тысячу
жизней и разбрызгивает струи горящего  бензина  с  вулканической  яростью.
Вопли сирен, крики женщин, визг тормозов скорой помощи, гробы...
     Нет, распускаться просто  глупо!  Надо  подавить  панику  и  спокойно
"переварить" увиденное. Свет  уже  исчез,  мир  вокруг  принял  привычный,
обыденный образ. Ей почудилось, что она слышит приглушенный грохот  где-то
вдали, грохот падения. Но весь опыт жизни вблизи базы ВВС говорил ей,  что
эта гигантская вспышка не может быть вызвана взрывом самолета, если только
это  не  экспериментальная  модель  с  еще  не  объявленными  техническими
данными. Она несколько раз видела, как взрываются реактивные самолеты.
     Что же тогда? Может быть, межконтинентальная ракета, несущая  пятьсот
обреченных на страшную смерть пассажиров?
     Она словно услышала голос мужа. "Подумай, Кэт. Подумай!" Незадолго до
гибели, он не раз повторял эти слова. Кэтрин  наморщила  лоб.  Яркий  свет
пришел с севера, от Санта-Фе или Таоса, и угас на юге.  Межконтинентальные
ракеты следуют восточно-западным курсом. Разве что одна из них  сбилась  с
курса.  Однако  системы  управления  абсолютно  надежны.   Подумай,   Кэт,
хорошенько подумай! Может быть,  китайская  ракета?  Началась  война?!  Но
тогда она увидела бы, как  ночь  превращается  в  день.  Чудовищный  взрыв
водородной бомбы разнес бы Нью-Мексико на частицы.  Думай...  Метеорит?  А
что если это летающая тарелка?  Сейчас  очень  много  говорят  о  летающих
тарелках. Существа из космоса  следят  за  нами,  шныряя  вокруг.  Зеленые
человечки с клейкими щупальцами и выпученными  глазками?  Кэтрин  покачала
головой: все это выдумки телевизионщиков.
     Небо теперь казалось мирным, как будто вообще ничего не случилось.
     Она поплотнее закуталась в плед: тянуло холодом по ногам.  Здесь,  на
краю пустыни, ветер гуляет как на полюсе. Кэтрин  жила  в  самом  северном
доме микрорайона. Выглядывая из окна,  она  видела  только  сухие  заросли
полыни и пески. Когда, два года тому назад, они с Тедом купили  этот  дом,
агент торжественно пообещал им, что вокруг вырастут новые дома.  Но  этого
не произошло. Помешали финансовые затруднения,  и  Кэтрин  все  еще  живет
где-то на границе между чем-то и ничем. К югу лежал городишко  Берналильо,
пригород Альбукерке. Цивилизация ограничивалась полосой вдоль  шоссе  N_25
от Альбукерке до этого места. Но севернее не было  ничего,  только  пески,
где воют койоты и гуляет  ветер.  Койоты,  наверное,  и  сожрали  котенка.
Вспомнив о нем, Кэтрин сжала кулаки и прислушалась.
     Ничего - лишь свист ветра. Она осторожно  поглядела  на  небо,  затем
быстро повернулась и вошла  в  дом,  заперла  дверь,  включила  сторожевую
сигнализацию и подождала сигнала из центральной конторы. Как хорошо  снова
оказаться в этом ярко освещенном, уютном убежище. Когда Тед был  жив,  она
готова была полюбить дом. Но теперь это было просто место, где она  могла,
запершись на засов, ждать, пока вдовье оцепенение не оставит ее. Ей  всего
тридцать. Слишком она молода, чтобы навсегда заточить себя в песках.
     - Мама, где ты? - позвал сонный голосок.
     - Здесь, Джилли, здесь.
     - Ты нашла котеночка?
     - Нет, дорогая.
     - А почему ты выходила?
     - Просто посмотреть.
     - Котенок пошел искать папу? Да, мамочка?
     Слова эти пронзили ее. Кэтрин вошла в спальню дочери. Девочка  лежала
хорошо укрытая в  своей  постели.  Золотой  глазок  монитора  торжественно
взирал на нее сверху. В свои неполные три года Джилл была  уже  достаточно
большой, чтобы вылезти из кровати, но еще недостаточно взрослой, чтобы без
посторонней помощи спуститься на пол. Поэтому Кэтрин все еще оставляла  ее
под  присмотром  бдительной  электронной   няньки.   От   нее   полагалось
отказываться, когда ребенку исполнялось два года, но  Кэтрин  предпочитала
не рисковать.
     Она включила ночник. Джилл зажмурилась. У  нее  были  темные,  как  у
отца, волосы и  такие  же  тонкие  черты  лица.  Когда-нибудь  она  станет
красавицей. Не такой дурнушкой, как ее мать, не такой.  И  за  это  Кэтрин
была благодарна судьбе. Только Тед  не  увидит  этого.  Пропал  без  вести
где-то над Сирией. Что для него Сирия? Почему чужая земля отняла у нее  то
единственное, что было ей дорого?
     Нет, не совсем так. Почти единственное!
     - Котенок найдет папочку и приведет его назад? - спросила Джилл.
     - Надеюсь, дорогая. Спи. Пусть тебе приснится котенок. И папа.
     Кэтрин подкрутила рукоятку на пульте  управления,  чтобы  матрас  под
девочкой чуть-чуть  вибрировал.  Джилл  улыбнулась,  глаза  ее  закрылись.
Кэтрин пригасила свет, затем совсем выключила. Вернувшись в гостиную,  она
решила послушать, не сообщат ли что-нибудь об этой  небесной  штуковине  в
восьмичасовом выпуске новостей. Она приложила ладонь к кнопке на стене,  и
телеэкран ожил. Она поспела как раз вовремя.
     - ...сообщают из Таоса и других мест на юге,  вплоть  до  Альбукерке.
Это явление наблюдали  также  в  Лос-Анджелесе,  Грантсе  и  Жемез-Пуэбло.
Согласно заявлению доктора Келли из Лос-Аламоса, это  был  один  из  самых
ярких метеоритов, наблюдавшихся когда-либо. Группа  ученых  начнет  поиски
остатков огромного огненного шара завтра. Для тех,  кто  пропустил  начало
сообщения, мы повторим запись  через  полторы  минуты.  Итак,  нет  причин
беспокоиться из-за этого необычного явления.
     Слава богу! Метеор. Падающая звезда. Не  взорвавшийся  самолет  и  не
потерпевшая аварию ракета. Она не хотела, чтобы еще кому-нибудь  достались
те страдания, которые выпали на ее долю.
     Если бы только вернулся котенок... Она не разрешала себе надеяться на
то, что вдруг в дверь постучит Тед, но котенок,  живой  и  невредимый  мог
прятаться  где-нибудь  в  гараже  на  соседней  улице.  Кэтрин   выключила
телеэкран. Прислушалась, не мяукнет ли где котенок.  Но  вокруг  все  было
тихо.


     Полковник Том Фолкнер не  видел  огненного  шара.  Когда  яркая  дуга
прорезала небо, полковник был в комнате отдыха для офицеров  авиабазы.  Он
потягивал маленькими глотками подозрительно дешевое японское виски  и  без
интереса  смотрел  видеозапись  баскетбольного   матча   между   командами
Нью-Йорка  и  Сан-Диего.  Голос  комментатора  не  мешал  ему  краем   уха
прислушиваться к  тому,  что  два  лейтенанта  тихо  говорили  о  летающих
тарелках. Один из них был  страстно  убежден  в  реальности  посланцев  из
космоса. Другой занял ортодоксальную позицию: покажите мне хотя  бы  кусок
посадочного модуля, требовал  он,  хоть  что-нибудь,  до  чего  я  мог  бы
дотронуться, и тогда я поверю вам, но только тогда. Оба  были  слегка  под
градусом, иначе и не затеяли бы весь этот разговор. Во сяком  случае,  при
нем. Все так внимательны к этому бедняге, полковнику Фолкнеру! Все  знают,
что судьба сурово обошлась с ним, и поэтому пытаются облегчить его участь.
     Он поднялся и бесшумно подошел к бару.  Услужливый  дежурный  радушно
улыбнулся.
     - Еще один виски. Двойной, пожалуйста.
     Померещилось ему, или во взгляде бармена мелькнул упрек? Унизительная
жалость к пьянице-полковнику? Барменам  не  полагается  покровительственно
смотреть на своих клиентов, даже если ты чистоплюй из Оклахомы, который  и
не пригубит виски, разве что прикажут. Фолкнер нахмурился.  Он  становится
мнительным, слишком уж пристально приглядывается к  каждому  жесту,  ловит
каждое слово, и пытается толковать даже молчание.  В  последнее  время  он
стал просто комком нервов. Накачался этим вонючим эрзацем, чтобы  получить
разрядку, а в результате обременил себя новым грузом вины и страданий.
     Парень пододвинул к нему стакан. Банки с разбрызгивателем были  не  в
почете у офицеров. Пока находился персонал, который мог наливать,  офицеры
плевали на медицинские предписания. Джентльмены пьют только из  пристойной
посуды. Фолкнер благодарно хмыкнул  и  обхватил  стакан  волосатой  рукой.
Поехали! Тьфу, пакость. Скривился.
     - Простите за навязчивость, сэр, но как вам это японское пойло?
     - Вы ни разу не пробовали?
     - Нет, сэр. - Бармен посмотрел на полковника так, будто тот предложил
ему совершить что-то непристойное. - Никогда. Я не пью, совершенно. Именно
поэтому, как мне кажется, компьютер поставил меня сюда дежурить. Вот  так,
сэр.
     - Да...  -  кисло  протянул  Фолкнер.  Он  поглядел  на  бутылку  так
называемого виски. - Не такое уж оно  гадкое,  как  кажется  поначалу  Оно
крепкое и немного напоминает настоящее виски, только вот отрыжка...  Да...
Пока снова не наладим отношения  с  Шотландией,  придется  обходиться  вот
этим. Черт подери это идиотское эмбарго! Президенту следовало бы...  -  он
заставил себя сдержаться. Бармен робко  улыбнулся.  Вопреки  себе  Фолкнер
улыбнулся тоже и поплелся на свое место.
     Бросил взгляд на экран. Этот центровой из Сан-Диего, парень ростом  в
228 сантиметров,  высоко  взлетев,  уложил  мяч  в  корзину.  "Но  подожди
немного, длинноногий балбес, - погрозил ему Фолкнер. - В следующем  сезоне
в лиге появится несколько игроков  ростом  в  240  сантиметров,  бьюсь  об
заклад. И тогда тебе уже не поскакать на своей лошадке".
     Обрывки разговора продолжали доноситься до его ушей.
     - ...если и существуют чужаки, которые непрерывно следят за  нами  из
космоса, как же получилось, что они до сих пор так и не вступили с нами  в
контакт?
     - А может быть уже вступали?
     - Разумеется, нет благодати,  кроме  контакта,  и  Фредерик  Сторм  -
пророк его. Только не говорите, что верите этому пройдохе!
     - Я вовсе не говорил...
     Фолкнер попытался сосредоточиться на занимающем всю стену телеэкране.
Не хватало еще отравлять свободное время мыслями о летающих тарелках.  Ему
был ненавистен сам этот термин.  Все  эти  летающие  неопознанные  объекты
просто скверная шутка, но и шутка эта погребла под собой его жизнь.
     Ему было сорок три года, хотя временами казалось,  что  ему  все  сто
сорок три! Он мог  припомнить,  хотя  и  смутно,  когда  летающие  тарелки
впервые попали в выпуски последних новостей. Это было в 1947 году,  вскоре
после второй мировой войны. Войну Фолкнер не мог помнить -  он  родился  в
1939 году, в день, когда произошло вторжение в  Польшу,  и  был  в  первом
классе, когда война  закончилась,  -  но  он  хорошо  помнил  сообщения  о
летающих тарелках, потому что они напугали его. Он прочел об этом в  одном
из популярных иллюстрированных журналов и похолодел от  одной  мысли,  что
какой-то человек в Орегоне или  где-то  еще  видел  инопланетные  корабли.
Маленький Томми Фолкнер всегда питал интерес к космосу. Он  был  одним  из
первых, помешавшихся на космосе, в те времена, когда  подобные  вещи  были
внове для широкой публики. Тем не менее  мерзкое  ощущение  мучило  его  с
неделю.
     Рассказы  о  тарелках  появлялись  и  исчезали.   Находилось   немало
чокнутых, несущих бог знает что о своих приключениях  в  космосе.  К  тому
времени, когда он в 1957 году поступил в  Военно-воздушную  академию,  Том
начисто позабыл весь этот бред, выбросив на  свалку  научно-фантастические
журналы.  Он  намеревался  принять  участие  в  американской   космической
программе,  если   таковая   начнет   разворачиваться.   Готовился   стать
космонавтом.
     Фолкнер сердито отхлебнул из стакана.
     Через пару недель после того, как он стал курсантом,  русские  вывели
на орбиту свой  спутник.  Со  временем  материализовалась  и  американская
космическая программа - пусть усеченная, запоздалая, но материализовалась.
Забавно, как только научная  фантастика  начала  становиться  реальностью,
исчезло слово "космонавт". Астронавты - вот как их  теперь  называют.  Для
участия в проекте "Меркюри" лейтенант Томас Фолкнер был еще слишком  молод
и с завистью наблюдал за тем, как взлетают астронавты на "Джемини". Однако
в проекте "Аполло" ему уже нашлось место. Он  оказался,  правда,  в  самом
конце списка претендентов для  полета  на  Луну.  Если  повезет,  надеялся
Фолкнер, то он сможет слетать на Марс до того, как ему стукнет сорок.
     В те годы космос стал реальным, важным делом. Он проводил много  дней
в тренажерах, вечерами корпел над математикой. Летающие тарелки?  Это  для
лунатиков. "Калифорнийские бредни" - так называл он рассказы о них, даже в
тех случаях, когда сообщения приходили из Мичигана или Северной Дакоты.  В
Калифорнии верили чему угодно, включая побасенки  о  багровых  пожирателях
людей, прибывших со звезд. Он осваивал свое ремесло. А  ремеслом  его  был
космос. В это же время он женился, и нельзя  сказать,  что  брак  оказался
неудачным, если не считать того, что детей не было.
     Он запомнил один из вечеров 1970  года,  когда  он  и  еще  несколько
ребят, привлеченных к проекту "Аполло", хорошенько приложились  к  большой
бутылке виски, настоящего шотландского виски "Амбассадор" двенадцатилетней
выдержки. И Нед Рейнольдс, хорошо уже нагрузившись,  неосторожно  заметил:
"Ты не покинешь Землю, Том. Хочешь знать почему? Потому  что  у  тебя  нет
детей. Это очень не  нравится  публике.  У  астронавта  должна  быть  пара
картинных детишек, ожидающих возвращения папочки домой. Иначе телерепортаж
будет никуда не годен".
     Фолкнера тогда позабавили эти  слова.  Такое  только  спьяну  говорят
друзьям и только спьяну прощают. "Ты не покинешь Землю, Том..."
     Истина в вине. Через шесть месяцев, во время  очередной  проверки,  у
него  нашли  что-то  неладное  во  внутреннем  ухе.   Какое-то   нарушение
вестибулярного аппарата. И  это  положило  конец  его  участию  в  проекте
"Аполло". Его  спокойно  выдворили,  с  сожалением  объяснив,  что  нельзя
выводить склонного к головокружениям человека на орбиту, даже если  это  и
не проявлялось до сих пор...
     Работу ему нашли.  Пристроили  к  проекту  "Синяя  Книга".  Это  была
программа  ВВС,  рассчитанная  на  то,  чтобы  раз  и  навсегда  отбить  у
общественности интерес к летающим тарелкам. С тех пор минуло  десять  лет.
Попав в руки бюрократов, проект "Синяя Книга" стал непрерывно разрастаться
и получил название "Исследование Атмосферных Объектов"  (ИАО).  А  бедняга
Том Фолкнер,  неудавшийся  астронавт,  стал  координатором  ИАО  в  штатах
Аризона, Нью-Мексико, Юта и Колорадо. Он имел чин полковника и  состоял  в
отряде наблюдения за  летающими  тарелками.  Если  бы  он  сцепил  зубы  и
продержался достаточно  долго,  то  стал  бы  генералом  ВВС  по  летающим
тарелкам.
     Он допил виски. В это же мгновение до  него  дошло,  что  репортаж  о
баскетболе прерван, уже почти минуту, выпуском местных новостей. Что-то  о
метеоре,  о  ярком  световом  следе...  нет  причин  для   беспокойства...
абсолютно никаких причин для беспокойства...
     Фолкнер попытался привести в порядок  свои  мысли.  Из  глубин  мозга
всплыло  -  след  летающей  тарелки.  Наконец-то!  Синелицые   негодяи   с
Бетельгейзе здесь! Нет причин для беспокойства - они всего  лишь  разнесли
Вашингтон, столицу США. Все в порядке! Всего лишь метеор!
     В углу бара настойчиво трезвонил телефон.
     -  Это  вас,  полковник.  Звонят   из   вашего   управления.   Ужасно
взволнованы, сэр!





     Неприятности на борту дирнанского корабля начались над  полюсом.  Это
был стандартный корабль-разведчик, один  из  тех,  которые  уже  несколько
десятилетий совершали патрульные облеты Земли, и возможность неисправности
считалась  столь  маловероятной,  что  никому  и  в  голову  не  приходило
задумываться о подобных вещах. Корабли функционировали исправно - что  тут
задумываться! Но на борту одного из них произошла авария.
     Первые признаки неприятностей появились на высоте двадцать семь тысяч
метров,  когда  зажглась  сигнальная  лампочка  безопасности.  Тотчас   же
запульсировали сигналы под кожей  трех  членов  экипажа.  Среди  различных
полезных схем, вмонтированных в их тела, была и оповещающая о  неполадках.
Характер порученной им миссии требовал,  чтобы  наблюдаемые  оставались  в
неведении относительно наблюдателей, и  поэтому  дирнане  старались  любой
ценой избежать аварии, связанной с посадкой на Земле.
     Это была стандартная группа из трех членов, в данном случае  из  двух
мужчин и женщины. По земным меркам они были вместе почти столетие,  причем
последние  десять  лет  наблюдали  за  Землей.  Женщина,   Глэйр,   ведала
оборудованием, просеивавшим информацию, которая поступала с Земли.  Миртин
ее обрабатывал и анализировал. Ворнин передавал на родную  планету.  Кроме
того,  у  них  были  дополнительные  обязанности,   которые   они   делили
по-товарищески: обслуживание механизмов корабля, приготовление пищи, связь
с другими наблюдателями и тому подобное. Они составляли крепкую команду.
     Самый старший и спокойный из них, Миртин,  избравший  для  маскировки
тело землянина средних лет, первым достиг пункта обработки данных.  Пальцы
его двигались быстро. Он считывал информацию и передавал ее остальным.
     - Вышло из строя устройство фокусировки плазмы.  Мы  взорвемся  через
шесть минут.
     - Но это невозможно! - возразила Глэйр. - Мы...
     Ворнин нежно улыбнулся.
     - Это случилось. Возможность подобного не исключена.
     У него было совершенное тело юноши, пожалуй чересчур совершенное.  Но
коль скоро наблюдателям приходилось  принимать  внешний  вид  землян,  они
могли разрешить себе маленькие вольности. И если  Ворнин  взял  за  модель
античную статую, Глэйр предпочла  пышные  формы  секс-бомбы.  Один  Миртин
пожелал быть внешне неприметным.
     Глэйр,  быстро  оправившись  от  замешательства,  теперь  лихорадочно
действовала.
     - Если мы введем в действие резервные цепи, то, может  быть,  удастся
удержать плазму, верно? Но это снимет маскировку.
     - Попробуй, - согласился Ворнин. И руки Глэйр забегали по пульту.
     - Нас теперь видно, - рассмеялся Миртин. - Такое ощущение,  будто  мы
голые, не так ли? Как будто стоим в полдень на рыночной  площади  раздетые
догола.
     - Да, мы  не  сможем  долго  оставаться  незамеченными,  -  пробурчал
Ворнин. - Того и гляди в нас полетят ракеты.
     - Сомневаюсь, - решительно заявила Глэйр. - Они видели наши корабли и
раньше, но не нападали на них. Отдадим им должное.  Им  известно,  что  мы
здесь.  По  крайней  мере,  известно  правительствам.   Пять   минут   без
маскировки, это не так уж и серьезно!
     Ворнин понимал, что она права. Сейчас важнее предотвратить  взрыв,  а
не сокрушаться по поводу того, что они стали  видимыми  для  любой  земной
системы обнаружения - от нейтронных экранов до простых биноклей.
     Он открыл дверь и протиснулся в силовой отсек.
     Дирнанские корабли не нуждались в пополнении топлива. Корпус корабля,
сплющенная сфера,  сужался  книзу,  образуя  чашу,  в  которой  размещался
термоядерный реактор - миниатюрное солнце. Сердцевиной системы была плазма
- чудовищно горячая смесь электронов и атомных ядер с сорванной оболочкой,
которая удерживалась мощным магнитным полем. Ничто материальное  не  могло
содержать в себе плазму, не  становясь  ее  частью.  Что  Вселенной  могло
служить оболочкой для  газа,  температура  которого  исчислялась  в  сотни
миллионов градусов? Но  магнитное  поле  создавало  сжимающий  эффект,  не
позволяя плазме пожрать все вокруг. Пока неистовая материя оставалась  под
контролем,  дирнане  могли  пользоваться  ее  энергией  вечно,  и  точнее,
настолько долго, что для живых существ это  приближалось  к  вечности.  Но
стоило сжимающему эффекту пропасть, все  трое  мгновенно  оказались  бы  в
десятке метров от яростного новорожденного солнца. Мгновенно...
     Войдя в туннель  для  обслуживания,  Ворнин  приблизился  к  силовому
сердечнику. Пять контрольных стержней уже расплавились, и зловещие голубые
дуги плясали над корпусом реактора.
     Он не почувствовал особенного страха: они скользнут в небытие быстрее
мысли. Однако честь профессионала требовала бороться до  последнего,  если
подвернется хоть малейшая возможность. Правда, единственное,  что  он  мог
сделать,  это  попытаться  перевести  всю  энергию  корабля  на   подпитку
электромагнитной ловушки в надежде на то, что система стабилизируется сама
по себе благодаря статическим воздействиям, которые,  как  предполагалось,
должны были автоматически появляться в подобной ситуации.
     Система, делавшая корабль невидимым,  была  уже  отключена.  Впрочем,
такое уже случалось раньше,  и  не  раз.  Не  стоит  беспокоиться.  Просто
сегодня вечером в сводке новостей мелькнет еще одно сообщение  о  летающей
тарелке. Но если реактор взорвется и при этом -  так  может  случиться,  -
прихватит с собой пару крупных городов? То-то будет новость!
     - Отключите передающие системы! - крикнул он.
     - Они уже отключены, - ответил Миртин. - Двадцать секунд тому  назад.
Ты не заметил?
     - Никакого эффекта!
     - Я выключу освещение, - сказала Глэйр.
     - Выключай все подряд! - приказал Ворнин.  -  Я  не  ощущаю  никакого
изменения. Удерживающий эффект непрерывно ослабляется.
     Корабль затопила тьма. Бедные земляне будут лишены столь  любопытного
зрелища  вспыхивающих  попеременно  красных  и  зеленых  огней.  И  только
государственные системы слежения смогут  обнаружить  тарелку.  В  обширные
архивы  секретной  информации  о  кораблях-разведчиках  ляжет   еще   один
документ. Ворнину была ненавистна сама мысль о том, что он  пополнит  ряды
неудачников, портящих всю картину. Но вряд ли в этом была  его  вина.  То,
что случилось, - чисто статистический феномен: раз на околоземных  орбитах
так много разведчиков, то, по крайней мере, одного из  них  могут  ожидать
неисправности того или иного рода. Просто случай выбрал их, а  не  кого-то
другого.
     Сейчас, разумеется, сигнал бедствия эхом катится по  всей  Галактике.
Он автоматически регистрируется в то  мгновение,  когда  экипаж  отключает
передающие цепи,  разрывая  связь  с  родной  планетой.  Конечно,  пройдет
несколько десятилетий, прежде чем дома узнают о случившемся,  но  весть  о
беде  быстро  достигнет  сотен  других  дирнанских  кораблей,  находящихся
поблизости. В этом было некоторое утешение.
     Ворнин вернулся в рубку.
     - Бесполезно, - сказал он. - Взрыв неизбежен. Нужно покидать корабль.
     - Но... - взволновано начала Глэйр.
     Миртин взял управление на себя.
     - Я подниму корабль повыше. Нам нужно быть вне опасной  зоны.  Где-то
не ниже пятидесяти километров, так?
     - Выше! - не согласился Ворнин.  -  Насколько  это  тебе  удастся!  И
следуй тем же курсом. Нам обязательно нужно быть над пустынной местностью!
     - Мы можем что-нибудь взять с собой? - спросила Глэйр.
     - Себя! - кратко ответил Ворнин.
     Корабль был их домом в течение многих  лет.  Теперь  было  мучительно
больно покидать его. "И ей больнее всех" - подумал Воронин.  Именно  Глэйр
ухаживала за крошечным садиком - несколькими растениями с их родной Дирны,
именно ее искусная рука облагораживала суровое убранство  корабля.  Теперь
они должны были оставить  и  сад,  и  корабль,  и  все  остальное,  чтобы,
доверившись судьбе, ринуться в  темные  земные  просторы.  И  хотя  каждый
наблюдатель знал о возможности  такого  исхода,  сознание  Ворнина  всегда
отстранялось от нее, и он понимал, какое потрясение испытала Глэйр. Только
Миртин, по крайней мере внешне, отрешился от постигшего их несчастья.
     Они взмыли высоко в ночное небо.
     Теперь из силового отсека доносился грохот. Ворнин пытался не  думать
о том, что могло там происходить и насколько близки они  к  взрыву.  Глэйр
уже начала надевать спасательный  комбинезон.  Он  схватил  свой.  Миртин,
зафиксировав положение органов управления, последовал их примеру.
     - Мы потеряем друг друга, - сказал Ворнин. - Наверняка приземлимся на
расстоянии сотен миль друг от друга. - Он уловил испуг в глазах Глэйр,  но
безжалостно продолжал: - Мы можем покалечиться  во  время  приземления,  и
даже погибнуть. Но надо прыгать. Как-нибудь мы снова отыщем друг друга.
     Он рванул рычаг - и перед ними разверзся люк. Вот уж не  думали  они,
что придется им воспользоваться. Воздух стремительно вырвался из  корабля,
но спасательные костюмы защитили их от удушья. Они  поспешно  двинулись  к
люку.
     - Давай! - приказал Ворнин Глэйр.
     Она прыгнула. Он в ужасе смотрел на то, как она, вращаясь,  удалялась
от корабля, пока не исчезла из виду. Скорость падения была так велика, что
он стал опасаться как бы она  не  потеряла  сознание.  Они  упражнялись  в
прыжках, но со времени последней учебной тревоги, прошел не один год.  Ему
едва не стало  дурно,  при  мысли,  что  Глэйр,  должно  быть,  разобьется
насмерть и он потеряет  одного  из  супругов.  Пронзившая  его  боль  была
страшнее всего, что ему когда-либо приходилось испытывать. По сравнению  с
этим потеря корабля - пустяк.
     - Наружу! - скомандовал Миртин у него за спиной.
     И тогда Ворнин покинул корабль. Кошмар стал явью: каждому наблюдателю
сотни раз  снились  прыжки,  но  для  большинства  они  оставались  просто
ужасными сновидениями. И вот  теперь  он  падает  в  пропасть  глубиной  в
тридцать миль. Глэйр, возможно, уже мертва,  а  его  ждет  чужая  планета,
населенная неведомыми существами. Удивляясь собственному  спокойствию,  он
включил систему жизнеобеспечения и ощутил внезапный толчок: развернувшийся
экран замедлил падение. Теперь он наверняка останется в живых.
     А Миртин?
     Ворнин попробовал посмотреть вверх, но не смог разглядеть ни корабля,
ни  Миртина.  Прыгнул  ли  он?  Разумеется,  прыгнул.  Миртин  сделал   из
рационализма культ. Он не был подвержен панике и не мог остаться на  борту
обреченного корабля. Без сомнения, Миртин плавно опускается на Землю.
     Мгновением позже грянул взрыв.
     Он превзошел все, что рисовало воображение Ворнина. Если бы  дирнанин
продолжал смотреть вверх, его глаза,  наверное,  вскипели  бы.  А  так  он
отделался тем, что  затрясся  от  ужаса,  когда  небо  над  ним  вспыхнуло
ослепительным факелом  новорожденного  солнца.  В  плазменном  генераторе,
разумеется, не было жесткого излучения.  Ни  он,  ни  поселения  людей  не
пострадают. Да и разреженный воздух на  этой  высоте  не  сможет  передать
особенно  сильный  звук.  Спиной  он  ощутил  тепло,  но  это  было  тепло
крошечного солнца, мощности которого хватало только для одного  маленького
корабля, и поэтому  он  не  обуглился.  Что  его  пугало,  так  это  свет,
неистовое сияние, разлившееся над ним. Как  будто  Вселенная  раскололась,
дав дорогу первоначальному свету, сопровождавшему акт творения. И почти не
помогало  то,  что  он  закрыл  глаза.  Как  это  все  выглядит  снизу,  с
поверхности Земли? Ужаснутся ли они? Или подумают, что упал особо  крупный
метеор?
     Вот так он и падал, повторяя траекторию того, что  мгновением  раньше
было  кораблем.  По  крайней  мере,  не  останется  следов,   возбуждающих
подозрения. Но свет, этот чудовищный свет... Ворнин потерял сознание.
     Когда он очнулся, то пришел в ужас: внизу мелькали ряды домов. Земля!
Так скоро? Еще тысяча метров - и он коснется почвы планеты, за которой так
долго наблюдал.
     Ниже... ниже...
     Глэйр уже, наверное, приземлилась. Он старался не думать о ее судьбе.
Он должен разыскать Миртина, чем быстрее, тем лучше, и вдвоем они дождутся
спасателей, которые непременно явятся за ними. А пока главное - выжить! Он
проклял удачу, которая вынесла его прямо к  жилищам  людей,  когда  вокруг
простиралась спасительная пустыня.  Ворнин  попытался  было  уклониться  в
сторону, как можно ближе к ровному, заросшему кустами плато.
     Земля стремительно надвигалась на него. Он даже представить  не  мог,
что приземление будет таким. Неужели он не уткнется мягко  в  землю?  Нет.
Нет. Он падал, словно бомба. Он врежется прямо в  крышу  последнего  дома.
Он...
     Он уклонился, но всего лишь на пару метров.
     Затем он узнал самую дикую боль за всю  прежнюю  жизнь,  которая,  по
правде говоря, была почти свободна  от  боли.  Человек  со  звезд,  тяжело
ударившись о землю, остался неподвижно лежать, скорее мертвый, чем живой.





     Через полчаса после того, как был замечен огненный шар, отряд  ИАО  в
Альбукерке пришел в движение. Обслуживающий персонал  установил  полностью
заряженные  аккумуляторы  на  шесть  электрических  вездеходов.  Компьютер
построил векторную  диаграмму,  показавшую  вероятные  районы  рассеивания
осколков, если таковые будут.  Бронштейн,  адъютант  полковника  Фолкнера,
поднял  по  тревоге  всех  свободных  от  дежурства,  теперь  они   стояли
полукругом вокруг информационного  табло,  глядя  на  прерывистую  красную
линию, которая обозначала предполагаемый курс атмосферного объекта.
     В пятнадцати метрах от них, наглухо запершись в ванной,  Том  Фолкнер
изо всех сил пытался протрезвиться.
     Еще по дороге из клуба полковник  проглотил  антистимулятор.  Удобная
штука: полчаса мучений - и трезв как стеклышко.  Снадобье  давало  двойную
нагрузку щитовидной железе и гипофизу, на время  расстраивая  гормональный
баланс и ускоряя обмен веществ. Пришпоривая организм, оно  выгоняло  хмель
из  крови.  Процессы,  которые  обычно  протекали  за  шесть-семь   часов,
укладывались в десять минут. Жестоко, но  эффективно.  Фолкнер  присел  на
пол, обхватив руками стойку для полотенец. Его жутко трясло. Крупные пятна
пота проступали сквозь форму. Лицо было красным, пульс перевалил за сто  и
продолжал расти, сердце стучало так ужасно, будто  в  грудной  клетке  бил
барабан. Рвота уже избавила его от последней дозы виски, которая не успела
всосаться в кровеносную систему, а яростное внутреннее очищение  организма
должно было справиться с остальным алкоголем. Сознание его прояснилось. Он
крайне редко прибегал к помощи антистимулятора и всякий раз надеялся,  что
больше он не понадобится.
     Прошло немало времени, прежде чем он поднялся и вытянул  перед  собой
пальцы.  Они  покачивались,  будто  он  печатал  на   машинке.   Полковник
попробовал унять дрожь. Кровь  уже  отхлынула  от  лица.  Он  посмотрел  в
зеркало и содрогнулся. Это был  крупный  широкоплечий  мужчина  с  коротко
подстриженными курчавыми черными волосами,  небольшими  колючими  усами  и
красными глазами. В лучшие времена он держал форму  и  не  набирал  больше
семидесяти пяти килограммов, но эти времена давно уже прошли, и теперь его
кости изрядно обросли плотью. В мундире он выглядел плотным  и  массивным,
но без одежды тело  его  несколько  обвисало.  Ему  не  доставляло  особой
гордости то, чем он стал в зрелые годы. Но он предпочитал не  задумываться
над этим, так же, как над крахом карьеры и всем  этим  бредом  о  летающих
тарелках.
     Теперь он чувствовал себя получше. Он брызнул в лицо холодной  водой,
вытер пот, поправил воротник. Хотя и не протрезвев полностью,  он  уже  не
ощущал наихудших последствий своего загула: перестал чесаться кончик носа,
уши не горели, глаза функционировали так,  как  им  и  положено.  Двигаясь
чрезвычайно осторожно, Фолкнер открыл дверь ванной и направился в кабинет.
     Капитан Бронштейн, как обычно, сохранял  хладнокровие.  Он  наставлял
подчиненных, чеканя каждое слово и не глотая гласных.  Увидев  начальника,
Бронштейн четко доложил:
     - Готовы отправиться по вашему приказу, полковник!
     - Все рассчитано? Маршруты определены?
     - Все! - ответил Бронштейн, бросив мимолетную,  возможно  насмешливую
улыбку. - Табло горит, будто елка на рождество. У  нас  уже  около  тысячи
сообщений об атмосферном объекте, и сообщения все идут.  В  этот  раз  все
по-настоящему!
     - Прекрасно, - пробормотал Фолкнер. - Мы прогремим на всю страну.  На
весь мир. Внеземной космический корабль терпит  аварию,  пилоты  спаслись,
используя парашюты. Доблестные офицеры  ИАО  схватили  их  голыми  руками.
Мы...
     Он вовремя спохватился. Эк куда его  понесло  -  еще  не  протрезвел,
наверное.  Предостерегающий  взгляд  адъютанта  был   недвусмысленен.   На
мгновение их глаза встретились, и Фолкнера привело в ярость то  сожаление,
которое  было  написано  на  лице  Бронштейна.  Волна  бешеной   ненависти
пронеслась по телу полковника.
     В такие минуты Фолкнер упрямо повторял про себя, что ему нет дела  до
национальности Бронштейна. Он ненавидит этого энергичного невысокого еврея
за дьявольское честолюбие, за способности, за хладнокровие и, наконец,  за
веру в летающие тарелки. Бронштейн был единственным из офицеров,  знакомых
Фолкнеру, кто добровольно  примкнул  к  программе  ИАО.  Такое  назначение
расценивалось как опала, ссылка, позволяющая избавиться от  тех  офицеров,
которые больше ни на что не годны, а  этот  честолюбец  не  жалел  усилий,
чтобы получить именно его.
     Почему?
     Потому что был убежден, что летающие тарелки в конечном  счете  будут
самой важной задачей, которую придется решать  ВВС  США.  И  он  хотел  не
опоздать к раздаче призов,  купаться  в  славе  и  лучах  юпитеров,  когда
фантастика  станет   явью.   Для   Бронштейна   патрулирование   в   целях
идентификации атмосферных объектов было одной из ступенек к более  высоким
деяниям.
     Сенатор Бронштейн!!!
     Президент Бронштейн!!!
     Настроение Фолкнера еще больше испортилось.
     - Ладно, - огрызнулся  он.  -  Давайте  отправляться.  В  пустыню!  И
откопайте этот метеорит до утра! Живо!
     Собравшиеся спешно покинули комнату. Бронштейн задержался.
     - Том, я считаю, что это на самом деле оно, - тихо сказал  он.  -  Та
ситуация вынужденной посадки, которой мы так долго дожидались.
     - Иди к черту!
     - И  ты  не  удивишься,  когда  обнаружишь  космического  посланника,
сидящего среди полыни?
     - Это метеор, - холодно заметил Фолкнер.
     - Ты его видел?
     - Нет. Я... изучил сообщение.
     - А я видел его, - усмехнулся Бронштейн. - Это не метеор. Я  едва  не
ослеп. Где-то над стратосферой взорвалось что-то вроде ядерного  реактора.
Будто маленькое солнце вспыхнуло на пару минут,  Том.  Это  же  сказали  и
ребята из Лос-Аламоса. Тебе известно что-либо о проектах ВВС, связанных  с
применением ядерных реакторов?
     - Нет.
     - И мне тоже.
     - Значит это был  китайский  разведывательный  корабль,  -  упрямился
Фолкнер.
     Бронштейн рассмеялся.
     - Знаешь, Том, в тысячи раз  вероятнее,  что  этот  корабль  прилетел
откуда-нибудь с Проциона-12, чем из Пекина. Говори, сколько хочешь, что  я
сошел с ума, но я убежден в этом!
     Фолкнер ничего не ответил. Некоторое время он раскачивался, не  меняя
положения ног и пытаясь убедить себя, что не  спит.  Затем,  нахмурившись,
сделал знак Бронштейну, и они вышли в ночную тьму.
     Четыре вездехода уже уехали. Фолкнер забрался в один  из  оставшихся,
Бронштейн - в другой, и машины с шумом выехали за ворота  базы.  В  кабине
размещался полный комплект аппаратуры, позволявшей полковнику поддерживать
связь с остальными экипажами, управлением в Альбукерке, штаб-квартирой ИАО
в Топике и штабами в четырех юго-западных штатах. На  пульте  одновременно
горели  десятки  лампочек,   свидетельствовавших   о   поступлении   новых
сообщений.
     Фолкнер  подключился  к  Топике.  На  экране   появилось   лицо   его
непосредственного начальника, генерала Уэйерленда.
     Уэйерленд, подобно Фолкнеру, принадлежал к числу  тех,  кто  оказался
лишним в программе освоения  космоса.  Но  ему,  по  крайней  мере,  могли
служить утешением четыре звезды на погонах. А  если  учесть,  что  он  нес
личную ответственность за гибель двух  астронавтов  при  эксперименте,  то
Уэйерленду просто повезло, что он вообще не остался без работы. Что бы там
ни было, генерал всегда сохранял хорошую мину и поступал так, будто проект
означает для него нечто важное.
     - Что сообщают, Том? - поинтересовался генерал.
     - Ничего особенного, сэр, - пожал плечами Фолкнер. - Полоса  света  в
небе, переполох среди обывателей. Сейчас мы проводим стандартную проверку.
Я нахожусь на одном из вездеходов, парочку мы уже  отослали  к  северу  от
Санта-Фе. Плюс обычное прочесывание с  помощью  металлоискателей.  Все  по
шаблону, как во всех других  случаях,  когда  на  небе  замечали  что-либо
необычное.
     - Вашингтон уже дважды был на проводе, - строго произнес генерал. - Я
имею в виду Самого. Он взволнован. Ты знаешь, эту светлую полосу видели на
пространстве в несколько тысяч квадратных миль. Ее  заприметили  сперва  в
Калифорнии и, следя за ней, едва не сошли с ума.
     - Калифорния! - Фолкнер произнес это слово, как непристойность.
     - Да,  я  понимаю.  Но  общественность  взбудоражена.  Она  оказывает
давление на Белый Дом, а он жмет на нас.
     - Сигнал один-ноль-семь уже подан?
     - По всем каналам, - кивнул Уэйерленд.
     Код 107 оповещал, что таинственный объект был естественным, природным
феноменом и нечего беспокоиться.
     - ...но мы уже столько раз посылали этот сигнал, - продолжал генерал,
- что никто не верит в сообщение. Мы говорим "метеор",  а  все  переводят:
"летающая тарелка". Наступают времена, когда,  очевидно,  придется  начать
говорить правду.
     "Какую правду?" - хотел спросить Фолкнер, но не стал злить  генерала.
Вместо этого он сказал:
     - Передайте президенту, что мы  сразу  же  доложим  ему,  как  только
найдем что-либо определенное.
     - Держи со  мной  связь  через  каждый  час,  полковник,  -  приказал
Уэйерленд. - Независимо от того, есть ли что определенное или нет!
     И  генерал  отключился.  Фолкнер  тотчас  же  начал   связываться   с
подчиненными. От четырех штабов он получил данные  о  том,  что  установки
раннего обнаружения, являющиеся частью  системы  противоракетной  обороны,
засекли массивный предмет, пролетевший  над  полюсом  на  высоте  тридцать
километров и поднявшийся еще выше над канадской провинцией Манитоба. Затем
он рухнул где-то над центральной частью Нью-Мексико.  Что  ж,  сегодняшней
ночью что-то их ждет. Но кроме  фантастических  объяснений  могло  быть  и
рациональное. Скажем, огромная  железная  глыба  залетела  в  атмосферу  и
сгорела. Зачем припутывать сюда галактические звездолеты, если  метеоры  -
обыденное явление?
     Вездеход Фолкнера с лязгом продвигался дальше к северу в  направлении
национального парка Цибола. Слева от себя полковник видел мелькание  огней
автомобилей, мчавшихся по шоссе N_40. Сейчас он приближался к сухому руслу
Рио-Пуэрто - осенью дождей  не  было.  Звезды  казались  особенно  яркими,
какими-то угловатыми. Хорошо, когда в такую ночь идет снег,  но  он  знал,
что в эту ночь снега не будет. Он продолжал задумчиво переключать ручки на
пульте перед собою.
     Общественность   взбудоражена.   Общественность!   Стоит   прожужжать
вертолету над головой - и миллионы  людей  бросаются  к  телефонам,  чтобы
сообщить в полицию о летающей тарелке. Сегодня вечером небольшой спектакль
в небесах  принес  дополнительные  барыши  телевизионным  станциям  горных
штатов. Заполнили  все  каналы  этим  вечером.  Можно  подумать,  что  все
задумано телекомпаниями.
     Единственное, что по-настоящему беспокоило Фолкнера, - это рост числа
сообщений о летающих тарелках и таинственная взаимосвязь между этим числом
и обстановкой в мире. Первые  наблюдения  были  отмечены  сразу  же  после
второй мировой войны, когда возникло ядерное  соперничество  между  США  и
СССР, затем, в период президентства Эйзенхауэра, наступило затишье. В 1960
году  опять  произошел  новый  скачок.  После  убийства  Кеннеди   тарелки
наблюдали повсеместно, и с 1966 года частота  наблюдений  стала  неуклонно
расти с тенденцией всплеска в  те  периоды,  когда  разногласия  с  Китаем
грозили вылиться в открытый  конфликт.  Эта  тенденция  не  вписывалась  в
версию о метеорных дождях, если только не отнести рассказы о  тарелках  на
счет тревоги, охватившей людей. Возможно, 99% всех наблюдений были вызваны
предельным нервным напряжением.
     Однако  загвоздка  заключалась  в  том,   что   изменилось   качество
наблюдателей. Когда вместо страдающих  от  климакса  матрон  и  худосочных
деревенских жителей с больной щитовидкой в роли очевидцев стали  выступать
президенты банков, полисмены, сенаторы и профессоры-физики, спор перешел в
новую  стадию:  его  перестали  считать  развлечением  чокнутых.   Фолкнер
вынужден был это признать. Поворотным стал 1975 год: количество наблюдений
и количество респектабельных  наблюдателей  в  этот  год  резко  возросло.
Фолкнер  не  мог  обращать  внимания  на  бредни  лунатиков,  на  расхожие
глупости. Но он не мог игнорировать тех, чьим словам привык доверять.
     И все же эта работа вошла в его суть, как заноза. Он не мог позволить
себе поверить в  то,  что  так  называемые  тарелки  что-то  иное,  нежели
природное явление. Окажись они на самом деле  кораблями  из  космоса,  его
работа стала бы по-настоящему важной  и  ему  пришлось  бы  отказаться  от
удовольствия бередить рану в душе. Тому Фолкнеру нужна была эта боль,  она
пришпоривала его. Поэтому он враждебно  встречал  любые  доводы  в  пользу
того, что его работа обеспечивает безопасность страны.
     Он переключился на сигналы, подаваемые металлоискателями.
     Ничего. Да и откуда взяться этим сигналам?
     Он вызвал Бронштейна, который сейчас был в восьмидесяти  милях  южнее
его, в окрестностях Акома-Пуэбло.
     - Что нового, капитан? Что сообщают?
     - Ничего, - отозвался Бронштейн. - Хотя в Акоме видели светлую полосу
на небе. Это же зафиксировали и в Лагуне. Вождь племени говорит, что очень
многие его люди перепуганы.
     - Скажи им, что нечего беспокоиться.
     - Я так и сделал. Не помогает. В них будто бес вселился, Том!
     - Пусть пляшут, чтобы изгнать бесов.
     - Том!
     - О'кей, извините, сэр! - Фолкнер сделал саркастическое  ударение  на
последнем слове. Затем, зевая, добавил: - Ты знаешь,  в  Белом  Доме  тоже
завелись бесы. Бедняга Уэйерленд последний час сидит как на  иголках.  Ему
нужны результаты, не то...
     - Я знаю. Он связывался со мной.
     Фолкнер  нахмурился.  Какого  черта  Уэйерленд  действует  через  его
голову! Есть же все-таки субординация. Он переключился  на  другой  канал.
Вездеход торопился на запад. На крыше  вращалась  чувствительная  антенна.
Она засекла бы  даже  незначительное  количество  металла.  Термодетекторы
охотились за инфракрасным излучением. От них не ускользнет ни  одно  живое
тело размером больше сумчатой  крысы.  Каждые  тридцать  секунд  поисковая
установка испускала лазерный луч, он отражался  от  сферы  в  восьмидесяти
милях и возвращался, но не приносил ничего нового.
     Фолкнер продолжал нажимать кнопки, щелкать  тумблерами,  поворачивать
рукоятки. Он испытывал сдержанное удовлетворение от  игры  своих  рук  над
сложным пультом управления, упивался мощью электронной машинерии, хотя был
твердо убежден в тщетности  поисков.  Пару  месяцев  тому  назад  до  него
наконец-то дошло, почему ему так нравится  возиться  с  оборудованием.  Он
играл роль астронавта.
     Сейчас он сидел, сгорбившись, в теплой кабине вездехода, почти как  в
космической капсуле на орбите. За тем только исключением, что его  ягодицы
отмечали каждый ухаб.  Но  перед  ним  был  полный  набор  ярких  световых
индикаторов и крохотных экранов,  -  мечта  каждого  мальчишки,  бредящего
космосом, - и он мог извлекать  из  датчиков  не  меньше  информации,  чем
астронавт. Правда, все эти  параллели  заставляли  вспомнить  о  тщетности
поисков и крушении своей карьеры. И  тем  не  менее  он  продолжал  наугад
нажимать кнопки.
     Фолкнер снова связался с Топикой. Перекинулся несколькими  фразами  с
экипажами двух вездеходов, следовавших на север. Один из  них  только  что
прошел Таос, другой прочесывал местность вблизи испанских поселков  по  ту
сторону национального парка Санта-Фе. Затем полковник переговорил с  теми,
кто обследовал пустыню между Сокорро и Ислета-Пуэбло.  Обменялся  краткими
замечаниями с Бронштейном,  который  через  пустынную,  всеми  заброшенную
местность  к  югу  от  Акома-Пуэбло  двигался  к  резервации   Суни.   Под
наблюдением оказалась вся территория,  над  которой  пролетел  злополучный
метеор, но пока что не попадалось ничего стоящего внимания.
     Каждый час Фолкнер включал радио и телемониторы и прослушивал выпуски
новостей. По-видимому, очень многие в  эту  ночь  издали  вопль  "летающая
тарелка!" Потому что дикторы лезли из кожи вон,  пытаясь  убедить  всех  в
том, что это всего лишь метеор. Ловя станцию за станцией,  Фолкнер  слышал
одни и те же пустые заверения. Все цитировали Келли  из  Лос-Аламоса.  Кто
этот Келли? Астроном? Нет, просто один из членов "технического персонала".
Может быть, привратник. Но средства массовой информации использовали  факт
его причастности к Лос-Аламосу как фетиш для взволнованных слушателей.
     А теперь они призывали на подмогу некоего Альвареса  из  обсерватории
"Маунт-Паломар",  а  также  мистера  Мацуоку,   которого   отрекомендовали
известным  японским  астрономом.  Ничто  в  выступлениях  авторитетов   не
указывало на то, что они видели огненный шар. И все же оба ученых мужа  со
знанием дела говорили о метеорах, красочно описывая разницу между  ними  и
метеоритами, чтобы похоронить беспокойство под грудами словесной шелухи. К
полуночи правительство обнародовало часть информации, полученной  системой
обнаружения и приборами на спутниках. Да, спутники  засекли  метеор.  Нет,
опасаться нечего. Чисто природное явление.
     Фолкнер ощутил тошноту.
     Его закоренелый упрямый скептицизм в отношении  атмосферных  объектов
можно было сравнить только с не менее стойким недоверием правительственным
заявлениям.  Если  правительство  так  хлопочет,  чтобы  успокоить  людей,
значит, повод для беспокойства есть, и повод серьезный. Это  не  требовало
никаких доказательств. Но как бы ни был он  натренирован  в  интерпретации
лживых официальных заявлений, Фолкнер не мог  позволить  себе  поверить  в
реальность летающих тарелок.
     Было уже далеко за полночь. Он тупо уставился  на  массивный  затылок
водителя, отделенного  от  него  перегородкой,  и  изо  всех  сил  пытался
подавить зевоту. Он мог бы проездить всю ночь.  Ничто  не  ожидало  его  в
Альбукерке,  кроме  пустой  постели  и  бессонницы,  заполненной  ломаньем
сигаретных окурков. Его бывшая жена укатила  в  отпуск  в  Буэнос-Айрес  с
новым мужем. Фолкнер уже привык к одиночеству, но нельзя сказать, что  оно
пришлось ему по душе. Другие мужчины находили утешение в  работе  в  такие
периоды жизни, но работа Фолкнера, как  он  сам  часто  говорил,  не  была
занятием для взрослого человека.
     В три часа ночи он достиг  подножия  гор.  Сквозь  национальный  парк
можно было бы проехать по просеке, но он дал приказ водителю развернуться.
В  Альбукерке  он  вернется,  сделав  большую  петлю,  через  Меса-Приета,
Жемез-Пуэбло  и  далее  вдоль  западного  берега  Рио-Гранде.  В   Топике,
очевидно, все еще бодрствуют, вероятно, не  спят  и  в  самом  Вашингтоне.
Герои!
     Информационный поток по различным каналам стал иссякать. Чтобы  убить
время, Фолкнер несколько  раз  прогнал  видеозапись  траектории  огненного
шара. К этому моменту он уже собрал несколько переданных  по  видеоканалам
фотоснимков из различных точек.  Он  тщательно  изучил  их  и  должен  был
признать, что внезапно  вспыхнувшая  на  небе  полоса  представляла  собой
впечатляющее зрелище. Жаль, что, нагружаясь всякой дрянью, он упустил его.
Но это, скорее всего, след метеора, конечно, очень  большого  метеора,  но
что из этого? Разве метеор, который пронесся над сибирской тайгой  в  1908
году, не повалил множество деревьев? А  гигантский  метеоритный  кратер  в
Аризоне? Что это, как не естественные феномены?
     Но чем объяснить силу светового излучения?
     Очень просто. Он спорил уже об  этом  с  Бронштейном  два  часа  тому
назад.
     - Предположим в нашу  атмосферу  залетела  глыба  из  антиматерии,  -
сказал тогда Фолкнер. - Несколько тонн, ну скажем, антижелеза.  Гигантский
пирог  из  антипротонов  и  антинейтронов,  который  втыкается  в   земную
атмосферу, мгновенно аннигилируя.
     - Старо как мир, Том, - засмеялся Бронштейн.
     - Ну и что? Зато вполне правдоподобно!
     -  Нет,  не  правдоподобно.  Чтобы  принять   эту   гипотезу,   нужно
постулировать, что где-то в нашей части Вселенной  имеется  большая  масса
антиматерии. Однако нет никаких доказательств в пользу этого, равно как  и
доказательств, что такая масса может существовать! Гораздо проще гипотеза,
постулирующая  существование  разумной  внеземной  расы,  засылающей  сюда
наблюдателей. Примени идею бритвы Оккама к своей  версии  и  сам  увидишь,
какая она шаткая.
     - Приложи эту бритву к своей глотке, Бронштейн. И нажми посильнее!  -
не вытерпел Фолкнер.
     Фолкнеру нравилась его гипотеза, несмотря на  возражения  Бронштейна.
Правда, он шел наперекор закону наименее сложной гипотезы.  Однако  бритва
Оккама была  орудием  логики,  которое  срабатывало  далеко  не  при  всех
обстоятельствах.
     Фолкнер крепко зажмурился. Ему захотелось виски. Бледная заря  начала
заниматься в восточной части неба. Должно быть, в столице уже  утро,  люди
спешат на работу, на дорогах пробки. Если взглянуть на понятие антиматерии
более строго, мы обнаружим...
     Что-то пискнуло в системе датчиков.
     - Стой! - завопил Фолкнер водителю.
     Машина  остановилась.  Пикание  не  прекращалось.   Очень   осторожно
полковник  Фолкнер  стал  проверять  приборы,   пытаясь   понять   причину
срабатывания датчика. Инфракрасные приборы регистрировали присутствие тела
массой от тридцати до сорока пяти килограммов  в  радиусе  тысячи  метров.
Сработали и металлоискатели. Снаружи кто-то был.
     До  ближайшего  поселка  было  не  менее  тридцати   километров,   до
автострады - около двадцати. Совершенно безлюдная местность. Ничего, кроме
полыни, кустов юкки и медвежьей травы да разбросанных тут и там карликовых
сосен и можжевельника. Ни ручьев, ни прудов, ни домов. Ничего! И никто  не
забредал сюда. Эта земля ни на  что  не  пригодна.  Может,  здесь  разбили
лагерь бойскауты? Что  бы  там  ни  было,  он  обязан  проверить.  Оставив
водителя в вездеходе, Фолкнер вылез наружу.
     Куда идти? Окружность радиусом в тысячу метров - это немало.
     Он включил набедренный ртутный прожектор, но от него было мало толку.
В этом сером предрассветном мареве искусственное освещение плохо помогало.
Он решил побродить минут пятнадцать, а затем вызвать вертолет с  поисковой
партией. Эти новые системы обнаружения плохо  функционировали  на  близком
расстоянии.
     Он наугад выбрал направление и зашагал по  неровной  песчаной  почве.
Сделав шагов пятьдесят, он заметил что-то вроде  груды  старой  одежды  на
участке, поросшем полынью, и побежал к ней, испытывая какое-то непонятное,
граничащее со страхом волнение.
     На песке лежала молодая  блондинка,  красивое  лицо  которой  портила
запекшаяся кровь на губах и подбородке. Казалось, она  потеряла  сознание.
На  ней  было  что-то  вроде  скафандра  диковинной  конструкции.  Фолкнер
разглядел выхлопные дюзы и понял,  что  скафандр  был  снабжен  реактивным
двигателем.  Он  задумался,  рассматривая  гладкий   блестящий   шлем   из
непонятного  материала.  Кто  бы  это  мог  быть?  Китайская  или  русская
разведчица, вынужденная покинуть свой  самолет?  Внешне  она,  разумеется,
нисколько не походила на китаянку, но  почему  бы  Пекину  не  завербовать
какую-нибудь блондинку из Бруклина? Если этот костюм для высотных  полетов
придумали китайцы, то следовало бы снять перед ними шляпу.
     Прыжок  был,  скорее  всего,  неудачным.  Судя  по  тому,   как   она
скрючилась, переломаны обе ноги и, наверное, не  обошлось  без  внутренних
повреждений. Что ж, в вездеходе есть носилки. Он подберет ее,  доставит  в
город и передаст медикам. По крайней мере, она  не  из  дальних  просторов
Галактики, если только там не производят прекрасных блондинок...
     Внезапно  незнакомка  дернулась  и  начала  шевелить  губами.  Сквозь
трещину в шлеме - он раскололся при падении - доносились невнятные  звуки.
Фолкнер нагнулся и прислушался.
     Она говорила не по-русски. И не по-китайски. Это не было похоже ни на
один из знакомых Фолкнеру языков. Язык другой планеты? Чушь! Просто у него
голова  пошла  кругом.  Вот!  Мелькнуло  что-то  по-английски:  "Если  они
помогут... На каком языке здесь говорят? По-английски, да?"
     Он еще раз окинул скафандр внимательным взглядом и еще раз  убедился,
насколько тот не похож на все то, что  ему  доводилось  видеть.  По  спине
побежали мурашки.
     Глаза  девушки  открылись.  Прекрасные   глаза.   Испуганные   глаза.
Затуманенные болью.
     - Помогите мне, - прошептала она.





     Падая на Землю, Миртин понял, что получит тяжелую травму. Он спокойно
воспринял это, как и все остальное. Ход событий не подчинялся его воле.  О
чем  он  сожалел,  так  это  о  дурной   славе,   которую   ему   принесет
самопроизвольный взрыв, что же до телесных страданий - к ним он  относился
стоически. Рано  или  поздно  какой-нибудь  корабль-разведчик,  подчиняясь
теории вероятности, должен был  потерпеть  аварию,  заставив  свой  экипаж
совершить вынужденную посадку. Только ему никогда не приходило  в  голову,
что эта участь постигнет его собственный корабль.
     Дирнане знали немало способов  достижения  душевного  спокойствия  во
время стресса. И сейчас Миртин прибегнул к ним, продолжая нестись к черной
планете, раскинувшейся внизу.
     Потеря корабля не имела для него большого значения. Столь же мало его
смущали неизбежные увечья. Больше его пугали те опасности, с  которыми  он
должен будет столкнуться на Земле. Но чему быть - того не миновать. Он или
спасется, или погибнет.
     Самым жестоким ударом судьбы показался  ему  распад  его  сексуальной
группы. Как старший, он был ее наиболее устойчивым элементом  и  признавал
себя ответственным за двух других ее членов,  которым  ничем  не  смог  им
помочь.
     Глэйр, по всей вероятности, погибла. Она так  неловко  выпрыгнула  из
корабля и, вертясь, рухнула в пустоту. Может быть, ей и удастся  спастись,
но, скорее всего, она упала как камень. Смерть ее была быстрой и  ужасной.
Миртину доводилось прежде, давным-давно, терять сексуальных партнеров,  он
помнил  эту  боль.  А  Глэйр,  она  была  неповторима...   Так   нежна   и
необыкновенно чувствительна к потребностям группы.  Она  была  совершенным
звеном, связавшим двоих дирнан мужского  пола.  Заменить  ее  будет  очень
трудно.
     Ворнин оказался более удачливым, и в любом случае мог позаботиться  о
себе сам. И все же, если их отнесло далеко друг от друга,  они,  возможно,
никогда не увидятся. Даже если им удастся встретиться, положение их  будет
незавидным - особенно без Глэйр.
     Миртин отогнал от себя все тревоги - встреча  с  земной  поверхностью
совсем близко. Он  старался  свернуть  поудобнее  внутреннее,  данное  ему
природой  тело,  заключенное  в  телесную   оболочку   землянина.   Кости,
поддерживающие оболочку, будут наверняка  сломаны,  но  хрящи  внутреннего
тела не пострадают. Тем не менее он испытает такую же боль,  как  если  бы
сломанные кости были  частью  его  естества.  Ибо  оболочка,  которая  его
скрывала, теперь по сути была его плотью, хотя он и не родился в ней.
     Вниз!
     В последние несколько мгновений казалось, что сознание  покинет  его.
Собрав всю свою волю, Миртин заставил себя смотреть  вниз.  К  востоку  он
заметил прямоугольные грязные строения индейской деревни - одного  из  тех
архаичных поселений, которые земляне  столь  тщательно  сохраняли  в  этой
части планеты.  К  западу,  на  некотором  удалении,  виднелась  громадная
расщелина каньона. Между этими  двумя  ориентирами  заключалась  бугристая
равнина, от нее террасами поднимались горы с  плоскими  вершинами.  Здесь,
внизу, он стал игрушкой воздушных течений. Миртин  почувствовал,  как  его
приподняло и начало относить в сторону  деревушки.  Он  уравновесил  дрейф
реактивными толчками из ранцевого движка и раскрыл экран,  чтобы  смягчить
падение.
     В самое последнее мгновение он все-таки отключился, несмотря  на  все
старания. Когда же сознание снова к  нему  вернулось,  Миртин  понял,  что
пострадал очень сильно.
     Прежде всего нужно было  унять  боль.  Придется  отключить  некоторые
нервные окончания. Разумеется, ему не обойтись без дыхательных рефлексов и
нервных узлов, которые обеспечивают системы ассимиляции и диссимиляции,  а
также кровообращения.
     Прошло более часа, прежде  чем  Миртин  уменьшил  боль  до  терпимого
уровня. Еще полчаса понадобилось на вымывание  из  тела  ядов,  вызывающих
боль. И только тогда к нему вернулась способность размышлять.
     Слева от себя он разглядел сухое русло ручья. Справа круто поднимался
обрыв, и в неясном свете приближающегося утра он увидел,  что  камень  был
мягким и пористым. И в этом камне зияла темная пасть пещеры.  Если  бы  он
мог вползти в нее, он бы нашел  убежище  на  то  время,  пока  тело  будет
исцеляться.
     Но он не мог ползти.
     Он вообще был не способен двигаться.
     Ноги и руки, похоже, повреждены не были, но  отсутствие  двигательных
рефлексов указывало на перелом позвоночного столба. Он мог  починить  его,
будь у него на это достаточно времени. Сначала  нужно  срастить  кости,  а
затем регенерировать нервные волокна. На это уйдет, ну скажем, два месяца.
Внутреннее тело, тело дирнанина, осталось невредимо и все,  что  ему  надо
сделать, - это восстановить оболочку. Если позволят стужа и голод...
     У его тела было множество удивительных способностей, но оно не  могло
обходиться без пищи. Миртин прикинул, что он умрет от  голода  задолго  до
того, как выздоровеет настолько, чтобы подняться. Впрочем гораздо раньше -
его прикончит жажда. Ему нужна была помощь!
     Рассчитывать на Ворнина и Глэйр не приходилось: если они живы, у  них
немало  своих  трудностей.  К  тому  же   Миртин   не   мог   активировать
коммуникатор, смонтированный на боку, чуть повыше  бедра,  чтобы  дать  им
знать о себе. Оставалось надеяться, что появится какой-нибудь дружественно
настроенный землянин. Но откуда ему появиться в этой пустыне?
     Он понял, что придется умереть.
     Через три  дня  у  него  хватит  сил  лишь  на  то,  чтобы  отключить
оставшуюся  часть  нервной  системы  и  мирно  почить.  Труп  его   быстро
разложится даже  в  этом  сухом  климате,  останется  только  одежда.  Эти
искусственные тела спроектированы  так,  чтобы  гнить  очень  быстро,  как
только внутренняя искра жизни погаснет в них.  Конструкторы  позаботились,
чтобы земляне не могли обнаружить присутствия наблюдателей.
     Наступило утро, первое из отмеренных ему трех. Он перебирал в  памяти
события прошедшего, думал о Глэйр и Ворнине, о том, насколько  глубоко  он
их любил. Он невозмутимо взвешивал, стоило ли вот таким  образом  отдавать
свою жизнь ради родной планеты.
     Вдруг до него донесся шум. Кто-то приближался.
     Миртин так свыкся с  неизбежностью  гибели,  что  не  поверил  своему
слуху.
     Хотя он не мог повернуть головы, ему удалось скосить в сторону глаза.
На  некотором  удалении  он  увидел  землянина  и  бегущее  впереди   него
прирученное животное.  Было  похоже,  что  двигаются  они  без  какой-либо
определенной   цели.   Животное   подпрыгивало   и   резвилось,   землянин
останавливался и время от времени швырял  в  овраг  камешки.  Миртин  стал
взвешивать, как поступить. Уйти из жизни  прямо  сейчас,  прежде  чем  его
обнаружат? Он был связан клятвой уничтожить себя, если возникнет  хотя  бы
малейший риск, что его выдадут властям.  Но  землянин  на  вид  был  очень
молод. По сути, мальчик. Миртин заставил себя  мыслить  по-английски.  Что
это за животное? Он позабыл почти все из того, что  ему  было  известно  о
местных млекопитающих. Кошка, крыса, летучая  мышь?  Собака?  Да,  собака.
Теперь собака учуяла его запах. Маленькое худое рыжее существо с  длинными
ушами, влажным носом и желтыми глазами.  Оно,  принюхиваясь,  двигалось  к
нему. За собакой следовал мальчик.
     Теперь они были возле него.  Мальчик  остановился,  выпучив  глаза  и
открыв от удивления рот. Миртин стал припоминать все, что  знал.  Мальчику
было   лет    десять-одиннадцать.    Черные    волосы,    темные    глаза,
светло-коричневая кожа. Представитель негроидной расы? Нет. Волосы прямые.
Губы тонкие. Нос с узкой переносицей. Один из уцелевших  аборигенов  этого
материка. Говорит ли он по-английски? Насколько он доброжелателен? Челюсть
мальчика  больше  не  отвисала,  рот  закрылся.  Мальчик  улыбнулся?  Знак
дружественного расположения? Миртин попытался тоже улыбнуться, и к  своему
удивлению, обнаружил, что мышцы лица еще функционируют.
     - Здравствуйте, - произнес мальчик. - Вам больно?
     - Я... да. Я очень сильно поврежден.
     Мальчик присел возле  него.  Собака,  помахивая  хвостом,  обнюхивала
Миртина со всех сторон. Быстрым движением  мальчик  отогнал  ее.  Дирнанин
уловил волны симпатии.
     - Вы откуда? - прошептал мальчик. - Выпали из самолета?
     Миртин пропустил мимо ушей опасный вопрос.
     - Мне нужна пища... вода...
     - Ой. Что же мне делать, позвать вождя, что ли? Сюда смогут  прислать
машину. Может быть, отвезут вас в больницу, в Альбукерке.
     Миртин напрягся. Больница? Обследование? Он не  мог  пойти  на  такой
риск. Чтобы врач просветил его тело  и  обнаружил,  что  находится  внутри
него? Тогда всему крышка. Он не может допустить этого.
     Осторожно подбирая слова, Миртин произнес:
     - Ты можешь принести сюда еду? И что-нибудь попить? Помочь  добраться
мне до вон той пещеры? Пока я не выздоровлю?
     Наступило долгое молчание; затем мальчишка как бы все поняв,  хлопнул
себя по лбу и присвистнул:
     - Ага, я понял! Вы выпали из летающей тарелки!
     Миртин решил уклониться от  ответа.  Он  не  был  готов  к  чему-либо
подобному.
     - Летающей тарелки? - машинально переспросил он. - Нет... не из  нее.
Я ехал в машине. Произошла авария. И меня вышвырнуло.
     - А где же тогда эта машина?
     Миртин отвел взгляд в сторону оврага.
     - Наверное там. Хотя, не знаю. Я потерял сознание.
     - Там нет никакой машины. Сюда разве можно  заехать  на  машине?  Так
вот, мистер, вы, несомненно, с летающей  тарелки.  Меня  не  проведешь!  С
какой же вы планеты, а?  И  как  это  вам  удается  походить  на  обычного
человека?
     На душе у Миртина стало легко. За этим худым, угловатым лицом  таился
недюжинный ум, острый и скептический. Его выдавали сияющие глаза. Занятное
существо. На вид жалкий и по-английски говорит неважно, но  чувствуются  в
нем необыкновенные способности, какая-то  искра  божья.  И  Миртину  очень
захотелось быть честным с этим ребенком.
     - Ты можешь принести  мне  пищу?  -  повторил  Миртин.  -  Что-нибудь
попить?
     - Принести сюда?
     - Да. Было бы хорошо, если бы я смог  укрыться  в  этой  пещере.  Мне
необходимо время, чтобы выздороветь.
     - Но ведь я мог бы привести помощь из поселка. И мы бы отвезли вас  в
больницу.
     - Я не хочу попадать в больницу.  Я  просто  хочу  остаться  здесь...
один.
     Несколько секунд прошло в молчании.
     - На уголовника вы не похожи. Так почему же не хотите в  больницу?  И
почему на вас такая  нелепая  одежда?  И  говор  у  вас  какой-то  чудной.
Закругленный что-ли? Слушайте, мистер, не валяйте дурака! С какой  все  же
вы планеты? С Марса? Сатурна? Вы  должны  мне  довериться.  Признаться,  в
поселке дела мои идут неважнецки. Поэтому я помогу вам, а вы поможете мне.
Ну что, договорились?
     Миртин увидел свой шанс. Почему бы не  открыться  мальчику?  Ведь  от
него не требовали держать  в  неведении  всех  землян.  Клятва  относилась
только к властям. Он может положиться на свое суждение. Пожалуй, он только
выиграет,  если  скажет  правду  этому  чумазому  мальчишке.  Что   пользы
отпираться? Все лучше, чем умереть или угодить  в  госпиталь  и  рисковать
разоблачением, за которым, скорее всего, последует широкая огласка.
     - Я могу тебе довериться? - спросил Миртин.
     - Вы поможете мне, я помогу вам. Разумеется.
     - Ладно. Наш корабль-разведчик потерпел крушение. Тарелка, как вы его
называете. Ты видел, как он взорвался вчера ночью?
     - А как же! Конечно, видел!
     - Так вот я был там. Мы были там. Я  приземлился.  У  меня  серьезные
повреждения  -  сломан  позвоночник.  Мне  нужно  много   времени,   чтобы
выздороветь. Но если ты мне поможешь, принесешь пищу и воду  и  никому  не
скажешь обо мне, все будет в порядке. И тогда я попробую  помочь  тебе.  Я
сделаю все, что ты пожелаешь, но  только  ты  не  должен  будешь  говорить
никому об этом.
     - А зачем? Кто мне поверит? Человек из летающей тарелки в пустыне? Да
меня назовут полным идиотом. Лучше я уж промолчу.
     - Хорошо. Как тебя зовут?
     - Чарли Эстансио. Из деревни Сан-Мигель. У меня есть две сестры, Лупе
и Росита. А также два брата. Все они полное дурачье. А как вас зовут?
     - Миртин.
     Чарли повторил имя.
     - И все? Просто Миртин?
     - Да.
     - Что оно означает?
     - Это код. Он включает в себя  информацию  о  месте  моего  рождения,
именах моих родителей, моей профессии. В моем имени заключено очень  много
сведений.
     - А как это получается, что вы похожи на землян, Миртин?
     - Это маскировка. Внутри я  совсем  другой.  Вот  почему  я  не  хочу
попадать в больницу.
     - Они сделают рентген и обнаружат это, да?
     - Верно.
     - А какой же вы внутри?
     - Ты бы сказал, что  очень  странный.  Я  как-нибудь  попытаюсь  тебе
рассказать, что я из себя представляю.
     - Вы покажете себя?
     - Этого я сделать не смогу, - произнес Миртин. - Мою маскировку очень
трудно отделить от меня, Чарли. Она - составная часть моего  земного  "я".
Но я расскажу тебе о том, что  за  нею  скрывается,  дай  только  срок.  Я
расскажу все-все об этом.
     - Вы так хорошо говорите по-английски.
     - У меня было много времени, чтобы научиться. Я получил назначение на
Землю, - он замолчал, подсчитывая в уме, - в 1972 году. Я здесь уже десять
лет.
     - Вы говорите и на других языках? По-испански?
     - Довольно неплохо.
     - А как насчет тева? Это язык жителей моего племени. Вы его знаете?
     - Боюсь, что нет, - сознался Миртин.
     Мальчик расхохотался.
     - Вот и прекрасно! Мы сами его уже забыли. Старики думают, что  могут
разговаривать на тева, но на самом деле они уже больше  не  понимают  друг
друга. Обманывают сами себя. Вот смех-то! А вы с Сатурна? А может быть,  с
Нептуна?
     - Я из другой звездной системы, малыш. Это  очень  далеко  отсюда.  С
планеты, которая обращается вокруг другого солнца. Ты  знаешь,  что  такое
Солнечная система? А звезды и планеты? Вот эта планета -  Земля,  но  есть
еще и другие планеты...
     - Вы думаете, что я тупой индеец? - вскипел  Чарли.  -  Я  знаю,  что
такое звезды и планеты. Галактики и туманности! И все такое! Я не  тупица,
я умею читать. Автобус-библиотека заезжает даже в нашу деревню. Так откуда
вы? Покажете ночью, когда появятся звезды?
     - Не смогу, малыш. Я не могу поднять руку. Я парализован.
     - Ого, значит, дело плохо?
     - Это ненадолго. Потом мне станет  лучше,  если  ты  поухаживаешь  за
мной. Но я скажу  тебе,  куда  смотреть.  Ты  увидишь  три  яркие  звезды,
расположенные на одной прямой.
     - Вы говорите о поясе Ориона?
     Миртин прикинул в уме, как видны созвездия с Земли.
     - Да. О нем.
     - И вы оттуда?
     - Да, оттуда. С  пятой  планеты,  которая  вращается  вокруг  звезды,
расположенной с восточной стороны пояса. До этой планеты очень далеко.
     - И вы прямо оттуда прилетели на летающей тарелке?
     Миртин улыбнулся.
     - Да, на корабле. Чтобы патрулировать Землю. И наш корабль взорвался.
Мы повыскакивали как раз вовремя, и вот где я  приземлился.  Что  с  моими
спутниками, неизвестно...
     Мальчик  притих,  глядя  на  него  сверкающими  глазами.  Он  пытался
разобраться в деталях одежды инопланетянина, искал в чертах его лица  хотя
бы намек на принадлежность к чужой расе. Наконец Чарли произнес:
     - Не знаю, кто из нас более  сумасшедший  -  вы,  говорящий  подобные
вещи, или я, считающий это правдой.
     - Значит, ты думаешь, что это неправда?
     - Не знаю. И откуда мне это знать? Взять, что ли,  нож  и  поглядеть,
что внутри?
     - Пожалуй, лучше этого не делать.
     Мальчик расхохотался.
     - Успокойтесь. Я не собираюсь вас потрошить. Хотя ваш рассказ  звучит
неправдоподобно... Человек, упавший с летающей тарелки!!!  Послушайте,  вы
должны рассказать мне... Какой он,  космос?  Вы  расскажете,  я  послушаю,
только тогда я поверю, что это всерьез. Я  сумею  различить,  дурачите  вы
меня или нет. Я затащу вас в пещеру, и вы  расскажете  мне  о  звездах.  Я
должен знать все-все! Я никогда не покидал свою деревню, а тут  человек  с
другой планеты! Вы должны рассказать мне о Вселенной!
     - Хорошо, - вынужден был согласиться Миртин.
     - Значит, сначала мы должны попасть в эту пещеру. Затем я принесу вам
еду и воду. Деревня близко. Вам не будет больно, если я помогу вам встать?
Вы можете опереться на меня?
     - Из этого ничего не выйдет. У  меня  ноги  парализованы  тоже.  Тебе
придется волочь меня по земле.
     - Волочь за руки? С такими ранами, как у вас? Думаю, что вы такое  не
сможете выдержать. А что если я потащу вас на подстилке, Миртин? Так будет
лучше.
     Мальчик выпрямился, вытащил из футляра, висевшего на боку,  охотничий
нож и стал срезать стебли растений. Затем он срезал  две  тонкие  ветки  с
чахлого деревца и начал сплетать стебли в некое подобие носилок. Лицо  его
стало сосредоточенным, губы поджатыми. Пальцы мальчика  двигались  быстро,
соединяя стеблями две палки. Миртин с восхищением следил за ним. Это  было
так просто и тем не менее эффективно.
     Через час напряженной работы носилки были готовы.
     - Сейчас будет больно, - сказал мальчик и виновато улыбнулся.  -  Мне
придется затащить вас на носилки. А потом все будет о'кей. Но пока я  буду
волочь вас...
     - Я могу отключить свои чувства, - успокоил его Миртин. - Если  надо,
я могу несколько минут ничего не чувствовать. Но не больше, а то я умру.
     - Просто отключить? Как электричество?
     - Что-то вроде этого. Когда я закрою глаза, действуй  быстро  и  тащи
меня на носилки.
     Впервые в глазах мальчика мелькнуло нечто  вроде  подлинного  страха,
даже ужаса. Но только на мгновение. Будто  до  тех  пор,  пока  Миртин  не
предложил  отключить  свою  нервную  систему,  мальчик   воспринимал   все
происходящее как шутку, и только теперь до него дошло,  что  он  на  самом
деле встретился с инопланетянином. Но страх  прошел  быстро.  Похоже,  что
Чарли Эстансио совсем его не боялся. Миртин  понял,  что  ему  удивительно
повезло. Они с Чарли прекрасно поладят.
     - Вы готовы? - спросил парнишка.
     - Давай!
     Миртин отключил все нервные окончания. На мгновение он  почувствовал,
как его запястья обхватили худые холодные руки, после чего он погрузился в
забытье временной смерти.





     Около полуночи Кэтрин показалось, что она снова слышит мяуканье.  Она
перевернулась с боку на бок, убеждая cебя, что это ей просто  чудится,  но
снова раздался жалобный призыв, и на этот раз она приподнялась, напряженно
прислушиваясь. Да, снаружи определенно кто-то  был.  Она  слышала  слабый,
высокий, напоминающий мяуканье звук. Наверное, это котенок вернулся. Слава
богу, слава богу! Какая радость будет для Джилл!
     Она соскочила с кровати. Халат валялся где-то на полу, возле кровати.
Она накинула его и туго  подпоясалась.  Отпирая  дверь,  Кэтрин  выключила
сигнализацию и  вышла  наружу.  В  лицо  пахнул  холодный  ветер  пустыни,
пронизал тонкий халат и легкую ночную рубашку. Ее пробрала дрожь.  Где  же
котенок? Нигде не видно. А тихий  высокий  звук  не  пропадал.  Теперь  ей
показалось, что она слышит не столько мяуканье, сколько стон.
     Кэтрин переборола желание броситься в  дом  и  запереться.  С  кем-то
поблизости  случилось   несчастье.   Возможно,   произошла   автомобильная
катастрофа. Правда, она не  слышала  шума  столкновения,  наверное,  из-за
того, что спала. Она стала тревожно озираться. Посмотрела на соседний дом,
затем на пески. Сделала нерешительно несколько шагов вперед.
     Метрах в шести-семи от своей  двери  она  увидела  распростертого  на
земле человека.
     Он лежал на спине лицом вверх. На нем было что-то вроде  костюма  для
высотных  полетов.  Шлем  раскрылся,  видимо  от  удара.  Кэтрин  заметила
запекшуюся на губах кровь.  Глаза  были  закрыты.  Человек  не  переставая
стонал, однако не  шевелился.  Рядом  с  ним  лежало  несколько  блестящих
металлических  предметов,  какие-то  инструменты,  возможно  выпавшие   из
карманов его костюма.
     Она подумала об огненном шаре, который видела  несколько  часов  тому
назад. Метеор? Или это был взорвавшийся корабль, а  человек  перед  ней  -
один из уцелевших в катастрофе?
     Кэтрин подошла к незнакомцу. Тот  пошевелился,  но  глаза  оставались
закрытыми. Она опустилась на колени перед ним, не обращая внимания на  то,
что песчинки впивались в кожу.
     Было трудно разобрать, насколько тяжелы раны. Молодое лицо незнакомца
- на вид ему было меньше тридцати лет - искажала боль. Это лицо было очень
красиво. Горячей волной на нее нахлынуло влечение. Досадуя на себя, Кэтрин
тесно сжала бедра и наклонилась, чтобы осмотреть раненого.
     Сняв шлем, она увидела, что его лицо покрыто капельками крови, а  вот
потным, против ожидания, оно не было. Кровоподтеки показались  старыми.  В
тусклом свете звезд ей почудилось, что  кровь  раненого  имеет  желтоватый
оттенок. Игра воображения? Может быть. Ей  уже  доводилось  видеть  кровь,
когда  она  работала  медицинской  сестрой,  но  с  таким   она   еще   не
сталкивалась.
     "Необходимо вызвать полицию", - подумала она, - или скорую помощь".
     И все-таки что-то ее удерживало. Ей почему-то не хотелось  просить  о
помощи  посторонних;  она  и  сама  не  понимала  почему.  Она   осторожно
прикоснулась к щеке раненого. Кожа была горячей. Но не потной. Почему  же?
Кэтрин подняла  веко  и  на  мгновение  встретилась  с  холодным  взглядом
незнакомца. Глаз тотчас же  закрылся,  стоило  ей  убрать  палец.  Человек
вздрогнул и застонал. Теперь в его стонах можно  было  различить  какие-то
слова, но смысла их она не могла понять. То  ли  он  говорил  на  каком-то
иностранном языке, то ли это был просто бред, вызванный нестерпимой болью.
Она попыталась разобрать хотя бы одно-два слова, но безуспешно. Один  слог
этого певучего языка плавно переходил в другой, без всякой разбивки.
     Вокруг продолжал кружить холодный ветер. Она обернулась: не наблюдает
ли кто? Но все спали. Кэтрин сама себя не узнавала. Что-то в  ней  яростно
взывало: возьми его в свой дом, выходи! Безумие  какое-то.  Он  совершенно
незнаком ей, а она побаивалась и недолюбливала  незнакомцев.  Есть  немало
больниц поблизости. Какое ей дело до этого человека, упавшего  с  неба?  А
вдруг это агент какой-нибудь коммунистической страны? И как ей могло  хоть
на мгновение прийти в голову взять его к себе?
     Кэтрин низко пригнулась, изучая  костюм  незнакомца,  на  котором  не
нашла ни одного шва. Да и происхождение ткани поставило ее в тупик.  Потом
взгляд упал на инструменты, валявшиеся рядом. Один из  них  был  похож  на
карманный  фонарик  с  кнопкой  на  одном  из  торцов.  Кэтрин   осторожно
прикоснулась к ней и  вздрогнула  от  неожиданности:  из  трубки  вырвался
золотистый луч, скользнул по ветке ближайшего дерева и  унесся  в  высоту.
Ветка упала на землю. Кэтрин выронила трубку, как если бы обожгла ее.  Что
это? Лазер?
     Остальные  инструменты  она  не  стала  трогать,  такими   страшными,
необычными, какими-то неземными  они  ей  показались.  У  нее  закружилась
голова. Происходящее начало приобретать черты чего-то нереального.
     Нет, все-таки нужно взять его в дом, снять костюм и посмотреть, что с
ним. Вряд  ли  этот  израненный  человек  представляет  для  нее  какую-то
опасность... Однако в доме спит ее ребенок... В прошлом году в Сирии  один
человек вот так же разбился, ударившись о землю. Помог ли кто-нибудь Теду?
Или он так и лежал в песках, пока жизнь вытекала из него по капле?  Кэтрин
задумалась. Как затащить этого человека в дом? Он лежит не так  уж  далеко
от дверей, но сможет ли она его поднять?
     Она просунула  руку  под  плечи,  другой  обхватила  колени.  Она  не
собиралась поднимать его, просто хотела понаблюдать  за  его  реакцией.  К
своему удивлению, она обнаружила, что этот рослый мужчина, казалось, весил
от  силы  тридцать-тридцать  пять  килограммов.  Почти  машинально  Кэтрин
поднялась, без особых усилий удерживая незнакомца на руках, и  направилась
к дому. Распахнув дверь ногой, она внесла его вовнутрь. Слегка задыхаясь -
скорее от волнения, чем от усталости, - вошла в спальню.
     Она осторожно положила раненого на единственное  подходящее  место  -
большую двуспальную кровать, которую она в  течение  шести  лет  делила  с
Тедом. Раненый снова застонал и быстро заговорил на неизвестном языке,  но
в себя так и не пришел. Кэтрин  выбежала  из  комнаты.  Сердце  ее  бешено
стучало, тело будоражили удивительные ощущения, а ум был слегка затуманен.
     Что теперь? Сперва запереть дверь! Включить сигнализацию. Затем...
     Она заглянула в спальню дочери. Джилл крепко спала. Кэтрин  настроила
монитор так, чтобы кроватка покачивалась, не давая девочке проснуться.
     Затем она бросилась в ванную. И стала лихорадочно шарить  в  аптечке.
Бинты,  ножницы,  антисептическая  аэрозоль,   липкая   лента,   бутылочка
болеутоляющего, семь-восемь других предметов - все это  она  распихала  по
карманам халата. Человек на кровати не шевелился. Нужно прежде всего снять
с  него  костюм.  Она  стала  искать  застежки,  пуговицы,  молнии,   хоть
что-нибудь, но тщетно. На гладкой ткани не было  ни  единого  шва!  Кэтрин
зажала ее между кончиками пальцев  и  попыталась  вспороть  ножницами,  но
материя не поддалась лезвиям, словно это была листовая сталь.  Перевернуть
тело на другой бок в поисках застежки, она не осмеливалась.
     Мужчина наконец пошевелился.
     - Глэйр? - четко произнес он. - Глэйр?
     - Не двигайтесь. Просто лежите спокойно и позвольте мне вам помочь.
     Он снова впал в забытье. Все больше волнуясь, Кэтрин не слишком ловко
попробовала стащить с него одежду. Но она тесно прилегала к  телу,  словно
вторая кожа. Кэтрин совсем было отчаялась, когда  нашла  крохотную,  почти
незаметную кнопочку у горла. Она нажала на кнопку - ничего  не  произошло,
но когда она осторожно повернула кнопку влево, что-то как будто поддалось.
Ткань мгновенно разошлась сверху донизу, обнажив полоску кожи.  Наконец-то
Кэтрин смогла снять с мужчины комбинезон.
     Теперь тело раненого прикрывала только  губчатая  желтая  повязка  на
бедрах. Это было стройное, очень бледное тело, без  волос...  и  красивое.
Слово это само по себе всплыло в сознании Кэтрин. В его красоте было нечто
женское - неестественное изящество линий и нежность  кожи.  Тем  не  менее
Кэтрин была  абсолютно  уверена  в  том,  что  это  мужчина.  Трудно  было
ошибиться, глядя на бугры мышц под атласной кожей,  широкие  плечи,  узкие
бедра, плоский живот. Незнакомец казался  бы  ожившей  греческой  статуей,
если бы не гримаса боли, кровоподтеки на подбородке и  безвольно  обмякшее
тело, которые портили впечатление  классического  строгого  спокойствия  и
совершенства пропорций.
     Она осторожно ощупывала тело, пытаясь  выяснить  тяжесть  ранений.  К
искусству медсестры она не прибегала  уже  много  лет,  но  память  быстро
подсказывала, что нужно делать. Довольно скоро она убедилась, что  сломана
левая нога. И хотя, на первый  взгляд,  других  переломов  не  было,  этот
вызывал беспокойство. Судя по тому как была  согнута  нога,  кость  где-то
проткнула мышцы. Однако кожа повреждена не была, что ее изрядно озадачило.
     Кровь  на  губах  и  подбородке  говорила  о  том,  что  должны  быть
внутренние повреждения. И кровь  -  теперь,  в  ярко  освещенной  спальне,
Кэтрин это отчетливо видела - определенно имела желтоватый оттенок. Она  с
трудом верила своим глазам. Осмотрев комбинезон, она заметила  на  изнанке
множество  карманов,  в  которых  прятались  загадочные  инструменты.  Это
открытие усугубило ее растерянность, но она на время отбросила сомнения  и
занялась уходом за раненым.
     Влажной губкой Кэтрин вытерла кровь с лица.  Кровотечение  как  будто
остановилось. Она осторожно попыталась вправить  сломанную  ногу,  хотя  и
понимала, что таким образом кость не восстановить. К  ее  удивлению,  нога
легко поддалась усилию, словно была пластичной, как глина.  Слегка  нажав,
она смогла придать ноге правильное положение. Лицо человека исказилось  от
боли, но теперь нога выпрямилась  и  Кэтрин  предположила,  что  половинки
сломанной кости совместились.  Дыхание  незнакомца  стало  ровнее.  Кэтрин
взяла  бутылку  с  болеутоляющим  и  приложила  к  его  губам.  Он  сделал
глотательное движение.
     Теперь он почувствует себя лучше... Если, конечно, такое тело  вообще
реагирует на лекарства.
     Она поняла, что сделала все  возможное.  Наружных  ран  не  было.  Ее
подопечный перестал стонать и, похоже, уснул. Она с тревогой всматривалась
в его лицо. Рано или поздно, но он проснется, и что тогда?
     Кэтрин прогнала страхи. Ему  будет  удобнее,  решила  она,  без  этой
губчатой повязки. Больной не сможет опорожнить  кишечник  или  помочиться,
если его бедра будет обтягивать материя, похожая на резину.
     При мысли о том, что ей нужно снять повязку,  Кэтрин  снова  охватило
какое-то нелепое возбуждение. Она в гневе поджала губы. Еще до замужества,
в бытность медсестрой, ей приходилось ухаживать за мужчинами, и делала она
это совершенно бесстрастно, словно перед ней было живое мясо. Теперь же ей
никак не удавалось воскресить в себе это бестрепетное  отношение.  Неужели
год целомудренного вдовства сделал ее такой горячей?  Или  здесь  замешано
что-то другое? Могучий зов плоти, который исходит от этого  распростертого
перед ней тела? Наваждение? Чепуха! Просто  это  смятение  чувств  вызвано
любопытством, желанием узнать, что скрывается под повязкой.
     Сердясь на себя за эти мысли, Кэтрин схватила ножницы, приставила  их
к  правому  бедру  незнакомца,  просунула  под  материю  и  попыталась  ее
разрезать. Но из  этого  ничего  не  вышло.  Повязка  оказалась  такой  же
прочной, как и скафандр, и лезвия отскакивали от материала.
     Можно было попытаться стащить повязку, но  она  не  хотела  тревожить
поврежденную ногу. В замешательстве Кэтрин стала  ощупью  искать  потайную
защелку, вроде той, что была на верхней одежде, и так увлеклась этим,  что
не заметила, как раненый пришел в себя.
     - Что вы делаете? - спросил он приятным, хорошо поставленным голосом.
     Она в страхе отпрянула.
     - О! Вы очнулись!
     - Как видите. Где я?
     - В моем доме. Неподалеку от Берналильо.  В  тридцати  километрах  от
Альбукерка. Это вам что-нибудь говорит?
     - Не много. - Он поглядел на ногу. - Я долго был без сознания?
     - Я нашла  вас  час  тому  назад.  Возле  самого  моего  дома.  Вы...
приземлились здесь.
     - Да...  приземлился...  -  Он  улыбнулся.  Глаза  его  были  живыми,
пытливыми,   насмешливыми.   Он   был   неправдоподобно   красив,   красив
искусственной красотой киногероя. Кэтрин старалась держаться на  удалении.
Она стеснялась его наготы, своей одежды, едва скрывавшей тело,  спокойного
дыхания ребенка, спящего в соседней комнате, и уже жалела,  что  поддалась
безумному желанию забрать его к себе в дом.
     - А где остальные члены вашей сексуальной группы? - спросил он.
     - Моей сексуальной группы? - переспросила Кэтрин.
     Он рассмеялся.
     - Простите. Я сказал глупость. Я имел в виду, вашего супруга... мужа.
     - Он погиб, - прошептала Кэтрин. - Его убили в прошлом году.  Я  живу
одна с ребенком.
     - Понятно. - Он попробовал подняться,  но  заскрежетал  зубами,  едва
пошевелил левой ногой. Кэтрин предостерегающе вытянула вперед руку.
     - Нет. Лежите! У вас сломана нога.
     - Похоже на это, - он натянуто улыбнулся. - Вы врач?
     - Я прошла медицинскую подготовку.  До  замужества  была  медсестрой.
Нога заживет, но вам нельзя некоторое время  опираться  на  нее.  Утром  я
вызову врача, и он наложит повязку.
     Лицо незнакомца помрачнело.
     - Это обязательно?
     - Что?
     - Вызывать врача. Вы не сможете управиться сами?
     - Я? Но я...
     - Это  противоречит  моральным  принципам?  Вы  не  можете  принимать
незнакомца в своем доме? Я заплачу. У меня в костюме есть  деньги.  Только
позвольте мне оставаться здесь, пока не заживет нога. Я  не  доставлю  вам
никаких хлопот, обещаю. Я... - Спазма острой боли помешала ему договорить.
Он сцепил руки и зажмурил глаза.
     - Выпейте вот это, - сказала Кэтрин, протягивая болеутоляющее.
     - Это не поможет. - Он покачал головой.  -  Я  могу...  справиться...
сам.
     Он  замолчал,  углубившись  в  себя,  словно  направил  все  силы  на
совершение какой-то тяжкой внутренней работы. Что  бы  он  ни  делал,  это
принесло свои плоды. Его лицо  разгладилось,  на  него  вернулось  прежнее
насмешливое выражение.
     - Итак, я могу остаться здесь? - спросил он.
     - Возможно. На некоторое время. - Она не осмеливалась  спросить,  кто
он и откуда. - Нога очень сильно болит?
     - Ничего. Я потерплю. Мне кажется, что наиболее серьезные повреждения
могут быть внутри. Удар был очень силен, когда я... упал. - Он  был  очень
спокоен, говоря об этом. - Вам не придется особенно много заниматься мною.
Мне нужны покой, еда, некоторая  помощь.  Я  буду  обременять  вас  только
несколько недель. Зачем вы пытались снять мой пояс?
     Щеки ее покрылись румянцем.
     - Чтобы вам было удобнее. И... на тот случай, если  вам  захочется...
ну... - Она замялась. - Но я не сумела этого сделать. Он не открывался,  а
разрезать его я не смогла.
     Рука его скользнула вдоль левого бедра и сделала  что-то  неуловимое.
Желтая повязка с щелчком  раскрылась  и  упала.  От  неожиданности  Кэтрин
поднесла пальцы  к  губам.  Странно,  но  в  его  наготе  не  было  ничего
необычного. Она не знала, что ожидала увидеть - скорее всего, что-то вроде
гладкой бесполой промежности куклы. Кэтрин отвела взгляд.
     - У вас строгое табу в отношении наготы? - спросил он.
     - Вовсе нет. Просто все это... все это так необычно! Мне следовало бы
опасаться вас, но я вас совершенно не  боюсь;  я  должна  была  немедленно
вызвать полицию,  но  почему-то  не  сделала  этого...  -  Она  продолжала
смотреть в сторону, стараясь взять себя в руки. - Я принесу судно. Хотите,
я что-нибудь приготовлю? Какой-нибудь суп или гренки? И дайте  мне  вынуть
из-под вас этот костюм. Будет удобнее спать без него.
     Лицо незнакомца на мгновение исказила  боль,  когда  она  вытаскивала
из-под него комбинезон, но он ничего не сказал. Затем она стащила  с  него
пояс. Он поблагодарил ее слабой  улыбкой.  Кэтрин  прикрыла  его  одеялом.
Внешне он был спокоен, но, разумеется, очень сильно  страдал,  хотя  и  не
показывал виду.
     - Вы спрячете костюм в безопасное место? - спросил он.  -  Туда,  где
его никто не сможет обнаружить?
     - Мой шкаф достаточно безопасное место? - поинтересовалась она.
     - Вполне, - кивнул он. - Но я не хотел бы,  чтобы  кто-нибудь,  кроме
вас, его открывал.
     Она спрятала комбинезон среди летней одежды. Раненый не сводил с  нее
глаз. Поправляя одеяло, она спросила:
     - А теперь, как насчет еды?
     - Утром, я думаю. - Его рука на мгновение коснулась ее ладони. -  Как
вас зовут?
     - Кэтрин. Кэтрин Мэйсон.
     Он не назвал своего имени, а она опять постеснялась спросить.
     - Я могу вам довериться, Кэтрин?
     - В отношении чего?
     - Мое присутствие здесь останется тайной?
     Она тихо рассмеялась.
     - Я не хочу переполоха среди соседей. Никто не узнает о том,  что  вы
здесь.
     - Отлично.
     - А теперь я принесу судно.
     Она ощутила значительное облегчение, покинув его. Незнакомец  вызывал
у нее страх, и чем дальше, тем больше. И ужаснее всего было его абсолютное
спокойствие. Он казался нереальным,  искусственным.  Все  в  нем  отдавало
фальшью  -  от  неправдоподобно  красивого   лица   до   гладкой,   хорошо
поставленной речи. И самым загадочным было то, как это ему удалось перейти
из состояния бредового забытья в  нормальное  за  каких-нибудь  пятнадцать
минут. Как будто он что-то включил внутри себя, и это  погасило  по  всему
его телу болевые ощущения.
     А может, это вовсе и не человек?
     Когда Кэтрин вернулась к чужаку, он улыбнулся. Пытаясь придать своему
голосу бесстрастность сестры, она спросила:
     - Что я еще могла бы для вас сделать?
     - Вы могли бы мне дать кое-какую информацию?
     - Спрашивайте.
     - О радио- и телепередачах, которые шли сегодняшним вечером. Были  ли
в них какие-нибудь необычные новости о событиях в этой местности?
     - Да, - кивнула она. - Метеор. И я видела его. Огромный огненный  шар
в небе.
     - Значит, это был метеор?
     - Так, во всяком случае, сказали по телевидению.
     Несколько секунд он молчал, обдумывая услышанное. Она ждала,  надеясь
на объяснения, которые бы пролили свет на его появление. Но  он  продолжал
молчать, искоса поглядывая на нее.
     - Не возражаете, если я погашу свет?
     Он кивнул.
     Только теперь она поняла, что ей  негде  спать.  Пришлось  свернуться
калачиком на диване в гостиной. Но сон не шел, и  тогда  она  вернулась  в
спальню. За несколько часов до рассвета она увидела, что  его  глаза  тоже
раскрыты. Вновь черты его лица исковеркала отчаянная мука.
     - Глэйр? - спросил он.
     - Кэтрин, - ответила она. - Что я могу для вас сделать?
     - Просто подержите мои руки в своих, - прошептал он, и она взяла  его
руки и не выпускала до самого утра.





     Эффектное зрелище гибели дирнанского корабля-разведчика в  тот  вечер
наблюдали не только  люди.  В  тот  момент,  когда  реактор  вышел  из-под
контроля и  взорвался,  краназойский  космический  патруль  находился  над
штатом Монтана, держа  курс  на  восток.  Едва  датчики  засекли  вспышку,
сопровождавшую взрыв, как  это  событие  привлекло  внимание  пилота.  При
рождении  ему  был  присвоен  генетический  код  Бар-48-Кодон-адф.  Миссия
наблюдателя потребовала, чтобы он облек свое  угловатое  шершавое  тело  в
изрядное количество пухлой земной плоти, надев личину веселого  коротышки,
что мало отвечало его истинной сути. Он делил корабль с тремя членами  его
супружеской  ячейки,  двое  из  которых  сейчас  спали.  Третье  существо,
носившее генетический код  Бар-51-Кодон-бгт  и  игравшее  двоякую  роль  в
семье, обрабатывало данные.
     Оно посмотрело на Бара-48-Кодон-адф и сказало:
     - Только что взорвался дирнанский корабль!
     - Я знаю. Фотонные экраны словно обезумели. - Бар-48 провел  пальцами
по сигнальному табло краназойского корабля, в то время как Бар-51 сверялся
со списками дирнанских кораблей-разведчиков,  находившихся  поблизости.  К
тому моменту, когда удалось опознать корабль, Бар-48  обнаружил,  что  три
тела отделились от корабля и стали падать в направлении Земли.
     -  Это  какая-то  уловка,  -  пробормотал  он.  -   Они   инсценируют
приземление.
     - Ты уверен, что они остались живы? - спросил Бар-51.
     Бар-48 ответил хмурым взглядом.
     - Они сделали это за несколько мгновений до  взрыва.  Это  умышленное
приземление!  Они  нарушают  все  договоры!  Нам   необходимо   немедленно
отправиться за ними и проследить. Иначе такая каша заварится!
     - Спокойнее, спокойнее. Твои слова лишены смысла. Если они  совершили
умышленное приземление, то зачем было нужно взрывать корабль? Эта  вспышка
будет зарегистрирована на всех экранах, какие только есть на планете. Если
бы тебе приказали спуститься на  Землю,  разве  ты  сделал  бы  это  столь
откровенно?
     Бар-48 успокоился.
     - Даже если это и так, они приземлились!
     - Возможно, мертвыми.
     - Может быть, да. Но может быть, и нет. Тебе хочется рисковать? Мне -
нет! Нам выжгут глаза в штаб-квартире, если мы спустим  это  дирнанам.  Мы
должны немедленно высадиться и проследить  этих  чертовых  дураков,  чтобы
проникнуть в их замыслы.
     Во взгляде Бар-51 вспыхнул ужас.
     - Спуститься? На Землю? Но мы же наблюдатели!
     - Соглашения допускают посадку  в  случае  подозрительного  поведения
другой стороны. Случись паре краназойцев высадиться  на  Земле  -  тотчас,
будь уверен, за ними последует целый рой дирнан. Мы  не  можем  допустить,
чтобы они взяли верх. По крайней мере, я не могу! Буди остальных!
     Бар-51 стал  возражать.  Двое  других  удачно  спарились  несколькими
часами ранее, и теперь им полагалось спать. Но Бар-48 был упрям, и,  когда
на него находило, отказать ему было невозможно.  Вскоре  двое  краназойцев
вышли, пошатываясь, из спальных  отсеков.  Всем  своим  видом  они  давали
понять, что их сон важнее идиотского  преследования  троих  представителей
державы-соперника на нейтральной территории Земли. Перебранка продолжалась
несколько минут. За это время Бар-48 изменил курс  корабля,  ожидая,  пока
спадет враждебность.
     Когда экипаж оказался в состоянии прислушаться к доводам  разума,  он
сказал:
     - Мы  переведем  корабль  на  бреющий  полет,  и  я  совершу  прыжок.
Известите штаб-квартиру и оставайтесь на расстоянии, допускающем  надежную
связь, пока не услышите меня снова.
     - Ты собираешься туда один? - испуганно спросила Бар-51.
     - Со мной ничего не случится. Никто не тронет безобидного толстяка. Я
осмотрюсь, найду  след  дирнан,  попытаюсь  разобраться  в  том,  что  они
затевают. Когда я разузнаю что-нибудь, то велю вам прилететь  и  подобрать
меня.
     Бар-79-Кодон-ззз презрительно произнесла:
     - Герой! Охотник за орденами!
     - Замолчи! Где твое чувство ответственности? Где твой патриотизм?
     Бар-79-Кодон-ззз, которая была особой женского пола, занервничала:
     - Не смей говорить мне  о  патриотизме!  Мы  очень  далеко  от  дома,
выполняем дурную, бессмысленную,  идиотскую  работу  из  чисто  ритуальных
целей, и пусть меня зажарят, если я буду к ней относиться так же серьезно,
как ты. Играем в "полицейских и воров"! Шныряем вокруг этой отвратительной
планеты, как грязные соглядатаи! Пусть остается она этим дирнанам, а мы...
     - Оставь, - пробормотал Бар-51. - Его не переубедишь. Может быть, это
все-таки важно. Пусть спускается вниз, если ему так хочется.
     Разногласия были улажены.  Краназойский  корабль  стал  спускаться  к
Земле, скользя по небу под прикрытием маскировочных  экранов.  Бар-48  был
возмущен  равнодушием  соплеменников,  но  не  желал  вступать  с  ними  в
длительные споры.
     Долг есть долг! Их поставили сюда наблюдать не только за Землей, но и
за активностью соперников, дирнан. Долг  требовал  от  него  приземлиться,
чтобы и начать преследование и - при необходимости - арестовать эту троицу
за нарушение соглашения.
     Когда до  Земли  оставалось  десять  тысяч  метров,  Бар-48  занес  в
бортовой журнал запись о своем намерении приземлиться  и  указал  причины,
побудившие его поступить так. На высоте шести тысяч метров он облачился  в
специальный костюм. На высоте трех тысяч  метров  открыл  люк  и  уверенно
ступил за борт.
     Приземление  сопровождалось  ощутимыми  ударами,  которые,   впрочем,
ничего  не  повредили.  Бар-48  освободился  от  костюма  и  нажал  кнопку
саморазрушения. Вспыхнуло пламя - и через несколько мгновений от костюма и
следа не осталось. Бар-48 включил систему первичной  подготовки  и  узнал,
что  теперь  он  Дэвид  Бриджер,  холостяк  сорока  шести  лет,   уроженец
Сэр-Кавилля, штат Огайо, проживающий в Сан-Франциско, штат Калифорния.  Он
приземлился  в  нескольких  милях  от  окраины  города  Альбукерке,   штат
Нью-Мексико. До рассвета еще оставалось часов пять. К утру он благополучно
доберется до города и сможет начать поиски.
     Если эти трое дирнан затевают что-нибудь незаконное, они заплатят  за
это! Он приволочет их на Комиссию по соглашениям и обвинит в жульничестве!
Он добьется того, чтобы у них выжгли мозги! Кем это они  себя  вообразили,
высадившись на Земле, как будто эта планета принадлежит им?
     Дэвид  Бриджер  из  Сан-Франциско,  он  же  краназойский  наблюдатель
Бар-48-Кодон-адф, брел к Альбукерке,  вынашивая  самые  черные  замыслы  в
отношении планеты Дирна и всех ее обитателей.





     В течении трех дней Глэйр была на грани забытья. Все ее  тело  ломило
от свирепой боли, оно опухло и посинело. Она знала, насколько плохо сейчас
выглядит, и страдала от этого едва ли не больше, чем от боли.
     Каким-то образом ей удавалось не  потерять  сознание  окончательно  и
надолго.  Когда  она  бодрствовала,  боль  была  невыносимой,  поэтому  ей
пришлось  отключить  все  нервные  окончания,  без   которых   она   могла
обходиться. Тело  расслабилось,  и  Глэйр  начала  погружаться  в  сладкое
полузабытье. Но она не слишком доверяла себе,  и  поэтому,  опасаясь,  что
погружение  в  забытье  может  зайти  слишком  далеко,  время  от  времени
активировала нервные окончания. И боль возвращалась,  лишая  ее  рассудка,
терзая не только земную оболочку, но и  естественное  тело.  Иногда  атаки
боли оказывались настолько яростны, что вызывали перегрузку нервных цепей.
     Глэйр смутно припоминала, что ее нашли в пустыне и принесли в  жилище
какого-то землянина. Она ощущала, что с нее сняли костюм и даже  пояс.  Ей
давали какие-то лекарства, наверное болеутоляющие, - напрасный  труд,  ибо
она не реагировала на них. Что-то делали с ее поврежденными ногами, но что
- она не понимала, потому что  все  ее  силы  поглощала  борьба  с  болью,
захлестывавшей сознание.
     Удалось ли спастись Ворнину? Жив ли Миртин?
     В  те  ужасные   минуты   она   настолько   была   поглощена   своими
переживаниями, что не видела, как они прыгнули. Снова и снова она оживляла
в памяти свой прыжок. Как она была неуклюжа! Сначала  споткнулась,  потом,
позволив ужасу парализовать все естество, камнем неслась к Земле. И только
пролетев триста метров, она пришла в себя и раскрыла экран. Какое это было
облегчение ощутить  рывок  и  понять,  что  экран  стал  тормозить  спуск!
Разумеется, уже не оставалось надежды на  удачное  приземление  -  слишком
большую скорость она развила и  слишком  малое  расстояние  оставалось  до
поверхности. Лучшее, на что она могла рассчитывать, это то, что  упав,  не
превратится в бесформенный студень.
     Ей удалось приземлиться, хотя она и потеряла сознание  от  страха  за
мгновение до того, как коснулась Земли. И ее нашли.
     Глэйр пришла в себя на четвертый день.
     Она почувствовала прикосновение к руке, словно кто-то щекотал ее, это
ощущение и раздосадовало, и заинтересовало. Глэйр открыла глаза.  Над  ней
склонился  крепкий  землянин,  прижимая  гладкую  коричневую  керамическую
трубочку  к  ее  предплечью.  Он  выпрямился,  как   только   их   взгляды
встретились.
     - Наконец-то вы проснулись, - произнес он. - Как вы себя чувствуете?
     - Ужасно. Что это вы пытаетесь сделать с моей рукой?
     - Хотел  сделать  внутривенную  инъекцию,  чтобы  покормить  вас.  Но
оказалось чертовски трудно найти вены.
     Глэйр попыталась рассмеяться. Она знала, что земляне  привыкли  таким
образом снимать напряженность в отношениях друг с другом. Но она давно  не
практиковалась,  и  поэтому  мышцы  плохо   подчинялись.   Вместо   улыбки
получилась  страдальческая  гримаса,   судя   по   сочувственному   вздоху
землянина.
     - Вам очень больно? - спросил он. - Дать болеутоляющее?
     - Нет, нет, - покачала головой Глэйр. - Это пройдет. Я в больнице? Вы
- врач?
     - Два раза нет.
     Она испытала облегчение, но затем удивилась.
     - Тогда где же я?
     - У меня дома. В Альбукерке. Я ухаживаю за вами с того вечера,  когда
нашел вас.
     Глэйр изучающе посмотрела на него. Это был первый землянин,  которого
ей довелось увидеть во плоти - совсем не то, что им  показывали  во  время
подготовки, - и вид его просто заворожил ее. Какое толстое  у  него  тело!
Какие широкие плечи! Ее чувствительные  ноздри  уловили  запах  его  тела,
приятный и возбуждающий, совсем непохожий на резкий запах  воздуха  Земли.
Он столь же напоминал дикого зверя, сколь и разумное существо -  настолько
первобытно могучим было его телосложение.
     И еще Глэйр показалось, что этот человек, ее спаситель, сам испытывал
смертные муки. Ее неопытность во всем, что  касалось  землян,  все  же  не
помешала распознать признаки горя: челюсти были  сжаты  настолько  сильно,
что на скулах ходили желваки,  язык  то  и  дело  облизывал  губы,  ноздри
раздувались.  Под  глазами  залегли  темные  круги,  белки  покраснели  от
бессонницы.  В  этом  напряжении  было  нечто  устрашающее.  Забыв  в  это
мгновение о собственных горестях, о ранах, о чувстве одиночества, о страхе
разоблачения, Глэйр захотела согреть этого человека теплом участия.
     Она огляделась вокруг. Небольшую комнату с  низким  потолком  заливал
солнечный свет. Скудность обстановки искупалась чистотой. Глэйр лежала  на
узкой кровати. Легкое одеяло  прикрывало  ее  обнаженное  тело  до  пояса.
Твердые полушария грудей были открыты, что ничуть  не  волновало  ее,  но,
казалось, беспокоило хозяина, который смущенно отводил  глаза  в  сторону.
Землянина, похоже, терзали не меньше дюжины разных комплексов.
     Она неподвижно лежала, устав сопоставлять то,  чему  ее  давным-давно
учили, с действительностью. А ведь считалось, что она хорошо подготовлена.
Ее мозг лихорадочно работал, опознавая предметы,  выискивая  их  названия:
кровать, одеяло, стена... Трудность заключалась не только в подборе земных
эквивалентов для дирнанских слов, но и в том, что дирнане не  пользовались
кроватями, одеялами и многими  другими  вещами,  которые  вдруг  приобрели
жизненную важность для нее.
     - У вас сломаны обе ноги, - сказал землянин. - Я вправил  кости.  Мне
удалось немного подкормить вас. Я ухаживал за вами три дня и три  ночи.  В
первые сутки мне казалось, что вы вот-вот умрете. Но вы сказали: "Помогите
мне", - помните? Вы были в сознании, когда я вас нашел. Это  единственное,
что вы произнесли за все время. Надеюсь, что помог вам.
     - Вы были очень добры. Без вашей помощи я бы, скорее всего, умерла.
     - Да, но было безумием привезти вас сюда. Мне следовало отправить вас
в военный госпиталь. В строжайшей тайне. - Он задрожал, как будто  мускулы
его огромного тела вступили в борьбу друг с другом. - Я  могу  навлечь  на
себя гнев правительства. Чистое безумие! Военно-полевой суд и все такое!
     Она не знала, что такое военно-полевой суд,  но  землянин,  казалось,
был на грани душевного срыва. Чтобы утешить его, она сказала:
     - Вам нужен отдых. Ухаживая  за  мной,  вы  наверняка  совершенно  не
спали. У вас такой измученный вид.
     Он стал на колени рядом с кроватью. Быстрым движением подтянул одеяло
до подбородка, будто вид ее грудей смущал его, а может быть, даже коробил.
Лицо его оказалось совсем  рядом,  и  Глэйр  разглядела  страдание  в  его
глазах.
     Тихим срывающимся голосом он произнес:
     - Кто вы?
     Тотчас же с ее уст слетела давно приготовленная легенда:
     - Я совершала  учебный  полет.  Взлетела  вместе  с  инструктором  из
аэропорта Таос сразу же после обеда, а над  Санта-Фе  в  работе  двигателя
начались перебои...
     Кисти его сжались в огромные кулаки.
     - Послушайте!  Да,  это  звучит  вполне  правдоподобно.  Но  меня  не
проведешь! Вы лежите голая в моем доме вот уже трое суток. Я оказывал  вам
медицинскую  помощь.  У  меня  была  прекрасная  возможность   внимательно
осмотреть вас. Я не знаю, кто вы, но знаю, кем вы не являетесь. Вы  отнюдь
не смазливая девчонка из Таоса, которой пришлось выбрасываться из самолета
с  парашютом,  когда  забарахлил  двигатель.  Вы  вовсе  не  человек.   Не
притворяйтесь! Ради бога, скажите мне, кто вы, откуда вы? Я  живу,  как  в
аду, все это время, что вы здесь.
     Глэйр задумалась. Она наизусть знала инструкции, касавшиеся случайных
контактов с землянами. Полагалось любой ценой утаить  свое  происхождение,
особенно от представителей властей. Но инструкции  не  возбраняли  попытки
сохранить жизнь и в определенных случаях  допускали  разглашение  истинной
своей природы. Главным было спастись и как можно быстрее покинуть Землю. А
она не могла спастись без помощи этого человека, значит придется открыться
ему. К тому же, если ей удастся убраться с Земли подобру-поздорову,  никто
не поверит его рассказам.
     - Как вы думаете, кто я? - спросила она.
     - Вы оказались в пустыне  сразу  же  после  появления  в  небе  этого
чертова огненного шара. У вас не было  парашюта,  а  только  что-то  вроде
резинового   скафандра,   начиненного   таинственными   инструментами    и
приспособлениями. В бреду вы разговаривали на  языке,  который  я  никогда
раньше не слышал. Тогда я еще  успокаивал  себя  мыслью,  что  вы  шпионка
какого-то иностранного государства. Сам не знаю, почему я привез вас сюда,
а водителя своего вездехода отослал в Вайоминг, чтобы он  не  проболтался.
Снимая с вас  этот  скафандр  и  странную  резиновую  повязку,  я  не  мог
отделаться от мысли, что вы не человеческое существо.
     Он поднялся, подошел к окну и сложил руки на груди.
     - Я осмотрел вас, - продолжал он. - Обе ноги были сломаны. Но  стоило
мне слегка прикоснуться, как кость скользнула назад, на прежнее место. Так
что это за кости у вас, а? Они должны быть переломаны вдоль и  поперек,  а
вправляются запросто. И вы не потеете. И  нет  никаких  выделений.  Органы
выделения есть, но вы ими не пользуетесь. Температура вашего тела тридцать
градусов, а пульс мне вообще не удалось отыскать. Когда я  пытался  ввести
вам внутривенное питание, я не смог отыскать  вен,  поэтому  вынужден  был
запихивать пищу прямо вам в рот. Но я даже не знаю, нужна ли вам  пища.  -
Он снова подошел к ней, наклонился и поглядел  прямо  в  глаза.  -  Вы  не
человеческое существо, в этом я уверен! Вы только носите оболочку красивой
девушки, а под ней один бог знает что. Вы только внешне человек.  Так  кто
же вы?
     - Я наблюдатель, - тихо вымолвила Глэйр.  -  Я  родом  с  Дирны.  Это
далекая планета из другой звездной системы. Вы удовлетворены?
     Землянин отреагировал так, будто  в  его  тело  воткнули  кинжал.  Он
отступил назад, тяжело сопя, лицо побагровело, голос сел.
     - Вы с летающей тарелки, да?
     - Да, если вы так называете наши корабли.
     - Повторите еще раз! Что вы с летающей тарелки!  Произнесите  целиком
эту гнусную фразу!
     - Я с  летающей  тарелки,  -  покорно  пробормотала  Глэйр,  тяготясь
нелепостью ситуации.
     Землянин вновь отвернулся от нее.
     - Я мог  бы  теперь  отправиться  на  центральную  площадь  и  начать
проповедывать во славу Контакта, -  как-то  глухо  произнес  он.  -  Я  бы
рассказывал всем о  красавице  с  летающей  тарелки,  которую  я  нашел  в
пустыне, привез к себе домой и выхаживал. Все  это  бред,  за  исключением
того, что  вы  реальны.  От  этого  никуда  не  денешься.  Вы  никакая  не
галлюцинация! Вы понимаете, что я говорю?
     - Почти все.
     - Значит, это все происходит на самом деле?
     - Да, - прошептала Глэйр, - подойдите ко мне.
     Она положила свою ладонь на его твердую сильную руку. Никогда  прежде
она не прикасалась к плоти землянина. С  усилием  вдавила  свои  пальцы  -
плотная кожа и мышцы сопротивлялись ей.
     - Прикоснитесь ко мне, - попросила она  и  сбросила  одеяло  на  пол.
Землянин инстинктивно зажмурился, будто ослепленный.  Глядя  на  себя,  на
возвышения и впадины тела, которое стало таким привычным для нее за десять
лет, Глэйр увидела  светло-коричневые  повязки,  закрывавшие  ее  ноги  от
лодыжек до колен. Он хорошо ухаживал за нею.
     С робостью, странной для такого уверенного в  себе  зрелого  мужчины,
землянин положил ладони на  ее  плечи  и  провел  ими  вдоль  ее  рук,  на
мгновение прикоснулся к упругим вздутиям  грудей,  ласково  дотронулся  до
живота и тугих бедер. Он тяжело и прерывисто дышал. Руки  его  дрожали,  и
она ощутила едкий запах пота, перебивший аромат, который исходил раньше от
его тела. Теперь она уже овладела лицевыми мышцами, и улыбка не сходила  с
ее губ, пока его руки касались тела. Наконец, он отпрянул, поднял одеяло и
прикрыл ее.
     - Я реальна или снюсь вам? - спросила она.
     - Реальна. У вас такая гладкая кожа... Это так убеждает...
     - Наблюдатели должны выглядеть, как земляне. На тот случай,  если  мы
окажемся среди вас. Но мы еще не умеем изменять свое  внутреннее  естество
так, чтобы оно было копией вашего.
     - Значит, это правда? Существа  из  космоса  наблюдают  за  Землей  с
летающих тарелок?
     - Это началось давно, задолго до  вашего  и  моего  рождения.  Первые
патрули прилетели сюда много тысяч лет тому назад.  Сейчас  мы  следим  за
вами пристальнее, чем когда-либо.
     Руки землянина безвольно повисли. Он попытался что-то сказать, но  не
смог. Наконец ему удалось вымолвить:
     - Вам известно, что такое ИАО? Исследование Атмосферных Объектов?
     Глэйр слышала об этом.
     - Это организация, которую учредили вы, американцы,  чтобы  наблюдать
за наблюдателями.
     - Да. Наблюдать за наблюдателями! Так вот,  я  работаю  на  ИАО.  Моя
работа состоит в том, чтобы проверять все сообщения о том, что эти  идиоты
называют  летающими  тарелками,  и  выяснять,  насколько   эти   сообщения
соответствуют истине. Каждый месяц мне платят за то, чтобы я  охотился  на
инопланетян. Понимаете, я не могу держать вас здесь! Мой долг передать вас
правительству! Мой долг, черт побери!





     Весь этот день Чарли Эстансио  занимался  своими  делами,  как  будто
ничего не случилось. Он проснулся, как обычно, на заре. И захочешь, да  не
разоспишься в глинобитной лачуге, где ютятся  четверо  взрослых  и  пятеро
детей.
     С  первым  криком  петухов  начинал  реветь  малыш  Луис.   В   ответ
раздражался бранью дядька, который был пьяницей и всегда плохо спал. Тогда
взрывалась Лупе и  утро  вступало  в  свои  права.  Все  вскакивали  почти
одновременно, сонные и злые. Бабушка разжигала  печь,  мать  ухаживала  за
ребенком, братец Рамон усаживался перед телевизором, в то время  как  отец
тихо выскальзывал из дома, пока  не  был  готов  завтрак.  Сестра  Росита,
неряшливая и толстая в порванной ночной рубахе, опускалась на колени перед
изображением Святой Девы и  монотонно  молилась,  выпрашивая  прощения  за
грехи, которые добавились к старым за прошлую ночь.
     Каждое утро происходило одно и то же, пробуждая  в  Чарли  ненависть.
Как ему хотелось пожить одному, избавиться от назойливости  Лупе,  тупости
Рамона, рева Луиса, не видеть  полуобнаженного  тела  Роситы,  не  слышать
пронзительных жалоб матери и униженных  извинений  отца,  забыть  бредовые
фантазии бабушки о том времени, когда возродится старая религия.
     Жизнь в музее не из приятных. Чарли было противно все в поселке:  его
пыльные немощеные улицы, приземистые грязные дома, нелепая путаница старых
и новых обычаев, а больше всего - орды туристов, которые появлялись каждые
июль и август, чтобы поглазеть на обитателей Сан-Мигеля, будто это звери в
зоопарке.
     Но теперь у  Чарли  появилось  нечто  такое,  что  отвлекало  его  от
неурядиц. В пещере возле высохшего русла его ждал человек со звезд.
     Монотонная сутолока дня не могла погасить  удивления  и  возбуждения.
Все было точно так, как сказал Марти  Мачино:  та  вспышка  на  небе  была
вызвана не метеором, а взрывом летающей тарелки. Что сказал бы Марти, если
бы узнал о Миртине??
     Чарли вздрогнул: этого нельзя допустить.  Марти  продаст  Миртина  за
сотню долларов журналистам, а на следующий день укатит из деревни. У  него
не должно мелькнуть и тени подозрения.
     С девяти до двенадцати Чарли был в школе. Проржавевший старый автобус
приезжал в поселок пять  раз  в  неделю,  за  исключением  времени  уборки
урожая, забирал всех детей от шести до тринадцати лет и отвозил в  большое
кирпичное  здание  школы  для   индейцев.   Их   не   обременяли   особыми
премудростями: пусть остаются невежественными и  довольствуются  жизнью  в
резервации, чтобы туристам было на  что  поглазеть.  Это  приносило  доход
штату. В Таосе, где находился самый большой индейский поселок,  только  за
то, что вытащишь из футляра камеру, брали пару долларов.
     Кроме основ грамоты и счета детей  учили  истории.  Только  это  была
история белых людей,  история  Джорджа  Вашингтона  и  Авраама  Линкольна.
"Почему бы не рассказать нам о том, как сюда пришли испанцы  и  превратили
нас в рабов? - думал Чарли. - Или о том, как мы восстали против них и  как
испанец Варгас подавил бунт. Может быть,  они  не  хотят,  чтобы  в  наших
маленьких головках завелись какие-нибудь мысли?"
     Иногда Чарли получал хорошие отметки, чаще - плохие. Все зависело  от
его интереса к предмету. Он умел читать, писать  и  считать.  По  учебнику
алгебры он научился вычислять, как предметы  соотносятся  друг  с  другом.
Знал  кое-что  из  геометрии  и  астрономии,  а  также  принципы  действия
различных двигателей. Женщина, которая преподавала в школе,  считала,  что
из него выйдет плотник, но у Чарли были другие  намерения.  Один  учитель,
очень хороший, мистер Джемисон, сказал, что Чарли следовало бы поступить в
среднюю школу, как только позволит возраст. В средней школе  в  Альбукерке
индейцы учились вместе со всеми, лишь бы было желание. Но Чарли знал,  что
не стоит и заикаться родителям о средней школе.  Ему  велят  не  дурить  и
учиться на плотника. Марти Мачино ходил в среднюю школу, скажут они ему, и
что из этого вышло? Там он научился  курить,  пить  виски,  крутить  мозги
девчонкам. Стоит ли ради этого поступать в  среднюю  школу?  Его  туда  не
пустят, Чарли это точно знал, как и то, что ему,  скорее  всего,  придется
убежать из дома.
     Промаявшись все утро в школе, к часу дня он  вернулся  в  Сан-Мигель.
Днем у него было немало всякой работы. Весной все дети и женщины  работали
в поле. Летом наезжали туристы, и Чарли полагалось околачиваться возле них
с дружелюбным видом и позволять им фотографировать себя в надежде, что ему
бросят мелочь. Осенью убирали  урожай.  С  приходом  зимы  наступал  черед
религиозных празднеств - начиная с Плясок Огня в декабре и кончая Встречей
Весны в марте. Поселок нужно было вычистить и убрать  яркими  украшениями.
Мужчины чинили ритуальные  одежды,  женщины  старались  наделать  побольше
керамики на продажу. Предполагалось, что обряды должны  привлечь  весенние
дожди, но Чарли знал: единственное, что они, без сомнения, привлекут,  так
это орды туристов. Бледнолицые могли без устали  наблюдать  за  необычными
примитивными обрядами туземцев. Сезон начинался в резервации Хопи,  где  к
концу лета исполнялись Пляски Змеи, продолжался в резервации Суни, пока не
достигал берегов Рио-Гранде.
     До Плясок Огня оставалось еще несколько дней. Чарли  делал  вид,  что
работает изо всех сил, а сам тем временем стащил немного плоских  маисовых
лепешек и обернул их в расшитую материю, следя  за  тем,  чтобы  никто  не
увидел его за этим занятием. Когда  начал  опускаться  вечер,  он  спрятал
лепешки за старым заброшенным кива  на  окраине  поселка,  куда  никто  не
заходил из страха перед злыми духами. Он наполнил пластиковую флягу чистой
водой из родника и спрятал ее рядом с  лепешками.  Затем  стал  дожидаться
темноты. Поиграл с собакой, поругался с Лупе, почитал взятую в  библиотеке
книгу о звездах. Смотрел на то, как священник пытался заманить  нескольких
прихожан на вечернюю молитву. Заметил, как Марти  Мачино  сгреб  Роситу  в
охапку и поволок во двор сувенирной лавки, по дороге запуская руку ей  под
юбку. Быстро проглотил скудный ужин под бормотание телевизора, сливающееся
со звуками брани.
     Наконец наступила ночь.
     Все вновь принялись за работу. Первые лица  поселка  -  кацик,  вождь
племени, и жрец Общины Огня - вели беседу у кива, а Хесус  Агильер,  вновь
избранный  староста,  с  важным  видом  давал  всем   указания.   Наступил
подходящий момент, чтобы улизнуть  к  Миртину.  Чарли,  напустив  на  себя
беззаботный вид, добрел до конца улицы,  на  которой  жил,  осмотрелся  по
сторонам, нырнул в старый кива, чтобы схватить лепешки,  и  побежал  через
сухие кусты, окаймлявшие поселок.
     Двигался он быстро, вприпрыжку. Он вообразил,  что  стал  взрослым  и
мчится, как ветер. На самом деле силенок у него было еще  маловато,  и  не
более чем в полумиле от поселка ему пришлось остановиться, чтобы перевести
дух.  Он  отдыхал  рядом  с  силовой  подстанцией,  поглядывая  на  нее  с
восхищением. Электрокомпания построила ее два года тому назад, потому  что
деревне  требовалось  все   больше   электроэнергии.   Но   проектировщики
догадались поставить ее на некотором удалении, чтобы  не  портить  внешний
вид поселка. Туристам нравилось представлять, будто  они  путешествуют  во
времени назад, куда-то в год 1500-й или около того. Их  не  очень  смущали
телевизионные антенны и  автомобили,  но  силовая  подстанция  -  это  уже
слишком! Чарли с  восторгом  глядел  на  сверкающие  изоляторы,  воображая
далекую  электростанцию,  где  распадающиеся  атомы   превращают   пар   в
электричество, чтобы в деревушке ночью было светло, как  днем.  Он  мечтал
хотя бы раз побывать в таком удивительном месте.
     Почувствовав прилив сил, он  поднялся.  Теперь  он  шагал  по  тропе,
петляющей среди зарослей полыни и юкки, пересек первое  пересохшее  русло,
затем широкую равнину, пока не вышел  ко  второму  руслу,  шире  и  глубже
первого, где оставил в пещере человека со звезд.
     На краю глубокой расселины Чарли остановился. Посмотрел наверх.  Ночь
была темной - новая луна взойдет лишь  к  Пляскам  Огня.  Звезды  казались
необычайно яркими  и  четкими.  Чарли  сразу  же  отыскал  пояс  Ориона  и
остановил взгляд на крайней слева звезде. Он не знал, как она  называется,
хотя и искал название в учебнике. Теперь она виделась ему  самой  красивой
из всех звезд. По его спине пробежал холодок ужаса. Он подумал о планетах,
вращающихся вокруг звезды, необычных городах, существах, которые  не  были
людьми,  но  летали  на  ракетах  и  реактивных  самолетах.   Он   пытался
представить себе, какими могут быть  города  на  этой  другой  планете,  и
улыбнулся своим мыслям. А что он знает о  городах  своей  родной  планеты?
Может ли он представить себе Лос-Анджелес, Чикаго  или  Нью-Йорк?  Что  же
тогда говорить о городе, в котором живет Миртин?
     Бешеная энергия обуяла его, он быстро спустился на  дно  расселины  и
столь же быстро поднялся к обрыву. Вошел  в  пещеру.  Она  была  не  более
четырех метров в высоту и примерно  шести  метров  в  глубину.  Глаза  его
привыкли к темноте, и он увидел Миртина там, где оставил, лежащим на спине
и раскинувшим в стороны руки и ноги.  Человек  из  космоса  не  шевелился.
Глаза его были открыты, в них поблескивал тусклый свет звезд,  проникавший
в пещеру.
     - Миртин? Все в порядке? Вы не умерли?
     - Привет, Чарли.
     Облегченно вздохнув, Чарли присел на корточки рядом раненым.
     - Я принес пищу и воду. Как вы себя чувствуете? Я  пришел  сразу  же,
как только сумел вырваться.
     - Мне гораздо лучше. Чувствую себя вполне сносно. Кость  заживает.  Я
скоро стану здоровым.
     - Вот. Вот. Я достал тебе лепешек. Они холодные, но хорошие.
     - Сначала воду.
     - Пожалуйста, - сказал Чарли. Затем спохватился.  -  Извините.  -  Он
открутил пробку и приложил флягу к губам Миртина. Вода струйкой побежала в
рот. Когда Чарли решил, что Миртин утолил жажду, он убрал  флягу,  но  тот
попросил еще. На глазах изумленного мальчугана он опустошил всю флягу. Как
много он пьет! Как быстро!
     - Теперь лепешки?
     - Да.
     Чарли стал  кормить  Миртина.  Лицо  дирнанина  оставалось  абсолютно
неподвижным, кроме нижней челюсти, которая методично откусывала  кусок  за
куском.  Миртин  проглотил  пять  лепешек,  прежде  чем  дал   знак,   что
достаточно.
     - Из чего они сделаны? - спросил он.
     - Из кукурузы. Знаете, что такое кукуруза? Это растение.
     - Да. Знаю.
     - Мы перемалываем кукурузные зерна, затем делаем тесто и печем его на
горячем камне, совсем как наши предки.
     - Почему ты так сердито говоришь об этом? - спросил Миртин.
     - А как же иначе? Какой сейчас год? 1982 или  1492???  Почему  мы  не
можем приобщиться к цивилизации,  как  все  остальные?  Почему  мы  должны
продолжать жить по-старому?
     - Кто же заставляет вас так жить, Чарли?
     - Белые!
     Миртин нахмурился.
     - Ты хочешь  сказать,  что  они  силой  принуждают  вас  пользоваться
допотопными методами? У них есть на сей счет соответствующие законы?
     - Нет, нет! Ничего  подобного!  Они  позволяют  нам  делать  все  что
угодно, пока мы остаемся мирными. Мы можем избирать старосту, полицейских,
в общем, всех-всех. Если бы мы захотели, мы  могли  бы  снести  поселок  и
поставить на этом месте город из стекла и пластика. Но тогда здесь  больше
не будет туристов, а значит, и доходов. Понимаете, наша деревня  -  музей.
Мы - смешные люди из прошлого. Понимаете?
     -  Кажется,  -  пробормотал  Миртин.  -   Преднамеренное   сохранение
архаичного образа жизни.
     - Какого образа жизни?
     - Устаревшего.
     - Вот-вот. Мы  сами  проголосовали  за  это,  все  племя.  Мы  решили
разыгрывать представления для  туристов.  Это  приносит  неплохие  деньги.
Некоторые из нас покинули  деревню,  работают  на  заводах  в  Альбукерке,
других местах, но большинство предпочитает танцевать, мазать краской  лица
ради подачек. Наши обряды, танцы - все это показное, мы  забыли,  что  все
это означает. У нас завелись тайные общины, только  вот  никто  не  помнит
слов посвящения, и  поэтому  придумали  новые.  Все  это  обман,  сплошное
надувательство! Обман! - Чарли затрясся от гнева. - Может быть, хотите еще
одну лепешку?
     - Да, пожалуйста.
     Чарли удовлетворенно наблюдал, как ел его подопечный.
     - Нам  нужны  холодильники,  -  продолжал  мальчик.  -  Нужно  тепло,
мостовые, настоящие дома и дороги. Нам нужно все необходимое для  жизни  в
двадцатом веке. А мы копошимся в грязи. У нас есть телевизоры и автомобили
- и только. Все остальное - как в 1500 году! Вот за  что  они  голосовали.
Мне тошно от этого. Знаете, чего я  хочу?  Выбраться  отсюда!  Податься  в
Лос-Анджелес и научиться строить большие ракеты. Или стать космонавтом.  Я
очень многое знаю. И могу выучить еще больше.
     - Но ты слишком молод, чтобы оставить родительский дом.
     - Да, мне всего одиннадцать.  Черт,  кому  хочется,  чтобы  ему  было
только одиннадцать лет? Я убегу, меня быстро арестуют. Но что  же  делать?
Ведь в начальной школе электронику не  изучают!  О,  как  мне  не  хочется
торчать здесь! - Он набрал горсть холодной земли с пола пещеры и швырнул в
дальний угол. - Послушайте, Миртин! Мне не хочется больше говорить о своей
грязной деревне. Лучше расскажите мне о своем мире. Расскажите  как  можно
больше.
     Миртин рассмеялся.
     - Придется очень долго рассказывать. С чего же начать?
     Чарли задумался.
     - У вас есть большие города?
     - Да, очень большие.
     - Больше, чем Нью-Йорк? Чем Лос-Анджелес?
     - Некоторые из них гораздо больше.
     - У вас есть реактивные самолеты?
     - Нечто подобное, - кивнул Миртин. - Они используют, - он  засмеялся,
- ядерные реакторы. Ты видел, как один из них взорвался в небе, помнишь?
     - Да, да. Какой я  глупец!  Летающие  тарелки  -  что  заставляет  их
двигаться? Что-то вроде солнечной энергии?
     - Да. Небольшой реактор, который создает плазму, заключаемую  нами  в
сильное магнитное поле. То, что случилось с  нашим  кораблем,  обусловлено
ослаблением защитного магнитного поля. Вот так мы  путешествуем,  в  своих
плоских круглых кораблях, которые вы называете летающими тарелками.
     - Как быстро они летают? - спросил Чарли. - Пять тысяч миль в час?
     - Что-то около этого, - уклончиво ответил Миртин.
     Удовлетворившись этим, Чарли продолжал:
     - Значит, вы можете добраться отсюда до Нью-Йорка за час?  Да?  И  на
своей планете вы летаете так же  быстро?  Сколько  людей  живет  на  вашей
планете?
     - Мне не следует ничего тебе рассказывать. Это,  как  здесь  говорят,
секретная информация. Совершенно секретная.
     - Расскажите! Я ничего не сообщу в газеты! - Чарли покачал лепешкой у
губ дирнанина. - Хотите еще одну?
     Миртин вздохнул. Глаза его блеснули во тьме.
     - Нас восемь миллиардов. Наша планета чуть больше  вашей,  хотя  сила
тяжести примерно такая же, кроме того, мы не занимаем так много места, как
вы. Мы очень маленькие. Теперь я получу лепешку?
     Чарли протянул ее  Миртину.  Пока  тот  жевал,  Чарли  задумался  над
последними словами.
     - Вы хотите сказать, что непохожи на нас?
     - Да, непохожи.
     - Верно, ведь вы сказали, что внутри вы совсем другие. Наверное у вас
другие кости, может быть, сердце и желудок в другом  месте.  Или  различия
еще больше?
     - Намного больше.
     - Так какие же вы без маскировки?
     - Маленькие. Меньше метра длиной. У нас  вообще  нет  костей,  просто
утолщения хрящей. Мы... - Миртин запнулся. - Лучше я  не  буду  описывать,
Чарли.
     - Значит внутри вас, того, что я вижу, свернулась вот такая штука? Не
больше ребенка?
     - Именно так, - признался Миртин.
     Чарли поднялся  и  подошел  к  выходу  из  пещеры.  Он  был  потрясен
услышанным, хотя и не мог сказать почему. За то  короткое  время,  что  он
знал Миртина, он свыкся с мыслью, что его новый знакомец, хотя  и  родился
на другой планете, по сути, не имеет особых отличий, разве что умнее,  чем
землянин. На самом деле тот оказался чем-то вроде большого червя. Или  еще
хуже. Не зря же он не захотел описать себя. Чарли взглянул  на  три  яркие
звезды, и впервые понял, что подружился с чужаком.
     - Я бы съел еще одну лепешку, - сказал Миртин.
     - Это последняя. Я не думал, что вы так голодны, обычно раненые  едят
мало.
     Чарли скормил пришельцу лепешку. Затем они  возобновили  беседу.  Они
говорили о планете Миртина, о наблюдателях и о том, почему они патрулируют
Землю, рассуждали о звездах, планетах и летающих  тарелках.  Когда  Миртин
устал объяснять, они поменялись ролями, и речь пошла о  Сан-Мигеле.  Чарли
попытался объяснить, что такое расти  в  деревне,  в  которой  сохраняются
доисторические  обычаи.  Путаясь  в  словах,   он   попытался   выплеснуть
переполняющие его  чувства:  горечь  от  сознания  собственного  бессилия,
нетерпение, жажду знаний, страстное желание впечатлений и действий.
     Миртин внимательно слушал. Он был хорошим собеседником,  знал,  когда
промолчать, а когда задать вопрос. Казалось,  он  все  понимал.  Он  велел
Чарли не беспокоиться - просто продолжать  внимательно  присматриваться  и
задаваться вопросами, пока не придет  время  уехать  в  большой  мир.  Это
приободрило Чарли. И все-таки мальчик никак не мог освоиться  с  тем,  что
этот маленький дружелюбный человек с волосами чуть  тронутыми  сединой  на
самом деле лишь оболочка для бесформенного существа без костей. Он был так
добр, как врач или учитель, только гораздо внимательнее и ближе. Никто еще
не говорил  с  ним  так  прежде,  кроме  учителя,  мистера  Джемисона.  Но
временами мистер Джемисон забывался и называл его Хуаном  или  Хесусом,  а
один раз - даже Фелипе. "Миртин никогда  не  сможет  забыть  мое  имя!"  -
отметил про себя мальчик.
     Через некоторое время он понял, что, должно быть, утомил больного.  К
тому же он не мог надолго отлучаться из дома.
     - Мне пора идти, - сказал он. - Я вернусь завтра вечером.  И  принесу
еще лепешек. И мы снова сможем поговорить. Хорошо, Миртин?
     - Хорошо, Чарли.
     - Вы уверены, что у вас все в порядке, Миртин? Вам не холодно?
     - Мне вполне удобно, малыш, - успокоил его пришелец.  -  Просто  надо
полежать здесь, пока я не поправлюсь. И если ты придешь ко мне и принесешь
лепешки и воду, мы будем беседовать с тобой каждый вечер, и,  наверное,  я
поправлюсь гораздо быстрее.
     Чарли усмехнулся.
     - Вы знаете, мне это даже нравится. Вы вроде как друг  мне.  Это  так
нелегко, находить друзей. До скорого, Миртин. Берегите себя.
     Он  попятился  к  выходу,   развернулся   и   помчался   к   деревне,
пританцовывая и  подпрыгивая  от  счастья.  В  голове  у  него  гудело  от
рассказов о другой планете и ее ушедшей далеко  вперед  науке,  но  больше
всего его привело в восторг то, что им удалось поговорить  откровенно.  На
душе у Чарли было тепло, хотя все вокруг сковала декабрьская стужа.  Тепло
это исходило от Миртина. "Он нуждается во мне, и не только потому,  что  я
приношу еду, - думал Чарли. -  Я  ему  пришелся  по  вкусу.  Ему  нравится
беседовать со мной. И он может многому меня научить".
     Радость заставляла ноги Чарли двигаться быстрее. Он и сам не заметил,
как оказался уже возле подстанции. Мальчик бежал, высоко подняв  голову  и
поглядывая на высокие опоры электропередач, перешагнувшие  через  высохшее
русло. Он не смотрел под ноги, и потому налетел на  парочку,  занимавшуюся
любовью у проволочной ограды.
     Ночь была холодной, и оба оставались в  одежде,  но  Чарли  была  уже
знакома проза жизни. Он не испытывал любопытства и не хотел  привлекать  к
себе внимания. Споткнувшись о вытянутую ногу, он жадно  вдохнул  воздух  и
попытался удержать равновесие, чтобы сразу же убраться прочь.
     Девушка  выкрикнула  что-то  непристойное.   Парень,   перекатившись,
выругался и помахал кулаком. Хотя Чарли не  всматривался  в  их  лица,  он
успел понять, что это лучшая подруга его сестры Роситы, Мария  Агильер,  и
Марти Мачино. Ему было очень совестно, что он испортил им удовольствие, но
гораздо хуже было то, что он попался на глаза как раз  тому  человеку,  от
которого можно ждать  настоящих  неприятностей.  Волна  страха  прошла  по
худому тельцу, Чарли, недовольный собой, побежал в сторону деревни.





     Сигнал бедствия, посланный за несколько мгновений до  катастрофы,  не
остался незамеченным. Его приняли все дирнанские корабли над  Землей,  так
как  широкополосная  дирнанская  система  связи  не  зависела  от  прямого
распространения волн и не нуждалась  в  отражении  волн  от  ионосферы.  О
судьбе корабля  узнали  двадцать  наблюдателей  над  Китаем,  восемнадцать
разведчиков,  патрулировавших  территорию  СССР,   еще   девятнадцать   на
различных орбитах над Северной Америкой и разобщенные группы наблюдателей,
несших  службу  над   Индией,   Бразилией,   африканскими   государствами,
Антарктикой, Японией и другими  узловыми  регионами  земного  шара.  Всего
около четырехсот дирнанских кораблей-разведчиков дежурили в  ту  ночь  над
Землей, и все они узнали о катастрофе в первые же мгновения.
     Сигнал достиг и четырех кораблей на стационарных окололунных орбитах.
Он дошел до дирнан, которые  проверяли  запущенные  земными  государствами
искусственные  спутники,  чтобы  на  них  не  было  выведено   на   орбиту
какое-нибудь смертоносное  оружие.  Его  зафиксировали  датчики  флотилий,
размещенных в окрестностях Марса и Венеры. Он привлек внимание  дирнанской
постоянной   базы   на   Ганимеде,   спутнике   Юпитера,    где    экипажи
кораблей-разведчиков наслаждались представляемыми по жребию отпусками.  Он
был   услышан   более   чем    пятьюдесятью    транспортными    кораблями,
направлявшимися с Ганимеда  на  смену  тем,  кто  ожидал  отпуска.  Сигнал
добрался не только до Нептуна,  но  даже  до  Плутона.  Когда-нибудь,  увы
нескоро, этот незатухающий сигнал достигнет родной планеты дирнан.
     Узнали о судьбе корабля, на борту которого находились Миртин,  Ворнин
и Глэйр, и представители противоборствующей  расы  -  краназойцы,  которые
могли тайно настраиваться на длину  волны  дирнанского  сигнала  бедствия.
Впрочем, в этом  не  было  особой  необходимости:  краназойский  штаб  уже
получил полный отчет о взрыве от своих наблюдателей.
     Кроме того, сигнал бедствия  вызвал  переполох  в  штабах  дирнан  на
Земле.
     Создав   эти   штабы,   дирнане    нарушили    соглашение,    которое
регламентировало контакты между двумя галактическими расами и  обитателями
Земли и, в частности, запрещало высадку на планете как дирнанского, так  и
краназойского персонала - не  говоря  уже  о  постоянном  присутствии.  Но
соглашение  иногда  ставило  под  угрозу  всеобщую  безопасность.  Поэтому
дирнане  сочли  необходимым,  в  целях  самозащиты,  внедрить  агентов  на
поверхность планеты. Их база была тщательно замаскирована - не столько  от
землян, сколько от краназойцев. Земляне просто не поверили бы  в  то,  что
среди них  живут  инопланетяне,  ярость  же  краназойцев  могла  поставить
галактический мир на грань войны.
     В потаенный дирнанский бункер бесконечным потоком текли сообщения,  и
через несколько секунд после передачи  сигнала  бедствия,  он  был  принят
резидентами на Земле. В течение нескольких минут  система  связи  едва  не
вышла из строя,  захлебнувшись  внезапно  нахлынувшей  информацией.  Затем
центральному  пункту  управления  на  Земле  удалось  овладеть  ситуацией,
заглушив галдеж. Корабли на орбитах продолжали  обсуждать  катастрофу,  но
они уже перестали беспокоить базу на Земле.
     Вычислительный центр базы лихорадочно определял возможные  траектории
приземления членов экипажа.
     - Всем троим удалось выпрыгнуть?
     - Да. По крайней мере, они покинули корабль.
     - Я познакомился с Глэйр на Ганимеде. Замечательная девушка.
     - Они все трое замечательные. Были...
     - Они должны быть живы! И мы разыщем их!
     - Есть какие-либо известия со станций слежения?
     - Все трое приземлились в  штате  Нью-Мексико.  Но  у  них  оказались
повреждены коммуникаторы.
     - Как это могло произойти?
     -  Они  прыгали  с  необычайно   большой   высоты,   чтобы   избежать
неприятностей, когда пошел вразнос  реактор.  Должно  быть,  очень  сильно
ударились. Мы принимаем слабые сигналы от  одного  из  них,  но  не  можем
зафиксировать, откуда они поступают. О двух  других  пока  еще  ничего  не
известно.
     - Они погибли.
     - Вовсе не обязательно. Возможно, получили тяжелые повреждения. Но не
погибли. Эти наши тела очень живучи.
     - Настолько крепкие, чтобы пережить катастрофу, при которой  ломается
коммуникатор?
     - Коммуникатор - штука жесткая. Не то что кости и плоть. Уверен,  что
они живы.
     - Живых или мертвых, нам нужно разыскать их.
     - Верно! Если одного из них подвергнут вскрытию...
     - Эй, высокомерный болван! Они не погибли! Выбрось эту чушь из  своей
башки!
     - Ладно, ладно, пусть будут ранены. Если тебе от этого легче.  Ранены
и отвезены в больницу, где попадут на рентген. Вот когда  у  них  начнутся
настоящие неприятности! В чем дело?  Ты  влюблен  в  Глэйр?  И  не  можешь
смириться с тем, что они, возможно, погибли?
     - Если начистоту, то он влюблен в Ворнина.
     - А кто в него  не  влюблен?  Послушай,  сколько  агентов  мы  сможем
направить на этой неделе в Нью-Мексико?
     - С десяток, если возникнет необходимость.
     - Значит, уже надо посылать. Пусть  делают  вид,  что  исследуют  так
называемый  гигантский  метеор.  Некоторые  из  них  могут   представиться
учеными,  якобы  разыскивающими  его  обломки.  Другие  могут  прикинуться
корреспондентами и опрашивать видевших огненный шар  людей.  Тем  временем
надо как можно точнее определить траекторию корабля перед взрывом.
     - А ты знаешь, где мы можем получить наиболее  достоверные  данные  о
траектории?
     - Где?
     - В ВВС Соединенных Штатов.  Бьюсь  об  заклад,  ИАО  записывает  все
подряд.
     - Неплохая мысль. Надо выйти на связь  с  нашим  человеком  в  ИАО  и
потребовать, чтобы он проверил запоминающие устройства.
     - ИАО наверняка тоже рыщет в том районе, отыскивая обломки.
     - Но им ничего не известно об экипаже. Мы найдем их раньше.
     -  Это  будет  нелегко  сделать.  Как  говорится  об  этом  в  земной
пословице? Найти иголку в мусорной яме?
     - В стогу сена.
     - Вот-вот! Иголка в стогу сена!
     - И ты уверен, что они живы?
     - Не сомневаюсь.





     "Ворнин, кажется, спит", - подумала Кэтрин без особой уверенности. За
четыре дня, что она укрывала его у себя в доме, Кэтрин убедилась только  в
одном: она ни в чем не может быть уверена, когда дело касается его.
     Она стояла рядом с кроватью, рассматривая спящего. Глаза закрыты. Под
веками глазные яблоки не движутся. Мерное, глубокое дыхание. Все  признаки
сна. Но иногда ей казалось, будто  он  делает  вид,  что  спит,  чтобы  не
обмануть ее ожиданий. Временами он словно бы отключался - как машина. Щелк
- и все!
     Теперь Кэтрин была уже убеждена, что принимает в своем доме  существо
с другой планеты. Потребовалось время,  чтобы  привыкнуть  к  этой  мысли.
Впервые подозрение зародилось в тот самый миг, когда она связала появление
странного гостя с огненной вспышкой. И подозрение это росло день  ото  дня
по мере знакомства.
     Оранжевый оттенок крови.  Странный  костюм.  Непонятные  инструменты.
Взять хотя бы тот маленький фонарик!  А  температура  его  кожи!  Тридцать
градусов Цельсия! И эти загадочные слова, которые он произносил  в  бреду.
Бред без жара. Легкость, с которой она вправила кости. Неестественный  вес
тела - килограммов на двадцать-двадцать пять меньше,  чем  можно  было  бы
ожидать.
     За все четыре дня  он  ни  разу  не  воспользовался  судном  -  молча
поставил его под кровать, да о нем и не вспомнил. Ел он  регулярно,  очень
много пил, и тем не менее не испражнялся  и  не  потел.  Кэтрин  могла  не
заметить многие из странностей Ворнина, но только не  это!  Куда  деваются
продукты выделения? Какой у него обмен веществ? По  натуре  своей  она  не
была склонна к отвлеченным размышлениям, но сейчас было трудно  уклониться
от них.
     Даже его имя - Ворнин! Что это  за  имя?  Впервые  услышав  его,  она
нахмурилась и заставила повторить по буквам, и незнакомец стал  запинаться
на каждой букве, будто для него было непривычно разделять слова на  звуки.
Ворнин! Это его имя или фамилия? А может, кличка? Бог знает! Она опасалась
задавать слишком много вопросов. Пусть сам скажет, если сочтет нужным.
     Он казался таким спокойным, не оставлял постель с того самого вечера.
Кэтрин спала на диване, пусть и неудобном. Не могла  же  она  принять  его
весьма откровенное предложение разделить с ним ложе?  "Кровать  достаточно
большая для двоих, не так ли?"  -  спросил  он.  Она  задумалась.  Или  он
притворяется невинным, будто не знает, что  происходит,  когда  мужчина  и
женщина спят вместе, или он понятия не имеет, что такое секс.
     Она отвернулась, покраснев,  словно  глупая  девственница,  когда  он
предложил ей лечь с ним. Странно... Вот уже год, как она  вдовеет,  -  это
больше, чем требуют приличия. Она ничем не связана,  как  и  в  то  время,
когда ей  было  девятнадцать  лет  и  она  была  не  замужем.  Откуда  эта
стыдливость? С первых  дней  траура  ей  стала  невыносима  сама  мысль  о
близости с мужчиной. Она почти полностью отошла от  окружающего  ее  мира,
уединившись с дочерью  в  теплом  гнездышке.  Она  редко  выходила  дальше
местного  супермаркета.  Но  нельзя  же  вечно  вести  такую  жизнь.  Надо
подыскивать нового отца для ребенка. Конечно, человек,  упавший  с  небес,
вряд ли подходил для этой роли, но почему бы ей не позволить себе близость
с ним? Разумеется,  если  он  пожелает  и  позволит  его  сломанная  нога,
которая, кстати, заживала фантастически быстро. Опухоль спала, и внешне он
не проявлял каких-либо признаков боли.
     Почему же она тогда так робко, как стыдливая  девушка,  отпрянула  от
постели?
     Кажется, она поняла почему. Ее пугала сила своего вожделения.  Что-то
в этом хрупком, бледном, невероятно красивом мужчине неодолимо влекло  ее.
И так было с самого первого мгновения. Кэтрин не верила в любовь с первого
взгляда, но ведь желание с первого взгляда совсем другое дело! И она  была
охвачена им! Она отпрянула, ужаснувшись тому, насколько сильно ее  чувство
к незнакомцу. Если она допустит, чтобы исчез разделявший их барьер,  может
случиться что угодно!
     Что угодно!!!
     По крайней мере, нужно лучше узнать его.
     Она поправила покрывало и взяла лежавший на ночном  столике  блокнот.
"Я вернусь через несколько часов, - написала  она.  -  Поеду  в  город  за
покупками. Не волнуйтесь". Положив записку на подушку рядом с ним, она  на
цыпочках покинула спальню и прошла  в  детскую.  Девочка  сотворила  нечто
жуткое и тягучее из пластилина.  Оно  корчилось,  как  осьминог.  Или  как
марсианин,  если  только  марсиане  существуют.  Ей  уже  повсюду   начали
мерещиться внеземные существа!
     - Смотри, мамочка, это змея! - закричала Джилл.
     - У змей нет ног, дорогая, - покачала головой Кэтрин. - Но все  равно
красиво. Дай-ка я надену на тебя пальто.
     - А куда мы пойдем?
     - Мне нужно съездить в город. А ты в это  время  поиграешь  у  миссис
Уэбстер, ладно?
     Джилл безропотно  позволила  себя  одеть.  Трехлетний  ребенок  легко
приспосабливается к переменам окружения и обстоятельств. Она  еще  помнила
своего дорогого папочку, но только смутно, скорее,  помнила,  что  кого-то
она называла "папочка". Если бы Тед сейчас вошел в дверь, Джилл,  пожалуй,
не узнала бы его. Так в ее памяти поблек  пропавший  котенок,  только  еще
быстрее. Что касается внезапного и  необъяснимого  появления  Ворнина,  то
Джилл, казалось, это нисколько не беспокоило.  Она  воспринимала  его  как
должное - вроде заката солнца или прихода почтальона. У Кэтрин хватило ума
не предупреждать Джилл о том, что нельзя упоминать о Ворнине в  разговорах
с чужими. Этим она достигла бы обратного эффекта.  Для  Джилл  Ворнин  был
гостем, уже на третий день у нее пропал всякий интерес к этому человеку  в
кровати.
     Кэтрин подхватила девочку и перенесла ее через  улицу  к  соседке,  с
которой поддерживала приятельские отношения. У соседки было четверо  детей
в возрасте до десяти лет, и лишний ребенок не был для нее обузой.
     - Приглядите, пожалуйста, за Джилл до пяти вечера,  -  попросила  она
миссис Уэбстер. - Мне надо в город.
     Девочка серьезно помахала ей вслед ручкой.
     Через пять  минут  Кэтрин  мчалась  по  шоссе.  Она  пронеслась  мимо
Берналильо и спустя полчаса очутилась в пригородах Альбукерке. В это время
дня движение в городе было небольшим.  По  зимнему  небу  чередой  неслись
серые тучи, горизонт окутывала дымка. Было похоже, что вот-вот  мог  пойти
снег. Погода мало располагала к  путешествиям,  но  в  городе  были  люди,
которые могли рассказать ей о летающих тарелках.
     Оставив автомобиль на стоянке под путепроводом, ведущим к мосту через
Рио-Гранде, Кэтрин направилась к старому городу. Адрес Церкви Контакта она
нашла в телефонной книге. Разумеется, это  название  придумали  газетчики,
сторонники учения Сторма возмущались, когда его  называли  новым  культом.
Официально их группа именовалась Обществом Братства Миров. Тем не менее  в
телефонной книге она значилась в разделе "Религиозные организации".
     Полированная бронзовая табличка на фасаде  полуразвалившегося  здания
указывала, что она у цели, но Кэтрин помедлила у входа. Щеки ее неожиданно
вспыхнули.  Она  вспомнила,  как  издевался  над  этой  организацией  Тед,
высмеивая помпезные сборища в Стоунхендже и на Столовой  Горе,  варварское
смешение старых суеверий и новомодных научных теорий. Тед  тогда  заметил,
что наверняка половина ее членов - доверчивые простаки, а другая -  жулики
и Фредерик Сторм, их духовный отец, самый большой жулик из всех.
     Но мнение Теда теперь не имело  никакого  значения,  к  тому  же  она
пришла сюда не в поисках веры, а чтобы попытаться что-нибудь выведать.
     Она прошла внутрь.
     За обшарпанным фасадом  скрывался  роскошный  интерьер.  В  небольшой
передней с высоким потолком, не было ничего, кроме двух элегантных  кресел
и сверкающей бронзовой статуи - непременного атрибута Культа Контакта. Это
была обнаженная женщина с закрытыми глазами, простиравшая руки к  звездам.
Кэтрин всегда считала эту эмблему чрезвычайно глупой, но сейчас, к  своему
беспокойству, поколебалась в этой уверенности.  С  трех  сторон  двери  из
дорогого красного дерева вели в другие помещения.
     Она понимала,  что  ее  пристально  рассматривают.  Прошло  несколько
секунд, и одна из дверей  открылась,  впустив  женщину  лет  сорока,  губы
которой растянула заученная улыбка. Волосы  были  гладко  зачесаны  назад,
одежда была  модной,  но  простой.  На  воротничке  красовалась  небольшая
стилизованная эмблема в  виде  летающей  тарелки,  которая  также  служила
опознавательным знаком Культа Контакта.
     - Добрый день. Чем могу служить вам?
     -  Мне  нужна...  -  нерешительно  произнесла  Кэтрин,  -   кое-какая
информация.
     - Пройдите, пожалуйста, вот сюда.
     Посетительницу бесцеремонно завели в кабинет, которому позавидовал бы
председатель любого банка. Строгая женщина-функционер,  всем  своим  видом
утверждающая важность возложенной на нее миссии, села за  стоящий  в  углу
стол.  Со  стены  задумчиво  взирал  Фредерик  Сторм,   запечатленный   на
двухметровой стереофотографии. "Фюрер, да и только, - подумала  Кэтрин.  -
Хайль!"
     - Вы пришли немного рано. Вечернее собрание в  честь  благословенного
вселенского единения еще не началось, - сказала женщина. - Фредерик  Сторм
появится на экране в восемь вечера. Это всегда так вдохновляет! Ну а  пока
вы  можете  пройти  предварительное  ознакомление.   Вы   принадлежали   к
какому-нибудь обществу, подобному нашему?
     - Нет, - ответила Кэтрин. - Я...
     - Не волнуйтесь. Это просто формальность. - Женщина подтолкнула к ней
куб диктофона. - Если вы ответите на несколько вопросов, мы сможем тут  же
зачислить вас и начать вовлекать вашу душу в  гармонию  Вселенной.  Как  я
понимаю,  вы  знакомы  с  нашими   целями   и   воззрениями?   -   Женщина
многозначительно  кивнула  в  сторону  изображения  Фредерика  Сторма.   -
Вероятно, вы прочли какую-нибудь из книг Сторма о его контактах с братьями
из космоса? Он замечательный писатель, не правда  ли?  Не  понимаю,  каким
образом любой мыслящий человек может прочесть его книги и не увидеть...
     Кэтрин в отчаянии перебила ее.
     - Извините, но я не читала его книг. И я пришла  сюда  не  для  того,
чтобы присутствовать на собрании или присоединиться  к  обществу.  Я  хочу
только получить кое-какую информацию.
     Выражение профессионального участия исчезло с лица женщины.
     - Вы из прессы? - раздраженно спросила она.
     - Вы имеете ввиду, что я  корреспондент?  Нет,  нет.  Я  просто...  -
Кэтрин замолчала на мгновение, обдумывая, с чего  бы  лучше  начать.  -  Я
простая домохозяйка. Меня беспокоят  эти  космические  предметы.  Летающие
тарелки и все такое прочее, и я  не  знаю  даже,  честно  говоря,  с  чего
начать. Я просто хочу узнать больше об этом  и  о  том,  каковы  они,  эти
существа из космоса, что они хотят  от  нас  и  так  далее.  Я  уже  давно
намеревалась обратиться к вам. И когда  я  несколько  вечеров  тому  назад
увидела огненный шар, это  решило  дело.  Я  пришла  сюда  при  первой  же
возможности. Но я на самом деле почти ничего не знаю. Вам придется  начать
с самого начала. Извините мое косноязычие, но, видите ли...
     Женщина напротив вздохнула с  облегчением,  очевидно  поняв,  что  ей
больше не надо держать ухо востро.
     - Пожалуй, вам лучше всего начать с  нашей  литературы.  Вот  вводный
курс. - Она взяла со стола толстый конверт и пододвинула его к  Кэтрин.  -
Здесь вы найдете все основополагающие материалы. -  Она  добавила  толстую
книгу в мягком переплете. - Это самое последнее издание "Наших  друзей  из
галактики" Фредерика Сторма. Вдохновенное произведение!
     - Вы очень любезны!
     - Цена два доллара.
     Кэтрин оторопела. Эти люди не теряют  времени  и  начинают  извлекать
выгоду из процесса новообращенных с первых же шагов. Она  поджала  губы  и
вручила женщине два доллара.
     - Есть еще пятнадцатиминутный информационный фильм. Его показывают на
втором этаже каждые полчаса. Ближайший сеанс начнется через пять минут.  -
Быстрая улыбка. - Вход свободный.
     - Благодарю, - пролепетала Кэтрин.
     - Прекрасно. Впоследствии, если вы  почувствуете  в  себе  готовность
глубоко приобщиться к учению Фредерика Сторма, приходите сюда еще  раз,  и
мы побеседуем, после чего занесем вас в списки  кандидатов.  Это  позволит
вам посещать вечерние собрания.
     - Отлично, - кивнула Кэтрин. - Я хотела бы спросить  вас  еще  кой  о
чем.
     - Пожалуйста.
     - Огненный шар в понедельник вечером - это был не метеор, правда? Как
вы думаете, может быть, это и была летающая тарелка? Возможно, она терпела
бедствие?
     - Фредерик Сторм уверен в том, что это был  инопланетный  корабль,  -
строго произнесла женщина. Она чем-то напоминала робота, каждый раз  когда
тщательно выговаривала полное имя своего духовного руководителя,  едва  не
впадая в молитвенный экстаз. - Вчера он делал краткое заявление  по  этому
поводу. Он намерен  более  полно  обнародовать  свои  мысли  на  одном  из
собраний в начале будущей недели.
     - И он говорит, что это была тарелка? А как же экипаж?
     - На этот счет Фредерик Сторм не делал никаких заявлений!
     - Предположим, - неловко начала Кэтрин,  -  предположим,  что  экипаж
выбросился, используя что-то вроде парашютов, из корабля.  И  предположим,
что они благополучно достигли поверхности  Земли.  Возможно  ли,  что  они
смогли приземлиться, что они выглядят точно, как мы, и  что  мы  могли  бы
отыскать их и пригласить к себе в дом? Не случалось ли прежде  чего-нибудь
подобного?
     Она испугалась, что была  слишком  откровенной.  Сейчас  эта  женщина
набросится на нее и потребует немедленно отвести к раненому галактическому
гостю. К счастью, активность  жрицы  Контакта  ограничивалась  декларацией
программных лозунгов.
     - Безусловно, галакты много раз высаживались на Земле и ходили  среди
нас в облике людей. Потому что они  люди!  Просто  более  развитые,  более
совершенные, приблизившиеся к тому, чтобы стать  богами.  Но  это  и  наша
конечная цель. Фредерик Сторм часто  повторяет,  что  высадки  существ  из
летающих тарелок весьма вероятны. Но вам  нечего  их  бояться.  Вы  должны
понять вот что: они благожелательно к нам  расположены.  А  теперь  идите,
иначе пропустите фильм. Надеюсь, когда вы снова посетите  нас,  вы  будете
уже гораздо глубже осознавать значение этого уникального и  замечательного
момента в истории человечества и всей Галактики!
     Кэтрин ласково выпроваживали из кабинета. Она вышла через  стерильную
прихожую к лестнице, ведущей наверх. В  зале,  одна  стена  которого  была
просмотровым экраном, стояло два с половиной  десятка  рядов  кресел.  Его
украшали  атрибуты  Культа  Контакта:  портреты  Фредерика  Сторма,  карты
звездного неба, эмблемы. Кроме Кэтрин здесь  были  только  четыре  пожилых
женщины. Кэтрин заняла место в последнем ряду, и почти тут же  свет  начал
гаснуть, ожил экран.
     Фальшивый голос патетически произнес: "Из неизмеримой бездны космоса,
через непостижимые глубины галактического  пространства  к  нашей  бедной,
страдающей планете спешат гости".
     На экране показались звезды, Млечный Путь.  Камера  выхватила  группу
звезд. Затем взгляду предстала Солнечная  Система.  Планеты  рассыпаны  на
черном фоне, словно бусинки. Сатурн, Марс, Венера, Земля  с  неестественно
четкими очертаниями материков. Безусловно,  съемка  велась  не  с  натуры,
ничего общего с  подлинным  видом  из  космоса.  А  затем  Кэтрин  увидела
летающую тарелку, которая росла по мере  приближения  к  Земле.  Она  едва
подавила искушение расхохотаться.  Тарелка  выглядела  комично,  со  всеми
этими иллюминаторами, перископами и вспыхивающими огнями. Пока  что  фильм
ничем не отличался от стандартного научно-фантастического боевика  средней
руки.
     "Существа, обладающие божественными качествами, благожелательные, все
понимающие, умудренные длительной жизнью, страшно  огорчаются,  видя  нашу
цивилизацию раздираемой противоречиями..."
     Теперь на экране  возникло  внутреннее  помещение  летающей  тарелки.
Повсюду была различная аппаратура, компьютеры, качались стрелки  приборов,
пощелкивали механизмы. А вот и пришельцы - мускулистые, величественные,  с
выражением несказанной мудрости на лицах.  Корабль  совершает  посадку  на
Землю, опускаясь легко, словно  перышко.  События  разворачиваются  бурно:
фермеры стреляют в инопланетян из охотничьих ружей, люди в военной форме с
суровыми лицами идут в атаку, истеричные женщины  прячутся  за  деревьями.
Галакты остаются абсолютно спокойными, отражают  пули  и  бомбы,  печально
улыбаются, призывая перепуганных землян к переговорам.
     "В это время сомнений и кризиса явился Фредерик Сторм, предлагая себя
в качестве посредника между человечеством и пришельцами..."
     К тарелке приближается высокий  мужчина  с  бесстрашной  улыбкой.  Он
приветственно вскидывает руки. Громко кричит и  широко  улыбается.  И  вот
Сторм уже на борту летающей тарелки. Галакты оказываются ростом  не  менее
двух с половиной метров. Они с чувством пожимают руки земному послу.
     "...настороженному, обуянному  страхом  человечеству  Фредерик  Сторм
передает послание мира. Сначала он встретил лишь презрение  и  насмешки  -
таков удел всех великих вождей человечества..."
     Толпа разбивает переднее стекло автомобиля Сторма. Поджигает  машину.
Но полиции удается  в  самый  последний  момент  спасти  пророка.  Сердито
взмывают вверх кулаки. Лица искажаются ненавистью.
     "...но были и такие, кто понял истину,  поверил  этому  подвергаемому
гонениям человеку..."
     Очереди женщин в супермаркете, раскупающих  одну  из  книжек  Сторма.
Ученики,  внимающие  учителю.  Сторм  улыбается  толпе  в  Лос-Анджелеском
"Колизеуме". Темп фильма убыстряется, религиозное течение набирает силу.
     Кэтрин беспокойно задвигалась.
     Теперь кадры мелькали с  головокружительной  скоростью.  Сторм  снова
среди галактов в летающей тарелке. Сторм ведет за собой  последователей  в
их  молитвах  и  размышлениях.  Сторм  призывает  человечество   отбросить
недоверие и подозрительность и чистосердечно  приветствовать  благодетелей
из космоса. Очевидцы - худые, аскетичные  люди  -  рассказывают,  как  они
летали в кораблях пришельцев.
     Последние кадры запечатлели собрание  Общества  Братства  Миров.  Это
была  очень  шумная  церемония,  сопровождавшаяся  выкриками   и   бешеной
жестикуляцией.  Покрытые  испариной  лбы.  Выкаченные  в  экстазе   глаза.
Сбивчивая речь. Фильм заканчивался могучими аккордами органа, сотрясавшими
здание.  Когда  зажегся  свет,   четыре   других   зрительницы   даже   не
пошевелились, будто завороженные снизошедшим на них прозрением.
     Кэтрин быстро встала и вышла из зала,  прежде  чем  кто-то  успел  ее
остановить. Ее приход сюда был напрасной  тратой  времени.  Все,  что  она
слышала о Культе Контакта, подтвердилось - мошенничество, еще один  способ
выкачивания денег из легковерных. Кэтрин испытывала искушение ворваться  в
элегантный кабинет и крикнуть: "Фредерик Сторм за всю свою жизнь не  видел
ни одного галакта! Не верите -  приходите  ко  мне  домой!"  Так,  значит,
пришельцы  -  гиганты  двухметрового  роста,  несущие  на  себе   небесное
благословение? Как бы не так! По  крайней  мере,  гость  не  имеет  ничего
общего с лощеными существами из фильма. Фредерик  Сторм  мошенник,  а  его
последователи - чокнутые, как и считает большинство образованных людей.
     По губам Кэтрин скользнула ироническая улыбка. А что если  бы  Ворнин
упал рядом с домом истинного ревнителя веры? Репутация Сторма лопнула  бы,
как мыльный пузырь,  покажись  один  из  его  последователей  на  вечернем
собрании с галактом под ручку! Это было бы все равно как приход Иисуса  ко
всенощной перед Пасхой...
     Жаль, что поездка оказалась бесполезной. Но  было  в  высшей  степени
наивно искать помощи  у  ревнителей  Культа  Контакта.  Вместо  этого  она
пятнадцать минут выслушивала всякую дребедень  и  вдобавок  потеряла  пару
долларов. Придется полагаться только на саму себя.
     Забрав Джилл у соседки, Кэтрин вошла в дом, прикидывая по дороге, что
приготовить на обед. Ворнин бодрствовал.
     - Поездка оказалась удачной? - спросил он.
     - Не совсем.
     - А что это у вас в руке?
     Она поняла, что держит  брошюру  и  книгу,  которые  купила  в  Клубе
Контактов. Щеки ее пылали.
     - Да так. Просто дешевое чтиво.
     - Можно посмотреть?
     Кэтрин на мгновение задумалась, опасаясь выдать  свои  подозрения,  а
потом бросила брошюру на кровать. Ворнин быстро перелистал.
     - О чем все это? - спросил он.
     - Это литература о летающих тарелках, - спокойно произнесла она. -  Я
раздобыла ее в Клубе Контактов в Альбукерке. Вы  знаете  что  такое  Культ
Контакта?
     -  Новая  религия.  Основанная   на   предположениях,   что   земляне
встретились с существами из космоса.
     - Верно, - кивнула Кэтрин.
     -  Почему  вас  это  заинтересовало?  -  спросил  он.  В  его  голосе
послышались хитрые нотки.
     Она невозмутимо встретила его взгляд.
     - Меня кое-что тревожит. Но я потратила время зря. Они не  узнали  бы
существо из космоса, если бы оно подошло к ним и поздоровалось.
     - Вы уверены в этом?
     - Да, - твердо сказала она. - Да!





     В тяжелые минуты Том Фолкнер любил повторять, что  живет  в  аду.  Но
теперь он понял, что это было преувеличением. Раньше он только слонялся  в
окрестностях  ада  и  лишь  с  появлением  Глэйр  угодил  в  самое  пекло.
Интересно, сколько времени он еще сможет балансировать на грани безумия?
     Ему довелось перенести немало невзгод: крах карьеры, изгнание  в  это
дерьмовое ИАО, разрушение брака, - но он стойко держался. Гнулся,  да.  Но
оставался в трезвом уме. А теперь слишком уж многое свалилось на него!
     - Не стесняйтесь, выпейте, - предложила ему Глэйр.
     - Откуда вы знаете, что я хочу?
     - Не трудно догадаться. Бедняга Том! Мне так жалко вас.
     - Нас обоих.
     - Я знаю, - улыбаясь, произнесла она.
     - Ведьма! Это нечестно играть на моей слабости. Смог ли я помочь себе
чем-нибудь, если бы был прирожденным нытиком?
     - Вам осталось недолго терпеть. И поэтому все-таки выпейте.
     - А вы?
     - Вы же знаете, что мне нельзя прикасаться к  спиртному,  -  покачала
головой Глэйр.
     Она сидела на кровати, закрывшись до пояса одеялом. Верхняя часть  ее
тела утопала в одной из его пижамных  курток.  У  Глэйр  не  было  никакой
другой одежды, кроме резинового  пояса  и  костюма,  которые  были  теперь
надежно упрятаны в подвале, впрочем она не стеснялась  своей  наготы.  Это
Фолкнер настоял, чтобы она оделась. У нее была необычайно красивая большая
грудь,  вид  которой  наполнял  его  непреодолимым  вожделением.   Соблазн
забраться к ней в постель и без того был  слишком  велик.  А  ему  хватало
других хлопот.
     Он вынул из кармана футляр со шприцем и ввел виски прямо в вену.  Вот
так! Не будет омерзительного вкуса во рту. Алкоголь сразу попал туда,  где
ему и положено быть, -  в  систему  кровообращения,  а  оттуда  ток  крови
доставит его в  мозг.  Буквально  через  несколько  мгновений  напряжение,
державшее его, несколько спало.
     - И вы не ходите в свою контору? - спросила Глэйр.
     - Я сказался больным. Меня никто не будет беспокоить до понедельника.
Есть время все взвесить.
     - Вы все еще намерены выдать меня?
     - Должен. Но не могу. И не хочу.
     - Ноги заживут очень быстро. Недели через две, самое большее. Тогда я
покину вас. Мои соплеменники найдут меня и заберут с собой, а  вы  сможете
вернуться к работе.
     - Каким же образом они разыщут вас,  если  этот  ваш  коммуникатор  в
скафандре сломан?
     - Не беспокойтесь об этом, Том. Или они найдут меня, или я найду  их,
какое это имеет значение? Главное,  что  мы  спешно  после  этого  покинем
Землю.
     - И куда же направитесь? Назад, на Дирну?
     - Нет, скорее всего, на  нашу  базу  -  для  медицинской  проверки  и
восстановления здоровья.
     Фолкнер насупился.
     - А где она?
     - Мне не хотелось бы говорить об этом, Том. Я и так уже очень  многое
разболтала.
     - Безусловно, - хмуро проговорил он. - И когда  я  выведаю  все  ваши
галактические тайны, я направлю полный  отчет  об  этом  в  штаб  ВВС.  Вы
думаете, я вас держу здесь для забавы? Я только делаю вид, что прячу  вас.
На самом же деле ИАО известно все, мы работаем довольно тонко...
     - Том, почему вы так сильно ненавидите себя?
     - Ненавижу себя?
     - Это проявляется во всем, что вы  говорите  и  делаете.  Ваши  слова
полны горечи, ваши нервы натянуты как струна.  И  этот  ваш  сарказм,  это
выражение лица... В чем дело, наконец?
     - Я должен был стать астронавтом, но провалился, и  меня  засунули  в
это дрянное предприятие, чтобы пять дней в неделю я успокаивал всех,  кому
бог весть что почудилось,  и  гонялся  по  всей  стране  за  таинственными
летающими огоньками. Разве этого мало?
     - Вы ведь не верили в свою работу, правда? А теперь узнали, за Землей
действительно наблюдают. Так и что же - разве вам не  легче  от  сознания,
что ваша работа обрела смысл?
     - Нет, - угрюмо бросил он. - То, чем я занимался, не стоит и ломаного
гроша. Не стоит! - Он вытянул руку, чтобы сделать еще один укол. -  Глэйр,
Глэйр, чтобы я ни дал, лишь бы никогда не встретиться с вами!  Почему  это
случилась именно со мной?..
     Он замолчал, осознав абсурдность своих слов.
     - Вы предпочитаете, - мягко произнесла Глэйр,  -  иметь  бесполезную,
пустую работу как повод для самоистязания? Поэтому  вы  сокрушаетесь,  что
нашли меня, не так ли? Нечем бередить рану?
     - Прекратите! Давайте лучше поговорим о чем-нибудь другом.
     - Взгляните на меня, Том. Почему вы так упрямы?
     - Глэйр!
     - Вы все время изобретаете разные способы мучить  себя.  Вы  сказали,
что долг требует выдать меня, но не сделали этого.  Единственный  из  всех
занятых поисками внеземных существ, вы достигаете цели  -  и  что  же?  Вы
привозите меня сюда и прячете. Для чего спрашивается? Да для  того,  чтобы
потакать навязчивым желаниям, ощущая себя виновным  в  нарушении  воинской
дисциплины.
     Рука его неистово затряслась, так что он едва сумел приложить иглу  к
вене.
     - И еще одно, Том, - после этого я оставлю вас  в  покое.  Почему  вы
стараетесь держаться подальше от меня,  как  не  по  той  же  причине?  Вы
желаете меня, и мы оба знаем об этом. Но вы наказываете себя, закрывая мое
тело этими тряпками, и внушаете себе, что  добродетельны.  В  вашем  языке
есть слово, обозначающее тип подобной личности. Мне  называл  его  Ворнин.
Мато... Мази...
     - Мазохист, - пробормотал  Фолкнер.  Сердце  его  молотом  стучало  в
ребра.
     - Да, мазохист. Конечно, вы не хлещете себя плетью и не носите  очень
узкие ботинки, но весьма настойчивы в поисках душевных мук.
     - А кто такой Ворнин?
     - Один из моих напарников.
     - Вы имеете в виду членов вашего экипажа?
     - Не только. Один из моих супругов. Ворнин,  Миртин  и  я  составляем
семью. Трехзвенная сексуальная группа. Двое мужчин и я.
     - Как это? На борту корабля двое мужчин и одна...
     - Ничего необычного. Мы ведь не люди, Том. Мы  были  очень  счастливы
вместе. Они, возможно,  погибли,  когда  взорвался  корабль.  Не  знаю.  Я
прыгала первая. Но вы отклонились от темы, Том. Мы вели разговор о вас.
     - Забудьте обо мне. Я и представления не имел, что вы  могли  быть...
быть в сексуальной группе. Я совсем не думал об этом. Значит, вы  замужняя
женщина.
     - Можно и так сказать. Если только они не погибли. У меня нет никакой
возможности связаться с ними.
     - И вы любили их обоих?
     Глэйр наморщила лоб.
     - Да, я любила их обоих. И я могу найти место в своем  сердце  и  для
кого-нибудь еще. Подойдите сюда, Том.  И  перестаньте  изобретать  способы
сделать себя несчастным.
     Он медленно подошел к ней, думая о двух мужчинах и одной  женщине  на
борту космического  корабля  и  убеждая  себя  в  том,  что  они  не  были
мужчинами, а она - женщиной. Он удивился силе ревности,  которая  охватила
его. Задумался над тем, как  проявляется  любовь  у  инопланетян.  У  него
закружилась голова.
     Глэйр подняла глаза, спокойно и приветливо.
     - Сними с меня эту жуткую одежду, Том. Пожалуйста.
     Он стянул с нее  пижаму  через  голову,  волосы  Глэйр  в  беспорядке
рассыпались по плечам. У нее  были  высокие  и  очень  белые  груди.  Они,
казалось,  совершенно  не  подчинялись  силе   тяготения.   Подобное   ему
приходилось видеть только  на  фотографиях  в  календарях,  но  никогда  в
реальной жизни.
     Она отбросила одеяло. Он посмотрел на нее и напомнил себе, что все ее
тело - бутафория. Внешняя оболочка для чего-то устрашающе чуждого.  У  нее
могла быть грудь Афродиты и  бедра  Дианы,  она  могла  скопировать  любой
образец женского совершенства, удовлетворить  любые  прихоти,  потому  что
тело ее было сконструировано. Плоть как плоть  -  те  же  нервы,  кости  и
кровеносные сосуды. Но все это - все! - подделка, продукт из пробирки.
     И кто мог бы  сказать,  какой  ужас  таится  внутри  этой  неописуемо
очаровательной оболочки?
     Ну а любая земная женщина -  прекрасна  ли  она  под  кожей?  Горячее
нагромождение внутренностей, жилы, трубки, петли, кости, хрящи, килограммы
жира, этот ухмыляющийся череп за прекрасным лицом! Да, мы все носим внутри
себя кошмар. Кошмар под кожей! И просто глупо  придавать  какое-то  особое
значение тому, что представляет из себя Глэйр.
     Его одежда упала на пол. Она притянула его к себе.
     - Твои ноги... - начал он.
     - Ничего с ними не случится, - прошептала она. - Забудь о них.  Лучше
покажи, какова она, любовь землянина.
     С легкостью, о которой не мог и  помыслить,  он  обнял  ее  и  ощутил
прохладную, гладкую кожу. Он стал ласкать ее так, будто она была настоящей
и все это происходило наяву, а не во сне.
     Испытывая чудовищное облегчение, он порвал наложенные на себя путы  и
принял предлагаемый ему дар любви.





     - Назовите, пожалуйста, номер вашей кредитной  карточки,  -  попросил
служащий мотеля.
     - У меня нет кредитной карточки, - сказал Дэвид Бриджер. - Я плачу за
номер наличными.
     Он заметил подозрительный взгляд  служащего  и  включил  аспект  Деда
Мороза, предусмотренный среди прочих создателями синтетической личности.
     - Думаю, что я последний человек в  западном  полушарии,  обходящийся
без кредитной карточки, а? Ха-ха-ха!  Я  не  верю  во  все  это.  Наличные
прекрасно служили моему отцу, они столь же хороши и для меня! Сколько?
     Клерк  ответил.  Бриджер  вытащил  несколько  скомканных  банкнот  из
бумажника, который был в аварийном  наборе  -  каждый  краназойский  агент
располагал пачкой земных денег на случай вынужденной посадки, - и  высыпал
их на  прилавок.  Лицо  клерка  прояснилось.  Подозрительный  тип:  пришел
пешком, без багажа, даже без кредитной карточки. Но деньги-то настоящие! И
кто бы мог отказать Деду Морозу за три недели до рождества?
     - Комната 2-16, сэр, - вежливо  произнес  служащий.  -  Второй  этаж,
налево.
     Номер  в  который   едва   можно   было   протиснуться,   вклинивался
треугольником в круглое здание мотеля. Бриджер заперся на замок и бухнулся
на кровать. Он смертельно  устал,  прошагав  эти  несколько  миль  в  теле
землянина. Он был не в форме, хотя на борту корабля поддерживалась  земная
сила тяжести, дабы сохранять мышечный тонус.
     Он разделся донага и сунул одежду в ультразвуковую стиральную машину,
включавшуюся от брошенной в нее монеты. Затем  ступил  под  душ.  Хотя  он
знал, как пользоваться душем, краназойское воспитание мешало ему  включить
воду. Краназой страдал от недостатка влаги. Вода  была  там  и  жизнью,  и
силой. И Бриджера страшила мысль, что даже здесь, в самой засушливой части
Северной Америки, ему нужно только прикоснуться к этим маховичкам -  и  на
него польются бесконечные струи воды. Мучаясь  стыдом,  он  включил  воду.
Жаль, что нельзя содрать  с  себя  земное  тело  и  подставить  под  струи
живительной влаги подлинную кожу.
     Он стоял под душем  полчаса,  упиваясь  блаженством.  Затем  вытерся,
оделся и стал разглядывать себя в  зеркале.  Неплохо!  Толстяку  не  нужно
выглядеть слишком уж аккуратным.  Косметологи,  которые  делали  для  него
кожу, позаботились, чтобы его лицо всегда казалось  выбритым,  по  крайней
мере, часа  три  тому  назад.  Они,  правда,  еще  не  разрешили  проблему
непрерывного роста бороды. Но это мелочь. Сойдет и так.
     А теперь можно подумать о дирнанах...
     Он боком вышел из номера и спустился на  первый  этаж.  Коктейль-холл
был прямо через улицу, очень  фешенебельный,  с  фонтаном.  Снова  вода!!!
Небольшие  группы  людей,  по  три-четыре  человека,  сидели  там  и  тут,
потягивая различные напитки. Они были в вечерних одеждах.
     Бизнесмены - насколько он понял. Краназоец присел возле бара. Подошла
девушка, чтобы обслужить  его.  Скудная  одежда  оставляла  для  обозрения
довольно большую часть ее тела, и Бриджер заметил, не без волнения, что ее
почти голая  грудь  покрыта  чем-то  вроде  флюоресцирующего  вещества.  В
полумраке зала зеленовато-голубое свечение  ее  тела  бросалось  в  глаза.
Новая мода? Не в его вкусе. Впрочем, не будучи млекопитающим, краназоец не
брался судить о достоинствах груди.
     Девушка склонила светящиеся молочные железы и спросила:
     - Ну и что будем пить?
     - Херес со льдом.
     Похоже, она озадачена. Что и говорить  -  слабоват  напиток!  Бриджер
скромно  улыбнулся.  Он  знал,  что  херес  всего  лишь  крепленое   вино,
содержащее менее  десяти  процентов  алкоголя.  Вот  и  отлично:  если  уж
приходится вводить яд в организм, следует хотя бы ограничить дозировку.
     Девушка принесла бокал с вином.  Чуть  пригубив  из  бокала,  Бриджер
прислушался. Его слуховая система была необычайно чувствительной.
     - ...дивиденды росли непрерывно в течении четырех лет, и я дал слово,
что в апреле...
     - ...вот он и привел ее к себе в номер. Но когда снял с  нее  одежду,
то оказалось...
     - ...Брейвс не имеет никаких шансов, если Паскарелли на самом деле на
следующий сезон уедет играть в Японию...
     - ...что бы они  ни  говорили  об  этом  чертовом  огненном  шаре,  я
отказываюсь поверить, что это был всего лишь...
     - ...разве можно мириться с долей  всего  лишь  в  шесть  долларов  с
каждой сотни...
     - ...сорок первый получил растяжение связок, делая финишный спурт...
     - ...и тогда она сказала: "Дай мне пятьдесят долларов, или я  позвоню
в полицию". Поэтому он...
     - ...летающая тарелка...
     - ...так я и поверю всему этому! Послушай, парень, они здесь повсюду!
     - ...они поставили в защиту этого мексиканца, нет, кубинца...
     - ...отшлепал ее по всем мягким местам...
     - ...после того, как банк откажется выкупить, мы сможем...
     Бриджер осторожно сделал еще один глоток. Затем  поднялся  и  пересек
зал, стараясь излучать дружелюбие.  Он  остановился  рядом  с  группой  из
четырех мужчин, но увлеченные спором, они его не  замечали.  Официантка  с
пурпурными бедрами порхнула мимо, и двое из собеседников  подняли  наконец
глаза. Толстяк расплылся в улыбке и произнес приветливо как только смог:
     -  Извините  меня  за  бесцеремонность,  приятели,  но   я   случайно
подслушал, что вы говорили об этой летающей тарелке...





     Миртин знал, что нарушит  инструкции,  завязав  тесное  знакомство  с
мальчиком-индейцем.   Наблюдателям,   совершившим   вынужденную   посадку,
полагалось избегать любых контактов с землянами. Он не просто отступил  от
буквы закона - он  далеко  отклонился  за  пределы  дозволенного:  раскрыл
землянину суть своей миссии, указал расположение родной планеты, поведал о
ее цивилизации, не говоря  уже  о  том,  что  дал  мальчугану  рассмотреть
оборудование, которое было при нем.
     И все же он не чувствовал за собой особой вины. Он преданно, изо всех
сил служил родине уже не первую сотню (по земным меркам) лет. И за все это
время не нарушил ни одного  параграфа.  Почему  бы  и  не  позволить  себе
небольшое прегрешение в старости?
     Миртин видел, что ум мальчика, острый и пытливый  ум,  изголодавшийся
по знаниям, - расцветал на глазах.  До  сих  пор  он  был  скован  убогими
условиями существования. Миртин чувствовал, что Вселенная задолжала  Чарли
Эстансио. И если случилось так, что  Вселенная  выбрала  его,  Миртина,  в
посредники для пробуждения великого, он просто примет это как должное,  не
беспокоясь  об  инструкциях.  Иногда  патриотизм  должен  уступать   место
обязательствам более высокого порядка.
     Чарли сидел рядом с ним на корточках, любовно перебирая  инструменты,
которые Миртин позволил ему вынуть из своего костюма.
     - А для чего это? - спросил мальчик.
     - Это... портативный генератор. Он вырабатывает электричество.
     - Но он же умещается в руке! Что в нем? Магнит? Как он работает?
     - Он использует магнитное  поле  планеты,  -  пояснил  Миртин.  -  Ты
знаешь, что каждая планета представляет из себя большой магнит?
     - Да, да, разумеется.
     - Этот прибор позволяет поместить генератор поперек магнитного  поля.
Нажимаешь на рычаг - и он, пересекая магнитные силовые линии, вырабатывает
ток. Мы в шутку называем его "мошенником",  потому  что  он  будто  крадет
энергию из воздуха. Разумеется, на самом деле он только заимствует  ее,  а
не крадет.
     - Можно посмотреть, как он работает?
     - Пожалуйста.
     Мальчик указал на флягу.
     - Там осталось немного воды. Если он на самом деле вырабатывает  ток,
то я  смогу  разложить  воду,  верно?  На  водород  и  кислород?  Как  это
называется? Электро...
     -  Электролиз,  -  подсказал  Миртин.  -  Да,  сможешь.  Только  будь
осторожен.
     - Обязательно.
     Миртин подсказал мальчику, как установить электроды. Очень  аккуратно
Чарли  опустил  их  в  воду  и  подготовил  аппарат  к  включению,   затем
активировал генератор. Оба смотрели  с  восхищением,  как  ток  расщепляет
молекулы воды.
     - Ого! Он-таки  работает!  -  вскричал  Чарли.  -  Послушайте,  можно
открыть его? Я хотел бы посмотреть, что там внутри!
     - Нет! - вынужден был резко возразить Миртин.
     - Но почему? Я все поставлю на прежнее место. Клянусь, что не поврежу
его!
     - Пожалуйста, Чарли. Не пытайся даже его открыть. Ты...  ты  сломаешь
его. Он сконструирован таким образом, что моментально сгорает, как  только
нарушается его герметичность.
     Это было неправдой, а Миртину было  трудно  врать  Чарли.  Он  хотел,
чтобы его  речь  прозвучала  как  можно  убедительнее,  но  насколько  это
удалось, он не знал, поэтому тут же отвел взгляд от  сияющих  темных  глаз
мальчика.
     - Значит, если кому-нибудь с Земли попадется этот прибор, то  человек
обязательно испортит его, так и не узнав, что находится внутри, да?
     - Да... да.
     - Может быть, у вас есть еще один?  Я  мог  бы  открыть  его  и  хоть
мельком взглянуть внутрь, прежде чем он сгорит.
     - У меня нет другого, - вздохнул Миртин. - Да  если  бы  и  был,  все
равно я не позволил бы тебе сделать это.
     - Вы боитесь, что я слишком многое узнаю?  Узнаю  такое,  что  мы  не
должны знать?
     - Да, - сознался Миртин. -  Мне  не  следовало  показывать  тебе  эти
предметы. Поступив так, я нарушил предписания. И  не  хочу  умножать  свои
прегрешения, позволив тебе  заглянуть  внутрь.  Видишь  ли,  Чарли...  Что
хорошего будет в том, если мы просто высадимся и дадим вам наши устройства
- копируйте! Есть многое такое, что ваша цивилизация должна открыть  сама.
Подсказка только повредит. Я  видел,  как  на  других  планетах  загнивали
цивилизации, которые предпочитали заимствовать или выкрадывать открытия.
     - Значит, мне нельзя заглянуть внутрь?
     - Нет. Попытайся сообразить, что там, внутри.
     - Вы ведь не двигаете ни руками, ни ногами, мистер Миртин. Поэтому не
сможете остановить меня, если я начну вскрывать генератор!
     - Верно, - хладнокровно ответил Миртин. - Я не могу остановить  тебя.
Единственный, кто смог бы остановить тебя, это ты сам, Чарли.
     В пещере воцарилась мертвая тишина.  Чарли  водил  рукой  по  гладкой
поверхности, бросая косые взгляды в  сторону  Миртина.  Неохотно  поставил
механизм рядом с другими приборами пришельца.
     - Хотите лепешек?
     - Одну, пожалуйста.
     Чарли развернул пакет и вынул лепешку. Как всегда, он держал ее  надо
ртом Миртина, пока дирнанин откусывал от нее кусочки. На этот  раз  Миртин
не сумел проглотить  кусок  и  тот  соскользнул  с  подбородка  на  землю.
Машинально пришелец попытался поймать его. Лепешка отлетела в сторону,  но
он-таки поднял руку.
     - Эй! - закричал Чарли. - Вы подняли руку!
     - Всего лишь на несколько дюймов.
     - Но вы подняли ее! Вы сможете снова двинуть ею? Как это началось?
     - Так оно и должно было случиться. Я заметил это еще вчера.  Скоро  я
смогу владеть конечностями.
     - Но у вас же сломана спина!
     - Позвоночный  столб  почти  зажил.  Начали  регенерироваться  нервы.
Процесс протекает очень быстро.
     - Даже слишком. Хотя... я же забыл, что вы не человек  и  все  у  вас
искусственное.  Лучше,  чем  у  людей  кости,  правда?  Разве  моя   спина
выздоровела бы, если бы я сломал ее?
     - Только не таким образом.
     - Думаю, что вообще не зажила бы.  Через  сколько  часов  вы  сможете
начать ходить, мистер Миртин?
     - Еще  не  скоро,  мальчик.  Вчера  зашевелились  несколько  пальцев,
сегодня - вся рука... но пройдет еще некоторое время, прежде чем  я  смогу
поднять свое тело.
     - И все же это здорово! Вам все лучше и  лучше.  -  Настроение  Чарли
внезапно переменилось. - Когда вы снова сможете ходить, вы возвратитесь на
Дирну, да?
     - Если за мной придут. Я же не могу взмахнуть крыльями и  улететь.  Я
должен привлечь внимание спасательной команды.
     - Как вы это сделаете?  Пустите  сигнальную  ракету?  Или  что-нибудь
вроде этого?
     - В моем костюме есть устройство  для  связи.  Оно  передаст  сигнал,
который они смогут обнаружить.
     Но острый ум Чарли обмануть было не так просто.
     - Если у вас есть такая  штука,  то  почему  же  вы  уже  не  вызвали
кого-нибудь?
     - У меня же руки парализованы, я не в состоянии дотянуться  до  этого
устройства...
     - Ну тогда... - Чарли сглотнул слюну. - Я мог бы это сделать за  вас,
не так ли?
     - Ты уже это сделал.
     - Что?
     - Когда ты осматривал приспособления в моем костюме, ты несколько раз
дотронулся до коммуникатора. Сигнал передан  несколько  дней  тому  назад.
По-видимому, он не совсем исправен - иначе меня давно бы уже нашли.  Если,
конечно, разыскивают.
     - Но вы ничего не говорили мне об этом.
     - Ты не спрашивал.
     - А вы не сможете починить коммуникатор, Миртин?
     - Не знаю. Сначала надо овладеть телом.
     - А не могу ли я починить его для вас?
     - Если тебе это удастся, придут спасатели и ты уже больше никогда  не
увидишь меня. Неужели ты хочешь, чтобы я так быстро покинул тебя?
     - Нет, - признался Чарли.  -  Мне  хотелось  бы,  чтобы  вы  навсегда
остались со мной. Беседовали, учили меня, были моим другом...  Но  вам  же
надо вернуться к своим, да? Вам нужен врач. Вы  же  не  сможете  жить  без
своих родных и друзей! Не так ли? Поэтому я починил бы  ваш  коммуникатор,
Миртин. Даже если бы это означало, что вы навсегда покинете меня.
     - Спасибо, Чарли. Все равно я  еще  не  настолько  выздоровел,  чтобы
выдержать ускорение. Нужно залечить раны. Так что у нас  еще  есть  время.
Может быть, ты и сможешь помочь мне. Договорились?
     - Пусть будет по-вашему, мистер Миртин.
     Чарли снова стал разглядывать  имущество  Миртина.  Поднял  еще  одно
устройство.
     - А что это?
     - Это инструмент для резания и копания.  Он  вырабатывает  необычайно
сильный световой луч, который в пределах его  досягаемости  прожигает  все
что угодно.
     - Что-то вроде лазера?
     - Это и есть лазер, но только гораздо более мощный,  чем  земные.  Он
может плавить камень и резать металл.
     - В самом деле?
     Миртин рассмеялся.
     - Хочешь попробовать? Я угадал?  Ладно.  Возьми  его  за  скругленный
конец. Вот рычажок управления. Дай-ка мне взглянуть, на  какое  расстояние
он настроен. Так, три метра.  Нормально.  А  теперь  направь  его  на  пол
пещеры, только смотри, чтобы на пути луча не оказалась твоя нога. Нажми...
     Вспыхнул луч. Он прорезал в полу желоб шириной в пять дюймов и  почти
в треть метра глубиной. Чарли вскрикнул и выключил рассекатель. Держа  его
в вытянутой руке, он изумленно смотрел на это чудо.
     - С этим можно делать что угодно! - закричал он.
     - Да, полезная штука.
     - Ею можно даже... убить кого-нибудь.
     - Если нужно, им можно убить, -  согласился  Миртин.  -  Но  на  моей
родной планете никто никого не убивает, малыш.
     - Но если все же потребуется... Как  быстро  и  чисто  все  делается!
Послушайте, меня мало интересует, как убивать с  его  помощью.  Вы  должны
рассказать мне, как он устроен! Расскажете? Его тоже нельзя открыть, да?
     Вопросов у него была уйма. Рассекатель  привел  его  даже  в  большее
восхищение, чем силовой генератор, потому что принципы  работы  генератора
он еще мог усвоить, а вот то,  как  можно  с  помощью  оптической  накачки
уничтожить материю, ставило его  в  тупик.  Миртин  долго  бился,  пытаясь
объяснить это. Он прибегал к аналогиям и  образным  сравнениям,  несколько
раз ему приходилось спасаться отговорками, так как  он  и  сам  многое  не
понимал.  Чарли  слышал  о   лазерах,   но   представлял   их   массивными
устройствами,  требующими  подведения  энергии.  Теперь   же   он   держал
миниатюрный прибор, работавший автономно. Откуда берется  луч  света?  Что
лежит в основе действия прибора: химические реакции, газодинамика или  еще
что-нибудь?
     - Ни то, ни другое, - ответил Миртин. - Этот лазер  не  имеет  ничего
общего с земными.
     - Тогда... что это такое?
     Миртин промолчал.
     - Это нам тоже не положено знать, да? Что-то  такое,  что  мы  должны
открыть сами?
     - В некотором роде, да.
     Чарли аж трясся от любопытства. Они говорили долго,  пока  Миртин  не
обнаружил признаки усталости. Мальчик стал прощаться.
     - Я приду завтра, - пообещал он и растворился в ночной тьме.
     Спустя некоторое время Миртин обнаружил, что  рассекатель  исчез.  Он
видел, как Чарли положил его рядом с другими инструментами или, по крайней
мере, думал, что видел. На мгновение тревога овладела Миртином. Чего-то  в
таком роде он давно ожидал.
     Воспользуется ли мальчишка рассекателем как оружием? Вряд ли.
     Покажет ли он его кому-нибудь? Определенно нет.
     Постарается ли он вскрыть его и изучить? Весьма вероятно.
     Похоже, ни  ему,  ни  людям  не  угрожает  особая  опасность.  "Пусть
поломает голову, - подумал дирнанин. - Возможно из этого и выйдет толк". В
любом случае, он никак не может помешать мальчишке играть с рассекателем.





     Ворнин вновь и вновь спрашивал себя, как это получилось и  когда.  Он
влюбился в Кэтрин Мэйсон, в этом не было никакого  сомнения.  То  чувство,
которое он испытывал к ней, было таким же сильным, как и то, что он  питал
к Миртину и Глэйр, и поскольку он любил их, то, должно быть, любил  и  ее.
Но возможно ли такое? Имеет ли это смысл? Когда это началось?
     Желание вспыхнуло в нем с самого начала, но это еще не любовь.
     Ворнин по натуре своей был соблазнителем. Таково было и его амплуа  в
сексуальной группе. Хищник, агрессор, он затевал  любовные  утехи.  Миртин
никогда не  брал  на  себя  активную  роль,  а  Глэйр  в  любви  выступала
целительницей, утешительницей. Ворнин искал страсть ради нее самой. Это не
только не угрожало, но даже  способствовало  целостности  группы.  Он  был
заводилой, воспламеняя своими забавами остальных. Все это не противоречило
дирнанским обычаям и семейному укладу.
     Но Ворнину никогда и в голову не приходило, что он мог бы предаваться
любовным утехам с земными женщинами. Как и всякий наблюдатель, он  отметал
всякую возможность контакта с землянами, а тем более близкого знакомства с
их женской половиной. Мог  ли  он  подумать,  что  почувствует  физическое
влечение к земной женщине?
     Однако он был заключен в тело землянина, анатомически совершенное, во
всяком случае - внешне. Внутренние его функции оставались дирнанскими. Так
он мог переваривать земную пищу, но только такую, которая была съедобна  и
для  дирнан.  Он  полагал,  что   и   функции   пола   должны   оставаться
естественными. Он продолжал испытывать желание к Миртину и Глэйр, несмотря
на то что их тела были упрятаны под синтетической плотью землян. Когда они
предавались любви на борту корабля, то делали это чисто  по-дирнански,  не
пользуясь половыми органами землян. Почему же он должен был  ожидать,  что
его   искусственное   тело   будет   испытывать   подлинное   желание    к
женщине-землянке?
     Может быть, им руководили чисто психологические  побуждения,  капризы
его "я", азарт?
     Как  соблазнителя,  убеждал  он  себя   вначале,   его   воспламеняет
возможность обольщения сама по себе. Раз под рукой нет  дирнанок,  значит,
придется довольствоваться  землянками.  В  этом  заключался  некий  вызов:
сможет ли  он  прельстить  Кэтрин,  как  прельщал  своих  соплеменниц?  Не
подведет ли его нынешнее тело? Испытает ли он наслаждение?
     Поначалу так оно и было. Игра. Обольщение ради обольщения. Спорт.
     Когда же сюда  примешалось  это  нежеланное,  неожиданное,  волнующее
чувство? И главное - почему?
     С того самого  дня,  когда  Кэтрин  посетила  клуб  Контакта,  Ворнин
осознал, что она не обманывается насчет его происхождения. Разумеется, она
должна была понять, что он из себя представляет, как только начала за  ним
ухаживать. Его тело было весьма приблизительной имитацией, чисто  внешней.
Но до того дня Кэтрин не подавала виду, что разгадала его. Все  открыл  ее
взгляд, когда она швырнула на кровать книги, полученные в Клубе. И  потом,
рассказывая о своем визите в штаб-квартиру Культа Контакта, она  дала  ему
понять: эти люди - мошенники, она знает,  каковы  настоящие  инопланетяне,
потому что один  из  них  живет  в  ее  доме!  Вот  тогда-то  и  кончилось
притворство. И хотя она даже не пыталась  воспользоваться  своим  знанием,
никогда ни  слова  не  произносила  о  его  происхождении  и  не  задавала
вопросов, это ее знание сломало барьер между ними.
     И все же она оставалась  настороженной,  продолжала  спать  в  другой
комнате. Когда она купала его или перебинтовывала сломанную ногу, вид  его
обнаженного тела, безусловно, волновал  ее.  Чисто  интуитивно,  поскольку
плохо понимал землян, Ворнин  поставил  диагноз:  она  желала  его,  но  и
боялась, точнее, боялась своего желания.  И  поэтому  страстно  стремилась
соблюсти воздержание.
     Когда он предложил ей разделить с ним постель, он  еще  по-настоящему
страдал от боли, был ошеломлен потерей  Глэйр  и  Миртина.  Он  так  хотел
тепла. Так хотел близости и участия. Его не слишком задел  ее  отказ,  она
взяла его за руку, и это тоже было очень хорошо.
     Однако вскоре ему захотелось чего-то большего, чем  простое  участие.
Он жаждал ее близости в такой мере, что готов был пустить в ход  все  свои
уловки обольстителя. Но она этого, разумеется, не позволила.
     Он жалел, что за десять лет не проявил интереса к местным сексуальным
обычаям, так как в  его  знаниях  было  немало  пробелов,  и,  как  теперь
оказалось, пробелы эти были просто огромны.
     Ее супруг погиб. Ее муж... Кажется, у землян  мог  быть  только  один
супруг одновременно, всегда противоположного  пола,  и  такие  узаконенные
обычаем сексуальные группы, у них называются "семьей". Она была  "вдовой".
Должны ли вдовы в соответствии  с  обычаем  блюсти  целомудрие  в  течение
периода траура? А если так, то как долго длится этот период? Ее муж  погиб
год тому назад.
     В доме есть ребенок. Может быть, когда  ребенок  поблизости,  половая
связь запрещена? Нужно ли отсылать ребенка или самим удаляться куда-либо?
     А  религиозные  обряды?  Должны  ли  они  предшествовать  физическому
соединению?
     Ворнин не знал ответов на эти вопросы. В глубине души он  подозревал,
что Кэтрин вольна отдаться ему в любое время, когда ей  заблагорассудится,
и что она не может пока что решиться на это.
     Безусловно, она была скромной. То смущение, которое  вызывала  в  ней
его нагота, нельзя было объяснить  нарушением  табу:  она  принадлежала  к
общественной касте, которой разрешается лицезреть больных мужчин  в  любом
виде. Очевидно, оно порождалось конфликтом желаний.
     Свое тело  она  от  него  скрывала.  Ворнин  только  один  раз  видел
обнаженную Кэтрин, да и то случайно.  Как-то  после  ужина  Ворнин  читал.
Кэтрин была в ванной.  Вдруг  заплакал  ребенок:  ему,  видимо,  приснился
страшный сон. Ворнин, лишенный подвижности, ничем не мог помочь. Но Кэтрин
на всякий случай оставила дверь в ванную открытой. Ворнин увидел, как  она
метнулась по коридору, голая, с влажным телом. Успокоив девочку, она столь
же быстро вернулась в ванную. То, что он успел разглядеть,  отличалось  от
тела,  выбранного  Глэйр.  Глэйр  серьезно   изучила   эротический   идеал
американцев и при конструировании тела для нее добилась, чтобы оно  будило
желания. Кэтрин должна была  довольствоваться  данным  ей  от  рождения  и
значительно уступала Глэйр  в  совершенстве  форм.  Кэтрин  была  выше,  с
длинными худыми ногами, плоскими ягодицами и  маленькой  грудью.  Тело  ее
было предназначено скорее для труда, чем для услады.
     Ворнин ничего не имел против этого.  Земные  критерии,  на  основании
которых Глэйр проектировала свое тело, были чужды для него. И в его глазах
Кэтрин была столь же прекрасна, как и Глэйр, а может, и  более,  поскольку
она была подлинной, а Глэйр - только прилизанной копией!
     Ему  хотелось,  чтобы   Кэтрин   отбросила   стыдливость,   чтобы   в
какой-нибудь из вечеров  она  пришла  в  его  комнату  абсолютно  голая  и
отдалась ему.
     Но все произошло не так, как ему виделось и  без  всяких  уловок,  на
которые он был такой мастак...
     Его сломанная нога срасталась быстро, и  он  чувствовал,  что  пришло
время попробовать  встать.  Он  достаточно  долго  провалялся  в  постели.
Поскольку коммуникатор вышел из строя при посадке, ему придется  подняться
и бродить в надежде, что его все же  подберет  спасательная  команда.  Ему
казалось, что нога уже вполне может выдержать его вес. В один из  вечеров,
когда Кэтрин ушла спать, он сбросил покрывало и спустил ноги с кровати.
     Тотчас же у него закружилась  голова.  Он  впервые  попытался  сесть.
Ворнин сделал глубокий вдох и вцепился в матрас, чтобы избежать падения.
     Некоторое время он сидел неподвижно. Представил,  как  его  сломанная
нога согнется и хрустнет, как только он обопрется  на  нее.  Хотя  внешнее
тело  было  искусственным,  нервные  цепи  связывали  его   с   дирнанской
сущностью, и он уже имел предостаточно возможностей убедиться в  том,  что
испытывает реальную боль при повреждениях  искусственной  оболочки.  Может
быть, лучше подождать еще несколько дней?
     Нет.
     Он переместил центр тяжести вперед, уцепился за столик возле  кровати
и стал выпрямляться. Спокойно, спокойно! Как там нога? Держит его? Да!
     Мгновением позже все завертелось у него перед глазами, будто он попал
в смерч.
     Тело его, казалось, распалось на части, каждая  конечность  двигалась
сама по себе. Ворнин закричал  и  сделал  отчаянный  шаг  вперед  здоровой
ногой, затем робкий скользящий  шаг  больной  и  закончил  маневр  посреди
комнаты, ухватившись за спинку кресла и страшно дрожа. Ему  казалось,  что
пол вот-вот разверзнется и поглотит его. Он  снова  перенес  вес  тела  на
здоровую ногу и теперь понял, что мышцы и нервы таким  образом  протестуют
против длительного бездействия. Больная же нога срослась!
     - Что вы делаете?
     В дверях стояла возмущенная Кэтрин в короткой тонкой ночной  рубашке,
ничуть не прикрывавшей ее тело.
     - Я... пробую ногу.
     Она бросилась к нему. Ворнин, будто окаменев,  наблюдал  за  нею,  не
находя в себе сил ни вернуться, ни пойти вперед. Она обхватила его  в  тот
самый момент, когда мышцы окончательно ослабли и он начал  падать.  Кэтрин
каким-то образом удалось принять на себя его вес и удерживать его на ногах
ровно столько,  сколько  им  понадобилось  для  того,  чтобы,  спотыкаясь,
сделать вместе три шага к кровати и опрокинуться на нее.
     Вместе!
     Он был обнажен, на ней была тонкая ночная сорочка.  Кэтрин  оказалась
сверху. Они оба смеялись и тяжело дышали. Скорее случайно, чем по  чьей-то
воле губы их  соприкоснулись,  и  в  то  же  мгновение  рухнула  последняя
преграда, его опалил вспыхнувший в ней жар, и Ворнин понял, что она готова
покориться.
     Но как ласкать землянку? Где ее центры возбуждения?
     Ворнин поспешно перебирал в памяти все,  что  ему  было  известно  об
этом. Ветеран тысяч любовных встреч, он был сейчас  поставлен  в  тупик  и
волновался, как провинившийся школьник. Его руки  скользили  по  ее  телу.
Куда? Что? Локти, плечи, колени... Не то, опять  не  то...  И  тут  Кэтрин
сорвала с себя сорочку. Ее тело, будто пламенем, обожгло кожу, и его  тело
само ответило на этот порыв, разрешив одну давно тревожившую его проблему.
     Она заразила его своим жаром.
     Он знал анатомию, но не имел опыта. Очень скоро природа взяла свое, и
он понял, как завершить начатое.
     После Кэтрин прижалась к нему, плача, и стала целовать его прохладную
кожу. Затем отпрянула и начала выговаривать за то, что он встал с постели.
     - Ты мог бы получить слишком сильные повреждения! Что это ты задумал?
     - Я испытывал свою ногу.
     - Тебе нельзя ходить еще несколько недель.
     - Вот в этом я не уверен. Кость же срослась. Мне  стало  плохо  из-за
того, что закружилась голова.
     - Ты так быстро выздоровел?
     - Да.
     - Но ведь такое невозможно! Сломанная нога никак не могла...
     - Человеческая не могла.
     - А ты не...
     - Нет.
     - Скажи это!
     - Я не человек, Кэтрин.
     - Так. Я хотела, чтобы ты сказал это.
     - И если бы я не поднялся с постели, ты не вошла бы и  не  подхватила
меня. И мы бы не...
     - Нет.
     - Я рад, Кэтрин. Я совсем не раскаиваюсь в том, что мы сделали.
     - И я. Только... я боюсь, Ворнин.
     - Чего?
     - Не знаю. - Она взяла его руку и положила себе на грудь. -  То,  что
мы совершили, то, что ты... Но если ты не человек, то  как  же  мы  смогли
совершить это?
     - Те, кто изготовили мое тело, кажется, знали, что они делают.
     - Изготовили твое тело?
     - Оболочку. Для маскировки. Мое настоящее тело совершенно другое.
     - Ворнин, я пропала. Скажи мне...
     - Позже. Мы еще успеем поговорить. Не сейчас.
     - Я испытываю такое странное чувство, Ворнин. Будто я пересекла  реку
и очутилась в неведомой земле, где никогда раньше не была.
     - Тебе там нравится?
     - Думаю, что да.
     - Тогда зачем беспокоиться? Карту сможешь рассмотреть позже.
     Она засмеялась и обняла его.
     - У тебя еще кружится голова? - спросила Кэтрин.
     - Да, но совсем по другой причине.
     - А нога? С ней ничего не случилось, пока ты стоял на ней?
     - Ничего.
     - А когда мы...
     - Тоже ничего.
     Он прижал ее к себе. Уже давно он не испытывал такой легкости.  Итак,
это тело было наделено всеми необходимыми рефлексами  и  могло  испытывать
наслаждения. И это  показалось  ему  замечательной  новостью,  как  и  то,
насколько страстной могла быть Кэтрин, стоило  ей  только  позволить  себе
выказать свои чувства.
     В эту ночь они почти не спали, и Ворнин  научился  очень  многому  из
того, как предаются любви в Северной Америке. Под утро он  услышал  сонный
шепот Кэтрин: "Я люблю тебя, Ворнин, я люблю тебя, люблю..."
     "Ну что ж, - подумал он, - это, наверное, часть ритуала. Интересно, я
тоже  должен  отвечать  этими  словами?"  Подумав,   он   все   же   решил
воздержаться.
     Существо с иной планеты, может и не знать местных ритуалов, и  он  не
хотел показаться фальшивым. Удачливый обольститель всегда искренен...  Эту
истину он познал еще в юные годы.
     После этого Кэтрин проводила с ним все ночи напролет, и ночи эти были
по-настоящему жаркими. Днем она помогала Ворнину  заново  учиться  ходить.
Она достала ему палку, на которую он мог опираться,  хотя  он  предпочитал
держаться за ее руку. Превозмогая головокружение, он укреплял  мускулы,  и
его движения начали приобретать уверенность. Он еще хромал,  но  с  каждым
днем все меньше. Кэтрин дала ему халат, по-видимому,  чтобы  он  пристойно
выглядел перед ребенком.  Сама  же  она,  как  будто,  уже  отбросила  все
ограничения; с каждым днем и с каждой ночью она разгоралась все сильнее  и
сильнее.
     Она очень часто повторяла слова любви, словно бы не интересуясь  тем,
откуда он родом и что делает на Земле.
     Ворнин воспринимал ее признания рассеянно, как  часть  игры.  Однако,
сам того не замечая, пересек невидимую черту между забавой и эмоциональным
союзом. Он понял это, когда стал подумывать о том, что в любой момент  его
могут найти свои. Это было бы замечательно - только вдруг он  почувствовал
острую боль: это означало разлуку с Кэтрин. Ему не хотелось расставаться с
нею. Ему горячо захотелось остаться с нею.  Сама  мысль  о  разлуке  стала
приводить его в уныние. И это означало, что он в нее влюбился!
     Но как такое могло случиться?
     Немыслимо! Биологически он не имел с ней  ничего  общего.  Он  лег  в
постель с нею из  любопытства.  Все  эти  физические  проявления  любви  и
перешептывание - неужели все это смогло создать эмоциональную связь  между
ними? Сама мысль об этом испугала его.  Он  знал,  что  иные  соплеменники
сочли бы его извращенцем, а  другие  просто  убили  бы  на  месте.  Ворнин
чувствовал себя беспомощным перед лицом того, что произошло.
     Договор не запрещал, конечно, половых связей  между  наблюдателями  и
наблюдаемыми, ибо те, кто заключал этот  договор,  даже  не  рассматривали
подобную возможность. Формально ничего противозаконного  он  не  совершил.
Слабое утешение! Вскоре он должен будет оставить  Землю...  Что  же  тогда
будет с этой женщиной?.. И с ним?





     Спасательный отряд состоял из шести дирнан, разбитых на две группы по
трое. Каждая из этих групп составляла завершенную сексуальную  ячейку:  из
двух особей женского пола и одной мужского в первом случае и наоборот - во
втором. Они высадились в Нью-Мексико на второй день после взрыва корабля и
начали прочесывать штат. Задача их была  бы  намного  легче,  не  сломайся
коммуникаторы.
     Теперь же оставалось опираться только на теорию  вероятности  и  один
чрезвычайно искаженный сигнал. Компьютеры, взвесив все возможности, пришли
к заключению, что все трое дирнан должны находиться где-то  в  центральной
части штата. Один - в окрестностях Альбукерке, другой - ближе к  Санта-Фе,
а третий - к западу от линии соединяющей первые две точки,  таким  образом
зона поиска представляла нечто вроде равностороннего треугольника.  Причем
погрешность вычислений достигала плюс-минус тридцать  километров,  что  не
вселяло особой бодрости в спасателей.
     Группа, состоявшая из Фарнил и  двух  ее  супругов,  имела  некоторое
преимущество: они шли с севера на сигнал коммуникатора,  и,  хотя  он  был
слабым и прерывающимся, у них в руках оказалась  путеводная  нить.  Сигнал
свидетельствовал,  что  один  из  упавших  на  Землю  дирнан   определенно
приземлился в нескольких километрах от  Рио-Гранде,  неподалеку  от  южной
окраины  Санта-Фе,  и  что  он  все  еще  жив:  коммуникатор  нужно   было
перезаряжать при каждой посылке сигнала.
     Обосновавшись в мотеле на дальней окраине Санта-Фе, дирнане настроили
портативные детекторы в надежде очистить принимаемый  сигнал  от  помех  и
проследить, откуда он исходит, сузив спектр. Первые расчеты показали,  что
пропавший наблюдатель мог оказаться  в  окрестностях  поселка  Кохити,  но
проверка опровергла это предположение. Если дирнанин и приземлился  здесь,
то его кто-то прятал. Радикальная коррекция вычислений перенесла поиски на
другой берег Рио-Гранде, к  развалинам  поселка  Пекос.  Но  поездка  туда
оказалась безрезультатной,  а  последовавшая  за  ней  проверка  подсчетов
показала, что была допущена ошибка. Сигнал шел с западного берега реки.
     Поиск продолжался.
     Вторая группа,  начав  с  Альбукерке,  не  располагала  ничем,  кроме
подсказки компьютеров. Приборы связи продолжали хранить молчание.  Поэтому
пришлось прибегнуть к осторожным расспросам, изучать донесения  полиции  и
военных, дать в газеты хитроумно составленные объявления. Но все это  пока
не принесло плодов.
     Группу возглавлял Сартак. Одна из его спутниц,  по  имени  Тув,  была
старше его, другая, Линор, - совсем молоденькая. Линор только вступила  на
поприще наблюдателя, весьма невинный вид позволял  ей  без  особой  боязни
задавать любые вопросы. Сартак послал ее в Клуб Контакта в Альбукерке.  Не
принимая всерьез организацию Фредерика Сторма, он тем  не  менее  полагал,
что  нашедший  раненого  инопланетянина  предпочтет  сообщить   служителям
Культа, а не военным властям. Такой возможностью Сартак пренебречь не мог.
     Он  занимался  переналадкой   детектора,   когда   позвонила   крайне
взволнованная Линор.
     - Я только что оттуда! - задыхаясь, произнесла она. -  Им  ничего  не
известно. Но... Сартак, мы должны что-то предпринять!
     - Что такое?
     - Здесь краназойский шпион!
     - Что?
     - Я сразу же раскусила  его.  Он  называет  себя  Дэвидом  Бриджером,
толстый и противный, и тоже разыскивает спасшихся.
     - Как ты это узнала?
     - Я подслушала. С ним я не разговаривала вообще.  Не  думаю,  что  он
заметил меня. Да, я уверена в этом, Сартак!
     Сартак от отвращения скривился. Противник даже сюда затесался! Дела и
без него идут премерзко!
     - Ты проследила его? Где он остановился?
     - В мотеле неподалеку от нас. Название я записала...
     - Быстрее!
     Она прочла название. Сартак сделал себе пометку.
     - Досадно! Послушай, Линор, отправляйся в его мотель - авось он  тебя
подцепит. Прикидывайся глупенькой -  как  обычно.  Вряд  ли  он  попробует
затащить тебя в постель, но если решит - не противься. И  вытяни  из  него
все. Он, возможно, уже напал на след.
     - А что если он обнаружит, кто я на самом деле?
     - Не обнаружит. У краназойцев чутье гораздо хуже, чем у  нас.  Откуда
ему знать, что у тебя под кожей, да и с землянами он не настолько  знаком,
чтобы раскрыть обман. Так что знай себе хихикай и внимательно слушай  все,
что он говорит!
     - Но если он все-таки догадается, Сартак?
     - У тебя есть граната, так? Мы действуем согласно договору,  а  он  -
нет! Если он сделает хоть какой-нибудь враждебный выпад - убей его!
     - Убить его???
     - Убей! - повторил Сартак умышленно  резко.  -  Знаю,  знаю,  все  мы
цивилизованные существа. Но мы спасатели, а он нам мешает! Гранату  в  его
жирный живот - и пусть горит синим пламенем. Понятно? Только прибереги это
на самый крайний случай. Ясно?
     Девушка, видимо, смутилась.
     - Ясно, - наконец выдавила она из себя.





     Чарли Эстансио прятал лазер под майкой, не расставался  с  ним,  даже
когда спал.  Он  не  осмеливался  вынимать  его.  Прикосновение  холодного
металла к коже живота придавало ему уверенность.
     Он понимал, что ему не следовало красть лазер.  Но  не  смог  устоять
перед соблазном и сунул его  в  карман,  когда  Миртин  смотрел  в  другую
сторону. Чарли надеялся, что человек со звезд  простит  кражу,  но  полной
уверенности у него не было.
     Хуже всего было то,  что  сейчас  Чарли  никак  не  мог  улизнуть  из
поселка. Пляски Огня шли полным ходом, и все были на виду.  Избранных  для
посвящения отводили в кива и бормотали над ними полузабытые  слова.  Затем
новые члены общины появлялись на улице,  чтобы  участвовать  в  ритуальных
танцах. Чарли не думал, что выбор может пасть на него, так как пользовался
репутацией смутьяна, а нарушителей спокойствия держали подальше от  тайных
общин. Но все-таки оставалась ничтожная возможность, и он  не  мог  никуда
отлучиться.
     Его угнетали не столько опасения, что  Миртин  умрет  от  голода  или
жажды, сколько угрызения совести.  А  вдруг  инопланетянин  подумает,  что
Чарли, украв лазер, теперь бросил его на произвол судьбы, и это после всех
их дружеских бесед! Чарли не успел  рассказать  ему  о  Плясках  Огня.  Он
просчитался, решив, что они начнутся днем позже. Теперь он с жалким  видом
болтался по поселку, надеясь ускользнуть. В деревне было  полно  туристов.
Повсюду толпились фотографы, толстые белые женщины, их изнывающие от скуки
мужья. Туристы проникали повсюду,  даже  заходили  в  дома  индейцев.  Они
залезли бы и в кива, но староста поставил у входа  нескольких  мускулистых
парней.
     В немногие свободные минуты Чарли нащупывал под  рубашкой  украденный
прибор. Он не решался вынуть его. Ну ничего, он еще до него доберется. Его
не остановят запреты Миртина - лишь бы лазер не сломался при разборке.  Но
сначала он его как следует посмотрит, попробует в действии.
     И вожделенный миг наступил: для начала Чарли разрезал пополам толстое
бревно. Потом направил луч на  скалу  и  наблюдал  за  тем,  как  плавится
гранит. Проделал в земле канаву в полметра глубиной и метра три длиной. Он
несколько раз ошибался в выборе цели и  сектора  воздействия,  но  за  час
полностью освоился с лазером. "Вот это машинка! - думал  он.  -  Маленькое
чудо. Эти люди со звезд, они  кое-чего  стоят".  Ему  захотелось  жить  на
планете Миртина и ходить там в школу.
     Так прошли два дня.
     Члены Общины Огня увели на обряд посвящения Томаса  Агирра,  большого
остолопа. Затем пришел черед и Марка Гачупино. Обычно каждый год в  общину
принимали только трех новых членов. Что делать, если придут за ним?  Пойти
с ними, а затем разразиться хохотом  в  самый  торжественный  момент?  Или
просто повернуться и убежать?
     Они придут и назовут его индейским  именем  Тсивайвонуи,  которым  он
никогда не пользовался. Кое-кто из стариков  пытался  называть  юношей  их
индейскими именами, но молодежь упорно держалась  за  христианские.  Итак,
они придут и скажут: "Тсивайвонуй, идем с нами  в  кива",  -  а  он  будет
стоять, вытаращив глаза, будто ничего не понимает.
     Но за ним, разумеется, не пришли. Кому он нужен? Утром на третий день
выбрали  Хосе  Галвэна,  и  Чарли  понял,  что  опасность  миновала  -  до
следующего года. Теперь  он  мог  бежать  в  пустыню  и  извиниться  перед
Миртином, объяснить ему, что такое церемонии, и, может быть, даже  вернуть
лазер, так как он чувствовал себя очень виноватым.  Он  завернул  в  ткань
кучу лепешек,  наполнил  флягу  водой  и  тихонько  выскочил  из  поселка,
стараясь, чтобы его никто не увидел.
     И только на полпути к пещере мальчик понял, что за ним следят.
     Сначала он услышал за собой шелест сухой  травы.  Это  мог  быть  кто
угодно - от зайца до дикой кошки. Чарли огляделся,  но  не  увидел  ничего
подозрительного. Однако он  все  еще  опасался.  Через  десять  шагов  ему
показалось, что он услышал сдавленный  кашель.  Зайцы  не  кашляют.  Чарли
резко повернулся и увидел позади себя, в  десятке  метров,  длинный  тощий
силуэт Марти Мачино.
     - Привет, - поздоровался Марти. Он выплюнул сигарету и  сунул  в  рот
новую. - Куда это ты, Чарли?
     - Прогуляться.
     - В одиночку? Зимой?
     - А тебе какое  дело?  -  огрызнулся  Чарли.  Он  пытался  не  выдать
охвативший его страх. Почему Марти следит за ним? Известно ли ему что-либо
о пещере и ее обитателе? Если  он  разнюхал,  то  Миртину  достанется.  Он
непременно продаст его правительству. Или газетам!
     - Не возьмешь ли меня с собой? - спросил Марти Мачино.
     - Я просто гуляю.
     - Хе-хе. И что это ты повадился гулять по вечерам? Я давно  слежу  за
тобой, парень. Кстати, что у тебя там в свертке?
     - Н-ничего.
     - Так ли? Дай-ка я взгляну.
     Марти сделал несколько шагов  вперед.  Чарли  вцепился  в  лепешки  и
попятился.
     - Оставь меня в покое, Марти. Какое тебе до меня дело?
     - Я хочу знать, что происходит.
     - Пожалуйста, Марти...
     - Здесь неподалеку кто-то прячется, да? Может быть, беглец из тюрьмы?
Ты заботишься о нем? За него наверняка обещана награда, а?  А  ты,  вместо
того чтобы получить ее, навещаешь его и приносишь пищу. Неужели  ты  такой
дурак, Чарли?
     Чарли задрожал. Марти продолжал медленно продвигаться вперед, а Чарли
- пятиться, но это не могло тянуться долго. Если он побежит,  Мачино  живо
догонит его. Единственное что оставалось, - это обмануть Марти.
     - О чем это ты? - упрямо продолжал  гнуть  свою  линию  Чарли.  -  Не
понимаю.
     Взметнулась худая рука. Сильные пальцы впились  в  предплечье  Чарли.
Марти Мачино, как башня, вознесся над ним, злой и уродливый.
     - Я слежу за тобой с той самой ночи, когда ты  наткнулся  на  меня  с
Марией. Как только стемнеет, ты берешь флягу, сверток, наверное с едой,  и
отправляешься в пустыню. Значит, у тебя завелся друг, верно? На  этот  раз
ты возьмешь меня с собой, не то я заставлю тебя горько пожалеть о том, что
ты не сделал этого.
     - Марти...
     - Возьми меня с собой!
     - Отпусти...
     Пальцы еще  сильнее  впились  в  плечо.  Чарли  поморщился  от  боли,
изогнулся и вывернулся. Затем, пробежав десяток шагов, остановился.  Марти
Мачино, естественно, последовал за  ним.  Но  Чарли  вытащил  лазер  из-за
пазухи и направил его в грудь Марти, словно пистолет.
     - Что это за дрянь у тебя там? - удивился Марти.
     - Смертельный луч.  -  Голос  Чарли  дрожал  так,  что  он  едва  мог
выговаривать слова. - Если я включу его, в твоем теле будет дырка.
     - Ха-ха!
     - Не смейся. Я серьезно.
     Марти опять грубо расхохотался:
     - Вот теперь я вижу, парень, что ты совсем спятил.
     Однако приближаться к Чарли он не  стал.  Мальчик  продолжал  держать
лазер наготове.
     - Разворачивайся и дуй в поселок, Марти. Или я выстрелю! Я убью тебя.
Честное слово! - Сердце Чарли учащенно билось. В это мгновение он верил  в
то, что говорил. Какое это будет удовольствие - убить Марти  Мачино!  Имея
лазер, можно все так аккуратно обтяпать, что от тела и следа не останется.
Его никогда не смогут обвинить в причастности к убийству.
     Презрительно усмехаясь, Марти произнес:
     - Выбрось-ка эту игрушку, парень!
     - Это не игрушка, Марти. Хочешь посмотреть? Может быть,  для  начала,
прожечь тебе дырку в левой руке?
     Теперь Марти насторожился, его правая нога напряглась, чтобы  сделать
первый шаг.
     И тогда Чарли включил лазер. Луч  описал  дугу  и  упал  на  высохшее
дерево. Оно исчезло. На том месте, где оно стояло, образовалась воронка  в
полметра глубиной и в метр шириной. Марти Мачино отпрыгнул  назад  и  стал
креститься.
     - Игрушка, а? - яростно закричал Чарли. - Игрушка?  Я  сейчас  отрежу
тебе ноги! Перепилю тебя на две части!
     - Что это, черт тебя...
     - А ну-ка, давай отсюда! - Чарли снова включил лазер и направил его в
землю в метре от Марти так, что луч плясал почти у самых  ботинок  Мачино.
Тот не стал дожидаться продолжения. Лицо  его  позеленело,  и  он  кинулся
наутек. Никогда еще Чарли не видел, чтобы кто-нибудь так быстро бегал. Все
дальше и дальше, вниз в овраг. Вот он уже на той стороне,  вот  уже  возле
подстанции... Исчез. Чарли выкрикивал ему вслед  проклятия,  издевательски
смеялся. Затем он понял, что от напряжения едва держится на ногах.  Он  на
мгновение опустился на колени, чтобы унять дрожь. Только  теперь  до  него
дошло, как близок он был к тому, чтобы убить Марти.  Будь  он  чуть  более
рассержен или чуть более напуган, он бы приподнял  лазерный  луч  вверх  и
рассеял бы Марти на атомы. Только в самую последнюю минуту  Чарли  удалось
овладеть собой.
     Он поднялся, сунул лазер за пазуху и, больно прикусив губу,  помчался
к пещере. Надо предупредить Миртина.  Марти  бежал  в  ужасе,  но  он  мог
вернуться,  мог  шнырять  поблизости.  Оставаться   здесь   Миртину   было
небезопасно. Его надо перенести в другую пещеру. Пусть даже Чарли придется
позвать друзей. Иначе Марти все равно разыщет его и выдаст ищейкам.
     Чарли, спотыкаясь, вылез из последнего оврага и бросился в пещеру.
     Но там никого не было.
     В первое мгновение Чарли решил было, что попал не туда.  Но  на  этом
склоне была только одна пещера. К тому же он различил  вырезанную  лазером
борозду. Пещера была та самая, но Миртин исчез вместе со всем, что у  него
было, - скафандром, набором инструментов. Что же произошло? Где он? Миртин
не мог встать и уйти. Значит...
     На полу пещеры Чарли увидел записку.
     Это был желтоватый листок, небольшой и квадратный. Скорее всего,  это
была не бумага, а что-то вроде пластика. Перед глазами плясали каракули  -
тот, кто нацарапал это, или не вполне владел своей рукой,  или  не  привык
писать по-английски.

     "Чарли! Друзья наконец-то нашли меня.  Очень  жаль,  что  не  удалось
попрощаться, но я не знал, что они  придут  так  скоро.  От  всего  сердца
спасибо тебе за все то добро, которое ты мне сделал. Теперь о том, что  ты
у меня позаимствовал, - оно твое. Я не сержусь за то,  что  ты  взял  его.
Береги его. Научись чему сумеешь. Только не вздумай показывать кому-нибудь
другому. Обещаешь?
     Старайся смотреть на все вокруг  широко  открытыми  глазами.  Пытайся
познать  мир  и  помни  о  том,  что   человек   не   может   быть   вечно
одиннадцатилетним. Тебя ждет замечательная жизнь. Нужно только  стремиться
и дерзать. Совсем скоро люди отправятся к звездам. Хочется думать, что  ты
будешь среди первопроходцев и что скоро мы снова встретимся.
                                                                  Миртин."

     Чарли перечитывал записку десятки раз. Затем осторожно  сложил  ее  и
спрятал под рубахой рядом с лазером. Провел пальцем  босой  ноги  по  полу
пещеры. И громко крикнул:
     - Я рад, что товарищи нашли тебя, Миртин. Я рад, что ты не  сердишься
на меня за лазер.
     Затем, упав на жирную почву, он горько  заплакал.  Давно  он  уже  не
плакал так, как сейчас.





     - Итак, за нами наблюдают две инопланетные расы, - констатировал  Том
Фолкнер. - Какая честь!
     - И они также следят друг за другом, - сказала Глэйр.  Она  стояла  у
зашторенного  окна  в  спальне  Фолкнера,  бесстыдно  нагая,  опираясь  на
костыли. Сделала шаг, затем еще  один,  и  еще.  С  каждым  днем  ноги  ее
становились все крепче, но она не спешила радоваться. -  Ну,  как  у  меня
получается?
     - Прекрасно! Ты в отличной форме.
     - Я спрашиваю не о своей форме. Я спрашиваю о том, как я хожу.
     - Отлично, - рассмеялся Фолкнер. Он подошел к ней и провел  рукой  по
спине. Повернув Глэйр к себе лицом, он сдавил пальцами ее упругую грудь  и
прошептал:
     - Я готов поверить в то, что это все настоящее. Я люблю тебя, Глэйр.
     - Меня? Ужасную тварь с далекой планеты, прибывшую  сюда  в  летающей
тарелке.
     - Все равно я тебя люблю!
     - Ты безумец!
     - Весьма вероятно, - улыбнулся  Фолкнер.  -  Но  пусть  тебя  это  не
тревожит. А ты любишь меня, Глэйр?
     - Да, - прошептала она.
     Самым странным было то, что она не лукавила. Все началось с  ощущения
жалости к этому землянину, запутавшемуся в сетях  собственной  психики,  и
благодарности.  Он  казался  таким  одиноким,  таким  беспокойным,   таким
смущенным. Немного тепла и утешения - вот в  чем  он  нуждался,  а  умение
утешать и было главным талантом Глэйр. Жалость и благодарность никогда  не
составляли прочной основы для  любви,  даже  между  представителями  одной
расы. Она не ожидала, что из этих чувств может развиться нечто большее. Но
по мере того как он все больше продлевал свой отпуск по болезни, чтобы  не
разлучаться ни на один день, она  и  сама  начала  привязываться  к  этому
землянину.
     Неудачи хотя и согнули его, но не сломали. По сути своей  он  не  был
таким слабовольным, каким казался на первый  взгляд.  Пьянство,  отчаянные
приступы жалости к самому себе, самобичевание - это были следствия,  а  не
причины. Стоило все перевернуть с ног на голову, а так  оно  и  случилось,
как в нем обнаружилось счастливое, здоровое, цельное  начало.  Как  только
Глэйр открыла это, он для нее перестал быть сломанной вещью, нуждающейся в
ремонте. Она признала в нем равную ей во всем личность.
     Разумеется, между ними лежала пропасть.  Когда  он  родился,  ей,  по
земным меркам, было уже сто лет. Она должна прожить еще несколько сот лет,
после того как он умрет. Она испытала в своей жизни гораздо  больше  того,
что он мог бы себе представить. Даже землянин  средних  лет  по  сути  был
безгрешным ребенком рядом с самым невинным из дирнан, а Глэйр была  далеко
не невинной.
     И значит, физическое их единение было  нереальным.  Глэйр  испытывала
удовольствие в его объятиях, но, главным образом,  это  было  удовольствие
доставлять   наслаждение,   сопровождавшееся   слабой,    малозначительной
пульсацией ее внешней нервной системы. То, чем она и Фолкнер занимались  в
постели, забавляло ее, но не затрагивало глубин естества. Конечно, она  не
давала ему об этом догадаться.
     Она знала женщин, которые  таким  образом  развлекались  с  домашними
животными. Однако Фолкнер  был  для  нее  гораздо  большим,  чем  домашнее
животное. Несмотря на преимущество в возрасте и опыте, несходство  природы
и все остальное, что их разделяло, она испытывала к нему теплую, настоящую
привязанность. Сначала  это  ее  удивляло,  потом  она  привыкла,  и  даже
радовалась этому, но со временем вместе с  мыслями  о  расставании  к  ней
пришла тревога.
     - Пройдись еще раз по комнате и сядь, - сказал он  ей.  -  Только  не
перенапрягайся.
     Глэйр кивнула, схватила костыли и попыталась пересечь спальню.  Волна
слабости прокатилась по телу в середине пути, но она  обождала  немного  и
благополучно добралась до кровати. Повалившись  на  нее,  Глэйр  отбросила
костыли.
     - Ну как твои ноги?
     - Все лучше и лучше.
     Он помассировал лодыжки и икры. Она лежала на  спине,  расслабившись.
Шрамы и синяки, которые еще недавно обезображивали ее лицо,  уже  исчезли.
Она снова была лучезарно прекрасной, и это ей  нравилось.  Фолкнер  как-то
особенно целомудренно гладил ее тело - это совсем не напоминало прелюдию к
любви.
     - Так чем же заняты две галактические расы? - спросил он. -  Расскажи
мне подробнее.
     - Я уже и так открыла тебе слишком многое.
     - Дирнане и краназойцы. Кто из вас первым добрался до нас?
     - Никто не знает, - сказала Глэйр. - Каждая из сторон  настаивает  на
своем приоритете. Все это произошло так много тысяч лет  тому  назад,  что
теперь и не разобраться. Мне кажется,  что  все-таки  мы  здесь  оказались
раньше, а краназойцы вторглись в чужие владения. Но может быть,  я  просто
поддаюсь пропаганде.
     - Значит, летающие тарелки маячат у нас над  головой  еще  со  времен
кроманьонцев, - пробормотал Фолкнер. - Это объясняет, мне кажется, видения
Иезекиля, и многое другое. Но почему только последние  тридцать-сорок  лет
мы стали регулярно замечать наблюдателей?
     - Потому что нас теперь гораздо больше. До вашего XIX столетия только
один дирнанский корабль  и  один  краназойский  патрулировали  околоземные
орбиты. По  мере  развития  вашей  цивилизации  нам  пришлось  увеличивать
количество наблюдателей. К 1900  году  каждая  из  сторон  имела  по  пять
кораблей в ваших небесах. После того как вы изобрели  радио,  мы  добавили
еще по нескольку кораблей, чтобы  записывать  ваши  передачи.  Затем  дело
дошло до атомной энергии, и мы поняли, что Земля вступает  в  новую  эпоху
своего развития. Я думаю,  что  в  1947  году  здесь  уже  дежурило  около
шестидесяти наших разведчиков.
     - А краназойцы?
     - О, они всегда старались не отстать от нас, так же, впрочем,  как  и
мы от них. Ни одна из сторон не может сейчас допустить того, чтобы  другая
опередила ее хоть на дюйм.
     - Значит, обоюдная экспансия?
     Глэйр усмехнулась.
     - Точно. Мы добавляем  одного,  они  тут  же  выставляют  своего.  По
нескольку каждый год, пока у нас не стало...
     Она замолчала.
     - Можешь сказать мне это. Ты и так уже очень многое рассказала.
     - Сотни кораблей с каждой стороны. Точных цифр я не знаю, но,  скорее
всего, тысяча наших и тысяча их разбросаны по всей Солнечной  системе.  От
этого никуда не деться. Вы, люди, начали шагать очень  быстро.  В  небесах
стало очень  тесно,  а  ваши  системы  обнаружения  становятся  все  более
совершенными. Ты имел доступ к  архивам  ИАО,  Том.  Неужели  ты  искренне
верил,  что  наблюдатели  -  галлюцинация,  зная,  что  твое   собственное
правительство следит за нами?
     - Я пытался отмахнуться. Не  хотел  верить,  но  теперь  у  меня  нет
выбора, не так ли? И до каких пор вы  и  краназойцы  намерены  следить  за
нами?
     - Мы этого не знаем. Честно говоря, мы даже  не  знаем,  как  с  вами
поступить. Ваша раса - уникальное  явление  в  галактической  истории:  вы
первые, кто начал летать в космос, не научившись  обуздывать  воинственные
инстинкты. Обычно этическая зрелость наступала за несколько тысяч  лет  до
технологической. Но с вами почему-то этого не произошло.
     - Для вас мы ватага невоспитанных, неразумных детишек, не так  ли?  -
спросил, краснея, Фолкнер.
     Глэйр попыталась ответить как можно мягче:
     - Боюсь, что так. Хотя вы  по-своему  прелестны.  Во  всяком  случае,
некоторые из вас.
     Он не обратил внимания на ее последние слова.
     - Значит, вы продолжаете следить за нами. Каждый из  вас  имеет  свою
галактическую сферу влияния и с удовольствием втянул бы нас именно  в  эту
сферу, но вы пока что не решаетесь на  такой  шаг.  И  поэтому  каждая  из
сторон боится, как бы другая ее не обошла. Вот из-за этого вы и следите за
нами или, если быть точным, не за нами, а друг за другом.
     - Вероятно, хотя мы заключили договор. Ни дирнане, ни  краназойцы  не
должны садиться на Землю и входить в контакт с ее  жителями,  до  тех  пор
пока  вы  не  достигнете  стадии  развития,  позволяющей   приобщиться   к
межзвездной цивилизации. Лишь тогда на вашу  планету  начнут  высаживаться
посланники, чтобы предложить помощь своих  правительств.  Но  до  тех  пор
соглашение запрещает нам связываться с вами.
     - А если мы никогда не достигнем надлежащего уровня  зрелости?  -  не
удержался от вопроса Фолкнер.
     - Мы будем ждать!
     - А если мы уничтожим самих себя?
     - Это избавит нас от решения задачи, давно тревожащей обе  расы,  как
кость в горле. Не обижайся, Том, но, вероятно, мы испытали бы  облегчение,
если бы вы уничтожили себя. Земляне уже сейчас слишком могущественны.  Как
только вы вырветесь на галактические просторы, это, скорее всего,  нарушит
существовавшее многие тысячи лет равновесие между Дирной и Краназоем. Если
говорить честно, мы боимся вас. Вот  почему  мы  хотели  бы  повязать  вас
договорами как можно скорее, а еще  лучше,  чтобы  Земля  исчезла  в  огне
атомной войны.
     - Если вы испытываете к нам  такие  чувства,  то  почему  бы  вам  не
высадить  несколько  десятков  диверсантов  и  попытаться   спровоцировать
ядерную войну?
     - Потому что мы цивилизованные расы, вот  почему!  -  гордо  ответила
Глэйр.
     Несколько секунд он молча размышлял над этим, затем произнес:
     - Но вы же нарушили соглашение, высадившись на Землю, Глэйр!
     - Это был несчастный случай. Катастрофа. Поверь, Том, что у нас  и  в
мыслях не было ничего подобного.
     - Ты позволила мне обнаружить, кем являешься на самом деле, -  упрямо
продолжал проводить свою мысль Фолкнер.
     - Это  было  необходимо  для  того,  чтобы  остаться  в  живых.  И  в
соответствии  с  духом  соглашения  было  разумнее  прятаться  здесь,  чем
подвергать себя риску проверки в  каком-нибудь  из  ваших  государственных
госпиталей. Вот тогда бы точно игре пришел конец!
     - Но ведь ты рассказала мне обо всем: о галактической холодной войне,
о краназойцах - обо всем! Ты же не сможешь помешать мне  составить  полный
отчет и направить его в ИАО?
     Глаза ее насмешливо сверкнули.
     - И чего ты этим добьешься? Неужели раньше вы не получали  донесений,
в которых говорилось о контактах с инопланетянами? Дня не проходило, чтобы
кто-нибудь не заявил, что летал в корабле пришельцев. Сообщение направляли
в ИАО, которое его проверяло, а дальше?  Все  это  не  вполне  достоверные
сведения, кроме записей с экранов радаров.
     - Но если такое сообщение будет исходить от служащего ИАО...
     - Подумай, Том!  Разве  не  было  очевидцев,  репутация  которых  вне
подозрения? Не имея точно установленных фактов...
     - Что ж, пусть так. Но я мог бы к своему  донесению  приложить  тебя.
"Вот дирнанка, - сказал бы я. - Расспросите ее о наблюдателях. Спросите  у
нее  о  краназойцах.  Сделайте  вскрытие,  рентген  или  еще   что-нибудь,
посмотрите, что она прячет под человеческой кожей!"
     - Да, ты мог бы это сделать, - призналась Глэйр. - Но не сделаешь.
     - Да, не сделаю, - тихо согласился Фолкнер. - Не смогу. Это надо было
сделать в самом начале.
     - Вот потому-то я и  доверилась  тебе,  Том.  Потому-то  я  и  сейчас
доверяю тебе. Именно поэтому я раскрыла тебе все карты. Ты ведь не предашь
меня, не так ли, Том? А когда меня здесь не  станет,  ты  будешь  молчать,
потому что тебе никто не поверит. - Она взяла его  ладони  и  приложила  к
своей груди. - Ну, разве я не права, Том?
     - Да... Когда ты покинешь меня?
     - Мои ноги почти выздоровели.
     - И куда же ты пойдешь?
     - Спасатели, должно быть, давно ищут меня. Я попытаюсь выйти на  них.
Или найти других членов моей, - она запнулась, - сексуальной группы.
     - Значит, тебе не хочется остаться?
     - Навсегда?
     - Да. Остаться здесь и жить со мной.
     Она покачала головой.
     - Мне бы хотелось, Том.  Но  из  этого  ничего  не  получится.  Я  не
принадлежу к твоей расе, и различие между нами все погубит.
     - Ты мне нужна, Глэйр. Я ведь люблю тебя!
     - Я знаю это, Том. Но будь реалистичен. Что  ты  будешь  чувствовать,
когда постареешь, а я - нет?
     - Ты не будешь стареть?
     - Лет через пятьдесят я буду выглядеть точно так же, как и сейчас!
     - О... через пятьдесят лет я буду наверняка  мертвецом,  -  прошептал
он.
     - Теперь ты понимаешь, Том? А кроме того, у меня  ведь  есть  родные,
друзья...
     - Твои супруги, не так ли? Да.  Ты  права,  Глэйр.  Корабли,  которые
расходятся в ночи, - вот мы кто! Я  не  должен  тешить  себя  мыслью,  что
счастье может продолжаться вечно. Мне следует прервать отпуск и  вернуться
в ИАО. И начать прощаться с тобой. - Он судорожно обнял ее. - Глэйр!
     Она прижалась к нему.
     - Мне не хочется прощаться, -  горячо  прошептал  он.  -  Я  не  хочу
уступать тебя никому. - Он еще ближе притянул ее к себе. - Никому!
     Она почувствовала, как  по  его  телу  пробежала  дрожь  отчаяния,  и
попробовала  облегчить  это  отчаяние  единственным  доступным   для   нее
способом.
     Между тем ее уже захватили мысли о Ворнине и Миртине. Живы ли они? Ей
не терпелось оставить этот дом и начать поиски. Она думала  о  Дирне.  Она
вспоминала свой корабль, маленький садик на его борту.
     Затем Глэйр обхватила руками широкую спину Тома Фолкнера и попыталась
выбросить из своей головы все эти мысли. На мгновение, по крайней мере, ей
это удалось; но только на мгновение...





     "Всего-то и нужно, - говорил себе Дэвид  Бриджер,  -  чуточку  ума  и
большое упорство, чтобы выследить этих дирнан. Надо держать уши открытыми,
почаще улыбаться, задавать вопросы - и обязательно добьешься успеха".
     Разумеется, финал еще далеко, но по крайней мере одного из дирнан он,
считай, уже отыскал. А этот первый, возможно,  приведет  его  к  остальным
двум. Да и отыскать  одного  было  очень  большим  достижением.  Краназоец
ухмыльнулся и самодовольно погладил свои массивные челюсти.  Чуть  позднее
он свяжется с кораблем и передаст новость  Бар-79-Кодон-ззз.  Ей  придется
долго извиняться, когда она узнает, что он добился-таки успеха!
     Сидя в автомобиле,  взятом  напрокат,  он  не  спускал  глаз  с  дома
полковника Фолкнера.
     Составить цельную картину из разрозненных фактов было нелегким делом.
Сначала до него дошел слух о том, что люди с летающей тарелки приземлились
в пустыне. Затем выплыл рассказ о некоем офицере ИАО, который участвовал в
поисковых работах и что-то там  нашел,  но  не  доложил  о  своей  находке
начальству. Именно  эту  сплетню  и  подцепил  Бриджер  в  коктейль-холле.
Единственным свидетелем был водитель вездехода. Не отличаясь особым  умом,
он все же понял, что произошло что-то  странное.  И  хотя  его  немедленно
перевели на какую-то отдаленную базу на севере, он все  же  успел  кое-что
выболтать.
     Следующим  шагом  Бриджера  стало  выяснение  фамилий  офицеров  ИАО,
принимавших участие в поисках. Сделать это оказалось нелегко,  но  все  же
возможно.  После  нескольких  дней  расследования  он  узнал,  что  поиски
возглавляли  полковник  Фолкнер  и  капитан  Бронштейн.  Логично  было  их
проверить. Адреса он разыскал без  особых  хлопот.  Поразительно,  сколько
информации можно почерпнуть, не выходя из  библиотеки:  изучая  телефонный
справочник, адресную книгу  или  листая  подшивки  газет!  Затем  он  взял
напрокат автомобиль и начал  слежку.  Несколько  вахт  у  дома  Бронштейна
убедили его,  что  это  не  тот,  кто  ему  нужен.  Капитан,  обремененный
взбалмошной женой и четырьмя детишками, никого не прятал  у  себя.  А  вот
Фолкнер...
     Этот  человек  жил  в  большом  доме,   что   само   по   себе   было
подозрительным. Без жены, как сказал сосед,  -  они  развелись  в  прошлом
году. Окна его дома все время оставались зашторенными. Тоже подозрительно.
Он редко выходил, и то только на короткое время - за покупками. Телефонный
звонок в контору Фолкнера позволил выяснить,  что  полковник  болен  и  не
известно когда он выйдет на службу. Может  быть,  у  него  в  доме  особый
гость?
     Бриджер наблюдал за домом пять дней, но так и не смог  выяснить,  что
происходит внутри. Тем не менее он был уверен в том, что Фолкнер  укрывает
одного из  исчезнувших  дирнан.  Наконец  однажды  шторы  приоткрылись  на
мгновение,  и  Бриджер  увидел  женское  лицо.  Он,  разумеется,  не   мог
определить, дирнанка ли это, но увиденное только укрепило его  подозрения.
Теперь ему оставалось только подождать, когда Фолкнер выйдет  из  дома,  и
попытаться проникнуть внутрь. Он не  ожидал,  что  дирнанка  отзовется  на
звонок в дверь, но у него с собой были инструменты, с помощью  которых  он
мог справиться  с  любыми  замками.  Встретившись  лицом  к  лицу  с  этой
женщиной, он произнесет несколько ключевых слов и посмотрит на ее реакцию.
Если только он не заблуждается, она выдаст  себя,  после  чего  он  сможет
арестовать ее, обвинив в нарушении соглашения. А затем...
     Дверь отворилась.
     Полковник Фолкнер вышел из дома.
     На этот раз он, похоже, отправлялся не за покупками. Вместо  штатской
одежды на нем была военная форма. Видимо, отпуск по болезни закончился,  и
он собрался к себе в контору. "Прекрасно! У меня полно времени", - подумал
Бриджер. Он следил за тем,  как  уезжает  полковник.  Затем,  рассовав  по
карманам инструменты, Бриджер вылез из машины и направился через  улицу  к
дому Фолкнера.
     - Дэвид! - позвал звонкий женский голос. - Дэвид Бриджер!
     Краназоец от неожиданности замер, затем повернулся.  Неконтролируемая
судорога прошла по его телу. К нему бежала девушка - Линор,  глупое  дитя,
подцепившее его в мотеле. Он не искал приключений, но после  того  как  он
вернулся  из  бесполезной  поездки  в  этот  нелепый  Клуб  Контакта,  она
постоянно путалась под ногами, буквально повисла на шее. В тот момент  ему
стало интересно, как занимаются любовью земные девушки. Он  воспользовался
ее слабостью и потом постарался забыть о ней. Что она сейчас делает здесь,
в самый неподходящий момент?
     Тяжело дыша, и покачивая большой грудью, она пошла рядом с ним.
     - Привет, Дэвид! Похоже, ты не рад мне!
     - Линор? Откуда это ты...
     - Я живу здесь рядом. Заметила, как ты вышел из автомобиля,  и  сразу
же тебя узнала. Ты приехал повидаться  со  мною?  Как  это  мило  с  твоей
стороны!
     - По сути дела, я...
     - Что, Дэвид?
     - Послушай, я здесь должен кое-кого повидать, Линор. Я не  знал,  что
ты живешь здесь. Я встречусь с тобой когда-нибудь в другой раз... Обещаю.
     Она надула губы.
     - Х-хорошо. А с кем это ты должен сейчас встретиться?
     - А тебе не все ли равно?
     - Да так, просто из любопытства. Может быть, это кто-нибудь,  кого  я
знаю?
     - Уверен, что не знаешь. Я...
     Слова застряли у него в горле. Что-то маленькое и холодное  уткнулось
ему в спину. Низкий мужской голос произнес:
     - Забирайся в машину, краназоец, и не вздумай поднимать шум. У меня в
руках граната, и я с удовольствием воспользуюсь ею прямо здесь, на  месте,
если ты будешь сопротивляться.
     Дэвид Бриджер, он  же  Бар-48-Кодон-адф,  почувствовал,  что  тротуар
уходит у него из-под ног.
     - Нет, - пролепетал он. - Вы ошибаетесь. Я не кнана... Как это вы там
сказали? Я Дэвид Бриджер из Сан-Франциско, и поэтому...
     - Мы почуяли твою мерзкую краназойскую вонь за  квартал  отсюда,  так
что кончай юлить. Тебя поймали! Свыкнись с этой мыслью! Полезай в  машину,
ну!
     - Это  насилие!  -  хрипло  произнес  Бар-48-Кодон-адф.  -  Я  просто
проверял, не нарушается ли соглашение. Трое  дирнан  совершили  незаконное
приземление, и, очевидно, это еще не все! Вам выжгут мозги за это! Вы...
     - В машину! Даю тебе десять секунд,  после  чего  граната  сработает.
Раз! Два! Три! Четыре!
     Бар-48-Кодон-адф  поспешно  забрался  в   автомобиль.   Не   в   свой
собственный, а в другой, который  бесшумно  появился  на  улице,  пока  он
следил за домом Фолкнера. Теперь он наконец  разглядел  врага  -  это  был
крупный широкоплечий землянин, разумеется  лишь  по  внешнему  облику.  Он
уселся рядом с Бар-48-Кодон-адф, держа наготове гранату. Девушка,  которую
он знал как  Линор,  заняла  переднее  сиденье.  Она  и  сейчас  выглядела
молоденькой и невинной, но Бар-48-Кодон-адф наконец-то понял, что она,  по
всей вероятности, тоже дирнанский агент и преднамеренно подцепила его. Эта
планета,  похоже,  кишит  дирнанами!  Будь  у  него  малейшая  возможность
составить донесение, он бы сообщил  краназойским  властям,  что  противник
грубо попирает соглашение. Но он, не без оснований, предполагал, что такая
возможность ему уже никогда больше не представится.
     В автомобиле находилась и  третья  дирнанка.  Бар-48-Кодон-адф  уныло
глядел на то, как она вышла из машины, пересекла улицу и позвонила  в  дом
Фолкнера. Да, он выследил одного из  исчезнувших  дирнан!  Но  только  для
того, чтобы потерять эту шпионку среди толпы ее гнусных соплеменников!





     Глэйр со страхом слушала мелодичные трели дверного звонка. Кто бы это
мог быть? Ясно одно - это не Том. Он  открыл  бы  дверь  сам.  Тогда  кто?
Почтальон? Налоговый инспектор? Полицейские? Она замерла. Когда позвонили,
она практиковалась в ходьбе. Том предупредил, чтобы она не открывала дверь
никому. Звонок снова зазвучал. Глэйр осторожно подошла к смотровому экрану
и включила его.
     Перед домом стояла земная женщина  средних  лет.  Первым  побуждением
Глэйр было выключить сканирующее  устройство  и  подождать,  пока  женщина
уйдет. Затем округлые приятные очертания лица  гостьи  всколыхнули  память
Глэйр.
     Тув? Неужели это Тув стоит возле дома?
     С Тув и ее сексуальной группой Глэйр познакомилась несколько лет тому
назад. Они все вместе проводили  отпуск  на  Ганимеде.  Фактически  она  и
Сартак...
     Но крохотный, диаметром  не  более  десяти  сантиметров,  черно-белый
экран, возможно, ввел ее  в  заблуждение.  Глэйр  пригляделась.  Если  она
ошибается, то начнутся неприятности.
     - Кто там? - спросила она.
     - Глэйр? Можешь открыть, дорогая. Наконец-то мы разыскали тебя! - все
это было сказано по-дирнански.
     - Иду, Тув! Сейчас!
     Глэйр заковыляла к входной двери, отперла ее и оказалась в  дружеских
объятиях.  Сладкий  запах  соплеменников  наполнил  ее   ноздри,   и   она
затрепетала от радости и облегчения,  к  которым  примешивалась  некоторая
горечь.
     Тув вошла в дом. Глэйр закрыла дверь и снова заперла.
     - На улице в автомобиле, - сказала Тув, - нас ждут Сартак и Линор.
     - Как вы меня нашли?
     - Это было нелегко,  -  рассмеялась  Тув.  -  Фактически  мы  пустили
краназойского шпика по твоему следу - идея Линор. Разве не умно?
     - Краназойского шпика?
     - Он тоже в машине. Сартак угрожал ему  гранатой.  Он,  должно  быть,
приземлился, чтобы разыскивать вас троих. Ему удалось пронюхать об офицере
ИАО, который нашел что-то в пустыне. Он выследил тебя. Мы  шли  за  ним  и
арестовали.
     Глэйр перевела дух.
     - Значит, так легко было найти... меня и Тома?
     - Тома?
     - Так зовут этого офицера.
     Тув пожала плечами.
     - Если хорошо поработать, найти можно что угодно. Скоро ты  будешь  в
полной безопасности  на  Ганимеде.  Как  сильно  ты  пострадала  во  время
приземления?
     - Сломала обе ноги. Том очень хорошо позаботился обо мне.  Понимаешь,
эти тела довольно быстро излечиваются.
     - Ну, настоящий курс  лечения  ты  пройдешь  на  базе.  -  Тув  стала
осматриваться. - А где твой костюм?
     - Он спрятан. Я могу его достать. Он в хорошем состоянии, только  вот
коммуникатор сломался, когда я падала.
     - Значит, мы обнаружены, - констатировала Тув. - Ладно, доставай -  я
отнесу его в машину. И надень что-нибудь, чтобы мы могли спокойно ехать по
улицам. Мы отвезем тебя в условное место в пустыне, и через час ты  будешь
уже на пути...
     - Нет, - покачала головой Глэйр.
     - Что? Нет? Не понимаю...
     - Я должна подождать Тома. Сядь, поговори со мной,  Тув.  Ты  еще  не
сказала ни слова о Миртине и Ворнине. Где они? Что с ними?
     - Миртин уже на Ганимеде.
     Глэйр облегченно вздохнула.
     - Замечательно! Значит, он не пострадал.
     - У него была сломана спина.  Но  он  быстро  выздоравливает.  Другая
поисковая группа засекла его сигнал пару недель тому  назад.  Коммуникатор
еще действовал, только сигнал был искаженным. Его нашли в пещере, недалеко
от  индейской  деревни.  Я  беседовала  с  ним.  Он  шлет  тебе  наилучшие
пожелания, Глэйр.
     - А Ворнин? Как он?
     - Мы проследили его сами. Он здесь, в этом городе, вернее, в одном из
его пригородов. Его приютила женщина по имени Кэтрин Мэйсон.
     Глэйр рассмеялась.
     - Добрый старый Ворнин! Он всегда и везде найдет себе женщину!  Вы  с
ним уже связались?
     - Пока еще нет. Но мы следим за  домом.  Он  хромает,  но  как  будто
вполне  здоров.  Вы  все  трое  побывали  в  суровой   переделке,   однако
по-настоящему серьезно не пострадали. А теперь сможете отдохнуть.
     - Да, - прошептала Глэйр. - Сможем отдохнуть. Как вы нашли Ворнина?
     - Фактически при посредстве местного клуба Контакта.
     - В самом деле? Ты хочешь сказать, что женщина, у которой  он  живет,
принадлежит к этому Культу и рассказала о нем?
     - По всей вероятности, она ничего о нем не рассказывала, - произнесла
Тув. - Просто мы исходили из допущения, что  нашедший  инопланетянина  мог
обратиться в клуб Контакта за информацией. Мы  подключились  к  памяти  их
компьютера, извлекли список всех, кто побывал у них  после  катастрофы,  и
навели справки о них. Кэтрин Мэйсон была примерно сотой.  Соседи  сказали,
что она последнее время как-то странно ведет себя. Одна сплетница выложила
нам, что она живет с мужчиной. Прошлой ночью  мы  просканировали  окна  ее
дома и увидели там Ворнина. Теперь мы можем его забрать и...
     - А эта женщина? Что вы о ней узнали?
     - Она молодая вдова с маленьким ребенком.
     -  И  это  все?  Как  она  выглядит?  Почему   предоставила   убежище
инопланетянину?
     -  С  нею  нам  нет  надобности  вступать  в  контакт,  -  решительно
произнесла Тув и демонстративно  посмотрела  на  часы.  -  Когда  все-таки
вернется этот твой землянин?
     - Не ранее четырех часов дня.
     - Но это...
     -  Понимаю.  Очень  нескоро.  Я  могу  подождать.  Забирайте   своего
краназойца и делайте с ним что хотите, а после  четырех  возвращайтесь  за
мной. Я не могу уйти сейчас, не попрощавшись с Томом.
     Тув испытующе посмотрела на нее.
     - Чтобы поблагодарить, Глэйр, или по какой-то другой причине?
     - По какой-то другой. Гораздо более глубокой. Я, пожалуй,  немного  в
него влюбилась.
     - Влюбилась в землянина?
     -  Тув,  будь  хорошей  девочкой  и  не  задавай   лишних   вопросов,
договорились? Просто уходи и возвращайся позже. Возвращайся в пять  часов,
к этому времени я буду готова уйти.
     - Прекрасно. Тем временем подберем Ворнина.
     - Не делай этого, - попросила Глэйр.
     На лице Тув возникла гримаса досады.
     - А почему?
     - Я хотела бы сама забрать Ворнина. Он мой супруг, если ты помнишь. Я
имею на это право. Я хочу переговорить с этой женщиной, у которой он живет
сейчас. Просто держитесь подальше от них обоих и позвольте мне  самой  все
уладить.
     - Я даже не знаю...
     Глэйр взяла ее за руку и спокойно повела к двери.
     - Дорогая, как замечательно, что ты, Сартак и Линор отыскали нас.  Но
есть  кое-что,  что  мы  должны  уладить  сами.  Пожалуйста,   уходите   и
возвращайтесь позже.
     Тув окинула ее обеспокоенным взглядом, но все же ушла. Заперев за ней
дверь, Глэйр упала на диван в гостиной, дрожа от напряжения.
     Значит, это случилось. Ее нашли! Это было неизбежно. И еще долго  она
будет отдыхать на Ганимеде, излечиваясь от побочных  эффектов  катастрофы.
Прекрасно!
     Миртин и Ворнин  живы!  Великолепно!  А  теперь  ей  осталось  только
попрощаться с Томом...
     Это будет мучительным.  Прощания  всегда  мучительны.  Но  тот  мост,
который они перекинули  через  разделяющую  их  пропасть,  был  изначально
неустойчивым, обреченным на разрушение. Только вот... так быстро!
     Она понимала, что через несколько недель будет вспоминать о нем как о
добром, беспокойном человеке, который помог ей в беде. То, что она считала
своей любовью к нему, завянет и превратится в простую  благодарность,  как
только она вновь окажется с Миртином и Ворнином, с которым  связана  более
крепкими узами. А что будет с ним, брошенным назад в  глубины  отчаяния  и
сомнений? Он даже не верил в эти пресловутые  атмосферные  объекты,  когда
нашел ее. А теперь ему  известно  о  наблюдателях  больше,  чем  кому-либо
другому на Земле, и он узнал на собственном опыте, что это такое - держать
в своих объятиях существо со звезд и слышать стоны наслаждения...  Как  же
он сможет после такого возвратиться к обычной жизни?
     Глэйр показалось, что она знает, как помочь ему вернуться. Во  всяком
случае, стоило попробовать.
     В конце концов, исцеление было ее призванием.
     Это был невероятно долгий день.
     Наконец Том вернулся домой, обнял ее, прижимая к себе.  Она  молчала,
пока он целовал ее, сбрасывал с себя пальто, сетовал на глупость и слепоту
сослуживцев. Она только  слушала,  лучезарно  улыбаясь.  А  затем  сказала
ровным, спокойным голосом:
     - Том, сегодня приходили мои соплеменники. Я должна собираться домой.





     Спустилась  ночь.  Джилл  поужинала  и   уснула.   Ворнин,   двигаясь
проворнее,   чем   обычно,   разминал   выздоравливающую   ногу.    Кэтрин
запрограммировала посудомоечный комбайн и заканчивала последние работы  по
дому. Вечер принадлежал им двоим. Вопреки всему она снова  начала  ощущать
себя замужней женщиной, и это ощущение ей очень нравилось.  Теперь,  когда
все барьеры между ней и Ворнином, включая  физиологические,  рухнули,  она
перестала его бояться и больше уже не могла отрицать того, что влюблена  в
него.
     Разумеется, стоило ей остановиться и задуматься, как все происходящее
начинало казаться ей чудовищно необычным. Кэтрин  понимала:  никак  нельзя
забыть того, что человек он только внешне, что родился задолго до  Джорджа
Вашингтона и видел множество солнц и планет. Но она старалась смотреть  на
все это сквозь пальцы. Вот он  стоит,  красивый,  даже  слишком  красивый,
нежный, сочувствующий, безмерно интересующийся всем, что касается ее,  бог
любви, сошедший с небес.
     Раньше она часто задумывалась над тем, почувствует ли себя  виноватой
перед Тедом, когда снова влюбится. Теперь она знала  ответ.  Она  все  еще
любила память о Теде, и всегда будет любить. Но  рука  покойного  мужа  не
держит ее мертвой хваткой, как она того опасалась. Теда больше уже нет, но
есть Ворнин. И даже простая мысль о  наступлении  вечера  вызывала  у  нее
горячую вспышку чувственности, воспламенявшую все тело.
     Ее  удивляло,  что  он  мог  предаваться  любви  с   нею,   что   его
синтетическое тело могло функционировать, как  настоящее.  Была,  конечно,
разница, и немалая. Некоторых тонкостей не доставало. Да иначе и не  могло
быть. Но для нее  это  не  имело  особого  значения.  Ворнин  был  как  бы
воплощением эротической энергии. Кэтрин подозревала, что на  своей  родной
планете он был демоном-искусителем с женщинами...
     Она была счастлива и старалась не задаваться вопросом, как долго  это
будет длиться. Рано или поздно она уже  не  сможет  прятать  Ворнина.  Ему
придется приспособиться к  окружающей  жизни,  если  он  намерен  остаться
здесь. А если он не собирается здесь оставаться...
     Кэтрин прикусила губу. Глупо надеяться, что он  навечно  останется  с
нею. А, будь что будет! Он еще здесь, с нею!
     Заканчивая свои кухонные  дела,  она  услышала,  как  рядом  с  домом
остановился автомобиль. Хлопнула дверца.  Раздались  шаги,  затем  звонок.
Сканирующее устройство воспроизвело лицо молодой блондинки.
     - Кто там? - спросила Кэтрин.
     - Миссис Мэйсон? Меня зовут Глэйр. Я подруга Ворнина. Можно войти?
     Глэйр? Подруга Ворнина?!  Он  упоминал  это  имя  в  забытьи.  Кэтрин
услышала, как где-то в глубинах сознания с хрустальным звоном  разбивается
так тяжело доставшееся ей счастье.
     Глэйр оказалась невысокой, пухленькой, красивой, как  кинозвезда.  По
сути, она была женским эквивалентом Ворнина, обладала такой же  лучезарной
неотразимой  привлекательностью.  У  нее  были   теплые,   добрые   глаза,
безукоризненная молочно-белая кожа. Кэтрин догадалась, что на  ощупь  кожа
этой женщины гладкая, прохладная, бархатистая, как и у Ворнина.
     Некоторое время женщины внимательно рассматривали друг  друга.  Затем
из спальни вышел, опираясь на палку, Ворнин и сказал:
     - Кэтрин, я слышал, как дверь...
     - Здравствуй, Ворнин!
     - Глэйр, ты?!
     Они не бросились друг другу навстречу, как того опасалась Кэтрин. Они
оставались метрах в пяти друг от друга, и то, что произошло между ними, не
было  высказано  словами  и  ускользнуло  от  нее.  Только  теперь  Кэтрин
заметила,  что  Глэйр  опирается  на  два  алюминиевых  костыля.  Стараясь
перебить оглушительную тишину, Кэтрин едва не закричала:
     - Мне кажется, вы пришли, чтобы забрать его.
     - Я очень сожалею, миссис Мэйсон. Понимаю, каково вам сейчас, -  тихо
произнесла Глэйр.
     - Откуда вам это знать?
     - Знаю. Поверьте мне, - Глэйр посмотрела на Ворнина.  -  Миртин  тоже
жив. Его подобрали и увезли с этой планеты. Знает ли она...
     - Знает? Да.
     - Тогда я могу говорить свободно. Нас  ожидает  корабль,  Ворнин.  За
мною пришли сегодня утром. Я жила в Альбукерке. Один человек был настолько
добр, что забрал меня к себе и выхаживал.
     - Ты выглядишь прекрасно, - кивнул Ворнин.
     - И ты тоже. Очевидно, за тобой был не менее хороший уход.
     - Наилучший! - Он взглянул на Кэтрин. - Да, за мной был  великолепный
уход.
     - Приятно это слышать, - сказала Глэйр. - Ворнин, будь добр, выйди  в
соседнюю комнату. Я хочу поговорить с Кэтрин. После этого  я  оставлю  вас
наедине друг с другом на некоторое время. Я не  собираюсь  торопить  тебя.
Только что я сама испытала такое же.
     Ворнин кивнул и молча возвратился в спальню, прикрыв за собой дверь.
     Глэйр испытующе смотрела на Кэтрин.
     - Вы очень сильно ненавидите меня? - спросила она.
     Губы Кэтрин задрожали.
     - Ненавижу вас? Почему мне следует ненавидеть вас?
     - Я намерена отобрать у вас Ворнина.
     - Он принадлежит своему народу. Я не имею на него никаких прав.
     - За исключением права на любовь.
     - Откуда вы знаете, что я его люблю?
     Глэйр улыбнулась.
     - У меня есть определенные способности, Кэтрин. Я могу видеть то, что
вы чувствуете. Я вижу, что и он вас  любит  тоже.  -  Она  неуклюже  села,
отложив костыли в сторону. Затем протянула руки и коснулась Кэтрин. Кэтрин
с удивлением отметила, что кожа этой женщины не показалась ей  прохладной.
Это могло означать только одно - похолодела ее собственная кожа!
     - Вот что я хочу сказать,  Кэтрин,  -  продолжала  Глэйр.  -  Я  сама
испытала нечто подобное. Человек, который взял меня к  себе...  Я  жила  с
ним. Я... любила его, если допустить, что кто-нибудь из нас может полюбить
кого-нибудь из вас. Мне лично кажется, что это возможно.  А  затем  пришли
наши и сказали, что мне пора уходить.
     Кэтрин казалось, будто голова ее набита ватой. Все в  ней  оледенело.
События развивались так быстро, что она потеряла чувство реальности.
     - Ворнин и я были очень счастливы вместе, - наконец прошептала она. -
Но он... он ваш, не так ли? Вы его супруга.
     - Одна из супругов. Нас двое. Он это объяснял вам?
     - Немного. И не очень вразумительно.
     - Я хочу, чтобы он вернулся, - сказала Глэйр. -  Вы  способны  понять
это. Вы поймете это, потому что знаете его. Вы простите меня за то, что  я
забираю его?
     Кэтрин пожала плечами.
     - Конечно, мне будет  больно.  Как  только  я  до  конца  пойму,  что
произошло. Он уйдет сегодня?
     - Так будет лучше.
     - И скоро?
     - Через несколько часов. Этого хватит, чтобы распрощаться навеки.  Он
не принадлежит этому миру. Он даже не сможет вернуться. Он вам рассказывал
о соглашении?
     - Да?
     - Значит, вам известно сложившееся положение!
     - Я понимаю. Но я не хочу понимать этого! Я мечтала, что он  навсегда
останется со мною. Мне хотелось и дальше заботиться  о  нем,  любить  его,
чувствуя любовь всегда рядом.
     - Вам нравится заботиться о людях? - поинтересовалась Глэйр.
     Кэтрин улыбнулась.
     - Разве это не очевидно?
     - Тогда не могли бы  вы  позаботиться  об  одном  человеке  здесь,  в
Альбукерке? Ради меня? Это  тот,  кто  меня  выходил.  Он  сейчас  страшно
одинок. Ему так необходимо чье-то тепло, помощь.  Вы  должны  увидеться  с
ним. Поговорите с ним - и вы поймете, как у вас много общего.
     - Поговорить с ним? - грустно усмехнулась Кэтрин. - И только?
     - Я  не  могу  просить  большего.  Попытайтесь  все  же  сделать  его
счастливым. Может, вы и сами будете счастливы?  Кто  знает...  И  все-таки
повидайтесь с ним. Пожалуйста.
     - Хорошо, - согласилась Кэтрин. - Обещаю.
     - Вот его имя и адрес.
     Она передала Кэтрин карточку. Том Фолкнер - это имя ей ни  о  чем  не
говорило. Но они все же встретятся. И побеседуют.
     Глэйр попыталась подняться, не прибегая  к  помощи  костылей.  Кэтрин
увидела, как  напряглось  ее  лицо,  и,  подхватив  под  локти,  осторожно
поставила ее на ноги. Глэйр  покачнулась,  пытаясь  сохранить  равновесие.
Руки ее потянулись к Кэтрин, коснулись ее. Они  обнялись.  Кэтрин  закрыла
глаза  и  подумала  о  том  необычном  инопланетном   организме,   который
скрывается под мягкой плотью земной девушки.
     - Я хочу... поблагодарить вас, Кэтрин. За то,  что  вы  ухаживали  за
ним. За то, что спасли его. Что я еще могу сказать?
     - Мне кажется, я тоже должна поблагодарить вас. За то, что он был  со
мной, даже это короткое время.
     Глэйр отпустила ее.
     - Я пойду и поговорю с ним сейчас. После этого я оставлю вас наедине.
     Она взяла костыли и осторожно пошла в спальню. Дверь за собой она  не
закрыла и обратилась к Ворнину по-английски,  и  Кэтрин  поняла,  что  она
сделала это специально: не хотела скрывать, о чем они говорят.
     - Тебе очень повезло, Ворнин, - начала Глэйр. - Тебя нашел подходящий
человек.
     - Да.
     - Ты не хочешь ее покидать?
     - Я полюбил ее,  Глэйр.  Гораздо  сильнее,  чем  это  можно  передать
словами. Но я не могу оставаться здесь, не так ли?
     - Нет.
     - Соглашение?
     - Да, соглашение.
     - Как вы нашли меня?
     - Теперь это уже не имеет значения. Тебя нашел Сартак, как и меня.  Я
расскажу обо всем немного позднее. Ты здоров, Ворнин?
     - Небольшие ушибы. Ничего серьезного. А ты?
     - Сейчас уже почти нормально. Где твой костюм?
     - Спрятан.
     - Не забудь его, когда будешь уходить. Возьми с собой все, что было у
тебя при приземлении.
     - Естественно.
     - И попытайся объяснить ей, что это  необходимо.  Что  ты  не  можешь
оставаться с ней дольше. Что  наблюдатели  не  имеют  права  быть  слишком
близки с наблюдаемыми. Все это очень неприятно, Ворнин. Согласна.  Я  сама
прошла через все это с Томом. С человеком, который прятал меня.
     - Тебе больно оставлять его, Глэйр, не так ли?
     - Да. Но я покинула его. И ты оставишь Кэтрин. А боль через некоторое
время пройдет. Я сейчас уйду. Увидимся  позже.  Включи  свет  на  крыльце,
когда будешь готов присоединиться к  нам.  Машина  стоит  на  улице,  чуть
поодаль. Тебе нет смысла спешить.
     Глэйр вышла из спальни. Кэтрин, будто окаменевшая,  стояла  в  двери.
Только теперь она полностью осознала факт  утраты.  Она  пыталась  убедить
себя, что ничего не теряет, так как Ворнин никогда не принадлежал ей.  Это
был просто гость.  Гость!  Посетитель.  Посетитель!  То,  что  между  ними
произошло, было искрой, любовью бабочек,  гибнущих  от  первого  дуновения
зимы.
     Глэйр снова обняла ее. Начала что-то говорить, но  слова  застряли  в
горле. Кэтрин попыталась унять слезы.
     - Я не буду задерживать его слишком долго, - пробормотала она.
     Открыв дверь, Кэтрин выпустила дирнанку на улицу. Затем повернулась и
вошла в спальню. Ворнин стоял у окна. Кэтрин молча подошла к нему.
     Им нужно было так много сказать друг другу... и так  мало  для  этого
оставалось времени...





     - Вы всегда такая застенчивая? Может  быть,  зайдем?  -  спросил  Том
Фолкнер.
     - Пожалуй, - согласилась Кэтрин Мэйсон.
     Он открыл дверь и зажег свет. Они ездили по Альбукерке добрых полдня.
Она не переставала повторять, что оставила свою маленькую дочку у соседки,
что ей нужно возвращаться домой и готовить ужин. Но каждый раз, когда дело
доходило до того, чтобы ехать домой, Кэтрин соглашалась остаться с ним еще
ненадолго.
     Он впервые пристально взглянул на нее. В  машине,  когда  она  сидела
рядом, ему не удалось как следует рассмотреть ее. Высокая и тонкая, уже не
первой молодости, но все же гораздо моложе  его.  При  таком  телосложении
признаки   старения   не   проявятся   еще    по    крайней    мере    лет
пятнадцать-двадцать. Ее нельзя было назвать красавицей,  с  этими  острыми
скулами и тонкими губами, но никто бы не посчитал ее и уродливой. Сейчас у
нее под глазами темные круги - следы недосыпания. Но и он  тоже  почти  не
спал. Почти не спал...
     - Разумеется, нам нельзя рассказывать ни одной живой душе о том,  что
мы испытали.
     - Верно. Ведь нам не хочется, чтобы нас посчитали лунатиками, не  так
ли?
     Он сдержанно рассмеялся.
     - Мы могли бы основать новую религию, составить конкуренцию Фредерику
Сторму. Заложили бы храм и начали проповедовать евангелие от наблюдателей.
     - Том, не надо...
     - Я просто пошутил. Хотите что-нибудь выпить?
     - Не откажусь.
     - У меня очень ограниченный выбор. Эрзац-виски, кое-какое вино и...
     -  Мне  все  равно,  -  перебила  его  Кэтрин.  -  Только  дайте  мне
пульверизатор.
     - Едва ли это можно назвать элегантной манерой пить.
     - А я совсем не элегантная особа, - парировала Кэтрин.
     Он улыбнулся и предложил ей  поднос  с  пульверизаторами.  Она  взяла
один, он, чтобы не казаться невежливым, - другой. Через некоторое время он
произнес:
     - Ваш муж, вы сказали, служил в ВВС?
     - Да. Теодор Мэйсон. Он погиб в Сирии.
     - Извините. Я не был знаком с ним. Он служил в Киртлэнде?
     - Пока не перевели за океан.
     - Это большая база. Жаль, что я не был с ним знаком.
     - Почему вы так говорите?
     Он почувствовал, как у него запылали щеки.
     - Не знаю. Просто потому что... ну, потому что  он  был  вашим  мужем
и... было бы очень приятно, если бы я...  о,  черт!  У  меня  просто  язык
заплетается, как у мальчишки. Еще выпьем?
     - Не хочется.
     Он тоже воздержался. Она достала  фотографию  дочери.  Рука  Фолкнера
слегка дрогнула, когда он  взял  глянцевый  стереоснимок.  Голая  девчушка
двух-трех лет улыбалась ему из высокой травы.
     - Бесстыжая девчонка, а? - улыбнулся он.
     - Я пыталась научить ее вести себя скромно.  Но  пока  что  все  зря.
Может быть, лет за пятнадцать мне это удастся.
     - Сколько ей сейчас лет?
     - Три года.
     - Придется поторопиться! - засмеялся Фолкнер.
     Разговор зашел в тупик. Он старался не говорить о людях со  звезд,  и
она тоже, хотя именно они свели их вместе. Но  рано  или  поздно  разговор
должен был коснуться этой темы.
     Первым не выдержал Фолкнер:
     - Думаю, что они уже достигли  своей  базы  и  теперь  проходят  курс
лечения. Как вы думаете, они о нас будут вспоминать?
     - Уверена в этом, - кивнула Кэтрин. - Обязаны.
     - Рассказывая друзьям о добросердечных волосатых  обезьянах,  которые
так трогательно о них заботились.
     - Это нечестно - так говорить о них! Они более высокого мнения о нас!
     - Почему? Разве мы для них не обезьяны? Опасные обезьяны  с  атомными
бомбами!
     - Может быть, это справедливо в отношении расы, - сказала  Кэтрин,  -
но не отдельных личностей. Не знаю, как было у вас  с  Глэйр,  но  Ворнин,
кажется, уважал меня. Он, разумеется, понимал, что я  только  человек,  но
никогда не смотрел свысока, никогда не насмехался.
     - То же самое было и у меня с Глэйр. Так что беру свои слова назад.
     - Они весьма своеобразные существа, - кивнула Кэтрин.  -  Я  уверена,
что, независимо от того какие чувства мы с  вами  испытывали  к  ним,  они
отвечали нам взаимностью. Они были сердечными... добрыми...
     - Интересно, а каковы краназойцы? - неожиданно произнес Фолкнер.
     - Кто?
     - Та,  другая  раса.  Их  галактический  соперник.  Разве  Ворнин  не
рассказывал вам о холодной войне в космосе?
     - О, да.
     - Вот что забавно, Кэтрин. Мы даже не знаем, каковы дирнане вообще  -
хорошие или плохие? Те двое, которых мы повстречали, были очень  хорошими,
но, предположим, разумнее было бы поддерживать краназойцев. Нам приоткрыли
лишь щелочку, описывая свои дела. Вот почему я назвал  нас  обезьянами.  В
космосе идет борьба, нам на это намекнули, но мы по-настоящему  не  знаем,
какова цель и причина этой борьбы. А небо полно дирнанских и  краназойских
кораблей, с которых следят за нами, плетут  хитроумные  заговоры,  пытаясь
переиграть друг друга, - Фолкнер пожал плечами. - Подумаешь об  этом  -  и
голова кружится.
     -  Ворнин  говорил,  что  когда-нибудь   срок   действия   соглашения
закончится и они смогут открыто вступить с нами в контакт.
     - Глэйр тоже говорила от этом.
     - И когда же, вы думаете, это произойдет?
     - Может быть, через пятьдесят лет. А может, через сто или тысячу.  Не
знаю!
     - Будем надеяться, что скоро.
     - Почему, Кэтрин?
     - Чтобы Ворнин вернулся. Ворнин и Глэйр, они оба. И мы с  ними  снова
встретимся.
     Он печально покачал головой.
     - Это  опасное  заблуждение,  Кэтрин.  Они  не  вернутся.  Даже  если
соглашение отменят на следующей  неделе,  вы  никогда  больше  не  увидите
Ворнина. А я - Глэйр. Можете в этом не  сомневаться.  Разрыв  окончателен.
Другого не дано. Любовная связь между людьми  с  разных  планет  не  может
иметь  будущего.  Они  сделают  все,  чтобы  мы  их  больше   никогда   не
повстречали. Это, разумеется, ранит, когда любовь обрывают таким  образом,
но они намерены дать этой ране зажить и больше не открываться.
     - Вы на самом деле считаете, что это невозможно?
     - Послушайте! - воскликнул он. - Сохранить любовь  достаточно  трудно
даже для двух человеческих существ. Всегда трудно делить  жизнь  с  другим
человеком. А если этот другой даже не человек?
     - Не думаю, что это так трудно - любить,  -  сказала  Кэтрин.  -  Или
сохранить любовь. Конечно, если этот другой -  существо  из  чужого  мира,
это, пожалуй, труднее, но... - Она замолчала. - Ладно. Я, кажется,  говорю
глупости.  Их  больше  нет.  Каждый  из  нас  пережил  нечто  необычное  и
замечательное, а теперь нам осталось только подбирать черепки.
     Фолкнер почувствовал, что это намек. Но он  не  мог  откликнуться  на
него. Не сейчас, не так скоро. Со временем они помогут друг другу  собрать
осколки. А сейчас ему нужно быть осторожным, узнать, кто  она  и,  пожалуй
даже, кто он сам, прежде чем решиться еще раз открыть другому  свою  душу.
Он все еще был убежден, что это чертовски трудное дело -  делить  жизнь  с
другим человеком.
     -  Стемнело,  -  сказала  она.  -  Мне  пора   домой.   Джилл   будет
капризничать, если я не вернусь сейчас.
     - Я отвезу вас.
     На небе уже проступили  звезды,  несмотря  на  то  что  их  затмевала
молодая луна и огни города. Оба непроизвольно взглянули вверх. Он понимал,
о чем она, должно быть, думает. Взгляды их встретились, он улыбнулся,  она
ответила тем же, и они оба рассмеялись.
     - Будет не очень хорошо, если мы забудем их, правда? - спросила она.
     - Верно. Мне кажется, мы и не сможет их забыть. На несколько недель к
нам спустились звезды. Теперь звезды ушли, а мы остались... С  этим  нужно
свыкнуться.
     Они сели в автомобиль.
     - Я приятно провела сегодняшний день, - улыбнулась Кэтрин.
     - И я тоже. Думаю, что такое было бы неплохо повторить.
     - И как можно скорее.
     - Очень скоро,  -  твердо  произнес  Фолкнер.  Ему  хотелось  сказать
больше, гораздо больше. И все это будет сказано, в свое время.  Он  не  из
тех, кто любит открывать душу незнакомым людям. Хотя ему и показалось, что
он и эта женщина скоро перестанут быть чужими. Очень многое их  связывало:
воспоминания о  гладкой,  прохладной  коже,  хитросплетения  галактической
политики и внезапное расставание. Это очень сильно влекло их друг к другу,
поставив отдельно от остальных четырех миллиардов жителей планеты.
     У него возникло ощущение, будто где-то  внутри  начала  распрямляться
пружина, долгие годы державшая его в напряжении.
     Он улыбался, выжимая сцепление.  Она  тоже  улыбалась.  Над  ветровым
стеклом простирался небесный свод. Где-то там, далеко-далеко, были Глэйр и
Ворнин.
     Он пожелал им благополучного возвращения домой.





     В деревню вернулась  тишина.  Празднества  Общины  Огня  завершились,
белые  разъехались  по  домам,  длинные  полосы  лунного  света  легли  на
центральную площадь. В доме Эстансио  бормотал  телевизор.  Рамон  и  Лупе
уставились, как завороженные, в экран. Тут же  сидела  их  бабушка.  Глава
семейства в кива играл в кости с друзьями.  Росита,  мрачная  и  злая,  не
выходила из кухни. Она осталась без мужчины на этот  вечер:  Марти  Мачино
уехал из поселка. В Сан-Мигеле Марти не видели с  того  дня,  когда  Чарли
напугал его лазером. Поговаривали, что он  снова  укатил  в  Лос-Анджелес.
Чарли не сомневался, что больше он  здесь  не  появится,  после  того  как
сдрейфил перед одиннадцатилетним.
     Стоя снаружи и глядя через стекло  на  голубоватое  свечение  экрана,
Чарли слегка  дрожал.  В  долину  Рио-Гранде  шла  зима.  Днем  в  воздухе
закружились снежинки. На рождество, возможно, пойдет густой снег. Чарли не
пугал холод. Лучше обтрепанного пиджака его согревали две вещи: письмо  на
квадратном кусочке блестящего пластика и маленькая  металлическая  трубка,
которая могла извергать фантастической силы луч.
     Он пересек площадь. Собака плелась за ним.
     Сегодня вечером луна была особенно яркой. И все же он легко нашел три
ярких звезды пояса Ориона и среди них - звезду Миртина. И на душе мальчика
было тепло только от того, что он видит эту звезду.
     "На следующий год, - сказал он себе,  -  я  пойду  в  среднюю  школу.
Понравится им это или нет, но  пойду.  Если  запретят  -  убегу,  а  когда
поймает полиция, объясню почему. И расскажу газетчикам.  Я  скажу  им  вот
что: "Смотрите, я, способный индейский мальчик, хочу изменить свою судьбу,
только вот родители не пускают меня в  среднюю  школу".  Тогда  поднимется
шум. Меня заберут отсюда, поместят в школу.  Я  смогу  учиться...  изучать
ракеты, звезды, космос. Я научусь всему!
     И когда-нибудь я отправлюсь туда,  в  ночную  тьму,  и  навещу  тебя,
Миртин! Побываю на твоей родной планете! Разве не ты сказал, что мы вскоре
будем там? И что я буду с теми, кто это совершит?"
     Он медленно прошел через всю деревню,  мимо  развалин  старого  кива,
мимо силовой подстанции. Он не собирался  проделать  весь  путь  к  пещере
Миртина. Он знал, что она пустая. Несколько раз Чарли  ходил  туда,  чтобы
посмотреть,  но  сейчас,  в  эту  холодную  ночь,   нет   сил   на   такое
паломничество. Он задержался у оврага, думая о средней школе  и  обо  всем
том, чему будет учиться, мечтая, как вырвется из этой деревни и ее  сонной
жизни, вырвется в мир белых  людей,  где  умный  человек  может  научиться
новому.
     Чарли запрокинул голову.
     - Эй вы, дирнане! - крикнул он.  -  Как  вы  там,  наверху?  Вы  меня
видите? Эй! Это я, Чарли Эстансио! Это я таскал лепешки для Миртина!
     Как высоко они летают, эти тарелки? Может быть, как  раз  сейчас  над
его головой проносится одна из них? Есть ли у них приборы,  которые  могут
улавливать голоса с Земли?
     - Вы меня слышите?  Я  здесь  один.  Опуститесь,  чтобы  я  смог  вас
увидеть! Мне все о вас известно.
     Но ничего не случилось. Хотя он и не ожидал другого. Он просто  знал,
что они там есть. Высоко над головой. Наблюдают!
     Он вынул лазер и стал его гладить.  Включил  на  мгновение  и  тонким
лучом срезал  сухую  ветку  какого-то  дерева.  Какая  умная  игрушка!  Он
непременно когда-нибудь узнает, что заставляет ее действовать.
     Положив лазер в карман, мальчик тихо произнес:
     - Послушайте, я знаю, что вы есть там,  наверху.  Сделайте  мне  одно
одолжение. Только передайте Миртину  от  меня,  чтобы  он  поправлялся.  И
поблагодарите за то, что он беседовал со мной. Он многому меня научил. Вот
и все. Поблагодарите за меня Миртина!
     Он подождал немного и повернул назад, к поселку. Остановился,  поднял
камень и зашвырнул его в овраг. Пес залаял  и  стал  высоко  подпрыгивать,
будто пытаясь цапнуть зубами звезды. Неожиданно по пустыне пронесся  порыв
ветра.
     И тогда Чарли  увидел  над  головой  яркую  узкую  полоску,  которая,
казалось, вспыхнула в самой середине неба  и  устремилась  вниз,  пока  не
исчезла где-то у горизонта. Сердце его учащенно  забилось,  но  он  только
засмеялся. На этот раз это был  не  дирнанский  корабль.  Просто  падающая
звезда, вот и все. Просто глыба из камня и металла сгорела в нижних  слоях
атмосферы.
     Но он все-таки  воспринял  это  как  знамение.  Соплеменники  Миртина
ответили ему, благодарили его. Они были в эту самую минуту где-то вверху в
своих кораблях. Они, конечно же, видят его.
     Он помахал рукой.
     - Спасибо вам, - крикнул он. - Спасибо вам, дирнане!
     Он побежал вприпрыжку к деревне, собака бежала рядом, и ни он, ни она
не остановились, чтобы перевести дух, пока не показались  старые  глиняные
строения.

Популярность: 17, Last-modified: Fri, 14 Aug 1998 05:02:23 GMT