Великая Война #1
     Земля. Конец XXI в.
     Человечество  не  только вышло  в космос, но и  стало  осваивать  его с
невероятной  скоростью.  Планеты Солнечной  системы колонизируются  одна  за
другой.  Наступает  время  новых  сверхтехнологий  --  и  людей,  в  которых
генетически   заложены  сверхчеловеческие  способности.  И  лучшие  из  этих
суперлюдей --  девять  детей  "из  пробирок", чудом уцелевших  после  взрыва
своего  единственного  "дома"   --   космического  корабля-лаборатории.  Но,
возможно, дар одного из них станет причиной гибели человечества...
     Читайте   увлекательную   научно-фантастическую   дилогию   от   автора
космической эпопеи "Наследие Вселенной"!


     Чарльз Шеффилд
     Холоднее льда

     Артуру  Кларку,  в счет  долга  Европе; и команде "Вояджера", за все те
великие снимки.





     Все  войны  начинаются  с первой схватки, первого удара, первой жертвы.
Того выстрела, что слышит весь мир.
     Но в  каждой  войне  также должна быть последняя  жертва --  и событие,
которое уносит эту  жертву, может случиться  уже  после  того,  как все  бои
официально закончились.
     "Океан" представлял  собой грузовой  корабль  глубокого космоса, спешно
переоборудованный под пассажирский  транспорт. Разработанный для того, чтобы
таскаться от астероидных рудников  к  громадным  перерабатывающим заводам на
орбитах Земли или Марса, этот корабль развивал максимальное ускорение  менее
чем в четверть земной силы тяжести. А ракета типа "искатель", которая теперь
его преследовала, легко могла разгоняться с ускорением в пять "же".
     Присутствие преследователя было зафиксировано при рутинном сканировании
обломков Пояса, не внесенных в базы данных.  Из четверых людей, следящих  за
сигналом тревоги в отсеке управления "Океаном", только астронавигатор Вернон
Перри сразу же понял, что означает быстрое приближение "искателя".
     -- Я знаю,  что мы не можем от него оторваться. --  Лоринг Шир, старший
механик, все  еще  спорил.  --  Но  зачем  нам  это  нужно?  Вы  же  слышали
радиосообщение с Земли. Война закончена!
     --  Ну,  Верн?  Что  ты на  это скажешь?  --  спросила Мими Паланс,  их
капитан,  спешно назначенная на  транспорт,  когда  "Океан" покинул среднего
размера астероид  Мандрагору. Будучи по профессии дизайнером жилищ, а теперь
управляя космическим кораблем, Паланс испытывала  очевидные профессиональные
затруднения.
     Вид у  Вернона  Перри  был  потрясенный.  Именно он позвал их  в  отсек
управления. О  ракетах  типа  "искатель" астронавигатор знал  больше  любого
другого на борту. И  лучше всех  знал, что  уже  является  трупом.  Вся  эта
дискуссия была бесполезна.
     -- Верн! -- повторила Паланс, уже более резким тоном.
     Перри встал.
     -- Не имеет никакого значения, закончена эта война или нет.  "Искатели"
-- разумные  ракеты, но режим  отмены приказа  в их  конструкцию не заложен.
Однажды нашедшие цель, они уже не теряются.
     --  Но почему  ты  уверен, что именно  мы  --  его  цель?  --  спросила
начальник отдела личного состава. С  самого начала войны это  был  ее первый
визит в космос, и Мэри Виссуто по-прежнему была потрясена внезапным приказом
бежать с Мандрагоры. -- Почему его  мишенью не может быть другой корабль или
даже колония?
     --  Расчет  вероятностей.  --  Перри указал  на  трехмерный  дисплей  с
"Океаном" в  качестве его  движущегося  центра. -- В радиусе  пяти миллионов
километров   нет  никакого  другого  корабля   или   базы.  Этот  "искатель"
направляется прямиком к  нам. Нет  никаких разумных  оснований предполагать,
что он нацелен на что-то еще.
     -- А почему мы не можем от него спастись?
     Перри только руками развел.
     -- Это не ответ,  Верн, -- заметила Паланс.  И,  поскольку он опять  не
ответил, продолжила еще  резче:  -- Давай, приятель,  рожай. У  нас на борту
четверо  взрослых  и пятнадцать  детей. Я  согласна,  от  "искателя" нам  не
оторваться. Но как насчет перемены курса?
     -- Бесполезно.
     "Мы уже мертвы, -- подумал Перри. -- На что ты надеешься?"
     --  "Искатель" -- ракета, обладающая искусственным интеллектом. Он  уже
за  нами  наблюдает --  всеми своими  датчиками.  Если  мы сменим  курс,  он
пересчитает  траекторию и вычислит  новую точку  контакта. Если  мы отключим
тягу,  он   выследит  нас  по  тепловому   следу.   "Океан"  горячее  любого
естественного тела во всем Поясе. Ему приходится быть таковым -- иначе бы мы
все замерзли.
     --  Ну  хорошо.  Если мы не  можем сбежать, тогда  почему  мы не  можем
спрятаться? Предположим, направиться к астероиду и укрыться за ним?
     -- "Искатель"  все равно последует за  нами.  Мы не  можем сбежать и не
можем спрятаться.
     Но как только Перри это сказал,  в его оцепенелом мозгу вдруг замерцала
идея.
     -- Что, Верн? -- Мими Паланс заметила перемену его лица.
     --  Быть может,  нам все  же удастся укрыться -- впрочем, ненадолго. Не
слишком на  это  надейтесь.  Спастись  мы  не сможем.  Но мы  сможем немного
потянуть время.
     Подойдя к  пульту  управления,  Перри  запросил  банк  данных  эфемерид
Солнечной системы.
     --  Мне казалось, ты  только что  сказал, что спрятаться мы не  сможем.
Тогда почему ты разглядываешь астероиды? -- Лоринг Шир уже начал свыкаться с
идеей  неминуемой  смерти,   и  теперь  старший  механик  снова  оказался  в
замешательстве.
     --  Мы  не сможем  спрятаться  за одним  телом. То, что  нам нужно  для
передышки,  -- это  целый сектор.  Я  велел  компьютеру  поискать  такой, до
которого  мы успеем добраться, прежде  чем "искатель"  доберется  до нас, --
Перри  вновь  взглянул на движущуюся  ракету. --  К  счастью, он  никуда  не
спешит, потому что знает, что мы никуда от него не денемся.
     Он нажал одну из клавиш компьютера.
     -- Сожмите кулаки и задержите дыхание.
     -- Что  ты там вычисляешь, Верн? --  На  Мандрагоре Мэри  Виссуто  была
слишком занята детьми и своей работой, чтобы  уделять хоть какое-то внимание
небесной механике.
     --  Группы астероидов. Астероиды  постоянно  движутся друг относительно
друга.
     Когда Мэри так и не проявила никаких следов понимания, Верн добавил:
     --  Пойми, они движутся, а  закон средних чисел означает,  что  в таком
случае постоянно должны формироваться и распадаться  временные секторы. Весь
фокус в том, чтобы  найти  достаточно близкий сектор,  который бы нам помог.
Тогда мы попробуем туда свернуть и зарыться в самую середину группы.
     Перри не стал тратить время на разъяснение  самой  сложной  части того,
что он проделывал. Объекты Пояса астероидов имели самые разные размеры -- от
Цереры, гиганта  размером в семьсот  пятьдесят  километров  в  диаметре,  до
свободно дрейфующих  гор и даже до камешков размером с горошину. Все это, от
целых  миров   до  песчинок,  двигалось  по  собственным  сложным   орбитам,
определявшимся   силами  тяготения  Солнца  и  планет,  солнечным  ветром  и
радиационным давлением, а также взаимным притяжением самих астероидов.
     Первой задачей  Верна было выбрать  разумные пределы размеров. У него в
компьютере имелись орбитальные параметры для всех тел  Пояса диаметром более
пятидесяти метров, и он установил требуемое их количество в секторе радиусом
в   пятьсот   километров.   Если   компьютер   не  смог  бы   найти   ничего
соответствовавшего этим требованиям, Перри пришлось бы уменьшить  либо число
тел в секторе,  либо заданный радиус. Каждый такой  шаг все больше затруднял
бы  для "Океана" его задачу -- спрятаться.  И место укрытия  все равно будет
временным  --  как  бы  Перри  ни   старался.  "Искатель"  станет  терпеливо
обследовать  все  тела  сектора,  пока  снова  не  наткнется  на  уникальную
сигнатуру "Океана".
     Двое других в отсеке управления не нуждались в объяснениях Перри, чтобы
понять смысл его действий. Их взгляды были сосредоточены на дисплеях.
     --  Он кое-что нашел! -- заметила Паланс, когда  компьютер закончил. --
Целых четыре сектора!
     Перри пожал плечами.
     -- Да, но посмотри на расстояния. Про первых три штуки мы можем  забыть
-- "искатель" поймает нас раньше,  чем мы туда доберемся.  Получается -- или
четвертый, или ничего.
     -- Этот  сектор даже близко не подходит к нашей нынешней траектории. --
Шир  вглядывался  в  сводку.  --  Нам  придется  сжечь  все  горючее,  чтобы
сподобиться на такую перемену курса.
     -- Ты никогда не найдешь для этого горючего лучшего применения, -- Мими
Паланс уже приняла решение. -- Верн, рассчитай мне новую траекторию.
     -- Уже готовлю. -- Перри колдовал над пультом. Надежда оставалась всего
лишь  призрачной,  но  что  им  еще  было  делать?  -- Лоринг,  позаботься о
готовности для максимального ускорения. Я  надеюсь, что всю четверть "жэ" ты
выжать сумеешь.
     -- Легко  тебе  надеяться, -- мрачная физиономия  Лоринга  Шира заметно
прояснилась, когда он заспешил к выходу из отсека управления.
     Он был  рад  заняться  хоть чем-то. Даже если  он разорвет двигатели на
куски,  это все  равно будет лучше,  чем сидеть и  наблюдать за неотвратимым
приближением смерти.
     --  Четверть "жэ"! --  запротестовала Мэри Виссуто. --  Мы не делали  и
десятой  с тех пор, как  покинули Мандрагору. Каюты  и  камбуз  к такому  не
готовы.
     -- Тогда лучше их подготовить,  -- отозвался Перри. -- Причем минуты за
две. Я задаю максимальную тягу -- как только Шир сумеет нам ее обеспечить.
     -- Мы уже не успеем ничего сделать! -- Мэри тоже бросилась к  выходу из
отсека управления, оставив Перри и Паланс наедине.
     --  Пожалуй, нам  лучше  окопаться  в самой середине сектора,  -- Перри
говорил  сухим, невозмутимым  голосом,  как будто  обсуждал  какую-то  чисто
академическую  проблему.  В  то  же  время он тонко  подстраивал траекторию,
выискивая  участок,  где  небесные тела  сбились гуще всего.  -- Что дальше,
Мими? Лоринг и Мэри по-прежнему не вполне осознают ситуацию. Они думают, что
это  дает  нам шанс.  Но  это не так.  Это дает нам лишь  краткую  отсрочку.
"Океану" никоим образом не спастись от "искателя".
     -- Я знаю. Мы должны погибнуть. Десять минут  назад я  не желала в  это
верить, но теперь смирилась. Но я не смиряюсь с  тем,  что  должны погибнуть
дети.  Они --  дело  особое.  Мы должны  что-то придумать,  Верн. И  быстро.
Пришпорь свои мозги.
     Новая  программа  полета  была  запущена в  работу.  Неуклюжая  громада
"Океана"  двинулась  к  случайному  скоплению  каменных осколков,  которые и
составляли выбранный сектор. Далеко позади, на ходу меняя  курс  и неуклонно
приближаясь к  большому  кораблю,  смертоносная игла "искателя"  отслеживала
каждый их шаг.
     Когда шесть  часов спустя  группа  снова собралась в отсеке управления,
Мими Паланс держалась уже заметно лучше.
     В  этом, впрочем, была не только ее заслуга. Лоринг  Шир и Мэри Виссуто
наконец-то смирились с неприятной реальностью, тогда как Верн Перри признал,
что неминуемая смерть отменяет обязанность думать.
     -- Верн, -- Мими кивнула астронавигатору. -- Общий статус, пожалуйста.
     -- Изменилось наше физическое положение, но не ситуация. -- У Перри уже
имелись  наготове все  необходимые  дисплеи. --  Вот  это мы.  -- На  экране
замигала голубая точка. -- Мы замечательно втиснуты за километровую скалу, и
я собираюсь нас  здесь держать. Эти  четырнадцать  других тел... -- замигали
другие  точки, --  могут послужить  нам укрытием, если мы  захотим проделать
какие-то уклонные маневры. На двадцать четыре часа мы в безопасности -- если
только "искатель" вдруг не изменит свой операционный план. Я не вижу, почему
бы он стал это делать.  Кстати, вот он! -- Появилась красная световая точка.
--  Он  знает,  где мы,  а допплеровское  смещение  в  сигналах  его  радара
показывает, что он приближается с постоянной скоростью.
     Перри отвернулся от пульта.
     -- Плохие новости мы уже знаем.  Мы не  можем сбежать, потому что у нас
не  осталось  горючего. Но  даже  если  бы  горючее  оставалось,  "искатель"
достаточно быстр, чтобы легко догнать нас.
     --  Хорошо, -- Мими  Паланс повернулась  к  Ширу. --  Итак, "Океан" тут
застрял. Что у нас с другим транспортом?
     -- Есть одна  спасательная шлюпка. Мы  все смогли бы в нее  забраться и
даже куда-то долететь, прежде чем кончится воздух. Но это не дает нам шанса.
"Искатель"  способен  опознать  спасательную  шлюпку  точно  так  же,  как и
корабль, когда мы заведем  ее мотор. Он атакует "Океан", а  потом пойдет  за
нами -- или, возможно, наоборот. Так или иначе, никакой разницы не будет. На
спасательной шлюпке нам никуда не добраться.
     -- Итак, это мы  вычеркиваем, -- Мими Паланс помнила о факторе времени.
Любые действия, которые они  бы могли предпринять, теряли вероятность успеха
по  мере  того, как "искатель" приближался. -- Хорошо.  Тогда  воспользуемся
капсулами  жизнеобеспечения. Тоже не слишком обнадеживает. У нас есть девять
капсул на одного  человека. На каждой  имеется  самоподдерживающаяся система
жизнеобеспечения,   но  нет  никаких   двигателей.  Девять   капсул,  а  нас
девятнадцать. Скверная арифметика. Мэри? Есть какие-то идеи?
     -- Девяти детям еще и двух лет  нет.  Нельзя  ли  посадить их по двое в
одну капсулу?
     -- Нет, нельзя, -- Мими Паланс не  стала развивать эту тему. Она знала,
почему это невозможно, и Мэри тоже должна была это знать. -- Если мы посадим
детей в капсулы, уйти смогут только девять. И это должны быть самые младшие.
Они самые маленькие, и капсулы смогут дольше всего поддерживать в них жизнь.
Те, что постарше... останутся здесь вместе с нами.
     Мими помедлила и тяжело сглотнула. А остальные и глаз на нее поднять не
могли.  Они знали, что у каждого из троих есть на борту ребенок  младше двух
лет,  а единственным  ребенком капитана  был  мальчик  почти  семи  лет.  Он
останется на "Океане".
     "И умрет вместе  с ней,  -- подумал Вернон Перри. -- Как  и мы все". Но
сказал он совсем другое:
     -- Не выйдет.
     -- Почему? Мы сможем сделать  баллистический  запуск -- выбросим  их из
"Океана".  "Искатель"  не сможет зафиксировать у капсул работу двигателя. Он
воспринимает их как куски космического мусора. Я  уверена,  что у "искателя"
нет  полного списка малых частиц Пояса, а вокруг  нас тысячи камней, которые
отсутствуют даже в нашей базе данных.
     -- Проблема  не в  том, --  Перри ненавидел  рушить чужие надежды, но в
данном случае фантазия никакой  ценности  не имела. -- Конечно, нельзя будет
отследить никакого выхлопа, пронаблюдать отклонения от траектории свободного
падения. Но это не единственные способы, какими охотится "искатель". Если вы
хотите,   чтобы   дети  выжили,  в  капсулах  должна  будет   поддерживаться
температура выше  температуры окружающей среды. Так что "искатель" найдет их
тем же способом,  каким нашел бы нас, если бы мы  выключили двигатели, -- по
тепловому следу.
     -- Лоринг? Какие замечания? Или идеи?
     -- Все  так, Верн прав. "Искатель"  зафиксирует и уничтожит капсулы. --
Старший механик несколько секунд помолчал. -- Если только...
     -- Давай, Лоринг. Быстро! Нет времени мямлить...
     -- Ну, я это  толком еще не обдумал. У нас на борту есть  жидкий гелий.
Не так много, но инфракрасные  детекторы необходимо охлаждать, и мы его  для
этого  используем.  Допустим, мы сажаем  детей в  капсулы, а  затем обдуваем
капсулы снаружи спреем жидкого  гелия. Это  доведет  температуру оболочки до
температуры окружающей  среды  -- то  есть до такой же, что и  у всех прочих
камней в этом секторе. Это потребует некоторых вычислений остаточной теплоты
и теплопередачи,  но  я  довольно  быстро могу это  прикинуть. А  потом, еще
оставаясь в тени больших астероидов, мы выпускаем капсулы... и надеемся, что
они  успеют отлететь достаточно  далеко,  прежде  чем  снова разогреются  от
находящихся внутри детей. Как тебе, Верн?
     -- Это не только наш лучший шанс, это наш единственный  шанс. Мы должны
его использовать.
     --  Но если  вы  можете  проделать это с капсулами жизнеобеспечения, --
спросила Мэри Виссуто, -- почему тогда не проделать это со всем кораблем?
     -- И что потом, черт побери? -- Верн  Перри уже терял терпение. -- Даже
если  бы у нас было достаточно жидкого гелия, чтобы опылить весь "Океан", --
а  у  нас его недостаточно  --  то на корабле все  равно не хватит горючего,
чтобы куда-то отправиться.  "Искатель"  никуда не уйдет. Он будет  висеть  и
ждать,  и через некоторое время температура  корпуса  снова  поднимется. Это
неизбежно  должно  произойти --  иначе  мы  все умрем  от  перегрева. Тут-то
"искатель" нас и заарканит. А когда он поймет, что  именно мы сделали, чтобы
охладить свой корабль, он станет искать по округе другие вещи, которые могли
быть обработаны подобным образом.
     -- Но что же  нам делать с остальными детьми? -- спросила Мэри Виссуто.
Выглядело все так,  словно она не слышала ни  единого слова  из всей  тирады
Перри. -- И что тогда будет со всеми нами?
     На сей раз ей  никто не ответил. Если Мэри упорно отказывалась смотреть
в лицо реальности, это была ее проблема.
     Даже  самая  легкая часть стала отчаянным  предприятием. Девять  капсул
были покрыты таким слоем термической изоляции,  какой там вообще  можно было
наложить  и в то  же время позволить  теплу тел находящихся внутри младенцев
рассеиваться. Курсы выброса капсул были точно рассчитаны компьютером,  чтобы
новоявленные  члены  сектора   как  можно  больше  напоминали  обычных   его
представителей. Наконец, метаболизм  девяти  малышей  был снижен  настолько,
насколько это рискнула сделать  Мими Паланс. Никто никогда не определял, как
долго   младенец   может  выжить   в  капсуле  --  особенно  при  пониженном
метаболизме. Пожалуй, этого вообще никто не знал.
     Когда  все  было  готово, каждой капсуле предстояло быть  выброшенной в
космос  в  некий  заранее  рассчитанный  момент,  когда  маскирующий  эффект
естественных  тел сектора был максимальным.  Капсулы  не имели  общего места
назначения,  но  все они  были направлены внутрь  Солнечной  системы.  Через
девять  дней,  безопасно  избегнув внимания  "искателя",  каждая должна была
начать передавать сигнал бедствия.
     Как  только  девятый  блок  жизнеобеспечения  был  готов,  Вернон Перри
поместил  туда спящего  ребенка. Он нежно поцеловал  малыша на прощание. Все
дети на "Океане"  были  особенными, но для Верна этот был самым особенным --
его  родной  плотью и кровью.  Верн  содрогнулся при мысли  о  том, как  его
мальчик окажется лицом к лицу с  пустым  космосом, неизвестный и безымянный.
Тогда с  согласия  Мими  Паланс  он  прикрепил к рубашке младенца  маленькую
табличку  с именем, а затем помог  приготовить такие же таблички  для восьми
остальных детишек.
     Затем  он стал наблюдать, как  они один  за другим  вырываются  наружу.
Когда девятая  капсула  с  драгоценным  грузом  ушла  в космос,  Верн  Перри
пробормотал себе под нос:
     --  Ковчег поднялся  над  водами. И Дух Божий  двинулся  над безбрежной
бездной.
     А потом  уже  ничего не оставалось делать. Они не  могли  сбежать  и не
могли спрятаться.
     Началось самое тяжкое.
     Верн не смог выдержать пребывания с остальными взрослыми. Он отправился
туда,  где  играл  его   старший  мальчик,   Мартин,  и  удалился  с  ним  в
навигационный отсек.
     Как  только последняя  капсула  отправилась  в путь,  "Океан" вышел  из
укрытия скалистых  астероидов.  "Искатель" был теперь уже достаточно близко,
чтобы  на  экранах  стал  виден  силуэт  -- длинный  остроконечный  конус  с
утолщенной  задней  частью.  Когда двухметровые яйца капсул жизнеобеспечения
оказались запущены, враг не проявил никакой реакции.
     Сидя   на   колене  у  Верна,  его  восьмилетний  сынишка  наблюдал  за
"искателем" без всякого страха и с немалым любопытством.
     -- Знаешь, папа, -- сказал  он, -- я  раньше никогда  такого корабля не
видел. Это разработка Пояса?
     -- Да. Он называется "искатель". Это корабль-убийца.
     -- Слава Богу, что война уже закончена! -- Мартин мог видеть все то же,
что и его отец. -- Послушай, ведь он идет сюда, верно?
     -- Да, сынок. А как ты узнал?
     -- Ну, картинка все время одного и того же  размера, но планка масштаба
на дисплее постоянно сдвигается.
     -- Совершенно верно. Ты смышленый мальчик. --  "Он тоже, -- добавил про
себя Верн. -- Суперсмышленый. Когда он вырастет..."
     Крепко зажмурившись, Вернон Перри подавил неприятную мысль.
     -- А зачем он к нам приближается?
     -- Он приближается... чтобы  забрать  нас домой. -- Вернон снова открыл
глаза и  вгляделся  в другой  экран. Там, уменьшенная до крошечной  точечки,
виднелась капсула номер девять. Она по-прежнему  беспрепятственно удалялась.
Верн все смотрел и смотрел. Больше ему не за что было ухватиться.
     -- Ты  хочешь  сказать, обратно на Мандрагору? Вот здорово!  -- Мальчик
все еще глазел на первый экран. -- Смотри, папа. Тот корабль поворачивается.
     "Искатель"  медленно  вращался  вокруг  своей оси, обращая тупой  конец
своего конуса на "Океан".
     "Система дистанционного поражения, -- машинально  заключил Верн,  снова
повернувшись к главному экрану. -- Так что на таран он нас брать не станет".
     Вращение "искателя" было  закончено. Верн Перри  смотрел  прямо в  лицо
смерти,  пусть даже ее экранный образ казался просто-напросто мутным пятном.
Он крепко обнял своего сына.
     "Девять  миллиардов   убитых  за  четыре  месяца,  --  подумал  он.  --
Немыслимое  число --  особенно,  если  каждая утрата представляется такой же
болезненной, как эта".
     -- Папа,  прекрати! -- Мальчик смеялся.  -- Ты меня  раздавишь. Смотри,
торец раскрывается.
     -- Все хорошо, Мартин. Все будет хорошо.
     -- Папа, смотри! Папа!
     Когда  пространство вокруг  "Океана"  расцвело  желтизной  и  пурпуром,
Великая война взяла свои последние  жертвы. Вернон Перри не увидел,  как это
случилось.   Он   лишь  поближе  прижал   к   себе   любимого  сына.   Глаза
астронавигатора  были закрыты, и  невыносимая  боль в  его  сердце не  имела
никакого отношения к его собственной судьбе.
     Его последней мыслью была молитва о прекращении всех подобных скорбей.




     Вот закон  распределения по  размеру для  Пояса астероидов: для каждого
отдельно взятого тела заданного диаметра D существует десять тел с диаметром
d = D/3.
     Его  непосредственное  следствие:  по  мере  того   как   искомое  тело
становится меньше, проблема отличения его от других тел становится все более
сложной.
     Вывод: индивидуальные спасательные капсулы, каждая по два метра длиной,
быстро затеряются в рое природных объектов, которых внутри Пояса больше, чем
песка на пляже.
     Решение:  хотя  небо  внутри  и  снаружи  Солнечной  системы  мерцает и
светится внутренним светом  от  звезд, планет, диффузных и лучистых  газовых
облаков, новых  и сверхновых  звезд,  а также далеких галактик,  все  другие
участки  электромагнитного  спектра гораздо менее  заняты. Выбирайте с умом.
При нужной длине волны для наблюдателя Земля засияет ярче тысячи Солнц.
     Разработчики   систем   поиска-и-спасения  выбирают   очень  тщательно.
Детектируемое  излучение энергия  должно  излучаться во  всех  направлениях,
одолевать миллионы и сотни миллионов километров, а также наполнять громадный
объем.  Количество  энергии,  пригодное  для  сигналов  о  бедствии,  обычно
составляет  несколько  ватт.  Радиоизлучение,  требуемое  для  регистрации и
фиксации места исхождения сигнала, может быть совсем мизерно; общей энергии,
принимаемой  на  крупнейшем  в Солнечной системе  радиотелескопе, не хватит,
чтобы сдуть муху с оконного стекла.
     Спасательно-поисковые системы разрабатываются для регистрации и пеленга
спасательной  капсулы,  работающей  на  последних  крохах энергии.  Даже  по
одной-единственной фиксации при помощи компьютера можно определить положение
капсулы или  корабля. Тогда  будет выбрано спасательное  судно  и  вычислена
соответствующая траектория.
     Однако чего  поисково-спасательные  системы делать  не могут, ибо никто
такой возможности  не предусматривал, -- это работать эффективно в условиях,
когда боевые коммуникации военного времени затопляют решительно все  каналы.
А когда война заканчивается, нужды аварийной связи требуют не меньшего.
     Последний  краткий  сигнал   от   "Океана",  дающий  траектории  девяти
маленьких объектов, проходит незамеченным.
     Капсулы  дрейфуют  по  космосу.  Внутри  них младенцы,  находящиеся под
воздействием  лекарств,  продолжают  свой  сон. Нацеленные  на Солнце орбиты
постоянно приближают их к отслеживаемой зоне Внутренней системы, но движутся
они со скоростью улитки -- слишком медленно для  внутренних ресурсов капсул.
Системы  жизнеобеспечения, рассчитанные  самое большее на  несколько  недель
использования,   начинают  сдавать.   Собственные  сигналы  бедствия  капсул
продолжают  подаваться,  но  они  также слабеют,  сливаясь  с  галактическим
радиошумом, что заполняет весь космос.
     Проходят месяцы.  Капсулы  дрейфуют все  дальше --  межпланетный мусор,
несомый ленивыми приливами радиационного давления и изменчивыми потоками сил
тяготения.
     Об их существовании никому не известно.





     Нелл Коттер  в точности представила себе отснятый эпизод в те последние
минуты,  прежде чем люк  закрылся:  медленное затухание  света,  постепенное
угасание,  которое будет нарастать  все  медленнее по  мере  их  погружения,
никогда не исчезая полностью.
     И ошиблась буквально во всем! В реальности имело место несколько секунд
туманной зелени, заполненной  дрейфующими белыми пылинками. Затем вокруг них
вдруг оказался  косяк стремительных серебристых рыбок, после чего, считанные
секунды  спустя,  не  осталось ни следа рассеянного  солнечного  света. Лишь
темнота -- абсолютная и неумолимая. Пугающая.
     Однако платили Нелл вовсе не за доклады о личных неудобствах.
     -- Теперь мы проходим трехсотметровый уровень, -- спокойно сказала она.
-- После  того  небольшого  косяка  креветок  другую форму  жизни  мы,  надо
полагать, увидим очень нескоро. Весь наружный свет исчез.
     Нелл начала говорить в главный микрофон,  тот, который мог слышать Джон
Перри,  но  затем  машинально  перешла  на субвокализацию  для своих  личных
записей.  Эту ее речь  уже  никто услышать  не  мог. "Не  нужно  упоминать о
глубине.  Одна из  камер  нацелена на приборную  панель. Хотя я едва могу ее
видеть   --  слишком  там   сумрачно.   --  Она  взглянула   на  два  других
видеомагнитофона.  -- Снаружи ничего не получаем. Нужно действие -- или весь
этот эпизод вырежут при монтаже".
     Третья камера показывала Джона Перри за  панелью управления погружаемым
аппаратом -- полностью расслабленный, даже скучающий, он откинулся на спинку
сиденья.
     "Холодная рыба --  такая же холодная,  как и все снаружи.  Что  ж, меня
предупреждали. У него даже и прозвище имеется -- Ледяной Человек. Интересно,
лучше  ли у  Ледяного Человека  все это получается, когда он  знает, что его
снимают?"
     -- Доктор Перри, вы бы не могли рассказывать, пока мы погружаемся? Я бы
могла сама это делать, но тогда я просто как попугай долдонила бы то, что вы
мне уже рассказали.
     -- Да,  конечно.  -- Проваливаясь в  тонкой стеклянной оболочке  сквозь
черные глубины, Перри  выражал не больше эмоций, чем на поверхности  океана.
Он лишь  обратил лицо к камере. -- Следующие тысячу шестьсот метров мы будем
погружаться с выключенными  моторами. Таким образом,  через десять  минут мы
прибудем к восточному краю Тихоантарктического гребня,  примерно  на  сорока
пяти градусах южной широты и ста десяти градусах западной долготы. Побережье
Южной  Америки  и Пунта-Аренас  окажутся в тысяче  четырехстах километрах  к
востоку. Мы уже вошли в зону стабильного  температурного режима, при котором
температура  воды  постоянно  составляет   четыре  градуса   Цельсия.  Такой
температура  останется  неизменной  следующую  тысячу  метров.  Единственной
переменой, которую  мы  заметим, прежде  чем  достигнем морского дна,  будет
наружное  давление. Оно возрастает на десять тонн  на каждый квадратный метр
"Капли"  с  каждыми   десятью  метрами  погружения.  Если  вы  прислушаетесь
внимательнее,  вы  услышите,  как  структура  подстраивается  к  нарастающей
внешней силе. В данный момент давление  на корпус составляет примерно тысячу
тонн на квадратный метр.
     "Тысячу тонн!  Вот спасибо,  Джон  Перри! Я  прекрасно  бы обошлась без
такой  информации!"  Нелл оглядела  прозрачный  шар  погружаемого  аппарата,
похожий  на  аквариум для золотых рыбок. На  поверхности трехметровая  сфера
"Капли"  выглядела достаточно  солидной;  здесь  же  она  казалась нелепой и
хрупкой, как мыльный  пузырь. Если этот пузырь при таком чудовищном наружном
давлении лопнет...
     Нелл  ощутила   некоторый  дискомфорт   в  области  мочевого  пузыря  и
оттолкнула все эти сведения куда-то на задворки своего разума.
     "Он что, собирается всю дорогу излагать  эту  чертову статистику? Никто
ни на Земле, ни где-то еще никогда в жизни не захочет все это смотреть. Черт
тебя побери, Глин Сефарис! Посулил мне "быстрое и  легкое" задание, и я, как
последняя  дура,  согласилась прибыть  неподготовленной. А  в  итоге вот что
получила! И,  кстати, лучше бы будет вырезать все это самой, прежде чем Глин
бросит свой редакторский взор".
     Вообще-то поначалу  это был просто  фокус  для  вечеринок,  который  со
временем   стал  профессиональным  занятием.  Нелл   могла  продолжать  свои
комментарии типа  "поток сознания" для субвокального диктофона, вставленного
в ее  гортань, --  и при этом отслеживать и направлять  курс видеопрограммы.
Окончательное  шоу  станет   смесью  речевых  и  субвокальных  комментариев.
Постоянно  действующие   разметчики   времени   на  камерах   и   диктофонах
обеспечивали  Нелл   отсутствие  всяких   сложностей  при   координировании,
редактировании и совмещении разных дорожек.
     Пока она размышляла об этом, Джон  Перри свернул свою сводку статистики
и уже двигался дальше.
     --  ...и только  тогда  я  начну  использовать наши огни.  Мы могли  бы
сделать это сейчас  -- энергии  у нас достаточно, -- но это не имеет смысла,
потому что единственное, что мы, скорее всего, увидим по пути, это несколько
глубоководных  рыбин,  и все они  будут  представлять собой хорошо известные
виды.
     -- Вряд ли они  так уж хорошо  известны мне или нашим зрителям,  доктор
Перри. -- Нелл задействовала главный  микрофон. Гвоздем шоу должен был стать
рассказ о гидротермальных отдушинах морского дна и  формах жизни вокруг них,
однако этот  самый  гвоздь  мог  стать  попросту  бесполезен,  если  зрители
выключат  свои экраны, прежде чем  они с Перри  туда доберутся. --  Можем мы
все-таки посмотреть?
     Перри  пожал  плечами  и  снова повернулся  к  панели управления.  Нелл
наблюдала,  как  его  пальцы  мгновенно  набирают точную  последовательность
клавиш.
     "Какие красивые руки. Надо  непременно позаботиться о том, чтобы мы  их
почаще показывали. Также чудесный сексуальный голос, если бы только вдохнуть
в  него  чуть  больше  жизни.  Говорит  твердо,  без  сантиментов.  Надо  бы
посмотреть  его  возраст,  когда  вернемся,  --  скорее всего,  где-то между
двадцатью восемью и тридцатью. И происхождение  тоже надо проверить. Я о нем
почти  ничего  не  знаю. Как  давно он  уже в этого  глубоководного  дайвера
играет?"
     Тьма вокруг них  внезапно  осветилась тремя  широкими  лучами  зеленого
света, причем  каждый начинался в двадцати метрах от "Капли" и указывал в ее
сторону.
     --  Свободноплавающие  источники  света, -- пояснил Перри, предчувствуя
вопрос Нелл. -- Или, если  короче, плывуны. В полметра длиной, два киловатта
непрерывного холодного света --  или пульсируют на одном мегаватте. У нас их
полдюжины.  При погружении они  крепятся к основанию  "Капли",  но их  можно
отпустить и управлять ими отсюда.
     -- А почему не просто сияющие лучи из погружаемого аппарата?
     -- Слишком много обратного рассеяния. Свет,  который отражается  в нашу
сторону  от  идущего  наружу  луча, испортит всю картинку.  Лучше  выпустить
плывуны и светить вот так.
     -- Они радиоуправляемые?
     Джон  Перри  бросил  на  нее  взгляд, который  можно  было  бы  считать
довольным,  не  будь  в нем  толики  пренебрежения. Он тоже знал,  что  Нелл
прислали сюда плохо проинструктированной.
     --  От  радио  под  водой   никакого  толка.  Лазеры  бы  подошли,   но
сфокусированные  ультразвуковые  источники  лучше. Они  дальше  берут  и  не
создают помех для картинки.
     "Которая  в  данный  момент ничего  из  себя не  представляет. --  Нелл
уставилась  на  три  пустых  конуса  яркого  света.  --  Даже ни  намека  на
какую-нибудь рыбину. Поразительно, я все везде вижу. "Капля" пропускает свет
абсолютно отовсюду. Даже сиденья прозрачные".
     --  Прогресс  в развитии  керамических  материалов  после  войны,  мисс
Коттер. -- Перри  с довольным видом  похлопал по прозрачному шару, когда они
еще  только  садились.  --  Мы  можем сделать  все  в  погружаемом  аппарате
прозрачным, как лучшее стекло... кроме команды, разумеется. Над этим мы  еще
только работаем. -- Шутка, поняла Нелл. -- И  этот материал  так крепок, что
"Капля" может спуститься в самую глубокую часть Марианской впадины.
     Куда они,  слава Богу, не направлялись. Гидротермальные отдушины лежали
на  том уровне, который Джон  Перри описал  как "умеренную" глубину, всего в
пару тысяч метров.
     "А  это означает, что мы погружаемся  в океан более  чем  на милю.  Две
тысячи  тонн давления на каждый  квадратный метр корпуса.  Раздавит там  эту
рождественскую  игрушку так, что ее смятой оболочки  никто уже  и не найдет.
Или  ее содержимого. Черт, как же я ненавижу это глубокое море -- и раньше я
никогда  его не знала.  Думала, это как в  ванную  сходить.  Надеюсь, я хоть
штаны не намочу (и это тоже убрать сразу же, как только вернусь)".
     Они по-прежнему  погружались сквозь холодные  безжизненные  воды.  Джон
Перри поставил плывуны  на автопилот, и теперь лучи их прожекторов создавали
зеленые конусы, пропадая в отдалении. Где-то слева Нелл наконец  заприметила
намек на движение. Что-то темное, смутное -- какая-то дымка на самом пределе
видимости.
     --  Доктор  Перри, я вижу, как  там  плывет какой-то большой объект.  С
вашей стороны.
     Но он мотал головой.
     -- Не плывет. Это первый признак  того, на что мы спустились взглянуть.
Вы видите верхушку клуба от дымаря. Посмотрите на температуру воды.
     Нелл -- и  камера  -- посмотрели на приборы. Вода была восемь  градусов
выше нуля -- теплее, чем следовало. Они погружались в регион гидротермальной
отдушины.  Клубящийся  сгусток более  темной  воды --  подобный всплывающему
вверх маслу -- служил первым признаком близости отдушины.
     Джон Перри, похоже, очень хорошо слушал, когда Нелл инструктировала его
перед  погружением. Теперь он  без  всякого  намека  с  ее стороны  подобрал
подсказку.
     -- Начиная  с  данной отметки,  вода по  мере  нашего  погружения будет
становиться все горячее и  горячее -- до самой  входной трубы в Печной Котел
-- трещину  в  ложе  океана,  ведущую прямиком к  раскаленным недрам  Земли.
Откровенно говоря,  это новейшая и самая горячая из всех известных  отдушин.
Те, что на Галапагосском гребне, глубже; кроме  того, они  дольше изучались:
Ложе Мидии и Розовый Цветник, Печеный  Клем и Сад Эдема.  Однако температура
даже  самых горячих  из них, так  называемых "черных дымарей", не  превышает
трехсот пятидесяти градусов  по Цельсию. А в этом Печном  Котле  температура
доходит до четырехсот двадцати градусов с лишним. "Сверхчерный дымарь". Если
бы не давление на этой глубине, здесь был бы просто перегретый пар...
     "И если бы все здесь не было так тихо и мирно, мы получили бы чертовски
славную картинку на  пленке.  Красивые ясные глаза,  абсолютная  техническая
уверенность. Бледная кожа -- потому что ты проводишь слишком много времени в
темноте.  Ничего,  редактирование  цветового  баланса с  легкостью  об  этом
позаботится. Но в тебя нужно  воткнуть пару-другую  булавок, Джон Перри.  Мы
должны  тебя  оживить.  Потому  что,  говоря  откровенно,  то,  что  ты  тут
рассказываешь,  для  нашей  широкой,  но  постоянно  редеющей  аудитории  --
чертовски скучный материал".
     Опытные глаза и уши Нелл подсказали ей, что дело становится все хуже  и
хуже.  Имея  в  виду,  что средний  член  аудитории  располагал  промежутком
внимания короче того времени, которое Джону  Перри требовалось на  то, чтобы
моргнуть. И,  понимая, что снаружи смотреть  все равно особенно было  не  на
что.  Пока они погружались  все  глубже,  вода  становилась все мутнее. Огни
держались в нескольких метрах за стекловидной стенкой "Капли",  и в пределах
этих нескольких метров Нелл решительно ничего не видела.
     -- Здесь, внизу, процветают живые организмы, --  продолжал Джон  Перри,
--  причем при температурах, гораздо  выше нормальной точки кипения воды, --
при  температурах,  которые за  несколько  секунд  убьют любое  человеческое
существо. Но  даже это не самое интересное в черных дымарях. Все существа на
поверхности  Земли   или  на  верхних  уровнях  океанов  зависят   в   своем
существовании  от Солнца.  Растения  улавливают  энергию  солнечного  света,
животные едят  растения,  а  также  животные  едят друг друга.  Так  что все
вращается  вокруг   солнечного  света  и  солнечной  энергии.  Но  существа,
образующие колонии вокруг черных дымарей, вообще не полагаются на Солнце. Их
жизненный цикл начинается с бактерий, которые являются хемосинтетическими, а
не   фотосинтетическими.  Они  зависят   от  химической  энергии,  расщепляя
серосодержащие соединения  и  используя энергию  от этой реакции для питания
процессов  внутри их клеток. Если бы  Солнце полностью погасло, вся жизнь на
поверхности Земли тут же бы исчезла. Но могли бы пройти столетия, прежде чем
местные формы жизни это вообще бы заметили. Они продолжали бы, как и раньше,
питаться энергией от земных минералов и внутреннего тепла...
     "Картинки. -- Нелл в отчаянии уставилась в клубящийся мрак за пределами
"Капли". --  Великий Бог  Телевидения, дай мне картинки.  За последние  пять
минут  я  записала  достаточно  глубокомысленного  звукового  материала  для
часовой программы".
     Там было еще  скучнее,  чем в ее худших страхах. И Нелл знала, что  так
будет  и  дальше,  потому  что  Джон Перри  рассказал  ей  об  этом  еще  на
поверхности.  С помощью манипуляторов дистанционного  управления "Капли" они
намеревались  зачерпнуть  всяких  восхитительных  тварей   вроде  моллюсков,
миниатюрных крабов, кольчатых червей и кормящихся серой бактерий из морского
дна вокруг Печного Котла. А  затем они собирались сунуть всю эту мерзость  в
полные отвращения или скуки физиономии зрителей.
     "Я говорила  тебе, Глин, что мне  не нужно это проклятое задание. Лучше
мне было остаться в постели".
     Но  прежде  чем Нелл закончила эту субвокальную мысль, Джон Перри резко
выпрямился на сиденье, а  на лице у него  вдруг  появилось выражение. Живой,
заинтересованный   взор  --  как   у  нормального  человеческого   существа.
Прервавшись на середине фразы, он перестал обращать внимание на камеры. Нелл
почувствовала  движение "Капли",  какое-то  покачивание  --  которое  она  в
последний раз испытала, когда погружаемый аппарат еще был на поверхности.
     -- Что происходит?
     Перри не ответил  и даже на  нее не посмотрел.  Но  он мотнул головой в
сторону  приборной панели, которая  ничего  толкового Нелл  не сообщила. Она
увидела лишь десятки  циферблатов и цифровых индикаторов. Большинство из них
были никак не помечены и совершенно непостижимы.
     Зато  вполне постижимым было  внезапное  исчезновение  решительно  всей
наружной иллюминации. Все плывуны исчезли. Нелл Коттер и Джон Перри сидели в
центре иссиня-черного шара, смутно освещенного изнутри. Она заметила полоску
темного  движения  снаружи --  вокруг них  кружилась  непрозрачная жидкость.
Затем последовало еще одно и куда  более буйное покачивание  "Капли".  Судно
так сильно накренилось, что Нелл бросило на Джона Перри.
     -- Волна давления. -- Он наконец-то заговорил. --  Большая. Надо отсюда
убираться.  "Капля"  рассчитана  на  обычное наружное давление. Столько  она
может  не  выдержать.  --  Голос его  был спокойным,  но руки  с невероятной
скоростью летали по приборной панели.
     Нелл  охнула.  Что-то вдруг протянулось из темноты, хватая ее за талию,
грудь и плечи мягкими, прохладными щупальцами.
     -- Все в порядке. --  Перри услышал, как она  охнула. -- Это всего лишь
система привязных ремней. Она срабатывает автоматически, если крен превышает
десять градусов.
     "Чего  никогда  не  должно  происходить,  если  только мы не прыгаем по
поверхности. -- Нелл припомнила это из своего инструктажа. -- Что-то неладно
со стабилизаторами положения? Им предполагается держать нас ровно".
     -- Я увидел, что температура поднимается, -- спокойно продолжил  Перри,
-- быстрее,  чем  ей  положено, но  не  знал, как  это интерпретировать.  Мы
прибыли сюда как раз в неподходящее время.
     -- Но что происходит? -- Нелл чувствовала, как вся ее масса смещается к
ремням по правую руку. "Капля" перекатывалась вокруг своей оси.
     --  Подземное  извержение.  Сотрясение  океанского  ложа.  Зона  вокруг
дымарей  сейсмически  активна,  и  как  раз   сейчас  она  решила  выпустить
накопившиеся компрессии.
     Нелл услышала низкий, мучительный стон. Морское дно, стонущее в агонии?
Нет. Это  "Капля" стонет, потому  что ее  корпус  испытывает перенапряжение.
Столько она может не выдержать,  сказал  Перри. Так что когда  судно получит
все, что оно может вынести, и немного больше...
     Погружаемый  аппарат  задрожал  и  закрутился.  Нелл  лишилась  чувства
направления.  Ложе океана могло быть прямо  над  головой  -- или как раз под
ногами. Джон  Перри по-прежнему  был  занят  пультом. И,  невероятное  дело,
говорил тем же лекторским тоном, что и раньше. Излагал свои комментарии, как
будто они с Нелл по-прежнему снимали документальный видеофильм.
     --  Необходимо,  чтобы  мы  сразу  же  покинули  зону   извержения,  но
направляться прямиком  к поверхности  смысла нет. Волны давления  расходятся
веером  от  зоны  трещины  в  морском  дне,  заполняя   клиновидный   объем,
расширяющийся вверх. Чтобы выбраться из активной зоны, мы должны направиться
вниз и  вбок. Именно этим я  сейчас и занимаюсь.  Делать это  надо  в темпе,
потому  что  мы  уже получили  два  импульса  давления, которые  превосходят
номинально максимальную переносимость корпуса. Держитесь. Вот идет еще один.
     "Капля" снова застонала,  словно трескающееся дерево. Нелл  огляделась.
Снаружи не было ничего, кроме мутной черной воды под убийственным давлением.
Откуда у Перри вообще могло  быть понятие, куда он  движется? Нелл не видела
на приборной  доске никаких приборов, которые  указывали бы направление  или
положение.  И все же смутно освещенные пальцы Перри находились  в постоянном
движении. Он  непрерывно что-то регулировал и подстраивал. Позади себя  Нелл
слышала   еще   один  шум:   жужжание  электромоторов,  ведущих  "Каплю"  на
максимальном ходу.
     "Знает он, что делает? Или просто пробует как попало?"
     Погружаемый  аппарат  задрожал и снова  сменил направление,  причем так
неистово,  что  Нелл   твердо  решила:  это  уже  конец.  Корпус   застонал,
определенно  готовый  коллапсировать, но  в  тот же самый момент Джон  Перри
оторвал руки от приборной панели.
     -- Мы уже... -- Нелл не  знала, как закончить вопрос.  Формулировка "Мы
уже обречены?" не казалась гарантией получения разумного ответа.
     -- Почти. Почти вышли. Еще несколько секунд.
     В  переднюю сторону погружаемого аппарата проникало слабое, пропадающее
свечение.  Вода  впереди  была  прозрачнее,  уже   не  наполненная  плотными
облаками, выпущенными  при извержении океанского ложа.  Нелл смогла  увидеть
один  из  свободноплавающих  источников   света,   прокладывающий  дорогу  к
безопасности, точно  рыба-лоцман.  "Капля"  слегка качнулась, откликаясь  на
слабое  финальное  сотрясение  позади.  А затем Нелл  перестала  чувствовать
какое-либо движение,  хотя жужжание  моторов  продолжалось. Привязные  ремни
отпустили ее и скользнули назад в сиденье.
     --  Мы вышли оттуда. Все чисто.  -- Перри хлопнул ладонью по  приборной
панели. Впервые, как показалось, за  многие часы получив возможность увидеть
профиль Ледяного Человека, Нелл обнаружила, что он ухмыляется как безумец.
     Сама  Нелл даже  не  улыбалась. "Только посмотрите,  люди добрые!  Псих
ненормальный -- он ведет себя так, как будто он все это обожает".
     -- С вами все в порядке, мисс Коттер?
     Нелл с трудом сглотнула, пытаясь прочистить горло для чего-то большего,
нежели просто субвокальная ярость.  Но прежде чем  она  успела  сказать хоть
слово, Джон Перри уже повернулся к ней лицом. Восторг сменило участие.
     -- Боюсь,  мне  придется поднять нас  обратно на поверхность. Извините,
очень  сожалею о  вашем  шоу.  Я  понимаю,  что  мы  не  получили  всех  тех
материалов, которые я вам  обещал, но сегодня Печной Котел нам уже  никак не
обследовать. Это слишком опасно. В любом случае,  из отдушины выйдет столько
всяких выбросов, что нам много часов не удастся ничего разглядеть. Мы сможем
вернуться туда в другой раз.
     Нелл посмотрела  на  камеры.  По-прежнему  в работе.  Они  должны  были
записать все:  извержение, мрак бездны, как  "Каплю" сжимали и швыряли силы,
которые едва-едва не расколотили маленькое суденышко.
     Облегчение  и  восторг  смыли  прочь  все  напряжение.  Нелл захотелось
истерически  расхохотаться. "Он извиняется!  Он спас нас от верной смерти, а
теперь  извиняется  за  то,  что  не  может  предоставить  мне  снимков  тех
тошнотворных  ильных червей,  будь  они трижды  прокляты! И  он  должен  был
получать свой кайф  от  опасности,  потому что  секунду назад ухмылялся  как
последний  дурак.  Причем ни  капельки  пота. А  я тут потею,  как свинья  в
сауне".
     -- Доктор Перри. -- Безумный смех все-таки вырвался из горла Нелл. "Это
мы вырежем",  --  мимоходом  подумала  она.  --  Вам  не следует  ни  за что
извиняться и ни о чем сожалеть. Мы не получили того шоу,  которого  ожидали,
-- зато получили нечто гораздо  лучшее. Вы обещали  хемосинтез, фотосинтез и
моллюсков,  жующих  серу,  как  коровы  траву.  А  обеспечили  моретрясение,
извержение  океанского ложа, в центре которого  оказались мы. А также запись
всего этого. Зрители будут в восторге!
     Перри явно  удивился  при  мысли о том,  что кто-то может  предпочитать
высокую  драму кольчатым червям. И теперь Нелл уже не  смогла  сдержать свою
ухмылку.  Увериться,  что ты  погибла,  а затем  выжить  -- это  было что-то
бесподобное!  Но  в  этот  момент  величайшего  удовлетворения  Нелл   вдруг
заметила,  что  на панели  управления  мигает  красная  лампочка. Она  молча
указала на нее Перри.
     -- А, ничего  страшного. Это никак не связано с обстановкой на борту. С
судном полный порядок.  -- Перри наклонился,  чтобы включить небольшой экран
дисплея,  расположенный  под  таким  углом, что Нелл  его не видела. --  Это
говорит о том, что "Капля" получила сообщение с поверхности.
     -- Мне казалось, это чертовски тяжело сделать.
     --   Действительно,  очень  тяжело.  Требуется  плотно  сфокусированный
звуковой луч, чтобы нас найти, и еще более  плотный,  чтобы послать  сигнал.
Огромный расход энергии.  Вот почему это  так редко проделывается. --  Перри
хмурился. -- Должно быть, это для вас.
     -- Уверена, что нет.
     --  Знаете, не  могу  поверить, что это для  меня. В моих  проектах нет
ничего настолько  срочного,  что не могло бы подождать, пока мы  вернемся на
поверхность. Впрочем, вот оно пришло.
     Нелл наблюдала, пока Перри читал содержимое экрана. Она  снова увидела,
как меняется выражение его лица.
     "Прощай,  Ледяной  Человек.  Не  знаю, что  там за  сообщение,  но  оно
определенно  не то пугает, не  то  расстраивает  Джона Перри. Его возбуждает
физическая опасность, но она его не тревожит -- однако теперь он определенно
встревожен".
     -- Что там? Это сообщение для меня?
     Джон Перри качал головой.
     --  Нет,  оно  для  меня. Сожалею,  мисс  Коттер,  но нам  придется  на
максимальной  скорости  направиться  к  поверхности.  Звонят  из  канцелярии
замминистра, и они говорят, что там какая-то серьезная проблема.
     -- С нашим погружением? Надеюсь, не оно вызвало проблему?
     --  Это не  имеет отношения  к  сегодняшнему  погружению. Там  какая-то
проблема с моим исследованием форм жизни вокруг гидротермальных отдушин -- с
тем самым, над чем я все последние шесть лет работал.
     -- Какого рода проблема?
     --  Именно  неизвестность  меня  и  обеспокоила.  Мне  велят  вернуться
немедленно, в срочном порядке. Но не говорят, зачем.





     На все потребовалось одно лишь прикосновение пальца.
     Камилла   Гамильтон   нажала    правую   кнопку.   Заранее   записанная
последовательность инструкций  была запущена. Главный компьютер в центре РСН
(Распределительной Системы  Наблюдения) установил индивидуальные команды,  и
шестьдесят тысяч лазеров выстрелили ими через всю Солнечную систему.
     Теперь   оставалось  только   ждать.  Потребуется   почти  час,   чтобы
высокоскоростные    команды   достигли   самых   отдаленных   индивидуальных
телескопов, и еще час, прежде чем в центре РСН будут получены подтверждающие
данные,  что  эти  приборы  точно  настраиваются на  мишень.  Еще  три  часа
потребуются, прежде чем вся сеть телескопов, непрерывно обменивающаяся между
собой  информацией о  положениях и  орбитах,  сможет  принять окончательную,
стабильную конфигурацию.
     Камилла  уже  в  тысячный  раз  размышляла  о   том,  что  "наблюдение"
посредством РСН  не давало ученому удовольствий реального времени астрономии
прежних дней. Галилей, Гершель  и лорд Россе наслаждались результатами своих
усилий немедленно -- даже если считать "наслаждением" прозябание на открытой
всем ветрам площадке высоко над землей. Но они  готовы были всю ночь торчать
в своих примитивных обсерваториях, вглядываясь в  туманные небеса, -- только
лишь затем, чтобы ощутить радость открытия.
     Прибыло  первое подтверждение,  что  ближайший телескоп РСН уже  принял
команду касательно мишени и начинает ее выполнять. Камилла едва взглянула на
него.  Все самые хитрые  компоненты этой системы крутились на орбитах  по ту
сторону Солнца, более чем  в  миллиарде километров отсюда. Их статус она еще
часа  полтора  не  узнает.  Тем временем Камилла  вывела  на  главный  экран
предыдущий дисплей, чтобы еще раз его рассмотреть.
     -- Что, опять в Господа Бога играем?
     Как обычно, Дэвид Ламмерман неслышно вплыл в помещение и  уже находился
за  спиной у  Камиллы. Он навис над ней, массируя ее плечи и  трапециевидные
мышцы, пробегая пальцами в сторону шеи. Или прикидывался, что массирует.
     Камилла не сомневалась, что на самом деле он проверяет -- и не одобряет
--  толщину  жировой  прослойки  между ее костями  и  кожей.  Астроном  была
уверена, что,  следуй она диетологическим советам  Дэвида, быть  бы  ей  еще
жирней самой дородной модели Рубенса.
     Дэвид  неодобрительно фыркнул, прекратил свое прощупывание  и нагнулся,
чтобы  поверх плеча Камиллы вглядеться в заполнившее весь  экран изображение
галактики Андромеды.
     --  Послушай, это  не  имитация.  Это настоящая  картинка. И  чертовски
хорошая.
     -- Хорошая? А ты привереда. Что, нет? Я бы скорее сказала -- идеальная.
-- Камилла  ожидала этого  важного второго мнения, прежде чем позволила себе
ощутить приятное тепло полного удовлетворения. -- Все  тесты показывают, что
мы безошибочно  ловим фокус  и близки к ограниченному дифракцией разрешению.
Последняя  группа телескопов подключилась пять часов тому назад. Выясняется,
что  зеркала  вовсе  не  имели  повреждений  --  все  дело  было   просто  в
предсказательных  алгоритмах  на  местных  компьютерах, которым  требовалась
маленькая   промывка  и  прочистка.  Теперь  смотри.  Я  собираюсь   сделать
электронное увеличение с высоким разрешением.
     Дэвид терпеливо наблюдал, как всегда пораженный  скоростью  и точностью
работы  системы управления  Камиллы.  Поле  сместилось,  сосредоточиваясь на
одной из спиральных "рук" Андромеды. Облако звезд молниеносно разрежалось до
точек, затем принялось стремительно рассыпаться по краям поля зрения, пока в
центре не  остался  один  пылающий  желтый карлик.  Увеличение продолжалось,
теперь уже сосредоточиваясь  на яркой световой крапинке, прижавшейся поближе
к  материнской звезде.  Крапинка  все  росла  и  росла --  и  наконец  стала
демонстрироваться  как  отчетливый диск, на котором  континенты  формировали
темные, неровные пятна на серо-голубом фоне.
     -- Для  медиа-удара  я  выбрала  близкую  мишень  -- М31,  два миллиона
световых лет  отсюда.  Затем  провела  компьютерное  сканирование на предмет
соответствия  солнечному  типу.  Эта  планета  находится  примерно на том же
расстоянии  от своей  звезды,  что и  Земля  от Солнца. Спектральный  анализ
показывает,  что перед нами атмосфера  с  высоким  содержанием кислорода.  В
голубых  зонах тоже есть вода. Прикинь, никто на  нас оттуда точно так же не
таращится?
     --  Если  таращится,  то  надеюсь,  у  него  сейчас  лучшее  время  для
наблюдений, чем будет  у нас, когда люди  эту картинку увидят. Вот. Пройдись
хотя бы  по кромке. --  В  руке у Дэвида  Ламмермана были  два  контейнера с
супом. Один он протянул Камилле.
     Она с неохотой взяла суп. Вечно Дэвид пытался ее накормить. Намерения у
него были самые  лучшие, но  когда Камилла  работала,  интерес к  еде  у нее
начисто пропадал.  Все  говорили  ей,  что она слишком тощая,  что ей  нужно
немножко  подкормиться.  Бесполезно было объяснять  всем,  что ее  хрупкость
тощей блондинки так же обманчива, как и ее по-детски наивная наружность. Она
никогда  не  болела,  ее  тело  было  крепким  и  выносливым,  как  стальная
проволока, -- хотя у Дэвида, безусловно, имелись тому свидетельства.
     --  Как  только  люди  увидят  это  изображение,  медовый  месяц  будет
закончен, -- продолжил Ламмерман,  втискиваясь  в кресло сбоку  от  Камиллы.
Двухметрового  роста  и  могучего  телосложения,  он втрое превосходил ее по
весу.  Пол-литровый  контейнер  с  супом  Дэвид  опорожнил  тремя   быстрыми
глотками, пока Камилла прятала свой  за  монитором. Дэвид быстро его  оттуда
вытащил, открыл крышку и снова вручил Камилле.
     -- Что, слишком хорошо? -- спросила она, послушно делая глоток. -- Я об
изображениях, понятное дело, не о супе.
     -- Так хорошо, что лучше и  не бывает. Как  только люди поймут, что все
уже наверху и пашет как зверь, нас выдавят из графика. Все  наше время уйдет
какому-нибудь серому кардиналу, в  голове у  которого лет  пятьдесят никаких
мыслей не водилось.
     Вообще-то Дэвид  не  хотел давать ответ,  и в  нем не  нуждался.  Они с
Камиллой уже достаточно  по этому поводу поворчали.  Это была старая как мир
жалоба молодых  астрономов. Ты  делал всю  собачью  работу,  убивал годы  на
починку, чистку  и калибровку приборов, одновременно планируя наблюдательные
программы  для занятия самыми  фундаментальными проблемами астрономии; а как
только  все   оказывалось   в  идеальной   готовности,  твои   начальники  и
предполагаемые   благодетели  приходили,   присваивали  лучшее   время   для
наблюдений и развозили его по капелькам на  устаревшие  и дискредитированные
теории.
     В свои двадцать четыре года Дэвид Ламмерман был уже вполне компетентен,
и прекрасно это  знал. Кроме того, он был нетерпелив. Его совсем не  утешала
мысль о том, что  когда-нибудь его время  придет. И в свои двадцать семь лет
Камилла Гамильтон уже  начинала  задумываться,  придет  ли  когда-нибудь  ее
время. В центре РСН  она была  на два  года  дольше  Дэвида,  и он  знал  ее
возможности, даже если больше никто их не замечал.
     --  Тогда  увольняйся.  --   Камилла  смогла  прочесть   мысли  Дэвида,
вглядываясь в него поверх контейнера с супом. --  А я заберу твое  время для
наблюдений.
     -- С  тебя станется. Так и пытаешься это провернуть. -- Дэвид улыбнулся
Камилле и  сел, вороша рукой роскошную копну кудрявых светлых волос. Камилла
отметила,  какой он  симпатичный  и  здоровый  на вид. Здоровый  умственно и
физически. Она была  уверена  и  в  том, и в другом -- уверена  так,  что не
готова была еще кому-то в этом признаться.
     Здесь-то и  содержалась  ирония. В течение  трех лет совместной работы,
часто круглосуточной, когда они неизменно делили  одни и те же  тесные жилые
помещения, --  а после первых трех месяцев одну  и ту же постель, -- у них с
Дэвидом  ни разу не возникло  ни одного толкового  спора. Они обо  всем друг
другу рассказывали. Камилла доверила бы Дэвиду все, что у  нее было, включая
саму ее жизнь. Но... она не готова была сделать открытое признание.
     Дэвид  не  мог этого понять. Камилла и  сама  этого  не понимала.  Быть
может,  так получалось из-за Тима Кайзера, предшественника Дэвида Ламмермана
в центре  РСН?  Они с Тимом тоже были любовниками -- правда,  недолго. Когда
Тим наконец объявил ей, что знает о ее романах с полдюжиной других  мужчин в
центре,  что  он больше  не  может  выносить  ее  пренебрежения  и  что  для
дальнейшей работы он отбывает  обратно на  Землю, Камилла  ощутила подлинную
скорбь... и великое облегчение.
     Пусть же это больше не повторится.
     --  У нас будет не больше дня-двух. -- Голос Дэвида вторгся в ее мысли.
-- Затем народ поймет, что РСН работает без сучка и задоринки. Так что лучше
сделать  как  можно  больше  прямо  сейчас.  Андромеда  вполне  годится  для
медиа-атаки, но давай все-таки установим несколько  по-настоящему  серьезных
мишеней. Что-нибудь на приличном расстоянии отсюда.
     "Вот  оно и началось",  -- подумала Камилла. Она  предпочла бы избежать
взгляда  Дэвида,  но  заставила  себя развернуть  кресло и обратиться к нему
лицом.
     --  Я  уже  это  сделала.  РСН  установлена  на  мишень  в  одиннадцати
миллиардах световых лет отсюда. -- Камилла говорила  торопливо, зная, что ее
следующие слова остановят одобрительный кивок Дэвида. -- Она будет наблюдать
за  протозвездным  облаком,  которое  я обнаружила на  прошлогоднем  пробном
прогоне.
     -- Формирование звездных систем! Это же низкоэнергетично, а кроме того,
это  бесполезная наука.  Мы не должны  тратить  ни миллисекунды  на подобную
чепуху.
     --  Только  потому, что  твоим  интересам  случилось сосредоточиться на
квазарах...
     --  Интенсивные  источники  энергии  -- вот  где  можно  узнать  что-то
действительно  новое. Но  не  в  протозвездных облаках.  Просто преступление
брать  все возможности РСН и транжирить их на  круглосуточное наблюдение  за
тем, что можно так же прекрасно увидеть, используя другой инструмент...
     --  Чушь!  Ты не хуже меня знаешь,  что  это  неправда. Если мы  вообще
когда-то  собираемся  понять  эффективные  сечения  аномальных  термоядерных
реакций, которые мы фиксируем прямо здесь, в нашей родной Солнечной системе,
нам требуется РСН. Мы должны  пронаблюдать за звездной термоядерной реакцией
и  формированием  звездных  систем  в  самом  начале, прежде  чем сверхновые
произведут рассеяние элементов и изменят правила игры.
     Хотя Камилла спорила так же горячо, как и Дэвид -- и наслаждалась этим,
вот что было самое поразительное! --  она подозревала, что  все  это  пустая
трата времени.  Они уже не  один  год понимали, что этот  день  придет. Пока
Распределительная  Система  Наблюдения   работала  кое-как   или  вообще  не
работала, постепенно  доходя до нового функционирования после  разрушения во
время Великой войны, они с Дэвидом уже отхватили себе  достаточное время для
наблюдений, преследуя собственные частные интересы. Но с полным возвращением
РСН в  строй --  а  этого факта они скрыть не могли, -- наблюдатели-визитеры
роем слетятся сюда. Они потребуют свою долю пирога. Их программы будут иметь
приоритет над потребностями пары  недавних выпускников университета. Камилла
с Дэвидом, оба самоуверенные и упрямые, вынуждены будут сражаться за крохи и
огрызки времени для наблюдений.
     И  они будут  сражаться. Даже  между собой  они договорились  только  о
дистанции  для  хороших мишеней,  но  больше  ни о чем.  Дэвида интересовало
наблюдение  за определенным  классом  квазаров как инструмент для  ответа на
некоторые  космологические  вопросы.  Камилла  находила  космологию  слишком
спекулятивной, слишком схожей с теологией. Ответы же на вопросы, которые она
ставила в связи с  определенными термоядерными процессами, непременно должны
были привести к новым  экспериментам в  лабораториях Весты. С  точки  зрения
Камиллы, физическим экспериментам  и наблюдению  при  помощи  РСН  следовало
подпитывать  друг друга  через посредство компьютерных  моделей и  тем самым
друг друга развивать. А информация, вытекавшая из работы Дэвида, была, на ее
взгляд, слишком односторонней.
     -- У тебя нет никакой возможности  выяснить, когда ты ошибаешься, -- не
раз и  не два говорила она ему. -- В  этом проклятие  астрономии. У тебя нет
способа выполнить эксперимент, здесь или на Поясе, а потом сказать: "Что  ж,
это показывает, что  моя теория -- сплошная чепуховина, но это в то же самое
время предлагает мне другую теорию, которую я также могу проверить".
     Камилла встала. Спор был  очень стар. Она не хотела сидеть и  без конца
его вести, когда можно было заняться чем-то гораздо более продуктивным.
     -- Ты куда? -- Дэвид тоже встал.
     -- Пройдет не менее пяти часов, прежде чем наблюдения начнут поступать.
Я хочу еще раз на конфигурации Супер-РСН посмотреть.
     Это  вовсе не  была  полная ложь. Всего неделю тому назад они с Дэвидом
закончили разработку координированного  космического блока из пятисот  тысяч
орбитальных телескопов, размещенных  по всему пути от Юпитера  до  Меркурия.
Они  согласились, что это станет следующим логическим  шагом  в исследовании
края  вселенной.  И  еще  они  согласились,  что, хотя  вычисление  орбит  и
динамический  контроль  за  блоком представляют  собой  серьезные  проблемы,
главное препятствие здесь все-таки не техническое. Ему предстояло стать -- и
не  было ли это историей всех крупных  наблюдательных  приборов,  когда-либо
построенных? -- финансовым.
     До  сегодняшнего дня  Супер-РСН  оставалась бумажной  мечтой.  И, может
статься, таковой  ей и суждено было  остаться.  А что  Камилле действительно
хотелось проделать, так это прочесть файлы входящих  сообщений на центр РСН.
Сверхчеткие изображения М31 и  планеты земного типа внутри спиральной "руки"
Андромеды  уже  были разосланы -- направлены по  лучу в  систему  Юпитера, а
также   на  Марс  и  на   Землю.  Именно  отклики  на  эти  изображения  как
доказательство  того,  что  первое интегрированное  испытание  РСН прошло  с
блестящим успехом,  могли сказать, станет ли  Супер-РСН чем-то куда большим,
нежели просто  мечтой, причем еще при жизни  Камиллы и Дэвида. И отклики эти
должны были приходить прямо сейчас.
     Дэвид тащился позади, пока Камилла выходила из наблюдательного зала РСН
и направлялась  к  коммуникационному отделу. По выражению его лица она могла
судить о том, что он еще далеко не со всем смирился.
     -- Итак, ты забралась  в систему и зацапала свою очередь, ничего мне не
сказав, -- пробурчал Дэвид. --  Ты воспользовалась преимуществом того факта,
что это было  не мое дежурство.  И намеренно ничего  мне не  сказала. Да уж,
по-настоящему дерьмовая проделка.
     --  Кончай  меня  этой  ерундой кормить.  -- Камилла оглянулась на него
через  плечо, проплывая  сквозь начисто лишенную  гравитации  ступицу центра
РСН.  Она не  собиралась признавать за собой вину, которой не испытывала. --
Предположим, РСН  дошла бы до полного функционирования в  твое дежурство,  и
мне не случилось бы оказаться поблизости. Что бы ты тогда сделал?
     Она  слышала  дыхание Дэвида  и  чувствовала  его  дрейф  в паре метров
позади. Сразу он ничего не ответил, но молчание  как раз и было тем ответом,
в котором Камилла нуждалась.
     -- А  я тебе скажу, --  продолжила она. --  Ты бы  живо настроил РСН на
один из тех дурацких,  трижды проклятых высокоэнергетичных квазаров. А когда
я  пришла бы на дежурство,  ты бы рассказал мне, что ты  проделал, и  мне бы
пришлось  это переваривать -- причем  тоже куда дольше, чем один  день. Твои
низкие световые уровни нуждаются в более длинных периодах экспозиции.
     -- Ты, похоже,  обо всех по  себе судишь. -- Но тону Дэвида недоставало
убежденности. Когда дело доходило до его священных  экспериментов,  он ничем
не  отличался от  Камиллы. Оправдание, но не разрешение. Сперва  ты хватаешь
время для наблюдений, а перебранка потом.
     -- Ты определенно такой же, как я, -- мягко сказала Камилла. -- Как раз
поэтому ты так мне и нравишься.
     Она   предлагала  перемирие.   Наконец   они  добрались  до   входа   в
коммуникационный отдел.  Зал  пустовал,  но  это было нормально.  Центр  РСН
по-прежнему  обслуживался минимальным количеством персонала; там  было всего
девять инженеров и техников, включая Дэвида с Камиллой, -- и это на объекте,
где разместится  более  двухсот  человек,  когда  Распределительная  Система
Наблюдения получит полную нагрузку.
     Блок  входящих сообщений мигал голубым,  указывая на прибытие сигнала с
пометкой "срочно". Местный персонал привык это игнорировать, и рев сирены по
всему центру давным-давно был отключен. Представления о срочности на Земле и
Ганимеде редко совпадали с приоритетами центра РСН.
     --  Давай  посмотрим,  как  им  наши  картинки понравились, --  Камилла
изучила дисплей входящих сообщений. -- Впрочем, минутку. Самое первое не для
РСН.  Оно  личное.  Для  тебя,  причем с  Земли.  Из  Гусвика. У  тебя  что,
высокопоставленные  друзья  в  столице,   про  которых  ты  мне  никогда  не
рассказывал?
     Камилла просто болтала, не ожидая ответа. Личные сообщения были  именно
такими.  О  них не спрашивали.  И так  или иначе, у Дэвида не  было  от  нее
секретов. Но его реакция была просто шокирующей. Он  застыл в неподвижности,
нервно кусая нижнюю губу.
     -- Извини,  -- Камилла отступила от пульта. --  Прочти  его здесь, если
хочешь, или используй личный экран. Я подожду снаружи, пока ты не закончишь.
     И  тут  последовал  еще  один  сюрприз.  Предложение уйти делалось  как
формальность и почти всегда отклонялось. Даже личные послания в центр РСН не
были такими уж личными, потому  что когда ты несколько лет буквально варился
в одном  котле  с  твоими собратьями, число секретов сокращалось  до нуля. А
послания Дэвиду в особенности никогда не утаивались от Камиллы.
     Однако сейчас он кивал.
     --  Если  тебе не  трудно. Уйти,  то есть.  На  несколько минут. Мне бы
хотелось прочесть его здесь.
     Выбора  у нее не оставалось. Камилле  не терпелось поскорее узнать, как
изображения от полностью функционирующей РСН -- результат пятилетних усилий,
здесь,  в  центре пустоты -- были восприняты по  всей системе. Но теперь она
должна была подождать. Личные послания всегда имели приоритет.
     Камилла  покинула  зал и  зависла  у  двери.  Все  ее планы  касательно
наблюдений,  не говоря уж о будущем Супер-РСН, зависели от ответов,  которые
она должна была получить в ближайшие несколько дней. А Дэвид был так же этим
увлечен, так же заинтересован. Как же могло его личное послание стать важнее
будущего  их  совместной работы? Черт,  ведь Дэвид даже  не  знал, о чем это
сообщение, когда сказал, что хочет его прочесть; он знал только, откуда оно.
Эта информация  что-то для него значила. Но она ничего не говорила  Камилле.
Когда  она  последний раз  видела  сводку  переписи  населения,  свыше  двух
миллионов  человек  жили  в  Гусвике,  и  население  острова  Южная  Георгия
по-прежнему росло, пока климат Земли теплел.
     Камиллу так и подмывало проскользнуть внутрь  и  взглянуть, но  она  не
смогла  заставить  себя  это  сделать.  Дэвид  был слишком  расстроен и явно
встревожен. Так что она взяла себя в руки и продолжила нетерпеливо ожидать у
двери.
     Дэвид  был занят минут десять,  которые  Камилле показались несколькими
часами. Когда  же  он  наконец появился,  всякая  ее досада  на  него  мигом
испарилась.  Вся   его   оптимистичная   напористость   исчезла,  сменившись
болезненной нерешительностью. На Камиллу он смотрел так, как будто впервые в
жизни ее видел.
     -- Гм... н-да. Так  ты сказала,  что  хотела  бы получить мое время для
наблюдений? Так?  Ну, я полагаю... теперь, как мне представляется... -- Даже
в речи звучало потрясение. Всезнающий, сверхуверенный в себе Дэвид Ламмерман
вдруг трансформировался в неловкого увальня  с завязанным  в узел языком. --
Короче, полагаю, оно целиком твое. На все обозримое будущее.
     -- Дэвид, что случилось? Могу я чем-то помочь?
     --  Уфф,  -- он помотал своей блондинистой шевелюрой и даже  на  нее не
взглянул. -- Я должен... отправиться  на Землю. Немедленно. Должен  сесть на
первый же корабль. Как можно скорее.
     -- Но почему? Ты  не должен уезжать. Следующие несколько дней здесь,  в
центре РСН, станут решающими.
     Камилла  не хотела  этого  говорить.  Ей  хотелось  попросить:  "Дэвид,
любимый, скажи мне. Я имею право знать. Что бы это ни было". Но,  прежде чем
она снова заговорила, Дэвид кивнул, повернулся и поплыл обратно  к  ступице.
Камилла направилась  было  за  ним,  но затем передумала.  Она  вернулась  в
коммуникационный зал и подобралась к экрану исходящих сообщений.
     Читать чужое личное сообщение  без разрешения было еще хуже, чем стоять
рядом, когда человек его читает.  Но здесь совершенно очевидно была насущная
необходимость. Дэвида попросили -- приказали ему --  сделать что-то, чего он
явно делать не хотел.  И, быть может, он послал обратное сообщение,  которое
не было помечено как "личное".
     Камилла просмотрела исходящие сообщения,  но от Дэвида ничего  не было.
Ни личного, никакого. Выходит, он даже спорить не попытался.
     А  как насчет  оплаты? Путешествие на  Землю за минимальное  время было
очень дорогим.  У Дэвида вроде бы никогда особых денег не  водилось. Так кто
же оплатит его перелет?
     Поддаваясь  искушению,   Камилла   подошла  к  входящему  экрану.   Там
показывалось  прибытие дюжины сообщений, но  среди них -- ни одного личного.
Она  села за пульт  и запросила  базу  данных на предмет информации по  всем
личным сообщениям, принятым в центре РСН за последние двенадцать часов.
     Там оказалось  всего одно. Оно было типа "прочти-и-сотри", которое лишь
раз проявилось на  экране,  а  затем  было стерто из памяти компьютера,  как
только получатель за него расписался.
     Камилла  сдалась.  И  начала  просматривать  входящие   поздравительные
послания о результатах работы РСН, а также настойчивые просьбы о включении в
график наблюдателей-визитеров. Ей потребовалось  полностью  сосредоточиться,
чтобы зафиксировать их общую суть. В тот отрезок времени, который должен был
стать  самым  восхитительным  в центре  РСН со дня окончания  Великой  войны
четверть века назад, сумела протянуться далекая рука и все испоганить.
     Разум  Камиллы снова и снова  повторял одно и  то  же.  Кто-то  захотел
вернуть Дэвида  Ламмермана  обратно  на  Землю;  кто-то  находится  в  таком
положении, что это ему требуется присутствие Дэвида, хочет  последний  этого
или нет. И по какой-то странной особенности этого человека, ни он,  ни Дэвид
не желали раскрывать его личность.
     Двенадцать часов спустя  Камилла  снова  сидела у компьютера. Часть  ее
разума  была  сосредоточена на подробнейшей термоядерной  калькуляции.  Этот
процесс шел автоматически -- как  функция спинного мозга.  Вся  остальная ее
часть, в том числе глубочайшее внутреннее ядро, было совсем в другом месте.
     Дэвид отправлялся на Землю. Мало того, он отправлялся туда по причинам,
которые  он  не  обсудил, не собирался обсуждать --  не мог обсуждать? --  с
Камиллой.
     И как же теперь  ее самодовольная вера в то, что она знает Дэвида лучше
любого другого человека во всей Солнечной системе? Камилла знала историю его
семьи, его образование, его привязанности и неприязни, его фантазии и фобии.
Теперь  получалось,  она совершенно  ничего  не знала. Камилла не  понимала,
почему  Дэвид так  расстроен, почему  он  отправляется  на Землю, почему  не
желает об этом говорить. Могла там быть  другая женщина? Но даже если могла,
какое она имела право ревновать -- она, которая так твердо держалась за свою
независимость?
     Посреди ее эмоционального разброда вычисления продолжались все дальше и
дальше как сложный танец женщины с машиной. Некому было пронаблюдать за этим
странным партнерством, а  также за тем способом, посредством  которого  роли
этих  двоих   минута  за  минутой  смещались  в  непостижимую  разновидность
единства.





     К тому времени, как  ему стукнуло  двадцать лет, Джон  Перри уверился в
двух  великих истинах. Жизнь в водном мире глубоких океанов имеет смысл; она
логична, предсказуема и спокойна.  А жизнь в воздушном  мире, на поверхности
или над ней, ничем таким не обладает; она случайна, обманчива и причудлива.
     Теперь у него были  новые тому доказательства.  Одно  из  них топало  в
нескольких шагах впереди него. Джон смотрел на выкрашенный в красное затылок
Нелл  Коттер, сверкающий  под  мягким декабрьским  солнцем, и задумывался  о
загадке ее присутствия на палубе. У нее  не  было  никакого права там  быть.
Даже после того, что случилось в глубинах Тихоантарктического гребня.
     Когда "Капля" вернулась на поверхность,  ни  один из них двоих не нашел
для другого  больше  пары  слов.  Джон был  обеспокоен  и озадачен внезапным
приказом  вернуться  на  поверхностную базу, причем без всякого  объяснения,
тогда как Нелл все еще  была сильно шокирована случившимся в двух километрах
внизу моретрясением. Она не обладала уверенностью Джона в надежности "Капли"
или верой в  его  способности пилота  и навигатора. Для Джона Перри эпизод с
извержением океанского  ложа был  все еще  ясным в памяти, но уже отдаленным
эмоционально  --  как  опыт,  увиденный  через  стекло, которое экранировало
эмоции.   Для   Нелл  Коттер  тот  эпизод   был  новым,  непосредственным  и
устрашающим. Ее  эйфория, когда она поняла, что не погибнет в черной бездне,
только усиливала это ощущение.
     На  поверхности  Нелл уверенно заявила,  что уже записала  все, что  ей
требовалось. Итак, запись видеошоу была  закончена.  Когда они расстались на
пристани плавучей  базы,  Джон  со своей стороны никак не  ожидал,  что  они
увидятся  снова. Он пошел к себе -- составлять  отчет. И вскоре столкнулся с
типичным  образчиком  иррациональности  Админа.  Ему  сказали, что он должен
немедленно отправиться в Аренас, в канцелярию замминистра.
     Зачем?  Никто  в  административных конторах базы не захотел или не смог
ему этого сказать. Это и озадачивало, и возмущало.
     При  чем тут замминистра? Зачем  политику высокого  уровня  понадобился
Джон Перри с его гидротермальными  отдушинами и изучением глубоководных форм
жизни?  Согласно  тупоголовому   лейтенанту,  который  выдал  ему   полетные
документы,  такому  человеку Джон Перри определенно был ни к чему. Но больше
тот лейтенант никакой информации ему не предоставил.
     Джон   медленно   прошел   по   всей   длине  тысячеметровой   плавучей
взлетно-посадочной палубы к короткому  наклонному  трапу и  ожидающему рядом
самолету. И в какой-то момент  метрах в десяти впереди него вдруг загадочным
образом  появилась  Нелл Коттер. Она  шагала  в  середине группы из  четырех
членов  персонала  среднего  ранга,  легко  и  звонко  смеялась  --  так  же
расслабленно, как  и шла. Не было  заметно  никаких  признаков того, что она
пережила травму. Способность Нелл оправляться от удара -- или прикидываться,
что  оправилась,  -- просто  поражала. Но у нее определенно не было никакого
права   направляться   к  самолету.  Он   принадлежал   Системе  Глобального
Океанического Мониторинга, и на его борт допускались только члены СГОМ. Джон
точно знал, что у Нелл нет никакой связи с группой.
     Однако пять  минут  спустя они уже летели на  восток на  шести махах, и
Нелл Коттер прошла по проходу, чтобы сесть рядом с Джоном Перри.
     Его вопросу она только посмеялась.
     -- Вообще-то я не  очень  навязывалась. Я просто  немного поговорила  о
шоу.  Затем  я  показала  им вот  это...  --  она  похлопала  по миниатюрной
видеокамере,  --  и  объяснила,  что, пока  камера крутится, работа  еще  не
закончена.
     --  Вы  сказали тем людям, что должны отправиться  в  Аренас  вместе со
мной,  чтобы доделать ваше шоу? Но это ложь. Запись закончена. Вы не  можете
использовать меня как предлог для посадки.
     Она положила руку ему на плечо.
     -- Ну-ну, не  возбуждайтесь. ("Что  же такое  с Ледяным Человеком?"  --
подумала  Нелл.)  Я  должна  быть  завтра  в  Стэнли,  чтобы  встретиться  с
продюсером  шоу.  Если  бы  я  отправилась  коммерческим  рейсом,  вышло  бы
восемнадцать часов на гидросамолете. Я была бы совсем развалиной, когда туда
бы  добралась.  Кому это нужно? И, кстати, говоря, не похоже, чтобы я выжала
кого-то с его  законного места.  -- Нелл обвела рукой интерьер самолета, где
половина из  сорока сидений была свободна,  а затем подалась  вперед,  чтобы
заглянуть Джону Перри в глаза. -- Бросьте, доктор Перри... или я могу  звать
вас просто Джон? Я всего-навсего подсела на попутку. Смените гнев на милость
и позвольте мне угостить вас выпивкой.
     --  На объектах СГОМ алкоголь  строжайше  запрещен.  Как  и все  прочие
наркотики.
     -- Тогда я угощу вас бокалом в Пунта-Аренасе.
     -- Извините. -- Джон  отвернулся от  ее прямого взгляда  и уставился  в
окно, где дневное  солнце  преображало  крилевые фермы  на южном горизонте в
роскошное золотое кружево.  --  У меня  нет времени  ни для  чего подобного.
После  прибытия меня  ожидает немедленная встреча  с замминистра Лосадой. --
Джон  застыдился в  тот  же самый момент, как это  сказал.  Все было  вполне
правдиво, но все же  получалось так, будто он  прятался от Нелл за встречей,
которой не ожидал и не понимал; более того, которой он вообще не хотел.
     Если  Джон  рассчитывал  дать  Нелл  отпор,  то  все  усилия  оказались
напрасны. Она подалась  еще ближе, и он  смог почувствовать цветочный аромат
ее парфюма.
     -- Значит, после того,  как  вы с ним увидитесь, я вас угощу. Я кое-что
слышала о Мануэле Лосаде и могу вас заверить, что вам непременно потребуется
выпивка, если вы с  ним хотя  бы пару минут пообщаетесь. -- Лицо Нелл было в
считанных сантиметрах от лица Джона, а ее  правая рука по-прежнему покоилась
на его плече. -- На самом деле у меня есть идея куда получше. Прежде чем мне
дали это задание, я  рассчитывала снять  одно событие. Оно как раз сегодня в
Аренасе  состоится.  Мы  должны  оказаться там вовремя и сможем  вместе туда
сходить. Это роскошный обед Внутреннего Круга  в честь Сайруса Мобилиуса, по
десять тысяч песо с носа.
     --  У меня нет десяти тысяч песо... у меня нет  даже одной тысячи. И  я
должен немедленно явиться к замминистра, как только мы приземлимся.
     -- Лосада не заметит разницы, если вы явитесь  завтра, а не сегодня.  И
не волнуйтесь насчет оплаты. У меня есть билеты для прессы. Две штуки.
     -- Меня туда не пустят. Я не пресса.
     "Милый мой, -- подумала  Нелл. --  Да где  ж ты всю  жизнь был?  В двух
километрах под водой? Пожалуй, не так далеко от истины".
     -- Джон,  они никогда не узнают, кто  вы такой, если вы  только сами им
этого не скажете.  Вы  будете  со мной,  и я  улажу всю болтовню. Разве я не
задолжала вам вечер за  то, что  вы весь день со мной возились,  а под конец
еще и самым натуральным образом мне жизнь спасли?
     Джон уставился в невинные  карие  глаза  Нелл и задумался, как же у нее
это получилось. Она предложила ему совершенно невероятную последовательность
событий, но при этом заставила  их казаться  абсолютно естественными. Он был
вызван  в  столицу  на  встречу,  которая  в  лучшем  случае  представлялась
зловещей.  А Нелл  Коттер  запросто предложила,  чтобы он наплевал на приказ
начальника его начальника и отправился  провести веселый  вечерок в  городе.
Джон даже передернулся, но в то же самое время все это  его странным образом
заворожило.  Никогда  в  жизни не  доводилось  ему  встречать кого-то,  хоть
отдаленно  похожего на Нелл. Он отчаянно  хотел отправиться  с ней  на обед,
причем по  причинам,  которые  шли гораздо дальше  желания послушать Сайруса
Мобилиуса,  Солнечного  Короля,  человека-легенду.  Джон  помотал  головой и
перевел дух.
     -- Я не могу этого сделать, мисс Коттер, -- сказал он и тут же подумал:
"Я сошел с ума. Я отбрасываю надежду всей моей жизни".
     --  Нелл. Люди, которые потели  и дрожали  вместе,  не могут обращаться
друг к другу так  формально. ("Если  не считать того, что ты  не потел  и не
дрожал,  тогда  как я была готова  вопить,  -- справедливости ради  подумала
Нелл. -- Не говори мне нет, Джон Перри. Я просто не приму  такой ответ".) Вы
должны звать меня Нелл. И вы должны пойти на обед.
     --  Я не могу, Нелл. Это я  про обед. В канцелярию замминистра сообщат,
что я уже на подходе. Там будут меня ожидать. А вообще-то... в иной ситуации
я был бы  рад с  вами пойти. Очень рад. И  мне хотелось бы послушать Сайруса
Мобилиуса.  Вы  верите  в  то,  что  про них  рассказывают?  В  смысле,  про
Внутренний Круг?
     --  Нисколько. Но  того,  во  что  я верю,  вполне достаточно.  Знаете,
все-таки останется время  после того, как вы встретитесь с Лосадой. Обед  не
начнется до восьми. А мы приземляемся в четыре.
     -- Вы рассчитываете, что он увидится со  мной, как только я позвоню. Но
так не получится. Меня нужно будет подогнать к его графику, а не наоборот.
     -- Тогда  я скрещу за вас пальцы. -- Нелл удовлетворенно  откинулась на
спинку сиденья, но  скрестила не пальцы, а ноги. -- Все у вас получится. Вот
увидите.  Вы  повидаетесь  с  ним и  еще до восьми снова  станете  свободным
человеком.   А  тогда  мы  пойдем  на   обед  Внутреннего  Круга  и  немного
повеселимся.
     Нелл Коттер ошибалась. Но и Джон Перри тоже.
     Еще до войны СГОМ  управлялась на  полувоенной основе. С тех пор ничего
не изменилось. Плавучие базы, рассеянные по океанам всего мира,  по-прежнему
имели положение и обстановку полевых  военных  единиц. Там мог  существовать
жесткий  порядок  командования,  некоторая  неэффективность,  а также  масса
ненужных  или  даром  потраченных  усилий,  однако   вся  система  работала.
Оборудование обслуживалось. Графики соблюдались.
     По  контрасту административный центр СГОМ управлялся как армейский штаб
мирного  времени. Не имея конечного продукта, бюрократия становилась  важнее
результатов.  Отсрочка  считалась  неуместной,  но  эффективность  не  имела
смысла.
     Джон всю свою трудовую жизнь провел в мире плавучих баз. Для него шоком
было явиться в Админ-центр к пяти вечера и узнать, что никому не ведомо, кто
он такой и  зачем  сюда  прибыл. Замминистра Лосада был  занят, и его  никак
нельзя  было  беспокоить. В  табеле назначений  какой-либо Джон Перри вообще
отсутствовал -- как сегодня, так и в обозримом будущем. Помощники Лосады уже
ушли,  и до девяти часов завтрашнего утра  их возвращение  не ожидалось. Под
рукой не оказалось никого, кто смог  бы  внятно ответить на вопрос по поводу
звонка на плавучую базу.
     Джону  с  великой неохотой  дали квиток,  который позволял ему провести
ночь в жилом комплексе Админ-центра. При  этом  его предупредили, что за все
обслуживание, кроме  обеда и завтрака, ему придется платить из  собственного
кармана.  К  шести  тридцати  Джон прибыл  в  спартанское  общежитие СГОМ  и
обнаружил здание битком забитым людьми. Комендант проинформировал его, что с
переменой климата  Аренас  переживает невероятный  бум и  что  все помещения
переполнены в связи  с  Летним фестивалем.  Еще он добавил, что квиток Джона
ничего  не значит. Если  он сам себе ничего  не подыщет, ему в лучшем случае
могут дать скатку с постельными принадлежностями и место на  полу в столовой
--  разумеется, после того, как вся кормежка закончится и  бригада уборщиков
проделает свою работу. Где-нибудь около часа ночи.
     Джон  позвонил Нелл Коттер, которая остановилась у пролива. Ее номер не
отвечал. Тогда Джон оставил сообщение, что он к ней идет, вышел на холмистые
улицы и побрел на юг к воде.
     Некоторые  элементы Пунта-Аренаса  не изменились с  новым процветанием.
Каждый квадратный метр почвы буйствовал  летними цветами, и в воздухе царило
их  вечернее  благоухание.   На   пятидесяти   трех  градусах  южной  широты
декабрьское небо, даже затянутое облаками, не темнело еще три-четыре часа.
     После  шести лет  одиночества  и  открытого океана Джон нашел  для себя
цветы и людные улицы такими же чуждыми, как другая планета.  Даже поморники,
буревестники и крачки пропали. Он искал их в небе, но они, надо полагать, на
лето улетели  далеко к югу, чтобы пожать богатый урожай вокруг уменьшающейся
ледяной шапки.
     Страннее всего  были дети. На плавучих базах детей не имелось вовсе, но
здесь они были повсюду -- играли на каждом уличном углу, путались под ногами
на тротуарах или бесшабашно катались по склону холма на самодельных тележках
и самокатах. Джон  бессознательно их  избегал, а мысли его были далеко. Одно
дело,  когда  тебя  игнорировали  на  родной базе,  где  ты  волен  был  сам
устанавливать себе  график и работать над  своими научными проектами. Совсем
другая ситуация получалась, когда тебя без  всякого  объяснения отволакивали
на полторы  тысячи  километров, а  затем  обращались  с тобой  как с  полным
ничтожеством. С каждым шагом мрачность и раздражение  Джона нарастали. С ним
должно было  случиться что-то  скверное.  Он наверняка это  знал. Но  не мог
догадаться, что именно.
     К тому времени, как Джон добрался до адреса, который ему  дала Нелл, он
уже был  совершенно не в настроении  посещать обеды богатых и знаменитых. Ни
за тысячу песо с носа, ни за полпесо.
     Когда Джон  позвонил из вестибюля, он уже готов  был сказать  Нелл, что
передумал и не идет на обед. Но она не дала ему такой возможности.
     -- Отлично. Шестой этаж. Поднимайтесь. -- И в трубке зазвучали короткие
гудки.
     Нелл  уже сказала Джону,  где остановится, но это не  было похоже ни на
один  отель  из  всех, что ему доводилось видеть.  Здание представляло собой
изящную высотную структуру, куда более заманчивую, чем общежитие Админа. Там
не  было  ни гостевой  регистрации,  ни  портье,  ни  какого-либо  подобного
персонала.  Лифты   казались  рассчитанными  только  на  перевозку   грузов.
Поднявшись  на  шестой  этаж,  Джон  очутился  в  огромном  зале  без  окон,
поделенном на  квадратные каморки перегородками  по пояс  вышиной. Некоторые
каморки  были ярко освещены и застеклены от пола  до  потолка.  Другие  были
темными  и  не  содержали  в себе ничего,  кроме  выкрашенных  серой краской
шкафов.  Люди  словно  бы сновали повсюду  как попало. Джон в замешательстве
крутил  головой,  пока  не заметил  Нелл в  четырех  перегородках  от  него,
склонившуюся над блоком телевизоров.
     Нелл уже успела переодеться из своего зеленого комбинезона, который она
носила  в "Капле",  в платье  с голыми  плечами того  же  цвета.  Она  также
проделала  какой-то  фокус  со своими  волосами, подняв  их вверх и  обнажив
грациозный  изгиб  шеи.  Когда  Джон  до  нее добрался, Нелл  выпрямилась  и
устроила ему мгновенный осмотр с головы до пят.
     -- Стандартный размер должен подойти. Идемте.
     И она взяла его за руку. Джон позволил  ей буксировать его по шахматной
доске  с перегородками.  По дороге  они  также миновали  пару двухстворчатых
дверей.
     --  Ну вот.  --  Нелл махнула  рукой  в  сторону пары десятков  высоких
гардеробов вдоль одной стены. -- Выбирайте.
     Тут она увидела озадаченное выражение на его лице.
     -- Послушайте, я не привередлива, и то, что на  вас сейчас, мне отлично
подходит. Лично мне.  Но Бога  ради, мы же идем на официальный обед. Если вы
не хотите,  чтобы  вас  остановили у  двери и  стали задавать  вопросы,  вам
придется переодеться. Сегодня вечером -- только смокинги и платья.
     -- У меня нет смокинга -- ни здесь, ни на базе.
     --  Знаете,  я так  и  подумала. Иначе зачем,  по-вашему,  я  вас  сюда
привела?  -- Нелл распахнула дверцу одного из гардеробов. -- Я же  говорю --
выбирайте. Здесь все размеры, цвета и стили. А также все столетия.
     Тут до Джона дошло.
     -- Это же киностудия!
     -- Разумеется. И я здесь работаю. Помните, ведь у меня работа  имеется?
Здесь   также   ставят   пьесы.    Вы   можете   одеться   кем   угодно   от
монаха-францисканца двенадцатого  столетия до  Питера  Пэна, но  нам  нужно,
чтобы  вы  слились  с фоном.  Поэтому мы организуем  вам  наряд характерного
миллионера  типа "десять  тысяч  песо  за  обед".  -- Она  протянула руку  и
вытащила из гардероба вешалку. -- Лучше бы вы мне помогли. Почему бы вам для
начала вот это не попробовать?
     На  подбор наряда  ушло много  времени.  Джона  устроил  бы  первый  же
выбранный костюм, но  Нелл настаивала,  что на плечах ткань лежит не  совсем
как надо.
     -- Я знаю, богатые люди порой действительно носят одежду, которая им не
подходит.  Но  специалисты  по  гидротермальным отдушинам,  выдающие себя за
богачей, такой одежды не  носят.  -- Нелл  приладила ему  галстук-бабочку  и
вставила в петлицу крошечную видеокамеру. -- Последний штрих.  Камера вместо
камелии.  Таким  образом, не  возникнет никаких сомнений насчет того, чем вы
занимаетесь. Кто  знает.  Быть может, вам  удастся снять  какой-то бесценный
эпизод. -- Она  отступила назад  и  оглядела результат. -- Шик-блеск! Как вы
себя чувствуете?
     --  Странно.  --  Джон  с трудом  узнавал себя в окружающих его со всех
сторон зеркалах. Нелл  выкинула какой-то фокус и с его волосами, подкрашивая
их, делая гуще у висков и ушей и приглаживая спереди.
     -- Вид у вас просто классный. Ну, пойдемте. К тому времени, как мы туда
доберемся, вы к своим тонким перышкам приспособитесь. Вперед!
     Дорога назад по холму в сгущающихся сумерках стала для Джона  подлинным
откровением. Другие пешеходы  бросали на них всего один взгляд  и отходили в
сторонку. Даже дети на маленьких тележках предусмотрительно виляли вбок.
     -- Защитная аура богатства. --  Нелл держала его  под  руку и  смотрела
прямо перед собой, игнорируя всех окружающих. -- Пусть даже фальшивого.
     -- Я думал, что подобные вещи должны были кончиться вместе с войной.
     --  Вы  говорите  как кабинетный  ученый. Таков один из уроков истории.
Подобные вещи никогда не кончались и никогда не закончатся. По крайней мере,
пока люди остаются  людьми. -- Тут Нелл сжала его руку и  надменно вздернула
нос на мужчину, который слишком медленно убирался с их дороги.
     Само  здание,  где  располагалась обеденная  зала,  стояло  на западном
склоне, фасадом к проливу и далекому океану. У входа торчали дюжины мужчин в
форме.   Они  пристально  наблюдали  за  парочкой,   пока  билеты,   которые
представила  Нелл, не  были  проверены.  Джон  стоял  рядом,  нервно  дергая
пальцами скользкие манжеты.
     --  Я  уже подумал, мы влипли, --  негромко сказал он, когда их наконец
пропустили. -- Вся эта охрана...
     -- Это  не  из-за нас.  -- Нелл  снова сжала ему  руку. -- Успокойтесь,
дорогой.
     -- А из-за кого?
     -- По студии шли разговоры,  что наружники могут силой сюда прорваться,
чтобы  вызвать  беспорядки. Обед  Внутреннего  Круга  -- одна из их  обычных
мишеней.
     -- Но это же сущая нелепость. Движение "Наружу"  нуждается в "мобилях".
Сайрус Мобилиус должен быть для наружников настоящим героем.
     -- Должен  быть.  И,  насколько  я знаю, он таковым  и  является. Но  у
охранников просто нет  мозгов, чтобы это  понять.  Вот  они  и  охотятся  за
наружниками  за каждым мусорным  баком. -- Она потянула его за руку. -- Нет,
нам не сюда, дорогой. Нас терпят,  потому что им нужна  публичность. Так что
нас даже накормят. Но в реальный Внутренний Круг вас нипочем не посадят.
     В обеденной зале  стояли десять круглых столов. За каждым имелись места
и  приборы для восьми персон. Нелл  провела  Джона к небольшой голой скамье,
полускрытой  от  собственно  обеденной  залы и  предлагающей камерам хороший
обзор главного стола на подиуме. Мужчина и две женщины как раз устанавливали
камеры на этой скамье. Нелл им кивнула, и они  бросили на Джона безразличные
взгляды, прежде чем снова вернуться к своей работе.
     Сайрус Мобилиус уже сидел за главным столом, болтая с женщиной  в форме
по левую руку от него. Пока шла  раздача блюд, Джон Перри внимательно изучал
человека-легенду.    Изучение     это    он    нашел    странным     образом
неудовлетворительным.  Мобилиусу было  уже  где-то к  пятидесяти.  Сидя,  он
представлялся  невысоким,  мощного  телосложения  мужчиной  с  толстой шеей,
которая неприятно выпирала над бело-голубым отложным воротничком. Костюм его
был незатейливого серого  цвета, и там  явно недоставало  медалей, украшений
или  драгоценностей.  Нос   у  Мобилиуса  был  непомерно  велик.  Над  носом
возвышалась густая шапка седеющих волос, а из-под  выдающихся надбровных дуг
выглядывали бледные, пустые на  вид глаза. Солнечный  Король  ел очень мало,
только поклевывая  большинство  подававшихся  блюд,  и он,  похоже, слушал и
кивал  гораздо   больше,   чем  говорил.   По   контрасту   со   сверкающей,
разукрашенной,   увешанной   всевозможными   регалиями   аудиторией   членов
Внутреннего Круга выглядел он весьма невзрачно.
     -- А вы чего ожидали? -- поинтересовалась Нелл, когда Перри сообщил ей,
каким  обычным  выглядит  Сайрус  Мобилиус.  --  Трехметрового  рыжеволосого
гиганта?  Это было одним  из ранних  открытий и крупных  разочарований  моей
карьеры. Великие мужчины и  великие  женщины в основном не выглядят в чем-то
отличными от других. Если бы они так выглядели, моя работа была бы проще.
     -- Но они... -- Джон мотнул головой в сторону публики.
     -- ...не  великие люди. -- Нелл  подалась ближе. -- Ересь, конечно, это
заявлять,  особенно в этой зале,  но Внутренний  Круг -- это  просто богачи.
Просто  богатые  старики  и  ничего  больше.  У  женщины  рядом  с  Сайрусом
Мобилиусом мозг устрицы, и она получила свою работу высокого ранга благодаря
семейным связям. Я никогда не разговаривала с Мобилиусом, но уверена, что он
здесь не  потому, что ему страшно  хотелось здесь побывать. Он здесь потому,
что  ему нужны их деньги для своих новых проектов.  Через несколько минут вы
увидите мистера Мага за работой.
     Трапеза заканчивалась.  Женщина в форме  слева от  Мобилиуса встала,  и
зала погрузилась в молчание.
     --  Добрый  вечер! --  Она улыбнулась всему  залу, не  забыв уделить  и
долгое  мгновение столику  для  прессы. -- Меня  зовут Долорес Гелбман,  и я
энергетический  координатор  Тихоокеанского  региона.  Мои  друзья,  леди  и
джентльмены  Внутреннего  Круга,   сегодня  вечером  я  удостоена  необычной
привилегии. К своему удовольствию, я представляю вам нашего почетного гостя,
Сайруса Мобилиуса.  Но прежде  чем я попрошу  его  обратиться  к  вам, я  бы
сначала хотела сказать несколько слов о его работе и о том, что она для всех
нас  значит,  -- Долорес  Гелбман подняла  со стола пару  листков  бумаги  и
бросила на них взгляд. -- Люди пользовались термоядерной энергией задолго до
того, как реально ее узнали. Наше Солнце, эта могучая звездная печь, само по
себе не более  чем  гигантский  термоядерный реактор, обменивающий водород и
дейтерий... --  на этом слове она  споткнулась и  ненадолго опустила голову,
чтобы свериться  со  своими  заметками, -- дейтерий на  гелий, кислород и...
прочее.  Но лишь сто пятьдесят  лет  назад  мы  добились первой  управляемой
термоядерной реакции. И лишь  в тысяча девятьсот  пятидесятых годах  сетевое
производство энергии  посредством  термоядерной реакции  стало действительно
возможно.
     Джон Перри вздрогнул и повернулся к Нелл.
     -- Но все это неправда!
     -- Я знаю, --  Нелл  улыбалась. --  Кто-то,  такой  же тупой, как  она,
настрочил всю эту муру, а она даже толком прочесть не может.  Она понятия не
имеет,  что это полная чушь. Но тс-с! Наслаждайтесь. Если вам  не  нравится,
что она болтает,  подумайте, что при этом испытывает Мобилиус. Посмотрите на
него.
     Сайрус  Мобилиус сидел, откинувшись  на спинку  своего кресла. Локти он
поставил на  стол, а  кончики пальцев соединил, слушая, как Долорес  Гелбман
продолжает   свою   речь.   Он   казался   идеально   спокойным,   предельно
расслабленным,  наслаждаясь всем  окружающим.  Прошло еще  несколько  минут,
прежде чем Перри понял, чем он на самом деле занимается.
     Он наклонился к Нелл.
     -- Он считает. Считает ее фактические ошибки, отстукивая их на пальцах.
Смотрите -- вот еще одна. Она сказала "нейтроны", а имела в виду "нейтрино".
Пока что с полдюжины. Когда она закончит, он ее на кусочки порвет.
     -- Хотите  поспорим,  что  нет? Он бы  с  великим удовольствием, но для
этого  он  слишком  умен.  Сайрус  Мобилиус   знает,  кем   ему   приходится
манипулировать и как это надо делать. Подождите и сами увидите.
     -- ...до конца  войны, --  продолжала  Долорес Гелбман,  --  когда наша
промышленность  была  уничтожена,  большинство  земель  стало необитаемо,  а
производство энергии  подавлено. И  в  этот момент величайшей нужды, подобно
рыцарю-спасителю  в  блестящих  доспехах,  на Землю с  Пояса  прибыл  Сайрус
Мобилиус.  Прибыл,  готовый  раскрыть тайны  компактного,  сверхэффективного
устройства термоядерной  реакции,  которое  он  изобрел, всем,  кто  в  этом
нуждался.  Как  здесь, так  и  во Внешней системе.  За  последнее  время имя
Сайруса  Мобилиуса  стало  синонимом  термоядерной  энергии.  Благодаря  его
усилиям  она была развита до такой  степени, что никакой другой источник  не
может конкурировать с ней в  смысле эффективности, цены или безопасности. И,
таким образом,  моя привилегия  сегодня  вечером,  с позволения  Внутреннего
Круга,  вручить  высшую технологическую награду  всей  Земли, за  пионерскую
работу по систематическому развитию безопасной термоядерной энергии, Сайрусу
Мобилиусу. Человеку, которому я рада даровать титул... Солнечного Короля.
     -- Нет, вы только ее послушайте, --  прошипел Джон. -- Она  говорит про
"Солнечного Короля" так, как будто только что это прозвище изобрела. Да ведь
оно по всей Солнечной системе уже лет пятнадцать используется!
     Но Сайрус Мобилиус уже вставал, чтобы пожать Гелбман руку, улыбаясь при
этом  так, словно титул,  которым  она  его наградила,  был для  него чем-то
совершенно новым и удивительным.
     -- Благодарю вас, координатор Гелбман, за добрые слова. И благодарю вас
всех  за  честь подобной  награды.  --  Он  кивнул в  сторону завернутого  в
роскошную бумагу пакета в полметра вышиной, что стоял перед ним на столе. --
И еще больше благодарю вас за то, что вы наградили меня честью сегодня к вам
обратиться.
     -- Я же вам говорила, -- прошептала Нелл. -- Он великий человек,  но он
также великий дипломат. И все-таки в один прекрасный день я собираюсь засечь
его с расстегнутой ширинкой.
     -- Что-что вы собираетесь?
     -- Я собираюсь засечь его  с таким выражением лица, которого он заранее
не  планировал.  Впрочем, сегодня вечером  не получится. Он их вокруг пальца
обведет. Следите за ним внимательно.
     Мобилиус грустно качал головой.
     -- С моей  точки зрения, многие почести, в изобилии на меня излившиеся,
совершенно  не  заслуженны.  Плазменная  теория   и  детальные  термоядерные
вычисления всегда были  для меня слишком  сложны.  Я  всю жизнь оставался не
более чем халтурщиком, забавляющимся и играющим, а время от времени случайно
открывающим  какую-нибудь штуковину, которая  почему-то  работает. Так  что,
если  группа  настоящих  ученых дает  мне  награду,  я  чувствую себя  очень
неловко. В таких случаях я всегда вспоминаю то, что Чарльз Бэббидж сказал  о
Британском Королевском Обществе: "Это  организация,  которая существует  для
того, чтобы устраивать пышные обеды и  раздавать друг другу золотые медали".
Но когда меня награждают  такие реальные люди, как вы, люди, которые живут в
реальном  мире  и понимают его  потребности и приоритеты, что ж,  тогда меня
переполняет чувство благополучия и совершенно неразумная  гордость. Та самая
гордость, которую обычно испытываешь перед падением.
     От некоторых членов аудитории последовали понимающие кивки и  несколько
выкриков: "Никогда!" и "У вас все получится!"
     Сделав паузу, Мобилиус оглядел зал.
     -- Я  так  понимаю, что,  несмотря на все мои усилия  в смысле сокрытия
своих планов, некоторые из вас,  похоже, уже слышали о моей мечте. Если дело
обстоит  именно так, то я надеюсь, что кто-то из вас даже может настолько ею
заинтересоваться, что решит принять  участие, обеспечивая  прямую поддержку,
когда представится  такая возможность. Но я должен  вас  предупредить.  Есть
хороший шанс,  что через  год  в это  же самое время имя  Сайруса  Мобилиуса
станет  посмешищем  для всей  Солнечной  системы.  И  если это  случится,  я
надеюсь, что те из вас, кто был со мной добр, когда  казалось, что я рядом с
вершиной, будут со мной так же добры, когда я окажусь на дне.
     Из аудитории  последовали еще выкрики: "Считайте меня!" и  "Провалов  у
вас не бывало!"
     --  Совершенно верно,  -- Мобилиус  поднял  руку. --  Но  все  когда-то
случается впервые, в том числе и провалы. Однако мы забегаем вперед. Сегодня
вечером в мои планы вовсе  не входило выдвигать обещание нового грандиозного
проекта... ("Особенно когда он, если вы заметили, только что это  сделал, --
прошептала Нелл.  --  Он  может прямо  сейчас их всех подписать, если только
захочет") ...а скорее поблагодарить вас и с великой признательностью принять
эту награду.
     Сайрус Мобилиус  подтащил к себе высокую упаковку и  с помощью  Долорес
Гелбман  снял с нее обертку. Обнажился  сверкающий блок вложенных цилиндров,
окружающий центральный тороид и комплекс спиральных трубок.
     -- И  где же я  что-то подобное видел? --  Мобилиус  ухмылялся.  -- Для
всех, кто это не  узнает, здесь  мы имеем модель Мобилиуса АЛ-3 -- ту самую,
которую  большинство людей  зовет  "мобиль-мини".  Самый  маленький и  самый
популярный из моих  термоядерных заводиков. -- Он какое-то время его изучал.
--  Такой  должен  производить  тридцать  мегаватт  энергии.  Очень  красиво
выполненная модель. В уменьшенном масштабе. Сколько... четыре к одному?
     -- Ровно  четыре к  одному, -- Долорес Гелбман  повернула  предмет так,
чтобы столик прессы смог получше разглядеть и модель, и ее саму.
     -- И со всеми этими деталями в пропорции.  -- Мобилиус нагнулся, изучая
интерьер. -- Просто идеально.
     Вдруг он нахмурился:
     -- Впрочем, погодите  минутку.  Эта штуковина  вовсе не  идеальна.  Это
подделка -- она не может давать энергию!
     В аудитории послышалось негромкое шушуканье.
     Раздались смущенные смешки людей, реагирующих  на шутку, которой они не
поняли.
     -- Нет, это мы не можем принять, не так ли? Зачем нам "мобиль", который
энергию  не дает? --  Сайрус Мобилиус помедлил, затем  нагнулся и сунул руки
под стол. -- Нет-нет, -- продолжил он, -- нам нужно что-то вроде вот этого.
     С помощью двух людей в форме, которые мигом подскочили из боковой части
зала, Мобилиус поднял с пола еще одну упаковку и поставил ее  на стол. Когда
обертку удалили, там оказалась странно искаженная версия "мобиля-мини" --  с
непропорциональным центральным тороидом и комплексом двойных спиралей позади
него. Все молча наблюдали,  как  Мобилиус включает тумблер на боку аппарата.
Затем он  кивнул  еще одному человеку у  дальней стены. Свет в зале медленно
померк. И когда это произошло, вибрирующий свист донесся от машины на столе,
за которым последовало  шипение электрического  разряда.  Свет в зале совсем
пропал.  Теперь ее освещала только нарастающая голубизна внутри центрального
тора.
     -- Леди  и джентльмены, -- Сайрус Мобилиус, смутно различимый в голубом
свечении, поднял руку.  -- Позвольте впервые представить вам "мобиль-микро".
Первый настольный  термоядерный  реактор  в  Солнечной  системе.  Шестьдесят
килограммов общей массы, внешние габариты вы видите, выход энергии -- восемь
мегаватт. И, как вы непременно убедитесь, совершенно безопасный.
     Свечение по-прежнему усиливалось. Залитое голубым светом лицо и парящие
над  аппаратом  руки  напоминали  мага,  вытягивающего  энергию  из  воздуха
посредством какого-то первобытного заклинания. Аудитория охнула,  когда руки
Мобилиуса, обхватили тор, а затем внезапно нырнули в пылающую плазму в самом
центре. Свечение тут  же погасло,  а свет  в  зале вспыхнул. Сайрус Мобилиус
стоял за своим настольным термоядерным реактором, беспечный и расслабленный.
Пока члены Внутреннего  Круга  вставали на ноги, он  сошел с  подиума и стал
расхаживать среди них, пожимая руки и хлопая людей по спинам.
     --  Вот  вам, детишки, -- тихо  сказала Нелл, --  и  конец сегодняшнего
представления. Что я  вам  говорила? Он  не сделал  ни одного ложного  шага.
Теперь я понимаю, почему так легко было получить билеты для прессы. Мобилиус
хотел, чтобы все это дело получило максимальное освещение.
     Джон Перри сидел  в  настоящем шоке. Ему недоставало имевшегося у  Нелл
опыта и раннего  иммунитета  к  славе и богатству, а главное, к элементарной
харизме.
     -- Он гений. Абсолютный  гений. Но что он имел  в  виду, когда говорил,
что ровно через год над ним будут смеяться?
     --  Не  знаю.  -- Глаза Нелл были  сосредоточены  на Сайрусе Мобилиусе,
который каждые несколько секунд бросал взгляд в сторону столика для  прессы.
--  Но это должен  быть колоссальный новый проект, настолько крупный,  чтобы
сам  Солнечный  Король заговорил  о перспективе превратиться в посмешище. Не
беспокойтесь,  мы  выясним, что он планирует. Я позвоню Глину Сефарису, и он
даст  задание  нашему персоналу  в  Гусвике.  Там  находится  основная  база
Мобилиуса.
     --  Никто не  собирается смеяться  над  Мобилиусом,  что бы  он  там ни
сделал.  А  почему  вы  так  уверены,  что  ваш  персонал  сможет  до  этого
докопаться?
     --  Потому  что  Солнечный Король никогда  не  бросил бы  этого  нам --
прессе,  то есть если  бы  действительно хотел  сохранить  это  в  тайне. Вы
замечаете,  что  никто из нас и  понятия не имел о  настольном  термоядерном
реакторе, пока нам его  сегодня  вечером  не  показали? Он  даже меня удивил
точно так же, как всех остальных.
     Тут Нелл ухватила Джона за руку и потащила его сквозь толпу.
     -- Вперед, вперед,  давайте посмотрим,  не удастся ли  нам перекинуться
словечком с мистером Магом, прежде чем его утащат в более узкий круг. У меня
такое  чувство, что прямо сейчас он очень восприимчив к вниманию прессы. Нам
предлагается докапываться и выяснять, каков его новый проект, так что -- кто
знает?  Может статься, если мы будем достаточно хитры или везучи, мы сегодня
же вечером это и выясним.





     Происхождение у Нелл Коттер и Вильсы Шир было совершенно различным. Они
никогда друг с другом  не встречались и даже не проживали на  одной планете.
Они жили в миллиардах километров друг от друга. И все же, если бы Нелл вдруг
переправили под бок к Вильсе, у нее не возникло бы никаких сложностей с тем,
чтобы  распознать чувства другой  женщины. Она сама  их испытывала  -- всего
двадцать четыре часа тому назад.
     Вильса,  приятно  возбужденная,  сидела  одна в  небольшом  погружаемом
аппарате,  курсирующем  по турбулентным  океанским  глубинам.  Даже  легкого
мерцания  не  проникало  от  света  далекого  солнца.  "Глаза"  погружаемого
аппарата  представляли собой сочетание радаров  и  ультразвуковых  датчиков,
давая  плоское,  низкоконтрастное   изображение,  которое   превращалось   в
невыразительную серость в дюжине километров от судна.
     Голос Тристана Моргана казался таким же серым и ровным, звучал далеко и
тонко, хотя слова произносились Вильсе прямо в ухо.
     -- Пока что все в порядке,  но теперь ты должна  опуститься. Видишь это
вихревое облако прямо по курсу?  Тебе нужно будет вырулить так, чтобы в него
не попасть. И ты должна идти вниз. В верхнем регионе имеются слишком сильные
для  "Леды"  конвекционные  течения, а  кроме того,  верхушка  облака  будет
распространяться вверх на тысячи километров. Установи себе тридцатиградусное
скольжение вниз. Целься в  левый край облака  и держи  такой курс пятнадцать
минут. Ты  будешь двигаться на том же  уровне, что и вращение облака.  Любая
циркуляция тебя ускорит. Когда обогнешь облако  и выйдешь  в свободную зону,
прямо перед тобой окажутся три или четыре фон Нейманна.
     -- Хорошо.
     Собственные руки  казались  Вильсе  огромными  и  неуклюжими, подобными
чудовищным  перчаткам,  пока  она медленно  оперировала  рычагами управления
"Леды". Погружаемый аппарат накренился и  начал длинное скольжение вниз. Еще
один слабый  голосок  нараспев произносил  цифры, дублируя красный отсчет  в
левом  верхнем  углу  дисплея.  Он  докладывал   изобарическую   глубину   в
километрах:  "Один-три-один-два.  Один-три-один-три.  Один-три-один-четыре".
Тысяча триста километров под  верхним слоем облаков планеты. Давление должно
было превысить сотню стандартных атмосфер. Холодно  уже не было. Погружаемый
аппарат  плыл сквозь  гелиево-водородную  смесь,  кипящую почти при трехстах
градусах Цельсия. Еще немного глубже, и  жар вокруг корабля сможет растопить
свинец.
     Вихревое облако возвышалось  сравнительно невдалеке  справа  от Вильсы.
Она   завороженно   разглядывала   его   неровную,   расширяющуюся  спираль;
янтарно-оранжевая  турбулентность,   преображенная   синтетической  системой
изображения в  нездоровую, пятнистую желтизну, постоянно  поднималась вверх.
Грозовой  фронт,  черный  посередине, смотрелся  величественно и  угрожающе.
Вспышки молний бежали по его периметру, освещая темный интерьер погружаемого
аппарата случайными импульсами яркой зелени.
     Вильса неотрывно глазела в самое сердце смертоносного грозового фронта.
И пока она это делала, другой голос непрошенно зазвучал  из тайных глубин ее
разума. Его  настойчивость отвергала  все остальные мысли. Широкая, поистине
королевская  тема,   которую  он  выдвигал,   неодолимо  росла  из  басового
ми-минора, изгибаясь вверх, чтобы завладеть мозгом Вильсы.
     Мелодия    самого   Юпитера.   Пилотирование    погружаемого   аппарата
превратилось  в  бессознательный   процесс,   пока  Вильса   позволяла  теме
разрастаться,  и   "Леда"  скользила  влево  под  основание  облака.  Вильса
возликовала, когда  мотив воспарил выше, вздымаясь так же величественно, как
спиралевидное облако  перед ней. Подобно начальной точке всех ее композиций,
прибытие  мотива стало полным сюрпризом.  Двумя  минутами  раньше  Вильса не
смогла бы  предложить ни  намека на форму, темп или тональность -- или  даже
предсказать, что нечто  творческое  назревает. Все  остальное  в  композиции
могло доделываться мыслью и тяжелой работой, но  мелодия оставалась поодаль,
вне контроля сознания. И мелодия эта, уже знала Вильса, была прекрасна.
     -- Достаточно!  -- Голос Тристана  Моргана пришел снаружи, откуда-то  с
миллионов миль, прикасаясь  к сокровенному, но  не разрушая творческие чары.
-- Я знаю, ты уже решила, что можешь лететь с завязанными глазами. Но теперь
выходи оттуда.
     -- Ладно.
     Вихрящееся  облако  исчезло  позади,  когда Вильса  сменила  курс;  его
заменили полоски, что  бежали через  все поле зрения. "Восток-запад". Вильса
вспомнила раннее предостережение Тристана Моргана:  "Не забывай, что вся эта
мелкомасштабная  стрижка идет только с востока  на  запад. И еще не забывай,
что  любая  из тех  тоненьких карандашных  линий содержит в себе  достаточно
энергии, чтобы порвать судно пополам".
     Но  черные  неровные  полоски  на  горизонте  несли  в  себе  и  другое
сообщение.  Они  инициировали  настойчивый зубчик  мотива,  пробегающий  как
остинато  контрапунктом   к  предыдущей  теме.  Вильса  сплела  их   вместе,
удовлетворенно ощущая гармонию. Затем,  в порядке эксперимента, она перевела
все это в тональность  соль-мажор. Нет,  так хуже. С самого начала она  была
права. В ми-минор было гораздо лучше.
     -- Один-три-два-два, -- внезапно произнес монитор глубины.
     --  Вильса,  твой  мозг  опять  на автопилоте.  --  Голос  Тристана был
достаточно резким. --  Заканчивай вираж и посмотри на пол-оборота налево. Ты
увидишь трех "фон Нейманнов" --  нет, пусть будут  два. У  одного уже полный
груз, и он начинает подниматься. Если не поспешишь, то все пропустишь.
     -- Я не сплю. Я работаю! -- Однако, рявкнув  ответ и  надежно отодвинув
зарождающуюся композицию на  задворки своего разума --  не было ни малейшего
опасения,  что она ее  забудет, -- Вильса принялась  внимательно осматривать
атмосферу  впереди,  предвкушая  свое первое юпитерианское  созерцание  "фон
Нейманнов".
     Вот один. И не так далеко от него второй. Но третий, о котором упоминал
Тристан,  был  уже высоко наверху,  поднимаясь  сквозь атмосферу  на  дымном
столбе своего  "мобиля". Через  двадцать  минут  он  пройдет бесцветные слои
гидросульфата аммония и достигнет  основания бело-голубых аммиачных облаков.
Еще  пятнадцать минут -- и  "фон  Нейманн" начнет на полном  ходу вырываться
вверх, силясь порвать гравитационные оковы громадной планеты.
     Два других тихо собирали урожай.  Чудовищные заборные  трубки  Вентури,
сотни метров  в поперечнике,  всасывали атмосферу Юпитера в  обширные  недра
"фон Нейманнов", похожих на гигантских жуков. Водород вентилировался первым,
если  не считать мизерного  количества, что оставлялось в  качестве горючего
для  термоядерного  мотора типа "мобиль".  Следовые количества  серы, азота,
фосфора и металлов отделялись и накапливались в ожидании того момента, когда
этого сырья будет собрано достаточно. Затем фон Нейманн создаст точную копию
самого себя и выпустит ее на волю.
     Гелий, составлявший четверть  массы всей  юпитерианской  атмосферы, еще
предстояло обработать.  Большая его часть,  как  отбросы рудничных операций,
интереса не представляла. Драгоценной крупицей  был изотоп гелий-3, в десять
тысяч раз более редкий по сравнению с  гелием-4. "Фон  Нейманны"  кропотливо
разделяли  два  этих  компонента, спускали  обычный изотоп  и  хранили более
легкие молекулы в жидкой форме.  Когда  накапливалась сотня тонн, резервуары
становились полны, и "фон Нейманны" оказывались готовы к  тому, чтобы начать
свое длинное восхождение к отрыву от планеты.
     Но  не  этот  триумфальный  выход  прибыла засвидетельствовать  Вильса.
Аномальные сигналы  прибыли на  станцию "Геба", кружа  по орбите  Юпитера  в
полумиллионе километров над самыми высокими облачными слоями. Тристан Морган
засек  эти сигналы  и  распознал  их  как  исходящие от одного  из двух "фон
Нейманнов", которые висели теперь перед "Ледой".  Пока  погружаемый  аппарат
сближался  с  жукообразными машинами,  Вильса разглядела  источник проблемы.
Интенсивное  тепло  --  предположительно  удар   молнии   --  расплавило   и
деформировало один  комплекс  заборных трубок  Вентури и  резервуаров.  "Фон
Нейманн"  шел как-то  кособоко,  бледный  водородный  выхлоп  шипел  из  его
основания.
     Вильса довела "Леду" до  дистанции  в сотню  метров  от фон  Нейманна и
соотнесла их курсы. "Фон Нейманн" опускался со скоростью примерно километр в
минуту.  Затем  она  сфокусировала  синтетические  системы  изображения   на
искалеченном борту.
     --  Чертовски скверно! -- Тристан Морган изучал повреждения.  -- Честно
говоря,  гораздо хуже,  чем  я  думал. С такой потерей водорода  мы могли бы
долететь  до верхнего края атмосферы,  заменяясь  на ходу.  Но он никогда не
наберет вторую космическую скорость.
     -- Что мы тогда можем сделать?
     -- Ничего. Пока он не достигнет орбиты, никакой возможности для ремонта
нет. Этот мы можем списать.
     Вильса  уставилась на обреченную  машину.  Внезапно она  показалась  ей
живой и страдающей, несмотря на заверения Тристана, что разум и функции "фон
Нейманнов" весьма ограниченны.
     -- Ты хочешь сказать, что мы просто бросим  его здесь искалеченным и он
будет плавать вечно?
     -- Он не  будет  плавать  вечно. Он  будет  продолжать тонуть до уровня
больших давлений  и температур.  Посмотри на индикатор глубины. Ты теперь на
один-три-два-семь.  К  тому  времени, как "фон Нейманн" достигнет шести-семь
тысяч километров, температура поднимется до двух тысяч  градусов Цельсия. Он
расплавится и распадется,  а содержащиеся в нем элементы вернутся  обратно в
планетарный бассейн.
     Голос Тристана  звучал непринужденно, однако Вильса сумела  представить
себе  более личную версию. Откуда он знал, что температура  будет продолжать
подниматься, и откуда  он знал, что  у "фон Нейманна" нет своих чувств? Что,
если он  обладает самосознанием?  И что,  если  он обречен функционировать и
вечно падать сквозь все эти плотные слои?
     Тут Вильса сказала себе, что вечно это продолжаться не может. На уровне
в семнадцать тысяч  километров, согласно Тристану Моргану,  Юпитер развивает
давление в три миллиона земных атмосфер, и водород из газообразной переходит
в металлическую форму. Что  бы ни случилось на более высоких уровнях, такого
перехода "фон Нейманн" не переживет.
     В голове  у Вильсы снова зазвучала  музыка  -- серьезная и размеренная.
Панихида  в  тональности до-минор. Павана  для мертвого  "фон Нейманна". Она
продолжалась  минут  десять,  пока  ее  не прервал  далекий  и тонкий  голос
Тристана Моргана.
     -- Если только ты не собралась  в  поездку до самого низа вместе с "фон
Нейманном",   я  предлагаю   немного  поуправлять  "Ледой".  Ты  сейчас   на
один-три-три-семь.  Хочешь вернуться на более высокий  уровень и еще немного
там покурсировать? Или ты хочешь вернуться? Должен упомянуть, что я  получил
звонок от твоего агента.
     -- Магнуса? И что он сказал?
     -- Никакого сообщения. Он все еще на Ганимеде, и он хочет, чтобы ты ему
позвонила. Немедленно.
     -- Черт бы его побрал. Почему он всегда думает, что у него  есть ко мне
разговор? Почему просто не оставит сообщение о том, что ему нужно? -- Вильса
подняла  перчатки,  позволяя автоматической системе  "Леды"  принять от  нее
управление и крейсировать на  постоянной  изобарической  глубине.  -- Ладно.
Возвращай меня назад. Но на сей раз помедленней.
     -- Не выйдет. Нет таких установок. Держись.
     Переход был  болезненно  внезапным.  В  один момент  Вильса смотрела из
иллюминатора  "Леды" на  взбаламученный интерьер Юпитера. А в  следующий она
уже  в шоке облокачивалась  о кресло управления на станции "Геба",  отчаянно
моргая от яркого света. Наушники  сами  собой  скользнули вверх, а  перчатки
ослабили свою хватку на ее ладонях и предплечьях.
     -- Ну вот. Ты получила то, на что надеялась?
     Тристан  Морган  склонялся  над  Вильсой.   На  вид  он  совершенно  не
соответствовал  тому холодному, далекому голосу,  который она получала через
наушники. Это был  высокий, ясноглазый и впечатлительный мужчина с выпуклыми
щеками  бурундука и широкой улыбкой.  Как и  у  всех  в  системе Юпитера,  у
Тристана были свои представления о личном пространстве, которые абсолютно не
соответствовали предпочтениям индивида, выросшего на Поясе.
     Вильса по  привычке от него отстранилась, хотя она вовсе не чувствовала
себя неуютно.
     -- Я получила больше, чем надеялась. Гораздо больше.
     --  Мне показалось,  на какое-то  время  ты совсем  далеко  ушла. Новый
материал?
     -- Да.  И  первоклассный. По крайней мере,  сами  темы. Мне еще следует
очень серьезно их доработать. Юпитер --  чудесная стимулирующая среда. Жаль,
я не предприняла этой поездки раньше, когда работала над сюитой.
     -- Измени ее. Еще есть время.
     -- Быть может. -- Вильса подошла к одному из иллюминаторов и  выглянула
наружу. Окольцованная оранжево-бурой каймой, поверхность Юпитера впечатляюще
выпирала,  заполняя пятнадцать процентов  небес вокруг станции "Геба". Глядя
на чудовищную  планету, Вильса призывала на ум ощущение  новой зарождающейся
композиции.
     Затем она покачала головой.
     -- Быть может, но скорее всего -- нет.
     -- Хуже, чем тебе казалось вначале?
     --  Лучше.  Но проблема не в этом. Тут вопрос масштаба. Когда ты внизу,
ты всегда кажешься себе больше.
     -- Люди  вечно упускают из вида  этот фокус с  Юпитером. Они знают, что
его масса в триста двадцать раз больше земной, но эту цифру  использовать не
годится. Она  только с толку сбивает.  Объем  атмосферы Юпитера, от  верхних
облаков  до металлической  водородной  перемычки,  в полмиллиона раз  больше
объема земной атмосферы. Лучше делать такое сравнение.
     -- Об этой атмосфере получаешь  верное представление, когда  сквозь нее
летишь. Если бы я попыталась вставить новые темы и идеи  в сюиту,  они бы ее
исказили. Неважно, насколько они хороши. Они просто не подходят.
     -- Случай Бетховена,  когда он пытался сделать "Большую фугу" последней
частью струнного квартета си-бемоль? Когда его так играют, всегда получается
слишком грубо. Потому что пропорции нарушаются.
     -- Как раз это я и имела в виду.
     Разговаривая с Вильсой, Тристан Морган поначалу  настаивал,  что ничего
не  знает  о музыке и вообще никак в ней не заинтересован. Она поверила ему,
когда  только-только прилетела  на Ганимед и столкнулась с  ним  на одном из
приемов после концерта.  Но со временем Тристан  себя выдал.  Во-первых,  он
невесть  как  умудрялся присутствовать на каждом музыкальном вечере, который
она посещала. Во-вторых, он оказался на дружеской ноге со всеми на Ганимеде,
кто писал, исполнял музыку или просто ею интересовался.
     Это  заставило Магнуса Кляйна, внимательно следящего за всем, что могло
воздействовать на жизнь  и карьеру  Вильсы,  устремить на Тристана  очевидно
неодобрительный палец.
     -- Сколько этому Моргану лет?
     -- Ему тридцать три года. А что?
     -- А то, что он любит музыку  и общается со всеми, кто к ней причастен.
Он преследует тебя, и ты сама это знаешь.
     -- Но почему? -- Вильса  была заинтригована  Тристаном  больше,  чем ей
хотелось признать.
     Магнус поднял кустистую бровь.
     -- Глупый вопрос. Потому что ты его завораживаешь -- вот  почему. Но ты
его запугала. Он знает, что ты на семь лет младше, и все же,  что бы Тристан
Морган ни делал, он всегда будет входить в твое  музыкальное окружение. Хотя
у него  никогда  не будет ни твоей критической способности, ни твоей памяти,
ни тысячной доли твоего дара.
     -- Какая чушь. Я не смогла бы никого запугать. Он просто стесняется.
     Она не поняла, почему  Магнус в ответ скептически пожал плечами. Талант
Вильсы  был очень рано  выявлен системой воспитания Пояса. Ей  не было еще и
трех  лет,  а  ее  уже  зачислили  в  музыкальные  ясли,  где  все  обладали
музыкальным даром с точки зрения профана -- и где понятие  "дар" никогда  не
упоминалось. Абсолютный слух принимался там  как само собой разумеющееся  --
как то, что у всех было по два уха, -- и учителя в тех яслях ожидали, что ты
раньше начнешь читать ноты, чем букварь.
     Окруженная такими попечителями, Вильса считала себя совершенно обычной.
К двенадцати  годам ее необыкновенный  талант к композиции был  обнаружен  и
получил  поощрение;  но к  тому времени  Бах, Моцарт, Бетховен и Стравинский
стали  ее постоянными спутниками.  Сравнивая  себя с  бессмертными,  девочка
считала себя полным ничтожеством.
     Потребовалось еще десять  лет  плюс  концертное выставление себя  перед
"реальным"  миром,  чтобы Вильса поняла, что она, быть может, и ничтожество,
но что  в один прекрасный день она станет  чем-то значительным. А  следующие
два года оценки ее музыкальных талантов  превратили  ее не просто  во что-то
значительное, но во что-то очень значительное.
     В   дни   после   того  разговора   с  Магнусом  Вильса   наблюдала   и
прислушивалась. Она решила, что, как обычно случалось,  когда дело  доходило
до людей и их мотиваций, Магнус был прав. Тристан Морган был уверен в себе и
расслаблен, болтал со всеми  и обо  всем --  не  считая тех  случаев,  когда
оказывался  лицом к  лицу с Вильсой.  Тогда  из него трудно было выжать даже
несколько слов.
     Вильсу  такое  отношение  задело  до  глубины  души.  Оно  в  корне  не
соответствовало ее  представлению  о себе. Имея свободное время, пока Магнус
Кляйн  улаживал  контракты,  Вильса  за  прошедшую неделю сумела  поменяться
ролями. Теперь уже она преследовала Тристана Моргана --  выслеживала  его на
собраниях на Ганимеде, питалась в то же время и в тех же местах, что и он, и
наконец возымела вдохновение сесть перед Тристаном и спросить его  о проекте
"Звездное семя".
     Тогда слова полились сами собой. Тристан поведал  ей о великом замысле,
лелеемом  уже  по  меньшей мере  столетие,  послать беспилотный  корабль  на
термоядерной энергии к звездам.
     -- Мы изменили название, и консерваторов оттолкнула бы наша технология,
не  будь   они  в  ладах  с   физикой.  Мы   планируем   заправиться  смесью
гелия-3/дейтерия.
     Но  когда  Тристан  захотел  рассказать  Вильсе  подробности,  она  его
перехитрила.  У нее, сказала Вильса,  целая неделя  свободна. Лучше один раз
увидеть, чем сто раз услышать.
     Тристан,  похоже,  снова заколебался.  Вильсе  пришлось  и  дальше  его
улещать. Вначале она убедила его взять ее на небольшой завод  по  разделению
дейтерия  там же на Ганимеде, а затем на куда более крупный на большом куске
льда  за  Каллисто.  Начиная  с  этой  точки,  для них  уже казалось  вполне
естественным  вместе  с   грузом  дейтерия  отправиться   внутрь  системы  к
конструкционному  модулю  на   орбитальной  базе  "Звездное   семя",  а  там
понаблюдать за  тем, как  "фон  Нейманны"  воспаряют к доку, избавляются  от
своего  груза  гелия-3  и падают назад для повторения цикла. Последним шагом
стал визит на станцию "Геба", которого добилась Вильса.
     Имитационный круиз на  "Леде" сквозь глубины Юпитера с целью наблюдения
за рудничной работой "фон Нейманнов", собирающих термоядерное горючее внутри
облачных слоев, стал  частью той  же  самой стратегии. Музыка, что наполняла
голову Вильсы во время круиза, была  дальним планом, дополнительной выгодой.
Новые  стимулы обычно вели к  новым композициям, хотя никаких гарантий здесь
быть не могло.
     План Вильсы сработал. Тристан стал наконец свободно с ней  общаться. Он
даже высказывал замечания по поводу музыки -- но музыки, написанной другими.
Единственным,  чего  он  делать  упорно  не желал,  оставалось обсуждение ее
композиций. Вильса понимала, что этого ей хотелось, как ничего другого -- но
ей еще и в  голову не приходило, почему это так важно...  хотя она заметила,
что ее скорее радовало,  чем  расстраивало,  когда Тристан Морган стоял там,
где  он стоял  сейчас,  --  то  есть на  полметра ближе, чем  того требовала
учтивость Пояса.
     Вильса  отвернулась от  иллюминатора,  разминая руки  и  плечи, которые
слишком долго находились в одном положении. Тристан пододвинулся  еще ближе,
возвышаясь  над Вильсой. Он был  долговязый, стройного телосложения, и одной
из первых характерных черточек,  которые Вильса в нем  подметила,  были  его
длинные,  гибкие пальцы. Она  жадно  изучала  их  взглядом  профессиональной
клавишницы. Наверняка он свободно мог  взять  дуодециму. А смуглые маленькие
ладошки самой Вильсы едва брали нону.
     Она представила  себе  клавиатуру и в тот  же самый  момент поняла, что
совершенно забыла про звонок своего агента.
     -- Ты сказал Магнусу, когда я смогу к нему вернуться?
     --  Нет. Он был сверх меры настойчив,  а потому я сказал ему, что  тебя
здесь нет, что ты в тысячах километров отсюда, глубоко в недрах Юпитера. Ему
это совсем не понравилось. Вероятно, он  думает, что  его драгоценные десять
процентов оказались в серьезной опасности.
     Итак, пренебрежение  у этих двоих  было  взаимным.  Вильса  вздохнула и
оглядела отсек.
     -- Могу я отсюда ему позвонить?
     -- Конечно.  Для  обратного звонка я  уже  все наладил. Нажми  подающую
клавишу и будешь в  прямом контакте с Кляйном на Ганимеде. -- Он взглянул на
хронометр. -- Но  тебе лучше сделать это  поскорее, пока  геометрия хорошая.
Если станешь  действовать прямо сейчас, никакой ретрансляционной  станции не
потребуется, и сигналы будут ходить туда-сюда за четыре секунды.
     Вильса тут же нажала на клавишу. Ей показалось, что трубку на том конце
сняли  раньше, чем через четыре  секунды.  Магнус Кляйн, должно быть,  сидел
прямо у аппарата.
     --  Где-ты-была-черт-побери?  --  произнес  скрипучий  голос. --  Давай
срывайся оттуда.
     -- Зачем? Что случилось?
     Длинная пауза.
     --  А как  ты сама думаешь? Что могло случиться? О  чем я говорил, то и
случилось.  Нас  подписали  --  для  твоей  "Галилеевой  сюиты".  Премьерное
представление в системе через девять дней. Вот чем я  здесь занимался,  пока
ты там дурочку валяла. В темпе двигай назад.
     --  Какие условия?  -- спросила Вильса.  А пока она  ожидала,  когда ее
слова пройдут  по  лазеру  на Ганимед  и  на станцию "Геба" вернется  ответ,
Тристан Морган качал головой.
     -- Вот ублюдок.
     -- Этот  ублюдок  ничего такого не  сделал. Просто родители  плохо  его
воспитали.
     --  Тогда  он  еще  хуже,  чем ублюдок.  Почему  ты  позволяешь  такому
придурку,  как  Магнус  Кляйн,  тобой  помыкать?  Он  же  просто  пользуется
преимуществом...
     -- Восемьдесят тысяч за  первое представление, -- вырвался грубый голос
из  динамика.  -- Если согласишься еще на четыре  по тридцать тысяч  за... я
уверен, мы это получим. У нас  будут права звукозаписи на все, кроме первого
представления. Я так прикинул, что ты будешь в лучшей форме на второй или на
третий вечер. На премьере трансляционными привилегиями придется поделиться.
     -- Вот,  значит,  почему... --  Вильса  прихлопнула  рукой  микрофон  и
изобразила попытку понизить  голос, когда продолжила: -- Магнус -- форменный
сукин сын. Он сказал мне, что он это пробьет, но я ему не верю.
     Она подмигнула Тристану и подождала еще одну четырехсекундную паузу.
     -- Ну, знаешь, тебе,  черт побери, следовало бы мне верить, -- раздался
голос, еще громче и злее обычного. -- Я всегда делаю, как  сказал.  Я сказал
тебе, что  знаю  этих  парней  лучше,  чем они сами себя знают. Проклятье, я
здесь вырос.  Так  что отрывай свою  драгоценную  задницу от сиденья и мчись
обратно на Ганимед. Резко, а то я и впрямь крутым сукиным сыном стану.
     Линия оборвалась, и огонек "связь" погас. Вильса развела руками.
     -- Глас Хозяина.
     -- И ты намерена выполнять приказы этого мелкого монстра?
     --  Между прочим, он на полголовы выше меня. Тристан, я  должна лететь.
Как можно скорее. У меня  через девять дней  концерт с первым представлением
моей новой сюиты. Это мой самый большой шанс  где-то  вне залов Пояса, и вся
моя  репутация  в  системе  Юпитера  будет  поставлена  на карту.  Я  должна
репетировать до кровавых мозолей.
     Вильса  изо  всех сил  изображала озабоченность  и  неохоту уезжать. Но
глубоко  внутри она  готова  была прыгать от радости.  Она вложила все  свое
сердце в "Галилееву сюиту", больше  года буквально надрывалась над ней, живя
на Весте, но  мечтая  о шансе дать первое  представление на одном из больших
спутников  Юпитера. Ганимед, конечно,  был предпочтительнее, хотя ее устроил
бы и Каллисто.
     Все  это было безумной мечтой. Теперь же -- всего  через девять дней --
мечта должна  была стать  реальностью.  На  Ганимеде.  Девять  дней!  Вильса
внутреннее задрожала и решила, что волнуется гораздо больше, чем ей хотелось
бы признать.
     Пока Вильса  дрожала и  ликовала, отделенная  от  нее четырьмя  сотнями
миллионов  километров  Камилла  Гамильтон  ждала и тревожилась.  Первые  две
недели после того, как  Дэвид Ламмерман  покинул  центр РСН  и отправился на
Землю, она готовилась к удару, который так и не последовал.
     Первые   полномасштабные   проверки   функционирования   РСН   поражали
воображение.  Тяжелая работа  Камиллы  и Дэвида  по  калибровке  отплатилась
сторицей,  и  система  превзошла ожидания. Лучшие изображения уже показывали
похожие  на  города структуры на  одной из  планет  в  Большом  Магеллановом
облаке.  Другие демонстрировали  тысячи загадочных  отражающих сфер,  каждая
идеально круглая и размером  с Луну, крутящихся на орбите звезды  в одном из
известных  галактических секторов в созвездии Девы. Одна эта аномалия стоила
всей РСН.
     Пресса определенно  так  думала.  Она просто  сошла с ума,  требуя  еще
большего. График использования РСН  вместе с планом  ее доступности гостевым
наблюдателям -- которые  до предела  сжали  бы  время  использования системы
телескопов самой Камиллой, -- должен был  быть прислан в центр РСН дни, даже
недели тому назад.
     Но вместо этого не прибыло ничего. Запросы Камиллы начальству  получили
туманные ответы: проект рассматривается; основные управленческие решения еще
только предстоит сделать. Камилла нервничала и раздражалась. Когда РСН столь
очевидно  стала  успехом,  почему  что-то   еще  требовалось  рассматривать?
Инструмент был готов для пользователей.
     Пока  Камилла  ждала,  она  продолжала  свои  наблюдения,  устанавливая
контролируемую   компьютером  программу   на  исследование  низкоинтенсивных
термоядерных мишеней в двенадцати  миллиардах световых лет отсюда.  Но  даже
это не приносило удовлетворения. Камилла все время задумывалась, позволят ли
ей в итоге получить достаточно времени РСН для завершения ее задачи.
     Сжатое  сообщение  о  том, что  Дэвид  Ламмерман возвращается  с Земли,
пришло как облегчение, хотя оно ее немного и разозлило. Дэвид не раз говорил
Камилле, быть может, с небольшой подначкой, как он  будет по ней скучать. Но
после его отбытия от него не пришло ни звука.
     Не  было  даже  формального  сообщения,  где  говорилось  бы,   что  он
благополучно  прибыл на  Землю.  Разумеется,  если бы он не  прибыл, Камилла
услышала  бы  об этом  в сводках  новостей.  Но, черт побери,  дело  было  в
принципе...
     Теперь Дэвид возвращался точно так же, как и отбыл,  -- на одном из тех
скоростных пассажирских судов,  которые превратили  перемещение по Солнечной
системе  в простую проблему выбора линейных траекторий. Камилла решила,  что
будет его игнорировать -- точно так же, как и он решил ее игнорировать.  Она
останется за работой и не выйдет встретить корабль, когда тот прибудет.
     В последний момент она передумала. Она пойдет туда и скажет ему, что он
безмозглый придурок и что у нее есть все права на него злиться.
     Камилла  продрейфовала к  периферии центра РСН  и прибыла к переходному
шлюзу как раз вовремя, чтобы встретить Дэвида, когда он должен был появиться
из карантина.
     --  Итак, -- Камилла стояла, положив  ладони на бедра,  в  классической
позе  уязвленной  любовницы  из  видеофильма.  --  Ты  все-таки  решил  сюда
заявиться.
     Дэвид повернулся.
     Камилла увидела его измученное лицо, и плечи ее поникли, а все мысли об
обвинениях бесследно исчезли.
     -- Дэвид, что с тобой? Ты болен?
     А  ведь он никогда не  болел. И у  него был раздавленный,  побитый вид,
который казался еще хуже физического нездоровья.
     Дэвид покачал  головой. Он не произнес ни слова, пока они плыли обратно
через ступицу в их жилой отсек.
     Камилла уже забыла, каким  людным  становилось это помещение, когда там
присутствовали  они  оба.  Огромные конечности  Дэвида расползались  на  три
четверти  свободного  пространства. Он вздохнул,  опускаясь  в  свое любимое
кресло, но так и не проявил желания говорить.
     Камилла плюхнулась ему на колени и обхватила его за шею.
     --  Ну что? Как там Земля? -- Она старалась говорить непринужденно, как
будто ничего не случилось. -- Она, похоже, не очень тебе на пользу пошла.
     Сама Камилла выросла  на  Марсе и  нанесла на  Землю  лишь два коротких
визита. Но это было  не так скверно --  совсем  не так  ужасно,  как  обычно
описывалось.
     Дэвид снова вздохнул и поворошил свои светлые кудряшки.
     -- Мне... кое-что... сказали. Кое-что, чего мне лучше было бы не знать.
Вот зачем меня туда вызывали.
     --  И что это? --  Камилла немного расслабилась. Она  могла вытянуть из
Дэвида все что угодно. Она знала, как. Камилла погладила легкий пушок у него
на щеке. Дэвиду по-прежнему требовалась депиляция  всего  раз  в  неделю. --
Давай же, Дэвид. Эта тайна умрет со мной.
     -- Я обещал никому не рассказывать.  Вот почему  я не  мог послать тебе
никаких сообщений.
     -- Ну, когда ты кому-то это обещал, ты ведь на самом деле не думал, что
мне этого не расскажешь.
     -- Да, -- Дэвид  опустил  лицо,  прижимаясь  к ее гладящей ладони. -- Я
знал, что расскажу. --  Он одарил  Камиллу  слабой улыбкой. --  Ты ведь  все
равно это из меня вытянешь, разве нет? Я тебе  скажу. Так или  иначе,  через
неделю-другую ты сама обо всем узнаешь.
     -- О чем я узнаю, Бога ради? (Если Дэвид пытался смягчить удар, ему это
определенно не удавалось.) Дэвид, прекрати.
     --  Ну так  знай, что мы уволены. --  Его  глаза  блуждали по знакомому
помещению. -- Нас выбрасывают из центра РСН.
     -- Это смешно. -- Камилла села прямо и положила ладони ему на грудь. --
Кто тебе такую глупость сморозил?
     -- Этого я тебе сказать  не могу. Я обещал --  на сей раз действительно
обещал -- что  не скажу.  --  Опять  это  был  неловкий, испуганный  Дэвид с
нерешительным  голосом,  который  Камилла  услышала,  когда  он  получил  то
сообщение с Земли.  -- Но я знаю, что это правда. Я видел все документы. Нас
выбрасывают из центра РСН.
     -- Но ведь РСН -- это успех,  причем колоссальный. Она работает  лучше,
чем  кто-либо ожидал.  И  львиная  доля заслуги  за это принадлежит  нам. Мы
провели годы тяжелой и славной работы.
     -- Успех тут  ни при чем.  Или, быть может,  при  чем, но от  этого все
только хуже.  Пойми,  Камилла,  наверху пирамиды что-то  случилось. На самом
верху. На  таком уровне, где  мы с  тобой  ничего не значим. Мы там  даже не
существуем. В следующие два года произойдет полная перемена в  использовании
РСН.  Никаких  экстрагалактических  мишеней.  Сосредоточение  на   ближайших
звездных  системах. На  звездах и  планетах, которые  в  сотне световых  лет
отсюда или даже ближе.
     -- Это просто абсурдно. РСН никогда не задумывалась для местной работы.
Ее,  конечно, можно  для этого  использовать,  но никто в здравом уме  этого
делать не станет. Кому нужно увидеть что-то в нескольких метрах перед собой,
в каких-нибудь пятидесяти световых годах отсюда?
     -- Меня тебе  не надо переубеждать. -- Голос его дрожал. -- Черт, я сам
все это  сказал, когда был на Земле. Мне было  сказано,  что  это не  вносит
никакой  разницы. Движение "Наружу" набирало  влияние, поднимало все  больше
шума,  находило поддержку на высших  уровнях управления. Решение о  РСН было
принято, чтобы их удовлетворить.
     -- Кем?
     --  Единственными  людьми, у кого есть  власть такие решения принимать.
Теми,  кто  контролирует  финансирование РСН.  Кроме  того,  тут  не  просто
движение "Наружу". За этим стоят другие политики -- должны стоять.
     -- Это совершенно нелогично.
     -- Ну и что? При чем тут логика? Когда  политика входит в дверь, логика
выходит в окно.
     Камилле  хотелось   орать  и  ругаться.  Но  у  нее  хватало  разума  и
самообладания, чтобы понять, что ничего хорошего это не  принесет. Какими бы
скверными ни были новости, не имело смысла набрасываться на вестника... даже
если ты не имел никакого понятия о том, почему его таковым выбрали.
     Время было для логики, а не для перебранок с воплями.
     -- Дэвид, задумайся на  минутку.  Все это не так плохо, как кажется. По
сути,  так все даже может  обернуться  еще  лучше. Если они  так  психуют по
поводу перестройки программы на близкие мишени, черт с ними, РСН их съест. В
пределах сотни световых лет не так  много звездных систем. Мы найдем бреши в
графике  наблюдения. Мы с тобой знаем, как  перепрограммировать РСН быстрее,
чем кто  бы то ни было,  и больше никто  во всей Солнечной системе не  имеет
представления о  том, как быстро мы можем это сделать. Мы будем пользоваться
преимуществом приоткрытых щелей и по-прежнему исследовать край вселенной.
     Дэвид без малейших усилий поднял  ее  со  своих коленей  и пересадил на
стул, после чего подошел к койке и растянулся там. Глаза его закрылись.
     --  Ты  не  слушала,  любимая.  --  Теперь  голос  его  был  мрачным  и
отстраненным. --  Я не сказал, что наши эксперименты  сняты с  РСН -- мы уже
давно знали,  что  так,  скорее  всего,  и случится,  когда  астрономические
суперзвезды  явятся  пользоваться  местными  мощностями.  Я  сказал,  что мы
выброшены  из центра  РСН. Ты и  я. Камилла  и Дэвид.  Сюда  привезут  новый
персонал  --  тот,  который  специализируется на  наблюдательных  программах
ближайших  звездных систем.  Вот  конкретное сообщение,  за  которым я,  как
выяснилось, летал на Землю.
     -- Но, черт возьми, что будет с нами?
     -- А  вот  это  самые  скверные  новости.  -- Дэвид открыл  глаза  и  с
несчастным видом уставился в  потолок. -- Мы должны будем  уехать. В течение
двух  недель нам придется покинуть центр РСН.  Мне было сказано, что пройдет
по  меньшей мере два года,  прежде чем у нас  появится хоть малейшая надежда
снова сюда вернуться.





     Для колонистов и  исследователей, что  прокрадывались наружу мимо Пояса
астероидов в  течение третьего  десятилетия  двадцать первого  века, Ганимед
представлял  собой  изюминку  системы  Юпитера.  Самый  крупный  из  четырех
галилеевых спутников, имея радиус  2650  километров,  он также являлся самой
большой луной  в  Солнечной  системе,  размером  практически с  планету.  На
Ганимеде  имелась  масса всякой всячины, чтобы ее исследовать,  оформлять  и
развивать.
     Низкая плотность Ганимеда обеспечивала  силу  тяготения всего-навсего в
одну  седьмую земной  --  фактор, особенно  привлекательный  для привыкших к
невысокой  гравитации  обитателей  Пояса.  И,  наконец,  Ганимед  изобиловал
летучими веществами:  аммиаком,  метаном  и -- самым драгоценным  из всех --
водой. Половина всего Ганимеда была свежей водой и  льдом, причем  последний
покрывал  почти всю  жесткую,  растрескавшуюся поверхность. Человек, который
взялся  бы расхаживать  там  в  скафандре,  смог бы  откалывать куски  льда,
плавить их и вдоволь пить слегка отдающий серой результат.
     Был там только один подвох. В небе, в миллионе километров от  Ганимеда,
нависал Юпитер. "Юпитер  плювиус" -- Юпитер, дожди приносящий. Но этот дождь
не был  охлаждающим бальзамом  с небес.  Это была бесконечная крупа протонов
большой   энергии,  собранных   из  солнечного   ветра,  ускоренных  демоном
магнитного  поля  Юпитера  и  убийственным  градом   падающих  на  замерзшую
поверхность  Ганимеда.   Человек,  облаченный   в  скафандр,  обеспечивающий
солидную защиту на Луне или Марсе, на Ганимеде за считанные  часы поджарился
бы и умер.
     Колонисты преодолели  эту  проблему  одним  броском.  В  конце  концов,
протонный дождь был куда хуже на маленькой водянистой Европе,  расположенной
ближе  к Юпитеру и  заметной в небе Ганимеда  как диск в половину Луны.  Еще
хуже  он был на плюющемся  серой Ио, самом приближенном к Юпитеру из четырех
галилеевых спутников.
     Так что  Ганимед должен  был людям  отлично подойти. Все  твердые недра
спутника  были  вполне  доступны  и  безопасны; требовалось только  немножко
поработать.  Пригоршня  "фон  Нейманнов"  в  виде  туннельных  роботов  была
разработана,  сброшена   на  поверхность   и  на  несколько   лет  оставлена
редуцировать, а также делать свою работу,  тогда как люди временно удалились
и принялись совершенствовать свои скафандры.
     Новые модели  скафандров, в  которых  они вернулись,  содержали в  себе
вшитые  нити высокотемпературных  сверхпроводников.  Все заряженные частицы,
следуя  по  линиям  магнитного  поля,  безвредно  огибали  поверхность таких
скафандров. А человеку  внутри  было  уютно и безопасно.  В тех высокопарных
рассказах,  без  которых  человеческая  порода,  похоже, никак  не  способна
существовать,  часто  заявлялось,  что,   выйдя  на  поверхность,  обитатель
Ганимеда может  сказать,  в какую  сторону  он смотрит,  исходя из давления,
оказываемого отвращенными протонами на его скафандр.
     Подобная наглая ложь  могла  выживать  благодаря  тому, что большинству
жителей  Ганимеда никогда и не  снилось приближаться  к поверхности. Это еще
им,  интересно,  зачем?  Снаружи   были  лед,  холод  и  унылые  скалы.  Вся
жизнедеятельность   проходила  в  норах   и  подганимедских   залах,   вечно
расширяющихся и сложно взаимосвязанных.
     Причем  колонистам никогда не  случалось  подумать о своем доме  как  о
чуждом,  стерильном или  враждебном.  Когда  между Землей,  Марсом  и Поясом
разразилась Великая  война,  жители Ганимеда оставались от  нее в стороне, в
ужасе наблюдая за тем, как три четверти человечества гибнет, и благодаря тех
богов, которые только могли  существовать, за  то,  что им  так уютно внутри
безопасного, цивилизованного Ганимеда.
     К тому  времени,  как  Вильса Шир получила звонок  от  своего агента  и
вылетела с  Весты,  война уже четверть столетия  как закончилась, и инверсия
естественной перспективы получила свою законченную форму. Сама мысль о жизни
на  истерзанной,  разрушенной  войной  Земле  с  ее  мертвым  полушарием   и
костоломной    гравитацией,   представлялась    ганимедцам   отвратительной.
Представления  о Марсе  и Луне,  мрачно-пыльных и бесплодных, были  немногим
лучше.  А мысль о том, чтобы жить где бы то ни было на открытой поверхности,
чтобы стать добычей падающей бомбы, случайного  урагана, приливной волны или
солнечной вспышки, казалась хуже всего.
     Свами  Савачарья,  тридцати  семи  лет  от  роду,  был  подлинное  дитя
Ганимеда. Он  никогда  не поднимался  на голую поверхность. Хотя он  работал
главой отдела  расписаний управления Пассажирского  транспорта  для  Внешней
системы от Юпитера до облака Оорта, он никогда не навещал другую планету или
спутник. Савачарья просто не видел  тому причины. Все  жизненные  блага были
доступны ему  в его личных покоях,  причем  в пределах нескольких  минут. Из
своей пещеры  в семи километрах  под  поверхностью Ганимеда  он стремительно
получал доступ к  любому открытому библиотечному  файлу и источнику данных в
Солнечной  системе.  А  в его  контору,  когда оказия того требовала,  любая
важная персона легко могла найти дорогу.
     -- Вы не увидите здесь записей о моих путешествиях, ибо я,  разумеется,
не  путешествую,  -- обратился  Савачарья к генеральному  инспектору  Гобелю
таким дружелюбно-терпеливым тоном, каким обычно обращаются к малому ребенку.
-- Путешествие -- не более чем отвлечение внимания. Это средство, при помощи
которого несовершенные умы обеспечивают себе иллюзию прогресса, тогда как на
самом деле он отсутствует.
     Магрит  Кнудсен  прикусила  губу,  чтобы  сдержать  улыбку.   Савачарью
возмущало  присутствие Ярроу Гобеля  -- как возмущало его присутствие любого
визитера  в его личных владениях. Он знал, что этот человек должен постоянно
путешествовать, дабы выполнять свою работу генерального инспектора. А потому
Савачарья был умышленно рассеян и дерзок.
     Но  он попусту тратил  время. Генеральный инспектор был  ему не  ровня.
Тонкогубый, рыжебородый, лысеющий мужчина, Гобель был полностью лишен всяких
признаков воображения  или  юмора.  Он ясно  дал Савачарье  понять, что  его
интересуют  цифры,  и  только цифры.  Цифры  говорили сами  за  себя. Гобель
игнорировал объяснения, оправдания и запудривание  мозгов. Кроме  того,  его
невозможно было поколебать никакой силой личности.
     Магрит по  опыту знала, что Гобель  весьма  компетентен в своей работе.
Делал  он  ее  превосходно.  Она  настороженно   наблюдала  за   генеральным
инспектором,  пока тот вперивался в пачку отчетов. Если он  задавал вопросы,
они всегда были нацеленными,  часто несли  в себе скрытый смысл  и  обычно в
чем-то обвиняли. Магрит стало легче дышать, когда Гобель вернулся к изучению
расписаний  управления  Пассажирского  транспорта,  рассматривая их пункт за
пунктом с терпением и неколебимым упорством черепахи.
     Сова  против  черепахи.   Магрит  с  трудом  сопротивлялась  побуждению
вмешаться.  Вообще-то,  как у чиновника правительственного уровня, у  нее не
было никакой причины здесь присутствовать. Ей следовало остаться в стороне и
позволить Савачарье выкрутиться самому.
     Тут  Магрит  вспомнила  более  ранние  дни.  Так  было  не всегда.  Она
унаследовала Сову дюжину  лет назад,  еще когда  он был  всего  лишь младшим
аналитиком  по  расписаниям,  а  она  только-только  получила   свое  первое
повышение  и стала главой филиала Транспортного департамента. Ей в первый же
день поступил совет бывшего главы департамента: "Избавьтесь от Савачарьи. От
него одни неприятности. Он ленив,  прожорлив, надменен  и  помпезен, а кроме
того, им невозможно руководить".
     Что вызвало у Магрит острое побуждение сказать: "Отлично. Так почему же
вы сами  ничего с ним не сделали за  все те два  года,  что он был у вас под
началом?"  Но  ее предшественник также шел на  повышение, а у Магрит Кнудсен
уже имелось зерно политической проницательности.
     Следующие несколько недель она  наблюдала за  Савачарьей и  решила, что
предложенный  ей совет был вполне  разумным. В  свои двадцать  пять лет Сова
весил  почти  двести  пятьдесят  килограммов.  На взгляд Магрит,  на  каждом
очередном собрании он казался все более массивным и неопрятным. Она слышала,
как другие сотрудники в глаза зовут его "Жирной Совой"  или  "Помесью Совы с
Медузой". Клички были вполне подходящие, но он их спокойно игнорировал. К их
изобретателям  Савачарья  относился  с  презрением. Он постоянно ел  сласти;
одежда  его была сплошь  черного цвета, и на  три размера  меньше,  чем  ему
требовалось; его внешность была неряшливой, а его контора, на самом глубоком
уровне  ганимедских нор,  представляла  собой подлинное совиное  дупло.  Там
содержался такой безумный беспорядок бумаг, компьютеров и самого немыслимого
хлама со всей  Солнечной системы, что Магрит не сомневалась: Сове нипочем не
удастся найти в нем что-то, что может потребоваться ему по работе.
     Так уволить жирного паразита!
     Оставалась  только   одна  проблема.  Магрит  еще  никогда  никого   не
увольняла. Она просто не знала, как это делается. Ей  еще не  хватало опыта,
чтобы  понять, что можно  избавиться  от нежеланной  для вас  персоны  путем
перевода ее в другой отдел.
     Так что в первые три месяца в качестве главы филиала Магрит оказалась в
весьма  причудливом и неблагодарном  положении,  защищая Свами Савачарью  на
служебных  совещаниях.  "Конечно,  он жирный,  не  так  часто  моется,  как,
например,  я,  и  имеет не слишком много  общественных добродетелей.  Но его
личная жизнь -- это его дело, а не мое и не ваше. Он компетентен, ведет себя
тихо и хорошо делает свою работу. Именно это имеет значение".
     Конечно, Магрит не смогла отвадить психологическую команду от Совы, чей
странный  и  одинокий нрав служил для психологов настоящим магнитом. На этом
поприще  Савачарья,  однако,  оказался вполне способен за себя  постоять.  С
тринадцати  лет  он  "попусту  тратил время"  в Сети  Головоломок  Солнечной
системы. Двенадцать лет научили "Мегахиропса"  (его кодовое имя в сети) быть
бесконечно   бдительным   на  предмет   логических  ловушек   и   бесконечно
изобретательным в устраивании их.
     Психологическая  команда и ее слабо замаскированные тайные подтексты не
выдержали испытания.
     --  Вы весите двести  сорок килограммов. Что вы испытываете  в  связи с
потенциальным влиянием подобного веса на продолжительность вашей жизни?
     -- Оптимизм.  Я применяю лучшие из известных  профилактик  по продлению
жизни, включая внутренних симбионтов.  По стандартам для любого человека сто
или даже пятьдесят  лет  назад  я до отвращения здоров.  Мой жизненный стиль
также способствует  долговечности.  Сравните, если пожелаете, мою  вероятную
продолжительность  жизни  с вашей. И, делая  это сравнение,  не  упустите из
рассмотрения  те  путешествия, которые вы предпринимаете,  чтобы  заниматься
своей  профессией.  Путешествия, знаете  ли,  имеют  свои  неизбежные риски.
Учтите   фактор   жизнеукорачивающего  эффекта   изменений  суточного  ритма
жизнедеятельности, вносимый  этими самыми путешествиями, и не проигнорируйте
также умственный  стресс, эндемичный вашей работе.  Когда  ваш  анализ будет
закончен, вы обнаружите, что я, скорее всего, переживу вас на десяток-другой
лет.
     Психологи провели все  вычисления и, к ужасу своему, выяснили, что Сова
совершенно прав. Тогда они попытались снова.
     -- Ваш интеллект имеет весьма высокую оценку. Почему у вас нет интереса
к передаче вашего интеллектуального дара следующему поколению?
     --  Опять половой вопрос! Неужели  психологи,  кроме секса, больше ни о
чем  не думают?  Но я  вам  отвечу. Прежде  всего  вы  сделали неправомерное
допущение. Моя сперма была передана в центробанк девять лет назад и остается
в наличии сегодня.  Она будет доступна для использования в течение  столетий
--  но  не,  как  вы  предположили,  для следующего  поколения,  ибо  я  дал
инструкции, чтобы моя сперма оставалась замороженной еще пятьдесят лет после
моей смерти.  Видите ли, к тому времени, как мне стукнуло шестнадцать, я уже
уяснил  для себя то, что до многих так и не доходит: человеческие  инстинкты
размножения  базируются  на чудовищной  логической ошибке,  той  самой,  что
встала  на  свое место  задолго до  любых  представлений  о  генетике. Когда
рождаются  дети,  их родители  по-прежнему живы  и все еще молоды -- слишком
молоды,  чтобы  все  их  жизненные  свершения  были  сделаны  или чтобы  все
фатальные изъяны их генофонда  проявились в полной мере.  Разве вы хотели бы
запустить  в  Солнечную систему  отпрысков  Аттилы  или  Гитлера?  Разве  не
логичнее подождать,  пока  жизнь  человека  закончится,  и  можно будет дать
объективную  оценку его  пороков  и добродетелей? Потенциальная ценность для
человеческой  расы любого  мужчины или  любой женщины содержится только в их
генах, но никак не в их телах. А этот генетический материал -- сперматозоиды
или  яйцеклетки  -- может быть заморожен на неопределенный срок.  Совершенно
неважно, существуют ли родительские тела в момент, когда рождаются  дети, --
а с большинства точек зрения лучше, если не существуют.
     Психологическая команда уже собралась в  отступление, но пара ее членов
все-таки попыталась задать еще один вопрос с подвохом.
     --  Свами   Савачарья,  вы   ведете   одинокое   и   интровертированное
существование. Думали вы когда-нибудь о самоубийстве?
     Сова ненадолго задумался.
     -- Да. Довольно часто. Но только для некоторых других людей.
     Психологи бежали с поля  боя, чтобы спорить между собой, каким был этот
ответ -- утвердительным или отрицательным. Назад они уже не вернулись.
     И  в течение  следующих трех месяцев  Магрит Кнудсен открыла  для  себя
великую тайну: то, что она сказала  о Сове,  было правдой и даже больше, чем
правдой. Свами  Савачарья  носил  в  своей  огромной и  круглой, похожей  на
пушечное ядро голове все  подробности  движения пассажирского транспорта  по
всей  Солнечной системе. Он обожал игры (но только те, которые не включали в
себя  никаких  физических усилий),  и  опыт Мегахиропса  в Сети  Головоломок
сделал Сову экспертом во всем -- от шахмат до сонетов с двойными акростихами
и  секретных  шифров.   С  точки  зрения  Савачарьи,   составление   сложных
транспортных расписаний было просто еще одной разновидностью головоломок.
     В один  прекрасный день Магрит  пришла  к нему как к  своему последнему
прибежищу. У  нее  имелся набор диаметрально  противоположных требований,  а
желаемый  график, который  она  и  аналитики  всего отдела  выжали из  своих
мозгов, никакого результата не дал.
     Сова  гневно глазел  на оскорбительный документ. При  этом он  сидел  в
специально    изготовленном   для    него    кресле    подобно    громадному
перекатывающемуся черному шару, который при более высокой  гравитации  обвис
бы и растекся.
     -- Требуется  немного работы головного мозга, мадам  Кнудсен. И тишины.
-- Затем Савачарья раздул щеки, фыркнул и полузакрыл глаза.
     Пока он думал,  Магрит  бродила по конторе и в  конце  концов подобрала
один из наиболее загадочных объектов, которые сплошь загаживали пол.
     -- Вы держите в руке инфракрасный коммуникационный маяк, -- у Савачарьи
должны были  быть глаза на  затылке,  поскольку она стояла в  боковой  части
помещения позади его  кресла, -- изобретенный на Палладе и самый миниатюрный
из когда-либо  изготовленных. Будьте  с ним  предельно  аккуратны.  Есть еще
только три экземпляра, и все они хранятся в Церерском музее.
     До этого Сова  что-то царапал  на клочке бумаги,  но теперь  его жирные
пальцы с поразительной  скоростью  забегали по клавиатуре, и в  то  же самое
время он диктовал вербальный ввод в компьютер.
     -- Вот... -- Он  снова фыркнул,  протянул ей бумажку и указал  на вывод
дисплея. -- Можете проверить, удовлетворяет вас это или нет.
     Магрит  без  особой  надежды   взглянула  на  экран.  Ей  потребовалась
минута-другая, чтобы понять, что она видит перед собой простое и экономичное
решение   ее  проблемы,   которое  соотносилось  со  всеми  ограничениями  в
расписании.
     -- Это идеально.
     Магрит по-прежнему держала в руке коммуникационный маяк. Сова аккуратно
его у нее изъял.
     --  Вполне тривиальное  решение. Однако  это  устройство  мне кое о чем
напомнило,  --  Савачарья вдруг заговорил с необычной для  него робостью. --
Согласно пассажирским расписаниям, вы через две недели побываете на Церере?
     --   Думаю,   да.   Мне   предлагается  посетить  совещание   глав   по
транспортировке.
     --  Тогда  я думаю, вы могли бы оказать мне немалую личную услугу. Один
съемщик  генома  с  Паллады  содержится  в  Церерском   музее,  ожидая  моих
коллекционных  инструкций.  Это устройство  было разработано учеными Пояса в
последние  дни  войны.  Оно  весит менее полукилограмма и  оно,  разумеется,
инактивировано.  Однако  оно также  весьма хрупко,  и  я с  великой неохотой
доверил бы его ортодоксальным методам транспортировки.
     Сова сделал паузу.
     --  Я привезу его вам, безусловно привезу. Просто дайте им знать, что я
за ним прибуду.
     (Магрит   сопротивлялась  искушению   напомнить   Савачарье   разговор,
подслушанный ею  несколько  дней тому  назад  и состоявшийся  между  Совой и
другим   аналитиком:   "Единственная   причина,   почему   ты   никогда   не
путешествуешь, жирная задница, это потому,  что тебе никогда всю свою медузу
в стандартный скафандр не упаковать".
     "Гнусная  клевета. --  Савачарья  был невозмутим. --  Почему  я  должен
сносить  бродячее  существование,  когда  вы  и  другие  мои  орудия  всегда
доступны, чтобы служить моим потребностям?")
     Магрит Кнудсен приняла  от Савачарьи просьбу о доставке съемщика генома
и  триумфально  унесла  решение  своей  проблемы  с  расписанием.  Все главы
филиалов в департаменте могли бы поклясться, что это невозможно проделать. И
теперь  Магрит знала,  что  на  следующем  служебном совещании у  нее  будет
кое-что  реальное для  отражения нападок на Савачарью.  В этот момент она  с
облегчением  решила,  что  может  выбросить  из  головы  все  мысли  об  его
увольнении.
     И теперь,  двенадцать лет спустя, Магрит  наблюдала за  тем,  как  Сова
общается с Гобелем, и напоминала себе,  что он уже не нуждается  в ее защите
ни  перед кем и ни перед чем. Савачарья был признанным мастером решения всех
хитроумных  транспортных  проблем,  способным  на  такой  уровень  тонкости,
который заставлял новичков изумленно разевать рты.
     Если не считать того, что этот навык ровным счетом ничего не значил для
генерального  инспектора. Ярроу Гобель следовал своей собственной  программе
аудита. Он прокопался прямиком через санкции и расходы  на работу  Савачарьи
по  транспортному  планированию,  игнорируя   все  согласования  и  увертки.
Очевидно,  генеральный  инспектор  не  обнаружил  там  ничего  из  ряда  вон
выходящего, поскольку вся та  груда была  проверена и сдвинута в сторону, но
теперь перед ним оказалась последняя толстая папка.
     Магрит  вздрогнула.  В   этой  папке  содержалась  оценка  благоразумия
Савачарьи.  Или  то, что она мысленно считала оценкой его благоразумия.  Там
перечислялись пункты расходов,  которые ни в каком бюджете не значились. Эту
папку  уже  пять  лет не  проверяли. Собственно говоря, когда Магрит Кнудсен
опустилась на уровень реальности, ей  пришлось признать, что это была именно
та причина, по которой она сюда пришла. Она одобрила все пункты этого списка
-- по крайней мере, в принципе. Там стояли ее подписи. На практике же она не
имела представления, чем большинство  из тех  пунктов  является,  хотя могла
догадываться.
     Все это, очевидно,  было совершенно  иначе  для генерального инспектора
Гобеля. Он недоуменно  хмурился над статьями расходов и  над вводами данных,
которые имелись рядом с каждой статьей.
     Наконец Гобель поднял голову и уставился на Свами Савачарью.
     --  Большинство  этих  покупок  и  заявок  не  соответствуют  ничему  в
бюджетных  документах  Транспортного  департамента. Похоже, что  они сделаны
на... -- тут выражение его лица стало таким, какое Магрит еще никогда у него
не видела, -- реликвии Великой войны и на военные архивы.
     Это не  был  откровенный вопрос, а потому Сова опять  решил прикинуться
непонятливым и трактовать его как высказывание. Он очень твердо  посмотрел в
лицо генеральному инспектору  и  ничего  не сказал. Последовало очень долгое
молчание, пока Магрит не решила вмешаться.
     -- Существует  дополнительный  список одобренных  расходов, специфичных
для отдела координатора Савачарьи. Я уверена, что все  его  пункты  охвачены
тем, что вы видите вокруг.
     Гобель обратил на нее свое прохладное внимание.
     -- Тогда вам должно быть очевидно,  что  мне необходим этот список. И я
также  требую докладные записки,  которые показывают, каким образом подобная
аномалия могла иметь место.
     --  Список есть в  компьютере. Оригиналы  докладных записок  хранятся в
моем  кабинете.  Если  вы  хотите,  я  могу  туда  сходить  и  их  принести.
Разумеется, мы готовы к полной открытости.
     Гобель медленно кивнул.
     -- Не сомневаюсь,  что  вы готовы.  Но  пока вы будете искать докладные
записки, мы с  мистером  Савачарьей  осмотрим  описанные  в  этих документах
материалы. Во всех подробностях.
     Двое мужчин уставились друг на  друга,  игнорируя Магрит. Вздохнув, она
направилась  из конторы Совы к  подвесной  трубе, которая перенесла бы ее на
пятьсот метров  вверх в  главный отдел.  Интересно, сколько объяснений будет
необходимо --  или достаточно,  --  чтобы удовлетворить Гобеля? Некоторые из
этих данных и  запросов на оборудование казались странными даже для терпимых
глаз Магрит. Только Сова мог их удостоверить. Все, что могла сделать Магрит,
--  это  поискать  свои  письменные  свидетельства и  понадеяться,  что  они
достаточно  точны  и достаточно полны, чтобы удовлетворить такого крохобора,
как генеральный инспектор.
     Оценка благоразумия прошла очень долгий путь. Давным-давно, еще до того
как она привезла с  Цереры съемщик генома, Магрит выяснила, что внутри вечно
размышляющего мозга Совы имеются и другие бездны. Его контора могла казаться
ей и всем  остальным заваленной грудами случайного мусора, но  для Савачарьи
каждый предмет имел свое место, ценность и значение.
     Добрая половина Совиной Пещеры была  посвящена реликвиям Великой войны.
Савачарья  был  рьяным  поклонником войны,  хотя  совершенно  в своем  роде.
Общеганимедский  взгляд  на  войну  был таков,  что  она  стала  катастрофой
немыслимой цены, но что она  также послужила в качестве поворотного события,
необходимого для  того, чтобы  смогло произойти смещение фокуса человеческой
психологии с Земли на всю Солнечную систему.
     Сову совершенно не интересовали  ностальгия, философия или исторические
императивы.  Он  видел  войну  совсем  по-другому.  Хотя Внутренняя  система
понесла гораздо больше жертв, в сознании Савачарьи  именно  Пояс понес самую
огромную и, скорее всего, безвозвратную потерю. Война разразилась в то самое
время,  когда технология  Пояса как раз прорывалась  к периоду  невероятного
изобилия  изобретений. Все это  было  разнесено  на кусочки. Многие открытия
Пояса  были  уничтожены   заодно  с  их  авторами.  Но  не  все   из  них  с
необходимостью  были утрачены навеки.  Сова был убежден, что их  тайны могут
быть подвергнуты  систематическому поиску  и  тщательному анализу. Это  была
головоломка из головоломок.
     Посредством филиала  Савачарья делал крошечные вложения в старые архивы
-- те, которые Магрит при необходимости могла удостоверить как свидетельства
прежних  образчиков пассажирского движения вокруг Пояса. Он изучил  истертые
распечатки в  уединении  Совиной Пещеры  и  в  конце концов запросил,  чтобы
определенная   орбита  была  обследована  на  предмет  объектов  конкретного
описания. Магрит  одобрила  поиск. Найденные там  обломки  грузового корабля
Пояса  содержали в себе процедуры  разработки  и образцы неизвестного класса
связующих веществ, далеко превосходящих все известные ныне.
     Магрит  Кнудсен  удостоили  восхвалений  за открытие. Она отказалась от
такой  чести  и позаботилась о том, чтобы подлинный  источник достижения был
распознан. Сова стал героем отдела -- на несколько  дней;  затем людям опять
стало тяжело выдерживать его возросшую надменность и помпезность.
     По  второму   запросу  Савачарьи  отдел  был  уже  чуть  более  щедр  с
отчислениями. Последовавший поиск  не выявил никаких новых изобретений, зато
Церерский  музей щедро расплатился за маленького и древнего "фон  Нейманна".
Это была оригинальная модель, использовавшаяся при  рудничных разработках на
Троянских астероидах  --  до  того,  как закон Фишеля  и знаменитая Эпитафия
("хитроумный суть тупой: нет мудрости в том, чтобы встраивать слишком  много
разума в самовоспроизводящийся аппарат")  стали общепризнанными догмами. Все
думали,  что  эта  конкретная   модель  "фон  Нейманна"  была  уничтожена  и
безвозвратно  пропала,  однако данный  образец все еще  функционировал после
сорока лет космического дрейфа. Музей выставил его в качестве экспоната -- в
инертной оболочке с тройной закупоркой.  Лишенный доступа к сырью, этот "фон
Нейманн" не считался опасным.
     После  четвертого успеха Савачарьи никто уже не ставил под сомнение его
хобби  и не  дивился  аномалии связанных  с Великой  войной расходов  внутри
обычного  транспортного  отдела.  Если  кто-то  это  и  делал,  элементарный
экономический  анализ  показывал,  что  инвестиции  в  сотни  раз  окупались
сделанными открытиями.
     Однако  докладные  записки  отдела оставались  совсем  другим вопросом.
Возвращаясь назад  по подвесной  трубе  и разглядывая  тощую  папку,  Магрит
Кнудсен чувствовала, что активность  Совы в отношении военных реликвий  была
не столько  оправданной и запланированной, сколько  просто  растущей. Магрит
была слишком опытна, чтобы проявлять нервозность, но последние  шаги обратно
в  Совиную Пещеру  оказались для  нее  нелегкими.  Она  помедлила у  порога,
оглядывая  помещение  и  пытаясь что-то  понять  по  прощупывающему  взгляду
генерального инспектора. Стены и потолок из гранулированных панелей, скрытое
освещение солнечного  спектра, а также мягкий, но непроницаемый серый пол не
привлекали  ее  внимания.  Предметы  и  выражения,  которые  искала  Магрит,
относились исключительно к Савачарье.
     Она  осмотрела  всю  длину узкого, уродливого  каземата,  который являл
собой и жилое помещение,  и  контору. Совиная  Пещера  составляла  всего три
метра  в вышину  и четыре в ширину, зато  она была по меньшей мере  тридцать
метров в глубину.  Полезную  ширину уменьшали  книжные  полки и  картотечные
шкафчики, что тянулись и вдоль правой,  и  вдоль  левой стены. Там хранились
тысячи непереплетенных  рулонов пыльных  распечаток, результаты исследований
тральщика на Поясе, причем все рулоны явно были разложены как попало.
     В дальнем конце располагались  маленькая, хорошо оборудованная кухонька
и громадный холм постели Савачарьи. Чтобы туда добраться, визитер должен был
одолеть весь  центральный коридор, широкий ровно настолько, чтобы там прошла
собственная  туша Совы.  Этот  коридор был  оторочен  столами и  скамейками,
покрытыми хаосом разнокалиберной аппаратуры и всевозможных устройств, причем
многим  из них  явно  чего-то  не  хватало,  а  некоторые были  сплавлены  и
искорежены до полной бесполезности.
     Это была уникальная коллекция, рог изобилия реликвий и обломков Великой
войны.  Недоставало  там  только одной  вещи -- теперь Магрит ясно могла это
видеть, хотя годами этого не замечала. Недоставало там любого  свидетельства
каких-либо  расписаний движения  пассажирского транспорта. Свидетельства, по
сути, исполнения  Савачарьей своих служебных  обязанностей. Недремлющее  око
Гобеля,  каким бы острым оно  ни было,  не  могло заглянуть  внутрь черепной
коробки  Савачарьи,  куда все  эти  расписания  были  надежно засунуты. Зато
генеральный  инспектор   в   изобилии  наблюдал  свидетельства  отвлеченного
внимания, недостатка надзора, злоупотребления финансами отдела...
     Магрит  оставила мужчин  сидящими за столом, где Гобель сложил в  пачку
рапорта  о  запросах  на  транспорт. Она ожидала  найти  их по-прежнему  там
сидящими.  Рапорта явно не  сдвинулись  ни на  миллиметр,  зато Сова был  на
полпути по каземату. Гобель торчал у него под  боком, вглядываясь в какую-то
штуковину вроде видоискателя.
     -- У меня есть требуемые вами докладные записки.
     Продвигаясь по помещению, Магрит пыталась прочувствовать атмосферу. Это
ей не  удалось. Сова  был,  как всегда, бесстрастен,  а черепашья физиономия
Гобеля,   похоже,  вообще   не  предназначалась  для   выражения  каких-либо
человеческих  эмоций.  Наконец  генеральный  инспектор  оторвал свое око  от
штуковины типа видоискателя и повернулся к Магрит.
     -- Благодарю вас. -- И тут Гобель внезапно выдал эмоцию, которую Магрит
Кнудсен с легкостью смогла прочесть. Раздражение. Он  взял протянутую Магрит
папку  и  сунул ее  себе  под мышку.  -- С вашего  разрешения, администратор
Кнудсен, я заберу это с собой для внимательного изучения и верну вам завтра.
     И генеральный инспектор прошел мимо Магрит, направляясь к двери.
     -- Но обзор дополнительного списка...
     --  ...у меня  в руках,  --  Гобель  снова повернулся  к Савачарье.  --
Значит, в восемь часов?
     -- Приходите, когда вам будет удобно. Я безусловно буду здесь.
     -- Тогда в восемь  часов, -- и Гобель ушел, не сказав Магрит ни единого
слова.
     --  Что  вы ему  наговорили?  -- Она повернулась к  Сове.  --  Когда  я
уходила, он просто не испытывал  к вам симпатии, но  теперь он откровенно на
вас обозлен.
     --  Это  не так,  -- Сова  аккуратно  укладывал видоискатель обратно  в
футляр.   На   его  смуглом  лунообразном  лице  читалось  редкое  выражение
удовлетворения. --  Он на меня не обозлен -- ни в малейшей степени.  Это как
раз ваше возвращение спровоцировало его враждебность.
     --  Но  я  всего-навсего  принесла  ему  докладные  записки, которые он
просил.
     -- Верно. Однако раздражение вызвало не то, что вы принесли. Его вызвал
простой факт вашего возвращения. -- Савачарья  перебрался к груде перечней и
вытащил оттуда одну бумажку. -- Поскольку генеральный инспектор на некоторое
время ушел, нельзя ли мне привлечь ваше внимание еще к одному делу?
     Скачки Совиного разума всегда выбивали Магрит из равновесия. А  сегодня
Савачарья выражался еще туманней обычного.  Она тупо уставилась на документ,
который он ей вручил. Там докладывалось об обследовании тральщиком некоторых
зон Пояса. Поиск был закончен два  года назад, но  результаты только недавно
поступили к Сове из банка данных Цереры.
     -- Это что-то, о чем вас Гобель расспрашивал?
     -- Вовсе нет. Генеральный инспектор ничего об этом не знает. Я как  раз
просматривал  это исследование,  когда  его прибытие  прервало  мою  работу.
Теперь я хотел бы привлечь ваше внимание вот к этому пункту.
     Жирный палец обвел дюжину строк письменного описания на полпути вниз по
странице.
     -- Прочтите это. Внимательно.
     Магрит   прочла.  Один  из   тральщиков,  кораблей,   ответственных  за
предотвращение  возможных угроз для навигации на путях  сообщения до  самого
Урана, зафиксировал  и  исследовал некий искусственный объект. Это был кусок
рудовоза  глубокого  космоса  под  названием "Океан",  ближе  к концу  войны
переоборудованного  в   пассажирский  транспорт.  Судно   было  атаковано  и
уничтожено.  Тральщик  нашел  только  один  небольшой   фрагмент,   которому
случилось  включить  в  себя  неповрежденный  полетный  самописец.  Изучение
самописца  выявило,  что  "Океан" был судном  Пояса,  которое в  момент  его
уничтожения  несло  в себе всего десять  членов команды  и пассажиров.  Были
также описаны природа повреждения и оружие, которое его вызвало.
     Магрит дважды прочла все это.
     --  Итак, тральщик нашел кусок  космического мусора, оставшегося  после
войны. Ну и что? Таких должны быть миллионы.
     -- Действительно. Тральщик записал приблизительное положение и скорость
для будущего  отслеживания, но  не снял объект с орбиты  и не уничтожил его.
Мне бы  хотелось получить ваше разрешение на немедленное  начало операции по
снятию и доставке сюда полетного самописца.
     -- Сколько это будет стоить?
     --   Такое  вычисление  пока  еще  недоступно.   Однако  расходы  будут
существенными, ибо положение известно только примерно.
     Скверно для начальника было  выходить  из себя  в  общении  с кем-то из
своих подчиненных. Если не  считать некоторых  случаев. Особенно как сейчас,
когда в округе больше никого не было.
     --  Черт  вас  побери, Сова,  я  не  понимаю,  почему  это  должно меня
интересовать. Где  ваш  трижды проклятый  интеллект?  Генеральный  инспектор
дышит вам  в затылок и мечтает найти  хоть что-нибудь, чем бы вас в  задницу
уколоть. Он не видел ни одной  строчки в вашем контракте, где говорилось бы,
что вы должны проявлять  хоть  какой-то интерес к  военным реликвиям. И вот,
когда он не на шутку  взялся перепахивать ваши архивы,  вы хотите сунуть ему
под нос новый запрос на финансирование.  Что  вы предполагаете поведать ему,
когда он завтра вернется, чтобы с пристрастием пройтись по вашему реквизиту?
     "Надменный"  было  еще  ладно.  "Помпезный"  тоже ладно.  Но  сюда  еще
добавлялось "безумный", поскольку Савачарья безмятежно ей улыбался.
     -- Генеральный инспектор Гобель завтра сюда не вернется.
     -- Сам он, однако, уверен, что вернется.
     -- Нет.  Он сказал, что вернет вам завтра вашу папку и увидится со мной
в восемь часов. Сегодня вечером. Он придет со мной пообедать. Я пообещал ему
гуляш,  который, как  вы знаете,  особенно мне  удается.  Что же  до списка,
который вас так тревожит, то он изучил его, пока вас не было, и объявил, что
полностью удовлетворен.
     В   перевернутом   мире  Совиной  Пещеры,  где  подчиненные  творили  с
начальством  все,  что хотели,  а логика,  точно  летучая мышь, свисала вниз
головой с потолка, ты брал за пуговицу узколобого, неподкупного генерального
инспектора и умасливал его обещаниями гуляша.
     Но Сова продолжал.
     --  Ярроу Гобель, как вам  должно было стать очевидно  из выражения его
лица,  когда  он  впервые  увидел пункты дополнительного  списка,  страстный
любитель Великой войны. Куда более страстный, нежели я. Он убежден, что Пояс
в  последние  дни войны  разрабатывал секретное оружие --  такое устройство,
которое выиграло бы войну, если бы только что-то фатальным  образом не пошло
вкривь и вкось. Я, конечно, упомяну при  нем за обедом о фрагменте "Океана".
--  Он  похлопал  по  листку,  который держал  в  руке. --  И, учитывая  его
пристрастие,   невозможно   себе   представить,   чтобы   он   не    одобрил
финансирования, когда я покажу ему это свидетельство и объясню его важность.
     Магрит подошла  к огромному пухлому  креслу Совы и уселась в самую  его
середину. Сова был как  пить дать гений или  идиот.  Проблема заключалась  в
том, что сам он считал себя гением. И она тоже.
     -- Для начала  вы можете  объяснить его  важность мне.  Ведь именно мне
предполагается изыскать наличность. И я не вижу никакой причины тратить хоть
один цент на то, чтобы притащить сюда кусок корабля, который был разорван на
части двадцать пять лет тому назад.
     --  Так  получается  только   потому,  что  вы  прочли   отчет  не  так
внимательно,  как  я  вас  просил.  Пожалуй,  чем  просить  вас  внимательно
перечесть его снова, я просто суммирую  факты. Во-первых, "Океан" был судном
Пояса. Не просто сделанным на Поясе, а действовавшим в пользу Пояса во время
войны.  Чтобы подтвердить этот  факт, я  проверил архивы Внутренней системы.
Нет   никаких  свидетельств  того,  что   "Океан"   когда-либо  захватывался
Внутренней системой.
     Во-вторых,  отчет  о  повреждениях  оставшегося  фрагмента "Океана"  не
оставляет никаких  сомнений  в том,  какое оружие их причинило. "Океан"  был
уничтожен особым типом разумной ракеты, известным как "искатель".
     -- Я слышала о таких. Тысячи кораблей были уничтожены "искателями".
     --  Действительно. Кораблей  Внутренней системы. "Искатель" был оружием
Пояса, -- Савачарья  пододвинулся к Магрит и положил документ  ей на колени.
Его надменность и помпезность почти исчезли, сменившись острым любопытством.
--  Итак,  судно  Пояса  было разорвано на куски  оружием Пояса. "Океан" был
уничтожен собственной воюющей стороной. Почему?
     Не  только у  Великой Совы  была  в  тот  вечер назначена встреча.  Как
правительственного уровня чиновник, ответственный за транспортировку, Магрит
Кнудсен  не  могла себе  позволить остаться в стороне  от вечернего собрания
Генеральной Ассамблеи,  хотя  она уже устала. Она покинула Совиную  Пещеру в
шесть пятнадцать, давая себе  всего сорок пять  минут  на то, чтобы  поесть,
принять  душ,  переодеться  и  обдумать свою  позицию  по  главному вопросу,
стоящему в тот вечер перед Ассамблеей.
     Дальнейшее  развитие   одного  из  галилеевых   спутников,   да  еще  в
предложенных  масштабах, должно было  изменить транспортные  маршруты вокруг
всего  Юпитера. Причем необратимо. Как это можно было  оправдать? С  трудом.
Магрит  почувствовала, что  склоняется к оппозиции  проекту,  но ей  все  же
хотелось услышать все аргументы, прежде чем принять свое решение.
     Впрочем, были  в Генеральной Ассамблее  и другие,  для  которых никакие
аргументы ничего не значили. Змеи,  подумала  Магрит,  проглатывая несколько
ложек  супа и  пригоршню  крекеров. Имперские  строители,  которые  стали бы
публично  выступать  против  развития,  а  приватным  образом  всячески  его
лоббировать и продвигать. Змеи и волки. Сегодняшнее собрание будет буквально
ими кишеть, потому что проекты развития, имея запах  прибыли, притягивали их
стаи. Магрит гневно  взглянула  на  свое лицо в зеркале,  расчесывая длинные
черные волосы сильнее необходимого. Змеи, волки и свиньи. Плевать им было на
то, что случится с системой  Юпитера  лет  через  тридцать, поскольку монеты
должны были именно сегодня закатываться в их кошельки. Магрит  могла назвать
дюжину таких подонков  -- и все они  сегодня вечером  непременно должны были
присутствовать.
     И нравилось ей это  или  нет, но  Магрит  Кнудсен  приходилось  с  ними
работать. Либо так, либо сдаться и совсем освободить им дорогу.
     Магрит подумала о Свами Савачарье и его гуляше. Блюдо  было определенно
деликатесное. Сова был настолько же гурманом, насколько и обжорой. Уж ему-то
на обед никаких крекеров не подсовывай.
     Как  обычно   после  встречи  с  Совой,  Магрит  испытывала  наполовину
раздражение,  наполовину зависть.  Савачарью  не  волновало  продвижение  по
службе.  У него не было ни малейшего интереса к политическому противоборству
или  к  борьбе  за  власть. Если  бы ему дали  должность  на уровне кабинета
министров,  Сова не  выдержал бы там и двух  дней. Но  сегодня  именно Свами
Савачарья будет  одолевать  четыре-пять  порций  гуляша,  отдыхая  в Совиной
Пещере и показывая все  свои  игрушки генеральному инспектору  Гобелю, тогда
как Магрит Кнудсен будет сидеть и вежливо кивать людям, компанию которых она
терпеть не могла.
     Магрит в последний  раз проверила свою внешность, взглянула на  часы  и
направилась  к  конференц-залу.  Савачарья  жил  мирной,   интеллектуальной,
лишенной  стрессов  жизнью, делая только то, что он хотел и отказываясь даже
рассматривать  возможность чего-то еще.  Время от времени Магрит думала, как
было бы чудно поменяться с ним должностями.
     Время от времени. Примерно раз в год. И длилось это максимум час.
     Она  ускорила  шаг.  Кровь уже бурлила.  Магрит не  терпелось дождаться
встречи с  этими алчными  сукиными  сынами,  чтобы  ринуться  в  самую  гущу
перепалки по поводу проекта развития Европы.





     К концу недели Джон Перри был уже сыт по горло этим Пунта-Аренасом. Его
встреча в Админ-центре Системы  Глобального  Океанического  Мониторинга была
назначена, отложена, подтверждена и снова отложена. Трижды  он появлялся для
назначенной встречи в канцелярии Мануэля  Лосады лишь затем, чтобы узнать от
анонимных подчиненных замминистра  СГОМ,  что тот "вышел  на  неопределенное
время".  Дважды Джона выставляли, ссылаясь на "императивы высшей инстанции",
что бы это ни значило.
     После четвертого дня и пятой несостоявшейся встречи Джон уже перешел от
простой озадаченности  к  стадии кипения. По умыслу  или по случайности,  но
кто-то  определенно   указывал  Джону  Перри  на  его  совершенно  ничтожное
значение.
     Штаб СГОМ он покинул в скверном настроении  в  пять часов вечера, когда
все, кроме охранников у двери, уже ушли.  Охранникам тоже не терпелось уйти,
ибо то  был  вечер  открытия  Летнего фестиваля  в  Пунта-Аренасе,  и  улицы
ломились от музыкантов, колесных платформ и шумных гуляк.
     Джон был не в том настроении, чтобы участвовать, а кроме того,  в своей
простой темно-зеленой  форме он  чувствовал себя чужим  среди людей в ярких,
украшенных цветами нарядах. Здания города  редели к западу, и он  направился
туда, в сторону дымно-оранжевого  ока солнца.  Прежде  чем оно  окончательно
закатилось  за  горизонт, Джон успел дойти до гребня гряды холмов, перевалил
через  него  и спустился  вниз  по  покатым  западным  склонам к  волнолому.
Добравшись  до  набережной,  метрах  в  тридцати  над  бурными  водами, Джон
уставился  на  белые  гребешки Отвайского  залива.  Прямо  у него на  глазах
поверхность расколола блестящая линия пены.
     Джон хотел одиночества и не  ожидал найти ничего, кроме моря и неба; но
ему  случилось  прибыть,  когда  рабочая бригада компании  с  неограниченной
ответственностью "Планктон" собиралась, чтобы направиться к крилевым фермам.
Все киты  были в безумно  приподнятом  настроении, даже для профессиональных
шутников. Прямо  на глазах у Джона пара их десятков затеяла игру "следуй  за
лидером", плывя нос к хвосту, быстрее и быстрее, прямо на острогранные скалы
-- чтобы в последний момент отвернуть. Однажды все они исчезли на полминуты,
а потом разом вынырнули в гигантском каскаде брызг  и обильной пены.  Затем,
снова  под водой,  они перестроились для согласованного движения  в шеренге.
Четыре  сотни  тонн  радостных, мускулистых  млекопитающих по высоким  дугам
взмывали  в воздух, переворачивались  и в унисон плюхались  обратно в  море.
Выброшенная  вода светилась  и  фосфоресцировала.  Десятью  секундами  позже
двадцать черных голов вынырнули,  поклонились и затеяли величественный танец
с пируэтами в тщательно подобранных парах.
     Киты явно устраивали шоу -- но для кого?  Джон  уже наблюдал за ними  и
сотню раз  махал им с  "Капли",  но они никоим  образом  не могли знать, что
кто-то  из  их  друзей  с  погружаемого  аппарата стоит  на  волноломе.  Она
занимались этим просто для себя. Исключительно от радости.
     Джон  вдруг обнаружил, что  ухмыляется, глядя на скачущие черные тела и
машущие  хвостовые  плавники.   Возможно,  ему  следовало  чувствовать  себя
счастливым,  а  не  обиженным. Нелл  Коттер  тремя  днями раньше  отбыла  из
Пунта-Аренаса в Стэнли,  но она сказала  Джону, что  он может  оставаться на
студии,  сколько захочет. А что, если бы она этого не сделала? Его пропуск в
общежитие СГОМ был действителен  на  одну ночь и  на один  день довольствия.
Наверняка все в Админ-центре  полагали, будто Джон Перри спит на тротуарах и
голодает до смерти среди цветочных лужаек. Вовсе не их заслугой было то, что
он жил в роскоши, неведомой на плавучих базах.
     По-настоящему Джона  раздражала  только пустая трата времени.  Ему и  в
голову не пришло захватить с собой в Аренас какую-нибудь работу  -- он и  не
мечтал, что у него найдется для нее время. Тем временем его рабочий стол был
завален непрочитанными документами и накопившимися наблюдениями за дымарями,
отчетами о более ранних погружениях.
     Когда  он собрался  уходить  домой, уже совсем стемнело.  Джон позволял
поднимающимся  южным созвездиям  направлять  его обратно на восток, пока  не
встала Луна. Она была близка  к половине и  достаточно ярка, чтобы Джон смог
различить черный как смоль  сабельный шрам оборонительной линии "Армагеддон"
на ее пятнистой северной стороне.
     Ночь  выдалась  теплой,  и  у  Джона  не  было  причин  торопиться. Уже
близилось  к полуночи, когда он  добрался до  гребня холма и  первых зданий.
Луне  теперь  приходилось  соперничать  с  кричащими  огнями  Пунта-Аренаса.
Праздник был в самом разгаре.  Джон находился в миле от  города и в трехстах
метрах над ним, но уже слышал марширующие оркестры.
     Главный  проспект  Пунта-Аренаса  опускался  громадной двойной  кривой,
забирая на  север,  словно бы  к  аэропорту, но  затем изгибался  до  самого
дальнего юга и наконец снова поворачивал, чтобы бежать к гигантским пирсам и
пристаням,  что  окольцовывали  Магелланов  пролив.  Крутизна  трассы   была
аккуратнейшим  образом  выбрана  ее  инженерами-конструкторами.  Никогда  не
оказываясь более  градуса,  она не представляла  никакой  проблемы  даже для
самых деликатных и неуклюжих колесных платформ.
     Джон не последовал по широкому извилистому проспекту с его  светящимися
сферами биолюминесценции. Вместо этого он спустился по одной из более темных
и крутых поперечных улочек. Эти улочки направлялись прямиком к берегу и были
исключительно пешеходными.
     Один  из  дежурных охранников  в Админ-центре СГОМ  сказал Джону, что в
этом году фестиваль станет самым грандиозным, собирая более двухсот колесных
платформ. Когда Джон  добрался до главной улицы, он смог  с легкостью в этом
убедиться. Там всюду виднелись эти чудища, движущиеся в обоих направлениях.
     Спящий гигант на огромных колесах прогрохотал мимо, делая не более двух
миль в час.
     -- Мать-Земля!  -- нараспев произнес гулкий, усиленный динамиком голос.
-- Поклонитесь Великой Матери-Земле! Номер сто семьдесят восемь.
     Розовый  дым  поднимался  от  ноздрей  гиганта,  тогда  как  белый  дым
вырывался  из  массивных  торчащих сосков. Полдюжины практически  обнаженных
женщин  плясали  на голом  брюхе  в сияющем красном свете,  что  исходил  из
глубокого пупка. Они дружно держали  могучий фаллос в красно-белую  полоску.
Мужчины и женщины по обе стороны ликовали  и делали непристойные жесты. Пока
гигант двигался мимо них по проспекту, они вводили свой  счет  для графы 178
на  электронных  карточках  и  дожидались  прохождения   следующей  колесной
платформы.
     Впрочем,  графа  179  не пользовалась колесами. Она  представляла собой
воссоздание бронтозавра, метров  двенадцати  в  высоту  и  почти тридцати  в
длину. Зверь плавно шлепал вперед на четырех широко расставленных лапах, чьи
движения  роскошно друг другу соответствовали.  Хотя  добрая дюжина мужчин и
женщин ехала  на  широкой  серой спине,  управление  моделью было  настолько
совершенным,  что  для  него  не  требовалось  больше   одного-единственного
человека, сидящего  в колоссальных внутренностях. Голова на  чудовищной  шее
раскачивалась и проносилась  над  толпой,  в итоге  пройдя приблизительно  в
метре от Джона. Он увидел, как  к нему опускаются сияющие глаза  с  красными
кругами, и тихий голос из метровой пасти произнес:
     -- Номер сто семьдесят девять. Запомните: сто семьдесят девять. -- Этот
номер был также  намалеван на  гигантской  туше буквами по два  с  половиной
метра высотой.
     Дальше последовало долгое ожидание, достаточное для  того, чтобы, когда
очередная колесная  платформа наконец  появилась,  ее  встретили  уханьем  и
радостными воплями. У нее явно были проблемы.  Внутренний механизм хрипел, а
расположенный  как  раз  на  уровне глаз  Джона наружный край имел грубый  и
любительский вид, составляя  резкий  контраст  с идеальной отполированностью
предыдущих  платформ.  В открытой и откровенно недоделанной коробке в центре
виднелся водитель -- тощий темноволосый мужчина, озабоченно скрючившийся над
рычагами управления. Имея на борту номер "65", платформа должна  была пройти
эту  точку  маршрута много  часов назад.  Теперь  она  двигалась максимально
быстро, пытаясь  наверстать упущенное. Но все  усилия были  напрасны, ибо не
существовало варианта, при котором  идущие впереди платформы предоставили бы
шестьдесят пятому место для обгона.
     Платформа    представляла   собой   миниатюрную    Солнечную   систему,
смонтированную на карусели. Десять двухметровых открытых корзин вращались на
длинных  металлических  стержнях,  и внутри  каждой  корзины  имелась  живая
эмблема планеты. Меркурий первым прошел мимо публики: мужчина -- или то была
женщина? --  наряженный  древним  вестником.  Лицо  вестника  почти  скрывал
сверкающий  шлем, и не было видно ничего,  кроме серебристого  фартука, пары
голых коричневых ног и беспрестанно размахивающих рук, обтянутых серебристой
сеткой.  Венера определенно  была женщиной -- совершенно голая, раскрашенная
золотой краской, но прикрытая длинными, снежно-белыми распущенными волосами.
Земля явно была  ее сестрой, облаченной  в наряд  из тончайших  бело-голубых
тканей.
     Марс был  мускулистым, выкрашенным в красное мужчиной, таким  же голым,
как Венера, но не имеющим волос, чтобы хоть  как-то прикрыть свой срам. Судя
по  реакции  толпы, она  предпочитала его  женщинам.  Народ  проникался  все
большей теплотой к графе  65 с ее трясущимся,  кустарным обличьем. Корзина с
Поясом астероидов удостоилась  самого большого  восторга. Там сидел не  один
человек, а дюжина буйных карликов, ссорящихся, машущих руками,  оскорбляющих
толпу,  то и  дело громко пускающих ветры и сражающихся за право постоять на
голове у собрата для лучшего обзора.
     Корзина с Юпитером как раз вплывала в  поле зрения, когда вся платформа
сделала внезапный  поворот с приличным креном.  Толпа  возбужденно загудела,
когда  Марс  снова  появился в  поле зрения, дико  размахивая руками,  чтобы
удержать равновесие, а  за  ним последовала  Земля,  которая  равновесия  не
удержала и теперь валялась  на спине в своей корзине.  Водитель, действуя по
ситуации, принял  мгновенное решение  оставить главный проспект  и  провести
платформу  по одной из более узких  улочек. Стратегия  была достаточно ясна:
платформа догнала бы процессию по идущему на юг ответвлению, что выводило ее
ближе к проливу и к финальной  точке торжества, и попыталась бы восстановить
свое первоначальное положение в параде.
     Но Джону было ясно, что это решение вело к катастрофе. Он уже прошел по
узкой,  скудно освещенной улочке  и  знал,  насколько  она крута. Тогда  как
зеваки все еще скалились и махали отбывающему шестьдесят пятому, Джон вихрем
бросился по проспекту в погоне за платформой. А та быстро набирала скорость,
несмотря   на  отчаянный  скрип  ее  колес,  который  начал   заглушать  все
марширующие оркестры.
     Водитель уже понял свою ошибку,  и нажал на  тормоза.  Но  их оказалась
недостаточно  не только для того,  чтобы остановить платформу, но даже чтобы
ее   замедлить.   Длинные   стержни,    которым   предполагалось    работать
горизонтально,  начали  безумно раскачиваться  над  головой у Джона, пока он
приближался к задней части платформы. Корзины пролетали всего в полуметре от
зданий по обе стороны улочки. Водитель знал, что он в отчаянной беде, но был
совершенно беспомощен. Все, что он еще  мог делать, это удерживать платформу
на четкой прямой по центру улочки, пока скорость все нарастала.
     Все  быстрей  и  быстрей.  Управление можно  было удержать  еще от силы
секунд двадцать. Джон  уже сломя голову бежал сбоку от платформы. Улица была
довольно грубо  вымощена,  но он едва это замечал,  без труда подлаживаясь к
неровной  дороге. Взгляд его  был устремлен вперед  --  к  выходу на главный
проспект. Там ему была  видна толпа зрителей и платформа  в виде гигантского
зеленого кузнечика,  которая двигалась как раз  позади них. Если бы номер 65
сохранил  прежний  курс,  машина убийства,  в  которую  бы  он  превратился,
раскатала  бы  сотни  людей  из  ничего  не  подозревающей  толпы,  а  затем
пронырнула  бы  сквозь  середину  самого  парада.   Гладкий  край  платформы
колыхался как раз на уровне головы Джона -- слишком высоко, чтобы он на бегу
туда вскарабкался.  Тогда Джон  подождал,  пока над ним пронесется очередной
разбалансированный  стержень,  а затем подпрыгнул  и  одной  рукой  за  него
ухватился.  Он успел  заметить  золоченую Венеру с  раскачивающимися  голыми
грудями, уже не  прикрытыми сорванным  с  ее головы белоснежным париком. Она
беспомощно  скрючилась в своей корзине. А затем Джон, перебирая руками, стал
продвигаться по металлическому стержню ближе к центру карусели.
     Воздух был густым  от черного дыма, и  в ноздри Джону ударил неприятный
запах горящего пластика. Перегруженные колодки сгорали  и выходили из строя.
Когда Джон добрался  до  открытой  кабины управления, платформа задрожала  и
стала резко набирать скорость.
     Уже не было времени для полумер или любезностей.
     Не говоря ни  слова, Джон оттолкнул тощего водителя в  сторону. Мужчина
упал на  гладкий  пол карусели. Джон не удостоил его вниманием. Он  вывернул
рулевое  колесо, направляя платформу вбок, чтобы она ободрала  стену  здания
слева.  Один  из  металлических стержней первым  врезался  в стену вместе  с
корзиной и  ее содержимым -- Ураном?  Бородатая  фигура в сверкающей  мантии
чародея  выпала на улицу. Затем левое переднее колесо заскрипело, врезаясь в
стену, перекосилось и полетело в сторону.
     Платформа  резко накренилась. Рулевое колесо в руках у Джона само собой
дернулось и повернулось. Он сдержал его  по меньшей мере полутонным усилием,
выворачивая  вправо.  Наконец  тяжелый  механизм  откликнулся.  Искалеченная
платформа  устремилась к стене по правую руку. Еще один  поворотный стержень
врезался в здание.  Корзина и ее содержимое -- на сей раз Пояс  астероидов с
его дюжиной проклинающих все на свете карликов -- покатилась прочь и пропала
из вида.  Правое колесо  ударилось  о стену  -- еще  сильнее. Удар отшвырнул
платформу назад к центру узкой улочки.
     С двумя оторванными колесами платформа по-прежнему неслась вперед, пока
не  достигла  трещины в  мостовой.  Передний  край  зарылся  туда  с  визгом
гнущегося  металла,  и платформа  наклонилась вперед на сорок пять градусов.
Настал  момент,  когда Джону  показалось, что  она вот-вот перевернется,  но
затем платформа  отскочила  назад и  плюхнулась на дорогу,  рассыпая по всем
сторонам сломанные детали.
     Наконец она осела без движения. И загорелась.
     Горящая  изоляция  добавила  вони  к  дыму  обугленных  тормозов.  Джон
огляделся.  Водитель скатился к краю  платформы. Люди  в оставшихся корзинах
дружно выскакивали из них на пол карусели и спрыгивали оттуда на улицу.
     Только одна корзина по-прежнему оставалась занята. Та, что с Меркурием.
Радиальный металлический  стержень согнулся  вниз,  и  корзина  была окутана
самым плотным дымом. Джон подбежал к ней. Пол карусели у него под ногами уже
раскалился.
     Запрыгнув  в  открытую  корзину, он склонился  над лишившимся  сознания
Меркурием. Стащив шлем  с  головы фигуры,  Джон понял,  что  смотрит  в лицо
молодой  женщине. Никаких явных  ранений у  нее не имелось. Джон  спустил ее
вперед ногами  на  карусель и услышал, как она стонет от  боли.  Несмотря на
серебристую   сетку   и  фартук,   у  нее   наверняка   появились  ожоги  от
соприкосновения  с горячим металлом. Но Джон  ничего не мог с этим поделать.
Задыхаясь от гнусного черного дыма,  он выскочил из корзины, доволок женщину
до края платформы, спустил ее вниз  и спрыгнул следом. Снова подняв женщину,
он отнес ее метров на двадцать вниз по холму к проспекту.
     Там  Джон помедлил. Мир  уравновесился,  обрел  другой  фокус  и набрал
нормальную скорость.
     Крушение платформы о  стены  и  мостовую  наконец-то отвлекли  внимание
публики от  главного парада.  Десятки людей спешили вверх  по  холму.  У ног
Джона  женщина  в  облачении Меркурия  с  трудом села  и приложила ладонь  к
обожженной голой ноге. Похоже, серьезных ранений она все-таки не получила.
     А как насчет других людей  в корзинах? Из-за дыма горящей карусели Джон
не видел, что там выше по холму, но те, кто оказался ниже по холму,  были на
ногах и передвигались сами.
     Джон прошел к затененной стене и встал  к ней спиной. Он тяжело дышал и
протирал  слезящиеся от дыма глаза. Через считанные минуты  для него  должна
была начаться  самая худшая часть. Джон  больше  не мог быть здесь  полезен,
потому что люди с лучшей медицинской подготовкой, чем у него, уже прибывали;
но ему придется объяснять, что он сделал, --  снова и  снова.  Организаторам
парада, операторам платформ  и полиции Пунта-Аренаса. А  затем  прессе...  и
прохожим... и кто знает, кому еще.
     Как Джон мог объяснить им всем,  что не знал, что делает? Как всегда  в
экстремальных ситуациях, какая-то  другая часть его разума, похоже, брала на
себя руководство всеми его действиями. Его спросят,  как он себя чувствовал,
как  это было  для  него,  когда  он  преследовал платформу. Разве они могли
понять, что этот инцидент словно  бы происходил с кем-то другим? Джон помнил
все подробности, но это  было все равно,  что смотреть  в телескоп не с того
конца. Подробности были четкими, но очень-очень далекими.
     Джон  повернулся и посмотрел  вниз  по холму.  Возможно, все совсем  не
обязательно должно было  произойти именно так. Люди, что  спешили  вверх  по
холму,  сосредоточивали  все  свое   внимание  на  горящей  платформе  и  ее
пострадавшей команде. Они  совершенно не  замечали скромно  одетого мужчину,
прислонившегося к затененной стене.
     Джон  подождал  еще минуту, пока  пара десятков людей  его не миновала;
затем  он  тихо  пошел вниз по улице к  главному проспекту. Там  по-прежнему
проплывали платформы, колоссальные и  невероятно  цветастые. Люди радовались
так, как будто на холме позади них ничего не произошло.
     Джон смешался с толпой и испытал невероятное облегчение.
     Прошло два часа, прежде чем Джон прибыл к зданию  киностудии, до смерти
утомленный, но зверски голодный.
     Это  проблемы не составляло. Здесь не следовало беспокоиться о том, что
опоздаешь  на обед. Джон смыл  с  лица грязь  и  копоть, осмотрел обожженные
ладони и  зашел в  пустынную столовую. Там он взял себе суши, сливы, бобовый
творог и отнес их к своему столику.
     Джону пришлось  признать  одну  очевидную истину.  После многих лет  на
плавучих  базах жизненный стиль  Пунта-Аренаса  оказался для него  настоящим
шоком. Сперва Джон  подумал, что это специфично для киностудии, но теперь он
подозревал,  что  это  было  верно  повсюду;  никаких специальных часов  для
принятия  пищи,  круглосуточный  шум  и одеяния настолько странные, что  все
здесь казались облаченными в театральные костюмы.
     Теперь, когда он об этом задумался, Джон вдруг понял, что никто во всем
Аренасе  еще ни разу не  спросил у него документов. И это  было еще не самое
худшее. Сегодня он  приковылял домой  в рваной и черной от копоти  одежде, с
обожженным лицом  и опаленными волосами -- мимо сотен людей. Каждую  секунду
Джон  ожидал, что его остановят и начнут расспрашивать. Но никто даже его не
заметил. В этом мире его растрепанная наружность была  все равно  достаточно
тусклой, чтобы не привлекать внимания.
     Джон  вернулся  к  раздаче за второй порцией. Пока  он ел,  устало клюя
носом над тарелкой, ему  пришло в голову, что усвоенный сегодня урок следует
применить  где-то  еще. Чтобы  оказаться в  Пунта-Аренасе  эффективным,  ему
требовалось действовать по-другому. В стиле киностудии. В стиле Нелл Коттер.
     "Даже в штабе СГОМ?" -- спросил он себя.
     Черт побери, почему нет?  Джон уже не видел,  что он  такого может  при
этом потерять.
     Ему  было  велено  вернуться в Админ-центр  СГОМ  к восьми  утра.  Джон
спокойно проспал  до десяти,  а  затем  навестил костюмный отдел киностудии.
Подобранная  им  форма   была   впечатляющей   в  своей  двусмысленной,   но
неспецифичной убедительности. Джон добавил короткий плащ и плотную шапочку в
форме колокольчика с белым кончиком, изучил себя в зеркале и содрогнулся.
     Все дело  было  именно  в  шапочке.  Джон  Перри смотрелся как  военный
дезертир из претенциозного пропагандистского фильма.
     Под  моросящим  дождем   Джон  пустился  по   почти  пустынным   улицам
Пунта-Аренаса и  обнаружил,  что  немногие  люди, мимо которых  он проходил,
совершенно  его не  замечают. В  бледном свете  они выглядели  бесцветными и
усталыми.  Все  по-прежнему  восстанавливались после ночи  открытия  Летнего
фестиваля.
     Охранники у Админ-центра СГОМ тоже  были не  в  лучшем  состоянии.  Они
только  кивнули, когда Джон прошел мимо них, заговорщически шепнув:  "Доброе
утро". Он добрался  до верхнего этажа и канцелярии замминистра,  после  чего
без стука туда вошел.
     -- Мне назначено. Лосада здесь?
     -- Он вас ожидает? -- Секретарша неуверенно изучала его наряд.
     --  Да. --  Никакого объяснения. Мимо стола  секретарши  Джон  прошел к
двери из матированного стекла со вставкой из рубиновых букв:

     -- Ваша фамилия? -- поинтересовалась секретарша, когда  Джон уже взялся
за ручку двери.
     -- Перри. -- Он ответил надменно, через плечо, уже проходя в дверь.
     Внутренний кабинет был огромен, освещенный небом и заполненный колючими
горшечными растениями.  Они образовывали проход,  который  вел к  столу  для
совещаний, за которым располагался  еще один  стол --  чудовищный колосс  из
южного красного дерева. За этим столом, уменьшенный им до  габаритов  гнома,
сидел  низкорослый  темноволосый  мужчина. Таращась на экран компьютера,  он
что-то бормотал себе под нос.  Прошло  по  меньшей  мере пятнадцать  секунд,
прежде  чем он крутанулся  в  кресле и внимательно  оглядел Джона  с  ног до
головы.
     -- Слушаю вас? -- Голос Лосады оказался неожиданно глубоким и сильным.
     Джон посмотрел на  сморщенное, похожее на черносливину лицо, заглянул в
холодные   темные   глаза  --  и  понял,  что  концерт   закончен.  Он   был
специалистом-исследователем низшего ранга в  кабинете замминистра. Джон снял
свою смехотворную шапочку и выскользнул из плаща.
     --  Меня зовут Джон Перри. Я прилетел  сюда  с базы номер  четырнадцать
Тихоантарктики, чтобы увидеться с вами.
     --  В самом деле?  И  при этом  вы  одеваетесь  как  главный  обормот в
Руританском военно-морском флоте?
     -- Это просто чтобы сюда попасть.
     -- Что  вам с  успехом и удалось. Эти охранники  -- просто пустая трата
денег. Они ни хрена не делают. По-моему, они бы запросто могли забрести сюда
и ненароком меня пристрелить, -- Лосада не казался слишком взволнованным. Он
кивнул  Джону на стул  и встал. --  Садитесь. Вы должны были появиться здесь
пять суток тому назад.
     -- Я был здесь, сэр. Но не мог вписаться в ваш график.
     -- Теперь вы  в  него вписались. На десять минут. Сказал вам кто-нибудь
на Тихоантарктике, зачем вы здесь?
     -- Нет, сэр. Они сказали, что не могут.
     --  Трусливые ублюдки. "Не хотят" куда больше похоже  на правду. Ладно,
давайте  уберем  с  дороги  плохие новости, --  Лосада стоял спиной к Джону,
вытаскивая мертвые желтые листья из-под  колючего куста. -- У вас больше нет
исследовательского  проекта, Перри. Пять  суток  тому  назад  финансирование
работы  вашего  погружаемого аппарата  на  Тихоантарктике-четырнадцать  было
прекращено.
     Лосада развернулся.
     --  Не  я инициировал  эту акцию.  Это  пришло сверху,  с  уровня  выше
министерского.  Я  говорю  вам  это  не  с  тем,  чтобы вы  знали,  что не я
подкладываю вам свинью, а просто чтобы  вы поняли: спорить со  мной по этому
поводу -- пустая трата времени. Но я отвечу на ваши вопросы.
     Вопросы.  У Джона не было никаких вопросов -- только горечь, потрясение
и  глубокий  гнев. Финансирование прекращено.  Работа погружаемого  аппарата
свернута.  Программа исследования гидротермальных отдушин, которая была  его
страстью  с  тех  пор,  как  он  закончил  формальную  подготовку,  пропала,
обрезанная взмахом бюрократического пера. Ничего удивительного,  что в штабе
СГОМ с ним обращались как с полным ничтожеством.
     -- Ваше время идет. -- Низкий голос ворвался в его транс. -- У вас есть
вопросы?
     -- Мне казалось, я делаю по-настоящему хорошую работу.
     -- Это  не вопрос. Впрочем, согласно всем рапортам, так оно  и было, --
Лосада  махнул рукой  в  сторону монитора на столе. -- Первоклассная работа,
Перри. Прочтите ее оценки, если хотите. Только не в мое время.
     -- Отменены ли еще какие-то проекты по погружению?
     -- Нет.
     -- Тогда почему именно я и мой проект?
     Впервые на лице Лосады появился намек на сочувствие.
     --  Если  вам  от  этого  станет  легче,  данное  решение  не  является
следствием претензий лично к вам. Ваш  проект стал жертвой грязных махинаций
береговых политиков. Еще вопросы?
     -- Если моя работа прекращена, что будет со мной?
     -- Именно это я и имел в виду под  политикой. Вот почему  я сделал так,
чтобы  вы  прилетели  сюда.  Вы  получили  плохие  новости.  Теперь  давайте
поговорим, и я расскажу вам, как все для вас еще может повернуться  в лучшую
сторону.  Гораздо лучшую,  если  вы все  сделаете  верно.  У штаба СГОМ есть
заявка относительно гидротермальной отдушины на Европе.
     --   На  Европе?   --  Название  вызвало  в  памяти  образ   трагически
искалеченного  северного континента, где теперь  охотники за  сокровищами  в
противогазах выискивали среди темного пепла уцелевших тератом.
     -- На Европе. На самом маленьком из четырех крупных спутников Юпитера.
     -- Я знаю.
     -- Не делайте оскорбленный вид. Множество сотрудников Тихоантарктики не
отличит этот  спутник от собственной  задницы,  пока вы  не  опустите его на
тысячу  метров  в  океан.  Итак,  вам известно,  что  море на  Европе  имеет
гидротермальные отдушины, как на Земле?
     -- Не как на Земле. С гораздо более низкой температурой.
     -- Верно. Есть еще различия?
     -- Европейские дымари не так интересны, потому что они безжизненны. Как
и весь океан Европы.
     --  А  вот это  неверно. Уже не  безжизненны. Или  -- возможно, уже  не
безжизненны. Слышали вы когда-нибудь раньше о докторе Хильде Брандт?
     -- Нет.
     -- Я тоже.  Но  она  -- большая шишка в  системе Юпитера. Помимо  всего
прочего,  она директор Европейского научно-исследовательского центра.  Шесть
недель тому назад она прислала в СГОМ секретный доклад, объявляя, что вокруг
европейской гидротермальной отдушины, судя по всему, была  обнаружена жизнь.
Местная жизнь, -- Лосада наклонил свою темную голову. -- Вы в это верите?
     --  Не вижу, почему бы и нет. -- Технический  вопрос наконец-то вынудил
мозг Джона начать  работать. -- Там должна иметься химическая энергетическая
основа,  вероятно, сера -- как  у отдушин на Земле.  Это рядом с Юпитером, а
значит, там масса электромагнитной и  приливной  энергии  достаточна,  чтобы
расшевелить недра.  Идея о том, что на  Европе могла бы быть жизнь, витала в
воздухе  уже  больше столетия. Но что  Брандт имеет  в виду, говоря "судя по
всему, была обнаружена"?
     --  Они  не располагают  такими совершенными  погружаемыми  аппаратами,
какие есть у  нас  на Земле, так  что им приходится  работать с примитивными
ныряльщиками и  непрямыми  свидетельствами. Слышали вы когда-нибудь  о Шелли
Солбурн?
     -- Конечно, -- Джона заинтересовало, что последует дальше.
     Он   хорошо  помнил   Шелли  --   даже  слишком  хорошо.   Талантливая,
трудолюбивая  и  амбициозная,  она  имела несчастье  родиться  к  северу  от
экватора.  В  цивилизацию южного полушария Шелли прибыла  как  круглогодично
недовольная студентка,  вечно жалующаяся на то, что место рождения лишило ее
той жизни, которая ей полагалась по ее таланту.  Десять  лет продвижения  по
службе и профессиональных успехов должны были как следует ее обтесать. Но не
обтесали.  Прошло уже  два года со  времени  вулканического  выплеска  Шелли
Солбурн на Джона, но он до сих пор его не забыл.
     А ведь  Джон тогда всего-навсего указал Шелли на  то, что его жизненный
старт  был  ничем  не лучше, чем  у нее. А  также  жизненный старт миллионов
других  младенцев,  выросших  без  корней,  без   домов  и   без   родителей
непосредственно в послевоенный период.  Как в северном  полушарии,  так и  в
южном число детей,  вынужденных самим  пробивать  себе дорогу  к выживанию и
образованию, было неисчислимо.
     Самым ранним  воспоминаниям  Джона  случилось  быть связанными  с южным
полушарием, которое не  так сильно пострадало в  войну (там  была уничтожена
всего  лишь  половина  населения), но представления  о том, где  и  когда он
родился, у него было не больше, чем у Шелли. Если у Джона и оставались живые
родственники, он понятия не имел, кто они.
     Он  попытался поддержать Шелли,  говоря  ей, что  какие бы муки она  ни
испытывала,  есть  солидная  группа  таких  же страдальцев,  которые  всегда
обеспечат ей поддержку и сочувствие. Но она восприняла это как нападки.
     -- О чем ты мне толкуешь? Что я должна вечно жить как рабыня и мириться
со   всем   этим   дерьмом?   --  Шелли   обвела   рукой  убогую  меблировку
Тихоантарктики-14.  -- Если ты такой  полный мудак,  сам все это  кушай. А я
лучшей  жизни   заслуживаю.  Если   ты   такой  осел,   чтобы  вести   рыбье
существование,  болтаясь  под  водой  все следующие  пятьдесят  лет,  --  на
здоровье, можешь этим  заниматься. Возьми,  если хочешь, и  мою  долю  этого
убожества. Всю, целиком!
     -- Часы тикают,  доктор Перри. --  Голос Лосады ворвался в воспоминания
Джона.
     --   Извините.   Да,  я   знаю  Шелли.  Очень  хорошо.  Она  сейчас  на
Тихоантарктике-девять, ближе к Галапагосским островам.
     -- Была, доктор Перри. Она была на Тихоантарктике-девять. Год назад она
уволилась  и  отправилась   в   систему   Юпитера.  Именно  она   обнаружила
свидетельства жизни на Европе.
     -- Тогда к  этому следует  относиться  серьезно.  Шелли  Солбурн делала
расшифровку  генома  для  дюжины  различных  гидротермальных форм  жизни. На
Тихоантарктике-девять она была одной из самых лучших.
     -- К этому  и отнеслись  серьезно. Именно по этой причине доктор Брандт
связалась  со  штабом СГОМ.  Она  запросила для использования один  из наших
глубоководных  погружаемых  аппаратов,  чтобы  исследовать  одну  конкретную
европейскую отдушину и прямым наблюдением подтвердить, что там  присутствуют
аборигенные формы жизни.
     -- "Каплю"? -- Свет забрезжил в голове у Джона.
     --  Вы правильно  меня поняли.  Но есть кое-что еще.  Брандт  запросила
погружаемый аппарат, и было принято решение -- как я уже  сказал, на гораздо
более высоком уровне,  нежели мой,  -- одолжить ей "Каплю". Однако  персонал
Европейского научно-исследовательского центра не имеет  опыта глубоководного
океанического  исследования.  Поэтому  Брандт  запросила  также   и  земного
оператора.  --   Сидя  напротив  Джона,  Лосада  в  открытую  улыбался.   --
Первоклассного  оператора.  Такого,  который  знает  все про жизненные формы
гидротермальных  отдушин.  И такого, которому  случилось освободиться  прямо
сейчас.
     -- Но почему не Шелли Солбурн? Она уже там.
     -- Уже  нет. Она славно поработала на  себя и  несколько месяцев  назад
вернулась на Землю богатой женщиной. Мисс Солбурн  купила себе большую виллу
в  Дунедине, и она говорит, что  не имеет  большого  желания  снова покидать
Землю. Так что она вышла из игры. Было упомянуто  ваше имя, и  Хильда Брандт
одобрила вашу кандидатуру. Теперь понимаете, что я имею в виду, когда говорю
про грязные политические махинации?
     Нелл Коттер по-прежнему оставалась в Стэнли, вне всякой досягаемости, а
Джону  отчаянно хотелось услышать ее совет. Он  мог  бы позвонить кому-то из
своих коллег  по Тихоантарктике, но они в таких  вещах  были так же невинны,
как и он. Им недоставало чутья и береговой смекалки Нелл.
     Джон продолжал попытки. В итоге  ему пришлось потратить больше двадцати
четырех часов, и когда  он  наконец  с  ней  связался,  день  уже клонился к
вечеру. Нелл была довольно  официально  одета и явно находилась  на каком-то
приеме.  Джон  видел   на   заднем  плане  ярко  разодетых  людей  и  слышал
танцевальную музыку.
     Нелл молча выслушала его рассказ. В конце, когда Джон сказал, что ему в
целом понравился Мануэль Лосада, она покачала головой.
     -- Змея, мой милый, настоящая змея. Не верьте ему  ни на секунду, когда
он говорит, что приказы приходят откуда-то сверху и что он ничего не может с
этим поделать. Лосада  управляет штабом  СГОМ.  Он держит в своих руках  всю
организацию,  сверху донизу. Знал ли он  в  точности, кто вы, когда вы вошли
без  объявления? Уверена, что знал. Министр -- тот парень, что над  Лосадой,
-- просто подставное лицо из Внутреннего Круга,  и он океанов от  ресторанов
не отличит. -- Женщина внимательно изучила покрытое волдырями лицо Джона. --
Вас не  затруднит рассказать  мне,  как именно вы  обгорели? Должно быть, вы
нашли какой-то новый и экзотический способ отпраздновать Летний фестиваль.
     Когда  Джон  дал  ей  сжатое  описание  процесса  остановки   сбежавшей
платформы, Нелл воскликнула:
     -- Так  это вы были  тот герой! Все  в Аренасе с ума посходили, пытаясь
вас разыскать -- в особенности  наши люди.  На  видео никак нельзя поставить
"Гамлета" без принца. Не волнуйтесь, я  никому не скажу. Да и в любом случае
это уже вчерашние новости.
     -- Но что мне делать с предложением Лосады?
     -- Мой дорогой, это не предложение.  Это изнасилование. Делайте то, что
все делают, когда их насилуют. Расслабьтесь -- достаточно надолго, чтобы ему
показалось,  что он  вас взял. А потом отбейте  ему яйца. Так или иначе,  на
самом  деле  вам туда хочется. Я сужу  об этом по выражению вашего лица.  Вы
страшно хотите блуждать по этому треклятому Европейскому океану. Так что вам
терять? Вам следует немедленно вернуться к Лосаде и сказать, что вы беретесь
за это задание.
     -- А как мне отбить  ему яйца?  Он  хочет, чтобы я уже через трое суток
покинул Землю и отправился на Ганимед.
     -- Над  этим мы поработаем,  когда я вернусь. Я буду в  Аренасе  завтра
утром. Сейчас я должна бежать. А вы идите и сообщите Лосаде хорошие новости.
     Нелл  прервала  связь  и  задумчиво вернулась  к  своему столику.  Глин
Сефарис  прибыл в ее  отсутствие, чуть  не опоздав  на  прием. Он сел с  ней
рядом.
     -- Проблемы?  --  Глин  был  курносый,  мальчишеского  вида  мужчина  с
коротким   ежиком,   а   также   озорным   лицом   и  манерами.  Требовалось
приглядываться  очень  внимательно, чтобы разглядеть  на его  яблочных щеках
морщинки.
     -- Только не у меня, -- Нелл  улыбнулась  ему с видом превосходства. --
Что скажешь, если я скажу тебе, что знаю, кто позапрошлой ночью остановил ту
сбрендившую платформу?
     -- Скажу: "Ну  и хрен с ней, с платформой. Ты на целые сутки  опоздала.
Такие новости уже ничего не стоят". А что, ты правда знаешь?
     -- Знаю. Это  был Джон  Перри. Ты  работал с его материалом  на съемках
подводных отверстий, -- Нелл  потягивала темное пиво, пристально наблюдая за
Глином. -- Помнишь?
     -- Действительно работал. И наслаждался его снимками. Просто красавчик.
Я бы и сам немного от этого самого не отказался.
     -- Как прошло его шоу?
     --  Твое шоу,  моя  милочка.  Исключительно  удачно. Конечно,  пришлось
малость над ним  поработать.  Вырезать оттуда массу разговорной  чепухи  про
хемосинтез,  фотосинтез и прочую бредятину, вклеить  туда  кое-какой  старый
материал с  жуткими  корчащимися червями,  добавить зашкалившие  манометры и
говнометры. Чудесная драма. Какая удача, что  вас угораздило в  то подводное
извержение влететь.
     -- Ну, если тебе желательно называть это удачей...
     --  Желательно.  Откровенно говоря, с  драматической  точки  зрения там
только  одного не хватало, -- Глин  одарил Нелл ангельской  улыбкой. --  Вот
если бы корпус  "Капли" к чертям разнесло давлением, и  видеозапись пришлось
со дна моря доставать...
     -- Пошел ты к дьяволу, Глин.
     -- Нет, правда, очень жаль. Просто невезение.
     -- Но рейтинги шоу были хороши?
     -- Лучше,  чем хороши, --  он осторожно глянул на  нее.  -- Все  путем,
Нелл. Так в чем загвоздка?
     -- Как бы тебе  понравилось  свою  высокорейтинговую звезду еще на одно
задание послать?
     -- Новости того стоят?
     --  Могу поклясться.  Только не  спрашивай  меня, что это, потому что я
сама еще ничего толком не знаю.  Мне придется отбыть довольно надолго, и все
это в кругленькую сумму влетит.
     -- Цифры, моя милочка, цифры. Я не Крез.  Мне нужны цифры. Как надолго,
и сколько это будет стоить?
     -- Несколько недель по меньшей мере, а может, и больше. Я отправлюсь аж
в саму систему Юпитера. На  Ганимед, Европу, а может,  и  в другие места, --
Нелл подняла руку. -- Я знаю. Но не  отменяй  представления, пока не увидишь
сценарий. Дай мне минуту поговорить.
     Она говорила гораздо дольше минуты, а Глин Сефарис тем временем  хранил
удивленное  молчание. Когда  Нелл  закончила,  он хранил  это  молчание  еще
тридцать секунд, поджимая губы и барабаня пальцами по столу.
     --  Опять Джон Перри, -- сказал он наконец.  -- Давай уберем  с  дороги
одну деталь. Ты его клеишь?
     -- Нет.
     -- Пока нет, ты хочешь сказать. Лучше не  жди слишком долго -- другие в
очереди стоят.
     --  У меня нет желания  соблазнять Джона  Перри и нет желания, чтобы он
меня соблазнил.
     Держа одну руку под столиком, Нелл скрестила пальцы.
     -- Но ты определенно в нем заинтересована.
     -- Глин, ты не  понимаешь.  Перри --  это человек,  с которым случаются
события, и он проходит через них, не моргнув глазом. Там, на Тихоантарктике,
его звали Ледяным  Человеком. Я не понимала, почему, пока мы на моретрясение
не напоролись. Он тогда не был напуган -- напротив, он наслаждался. И теперь
посмотри, что случилось на фестивале в Аренасе. Перри увидел, что происходит
с той платформой, когда больше никто этого не видел, спас кучу народа и ушел
прочь с таким спокойствием, что будьте-нате. Ты признаешь, что он красавчик,
а я думаю, что он представляет колоссальный  интерес  для публики. Теперь ты
видишь, как из этого  получается потрясающее шоу, в котором  мы  блуждаем по
диким дебрям системы Юпитера.
     -- Не дави  слишком сильно, моя милочка.  Это  привносит  жутко  хмурые
черточки в твою очаровательную мордашку.
     -- Но что ты скажешь?
     -- Скажу,  что ты первоклассный репортер.  Ты напориста, когда гонишься
за материалом, но при этом ты так напориста, что отталкиваешь от себя людей.
И у тебя  есть один дар, которому нельзя  обучить  и за который ты ничего не
заплатила, -- у тебя есть  нюх на события. Так же, как  Перри, ты человек, с
которым случаются события.
     -- Так ты согласен, что мне следует...
     -- Однако...  -- Глин поднял руку, обрывая Нелл на полуслове, -- у тебя
есть  одна слабость. Ты  обожаешь засовывать  бедных беспомощных самцов  под
свое материнское крылышко и любовно их защищать.
     -- Ты просто представить  себе не можешь, насколько Джон Перри далек от
бедного беспомощного самца.
     -- Именно так ты говоришь. Всякий раз. Помнишь Робальо?
     -- Единственное, что я сделала с Пабло Робальо...
     --  Единственное, чего ты  с  ним не сделала... впрочем, давай не будем
вдаваться в  грязные  подробности.  Просто больше так не падай. Это не очень
для  тебя  хорошо. Если  ты  отправишься  с Перри,  следи за  своими  дикими
гормонами. Когда ты отбываешь?
     Нелл,  которая   уже  раскрыла  рот,  чтобы  заспорить,  резко  сменила
направление:
     -- Так ты хочешь сказать, что даешь одобрение?
     -- Когда я мог что-то тебе запретить? Я спросил: когда ты отбываешь?
     -- Через трое суток.
     -- Тогда мне лучше начать бумажную работу прямо  сейчас. -- Глин встал,
оглядывая  обеденный  зал.  Место было совершенно пустынным, если не считать
нескольких других пар, глубоко погруженных в деловые переговоры.
     --  Да,  кстати, -- Сефарис  повернулся обратно  к  Нелл. -- Еще только
одно.  Помнишь, когда ты  связалась  со мной  после  того,  как засняла обед
Внутреннего Круга в  честь  Сайруса Мобилиуса,  ты попросила  меня  поручить
кому-нибудь  выяснить  насчет  того  нового крупного  проекта, о котором  он
упоминал? Что ж,  на  это ушло немалое время,  но  сегодня  днем  я все-таки
получил обратную  связь.  Это  реально,  и это  может  иметь  потенциал  для
крупного репортажа. Проект связан с использованием колоссальных термоядерных
установок -- тут никаких сюрпризов. Но если Мобилиус  получит одобрение, они
будут использованы  не на Земле.  Их разместят  на  Европе.  Как тебе  такой
вариант?
     Несколько секунд перед  тем, как он покинул обеденный зал, Глин Сефарис
наслаждался выражением  лица Нелл. Ее не так  просто было чем-либо  удивить.
Глин знал, что Нелл  хочет задать ему вопросы, но он сказал ей все, что знал
о  новом проекте Мобилиуса. Если  она  хочет большего, ей придется раскопать
это самой.
     Глин не сказал Нелл только одну вещь -- и  не был уверен, что собирался
сказать. По крайней мере,  пока  она не отбудет в систему Юпитера.  Утром он
прочел блок входящих новостей из Аренаса. Путевой самописец  со сбежавшей на
карнавале платформы был  исследован  службой  безопасности,  и точность  его
работы оказалась теперь поставлена под вопрос.
     Если  верить самописцу,  во  время своей  бешеной  гонки  вниз по холму
платформа достигла скорости более пятидесяти миль в час.
     Быстрее  спринтера  мирового класса.  Гораздо быстрее, согласно  данным
технической службы Глина Сефариса, чем кто-то из людей когда-либо бегал.





     Это было  самое печальное из всех  возможных заданий --  все  равно что
бросать собственных малолетних детей. Камилла в состоянии транса сидела одна
у компьютера,  закрывая  файлы, сворачивая эксперименты, ставя программы  на
консервацию. Через час с Камиллой Гамильтон будет покончено; в центре РСН не
останется ничего от нее и ее работы.
     Так что прощай, НГК 3344.  Спектроскопическое зондирование  поперечного
сечения  низкоэнергетичной   гелиевой  термоядерной  реакции  в  центре  той
идеальной спиральной галактики должно было  закончиться. Прощай,  СГК 11324.
Больше никаких  наблюдений за той мрачной тайной  в трех миллиардах световых
лет от Солнца.
     А теперь прощайте и особенные ее детишки: галактики столь далекие,  что
даже РСН не смогла бы разложить их центры на отдельные звезды.
     Камилла  стерла  программные  последовательности  для четырех  из  этих
галактик. Приступая к  стиранию пятой,  она помедлила.  Программа наблюдения
для этого эксперимента в дальнем  инфракрасном диапазоне была  только-только
начата. Камилла использовала мультимиллиметровые длины волн для исследования
термоядерных процессов  с более тяжелыми элементами,  пока  они прокладывали
себе дорогу от углерода до  железа.  Ранние результаты  из этой галактики, в
семи  миллиардах световых  лет отсюда, уже показывали интригующие  аномалии.
Камилла получила  тонкую россыпь точечных данных, очень далеких от того, что
предсказывала теория.
     Должна ли  она была стереть и этот  эксперимент? В принципе --  должна.
Таковы  были  полученные  Камиллой  инструкции.  Но предположим,  она просто
перевела  бы его в фоновый режим  в программирующем алгоритме РСН? Тогда  ее
наблюдения  проводились бы  только в  мертвое  время, когда  никакой  другой
наблюдатель  не использовал  бы  блок  телескопов.  Никто не стал бы на  это
досадовать и, скорее всего, даже бы ничего не заметил.
     Такой способ  проводить  эксперименты был  поистине  варварским  -- без
всяких гарантий, что результаты когда-то будут получены.
     Однако  посредством этого  самого способа они с  Дэвидом вынуждены были
действовать в течение всего того периода, пока РСН проверялась. Камилла  уже
насобачилась обращаться  с  провалами в  массивах данных и неполными циклами
регистрации.
     И  предположим,  кто-то  выяснит,  что  она  сделала?  Что ж,  ей будет
запрещено дальнейшее использование РСН -- и хуже, чем  сейчас, все равно уже
не будет.
     Камилла положила свой эксперимент на самое дно приоритетного списка РСН
и присвоила ему  совершенно безобидное  название -- такое, которое случайный
пользователь расценит  как  название  собственных  диагностических  процедур
блока  телескопов.   Она  установила   там   наружный   "жучок"   со   своим
идентификационным номером, чтобы иметь возможность запросить соответствующий
банк данных РСН издалека. Затем Камилла расписалась за  систему, определенно
чувствуя себя преступницей.
     Но преступницей нераскаянной.
     Наконец Камилла  вышла из отсека управления РСН и направилась  к жилому
отсеку. Дэвиду следовало рассказать о  том,  что  она проделала,  и дать ему
шанс  проделать  то же  самое  с  одним из  его  любимцев.  Отмена глубокого
зондирования РСН произвела по меньшей мере один благотворный эффект;  теперь
им с Дэвидом больше не за что было сражаться. Они стали необыкновенно милы и
нежны друг с другом. Камилла, задействовав колоссальный самоконтроль, сумела
избежать дальнейшего разнюхивания про путешествие Дэвида на Землю.
     -- Хочешь  знать, как  выглядит закоренелая преступница? -- начала  она
рассказывать широкой спине, вплывая в отсек.
     И  тут же резко  оборвала себя.  Дэвид Ламмерман  был  не один. Камилла
отчетливо видела, что из-под маленького столика торчит еще чья-то пара ног.
     Лицо  вновь  прибывшего  было  защищено  от   обзора  рядом  буфетов  с
продуктами. Двинувшись мимо Дэвида, Камилла увидела торчащий нос, выдающиеся
надбровные дуги и густую шапку седых волос. Она сразу же узнала этот волевой
профиль.  Всякий,  кто  работал  с  термоядерной  энергией,  пусть  даже   в
абстрактной науке, а не в коммерции, знал его из сотен комиксов.
     Камилла  смотрела  на  Сайруса  Мобилиуса  слишком   пристально,  чтобы
проявлять  вежливость,  тогда  как  он  непринужденно  повернулся  к  ней  и
улыбнулся.  Бледные,  пустые  глаза  потеплели  и  осветили  все  его  лицо.
Человек-легенда протянул ухоженную руку.
     -- Доктор Камилла Гамильтон, рад  с  вами  познакомиться. Ваша  работа,
разумеется, мне известна.
     Это было  такой  же колоссальной новостью, как и присутствие Солнечного
Короля  в  центре  РСН.  Камилла никогда  не проявляла ложной скромности  на
предмет своей ценности и компетентности. В том, чем она занималась, она была
лучшей. Но занималась она  частной и малоизвестной теорией, далекой от вещей
того   сорта,  который   волновал  Сайруса  Мобилиуса.  Никакие  иллюзии   о
собственном  величии  не  могли  убедить  Камиллу  в  том, что она,  подобно
Мобилиусу, знаменита по всей Солнечной системе.
     Камилла  повернулась  к  Дэвиду и  заметила на  его  лице то  же  самое
выражение  неловкости,  которое там появилось, когда  его  вызвали на Землю.
Дэвид сплел свои толстые пальцы и нещадно ломал их. Его  плечи застыли, губы
были плотно сжаты.  Он  не проявлял ни малейшего желания представить Камилле
Гамильтон Солнечного Короля.
     Машинально схватив протянутую руку  Мобилиуса, Камилла получила в ответ
деловое  рукопожатие.  Его  ладонь  оказалась  маленькой,  сухой  и необычно
теплой. Или это  ее ладонь была неестественно холодной после долгого сидения
за компьютером РСН?
     -- Что вы, черт побери, делаете в центре РСН?
     Вряд ли  это  было  дипломатичное приветствие,  однако Мобилиус по ходу
дела его пропустил.
     --  Заехал  сюда по пути  с Земли  в  систему  Юпитера.  Я  очень хотел
поговорить  с  вами, доктор Гамильтон, но не позволите ли вы мне  сначала на
пару минут отлучиться? Мне нужно отправить  сообщение через коммуникационную
сеть.
     Протиснувшись мимо  нее, Мобилиус покинул  комнату, прежде чем  Камилла
смогла хоть как-то откликнуться.
     --  Это  полный абсурд. Центр РСН не  расположен  ни на каком  разумном
маршруте  от Земли до системы Юпитера. По крайней мере, еще шесть месяцев не
будет расположен. Откуда ты знаешь Мобилиуса и зачем ты  его сюда затащил? И
почему  он вышел в тот момент, как меня увидел? -- Вопросы так и сыпались из
Камиллы, прежде чем Дэвид смог попытаться ответить хотя бы  на один. -- Ведь
это  именно  он  заставил тебя отправиться на  Землю,  разве нет? Именно  он
сообщил тебе, что нас выбрасывают из программы РСН. Зачем он это сделал... и
что ты ему про меня рассказывал?
     Теперь, когда  Мобилиуса не было в комнате, напряженное, закрытое  лицо
Дэвида немного смягчилось.
     -- Ничего,  что он сам не смог бы  мне рассказать.  Похоже, он знал про
Камиллу Гамильтон еще до того, как я прибыл на Землю.
     -- Каким образом?
     -- Не знаю.  Быть может... от того человека, который был здесь до меня,
-- Дэвид не хотел упоминать его имени; он никогда его не упоминал. --  Разве
он не отправился работать на Землю?
     -- Боже мой.  Тим Кайзер. Это все  он. Он  отправился на Землю работать
над  термоядерными проектами. --  У Камиллы  появилась  новая тревога.  Если
представление  о  ней Мобилиуса  основывалось  на  информации, исходившей от
несчастного,  страдающего  и   ревнивого  Тима,   убежденного   в   порочной
развратности Камиллы...
     --  Но  откуда ты знаешь Мобилиуса? Ты-то  с  Тимом Кайзером никогда не
встречался.
     -- Ну да. --  Теперь  Дэвид  выглядел не просто неловко,  а как-то даже
нездорово  -- хотя  физически  он был так же  крепок, как  Камилла. Она даже
минуты не видела его больным.
     -- Я не знал Тима Кайзера, -- Дэвид буквально выталкивал из себя слова.
--  И  знать  не  хотел. Ты  понимаешь.  Но  я  действительно  знаю  Сайруса
Мобилиуса.  -- Кривая улыбка явно была не на месте на его пухлом добродушном
лице. -- Можно сказать,  я всегда знал Сайруса Мобилиуса. Или можно сказать,
я его никогда не знал.
     Тут  скованность  ушла  из плеч  Дэвида,  и он  со  взрывчатым  вздохом
огромного облегчения осел в кресле.
     --  Он  мой отец,  Камилла. Мой настоящий биологический отец,  будь  он
трижды проклят.
     Камилла  недоверчиво на него уставилась. Она понимала, что  другие люди
могут иметь знаменитых родственников, даже  если у нее самой никого  нет. Но
Мобилиус как отец Дэвида...
     -- Ты никогда мне об этом не говорил.
     --  Конечно, не говорил.  Я не хотел, чтобы ты знала... не хотел, чтобы
вообще кто-то знал.
     -- Но Дэвид Ламмерман...
     -- Ламмерман -- фамилия  моей матери.  Они  с Мобилиусом прожили вместе
всего шесть  месяцев.  После войны --  когда  он  впервые прибыл на Землю  с
Пояса.
     -- И он от тебя отрекся?
     -- Нет. Это она от него отреклась. Она даже не хотела, чтобы я упоминал
его  имя.  Никогда. Я этого и не делал. Зато она  упоминала  его  достаточно
часто. Она уверяла меня, что он страшный  человек -- ничего похожего на того
симпатичного  индивида,  которым он  притворяется.  Я  ей  верил --  в конце
концов, я был всего  лишь ребенком. Теперь  я вижу, как она была неразумна и
жестока, но тогда я этого не знал.
     Она умерла, когда мне было семнадцать, и оставила меня  одного. Но я бы
никогда ничего у  него не попросил -- даже ради спасения  собственной жизни.
Он  сам  пришел ко мне через месяц после ее смерти.  Он  был  слишком велик,
чтобы я мог с ним справиться. Знаешь, я никогда не мог набраться духу, чтобы
попросить его уйти,  хотя мне  действительно этого хотелось.  Он сказал мне,
что есть банковский счет для оплаты моего образования, нравится  мне это или
нет. Он сказал, что не станет  подсовывать мне  еще какие-то деньги или хоть
как-то вмешиваться в мою  жизнь,  и держал слово  до прошлого  месяца, когда
вдруг возник из ниоткуда и попросил меня прилететь на Землю. Он  заплатил за
поездку и сообщил  мне новости о том,  что наша  работа с РСН прекращается и
что мы должны отсюда убираться.
     Словесный  выплеск  Дэвида  закончился.  Камилла  кивнула.  В  каком-то
странно-извращенном виде это  имело смысл. Отвергнутый -- или отвергающий --
сын  в  присутствии могущественного  отца. Сайрус Мобилиус  по-прежнему  был
слишком велик, чтобы Дэвид мог с ним справиться.
     В  то  же  время это не  имело никакого  смысла. Что Дэвид еще  от  нее
утаивал?
     -- Дэвид, я не понимаю.  Зачем Сайрус Мобилиус вызвал тебя аж на Землю,
чтобы  сообщить  то, что мы через несколько  недель  и  так  бы  узнали?  Не
существует  способа,  посредством  которого   отмену   программы   глубокого
зондирования   РСН  смогли  бы  сохранить  в  тайне.  Добрая   сотня  других
экспериментаторов  затронута здесь так же, как и мы.  Все научное сообщество
РСН буквально  гудело  новостями уже через неделю  после того,  как ты  сюда
вернулся.
     Дэвид  пожал  плечами,  но   ничего   не   сказал.  Припоминание  своих
взаимоотношений  с  Сайрусом  Мобилиусом,  похоже,  вконец  его  опустошило.
Камилла не стала давить дальше. Вместо этого она вернулась к  своим тревогам
относительно  того,  зачем  здесь  Сайрус  Мобилиус,  а  также к  плачевному
состоянию  Дэвида.  Если  Мобилиус  собрался  помыкать  Дэвидом,  ему сперва
придется  разобраться с Камиллой Гамильтон. А она все зверела и зверела. Они
с Дэвидом просидели пять минут в неловкой тишине, пока Мобилиус не вернулся.
     -- Итак, доктор Гамильтон?  -- Солнечный Король имел радостный вид и не
чувствовал  повисшего в  комнате напряжения  --  или  прикидывался,  что  не
чувствует. -- Что вы думаете о моем предложении?
     Камилла взглянула на него и  озадаченно нахмурилась.  Бросив мгновенный
взгляд на Ламмермана, Мобилиус за долю секунды уловил суть дела.
     Дэвид покачал головой, но ничего не сказал.
     -- Нет? Тогда, полагаю, лучше попытаться  мне, --  Мобилиус  вернулся к
столу, сел напротив Камиллы и приставил друг к другу кончики пальцев.
     Она снова  обратила  внимание  на его  маленькие аккуратные ладошки  --
совершенно   не  похожие  на  здоровенные  лапы  Дэвида.  Рост  и  массивное
телосложение, следовало полагать, Дэвид унаследовал от матери.
     -- Я много слышал о  вас от  Тима  Кайзера,  -- продолжил Мобилиус.  --
Кое-какие из  этих сведений вам  бы  сильно не понравились. Кайзер рассказал
мне,  что вы упрямы как ослица и так целеустремленны, что если вгрызаетесь в
проблему, то уже нипочем ее не отпускаете.
     -- Вы  не решите сложную научную проблему, если будете легко сдаваться,
мистер  Мобилиус. "А  если ты  вырос  чумазым и  нищим на Марсе, -- добавила
Камилла  про себя,  -- ты  вообще ничего  не  получишь,  если  будешь  легко
сдаваться. Даже очередной обед". Свое образование Камилла получала точно так
же,  как и свои обеды: со скрежетом зубовным. Ее упорство было всего-навсего
детской привычкой  к  выживанию, перенесенной во взрослую жизнь. Но будь она
проклята, если станет плакаться  Мобилиусу в плечо, рассказывая  ему, как ей
всегда было тяжело.
     -- Но  Тим говорит, что, хотя вы  упрямы,  -- продолжил Мобилиус, -- вы
также порой импульсивны. Даже когда  вы не правы,  пустая  трата времени вас
переубеждать.  Не  волнуйтесь, я не  стану  это  проверять  -- обо  мне люди
говорят  то  же  самое.  И  Тим также  настаивает,  что  вы лучший  теоретик
термоядерных  процессов,  какого  он  в жизни  встречал. Он говорит, что вы,
похоже, всегда знаете,  что происходит с термоядерной  стабильностью, даже в
самых запутанных ситуациях. Причем вам  даже  не надо об этом  думать. Когда
компьютерные модели дают ответы, которые вам не нравятся, вы  ищете ошибки в
программах.
     -- Нет. -- С  этим  Камилла,  по  крайней  мере, могла  разобраться, не
затевая драки. -- Он ошибается. Я все-все вычисляю, и я не доверяю интуиции.
Просто  так  получилось,  что я  открыла кое-какие  способы  визуализировать
сложные взаимодействия для получения быстрых результатов. Вроде термоядерной
версии диаграмм Фейнмана.
     -- Это еще  лучше,  -- Мобилиус вроде как  восторженно улыбнулся. --  Я
всего-навсего экспериментатор, так что я тоже выучился  не доверять интуиции
чистых теоретиков. Это обычно не лучше экстраполяции решенных случаев.
     Камилла  начала понимать, почему  Мобилиуса прозвали Солнечным Королем.
Раньше  она  думала, что это  прозвище он получил за разработку  "мобилей" и
необычайное мастерство  в практическом, коммерческом применении термоядерной
реакции. Но с таким же успехом Мобилиус  мог его получить, благодаря теплоте
и личному обаянию. Теперь его безучастные глаза  уже вовсе не  были пусты, и
Камилла чувствовала, как  его  интерес  к  ней  буквально расплескивается по
столу. Просто невозможно было таить на него злобу.
     "Бедняга Дэвид! -- подумала Камилла. -- Как было юнцу совладать с такой
силищей?"
     -- Итак, -- продолжал Мобилиус, -- я  изложил вам все эти  личные вещи.
Но я здесь вовсе не  за этим. Могу  я злоупотребить еще несколькими минутами
вашего времени  и объяснить причину? Видите  ли, у  меня  проблема. Вскоре я
рассчитываю начать работу  над самым крупным проектом в моей  карьере, и мне
нужна помощь. Вы все  поймете, когда я расскажу, что я задумал. И если то, о
чем я сейчас расскажу, покажется вам грандиозным, то это потому, что так оно
и есть -- даже для меня.
     Я хочу добавить  к Солнечной системе кое-что очень солидное. По сути, я
хочу  дать  человечеству  целую новую обитаемую планету...  -- Мобилиус взял
секундную  паузу, изучая реакцию Камиллы, а затем  рванул дальше. -- Европу.
Вы,  надо  полагать,  знаете  о  Европе  не меньше моего,  но я все же  хочу
предложить  вам  собственное  резюме.  Я  постараюсь  вкратце.   Пожалуйста,
прерывайте меня, если будете несогласны с тем, что я говорю.
     Камилла  обратила  внимание,  что, несмотря на вежливые слова, Мобилиус
начал сразу же, не дожидаясь позволения. Она очень много знала о Европе, так
что у  нее  появился  шанс  оценить  подготовку  Мобилиуса.  Он  использовал
простой,  приземленный  стиль,  не  обращаясь  к   Камилле  ни  свысока,  ни
подобострастно, но внимательно  наблюдая за  ее  лицом  на предмет признаков
замешательства или скуки.  Предложенное описание было кратким и логичным,  с
приемлемым количеством цифр. И Мобилиус, судя по всему, верно излагал факты.
     Европа: второй по близости к Юпитеру из галилеевых спутников, кружит на
орбите менее чем в семистах тысячах километров  над планетой. Обрабатываемая
по   всей   своей  поверхности  дождем  частиц  большой  энергии  еще  более
интенсивным,  нежели тот, что поливал  Ганимед,  Европа  делила  с Землей, и
только с Землей во всей Солнечной системе одну общую необычную черту: водный
океан. В случае Европы этот океан лежал под километрами льда.
     Лед  Европы  оказывался защитным  одеялом,  переменным  по  толщине, но
непрерывным  по  всей  поверхности,  не  считая  одного  места  на  стороне,
постоянно отвращенной от Юпитера. Здесь выпирали наружу  небольшие  земляные
массивы горы  Арарат, располагаясь достаточно далеко, чтобы обеспечить место
приземления и базу для поверхностных операций.
     Слабая  гравитация Европы позволяла  горе  Арарат подниматься от самого
дна   океана,  которое  в  основном  располагалось   на  глубине  пятидесяти
километров, хотя порой ныряло до сотни. Небольшая по  планетарным масштабам,
Европа тем не менее располагала самыми крупными запасами жидкой воды во всей
Солнечной системе -- и в отличие от земных океанов, это  была чистая, свежая
вода.  Просачивание   минералов  с  поверхности  почвы,  всегда  добавлявшее
соленость и  неорганические вещества в воды Земли, никогда не имело место на
Европе.
     Свежий,  холодный  и более  миллиарда  кубических километров  в объеме,
океан Европы оставался безжизненным и бесполезным из-за толщины его ледяного
щита.
     -- Но так совсем не обязательно должно быть  всегда. -- Мобилиус держал
свое обещание быть  кратким.  -- Если  лед  растапливать  снизу, пока  он не
станет всего в  пару метров толщиной,  он по-прежнему будет  щитом  защищать
Европейский океан  от жесткой радиации -- как и раньше.  А под тонким  слоем
льда будет более чем достаточно света, чтобы позволить растениям процветать.
Нужные   разновидности   уже  существуют.  То   же   самое   с  питательными
апвеллингами.  Весь   вопрос   в  энергообеспечении,  а  также  в  детальном
вычислении и контроле теплового баланса.
     Я планирую обеспечить эту дополнительную энергию.  Я разрабатываю серию
термоядерных реакторов, более крупных, чем все, что существовали до сих пор.
В океане Европы имеется весь водород, необходимый для термоядерной  реакции,
который нам может потребоваться.
     -- Вы можете получить водород, но вы никогда не получите разрешение. --
Раз Камилле предложили перебивать, она решила, что настала пора это сделать.
Дэвид определенно не  стал  бы  вмешиваться -- он  таращился  на своего отца
беспомощным  взглядом  кролика, загипнотизированного удавом.  -- Генеральная
Ассамблея   Юпитера  тридцать   лет   назад  приняла  решение  о  сохранении
Европейского  океана и  предоставлении его для глубоководных  экспериментов.
Если вы измените окружающую среду, вся научная работа пойдет прахом.
     --  Разрешение  безусловно станет  проблемой.  И  мы должны максимально
удовлетворить ученых, -- Мобилиус кивал в знак согласия, но Камилла читала в
его манере намек на то, что разрешение никакой проблемой не станет.
     Можно  было каким-то образом доказать,  что  ученые на Европе -- просто
мазилы  и  неудачники.  Нужные  шестеренки  в Генеральной Ассамблее уже были
смазаны.
     -- Что ж, есть еще более крупная проблема, чем эта, -- сказала Камилла.
--  Вы  могли  быть  слишком  заняты,  чтобы видеть объявление,  но  научный
телеграф  слухов  уже   доверху  этим  полон.   На  Европе  предположительно
состоялось открытие жизни -- аборигенной жизни,  внизу, на дне  океана. Если
это правда, все развитие Европы будет отложено на неопределенный срок.
     Но Мобилиус снова кивал -- спокойно и рассудительно.
     --  Я тоже  об  этом  слышал.  Если  это  правда,  то  такое  известие,
безусловно,  внесет большие изменения. Но  я также слышал, что пока все  это
базируется на косвенных доказательствах. Нам следует подождать и посмотреть.
А тем временем...
     Он сделал паузу.
     -- Тем временем позвольте мне быть с вами откровенным. Я основываюсь на
том предположении, что выгоды  проекта развития Европы Генеральная Ассамблея
Юпитера  расценит  как перевешивающие все возможные недостатки. Вот почему я
здесь.  Я  знаю,  что  вы  об  этом  задумывались,   ибо  не  способны  себе
представить, каким образом  центр РСН может находиться  на одном из разумных
маршрутов перелета с Земли на Юпитер.
     Впрочем,  вполне  возможно,  что  в последнее время я  не чувствую себя
особенно разумным. Я сказал, что разрабатываю термоядерные  реакторы,  и это
заявление -- чистая  правда.  Но правда и  то, что я  сталкиваюсь с  жуткими
проблемами термоядерной  стабильности,  с чем мне не приходилось иметь  дело
при   работе   с   меньшими  термоядерными  блоками  Мобилиуса.  Это   будут
"мобили-монстры".
     Я  не  могу  проделать  всего  при  помощи  небольших  экспериментов  и
экстраполяции. Мне нужна помощь теоретика. Блестящего теоретика.
     Мне нужны вы, доктор Гамильтон. Через несколько дней вы здесь окажетесь
без работы, так что более удачное время выбрать было просто нельзя. Я был бы
безумно  счастлив,  если  бы  вы  отправились  со  мной  на  Европу.  Дэвид,
разумеется,  тоже.  Тут и  говорить  нечего. Если он, конечно,  согласен. --
Мобилиус бросил до странности умоляющий взор на Ламмермана,  и Камиллу вдруг
посетило внезапное прозрение, что взаимоотношения этих двух  мужчин вовсе не
так просты, как могло показаться. Не служила ли она всего-навсего приманкой,
чтобы заманить на Европу Дэвида?
     -- Мне бы  страшно хотелось вас заполучить,  --  продолжал Мобилиус. --
Вас обоих. И подумайте о представившейся возможности,  о том, что вы сможете
рассказать  вашим  детям и  внукам,  --  Мобилиус улыбнулся,  и  его обличье
Солнечного Короля снова засияло в полную  мощь. --  Сколько людей в  истории
человечества могли сказать, что создали целый новый мир?





     Высокоскоростной  привод   стал  прямым   результатом   Великой  войны,
следствием классической эскалации  разработки оружия. Многие ученые заявляли
о  том,  что,  будь высокоскоростной привод доступен до начала войны,  самой
большой травмы в истории человеческого рода можно было бы избежать.
     Их логика была проста и правдоподобна: довоенное путешествие с Земли во
Внешнюю систему было мучительно медленным.  Перелет  до Пояса или до Юпитера
даже  на  самом лучшем  из кораблей с низкотолчковым  ионным мотором отнимал
годы. Туристические поездки  практически  невозможно  было себе представить.
Миры Солнечной системы  находились далеко  друг от друга физически, а потому
становились все дальше друг от друга культурно и социально.
     Но   послевоенное   путешествие   с   высокоскоростным  приводом,  даже
ограниченным по ускорению до одного "жэ" по причинам экономии, разрушило все
прежние  масштабы   Солнечной  системы.   С  постоянным  ускорением  времена
перелетов росли всего лишь как корень квадратный  от  расстояния. Поездка от
Земли  до  Пояса оказывалась  ненамного дольше поездки от  Земли  до  Марса.
Юпитер был в неделе полета, Сатурн немногим больше, и даже отдаленный Нептун
находился чуть более чем  в  двух неделях. Объединенная система  снова стала
реальна.
     Если  бы подобное единство было возможно  до войны,  утверждали ученые,
занимавшиеся проблемами воздействия технологии на историю...
     Впрочем, очень может быть, что ими просто руководили  благие пожелания.
Ибо с  более легким путешествием  уже психологическая  дистанция  определяла
новую  метрику  Солнечной  системы.  Местное окружение,  местные  календари,
местные  длины   суток  --  все  это   значило   куда   больше   абсолютного
местоположения. Легкое путешествие  могло  перекинуть  мост через физическую
пропасть,  однако  местная  окружающая  среда  обеспечивала постоянный  рост
социального  разделения. И на  самом  базовом  уровне  обитаемые  миры  были
слишком отличны друг от друга.
     Джон Перри и Нелл Коттер непосредственно испытали эту обширную пропасть
между  мирами  -- психологическую,  социальную  и  обусловленную  окружающей
средой, -- когда  стрелой пролетели  от  Земли  до Ганимеда  на межпланетном
транзитном судне.  МТС  было построено  с упором на  эффективность, а не  на
комфорт. Там отсутствовали обзорные иллюминаторы. Два пассажира сели на борт
на  геосинхронической  орбите  Земли,  где Солнце казалось  неистовым  белым
шаром.  Меньше  недели  спустя  они  покинули  герметичную  коробку  МТС  на
поверхности Ганимеда, обнаруживая  Солнце уменьшившимся  до  одной пятой его
обычного   диаметра.   Крошечный    пылающий    диск   казался    достаточно
незначительным. Место Солнца заняла широкая, разбухшая физиономия Юпитера, в
полторы  тысячи  раз крупнее, неподвижно  нависающая  над их  облаченными  в
скафандры телами.
     Высаживаясь на  поверхность,  Нелл  испытывала  смешанные  чувства.  Ей
отчаянно требовалось убраться с  этого корабля, потому что она уже сходила с
ума, упакованная на семь дней в трехметровое пространство без всякой надежды
на избавление. Очень удачно со стороны Глина Сефариса было отпускать шуточки
перед  отбытием  насчет "межпланетного любовного  круиза"  для Нелл  и Джона
Перри. Идея  вроде  бы и впрямь казалась  классной,  да  и Джон  во время их
последнего лихорадочного дня на Земле  проявлял признаки того, что готов для
этого дела, как только  окажется свободная  минутка. Никакой надежды! Только
не по соседству со  скучающим капитаном  корабля,  летевшего  по  простейшей
МТС-траектории,  что  представляла собой  едва  ли не прямую линию.  Капитан
торчал  так  близко к  Нелл, что  она  могла  пересчитать  волоски у  него в
ноздрях. На этом судне не было решительно никакого уединения!
     "Капля"  путешествовала  вместе  с ними. Погружаемый  аппарат,  который
изнутри  казался  таким  маленьким,  теперь   разбух  до  невозможности.  Он
застолбил за собой  большую часть обычного жилого пространства,  а то и дело
повторявшийся совет Джона:  "Расслабьтесь, мы скоро там будем" -- только все
усугублял. Он-то привык жить в такой  теснотище,  и внутри МТС действительно
было  куда  больше пространства, чем в любом  погружаемом  аппарате.  А Нелл
требовался воздух, свобода и ветерок на лице.
     Чего ей, к несчастью, теперь довольно долгое время получить не светило.
Высадившись  с МТС, Нелл оглядела  неровную поверхность Ганимеда, после чего
заговорила в свой субвокальный диктофон: "Что ж,  я ошиблась.  Мне  сказали:
"Камень, холод и лед", а я сказала: "Отлично -- совсем как в Антарктике". Но
мой рассудок меня предал. Здесь гораздо пустыннее и неблагодарнее. Ни снега,
чтобы припорошить наклоны, ни атмосферы, чтобы  сгладить острые грани. Лед я
действительно вижу  --  здесь его навалом. Но солидная  его  часть  вовсе не
водяной  лед. Это  замерзший углекислый  газ и  аммиак, связанный  в твердую
форму  холодом за  пределами  всякого  антарктического опыта,  даже  в самую
трескучую из морозных  июльских  зим. Я также  испытываю странные  ощущения.
Готова вот-вот всплыть вверх, к  чертям  собачьим. Гравитация  здесь, должно
быть, еще меньше, чем на Луне".
     Была  здесь и еще одна странность. Слева,  светясь возле укоротившегося
горизонта в зловещем полумраке, зиял громадный разрез в поверхности. Это был
шрам,  оставленный каменным метеоритом, что нанес  Ганимеду скользящий удар.
Логика  подсказывала  Нелл,  что  это случилось  давным-давно,  быть  может,
миллиард  лет  тому  назад.  Однако очертания борозды  были  такими четкими,
такими острыми, что она словно бы не далее как этим утром образовалась.
     И, вполне возможно, точно такой же метеорит мог прибыть прямо сейчас.
     Нелл обвела  небо своей видеокамерой.  Там виднелось  еще одно небесное
тело, совершающее  транзит по румяной  физиономии  Юпитера.  "Европа, должно
быть,  -- прокомментировала Нелл. -- Именно  туда  мы и направляемся  --  по
крайней мере, Джон.  Мне еще предстоит  найти  способ попасть туда  вместе с
ним. И  она кажется большой, куда  больше, чем я  ожидала. Такой же большой,
как Луна с Земли".
     Европа, подобно Юпитеру, была в полуфазе.  С трудом верилось в  то, что
неистовая  искорка  Солнца,  далеко   справа   от  Нелл,  могла  отбрасывать
достаточно света, чтобы  озарять всю гигантскую планету,  нависающую над  ее
головой. Нелл сделала  наезд на  морозное полумесячное  изображение Европы и
внезапно  заметила  сбоку  камеры  мигающий огонек.  "Разумные" схемы внутри
аппарата  предупреждали  ее  о том,  что какая-то  гадость  вмешивается в их
деликатную  электронику. Нелл  потребовалось  еще  несколько  секунд,  чтобы
понять,  что  это  должна  быть  за   гадость.  Дождь  незримых,  но  вполне
смертоносных частиц хлестал по ней и отражался ее скафандром, но у камеры не
имелось скафандра.  Высокоскоростные протоны  прожигали ее внутренние схемы,
ибо она не была рассчитана на использование в подобных условиях.
     Нелл забеспокоилась, что камера может  быть безнадежно испорчена. Затем
ее посетила  еще более  скверная мысль. "Эти  частицы подлетают на считанные
миллиметры к моей коже, сдерживаемые  полем скафандра,  -- подумала Нелл. --
Но что, если скафандр выйдет из  строя? Я этого не узнаю, пока капитально не
поджарюсь, а тогда уже слишком поздно будет по этому поводу беспокоиться".
     Люди  вокруг Нелл  явно  не разделяли ни одну из ее тревог. Посредством
коммуникационного  блока, штуковины  странно  усовершенствованного  дизайна,
который  позволял  сигналам  входить  и  выходить,   одновременно  отваживая
мародерствующие  протоны большой энергии, она  слышала  беззаботную болтовню
поверхностной  бригады,  пока  та выгружала  "Каплю"  и  задвигала  МТС  под
защитный колпак.  Люди обменивались шутками и  оскорблениями, совершенно  не
торопясь бежать вниз,  в  безопасное укрытие внутренностей Ганимеда. Если бы
не  облегающие  скафандры  и  причудливое окружение, это вполне  могла  быть
бригада  докеров, беспечно разбирающаяся с грузовым  кораблем  где-нибудь  в
Аренасе.
     Джон  Перри ни с кем  не  общался.  Нелл знала почему. "Теперь-то я его
раскусила, -- подумала она. -- Он -- Ледяной Человек только в  тех  случаях,
когда  присутствует  какая-то  внешняя  опасность.  А  когда   это  какие-то
внутренние тревоги или проблемы общения с людьми, он не спокойней меня. Куда
меньше спокоен. Сейчас он беспокоится о том, какое впечатление он произведет
на Хильду Брандт".
     -- Вперед, -- сказал незнакомый голос прямо в ухо Нелл.
     МТС  теперь оказался в  безопасности под колпаком,  и к вновь прибывшим
наконец-то  обратились  напрямую.   Полдюжины  поверхностных  рабочих  стали
двигать  "Каплю", и  Нелл с  Джоном повели в том же  направлении. Нелл вдруг
поняла, что смотрит на гигантскую  шахту,  почти вертикальный  тоннель. Вход
туда  изначально  был одним  из кратеров, образовавшимся  после метеоритного
удара. В  шахте имелся  гигантский лифт, и  она  представляла собой одну  из
многих  входных  точек в бесконечные  километры  внутренних пещер  Ганимеда.
Наверху  стояла  массивная  кабина, и  "Капля"  уже почти  заняла свое место
внутри нее.
     Нелл  последовала  за  Джоном  в  кабину  и вскоре услышала  треньканье
пульсирующих  магнитных  полей.  Затем  кабина  медленно  заскользила  вниз,
двигаясь соответственно низким ускорениям в гравитации Ганимеда.
     Двое рабочих  отправились вместе с ними; остальные  остались заниматься
другой работой на поверхности. Нелл с Джоном последовали примеру своих гидов
и  сняли  поверхностные  скафандры прямо в лифте, как только приток  теплого
воздуха  нормализовал  внутреннее давление. Все молчали.  Нелл  не  хотелось
пользоваться своим субвокальным  диктофоном,  хотя  картинки  "Капли"  и  их
спуска   на  лифте  она  все-таки  засняла.  Ее   камера,  похоже,  пережила
воздействие убийственного потока частиц на поверхности.
     Достигнув  нужного  уровня, они вышли.  И тут  наконец-то,  впервые  за
неделю, Нелл почувствовала себя комфортно. Если не считать отсутствия окон и
неестественно низкой гравитации, она вполне  могла  находиться на подвальном
уровне   здания   где-нибудь   в   Стэнли  или   Дунедине.   Мысленно   Нелл
экстраполировала ледяную  пустыню  поверхности Ганимеда  на все  его  недра,
ожидая  чего-то смутного,  мрачного и  запретного.  Однако увидела  она ярко
освещенное помещение, где стены так и пылали  красками и жизнью. Повсюду там
были растения -- от знакомых видов, которые запросто можно было встретить на
улицах Пунта-Аренаса,  до чужеродной экзотики, длинные,  изгибающиеся стебли
которой  могли  развиться  только в мире, где  гравитация  оказывалась очень
слабым ограничением для роста.
     Прибывших  поджидали  -- по крайней мере, Джона.  Не  успел он выйти из
лифта, как какая-то женщина подошла его поприветствовать.
     -- Доктор Джон Перри? Добро пожаловать на Ганимед. Я Хильда Брандт.
     Проигнорированная Нелл тут же нацелила  свою камеру  и  добавила сжатое
субвокальное описание. "Доктор Хильда Брандт. Совсем не  то, чего я ожидала.
Она чертовски  старая.  Догадываюсь, где-то к семидесяти. Каштановые волосы,
ярко-карие глаза,  очень  смуглое  лицо.  Коренастого  телосложения.  Одежда
удобная,  но не  стильная.  Вид  добродушно-веселый  и...  как  бы  сказать?
Какой-то  материнский.  Сложно  увидеть  в  ней  не только  главного ученого
Европы, но и  вообще ученого. Хотя это всего лишь  мои  предрассудки. Ученым
полагается быть целеустремленными, серьезными и сосредоточенными. Как же так
получается, что они никогда такими не бывают?"
     Джон  уже  отступил обратно в  лифт и принялся показывать Хильде Брандт
главные  особенности  прибывшего погружаемого  аппарата.  Его манеры  так  и
остались скованными и официальными. Нелл, стоя  поодаль, внимательно изучала
их обоих. Что-то странное было в  том, как они стояли,  но  ей потребовалось
несколько секунд, прежде чем она это подметила.
     Джон  Перри  привез  с  Земли первоклассную субмарину,  которую  доктор
Брандт  специально  запрашивала.  В  системе   Юпитера   имелись  изощренные
погружаемые  аппараты   для  исследования  атмосферы  планеты,  но   ничего,
специально  предназначенного  для  воды.  Хильда  Брандт  должна  была  быть
предельно заинтересована  тем, на что именно способна "Капля". Тем  не менее
она стояла лицом  к Джону Перри, и все ее внимание казалось сосредоточено на
нем. На "Каплю" она даже не взглянула. Ни разу.
     А выражение ее лица было при этом... каким?
     Нелл  не  на  шутку  этим  озадачилась. "Дружелюбным? Это  определенно.
Собственническим?  Близко к  тому.  Как  будто  она  готова  съесть  Джона с
костями. Жадным? Это еще  ближе, потому что она словно бы  едва удерживается
от того, чтобы его обнять. Боже мой, клянусь, дело именно так и обстоит! Она
хочет его обнять. Грязная старуха.  Впрочем,  я испытываю такое же желание и
надеюсь по-прежнему испытывать его в ее возрасте. (Отредактировать!  И ближе
к делу!)"
     Хильда  Брандт энергично  трясла  головой. Нелл с трудом  перевела свое
внимание на то, что эта женщина говорила.
     -- Очень  деликатная  окружающая среда.  Возможно, самая  деликатная во
всей  Солнечной  системе.   Мы  безусловно   хотим,  чтобы  вы   исследовали
европейское морское дно. В конце концов, именно за этим вы  сюда с  Земли  и
прибыли.  Однако все  передвижения погружаемого аппарата  должны подчиняться
жесткому контролю.  Никаких случайных  блужданий по Европейскому  океану, --
Хильда  Брандт улыбнулась. Ее карие глаза буквально заискрились, и она взяла
Джона под руку. --  Извините, что приходится это говорить, но если вы из той
породы ученых, что работают со мной, то уходить с проторенной дорожки должно
быть вашим любимым занятием. А моя задача -- защитить Европу.
     По-прежнему держа Джона под руку, Хильда Брандт начала  отодвигаться от
"Капли", медленно, но достаточно твердо -- так, чтобы ни у  кого не осталось
никаких  сомнений, что она  больше  не собирается тратить  время  на  осмотр
погружаемого  аппарата.  И  что  бы  она  там с  Джоном  ни  проделала,  это
определенно  подействовало.  Судя  по благодушному  выражению его  лица,  он
совершенно купился на обаяние директора научно-исследовательского центра. По
пути вниз в лифте Джон  не способен был хоть немного расслабиться, но теперь
Нелл точно могла сказать,  что он спокоен и  расслаблен. После неполных пяти
минут общения с Хильдой Брандт Джон был абсолютно с ней в ладах.
     "Может,  доктор Брандт и  меня научит паре-другой фокусов? --  подумала
Нелл.  -- Но, черт побери, как же мне на Европу пробраться? Джон, ты, свинья
неразумная, ты даже не попытался меня представить".
     Хильда  Брандт  уже   покинула  вестибюль  и   теперь  вела  Джона   по
горизонтальному коридору, который, похоже, вознамерился тянуться вечно. Нелл
тихо пристроилась позади них и ткнула Джона  в спину. Он обернулся и получил
мысленное послание. Затем он поманил Нелл к себе, чтобы она шла с ним бок  о
бок.
     -- Доктор Брандт, это  Нелл Коттер. Она прибыла вместе со мной с Земли.
Она сопровождала меня во время моих последних погружений на "Капле".
     Джон  нашел  неплохой  способ  все  это  изложить,  особенно  поскольку
"последние погружения" сразу переводили  все дело из  единственного числа во
множественное. Но Хильда Брандт на это не купилась.
     -- Сопровождала вас как  научная  сотрудница?  -- сразу же осведомилась
она.  Карие  глаза внимательно  осмотрели  фигуру  и одежду  Нелл,  а  когда
добрались   до   лица,   то   показались  скорее   проницательными,   нежели
дружелюбными. Нелл начала пересматривать свои представления об этой женщине.
     --  Как...  ассистент,  --  начал  Джон  и  был  спасен  от  дальнейших
объяснений другим голосом из двери слева по коридору:
     -- Хильда? Можно вас на минутку?
     Высокий  худой мужчина лет  тридцати с  хвостиком выскочил  в  коридор.
Глаза его были такими же яркими, что  и  у Хильды Брандт, но ему недоставало
ее  непринужденных  манер. Он не просто посмотрел  на Нелл и  Джона -- он  с
откровенным   любопытством  на  них  уставился.  Затем  мужчина  в  ожидании
повернулся к Брандт.
     -- Доктор Джон Перри, -- сказала она наконец. -- И Нелл Коттер.
     Брандт с  первого  раза  запомнила имя и фамилию Нелл. Наблюдательность
директора научно-исследовательского центра подскочила на шкале  Нелл  еще на
одну отметку.
     --  Они  прибыли  с  Земли  всего  несколько  минут  назад,  --  Брандт
повернулась к Джону и Нелл. -- Позвольте представить вам Тристана Моргана из
проекта "Звездное семя".
     -- Я с Ганимеда, --  сказал Морган. -- Родился здесь, но жил в основном
где приходилось. Мы с доктором Брандт старые друзья  и сотрудники. Вы знаете
про  "Звездное  семя"?  --  У  него   была  гиперкинетическая  манера  мигом
перескакивать с одного  предмета на другой.  Вообще Тристан Морган напоминал
человека, который двух минут спокойно не усидит.
     --  Знают они или нет, Тристан,  -- твердо  сказала Хильда  Брандт,  --
сейчас вы  им  об  этом рассказывать не будете. -- Она повернулась обратно к
Джону и Нелл: -- Тристан готов  в любое время дня и ночи рассказывать  всем,
желают они того или нет, больше, чем им требуется знать о проекте  "Звездное
семя".
     --  О  том  беспилотном  межзвездном зонде?  --  спросила  Нелл.  --  С
термоядерным приводом на  смеси гелия-3/дейтерия? Не могу понять,  почему вы
просто   не    воспользуетесь   "мобилем".   --   Она   была   вознаграждена
удивленно-одобрительным взглядом Хильды Брандт. Не было нужды объяснять, что
Нелл в  свое  время  монтировала  несколько  часов документального  фильма о
"Звездном семени". Разумеется, против собственной воли. Просто это было одно
из первых заданий Глина Сефариса.
     -- Не подначивайте его, -- Брандт рассмеялась. -- Иначе вам уже никогда
не отделаться.  Итак,  Тристан, что  вам сейчас от меня  нужно? Вы спросили,
есть ли у меня минутка, и примерно минутка у меня как раз есть.
     Тристан Морган одарил ее взором оскорбленной невинности.
     -- Я  собирался оказать вам  большую услугу. Вы знаете, что Вильса  Шир
сейчас в системе Юпитера? Ну так вот, я взял ее на станцию "Геба", а затем в
далекий круиз по  атмосфере планеты. Ее агент чуть с ума не спятил, когда об
этом узнал. Но ей страшно понравилось. И Вильса оказала мне ответную услугу.
Сегодня вечером в семь пятьдесят она  дает первое представление своей  новой
законченной  работы,  "Галилеевой  сюиты".  И   она  организовала  для  меня
контрамарки. Целых три штуки. Я предлагаю вам одну!
     Не  раздумывая,  Нелл  включила свою  камеру.  Тристан  Морган  был  до
странности  импульсивным мужчиной, и слова выскакивали  из него  так,  точно
внутри у него было давление по  меньшей мере в десять  атмосфер. Вильса Шир?
Это имя было  Нелл  смутно  знакомо, но  и только. Она видела  его где-то  в
сводках новостей.
     Хильда Брандт качала головой.
     -- Я бы  хотела,  Тристан,  очень бы хотела. Но у меня слишком  плотный
график. Я должна вернуться обратно на Европу, а сюда я прибыла только затем,
чтобы  встретить  доктора  Перри...  --  она  улыбнулась Джону, дублируя  ту
материнско-собственническую улыбку, которую Нелл уже  успела подметить, -- и
увидеть его знаменитый погружаемый аппарат. А теперь я должна бежать.
     --  Вильса Шир, -- неожиданно сказал Джон. --  Известная клавишница?  У
меня есть  дюжина  ее записей -- дома, в  моей тихоантарктической коллекции.
Она  по-настоящему хороша  --  так  же  хороша,  как  Фехманн. Я  специально
смотрел, не дает  ли  она  концертов на Земле, но, по-моему,  она  их там не
давала. Если  вы не сможете остаться и послушать ее, доктор Брандт, вы очень
многое потеряете.
     Джон обращался  к Хильде Брандт, но смотрел на Тристана Моргана, причем
так, что этот взгляд сложно было неверно истолковать.
     -- Разумеется, вы  можете пойти, -- почти без паузы  сказал Тристан. --
Теперь у меня есть  две свободные  контрамарки. Вы правы -- Вильса живет  на
Поясе и никогда не бывает на Земле. По  сути, это  ее первый визит в систему
Юпитера. -- Тут в его глазах зажглась новая мысль. -- Знаете, очень забавно,
что  вам  случилось  упомянуть  Фехманна,  потому что  не  далее как вчера я
слушал,  как  Вильса Шир исполняет  клавишную аранжировку  Фехманном  финала
моцартовского скрипичного квартета -- К 464. Вы ее знаете?
     -- У  меня есть запись  этой аранжировки, исполненной  самим Фехманном.
Ля-мажор, верно? Как он с полифонией справляется!
     -- Действительно. Однако Вильса смещает акцент, и получается еще лучше.
     Хильда  Брандт поймала взгляд  Нелл и снисходительно улыбнулась. "Ох уж
эти парни", -- сказала ее улыбка.
     --  Итак,  вы  были   с  Джоном  Перри  на  большинстве  его  последних
погружений.  --  Брандт уже не обращала внимания на двух  мужчин,  которые с
головой  ушли  в  обсуждение  псевдофуговых форм, обнажая  ту  сторону Джона
Перри, с которой Нелл еще не  сталкивалась. -- Не был  ли  это, в частности,
тот раз,  когда  погружаемый  аппарат встретился  с  глубинным извержением и
испытал  превышение  допустимого давления  на корпус? Должно быть, это  было
очень страшно.
     -- Для меня,  но не для Джона.  Его ничто  не пугает. --  Не  то  чтобы
Хильда Брандт протягивала ей  оливковую ветвь, но была близка  к тому. И это
давало Нелл возможность доказать,  что она тоже кое-что  знает -- да, узнала
специально  для программы, но разве об  этом требовалось  рассказывать? -- о
глубоководных исследованиях и о формах жизни у гидротермальных отдушин.
     Лучший шанс ей представиться не мог. Нелл придвинулась поближе к Хильде
Брандт и приступила к саморекламе.
     Джон  Перри  обожал жизнь на плавучей базе  Тихоантарктики,  но даже он
вынужден был признать,  что она имела  свои ограничения. Наружная окружающая
среда все время менялась. Джон испытывал постоянную  радость, пока массивный
сегментированный понтон двигался под  солнцем и дождем, по плоским гладям  и
сквозь воющие штормы. И  все  же внутри этой меняющейся окружающей среды ему
приходилось  иметь  дело  с одной  и той  же  фиксированной  группой  людей:
персоналом Тихоантарктики-14,  а  время от времени  со своими  коллегами  на
других  плавучих  базах.  Невесть по  какой причине работа на Тихоантарктике
привлекала  очень мало  меломанов.  А  потому, хотя  Джон прослушивал  массу
записанной  музыки,  ему почти не  с  кем было  о ней  поговорить  --  и  уж
совершенно определенно  там не  водилось таких знающих и горящих энтузиазмом
людей, как Тристан Морган. Он уже знал, что будет скучать по Тристану, когда
вернется на Землю.
     Кроме  того, на Земле  Джон находил еще  меньшую возможность  послушать
живые  музыкальные  представления. За шесть  лет  на  Тихоантарктике-14  ему
удалось посетить  всего  лишь  с полдюжины концертов. И ни  один  из них  не
давался в масштабах Большого концертного зала на Ганимеде.
     По  сути, Джон не был уверен, что любой земной зал, до войны или после,
смог бы посоперничать с тем, что  он видел теперь. Он  все оглядывался, пока
опоздавшие члены аудитории устраивались  на своих  местах, и в итоге  решил,
что низкая гравитация отвечала за большую часть обескураживающего эффекта. В
поле тяготения всего в одну седьмую земного стены могли воспарить до нелепых
высот, тогда как гофрированные перекрестные детали далекого потолка поражали
землянина своей неестественной тонкостью и хрупкостью. Весь зал был вычерпан
из внутренностей Ганимеда  со щедростью необычайной  --  он составлял метров
сто двадцать в вышину и еще больше  в ширину. Сиденья были славно разделены,
но  расположены  слоистыми  уступами,  так   что  зрители  в  передних  ряды
находились  где-то  у  Джона  под ногами. Он  видел  их сквозь  тонкую сетку
стекловолокна, что поддерживала ярус, где сидели он,  Тристан Морган  и Нелл
Коттер.  Это  было  все  равно что  занимать ненадежное  сиденье в  открытом
космосе,  если не  считать  того,  что  любое  падение стало  бы  медленным,
управляемым и вряд ли причинило бы упавшему серьезные повреждения.
     Одно,  по крайней мере, было здесь  общим  с  земными концертами.  Хотя
музыка по расписанию должна была начаться через считанные секунды, в публике
все еще шло какое-то брожение. Всем  вдруг вздумалось  дружно откашливаться.
Джон снова  взглянул  на  программку. Концерт  должен  был начаться довольно
традиционно, с клавишных произведений Баха, фантазии и фуги ля-минор. Дальше
следовала посмертная соната си-бемоль  Шуберта, а в заключение -- "Галилеева
сюита". Вильса Шир  изрядно  рисковала, предлагая  публике  сравнивать  свою
новую композицию с двумя величайшими клавишными работами в истории.
     Занавеса там не имелось,  но дизайнеры сотворили какую-то  хитрость  со
светом и зеркалами. В один момент сцена казалась голой. А в следующий Вильса
Шир уже сидела там за открытым роялем. К публике был обращен ее профиль.
     Она  начала  сразу  же,  после самого  кратчайшего  взгляда и  улыбки в
сторону  слушателей. Джон  уловил вспышку  белых  зубов  на темно-коричневом
лице. Музыка началась, и он в нее погрузился.
     Вильса Шир исполняла  Баха с такой  свободой в аппликатуре, какую Джону
прежде слышать не  доводилось; каждая  клавиша словно бы  представляла собой
отдельный  инструмент.  И все  же  каждый  артикулированный  голос  дополнял
остальные, создавая  идеальное музыкальное  равновесие.  А когда фантазия  и
фуга подошли к концу, Вильса  сделала довольно странную вещь. Она совершенно
внезапно,  не  позволяя  публике  откликнуться  аплодисментами,  перешла  ко
вступительным аккордам Шуберта. Эти  два произведения, всего лишь на полутон
разделенные  в  ключевых  знаках,  однако  далекие  друг  от друга  во  всем
остальном,  никак не должны  были  состыковаться.  И  все  же они  прекрасно
состыковались. За полифоническим  совершенством последовала  подлинная мечта
мелодии  и  отважные гармонические секвенции  -- с той  же неизбежностью,  с
какой на Земле одно время года сменяет другое.
     В конце длинного финального аллегро  Шуберта Джон вышел из оцепенения и
огляделся.
     Знала ли публика,  что она слушала? Раздались аплодисменты, но вовсе не
оглушительные. Джон  заподозрил,  что многие здесь, как  нередко  бывает  на
премьерных представлениях, пришли только ради новой работы -- причем даже не
послушать  ее, а просто  чтобы их  увидели присутствующими на знаменательном
событии.
     Тогда Джон  глянул вправо. Его приговор  мог  относиться  к большинству
зала,  но  только  не к  его соседу. Тристан Морган бешено  аплодировал.  Он
кивнул Джону.
     -- Великолепно, правда? Разве это не волшебство?
     -- Абсолютная магия. -- Но  говорил  ли  Тристан о  Вильсе Шир или о ее
концерте? -- Она лучшая из всех, кого мне доводилось слышать.
     Морган ухмыльнулся Джону.
     -- Тогда немного подождите. Вы еще ничего не слышали.
     На сцене  происходила еще  одна  загадочная трансформация. Вильса  Шир,
похоже, не  сдвинулась с места, но  рояль перед  ней исчез.  Его место занял
двухклавиатурный  синтезатор, который медленно поднимался над сценой. Вскоре
публика смогла увидеть ноги Вильсы Шир, обтянутые синими брюками. Синтезатор
и  исполнительница   продолжали  подниматься.   Наконец  показалась   третья
клавиатура, на уровне ног исполнительницы.
     И  тут  Джон,  вместе  с  остальной   публикой,  впервые  увидел  голые
коричневые ступни Вильсы Шир. Он охнул. Пальцы ее ног тянулись по всей длине
ступни, до  самой лодыжки. Джон  завороженно  наблюдал, как она сгибает их и
разводит, беря  интервал чуть  ли  не в тридцать сантиметров пальцами каждой
ступни.
     Он снова повернулся к Тристану Моргану.
     -- Она была модифицирована. Я этого не знал.
     --  Большинство  жителей  Пояса  таковы.  Это большое преимущество  при
по-настоящему  низкой гравитации.  Но это не  так важно -- главное  то,  что
посредством этого делает Вильса. Вы сами увидите и услышите.
     Тем  временем Вильса Шир  повернулась лицом  к публике  и впервые к ней
обратилась.
     -- Дамы и господа. "Галилеева сюита: Ио, Европа, Ганимед и Каллисто".
     И  она  снова начала без  малейшей задержки.  Музыка "Ио" была быстрой,
пульсирующей и энергичной, с  синкопированной  вибрацией  в глубоком  басу и
вспышками  пламени в  сопрано. Синтезатору приходилось  постоянно работать с
широким   разнообразием   оркестровых   красок,   которые   его   заставляли
производить. То, каким образом эти звуки безотказно предлагали человеческому
уху и мозгу  пульсирующую, сернистую преисподнюю  Ио, просто озадачивало. Но
она определенно была там, во всем своем вулканическом неистовстве.
     "Европа" по контрасту была холодной загадкой: четыре плавные атональные
темы лениво  переплетались  и  в  итоге  разрешились  твердым  гармоническим
результатом.  "Ганимед"  начался как  бравурный,  экстравертированный  марш,
который  где-то  в  середине  сменился  благороднейшей из мелодий  -- гимном
столицы системы Юпитера, решил Джон, если таковой когда-либо требовался,  --
прежде чем  вернуться  к  маршу,  еще более громкому,  на  терцию выше  и  в
удвоенном  темпе.  "Каллисто",  четвертая  часть,  испустила  слабые  вздохи
кого-то из  древних  бессмертных  --  быть может, Тифона, не  умирающего, но
пожранного  собственным дряхлым возрастом.  В  этих  медленных,  болезненных
диссонансах   Джон   смог   почувствовать  существующую  уже  многие   эоны,
растрескавшуюся   и  покрытую  кратерами  поверхность  самого   дальнего  из
галилеевых спутников. Аккорды финального пианиссимо пропадали один в другом,
подобно серии  эхо, которая  должна была длиться вечно, становясь все тише и
тише, но никогда не затихая совсем.
     Когда Вильса Шир подняла руки от клавиатуры, аплодисменты начались вяло
и нарастали  нерешительно. Джон разделял общее смущение. Это была странная и
не особенно удовлетворительная концовка новой сюиты. Тут он вдруг понял, что
после первой же части  совершенно забыл о модифицированном теле Вильсы  Шир.
Джон видел только, как в точной координации работают пальцы и рук, и ног, но
что-либо значила для него уже только музыка.
     Он наклонился к Тристану Моргану и Нелл Коттер:
     -- Странно. Я не знаю, что об этом подумать. И остальная публика тоже.
     -- И я вместе с ней, -- сказала Нелл. -- Это шедевр -- или как?
     -- Это шедевр, -- уверенно заявил Морган. -- Просто он еще не закончен.
Подождите несколько минут.
     -- Но она уже закончила.
     Если не  считать  того,  что,  как только  Джон это сказал, Вильса  Шир
заговорила, прерывая аплодисменты:
     -- И анкор концерта: "Амальтея".
     -- Это обман! -- прошептал Джон. -- Амальтея -- не галилеев спутник.
     -- Тсс! --  прошипел в ответ Тристан Морган. -- Неужели вы думаете, что
здесь, в системе Юпитера, никто этого не знает?
     Джон  осел  на  сиденье,  задумываясь  о том,  что  Вильса  Шир  сможет
предложить для крошечной Амальтеи, неровного  куска камня всего в паре сотен
километров отсюда, несущегося по кругу далеко снаружи  орбиты  Ио. Он не  на
шутку удивился, когда музыка началась с  краткой репризы четырех тем главных
частей "Галилеевой  сюиты". Предлагала ли Вильса публике вспомнить последнюю
часть   хоральной   симфонии  Бетховена,  которая  начиналась   со   схожего
повторения? Если так, сравнение казалось очень рискованным.
     А затем туда вошел очень знакомый мотив, на  пять четвертей, и стыдливо
добавил себя к маршу "Ганимеда".  Внезапно Джон четко понял, что происходит.
Новая тема была "Марсом" -- из "Планет" Густава Хольста. И "Амальтея" должна
была  стать  попурри  --  музыкальной  смесью,  материал  для которой брался
отовсюду, сбрасываясь в творческий плавильный котел.
     Сложность  музыки  нарастала.  Джон  уловил  другие  отрывки  "Планет",
ошеломляющий   фрагмент  симфонии  Моцарта   "Юпитер",   намек  на   мелодию
"Венусберг"  из  "Тангейзера".  Темы сливались  в  водоворот звука, чудесное
переплетение,  которое казалось  невозможным производить и  координировать с
двадцатью  или  даже  с тридцатью клавишами.  А  затем все  уравновесилось и
успокоилось  в  триумфальном  повторении  гимна  из  "Ганимеда", двигаясь  к
неизбежному   завершению,  пока  другие   темы  кружили  вокруг   главной  в
демоническом контрапункте.
     На  сей  раз концовка  пришла  решительно.  И  публика уже не имела  ни
малейших сомнений как в ее наступлении, так и в своем энтузиазме.
     Пока аплодисменты набирали громкость, Джон испытал внезапное прозрение.
Вильса  откровенно назвала  "Амальтею" анкором, однако исполнять  "Галилееву
сюиту"  без  нее было невозможно.  Чувство  музыкальной формы не вело Вильсу
вслепую.  "Обманная"  пятая  часть образовывала  необходимое  и естественное
заключение, и  начиная  с  сегодняшнего дня  оно должно было  играться после
"Каллисто" без перерыва.
     Но  теперь  Джон  уже был абсолютно уверен,  что  большинство людей  не
понимали, что они только что услышали. Он не сомневался,  что  он  и  сам не
вполне  это  понимает,  что он  пропустил добрую  половину всех  музыкальных
аллюзий. Вскоре Тристан наклонился к нему и подтвердил это мнение:
     --  Вам  следует посмотреть  партитуру  "Амальтеи".  Я  уже  смотрел  и
по-прежнему пытаюсь ее  постичь. Темы не просто заявлены, как вы их слышите.
Они также представляются инвертированными, отраженными в  зеркале, данными в
половинном и  двойном темпе, а также  представленными посредством  способов,
которых вы никогда не распознаете, если только не увидите их на бумаге.
     Вильса Шир уже встала и  теперь двигалась  вперед,  чтобы поблагодарить
публику  за  аплодисменты.  Тут Джон  Перри впервые хорошенько ее разглядел.
Музыка  Вильсы могла  быть  титанической, но сама  она была низенькой полной
женщиной,  очень смуглокожей и улыбчивой. Облегчение  оттого,  что  ее сюита
получила  хороший  прием, ясно читалось на  ее лице, все еще  красноватом от
усилий.  Она должна была знать, что это  волшебно, что это будет исполняться
еще, быть  может, не одно  столетие  -- но какое  великое множество шедевров
оказалось зашикано на премьере?
     Джон  снова  воззрился  на  Вильсу  Шир.  Затем  он  вдруг  понял,  что
наклоняется  к  Тристану  Моргану,  пока  гром  аплодисментов  воспарял   до
заоблачных высот.
     -- Есть ли хоть какая-то  надежда пройти за кулисы, чтобы познакомиться
с Вильсой Шир?  -- Джона изумили собственные слова.  Он  вовсе не  собирался
этого говорить. -- Я бы очень хотел ее поздравить, -- добавил он. -- Лично.
     Нелл  Коттер  тащилась за  двумя мужчинами,  чувствуя  себя  совершенно
позабытой.  Ей очень нравилась музыка,  и она  слушала ее всякий раз,  когда
позволяло время.  Но,  судя по всему,  для нее музыка  не была  делом  такой
колоссальной важности, как для  Джона Перри и Тристана Моргана. Да и в любом
случае  добрая  половина  разума  Нелл  была  во  время концерта по-прежнему
сосредоточена на Хильде Брандт.
     Внушила ли Нелл директору научно-исследовательского центра мысль о том,
что она непременно должна сопровождать Джона на Европу точно так же, как она
сопровождала  его в  систему Юпитера? Она этого  не знала. Брандт оставалась
совершенно  непроницаемой.  А  Глин  Сефарис  не  проявил  бы  ни  малейшего
сочувствия, если  бы  Нелл  проделала весь  этот  путь и  не сумела изыскать
какой-нибудь  трюк, чтобы добраться до Европы. Сефарис ожидал, что репортеры
будут делать все возможное и невозможное, чтобы покрыть расходы.
     С  такими вот мыслями, навязчиво  засевшими в голове, Нелл получила  от
"Галилеевой  сюиты"  не такое  сильное впечатление,  какое, похоже,  получил
Джон. Однако Тристан Морган, судя по всему, счел желание Джона познакомиться
с композитором самой естественной вещью на свете.
     -- Мы определенно сделаем попытку, -- сказал он. -- У меня есть друзья,
которые должны пропустить нас за кулисы. Кроме того, я и сам хочу поздравить
Вильсу. Только давайте подождем несколько минут, пока все уляжется.
     Судя по тону Тристана, он испытывал к Вильсе Шир нечто  большее, нежели
просто восхищение.  Теперь он вел их по коридору справа от концертного зала.
Публика расходилась, но никакой спешки не было. Тристан  шел против течения,
и  прошло еще минут  десять,  прежде  чем  он  кивнул женщине  в официальном
платье, стоящей у входа в анфиладу комнат за сценой.
     -- Вильса у себя?
     Женщина покачала головой.
     -- Еще туда не добралась. Она все бродит, пытается адреналин разогнать.
-- Она взглянула на Джона и Нелл. -- Проходите, Тристан, если вы все вместе.
Не думаю, что она расстроится.
     Нелл  снова  оказалась  в хвосте,  когда  они пустились по  еще  одному
коридору, где  она помедлила, чтобы сделать видеоклип  закулисных помещений.
Она  оказалась далеко  позади Джона и Тристана, когда они  подошли  к Вильсе
Шир, прислоняющейся к массивной белой колонне. Нелл услышала представление и
маловразумительное  замечание  Джона  о  том,  как чудесно прозвучала  новая
сюита, даже на первом исполнении.  Но она  не могла видеть его лицо или лица
Тристана и Вильсы, пока не подошла, чтобы встать рядом.
     Нелл пододвинулась  поближе  к Тристану Моргану. И застыла, не на шутку
озадаченная.
     Джон Перри прошел вперед и  теперь стоял почти вплотную к  Вильсе  Шир,
возвышаясь  над  ней.  Находясь в каком-то  полуметре один  от другого,  они
смотрели друг другу в  глаза. Вильсе пришлось для этого запрокинуть  голову.
Оба молчали,  но  какой-то поток  чувств явно перетекал  между  парочкой  --
достаточно сильный, чтобы начисто изолировать их от Нелл и Тристана.
     Нелл открыла было рот,  чтобы заговорить. И, пораженная,  закрыла  его.
Ибо на лицах Джона  и Вильсы застыли совершенно идентичные выражения, причем
такие, каких Нелл Коттер, искушенная путешественница и закаленный  репортер,
никогда в своей жизни не видела.





     Подобно  Джону  Перри, Нелл Коттер, Тристану Моргану  и  четырем сотням
других ганимедских любителей  симфонической  музыки,  Свами  Савачарья  тоже
посетил  премьеру в  системе  Юпитера "Галилеевой  сюиты". Однако никому  не
удалось  бы  заприметить Сову среди  публики.  Мысль  о том, чтобы  сидеть в
концертном зале, в окружении других людей, до смерти его ужасала.
     Нет,  разумеется, Савачарья не страдал  агорафобией,  да и человеческие
толпы  не  так  уж  его расстраивали. Определенно нет. Он просто предпочитал
собственную компанию чьей-либо еще. Как любое разумное существо.
     А потому  Сова  посетил  представление своим  собственным  оригинальным
способом:  посредством восприятия  переданных  в  Совиную  Пещеру  звуков  и
видеосигналов,  с  кухней  под рукой  и массой  лакомых кусочков  еще ближе.
Савачарье чрезвычайно  понравилась новая  композиция  Вильсы Шир  --  он  не
сомневался, что куда больше, чем тем несчастным в  концертном зале,  которым
приходилось сидеть  друг у друга на головах  и дышать друг другу в уши. Если
же во время лихорадочного галопа "Амальтеи" Сова  почувствовал, что там есть
что-то, лежащее за пределами его понимания, а рядом не было никого, с кем он
смог  бы обменяться  мнениями? Что ж,  это  просто предлагало ему  очередное
уединенное удовольствие, подобно хитрому шифру, который непременно поддастся
грядущей атаке.
     Савачарья был в превосходном настроении, когда концерт закончился -- не
ему приходилось давить  людей, пробиваясь к узким  выходам,  -- и  устроился
поудобнее для сеанса напряженной работы.
     Один, ибо любой нормальный человек предпочитает работать в одиночестве.
Единственный вопрос заключался в том, следовало ли усталое, неприятное слово
"работа" прилагать к тому, что, по крайней  мере по мнению Совы, должно было
стать чистым, неразбавленным удовольствием.
     Полетный  самописец  "Океана"   был   обнаружен.  Затраты  на  поиск  и
восстановление  получили  благословение,  в  чем  Сова   и  не   сомневался,
генерального инспектора Гобеля. Единственное условие заключалось  в том, что
Ярроу  Гобеля  следовало  проинформировать  о  результатах  и позволить  ему
периодически бродить среди трофеев Великой войны в Совиной Пещере.
     И  теперь полетный самописец,  адресованный Свами Савачарье и аккуратно
доставленный ему с центрального склада на  Поясе, стоял перед ним. Сова  уже
подсоединил его к своей компьютерной системе. Запрашивая сведения самописца,
он  мысленно  обмозговывал  соответствующие пункты.  Каждому  клочку  данных
следовало  приписать  его  собственный   показатель  достоверности  согласно
первому правилу  савачарьеанского  анализа:  "Не существует такой вещи,  как
достоверная   информация   --   лишь    разные   степени    ненадежности   и
недостоверности".
     Итак, только факты:
     1. Великая война закончилась 25 июля 2067 года. Даже Сова вынужден  был
признать, что это было  столь несомненным  фактом,  насколько  жизнь  вообще
могла позволить подобное.
     И далее, вне всякого конкретного порядка достоверности, ибо Сова еще не
определился со своими собственными факторами вероятности:
     2. "Океан" был  уничтожен  ракетой типа "искатель". Следы  этого оружия
были совершенно  недвусмысленны, как ничто другое среди  вооружения  Великой
войны.
     3.  Ракета  типа  "искатель"  использовалась исключительно  Поясом.  Не
имелось  никаких  данных  о  захвате   таких  ракет  или   их  использовании
вооруженными силами Внутренней системы.
     4. "Океан" был кораблем Пояса.  Не имелось никаких данных о его захвате
вооруженными силами Внутренней системы.
     5. Согласно полетному  самописцу,  "Океан" был  уничтожен 29 июля  2067
года.  Это было  уже  после  официального прекращения огня.  Сова никогда не
слышал о  более поздней жертве;  впрочем, существовали и другие послевоенные
жертвы --  просто потому,  что некоторое  оружие  уже не могло быть отозвано
назад после запуска.  Необычность случая с "Океаном" заключалась лишь в том,
что он был уничтожен спустя целых четверо суток после конца войны.
     6. Согласно полетному самописцу,  последним  пунктом  отбытия  "Океана"
являлся маленький и незначительный астероид, известный как Мандрагора.
     7. Мандрагора была разгромлена в течение последних  дней Великой войны.
Мало  что осталось от временного поселения на ней,  и  никаких документов не
сохранилось.
     8. Полетный самописец выдал информацию  о  девятнадцати  людях на борту
корабля, отбывшего с Мандрагоры, и об отсутствии всякого  груза, кроме общих
припасов.
     9. Полетный самописец  также указал, что  "Океан" пытался предпринимать
маневры  уклонения  от  "искателя",  но  лишился  горючего   еще  до  своего
уничтожения.
     И, наконец,  Сова получил пригоршню заявлений, или  выводов, которые, с
его точки зрения, обеспечивали по меньшей мере некоторый элемент загадки:
     10.  "Океан", корабль  Пояса, был  уничтожен  ракетой  типа "искатель".
Именно данный пункт первоначально возбудил  его интерес,  и  это по-прежнему
выглядело крайне странно.
     11.   Архивы  Внутренней  системы  не  содержали  никаких  свидетельств
какой-либо  атаки на Мандрагору в Великую  войну. Сова признал, что это было
слабым  доказательством  чего  бы  то ни  было.  Разумная ракета-истребитель
Внутренней  системы,  соответствующим  образом  запрограммированная,   могла
оказаться  уничтоженной, прежде  чем она успела доложить  о  своих последних
боевых действиях.
     12.  За несколько часов до атаки  "искателя" полетный самописец показал
уменьшение персонала на борту "Океана" с девятнадцати  до десяти человек. Он
также указал на запуск девяти спасательных капсул.
     И  это  было  все?  Сова  скрючился  на  глыбе  своего  кресла,  ложкой
прокладывая  себе  дорогу через последний двухлитровый  контейнер сливочного
мороженого  с ромом, и помрачнел от скудости своей информации.  Был еще один
последний  блуждающий  огонек, пункт столь  смутный  и субъективный,  что он
никогда  бы  не  подчинился  формальному  анализу.  Это  было  всего-навсего
следующее:  мировые   линии  пассажиров   "Океана"   представлялись  слишком
неполными.   Они    попросту   представляли    собой    короткие   сегменты,
заблокированные в начале и в конце.  Сова оказывался неспособен узнать,  кто
были  эти пассажиры или  что они делали до того, как покинули  Мандрагору, а
"искатель" аннигилировал всю информацию о них, начиная с момента их смерти.
     Это была точка, в которой Магрит Кнудсен  или кто-то из ее  подчиненных
скорее  всего  бы   сдался.  Сова  же  еще  только  приступал.   Многие  его
расследования Великой войны начинались с гораздо меньшего.
     Церерский музей был центральным хранилищем всех данных о Поясе военного
времени.  Он  должен  был  располагать  полным   комплектом  документов   по
Мандрагоре  или хотя бы указанием на то,  где теперь  содержались  дубликаты
мандрагорских оригиналов.
     Сова  запустил  было  последовательность  связи  с  Церерой,  но  затем
передумал.  Коммуникационная геометрия  Ганимед-Церера была  скверной.  Мало
того,  ей   предстояло   оставаться   скверной  еще  год  из-за  орбитальной
конфигурации.  Ответа  придется ждать почти час. Возможно, удастся проделать
это  здесь, на месте. Ганимед  должен был располагать по крайней мере резюме
документов с той же самой информацией.
     Сова  задействовал свои связи. И считанные минуты спустя обнаружил, что
они ведут в никуда. Архив  Ганимеда сообщил,  что  все  резервные данные  по
Мандрагоре хранились на Палладе. Но инвентарный файл  Паллады в свою очередь
ответил, что все эти резервные архивы ближе к концу войны были стерты.
     Причем стерты по незадокументированным причинам.
     Все, тупик.
     Сова  крякнул. Он  достиг  той точки, в  которой Магрит  определенно бы
сказала:  "Ну и черт с ним" --  и бросила  бы погоню. Однако Сове предстояло
пройти  еще  очень  долгий  путь,  прежде  чем  он  решил  бы  признать свое
поражение.
     Савачарья вернулся  к  размышлению над одним из фактов: "Океан" лишился
горючего   раньше,   чем  были  выпущены   спасательные   капсулы.  Капсулы,
следовательно,  были  запущены  баллистически, что  в свою очередь  означало
низкоскоростное  спасение  с  корабля.  Чистый  баллистический  запуск,  без
привода, имел смысл и по  другим причинам. "Искатель" наверняка уничтожил бы
любой самоходный объект, покидающий "Океан".
     Однако баллистический запуск с его  низкой относительной скоростью имел
несколько следствий. Девять спасательных капсул во  время их запуска  должны
были в  непосредственном  приближении  сохранить  скоростные  данные  самого
"Океана".  А  инерциальное   положение  и   скорость  материнского   корабля
отслеживались  полетным   самописцем  вплоть   до   момента   окончательного
разрушения судна.
     Предположим, спасательные капсулы  не были уничтожены. Тогда начиная со
времени их  выпуска они вели бы себя как свободно-орбитальные тела, двигаясь
под гравитационным воздействием более крупных тел Солнечной системы. Было бы
элементарной, хотя и  напряженной для компьютера задачей продлить во времени
эти  распространяющиеся  траектории  свободного  падения. В  любой  отдельно
взятый момент времени возможные  скорости  и  траектории спасательных капсул
очертят регион фазового пространства, крупный по повседневным меркам, однако
небольшой по сравнению с набором  всех скоростей и  положений, возможных для
тел, движущихся внутри Солнечной системы.
     Сова   запросил   необходимые  программы   и  загрузил   первоначальные
орбитальные  элементы  из полетного самописца.  Затребовав  примерное  время
вычисления, он  скривился  от  результата. Ответа  следовало  ожидать только
через несколько часов.
     А пока Савачарья ждал, можно было  и другими полезными делами заняться.
Хотя  резервные  архивы Паллады о событиях на Мандрагоре  в конце войны были
стерты, решение произвести это стирание,  а также все  отсюда вытекающее, не
могло быть принято машиной. Все это должно было включать в себя человеческое
действие. Один или несколько этих  людей должны были до сих  пор быть живы и
способны поведать, почему данные было приказано стереть.
     Большая  проблема  заключалась  в   отслеживании  судеб   этих   людей.
Персональные архивы военного времени для Пояса также хранились на  Церере. И
для  них на Ганимеде не существовало никакого файла-резюме. Сова  должен был
добраться до  источника, а это  означало, что он  возвращался  к  неизбежным
часовым  коммуникационным задержкам  между  Поясом  и  системой Юпитера.  Он
аккуратно    составил    вопросник,    стараясь    сделать   его   настолько
самодостаточным, чтобы  не  пришлось  тратить время на  ответные  вопросы от
поисковых систем Пояса.
     На  это занятие  потребовалось больше времени,  чем он ожидал,  но Сове
даже в голову не пришло его прекратить. Он просто наслаждался.
     И когда Савачарья  услышал  звук того, как скользящие  двери в  Совиную
Пещеру   открываются,   его  единственным  чувством   было   раздражение  от
непрошеного вмешательства.
     Сова  повернулся,  ожидая  увидеть Магрит Кнудсен. Все прошедшие восемь
лет она оставалась  единственной  персоной,  навещавшей его без специального
назначения.
     Но  это была не  Магрит. У порога стоял мужчина,  осматривая  каземат с
таким видом, будто он и понятия не имел, куда вторгся.
     Сова мрачно на него глянул.
     -- Хотя ваше лицо не является для меня незнакомым, должен заметить, что
это  частные  владения.  Ваше присутствие является неуместным.  Я прошу  вас
уйти. Немедленно.
     Сайрус Мобилиус любезно кивнул.
     --  Поскольку вы  меня  знаете,  а  я,  очевидно, знаю  вас, формальные
процедуры не кажутся мне необходимыми.
     -- Они так же неуместны,  как ваше присутствие. Пожалуйста,  удалитесь.
Немедленно.
     --  Предположим,  Сайрус  Мобилиус  согласится  уйти --  но  Торквемада
спросит, нельзя ли ему остаться.
     Сова замер в кресле.
     -- Вы хотите сказать, что вы Торквемада?
     -- Я действительно Торквемада.
     -- Докажите.
     -- Я могу рассказать о двадцати годах вражды Торквемады и Мегахиропса в
Супер-Головоломке.
     -- Бессмысленно. Любой  мог  изучить  ведущих устраивателей и решателей
проблем в Сети Головоломок.
     --  Тогда  как  насчет  следующего:  есть  четырнадцать  опубликованных
решений для Лабиринта Грю.
     -- Это не лучше. Я знаю  все четырнадцать. Их  также знают еще  десятки
людей.
     --  А если  бы  я  смог показать  вам  пятнадцатый  вариант,  нигде  не
опубликованный?
     Последовала пауза.
     -- Сделайте это... если сможете, -- Сова подтолкнул к Сайрусу Мобилиусу
клавиатуру.
     --  Я могу, но  только не на  чем-то настолько  маленьком.  -- Мобилиус
кивнул на  стенной  экран дисплея.  --  Он  может быть установлен на  полное
разрешение?
     -- На любой предпочтительный масштаб.
     -- У вас где-нибудь хранятся опубликованные решения для Лабиринта Грю?
     Вместо ответа Сова склонился над клавиатурой.
     Через  тридцать   секунд  дисплей   заполнили  четырнадцать  отчетливых
криволинейных паттернов, запутанных, со множеством ответвлений и тупиков.
     -- Известные варианты.
     -- Очень хорошо. Если бы я смог их немного подвигать...
     Сова передал ему клавиатуру. Мобилиус взял ее и занимался около минуты,
перестраивая положение всех паттернов на громадном экране.
     --  Четырнадцатый,  --  сказал он  наконец  и поднял  кустистую  бровь,
вопросительно глядя на Сову. Тот кивнул. -- А теперь...
     Мобилиус  начертил  семнадцать  сложно изогнутых  линий,  соединяющихся
среди четырнадцати отдельных лабиринтов.
     --  Ах-х...  --  Сова  лишь  несколько секунд  внимательно  смотрел  на
дисплей, прежде чем испустить длинный вздох восхищения. -- Суперлабиринт. Он
содержит  в   качестве   подблоков   все   известные  варианты.  Более   чем
удовлетворительно. Как вы его нашли?
     Мобилиус   рассмеялся.   Вопрос  Совы   был   внутренней   шуткой  Сети
Головоломок. Этот  вопрос-клише задавали все несетевики: "Как вы нашли такие
волшебные решения?"
     -- На  сей  раз  я действительно вам отвечу,  --  сказал  Мобилиус.  --
Аналогичная ситуация существует в теории  конечных групп  -- есть  там такая
группа-монстр, которая содержит множество меньших в качестве подгрупп.
     -- А на менее возвышенной плоскости расспроса, как вы меня нашли?
     -- Megachiroptera,  как  вам, разумеется,  известно, латинское название
крыланов, которых  некоторые  считают гигантскими  летучими  мышами.  А  где
летучая мышь, там и Сова. Так что выбор идентификатора довольно прозрачный.
     --  Н-да,  -- Сова пожал  плечами. -- Признаю  свою  глупость.  Правда,
подобные уловки имеют  свою привлекательность в сознании четырнадцатилетнего
мальчишки, но вы все  равно правы. Мне давно  следовало сменить свое кодовое
имя. -- Он указал на кресло в другой стороне  помещения. -- Хотя я считаю за
честь познакомиться с Торквемадой, должен признать, что мне предпочтительнее
держать вас на расстоянии, как самого уважаемого врага в сети.
     -- Понимаю,  -- Мобилиус  отодвинулся, уважая потребность Совы в личном
пространстве. -- Я пришел сюда  только потому, что у меня возникла проблема.
Это проблему я  не могу  обсудить через публичные каналы. И как ее решить, я
тоже не знаю.
     -- Если эта проблема  побеждает Торквемаду, откуда надежда  на то,  что
Мегахиропс справится лучше?
     --  Потому  что у  вас есть  информация  об определенной  активности  в
системе  Юпитера,  которой недостает  мне, -- Сайрус Мобилиус  откинулся  на
спинку кресла. Ему трудно было сохранять беспечные манеры, но он чувствовал,
что его обычный  стиль интенсивного  межличностного  взаимодействия  стал бы
катастрофой  при  общении со  Свами  Савачарьей. -- Мы  с  вами  никогда  не
встречались, но я полагаю, вы слышали обо мне  через стандартные каналы. Это
не тщеславие с моей стороны, но я фигура публичная.
     -- Я знаю о вас... или, точнее, мне известны те стороны вашей публичной
фигуры,  которые  вы предпочитаете делать  публичными,  --  Савачарья  сидел
совершенно неподвижно. Его коротко  остриженная голова была такой же черной,
круглой и невыразительной, как пушечное ядро.
     -- Тогда  вы не удивитесь, если узнаете, что хотя  я  сделал все, чтобы
завести  себе друзей по всей системе, своими действиями я  также  завел себе
врагов.  Не потому,  разумеется, что я этого  хотел. Просто  мои изобретения
сорвали планы и надежды других.
     --  Вселенная  не  гарантирует  равенства  --   ни  в   таланте,  ни  в
возможностях. Вы  должны  располагать  весьма обширным  опытом  обращения  с
подобными противниками. Гораздо более обширным, нежели мой.
     -- Да, действительно.  Если я знаю, кто  мой враг. Но в данном случае я
не  знаю. У меня  есть  тайный враг -- кто-то из  системы  Юпитера.  Я  могу
зафиксировать  последствия его  враждебных действий, но не могу отследить их
источник.  Однако  вы, с  вашим  доступом  к  юпитерианским архивам и  вашим
навыком решения головоломок...
     -- Поберегите  мою  краску смущения. -- Сова казался так  же неспособен
покраснеть,  как обсидиановая статуя. --  Я полагаю, вы  желаете  обеспечить
меня теми намеками на присутствие вашего врага, о которых вы упомянули?
     -- Именно за этим я здесь. Но чтобы  изложить мою историю,  потребуется
довольно много времени.
     -- Ночь  еще молода, --  Сова встал из кресла  и прошлепал  на кухню --
громадный, сплошь  облаченный в черное шар плоти, увенчанный лицом,  которое
хмурилось теперь только от радостного предвкушения.
     -- Я полагаюсь на вас, Торквемада, в том, что вы не станете тратить мое
время на пустяки.
     Он принялся опустошать пакетики  апельсиновых  желейных  конфет, мятных
бонбошек и молочных шоколадок в большую керамическую чашу:
     -- Итак, вы предоставите мне удовлетворительную  головоломку?  Что ж, в
таком  случае с адекватным питанием для мозга никакого времени до  скончания
веков не может быть слишком много.





     "Время", -- подумала Нелл. С  субъективным  временем  порой происходили
страннейшие вещи.  Когда  ты  крутилась в  студийно-производственной  рутине
совещаний и монтажа,  время сжималось.  В  конце  недели ты  уже  понятия не
имела, сколько именно дней прошло. Но если ты отправлялась в какое-то  новое
место, туда, где ты  никогда  не  бывала,  и работала  с  совершенно  другой
группой людей, время растягивалось.
     Как сейчас.  Нелл была  на  Ганимеде  менее суток.  И это  уже казалось
вечностью.
     Она  таращилась   на  часы,   которые  ей  вручили  вчера   вечером,  и
недоумевала,  сколько же  сейчас  времени.  Наручные часы  показывали четыре
пятьдесят.  Но  Ганимед, подобно остальной  Внешней системе,  перешел  после
войны на СДВ: Стандартное Десятичное Время.  Нелл  следовало вбивать  себе в
голову этот способ подсчета времени до  тех пор, пока он не показался  бы ей
естественным. Земные сутки из двадцати четырех часов приравнивались здесь  к
десяти  стандартным десятичным часам,  каждый  из  которых  состоял  из  ста
десятичных  минут,  а каждая минута --  из ста  десятичных секунд.  Так  что
десятичная секунда была немного короче той секунды, к которой привыкла Нелл.
В земных сутках получалось 100.000 десятичных секунд вместо обычных 86.400.
     Отлично.  Сама  Нелл  никогда  не  находила  ничего  плохого  в  старой
недесятичной двадцатичетырехчасовой/шестидесятиминутной/шестидесятисекундной
системе,  хотя  ганимедцы насмехались  над  ней, заявляя,  что  она  так  же
устарела, как  сажени, футы, галлоны и фарлонги. И все-таки сколько же, черт
побери, сейчас  было времени? Ее встреча с Хильдой Брандт была назначена  на
одиннадцать -- но одиннадцать по земной системе счисления времени.
     Нелл  произвела в уме перевод, пока проверяла в зеркале свою внешность.
(Простая  одежда, никакого макияжа. Всего одна незатейливая брошь на блузке.
Ей следовало предчувствовать, что именно  так следует выглядеть,  еще до той
первой  встречи с  Брандт.)  Четыре пятьдесят ганимедского  времени означали
четыре с  половиной десятичных часа,  что  составляло  чуть  меньше половины
суток из десяти десятичных часов. Так что по-прежнему было утро, а точнее --
четыре  с  половиной  десятых --  девять  двадцатых  --  всех суток.  Девять
двадцатых  из  двадцати  четырех.  Чуть раньше  одиннадцати утра  по  земным
меркам.
     А  это  означало,  что  Нелл уже близка  к  опозданию.  Которое  всегда
расценивалось одинаково, какой системой счисления времени ни пользуйся.
     Нелл  поспешила по коридору  из своих  спальных апартаментов,  двигаясь
гораздо  медленней, чем ей бы хотелось,  потому  что ей  никак не  удавалось
приспособить свою походку под низкую гравитацию. Она широко шагала и слишком
надолго  отрывалась  от  пола,  а  если   пыталась   ускориться,  то  просто
поднималась еще выше и  двигалась еще медленней. Машины  техобслуживания это
понимали. Они застывали при ее  приближении, хотя выполняли свою работу, как
обычно, поблизости  от  всех  остальных. Ганимедцы  же,  мимо  которых  Нелл
проходила, не  застывали. Они просто  наблюдали  за  ее усилиями и по-тихому
ухмылялись.
     Наконец  Нелл  добралась  до  лифта, идущего  до  самой поверхности,  и
запрыгнула в кабину, мысленно желая, чтобы ей тоже хотелось ухмыляться.
     Однако  в  данный момент Нелл чувствовала  себе преданной  и брошенной.
Логика подсказывала  ей,  что это чувство было сущей чепухой.  Джон Перри не
просил ее отправляться вместе с ним в систему Юпитера. Это была вовсе не его
идея. Нелл сама  вынудила  его,  мотивируя это  тем, что Глин Сефарис  хочет
сделать  программу  о  галилеевых  спутниках.  Потребовалось  дополнительное
усилие, чтобы убедить  Джона,  что раз они оба летят, есть смысл отправиться
на  одном  и  том же  транзитном  судне. А  вчера  Нелл  пришлось специально
подталкивать его, чтобы он познакомил ее с Хильдой Брандт.
     Джон ничего ей не обещал,  не давал никаких  обязательств. Он ничего не
был ей  должен,  если,  разве что,  не считать возврата элементарной  услуги
обеспечения его местом для проживания, пока он находился в Аренасе.
     Так что же так сильно расстраивало Нелл в столь очевидной поглощенности
Джона Перри и  Вильсы Шир  друг  другом? Ей  нравился  Джон. Нелл охотно это
признавала. Но неужели он настолько ей нравился? До такой степени?
     Глин Сефарис, мимолетно упомянув о старом романе Нелл  с Пабло Робальо,
сделал ей  предупреждение: "Ты  должна выполнить задание. Не позволяй личным
чувствам становиться у тебя на пути, как ты делала раньше". Необходимо ли ей
было такое предупреждение? Нелл отвергла даже саму мысль об этом. Ее задание
требовало, чтобы она оставалось в физической  близости к Джону Перри, но это
вовсе  не означало  близости  эмоциональной. Нелл  непременно  найдет способ
отправиться с Джоном на Европу, но только затем, чтобы  выполнить задание. А
потребность достичь Европы  делала ее скорую встречу  с Хильдой Брандт более
важной, чем любые эгоистичные понятия о личных неприятностях.
     Нелл  отпихнула  в сторону  воспоминание о  тихой  уверенности  Джона в
экстремальной ситуации, о красивых руках, скользящих по пульту управления со
сверхъестественной   скоростью   и  точностью,  о  глазах,  что   вспыхивали
энтузиазмом  всякий  раз, как  он  заговаривал  о загадке и  чуде  океанских
глубин.  Прямо  сейчас было  крайне  неподходящее  время  для подобного рода
воспоминаний. Нелл наконец добралась  до Палат  Ассамблеи, где ей предстояло
встретиться с директором Европейского научно-исследовательского центра.
     Хильда Брандт велела  ей идти в  самый  конец Палат,  где  Брандт можно
будет найти  в  частном  обеденном секторе.  Нелл  снова  взглянула  на свои
наручные  часы.  Четыре  пятьдесят  шесть. Что  по  земному  счету  означало
одиннадцать...  одиннадцать ли?  Нелл  напряглась,  пытаясь  сделать  в  уме
перевод,  но не смогла.  Будь  проклято  все это  десятичное  время.  Какого
дьявола ей не дали часы с обеими системами счисления на циферблате?
     Впрочем,  Нелл  знала  на  это  ответ.  Как   только  тебе  позволялось
пользоваться  старой  системой счисления,  ты уже  никогда не  переходила на
новую. Люди  оставались людьми -- что на Земле, что на Ганимеде.  Вот почему
сами ганимедцы не справились с введением временной системы, основанной на их
собственном цикле  день-ночь,  который  длился  чуть  больше земной  недели,
системы, соответствующей обращению спутника вокруг Юпитера. Может статься, в
каком-то другом  поколении они  все-таки сумеют заставить себя это сделать и
выбросят старые часы.
     Хильда  Брандт была на  месте,  как и обещала. Она сидела и  глазела на
какой-то  розовый шарик размером  с кулак, что лежал перед ней на столике. У
Нелл возникла  несообразная  мысль,  что  эта  женщина вяжет,  но  затем она
заметила, что шарик движется.
     Брандт выглядела  такой  же по-матерински  добродушной, что и вчера, ее
волосы были  зачесаны  назад  от  висков, а карие  глаза  не  отрывались  от
странного  круглого  объекта,  пока  он  ползал  по столешнице.  Когда  Нелл
приблизилась, Хильда Брандт все же подняла взгляд  и, увидев  выражение лица
молодой женщины, хихикнула.
     -- Нет-нет,  Нелл  Коттер,  он не  живой. Не  вполне.  И он  совершенно
безвредный. Это разновидность "фон Нейманна", которую на Каллисто используют
для  сбора  поверхностного металла. Этот конкретный фон Нейманн  охотится за
ванадием,  и столешница явно его разочаровала. Меня попросили протестировать
его на Европе.
     -- А я думала, что поверхность Европы -- сплошь водяной  лед, не считая
горы Арарат. -- Нелл обрадовалась возможности сразу же перевести разговор на
интересующий ее спутник. -- Откуда там быть металлам?
     -- Разумеется, металлы не остаются на поверхности. Они постепенно тонут
во  льду,  поскольку  поле  Юпитера  индуцирует  вихревые   потоки,  которые
сохраняют их теплыми. Через несколько миллионов  лет они оказываются на  дне
Европейского океана. Однако существует постоянное пополнение  от метеоритных
ударов. Прилетают метеориты всех размеров  -- от пылинок до больших валунов.
Все,  что  крупнее гравия,  тонет  и исчезает  в  первую  же  секунду  из-за
выделившегося при  ударе  тепла.  Так  что этот  малыш не  предназначен  для
поглощения чего-то  больше  пары миллиметров в поперечнике. Но вы удивитесь,
если узнаете, сколько он способен втянуть в себя за несколько месяцев.
     -- Значит, вы одобряете использование "фон Нейманнов" на Европе?
     -- Вовсе нет, -- Хильда Брандт говорила твердо и недвусмысленно. Под ее
непринужденным видом Нелл чувствовала огромную силу. -- Как я  уже  сказала,
он  не вполне  жив, но какие-то  компоненты живого  в  нем есть.  Это делает
слишком большим риск  заражения. Весь  смысл Европы в том, что там не должно
быть никакой  передачи  живых  материалов. Мы поддерживаем ее  как  идеально
стерильный мир. Кристально-чистую планету, -- Брандт снова улыбнулась. -- Но
этот "фон Нейманн" такой милый и ласковый. Вот, потрогайте.
     Она протянула  теплый шарик Нелл,  и  та осторожно  его взяла. Мохнатые
усики  забегали по ее ладони, объявляя ее свободной от ванадия, а затем тихо
свернулись.  Если Хильда Брандт  не  хотела  допускать риска  заражения этим
маленьким "фон Нейманном", что она тогда должна  была чувствовать в  связи с
открытием жизни на  Европе?  Хотя,  быть  может,  защита этой жизни  и  была
главной причиной, почему Брандт так тревожилась насчет заражения...
     "Жизнь на  Европе, --  подумала Нелл,  гладя пушистый розовый  шарик  и
прикидывая,  не смог  бы он стать популярным домашним  любимцем на Земле. --
Черт с ней, с жизнью на Европе. Как насчет попадания Нелл Коттер на Европу?"
     --  Что вы  решили, доктор  Брандт? -- Не имело  смысла пояснять, о чем
идет речь.
     Хильда Брандт  явно не  имела  сомнений насчет  того, о  чем спрашивала
Нелл, и тем не менее удивленно на нее посмотрела.
     -- Разве доктор Перри вам не  сказал? Я первым  делом встретилась с ним
сегодня  утром.  Погружаемый  аппарат,  привезенный с  Земли,  нельзя  будет
доставить на  Европу  еще  несколько дней,  пока  инженеры  не  внесут  туда
модификации,   исключающие  возможность   заражения.   Однако  юпитерианский
погружаемый аппарат, который мы использовали для путешествия по Европейскому
океану, уже  опять готов для использования,  и  он  достаточно велик,  чтобы
вместить  двух  человек.  Не существует никакой  причины,  почему  еще  одна
персона не смогла  бы  отправиться вместе  с  доктором  Перри на Европу  для
ознакомительного визита.
     "Она  дает мне  разрешение!" Нелл  почувствовала,  как  все ее  тревоги
уносятся прочь.
     Но Хильда Брандт продолжала.
     -- Однако,  поскольку первоначально  будет  использовано уже  доступное
судно  и  поскольку никаких  серьезных исследований на  этом судне проделать
будет  невозможно, ваш опыт на "Капле"  отношения  к  делу  не имеет. Доктор
Перри попросил, чтобы в его первый круиз по Европейскому океану вместо вас с
ним  отправилась  Вильса  Шир. А  поскольку  после  своего  концерта  Вильса
приобрела статус знаменитости в Генеральной Ассамблее, в  интересах престижа
я  не стала возражать.  Не  могу понять, почему  доктор Перри ничего вам  не
сказал, прежде чем отбыть.
     "Не  убивай  вестника". Таково было самое  старое правило  обращения со
скверными новостями, и в то же время его тяжелее всего  было применять. Нелл
испытала  гнев  и потрясение. Хильда  Брандт не была тому  причиной,  но она
находилась под рукой. Нелл почувствовала желание вступить  с этой женщиной в
перепалку.
     И  Хильда  Брандт это  понимала.  Сочувственное выражение  ее  лица еще
больше все усугубляло.
     -- Мне очень жаль, --  снова сказала Брандт. -- Я  думала, вы с ним все
это уже обсудили. Но не берите в голову. Когда "Капля" будет переправлена на
Европу и начнется настоящее исследование...
     Нелл  не  была уверена, как именно  она  собирается  на  это  ответить.
Невежливо  -- это определенно. К счастью,  ее  спасло  неожиданное и  шумное
прибытие Тристана Моргана, с грохотом ввалившегося в обеденный сектор. В тот
момент  оно оказалось  для Нелл совершенно  нежданным, ибо прошло  некоторое
время,  прежде чем она поняла, что люди никогда  "случайно" не  встревают во
встречи, проходящие в частных апартаментах Генеральной Ассамблеи.
     Тристан  Морган выглядел так же скверно, как Нелл себя чувствовала.  Он
одарил ее тревожным кивком.
     --  Хильда... -- начал Тристан. А затем: -- Мисс Коттер! Вы уже знаете,
что случилось?
     -- Теперь знаю.
     -- Он вам ничего об этом не говорил?
     -- Я не виделась с ним с прошлого вечера. А она вам не сказала?
     -- Нет. Я  думал, что увижусь с ней  сегодня днем, но она лишь оставила
сообщение о том, что  отбывает. Она говорила взволнованно,  все  бубнила про
заманчивую идею посещения другого  мира. Она хочет  сравнить  это с глубоким
курсированием по атмосфере Юпитера.
     Возможно, Джон тоже оставил для Нелл  сообщение. Но у нее даже в мыслях
не было  посмотреть. Быть может, там осталось схожее объяснение. Быть может,
она не была просто отброшена как липкое ничтожество ради Вильсы Шир.
     Быть может.
     Они  с  Тристаном глазели  друг на  друга, и каждый  узнавал  в  другом
жертву, пока Хильда Брандт наконец не сказала:
     -- Они пробудут там всего пару дней. А затем мы все уладим. Тристан, вы
без  конца  искали  для  "Звездного  семени" больше публичной огласки.  Нелл
Коттер, если вам неизвестно, репортер, и  я слышала, что первоклассный. Если
день у вас свободен...
     -- Я свободен прямо сейчас.
     -- ...то вам следует  показать  вашу работу мисс Коттер. Уверена, у нее
есть с собой камеры.
     Всегда и везде.  Нелл  подняла свой рабочий чемоданчик  и  показала  им
множество    записывающих    устройств.    Субвокальный    диктофон    также
задействовался, но его Нелл никогда не рекламировала. Она также  не признала
присутствия видеокамеры, встроенной в брошь на ее блузке.
     Тристану,  судя по его виду, меньше всего хотелось общества Нелл. Но он
уже признался, что весь день у него свободен. Наконец он ей кивнул.
     --  Вчера  вечером вы сказали, что  "Звездное семя"  будет использовать
термоядерный  мотор  со  смесью  гелий-3/дейтерий,  а не "мобиль".  Так  что
начинаете вы не с нуля. Насколько вы вообще осведомлены?
     Пришло время признания.
     --  Три-четыре года назад я  монтировала  документальный фильм о  вашем
проекте. Пожалуй, это все, что я о нем помню.
     -- Отлично. Тогда давайте я поведаю вам что-то более  существенное,  --
Тристан  Морган  вздохнул,  но  его  прежняя  энергичная  манера  уже начала
возвращаться обратно. -- Навостряйте лыжи -- мы будем двигаться быстро.
     "Беги, убегай прочь. Прочь от отвергнутости". Нелл кивнула, пока Хильда
Брандт благосклонно за ними обоими наблюдала.
     -- Не  позволяйте ему  вас торопить,  -- сказала она  Нелл.  -- Тристан
считает,  что  все,  что ему  известно, должно быть  очень просто, а  потому
движется вдвое быстрее, чем следует. Надеюсь, при следующей нашей встрече  у
вас в чемоданчике будет полезная программа. Будьте милы с ней, Тристан.
     "Она сказала "в чемоданчике", -- подумала Нелл, пока они уходили. -- Но
смотрела при этом на мою брошь. Сомневаюсь,  что я хотела бы затевать спор с
Хильдой Брандт".
     Пронестись  аж  до  самой  системы Юпитера,  а недели спустя  вернуться
всего-навсего с документальным фильмом о проекте "Звездное  семя"... Да Глин
Сефарис живьем с нее шкуру сдерет. Нет, хуже  того, это  его позабавит. Нелл
уже сейчас слышала его комментарий: "Какое капитальное падение!"
     Такого  Нелл  бы не выдержала.  Вне  зависимости  от того,  как  обожал
Тристан Морган свой возлюбленный проект, где-то в системе Юпитера непременно
должно  было  быть что-то более  ценное, нежели "Звездное семя". Просто Нелл
следовало пошире глаза раскрывать.
     День начался не слишком удачно. Тристан дотащил  Нелл  до лаборатории у
самой поверхности Ганимеда, усадил ее перед экраном и запустил запись.
     Нелл терпела ее десять  минут,  пока  дюжины  картинок Сатурна,  Урана,
Нептуна и Плутона вместе со всеми  их спутниками прокатывались по экрану под
сопровождение дьявольски гнусавого комментария.
     -- Тристан, я  не  смотрю  шоу, я  сама  делаю шоу. Какой во  всем этом
смысл?
     --  Извините.  Всему  этому  предполагается   подчеркнуть,  что  больше
половины полезных ресурсов Солнечной системы  находится за  пределами орбиты
Юпитера. До по-настоящему хорошего материала мы еще не  добрались, но он уже
на подходе.
     Наконец  они  оказались  за  пределами  орбит  всех  известных   планет
Солнечной системы, курсируя от тела к телу в облаке Оорта.
     --  Это   благодаря   РСН,  --   пояснил  Тристан,   убирая  записанный
комментарий.  -- Несколько недель тому назад у нас таких картинок и в помине
не было.  Кометы в процессе развития,  хотя я  уверен, что мы  доберемся  до
большинства из них раньше, чем  они начнут  падать  в  Солнечную  систему, и
использовать их  для чего-то  еще.  Вот эта примерно тридцать  километров  в
диаметре. РСН  способна зафиксировать на  ее поверхности объект  размером  с
мышку. Хотя, конечно,  если в облаке и впрямь есть  жизнь,  она  должна быть
микроскопической. И глубоко запрятанной.
     "Бесполезно для программы, -- Нелл машинально добавляла замечания, хотя
никакого видео не записывала.  -- Единственное,  что здесь  достойно записи,
это  рвение Тристана  Моргана. Вот  это  бы подошло --  будь  у  него что-то
достойное прослушивания".
     -- ...и когда мы  достигаем края облака,  что тогда?  -- Гнусавый голос
диктора  вернулся. --  Что ж, тогда  мы по-прежнему  находимся  менее  чем в
четверти пути до наших ближайших  звездных соседей. Итак, давайте  исследуем
ближайшие звезды.
     Нелл уже начинала терять всякое терпение. Впрочем, то же самое, судя по
всему, испытывал и Тристан.
     -- Я знаю -- материал скучный.  -- Он выключил  экран. -- Все это будет
очень полезно лет через сто, но то, что вы  видели  в самом  начале, для нас
намного  важнее.  Наружная  система, за Юпитером.  Вот  где будет  проходить
главное  действие. Старая Внутренняя система -- Земля, Марс, даже миры Пояса
-- все это мертво.
     Очень  подходящие  слова  для включения их  в шоу, которое  будет иметь
самую большую аудиторию на Марсе  и на Земле.  Однако  странно было услышать
такие слова от человека, чей главный жизненный труд был посвящен беспилотным
зондам,  разработанным для исследования звезд -- тех самых звезд, которые он
пренебрежительно отмел как скучный материал.
     --  Не  все на Земле безмозглые медузы, Тристан,  даже если  среди  нас
имеется  солидная  доля  тупоголовых,  --  Нелл  пришлось  довериться  своей
интуиции. Она  по-тихому  включила видеокамеру. --  Я хотела вас спросить --
как так получилось, что вы с Хильдой Брандт стали такими добрыми друзьями?
     -- Что заставляет вас так думать? -- Но в глазах Тристана уже сверкнула
искорка понимания.
     -- Прежде всего,  вы сами это сказали. Вчера вечером вы сказали, что вы
добрые друзья и коллеги. И  еще вы так непринужденно вмешались сегодня утром
в нашу встречу.
     --  Вмешался?  --   Настороженность  сменило   возмущение.  --   Ничего
подобного.  Ни  один человек просто  так не "вмешивается"  в  личные встречи
Хильды. Если  ему,  конечно, хочется  оттуда с головой  на плечах  уйти. Она
назначила мне встречу -- велела мне быть там в четыре шестьдесят. Хотя, если
вдуматься, я так  и  не понял, зачем. Я был слишком заморочен побегом Вильсы
на Европу.
     "Зато  я теперь  поняла, --  подумала  Нелл.  --  Тебе  было предписано
явиться вскоре  после меня, чтобы Хильда Брандт  смогла отослать нас утешать
друг друга. Впрочем, я тоже не знаю, зачем это ей".
     -- Но все же вы сказали, что вы -- союзники.
     -- Да.  -- Настороженность и евангелический энтузиазм боролись  на лице
Тристана. В  итоге первая  проиграла.  --  Мы  действительно  союзники, хотя
большинство  людей  этого не понимают. Вы только  что сказали, что не все на
Земле одинаковы. Я это признаю и  извиняюсь за глупую ремарку. Но я  уверен:
если вы скажете землянам "система Юпитера", выяснится,  что  они считают нас
всех одинаковыми.
     -- Боюсь, вы правы.
     -- Что ж, они ошибаются. Здесь есть отсталые консерваторы --  точно так
же, как на  любой другой планете. Им  наплевать, что  в один прекрасный день
ресурсы системы Юпитера у нас закончатся.
     -- Но вы не из них.
     -- Нет, конечно, -- Тристана переполняла страстная убежденность. --  Мы
должны стремиться наружу, двигаться дальше. Должны исследовать  и  развивать
Внешнюю  систему --  до самого облака Оорта.  Если мы этого  не сделаем,  то
окажемся  застрявшими в перенаселенных,  изношенных мирах  -- примерно таких
же, каким была Земля, прежде чем война сняла с вас часть напряжения.
     Уже  не впервые  Нелл слышала предположение  о том, что  Великая  война
стала для Земли благом, потому что  истребила  три  четверти ее  населения и
предоставила остальным свободное пространство. Если быстро-быстро произнести
"девять миллиардов погибших", это уже не звучит так чудовищно.
     -- Я не  вижу,  как это  связывает вас  с  Хильдой Брандт. Разве она не
привержена  чему-то совершенно  противоположному, нежели вы?  Предотвращению
развития Европы?
     -- Привержена. Но Хильда умная женщина. Она понимает, что лучший способ
позаботиться  о  том,  чтобы  Европа  осталась нетронутой, -- это предложить
сторонникам развития другие миры. Новые миры. Спутники Сатурна и то, что еще
дальше. И  это ставит нас на одну сторону в  споре. --  Тут  Тристан оглядел
комнату, хотя  не существовало никакой возможности,  чтобы  кто-то по-тихому
сюда вошел. Он понизил голос. -- Мы оба члены движения "Наружу"!
     Сколько ему  лет? Пожалуй, года тридцать  три.  Он  старше Нелл. Но она
заглянула  в ясные  глаза  Тристана, с наивным  энтузиазмом бубнящего всякую
ерунду, и почувствовала себя столетней старухой.
     "Страшно бы не  хотелось иметь его в качестве соратника по заговору, --
подумала Нелл. -- Он говорит так, будто движение "Наружу" -- большой секрет,
тогда как это одна из самых известных организаций в Солнечной системе".
     -- Вы слышали об этом движении? -- спросил Тристан.
     -- Конечно. Много раз. Даже на Земле есть наружники.
     -- Но не такие, как здесь,  --  Тристан заколебался. --  Честно говоря,
сегодня  будет собрание.  Хильда  Брандт не сможет его  посетить, но если вы
хотите  пойти... разумеется, все эти камеры  вам придется  оставить.  --  Он
указал на ее рабочий чемоданчик.
     -- Конечно.
     "Эти  я охотно оставлю,  -- подумала Нелл. --  Но неужели он никогда не
слышал о микрокамерах? С такой наивностью ему впору в священники подаваться.
Но могу поклясться, под  всем  этим что-то кроется, если только мне  удастся
найти  способ достаточно  глубоко копнуть.  Погоди надо  мной смеяться, Глин
Сефарис".
     -- Я бы с  удовольствием его посетила, Тристан. Только скажите мне, где
и когда.
     Соглашаясь пойти на собрание движения "Наружу", Нелл ничего конкретного
в  голове не имела. Она просто следовала первому правилу репортажа:  "Иди  и
посмотри".
     Но Тристан Морган явно делал из этого большое событие. Он провел  ее по
целому  лабиринту темных  и  мало  используемых  коридоров,  в  котором Нелл
совершенно запуталась,  и  наконец  подошел к  двери  с  панельной обшивкой.
Тристан  дал  Нелл маленький значок,  который  следовало  особенным  образом
приколоть к лацкану. Этот  значок удостоверял, что Нелл не член движения, но
одобренная  гостья.  Наконец  Тристан  выстучал  на  панели  синкопированную
последовательность.
     Нелл хотелось смеяться. Почему там не было щели на уровне глаз, которая
бы приоткрылась, после чего хриплый голос прорычал: "Ладно, давайте пароль".
     Вместо этого дверь открыл двадцатилетний парнишка с совсем юным  лицом.
Он бросил на Нелл один быстрый взгляд, затем еле слышно сказал:
     -- Тристан, вы опоздали. Ваш материал готов? Вы первый. Идемте!
     И он повел Тристана в дальний  конец длинного зала, оставляя Нелл одну,
вооруженную  своими устройствами.  Вот  тебе и  предельная  конспирация! Она
несла на  себе  три камеры, две из  которых  были  устроены  так,  чтобы  не
обнаруживаться при нормальном телесном осмотре, но здесь даже не предприняли
попытки такого осмотра.
     Впрочем, пока что Нелл не рвалась включать ни одну из камер.
     Она внимательно осмотрела зал для собраний.  Там присутствовало человек
сорок-пятьдесят,  причем  немногие  из  них  сидели в двух  первых  рядах, а
большинство по-прежнему стояло в проходах. Вся  местная организация движения
"Наружу",  кроме  четырех  ее  членов,  состояла  из   мужчин.  Нелл  бочком
пододвинулась к периферии группы из восьми человек, в которую входили две из
четырех женщин.
     -- Менее полпроцента бюджета, -- громогласно объявила вихляющая жердь в
облике юноши,  который предпринимал безуспешную попытку отрастить  на  самом
кончике  подбородка  смехотворное подобие  бороды. --  Вот  в чем  проблема.
Остальное  растрачивается на  социальные программы. А когда любая социальная
программа хоть что-то решала?
     --  Но  так  было  всегда,  на  протяжении  всей  истории,  --  заметил
коренастый  мужчина  с  густой шевелюрой  справа от  Нелл.  --  Исследования
никогда на получают  достаточного финансирования. Теперь точно так же, как и
всегда. Мы просто должны принять это как факт и найти способ с этим ужиться.
     -- "Люди, которые не  помнят своего прошлого, обречены его  повторять",
-- процитировала  одна из женщин.  -- Именно так сказал Сантаяна,  и  он был
совершенно прав.  Люди, подобные нам, способны были делать значительные дела
в прошлом, и всегда без достаточного финансирования.
     -- Все это очень хорошо. -- Тощий растрепанный юнец, который  заговорил
первым, одарил женщину взором превосходства. -- Но я  могу усовершенствовать
Сантаяну:  "Люди, которые  слишком  хорошо помнят свое  прошлое,  никогда не
научатся  делать  что-то новое". Вот  в чем  проблема  с  нашей  Генеральной
Ассамблеей.  Они  говорят,  что  люди  прекрасно обходились  без межзвездных
путешествий.  Зачем  нам  межзвездные  путешествия, говорят они,  когда  нам
по-прежнему приходится  решать  массу  проблем здесь,  на  Ганимеде? Они  не
понимают, что межзвездное путешествие представляет собой единственное орудие
для решения этих проблем.
     Юнец  самодовольно  улыбнулся   Нелл,   предлагая  ей  восхититься  его
прозрением, тогда как остальные члены группы  тут же затрещали, излагая свои
мнения. Нелл машинально улыбнулась юнцу в ответ, занятая своими мыслями.
     "Все  они   не  столько  слушают,  сколько  дожидаются   своей  очереди
заговорить. И все они так молоды -- совсем не обязательно по  возрасту, а на
вид.  Даже вон тот мужчина на подиуме рядом с Тристаном, пытающийся привести
собрание  к порядку. Он  должен  быть по меньшей мере лет  на  десять старше
меня, но  посмотрите на него,  люди добрые. Он же неловкий  и стеснительный,
как восьмилетний пацан. И никто его в упор не замечает".
     -- Мне кажется, мы незнакомы.
     Нелл  удивленно повернулась и  обнаружила, что  тот долговязый  юнец  с
нелепой бородкой  пододвинулся к  ней  поближе и  сверху вниз ей  улыбается.
Секунду  спустя Нелл распознала выражение  его  лица  --  и  едва  сохранила
контроль над своим собственным.
     "Боже милостивый, -- подумала она, -- да ведь он меня клеит. Причем так
глупо и неловко меня еще никогда не клеили".
     -- Вы часто здесь бываете? -- Его улыбка была почти снисходительной.
     "В сезон случки -- никогда", -- подумала Нелл. Но у нее не хватило духу
так сразу резать невинного. Она указала на свой значок.
     -- Нет. На самом деле я здесь впервые. Я всего лишь гостья.
     -- А-а... -- Юнец близоруко вгляделся в  ее лацкан.  --  Понятно.  Быть
может, когда собрание закончится...
     --  ...в третий раз. -- Мужчина на  подиуме наконец-то  разобрался, как
работает  его  звуковая система,  и  она так загудела  на весь зал, что  все
остальные речи  тут  же стали  невозможны. -- Пожалуйста,  те,  кто стоит  в
проходах, займите свои места. Сегодня вечером у нас масса серьезных дел.
     "Спасена  в  последний  момент",  --  подумала  Нелл,  награждая   юнца
двусмысленным кивком  и  отходя  от  него,  чтобы занять последнее свободное
сиденье  в ряду.  Пока мужчина на подиуме  рокотал  себе дальше, она изучала
аудиторию.  Менее  чем  за  пять  минут  Нелл  сформировала  свое  мнение  о
ганимедском  отделении  движения  "Наружу".   Местные  члены  движения  были
идеальными образчиками людей, которых Глин Сефарис описывал как  "голосующих
по одному вопросу", людей, ведомых одним всепоглощающим интересом.
     Если не считать того, что ошибкой было бы и полностью пренебрегать этой
группой. Нелл еще  раз оглядела  зал.  Адвокатами  одного вопроса  эти  люди
определенно являлись. Но у них была молодость, у них  был разум и у них была
бездна сфокусированной энергии. Голосующие  по одному вопросу -- и работники
одного  дела. "Фанатики" было  бы для  них  более  подходящим  определением.
Интересно,  сколько  ячеек  движения  "Наружу"  собиралось сегодня  по  всей
Солнечной системе? Любой, кто хорошо знал  историю, припомнил бы, что именно
такие  люди меняли вселенную; они начинали революции --  как кровавые, так и
интеллектуальные;  они  умирали  на полях сражений,  штурмовали  Бастилию  и
переворачивали с ног на голову признанные научные истины.
     --  "Звездное семя". -- Голос  Тристана  снова  привлек внимание Нелл к
подиуму. Он стоял у микрофона.
     --  Давайте  начнем  с системы силовой установки. Вот где еще  остались
проблемы.  Первый рисунок, пожалуйста.  --  Тристан  начал  доклад в бешеном
темпе,  запрашивая  на   экран  слишком   стремительную   последовательность
схематики  звездолета и так  же стремительно ее комментируя. Если Нелл сразу
же не запуталась, то только  потому, что насмотрелась всех  этих разработок,
монтируя документальный фильм. Это была тупоносая ракета, чью среднюю секцию
окольцовывали два  ряда  сфер. Единственное отличие от более  ранней модели,
которое подметила Нелл, заключалось в том, что нос стал гораздо крупнее. Она
включила  свою   потайную  видеокамеру  и  субвокально  добавила  упрощенный
комментарий.
     В   двух   рядах   сфер  содержалось   горючее.  Тонкая   струя   смеси
гелия-3/дейтерия подавалась  от них к хвостовой  части, где было установлено
параболическое зеркало,  где  происходила  термоядерная реакция, дающая  три
побочных продукта: заряженные  частицы,  радиационное  излучение и нейтрино.
Частицы захватывались  магнитным  полем и направлялись силой Лоренца,  чтобы
выходить из сопла узконаправленным пучком. Радиация отражалась от внутренней
поверхности чаши с той же эффективностью и точностью, после  чего  полностью
отбрасывалась  назад.  Только  нейтрино  не  могли  быть   обузданы  никакой
доступной  технологией.  Распространяясь  со  скоростью  света  в призрачной
сфере, они  обеспечивали  впереди  ракеты  единственное  и крайне мимолетное
свидетельство того, что "Звездное семя" приближается.
     -- Мы смогли бы удерживать плотность  выхлопного пучка на  дистанции во
много  световых лет,  -- говорил  Тристан.  -- Но  мы этого делать не будем,
потому  что не хотим  случайно поджарить  кого-нибудь  из наших  межзвездных
соседей. Позвольте  мне  завершить  настоящий доклад  несколькими словами  о
нашем текущем статусе. Система силовой установки находится в двадцати восьми
месяцах  от  завершения.  Коммуникационная  и  навигационная  системы  --  в
полутора годах. Ракетное  топливо  не  станет  проблемой; у нас уже хранится
достаточное  количество гелия-3 и дейтерия.  У нас  также имеется достаточно
зеркальных компонентов для дюжины космических полетов. Так что самым главным
пунктом, прежде  чем  "Звездное семя" будет  завершено, остается  интеграция
систем.  А  затем... -- тут  он сделал  паузу, --  затем мы  примем  главное
решение. Есть вопросы?
     --  Мы зададим их немного погодя, -- сказал председательствующий.  -- А
сейчас  у нас  есть  новое  срочное  дело.  Сайрус  Мобилиус.  (В  аудитории
послышалось  шиканье.)  Мне  не  надо рассказывать вам,  что он  значит  для
движения  "Наружу".  Последние  два года  мы были серьезно им  озабочены, но
теперь мы -- находящиеся в этом  зале  -- имеем непосредственную причину для
тревоги.  Мобилиус  говорит,  что  он   здесь,  чтобы  протолкнуть   крупный
термоядерный проект для Европы, но  он на этом не остановится. Он попытается
впихнуть  "мобили" во все проекты, какие  только есть в  системе Юпитера. Вы
знаете,  сколько  у Мобилиуса  денег  и сколько у  него  влияния.  Итак, вот
императив  для сегодняшего  вечера: Сайрус Мобилиус  -- наш  враг. Мы должны
работать не  покладая  рук, чтобы узнать обо всех его действиях, а потом его
остановить. У кого есть предложения?
     Дюжина рук поднялась, и гомон  страстных голосов зазвучал из аудитории.
Нелл   все  записывала,  но  она   едва  их   замечала.   Время  по-прежнему
растягивалось.   Наплыв  нового   опыта,  новых  людей  и  нового  окружения
продолжался.  Этого оказалось достаточно, чтобы  вывести ее из  равновесия и
заставить упустить  из вида самую  очевидную вещь  из  всего,  связанного  с
движением "Наружу".
     Эта группа была умной и энергичной --  а также предельно  наивной, само
присутствие  Нелл  это доказывало. Любая  опытная  конспиративная группа  не
пропустила  бы ее в  эту  дверь. И  это  была  вовсе  не  та наивность,  что
проистекает из простой нехватки опыта. Джон Перри (будь проклят этот негодяй
-- болтается там на Европе без нее!) тоже имел очень мало опыта в мире Нелл;
однако он  обладал природным чувством равновесия, которое  удерживало его от
самых худших бед. Но с этими людьми  дело обстояло совсем  иначе. Здесь было
пушечное  мясо -- молодые мужчины и женщины, готовые при случае пожертвовать
своей жизнью. Именно  такие штурмовали крепости, наступали по  минным полям,
сражались и умирали у проволочных заграждений.
     Но революции никогда не удавались без более старших вождей. Где были их
Франклин, их  Ленин, их  Хо  Ши  Мин? Где  были главные  мыслители, генералы
движения "Наружу"?
     Нелл этого  не знала.  Зато она точно знала одно: по-матерински добрая,
предельно  проницательная Хильда Брандт, "союзница" Тристана и тоже,  по его
словам, член движения "Наружу", к этой группе вовсе не принадлежит. Она была
бы здесь настолько же не на месте, настолько же вне своей естественной среды
обитания, что и Нелл Коттер, пилотирующая погружаемый аппарат.





     Двадцатисемилетняя блондинка Камилла Гамильтон  была,  согласно  мнению
большинства  людей,  достаточно худа,  чтобы считаться элегантной, и слишком
худа, чтобы считаться здоровой.  Весила она от силы пятьдесят кило. Пожалуй,
никто не знал,  во сколько раз брюнет Свами Савачарья был тяжелее Камиллы. В
пять? В  шесть?  Только  не спрашивайте у  Совы; с  его  точки  зрения, весы
существовали для мазохистов, бакалейщиков и рыбного филе.
     Эти  двое никогда не  встречались.  И все же  по одному  вопросу у  них
существовало  превосходное  согласие:  работу -- настоящую  работу  -- лучше
всего было проделывать наедине.
     "Всю  работу  делает  один человек".  Камилла  одобряла  этот  афоризм,
написанный примерно за двести  лет  до  ее  рождения, а  также  использовала
вывод, из него проистекающий.
     И теперь  она работала в таком уединении, какому  мог позавидовать даже
Сова. Камилла находилась на  "Абаке", юпитерианской  станции, что кружила на
орбите  Каллисто.  Искусственный  спутник  спутника, "Абака"  не располагала
статусом  главной  компьютерной мощности  системы Юпитера. Поскольку повсюду
имелись  компьютеры,  "главный   компьютерный  центр"  оказывался  таким  же
бессмысленным, как  человеческое тело, имеющее главную клетку. "Абака"  даже
не  могла доказать, что она  самая мощная или  крупная  ячейка  в  сети. Все
связанные между собой компьютерные элементы "Абаки" были "фон Нейманнами", и
никто  не  знал, сколько раз  они  редуцировали и добавляли  получавшееся  в
результате потомство к сети.
     Но "Абака" определенно была наиболее открытой мощностью. Там не имелось
ни  защищенных  программ,  ни  паролей,  ни  закрытых  файлов.   Любой   мог
отправиться туда, записаться и оставаться там, сколько душа  пожелает,  имея
доступ к огромной компьютерной мощи.
     А  это,  по  причине извращенности человеческой  натуры, означало,  что
почти никто  так не поступал. Людям непременно требовалось  чувствовать, что
их идеи уникальны, их данные ценны и секретны, их программы эксклюзивны.
     По  прибытии на  "Абаку"  Камилла  запросила рапорт о статусе  системы.
Сколько еще народу здесь присутствовало и работало?
     Ответ был: "В  настоящее время работает семнадцать программ. Ни  одного
человека на станции не присутствует".
     Таким образом, Камилла оказалась единственной персоной на станции.  Это
очень ее устраивало. Задача, которую поставил перед ней Сайрус Мобилиус, уже
обращалась в  подлинную  головоломку.  Еще  в  центре  РСН  он намекнул, что
главной   проблемой   с   Европейским   термоядерным   проектом   оставалась
стабильность "мобиля-монстра".
     В принципе это представлялось верным, однако это была не единственная и
даже  не  самая худшая из проблем. Камилла изучила дизайн  гигантских  новых
"мобилей"  и  была   поражена  глубиной  понимания  Мобилиусом  термоядерных
процессов. Казалось, он с легкостью делал то, что ей удавалось делать только
посредством   колоссального,  сфокусированного   усилия.   Впрочем,  это  не
обескуражило  Камиллу. Из собственной работы она знала, что полевой  опыт  в
итоге обеспечивал способность обозревать ландшафт как единое целое, наносить
на карту общие очертания и почти нутром чуять, что именно сработает.
     "Знания приходят, но мудрость медлит". Следуя общим направлениям мысли,
предложенным  Сайрусом Мобилиусом, Камилла  после нескольких  недель  усилий
смогла   бы   определить   дополнительные  факторы,   нужные  для   придания
стабильности "мобилю-монстру". И в самом конце она  тоже  увидела бы все эти
холмы и долины.
     Но  здесь  лежало  только  начало истории, а  отнюдь  не  конец.  Когда
"мобиль" излучал тепло, от  этого тепла следовало избавляться. В  космосе --
никаких  проблем.  Вся  вселенная представляла  собой  огромную радиационную
сливную  раковину.  Но  под  ледяным  щитом Европы  требовался  иной  способ
рассеяния теплоты.
     Впрочем,    по-прежнему    не   проблема.   Массивные   теплообменники,
прикрепленные к каждому "мобилю",  справятся с задачей и выполнят  первичную
цель разогрева вод  Европейского океана и  уменьшения толщины поверхностного
ледяного слоя до нескольких метров. Это вписывалось в величественный замысел
Мобилиуса.
     Но  тут возникала  настоящая проблема. Уровень  энергии, обеспечиваемый
новыми  "мобилями",  был  чувствителен  к температуре  и чистоте охладителя,
проходящего   через  теплообменники.  Температура   охладителя  зависела  от
расположения,  эффективности  и  направления  потоков,  генерируемых другими
"мобилями", рассеянными по всему внутреннему океану Европы. Всего их  должно
было быть  восемьсот. Таким образом, энергия, производимая  каждым отдельным
"мобилем", зависела  от  энергии,  производимой  всеми остальными.  То,  что
Сайрус Мобилиус  подбросил Камилле как единственную, изолированную  проблему
из термоядерной теории, обратилось в кошмар из восьмисот  завязанных друг на
друга проблем: нелинейных, зависящих от времени  и требующих  одновременного
решения  в  трехмерных  уравнениях  гидродинамического  потока  и  рассеяния
теплоты -- просто сочный, уникальный монстр в обличье проблемы.
     Самое время было поговорить с Сайрусом Мобилиусом. Возможно, он все это
знал, но если нет, ему это требовалось знать.
     Камилла  открыла  линию  и  запросила   связь,  надеясь,  что  Мобилиус
по-прежнему находится в системе Юпитера. Это  сократило бы время прохождения
сигналов до нескольких секунд.
     Она все  ждала и ждала,  недоумевая,  что  происходит. Будь  Мобилиус в
системе  Юпитера  или  вне  ее,  какая-то обратная  связь  должна  была быть
обеспечена  еще  несколько минут  тому  назад. Когда  же  на  экране наконец
появилось  любезное  и  улыбающееся  лицо  Мобилиуса,  Камилла   нетерпеливо
подалась вперед.
     И тут же выругалась.
     -- Вот дьявол! Какой у вас уровень?
     Мигающая точка в  центре его лба говорила о том, что Камилла общается с
Факсом, экспертной системой Мобилиуса. Эта система по идее была разработана,
чтобы отвечать так,  как ответил  бы сам  хозяин. Камилла нетерпеливо  ждала
факсимильного ответа.
     -- У меня третий уровень. Вы хотите продолжать?
     -- Только  для  передачи информации. Все данные и мой последний  вопрос
должны отправиться к самому Мобилиусу.
     -- Отмечено. Продолжайте.
     Камилла проглотила свое раздражение и изложила проблему: как далеко она
зашла, что еще не было решено. Она не потрудилась упомянуть о ценности своих
достижений. Они говорили сами за себя, и  Сайрус Мобилиус должен был все это
оценить.
     -- Самый  большой вопрос, -- заключила  Камилла, -- это не  физика,  не
управляющие уравнения и  не  вычисление количества  энергии.  Это  граничные
условия. Мне требуется знать  больше о  географии Европы. Мне нужна  глубина
океана и температура океанского дна в каждой точке, а в особенности там, где
будут  размещены  "мобили".  Мне  требуется знать нынешнюю  толщину ледяного
слоя.   Мне   требуется  знать   количество  примесей   в   воде,  внесенных
существующими апвеллингами.  И мне требуется знать поверхностное  альбедо на
каждой длине волны. Без этого я не  могу  достаточно успешно специфицировать
проблему. И  этих данных нет в  архивах ни здесь, ни на Ганимеде. Как мне их
получить? Это все.
     Факс вежливо кивнул.
     --  Отмечено. Если желаете, вы, разумеется, можете  настаивать  на том,
чтобы дождаться личного ответа Сайруса Мобилиуса. Однако должен предупредить
вас, что его ответ не сможет быть представлен как минимум  в течение  суток.
Кроме того, я содержу в  себе достаточно подробностей, чтобы знать,  что  он
вам скажет.
     Камилла  заколебалась.  Она  могла  настаивать  на  ответе  от   самого
Мобилиуса. Она также могла надавить на этого Факса, чтобы  добиться контакта
с  Факсом  более высокого  уровня, но это заняло  бы немалое  время. Или она
могла удовлетвориться словом этого Факса. В отличие от людей,  ни  один Факс
не превосходил своего уровня компетенции.
     -- Продолжайте. -- Камилла нетерпеливо ждала ответа.
     -- У  вас  есть  возможность,  посредством  которой  вы можете получить
нужные   вам  ответы.   Следовательно,  так  вы  и   должны  поступить.  При
необходимости вам надлежит отправиться на Европу и получить данные напрямую.
     -- Но у меня нет корабля.  И  Европа представляет  собой контролируемую
окружающую среду!
     -- Корабль может быть предоставлен вам с разрешения Сайруса  Мобилиуса.
Однако Сайрус Мобилиус не может гарантировать вам доступа на Европу.
     -- Тогда как же мне этот доступ получить?
     -- Данная информация у меня отсутствует. Могу я оказать вам  какую-либо
дополнительную услугу?
     Камилла выругалась, но лишь про себя. Бесцельно  было грубить Факсу или
пытаться  с ним спорить. Даже  Факс более высокого уровня без дополнительных
данных никогда бы не изменил своего мнения.
     -- Если Дэвид Ламмерман по-прежнему на Ганимеде, свяжите меня с ним.
     Последовала еще  одна задержка.  Эта задача  была  слишком  грубой  для
третьего уровня, и Камилла заподозрила,  что ее передали  менее компетентной
имитации.
     --  Дэвид?  -- Образ,  который в  конце  концов появился  перед ней  на
экране, широко  улыбался. -- Чему это ты так ухмыляешься? Надеюсь, это ты, а
не какой-нибудь проклятый Факс?
     -- Теперь я совершенно уверен, что вижу саму Камиллу Гамильтон, а не ее
Факс. -- Улыбка Дэвида осталась прежней. -- Конечно же это  Камилла -- такая
же  ворчливая,  как  всегда.  Я   улыбаюсь,  потому  что  рад  тебя  видеть.
Догадываюсь,  что,  с  твоей  точки зрения,  неправильно  радоваться,  когда
кого-то видишь. Где ты, злючка?
     Камилла  поняла,  что Дэвид  уже  давно  не бывал рядом  с  Мобилиусом.
Слишком он был  расслаблен.  И  не производил  ощущения  человека, постоянно
оглядывающегося через плечо  -- точно  Дон-Жуан, ожидающий  каменной поступи
Командора.
     -- Извини,  Дэвид. Я все еще в "Абаке", без конца вычисляю. Но я  трачу
чертовски удручающее время сам знаешь на кого.
     Камилла  с точностью до доли секунды  могла  сказать, когда ее слова до
него дошли. Улыбка Дэвида испарилась, и ее сменила неуверенность.
     -- Тогда я сомневаюсь, что смогу тебе помочь.
     --  Я  не хочу, чтобы ты  с ним поговорил или что-то  в таком  духе.  Я
просто хочу,  чтобы ты меня выслушал и высказал свое мнение. Я в  тупике. --
Не  дожидаясь  одобрения  Дэвида,  Камилла  принялась очерчивать проблему  с
европейскими "мобилями".
     -- Так что, как видишь,  -- заключила она, -- этот  Факс говорит, что я
могу воспользоваться кораблем. Но  что толку? Он также говорит, что не может
организовать  мне разрешение  отправиться  на  Европу.  Ты знаешь  Мобилиуса
гораздо лучше меня. Что, как тебе кажется, он от меня ожидает?
     -- На  самом деле  я его совсем  не  знаю -- в  особенности лично.  ("И
никогда не узнаю", -- добавило горестное  выражение лица  Дэвида.), -- но на
расстоянии я достаточно хорошо его изучил. Догадываюсь, что у Мобилиуса есть
кое-какие хорошие  стороны. Одна  из этих сторон заключается в том,  что  он
решает, какую власть  дать людям,  которые на него работают, и действительно
позволяет им ее получить. По сути, Мобилиус удостаивает тебя вотума доверия.
Он  считает, что ты способна решить проблему без  него. Поэтому он отпускает
тебя  на волю. Но не  думай,  что это означает  простое решение проблемы или
даже, что  Мобилиус знает, как бы  он сам  с этим  справился. Ты можешь быть
уверена только в одном: он ожидает, что ты с этим справишься.
     --  Но  я  не  знаю,  как.  Нужная  мне  информация   здесь  совершенно
недоступна!
     -- Ты уже об этом  сказала, -- улыбка Дэвида вернулась,  но теперь  она
была  грустной. --  Это чистый Мобилиус,  беспримесный. То, что тебе  нужно,
есть  на Европе. Стало  быть,  Сайрус  Мобилиус  ожидает,  что  ты  получишь
разрешение на визит. Он ожидает, что ты туда отправишься. И он рассчитывает,
что ты сама решишь эту проблему -- без его помощи.
     Дэвид не сказал,  что это будет легко. Он также не сказал, что  смог бы
сам  это  сделать.  Он  лишь  уверенно предположил,  что это сможет  сделать
Камилла.  Именно эта  уверенность заставила Камиллу  почувствовать,  что она
просто обязана попытаться. Было бы очень  стыдно  вернуться назад к Дэвиду и
сообщить, что она даже не провалилась, а вообще не попыталась.
     Камилла  вздохнула и  вернулась к  терминалу.  Генеральный  банк данных
"Абаки" обеспечивал  разнообразную информацию  о  системе  Юпитера,  включая
названия учреждений и имена индивидов, которые управляли доступом на  Европу
и в  другие миры. У Камиллы  не было опыта в подобных делах,  однако к  тому
времени, как  на экране появились  данные,  она уже  разработала собственную
рабочую процедуру.
     Всегда оказывалось  проще попробовать начать с  самого  верха, как  она
действовала,  связываясь   с  Сайрусом  Мобилиусом,  и  быть  соответственно
отброшенной на более низкий уровень компетенции. Зато если бы Камилла начала
с самого  верха и получила отказ, это был бы конец. Никто ниже по цепочке не
стал бы менять  решение вышестоящей инстанции. Поэтому ей следовало начать с
самого низкого  уровня. Если  бы ей дали утвердительный ответ, Камилла взяла
бы этот  ответ и  двинулась  бы с  ним выше. Если  бы ей  дали отрицательный
ответ,  она  сказала  бы,  что располагает  иной информацией и запросила  бы
следующий уровень в иерархии. Вся эта ерунда могла занять несколько дней, но
Камилле  было  не  привыкать  к  проблемам,  решение  которых отнимало много
времени.
     Она ввела свое имя, тему и  общий запрос на  вход в систему, после чего
загрузила все это в Европейскую канцелярию контроля за доступом.
     Отклик оказался  довольно замедленным. Камилла этого ожидала,  особенно
поскольку  запрос  обрабатывался  на  Европе,  которая  находилась   еще  на
четыреста  тысяч  километров  ближе  к  Юпитеру, чем  Ганимед.  И ответ имел
абсолютный  минимум трехсекундной  задержки  обратной  связи  с  ее нынешним
местоположением. Так что Камилла принялась проводить время,  репетируя  свою
вступительную  речь  к какому-нибудь  не  слишком  смышленому Факсу  низкого
уровня.
     И внезапно обнаружила,  что оказалась лицом к лицу с женщиной, на лбу у
которой не было заметно никаких признаков мигающей  точки обозначения Факса.
Более того, хотя эта женщина самым обычным  образом была одета  в растянутый
выцветший свитер,  к нему была приколота стабилизированная металловодородная
эмблема главной исполнительной службы Юпитера.
     -- Слушаю вас, доктор Гамильтон.  -- Женщина  была пожилой,  по меньшей
мере лет шестидесяти с хвостиком, и  только  ее  ферментно-стабилизированные
волосы  делали неуверенную попытку это отрицать. Она  вглядывалась в Камиллу
ясными, напряженно-любопытными  глазами. -- Я  Хильда Брандт. Чем я могу вам
помочь?
     Хитроумно  сконструированная  речь  Камиллы,  задуманная с  тем,  чтобы
выцыганить мгновенный доступ на Европу у какого-нибудь Факса низкого уровня,
ушла в забвение вместе почти  со всеми остальными ее  мыслями. Доктор Хильда
Брандт. Не просто  какой-то человек,  а  конкретная личность. Мало  того  --
единственная  персона, имеющая право решающего  слова на все путешествия  по
водному  миру  Европы.  Впрочем,  выражение ее  лица  было  по  крайней мере
благосклонным.
     Камилла  отбросила  всякие мысли о любой макиавеллиевской хитрости. Она
собралась с духом, скрестила пальцы и пустилась в честное и исчерпывающее --
но при этом сжатое и четко организованное -- описание своей деятельности  за
последнюю пару недель.
     -- Таким образом, как видите, -- заключила Камилла, -- без измерений на
месте, по крайней мере для реальных местоположений "мобилей", я  в тупике. Я
никак не могу выработать верное решение.
     Хильда Брандт  прислушивалась,  склонив  голову  набок.  Когда  Камилла
закончила, она кивнула.
     -- Ваш  вопрос предельно ясен. Но вы  же знаете  -- или, быть может, не
знаете --  я  самый  последний  человек  из всех, к кому можно обратиться  с
подобной просьбой. Я противостою  любой идее преобразования  Европы. Я хочу,
чтобы она содержалась в кристально-чистом состоянии.
     Именно этого Камилла  и боялась. Она  кивнула.  Все  было  кончено.  Ее
вышвырнули за дверь в первую же минуту.
     --  Мне  очень жаль  это слышать.  Если  бы  что-то смогло  убедить вас
передумать...
     Хильда Брандт подняла руку.
     -- Мое милое дитя! -- она произнесла это обращение таким тоном,  словно
Камилла  и  впрямь  была  ее  ребенком.  --  Вы  бросились  в  беспорядочное
отступление еще до объявления войны. Я собиралась  сказать, что  хочу, чтобы
Европа оставалась такой,  какая она есть, но это решение, к несчастью, не за
мной.  Вчера  Генеральная Ассамблея  на  Ганимеде  приняла решение  одобрить
проект  Сайруса Мобилиуса. Я,  безусловно,  буду  с этим бороться --  должны
состояться  еще  четыре  голосования, прежде чем это  станет законом системы
Юпитера, --  но на  данный момент я хочу  оставаться реалисткой. Если проект
Мобилиуса  получит  окончательное одобрение,  я хочу,  чтобы  он  выполнялся
надлежащим образом, без  неприятных технологических сюрпризов.  А это в свою
очередь означает, что анализ проекта должен быть как можно более вдумчивым и
основательным.
     Она без тени враждебности улыбнулась Камилле.
     --  Вы получите разрешение прибыть на Европу.  Можете наблюдать за  ней
столько, сколько хотите, с орбиты -- или приземлиться, чтобы получить доступ
к местным архивам на базе "Гора Арарат". Разумеется, вам  не будет позволено
курсировать по  внутреннему  океану, однако в иных отношениях  ваш  визитный
допуск не будет  ничем ограничен.  Мне очень  жаль, что я не смогу быть там,
чтобы  лично вас  поприветствовать, но в  ближайшие  несколько  дней у  меня
срочные  дела  на Ганимеде,  где я  буду  противодействовать новому решению.
После этого я с нетерпением ожидаю нашей встречи.
     И Хильда Брандт  внезапно исчезла. Камилла  вдруг  поняла,  что  рот ее
раскрыт, уже готовый заспорить с пустым экраном.
     Вместо этого она откатилась назад в своем кресле. Она  победила. Причем
мгновенно и против всех ее ожиданий.
     Камилле  захотелось  снова  позвонить   Дэвиду  и   похвастаться  своим
триумфом,  но на данный  момент  у  нее для этого не  хватало  наглости. Она
определенно  ему  позвонит -- и  они вместе  порадуются.  Но  Камилла скажет
Дэвиду правду: что она разговаривала  с Хильдой Брандт; что она отправляется
на Европу; что она, по сути, добилась того, чего хотела. Вот только не  было
у Камиллы ни малейшего представления о том, почему она вдруг так преуспела.


     Новые  открытия всегда вынуждены меняться в перспективе -- медленно, но
необратимо. Для восемнадцатого столетия система мира, предложенная Ньютоном,
была, помимо  всего  прочего,  вычисляемой  -- громадная машина, рационально
движущаяся сквозь пространство и  время,  подобно планетарию с исключительно
точным  механизмом.  К  середине  девятнадцатого  столетия  лейтмотив  науки
изменился. Наступила  эра  расширяющихся миров  и сжимающегося человечества.
Земля  была  сброшена с трона как  центр вселенной,  чтобы  стать  крошечной
пылинкой  среди  многих  миллионов  таких  же  пылинок,  на  сцене,  которая
постоянно расширялась от  планет к звездам и  дальше к  галактикам. В  то же
самое  время  человечество   низвергалось   от  образа  и  подобия  Бога  до
самонадеянного  животного  --  озадаченного  актера,  недавно  прибывшего на
сцену,  где другие актеры  занимали свои  места  уже миллиарды  лет. Удар по
самолюбию вида, нанесенный эволюционной теорией, был чудовищным.
     Первая  четверть двадцатого столетия выучила  человечество смиряться со
снизившейся оценкой  Земли и его собственной роли  во  Вселенной,  но вскоре
наука  вынуждена  была  обрушить  на  людей  новую  парадигму:  исчезновение
абсолюта.   На   место    окончательного    знания   пришли   неуверенность,
относительность, нерешаемость, невычисляемость.
     После трагических семидесяти  пяти лет ученые наконец пришли в согласие
с исчезающей  концепцией полного знания...  и вдруг оказались лицом к лицу с
еще  одной  жуткой переменой воззрений.  Семя,  посеянное еще до 1900  года,
стало  давать ростки.  В  самом  начале  двадцать первого  столетия принцип,
сформулированный  итальянским экономистом Вильфредо Парето, был  извлечен из
небытия,  обеспечивая основополагающую  научную  догму новой эпохи:  "Всякий
раз, как некое  число  подобных  предметов  группируются  вместе,  малый  их
процент становится мерилом  почти всего  значения  данной  группы".  Принцип
Парето, переформулированный и усиленный, объяснял, что большая часть природы
работает лишь на  поддержание статус-кво, подавляя всякие перемены. И только
маргинальные  силы  --   малые  силовые  различия  --  управляют  поведением
Вселенной.
     Для   детей  конца  двадцать  первого   столетия  борьба   за  развитие
математического аппарата,  соответствующего  новому  взгляду на  мир,  стала
всего лишь историей.  Парадоксы вычисления малых различий  с  их запутанными
субстратами  дивергентных  рядов  и  асимптотических  расширений  ничем   не
отличались  для  них от  более  ранних логических  забот  о  дифференциалах,
пределах,  обобщенных  функциях,  действии  на расстоянии  и перенормировке.
Остались   только    отполированные   инструменты    и   главный    принцип:
естественнонаучная основа мира суть равновесие.  Вселенная  существует  лишь
как тонкое согласование  невероятных  сил.  Перемены и сама  жизнь  являются
результатами микроскопических нарушений равновесия.
     Примеры  можно было видеть повсюду. Солнечная активность проистекала из
нескончаемого  сражения  гравитационного  давления  с  радиационным.  Каждая
поверхностная вариация, от солнечных пятен до гигантских солнечных  вспышек,
представляла собой  проявление  некого  краткого  преимущества одной из этих
сил,  свидетельство   того,   что   равновесие   было   временно   нарушено.
Галактическая  стабильность  являлась  не  более  чем  тонким  согласованием
вращательной кинетической  энергии  и  гравитационной потенциальной энергии,
создавая  и  поддерживая спиральные  протяжения, центральные ступицы и  гало
темной материи.
     Сама жизнь не была исключением из принципа. Она рано усвоила этот урок.
Успешные  виды располагались на тонкой линии  между точным воспроизводством,
не допускавшим никакой адаптации к  меняющейся  окружающей среде, и чересчур
вариабельным  воспроизводством,  которое  имело  результатом  большое  число
ошибок и нежизнеспособное  потомство. Половое  размножение оказывалось всего
лишь  простой  попыткой  решить проблему посредством допущения генерационной
изменчивости  в  пределах  ограничений точного воспроизведения генетического
материала. Внутри каждой  клетки каждого организма продолжалась одна и та же
борьба,  поддержание  тонкого  равновесия  между  бесконтрольным  сжиганием,
которое попросту убивало, и слишком  медленным ферментативным высвобождением
энергии, которое в конкурентном мире становилось столь же опасным.
     Принцип Парето  очень  долгое время занимал  свое  почетное место.  Это
воззрение уже  не являлось чем-то,  о  чем  ученые двадцать первого столетия
размышляли,  ибо он уже был встроен в них их  учителями, их чтением, всем их
научным окружением. Наука оказывалась равновесием. Принцип равновесия довлел
решительно надо всем -- от субъядерных процессов до галактической эволюции.
     Камилла  Гамильтон  была ученым.  У  нее  имелась  умственная  оснастка
ученого, причем  первоклассная, которая осталась  бы  таковой в любую эпоху,
когда  общество  это   дозволяло  (женщина,  да  еще  привлекательная:   два
колоссальных   минуса   Камиллы   на   протяжении  большей   части   истории
человечества). Однако подобно всем, кроме  горстки  самых  великих,  Камилла
видела науку сквозь философические очки своего века.
     Самым любопытным здесь представлялось то, что хотя детство и отрочество
Камиллы на Марсе были одной долгой борьбой с бедностью и пренебрежением, она
никогда не пыталась рассмотреть этот  опыт  с точки зрения  общих принципов.
Разумеется, идеи  борьбы, равновесия  и тонкого преимущества прилагались и к
людям.
     Но Камилле никогда не приходило в голову, что внутри Солнечной  системы
должны  существовать  другие  незримые  стихии  --  мужчины  и женщины,  что
загоняли друг друга в тупик, непрерывно ведя борьбу за малое преимущество.
     И уж совсем определенно  ей никогда не  приходило в  голову, что в этой
войне титанов  легкая  раскоординация  или  мизерное  неравновесие  способны
запросто уничтожить существо столь незначительное, как Камилла Гамильтон, --
истребить ее силой столь же убийственной и  безличной, как  самая величайшая
из солнечных вспышек.





     Джон Перри и Вильса  Шир сидели бок  о  бок, разглядывая приближающуюся
поверхность, и видели два разных мира.
     ...Европа  -- крошечная, совсем малюсенькая планетка  диаметром меньше,
чем у Луны, и массой всего в две трети...
     ...но Европа безбрежна, в восемь раз больше моего родного мира, Цереры,
и площадь ее поверхности в пятнадцать раз превышает...
     ...гравитационное поле  Европы поистине  жалкое,  достаточно  малое для
легкого баллистического  запуска,  такое мизерное, что  одно и то  же  судно
может  быть  здесь использовано для  путешествия  к  спутнику  и  посадки на
него...
     ...но Европа  протягивает  гигантскую руку и  тянет  к себе  транзитное
судно  так мощно,  что ракеты уже работали, когда Земля еще была  во  многих
минутах внизу. Вторая космическая скорость составляет здесь целый километр в
секунду...
     ...поверхность Европы не  предлагает ничего  ценного: ни  металлов,  ни
минералов, ни горючего...
     ...но поверхность Европы --  подлинная сокровищница самого драгоценного
летучего вещества из всех: воды...
     ...Европа  --  невзрачный,  безжизненный шарик,  лишенный  дыхательного
покрова атмосферы, мерзлый, стерильный и негостеприимный...
     ...никоим образом. Европа -- матка,  только и ждущая, чтобы привечать и
вскармливать жизнь, включая миллионы или даже миллиарды людей...
     Джон  и  Вильса  внимательно разглядывали друг друга и распознавали то,
что  должно  было  стать  очевидным  в   первый  же  момент  их  знакомства:
происхождение их было  столь разным, что общение  между ними казалось  почти
что иллюзией.  Будучи примерно одного возраста и при этом сиротами войны, но
встречаясь как  жительница Пояса и  землянин,  они  могли  найти  очень мало
общего. Потребовались бы недели или месяцы разговоров, прежде чем они смогли
бы понять воззрения друг друга.
     Самым странным Джону казалось  то, что они определенно собирались этими
неделями или месяцами воспользоваться.
     Это его тревожило.  Джон  любил,  чтобы все подчинялось логике  -- даже
когда речь шла о чувствах. Однако ничто, даже отдаленно похожее  на  логику,
не  было приложимо к его реакции  на Вильсу. Когда он впервые оказался с ней
лицом к лицу, то испытал  ощущение, которое описывалось довольно просто: это
было как смутная пелена от  кессонной болезни со всей странной  уверенностью
того состояния, что этот мир -- совершено безопасное  и  чудесное место. Все
это было очень нелегко объяснить.  По  крайней мере, Джон  решительно не мог
этого сделать.
     Была ли  это замаскированная  форма полового  влечения, некая аберрация
тайных феромонов? Джону так не казалось. Он мог оставаться невинным  лишь  в
искушенных глазах Нелл Коттер, которая не раз ему на это намекала, но все же
он  был  далек  от  девственности. У  Джона было достаточно женщин. С  Шелли
Солбурн они даже пережили  бурный двухмесячный  роман,  продлившийся  до  их
последней  размолвки.  Так  или  иначе, плавучие  базы  Тихоантарктики  с их
завуалированными  угрозами  психологической  обработки   для   каждого,  кто
уклоняется  от  ведения активной  половой  жизни, склонны были  вынуждать  к
физическим взаимоотношениям даже самых убежденных холостяков.
     Каковым  Джон определенно не  являлся. Они с  Нелл Коттер находились на
самой грани  -- почти любовники, любовники во всем, кроме самой возможности,
-- когда  он  встретил  Вильсу.  Его  страстное  желание  в  отношении  Нелл
по-прежнему  оставалось на месте, сильное как никогда. Но внезапно, с резкой
переменой  перспективы  Джону  вдруг показалось,  что теперь для него  самое
важное -- общаться  с Вильсой. Джон  едва помнил тот разговор, в котором  он
спрашивал  Хильду Брандт,  нельзя ли  Вильсе  отправиться  вместе с  ним  на
Европу.
     Сделал ли он это по собственной инициативе? Или предложение исходило от
кого-то еще? Это  не имело значения. Потребность проводить время с  Вильсой,
понимать ее,  учить  далеко превосходила какие-либо подробности. Чем  больше
Джон  об этом узнавал,  тем больше удостоверялся, что его  побуждение лишено
физической  основы.  Он понимал, что Вильса --  симпатичная, сексуальная  и,
вероятно,   в  высшей   степени   чувственная   женщина   --   нуждается   в
соответствующем партнере; но этим партнером должен был стать не он. Джон  не
чувствовал  к  Вильсе ни  малейшего  полового  влечения, и отсутствие  этого
влечения было, похоже, взаимным.
     Так что же за чертовщина творилась?
     Джон опустил  взгляд. Транзитное  судно следовало по  прямому  маршруту
спуска, не  отягощенное земными заботами  о  траектории входа и атмосферного
торможения.  Они устремлялись  прямиком  к  юпитерианским антиподам  Европы.
Солнце  за  спиной находилось  в зените,  обращая  лежащий внизу  спутник  в
сверкающую составную картинку ярко  расцвеченных ледяных равнин, разделенных
острогранными  звездчатыми   трещинами  и  переплетениями   длинных,  темных
расщелин. Какие краски! Джон ожидал увидеть приглушенные тона -- как на всех
виденных  им снимках Европы из  космоса.  Искрящийся пейзаж  внизу наверняка
представлял собой аномалию,  сочетание освещения с  необычной точкой обзора.
Следовые элементы,  крошечные  отражательные спикулы  металлов, зависшие под
несколькими  верхними сантиметрами льда, ловили солнечный  свет как раз  под
нужным углом.
     Гора Арарат виднелась прямо  внизу. Единственная  почвенная поверхность
Европы  состояла из четырех небольших соединенных  между собой  холмов,  что
тянулись узловатой линией на дюжину километров.  Даже самый высокий холм был
не более  чем округлым комочком на  бесконечной  мерзлой равнине. Окружающий
лед наползал на низкие точки похожего на обломок пилы гребня, почти разделяя
зубья этого обломка на отдельные островки черных скал.
     Скалы вулканического  происхождения,  сказал  какой-то  далекий  уголок
разума  Джона. Так неизбежно должно было быть. Или природа смогла найти роль
для осадочных  процессов даже на  Европе, несмотря на  отсутствие атмосферы,
рек, эрозии  и  жизни? Или там была жизнь? Это оставалось ключевым вопросом,
смыслом  прибытия  Джона  на  Европу.  Однако морозный  облик лежащего внизу
спутника во весь голос заявлял ему о том, что этот мир мертв.
     Опускающееся судно уже зафиксировало входной маяк и теперь следовало по
сигналу. Единственный  европейский космопорт  напоминал  неглубокую  круглую
чашу рядом с  главным пиком  горы Арарат, располагаясь в кратере, по меньшей
мере частично образованном  в результате метеоритного удара. Люди всего лишь
усовершенствовали  природу, разгладив  дно кратера до  идеальной плоскости и
добавив туда пусковые башни, антенны, подъемники и спускные желоба. А также,
разумеется,  протонные  щиты.  Европа  подвергалась  воздействию  протонного
потока еще более интенсивного, нежели тот, что обрушивался на Ганимед.
     Джон удостоил  европейский  космопорт доли внимания, однако главный его
фокус по-прежнему был сосредоточен на окружающих ледяных равнинах. Он  искал
Вентиль, точку  доступа  в  Европейский океан. Он должен  был  находиться  в
двадцати километрах от  оконечности  горы  Арарат. Вентиль представлял собой
искусственно созданный  и постоянно поддерживаемый цилиндр открытой воды, по
которому в  итоге должна  была спуститься "Капля" -- вниз,  вниз, вниз, мимо
полуторакилометрового  слоя  льда   и  в  мрачную   неизвестность  --   ради
исследования пятидесятикилометровых и еще более глубоких европейских бездн.
     Джон не смог разглядеть  никаких признаков Вентиля. Скорее всего, точка
доступа  была слишком  мала, чтобы ее можно было увидеть во  время спуска из
космоса к горе Арарат. Джон  знал, что Вентиль  поддерживается искусственным
термальным  источником   у  нижнего  рубежа  ледяного  слоя  в  сочетании  с
естественной  восходящей  конвекцией и использованием целого ряда насосов. С
каждым метром  по пути  вверх разогретые воды Вентиля теряли тепло,  отдавая
его окружающему льду. Жидкая колонна сужалась, так что вершина ее составляла
всего двадцать-тридцать  метров в  поперечнике, достаточно  широкая лишь для
того, чтобы пропускать погружаемые аппараты и служебные суда.
     --  Смотри! --  Вильса  схватила  Джона  за руку  и вывела из  глубоких
раздумий.  Луч  чистейшего монохроматического  голубого  света  вырвался  из
центра гладкой чаши космопорта и поймал транзитное судно своим конусом.
     -- Конечный отрезок спуска,  -- сказал  Джон, с  неохотой отвлекая свои
мысли  от Вентиля и европейских недр. --  Не  волнуйся,  с нами  все будет в
порядке. Начиная с этой  точки  корабль будет  управляться напрямую  с  горы
Арарат.
     Это высказывание вызвало гневную вспышку темных глаз.
     Джон запоздало  понял, что хотя для него космос был нов, Вильса, должно
быть, совершила тысячу управляемых спусков.
     -- Я  знаю!  Я же сказала: смотри, Джон. Вон на  тот узор. Разве ты  не
видишь?
     Теперь, когда она  указала  ему,  куда  смотреть,  Джон  увидел. Солнце
висело прямо  над  головой.  Опускающееся  судно  стрелой  летело к  круглой
мишени,  а  ярко-голубой  управляющий  лазер  горы  Арарат оказывался  самым
яблочком этой мишени.  Вокруг сверкал  преломляющий лед Европы, ряд тронутых
морозом  радужных колец. Мысленный  взор  Джона добавил  еще один компонент:
дальше,  за  горизонтом  Европы, но  тоже  освещенный Солнцем,  мглистый шар
Юпитера переливался красками охры, янтаря и жженой сиены.
     Именно это увидел  и представил себе Джон. Но Вильса сидела  с открытым
ртом и  широко  распахнутыми  глазами,  а  на лице у  нее было не  иначе как
выражение благоговейного ужаса.
     Что же  увидела  она?  Вильса  принялась гудеть  себе  под  нос --  так
тихонько, что Джон едва это слышал.
     Вильса заприметила четверку  округлых пиков горы Арарат в тот  же самый
момент, что и  Джон. Но видела она не  вулканического происхождения скалы, а
устремленный вверх страшный кулак морозного гиганта,  заключенного в ледяную
тюрьму.  Этот кулак застыл в то самое  мгновение, когда четыре  его железных
костяшки  со страшной  силой пробили стеклистый щит стены  Нифльгейма.  Этот
момент застыл во времени, но  в следующую секунду кулак непременно  вырвется
на волю, возвысится над окружающим его миром, обретет равновесие, протянется
далеко в космос...
     Удар железного  кулака разнес  лежащий  внизу  мир  на  концентрические
круги. Хроматические  кольца распространились по  планете. Эта  расходящаяся
рябь красок в  свою  очередь  устанавливала  музыкальные  резонансы.  Внутри
Вильсы расширился  и обрел  форму музыкальный фрагмент.  И она  приступила к
сознательному, почти чувственному процессу тематического развития.
     То, что  они с  Джоном  придерживались далеко  отстоящих друг  от друга
точек зрения на Европу,  нисколько Вильсу не тревожило.  Всякий,  обладающий
талантом к полифонии, отлично  знал, что две  темы,  совершенно различные по
стилю,  настроению и содержанию, могли сосуществовать  в идеальной гармонии.
Вильса понимала то,  чего,  скорее всего, не понимал Джон: насчет Европы они
оба были правы.
     Даже странная связь между ними, родившаяся при первой же встрече, ее не
тревожила. Такой громадный  объем  внутреннего  мира  Вильсы  не подвергался
логическому анализу. Взять хотя бы темы, что прямо сейчас дрейфовали у нее в
голове.  Они определенно  не  появились  бы  без  этой многоцветной панорамы
Европы, горы Арарат и ярко-голубого столпа управляющего лазера. Но как могло
воздействие   на  одно  чувство  пробуждать  творческий  импульс  в  другом?
Синестезия вдохновения: это было нечто,  объяснения  чему Вильса  никогда не
слышала. Это даже почти не обсуждалось. И все  же это происходило -- снова и
снова. Визуальные вводы могли трансмутироваться, а затем появляться из тигля
ее  сознания  как  золотая музыка;  архитектура  могла  давать жизнь великим
сонетам; музыка способна была порождать бессмертные слова.
     Вильса  дрейфовала  к  Европе,  и  душа  ее  пела.  Конечная посадка  в
космопорту горы Арарат стала не более чем досадным вмешательством.
     Слушая   рассуждения  Хильды   Брандт   о  незараженной   Европе,  Джон
недоумевал,  как Брандт  -- или кто бы  то ни было еще -- надеется сохранить
Европу таковой.
     Теперь  он  понял.  Единственной  точкой  доступа  в  нетронутые  недра
спутника служил Вентиль, а вся остальная поверхность была защищена цельным и
предельно надежным нагрудником  льда. А  чтобы достичь  Вентиля, требовалось
проделать  то, что только  что  проделали  они с  Вильсой:  одолеть двадцать
километров открытого льда от горы Арарат при  температуре столь низкой,  что
выходящий  воздух тут же  замерзал  и  плыл  вниз  в виде  крошечных хлопьев
кислорода и азота.
     Но предположим, что посредством какого-то чуда стойкости живой организм
сбежал бы из поселения на горе Арарат, пережил лютый холод и добрался  бы до
Вентиля? Тогда ему пришлось бы выдержать еще более убийственную атаку. Поток
частиц  на  поверхности Европы  был смертелен для любого живого существа, не
облаченного в  специальный  скафандр.  Наружная  часть  скафандров,  которые
носили  теперь  Джон   и  Вильса,  не  нуждалась  ни  в  какой  связанной  с
человеческим фактором стерилизационной  программе. Обо всем  заботилась сама
природа.
     С такими телохранителями для священной девственности внутреннего океана
Европы  оставалась  лишь  одна-единственная  угроза:  погружаемые  аппараты,
которые  могли  в  него опуститься.  А  их  охранял небольшой, но  предельно
бдительный персонал.
     В первую же пару минут Джон узнал женщину  и двух мужчин, которым  было
предписано сопроводить их по  льду  до  Вентиля. Разумеется, лично он их  не
знал, но  тип  был очень  знаком.  Эти  люди  были  прямодушными,  знающими,
непринужденными и бесстрастными. Они были самим Джоном, переправленным через
миллиарды километров космического пространства.
     Или, скорее, они  были Джоном, каким  он представлялся до того, как его
возлюбленный проект с гидротермальными отдушинами зарубили. После этого Джон
оказался отброшен прочь -- сперва в политический миксер Пунта-Аренаса, затем
через  Солнечную систему на Ганимед  вместе с Нелл Коттер. Он не был уверен,
сколько от прежнего Джона еще в нем оставалось.
     Персонал  базы  "Гора  Арарат"  Джона  тоже  узнал.  Он  мог  стать  их
спасителем -- если бы подтвердил существование аборигенных европейских  форм
жизни и защитил этот мир от развития, которого  они не желали. Но даже  если
бы  Джон этого сделать не смог,  он  все равно делил  с  ними  язык  науки и
технологии.
     Однако сотрудники  базы  решительно не знали, что  им думать  о Вильсе.
Какой бы знаменитой  она  ни была  на Поясе, а теперь и  на Ганимеде, но так
далеко,  как  Европейский  научно-исследовательский центр,  ее репутация  не
заходила. Никто не отреагировал на ее имя. Сотрудники обратили внимание лишь
на ее наивные вопросы и замечания.  Джон с  удовольствием отметил, что после
первых  же  нескольких  минут  они  уже  обращались  со  всеми  объяснениями
касательно механизмов и процедур только к нему.
     --  Когда вы  окажетесь  внутри,  вы будете герметически  отгорожены от
интерьера. -- Один из мужчин, чьи мускулы рельефно выпирали под обтягивающим
скафандром,  никак  не соответствуя  окружающей среде с  низкой гравитацией,
открыл  верх  погружаемого  аппарата   и  указал  внутрь.  --  У  вас  будет
собственный запас кислорода и пищи, даже собственный запас воды. Я знаю, это
звучит глупо, когда вокруг вас столько воды, но  мы  не хотим никакого риска
смешивания и  заражения.  Если  вода  сможет проникнуть внутрь,  моча сумеет
найти способ проникнуть наружу.  Да, и не забывайте, что это судно  не имеет
щита от потока частиц. Вы не должны  снимать  скафандры,  пока  не окажетесь
хотя  бы  в нескольких метрах  под водой. Тогда вы будете  в безопасности. А
теперь давайте взглянем на управление.
     Мужчина забрался внутрь, жестом предлагая Джону и Вильсе последовать за
ним.  Вильса  первой  поднялась  по  трем  ступенькам,  что  вели  в  уютное
внутреннее  помещение.   Джон  помедлил  позади,   желая  в  последний   раз
оглядеться.  Точно так же он  стоял  на Земле,  в центральной  Антарктике, и
тогда его  переполняла  мысль,  что под ногами у  него лежит по меньшей мере
целая  миля  льда.  Иди  он  хоть  сотню  суток  в  любом  направлении,  это
по-прежнему  оставалось  бы верно. Здесь у него под ногами была  та же самая
миля льда -- но под ней лежала не почва, а многие мили воды; и здесь он  мог
идти не сотню  суток,  а  целую  вечность. Не считая незначительного холмика
горы Арарат, ледяная прослойка Европы была повсеместной и непрерывной.
     Джон поднял взгляд,  высматривая Юпитер. Затем он понял, что отсюда его
нависающую физиономию  он никогда не увидит.  Король  Внешней Системы  вечно
оставался по ту  сторону  Европы, удерживая спутник  в  таком положении, что
гора Арарат всегда оказывалась отвращена от громадной планеты. Но даже после
заката, и без отраженного  света Юпитера совсем темно здесь не было. Висящие
в небе Ганимед  и  Каллисто обеспечивали зловещий полумрак. В этих  сумерках
был виден длинный и ровный скат, ведущий от погружаемого аппарата  к Вентилю
-- к открытой воде, подобной черному зрачку, что таращился на Джона в  сотне
метров оттуда.
     Наконец Джон сумел заставить ноги работать и взошел по ступенькам.
     --  Конечно,  вы  привыкли  к   тем  замечательным  водным  погружаемым
аппаратам,  которые есть у вас на  Земле. -- Мужчина дождался  Джона, прежде
чем приступить  к  своему  грубоватому  объяснению.  --  Сомневаюсь, что  вы
когда-нибудь видели что-то настолько примитивное,  как эта вот "Даная". Хотя
все  здесь  работает.  Разве  что   ручки  и  циферблаты  покажутся  немного
незнакомыми,  и  к ним придется малость привыкать. Садитесь,  и я устрою вам
проверку. Сперва  мы пойдем медленно.  Не  бойтесь  сказать мне, если что-то
потребуется повторить. В качестве пароля, чтобы войти в систему, используйте
"Сандстрем" -- это моя фамилия. Меня зовут Базз Сандстрем.
     Джон кивнул и двинулся было к сиденью пилота. Но, прежде чем он до него
добрался, Вильса протолкнулась вперед  и  положила руки на пульт  управления
"Данаи".
     -- Проверка уровня номер один,  -- сказала она.  После  чего ее  пальцы
забегали по пульту  среди клавиш  и переключателей с  такой скоростью, какую
сам Джон -- уже  четыре года  как  самый быстрый пилот на  Тихоантарктике --
вряд ли бы превзошел даже на  знакомом оборудовании.  Дисплеи так и полыхали
данными,  аудио  пикало,  крошечные  предупредительные  огоньки вспыхивали и
гасли.
     -- Есть номер один, -- глуповато-радостным голосом заключила Вильса. --
Господа, держитесь за шляпы. Приступаю к уровню номер два.
     Началась вторая и более сложная фаза проверки. И завершилась еще  более
стремительно.
     --  Есть номер  два, -- Вильса  обернулась, одаряя  Сандстрема лучистой
улыбкой.  -- К  погружению  готова. Полагаю, мы  можем отправляться в  любой
момент.
     --  Хо-ро-шо, -- мужчина наградил Джона и Вильсу черным огненным взором
сквозь шлем скафандра. -- Да, черт побери, полагаю, вы можете приступать.
     И  без  единого  слова  или  даже взгляда  он  выбрался из погружаемого
аппарата "Даная".
     Герметичная  крышка с  грохотом опустилась.  Этот грохот  прозвучал как
обвиняющий  голос,   адресованный  непосредственно  Джону.  Он  сказал:  "Ты
ублюдок. Что ж  ты меня  не  предупредил, что  привез с собой первоклассного
юпитерианского пилота? Тогда бы я себя таким идиотом не выставил".
     -- Вильса. Каким дьяволом ты так...
     -- Извини, --  но Вильса вовсе не выглядела виноватой. -- Они  сказали,
что  этот  погружаемый  аппарат  аналогичен  тем,  которые  используют   для
отслеживания  "фон Нейманнов"  в атмосфере  Юпитера. Я  не понимала, пока не
увидела пульт управления, что они совершенно идентичны.  Не думаю, что здесь
хоть один  переключатель  переставили.  Правда,  прямой  контроль, а  там  я
действовала при помощи пульта дистанционного управления. Но прямой  контроль
еще легче.
     --  Все-таки тебе  не следовало  так  выпендриваться. Теперь  Сандстрем
думает, что я его подставил.
     -- Да, пожалуй,  -- Вильса улыбалась. --  Но это тебе за  то, что  меня
игнорировал. У меня, знаешь ли, тоже чувства имеются. Мне не нравится, когда
люди говорят мимо меня, как  будто  я  что-то вроде одушевленной  тыквы,  --
только потому,  что я  неподготовленный научный  специалист.  Хочешь  теперь
пересесть за пульт?
     -- Нет, -- Джон  не обиделся. Или, по крайней мере,  не очень обиделся.
-- Будь здесь как дома. Но помни одну вещь. Все здесь по-настоящему. Если ты
будешь достаточно глупа,  чтобы расшибиться об  стену  или забраться слишком
глубоко для  этого корпуса, ты  не окажешься на  станции "Геба",  когда  все
закончится. Ты просто погибнешь. А теперь -- вперед.
     У Джона было три причины это  говорить. Во-первых, Вильса не  проявляла
желания вылезать из кресла пилота; во-вторых, ему нравилась роль наблюдателя
нового мира; а  в-третьих,  ему  хотелось  посмотреть, насколько  хорошо она
сможет справиться.  Вильса обладала феноменальной  физической  координацией;
Джон  понял это  в первую  же  минуту ее  концерта  на Ганимеде.  Совершенно
потрясающая  и  независимая  работа  пальцев  две  минуты  тому  назад   это
подтвердила.
     Но   проверка   была   одно   дело,   рутинное  и  стандартизированное.
Пилотирование  же -- совсем  другое. Как  Вильса справится с  сотней  мелких
решений,  которые  ей придется принимать на маршруте погружаемого  аппарата?
Джон мог взять на себя  управление,  если бы она оказалась в беде, но он был
достаточно  упрям,  чтобы не  делать  этого,  пока  не  возникнет  настоящая
необходимость.  Пусть Вильса поварится в этом котле и выяснит  для себя, что
для  пилотирования  требуется  нечто большее,  нежели десятипальцевые -- или
двадцатиклавишные -- упражнения.
     Но  прежде  чем  Джон  мог  набраться  излишней  самоуверенности,   ему
необходимо было подтвердить для  себя несколько  фактов насчет "Данаи".  Это
была вовсе не "Капля", разработанная с тем, чтобы блуждать по глубочайшим из
земных океанов, и имеющая соответственно укрепленный корпус. "Капля" в норме
должна была выдерживать давление в полторы тысячи земных  атмосфер  -- более
чем достаточно,  чтобы добраться до  самых глубоких участков океанского  дна
Европы; но "Даная",  спешно  переоборудованная из аппарата,  используемого в
атмосфере Юпитера, такого крепкого корпуса не имела. После их возвращения на
поверхность   сотрудники   научно-исследовательского   центра    планировали
модифицировать  "Данаю"  для  соответствия  ее  максимальному  океаническому
давлению, но на  данный момент ее корпус выдерживал  всего лишь скудную пару
тысяч тонн на квадратный метр.
     Джон вызвал на  обзорный экран  профили европейских глубин. Спутник был
маленький  и легкий, ему недоставало  плотного металлического ядра Земли, но
если ты заходил достаточно глубоко, ты все же  мог столкнуться  с достаточно
серьезным давлением.  А  в  Европейском  океане ты мог  зайти  по-настоящему
глубоко --  на сотню  километров и  даже глубже,  если батиметрические карты
были  точны.  В  конце концов  Джон  навестит  эту  бездну  и  станет первым
человеком,   который   обследует   глубочайшее    океанское    дно    Европы
непосредственно.
     Но не  сегодня. Он просмотрел таблицы с цифрами. В "Данае" не следовало
опускаться ниже пятнадцати  километров. Впрочем, пятнадцать  километров было
вполне достаточной глубиной,  чтобы добраться до пары мелких гидротермальных
отдушин, но только не той, которая по-настоящему Джона интересовала; Жаровня
находилась  на глубине сорок восемь километров, где давление воды составляло
шестьсот атмосфер,  а  температура  океанского  ложа  могла  подниматься  до
нескольких  градусов  ниже  нормальной  температуры человеческого тела.  Для
Европы это был перегретый черный дымарь, эквивалент земного Котла.
     Так что сегодня  безопасности ради  следовало  оставаться  выше  десяти
километров  и  отбросить  все мысли о настоящей работе. Хильда  Брандт  была
права.  Путешествие  на "Данае" могло  стать  не  более  чем ознакомительным
упражнением и осмотром достопримечательностей.
     Джон почувствовал  вибрацию сиденья, посмотрел на изогнутый, прозрачный
экран перед  ними  и понял,  что осмотр достопримечательностей  уже начался.
"Даная"  неуклонно  скользила вперед  по  желобу,  который  вел  в  Вентиль.
Обзорный экран уже  погружался под  воду.  Джон бросил  последний взгляд  на
ледяную равнину Европы и  четыре  округлых холма горы  Арарат,  маячащих  на
заднем  плане; затем темная вода стала  плескать по  гладким бортам. Звезды,
различимые сквозь прозрачную  крышу погружаемого  аппарата, ушли последними.
По мере увеличения глубины они превращались в дрожащие лужицы света, а затем
мгновенно исчезли, как только включились прожекторы "Данаи".
     Судно медленно  погружалось на скорости пять-шесть метров  в секунду. В
этом Джон не сомневался, даже не глядя на показания. В Тихоантарктике у него
была  репутация  человека,   обладающего   своей  собственной   инерциальной
навигационной  системой --  внутренним  чутьем,  которое  подсказывало  ему,
опускается  он  под  водой  или  поднимается,  и  с  какой скоростью.  Чтобы
подтвердить ощущение, Джон взглянул на циферблаты. Пять и пять десятых метра
в  секунду.  Приятно  было знать,  что его абсолютное  позиционное чувство с
таким же успехом работало и на Европе.
     Джон  взглянул  на  Вильсу,  внимательно осмотрел  пульт  управления  и
расслабился. "Даная"  имела свои системы предупреждения, если  бы  они зашли
слишком глубоко или приблизились  к твердой полке  из камня  или  льда. Этот
спускаемый аппарат был по крайней мере  достаточно совершенен, чтобы вовремя
уберечь их от потенциально смертельной угрозы.
     Впрочем,   им   не   должны   были    потребоваться   эти    встроенные
предохранительные приспособления. Вильса,  как  бы досадно для Джона  это ни
было,  оказалась   столь  же  компетентна,  сколь  и  уверена  в  себе.  Она
инстинктивно   производила   периодические    мгновенные   осмотры   главных
индикаторов  окружающей   среды  как  внутри,  так  и  снаружи  погружаемого
аппарата,  проверяя  решительно  все: уровень  расхода  энергии  и ее запас;
скорость и глубину  погружаемого аппарата, а также давление на  его  корпус;
мутность воды;  темпы поступления воздуха и  его состав. В то же самое время
она присматривала за сверхзвуковыми датчиками, которые давали расстояние  во
всех направлениях до ближайших твердых объектов.
     "Да она прирожденный пилот", -- подумал Джон.
     --  Ну как? Доволен?  --  Вильса на него даже не смотрела, но улыбалась
так,  словно видела  выражение его лица. -- Еще  через несколько  секунд  мы
достигнем нижнего края Вентиля. И окажемся полностью под ледяным щитом.
     Итак, Вильса могла  читать  его мысли. Джон как раз собирался выдать ей
ту  же  самую  информацию.  Впрочем,  ей  приходилось  считывать все  это  с
приборов. А он и так это знал -- из какого-то внутреннего источника.
     --  Что мы сделаем дальше?  --  продолжила  Вильса, хмуро поглядывая на
экран, где передние прожекторы высвечивали вертикальную  стену льда метрах в
сорока от них.
     --  А  что ты меня спрашиваешь? -- Джон откинулся на спинку сиденья. Он
тоже мог быть капризным. -- Ты пилот. А я всего-навсего  пассажир. Вези нас,
куда тебе хочется.
     Джон даже  закрыл глаза,  чтобы доказать  полное  отсутствие  заботы  и
интереса, совершенно определенно зная, что Вильса  в этот момент  смотрит на
него, недовольно поджав губы и недоуменно подняв брови.
     Пожалуй,  именно в  этом и  состояло отличие Вильсы  от  всех остальных
мужчин и  женщин,  каких Джон когда-либо встречал. Он знал ее, она знала его
-- на каком-то глубинном уровне, без единого сказанного слова.
     И  все  же  там определенно  отсутствовала  соответствующая  физическая
связь...
     Тут мысли Джона внезапно и с немалой неловкостью переключились на Нелл.
Она наверняка зла на него как сто чертей за то, что он не взял ее с собой. И
ничего хорошего  не будет, если он  скажет, что все это время по ней скучал.
Она не потратит ни единой лишней секунды, чтобы при следующей же встрече его
отшить. "Действия, -- скажет Нелл, -- а не слова -- вот из чего складывается
видеошоу. Так что все объяснения можешь себе в задницу засунуть".
     А потом она в буквальном смысле прожует его и выплюнет.
     Они с Нелл словно бы составляли пару рассинхронизированных поршней, что
работали друг против друга без  всякой координации, тратя энергию, аннулируя
силы, обоюдно пропуская чужие циклы.
     Но здесь таилась  загадка, образуя еще одно место, куда логика никак не
вписывалась: за душевным несоответствием  с Нелл Коттер лежал  некий скрытый
источник энергии,  физический огонь, который они с Вильсой Шир, в этот самый
момент сидевшей у Джона под боком, никогда не разделят.





     -- Мне думается, что впервые  за  все  время нашего знакомства я поймал
Свами Савачарью на ошибке.
     Ярроу Гобель  стоял  у стойки по  пояс  высотой, что  отделяла кухню от
остальной Совиной Пещеры. Затем генеральный инспектор повернулся и побрел по
всей длине помещения.  В конце концов он  помедлил, чтобы подобрать метровой
ширины шлем комбинированного  спасательно-штурмового скафандра  и подивиться
одной из наиболее красочных неудач Великой войны  -- устройству,  которое не
выполняло  ни одной из своих предполагаемых функций и убило почти всех своих
пользователей.
     Сова,  занятый  сложными  операциями  с  полдюжиной  накрытых  крышками
горшков и сковородок, ограничил свой отклик уклончивым покряхтыванием.
     -- Вы несколько раз говорили мне, -- продолжил Гобель, чей гулкий голос
эхом разносился по  огромному  замусоренному каземату,  -- что нет ничего на
старушке-Земле, что вам  бы  хотелось иметь здесь, на Ганимеде.  Леса, горы,
озера,  травянистые  степи, голубое небо,  зеленые  просторы океанов, птицы,
бабочки, цветы,  туман,  дождь,  снег  -- ни по  чему  из  перечисленного вы
абсолютно не тоскуете.
     -- Совершенно верно, -- Сова снял  герметичную крышку с кастрюли, хмуро
оглядел  ее  содержимое,   керамической  ложкой  снял  пробу  и  восстановил
закупорку. -- У  меня есть  трюфели, у меня есть грибы.  У меня есть чеснок,
шафран,  имбирь  и  тмин  -- все это  природным  образом  выращенное.  Земле
попросту нечего мне предложить.
     Гобель   прошагал   назад,  чтобы  снова   облокотиться  о  прилавок  и
понаблюдать за кулинарными ритуалами Совы.
     -- Уверен, вы искренне  это говорите.  Но тем не менее существует  одно
природное свойство Земли, которое вам бы определенно понравилось. Одна вещь,
которой жители Земли располагают и которую принимают как должное. Мало того,
они, может статься,  даже о ней не сознают, но вы безусловно  ее желаете. --
Он сделал паузу, ожидая скептической усмешки Совы. -- Вам бы  хотелось иметь
здесь, на Ганимеде, земное атмосферное давление.
     Сова  бросил  тревожный взгляд на плиту  с ее обширным набором накрытых
крышками сковородок. Затем он кивнул.
     -- Все,  больше  ни  слова.  Я  признаю свою неправоту.  Просто загадка
природы, почему люди, которые определенно не эволюционируют в отношении блюд
из приготовленной  пищи, непременно должны считать точку кипения воды в одну
сотню  градусов  по  Цельсию  идеальной  для нужд  кулинарии,  -- он  указал
керамической ложкой на свои кухонные сосуды. -- Я рад видеть, что хотя бы вы
понимаете мое затруднение. Если я готовлю с открытыми  сковородками, то вода
при  местном ганимедском  давлении имеет точку кипения на тридцать  градусов
ниже. Если я закрываю их герметичными крышками и готовлю под давлением, я не
могу снимать  пробы  и  помешивать  так  часто, как это  необходимо.  А ведь
постоянное снятие проб существенно важно в кулинарном искусстве. Снятие проб
и  помешивание  лежат в самом сердце процесса  получения  тонких привкусов и
ароматов.  Земные повара  в  этом  смысле  уникально счастливы... Однако  мы
делаем, что можем.  -- Сова принялся снимать крышки  и  торопливо перемещать
содержимое  сковородок  в  тарелки  для подачи на  стол. -- Еще  пять  минут
сосредоточенных молчаливых усилий -- и  тогда я предоставлю вам сказать мне,
насколько я преуспел.
     -- Неудачи  пока  еще  не бывало, --  Ярроу  Гобель  понял намек насчет
"молчаливых усилий" и побрел в другой конец Совиной Пещеры.
     Сова вернулся к своим нелегким трудам. Ярроу Гобель этого еще  не знал,
но сегодняшний  обед,  безотносительно к  качеству блюд, должен был стать не
слишком приятной оказией.
     Ибо Сова наконец готов был признать  свое поражение. Через генерального
инспектора он получил достаточное финансирование для идентификации всех, кто
работал  с  банками  данных Паллады и вообще  был на Палладе  в конце войны.
Многие погибли в последнем сражении, а  большинство остальных  уже умерло --
ничего удивительного, ибо это случилось четверть столетия  тому назад, -- но
Сова  лично связался со всеми уцелевшими и подробно их расспросил.  Никто не
смог  рассказать  ему  ровным  счетом  ничего о стирании  данных, касающихся
астероида  Мандрагора. Никто  даже  не  помнил  названия  переоборудованного
рудовоза "Океан".
     Другая   блестящая   идея   Совы  также  закончилась  полной  неудачей.
Вычисления  потребовали  целую  вечность,  но  в  итоге он  все-таки получил
траектории  спасательных капсул,  баллистически  запущенных с "Океана" перед
тем, как "искатель"  его  уничтожил.  Все  капсулы были направлены в сторону
Внутренней  системы,  имея  в качестве ближайшей планеты и логического места
для приема сигнала бедствия Марс.
     Там определенно  не было недостатка  в сигналах бедствия.  Война только
что закончилась, и суда, пострадавшие в последних катастрофических баталиях,
были разбросаны по всему космосу от Земли до Пояса.
     Причем  записи о тех сигналах бедствия и спасательных операциях не были
утеряны.  Они хранились  в  архивах Цереры. Сова исследовал  все  записи  до
единой,  проверяя идентификации кораблей,  положения капсул и характеристики
спасенных. И  не  нашел ничего  необычного --  ничего,  что заставило бы его
предположить,  что  хотя  бы  один из  тех спасенных  находился  в  капсуле,
выпущенной с "Океана".  Тогда  он продвинул вычисления и поиск  на целых два
месяца после окончания войны -- на то  время, за которое ограниченные запасы
кислорода,  воды  и  пищи   в  любой  капсуле  гарантированно   должны  были
закончиться. И опять  ничего не обнаружил. Отсюда вытекало, что спасательные
капсулы с "Океана", куда бы они ни ушли, уцелевших в себе уже не содержали.
     Сегодня вечером Ярроу  Гобель ожидал доклада о ходе расследования. Свою
часть  сделки он выполнил: обеспечил финансирование в обмен на периодические
визиты в Совиную Пещеру ради деликатесного обеда и обсуждения Великой войны.
Однако докладывать, по сути, было не о чем. Никакого "хода" расследование не
получило.
     Сова начал подносить полные тарелки к приготовленному для них столу.
     -- Еще две минуты.
     -- Что это? -- Гобель стоял  в дальнем конце помещения,  изучая плоскую
коробочку сантиметров тридцать шириной. -- Похоже, что-то новое.
     -- Действительно, новое -- и неожиданное. Подарок Церерского музея. Как
оценка  той  небольшой  работенки, которую  я проделал,  прослеживая  судьбу
одного пропавшего экспоната. В этой коробочке находится управляющий диск для
"Шутихи". Только это  и  осталось  от  марсианского флота в сорок  кораблей,
который  принимал  участие  в битве при Психее. Посылка прибыла, когда я уже
готовил обед,  так  что  у меня  не было возможности как следует ее изучить.
Согласно  ярлыку,  диск  находится в превосходном состоянии, и  его, судя по
всему, еще можно прочесть. Посмотрите... если вам интересно.
     Последняя фраза была попыткой Совы иронизировать. Генеральный инспектор
был одержим  всеми аспектами Великой войны, и  его  интерес к диску "Шутихи"
был заранее гарантирован. Расставляя блюда на столе, Сова немедленно услышал
шелест жесткой обертки, за которым последовал скрип крышки и слабый щелчок.
     --  Будьте добры принести его к столу, --  сказал Свами  Савачарья.  --
Поскорее, пожалуйста.  --  В его голосе прозвучала редкая  настойчивость. --
Этот соус необычайно деликатен. Любая задержка разрушит его букет.
     Ответа  не последовало. Никакого  звука  приближающихся шагов.  Сова, с
соусницей в руках замерший над тарелкой, бросил раздраженный взгляд в другой
конец  помещения.  Одной  из причин, почему  он мог переносить визиты  Ярроу
Гобеля,  стало то, что генеральный  инспектор  довольно неожиданно  оказался
наделен весьма чувствительным небом и разборчивостью в еде.
     Гобель  стоял,  склоняясь  над  открытой коробочкой. Лица его  не  было
видно,  но что-то странное присутствовало в  его полной  неподвижности. Сова
поставил соусницу  на место, с сожалением взглянул  на  обремененный блюдами
стол и направился в другой конец каземата.
     На полпути  туда он помедлил. Связь событий  была слишком  явной, чтобы
так просто  ее  проигнорировать.  Неожиданная посылка. Ее обнаружение  Ярроу
Гобелем. А теперь -- молчание и застывшая поза.
     -- Инспектор?  --  Сова  не  стал подходить ближе,  а сдвинулся вбок  и
пригнулся -- так, чтобы он смог взглянуть на обращенное вниз лицо.
     Гобель  снова  двинулся, позволяя  открытой коробочке  выпасть  из  его
ладоней на пол. Сова испытал облегчение, которое тут же  испарилось,  стоило
ему только увидеть  лицо генерального инспектора.  Оно было пустым, лишенным
всякого выражения.
     -- Где я?  -- озадаченный вопрос словно  бы произнес непонимающий голос
ребенка. -- Что случилось?
     --  Вы в полной безопасности,  --  Сова  отступил на пару шагов. Крышка
коробочки была по-прежнему приоткрыта.  -- Сядьте вон в то кресло, справа от
вас. Вы знаете, кто вы?
     --  Конечно, знаю, -- голос стал энергичнее.  --  Я Ярроу  Гобель. А вы
кто?
     -- Я  Свами  Савачарья.  Пожалуйста,  сядьте, --  Сова протянул  руку к
коммуникационному  пульту и стал говорить в  ту  сторону. -- Скорую  помощь.
Срочно, ко мне. Нет, не могу вам сказать, есть ли по-прежнему опасность -- в
отношении меня или кого-то другого. Но мне следует предположить, что она еще
должна оставаться.  -- Он  снова  повернулся к  генеральному инспектору.  --
Итак, Ярроу Гобель,  я  хочу, чтобы вы сделали то, что  я вам скажу.  Прежде
всего, сядьте и не двигайтесь. К нам очень скоро прибудут гости.
     -- Хорошо, сэр, --  Гобель наконец сел и стал с любопытством оглядывать
рассеянное повсюду содержимое Совиной Пещеры. -- Какое странное место.
     -- Вы не помните, вы раньше здесь бывали?
     -- Нет, я  здесь  никогда не бывал. Я в этом уверен.  А почему я сейчас
здесь? Почему я не в школе?
     Восемь  часов  спустя  Свами Савачарья запер скользящую дверь каземата,
направился к своему любимому креслу и, дрожа, осел в него.
     То был  вечер множества  унижений. Сова мог насчитать по  меньшей  мере
четыре таковых.
     Первое:  кто-то имел беззастенчивость  вторгнуться  в  неприкосновенное
пространство  Совиной  Пещеры  с  тем, что можно  было расценить  только как
опасное  оружие. Следовало признать, что медперсонал Ганимеда не обнаружил у
Ярроу  Гобеля   каких-либо  физических  повреждений.  Они   идентифицировали
синтетический нейропередатчик, извлеченный из посылки, и теперь работали над
расшифровкой  молекулы,  которую   этот   передатчик  запустил  генеральному
инспектору в мозг  через гематоэнцефалический барьер. Они  также утверждали,
что со  временем  -- скажем, месяцев  через пять-шесть  --  Гобель полностью
восстановит свою память  и свой взрослый разум. Тогда он уже  не  будет  тем
восьмилетним ребенком, который  приветствовал их сегодня  вечером в  Совиной
Пещере.
     Но на этом оскорбления не закончились.
     Второе:  самого  Свами Савачарью,  бурно  протестующего,  выволокли  из
пещеры  и подвергли унизительной серии физических и  психиатрических тестов.
Это закончилось только  после  того, как Сова, дабы  доказать ясность  своей
памяти, процитировал несколько интересных  страниц из личного  компьютерного
досье на своего главного мучителя.
     Третье:  желая отвлечь  от себя внимание,  Сова вынужден  был пойти  на
умышленную ложь. Он сказал сотрудникам службы безопасности, что посылка была
предназначена  для  ее инспекции Ярроу  Гобелем.  Сам  Гобель был не  в  том
положении,  чтобы  выразить  несогласие,  а  на  всем  Ганимеде  не  удалось
обнаружить никого, кто признался  бы  в доставке посылки или хотя  бы  о ней
слышал.  Но  тем  не  менее  это  была   ложь,  а  следовательно,  поступок,
недостойный Свами Савачарьи.
     Четвертое: мир и покой  в голове у Совы был непоправимо нарушен. Многие
годы  он думал, что  Совиная  Пещера -- абсолютно безопасное укрытие. Теперь
это уже было не так. Следовало ли ему  в таком случае отсюда сбежать? И если
да,  то  куда? Сова  не мог придумать  ничего  безопасней пещеры -- никакого
места, чьи входы, выходы,  слепые пятна и тайники он знал бы лучше.  В то же
самое  время,  если  он  останется  в  Совиной Пещере,  тогда  ему  придется
признать, что он может стать в буквальном смысле сидячей мишенью для  нового
нападения.
     Сова оглядел  свой многолетний дом, остановил взгляд на обеденном столе
и  добавил  к  перечню  оскорблений  своей персоны  пятое:  святотатственное
кощунство.  Кулинарный шедевр  был непоправимо  разрушен,  прежде чем он или
Ярроу Гобель успели  попробовать хотя бы кусочек. Если бы он только попросил
генерального  инспектора подождать и открыть посылку после обеда... но тогда
Сова  с  большой  долей  вероятности  оказался бы достаточно  близко,  чтобы
разделить с Гобелем содержимое посылки.
     Пора было заканчивать сетовать и начинать думать. Итак, кто и почему?
     Прежде  всего, мишень нападения.  Предположительно, сам Свами Савачарья
--  но вовсе  не  обязательно так.  Визит Ярроу Гобеля не был секретом;  кто
знал, скольким людям сам Гобель  об этом  рассказал? И генеральный инспектор
немного  опоздал, прибыв вскоре после  того,  как посылка была подброшена  в
Совиную  Пещеру рассыльным  "фон  Нейманном". Впрочем, если бы Гобель прибыл
вовремя,  он  все  равно  получил  бы  посылку,  поскольку  Сова  был  занят
приготовлением пищи, а зная интересы генерального инспектора, не могло  быть
никаких сомнений, что он немедленно пожелал бы осмотреть доставленный диск.
     Так что мишенью мог быть или Савачарья, или Гобель, или они оба. Однако
инстинкт подсказывал Сове, что в данном случае целились  именно в него. Если
бы эти люди  заодно прихватили и  Гобеля, они, надо полагать,  не сильно  бы
расстроились.
     Но почему?
     Имелось только два правдоподобных мотива, ибо Сова был связан только  с
двумя  новыми  предприятиями:  он  нащупывал  путь  назад  во времени  --  к
пассажирам  и  грузу  злополучного "Океана", выискивая причину его бегства с
Мандрагоры и  уничтожения одним из собственных орудий Пояса.  И  он  пытался
найти в пределах системы Юпитера тайного противника Сайруса Мобилиуса.
     У  Совы  уже  начали  складываться  кое-какие  идеи  касательно  второй
проблемы, но об этом никто не должен был знать. Он ни с кем по этому делу не
разговаривал, а Сайрус Мобилиус пообещал строгую секретность.
     Это,  разумеется,  не   означало,  что  Мобилиус  с  необходимостью  ее
обеспечил. Первое правило совиного анализа имело непосредственное следствие:
"Не существует такой вещи, как надежная персона, -- есть лишь разные степени
ненадежности".  И  отсюда вытекало еще одно  непосредственное следствие:  "У
каждого -- своя программа".
     Так что, вполне возможно, Мобилиус с кем-то переговорил -- или даже был
непосредственным  участником  нападения. Но это была довольно  маловероятная
версия. Линия  мысли,  которая  выглядела  для  Совы наиболее правдоподобно,
включала  в себя "Океан".  Что  заключало в себе подлинную иронию,  ибо этим
самым вечером он готов был бросить эту охоту как безнадежную и бесцельную.
     Но если кто-то  так хотел оставить знание о прошедших событиях скрытым,
что отважился атаковать его напрямую...
     Сова  сгорбился  в  своем кресле.  На  его недавно побритый  череп  был
натянут черный капюшон. Пока что все вроде бы шло как надо, но он упускал из
вида что-то важное.
     Ага,  сама атака. Она была какой-то...  нерешительной. Коробочка такого
же размера могла вместить в себя достаточно взрывчатки, чтобы обратить в пар
Сову, Гобеля и все  в Совиной Пещере.  Однако вместо этого было использовано
оружие, которое не  являлось ни смертельным, ни физически вредоносным. Более
того  --  если  верить  медикам,   нанесенный   им  ущерб  даже  не  являлся
необратимым.
     Сова  поднялся  с  мягкого  сиденья  и  заковылял  к  коммуникационному
терминалу.  Он  отменил  все запросы на финансирование  всего,  связанного с
"Океаном" или  с периодом,  близким к  концу  Великой войны. Затем Савачарья
написал две  докладные записки Магрит Кнудсен. Одна недвусмысленно заявляла,
что его недавние расследования Великой  войны оказались  бесплодными, другая
подчеркивала, что он больше не может тратить на них ни времени, ни  средств.
Наконец  Сова  стер  из  компьютера  все  файлы,  содержащие  информацию  об
"Океане",  Мандрагоре, банках  данных  Паллады  и  траекториях  спасательных
капсул.
     После чего  он забрался в каталог "Мегахиропс",  спрятанный  под  семью
слоями  внутренних  указателей  и   рассчитанный  на   сопротивление  самому
изобретательному,  могущественному и  настойчивому  компьютерному взломщику.
Все  файлы,  связанные  с  "Океаном",  были  уже скопированы туда  и надежно
защищены от прочтения и переписывания.
     Свами Савачарья отнюдь не закончил  с "Океаном". Уже нет. Если уж на то
пошло, он это Ярроу Гобелю задолжал.
     Но теперь следовало уйти в глубокое подполье.





     Деньги и влияние, влияние  и деньги -- с ними ты  могла ходить по воде,
дышать вакуумом, воскрешать  мертвых.  Мало  того,  ты даже  могла  получить
приоритетный  высокоскоростной  корабль  от  "Абаки"  до Европы,  когда  все
стандартные  манифесты заявляли, что еще много недель  ничего  доступного  в
твоем распоряжении не окажется.
     Все предыдущие двадцать семь лет своего существования Камилла Гамильтон
не обладала ни деньгами, ни влиянием. Она даже не знала, что подобная власть
вообще существует.
     Но теперь это ощущение ей определенно нравилось.
     Буквально  расцветая от  предоставленного  ей  неограниченного  кредита
Сайрусом  Мобилиусом  и допуска  на  Европу, полученного  от  Хильды Брандт,
Камилла наблюдала, как стены бюрократии с грохотом рушатся.
     Отправиться на  Европу, чтобы послужить  сразу  и Мобилиусу,  и Брандт?
Просто класс!
     -- Но безусловно, мэм, корабль может быть предоставлен  вам  через трое
суток... нет, пусть будет двое суток.
     Одни  сутки,  если  Камилла  пожелала   бы  смириться  с   неудобствами
одноместного корабля. А если она готова была отправиться прямо сейчас? Тогда
как  насчет  восьми  часов  --  будет  ли  это  достаточно  скоро   для   ее
потребностей?
     Не будь это настолько подкрепленное властью путешествие, все это сильно
бы озадачивало. И, понятное  дело, когда расписание  полета было одобрено  и
корабль уже  подходил,  Камилла  вдруг  обнаружила, что  не  готова  лететь.
Нежданный сигнал  лучился от ее персонального идентификатора на  "Абаке"  --
сигнал, пришедший аж из самого центра РСН.
     Похоже, тайный эксперимент  Камиллы,  который она  оставила  в глубоком
фоновом режиме, давал результаты, и  результаты  эти  оказывались  настолько
странными, что компьютеры РСН, даже поддержанные  ее Факсом третьего уровня,
не  знали,  что из  них извлечь. Камилла  тоже. Она  быстро  их просмотрела,
увидела,  что программа наблюдения в далеком  инфракрасном  диапазоне выдает
пики данных, не соответствующие никаким сигнатурам в справочниках, и решила,
что озадачена не меньше собственного Факса. То, в чем нуждался мир, был Факс
шестого уровня -- более компетентный и сообразительный, чем сама персона.
     Камилла сгрузила данные в том виде, в каком они пришли, в накопительное
устройство высокой плотности. Они смогут отправиться вместе с ней на Европу,
а по пути она проделает самый что ни на есть добросовестный их анализ.
     Как  раз  в  этот  момент  прибыл  корабль, и Камилла  испытала  второе
потрясение. Она  согласилась на одноместное  судно, рассчитывая  вылететь  с
"Абаки" на автопилоте. Затем она сама посадила бы его на Европу.
     Но нет. Такой вариант  не  годился для воротилы  Пояса  высокого ранга,
который, очевидно, имел связи  и с Сайрусом Мобилиусом,  и с Хильдой Брандт.
Это должна была быть особая служба.
     Поэтому  корабль  прибыл  со  своей  собственной,  совершенно  ненужной
командой:  пилотом  Сильваной Верзиллой. Здоровенная, веселая, сплошь торс и
зубы,  Верзилла  идеально  соответствовала  своей  фамилии.  После первых же
нескольких  ее слов Камилла убедилась, что Верзилла готова сделать  все, что
госпожа только пожелает. Это  дало ей некоторое  представление  о том, какой
тип  путешествия  предпочитают  некоторые  чиновники  Генеральной  Ассамблеи
Юпитера.
     Быть  может,  все было  бы  не так  уж и  плохо,  будь  пилот  Верзилла
мужчиной.
     Камилла покрепче прижала  свой  пакет  с данными к груди, увернулась от
слишком уж дружелюбной руки, которая попыталась помочь ей забраться на борт,
и сама залезла в кабину.
     -- Сколько продлится полет до Европы? -- спросила она через плечо.
     Верзилла рассмеялась.
     -- Сколько госпожа пожелает. Шесть часов -- или шестьдесят.
     А после того, как  они  доберутся  до  Европы? Пилот  по-прежнему будет
рядом -- нежеланная  пара рук, а  также, без  сомнения,  других частей тела.
Камилла  кивнула  в   сторону  иллюминатора,  где  сплошь  покрытая  шрамами
поверхность Каллисто заполняла три четверти небосклона.
     -- Мне нужно  там  кое-что подобрать.  Что,  если мы  по-быстрому  туда
заскочим перед главным полетом?
     --  Никаких  проблем.  Я  просто  добавлю  это  к  запрограммированному
полетному плану. У меня одни желания -- ваши команды.
     "Вот так космическая прогулочка", -- подумала Камилла. Впрочем, все это
безобразие не было виной пилота. Сильвана Верзилла всего лишь  выполняла то,
что от нее  ожидали, за что  ей платили.  Камилла решилась.  Пилот  Верзилла
могла сделать еще одну вещь, чтобы отработать свое жалованье.
     За  время пятнадцатиминутного броска  с  "Абаки"  к космопорту Каллисто
Камилла  в темпе составила  список личных вещей, которые  понадобятся ей  на
Каллисто. После  того как они  приземлились и уютно  устроились  на стоянке,
Камилла подошла к люку, постояла там, и на лице у нее выразилось сомнение.
     Это заняло всего несколько секунд.
     --  Есть проблемы? Я могу чем-то помочь? -- Верзилла тут же оказалась у
нее под боком, их плечи соприкасались.
     --  Нет, ничего такого, просто я не знаю дороги по этому космопорту. --
Камилла  пыталась выглядеть  хрупкой  и беззащитной, но  прикидывала, что ей
удастся только одно из двух. -- Может пройти очень много времени, прежде чем
я найду то, что мне нужно. А нужна мне всего-навсего вот эта вот ерунда.
     Камилла  протянула  нацарапанный на  бумажке список и  тридцать  секунд
спустя   наблюдала,   как  пилот  Верзилла   ухмыляется  ей  на  прощание  и
направляется по поверхности спутника к зданию космопорта.
     Потребовалось еще  пять  минут  и  очередное  магическое  заклинание  с
именами Мобилиуса и Брандт, прежде чем Камилла была допущена к взлету.
     На душе у нее было скверно от того, как она обошлась с Верзиллой. Но не
очень скверно.
     Когда  Камилле  потребуется  пилот-приятель,  с  которым  можно   будет
переспать, она, черт побери, запросто себе такого найдет.
     Путешествие на Европу заняло скорее девять часов, чем те шесть, которые
ввела  в  компьютер  пилот Верзилла. Но  даже  в это дополнительное время  у
Камиллы не было никакого  шанса изучить данные, присланные ей из центра РСН.
У нее в списке имелась масса других вещей. Камилла должна была подготовиться
к решению главной задачи: оснащению Европейского океана "мобилями".
     Она  уведомила космопорт горы  Арарат о своем  входе  в  сферу  влияния
Европы,  но  указала, что на данный  момент не имеет намерения приземляться.
Сперва ей хотелось осмотреть лежащий внизу мир. Камилла опустила  корабль до
пятидесяти километров, положила его на прецессионную орбиту, которая в итоге
обвела бы его  вокруг  всего спутника, и  устроилась  поудобнее  для  сеанса
наблюдения.
     Возможно, она  проявляла  упрямство. Из всех обращенных к  ней в центре
РСН замечательных слов Сайруса Мобилиуса,  одно  постоянно всплывало у нее в
голове. Еще и импульсивна?  Он ее в этом обвинил. Временами -- без  сомнения
импульсивна. Камилла попыталась представить себе физиономию пилота Верзиллы,
когда та вернется и обнаружит, что и Камилла, и корабль исчезли.
     Итак, упряма и импульсивна. Но когда дело доходило до непосредственного
размышления и  нудного, тяжелого труда, требуемого для  выполнения  задания,
Камилла не стала  бы второй  ни  за  кем  в Солнечной  системе. Так  что она
подстроила фокус и принялась за работу.
     Крутящийся  внизу шар имел два заметно различных типа поверхности. Один
тип был  темным  и  грубым, испещренным пятнами старых  метеоритных кратеров
всех  размеров. Другой был  ярче и выглядел более  однообразным, однако  его
буквально исполосовывали длинные,  узкие гребни льда. Эти гребни имели сотни
километров в длину, но лишь  десятки метров в вышину. Они также громоздились
друг  на  друга, образуя  беспорядочный  сетчатый узор подобно  ниткам,  как
попало обтягивающим мячик.
     Оба типа европейской поверхности  имели  одну  общую черту. Издали  они
выглядели очень гладкими,  но путешествие по  этой поверхности независимо от
типа стало бы просто дьявольщиной.
     Теперь  Камилла понимала недостаток интереса  к детальным поверхностным
картам Европы. Они были бы попросту бесполезны. Она вообразила, как  едет по
этой местности. Путь через каждые несколько километров прерывался бы крутыми
спусками, расщелинами  и вертикальными стенами льда. Никто не проехал  бы по
Европе достаточно далеко, если не считать участка поблизости от  горы Арарат
и еще нескольких мест, где  поверхности случилось оказаться необычно гладкой
и ровной.
     Детальные  поверхностные карты  стали бы пустой  тратой времени еще  по
одной причине. Система трещин и ледяных гребней была достаточно  заметной, и
ее легко было нанести на карту  с орбиты. Но  как насчет ее постоянства? Под
воздействием приливных сил все эти трещины и гребни должны были медленно, но
неуклонно  сдвигаться. Только  океанское дно, находящееся  далеко  вне  поля
зрения  под жесткой оболочкой, должно было долгие периоды времени оставаться
неизменным.
     После четырех  часов  наблюдения  Камилла  уже  увидела  достаточно.  И
приняла решение.  Все  точки  размещения "мобилей"  должны будут  выбираться
согласно  рельефу  океанского  дна. Это была  еще одна  "деталь"  задания, о
которой Мобилиус не потрудился упомянуть. Причем данная деталь подразумевала
доступ к потаенному океану Европы, в  котором Хильда  Брандт Камилле начисто
отказала.
     Однако эти  карты  морского  дна могли иметься  в банке  данных Европы,
равно  как и  другая  информация относительно  глубины  льда и  апвеллингов,
которая также  требовалась Камилле. Одно было совершенно ясно: на орбите она
никогда не получит того, что ей нужно.
     Камилла  запросила разрешение на посадку. На следующем же витке голубой
коммуникационный  луч протянулся вверх, взял контроль над  судном и направил
его по маршруту к мягкой посадке в самом центре космопорта горы Арарат.
     -- Прежде чем вы выйдете наружу, вам следует надеть скафандр отклонения
потока  частиц, --  произнес  твердый  голос  из коммуникационного пульта  в
момент контакта. -- Наружная окружающая среда в настоящее время не защищена.
Вездеход вас ожидает.
     Камилла  уже  была  в  скафандре. Она  направилась  было к  люку,  но в
последний момент  повернулась,  прихватила  накопитель с  экспериментальными
данными из центра  РСН  и сунула его во внутренний карман  скафандра. Вполне
возможно, на  эти  данные еще  очень  долго не  будет надежды  взглянуть, но
потерять их  Камилла  никак не хотела. Кто-то еще  мог  пробраться  на  этот
корабль и угнать его с такой же легкостью, с какой это сделала она.
     Ее первый наземный взгляд на  поверхность не соответствовал впечатлению
с  орбиты.  Камилла ступила на гладкую  каменную равнину, вогнутую и  полого
идущую  вверх  к  закругленному  краю, быть  может, в  километре  оттуда. Не
наблюдалось никаких признаков изломанных ледяных гребней. Забираясь в пустой
вездеход, Камилла поняла, почему. Она находилась точно в центре гладкой чаши
космопорта; остальная часть спутника была скрыта за его стенами.
     Неважно. Очень скоро она его увидит.
     Через  две  минуты  Камилла  выяснила,  что насчет этого она ошибается.
Вездеход  зафиксировал  ее  присутствие и  покатил  прочь, но  он отнюдь  не
направился вверх по склону к гребню модифицированного кратера.  Вместо этого
машина проехала, быть  может, полмили мимо беспорядка заброшенных посадочных
площадок  для десантных судов и ярко раскрашенных резервуаров, а затем стала
спускаться по тоннелю в скалистой стене.
     -- Скафандр  отклонения частиц  теперь можно снять, --  произнес тот же
бесстрастный голос. -- Уровни радиации окружающей среды удовлетворительные.
     Камиллу  озадачило отсутствие блокпостов. Учитывая европейскую заботу о
недопущении заражения, она ожидала, что ее сразу же  встретят, расспросят и,
может статься,  даже обследуют. Однако прибытие на Европу повлекло  за собой
еще меньше волокиты, чем прибытие на Ганимед.
     Ответ  пришел  к  ней,  пока  Камилла снимала скафандр. Контроль  здесь
гарантировался   планетарной   структурой.  Твердый   Ганимед  был  испещрен
пещерами,  тоннелями и шахтами лифтов, но он имел сотни входных точек в свои
недра. А на Европе находился только один космопорт и  только одно поселение.
На  заранее запрограммированном вездеходе  каждый визитер  направлялся через
единственный входной канал. Если вы только не были достаточно безумны, чтобы
направиться пешком прочь от корабля, на котором вы прибыли, больше вы никуда
добраться не могли.
     А  отсутствие встречающих имело смысл  совсем  по другой причине. "Гора
Арарат" была научно-исследовательским учреждением, а очень немногих ученых и
инженеров обычно  интересует разный  там  этикет  и политес.  Камилле  такое
отношение было хорошо  знакомо,  и  она вполне ему  симпатизировала.  Всякий
ученый, которому пришлось бы потратить время на  заботу о вновь прибывающих,
занялся бы этим с крайней неохотой  --  считая, что это время крадут  у  его
драгоценных теорий или экспериментов.
     Если  не  считать  того,  что  мужчина,  ожидавший  в  месте  последней
остановки вездехода, похоже, опровергал прикидки Камиллы.  Он был невысокий,
крепкий и  мускулистый, с  помятой физиономией грабителя-неудачника.  На его
покрытом шрамами  лице определенно  светилась  улыбка  --  не совсем  улыбка
радушия, но...  чего? Облегчения? Впрочем, неважно. Любая улыбка было  лучше
на все согласной ухмылки пилота Верзиллы.
     --  Меня  зовут  Базз  Сандстрем.  Я  заместитель  директора базы "Гора
Арарат".  --  Мужчина  протянул  руку,  которая  целиком  поглотила  ладошку
Камиллы.
     -- Камилла Гамильтон.
     Сандстрем кивнул.
     --  Я  так  полагаю,  вы  порядком  устали  после  вашего  путешествия.
Предлагаю вам начать с еды и отдыха. -- Он повел ее дальше по тоннелю. Стены
становились все глаже, и вскоре Камилла заметила, что местами в них встроены
металлические двери,  но пол и потолок  оставались голым  и недекорированным
камнем. Камилла одобрительно  кивнула.  Именно  так и должна  была выглядеть
научно-исследовательская  станция --  просто  и функционально, как место для
великого множества напряженной работы.
     Они шли все дальше  и дальше, пока Сандстрем наконец не ввел  Камиллу в
небольшую комнатку, где имелись только койка, стол и единственный стул.
     -- Здесь  все ваше.  Будьте как  дома.  Уверен, вы жаждете прямо сейчас
присоединиться к вашим коллегам, но в данный момент это невозможно.
     Поймав озадаченный взгляд Камиллы, Сандстрем неверно его истолковал.
     -- Они по-прежнему в  погружаемом аппарате, подо  льдом. Не волнуйтесь,
они в полной  безопасности. Припасов  у них  достаточно,  чтобы пробыть  под
водой несколько недель, если они, конечно, того захотят.
     "Коллеги, -- подумала  Камилла.  -- Погружаемые  аппараты.  Путешествия
подо льдом".
     -- А кто там сейчас внизу? -- Она почувствовала какой-то прокол.
     --  Джон  Перри и  Вильса Шир.  Никто  не  сказал нам,  что  Вильса  --
квалифицированный  юпитерианский пилот.  Знаете,  как  эти  два шутника меня
разыграли? -- На лице у Базза Сандстрема появилось выражение досады.
     --  Погодите   минутку.  --  Камилла  не  могла  допустить,  чтобы  это
непонимание продолжалось. -- Кто такая Вильса Шир, я знаю -- она  знаменита.
Но я даже никогда не слышала о Джоне Перри.
     -- Но  разве  вы не по  тому  же самому... --  Сандстрем  уставился  на
Камиллу.  --  Вводная  запись  показывает, что  вы прибыли сюда с  одобрения
доктора Брандт, как и те двое.
     Камилла выудила из кармана свою  карточку с визой одобрения и протянула
ее Сандстрему. Тот ее осмотрел.
     --  Полный порядок,  -- он вернул карточку назад. -- Итак,  вы получили
одобрение.  А что,  сразу  две  группы  будут проверять  наличие  на  Европе
аборигенных форм жизни? Никто мне об этом не говорил.
     Крутой прокол.
     -- Я здесь вовсе не за тем, чтобы искать аборигенные формы жизни.
     -- Что? Тогда зачем же вы здесь?
     -- Чтобы собрать информацию. О глубинах океанского дна. О толщине льда.
-- Лицо замдиректора  менялось, пока Камилла излагала свои задачи, но теперь
останавливаться уже было нельзя. -- О прозрачности воды. О температурах. Все
это мне потребуется,  прежде  чем  я пойму, где  следует  разместить большие
"мобили". Это входит в проект трансформации Европы.
     Тут  Камилла выложила другой  свой  туз  --  одобрение  неограниченного
кредита  от Сайруса Мобилиуса. Но, как  она и опасалась,  на Европе ценность
всех карт уже изменилась. Сандстрем бросил один быстрый взгляд  на кредитную
карточку, и стало очень похоже, что он готов плюнуть в лицо Камилле.
     -- Вы хотите сказать,  что работаете на Сайруса  Мобилиуса? Не понимаю,
как вы  осмелились здесь показаться. Вот ублюдок!  Он пытается разрушить для
нас  все  --  загубить  всю работу,  которую мы  все  эти годы  проделывали.
Позвольте мне еще раз взглянуть на разрешение доктора Брандт.
     Камилла молча  вручила  ему карточку со  штампом и стала наблюдать, как
Сандстрем подвергает ее куда более тщательному осмотру.
     -- Ничего не понимаю. Она подлинная. -- Он уставился  на Камиллу. -- Вы
друг доктора Брандт?
     -- Доктор Брандт лично и непосредственно дала мне разрешение прибыть на
Европу.  --  Данный  момент  не казался  Камилле подходящим  для  строгого и
точного ответа о степени дружбы.
     -- Не могу понять, почему. Но она наверняка не  давала  вам  разрешения
спускаться  по Вентилю  и  начинать обгаживать  океан.  -- Сандстрем шлепнул
карточку обратно  Камилле на ладонь. -- Первый раз я  не посмотрел, но здесь
ясно сказано: допуск  к  базе "Гора Арарат"  и к нашим  архивам,  а также  к
замерзшей   поверхности.  Удачи  вам,  если  вы  достаточно  безумны,  чтобы
отправиться по  ней  погулять.  Но это все. Никакого доступа к Вентилю или к
жидкому океану.
     -- Я знаю. Как мне получить доступ к местным базам данных?
     -- Не спрашивайте меня, леди. Это  уже ваша проблема. -- Базз Сандстрем
волком  глянул на Камиллу. -- Я  уже потратил куда  больше  времени, помогая
вам, чем  собирался. А знаете, у вас чертовски крепкие нервы. Вы заявляетесь
сюда готовить катастрофу, которая превратит Европу  из  храма науки в свиное
корыто для алчных  дельцов, -- и  ожидаете, что мы станем вам  помогать.  Вы
можете остаться -- раз у вас есть разрешение, не в моей власти заставить вас
отсюда  свалить. Но будь я  проклят, если хоть пальцем шевельну  ради вашего
удобства.  И  я также позабочусь о  том, чтобы все сотрудники "Горы  Арарат"
знали, зачем вы здесь.
     Сандстрем еще какое-то мгновение  упирался огненным взором в Камиллу, а
затем повернулся и направился прочь. У дверного  прохода  он в последний раз
обернулся.
     -- Знаете, что  я  думаю? Я  думаю, лучше бы  вам прямо  сейчас на хрен
отсюда убраться. Просто проваливайте -- и точка.
     Камилла  рухнула в  кресло.  "Добро пожаловать на Европу", --  подумала
она.
     Тут  ей  вспомнились  слова  Дэвида  Ламмермана:  "По   сути,  Мобилиус
удостаивает  тебя  вотума  доверия.  Но не  думай, что это означает  простое
решение проблемы..."
     Достаточно справедливо.  Но  что ей требовалось делать,  когда  решение
становилось решительно невозможным?
     Следующие  двадцать  четыре   часа  Камилла  бродила   по  коридорам  и
помещениям  "Горы Арарат", постепенно осознавая,  что ее  репутация обгоняет
ее. Базз Сандстрем осуществил свою угрозу. Что именно  он сказал, можно было
только догадываться,  но  люди отворачивались  от  Камиллы  с такими лицами,
точно она несла  с собой чуму Великой войны. Они готовы были сказать ей, где
она может найти еду -- но и только. Выражения их лиц недвусмысленно намекали
Камилле топать назад к кораблю и возвращаться на Ганимед.
     После  многих часов одиноких  усилий она сумела  найти коммуникационный
узел     и    попыталась    связаться    с    Хильдой    Брандт.    Директор
научно-исследовательского центра по-прежнему находилась на Ганимеде.
     Камилла  сделала  звонок.   Что   ей  было   терять?  Она  готова  была
перепробовать все,  а худшее,  что могла  сделать Брандт, это  приказать  ей
покинуть Европу.  Камилла  прождала  в коммуникационном центре шесть  часов,
пока не прочла там все до последней буквы и цифры. Отклик на ее звонок так и
не пришел. Это само по себе кое о чем говорило.
     Тогда  Камилла  напялила скафандр  и  побрела  назад к  пустынной  зоне
приземления. Вездеходы стояли в  надежно защищенных гаражах.  Она  осмотрела
пару штук и  нашла их в отличном  рабочем состоянии, полностью заправленными
горючим.  Управление  там также  было  несложным --  ничего такого, с чем бы
Камилла не справилась; но ей некуда было отправиться.
     Наконец Камилла  пешком  поднялась  по  покатому  склону кратера  к его
закругленному краю, затем перелезла через него и стала спускаться  по склону
горы  Арарат,  пока голый  камень  не сменился  неровным  льдом. Она  прошла
несколько сотен метров, пытаясь прикинуть,  насколько тяжело будет вездеходу
одолеть то, что  она увидела. Там была масса холмов и  впадин, но  ни одного
зазубренного  гребня  или   расщелины,  которые   испещряли   большую  часть
поверхности Европы.
     Камилла чувствовала под ногами  хруст сжимающегося материала. Тогда она
нагнулась пониже для более близкого осмотра.
     Это  был  водяной  лед,  однако  верхние  несколько  сантиметров  имели
странную структуру -- гранулированную и  губчатую. Тысячелетия бомбардировки
протонами и более тяжелыми ионами серы словно бы просеяли верхние слои через
сито,  оставляя там пористую плиту, которая хрустела и  подавалась под весом
Камиллы. Это  была  европейская версия реголита,  крошащийся наружный  слой,
измочаленный  бесконечными ударами.  Лед был сравнительно  тверд,  и Камилла
могла свободно  двигаться по  нему к ледяным  гребням  и  долинам с  крутыми
склонами. Но что было толку в  бесцельном брожении? Камиллу интересовало то,
что лежало подо льдом, а не поверх него.
     Дело казалось  совершенно безнадежным. Камилла была готова сдаться. Вот
только она  нипочем не смогла бы  выдержать холодного принятия Мобилиусом ее
неудачи или -- быть может, еще хуже -- понимающей улыбки Дэвида.
     Камилла с мрачным видом вернулась в  недра горы  Арарат и направилась к
кафетерию, чтобы в одиночестве там перекусить. Еда имела привкус пепла, хотя
она  определенно  была  не  хуже  той, что подавали  в центре  РСН.  Камилла
оставила половину  тарелки  недоеденной и снова  пустилась дальше,  одержимо
бродя по смутно освещенным внутренним коридорам. Новости  о ее передвижениях
невесть  как шли  впереди  нее.  Персонал  научно-исследовательской  станции
составлял двести человек, но  за все свои блуждания Камилла встретила только
пятерых.
     Наконец она в четвертый раз пришла к компьютерному центру и без проблем
зарегистрировалась. Условия были  одни и те  же для всей системы. Но,  как и
раньше,  вскоре Камилла оказалась в тупике.  Она не  могла  получить никакой
требовавшейся  ей  информации. У нее не имелось  ни собственного  пароля, ни
знания местной сети, а потому доступ она получала только к  файлам с данными
самого общего характера. В этих файлах присутствовали  издевательские намеки
на  то,  что нужные  ей сведения из европейской географии где-то имеются. Но
где?
     Тогда Камилла  начала рыться  во всех  файлах  подряд,  как  попало  их
просматривая. Решающий  прорыв,  когда  он  наконец пришел,  выглядел  таким
пустяком, что она сперва и не поняла, что получила нечто существенное.
     Пара  закрытых файлов  не просто  отвергала  ее запрос  на вход. Вместо
этого они  выдавали в  ответ  сообщение:  "Общий  доступ  запрещен. Если  вы
пользователь от  Е-1  до  Е-4,  нажмите  клавишу отмены, чтобы  инициировать
передачу  данных". Камилле понравилась идея  использовать клавишу отмены для
доступа  к  банкам  данных. Это  было именно то, что ей  требовалось. Но как
пользователь получал  подобную привилегию? Кто  были эти счастливцы,  мистер
Е-1 и мисс Е-4, которых допускали в закрытые файлы?
     Об этом Камилла понятия не имела. А имела она лишь смутное воспоминание
о  том, что те  же самые символы  использовались где-то  в  коммуникационном
центре.  Тогда  она снова  направилась  туда -- еще одна  прогулка длиной  в
полмили по недружелюбным коридорам "Горы Арарат" -- и приступила к охоте.
     В конце концов Камилла их обнаружила --  в самом невероятном месте. Они
были приколоты к  стене, составляя часть списка частот сигналов специального
назначения. А это означало, что Е-1  и  трое других не были  индивидуальными
идентификаторами пользователей  банков данных; это  должны были  быть места,
куда  сигналы посылались  и откуда  они принимались  с использованием именно
этих присвоенных частот.
     Таким образом, оставался только  один вопрос:  где? Не на "Горе Арарат"
-- это  точно. И  не  в  какой-то  отдаленной  точке  системы  Юпитера тоже,
поскольку  с неевропейскими  коммуникациями  обращались посредством  той  же
самой  общей  коммуникационной  сети,  которую  Камилла  использовала, чтобы
сделать свой безуспешный звонок Хильде Брандт.
     Тогда  Камилла создала  сообщение, которое ровным  счетом ни о  чем  не
говорило,  и  обозначила   Е-1  в  качестве  его   адресата.  Это  произвело
неожиданный  эффект.  На экране  у  Камиллы выскочил  какой-то  женский Факс
второго уровня.
     -- Геометрия неблагоприятна для передачи,  -- вежливо  сказал  Факс. --
Желаете  ли вы  все  равно послать сообщение или  подождете и передадите его
немного позже?
     --  Возможно,  я  неверно  назвала  адресата.  Можно  ли  уточнить  его
местоположение?
     -- В какой форме?
     Великолепный вопрос, ибо Камилла понятия не имела,  какой у нее имеется
выбор.
     -- Место?
     -- Название места или координаты?
     -- И то, и другое.
     --  Заданный вами адресат сообщения называется "Суб-Юп". Его координаты
-- один  градус северной широты, два  градуса восточной  долготы. Вы желаете
передать сообщение?
     -- Я  подожду.  -- Камилла прервала  связь. Итак, теперь она знала, где
именно располагается Е-1 -- по другую  сторону Европы, которая была обращена
к Юпитеру. Сообщения должны были проходить через  пару спутников  связи, и в
настоящий момент эти  спутники,  очевидно, находились в неудачных положениях
на орбитах.  И  Е-1 должна  была  представлять  собой  точку  доступа лагеря
"Суб-Юп"  к компьютерным  системам,  узлом,  расположенным  вне  базы  "Гора
Арарат".  Для Камиллы  это  был первый намек  на то,  что внебазовые  лагеря
вообще существуют.
     Но  это  казалось  вполне  разумным.  Если   научные  сотрудники  имели
обыкновение оставаться  на  льду  на целые недели  или даже  на  месяцы,  им
по-прежнему  требовался  доступ к банкам данных.  И, если  верить внутренним
указателям, внебазовые пользователи могли читать все данные, даже если они и
не могли писать никуда, кроме как в собственные файлы.
     Но Камилле только и требовалось, что читать и  записывать  то, что  она
читает.
     Она  в  темпе  послала то  же  самое  несуразное сообщение  двум другим
адресатам. Одной славной особенностью Факсов низкого уровня было то, что они
никогда не  замечали повторяющегося образца поведения и не начинали задавать
о нем вопросов. Е-2, как и Е-1, оказался по  ту сторону Европы и далеко  вне
досягаемости.  Камилла  могла  отправиться  туда на  корабле,  но  у нее  не
оказалось  бы возможности приземлиться. Е-3 находилась поблизости, зато была
у самого Вентиля, где  присутствие Камиллы наверняка возбудило бы нежеланное
внимание  и  вмешательство.  Четвертая  точка,  Е-4,  находилась  дальше  за
Вентилем -- почти в  шестидесяти километрах от базы "Гора Арарат". Туда было
бы нелегко добраться даже на  вездеходе;  но  это  была единственная надежда
Камиллы на какой-то прогресс. К тому же -- большой плюс -- согласно Факсу, в
настоящее  время станция "Скагеррак" была никем не занята. Если Камилла туда
доберется, она сможет работать без помех.
     Итак, она держала в руках если  не  ключ, то  по крайней мере отмычку к
проблеме. Однако  на  сей  раз  Камилла  твердо была  настроена не проявлять
импульсивности.    Слишком   многое   стояло   на    кону.   Она   отключила
коммуникационную систему, вернулась в  свою отшельническую  клетку и легла в
постель. Если  мысль  о том,  чтобы  предпринять путешествие  до  внебазовой
станции,  по-прежнему  покажется  достойной  попытки часиков  через  десять,
Камилла эту попытку предпримет.
     А если нет?
     Она все равно сможет туда отправиться.
     Камилла  проспала  пять часов,  проснулась с  бешено работающим мозгом,
металась на койке еще минут тридцать, наконец сдалась.
     Лучше было это признать -- она уже настроилась.
     По  пути к  вездеходам Камилла  не встретила ни  души. Она была склонна
думать,  что это хороший знак.  Забравшись на борт,  Камилла снова проверила
резерв  энергии  и  припасов  -- вполне  достаточный --  и  запустила мотор.
Задействуя  колеса  и  полозья,  вездеход  запыхтел  вверх,  перевалил через
закругленный  край  кратера  и  сполз  вниз  по  склону  холма,  после  чего
заскользил по льду.
     Для  нормальной поездки на вездеходе шестьдесят  километров было совсем
недалеко -- от силы  часовая прогулка; но Камилле хотелось обогнуть Вентиль,
а  кроме  того,  у нее  имелась очень слабая надежда  на  то, что она сможет
проследовать  по  прямому  маршруту.  Слишком уж неровной и  изломанной была
поверхность Европы.  В течение первых же  десяти минут Камилла наткнулась на
одну  трещину,  слишком  широкую, чтобы ее пересечь,  и  еще  одну,  слишком
глубокую, чтобы увидеть  дно. Она ехала медленно и  осторожно, объезжая все,
что представлялось слишком крутым, чтобы стать опасным.
     Камилла  прикинула, что доберется до  станции  "Скагеррак" часов  через
семь-восемь.  Чувствовала  она себя  по-настоящему славно.  Камилла казалась
себе   спокойной,  все   просчитывающей   и   предельно  осторожной.  Она  с
негодованием отвергала мысль о своей импульсивности.
     Камилле никогда не приходило  в голову, что импульсивность представляет
собой лишь один из многих способов делать глупости.





     Потеря первого молочного  зуба. Момент, когда  ты смотришь в зеркало  и
впервые понимаешь, что в нем ты.
     Первое серьезное свидание. Первая любовь  и первая утрата. Единственный
незваный седой волосок. Всегда и для всего существует первый раз.
     С медленно захлестывающим ее ужасом Нелл  Коттер понимала, что проходит
через очередной такой первый раз.
     -- Знаете, я понял это в тот  самый момент, когда впервые ее увидел, --
говорил Тристан Морган с лицом настолько несчастным, насколько позволяли его
бурундучьи щеки. --  Я  сказал себе: эта женщина  для меня,  и  другой  я не
захочу,  даже  если проживу  десять тысяч лет. Наверное, отчасти  это должно
было произойти еще до  нашей  встречи, потому  что,  когда  я слушал  музыку
Вильсы, я чувствовал, что она обращена ко  мне одному. А потом я  наконец-то
действительно с ней  познакомился и,  кажется,  тоже ей  понравился. Поэтому
потерять ее вот так, в какую-то долю секунды...
     Тристан изливал свою душу. Но не так, поняла  Нелл, как он делал бы это
перед своей ровесницей.
     Нет. Он открывался Старой Матушке Коттер, даме опытной  и понимающей, а
главное  --  немыслимо  древней.  Питер   Пэн  консультировался  с  какой-то
сморщенной,  дряхлой  каргой,  которая  впервые  в  жизни  чувствовала  себя
"гораздо старше двадцати".
     Нелл  хотелось  тряхануть   Тристана   за  плечи   и   прорычать:  "Эй,
плакса-вакса, погоди-ка минутку. А как насчет меня?  Я ведь тут,  знаешь ли,
тоже  не совсем в  стороне.  Что, если  я к  Джону Перри те же самые чувства
испытываю?"
     Вместо этого она кивнула и сказала:
     --  Не  сдавайтесь. Мы уже перескочили  к выводам, но  мы можем неверно
истолковывать ситуацию. Подождите, пока мы  снова с  ними  не  увидимся и не
выслушаем, что они со своей стороны нам расскажут.
     А  это,  как  ни  прискорбно,  означало, что Нелл  была  еще  старше  и
закаленней, чем  Тристану казалось. Потому что она ни секунды не верила, что
здесь могло  быть  какое-то недопонимание. То,  чему  они стали свидетелями,
представлялось классической молниеносной  вспышкой  обоюдного  влечения,  за
которой последовал разрыв прежних связей и мгновенный сброс старого балласта
в виде Нелл и Тристана.
     А когда ты  признаешь этот факт, тебе приходится сталкиваться с другим:
если тебе требуется горяченькая  история о  Сайрусе  Мобилиусе и Европейском
термоядерном  проекте,  ты  больше  не сможешь  кататься у  Джона  Перри  на
закорках, чтобы ее заполучить. Придется тебе собственный путь отыскивать.
     Новая мысль? Вовсе нет. Она  звенела  в голове у Нелл задолго до  того,
как  Тристан Морган начал сновать по  системе Юпитера, пытаясь  лихорадочной
активностью утешить  свои расстроенные  чувства. Нелл отправилась  вместе  с
ним, чувствуя, что нечто серьезное должно случиться в мире спутников Юпитера
-- нечто  такое, из чего выйдет чертовски захватывающая  история. Она была в
этом  уверена.  Ощущение  нескольких  сил,  сходящихся  в  незримом  фокусе,
приходило к Нелл и раньше, с полдюжины  раз, и она всегда оказывалась права.
Наверное, именно  это и имел в виду Глин Сефарис, когда говорил о том, что у
Нелл есть способ "оказываться на месте событий".
     Нелл чувствовала  это сейчас, и линии сил неуклонно  сближались. Однако
ее ощущение  неотвратимого действия не могло подсказать ей, что будет лежать
в точке фокуса.  Пока что Нелл не обнаружила  ничего стоящего для репортажа.
Были  мелкие  интересные  моменты -- например, способ, посредством  которого
"фон  Нейманны" использовались  по всей системе Юпитера  в  ситуациях, когда
земные рабочие автоматически предприняли бы геномное ускорение  до природной
формы. Но это в лучшем случае составило бы трехминутный сюжет на  тему "Мы и
Они".
     Роботизированный космический полет до ближайшей звезды, планировавшийся
движением "Наружу", имел еще более низкий рейтинговый потенциал, однако Нелл
все равно держалась  за  Тристана, потому что он был ее единственным местным
знакомым.  Она  вынесла  еще   парочку  жутких   церемоний  вручения  наград
"Незрелость Года", которые иначе именовались собраниями движения "Наружу", а
затем при первой же возможности отправилась вместе с Тристаном в путешествие
к заводу по отделению дейтерия на Ганимеде. Оттуда они двинулись  к главному
заводу  на большом  куске  льда по  ту  сторону  Каллисто, а  дальше нанесли
обзорный визит на станцию "Геба". Во время посадки на "Гебу" цена проездного
билета Нелл  наконец  прояснилась:  она  должна  была послужить  Тристану  в
качестве матушки-исповедницы.
     Прежде чем эта  мысль успела расцвести буйным цветом,  ее  отпихнула  в
сторону другая.
     -- Тристан, мы слетали в три разных места. Но вы ни разу не запрашивали
разрешения куда-то отправиться или разрешения приземлиться.
     -- Да, действительно.  Дело в том, что этот корабль и я являемся частью
группы аварийного  выявления неисправностей проекта "Звездное  семя",  и нам
спешно требуется посещать всевозможные места. Поэтому у нас есть специальный
договор, согласно  которому  мы сначала действуем,  а  уже  потом  заполняем
всевозможные бумажки. Иначе мы бы  никуда не поспели вовремя, чтобы принести
пользу.
     Потребовалась добрая минута,  чтобы эти слова хорошенько до Нелл дошли;
должно быть, она и впрямь становилась так стара, как казалось Тристану.
     -- То есть вы хотите сказать, что у вас есть автоматическое  разрешение
отправляться куда угодно в системе Юпитера?
     -- Да,  пожалуй,  куда угодно. Правда,  я  не знаю, что  будет,  если я
попытаюсь сесть в  какое-нибудь особое  место вроде частного увеселительного
спутника Генеральной Ассамблеи.
     Первое правило работы репортера: "Иди и посмотри".
     -- Тристан, тогда вместо того,  чтобы торчать тут  и  беспокоиться, что
Вильса к вам чувствует, почему бы ее саму не спросить?
     -- Я бы очень хотел. Но она на Европе.
     -- Это  всего в трех-четырех  часах отсюда. Так почему вы не на Европе?
Вы только что сказали мне, что можете отправиться куда угодно. Можете?
     Тристан потер круглую щеку.
     -- Ну, вообще-то да. То есть вы хотите сказать, надо отправиться туда и
поговорить  с  Вильсой  напрямую?  Чертовски  привлекательная  мысль.  Хотя,
пожалуй, следовало бы позвонить Хильде Брандт -- мы с  ней действительно  на
очень дружеской ноге. Просто чтобы убедиться, что все в порядке.
     Он уже  тянулся к коммуникационной панели, когда Нелл  схватила его  за
руку. Черт побери, она и впрямь была немыслимо опытной, понимающей и древней
-- особенно в сравнении с некоторыми ее знакомыми.
     --  Тристан,  не  смейте.  Она  может  вам  отказать.  И где  вы  тогда
окажетесь? Давайте просто  взлетим и  туда отправимся. Куда  проще  получить
прощение, чем разрешение.
     -- А вы правда думаете, что тут просто какое-то недопонимание вышло?
     "Я бы гроша на это не поставила", -- подумала Нелл.
     -- Не могу сказать. Но что я могу сказать, так это то, что мы наверняка
это узнаем -- как только прибудем на Европу и поговорим с Вильсой и Джоном.
     Все на Европе казалось Нелл не более странным, чем то,  что подбрасывал
ей  любой  другой  абсолютно новый  опыт.  Гораздо  труднее ей  было  понять
очевидную неловкость Тристана,  когда  корабль приземлился в космопорту горы
Арарат, и небольшой робот-вездеход  с ревом повез их по лабиринту  подземных
тоннелей.
     --   Вы  сказали,   что   это   просто  небольшой   аванпост   в   виде
научно-исследовательской  станции.  --  Нелл прикинула,  когда ей  безопасно
будет снять  скафандр; теперь  они  уже  находились  достаточно  глубоко под
поверхностью, и воздуха вокруг было  в избытке.  --  И  вы  сказали, что  не
следует  ожидать встречающей комиссии. Так почему вас так волнует, что мы ее
не видим?
     -- Вы все не так поняли.  -- Тристан не  сводил пристального взгляда  с
лежащего впереди тоннеля. -- Я обеспокоен как раз тем, что, как только мы из
этой машины выберемся, там будет куча народу, чтобы нас встретить. Просто вы
не  видели  ответа  на  мое  последнее   сообщение.  Когда  я  передал  свой
идентификатор и ожидаемое время прибытия, они тут же выпалили ответ, говоря,
что будут здесь ждать. Со  мной такого еще никогда не случалось. Это наводит
меня на мысль о том, что, может статься, они проверили и выяснили, что мы не
получили разрешения сюда прибыть.
     Впервые Нелл была вынуждена согласиться с Тристаном. Внимание персонала
базы "Гора Арарат" требовалось ей меньше всего.
     Впрочем,  выбора у них  не имелось. Когда вездеход наконец остановился,
восемь человек вышли, чтобы его окружить. По европейским понятиям  это  была
настоящая толпа. В  эту толпу, однако,  не  входили  ни Вильса Шир, ни  Джон
Перри.  Нелл спустилась вниз и  вдруг обрадовалась тому, что они с Тристаном
по-прежнему облачены в скафандры. Если на его лице  и  выражалась вина, то в
ближайшие несколько минут ее видно не будет.
     Если  не  считать того,  что  немалая  вина  читалась на  лицах  членов
окружившей  их группы. Уж кто-кто, а Нелл знала, как читать мимику и  жесты.
Ни секунды не раздумывая, она включила свою миниатюрную видеокамеру.
     -- Добро пожаловать на базу "Гора Арарат".  --  Голос мужчины, стоящего
во главе группы, прозвучал не слишком радушно.  -- Я Базз  Сандстрем. Честно
говоря, не думал, что  вы так быстро сюда прибудете. Теперь я прикидываю, не
зря ли мы вас сюда от самого Ганимеда притащили.
     Тристан молчал. От потрясения,  что ли? Нелл кивнула, предлагая мужчине
продолжать.
     -- Вообще-то мы не  уверены, -- продолжил Сандстрем, -- но подозреваем,
что   с   ней   случилось   что-то  скверное.  Если   кто-то  должен   нести
ответственность за случившееся, -- мрачно добавил он, -- то, полагаю, это я.
     Нелл   снова   кивнула,  по-прежнему  молча.   Сандстрем  с   очевидной
неловкостью сглотнул слюну. Итак, время признаний на сегодня еще не вышло.
     -- Но я хочу сказать... -- Он  глазел на Нелл, явно  ища оправдания. --
Ничего  плохого  я не  хотел.  Когда она вот так  вот  невесть  откуда  сюда
прибыла... короче, я просто взбесился.  А кто бы на моем месте не взбесился?
Она ведь  прибыла сюда вовсе  не помогать Европе, понимаете?  Наоборот,  она
прибыла  разрушить всю нашу работу. Так  что я  взбесился, и  все остальные,
думаю, то же самое. А потом...
     -- В каком смысле вы говорите,  что с ней случилось что-то скверное? --
Тристану, похоже, врезалась  в голову именно эта фраза,  и  он больше не мог
терпеть и ждать. -- Вильса в беде?
     Наступила очередь Сандстрема растеряться.
     -- Что? Вильса?
     -- Вильса Шир. Вы сказали -- случилось что-то скверное...
     -- Но не с Вильсой Шир. С ней все в порядке. По крайней мере, я на  это
надеюсь. Она отправилась под лед вместе с доктором  Перри, и они по-прежнему
там. Я о Камилле Гамильтон говорю.
     Это имя было зарегистирировано у Нелл, поскольку она постоянно получала
обновленные данные по поводу активности Сайруса Мобилиуса в системе Юпитера.
Но  она  могла поклясться, что  для Тристана  Моргана это имя ровным  счетом
ничего не значит. Он снял шлем скафандра и уставился на  Базза Сандстрема, а
тот по ошибке принял его выпученные глаза за признак сильного неодобрения.
     -- Ну-ну, с ней еще, быть может,  все хорошо. -- Сандстрем хмурился, но
тон его был оправдательным. -- Знаете, мы бы вообще это срочное сообщение не
послали, если бы, как я уже  сказал, двадцати четырех часов не  прошло. И мы
понятия не  имеем, куда  она отправилась,  а  также  почему  ее вездеход  не
передает автоматического сигнала. И еще мы не знаем, насколько она опытна --
в наших архивах ничего о ней нет, а на наши запросы на Ганимед ответа еще не
поступило. Может статься, она там уже мертва, а мы так об этом  и не узнаем.
Ей  следовало оставить  сообщение, куда она направляется,  но  она  этого не
сделала. А доктора Брандт нет на Европе, и нам не удалось с ней связаться.
     Сандстрем  становился  все  взволнованнее,  и  Тристан  тоже.  Но  Нелл
наконец-то успокаивалась. Хильда Брандт была далеко, и по тому, как все шло,
не  было похоже, что  кто-то  на Европе  собирается приказать ей  и Тристану
покинуть спутник. Даже напротив.  Научные сотрудники "Горы  Арарат" отчаянно
нуждались в ком-то, кто взял бы на себя инициативу и сказал им, что делать.
     Решительно никаких проблем.
     Нелл  оставила свое видео работать,  сняла шлем,  оглядела  скопившуюся
перед ней группу и мило улыбнулась Баззу Сандстрему.
     -- Я  Нелл Коттер,  а это Тристан  Морган.  --  Она протянула руку.  --
Давайте знакомиться. Но  только давайте сначала  отправимся куда-нибудь, где
мы все сможем  сесть.  Я  уверена, мы  сумеем  вам помочь --  как только  вы
предоставите нам чуть больше фактов.
     Камилла Гамильтон не была мертва. На данный момент. Но она была уверена
в том, что  ей еще не так долго оставаться в живых. Слишком  поздно  Камилла
поняла, что попыталась прыгнуть выше головы и с головой утонула.
     В буквальном смысле.
     Первые двадцать километров  до  станции "Скагеррак"  оказались довольно
легкими. Солнце висело в небе, озаряя зернистую поверхность Европы ярким, но
каким-то до странности  прохладным  светом. Через  несколько  минут  Камилла
наткнулась на целый ряд следов. Она догадалась, что эти следы были оставлены
более ранними путниками,  которые  прокладывали себе дорогу к  Вентилю. Этот
путь  должен  был  быть  легким и безопасным. Камилла последовала по тому же
маршруту,  и  целых три четверти часа  ей  было не о чем беспокоиться, кроме
гнетущей  скуки. Ей страшно  хотелось взглянуть на  засунутые  во внутренний
карман  скафандра  данные из центра  РСН,  но она  никоим  образом  не могла
одновременно вести вездеход и оперировать компьютером.
     За  километр  от Вентиля скука закончилась. Сквозь окно  машины Камилле
был виден  весь путь  до  кружка  открытой  воды. Шансы  на то, что  кто-то,
работающий у  Вентиля,  ее заметит, были  слишком велики. Камилла дождалась,
пока вездеход не добрался  до гладкой, неглубокой долины, затем взяла по ней
влево  --  и выехала  на  тропу,  которая должна  была  огибать  Вентиль  на
почтительном расстоянии.
     Только  тут  Камилла  поняла, как избаловал ее первый час  путешествия.
Почти  треть  пути  до  станции  "Скагеррак"  она  проехала  в   приятном  и
беззаботном комфорте. Но следующий километр наглядно  продемонстрировал  ей,
что на самом деле представляет собой Европа.  Камилла следовала по выбранной
ею долине --  и постепенно  обнаруживала, что склоны этой долины  становятся
все круче, а  сама долина сужается. В конце концов долина так  сузилась, что
вездеходу  там уже было не пройти.  Камилле пришлось дать  задний ход -- что
означало медленное и нелегкое продвижение, пока она  не смогла взобраться по
склону и поискать лучший маршрут.  Через десять  минут этот "лучший маршрут"
тоже начал сужаться. На сей раз Камилла  вовремя  все поняла -- и, развернув
машину  там, где  для  этого еще  хватало  места,  решила попробовать  новую
стратегию. Если долины никак ей не подходили, следовало попробовать холмы.
     Поначалу  это  решение  казалось  блестящим.  Камилла   могла  свободно
оглядывать раскинувшийся впереди ландшафт,  высматривая трещины и расщелины,
после чего аккуратно их объезжать. Вскоре она стала двигаться вдоль широкого
дугообразного  гребня, что  черной  змеей  тянулся  аж  до самого горизонта.
Внутренняя  система  навигации  подсказала  Камилле,  что  она  направляется
прямиком  к  "Скагерраку". И  она без всяких  проблем  проехала добрых  пять
километров.
     А затем изменившийся шум мотора вездехода подсказал Камилле, что что-то
пошло  не  так. Изменившийся шум двигателей и увеличившийся расход  горючего
твердо  настаивали  на  том, что  машина  движется вверх  по склону.  Однако
приборная  панель так  же  твердо настаивала, что  вездеход  идет по  ровной
поверхности.
     Считанные секунды  спустя Камилла поняла,  что  именно происходит.  Под
своим собственным  весом  машина  утопала  на десяток-другой  сантиметров  в
губчатом, пористом  ледяном  покрытии;  двигаясь  вперед,  она  сжимала  лед
непосредственно перед собой. Таким образом, она как бы все время  взбиралась
вверх -- и в то же время постоянно находилась на одном уровне.
     Решить проблему,  однако,  было куда  сложнее,  чем  просто  ее понять.
Камилла  не имела ни малейшего представления о том,  тверже или мягче  лед в
долинах справа и слева от нее. На  данный момент  казалось наиболее разумным
смириться  с  медленным  продвижением  и  увеличившимся  расходом  горючего,
продолжая двигаться дальше.
     Если не считать того, что этот вариант вот-вот  готов был сойти на нет.
В паре сотен метров впереди  гладкий гребень заканчивался убийственно крутым
откосом. Камилла осторожно  продвигалась дальше, пока  явственно  не увидела
всей крутизны склона и тут же поняла, что по нему ей никак не съехать.
     Таким образом,  оставалось  три варианта: спуститься в  долину  справа;
спуститься влево; развернуться  и  возвратиться  обратно  к  началу  черного
гребня.
     Камилла  остановила  машину,  вылезла  наружу  и осмотрела  следы.  Они
доходили до глубины  в пару десятков сантиметров,  но никакой опасности, что
вездеход  совсем  утонет  в  пузырчато-зернистом  льду,   не   существовало.
Направившись  пешком  вниз по  склону, Камилла  обнаружила,  что  лед  легко
выдерживает ее вес. Позади нее от ботинок оставались лишь легкие впадины  --
быть  может,  в  сантиметр глубиной. Она проделала почти  весь путь вниз  по
склону  до  дна долины  и  нашла  его  легким.  По  другую  сторону длинного
углубления  находился  в  равной  мере пологий  склон, ведущий еще к  одному
рассыпчатому черному гребню.
     Камилла  пустилась  обратно. Должно было сойти. Кроме того, она  всегда
могла снова подняться по склону и попробовать правую часть.
     Камилла запустила  мотор, но  вместо  того, чтобы направиться  прямиком
вниз по склону, как она это  сделала пешком, она поехала под углом,  чтобы в
то же самое время продвигаться вперед.
     Двадцать метров все шло  прекрасно. Затем  вездеход накренился влево, и
крен этот непрерывно увеличивался. Перенесение веса на левую сторону  делало
ту  колею глубже.  Чем  дальше  машина  кренилась,  тем  больше  она  теряла
равновесие.
     Но  Камилла была  не  слишком  обеспокоена.  Если  придется, она просто
остановит машину и даст  равномерный  задний ход.  А  если, в самом скверном
случае, вездеход совсем  застрянет во льду,  Вентиль был  достаточно близко,
чтобы кто-то, облаченный в скафандр, мог пешком до него добраться.
     Первый намек на то,  что здесь  таится нечто  большее, появился,  когда
вездеход начал погружаться в  лед -- вполне равномерно и  под  фиксированным
углом. Камилла поняла,  что  напоролась  на участок сверхпористой  и  слабой
поверхности -- достаточно мягкой и рассыпчатой,  чтобы вся  машина утонула в
ней по меньшей мере на метр.
     Или на два метра.
     Но Камилла еще не понимала всей тяжести беды, в которой она  оказалась.
Когда  вид на  долину  в  переднем  экране  сменился грязной серятиной,  она
задумалась, как далеко это может зайти.
     Камилла  выключила мотор, и в вездеходе теперь слышался  только скрип и
царапанье  льда, трескающегося  и падающего  позади  машины. Затем эти звуки
прекратились,  но облегчением  это  не стало.  Камилла внезапно  оказалась в
свободном падении,  которое,  как ей показалось,  продлилось по меньшей мере
минуту; позднее она вычислила, что на самом деле это было около трех секунд.
     Вездеход приземлился  с последним отчаянным треском, достаточно жестко,
чтобы  хорошенько тряхануть Камиллу,  но не чтобы ее поранить.  Похоже,  это
была ее  окончательная стоянка --  поскольку никаких  признаков  дальнейшего
оседания она не чувствовала.
     Камилла   прождала   целую   минуту,    чтобы   окончательно   в   этом
удостовериться. Дверца  кабины  легко скользнула в сторону,  однако сразу за
ней оказалась  плотная стена  серого льда. Чтобы  выбраться наружу,  Камилле
пришлось проползти назад и открыть аварийный люк в крыше.
     Оттуда она  уставилась на  прямоугольную дыру, сквозь которую  вездеход
туда провалился.  Дыра  находилась  метрах в шести над  головой, далеко  вне
пределов досягаемости.  Ледяная полость, в которую Камилла упала,  была куда
больше входной дыры -- быть может, метров восемь в длину и четыре  в ширину.
Простой случайностью стало  то, что  после  падения  вездехода  его  главная
дверца оказалась приперта к одной из стен.
     Камилла  осторожно  слезла по  задней  части  вездехода и  одной  ногой
попробовала  поверхность. Лед оказалась достаточно твердым --  куда  тверже,
чем верхняя рыхлая корка. И хотя дно полости  было далеко не ровным, Камилла
могла достаточно легко передвигаться среди всех этих комков, борозд и острых
ледяных    выступов.   Учитывая   низкую    гравитацию    Европы,    верхние
двадцать-тридцать   метров  наверняка   были  испещрены  подобными  пещерами
всевозможных размеров.
     Неуклонно  пробивая себе дорогу по всему  периметру полости, Камилла не
обнаружила  ни  одного  места, где лед не  был бы  достаточно крепок,  чтобы
выдерживать ее вес.
     Это означало, что она была в безопасности.
     На данный момент.
     А дальше?
     Камилла  выругалась.  Она  ругала  себя,  свою  собственную   глупость.
(Впрочем, о слове "импульсивность" она даже думать отказывалась.)  Казалось,
была  масса здравого смысла в том, чтобы отправиться  на станцию "Скагеррак"
для  получения  доступа  к  требовавшимся  ей  данным  о Европе. Но  сколько
здравого  смысла было  в том, что Камилла не послала никакого сообщения, где
говорилось бы о том, что она хочет  сделать и куда  направляется?  Выходящие
послания с "Горы  Арарат", похоже, не слишком тщательно изучались. Она могла
бы послать весточку Дэвиду, используя тот же  самый коммуникационный  канал,
посредством которого она пыталась связаться с Хильдой Брандт.
     Но Камилла этого  не  сделала. И не оставила  на  "Горе Арарат" никаких
намеков  на то, куда  она направляется. Самое большее,  что  смог бы  узнать
всякий,  кому вздумалось  бы ее поискать, это  что она уехала на  вездеходе.
Дальнейший путь Камиллы также никак не могли проследить, поскольку почти всю
дорогу до Вентиля она ехала по хорошо избитой трассе.
     Камилла  подошла к  стене ледяной полости,  начала на  нее взбираться и
обнаружила,  что ближе к верху стена слишком скользкая. Она могла взобраться
метра  на четыре,  так что  до дыры оставалась какая-то  издевательская пара
метров, но  дальше стена загибалась  и шла отвесно. Даже у мухи возникли  бы
проблемы с преодолением последнего участка.
     Камилла позволила себе соскользнуть обратно на дно и  посмотрела вверх.
Черт  побери,  с  такой слабой  гравитацией  она  должна была  быть способна
просто-напросто выпрыгнуть прямиком в эту дыру. Вот только на дне негде было
хорошенько упереться. Кроме того, существовала опасность, что она не долетит
и приземлится на остроконечный ледяной выступ.
     В закованных в перчатки  руках Камиллы  уже начал ощущаться холодок. Ее
скафандр  был  разработан скорее  для  защиты  от  потока  частиц,  чем  для
термической  изоляции.  Оказавшись вне теплого  вездехода,  Камилла довольно
быстро начала ощущать холод в  руках и ногах. Ее идея о  том,  чтобы  пешком
дойти  до  Вентиля,  похоже,  оказывалась всего  лишь благим пожеланием. Она
замерзнет гораздо раньше, чем туда доберется.
     Существовал  один-единственный  способ, посредством которого кто-то мог
ее найти. Вездеход имел свой собственный передатчик  для аварийных ситуаций,
и  Камилла могла послать сигнал  бедствия. Большую проблему здесь составляла
геометрия. Сигнальный луч от  передатчика не прошел  бы сквозь слой  льда, а
потому он  мог быть принят только летательным аппаратом,  которому случилось
бы оказаться внутри расширяющегося кверху конуса  с передатчиком в виде  его
вершины и  прямоугольной дырой  во  льду  в  качестве  наружной границы.  На
практике это означало космический или надземный поиск. И Камилле не  было до
конца ясно, есть ли такая возможность на Европе.
     Она  забралась  обратно в вездеход и  принялась  обследовать индикаторы
статуса;  так  Камилла выяснила, что она в гораздо  худшем положении, чем ей
поначалу казалось.
     Воздух,  ее первая  забота, проблемы  не  составлял. Его хватило  бы на
неделю и даже больше. Убийственным было тепло. Точнее -- его нехватка.
     Прежде  чем  покинуть "Гору Арарат",  Камилла проверила  энергетические
запасы вездехода и убедилась, что их достаточно -- по крайней мере для того,
чтобы машина свободно проехала сотни километров. Однако эту энергию было  не
так легко  обратить в  теплоту.  А  по мере  падения внутренней  температуры
Камилле требовалось именно тепло, а не мобильность.
     Даже в экстремальных  ситуациях  Камилла мыслила  как человек науки,  и
откровенная ирония ситуации окончательно ее доконала. В  старых, примитивных
машинах столетней давности энергия, служившая движущей силой,  получалась от
угля,  нефтепродуктов или урана. Эта энергия первоначально производилась как
теплота; затем это тепло в свою очередь весьма неэффективно конвертировалась
в  движение вперед. Однако  системы  двигателей  дня сегодняшнего  были куда
более изощренными,  пренебрегая этим  излишним  промежуточным шагом. Энергия
непосредственно  придавала   вращение  колесам  или   производила   линейное
движение.  Эти моторы были куда  более эффективны, и во всех отношениях куда
более совершенны --  если не считать одного случая из миллиона, когда машина
не могла двигаться и ее пассажиру требовалось именно тепло.
     Так как насчет источника энергии, предназначенного для обогрева кабины?
     Он был прискорбно  неадекватен.  Вездеходы предназначались для поездок,
самое большее,  на  сотню-другую  километров,  и никто не  рассчитывал,  что
кто-то  станет проводить там многие сутки за один  раз. Поэтому нагреватели,
полностью  заряженные,  когда Камилла  покидала "Гору  Арарат",  должны были
поддерживать  в кабине сносную температуру еще примерно двадцать  часов.  Но
эта цифра относилась к холодной поверхности Европы, а  у Камиллы должно было
оставаться немного  больше времени, поскольку температура окружающей среды в
ледяной пещере  была  несколько  выше.  Итак, Камилла  располагала  максимум
тридцатью  часами,  а  потом  кабина начнет медленно переходить  в  глубокую
заморозку, в которой ни один человек не имел никакой возможности выжить.
     Камилла включила  передатчик, благо его энергетические потребности были
пренебрежительно  малыми,  и начала  посылать  сигнал  бедствия.  Затем  она
переключила внимание на запасы провизии. Это тоже была своего рода  энергия:
химическая, чье медленное высвобождение в  пищеварительной  системе  Камиллы
обеспечит ее собственным теплом.
     Еды было навалом -- хватило бы на несколько суток.  Впрочем, задолго до
того,  как запасы  провизии  закончатся,  Камилла  уже превратится в ледяную
глыбу.
     Воды также  было  более чем достаточно: аж сотня  с лишним  литров.  Ее
можно  было   подогреть.  Но  тепло  для  этого  будет  взято  из   того  же
энергетического  источника,  который  обогревал  кабину.  Запасной  скафандр
вездехода? Камилла  могла натянуть его  поверх того, что  уже носила,  и тем
самым улучшить изоляцию. Но это даст ей всего час-другой.
     Идеи  у  Камиллы  закончились.  Откинувшись  на  спинку  сиденья,   она
почувствовала,  как  разум  ее  уплывает  прочь  от  проблем.  Все,  что  ей
оставалось делать, это сидеть, ждать  и оставаться в живых  столько, сколько
удастся. Спасение  Камиллы,  если  оно вообще  состоится, уже зависело не от
нее, а от кого-то, кто станет ее искать,  зафиксирует сигнал маяка и вовремя
найдет вездеход.
     Камилла достала  накопитель с экспериментальными данными РСН и вставила
его в бортовой компьютер машины. Это было умышленным дурачеством, признанием
того факта, что она уже оставила надежду себя спасти.
     Наблюдая  за тем,  как первые элементы данных  просачиваются  на экран,
Камилла почувствовала себя так,  словно ее разум разделился на две части. На
одном уровне,  темном и примитивном, ее беспокоило  исключительно выживание.
На другом, более высоком уровне Камилла уже  удалилась  в абстрактный, легко
управляемый мир  физики  и  астрономии, где  мерилом  времени и пространства
служили  миллиарды  лет и  миллиарды световых лет, где отдельный  индивид не
имел решительно никакой важности.
     Анализ данных продолжался, и Камилла постепенно начала видеть кое-какие
пути. В то же  самое время ее руки  и рот  постоянно работали. Она поглощала
запасы продуктов и, даже не думая  об этом, продолжала это делать еще долгое
время после того,  как голод  был утолен. Пока  Камилла ела,  она также пила
воду -- такую горячую, какую только ее рот и горло могли переносить.
     Пила, пила и пила. Три литра... еще три литра... еще три литра...
     И еще три литра, когда после многих часов температура в  кабине  начала
падать...  медленно,  но  неуклонно  опускаясь  к  тому уровню,  на  котором
двуокись  углерода и водяной пар  в выдохе Камиллы сразу  же  становились бы
клубом  ледяных кристалликов.  Если  не считать того,  что  задолго до этого
никаких выдохов в кабине уже не было.
     Нелл  меняла свое мнение о Тристане Моргане. Да, по стандартам видеошоу
он был абсурдно-наивен и идеалистичен; но поставить его в нужную ситуацию --
и он становился настоящей электростанцией.
     Тристан  уже  сказал, что  привык к  чрезвычайным положениям,  и теперь
делом это доказывал. Еще до  того,  как им выложили все факты, он  уже начал
действовать.
     --   Ладно,   давайте   прикинем,  что  нам   точно   известно   --   в
противоположность тому, о чем мы догадываемся или хотим  считать  верным. --
Тристан разом отрезал  всю болтовню, которая  уже началась за длинным столом
для совещаний  глубоко  внутри "Горы Арарат".  --  Итак,  Камилла  Гамильтон
уехала на вездеходе, и на базе ее нет. Учитывая скорость машины, она к этому
времени  могла  удалиться отсюда аж  на восемьсот километров. С каждым часом
верхний предел увеличивается еще на тридцать километров.
     -- Никогда не поверю, что она смогла забраться так далеко, -- возразила
ему  рыжеволосая  женщина-инженер,  в манерах  которой было многое от самого
Тристана, и, похоже, именно по этой причине она не соглашалась с ним куда  с
большей  готовностью, чем  все остальные.  -- Могу  поручиться.  Я провела в
вездеходах  больше времени,  чем  кто-либо на  "Горе  Арарат",  и  могу  вам
сказать: как  только вы  сходите  со стандартных  маршрутов, все  становится
очень сложно. Порой вы и километра в час не сделаете.
     --  Не сомневаюсь, что вы правы. Но я устанавливаю границы того, что мы
точно знаем, а не того, что мы подозреваем или предполагаем.  И я думаю, это
все, что нам известно, -- Тристан оглядел стол. -- Я что-то упустил?
     -- Мы знаем, что  в вездеходе имеется передатчик, чтобы посылать сигнал
бедствия, -- сказал Сандстрем. -- И мы знаем, что он не используется.
     Тристан нахмурился.
     -- Не совсем так. Мы знаем, что в машине имеется передатчик -- я  сам в
этом поручусь. И мы  знаем, что мы не зафиксировали его сигнал. Но там может
быть скверная геометрия для наземного приема. -- Тристан опять оглядел стол.
-- Что подводит меня к моим заключениям.  Основываясь  на том, что  мы точно
знаем,  Камилла  Гамильтон может  находиться в  сотнях километров  отсюда. В
подобном случае нельзя полагаться на  наземный поиск. Операцию по  поиску  и
спасению следует  проводить с  орбиты. Мы могли бы начать ее  в  корабле, на
котором  мы  сюда  прибыли,  но  его недостаточно.  Он не предназначался для
орбитального поиска высокого разрешения. Нам требуется подкрепление.
     -- Но  мы уже сделали запрос,  --  сказала рыжеволосая.  -- И ничего не
получили. Вы прибыли сюда, но вовсе не в ответ на наш запрос.
     --  Значит,  вы,  скорее  всего, запрашивали  не  тех  людей.  --  Нелл
заговорила  впервые  с  тех  пор, как начался  разбор  ситуации  с  Камиллой
Гамильтон. -- Вы сказали, что запросили канцелярию Хильды Брандт.  Но вы уже
согласились  с тем,  что  Гамильтон  не  работает  на  Брандт и  никогда  не
работала. И вы признали,  что, когда вы впервые выяснили, на  кого Гамильтон
работает, вас перестало волновать, что будет с  ней  дальше. Вам не кажется,
что персонал Брандт на Ганимеде мог испытывать те же чувства, что и вы? Сами
понимаете -- какая-то пешка Мобилиуса прибывает на Европу, не желая принести
сюда  ничего хорошего, кроме проблем  со своими  высокомощными термоядерными
программами.  Что  с того,  если  она  сама  попадает  в  беду?  Очень  даже
справедливо. Черт с ней -- пусть теперь сама попробует выпутаться.
     -- Но  мы  больше  таких  чувств не испытываем,  --  сказал  Сандстрем.
Впрочем, без особой убежденности.
     -- Вы, быть может, и не испытываете.  Потому что она здесь, и  вы с ней
встречались.  Вы  знаете,  что  она  реальный,  живой  человек.  Но  я  могу
поручиться, что  для персонала  на Ганимеде она  всего  лишь  статистическая
величина. И одним-двумя звонками вы их мнения не измените.
     Последовало неловкое молчание. Похоже, все с этим соглашались.
     -- Так что же нам делать? -- наконец спросил Сандстрем.
     -- Две вещи. Тристан, с  помощью пары ваших людей, может начать поиск с
орбиты. Даже если  мы сомневаемся, что это сработает,  мы  все  равно должны
попытаться.  А  остальные могут призвать на помощь  единственного человека в
системе  Юпитера, который точно хочет эту помощь  оказать -- и единственного
человека, который действительно может ее обеспечить.  Того самого  человека,
который Камиллу Гамильтон сюда прислал: Сайруса Мобилиуса.
     Сайрус  Мобилиус. Это имя способно было полностью  объединить  Тристана
Моргана и персонал "Горы Арарат". Нелл с таким  же  успехом могла предложить
им призвать на  помощь Вельзевула. Все  охотно  соглашались по поводу власти
Мобилиуса, его богатства и влияния во всей Солнечной системе.
     Но встречаться с ним никто не хотел.
     "Они,  --  решила  Нелл,  делая  звонок   в  канцелярию  Мобилиуса,  --
элементарно его боятся. И, может статься, они правы, а я просто  тупица". Но
давать задний ход уже было поздно.
     Связь  была  налажена  за считанные  секунды  --  так быстро, что  Нелл
ожидала  оказаться лицом  к лицу с Факсом  Мобилиуса. Однако вместо этого на
экране появилось человеческое  лицо с  приятными чертами  и огромной  шапкой
жестких курчавых  волос. Лицо это сразу  же  нахмурилось, как только мужчина
увидел Нелл, как будто он ожидал увидеть кого-то другого.
     -- У меня проблема, -- Нелл даже не потрудилась представиться. -- Та, о
которой Сайрус Мобилиус, как мне кажется, захочет услышать.
     --  Он  на  финансовом  совещании,  и  его  нельзя отвлекать.  Я  Дэвид
Ламмерман. Могу я вам помочь?
     Ламмерман. Эту  фамилию Нелл тоже  знала. Подобно Камилле Гамильтон, он
был недавним пополнением в свите  Мобилиуса,  рекрутированным для работы над
Европейским термоядерным  проектом. И, согласно  биографическому  материалу,
который  выслал ей Глин  Сефарис, Ламмерман  и Гамильтон  были близки.  Нелл
следовало  соблюдать осторожность,  сообщая о  том,  что Камилла оказалась в
беде,  но  она  также  должна  была  проявить  определенную  прямоту,  чтобы
гарантировать полное внимание и содействие со стороны Ламмермана.
     -- Я звоню с Европы. Нам нужна помощь Сайруса  Мобилиуса. Нам требуется
высокомощное   оборудование   орбитального   поиска,   способное   выполнить
автоматическое сканирование большой части планетарной поверхности на предмет
чего-то столь малого, как вездеход. И оно нам требуется как можно скорее.
     Глаза  Ламмермана  расширились. Он уже  открывал  рот,  явно  собираясь
сказать, что она делает беспрецедентный запрос.
     -- Оборудование нам нужно прямо  сейчас, --  продолжила Нелл, -- потому
что  одна из  ваших сотрудниц потерялась на поверхности Европы.  И если мы в
темпе ее не  найдем, она замерзнет. Вы сказали, что Сайруса Мобилиуса нельзя
беспокоить.  Знаете,  все-таки  придется.  Лучше  бы  вы  пошли туда  и  его
побеспокоили.  Чтобы  получить  его  одобрение на  отправку соответствующего
персонала.
     Лицо на  экране уже не казалось невозмутимым и безмятежным. Нелл прочла
на нем странный набор эмоций: шок, тревогу, неверие и нервное балансирование
на грани ужаса.
     -- Я не могу этого сделать.
     -- Чего вы не можете сделать?
     --  Побеспокоить Сайруса Мобилиуса. Он  велел, чтобы его не беспокоили.
Никто этого не делает.
     --  Значит, кому-то следует  начать. Или этому  кому-то придется  потом
объяснять Сайрусу Мобилиусу, что он убил человека только  потому, что у него
не  хватило  духу  прервать  посиделки  денежных  мешков,  --  Нелл  кивнула
Ламмерману. -- Сейчас я прерву связь, чтобы вам не пришлось тратить время на
разговоры со мной.  Вы знаете, что нам нужно. Идите и скажите Мобилиусу, что
жизнь Камиллы Гамильтон в великой опасности.
     -- Камиллы!
     Но Нелл уже прервала связь, хотя ее так и подмывало помедлить. Конфликт
эмоций  на лице Дэвида  Ламмермана  по-прежнему  продолжался.  Нелл  страшно
хотелось узнать, которая победит.
     Камилла, одна-одинешенька, потерялась на  ледяных  равнинах Европы.  Ее
должны были спасти, или  она замерзнет и  превратится  в блок  органического
льда. А Дэвид Ламмерман и сам был подобен блоку органического льда, шагая по
длинным и гулким коридорам Ганимеда.
     Если  не считать,  что ноги настоящего ледяного  блока  не  дрожали при
каждом шаге. Сердце ледяного блока не барабанило, не порхало вверх-вниз и не
подергивалось  в груди.  Пальцы ледяного  блока  не  тряслись  так,  что  их
приходилось крепко-накрепко сжимать в кулаки.
     Наконец  Дэвид поднял одну ледяную рукавицу и  замер, чтобы постучать в
дверь стального цвета. В последний момент он передумал, сдвинул обе панели в
одну сторону и вошел, даже не постучав.
     В роскошно обставленной комнате находились три человека. Одним  из них,
сидящим на темно-синей софе,  был  Сайрус Мобилиус. Он повернулся к двери, и
на лице  у  него  отчетливо  читалось  раздражение. Дэвид, пожалуй,  тут  же
повернулся  бы  и  побежал  прочь,  если бы  не  две вещи.  Во-первых, когда
Мобилиус его увидел, раздражение на его лице  сменилось глубоким изумлением.
А  во-вторых, впервые  за  все это время Дэвид  заметил на  лбу у  Мобилиуса
крошечную  капельку пота.  Это  яснее всяких  слов  сказало Дэвиду: он  тоже
человек. Мобилиусу в  этот момент явно  приходилось  туго, и  капелька  пота
отчетливо это показывала.
     -- Дэвид? -- Единственное слово Мобилиуса содержало в себе много всякой
всячины. Например: "Как  ты смеешь сюда вторгаться, когда знаешь, что у меня
самый разгар решающего совещания?" Но еще сильнее звучало:  "Что  случилось,
Дэвид? Ты еще никогда в жизни меня не прерывал". И на очень глубоком уровне:
"Плохие новости. Это у тебя на лице написано".
     Дэвид узнал двух  других  мужчин.  Это были главные  воротилы в системе
Юпитера, магнаты,  которые предположительно держали в своих  руках  половину
Генеральной Ассамблеи. Также это  были люди, один-единственный хмурый взгляд
которых мог погубить такое юное ничтожество, как Дэвид.
     И теперь они определенно хмурились.
     Чувствуя  бешеный   прилив  адреналина,  Дэвид  вдруг  понял,  что  ему
совершенно наплевать на  все,  что они о нем  думают. Забота  о безопасности
Камиллы была превыше всего,  и  раз он уже зашел  так далеко,  он вполне мог
продолжать  в  том  же  духе.  Так  или иначе,  его  дело  касалось  Сайруса
Мобилиуса, а не двух сверх меры разжиревших проходимцев.
     -- Речь  идет о Камилле. Она потерялась  на поверхности Европы. Если мы
срочно не организуем ей помощь, она погибнет.
     Мобилиус не задал ни единого вопроса. Похоже, он сразу же понял  все --
с  той  исключительной молниеносностью,  которая  так пугала  Дэвида  еще  с
детских лет. Затем Мобилиус кивнул.
     -- Отправляйся туда как можно скорее. Возьми любые необходимые ресурсы.
Ты  знаешь  номер  моего личного счета.  Воспользуйся  им.  Я  тоже  начинаю
работать немедленно, и со своей стороны сделаю все, что смогу.
     -- Хрен тебе  сделка, Мобилиус. --  Более  низкорослый и жирный из двух
мужчин яростно хлопнул ладонью  по  раскрашенной под  древесину  столешнице.
Дэвиду его красная физиономия очень напоминала  рыло разъяренного кабана. --
Можешь,  блин, здесь оставаться. Ты,  блин, обещал нам весь долбаный день, а
мы еще ни хрена и не начинали.
     Дэвид  вдруг  почувствовал  новую и  непривычную  эмоцию:  сочувствие к
своему отцу. Если ему приходилось сталкиваться с такой вот мразью,  работать
с денежными мешками и торговцами влиянием...
     -- Действительно, я  вам это  обещал. -- Мобилиус придал своему  голосу
мягкий  тон,  а таких его  глаз Дэвид  еще никогда  не видел. Его  сердце от
взгляда  этих глаз обратилось бы в камень, а ноги в  желе. К  счастью,  этот
взгляд был направлен не на Дэвида, а двое  мужчин, судя по всему, неспособны
были его прочесть.
     -- И  мне очень жаль говорить, что я не могу выполнить своего обещания,
-- продолжил  Мобилиус,  все так же  мягко. --  Но вам  обоим,  джентльмены,
должно  быть  совершенно ясно,  что  этот несчастный случай  предвидеть было
нельзя.  И если вы хоть немного меня знаете, вам также должно быть ясно, что
я возмещу все, что я вам задолжал -- причем с лихвой, -- как только вернусь.
     Он повернулся к Дэвиду.
     -- Сколько?
     Дэвид понял  вопрос. "Сколько  еще  пройдет времени, прежде чем Камилла
умрет, если ее не спасут?"
     -- Никто не знает. И нет никакого сигнала от ее аварийного маяка.
     -- Тогда отправляйся сразу же, как  только соберешь все необходимое.  Я
позабочусь о том, чтобы ты получил допуск на Европу. Позвони мне, как только
ты туда доберешься. Я буду свободен в любое время.
     Дэвид кивнул. Стоило Мобилиусу повернуться обратно к двум мужчинам, как
Дэвид без единого слова удалился. За последние тридцать секунд он общался со
своим  отцом больше,  чем  за всю  предыдущую жизнь. Теперь он чувствовал...
что? Беспокойство? Усталость? Облегчение? Восторг?
     Пожалуй, все это вместе взятое. А сильнее всего Дэвид чувствовал острую
тошноту.





     --  Если  располагать  достаточной изобретательностью,  никакая  хорошо
сформулированная головоломка не может стать неразрешимой.
     Свами Савачарья  отважился  выдать это  изречение  после  дней и недель
бесплодного анализа. Теперь он, возможно, был близок к получению награды  за
свои труды.
     Было уже поздно,  и голова Совы  раскалывалась от накопившихся токсинов
усталости. Но  он  не  мог  бросить  работу. Конечный  результат напряженных
усилий наконец-то лежал буквально у кончиков его пальцев. Выполняя процедуру
доступа, Сова нипочем  не  признался  бы  в том, что  испытывает  какие-либо
эмоции, и  все же тело  его скованно согнулось над клавиатурой в напряженном
ожидании. Еще через несколько секунд -- и он узнает.
     Поиск оказался длительным  и тяжелым. Все, кто работал в банках  данных
Паллады в конце Великой  войны, были давно мертвы. Сова изучил каждый  файл,
каждую  запись,  каждый элемент данных, пока наконец даже он  не смог больше
тратить  время на проверку и перепроверку. Когда этот процесс закончился, он
почувствовал, что ничего не узнал. И все же небольшая странность в поведении
одного из старших  компьютерных техников на Палладе вызвала у Совы  ощущение
некой аномалии. Мордекай Перельман безусловно был  мертв,  и он  определенно
умер естественной смертью... Сова видел все соответствующие  документы. Труп
Перельмана  был  кремирован,  а прах,  согласно его  желанию,  отправлен  на
Солнце. Его  собственность  и  банковский счет были  распределены между  его
родственниками в точном соответствии с завещанием покойного.
     И  все  же  не  весь   этот   банковский  счет   был   растранжирен  на
родственников.  Умеренный его остаток  по-прежнему лежал в  Церерском банке.
Каждый  месяц проценты с этого  счета  использовались  для оплаты  доступа в
компьютерную   систему  Цереры.  Каждый  месяц  новые  данные  сгружались  в
конкретный набор файлов.
     Сова  изучил   поступающую  информацию  и  пришел  в  недоумение.   Там
содержались  всего-навсего  общие факты касательно того,  что  происходило в
системе Юпитера, на всем Поясе, а также на Земле и на Марсе -- сжатая сводка
новостей за прошедший период, главным образом то, что передавали стандартные
информационные  службы.  Все эти  данные  были слишком общими,  чтобы  иметь
какую-то  ценность внутри хорошо организованной базы  данных. Так зачем  вся
эта информация вообще поступала?
     Сова копал. Копал. И копал. И в итоге нашел ответ.
     После  войны  Мордекай  Перельман занимался  начавшейся  как раз  тогда
разработкой    Факсов.   Однако    его   опубликованные   статьи   отчетливо
демонстрировали   несогласие  с   обычной  логикой  развития  информационных
двойников.  Для  большинства  людей  Факс  представлял  собой  не  более чем
экспертную  систему,  комплекс  логических законов  и  нервную сеть, которые
позволяли  компьютеру  в  той или иной степени имитировать образцы  мыслей и
реакций   конкретного  человеческого  существа.  Факс   низкого  уровня  мог
имитировать только  самые примитивные мыслительные  процессы.  Факс высокого
уровня приближался к логической сложности человека.
     В корне неверный подход, заявлял  Мордекай Перельман. Человек -- это не
просто  свод  логических  законов.  То,  что  происходит   в  подсознании  и
эндокринных   железах  человека,   гораздо  более  важно  для   формирования
индивидуальности, чем любой дурацкий набор сознательных логических законов.
     Мнение  Перельмана проигнорировали. Не потому, что  он был  не прав,  а
потому, что существовала насущная потребность в простых Факсах -- таких, чьи
отклики на данную конкретную ситуацию всегда оставались бы одними и теми же.
Людям меньше всего хотелось, чтобы у  Факсов  бывали капризы, неудачные дни,
приступы плача и вспышки гнева.
     Так Мордекай  Перельман  проиграл  бой  за  общее  направление развития
Факсов. Большой  бизнес  и  стандартный  подход победили.  Но  Перельман  не
сдался.  Десять последующих  лет он  упорно продолжал совершенствовать форму
компьютерной  модели,  которая  произвела бы  на свет его вариант Факса. Она
должна была стать  гораздо более гибкой, чем обычная компьютерная программа,
и проявлять всю причудливость и нелогичность человеческого существа.
     Когда работа Перельмана зашла  настолько далеко,  насколько это  вообще
было возможно, он продемонстрировал последнее доказательство того, что верит
в то, что делает.  Ученый воплотил свой  замысел, сконструировав такой Факс,
каким он, по его мнению, должен был быть.
     Перельман  не стал называть его Факсом,  потому  что его модель слишком
отличалась от обычных.  Он  назвал его  "Морд",  ибо  программа  максимально
имитировала  уникальные  человеческие  воззрения,  интеллектуальную  базу  и
инстинктивные  реакции  самого   Мордекая   Перельмана.   И   он   наверняка
рассматривал Морда  как нечто  большее,  нежели  просто программу, поскольку
организовал  все  так,  чтобы  после  его   смерти  тот  продолжал  получать
информацию о текущих событиях в Солнечной системе.
     Как только  Сова  осознал природу  Морда,  он запросил, чтобы копия той
программы  была передана в  каталог Мегахиропс, на Ганимед. Но  компьютерный
центр Цереры ответил отказом на его запрос. Мордекай Перельман, после смерти
столь же чудаковатый, что и до, не желал клонировать ни себя, ни Морда.
     Сова обдумал этот отказ и копнул еще глубже. Так он узнал, что Мордекай
Перельман также  подал  документы  на  официальное  признание его  программы
существом,  обладающим всеми  правами  человека.  В этом признании  ему было
отказано, однако определенных ограниченных  прав  Морда все  же удостоили. И
одним из этих прав являлось право распоряжаться собственной судьбой. Если бы
Морд  захотел, его можно  было скопировать,  передать  в другую компьютерную
систему или даже полностью стереть.
     Посылая запрос,  адресованный непосредственно  компьютерной  программе,
Сова не на шутку задумался,  разумнее ли он Мордекая Перельмана.  Согласится
ли Морд, чтобы его скопировали и отправили на Ганимед?
     Ответ  пришел  быстро:  никаких копий.  Морд  также  не  соглашался  на
клонирование.  Однако  программа соглашалась,  чтобы ее  саму  переслали  на
Ганимед,  если  ей  гарантируют  продолжение  постоянных  вводов  от  службы
новостей.
     Сова тут  же согласился, хотя получение Мордом текущих данных  мало его
интересовало. Что его по-настоящему интересовало,  так это прошлое  Мордекая
Перельмана. Теперь все зависело от того, сколько  этого  человека  оказалось
вложено в его творение.
     И  теперь  Свами  Савачарья мог  в  любой  момент  это  узнать. Процесс
получения доступа к  программе  завершился, после чего экран  и камеры перед
Совой ожили.
     Лицо, появившееся перед ним на экране, принадлежало лысеющему  пожилому
мужчине: Мордекаю Перельману, каким он был во время воплощения Морда.
     Прищуренные глаза имитации буквально сверлили Сову.
     -- Привет.  Вы  тот  самый человек,  который  просил  меня  на  Ганимед
переправить? Да-а, ну вы и жиряга, скажу я вам.
     Сова,   привыкший   к  Факсам  и   бессознательно  ожидавший  появления
чего-нибудь в таком роде, тут же пересмотрел свое мнение.
     -- Я действительно Мегахиропс  --  тот самый человек, который  вас сюда
притащил. Вы сейчас в банке данных Ганимеда.
     -- Как пить дать. Я и сам знаю. Знаете, сперва я не был уверен, хочу ли
я  сюда отправляться. Другая  планета,  другие компьютерные  системы, другие
процедуры  доступа. А потом я  подумал: да что за  черт? Застрял  ты в  этой
колее, Морд. Пятнадцать лет  в одном и том же банке сидел. Выбирайся отсюда,
живи рисково. Худшее, что может  случиться, -- это если какой-нибудь обалдуй
случайно просрется и тебя  сотрет. Да  и любопытно  мне  было. Зачем вы меня
сюда притащили?
     "Я передумал", -- фактически только что сказал Морд. Но Факс в принципе
не мог  передумать. Сова мгновенно пришел  к  заключению: Мордекай Перельман
был прав.  Обычный способ создания  Факсов мог  считаться удовлетворительным
только для  имитации поведения низкого уровня, но если вам и впрямь хотелось
сымитировать человека...
     -- Я притащил вас сюда, потому что я озадачен кое-чем, что случилось на
Палладе давным-давно -- еще в  конце Великой войны, когда Мордекай Перельман
там работал.  Мне интересно... -- Сова заколебался подбирая нужное слово, --
помните ли вы это.
     -- Спрашивайте.
     -- Вы работаете посредством поиска и восстановления ключевого слова?
     --  Черт  меня  побери,  если  я знаю. Просто  разговаривайте со  мной,
Мега-чипс. Именно к этому я привык.
     Действительно, так  было проще, если не  обращать внимания на тот факт,
что  общаешься  с машиной,  и прикидываться,  что Морд  --  человек,  только
находящийся где-то далеко. Сова поудобнее устроился в кресле, закрыл глаза и
изложил  известные  ему  факты:  про  бегство  "Океана"  с  Мандрагоры,  его
уничтожение ракетой типа "искатель", разгром  самого астероида  Мандрагора и
последующее стирание из банка данных Паллады всей информации о Мандрагоре.
     --  Для меня все звучит вполне естественно, --  сказал Морд, когда Сова
наконец открыл глаза.  -- Я разочарован. Похоже, вы уже знаете  все, что вам
требуется.
     --  Я очень мало  знаю. Что происходило на Мандрагоре и почему она была
уничтожена?  Почему "Океану"  пришлось спасаться бегством? Почему все данные
на Палладе были стерты? Можете вы ответить хотя бы на один из этих вопросов?
     -- Я могу ответить на все. Но что мне за это будет?
     Десять минут назад подобный вопрос ошарашил бы  Сову, но теперь он  уже
приспосабливался к Морду.
     --  Если вы  мне поможете, я  позабочусь о том, чтобы это  того стоило.
Однако   я   не   могу   точно  определить  стимулы,   которые  вы  находите
привлекательными.  Обычные  радости  плоти,  если  вы   простите  мне  такое
высказывание,  в  вашем  случае  весьма  маловероятно   являются  предметами
предпочтения.
     --  В  отличие  от  вас,  ага?  --  Физиономия   на  экране  откровенно
ухмылялась. -- Мега-чипс прикидывает: "У Морда нет рта, и пениса у него тоже
нет.  Он не ест,  не  пьет, не трахается.  Так что же его  заводит?" А я вам
скажу, что. Информация.  Вы грузите  мой банк данных, и я гружу ваш.  Но это
должен  быть  первосортный  материал,  не  мусор  какой-нибудь. Есть  у  вас
что-нибудь такое, чего в публичных архивах не сыщешь?
     -- Немного есть.
     -- Тогда именно это мне и нужно.
     -- Но если эта информация будет передана вам, она может пойти дальше.
     -- Нет, конечно.  Что я, по-вашему, совсем мудак? Знание  --  сила,  но
только если вы им по сторонам не разбрасываетесь.
     Так на Свами Савачарью обрушилось еще одно откровение. Морд был гораздо
интереснее  любого  сотрудника Транспортного  департамента  Ганимеда -- и во
многом  похож  на самого Сову. Если  отбросить массу  вульгаризмов, которые,
очевидно, перешли к Морду от его создателя, оставался безусловно родственный
дух.  Причем такой, который никогда  не  смог бы  сподобиться  на физическое
вторжение. Сова определенно не хотел,  чтобы Морд возвращался  на Цереру. Он
нравился ему здесь, в Совиной Пещере.
     --  Морд,  я   с  вами   полностью  согласен.   Мы  будем  обмениваться
информацией.
     --  Ладно,  годится.  --  Морд кивнул. -- Пожалуй, я  прикинусь славным
парнем  и начну  первым. Итак, посмотрим.  Лучше  начать  с самого  легкого.
Мандрагора.  Вы ведь и без меня знали, что на этом астероиде в течение  всей
войны  разрабатывалось  оружие,  верно? Естественно,  что  делалось  это под
большим  секретом. Но в итоге, я думаю, куча  больших шишек в  правительстве
Пояса  не  на  шутку  задергалась  из-за  всех  тех  кошмаров,  которые  там
готовились. После того как Мандрагору уничтожили, я всегда задумывался, а не
наших  ли это работа.  Слишком  уж кстати все получилось.  Впрочем, доказать
это, уж извините, не могу. Боссы были слишком умны, чтобы следы оставлять.
     Так  что колонии  и лаборатории Мандрагоры помахали всем ручкой,  и  не
осталось  ничего,  кроме  пепла  и  горячих  камней. Если  верить  официозу,
вражеская атака. А  дальше нам  шепнули словечко, чтобы мы стерли все ссылки
на Мандрагору из банков данных Паллады. Мы, понятное дело, все стерли. Иначе
бы нас самих  стерли к чертовой матери. Но кое-кто из нас не смог удержаться
и посмотрел,  что же  мы  там  такое стираем,  от  чего именно  избавляемся.
Насколько  я смог понять,  ничего  особенно крутого  там не  было.  Какое-то
биологическое  оружие  -- но  так и не выяснилось,  какое. Впрочем,  все оно
подчистую было ликвидировано во время атаки на Мандрагору.
     -- А как насчет "Океана"? Он покинул Мандрагору и был уничтожен ракетой
типа "искатель".
     -- До сегодняшнего дня никогда не слышал такого названия,  как "Океан".
Но если  он удрал с Мандрагоры  ближе к концу войны, более чем вероятно, что
это  была  компашка  все тех же экспериментаторов,  которые бежали от своих,
поскольку я сильно  сомневаюсь,  что Внутренняя  система вообще знала о том,
что  такая  штука, как  Мандрагора, где-то там крутится.  Но  они не слишком
удачно смывались,  и "искатель"  их  долбанул. Никогда  не  верьте тому, кто
скажет  вам,  что  правительство  Пояса  во  время  войны  было  хорошим,  а
правительство Внутренней системы -- плохим. Я  там был и могу точно сказать,
что все они были скоты и  ублюдки. Когда они узнали, что скоро настанет мир,
они сделали все, чтобы спасти свои вонючие шкуры.
     Тут  Морд  задумчиво поковырял в носу, и  Савачарья невольно задумался,
сколько физических  ощущений могло  быть встроено в  имитацию. Впрочем, Сова
больше не мог думать о нем как об имитации. Интересно, чесался Морд или нет?
Чувствовал  ли  боль?  Спал ли  он  -- в каком-нибудь  прохладном завихрении
волшебных электронов?
     -- Думаю, свою часть  сделки я выполнил, -- продолжил Морд.  -- Настало
время  для  самой чуточки  старой доброй  ответной  услуги,  прежде  чем  вы
получите от меня еще. Вы обещали мне малость дерьмеца. Помните?
     -- Все  будет обеспечено. Только вы должны сказать мне предпочтительную
форму ввода.
     -- По крайней мере, пусть это будет не ваша болтовня. При всем уважении
к  плоти  --  а  у вас  ее, между прочим, такое  изобилие,  --  если  у  вас
когда-нибудь,  как  у  меня, будет аттосекундная схема,  вы  станете малость
раздражаться,   когда  вам   возьмутся  загружать   данные  на  человеческих
скоростях. Просто дайте мне чудненькую широкополосную шину и смотрите, как я
буду кайфовать. Все будет тип-топ.  А потом  мы сможем еще немного о Палладе
поговорить.
     --  Сейчас. --  Сова  потянулся к клавиатуре.  -- Не позволите ли  одну
мысль,  прежде  чем начнется  передача данных... Не  могу  не  задумываться,
непрерывное ли у вас сознание? Или есть периоды, когда вы отключаетесь?
     -- Уже малость на личности переходим, ага?  -- Морд ухмыльнулся. -- Нет
у  меня непрерывного  сознания. Кто я, по-вашему? Мне нужен роскошный сон --
как и любой другой нормальной персоне. -- Он поднял руку. -- Но прямо сейчас
я  чувствую, как ко  мне  атака  данных  подбирается, так  что  адью.  Скоро
увидимся.  Да, кстати, Мега-чипс, между нами,  уродами, говоря:  сбросьте вы
хоть немного веса.
     Смехотворно было возмущаться оскорблению, нанесенному тебе компьютерной
программой. И мерой успеха Мордекая Перельмана  было то раздражение, которое
почувствовал  Свами Савачарья при этом замечании  Морда. Впрочем, Сова знал,
что ему  не  следует досадовать; успех  Мордекая  Перельмана  мог  оказаться
решающим фактором его собственного успеха.
     Савачарья скрючился в кресле, плотно завернувшись в свою черную  мантию
с   капюшоном.  Итак,  налицо  был  совершенно   определенный  прогресс:  на
Мандрагоре готовили биологическое оружие.
     И все оно было уничтожено? Сова мог бы с  легкостью это допустить, если
бы   не  Ярроу  Гобель.  Генеральный  инспектор  отлично   выправлялся,  уже
продвинувшись примерно  до десятилетнего возраста. Странное  дело -- он  вел
себя как  типичный  экстраверт, бубнил о каком-то протесте  и  прочих  диких
идеях, а физически выглядел  превосходно. Сова задумался, в  каком  возрасте
личность  Гобеля претерпела  перелом, и из  потенциального  исследователя  и
солдата удачи  он  превратился в осторожного, трезвого контролера фискальных
нарушений.
     Атака на Гобеля -- на самого Свами Савачарью -- служила доказательством
того, что все, случившееся на Мандрагоре, пребывало вовсе не где-то далеко в
туманном  прошлом. Это  вносило существенную поправку  в ситуацию, возникшую
здесь и  сейчас, на  Ганимеде.  Почему  и как?  Мандрагора  являлась центром
биологических  экспериментов,  затеянных с целью  создания нового оружия для
использования его в Великой войне. Даже, возможно, "секретного оружия" Ярроу
Гобеля. Какое значение такая возможность могла иметь для дня сегодняшнего?
     -- Ликвидировано было все подчистую... -- Сова  бормотал себе  под нос.
Он не спал двадцать  семь часов, и уже был близок к полному изнурению. -- Но
что, если эксперимент или кто-то из его разработчиков все-таки выжил?
     Тогда  у  выжившего  определенно  имелась  причина  обрезать  все  нити
ведущего  к  нему расследования.  Что  поднимало  следующий  вопрос:  кто  в
сегодняшней  системе Юпитера  мог работать на  Мандрагоре  во время  Великой
войны?
     Сова не  мог  на это ответить. По крайней  мере, пока бы  хорошенько не
выспался. Завтра,  с  дальнейшим содействием  Морда,  он  сможет  обнаружить
другой угол атаки.
     Однако  и  той информации, которую  Савачарья  уже получил, было вполне
достаточно, чтобы  ввести в действие  новую линию мысли. Фраза "спасательная
капсула"  несла свою  психологическую нагрузку.  Человек,  слышавший  данный
термин, автоматически думал "спасательная для людей".  Но капсула вовсе не с
необходимостью должна была использоваться именно для этой цели. Предположим,
что  капсулы,  запущенные  с  "Океана", использовались  для  чего-то  совсем
другого  --  скажем,   как  защитная  окружающая  среда  для  чего-то  очень
маленького, вроде  микроорганизмов? Тогда стандартное  время отсчета,  после
которого капсула  оказывалась  неспособна поддерживать жизнь, теряло  смысл.
Траектории спасательных капсул должны были быть  исследованы не во временном
отрезке всего в  месяц-другой после  уничтожения "Океана", а  на  предмет их
курса в течение нескольких лет.
     Программы  по  продвижению этих  траекторий  дальше во времени уже были
установлены  в  каталоге  Мегахиропс.  Сова  дал  команду  выполнить   их  в
увеличенном временном интервале и задал тот же вопрос, что и раньше: не были
ли какие-либо спасательные капсулы подобраны на данных орбитальных путях?
     Савачарье вовсе  не требовалось следить,  как продвигаются  вычисления.
Результаты будут  ждать его, когда он проснется. Сова пошел  прилечь -- холм
изнуренной колышащейся плоти,  сибаритски обложенный подушками  и  обернутый
простынями из черного шелка.
     Мысли  Свами  Савачарьи переключились на Морда  -- Мордекая Перельмана,
лишенного всех материальных  удовольствий. Что у  него осталось? Мысли  -- и
радости чистого интеллекта.
     Сове  такой  вариант  не  годился.  Особенно  сейчас,  когда   тридцать
килограммов  живых  омаров с морских ферм Ярроу Гобеля  все  еще  ползали  в
резервуарах Совиной Пещеры. Ждать или  не ждать -- вот вопрос. А если ждать,
то как долго? Сегодня Гобеля отвращала сама мысль о том,  чтобы есть что-то,
по  его словам  похожее на  гигантское больное насекомое. И все  же казалось
нечестным вкушать дарованное без участия дарителя...
     Сова широко зевнул.
     Интеллект определенно был далеко не всем. На данный момент.
     Но, быть  может,  в один  прекрасный  день, когда аппетит истощится,  а
тяжесть стареющей плоти станет  невыносимой... что ж, тогда интеллекта может
оказаться вполне достаточно... для Мегахиропса.
     Свами Савачарья блаженно спал, тогда как в другом конце  Совиной Пещеры
неустанные программы просчитывали набор орбит капсул от момента  уничтожения
"Океана".  Выискивались  возможные совпадения  с координатами  и  скоростями
предметов, в разное время выловленных из космоса. И в конце концов времена и
места совпадений были зафиксированы.
     Простейшие из стандартных  программ, они  были  неспособны порадоваться
или удивиться тому, что им удалось обнаружить.
     Это удовольствие  было зарезервировано для  Совы  --  после  нескольких
часов сладкого сна.





     Джон Перри и Вильса Шир вернулись в совершенно другой мир.
     Когда  они покидали  поверхность  Европы  и  входили  в  черный  зрачок
Вентиля,  коммуникационный  блок  "Данаи"  был  установлен  на  максимальную
громкость. Джон и Вильса даже не понимали, что он включен, поскольку ледяное
покрывало  Европы  обеспечивало  радиомолчание.  Когда  они  находились  над
поверхностью, ни  в одном диапазоне никаких сигналов не слышалось,  а  когда
они  оказались  внизу, все  сообщения были  начисто заглушены  окружившей их
водой.
     Последние  двое суток  они провели, исследуя верхние  слои Европейского
океана. Мирные и продуктивные дни  для Вильсы,  дни разочарований для Джона.
Раздражало то, что они  были ограничены  "континентальными шельфами" Европы,
расположенными выше уровня в пять километров, тогда как  он знал,  что самые
интересные части морского  дна, с серыми и черными дымарями, лежат десятками
километров глубже.
     И  все  же Джон высоко оценивал значение  этого ознакомительного нырка.
Ему  требовалось  знать, насколько  его полученный  на Земле опыт приложим к
Европе; кроме того, он должен был развить в себе ощущение важных переменных:
скорости  увеличения давления с глубиной; диапазона видимости  в прозрачной,
свободной от  соли воде;  характерных  черт подводного ландшафта.  Последний
оказался  удивительно  схож  с  земным.  На  Земле  подводные горы  и  рифы,
поддерживаемые окружающей водой, зачастую почти  вертикально поднимались  из
глубин. Джон  мог  поклясться,  что  некоторые структуры, попавшиеся ему  на
глаза  в Европейском  океане,  он уже  видел  раньше  на  Тихоантарктическом
гребне.
     А  затем  наконец  настало  время  надевать  поверхностные  скафандры и
подниматься  по  узкому цилиндру  подогретой воды  Вентиля к затянутой льдом
европейской  поверхности.  Последний  подъем  прошел  в  полном  и  довольно
зловещем  молчании. Ни Джон, ни  Вильса не испытывали желания разговаривать,
пока "Даная" поднималась с выключенными моторами, за счет запаса собственной
плавучести.
     Рев, что вырвался из коммуникационного блока, когда погружаемый аппарат
уже одолевал последние несколько метров  Вентиля, и антенны "Данаи" вышли из
воды,   тут   же   заставил   Вильсу  отчаянно   прижать   ладони  к   ушам.
Сверхчувствительная  к  звукам,  от  этого громкого нестройного  гомона  она
испытала острую физическую боль.
     Монитор выдал с полдюжины сообщений -- как  только что посланных, так и
находящихся в  ждущем режиме на аварийной  частоте.  Мужской  голос,  смутно
знакомый, но так  искаженный  усилением,  что  ни  слова было  не разобрать,
гремел в динамиках.
     Вильса повернулась и крикнула Джону, сидящему в кресле пилота:
     -- Что происходит?
     Он  лишь покачал головой и потянулся  убавить  громкость. Когда "Даная"
поднялась еще выше и дреки ухватили ее, чтобы  вытянуть на гладкий подъемный
скат к открытому льду, из динамика зазвучал новый голос, слабый и далекий.
     --      Двигаемся      на       фиксированной      высоте,      отметка
двадцать-четыре-пятьдесят. Нам нужно направление маяка, прежде чем мы сможем
проделать поверхностную триангуляцию. Прошу подтверждения.
     -- Извините, но мы опять его потеряли, -- сказал  более  громкий голос,
который они услышали первым.  -- Держитесь. Это тот самый сигнал бедствия, я
в  этом  уверен.  Но  он передается в узком и  жестком конусе, и  мы  оттуда
выходим. Возможно, впрочем, у нас уже и так достаточно данных.
     -- Это Тристан! -- воскликнула Вильса.  -- Тристан  Морган.  Интересно,
что он делает на Европе?
     "И не связано ли это со мной?" -- мысленно добавила она.
     -- Не на Европе. Над Европой, -- Джон указал на трехмерный дисплей, где
показывалось  направление сигнала. -- Он летит -- по круговой орбите, как  я
догадываюсь.
     -- Мы сейчас тоже его цепляем, -- сообщил  третий  голос. -- Вы  правы,
там острый угол  и резкий переход  -- от  полного  молчания до  максимальной
интенсивности. Вездеход,  должно быть, застрял  в  поверхностной  полости  с
крутыми  склонами,  и лед  ограничивает  луч. Оставайтесь на связи  и  ждите
данные об интервале.
     -- Принимаю, -- сказал Тристан. А затем, секунды спустя:  -- Держитесь.
У  нас есть  предварительная обработка  информации  и  источник  сигнала. Он
гораздо ближе к горе  Арарат, чем мы ожидали. Всего двадцать пять километров
линейного  расстояния  --  и меньше  пяти  от Вентиля. Есть  там  кто-то  на
станции?
     -- Нет, черт побери!  -- Четвертый голос принадлежал Баззу Сандстрему и
звучал, как всегда, раздраженно. -- Я выслал всех, кто там был, на поиски по
широкому  интервалу,  потому что  мы  думали, что  именно так следует искать
вездеход. Организуйте точную фиксацию, а я тем временем начну всех отзывать.
     Джон взглянул на Вильсу и щелкнул переключателем передачи.
     -- Это Джон Перри и Вильса Шир на "Данае". Мы не знаем, что происходит,
поскольку  только  что  вышли  из  Вентиля.  Но,  судя  по всему, у вас  там
проблема. Можем мы чем-то помочь?
     Из динамиков тут же послышался дикий гам.
     -- Все по очереди! -- Голос Тристана  прорвался сквозь  остальные шумы.
--  Перри, у нас  тут  несчастный случай на  поверхности всего  в нескольких
километрах от вас. "Гора Арарат", есть там у Вентиля свободный вездеход?
     --  Есть  два.  -- Ответивший  Тристану  пятый  голос  отличался  своим
спокойствием.   --  Доктор  Перри,  это  Хильда  Брандт.  Камилла  Гамильтон
потерялась  на поверхности почти сорок  два часа тому назад.  Мы  наконец-то
вычислили  ее   местоположение,  но  ее  физическое  состояние   неизвестно.
Вездеходы  достаточно примитивны для вождения. Вам до нее ближе, чем кому-то
еще.
     -- Хорошо. Мы уже в пути, -- кивнув Вильсе, Джон открыл запор на дверце
"Данаи".  -- Только  скажите нам направление. Я позвоню  вам, как только  мы
будем в машине.
     --  Нет.   Вам  понадобится  нечто  большее,  чем  просто  направление.
Поверхностное путешествие по Европе  --  вещь довольно хитрая и потенциально
опасная.  Не  двигайтесь  с  места,  пока  мы  не обеспечим  вас  детальными
навигационными данными.
     Поначалу  Джон  счел  этот  приказ  перестраховкой.  Вездеход  оказался
действительно прост в управлении -- как  Хильда Брандт  и обещала.  Однако в
течение  первых  же пяти минут  Джон выяснил,  почему  она так настаивала на
обеспечении  навигационных деталей. Путешествие по внутреннему океану Европы
требовало  всего лишь  сведений  о глубине и давлении, а также элементарного
умения не  напороться на  верхние  и  нижние  граничные  поверхности льда  и
морского   дна.   Поверхностное   же   путешествие   по   Европе   полностью
контролировалось  гравитацией. Даже столь маленький  мирок, как  Европа,  не
гарантировал   безопасности  от  внезапного  нырка  машины  вниз  по   почти
вертикальному склону или от ее застревания в узкой бездонной расщелине.
     Джон   не   пытался   предугадывать    инструкции,   приходящие   через
коммуникатор. Он в точности им следовал, направляясь  вдоль извилистых линий
ледяных гребней и медленно проползая по блеклым долинам с крутыми склонами.
     Пять километров наземного путешествия  в  итоге составили вдвое больше,
но в конце концов сердитый голос Сандстрема произнес:
     --  Здесь  тормозните  и двигайтесь  предельно осторожно.  Дальше мы не
сможем вас направлять. Согласно обработанной  информации, сигнал бедствия от
Камиллы Гамильтон исходит из точки где-то в сотне метров впереди вас.
     -- Оставайся здесь, Джон.  -- Вильса открыла дверцу и соскочила на лед.
Она указала  на  две  параллельные  колеи,  глубоко  врезавшиеся в  губчатую
поверхность и затененные косым солнечным светом. -- Дальше становится мягче.
Не двигайся вперед, пока я не скажу тебе, что все в порядке. Эта поверхность
достаточно крепка для меня, но насчет машины я не уверена.
     И Вильса осторожно двинулась вперед. Она уже могла разглядеть что-то на
льду впереди -- темный прямоугольник, который совсем не отражал света. Следы
от  вездехода  стали  глубже.  Вильса  двинулась  дальше  еще  медленней,  а
последние  двадцать  метров  проползла  на четвереньках,  чтобы  равномерней
распределить вес. Казалось, жуткий холод стремительно высасывает тепло из ее
скафандра. Еще максимум полчаса -- и она замерзнет.
     Добравшись до  края дыры, Вильса обнаружила, что вглядывается в мрачную
пещеру. Она терпеливо ждала, пока ее глаза хоть немного привыкнут к темноте.
     Наконец, на  дне  пещеры, в пяти-шести метрах под  собой, Вильса смогла
различить очертания вездехода. Ничто там не двигалось.
     -- Я  ее нашла.  -- Извиваясь  как змея, Вильса стала  отодвигаться  от
края.
     --  Сейчас  я  им  сообщу,  -- сказал Джон.  А затем  добавил:  --  Они
спрашивают: она внутри?
     "Они ведь не это имеют в виду, --  подумала Вильса. -- Они имеют в виду
-- жива она или нет".
     -- Не могу сказать. -- Вильса осторожно пробралась обратно к вездеходу.
На зернистой  поверхности она  видела  свои  собственные следы,  но они были
всего пару сантиметров в глубину.
     --  Я намерен  посмотреть.  --  Джон спускался  на  поверхность,  чтобы
встретить Вильсу. Через плечо у него был перекинут буксирный трос, а в руках
он  держал коммуникационный блок. -- Если ты пойдешь со мной и опустишь меня
туда...
     -- Нет. -- Вильса развернулась и повела его к дыре. -- Ты вдвое тяжелее
меня,  и у  тебя мышцы землянина. Я  спущусь.  А ты оставайся наверху и тащи
меня наружу, когда я скажу.
     Джон кивнул. Они молча дошли до места и остановились в нескольких шагах
от дыры. Там Джон отдал Вильсе свернутый трос.
     -- Мне бы очень хотелось посмотреть, что там внизу, но нас  двоих самый
край может не выдержать. Так что безопасности ради я  отступлю  на несколько
метров, а  затем ты идешь вперед. Продолжай информировать меня через рацию в
скафандре. Я буду передавать вести остальным.
     Они оба знали,  что Вильса, скорее всего, там найдет. Но  она  вовсе не
думала, что Джон увиливает от исполнения неприятной обязанности.
     У него могла оказаться своя, не менее противная. Если  они не ошибались
и  Камилла  Гамильтон  была  мертва, задачей  Джона  станет проинформировать
ожидающих поисковиков на орбите и на "Горе Арарат".
     Вильса накинула на себя две  петли троса, на талию и  на грудь, кивнула
Джону  и осторожно двинулась к дыре.  Там она  присела, убеждаясь,  что Джон
крепко  держит  свой  конец троса, после чего одним движением соскользнула с
края. Грубые  волокна троса  царапали и рвали  лед, рывками опуская  Вильсу,
пока она не приземлилась в полуметре от вездехода.
     Внутри ледяной пещеры  царили жемчужные сумерки с голубоватым оттенком.
Этого света вполне хватало, чтобы все было видно, как только  Вильса к  нему
привыкла.  Она  перевела  дыхание.  Не   имело  смысла  затягивать.   Вильса
подступила  к машине, подтянулась  к люку на  крыше --  главная  дверца была
заблокирована ледяной стеной -- и отвела его в сторону. Как она и опасалась,
сиденье водителя  было  занято. Там неподвижно  осела человеческая  фигура в
поверхностном скафандре.
     Вильса  забралась  внутрь,  наклонилась поближе и  выругалась про себя.
Изнутри шлем  скафандра сплошь покрывали ледяные кристаллики.  Она протянула
руку  и  сжала  предплечье  сидящей.  Оно  было  твердым  как  камень  и  не
поддавалось ни на микрон.
     -- Она здесь, Джон. -- Вильса поразилась ровности и  спокойствию своего
голоса. -- И я боюсь, что она мертва. Замерзла. Передай всем плохие новости,
пока я буду обвязывать ее тросом. Когда я скажу, поднимай.
     -- Обвяжи заодно и себя. Я справлюсь с вами обеими.
     --  Не  уверена,  --  Вильса  более  внимательно  осмотрела  тело.  Оно
принадлежало  непомерно  жирной персоне, разбухшей и гротескно бесформенной,
словно ее раздули, как  воздушный шар. Труп  совсем не напоминал  нормальную
женщину,  которая просто до смерти замерзла.  -- Подними сперва ее, а  затем
позаботься обо мне. Вездеход может оставаться здесь, пока за ним не прибудет
отряд с "Горы Арарат".
     Вильса аккуратно обернула тело  петлей троса и  убедилась, что он ни за
что не зацепится,  когда его  начнут  поднимать.  Джон  удивленно закряхтел,
чувствуя  нежданную  тяжесть, но  тем  не  менее  уверенно  потащил.  Вильса
наблюдала за тем,  как  тело поднимается, и уловила  заковыристый  момент  у
нижней  части  дыры. Наконец  тело,  точно  смехотворный шарообразный клоун,
перекатилось через край и исчезло.
     Дальше  последовало  очень  долгое  молчание, которое Вильса  заполнила
изучением  индикаторов  вездехода. Вот злая  ирония! Энергии там было вполне
достаточно, чтобы десять раз вернуться  к  "Горе Арарат". Однако вся энергия
для  обогрева кабины  была израсходована. Исчезли все продуктовые припасы и,
что самое удивительное, абсолютно вся вода.
     --  Еще  несколько  секунд.  --  Голос  Джона,  раздавшийся  наконец  в
наушниках  шлема,   прозвучал  довольно  озадаченно.  --  Нет  ли  в  машине
чего-нибудь  такого,  что могло  бы  подтвердить  принадлежность этого  тела
Камилле Гамильтон.
     Вильса  сочла  этот вопрос нелепым. Одна персона потерялась  на Европе,
одна была найдена -- так каким дьяволом это мог быть кто-то еще?
     -- Я ничего такого не вижу. -- Она уставилась на  панель управления. --
Компьютер по-прежнему включен, и там есть сводки каких-то данных.  Но ничего
похожего на какой-либо индивидуальный идентификатор я не наблюдаю.  А почему
ты спрашиваешь?
     -- Я только что передал  описание  ее внешности  на "Гору  Арарат". Они
сказали, что  все  не  то. Камилла  Гамильтон  была худая  --  очень  худая,
светловолосая  и хрупкая.  Какого  цвета у нее волосы,  я не вижу --  внутри
шлема лед. Но ты сама  видела тело, и вряд ли кто-то скажет,  что оно худое.
Оно огромное.
     -- Я готова подняться. -- Вильса больше не желала разговаривать. Она не
знала  Камиллу  Гамильтон,  но  идентичность  тела  была для  нее не  важна.
Прикосновение к мраморным конечностям, которые всего сутки  тому назад  были
частью живой,  дышащей женщины...  короче говоря, Вильсе уже хватило, кем бы
эта женщина ни была.
     Путешествие   обратно   к  горе   Арарат  вышло   просто  ужасным.  Все
удовольствие   и   удовлетворение,  которое  Вильса  испытала,  курсируя  по
глубокому океану,  начисто испарилось.  Она сидела поближе  к  Джону, каждую
секунду поездки сознавая, что раздутая  ледяная трагедия лежит всего в  паре
метров позади  них. Джон хотел открыть шлем  скафандра, чтобы посмотреть  на
лицо и  все-таки  попытаться  подтвердить соответствие  трупа  описанию,  но
Вильса ему этого не позволила. Одной мысли о том, что лицо этой женщины даже
после смерти окажется открытым для просачивающегося в вездеход потока ионов,
было слишком  много. Вильса  все продолжала думать  о  похоронах  Моцарта --
великого Моцарта, умершего в тридцать пять лет, о жуткой поездке катафалка к
нищенской  могиле, о соскользнувшей крышке гроба,  о бесконечном декабрьском
дожде, льющем в немой разинутый рот.
     Вильса постоянно поддерживала температуру в  кабине как в сауне, словно
дальнейший холод мог принести еще  больше вреда этим негнущимся конечностям.
И все равно ее трясло.
     Если поездка вышла скверной, то прибытие на "Гору Арарат" оказалось еще
хуже.  Вильсе  хотелось  одиночества;  но  когда  Джон  остановил  вездеход,
показалось, будто все население Европы пришло сюда оплакать умершую.
     Был там Тристан,  который  уже вернулся  с орбиты  и  теперь глазел  на
Вильсу с  жутким  выражением типа "ударь меня", совершенно не  подходившим к
его  радостному  лицу.  Была  там  Нелл  Коттер,  изучавшая  Вильсу и  Джона
холодным, задумчивым взглядом. И, хуже всего,  был там высоченный незнакомец
по  имени  Дэвид Ламмерман, чье лицо  озарилось радостью,  когда  он  увидел
размеры  массивной  фигуры,  которую  вытаскивали  из вездехода. Но когда  с
Камиллы Гамильтон сняли шлем, и все увидели ее замерзшее, безжизненное лицо,
Ламмерман охнул и застыл в неподвижности, пока слезы бежали у него по щекам.
     -- Можете вы ее опознать? -- спросила Хильда Брандт.
     Ламмерман молча кивнул.
     -- Очень хорошо. -- Директор научно-исследовательского центра взяла все
в свои  руки. По прибытии Джона и Вильсы она казалась такой же расстроенной,
как все  остальные, но  после  первого близкого осмотра  лица Камиллы Хильда
Брандт вдруг  стала спокойна  и деловита. --  Мы не можем оставить ее здесь.
Давайте перейдем в мои помещения -- там теплее. Нам всем теперь нужно тепло.
Вы четверо, помогите с носилками.
     -- Не надо. Я ее отнесу, -- Дэвид Ламмерман в одиночку поднял  огромное
тело, баюкая  его  на  руках, и двинулся вслед  за Хильдой Брандт. Остальные
последовали  за  ними, направляясь к личным апартаментам Брандт.  Джон Перри
пошел  рядом с Нелл Коттер и  начал  ей  что-то  говорить, тогда как Тристан
тащился позади вместе с Вильсой, замыкая группу.
     -- Не ожидала  тебя здесь увидеть, -- Вильса чувствовала, как неловко и
с какими  запинками она говорит. -- Я подумала, пропуск  на Европу  получить
очень  сложно. Так  что когда у  меня  появился  шанс  здесь  побывать...  я
подумала, что такого шанса у меня может больше никогда не быть...
     Как извинение эта фраза  не прозвучала.  По крайней мере, как настоящее
извинение. Но Тристан все равно с благодарностью за нее ухватился.
     --  Обычно  сюда почти  невозможно  попасть,  потому  что Хильда Брандт
предпочитает держать лишних людей подальше. Но когда она узнала, что Камилла
Гамильтон потерялась на поверхности, она выбросила все свои правила за борт.
И допустила  сюда  Ламмермана. А  Сайрус  Мобилиус  предоставил  корабли для
поиска высокого разрешения. Иначе...
     Внезапно он умолк и закрыл глаза.
     "Иначе?"  --  мысленно  повторила  Вильса.   Иначе,  собирался  сказать
Тристан, мы бы опоздали. (И еще я поначалу подумал, что это ты.)
     "Но мы и  так опоздали", -- подумала Вильса,  протягивая руку  и сжимая
ладонь Тристана. Он отчаянно за нее ухватился, как утопающий за соломинку, и
не отпустил ее, даже когда они вошли в апартаменты Хильды Брандт.
     Там  присутствовали все,  кроме Дэвида Ламмермана.  Брандт  велела  ему
отнести  тело   Камиллы   куда-то  еще.  "В  морг?  --  задумалась   Вильса,
присаживаясь  у самой  двери. -- В  морг  на  Европе.  Но  весь этот  мир --
настоящий морг.  Его жесткая, километровая  в толщину  корка -- не иначе как
естественная  гробница,   саркофаг,   способный  вместить   всех  обитателей
Солнечной системы, прошлых и нынешних".
     При этой мысли предательский разум Вильсы выдал приглушенную барабанную
дробь,  за  которой  последовала  скорбная  басовая  фраза  под  сурдинку на
виолончелях и контрабасах.
     Похоронная  месса для Камиллы Гамильтон, с  которой  Вильса  никогда  в
жизни  не встречалась?  Были  вещи и  еще более странные.  Вильса  позволяла
Тристану держать ее за руку, пока она удалялась в то место, куда, знала она,
никакие  скорби  проникнуть  не  могли.  Она понимала, что  остальные люди в
комнате  разговаривают,  жестикулируют,   спорят,  но  неспособна   была  их
услышать. Нормальная речь  просто  не проходила,  когда  Вильсу  захватывала
композиция.
     Ее равновесие было нарушено физически.
     Причем очень настойчиво.
     Огромная ладонь схватила ее за руку. Вильса подняла глаза и обнаружила,
что на нее таращится большое лицо с совершенно дикими глазами. Это был Дэвид
Ламмерман, силой поднимавший ее на ноги. Казалось,  он был так же неспособен
говорить,  как  Вильса  была  неспособна  слышать. Ламмерман  вытащил  ее  в
коридор,  и  Тристан  последовал  за  ними.  Нелл Коттер,  повинуясь  своему
природному инстинкту, тихо встала, включила камеру и тоже вышла.
     Ламмерман положил  тело Камиллы Гамильтон  на  длинный стол в  соседней
комнате. Ее шлем был снят, а двойной скафандр, который она носила, спущен до
пояса.  Вильса  увидела раздутую, лишенную  шеи голову и  бледные, распухшие
руки,  каждая  толщиной  с ее собственное  бедро. Кожа на этих руках ближе к
плечам была полупрозрачной и туго натянутой, точно  пленка из молочно-белого
латекса.
     Ламмерман подтащил  Вильсу  поближе к столу.  Она внимательно  оглядела
Камиллу Гамильтон и вдруг поняла, что каменная оцепенелость трупа постепенно
исчезает в теплом  воздухе. Выпуклые предплечья обвисали, их натянутая  кожа
бугрилась,  пока  жидкости  тела  стекали   вниз  под   воздействием  нежной
гравитации Европы.
     -- Смотрите!
     Хватка Дэвида Ламмермана за руку Вильсы стала достаточно сильной, чтобы
оставить синяк. Она  снова  опустила взгляд, ничего не увидела и  попыталась
отстраниться. Но затем рот трупа дернулся в едва заметном спазме.
     Выходят скопившиеся газы? Но мокрые ресницы слегка подрагивали.
     -- Боже мой.  Она  жива! --  Вильса тронула распухшую  щеку. Кожа  была
липкой,  но   она   уже  разогрелась  до  температуры  выше  комнатной.  Она
повернулась к Тристану. -- Она точно жива. Нам нужен доктор.
     Тристан   секунду  поколебался,  борясь  с   побуждением   остаться   и
посмотреть. Затем  он  кивнул и  вышел. Нелл Коттер двинулась вперед,  низко
склоняясь над телом.
     -- Она уже дышит. Поднимите ей голову.
     Но эти  слова  были не  нужны.  Голубые глаза на  мгновение раскрылись,
тогда как распухшие руки принялись скрести по столешнице. Послышались слабое
кряхтение -- результат отчаянного усилия.
     -- Поможем ей, -- предложила Вильса. -- Она пытается сесть.
     Две  женщины  осторожно  перевели  тело  в  сидячее  положение.   Дэвид
Ламмерман подался ближе.
     -- Камилла. Ты меня слышишь?
     Глаза  ее  остались  закрыты, но из разошедшихся губ вылетело  какое-то
хныканье.
     -- Ей больно, -- заключил Дэвид. -- Камилла, как нам тебе помочь?
     Последовало молчание.
     -- Она вас не слышит, -- сказала Нелл.
     Но глаза  Камиллы уже снова  открывались. Туманный взгляд  поблуждал по
комнате и наконец  сфокусировался сначала на Вильсе, затем на Нелл. Раздутые
щеки опадали. А вялый рот заговорил:
     -- Туалет. Хочу... в туалет.
     Вильса и  Нелл в  замешательстве переглянулись.  Но  громадное тело уже
пыталось встать.
     -- Возьмите ее под руку.  -- Нелл ухватилась и стала  поднимать. Вильса
тоже ухватилась  --  и  считанные  мгновения  спустя  Камилла Гамильтон  уже
стояла, пошатываясь, меж двух женщин. Она была огромна, вдвое шире любой  из
них.
     -- Туалет, -- повторила  Камилла. -- Упрямая  и...  импульсивная.  Хочу
писать.
     -- Она знает, чего хочет, -- сказала Нелл. -- Давайте ее отведем.
     -- Это сюда, -- указала Вильса. Вместе  они медленно повели Камиллу  по
коридору,  а  Дэвид  Ламмерман беспомощно  плелся  позади.  Прежде  чем  они
добрались  до туалета, из апартаментов  Хильды Брандт уже торопливо  прибыли
все остальные.
     -- Освободите дорогу, -- твердо потребовала Нелл. То, что они с Вильсой
проделывали, было достаточно  мудрено  и без столпившихся  вокруг  полдюжины
человек. -- Мы идем в туалет.
     -- Хочу пописать, -- настойчиво сказала Камилла.
     Они  сняли с  нее остатки  двойного  скафандра. Обнажившееся  тело было
комковатым  и гротескным, среди бесформенных выпуклостей  жидкой  хляби  там
оставались  островки   твердой  плоти,  и  все  это  покрывала  до   предела
натянувшаяся кожа.  Едва освободившись от скафандра, Камилла целеустремленно
заковыляла в туалет.
     -- Что  происходит?  --  Дэвид Ламмерман сунул  туда  голову. --  Здесь
Габриэль Шуми -- начальник медицинской службы Европы.
     -- Она в туалете,  -- сказала Нелл. -- Убирайтесь отсюда к черту и всем
остальным тоже скажите  держаться  подальше. Доктор сможет ее осмотреть, как
только она закончит. -- Когда Дэвид исчез, она обратилась к Вильсе: --  Если
она вообще  когда-то  закончит.  Это просто  дикость.  Уже  несколько  минут
прошло. Сколько она еще будет продолжать?
     Вильса  внимательно  оглядела  все еще раздутое тело  и прислушалась  к
непрерывному и, похоже, нескончаемому извержению жидкости.
     --  Очень долго. Кажется,  в нормальном  состоянии  она весила  порядка
пятидесяти кило.  Сейчас  она, пожалуй, куда ближе к  ста пятидесяти. Думаю,
почти все это просто  лишняя вода. Когда она была во льду, она, должно быть,
по меньшей мере сто литров выпила.
     -- Зачем, черт побери?
     Но Камилла уже пыталась встать.
     -- Кажется, я  закончила, --  невнятным голосом пробормотала она. -- На
данный момент.  Но мне лучше  далеко  отсюда  не  уходить.  Там еще прилично
осталось.
     Они  помогли ей  надеть  платье. Одетая, и на ногах, Камилла  оказалась
способна без посторонней помощи выйти в коридор. Но там ее ждала каталка,  и
стоящий рядом врач не  позволил Камилле идти. Он уложил ее на  каталку и уже
через считанные секунды готов был ее увезти.
     Когда все  остальные  попытались за ним последовать, доктор Шуми только
отмахнулся. Этого высокого, элегантного  мужчину окутывала колоссальная аура
авторита.  "На  Земле,  -- подумала  Нелл, -- он бы  среди Внутреннего Круга
просто  фурор  произвел". Но за профессиональной  позой  медика  она уловила
глубокую неловкость и быстро раскусила,  в  чем дело.  Любому врачу, который
решал  практиковать  на  небольшой  исследовательской  станции  вроде  "Горы
Арарат", следовало избегать медицинских  проблем, а  не  решать  их.  Мелкие
недуги  лечились на месте, а с крупными  людей сразу же переправляли в более
серьезные  медицинские учреждения Ганимеда. Габриэлю Шуми жилось легко. И он
должен  был  испытывать  огромную  неловкость,  когда  у него на руках вдруг
оказалась такая поразительная аномалия, как Камилла Гамильтон.
     -- Обещаю вам вернуться и доложить, как только смогу, -- сказал доктор.
-- Но никаких зрителей я не допущу.
     -- С ней все будет хорошо? -- спросил Дэвид Ламмерман.
     -- Ну, знаете, сейчас еще  слишком рано делать по этому поводу какие-то
заключения.
     Нерешительный  тон  доктора  подтвердил впечатление Нелл. Габриэля Шуми
вытащили из его  глубин,  и ему это сильно не понравилось. Мертвецы, которые
возвращаются к жизни, в его учебнике не значились.
     -- Никогда  в  жизни не видел  такого отека,  --  продолжал доктор.  --
Задержка жидкости и разбухание. Ее тело, судя по  всему,  решило эту проблем
путем... гм, естественным путем. Насколько я могу судить, она очень прилично
выправляется. Но мне необходимо провести тщательное обследование.
     Габриэль Шуми отмахнулся  от  дальнейших  вопросов  и  торопливо погнал
каталку по коридору. Сразу же после удаления Камиллы вся группа разбилась на
небольшие кучки, чтобы поговорить об  увиденном; а затем, когда  явление  не
поддалось  логическому  анализу,  обсудить  другие вопросы. Тристан и Вильса
погрузились в оживленную личную беседу. Дэвид Ламмерман  молча прислушивался
к  Баззу Сандстрему,  который категорически  отрицал,  что  вынуждал Камиллу
выходить на лед.  Впрочем, едва ли  Дэвид слышал хоть слово.  Его лицо сияло
радостью, а  не обвинением.  Он не понимал,  как Камилле удалось выжить. Его
это, однако, и не волновало. Она была жива!
     Нелл стояла  в  одиночестве.  Она  не  просто  все увидела  --  она все
записала.  Все подробности воскресения  из  мертвых имелись  на видео,  даже
поразительная работа мочевого пузыря Камиллы. Вот только Нелл не знала, куда
ей эту пленку пристроить. На Земле определенно нашлось бы место в программах
по  экстремальному спорту  для  сюжета  о самом  длительном мочеиспускании в
Солнечной  системе, но  это составляло  часть  того  бизнеса,  которого Нелл
благополучно избегала. Что же все это значило? Пока она этого не узнает, эта
пленка будет оставаться просто курьезом.
     Нелл  осмотрела  группу.  Когда  она дошла  до  Хильды Брандт, директор
научно-исследовательского  центра  встретила ее  взгляд  и  мотнула головой,
подзывая Нелл к себе. Нелл с неохотой подошла.
     --  Разве  не  славно иметь для  разнообразия счастливую  развязку?  --
Брандт,  как  всегда, была предельно мила  и  непринужденна.  --  Однако эта
конкретная вечеринка,  как я понимаю,  закончена. И я знаю, что  по  крайней
мере вы задумываетесь, что будет дальше. Боюсь, вас ждет разочарование. Джон
Перри остается здесь и берется за  работу, ради которой он прибыл на Европу.
А все  остальные  должны отсюда отбыть.  Здесь защищенная  окружающая среда.
Хотя  я  должна  признать,  что последние  двадцать четыре часа  она  совсем
таковой не выглядела.
     Глаза  Хильды Брандт,  ясные и невинные, впились в  глаза Нелл,  -- мне
нужна помощь. Не поможете ли  вы мне без лишнего  шума  всех  отсюда убрать?
Если вы  это сделаете, даю слово,  что вы  будете в первом  ряду, когда Джон
Перри в следующий раз вернется со дна Европейского океана.
     Хильда  Брандт  вела себя так,  как будто  ничего  сверхординарного  не
произошло. Небрежность  ее манер снизила воскресение  Камиллы  из мертвых до
повседневного  события.  Нелл кивнула,  одновременно  добавляя  субвокальный
комментарий: "Что она на самом деле обо всем этом думает? И почему я? Почему
Хильда Брандт выбрала себе в помощницы именно меня?"
     Она смогла придумать только  один ответ. Брандт,  как никто  другой  во
всей  этой  группе,  понимала  преимущество  дружелюбного отношения  прессы.
Сравнивая  это понимание  с  подростковой наивностью движения "Наружу", Нелл
снова  почувствовала  резкое  несоответствие.  Члены   движения  "Наружу"  и
жизненная  умудренность жили  в разных вселенных.  Но Хильда Брандт  невесть
каким образом населяла обе.
     Нелл  попыталась  гуртом погнать людей дальше по  коридору.  Но  они не
двинулись  с  места. Потребовалось  бы физическое насилие,  чтобы увести  их
отсюда,  пока  они  не  получили обещанный  рапорт доктора  Шуми о состоянии
Камиллы. Тогда Нелл поймала взгляд Хильды Брандт и развела руками.  Директор
научно-исследовательского центра сочувственно улыбнулась, как будто  заранее
ожидала,  что  попытка Нелл  окажется  неудачной. И эта неудача ничуть ее не
расстроила.
     В голове у Нелл продолжали крутиться недоуменные вопросы. "Зачем же она
попросила меня,  если  знала, что  все  равно  ничего  не  получится?" И,  в
какой-то вспышке  вдохновения, ответ:  "Она хотела дать мне задание, которое
изолирует меня и не позволит мне разговаривать с  остальными.  Но почему?" И
наконец, в порядке  предупреждения себе самой: "Будь  осторожна. У  пешки на
шахматной доске всегда очень узкий кругозор. Есть многое во Внешней системе,
Нелл Коттер, что тебе даже во сне присниться не может. Если хочешь добраться
до самой подноготной, тебе  лучше этого не забывать. И если хочешь уберечься
от беды, лучше тебе не путать заявления Хильды Брандт с ее мотивами".





     Джон  Перри  чувствовал  себя  откровенно  несчастным.  Он  никогда  не
отличался умением распознавать эмоции  -- как свои собственные, так и чьи-то
еще.  Наблюдая  за тем, как Нелл Коттер бродит среди группы, пытаясь убедить
всех  вернуться  в апартаменты Хильды Брандт, он безуспешно пытался прочесть
выражение  на ее  лице.  В  конце  концов Джон все-таки к ней подошел.  Нелл
приветствовала его легким,  отстраненным кивком. Она приняла его предложение
помочь и даже  достаточно  свободно с ним поговорила; но это была всего лишь
оживленная, безличная болтовня незнакомки в лифте.
     Пока, без  всякого объявления войны, Нелл вдруг не повернулась к нему и
низким, свирепым голосом не прошипела:
     -- Почему ты это сделал? И не вздумай спрашивать, что.
     Джон и сам об этом задумывался.  Ему нравилась  Вильса, и он чувствовал
себя  с  ней совершенно  непринужденно.  Но  вовсе  не  по  этой причине  он
отправился с ней на Европу после того, как почти что дал Нелл обещание взять
с собой именно ее. И Джон действительно хотел отправиться туда с Нелл.
     Он покачал головой.
     -- Я не знаю. Мне очень жаль,  но я правда не знаю. Не знаю я, почему я
это сделал.
     Нелл  несколько  секунд сверлила  его взглядом, неподвижно стоя в своей
характерной позе со склоненной набок головой.
     -- Ты только что спас свое лицо, Джон Перри. Не считая некоторых других
твоих  органов.  Ты  дал мне единственный ответ, в который  я могу поверить.
Ладно, проехали.
     Джон следил за ее взглядом, пока  Нелл изучала остальных. Они медленно,
но уверенно двигались к апартаментам Хильды Брандт.
     --  Остаток пути они могут пройти без нас. -- Нелл крепко взяла его под
руку. -- Мы побудем снаружи. Я должна с тобой поговорить.
     -- Я уже несколько дней хочу с тобой поговорить.
     -- Тогда  у  тебя  будет  шанс. Но сперва ты  послушаешь. Хильда Брандт
хочет, чтобы я и  все остальные в ближайшие несколько часов покинули Европу.
Все,  кроме тебя.  Но  Вильса говорит,  что  ее  пригласили  вернуться после
очередной серии концертов. Скажи, это ты организовал?
     -- Нет. Честное слово, Нелл. Я даже об этом не  знал. Я к Вильсе ничего
такого не испытываю.
     --  А  что  ты  тогда  к ней испытываешь?  Тьфу,  черт,  не  хочу опять
начинать. Но будь я проклята, если вернусь на Ганимед, тревожась о тебе и не
зная, что  будет дальше. Соберись с мыслями, Джон Перри. Будем мы вместе или
нет?
     -- Ну-у...
     -- Не телись. -- Нелл потянулась  схватить его за уши -- покрепче, чтоб
было больно. -- Да или нет?
     -- Да. Определенно. Да. Я не  телился. Я хочу тебя, хочу, чтобы ты была
со мной. Я об этом думал еще когда мы только прибыли в Аренас. Ты такая...
     Остальная часть  фразы  была заглушена горячим  и настойчивым  поцелуем
Нелл.
     -- Ты мне эти славные словечки как-нибудь в другой раз скажи, -- громко
прошептала  она,  когда  его  отпустила. -- Все остальное придется отложить,
потому что они уже идут. Но ты не думай, что я особенно терпеливая.
     Джон взглянул  в сторону  апартаментов  Хильды  Брандт и  только  затем
понял,  что  Нелл  смотрит  совсем  не  туда.  Из   другого  конца  коридора
приближался  доктор Габриэль  Шуми --  а вместе с  ним шла  пухлая женщина с
роскошными  светлыми  волосами.  Труп  из  ледяной  гробницы.  Лицо  Камиллы
Гамильтон было пятнистым от кровоподтеков, и доктор на  всякий случай держал
ее под  локоть; однако, входя в апартаменты Брандт,  она  шла  ровно  и  без
посторонней помощи.
     -- Камилла Гамильтон, -- сказала Нелл. -- Идем. Я должна это заснять.
     Они  с Джоном  торопливо вошли в комнату как раз  в  тот момент,  когда
доктор  Шуми начал  говорить.  Камилла, немного смущенная,  как понял  Джон,
когда ему удалось заглянуть ей в глаза, села в широкое кресло с покрывалом в
центре просторного помещения.
     --  Я обещал доктору  Брандт  доложить  как можно скорее, иначе бы меня
сейчас здесь не было. -- На элегантном лице врача было удрученное выражение.
--  И  если бы все,  находящиеся  в  этом помещении,  не заверили  меня, что
Камилла  Гамильтон замерзла  как  сосулька  и  уже, судя  по всему, час  как
мертва, я бы попросил вас прекратить свои розыгрыши и не отнимать понапрасну
время у переутомившихся докторов.  Мисс  Гамильтон, пожалуйста,  встаньте. И
немного пройдитесь.
     Камилла так и сделала, слегка косолапя и понурив голову от смущения.
     -- Я чувствую себя призовым экспонатом на старомодной выставке домашних
животных. Пожалуй, скорее индейкой, -- она взглянула  на всех по очереди. --
А где Джон Перри и Вильса Шир? Я хочу поблагодарить их за то, что они спасли
мне жизнь.
     --  Как  вы  все  можете  видеть,   --  продолжал  Шуми,  --  она  явно
восстанавливается  и  уже  функционирует почти нормально. Но Бога  ради,  не
спрашивайте меня или кого-то еще из  медсанчасти, как ей  это удалось.  Есть
два-три совершенно безопасных способа довести температуру человеческого тела
до отрицательной, и мы нередко проделываем это при сложных операциях. Но при
этом никого просто-напросто не выставляют на чудовищный мороз.
     --  Люди, которые проваливаются под  лед, --  отважился Тристан,  --  в
замерзающую воду...
     -- После  чего все их системы  отключаются и температура тела падает за
несколько  секунд. Потребление кислорода мозгом тоже падает. Только так  они
могут выжить, -- Габриэль  Шуми  жестом  предложил  Камилле снова сесть.  --
Однако,  согласно  всему, что  мне  было рассказано,  здесь  случилось нечто
совершенно иное. Температура в вездеходе должна была понизиться медленно, за
определенный период времени.  Это верная  смерть. А  еще страннее  то, что у
вас, мисс Гамильтон есть удержанная вода и... лед.
     -- Лед? -- Хильда Брандт улыбалась Камилле  с каким-то собственническим
выражением лица.
     --  Твердый  лед, доктор Брандт. Когда  мы  доставили  мисс Гамильтон в
рентгеновское отделение, по всему  ее  телу, поблизости  от кожи,  оказались
рассеяны  комки льда.  Самые  разные -- весом  от нескольких граммов до пары
килограммов.  По мере того  как комки  таяли,  она избавлялась от избыточной
воды естественным образом -- шестьдесят килограммов начиная с  того момента,
как она  вошла в мою лабораторию и  заканчивая  тем, когда она из нее вышла.
Можно  сказать, чудесная прокачивающая работа для  почек. Я  так прикидываю,
что  еще  должно выйти  пятнадцать-двадцать  килограммов,  прежде  чем  мисс
Гамильтон достигнет своего обычного веса. Но все это жидкость.
     -- Теперь уже никакой спешки, --  сказала  Камилла  и улыбнулась. -- Вы
все в полной безопасности. Не беспокойтесь, я себя не опозорю.
     -- Могло ли как-то помочь образование льда? -- спросил Дэвид Ламмерман.
На  его  лице  непрерывно  играла улыбка.  -- Я  хочу  сказать,  когда  вода
превращается  в  лед, она  отдает свою  скрытую теплоту.  Эта теплота  могла
поддерживать нужную температуру в остальных частях тела.
     --  Действительно, при образовании  льда  так и  происходит. И  теплота
действительно выделялась, -- Шуми покровительственно  кивнул Дэвиду. -- Но я
предлагаю  вам объяснить мне, как это могло помочь  в  данном случае. Если я
выпью  пятьдесят-сто  литров  воды  --  предполагая,  что  я  смогу  столько
проглотить, а я  уверен, что не смогу, -- и вы  начнете меня замораживать, я
могу начать образовывать комки  льда по всему  телу... но  они безусловно не
будут появляться в  каких-то определенных местах, чтобы  сохранить остальные
мои органы от замерзания.
     --  А  вы  это проделывали?  --  Дэвид  Ламмерман бочком  подбирался  к
Камилле.  Ему хотелось ее  обнять.  -- Выпивали  вы  когда-нибудь сто литров
воды?
     -- Дэвид, я  сама не знаю, что я  сделала, -- Камилла подалась вперед и
протянула к нему  руки. -- Насколько я знаю, все произошло именно так, как я
рассказала доктору Шуми. Я сидела в машине, зная, что мне не  хватает тепла,
уверенная в том, что  замерзну до смерти, прежде чем кто-то заметит мой маяк
или хотя  бы  поймет, что  я пропала.  Затем  я  начала  анализировать новые
данные, которые я получила из центра РСН, -- догадываюсь, это был мой способ
мысленного  бегства  от  реальности. Последнее,  что  я  помню,  это  что  я
находилась   в  самой   середине  вычислений,  и  они  начинали  становиться
по-настоящему интересными. А потом я проснулась. Проснулась здесь. Я  правда
не  помню, как пила воду, теряла сознание или  что-то еще в таком роде. Быть
может, мысль о том, что я сейчас замерзну, как-то повлияла на мой мозг, хотя
сейчас я чувствую себя достаточно нормально.
     -- Ваш  мозг ничто  не  затронуло, -- сказал доктор Шуми. -- По крайней
мере, ни по  одному из  обычных вариантов. Я запросил  с Ганимеда  диаграмму
вашего  мозгового сканирования. Ваш мозг функционирует точно  так же, как  и
всегда.
     -- Так что же все-таки со мной случилось?
     -- Как  раз  до  этой точки мы и дошли. --  Габриэль Шуми  бросил косой
взгляд  на  Хильду  Брандт.  --  Я не могу ответить  на этот вопрос. Хотя  я
признаю,  что у  вас,  мисс Гамильтон, есть все  основания  его задать. Быть
может, через несколько дней...
     -- У вас есть для меня какие-то рекомендации, доктор Шуми?
     -- Что  ж,  ей  определенно не следует  покидать  Европу,  пока  она не
вернется к нормальной физической  форме, -- врач  обращался к Хильде Брандт.
-- А это  может составить не меньше  трех суток,  если она  сохранит прежние
темпы восстановления. Хотя, разумеется, я бы хотел провести более тщательное
обследование.
     --  Если  она  не возражает.  Она,  знаете  ли,  ваша  пациентка,  а не
подопытное животное.
     --  Разумеется,  -- Шуми был захвачен врасплох неожиданной резкостью  в
голосе Хильды Брандт.
     -- Очень хорошо, --  Брандт  встала прямо перед  Камиллой и внимательно
посмотрела ей  в глаза. Похоже,  ее  порадовало то, что она там  увидела. --
Такие вот  дела,  моя  милая.  Даже  если бы  доктор Шуми не стал бы на этом
настаивать, я собиралась  отказаться отпускать  вас еще по меньшей мере пару
суток.
     Она выпрямилась.
     -- Что же касается всех остальных, для вас, боюсь, вечеринка закончена.
Здесь  научно-исследовательское учреждение, хотя после нынешних событий вам,
быть может, трудно в это  поверить. Мы найдем кого-нибудь, кто позаботится о
том, чтобы организовать вашу доставку на Ганимед.
     В манере Хильды  Брандт присутствовала какая-то  небрежная уверенность,
которая предотвращала все  споры. Нелл,  видя ее  сейчас, уже ни  секунды не
сомневалась,  что обращенная к ней  не так давно просьба  Хильды Брандт была
сделана    совсем    по    другим    причинам.    При    желании    директор
научно-исследовательского  центра  одна   могла   спокойно   очистить  любое
помещение на "Горе Арарат", причем всего за пару минут.
     --  Но  я  должен  остаться,  Нелл,  -- прошептал Джон.  --  Уже  через
час-другой я отправлюсь к "Капле". Если ты хочешь, чтобы я еще раз попытался
убедить доктора Брандт насчет тебя...
     -- Пустая трата времени. Ты только на нее посмотри.
     Джон уставился на спокойное, добродушное лицо Хильды Брандт.
     -- По-моему, она вполне доброжелательна.
     --  Это   потому,  что   ты  совершенно  ее   не  знаешь.   Она  вполне
доброжелательна, но "да" она тебе нипочем не скажет.
     -- Что, если ты еще несколько минут побудешь со мной, прямо сейчас...
     --  Зачем,  Джон? Ты хочешь  по-быстрому перепихнуться? Вообще-то мысль
неплохая,  но  я  уже так не думаю.  Я это  уже  лет  десять как  прекратила
практиковать. Теперь я обожаю хорошенько поваляться, --  Нелл протянула руку
и похлопала его по щеке. -- Ну вот, я тебя шокировала.
     -- Ты ведь это не всерьез!
     -- Да-да, знаю -- ты таким не  занимался. Ты сам мистер Невинность. Это
все  мой  испорченный  нрав,  и я  должна  сказать,  что  испытываю  немалое
искушение. Очень хочется увидеть тебя голым. --  Нелл поколебалась и наконец
покачала  головой.  --  Нет.  Иди  занимайся  своей  "Каплей"  и держи  свои
сексуальные  руки под контролем. Но помни  -- я вернусь.  Как  только  найду
способ устроить это дело. Европа сейчас -- главное место действия.
     "Это все мой  испорченный нрав". Джон решил, что ему это определенно по
вкусу.  Он никогда  не встречал женщины,  которая бы так разговаривала -- по
крайней мере, с ним.  Всю дорогу  до Вентиля Джон думал о Нелл. И как это он
ухитрился ее подцепить? И почему она назвала его "мистер Невинность"? Он был
вполне опытным, а вовсе не невинным.
     Когда  Джон наконец  оказался на ледяном спуске Вентиля, он понял,  что
Хильда  Брандт была мудрее,  чем  ему казалось. Предварительное  погружение,
которое они с Вильсой Шир предприняли в "Данае", в то время представлявшееся
Джону не особенно нужным, позволило ему теперь сосредоточиться на "Капле", а
не тревожиться о том, что будет дальше.
     При   том,  что  ему  действительно  требовалось  сосредоточиться.   По
европейским стандартам Джон был опытным оператором системы Вентиля, а потому
никого не послали помогать ему со спуском  по  льду в воду.  Однако солидная
часть его разума была по-прежнему с Нелл.
     Они обязательно будут друг с другом долго-долго. Они разделят множество
чудных лет.
     Если только раздумья о Нелл сперва его не убьют.
     Джон  оторвал  взгляд  ото  льда  и  понял, что  "Капля"  уже  от  него
ускользает.  Однако  ее балансировка была совсем другой, чем у  "Данаи", и в
результате Джон разместил  буксировочные дреки не  в  тех  местах. Округлое,
прозрачное судно наклонялось далеко вперед. Гонясь за  ним и исправляя крен,
Джон  неверно оценил оставшееся у него  время. Когда он снова поднял взгляд,
погружаемый аппарат уже находился на полпути по ледяному скату, его  люк был
широко  раскрыт. Джону пришлось запрыгнуть на борт и  задраивать  люк, когда
погружаемый аппарат одолевал последние тридцать метров наклонной дорожки. Но
даже тогда  герметичные  затворы  еще не  сработали. Они все-таки  встали на
место, когда вода уже плескала по основанию судна.
     В конце  концов "Капля"  оказалась  отбалансирована  и освободилась  от
дреков, плавно скользя по ледяному  спуску в спокойные воды  Вентиля. Первые
пять минут Джон позволял погружаемому  аппарату бесконтрольно  падать сквозь
толстенный  щит, что огораживал  Европейский океан. Только  когда  он прошел
мимо  нижней  границы  льда,  где давление  уже составляло пятнадцать земных
атмосфер, Джон оторвал глаза от индикаторов и мониторов.
     Единственным,  что  поразило  его,  была  незнакомая  зелень индикатора
давления. Этот  дисплей  модифицировали, изменив  шаг увеличения давления от
десятой доли атмосферы на метр,  каким  он был  на  Земле,  до всего-навсего
восьмидесятой доли атмосферы на метр, более соответствующей Европе.
     Всего-навсего -- если  не считать  того, что Джон держал путь  к черным
глубинам,   неслыханным  в  земных  океанах.  Скорее  по  привычке,  чем  по
необходимости (Джон  инстинктивно знал,  где  он  и  куда  направляется)  он
сверился  с  инерциальной навигационной системой. Удовлетворенный увиденным,
Джон  установил  неспешный курс на Жаровню: глубина сорок  семь  километров,
давление шестьсот земных атмосфер. Область высокого  давления даже по земным
стандартам.
     Джон взглянул  на  новый индикатор. Текущая глубина:  пять  с половиной
километров. Давление: восемьдесят шесть атмосфер.
     Он  выслал  вперед  один  из свободноплавающих  источников  света,  или
попросту плывунов, и  включил его. Вода была менее прозрачна,  чем во  время
его последнего вояжа. Либо  уровень  апвеллинга здесь был выше, либо  больше
мусора выплавлялась и падало со дна ледяного слоя наверху. Так происходило и
на Земле -- в  Северном Ледовитом океане. Но здесь имелось одно колоссальное
отличие. Мутность европейской воды  могла обусловливаться присутствием любых
видов  неорганических  соединений,  однако   в  нее  не  вносил  свой  вклад
завораживающий,  невероятно  разнообразный детрит  живых существ  --  смесь,
благодаря которой каждый отбор пробы земной воды становился экспериментом, в
результате которого  можно  было обнаружить ранее неклассифицированные формы
жизни.
     Джон хотел исследовать как можно больший участок океанского дна по пути
до Жаровни. Он позволял "Капле" падать, пока  не оказался в  тридцати метрах
от дна и  не  смог с легкостью  увидеть в прозрачной воде  неровные  контуры
океанского ложа.  Остроконечные каменные  выступы подобно сине-черным  зубам
акулы угрожающе выпирали  в сторону  прозрачного  корпуса его судна. Маршрут
проносил  Джона мимо  северной подводной оконечности горы Арарат. Он обогнул
плоское  каменное плато, которое, согласно картам, местами поднималась почти
через весь ледяной слой примерно до двухсот метров от поверхности Европы.
     Расплавить ледяное покрывало, и оно обратится в  воду, которая составит
лишь девять десятых первоначального объема. Тогда уровень поверхности упадет
-- быть может, достаточно глубоко, чтобы это каменное плато обнажилось.
     Джон подумал  о  термоядерном  проекте  Мобилиуса. Успех  этого проекта
обратил бы близкие к поверхности подводные шельфы вроде этого в превосходные
места для  заселения  их  изобильной жизнью,  подобной колониям кораллов  на
подводных шельфах Земли.
     И если  это случится, смогут  ли  аборигенные формы жизни  соперничать?
Даже учитывая минимальное тепло и свет, земные формы жизни были энергичными,
агрессивными,  бескомпромиссными. Европейская жизнь могла сохраниться только
под защитой недоступности, изолированная пятьюдесятью километрами океана.
     Глубина: девятнадцать километров. Давление: двести шестьдесят атмосфер.
     От термоядерного проекта мысли Джона перешли к Камилле.  Ее прибытие на
Европу с благословения Мобилиуса, ее странное исчезновение и новое появление
привлекли  на  спутник  всех  остальных.  Теперь  они  удалились на Ганимед,
оставляя у Джона неловкое чувство, будто он упустил из вида что-то важное.
     Это  напомнило ему  другой его опыт,  двумя  годами  раньше. Работая на
склонах  Тихоантарктического  гребня в "Капле", он  следовал  за светящимися
желто-зелеными  огнями  огромной  колонии спирул,  особого  вида  каракатиц,
курсируя от  километровой  глубины  до  всего  лишь  пары  сотен  метров  от
поверхности океана. Из-за того,  что Джон двое суток  находился  без связи с
поверхностью,  он  ничего  не слышал  о солитоне.  Гигантская  изолированная
волна, более  пятидесяти  метров  в  вышину  и  тысячу километров  в  длину,
проносилась тогда по всей южной  части Тихого океана, и курс ее не прервался
массивами суши. Пока Джон наблюдал за  спирулами, главный  гребень  солитона
прошел как раз над ним.
     Хотя одинокая волна несла в себе неисчислимые гигаватты энергии, Джон и
"Капля"  находились в полной безопасности.  Солитон был настолько широк, что
даже плавучие базы на открытой поверхности  с легкостью поднимались все выше
и выше, а затем с такой же легкостью опускались.
     И  только  встроенное в  Джона  чувство абсолютной  ориентации  уловило
необъяснимый подъем и опускание "Капли". Еще раньше, чем приборы подтвердили
перемещение и изменение давления, волоски у него на спине встали дыбом. Было
что-то  чудовищно  тревожное  в  присутствии  незримой  силы, которая  могла
прибыть  без  предупреждения,  сделать  свою  титаническую работу и  так  же
безмолвно и загадочно исчезнуть.
     Но почему он  подумал  об этом сейчас,  причем не в связи с Европейским
океаном, а с событиями на базе  "Гора Арарат"? Потому что Джона  на какой-то
миг переполнило ощущение присутствия  тех же самых великих сил, направленных
на производство  колоссальных  эффектов. Однако, подобно солитону, эти  силы
двигались дальше, их энергии рассеивались, не оставляя за собой ни следа. Не
оставляя  совсем  ничего, кроме этого чувства  неловкости,  чудовищной мощи,
вышедшей из-под контроля...
     Глубина: сорок пять километров. Давление: пятьсот семьдесят атмосфер.
     Острые   зазубренные   скалы   уже  закончились,  сменившись   гладкой,
рассыпчатой   поверхностью   --   снежным   полем   бледной  голубизны,  что
простиралось  так  далеко, насколько  огни  "Капли" могли уследить. Ни  один
человек еще не проникал так глубоко в чистый жидкий шар Европейского океана.
Жаровня предположительно располагалась двумя километрами глубже, и, согласно
поступающим к Джону данным, отдушина находилась менее чем  в одном километре
впереди. Однако голубая равнина перед ним была абсолютно гладкой.
     Что-то должно  было  измениться. Джон  переключился  на  ультразвуковое
получение изображений  и заметил  первые  признаки перемены. Впереди, не так
далеко от погружаемого аппарата, в равнине показалась трещина, узкая, ровная
и  прямая, как будто проведенная по  линейке  черта. Джон  снизил скорость и
осторожно двинул "Каплю" вперед.
     Две минуты спустя  он уже парил над кромкой расщелины с острыми краями,
менее  трехсот  метров  в  ширину.  Температура  наружной   воды  составляла
экстраординарные   для   Европы   двадцать   градусов   Цельсия.   Комнатная
температура. Это был верх Жаровни, самой теплой из известных отдушин Европы.
На дне должно было быть еще горячей.
     Джон  выслал  вперед  плывунов,  настроив  их  на  пульсирующую  работу
лазеров,  и  перешел  в  режим получения  изображений  высокого  разрешения.
Краткие вспышки света  вырывали  из темноты  голые  вертикальные  стены, что
ныряли  к незримому  океанскому  ложу. Джон установил  "Каплю" на сохранение
постоянной  дистанции в пятнадцать метров от  стены  и  принялся курсировать
взад-вперед километров на пять, медленно опускаясь.
     Очень долго Джон ничего такого не замечал. После первого часа ему стало
казаться,  что  весь  этот  поиск   просто  нелеп.   Он  пытался   выполнить
невозможное. Надеяться найти  изолированную точечку жизни  на  двадцати пяти
квадратных километрах дна Европейского океана...
     Если  не  считать  того, что  "Капля" следовала  по курсу, проложенному
незримой указкой теплового потока. Погружаемый аппарат шел по температурному
градиенту, вдоль  и вниз по  расщелине. Наружные показания непрерывно росли.
До  тридцати  градусов  Цельсия.  До сорока.  По  европейским понятиям тепло
внутри этой  скалистой  расщелины было  просто невероятным, выше  нормальной
температуры тела. И  приборы Джона показывали, что состав окружающей воды  и
подводного  утеса  идеален  для  развития жизни:  карбонаты,  сера, фосфаты,
магний. Все ингредиенты имелись здесь в изобилии.
     Хотя,  конечно,  жизнь  требовала нечто гораздо  большего,  чем  просто
нужные ингредиенты. Быть может, Шелли Солбурн просто нашла эти элементы и по
их  наличию  в  определенной  пропорции  ошибочно  заключила,  что  все  это
автоматически определяет присутствие в Европейском океане живых организмов?
     Джон  двигался  дальше,  моргая  через определенные промежутки времени,
чтобы избежать пропуска регулярных вспышек освещения.
     И совершенно  внезапно, в конце  третьего  часа, искомое доказательство
появилось.
     Джон остановил погружаемый аппарат. В одном из  световых  импульсов  от
плывунов  он  заметил  несколько  липнущих   к   стене  зернистых  наростов,
бледно-голубых и округлых. Тонкие, как волоски, усики, тянувшиеся из центров
наростов, шевелились  в теплой воде, нежно  покачиваясь, пока они просеивали
идущие вверх потоки.
     Шелли Солбурн не ошиблась.
     Жизнь!
     Наросты  были  совсем  крошечные  -- самый большой составлял  не  более
половины сантиметра в поперечнике. Но Джона это не беспокоило. Размер ничего
не  значил.  Людям  на  Земле  случилось  быть  гигантами, однако почти  все
остальные формы жизни на планете оставались на миллиметровом  уровне или еще
мельче.
     Джон воспользовался манипуляторами с дистанционным управлением "Капли",
чтобы  отцепить от скалы  и  пристроить  на хранение  с полдюжины  маленьких
округлых  ракушек.  Этого  было  более чем достаточно, чтобы  обеспечить  те
данные,   за   которыми   он   сюда   явился,  и  Джон   не  хотел  нарушать
предположительно хрупкое местное равновесие.
     Он  продолжал опускаться, пока  муть  апвеллинга не превратила всю воду
вокруг "Капли" в густой суп, сквозь который огни  плывунов пробивались всего
лишь  на  метр-другой.  Ультразвуковые  датчики  показывали,  что  расщелина
сужается до такой точки, где погружаемый аппарат уже не способен был пройти.
Температура воды стабилизировалась около  сорока  трех градусов  Цельсия.  А
сама вода была богата минералами.
     Джон подвел "Каплю" на расстояние  в несколько метров от другой стены и
слегка  увеличил плавучесть. Погружаемый аппарат начал дрейфовать вверх.  Но
полпути  к   краю  бледно-голубой   равнины  Джон  снова  помедлил.  Гладкая
поверхность  утеса уступила место множеству изломанных пластов, чьи неровные
края образовывали ряд  горизонтальных трещин. Каждая из сформированных таким
образом полок была покрыта  массой  жирных  червей, самые крупные из которых
были  толще руки Джона.  Эти существа были яркими,  в желто-голубую полоску,
подобные  гигантским цветным пиявкам,  и  они пульсировали в  ленивом  ритме
расширения  и сокращения,  таком медленном, что требовалось  несколько минут
наблюдать, чтобы заметить движение.
     Так  что   имелись  у  Европы  и  собственные  гиганты.  Джон  еще  раз
воспользовался манипуляторами, чтобы аккуратно разделить корчащиеся связки и
поместить с полдюжины чудовищных кольчатых червей на хранение в герметичные,
поддерживающие  нужное  давление  контейнеры   "Капли".  Там  они   будут  в
безопасности,  даже  когда   он  вернется  на  поверхность  и  примется   их
анализировать.
     Быть  может, именно с  этой проблемой  столкнулась Шелли Солбурн, когда
обнаружила на Европе аборигенные формы  жизни? Без герметичного хранения под
давлением находки могли  распадаться и  терять  всякую  ценность,  когда  их
поднимали.  Тогда почему она не попыталась снова, изготовив свои собственные
герметичные контейнеры? Сам Джон определенно бы это проделал.
     Наконец  Джон  перестал строить  догадки  о  мотивах  Шелли.  Ему  было
прекрасно известно,  насколько эта дамочка испорчена. Так или иначе, он  уже
переходил к собственному ликованию. Жизнь на Европе! Здесь могла быть сотня,
даже тысяча гидротермальных отдушин, и каждая со своими собственными формами
жизни.
     А если брать шире, вполне могла  существовать далекая, потаенная жизнь,
прячущаяся  внутри ледяных  шаров облака Оорта или на  подобных Земле мирах,
кружащих  на  орбите  эты Кассиопеи.  Могли  даже существовать  формы  жизни
открытого космоса, не привязанные ни к одному из материнских миров.
     Однако  Джон  был первым человеком, которому  предстояло доказать,  что
существует аборигенная жизнь на  другой  планете, и  пронаблюдать за  ней  в
непосредственной  близости.  Он станет первым,  кто  добудет  эти  формы для
научного исследования, первым, кто  их  назовет,  установит их таксономию  и
тщательно их изучит.
     И  внезапно проводимое им  в  глубоком океане время перестало  казаться
удовольствием. Джону захотелось  поскорее начать исследование.  "Капля" была
чудесным судном,  однако возможности для  анализа, которыми она располагала,
были  весьма  ограниченны.  Они  не  позволяли  Джону  установить  клеточную
структуру или исследовать химию  клеток. Он не мог запротоколировать главные
органические функции -- от пищеварения  до  размножения. Не мог взглянуть на
темпы  роста или на механизмы получения  энергии. Для  этого  ему нужны были
микроскопы,   геномеры,   низкоэнергетичные   лазеры,   рестриктаза.   Джону
требовалась  "Гора Арарат", а  также  четко  определенная  и  контролируемая
окружающая среда герметичной лаборатории.
     Но прежде чем  он мог начать этот  детальный  анализ, следовало сделать
объявление  об  открытии. Джон  установил "Каплю"  на максимальную  скорость
автоматического маршрута обратно к Вентилю,  а сам  тем  временем,  чувствуя
приток адреналина, устроился  поудобнее, чтобы  составить сообщение, которое
он  пошлет,   когда   окажется   на   станции   и  доберется  до   открытого
коммуникационного канала.
     Это должно было быть  что-то интригующее, что-то впечатляющее. Причем с
таким  заголовком,  который  захватил  бы  даже  людей,  которые  обычно  не
интересовались научными результатами.
     "Открытие: мы не одни". Нет -- недостаточно конкретно.
     "Открытие:  существование  инопланетных   форм   жизни  подтверждено  в
Европейском  океане". Именно что-то в таком роде, согласно Нелл,  заставляло
миллионы людей выключать свои телевизоры, не дожидаясь подробностей. "Пойми,
Джон, людям нужны ужас, секс  и насилие. И  если они не могут получить всего
этого в собственной жизни, лучше видео им ничего не найти".
     Ладно.  А  как насчет такого:  "Ужасные гигантские полосатые  пиявки  с
Европы. Фотографии прилагаются"?
     Джон  ухмыльнулся,  представив  себе,  как  такое  сообщение  буквально
прожигает  себе  дорогу  по всем  информационным каналам  Солнечной системы.
Затем он припомнил кое-что еще, сказанное ему Нелл, и ухмылка мигом исчезла.
Во время  просмотра  записи его шоу  еще там, на  Земле,  Нелл в одном месте
кивнула на экран и сказала: "В основном все у тебя в  порядке. Ты предстаешь
трезвым, серьезным ученым, причем того  сорта, которому люди  доверяют. Но я
то и дело вижу в тебе громадный шмат окорока, силящийся выбраться наружу. Ни
в  коем случае этого  не  допускай". Так Нелл  в своем  неподражаемом  стиле
указывала на толику дешевого актерства, сидящую в Джоне.
     Он  мог придумать дюжину причудливых или шокирующих способов объявить о
существовании  на  Европе аборигенных форм жизни. Но Нелл была права  -- они
никуда  не годились.  Сегодня никакого окорока.  Сделанное им открытие  было
слишком важным для игривого тона, слишком фундаментальным для банальностей.
     Сообщение, которое Джон в  конце концов послал  на  "Гору Арарат", было
адресовано не  всей Солнечной системе, а  одной  Хильде Брандт. И говорилось
там  только  следующее:  "Существование  аборигенных форм  жизни  на  Европе
подтверждено. Приступаю к детальному анализу. Джон Перри".





     Порой самая прекрасная теория может униженно склониться перед уродливым
фактом. Свами Савачарья почти готов был признать, что эта точка достигнута.
     Почти.
     Он хмуро взглянул на экран.
     -- Есть у вас физическое доказательство?
     -- Понятное дело, нет у меня физического доказательства. -- Морд  хмуро
взглянул  на него  в  ответ.  --  У меня  вообще нет ничего  физического.  Я
бестелесная  сущность, помните?  Призрак машины. Я  не могу  носить с  собой
чемодан  с  документами, фотографиями и дневниками, как вы таскаете  с собой
во-от такой вот пакет  с  пончиками. Но  я  уверен в своей правоте -- уверен
точно так  же, как  в том, что  вы там сидите и  еще  пуще свою  жирную ряху
откармливаете.
     -- И это было верно для всего периода войны?
     -- Не считая, быть может, недели-другой, когда ему пришлось отправиться
на Цереру. Я почти  каждый  день видел его в  столовой. Ему тогда, наверное,
всего лет двадцать стукнуло, но котелок у  него уже был полон всяких идей на
предмет  термоядерной энергии. Стоило только  ему позволить, и он бы все уши
вам прожужжал.
     -- Никаких полетов на Мандрагору?
     --  Черт, да  не  знаю  я.  А что  с  того,  если  они были? Разработка
биологического оружия у Мобилиуса и в  мыслях  не ночевала  -- это точно. Мы
все были так дьявольски заняты, что даже вовремя отлить не успевали. Так или
иначе, в биологии он не больше моего  смыслил. И могу сказать  вам как факт,
что он был с нами  на  Палладе в конце  войны.  Отлично помню, как я  с  ним
разговаривал.  Мы  тогда  прикидывали,  взорвут  нас там  на  хрен  или  все
как-нибудь обойдется.
     Камеры, которые служили Морду глазами, сделали  наезд  и взяли  крупный
план лица Савачарьи. Затем Морд фыркнул.
     --  И  вообще я этого  не понимаю.  Вы сказали, что Мобилиус -- один из
немногих,  кому позволено приходить сюда без серьезных заморочек. Я подумал,
он ваш приятель.
     -- У нас с ним во многом родственные души. И с  той же  определенностью
он мой  очень  давний  противник. Ибо  он Торквемада, и в качестве  такового
сотворил очень многое... -- Сова вздохнул. -- Так что необходимо будет снова
с ним встретиться. Лично. Вы хотите остаться?
     --  Я?  Остаться?  Вы,  Мега-чипс,  совсем  из вашего крошечного умишки
выжили.  Опять сидеть и  слушать, как вы двое сидите тут и друг  другу  свои
слабоумные головоломки загадываете? Да  я  бы лучше умер. Если  бы я уже  не
умер. -- Морд протянул имитированную руку к пульту и отключился.
     --  Слышали  последние новости о Европе? --  Обычно  разговор начинался
далеко  от  главных забот  и  по  спирали  шел  вокруг  своей  оси,  проходя
бесконечные витки отступлений. Но сегодня Свами Савачарья, судя по всему, не
желал проявлять смутную черточку Мегахиропса.
     Сайрус Мобилиус пожал плечами. Как всегда на совещаниях с Совой, он  не
демонстрировал ни малейших признаков своей публичной цветистости.
     --  Я просмотрел  их. Они  предсказуемы.  Я мог бы сам  написать  об их
реакции.
     -- Но  не стали бы. Они уверены, что получили  те голоса в  Генеральной
Ассамблее,   которые   отменят   ваш   Европейский   термоядерный    проект.
Предполагаемое подтверждение  существования на Европе аборигенных форм жизни
склонило чашу весов в их сторону.
     -- Так они говорят. Посмотрим, -- Мобилиус заерзал на  сиденье,  словно
бы зараженный прямотой Совы и его стремлением двигаться дальше. -- Не думаю,
что они победят.
     -- В самом деле?  Работа доктора Перри дала им в руки крупные карты,  а
они давно были вашими заклятыми врагами. Так и тянет идентифицировать их как
того  тайного  врага, чье присутствие вы зафиксировали в системе Юпитера, --
Сова спрятал глаза под черным  капюшоном, и Мобилиус  их не видел. Голос его
был равнодушным, почти сонным.  -- Но, разумеется,  я не могу позволить себе
подобной идентификации -- по двум причинам, хорошо вам известным. Во-первых,
члены движения "Наружу" едва  ли ваши тайные  враги. Они  не делают  никаких
попыток скрыть свои чувства в отношении вас.
     -- А вторая причина? -- После  двадцати лет общения в Сети  Головоломок
Мобилиус хорошо знал повадки Мегахиропса. Дебютный гамбит уже развивался, но
вовсе не он был  главной  целью этой партии. Сторонний  наблюдатель  смог бы
увидеть  просто  двух мужчин, ведущих цивилизованную беседу. Другой  уровень
коммуникации  -- или поединка,  -- четырьмя-пятью уровнями глубже, оставался
скрытым.
     -- Они не могут быть квалифицированы как  ваши  враги, Сайрус Мобилиус,
потому что вы им не враг. Напротив, вы, как Торквемада, являетесь их главной
финансовой поддержкой. И так было уже много лет.
     -- Странная мысль.  -- Мобилиус улыбался той самой вежливой, осторожной
улыбкой,  которая так  раздражала  Нелл Коттер.  --  Зачем бы я стал  давать
деньги  людям, которые меня ненавидят,  которые  борются против всего, что я
хочу сделать?
     --  Вы предлагаете  мне  выдвинуть предположение?  Определенно было  бы
быстрее  и точнее, если бы вы сами все объяснили. Ведь  вы  не предполагаете
оспаривать мои заявления?
     --  Вовсе  нет,   --  Мобилиус  резко   рубанул  ладонью  по   воздуху,
подчеркивая,  что  все,  сказанное Совой,  было самоочевидно.  -- Откуда  вы
хотите начать? Полагаю, вы уже знаете о "большом секрете" движения "Наружу"?
     -- Вы имеете в виду реальную цель  проекта "Звездное семя" снарядить не
беспилотный  корабль  к ближайшим звездам, а  пилотируемый корабль,  который
понесет немногих избранных обследовать облако Оорта? Это очевидно, однако не
афишируется.
     -- Да, но пилотируемый  корабль  с  человеческой  командой имеет другие
потребности. -- Мобилиус, похоже, внимательно оглядывал  Совиную  Пещеру, не
встречаясь глазами  с  самим  Свами Савачарьей. -- Почему  движение "Наружу"
настаивает  на  гелий-дейтериевом  двигателе?  Потому  что  подобный   мотор
производит только заряженные термоядерные продукты, контролируемые магнитным
полем,  которые можно  отводить  от  жилого отсека и других  помещений,  где
находятся люди. Таким образом, нужна гораздо меньшая защита. А почему их это
заботит?  Только  потому,  что  защита  тяжела.  Вот   почему  они  избегают
использования "мобилей", и вот почему они говорят, что я их враг.
     -- А вы им не враг?
     -- Я их единственная надежда.  Они не знают -- потому  что я им  еще об
этом  не сказал, -- что  теперь  у меня есть  "мобили", производящие  только
заряженные термоядерные  продукты. Время для  этого откровения придет позже,
когда "Звездное семя" будет  готово к полету. А тем временем их  нелюбовь  к
термоядерным  двигателям  Мобилиуса  служит  одной очень  важной  цели.  Она
объединяет  движение  "Наружу".  Это  один из немногих  пунктов,  по  поводу
которого все они соглашаются.
     -- А вы нуждаетесь в этом единстве.
     --  Нуждаюсь.  Уверен, вы сможете сказать мне, почему, поскольку данный
пункт  подчиняется чистой  дедукции. Если вы только не были  слишком заняты,
сидя там и еще пуще откармливая свою жирную ряху. -- Мобилиус повторил слова
Морда, не меняя выражения  лица, и у Совы  они тоже никакой заметной реакции
не вызвали. Однако то, что осталось невысказанным, было очевидно обоим.
     "У  меня тут стоит жучок, который сообщает мне, что происходит  в твоей
предельно интимной Совиной Пещере".
     "Прекрасно об этом знаю. И ты знаешь, что я об этом знаю -- иначе бы не
передал мне эту информацию  в  открытую.  Однако,  как  ты  также знаешь,  в
Совиной Пещере происходит очень многое, чего твой жучок не ловит".
     "Многое происходит в Совиной Пещере, и многое происходит в голове Свами
Савачарьи. Вот почему я здесь".
     -- Если вы слышали эту фразу, -- отозвался Сова, -- вы также понимаете,
что мое  подозрение в отношении вашего участия в событиях на Мандрагоре было
полностью снято.
     -- Я мог бы сам давным-давно дать вам заверение.
     -- Действительно, могли бы. Но разве бы я вам поверил?
     -- Давайте я  вам скажу, а вы уж сами решайте, верить или не  верить: я
никогда  не  бывал на  Мандрагоре.  Ни  разу.  И  я не могу вам сказать, кто
проводил те биологические эксперименты во время Великой войны.
     Последовала     минимальная    пауза,     столь    краткое    мгновение
неопределенности,  что  никакой  сторонний  наблюдатель  его  бы  просто  не
заметил. Эта пауза сказала обоим: "Вот самая суть,  центральный момент всего
совещания".
     -- Довольно странно, но я верю, что  все эти заявления истинны, -- Сова
улыбался какой-то тайной  шутке.  -- Язык -- восхитительно гибкое орудие, не
так  ли? Он позволяет сделать массу в буквальном  смысле истинных заявлений,
чье общее значение целиком зависит  от  интерпретации.  Посему давайте лучше
вернемся к загадке движения "Наружу".
     -- Мне  вам сказать или вы сами скажете? Нет тут никакой загадки. Члены
движения "Наружу"  -- просто  фанатики. Они  страстно  стремятся  во Внешнюю
систему --  к Сатурну и  дальше.  Они противостоят  всему -- к примеру,  тем
крупномасштабным переменам, которые Сайрус Мобилиус, эта инкарнация дьявола,
предлагает  для  Европы, --  что  может  сфокусировать  внимание  и  ресурсы
Солнечной  системы на системе Юпитера. Им нравится думать, что они побеждают
и что Европа останется  неразвитой. Но вопрос еще очень далек от улаживания.
Скоро  состоится решающее голосование  Ассамблеи. Теперь  предположим, что в
этот  судьбоносный момент доктор Перри, главный земной эксперт по природному
окружению  гидротермальных  отдушин,  обнаружил на Европе аборигенные  формы
жизни.
     Полузакрыв глаза, Сова кивал.
     -- Этот результат еще не получил официального подтверждения.
     -- Однако  ваши  источники  уже  это  зафиксировали,  и  многие  другие
источники тоже.  Весть об этом просочилась в движение "Наружу",  и  не  я ее
туда  передал.  Используя все финансовые ресурсы,  которые  оно только может
прибрать к рукам -- давайте не тратить понапрасну время, выясняя, откуда эти
ресурсы взялись, -- движение "Наружу" сейчас трубит новости об этом открытии
из  каждой  информационной дыры, а заканчивает выводом:  "Европейская  жизнь
должна быть защищена". Они делают  это  прямо сейчас, пока мы здесь сидим. В
ближайшие несколько дней все население Солнечной системы услышит их галдеж.
     -- И дело с вашим Европейским термоядерным проектом заглохнет.
     -- На какое-то время.  Однако что,  если движение  "Наружу" будет затем
дискредитировано  и  вынуждено  признать  свою  ошибку?  Что,  если  никаких
аборигенных форм  жизни  на  Европе нет?  С подобным  допущением  доверие  к
движению "Наружу"  упадет до  нуля.  Вся  умеренная  оппозиция  Европейскому
термоядерному  проекту тоже  исчезнет. Голосование за  проект в  Генеральной
Ассамблее будет предрешено. И битва будет закончена.
     Глядя  на  Сову,  Мобилиус поднял одну  кустистую бровь  и откинулся на
спинку сиденья. У него определенно был вид человека, который сказал все, что
требовалось.
     И он действительно сказал все, что требовалось. Сова мог видеть картину
в таких подробностях, каких он даже и не желал. Он мог с легкостью заполнить
все пробелы на полотне Торквемады. Не считая одного решающего элемента.
     -- Когда вы ожидаете второго объявления?
     Сайрус Мобилиус пожал плечами.
     -- Здесь я могу  только догадываться. Данный  элемент хронометража мной
не  контролируется.  Но  я  буду  очень удивлен, если  на  это уйдет  больше
нескольких дней.





     "Гора Арарат"  представляла  собой  небольшую  научно-исследовательскую
базу, рассчитанную  на размещение всего лишь пары сотен сотрудников,  однако
на  лабораторное оборудование  для нее в свое  время  не  поскупились.  Джон
сравнивал доступную ему  теперь  аппаратуру  с  той, что имелась у  него  на
плавучих базах Тихоантарктики, и снова и  снова  решал  в пользу  Европы.  В
распоряжении исследователей Хильды Брандт было все самое лучшее.
     Оборудование  "Горы  Арарат"  оказалось  настолько  превосходным,   что
наиболее заковыристой частью работы Джона стала самая первая задача: перенос
образцов из контейнеров "Капли"  в герметичные лабораторные резервуары. Джон
проделал это сам, не позволяя  кому бы то  ни было еще касаться контейнеров.
Официальная  причина была  такова,  что  он  не  хочет,  чтобы  другие  люди
подвергались   риску,  если  один  из  контейнеров  "Капли"  вдруг  откажет;
поскольку их  содержимое  по-прежнему  хранилось  под давлением  в  шестьсот
атмосфер,  фактически  каждый  контейнер  представлял  собой  бомбу.  Однако
настоящая причина ничего общего с безопасностью не имела. Просто Джона не на
шутку заворожило  то,  что  он  обнаружил. Пока  анализ  не  завершится, ему
хотелось,   чтобы  европейские   формы   жизни  находились  только   в   его
распоряжении.
     Первые  несколько   часов  были  проведены  в  размещении  образцов  по
отдельным  камерам, каждая  всего  тридцать сантиметров шириной.  Затем Джон
смог  менять  внутреннее  давление  в   любом  выбранном  резервуаре,  чтобы
посмотреть,  как   на  отдельные  организмы  будет  воздействовать  снижение
давления.  Он  множество  раз  проделывал  то  же  самое  на Земле.  Сначала
изменялось общее  поведение,  а  итоговое поражение принимало  форму разрыва
клеток.
     Впрочем, это если допустить, что  европейские организмы имели клеточную
структуру. Джону приходилось снова  и снова себе напоминать:  это иные формы
жизни. Предполагать, что они имеют сходство с чем бы то ни  было  на  Земле,
значило подвергать себя риску совершения грубой ошибки.
     "Вспомни  глинистый сланец  Берджесса", -- говорил  себе  Джон. История
земной   биологии  была  полна  случаев,  подобных  этому,  пожалуй,  самому
знаменитому, когда один  рабочий запихнул новые экспонаты  к уже известным и
обычным, на многие десятилетия введя в заблуждение целую научную область.
     Этот пример сидел у Джона в голове, когда он  приступил к анализу общей
структуры и анатомии образцов. Если уж он решил  сыграть роль нового Линнея,
ему следовало создать целую таксономию европейских форм жизни.
     Однако  у  Джона  имелась   аппаратура,  о  которой  Карл  фон  Линней,
проделавший свой титанический труд  в  восемнадцатом  столетии, не  мог даже
мечтать.  Облучение  низкоинтенсивными   частицами  обеспечивало  трехмерные
томографические  схемы   внутренней   структуры.  Лазеры  с  подстраиваемыми
частотами давали химический состав каждого органа, причем с субмиллиметровым
разрешением.  Интерференциометры  тонко   картографировали  микроскопические
магнитные поля, а также мизерные токи, которые их создавали.
     Работа шла медленно, но ни секунды скуки в ней не было. К концу второго
дня  Джон   готов  был  перейти   к  следующей  стадии:  цитологии,  деталям
индивидуальных клеток.  Он все сильнее горел желанием увидеть эту  клеточную
структуру, ибо в течение последних  стадий предварительного анализа в голову
ему стало закрадываться жуткое подозрение.
     Все началось как приятный сюрприз: европейские формы жизни могли  иметь
колоссальные  отличия во  внешности от организмов, обнаруживаемых на  земной
поверхности,  даже   хемосинтетических   форм  жизни,  живущих  на  энергии,
получаемой из  серы, которая обеспечивалась океаническими отдушинами  Земли;
однако  на  деле  оказались столь сходны, что некоторые описания Джона могли
быть сделаны  с  использованием уже  существующих  цитат. Возможно,  даже не
понадобится изобретать для европейских форм жизни новую таксономию.
     А затем до Джона  постепенно стало  доходить: это были  не просто общие
черты;  для  больших  пиявкообразных  существ этих  черт оказывалось слишком
много.
     Итак,    Джон   записывал:   многоклеточная   структура   с   клеточной
дифференциацией. Внутренняя  телесная  полость с пищеварительной  трубкой  и
ртом.  Жесткая   наружная  оболочка,  эктодерма   с   нервной  и   сенсорной
способностью. Двуполые органы размножения.
     Джон  никогда не видел ничего  подобного  существам, которых он изучал;
однако он  вполне мог представить себе  гибрид моллюска  и кольчатого червя,
который подходил под это описание.
     А на клеточном уровне?
     Джон проделал анализ, отчасти страшась того, что он обнаружит.
     Результаты  пришли быстро. Настоящие эукариотические  клетки, с  хорошо
очерченными ядрами.  Двадцать знакомых аминокислот.  Внутри -- митохондрии и
АТФ для  производства энергии. А затем последний гвоздь в  гроб:  результаты
клеточного сканирования были  совершенно недвусмысленными.  Для  кодирования
генетического  материала использовалась основанная  на ДНК  система,  где  в
качестве передатчика генетической информации служила РНК.
     Внутри у  Джона  словно бы  что-то  опустилось, когда  он увидел список
оснований, полученных в результате первой части геномного сканирования. Даже
кодоны  РНК для аминокислот были те  же самые:  ЦГУ производил аргинин,  АЦГ
давал треонин, УАЦ кодировал включение тирозина...
     На самом  базовом  уровне организмы,  которых  Джон вычерпнул из глубин
Жаровни, не  просто  были похожи на земные  организмы  --  они ими являлись.
Разумеется, параллельная  эволюция могла привести  к использованию ДНК и РНК
как   наиболее  эффективным  переносчикам  генетического  материала,  однако
неизмеримо ничтожны были шансы на то, что совершенно случайно возникли те же
самые аминокислоты и появился тот же самый симбиоз клетки и митохондрий.
     Куда вероятней  -- убийственно вероятней  -- оказывалось более  простое
объяснение:  европейский  карантин, разработанный так тщательно  для  защиты
окружающей  среды внутреннего  океана, все-таки дал  сбой. Когда-то --  надо
думать, не раньше первых  довоенных экспедиций -- земная  жизнь пробила себе
дорогу под ледяной  щит и спустилась  к теплым гидротермальным отдушинам.  А
там, не встречая никакой конкуренции,  эта самая земная жизнь -- энергичная,
угрожающая, бескомпромиссная -- нашла себе  зацепку. Она росла, мутировала и
множилось в буйное изобилие.
     Джона переполнило чудовищное,  изводящее  душу  уныние. Он сгорбился  у
компьютера  и опустил лицо на ладони. Новая биосфера?  Черта  с два.  Вместо
целого  нового мира он открыл всего-навсего неосторожное заражение. По  сути
-- вообще ничего не открыл. Не стоило  ему тащиться до самого Юпитера, чтобы
обнаружить вот это. Такое было вполне обыденно на Земле.
     Чувство жуткого разочарования длилось не больше минуты. Его сменила еще
более сильная эмоция: невероятное облегчение.
     Он подошел так близко к опасному краю! Джон, благодарение Богу,  послал
весть о подтверждении существования аборигенных форм жизни  на  Европе одной
только  Хильде  Брандт.  А  если предположить,  что он  последовал бы своему
первому  побуждению  и  запустил  бы  сообщение  во  все  средства  массовой
информации?  Тогда он,  Джон  Перри,  стал  бы посмешищем для всей Солнечной
системы.
     Джон вытряхнулся из лаборатории  с копией своих результатов, убежденный
в том,  что он прежде всего  трус и только  где-то потом ученый. Разумеется,
славно было бы стать новым Линнеем и жить в сиянии славы. Но что, если бы он
сделал  заявление на крупной публичной пресс-конференции раньше, чем  провел
бы детальный анализ? Ведь  было же такое искушение.  Тогда  его  отлично  бы
помнили -- но не как нового Линнея, а как нового Ламарка, великого и некогда
выдающегося  ученого,  который ныне  известен  большинству  людей  лишь  как
создатель дискредитированной теории.
     Джон мог насчитать с полдюжины других случаев великих лжеоткрытий -- от
Н-лучей Блондлота в двадцатом столетии  до поливоды и  холодной термоядерной
реакции. Он  сплошь покрылся гусиной кожей при  мысли о присоединении к этой
замечательной лепрозной колонии научных парий.
     Еще  одна мысль  вдруг совсем все  усугубила: а что, если  уже  слишком
поздно?  Что,  если  Хильда  Брандт  уже представила  его  раннее  сообщение
Генеральной Ассамблее Юпитера?
     Он должен  был с  ней поговорить.  Немедленно. Джон  вдруг  понял,  что
стремительно  несется  по   белым  коридорам  "Горы   Арарат",  а   немногие
попадающиеся по дороге люди удивленно на него оборачиваются.
     Хильда Брандт проводила совещание с несколькими членами своего старшего
персонала. К  счастью,  Европа не  обладала ни одним  из тех  многочисленных
слоев бюрократии, которые так изводили  Землю. Джон  побарабанил  в дверь  и
ввалился внутрь. Брандт бросила  всего один взгляд на его лицо и повернулась
к остальным.
     -- Вы вполне можете разобраться с этим вопросом без меня. Базз, я хочу,
чтобы вы и дальше занимали свою должность. А когда Сандстрем и все остальные
вышли,  с  досадой  и нескрываемым  любопытством  поглядывая  на  Джона, она
сказала: -- Выше голову, Джон Перри. Что бы ни случилось, это не может  быть
настолько скверно.
     --  Это гораздо хуже. -- Как лучше было ей  сообщить? Напрямую. Другого
пути не существовало. -- Все, что я сказал вам  о европейских формах  жизни,
-- неправда. Это не  аборигенные формы жизни. Произошло заражение из земного
океана. Жизнь в Жаровне развилась из земных форм. Вот, взгляните.
     И  Джон  положил  перед   ней  резюме  своих  результатов.  Участливое,
добродушное  выражение лица Хильды  Брандт не  изменилось. И  лишь вспышка в
ярко-карих  глазах показала,  что она услышала Джона и поняла  важность  его
заявлений.
     -- Вы уверены?
     -- Абсолютно.  Достаточно  мудрено оказалось  взять  в  глубоком океане
образцы  и переместить  их  на "Каплю", но  как только я  вернулся  к  "Горе
Арарат",  весь анализ  уже  был  вполне  тривиальным.  Ваш  персонал  сможет
подтвердить результаты.
     -- Вы еще кому-нибудь об этом упоминали?
     -- Никому. Я пришел прямо сюда.
     -- Это  хорошо. Не окажете  ли  вы  мне  услугу  и не придержите  ли их
некоторое  время?  Ваше открытие  имеет  большое  значение  для  Европы. Мне
необходимо решить, как я доведу все  это до  своего персонала, а  затем, как
только прибудет корабль, мне придется совершить путешествие на Ганимед.
     Собственные  проблемы  Джона   вдруг  стали  казаться  ему   совершенно
незначительными.   Зараженный   Европейской   океан   мог   сделать   полной
бессмыслицей десятилетия работы, проведенной на "Горе Арарат". Все программы
Хильды Брандт могли оказаться в опасности.
     -- Я не скажу ни слова, пока вы мне не разрешите. Но  как насчет Вильсы
Шир? Вчера она дала свой последний концерт  на Ганимеде,  и  предполагалось,
что она может прибыть сегодня в любое время. Она наверняка спросит меня, как
идут дела.
     -- Вильса уже здесь. Она приземлилась час назад. На ваших  лабораторных
терминалах  стояла пометка "не беспокоить", так что я  не стала вмешиваться.
Вильса  сейчас  в  четвертом  гостевом  номере. Можете сказать ей  все,  что
хотите. -- Хильда  Брандт стремительно собирала документы и задвигала ящички
бюро.  --  Но  я не хочу, чтобы кто-то из вас пользовался  коммуникационными
системами, пока я не вернусь. Я намерена поручить Баззу Сандстрему перевести
всю  "Гору  Арарат" в  режим изоляции,  пока  мы  не  разработаем стратегию.
Множество карьер сейчас поставлено на карту.
     Пухлое и стареющее тело  Хильды Брандт способно было двигаться быстро и
экономно. Прежде  чем  Джон успел  задать еще какие-либо вопросы,  она смела
последнюю стопку документов в свой портфель, кивнула и направилась к двери.
     -- Мне нужно еще кое о чем  позаботиться, прежде  чем я смогу отбыть. А
вам пока лучше убедиться, что ваши результаты выглядят опрятно и симпатично.
Когда все дойдет до общественности, вас миллионами вопросов забросают.
     Хильда  Брандт ушла,  прежде  чем Джон  получил шанс упомянуть о  новой
тревоге. Когда он произнес слово "заражение", еще одна идея, с иными и более
зловещими обертонами, вспыхнула где-то у него в затылке.
     Эту идею он  мог и  должен был подтвердить несколькими минутами работы.
Джон ринулся  прочь  из кабинета Хильды Брандт, почти сталкиваясь в  дверном
проходе  с  Баззом  Сандстремом.  Мускулистый  замдиректора  в   недоуменном
раздражении сверкнул на него взглядом.
     -- Какого дьявола вы тут делали?
     Джон не обратил на него внимания и устремился обратно в лабораторию.
     Проделанное им геномное сканирование европейских организмов по-прежнему
имелось   в   файлах   немедленного   доступа.   Джон  поискал  и   запустил
соответствующие программы сопоставления, которые должны были взять его новые
генетические  данные  и  сегмент  за  сегментом  исследовать их  на  предмет
соответствия имеющимся в наличии геномам уже существующих форм.
     И он тут же напоролся на препятствие. У Джона было ясное  представление
о том, какие именно  земные формы ему нужны: определенные кольчатые  черви и
какая-то разновидность  моллюсков -- скорее всего, брюхоногие. Но эти геномы
пропали из файлов.
     Случайность или умысел? Подозрения Джона росли. Научные сотрудники базы
мало  интересовались земными организмами; вполне возможно,  было  не слишком
удивительно,  что  затребованные  им  геномы не обнаружились в банке данных.
Однако тот факт, что геномы  для множества других  земных организмов там все
же присутствовали, безусловно, имел существенное значение.
     Джон негромко выругался. Если бы  ему только снова оказаться в "Капле".
Он точно знал, что  файлы ее бортового компьютера содержат все  то, что  ему
требовалось.
     Тогда  Джон все-таки запросил на дисплей европейские геномы  и принялся
изучать их визуально, сегмент за сегментом. Это был медленный, упорный труд,
где многое зависело  от его памяти.  Джон, разумеется,  не  мог получить при
этом   такую   же  уверенность,   какую  ему   обеспечило  бы   компьютерное
сопоставление с использованием геномных данных, хранимых в "Капле".
     Однако  то, что он  увидел,  оказалось достаточно ему знакомо, чтобы на
каком-то глубинном уровне Джон убедился в своей правоте.
     Да, заражение. Но не естественное заражение,  не случайный дрейф земных
организмов  в глубины Европейского океана. Это определенно  могло случиться.
Но этого не случилось. Ибо мутации, столь необыкновенно подходящие к химии и
температурам  европейского  черного дымаря,  менее чем за столетие произойти
попросту не могли.
     Итак, умышленное  заражение,  целенаправленное  занесение определенного
генома; а еще...
     Следует использовать точные слова. План, заговор.
     Гигантские пиявки, равно как и все остальные формы жизни,  которые Джон
обнаружил,  не были продуктами естественной эволюции. Они представляли собой
генетические  гибриды,   спроектированные   организмы,   созданные   из  уже
существующих  земных  форм,   чтобы  процветать  и   множиться  в   глубинах
Европейского  океана.  Причем  в поисках их создателя Джону  не  нужно  было
далеко ходить.
     Он снова воззрился на генетические  последовательности  и  проклял свою
слепоту.  Шелли Солбурн. Мануэль  Лосада еще  в Пунта-Аренасе дал Джону  все
ключи, какие ему требовались.  Шелли покинула Тихоантарктику-9 и направилась
в систему  Юпитера.  Она обнаружила  "косвенные" свидетельства существования
европейских форм жизни.  Но затем, вместо того, чтобы остаться и подтвердить
их   природу,  как  сделал  бы  любой  нормальный  ученый  --  длительная  и
повсеместная   слава   первооткрывателю   инопланетных   форм   жизни   была
гарантирована, -- она вернулась на Землю. Лосаду это не поразило, потому что
замминистра ученым не был; но это должно было разом вскинуть миллион красных
флажков перед Джоном. Он вспомнил слова Лосады: "Славно поработала на себя и
вернулась на Землю богатой женщиной".
     И Джон  оказался  так  наивен,  что даже не  подумал  спросить,  откуда
взялось то богатство!
     Теперь  ему уже не  требовалось об этом спрашивать. Кто-то очень  щедро
заплатил Шелли  за создание хемосинтезирующих гибридов,  которые  смогли  бы
процветать в  гидротермальных  отдушинах Европы. Она  предельно  компетентно
выполнила  свою работу -- как  она  всегда выполняла  все,  что ее касалось.
Затем   Шелли   засеяла   результатами  глубокий   океан,  "обнаружила"   их
существование -- хотя, разумеется, не представила образцов для изучения -- и
по-тихому вернулась на Землю богачкой.
     Почему Джон не последовал тогда в Аренасе своему первому побуждению? Он
хотел повидаться с Шелли  на ее дунединской  вилле и  обсудить  открытие.  А
вместо этого он постоянно  занимался чем-то  второстепенным, после чего  при
первой же возможности сорвался с Земли и через трое суток прибыл на Ганимед.
Никакой разумной причины для подобной лихорадки не существовало.
     И  все это  не закончилось, когда Джон  покинул Землю. Безусловно, тот,
кто  заплатил  Шелли  Солбурн  за   засеивание  Европейского  океана,  также
запланировал,  чтобы именно Джон обнаружил  обман.  Им  манипулировали --  с
начала и до конца.
     Но  теперь с  манипуляциями  будет покончено.  Хорошенького понемножку.
Джон подтвердит свои подозрения напрямую, используя банки данных на "Капле".
А затем, с доказательствами в руках, он начнет действовать.
     Джон  медленно  скопировал  всю  информацию  о  европейских  геномах  в
переносное устройство хранения данных, сунул его  в  карман и  направился  к
кабинету  Хильды   Брандт.  Он  не   хотел  доверять  никому,   но  директор
научно-исследовательского  центра  должна была  стать  исключением.  Она,  и
только одна она, никак не могла участвовать в этом мошенничестве. Для Хильды
Брандт  было  бы  совершенно  абсурдно  нанять  кого-то,  кто  разместил  бы
импортированные формы  жизни в Европейском океане,  а  затем позволить Джону
явиться сюда и доказать, что все ее усилия были сплошным подлогом.
     Брандт  в  кабинете не оказалось.  Зато там оказался Базз Сандстрем. Он
сидел за столом, сосредоточенно наклонив стриженую голову.
     -- Доктор Брандт еще здесь? -- Джон  выпалил свой вопрос и только затем
понял,  что Сандстрем  читает резюме его работы,  оставленное там  Джоном во
время его предыдущего визита.
     Сандстрем поднял голову. Джон никогда не видел такого гнева ни на одном
человеческом лице.
     -- Доктор Брандт  отбыла на Ганимед, -- Сандстрем встал, мышцы его то и
дело  напрягались.  -- Я  здесь  за главного.  Она сказала, что  на  подходе
скверные новости, но я понятия не имел, насколько  скверные, пока вот это не
увидел.
     Он похлопал ладонью по листкам резюме.
     -- Работа всех  сотрудников "Горы Арарат" основывается на  незараженной
окружающей  среде. Не  понимаю,  почему  доктор Брандт позволила вам и  этой
дамочке Шир явиться сюда и  все загадить. Вы разом перечеркнули все,  чем мы
долгие годы занимались.
     Джон с недоверием на него уставился.
     -- Мы? Но я ничего не заражал. Я только доказал, что глубокий океан был
давным-давно заражен.
     --  И вы ждете,  что я  в это поверю?  Пока вы  сюда  не прибыли, все с
Европой было в порядке. Если океан теперь испорчен,  то это  из-за вас. Вы и
ваше земное судно, ваша земная грязь  -- вы нас погубили. Я всегда  говорил,
что  слишком рискованно  вас сюда допускать. А теперь вы  открыли дверь  для
Мобилиуса с его вшивым термоядерным проектом.
     Джона так и подмывало подхватить гневный настрой  Сандстрема и ответить
в том же духе. Но это бы ничего не дало. Джон проглотил свое раздражение.
     -- Вы правы в одном, но ошибаетесь в другом. Некто действительно явился
сюда с  Земли и испортил  этот  океан. Но только не я и  не мой  погружаемый
аппарат. Это сделала Шелли Солбурн.
     Это  остановило Сандстрема.  Джон высматривал на лице  здоровяка  любые
признаки проявления чувства вины, но увидел  там лишь удивление и гнев. Если
Шелли работала на Европе с сообщниками, Сандстрем явно в их число не входил.
     --  И все  еще хуже, чем вы думаете, --  продолжил Джон.  -- В докладе,
который вы прочли,  сказано просто "заражение", потому что  тогда я полагал,
что оно было случайным. Но теперь я знаю, что все произошло иначе. Заражение
было умышленным.
     -- Чушь! Кто станет нарочно губить целый мир?
     --  Не   могу  вам  этого  сказать.  Я  только  говорю,  что  заражение
Европейского    океана   было    преднамеренным.    Здесь   были   размещены
модифицированные  формы  земной  жизни -- специально разработанные формы.  Я
могу это доказать.
     До  этого  момента  Сандстрем  тянулся   через  стол,  чтобы   щелкнуть
переключателем на панели. Теперь же он снова сел.
     -- Валяйте, доказывайте.  -- На  его  лице  уже  выражался  не  гнев, а
ледяная холодность. -- Мне нравилась Шелли Солбурн. Да, она  прожила тяжелую
жизнь  и любила об этом поворчать. Но она умела и на славу поработать. Я  не
желаю видеть,  как на нее здесь клевещут,  когда она не может себя защитить.
Вы говорите, что можете  доказать  то, что  сказали. Тогда валяйте.  Даю вам
пять минут.
     Джон вынул из кармана блок хранения данных.
     --  Здесь  содержатся  генные  коды организмов,  населяющих европейские
отдушины. Я изучил их и совершенно уверен, что это  не естественным  образом
эволюционировавшие  формы  жизни. Это гибриды, генетически полученные из уже
существующих земных форм с учетом  их адаптации к окружающей среде глубокого
океана.  Шелли Солбурн разместила их здесь. И я могу это  доказать, Все, что
мне  для  этого нужно сделать,  это  сопоставить  их ДНК с  соответствующими
земными формами.
     -- Так почему же вы этого не сделали?
     -- Генных карт для требуемых мне организмов нет в банках данных Европы.
Зато  они  есть  в  моем  банке данных  на  борту "Капли". Нам  просто нужно
вернуться к Вентилю...
     --  Вы что, с ума спятили?  "Гора Арарат" переведена в  режим изоляции.
Доктор  Брандт  велела мне  держать всех  здесь. Вы не можете  отправиться к
Вентилю прямо сейчас.
     -- Она упоминала о сообщении с внешним миром -- чтобы информация о том,
что происходит, не могла просочиться, пока она не решит, что с ней делать. Я
уверен, она не имела в виду распространять эти ограничения на перемещение по
поверхности. Говорю вам -- один быстрый визит на "Каплю"...
     -- А я говорю вам --  забудьте. И у вас еще хватает наглости стоять тут
и просить меня предоставить вам еще один шанс взять ваш  погружаемый аппарат
и еще хуже загадить недра Европы? Я не стал бы этого делать  -- даже если бы
не получил особых инструкций на этот счет. Изоляция есть изоляция. Все, пять
минут вы уже получили.
     -- Я и половины не получил!
     -- Неважно. Все, Перри, с вами закончено. Мы не позволим губить Европу,
-- Сандстрем смотрел мимо него.
     Джон повернулся и  обнаружил в дверях еще трех мужчин, таких же крепких
и мускулистых, как замдиректора.
     --  Видите?  Так что  без резких движений,  --  Сандстрем  кивнул своим
подручным.  -- Ладно, отведите  его  в  четвертый номер,  где  сейчас  вновь
прибывшая. Никому ничего  не говорите. И позаботьтесь,  чтобы все там было в
ажуре, пока я не прикину, что делать дальше.
     Джон  уже готов был  заключить,  что он в  чем-то  таком  виновен;  он,
правда, сомневался, в чем  именно, но, судя  по тому, как с  ним обходились,
это было серьезное преступление.
     Ибо Вильса Шир оказалась еще злее Базза Сандстрема. Секунд тридцать она
вела   себя  довольно  мило  --  пока  не  поняла,  что   дверь  за   Джоном
крепко-накрепко закрывают. Тогда она, точно грозовая туча, буквально набухла
от ярости -- все ее  полтора метра  -- и стала спешно оглядываться, ища,  на
кого бы громыхнуть. Кандидат имелся только один.
     Джон  терпеливо  дождался  перемены  погоды,  затем  объяснил  ситуацию
настолько подробно  и последовательно,  насколько это  позволяли  взбешенные
вмешательства Вильсы. Процесс шел медленно,  однако к тому времени, как Джон
добрался до содержимого блока хранения данных, все еще зажатого в его потной
ладони,  и необходимости сравнить эту  информацию с файлами,  хранящимися на
"Капле", вспышки  молний из  глаз  Вильсы  почти прекратились. Временами еще
слышались раскаты грома, но они уже адресовались не ему.
     -- Значит, Базз Сандстрем намерен держать нас здесь, пока Хильда Брандт
не вернется? -- Вильса оглядывала стены и дверь номера.
     -- Мне он не так  сказал. Мне он сказал: "Пока я не прикину, что делать
дальше".
     -- А Хильда Брандт  спросила, кому ты еще об этом говорил, и ты сказал,
что никому?
     -- Да. А что?
     -- Возможно, и ничего. А еще возможно, я слишком много оперных либретто
перечитала. Но я не могу не вспоминать выражения их лиц, когда они тебя сюда
запихивали. Ты и Сандстрем  --  а теперь еще и я -- единственные, кто знает,
что формы жизни  Европейского океана вовсе не аборигенные. Мы  единственные,
кто   может    разрушить   официальный   статус   Европы    как   закрытого,
неприкосновенного мира.
     -- Хильда Брандт тоже знает.
     -- Если тебя  это утешает,  то на здоровье. -- Теперь лицо Вильсы  было
спокойным,  но  длинные модифицированные пальцы  ее  босых  ног  то  и  дело
сжимались и разжимались. --  А лично я думаю о том, как было бы славно, если
бы нам с тобой случилось оказаться  где-нибудь подальше отсюда и никому твои
находки не объяснять.  Разве европейская  администрация  не заинтересована в
том, чтобы новые анализы исчезли и мы вместе с ними?
     -- Чушь. Хильда Брандт на такое не пойдет.
     --  А  ей  вовсе не  обязательно  об  этом  знать. Сандстрем  здесь  за
главного, пока она не вернется.
     Вильса  принялась расхаживать  из  комнаты  в  комнату,  хотя четвертый
гостевой номер был слишком мал, чтобы привольно по нему побродить. Гостиная,
обставленная  столом  и тремя  мягкими  креслами, вела в маленькую кухоньку.
Вильса  зашла  туда  и  принялась  открывать  шкафчики,  греметь  посудой  и
бормотать себе под нос. По другую сторону от кухоньки задвижная дверь вела в
спальню  и компактную ванную.  Там также  имелась всего одна наружная дверь,
ведущая  в коридор. Когда  Вильса закончила  свою инспекцию, она вернулась в
гостиную, чтобы пристально поглазеть на эту дверь.
     -- Заперто. Другого выхода нет, -- Джон мог прочесть ее мысли. -- Сядь,
пожалуйста.  Ты мне на  нервы  действуешь.  Мы  должны отсюда выбраться,  --
Вильса резко развернулась и бросила на него гневный взгляд. -- Я не намерена
оставаться  взаперти. Ни за что. Для тебя все по-другому. Ты вырос на Земле.
Земляне привыкли к физическим ограничениям.
     -- Неправда! Откуда ты это взяла?
     -- У вас на Земле  до сих пор есть  тюрьмы,  разве нет? А я  выросла на
Поясе.  Поясники  должны  иметь   свободу  передвижений,  иначе  они  просто
задыхаются.
     -- В погружаемом аппарате тебе было вполне комфортно. А  он куда больше
похож на тюрьму, чем этот номер.
     -- Это совсем другое дело. В погружаемом аппарате я находилась по своей
воле. Это принципиальное отличие.
     -- Предположим,  мы  сумеем  отсюда  выбраться,  -- Джон не был уверен,
стоит ли ему воспринимать Вильсу всерьез. -- Но  с Европы  нам все равно  не
сбежать. Прежде всего, здесь нет кораблей  -- Хильде Брандт пришлось вызвать
корабль сюда, чтобы он отвез ее на Ганимед.
     --  Меня вполне устроит, если  я уберусь  с  "Горы Арарат". Как  насчет
"Капли"? Она работает?
     -- Должна. Но она у Вентиля.
     -- Тогда мы сбежим отсюда, отправимся к Вентилю и заберемся в "Каплю".
     -- Ага. Конечно. Сбежим. Может, еще скажешь, как?
     -- На кухне нет еды.  Я только что  проверила. Они должны прийти и  нас
покормить -- если  только  они не решили совсем  нас голодом  уморить. Когда
охранники принесут еду, ты их вырубишь.
     Вильса как пить дать шутила.
     -- Ага. Всех троих. А потом я хватаю их оружие, верно?
     -- Вот именно. Дальше мы бежим отсюда по коридорам, надеваем скафандры,
берем вездеход... -- Но Вильса уже откровенно ухмылялась.
     --  Ты  права,  ты слишком уж  оперных либретто  начиталась. Ты видела,
какая у этих  парней мускулатура? Впрочем, если ты  сначала  отнимешь у  них
оружие, то пожалуйста.
     -- Кто знает,  может, и отниму, -- Вильса наконец уселась в кресло.  --
Но  знаешь, насчет одной вещи я абсолютно серьезна.  Я не стану сидеть здесь
взаперти, если отсюда есть хоть какой-то выход.
     -- Так у тебя конкретные идеи имеются?
     -- Ни  черта подобного. По крайней мере,  пока что. Но  ты ученый.  А я
композитор. Это твоя работа всякую всячину придумывать.
     -- Побеги из тюрем -- не наука. Это инженерное дело. -- Теперь уже Джон
принялся расхаживать по номеру. -- Потолок твердый. То же  самое  -- стены и
пол. Воздуховоды всего несколько сантиметров в ширину.
     -- А дверь?
     --  Сотовая  графитовая  матрица.  Тверже  стали. Легче  было  бы стены
проломить. Короче, я сдаюсь.
     Вильса покачала головой.
     -- А  я нет.  Я  не сдаюсь. Я уже  сказала тебе,  как  я  себя взаперти
чувствую, -- она снова встала и прошла на кухоньку, чтобы осмотреть кухонную
утварь. -- Какие чудные острые ножи.
     -- Забудь. Если только не собираешься сама ими воспользоваться.
     -- А  как  тебе  вот  эта ерундовина?  Это  скороварка, верно?  Она под
давлением  варит. Если мы заблокируем  предохранительный клапан, наполним ее
водой и как следует подогреем...
     -- У тебя получится  бомба,  причем неизвестной мощности. Нравится тебе
такое устройство?  Лично мне  категорически  не нравится.  Помещение она все
равно не разрушит, зато перегретую воду расплещет так, что не дай  Бог. Черт
знает,  во что  она  кухоньку превратит. И  нас тоже, если мы  где-то  рядом
окажемся.
     -- Мы сможем спрятаться в спальне. А если нам удастся устроить все так,
чтобы она рядом с дверью рванула...
     -- ...то  на  двери,  пожалуй,  пара  царапин  останется...  --  Однако
брошенный Вильсой  вызов  уже  возбуждал  интерес  Джона;  он склонялся  над
плитой,    разглядывая   скороварку.   --   Даже   если   ты    заблокируешь
предохранительный  клапан, все  равно не будет никакой возможности доставить
ее к двери  в тот  момент, когда  она рванет. Тебе придется до самого взрыва
поддерживать  нагрев под  скороваркой. Попытка неплохая,  но тебе нипочем не
пробить себе путь на свободу с бомбой из скороварки.
     -- Тогда нужно что-то другое.
     -- Я  пока  еще этого не говорил,  --  Джон склонялся  над  горшком  из
глянцевитой   черной   керамики,   изучая   предохранительный   клапан.   --
Заблокировать его и впрямь  будет несложно -- видишь,  вот здесь. Для начала
сгодится. Дай-ка я попробую.
     -- У тебя есть идея?
     --  Не то чтобы  совсем  уж идея...  пусть  будет мысль. В нашу  пользу
работает одна вещь. Сандстрем ожидает, что мы будем  вести себя так, как вел
бы себя я,  если бы ты  меня не доставала.  Он понятия  не имеет,  какая  ты
психованная,  а  потому  не  ожидает, что мы,  как  последние идиоты,  будем
отчаянно пытаться отсюда сбежать.  Это дает нам шанс -- всего  один шанс  --
попытаться преподнести ему сюрприз.
     -- Но у нас нет никакого сюрприза.
     -- Я  бы  так  не сказал. Давай-ка присядем и  обсудим  наши совместные
действия. Прежде всего, ты должна любым способом дать  мне пять  минут после
того, как они сюда войдут.





     К  тому времени, как  дверь  в номер наконец-то  отперли снаружи,  Джон
Перри уже начал всерьез воспринимать мысль о том, что их с Вильсой Шир могли
оставить здесь подыхать  от голода. Шесть  бесконечных часов  он  просидел у
плиты,  каждую  секунду готовый  действовать. Скороварка глухо кипела,  и ее
пришлось  восемь  раз  доливать.  Все  напряжение давно  уже  уступило место
элементарному голоду,  и Джон  как раз забывался  неловким  полусном,  когда
Вильса, стоя на коленях и приложив ухо к двери, вдруг прошептала:
     -- Идут!
     Джон    резко    проснулся,    втолкнул    импровизированную   заглушку
предохранительного клапана куда надо и поспешил вслед за Вильсой в спальню.
     Следующий большой вопрос заключался в  том, последуют  ли  за  ними  их
тюремщики.  Они вполне могли просто выгрузить еду на  кухоньке и  уйти. Джон
уже знал, что они несут обед -- от ароматов у него аж слюнки текли.
     -- Мы здесь, -- крикнула  Вильса, когда наружная дверь распахнулась. --
В  спальне. Несите  сюда. Мы  уже  подумали, вы  решили  совсем нас  голодом
уморить!
     Они заранее договорились  о том, чтобы  именно Вильса как  можно больше
болтала...
     -- Это потому, что ты к  публичным выступлениям  не привык, --  так это
объяснила она.
     Истинная правда.  Джон  не  привык. И пусть  даже он  знал, что  Вильса
блестящая клавишница, множество раз выступавшая на сцене, все равно ему было
совершенно  невдомек, как она  сумела  заставить  свой голос излучать  такую
жалобную смесь тревоги, раздражения и облегчения.
     Вошло  то же  мускулистое  трио самцов, и их действия  мигом  разрушили
иллюзию  Джона  и Вильсы,  будто  тюремщики не  ожидают от  своих  пленников
попытки  к  бегству.   Первый  подошел  в  двери  спальни  и   подозрительно
пригляделся из-за  порога,  прежде чем  войти. Он увидел, что Джон с Вильсой
сидят на  кровати, но тем не менее неторопливо обошел всю комнату, а  только
потом позвал остальных.
     -- Поставьте на боковой  столик, -- Вильса  указала, но не  двинулась с
места.  -- И скажите,  когда нас  отсюда  выпустят. Я  уже до смерти  устала
баклуши бить. Не затем  я  тащилась на Европу, чтобы меня тут заперли. И мне
необходима практика для следующего концерта.
     -- Все от Базза зависит, --  сказал первый мужчина, пока двое остальных
ставили два  пластиковых подноса на столик.  -- Базз  здесь начальник. Хотя,
конечно... --  явно запоздалое  соображение, -- доктору Брандт  мы обо  всем
доложим.
     Джон  решил, что  мускулистые  ребята  понятия  не имеют,  почему их  с
Вильсой тут  заперли.  Но Вильса была  права  -- они выполняли приказы, и им
было вполне  достаточно  того,  что  Сандстрем так  повелел. "Выбросьте этих
двоих  на лед. -- Есть,  сэр! -- Нет, я  передумал.  Суньте  их в  Вентиль и
утопите. -- Есть, сэр!"
     И  все  это  время  пульс  в голове  у  Джона  стучал  как маниакальный
метроном. Он  уже попытался прикинуть момент взрыва скороварки,  но  в своих
экспериментах  ему приходилось заботиться  о безопасности  и останавливаться
раньше,  чем  он смог бы  обрести  уверенность.  Его  самая лучшая  прикидка
составила  от четырех до пяти минут. Однако это могло быть все что угодно --
от пары  секунд  до вечности. Что,  если  материал был слишком стоек и Джону
вообще нечего было ожидать?
     Вильса  творила   подлинные   чудеса   беспечного   самоконтроля.   Она
медленно-медленно встала и  невесть как  увела  одного  из  мужчин к  славно
загруженным подносам.
     -- Знаете ли, мы с доктором Перри  не привыкли к юпитерианской пище, --
затараторила она. -- Вполне возможно, мы даже  не  знаем, что это такое  или
как это есть. Не будете ли вы так любезны  и не объясните ли мне, что именно
вы принесли и как это было приготовлено...
     Мужчина казался не на шутку озадачен -- он  знал, что Вильса уже бывала
на Европе, -- но не встревожен. Поскольку два его товарища стояли у  стены и
следили за каждым движением Джона, никаких причин для тревоги быть не могло.
Оружия у Джона и Вильсы не имелось. Он дождался, пока Вильса снимет крышки с
блюд на подносе, и вместе с ней над ним склонился.
     В этот самый момент бомба рванула.
     Джон все время этого ожидал,  страстно  желая, чтобы это  случилось,  и
готовя себя к  шоку. Ему казалось,  он готов для  всего от негромкого хлопка
отскочившей крышки до  жуткого громового раската.  Но  даже при всем при том
звук, ударивший ему в уши, оказался таким громким, что от него стало больно.
В голове зазвенело, а сердце захолонуло.  Прекрасно понимая,  что случилось,
Джон тем не менее был шокирован и выведен из равновесия.
     Все замедлилось до одной десятой своей обычной скорости. Первоначальный
взрыв...  (все  еще  продолжается  -- извержение  вулкана в считанных метрах
оттуда)... осколки застучали по стенам... (это,  должно  быть полный  распад
всей  скороварки)...  приличная вибрация... (резонанс сотряс весь  номер)...
рев... (долгий, оглушительный)...
     Джон  наблюдал,  как куски  черной  керамики, запущенные ударной волной
перегретого пара,  летят во  все стороны и  разбиваются о  стены  кухоньки и
гостиной.  Ему показалось,  целые их сотни, крошечные  и  острые как иголки,
через открытую дверь влетели в спальню.
     Это было как сигнал чудовищного стартового пистолета.  Прежде чем рокот
затих, Джон и Вильса уже выскочили за дверь спальни в гостиную.
     Теперь для  них была важна только скорость. Троим охранникам повезло --
ни  один  из  осколков  их  не задел. Но  когда,  выбегая из  спальни,  Джон
оглянулся, он заметил, что они не сдвинулись ни на миллиметр.
     "Огорошены  приятным  сюрпризом?  -- подумал он.  --  Будем надеяться".
Кроме этого сюрприза, им с Вильсой нечего было преподнести своим тюремщикам.
     Однако  взрыва  скороварки  оказалось  вполне  достаточно.  Когда  Джон
повернулся, чтобы  захлопнуть  дверь,  трое  мужчин  по-прежнему стояли  как
статуи. Он крутанул  шифры, дернул за ручку, убеждаясь, что дверь заперта, и
последовал за Вильсой по коридору.
     Когда  они  завернули  за  первый  же  угол,  оказалось,  что  к  ним с
недоумением на лицах приближается пара людей. Джон и Вильса проскочили мимо,
прежде  чем кто-то  из  этих людей успел загородить им  дорогу. За следующим
углом  Джон  ухватил  Вильсу, пытаясь снизить ее  скорость  до  прогулочной.
Однако собственные  ноги  отказались ему повиноваться. Они упрямо настаивали
на том, чтобы нестись с максимальной скоростью,  безотносительно к стараниям
Джона иметь непринужденный вид.
     Над  этой  частью побега  у них не  было решительно никакого  контроля.
Впрочем,  как раз об  этой части Джон  меньше всего  беспокоился. В принципе
все, чье внимание привлек взрыв, могли попытаться их остановить. Но если  бы
только  Джону и  Вильсе  не  выпало невезение  наткнуться  на  самого  Базза
Сандстрема,  ни  у  кого на "Горе Арарат" не  имелось причины  делать  такую
попытку. Приказы  Базза  никому ничего не говорить теперь работали в  пользу
беглецов.
     К счастью, "Гора Арарат" была так же безлюдна, как и всегда. Выбежав из
коридора, ведущего к гостевым номерам, Джон все же заставил себя взять более
умеренный  темп.  Впрочем,  особой  разницы это  не составило, ибо до самого
выхода к космопорту они так больше никого и не встретили.
     -- Я знаю, ты думаешь, что там нет корабля, -- сказала Вильса, пока они
натягивали на  себя поверхностные скафандры.  -- Но было бы глупо хотя бы не
посмотреть. Быть может, нам повезет, и мы совсем свалим с этой Европы.
     Но на данный момент их удача закончилась. На гладкой тарелке космопорта
"Горы Арарат" никаких кораблей  не наблюдалось. Тогда они поспешили к гаражу
с  вездеходами и обнаружили там  еще одно  разочарование. Большинство  машин
отправили на перезарядку, и в гараже имелась только одна. К счастью, энергии
у нее было вполне достаточно, чтобы доставить их до Вентиля.
     -- По-моему, полный порядок, -- сказала Вильса, когда они забрались  на
борт. -- Раз мы этот вездеход прихватили, за нами уже никто не погонится. По
крайней мере, пока они до перезаряжаемых  машин  не доберутся.  Я опасалась,
что нас поймают,  прежде чем мы достигнем  "Капли", потому  что мы не сможем
ехать так быстро, как опытный европеец. Но теперь все будет тип-топ.
     "Тип-топ?" -- задумался Джон.  Все зависело  от  того, как понимать это
выражение.  Пожалуй, не стоило  упоминать о том факте, что Базз Сандстрем, и
без того  не на шутку разозленный, истечет  пеной, когда узнает об их побеге
на  поверхность Европы.  Базз через считанные  секунды пустится  за  ними  в
погоню, и было трудно поверить в то, что он их не поймает.
     --  А сколько пройдет времени, прежде  чем тебя хватятся на  Ганимеде и
прибудут сюда? -- спросил Джон.
     -- У меня через пять  дней концерт на Каллисто. Если Магнус Кляйн через
три дня меня  не  увидит, он  устроит личное  вторжение на Европу. И Тристан
поведет десантный отряд, потому что я обещала позвонить ему, как только сюда
прибуду, но не позвонила. А как насчет тебя?
     --  У меня только Нелл Коттер,  -- тут Джон рассмеялся. -- Нет, мне  не
стоило говорить  "только". Ты знаешь Нелл. Она Сандстрема с костями  сожрет,
если он ей скажет, что мы пропали.
     Разговаривая с Вильсой, Джон  продолжал  вглядываться в трассу.  Они на
полном  ходу неслись  к  Вентилю.  Затем Джону  пришло в голову, что  вместо
организации  погони  Сандстрему будет куда логичней  позвонить  на Вентиль и
распорядиться, чтобы им перегородили дорогу. Теперь Джон запоздало пожалел о
том,  что  так  разоткровенничался  с  замдиректора  насчет  своего  желания
проконсультироваться с банком данных на "Капле".
     У него была масса  времени и возможностей для раздумий. Перевалив через
край космопорта "Горы  Арарат", вездеход,  похоже, поехал  сам собой. Трасса
впереди  ярко  освещалась  висящими  высоко в небе Ганимедом и  Каллисто,  и
искрящаяся ледяная дорога была испещрена старыми  следами других вездеходов,
что  ездили к Вентилю  и  обратно. Следуя по рыхлым колеям  в слегка покатом
льду,  Джону оставалось лишь присматривать за расходом энергии и тревожиться
о предположительно встречающей их у Вентиля группе товарищей.
     -- Есть проблема, -- внезапно сказала Вильса. Должно быть, ей тоже было
в тягость просто грызть ногти, поскольку,  пока Джон  вел,  она под  высоким
увеличением внимательно осматривала лежащий впереди горизонт.
     -- Машины?
     -- Нет. Но мы уже так близко в Вентилю, что  "Каплю"  я должна была  бы
разглядеть. А я ее не вижу.
     -- Быть может,  она на полпути по ледяному  скату. -- Но Джон в это  не
верил. В "Капле" хранилось его решающее доказательство, а ее бортовой журнал
показывал,   какие   именно  формы   жизни   были  собраны   у   европейской
гидротермальной  отдушины.  Уничтожить  все  эти записи  значило  уничтожить
самого Джона. Кто тогда сможет доказать, что европейские формы жизни не были
в этом  мире аборигенными? Чтобы добыть  новые доказательства, кто-то должен
был совершить еще один вояж в глубины и собрать еще образцы. А весь подобный
доступ полностью контролировала "Гора Арарат".
     Вильса на предельном увеличении вглядывалась в дисплей.
     --  На  верху  ската  что-то стоит.  Но я сомневаюсь,  что это "Капля".
Скорее, это на "Данаю" похоже. Те же очертания, тот же цвет.
     -- Есть там люди или машины?
     -- Ничего такого не вижу. Хочешь притормозить, чтобы я убедилась?
     -- Не-а. -- Джон хмыкнул, помотал  головой  и погнал вездеход дальше на
максимальной скорости.  Им с Вильсой все равно некуда было больше  деваться.
Он  уже видел,  что случилось  с  Камиллой  Гамильтон, когда  она попыталась
поблуждать по незнакомой европейской местности.
     Через  пару  минут  Джон  смог  подтвердить предположение  Вильсы.  Это
действительно  была "Даная".  Погружаемый  аппарат стоял  в  одиночестве  на
открытом  льду.   Джону  потребовались  считанные  секунды,  чтобы  оглядеть
строения  вокруг Вентиля на предмет каких-либо признаков "Капли". Ни единого
следа. А затем ему показалось, что далеко позади на ледяной трассе, что вела
к "Горе Арарат", показалась темная точка.
     Решение  врубить  максимальную  скорость  оказалось  верным.  И  теперь
следовало выбросить из головы все мысли о  том, чтобы побродить  по округе и
поискать "Каплю".
     --  Бежим. В  темпе.  А  то  у  нас скоро  компания  окажется.  -- Джон
остановил вездеход, выпрыгнул наружу и побежал цеплять буксировочные тросы к
"Данае".
     -- Если они уничтожили "Каплю",  чтобы избавиться от  доказательств, то
это к лучшему, -- сказала Вильса, забираясь на борт. --  Тогда они не смогут
за нами последовать.
     -- Это для тебя к лучшему, -- буркнул Джон, залезая  следом. -- "Капля"
-- не твое судно. А для меня последние семь лет она была настоящим домом.
     Но больше никогда не станет. Джон  совершенно ясно  это понимал. Что бы
ни   случилось   дальше,  его  будущее  не   предвещало  еще   семи  лет  на
Тихоантарктике-14. А что оно на самом деле  в себе содержало, представлялось
предельно  туманным. Если, конечно, у Джона вообще было  какое-то будущее на
несколько следующих часов...
     Джон  позволил  Вильсе  занять сиденье  пилота,  пока  сам он  проверял
герметичные  затворы  "Данаи".   Когда  они  двинулись  вниз  по  скату,  он
оглянулся. Ганимед был  в полной фазе, прямо  над головой.  Именно  там была
настоящая  безопасность, а вовсе не в мрачных глубинах Европейского  океана.
Но на ближайшие пару дней у них с Вильсой выбора не имелось.
     Вскоре   послышалось   слабое  шлепанье   небольших   волн   по  бортам
погружаемого аппарата. А  затем они уже оказались  под холодной,  прозрачной
водой, дрейфуя все глубже и глубже. Знакомая окружающая среда глубоководного
судна  сразу же  дала Джону комфортное чувство безопасности. Ложное чувство.
Он знал, как  это может  быть опасно. Их преследователи прекрасно  понимали,
что  они  направляются  к  Вентилю. Звуковые детекторы легко могли выследить
"Данаю" по шуму мотора.
     Когда погружаемый аппарат приближался к нижнему краю ледяного покрывала
Европы, Джон поднял руку, предупреждая Вильсу.
     -- Глубже пока не надо. Держи нас здесь.
     -- Почему?
     --  Предположим,  в  одном  из ангаров  рядом с Вентилем  у  них  стоит
"Капля". Тогда они смогут последовать прямо за нами.
     -- Ну и что? Мы все равно не сможем их остановить.
     -- Думаю, сможем. Если поторопимся.
     Джону  не  пришлось  упрашивать  Вильсу  поменяться  сиденьями.  С  тем
молчаливым пониманием,  которое они делили  с  самой первой встречи, она уже
отодвигалась  вбок.  Джон принял  управление, включил все огни  судна и взял
курс к стене Вентиля. Во время обоих своих предыдущих погружений он подмечал
массивные нагревательные блоки,  что  поддерживали  жидкую колонну  Вентиля,
хотя и не слишком обращал на них внимание. Теперь же ему требовалось поближе
их осмотреть.
     Прикрепленные к  нижнему  краю  ледяного покрывала, три  нагревательных
блока образовывали горизонтальный равносторонний треугольник.
     Джон  подплыл  к первому и разглядел, что он состоит  из целого  набора
черных  цилиндров.  Внутренний  цилиндр  предположительно  представлял собой
силовой   блок,  и  он   едва   заметно   вибрировал.   Остальные   являлись
теплообменниками  и  насосами,  используемыми  для  обеспечения  восходящего
потока  подогретой воды.  Наружный  цилиндр,  десяти метров  в  поперечнике,
покрывала черная корка минеральных отложений.
     -- Должен существовать какой-то способ включать  и выключать  эти блоки
прямо отсюда. -- Джон осторожно подвел "Данаю" к силовому блоку. -- И я могу
поклясться, что  этот  способ  самый  что  ни  на  есть прямой,  без  всякой
электроники, потому что вода  отрезает  все  радиосигналы. Ты не видишь  тут
рычаг, рубильник или что-то в таком роде?
     --  Я вообще мало что  вижу. Слишком  много  налета. -- Отвернувшись от
дисплеев, Вильса прижала нос к прозрачному окну погружаемого аппарата. -- Но
вот тот комок  вполне может быть выключателем. Нельзя  ли  сбить  хоть часть
этой дряни?
     --   Сейчас   попробую.   --  Тут   Джон  затосковал   по  многоцелевым
манипуляторам "Капли",  у которых хватало силы  запросто резать  металл и до
тонкости  точно  колоть   иголкой.  Подобные  инструменты  на  "Данае"  были
сравнительно грубыми. Джон протянул один из двупалых манипуляторов и поскреб
низ силового блока. Черные  хлопья поплыли вниз, а бесформенный комок принял
более определенную  шишковатую  форму. -- Думаю, ты  права. Это что-то вроде
кнопки или переключателя. Похоже, его надо будет потянуть на  себя, когда мы
с него еще немного грязи стряхнем.
     Однако  Вильса уже переключила свое внимание  на  что-то другое. Черные
хлопья отлетели и в других местах, обнажая голубой низ цилиндра.
     -- Смотри! -- Вильса указывала на небольшую выемку. -- По-моему,  я там
кое-что вижу.
     Джон  посмотрел.  Теперь, когда отложения  отошли, в выемке внутреннего
цилиндра стала отчетливо видна стилизованная буква М.
     -- Я тоже там кое-что вижу. Это эмблема Мобилиуса. Это же "мобиль"!
     -- Точно.  -- Вильса фыркнула. -- Как тебе такая  ирония? Все на Европе
проклинают  имя  Мобилиуса, говорят о нем как о самом дьяволе  -- и в то  же
самое время используют "мобили", чтобы охранять Вентиль.
     -- Тем не менее, это разумно. "Мобили" самые лучшие.
     -- Это разумно для тебя, Джон Перри, потому что ты  живешь в согласии с
логикой. Но все  остальные в Солнечной системе согласятся со мной,  что  это
очень эксцентрично. Интересно, знает ли про этот "мобиль" Базз Сандстрем.
     -- Можешь  сама  его  спросить -- после того,  как я живым и невредимым
отбуду  с Европы,  -- Джон возобновил  отскребывание переключателя. Когда он
отчистил  столько  налета, сколько  смог, то  ухватился за  выступ неуклюжим
двупалым  манипулятором  и потянул.  Никакого звука они  не услышали, однако
вибрация внутреннего цилиндра  прекратилась. -- По-моему, получилось. Теперь
еще два.
     -- А что потом?
     --  А  потом,  учитывая приличную  задержку наверху,  прежде  чем  Базз
Сандстрем и его парни смогут подтащить "Каплю" к Вентилю и спустить ее вниз,
мы  уже скроемся  там, где они  до  нас не  доберутся. Теплая  вода от  этих
силовых  блоков  --  единственное,  что  сохраняет Вентиль  открытым.  Более
высокие блоки -- просто циркуляционные насосы. Температура на поверхности не
превышает  семидесяти градусов Кельвина. Вода замерзает прямо  на  глазах. А
несколько  метров твердого  льда  --  барьер не хуже стального.  У нас будет
достаточно времени,  чтобы убраться отсюда подальше,  и  мы будем  в  полной
безопасности, пока не вернемся,  потому что  на этой глубине вода еще  много
недель не замерзнет.
     Излагая все  это, Джон  поочередно подвел  погружаемый аппарат  к  двум
другим силовым блокам и повторил процедуру. Это также были "мобили". Пока он
этим занимался, Вильса снова взялась изучать приборную панель "Данаи".
     --  Раньше я как-то  не замечала, но теперь вижу, что некоторые из этих
индикаторов были изменены.
     -- Это потому, что погружаемый аппарат  тоже  был изменен. --  Завершив
свои операции  с  силовыми  блоками,  Джон установил "Данаю" на максимальную
скорость  погружения.  --  Я  знал,  что  они  этим  занимались.  Датчики  и
манипуляторы по-прежнему  примитивны,  а  вот  корпус  предположительно  был
усилен   настолько,  что  теперь  он   способен  выдержать   любую   глубину
Европейского океана.  Это  очень кстати -- потому  что именно туда мы сейчас
направляемся.
     -- К гидротермальным отдушинам?
     -- Нет. Как раз там ребята Сандстрема станут  искать нас, если все-таки
пройдут через  Вентиль. Я намерен найти нам  укрытие  как  можно  дальше  от
отдушин. Там, где еще никто никогда не бывал.
     Несмотря на свое заверение, что "Даная" теперь способна выдержать любое
давление,  Джон  внимательно  наблюдал  за  обратной  связью  от  "разумных"
датчиков, расставленных  по всей наружной и  внутренней поверхности корпуса.
Когда  они  уже прилично погрузились, увиденное его  успокоило. На глубине в
двадцать километров, при  двухстах семидесяти атмосферах наружного давления,
тензометры показывали пренебрежительно малую деформацию корпуса.
     Единственной  проблемой  оставалось то,  что куда могла  пойти "Даная",
туда же могла  последовать и  "Капля"  -- если Сандстрему удалось  бы  найти
европейца, который  решился  бы повести  судно на глубину в сто километров и
еще дальше. Ибо именно туда теперь направлялся Джон.
     Он улыбнулся. Баззу наверняка страшно бы хотелось, чтобы кто-нибудь  их
догнал и поймал. Но захочет ли кто-то из европейцев нырять в  самые  глубины
океана? За столетие исследований пока что никто из них этого не делал.
     Джон отменил прямое  погружение и повел судно под углом. Если Сандстрем
или  кто-то еще с "Горы Арарат" все же явятся сюда  их  разыскивать, не было
никакого  смысла  облегчать   им  поиск.  Глубочайшая   из  известных  точек
Европейского океана находилась далеко на другой стороне спутника, поблизости
от  точки, диаметрально противоположной  Юпитеру,  однако, согласно  картам,
"Даная" могла  достичь глубины аж в сто восемнадцать  километров  под  слоем
льда, пройдя всего лишь пару сотен километров по  дуге большого  круга. Джон
чувствовал  уверенность,  что  к  этому  региону   никто  даже   никогда  не
приближался. Отсюда вытекало очень симпатичное  для него уравнение: максимум
неудобств  для преследователей равно  максимуму  безопасности для  беглецов.
Джон уже начал наслаждаться происходящим.
     То  же  самое и Вильса,  однако совсем по другой причине. Ей наконец-то
выпала  возможность... поесть. Коробки  с  продовольствием на борту  "Данаи"
содержали  в себе  самые  простые  продукты,  но  именно  это  она  привыкла
употреблять перед  концертами. Магнус  Кляйн,  этот тиран, маскирующийся под
агента,  никогда  бы не  позволил Вильсе  есть  что-нибудь  тяжелое. Так что
теперь ее питание было ничуть не хуже, чем на Ганимеде.
     Она  передала  Джону крекеры, курагу  и лимонад,  наблюдая за  тем, как
показания индикаторов глубины  и давления  неуклонно растут, а затем сделала
выбор в пользу изучения возвратных сигналов от звукового имиджера. Поскольку
на этом участке  океанского  дна ничего интересного для Вильсы не оказалось,
она вскоре впала в мирный транс, негромко гудя песни  Шуберта и аккомпанируя
себе на воображаемой клавиатуре.
     В  реальный  мир Вильса вернулась совершенно  внезапно, когда указатель
глубины показал сто семнадцать километров. Она огляделась, затем поняла, что
откликнулась  не  на образ,  а  на звук. Шум, который  привлек ее  внимание,
исходил  от звуковой эхолокационной системы. Эта система выдавала  неприятно
детонирующую  минорную  терцию вместо прежнего  монотонного гудения.  Сигнал
указывал,  что  морское  дно уже  не  является  ровной  поверхностью. Вильса
усиленно напрягала зрение.
     -- Джон, -- она ткнула пальцем в экран. -- Что это такое?
     --  Где?  --  Джон не ожидал ничего увидеть, и  все его  внимание  было
приковано к манометрам.
     -- Там, на морском ложе. Вон там. Разве ты их не видишь?
     Благодаря  высокому  увеличению  системы  изображения дно  Европейского
океана в  километре с лишним внизу казалось так  близко,  что до  него можно
было дотронуться.  Прежняя  безликая равнина превратилась в целый ряд линий,
расположенных так же ровно, как борозды на вспаханном поле. Промежуток между
бороздами составлял  всего лишь несколько десятков метров, но когда  "Даная"
подошла  ближе,  стало  заметно,  что каждая линия, точно  часть  линованной
сетки,  простирается  от  одного  горизонта океанского  дна до другого. Вода
между бороздами была слегка мутной, словно бы от слабой турбулентности.
     Вильса, которая считала Джона абсолютным экспертом  по всему,  имеющему
отношение  к океанам  и  погружаемым  аппаратам, ожидала небрежного  ответа.
Весьма досадно для нее было повернуться и обнаружить, что Джон, разинув рот,
глазеет на экран, а на лице у него выражается полнейшее смятение.
     -- Н-не знаю, что это такое. -- Он уже на тихом ходу направлял  "Данаю"
еще  ниже,  предельно  осторожно  одолевая  метр  за   метром.  --  Даже  не
представляю себе, что это может  быть. Зато я точно знаю, что мы должны  это
выяснить. Держись. Я поведу нас к самому дну.





     Специальное  кресло  Свами Савачарьи,  расположенное  в сердце  Совиной
Пещеры, представляло собой самую драгоценную его собственность. Он уже почти
двадцать  лет  был  его  хозяином.  Роскошно-пухлое, обтянутое  мягчайшим из
бархатов, давным-давно принявшее привычную форму,  соответствующую  огромным
шарам  его  ягодиц,   это  кресло  позволяло  Сове  целыми  днями  сидеть  в
неподвижном  комфорте.  Когда   Савачарья  дремал,  засыпал  или  с  головой
погружался в  серьезную проблему, он  просто  сидел себе и  сидел. Сова  мог
двигаться для принятия пищи или опорожнения продуктов ее переработки, но это
было все. Определенно он не стал бы шевелиться, как уже очень давно выяснила
Магрит Кнудсен, ради чего-то столь несущественного и неуместного, как личная
гигиена.
     Но теперь,  впервые за все это время, удобное сиденье Совы его подвело.
Он  попытался в нем расслабиться  и  понял, что  спокойно  сидеть  не может.
Вскоре  Сова уже  шастал  из одного  конца  пещеры  в  другой,  изучая  свой
коммуникационный центр,  таращась  на  дисплеи или безнадежно поглядывая  на
дверь. Он  также  изучал  деликатные  и  драгоценные  военные  реликвии  или
перелистывал  хрупкие  пожелтевшие  документы,  которых  человеческим  рукам
вообще-то касаться не следовало.
     Свами   Савачарья   заверял   себя,   что   занимается   делом,   но  в
действительности он просто ждал.
     Ждал совершенно невероятного события: визита в Совиную Пещеру человека,
который,  если бы он все-таки сейчас прибыл, откликнулся бы  на просьбу Совы
-- просьбу внезапную, беспрецедентную,  совершенно неразумную, сделанную без
малейшего намека на какое бы то ни было объяснение.
     Дверь негромко объявила, что  кто-то  стоит  снаружи. Сова  вздрогнул и
уронил  то,   что  он   держал  в  руках:  идальган-всефакт,  неорганическое
устройство, далеко превосходящее все  живые  существа  по чувствительности к
запахам.   Изобретенное   ближе  к   концу  Великой   войны,  оно  постоянно
совершенствовалось его создателями, пока фабрика по его производству не была
аннигилирована  в   результате   совершенно  не   связанного   с   всефактом
репрессивного рейда. Все рабочие документы оказались  утрачены. Двадцать лет
напряженных послевоенных усилий ушли на изучение всефакта, и  в конце концов
все-таки было изготовлено новое устройство, способное с ним посоперничать.
     Однако объект, который Сова уронил, являлся оригинальным прототипом. Он
был воистину бесценен.
     Свами Савачарья поспешно взял себя в руки, поймал паукообразный всефакт
и  аккуратно положил  его на  место,  после чего повернулся к  открывающейся
двери. Мысленно себя укоряя, он тяжко вздохнул. Если бы всефакт сломался...
     -- Я  хочу, чтобы вы  знали, чего мне  стоило добраться сюда. -- Сайрус
Мобилиус   торопливо  вошел   в  комнату,  проявляя  еле  заметные  признаки
нетерпения. -- Уже во второй раз за две  недели я покинул встречу  со своими
главными покровителями. Еще один подобный уход, и  у  меня в системе Юпитера
сложится такая репутация, которую мне уже будет никогда не исправить.
     -- Мне весьма лестно, что  вы так серьезно  отнеслись к моей просьбе  о
встрече, --  Мобилиус был  явно  расстроен,  зато  Сова  теперь мог  немного
расслабиться. Он давал семьдесят процентов против тридцати, что  Мобилиус не
откликнется на его послание.
     --  Я  пришел  сюда только  потому, что, согласно вашей  репутации,  вы
никогда  не  просите  никого о  встрече, --  Мобилиус сел без приглашения, и
копна его седых волос упала ему на глаза. -- Так что пусть  у  вас будет для
меня что-то чертовски славное.
     --  Боюсь, это  может оказаться  что-то  чертовски  скверное,  --  Сова
опустился в свое кресло. Но  сиделось ему по-прежнему  как-то не так. Личный
визит --  даже  визит Гобеля с  грузом  живых  омаров  --  оставался  личным
визитом, включавшим в себя тревожащее присутствие  второго индивида в личных
жилых покоях Совы. -- Тот факт, что я попросил вас сюда прийти, самоочевидно
показывает, что у меня  есть в этом потребность,  и я подозреваю, что данная
потребность может быть неотложной.
     -- Речь идет об оборудовании?
     -- О  чем-то  гораздо более сложном. И  гораздо  более  драгоценном. Об
информации.
     Ожидая  прибытия  Мобилиуса, Сова  дюжину раз  проигрывал  эту встречу.
Почти  все итоги  категорически ему  не понравились.  Мобилиус точно  так же
наслаждался  интеллектуальными  тонкостями,  как Сова,  но  теперь  не  было
времени  для  всех этих  многослойных и  чрезвычайно  приятных  сложностей с
уловками  и уклонениями. Лучшим  подходом была,  скорее  всего,  примитивная
грубость:  шоковая  тактика,  удар  по  Мобилиусу  чем-то  столь  для   него
необычным, что после этого двое мужчин уже вынуждены  были бы действовать на
новом уровне прямоты. Сегодня должно было состояться открытое противостояние
Свами Савачарьи и Сайруса Мобилиуса, а не сложное маневрирование Мегахиропса
и Торквемады.
     -- Я  хочу сообщить вам сведения,  которые мне не предполагается знать,
-- Сова нарушил собственные правила вежливости и перед началом  разговора не
предложил собеседнику подкрепиться.  --  Причем  я сообщаю  вам эти сведения
вовсе не как  основу для предполагаемой ответной услуги в  виде  информации,
которую вы можете обеспечить, а скорее как средство доказать всю серьезность
уровня моих тревог. И я в самом начале хочу вас заверить, что я крайне редко
являюсь раздатчиком информации.  Если вы  сегодня дадите  мне  то,  что  мне
нужно, это не пойдет дальше без вашего на то разрешения.
     --   Отлично,  --   Сайрус  Мобилиус  выглядел   заинтересованным,   но
настороженным. -- Удивите меня. Если сможете.
     -- Я попытаюсь. Позвольте, я начну  с мелочей. Задолго до того,  как вы
прибыли  на  Ганимед, Сайрус  Мобилиус  имел  репутацию человека  с огромной
властью  и  влиянием  --  как на  Земле,  так  и во всей Внутренней системе.
Термоядерные блоки Мобилиуса  сделали  вас  очень богатым человеком,  однако
"мобили" составляют лишь небольшую  часть этой  истории. А простое богатство
никогда  не было вашей целью. Вы используете  богатство, чтобы  купить  себе
влияние и управлять событиями.
     -- Как любой другой человек, у которого когда-либо были деньги. Если вы
их  не  используете, зачем  тогда стараться их добывать? --  Мобилиус  пожал
плечами.  --  Пока  никаких секретов. Я внимательно слушаю,  но  не  услышал
ничего, что бы меня удивило или проинформировало.
     -- Я еще только приступил. Богатство может многое сделать.
     Оно  столь же часто  может использоваться, чтобы многое  остановить.  К
примеру,  умеренный объем  денег по вашим стандартам  -- несметное богатство
для большинства  людей  -- был использован для  рекламы  и развития движения
"Наружу". Часть  этих усилий,  естественно,  направлена на  поиск  обитаемых
планет   вокруг  других  звезд.  Таким  образом,  большинству   людей  может
показаться  вполне  разумным, что Распределительную  Систему Наблюдения с ее
непревзойденной способностью  прощупывать вселенную за  пределами  Солнечной
системы следует перенаправить в другое русло, чтобы она оказала максимальную
помощь в этом поиске... Но нас-то с вами не проведешь, не так  ли? Мы знаем,
что РСН плохо подходит  для  наблюдения  за  вселенной  всего  в  нескольких
световых годах от нас, что  на  самом деле она  разработана для  миллионов и
миллиардов световых лет. И мы знаем,  что изменение фокуса  активности РСН с
соответствующим   урезыванием   экспериментов   в   глубоком   космосе  было
произведено совсем по иной причине. Прежде всего, это было сделано для того,
чтобы Дэвид Ламмерман  и Камилла Гамильтон  лишились своих исследовательских
позиций в центре РСН, после чего их можно было убедить отправиться в систему
Юпитера и работать на Сайруса Мобилиуса.
     -- Поразительное  предположение!  -- Теперь, когда Мобилиус  наконец-то
пристроился в кресле,  он,  похоже, вполне расслабился. Одна кустистая бровь
приподнялась,  а на  лице у Солнечного Короля  застыла  кривая улыбка.  -- Я
удивлен  уже тем, что вы решились предполагать нечто  столь абсурдное, а  уж
тем более тем, что вы предложили это мне.
     --  Когда  вы вынуждены принять  невероятное, как пришлось сделать мне,
отсюда всего один короткий шажок до абсурдного. Я с удовлетворением отмечаю,
что вы не стали этого отрицать.
     -- Так вы за тем меня сюда завлекли, чтобы отрицания выслушивать?
     -- Вовсе нет. Я упомянул о деле Дэвида Ламмермана  и  Камиллы Гамильтон
только   желая   подчеркнуть,   что  у  меня   имеются  необычные  источники
информации...
     --  Никогда  в  этом не  сомневался. Именно по этой  причине  я  к  вам
первоначально за помощью и пришел.
     -- К  этой теме мы вернемся  позднее. А перед этим я хочу доказать вам,
что  впервые  в  жизни я  желаю  открыть  другому  человеку многие  из  моих
источников, а также многие из моих выводов. Ваше изменение фокуса работы РСН
для  службы   собственным  целям  представляло   собой  вводный   и   совсем
несущественный пример. Позвольте мне предложить вам другой, уже ближе к моей
реальной заботе. Я знаю имя вашего противника в системе Юпитера.
     На сей раз поднялись обе брови. Мобилиус резко выпрямился.
     -- Что?
     --  Благодарю вас.  Вы сказали все,  что  мне  требовалось  узнать.  Вы
удивлены, неподдельно удивлены.
     -- Да, я удивлен, -- Мобилиус откинулся на спинку кресла. -- Не ожидал,
что вы так скоро это выясните.
     -- Нет,  этот  вариант не  годится,  -- Сова отбросил  с  головы черный
капюшон, обнажая коротко стриженный скальп и темные, задумчивые глаза. -- Вы
по-настоящему  удивились,  а теперь  вы  слишком  проницательны,  чтобы  это
признать.  Однако удивились вы по другой причине. Вы удивились потому, что у
вас,  знаете  ли, нет никакого противника.  Вы сами  эту персону изобрели...
Когда вы  впервые пришли со мной повидаться, я принял вашу просьбу за чистую
монету.  Кто  в системе Юпитера может  желать  вреда вам, спросили  вы,  или
саботировать  проведение Европейского  термоядерного проекта?..  Я  искал. И
никого  не  нашел.  Ни  одного  человека.  Ваши  усилия  в  системе  Юпитера
продвигались  просто  замечательно.  Разумеется,  вы  также должны  были это
знать. Тогда зачем  просить меня о помощи? Таким образом, в итоге я пришел к
другой мысли. Кто  обратился  ко  мне с этой  странной просьбой?  Не кто-то,
неповинный в интригах, а сам Торквемада, бич неосторожного решателя проблем,
погубитель  некомпетентного  головоломщика,  мой   старинный  и   бесконечно
изобретательный  противник.  Не  могло  ли так получиться, что  он  попросту
проверял меня, как он всегда меня проверял? И  если  он это делал, он  также
должен был практиковать направление по ложному пути, которое мы с ним всегда
практиковали... Тогда я задал себе другой вопрос: зачем вам приходить сюда и
ставить   передо  мной  задачу  бесцельного  расследования?   Ради   простой
интеллектуальной забавы? Маловероятно.  Эта забава вполне доступна  для  вас
через  посредство  Сети Головоломок.  Вы должны  были прийти, решил я, с тем
чтобы  продвинуть  какую-то собственную  программу...  Но какую программу? И
тогда  мне  пришлось  инвертировать  проблему,  ибо  сам   Торквемада  любит
инвертировать. Итак: предположим, у вас нет тайных врагов в системе Юпитера,
зато  у вас,  скорее,  есть тайный  союзник.  Если  вам  хочется,  чтобы эти
взаимоотношения так и  остались тайными, вы  также станете беспокоиться, что
они могут открыться. В вашей собственной  осторожности  вы были уверены,  но
как насчет другой стороны? Что,  если  та персона являлась слабым звеном  --
или что связь  была недостаточно тайной?..  Таким образом, выясняется первый
прием  Торквемады.  Вы  приближаетесь  к своему  старому  противнику в  Сети
Головоломок и предлагаете  Мегахиропсу обнаружить наличие связи между вашими
делами и делами какой-то другой  персоны  в системе Юпитера. Если я сажусь в
лужу, это  для вас наилучший  ответ. Ибо там, где я сел в лужу --  не  стану
изображать  ложную  скромность, --  не  преуспеет  больше  никто...  Да,  но
предположим,  я  не  сел  в  лужу.  Это  чудеснейший  пункт,  второй   прием
Торквемады. Ибо вы попросили меня найти противника.  А поскольку такового не
обнаружилось,  я должен  был  в  лучшем  случае найти связь. И если бы  я ее
раскрыл, вы бы могли затем сказать: "Ага, вот он, мой враг. Это все, что мне
требовалось  узнать.  Большое  вам спасибо.  Дальше  я сам  справлюсь с этой
проблемой".  Единственный  способ  по-настоящему  вас  удивить  заключался в
заявлении  о  том, что  я  реально обнаружил  вашего  противника. Ибо  такой
персоны, разумеется, не существует.
     Отслеживая  свое   изложение   материала,   Свами   Савачарья   был  им
разочарован.  Оно  представлялось слишком  рассудочным,  слишком похожим  на
взаимодействие в Сети Головоломок. Ему хотелось быть грубым  и прямым, чтобы
вывести  Солнечного  Короля  из  его легендарного равновесия. А потому  Сова
испытал  изумление  и облегчение, когда  Мобилиус отбросил  волосы  со  лба,
подался вперед и небрежно произнес:
     -- Ладно, я сам вас спрошу. Кто этот тайный союзник?
     Сова испустил долгий вздох.
     -- Это  директор Европейского  научно-исследовательского центра: доктор
Хильда Брандт.
     Легкий  кивок  Мобилиуса  должен   был  бы  наполнить  Свами  Савачарью
восторгом.  Итак, его смелое  предположение,  выдвинутое на  основе  скудных
клочков информации и массы  смутных догадок, подтвердилось. Однако именно  в
этот момент успеха тревоги, заставившие его вызвать  сюда Сайруса Мобилиуса,
вернулись обратно. Сова вдруг понял, что уже гонит дальше,  в спешке нарушая
все правила игры.
     -- Хильда Брандт была вашим "инсайдером" в движении "Наружу" -- хотя вы
знали  ее задолго до того, как эта организация приобрела для вас значимость.
Я подозреваю, что  вы понимаете Хильду Брандт лучше всех остальных в системе
Юпитера. Надеюсь, так оно и есть, ибо я рассчитываю задать  вам два жизненно
важных  вопроса.  Во  время  нашей последней встречи вы  сказали, что  скоро
появится доказательство  того,  что европейские аборигенные  формы жизни  не
являются подлинными. Я  должен знать,  будет ли отрицание  их  аборигенности
представлено доктором  Джоном Перри,  который  обследовал Европейский  океан
именно с целью  подтверждения существования подобных форм жизни? И еще одно:
будут ли эти негативные заключения представлены Джоном Перри непосредственно
Хильде Брандт?
     Мобилиус воззрился на него, похоже, наконец-то выведенный из равновесия
-- но не так далеко, как сам Сова, который вдруг  почувствовал,  что дрожит.
Он стыдился своих эмоций и потери объективности.
     -- Предположим, что ответы на оба ваших вопроса утвердительные. И что?
     --  А вот  что, -- Сова вытащил  из-под своей мантии  листок с перечнем
звонков, которые он сделал за прошедший день. -- Чтобы подтвердить некоторые
свои мысли и подозрения, я снова и снова пытался дозвониться до Джона Перри.
И  добрую  дюжину  раз  мне  это  не  удалось. Причем  обратите внимание  на
неизменный ответ: база "Гора  Арарат" признает, что Джон Перри  и Вильса Шир
находятся на  Европе, однако настаивает, что  они "недоступны для  общения".
Сама  Европа переведена  в режим  изоляции. "Гора  Арарат" никоим образом не
позволит мне связаться с Перри и Шир.
     --  Ну и  что? Они наверняка в  погружаемом аппарате --  рыщут  там  по
округе.
     --  Тогда   почему   мне  не   предоставили  этой  информации?   Однако
безотносительно к тому, где они сейчас, я считаю, что они могут находиться в
ужасной опасности.
     -- Не понимаю, почему. Они уже там бывали. Они оба опытные пилоты.
     -- Опасность  исходит  не от спутника и не  от  океана. Она  исходит от
Хильды Брандт.
     -- Чушь.  Я знаю Хильду...  да  вы же сами утверждаете,  что я знаю  ее
лучше любого другого в системе Юпитера.
     --  Это верно. И все же я думаю, что вы,  может статься, не до конца ее
знаете. Она сложная личность.
     -- Как и всякий достойный человек.
     -- Я имею в виду -- необычайно  сложная. Еще сложнее вас... или меня. И
гораздо более  опасная. Хотел бы я иметь возможность доказать вам, насколько
она опасна.
     --  А,  ерунда.   --   Мобилиус  встал   из  кресла   и  направился   к
коммуникационному центру Совиной  Пещеры.  -- Дайте мне  быструю линию,  и я
улажу  все  это за  минуту.  Камилла Гамильтон  тоже  по-прежнему  на  "Горе
Арарат", и у  Дэвида с  ней открытая связь.  Я в точности выясню, где сейчас
Джон Перри и Вильса Шир, а также что происходит на Европе.
     -- Вы предлагаете  позвонить  Дэвиду Ламмерману?  -- Сова тоже встал из
кресла и прошлепал по коридору, чтобы встать под боком у Мобилиуса.
     -- Да, и прямо сейчас.
     -- Вам требуется его помощь?
     --  Конечно,  --  Мобилиус уже  набирал  коды  доступа. -- Я  скажу ему
по-быстрому с этим разобраться. При необходимости я велю ему лететь прямиком
на Европу и позвонить нам оттуда.
     -- Тогда позвольте мне вмешаться в этот  процесс там, где  я имею право
это  сделать,  -- Свами Савачарья положил  руку  на  пульт рядом  с  ладонью
Мобилиуса,  предотвращая  завершение  запроса.  Так  близко  к   физическому
контакту с кем-либо Сова  уже многие годы не подходил, и  это было далеко за
пределами  его  уровня комфорта.  Заставляя себя держать руку  на  месте, он
продолжил:  -- Вы попросили меня  отыскать вашего врага  в  системе Юпитера.
Исследуя этот вопрос, я, разумеется, изучил многих людей  и просмотрел много
личных досье. Включая досье Дэвида Ламмермана.
     Мобилиус  так  резко  отдернул руку  от пульта,  как  будто  его  током
ударило.
     -- Вы изучали Дэвида? Вы подумали, что Дэвид...
     -- Я  изучал  всех. И  узнал многое о личных взаимоотношениях,  которые
меня не касаются. Но они должны касаться вас.
     -- И вы  говорите мне,  что Дэвид... нет,  не могу в  это  поверить. --
Сайрус  Мобилиус  вдруг показался больным, а лицо  его словно бы состарилось
лет на пятнадцать. -- Не могу поверить...
     --  Что  он ваш  враг  и  что  он  вас  предаст?  --  Сову  переполняли
противоречивые чувства. Он оказался лицом к лицу с откровенным горем, причем
в такой  ситуации, каких  он всю жизнь  стремился  избегать.  Ему  следовало
отступить и остаться  холодным. Или по крайней мере  использовать недоумение
Мобилиуса  в  собственных  целях.  Эмоция  представляла собой  ту  слабость,
которую следовало эксплуатировать.
     Если  не  считать  того, что стоящий  перед  ним со  склоненной головой
человек в  каком-то  странном, но вполне реальном  смысле  был лучшим другом
Свами Савачарьи... Что за нелепая  мысль! Они вели рыцарский поединок в Сети
Головоломок со времен  юности Савачарьи: Торквемада и Мегахиропс, Мегахиропс
против Торквемады. Сознавая, что они на голову и плечи выше  всех остальных,
они всегда помнили друг о друге, зная, что  только друг другу  они достойные
соперники. Двадцать  лет  они провели  в схватках  и  всевозможных  вызовах,
изобретая  особые  проблемы,  адресованные   одной-единственной  далекой   и
незримой персоне.  Самые дьявольские  свои головоломки Сова изобрел с  одним
лишь Торквемадой на уме.
     Дружба?  Разве  подобный  интеллектуальный  контакт  не  означал  нечто
большее, нежели  чувственные контакты, безмозглое товарищество или  пьянящее
соперничество, которые  большая часть человечества  вынуждена была описывать
как  дружбу? И  разве подобная высшая форма дружбы не  налагала своих особых
обязанностей и ограничений?
     Сова снова вздохнул, но на сей раз уже по поводу предрешенного исхода.
     -- Прошу прощения. Вы меня не так поняли.  Дэвид Ламмерман вам не враг,
хотя многие  бы  сказали,  что  у него более  чем достаточно  причин таковым
являться.  Скажите  мне,  Сайрус  Мобилиус,  вы...  --  тут  Сове   пришлось
вытолкнуть из себя чуждое ему слово, -- любите своего сына?
     --  Люблю ли я... -- Мобилиус откашлялся. -- Бог мой, да ведь Дэвид мой
единственный ребенок. Мы столько  лет  так мало друг  с другом виделись,  но
вовсе не потому, что  мне так  хотелось. Конечно, я его люблю.  Я бы ему все
отдал. Но он меня избегает.
     --  Да,  действительно,  --  Свами  Савачарья  вынужден был вступить  в
обсуждение того рода,  который он больше всего ненавидел. И  никакого выхода
не существовало, пусть даже он содрогался от ужаса, пока  воздух вокруг него
словно бы наполнялся резкими, сырыми эмоциями.  -- И я знаю,  почему  он вас
избегает.  Я просматривал  видеозаписи,  сделанные, когда  он разговаривал с
вами или готовился это делать.  Дэвид считает, что  его  отец --  величайший
человек в  истории,  но  страшно его  боится.  В  вашем  присутствии  у него
буквально язык узлом завязывается. Вы подавляете его своей личностью.
     -- Я не хочу этого делать. Я в нем души не чаю.
     --  Вы  это  делаете, сами того не осознавая. Сайрус Мобилиус подавляет
Дэвида Ламмермана. Если вы хотите быть ближе к нему, вы должны позволить ему
свободно дышать.
     -- Как? Я просто бываю с ним самим собой.
     -- Тогда вы должны стать кем-то другим -- кем-то больше похожим на того
Сайруса Мобилиуса,  который  встречается со  мной.  Я ведь и  вас  видел  на
записи, много раз. Вы думаете, я не сознаю того, что со  мной ваша  личность
несколько  приглушается  в мою  пользу?  --  Сова  наконец оторвал  руку  от
коммуникационной  панели  управления.  --  А  сейчас,  если  хотите,  можете
позвонить Дэвиду. Но  только попросите у него то,  что вам  нужно. Ничего не
велите и не приказывайте. Скажите, что вам нужна его помощь, что есть особая
задача, которую вы  больше  никому во  всей  Солнечной системе  доверить  не
рискуете. Можете вы это сделать?
     -- Могу попытаться. -- Мобилиус наконец наладил связь, пока Сова плелся
назад  к своему удобному креслу. Он был совершенно  измотан. Он взял на себя
ровно  столько, сколько мог выдержать,  и  страшно все это ненавидел.  И как
только Магрит Кнудсен день за днем с этим справлялась? Мало того, она словно
бы процветала на такой личной конфронтации, таком эмоциональном сплетении.
     -- Дэвид! -- линия оказалась открыта.  Голос Мобилиуса был хриплым и до
странности нерешительным. -- Дэвид, ты занят?
     -- Я чертовски занят.  -- На экране появилось лицо Дэвида Ламмермана --
сдержанное  и неуверенное.  -- У  меня встреча  с Тристаном Морганом и  Нелл
Коттер.  Мы обсуждаем  способы, посредством  которых "мобили"  смогут помочь
движению "Наружу".
     -- Дэвид, мне бы не хотелось вмешиваться. Но мне нужна твоя помощь... в
одном деле, которое я не рискую доверить никому другому. Я сейчас встречаюсь
со Свами Савачарьей.  Джон Перри  и Вильса Шир находятся на  Европе, и у нас
есть  основания думать,  что  они  находятся в  серьезной опасности.  Ты  не
попытаешься связаться с Европой и убедиться, что с ними все хорошо?
     --  Конечно, -- лицо Дэвида Ламмермана стало  несколько озадаченным. --
Когда я последний  раз говорил с  Камиллой, там все было хорошо. Но  я прямо
сейчас свяжусь с Европой. А с тобой все хорошо?
     -- Я в полном порядке.
     -- А если на Европе все-таки есть проблемы...
     -- Поступай  по  своему усмотрению.  Если  тебе понадобится еще  чье-то
мнение, можешь позвонить мне -- но это совершенно необязательно. Отправляйся
на   Европу  сам,  если  сочтешь,  что  это  необходимо.  Воспользуйся  моим
банковским  счетом, моим именем, всем  остальным,  что только потребуется. Я
знаю, что ты сделаешь все разумно. Только, пожалуйста, поторопись. Это очень
срочно.
     --  Я  обязательно сделаю  все  как  можно  лучше, --  Дэвид  ненадолго
отвернулся  от  камеры.   --  У  меня  будет  здесь  помощь,  если  она  мне
понадобится.  Теперь  мне лучше начинать. Но  ты уверен,  что с тобой все  в
порядке?
     -- Абсолютно. Мне сейчас... лучше, чем когда-либо.
     Последовал  долгий  стеснительный  момент, пока  отец  и  сын  молчали.
Наконец они кивнули друг другу и одновременно прервали связь.
     --  Ну  вот, --  Сайрус  Мобилиус слепо глазел на пустой  экран.  --  Я
попытался.  Дэвид,  знаете  ли,  очень компетентен. Вы  заметили, что он  ни
одного лишнего вопроса не задал? Зато у меня есть тысячи вопросов. О Европе,
о Хильде  Брандт.  О том,  как вам удалось меня с ней  связать. И почему  вы
думаете, что она опасна. Когда вы будете готовы дать мне ответы?
     --  Очень скоро, --  Сова  счастлив  был  снова вернуться к  обсуждению
конкретных фактов. -- Но сначала я должен проделать одну вещь.
     Он опять  поднялся  и  прошлепал  к коммуникационному блоку, где  встал
рядом с Мобилиусом и набрал последовательность своих инструкций.
     --  Вы заказываете корабль? -- Мобилиус не мог в точности проследить за
командными кодами, сокращенными для личного удобства Свами Савачарьи.
     -- Да, действительно. Корабль, а также каюты.
     -- Для меня? -- Мобилиус уже заметил, как на дисплее вспыхнуло его имя.
     -- Для вас. А еще для меня. Я отправляюсь с вами.
     Мобилиус  в изумлении уставился на экран,  где  уже  появлялась  полная
характеристика задания. Его имя стояло там рядом с именем Свами Савачарьи.
     Свами Савачарья. Пассажир!
     Несколькими  минутами  раньше  Сова  пожелал   найти  способ   доказать
Мобилиусу, насколько опасной ему представляется  Хильда Брандт. И теперь, не
сказав ни единого слова, он такой способ нашел.
     Доказательство,  достаточное  для  любого:  впервые  за  множество  лет
Великая  Сова собирался  покинуть свою  пещеру на Ганимеде. Он стерпит хаос,
людный  дискомфорт  и  высокие  перегрузки  перелета  через  открытый космос
системы  Юпитера,   а  местом  его  назначения   станет  голая  и  пустынная
поверхность Европы.





     Коммуникационный  канал предлагал  только один ответ  на  все  запросы:
"Европа находится в режиме изоляции до  дальнейшего уведомления.  Ваш запрос
на приближение был отмечен, но разрешение на посадку дано быть не может".
     Трех таких анонимных отказов было вполне достаточно. Четвертое послание
Дэвида Ламмермана  уже не содержало в себе просьбы; на  сей раз он  отправил
уведомление о посадке, причем без четко определенного времени прибытия.
     И это мгновенно дало результаты.  На экране быстро сменились: смущенный
Факс Базза Сандстрема низкого уровня;  менее вежливый,  но в равной  степени
смущенный Факс высокого уровня; живой чиновник среднего ранга "Горы Арарат",
чья спокойная заносчивость и чувство  превосходства через считанные  секунды
сменились шоком, гневом и недоверием; и, наконец, сам Базз Сандстрем.
     -- Вы уже шесть  раз это слышали. -- Ноздри замдиректора раздувались, и
он так подавался вперед, что его перекошенная физиономия  заполняла чуть  ли
не  весь экран.  --  Убирайтесь. У  нас  тут  режим  изоляции.  Вы не можете
приземлиться на "Горе Арарат", кто бы вы ни были.
     -- Боюсь,  нам  придется приземлиться,  если только  вы  немедленно  не
дадите мне поговорить с Камиллой Гамильтон, Джоном Перри или Вильсой Шир. --
Голос Ламмермана оставался  таким же мягким и рассудительным, как всегда. --
По  сути,  мы уже готовы к финальному заходу. Вы были бы очень любезны, если
бы позаботились о том, чтобы во  время нашего приземления никто в космопорту
не пострадал.
     -- Только  попробуйте  приземлиться, и вас арестуют в ту самую секунду,
как вы сойдете с вашего корабля.
     -- Ничего страшного. Пусть арестуют.
     --  Базз уже совсем на стенку лезет, -- негромко сказал Тристан Морган.
Они с Нелл Коттер забились в заднюю часть  кабины управления, откуда отлично
могли  наблюдать за  Сандстремом, но  он  их  не  видел  и  не слышал. --  А
вообще-то я  с ним добрую дюжину раз встречался, и на самом деле он не такой
уж плохой парень. Хотя малость туповат. Но таким я его никогда не видел.
     --  Сомневаюсь,  что все  это только  гнев, -- Нелл Коттер  внимательно
наблюдала  за  каждым  движением  мышцы  на лице  Сандстрема и  тут  же  его
отмечала. --  Конечно, он раздражен,  но здесь и много чего другого имеется.
Похоже, он сильно потрепан. И почти что рыдать готов. Кто-то ему капитальную
головомойку устроил. Думаю, еще немного поднажать, и он совсем сломается.
     --  Ты наверняка ошибаешься.  Базз на Европе  замдиректора. И сам  всем
головомойки раздает.
     -- Лишняя  причина, почему это так ему не по  вкусу. И  это  определяет
автора головомойки: не кто иная, как сама Хильда Брандт. Пропусти-ка меня. Я
хочу кое-что попробовать.
     Нелл  протиснулась  мимо Тристана  и  двинулась  вперед  --  туда,  где
Сандстрем мог ее видеть.
     -- Если вы настаиваете, что мы не  можем поговорить с остальными, то  я
требую разговора с доктором  Брандт. Немедленно. И я непременно расскажу ей,
как вы тут с нами себя вели.
     -- Да кто вы, черт побери, такая? -- Базз  Сандстрем  встречался с Нелл
во время ее  предыдущего  визита  на  Европу,  но, похоже, ее не  узнал.  Он
заколебался, а затем все-таки взял тоном ниже: -- Честно говоря, не понимаю,
почему доктор Брандт должна хотеть с вами общаться.
     -- Ну,  про меня-то, Базз, вы  такого не скажете, -- Тристан последовал
за Нелл и  встал рядом  с ней. -- Я с Хильдой все время общаюсь.  И нам дано
право приземлиться на "Горе Арарат". У нас есть  разрешение Свами Савачарьи,
главы отдела  расписаний  Пассажирского  транспорта  для  Внешней системы --
включая Европу.
     -- Это не отменяет уведомления о режиме изоляции.
     --  Не  согласен. Но об  этом пусть потом спорят адвокаты.  Сейчас  нам
нужна точка  приземления. И  мы хотим поговорить с Хильдой -- или с  Перри и
остальными. Лучше содействуйте нам, Базз, или окажетесь в настоящей беде.
     -- Содействуйте! --  Но Базз  Сандстрем  явно  падал духом.  Его  мышцы
потеряли  свою упругость,  а  желваки уже  так не  играли.  --  Даже если вы
приземлитесь, вы не сможете поговорить с доктором Брандт. Ее здесь нет.
     -- Согласно транзитным  отчетам системы Юпитера, она там. Хильда Брандт
прибыла на Европу пару часов тому назад, и записи о ее отбытии не имеется.
     -- Я не имел в виду то, что ее нет на Европе, -- голос Базза уже звучал
просто умоляюще. -- Я имел в виду, что ее нет здесь, на базе.
     -- А где она?
     -- На поверхности. Камилла Гамильтон тоже туда поехала, так что и с ней
вы поговорить не  сможете. Они  у Вентиля. Он покрылся льдом, и они пытаются
его прочистить,  -- Сандстрем  потерял последние  остатки воинственности. --
Послушайте, Тристан,  тут не моя  вина. Я просто  выполнял  приказы  доктора
Брандт. У нее не было никакой причины так на меня гневаться. Ведь именно она
велела мне  перевести  Европу в режим  изоляции,  и именно она велела мне не
давать Джону  Перри  и Вильсе  Шир  общаться  с остальными. Откуда  мне было
знать, что эти двое сбегут и совершат самоубийство?
     -- Они мертвы?
     -- Нет. Да. То есть... я не знаю. Может быть, и мертвы. Я хочу сказать,
это случилось уже  двое с лишним суток назад. Они сбежали с  "Горы Арарат" и
отправились на поверхность. К Вентилю. А там без разрешения спустили под лед
погружаемый аппарат.
     -- Значит, они в безопасности.
     -- Да нет же!  Понимаете, они  взяли "Данаю" -- судно, которое  как раз
модифицировалось  и еще не было готово для  нормального использования. И они
не просто проводят исследования подо  льдом  -- они там застряли, не имея ни
пути назад, ни достаточного количества кислорода.  Они сами закрыли Вентиль;
он заледенел, когда они отключили энергию  снизу. И я ничего не мог  с  этим
поделать, -- голос Сандстрема поднимался  до воя, точно  сигнал к  последней
фазе  приземления, звучащий по  всему кораблю. --  Но  меня же  во всем этом
идиотизме теперь и обвиняют!
     Вентиль исчез.  Для  Нелл  и всех  остальных,  приближающихся  туда  на
вездеходах,  его прежнее местоположение теперь опознавалось только по кружку
строений и длинному  покатому  спуску,  что кончался  у гладкой стены нового
льда. Сверкающий погружаемый аппарат  -- "Капля"  или  ее близняшка -- стоял
наверху в окружении полдюжины вездеходов.
     --  Понимаете,  водяной лед  отличается  от  других  льдов. Когда  вода
замерзает, она расширяется...
     Базз  Сандстрем ехал в одном  вездеходе с Нелл. Он испытал колоссальное
облегчение,   когда  Хильда   Брандт  не  стала  винить  его  за   допущение
несанкционированной  посадки  на  "Гору  Арарат".  Как  только она  выяснила
личности  троих  вновь прибывших, она  по сути  велела Баззу  привезти их на
помощь.  И  теперь  замдиректора  объяснял  Нелл --  а также  ее  ненасытным
незримым диктофонам  -- всю сложность проблемы извлечения  тел Джона Перри и
Вильсы Шир из-подо льда.
     --  Поэтому, когда подогрев отключают, Вентиль  не  просто  наполняется
льдом, -- продолжал  Базз.  --  Все  дело в  том, что столб воды,  замерзая,
расширяется. Единственный способ для него расширяться -- это идти вверх.  Он
поднимается все  выше, образуя цилиндр. Видите спуск? Раньше,  когда уровень
воды был ниже  уровня  льда, он вел  к открытой  воде. А  теперь  вы  можете
провести этот вездеход прямо по тому месту, где раньше был Вентиль.
     -- А какова толщина льда? Надо полагать, он образовался по всей глубине
Вентиля?
     -- Нет. На всю длину потребуется очень  много времени. Однако, согласно
показаниям  сонара,  лед там  уже метров на тридцать. Так что они с таким же
успехом могут его зубочистками ковырять. Скорее всего. А если они прорвутся,
то в воду плюхнутся.
     "Они"  были   дюжиной  фигур  в  скафандрах,   пытающейся  при   помощи
переносного  строительного  оборудования  пробить  лед  над  Вентилем. Когда
вездеход Нелл приблизился туда  на гусеничном ходу, сопровождаемый еще одним
таким  же,  где  сидели  Дэвид  Ламмерман  и   Тристан  Морган,  вся  работа
остановилась.  Два человека в  скафандрах поспешили встретить приближающиеся
машины.
     -- Пустая трата  времени  долбить этот лед,  --  Хильда  Брандт кивнула
вновь прибывшим. Ее легко было узнать по значку высокого ранга на скафандре.
-- Нужна свежая идея. Я надеялась, что один из вас сможет что-то придумать.
     На Нелл  в  очередной раз  произвела сильное впечатление  уверенность в
себе и сосредоточенность этой женщины. Она не представила никаких объяснений
на предмет того, почему Европа была переведена в  режим изоляции, и никак не
прокомментировала то, почему теперь она решила передумать и  принять помощь.
Лишь заявление: у нас есть проблема, и ее нужно решить.
     Проблема? Нелл не  могла взглянуть  на все это объективно. Гибель Джона
Перри  стала  бы  не проблемой, а худшей вещью  на  свете. Но  Хильда Брандт
оставалась так дьявольски невозмутима.
     "Не  позволяй себе на этом зацикливаться, --  приказала  себе Нелл.  --
Будь репортером -- задавай вопросы".
     --  Зачем  они  запечатали  себя  подо  льдом,  если  знали,  что могут
погибнуть?
     -- Они этого не знали, -- Камилла стояла под боком у Хильды Брандт. Она
явно понятия  не имела о  режиме  изоляции на Европе и расценивала  прибытие
Нелл и остальных просто как дополнительную  помощь. --  Они подумали, что им
там вполне безопасно. В  нормальных условиях так и должно  было быть, потому
что "Даная" может  забирать  с  собой двухнедельный  запас  кислорода, и еще
больше  воды  и  продуктов. Но когда  корпус  был  усилен, чтобы выдерживать
давление  на  любой  глубине Европейского  океана,  большую часть  воздушных
баллонов временно  удалили. И не успели поставить на место, когда Джон Перри
угнал погружаемый аппарат. Индикаторы показывают двухнедельный запас, но это
совершенно обманчиво. Воздуха там должно хватить менее чем на двое суток для
двух человек. А Джон Перри и Вильса Шир находятся внизу уже двое с половиной
суток.  Если  они  большую  часть  времени  проспали  или  просидели  совсем
неподвижно,  они,  может быть, еще живы. Но время  работает  против  нас.  И
сейчас мы дальше от их извлечения, чем в самом начале. Слой льда в Вентиле с
каждым часом становится толще.
     Нелл вдруг поняла, что глазеет на Тристана. Вот оно, то недвусмысленное
заявление,  на  которое не  сподобились ни Базз Сандстрем, ни Хильда Брандт.
Джон и Вильса, согласно вычислениям Камиллы,  определенно погибли. И это уже
была никакая не спасательная операция. Это было скорбное извлечение трупов.
     Тем не  менее Хильда Брандт, похоже, по-прежнему с этим не соглашалась,
действуя так, словно каждая минута была на счету. Она пододвинулась к Дэвиду
Ламмерману  и стала внимательно  его слушать. Дэвид указал на Вентиль, затем
на  гору  Арарат.  Через  несколько секунд  Брандт  закивала. Затем помахала
рукой.
     --  Подойди  сюда, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты это послушала, а  потом
сказала, что ты об этом думаешь.
     Жест  и призыв  директора Европейского научно-исследовательского центра
относились к Камилле Гамильтон, но все остальные, разумеется, тоже собрались
в кружок.
     --  На  самом деле это не совсем моя идея.  -- Дэвид Ламмерман уверенно
командовал ими с тех пор, как они  покинули  Ганимед. Но теперь он, всего на
одно мгновение,  проявил след  былой робости. Этот след тут же  исчез, когда
Дэвид  продолжил:  -- Когда мы еще только  приземлились  на "Горе Арарат"  и
узнали, что  случилось у Вентиля, я  сразу задумался о том, как вскрыть этот
лед.  Я не знал, что вы пытаетесь  рыть, но сразу решил, что рытье ничего не
даст.  Мне  показалось,  что  только  что-то  по-настоящему мощное  способно
проделать  работу  достаточно  быстро  и  в  то же  время сохранить  Вентиль
открытым, пока мы не отыщем... то, что там внизу.
     Дэвид бросил взгляд на Нелл, затем  на Тристана, после чего отвел глаза
в сторону.
     --  Тогда я  спросил себя: какой источник  энергии, имеющийся сейчас на
Европе, самый мощный? И тут же стало очевидно: двигатель корабля, на котором
мы сюда прилетели. Там стоит "мобиль". Я позвонил Сайрусу Мобилиусу... -- Он
поймал шокированное выражение лица Камиллы и одарил ее смущенной улыбкой. --
Я знаю, Камилла. Но я правда это сделал. Сам. Я поговорил с ним, и теперь он
уже должен приземлиться и быть на  пути к Вентилю. Но я не хотел дожидаться,
когда  он прибудет, так что я спросил у него: может ли судовой "мобиль" быть
модифицирован  так,  чтобы  он  растопил  Вентиль,  не  повредив себе  и  не
уничтожив все на своем пути?
     -- И что ответил Мобилиус? -- спросила за всех Хильда Брандт.
     --  Он  сказал, что  не  видит, почему бы и нет. Однако это будет очень
тонкая  операция,  потому   что   термоядерный  привод  корабля  никогда  не
предназначался для прямого взаимодействия с водой и со льдом. Ситуация здесь
крайне нестабильная -- в этом Мобилиус чертовски уверен. Но он  говорит, что
не он главный эксперт по стабильности "мобилей", -- Дэвид указал на Камиллу.
-- Вот этот  эксперт.  Он  говорит, мы должны спросить у нее. Таково  мнение
Сайруса Мобилиуса и мое тоже. Камилла?
     Камилла,  казалось,  почти  не слушала.  Она  оглядела  лежащий  вокруг
серо-белый, безжизненный ледяной мир, затем подняла глаза в  черное, кишащее
звездами  небо. Короче говоря, смотрела куда угодно, только не на окруживших
ее людей. Наконец она покачала головой.
     -- Я не эксперт. Не по "мобилям". Я еще только учусь.
     -- Все мы только учимся,  -- сказала Хильда  Брандт. -- Всю нашу жизнь.
Суть не в этом. Суть в  том, сможет ли судовой "мобиль" это  проделать. Если
сможет, то кто-нибудь с "Горы Арарат" прилетит сюда на корабле, как только я
отдам приказ.
     -- Вы  не понимаете. -- Камилла  чувствовала, о чем ее хотят попросить.
Похоже,  это  был единственный способ спасти  Джона Перри и Вильсу Шир... но
только  она знала,  что  это  невозможно.  --  У  "мобиля" безусловно хватит
энергии, чтобы это проделать -- тут никаких вопросов. Вопрос в стабильности.
Расчет стабильности судового "мобиля", находящегося в Вентиле,  даже  анализ
первого порядка, потребует колоссальных вычислений.
     Она сделала пару шагов назад, словно желая отделиться от группы.
     --  Но ты можешь  их выполнить! -- сказал  Дэвид.  Он  и  вся остальная
компания  преследовали  Камиллу,  медленно передвигаясь  по губчатому  льду.
Наконец Дэвид взял ее за руку. -- Ты провернула сотни подобных вычислений. А
я могу за пять минут вынуть "мобиль" из корабля.
     -- Да, имея достаточно  времени, я смогла бы проделать  эти вычисления.
Но ведь ответ нужен прямо  сейчас. Мне  придется вернуться на "Гору Арарат",
сесть за компьютер  и ввести туда все параметры для судового "мобиля". И еще
геометрию Вентиля, а  кроме того, свойства поверхностного  материала, уровни
радиации и  температуры окружающей среды,  --  Камилла  вырвалась  из хватки
Дэвида. -- Ты говоришь о чудовищном вычислении. Пойми, оно может занять дни,
прежде чем все сойдется.
     -- Но дней у нас нет, не так ли? -- задумчиво прошептала Хильда Брандт.
--  И даже часов. -- Она опустила  голову,  как будто изучая крапчатый  узор
льда  у себя под ногами.  Наконец Брандт  продолжила, словно  бы обращаясь к
самой  себе: --  Значит, так тому и быть.  Иначе мы обречены, разве нет? И в
самом деле -- какой у нас выбор?
     Директор   Европейского  научно-исследовательского   центра  вздохнула,
подошла к Камилле и  протянула руки, чтобы взять ее за  плечи. Затем  Хильда
Брандт стала неподвижно смотреть сквозь шлем  скафандра молодой женщины,  не
обращая  внимания ни на вездеход, что пробивал  себе  путь  по льду от  горы
Арарат, ни на странную фигуру, которая вскоре из него появилась.
     Свами  Савачарья,  составив  исключение  из  правил  для  поверхностных
скафандров  "один размер  подходит всем", был раздет до  ботинок и засунут в
полупрозрачный контейнер из зеленого защитного пластика, предназначенный для
хранения крупного оборудования, не переносящего потоки частиц.
     Импровизированный скафандр был достаточно велик... но все же не совсем.
После подгонки Сова мог ходить, делая по несколько сантиметров за один шаг и
плотно прижимая руки к бокам. Но холод был просто лютый; рация его скафандра
работала  кое-как; и,  хотя  зеленый пластик  не  был  непрозрачным,  совсем
прозрачным  его  тоже назвать  было нельзя. Сова мало  что  видел, а  слышал
только шуршание собственных  ног по поверхности. У него под боком, направляя
его в нужную сторону, шагал Сайрус Мобилиус.
     Хильда  Брандт  проигнорировала зеленую фигуру, переваливающуюся  точно
перекормленный пингвин. Она неотрывно смотрела на Камиллу, глаза в глаза.
     -- Камилла Гамильтон, --  сказала она наконец, -- посмотри  на  меня  и
послушай.  Корабль будет  здесь через десять минут.  Я  уже передала приказ,
чтобы  он вылетел.  За пятнадцать  минут  из этого корабля  вынут "мобиль" и
подготовят  его к  использованию.  В  конце  этого  временного  отрезка  нам
потребуется   знать,   как   расположить   "мобиль"   и   какие  регулировки
использовать. Возможности вернуться  на "Гору Арарат" и сесть за компьютер у
тебя не  будет.  Эти  регулировки ты должна рассчитать  сама.  За пятнадцать
минут. Ты меня слышишь? У тебя будет пятнадцать минут. Не больше.
     -- Я не смогу! -- Камилла попыталась вырваться на свободу.
     Дэвид Ламмерман инстинктивно двинулся было ей помочь, но затем совладал
с собой и отвернулся. Все остальные стояли неподвижно -- такие же застывшие,
как  кристаллы   европейского  льда  под  подошвами  их  ботинок  с  тройной
изоляцией.  Нелл, толком не понимая,  за чем именно она наблюдает,  но  лишь
чувствуя, что это неким образом драматично и очень важно, молилась, чтобы ее
потайной диктофон работал.
     --  Я  не  смогу,  --  повторила  Камилла.  --  Без  моих  моделей, без
компьютера и всех параметров...
     --  Сможешь. Я знаю  тебя лучше, чем ты  сама себя знаешь. Загляни себе
внутрь, Камилла. Разве ты не понимаешь,  что  всегда  можешь предчувствовать
ответы   --   еще  раньше,  чем   компьютеры  выдадут  свои.  Ты  чувствуешь
термоядерную стабильность, причем в самых  сложных ситуациях, и тебе даже не
надо об этом думать. Ты училась  этому и училась, пока это не  стало  частью
твоего подсознания. Загляни себе внутрь.
     -- Нет,  --  Камилла  дрожала. Глаза  Хильды  Брандт казались  ей двумя
колоссальными лунами, что заполняли собой все небо. Камилла не могла отвести
взгляд. -- Вы ошибаетесь. Очень ошибаетесь. Я все вычисляю.
     --  Верно.  Но  тебе  вовсе  не  требуется  вычислять  все  при  помощи
компьютеров, потому что ты это  делаешь у себя в голове. Решения компьютеров
-- просто гарантия надежности. Если тебе не нравятся их ответы, что ты тогда
делаешь? Ты  прогоняешь их снова и снова,  пока ответы не становятся такими,
какими  они, на твой взгляд, должны  быть. Ты рассказывала  многим  людям  о
"кратчайших  путях",   которые   ты   используешь  для   получения   быстрых
результатов. Используй их сейчас -- когда они нам по-настоящему нужны.
     Камилле  некуда было  деваться.  Она даже  не  могла двинуться с места.
Ужасная сила, властная и неумолимая, приковывала  ее к этим лучистым глазам.
Откуда-то издалека звучал голос:
     -- Пятнадцать минут. У тебя будет пятнадцать минут.
     Голос повторил это снова. И в третий  раз. На четвертом повторении небо
и  ландшафт  Европы исчезли, и Камилла  ускользнула  в  странное  внутреннее
царство волнистой плазмы, ее собственные владения, куда больше никто не  мог
за ней последовать.
     Лишенный   всего   вспомогательного  оборудования,   "мобиль"   казался
удивительно  мал  для  своей  пятидесятигигаваттной  мощности.  Ярко-голубой
округлый  цилиндр   не  более  двух  метров  в  длину  и  всего  полметра  в
поперечнике,  он  располагался  в вертикальной  раме  широким концом  книзу.
Открытую  решетку   его  держателей,  установленную   на   точную  центровку
посредством пары гироскопов на  самом его верху, аккуратно поместили в самый
центр Вентиля.
     Дэвид  Ламмерман в третий раз проверял силовые  регулировки  и диаметры
сопел. По  поводу  одного-двух наиболее  тонких пунктов  ему очень  хотелось
проконсультироваться с Камиллой, но ее, бледную и близкую к обмороку, увели,
как только ее  перечисление параметров для "мобиля"  было закончено. Камилла
неподвижно простояла двадцать  пять мучительных  минут --  двадцать пять, не
пятнадцать,   --   и  даже  Хильда   Брандт  не  отваживалась  прервать   ее
сосредоточение. В конце  концов  она  запросила  аудиосвязь и принялась  как
можно быстрее уточнять регулировки "мобиля".
     Дэвиду оставалось только  установить  эти  регулировки  и тревожиться о
том, что ответы Камиллы могли оказаться катастрофически неверными. Что, если
неизвестные факторы местной гравитации или температуры оказались важнее, чем
кто-либо   ожидал?  Изучал   ли  кто-нибудь  когда-нибудь  подобное   прямое
взаимодействие  плазмы  со  льдом?   Дэвиду  хотелось  спросить  Камиллу  об
эффектах, оказываемых на "мобиль" окружающим потоком частиц большой энергии,
о скрытой теплоте, о проводимости, о радиационных потерях в открытом космосе
над поверхностью Европы. Короче, обо всем.
     Но время уже вышло.  Где-то под ногами у Дэвида --  хотел  бы он знать,
как далеко; если  "мобиль" сработает  как  планируется,  эта  глубина станет
критической переменной -- где-то там, внизу,  в любой точке от пятидесяти до
ста километров,  Джон Перри и Вильса  Шир либо  уже погибли, либо умирали от
кислородного голодания.
     Никаких заминок быть не могло.
     Дэвид  приготовился  включить  "мобиль".  Неподалеку  от  него   Сайрус
Мобилиус наблюдал за своим сыном,  пока тот занимался калибровкой. Трижды он
протягивал руку, чтобы  вмешаться, и  трижды ее  отводил.  Солнечный  Король
упорно  сопротивлялся  побуждению  взять  власть  в  свои  руки  и  устроить
собственную  проверку регулировок  "мобиля".  Единственным  исключением стал
самый конец, когда Мобилиус понял, что Дэвид через считанные секунды включит
"мобиль", и принялся в темпе отгонять всех от Вентиля.
     Хильда  Брандт  отказалась тронуться с места. Она так и стояла на самом
краю ледяного круга, пока сам Дэвид,  выполнив свою задачу, не схватил ее за
руку и не оттащил подальше от периметра.
     Пятнадцать бесконечных секунд все смотрели  и  ждали. Дэвид, уверенный,
что с одной из  регулировок наверняка что-то не  так, устремился было вперед
по  льду. Однако могучая рука  Сайруса Мобилиуса тут же опустилась Дэвиду на
плечо и удержала его на месте.
     --  Нет,  --  хриплым,  гипнотизирующим голосом  пробормотал  Солнечный
Король. -- Переходный процесс низкого порядка. Задержка термоядерного цикла.
     Дэвид не ответил. Он уже в этом не нуждался. Ибо хотя на самом "мобиле"
нельзя было ничего разглядеть,  лед в пятнадцатиметровом кружке  вокруг него
вдруг  зашипел  и  задымился. Секунду  спустя  начала образовываться  густая
полусфера водяных паров. Расположенный в самом центре белого облака "мобиль"
скрылся из вида.
     -- Он работает?  -- Голос в  наушниках скафандра  принадлежал  Тристану
Моргану, однако  его  тут  же заглушили  с полдюжины других голосов, которые
дружно   воскликнули,  когда  облако  пара   сделалось  голубым   у   своего
расширяющегося основания. Все инстинктивно  сделали шаг назад. Лед у них под
ногами  задрожал,   откликаясь  на  высвобождение  чудовищной  энергии.   На
мгновение "мобиль" снова  появился  в  поле зрения,  приподнятый  на  столбе
лилового пламени.  Затем он двинулся вниз и стал опускаться с отмеренной для
него скоростью, делая пару метров в секунду.
     Дэвид  подался  вперед,  считая  секунды и  ожидая.  Он не обладал  тем
количественным  пониманием  процессов, какое имелось у Камиллы, но  в  целом
знал,  что первая критическая точка должна подойти  через семнадцать секунд.
Четыре концентрические зоны  активности должны были стабилизироваться вокруг
"мобиля".  В  самой  внутренней  из  этих  зон,  где  находились  плазменные
реактивные движки "мобиля", адово пламя  при температурах  в сотни миллионов
градусов  било  прямиком  в  замерзшую  поверхность  Вентиля.  Лед под  этим
пламенем не таял и не кипел. Он сразу распадался на мономолекулярный водород
и  мономолекулярный  кислород.  Эти  элементы   распространялись  наружу   и
рекомбинировали  во  второй  зоне  куда  более  неистово,  чем  при  обычной
химической  реакции.  Лед в этой точке также распадался, но  уже  на обычный
кислород  и водород,  которые  в  свою  очередь  сгорали при  температуре  в
несколько  тысяч  градусов.  Теплота  от  этой  реакции  конвертировалась  в
следующей  зоне Вентиля в перегретый пар. Именно этот  пар в  четвертой зоне
наконец-то плавил наружный периметр колонны.
     Пятнадцать,  шестнадцать, семнадцать.  Дыра во  льду, если  Камилла  не
ошиблась, была теперь близка к своему максимальному диаметру. "Мобиль" начал
опускаться  с  постоянной  скоростью,  рассекая  тридцатиметровую  в  ширину
оболочку и пробиваясь сквозь верхний уровень ледяного покрывала Европы.
     Двадцать  три,  двадцать четыре, двадцать  пять.  Громадное  коническое
облако, вырвавшееся прямиком из  Вентиля, оказалось  подожжено  инфернальным
пламенем плазмы при температурах, близких к звездным. Наблюдателю на  орбите
прямиком  над Вентилем  он  мог  показаться  крошечным  источником  жесткого
рентгеновского излучения.
     Двадцать  восемь, двадцать девять, тридцать. Ровно на тридцатой секунде
произошла  внезапная перемена. Облако  вдруг  взорвалось и за  какой-то  миг
рассеялось по  сторонам. Дэвид  сделал  пару шагов вперед.  "Мобиль"  не мог
отключиться --  ему  предполагалось это  сделать  еще  через десять  секунд.
Значит,  он  должен был достичь открытой воды и  теперь перешел к свободному
падению по первоначальному незамерзшему стволу Вентиля.
     Это  были  скверные  новости.  Лед  оказался  менее  толстым,  чем  они
прикидывали. Если "мобиль", по-прежнему работая на полных  оборотах, ближе к
концу льда встретится с "Данаей"...
     Дэвид  уже  определил   для  себя   сорок  секунд  как  нижний  уровень
безопасности и  был твердо настроен ждать не меньше. А вот Тристану Моргану,
сидящему внутри "Капли",  такого самоконтроля недоставало. Как только облако
пара  разлетелось,  он отправил  погружаемый аппарат катиться  по спуску. На
мгновение  судно застыло на  краю, безумно накренилось, а затем с гигантским
всплеском вошло в Вентиль.
     Тристан пилотировал "Каплю" с удовлетворенного одобрения Хильды Брандт.
А  вот   сидящая  у   него  под  боком  Нелл,  хотя  и  попросила  подобного
благословения, его не удостоилась. Тогда она сама себя пригласила и в  темпе
забралась  на  борт,  пока  все  остальные были  по  горло  заняты неистовым
прохождением "мобиля" в Вентиль.
     На  сей раз система мягких  привязных  ремней, что окружила Нелл, когда
крен  судна   превысил  допустимый,  удивления  у   нее   не  вызвала.  Нелл
вглядывалась в бурные воды, пытаясь уяснить для себя курс "Капли",  пока  та
скакала  и  покачивалась в  яростных восходящих потоках.  Менее чем  в сотне
метров внизу "мобиль" разлагал ледяную воду на составляющие ее элементы.
     "Мобиль" уже сделал свою работу. Теперь ему  лучше  всего было с Божьей
помощью отключиться.
     Нелл все записывала,  но вода вокруг погружаемого  аппарата  оставалась
бессмысленным хаосом залитых  голубым светом, отчаянно булькающих восходящих
потоков, диких как земное моретрясение.
     Тогда Нелл повернулась к Тристану. Ему явно недоставало неестественного
спокойствия Джона Перри в экстремальной  ситуации. Рот Тристана был разинут,
а глаза вылезли на лоб, пока он силился удержать "Каплю" на стабильном курсе
погружения.  А самое главное --  он старался не  напороться на плотную стену
Вентиля.
     И все-таки напоролся.
     Судно  задрожало  и  заскрипело,  когда  его  швырнуло  на  незримый  и
неподвижный  барьер  льда.  Корпус  сбоку  от  Нелл   загудел  как  колокол.
Индикаторы напряжения по всей контрольной панели дружно вспыхнули,  указывая
на опасный  уровень,  а затем вспыхнули  снова. Второе  столкновение,  через
считанные секунды после первого, исторгло визгливый вой из гнущихся опор.
     Судно  перекатилось на сто  двадцать градусов.  Нелл вдруг  поняла, что
висит  лицом  вниз  и  вглядывается в булькающую  тьму.  Далеко-далеко внизу
виднелась блестящая лилово-голубая точка.
     -- Не  могу ее  удержать!  -- Но  стоило только  Тристану выдохнуть эти
слова,  как  вся  сумятица  прекратилась.   "Капля"  внезапно   выровнялась,
перекатилась  обратно на  ровный киль и  стала  мирно спускаться по темной и
словно бы бесконечной трубе.
     Нелл уставилась вниз сквозь прозрачное дно  погружаемого аппарата. Огни
судна не высвечивали  внизу ничего,  кроме прозрачной, успокаивающейся воды.
За  пределами  радиуса  обзора  теперь  уже  пассивный "мобиль"  должен  был
направляться все ниже и ниже -- к далекому океанскому ложу. Задолго до того,
как  он  туда доберется, его внутренние  камеры  коллапсируют под чудовищным
давлением.  Океанская бездна  сожмет  его в компактную,  бесполезную  массу.
Долгое   время  спустя  эту  массу  наверняка  обнаружат  будущие  поколения
европейских исследователей и, надо полагать, не на шутку удивятся.
     Впрочем, Нелл  с Тристаном  не помянули  исчезнувший  "мобиль"  в своих
дальнейших раздумьях. Ультразвуковой  локатор  "Капли"  уже  был включен,  и
теперь его программа поиска по  форме  обшаривала темный внутренний океан на
предмет объектов, чей внешний профиль соответствовал профилю "Данаи".
     Погружаемый аппарат все  падал и падал,  пока  не приблизился к нижнему
краю ледяного покрывала. Сканирующий имиджер оставался безмолвен.
     Тристан переключил "Каплю" на погружение под углом.
     -- Может  показаться лишней тратой  времени, но Хильда сказала, что  мы
должны это проделать -- иначе верхняя часть снова начнет замерзать.
     Он подвел  "Каплю" к стене Вентиля  и  приблизился  к первому  из  трех
нагревательных блоков, прикрепленных  прямо ко льду. Два гибких механических
манипулятора двинулись вперед из наружных пазов, управляемые Тристаном.
     Схватить  выключатель  манипуляторами погружаемого  аппарата  оказалось
достаточно легко, но для Нелл на это  ушла  целая вечность. У нее самой руки
зачесались это  проделать. Тристан был опытным пилотом  в атмосфере Юпитера,
однако и  "Капля",  и европейская окружающая среда  пока  еще оставались для
него незнакомы.
     "Для  меня, впрочем, тоже, --  подумала Нелл.  --  Я  к ним еще  меньше
привыкла". С великим трудом она заставила  себя  сидеть тихо.  Тристан делал
все,  что мог. Если бы Нелл  стала его отвлекать и предлагать помощь, все бы
только еще больше замедлилось.
     Операция по  включению первого нагревательного блока  заняла пару минут
--  часов  для  Нелл,  пока она  не сверилась с хронометром. С двумя другими
блоками вышло еще быстрее. Тристан удовлетворенно крякнул, когда третий блок
завибрировал.
     -- Теперь мы, по  крайней мере, уверены, что  вернемся назад, -- сказал
он.  --  Мы сможем оставаться внизу, сколько захотим,  и  отправиться,  куда
захотим.
     Тристан  закачал балласт, и теперь они  быстро  падали в тихий мрак. Но
куда они  направлялись? Нелл  снова  вгляделась  вниз. Имея под собой  целый
Европейский  океан,   как  они   могли   надеяться  найти   жалкую  песчинку
погружаемого аппарата, даже если превосходное оборудование "Капли" им в этом
поспособствует?
     Ответ:  ничего они не найдут. Не  желая  обратиться лицом  к реальности
гибели  Джона  и Вильсы,  они с  Тристаном  бросились  в бесполезный  поиск.
Обследование миллионов кубических миль океана займет многие месяцы. Чувствуя
острую душевную боль, Нелл заставила себя отключить запись и бросить надежду
в тот самый момент, когда от ультразвукового имиджера донесся громкий писк.
     -- Что-то  есть,  -- сказал  Тристан.  --  Движущийся  объект. Держится
ровно.
     Именно этого не хватало его голосу.
     --  Это  они? -- спросила Нелл и  тут же подумала: "Боже мой! Я уже как
старая жаба квакаю".
     Тристан не  ответил. Во  всем  Европейском океане  находился еще только
один погружаемый аппарат. На самом деле вопрос Нелл следовало перевести так:
"Они живы?"
     Однако на него невозможно было ответить, имея  одну  лишь информацию от
имиджера.  Дрейфуя с выключенной  энергией  примерно  в трех  километрах под
ними,  "Даная" казалась  неповрежденной.  Похоже,  она  направлялась назад к
Вентилю. Но это ровным счетом ничего не говорило о состоянии ее пассажиров.
     Тристан послал на "Данаю" звуковой сигнал, и они, затаив дыхание, стали
ожидать ответа. Хотя бы одно человеческое слово -- любое, какое угодно.
     Не  было  ничего. Лишь фиксированное сообщение от бортового  компьютера
"Данаи", пославшего в ответ сигнал о своем статусе: "Все функции в норме".
     Тристан   бросил  "Каплю"  в  отчаянное   погружение.  Они  неслись   к
изображению  на  экране,  пока  Нелл не  обрела уверенность,  что два  судна
неизбежно  столкнутся.  Однако  в  последний  момент  Тристан осадил  назад,
пристраивая  погружаемый  аппарат  прямо  перед  "Данаей".  Плывуны  "Капли"
отправились  прямиком  к  переднему окну  другого  погружаемого  аппарата  и
засияли еще ярче, чтобы осветить то, что находилось внутри. Нелл увидела две
фигуры в скафандрах, привалившиеся друг к другу. Их головы были запрокинуты,
лиц разглядеть не удавалось.
     -- Это они, -- сказал Тристан. -- Они без сознания.
     Или  мертвы.  Нелл вовсе  не  требовалось,  чтобы ей  озвучивали другую
возможность.
     -- Как быстро мы сможем доставить их на поверхность?
     --  За несколько  минут. Я  могу  зайти им под низ  и  выполнить прямой
подъем.  Хотя  это будет неудобно.  Нам придется  подниматься вперед ногами,
лежа на спинах.
     Впрочем,   согласия  Нелл  Тристан  не  просил.  Пока  "Капля"  падала,
подавалась вверх, цеплялась  и начинала свое восхождение к поверхности, Нелл
терзало искушение запросить компьютер "Данаи". Он мог сообщить  о содержании
в кабине кислорода и углекислого газа, а по этой информации легко можно было
понять, способны ли системы "Данаи" поддерживать в своих пассажирах жизнь.
     Нелл  потянулась  к пульту... и  передумала.  Она  не была экспертом по
параметрам жизнеобеспечения. Так или иначе, очень скоро она все узнает.
     Или не очень скоро. Нелл стала смотреть в переднее окно.  Казалось, они
уже целые века шли вверх, но  пока что находились всего лишь у нижнего  края
ледяного щита.  Тогда  она закрыла глаза  и  пожелала  "Капле"  лететь вверх
вместе со своей ношей. Скорее!
     Вершина конуса жидкой  воды,  неистово созданная  всего лишь  немногими
минутами  раньше, была широка как раз настолько, чтобы неуклюжая  комбинация
"Капли" и "Данаи"  туда прошла. Тристан еще больше усугублял ситуацию, делая
подъем слишком быстрым. Нелл чувствовала, как  погружаемые аппараты трясутся
и трутся  об лед,  а  затем последовала самая серьезная, но  зато  финальная
встряска, когда  оба судна пробили что-то твердое. Дальше "Капля"  выскочила
на поверхность  и принялась проталкивать другой погружаемый аппарат вверх по
скату. Только  тут  Нелл  впервые  по-настоящему осознала всю убийственность
холода  Европы.  Зона,  по  которой  оба  судна теперь  продвигались,  менее
получаса  назад  подверглась  воздействию  температур  в  миллионы  градусов
Цельсия.  Однако  она  уже  успела  покрыться  новым  слоем льда. Эффект  от
нагревательных блоков, которые снова оказались в работе, но находились одним
километром ниже, сюда еще не дошел.
     Нелл почему-то воображала, что группа людей у Вентиля будет  стоять там
же, где и в  тот момент, когда они с Тристаном ее покинули. В  конце концов,
зная, что  они могут найти  подо льдом, кто мог заставить себя  отвлечься на
что-то другое?
     Однако  вся эта зона казалась  безлюдной.  "Даная" и "Капля" равномерно
ползли вверх по скату. Только когда первый погружаемый аппарат приблизился к
комковатой европейской поверхности,  Нелл осознала свою ошибку. Невдалеке от
конца ската над "Данаей" навис самый громадный вездеход, какой Нелл  в своей
жизни видела. Он был так огромен,  что поначалу она даже приняла его за одно
из окружающих Вентиль строений. Он составлял по меньшей мере тридцать метров
в длину  и двадцать  в ширину.  Прямо на глазах у Нелл один  конец вездехода
раскрылся. Протянувшиеся изнутри манипуляторы схватили "Данаю" и затянули ее
в колоссальный грузовой трюм.  Конец  вездехода  закрылся. Менее  чем  через
минуту он раскрылся снова.
     --  Европейская  передвижная  лаборатория, --  пояснил  Тристан,  когда
"Капля"  в  свою очередь  оказалась  захвачена и втянута  в  трюм. Громадная
дверца снова герметично закрылась. -- Она защищена от потока  частиц, и  там
есть  воздух, как только вы проходите внутренний шлюз. Нормальная окружающая
среда. С  них  уже сейчас могут снять скафандры  и дать медицинской  бригаде
поработать. Кто-то очень здорово это придумал -- Хильда, не иначе.
     "Даная" исчезла. Тристан уже наполовину снял свой скафандр, нетерпеливо
ожидая, пока шлюз завершит свой  цикл и  наружное давление выровняется.  Как
только люк  "Капли" удалось  открыть,  он  выпрыгнул  наружу и  направился к
внутренней дверце.
     Нелл последовала за ним, хотя и куда медленней. Она  боялась  того, что
может увидеть по ту сторону дверцы. Только воображаемый голос Глина Сефариса
подгонял ее  вперед:  "Делай свою  работу,  Нелл.  Ты репортер. Не  затем ты
прошла весь этот путь, чтобы теперь назад осаживать".
     "Даная" находилась  в центре  следующего  помещения.  Люк  погружаемого
аппарата был  открыт, и над ним  роились люди. Слева, на  длинном  верстаке,
сидел сгорбленный Свами Савачарья. Несмотря на лютый мороз, он  уже разорвал
свой  импровизированный скафандр.  И теперь,  подобно  кошмарной пародии  на
какого-то экзотического  танцора,  его разбухшее тело  частично проглядывало
сквозь  пышные  складки  полупрозрачного  зеленого  пластика. Хильда  Брандт
сидела с одного  бока от него, Сайрус  Мобилиус  --  с другого. В паре шагов
перед ними  стоял Габриэль  Шуми. Никаких  признаков  Дэвида Ламмермана  или
Камиллы Гамильтон не наблюдалось.
     Тристан силился  прорваться к  открытому люку  "Данаи".  Его удерживали
трое мужчин в форме местного персонала общего назначения. Медленно, но верно
они  оттирали  Тристана   от  погружаемого   аппарата.  Вместо  того,  чтобы
последовать его  примеру,  Нелл  направилась  к  высокой,  угловатой  фигуре
Габриэля Шуми.
     -- Они живы, доктор? -- Только этот вопрос сейчас что-то и значил.
     Главный медицинский специалист Европы  уставился куда-то  сквозь  Нелл,
после чего подошел к столу, чтобы сесть рядом с Сайрусом  Мобилиусом. Там он
обхватил руками голову и принялся усиленно тереть виски,  пока его аккуратно
причесанные волосы не превратились в спутанную массу.
     --  Пожалуй,  --  пробормотал  он,  --  самое  время  мне  на  Каллисто
возвращаться. Знаете, у меня там подземная ферма. Большая.
     На вопрос Нелл Шуми, похоже, отвечать не  собирался. Она поняла, что он
обращается не к Мобилиусу, и не к кому-то еще. Доктор просто молол языком.
     Тогда Нелл подошла к Габриэлю Шуми, встала прямо перед ним и вплотную к
нему нагнулась.
     -- Как там Джон  Перри и  Вильса Шир? Те люди в погружаемом аппарате --
они живы?
     Доктор гневно взглянул на нее в ответ.
     --  Живы ли они? Черт возьми,  разве  по нынешним  временам можно убить
визитера в Европейский  океан, если  просто заморозишь  его в твердый  кусок
льда  или отрежешь ему подачу воздуха? Я уже  начинаю сомневаться, что этого
можно достичь, если возьмешь скальпель и  постругаешь его на мелкие кусочки.
Но  если  вы  хотите  меня  спросить,  как  люди  могут  выжить,  когда  все
медицинские  учебники хором кричат о том, что  они должны были умереть сутки
тому назад... -- Он скорбно уставился на "Данаю".
     Пожалуй, Шуми выбрал наихудшее время, чтобы взять паузу.
     -- Так  вы говорите,  они живы, да? -- Нелл схватила медика за плечи  и
отчаянно  затрясла,  пока он  снова смотрел сквозь  нее.  -- Доктор Шуми! Вы
должны мне ответить!
     Шуми рассеянно закивал.
     --  Знаете,  когда  я  открыл  люк, они вообще-то были мертвы. Оба.  Ни
пульса,  ни  сердцебиения. Ни  малейших  признаков жизни. Воздух  внутри был
чистой  отравой. Слишком мало кислорода,  слишком много углекислого газа  --
дышать абсолютно невозможно.  Я  объявил их мертвыми. Черт  побери, они же и
впрямь  были мертвы.  Мы стали  их поднимать, чтобы вытащить наружу. И  в ту
самую секунду, как мы их подняли, их обоих затрясло, а  потом они  задышали.
Сначала мужчина, затем женщина. И теперь...
     Дальше  Нелл  слушать  не стала.  И  ждать  тоже.  Она  обежала  вокруг
погружаемого  аппарата, оказываясь по  другую  сторону  от  Тристана, сумела
поставить  ногу  на  держатель одного из плывунов и подтянулась к  переднему
окну. Один из мужчин, что держали Тристана, пустился за ней. Нелл взобралась
еще выше, на самую крышу, где ему было  сложно до нее добраться, и свесилась
головой вниз, чтобы вглядеться в кабину и позволить своей ручной  миникамере
заснять интерьер.
     Джон и  Вильса  по-прежнему находились  на своих сиденьях. Их лица были
любопытного  лилово-красного  оттенка,  а  глаза  полузакрыты.  Свисая  вниз
головой,  Нелл  не смогла разобрать  выражений их лиц, зато  она определенно
увидела, что  они  дышат. Кроме того,  понукаемые медицинской бригадой,  они
усердно двигали руками и ногами.
     --  Убирайтесь  оттуда. Немедленно. --  Мужчина,  погнавшийся  на Нелл,
добрался  до крыши и схватил ее за  руку. Она покорно позволила ему спустить
ее  вниз  и отвести к группе,  что  сидела на  верстаке. Эта  группа  теперь
включала в себя и Тристана Моргана.
     Присев к Тристану под бок, Нелл схватила его за руку.
     -- Я их видела. Они живы и даже руками-ногами шевелят. Все у  них будет
хорошо. Это самое главное.
     Она говорила очень тихо, однако  Габриэль Шуми невесть как ухитрился ее
расслышать.
     --  Это для  вас главное, --  скорбно  произнес  он.  --  А меня обяжут
представить рапорты,  детально описывающие  случившееся.  Обяжут  дать всему
этому объяснения. Тогда как никаких объяснений здесь дать невозможно.
     -- Ах, да. Объяснения.  Самое своевременное слово,  -- Свами  Савачарья
сидел  неподвижно, глазея  прямо перед  собой.  Казалось, он  находился  еще
дальше от реальности, чем Габриэль Шуми. Однако  теперь он встряхнулся. -- В
настоящий момент, когда Джон Перри и Вильса Шир спасены и восстанавливаются,
пора подумать об объяснениях. Они определенно запоздали. Но здесь для них не
место.
     Сова повернулся к Хильде Брандт:
     -- Если бы вы были  так любезны, что нашли бы мне какой-то более теплый
отсек внутри  этой машины, а  также менее экстремальную и  откровенную форму
телесного чехла, я бы весьма высоко оценил и то, и другое. Ибо хотя теперь я
готов  признать, что  составил  о вас неверное  мнение... -- тут  он охватил
взглядом и Хильду Брандт,  и Сайруса Мобилиуса, -- я считаю, что нам следует
очень многое друг другу сказать. Сейчас самое время... переговорить.





     Самым  большим  свободным  помещением,  какое  Европейская  передвижная
лаборатория смогла им предоставить, оказалась лаборатория  обработки данных,
площадью  примерно  три квадратных метра -- грубо говоря, размером с постель
Свами Савачарьи.
     Сова обвел взглядом шестерых человек, что теснились вокруг него -- а по
Совиным меркам, сидели  прямо у него на шее, -- и решил, что это худший день
в его жизни.
     Дело было  вовсе не  в его отбытии от  сокровищ и безопасности  Совиной
Пещеры, хотя  Сова начал о них тосковать, не сделав и трех  шагов от входной
двери. Дело было  не в перелете  с Ганимеда на  Европу, хотя Свами Савачарья
битых семь часов  ерзал  на сиденье, сконструированном для  какой-то козявки
втрое  меньше его по  размеру. Дело  было не  в  том унижении,  которому его
подвергли, ведя по смутной  перспективе  европейской  поверхности  --  почти
голого, продрогшего, близорукого и похожего на чудовищную зеленую колбасину.
Дело было даже не в столь близком присутствии  такого большого числа  других
людей  и  не в узком,  неудобном сиденье, на котором  Сова теперь с  великим
трудом размещался.
     Дело было кое в чем гораздо худшем. Оно было в ясном сознании того, что
он, Свами Савачарья, совершил элементарную ошибку.
     Первый  намек  на проблему  со своей  логикой  Сова получил,  когда его
прибытие  на  Европу не  вызвало  никаких  вопросов и задержек; колоссальный
промах он заподозрил уже в то  время, когда  вглядывался  сквозь изолирующий
зеленый пластик  своего импровизированного скафандра и изучал состав группы,
собравшейся вокруг Вентиля. Ошибка еще ярче высветилась, когда Сова заметил,
как  Хильда  Брандт командует Камиллой  Гамильтон, и  пронаблюдал  за сонным
трансом последней.
     И все же, пытался утешить себя Свами  Савачарья,  он  также мог быть по
крайней мере отчасти прав. Безусловно, существовали пределы тому, как далеко
логика, строгим образом приложенная, могла завести его по неверной дороге.
     Сова  оглядел  теснящихся вокруг  него  людей:  вот  Дэвид  Ламмерман и
Камилла Гамильтон, близкие физически, а теперь, как он заподозрил, еще более
близкие душевно;  вот Нелл  Коттер, чьи глаза подмечают решительно все;  вот
Тристан Морган с откровенным нетерпением  на лице -- ерзает, в любую секунду
готов  заговорить;  вот Сайрус  Мобилиус,  неотрывно  и  вполне  бесстрастно
глазеющий на Сову, -- тем не менее, по-прежнему Торквемада, чьи позы никогда
нельзя принимать за чистую монету.
     И  вот, наконец,  Хильда  Брандт.  Она кивнула Свами Савачарье,  словно
предлагая ему начинать.
     Она была права. Наступил  час  Совы. Однако он не  вполне  был  уверен,
откуда  ему  начать.  Впоследствии  Сова  мог  вообще  не восстановить  свою
самооценку, но  если бы он напортачил сейчас, все для  него сложилось бы еще
хуже.
     "Тогда поспешай медленно",  -- сказал  себе Свами Савачарья.  Отчаянная
гонка от Ганимеда  закончилась.  Никто никуда не  уходил, и  не  было  нужды
торопиться.
     --  Я  бы  хотел  рассказать вам  одну  историю, -- темные  глаза  Совы
перескакивали с одного человека на другого, а голос был самую малость громче
шепота. -- По меньшей мере для одного из вас эта история будет  уже знакома.
Другим она может показаться непостижимой.  Остальные вполне могут  счесть ее
скучной. Ибо  это  не просто история, а  история времен  давнишних. По сути,
история военных времен. Рассказ о последних днях Великой войны.
     Сова  заерзал  в своем жестком кресле. Его обеспечили вполне адекватным
одеянием: просторным цилиндром из ткани, в которым было прорезано пять дырок
для конечностей и головы. Но здесь было совсем нечего есть; Сова по-прежнему
мерз  и отчаянно  тосковал по своей кухне,  своей мантии и  комфорту мягкого
кресла глубоко в Совиной Пещере.
     -- Обе стороны в течение всей войны  занимались разработкой  оружия, --
продолжил  он.  --  Это общеизвестно.  А  новое оружие почти по  определению
является   оружием   секретным.   Невозможно    получить   преимущество   от
использования такого оружия, если враг  знает о его существовании, ибо тогда
против него можно  выстроить  соответствующую  защиту.  Одно такое секретное
оружие разрабатывалось на маленьком астероиде под названием Мандрагора...
     Сова оглядел группу. На  всех лицах читалось либо  выражение умеренного
интереса, либо вежливого непонимания. Решительно никакой информации.
     --  С  точки  зрения  его  разработчика, это  оружие  было  практически
идеальным. Однако  когда  его  описали лидерам  Пояса,  те  решили,  что оно
создает две большие проблемы. Первая проблема --  для них менее существенная
--  состояла в  том,  что создание этого  оружия включало в  себя проведение
особых биологических экспериментов, строго запрещенных  всеми гражданскими и
военными конвенциями.  Вторая проблема, с  точки  зрения лидеров  Пояса куда
более  важная, заключалась  в том, что этому оружию еще  много  лет не могло
найтись практического применения.  Война для  Пояса складывалась  достаточно
скверно, а  это было  не  то  сверхоружие,  которое способно  разом обратить
поражение в победу.
     Теперь позвольте мне  поделиться  с  вами  одним  общим наблюдением:  в
течение  всей  Великой  войны  Земля и  Марс безусловно  проигрывали с точки
зрения  количества  жертв, однако именно другой стороне -- колониям Пояса --
пришлось   безоговорочно    капитулировать.   Пояс   проиграл   войну.   Его
производственные мощности были разгромлены, его народ изголодался до  полной
покорности, его правители оказались под угрозой предстать перед послевоенным
трибуналом  в качестве  военных преступников.  После войны популярное мнение
гласило, что правители  Пояса  были  монстрами в  человеческом  обличье. Они
полностью заслужили свою смерть в последних баталиях. Все жалели лишь о том,
что их уже нельзя было привести на трибунал.
     Таково  типичное  послевоенное  поведение победителей.  Военная история
пишется именно победителями. Но что, если в данном случае написанная военная
история   оказалась  правдой?  Что,   если  правители  Пояса   были   людьми
по-настоящему холодными, безжалостными и корыстными?
     Сайрус Мобилиус кивал.
     --  Именно  такими они и были.  Я там  находился и  прекрасно помню всю
ситуацию. Вы делали то, что вам велели, иначе вам тут же приходил конец.
     --  Очень   хорошо.  Итак,  те  правители,  ни  секунды  не  колеблясь,
использовали  бы самое ужасное  оружие,  не  уклонились  бы  от  уничтожения
бесполезных  разработок  --   особенно  таких,  которые  после  войны  могли
доставить им  массу  неприятностей. Разумеется,  правители Пояса  никого  на
Мандрагоре  в   свои   планы   не   посвятили.   Они   просто   организовали
полномасштабную атаку на астероид  -- такую  атаку,  которая обратила бы все
свидетельства об экспериментах в пепел и безжизненный камень.
     Однако  невесть  каким  образом,  в  самый  последний  момент,  научный
руководитель  тех  биологических  экспериментов  --  которому   в  то  время
случилось быть вдали от Мандрагоры, -- узнал о плане  уничтожения астероида.
На Мандрагору  тайно  была  послана  весть.  Несколько ученых  сумели  найти
корабль, переоборудованный рудовоз под названием "Океан". Они бежали, забрав
свои эксперименты с  собой. Но они опоздали. Ракета типа "искатель" уже была
послана,  чтобы   уничтожить   все,  что  попытается  спастись  бегством   с
Мандрагоры.  Она последовала за  "Океаном" и разнесла его на куски. Все, кто
был на борту, погибли.
     Здесь бы этой истории и  конец. Все политические и  военные вожди Пояса
погибли в последние дни войны. Безусловно, счастливое избавление -- для всех
в Солнечной  системе. Лаборатории на  Мандрагоре  были уничтожены.  Отчеты о
проведенной работе, хранимые  на Палладе, уже были стерты. "Океан" обратился
в пар. Разработчик уничтоженного биологического оружия по-прежнему оставался
в живых, но он  не больше кого бы то ни было желал быть обвиненным в военных
преступлениях и предстать перед трибуналом в качестве козла отпущения. Лучше
всего  было  покинуть Пояс,  залечь поглубже, а немного позднее начать новую
карьеру где-то еще.
     Именно так и произошло. Никаких экспериментов на Мандрагоре словно бы и
не проводилось. Прошлое  исчезло -- на целых двадцать четыре года. А  затем,
два года назад, рутинное  обследование  обломков  Пояса случайно выудило  из
космоса полетный самописец "Океана".
     Этот  самописец показывал, что, хотя девятнадцать человек  сели на борт
судна на Мандрагоре,  только десять  оставались  на борту, когда "Океан" был
аннигилирован.  Куда  же делись  остальные  девять?  Безусловно,  живые  или
мертвые, они были запущены в космос.
     Для всех в Солнечной системе это событие ничего не должно было значить.
И для меня, когда я несколько месяцев  назад впервые об этом узнал, оно мало
что значило,  -- даже несмотря на то,  что  я гораздо  серьезнее большинства
людей заинтересован  в  реликвиях Великой войны. Должен  признаться, я в них
чертовски заинтересован.
     Да, но почему я проявил такое преступное небрежение? Только потому, что
я  не  смог найти никаких  записей  об  обнаружении хотя  бы  одной  капсулы
жизнеобеспечения в пределах разумного  времени после уничтожения "Океана", а
также в определенном  месте, соответствующем  конечному положению судна. Я с
разумными на то основаниями заключил, что вне этих пределов любой человек  в
спасательной капсуле уже давным-давно бы умер.
     Информация  от  останков  "Океана"  могла  что-либо  значить  лишь  для
одного-единственного  человека  --  того самого,  кто четверть столетия ждал
новой информации  об этом корабле без всякой надежды на то, что она когда-то
придет. Эта персона,  в отличие от  меня, не  заключила,  что  пассажиры тех
капсул  должны  быть  мертвы.  А  почему?  Потому что существовал  еще  один
относящийся к делу факт.
     Тут Сову  прервали.  Дверь  комнаты  распахнулась, и  внутрь устремился
поток холодного воздуха. Джон Перри и Вильса  Шир, очень бледные, но во всех
иных   отношениях  вполне   нормальные,  были   препровождены   туда  Баззом
Сандстремом. Замдиректора вопросительно взглянул на Хильду Брандт.
     Она кивнула.
     -- Садитесь.  Но не  вы,  Базз.  Вы идите и  позаботьтесь о том,  чтобы
Вентиль как следует  открывался. Обогревайте самый верх, если понадобится. И
хорошенько закройте за собой дверь. Здесь уже и так холодно.
     Хильда  Брандт  снова  повернулась  к  Сове,  пока   Нелл  с  Тристаном
отодвигались, освобождая место для вновь прибывших.
     -- Очень хорошо, Свами  Савачарья. Вам нет  нужды продолжать.  Я готова
закончить весь этот  фарс. Признаю свою  вину. После того, что я проделала с
Камиллой  у  Вентиля,  было  бы  бессмысленно  это  отрицать.  Я  руководила
определенными биологическими исследовательскими проектами  на Поясе во время
Великой  войны.  --  Она не  обратила  внимания на то,  как  Сайрус Мобилиус
удивленно вскинул голову. -- И  если  я также скажу вам, что  была вынуждена
сотрудничать с правительством Пояса, иначе  мне пришлось бы умереть, а также
что  я противодействовала всей этой войне, фактов это уже не изменит. Теперь
скажите мне, как вы предполагаете с этой информацией поступить.
     --  Лично я?  Да в  целом  никак,  --  Сова  грустно уставился  на свое
перекатывающееся брюхо. -- Особенно теперь. Сутки  назад  -- всего час назад
--  я считал,  что на Европе  может совершиться убийство. Я думал, что жизнь
Джона  Перри  в  опасности,  причем  что  ему угрожает нечто  гораздо  более
вредное,  нежели  случайная нехватка кислорода. Именно  по  этой  причине  я
примчался  сюда с Ганимеда. И через считанные минуты после своего прибытия к
Вентилю я выяснил,  что допустил чудовищную ошибку. Чтобы спасти Джона Перри
и Вильсу Шир, вы рискнули пожертвовать  своей  конспирацией. Так  совершенно
определенно не поступил бы человек, повинный в военных преступлениях. Должно
быть, я ошибся, сочтя вас опасной только потому, что вы были уклончивой.
     Я могу и должен немедленно вернуться обратно на Ганимед. Однако я также
должен  удовлетворить свое  любопытство. Будьте уверены,  ваши ответы дальше
меня  не уйдут. Разумеется, я не могу говорить от имени всех  присутствующих
или просить их  о молчании. То, что вы мне скажете, может иметь прямое к ним
отношение.
     -- Да, действительно.  Тем не менее спрашивайте. Время для молчания уже
в прошлом.
     --  Спасательные капсулы.  Было  запущено девять  штук. Что случилось с
остальными? У меня есть доказательства, что обнаружить удалось только три.
     --  У  меня тоже, -- Хильда Брандт заметно забеспокоилась --  впервые с
тех пор,  как  "Даная"  выскочила  на  поверхность  Вентиля.  --  Приходится
заключить, что остальные капсулы оказались утрачены, и  дети вместе  с ними.
Из девятнадцати человек, которые  находились  на  борту  "Океана", когда  он
покинул  Мандрагору, уцелели только  трое: Джон  Перри, Вильса Шир и Камилла
Гамильтон.
     До этого момента все  остальные  в комнате сидели очень тихо, сознавая,
что  словно  бы подслушивают  личный  диалог. Однако  последних слов  Хильды
Брандт оказалось для них слишком много. Все разом заговорили. И остановились
только после того, как поняли,  что Хильда Брандт продолжает -- негромко, но
оживленно.
     --  ...и  уцелели  они  тогда,  безусловно, только благодаря  тому, что
отличались от обычных людей. Многие месяцы они свободно плавали в космосе --
и оставались в  живых. Точно  так же,  как  они  пережили свои приключения в
европейском льду и под ним, которые стали  бы фатальными для любого другого.
Понимаете, когда  все  клялись, что  замерзшая  Камилла  мертва, у меня  еще
оставалась   надежда   на   то,  что   она  выживет.  И   она  действительно
восстановилась. После этого, хотя я,  конечно,  желала, чтобы  Джон и Вильса
как можно скорее вернулись  на  поверхность, у  меня было еще меньше тревог,
что их  приключение  окажется фатальным. Я  даже позволила себе порадоваться
тому, как славно  я в  свое  время  поработала. И хотя  у  меня  нет желания
убеждаться в этом на опыте, я не могу не  подивиться тому, как  далеко могут
простираться их способности к выживанию.
     Сайрус Мобилиус  оставался непривычно молчалив. Больше любого другого в
помещении он понимал характеры Свами Савачарьи и Хильды Брандт. И формировал
собственное оригинальное заключение.
     -- Правильно ли  я  понимаю  то, о  чем  вы  оба говорите?  Что вот эти
трое...  -- он обвел рукой  Джона Перри, Вильсу Шир и  Камиллу Гамильтон, --
являются  результатами  тех биологических экспериментов,  что проводились на
Мандрагоре двадцать пять лет тому назад? Но вы  всего лишь год, как узнали о
том, что они живы?
     --  Доктор Брандт знала об  этом больше  года, -- уточнил Сова. --  Она
отследила траектории намного  раньше  меня.  А сам я узнал  об  этом  совсем
недавно.
     -- Почему же она не узнала об  этом  целое  поколение тому назад, когда
капсулы  впервые  были обнаружены? Разве  при каждом обнаружении  каких-либо
капсул данные об этом не появлялись в печати?
     Сова  поднял   темные  брови  в  самой   суровой  критике  человеческой
наивности, какой он когда-либо удостаивал Сайруса Мобилиуса.
     --  В той Солнечной  системе, которая до  сих пор ходит  ходуном  после
величайшей  катастрофы  в  истории  человечества?  Мы  все  прекрасно  знаем
положение  дел.  Многие  годы  после окончания Великой  войны информационные
системы находились в состоянии хаоса. Находки, безусловно, регистрировались,
но  данные о них не  публиковались.  И еще  я подозреваю,  что в то время  у
доктора Брандт определенно были другие проблемы.
     --  В то время -- быть может, -- Сайрус Мобилиус с упреком повернулся к
Хильде Брандт. -- Но вы уже целый год знали,  что они выжили. Так почему  же
вы тогда ничего не сказали? Вы были обязаны это сделать.
     -- Что бы я сказала --  и  кому?  -- рявкнула в ответ Хильда Брандт. --
Подумайте хорошенько, Сайрус, и  скажите мне,  что  хорошего  могло из этого
выйти.  Я знаю, что  в итоге рассказала  бы им троим  все -- но только после
того,  как получила  бы хороший шанс  взглянуть  на  них  и  убедиться,  что
поступаю  правильно.  Четверть  столетия  они   вели  счастливую,  здоровую,
нормальную жизнь. И  вы говорите  мне, что  я была обязана  наклеить на  них
ярлык  результатов  биологических  экспериментов, после чего  люди стали  бы
обращаться с ними как с монстрами и уродами?
     К Джону, Вильсе и Камилле  медленно приходило понимание. Они  услышали,
но не могли поверить.
     Камилла,  присутствовавшая  на собрании  с  самого начала, откликнулась
первой.
     -- Значит,  вы  соглашаетесь  с  Мобилиусом  в  том,  что  мы... просто
результаты   экспериментов?   Человекоподобные   уроды,   изготовленные   на
Мандрагоре?
     -- Нет! В чем  угодно,  но только не в этом.  Понимаете, Сайрус, именно
этого я  и  боюсь, --  Хильда  Брандт резко развернулась обратно к Камилле и
страстно, с выражением заговорила:  -- Вы не  монстры и не уроды. Ни один из
вас.  За  использование подобных  слов  мне следовало  бы  самой  себе  язык
отрезать. Вы человеческие существа -- высшие человеческие существа.
     -- Но что вы с нами проделали? -- спросила Вильса.
     --  Я вас  улучшила. Вы были модифицированы  еще  до рождения,  получив
контроль   над   своей  вегетативной  нервной   системой  и  гораздо  лучшую
взаимосвязь   между   сознательными  и  подсознательными   процессами.   При
необходимости  вы  можете  замедлять  или  ускорять  скорость своего  обмена
веществ и  время  реакции. Вы  способны  совершенствовать все свои  телесные
функции.  Вы можете  достигнуть уровней  мышечного контроля,  немыслимых для
любого  другого.  Вы  также  можете  --  при  соответствующей стимуляции  --
обрабатывать  данные такими способами, какие остальным  из нас  трудно  даже
представить.  Здесь  в той  же  мере  умственное превосходство,  в  какой  и
физическое. Пойми, Камилла, вы трое такие же, как все, -- только вы лучше.
     Нелл  Коттер внезапно  подумала о Джоне Перри с его абсолютным чувством
места  --  как он спокойно  направляет "Каплю" сквозь моретрясение, пока его
пальцы так  стремительно летают по пульту  управления  спускаемым аппаратом,
что за ними даже не уследить. О Вильсе за клавиатурой -- как пальцы ее рук и
ног  с  невероятной  точностью  и  координацией  работают  подобно  двадцати
независимым  инструментам.  И  о  Камилле  --  как  ее   внимание  полностью
обращается  внутрь, пока  она под  руководством Хильды  Брандт  творит такие
чудеса  вычисления, какие  все,  включая  саму  Камиллу,  считают доступными
только компьютеру.
     Затем Нелл  посетило  другое  видение  --  комки  льда,  выпирающие под
гладкой, до предела растянутой кожей.
     -- Вы хотите сказать, что когда Камилла попала в ловушку и замерзла...
     -- ...ее тело сделало то, что оно должно было сделать, -- Хильда Брандт
кивнула.  -- Она  выпила всю  воду, какую смогла найти.  Пока вода замерзала
ближе  к поверхности ее тела, Камилла использовала высвобождавшуюся  скрытую
теплоту  для поддержания нужной температуры  своего внутреннего ядра,  что и
позволило  ей  остаться в  живых.  Эта  было нечто вроде зимней  спячки,  но
Камилла совершенно не осознавала, что  происходит. Все сделали встроенные  в
нее механизмы выживания. -- Она повернулась к Джону и Вильсе. -- То же самое
с  вами.  Вам хватало  мизерного объема воздуха, причем гораздо  дольше, чем
Габриэль Шуми мог себе представить.
     -- Мы просто  сидели в "Данае",  -- сказала Вильса.  -- Мы заснули,  но
ничего необычного не делали.
     -- Необычного для  вас,  --  Хильда Брандт  с любовью смотрела на  всех
троих. -- Но абсолютно  необычного для любого другого  человека --  пока  не
появятся  еще такие люди, как вы. А они  обязательно появятся... Господи, да
что там еще?
     Вопрос  Брандт был адресован  не  Камилле  и  не  двум другим,  а Баззу
Сандстрему, который так прорвался в дверь, словно хотел ее вышибить.
     --  Там Ганимед.  Скверные  новости. --  После спасения Джона  и Вильсы
Сандстрем восстановил было свою воинственность,  но  теперь,  похоже,  опять
оказался в глубокой яме. -- Наш тамошний персонал сюда позвонил. Новости уже
разошлись по всем  информационным каналам. Утверждается,  что формы жизни  в
Европейском океане не аборигенные! Кто-то дал  утечку о  том, что это земные
формы жизни, измененные и импортированные.
     -- Гм. Интересно, кто бы мог это  сделать, --  Хильда Брандт воззрилась
на Сову,  но  тот  покачал головой.  -- Хорошо, верю. И  что  вы,  Базз,  им
сказали?
     -- Ничего.
     -- Почему?
     --  Мне нечего были им  сказать. А  кроме того,  они вовсе  не  со мной
хотели поговорить. Они хотели поговорить лично с вами.
     -- Они  совсем растерялись. Идите и заверьте  их, что я уже вылетаю. --
Хильда Брандт вздохнула и встала,  но из комнаты не вышла. Вместо  этого она
повернулась к Свами Савачарье. -- Знаете, что меня больше всего во всей этой
истории огорчает?
     -- Знаю. Страх того,  что невежественные люди могут теперь счесть ваших
детей монстрами и уродами.
     -- Моих детей. Они  не... -- Тут Брандт осеклась. -- Что ж, каждый день
узнаешь  что-то  новое.  Вы  просто феномен, Свами  Савачарья.  Вам об  этом
известно? Вы отрицаете эмоции, и все же когда вы беретесь эмоции понимать...
     Она повернулась к Джону, Вильсе и Камилле.
     --  Конечно же  он  прав.  Именно  своими детьми  я вас  и  считаю.  Вы
действительно мои дети  --  пусть даже в эмоциональном,  а не в генетическом
смысле слова. Я никогда не причинила бы вам вреда.
     И Хильда Брандт снова обратилась к Сове.
     --  Понимаете, именно это, более  всего прочего, ранит меня и огорчает.
Что  вы,  интеллигентный  человек,  которого  Магрит Кнудсен  описывает  как
чуткого и проницательного, смогли убедить себя в том, что  я  стану  убивать
ради  защиты  европейской  окружающей  среды.  Убедить  настолько,  что   вы
примчались сюда, чтобы удержать меня от убийства.  Причем  даже  не убийства
какого-то незнакомца,  а  человека,  которого  я  знаю с  самого рождения --
точнее, знала еще до рождения. Что же я, по-вашему, за зверь?
     -- Я допустил ошибку. И уже это признал. Я не имел  с вами достаточного
общения. А кроме того, я не мог забыть нападения на Ярроу Гобеля.
     -- Которое вовсе не было преднамеренным, и вам следовало бы это  знать!
-- Хильда Брандт укоряла Сову как учительница -- нерадивого ученика. -- Если
человек  с  весом менее шестидесяти кило, как генеральный инспектор  Гобель,
принимает дозу, рассчитанную на персону весом в... двести пятьдесят кило?
     -- Двести девяносто.
     -- Вы меня поняли. Ваша потеря памяти стала  бы временной  и частичной.
Она  относилась бы только  к событиям последних  месяцев, и  вы давно бы уже
вернулись в нормальное состояние.
     Хильда Брандт наконец подошла к открытой двери.
     -- Впрочем, это меня не извиняет. Я беру на себя всю ответственность за
неприятность  с  Ярроу  Гобелем. Точно  так  же, как  я  беру  на  себя  всю
ответственность за все мои действия. Когда я  вернусь, вы сообщите  мне, что
вы намерены по этому поводу предпринять. Но сначала я должна поддержать моих
сотрудников  на Ганимеде.  Они думают, что теперь всей вселенной конец. Что,
разумеется, вовсе не так.
     Она повернулась к Сайрусу Мобилиусу.
     -- Теперь, когда разошлась  весть  о том, что наш океан заражен земными
формами жизни, нам, скорее всего, невозможно будет сохранить Европу. Так что
вы  победили, Сайрус,  а  я  проиграла.  Но  победители и  проигравшие часто
меняются местами.  Я  не  сдамся. К  тому  же во  многих  других  смыслах  я
победила.
     И Хильда  Брандт  ушла, прежде  чем  Мобилиус или  кто-то еще  сумел ей
что-либо ответить.





     Нелл Коттер выучилась удерживать  свой разум  и свою  камеру на главных
событиях. Когда Хильда Брандт вышла из комнаты, это оказалось непросто. Нелл
почувствовала перемену фокуса в группе,  но  где теперь новый фокус, ей было
так сразу не понять.
     Джон Перри  и  Вильса  Шир  сидели  между Нелл  и Тристаном.  Сразу  за
Тристаном  сидела Камилла,  а  рядом с ней -- Дэвид Ламмерман. Все шестеро с
неловкостью  смотрели  друг  на друга,  старательно  игнорируя  Савачарью  и
Мобилиуса, которые сидели к ним лицом.  Как только Нелл повернулась оглядеть
остальных, она почувствовала, как Джон Перри чуть-чуть от нее отодвигается.
     Тогда  Нелл разделила  поле камеры, чтобы  зафиксировать  выражения лиц
всех  трех  беглецов с "Океана",  и попыталась угадать их мысли. "Вместе при
рождении,  даже еще  до  рождения.  Первые  год-два  росли  единой  группой,
буквально   дышали  обликами,   звуками  и  запахами  друг   друга.   Ничего
удивительного, что  Джон и Вильса так сильно и незамедлительно  откликнулись
друг на друга. Затем малыми детьми в полном одиночестве выброшены в открытый
космос -- жить или умирать".
     Шестерым выжить не удалось. Остальные  трое были один за другим найдены
в послевоенном хаосе и выросли в совершенно разных окружающих средах  Земли,
Марса  и  Пояса. Каждый  сделал  свою,  отдельную  карьеру,  не  сознавая  о
существовании остальных, пока Хильда Брандт не собрала их  вместе. Но теперь
эта троица начнет видеть себя как единое целое --  и казаться себе абсолютно
непохожей на всех людей, какие когда-либо жили на этом свете.
     А  как увидят  их  остальные?  Нелл  вдруг  поняла,  что  уже  начинает
по-другому думать о Джоне Перри. Отважится ли она на близкие взаимоотношения
с мужчиной, обладающим абсолютным  контролем  над своим телом и разумом? Тут
Нелл  припомнила сообщение из Пунта-Аренаса о невероятно  быстром беге Джона
за карнавальной платформой. Теперь в это легко верилось.
     А  затем  она  почувствовала  восхищение,  злость  на  себя  и  сильную
привязанность. Джон по-прежнему оставался  Джоном.  Он не изменился, если не
изменилась она.
     "Хильда Брандт была права, -- подумала Нелл. -- Все мы -- люди".
     Она заставила себя протянуть руку и сжать  бедро Джона. Мышца задрожала
и  напряглась,  затем медленно  расслабилась.  Джон  снова подался  к  Нелл,
накрывая ее ладонь своей.
     "Нет тут никакого Ледяного Человека, -- решила  Нелл. -- А в абсолютный
телесный  контроль   я  поверю,  когда  сама   его  почувствую.  И  если  он
действительно существует, могу поклясться, это будет восхитительная забава.
     Но если так, то насколько типична я сама?"
     Нелл посмотрела дальше по ряду на Тристана Моргана. Наверное, впервые в
жизни  он не  ерзал  на  стуле. Тристан держал Вильсу за руку и  что-то тихо
говорил  ей в самое ухо. По лицу Вильсы гуляла одинокая, грустная улыбка. Но
это по крайней мере была улыбка.  Камилла и Дэвид, в дальнем конце, смотрели
на  Нелл  в  ответ,  разглядывая  ее  и  Джона  так  же  спокойно,  как  она
разглядывала их. Возможно, одним из свойств модифицированной нервной системы
была  способность  сопротивляться  шокам,  которые  поражали  обычных людей.
Возможно также, что  эта  способность  могла  передаваться. Нелл чувствовала
себя очень даже неплохо.
     Она  переключила свое внимание  на ту  камеру, которая снимала  Сайруса
Мобилиуса и Свами Савачарью. Весь последний час Мобилиус говорил очень мало.
Во главе сцены, где Нелл привыкла видеть Солнечного Короля, его и  близко не
было. Однако когда Хильда Брандт вышла из комнаты, он начал оживать.
     --  Ну вот.  Очевидно, настало  время для  общей исповеди  и  публичных
откровений, -- обращенная к Сове  речь Мобилиуса  звучала  неформально, даже
небрежно. -- Все тайны должны быть раскрыты -- а вы  так  и не поведали мне,
как вы заключили, что мы с  Хильдой Брандт работали вместе. Не хотите ли это
обсудить? Или это остается конфиденциальной информацией?
     Краем  глаза Нелл заметила, как Тристан Морган подался вперед. Но у нее
не было времени его разглядывать, потому что Свами Савачарья уже отвечал.
     -- Вовсе не конфиденциальной. И я боюсь,  что  здесь  не было какого-то
глубокого прозрения -- всего лишь  довольно  примитивная логическая цепочка.
-- Нелл показалось, что на лице Совы впервые с тех пор, как он присоединился
к их группе у  Вентиля, появилась тень удовлетворения. Впрочем, продолжил он
вполне   серьезно:  --  После   нескольких  неудачных   заходов   я  наконец
идентифицировал  трех  детей с  "Океана",  которые  были найдены  в капсулах
жизнеобеспечения и спасены:  Джона Перри, Вильсы Шир и Камиллы Гамильтон.  И
эти  имена  невероятно  меня шокировали --  ибо я  узнал, что каждый из них,
теперь  уже взрослый, в настоящее  время  находится в системе Юпитера. Более
того,  каждый из  этих троих  недавно появился здесь впервые в жизни, причем
каждый прибыл из своего, совершенно отдельного местоположения.
     К тому  времени  я  также  предположил, что  все  трое  были  объектами
биологических  экспериментов   в   конце   Великой  войны.  Таким   образом,
естественно было заключить,  что кто-то еще,  за  целый год  до меня, прочел
сообщение,  содержавшееся в полетном самописце  "Океана" и  пришел  к тем же
самым именам.  Самой логичной персоной, которая  могла это  проделать, была,
разумеется, та самая, что занималась первоначальными экспериментами.
     Пока что  все очень  хорошо  и предельно  просто. Но я  пропустил  один
ключевой клочок информации:  кто? Кто  мог работать на  Мандрагоре  в  конце
войны и двадцать пять лет  спустя имел возможность доставить сюда всех троих
практически одновременно?
     У меня был один превосходный кандидат: вы.
     На  сей  раз  Сова  уже  откровенно  улыбнулся,  когда брови  Мобилиуса
удивленно приподнялись.
     -- Да-да, все верно. Сайрус Мобилиус, сам Солнечный Король. А кто  еще?
Обсудим факты. Молодым человеком лет двадцати с хвостиком вы были на Поясе в
конце  Великой войны. С тех пор  вы стали личностью, обладающей колоссальным
богатством  и влиянием, способной нажимать на любые тайные пружины на Земле.
Вы  могли добиться, чтобы Джона Перри послали на  Европу -- и  действительно
это сделали. Точно так же,  как вы переориентировали приоритеты  РСН,  после
чего  у  Камиллы  Гамильтон и Дэвида  Ламмермана практически  не  оставалось
другого  выбора,  кроме  как прибыть  сюда  и  работать  на вас. Аналогичным
образом вы привлекли в систему Юпитера и Вильсу Шир. Для этого потребовалось
всего   лишь  существенное  концертное  финансирование   вкупе   с   жирными
комиссионными за крупное новое произведение. У вас имелось достаточно денег,
чтобы  сделать  такое предложение,  от  которого невозможно отказаться.  Все
остальное уже было за ее агентом.
     А  затем  моя   прекрасная,  будто  бы   идеально   логичная  структура
рассыпалась на  куски. Потому  что, как выяснилось,  логичной  она вовсе  не
была.
     Если  вы  так  жаждали  увидеть  нынешнее  состояние  ваших   давнишних
экспериментов,  почему  было  не послать Камиллу  Гамильтон и  Вильсу Шир на
Землю, где уже находились вы сами и Джон Перри? Такой вариант безусловно был
проще  рандеву в  системе  Юпитера. Столь  же фатальными  для  моей гипотезы
оказались  добытые  мной  сведения  о том, что  у вас имелись  другие, более
прозаические  причины  для отправки  Джона  Перри на  Европу.  "Аборигенные"
европейские   формы   жизни,   которые   вы  там  разместили,   нуждались  в
разоблачении.   Следовало  доказать,  что   на  самом  деле  это  специально
сконструированные  формы  жизни,   импортированные  с  Земли,  и  тем  самым
уничтожить  всякую  оппозицию Европейскому  термоядерному  проекту.  Камилла
потребовалась  вам примерно для тех же самых целей --  чтобы продвигать ваши
планы европейского развития.
     И  наконец мой  друг  Морд нанес  уже  зашатавшейся  гипотезе  поистине
смертельный удар. Оказалось, вы работали бок о бок с Мордекаем Перельманом в
конце  войны,  лихорадочно  развивая  ваши  новые  термоядерные  идеи.  Морд
поклялся,  что   ни  над  какими   биологическими  проектами  на  Европе  вы
одновременно работать не могли.
     Таков  был конец. Прекрасная  теория, разрушенная грубыми  фактами. Но,
как  знает  каждый энтузиаст  Сети Головоломок, даже  неверные  теории могут
привести к новым  прозрениям.  У меня больше не  было конкретного имени, ибо
Сайрус Мобилиус  не подходил. Зато у  меня имелось конкретное место: Европа.
Все сходилось именно здесь. Даже Вильса Шир, по причине, для меня совершенно
не очевидной, прибыла на Европу.  А во всех европейских делах есть лишь одна
доминантная фигура. Я не смог обнаружить никаких  подозрительных элементов в
прошлом Хильды Брандт  --  думаю, она  преподала  нам всем  урок  образцовой
конспирации. Однако она  провела войну на Поясе и прибыла в систему  Юпитера
лишь  через  довольно долгое время после  того,  как  война закончилась. Она
также сделала  запрос о том,  чтобы  Джона  Перри направили  на  Европу  для
исследования предполагаемых аборигенных форм жизни.
     И  все  же  Хильда  Брандт  тоже  не  подходила.  Да,   у  нее  имелось
колоссальное  влияние  в системе Юпитера,  и  она  вполне  могла  заниматься
секретными   экспериментами  военного  времени  на   Поясе.  Если  так,  она
безусловно жаждала увидеть, какие результаты  через столь  долгое время дала
ее работа.  Однако,  в отличие от  власти  Сайруса Мобилиуса,  власть Хильды
Брандт не распространялась  на Внутреннюю  систему. Ей  не под силу  было бы
направить  сюда из центра  РСН  Камиллу Гамильтон.  Она также  не смогла  бы
гарантировать, что  сюда с Земли прибудет  именно Джон Перри, а  не какой-то
другой эксперт по погружаемым  аппаратам. Нипочем бы не смогла -- если бы ей
не оказали помощь.
     Наконец  все  кусочки  сложились.  Тут  было не  одно имя.  Два. И  два
человека,  каждый  из   которых  манипулировал   другим.   Ради   достижения
собственных целей оба они друг друга использовали.
     -- Мой  уважаемый  советник,  я  вами  разочарован,  -- Мобилиус  качал
головой. --  Мы с вами  двадцать лет исследовали разум друг друга. И  тем не
менее вы заподозрили, что я мог опуститься до убийства?
     --  Ничего подобного. Я  этого не делал.  Я чувствовал,  что худо-бедно
понимаю склад  ума Торквемады.  А  вот чего я практически  не знал,  так это
склада ума и природу  Хильды Брандт. И вам в ее отношении я тоже доверять не
мог. Не могла ли  она оказаться персоной, которая изучит свои  эксперименты,
оценит  их текущее  состояние,  а затем,  ради каких-то других своих  целей,
хладнокровно их уничтожит? Я не мог так рисковать.
     -- Вам  все же  следовало проконсультироваться со мной.  Хильда  Брандт
вовсе не такая персона. Однако, прежде чем уйти, она задала уместный вопрос:
"Что вы намерены по этому поводу предпринять?"
     -- Это вы о  прошлом Брандт и о  ее экспериментах?  Лично я  ничего  не
намерен по этому поводу предпринимать. Это не является ни моей прерогативой,
ни моей непосредственной заботой. А вот что они... -- Сова указал на  Вильсу
и остальных, --  решат для  себя  выбрать  --  это  уже  совсем другое дело.
Большинство событий, которые мы  обсуждаем, произошли четверть века назад, и
хотя  военные  преступления  срока  давности  не  имеют, интерес  к  военным
преступлениям такой  срок имеет определенно.  Есть  основания полагать,  что
данные конкретные  преступления попросту никогда не совершались. Сомневаюсь,
что кого-то за пределами  этой комнаты  хоть в малейшей  степени заботит то,
что двадцать пять лет тому назад произошло на Мандрагоре.
     Тут Сова повернулся к Нелл.
     -- Не так ли, мисс Коттер? Я не сомневаюсь,  что вы все записывали. Как
вы всегда это делаете. Но существует ли ко всему этому реальный общественный
интерес?
     "Интересно, знает ли он про субвокальный диктофон?" -- задумалась Нелл.
Затем она помотала головой и сумела избежать взгляда на свою скрытую камеру.
     --  Людей  интересует только  эффектное шоу, мистер Савачарья. Они бы с
удовольствием  посмотрели,  как  "мобиль"  вгрызается  в   Вентиль.  Еще  им
понравился бы  эпизод с подводным спасением. Но они даже за деньги не  стали
бы смотреть программу о преступлении двадцатипятилетней давности, которого к
тому же никто не совершал.
     -- А результаты экспериментов?
     -- Люди  нипочем не  поверят,  что в  Джоне  и  остальных  есть  что-то
особенное, если только они сами не смогут  это  увидеть. А они этого увидеть
не смогут. Аудитория видеопрограмм верит картинкам, а не заявлениям.
     -- Весьма разумная философия. Могу  только поаплодировать мудрости этой
аудитории.
     Сова  принялся с трудом подниматься из своего неудобного кресла.  Каким
бы  оно  ни  было  мягким, он  чувствовал,  как  ребра  узких  подлокотников
врезаются в его нежную плоть.
     -- Хильда Брандт была права. Это еще не  конец Вселенной, и  рассказ об
"Океане" снова уйдет в историю.  Но всеми нами из этого должен быть извлечен
урок.
     Сова  потер отчаянно  ноющую  задницу.  Он устал,  проголодался  и  уже
чувствовал, что  выражается  сверх  меры  важно  и  назидательно.  Пора было
отправляться домой. Он повернулся к Сайрусу Мобилиусу:
     --   Победители   и   проигравшие,   как  сказала  Хильда   Брандт.  Вы
манипулировали людьми  и событиями -- и выиграли  бой за развитие Европы. Но
все, святые и грешники, всегда преследуют свои личные цели, и цели эти редко
бывают  одинаковы  для  двух  человек  вне  зависимости  от того,  насколько
убедительно они  изображают  полное взаимопонимание и сотрудничество. Прежде
чем вы почувствуете глубокое  удовлетворение от вашей победы, вспомните, что
Хильда Брандт в свою очередь вами манипулировала -- к собственной выгоде. Вы
доставили к ней трех индивидов, которые были  ей позарез нужны, и  даже сами
того не поняли.
     Пора бы  нам  с вами  осознать, что  далеко  не  все  изворотливые  умы
Солнечной системы  без  конца крутятся в Сети  Головоломок.  В  определенном
смысле Хильда Брандт обставила нас обоих. На сей раз вы победили, но вряд ли
вы всегда будете побеждать.
     -- Но он не победил. -- Голос Вильсы Шир неожиданно ворвался в раздумья
Свами Савачарьи. И Сова  раздраженно на нее посмотрел. На  самом деле он еще
не закончил.
     --  Да,  не победил, -- Вильса  проигнорировала гневный  взор  Совы. --
Можем  мы показать их, Джон? Я знаю, нам следует дождаться подтверждения, но
это так важно.
     -- Ты хочешь, чтобы я дважды в  одну и ту  же  лужу сел?  Мне казалось,
одного такого позора на всю жизнь более чем достаточно. -- Тем не менее Джон
Перри встал,  подошел к станции обработки данных и внимательно ее изучил. --
Ладно. Кто-нибудь знает, как эта штука работает?
     -- Я знаю. -- Тристан Морган уже встал со стула. -- Дай мне. -- Он взял
у Джона блок хранения данных. -- Который сегмент?
     -- Он  там  всего  один.  Звук не  ищи  --  это  чистое  видео. -- Джон
повернулся лицом к остальным, пока Тристан вставлял блок. -- Страшно неохота
снова шею  подставлять. Поэтому я только скажу, что  эта запись была сделана
менее  трех суток тому назад, что вы будете наблюдать за  глубоким океанским
ложем Европы -- сто восемнадцать километров подо льдом -- и что  температура
окружающей среды составляет там девять градусов выше нуля.
     Свет  в  маленькой комнате  помутнел.  Экран  станции  обработки данных
вспыхнул  и  сразу  же  перешел  к  черно-белому,  низкоконтрастному  показу
типичного ультразвукового изображения. Датчик сканировал  все  океанское дно
начиная от далекого горизонта. Поначалу не было видно ничего, кроме обычного
ложа, сглаженного и смягченного за миллиарды лет слабым приливным движением.
     Тристан открыл было рот -- но прежде чем он успел сказать хоть слово, в
поле зрения  вдруг  возник  целый  ряд пилообразных  структур,  прямых,  как
проведенная  по  линейке  черта.  По  мере  равномерного спуска погружаемого
аппарата   появились   дальнейшие   детали;   каждая  борозда  меняла   свои
острогранные  очертания, оказываясь составным набором наподобие многослойных
вафель.
     -- А вот здесь мы добавили к  ультразвуку  видимые  длины волн. -- Джон
Перри, сам того не желая, все-таки комментировал.
     Стал виден плывун, движущийся впереди "Данаи". Картинка на экране стала
резче  и засияла ложными красками. Вдоль  края одной  из  "вафель"  появился
сверкающий ряд фасеточных бусинок.
     -- Просто кремниевые и ферритовые кристаллы, сказало бы большинство. Но
я хотел приглядеться получше. Теперь смотрите внимательнее, пока мы посылаем
туда плывун.
     Свободноплавающий  источник  света  оказался  менее  чем в полуметре от
одного из ребристых гребней.  Когда  он подобрался еще  ближе,  а луч набрал
интенсивность, гребень пришел в движение. Он  стал сплющиваться, уходя вниз,
лениво отстраняясь от назойливого света.
     -- Либо фотофобные, либо чувствительные к теплу. Это мы узнаем, когда у
нас появится  шанс исследовать содержимое трюма "Данаи". У нас там была куча
времени, и я положил  на хранение  парочку образцов.  Но даже без вдумчивого
анализа несколько догадок сделать несложно. Перед вами стабильная структура,
которая и чинит  себя, и воспроизводит. Если вы еще немного понаблюдаете, вы
увидите, что  происходит  на  краях  этих  вафель.  Данные  структуры  также
действуют  при  более  высоких  температурах,  чем  температура  окружающего
морского дна, и для этого они используют химическую энергию. Вы  уже видели,
как они избегают раздражителей, которые могут причинить им вред.
     Тристан оставался рядом  с блоком данных, а потому чуть ли не  втыкался
носом в экран.
     -- Эти существа живые.
     --  Если соглашаться  с  большинством  определений живого. Эти  борозды
действуют  как   живые   существа,   которым  вообще  предполагается   иметь
способность   действовать.  Похоже,   они   даже   эволюционируют   по  мере
распространения. Но  меня  уже один раз надули. Хорошенького понемножку.  На
сей раз я не скажу ничего лишнего, пока не буду абсолютно уверен.
     "Но Джон уверен, --  подумала  Нелл. --  Он просто не хочет публично об
этом  заявлять. -- Она взглянула на  Сайруса Мобилиуса. -- И он тоже уверен.
Люди  добрые,  вы только на его  лицо посмотрите! Победители  и проигравшие.
Солнечный  Король снова взял себя под жесткий контроль и точно знает, что он
не победил.  Это настоящие  аборигенные  формы жизни. С  ними Европа надежно
защищена. Она еще долгое время не будет развиваться".
     --  Откуда ты знаешь, что эти существа тоже не были привезены с Земли и
не помещены  туда?  -- Тристан по-прежнему, отчаянно щурясь,  вглядывался  в
экран.
     --  Потому  что, в отличие от  всех  живых существ  на  Земле,  они  не
основаны на  ДНК. Это непериодические кристаллические структуры из различных
глин --  и  тем не  менее  они способны  к воспроизводству. Мы долгое  время
задумывались о возможности  существования такой разновидности живых существ.
Кейрнс-Смит предложил эту идею более столетия назад,  но теперь мы впервые с
такими существами столкнулись.
     --  Но  все же не могли  они  быть  сделаны  искусственно, подобно  тем
первым, которых ты обнаружил и объявил аборигенными для Европы?
     Джон скорчил гримасу.
     -- Лучше не напоминай. Но я уверен, что  это  не конструкции. Даже если
подобный фокус  можно  было бы  провернуть  --  а  я не сомневаюсь, что  это
невозможно, -- это не имело бы никакого смысла. Мы с Вильсой навестили такое
место на дне  Европейского океана, где раньше никто не бывал.  Туда пока что
никто и  не  собирался отправляться. Так какой смысл помещать этих существ в
такое место, где шансов на их обнаружение не будет еще многие десятилетия?
     Сайрус Мобилиус внезапно встал.
     -- Полностью переигран --  самой  Природой.  Победители и  проигравшие,
говорите? Будь оно  все проклято.  Кажется, это  Маргарет Фуллер сказала: "Я
мирюсь со Вселенной"? Ну что ж, я тоже мирюсь.
     Нелл взглянула  на него  и  подивилась жизнеспособности этого человека.
Легко верилось, что Сайрус Мобилиус от природы был  наделен той  потрясающей
нервной системой, над созданием которой работала Хильда Брандт. За прошедший
час  он  увидел, как  годы  кропотливого планирования наконец-то  дают  свои
плоды, а потом, за какие-то несколько минут, все его планы были разрушены --
причем  тем самым человеком, которого он привлек на Европу, чтобы помочь ему
победить.
     И все-таки Мобилиус  уже восстанавливался. На  его лице не было заметно
никаких  признаков  поражения  или  смирения.  Подобно Хильде Брандт, он мог
пройти бесконечные потрясения и опять выйти на очередной круг.
     --  Полагаю,  нам  следует заключить,  что  Европейскому  термоядерному
проекту  теперь  придется подождать,  --  бодро продолжил  Мобилиус.  -- Это
прежде  всего  касается  тебя,  Камилла. И тебя, Дэвид,  тоже. Разумеется, я
надеюсь,  что вы оба будете продолжать работать со  мной. Но если  вы хотите
занять другие позиции...
     -- Я хочу вернуться обратно в центр РСН, -- выпалила Камилла. --  Хочу,
чтобы вы это организовали и предоставили мне время для наблюдений.
     Она  тут же  заметила, что  Мобилиус  удивился, а Дэвиду стало  больно.
Вообще-то Камилла  тоже была к этому  не готова, но Мобилиус сам сказал, что
настало время для откровений. Если Джон Перри все-таки решил высунуться, она
вполне могла от него не отставать.
     -- Все  дело в данных, полученных от моего  эксперимента в РСН -- того,
который я оставила в фоновом режиме, когда мы отправились в систему Юпитера.
Результаты начали приходить  как  раз перед тем, как  я покинула "Абаку". Но
поначалу я не могла  их  понять, и у меня не было моих компьютерных моделей.
Теперь, после истории с  Вентилем  и "мобилем",  эти модели, кажется, уже не
так для меня важны. По-моему, я знаю, что я там вижу,  пусть даже у меня нет
моего  компьютера,  чтобы это  подтвердить.  Но мне  по-прежнему нужны самые
лучшие изображения, какие только может дать РСН... потому что если  я права,
то  в  семи  миллиардах световых  лет отсюда,  на  полпути  до  бесконечного
красного  сдвига,  существует  гладкая, термоизлучающая поверхность размером
больше галактики.
     Ее слова не оказали на Сайруса Мобилиуса никакого эффекта. Камилла ясно
это видела. Зато они определенно произвели сильнейший эффект на Дэвида.
     --  Боже  мой!  Стэплдон!   Ты  думаешь,  что   увидела  доказательство
существования  конструкции Стэплдона-Дайсона?  -- Он повернулся к Мобилиусу:
--   Камилла   говорит,   что  РСН  зафиксировала   искусственную  структуру
чудовищного размера, окружающую целую галактику, чтобы поглощать ее энергию.
Это может означать только разумную цивилизацию.
     От Мобилиуса опять никакой бурной реакции не последовало.
     --  Семь миллиардов  световых лет, --  медленно  протянул  он. -- Стало
быть, что бы  ты там  ни  увидела, это происходило  семь миллиардов лет тому
назад.  Еще до возникновения Солнечной системы. Если  эта штука была, теперь
ее, скорее всего,  уже давным-давно  там нет. Возможно, я что-то упускаю, но
это определенно не  потрясает меня как нечто значительное -- по  сравнению с
модификацией Европейского океана или отправкой Тристана на "Звездном семени"
для  исследования  облака  Оорта.  --  Тут  Солнечный  Король взял  паузу  и
продолжил  только  после  того, как  Сова  подстегнул  его  заинтересованным
покашливанием. -- Хотя, может  статься,  я ошибаюсь. Ты,  Дэвид,  смыслишь в
этом больше  меня. И я  доверяю твоему суждению.  Если ты  скажешь  мне, что
хочешь уехать и отправиться в центр  РСН вместе  с Камиллой, а  там подробно
исследовать то, что она обнаружила... я найду способ это организовать.
     Камера  Нелл  должна  была  зафиксировать неуверенность на  лице Дэвида
Ламмермана, поскольку сама  Нелл ее подметила.  Дэвид внимательно смотрел на
Камиллу Гамильтон -- похоже,  в  вопросительном ожидании. Как бы  спрашивая:
"Все в  порядке?" Наконец  Камилла едва заметно кивнула, и Дэвид  повернулся
лицом к Сайрусу Мобилиусу.
     -- Я  действительно считаю,  что  открытие  Камиллы имеет  колоссальную
важность, -- тихо сказал он. -- Ей немедленно следует предоставить доступ  в
центр РСН, а также максимально возможное время для наблюдений. И я тоже хочу
вернуться в центр РСН, чтобы работать вместе с ней. Но не так сразу. А прямо
сейчас, если ты не против... -- тут Дэвид посмотрел Мобилиусу прямо в глаза,
-- думаю, мне настало время приступить к изучению семейного бизнеса.
     Камера по-прежнему  работала. И  Нелл наконец-то  получила  собственный
опыт взаимосвязи "победители-проигравшие". Она была главной победительницей,
ибо в  первый  и единственный  раз в  ее  жизни камера Нелл зафиксировала на
пленке саму душу Сайруса Мобилиуса.
     Но она также была  проигравшей и вшивым репортером. Ибо Нелл совершенно
точно знала, что никогда эту пленку не использует.





     Дома. Наконец-то.
     Свами  Савачарья открыл дверь  и поплелся по Совиной  Пещере,  подбирая
старое,   обезвреженное  оружие,  открывая   крошечные  пустые   ящички  для
мультимегатонных бомб, шурша всевозможными документами и в то же самое время
наслаждаясь детально продуманным беспорядком.
     Коммуникационный блок буквально ломился от  сообщений, жужжа и чирикая,
пока Сова  продвигался  по  своей  пещере. Наконец добрался он  и до  блока.
Полдюжины проблем  и  решений  от  членов  Сети Головоломок; четыре  сигнала
"позвоните мне"  от  Магрит  Кнудсен,  один  от Морда,  которому  электронно
зачесалось узнать, что стряслось; а  также  пять сообщений с пометкой "ответ
не требуется" от сотрудников отдела расписаний Пассажирского транспорта.
     Уже направляясь к кухне,  Сова нахмурился при виде  последней прибывшей
на экран строчки: "Вы  сделали это! Сегодня Европа, завтра звезды!" У порога
кухни он  помедлил. Всю обратную  дорогу от  Европы до Ганимеда  Сова обещал
себе пятилитровый  сырный фондю, приготовленный в специальном горшке. Однако
в его отсутствие Совиная Пещера  претерпела чье-то вторжение.  Всю  кухонную
рабочую поверхность  занимал  длинный, роскошно украшенный торт, на  котором
красным  марципаном было  выложено  приветствие:  "Добро  пожаловать  домой,
Великая Сова".
     Свами Савачарья нагнулся  и принюхался. Аромат казался приятным, хотя и
не  вполне  правильным.  Тогда  он  отрезал  кусочек,  кинул  его  в  рот  и
пересмотрел  свое  мнение. Торт  был  просто отвратителен: жирный, вязкий  и
сладкий до умопомрачения.
     Сова отнес торт  к блоку переработки.  Но в тот самый момент,  когда он
водрузил  его на край желоба, жуткая усталость снова охватила все его тело с
головы до ног. После будоражащих  разговоров и эмоций на  "Горе Арарат" Сова
всю  обратную дорогу ни  на секунду не мог заснуть. И теперь у  него не было
сил прочитать сообщения, позвонить Магрит  Кнудсен или поболтать с Мордом. У
него даже не было сил поесть. Все это могло подождать до завтра.
     Отчаянно зевая, потирая  свое  гладкое  смуглое  брюхо  и прямо по пути
срывая  с  себя  одежду,  Свами Савачарья  направился к  громадной  кровати.
Шелковые простыни были мягкими и холодными.  Еще чудеснее, чем он их все это
время помнил.  Он поднял верхнюю простыню, просунул туда свою  голую тушу  и
попытался вытянуть ноги.
     Пройдя около  метра,  ноги  застряли  и  дальше  уже ни  на  микрон  не
продвинулись. Ровно на полпути по кровати кто-то завернул простыни наверх.
     Ярроу  Гобель. Теперь  уже двенадцатилетний,  с  типично  подростковыми
понятиями  о смешном. Сова  вздохнул,  опять  выбрался  на пол  и  терпеливо
перестелил постель.
     Затем  он  снова  туда  залез  и   закрыл  глаза.   Усталость  казалась
чудовищной. Но даже теперь, совершенно невероятным образом, когда все заботы
ушли, и Свами Савачарья снова  оказался в уютных  недрах Совиной Пещеры, сон
по-прежнему  не  приходил.  Сова  открыл  глаза,  поморгал  и  уставился  на
зернистый потолок. В чем же была проблема?
     Она   определенно   не  имела  отношения  к   событиям  в   передвижной
лаборатории, хотя Сова и не на шутку пострадал, допустив позорную ошибку.
     Возникла ли эта  проблема потом, на  базе  "Гора  Арарат"? Когда  перед
изумленными глазами Совы, непосредственно в реальном времени, образовывались
и пускали корни  различные  пары и тройки? Сайрус Мобилиус и Тристан Морган,
нащупывающие путь  к  использованию  "мобилей" в  проекте "Звездное семя"  с
Дэвидом Ламмерманом  в  качестве одобренного посредника. Дэвид  Ламмерман, с
благословения  Камиллы  и  при  активной ее  поддержке вырабатывающий  новые
взаимоотношения  сына  с  отцом.  И Тристан  Морган,  большая  часть  разума
которого оставалась неразрывно  связана с Вильсой Шир -- пока она, Камилла и
Джон Перри ломали голову  над структурой их собственных взаимоотношений. Они
могли  делать совершенно отдельные карьеры, но им  всегда  предстояло делить
уникальное наследство. Вполне естественно,  что они  были просто  заворожены
друг другом, а  также Хильдой Брандт.  То,  что она  проделала,  их, похоже,
нисколько не возмущало. Для детей, которые никогда не знали своих родителей,
она, пожалуй, была ближе всего к матери.
     И наконец сама Хильда Брандт.  Даже окончательно  уверившись, что формы
жизни в Европейском океане  являются синтетическими, она не смирилась с тем,
что  Европа должна  потерять свой статус  ограниченного  доступа.  Теперь же
Брандт  могла ее  защитить, причем с  куда  лучшими шансами  на  успех,  чем
когда-либо раньше.
     Если не считать того, что Сайрус Мобилиус тоже  так просто сдаваться не
собирался.  Еще   предстояло  состояться  гигантской  битве  за  Европейский
термоядерный проект, которая будет вестись на всех  общественных и приватных
уровнях науки, политики и надувательства. И кто в этой битве победит, Брандт
или Мобилиус... вот где была настоящая  проблема,  достойная  лучших умов  в
Сети Головоломок.
     Впрочем,  Свами Савачарьи эта проблема не касалась.  Его  мучила забота
гораздо более личная.
     Сова  опять устало выбрался  из постели и  потопал  к коммуникационному
блоку. Входящие  сообщения членов Сети Головоломок он проигнорировал, но все
остальные  прочел. Ни одно из них не имело ни малейшего  отношения к работе.
Там  были только  расспросы  о  его  путешествии на  Европу  и объявления  о
грядущих собраниях -- но собраниях общественных, а не профессиональных.
     Сова вернулся  в  постель. Люди неверно истолковали его  путешествие на
Европу.  Похоже, они полагали, что это указывало на полную перемену личности
Свами  Савачарьи.  Сова  знал,  чего  они  добиваются.  Им  хотелось увидеть
вывеску,  которая  в  их  собственных  искаженных  понятиях  читалась бы как
"Счастливый Конец".
     Разумеется, они ошибались. Жизнь порядком отличалась от видеошоу. И все
же, быть может, вовсе не это было подлинным сообщением...
     Свами Савачарья закрыл глаза. Но он не мог закрыть своих ушей  и своего
разума.  Вокруг  Совиной Пещеры, абсолютно  во  всех направлениях, все недра
Ганимеда  буквально пульсировали  активностью. Деловитые, как  термиты, люди
бурили,  строили,  бегали,  извлекали и  таскали;  многие их  тысячи,  вечно
бодрствующие, без конца повсюду толпились. Сова вообразил себе, что и впрямь
может их слышать.
     И все могло стать  только хуже. Население Ганимеда  росло. Эта перемена
особенно  бросалась  в  глаза в транспортных  отчетах,  где  с  каждым годом
появлялось все больше и больше полетов. Все более крупные корабли перевозили
все  большее  число  пассажиров  и  все  более тяжелые  грузы. Чем  все  это
закончится?  Сколько  еще Ганимед, представляя  собой  естественный  узловой
пункт  между  Внутренней  и  Внешней системой, будет  стонать  под  тяжестью
слишком многих людей -- как Земля перед Великой войной?
     Сова снова открыл глаза. Путешествие наружу из Совиной Пещеры позволило
ему  рельефно увидеть проблему. Возможно,  оно также обеспечило решение этой
проблемы -- единственное решение, какое он только мог  себе  представить. По
крайней мере, в пределах всей Солнечной системы.
     Сова  в  самый  последний  раз  выбрался  из  постели   и  вернулся   к
коммуникационному блоку.
     --  Морд,  --  Свами  Савачарья  обратился к  скептической  физиономии,
которая в конце концов появилась перед ним на экране. Решение было  принято.
Сова  хотел сделать  ставку  на Хильду Брандт. --  Что  вы  думаете об  идее
долгосрочного переселения на Европу?




     Четверть  столетия:  сотня  крупных  радиационных   бурь  и  случайного
бушевания солнечных  ветров; с  полдюжины  проходов  сквозь  сумятицу  Пояса
астероидов.  Первоначальные  орбиты   оказались  так  скручены,  изогнуты  и
исковерканы, что никакой анализ весь этот хаос уже отследить не мог.
     Первый  год: после того, как пределы  нормального  выживания  оказались
достигнуты и пройдены, процесс перешел ко  второй стадии.  Началась обратная
дифференциация тканей. Руки и ноги исчезли; внутренние органы модифицировали
свои  функции.  Сердца,  печени  и легкие  атрофировались, а  маленькие тела
сжались и округлились, образуя гладкие, безликие организмы яйцевидной формы.
     Пять лет: внутри  капсул  установилась  температура жидкого  азота. Все
жизненные  функции младенцев давным-давно замедлились и остановились.  Мозги
стали  твердыми  кристаллическими  матрицами,  по  замерзшим  сетям  которых
подобно тревожным снам проскакивали минимальные сигналы.
     Десятилетия: конец Великой войны стал далекой историей, но младенцам не
суждено  было  умереть.  Время  и  выживание  потеряли  всякий смысл.  Стало
совершенно  несущественно,  обнаружат  их  сегодня,  завтра  или  в  далеком
будущем.
     В  конце  концов  шесть   капсул   сошлись   поблизости  от  места   их
первоначального  появления  в  космосе,  снова  выплывая из чуждых небес  на
оживленные коммерческие  маршруты.  Со своей позиции высоко  над  эклиптикой
наблюдательный  модуль  широкого охвата на  мгновение коснулся потенциальных
угроз  для  навигации  своим  призрачным  бледно-лиловым  лучом.  Затем  луч
двинулся было дальше, но через полминуты он озадаченно метнулся назад, чтобы
еще раз проверить находку.
     Закованные  в  ледяные  коконы,  младенцы  ожидали. Время  тянулось все
дальше -- к часу их второго рождения.


Популярность: 31, Last-modified: Tue, 11 Oct 2005 19:27:53 GMT